Шмелев Иван Сергеевич
Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной. Неизвестные редакции произведений

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Том 3


  
  

И. С. Шмелев

  

Переписка с О. А. Бредиус-Субботиной.

Неизвестные редакции произведений

  
   И. С. Шмелев. Переписка с О. А. Бредиус-Субботиной.
   Неизвестные редакции произведений. Т. 3 (дополнительный).
   Ч. 1 / Предисловие, подготовка текста и комментарий:
   А. А. Голубковой, О. В. Лексиной, С. А. Мартьяновой, Л. В. Хачатурян. --
   М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОС-СПЭШ. 2005)
   OCR Ловецкая Т. Ю.
  

Содержание

   "Труднейшее из искусств..." О. В. Лексина, Л. В. Хачатурян.
  
   От составителей
  
   Письма
  
   Приложения
        Куликово Поле
        Михайлов день
  
   Примечания
  
   Именной указатель
  
  

"Труднейшее из искусств..."

  
   О творчестве Ивана Сергеевича Шмелева написаны монографии, сборники статей, составлены библиографии {Шаховской Д. А. И. С. Шмелев: Библиография. Paris, 1980; Сорокина О. Н. Библиография // Сорокина О. Н. Московиана: Жизнь и творчество Ивана Шмелева. М., 2000. С. 353--404.}. Это немало, если понимать под творчеством не процесс создания, а только его результат -- окончательный вариант произведения, оптимальный текст. Но если представить себе работу писателя как непрерывное движение, начинающееся задолго до появления первого варианта текста и не останавливающееся даже после его публикации, то об этом мы не знаем почти ничего. Почти ничего, потому что дневниковые записи, редакции, черновые варианты и большая часть литературной переписки не изданы (собственно -- и не известны) и представляют собой темную подводную часть айсберга, "сверкающей вершине" которого посвящено столько литературоведческих работ. С этой точки зрения переписка с О. А. Бредиус-Субботиной, вольно или невольно, переносит вопрос о творчестве Шмелева в несколько иную плоскость: письма представляют жизнь писателя как создание текста, фиксируя замысел (упоминание о нем еще "случайно"), его развитие и изломы, переплетение с "обстоятельствами жизни", и наконец, передают нам черновые редакции -- ступеньки, по которым автор шел к своим книгам.
   Немалую роль сыграла здесь и личность его корреспондентки. В течение переписки, длившейся двенадцать лет, их отношения прошли несколько стадий: писателя и читательницы, писателя и его любимой, писателя и ученика, и, в завершение, -- писателя и критика. В зависимости от того, к "какой" Ольге Субботиной обращался Шмелев, он наполнял письма лирикой и шуточными четверостишьями, детальным разбором классики и своих произведений, творческими планами, полемикой, иногда очень и очень резкой.
   Первое произведение, отправленное И. С. Шмелевым О. А. Бредиус-Субботиной, -- очерк "Свете тихий", было, скорее, завуалированным признанием. Тогда, летом--осенью 1941 г., Шмелев видит в ней героиню своих книг, будущих и, как ни парадоксально, уже написанных. Героиню "Путей небесных".
   В июне 1936 г., после смерти жены, И. С. Шмелев прекращает работу над второй книгой "Путей" и безуспешно пытается найти "новую" героиню -- центральный образ, к которому сходятся все сюжетные линии произведения. Осенью 1941 г. он возвращается к работе. Шмелев отправляет О. А. Бредиус-Субботиной планы романа, фрагменты глав, зарисовки. "Я написал тебя, тебя не зная, написал женщину-дитя, просветленную небесным светом, сквозящую этим светом, -- и -- все же, повинную греху, страстям... и -- нетленную. Да, я счастлив, что предвосхитил тебя... нашел намек на тебя... и -- нашел настоящую Тебя <...> Да, Дари осложнилась. Во мне. Она теперь живет во мне живою, полною несказанной прелести!" {}
   В декабре 1941 г. -- январе 1942 г. Шмелев создает для О. А. Бредиус-Субботиной очерк "История одной души", полностью завершенное произведение, не вошедшее ни в один из сборников писателя. Параллельно она посылает ему автобиографическую "Повесть жизни". Первая часть -- описание детства -- представляет ее как начинающую писательницу, чей художественный мир созвучен самому Шмелеву. С этого момента он начинает раскрывать О. А. Бредиус-Субботиной секреты писательского мастерства. "Творчество словом -- труднейшее из искусств. Большие поэты начинали рифмой... и, зрея, чувствовали, что мало свободы, переходили к ритму... прозой! Да, свободы больше, но... слово -- тончайший из предателей. С ним -- осмотрительно! В свободе можно разнуздаться. Не всегда "слово-ритм" удавалось Пушкину. Гоголю -- удалось, почти. Лермонтову тоже, лучший образец его -- "Тамань"", это еще Чехов отмечал {... это еще Чехов отмечал. -- в письме Я. П. Полонскому от 18 января 1888 г. А. П. Чехов отмечает, что "Тамань" доказывает "тесное родство сочного русского стиха с изящной прозой" (Чехов А. П. Письма. Т. 2: 1887 -- сент. 1888. М., 1975. С. 177). Из письма И. С. Шмелева к О. А. Бредиус-Субботиной от 22 января 1942 г. (РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 12. Л. 20--21).}. Шмелеву стало удаваться во второй половине творчества. Он познал тайну, многие ее оттенки..." {РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 41. Л. 38--41. Письмо, машинопись.} В 1942--1943 гг. Шмелев перепечатывает для нее, одновременно объясняя и исправляя, рассказ "Куликово поле" и главы романа "Лето Господне". Незначительная, на первый взгляд, правка возвращает Шмелева к более серьезной работе над этими произведениями.
   В январе 1943 г. писатель завершает главу "Именины" и переписывает первую часть, правя и дополняя ее. В это же время (ноябрь 1942 -- январь 1943) он работает над главой "Михайлов день". Несмотря на почти одновременную правку и той, и другой главы, значимость исправлений в "Михайловом дне" и в "Именинах" далеко не равноценна. Если в "Именинах" мы встречаемся в основном с немногочисленной стилистической правкой, то переработку "Михайлова дня" с полным правом можно назвать новой редакцией.
  

* * *

  
   В январе 1935 г. в "Возрождении" появился очерк "День ангела" (первоначальное название главы "Михайлов день" -- О. Л., Л. X.) {Смена жанра была характерной чертой переработки И. С. Шмелевым своих произведений. "Михайлов день", написанный как очерк (И. С. Шмелев называет его также рассказом), позднее стал главой романа "Лето Господне".}, который открыл собой цикл рассказов, впоследствии составивших вторую часть романа "Лето Господне". Рассказ писался "через силу" -- несмотря на болезнь и недомогание, тяжелое материальное положение вынуждало писателя много работать. 19 января 1935 г. Шмелев писал об этом И. А. Ильину: "Как вы нашли "День ангела", писанный мною уже с головной болью, перед болезнью, почти в болезни. Мучился очень, что не сведу концов, что не выйдет у меня рассказа. Т. е. -- все знал, а сил уж не было... поставить посл<еднюю> точку. А надо было по обещанию посылать к празд<ничным> NoNo. Наконец как-то сомкнул" {Ильин И. А. Собр. соч.: Переписка двух Иванов. М., 2000. Т. 2. С. 12,13.}. Помимо физического недомогания, не позволившего писателю в полной мере проработать текст рассказа для первой публикации, сама идея "Лета Господня" как цикла очерков о православных праздниках, ""очерков" -- русского благочестия" {Там же. С. 12.} -- подразумевала определенный стиль повествования. В редакции 1935 г. он выглядит как воспоминание, "оглядка" пожилого человека на свое детство.
   Перерыв между работой над второй и третьей частью романа был длительным -- последний раз Шмелев возвращался к тексту в декабре 1939 г., когда была написана глава "Рождество". В июне 1942 г. Шмелев сообщает Ольге Бредиус-Субботиной о своем желании продолжать роман. Чтобы настроиться на работу, почувствовать "живой пульс" произведения, он перечитывал уже написанные главы. Его внимание привлек "Михайлов день": "Ах, как я дал "зима стала" -- в очерке "Лета Господня" -- "Михайлов день"! (Именины Горкина!) Нигде так не давал зиму! Читала? Хочешь -- перепишу для тебя?" {См. с. 526 в данном издании.}
   Переписывая главу для Ольги Бредиус-Субботиной, И. С. Шмелев перерабатывает ее, создавая, по сути, новую редакцию. Основной акцент правки направлен на смену рассказчика в произведении. Теперь это уже не пожилой человек, вспоминающий свое детство, а маленький мальчик, с которым все происходит "здесь и сейчас": и праздники, и радости, и скорби. Временное пространство главы перемещается из прошедшего в настоящее. Писатель снимает фрагмент, превращающий рассказ мальчика в воспоминания старика: "Где вы, спутники детских лет? Сколько любви я видел и в нашем старом, милом, простом дворе с покривившимися сараями! сколько корявых рук нежно меня ласкали, вытирали слезинки жестким, мозолистым пальцем... Ангелы охраняли вас, неотрывно ходили за вами, с вами... Пропали Ангелы?" {См. с. 712 в данном издании.} Подобную правку мы встретим и в главе "Именины". Здесь вычеркнуто: "Это был наш последний парадный ужин. Но тогда и не думалось: папашеньке и сорока лет не было тогда" {РГАЛИ. Ф. 1198. Он. 3. Ед. хр. 24. Л. 22 об.}.
   С этой правкой связана стилизация повествования под речь ребенка (речь, в которой большинство слов воспроизводится маленьким Ваней со слуха), где много заимствований из народного языка, ведь основной его собеседник -- плотник Горкин. Так, правильные названия -- иорданский, иерусалимский, Гефсиманский, -- заменены на "разговорный" вариант: ерданский, ерусалимский, Ефсиманский.
   Перепечатывая очерк, Шмелев значительно увеличивает его. Он сообщает об этом О. А. Бредиус-Субботиной 22 января 1943 г.: "Этот рассказ расширен, -- в думах и сердце с тобой, -- может быть на 20--25%". В редакции 1942 г. появляются пространные описания: фруктового сада, катка в зоологическом саду, лужи во дворе дома и т. д. {Интересны кулинарные описания, добавленные им в сцену встречи Горкина с Василием Косым. В это же время (конец 1942 г.) И. С. Шмелевым написан рассказ "Рождество в Москве", весь представляющий собой описания еды в раблезианском стиле. Такие кулинарные "излияния" были вызваны постоянным недоеданием в условиях оккупированного Парижа зимой 1942--1943 г., доводившим писателя до "голодных галлюцинаций". При подготовке романа к публикации (1947) описание из главы "Михайлов день" снято Шмелевым.} Однако объем рассказа увеличивается не за счет добавления развернутых описаний, а использованием новых эпитетов, придающих большую выразительность уже найденным образам. В целом редакция 1942 г. по глубине и яркости языка близка к окончательному варианту "Михайлова дня" (издание 1948 г.).
   Предложение И. С. Шмелева переписать "Михайлов день" совпало с сообщением О. А. Бредиус-Субботиной о выздоровлении. "Необъяснимая" болезнь, то уходившая, то возвращавшаяся, становится постоянной темой их писем. Болезнь была настолько странной, что ни один из докторов не смог дать исчерпывающего заключения и предложить действенный метод лечения. "Избавление" от недуга пришлось на день, близкий к дню архангела Михаила, и Шмелев, увидевший в этом мистический смысл, посвятил главу О. А. Бредиус-Субботиной. "Олюнке пошлю мой "ангельский" дар, -- ангелу моему далекому! <...> Это тебе мой братский поцелуй, на выздоровление" {Из письма И. С. Шмелева от 30 ноября 1942 г. (с. 551 в данном издании).}. Именно тогда он окончательно изменил первоначальное название -- "День ангела" на "Михайлов день".
   С августа 1943 г. писатель втягивается в работу над последней частью "Лета Господня". Автор планировал закончить роман смертью отца. Оставалась ненаписанной третья, трагическая часть произведения -- описание болезни отца и его смерти.
   Роман разрастался на глазах. Первоначально, к уже написанным 15 главам второй части, Шмелев планировал добавить еще 3--4 -- "болезнь, кончина отца, похороны, поминки". Однако уже в середине августа 1943 г., после того как была написана первая глава, ему стало ясно, что до конца романа еще далеко: "Вижу, что помимо пугливого хотенья-воли моих приходится давать болезнь отца очень медленно разворачивающейся, как это и было... -- опасения, надежды, опасения, улучшение, ухудшение... -- и все нужно -- ибо во всем этом проявляются души окружающих" {Из письма И. С. Шмелева от 22 августа 1943 г.}. Почти вся третья часть романа была написана И. С. Шмелевым на одном дыхании: с 19 по 22 августа -- глава "Святая радость", к 25 августа -- "Живая вода", к 5 сентября -- "Москва".
   3 сентября 1943 г. Париж подвергся налету англо-американских самолетов. Бомба задела и дом, в котором снимал квартиру Шмелев. Сам писатель почти не пострадал, но у него на глазах был разрушен соседний дом, и погибла молодая женщина с ребенком нескольких дней от роду. Бессмысленная гибель произвела сильное впечатление на Шмелева. Постоянно размышляя о случившемся, он приходит к переосмыслению целей "Лета Господня". В романе появляется мысль о необходимости Божьего предопределения, каким бы жестоким оно ни казалось людям. Программной в реализации этой мысли становится глава "Серебряный сундучок", первая написанная после бомбардировки (с 11 по 13 сентября). И. С. Шмелев вводит в нее случай, рассказанный старым богомольцем о "милосердии ко праведной кончине" {Шмелев И. С. Собр. соч.: В 5 т. М. 2000. Т. 4. С. 345,346. Показательно, что свою историю старик рассказывает в ответ на вопрос маленького Вани: "что, выздоровеет папашенька?".}.
   К октябрю 1943 г. осталось написать наиболее сложные главы -- о смерти и похоронах отца. Главу "Кончина" Шмелев писал долго: начатая в первых числах октября, она была завершена только к концу ноября. Свою роль сыграло и решение включить в роман главу о соборовании отца, которую Шмелев писал одновременно с "Кончиной". Переживания мешают автору воспринимать роман только как художественное произведение. В конце декабря 1943 г. он писал О. А. Бредиус-Субботиной: "Кажется, на последней главе "Кончина" и закончу "Лето Господне". Не буду писать "Похороны", -- тяжело, не могу!" {Из письма И. С. Шмелева от 31 декабря 1943 г.} Однако, в январе 1944 г. он пересиливает себя и пишет главу, заканчивая ей роман.
   Первоначально писатель планировал назвать все произведение "Лето Господне. Праздники", что вызвало критику И. А. Ильина: "Обе части "Лета Господня" {И. А. Ильин подразумевает под второй частью две заключительные части романа: вторую ("Радости") и третью ("Скорби"), деление на которые произошло позже.} написаны различными актами и поэтому предоставляют из себя два отдельные произведения, требующие различных заглавий. Первая часть есть художественное созерцание религиозного бытия России, скрытого за повседневным бытием. Вторая часть есть излияние сыновнего сердца, взволнованного и потрясенного любовью к отцу в его жизни и в его смерти" {Из письма И. А. Ильина от 27 ноября 1946 г. (Переписка двух Иванов. Т. 2. С. 506).}. Под воздействием мнения философа планы Шмелева изменились. В ответе на критику И. С. Шмелев упоминает: "Добавлю к подзаголовку "Праздники" -- подзаголовок "Будни"" {Там же. С. 512.}. В начале 1947 г., при подготовке романа к публикации, писатель делит его на три части: "Праздники", "Радости", "Скорби".
   Критику Ильина вызвал и художественный аспект романа. В конце 1946 г. он писал Шмелеву: "Вторая часть -- чувствует сама и потому несколько перегружает читателя и эмоционально "деспотирует" над ним. <...> Восхищающее не должно подаваться с нарочитою настойчивостью. <...> Когда Горкин или Ванятка говорят "папашенька", это художественно верно. Но когда это идет от авторского лица, то это художественно чрезмерно" {Там же. С. 506.}. Критика Ильина произвела на Шмелева сильное впечатление, и текст романа был подвергнут доработке. В результате правки он становится более сдержанным, маленький Ваня "взрослеет". В большинстве случаев детское "папашенька" заменено на более строгое "отец", значительно сокращены или удалены размышления Вани о том, что окружающие не могут понять величину и непоправимость происходящего, которое для него есть нарушение всеобъемлющей любви Божией.
   Ко времени отдельного издания романа (1948) текст неоднократно дорабатывался автором: в 1946 году, для пересылки последних глав И. А. Ильину, в 1947 -- при подготовке текста к изданию. Но, единожды сложившись, замысел романа не изменялся. Последний штрих -- мысль 1943 г. о Божественном предопределении, -- завершает картину: отдельные фрагменты идеально сложились в единое целое. Как будто чувствуя, что лучше того, что уже создано, ему не написать, Шмелев в 1946--1947 гг. вносит лишь небольшую стилистическую правку, не затрагивающую структуру романа. После издания 1948 г. автор больше не возвращается к работе над ним. Теперь его мысли занимает "Куликово поле".
  

* * *

  
   "Куликово поле", пожалуй, одно из самых спорных произведений И. С. Шмелева. До сих пор существуют различные точки зрения относительно его жанровой принадлежности {Так, следуя авторскому подзаголовку ("Рассказ следователя"), В. Т. Захарова определяет это произведение как рассказ (Захарова В. Т. Православная Истина в художественном осмыслении И. С. Шмелева (рассказ "Куликово поле") // Венок Шмелеву. М., 2001. С. 196--204); О. Н. Сорокина подчеркивает эволюцию произведения -- "...рассказ, выросший в повесть" (Сорокина О. Н. Московиана: Жизнь и творчество И. С. Шмелева. М., 2000. С. 239). А. М. Любомудров использует оба определения. См.: Любомудров А. М. И. С. Шмелев и воцерковление культуры // Венок Шмелеву. С. 194; Любомудров А. М. Духовный реализм в литературе русского зарубежья. СПб., 2003. С. 140.}. Не менее сложно складывалась и его творческая история: трудно указать какое-либо другое произведение И. С. Шмелева (за исключением романа "Пути небесные"), редакции которого столь существенно отличаются друг от друга.
   Впервые как самостоятельное издание оно было опубликовано в 1958 г., уже после смерти И. С. Шмелева {Куликово поле. Рассказ следователя. Старый Валаам. Париж: YMCA-Press, 1958.}. Публикация была подготовлена Ю. А. Кутыриной. Точнее, она воспроизвела редакцию февраля--марта 1947 г. Богатейший архив И. С. Шмелева в то время не был разобран. Тем более далек от реальности был вопрос об истории текста и сопоставлении различных редакций. С самого начала "самостоятельного бытия" произведения оно было представлено только одной из редакций, при этом -- не окончательной.
   Первая редакция "Куликова поля" (тогда еще -- рассказа) была завершена автором в феврале 1939 г. и опубликована в газете "Возрождение" {Возрождение. 1939. 27 января -- 3 марта. No 4168, 4171, 4173.}. В январе--феврале 1942 г., по просьбе О. А. Бредиус-Субботиной, И. С. Шмелев переслал ей рассказ в пяти письмах {И. С. Шмелев. Письма к О. А. Бредиус-Субботиной от 10, 17 января и 4, 7, 8 февраля 1942 г. (РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 11. Л. 34--35; Ед. хр. 12. Л. 1--2; Ед. хр. 13. Л. 39--40, 44--45, 49--50).}. Перепечатывая текст, Шмелев создал не точную копию (для писателя его склада это было невозможно), а еще один вариант произведения. Находящаяся в РГАЛИ рукопись -- это авторский список, в котором рассказ еще раз выверен и выправлен стилистически: изменена разбивка на абзацы, сделан другой выбор слов-синонимов. Сам Шмелев неоднократно называл сделанную правку редакцией, хотя это и не совсем точно: "...Это последняя редакция, самая окончательная, для тебя и печати". "Пусть эта последняя ред<акция> "Куликова Поля" (я опять местами правил и пополнял) будет истинной, помни!" {И. С. Шмелев. Письма к О. А. Бредиус-Субботиной от 17 января и 28 февраля 1942 г. (РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 12. Л. 1--2; Ед. хр. 15. Л. 17). Несколько позже И. С. Шмелев обосновывает две прописные буквы названия: "Это -- урочище" (РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 17. Л. 21--22).}.
   Перепечатка рассказа послужила импульсом его будущей серьезной переработки. Уже в начале 1942 г. Шмелев занят не столько правкой, сколько размышлениями о поэтике произведения. "Рассказ постепенно становится углубленней. <...> Моя главная цель -- показать, что для духа нет ограничений во времени и пространстве: все есть и всегда будет, -- нет границы между здесь и -- там" {И. С. Шмелев и О. А. Бредиус-Субботина: Роман в письмах. Т. 1. М., 2003. С. 440--441.}. В это же время возникает замысел опубликовать рассказ отдельным изданием. "И первой моей заботой, как только наступит возможность издания... -- "Куликово Поле"! Я подберу к нему -- что подобает, что достойно -- рядом. А лучше -- издать только это одно, издать молитвенно, очень чистым томиком, малого формата, как издают стихи... -- ибо этот "святой рассказ" -- стоит особняком во всем моем, как и во всей русской литературе" {И. С. Шмелев. Письмо к О. А. Бредиус-Субботиной от 23 февраля 1942 г. (РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 14. Л. 48--49).}. Однако осуществить издание невозможно (идет Вторая мировая война), и переработку "Куликова поля" заслоняют другие произведения -- "Лето Господне" и "Пути небесные".
   К своему замыслу И. С. Шмелев возвратился нескоро. 18 февраля 1947 г. он коротко сообщил О. А. Бредиус-Субботиной о переработке произведения. Именно тогда была создана опубликованная редакция февраля--марта 1947 г. На следующий день он отправляет вторую редакцию "Куликова поля" ей и И. А. Ильину "...в новом списке, очень развернутом, в 1,5 раза" {И. С. Шмелев. Письмо О. А. Бредиус-Субботиной от 19 февраля 1947 г. (РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 48. Л. 7).}. Чем же отличалась эта редакция от первой, 1939 года?
   ""Куликово Поле" -- раздвинулось" -- очень точно охарактеризует новую редакцию автор. В первую очередь, укрупнены образы героев и персонажей, появляются биографические подробности (это -- отличительная черта второй и последующих редакций), добавлены характерные детали. Более того, нарушая почти житийный, "сказовый" лад "Куликова поля", начинает звучать многоголосие окружающего мира, ранее бывшего только фоном для речей и явлений четырех главных героев. Постепенно из рассказа о явлении святого формируется совсем другое произведение. Во вторую редакцию активно введены цитаты из работ И. А. Ильина "О сопротивлении злу силой" и "Основы художества". Именно эти фрагменты Ольга Бредиус-Субботина назовет "публицистикой", и в опубликованном варианте И. С. Шмелев частично от них откажется, а в окончательной редакции полностью исключит, заменив ссылками на "Три разговора" Вл. Соловьева и "Бесы" Ф. М. Достоевского. "Публицистические" нотки звучат и далее. Если в первой редакции подчеркнуто только совпадение двух дат -- обретения креста на Куликовом поле и явления преподобного в Сергиевом Посаде, то в февральской редакции 1947 г. впервые появляется второй план -- совпадение в 1925 г. Дмитриевской Родительской субботы и субботы 7 ноября, годовщины Октябрьских событий {И. С. Шмелев относит события "Куликова поля" к 1925 г. В первой редакции подчеркивалось только совпадение даты встречи Сухова и Старца (вечер Димитриевской субботы) и появления Старца в Сергиевом Посаде.}. "Особенно поражало нас в нами воссозданном, "суббота 7 ноября", сомкнувшаяся со "святой субботой", ею закрытая" {РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 2. Л. 31.}. Более того, этот "второй план" делается все более и более весомым, и в финале повести становится основным: "И стало понятно, почему притекали в эту тихую вотчину, под эти розовые стены, чего искали" {РГАЛИ. Ф. 1198. Оп. 3. Ед. хр. 2. Л. 44.}.
   Тем не менее, сказовые и житийные формы не исчезают окончательно из дальнейших редакций "Куликова поля". Пытаясь использовать все грани излюбленного художественного приема, И. С. Шмелев меняет речь преподобного Сергия, вводя церковно-славянские и устаревшие обороты. В первой редакции преподобный говорит привычным бытовым языком ("...Крест нашел... Как же ты думаешь..."), во второй редакции его слова звучат иначе: "Крест Христов обрел, радуйся. Чесо же смущаешися, чадо?" {В более ранних редакциях описание креста дано в диалоге Следователя с самим Средневым.}. "Сказ" о Куликовом поле подчеркнет и разбивка второй редакции на 12 глав, для которой И. С. Шмелев нарушает первоначальное деление.
   Тем не менее, сам И. С. Шмелев считал работу незавершенной. В мае 1947 г. он создает новую, по-видимому, окончательную редакцию "Куликова поля".
   Продолжая переработку повести, И. С. Шмелев следует пути, намеченному еще во второй редакции. Появляются новые подробности и сюжетные линии, персонажи и герои, явление святого становится частью более развернутого повествования. С другой стороны, по мере доработки повести язык преподобного будет приближаться к церковно-славянскому, и автор станет вновь и вновь перебирать фразы, чтобы сказать "проще, сильней и глубже".
   В эту редакцию И. С. Шмелев вводит диалог Следователя с Олей Средневой, в котором даны два совершенно разных описания одного и того же креста. Первое -- только что найденного Василием Суховым на Куликовом поле, второе -- принесенного преподобным в Сергиев Посад. "Сухов мне говорил, что Крест был темный... Светилась только царапина!" -- "Нет, как раз наоборот: где посечено -- окись, черно-зеленое, а ве<сь> Крест совершенно ясный, как новенький" {И. С. Шмелев. "Куликово Поле. Рассказ следователя". Рукопись. Л. 20--21. (Российский Фонд Культуры. Фонд И. С. Шмелева. Свидетельство о дарении 1053).
   Два описания креста ("негатив" и "позитив") намечены автором уже в ранней редакции (см. Приложение). Эту же тему автор несколько усиливает в опубликованной редакции. Ср.: "Смотрит Сухов на крест, видать, старинный, зеленью-чернотой скипелось, светлой царапиной мерцает..." и "Где посечено -- зелень, а все остальное ясное" (Шмелев И. С. Собр. соч.: В 5 т. Т. 5. М., 2001. С. 137, 152). Но здесь они еще не противопоставлены в одном диалоге, более того -- разделены почти 20 страницами текста. Авторские списки II редакции были посланы И. А. Ильину и О. А. Бредиус-Субботиной, и никто из них не отметил в своем отзыве этой концептуально важной для понимания повести сюжетной линии. Вероятно, это стало одной из причин последующей переработки повести.}. И далее: "Крест был как живой!.. В Нем, будто, светилось <...> Не чувствовалось "материи", металла, меди" {Там же. Л. 33.}.
   "Обновление креста" окончательно утверждает "Куликово поле" как многоплановое произведение. В нем сочетаются детективная фабула, сказ о явлении святого, "документальное свидетельство" об обращении "невера". И на этом, тщательно подобранном автором фоне, звучит новая и главная тема повести -- евангельская тема Распятия и Воскресения России. То, что занимало мысли И. С. Шмелева во время Второй мировой войны, то, в чем он видел основное, "скрытое" движение истории.
   Эта тема заставляет автора отказаться от "сказания в двенадцати главах", идеально соответствовавшего архаичной речи преподобного {В третьей редакции повести (май 1947 г.) речь преп. Сергия выделена из текста произведения и полностью дана разрядкой.}. В окончательном варианте повести 15 глав. "Куликово поле" включает в себя все новые подробности следствия. "Хотя... зачем так уж необходимо было гостю пролезать через цепляющийся малинник, когда можно было пройти через калитку?.. оберегать от воров, когда ворам открыта дорога! <...> Я чувствовал мистическое нечто, близость тайны, -- священной тайны! -- чувствовал, что меня коснулось, что я... -- именно, вовлечен" {Там же. Л. 36, 39.}. В повести появляются три новых персонажа. Собственно, они не присутствуют в тексте, возникая непосредственно в восприятии читателя: Следователь по Особо Важным Делам (разнящийся со следователем рассказа), преступник и угадывающийся за ним Судья. "Вы -- следователь. И должны ясно видеть, кто преступник. Народ вне дела".
  

* * *

  
   Переписка с О. А. Бредиус-Субботиной вводит произведения Шмелева в контекст важнейших событий жизни писателя. В их творческую историю активно вмешиваются и перипетии личных отношений, и события "внешние". Век Шмелева пришелся на "историческое время", всю жизнь писатель находился между уничтожающими друг друга силами. Даже далекие от публицистики произведения Шмелева несут на себе "шрамы истории" -- следы мучительных раздумий автора о правых и неправых, жертвах, вине и смерти. Более того, жесткость времени "выталкивает" его в творчество: пик писательства зрелого Шмелева приходится на 1942--1944 гг. Именно в то время, когда голод и холод оккупированного Парижа должны были сжать жизнь писателя до узко-бытовых рамок, им создаются "Лето Господне", две редакции "Путей небесных", новая версия "Куликова поля", рассказы.
   Середина 1940-х годов -- время переосмысления Шмелевым своих произведений, создания "последнего" текста, последней правки. Третья, трагическая часть "Лета Господня", принесшая в идиллию очерков-воспоминаний тему смерти, создала лучший из романов Ивана Шмелева. С этой темой неразрывно связана другая тема творческого пути Шмелева -- вечного возрождения жизни, объединившая "Куликово поле" и "Пути небесные". Ей посвящен более поздний период творчества писателя, 1947--1950 гг.

О. В. Лексина, Л. В. Хачатурян

  

От составителей

   В настоящий том включены письма И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной, не вошедшие в основное издание, и неизвестные редакции его произведений 1942--1948 гг.
   При передаче текста писем составители следовали принципам, указанным в предисловии к основному изданию. Поскольку дополнительный том предназначен для специалистов, в комментарий не включены имена и события, являющиеся общеизвестными. При упоминании художественных произведений указывается только дата создания.
   Комментарий к письмам расположен в конце текста, для избежания путаницы использована сквозная нумерация сносок (1, 2, 3...). Чтобы не разрывать текст писем, справочная информация (адреса, архивный шифр, исполнение документа) перенесена в конец издания и расположена непосредственно перед примечаниями к данному письму. Текстуальные примечания расположены внизу страницы (i, ii, iii...), кроме того, в тексте сохранены авторские сноски (*).
   При публикации текстов произведений сохранены все интонационные знаки (разрядка, разбивка слов на слоги, дефисы, отточия) и ритмическая пунктуация (строчная буква после восклицательного знака, авторские новообразования (?!.., !... и пр.)), авторское употребление строчных и прописных букв. Это связано с тем, что ритм и интонация играют особую роль в системе художественной выразительности И. С. Шмелева. Авторская правка (в т. ч. пунктуационная) отражена в текстуальных примечаниях. Для передачи зачеркнутого текста используются следующие обозначения:
   Вместо: ... -- было: ... -- при замене слов в тексте. Например: Вместо: баре -- было: дворяне.
   Далее было: ... -- если вычеркнутый текст не заменен новым. Например: Далее было: щами с кашей (в первоначальном варианте "...стол салистый и пахнет щами с кашей..." зачеркнута указанная в примечании фраза).
   Сохранены фрагменты, воспроизведенные писателем для связки одного отрывка с другим при пересылке текста в разных конвертах.
   Творческая группа, работавшая над подготовкой издания, благодарит всех, оказавших помощь при подготовке "Романа в письмах" и поддержавших дальнейшую работу над третьим (дополнительным) томом. Выражаем отдельную благодарность за помощь в подготовке третьего тома Григорию Максимовичу Бонгард-Левину, Владимиру Николаевичу Захарову, Сергею Дмитриевичу Шелову, Георгию Федоровичу Добровольскому, сотрудникам Библиотеки-фонда "Русское зарубежье" Олегу Анатольевичу Коростелеву и Олегу Тимофеевичу Ермишину, Директору Дирекции Президентских программ Российского Фонда Культуры Елене Николаевне Чавчавадзе и сотрудникам Фонда, директору Рыбинского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Сергею Дмитриевичу Черкалину, заведующему экспозиционным отделом Сергею Николаевичу Овсянникову, библиографам и сотрудникам отдела русского зарубежья Государственной публичной исторической библиотеки и всем исследователям творчества И. С. Шмелева, поддержка которых содействовала изданию этой книги.
  

Письма

1

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

23.IX.39

   Un cadeau modeste pour votre fête (de patron) prochaine.
   Je pense souvent avec de grands soucis à vous.
   Votre Olga Alexandrovna Bredius {Скромный подарок к наступающему празднику (Вашим именинам). Я часто думаю о Вас с большим беспокойством. Ваша Ольга Александровна Бредиус (фр.).}
  

2

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.Х.39

   Дорогой Иван Сергеевич!
   В ответ на Ваше душевное письмо сегодня, я посылаю Вам большое письмо1. И в ответ, и частью самостоятельно. И именно потому, что оно большое, боюсь не пропало бы. Потому, хотя бы этой открыткой, хочу Вас от всего сердца поблагодарить за Ваше участие. Вы меня очень тронули. Я в письме уже Вам сообщила, что на этих днях получила разрешение моим родным. Это было равносильно чуду, т. к. никому не делали исключений. Голландия, когда-то очень гостеприимная, теперь принуждена обстоятельствами быть очень строгой. Я очень много пережила за это время. Как часто я думала о Вас, о Горкине, о Вере сильной, простой, детской. Если бы я могла говорить с Вами лично, то многое могла бы сказать о том, чему в этот месяц я научилась. Очень надеюсь, что письмо все же дойдет, -- было бы досадно, если бы оно пропало. Но если оно Вам чем-либо не понравится, то простите. М. б. нехорошо так много говорить о своей семье и о себе. Как удивительно сердечно, тонко и душевно Вы утешаете меня в Вашем письме! Да, мы Русские знаем, что такое _к_у_л_ь_т_у_р_а! И да сохранит Господь Бог всех, зажигающих и несущих этот светоч культуры! Напишите мне, как живете Вы?! Если можете -- пишите! И хоть Вы мне и не позволили Вас так называть, но я все же скажу: Вы -- учитель наш, Вы тот, кто освещает путь к Богу! Вам нельзя умолкать. Подумайте, если бы все потонуло в этом материальном, гремящем пустой бочкой2, мире? Что бы тогда было с нами? Нет, Бог да осенит Вас тишиной и оградит от злобы мира! Пойте Прекрасному! Пойте о Прекрасном! Будьте здоровы! Как и где Ваш племянник? Да сохранит его Господь для Вас. Я понимаю, как тяжело Вам писать, но все-таки пойте! Мой душевный привет Вам!
   Ваша Ольга Бредиус
  

3

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

18.I.40

   Дорогой Иван Сергеевич! По моей вине так надолго задержались весточки от Вас, т. к. я сама не писала до русского Рождества. Теперь мне так грустно и тревожно абсолютно ничего не знать о том, что с Вами. Как провели Вы Праздник Рождества Христова? Праздники всегда обычно тяжелое время у нас, изгнанников. Остро чувствуется утрата _п_р_а_з_д_н_и_к_а. Боже, Боже, бедная Россия! Бедные русские воины3, безвинно посланные на убой, рабы сатанинского владычества. Нет, я не могу спокойно слышать об этих десятках тысяч братьев, в своем большинстве таких же как и все мы, истребляемых и пулями, и голодом, и холодом. А о русской душе трактуется на перекрестках как попало и что попало, русская честь заплевывается, мажется для "красного словца" в бойком фельетоне и т. п. На днях я горько страдала от бессилия что-либо сделать против прочитанной мной клеветы на всю Россию, -- не на U.S.S.R. {СССР (фр.).}, а на Россию, на Петра I, на русскую доблесть. Хочется в соучастии еще одной русской семьи устроить хоть для детей русских нечто вроде собеседований о Родине, чтобы хоть им дать правильное освещение фактов, а то они уже тоже верят, что Россия при царях была еще более дикая, чем теперь. Дети русские тут обезличены духовно. Как хотела бы я вдохнуть им чары Ваших книг! Каждый из нас обязан следить за молодыми силами, помогать им остаться русскими. Но не знаю, как пойдет жизнь, ибо тревожно. Даю Вам на всякий случай адрес, по которому меня Вы в случае чего можете найти, даже если бы нам пришлось уехать, об чем Вы конечно узнаете: р./а. Familia Bredius, Aerdenhaut (N. H.), "Rockaertsduijn". Hollande. К маме меня не пустили ни за что4. М. б. поедет муж, т. к. по делу ему можно. Они все еще мучительно колеблются в решении! Я же боюсь оказывать на них давление, хотя душой очень хочу быть вместе. Как отдых от всего тяжелого -- Ваши книги. Всякий раз все новая волна симпатии (даже любви, я бы сказала) к Вашему чУдному батюшке. Если бы теперь побольше таких людей! А как редко такое счастье иметь таких родителей, как наши! И, в сущности, как должны мы ценить этот дар, как бедны были бы мы на всю жизнь, не имевши таких отцов! У нас снег сегодня напоминает Россию, даже санки с колокольцами катятся мимо окон. Но я не могу выходить, т. к. уже 10 дней больна кашлем. Мужа вызвала, а он свалился и сам. Ну теперь лучше. Главное это не грипп, а простуда. С душевным приветом
   Ваша Ольга Бредиус
   [На полях:] Черкните, если можно!
   О моих очень беспокоюсь.
  

4

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

4.IV.40

   Я чувствовала, что получу от Вас сегодня весточку5, дорогой Иван Сергеевич! Какое Вам за нее большое спасибо! Я с воскресенья начала вставать, -- вернее, доктор заставил для пробы. В понедельник ко мне приезжал батюшка из Гааги6 и приобщил меня Св. Тайн. Ничего еще неизвестно что со мной, -- доктор "не хочет делать мне иллюзий" и не исключает возможности повторения, т. к. причина неизвестна. Если Бог поможет, то хотим для диагноза привлечь очень хорошего специалиста, и для этого я хочу лечь в клинику и сделать рентгеновский снимок. По анализу до сих пор оказалось, что никаких указаний на заболевание почек нет абсолютно. Можно бы предполагать какое-то механические повреждение, но странно, что не было боли совершенно. Т. к. я сама около десяти лет работала в клинике медицинской ассистенткой и, благодаря тесному сотрудничеству с очень хорошим врачом7 (русский!!), я много всего видела и знаю. Часто я даже ему на пробу высказывала свои диагнозы, и очень часто правильно, и самые необычайные заболевания мы обсуждали вместе и т. п. Всю аналитику я знаю как свои 5 пальцев, а потому и страдаю самыми ужасными предположениями, а также очень неудовлетворена лечением и отношением врача к такому серьезному делу. Очень жалею, что не удосужилась завести для себя маленькой лаборатории, что давно хотела сделать. Но я так устала от моей очень тяжелой работы в клинике и от людского горя, что хотела хоть немного отдохнуть без болезней и всего, что их напоминает. Работать приходилось от 8 ч. утра до 11 ч. вечера без перерыва, работать не автоматом, а со всем сердцем и душой. Всякое новое открытие я должна была провести на опытах, а кроме того еще вести курсы для врачей и учениц-лаборанток. Я столько видела смерти и горя, что у меня не оставалось веры в здоровую жизнь. Но достаточно об этом... Милый, родной, любимый Иван Сергеевич, я Вас очень за все благодарю. "Родное" у меня есть, -- не высылайте. Я о Вас очень часто думаю, а милую Дариньку люблю всем сердцем. "Пути Небесные" мы перечитываем все. Как много хочется Вам сказать! Все мы шлем Вам привет! Ваша Ольга Бредиус
   [На полях:] Когда-нибудь (?) я напишу Вам о том, как я живу и думы о детках. Странно, что Вы это угадали затронуть.
   Я очень слаба, не могу ходить.
  

5

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

3.V.40 {Описка О. А. Бредиус-Субботиной:

3.IV. 1940. Авторская дата исправлена

И. С. Шмелевым, его помета: 3 мая, мая!}

   Дорогой Иван Сергеевич!
   Сию секунду получила Вашу открыточку8 и... в тревоге и горе пишу Вам, прося помолиться обе мне, ибо я опять больна, -- через 1 Ґ часа везут в Амстердам в больницу. На Пасхе во вторник у меня снова случилось кровоизлияние, и доктора настаивали на немедленной операции (м. б. вынут всю почку), так меня запугали, что я вся уничтожилась. В среду меня приобщал батюшка наш и утешил, а муж мой был у большой знаменитости по почкам, который хочет еще снова исследовать и такого страха не внушает, как другие 2 доктора. Мой первый врач -- хирург и, не зная точно что у меня, хочет делать операцию, т. к. считает рискованным оставлять дальше, а домашний врач только его слова повторяет.
   Теперь буду ждать, что скажет "знаменитость". Я очень измучилась. Помолитесь! Хирург-то ведь тоже считается тут хорошим врачом, и поневоле считаешься и с его словами. Он думает, что это опухоль у меня, которую он сперва принял за воспаление. Боюсь очень! Помолитесь!
   Пасху мы встретили чудно. Причащались тоже в Великую Субботу.
   Думала о Вас.
   Будьте здоровы. Ваша Ольга Бредиус
  

6

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  

30.VII.40 {На открытке пометы О. А. Бредиус-Субботиной

и почтовой службы: Получила в 1941 г. (ноябрь?);

Возвращено отправителю, временно не разрешено

(Retour a l'Envoyeur non admis provisoirment, фр.).}

   Неуверенный, что найдет Вас мое письмо, все же пишу Вам, душа не терпит -- узнать, как Ваше здоровье, милый друг Ольга Александровна. Последняя Ваша открытка была помечена 3.V: написали, что опять больны и через 1 Ґ часа Вас везут в клинику на операцию, в Амстердам. Ответьте, милая. Хочу верить, что Вы живы, оправились, душа моя говорит, -- да. Дай, Господи! Я тогда буду счастлив, хоть и никогда не видел Вас, моего друга-читателя. Ваши письма раскрыли мне Вашу светлую душу. Я получил Ваши цветы на Пасху. Живите, с верой глядите на мир! Храни Вас Бог. Я живу покойно, но не пишу, а созерцаю величайшие сдвиги в мире. Помните тютчевское: "Счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые...". А я..? Полное одиночество. Но мой Ивик жив, далеко, в Пиренеях. Целую Вашу руку. Ваш Ив. Шмелев
  

7

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   [март--апрель 1941 г.]
   {Датировано И. С. Шмелевым.
   Помета: Голландия, с оказией
   (из Берлина).}
   Каждую минутку думая о Вас и всей душой будучи с Вами, шлю Вам мой сердечный привет, дорогой и неоценимый Иван Сергеевич!
   Как-то Вы себя чувствуете! Как идет Ваша работа? Как здоровье?
   Без конца задаю себе эти вопросы и стараюсь угадать ответ.
   С какой радостью я повидала бы Вас! На душе так много всего, что не выразить письмом. Время летит, все как-то быстро, беспокойно, -- нельзя сосредоточиться. У меня очень часто бывает как-то мутно, тоскливо на душе; -- жизнь сложна (разумею я, конечно, не внешние трудности, не общественные события и т. д., а внутреннее состояние), а я так несовершенна и так очевидно еще мало самостоятельна, что во многом не могу разобраться.
   Мне так не хватает водительства Вашего. Хочется хоть раз выслушать Ваш суд над собой и взять его в основу пути. И сколько раз я собиралась написать Вам подробнее, но убедилась, что это невозможно. И язык-то человеческий беден, а уж об его письменном изложении и говорить не приходится.
   И все какая-то суета, не дающая душе отдыха. Теперь у нас масса дел по сельскому хозяйству, но к сожалению все они неприятного, административного, так сказать, характера: борьба с жульничеством работника, который, видимо, задался целью мужа выпустить в трубу. Ну, Бог помогает. Все эти недели мы прямо как в угаре из-за этих дел. А идет пост {Подчеркнуто И. С. Шмелевым.} и так бы хотелось тишины... Я непрерывно думаю о Вас и мысленно говорю с Вами, очень, очень желая увидеть Вас... Очень возможно, что мы переселимся в большой барский дом в имении9 (рядом с нашим хутором снимем его возможно). Сегодня мы там были -- чудесно хорошо. Я все-таки мечтаю Вас вытащить на отдых к нам. Возможно это? Подумайте! Там тишина, как на острове, птицы поют, кругом парк, а подальше яблони.
   Мне так хочется Вам что-нибудь приятное доставить!
   Милый Иван Сергеевич, я посылаю Вам очень маленькую "посылочку" {Помета И. С. Шмелева: (прислано [через] X. 15 reichsmark).} -- хотелось бы все это устроить иначе; -- м. б. что-нибудь Вы сами придумаете, чем бы отметили себе Пасху, на память обо мне хоть цветочек себе поставьте. Я верю, что Вы не рассердитесь на это. Фотографию хотела свою послать, но ничего, кроме любительской из последнего времени не нашла.
   Самый мой душевный Вам привет! Будьте здоровы и Богом хранимы! Ваша Ольга Б.
  

8

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   [Черновик]
   [24--25. VIII. 1941]
   Когда красиво небо или слышно птички пенье, иль просто кузнечики стрекочут ночью и звезды светят, -- я думаю о Вас... Перед отъездом из "W."; как-то, было так чудесно... был свет закатный, розовый и золотой, был им весь парк наполнен. Я вышла в сад и замерла от очарования. Весь запад неба румянился нежнейшим светом, от пурпура до розоватости перламутра, переходя в оттенки чайной розы. Напротив, на востоке все было чисто, чисто и голубело нежно и прозрачно. И был контраст тот так необычаен и обаятелен, до целомудренного трепета...
   А вдалеке уж, где-то на горизонте туман спускался тонкой сеткой, скрывая резкость очертаний и уводя куда-то дали. А парк дышал под перламутром неба, и зелень казалась майски-яркой. И тишина... Казалось будто сон все это, виденье, и неживые на лугу коровы...
   Иван Сергеевич Ольга Ольга Ольга Оля Ольга
  

9

О. Л. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

4.IX.41

   Вдруг неотрывно потянуло перекинуться с Вами словечком, мой дорогой, далекий друг! У меня масса дела, неинтересного, все с пыльными вещами возня и т. п., -- писать большое письмо потому все еще не соберусь. Для него я хочу покоя... Но вот сейчас прямо не могла молчать, бросила все и... думаю о Вас... Как Вы живете? Вы такой скромный, -- чуть начнете что-нибудь о себе, как сейчас и оговоритесь, и извинитесь за это. А я ведь только и жду когда Вы о себе что-нибудь скажете! Ах, как прямо физически больно сознание расстояния... Ну неужели же я не могу Вас увидеть!? Я не могу этого себе представить... Мне кажется иногда, что я бы не пережила от радости этой встречи. Вы для меня действительно -- Пророк. Ну, не бранитесь! -- Какое небо сегодня голубое, как тихо, как ласкает солнце! -- Паутинки уже летают и ласково щекочут глаза и щеки. А по утрам туман и так прохладно... Петух сейчас пропел, и дети кричат, идя из школы. Такие радостные звуки. И солнце так ласкает, -- как поцелуй перед разлукой... И это уже... осень. Рябины уж розовеют. Мой милый Вы, чудесный, далекий, родной и близкий, -- чем мне обрадовать Вас? Что я могла бы для Вас сделать?! Мне так хочется все время хоть что-нибудь для Вас придумать, -- хорошее, радостное, светлое... Вы мне так много дали жизни, и вот Вы (а не я Вам) дали мне новую жизнь. Я преклоняюсь перед Вами. Вы какой-то необычайный!
   Вашей письма и "Неупиваемая чаша" у меня в ночном столике, и я их всегда читаю. Помню еще давно, когда я прочла "Неупиваемую чашу", мне как-то вдруг стало тепло, почувствовалось Святое. Я удивилась помню, что в наше время пишут еще такое. Но "Пути Небесные" непревзойденны, ни Вами и никем! "Пути" -- это действительно все, для чего стоит совершить свой путь в нашем жестоком мире!
   Вам, автору их, целую руку, писавшую их! Благоговейно, преклоняясь... Привет душевный от О. Б. С.
   [На полях:] Газету получила10. Но, милый, я ее имею. Т. е. не прямо я.
   Получила письмо от М-me Земмеринг11. Ваша знакомая?
   Пришлете Ваш портрет?
  

10

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   12.IX.41
   1 ч. дня
   Светлая моя, сегодня посылаю Вам заказное письмо (8 стр.), там "Свете тихий"12, -- как Вы хотели. Пусть эта картинка будет для Вас толчком -- писать. Перестаньте трусить! Роман пишите, хоть о себе, -- _н_а_й_д_е_т_е. Вы всегда во мне. Помните это! Я уже не могу помыслить, что моя жизнь может быть _в_н_е_ Вас. Если не увидите меня -- живым, увидите портрет, -- последний. Но я все же надеюсь, иначе -- для чего же все шло _т_а_к, как шло?! из письма Вы _в_с_е_ поймете. М. б. оно покажется Вам -- бредом, но ныне и бред -- для меня счастье. Верю, хочу верить, -- не посягну ни на единую слезинку Вашу, ни на единый вздох Ваш! Как я жду писем! Такого -- никогда еще в жизни не было со мной! В чем такая _с_и_л_а_ Ваша? В огромном _с_е_р_д_ц_е, в безмерном богатстве души Вашей. Вы отдадите его творчеству. На Ваши письма (от 27.VII и 24--26.VIII13) -- отвечу. На днях м. б. вольюсь в "Пути Небесные". Но сердце так _и_з_г_о_л_о_д_а_л_о_с_ь..! Да что же это, или я милостыни прошу? Ни-когда! Ваш Ив. Шмелев
   Если это День ангела Вашего папы -- молюсь с Вами!
   Да благословит он Вас!

11

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   13.IX.41
   Милая, только что получил (10 ч. утра) Ваше письмо, 31.VIII14. Пойте, светлая моя, ласточка... пойте! Я счастлив Вашей светлой радостью. Это _ч_у_д_о, что сейчас получил Ваше письмо. Что было бы, если бы не получил! Я чуть было не отправил уже готовое, горькое для меня -- и для Вас! -- письмо: я навоображал безысходность, что Вы не знаете, как отмахнуться от "похвал", я смутил Ваш покой... -- и на прощание посылал "Свете тихий" (про-чте-те!!! -- нашел!) -- ту всенощную _в_м_е_с_т_е, чего хотели Вы. Теперь я _в_с_е_ знаю. Милая, пойте. Знайте: Вы -- бесспорны! Узнаете -- и будете _т_в_о_р_и_т_ь. Не бойтесь жизни. Вы -- сами Жизнь! Пишите, что хотите, -- о себе, _с_в_о_е, большое. Как Вы богаты!! Вам не нужны этюды. _В_с_е_ скажу, и Вы -- познаете себя. Вы вся -- артист!! О, как я счастлив, я знаю, я Вам дорог. Верю. А _к_а_к_ Вы мне дороги, Свет мой немеркнущий! будьте смелы! _В_с_е_ пишу Вам. Как я страдал! Но Вы воссияете. Ваш Ив. Шмелев
   Все Ваши письма получил.
  

12

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

13 сент. 41 г. 12--2 ч. ночи

   Дорогой Иван Сергеевич, милый мой, каким ударом сегодня Ваша открытка мне явилась (от 27.VIII15)! Я положительно не знаю, что думать, что делать, утратила слова и дар речи.
   Будто после исполнения чудесной симфонии кто-то оборвал струны...
   И вот, совсем просто... неужели Вы серьезно думаете и верите, что Ваше _м_о_л_ч_а_н_и_е_ даст мне покой? Что же, неужели Вы вправду верите, что я вот так возьму да и забуду Вас, перестану думать о Вас, не будете писать и... я буду весела и беззаботна... Да? Вы, верно, сами смеетесь, читая это?
   Иван Сергеевич, все мои письма Вам шли из души и сердца, где не было места ни экзальтации, ни какой-либо другой раздутой неправде. Не зная Вас, я неудержимо почувствовала острое желание писать Вам... Вы отбранили меня и за Учителя, и за Пророка. Но что же мне делать, что это так. Понимаете, без истерии, а глубоко верно. Не зная даже Вас, я рвалась уже сердцем к Вам, а потом все время тревожилась за Вас, проникнутая постоянным желанием хоть что-нибудь для Вас сделать. Повторю еще: я никогда, никому не писала, никакой знаменитости.
   Не отношу себя к тем дамам, которые "бегают" за художниками, музыкантами, писателями.
   Ведь знаете же Вы отлично, что сердцем я Вам писала. И разве легче лишить себя возможности хоть изредка слушать Вас? Отойти к тому же первоначальному исходу, к 9.VI.39; ну и что же? Тогда я тоже не могла молчать! --
   У меня для Вас в сердце такое чудесное, святое, светлое чувство, что не ему лишить меня покоя. Я не хочу и не могу анатомически дробить мое чувство к Вам скальпелем. Скажу только, что Вы дали мне столько Света, Веры, вытолкнули меня на солнце и дали юношеские грезы. Да, Вы, говорящий о годах! --
   Я понимаю, что Вы меня быть может не совсем всерьез берете и думаете, что я уж слишком молода. Помилуйте -- 37 лет! Но я не убеждаю. Ах, но к чему же я все время о себе. Что я? Мучительно думать, что я покой у Вас нарушила. И м. б. мне писать к Вам не надо? Не знаю, что думать и как выразить. Ваше недавнее: "живу от письма до письма (конечно Вашего)"16. -- Я писала, но м. б. не надо было _т_а_к_ писать?!
   Ах, я чувствовала раньше, что Вас _у_т_р_а_ч_у.
   Помните? Я Вам писала.
   Послушайте, если Вы говорите: "не лучше ли будет для Вашего спокойствия -- перестать мне писать Вам?" Если для моего, то нет, не лучше... Нет, нет. Я жду Ваших писем каждое утро. И вот теперь, когда Вы научаете меня начинать верить в себя?! -- Теперь перестать?? Но, нет, для меня ничего не надо. _Ж_е_р_т_в_ не хочу. Мне Ваш покой всего дороже. Нужно Вам молчать, -- ...ужасно, горько, больно мне, -- но разве смею я просить? --
   И все же я прошу: -- пишите... _м_и_л_ы_й... Я не настаиваю, но просьбу эту скрыть не могу. Но как хотите. Понимайте, для Вас как хотите, как лучше Вам.
   Вы сетуете на нецельность сердца моего Вам. Я понимаю. Но все же это как-то и не так. Я перед Вами преклоняюсь слишком, Вы для меня единственный в веках. Вы же сами должны знать, что Вас второго нет. Разве я виновата, что я все сердце свое и душу в Вас нашла? Все то, о чем десятки лет молилась. Я не грешу ни перед кем, и я покойна. Т. е. что значит покой? Какой покой нам нужен? И нужен ли покой?
   Что я бледнею и т. д.? Я мучилась тогда от ожиданий Ваших писем!! Но разве с радости и счастья нельзя худеть? И разве не умирают даже от радости? Но впрочем, я не могу все ясно высказать. Говорить словами было б легче.
   Ах, да, но не во мне ведь [дело]! Я понимаю, Вам больно. Ужасно это! Но разве так уж больно, что лучше разойтись и в письмах? Скажите!
   А помните: "я в ужас прихожу от мысли, что мог бы Вас не встретить, хотя бы в письмах" (не точно м. б., но смысл такой). Я ничего не знаю больше. -- Скажите мне, что лучше! Я все для Вашего спокойствия приму, как бы больно мне это ни было. Мне больно Ваше: "мне только полезно "броженье", для "Путей Небесных""... Но все же я никакого упрека не сделаю. Но, помните, я Вам писала, что если заняты Вы будете, то хоть 2 слова пишите, что Вы здоровы. Я чувствовала, что Вы болели. Берегитесь: осень и весна опасны для ulcus {Язва ( лат.).}.
   Я не верю, что Вы не хотите писем.
   А Ваше: Анастасия -- Ольга?
   Что же все это? "Чудесная игра"... или уж нет ее? Знаете, я с каждым письмом Вашим переворачивала новую горящую страницу какой-то дивной, Божественной комедии. --
   И Ваши просьбы писать Вам чаще? --
   Вы ждали, значит, писем... А теперь? А я не смею ждать от Вас? Вам трудно, родной?
   Я плачу, я не могу больше ничего понять. Удерживаю слезы платком, чтоб не оставить "дешевых" пятен.
   Я все просила встречи для нас у Вас и у судьбы, но... зачеркните все о ней в моем письме последнем. Вы не хотите, рана -- больно. Не надо ее...
   Писать я ничего не буду.
   Продолжаю утром. Всю ночь горела и не спала. Задремала к утру и ехала... в Париж.
   Да, я писать не буду. Писала бы я только для Вас. И даже -- уже писала. Я рассказала Вам мою большую драму, 10 лет ровно тому назад. И потому о ней, что это было то же, что и с Вами, хоть и другая была причина. Я узнаЮ ее, мою судьбу, мою, особую, всегда одну и ту же.
   Я не пошлю Вам это повествование. Сегодня утром я трезвее. Не надо. И было бы больно не получить на нее от Вас ответа.
   Иван Сергеевич, я все вдруг понимаю. Ничего не понимаю (приписка после). Ум понимает, но не сердце!
   У меня к Вам просьба: не вкладывайте меня и _м_о_е_г_о_ в "Пути Небесные". Это было бы жаль для романа. Он для меня божественен. Себя же я не ценю. Одешевился бы мною (для меня) роман... Если Вам бы хотелось излить Ваше, прекрасное, то пишите в думах о неизвестной, сжигая и расточая в ветер, если бы неизвестная стала мною. Меня никому не надо. Я не хочу лжи о себе, не надо мне чужих, пусть очень красивых, перьев!
   Цветок Ваш передо мной всегда. Люблю его. Это махровая бегония -- цветок, культивированный особенно в Голландии. Здесь он особенный, красивый. Бывают прямо сказочные экземпляры. Я рада, что он растущий. Розы "говорят" больше, -- но они уже давно опали бы. Этот цветок сказал и говорит мне больше розы. А теперь все так мне непонятно. Простите мне мазню. Я вытравила чернила, т. к. написала вздор, сгоряча, как обиженный ребенок. И вот ниже за это просьба о прощении. Эта вставка сделана после, -- мне стыдно стало моей горечи (я не смею Вам так писать). И потому некоторая неувязка в последовательности текста дальше.
   Я замолчу тогда... Простите, простите меня! Умоляю, ради всего Святого! Простите мне мою жесткость. Я не могу больше! Я все хочу понять Вас и не могу. Перечитываю Ваши письма все, ища ответа...
   Как, неужели Вы не будете мне писать??
   Но о "Путях Небесных" все серьезно... Не надо меня. "Глаза" я Вам пришлю17 после вашего портрета. Вы в долгу же у меня. Почему не хотите?
   Я Вас не понимаю, милый.
   9 июня "Рожденье"? Рожденье в муку? Кто же этого тогда хотел. Не может этого быть.
   Вы претворите "броженье" в творчество. Вообразите образ _н_е_и_з_в_е_с_т_н_ы_й, а О. Б. зачеркните. Пусть я послужу для этого в искусстве. Больше мне ничего не надо. Писать я _н_и_ч_е_г_о_ не буду без Вашего солнца. И "золотое" мое письмо18 проклясть мне? Я слишком волнуюсь, чтобы писать на все ответ. Скажу лишь, что Ваш "Человек из ресторана" был Ваш не первый. И потом мужчине -- другое дело. "Мой профессор" говорил мне еще совсем недавно, что лишь к 60-ти годам почувствовал в себе на высшей точке силу творчества. Какой он тоже вечно-юный, сколько в нем шарма! Он вас любит и ценит. Я ведь его дочка (посажёная), и зовет меня он просто "Олечка".
   Ах, нет, не надо муки. Помните, как ясно и чудесно все было в наших письмах. Откуда мука. Мы только в письмах, -- зачем же мука?? Я не поеду, я не увижу Вас, но Ваш портрет пришлите! Сердцем Вас обнимаю.
   Ваша О. Б.
   [На полях:] Перечитала письмо и... все не то! Все, все не то. Но Вы поймете. _П_и_ш_и_т_е! Это -- все!
   Письмом я не довольна, но шлю. Молюсь каждый день о Вас, родной мой.
   Напишите мне хоть еще один разочек и портрет! Скажите, кто издает "Неупиваемую чашу"? Кто переводит Вас в Голландии?
   Странное письмо от г-жи Земмеринг я получила. Она знакома Вам давно?
   Первое письмо с "драмой" моей19 было лучше, но я теперь боюсь его, как и "золотого"!
   [Приписка:] Вот еще пара слов о Вашем здоровье: берегитесь ради Бога! Осенью особенно диета, тепло и спокойствие. Нервность то же, что нарушение диеты, даже хуже. Нельзя резкость движений допускать, много ходить и главное -- не волноваться. Диета -- молоко и масло. Можно это? Как бы я рада была иметь Вас здесь -- у нас свое, отличное молоко. Кашки, пюре всякие. Но Вы, конечно, давно все это знаете. Я работала в специальной клинике для желудка. Знаете Вы, между прочим, что язва желудка и двенадцатиперстной кишки -- типичная болезнь молодых? Молодые страдают ею обычно, а к старости она проходит. Сколько я этого видала. Вы слишком кипите! Вот и результаты. Мы много опытов делали. Всякое волнение, эмоции и т. д. отражаются на ulcus. Помню как один пациент (мой большой приятель) лежал с зондом в duodenum'e {Двенадцатиперстная кишка (лат.).}, все шло как по маслу. Но меня просил доктор взять у него немного сока (желчи). Когда пришла я, и мы шутливо, мило перекинулись словечком, -- то вдруг, -- все насмарку -- желчь перестала идти, а все заполнилось желудочным соком. И бедному пришлось лежать еще 2 часа лишних. Шеф смеялся и ходил за соком сам. Радость пациента от встречи заставила желудок усиленно работать. Понимаете, от того и аппетит и т. п. Одним словом павловские открытия рефлекса.
   Не волнуйтесь! -- Обо мне не беспокойтесь. Я здорова. Мучаюсь только от неизвестности о Вас. Поступайте как это Вам лучше. Я по-прежнему живу мыслью о Вас. В моих письмах Вы достаточно найдете о моем к Вам чувстве. Разве Вы не знаете? А теперь -- бодро и весело творите. "Пути Небесные" ждут Вас!
   [На полях:] Я снова нашла себя. Я спокойна. Пишите смело!
   Как с отоплением у Вас будет??
  

13

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

14 сент. 41

11 ч. вечера

   Иван Сергеевич, дорогой мой, родной!
   Сегодня написала Вам сумбурное письмо отчаяния. Пишу эту открытку только для того, чтобы, если письмо задержится в почте дольше, чтобы Вы знали, как больно мне, как тяжело после Вашей открытки...
   Сейчас 11 ч. -- я думаю особенно о Вас.
   Хочу понять и Ваши мысли, и хочу, чтобы Вы поняли меня -- я не могу остаться без Ваших писем. Для моего "покоя" молчание Ваше -- ничего не может сделать; -- напротив: я исстрадаюсь от неизвестности о Вас. Но у меня явилась мысль, что Вы просто почему-то другому не хотите писать мне больше. Неужели правда? И я утратила Вас??
   Тяжело Вам? Вам трудно получать мои писанья? Мне замолчать? Да? Ну, честно?!
   Писала также в письме, что о поездке я не буду больше думать -- это больно Вам. Вы зачеркните все, что было у меня о встрече...
   Берегитесь осенью, -- ulcus опасен осенью и весной.
   Как с топливом? Все это меня заботит. Пришлите портрет Ваш. Отчего же не хотите. Неужели хотите меня мучить?! Утратить Вас ужасно, теперь, когда Вы у меня ко мне же зародили веру. Но все так должно, как Вам лучше. Для себя я ничего желать не смею.
   Вот это краткое содержание письма. Надеюсь, что получите скоро.
   Ваше шло 3 недели!
   Будьте хранимы Богом!
   Ваша О. Б.
   [На полях:] В письме писала еще, что Вы так юны сердцем, и мне Вы дали грезы юности!
   Прочтите мои Вам письма и увидите мое к Вам сердце!
   9.VI.39 я тоже ведь молчать не стала. Не могла. Кому же надо было тогда "Анастасия -- Ольга"? Ответьте скоро! И если даже это будет в последний раз, -- ответьте тотчас же. Но я не верю, что Вы серьезно думаете так. Как же Вы тогда меня не знаете. Я не могу быть спокойна, не зная ничего о Вас. Я изболею душой. Пишите! Не мучьте меня! Зачем? Не _н_а_д_о_ муки...
   Всю ночь сегодня не спала, а к утру... ехала в Париж.
  

14

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   18.IX.41
   5 ч. 30
   Милая, ласточка Вы поднебесная, -- не знаю, какое слово может выразить Вас, -- я ослеплен Вами, -- солнечная Вы вся. Сами себя не знаете! Только что -- письмо Ваше, -- 10.IX20. Сидел, щипал виноград, -- о Вас, конечно, думал. Теперь я ни о чем не думаю: "Пути" -- и Вы -- в "Путях". Звонок -- и -- в неурочный час! -- _п_и_с_ь_м_о. Увидал за дверью -- удлиненное... -- меня пронзило сладкой дрожью, чуть не крикнул. Я не читаю -- пью Ваши письма. Да что же Вы, чуткая такая к миру, почему так к себе не чутки?! Вглядитесь же в драгоценности свои! Тоже, какое у Вас Чувство! Да ведь с таким богатством Вы в искусстве -- что сможете!!! Я счастлив -- вижу, наконец-то побороли страхи, -- будете писать! Пишите "из себя" -- это основа, -- а там, Ваша творческая сила нарастит на это "из себя" -- что _н_у_ж_н_о. Никаких заданий выдуманных. В процессе работы узрите _п_р_е_д_м_е_т... -- и он тогда уж сам потребует красок и форм. Вам, свет мой, -- когда увидимся, -- я расскажу _в_с_е, все, как мной что писалось, -- Вам, только, открою то, чего никто никогда не узнает. Самое главное из своего возьму, самое показательное: 4--5 вещей. _Т_е_о_р_и_й_ искусства не люблю. Это -- жеваная бумага. Я Вас введу в самое сердце -- творческого кипения. С Вашим _о_г_н_е_м, с Вашим Сердцем... с Вашей сверхчеловеческой чуткостью, с Вашей страстной и нежно-робкой, осторожной душой -- Вы дадите необычайное. Я -- _в_и_ж_у. Я Вас шаг за шагом проведу по ступеням, как восходил в _с_в_о_е_м.
   И Вы почувствуете, прав ли я, говоря, -- что Вы овладеете собой и всем, что в Вас влагала Жизнь и -- страдания, _о_п_ы_т_ сердца.
   Сколько хотел бы знать о Вас! Все, все дорого мне в Вас. Я не тронул перышков... -- они подшиты Вами2! -- пусть так и спят в бумажной колыбельке, положенные Вами. Я смотрю на них, -- на них [ведь] смотрю с нежностью, -- они для меня уже _ж_и_в_ы_е, Вами тронуты, мне отданы -- и святы для меня. Это не сантиментальность -- не ложная чувствительность -- это -- _ч_у_в_с_т_в_о. Милая, как счастлив я! Милая, еще как счастлив, что спел Вам "Свете тихий", -- Вы уже получили? Так я никогда, ни-кому не пел, дивлюсь, как _м_о_г_ найти в душе такую свежесть! Вы прочтете -- это одно, о, если бы я прочел Вам!.. Но жалею -- не оставил копии. Вы сохраните. Да, если свидимся, я словами скажу Вам бо-льше, краше, нежней... Во мне бьется сила, творящая. Я сегодня думал -- тянуло! -- писать вечером "Пути". Но Ваше письмо меня вскружило, -- я не буду сейчас... я не могу... -- зато после вдвое сумею, втрое. Ваши "Пути", Вы влились в них, мы теперь нераздельны в них. Оля ушла... -- она с теми "Путями" слита... -- а с новыми -- не порывая связи, -- Вы, Вы вольетесь в мою Дари... _в_о_з_р_о_с_ш_у_ю... Ну, я не знаю... все так трепетно во мне. Я через Вас душу-сердце Родного покажу, в Вас почувствуют Ее, Россию.
   Милая, найденная сердцем, жданная сто-лько..! -- Это же чудо... ну, найти жемчужину, оброненную в Океане..! -- а я _н_а_ш_е_л, мне Она помогла найти, я знаю! -- Святою Волей найденная, я счастлив, счастлив, что _ж_и_в_у_ Вами! ведь только Вами! В 11 ч. вечера я смотрю на Вас, -- какое дивное лицо! Это _о_н_о_ -- я его всегда чувствовал, угадывал, намекалось тонкотонко, когда хотел выписать -- хоть тень наметить прекрасного, что в сердце, в чувствах, в глазах, в лице... -- чистой _ж_е_н_щ_и_н_ы_ русской! Это -- как A. M. D. -- для Рыцаря... "Жил на свете рыцарь бедный..."22 Ваше письмо..! Я целую его, строки... Милая... милая... ми-лая!
   Ваш Ив. Шмелев
   Пишите! Сегодня я ухожу в "Пути".
   Предыдущее письмо не жесткое, а -- восторг и мольба!
   Добавление
   По существу Вашего письма не пишу: оно неописуемо для меня. Я потрясен Вашим чувством Родины. Будьте покойны, все будет так, как и не ждете, -- я сердцем _з_н_а_ю. Вы Ее -- любите, Ее... -- Она вернется, но сейчас _т_а_м_ -- Ее души нет, она еще не вошла в истерзанное бесами тело -- 24 года терзали!! -- О, Бог даст, мы с Вами Ее увидим... Сейчас выжигается _б_о_л_е_з_н_ь, сейчас плевелы сгорают23. Да, и _ж_е_р_т_в_а_ приносится, искупительная за окаянство! Об этом можно говорить -- писать трудно.
   [На полях:] Я счастлив -- что Вы поверили мне, в себя поверили. Вы будете писать! Ну, _л_е_т_и_т_е.
   Вчитайтесь в "Свете тихий". Он -- _н_а_ш, да?
   Благодарю за... "зимние цветы"... ...в теплице?
  

15

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   23.IX.41
   6 ч. вечера
   Почта
  
   Девочка моя бесценная,
   О, простите, нежней не могу найти слова, я весь взят Вами, -- не слышу себя. Не могу жить без Вас. Сегодня ночью проснулся в 5 ч. -- вскрикнул и обнял воздух. Все наполнено Вами, Тобой, _м_и_л_а_я. Что мне делать?! Я послал Вам семь [всяких] писем, лекарства, -- скажите, какие духи Ваши, какая пудра, туалетная вода, ружь {Румяна (от фр. rouge).}, карандаш?.. -- все, все. Я жду Вас. -- Хочу писать -- и не могу, Вы все закрыли [мне]. Только с Вами могу.
   Ваш Ив. Шмелев
   [На полях:] Боже, какая Вы безумица!
   Я так счастлив! Болей нет. Дышу, дышу.
   Любуюсь на девочку под деревом24.
  

16

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   23.IX.41
   Дорогой, далекий, -- шлю Вам привет и жду, жду Вашего письма!.. ...Его все нет еще. Обещанного, ответного. Писала Вам в Рождество Богородицы, но не послала, оробела, уж очень вышло и много {От этого места зачеркнуто до слов " Читаю... ".}... как-то очень просто. Вы ведь гений, -- нельзя же забывать. Я уж и то боюсь, что часто забываюсь и гляжу на Вас уж слишком "в глаза", а не снизу вверх, как смотрят на таких как Вы. Вы не сердитесь? Я даже позволила себе забыться до... упреков Вам, до обиды. Простили? Я на Вас-писателя смотрю всегда и только "снизу вверх", а вот иногда забудешься... и так чудесно быть с Вами просто. Сию секунду принесли мне Ваш exprès25. Еще не вскрыла. Читаю...
   Прочла и... как итог -- прежде всего зачеркнула то, что 5 мин. тому назад еще _м_о_г_л_а_ написать... Господи, как удивительно! Чудесно! И дальше... Вы ждете? Ответа? На Ваше? Не на письмо, конечно, а на все, главное... ..?
   Ответ прочтите в сердце! В моих муках, радостях и взлетах. В моей болезненной думе, нет не думе, а каком-то пребывании в Вас. Я не могу сказать, что думаю о Вас ежесекундно, -- нет, я вся живу Вами. Постоянно. Мучительно чувствую разлуку. М. б. она необходима?..
   Я люблю Вас... Какое знакомое и миллионы раз сказанное слово. И потому быть может оно все снова и снова живет и не стареет, как обмоленная икона в храме.
   Я досадую на себя, что нет у меня ни слов, ни умения сказать и выразить Вам то, что мной владеет... Как это горько. Я живу Вами так ярко, что Ваша фраза: "воображение Ваше может разгореться и многому повредить" -- звучит мне почти что: "учитесь властвовать собою!". Да? Неужели? Я перечитывала Ваши все письма и ужаснулась Вашему такому {В оригинале: какому.} трепетному отговариванию меня приехать. Все Ваши доводы считаться "с требованиями жизни" и в этом роде. Мне было горько. Объясните почему тогда так писали. От писем я кидалась к "Путям Небесным" и опять к письмам... Это все сегодня было...
   Вы понимаете чего я в них искала? Бессознательно, конечно. Искала только Вашего expres'a.
   Мне было больно, что я Вам "только для искусства", что для "броженья", что... Вы же сами так говорили.
   Ах, я смеюсь от счастья навстречу солнцу. Как чудны дни, как нежно небо, как милы пташки, все, все... в... Вас!
   Скажите, не "только" для искусства?
   Признаться Вам еще в одном?
   Я уже "где-то" знала, без слов, без имени, что все так выйдет и смутно ждала (* Не подумайте, что так вот оформленно ждала, -- нет, как-то духом ждала. Это не объяснить.). Мне так понятно у Дари это "знанье". Вот и сейчас я знаю еще одно. Я знаю то, чем Вы больше всего томитесь. Нет, не скажу пока что. Это очень свято и чисто! -- Безумный стих мой Вам сказал бы. Там бледной тенью скользнуло это, как дух мимозы!... Но не пошлю. Нет, нет!
   Вы как-то обещали мне рассказать о начальной искре "Путей Небесных". Расскажете?
   Мне хочется писать Вам очень много. О музыке. Я писала много о музыке в Рождество Богородицы. Но сейчас я не могу. Я с трудом пером владею. Поймали птичку. Она, конечно, чуть-чуть трепещет, бьется. Ах нет, нет, все, все не то! Сил нет, слов нет, вся полна Вами. Давно, до этого письма, задолго.
   В изорванных письмах Вам стояло: "Вся жизнь моя была залогом свиданья верного с тобой"26. Не помню, послала ли?!
   Я раньше Вас осознала то, что бессмысленно не увидеться с Вами. Я уже тогда ощущала этот ужас далека.
   Я, всегда рассудочная, -- больше не рассуждаю. Я вспоминаю когда-то мне самой сказанные слова, что нельзя думать и рассуждать в счастье.
   Знаете ли Вы, что меня звали мужчины (в Германии) -- много пришлось слышать -- "Sie sind in einem Begriff gut zu verhuten -- Fischauge" {"В одном отношении Вы хорошо защищены -- рыбий глаз" (нем.).}. Один врач меня пытал даже (для психологического опыта, конечно), хоть во сне не бываю ли я иная. Думал, видимо, что имеет дело с ненормально-развитой психикой. Поил шампанским, под всяким благовидным случаем, приглашал даже и родителей моих (одна бы не пошла с ним), в танцах разжигал и т. д. и удивлялся...
   В клинике я много видала. Держала себя сверх-строго. Из тех никто не знал, как я любить умела. Но и тогда.., любя, сколько перенесла я горя. И сколько раз помог мне _р_а_з_у_м.
   "И разумом всечасно смирять..."27 и т. д.
   Я слыла за "русалку", бесчувственную, за "infantil" {Здесь: "заторможена" (нем.).} и т. п. Иные просто решали: "es ist ein russischen Тур" {"Это русский тип" (нем.)}. При мне смолкали иногда. Однажды я оскорбилась на замолчавших, т. к. в числе их была моя помощница -- девушка, -- следовательно, замолчали не из-за "мужского" в разговорах.
   Я прямо это им сказала. Тогда они мне объяснили, что говорили очень откровенно из их практики (он был гинеколог) и стеснялись при мне, т. к. "Sie sind so furchtbar keusch..." {"Вы же так необычайно целомудренны" (нем.).}.
   Довольно... Я сдержанна была. Чрезмерно иногда рассудочна.
   Теперь же, -- я не понимаю.
   Вы не осудите, что я... принадлежа не Вам, пишу так? Мне больно упомянуть об этом, -- смертельно больно. Но это надо.
   Я в совести ищу ответа. У И. А. о совестном акте28 много. Я не нахожу укора.
   Пока что не скажу Вам больше. Ничего.
   Скажу, что Вы -- такой, какого я всю жизнь искала. Искала несознанно, в молитвах, в сердце. Не ветреность это, не влюбленность, не "Анна Каренина" (не люблю эту вещь, не люблю Толстого!), не "со скуки" или от "неудовлетворенности в семейной жизни". -- Нет! Но потому, что Вы -- единственный. Пред Вами преклоняюсь!
   Как я хочу, чтоб Вы забыли все это: "годы", "зимы цветы" и т. п.
   Скажите правду, -- неужели Вы давно не угадали, что во мне к Вам?
   Объясните, отчего можно полюбить не видя, просто в письмах?
   Я безумно, счастливо-несчастна! Я стала вдруг такой бездумной, утратила себя и все это (Ваше!!!!) "надо считаться с условиями жизни". Хочу Вас видеть! _Б_е_з_у_м_н_о_ хочу!
   Это не слово "институтки" -- "ужасно", "безумно". А в этом смысле одобрил бы такой подбор слова даже и И. А. (не любящий "страшных слов")... Милый, прекрасный... любимый давно и нежно, нежно. Навсегда любимый...
   За что мне такое счастье? Я только всегда боялась, что Вы именно себе "намечтали", -- а я не заслужила. Оттого все и писала так.
   Пишите мне все, все. Не смущайтесь.
   Как мучает, что Вы больны опять. Родной мой, я только сегодня хотела спросить Вас, курите Вы или нет, и хотела просить беречься. А Вы уж и ответили... Берегитесь! Умоляю. Я, увы, сплю плохо. И чувствую себя неважно. Пройдет. Уеду скоро. Не к Вам, а в лес. К Вам не выходит. Но в сердце знаю, что увижу, приеду. Я собиралась к одним знакомым в Meudon'e29 -- было бы легче для визы, -- но так стесненно. Мое бы время я только с Вами делить хотела! Ну, посмотрим. Будет так, -- как нужно. Бог укажет...
   [На полях:] Мне показалось вдруг, что Вы хотели бы услышать от меня словами сказанное, прямо... И я хочу того же. Хочу сказать, что _л_ю_б_л_ю_ Вас. Милый, чудный, мой! Обнимаю Вас долго, долго. Здоровы будьте! Благословляю! Ваша О.
   Болею за бабушку30. Не согласна по-прежнему в оценке хирурга. Я его знаю. Он такой же мерзавец. Вы коснулись этого -- я не хотела писать. Все, все я знаю, ничто мне не ново. И потому -- еще ужасней.
   Пишите же! Пишите скорее...
   Посылаю духи мои вот здесь {Письмо надушено.}, чтобы почувствовал меня.
   Радость моя, солнышко мое!
   Что, что смогу я сказать еще?! --
  

17

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

25.IX.41

   С Ангелом! Мой светлый друг, дорогой мой, именинник мой чудесный!
   Как удивительно: -- во славу Иоанна _Б_о_г_о_с_л_о_в_а!
   Несу Вам столько ласки, любви и нежности, -- молитвы за Вас и с Вами вместе!..
   Будьте бодры и радостны, и прежде всего здоровы!
   Умоляю -- берегитесь! Я очень о Вас волнуюсь. Как я хотела бы, чтоб было все у Вас ясно, радостно, успешно!..
   На этот день и дальше... на много, много времени, до окончанья труда желаю, чтобы "Пути Небесные" легко и радостно творились. И как молю я Бога, чтобы открыл он Вам (и мне!) _П_у_т_и!
   Послушайте: -- как просто, как хорошо и ясно: все в Божьей воле!
   Никогда не надо муки! Он все знает и всех хранит! Мне хочется к Дню ангела сказать Вам, что постараюсь, что _х_о_ч_у_ принять и потрудиться над Божьим Даром. Я верю, что Вы этот дар открыли воистину. Для Вас -- начну! -- Я грешными устами петь Господу еще очень недостойна. Я пропою Вам, т. к. полна я Вами. И эта песня святая будет! Из сердца, из любви, и потому -- достойна!
   Но я не знаю, как приняться. Как надо мне покоя! Как я взволнована, как трудно связно думать! Я жду Ваших писем из "пути" -- их нет еще. Я жду в них найти ответы.
   Как я счастлива всем тем, что Вы мне рассказать-открыть хотите! Я не могу словами выразить.
   Из такого же страха "утратить дорогое", как это у Вас было, -- из этих же самых фантазий, -- я и надумала все, что было в письмах.
   Никогда я не хотела вызвать на лишние подтверждения "похвал", -- я просто не могла поверить, что Вы, не видя меня, могли так мной увлечься.
   Боязнь Вашего разочарования остерегала меня самою увлечься и поверить. Ведь мы же не видались!
   Поверьте, что если б все я от Вас после встречи услыхала, -- то безоговорочно счастливая все приняла бы с полуслова! П_о_н_я_т_н_о?
   Но больше я не хочу об этом! --
   Как я хотела бы послушать с Вами наших, любимых: -- Мусоргского, Чайковского, Римского-Корсакова... Хоть раз бы услыхать еще "Евгения Онегина", "Снегурочку", "Садко", "Князя Игоря"... "Бориса Годунова"31... Здесь нет ведь оперы... В России я много в опере бывала. Обожала...
   Из чужих люблю Шопена, Шуберта (все "Ш"!), Моцарта.
   Рояль люблю я очень, больше скрипки, хоть та и певуча. Рояль -- чудесно!! Какой блистательный Шопен!
   Бетховена я слушаю серьезно, как детка-пай, и ручки на колешках, в смиренном слухе... А вот Шопену, Моцарту и Шуберту я б улыбнулась сердцем, кивнула бы глазами, бросила бы розы...
   Не потому ли что в сердце... Шуберт, "Экспромт 4"32... и Волга... Шопена "Вальс-бриллиант"33 и... та же... Волга..? Я очень люблю музыку! Ах, наши! Наши бессмертные, чудесные! И наш Шаляпин! Вы любите его? Нельзя любить -- он наша гордость! Я не согласна в этом с моим названным папашей, который многое Шаляпину в вину вменяет34... За гений все ему, (Ш[аляпину]), прощаю! -- Вы вспомнили о девочке Серова. Да, она чудесна! И еще больше я люблю его девочку за белой скатертью с яблоками35. Чудесная...
   Вы знаете, в душе, где-то глубоко-глубоко у меня искусство не делится на разновидность... Так я духовно вижу, сливаю как бы во-едино искусство Репина, Мусоргского и Достоевского... А Левитан чудесный и Антон Павлович Чехов... Похожи? Правда? А Вагнер с его великим, грузным, но тяжелым гением почему-то рядом с Врубелем. Как давит Вагнер своим величием нас всех букашек! Конечно, гений, -- но вот такое чувство. А Врубель?
   Серова в некотором роде я ставлю рядом с Алексеем Толстым. Как все они близки... Как дороги, как вечны! У Достоевского читаю теперь "Дневник писателя", и снова и снова восторгаюсь... Как верно он сказал о чувствовании счастья у нас, у русских... Какой великий он! И какой _н_а_ш! Толстого Л. Н. -- вижу теперь совсем другими глазами. И... не люблю. Я исключаю некоторое из "Войны и мира", -- есть там непреложно-вечное, божественно, но в целом -- нет, в целом я Толстого больше не люблю. Мне никогда не нравилась его "Анна Каренина". Особенно в наше жуткое время непонятна эта "трагедия" во главе угла. И почему она -- героиня? М. б. я профан, -- но ничего не сделать. Прежде я очень любила Толстого.
   Тургенев -- милый, нежный, какой-то тонкий,.. как Чайковский... Теперь я многое его иначе чувствую, но все же остается то обаяние... Он долго был моим заветным... Теперь... иначе... конечно...
   Давно иначе... Что сказал о Вас И. А.! Как это верно!! И как же он Вас ценит. За это его люблю. И. А. -- чудесный. Мне так часто его не хватает. Какое то было счастливое время36: возьмешь телефон и... вот... он! Теперь же, -- редко, редко скупые письма. Он мне был вправду за отца. И сколько мне помог советом, поддержкой. Сколько вынул (и как же нежно и бережливо!) яда из моего сердца! И все, все знает... как никто...
   Ну, не сердитесь. "Как никто" -- ровно ничего не значит. И. А. был многому свидетель -- писать или говорить я ему бы ни за что не стала. Он удивительный психолог. А я тогда болела духом... Вы -- несравнимы же! И Вам... мне так все хочется поведать, все... все... Трудно в письмах.
   Ни у кого нет такого сердца, Сердца чудесного, как у Вас, любимый! Я перед этим _С_е_р_д_ц_е_м_ склоняюсь. Неохватное, чудесное, святое! Сердце! Ваше Сердце!
   И неужели мы не увидимся?! Все в Божьей воле, но неужели? Я где-то в сердце читаю, что "да, увидимся!". От Вас узнать должна я слишком много, для жизни, для этой и для той! Я Вам сказать должна так много, чего не могут вместить ни письма, никакие [песни]...
   И я верю... Должны увидеться!
   Ах, как ласков день, как светит солнце! И петушок на шпиле {В оригинале: шпице.} храма (рядом) головкой повернулся на восток... Будет хорошая погода!
   Обо мне Вы не волнуйтесь -- я здорова. Худею, не сплю, -- но то от счастья!..
   Я не люблю лекарства, пожалейте меня. Зачем?
   И на болезнь мою смотрю иначе. То было нужно, да, да, очень нужно! И если надо будет еще -- -- зачем таблетки? Как в "Ich schaue ins Leben" -- о бессоннице37... Помните? Все опишу, как было. Как удивительно все было, какое _ч_у_д_о_ было. Да знаете ли Вы, что за болезнь ту я благодарила Бога. И батюшка был свидетель. Все расскажу Вам в следующем письме. К_а_а_к_ много бы сказала! Нет, это не было последствием гриппа. Разве я не писала? 3 раза я подвергалась этой ужасной пытке обсервации {Осмотра (от нем. Observation).}. Хочу надеяться, что Вам не приходилось и не придется испытать на себе все это. Cystoskopie {Цистоскопия (грек.).} -- ужасно. Не столько боли, а вообще все вместе взятое. Больше часа лежания на пытке. Вводится аппарат с лампочкой прямо в почки, наблюдают, наполняют, фотографируют и т. д. Плакала я от всего этого как девочка, зная, отлично зная окружающую обстановку. Болеть мне очень тяжело всегда, -- слишком знакомо все, до... интонаций взгляда ассистентов. О, как я всех их, всюду одинаковых, -- знаю!
   3 раза так пытали, и под конец через 1/2 года оказалось, что все пропало. Был (думают так) камень. Отпустили как бы здоровой, без оговорок. Но с условием, в случае кровоизлияния, -- немедленно в клинику для cystoscop'a. Видимо, не исключают повторенья. Я спросила о возможностях осложнений при каких-либо неблагоприятных условиях. Сказали, что шансов не больше, чем нормально. Но верхом ездить я не решаюсь. Т. е. я очень бы хотела, но мне домашние мои отсоветывают. Не любят почки тряски. Я думала, что они что-нибудь больше знают, -- но нет, кажется что нет. И правда, вот уже больше года как я совсем здорова. Никаких диет и никаких лекарств. Я знаю, что это было, и спокойна! Не беспокойтесь и Вы. Мне это было нужно! Завтра я собираюсь в церковь. Буду у Креста Животворящего молиться за Вас, за нас. И буду думать о чудесном отце (* Так мало из книг Ваших видно мать Вашу. Почему? Были сестры? Есть?) Вашем, любившем "Кресту Твоему...".
   Чудесный, милый, родной, далекий, сердечно-близкий, мой! В День ангела я Вас целую нежно и обнимаю сердцем. Ваша Оля
   [На полях:] Была в другом фотографическом ателье -- не знаю, что получится. Все они ломают лица. До свидания!
   Недовольна письмом -- ничего не выражает. Люблю безмерно!.. ...Счастье мое!
   Когда Ваше рожденье? Мне очень это надо знать!
   Получили ли мой exprès? 23-го?
   Скорей пишите! Жду очень. Ответьте и на прежние письма.
   Посылаю цветы из сада -- все их сама садила. Розы не распустились -- все в бутонах. Молюсь о нас. Благословляю Вас и долго, нежно смотрю в глаза...
  

18

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

6.Х.41

   Милый мой, солнышко!
   Только что написала письмо38 (с вложенной фотографией, и "стих"), и вот пишу еще. Кажется, я поставила 5 окт., -- ошиблась. Я сейчас увидела, что уже 6-ое и... потому еще пишу, -- т. к. 6-го окт. 36 г. Вы читали в Берлине... Помните? Тогда я _в_и_д_е_т_ь_ Вас могла и _с_л_ы_ш_а_т_ь... Послушайте, мне стыдно за письмо мое -- оно немного безумное... Правда? Я больше не буду _т_а_к... Я жду каждый день Ваших писем, -- пишите ради Бога, -- в этом мне жизнь! Мне писать труднее, -- я буквально _к_р_а_д_у_ минуты. Вы же так спокойно можете это делать! Ах, я забыла успокоить Вас, -- я совсем не так серьезно разбилась на велосипеде... Нет, сердце не от этого... Ничего не повредила, -- кроме синего локтя (до сих пор есть след -- пигментирован) и обоих колен -- ничего. Потеряла сережки, но и то обе нашла потом. Тотчас же села снова и поехала дальше. Видите -- ничего! И вообще я стараюсь взять себя в руки. Как будто бы стало лучше. Но я безумно похудела... Даже не представите! В доме все еще возня -- рабочие. Мечтаю о покое. Моя комната выходит очень мило -- буду там мечтать и... думать о Вас... Боюсь, что будет холодно только. Она наверху -- нет печки. А Вы со мной хитрите! Нехорошо! Я знаю ведь, как вы все там живете. При всем желании нельзя многого достать. Только потому я и хотела послать. К сожалению, не разрешили. У меня отказались принять письмо экспрессом, хотя от Вас идут. Муж подруги все еще здесь. Ужасно! Я мечтала, что к Богослову будет у Вас! Буду о Вас в тот день думать. Бегу на почту! Ваша сердцем Оля
   Не забудьте ответить мне: что приблизительно я Вам писала в письме 13 сент.? Кто М-me Земмеринг?
  

19

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   10.Х.41
   Светлая моя, я весь в Тебе. Вчера я весь день был как на огне, не мог дождаться, когда один останусь с Тобой. Оля, Ты мне вручена Господом, сохрани себя для _н_а_с, _т_р_о_и_х! Ты -- поняла? Простила мне безумное письмо 7-го?39 "Возрождение" не может посылать книг, но Ты их получишь. "Старый Валаам" Тебе вышлют из Словакии. Я все силы отдам -- сделаю. Я _ж_д_у_ Тебя. Во мне боль, и я пью ее, Тебя лаская. Во имя Твое я напишу "Пути" для Тебя. Оля -- пиши мне "ты". Ближе меня у тебя лишь твои родные. А у меня нет ближе Тебя. Я Тебя полюбил давно. Я Тебя ждал -- давно. Оля, я стал сильней, моложе. Все дивятся. Пришли "глаза". Я читаю "Фекондите дан ля марьяж" {Буквально: "Плодовитость в браке" (от фр. fécondité dans la marriage).} -- Dr. Вандевельде, ансьян директёр de 1я клиник дэ Гарлем {Бывший директор госпиталя в Гаарлеме (от фр. directeur anciene de la clinic de Haarlem).}, -- очень раздражает сексуально, но дает много, для плюс и минус. Прочти, должно быть есть на немецком. Я хочу от Тебя ребенка, и я верую, Ты мне дашь его. В такой сильной любви -- да, да. Я счастлив и покоен, что теперь у меня есть -- кому все мое отдать, весь труд жизни. Ради Бога, храни себя, принимай фосфор, укрепи нервы, принимай селюкрин, -- антигриппал. Я за Тебя боюсь. В следующем письме напишу о наших праздниках. Оля, какую я написал главку -- сон Дари! [От Твоего о] "белых туфельках". Я плакал. Мы их вместе выберем, для нашего.
   Твой вечный Иван
   [На полях:] Олёль моя! люблю все крепче.
   Что могу послать Тебе, моя кинка? (кинарочка). Портрет теперь у Марины. Ты -- увидишь.
   Я буду писать каждые три дня. М. б., лучше на другой адрес, скажи?
   Не буду писать exprès. Они тебя волнуют.
   Доктор сказал, что я могу иметь десять ребенков "с таким огнем!" Оля, я весь русский. "Вы весь -- электрический разряд, как молния".
   Какие духи? скажи?
   11 ч. вечера. Я говорю с Тобой. Оля, теперь я Тебе молюсь. Оля, Ты вся [чудесна].

20

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   16.Х.41 9 ч. вечера
   утро 17-го, 10 ч.
   Друг мой, Оля, сердце мое родное, дивная моя... благодарю! Был во тьме, ты засияла, осветила, согрела сердце, и я живу. Эти дни... Не надо, -- жить надо светлым, счастьем. 6.Х.36 г., читал в Берлине! и тебя не видел, мое живое _н_е_б_о! солнышко мое, родная!! Нет, я тебя увижу, Оля... Господь так делает, я верю. Я тебя но-вую увидел, еще чудесней. О, как богата жизнью, как необычайна, какая дивная твоя душа! Чудесная какая "стройка"!! Не изломы тут, не "гололед", не кривизна характера, не "игра" порой, как ты называешь, открываясь... -- это огромное в тебе богатство, твоя душа, непонятая несложными людьми, так сложно одаренная душа... Так ясно, Оля... ты же чудесное произведение Искусства, Божьего Искусства! Благоговеть и поклоняться -- надо было, глядеть, как на Икону Нерукотворную... понять так чутко, не касаясь, не оскорбляя взглядом, а _о_н_и... ломились, как на торгу, глумились! Мученица ты, скорбная моя, вся чистая... так я тобой болею, -- пусть прошлым, ты мне дорога и в прошлом, ты -- _в_е_ч_н_а_я, в тебе чудесные законы Духа, вечные законы, -- _д_а_р_ы_ Господни _ч_е_л_о_в_е_к_у_ -- женщине! Их я знаю, видел, искал воображением, слеплял, -- творилась Анастасия, Дари... -- признаёшь своих-то? В них многое не выражено, даны намеки, только. Дари -- полнее, еще не _в_с_я, ее душа еще не расцвела, только еще в бутоне... -- и вот, мне послано -- _у_в_и_д_е_т_ь, _в_с_ю. Все слезы твои собрал, всю муку, все твое терпенье, все испытания, какие знаю, прозреваю... -- ты мне _с_в_я_т_ы_н_я, Оля, Богом дарованная: "благоговей, _п_о_й_м_и!" Я благоговею, хочу понять. Противоречия? Нет противоречий, все планомерно, объяснимо, _д_а_н_о. Это -- твоя защита, от "захватки", твоя борьба за чистое, искание созвучного душе, тоска и трепет, ожидание и грусть, страх грязи, береженье _с_в_е_т_а, вера, что поймут же, наконец... -- не правда, разве? Гордо сознавай в себе, что победила _т_ы... нет, не захватали, не сломили... надломили только, утомили. Неверно разве? Благодарю, родная, товарищ мой, дружка моя чудесная. За доверие твое благодарю, не осквернится твоя душа ничем неосторожным, недостойным, от меня, -- я чту святое, жизнь не разменяла, -- ломала, утомила, -- не убила Духа. Я тобой любуюсь, я так счастлив! Как к Дари, к тебе стремятся, тебя желают, тебя хотят... -- чувствуют в тебе... но _ч_т_о?! -- не постигают. _H_e_ дано понять, -- "загадка", "интересна", "русалка", "гололедь"... !! -- "холодный глаз"... -- все переберут, кому что свойственно, -- не узрят _н_е_б_а: не _т_о_г_о_ порядка, строя. Ты знала это... (10 1/2 ночи, стучать нельзя, беру перо. Скоро 11 ч., срок наш, урочный, наше _с_ч_а_с_т_ь_е, пока) -- и отошла. Не знаю больше. Ты остановилась на... нейтрале, -- на "перекрестке"? Дальше... -- этого, пока, никто не знает. Тут область Веры и -- Надежды. Любовь -- пришла. Стыдиться? Не знать -- чье это? Тьмы? Света?.. Ну, а сердце -- как бьется? _ч_е_м? У меня -- о, каким же Светом! Понимаю, _в_с_е. Как сложно. Господь укажет, ты права... и -- знаешь. Моя чудеска! Ты признала свою сестру -- Дари. Ты ее полюбила, сильно. Много в ней своего открыла. Но всю еще не знаешь. Ты недаром так зачарована "Путями". А я..? Почему их выбрал?! И -- когда! И оборвал -- на страшной грани. За 10 дней до кончины первой Оли -- дописывал "последнюю" главу -- 33-ью, -- "И_с_х_о_д". Ку-да? Во _ч_т_о?! -- Не знал я. Для меня, тогда, -- в боль, в страшное. Казалось, -- в смерть. Незримо, ты была -- тогда, 6.X -- 5 лет тому. "Пути" -- лежали. Ждали? Да. Теперь мы знаем. Но, знаешь... -- ты уже _б_ы_л_а_ в них, _т_е_б_я, -- так прикровенно! -- _и_с_к_а_л_о_ мое сердце. Ждало? Дождалось? -- Да, ты видишь. Выдумал ли я?! Ты чувствуешь. Так ясно стало, теперь-то. Видишь? Кому же _э_т_о_ было надо? Т_а_к_о_е, _в_с_е. Тьме? -- это -- Свет-то мой?! Мои "Пути... _Н_е_б_е_с_н_ы_е"?! От них тьма тает. Кто возразил бы?! Ну, чувствуешь, _к_а_к_о_е_ намечается решение... _п_л_а_н_ будущих "Путей... земных -- небесных". Чудесно? Мне самому чудесно! А вот _п_р_и_ш_л_о, чудесно. Или -- _э_т_о_ _в_с_е_ я выдумал? Ты светло улыбаешься, моя чудеска. Ну, позволь... я тебя поцелую, чисто, нежно,.. 11 ч. 1 мин. -- чуть не пропустил! -- Оля, смотрю на тебя, слышу, зову... Оля! Это ты позвала... я пропустил бы, записался... Не могу писать, смотрю, целую... нежно, сильно, Оля! Как тепло на сердце, как я тобой живу... любуюсь... вижу! Необычайная, такая -- вся близкая, вся -- в сердце... Это ты позвала, услышал я... так легко мне... после этих дней... 7--8--9.Х -- их я не видел, я так страдал! Три дня... канун Сережиного ангела, день его ангела -- канун моего ангела, -- день моего ангела... я не был в церкви -- был впотьмах, от горя, не поняв письма, как оглушенный. Вот тут... да, тут, в твоем страхе, мне передавшемся, в твоем смятенье... "не посылайте, ради Бога!" -- "я не приеду..." -- тут вмешалась иная сила, затемнила во мне рассудок, увела от Бога -- в помраченье. Я благодарю "контроль", -- воистину, это Божья Милость! -- что мне вернули два моих "exprès" -- 7-го и 8-го. -- Они были безумные (от 7-го -- как свыше 4 страниц, от 8-го -- как неразборчивое). Сколько боли, зла, -- сделали ли бы они твоему сердцу, безвинному. Да, Оля, это была Милость Божия, _о_н_а_ _с_п_а_с_а_л_а. Господи, благодарю! Ты знаешь, вечная моя... перед всем этим, за неделю, или за 5 дней я видел во сне мою покойную, первую мою... она явилась в траурном платье... -- я знал, это -- к тяжелому, -- это бывало не раз. И вот -- такой непереносной боли, до боли в сердце, как от ножа, я не знал давно: такое было -- с 22.VI.36 г. -- день ее кончины, до... долго-долго. До... "встречи"? Да. Последним криком этой боли, _н_о_в_о_й_ вспышкой -- был день -- в самом начале июня 1939 г. -- боль _к_р_и_к_н_у_л_а. Ответ -- ты знаешь. _К_т_о_ же это -- _т_ь_м_а?! Тьме мой "конец" был нужен, а не... Оля! не святой труд, а его гибель. Ты видишь. Ну, позволь... я поцелую тебя, товарищ верный, крепкий, -- подруга, дружка, моя _ж_е_н_а... земная -- там ли, -- этого не знаю. Нет, верить хочу, что _б_у_д_е_ш_ь, дашь мне силу -- все завершить, тобой. Ми-лая, как ты нежно сказала мне! как сильно, как открыла сердце! К_а_к_ я принял -- все, все! Как я люблю тебя, как верю твоему чувству! Какое оно сильное, святое, -- как близка ты! Тут нет _г_р_е_х_а, тут -- правда, Оля. Сама правда. Не в твоей власти это, -- это _п_р_и_ш_л_о. Открылось, как _н_е_б_о_ открывается, ночное, -- в молнии, -- яркий день, день Света. И я неволен, и -- ты. Мы не искали греха. Мы оба его боимся. Это все -- выше нашей воли. Так я говорю перед своей совестью, перед твоею, -- я много думаю, много допытываюсь у сердца. Что я могу? Вижу -- это выше сил. Господь все видит, Оля, моя, кроткая, робкая, -- ты ищешь правды. Всмотрись, где, в чем же -- правда? Ты ищешь в себе худшего, все время. Почему? Я тебе все сказал, _к_т_о_ ты, по-моему, -- я же не мальчик, есть же во мне хоть малая способность разбираться в чувствах, в добре и зле? Я тебя -- знаю. Понял _в_с_е_ в тебе. По совести. И, все зная, говорю: чудесная! правая во всем, одаренная от Бога щедро, до предела! Талантлива -- огромно. _В_с_е_м_ овладеешь. Все преодолеешь. _Т_а_к_о_й_ не знаю, _н_е_ знал. Тобою, _с_к_в_о_з_ь_ тебя пойдут мои "Пути Небесные", -- или -- замрут. Это не в моей воле. Но я буду писать их, даю слово! Вот только разберусь немного, в срочном. Переписка вся запущена. О _г_л_а_в_н_о_м_ -- все в следующем письме. У меня есть намеки, как мне надо. Я попытаюсь тебя увидеть. Надо продумать, навести справки. Не знаю, велика ли русская колония. Я думал -- попытаться в центрах -- литературные вечера. Списаться надо. Поговорю здесь, в Комитете, с бароном профессором Таубе40. Жаль, нет Николая Васильевича ван Вейка41. Затерял адрес одной писательницы голландской -- Bauer (Бауэр)42 -- сколько было писем от нее, она прислала мне чудный букет -- ко дню Троицы, в 34 году, когда я лежал в Американском госпитале, в Нейи (с 24 по 29 мая). Помню, 27 июня {Здесь описка: в 1934 г. праздник Троицы был 27 мая.} был Троицын день. Милая она, выучилась русскому языку (очень хорошо писала письма!) у русского священника в la Haag {Гаага (фр.).}. Как я тебя люблю! Сейчас, схватил портрет, так целова-ал..! Ты для мня -- Святая, Оля! Вечная. Все равно -- какая, хоть бы ты была самая некрасивая, (ты -- прелестна!), все равно мне -- ты -- вся -- Сердце! Душа! Я знаю, что в человеке -- драгоценность. Надо поискать в письмах. Какой хаос! Мой архив -- это что-то непередаваемое. После смерти Оли -- я, в отчаянии, хотел все кончить. Роздал мебель, книги -- больше 1000 томов раскидал по организациям, школам -- друзьям -- картинки были -- отдал, мой портрет, красками, московский, очень хорошего художника,., м. б. помнишь -- "Перед обыском" -- в Румянцевском музее -- студент жжет письма? -- Да, Калиниченко, был я у него дня 3, зимой, в имении, Рязанской губернии, -- угорел, помню, в его ателье, -- он -- я нетерпелив на портреты, -- в 1/4 часа намазал акварелью, пастелью, чернилами -- Оле очень нравился, я ей подарил его... и при разделке (конец!) подарил одному ценителю. И -- письма рвал, жег, много важного... думаю -- ко-му все это -- _т_е_п_е_р_ь -то?! Рукописи рвал, проклинал все. Только ее вещи не мог тронуть. Ее рубашечка, в которой умерла... держал ее все годы под подушкой. Только недавно (летом, в начале июня) -- убрала старушка моя, которая приходит убирать -- 2 раза в неделю квартиру, новгородская, очень Олю полюбила, по портретам. И тебя вытирает так тщательно, -- а я пою из Пушкина, весело когда. И Сережечку очень -- так жалеет -- все так -- "ах, какой красавчик... А супруга -- ну, как ангел!.." Она и убрала в комод. Там -- все. Все ее тонкие рубашечки, цветные... она любила быть ночной-нарядной. Любила полоскаться, -- воду! Так вот: все в хаосе. Пи-сем -- тысячи -- что уцелело. Надо разыскать. Не люблю. До следующего письма о главном. И о чудесном -- о твоем "стихе". Ты -- глупышка, трусиха, робочка. Ты -- во всем -- прекрасна. Я тебе не критик. Я взял в сердце. Чу-десно. Благодарю, родная! Это -- счастье. _П_о_ё_т_ твоя душа! Я беру -- _в_с_е, -- мысль -- чувство, (не в форме дело, а в _с_у_т_и). _П_о_ё_т! Слышу. Это -- чудеснейший лиризм. Это -- ты -- мне. Целую руки, целую глаза твои, чудеска, целую сердце. Как ты близка мне, дорогая! Как нежна душа! Ты ничего еще не понимаешь, что из тебя выйдет! А уже _е_с_т_ь, [давно]. Такое ты напи-шешь... вспомни мое слово! Храбрей, трусиха. Все возьмешь. Руки буду целовать, перо -- у, птичка золотая. Весь твой, весь, навек. Твой Ив. Шмелев. До завтра. Боюсь 5-й страницы. А все твое пришло, и открытка от 2.Х43 (о, милая, она не страшная!), и от 6.Х и -- закрытое от 4-го. На все отвечу. Целую. Крещу. Молюсь.
   [На полях:] У, живой талант! "Стих" -- прекрасен! Какой -- напор!! Сила чувств! Это -- все!
   Умоляю лечиться: почему такое похудание?! Общий анализ, рыбий жир, селюкрин, фосфаты. Оля, завтра я напишу все.
   Девочка чистая моя, ты -- чудесна! "Стих" -- дивно! Я тебе это докажу, в следующем письме и отвечу на все. Все силы употреблю -- приехать. Пишу сегодня еще.
   Как и Евангелие, Пушкина читай -- _в_с_е_г_д_а. И -- Тютчева.
   Не могу оторваться от тебя, а надо посылать, утро 17-го.
   В какой раз перечитал сейчас "Стих". Чу-до! Огромное! Если бы я прочитал публично -- зал дрожал бы! Глупая, не трусь.
  

21

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

17 окт. 41 г.

   Дорогой мой, милый...
   Пишу вдогонку моему вчерашнему письму44... Не примите его (вчерашнее) за упреки. Мне это было бы очень больно. Я там "журила" Вас. И только потому, что всем и всячески хотела убедить Вас бросить мутные мысли, успокоиться... Это, и только это может дать нам обоим силы. Мое письмо не удалось, в нем (по стилю, по выразительности) много есть как бы противоречий, на взгляд. Но если Вы постараетесь увидеть мое сердце, то -- поймете...
   Я -- вся рана... мука. Я так страдаю. Я физически больна. Сегодня как будто лучше -- м. б. потому что солнце? Я как бы "упрекала" -- но это не так, я -- мучилась. Мне горько, что ты меня упрекаешь. Ставишь все так, будто меня _у_п_р_а_ш_и_в_а_т_ь_ надо... Неужели ты моего сердца все еще не увидел? Не знаешь _ч_т_о_ и _к_т_о_ ты мне? И вот при этом всем -- у меня полная безысходность. А ты не понимаешь... Я все для тебя терплю. Я твердо сказала: "если Богу угодно -- пусть все будет по Его воле". Иначе я не знаю ничего. Я же не ухожу от тебя. Я и сама этого не могу. Я живу только ожиданием твоих писем.
   Пиши же! Будем молиться! Мне горько было, что ты не захотел к Иоанну Богослову. Это -- не хорошо. И потому еще журила. Ты не смеешь себя тратить на ненужные мученья! Не смеешь! Ты и силы твои нужны более важному и ценному!.. И главное: -- нет причины к твоим таким мукам... Я страдаю от разлуки, но при всем моем желании даже, мне визу не дают -- женщин не пускают! Наш батюшка ездил к вам, -- м. б. вам тоже можно? Мы должны быть бодры и достойны Господнего водительства. Это мне так ясно. Я же тебе предлагаю только спокойно выждать, не форсировать... Будь бодр, не давай волю нервам! Нельзя! Целую и благословляю!
   Будь здоров!
   Твоя Оля
   [На полях:] Я написала вчера, что "начинаю жалеть, что написала 9.VI.39" -- это конечно только как выражение муки моей, за твои страдания, что я их тебе [причиняю] своим существованием.
   Будь же другом -- пойми! Не _к_о_р_и!
   У меня не принимают на почте экспресс, -- посылаю сама. Все-таки скорее!
  

22

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   18.Х.41 1 ч. 20 мин. дня
   Чтобы не забыть, Оля-милочка, -- получила ли мой "экспресс" от 30.IX, от руки? Два -- 7--8.Х вернулись, а 9.Х должна получить45. Меня заботит, не пропадают ли на почте или -- дома? -- мои письма. Подумай, дорогушка, все ли мои в сохранности. Я писал еще 10-го -- открытку, 11-го -- закрытое. Затем -- 15, 17 -- утром и еще вечером46. Меня тревожит твоя болезнь.
   Как случилась встреча с Б[редиусом] и -- замужество? когда? Пишешь -- "он мне верен, но..." Нет любви? Отсюда... _ч_т_о_ же?! Разум и сердце потребуют сделать вывод. Рано или поздно... -- лучше, чтобы _н_е_ поздно. Что тебя смущает -- скажи. Мой "вопрос" -- 25.IX47 -- поставлен прямо, чисто, продуманно. В чем смущенье? Ты религиозная, -- может ли в твоих условиях иметь силу _т_а_к_о_й_ союз, где обе стороны не отвечают духу таинства? Твое чистое сердце тебе скажет верно. Отсюда -- вывод. Тревога за маму, за брата? Это не может тебя связывать. Мама всегда будет с тобой, и брат. Я иду с открытой душой... Помни: близится день Св. России48. Не бойся за близких. Ты "проснулась", усыпленная царевна, _у_в_и_д_а_л_а, можно ли _т_а_к_ дальше. Ты говоришь о _г_р_е_х_е. Да в чем же?! Ты -- чиста, я -- _в_с_е_ ты знаешь, как я чутко берегся смутить твой душевный мир, _н_и_ч_е_г_о_ не зная, -- отсюда мои попытки, -- с какою болью! -- забыть тебя, любимую... -- теперь ты знаешь, к чему привело это. Где же -- твой грех? Ты все свято выполняешь, страдая. Церковь наша не благословляет "против совести", не признает "рабства духа". Отсюда -- развод. Спроси себя в своей чистоте: "что же делать"? Ответ ясен. Но... поверь, _ч_т_о_ для тебя -- _н_о_в_а_я_ жизнь, наша общая судьба. Отвечает сердцу? Все теперь знаешь. Я проверил, мое решенье неизменно. Тебе -- трудней. Но -- в твоей воле твоя жизнь. Понимаю, надо видеться и обо всем говорить. Я буду добиваться этого. Не знаю, разрешат ли русскому писателю приехать, чтобы читать для соотечественников. Надежды очень мало, но я не опускаю рук. Мне необходимо говорить и с переводчиками на голландский язык. "Солнце мертвых", вышло на 6 языках49, должно быть на голландском, теперь особенно, когда завершается борьба с большевизмом. Довольно бесы ставили преград в Европе моей книге. Германия ее хорошо знает, вышло до 28 г. -- 12 изданий50. Теперь -- не знаю, сколько. Выйдет в Италии, Испании, -- после большевистских "запруд". Будет и в северных странах. Мне нужно лично говорить с издателями. Вот мотив поездки. Пишу письма, увижусь с деловыми людьми. Полагаю, что ты меня где-то встретишь. Поездка к Сереже -- отпадает, -- и глухое время, и нет причины быть там. Но если ты потребуешь, я буду всюду, если -- буду. То, что Б[редиус] знает, -- это облегчает разрешенье: меньше неожиданности. Но если и при этих условиях оставлять "гнилые узы" -- жизнь твоя станет нестерпимой. Надо и тебе, и Б[редиусу] сделать выводы. Бог тебя спас от рабства с "деспотом", м. б. от гибели, -- Бог дает "пути" и ныне, -- не видишь разве? Я тебя не вынуждаю, но с открытым сердцем должен сказать: моя работа литературная может быть полной -- с тобой, только. Без тебя -- я вернусь к 22 июня, дню кончины Оли. С этим, моим, не считайся, как с главным: главное -- это твое счастье, чистое, по-Божьи. Так и поступай. Третьего выхода -- нет. Ни ты, ни я -- в обмане жить не можем. Б[редиус] -- не "кавказец", он должен бы все учитывать, он -- достаточно культурен. Если есть "но..." -- тем легче. Ясно: нет сродства, ни душевного, ни, кажется, и... "для уз". Кстати, в его облике есть что-то от "колоний", или -- от... еврейства? Оговорюсь, это лишь "впечатление". Но главное -- ты только теперь узнала, что такое "Жизнь". Ведь тебя, светлая моя, загнали, затравили, заторкали, к пропасти толкали, пытали самое чистое твое... -- и ты метнулась. Не говори о "скверном характере", -- неправда это. Это была твоя "защита". Повторяю -- ты все-женщина, у тебя все ее свойства, в исключительном богатстве. И -- главное -- богатство сердца, его движений, его... "игры". Но, главнее, -- ты -- подлинный художник, ты всю жизнь -- инстинктом -- ожидала, когда "проснется". Вот проснулось... Все твое письмо, большое, от 6.Х -- совершенно изумительно. Я его много раз читал -- и думал: какая си-ла сердца! какое душевное сокровище! О, благодарю, за радость. Это -- не похвала моя. Ну, стоит чего-нибудь мой литературно-духовный опыт?! Это -- _и_г_р_а_ чудесных самоцветов, _ж_и_в_ы_х, -- и как ты ее _д_а_л_а! Это же -- преодоление труднейшего! О грани твоего сердца, души твоей, -- бился луч _с_в_е_т_а, замкнутый "законом отраженья", -- и как _и_г_р_а_л! О самоцветах, о бриллиантах знаешь... -- это тайна Божия, чудо-чудес! Камни -- как живое: мечтают, ласкаются, смеются, гаснут, кричат, взрываются, горят, пылают, колют, льнут нежно, томно замирают, обмирают в страсти, нежат, грустят, томятся... _д_у_м_а_ю_т. Игра их -- мысли, чувства. -- И все от _с_в_е_т_а. Вот твоя душа, -- превыше всех бриллиантов, всех самоцветов. Это душа художника, бо-льшого! Верь мне. Она теперь взыграла, и не заснет. Но... можно убить ее. Господи, не попусти сего! -- вот моя молитва. И если нужно, для _ж_и_з_н_и_ твоей проснувшейся души, чтобы я устранился, -- пусть, я покорен: _т_ы_ _ж_и_в_и, прекрасная моя... но -- _ж_и_в_и, а не склоняйся перед _т_ь_м_о_й, которой так хотелось бы убить _с_в_е_т_ твой!
   Друг мой, товарищ мой, ровня ты моя... как счастлив я тобою, что узнал твой _с_в_е_т; из пустоты блеснул он мне в страшный день отчаяния моего, -- ты помнишь, Оля. И ты себя пугаешь -- а если _н_е_ от Бога?! Ты хочешь еще _з_н_а_к_о_в! Не искушай Судьбу: _д_а_н_ы_ _в_с_е_ Знаки. Ты их знаешь. Ты _т_о_г_д_а_ же увидала _Н_е_б_о! ты мне писала, ты рыдала... во тьме? -- когда писала? Ты от радостного _с_в_е_т_а_ плакала, рождавшегося _с_в_е_т_а. Были испытанья, да... и что же вышло? _С_в_е_т_ не погас, а разгорался, разгорелся. От -- тьмы? От тьмы свет гаснет, умирает.
   Все изумительно -- в твоем письме. "Стих" -- твоя победа. Ты так открылась, так показала ду-шу... боль, метанье -- "игра"-то! -- благоговение перед божественным в тебе, страх его утратить... -- твоя борьба с насилием! -- радость -- до страсти! -- перед тебе открывшимся, радость впервые познанного чувства, расцветшего так изумительно чудесно, чисто... -- "к жизни разбудили... все силы души и сердца, ума, воображения, все чувства во мне проснулись..." Оля, Оля... -- и это -- _г_р_е_х?! "Страдаю... и как счастлива всем этим!" Мы греху не отдавались, ты знаешь. Виноваты в... пробуждении?! Кто может укорить тебя? в чем?! Совесть пусть ответит. Душа сказала _в_с_е. Кто может требовать еще -- мучений?! Бог? Нет, тьма, порожденье мучений. Только.
   Не томись, голубка, что мои "Пути Небесные" не завершаются. Они -- должны родиться. Они творятся, в глубине, дозреют... -- и родятся сразу. Так у меня обычно: видно, не коснулся до слуха чуткого "божественный глагол". Без него -- не могут. Я не насилую души. Ты понимаешь -- в _т_а_к_о_м_ хаосе, что я переживаю, -- _н_е_л_ь_з_я. Но они _и_д_у_т, я знаю. В них уже явился Дима... -- так _н_а_д_о. Дари растет... -- сколько _ч_е_р_е_з_ тебя растет! Ты вошла в _м_о_е... что бы не случилось -- так и останешься, непоправимо это, и слава Богу. Будь благословенна, свет мой! моя любовь -- _н_е_ мука! Она мне светит. Господи, благодарю Тебя, за этот Свет!
   Сегодня проснулся в 5-м часу, и -- о тебе, только о тебе! Что я испытывал? Вот то самое, как ты, когда "будто шла на свидание", переодевалась, одна... Снова засыпал, в мыслях о тебе... Чем я силен? Тобой. Ты отворяешь все мои "подвалы"... у тебя ключи. Кто их дал тебе? Не знаю, -- _ж_и_з_н_ь, Бог, -- сердце твое нашло их, _с_а_м_о, в исканиях, загнанное сердце, замученное сердце... запуганное тьмой... Бог осветил его... я верю, верую, всем сердцем. Чтобы нас губить?! Оля, думать так -- кощунство. Бог направляет, одаряет... Отнимет? Его воля. Но искать новых знаков, томиться, дотерпеться до... лжи..? воли своей свободной не проявить..? не помогать "путям"? ждать... чего? чу-да? безвольным чуда не дается... ну-дится оно, как Царство Божье51, -- усилием, молитвой, творчеством, нашим, волевым, горящим сердцем, устремлением к цели, -- да, все проверяя совестью и сердцем чистым. Не укоряй себя, ни в чем. Ты -- чистая. Я... -- нет, я не погрешаю, видит Бог: иду прямым путем, -- ты это знаешь, изо _в_с_е_г_о. Я понимаю всю сложность, для тебя... но -- надо же сдвинуть с гнилой дороги, с мертвой точки, -- остановившуюся жизнь, -- ку-да она вела тебя? Ни-куда, ты знаешь. Так, жизнь впустую, безо _в_с_е_г_о, топтанье, истомляющее дух, лишающее душу воли. Не считайся ни с чем моим: ни с чувством к тебе, ни с моей работой, ни с "людьми", кому м. б. нужно мое творчество... -- только со своим считайся... ты знаешь и мои плюсы, и мои минусы... -- я намного старше, все учти, -- но, главное, иди от своей жизни, от _р_о_ж_д_е_н_и_я_ _в_ _ж_и_з_н_ь, _о_т_ _н_о_в_о_г_о, тебе открывшегося вдруг, -- не вдруг, конечно, это длится тре-тий год! -- от _с_ч_а_с_т_ь_я, -- не корыстного, не "ощущений", а _ч_у_в_с_т_в_а, -- иди от того бесцелья, в котором замирает жизнь твоя... -- исходи из всего, что знаешь, -- и тебе станет ясно, что же надо. Ну, если примиряешься с судьбою, какая у тебя, продолжай, как было. Я... что же остается мне? -- все приму. Ну, м. б. _д_р_у_г_о_е_ встретишь, лучше окрылишься: я буду все же рад, что _ч_т_о-т_о_ и от моего тут было, для счастья твоего... только бы ты _ж_и_л_а, моя чудеска, дивная, вся нежность, вся -- все-женщина, неисчислимое богатство сердца! О, как я тебя целую, Оля! всю, недоступную. Целую твою ручку, твою душку, _т_а_к_о_е_ в сердце мне пропетое. Благодарю за "поцелуй". Ты -- бо-лыная!
   На все отвечу, после. Вот, пока, о Земмеринг. Знаю ее лет 8. Виделся в мою поездку в Ригу, после кончины Оли. Ей теперь под 50. Моя "Неупиваемая чаша" овладела ею, давно. Кажд[одневно], года ее читает, лет 12. Урожденная Башкирова, -- миллионеры. Замужем за немецким колонистом52, тоже миллионер, из Самары? Теперь они в Берлине. У ней дочь, Милочка, -- лет 25, прелестная. Студентка, юрист. Мать "не от мира сего", душой -- ребенок, очень религиозная. И. А. ее называл "истеричкой" и даже -- "ханжой"53. Не очень верно. Это -- чистейшая душа. Меня она боготворит. Сопровождали меня в поездках по Эстонии54 -- жили там на даче. Мой успех в лимитрофах55 еще больше усилил благоговение. Был с ними у границы, смотрел на Псков. Лазили по стенам, развалинам, в Изборске. Вернувшись в Париж, получил письмо: Милочка хотела ехать ко мне, "служить мне", в моей пустоте после Оли. Мать ее благословила. Я отклонил. Они присутствовали на _в_с_е_х_ моих выступлениях, -- свыше 12, -- я был счастлив их любовью. Да и все, -- тысячи читателей моих, -- все трогательно показали любовь, жалели. Я был в кошмаре, но... выдержал, был потрясен, как меня знают, любят. Осыпали меня дарами, -- почти все роздал, оставил -- священное, -- часть на могилке Оли. В Берлин тогда приехал -- выпитый, весь. Ты видела меня, какой я был. Но -- читал, держался. Пишут мне. Милочка хотела бы приехать, поговорить, на кого себя готовить, для России. В Берлине многие влюблены в нее, но она ходит в темненьком, как монашка, -- "но..." -- пишет мать -- "действие обратное". Все настаивают -- замуж выходить, М[илочка] не хочет, пока, учиться хочет. Хотела на славянский факультет, у проф. Арсеньева56, в Кенигсберге, но тот служит переводчиком, у немцев. Юридический факультет не в чести теперь. Умная, строгая, "не нынешнего века", говорит мать. Редкие глаза, чуть в сеточке, в туманце, -- потому и льнут. Милая, тут, должно быть ревность к "Чаше". Писала мне мать -- "поймет ли Вашу "Чашу" г-жа Бредиус?" Она боится... для меня? Но если Вы ее, Раису Гавриловну Земмеринг... учувствуете -- полюбите. Если бы она была не замужем, -- лучшей -- ты не в счет, Оля, ты это знаешь, -- если бы не узнал я тебя, лучшей заботы обо мне, о _м_о_е_м_ -- не встретил бы. От "Куликова поля", от "Старого Валаама", от "Вербного воскресенья" -- от "Богомолья"... -- в невыразимом восхищении. "Куликово поле" -- "высота, до которой могли подыматься только святые..." -- писала она -- и Милочка, -- на ее душе пусть это будет: "ни-когда до такого не мог бы подняться Достоевский". "Это -- мировое". Чем "странное" было ее письмо? Она старалась, много было хлопот -- достать Вам "Чашу". И сейчас все хлопочет, добывает "Солнце мертвых". Милочка позволила себе маленькую "дерзость" -- денег мне послать. Я их ей верну, -- духи пошлю, еще... -- она любит, -- это мать мне написала, она не знает, -- "Эман" -- Коти -- "Магнит". Пусть, кого-нибудь лучшего притянет. Отказала в руке какому-то "изящному молодому поэту". Она не приедет в Париж -- я отклоню решительно, мне сейчас очень тяжело. Мать так тревожна совестью, что не считает себя достойной вернуться в Россию, "которую оставила в страдании". Дочь -- горячая националистка, до... жертвы? Евреев терпеть не может. Я... -- почти, я слишком знаю, пронзен в сердце. _К_а_к_ _б_ы_ я тебе прочел "Куликово поле"! Ночами писал -- и дрожало все во мне, в слезах. Дерзнул Святого дать. Евреи из "Последних новостей"57 бесились, как я осмелился говорить _т_а_к. О, ты поняла бы, мы смешали бы наши слезы... о, милая... как я тебя люблю, страдание мое и счастье, тебя я недостоин. Оля, я не буду жить, если ты заболеешь, это твердо говорю, пересиль себя, лечись, -- что же так похудела?! Прости, на многое не ответил, я плохо сплю... без тебя нет жизни, тоска, тоска... Прости, я буду сильным... ничего, осилю. Только бы _б_ы_л_а_ ты! ты!! Мариночка поможет, я ее просил, покажет тебе мой портрет, большой. Книги издательство послало 17-го две: "Историю любовную" и "Свет Разума", пока. Я после надпишу, нельзя с надписью. Всю целую, обнимаю, весь в тебе, с тобой. Устал я, Олёк... плохая погода, -- снег! _В_С_Е_ у меня есть до излишества. Твой Ив. Шмелев
   Оля, не забывай, пиши... Твой, до конца. Ив. Шмелев
  

23

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

Суббота--воскресенье

19.Х.41

   Мой дорогой, бесценный... любимый мой!
   Пишу тебе из постели, -- чувствую себя неважно, решила м. б. лучше полежать. У меня все дрожь как будто, то горячей волной, то холодной, по сосудам... И сердце захлебывается и заливается горячей кровью. И... больно... иногда. Все вздохнуть хочется, глубоко-глубоко, а... больно. Это и раньше бывало, еще в клинике. Тогда я пила calcium-preparat {Препарат кальция (фр.).}. Нервное. Надо покой. Я легла, но покоя нет. Я так беспокоюсь о тебе. Я боюсь. Я боюсь, что ты страдать будешь, не так поймешь мое письмо от 16-го58 и будешь бранить меня. Миленький, дорогой мой... пожалей меня! Пощади, побереги. Поверь, что люблю тебя, и страдаю _т_о_л_ь_к_о_ за тебя... потому, что ты страдаешь. Я _т_о_ письмо писала вся в ознобе, больная, -- прости, если жестко. Но я не жесткая к тебе. Я -- вся ласка для тебя! Ах, как хочу я быть сейчас с тобой, прижаться к тебе щекой, погладить тебя нежно-нежно!.. Умоляю тебя... . пойми, пойми меня!..
   Мы можем любить друг друга -- я за это не мучаюсь, не "убегаю", не "испугалась". Твое все меня нисколько не "смущает". Как ты можешь _т_а_к_ говорить?! Но у меня все очень сложно пока, сейчас. Надо хоть сколько-нибудь выждать. Муж мой очень слабый, я не говорила тебе, но он был очень болен. У него была сильная Neurose {Невроз (нем.).}. И. А. это знает. Если сейчас что-либо начать -- это значит м. б. большое горе...
   Особенно, т. к. он к другому не захочет отпустить.
   Пойми, что для меня эта мука ужасная.
   Помоги мне! Отчего это лучший друг-мужчина превращается в противника как бы в сражении тотчас, как узнает, что любим? Останься же мне близким, чтобы я тебя не боялась. Чтобы с тобой советовалась, все тебе говорила. Я боюсь твоих реакций, -- ты меня не понимаешь! Отнесись ко мне чуть-чуть как "со-стороны".
   Я продолжаю письмо утром.
   Вся ночь была в кошмарах. Были странные сны. М. б. что-нибудь значат? И муж плакал во сне, -- видел, что его отец умер, после ссоры с ним. Разбудил меня и рассказал в слезах. Я вся разбита. Я пишу даже с трудом. Ты мне ничего не пишешь. Отчего? Неужели тактика? Неужели ты мучаешь меня сознательно. Если я не знаю, что ты успокоился, понял меня, то я не поправлюсь. Я не люблю страшных слов, но я знаю, что я не поправлюсь, если ты меня будешь мучить. Пиши же мне! Не оставляй Олю в мучении! Давай писать хорошо, тепло, светло, веря, что увидимся, что Бог все покажет. Понимаешь, мы сами ничего не можем. Даже визу не получить. Я всю ночь сегодня задыхалась. И сны все такие же были...
   Один был легкий... Я в церкви, но ни икон, ни свеч. Свечу я с мамой заказали, большую, дьяконскую59. Стоял огромный стол, дубовый, а на нем в серебряных сосудах: ладан зернышками, рис и хлеб. Мы все вокруг этого стола. Батюшка светлый весь. А я в длинных малиновых штанах и белой рубашке с широкими рукавами и в платке, красном. А на ногах белые чувяки. Кто-то говорит, что надо надеть белое платье и так в нем и остаться до воскресенья. Это будто бы в Великий Четверг происходит. А говорит о платье один, умерший теперь, инвалид из Tegel'я, -- бывал он периодически сумасшедшим... Я остаюсь, как была, только платок сменяю далматинской шапочкой. И вот стоим... Вдруг влетает маленький белый-белый голубок. Садится на стол и клюет... ладан... Я думаю... символ Духа Святого! Как хорошо! Но тут летит еще один и садится на рис. Я думаю -- жаль... почему же 2? И вот 3-й! Летит ко мне! Садится на левую ладонь мою, а в правой руке у меня горит свеча. Я рада, очень рада... и думаю... -- 3! Это символ Святой Троицы! Кормлю голубка хлебом, и он остается у меня спокойно и клюет хлеб!
   И все...
   И вот еще: я должна идти исповедаться. Все в том же странном наряде. Похожа на мальчика-турчонка.
   Подхожу к Царским Вратам, закрытым. Жду батюшку, хочется построже. И думаю о грехах... И вот, когда хочу склониться на колени для молитвы... вижу, что на полу стоит огромная _ч_а_ш_а, в золотой оправе красное стекло... Пустая. Даже стенки сухи!
   Проснулась.
   И еще...
   Я получаю твою книгу: 2-ая часть "Путей Небесных".
   Я безумно рада. Сердце билось до боли. Беру... как она мала. Тоненькая книжка... Я открываю крышку и вижу, что смотрю с конца. Последняя белая страничка, на которой обычно стоит: "права сохраняются за автором"... написано: "Эта книга последняя, написанная при жизни супруги автора". Я думаю: это же не может быть. О. А. скончалась в 36 году, когда же издавали? Ищу начала книжки и вижу, что вся она полна портретов. Портретов гоголевских типов. И вся о Гоголе. Я в ужасе, что тут ошибка, -- переплетено вместе с Гоголем. Волнуюсь. Ищу, ищу тебя, твое имя, разгадку. Я чуть не плачу... И вот... наконец... портретов нет больше. Я жду, что твой портрет увижу. Еще одна белая страничка и...
   я проснулась.
   Я очень страдаю за "Пути". Пиши их! Ты должен! Ах, если бы ты мне хоть чуточку приоткрыл эту завесу! Я тебя как-то просила. Правда очень робко. Смущалась быть навязчивой. Ты не ответил. Я не прошу, если не хочешь. Но ты же рассказывал О. А.?
   Конечно, я не претендую на такое же доверие. Но мне так бы очень, очень хотелось... Я уже давно этого жду!.. Если тебе не хочется, то обойди молчанием! {Впоследствии эти 2 абзаца обведены О. А. Бредиус-Субботиной. Выделенные курсивом фразы подчеркнуты красным цветом.}
   Вся ночь была так мучительна. Сегодня, после шторма, все утихло, и даже солнце. Я встала. Я принимаю твои лекарства. Но трудно унять себя... Пиши! Это -- моя жизнь. Послушай, Иван Сергеевич, я не говорю никогда, преувеличивая словами. Все, все так, как я пишу.
   Пойми же это! Ты ведь так много меня умнее, такой у тебя жизненный опыт, -- помоги мне, успокой!
   Самое мое тяжелое -- это то, что именно я не вижу выхода. При душевном состоянии мужа (его Neurose) очень трудно с ним что-нибудь решить, и так сразу...
   Не говоря о том, что мне вообще тяжело это.
   Не то, что я его уж так жалею, что не решаюсь, а потому, что я знаю, что может быть...
   У него в детстве было одно поистине ужасное происшествие, после чего он не хотел жить. Потом он замкнулся, стал чудаком. Женщины были для него или Мадонны, или девки... средины не было.
   Во мне нашел он эту середину... Т. е. я его помирила с небом и преисподней. Это играло большую роль в нашем браке. Мы встретились в церкви. Я говорила с его доктором-психологом. Женитьба была его спасением. И доктор добавлял: "даже если вы и разойдетесь, -- то все-таки это лучше, т. к. он втолкнулся в среду людей". Он много изменился. Но все же: -- у меня жизни нет...
   Теперь ты знаешь все. Знаешь, почему мне трудно уйти сразу. Не потому что не хочу, а потому, что не знаю что и как лучше!.. Я говорю, что может все очень просто разрешится, если будет такое подходящее положение, и наоборот, может все кончиться трагедией... Нельзя за его реакцию положиться. Я не хочу сказать, что он ненормальный -- нет. Это способнейший, умнейший человек, но его детская драма сделала его подозрительным, недоверчивым, замкнутым, больным. Меня его один школьный товарищ предупреждал. И поездка в Париж могла бы быть для меня роковой. Но я все-таки не оставляю надежды. И чем я спокойней буду, чем меньше подозрений у него о тебе, тем это легче. Я ему теперь сказала, что мне необходимо было бы увидеть тебя для переговоров о твоей литературной работе... Ничего, довольно спокойно... Но пойми, какие силы мне нужны... Потом, нам обязательно надо увидеться... Непременно. Постарайся ты у себя чего-нибудь добиться. Нашего батюшку выписывали его родители. Как-то устроили. М. б. связи? Не знаю. Самое мое главное мучение -- это твое мучение. Умоляю: не терзай себя! Пиши "Пути". Бог все укажет! Я так верю! Если не суждено увидеться пока, то надо терпеть и петь Богу! Дай же и мне начать! В таком состоянии я не могу! Я тебе много писала об искусстве, о разном, а ты не ответил?.. Почему? Я спрашивала о твоей семье, о твоей матери? Вчера мне было легче, -- я думала, что у тебя Ивик. Он ведь бывает по субботам. Тебе не было так одиноко... А ты думаешь я не одинока?! О, как я одинока! Всегда, всю жизнь! И как я тоже люблю тепло и ласку! Папочка меня звал "ласкунчик". Господи, пошли силы! За бабушку я извожусь совсем60. Пойми, что надо надеяться только на себя, на свое, -- все чужие -- только чужие! Неужели ты не веришь в свое?? Гордись своим! Это оно так чудесно! Это -- подлинное, воспетое тобою! Вся скверна уже не поднимется больше все равно! Ее не будет! Ответь мне скорее.
   [На полях:] Обнимаю тебя, вся в слезах, как девочка (я еще совсем девочка!), ищу твоей защиты в горе! Целую тебя, солнышко. Оля
   Пиши! Я не могу! Твой цветок дал новые цветы! Пиши мне! Я беспокоюсь о твоем здоровье. Пиши -- в этом моя радость! Мое здоровье.
   Не обижайся, будто я не хочу твоих "даров", -- теперь ты понял почему? Конечно, это мне только радость, и какое лишение отказ от них!?
  

24

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   20.Х.41
   12 ч. дня
   Дорогая Оля, получил открытку от 9, отправленную 12-го61. Зачем так -- бесприветно? Наказание? за _ч_т_о?! Не заслужил я. Exprès 25.IX ты получила, знаю. A exprès -- 30.IX? -- писан рукой. Пропал? Значит -- у тебя пропал. Он должен был получиться 4--5--6 окт., самое позднее! Неужели до того дошло, что _в_о_р_у_ю_т_ письма?! твои!! -- Вот какое рабство! Проверь на почте -- expres-recommendies {Срочное заказное письмо (фр.).}. Затем: expres-recommandies от 7 и 8.Х мне вернули, как превышающее 4 страницы (1) и "неразборчиво" -- (2). От 9-го expres-recommandie должна получить 13--15, самое позднее. Затем я перестал слать заказом и exprès: 10 -- открытое письмо. 11-го закрытое, 15 -- тоже, два письма от 17.Х и последнее -- 18.Х, закрытое. 17-го издательство послало две книги. Ты видишь, как я весь в мыслях-чувствах -- с тобой! А сейчас -- такая неприветная открытка! Если бы я был в горячке жажды, и мне любящая рука поднесла к губам стакан воды и... -- отняла! За что?! И это -- в День ангела! И это -- не в мгновенье потемненья, а... -- за 3 дня раздумья (отправлено -- 12-го!). Никто ко мне не заходил. Я ищу возможности поехать -- но надо много хлопотать, узнать, как и от кого зависит. Пишу, жду. Я сегодня напишу полный ответ на твои вопросы. Милая, как я тебя люблю, целую! Господь с тобой.
   Твой Ив. Шмелев
   Пиши, не мучай.

25

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   20.Х.41
   6 ч. 30 мин. вечера
   Оля! Дорогушка!
   Ольгушечка, Олёк, Олечек, Олёль моя! Я так всегда хотел, чтобы кто-то подарил мне стило... Не знаю, почему... таил так это, _ж_д_а_л..! И -- ты -- _о_т_в_е_т_и_л_а_! Ты, только ты! Больше -- ни от кого! не надо! -- не жду. Теперь я _п_о_л_о_н! Ты -- придешь. Я знаю. Ты -- со мной. Твой Ив. Шмелев
   Твое перо -- _н_а_п_и_ш_е_т_ "Пути". Знаю. Вместе с тобой напишет.
  

26

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   22.Х.41 1 ч. 20 мин. дня
   Полное солнце, барометр -- продолжается хорошая погода. Ах, какое солнце, "солнышко" мое, -- твое словечко-ласка, как я не избалован ею! (нет, неправда!) -- я рад всему от тебя, даже дерг-дерг, моя дергушка, упрямка, нежка! Как одинок... Нет, теперь у меня ты, почти... Я сегодня почти не спал... вставал ночью, любовался на новую _х_о_з_я_й_к_у...62 почти хозяйку.... Не улетишь? Я просыпался часто, -- ах, солнце у меня. И ночью не заходишь, незакатка! Свети, свети... мне о-чень холодно, не согревает сердца, пусто так, моя царица, Царица! Так называл тебя... -- не правда разве? И вот, пришла ко мне Царица. Да. Я провидел ее приход, чудесный, животворящий. Да, все больше уловляю сходства... как это чу-дно! Так напоминаешь, бегло, неуследимо-верные черты Ее. Да, мученицы Александры. Два раза я спрашивал, _н_е_ говоря, кто это... -- "о_д_н_а_ из многих моих читательниц" -- спрашивал -- "кого напоминает..?" И... -- слово мое тебе! -- говорили: "Императрицу..? Да, есть что-то... да, Императрица!" Ну, Царица... не прав я был, так именуя, отыскивая для тебя -- _т_в_о_е? Конечно, прав: ты -- царственная красота и прелесть. Прелесть -- красота. Я открываю ценности, нетленное, в тебе, в одной тебе! Гимна не пою, ты выше гимнов, ты -- _н_а_д_ ними, -- для меня, любимка. О, какая, затемняющая все... о, какая, данная мне в горе, в горьком горе... в безысходном. А знаешь, как бы пошли тебе сережки!.. знаешь, такие длинные, "болтушки"! Как у Ней, ты помнишь? Есть изумруды... _г_д_е-то... ждут тебя. На розовые ушки... повесишь изумрудные "болтушки"... -- дают игру и жизнь, -- такое оживление дают лицу, глазам... в глазах чуть искры, от таких сережек... радостное такое, детскую открытость, вольность... играют в щечках, оттеняют шейку, эту нежность, -- я так люблю висюльки эти, их игру ребячью, плеск их искр.
   Да, плохая ночь и -- вся с тобою. Неотступно. Тревожно-радостное -- здесь, со мной! Было трудно. Очень... напряженно было... понимаешь? Переполнен, -- к тебе, к тебе! Я звал тебя, моя царевна, так ждал... вдруг -- чудо!? Оля, Оля... И в чувствах, те-мное... томящее... ты понимаешь... _з_о_в. Безответный. Я горел всю ночь... значит, пришло _т_а_к_о_е. Тяжела такая безответность, как в колодце. А томленье жжет, повелевает, это ожиданье, бесплодное... ну, как утрата. Что же, как Дари... зажечь свечу церковную и жечь под грудью?63 Не поможет. Не услышу, в таком _о_г_н_е. Дивлюсь. А... годы? Их нет, я юный, будто... сильный... я _х_о_ч_у! Значит, пришло, _т_а_к_о_е. Давно не приходило, уходило -- в другой пожар -- в творенья ликов, _л_ю_д_я_м. Им _д_а_в_а_л_ всю силу, творящую живое, для них "зачатие" -- в пространство, в ветер. О, если бы... живая сила, твоя, твое желание, жгучее, в томлении, в крике-зове, встретилось с моим..! Бог благостию освятил бы _н_а_ш_е... дитя мое, заветное твое -- желанное... зажглось бы солнце, новое, двойное! Оля, Оля... жди... верь. Но долго ждать нельзя. Могут сохраняться цветы под снегом, но... цвести не могут. Для меня. Но -- как мы чувствуем друг-друга, как мы _з_н_а_е_м_ сокровенное друг-друга! Как _н_а_ш_л_и_ друг-друга! Потерять? Жизнь можно потерять, но -- не друг-друга. Я счастлив в малом -- и огромном. Для кого-то мало, а для меня -- иначе не умею принимать -- огромно, -- Дар твой. Стило... "картинка", явленье в грезе. Ты. Я счастлив, почти. И... мало, мало... -- уже мало. И потому такая ночь -- вся -- зов. Долго так нельзя, я знаю. И... вот как хочу в "Пути"... -- так я оголодал, своим, привычным, -- эликсиром жизни для меня. Не хочет спать воображенье, хочет -- _ж_и_т_ь. Пусть призрачно все это -- так вот _ж_и_т_ь... но не могу _н_е_ жить. Оля, оба мы от жизни получили великую награду, оба. Вот она, награда эта -- страдание. Это великий мастер, Гранильщик славный, -- Гранильщик сердца. Без мастера такого -- и живое -- камень, без игры, ну... мертвый камень. Гранильщик тонко, хитро нас огрАнил, миллион фасеток выгранил, все, все, что только можно сделать с сердцем, с духом, с душой бессмертной. В каждую фасетку, гранку... вбросил искру, Гранильщик славный, Гений. Вбросил и -- зажег. Мы оба носим эти искры света, огня чудотворящего, игры бессмертной. Наши самоцветы ведут игру лучами, в искрах, радугой сверканий. Не награда? Ей нет цены. Дорогой Ценой мы куплены -- для жизни, для прославленья высшего начала в нас, во всем. Надо вернуть Гранильщику хоть часть Им данного, жить этим, Оля. Ну, дай мне руку, крепко, навсегда, -- не опечаль Дарителя, -- Он смотрит на свое творенье. О, ми-лая... пой Господу, как только может сердце, золотое сердце, сердце Оли. Вот моя рука, пойдем. Не надо смотреть вперед, -- в творческом не надо -- ни вперед, ни в прошлое, -- их нет, есть -- _н_ы_н_е, только. Понимаешь, что хочу сказать? Творческой _в_о_л_и_ надо, во всем. Дорога нам дана, вехи давно поставлены. Я -- в воле, не склонюсь, не отступлю, никак. Могут меня толкать с дороги, -- я вех не потеряю, к ним вернусь. А ты? видишь? Видишь, -- не теряй дороги.
   Знаешь, вчера узнал я... как все странно. Был друг-доктор. На днях они с Ириной64 -- переезжают, будут совсем близко, по соседству. Был очень удручен -- раскалывается его семья. Жена -- Марго65 -- останется с... любовью. Ирина с мужем и он -- наконец, новую жизнь начнут. Утешал его... -- любит еще свою Марго, чу-дак... Я ему сказал -- новую найдите. Он приятный, нежный, -- доктор бедных, русский-православный... ну, Гааз, помнишь? Женщины его не избегали, он избегал. 58 лет, приятный, неглупый, только "шалый". Христианин упрямый. В Ирине есть от него, немного. Не раскрылась, обошел ее Гранильщик? Женщина, как самоцветный камень, всегда нуждается в гранении. Мужчина, только, может ее раскрыть, умело, тонко... -- ну, понятно, мало таких гранильщиков... не с прописной. Их, вернее, почти и нет. Ведь "сильною постелью" -- не раскроешь, -- оголить... ну, можно. Раскрыть "другое", как у Марго. Инструмент простой, приятный, ну... животный, игра дешевая, грошевая. Нужна она, когда другое, главное при ней. Тогда -- десерт, не без приятности. Даже и -- питанье для большой _и_г_р_ы. Я... очень ценю _э_т_о. М. б. -- в мигах -- высоко ценю, до обмиранья, до страданья. Отсюда -- _п_е_с_н_и. Так вот, почему-то я не удержался... говорили об Ирине. "Что ей может дать _т_а_к_о_й?" Доктор согласился. "Она старается его по-днять... наполнить содержанием". Откуда? И вот тут я не сдержался. Она мне нравилась давно, я тебе писал. На вопрос доктора -- видел ли я что-нибудь в его Ирине, я сказал: "Мог бы _н_а_й_т_и. В каждой девушке, не вовсе глупой, милой... _е_с_т_ь_ для мужчины _н_е_ч_т_о... и в Ирине -- есть". Он принял радостно мои слова. "Да, вы бы могли найти..." Я ответил -- "поздно, и уже давно поздно". Он: "Вы ей послали из Швейцарии когда-то, года три... конфеты... и лепешечки "миньон". Как она сияла! Она для Вас тогда все в подвале перерыла, чтобы найти что-то вам нужное... заметки или книгу". И -- обнял меня, порывисто, и слезы увидал в его глазах. Это мое "поздно" невольно как-то вырвалось. Он понял. И я... понял. Верно, поздно. Да и разница-то уж очень... -- ей 27--28. Ну, попробует, раскроет мужа, до... пустоты. Да, грустно. Не раскроет, а снизится еще она... -- с холмика до кочки. Горы не для нее, в таких условиях. И уже кончились ее "пейзажи" окрестностей Парижа. Без "огня" -- нельзя, даже пейзажика, не будет _п_е_т_ь. Об "огне" хотелось бы -- в "Путях"... Ах, Оля... жду... дождусь? Вот, жду сейчас племянницу жены покойной...66 писал тебе. Надеюсь найти нить в хлопотах -- поехать. Всюду буду искать... я это интуитивно всегда.
   Твой _л_и_к_ тревожит. Все мне кажется, что ты уже пришла. Опомнюсь -- больно. Видишь, как пишу тебе, все, все. Каждый день с тобой. И -- сколько не послано, истреблено, в моем хаосе. Открыл письмо... -- но почему же не послал? Смущало что-то... Разорвал. Прошлое, тебе не надо. Но никогда не хватит силы послать "две строчки". И подписаться "И.". Так редки письма и так до-лги. Я вижу твое сердце и... -- подавляю раздраженье, если оно родится. Два слова, -- в таком далёке... -- боль. Значит -- другая боль, которая сильнее первой? Я понимаю, не корю. Так это мало, эта боль "двух слов"... когда болит другое, огромное. Оля, я много написал тебе. Свети же мне, хоть слабо, но свети... И -- не смущайся... дай кусочек сердца. Как ты чудесно -- "хочу, хочу к тебе..." И все забылось, и я счастлив. Тобой. И сила растет, в упорстве, в достижении, "найти". Скажи о своей жертве -- в любви, 10 л. тому. Мне надо знать, все. Я так счастлив, что ты со мной, в стекле. Хрусталь мой! Как тебя целую! Ты не дышишь, вот как. Неужели и нынче -- метаться буду?! Что же мне тогда? Бром, бром. Он подавляет зов. Невыносимо напряженное... часа-ми! Не укатали горки сивку. Всю целую, всю, до... сердца. Твой Ив. Шмелев. Пиши!!!
   [На полях:] Но как страшно: я чуть тебя не выбросил, с оберткой!
   Все еще нет "pneu" {Сообщение по пневматической почте (фр.).}. Должно быть уехал, или -- не хочет видеть?
   Видел женщину, которой -- "в_с_е_ равно", смерть... лишь бы _б_ы_л_о, по ней. Как-нибудь расскажу, как меня катала и чуть не... ... ... инженерша, в Праге67. Странный случай, "холодный кипяток".
   Ничего другого не пишу твоим Стило, только -- _т_в_о_е_ или _с_в_о_е.
  

27

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   23.Х.41 8--40 мин. вечера День был чудесный, свежий.
   Какое счастье, моя голубка, сердцем на тебя молиться! Вот ты, так близко, каждый миг смотрю, как хороша ты, как дивно хороша! Оля, Олёк мой, что со мной -- не знаю... я не знал, что можно _т_а_к... любить..? Нет, это сильней, светлей, это неохватно, это -- вне ощущений, неопределимо, что _э_т_о! М. б. _э_т_о_ близко к тому чувству-сверхчувственному, как "райское", как объясняет ап. Павел, -- "восхищен бысть в рай и слыша неизреченные глаголы..."68 -- то, что не в силах человек высказать. Или -- _п_о_д-чувство -- _э_т_о?! Ведь тут не только дух, не только чувства все... тут -- _в_с_е_ во мне захвачено, все сплелось, -- я тебя _х_о_ч_у_ всем, что во мне, _м_о_е... -- ты слитной стала, будто ношу тебя, и нет тебя -- ни-где, вся ты во мне, моя Царица! Ты знаешь, твой портрет -- волшебный, _б_е_р_у_щ_и_й, -- он поет. Вот, на виду он, -- кто приходит -- смотрит... -- ка-ак похоже... это... не домашний ли, не "для себя" ли снято..? Путаются все, а я молчу... Что же, можно пустить легенду, -- что домашний, Ее, чудом, случаем достался, мне. Так ты... на Царицу-Александру, Свято-Мученицу нашу... так похожа! Бывают миги... Ольга! ты необычайна!! В письмах погляди, найди... сколько писал -- "необычайна", "неповторимая", -- ну, не сгадал я?! Ты совсем _д_р_у_г_а_я, чем на других... -- сверх-необычайная! И ты, _т_а_к_а_я... еще будешь колебаться, вопрошать, -- от Бога ли? Ты -- предназначена _б_ы_т_ь_ собой, не -- ферме принадлежать, а -- _б_ы_т_ь, _ж_и_т_ь, _т_в_о_р_и_т_ь... любить по сердцу. Бром помог мне: я сегодня был покойней. Я просыпался, на тебя молился... -- ты близко, ты... _б_у_д_е_ш_ь. Вдумайся, _к_а_к_о_й_ же _з_н_а_к_ был явлен тебе, давно-давно, 28 мес. тому. Открыла книжку, мою -- "Въезд в Париж"! Никакую другую, а _э_т_у. "Париж". Шире надо, это лишь "образ", символ: "в" ... т. е. -- "из". Бери буквально -- "В Париж". Вот, именно, сюда. Или _в_с_е_ "просто так"? Сама же знаешь, что совсем не "просто", а "сверх-знаменательно" и мудро. Исхода нет ни для тебя, -- так верую, -- ни для меня: -- _и_н_о_г_о, чем наше -- _в_м_е_с_т_е. Н_а_ш_а_ Жизнь, сколько даст сроку Господня Воля. Это, "для меня" -- уже не "верую", а -- _з_н_а_ю. Мне -- нет исхода, другого. Без тебя -- все кончено. Увеличу твой _л_и_к, -- пусть светит мое Солнце, -- _с_ч_а_с_т_ь_е. Ну, к порядку. -- Двое суток -- "пней" не принесли. Сегодня я взял книжки и портрет -- на случай, -- другой, такой же, ты увидишь у Марины, для тебя. В отеле "Бристоль" узнал: мой "пней" ждет. Мосье Толен... -- что ли? -- третьи сутки, как отбыл. Куда -- не знают. Вернется? -- Не сказал. Я взял мой "пней", оставил две строки, в объяснение, на случай, дал "шасэру" {"Посыльный" (от фр. chasseur).} на чай, оставил адрес и просил немедленно мне сообщить, если Т[олен] вернется. Мог же уехать по делам, мало ли... Ведь "европейцы" из минуток гульдены куют... у Т[олена] могли быть "комиссии" от разных. Не мы, ведь это. Я, когда в России ездил, бывало... оставишь номер за собой, чтобы вещей не таскать, и -- кружишься с неделю, -- плевать там, что платить за номера.
   Одно. Другое: снова был разговор о "покупке прав литературных"69. Снова мое "нет". _Н_а_ш_и_ -- твои-мои -- права _н_е_ будут проданы. Ты -- моя, я -- твой, и все мое -- твое, и все твое -- _м_о_е. Дам им две-три книги -- "на известное количество экземпляров", с прогрессией процентов "автору", и хорошей! -- возьму 50 процентов аванса -- из расчета, пока, не больше 10 тыс. тиража каждой книги, -- _т_а_м_ будут со-тни тысяч экземпляров, тиражных! -- _з_н_а_ю... -- и получу пока тыс. 80--100, франков, исходя из германской марки. Это решится на днях, полагаю. Во вторник будет еще беседа, прибудет "директор", из Кенигсберга. Просят краткую биографию и "резюме содержания книжек". Удачно -- из Кенигсберга. Там как раз Университет выпустил томом "диссертацию" молодого немецкого доцента70 на степень доктора европейской литературы -- "Шмелев, его жизнь и творчество", -- 161 стр., 1937 г. Жаль, не узнала Оля. Детка, приятно тебе, что о некоем русском писателе -- ученый германский труд? Мне -- так себе. Правда, это, кажется, впервые -- о _ж_и_в_о_м, _р_у_с_с_к_о_м_ авторе. Да, не было еще. Даже и о "лауреате"71. Впрочем, это не впервые. Я, кажется, писал тебе, что о нашей "Чаше" в старинном шведском Университете, в Лунде, ряд лет читается курс из 6--8 лекций? Ты, моя птичка, видишь, как твой "выбор-вкус" в русском современном творчестве словесном подкрепляется "универсально". Я поправлю: _и_х_ "выбор" скрепляется _т_в_о_и_м. Позволь, я поцелую тебя, в небесные твои глаза, "полет твой вдохновенный" -- поцелую. Можно, да? Это пусть мне в награду, перед тобой еще незаслуженную. Ну, поверь... в долг хоть! Можно..? Вот ...... ..... ............ . и знак, математический... ~ -- конечно, знаешь? Бес-коне-чность. Сегодня напевал -- в уме -- из Пушкина -- "Кобылица молодая, честь кавказского тавра..." -- писал еще тебе, ты получила? не пропало... в Голландии? По дороге не пропадает, там, где "германское", -- там ни-когда не пропадает, там все четко. -- "Что ты мчишься, удалая? И тебе пришла пора. Не косись пугливым оком, Ноги в воздух не мечи..." -- "Из Анакреона". Не "мечешь"? И хорошо. А то что же это... ты паинька, такая, -- сама Царица, и вдруг... ноги -- _т_а_к! Дальше приводить не стану, а то еще не возьмешь в настоящем смысле, а в буквальном... и опять "дерг-дерг", буду осторожней, тем более, что ты еще о-чень "молодая", еще "косишься"... О, моя чудеска, кроткая моя... (в скобках, "в сторону": "да, зна-ю, какая кро-ткая..!") Еще опять напишешь, по-другому: "почему Вы так много написали? почему Вы так часто пишите?"
   Новое открываю в себе! Сегодня с нежностью -- невнятной -- загляделся на молодую женщину, "сильно в _т_а_к_о_м_ положении"... Такое благоговейное почувствовал в себе, через себя -- к ней. Стало так внятно, почему перед такими в древнем Риме ликторы72 очищали дорогу в толпе. Ныне... как многое утратило "глубинного, святого"! А на днях любовался трехлеткой-девочкой (2-летней!), в метро. Что она вытворяла глазками, приметив, что соседи любуются! вот артистка-то будет! чудо-девчонка! И потом начала "умывать" мамочкино лицо..! -- следя, любуются ли ею.
  
   24.Х
   12 ч.дня
   Машинка сдала, надо отдать мастеру. И ей сообщилась боль моя! Милая, вот Твое перо как пригодилось! Милая Оля, я позволил себе (ты не упрекнешь?) написать Квартировым73, -- м. б. я приеду. "Был бы рад, если бы удалось повидать в приезд -- бывают же "случайности"! -- и О. А. Случилось же немало со мной "странных совпадений"!". Написал, что много мне говорил о своей "любимице" И. А. Я надеюсь, что Н. Я. Квартирова как-то пойдет навстречу моему желанию -- увидеть хоть раз "одну из самых чутких моих читательниц". М. б. они, просто, напишут тебе -- "а не навестите ли нас в Берлине?" Такой путь легче мне осуществить. Я не теряю надежды и на возможность "голландского путешествия". Но, м. б., приглашение Квартировых, -- не Париж, а Берлин, -- для тебя осуществимей. Милая, бесценная моя, я очень страдаю. Я не могу тебя не увидеть! Это для меня ныне исход -- в жизнь или -- в _н_и_ч_т_о_ (земное). Я говорю обдуманное, уже решенное. Сегодня я не спал, -- 2--3 часа -- в полусне, только. Видел тебя! Впервые: будто мы разбирали какое-то письмо. Забыл. А мысль работает бешено. Знаешь, теперь понятно мне -- "любить безумно".
   Целую тебя, голубка, твои глаза, _р_а_д_о_с_т_н_ы_е, -- тебя всю -- "в полете". Какие твои духи -- ландыш? О, как же я страдаю, -- и сладко, и -- неизъяснимо. От тебя нет и нет вестей. Я тревожусь. Я пишу каждый день. Вот, и вся моя работа. Горько мне: как призрачно я счастлив! Господи, как мне за тебя больно! Пусть мне, только мне, будет боль, -- не тебе, родная! _В_с_е_ за тебя приму. Но хоть немного счастья, маленького счастья! Прошу, _п_и_ш_и_ мне. Это мне -- дыханье, солнце -- в мертвенных днях моих. Руки твои целую, ножки твои, Царевна! Оля! Твой Ив. Шмелев
   [На полях:] Здорова ли ты?
   Пощади, освети же меня -- пиши каждый день, хоть слово.
   Помни, мама всегда будет с тобой, все, все будет. Я тебя устрою в отеле, как пожелаешь, до -- благословения.
   Как же ты в холодной комнате?! Прикажи поставить электрический радиатор!
  

28

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   25.Х.41 8 1/2 ч. вечера
   Завтра -- воскресенье, почта закрыта. Пойдет в понедельник 27-го.
   Дорогая моя Оля, бедная моя девочка, -- я все понимаю, как тяжело тебе. Что же надо? 1-ое Тебе -- вернуть хоть относительный покой душевный. Ты замотана. Необходим отдых, перемена жизни. Надо хоть на 1--2 мес. -- хотя бы в санаторий. Но сперва надо, чтобы определил доктор, почему _о_з_н_о_б, почему удушье ночью. Возможно, что это невроз, крайняя степень неврастении. В твоем положении она вполне объяснима. Как с легкими? Это похудение твое... -- чем вызвано? Отчасти -- состоянием в непрерывном нервном возбуждении: тоской, полной неудовлетворенностью, "запутанностью жизни". Сама знаешь. Это заколдованный круг: дальнейшее пребывание в такой обстановке усилит неврастению, а это увеличит "сознание безвыходности". Итак: всестороннее медицинское исследование (и общий анализ). В зависимости от диагноза -- или лечение серьезное (и не дома!), или -- санаторий. Дома ты будешь таять. В этом тебе не могут отказать. Если же нет возможности, извести тотчас же: я, думается, сумею через Красный Крест выслать тебе деньги. Напиши -- сколько. Умоляю тебя! Заклинаю тебя -- исполни, -- от этого и все мое, -- весь я -- зависит, если ты для себя не хочешь. Олёк мой, не откажи мне в этом, ты -- жизнь моя. -- Ясно, г-н Bredius, не отдает себе отчета, в каком ты состоянии. Он не хотел ехать с тобой на отдых! С ним, на ферме, ты н_е избавишься от недуга. М. б. все хуже, и упустишь возможность вернуть силы. Я весь -- твой, я весь -- забота о тебе, весь -- ласка, чуткость, все приму, ни словом не потревожу тебя: лечись, окрепни, ласточка... -- так недавно пела! Я все вытерплю, и это будет мне в радость, если ты будешь лечиться.
   Что же смотрит мама? Без твоего согласия я не решаюсь писать ей. Как ее зовут? Она -- Овчинникова, да? Могу ли ей писать? С тобой одному мне не справиться, ты очень "своенравно" скачешь. Мало для твоего здоровья -- мне успокоиться: надо тебе переменить всю обстановку жизни, пусть -- на время. Ты в этом понимаешь не меньше моего, -- бо-льше. Конечно, г-н Bredius не отдает отчета, как тебе необходим покой: он будит тебя ночью, чтобы рассказать, как он мучился во сне. Это, конечно, не жестокость, а его болезнь. Но согласись: нельзя же, чтобы, из-за участливости к его болезни, заболели _в_с_е? Ты слишком жертвенна. Жертвенность -- подвиг, но подвиг, как героическое усилие, может быть достойным лишь во-имя высшей цели, чем ты сама. Этого в данном случае -- нет. Ты не имеешь права жертвовать собой. Ты уже принесла жертву. Тебя допустили, замученную жизнью, собой пожертвовать. Не постигаю, чего же смотрел мудрый И. А.?! Странно: тебе говорил об "опасности" школьный товарищ г-на Bredius'a. И ты не вняла. Или -- это после жертвоприношения? Или -- ты так полюбила? Тогда -- понятно еще. М. б. даже и отговаривали тебя, а ты кому-то "в досаду" -- сделала? Себе самой? "Бывает это, бывает..." -- твои слова. Надо исправить эту "ошибку жизни".
   Пойми, что жизнь (какая!) с таким полубольным, с труднобольным (в потенциальности) -- отрава для тебя. Это -- длящееся самоубийство. Жизнь, ее Правда, -- Господь! -- открыла тебе отдушину, -- я считаю, что это был день твоего Рождения, -- 9.VI.36 г. -- для Рождения в _н_о_в_о_е. Я тут не себя ставлю, как освободителя от тьмы, -- я лишь вообще говорю, -- ты сразу получила облегчение. (Предполагаю, что таких "дней тьмы" было очень много и раньше!). Выход указывался: "есть _ж_и_з_н_ь_ _в_ _с_в_е_т_е! следуй!" Так и смотри, а не допускай кощунственно мысли: "начинаю жалеть, что написала письмо писателю 9.VI.36 г.!". Это письмо было началом моего _с_в_е_т_а, "счастья"... -- и -- твоего! Оно невесомо, это "счастье", но оно _в_ы_х_о_д_ из тьмы. Если согласиться с твоим -- "может кончиться трагично", придется принять положение: все здоровое должно отступить перед нездоровым, хотя бы из... опасения. Это же абсурд. Итак -- первое -- тебе надо отдохнуть, справиться с собой: для этого -- надо переменить обстановку. Могут ли тебе отказать в этом?! Смотри, тут, с моей стороны, ничего себялюбивого нет. Беспристрастно это, разумно, только.
   Второе: не тревожься за меня. Тебе лучше -- и мне лучше. Я буду жить верой в твое здоровье, в выздоровление, и -- в твою _с_в_о_б_о_д_у. Тогда, -- если окрепнешь, -- я все наверстаю. Уедешь на отдых -- я запишу "Пути" свои, _ж_и_в_я_ тобой. Даю тебе слово. Никогда я не прибегаю к "тактике" (будто не стал писать тебе) в отношении тебя: ты видишь, сколько пишу, только этим и живу. Ни-когда и ни-как я тебя не мучил. Можно ли мучить -- ребенка? тебя, моя Оля, тебя, моя чистая?! тебя, моя девочка святая?!
   Третье: надо повлиять на родных, что ли, г-на Bredius'a, если они могут воздействовать, чтобы он сознал, что тебе необходимо поправиться. Пусть тут поможет мама.
   Четвертое: мое мнение: надо уехать совсем, в Париж, в Берлин, -- только кончить эту нездоровую, полубезумную жизнь. За тебя -- закон, за тебя -- само естество. Это не брак, а "самоубийство". Я теперь уверен, что отсутствует самая _ц_е_л_ь_ брака: нельзя давать жизнь дефективным, нельзя давать жизни -- новую линию полубезумных, это -- преступление и против Бога, и против ближнего. Я слишком много знаю ужасного в этом смысле, -- в университете писал работу о малолетних преступниках, о главных причинах этого общественного бедствия. Мир обременен -- и с каждым годом обременяется такими плодами. Все -- за тебя, за -- спасение тебя от худшей из неволь. Итак: пока, не касаясь _г_л_а_в_н_о_г_о, вот это-- _о_т_д_ы_х_ твой.
   Мама знает ли о наших взаимных -- и каких же чистых! -- чувствах? Как она смотрит на это. Можешь и не отвечать -- я не упрекну, не смею.
   Не разбирайся в снах: они здесь -- порождение больных нервов, любой системы. Меня беспокоят твои "ознобы". Как твое сердце? Я перенес тяжкий вид сердечного невроза, следствие революции и моей поездки (почти месяц) в Иркутск, за... освобожденными политическими каторжанами, как корреспондент "Русских ведомостей"74. Я пытался речами перед тысячными толпами в России и Сибири -- вводить в здоровое русло раскачавшуюся народно-солдатскую стихию. Меня качали, плакали со мной, обнимали и целовали (я о Божьем смело говорил, и о грязи в революции), а... через 2--3 дня те же толпы жгли поместья и разбивали водочные склады, и -- убивали. От переутомления (это сказалось через год, в апреле 18-го) я болел 2 мес. -- с неделю был без сознания. В канун Петрова дня, едва оправясь, уехал (с Олей) в Крым. Сережа уже перешел границу большевизии -- на юг, в Добровольческую армию. Много было тревог, страдания. Узнай про состояние сердца, легких, -- и что с почками? М. б. тут не почки? Оля, "ласкунчик", -- дай слово, что немедленно начнешь лечение, отдых. После будем говорить о _д_а_л_ь_н_е_м.
   Не понимаю, что за твоими словами (не страусово ли это прятанье?): "все может очень просто разрешиться, если будет такое подходящее положение... -- иначе может кончиться трагедией".
   Если трудно -- не отвечай.
   Цель твоей поездки в Париж вот какая: "получить от писателя существенные указания, ознакомиться с самым важным в искусстве художественного слова -- для твоей работы литературной". Это первое, чему бы я стал тебя учить -- не учить даже, а -- просто -- примерами, разбором мест в моих работах -- дал бы тебе очень быстро _п_о_н_я_т_ь, _к_а_к_ писать, как не надо писать, _к_а_к_ надо _ж_и_т_ь_ в творческом. Это завлекательно и важно. С твоим душевным богатством, пылким воображением, -- ты в год сделала бы то, на что иные не способны и во всю жизнь. Это ты увидишь, если свидимся. Мне _н_е_к_о_м_у_ передать это, -- писать об этом -- бесполезно. "Теория эстетики" -- никого писать не научила. Законов "композиции" для художественного слова -- нет. Музыка необходима, но... особая, _с_в_о_я.
   Ты очень метко и вкусно писала о композиторах и художниках. Вполне с тобой. Люблю тех же. Только не совсем мне ясна параллель: Серов и А. К. Толстой. Не люблю о сем писать, говорить -- очень. У нас с тобой на это не хватило бы и лет.
   У меня три сестры75, живы ли? Одна, Катя, зубной доктор, в Москве, хорошая. Это она мне миндалики за рубашку сыпала, мокрые, когда я болел ("История любовная", Тоник, но там много изменено). Другая -- кончила консерваторию -- пианисткой-виртуозкой. Где-то в Воронеже, вдовой, при монастыре, но не монахиня, ходила за странниками и убогими, -- это Маня. Третья, старшая самая, многочисленная семья, -- не знаю судьбы ее, -- девушкой была с огромным воображением, немного "Таня". Брат, старше меня76, (родился в 74 году) умер от сердца, 57 лет, кажется, лет 10 тому, в 32 или 31 году, точно не помню. Катюша моложе меня на 6 лет, ей теперь, значит, уже 58. Чудесная душа!
   Мать77 была (скончалась на 89 году, в [разгроме] жизни, в углу, у дочери Кати, но в _с_в_о_е_м_ доме). Была с большим характером, строгая, очень горячая. Я много претерпел за свою резвость. Любил ли я ее? Маленьким -- боялся, в юности -- отстаивал себя, _с_в_о_е_ (Оля). Потом -- почти любил, все забыв. Но сердце не играло к ней. Вот почему, -- а я не могу лгать, в искусстве, идти против сердца, вот почему ее как бы и нет. А если и есть где -- сильно преломлена. Я никогда не пишу "с натуры", а "из себя". Оставляю лишь главное, _с_у_щ_н_о_с_т_ь. Я тебе все расскажу.
   Оля, свет мой, девуленька, люблю, люблю _в_с_е_ в тебе! Сейчас буду ласкать глазами тебя, новую, -- о, какую дивную! -- прекрасней не знал, не знаю, нет прекрасней, Ты -- мне награда от всей России, за _в_с_е... и за боль мою. Да, Оля тебя _н_а_ш_л_а... другую Олю. О, как я счастлив!., за одно _в_и_д_е_н_и_е... твое, -- ангело-женщины, светлый ангелок... Солнце мое, Жизнь! Целую глаза твои. Ах, Оля-Оля... Господи, сохрани! Твой весь, всегда Ив. Шмелев
   [На полях:] Благодарю за _н_о_в_у_ю_ Тебя -- нет слова.
   Прошу: позволь, я пошлю деньги, на лечение, через Красный Крест германский. Сколько надо? Не знаю условий в Голландии.
   Я страдаю, что мог написать 10-го!78 Это -- тьма моя. Смилосердись! Твое творчество (в России) святое для меня! Это не я писал то письмо.
   Оля, будь покойна, сильна! Я -- взял себя в руки, я _в_е_р_ю! Господь с нами.
   Оля, знай: я весь твой, ни-какие ни Ирина, ни Милочка... -- не существуют для меня.
   11 ч. Как я говорю с тобой!
   Знай: я хлопочу, ищу разрешения на поездку в Голландию, мне надо и по литературным делам.
  

29

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   26. Х.41 Воскресенье
   2 ч. 30 мин. дня
   Да, да, детка, будем ласковы, чутки, добры друг к другу! нежны, светлы сердцем, ласкунчик! Свет мой. Все, все, что надо, чтобы ты была здорова, покойна, сильна, тверда, просветлённа духом, моя птичка усталая, пугливая... -- _в_с_е_ я сделаю, во-имя твое, родная, мое счастье! За меня не тревожься, я тобою силен, как никогда. Я буду во-имя твое работать над "Путями Небесными", -- они твои. Оля мне завещала -- закончить их тобою, твоею силой. Ты мне дашь ее. Думай о себе, о _н_о_в_ы_х_ путях, _н_а_ш_и_х. Но для этого надо -- _ж_и_т_ь. Надо преодолеть и болезнь, если она есть, и оздоровить нервы. Надо лечение, отдых. Все трудное, запутанное, -- забудем, пока. Будем лишь помнить, что -- все же -- само для человека не творится. Все творится, в пределах, Волею Господа сужденных нам, нашей волей, хотением нашим, всеустремлением. Это двойной закон: Божий и -- человеческий. Итак -- ты должна на время переменить обстановку. Отдыхать в санатории, лечиться.
   Изволь дать мне адрес твоего брата. Я буду посылать -- для тебя -- что надо, чем могу тебя лелеять. М. б. тебе нужны лекарства, книги, -- все, что ты хотела бы иметь, на что я в силах. Сделай это, прошу тебя. Могу ли написать маме, просить ее -- волей тебе помочь, -- ты ослабла? Следишь ли за t®? M. б. тебе необходимо показаться берлинским докторам, -- лучше их нет. Нельзя так легкомысленно не считаться с тем, что с тобой творится. Для меня сделай, только тогда я буду в силах быть таким, каким ты хочешь меня видеть. Умоляю -- сделай, для меня.
   Оля, как сжалось сердце, и как в нем нежностью отозвалось, таким жаленьем... -- когда прочел я эти слова: "обнимаю тебя, вся в слезах, как девочка (я еще совсем девочка!), ищу твоей защиты в горе!" С тобой моя защита, знай, Ольга моя, вечная моя! Все сделаю. И буду молить Господа, положу всю волю, чтобы к тебе приехать, личным внушением усилить твои силы, волю, -- спасти тебя -- и от тебя самой, больнушка, и от сети, тебя связавшей, -- Бог вразумил бы на святое дело. Спасти тебя -- самое святое дело. Верь мне, детка, -- самое ценное для меня, чтобы ты -- для себя, для всего твоего, -- была свободна. Ты, как сбывающаяся радость-счастье, ты, как женщина, как мне необходимая твоею _ж_е_н_с_к_о_й_ силой, -- это уже на втором плане. Если ты решишь, что должна быть для меня лишь духовной дружкой, -- я покорюсь, я не коснусь тебя. Но я знаю, как полной любви ты ждешь, -- и я! -- и она будет, должна быть _п_о_л_н_о_й. Не постыжусь тебя, перед тобой, -- я буду _т_в_о_й, _в_е_с_ь_ твой, как друг, как _м_у_ж_ твой, верный, сильный, чуткий. Бог даст мне силу -- быть твоим -- во всем. Я хранил -- и храню себя, для тебя. Для... продолжения тебя, любимая! Я верю. Пусть -- _ч_у_д_о, -- но оно должно быть. Я верю. Верь и ты. И -- будь покойной, будь здоровой. Больные не могут преодолевать невзгоды. Для них самое легкое препятствие становится непреодолимым. Надо в себя поверить, в Божью помощь, но в помощь -- _в_о_л_е, а не бездеятельному "ожиданию".
   Какое чУдное твое перо-стило! Как ты меня обрадовала, как _н_а_ш_л_а, чуткая, _ч_е_г_о_ хотел я... годы! Я покупал и -- скоро бросал, ломал, -- ждал, -- получу от сердца, -- от кого-то... -- верил! И ты -- _н_а_ш_л_а, _у_с_л_ы_ш_а_л_а, и -- подарила! Ах, милая, небесная моя, моя Царевна! Всегда со мной, во мне. Моя машинка, Remington portable {Портативная пишущая машинка (фр.).}, служившая так долго, -- сколько написал на ней! -- решила отдохнуть немного, -- "есть у тебя "заветное", от милой сердцу", -- шепнула она мне, -- заснула. Пустяк -- исправить, только припаять рычажок какой-то, это сделается, а пока я пишу тобой, с тобой, пером, которое было в твоей руке, которое держит в себе взгляд твой, _м_о_й. Целую твои чудесные глаза, -- о, счастье, о, моя Царица! новая моя! Как я тобой любуюсь, как -- прекрасна! Господи, благодарю Тебя, за Дар Твой, за Нее... -- не лиши меня последнего дыхания, -- Ею дышу, ею живу теперь, -- для прославления всего, Тобою сотворенного, о, Свет Разума! не допусти меня уйти во мрак! Дай мне Ее, светлую мою, дай, Господи, -- я оберегу, я облелею этот лучший Дар Твой!
   Оля, как я вчера молился, за тебя..! -- вскриком сердца, всем _ж_и_в_ы_м_ во мне! Бог послал мне сон, спокойный. Оля, как я счастлив, именем Твоим, радовать других, -- облегчить хоть малым жизнь их суровую. Отдавать, что могу, делиться -- чем могу, и все -- во-имя, Твое, моя бесценная, так мало оцененная другими! Но, детка, я знаю: моя оценка -- все покрывает, дополняет, возносит достойнейшую -- достойно! Это должно _б_ы_т_ь. И -- бу-дет, силою Господа, и -- нашей.
   Ольгушечка моя чудесная, подари мне сон твой, с голубками, как ты чудно мне его _д_а_л_а, -- вложила в сердце! Это будет сон моей, твоей Дари!79 -- в "Путях Небесных" (сон на воскресенье 19.Х). И о "чаше" сон, о книге... -- все -- из твоих "подвалов духа". Они тревожны. Это -- веками нажитое, от твоих, церковных, данное тебе. Оно -- прорваться хочет, жить свободно, в лучших формах (потуги творчества!). Не старайся увидеть знамения в них. Но голубок, на твоей ручке, -- это -- благо, _ч_и_с_т_о_е! И оно будет тобою вскормлено, твоим душевным _х_л_е_б_о_м. Так я _р_а_з_у_м_е_ю. Эти _т_р_и_ -- _о_д_н_о. Тебе -- дается. Ладан -- твоя душа, к Богу парящая, и рис -- твое телесное, освященное чистым светом, и хлеб в твоей руке -- сама ты, вся. Ты -- _д_а_е_ш_ь_ его -- во имя Чистейшего. Ты -- жизнь, ты -- хлеб живой. Голубь -- для нас, русских, -- Духа Божественного -- образ. Ты освящена. Храни же это освящение, делись им. Мне его дашь, святая, крупицу хоть... -- я приму, с благоговением. Целую.
   О матери, из недошедшего письма, от 7.Х. "Умная была, и строгая. От горя и забот. Осталась с 5 детьми, в долгах, огромных, и -- с огромным доходом, в будущем. В 36 л. -- вдова. Терзала меня -- не от злобы -- за каждую провинность, за гримасы, -- я был нервный. Помню, в День ангела, за то, что разорвал новый костюмчик, посадили меня на целый день в темную комнатку, на хлеб и воду. Как я плакал! в День ангела! Я звал его, моего Ангела, -- мне был -- 9-й год? Он не пришел. Я плакал... я молился Богородице... "пришли же мне ангелочка! Я один, я голоден, я рваный... он не пришел еще... он у других? придет поздней?" Я ждал и ночью. Она прислала... он пришел во сне, принес пирог с изюмом, погладил по головке, сказал -- "ты умница, вот тебе пирог". Я плачу, Оля... так мне больно... Ты меня заперла в чулан теперь, в День ангела, он будет темный, этот день... темней того... и не придет мой Ангел (это неправильно я понял письмо, оглушенный) {Слова в скобках дописаны позже, между строк.}. Твоя роза разбилась вся... я ее положил на сердце... она со мной". Это -- из письма. Последние строки -- это моя ошибка, -- ты мне -- только _с_в_е_т_и -- счастье. Обнимаю -- _в_с_ю. Моя ты, о, желанная! О "памятной Пасхе", что со мной сделали... -- после, не могу: В том письме было. Тоже -- жестокость. Так выковывалась во мне основная черта моего будущего творчества -- понимание боли человека, горя, страдания и -- со-страдания. Это все не жестким меня делало, а мягким, душу мою. Конечно, это связано с моей физико-душевной организацией, это -- Свет от Бога. Целую, моя желанная, девочка моя!
   Весь и навсегда твой. Как сильно обнимаю тебя. Твой Ив. Шмелев
   [На полях:] Сейчас был Ивик, открылся. Придет с невестой80. Она поступила в Сорбонну, на курсы английского и русского языков.
   Если ты простила мне письмо от 10.Х (это мое безумие!), -- напиши о "драме", после которой написала [письмо от] 2.Х -- я не предполагал болезнь.
  

30

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   26--27.Х.41 11 ч. 40 мин. -- 1 ч. 30 мин. ночи
   "Петухи давно пропели -- И к заутрене звонят"81
   Страдалица моя, больнушка, милый "буль-буль" мой! Знаешь, что такое "буль-буль"? Соловей -- по-татарски. Красиво? Целую руку твою, _н_а_п_и_с_а_в_ш_у_ю_ мне про боль. Целую открывшееся мне сердце, -- сколько же в нем давящего! Сейчас был у меня друг-доктор. Я рассказал ему об одной больной, о симптомах ее физических страданий, о "тяжелых условиях" (морально!), в которых она живет. Вот об этих болях сердца, об "ознобе", как проходит по сосудам то холодом, то жаром. Доктор -- очень опытный! -- определяет: все признаки сердечного невроза и общего нервного (а м. б. и не только нервного) переутомления. Отсутствие аппетита, плохой сон, (доктор спросил: "бывают ли "волшебные" сны?"). Да. -- "Всего вероятнее невроз сердца в соединении с общим неврозом, как следствие чрезмерного "переусилия", -- физического и нравственного". Лечение. Его ответ: "Необходимо клиническое обследование, т. е. -- тщательное, с анализами". (Слово в слово, как я тебе _с_а_м_ писал). Мог бы быть врачом? Да я и так немножко врач, -- много читал (люблю медицинское!), -- для своих работ (у меня все медицински проверено в книгах, то-мы штудировал -- и по психиатрии, и по гинекологии (Дари и проч.), и по навязчивым идеям ("Человек из ресторана", "Это было"), и по маньячеству ("Лик скрытый") -- много-много (для "удара", в "Росстанях"). И даже лошадиные болезни ("Мери") -- про "оглум" (для "Кривой"82)). "Если нет "болезни" определенной, органической, -- врачи должны установить, -- все равно: излечение в домашних условиях _н_е_м_ы_с_л_и_м_о. Необходим санаторный режим. Не менее 2--3 мес". Вот его решающий вывод. Это, повторяю, _ч_у_д_е_с_н_ы_й_ врач. Капризный Бунин -- мни-тельный..! -- только ему доверяет83. Святой врач. Военно-медицинская академия. Профессора -- все светила. Чуткий сердцем, блестящий диагност. Большинство Великих Князей -- его пациенты и друзья. Был бы лейб-медиком. Друг (молодой) и ученик покойного проф. Сиротинина84, моего же друга, -- лейб-медика. Можно ему верить! Он и мою болезнь установил (duodénum). И спас меня от "кризиса" (бромом!). А я уже уходил. И поднял в июле 37 года85 -- когда совсем уходил (по его определению: "1/2 ч. опоздания -- конец"). Только санаторное содержание, -- лучшее -- заметил он, ("с нашими бы душами-сестрами!") -- его слова. Дома -- будет хуже и может повести к полному функциональному расстройству. "Скольких лет дама?" -- Я сказал. -- "Тем более", -- "очень нежный -- для женщины -- возраст" -- "расцвет душевной жизни, _н_а_п_о_л_н_е_н_и_е". Я без него _э_т_о_ знал. Это духовный подъем Дари! Оленька моя, дитя мое чистое, помни! Это подтверждение моего совета. Я так и не успокоюсь, пока не решишься на такое лечение. Подумай: 1) перемена обстановки 2) полный отдых, -- не санаторная скука, а душевное питание: ты каждый день будешь получать мои письма, будешь покойно сама писать, читать, будешь думать не только о нашем и вашем, а о -- твоем, помимо меня, конечно, -- уложится все просящееся к _ж_и_з_н_и_ в тебе, придет воля (и дрожь) к творческому. И ясней будет твоя душа, и не в тревожном помрачении будет жить рассудок. Тем временем я достану визу к тебе. Да, я надеюсь, очень. Мы увидимся и все обсудим. Даю руку! Будь только спокойна. Ты всю жизнь твою, трудовую, ухаживала за другими больными: Господь изволит, чтобы теперь за тобой ходили. Нужно: чтобы врачи ваши признали необходимым твое лечение, -- санаторное! Не тот доктор, который, очевидно, толкнул тебя на жертву, -- только не тот! -- а твой, кого сама выберешь. Ознакомь маму, что я только что сказал тебе. Пусть и она воздействует на эгоистов (ночью, разбудить, больную! чтобы рассказать о _с_в_о_е_м!) -- Ведь ведомо же, что ты не спишь! Оля, Ольга, Олёк, Оленька, Олечек, Ольга, Ольгушечка, Ольгушонок, Олёль, Олюша, Олюнька, Ольгушка-глупушка, капризка, упрямка, "дерг-дерг", мнитка, леснушка, зорька, рыбка-вьюнка, веселушка (будешь!), Олёнок-робёнок, трепетка, -- (ну, погоди, я тебя в стихах пропою!), светличка, светик, гретик, буль-булька! Я мог бы 10 стр.! исписать -- так рвется сердце -- обласкать тебя, огладить мою своенравную, мою "молодую", мчитку, удалую, мечущую в воздух ... ... пугливку-робку... а, милая, потребуй от меня любую жертву -- для тебя, для _н_а_с! -- во-имя "счастья"! Все принесу, лишь бы тебя увидеть _с_в_е_т_л_о_й, счастливой. Ты _д_о_л_ж_н_а_ быть счастливой. Я заметил: птицы (во сне) -- к светлому! И твое виденное "Воскресение" -- будет Твоим, воистину. Господи, благослови ее! Ми-лая... все, все мне поверяй, -- заставлю себя быть достойным принять, в сердце сложить. Это облегчит тебя, как "разрешение" выдуманных Фрейдом "комплексов". Я жестоковыйный критик его, -- все шатко, все трескуче, все -- жидовски-полово-сферно, -- скверно! М. б. у жидов такие комплексы в крови, -- вплоть до частого кровосмесительства (из животной любви к "потомству": обычно: мать берет в постель к себе сыночка -- дать ему урок, а кстати и оберечь -- от девок и... сэкономить. Тьфу!) Нет, я напишу "Восточный мотив"86. Сердце израню (себе) -- а напишу. Это -- назначено мне, и _т_о_л_ь_к_о_ _м_н_е! Другим -- не одолеть. Я знаю. Как-то Бунин хотел дать "трагическое" -- дал "Безумный художник"87, -- сумасшедший от... войны! -- жалкие потуги, и в них прекрасно дано -- уездная гостиница (сколь повторное у него!). М. б. тебя пошлют в германский санаторий? Если бы..! Помни: это -- _н_е_о_б_х_о_д_и_м_о. Умоляю, на коленях перед тобой. Свет! не помрачись! не помрачи и меня! Я верую, я верю. Мы соединим жизнь, нашу. Это _д_а_н_о_ в Плане! Это _д_о_л_ж_н_о_ -- _с_т_а_т_ь. Верь, верь крепко, молись. Я всегда за тебя молюсь! Каждый миг молюсь, -- и тает сердце, сладко, с л е з н о. О, как чиста наша любовь, Олечек, как _и_с_т_и_н_н_а! как -- _с_п_р_а_в_е_д_л_и_в_а. Столько мы страдали -- оба. Ты -- больше, непрестанней. Я видел счастье, огромное, чистое, почти от детства. Да, я видел и го-ря! Сколько счастья я про-гля-дел! Но... это же моя работа его закрывала... замещая иным -- "счастьем", условным, призрачным, _л_и_к_а_м_и. Обман? Нет. Только, окончив, -- узнавал: груша-то... из папье-маше! А пахла, заливала соком, таяла так легко... душисто... Странный обман -- самообман, -- сон сладкий. Хуже: я-то _о_б_м_и_р_а_л, а Оля... блекла. Это -- _н_е_ повторится, с _н_а_м_и. Этого "запоя" -- не допущу, в себе. Ты -- ты свободна, ты -- _с_а_м_а, ты -- как лучше для тебя, только -- для тебя! Все -- для тебя, моя Царица. _Ж_и_в_и! Светись, мой Свете тихий! Помни, Олелёнок мой, моя умнушка! Все сделай, как я молю, я сделаю все, все, как ты изволишь, чтобы быть тебе покойней. О, как же я жду тебя, когда ты _в_с_я_ свободна будешь, как преклонюсь перед твоей-моей Душой, как загляну в свободные глаза... как положу твою усталую головку на грудь свою, как прикоснусь к любимым бровкам, разглажу их дыханием, как сердце приложу у сердца, -- вместе бейтесь, вместе, в од-нозвучье! Как... твой покойный сон лелеять буду..! Оля..! Вспомнил, знаменитое, гениальное, Тютчева -- сколько движения -- и какой покой! Если бы я тебе прочел..! Доктор приходит в неистовство. Сегодня была одна художница88 (знаю, она метила в меня! но... я неуловим, как цель, меня открыть нельзя, ключ утерян... это только в Божией Власти, это лишь _о_д_н_о_й_ (для сверходарения меня, меня -- за что-то!) назначено. М. б. -- жертвенно? Господи, тогда не надо! Счастья, только счастья -- Ей -- Господи!) Увидала на столе Тютчева. Она мне когда-то икону написала. -- Преп. Серафима. Попросила прочесть "хоть несколько строчек". Она меня слыхала где-то, как я читаю стихи Пушкина. Я прочитал тебя -- мою Лебёдочку -- читая, тебя _в_и_д_е_л_ -- в таком блеске! Она была вся в замирании. Приходила со стариком-отцом, бывшим членом Государственного Совета89. -- И тот -- только сегодня открыл Тютчева. Ну, слушай, детка, детуля, девочка моя (о, на ты, как мое сердце сжалось от твоих [слез]!). Слушай: "Вчера, в мечтах обвороженных, -- С последним месяца лучом -- На веждах томно--озаренных, -- Ты поздним позабылась сном. -- Утихло вкруг тебя молчанье, -- И тень нахмурилась темней, -- И груди ровное дыханье -- Струилось в воздухе слышней. -- Но сквозь воздушный завес окон -- Недолго лился мрак ночной, -- И твой, взвеваясь, сонный (!) локон -- Играл с незримою мечтой. -- Вот тихоструйно, тиховейно, -- Как ветерком занесено, -- Дымно-легко, мглисто--лилейно -- Вдруг что-то порхнуло в окно. -- Вот невидимкой пробежало -- По темно-брезжущим (!) коврам; -- Вот, ухватясь за одеяло, -- Взбираться стало по краям; -- Вот, словно змейка извиваясь, -- Оно на ложе взобралось, -- Вот, словно лента развеваясь, -- Меж пологАми развилось. -- Вдруг жи-вотрепетным сияньем -- Коснувшись персей молодых, -- Румяным громким восклицаньем (!!) -- Раскрыло шелк ресниц твоих" {В стихотворении сохранена пунктуация И. С. Шмелева.} (!!!). Вот -- гениальное! Должно быть -- ей, Денисовой:90 даты нет. Но... что бы я написал, зажженный огнем, Твоим! -- Целую, крещу, молюсь на тебя, за тебя, Оля. Дай же мне твои губки -- вот, целую. Твой Ив. Шмелев
   "Пути" мои -- пишутся, "в уме". Путаешься в них -- Ты, всегда.
  

31

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   28.Х.41
   Оля, милая... какая боль -- письмо твое, 22.Х!91 Твоя и моя. Я ответил вчера92, смутный. Прости за exprès, но я не мог иначе, почта так неспешна. Чем оправдаюсь? Оглушенный твоим, 2.Х, не зная, в какой тяготе ты, -- ты уже после написала все, -- я был потрясен твоим -- "нельзя и думать о Париже", и -- "не посылайте, ради Бога!" Это был удар. Потом я понял, теперь мне очень больно за тебя. Чем искуплю? Не смею смотреть на тебя, моя святая, мученица! Видит Бог, как я люблю тебя. Более страшного обвинения не мог бы составить против меня самый искусный обвинитель. Мне больно, очень, но я счастлив, как ты даровита! -- это я знал, _э_т_о_ лишь утверждение. Да, ты -- огромная, _г_о_т_о_в_а_я. Твоя богатая натура, обожженная предельным страданием, жизнью горькой-жесткой, так несправедливой к тебе, -- готова к чудесно-творческому. Это и боль, и радость. Ты ничего не сжигала: Ты -- родилась, я с изумлением, благоговейно на тебя смотрю. Я писал, ослепленный острым горем, мнимым, да... будто снова я во тьме, в которой жил до встречи с твоим сердцем. Я его слышу, бедное... Оля, прости меня. Я не так виновен. Я в ужасе, -- как мог я тебе, такой... дать столько боли! Так любить и -- так терзать!.. кого?! Выслушай -- увидишь: не я это, это тьма во мне. И я страдаю. Ты сказала так, -- мне стало страшно за себя, какой я... неужели это я?! Только ты могла, -- с такой предельной силой, с такой разящей правдой! Но... я же не такой. Я не помню всего письма, но ты даешь его. Выслушай же, я хочу разобраться сам в себе. Вижу твое сердце, как оно истекает болью. Я сам хочу кричать от боли. Я многое превратно истолковал. В мгновенной безнадежности, что я потерял! Хоть за это -- прости меня! Пойми: я только что называл тебя моей, просил -- будь моей, от Бога мне дарованной?! ... И в ответ -- страшное твое: "нечего и думать... не посылайте, ради Бога!" Отчаяние меня так оглушило... -- и вот, безумие, -- мое письмо. Я знал, что произошло! Это не мое сердце говорило, -- это темное во мне _к_р_и_ч_а_л_о, утраченное счастье, боль. Все извратилось, вдруг, -- все покрылось тьмой. Остановилось сердце. Мучить _т_а_к, _т_е_б_я..! кто всего дороже в целой жизни! Оля!.. так терзать себя, чтобы еще больше боли..? Только тобой живу. И ты могла подумать, что это "игра чувствами"! Это у меня-то! так незаслуженно одаренного тобой! Такое -- противно всему во мне, _ж_и_в_о_м_у, чем дышал всю жизнь, что людям изливал! Нет, это не так. Я жалел людей, всю жизнь я со-страдал -- и... не пожалел тебя, самое во мне _с_в_я_т_о_е! Нет, это не так. Это все -- в помрачении, в отчаянии. За тебя жизнь отдам. Что еще отдать?! Милая, чистая, дитя мое, так обойденная судьбой, израненная, вся... я плачу над твоей головкой, светлой, озаренной Божьей благодатью. Если бы ты узнала, как я страдаю! Вдумайся, -- и ты увидишь -- и простишь.
   Циник-адвокат93. _К_а_к_ я мог его оценку моей книги, Дари... -- ставить выше твоего очарования? Нет, ни-когда. Смотри: не выше! -- до твоего, в оценке, никто не мог бы вырасти! -- ни-кто. Я не высоту, не правду оценил: а _с_и_л_у_ моего образа Дари. А не оценку циником. Даже он, для кого все женщины -- "котлеты" только, жратва, -- как я в иронии определил его, всю, сущность, -- даже он проникся! _з_а_х_в_а_ч_е_н, остановился -- как перед откровением, перед Небом, -- увидал впервые... -- это после всего-то, что давала наша великая литература, и -- мировая! Да, я был очень удовлетворен. Тут, в этом... -- тебя..? -- не мог коснуться, сопоставлять. Я благоговею, Оля, перед тобой. Нет, это циничное -- о "котлетах" -- не перед тобой я говорил, -- это ему я говорил, его определял. А тебя потому, что я все хотел открывать тебе, как моей подруге, моей дружке, моей товарке, самой близкой, -- все мое должна бы знать ты, перед тобой быть ясным. Я не погрешил перед тобой. Как ты приняла "Пути" -- это для меня было всему во мне -- наградой с Неба, всему в моем искусстве. _Т_а_к_ -- _н_и-к_т_о! Жизнь Дари, ее души и сердца -- _Т_в_о_е. Я с изумлением, в восторге, понял, что ты _ж_и_л_а_ во мне, когда не знал тебя, -- когда писал "Пути" -- уже искал тебя, инстинктом. Я уже нашел тебя -- в Дари, тогда, в марте 35 г., за год до кончины Оли, -- _и_с_к_а_л_ тебя! Так ясно, вот теперь. Так всегда: для меня писать-искать. Я искал света, чтобы самому найти его, себе дать радость и -- другим, вести их. Вот смысл всего в моей работе. И потому -- я никогда не списываю, а -- _и_щ_у, _т_в_о_р_ю, томлюсь. Ищет моя душа по жизни -- светлого, я о нем тоскую, -- и творю его. М. б. потому в _м_о_е_м_ больше светлых, а не дурных. Ищу -- в тоске по светлым. Разве не так? Потому я и людей жалею, со-страдаю им. Такое свойство. Как же я _м_о_г_ -- тебя -- обидеть?! Любимую, из всего на свете, мою жизнь?! Не так это, это совсем обратное всей моей "правде", это -- опрокинуто мгновением, в потемнении -- Я мог сказать: "это последнее письмо?" Осудить себя на казнь?! И тебя, свет мой, -- и -- себя?! Я -- мог? Нет, не могу. Каждое твое слово -- счастье! Боль громоздить на боль? Не мог. Это -- не сердце: это -- мрак кричал во мне. Ну, покарай меня, я все от тебя приму, только не отходи! пиши, хоть одно слово. Им я буду жить. Ты -- светлая, ты пожалеешь, не отвернешься. Я мог -- не высказать, а вскрикнуть, от острой боли, но это -- миг темный, это невольно, -- это могло быть. Я сам себя казнил. Помилуй, почувствуй мою боль -- прости, пожалей меня, последней жалостью, от твоего сердца, безмерного, знающего, что такое -- боль. Ну, недостоин я тебя, я это знаю. Так больно сделал -- и кому?! Помилуй злого. Я был, злой, темный, оглушенный. Это не я писал, а -- разбитый, истомленный. Все во мне опрокинулось, все наоборот, как сны бывают. Эти муки -- когда человек делает все наоборот истинному в нем, -- это ты знаешь: это дано так предельно-ясно Достоевским. По себе, он знал. Такое, м. б. и во мне бывает, как у многих, но это не мое, не все во мне. Это -- как Достоевский говорит: -- "понесся", "надрыв души". Прости. Моя _п_р_а_в_д_а_ -- любовь к тебе, вся. Сколько вынести сердце может. Эта любовь к тебе -- самая чистая моя правда, непорочная, восторженная, невероятная. Я знаю: я недостоин такой правды, такой любви. Но она есть, -- что же могу я тут? Только сознавать, как недостоин нести в себе такую правду -- любовь твою, к тебе. Я еще не встречал такой, как ты, -- я лишь мечтал, искал, старался вообразить, и -- создавал, как мог. И вот, жизнь мне тебя явила -- как в награду? за мои искания? за мою _в_е_р_у, что _д_о_л_ж_н_а_ такая _б_ы_т_ь_ и в жизни, не только в воображении? Да, случилось чудо: жизнь, Господь... -- мне показали, мне явили -- _т_е_б_я! Явили _ч_у_д_о. И это _ч_у_д_о... я мог терзать? обидеть? Это тебя-то, мое святое... мог? Я?! Нет, это не так. Оля, клянусь тебе, всем моим единственным, моим мальчиком несчастным -- не так, неправда. Этого не могло быть. Мне больно, слезы все закрыли. Не так, Оля, не правда. Тебя, дарованное Светом... мучить?! Ты поверишь, не можешь не поверить -- и простишь темное во мне, крик боли и отчаянья.
   Ирина... Бог с ней. Сравнивать ее -- с Тобой! Смешно. Она так несложна, так обыденна, так -- простое. Дилетантка, -- в ней ни искры святого дара. Так, способная, -- вся в житейском. Суди по ее выбору -- выбрала пустышку. Но, в моей опустошенности, до тебя, -- даже и она казалась чем-то. Я никогда, ни взглядом, ни словом ничего не выдавал ей. Не было ничего. Личико, очень уж детское, -- да, чистое оно, что-то очень наивное -- и все. Но ведь это же смешно, ей только было, до брака, 25 л. -- 26. На 38 л. разницы! Правда, Менделеев к 70 г. женился на 18 л.94, бывало, как исключение. Но со мной, при моих исканиях -- не могло быть такого, и не с ней же. Должно было случиться _ч_у_д_о, должна была явиться, -- и так сложно! -- _д_а_р_о_м, одарением... -- я недостоин, знаю. Только _т_ы, _т_а_к_а_я, могла быть _ч_у_д_о_м. Мне страшно, я -- недостоин. М. б. это -- испытание, последняя казнь мне, из казней казнь... -- будет отнято? М. б. я только этого достоин? Что же... -- пусть, конец страданию, отплата... но за что же?! Или я так преступен? Не мне судить. При жизни Оли -- она нам нравилась обоим. Сиротливым, будто возможная такая, несбывшаяся -- дочь-девочка? Зачем я ее тут-то упомянул? Сперва -- потому что 10-го, после моего темного Ангела -- принесла она мне цветы -- и не застала? Странно так: 11 мес. я не видел ее. Видишь, _ч_т_о_ она мне. И рассказывая о себе, я и об этом рассказал. Тогда я чувствовал, что после твоего письма -- я снова в темноте, тобой оставлен. Вспомнилось больное, как мы потеряли ребенка, так и не родившегося к жизни. Почему -- "горящей изнутри"? Мой восторг? Нет. Это лишь привычное писателю определение, из опыта, -- м. б. совсем неверное. Бледность лица -- "внутреннее горенье"? По себе сужу. Должно быть я б[ываю] ч[асто] бледнолик. Чем сильней волнение, тем я бледней. Свежесть твоего лица -- поверишь? -- это же такая радость! жизнь живая, твоя. Это редкая прелесть в женщине! Это же я у Дари хотел увидеть! -- У тебя, -- увижу ли? Ты приняла мои слова -- обидой? Мой восторг, -- я его еще не умел, не успел высказать, я его в себе таил, как незаслуженное, как одарение -- и ты вменила мне -- во что же?! У меня и в мысли не было, -- почему ты это об Ирине приняла, как восхищение? Я _т_в_о_е_ _г_о_р_е_н_ь_е_ могу ли с чем сравнивать?! Ведь ты -- вся ты -- святой огонь, палящий... -- и не сжигающий. Твой огонь, душевный, пыланье сердца, -- _т_в_о_е, Оля! -- это -- Свет, это Неопалимое-Святое... и это... прости мне -- страстное-чудесное... -- я знаю, я предполагать могу, мечтать, таить -- и в тайне любоваться, только. Оля, неизреченная, огненное сердце..! Мое сердце Бальмонт называл -- "горящим". Написал о моем творчестве статью -- "Горящее сердце"95. Вот, у тебя -- _т_а_к_о_е. Такие -- редки. Их -- почти нет. Не знаю. Не знал, до встречи. Чистота и свежесть твоего лица -- твоя природа. Я ее чувствовал в Дари. Оля покойная не знала никакой косметики. У нее лицо было свежее, потом -- от горя -- стало блекнуть. Я забывал ее. Ей это было горько. Только раз, шутя... видя, как я забываю ее, весь в своем, в писании, купила она краску... -- ей было это и больно, и... как бы шутка в ее боли. Мне было очень больно, за _в_с_е. Так жалко всего -- утраченного. Так ее мне было жалко. Ты вспомни, у Лескова, в "Соборянах" его чудесных, -- (не совершенных в целом -- не надо было "смешное" вводить! -- но гениальных по некоторым страницам) -- "голубицу чистую" Туберозова, как она _з_в_а_л_а_ его... бумажкой на ниточке... тянула к себе96, -- он забывал ее... -- о, какая скромность, ясность, святость! Лучшего нет во всей литературе, такого сокровенного, такой чудесной ласковости, женской-детской тайны! Оля оплакивала _у_х_о_д_я_щ_е_е... не для себя все это, -- для меня. Видела она, как одиноко мне, только все -- в воображении. Но в ней еще не угасла -- женщина, любимая... М. б. она томилась, что я, в воображении, в кипении, -- ухожу -- в другое? к другой? ищу -- другим? Не знаю. Она не говорила, никогда. Но она знала, что я -- могу увлечься. Она мне верила. Я -- правда, не изменял ей, ни-когда! Но было мне больно, что "срывался"... -- лишь в любовный флирт, -- изменял в половину, никогда весь. Т. е. я не прелюбодействовал. Не переступал, физически. Мучил, да... невольно, но ее образ меня держал. Этим оскорблялись, бросали мне безумные обвинения -- в обмане, -- я не переступил. Не было _з_а_х_в_а_т_а, значит. Да, "вожделел" -- и это уже измена, но не отдавал себя, не осквернил ее. Но для нее и "мысли" -- были страшной болью.
   Оля, поверь мне. Твои работы в живописи, твоя тоска по ней, -- светом стали мне. Святым. Такое счастье! так тебя влило в сердце! Моя дружка, мой товарищ! Я не ошибся. Я тебя себе открыл, не тебе. Ты уже знала, только ты так скромна, укромна. Письма твои открыли мне тебя, твой дар, неоценимый. Твое душевное богатство -- редкое. Ты -- само искусство. Эта радость так мне светит, Оля!
   Таким, в такой тебе, -- я не могу шутить. Ты -- мое сердце, моя душа, ты -- повторяешь мне меня, -- я _в_и_ж_у. Оля, умоляю, не убавляй себя, не погасай, -- не подавляй -- обидой, мнимой. Гори, свети, -- радостная, от Господа, данная на радость Жизни. Оля, я склоняюсь, я целую землю у твоих ног, -- вот как ты священна для меня! Как нерукотворенна! -- я светом твоим живу, я -- ослепляюсь духовной красотой твоей, -- такой не знаю. Я -- смотрю на тебя, _н_о_в_у_ю, -- и -- что с моим сердцем! И с пущей болью -- сознаю, как я недостоин! Я вскрикиваю, когда взгяну-увижу -- Оля! ты... такая! Свет льется от тебя. Оля! Останься незапятнанной, -- ничто из слов моих не могло, не может тебя коснуться, -- ты неприкосновенна, как самое священное, _н_е_т_л_е_н_н_а. Ты -- все закрыла красотой души и лика, все взяла у меня... -- и сохранила, сохранишь, я верю... -- и отдашь. Прости мне мою, -- если и вину, то внешнюю, обманную... -- то, вне моего сердца, вне моей правды, -- о тебе, -- вне моего сознания. Ну, накажи меня, -- только не больно, не очень больно. Будь я проклят, если тебя терзал. Я плачу над твоим сердечком, бедным, все отдавшим, -- для других. Господи, дай мне силы, согреть, жизнью светлой наполнить сердце _ч_у_д_н_о_й! Оля, ну, погляди в _м_о_е_ -- все ты поймешь. Простишь. Я не так виноват, не так, -- я живу только тобой, я -- смерть приму, все отдам -- за тебя. Как же я мог о твоем чудесном, о неосуществленном, _п_о_к_а, -- сожженном, так любовно мне открытом тобой, -- так думать, покрыть его какими-то чужими потугами в искусстве -- чужой мне вовсе..! М. б. тут было чуть от боли во мне? Нет, нет... я просто был с тобой откровенен, ты же меня корила, что я не все тебе говорю, что я не открываюсь... -- я просто сказал -- да, "пейзажи парижских окрестностей -- муть в дожде" -- И[рина] давала недурно. Но это не мой восторг. И -- клянусь -- в мысли не приходило твоего касаться. Твое -- Святое, не походя могу о нем! Нет, не говори так: оно не _з_а_д_а_в_л_е_н_о, -- оно -- ты сама не знаешь, -- выросло в тебе. Если будем когда-нибудь вместе, ты все откроешь, найдешь себя. Школа? Все будет. Ты гореть будешь, и святое, чем ты полна, изольется в _ж_и_в_о_е, в твои создания! Только с глазу на глаз сказал бы тебе, _к_т_о_ ты, и _к_а_к_ _я_ _в_е_р_ю_ в тебя! Глазами сказал бы, от тебя, от света твоего _п_i_я, сказал бы... _ч_у_в_с_т_в_о_м, нежной-нежной страстью. И ты ответила бы мне... -- восторгом. Знаю, верю. Нежно снимаю слезы с твоих ресниц. Боль выпиваю -- всю! -- из сердца твоего -- в себя вливаю боль твою. Пусть живет, светясь, твое неизреченное, чудесное! Вспомни: раньше, чем ты мне сказала о томлении искусством, я тебе сказал о твоем даре, о твоей душе _т_в_о_р_я_щ_е_й. Несравненная! Чудовищное мое письмо -- не мое, это больное извращение, это -- не от воли, это -- провал. Вычеркни из сердца. Я все тебе сказал. Я правдой защищал себя. Ты сверх-умна, необычайно чутка, ты большой художник, но... тут ты все взяла в неверном преломлении. Я не мог так, я так не погрешил. Я в ином -- оправдан заблуждением, страстностью ослеплен, я многого не знал. В ином -- заслуживаю жалости. Прости. Я не понял о "слезах". -- Ты здесь -- на недосягаемой высоте, ты тут -- верх великодушия. Я могу лишь молиться. Глупая религиозность доктора -- никакой связи с Тобой, о Божией Воле. Клянусь! И не подумал. Нет, я никогда не считал тебя "примитивной". Я не слепой! Я тебя считаю чудом. Сколько я спрашивал: "Кто -- ты?" Ты -- непостижима. Ты -- крик восторга, для меня. Ты -- сверх-женщина. Ты идеал, какого и не постигают, еще не ищут. Я -- искал его. Нашел -- живую! Я не понял глубины твоего "на Волю Божию"! Прости же! Не мне тебя учить, -- ты _д_а_н_а_ Господом, готовая. Я теперь все понял, я целую твои ножки, мне стыдно глядеть. Прости. Напиши все, если простила, что было... и о Б[редиусе] -- трагедия -- и о всей жизни, два-три письма. Буду с болью ждать. Целую. О, прости, Оля. Твой Ив. Шмелев
   [На полях:] Весь в твоей воле. -- Я очень спутан: если не на все дал объяснения, скажи, что еще? Отвечу.
   Я все сделаю, чтобы свидеться. Да! Я -- почти уверен.
   Я не дерзал поверить, что ты все отдаешь мне. Я знаю, как я недостоин. Молюсь на тебя.
  

32

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   28.Х.41
   Пишу, Оля моя, еще, в дополнение (я уже все написал и отослал тебе), к объяснениям, которые ты затребовала, по поводу моего письма от 10 или 11.Х.
   Я не мог же, -- ни прямо, ни криво, -- иметь в виду тебя, когда совершенно _п_р_о_с_т_о, без всякой скрытой мысли, а лишь описывая Ирину, -- Бог с ней, совсем! -- сказал о "горящей изнутри", при ее бледности лица. Ты мне, светлая моя Оля, и это вменила: я тебя... будто бы -- "не пощадил", узнав все из того же письма, от 2.Х, о том, что "свежи еще у меня краски" (на лице), что я "воспел" бледность Ирины! Зачем же это, вовсе незаслуженное? Ты же мне о себе писала в открытке от 2 окт. (да!), которую я получил, -- так у меня помечено на этой открытке, -- 16.Х! Письмо за No, я же так дорожу твоими письмами! Не веришь? Если свидимся -- увидишь. Там же ты писала, что Б[редиус] многое знает{Подчеркнуто О. А. Бредиус-Субботиной.}. Только. Об объяснениях с Б[редиусом] ты ни словом меня не известила. Очень жалею, что так поздно узнал, да и -- что я узнал? Могу теперь только чувствовать, как тебе было тяжело. Оля, умоляю: если тебе будет еще тяжелей, обратись за защитой к власти, к германской власти: благородные солдаты оградят тебя. Ты видишь -- мы разделены -- условиями жизни, я рвусь приехать, но это сразу не делается ныне, я мыкаюсь, в бессилии. Если твоя жизнь будет под угрозой от человека, который, быть может, неответственен за свои действия, во власти neurose, -- ты же имеешь хоть право защищаться?! Ты сколько же лет жила жертвенно! Я надеюсь получить разрешение, я ищу его. Ты собой владеешь, ты имеешь огромный _о_п_ы_т_ от жизни, в такой тяжкой обстановке. Господи, только бы мне помог Ты, Сокровище благих! Оля, если обстоятельства _т_а_к_ вдруг обострятся, что тебе надо будет уйти от возможных ужасов, от человека, который может в любой момент утратить душевное равновесие и сознание ответственности за действия, извести немедленно, срочно: ты не одна на свете, ты знаешь. Немедленно, насколько позволят условия сношений, я приму все меры, переведу тебе средства, упрошу людей власти -- помочь мне в деле ограждения тебя. Я в большой тревоге, в тоске великой. Господи, сохрани. Ты чудесно владеешь немецким языком -- тебя поймут люди, у которых много сердца. Я видел, знал, сколько здесь, во Франции, немецкие войска спасли от гибели -- бывших врагов своих, в первые месяцы французского разгрома. Тебе, угнетенной жизнью, женщине, русской... -- я верю, -- дадут защиту. Дай знать представителю русской эмиграции в Голландии, ты знаешь его адрес? Он окажет свое участие, содействие. Я понимаю: долго вынести такой жизни -- сил у тебя не хватит, ты ослабла, ты -- больна. Я связан условиями жизни, непреложными правилами, выполнение которых требует времени. Я ничем не возмущу твоего горького "покоя", не подам никакого повода, чтобы вызвать тяжкое для тебя. Господи, спаси.
   К письму твоему -- еще. Ты пишешь: "И "стих" мой не увидел?" Ах, Оля... Я все чудесное твое так знаю, так храню в сердце. Как же я "не понял" сердца твоего биенья?! Но "стих" твой (это, конечно, ярчайшее выражение _в_с_е_г_о_ в тебе, сердца, души, нежности, ласки, заботы, великой святой любви, сверхчеловеческой...) я знаю. Давно _в_с_е_ понял. Но позволь, -- (это, конечно, лишь формальное, пояснение!) -- позволь сказать: твой "стих", чудесный, я узнал 16.Х, он в письме, с почтовым штемпелем Schalkwijk'a от 7 окт. Я не мог иметь его в виду в моем письме от 10--11.Х. Хоть в этом-то не вини меня! Я уж не такой бесчувственный?
   Ты пишешь: "Не важно, что ты зовешь меня Святой... и т. д. Важно, _к_а_к_ со мной ты поступаешь..." Ну, я виновен... в помрачении... но -- что же это... -- "не важно", что я пытаюсь, посильно, для себя, определить, _к_т_о_ -- ты? _к_а_к_а_я...? -- для меня. И -- называю. Это все живая правда. Это -- истинное чувство. Мне -- _в_а_ж_н_о. Это-то, позволишь? Это -- светлое, чистое -- от сердца, его _я_з_ы_к. Оно не в силах быть глухим, в молчании. Я в нем не властен. Если не велишь, -- не буду, задавлю в себе. Нет, ты позволишь, ты же -- любишь. А любовь, чистая, _т_в_о_я_ любовь -- _т_а_к_ не может. Ты, умом, -- можешь приказывать, но _с_е_р_д_ц_е_ не послушает его. И будет вечно _п_р_а_в_о. Говоришь, напоминая, как я называл тебя, -- Святая, Прекрасная... "и все другое"... Не важно? Это твой рассудок, ныне боль -- так говорит -- "и все другое", будто отметает. А сердце... -- плачет сердце, знаю. Как у меня. Оно, как заведенные часы, стучит _с_в_о_е, -- пусть дождь, ночь, солнце, крики в доме, все, что в жизни творится......-- _о_н_о_ ведет _с_в_о_й_ счет, _с_в_о_е_ у него время, свой шепот... -- пока живое, пока не лопнула пружина. "И все другое..." Разве тебе не нужно? Ну, на миг поверю. Но мне... -- это же родится моим сердцем, это -- Ты, такая, -- для меня. Это -- моя святая _п_р_а_в_д_а. _Ч_и_с_т_а_я_ она, ничем не подмененная. На "грешность" твою -- я тебя толкнул? Что же, я принимаю, мне не стыдно, за мое чувство. И тебе не стыдно. Зачем упоминать? Оля, дорогая, чистая моя... -- для меня _в_с_е_ _Н_а_ш_е_ -- _Б_о_ж_ь_я_ _В_о_л_я. Нет, не стыжусь, а радуюсь, Свету в тебе -- во мне -- рожденному, -- радуюсь и благодарю Его. И ты, я знаю, -- благодаришь, ты веришь в Его свет: он послан, чтобы рассеять тьму, твою, мою. "И тьма не объя его"97. Так писал мой Ангел -- Иоанн. Ты говоришь: "И как легко у тебя с "ошибкой" получилось! Ну, прямо, "Полукровка" Вертинского!". К сожалению, -- теперь, правда, к сожалению, -- не знаю, не читал никогда Вертинского98. Знаю, что он был не без дарования, распевая где-то для снобов, модных, охотников до пряной жизни. Пел каких-то "лиловых" негров99. Эту гниль я не любил, _ж_и_л_ другим, _с_в_е_ж_и_м. Как и ты. Напомни, приведи эту "Полукровку". Я предпочел бы _т_в_о_е, или -- из Пушкина... Но тут, раз меня сравниваешь с "Полукровкой"... скажи мне, чтобы и я вместе с тобой -- горько усмехнулся и -- признал себя виновным и за еще -- неосторожность в слове -- за "ошибку". В чем моя "ошибка"? -- Только в неудачном, "безвольном" слове -- в мгновенном помрачении моем, от раскаленного, меня ожегшего воображения -- им, через него я вдруг увидел себя гибнущим, во тьме тонущим. Ты меня _с_п_а_с_л_а, а тут -- раскал воображения, страх, что теряю _в_с_е_ -- вырвал у меня "ошибку". Прости. Неправда это, что мои "Пути Небесные" убиты мною... Оля, они не могут быть убиты: _е_с_т_ь_ они. Часть -- в книге, ее знают, ею бредят. Другая -- в моем сердце, а теперь -- хоть крупки! -- в твоем: я о них вчера писал тебе. Если сердце останется немного жить -- роман закончится. Нет, "Пути" должны явиться. Я их несу во-имя Твое, Оля. Я их напишу -- для тебя, Прекрасная, -- я силен их закончить -- тобой, только. Без тебя -- не родятся, _н_е_ _м_о_г_у_т. Ты дала мне силу, волю. Ты их -- оживишь, ты -- поведешь, ты -- их закончишь, мной. Тебя не будет -- ничего не будет, для меня, во мне, и -- из меня: меня не будет.
   Ты пишешь: "Я уничтожила 2--3 письма о драме с Б[редиусом].., об унижении..." Кто мог тебя унизить?! Тебя?! Ты -- унижалась?! Ты?!! Столько жертвуя, го-ды... -- ты могла унизиться? Не верю. Если тебя унизили... что же -- будешь продолжать, терпеть? Во-имя чего же? Что _с_п_а_с_а_я? Ты давно _с_п_а_с_л_а, _с_п_а_с_а_л_а... -- Оля, лошадям дают покой... всю душу измотала жизнь, твою... И -- еще -- уни-же-ние?! Не постигаю. Прошу -- открой мне, все напиши. Не хочешь -- воля твоя, молчу.
   О, нет, за "тетей" эмигрантских я тебя не принимал. Зачем это-то еще? Ты знаешь, за _к_о_г_о_ я признаю тебя, -- для сего и имени не нахожу тебе, -- _к_т_о_ _т_ы?! И сердце шепчет -- сила, гений, -- Дар тебе, недостойному! Да, правда. Я не скрываю. Дар. Зачем же так? Нет, я его вижу, осязаю, живое твое сердце. Я его слышу, чуткое его стучанье, мне -- биение... и -- мое ему. Сказать мне больше нечего.
   О "котлетах" -- к черту! -- Эта пошлость -- для пошлого, я уже писал. И, говоря об этом, пошлом, -- о "чистой" тени мысли не было. Чистая всегда ограждена. Своею _ч_и_с_т_о_т_о_й_ -- во мне. "Теперь уже поздно"? -- написала ты мое безумство. Говорю -- "безумство" -- верь, это правда. Ну, я ничего не помню, я был в кошмаре. Я не понимаю, как, когда я посылал? Не помню, я был во тьме. Не обвиняй. Не помню. Ну... прости! Но -- не повинен, не было сознанья. Теперь -- _н_и_ч_е_г_о_ не понимаю.
   Про "слезы", что это на бумаге влага от розы... -- помню: утратил чуткость, не понял, до чего ты бережна ко мне! Это -- мой провал. Прости. Теперь молю, тут я не до-понял. Все -- от одного, от потемнения. Я дней не видел. А ночью -- ничего не видел, мученье, только.
   "Глупо-религиозный" доктор... О тебе и мысли не было, клянусь.
   Но так я никогда не кончу. Все равно, ну, не жалей, не прощай мне. Ну, не могу больше. Я все тебе сказал. Раньше, сегодня, и сейчас. Голова устала, 2 ч. ночи. Я устал... я -- ну, не могу я больше, больно мне.
   Но вот что. Пусть больно, очень больно мне, пусть я преступник, камень, злой, тупой, пошляк... игральщик сердцем. Хорошо. Пусть. И -- я счастлив, страшно счастлив! Благодарю, Оля, свет мой, чудесная! За _в_с_е_ благодарю! Это твое письмо -- необычайное. Никто такого не мог бы написать. Это -- да, я теперь отрешился от "себя", я теперь лишь ценитель. Я в восхищении. Т_а_к, _п_и_с_а_т_ь, -- ! -- так тонко, так глубоко, так потрясающе, так _т_и_х_о, так _п_о_к_о_й_н_о_ крикнуть..! -- только ты могла. Ты -- гений. Это для меня -- бесспорно. Вот какая ты! Такого -- ни один Великий не мог бы дать в романе! Заставить героиню -- написать. Я целую эти _б_о_л_ь_н_ы_е, -- эту боль мою! -- эти живые, трепетные строки. Благодарю! Ты одарила, меня, себя. Это же -- верх искусства, искусства-сердца! Только _т_в_о_е, только ум твой, твой гений -- да, и мне ничто не запретит так говорить! это я могу доказать!! -- твоя душа -- могли _т_а_к_о_е... величайшее, что я когда-либо читал. Это -- предел. Как же ты, Оля, мо-жешь так говорить о Даре Божием?! -- о Талантах? "Их просто нет". Вот -- явь! Свет мой, целую, -- позволь, Оля. Твой всегда. Ив. Шмелев
  

33

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   [30.Х.1941]
   ИвОчек, Ивчик мой, И-ву-ленька, душенька родная!..
   Ну, что ты делаешь с собой? А со мной? Тебе не жаль? Я уж тебе писала, как мне. И почему. И что не надо, нет надобности меня "уговаривать". Разве ты все еще не понял? Не понял, что и без "уговоров" я вся твоя, в одном полете -- к тебе. И вот _т_а_к_у_ю... держит... не только кто, а и что... Как больно... Все твое понимаю. Т. к. сама страдаю так же! И... _т_о_г_д_а_ же. Да! Ужасно это было 21--22-го! Видишь, как я тебе открыто. А 22-го, после зова тебя, любви ужасной -- твое письмо от 10-го, ужасное письмо. Оно хуже, во 100 раз моей открытки. Эти "2 строчки" ты не понял. О, как не понял! Почему ты все видишь хуже? Послушай, я тебя боюсь... Твоего "пожара"... Правда. И еще того,.. что ты... такой... всеобщий. Ты _т_е_п_е_р_ь_ только -- мой. А дальше? Я боюсь Парижа, друзей твоих. Не смейся, а пойми!
   А после твоего письма, 10-го, я так была убита... Ты стал такой... "мужской"... такой... будто я вошла нечаянно в мужскую компанию. И... как смутилась. И все другое было так... больно. Зачем ты это сделал? У меня в жизни было много муки, но нечто вот такое, что мне мелькнуло сходством в письме том, -- было пределом муки. И я боюсь!.. Я тогда ушла... Ты пишешь об инженерше и о "жизни или смерти", -- я эту постановку испила тогда до ужаса. Только роли были наоборот. Это был -- _у_ж_а_с. Я им-то и надломлена. Но нет, это не он, не 10 лет назад... Я тогда была 19 лет только, и несла это до 22-х! А ты знаешь, что ты -- ревнивец... да, да. И я боюсь тебе все открывать! Все из _о_п_ы_т_а_ же вынесла! Вас, мужчин, надо очень остерегаться! (Вышло как-то на манер горничной "Вас -- мужчин"). Но это -- истина... Скажу только, что, нет -- не обладал... Ни кавказец, -- и никто... Ну, до... 1937 г., конечно. Успокойся! Иначе было бы все проще, _к_у_д_а_ проще! Скажи, обязательно, скажи -- в чем мои изломы? Мне для себя это надо знать. Только я с тобой -- пряма. Я тебя никогда не "разжигаю". М. б. невольно?! Ах, вот о деле: я сержусь на тебя за М[арину] Кв[артирову]! Зачем, и что ты рассказал? Пойдет сплетня? Я вчера ей как раз открытку послала -- просила портрет выслать. Она неисполнительна. Тогда держала письмо твое 3 мес.!
   А о Земмеринг... знаешь почему я спросила "кто" она? Она меня, не зная, не видя, незаслуженно... лягать хотела. Не веришь? Да, да! Не забывай: тебя любят! И любовь к тебе -- не значит и любовь ко мне. Особенно женщин! Милушка мой, тебе многие... не простят меня! Считайся с этим. Примеров много. Я не ошиблась во впечатлении от письма З[еммеринг]. Дала, не говоря ничего, его прочесть Сереже. С. -- умный, без тени "изломов", трезвый... "Кто эта стерва?" "Чего это она тебя лягает, -- ты с ней, что ли, в переписке?" Понимаешь? Та _т_е_б_я_ ценит, тебя любит (пусть только читательски), а меня?..
   Не пиши ей ни звука! Молю! Берлин -- для меня базар. Меня там слишком знают. Опошлят наше! И подумай: ты там... к тебе все льнут, идут, ты взят... Н[аталья] Як[овлевна] -- счастлива тобой... ты гость... Ну, и... ради приятности... конечно допустят О. А. ... Ты же там разорван будешь людьми. А я? По уголкам у Н[атальи] Я[ковлевны] с тобой шептаться? Нет! Это мне -- тяжело! И... главное... самое главное... меня не пустят! Уже не пустили. И _т_у_д_а! Разрешение на визу ты получишь только через германские власти, Wehrmacht {Вермахт, вооруженные силы фашистской Германии (нем.).}. Женщину не пустят. Не могут ничего сделать "местные власти", например Голландия, Бауэр и т. д. Только -- германские... Я думаю, тебе легче. Ты мог бы сказать, что нам необходимо по твоим литературным делам, по делу увидеться. Ведь это даже отчасти -- правда. Все наши "дельцы" ездят по своим делам "geschaft'aм" {"Торговые операции" (от нем. Geschâft).}. Почему же писатель не может? Я думаю, что они даже поймут. Связи -- все. Наш батюшка ездил.
   Сейчас ко мне воробушек в окошко стукнулся. Ты это? Не не хочу, а... не могу. Против воли не могу получить для себя поездку. Никому обо мне ничего не рассказывай. Ты -- слишком велик и на виду, -- а люди злы. Изгадят так, что и не заметишь. Я не о Квартировых. Но ты знаешь, как подобное сенсационно? Посылаю тебе одновременно еще письмо с маленькой фото -- японка100, и еще одно101 -- собственно только "gutachten" {"Свидетельство" (нем.).}, "Anamnese" {Медицинское свидетельство (фр.).} (не сделала ошибки? Уже забыла эти слова!) об Арнольде. Думаю, что это тебе знать важно.
   Здоровье мое все истрепано. И как все кончится -- не знаю... Ты меня немножечко пойми! Хорошо было бы уехать и отдохнуть, ну, хоть... в Швейцарию! И ты бы! Ах, ах... забыла! "История любовная" и "Свет Разума" -- уже здесь! Я Тоничку теперь совсем еще иначе увидала. Ты -- ты _т_е_п_е_р_ь_ такой! Боже, ты весь! Ах, Тонька, Тонька!.. Нет, у тебя там не "много любвей", -- а одна, единая, Единая, невоплощенная... Как, искал! И как нашел счастливо!
   Послушай, знаешь чего мне еще страшно?
   Ты слишком был Ею, О. А., -- счастлив...
   Во втором... ты... это не дается, так 2 раза быть счастливым. Это жизнь не дает. Ты Ею все еще живешь. Во всем, сам того не видя... Я в ее свете -- убожеством покажусь тебе. И так понятно. Ты знаешь... нам, читателям, Ей надо поклониться... Она дала тебе столько простора для твоего искусства -- и через это... нам... Я -- не могла бы так. Я это знаю. Я бы ужасно ревновала. М. б. до смерти... А ты думаешь, тебе простят меня вот такие как инженерша из Праги? Их много! Ванюрочка, я много думала... Знаешь, мы должны увидеться, чтобы обо всем поговорить. Все очень важно. Не для проверки любви. Хотя и это нужно. А... вообще. После встречи надо и решить. Иначе я боюсь... М. б. глупо, но так чувствую. Ты знаешь, можешь догадываться о некоторых моих взглядах. Их тоже надо разобрать. Я привыкла быть самой собой, а не женой при муже. Т. е. -- у меня свое всегда. Мое мнение и взгляд на жизнь и вещи. Меня совсем не интересует то, о чем ты пишешь ("материальные удобства"), -- это все так придаточно, неважно! Мне важней другое. Не значит, что ради этого я бы могла тебя утратить. Но просто -- это тоже важно, как одно из моих проявлений. А все остальное -- ерунда. Я ничего не говорю. Мы все решим после встречи! Мама -- верно ушла бы к Сереже. Не знаю. Он живет пока в пансионе. Адрес: S.S. Pension Master, Apeldoornoscheweg 5, Arnhem. Он хорошо устроен -- почти директор дела. У него автомобиль и масса самостоятельности. Пока... Никогда неизвестно что будет. Его ценят и любят. Однажды меня вез к нему шеф его на своей машине. И всю дорогу -- хвалы братцу. А ему -- обо мне! Умора! "Ich denke, dass Ihr Schwager zu viel in Ihrer Schwester bekommen hat..." -- "Wie so?" -- "Sie ist enorm geschickt, ... klug, wie ein Mann, mit unseren Damen konnte ich niemals so sprechen.., ja, ja, ein Mann, ein kluger Mann!" {"Я думаю, что Вашему свояку очень повезло с Вашей сестрой". -- "То есть? " -- "Она необычайно искусна, ... умна, как мужчина, я никогда не смог бы разговаривать так с нашими дамами... Да, да, мужчина, умный мужчина!" (нем.).}. Мы долго потешались, какой я "Mann" {"Мужчина" (нем.).}. Он часто у вас бывает. Я его просила тоже. Он был точен. Спрашивала, не возьмет ли меня с собой к тебе, ну, хоть, как секретаршей... Хохочет. Говорит -- нельзя. Одно время я на это очень рассчитывала. Но нет, действительно не может. У Сережи недавно была автомобильная катастрофа... чудом спасся. Машина перевернулась 2 раза, а у Сергуньки даже папироса в руке осталась. Он -- молодец. Не потерялся, сам себя и спас!
   Неужели тебе так мой портрет понравился? Никому, даже "дубине"102, не нравится. Я уже в воскресенье знала, что он у тебя не был (!). Звонила ему. Мама сказала: "ты там пре-о-мер-зи-тель-на". Сережка только из-за руля покосился: "Чтоо, ты эту гримасу послала? ну-у, нет, какой же спех? Я бы тебя лучше снял". -- "Что же разве так не похоже?" -- "Слушай, гримаса тоже -- "похоже", -- тоже твое лицо --, но... гримаса". Толен хотел лично тебе сказать, что "М-me NN в жизни лучше". Сходство с... А[лександрой] Ф[едоровной] многие находят и в жизни. Особенно когда в косынке Красного Креста... У меня сережки такие были. Потеряла...
   Ах, слушай, как мне стыдно: я тебе по ошибке посылала неправильно франкированные письма... Правда -- ошибка... Прости! Что-то еще сказать хотела... Да, здоровье плохо. У-с_т_а_л_а! А ты? Ты тоже не очень важно? Что же мне с тобой делать? Приедь! Только не к М[арине] К[вартировой] -- мне туда не дадут визу. Я уже справлялась. Ах, ты меня не знаешь. Я вовсе не такая уж "заквашенная". Я знаю, совестью знаю,.. что грех, и что нет! Об этом не надо больше! Ты знаешь, _к_а_к_ я к тебе! Знаешь?
   Я так же точно, как ты ко мне! -- Поверил теперь? "Сложности" мои -- огромны. Но верю, что Бог укажет и поможет. Не злись, что я "пассивна". Нет! Но не форсируй! Это нам же может все испортить. Спроси твоего... друга... этого "получасового"... С_к_а_ж_и -- что мои изломы?! Не тереби меня, не дразни тоже! Не дразни Ириной! Зачем это? Обнимаю тебя, безумно, целую крепко и очень долго... Дай же хоть портрет! Отругай Маринку! Противная девчонка, сама верно любуется! Ты пишешь "письма мучают" -- не писать _т_а_к? Но... не мо-гу... _и_н_а_ч_е. Люблю... Милый, родной, хороший. Люблю до крика, отчаянно... а ты... живешь все-таки... не мной. Но я не сетую. Я понимаю.
   Твой Олюнчик. Папа звал так. Всегда присыпаю твой "Эмерад"... я дышу им!
   [На полях:] Болезнь моя была действительно почки.
   Послушай: у меня есть книжка -- дурь, так, альманах с гороскопами. И стоит, что рожденные под "близнецами" гармонируют с "весами" и "водолеями" {В оригинале: "водолазом". В дальнейшем это исправление не оговаривается.}. Ты -- "весы", а я -- "близнецы". Арнольд -- "лев" -- нейтрально. И тот, за 10 лет... "водолей". Странно?! И еще там так верно об искусстве -- оба... люди искусства: и "весы", и "близнецы".
   Письмо от 30-го сент. "День Веры, Надежды, Любви, день Софии" я конечно получила!
   Ничего для моей "свободы" не посылай! Обидишь! Использовать все равно не смогу. "Откуда?"
   Ты чувствуешь, как я тебя люблю, ласкаю, целую... Приедь, увидь... узнай все... Н_е_ _м_о_г_у!..
  

34

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

30.Х.41

   Ванюрчик, милушка, любимушка! Сейчас, сию секунду твои: сперва exprès от 25-го103, и вот сейчас -- от 18-го! С маленькой любительской [фотографией]104 в Карпатской Руси! Какой ты милый! Как я тебя целую! А кто этот "дядя"?105 Ужасно добродушный. Почему он, а не я??? Как ты меня тронул... Господи, как тяжело ужасно. Я тебе отправила сегодня 3 письма106 -- exprès. Писала их и вчера, и сегодня (т. е. ночью). Твои письма... много... дождь писем... я получила. Подумай... от 24-го107 уже пришло! А это -- 18-го так долго... И в нем замечание цензора: "другой раз короче. Цензура". И все-таки, какой милый цензор! Благодарю Вас... неизвестный цензор, что Вы прислали!! Если бы Вы знали, какие письма держат Ваши руки..! Сколько в них радости и счастья!.. --
   Меня смущает, что я тебе вчера писала так о З[еммеринг], -- я не знала, что она близка тебе. Но меня-то она все же обидела... Ты ей ничего не пиши обо мне. Ну, ради меня! Не говори о нашем никому и ничего. Я повторяю: ты слишком виден, -- нам испортят. Я боюсь. И знай, что часто, очень часто так бывало, что исполнялось то, чего боялась. До ужаса точно! Мой далекий... тот, бывший... Георгий -- знал это... и маме говорил: "а Оля все равно... все знает!" Они с мамой скрывали его тайну от меня вместе. Он _д_о_л_ж_е_н_ был меня покинуть... Ах, к чему это?! Я так полна тобой! Я вся, вся тобой полна! Как ты чудно пишешь! Г_е_н_и_й мой, я так захвачена "Путями"! Это будет дивно! Послушай мой певунчик, -- я так все вижу сердцем:
   -- "Тоничка" искал... невоплощенно, мечтами, грезами, слезами еще полу-ребенка... Последнее Явление я не беру. Это -- чудесность. Это увенчание. Но не содержание "Истории любовной" как таковой... Затем "Чаша"... Илья -- увидел... обрел... Ее во плоти... живую, сущую полюбил... _н_е_д_о_с_я_г_а_е_м_о... _Н_е_у_л_о_в_и_м_о... Мечту... хоть сущую, но мечту...
   И вот... "Пути" -- дали Ее, Ее -- Дари! Ее всю живую. Найденную... Исканную всю Жизнь!.. Только здесь, этими чудесными "Путями", -- Ты вел и Ее, явленную тебе-Тоничке, в "синих глазах"... Как чудесно завершилось. Вся Жизнь... Твое искание святого... Какой ты -- чудесный! Я так "восхИщена" тобой сегодняшним. Меня понявшим! Как я страдала! Какое тебе спасибо за exprès сегодня! Я думала: неужели и тогда, когда срочно, нужно, -- он не пошлет exprès!? И ты почуял это! Ты знал, что меня успокоит! Я жду твоего ответа на мое 23-го!108 Не "объяснений", -- нет, я их почти что уж не жду... Я жду узнать, как ты его принял? Не слишком ли больно. Ванюрчик, не надо себя мучить. Давай жалеть друг друга! Это оттого, что все так грустно. _Д_а_л_е_к_о... без разряда. Вот куда-то молния и ударяет. Так и объясняю. Дружок мой... "нет, я тебе не враг!" Спасибо! Я стала такой пугливой. Часто шарахаюсь в сторону, если ставень окна пошевелится ветром. Боюсь писать тебе. Боюсь и твоих упреков. Не запугивай меня! Будь как прежде! Как я тебе открыто тогда писала... Тоничка мой милый, как бы хотела я тебе рассказать о моей жизни. Там каждый шаг -- роман. Сколько вынесла. Чего только и не было! Ты на И. А. не сетуй. Он страстно меня отговаривал. Предлагал свое "отсекающее" письмо. Я перепишу тебе в следующем письме его письмо ко мне. Ты увидишь. Но на мои доводы и после знакомства с А. -- сдался, предупредив однако, что трудно мне будет. И. А. -- удивительный. Мы много пережили вместе. Помню (уже я замужем была, -- гостила у мамы)... было ему очень тяжело... душа скорбела. Пришел к нам. Я могла кое-что для него устроить. Потом -- не вышло... У нас были гости у брата. Мы с ним пройтись пошли. Сидели в садике на нашей улице. Холодно было... март-апрель, кажется, а холодно вечером-ночью. Звезды были. Он был так тревожен, так загнан жизнью. И помню руки мои взял, чтобы поблагодарить за... участие что ли? Не знаю. "Олечка, такие холодные, худенькие ручки?!" Сколько ласки... как _п_а_п_а... Я стала говорить, что счастье хоть что-нибудь ему сделать, что я могу _т_а_к_ _м_а_л_о... "Огромно, много, -- уже то, что Вы вот эти дни здесь... Огромно это..." Ты видишь... он хорошо к нам относился. Он не мог сознательно, или халатно, ошибку сделать. _Т_а_к_ уж вышло. Он меня бы на растерзание не отдал. Предупреждал. И очень отговаривал. Даже рассказал о русских женщинах где-то в Европе... целый поселок их... ушедших от "чужих" своих половин...
   Ты прав о % психопатов... Их масса. А знаешь отчего? Inzest {Инцест (нем.).}. Женятся на своих, чтобы деньги из семьи не уходили!.. Ты прав и в том, что "психоз _с_в_о_б_о_д_е_н"... Я это испытала... Это ужасно. Было так страшно. И вот тогда... в рожденье мое... в 39-м... тоже. Я не знала, чем кончится... И в эту Троицу, но не со мной, а с его сестрой. Они у нас гостили. И поругались. Оба -- хороши. Я онемела вся тогда... Уйти хотела... Службу искала. Я тебе об этом не писала. Понятно почему. Но теперь ты сам подсказываешь. Сережка его тогда чудесно оборвал, -- орал на него во всю глотку... Потом сам плакал. Жаль ему стало. Мирились потом. У мамы отчаянные головные боли поднялись. А Верpу109 -- безумно испугалась. Ар в жизни -- теленок... но разъяренный -- он ужасен... Я это знаю и обхожу это умело. Когда выходила за него, то его такого не подозревала. И. А. конечно тоже не знал. Друзей у него никого нет. Никто у нас не бывает. Ты думаешь, что я не думаю обо всем?? Приезжай сюда! Мне не дают визу в Берлин. Я уже справлялась. Я сама об этой возможности думала... В Arnhem'e я нашла бы тебе в пансионе комнату... Это миленький городок. Часто бывают туристы, -- потому налажен для этого. Я бы поехала туда тоже "на отдых". Я уже это себе выговорила. Мне сам он предлагал. Я поселилась бы где-нибудь, ну, хоть в Сережином же доме. И была бы с тобой все время... Сказала бы, что ты мне родственник, приезжий, хочу и должна видеться. Поверили бы? Оба русские... Я не могу без тебя. Мы должны увидеться! Я писала о "разности взглядов". Не думай ради Бога, что это таак... _т_а_а_к_ тяжеловесно во мне... Нет, но я хочу знать, как это у тебя. И чтобы ты меня _в_е_р_н_о_ понял. Из твоих намеков я вижу, что ты меня неверно представляешь... И вообще: "я знаю, век уж мой измерен, но чтоб продлилась жизнь моя..."110 и т. д.
   Ах, да! Почему никогда больше ничего о Тютчеве? Ты 30 сент. писал, что "завтра о Т[ютчеве] и на все отвечу". И не было. Потому, отчасти, я и 2 строчки послала. Целую неделю _н_и_ч_е_г_о! Я утром твое читаю и уж грущу, что вечером не будет... А иногда бывает!.. Все твои последние у меня под подушкой... Я ловлю твои духи!.. Я тоже _т_а_а_к_ страдаю. М. б. уж и не очень больна?? Я сильно похудела. В талии, поверх шерстяного платья и всего прочего, чуть-чуть 60 см в объеме. Конечно натурально, без искусственных утеснений. Все валится с плеч. Худею с часами. К сожалению, не могу принимать твои сонные -- на другой день мне бывает плохо -- кружится голова, будто пьяная. Часов до 4--5 дня.
   У меня нет ничего, что может определить анализ. Доктор сказал, что "истощение нервное -- покой нужен". А где его взять?
   Ты думаешь, что "не буду тебя торопить" -- (спасибо тебе, друг мой за это!) -- поможет? Даст покой? Я же сама себя тороплю. Я рвусь к тебе. Стучусь лбом в стенку, не вижу выхода... И я всего боюсь... Я и тебя, твоей обстановки, твоей всеобщности, всепринадлежности -- боюсь... Я не хочу, не смею, не могу вставать у тебя между тобой и всеми людьми, тебя чтущими...
   Я боюсь, что так будет... Fr. S.? {Г-жа С[убботина] (нем.).} Ты в письме от 18-го окт. говоришь: "это ревность к "Чаше"". Нет -- это ревность к тебе. И это у многих будет. Из чего, как не из ревности, обливают кислотой? А тоже ведь любят! Ты ей прощаешь "ляганье" -- некрасивое, чисто женское. Я думала по этому ляганью, что она старая дева. Сережа тоже. Ты ее извиняешь. Не мне же указать тебе на то, что этого нельзя. И не захочу я этого. Не захочу вбить кол. Конечно, ты не знал еще о ее письме ко мне, но ее вопрос к тебе? Разве смела бы я так тебя спросить, ну, о ком хочешь? Раз ты этому человеку почему-то "Чашу" даришь, с этим автографом, -- то что это за опека? Разве у тебя-то чутья не хватило бы? Она со мной говорила как с девчонкой, как твоя собственница, позволившая и мне крупицами пользоваться. У этой сорвалось, а другие будут еще почище.
   Я не прошу твоей "защиты". Плохо, когда об этом нужно говорить. Надо, чтобы таких ситуаций просто не могло возникнуть... З[еммеринг] значит почувствовала, что меня ущипнуть можно. Не пойми, моя радость, это за упреки. Это просто удел великих людей... О. А. была другое дело. Ты с ней вошел. А меня приводишь! О, я хорошо знаю людей. В Берлине было бы для меня мученье. Я, думаю, ты поймешь...
   Мне тяжело до предела... Я не могу иначе... До смерти тяжело. Я не кощунствую, не вызываю... но лучше и не жить!.. Я боюсь смерти, и это меня держит. А что, что у меня есть?? Письмо это я кончаю утром 31-го. Вчера я еще светилась. Пела даже... Чудные русские народные песни, знаешь? "Ой, Иван ли ты Иван"? и "Ах, ты Сема, Симеон...", "Матушка, что во поле пыльно?" и романсы... "Хризантемы" и "Как хороши те очи..." и "Серебрясь переливами звездных лучей..." и любимое... "Сияла ночь, луной был полон сад... сидели мы... с тобой в гостиной без огней..."111 Это пела Кузьминская -- Наташа Ростова... в тоске и безнадежности, в любви к Сергею Толстому112, т. е. нет -- это на нее сложили романс!113 После ее слез. "Тебя любить, обнять, и плакать над тобой..."114 Неужели и "дама с собачкой" даже недостижимо? Неужели не увижу! Спроси племянницу О. А., м. б. у нее есть знакомства, которые просто поймут и устроят. А Марина все тебя еще держит, сама любуется. Как мне все, все горько. Иван, я мучаюсь, что ты мне изменишь... Возьмешь кого-нибудь? Пусть на 1/2 часа.
   [На полях:] Может это быть? Я тебе верна. Как это ни сложно! Понял? Целую тебя и люблю... безумно. Оля
   Вот мои слезы!
   Духи! {Письмо надушено.}
   Ежеминутно думы о твоем здоровье. На коленях молю -- берегись!
   Будет у тебя "Милочка"? Приедет? Обязательно мать ее пошлет! Пойми!
   И. А. могу написать только я, так как я знаю, как ему можно писать... именно в этом вопросе.
  

35

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   1.XI.41 11ч. 40 мин. вечера
   Оля, вот пятый день нет от тебя письма. Мне трудно. Я не знаю, как твое здоровье. Твое письмо 22.Х обжигает душу. Кляну свое безумие, которое написало письмо от 10.Х, -- тут не было моего сердца, светлого во мне, моей _п_р_а_в_д_ы. Тут была лишь злая ложь, которая на миг все во мне задавила, овладев разбитостью воли светлой, души, тебе предавшейся, тебя бережно таящей, только тобой -- _ж_и_в_о_й. Что еще мне тебе сказать? Я уже все пытался -- не в оправдание, а в прощение! -- сказать. Разве вот еще: я ведь только 16.Х получил твое письмо, в котором ты открыла и отдала мне все, _в_с_е... Это письмо -- _в_с_е, это -- предел жертвенности твоей, это _с_в_я_т_о_е, это до того безмерно, до того освящено величайшей болью, и -- такой любовью, какой я и не представлял в мыслях, в сердце, -- какой я не знаю ни в жизни, ни в гениальнейших творениях высочайшего, чистейшего искусства, где всегда -- правда, благо -- и _к_р_а_с_о_т_а. Я не знаю такой красоты души -- как у тебя, моя небесная, -- не земная! -- Оля. Это не слова, это только выражено словами, нельзя иначе, -- это в моем сердце живет, стало жить _о_т_ _т_е_б_я, _с_ _т_о_б_о_й! Ты меня одарила таким душевным богатством, какого я и не помышлял встретить нигде, ни у кого. Оно было в мыслях у меня, в сердце моем, лишь как _и_д_е_а_л, -- такой _и_д_е_а_л_ недостижимый, что его нельзя, нет дерзания когда-либо выразить, как _с_у_щ_е_е. Ты его олицетворяешь, утверждаешь собой и -- отдаешь мне, недостойному и тени его, мечты о нем. Одно мне светит в моем сознании моего мгновенного упадка перед тобой, в твоих глазах: я его предчувствовал, я его уже угадывал -- этот _и_д_е_а_л_ -- _т_е_б_я, -- когда -- и уже давно, -- вспомни! -- когда писал тебе о душевной красоте твоей, о душевном твоем, огромном богатстве! Я открывал в тебе это богатство.
   Хоть за это признай мою горькую, больную вину перед тобой -- смягченной. Гений, посланный мне на распутьи моей жизни, -- горькой, Оля, жизни! -- гений в твоем нетленном, нерукотворном образе, -- во всей тебе! -- не может быть неумолимым: он _в_с_е_ поймет, все, что от моей _т_ь_м_ы, от моей боли, от моей злой неправды, от моей любви, перекипевшей, от ужаса, что я тебя утрачу, от запутанности жизни, от неполного понимания всей неимоверно сложной, несказанно богатой твоей сущности. Ты необычайная, Оля... -- ты -- еще _н_е_ _б_ы_в_а_в_ш_а_я_ в жизни, ты -- _п_е_р_в_а_я.
   Вот почему -- и уже давно -- называл я тебя -- все-женщина, ангело-женщина, _а_н_г_Е_л_и_к_а. Моя Дари, так захватившая собой многих-многих, -- а м. б., и всех, кто читал о ней, лишь намек слабый на то, что рождалось -- но еще не определилось, -- во мне, в бездумных поисках-мечтаниях. Что -- нарастало смутно. И вот _т_ы_ _я_в_и_л_а_с_ь... _я_в_л_е_н_а_ мне... чьей волей?! Да, я знаю: ты -- явлена. Именно, ты. И _к_а_к_ же знаменательно и -- для меня -- _я_в_н_о_ -- промыслительно! Явлена -- когда я уже покинул помыслы о "Путях Небесных". Я уже готовился кончать всю свою работу и -- жизнь свою. Второе... -- только в предчувствовании... -- не было воли продолжать. И вот -- ты, _я_в_л_е_н_н_а_я. Вот это -- _в_с_я_ правда, Оля. А я... -- боготворя тебя, сознавая, _к_т_о_ ты для меня, и -- _п_о_ч_е_м_у, _ч_ь_е_й_ _В_о_л_е_й... поняв болью, что уже без тебя не могу, _н_е_ буду, бессилен и писать, -- и... -- да, теперь уж знаю! -- жить... я был безволием моим и чем-то во мне темным, враждебным всей моей истинной сущности, брошен в безумие, в бешенную зло-волю, чтобы -- о, невольно, слепо, беспамятно-безумно! -- в твоем-то, таком безмерно-драгоценном, таком священном для меня сердце, в редчайшем, должно быть -- единственном из всех земных сердец, -- сложить свои -- призрачные для меня, но злые в сути -- осколки! сделать боль любимой истинно, свято, нежно, бережно, трепетно, до боли святой любимой! Не отвергай мои сердцем рождаемые имена тебе, определения-попытки _т_е_б_я! Все -- правда, все -- моя сладкая боль тобой, Оля моя, чистая моя, так истомленная, так умАленная злою жизнью. Прости, забудь. Не во всем повинен, сердце тебе скажет. Прости, Оля.
   Я вот эти дни -- болен, болен. _Д_у_ш_о_й_ болен. Себя не вижу. Все -- из рук валится. Все у меня -- именно, валится, бьется, -- растерялось все во мне, я костенею. Только мысль бешено точит, путается во мне, -- и я без тебя, без твоей светлой силы -- пропадаю. Это не "прием", не "тактика", не "словечки", когда я говорю тебе, что теперь не могу писать. Нет, мои "Пути Небесные", -- свято-греховные, _н_е_ убиты, -- ложь! -- и никакой "ошибки" -- не было моей, -- это ложный "крик", из меня, -- но я _с_е_й_ч_а_с, пока _н_а_ш_а_ жизнь не определится, не могу отдать себя _в_с_е_г_о_ этой труднейшей из всех моих работ. Теперь я вижу ясно, что эта работа не-обычная. Она -- почему-то -- стала последней при жизни моей покойной Оли, особенно ей дорогой, -- как она, за какой-нибудь месяц, дни, -- до своей кончины, -- так нежно просила... -- "ну, милый... пиши скорей... я так хочу знать, что _б_у_д_е_т_ дальше..." Я за неделю до ее кончины закончил последнюю, 33-ю главу, -- "Исход". Я рассказывал ей -- очень смутно -- дальнейшее. Потом... -- три года я не мог вернуться. Читатели меня просили много. Не мог. Ждал? чего?.. -- не знаю. Не мог. Потом... ты все знаешь. Моя Дари осложнилась -- _т_о_б_о_й. Ты _в_о_ш_л_а_ -- смотри мое сердце, это вся правда! -- в мои "Пути", и они стали -- да, стали! -- _т_в_о_и_м_и, нашими. Без тебя -- их _н_е_ _б_у_д_е_т. Это другое, чем у Данте. Беатриче его -- его Муза. Не стала его, в нем... Ты -- _в_с_я_ -- в "Путях", в моем сердце, _д_у_ш_е, во всем мне, моем, -- сроднена с ними -- со мной. Это выше моей воли. Я не могу без тебя, не смею. Ты будешь раскрывать мне мою Дари. Бессознательно. Она _т_о_б_о_ю_ -- во мне -- будет наполняться, оживать -- жить в романе, в сердцах у всех, кто о ней узнает. Этого я не мог придумать. Это _с_а_м_о_ явилось во мне, мне, для меня, для -- жизни!
   Не смею я так думать, -- это не гордыня ли? Но что же я могу с собой поделать, когда это _т_а_к! Оля, милая моя, ласковочка моя, мой свет, меня ведущий... Оля! Прости. Я не так уж виновен. Я овладею темным во мне. Ты не прочтешь ни одного горького слова, не услышишь... -- только благоговение, только жизнь тобой, только озарение тобою, только прославление тебя, только вера в твое огромное, непостижимое дарование, -- от Господа! -- мне непостижимое, -- я такого счастья, радости, любви, _с_и_л_ы_ в себе от тебя, -- не мог ни вообразить, ни предчувствовать, ни втайне возмечтать об этом. Это ослепляющим, сердце-душу опаляющим благодатным _С_в_е_т_о_м_ явилось. Оля, не смею и ножки твоей коснуться дыханием, благоговейным касанием губ коснуться, -- так я взираю на тебя, несбыточную, безмерную для всех чувств моих. Оля, -- то, что послал тебе, -- этот набросок, -- "Девушка с цветами", -- это тебе -- земной -- я... но Ты для меня еще другая, высшая... -- Этой я не мог бы ни слова дать в творческом порыве, -- так это все мое недостойно истинной тебя. Оля, ласточка, -- земная моя Оля! -- я люблю тебя, как никого, никогда не любил, -- а я ведь только раз и любил в жизни! -- _т_а_к_о_й_ любви я не знал... такой переполняющей, наполняющей, _т_в_о_р_я_щ_е_й, возносящей,умножающей все силы духа моего... -- и -- грозящей. М. б. темному во мне -- грозящей? Не знаю. Олёль моя, девочка святая, дитя мое, Оля, -- у меня нет имен для тебя. Не мучай меня, напиши мне, я без твоей ласки опустошаюсь, никну, теряюсь, -- не живу, а жду, жду, жду... -- и не знаю, чего я жду. Я уже _н_и_ч_е_г_о_ не жду, -- все пусто, в пустоте. Оля, не томи, у меня уже и сил не стало. Я не могу. Прости. Я не могу больше.
   Родная, милая Оля! Как я люблю тебя! Любовь моя -- боль! Пусть еще больше будет боли! И. Ш.
   1 ч. ночи на 2-ое XI
  

36

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   2.Х1.41
   11 ч. 10 мин.
   Оля моя, я в такой смуте -- тоске, что все спуталось, до отчаяния. Я не безвольный, я очень силен волей, и я доказал это жизнью: я _н_а_ш_е_л_ себя, и _о_т_д_а_л_ себя тому, что было мне даровано, -- для этого нужна воля. На письме не выскажешь. Безвольный, не дал бы того, что я дал. И -- в каких условиях! Да, Оля была моим оруженосцем, моей опорой. Да святится память ее! Я верую, что ныне ты мне дана -- завершить и... _ж_и_т_ь, одновременно, и, _ж_и_в_я, -- победно закончить _в_с_е. Когда я писал тебе -- "веди меня", -- _э_т_о_ разумел. В делах жизни -- я воли не теряю. Силен. А вот теперь, когда ты меня лишила себя, обусловив моим объяснением, когда письма плетутся, и я не имею права уже ускорять expres'oм, я отдан в пытку. 6 окт. писала ты: "Как я Вам верю, как не хочу Вас мучить. Разве я могла бы Вас мучить? Даже невольно? Нет, никогда". А теперь... ?! Ведь мое письмо от 11--10.Х -- это прорыв темного во мне, оттого, что ты так "глухо" писала 2 окт. После ты сама сознала, что "м. б. я, действительно, слишком мало открыла о себе". Да, потому. Я уже молил тебя простить мне это письмо, невольное оно... ты нагромоздила обвинений в том, чего я не мог знать даже, т. к. эти "мелочи" я узнал после 11.Х (цвет твоего лица, свежий, твой чудесный стих-гимн, и еще что-то...) (все спуталось!) перетолковала наизнанку "оценку читателя", оскорбилась "цинизмом", -- не моим, -- а, мне трудно. Единственно, в чем, я провинился, -- в огненности своей, в страстности, то, что я назову -- за-любовь или под-любовь... что самое малое в моей _л_ю_б_в_и_ -- святой силе. Да, и злое во мне крикнуло, а я оставался -- сердцем -- весь в любви к тебе, небывалой, _п_е_р_в_о_й_ -- _т_а_к_о_й_ -- любви. Мне даже страшно так говорить... но _о_н_а_ _в_с_е_ поймет. Это любовь -- последняя, какая-то _с_в_е_р_х -любовь. Ну, я все ответил на письмо 22-го. Да, вот что. Возможно, что "Пути Небесные" так и не завершатся. На случай этот я тебе -- отдельно -- набросаю (попытаюсь, выйдет ли, такой еще _х_а_о_с_ в очертаниях романа!) ход "явлений" -- для II и III части. Ты их, м. б., _с_а_м_а_ закончишь. Ты -- в силе. Я тебе _в_с_е_ главное -- сердце романа -- передам. С тобой -- я его написал бы скоро. Он сам вылился бы -- как дыхание, -- с тобой. _Б_е_з_ тебя -- он будет -- (если только будет!) -- плестись, мучительно, -- и -- искривится, знаю. Но все же... я оставлю тебе _х_о_д_ его, без красок, без дыхания. Ты вольешь его, облечешь, дашь расцветку. Ты -- можешь. Сама увидишь. Ты -- единственная, ты -- естественное дополнение -- меня, как я -- тебя. Теперь это для меня -- истина. Ты незаурядна. Мало: ты -- необычайна. Ты -- гений? Да... _э_т_о_г_о_ состава. Это не -- от сердца я, а от -- мысли, строгой.
   Постараюсь восполнить ответы на последние твои письма. Нет, я не обращаюсь в противника, когда узнаю, что -- "любим". Хотя бы потому, что ничего не знаю. Одни -- намеки, полунамеки. Ты еще не успела рассказать мне о себе. Я должен, как палеонтолог -- по кости -- определить _в_и_д, слой. "Останься близким, чтобы я тебя не боялась". Это ты сама себя боишься, сама таишь... я ближе быть... уже не в силах: ты _в_с_я_ -- во мне.
   Неужели тебе милей, если я буду на _в_с_е_ -- отвечать -- люблю, и -- никак не проявлять себя? Как же ты _в_с_е_ тогда можешь узнать во мне? Хорошо, я буду сдержанней, -- прохладней, буду омертвлять свою "отдачу"? Знай, Оля, я буду стараться быть особенно чутким, никак тебя не потревожить. Ты мне -- неоценима, только бы ты была здорова и спокойней. -- Твое письмо от 4--6.Х -- о, какой свет, какая любовь, _к_а_к_а_я_... бездонность любви -- любимой! -- я могу назвать его -- "опаляющим" -- святою молнией из существа дивного твоего, -- такого -- знаю! -- никто еще не получал -- и не получит, -- ни в жизни, ни в величайших поэмах Великих. Ты могла, только, -- ты... ибо ты -- _н_а_д_ всеми женами! Ты уже _в_н_е_ их, ты -- ...я не могу сказать _к_т_о_ ты. Это можно лишь _д_а_т_ь, _в_ _о_б_р_а_з_е. Я пишу это, не в "мятежности", я -- спокойно, из своего тихого "подвала" -- беру. Чтобы сказать тебе. Вот в _э_т_о_м -то, в таком, от Тебя, -- и есть _з_е_р_н_о_ образа (все во мне растущего) -- будущей моей Дари -- в "Путях Небесных". Ты его закончишь, (если не я), хотя это о-чень -- для тебя-то! -- трудно... -- ты _и_з_ _с_е_б_я_ его не сможешь вычерпать. Это -- непосильно -- никому, кроме того, в ком это родилось. Будь хоть 100 Данте, Гете, Пушкиных -- всех. Не потому, что я дерзаю равнять себя, -- вовсе нет, конечно, а потому, что никакая женщина не может родить ребенка [другой] женщины, например, под знаком "Дари": только одна Дари. Как твоего ребенка можешь родить лишь ты. Ну, так и я... _м_о_е_г_о_ "ребенка". Пишу -- и хочу верить, что мы вместе будем болеть и трепетать -- в "Путях Небесных". Пречистая, помоги нам! Именем Твоим душу живить хочу! Во-имя Света Твоего! Пусть и от греха в романе будет мно-го, но от греха-страдания. Все человеческое -- во грехе. Но -- очищается томленьем духа. Оля моя, чистая моя... ты меня осенишь твоею чистотою... Молюсь на тебя!
   Оля, не томи себя судьбою нашей дорогой. Бесплодны эти томления. Я меряю своим мерилом -- _ч_у_в_с_т_в_а. Я спокоен, как никогда, -- за _э_т_о. Все давно предрешено. И я так всегда и жил этим. Это мне давало силу сказать о _н_а_ш_е_м. Я _в_с_е_ сказал. Ты знаешь и узнаешь, если вдумчиво возьмешь мое. Я его не постыжусь принести (если Бог волит) родной земле. Она поймет. Там все: и боль, и _у_п_о_в_а_н_и_я. И -- _в_е_р_а. Родная, дай свою головку, я ее положу у сердца, буду как мать над девочкой своей, больной. Милая, я тебя люблю свято -- и бурно, да, порой, -- но больше -- о, как свято! как нежно-бережно. О, моя ласка, -- ты мне жизнь вернула... -- чтобы до-жить, чтобы до-любить в тебе -- _в_с_е.
   Как нежно ты сказала о мальчике из "Богомолья". Так согрела, -- и ножки уже не болят.
   Я знаю, ты вся -- истинная, родная. Нет, ты не отбилась от родного! Ты ближе, чище в этом, чем я. Это был крик... страдания. Неверный. Я -- о, как корю себя за этот "взрыв"! Ты -- мученица. Сердце твое -- ка-ко-е сердце! (Оля, я завтра начну раскрывать тебе Дари, сумбурно, но ты... поймешь. Дам ряд картин, лиц, мигов -- и дам _п_л_а_н_ "Путей" -- в намеках -- ты сама раскроешь. Это может занять 2--3 письма. О, как мало, -- что во мне-э...!! _Б_е_з_д_о_н_н_о_с_т_ь.
   И эту-то "бездонность" надо влить в мерную форму! Ты знаешь, я иногда одну страницу давал в 10--15 вариантах! Иногда лилось -- как поток с горы. У меня план большей частью сам разворачивался в процессе писания, -- как сон, очень, иногда, последовательный, со своей, особой, "сонной", логикой. Не ручаюсь, что теперь -- для тебя -- план -- будет верный. Он мог бы измениться до... невероятного. Так, например, было с "Неупиваемой", где действие начиналось... с конькобежного состязания на Севере, даже не в подлинной России..! Вот поди ты! Самому смешно.
   -- Я не совсем понимаю твоего: "Я ничего (обещалась Богу!) не хочу форсировать. Я все вручила Ему и жду. Я спокойно жду".
   Оля, -- ты -- вся любовь! Ах, это твое письмо 16 окт.! -- "Я все тебе отдам в моем сердце, все... т. к. другим все равно не интересно (практически не интересно) и не сочту грехом, все равно все у меня над спудом. Нет, это не грех". Неужели -- только поэтому?! Не буду развивать эту мысль. Могу опять поднять в себе -- _в_с_е. Ты и без того поняла. "Все равно, никто на это не посягает". Так. Потому?.. Ну, конечно, главное тут -- вопрос о "грехе". Это. Так. Но... Нет, я не стану. Усмиряюсь. Я тебя страшусь. Я так наказан. Я до-терплю. Но у меня уже _э_т_и_ силы, дотерпливать, -- на исходе. Господь с тобой. Только бы ты была здорова. Я мучаюсь, я страшусь, я в метаньи, -- что с тобой!? Оля, тебе _н_у_ж_е_н_ отдых.
   О Сережечке... о, да, я верю, я _б_е_р_у_ это в сердце, я -- не смею глаз на тебя поднять, до чего _э_т_о_ _с_в_я_т_о_ для меня, и -- знаю -- для Тебя, Святая. Это не слова, это -- сердце -- не может всего излить тебе. Так и прими.
   Я, не считаю, тебя, достаточно _ч_и_с_т_о_й?! Пре-чистой я тебя вижу! Благодарю, (как это слабо!) -- за твою волю, чтобы я _в_с_е_ тебе говорил, "как совсем твоей, все _м_о_ж_н_о". О, как я понимаю. Но если бы я _в_с_е_ сказал... вот сейчас... о том, что во мне к тебе... как я......как хочу быть с тобой, любить, держать на руках, глядеть на тебя, шептать тебе, дышать тобой, обезуметь от тебя... Оля... -- от слов об этом -- бумага обратится в пепел, -- и не передать словом _э_т_о. Это -- в силе чувств, в предельной силе, -- это в неупиваемой любви к тебе, доселе мне неизвестной... не бывшей... ныне лишь бьющейся во мне..! как странно!
   Оля, меня не надо вести, я сам _и_д_у, всегда. Ты мне (не о тебе, -- прекрасной, _в_с_е_й_ земной, -- говорю здесь,) необходима духовно, для творчества. Ты -- _я_в_и_л_а_с_ь. Неужели -- показалась только? -- и -- уйдешь?
   Я, мог бы быть, спокойней, без тебя?! не надо было письма 9.VI.36 г.? -- ?! И ты могла так написать, мне?! Да, понимаю, ты жалела... меня! Нет, Оля. Я дрожу, от ужаса, если бы этого не случилось! Неужели в этих словах твоих есть хоть чуть сожаления... -- для тебя, что у тебя такое сложное, боль такая, от _э_т_о_г_о? Не верю. Тогда ты была бы -- не ты. Быть не может. А за меня... -- да ты столько мне дала, ...нет, не могу. Ужас, ужас. Господи, помоги, чтобы не было такого смертоносного! Господи, дай же милости Твоей нам, несчастным!
   Вот, уже 8 дней нет писем от тебя. Письмо последнее, от 22-го -- exprès, полученный 27-го -- я не могу считать письмом любимой моей Оли. Долго еще мученье? Я уже болен. Я и болями опять болен, острыми, от горя. Я перемогаюсь. Их целило счастье.
   Завтра пойду к доктору -- опять, Laristine опять, -- я тогда оборвал лечение. А все говорят, какой вы -- _д_р_у_г_о_й! Вы -- помолодели непонятно, вы -- как юноша стали! Я отмахиваюсь, -- зна-ют, что во мне творится? -- ничего не знают! Да, я _ж_и_л, я и теперь _ж_и_в_у... внутри. Вчера были у меня -- мой Ивик с невестой. Она робела -- и перестала, узнала _с_т_р_о_г_о_г_о_ дядю Ваню. Я их т-а-а-кой -- лаской! Чудесная она, мало похожа на француженку -- прямо, наша. Умная, с бойкостью, волей, -- только маловата чуть росточком, будет рожать исправно, -- бедра-чресла, крестьянская кровь, сильная. Ив -- сильный. Очень был ласков, светел. Сказал им -- Ив удивился: "как ты по-французски замечательно!" -- Я с ним не говорю по-французски, да и, вообще, не говорю, стараюсь не говорить, но тут как-то вылилось. Сказал целую речь о русской душе, о языке и -- православии. Она только ширила глаза. Будет в Ecole de langues orientale115 -- на русском факультете. Живет у матери Ива. Ив, конечно, уже не бывает по субботам у меня. Отпочковался. Не нужен он теперь, ты всегда со мной, ты -- только, вся.
   Вот, ты говоришь все -- "займись трудом", "пиши "Пути""... Милая, работа, захватывающая, всегда была для меня счастьем. Как я могу отказаться от "счастья"? Но вот что. Когда я пишу -- я отдаюсь _в_е_с_ь. А теперь, когда я _в_е_с_ь_ -- в тебе, да еще ты _н_е_ _в_с_я_ во мне, ты -- _д_е_л_и_м_а, хоть и "под спудом", а -- делима (не по твоей воле, или безволию, а по вне-воли, поневоле...) -- _к_а_к_ я могу уйти, весь?
   Квартировым я писал: "О. А.-- бесспорный талант, огромный. Ей необходимо -- искусство. Я хотел бы передать ей "технику", "приемы", чего она не получит от теорий искусства. Если бы можно было ей приехать в Берлин, я бы приехал, попытался. М. б. Вы этому посодействуете". И -- только. Виноват, что не спросил тебя? Ну, все же будь снисходительна ко мне, -- прости. Я тебя начинаю бояться -- твоей немилости. Я целую тебя, в изнеможении. О-ля..!
   Господи, сохрани ее! Смилостивись, соблюди нетленной. Дай ей силы! Выведи нас на путь истины! Благослови на путь во-Имя Твое! Он нужен ей и мне, -- для прославления Тебя, Господи! Дай нам самого маленького счастья, -- оно для нас огромное!
   Олёк мой, девочка моя... как дорога ты мне! Я так измучен, так исстрадался. И она-ты, Оля, -- я знаю, ты больна в страданиях, безысходность твоя безмерна. Я _в_с_е_ понимаю. Один отказ уже получен, не отказ, а -- вижу, что тут не найду разрешения. Но я пытаюсь дальше, ищу -- м. б. найду. Жду. Оля, тебе надо в санаторий. Я чувствую. Если дадут разрешение, то, должно быть, на самый краткий срок, и на определенный город -- поехать. Как мы можем увидеться?! Ведь тебе -- не дозволят -- условия жизни подопечной -- свободно собой распорядиться. Тогда к чему мои усилия? Ждать Воли Божией... Твой стиль -- я его знаю, знаю, весь впитал в сердце. Оля моя! Бедная моя голубка... Головку твою целую, благословляю. О, ми-лая...
   Твой всегда Ив. Шмелев
   [На полях:] Напишу тебе о романе -- и умолкну. Я тебя засыпал письмами, ты живешь хоть -- ими, а я -- ?!
   Мне трудно твое молчание. Я не заслужил его. Но я любуюсь тобой, твоей "защитой", тебя, от моих "обид"!
   Завтра, 4.XI/22.X -- Казанская116. Я пойду помолиться: ты устыдила мои "ножки" -- мальчика из "Богомолья".
   Порой мне кажется -- "оставлен" тобой.
   Как ты, в холодной комнате?! Больным нервами -- _н_е_о_б_х_о_д_и_м_о_ _т_е_п_л_о.
  

37

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

6.XI.41

7 ч.вечера

   Милый мой, родной... Шмелечек! (Не рассердился?)
   Трепетно так хочется писать тебе! Ужасно мне все время неспокойно на душе. Твои письма я получила и тронута твоей заботой о здоровье. Но... спешу молить тебя -- не посылай мне денег! Ради Бога! Ты меня очень огорчил бы этим и дал бы мне заботу по отправке обратно! У меня все есть! Ради Бога, не присылай денег! Я заплачу от этого! И... совсем, совсем без цели, т.к., если бы мне для санатория надо было, то без сомнения муж меня устроит, а всякое такое "постороннее" вызвало бы неприятные объяснения. "Откуда?" Все равно, значит, я бы воспользоваться не смогла. А зачем же тогда? Я дала тебе Сережин адрес для exprès. Он мне перешлет. Мы видимся только в пятницу и в "Wochenend" {"Выходные" (от нем. Wochenende).}. И вот теперь о здоровье: не волнуйся, -- ничего органического! Температура -- нормальна, даже ниже нормальной, Blutstatus {Верхнее давление (нем.).} -- нормально, Blutsenkung {Нижнее давление (нем.).} -- нормально, и, если что и есть, то все нервное. Я уже однажды такое имела. Невроз сердца? Да.
   Санаторий не поможет! Поверь мне! Я же себя хорошо знаю. Это не для моего характера -- изведусь больше еще. Понимаешь, в чем мои страдания? Не в окружении!.. Ты так объясняешь, но это не верно. Нет, но в неразрешенности проблем {Подчеркнуто И. С. Шмелевым.}. В том, что от себя не уйдешь! И в этом смысле -- санаторий лишь испортил бы. Я дома, хоть за делом и, не обращая на себя внимания Арнольда (это тоже важно!), -- нахожу хоть самое необходимое равновесие. Если же я уйду, то тем самым обращу на себя внимание, заботы, участие, расспросы. Понимаешь? Я же не могу просто скрыться... Последнее время он очень нежен, внимателен.
   -- Сию секунду твои письма 28-го и 31-го...117 со страхом за мою судьбу, за потерю Арнольдом равновесия. Просьбы прибегнуть к защите власти (!!!!). Я в ужасе! Иван, что с тобой? Умоляю, никому, ничего не говорить, никуда не обращаться! Я -- совсем sicher! {Здесь: в безопасности (нем.).} Ничто мне никогда не угрожало, не угрожает! Я представителя колонии лично, хорошо знаю. Но... Это же скандал для меня, если ты хоть что-нибудь дашь знать; я боюсь, что ты это сделаешь! Арнольда очень любят все мои знакомые. Меня же заклюют! Он никогда ничего такого не проявлял из того, что ты пишешь. И если я писала (но ты еще не получил то), что "это было ужасно", -- то имела в виду его горячность в словах. Не больше! Умоляю, не рисуй себе картин, не мучай себя и меня! Я не могу писать почти.
   Спешу это отправить. А завтра докончу!
   Только самое главное: не присылай денег, -- это все испортить могло бы -- (Спроси твоего друга, если мне не веришь).
   И... не думай _т_а_к_ о здешних условиях! Боже, мне страшно, что ты думаешь! Не говори никому, ничего!
   Я еще не дочитала твоих писем. Я вся дрожу. Спасибо за "Ромашки".
   Целую тебя и очень прошу успокоиться.
   Я очень волнуюсь. Мне -- не нужна защита. Арнольд -- теленок. Все его таким и знают. Его сестра ругалась с ним. Он позволил себе, как хозяин, кричать на гостью. Меня это возмутило. И как они оба отличались (* Муж сестры -- русский, ее винили так же как Арнольда, не меньше!). Но больше -- ничего! Я же умею владеть его равновесием. Будь покоен! Господи, что, что это такое, что ты так мучаешь себя?
   Обнимаю тебя и еще целую.
   [На полях:] Если любишь меня, то поверь мне, не мучай себя представлениями таких картин. Обещай никому, ничего не писать, не говорить! Ты убьешь меня! Будь же милый!
   Маме писать, конечно, можно. Она -- Александра Александровна Овчинникова. Я только очень скрытна со своими. Не очень много открывай меня! Не пиши "Absender'a"! {"Отправитель" (нем.).} Прошу.
   Всю ночь не спала. Из-за тебя! Не мучь!
   Письмо уходит утром.
   Я боюсь тебя! Пойми это! Не сердись!
   Я опять вся в дрожи. А было уже лучше.
  

38

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

6.XI.41

12 ч. ночи

   Милый выдумщик! Только что запечатала письмо, писанное прямо в лихорадочном трепете. Хотела отнести на почту, но в тот момент, как я вошла в прихожую, -- меня задержали -- пришли. Сейчас поздно. Уйду завтра. Отдам шоферу автобуса -- увезет в город. В нашей "щели уездной" -- все знают. Знают, что это я пишу в Париж. Вчера я была на почте, и начальник спрашивает: "что, это M-me Bredius?" -- "Ну, скажите ей, что ее exprès в Париж идут все равно простыми -- запрещены exprès". Я поразилась, что знают. Это значит, сличили, откуда мне приходят. Ну, Господь с ними. Хорошо, что мне это замечание сделали, а не попросили передать мужа. Могли бы. Я все равно пишу exprès! Ты спрашивал, можешь ли писать маме; -- конечно, можешь. Только, если можно, -- не цитируй моих писем! Я очень со своими скрытна! Мама знает, что мы любим. Мама -- Александра Александровна Овчинникова. Но о санатории и говорить не стоит -- не надо! Напишу еще подробней! Оставь думу, что я должна "простить". -- Я все тебе, и наперед, прощаю. Или: о прощении у меня не может быть в отношении тебя и речи.
   Вопрос стоял иначе. Не письмо, а то, что за письмом. И именно вот это "помрачение" -- меня пугает. О "прощении" никогда не говори, -- оно не имеет места в дебатах {Спорах (от нем. Débatte).}, -- оно -- очевидно. Оно не требуется. Любовь не требует "прощения". Но... это "помрачение"...
   Я боюсь его, Иван. Я не писала тебе, -- жаль мне это, -- о том, как я сломалась, -- вот через такое "помрачение"... Не знаю, такое ли? Верю, что не такое. Хочу в тебе этого сходства не видеть! Что ты мне о бритве написал?!118 Я не могу... так. Не надо! Я... столько такого переживала... и боюсь всего, что на то похоже! Тогда мне 19 было -- не вынесла. Хоть чуточку покоя! Ласки и тишины! Зачем мука?! Целую. Оля
   [На полях:] "Полукровка" -- чудно. Пришлю. Я ее хорошо имитирую.
   Ах, какие "глаза" бы я тебе послала! Пересниму! Мой портрет у мужа.
   Если любишь, -- пришли автограф на "Историю любовную" и "Свет Разума".
  

39

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   10.XI.41
   12 ч. 30 мин. дня
   Как осветили меня, зорька-Оля! Письма от 30.Х сейчас! А я утром думал: если сегодня получу, -- будет! Только -- о тебе! Всякую минуту! Оля, клянусь: ты, только ты, для меня, храню себя, -- ни помысла! -- ты, святая ты, только. Все -- для меня -- стекляшки. Бриллиант -- Олёк мой -- все стекло режет. Дивная -- блеск священный! Новая -- всегда. Кто -- ты?! Знаю -- кто. Напишу, -- играешь в сердце! О, милый цензор, за него молюсь, за душу чуткую. Простил длинноты! Раиса Земмеринг не знает, кто ты для меня. Я же не знаю содержания ее письма! Изволь мне дать. Больше не будут, _з_н_а_ю. Все будут тебя любить! Ведь мне Земмеринг даже не дерзнула посвящение прочесть, -- прочла бы -- не написала бы так. Она чтит меня, не любит. Вот, увидишь. Я все сделаю, чтобы быть в Arnhem'e. Ты права: не в Берлин Марине напишу. Олёль, все напишу, на все отвечу. Успокойся, поправься, не худей! Принимай, ради Бога, хоть селюкрин! Уви-дишь! Я пошлю еще -- через 2 дня par exprès на Сережечку твоего. Как я люблю все твое! Ни словечком не потревожу! Оберегу, драгоценная моя, веснянка! (это песня весенняя, народная). Как всю целую, пью, вдыхаю, нежу. На карточке милый человек, городской голова Ужгорода -- _С_о_в_а! Написал книгу об Ужгороде119 -- подарил мне. Добряк. Там все меня ласкали. Мой плакат носили -- 3 метра, среди портретов Пушкина, Тургенева, -- классиков -- в День культуры120.
   Целую. Твой. Только Ив. Шмелев
   Я тобой светел! Счастливый я! Моя -- ты!
   Прости, Олёль, за exprès: я дорожу твоим покоем, надо скорей тебе!
  

40

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   15.XI.41
   4 ч. 30 дня
   "Будем же беречь друг-друга!" Я положил на сердце твое слово, Оля. И храню его, -- ты видишь. Знаю, как одиноко, как пусто в твоей жизни. Я счастлив хотя бы словом светить тебе в твоих потемках. Моя жизнь ... -- какая это жизнь, ты знаешь. Я в тревоге за твое здоровье, жду строчки -- нет. Тебя храню, думаю о тебе, пишу тебе... Много написал, -- все порвал, осилил "бунт" в себе, после твоего "рассказа"121... Тяжело он дался мне. Как кричало сердце!.. Не мог послать, -- больно стало бы тебе. Вспомнил _в_с_е, тот ноябрь 37 г. ... -- мое метание, чуяние конца... Почему не наступил?! Эти даты... -- Да, помню... Оля во сне явилась (под 20 ноября), _С_в_е_т_л_а_я... -- дивная какая! Я упал перед ней -- будто в партере -- совсем пустом она сидела, в бриллиантах, как Царица, и за оградой из золоченых столбиков! Я упал, глядел снизу в ее лицо. Оно было покойно, светло. Она положила руку на мою голову... Я склонился. Я зажал боль в сердце, я вспомнил, какой _о_д_и_н_ я...
   С этого дня я уже выздоравливал. Но метания длились...
   В эти дни ты получишь мои письма. Я -- не получу твоих...
   Придут книги, извести, получен ли "Старый Валаам", "Няня из Москвы", "Мери"... "Солнце мертвых" -- я тебе послал мой, единственный, экземпляр. Мог сделать это, (книги этой уже лет 12 нет на рынке!), потому что Земмеринг нашла для меня: одна моя рижская верная читательница свой отдала, мне. Видишь, как ко мне чутки. Я знаю: многие _в_с_е_ отдадут, чтобы хоть чем-нибудь меня утешить. Земмеринг _з_н_а_л_а, для кого я прошу, -- и сделала. И всегда делала. О "лягании" -- как ты пишешь, я не знаю: ты же мне ни словечка! Что же я напишу ей?! -- когда не знаю. Ее дочь не приедет ко мне. Даже не ответила мне на мой совет -- не приезжать. Мать пишет -- ответит попозже. Возможно, бедняжка обиделась: она много для меня сделала, я-то знаю. Твой вывод совсем неверен: _н_и_к_о_г_д_а_ мать ее не имела _т_а_к_и_х_ целей! Слишком они обе -- меня чтут. От них я видел только нежность. Как они обе были счастливы, когда узнали, что я теперь живу в приходе "Знамения"! (церковь на Boileau!) -- моя. Это символ = "Чаши". Я буду скоро читать публично для этого прихода. Это -- " Анастасиевская" епархия (митрополита Анастасия). Я -- в ней. Я для них -- "Илия"122 -- мученик. И -- только (т. е., конечно, "первый в мире писатель"). Это они _з_н_а_ю_т. Они очень культурные. Все это пишу тебе, чтобы показать, как они относятся ко мне -- и ко всем, _к_о_г_о_ я люблю. Девочка позволила даже себе "смелость" послать мне... деньги! Я мягко пожурил ее. Ей стало больно.
   Нет, она не приедет. Ко мне никто не приедет.
   Эти дни я буду в острой боли...
   Пишу с трудом: рецидив в болезни глаза, как было _т_о_г_д_а, в Алуште, когда мы оба, с Олей, были убиты... ждали -- скорей бы конец жизни! Вот, теперь... боли, кровь в глазу. Бывает порой, от ветра, воспаленность -- пускаю "адренол, новокаин, резорцин". Свет -- болезненно. Обречен дни (сколько?) сидеть в сумраке. Пройдет!
   Ночи -- беспокойны, все жду чего-то. Удара, нового? -- в сердце?! Не знаю. Ну, пройдет. Помни: я много послал тебе (за эти недели -- 33 письма! Опять -- 33!!). А ты -- 10. Из них -- сколько -- обвинений, укоров, -- 2 строк!! Но я помню твое: "давай беречь друг-друга"! Я -- буду беречь тебя.
   Целую губки. Твой Тоник
   Молюсь о тебе, всегда.
   Благодарю за "Девочку с цветами".
   [На полях:] Боль в глазу может мне помешать писать. Один -- и газеты не могу читать, и на тебя смотреть мне больно!
   Письма от тебя не жду: у тебя слишком моих много.
  

41

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

15.XI.41

   Не знаю, почему я так о тебе тревожусь, родной мой?!
   Здоров ли ты? Все поджидаю твоих писем. Ты писал 6-го123, что "сейчас" напишешь в ответ на мое от 29-го. Но пришла твоя открытка от 10-го, а обещанных писем все нет.
  
   17.XI.41
   Письмо должна была прервать; -- ждала сегодня от тебя весточки, но нет ничего.
   Я очень волнуюсь о твоем здоровье! Напиши тотчас же, как ты себя чувствуешь! Язву осенью надо беречь сугубо. Держи по возможности диету! Что это был за озноб? Напиши все! Неужели ты меня нарочно заставляешь ждать?! Не верю.
   Цветочек, кажется, все-таки не погиб.
   Листочки некоторые опали, но не все. Я поливаю его особым раствором. М. б. поправится. Я часто бегаю на него посмотреть. В моей комнате жить из-за холода невозможно. Печку там технически нельзя поставить, а электричества не хватает! Ну, ничего.
   Как у тебя? Тепло? У нас в остальном доме очень тепло. Три печки. Иногда прямо жарко. Дровами топим. Селюкрин мне, кажется, помог, в том смысле, что аппетит стал лучше. Питаюсь я очень хорошо. Сплю плохо. Но ничего.
   Послушай, от Марины все еще ни звука! Я возмущаюсь. Ты ей писал? Не надейся на нее больше! М. б. на этой неделе будет у вас Сережин шеф. Брат его попросит послать тебе его (шефа) адрес, чтобы ты мог его увидеть. Тогда Марину можно и не "утруждать" письмами. Миленький, я только очень тебя прошу не давать ему никаких подарков для меня. Ничего из того, о чем ты хотел просить mr. Th[olen], если бы его увидел. Этот шеф вращается в очень широких кругах и знает родню Арнольда. Для него ты мне -- только очень почитаемый мной писатель, но ни чуточки больше. Понимаешь, для меня этого нельзя. Я все время думаю о тебе. Беспокоюсь о твоем здоровье! Опиши все! Что это был за озноб? Я скверно пишу, видимо оттого, что волнуюсь. И тороплюсь на почту.
   Нашла недавно старую записную книжку 1935--1936 гг. С записью моих... снов.
   Смеешься? Мама не постигнет, чего это я такую "ерунду" записывала. Но там... целая жизнь. Записано тоже не плохо. Коротко, штрихами, но ярко. Настроений масса. Я тогда жила только этими снами. Помню, как ждала ночи. Мне открывалась иная жизнь. Странно? Со мной бывало много странного. Как-нибудь напишу, если интересно тебе. К сожалению, только частичка этих снов осталась, -- большинство записей я сожгла перед отъездом из Берлина в Голландию... Я много вижу снов! А ты? Я ни-ко-гда не сплю без снов. Это мучительно. Хоть бы раз отдохнуть вполне! Ну, довольно!
   [На полях:] Будь здоров и храним Боженькой!
   В какую церковь ты ходишь? Целую и благословляю. Оля
   Напиши же мне (!!!!), в чем мои "и_з_л_о_м_ы"? Я хочу знать!
   Посылаю еще 2 фото домика в Bunnik'e. Уголок гостиной и общий вид124. Цветы все уже в саду, потому на окне так скупо. Обычно оно было все в цветах.
  

42

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

22.XI.41

{На конверте помета И. С. Шмелева:

"жестокое", упреки за г. Земмеринг,

"излом".}

   Милый Иван!
   Вчера я увидела только боль твою в письме от 15-го XI, -- сегодня же, вчитываясь, вижу еще и другое. И мне больно. Т. е., нет, -- хуже. Было уже столько раз больно, что скоро я просто, кажется, отупею, притуплюсь к чувству боли. Я поняла твои такие прозрачные намеки: -- я, так мало тебе давшая и дающая, я не смею разговаривать о тех, чтущих, готовых дать все! Я это поняла, что вышла из своей роли, "превысила" свои "права". Pardon, -- больше не повторю!
   Я проклинаю тот день, когда вытянула на Божий свет эту несчастную тему о Земмеринг, -- Господь с ней и ее чудесной дочкой! Мне совершенно безразлично ее отношение к тебе, твое к ней, -- чем больше у тебя людей тебя чтущих, -- тем мне спокойней за тебя, тем приятней.
   Но мне очень было важно, _к_а_к_ ты относишься к ее поведению в отношении меня. Это мне было не безразлично. Не из-за эгоизма. Это очень серьезно. Это характерно. То, что она меня пыталась оскорбить, для меня факт непреложный. Веришь ли ты этому или нет -- твое дело. Заступничества твоего мне никогда не надо. Я сама умею. Потому я не понимаю отчего ты объясняешь мне отчего ты ей не пишешь. Я именно не хочу, чтобы ты писал.
   Вся она, со всей ее культурностью, любовью к тебе (даже!), со всеми ее качествами -- просто никому и не нужна!
   Я ее письма тебе не посылала и не пошлю, т. к. 1) не хочу, чтобы ты этот вопрос дальше разбирал, писал ей и т. п. 2) считаю оскорблением для меня с твоей стороны желание твое иметь как бы подтверждение моего впечатления. Ты, если не хочешь, не увидишь и из сотни писем. Если не веришь мне, то и не надо! По-моему, для тебя (не для меня) достаточны уже ее "сомнения" в моем понимании "Чаши". Ты же сам себе противоречишь.
   Но, впрочем, я кончаю. Вся эта история m-me З. выеденного яйца не стоит. Я свои "сани" нашла и "не в свои" _н_е_ _с_я_д_у! Еще одно:
   Не оскорбляйся за невинную Милочку: я никогда не придавала такого значения моим словам о ее приезде. Хорошо же ты меня видишь! Нет, не так уж мелочна! Я ненавижу несправедливость. И не позволю себе _н_и_к_о_г_д_а_ быть несправедливой к другим. Требую и к себе того же! Ты -- несправедлив ко мне!
   Если тебе записка Толена не понравилась, то что бы ты сказать был должен о Земмеринг? Если бы... ...ты был объективен.
   О, нет, я не хочу ее забыть. Люби, чти, превозноси кого и как хочешь. Но ты не смеешь мне не верить, пачкать меня подозрениями несправедливого отношения к этим двум... дамам. Как ты это можешь!?
   Я на З[еммеринг] самою не обращаю ни малейшего внимания. Я месяцы тебе о ней даже не писала. Я была уверена, что ты бы душой почуял сразу ее обиду мне... Но оказалось иначе. Ты меня же за них оскорбляешь. Ты, ты, меня оскорбил! Я не могу писать дальше. Но знай, что ты меня обидел как никто доселе!!
   Будь здоров и счастлив!
   [На полях:] Я свои "бунты" долго сдерживала!
   Как будто я виновата во всем. За что казнишь?
   Ты оскорбляешься за... Милочку... ты, который мне так... ...немило... писал об Арнольде! Он же тебе _н_и_ч_е_г_о_ не сделал!
  

43

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

22.XI.41

   Милый Иван! Сегодня послала тебе письмо... Злое. Я не хочу зла. Прости за м. б. слишком большую "страстность". Я хочу этим кончить тему о З[еммерингах]. Не хочу и не могу больше. Я, конечно, маленький человек, и не стою твоего мизинца, но я все же человек. И я имею право на достоинство этого человека! М-me З[еммеринг], как культурный человек, не смела (именно) _л_я_г_а_т_ь_ меня. Пойми, что мне _н_и_ _е_е_ отношение важно, а твое ко всему этому. Ты позволяешь, ты не возмущен.
   Ты сам меня бьешь! Я сегодня больна. Мне плохо, кружится голова. Не спала всю ночь. Ты злишься на меня, за что?? 4 дня нет писем. Я иногда 10 дней от тебя ждала. Такое злопамятство у тебя о 2-х строчках! Ты их совсем не понял! Я тебе 7-го или 8-го послала125 с шофером в город для ускорения. М. б., потерял он?! Я иногда не могу идти на почту, потому остается письмо до утра. От нас почта 30 минут туда и 30 обратно. Я в дождь и холод не пошла. А вечером я тоже не могу.
   М. б. потому вышла задержка. Эти дни я много читала (твоего), -- писала реже.
   Такая уж вина? Я плохо себя чувствовала. Мне трудно было писать. Я же не виновата, что живу в "щели уездной". Ты и ей меня уж уколоть успел. Я не люблю несправедливость!.. Я тоже в соборной Церкви126... была. Мой отчим ее и спас в Берлине, -- развал был ужасный. Но там столько было безобразий после, что мы ушли. Я -- нигде. Я Евлогия127 не чту. Молюсь просто -- Богу. Ну, Христос с тобой! Будь здрав!
   Благословляет тебя Оля
   [На полях:] Я не хочу, чтоб ты З[еммерингам] писал, но чтобы понял.
   Иду все же на почту, хоть и вечер, и ветер с дождем. Не буду себя беречь.
  

44

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

23.XI.41

   С праздником! Милый Иван!
   Сегодня воскресенье, -- я была в церкви, католической, правда, но все же приятно. Чудесное утро... солнце. Слушала орган и смотрела на... Девочку-Матерь, всю в солнце... белокурая, в легкой голубой тунике, в тяжелой золотой короне. Она была все время в свете. Чудесная. Удивительно проста, невычурна, красива, не похожа на обычные Ее изображения в деревенских храмах.
   А то еще есть у них здесь _н_а_ш_а_ икона Страстной Божьей Матери, -- та, что украли во время крестовых походов у православных католики. Копия с нее.
   Я забегаю иногда в капеллу к ней, поставить свечку, взглянуть в _н_а_ш_ Лик, византийского письма. Всегда свечи, цветы, двери открыты. И на душе теплей и тише. Я пишу тебе коротко и четко, чтобы не утруждать больной твой глаз.
   Был ли доктор-специалист? Что нашел? Лучше ли? Берегись ветра и пыли. Могу себе хорошо представить, как тяжело тебе в сумерках, без света. Я буквально страдаю от темноты... тоска поднимается... думаю похожа на ту, от которой начинают выть собаки.
   Потерпи же несколько дней. Я не знаю, продолжаешь ли ты на меня дуться... думаю, что да, -- писем нет от тебя. Знаешь, на все твои обвинения мне, я скажу тебе только одно... и навсегда:
   "Бог правду видит". А ты?..
   Как хочешь! Не видишь? Не хочешь видеть! Я не хочу никаких "трещин" -- не углубляю! Буду писать тебе, несмотря ни на что, часто, по возможности каждый день. Чтобы все, что устранимо, -- устранить из "причин" твоего раздражения на меня... Ты знаешь, как мне дорог твой покой...
   Сегодня я с такой остротой почувствовала радость от православия!! Невыразимо! Ну, Бог да хранит тебя! Будь здоров и бодр. Оля
   [На полях:] Exprès я не могу посылать отсюда, -- запрещено. Сама читала. Я посылала все же из Утрехта, бросая просто в ящик, -- м. б., это имеет значение для контроля?!

11 ч. вечера

   Раскрыла, уже запечатанный, конверт.
   Ванечка, родной мой, любимый, душенька моя, все сердце у меня за тебя истомилось, душа изныла. Не могу я больше... Ты так мучаешь себя. Не надо. Поверить все не можешь мне, в искренность мою? Что же мне делать? Я не пишу много, я берегу твой глазок. Но мыслями я тебе говорю так много... Я все время с тобой!
  

24.XI.41

   Письмо осталось еще до утра. Не смогла идти на почту.
   Ночью я видела страшный сон.
   И... дивный. Тебя видела. Не буду о нем писать подробно, -- берегу твой глаз. Запишу его, пошлю после, когда тебе будет можно.
   Коротко: видела я "Степное чудо"!!28
   А ты? Ты бил меня! Ужасно было больно. Проснулась с болью в том месте. И вот и днем все больно. Что это? Хочу спросить тебя я только, Ваня: написал ли бы ты _т_е_п_е_р_ь_ так же твое "Степное чудо"? Тот ли ты, что и тогда?
   И "Свечку" бы написал? Или... (страшно подумать)... нет?
   Я в ночи поклонилась твоему "Степному чуду" и... всему, тогдашнему. Ответь мне коротко (не мучай глазик): "написал бы", "не написал бы". Я... Ваня... смертельно мучаюсь душой и сердцем.
   Не знаю, что-то будет...
   Зачем казнишь меня? Пиши. Не надо уставать, а только хоть одно словечко, хоть "2 строчки"! А я так ждала твоих ответов на мои 3 exprès. Ты не хочешь ответить? Или после?
   [На полях:] Целую тебя нежно и отчего-то плачу. Оля
   Писем от тебя нет.
  

45

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   24/25.XI.41
   Милый мой глазочек,
   Как ты себя чувствуешь? Мне очень все время тоскливо. Ты не пишешь, -- не знаю "наказываешь" меня (но за что же?) или глаз не позволяет. Не знаю, получил ли ты наконец мои письма. Можешь ли _с_а_м_ читать мои? Я буду писать так, чтобы тебе их кто-нибудь мог и посторонний прочитать. Потому не удивляйся, что на "Вы" и т. д.
   Я не хочу, чтобы ты утруждал себя чтением, и хоть один лишний день дальше бы из-за этого страдал. Я страшно о тебе тоскую.
   Почему ты мне не веришь?
   Если бы верил, то не страдал бы теми мыслями, которые ты себе выдумываешь. Так, как тебя, я _н_и_к_о_г_о_ не любила. И... даже 10 л. тому. Нет. И тогда не любила _т_а_к, хоть и думала, что сильнее -- нельзя.
   Целую тебя, люблю и молюсь. Твоя Оля
  

46

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   25.XI.41     12 ч. ночи / 26.XI
   Дорогой Иван Сергеевич!129
   Очень удручена Вашей болезнью глаза. Как Вы себя чувствуете? От Вас давно нет писем. Будьте же так добры, попросите того, кто вам прочтет это мое письмо, черкнуть мне хоть 2 слова, о Вашем здоровье.
   Представляю себе, как томительно Вам... Часто мысленно с Вами. Если Вам это доставит хоть какое-то развлечение, -- то буду писать Вам очень часто. Придется уж злоупотребить любезностью того, кто их прочтет.
   Я с радостью бы навестила Вас, почитала Вам, отвлекла бы Вас от грустных мыслей.
   Ужасно, что вам вреден свет, чтение и т. п. Чем же и день-то наполнить?! Ну, верю, что скоро пройдет! Не падайте духом!
   Перечитываю Ваше последнее письмо... и все открываю новое и новое. Я не поняла всего сначала. О сестре Сережи130 Вы не совсем верно думаете. Она все дни, и "ноябрьские", -- в думах о своем далеком. Она очень страдает все это время. Я это хорошо знаю.
   Я читаю и перечитываю ваши книги. "Солнце мертвых" принимаю совсем особенно. "Про одну старуху", "Степное чудо" я несколько раз уже и раньше читала. Обожаю эти книги. А "Няня из Москвы" какая прелесть, а "Свет Разума"? Я бываю прямо "восхИщена", когда читаю Ваше. Теперь Вы вероятно из-за болезни не будете долго писать "Пути Небесные". Как это жаль! Молюсь, чтобы Вы скорее выздоровели! Черкните же мне, что с Вами! И можете ли читать мои письма сами? В последнем Вашем письме Вы сообщили, что газету не можете читать сами. Как мне больно за Вас! Я все время провожу в том, что пытаюсь утешить Сережину сестру, но плохо это удается. Она совсем издергалась. В субботу собираюсь поехать в Утрехт. Будут готовы "глаза". От М[арины] К[вартировой] мне все еще нет ни строчки. Я просила ее еще 28-го окт., и все не отвечает. От одной моей маленькой приятельницы (моя бывшая воспитанница131) я знаю, что за это время запретили посылать фото из Берлина. Неужели это верно?! Была бы тогда непростительна такая неисполнительность со стороны М[арины]. Вы ей писали?
   Дорогой Иван Сергеевич, ради Бога, лечитесь, исполняйте все, что скажет доктор, берегитесь! И... обязательно черкните, или попросите кого-нибудь написать мне о ходе Вашей болезни.
   Сообщите, когда сможете сами читать мои письма. Я напишу тогда больше и кое-какие "рассказы". Я ничего писать не могу, хотя в душе очень много разных тем. За последние дни опять пошла серия мигреней, давно было прошедших. В Берлине я часто ими мучилась. И вот теперь опять, хотя еще терпимо, могу переносить на ногах.
   Погода почти весенняя эти 2 дня. Сейчас пошел дождь, теплый, как в апреле. Ну, всего Вам доброго! Будьте здоровы! Господь да хранит Вас! С самым душевным приветом, искренне Ваша О. С.
  

47

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   26.XI.41
   1 ч. дня
   Светлая моя церкОвка, только что из центра Paris. Достал для тебя Тютчева -- получишь. И -- еще что-то. Это -- не хмурься! -- для твоей "душки". Только бы дошли. На мой случайный вкус -- "Apres l'ondie" -- "после ливня". Ты знаешь -- я люблю ливни и давал не раз: в "Истории любовной", в "Богомолье", в "На пеньках". И все -- по-разному. Так вот, это после моего "ливня"... писем. Но он не прекратился: сердце все занято тобой, -- надо же ему умыться! Сразу всего нельзя послать, т. к. у меня есть еще "L'heure bleue" и "Muguet" -- ландыш. Любимой тобой марки. Не смей гневаться глу-пенькая моя, голубочка. Мне это маленькая радость. Вышлю в другой посылке. И это, в сущности, -- "твоя от твоих", мне давно ничего не стоит. Еще попробую -- и тоже на Сережу, -- маленькую баночку чудесного меду, с полей Sent-Genevieve des Paris, с русской пасеки, чистейший! и какой же душистый -- ну, прямо, ты! Я тебя пью с вечерним чаем. Ро-зы! Твои щечки, бледненькие. И еще -- селюкрин. Непременно ешь, с перерывом после каждой коробки в 5--6 дней. Увидишь, как окрепнешь. Для твоей работы! Спал чудесно. И, засыпая, так нежно, до истаивания сердца, -- все о тебе, все о тебе! Твой глупый Ваня
   [На полях:] Я -- в "норме" -- и никаких болей!
   Очень есть хочу, -- пирую -- курицу прислали.
  

48

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   26.XI.41
   3 ч. дня
   Видишь, Олечек, я хочу тебе переслать по возможности все "тона" Guerlain'a, чтобы ты могла выбрать для себя лучшее, -- ты, капризна. Есть у них: coque d'or, sous le vent. Vega. Vol de nuit. Jasmin. Shalimar. Djedi. L'heure bleu (есть уже у меня), Zin. Mitsouko. Jicxy. Pois de senteur (должно быть хорош, я очень -- люблю душистый горошек) Cour de Russie (вот чертовщина!), да м. б. это о "[1 cл. нрзб.] коже русской" -- Lavande! Violette. Muguet (есть уже) и Apres l'ondie -- посылаю сегодня, да еще не знаю -- пойдет ли. Мне недавно Cheff de bureau de Post {Заведующий почтой (фр.).} говорил -- можно. Мед (посылаю) такой же ароматичный, сладкий, как чьи-то губки. Погода мутная, но мне светло, я, оказывается, барометр хороший. Тютчева -- [редкость] добыл тебе, едва нашел, -- да еще в переплете. Пошлет магазин на днях. Я помечу крестиками стихи, связанные с любовью к Денисовой. Но трудно все установить, есть безвестные. Целую глазки. Твой И. Ш.
   [На полях:] Ласточка, пиши!
   Я себя знаю: сейчас я могу писать -- дрожу, и -- любить.
   Очень хочу писать роман. О, как люблю! Все ярче. Готов..!
  

49

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   26.XI.41
   Ванечка, родной мой, солнышко ясное, -- я так страдаю. Болен ты? Сердишься? Писем от тебя нет. Я изнемогаю, -- именно изнемогаю. Могла бы написать: "умираю", но... я все еще "живу"... т. е. "дышу и двигаюсь". Да, "живу"! Пишу открытку, чтобы ты сразу мог увидеть, что сможешь (м. б.?) сам прочесть.
   Остальные письма не утрудят тебя, -- их можешь дать прочесть! Как это ужасно -- не мочь тебе и писать, когда же ты сам сможешь читать???? Ванечка, ты сердился на меня (за что?). Прости, прости меня за _в_с_е, чего и не знаю. Я тебя никогда не хочу обидеть! Я же не могу этого! Как я тебя целую, крещу, люблю. Молиться не могу. Я вся -- тревога. Вчера в 11 ч. ты тосковал? Я -- ужасно!
   Твоя Оля
  

50

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   27.XI.41
   2 ч. дня
   Ольгунка, будь покойна, я совсем здоров. Не -- [хотел] {Открытка повреждена.} писать о глазе, -- как проскочило?! Все прошло. Напишу подробней. Получил письма 20.XI и от 21.XI132 -- о твоей муке-свадьбе. Ножки твои целую, -- поверь, я не могу мучить тебя! Так любить -- и мучить! Получила ли письмо, где говорю, что ты -- "от Церкви"? О -- твоем роде, о тебе, созданной веками? И еще -- о "Восточном мотиве", -- просил тебя пробовать писать? И еще -- о 1-й главе "Путей Небесных", -- рассказывал тебе содержание. Все напиши, я не знаю, какие письма получила. Да, 15-го ты тревожилась о моем здоровье. Ясновидица! Ты будешь радостна от exprès 26-го XI133. 25-го и 26-го я был -- весь в тебе, в неизъяснимой нежности! Я совсем здоров. О болезни глаза (еще в Москве) -- напишу, как мучился. А все эти дни -- 4--5 дней, -- просто от легкого ушиба о дверь в темноте. Без доктора (глазного) обошелся, не застал его, и -- прошло. Моему д-ру Серову писать не надо. Он знает, что я _в_е_с_ь_ -- _т_в_о_й. Но он -- нем, могила! На мои "недуги" -- только улыбается. Я перед ним -- не мог таиться: так _н_а_д_о. Не воображай ужасов. Письмо все скажет, -- все мои планы. Скажи, м. б., ты "Жасмин" Geurlain -- хочешь? Пока прыскайся "ливнем", послан. И ешь мед, сладкий, как твои губенки. Ах, Оль моя!.. Сегодня еще пишу. Целую. Алеша Квартиров м. б. устроит тебе портрет.
   Твой весь Ваня. Люблю, пусть [безнадежно]. Послал на Сережу, вчера. Посылку и письмо.
  

51

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.XI.41

   Дорогой Ивана Сергеевич!
   От Вас нет ни строчки. Я очень тревожусь и боюсь, что это Ваша болезнь мешает Вам писать...
   Столько всяких дум об этом! Как, верно, Вы страдаете. Ужасно, что ни читать, ни писать Вам нельзя.
   Умоляю Вас, ради Бога, попросите какую-нибудь добрую душу, кто прочтет Вам мои письма, -- черкнуть и мне пару строк, хоть только о том, как Вы себя чувствуете. Был ли доктор? Что определил? До-лго (?) ли это будет? И что Вам можно, и что нельзя? Свет переносите? Или все еще потемки? Иван Сергеевич, Вы же хорошо можете себе представить, как это меня волнует... Дайте же кому-нибудь известить меня! Я не знаю никого, к кому бы могла обратиться... Только случайно знаю имя Вашего друга-доктора... Гааз?134 У меня есть одна приятельница в Париже, милая. Я попрошу ее узнать мне адрес доктора и напишу ему. Или м. б. проф. Карташева? Он помнит, наверное, еще хорошо моего дядю135, своего сослуживца в Синоде и друга. Если я еще несколько дней ничего от Вас не услышу, то буду искать этих людей. Боюсь только, что эта дама не уехала ли уже из Парижа, -- она вчера как раз писала об этом.
   Письмо это дайте тотчас сжечь, т. к. у меня кажется грипп начинается. 2--3 дня t®. И горло болит немного. Сожгите обязательно, т. к. это могло бы передаться.
   Погода у нас самая для этого скверная, -- со вчера. Туман... У нас верно инеем бы лег и все разукрасил, а тут... слякоть, сырость... гниль. Я читаю и перечитываю (каждую главу, сразу по-нескольку раз) Ваше "Солнце мертвых". Это изумительное повествование. Это еще небывалое.
   Я очень душевно страдаю, читая, идя всюду за Вами... Мне многое открывается, все еще открывается. Я в первый раз видела только одну сторону этой книги. Как ужасно, что Вы читать не можете... Я стооолько Вам написала. Всего! Ну, поправляйтесь же скорей, голубчик! Исполняйте уж все, что предпишут -- скорей пройдет! Сколько бы я дала за возможность быть у Вас. Хоть немножко бы развлечь Вас. Смочь бы предупредить Ваши желания, -- почитать Вам... Увы, -- мечты... Ужасно, если и все предыдущие письма мои Вы уже не могли читать... Не прочли их? Лежат так?
   Это мне очень грустно. Вы понимаете??
   Я жду с нетерпением, с большим нетерпением весточки о Вас.
   Дайте мне адрес того, кто бы мог мне написать о Вас! Будьте же такой милый!
   С молитвой о Вас и сердечной думой всегда с Вами,
   Ваша О. С.
  

52

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   28.XI.41
   Милая моя Олюшечка, ты напрасно укоряешь меня, что я не хочу оградить тебя от обидных замечаний, подобных сделанному Земмеринг. Я ей писал, что О. А. "лучше, чем кто-либо на свете" понимает Анастасию в "Чаше", что она (З[еммеринг]) совершенно опрометчиво так высказалась, -- ибо в О. А. слишком много от моей героини, что она, в дальнейшем развитии типа, вся Дари, и только через нее я смогу дать чистую Дари! Она ответила мне -- извиняясь ("я не знала, кто для Вас О. А., как Вы ее чтите. Поверьте, она отныне мне очень дорога"). Вот, Оля, правда. Я не скрыл от тебя, что она впервые мне сказала. Она не читала автографа, это, должно быть Милочка читала. Моя ошибка -- что через нее послал, считал -- надежней. Нет, ты ограждена, я это сделал. Сообщи выдержку (лягание) из ее письма -- мне дай, и я напишу ей еще раз. Это все мне было очень больно. Ты мало меня знаешь. Меня знали, и потому никто, никогда не посмел даже обидным взглядом коснуться Оли. "Он взорвется!". Зачем мне даешь примером И. А.?! Я сам себе мерило.
   [На полях:] Пришли обидное из письма Земмеринг.
   Какая ты хорошка -- в лаборатории136. Сытенькая была...
   Целую. Послал тебе сегодня [фото] Сережечки137.
  

53

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

28.XI.41 г.

   Дорогой Иван Сергеевич!
   Нет от Вас ни строчки. Я не могу выразить, в какой я за Вас тревоге. Вы не хотите мне дать знать, -- подать весточку?! Ведь Вы можете же попросить кого-нибудь черкнуть мне, хоть "2 строчки". Кто-то читает Вам мои письма?
   Но если Вы в самом деле не хотите просто писать, -- то я не буду Вам надоедать. Завтра я пишу моей приятельнице в Париж.
   О себе, -- что же я Вам скажу о себе? Нечего мне сказать. При Вашем воображении и с помощью моих всех писем -- Вы сможете живо себе представить мое "житие".
   Уничтожьте открытку из-за моего гриппа, а то еще заразитесь.
   Сегодня узнала, что бывший наш сосед опять у вас. У Вас есть его адрес? Они часто и без предупреждения ездят. Всякую просьбу исполняют очень мило. От М[арины] -- ничего! Не постигаю! Вообще все будто забыли.
   Будьте здоровы! Господь хранит Вас. Ваша О. С.
   Ужасно, что не можете сами читать!!
  

54

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

29.XI.41

   Милый Иван Сергеевич!
   От Вас все ни строчки...
   Если бы я хоть знала, что с глазом! Мама мне рассказывает, что у отчима 2 месяца болел глаз. Ни читать, ни писать, ни выходить. Это был простудный ирит.
   Что у Вас? Я ничего не могу писать о себе. Ни о чем думать. Я все жду и жду. Я много Вам написала, -- пошлю, послала бы, если бы Вы могли читать... Иван Сергеевич, позвольте же написать мне хоть пару строк, тому, кто это читает. Или Вы не хотите, чтобы мне написали?!
   Грипп мой будто лучше. Я на ногах его переношу.
   Всего Вам доброго от сердца!
   Ваша О. С.
  

55

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

29.XI.41 г.

10 ч. вечера

   Дорогой, милый Иван Сергеевич!
   Как больно мне от неизвестности о Вас -- трудно передать. Если бы Вы это могли себе представить, то верю дали бы давно о себе знать. Неужели так сильна, так серьезна болезнь глаза? Меня это приводит в отчаяние! Но тогда, -- кто-нибудь Вам читает? Мои письма тоже кто-нибудь читает Вам? И неужели тот, кто читает мою мольбу откликнуться, -- не сказал Вам: "напишемте, И. С.?". И Вы сказали: "нет, не надо!" Неужели? Но почему же?
   Если бы знали Вы, как мне грустно, как горько, что Вы прочесть не можете все то, что за эти дни я Вам писала. Я все сожгла сегодня...
   К чему же? Бездарность все. Как много песен в душе, и как нету им исхода!
   Ужасно мне представить себе, что Вы больны, без света, без книги, без пера...
   Напишите же, когда Вам будет лучше.
   Поверьте мне, что всей душой я болею с Вами всей тоской Вашей... я так Вас понимаю. Сегодня я, несмотря на мою простуду (?), была в Утрехте -- был там готов мой снимок; -- переснимок с большого портрета138.
   Не передалось все художественное исполнение гениального фотографа, -- испортили много. Но все же он не плох. Тот художник-фотограф был эстет, понимал мелочи. Я, помню, была в довольно красивом платье. Он велел его снять, закутаться в черный бархат, а на плечи и руки накинуть черный газ. На портрете большом видно, чувствуется "дыхание" этого газа. Этот газ ощутим. Сквозь него видны чуть-чуть (так художественно "чуть-чуть") плечи и левая рука. -- На переснимке это все "пропало". Портрет очень большой, -- м. б. это и извиняет. Но все же там и глаза, и выражение мое. И потому я так хочу, всем сердцем хочу, -- молю судьбу, чтоб донесла до Вас это фото! М. б. чудо, -- м. б. можно послать фото... Лицо ведь так мало! О, если бы дошла и донесла привет мой Вам, больному! Сегодня я еще один "привет" послала... М. б. получите его к Вашему храмовому празднику "Знамения". Как я была бы рада! Поставьте тогда это фото на стол, и мой "привет" живой тоже и... будто мы с Вами вместе чаю после обедни в Праздник попили.
   Ах, если бы пришло это фото к тому дню! Я думаю, что это было бы Вам приятно. М. б. отогнало бы, рассеяло бы думы. О, будь чудо, для больного!!!!
   Простите, что пишу так глупо. Мне стыдно, что, кроме Вас и еще кто-то прочтет все это.
   Но это все от безмерной тревоги о Вас, от желания хоть чем-нибудь смягчить Ваши страдания, -- от неизвестности полнейшей, от... знаете все, все можете себе представить. Перечитываю без конца Ваши книги, нахожу все новое. Будто говорю с Вами. А ночами... снится все снова и... опять по-новому еще... Помните, я жду весточки!
   Молюсь о Вас! Будьте же скорей здоровы!
   Жду извещения от знакомой из Парижа с адресом Ваших знакомых.
   Бог да хранит Вас. Ваша О.С.
   У Вас _п_р_а_в_ы_й_ глаз болит? Да? Я бы удивилась, если бы не угадала. Почему? Я знаю!
  

56

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

30.XI.41

   Милый Иван Сергеевич!
   Нет от Вас весточки!.. Больны Вы?
   Все еще не можете читать моих писем?
   Кто у Вас бывает, навещает Вас? Неужели никого нет, кто бы черкнул мне о Вас хоть немножко. О, если бы хоть "две строчки"!..
   Или Вы не верите, что я так тревожусь?
   Я жду письма моей знакомой из Парижа, тогда я напишу Вашим друзьям с просьбой мне ответить. Не будете сердиться? Я не могу так долго ничего не знать о Вашем здоровье.
   Сегодня у меня были гости: жена и сын слуги моего свекра. Его кучера, служившего ему 34 года! На наш взгляд -- это член семьи, верный, как лучший друг (такой он и есть), а... на западноевропейский (не только голландский) -- это "Knecht" {"Слуга, холоп" (нем.).}. По-голландски -- то нее значение, что и на немецком языке! Отвратительное отношение "барина", "господина". Дети не так относятся, но им запрещается отцом до сих пор (!) подолгу разговаривать со слугой. И даже мне! Конечно, я не обращаю ни малейшего внимания. И принимаю его и семью его, как гостей. Так вот сегодня были, чтобы кое-что исполнить по поручению. Сам-то "слуга" болен. У него (после операции, 4 года тому, благополучно прошедшей, и полной его поправки) случилось кровоизлияние из язвы желудка т. е. вернее duodenum'a {Двенадцатиперстная кишка (лат.).}. Ужасно убило беднягу. Я его весной и в сентябре видала, -- весной гостил в Wickenburgh'e, рассказывал об операции, радовался, что теперь здоров, что все может, помолодел и т. д. ...
   Я его точно расспросила, _к_а_к_а_я_ была операция. Неправильно делали, -- можно было ожидать (после такой) рецидива. Я это на стольких случаях знала! И вот! Случилось. Он убит прямо. Страшно живой, подвижный, самородок из народа. Весельчак, увлекающийся. Мы с мамой ему рады всегда. Жизнь вносит. Ему 62--63 года. Влюбляется постоянно, ну и вот... слишком жив, слишком нервен. Тронул меня... цветы прислал, мои любимые... фрезия. Знаете, такой чудесный запах. Я вначале не могла привыкнуть. Помню, когда мы делали здесь визиты, то у одной "тетушки" весь салон был ими полон. Мне стало дурно, -- я в автомобиле лишилась чувств. А когда их немного -- чудесно! Я посылаю Вам веточку. Ужасно мне жаль больного беднягу! У отчима эти кровоизлияния были одно за другим... как это мучительно!
   Берегитесь, дорогой Иван Сергеевич! Я так много думаю о Вас. Сегодня целый день.
   Вы тоже слишком непокойны. Вы не щадите сил своих, своего покоя. Вы... сгораете!
   Поберегитесь! Этот больной, он так жив, так юн, так весел, так непокоен, что понятна его болезнь. Ему дашь 45, а не его годы.
   Женщины и до сих пор неравнодушны.
   Массу о нем знаю рассказов. Талантлив. Дети -- все вышли "в люди": кто учитель, кто чиновник, дочь замужем за директором школы Берлитца. Премилые внучатки. Отрадное явление. Н_а_р_о_д!
   Напишите же, милый, как Ваше здоровье? Я надумываю страхов. Я боюсь, что у Вас duodeni? Опять? Да? Ради Бога режим держите! Не курите много! Это очень вредно! Отдых нужен. Лежите хоть 1/2 часа, днем. Когда же сможете читать мои письма сами? Вы должны получить много моих писем. Сердечно Ваша О. С.
   [На полях:] Получили глаза? Я вчера послала (пойдут с сегодняшней почтой). Надпись пришлю особо.
   Не пишу много, чтобы не затруднить того, кто читает Вам. Написано же у меня для Вас много.
  

57

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

   I.XII
   Ласточка, напиши, не содрали пошлину за духи? Мне было бы досадно это. Ждут "L'heure bleue" и "Muguet". Скажи, хочешь "Jasmin"? Что?.. Все достану, дай хоть _т_а_к_о_е_ счастье. Дошлю лекарство, непременно ешь, окрепнешь. Пошлю редких бисквитов, конфет, -- грызи, карамеличка моя сла-а-денькая, упря-мая, зано-счивая. Ах, если бы карамельку из твоих губок..! -- как когда-то в пансионе меня баловала Аничка Дьячкова, -- а я -- хи-трый, прихватывал ее язычок, сла-дкий! И она раз -- укусила меня за ухо, до крови, -- и лизнула. А я прокусил ей пальчик. Ну, как собачата. И в этом было _ч_т_о-т_о_ тревожное. Мне было 7 лет! -- и я все знал. И -- остался чистым. Но... _ж_е_л_а_л! Уже!! -- не сознавая, _к_а_к. Жасминка моя, златоглазая... хоть во сне дай себя. Знаешь, сейчас я понял "Египетские ночи". И -- готов, приди139. Изживу все сердце -- в один миг, _о_т_д_а_м_с_я_ весь. Никогда так не было еще! Что со мной? Ольга, Ольгушка... как жадно люблю, как безмерно си-льно. Ох, до дрожи во всем теле. Безумец я. Твой Ива
   Скажи, как любишь.
   Всю тебя _в_ы_п_и_л_ бы! А-а...
  

58

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

1/2.ХII.41

ночь

   Я в отчаянии, дорогой Иван Сергеевич!
   Что с Вами? Если бы знали, как мучает меня неизвестность! Почему Вы ни одним словом не дадите о себе знать?
   Я не нахожу слов, не нахожу мыслей, чтобы выразить Вам всю мою тревогу, все то, что меня наполняет. Вы же знаете!?
   Я не могу больше писать этих писем "ins Blaue hinein"! {"В неизвестность", здесь: "для слепого" (нем.).} Я не знаю даже, читаете ли Вы их, -- вернее даете ли кому-либо читать. Всего вернее они лежат где-нибудь... М. б. в корзине для бумаг?
   Ах, нет, я не обижаюсь, конечно!
   Я просто измучилась.
   Я так несчастлива: подумайте -- я опять больна. Мою простуду я не смогла обмануть -- хотела на ногах ее перенести, но, увы, сегодня жар и так все, буквально все болит, что нет сил. Я до вечера терпела, но думаю, что завтра останусь в постели.
   Попрошу тогда маму отнести на почту. Утром еще припишу как себя чувствую. Я в отчаянии от своего здоровья. Никогда так не хирела. Сыро тут очень. И в доме сыро. Во время войны он был залит водой.
   Сегодня я осталась на ночь в столовой, т. к. [там] тепло и сухо. Я уж давно знала, что заболею, т. к. сны такие видала.
   Я часто Христа вижу. Ах, а в прошлом году я видела Божию Матерь... Но как! Я опишу Вам. Когда поправлюсь.
   Это был удивительный сон! Я его не записала, но помню ясно! Жаль, я не вела и дневника последние годы... Буду.
   Я все, все напишу Вам, о чем Вы спрашивали! Ах, если бы увидеть Вас! "Еще хоть раз увидеть Вас!"140 и т. д. Знаете этот романс? -- Ах, скоро "Христос рождается"141 будут петь! Как трепетно-радостно это "адвентное" {"Предрождественское" (от нем. Advent).}, первое, -- полунамек на грядущий Праздник! Я так люблю это! Помолиться бы с Вами! Я не могу вдруг молиться. Это со мной бывает. И я страшусь этого: обычно выводит меня из этого "оцепенения" что-нибудь очень тяжелое. И тогда я -- вся к Богу! У меня тревожные сны. Сегодня я видела землетрясение, -- все качалось. Проснулась -- кружится голова... Простите, что занимаю пустым Вас!
   Будьте здоровы, дорогой Иван Сергеевич!
   С Праздником "Знамения"142 Вас!!!!
   Всегда мысленно с Вами, Ваша О. С.
   [На полях:] 2.XII.41 Сегодня мне лучше. Сама еду в город, -- необходимо познакомиться с одними людьми, -- м. б. мне очень полезными.
   Ничего нет от Вас!
   Чудная погода!
   Не волнуйтесь обо мне. Я -- "сухое дерево", -- поправлюсь!
   Как время летит -- Рождество скоро! У меня месяцы, -- как дни!
  

59

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

3.ХII.41

   Бесценный, сокровище мое, любимый, самый дорогой и близкий! Нет слов для тебя, нет выражения! Я вся измучилась, устала, доведена до предела пытки!.. Все эти дни... 12! Ужасных дней! я все ждала весточки от тебя... не было! Сегодня твое письмо и... духи, и мед, и селюкрин! Что ты делаешь! Я в отчаянии. Ну, не балуй меня! Но это все -- т. е. мое ворчание -- не так уж важно. Важно твое письмо! Да, но сперва я все-таки обниму тебя и поцелую... зачем такое баловство?!! Духи -- упоительны!.. В них свежесть полей, лугов, цветов... знаешь, такие белые, зонтиковые, вроде ягелей? Они похоже пахнут, именно после ливня... Упоительны... Не посылай, ради Бога, больше ничего... Это так меня смущает!..
   Я имела в виду духи... не то "герлинаде", не то "герлинада", что-то в этом роде. Они были у меня в Берлине. Но эти твои -- лучше! Твои! Свежее. И не то, что Коти. У Коти всегда какой-то "сухой" запах. Будто пылью. Не правда ли? У Guerlain же -- сочный, свежий.
   У меня был один знакомый (инженер), торговал потом парфюмерией. У него я могла "знакомиться" с разными духами. Там я откопала Guerlain. Этот знакомый моих родителей (не моя любовь).
   Ах, Ванечка, теперь письмо... я не знаю, что я тебе скажу. Я вся полна им... О визе?.. Кукла? Нет куклы... Не будет? Не бывает кукол и сказок в XX веке у таких, как я... Я все понимаю, Ваня. Все! Но где-то в сердце, давно точит: "отчего-то ты и не хочешь встречи". Понимаешь, умом не хочешь!
   Я знаю, что сердцем ты хотел бы. И тогда... в мае, помнишь: "надо быть разумными" и т. д. Ты так отталкивался от этой встречи тогда. А теперь? Но я не требую. Что (?) я могу? И как я смею?
   "Подумай -- и ответь". Пишешь ты... Что подумать? Как подумать? Я сердцем думала -- и тогда просила... приехать. Т. е. встречи. Знала, что сама не смогу к тебе... просила тебя тогда быть здесь... Вот это: "помимо визы" -- остается, оставалось бы, значит, и для меня в Париже? К чему же прятки? И если бы я достала визу и ехала бы к тебе, -- ты все же думал бы об этом "но", "помимо визы"? Да, но ты прав, в многом прав... Ты прав, -- это я сбилась с толку... Рассудок потеряла... Только сердце слушаю. А оно о тебе кричит, к тебе рвется. И еще: что же я одна придумаю, решу? Как мне без тебя все осилить? Казалось мне, что видеться нам необходимо. Но, так же, как и ты, я для любимого зажму все муки в себе... Все так, как хочешь ты. Тяжело тебе приехать -- я не смею ничего решить. На "всякий случай" пишу тебе, что С. -- инженер и работает в фирме "Schumacher" (о фирме лучше не упоминай, я объясню потом почему.)*, но я думаю, что это не важно для визы. Если же надо, то напишу подробней, что он делает и почему действительно не может отлучиться. Никак не может! Светик, мой, я тебя ни к чему не вынуждаю.
   Ваня, как у меня в душе смутно-странно. У тебя будто провал какой-то был? Где я, где мы были эти 12 дней? У тебя свершалось что-то. Меня у тебя эти дни не было?? Что значили эти 12 дней? Ты не писал, -- ты мучился или мучил? Ты болел? Я безумно тебя люблю. Ваня, ужасно люблю! За все, за эти мучительства даже. Прости мне мое "движение", "жертвенность". Это -- тоже только сердце, без ума... От отчаяния, от безысходности,.. от желания хоть что-то взять у жизни!.. Поймешь ли?
   Я преклоняюсь перед тобой!.. Я давно тебе сказать хотела, чтобы ты не удивлялся, что мало я пишу тебе восторгов о тебе-писателе. Они -- все те же! Но, ты-писатель -- ушел куда-то... Ты -- другой теперь у меня... Когда ты-писатель встаешь передо мной, то я -- благоговею, ценю, падаю ниц, тогда... ты -- Иван Сергеевич... Тогда я не могу иначе, не могу -- "Ты"! Понимаешь? А другого... я люблю бессмертно, страшно, всем существом моим! Как ужасно, что все у меня нет твоего портрета!.. Ну, хоть маленькую, паспортную пришли! Милый, родной... В твоем письме так много, так все важно, а я так оглупела вдруг... Я ничего не могу. Мое сердечко, ты говоришь о "проповеди" твоей... как это свято, как велико, как чудесно!.. Но, Ваня, если этого ты добьешься так, как хочешь ты! Только тогда это -- свято!
   И тогда, если ты соберешься, -- мы должны увидеться. Да, должны. Нет, не для моего беззвучно рыдающего, одинокого сердца, и не для, отравленных разлукой, мгновений безумства счастья, -- нет, не для личного. Но для всего святого... И я должна тебя, Пророка, того, которому молилась, того, кого люблю теперь превыше жизни, увидеть и перекрестить. И много, много сказать... Как много, Ваня!..
   Ваня, я никогда не испытала счастья... Поверишь ли? Кроме... одного дня! Я помню, это было под Троицу однажды. Какое же невинное "счастье". Я помню, подошла к маме и сказала: "мама, я знаю, что такое счастье, -- стоит жить!" На другой же день оно разбилось. Вся жизнь -- разбитое корыто... надежд, мечты и счастья... Ты... ты хоть _б_ы_л_ счастлив. Я -- его не знаю. К чему пишу все это? Не знаю. Как мне больно. Ваня, я писала тебе злое письмо (кажется 22-го), -- прости его!
   Я не знала, что ты сам читать уж можешь, писала в расчете на "читателя" и потому не попросила раньше прощения. Ты думаешь, что я "ломаюсь", "играю", "для пряности" и т. п. Но все это не верно. Если бы я сейчас умереть должна была, то я клялась бы, что это не так. Я и вся жизнь моя -- сплошная безрадостная безысходность. Любовь к тебе. Разлука. Твоя горечь. Невозможность уверить тебя. Бессилье. И любовь, любовь. Ваня, ведь я еще молода сравнительно. Могла бы полной жизнью жить... А как я живу? Тебе я даже и не напишу. Написала одному "старцу", -- прося совета... не о тебе, -- только о себе. Никому о тебе, кроме мамы и С. Не знаю, что скажет... Я не живу. Я только двигаюсь и дышу. И все же -- я не могу ничего изменить, как бы хотела сейчас. Если бы ты здесь был, -- мы обо всем бы поговорили. Я должна ждать... Я знаю: все откроется. Так у меня всегда. Я знаю: нельзя роптать. Я не ропщу. Мне только больно, что ты... не веришь. Думаю, что не веришь. Иначе... почему письма, которые не решился послать? Но ты решись. Бей! Я все от тебя принимаю. Какой ужасный я видала сон с тобой. Каким кнутом меня хлестал ты! Ужас! М. б. сердился ты тогда? Я часто угадываю это. Когда я нервна, -- я все знаю! Бывает, что я в темноте вижу предметы так же ясно, как днем. Я и видения имела, например: в ночь перед объявлением войны. Ужасно было. Ах, да, слушай.., Arnhem для меня чужой город. Меня никто не знает там. В пансионе, где С., не знают нашего "рода", хотя муж бывал там. Я могла бы там быть, а ты в доме рядом. Ничего бы не "бросалось в глаза". Я все до мелочей продумала. Я бы приехала для "перемены климата" от сырости. Это для Master'a. Или что другое. Я бы устроила так, что мы с тобой в твоем пансионе встречались и вместе бы обедали там. Им сказала бы, что живу в Arnhem'e, что ты мой родственник, -- что по делам здесь, но, к сожалению, в нашей квартире почему-нибудь (ремонт или еще что) не можешь остановиться. Или что у тебя виза только для Arnhem, a я живу в другом месте. Это еще лучше. Можно все устроить. Я уютно бы тебя устроила. Не присылай мне меду. У меня его масса! Тоже чистый! Из "Wickenburgh". У меня все, все есть. Ты _у_в_и_д_и_ш_ь! Своих цыплят я застерилизовала в банки. Были петушки по 4 фунта! Мы питаемся отлично. Жалею, что от нас не позволено посылать к вам. Я тоже хотела тебе послать меду(!). Иногда приглашаю к себе на обед специально, чтобы угостить. Я готовлю совершенно довоенный обед. Правда!
   Целую, люблю, крещу. Оля
   [На полях:] Слезы мои найдешь ли?
   Да как же нам не увидеться? Как же все решить??
   Все, что писала тебе -- пошлю. Духи на волосах {К письму приложен локон волос О. А. Бредиус-Субботиной.}.
   Завтра еду в Гаагу, -- попытаюсь узнать еще о визе.
   Я записалась на аукцион библиотеки профессора ван Вейка. М. б. найду тебя. Все переплету.
  

60

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   5.ХII.41
   8 ч. 30 вечера
   Прелестная Олёль, -- всегда, даже -- в несправедливости, во гневе, в укоризнах. Ну, слушай, _к_а_к_ я принял твой "залп" укоров, такой нежданный, так изумивший... Да... знаешь, что я сделал, когда прочел, -- и перечитал, тут же, -- твое письмо, от 22.XI, запоздавшее (!), -- я же раньше получил твои от 25, 27 и exprès -- открытку от 28 (для чтения кем-то), -- ? Залюбовался на тебя в портретах, обнял всем сердцем... так нежно взглядом _м_о_л_и_л_с_я_ на тебя! -- и если не целовал через стекло, то потому лишь, что взглядом, воображением сделал _б_о_л_ь_ш_е! Ну, слушай. -- Я вернулся из центрального Парижа (все хлопочу по делу о разрешении поездки, сперва в Берлин, оттуда -- другие хлопоты, как я тебе писал). Вернулся в добром расположении -- и надежды не сникли, а напротив, а -- главное, ближайшее, что хоть чуть тобой, -- в связи с тобой, -- порадует, -- взял у фотографа заказанные рамки для тебя. (Сейчас выну из старых, тоже очень приятных, серебристых, но эти гладенькие-узенькие окаемочки -- матово-серебряные! -- чудесны!! -- и помещу тебя, горя-чка! жгучая девулька! бранилка, неправка, неуёмка, -- и всегда -- чудная чудеска! Нет и не будет такой другой на свете!) -- Вхожу в квартиру. Новгородка, моя "Орина Родионовна" (я тебе писал сегодня143 -- слава Богу, заявилась!) -- я ей доверяю и квартиру оставляю на нее, когда мне спешно надо, а она еще не кончила уборку, -- уже ушла, захлопнув дверь. Горит камин. (Топить начнут только к 15 дек., какую-то "решетку" ищут по Парижу, для котлов (мазутное отопление переделывали на угольное!). Тепло. Чисто, слава Богу. Кухня -- из ада превратилась ну, хоть в... чистилище! Приятно скипятил чай, пошел в кабинет. Ты греешься на камине, на стене, на T. S. F. {Радио (от фр. télégraphie sans fil).} Как всегда, окинул и ... ... ... (угадай-ка!) глазами. На столе -- письмо! Не ждал. Штемпель -- обманул! -- 29.XI! Значит, следующее, после 28-го. Не взрезал! Я потомить себя люблю... тобой. Да, думаю, опять "нейтрально", для прочтения мне, страждущему глазами, -- с "Иваном Сергеевичем" -- "голодное" для меня, _п_о_с_т_н_о_е! пью чай, смотрю на тебя, на письмо... -- взрезал, -- всегда в волнении, -- и бросилось в глаза подчеркнутое тобой "т_ы_ _н_е_ _с_м_е_е_ш_ь" -- тремя чертами! -- чуть не написал -- чертями! -- !! Окаменел, -- не понял, -- оглушился, пронзился... -- и завял. Письмо от... 22-го..! после "позднейших"! И... горько стало. В_с_е_ ведь сказал тебе (письмо от 28.XI, кажется), -- ну, зачем выискиваешь во мне, чего и в мысль не приходило, не то что -- на сердце! Все -- не так. Ну, что же мне делать?! Вырвать из груди сердце, крикнуть последним вздохом -- на, ч_и_-_т_а_-_а_й! -- и умереть? Это -- темное, _б_о_л_ь_н_о_е_ -- в тебе. Освети его, исцели его. Господи! Мне было так горько читать, (нет, к сердцу не допустил!), -- и... слышал слезы в сердце, такой нежности к тебе, такой любви огромной, такой... Оля, Ольга, жизнь... -- я знаю все слова, но тут я запинаюсь... не найду достойного, точного, чтобы ты видела до осязания, как велико то чувство во мне к тебе, для охвата которого слово "любовь" -- мало! Это выше, ох-ватней... в нем любовь, да, _в_c_я... но есть еще, что человеческий язык бессилен определить точно. Не могу, не хочу, не стану, не смею отвечать на твои укоры... -- отвечать -- ? Это -- оскорбить, коснуться недостойно тебя, отемнить все _т_в_о_е_ во мне. Не могу, -- так это будет недостойно тебя, моя Молитва! Слезы накипают... Оля, это от наболевших нервов, от _в_с_е_г_о, от всех болей в тебе, -- да, и от болей, неосторожно причиненных мной! Могу сказать одно -- оно не оскорбит _т_е_б_я: _п_р_о_с_т_и. Открыто, светло. Поверь: _н_и_к_о_г_о_ нет у меня в душе, где ты, ты, только. Все, о чем так с болью пишешь, м. б. уже в надвинувшейся лихорадке, полубольная... -- так это для меня -- чуждо, -- это же не мне, это не обо мне... это -- _в_с_е_ -- _в_н_е_ меня. Если все, что пишу, тебя не успокоит, скажи: _ч_т_о_ я должен, по твоему мнению и чувствам, -- сделать? Я уже писал тебе, что сделал. Вразрез как бы сказанному -- "не смею отвечать на твои укоры" -- скажу только. Если я просил тебя привести мне оскорбившие тебя слова г-жи Земмеринг -- то, конечно, не потому что... -- о, за-чем?! -- тебе не верю (!?), а чтобы ей, ей, черт ее возьми!! -- ей бросить ее подлинные слова! Я ей уже писал: "О. А. все постигает, это огромнейшая духовно-душевная сила, и моя "Чаша" ею понята, м. б. глубже, чем мной самим!" И это правда: я не понимаю многого в _м_о_е_м, -- я его ношу в подсознательном чаще, чем -- в сознании (это я только Тебе пишу, тебе только, _е_д_и_н_с_т_в_е_н_н_о_й, кого ни с кем не ставлю ни рядом, ни... ну, нигде, ни-как не ставлю... ты непоставима! (новая глагольная форма и, кажется -- дикая для уха!) -- _н_е_с_о_п_о_с_т_а_в_и_м_а! -- ты -- что же ты хочешь, чтобы я крикнул... -- Бог ты мне, для меня?! Да... -- для меня ты -- предел всего во мне!
   Видишь, какие искры..? Чего же ты еще хочешь?! Для меня ты _в_н_е_ зацепок и проч. Не принижай себя. Я твоего письма этого больше не прочту, я его сожгу..? (и -- бо-льно, ибо это _т_в_о_е_ же!) Нет, не сожгу, -- оно не только мое, оно -- за мной, -- оно _ж_и_т_ь_ будет. Помни это, Оля. Невольно, _н_а_м_и, _т_в_о_р_и_т_с_я... нет, не "роман в письмах" -- не только захватывающий роман в письмах: творится Ж_и_з_н_ь, еще небывшая, всплывают, м. б., _и_н_ы_е_ чувства, еще не проявлявшиеся, -- в _т_а_к_о_й_ любви, -- в таких условиях, неповторимых, необычных, -- исключительных. М. б. пишется нами что-то "без названия". Что мы сами-то знаем?! И в это -- м. б. неповторимое горнило (ибо творится сложное, какой-то новой сплав, ценнейший,) (чудесное!) чудесных, обновленных или м. б. совершенно новых (по оттенкам!) чувств и "углубленностей в чувства", -- серхчувст-вований... нельзя допускать разменное, ходовое-ходкое, у всех случающееся, -- у нас лишь -- от страстности натур! -- нельзя в такую плавку бросать ничтожность. Пожалей себя, родная, певунья нежная... -- ласкунчик милый, Олелёк... не надо. Господи... я прихожу в отчаяние, Ольга-Ольгулька... и хочу поцелуями закрыть эти выкинутые слова... в конце письма: они бросились сейчас в глаза! подчеркнутые четырьмя чертами: "Но знай, что ты меня обидел как никто доселе!!" -- Сама себе не веришь. И когда выкрикнула -- не верила! Я в божественное для меня не могу бросить _о_б_и_д_ы! Тебе, причинить, сознательно, обиду..! -- Оля,., нет, я больше не могу об этом. Я не могу теряться, _м_е_л_ь_ч_а_т_ь... не могу. Прошу: кончи _э_т_о. Зачем ты ранишь мое чувство, мое _в_с_е_ к тебе?! шатаешь, путаешь? за-чем?! Зачем себя умаляешь? низишься?! Не довольно разве, что я, порой, в безумстве, бывал не прав? Для чего же нагромождать-то на _н_а_ш_е, такое -- пусть только для меня! -- чудесное, такое _ч_и_с_т_о_е_ -- при всей яркости страстей моих, -- мои и твои неправдочки?! Мы же греховные существа, со -- всеми слабостями, -- еще -- во мне-то! -- неперегоревшими, увы! -- но мы же можем -- и _д_о_л_ж_н_ы! -- стать во весь рост наш -- рост сердца, дара, чуткости, провидения, глубочайшего, трепетнейшего проникновения друг в друга, -- ведь так трудно, таким томлением, мы нашли друг-друга... (о себе скажу, твердо: я _н_а_ш_е_л_ _т_е_б_я... незаменимую, небывшую никогда, -- _т_а_к_у_ю! -- м. б. только в дали нашел? --) -- сознать, что мы _в_о_с_х_о_д_и_м... Не склоняться, не отемнять _с_в_е_т_а_ в нас, помогать друг-другу преодолевать мелкое в нас, очищать сердце, чтобы любви было свободней, легче дышать все-полно! Я знаю, как я жду, молю -- полноты любви, не короткой, не "сухой", не отвлеченной, а... всей, -- земно-небесной, от всей тебя! Любви плодоносящей. Но, Оля... я знаю, как и ты, что такая, _п_о_л_н_а_я, _б_л_а_г_о_с_л_о_в_л_е_н_н_а_я, человеческая любовь -- редкая! -- осуществляется лишь при чудесном свете Любви пре-чистой, неприкосновенной, недоступной -- для "мелочей". Ну, прильни же сердцем... ну, согрей же... ну -- погляди же на меня -- вся светлая, _р_у_ч_ь_и_с_т_ы_е_ глаза... в них только свет пусть, -- ни соринки, ни "цапинки"! У меня легко на сердце... -- к тебе, к тебе. Я знаю, -- _э_т_о_ -- набежало _п_ы_л_ь_ю, твою лазурь замглило! Осветись, прильни... и -- приголубь меня, родная... Твой Ваня
   (Твое письмо я пометил -- "жестокое" -- "излом".)
   [На полях:] Уверен, что ты уже забыла, что написала "ужасного"!
   Никто мне адреса Сережиного шефа не давал, а то бы я съездил к нему. И послал тебе привет.
   Милая Ольгушечка, ты, как будто сознательно ищешь, чем бы выбить из меня еще искры?
   Вижу, как ты сама себя мучаешь, а я к тебе -- так чуток, -- нежен, всегда только -- о тебе!
  

61

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   6.ХII.41
   4 ч. дня
   23.XI -- Св. благоверного кн. Александра Невского.
  
   Дружок мой бесценный, Оля, Олёк, Ольгуша!
   Да, все написал бы, все повторил бы, м. б. только сильней, -- от безмерной к тебе любви! Как ты можешь думать?! Только я считаюсь с действительностью -- и принимаю ее, -- в Господа веря, уповая на Правду Его! Утишь сердечко, девочка моя -- сумасбродка! Как смеешь ты: "не хочу себя беречь!" -- Вот, заболела! Какая боль о тебе, святая деточка Оля, как тобой болею, как истекает сердце! Если бы около тебя..! -- глаз не сомкнул бы, дыхание твое слушал, молился, смотрел на свою бесценную... Богом мне посланную -- на светлую радость, на скорбь светлую... Господи, ты видишь, какой в _н_а_с_ Свет... Твой Свет! Господи, дай нам хоть совсем немного счастья! Оля, лечись, отнесись серьезно. Оля, люблю, как никогда, ни-кого!
   Твой И. Ш.
   Успокой сердечко, весь мир закрыла!
  

62

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   23.XI/6.XII.41
   5 ч.дня
   Ольгушечка, пишу -- для тебя -- тебе; в письмах, -- "историю одной девичьей -- женской души"144 -- из своего _о_п_ы_т_а, чтобы знала ты, какой я был -- и есть. В самом остром -- для мужчины, при всей своей пылкости, в воображении -- и жизни. Будто я сберегал себя, -- _о_ж_и_д_а_я, -- чтобы "продлилась жизнь моя"145, -- и жар остался!
   Много -- из страсти -- взяло творчество. А _к_т_о_ это знает? Ты знаешь. Оля м. б. знала -- _в_и_д_е_л_а. И _п_р_и_н_и_м_а_л_а, так часто оставляемая! "Ты меня совсем забыл, Ванёк!" -- Теперь я не "забыл" бы... Т_е_б_я. О-о... не могу сказать. Буду посылать историю. Твой весь И. Ш.
   Посылка на Сережу (сласти -- Тебе!). Пудреница Ее -- Тебе на память. Прими реликвию. Это от моей любви к Тебе!
  

63

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

9.ХII.41

   Ванечка, солнышко мое родимое, светик, ангел мой бесценный, сокровище души моей!
   Сегодня письма мне, маме, и еще Сережа пишет заказной exprès на маму, пересылая твое письмо с вопросом, что такое со мной, т. к. ты его спрашиваешь о моем здоровье. Светик мой, я уже совсем, совсем здорова. Я же тебе писала, что на ногах переношу. Я уже 2-го (кажется) XII была с визитом в Утрехте, -- я вообще не лежала. Не думаю, что это был грипп. Ты знаешь, когда я вся в таком волнении о тебе, -- легко принять, при малейшей простуде, это вечное "дрожание" за болезнь. А я тогда изводилась о тебе и дни, и ночи.
   Нашим: маме и С. я ни словом о t® и недомогании не говорила, ну, видали м. б. насморк, т. к. мама и так меня "точит" за похудения и все "грозится" тебе писать и "жаловаться". А что я могу? Я принимаю селюкрин. Ванюрочка, ты не воображай страхов о почках. Это же не последствия гриппа были, -- камень.
   Не волнуйся обо мне -- береги себя. Если бы ты знал, как я страдаю всякий раз, слыша твою "Симеонову" молитву! Пойми, пойми: ты одна у меня радость души моей!
   Ты -- мое все утешение и счастье! Зачем же ты все говоришь это "отпущаеши"? Рвешь сердце мое, терзаешь душу?
   Ванечка, я не могу даже подумать об этом. Я не пережила бы!! Береги себя! Какой ужас, что я тебя беречь не могу из моей дали! Быть около тебя, все, все тебе сделать для твоего покоя! Милый мой Ивушка, я все больше тебя люблю! Брось, не ревнуй никогда к моему прошедшему! Да еще к такой пустельге, как все эти "врачи" и им подобные! Я любила всегда мой идеал, отвлеченность, чего искала, и... не находила, ни у кого... до тебя! В тебе все: все, -- мое светлое, животворящее солнце! Все в тебе и только в тебе! Когда писала я тебе письма, давно, я тщательно следила за собой, чтобы не сказать лишнего. У меня не найдешь нигде передержки, нигде "позы". Я к тебе -- вся Правда! Я любила в жизни только тебя неведомого! Правда это! То, 10 лет назад,.. не ревнуй и здесь... Чудесная это была душа, с какой-то нездешней, западноевропейской сутью. Эта находка потрясла меня, захватила. Ничего грязного или похожего на грязь не было. При прощании (каждый знал, что навсегда) он не поцеловал мне рук даже, я -- не пыталась взглядом даже смутить его. Я, умирая в душе, -- смеялась, и пела ему его любимое что-то. Я берегла его. Мы расстались оттого, что он слишком был нужен своим сородичам, слишком видное лицо у себя, чтобы от них "уйти" -- а я,.. я не могла с ним идти. Их отношения с управляющим бабушки моей146 были очень натянуты, они его не признавали, -- а потом... надо было с ним работать... Я же, верная бабушкина сторонница, не могла впутаться... он мог бы выйти из-под этой "их" опеки, но... я просила его не делать этой жертвы. Не _о_п_и_с_а_т_ь_ этого. Надо говорить. Было все так сложно. В нем я любила частичку того, что у тебя нашла во всей полноте своей! Как бледен он теперь. Как -- нет его! Нет, совсем нет! Воспоминания, мои искания, любовь моя к святому идеалу, -- это останется... Но его -- нет! Никогда, никогда не мучай себя ревностью... Это только умалило бы значение всего того чудесного, что только для тебя! Умалило бы не в смысле действительности этого умаления, но делало бы такое впечатление, будто ты сам низводишь то, чего низвести нельзя! Я всякий раз -- разочаровывалась.
   Однажды... даже до болезни. 3 дня лежала, как с "вынутой душой". Я ужасно все ярко переживаю. Я так чистоту искала! Ванечка, мне больно, что я о Г. Кеннане тебе написала, сравнив его внешним сходством с твоим мальчиком! Я не хотела бы, чтобы ты это ложно понял. Не принял бы, что это имеет какое-то для меня значение! Это -- бьющее в глаза, -- сходство, просто поразило меня. Но по существу, в душе моей глядя на Сережу, я не вспоминаю даже "того"... Перед духовной святостью Сережи я вся склоняюсь! Перед Тобой! Ванечка, о "Солнце мертвых" -- ...удивительно... как "укрыта" боль твоя. Личная твоя! Это только в "3-х орешках" сказал, что... "3... каждому поровну"147, а теперь..?
   Ванечка, как рыдала я, читая это!
   Золотко мое, я не ревную тебя в прошлом! Ни к кому. Теперь, теперь -- не перенесла бы! Но где же 2 письма с "частичкой твоей жизни"?
   Я их не получила. Ужели пропали? Когда послал?
   Ваня, изображение О. А., святой твоей, я принимаю как высокий дар твой! М_и_л_а_я! Ванечка, все, все трое -- вы так неизмеримо высоки, прекрасны! Ванечка, я, гадкая, я ведь не стою твоей любви! Дух мой (так няня наша нас ласкала), дух мой, голубочек! Ванечка, я не ставлю тебе примером И. А.! Я злая тогда была, я -- каюсь -- нарочно, чтобы уколоть тебя! Но это же не моя суть. Я И. А. ценю, люблю как философа русского, но... разве я ставлю его Тебе(!) примером! Прости меня! Видишь гадкое проявление характера? Хотела больно сделать! О Земмеринг -- не надо. Господь с ней! Если она хороша к тебе, то не порти неприятными замечаниями обо мне. Вся то я этого не стою. Ванечка, никто меня так не любил, как -- ты! Никого я -- как тебя. Никогда!!!! Ванечка, сокровище мое, жизнь моя, душа моя в лучшем ее прорыве!
   Я плачу, я не могу без тебя, в безвыходности моей! Ванюшечка, мы не увидимся? Пишешь ты маме... Ты не веришь? Ты не надеешься на встречу... или... не хочешь. Т. е. не решаешься. Боишься муки!?? Ванечка, ты не думай никогда, что я тебя упрекаю, -- нет, нет, милый... Я все понимаю. Но не могу себе вообразить, что мы никогда не увидимся!
   Я не могу этого представить! Ванечка, ты для меня все! Неужели я никогда не увижу глаз твоих!? Ваня, безумно это! Пришли же мне хоть любительское твое изображение! Ванечка! Милый! Ласковое солнышко мое! Я знаю, что ты любишь меня!! Мне приходили иногда в голову мысли, что ты умышленно не хочешь меня видеть, чтобы остался у тебя неиспорченный, созданный твоим воображением, образ для Дари! Что ты, только для полноты моих "реакций", говоришь так и о любви, и о... "благословенной"...
   Это думала я так, когда горько было от "обид" твоих. Знаю теперь, что не "обиды" это были твои.
   Ванечка, правда глупые мысли? Не сердись. Все это от любви. От невозможности, нерешительности поверить, что стою я твоей такой любви. Это не скромность, Ваня, -- это истинное мое убеждение! Поверь!
   Завтра -- Знамение!.. Я буду с тобой, Ваня! С праздником тебя! Я девочкой, маленькой-маленькой (2-х лет) говорила: "палянти" -- это "с праздником"! Часто у нас слышала это слово.
   Я рано начала говорить. И рано себя помню. Получил ли о моей жизни 148? Часть. Другую дошлю, -- только если не ревнуешь! Получил ли письмо с вопросом о "Степном чуде"? Или это случайно, что ты пишешь: "и я теперь все бы мог также написать"? Часто мы с тобой угадываем мысли!
   Ну, роднуся, милушка мой, я кончаю, т. к. тороплюсь. Я всегда с тобой! Получил мои глаза? М. б. и дойдут! Ванечка, пришли себя! И еще: не забудь автографы! Как "Пути Небесные"? Неужели не пишутся? Иногда мне чудится, что будто ты их творишь, _Т_в_о_р_и_ш_ь! Ваня, -- твори! Дитя это наше, Ваня! Умоляю тебя! Не дай им остаться в небытии!
   Я прошу у тебя одного Дара: подари мне твою одну книгу: ..."Пути Небесные", II часть! Подаришь? Верю, что не откажешь!
   Ванечка, не балуй меня так! Всем другим! Никаких духов больше и... ничего! Мне стыдно! Ответь мне на все важные вопросы, и... сетуешь ли на меня за то, что чувство мое тебе открыла? Я тебе подробно писала об этой моей муке! И еще: отчего я должна решить о твоем приезде!? Ванечка, целую и крещу тебя. Будь здоров! Ужасно, что холодно тебе!
   Всегда твоя Оля
   [На полях:] Не знаю, м. б. и буду чуточку ревновать, если "Дашу" очень любил... Потому и Дари? Да?
   Напиши о своем здоровье! У меня и насморк прошел. И даже "простуда" на губе прошла! Здесь, в Голландии не наволнуешься за простуду. Всю зиму -- все простужены обычно.
   Я для тебя буду беречься.
   Мама тебе будет писать.
   Я очень одинока, Ваня, и не понята (И в "одаренность" мою никто, конечно, не верит. Потому и я не смею поверить и возгордиться. Любят, но это еще не значит, что ценят, в сердце не смотрят. Какая писательница! Где ей?! Ей-то?)*. Всю жизнь. Да не звучит это "не понята" избито. Но это так. Один ты только!
   Ваня, я еще не получила твоих 2-х писем с "рассказом о твоей жизни", о девушке-женщине.
   Когда послал?? О том, что "проходило для тебя "в_н_е"". Как ты говоришь.
   Я в постоянной тревоге и не могу писать, т. е. работать. Увижу тебя?
  

64

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

11.ХII.41 12 ч. ночи

   Милый мой, дорогой друг!
   Как радостно я приняла твои листочки из поминания149. Я тоже подавала просфорку за тебя. И каждое воскресенье батюшка молится по моим запискам. Я тоже задумала о Евангелии... как это странно... Я только его не смогла к себе применить. Сегодня получила письмо от дочки священника150, -- она не знает ни адреса Bauer, ни даже того факта, что брала уроки. В каком городе она живет, -- я иначе узнаю, только бы город знать... Сегодня мама пишет тебе письмо, но мне не показывает и к себе не пускает (?!)... Скажешь, о чем она тебе пишет? Я любопытствую... И еще: я не поняла словечка-глагола из 3 букв, которое ты хотел бы мне "на ушко" объяснить... Видимо я его не слыхала. О том, как я понимаю "ewige Weibliche", -- я могла бы много сказать. И напишу. Я написала тебе несколько писем (4--5) с моей жизнью. Но не знаю, посылать ли. Ты мне тоже не все говоришь. А торгуешься. "Узнаешь, если..." И это напоминает мне пошленькую песенку "Wenn Du alle Wunsche mir erfullst, -- dann -- horst Du alles, was Du horen willst!" {"Когда ты исполнишь все мои желания, тогда я скажу тебе все, что ты хочешь услышать" (нем.).} Ну, послушай, неужели ты торгуешься. А впрочем: не надо. Это очень тонко. И "пошлых песенок" -- ни к чему! -- Пришли же себя хоть маленького! Что за упрямство. Неужели нет любительской? Ваник, ни за что не посылай изюму, и вот почему: я его н_е люблю. А ты его так любишь! Я никогда не ела изюма, только в куличах. Я вообще не очень люблю сладкое. И не надо же духов! Я прошу! Не надо баловства! Ну, право! Мучаюсь твоим холодом в квартире. Почему ты не завел печку чугунную? Она так практична. У нас жара, а топим деревом. Только наверху холодно. Завтра еду с мамой к Фасе151. Сегодня молодочка (еще 1/2 года нет) снесла 1-ое яичко. Ма-ленькое и с кровью! Мамина гордость! Получил мои безумные письма? Цветы? Еще нет? Жаль, если опоздали.
   [На полях:] Когда "Паша" говорила "измус"152 -- мне представлялся изюм! В_и_ш_н_я -- точно, очень сочно!
   Целую, твоя Оля
  

65

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   12.XII.41
   3 дня
   Светлый Ангел-Хранитель, Оля. Чудесно! Сейчас читаю твое "о жизни", -- "конспект". Как ты чудесно даешь _д_а_ж_е_ в схеме! Схема -- трудней, чем всей полнотой души. Я не мог ошибиться, сказав: ты исключительное _я_в_л_е_н_и_е! Пиши -- _ч_т_о_ хочешь, _к_а_к_ хочешь. От меня тебе не может быть ни "комплиментов", ни "подарков": тебе от меня -- только -- _с_в_е_т_ сердца, сладостная боль его. Прими кротко, -- и я это твое приму, как Милость Божию ко мне. Не смей выходить на сырость, после t®, -- дней 5--6! Улучшение м. б. обманчивым. Много тебе писал. Эти твои "ins Blaue hinein" -- не насыщают, томят. Прости мне (в отчаянии я был и муках) мои жесткие слова о "скольжении". Кляну себя, что послал. Весь твой, пусть безнадежно. И. Ш.
   [На полях:] Вся ты -- из романов! Ну, unica! {Уникальный (лат.).} !!!
   К Тебе его крик: "Напишу тебя, не бывшая"... А ты -- _е_с_т_ь!!
   Все -- ты. Напиши, какой образ видела 10-леткой?
  

66

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   13.ХII.41
   {На открытке штемпель почтовой службы: Осталось в почтовом бюро Лионского вокзала из-за отсутствия сообщения с оккупированной Францией (Refoule par bureau postal Lyon gare faute de communications avec France occupée, фр.). Вероятно, открытка не была получена адресатом, так как на ней отсутствуют пометы цензуры и письмо не включено в нумерацию О. А. Бредиус-Субботиной.}
   5 ч. вечера
  
   Только что, небесная моя Оля -- чудо, Олёль моя... -- цветы! Розовая бегония, чудесная! О, ми-лая... как я счастлив! Я целовал прилетевшие ко мне розовые бабочки... -- твои глаза, губки, щечки, Олёк, твои, -- всю тебя в них _н_а_ш_е_л, -- и ласкал! Целую за твое сердце, -- мне так было сегодня тяжело, томила тоска, -- все о тебе мысли, в тревоге я, -- как ты? Сумасбродка, 2-го хотела ехать в город, не оправившись от гриппа! Благодарю сердечко твое, цветок мой, Солнце! Жду писем, о, как жду! Ольгуньчик, _п_и_ш_и_ мне! Твой конспект -- чудо! Я захвачен рассказом. Гений ты, во всем -- в уме, сердце, -- Все-Женщина!
   Сердцем творю Тебя. Спешу отправить. После 6 [часов] нельзя. Твой Ваня -- Ива -- Ив. Шмелев
  

67

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   16.ХII.41
   4 ч. дня
   Дорогая, -- как благодарю! Не лицо, -- _л_и_к_ это! Чудесный лик, -- теперь я _в_и_ж_у_ _в_е_с_ь_ Образ Анастасии! Не обмануло меня мое чутье. Ты -- светлая, ты -- в мечтах-снах являвшаяся отсветом Правды Лика Девы! Это -- будь я художником кисти -- дало бы несравненную! Превыше всех -- во всех веках. Мне вернули все мои "виды", посланные Марине 2 1/2 мес. Кто их вез -- оказался "вислоухим". Я поражен благородством-великодушием контроля! Мне вернули даже мое "частное" письмо Н. Я. Квартировой. Нет, есть в Европе чудесные сердца! Твой Ив. Шмелев
   [На полях:] Хоть одно слово! Здорова ли?
   Я две недели не знаю, здоровье твое? Господи, я в тревоге.
   Твое моление -- услышано: это -- чудо. Я получил твои небесные глаза!
  

68

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

16.XII.41

   Ваня, голубчик, сердце мое!
   Я не могу, не в силах больше так... Как мучительно быть без тебя! Ты пишешь о моем "жестком" письме (22.XI) и о каком-то 23.XI? Я не знаю этого последнего. Что я там сказала? Обидела тебя еще раз? Ну, не зло же! Я не могу, измучилась, -- я вся этой тоской больна, я потому тебя терзаю.
   Ванюша, я никогда не бываю несправедлива, -- органически не выношу с младенчества несправедливости -- и не могла выдумывать или, как ты говоришь, -- "выискивать", чтобы "выбить искру". Нет, но я тогда в горькой обиде была... Не поняла, значит, тебя. Ты тоже иногда ведь -- не ты... Я понимаю...
   Ванюрчик, но... не хочу... "истории литературы"! Не хочу... Ты понимаешь, это еще можно, если, за письмами, кроме них, есть _н_а_ш_а_ жизнь, -- никому неизвестная, ну, пусть, хоть взгляд один, какого никто не видел... А тут... тут все пред "ними", а если чего нет пред ними, -- историками, то нет и для меня... Не хочу!..
   Я завещаю сжечь все, после моей смерти!153
   А ты -- мое!? Да? Я скоро буду все равно менять свое завещание. Ты удивлен, что есть у меня уже? О, -- если бы ты все знал! Но не хочу сейчас: ни о смерти, ни о "истории". Не хочу уходить (хоть мыслью) в историю.
   Слушай, глупыш, я много у тебя должна на что ответить, но не могу, -- не могу собрать серьезно, строго мысли... Я вся в волнении... трепете... любви безмерной... Я поражаюсь, что ты еще можешь ждать с чтением писем... Я не могу... Я жду ведь только почты. Скоро Рождество -- я не заметила зимы... Ведь скоро "поворот на лето"!
   Я жду чего-то! Я, как морфинист, жду сладостного яда. И, прочитав, я жду уж снова... Мне мало, мало (!!) писем! Ну, не скажи ты о "истории", я больше бы тебе сказала...
   Не удивляйся, что пишу дурацки... Я еще поражаюсь, что не в сумасшедшем доме. Ну, кто же вынесет такое как я? О, если бы все, все ты знал!
   И так не может хорошо пройти все. Ведь никто не знает, как я болею! (Болезни нет никакой, но как я таю! Я не могу без тебя! Что же мне делать? Не смею так писать?)* И ты не знаешь! И иногда мне даже хочется... "уж к одному концу бы!", -- но вдруг опять безумная такая жажда жизни! И для чего же? Для кого же? Сегодня мне о тебе все снилось... письмо твое Сереже... будто ты в марте приехать хочешь... за мной... А недавно я видела тебя на фотографии "общей группы" каких-то незнакомых лиц, -- один только еще Бунин был тут же. Бунин такой, как в газете с памятью короля Александра I154.
   А ты... совсем необычайный... в высоких сапогах с шнуровкой (я люблю такие) и в белом, будто охотничьем, костюме. А ворот чудно вышит русским узором, как будто у бояр -- стоячий. Костюм дикий? но было очень красиво. Лица я не могла уловить, хоть и смотрела очень, очень... Но весь ты был такой... зовущий...
   Бывало ли с тобой, что от остроты чувства _н_и_ч_е_г_о_ сказать не можешь, хоть сказать бы надо было массу! Я мучаюсь сейчас вот этим.
   Ты не ответил мне: могла ли я тебе вся так открыться. Простил ли мне? Ведь это все -- и твоя мука?! Скажи же? Или я пришлю тебе письмо с одним только этим вопросом...
   Ваня, еще одно (не обходи молчанием тоже)... мне больно иногда при мысли, что тебе эта "оригинальность" наших "небывалых" отношений нравится. Ты понимаешь, что ты эту "оригинальность" как-то "ценишь"! Я -- мучаюсь ей! Мне кажется иной раз, что ты бы не хотел прервать эту "оригинальность" нашей встречей. Тогда мне горько-горько. И тогда я -- злая.
   Ты поймешь, отчего у меня такие "срывы". Это не "изломы". Я могла бы и не посылать тебе того (22.XI), но я думаю, что тебе меня _в_с_я_к_у_ю_ надо узнать. И все равно меня бы эти вопросы мучили.
   Как непреодолимо, властно, мучительно, влечет меня к тебе... Ну, хоть "на краткий миг"! Никогда, никогда, я такой не бывала... Не знала, что так безумничать можно... Как все бы я тебе сказала... Как обняла бы тебя... Ваня, я не буду тебе писать, -- мне больно, тяжко... все: "обниму, поцелую, взгляну"... и все... это -- нельзя, недостижимо... Это мне -- мука... Лучше не писать, совсем... Не могу я! Пойми! Что мне тебе сказать?! Ты знаешь! Ты все представить можешь... во-образить!
   Я кое-что тебе писала, вчера... о "зовах моря"155. Пошлю... И много могла бы я сказать еще о "думах о творчестве".
   Я многое "поймала", что было смутно, неуловимо. После. Сейчас не могу...
   О, да, конечно "sexe-appel" {"Сексуальная привлекательность" (фр.).} -- не исчерпывает понятия о том _о_ч_а_р_о_в_а_н_и_и, которому мы оба молимся...
   "Sexe-appel" -- это галун, с претензией на блеск золота. Слушай, -- "Эмерад" меня с ума сводит...
   Как жадно я твои письма вдыхаю! Ты получил мой "висок"? Волос кусочек с виска? А фотографию?
   Пришли же мне себя! Какой упрямый! Но я тебя люблю... за все! Какой упорный! Как прелестно! Хотела бы тебя "софиста" послушать... Представляю...
   Ах, да, Ваня, я никогда не посягаю на твои взгляды... Но... я хочу и сама остаться... неприкосновенна. Ты понимаешь? Я не знаю точно в чем мы сойдемся, -- в чем нет, -- но я тебе писала, что я (к великому сожалению для меня) не могу быть "женой при муже", -- т. е. в смысле мнений, конечно только. Легче жить было бы, кабы была иная... Проще. Ах, Тоник, Ивик, душенька... как все, все это... далеко от сердца! И кааак же я люблю тебя!.. Сегодня я возилась с выдумыванием нового платья... Сколько "ахов" и "охов", что похудела, что "все мерки прежние хоть выбрось". Я уж давно стала все носить номером меньше, и то еще широко! И вот я, выбирая и рассуждая о том как и красивее и моднее, -- я все это... только для тебя! И если бы знала, что ты наверняка не приедешь, -- не стала бы! Мне это самой не интересно все! Сегодня я ношу то платье, в котором слушала тебя в 1936 г. Его я только изменила вышивкой, немножко оживила траур. Оно все эти годы валялось где-то, а теперь одно из немногих, которые впору. Тогда я тоже была, как смерть, худая. Когда от тебя нет -- 1--2 дня писем, я еще больше худею. Ох, ты уедешь? Как ревновать я стану! Я умру должно быть тогда, когда уедешь ты!! Ваня, обещай мне, -- мне это надо, Богом заклинаю, памятью О. А. и Сережи! -- там, куда поедешь, -- ни с кем, ни словом обо мне! Ну, будто меня нет на свете! Объясню почему. Но это надо! Ну, ради О. А. и С.! Хорошо! Умоляю! Исполни! Вот и 2 листа!.. А сказать так много надо!
   Ах, Ваня, "В ударном порядке"156 -- такая прелесть. Мы читали несколько раз еще с мамой вместе. И неужели, ты... что-то сказал? Что мне "отдашь в следующем издании"? Я не смела бы и думать об этом счастье, гордости! Я не достойна! Я тоже плакала, его читая.
   Но о "Степном чуде" я писала еще и по иной причине. Какой был страшный сон мне! Что-то он значит?!
   Целую, Ваня, тебя отчаянно и больно. Твоя вся Оля
  

69

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   19.ХII.41
   Св. Николая
  
   Оля, родная, наспех это, -- сегодня пишу на твои чудесные письма. Получил мамино и Сережины письма. Я думал, что он сам передаст тебе посылку, потому, храня твой покой, я послал на него. Знаю, получила {Написано между строк, поверх зачеркнутого: Получила ли духи?}. Не ударило ли тебя пошлиной? Потому, не зная, я 6-го не послал "L'heure bleue" и "Muguet". Жду известий. Вчера просил видного человека, едущего в Берлин помочь моей поездке в лагеря157. Только на месте можно добиваться разрешения -- на Голландию. Оля, ты знаешь сердцем, кто ты для меня! В_с_е. И мои "укоры" -- темного во мне остатки, -- забудь. Мы оба так боимся друг за друга! Так поразительно похожи! Вчера был в церкви, молился за _н_а_ш_е. Сегодня, в полдень, с тобой молился. Весь тобой одной наполнен. Твой -- весь, и недостоин чистоты твоей. Умоляю, не говори -- о моем писательском, не называй меня... -- я для тебя только Ваня, -- и ты мне -- для меня, для сердца, _в_с_я, -- не для искусства! Ты -- свет мне, жизнь, без тебя -- _н_и_ч_т_о. Как и я тебе. Оля, молись, нам все же дано хоть _т_а_к_о_е_ счастье! А сколько вокруг страданий! для всех, -- и безнадежности! Будем укреплять друг друга -- и верить. Бога благодарить! Ми-лая! Твой Ваня
   [На полях:] "Даша" -- никакого отношения к "Путям Небесным".
   Починили пишущую машинку.
   Милая, "палянти". Твой детский лепет -- "с Праздником!"
  

70

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   19.XII.41
   7 ч.вечера
   Сердце мое, Оля... только что послал маленькую посылку -- маленькую радость той, которая и сейчас, будто, -- для меня! -- головит (так Сережечка когда-то!, вместо -- говорит!) -- "палянти!" -- с Праздником. И -- горе мое! -- опять свыше 1 кг. Пришлось оставить плитку шоколада "Rialta"! Хотел 1/2 послать, разломил... все больше 1 кг! а "грушку" послал. Буду ждать... Изволь написать о пошлине за духи. Я смущен -- как бы не стеснило это тебя. В другой раз сам буду "очищать", здесь, если можно.
   Целую. Твой Ваня. Завтра пошлю закрытое письмо.
   [На полях:] Получила ли "Старый Валаам"? Эта книга даст тишину-уют твоей душе.
  

71

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   22.XII.41
   12 ч. ночи на 23
   Ольгуночка, милая детка, я потрясен твоим письмом 7.ХII158, где ты говоришь, как я могу вызвать в тебе словами сладкие биения сердца, прилив любви. Там говоришь о 22.VI.36 -- день кончины Оли, острую боль в тебе... -- да, странно: это было в 12--1 ч. дня, ее кончина. Боль моя... -- тупое удивление, -- как _э_т_о_ просто! Ее -- _н_е_т! О, больно. Я был оглушен. Она -- _у_ш_л_а_. И _в_с_е_ кончилось, _в_с_е, _в_с_е... О, эти дни... один, -- увижу ее шляпку, сумочку... -- _н_е_т_ _е_е! И никогда не будет. Оля, этого не передать. И три дня -- ночью я читал над ней псалтырь... помню. А раньше -- рядом с ее смертным ложем -- прилег. Она спала -- будто спала, рядом, как всегда мы. Потом -- белые лилии, в гробу. Я вскрикнул: "Царица! она -- Царица!" Так была прекрасна, увенчанная лилиями. Я читал 2 ч. ночью. И -- чтица. Ночь душная. Ливень был. Господи... Ее желание исполнилось -- "не пережить тебя!"
   Олёль моя, ты мне _д_а_н_а_ Ею. Я знаю. Она так меня _ж_а_л_е_л_а! Это она тебе внушила -- 9-го VI. 39! По моей мольбе -- взять меня. Я погибал, я так остро чувствовал одиночество, я плакал, руки ломал, сидя на кровати.
   И ты ответила: "нет, Вы не одиноки!" Ты _т_о_г_д_а_ еще отдала мне себя. Как бы сказала: "Я -- с тобой". Это смысл твоего отклика. И -- ты со мной. Все равно, вдали -- со мной. Ты полюбила меня, созданного живым воображением, ибо ты -- _Т_в_о_р_е_ц, Оля. Ты -- дар.
   Ольга, нет, не упрекай себя за "порыв жертвенности"! Это -- истина, это -- любовь, до отдачи себя. Ты думаешь -- не оценил я? О, как оценил! Я _в_с_ю_ тебя знаю. И я после этого -- потонул в тебе, если бы ты знала -- как оценил! Нет, тут бы мне не пришлось идти на компромисс, -- тут никакого компромисса: я принял бы твою "отдачу", как святое! Ибо тут -- _в_с_я_ любовь. И мы были бы правы перед совестью. Тут -- живая правда. Не стыдись, Олёль, -- это -- чистое _у_в_е_н_ч_а_н_и_е_ любви, это -- завоеванное страданием, огромным твоим страданием. Не бойся страсти, ее выражения в тебе, от моих писем. Это -- счастье, пусть _с_у_х_о_е. Знаю всю жизнь твою, -- ты -- _г_е_р_о_и_н_я, ты -- _с_и_л_а_ поражающая. Ты -- Святая. Ты вся -- отдача, вся -- любовь, вся -- жертва. Вся -- во-имя!
   Боже, какая же величественная твоя жизнь! Не жизнь, а -- _Ж_и_т_и_е. Ольга, я необычайно счастлив, найдя _т_а_к_у_ю. Встретив -- _т_а_к_у_ю! Я преклоняюсь, молюсь на тебя, Оля. Ты должна быть счастливой! Как -- не знаю. Ты должна. Что моя любовь?! Если бы вылилась она -- в твое счастье! Но она -- так бессильна -- дать счастье! Твои переживания -- счастье! Большего ты достойна. Как мне дать тебе -- это большее?! Не знаю. Для меня -- одно такое письмо, -- а ско-лько их! -- счастье. Люблю тебя, бесценная моя, та-ак люблю -- до сладкой истомы, боли, крика беззвучного, -- мольбы -- Оля, Оля... приди, дай мне себя, я как святое тебя приму, приникну, -- приму, как святой дар, как небесный дар, Оля... как милость Господа. Я как бы приобщусь тебе, взгляд твой волью в себя, дыхание волью, ослепну от твоего видения-образа, святая моя Дева, -- ты для меня святая Дева, да, -- чистая, нетленная. Твой локон -- так он вьется в сердце, нежный, легкий, светлый, Олин локон, -- бессмертная реликвия! Целую -- и мне сладко, будто тебя, всю, в себя вбираю, _в_л_и_в_а_ю_с_ь_ в тебя, в твою кровь вливаюсь, в теплоту твою, -- как ее чувствую! как осязаю, как льну к тебе, родной, милая теплынька! Оля, Олёк, Ольгуна... губки дай, и глазки... милые такие, в синеве, -- вся -- Небо, Свет голубой мой, мой цветок далекий. Оля... О-ля! Хоть во сне явись, и поцелуй, и приласкай, и -- пожалей. Дана -- и не дана мне! -- а вся даешься, вся стремишься, как и я к тебе. Молись, родная детка... а, вместе стали бы молиться, как молиться! В бреду я... Оля, ночь сейчас. Один я, как и ты... -- Мамино письмо -- прекрасно. Как она тебя любит, и как -- умна! Целую глаза твои -- бессмертные. Твой Ваня, -- вечный, твой. И -- верный, знай всегда!
   Почему должна ты решить (о встрече): тебе видней, может ли это скомпрометировать тебя!
  

72

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   22.XII.41
   {Описка И. С. Шмелева: 22.ХII.40.}
   Нежный цветочек -- Олечек мой, -- мне 3 письма закрытых -- больших вернули, -- из-за любительских снимков -- совсем маленьких! Я как-бы услыхал твою просьбу и послал себя (на могилке и на даче159) по 3 фото в каждом письме. Я шлю письма, т. к. одно очень для тебя важное, -- начало истории Даши. Оля, можешь ли ты во мне сомневаться?! Знай же: ты в моем сердце, и это сердце станет -- святилище, и ни-кто отныне -- будь хоть раз-Клеопатра! -- не может войти в него. Я всегда был "однолюб", -- других женщин -- и просто "мяса" для меня не существовало. Разве тебе не ясно, -- по моим книгам хотя бы, -- что я строг к себе?! Разве могу я двоиться?! Ты пишешь про Hélène!160 Мне смешно и горько. Ты -- для меня -- Светлая, Царица... -- разве "бабы" могут быть рядом? Никогда в жизни моей я не опускался до похоти -- пошлости. Это ты увидишь из истории моего "искушения" -- с Дашей. Ах Олёк... -- или тебя дождусь -- всей, или -- с тобой в сердце -- пребуду, тебя достойным! Целую.
   Твой Ваня
   Сегодня утром у меня 9® Ц. Не могу писать при такой t®.
  

73

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

24.XII.41

   Дорогой мой Ваня!
   На рубеже "Нового Лета" хочу всеми моими мыслями, чувствами, желаниями, молитвами -- быть с тобой!
   Я всегда страшусь этого "рубежа", всегда трепетна, -- никогда не радостна... Хочется крепко помолиться о всем том, что суждено в этом новом лете, чего мы -- и ты, и я хотим, чего не знаем...
   Я ничего не высказываю словами. Я несу тебе все мое сердце, полное любви и нежности к тебе, мое Солнце, моя радость, мой _Е_д_и_н_с_т_в_е_н_н_ы_й_ _С_в_е_т_ в жизни!
   Как хочется просить у Господа радости для тебя, покоя, _з_д_о_р_о_в_ь_я, и... счастья!
   Я верю, Ванечка, что Господь устроит все так, как _н_а_д_о...
   Я, в этот "рубежный" час, буду с тобой, вся, вся, всякой мыслью, молитвой, всей любовью!
   Ванюрочка, верь мне, верь моей любви к тебе!
   Обнимаю тебя крепко, целую, благословляю, с тобой вместе смотрю в лицо Нарождающемуся _Н_о_в_о_м_у_ году!
   Оля, твоя, до смерти!
   P. S. Рискую послать, как exprès. Тороплюсь послать очень. Отвечу на все твои письма.
   Посылаю для последней, меня {К письму приложена записка с дарственной надписью к фотографии: Светлому Гению, / Великому Ивану Сергеевичу Шмелеву -- / моему чудесному, любимому, / Солнышку жизни моей -- Ване. / Оля}.
   Ваня, вот тебе к Новому году: -- если любишь, пошли фото! Как я! Дойдет! Попроси так же!

74

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   27.XII.41
   Поздравляю, голубка -- Оля, с Праздником Рождества Христова! Будь здорова, родная. Послал тебе приветы (На Сережу: 1) "Ландыш" и мелких конфет 2) Коробочку шоколадных конфет.), -- дойдут ли?
   Целую, зорька чистая моя!
   Твой Ваня. -- Всегда, до конца.
   Светись, свет мой... чистая моя!
   Не нагляжусь на твои глаза.
   Твои мотыльки цветут чудесно! Все Оля, Оля, Оля...
  

75

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.XII.41

   Мой дорогой, любимый мой, соколик ясный, сердечко мое, солнышко, душенька родная!
   Как хочется обнять тебя в наш праздник Рождества Христова, помолиться с тобой вместе, быть всей душой с тобой, мое сокровище!
   Шлю тебе, такому близкому, своему, сердечному моему дружку, такой привет _г_о_р_я_ч_и_й, столько любви и ласки! Я помолюсь мысленно с тобой за литургией, я вся в мысли унесусь к тебе! Ванечка, мой светик! Сегодня утром, я вдруг (совсем еще не выспавшись, -- было еще до 7 ч.) проснулась и ясно слышала, как кто-то шепотом позвал: "Оля!" Я думала, что мама, и даже отозвалась... Никого не было... Это ты? Ванечка, какой ты чудный, ласковый, единственный! Как я люблю тебя! Как я благоговейно твое чудесное варенье приняла... Какой ты... ну, необычайный! Сварить варенье! Ну, кто, кто так сердцем придумать сможет?! Только ты! Тоник! Я целовала флакончик с грушей, -- ручки же твои его касались! -- Милый Ивик, ты зачем же все-таки послал духи еще?! Ну, конечно, -- непослушный! Я ведь нарочно тебе не сказала ничего о следующих духах, -- я не хотела, чтобы еще ты баловал меня. Я знаю этот "голубой час"! Я их очень люблю -- были у меня раньше. Я их не открою. Я сохраню их до... смерти моей! Ванечка, я ничего не трону из твоего -- все это мне -- Святыня! А изюм я тебе сохраню!
   Твоя посылочка пришла (С. ее привез) как раз в европейский сочельник. Милые ручки, милое сердце, как мне благодарить вас!?
   Ивчик, неужели мы не увидимся? Я не могу примириться с этим абсурдом! Это же невозможно! Ваня, Ваня, я заклинаю тебя: увидимся!! Пришли мне фото твое! Просто, как я это сделала! У людей есть сердце, и если ты скажешь, что это фото -- единственная мне радость в жизни, что мы, любя так, не видимся, не знаем друг друга... неужели тогда не будет чуда?! Чудовищно это, Ваня, было бы! И всюду есть сердце. И люди добры! Ванечка, умоляю! Пошли! Ах, о моем ты так восторженно пишешь! Я же, правда, -- некрасива! Это не скромность. Я потом тебе опишу об этом подробней. Верь, я не красива. Мне больно было бы, если бы тобою созданный образ, обманул тебя! И это же 10 лет тому назад было! Я была моложе. И фотограф был -- художник. Он создавал тоже образы! Сегодня и вчера, и почти каждую ночь ты снишься мне. Или о тебе. Письмо твое: ты пишешь: "последние дни я много рисую..." И я думаю: какой талант! Сегодня я видела твое письмо, но не в словах, а в красках: будто кубизмы какие-то, и каждый уголок мне что-то говорит. И я прочла: "я же все тебе о себе сказал, ты все знаешь". Странно? У меня странные сны бывают. Я все тебе опишу, и об образе, и о Богоматери, и о том, почему я девочкой ночью убежала, и о "сумасшествии" моем. Я опишу тебе так, как подобает. Я уже начала. Ты все узнаешь. Я много ношу в себе! Ванечка, ты здоров? Я так волнуюсь! Писем нет от тебя давно! Ты мельком сказал, что t® повысилась, и слова доктора привел. Ваня, что же это такое? Почему так доктор стал говорить? Ты очень болен был? Или, Боже сохрани, есть? Ваня, у меня сердце стынет, когда я подумаю, что ты болен! Эти обливания! Ты же безумец! А я-то хороша тоже! Вместо того, чтобы на коленях молить тебя оставить их, я, впадая в состояние обиды (не помню, кажется, Елена играла роль тогда), журила тебя только с этой "елениной" стороны. Ваня, прости меня за все эти мои "обижания". Ванечка, берегись же! Это сплошное страдание и мука для меня жить вот так, не зная, что с тобой! Ванечка, будь бодр, здоров, радостен!
   Пропоем с тобой "Рождество Твое, Христе Боже наш!.." и "Дева днесь"!161 Чудесную, старинную, знаешь, как будто по ухабам. Ванечка, а "Слава в Вышних Богу!"... Концерт этот чудный! Ванечка, как я хочу к Тебе! С Тобой попраздновать! Ванечка милый, дусенька! Не знаю, как выразить всю нежность мою к тебе!.. Ах, столько у меня всего к тебе начато. Но все не дописано! Ванечка, я, как снежинка, свежая, беленькая, пушистая, ласкаюсь к тебе, касаюсь щечки, щекочу тебя... Это я не себя ласкаю, говоря "беленькая, свежая и т. д.", а снежиночку, -- нежность ее передать стараюсь. Хочу ею быть, чтобы залететь к тебе, родимый!
   Лучиком солнечным, звездочкой серебряной, заглянуть к тебе в окошечко! Птичкой обернуться, носиком стукнуть тебе в стекло... Гиацинтом стать и всю комнату собой заполнить!..
   Привет мой душистый... получишь ли ко дню?! Я пишу это письмо и верю, что получишь точно. Я, дерзкая, доктора прошу. Ничего это?
   Ваня, напиши, кто этот д-р Серов. Это друг твой? Муж Марго? Или это еще другой? И кто Гааз? Я ничего не понимаю.
   Ванечка, скорей пиши о здоровье! Берегись! Если любишь! Вань, пишешь ты "Пути"? Мне чудится, будто ты творишь! О, как это было бы радостно, как прекрасно!
   Ваньчик, у меня нет мгновения, когда бы я о тебе не думала. Вчера, я шла вся под снежком, кружило чуть-чуть метелькой... и я звала тебя громким шепотком: "Ваня, Ванечка!" Это было около 11--11-30 дня. Я даже однажды голосом тихонько позвала. Слышал ты? Я всегда о тебе... Посылаю веточку елочки моей тебе. Свечек не будет... только одна на самой верхушке. Я не могла найти. Я не беру никогда пихту, хоть она и красивей, -- ищу елочку, простую, нашу, будто ярославскую. Я хотела тебе устроить елочку, справлялась нельзя ли. Но оказалось, что -- невозможно. Хотела С. М. С[ерова] просить, -- но... постеснялась. И не знаю, можно ли достать, и вообще... думала, что очень это ему трудно. Я не знаю же его. Но в сердце, я устраиваю тебе елочку, всю в огнях и звездах! Ванечка, посмотрим же на небо, в 11 ч. вечера 24-го (6-го I)! И мы увидим нашу елочку в сердце!
   Обнимаю тебя нежно и горячо. Люблю. Люблю. Целую крепко. Тоскую по тебе! Очень, очень! Пришли же фото! Ну, пожалуйста!
   Думаю о тебе всегда. Еще раз обнимаю, крещу, молюсь о тебе, с тобой!.. Друг мой!
   Твоя Оля, всегда твоя!
  

76

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

16.ХII.41

   Моя тоска, тоска до смерти, разразилась... острой жаждой жизни! Широкой, вольной, звучной! И я... люблю тебя! Во мне "горят", -- нет не "истомы мая", -- а... _п_е_р_е_з_в_о_н_ы, зовы мая.
   И я в неугомонном лете мысли, чувства; я -- ...вся я в песне, в восторге, восхищении... С чего же? Не сказать, не знаю! -- От жизни, от ее призыва, от... тебя, какого-то еще другого, во мне рожденного, моей любовью... моей тоской...
   А небо плачет, сечет слезами, шторм рвет с задвижек ставни, злится... А мне? Что мне за дело?
   Я... слышу за этим всем... совсем другое...
   Радио поет мне что-то, уносит в дали... И я несусь туда покорно. И слышу, _т_а_м, хоралы духовой капеллы в раннем, светлом утре, хлестание парусины тугой, упругой, визги чаек... Песню моря. Я обоняю соленый воздух, ветер свежий... И холодит приятно песок, чуть сыроватый с ночи. Такой чудесный... будто сахар!
   Хорал поет, струится к небу, пропадает в ветре, замирает, несется снова, могуче, сильно... Катится в волны... Поет ли море? Поет ли ветер? Поют ли трубы?
   Я слышу дробные шаги по сходням к пляжу, крики, смех, задор и... жажда жизни, простора, воли!..
   Просторно солнцу в небе, просторно волнам, просторно пестрым флагам, -- как хлопают они и бьются звонко в ветре!
   Все вижу... Слышу... Как шумно стало, -- дети кричат, смеются, кто-то хнычет -- воды боится, брызжутся-визжат девчушки. Гремят ведерки, лопаточки кудрявого мальчонки где-то тут вот, рядом.
   Как чудесно закрыть глаза и греться в солнце... унестись _д_а_л_ё_к_о_ в дивном гимне всех этих звуков!..
   Как постепенно нагревает солнце, истомно, жарко...
   Капелла бросает в море вальсы, отрывки известных арий... кто-то свистит лениво, вторя... где-то близко... Мотив знакомый.
   Ребята накричались вволю, тащатся "за ручку" к дому... Обедать... Пустеет берег, молчит капелла... Жаркий полдень...
   В лесу, над кручей, прохладно еще, и сыровато... Как холодит лицо и шею, руки... Как обожгло их солнце!
   Отсюда море -- "как на ладошке", -- если выбраться из чащи и свеситься над меловым обрывом.
   Необъятной, могучей синью... слепит и блещет в солнце, белеет крутыми гребешками, гонит, набивает пену... Шумит, ласкает, поет и нежит... Катятся волны, лижут льстиво пески сырые, шевелят ракушки, любовно их перебирая, вздыхают тихо... Шлепают утес с размаха, хлещут в меловые срезы, отскакивают звонко, хлещут снова...
   И... тишина... Все тонет в этой тишине горячего полудня... В деревьях еще нет зноя, но прохлада уже уходит... Смолистым духом тянет с верхушек сосен. Обдает волнами... В кустарнике, где чащей сплелись орешник, рябина, ежевика, душно пахнет листом... и пряным чем-то. Истошно-звонко трещит кузнечик, где-то в одиночку... (Знаешь, часто в жару они поодиночке кричат, особо звонко!)
   Внизу, на пляже, не многие остались... жарко...
   Попрятались в корзинках... дремлют. Лениво бродят фотографы в белом, мальчишки разносят воды...
   Кто-то шелестит газетой... Чуть уловимый дым сигары наносит ветром...
   Но чуть спадает зной, -- и все проснулось. Корзинки пусты, все отдается манящей влаге...
   Все пуще шум, возня и крики... Брызжутся-ревут ребята, швыряются мячами, бьют ногами пену.
   Колыбельно качают волны, зыбкой гладью бережно перекатывают они свою ношу... Безбрежно-сине _о_н_о_ и небо... Пестреют флаги, костюмы, мелькают руки, искрятся брызги... Все дальше, дальше... Уносят волны...
   Светло и бодро... Дробью отбивают сандалии по сходням... Толпой уходят, тянутся они все в свои отели, пансионы... Чудесная стихия! До завтра!..
   Я вижу всех их, -- всяких. Одни смеются, флиртуют бойко, обгоняют других, уж утомившихся и отдыхом, и ленью, ползущих тихонько в гору, раскачивающих лениво на руке халаты -- купальную обузу.
   Я слышу их... Барометр, меню, последнее фото, прогулки на ближний остров, вечерний дансинг...
   Вечерний дансинг... Под открытым небом гремит веселая капелла, танцуют пары...
   Как темно небо... при свете "зала", -- как звезды крупны, как дышат сосны! -- Поют-ласкают, намекают на что-то скрипки, увлекают в танго... И кружат вальсом, сыплют блестки, взмывают вихрем и... опускают нежно...
   Вот потянул вдруг ветерок тепло и тихо, и теплый, холодит уж, тонкой струйкой, касанием платья ожоги солнца.
   А если выскользнуть из круга, и унестись подальше в вальсе, и вдруг остановиться... то услышишь в саду цикады и... вечный шепот, -- вздохи моря!..
   Шумишь ты? Кому же? Вечно?! --
  
   28.ХII.41
   Ванечка, родной мой, -- восторг мой перед тобой, умиление, радость на любовь твою ко мне и "счастье-боль" -- все это перемешивается с мукой и тревогой за тебя! Ты мельком коснулся твоей t® и слов доктора. А я исстрадалась в догадках и предположениях всяких. От тебя нет вестей с 16-го! Подумать только, что может за эти дни произойти: ты мог разболеться, слечь... Боже, я не могу, не могу и думать даже! Я получила твою очаровательную посылочку. С. привез ее мне 24-го вечером... Я не могу выразить тебе, как я тронута тобой. Целовала флакончик, угадывая следы рук твоих на нем. Я ложечку чайную, попробовать только, взяла этой груши... Какой ты мастер! Чудесно, Тоник! Мне бы так не сделать! С коньяком или ромом?
   Чу-дно! Но я все это сохраню, не трону, как Святыню сберегу до смерти. И духи (Ваник, зачем же это?) я не открою, я сохраню до смерти... или... только для тебя открою!.. О, если бы! Я знаю эти духи. Я не писала о них, не хотела, чтобы ты еще посылал. Ведь "после ливня" так чудесны. Я их еще не знала. Ванечка, если бы мне знать, что здоров ты!.. Ты непростительно безумен! Ну разве можно сознательно себя подвергать простуде!! Я не понимаю такого легкомыслия! И это все, любя? Ты не знаешь как все это меня мучает тревогой! Ты знаешь, что, заболей ты, и я не переживу кажется этого! В такой дали, метаться в неизвестности и бессилии! И ты сознательно себя простужаешь! Ваня, тебя же выпороть надо! Как маленького мальчика! Ну, прямо розгой! Что же твой доктор-то! Неужели не нашел достаточно-внушительных слов!? Или ты своенравный непослушник? Да, да, я знаю тебя! Я все время о тебе думаю. Каждую ночь тебя или о тебе вижу. Тебя, собственно, никогда не вижу -- ужасно это! Когда я подхожу к тебе, -- ты -- неуловим. Это конечно оттого, что я никогда взгляда, глаз твоих не видела. Тогда, в Берлине -- в 36 г. -- ты не смотрел на меня. Ни разу. Я помню тебя _в_о_о_б_щ_е. Но не для себя. И ты не хочешь прислать мне фото. Алеша не пишет. И знаю, что не дождусь никогда. Пошли сам! Ты сказать сумеешь. Я же тоже сказала. И кто-то сердцем понял! Сегодня ночью, я с кем-то спорила о... Бунине... И сказала, что "не люблю его". И мне сказали, что это оттого, что я "И. С. ценю очень". И помню, как горячо я спорила и доказывала, как я ценю "И. С." и как Бунина. И когда проснулась, то все еще билось сердце. Я и правда не люблю Б[унина], хоть и знаю, что он большой художник. Тебя вообще ни с кем нельзя сравнить. Твоя сущность, Душа твоя -- исключительны, и т. к. ты всего себя даешь в твоем творчестве, то -- и _о_н_о_ неповторимо и несравнимо. Таких, как ты, -- нет больше. Это недавно мне и мама сказала. Я обожаю тебя! И как безумно я влюблена в тебя! И как чудесно, что все это тебе сказать можно! И мы должны увидеться! Ты, понимаешь ты, мы не можем не увидеться. Это же бессмыслица. "Вся жизнь моя была залогом свиданья верного с тобой!" Я слишком много послала тебе "суррогатов себя", -- вот ты и не хочешь встречи... Ну, тогда я потребую, чтобы ты сжег все мое, если мы не увидимся! Да? Хочешь? Тогда ты м. б. захочешь увидеть живую Олю?? Сожги и фото все, и письма, и локон. Все, все! Захочешь тогда? Я безумно хочу к тебе весной! Это очень для меня неосторожно. Я знаю, -- мне нельзя из дома. Но я не могу больше...
   "Пускай погибну я, но прежде..."162 и т. д. Чудная ария! Я же и живу только мечтой тебя увидеть! А ты? Ты -- нет. Я знаю. Я все твои отговорки знаю. Ты не хотел и тогда, когда это легко для меня было. Не постигаю, отчего?! Ванечка, как же твое здоровье? Я мучаюсь, страдаю... И как ужасно, что стало опять холоднее. Тебе холодно? Я не могу, не могу жить в этом знании, что ты в холодной квартире. Функционирует ли, наконец, отопление? Мне стыдно, что я в таком тепле сижу. Лучше бы я мерзла, а не ты. В холоде и писать нельзя. Ваньчик, целую тебя, молюсь за тебя крепко.
   [На полях:] Родной мой, ласковый, Ивик. Твоя Оля
   Это "море" -- давно уж лежало не переписано. Теперь у меня опять тревога все закрыла. Я здорова совершенно.
   Я очень хочу попробовать писать. Но нет подходящей обстановки. Урывки. Мне хочется и рисовать. У меня несколько акварелей -- ничего. Новых.
   "Писать словом" я не решаюсь. Боюсь тебя разочаровать. Рисовать мне легче поэтому. Критики твоей страшусь. Ужасно.
  

77

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

1.I.42 7 ч. Вечера

{На конверте помета И. С. Шмелева:

поразительное выражение чувства!

Просит сказать хочу ли я "вместе".}

   Ванечек, мой дорогой,
   целый день сегодня ты у меня в уме и сердце. И странно так: 13-го ты тосковал, а я писала тоже о моей тоске смертельной (и... как же тосковала!), 22-го ты столько писем мне писал... 163 и я тоже целый день тебе писала (думаю, что не ошибаюсь -- 22-го?) о жизни, все 3 письма. И сегодня... думаешь ты о мне? Конечно. Знаю...
   Читаю письма твои и плачу. Ваня, заклинаю тебя, будь откровенен: о встрече ты чего-то не договариваешь! И это твое "если бы ты... все знала". Что бы я знала? Ваня, умоляю тебя, скажи все, все, как самому себе! Это можно. Мне ты все можешь. Нет, мне не нужно только "песнопение" и "оберегание". Мне нужно все! И твое раздражение срывай, и все, все! Это тоже надо. Я все хочу знать, быть всем с тобой. Я многого бы теперь не сказала, на многое бы не обиделась. Например, это глупое: "я не только жена мужа". Идиотка. Я много уже опять изменилась. И каждый день меняет, но все в одну сторону: -- Я все ближе к тебе! Ваня, неужели ты со мной можешь "лукавить", что-то скрывать!? Почему же я тогда не знаю, -- что "если бы... знала"?! Передо мной письмо твое: "Но я спрашиваю себя, что же мы можем тогда решить? Ни-чего. Препоны останутся, -- ибо внешнее положение не изменится долго: мы -- отделены событиями". ..."Ко мне уехать ты не можешь, если бы даже и была свободна". Как трезво-холодно! Ваня, за что же ты корил меня тогда, что я "дни теряю"? Ты, ты можешь "спрашивать себя", что мы решим? И ответить: "ни-чего"? Я жду встречи, потому что не могу жить без тебя! Потому что меня не утешает эта "оригинальность" наших отношений. Прости, это не "цеплянье"! Правда, нет! Скажи мне прямо, как на духу: ты поставил крест на том, что мы когда-нибудь будем вместе? Ты довольствуешься, остановился на нем, останешься на... "сухом счастье"? Скажи! Тебе, м. б., как писателю, так даже более удобно (неудачное определение)? Скажи, умоляю. Ты пойми, что я не навязываюсь тебе. У меня же тоже все так сложно!! Но я все время стараюсь вырваться, для тебя вырваться. И до болезни мучилась этой проблемой. Если бы ты серьезно думал о _н_а_ш_е_й_ общей жизни, то не "спросил бы себя", "что нам решать?". Решать очень надо было бы много. Я же ничего не знаю и не могу одна. И если бы в силу внешних обстоятельств, и из-за моих (увы, их много) трудностей, все же пришлось бы неопределенно... ждать, то.., Ваня, разве можно спрашивать себя "что же бы мы решили"? Ваня, это холод, это лед. Ты, так сказать не мог, сам по себе. Это ты говоришь, ограждаясь, последними усилиями отталкиваясь от этой, надвигаемой мной, "встречи". Я -- я тогда, при твоем таком отношении, ее не хочу! Но я, сама, я хочу ее безумно. Я не могу жить дальше без надежды на нее! Никакие письма, никакое воображение мне не дадут счастья! Конечно -- без писем, без того, что есть, -- я окажусь в небытии, в хаосе! Я, хоть на миг, должна тебя видеть. Нет, не видеть, а тебя всего принять: видеть, слышать, чувствовать, осязать... Я знаю, мука будет, но будет хоть короткий миг настоящего счастья. Я не могу без тебя жить. Я не рассуждаю больше ни о чем. Грех или нет, я не спрашиваю. Нет, не грех. Я же люблю тебя на расстоянии так же, как любила бы и вблизи. О "грехе" решается ведь не внешним проявлением, а внутренней готовностью к поступку. Так понимаю я грех. Я -- сейчас, без тебя, -- вся твоя. Я всего тебя жду, принимаю, люблю, как единственного мне на свете. Если ты не хочешь, -- я задавлю в себе все это. Ваня, скажи все, о встрече. Ты все выставил: и о "высокомерной каланче" голландских тетей даже. Это же все -- _о_т_г_о_в_о_р_к_и. Я боюсь другого. Я боюсь тебя зимой тащить в холодную поездку, возвращения твоего одинокого боюсь... Лучше, если я приеду. Я ничем тебя не обременю. Если бы ты, бывает это, захотел побыть один, м. б. _т_в_о_р_и_л_ бы, то я не помешала бы. Я жила бы эти дни где-нибудь вблизи тебя и видались бы тогда, когда захочешь ты...
   Ваня. Но ты пойми, я не могу удовольствоваться воображением! И мы не можем всего сказать друг другу, и так всего много! Я не могу тебя не встретить. Подумай! Я же сознательно тебе говорю: "вся жизнь моя была залогом..." Ты пойми! Дождаться... и... _н_е_ _у_в_и_д_е_т_ь!
   Я так мало всего знаю. Я ничего не знаю. Мне даже страшно и стыдно своего незнания... Ты... не спрашивай меня, что я знаю и чего не знаю... учи меня... Я сидела бы часами, не дыша, тебя слушая, у ног твоих. Ты учитель мой, ты мне все, все. И тебя не увижу живого! Настоящего, подлинного, того, кем я живу?! Иван, пойми! Неужели ты меня о "разрыве" не понял? Ты искал смысла замысловатого, в таком простом, до примитивности... Именно: как же сходиться, коли нас разделяют тысячи верст? Да... "несхождение". Письма, конечно, останутся. Любовь, вся мука останется, все, все. Больше еще будет, -- но это же все -- _н_е_с_х_о_ж_д_е_н_и_е, реальное. Ты звал меня пройти с тобой твой путь... как? На расстоянии друг от друга? По-американски? С перчаткой повенчаться по телефону? Нет, я не могу так!! И Ваня, родной, я не смею ничего вынуждать у тебя. И все же я скажу тебе: "как хочешь ты". Я муки твоей боюсь. Но я высказать тебе все мое хотела. Я бы могла тоже "лукавить", "ломаться", "умалчивать"... Кто из женщин так открыто все скажет?! Но не могу я... Я все хочу тебе сказать! Ты понимаешь, что за твоими словами: "что же мы решим тогда. Ни-чего", -- скрывается нечто, ради чего -- просто увидеться, просто взять друг друга взглядом, сердцем, бездумно, бесцельно, просто по сердцу, -- не стоит. Ты, такой, какого я знаю, вдруг стал чуть ли не дельцом -- голландским -- ищешь рационального! Все тут иррационально! Глупо м. б. с точки зрения "дельцов". Ты же сам писал: "все узнать, и все сказать, и все решить". Ваня, ты не знаешь меня. Я люблю тебя. И в этом все. Люблю навсегда. Я никогда тебя не оставлю. Если только ты не захочешь -- тогда другое. Тогда не навяжусь. Никогда! Мне чудится за твоим: "ты не можешь ко мне приехать, даже если бы была свободна", -- мне чудится твоя некая будто "боязнь", что как бы я в самом деле не стала свободной и не вздумала приехать... Прости, если не так это. И сама не верю этому. Но так выглядит. Я не верю! Но я не могу ничего судить, не знаю твоей правды. Я уж говорила тебе, что мне казалось, будто ты для "яркости чувств", для "творческих горений" все так сказал, как сказал, не считаясь с реальной возможностью. И что м. б., будь такая возможность, -- ты никогда бы не сказал так... Прости мне, я знаю, что говорю тяжелые вещи. Но глубоко я страдаю. Я гордая, я не могу так. Ваня, я не обижать тебя хочу. Ты просто слишком фантазер-художник. Скажи же мне правду! Я все пойму! Ты осенью просил меня к Новому году "решить". Что же, неужели тоже все это шутя было? Т. к. "нам _н_и_-_ч_е_г_о_ не решить". Ведь и тогда это было так. Ваньчик, я не упрекаю тебя. Я только все хочу знать. Скажи мне все, все! Почему не хочешь? Встречи? Какие глупости, ужасные глупости, твои "страхи". Неужели ты серьезно это? Отбрось это! И если отбросишь их, то ничего не останется, что бы мешало. Конечно, кроме визы. Но внешнее меня не интересует. Это больно, ужасно, но [не] непреодолимо. Меня мучает твое. А оно, это твое -- есть. Ибо ты говоришь: ..."но я спрашиваю себя..." и т. д. Ты бы стал спрашивать себя и имея визу?!! Или ты боишься страданий после встречи? Или ты считаешь жизнь нашу вместе настолько невозможной, что не к чему и видеться? Да? Я не знаю: даст ли Бог мне это? Но я знаю, что без мечты быть около тебя (пусть "краткий миг", пусть крадучись) -- я не могу жить. "Крадучись" -- для женщины ужасней, чем для мужчины... но мне ничто не ужасно. И... внутренне -- я не крадусь. Внутренне ты давно мой, как и я, давно -- твоя. Не разожженной страстью, нет, (не только) -- но всей душой, всем, что мыслит, чувствует, живет! Ты -- вся моя душа, моя молитва, совесть моя, все, все! Давно! Еще до "любовного" периода нашего! Я же давно тебе писала, что не мыслю не увидеть тебя! Перечитай! Ты -- все мое наставление к Жизни, Учитель мой, ты мой источник Правды! Я не могу не увидеть тебя. Но я не хочу тебя нудить. Если почему-либо трудно тебе -- не надо. Это без обид. Я тогда приеду. Пойми, что мне теперь все -- все равно! "Высокомерные каланчи" и все, все! Это -- безумие -- мне ехать, знаю. Но я не могу. Пойми же! Если бы я убежала к тебе -- могла бы я остаться? Или бы выставили меня из Франции? Ах, нет, нет, все одни мечты! Я плачу, Ваня! Я к тебе хочу! И знаю, что не смогу! О, хоть бы миг, один! Хоть для того, чтобы сказать все, чего не скажешь здесь! Чтобы обнять безмолвно... и _к_а_к_ обнять!
   Нет, не только "ж_а_р" твой "увлек" меня... Разве ты не знаешь, что у нас _о_д_н_а_ _д_у_ш_а?? Да, душа и... м. б. "жар". Я люблю тебя! Никого так не любила... Хорошо, условимся: ждать первой внешней возможности, чтобы быть вместе! Конечно, если ты хочешь... Ответь!
   [На полях:] Ответь на все это письмо!
   О, как бы я тебя сейчас любила!.. Приди! Или надо смириться и принять "Крест"? Господи, укрепи! Ты прав -- молиться надо. Родной мой!
   Иногда кажется, что не пережила бы счастья встречи! Обними меня, я так... жду тебя! Оля
   Господи, я же не хотела и тебя "проблемами" мучить, -- а вот опять написала. Буду молиться, просить, чтобы увидеться. Солнышко мое! Счастье мое! Радость! Ужасаюсь, что и это письмо намазалось от того жиром. Ужасно!
   Обнимаю тебя, горячо и нежно, любя, сгорая, уплывая в счастье... Будь здоров! Как бы хотела, чтобы ты писал "Пути". Ванечка бесценный! Как -- завидую Ивику и Люсьен, что тебя видят!
   [Приписка поверх текста:] Ванечка, верю тебе, но все-таки посылаю, чтобы хоть наказал меня за это. Сейчас письмо твое чудесное! Это все от моей ласки и любви.

78

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   5.I.42
   10 ч. утра
   Только ты, нежная, ласковка-Оля, могла _т_а_к_ излить сердце, так прильнуть нежной и сильной, и вдохновенной, святою страстностью ко всему _л_у_ч_ш_е_м_у_ и чистейшему, что живет -- только тобой -- во мне. Твое письмо, в adresse д-ра Серова, моего друга, для меня -- вечное, незабываемое.
   Оля, голубка... -- сохрани свою пасхальную свечку -- для Светлой Заутрени. Затепли ее от Христова света, -- и она, _ч_и_с_т_а_я, будет светиться в твоих глазах, целовать огоньками твои губки, щечки, -- все милое твое лицо, и ты будешь чувствовать, как я посылаю тебе первое мое -- из земных -- "Христос Воскресе, Оля!" Я счастлив, что мог найти эти пасхальные свечи. Их было во всем Париже -- только 16. Больше не будет. -- Твоя _п_р_а_в_д_а -- ранила меня. М. б. и не вся правда. Но то -- _у_ш_л_о. Я совладал с собой. Я тебя люблю, Оля. И если скажу об _э_т_о_м_ -- только правду, покойную. Острей, больней всего -- это: Д. Тут -- для меня -- ужас и отвращение. Я напишу тебе. Нет, это твое не может быть предметом _м_о_е_г_о_ искусства. Это нельзя преломить в "Свет вечный". Это -- темное. Твой Ваня
   Ты во мне -- светлая.
   Да будет в душе твоей вечно рождающийся в нас, _л_у_ч_ш_и_х, -- Христос-Господь!
  

79

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   5.I.42
   12 ч. дня
   Дорогулечка-Олюлечка, какая досада!
   Сейчас узнал на почте, что с сегодняшнего дня -- прекращена отправка пакетов (посылок) за границу, за исключением Германии. Как рад я, что мог заблаговременно послать тебе, что хотел, -- и ты будешь довольна. Если ты не откроешь духи и не будешь _ж_и_т_ь_ ими, я заболею, -- так и знай! По-мни! Ты -- _в_с_е_ для меня, вся, -- Господь -- да поможет сохранить тебя! Оля, помни, _ч_т_о_ ты для меня! -- а через меня -- для _в_с_е_г_о, что мне еще будет даровано -- создать. Как я буду рад, если и "Старый Валаам" дойдет до тебя. Тогда почти все, написанное здесь -- будет у тебя. Исключая неизданного (а этого у меня очень много -- и важного, м. б. еще _л_у_ч_ш_е_г_о! Книг на 5--6). Да еще российских ты не знаешь, -- 8 томов164, да еще 12--15 тт. для юношества (школ)165. В_и_д_и_ш_ь, _к_а_к_ я жил, и -- чем. На 3/4 этим _м_о_и_м_ -- все, кто любит меня, -- _о_б_я_з_а_н_ы_ Оле: она берегла мою душу и -- принесла жертву. Вот -- _м_о_я_ _п_р_а_в_д_а! Твой Ив. Шмелев
   [На полях:] Для меня -- ты -- Святая и чистая! Я люблю твое сердце и твою душу. Оля, ты... всю правду сказала мне? Ну, Господь с тобой. Я жду разрешения.
   Я все ясней убеждаюсь, как _в_о_ш_л_о_ в русскую душу мое писание.
   Пиши _в_с_е, что хочешь, только работай и _в_е_р_ь_ мне.
   Как я люблю тебя, сердце мое! Как целую, как живу тобой!
  

80

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  

5.I.42

   Вот моя Оля166 -- в 1908--09 гг. Ей тогда было 29--30 л. Снята в Крыму, в Алуште. Это лишь бледная передача ее лица и стройности: глаз ее тут нет, -- но они -- точь-в-точь у Сережи, только еще с "вечно женственной" прелестью, и _ж_и_з_н_ь_ю. И прическа тех лет -- _н_е_ _е_е. Глазам мешало солнце юга -- сомкнуло их. Море делало их темно-синими. Наследница Стюартов -- овал лица -- для художников являлся "единственным", неповторимым, называли "ангелоподобным". Здесь он _н_е_ _у_д_а_л_с_я, от резкого солнца. Этот снимок -- единственный, сохрани его -- и когда-нибудь передашь мне, _с_а_м_а.
   У меня остался увеличенный снимок, где рядом -- я в рабочей блузе писателя167. Я тогда уже дал "Распад", "В норе"168, кажется, писал "Под горами" ("Liebe in der Krim"). -- Это за 2 года до "Человека из ресторана". Мне был 31 год (я старше ее на 2 года).
   М. б. цензура милостива будет к этой памятке духа, и признает это за фото-passeport.
   Ив. Шмелев
   Я переписываю для тебя "Куликово поле". Пошлю Берлинский журнал (если найду) "Europaische Revue", с отрывком "Лик скрытый"169, -- в нем сущность того, что назревало невидимо и ныне -- _д_а_н_о_ человечеству [в] горький удел. Писал в 1916 г. О, сколько я тогда дал страдания! Сам его видел, -- и переливал в философскую систему полк. Шеметова.
   Этот немецкий отрывок вызвал ряд писем ко мне от германских представителей мысли, церкви, искусства.
   Твой Ив. Шмелев
  

81

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   5.I.42
   {На записке помета О. А. Бредиус-Субботиной: Ольга Александровна!}
   Оля, м. б. цензура не тронет этой святой для меня памятки, и она дойдет до тебя: я верю, что человеческое сердце не утратило даже в наше суровое время своей чуткости, поймет -- что это не посягательство на закон, что это сильнейший из _З_а_к_о_н_о_в_ -- закон _Ж_и_з_н_и, закон человеческого страдания. Да будет милостив к нам Господь!
   Ив. Шмелев
  

82

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   10. I.42 8 вечера
   Вот, Олюша, начинаю для тебя переписку "Куликова поля". Почувствуешь родное.
   Подзаголовок -- "рассказ следователя". Посвящаю Оле, урожд. Субботиной. Писано в янв. 1939 г. {Далее следует текст "Куликова Поля" главы 1-4.}
   Продолжу в следующем письме. Будь здорова, милая, -- нравится? Дальше -- лучше. Писал -- светился, плакал, трепетал.
   Целую, родная Оля! Твой Ваня
   Будешь и ты сиять и плакать -- _з_н_а_ю. (от следующих частей -- [3-ей]).
   [На полях:] Ватка с моими духами "Сирень персидская" фирмы René Agnel.
   Я посылаю тебе 1-ое письмо с "Куликовым полем". С о. Дионисием. "Сирень" -- Geurlain.
  

83

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   14.I.42 3 1/2 ч. дня
   Наш Новый год
   Ольгушка моя светлая!
   Люблю, люблю! Счастлив, что ты получила "Muguet" и конфеты, и мои книги, и -- Тютчева. Все большое надо читать-перечитывать: тогда только раскроешь _в_с_е. Если бы ты получила "Пути Небесные"! -- 2-й экземпляр -- и нашла в них мое "сердце" тебе! Подари книгу маме. Все, что пишешь о себе -- читаю жадно, ты мастер. И "море-пляж" -- хорошо, -- это с "напевом". Так долго -- трудно. Лучше -- спокойней, _р_и_т_м_ (внутренний) сам найдется. Лучше бери с сюжетом, пусть маленьким. Твоя "тетка" у свекра170 -- символ всей их жизни -- духовно и... внешне -- параличной! Дала чудесно, ярко. Все твое мне дорого. Все пиши, о снах, -- я перечислю поздней, -- а теперь наскоро. Я здоров, мне не холодно, и все есть у меня. Гаага ответила, наконец: ты должна получить ландыши, -- слава Богу. Я успокоился. Шоколадные конфеты там нельзя достать, хорошо, что послал из Парижа, жалею, что не большую коробку, надо будет другой раз пойти. Досада, посылки прекращены. Хорошо, -- все книги теперь у тебя! О, как люблю, целую глазки. Твой Ваня
   [На полях:] "Праздники" очень мотали, сегодня -- на ужин. Надоело, хочу уйти в себя.
   Всегда ты во мне, все миги дня и ночи. Как по тебе истомился! Ласточка!
   Поняла открытку 31.ХII?171 Простила? Девочка!
  

84

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   17.I.42 8 вечера
   Нежная Оля, глу-пая... сейчас письмо 7--8, Рождество172. Не все прочел, но вижу -- получила "Пути Небесные". Прочла мою главную мысль, страницы, кажется, с 324 по 334? H_e_ разрезала?! Что же ты, зевака?! А я-то мечтал -- поймешь мои "Пути"! Неужели так и не поймешь?!.. Ну, я тогда не виноват, я мечтал, что эта моя _м_ы_с_л_ь_ даст тебе радость, к Празднику. Любимая, светлая... Из Гааги ответили, что будут посланы тебе к 7-му -- ландыши! Получила ли? Письмо друзей помечено 31 дек. Корзинку ландышей, заказаны прямо в Арнхеме, на Сережин адрес. Он, должно быть, был у тебя, и принесли в его отсутствие. Я тебя поздравил к Новому году! -- нежно, молил Бога о счастьи для нас, для -- Тебя! 6-го, в 11 ч. я отворил окно -- был доктор, -- и пропел сердцем Богу, как Ты хотела! И -- громко! Доктор слышал, написал тебе173. Я все о тебе, только о Тебе, моя голубка. Я много писал тебе. Сейчас переписываю "Куликово поле". К Рождеству -- 8! -- получил белые-снежные гиацинты, они и сейчас чудесны. Целую их -- тебя. Белая сирень в силе еще, 17 дней! И -- мотыльки, чудо, с 13.ХII! Целую всю, всю, ласточку мою, мою девульку, последнюю радость жизни. Будь сильной -- мы увидимся, -- будем верить. Цени каждый миг, не смущайся, загадывая на Евангелие, а читай все. Евангелие -- не Оракул. Молись сердцем Пречистой. Целую. Твой Ваня
   Открытку 31.XII -- разорви. Я ее отсек. Я люблю тебя, чистая! Дай конец поездки с шефом.
  

85

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

17.I.42

{На конверте помета И. С. Шмелева:

смягченность, растерянность [1 cл. нрзб.],

Оля на 9-й день приняла мои ландыши.}

1 ч. дня

   Милый Ваня мой, дорогой мой, светик!
   Измучилась я все это время. Наконец написала тебе. С мукой в душе писала. Я заболела, Ваня, от всего этого. Уж лучше и не говорить...
   Страдаю о тебе, о твоих муках.
   Слушай: я кляну себя за все мои "поцелуи", за эти "факты"174. Но молю тебя: уверуй, что это не так, как ты изобразил!
   Это не было "порханье". Никогда. Вся моя трагедия была в том, что я слишком возвышенно, небесно искала "его". Ну поищи в письмах (кажется в одном от 30.Х175) о том, что идеалом мне представлялось "любить по письмам, только душу". Ваня, я всегда такой и оставалась!
   Меня никто не целовал до "N." (почему буква? -- все бы тебе устно рассказала, -- я никогда не боюсь, спрашивай обо мне кого хочешь!), а когда поцеловал в губы, он это сделал, то мне противно было! Ей-Богу! Я его не оттолкнула, боясь оскорбить. Я же, идиотка, Крест взяла спасения погибающего. Вся жизнь моя была -- парение Духа, искание святого! Клянусь тебе! Ей-Богу! Ты еще не знаешь меня, какое пылкое у меня воображение, какие бывают порывы! Я из порыва на костер могу пойти за свое! Я из этого же "порыва жертвы" около "N." сама себя убивала. Пойми! А ты клеймишь!
   Он в "доказательство того, что я ему не только сестра милосердия" (чувствовал, видимо, мою жертву) требовал от него, туберкулезного, есть конфеты! А когда я не ела (Я не могла, меня тошнило. Мне был уж он противен!), устраивал скандалы. Сцены. А все эти доктора... Ваня, умоляю тебя, не пачкай меня!
   Незаслуженным не пачкай!
   Я никогда не "порхала". Я 3 года с "N." сидела, ни на кого не глядя. Ваня, я -- верная! Мне трудно это сейчас сказать, -- ты меня упрекнул, -- но это правда так! Я по природе своей мучаюсь двойственностью. У меня нет двойственности. Я не могу уверить в этом, но это так!
   О кавказце и хирурге не хочу говорить. Это же -- песок! Ничто. Кавказец -- ценность как врач, как добрый врач! _О_б_а_ они знали, что ничего не добьются. У меня не было колебаний! М. б. страстность моя общая (не любовная) увлекла меня _и_г_р_о_й, но не этой "особливо-женской", не "пониже поясницы". Ваня, я тебя Богом заклинаю, -- не думай так!
   Я 3 дня лежкой лежала, плача, что в "святом" и "целомудренном" Д. -- увидела обычного медика. Они все такие! Я же писала, что "Вы и не представляете, что такое медицинский мир". Помнишь? Я рыдала, что мечты свои в него воплотила. Наши его все любили. Я не хочу, чтобы не делать тебе больно, "их" выгораживать. Но Д. мог очаровать. И всегда у меня одно -- религиозность. Я его за это полюбила (?). Остановилась на нем. Мне больно было "разбитое мое корыто". И это "сало" как ты сказал, -- меня же благодарил, что "не далась, что показала, что есть же еще девушки, способные вытащить и такие черные души из ада". Я устно все бы тебе рассказала. Всю борьбу. Ты понял бы и увидел, что именно и только парение Духа вело меня всю жизнь. Что поэтому я разбивала часто лоб.
   Д. сам сказал, что "почувствовал во мне совсем другое, не посмел привычно завлекать". Он самой мне хотел предоставить и, злясь, в душе благодарил. Это был человек, не только сало.
   Я не хочу, не буду оправдываться. Но говорю только, чтобы поверил, что и это "сало" -- оценило, почувствовало сущность. Эти мои цветы на горе... Это же -- исповедь моя тебе! Пойми! Не заклеймишь же ты Тоничку, томящегося неведомым?! Точно то же было! Но когда я бывала с Д. вместе -- я вся робела. Я сама себя и от себя как будто "ограждала" этой робостью.
   Я никогда не могла "сомлеть". Я вся была струна. И это всегда так. Вся -- начеку. Я все бы тебе устно объяснила. И ты бы понял. Когда Д. хотел было на мне жениться, то я сказала: "нет, когда-то давно, Вы сказали, что моя любовь (т. е. Олина) -- глупая, несуществующая, что право на жизнь имеет любовь только вся, полная, независимо ни от чего, -- это оскорбило меня..." Я любила, или хотела любить очень уж небесно. Клянусь. Откровенность Д. меня отвратила, казалась цинизмом. Понимаешь, то самое, о чем говоришь ты. Я не почувствовала у него тогда этой "полноты", а только его понятие о любви. Потому и мучилась. Ах, все не выходит! Ну, поверь же! Были полосы, когда Д. ударялся в молитву... удивительно. Батюшка наш176 тоже "сватал" нас по-своему. Батюшка его очень любил. И тогда Д. бывал примиренный, тихий и душевный. И тогда-то я сама того не замечая снова его "творила". Верила своим образам! Вот откуда "отталкивания"-"притягивания". Настолько у меня не было этой "особливо-женской манеры", что я умышленно себя уродовала, чтобы Д. не утратил примиренности, чтобы узнать его душу. Я не выносила этого элемента "пониже поясницы". Клянусь! Мне тошно от таких дам, когда вижу! Ей-Богу! С Георгием177 была какая-то "аскетическая любовь". Он не по подлости, не мог жениться. Это сложно. Он не у бесов был. Его дядя был публицист178. И не играет никакой роли, -- только то, что в 10-летнем племяннике пробудил интерес изучить все самому. Г. -- не имел денег (капитала) и отец ему не давал ни гроша. Он сам создал себе большую карьеру только трудом. Его трагедия -- зависимость от государства, именно в силу взятых денег на учение и карьеру. Он не любил кутежи. Был очень робок и скромен. Познакомился с отчимом на лекциях последнего.
   Г. не искал "тургеневской девушки", но просто с современными [людьми] ему было не по себе. Когда он был в церкви, он не знал еще, буду ли я. Служили по 2 всенощных на Рождество Христово. Вечер у дипломатов -- не американских, а немецких. Моих друзей. О том, что Г. не смел на мне жениться, оставаясь тем, чем он был, он сказал моим родителям и... мне... Он не обманывал. Г. проклинал себя и не считал себя "достойным" (его выражение) за то, что не ушел вовремя, а признался мне, зная, что уйти придется. Разрушить его жизнь я не хотела. Все очень сложно... И все же под конец Г. хотел все бросить. Но не хочу ничего больше об этом! Поверь мне, что все было без мерзости, которую ты описал! Я кляну себя за хирурга! Я все принимаю от тебя за него! В этом казни меня. Но тоже -- без грязи! И как ты мог писать "темнота с поцелуями и еще кое-чем"! Ваня! Это был флирт что ли!? Не знаю! Провал! За это бей! М. б. психологически я бы объяснила. Но не хочу оправдываться! Прими во внимание мою порывистость, фантазию. Ваня, еще одно: когда я давала дневник N. -- это тоже -- порыв, полное доверие, "если жертва, так сполна"! Я молода была тогда! И ты не говори о "порханье". Я очень глубоко все беру. И потому страдаю. И в каждом случае я видела особое назначенье и оттуда такое останавливание на этом. Не могу объяснить. Но в каждом случае мне именно этот случай казался единственным, наконец найденным! Пойми! Но мне все, все противно теперь. Я бы все это прошедшее бросила из веков для твоего покоя. Никого и ничего не надо! Ты же это был тот, единственный, которого я искала! Ваня, я не загрязнилась ничем. Иначе я не искала бы тебя! Ванечка, я та же 10-летка! Я не могу связно писать. Напишу еще. Тороплюсь на почту. Ландыши твои приняла сегодня всей душой -- чудесны! Посылаю как знак мира!
   [На полях:] Ваня, бесценный! Зачем упрек в двойственности? Это -- боль.
   Это видимо мое какое-то "фантазерство" виной тому, что я так уходила в свое, не видя ничего, позволяя целовать себя. Я что-то "божественное" находила, а не грешное в своей любви. Была уверена, что и "они" такие же.
   У нас холод. В столовой утром +4® С, потому вожусь часами с печкой и тогда +10® С. В спальне минус {В оригинале: -- ®.}. В ванной, в кухне тоже мороз. А у тебя?
   Целую. Оля
  

86

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   18.I.42, 2 ч. дня
   Олёчек-ласка, вчера твое письмо, 7--8, в Рождество, еще не прочитал все, но вижу, получила "Пути Небесные", -- нашла в них "желанное"? -- то есть, "главную мысль романа", о чем ты просила меня в каждом последнем письме, надеясь даже, что тебе ее объяснит Марина или Алеша Квартировы? М. б. они ее и понимают, но вряд ли так ясно, как сам автор. Я уверен, что ты сама ее поймешь своим острым чувством сердца. Прочтя еще раз роман, -- главное -- его конец, отдай переплести. Маме подари ранний экземпляр, без посвящения. Но не отдавай в переплет раньше, чем поймешь суть книги: дело в том, что в первом экземпляре твоем не достает страниц, уясняющих основную мысль! Твое письмо очаровывает меня, как ты светла, детка! как искала звездочки, молилась! И я молился. Но не увидел звездочки. Чудесна ты, как бегала в метели, моя Дари, _н_о_в_а_я! как "пила" снежинки! -- снежинка моя _ж_и_в_а_я! Я здоров, терплю холод (не страдай за меня, это преходящее, очень большие окна! -- площадь 4 кв. метра -- больше!), -- мотор еще в починке, -- подлец хозяин морит жильцов. Я стыну и не могу писать. Но это -- малое, -- главное -- я согреваюсь тобой и переписываю для Оли моей -- "Куликово поле". "Пути" буду писать, они -- готовы. Целую и -- весь полон тобой. Ваня
   [На полях:] Все твои цветы -- свежи! Сирень -- 18-й день! Снег!
   Белые гиацинты -- 11-й день, цикламен -- 36-й день! Всегда целую.
  

87

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

21.I.42

{На конверте помета И. С. Шмелева:

опять страдание! О, бедная моя девочка!

Ну, как уверить, что она для меня _в_с_е!}

   Дорогой, родной Ванечка!
   Все это время я очень страдаю. Мне все кажется, что я во сне, и что стоит мне проснуться, и все будет хорошо. Что же это случилось? Что такое? Ваня, ты не прав ко мне! Ванюшенька, твои письма чудесные от 12/13.I179 -- не дали мне покоя, т. к. в них тоже маленькая приписка: "прошлого, того, что коснулось тебя, для меня нет". Ваня, не только для тебя -- но его вообще нет! Меня ничто, из того, в чем ты меня обвиняешь, не коснулось. Я вижу любовь твою ко мне и вижу, что ты любовью этой _с_т_а_р_а_е_ш_ь_с_я_ "закрыть" что-то. Это _б_о_л_ь_н_о_ _м_н_е, Ваня! Я, -- с какой-то "подмоченностью" -- не могу для тебя существовать. Пойми это! Мне не прощение твое "из любви" нужно, -- _н_е_т, но _в_е_р_а_ твоя мне, что _н_е_т_ _н_и_ч_е_г_о, что _т_р_е_б_у_е_т_ _п_р_о_щ_е_н_ь_я! Ваня, я всегда была такой, какой ты меня "встретил". Верь мне, я же знаю! Я вся запуталась в страданиях, но я прохожу воспоминанием все изгибы моей духни-сердца... Ужас, ужас меня охватывает от обвинений твоих, Ваня!
   Близко знавшие меня, знали мою эту повышенную требовательность чистоты! За мои "срывы" я кляну себя, но они были совсем не то, что ты говоришь обо мне! Ваня, Ваня, как больно мне, что и ты меня не знаешь, не понял! Особенно больно то, что я _н_и_к_а_к_ не ожидала такой твоей реакции. Я _о_т_к_р_ы_т_о_ тебе все писала о себе. До того доверчиво, до того нещадно. Да, я за каждый поцелуй (будь они прокляты -- эти "срывы"!) давала отчет тебе! Но я не сомневалась, что ты верно поймешь меня! Ванечка, всюду, где я ни бывала, как только я замечала чувственную сторону "героя" (даже не моего) -- отвращалась! И те, на ком я останавливалась в жизни, -- не были чувственны. И Д.! Ты м. б. не поверишь? Нет, он был страстен, но не чувственен... Несчастный "N." тоже совсем не был чувственен... Г. -- нисколько!
   Я ни малейшей тени не терплю, ничего, что хоть напоминает чувственность... Д. отвращал меня своей "нарочитой откровенностью" -- у него это бывало тоже только "назло наивной девочке". Но не хочу ни слова об этом больше! Все "они" -- не стоят даже того, чтобы быть темой наших с тобой разговоров! Все, Ваня, и Г.! Ты -- сокровище, ангел, любимый!
   Но я смущаюсь писать тебе _т_а_к_ теперь. Я, -- понимаешь, -- "из милосердия тобой очищенной" -- быть не хочу! Ах, Ваня, если бы ты знал, как все другие, чужие, знали меня лучше! Как горько это! Помню, в клинике, как часто меня молили девочки "совет дать". Чего только мне не поверяли! Просили "показать" им как себя вести достойно! Я многим помогла. Однажды, вступаясь за достоинство одной моей девчушки, я даже матери другой ученицы "выговор" сделала. И это была к сожалению одна русская, еще! "Выговор" был очень тонкий, но та его поняла и... сама потом мне же помогала. Благодарила после. Меня туда потом приглашали и оказывали "уважение". До шефа моего (ненавидимого мною и посегодня) все знали отлично, что в вопросах известного порядка я -- кремень. О шефе я тебе писала. Он знал, что я его ненавижу. Не знаю, почему. С первого взгляда. Я ему никогда не льстила, как все это делали. Он очень был умен, бестия, чудно все понимал. Но я тебе уже рассказала, как "посадила" его на место.
   И когда кавказец "бесился", и однажды жена шефа, бывшая у меня в лаборатории, случайно слышала издевательский телефон {Здесь: телефонный разговор.} кавказца, дающего мне работу вроде "решетом воду носить", чтобы только пригвоздить меня к клинике, услыхала все хамство его, -- она сейчас же пошла к мужу, прося положить всему этому конец.
   И вот тогда, мне шеф, этот... таракан (так я его звала дома, не желая имени произносить) говорит мне: "...Вы же его мужское самолюбие... verletzt {Ранили (нем.).}, -- а... почему? А впрочем, Вы из того века, таких-то и не найти еще. Надо жизнь брать проще". Я его еще пуще возненавидела. Жена другого доктора говорила мне, плачась на ветреника-супруга: "Subbotinchen, die Frauen sind auch zu toll, ich wurde zu keiner, ausser Ihnen, Vertrauen haben. Selbst mein Mann hat gesagt: vor S. beuge ich meinen Kopf " {"Субботинка, женщины тоже слишком безумны, я не стала бы доверять ни одной, кроме Вас. Даже мой муж сказал: перед С. я склоняю голову" (нем). В немецком обращении использована уменьшительная форма фамилии Субботина.}.
   Но почему же ты не видишь, не чувствуешь?
   Ах, эта моя порывистость! Оттого и некоторая "шалая нотка", оттого я вдруг сорвусь и запою какой-нибудь "Schlager" {"Модная песенка" (нем.).}.
   Я иногда ужасная дура. Ну, не знаю почему. Тогда люблю цыганщину. Лихость какую-то! Вдруг накину на себя что-то, мне совсем чужое. Но это -- не мое! Ну, как иногда с сильной досады, начнешь смеяться... Помню было: масса работы, и уже к концу приносят еще и еще. Мы все злиться стали на одного врача-беспорядника, что задержал долго работу. И только что кончили, уже на 3 ч. опаздывая, как вдруг опять в дверях... этот же с еще работой... Мы так и ахнули все. Руки опустились. Сели и стали... хохотать... Рукой махнули на досаду! Ну, вот так и тут! Я не знаю, что это такое! И. А. не понимал, что я могу слушать, например, Вертинского. Он его никогда не мог бы слушать. А я... иногда. Но если ты бы запретил мне, то я бы не огорчилась. Мне это не нужно! А так, между прочим. Как глупость. Но я буду исправляться. Мама тоже Вертинского не любит. Мама вообще многое в моих "глупостях" не понимает. Всю мою "иррациональность". Хоть так выражусь. Я совсем это не причисляю к глупостям. Я просто создаю себе миры... всякие. Но я уверена, что ты-то все бы это понял и многое бы даже оценил. Потому, что это и твое! Я вовсе не мондэн {Светская (от нем. mondân).}. Я не люблю все это! Но я хочу знать, что если бы захотела, то и смогла бы быть ну, не мондэн, но не отсталой, понимающей, этот мондэн. Не могу объяснить! По-моему натуры художественные должны, оставаясь собой, уметь все понимать! М. б. потому, у меня и кажется это "вывихом"? Я не художница в большом смысле, но что-то такое во мне есть. Какой-то вихрь вдруг набегает на меня, кружит, но не закруживает, никогда! У меня много _с_и_л_ы! Да, да, Ваня! Я раньше думала, что это _р_а_с_с_у_д_о_к. Нет, это что-то глубже! Рассудок -- какое-то нечто холодное, да! Ванечка, как просто было бы обо всем говорить, а не писать!
   Ванечка, как я страдаю. Я когда-нибудь тебе все расскажу, как и что со мной было! Ужасно! (Т. е. вот теперь, после твоей открытки 31 дек.) Как ты меня измучил! Ваня, я тебя безумно люблю!
   Ванечка, не грешно! Я боюсь теперь всякого проявления себя, ты "загнал" меня! Ах, нет, тебе все можно, все могу сказать! Ванечка, солнышко... Я тебя так скоро нашла. В ночь на 11-ое я вдруг поняла. Чуть дождалась утра, побежала к книжной полке и стала искать, и... нашла! Но я не могла тогда принять все так, как хотела бы. Я вся была изорвана. Ванечка -- ты -- чудесен!
   Не смей глупости говорить о себе!
   Я совсем не "выдумала своего Ваню". Какой вздор!
   Я все понимаю, я чувствую все, что ты пишешь о встрече нашей. Но я не согласна с тобой! Откуда у тебя все эти... комплексы? Иначе не могу обозначить твой вздор! Ты для меня -- все! Пойми же! Чего "пересиливать"? Какое "смущенье"? И о Сереже тоже! Сережа тебя, не знаю как, любит! Знаешь, однажды что он сказал? "Ну, какой же он чудный парень!" Ты понимаешь, -- это "парень" -- ласка, а не грубое панибратство! Это когда ты грушу прислал в варенье! И потом много, много. Мама знает, что мы хотим увидеться. И сама мне сказала: "все надо постараться сделать, чтобы встретиться вам, нельзя же так!" Но я все же могу вдуматься в твои чувства. М. б. я тоже такое бы подумала. Только -- это не верно! Совсем по другой причине и я бы хотела лучше быть у тебя. Был бы мир одного из нас, что-то свое, насиженное, уют. Но я в отчаянии, что мы бесконечно долго будем разъединены! Ужасно это! Ваня, здоров ли ты? Берегись! Холод какой! Я сплю при -- 2--3®С. Вода мерзнет. Все время уходит на борьбу с холодом и мышами. Масса их. Всюду! Проели у меня меховое пальто новое (м. б. я умру? Кажется такая примета есть?!) за несколько часов. Стаями бегают. Я их боюсь, гадливость такая! За 1 неделю удалось 25 шт. убить. В моей комнате потолок в 3-х местах прогрызли. Ваня, я не могу писать, творить! Я с ужасом вижу, что нет времени. Что мне делать?! Я мотаюсь целый день. Да и негде. Все сидим в одной комнате, где тепло и светло. Я так не могу! А мне хочется. У меня много в душе всего. Но как я мало знаю... всего! Как мне больно, вот коснусь того... что... "необразована". Да, это... верно... Но вспомни жизнь мою. Школа... какая? Утром служба за паек, чтобы не дохнуть, а вечером "школа". А за границей? Я у сна крала часы, ах нет, минуты, для подготовки к экзамену, к необходимому. А потом, в короткие мгновения... читала. Но, конечно мало... Все это ужасно. Но я ничего изменить не могла. Я так хотела ходить на семинар к И. А. и... не смогла. В трамвае я только могла читать что-нибудь, -- было время. Поймешь м. б.? Тяжелая была жизнь. Я знаю мои пробелы. Мне теперь всего стыдно. Да, я боюсь тебе себя показать теперь. Я так мало знаю!.. Мне горько до слез. И жизнь уходит. И нет ничего!
   Пойми же меня! Хоть немножко! Получил ли мои письма от l.I180? Мне стыдно за мою там подпись. _Н_а_в_я_з_ы_в_а_ю_с_ь?! Нет, не навязываюсь. И никогда так не чувствовала. А теперь боюсь, после твоих писем, тех, от 31-го XII и 2.I181. Напиши все! Хочу приласкаться, но стесняюсь. Я не "ломаюсь", а правда это! Люблю тебя очень! Когда я пишу "целую", то -- "оглядываюсь" теперь. Оля
   [На полях:] Я так несчастна! Жду ответа.
   Хочу вернуть непосредственность мою к тебе! Люблю тебя! Поверь!
   Сознавая свою "необразованность" я робею писать. Я вообще как-то пришиблена. М. б. и не смогла бы писать, все бы "думалось"... Я же это всегда знала, что мне "учебы" не хватит. Я же тебе и раньше писала. Я потому и не рисовала. Для всего нужно образование. Нут, уж и без меня много кого! Куда нам "с суконным р. в калашный {В оригинале: калачный.} ряд".
  

88

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   22.I.42
   Только сегодня твои письма от 1.I {В оригинале описка: I-I-I.}. Олюша, сегодня послал на Сережу заказное тебе182 -- на твое письмо от 17 и другое от 17-же183. Оно тебя успокоит. На все ответил и воспел тебя, мою Чистую, мою Святую Икону. "Куликово поле" завтра закончу перепиской и вышлю письмами. _Х_о_ч_у, чтобы знала его. Какой от тебя Свет -- мне! какая Жизнь от тебя -- мне! Хочу быть крепко с тобой, до конца. Любить тебя до последнего стучанья сердца. Хочу говеть с тобой, глубоко, светло, по-православному. Хочу с тобой принять Св. Дары, -- и светиться светом твоим, Оля. Чистая моя, моя невеста, мой цвет весенний, моя _с_и_л_а_ Духа! Как я счастлив, что ты -- вознесешь Дари! Я тебя в ней нашел -- а ты себя узнала, -- твое волнение, когда _в_с_е_ прочла! Узнала... А я тебя учувствовал, не видя в жизни ни тебя, ни Дари. Она -- _в_с_я_ -- творческая, почувствованная мною, что _д_о_л_ж_н_а_ быть _т_а_к_а_я. И -- Ты -- пришла _т_а_к_а_я, лучше, чище, сквозистей, -- о, мой фарфор {Так в оригинале.} нетленный! Сколько во мне ласки для тебя, и какой жаркой нежности. Ах, как сладко _т_а_к_ любить и -- дождаться. Этим и живу, Тобой -- и верю.
   Твой Ваня
   Как хочу у всенощной с Тобой, и идти по снегу.
   С воскресенья начну II ч. "Путей". Во-имя Твое. Все готово.
  

89

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

22.I.42

   Милый Ванюшечка!
   В тоске я неизъяснимой по тебе! Здоров ли ты? Я исхожу тоской, задыхаюсь, не могу жить. Отчего все так мучительно?!
   Зачем нужно было этой моей проклятой "повести жизни" все так испортить!? Я молю Бога просветить меня, все одолеть...
   Я вчера писала тебя, но все -- не то! И глупо мое письмо вышло. К чему говорить о доверии ко мне "всех прочих" -- ведь ты-то и этому можешь не поверить. У меня опускаются руки!.. Мне С. М. С[еров] писал. Поблагодари его от меня. Я ему самому ничего не пишу, т. к. не хочу обязывать его ответом. Он не любит писать. Поблагодари и скажи, что я никогда бы не обиделась, если бы он мне и не ответил! Ванечка, я ничего не могу читать. И твое. Я не могу подарить маме "Пути Небесные" -- ни те, ни другие. Ты их у меня взять хочешь? Как это больно мне! Недостойна? Знаешь, я часто прежде (вот когда ты думал, что я "порхаю"), плача спрашивала: "зачем только я родилась?!" Я и теперь это спрашиваю. Я не хочу и не могу ничего дать миру. Я -- балласт. Я никому не нужна такая, как я есть. Ты меня не знаешь! Никто не знает! Для чего я живу? У меня никогда нет радости жизни! Я хотела бы уехать, чтобы быть одной. Оля
   [На полях:] Я убита твоим "обвинением". Смогу ли изжить? Хочу, молю Бога!
   От тебя нет писем. Люблю тебя, -- помоги мне!
   Я здорова.
  

90

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

10 ч.вечера

22.I.42

{На конверте помета И. С. Шмелева:

Оля -- бедняжечка моя все мучается!

Господи!}

   Иван, я не могу больше выносить этой муки! У меня нет ни слов, ни умения, ни чувства больше. Я -- убита! Пойми!
   Я страдала все это время. Сегодня я будто удара какого-то ждала. Писала тебе, отнесла на почту и там же еще открытку написала, что мне особенно тяжело сегодня. Все Милости Божией ждала -- хорошей вести твоей. И вот: 2 письма от 16-го184. Ужас, Ваня! Я молю тебя: если ты не хочешь, не можешь, не станешь видеть свои собственные _в_ы_м_ы_с_л_ы_ именно вымыслами, -- будешь и дальше меня терзать, то... не пиши мне совсем лучше! Я боюсь твои конверты открывать!
   Чем, чем мне уверить тебя, что все твое обвинение мне -- _К_Л_Е_В_Е_Т_А!?
   В Берлине был случай с одним знакомым дальним, отцом семьи, хорошим, честным человеком, служившем в банке, -- случилась кража, большая. Его зовет директор (друг его!) и спрашивает о... краже, но очевидно так, что того передернуло. Было перед Рождеством... Дня 3 "держался" директор так, что _н_и_ _д_о_в_е_р_и_я, ни прямого _п_о_д_о_з_р_е_н_и_я. Наконец этот служащий прямо говорит: "что же Вы меня что ли подозреваете"? Тот поднял плечи. Улики. Какие-то улики подыскали. А потом, при фантазии пошло как по маслу. В сочельник то же. Косые взгляды. Пробовал служащий горячо "уверять". Не помогло. Мямлят, -- ни веры, ни безверия, мутят. И вот: -- пропал этот служащий. 4 дня пропадал. А на 5-ый полиция нашла его труп в Grunewald'e {Грюнвальд (нем.).} -- удушился носовым платком в лесу. Нашли записку: "перед смертью никто не может лгать, мне не верят, у меня семья, для которой я должен оставить мое честное имя, -- пусть смерть моя докажет, что я не вор". В банке была сумятица. К директору явился помощник бухгалтера и принес, украденные им тысячи.
   Я не могу этого сделать, я не хочу душу губить.
   Я верю. Я вся -- смута. Что же ты этого доказательства хочешь? Я понимаю, теперь понимаю все отчаяние бедного этого знакомого.
   Я умоляю тебя! Не знаю, смогу ли я вообще еще раз касаться всего этого. Я болею этим! [1 cл. нрзб.], умоляю тебя, Богом молю: поверь, что ты надумал себе и мне муки! Ты не веришь мне, но спроси маму, С., кого хочешь! Как пример фантазий твоих: Г. -- ложно обрисован тобой! Допусти, хоть на миг, что существуют порядочные люди и среди моих знакомых. Но м. б. тебе и не хочется узнать, что Г. -- порядочный человек, м. б. тебе приятней, если я его порочить стану?! Я не издеваюсь. Я понимаю! Но я не хочу хвалить Г., -- это просто правда, что он был и скромен, и робок, и истинно-верующий. Или ты не допускаешь моего знания людей? Его "русский вечер" был устроен вполне искренне. Образа не краденые, а поднесенные русскими друзьями в Риге. Я не хотела подробно рассказывать, но теперь обязана. Его друг185 -- не от мира сего, святой какой-то. У них отбоя нет от всякого нищего люда. Они брали буквально почти с улицы, кормили, чистили, одевали, уступали свою постель. Так жил у них один русский очень долго. Друг Г. -- был до самого последнего времени в Берлине; женат на русской (он мог, т. к. только консул), постоянно ходит в церковь, в посты стоит по 3--4 часа, все дети православные. Русские массу добра от них видят. И если ты спросил бы у русских бедняков о них, то услыхал бы только хорошее. Г. сам признавал "душевное превосходство" над собой его друга, по скромности своей. Подражал ему, старался держаться тех же правил. Друг же (Кирилл) вспоминал и отзывался о Г. прекрасно. Вся обстановка вечера -- не "потемкинские деревни", а сущая правда, то, чем оба жили. Г. никогда не "пускал пыль в глаза" -- всегда говорил, что только трудом пробивает себе дорогу. Да, я же тебе разве сама то не ясна? Разве бы я остановилась на "гарри-жорже"?186 Ты с ума сошел!! -- Ужас!
   Г. с самого начала приходил в ужас, что мы должны расстаться. Я не могу, не нехочу, -- все объяснить тебе. Но мне нельзя было стать его женой. Ничего другого Г. не мог и думать! Он знал и себя и меня. И потому спросил меня тотчас же: "что же расстаться нам, или остаться, хоть друзьями?"
   Я, одинокая всю жизнь, я, я виновата, я не захотела тотчас же уйти. И мы встречались. Мы встречались свято. Святей нельзя! Не "стерильно", как ты сказал, а именно свято! И я бы могла написать чудесную поэму, этой чистейшей любви. Неужели я так бездарно тебе рассказала, что ты не увидел этого?! Сколько силы духа было в нас обоих, как мы берегли это чувство!
   Я тебе только несколько штрихов дала, когда Г. чуть-чуть "прорывался". Все прощанье наше. Все, все! Г. знал, что так надо было. Если бы иначе? Нет, не "оглядка" это его, а был бы ужас! Себя казнил он за то, что не ушел сразу, до нашей "душевной встречи". Все "случайности" и были такие. Учитель его русского языка -- Николай Васильевич Яковлев187. М. б. знаешь? Достойный человек. Последнее "свидание" наше было именно в доме Н. В. Я[ковлева], и там же жила моя ученица (Элен). Я тогда не знала адреса Н[иколая] В[асильевича], и только потом узнала, что это его дом. Элен была обручена с одним немецким господином. Ничего о Г. не знала. Это был действительно случай! Я Элен хорошо знаю. Хозяева, где был вечер -- немцы, вернее он, -- она русская. Давнишние наши друзья. Ничего о Г. не знали. Дама, знавшая Г[еоргия], была случайно. Я знаю как ее пригласили за неимением еще 1-ой дамы. Она знала Г. не по его службе, а как товарища ее друга детства, некоего Володи188. Я их всех знала. Володя этот русский, очень любит Г. и были знакомы давно. Никакой "подстроенности" не было. Спроси маму. Я клянусь тебе жизнью своей, что не вру! И не ошибаюсь. Я на ветер не клянусь!
   Г. не мог, по положенным правилам на мне жениться. Он искал случая, возможности обойти это. Хотели кое-что устроить. Но это было невозможно. Т. е. что значит? Г. должен был бы просто "сбежать". Было настолько все продумано, что Г. говорил с генеральным консулом. Тот понял Г., но потребовал, чтобы Г. возместил все, потраченные государством суммы на его учение189. Г. не мог. У него не было денег, капитала. Ему дали понять, что это не... честно. И все же Г. еще не хотел отступаться. И спрашивал тогда меня. И я... не посягнула. Интрига, о которой я вскользь сказала, велась одним типом -- мужем сестры, будущей жены его190. Г. не поверил бы тому, что я "только из-за карьеры".., но я сама не старалась его удержать. Я боялась... Я знала, слишком хорошо знала всю Западную Европу, и как ни больно, должна сказать, что не уверена была в том, что Г. не пожалел бы, что сломал карьеру. Я не хочу "возносить" Г. (* Увы, и у него были слабые стороны. Я никогда не "ослепляюсь". Эту возможность "пожалеть о карьере" и тогда уже предполагала. Тяжело ли это было? Сам пойми!), -- но я обязана сказать, что никаких гадких мыслей у него не было. "Любовницей" своей меня он никогда не думал иметь! Если ты хочешь так думать, то это твое дело! Я могла показать все его письма. И ты бы увидел. Когда он выразил надежду на "дружеские отношения", то тут же писал, что это выразилось бы в том, что я могла бы думать о нем, как о друге. Он не искал встречи. Был однажды в Берлине и не дал знать. А я (ты не поверишь), я во сне видала, что он тут! За годы, до меня, Г. любил и Пушкина, и Чехова. Это я знаю от Н. В. Я[ковлева].
   О моем отчиме ты напрасно так! О нем сказали у могилы (и верно!): "Блаженны чистые сердцем!"191 У него м. б. были другие недостатки, но он был чистый сердцем. И сверх-честный! То, что называется "до глупости"! Не думал меня "сводить" с No 3! Ты... невозможен! Этот No 3, если бы был только "кулем мяса" -- не задержал бы меня ни на минуту. Я же писала тебе, что ненавижу "грубую мужскую силу". Забыл? Я писала, что, не только я, но и наши, и батюшка-монах (теперь он на Валааме, м. б. умер, ему около 80 лет) очень его любили. Этот батюшка "сватал" нас. Знал Д. по исповедям тоже. Это имело тоже свое влияние на меня. Никто, никогда не посмел бы мне ничего гадкого ни сказать, ни показать! Я однажды за один анекдот ударила по щеке рассказчика. Это все знали. Кроме того: Д. сам этого не любил, я знаю как он морщился от одного типа, развязывающего свой язык. Наоборот: Д. никак меня не "соблазнял", и сам знал, и говорил, что с другой, которую менее высоко ставил бы, -- поступил бы иначе {Подчеркнуто И. С. Шмелевым.}. Говорил: "Я мог бы обмануть Ваше воображение, рассказать о себе то, чего Вы хотите, но я этого не делаю". И это верно. Он сам себя "провалил", сказав о себе правду. Я не могу в 2--3 словах тебе все открыть, но... верь же! "Дима", "Микита" -- не интимность, я его так в глаза никогда не звала. Его так все звали, и я за глаза, дома, с мамой. Всегда ему говорила Димитрий Михайлович, а он -- О. А., и очень редко: Лелечка. И -- "девонька" -- другим обо мне. Например, моим родным. "Ваша девонька". Подчеркивал всегда, что особенная русская девушка. Я знаю его мнение о себе. Он был намного старше меня. У меня долго оставалось отношение к нему как к старшему, дяде. О моих грешных мыслях на горах я писала. Не было это "катаньем по земле". Фу, как гадко бы это было! Ты не понял меня совсем тут. Это не скверное было! Нет! Не хуже того, как Дари дышала ландышами192. Нет, м. б. даже меньше, т. к. все было мне не ясно. Я "что-то" угадывала, но не знала "что". Почему цветы? Потому что на голых скалах одни они ласкали взор. Я ушла тогда в неопределенной, негрешной тоске в горы. Мне не с кем было поделиться. Не у кого спросить! Я искала чистой ласки. Цветочки эти вроде крокусов, чашечками. Очень хрупки и тонки. Я помню тосковала, не знала что думать, как найти выход. Ничего не видела. И вдруг целый ковер этих цветов... Я легла на скалы и, не срывая, дышала ими. Потом нарвала букет и их сладкий аромат кружил голову. И тут я подумала грешно... Не очень много... Ах, Ваня, м. б. у другой все бы это прошло так незаметно, что и писать-то не о чем! Я слишком строго все в себе анализирую, всему даю вес! Теперь жалею. Но неужели нельзя тебе все говорить?! Я уверена, что если бы Д. тут на горах явился, -- я бы убежала. Это мое "грешное" не было желанием греха, нет, но ища путей, я наткнулась и на грешное. Пойми! Когда я писала о "разврате на моих глазах с девчонкой", то никак не имела в виду того, что понял ты! По-моему -- уже разврат, если мужчина афишировано {Открыто (от нем. affichieren).} под руку прогуливается перед носом той, которой это делает больно. Они ходили на танцы. Он усаживал ее за свой столик (как!), угощал вином. Танцуя прижимал (фуй!), я это видела. На пляже поставил свою корзинку рядом с ее. Плавали далеко вместе. Все это гадко! Я не выношу органически того, когда на людях выказываются чувства и чувствишки. Как это меня покоробило сразу же за границей! У нас этого не было! Никогда! Ну, как ты мог (?!) допустить даже воображением, что мне можно показать порнографию?! Ужас! Я не выношу это так же (нет, еще хуже!), как если бы мышонок за воротом бегал по телу!
   Моя глупость была -- давать тебе полунамеками картину жизни. Для меня-то все понятно, но я не перенеслась в тебя. Ты мог дополнить воображением. Что ты и сделал! Но я умышленно не писала много. Писать трудно, да и отжили все эти "герои". Мои "подробности" ты счел бы за "оживление" их.
   Когда я говорю: "если бы ты все знал!", я не имею в виду новых поцелуев. Совсем иное! Мое. Только мое! И если бы ты знал, то... никогда бы не страдал. Я не хочу делать все это достоянием почты. Мне некоторое очень интимное хочется оставить для себя только. И, если встретимся, то для тебя! Это -- насколько я вся "совсем иная", непохожая на тех дам, что окружают. Я не хочу сказать, что "лучше" их. Но, просто -- другая!
   И только при моих этих, совсем моих качествах, я могу быть такой, какая была и есть. Я одержимая могу быть. Я сейчас одержима тобой! Когда я говорю: "все, все забыть" -- конечно не значит, что "есть что-то особое для забвенья". Нет, но просто -- все забыть. Ничего не было. Ты -- только! Не ищи никогда скрытого смысла. Я тебе пишу совcем открыто! До безумства! Никому бы так не написала! Я никогда бы не смогла быть "модной". Кстати: странно я как раз вчера тебе об этом писала. Я "касаюсь" всего этого, но не собой самой, а чем-то, что ничего не воспринимает! Я не могу быть "модной", Ваня! Значит ты меня не знаешь! О, Господи, я кажется что-то понимаю, -- ты под "модной" -- думал еще что-то другое?! Да? Нет, Иван, этого никогда! Я не легко смотрю на жизнь.
   Да разве ты меня не знаешь? Прочти все письма (пожалуй, много времени на это надо?!), когда еще Ивану Сергеевичу писала. Посмотри, по каким _в_е_х_а_м_ шла я! Почему-то Бунин мне не понравился? А? А ведь с "раздраженными"-то нервами, пожалуй, прийтись должен бы по вкусу?! Нет! Иван, вот пример еще: я люблю танцы, но... никогда не то, что некоторые им хотят придать. Я (часто) среди танца извинялась, что не могу дальше продолжать и уходила, если замечала хоть чуть-чуть, будь хоть только миг один. Танцы люблю как искусство, без людской грязи. Я могу забыть, что с кем-то еще танцую, наслаждаюсь просто ритмом, музыкой, вихрем. Не люблю ползучих танцев. В танго люблю четкое исполнение, трезвое. Этот трудный танец, -- его чаще гадят. Но я давно не танцую. Я никуда не выхожу... Последний раз я танцевала на моей свадьбе. Арнольд не танцует. И вообще, здесь и дома-то все так устроены, что не затанцуешь по бобрику и плюшу. Ноги увязнут, как и все тут. И меня не тянет... Вообще, ты ложно как-то обо мне судишь.
   Нельзя спрашивать, что мне ближе "Твоя от Твоих" или... (не хочу и говорить). Я живу этим "Твоя от Твоих", без этого я умру. А... все остальное?., как-то прикладывается, как нечто невесомое, к существованию, не к жизни. Ты говоришь о подвиге монахинь, белиц наших. Ваня, (опять скажу!), "если бы ты все (!) знал". Ты ищешь скверны в словах этих. А посмотри иначе! Почему ты ищешь во мне скверну? Я не хочу "молебствий" мне, -- но я не принимаю и неправду!
   Мне очень тяжело! -- Пойми! Сдержи свое воображение. Ты ему только будешь обязан, если случится что-нибудь с нами! Я долго так не могу! У меня нет силы! Я тебя очень люблю! Ты знаешь! Я чиста перед тобой! Я не та, какую ты обвиняешь! Почему, когда ты говоришь, что "Вагаев такой, а Виктор Алексеевич -- такой", -- то мы верим, -- а когда я говорю, что Г. -- такой, то ты не веришь?! Я бездарна. Я знаю. Но я и не даю произведения, а просто тебе говорю правду. Я искренна с тобой! Когда будем вместе, то все расскажу (т. е. все свои переживания), и ты увидишь как ты не прав! Я так была всегда строга ко всем! Ваня, у меня много было ситуаций, когда могли бы всплыть те инстинкты, о которых ты пишешь, если бы они были во мне! Запомни: чем больше старались их разжечь, -- тем гаже были мне эти люди! Г. и Д[имитрий] М[ихайлович] оставили меня около себя именно чем-то другим. С Д[имитрием] М[ихайловичем] было неприятней, тяжелей (в смысле разочарования) потому именно, что у него были и инстинкты эти -- все спутано. И, -- не отрицаю, -- пробуждение во мне (пусть 1 раз!) грешного предчувствия. Не больше! Но я ужаснулась, до того, что вот тебе написала. Я его не культивировала.
   Ваня, Ваня, я ничего бы от тебя не хотела укрывать. Я так хочу тебя встретить и все, все с тобой решить. Писать так трудно. Все думы свои я бы тебе сказала!
   Ванечка, ты никогда не писал мне о причине смерти О. А. Разве я могла бы "забыть"?! Я все помню, что ты скажешь. Ванечка, я читала в "Возрождении" -- "Радуница" (там о твоем отце... все помню). "Куликово поле" только отрывком193. Мне прислали сюда No 1 и больше не было. Я напишу в Берлин по адресу, данному тобой... Ваня, я посылала тебе ниточку-шелковинку, малиновую. Хотела знать твое мнение. Я вышиваю ею что-то. Я взяла бы другой цвет м. б., но ничего не могла найти. М. б. скоро к вам приедет наш батюшка. Я его просила и завтра еще попрошу зайти или написать тебе. Мы под Крещенье 2 часа (с 8 утра до 10) ждали на морозе автобуса. Замерзли. Чуть успели на освящение воды.
   Ваня, прости, у меня весь блок в масле -- кошка перемазала однажды лапкой. И все еще попадаются листы! Да, у спикерши "волнующий" голос. Мы с Сережей это давно уж сказали. Ты хочешь знать, какой у меня? Трудно себя услышать. Ты знаешь, я хотела наговорить тебе пластинку... Хочешь? Это можно.
   Но не думаю, чтобы цензура позволила. Я справлюсь. Я очень люблю баритон. Самый мой любимый голос. Я завидую Ивику и Люсьен, что тебя слушают.
   Я иду с тобой мысленно по спокойной равнине... И все так дивно... Какой живой рассказ! Чудесный!
   Я уношусь на миг к тебе, любящему. Но... Ваня, я холодею, когда вспомню... _к_а_к_о_й_ ты ко мне теперь! Ванечка, верни мне себя!
   Утро 23-го Ваня, еще об "инкогнито". Ты понял бы все иначе, если бы знал, как я тогда в жизни была одинока. Все время одинока. Я видела и знала, что так я не могу, ни на какую встречу я не надеялась. Я была в каком-то отчаянии от людей. Этому виной "N". Я хотела уйти в монастырь сперва (в России это почти что случилось), потом я вся отдалась идее "дать то, чего я не могу в людях найти". Это сумасшествие. Я это теперь вижу. М. б. моя прирожденная любовь к детям. Я до отчаяния детей любила (теперь все, и это стерлось), не могла помыслить без ребенка прожить жизнь. Спроси маму! Это была фанатичная одержимость. Я девочкой еще искала по-осеням в листьях, не найду ли подкидыша -- начиталась, что бывает. А тут, я решила, что с тем огнем во мне, с идеалом чудесного моего папы в сердце, я создам то, чего больше нет. Я соглашаюсь -- это больное. Это мое непонимание обоюдной любви... Теперь понимаю. И тогда конечно как-то знала, и... потому "инкогнито". Я не хотела "его" прямого участия как бы в "творчестве" моего идеала, не надеялась, боялась его второй половины. Дико все это. Но это же были не планы, а только как сны мои. Я могла бы лучше не говорить, это же исповедь моя тебе была в "помыслах". Конечно ничего бы не было. Я только объясняю, почему эти мысли могли возникнуть. Представь, что я всегда думала, да и теперь часто бывает, что я проживу недолго, что торопиться надо. Почему? Не знаю. Но по этому "инкогнито" ты можешь судить как я боялась, чтобы это не обратилось в разврат! Пойми это! Если ты меня в этих моих мечтах о ребенке не сможешь понять, -- то мне это больно. Это было _н_и_ч_у_т_ь_ не грязно. В поисках света, -- я думала создать свое! Это настолько фантастично, что я понимаю твой упрек. М. б. имело влияние чтение об одной такой истории. Нет, не такой, по существу -- не такой. Но это "инкогнито" было... Я же безумно впечатлительна. Но не думаю, что я и поступаю по впечатлительности! Нет, но я тебе и о думах своих писала. Пойми же! Я конечно была глупая девчонка. Я была очень одинока. Тебе надо бы много, много знать обо мне, о детстве, юношестве, -- тогда бы понял. Я вечно жила где-то не тут. Ванечка, прости что не подготовив тебя (обрисовкой себя самой), я подвергла тебя страданию своей "повести". Это было глупо, не продумано. Но посылкой кусочка платья, я не хотела тебя томить. Почему это сделала? Сама не знаю. Потому что увлеклась рассказом. Со мной бывает -- все, все рассказываю. Мне самое ужасное -- знать, что мучаешься ты. Не могла сознательно мучить. Прости за все! Но это невольно. Кончаю. Мучаюсь. Постарайся понять Олю. Уясни себе меня, какую уже знаешь. Ты веришь же письмам О. А. -- И. С.... до 1941 г.? Ну прости! Если бы я тебя давно встретила, то была бы очень счастливая, ни на кого бы и не посмотрела! Т. к. и смотрела-то я, ища Тебя! Никаких "соблазнов" не могло бы быть мне с _т_о_б_о_й! Целую. Оля
   [На полях:] Послать тебе обратно фото с О. А. и твою на могилке? Ты просил, а мне жалко.
   Ты и "полюбил"-то меня м. б. по случайно совпавшему имени? Иначе не постигаю мучительств. Мучаюсь! Прости!
   Я отдаю переплетать твои книги. Если еще хочешь, -- то привали автографы. Я бы хотела их вплести тогда.
   Торопись это сделать, т. к. не будет материала.
   Ты не ответил мне на письмо от 1-го I с надписью поперек! Получил?
   Ванечка, ты вся моя радость жизни! Вернись! Без тебя я не могу! Но и так как сейчас -- не могу. Я -- только достойная тебя, могу любить тебя!
   Ванечка, не могу без тебя, но любить тебя могу только, будучи тебя достойной!
   Перечитала, -- не бойся -- я ничего не сделаю с собой. -- Этот рассказ только иллюстрация (о служащем в банке).
   Да и что можно сделать? Мои муки теперь хуже смерти.
  

91

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   23.I.42 10 утра
   Голубка Оля моя, вчера я послал тебе письмо194, в ответ на твое, такое для меня горькое, но -- и при всей его чрезмерности! -- так меня восхитившее твоей страстностью, огромной одаренностью твоею, гордой душой твоею, -- чудесно-гордой, умно-гордой! -- твоим умом и силой сердца. Там я ответил тебе на укоры мне, во многом мною заслуженные, но и не всегда справедливые. Сейчас хочу сказать о самом главном, что тебя тревожит как-то, -- м. б. повторю, что вчера писал тебе. Ты пишешь в письме от 1--2-го янв.: "что это твое -- "если бы ты все знала"!" Возможно, я тебе писал уже, _к_а_к_ меня и почему смущает поехать а Арнхем: _к_а_к_ я пересилю чувство смущения... мне стыдно будет перед Сережей, мне стыдно и прикрывать истинный повод поездки -- страстное желание увидеть тебя, быть с тобой... Вот -- _в_с_е. Ты говоришь: "ты можешь мне _в_с_е_ сказать". Милая детка, мне _н_е_ч_е_г_о_ сказать тебе, чего бы не знала ты обо мне. Мне нечего от тебя скрывать. У меня нет и не было никаких причин отклонять нашу "встречу", ее бояться. Не было у меня и нет никаких "связей", никаких обязательств, ни перед кем: ни секретного, чего бы я страшился, что хотел бы скрыть от тебя. Я такой, каким ты меня чувствуешь, -- весь для тебя открытый. Никаких побочных соображений, которые могли бы удерживать меня от желанного, -- пусть очень важного! -- шага в _н_о_в_у_ю_ жизнь -- в жизнь с тобой, с тобой только. На нашу _в_с_т_р_е_ч_у, с памятных дней июня 39 г., я смотрю, как на _б_л_а_г_о_с_л_о_в_е_н_и_е. И чувствую всем сердцем и всем разумением моим, что ее надо завершить нАпрочно. Я верю твоей сильной и чистой любви ко мне, я счастлив ею светло. И я молю тебя, моя Олюша, не смущай себя ничем, что касалось бы меня, ничем, что может тебя касаться, я разумею теперешнюю жизнь твою: верь сердцу, его спрашивай, думай хоть немного о себе, не о других только, как это было до сегодня в жизни твоей. Слишком много перенесла ты, отдавала другим, слишком мало брала для себя, слишком многим жертвовала. Твой инстинкт, наконец, бунтуется, ты хочешь жить и ты имеешь на это все права, больше, чем ты сама думаешь. Твоя совесть чиста: ты все сделала, что было в твоих силах. Не софизмы это мои, не чарующие "п_е_с_н_и", чтобы усыпить совесть твою, слишком чуткую, как и все в тебе. Скажу больше -- болезненно-чуткую. Ах, милое дитя... ты же совсем дитя! Я радуюсь, читая _э_т_о_ в твоих письмах... и как я счастлив! И про наш цветочек, и про "святую воду": ... -- !! -- о, как это чудесно, как это светло, до слез! -- и -- про радость твою, такую чистую, такую _д_е_т_с_к_у_ю, когда ты бежишь с радостным криком "к маме"... и она называет тебя -- деткой! Такой и будь, и пребудь, ласточка моя нежная, чистая моя, святая Олюшечка моя! И как удивительно скульптурно пишешь ты -- и ласково-детски-игриво как! -- о котишке..! Ты сама не _с_л_ы_ш_и_ш_ь, _к_а_к_ ты говоришь все это, а я... я _в_с_е_ слышу, и вижу _в_с_ю_ тебя, в _о_д_н_о_м_ этом! Боже мой, ласки сколько, и_к_а_к_о_й_ же ласки! О, золотая сердцем, чистый мой бриллиант духовный, душевный, -- всякий. Я целую всю твою чистоту, всю тебя, моя снежинка! И умоляю, Оля: будь же моей женой, моей дружкой во всем, -- до конца! Я ни в чем, ни-чем не посягну на свободную твою душу, на твои устремления в искусстве, в жизни, в планах. Ты не для "услуг" мне, моя голубка, ты для _н_а_ш_е_г_о_ чистого счастья, если Господь соизволит даровать его нам. Ты будешь делать то, что тебе надо, -- писать, рисовать, учиться. М. б. сочтешь нужным слушать художественные курсы, -- это твое естественное право, я сам первый рад буду этому. Ты мне нужна для _ж_и_з_н_и_ дружной. Полной светлого, радостного труда-служения. С тобой, с поддержкой твоей любви, твоего сердца, твоей ласки, я буду куда сильней! Мы так во многом схожи! Мы к одному и тому же призваны, мы _т_а_к_ удивительно встретились среди сложной путаницы жизненных дорог наших, с таким напряжением друг-друга ждали, _т_а_к_ искали... и так чудесно -- именно, чу-де-сно! _н_a_ш_л_и_ друг друга! И после всего -- не завершить этой, Господом посланной _в_с_т_р_е_ч_и! Да тут же, Олёк милый, тут же самое подлинное, самое яркое _у_к_а_з_а_н_и_е, знаменное, -- и было бы греховно и безблагодатно, если бы мы не приняли _в_с_е_ _н_а_ш_е, _к_а_к_ -- _Д_а_р_ нам. За _ч_т_о? -- Об этом не нам судить. Нам -- надо _п_р_и_н_я_т_ь_ и благодарить, за _Д_а_р. И беречься сбивающих нас -- если они есть! -- сомнений. Бывает, что и "внутренний голос" в нас, что мы называем иногда, ошибочно, "голосом совести", -- не подлинный голос совести, а внушение нам "со стороны", влияние сил враждебных, -- "искушение". Я такие случаи знаю, в моей жизни. Не всегда надо слушать то, что ошибочно выдает себя за инстинкт наш, за нашу подлинность, проникновенность в нас. И часто губит самое дорогое нам. Так, в Крыму, мы послушались этого "голоса", поддались слабости перед предстоящими трудностями, остались с Сережечкой в Алуште, -- а могли же, могли же уехать! -- и потеряли его. Я никогда не могу простить себе этого "голоса", этого подчинения вражескому во мне, и до сего дня болит моя душа, и до последнего дня жизни Оли болела ее душа и сердце. Родная моя Олюша, я верю, я хочу надеяться, что Господь смилуется... что дарует нам, вернет нам... что ты дашь мне утраченное мною. Да будет Его святая Воля! Ольгуша, милая, сердечко мое, свет мой... слушай.
   Ты права, надо воспользоваться первой возможностью нашей "встречи". Мне думается, что эта возможность приоткрывается. Ты, м. б., сможешь поехать на "Лейпцигскую Ярмарку"195. Сделай это. Ехать мне туда -- излишне, никак не приблизит "завершения", -- я думаю, ты сама согласишься с этим: надо сделать решительный шаг, или -- продолжать ждать... чего, другого случая? Будь покойна: если ты получишь возможность приехать в Париж, ты там и останешься, и будешь _д_о_л_ж_н_а_ остаться, чтобы не напутывать новых петель на мучающую тебя жизнь твою. Я горячо убежден, что _н_и_к_т_о_ не помешает тебе остаться в Париже, -- мы найдем все возможности, используем _в_с_е, чтобы так было. Тебя не заставят уехать из Франции, мы будем просить об этом, о твоем праве располагать собой, и, верю, наши просьбы будут уважены. Не смущайся, не допускай колебаний. В Лейпциге ты увидишь, как и где надо просить о визе. Если здесь, в Париже, я сделаю все, что надо, что возможно, и визу, Бог даст, ты получишь. В Лейпциге я прошу тебя побывать у моего друга-переводчика, у проф. д-ра Артура Федоровича Лютера196, -- его адрес: Prof. Dr. Artur Luther, Leipzig, Bozener Weg, 10 (D. 27). Ты попросишь его совета, как хлопотать, -- он, верю, не откажет дать указания и, если возможно, посодействовать тебе в твоих планах. Он -- чудесный, душевный, умнейший человек, знаток русского языка, русского искусства, -- его работы-лекции о нашей Иконе! -- лучший переводчик Пушкина, долго жил в России, читал в петербургском университете лекции немецкого языка, имеет связи, -- и его рекомендация имеет вес. Кстати, поговори с ним о возможности издания "Путей Небесных", им переведенных, -- подписан у меня контракт об издании с мюнхенским издательством "Козелл унд Пустэт", еще в апреле 39 г. М. б. удастся вновь получить разрешение власти на издание, -- было дано, но война помешала, и годичный срок истек, возбужденное вновь ходатайство издательства было отклонено. Если остановишься в Берлине, зайди в издательство -- бывшее? -- С. Фишер, -- адрес: Berlin, 57, Bulofstrasse 90--91 и узнай, можно ли мне получить в счет гонорара аванс под "исключительно" разрешенные 1000 -- ! -- только!!! -- экземпляров "Ди Зоннэ дер Тотен" {Немецкое название романа "Солнце мертвых".}197. Их отчет, мне присланный, в частной выписке из Берлина, -- какая-то путаница, не пойму. Но это неважно, разберемся. Помни: если ты попадешь в Париж, а я в этом почти уверен, ты приедешь прямо ко мне, -- я тебя встречу на вокзале, если ты мне дашь знать заблаговременно, когда приедешь. Не смущайся. Если ты хочешь, ты остановишься в отеле, на время, совсем от меня близко, в прекрасных условиях, -- 4 мин. хода от меня: отель отапливается, там переживали холодные месяцы Квартировы. Там до последнего времени жили мои друзья. Я не люблю "ломать" привычных условий жизни и перетерпел холода у себя, со вчерашнего дня стали отапливать. Оля, не смущайся: у меня ты найдешь все необходимое, у тебя не будет недостатка ни в чем, по мере моих возможностей. Только хочу предупредить: здесь сейчас с трудом находят белье, -- можно на "пуантах" доставать, но этого недостаточно. Голубочка моя, я так жду тебя, я так трепещу тебя... я так молю тебя! Я столько нарисовал себе воображением... -- я так хочу ласковой, нежной, покойной для тебя жизни! Так хочу молиться с тобой, жить с тобой, не расставаться с тобой, работать с тобой, мое солнце, моя нежная, моя чистая! моя... чудесно-бурливая душа! моя детская, светлая... Оля! Господь с тобой. И да дарует Он нам и Пречистая -- жизни чистой, достойной, благословенной! Еще, важное: если ты хочешь, -- а я всем добром твой друг-дружный! -- чтобы мама жила с тобой, я буду счастлив твоим желанием, и мы тогда только переменим квартиру, возьмем больше. У меня -- очень большое "ателье", теперь разделенное на 2 части, в каждой по огромному окну, с 2--3 часов -- солнце. Хорошо для любимых твоих цветов, -- и -- моих тоже! К "ателье" примыкает "тупик-альков". 2-й этаж, асансёр {Лифт (от фр. ascenseur).}, передняя, небольшая, удобная кухня, -- будет ходить "фам-дэ-менаж" {"Приходящая домашняя работница" (от фр. femme de m nages).}, моя Арина Родионовна, постараюсь устроить так, чтобы каждый день приходила, и тебе не придется кухарничать, бегать по лавкам и проч. Ты должна быть самой собой, жить _с_в_о_и_м_ -- и моим! -- я буду только счастлив ввести тебя во _в_с_е_ _м_о_е, родная Олюша, моя дружка, моя умка, моя чудеска! Для тебя -- у меня нет ни "часов", ни "отдельно", ни "тайн творчества"... -- я _в_е_с_ь_ только твой, и -- для тебя. Ты полная хозяйка моего времени, моего сердца, моих трудов. Ты -- _с_а_м_а, и -- _в_о_ _в_с_е_м, _с_а_м_а! Ты мой распорядитель, мой водитель -- во всем моем, только пожелай: твоя воля для меня -- закон любви. -- Да еще, -- ванная комната, с женским удобством; отдельно, конечно, кабинэ дэ туалет {Умывальная комната (от фр. cabinet de toilette).}, в кухне механический сбрасыватель сора -- вид-ордюр {Мусоропровод (от фр. vide-ordure).}, коридор, в который выходят две стеклянные двери из "ателье". Центральное отопление, камин, -- меблировка сборная, -- т. к. после кончины Оли многое разбросал... и много же я перебил посуды! Все, что потребуется, -- будет. Думаю, что тебе придет по сердцу: меня эта квартира успокаивает, она "по-душе" мне. Но, повторяю: если мама будет жить с тобой, мы возьмем больше, и... будем ждать возвращения в Москву, в Крым. И жизни наши -- будут -- единая, крепкая жизнь -- _о_д_н_а, и -- до... это будет зависеть от твоей воли. Моя же страстная воля -- закрепить нашу жизнь благословением Церкви, чтобы ты стала носить мое имя, и быть, воистину, женой-другом. И повторю: ты с первого шага нашей общей жизни -- моя жена, полноправная и нерушимая, -- для меня, как и для всех, кто меня знает и кто любит. Так и будет. Меня никакие "предрассудки" не потревожат: для меня ты -- вот единственное, с кем я чутко считаюсь, твое счастье, твой покой... и только. И никто не посмеет коснуться тебя, твоего-моего достоинства, -- знай это. И не смущайся, ничем: единственное мерило у нас с тобой -- _н_а_ш_а_ совесть и наше право.
   Целую тебя, жданная, желанная, дарованная, моя, Олюша! Карточку, Олёк, ты мне послала, на конвертике печать контроля, мой адрес твоей рукой, печатный текст Madame О. А. Вгеdius-Subbotina, a на спинке -- "С Новым Годом! Крепко целую. Оля". Забыла?
   Жду. Обнимаю. Твой _в_е_с_ь_ Ваня
   Да хранит тебя Господь, родная моя Олюша!
  

92

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   24.I.42 9 вечера
   25.I вечер
   Чистая девочка, Олюша, светлая моя, голубка, я весь в твоем страдании, я проклинаю себя за окаянство свое, за отупение свое, за уступку искушавшим меня мыслям-страстям, за эту тьму во мне, -- она подымается с низин во мне, греховном, и вдруг меркнут в ней духовные очи мои, и другие, уже грешные, рожденные страстями и соблазном, глядят -- и видят _с_в_о_е, им в мерку. Душу свою томлю, терзаюсь, ломаю голову... -- ну, чем могу тебя уверить, что -- поверь же мне! -- я всегда преклонялся перед твоей необычайностью, перед твоей детской чистотой, перед _н_е_б_е_с_н_ы_м_ в тебе, нежно лаская в сердце! Всегда, всегда, и ныне, и присно, и во веки веков, пока буду сознавать себя собой, буду преклоняться, молиться на тебя буду, моя святая девочка-женщина, Оля моя желанная, неземная! Ты далеко жила от меня все годы, но ты _б_ы_л_а_ на земле, -- и ты, ты, твоя чистота, твои мечты, твои искания... может быть, таинственные волны твоего _с_в_е_т_а, твоей силы духовной, встречались с моим исканьем... -- не с моей чистотой, я слишком грешен! -- и я почерпал в этих искрах-волнах твоего света -- _м_о_й_ _с_в_е_т, я получал внушения -- о, это все неразгаданная тайна, -- эти _д_у_х_о_в_н_ы_е_ влияния _и_з_в_н_е! -- и я находил как-то, _ч_т_о_ я хочу и должен представить в своем писании, я находил "радостный призыв", то, что зовется вдохновеньем. Ведь ты же, вот _т_а_к_а_я... -- редчайшее явленье в людях! Я, иногда, думая о другом совсем, совсем, порой, противоположном, вдруг... каким-то странным душевным поворотом, схватывал мысль, и эта нежданно блеснувшая мне -- откуда? -- _м_ы_с_л_ь_ -- чья мысль, чье чувство, чье внушение?.. -- никто не скажет, -- эта мысль начинала томить, звать меня, требовала своего воплощения в слово-образ! Я хочу верить, что всегда жил тобой, _о_т_ тебя, от твоего исключительного восприятия _с_в_е_т_а_ в земном, _с_в_е_т_а_ с Неба, -- жил небесным, преизбыточествующим в твоем тонко-духовном существе, в твоей Богоищущей сущности! Оля, моя, светильник мой неугасимый, не меркни для меня, не лишай меня _с_е_б_я, не отходи от меня, твори свое во мне, -- я весь к тебе влекусь, я весь _в_е_р_ю_ и буду верить в тебя -- чистую, мучающуюся земною тьмой. Ах, милое дитя, в _с_в_е_т_е_ рожденное, от света -- _С_в_е_т_а_ исходящая, я никогда не утрачивал веры в твою нетленность духовную, в твою необычайность, -- я всегда говорил тебе -- Олёк мой, без тебя не могу, не стану жить, -- все огни для меня погаснут без тебя, не хочу жить, если твоей волей тебя утрачу. Ты вся из той духовной сферы, откуда "необычайное" в людях на земле, в редчайших людях. Не величай меня несвойственными мне наименованиями: я никакой ни Учитель, ни пророк, ни {Так в оригинале.} "источник жизни". Мне стыдно слышать это, я в духовном отношении -- о, с тобой ли мне ровняться, Ольга! несравненная!! -- _н_и_ч_т_о, не заставляй совесть мою жаться от непосильного, чего я недостоин. Ты из той духовной атмосферы, полу-земной, полунебесной, -- вот они, настоящие-то твои -- "полу"... "дэми"! -- откуда греховность наша черпает силу утешения, упования, восторга, черпает, -- и потому еще не забыла, что носит образ-подобие "сотворившего вся". Из этой сущности духовной, из этого "рая" на земле творится и обновляется вечно -- жизнь, ее духовный стержень, ее ткань-пелена, связующая ее с небесным, -- мир идей, вдохновенности, богопознания, высокого искусства, -- _Б_о_г_о -- Богу -- _с_л_у_ж_е_н_и_я. Ты -- говорил я, -- _о_т_ _Х_р_а_м_а, прекрасная его _л_е_в_и_т_к_а, ангелика, светильник ангельский. Олюша, Ольгуля моя... о, как ты дорога мне, как я _ж_и_в_у_ тобой, как верую тобой, как гляжу тобой! Ты не веришь мне? Моему светлому, что живет во мне, что замирает часто, но умереть не может, _э_т_о_м_у_ во мне верь: я чистейшую тебя люблю, в тебя, чистую, верю, -- или мне не быть. Прости мне мои порывы, мою _г_р_я_з_ь_ невольную... прости прорывы страстности во мне... что я с собой поделаю, -- она меня порой пронзает огненно, томит, требует отдачи в ее власть... и я чувственной мыслью тебя вижу, влеку к себе этой силой, и темной, и влекущей. Не скорби, не говори мне -- "клеймо", "смертный приговор"... от моего -- какого? -- "обвинительного акта"! Я все страстное-пристрастное, набравшееся силы от гадкой ревности за тебя, порвал, как лживость во мне, искривленность душевную, порождение дьявольское... -- в чем, в чем, я, гад, осмелюсь обвинять тебя, чистейшую?! Господи, помилуй меня, и ты, Олечка милая, Олюнка, меня помилуй. Целую твои ручки, ангел, твои глаза небесные... и как люблю, как в трепете люблю, как хочу жить тобой, с тобою, пить свет твой, побеждать им, стать лучшим, хоть чуть достойным тебя. Как я люблю тебя, Олюночку мою, грёзу мою, выдумщицу мою, так люблю! Вижу чистые -- и горькие какие! -- слезы твои в словах письма, мученье твое чувствую и томлюсь им, не могу выразить, как горит сердце, и жалостью, и лаской к тебе, и укором себе, и совестью, тобою пробужденной. Оля, прикрой мои глаза, жаждущие тебя увидеть, шепни мне -- "Ваня мой, я тебе все простила, я тебя пожалела, я не плачу, смотри, Ваня... я верю искренности твоей, любви твоей". Верни себя, успокоенную, знающую, как я люблю тебя, чту тебя, как никого еще не любил, не чтил. Олю мою, покойную, я любил и чтил, да... она была достойная, _в_ы_ш_е_ меня душой, лучше, чище, устойчивей... Ты послана мне -- лучшая ее замена (непостижимая!), и я припадаю к тебе, молю тебя: _в_с_е_ мне замени, не оскорбись мной, уверуй в меня, стремящегося быть тебя достойным... Наш "рай" не закрылся, мы не ушли из него, мы верим, что будем вместе. Ничто не шатнулось, -- ты знаешь это сама, -- не от мелкой же и злой ревности ему шатнуться! -- Оля, ты лучезарна, прекрасна, детски-чистая. Верю, _з_н_а_ю: ты всегда искала чистой и вдохновенной, от небесного, любви, и не изменишься никогда. Моею волей ты никогда не утратишься для меня. Своею... но тогда я померкну, буду кончен. (Но помни: не свяжу тебя, твоей свободы!) Я так был обрадован, тобой обласкан, когда увидел на Новогоднем письме твое имя, _м_о_е_й_ увидел тебя! Будто приласкала, отогрела меня, оцеловала нежно, до слез моих, до восторга. Я поцеловал, да, да... эти твои два "имени" -- твои-мои! Ах, нежная, светляночка моя... как же ты можешь обласкать! -- кружится у меня в глазах от мысли о тебе, от твоего образа во мне, от жизни твоей во мне. Я ношу тебя в сердце, грею сердцем, в крови моей ты течешь, в биениях сердца слышишься... -- и все во мне живет тобою, надеждой светлой: вместе, нераздельно, чисто, свято, крепко, светло, вечно, неизменно. Ольга моя, ласточка-тревожка, трепетная, волнующая, влекущая, живой, святой огонь мой! Люблю тебя, верую в тебя, святая прелесть, Небо мое родное в глазах твоих, и золотое солнце в нем -- твоя любовь. Никакого "обвинительного акта" не было и нет, я не стал писать, противно мне было себя видеть во зле нечистом, -- я же был все тобою полон, а ты -- свет чистый. И этот твой свет все темное очистил, и я светел. Ольга моя, дитя мое чистое, как сейчас -- 4 ч. дня 25.I -- сердце взволнованно-радостно взмывает во мне, тебя качает, нежно баюкает, плещешься будто ты в нем, играешь... о, какое ты чудное дитя! Никто, никто, никогда, в целом свете, не сделает так, как ты, вся -- Вера, вся чистота, вся нежность, _в_с_е_ благословляешь, все для тебя -- от Господа! Погибавший цветик полить св. водой! Какая же вера, любовь, чистота, детскость в этом! И... перекрестила, как своего ребенка, -- мою-твою _л_ю_б_о_в_ь! В этом цветке для тебя знаменье чудесное, чистая любовь твоя-моя! _К_а_к_ я понимаю тебя, как я вижу тебя, -- единственная! -- как я больно, светло тебя люблю, тебе поклоняюсь, прекрасная Ольга! Как счастлив, -- под вечер жизни моей -- встретилась ты на пути безвестном, бесцельном почти... для меня! Мне уже _н_и_ч_е_г_о_ не оставалось, душа отмирала, и с ней замирала жизнь-воображение... и как больно томило одиночество, осознание бесцельности в дальнейшем. Но твоя Душа бессмертная _и_с_к_а_л_а... искала -- свет дать кому-то, от своего богатства... и нашла путника на перепутьях жизни... путника, всегда искавшего кого-то... поделиться _с_в_е_т_о_м, -- от своего богатства, гибнущего втуне. И встретились, и... так легко узнали, кто они, блуждающие души _с_в_е_т_а, и... полюбили друг дружку, чисто так, чудесно, нежно... слили вместе _с_в_е_т_ свой, немеркнущий, так обогатились _с_в_е_т_о_м_ друг от дружки... так духовно-слитно стали _б_ы_т_ь! Ольга, чудесная! Верни же покой себе, надежду, веру в Ваню твоего, в твоего песнопевца, тебя поющего, одну тебя, и Бога, -- Он в тебе, и жизнь, и божий мир... -- все, все в тебе, -- твое огромное богатство, _в_е_ч_н_о_е! Ольга, ты мне позволишь эту "св. воду", цветок любви, и "перекрестила"... -- взять в "Пути Небесные"? позволишь? Т_а_к_ никто бы не придумал, никто не делал... только одна Дари могла бы... Ты, моя Дари отныне... и навсегда! Ольга, люди будут плакать светло от этого движения твоей Души! Оля, если бы я тебя не встретил! если бы ты не услыхала крика моего..! Ты меня воскресила, Оля, Ольгуна, моя чудеска, милая моя Олёль! Я плачу... так мне светло от тебя... так я _ж_и_в_у_ тобой, -- о, никогда еще не видел я, не слышал ласки и нежности, какими ты ко мне прильнула... ни-когда! Ты только можешь так, так ты богата сердцем, как никто на свете! От чистоты, от света Божьего, от всеобъемлющего сердца! Единственная, золотинка с Божьей Ризы, слетевшая на землю... Ольга! Я тебя предви-дел... как я счастлив, что было мне даровано предвидеть, воображением искать... т а к у ю! И -- найти: Ты же _с_е_б_я_ в Дари узнала, я это _з_н_а_ю... ты мне не говорила... скромная моя, ты -- помнишь? -- "себя не сознавала", что в тебе творилось от "Путей"... ты помнишь? Вот когда мы _в_с_т_р_е_т_и_л_и_с_ь_ с тобой! Вызванная мною к жизни, небывшая никогда Дари.., мое _д_и_т_я... и -- ты... -- дитя, другое... -- встретились, _у_з_н_а_л_и... -- и не разойдемся, ни-когда..? да, Оля? Я буду петь тебя... какое счастье! -- Оля, ты не так толкуешь мои слова "надо сильно преломить тебя моим искусством". Это вот что: слишком ты _с_л_о_ж_н_а... я еще не смею себе усвоить всю твою огромность... упростить тебя для жизни... Дари гораздо проще... будет полнИться от тебя, от твоего богатства... Это и мне неясно в целом... но я найду... возьму пределы, уравновешу как-то... Ольга, не смущайся т_е_м, "на горах", что испытала... -- это так совместимо с полной чистотой! Это же "право" тела, -- перед ним бессильны и святые... в этом и состоит то бремя, что человеку в удел назначено. Тут -- тайна, тут -- "цепь" (об этой проклятой "цепи" есть у меня российский рассказ -- "В усадьбе", ты его не знаешь), та "цепь" тяжелая, которая влачится нами, всеми... на земле... -- прах прикован к праху, -- до времени, -- его не знаем. В монастырях инокини о каменные плиты бьются, -- _з_н_а_ю. Дари смотрела вожделенно на лядвии архангела! и -- искушалась198. А в "Чаше" -- помнишь? Молодые инокини взирали -- _к_а_к? почему? -- на лик прекрасный юноши199 в броне, копьем повергнувшего Змия! Я _э_т_о_ дал, чуть прикровенно, в меру. В новом издании я выброшу одну "соринку", упавшую на "Чашу". Резало всегда меня, когда подумаешь... -- на ярмарке... два словечка только... -- ты поймешь, какие: это болтовня гулящих200... -- не идет к столь целомудренному в моей поэме. Другое дело, если бы в тонах "Четьи-Минеи", а... тут -- тут режет мое внутреннее ухо.
   Олёличка... так влечет к тебе... ну, все минуты дня -- и ночи! -- к тебе, к тебе... писать... побыть с тобою сердцем... только тобою жить могу теперь. Сегодня видел тебя... отсвет остался в памяти... ты зажигала елочку, и я слышу, твой голос... -- "свечки то-лько пасхальные... только красные..." -- и я увидел елочку, в огнях, пасхальных, красных, -- радость! Твой -- целую -- Ваня. Все играет сердце... тобой. Что такое, -- не знаю. Прости мои потёмки! О-ля!!!
   [На полях:] (Очень извиняюсь перед гг. цензорами, что превысил 4 стр., -- но... не мог не превысить, -- простите!)
   В следующем письме пошлю автографы на твои книги. Заканчиваю "Куликово поле".
   Твои цветы _ж_и_в_у_т! все! Сирень -- 25-й день! Гиацинты -- 18. Цикламен -- с 13.XII. Отопление есть, +14®.
   Завтра будет готово стило твое! пустяк -- надо лишь сжать "зияние".

93

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

26.I.42

   Дорогой мой, милый друг!
   Пишу очень наспех, чтобы Сережа смог взять с собой эту карту {Здесь: почтовая открытка.}, т. к. мы от всего отрезаны из-за снежных заносов. Были холода (до --21®С), а вот 3 дня идет (валит) снег. Не ходят ни автобусы (они же и почту возили), ни что другое. Люди идут 12 км пешком до города. С. рискует на автомобиле. У них тоже не работали эти дни. Так что не удивляйся, что не будет долго писем м. б. От тебя давно ничего нет. Состояние мое (душевное) очень скверно. Ничего не могу! -- Писала тебе, открыткой, но... ее вернули. Я по недосмотру не доклеила марки. В субботу вечером ее вернули, а теперь уж не посылаю. Могла бы тебя расстроить. А писать пока я все равно не смогла бы, т. е. отсылать письма. Бог весть когда все прочистят!? Метель сущая. Как ты себя чувствуешь? Скоро будет наш батюшка у тебя. Я просила его сообщить о своем отъезде. М. б. ты что-нибудь ему для меня скажешь. Все-таки скорее, чем письма. И я буду знать через 1--2 дня как ты живешь. Кончаю, т. к. очень тороплюсь. Ты мне ничего не ответил на письма от 1.I.42. И все у меня так неприятно-мутно, сложно. Так мало радости... А ты?.. Ты -- в мечтах доволен "призрачной (* А я не могу, не могу, не могу! Я люблю ясность далей, четкость, "быль". Всегда любила "быль". Но сейчас мне все -- все равно. Нудно.) Олей"! Да? Будь здоров. Оля
   Я тоскую.
  

94

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

28.I.42

   Милый Ваня!
   Тороплюсь ужасно, т. к. пользуюсь случаем -- едет лошадь в санках в город за Сережей, который, рискнув на автомобиле, застрял в пути, шел 8 км пешком при --1®С, вытянул сухожилие ноги, отморозил оба уха и остался в Амстердаме. Только вчера управился с делами (удачно!) и сегодня кое-как приехал в Утрехт. Весь день искали за ним подводу. Сейчас чудный день -- солнце, тает. Наш март! Дивно!
   Я еду тоже -- прокачусь. Свои 3 лошади у нас (в другом имении) застряли из-за холодов, а теперь ни у кого не найти, -- все в разгоне!
   Почту возят на салазках, -- вернее совсем не возят. От тебя потому ничего! Потому ли только?!? Я очень измучилась за все эти дни, недели!
   Мне так больно, что я не смогла так все твое принять, как бы приняла это, если бы ты меня так... не исколол всю... (** Теперь все приняла душой. Ландыши цветут еще!) Я конечно твою мысль в "Путях Небесных" поняла. Не такая я непонятливая. Я очень догадлива бываю, Ваня!
   Ваньчик, пуловер тот, я сама вязала.
   Ужасно рада была достать шерсти, хорошей, старой. Цвет только был дикий, надо было покрасить. Не знаю уж, хорошо ли будет.
   Я так много думаю о тебе.
   Я никогда не пребываю в праздности, как это ты думаешь. Напротив -- у меня так мало времени! Только занято-то оно все таким... скучным делом! Ваня, я в ужасе -- я не могу писать! Я бездарна! Я не знаю как писать! Я так хотела! Ничего не могу!
   Я не знала, что мы сегодня добудем подводу, потому не написала заранее, и вот теперь так тороплюсь... У меня масса тревожных мыслей. Все бы тебя спросила! Многого я в тебе не понимаю... Мучает меня это!
   Я здорова. Спала при --4®С. Вода в стакане и крем (!) мой замерзли! Теперь уж тепло! Топили массу, но ничего не помогало.
   А у тебя-то как? Мой кактус, огромный, больше меня ростом (я его вырастила из одного "листочка"), -- замерз. Я чуть не плакала.
   А твоя бегония растет!! Она -- не клубневая! Я же ее дала исследовать тогда!
   Я рада, что растет!
   С солнцем и мне будто радостней. Спала очень плохо. Сны -- ужасные. Я умереть должна была, а Батюшка у меня в глазах "видел березки". Сердце билось. Встала усталая. И почты нет!
   Целую. Скоро еще напишу.
   Оля
   Ужасно обрезала палец, -- прости, что измазала [лист].
  

95

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   30.I.42 3 дня
   Снова мучительные твои письма, Оля... -- и меня прожигает болью, и я кляну себя, зачем я попустил _в_с_е_ _э_т_о?! Пора, кажется, поумнеть, -- не мальчик Тоня. Пробую разобраться, как же это так вышло..? Я не смею перекладывать на тебя причину, ты и без того вся истекаешь болью. Пойми: ты для меня -- святыня. Это не "молебствия", как ты определила: это истинно так. Понимаешь ты, что такое "ревновать о Господе"?201 Так вот, это мое пыланье, моя горячка -- то же. Всякая неосторожность с тобой, всякая недоговоренность о том, что тебя касается, всякое посягательство, -- пусть только тень его! -- всякая с тобой "свободность"... -- все для меня мучительно, болезненно, тревожно... сжимает сердце, душит, колет, жжет, -- и я себя теряю, я... _р_е_в_н_у_ю_ _о_ _т_е_б_е! Не -- _т_е_б_я, а -- о _т_е_б_е! Ты смешиваешь мою страстность, к тебе и -- к _т_е_м. Чем тебя заверить, что я в тайниках сердца храню тебя, нетленную, чистую, светлую, единственную на всей земле? Это не "словцо" мое, Оля -- это -- _т_а_к, и ты еще сама себя не понимаешь, кто ты! Да, единственную, -- другой, как ты, -- _н_е_т, и не будет, должно быть... Это же не слепота безумца, влюбленного, одержимого маньяка. Это чудесный, дивный вывод изо _в_с_е_г_о. Ни в жизни, ни в искусствах я не встречал _т_а_к_о_г_о_ _о_б_р_а_з_а, такого _д_и_в_а. Презенты-комплименты тебе дарю? Я скуп на это. При всей моей "горячке" я трезв в оценках, я не смею играть _т_а_к_и_м. Ведь тут в игре -- душа живая... а душа -- священное для меня, Оля. Я, кажется, имею материал огромный, чтобы понимать, _к_т_о_ _э_т_а_ _О_-_л_я! И... _т_а_к_о_й_ _н_е_ _в_е_р_и_т_ь?! Я своей странностью мысленно ограждал тебя, бессильный... я убеждал себя, насколько ты огромна, недостижима, непостижима -- в сравнении с пигмеями, которые сновали около тебя, тебя искали, ждали, и... желали. Ни на мгновение я не усомнился в твоей силе, вере, чистоте. Оля, я _в_с_е_ мучительно переживал, с тобой... и во мне кипело -- накипало _п_р_о_т_и_в_ _т_е_х. А ты, задетая: "из моих знакомых не может быть порядочных?" Разве я виноват в этом? Я, не вижу. Ну, кори. Это же так понятно. К_а_к_и_х_ я доказательств домогался?! Я просил, да, возмущенный _т_е_м_и, -- закончить твой рассказ, -- и только. Я хотел еще больнее мучиться тобою, _з_а_ тебя! Я раны бередил в себе, навинчивал воображением... -- да, в ослеплении мукой, я и тебя винил... невольно, Оля... но _в_е_р_ы_ в тебя утратить... -- этого не мог я. Это был бы смертный приговор мне самому. Искать всю жизнь, душевными глазами _в_и_д_е_т_ь, поверить, что _е_с_т_ь_ _О_н_а_ на свете... петь Ее, Лик Ее любить, боготворить... создать! -- это же не выдумка моя, ты _з_н_а_е_ш_ь, ты была потрясена, _с_е_б_я_ узнав! -- или неправда это? Я твое письмо отлично помню, после "Путей Небесных"... -- ты бредила, ты была _с_о_б_о_й, -- чудесной, опьянена... -- неправда это? Так вот: _с_о_з_д_а_т_ь... _в_о_о_б_р_а_з_и_т_ь... -- дать людям -- вот, можете, _в_с_е, восхититься, полюбить, поверить... опьянеть... -- и... -- _в_с_т_р_е_т_и_т_ь, _ж_и_в_у_ю, _и_с_т_и_н_н_у_ю! не лик, а... сущность, _я_в_ь! Мог ли я, после таких нечеловеческих усилий... после такого, -- такое "совпадение" воображения и _ж_и_з_н_и_ -- ты _т_а_к_о_е_ знаешь? -- я не знаю, другого, нет его! Так вот: после _в_с_е_г_о_ такого счастья! -- после такой Победы, -- разве не Победа это? ну, найди мне подобное во всех литературах, во всех жизнях! -- после _в_с_е_г_о_ -- утратить, так легкомысленно, так мелко, так погано! Да что ты, кем же ты меня считаешь? Способным плюнуть в то, чем мучился, чем _ж_и_л, чему _с_л_у_ж_и_л! -- а я _с_л_у_ж_и_л, я имею право так говорить, это право трудом всей жизни завоевано! _Т_е_б_я_ утратить, _Т_е_б_я_ грязнить?! Тебя, в сердце хранимую так свято, так бережно... поставить в уровень с _т_а_к_и_м_и?!... Ну, тогда скажи -- ты -- сумасшедший! Не поверю, можешь кричать, что сумасшедший, что я -- подлец, что содержание моих, _т_е_х, писем может быть сравнено лишь с той "универсальной подлостью"... неведомого "Н."... -- все можешь, -- это мимо меня летит, это _н_е_ _в_ _м_е_н_я! Больно мне может быть, как ты не поняла меня, как легко "сравнила"... -- с кем!! -- как хороши и благородны все, один писатель -- фантазер... может быть сравнен лишь с... мо-жешь, я не обижусь на тебя, на твой запал, я мысленно тебя ласкаю, я тебя благословляю, моя Оля, мое _с_ч_а_с_т_ь_е, моя -- найдена... я люблю тебя... иначе как же? я же тебя, _т_а_к_у_ю, вы-думал! мечтами высек из небытия... и ты -- _я_в_и_л_а_с_ь. Как у Овидиева Пигмалиона _о_ж_и_л_а_ статуя! У меня -- больше: мечтами предносилась и -- явилась. Странная "угадка"? Нет, конечно, -- ты _б_ы_л_а_ во мне, -- необъяснимо это. Что же _т_е? _П_о_з_н_а_л_и_ _к_т_о_ _т_ы? Чуть только, _ч_т_о_-_т_о_... чуяли, -- и только. Если бы знали, _к_т_о_ ты, -- в осколки бы себя разбили, у твоих ног в прах бы обратились, но... не отошли бы! Убили бы друг друга, себя убили бы... -- не отошли бы. Не женились бы на "фрейндин" {"Любовница" (от нем. Freundin).}, "хорошей для..." (зачем писала ты эти "голые" слова?! Меня вертело от них. Мне было не по себе.) или на "кукле"... Ты не возмущайся мною: это правда. _И_м_и_ возмущайся. Разве ты в чем повинна? Ты выдержала испытание с честью, гордо, ибо ты Свет, дочь Света, Ольга! Не закрывай _т_е_х, да я и не посягаю на "малых сих". Но будь же справедлива, хоть к себе. Припишешь ли достоинствам хоть доктора, что "так благородно относился, так бережно"? Припиши _с_е_б_е. У того срывалось, сорвалось. Был "злой, темный". Разжигал "ревность" -- разжигал тебя! играл с "девчонкой"! "С другой бы поступил _и_н_а_ч_е". Ясно? Припиши _с_е_б_е. Другой -- тот просто: "сам женился на другой". Насильно? Не мог вынести казнь за обучение? H e мог... имея "Нэш", загородную виллу нанимая, -- этот "нэш"-то содержать -- ведь стоит денег, и немалых. А разве нельзя было часть уплатить и выдать обязательство уплаты в сроки? _В_с_е_ _б_ы_л_о_ _м_о_ж_н_о. _В_с_е_ -- в карьере! _Н_е_ _у_з_н_а_л_и, _к_т_о_ ты, -- вот, в чем дело. Масса _и_х, вертелись, _ч_т_о-то прознавали... так непохожа на других... очарование... -- и -- _н_е_ узнали. Вот, в чем дело. А скажи-ка, можно осквернить... Икону? Можно. Замазать грязью, опоганить, разбить и сжечь? Да, можно. Но... разве на чудотворную молиться перестанут? Разве "Всечестная" перестанет быть чтимой и творящей чудо? Ты -- та Икона. Могли и осквернить, запачкать, -- _в_с_е_ могли. Есть предел силам человека, страданьям человека. Можно его загнать, заторкать, захватать. Святость есть святость, но человек -- от персти. Без Благодати он бессилен. Папочка твой плакал. О чем он плакал, светлый?! Никто не скажет. Оля... я тебя боготворю, мало сказать -- люблю. Веришь мне? Я _з_н_а_ю, _к_т_о_ _т_ы. Как же я могу тебя утратить, -- _в_с_е_ во мне, чудесное, утратить?! Нет, не могу. Сказать мне больше нечего.
   Как чудесна! как необычайна ты! Новый штрих: "в бобрике и плюше ноги вязнут, как все там..." Вот ты _к_а_к_ можешь, _в_с_е_ -- одним штрихом. Знаешь, за эти дни мучений ты необычайно _п_о_д_н_я_л_а_с_ь, _н_о_в_а_я, еще... любуюсь, восхищаюсь... очарован... целую ноги, ножки милые твои, Олёль... схожу с ума, уже безумный. Ты -- _Д_у_ш_а, вот кто ты. Истинное подобие и образ Божий. Дар Божий. Сам Дьявол очаруется тобой, -- ты помнишь "Демон", Пушкина. Недаром мой Вагаев говорил Дари в метели... Перед чистотой, перед _с_в_я_т_ы_м_ и Демон "дар невольный умиленья" признает. Как же "сим малым"-то не поступиться своим, им свойственным! Припиши себе. Я кончил.
   Жив тобою. Страдаю, восхищаюсь, трепещу, молюсь, ликую, плачу. Да, ты -- героиня необычайного романа. Огромного. Огромная. Слепящая. Тебя создать -- труд непосильный, мне. Дари -- _ч_е_р_е_з_ тебя -- могу, и буду. Ты можешь сама творить. Пиши. Ты права: недомолвки искажали _п_р_а_в_д_у. Раздражали. Самый прекрасный образ -- чуть зеркало кривит -- урод! То же в искусстве, в жизни, в "мыслях изреченных" -- чуть-чуть уклон -- и ложь. Так не вини же, пойми же Ваню твоего... да, твоего? все еще -- твоего, да, Ольга? Все о тебе, все о тебе... и дни, и ночи, просыпаюсь, вижу, зову так тихо, нежно, так ласково... Олёль, Олюша... бедная моя Олюша... моя чудеска... умная... ка-ка-я! Господи, Твой Дар. Знай, Оля: _т_ы_ -- _т_а_к_а_я_ -- _о_д_н_а. Цветочек, умирающий цветочек... святой водой..! перекрестила... -- Господи, благодарю Тебя! Ты дал мне увидеть _ч_и_с_т_о_т_у... ребенка-женщину... дитя... о, какая красота Твоя! Помнишь, Оля? "Господи, Твою красоту видел!"202 И я. Тебя.
   О. А. скончалась от грудной жабы. Нажила горем, нежеланием лечиться, непосильной работой: убивала себя, томилась по мальчику, не могла жить. Как я умолял, требовал... -- "успокойся, милый... пиши... ничего важного". Серов в 33 г. определил расширение аорты. Другие врали. Месяца за 2 до смерти Оля сказала мне: "я скоро умру". Собирались ехать в турне по лимитрофам. Я умолял показаться профессорам в Берлине. Повез к доктору: можно ли нам поехать. Неуч заявил: "сердце молодой женщины". Два приступа сряду, в понедельник 22 .VI -- я едва успел прибежать из аптеки: ...после 3-х впрыскиваний понтапона! -- мерзавец доктор -- _н_е_ Серов! -- она _у_с_н_у_л_а. Я тебе писал об этом. ЕЕ сняли. Мне страшно смотреть -- спит, живая, прекрасная. Увидишь. Я тебе все писал, как она лежала в гробу, в лилиях... я читал ночью, чередуясь с чтицей, первую ночь лежал на постели, рядом с ее постелью... о, тяжело... проклятая моя работа! она меня уводила из живой жизни, а Оля гасла... не хватало сил упрашивать: брось работать, все передай прислуге! -- "Тогда я не уйду от _с_е_б_я!" Плакал -- и уходил в _с_в_о_е. Тяжело. Себя виню, но она -- вся забота и любовь -- _в_е_л_а_ свое. И -- должно быть наследственный атеросклероз, хотя давление было 15.
   Ушла так _н_е_з_а_м_е_т_н_о... _т_и_х_о. Усыпил насмерть д-р Чекунов, подлец! Приступ мог бы пройти. За 1/4 ч. до конца Оля говорила матери Ива: "Ваничку, покормите, бедный измучился".
   Должно быть ты не получила какие-то письма: я писал подробно о кончине Оли. Но мне тяжело писать об этом, больно.
   [На полях:] Прошу: завяли ландыши мои? забыла их? за что?! А я так старался... больно мне. В следующем письме расскажу "историю одного пера". Странная история.
   Ах, тебе прочел бы!!! На днях я был на обеде у Серовых, и _к_а_к_ же читал "Каменного гостя"! Все трепетали, и -- я! Да, мысленно _Т_е_б_е -- _ч_и_т_а_л, да. Ты, ты во мне -- всегда!
   И откуда голос взялся? Гремел! и какую глубину почувствовал -- новую! -- в Пушкине! Это не то, что в Берлине я. Почему? Берлин мертвый. Вот, почему. Ольга, я знаю, каким бы артистом был! И все знают. Хвалюсь?
   Фото домашние оставь у себя. Если бы ты подошла _т_о_г_д_а! Я знаю: я остался бы _т_а_м. Знаю.
   Зачем извиняешься за какие-то пятна на письме? Хоть на дерюге пиши -- _т_в_о_е_ -- все дорого, все целую. Твой Ваня
  

96

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   30.I.42
   Милый Ваня мой!
   Кажется, наконец идет снова почта. Спешу послать, чтобы ты не волновался. Но как же мне тягостно на душе! Пойми, что мне твое "прощенье", твое -- "из милосердия любви" не дадут покоя. Я вся изранена. Я твое из открытки 31.XII: "жду окончания повести жизни" -- даже не поняла, -- я думала, ты злишься, т. к. почтовое промедление принял за мое "ломание", нежелание писать дальше.
   Ну, довольно. Безрадостно и тоскливо. Я многое должна решить. Многое будто бы и напрашивается ответом, но я пока что жду. Я еще хочу все, все твое узнать. Всю горечь выпить. Никогда не изорву открытку 31.XII. В ней же целая твоя сторона открывается! Я все должна знать!
   И еще должна знать: почему у нас нет благостности, того покоя, который дает чудесный мир душе? Отчего? Я, я всему несу лишь огорченье!
   Я должна это все проверить.
   Не хочу дальше писать -- боюсь "отравить" и тебя своим отрицанием. Я подожду твоих писем. Я посмотрю _к_а_к_о_й_ ты ко мне теперь.
   Я стыжусь порой выражений нежности своей, своих чувств к тебе, к тебе, меня так обвинившему. Я стыжусь, что быть может ты меня назойливой, навязчивой сочтешь. Не знаю -- какой!? И не хочу вот так писать, как сейчас, боясь _в_ы_н_у_д_и_т_ь_ у тебя сострадание, желание "извиниться". Ведь само по себе у тебя ни разу даже и сомнение не мелькнуло: "а что, м. б. я ее неправильно обвинил?" Понимаешь?
   И до жути больно, что все это чудесное: ты, "Пути Небесные", свечи, ландыши... все это я не могла принять!
   Сколько счастья влилось бы в душу со всем этим, не будь этих... обвинений!
   Я не написала тебе ничего о _т_е_б_е... Ты удивлен, быть может огорчен. И это больно мне.
   Но что я могу о... внешнем? Если ты -- Душа... меня так больно оттолкнул?! Понял?
   Конечно все, что ты о своих "смущеньях" пишешь -- сущий вздор. Ну, если не хочешь встретиться, -- твое дело! Я не хочу неволить! Ты счастлив и "вдалеке"! Я больше никогда об этом ныть не буду.
   Я много об этом писала и давно.
   Ах, Ваня, я так горюю: я хотела послать тебе теплый пуловер. Был случай послать. Достала с трудом материал, связала сама, но цвет был такой дикий (другого не могла достать -- сиреневый (!)), что я отдала спешно красить. И вот обманули меня. Не прислали. Я телефонировала каждый день. Молила. Обещала тройную плату... все бесцельно. Обещали... и обманули. Еще есть слабая надежда до завтра... Не думаю, однако!
   Лучше бы некрашеный послать тебе. Но я стыдилась, -- сказал бы: "что за вкус у Оли?"
   Ах, Ваня, пишу тебе, а как часто теперь боюсь ошибок -- _н_е_о_б_р_а_з_о_в_а_н_н_а_я_ -- я!
   Ужасно всюду чувствовать себя прибитой!
   Я доктору не напишу. Поблагодари его от меня за милое и такое подробное письмо. Я не хочу своим новым письмом принуждать его, беднягу, к "подвигу". Конечно бы я не обиделась, если бы он и не написал мне. Я и не ждала. Я благодарна была ему уж и за его любезность.
   Кончаю, Ваня. Опять снег!
   Ах да, почему у меня нет образования -- я училась в советской школе -- институт я же не кончила.
   В советской школе мы только то получали, что сами себе отвоевывали. Днем я служила, а вечером училась. Ночью уроки готовила. Я хорошо писала в институте, но в советской школе изломали нас на новом правописании. За границей, я из протеста против большевиков сама постаралась "восстановить" старое правописание. Но м. б. многое забыла. Я тогда училась на медицинскую ассистентку, и так мало было возможностей. Но я хорошо образована по специальности. Т. е., я надеюсь! Я не хочу ничего "писать". Понимаешь, какая муть берет, когда читаешь необразованных? И я уж до твоего замечания это знала. Кажется тебе даже писала? Я не мню о себе больше, чем есть! Я не обижена. Но ты меня пригвоздил. Мне все больно. Не могу читать о Дари. Не пиши мне больше историю Даши! Я объясню почему, потом. Мы не должны были всего такого касаться. Я виновата.
   Христос с тобой! Благословляю. Оля
   [На полях:] В Берлине я написала о "Лике скрытом".
   Ничто меня не радует, т. к. ты -- прежний мой... где ты? И потому уж ничто не радует. Я тронута "Куликовым полем". Спасибо! Еще не получила.
   Не грусти -- я все та же, что и прежде, к тебе!
  

97

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   I.II.42 12 ночи на 2-ое
   2.II -- 2 ч. дня
  
   Оль-гулинька, так есть захотелось, -- это о тебе-то думая! -- что, за неимением -- пока -- тебя, один, один-на-один с ночью, заварил крепче чаю -- очень хороший у меня! -- душистого, и с таким вкусом выпиваю, с чудесным хлебом -- комплэ {Цельный (от фр. complet).}, -- как наш лучший черный, с маслом. Помни: прими антигрипаль! Я принял вовремя, и, благодарю Бога, не гриппую. И ешь селюкрин! Очень жду батюшку, упрошу его взять для тебя от меня лекарство, посылки с 5.I -- не допускаются, никакие. Проси заехать ко мне, или я заеду. Угрею твоего батюшку, угощу, очарую, -- вот увидишь. Добрые меня все очень любят, злые -- боятся и ненавидят. Выпью еще чашку, все есть хочу. Бодр, очень хочу к "Путям". Но -- бо-лыпе! -- хочу к тебе, с тобой, у меня, со мной, всегда, на-всегда! до...вечно! Все бью посуду и как же ругаюсь-черкаюсь! В ужасе от "боя" Арина Родионовна! Летит из рук. Сегодня сам сардины жарил, праздник, не пошел в ресторан -- уж приходили звать друзья, в 12 утра, а я... валялся еще. Зато в порядке, голова светла, душа полна тобой и "Путями" -- вот -- запишу! -- завтра и вторник -- закончу переписывание "Куликова поля" -- для тебя, Ольгушоночек мой, -- тебе посвящаю, привет от Вани -- от дружки, от однолюбца. -- Если бы ты была сейчас здесь, усадил бы тебя в кресло у электрорадиатора и принес бы тебе чаю и вместе пили бы... и ловил красные огни радиатора в твоих глазах! И -- у ножек твоих сидел бы!
   [На полях:] В ужасе от твоих мышей и холода.
   Дай же губки. Твой -- ночной -- Ванёк -- Ваня

98

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   2.II.42, 11 дня
   Только что письмо от 21.I
  
   Дорогая моя Оля, родная, болезная ты моя, светик мой чистый! Каждое твое письмо -- страдание твое и мое, и что ты накручиваешь в сердце у себя, в бедной, умной твоей головке! Поверь, страшно мне от твоих отчаянных писем! Чем мне тебя заверить, что ты для меня -- _в_с_е, _в_с_е? Что ты -- вся _т_а_ _ж_е, желанная, чистая, светлая, недосягаемая ни для пылинки малой! Что ты навыдумала?! Когда, когда мог я назвать тебя "полуобразованной"? А ты из этой навязавшейся тебе на сердце выдумки -- не могло быть того! такое насоздавала себе! Веришь ты мне, наконец, что ты -- _в_с_е_ знаешь, _в_с_е_ можешь, _в_с_е_ смеешь, _в_с_е_ одолеешь?! Веришь ты мне, что у меня даже тени мысли-чувства, что тебя коснулось что-то, недостойное, твою чистоту и святость затронувшее как-то, -- не было и не могло быть, что ты для меня -- чистая моя Оля, девочка моя небесная-земная, моя малютка нежная, мой светик чистый, что я мучаюсь, измучен болью твоей, что я проклинаю и свою ревность О тебе, -- не из-за тебя! -- проклинаю, что читал твою повесть, меня так взволновавшую?! Ты же сама сознаешь, что, "мало сказав о себе", ты меня оглушила вереницей "встреч", как бы сознательно испытывая крепость моего чувства, как бы сознательно создавая сгущенность направленных на тебя "посягновений"! Для чего все это, и для чего брать на себя роль "адвоката дьявола", защищать благородство искателей? Мне противно думать теперь обо всем, и я, _и_м_е_я_ тобой же мне данный матерьял, не хочу им пользоваться, чтобы мгновенно опрокинуть все твои заступничества и доказательства "благородства" домогавшихся тебя. Я все отбрасываю, мне надоело и противно поминать многие имена, недостойные даже твоего презрения! Ты мне прости: я тебе отвечал на эти "защиты", я м. б. и еще что-нибудь острое сказал тебе, в текущих письмах, -- но знай же: твой Ваня, каким был, тем и остался, моя любовь и все, что нельзя словом выразить, -- не только не дрогнули, но -- верь же! -- ты мне еще дороже стала, я так мученье твое принял сердцем, и такой нежностью к тебе наполнено мое сердце, все, что есть живого во мне, что плачу я, о тебе плачу, о твоих муках плачу, Оля... Неужели ты настолько мнительна, или -- горда? -- что даже такому моему крику, такой боли моей за тебя, о тебе, -- не поверишь? Тогда, скажи, чем, чем могу заверить тебя, -- или же ты совсем потеряла в меня веру?! Никакого прощения я не могу дать тебе, потому что ни в чем ты не виновата передо мной, ни в чем! _Т_е_б_е, _т_а_к_о_й, страдавшей, боровшейся своим _с_в_е_т_о_м_ с темным и в тебе, -- как и во всех нас, людях, -- с темным и грязным в тех, которые хотели посягать на _с_в_е_т_ твой, и победившей и себя, и все, -- _т_е_б_е_ прощать?! Или я потерял рассудок, или ты больна неисцелимой мнительностью... -- я не могу понять. Зачем ты ломишься в открытую дверь? чтобы себя и меня мучить? Мало ты мучилась? мало я испил за эти смутные недели? Черт отнял у нас святые дни Рождества, наиздевался над нами обоими, лишил покоя, ласки, нежности, в то время, когда я всеми силами хотел приласкать, обогреть твою одинокую, твою исключительную, твою нетленную Душу, Оля моя, чудесная моя! Я твой, всегда твой, ни на один миг не отходил от тебя, всеми думами, снами, всеми минутами дня с тобой был, весь в тебе, как я к тебе взывал, как нежно шептал -- Оля, моя родная, моя бедненькая, моя ласточка, ты моя? все еще моя? я -- твой? все еще твой, Олёк? Ну, что мне с тобой делать? Не веришь мне? Нет, ты _н_е_ хочешь верить... тебе какое-то больное наслаждение дают твои разъедающие твое сердце мысли! Чего ты от меня хочешь, ну, скажи! Каких тебе заверений, каких клятв? Ну, сердце вырвать и показать? Но тогда я -- мертв буду, без сердца! Этого хочешь? Тогда затихнешь, тогда удовлетворишься? Какую груду обвинений нагромоздила ты на мою неповинную голову, на мою душу, на мое истомленное сердце! Зачем? Кому это нужно? Дьяволу это нужно, только, Злу нужно, -- не нам, ни тебе, ни мне. У меня силы на исходе, сердце устало, я сам не свой. Что ты себе внушила? Зачем отвернулась от моего светлого, от моего привета любви, от моих чистых цветочков Рождества? от моих свечек алых? от моего "меня", к тебе вшедшего в заветной книге -- моей любви к тебе, моего _п_о_з_н_а_н_и_я_ -- узнания тебя, Оля! Ты и меня не приняла, ты вот-вот и отдала бы меня на изрезку, я Бога молил -- приведи меня к _н_е_й, моей единственной, моей светлой, моей чистой! И я пришел к тебе, так пришел, как молил, как мечтал, к тебе, на твой Праздник, на твою елочку, пришел в лучшем, что есть у меня для тебя, в самом моем заветном, в том, где ты себя _н_а_ш_л_а, _у_з_н_а_л_а, где я открыл тебя! Я все, все сделал, чтобы в знаках земных, в вещах хоть показать тебя, _к_а_к_ я люблю, как чту тебя... -- и что же сделало Зло, чтобы _в_с_е_ это, с таким напряжением воли и труда созданное, при таких трудностях эпохи, достигнутое, все перепутать, все смешать, исказить, загрязнить, залить страданьем, раздраженьем, отчаянием, взаимными укорами, обвинениями... и когда же..? Когда мы оба молились вместе, когда мы звали один другого, когда мы в ночном, смутном небе искали нашу общую... _н_а_ш_у_ святую звездочку! Наши белые цветы были одиноки, были -- не мною, нет! -- откинуты, забыты, брошены! Победа... и какая! и -- _ч_ь_я! Зачем это ты -- ну, и я! -- допустили?! Зачем?! Этот ужасный месяц, ведь он же не только вырван из нашей жизни, он еще и оторвал многое от нас, он многое исказил в нас, но он -- этот месяц торжества темных сил... -- он все же оказался бессильным -- для меня -- даже чуть пошатнуть во мне нетленное и чудесное, чем живу, чем счастлив -- веру мою в тебя, мое почитание тебя, мое благоговение перед тобой, Оля моя, жизнь моя! Ну, чего же ты хочешь от меня?! каких еще сил, слов, каких перенапряжений?! клятв?! Я не клянусь, я не могу клясться, -- это же радость и опять победа темных сил -- вымогательство клятв священных! Дай же мне твою руку, Оля, дай мне твою бедную головку, я положу ее к себе на грудь, пошепчу тебе нежно-нежно, чисто-чисто: Олёк моя, Ольгуна моя... поверь же мне... ты для меня все, _в_с_е, Оля... я не могу без тебя и не стану быть без тебя. Не могу. Я люблю тебя верно, сильно, крепко, -- лишь бы _н_е_ безнадежно! Если бы ты могла услышать, как повторяю твое имя, как зову, ночью проснусь, -- сегодня я совсем не спал, я ждал, должно быть нового твоего отчаяния... -- и дождался! -- зову, лелею твое имя, играю им, ласкаю его, вызывая тебя силой воображения... -- и ты приходишь... -- и я обнимаю темноту, пустоту моей одинокой комнаты. Ах, Оля... все это оттого, что твои нервы больны, что твоя мнительность дошла до предела бреда, что ты, уничижая себя, коря меня, чувствуешь м. б. какое-то больное облегчение?! Я теряюсь, я не понимаю... я в отчаянии... я бессилен, Оля... В каждом письме ты разишь меня: то новым обвинением, то новым отчаянием. То -- "м. б., и полюбил-то меня через совпадение наших имен?" _Ч_т_о_ _э_т_о?! "Я _н_а_в_я_з_ы_в_а_ю_с_ь..?" -- Ч_т_о_ _э_т_о?! И ты веришь _т_а_к_о_м_у_ в тебе?! Я целовал твою подпись, О. Шмелева, я был счастлив, а ты... что ты писала! Оля, зачем свое больное -- навязываешь мне, вменяешь?! Зачем меня приравняла -- меня-то! -- к содеянному "Н."?! а? На что это похоже?! Зачем повторение -- "сними _к_л_е_в_е_т_у_ с меня?" Что ты все -- "полуобразованная", "я ничего не умею", "я -- ничто", "я не могу писать, не стану!" -- _ч_т_о_ _в_с_е_ это?! Или ты потеряла всякую чуткость и не сознаешь, _к_а_к_ мне это бьет прямо в сердце? Надо тебе это?! Да обратись же к Богу, помолись, попроси покоя душе! Уйди от темного, овладевшего тобою, от твоего, тобой же созданного отчаяния! Так любить, так верить, так дорожить, так _ж_и_т_ь, как я люблю, верю, дорожу, живу тобой... я не знаю, не помню, когда такая сила была во мне! А ты... все требуешь: сними, скажи, покажи, поверь, верни мне себя, стань прежним! Да пойми же ты, что я все тот же, тебе дурной сон снится, ты в злых чарах, в наваждении темном... и ты сама будто хочешь разрушить то, что так чудесно зачиналось, росло, родилось и стало жить! Оля, дорожи, если тебе это дорого, -- а тебе, знаю, дорого, как и мне, -- дорожи каждым мгновением нашего огромного чувства, нашего такого чистого _с_в_е_т_а, каким мы друг другу светим, должны светить... ведь такой любви, какую я несу в себе, какую ты обрела в своей чудесной душе, так долго одинокой, так ждавшей, так томимой холодом жизни неуютной, одинокой... такой любви, Оля, нет в жизни... -- это выстраданная любовь, это вымоленная любовь, это чудесно обретенная любовь, любовь -- Божией Волей, это -- благодатная, благостная, это любовь священная, любовь святая. Веришь мне? Ну, скажи, ну, детка... ну дай же, я поцелую тебя, далекую, приласкаю, слезы свои волью в твои глаза, возьму твои слезы в свои, -- и это слившиеся в одно слезы наши пусть вольются в наши сердца и согреют их своим жаром, своей нежностью, своей _п_р_а_в_д_о_й, -- в которой только одно, одно, святое, -- _л_ю_б_и_м, сильно любим, вечно любим, неизменно, во-истину, во имя всего чистого, что в нас обоих, во имя чистых и светлых чаяний наших.
   [На полях:] Целую, крещу, люблю, чистая моя, вечная моя! Твой Ваня
   Ну, пойми же, ну, прильни сердцем!
   Если и это письмо тебя не успокоит, -- я не вынесу, мое сердце достучит последней моей силой. Господи, помоги!
   Сказал Арине Родионовне про мышей, шубу, она -- _в_с_е -о знает! -- говорит: нет, не умрет барыня, а _в_ы_ж_и_в_а_ю_т_ ее мыши, _у_е_д_е_т_ куда-то! А я говорю: дай, Господи!
   Это что-то [1 cл. нрзб.]. Кошмар! Брось выдумки о шубе, о мышах... -- но ужас, в каких условиях ты живешь! о, бедняжка! И я бессилен тебя вырвать!
   У меня +14, 15. Вчера весь день писал тебе. Твое сегодняшнее письмо все сбило, не шлю.
   Твой безоглядный, как и ты моя -- всегда т а же, моя чистая! Всегда верил и всегда буду верить.
  

99

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   3.II.42, 3--30 дня
   Ольгуля, безумная Ольгуна, ты -- необычайна! Я измучен, -- и я же не могу не сознавать, что ты совершенно исключительное "чудо жизни", "чудо человеческой сложности", всего потрясающе-неожиданного, изумительного, непобедимо-влекущего, что мог дать _з_е_м_л_е_ -- и... Небу..? -- Всемогущий Художник -- Бог! Ты страдаешь, ты истекаешь в страданьях, -- на 0,999... ты их _т_в_о_р_и_ш_ь_ _с_а_м_а_ сложностью исключительной нервной твоей природы, -- так же вот ты могла бы _т_в_о_р_и_т_ь_ и -- будешь! -- в твоем искусстве! -- ты открываешь головокружительные _п_р_о_в_а_л_ы, зияющие жутью пропасти и обрывы нечеловеческой психики... ты, вообще, _н_е_в_с_т_р_е_ч_а_е_м_а_ больше, -- и ра-ньше! -- в земной-обыденной жизни... -- м. б. на каких-то иных планетах и есть усложненные существа, как продукт совершенно иных психо-физических законов, -- я предельно-остро мучаюсь с тобой вместе... и -- прости, Олюша! -- я отступаю перед таким... сверх-человеческим и неопределимым... и не могу не сознаться, что ты покоряешь чарами этого твоего страдания, покоряешь неведомой мне силой страсти-муки, заставляешь плакать, жалеть, безумствовать от бессилия помочь, и простирать к тебе любящие руки в страстной мольбе-молитве за тебя, за эту неземную драгоценность, за это божье счастье, неземное счастье любить _т_а_к_у_ю, ангело-ребенка... за эту изумительную красоту души, которая вот-вот растает, разлетится в блеске, пропадет, как сон, и страшный, и прекрасный. Оля, Оля, прекрасная моя, Олюша, девочка-чудеска... -- ну, утихни, сдержи себя, не расточайся так! Ведь все ты вы-думала, себе наворожила, нанизала как-то, чтобы страдать, чтобы заставить и другого испивать страданье, -- и без умысла все это, из любви своей все это! -- ведь _т_а_к_о_г_о_ сам изобретатель "подпольщины душевной", Достоевский сам не показал нам! -- утихни, Господь с тобой, крещу тебя, как взбунтовавшуюся-разыгравшуюся в ночи детку... -- детки, знаешь, если вдруг разыграются... -- о-чень уж разыграются! -- плачут ночью, мечутся с подушки... а утром -- заболела! Родная девочка моя, утихни... _в_с_е_ я понимаю, _ч_т_о_ в тебе, и как-же больно мне!.. ведь _з_н_а_ю, _к_а_к_ это все напрасно, как -- _н_и_ _з_а_ _ч_т_о! -- сгораешь, только. Пойми, безуми-ца! Нет такой веры крепкой в человека на свете, -- так лишь могу определить _с_в_о_е_ к тебе! -- какой живу я. Понимаешь? Вера моя в тебя, в твою божественность, твою душевную и телесную Чистоту, в твою Нетленность, -- в твою способность охранять честь-святость имени, какое носишь (родного-родового -- _п_а_п_и_н_а!) -- не голландского!, так достойно носишь, Ольга... -- эта Вера моя в твое чудесное _п_р_и_з_в_а_н_и_е_ быть примером человеческой духовной мощи, красоты душевной, чистоты, нетленной в искушеньях, -- верь, Оля, эта Вера -- безмерна, непоколебима, эта Вера изумлена, -- вот что нашел сказать тебе, бесценная моя, непостижимая! Каждое мое слово, Оля, я чувствую, не может все же выразить всей полноты, какую ощущаю самым тончайшим щупальцем душевным... понимаешь? Тобой клянусь, самым священным для меня в сей жизни! собой клянусь, пусть покарает меня Бог, если я сказал неправду! Ну, что же, утихомиришься? поверишь? Дай же глазки, губки... -- нежно-свято коснусь их поцелуем, девочка моя святая. Так люблю тебя... ну, плакать хочется, нет слова -- передать всю силу чувства... счастья, что так люблю тебя! что и ты, я верю, я смею верить... и ты так любишь, правда? Ну, умирись же, моя страдалица, невольная, повинная богатству своему -- к страданью. Но не могу передать тебе и силы своего тобой страданья, всей муки, всех томлений... только сердце знает, что с ним творилось и творится. Ну, довольно... испили оба... да, два сапога-пара. Ну, до чего же мы похоже с тобой переживаем! поражаюсь, как чутки и... как -- сознательно? _н_е-чутки?! -- понимаешь? О, ты, умка, все с пол-слова понимаешь. Но как ты смеешь говорить -- "ничего не знаю", "не училась"... "куда нам с к. р. в суконный ряд"? Оля, умоляю... перепиши мне, _г_д_е, _к_а_к_ я писал тебе о "полуобразованности"? Это ты _в_ы_в_е_л_а_ сама, выдумщица, чтобы _ч_е_м_ еще меня примучить, приязвить... при всей твоей любви. Этого я _н_е_ _м_о_г_ сказать, это опрокидывает во мне все мое к тебе, это я не мог и боковинкой мысли думать: я всегда писал тебе: _к_а_к_ ты поразительно много знаешь! Ольга, безумная, истязателына, сумасбродка... слушай: ты -- я сердцем говорю! -- _в_с_е_ знаешь. Да! В тебе такая сила восприятий, ты так наделена богатством, что начинаешь дебоширить, издеваться над собой, терзать себя, с этого богатства! да, -- "бывает это", -- повторяю твое словцо! Брось, не проси "на бедность"... сты-дно! -- можешь швыряться всем твоим богатством, -- и не убудет, как в Неупиваемой. Ты знаешь _б_о_л_ь_ш_е_ всех ученых, всех мудрецов... ибо ты сердцем знаешь, _ч_е_м-т_о_ _т_а_к_о_е_ знаешь, что все "дипломы" -- рваная бумага. Ты -- _о_г_р_о_м_н_а! Думаешь -- на ветер говорю, тебе понравиться? смиренье показать и заслужить улыбку? Нет, это всё со мной, тобой дано, Всемилостивейше, моя Царица! Не смей же каплюжничать, "себя жалеть" и пи-кать... -- так дети начинают пикать-скрипеть, чтобы пожалели их "бо-бо"... не смей же, хоть и ребенок ты, при всей огромности. О, милая, ну как же я не знаю... как сказать, как передать, что чувствую... и как люблю... Ну, слушай... вот как тебя люблю... Вот ты... я смотрю, я начинаю задыхаться, мне трудно, в груди сжимает сладко-сладко, тают ноги, все... я коснулся твоей руки, держу... чуть подымаю, выше, выше... слышу, как ландышами... сиренью, всем весенним, всем твоим чудесным... тельцем... кровкой, всей твоей любовью нежной... нежной, как первые листочки клейкие, листочки золотистые на тополях... ты помнишь, духовые тополя у нас? -- чудо-детство... даже сам Достоевский, такой скупой -- и неумелый на "пейзаж"? -- упоминает в "Карамазовых"203 -- ? -- целую... тихо, чуть сильней к губам, сильнее, крепко-крепко... тебя вбираю, взглядом, сердцем, всем во мне, безгрешно-грешным... склоняюсь, умоляю... позволь мне... у локотка, вот тут, у ямочки, где дети прячут заплаканные глазки... ты прятала? там еще остались слезы... детство, маленькая Оля, детка, та -- далекая! -- помнишь... мечта о кукле-детке..? Ты позволишь... я _с_л_ы_ш_у_ эти слезы-детство... вижу тебя, дале-кую, тогдашнюю, на Волге, -- и Волгу слышу, Волгой пахнешь, ее привольем, снегом талым ее полей, ночными звездами, чешуйчатым их блеском в ней... глубиной стихии... -- все в тебе, все слышу... обнимаю, вдыхаю от тебя... целую всю, всю-всю целую... все в тебе родное... трепетное, святое, чистое, и... все цветы полей в тебе целую и вбираю страстно... -- и безуханные -- весенний воздух в них, и только, -- и тонкий аромат подснежника, и горечь молодой полынки, и -- будто слабой розы -- бубенцов шуршащих... и розовую кашку, и любИсток-зОрю... -- душисто-тонкий! -- и ирис безуханный, нежно-голубой, и... вот он, ландыш... это дышишь ты, и незабудки, -- хлебцем пахнут? Ты, Оля, помнишь теплую просвирку? -- как тонко-тонко дышит теплотцой..? -- вот это... от локотка так... -- с детства сохранила? -- чистая моя, малютка... О-ля, десятилетка, семилетка, пятилетка... Оля... ее целую, вижу, вызываю, создаю... Выше, выше... у плеча... оно покато... бы-ло... исхудала ты... ну -- будет... слышу, сиренью дышит шейка... а это... как это..? там, у церкви часто, густо-густо... летом, в июне... пчелы любят в венчиках возиться... ну, шиповник! Розовые губки -- как шиповник. Можно? Чуть, нежно, будто струйкой полевой пахнуло -- поцелуем. И дальше... можно? Можно. Дальше... томно-сладко, ландыш? В затишьи любит, в затени... и губы ищут щечки, чуть у шеи, чуть... где кольчики волос, за ушком... Тепло и тихо... земляникой пахнет... -- можно? Можно... Дремотно, сладко... вечереет день, склонилось солнце... Густой и теплый аромат лугов, ночных, скопилось за день жаром, охладевшим... Ми-лая, ночнушка... ты!? Как кружишь голову, томишь дыханьем, завлекаешь страстью... любка моя любимая... фиалочка ночная... вот ты где!.. Ну, дайся, нежная... Ну... умоляю... бледная какая, в крестиках телесных, страстных... вот ты где..! Бывало, как искал, заветную, зеленовато-бледно-золотистую такую... чуть дурманит... и манит-манит... пить дыханье, пить пьяное томленье... можно..? Нет? Нет, мо-жно..! Любка..! наша орхидея-тайна-греза..! мо-жно... до задыханья, до сладостного вскрика-счастья... Вот, моя Олюша... _с_о_н_ мой вешний, в твоих цветах приволжских, в запахах твоих лугов, твоих раздолий, -- в твоем стыдливом, целомудренном, любовном _м_о_ж_н_о. Ну, _в_с_е_ прошло? забыто? Ты Ваню, тобою выдуманного, немножко любишь, да? Я -- мно-жко, о-чень множко! Ну, поцелуй же. Веришь мне? Я? Как в Господа, -- прости мне Боже! -- в тебя я верю, в мою Олю! Ну, слушай -- вот что было с твоим-моим пером.
   Помнишь? 20 окт. "дубина" мне прислал, чуть не погубил "тебя". На следующий день машинка возревновала и сломалась. Чинилась долго, воротилась, застучала. Теперь перо возревновало и... раззявилось... Отвез чинить. 4 раза приходил: все чинят... странно. Потеряли? Наконец-то... нашли. Не починили: не выдержит "вашего нажима, густого штриха". Решили мы -- я очень люблю твой, тонкий, -- полюбил, Олечек! -- переделать чуть -- "на тонкий". И сегодня я добыл твое перо! Тонкий штрих!! твой!! Вот, смотри, как {Далее письмо написано от руки тонким пером.}: Как я тебя люблю, Ольгунка! Та-ак люблю, так люблю... вот так, до... писка! Скорей ответь мне, ради Бога! -- как ты теперь? Опять себя вернула мне всей прежней? Да? Крепко? Как я жду встречи, и -- нерасставанья! Вместе! Хочу с тобой молиться, -- и любить, любить тебя. И будем писать вместе.
   [На полях:] Всю, всю, до... последней точки! -- целую. Твой, верный, весь, Ваня
   Я весь в вихре от тебя!
   Прости за кляксу! Набирал в перо.
   Поцелуй в зеркало себя (за меня!), а в натуре -- Сережу и маму, но не говори, что я просил. Мне понравилось "парень". О-чень. А я сам иногда люблю всякую чепуху. Раздолье, разгул и -- чертовщину. Да всю тебя понимаю! и -- о, как! ценю!
  

100

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

5.II.42

   Мой дорогой, любимый мой!
   Спешу открыткой сказать тебе скорее, что все время с тобой, много думаю, пишу тебе. Написала почти уже большое письмо, но не смогла кончить, так как [в] этот момент (когда я писала) привели маму -- она разбилась, упав с лестницы. Разбилась ужасно. Сейчас она лежит, стонет, все болит. М. б. сломана рука. Работники ее нашли, а сама она и не знает, как упала. Помнит только, что лестница стала скользить, т. к. на концах был снег. Стрясла все внутри и голову. Была и есть в сознании. Я ничего не слышала, а сидела и писала. Доктора-то тут даже не достать хорошего. А. тоже сегодня внезапно заболел. Думаю или прострел, или м. б. плеврит, судя по болям. Так что я кружусь между 2-х больных. Оба не могут пошевелиться от боли. Из каждой комнаты стоны. И помочь не могу. Холод адский всюду, мыши... Переселила А. в гостиную, там можно топить печку. Сама же я сплю в комнате с --2--3®С. Ничего.
   Ваня! Ты не волнуйся, что долго не будет письма, я постараюсь его сегодня ночью, если можно будет, докончить. Я вся с тобой, друг мой, люблю тебя, мое солнышко! Оля, твоя всегда!
  

101

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

5.II.42 второе

   Милый мой, родной, любимый Ваня!
   Не высказать все в одном письме. Пишу второе204. Ванечка, я конечно, тебя всего "поняла". И то, что мне не дали ни Алеша, ни Марина, дал ты, мой неоцененный, всю полноту своей души и сердца! Хоть и далеко ты, но как живой в творениях своих выступаешь, вся твоя Душа! Я все нашла! Я сразу тебя почувствовала, всего! Ты же знаешь, что любя, это так просто! Я не писала тебе об этом, т. к. страдала, томилась духом. Ванечка, спасибо за маленькие фото205 в письмах. Я получила их. О. А. очаровательна! Мила! Прелестна! Почему себя отрезал? И скорбного тебя206 я получила. Ванечка, можно их не посылать обратно тебе? Хоть пока?
   Милушка мой, получил ты фуфайку, которую я тебе связала сама? Как сидит она? Не смутился, что "мала мол"? Нет, родной, она должна быть не растянутой, только тогда и греть будет. Должна всего "охватить" крепко, а не висеть. Я это опытом на С. знаю. Она вся растянется на теле, как чулок, и тогда будет сидеть крепко, тепло. Слушай, какая с ней была история: я с трудом достать могла шерсти, собственно для рукоделия, очень толстой и, раскрутив ее, связала фуфайку. Но цвет был "дикий", я не смутилась, думая ее окрасить. "Оказия" же должна была уехать. Я всё же вязала, думая, что м. б. еще кто поедет. И вдруг слышу, что "оказия" задерживается до первых чисел февраля. Гоню, вяжу, несу в красильню, умоляю, обещаю тройную плату за "срочность". Обещают, что 29-го янв. утром готово будет. Я расчитала, что успею сшить тогда отдельные части и отвезти "оказии". Сделала в отделении красильни заведующей подарок, прося ее звонить в красильню и напоминать. Обещала. Уже с 23-го я сама звонить стала. И вдруг заносы снега. Все встало. 25-го никто, ничего не знает. 28-го тоже. Я хотела туда сама ехать, на фабрику, но это у немецкой границы почти что, а сообщения никакого от нас. Автобус не ходил до Утрехта. Я в отчаянии. Звоню, что если не красили, то пусть пришлют не крашеную, -- пошлю, думаю, уж и такую. А ты пишешь, что -- 7®. Я в отчаянии. 29-го не прислали, 30-го тоже, 31-го звоню, -- тоже. Наконец, 31-го вечером, я чуть не плачу, с мамой говорю, что какая обида. И вот, слушай, уже в 1/2 11 вечера (здесь не принято после 9 ч. вечера звонить, да еще в субботу), я решила звонить в отделение, на авось, не живут ли случайно кто при магазине, хотя глупо было, т. к. на другой день воскресенье -- закрыто все, а в понедельник рано утром уже уезжала "оказия". Да и кроме того сообщение с Утрехтом таково, что мне бы и невозможно было успеть. Воскресенье -- последний день, но так как воскресенье, то все пропадало. Я все-таки, по наитию, рискнула и позвонила... Слышу подходят (берут трубку). Извиняюсь ужасно... ко мне очень милы; надоумило меня что-то подарочек-то им сделать (тоже совсем не принято!). Спрашиваю: "ничего для меня нет?", и уже не надеюсь. И вдруг: "да! сейчас вечером принесли пакет "exprès", и я хотела звонить Вам, но уже так поздно и Вы сказали, что 29-го последний срок, ну хоть оставили еще до 30-го, а потом я уж не думала, что имеет смысл". Я стала ее просить, нельзя ли завтра, в воскресенье взять пакет и у нее же сшить. Можно. Хотя, здесь наши фарисеи _н_и_ч_е_г_о_ не делают в воскресенье, даже грехом считают ездить на поезде. Условились, что в 11 ч. я буду. Я расчитала, что с автобусом в 10 ч. от нас. И, о, ужас! за ночь масса снегу! Но автобус пошел! Я получила, стала тотчас же шить, 1/2 часа до поезда было. Прихожу на вокзал и через 3 мин. поезд в Гаагу. В вагоне узнаю, что было накануне крушение (сошел с рельс поезд) и это (мой-то!) первый поезд пошел. Я свободно бы поспела съездить в Гаагу и вернуться в Утрехт до последнего автобуса (1/2 6 ч. вечера), но тут вижу не успеть. Мы стояли через каждый шаг. Приехали в Гаагу только в 1/2 3, а мой обратный поезд идет 3--12! И если на него не попаду, то и вовсе в Schalkwijk не попасть. Я уже в поезде начала дошивать фуфайку, но не кончила и стала соображать что делать. Но была уже и то счастлива, что она у меня уже в Гааге, а сама то я уж доберусь! Как только приехала, так побежала к одной русской даме и стала молить ее докончить. Обещала. Бедняга лежала простуженная с невралгией лица. Но мне было все равно. Только бы ты получил. Но не знаю как она выглядит? Тебе ничего, нравится? Или нет? Скажи прямо. Она совсем настоящая шерстяная, и это главное. Я знаю, что ты носишь пуловеры, -- на фото в Ужгороде! Потому и решилась. А то некоторые не любят. Получил ее? Получил и о папе моем? Да, время летит... скоро масленица... я к тебе на нее тоже немножко хотела прийти... Ах, да, еще.... от 1/2 3 до 3--12 я успела съездить к "оказии", возвратиться на вокзал и захватить поезд. Была дома как следует! Разве не чудо? Прямо удивительно! У Сережи 3 месяца эта же красильня держала вещи, правда не "срочно". С. мне взял всю надежду: "нет, Олечка, отложи великие упования!" И вот! Это воля моя сделала! Теперь опять автобусы не ходят. Да, Ваня, о С. хотела тебе давно сказать. Думается мне, что ты предполагаешь его зависимость от Б[редиусов]?! Нет! Никому из них он не обязан. Совершенно случайно, м. б. только чуть-чуть благодаря мне, к нему хорошо относящийся наш сосед по Бюннику, порекомендовал его своему со-директору. Очень скоро они С. полюбили и поставили его наряду с собой, а теперь даже и отделение ему передали. Субсидировали его целиком, без единой расписки, переводя тысячи на Сережино "конто" {"Счет" (от нем. Konto).}. И когда С. благодарил за доверие, то сказали: "да, его Вы имеете на все 100%!". Сережка всецело сам пробился. И очень рад этому!
   6.II.42 Тороплюсь кончать, т. к. ты, верно, заждался, Ванечек, дорогой, как больно мне, что ты не такой меня представляешь, какая я есмь, -- легкой какой-то. Ты думаешь, что я могу "перепархивать" от одного к другому, "придерживая одного про запас"... Горько. Я писала тебе, что сумею ответ дать Богу за то, что, будучи женой А., тебя полюбила и хочу уйти. Да, я смогу дать ответ, т. к. никто не знает какой этот мой брак... И не надо никому знать. А "перепархивать"? О, если бы ты знал, как трудно я живу, во всем, как совсем не "легко". И вот теперь, непонятно и странно: -- мне морально гораздо труднее уйти от А., оттого что от этого ухода зависит мое счастье {Выделенный фрагмент впоследствии подчеркнут О. А. Бредиус-Субботиной красным карандашом.}. Я до мучительнейшей боли душевной страдаю этим. Я очень сильно "человек долга", и мне было бы просто невозможно нарушить этот долг, если бы я чувствовала, что именно долг нарушаю (Никакая любовь, самая сильная, святая, чистая, не смогла бы извинить мне моего "преступления" долга. Если бы я совестью знала, что _п_р_е_с_т_у_п_а_ю. Или... если бы я не осталась на посту, то... я бы очень страдала. М. б. до смерти! Я же дам ответ! Я не преступаю.). Я тебе уже сказала, что если бы мне приходилось ломать семью ради другого, то это значило бы для меня ужас. Не знаю, что бы я пережила. Я не позволила бы себе "открыться", даже тебе, -- подумай, даже тебе (!), которого люблю так, что нельзя сильнее, глубже, чище, прекрасней; я задавила бы все в себе м. б. умерла бы даже, м. б. не знаю что бы сделала, но осталась бы на посту. Ты для меня единственный в целом мире, я знаю, что полюбила бы тебя (и встретив, и по книгам) все равно, даже в самом счастливом браке. Я же не от скуки тебя полюбила, но потому что ты -- Душа моя, Жизнь моя, Свет мой! Ты тот, которому я все бы сказать могла, все открыть. Ванечка, не ищи никогда в моих словах скрытых смыслов, я так перед тобой открыта. Дай мне возможность тебе смочь все говорить. Не забивай меня моим же, -- это меня очень мучает, лишает самого заветного -- возможности быть с тобой открытой. Я уверена, что мы были бы очень счастливы, если бы до конца поверили друг другу в искренности. Я сказала, что есть пункты, о которых надо только говорить. Но я уверена, что мы во всем сошлись бы, в главном. Иначе быть не может. И не привходящему же, постороннему, забить между нами клин?! Ванечка, я только 2 пасхальные свечки сожгла на елке, только твое желание исполняя. А 3 еще целы. Я тебя крепко обнимаю и благодарю за все! Конечно, я была ужасно тронута, и тем было все еще больнее. Вань, ландыши чудесны. Очень, очень было все красиво, в корзиночке с красивой зеленью: очень нежно-зеленой и совсем темно-зеленой-красной. В тон этим последним были на дужке корзиночки банты. Они все еще стоят. Я даю им засохнуть, чтобы весной высадить в сад. Бегония растет, -- уже 3 листочка, я ее очень холю. Как рано в этом году Пасха! Ваня, я так люблю "Покаяния отверзи ми"207. Но не могла слышать. Давай в грядущем посте особенно чисто и тепло молиться Богу. Давай беречь покой Души каждого из нас. Не надо писать о наших "романах". Это была моя ошибка, моя "повесть". Я могла тебе устно все рассказать. Я себя нещадно сама бью совестью и бывало так, что на исповеди меня священник оправдывает, а я все свое, так что наоборот получалось: не он меня наставлял, пробирал, а я его заставляла. И в "повести" я тебе описывала вещи, кажущиеся всякому гораздо серьезнее, чем они были, просто потому, что о них говорится. Но я все же себя очень порицаю за многое. Но, Ваня, грязи не ищи!
   Из писем священника (о. Диодор) ты смог бы также увидать, что N. не "преступник". О. Диодор имел дело с теми типами, которые N. оклеветали. Я сама даже уже это забыла, но перечитывая письма и это нашла. О. Диодор пишет: "не смущайтесь того, что наговорил про Вас N. -- никто ведь ему все равно не поверит, зная Вас, нельзя этому верить!" Ванечка, я бы так хотела твоего покоя!
   Как подхватило меня твое... о... лыжной прогулке208. Как чудесно! Ваня, я так хочу, хоть немножечко похожего! Тебя! Хоть раз тебя увидеть! Хоть раз! Я так часто смотрю на твой большой портрет. Любуюсь, говорю с тобой, хочу повернуть тебя совсем к себе, чтобы смотрел на меня, в меня! Он дивный! Портрет твой! Как я люблю тебя, Ваня! Поймешь ли ты все, что я тебе тут писала? Не обидишься ли, не скажешь ли "мало любишь меня, если можешь писать, что "морально трудно уйти"?" Но пойми, пойми, Ваня! Пойми меня, мою любовь к тебе! Пойми, что вот несмотря на мою такую "трудную" совесть, я все же писала тебе, что убежала бы к тебе! А это ты за "легкость" счел? {Выделенный фрагмент впоследствии подчеркнут О. А. Бредиус-Субботиной красным карандашом.} Нет, Ванечка, о, если бы ты все, все во мне видел, все знал!! Ванечка, я цветочков в пакетике не получила, но я их сердцем взяла. Я прилагаю к этому письму карту Д. М.209, т. к. то письмо очень длинное. "Подарок" -- просфора, которую я ему на Рождество (без письма) послала. Я знала от его друзей, что он горюет без Литургии, в лесной глуши в санатории для больных волчанкой. И послала. Это было после того, как я ему о чувствах говорить запретила. А этой просфорой я хотела показать, что остаюсь только его сестрой по Храму, по Церкви. Он это оценил. От других знаю. И верно понял. Покончим только, ради Бога, со всем этим! "Они" не стоят этого! Столько было муки эти недели! Ванечка, я в следующем письме постараюсь тебе об Оле 10-летке и еще более младшей написать. Хорошо? Ваня, ты получил мою надпись на фото тебе? В письме послала. Голубчик, пришли мне автографы для книг. Я все жду, не отдаю переплетать, -- боюсь откажутся, не будет материала. С моей визитной карточкой на Новый год ничего не понимаю. Я её дала барышне в цветочном магазине, чтобы прикололи к цветам (сирени) на Новый год. А ты ее получил уже 25-го XII? в письме к тебе. Что за фокус? м. б. цензор положил? Ну, целую тебя, мое солнышко! Будь здоров! Твоя всегда, Оля. Будем молиться, чтобы увидеться! О, если бы! Не вижу пока путей! Но верю!
   Нарочно не дописываю, чтобы для цензора с прилагаемой картой не превысить 2-х листов! Только бы дошло, и ты поверил мне!
   В день рождения Сережечки я думала о тебе!
   Ответь на все в этих письмах! {Предложение выделено О. А. Бредиус-Субботиной, ее помета: !!}
  

102

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   7.II.42, 11ч. вечера
   8 утро 11 ч.
  
   Милая Ольгуша, наконец-то -- к продолжению твоего "Куликова поля". Прерывать не стану. Читай все вместе, иначе ослабишь восприятие {Далее следует текст повести "Куликово поле" (гл. IX--XI).}.
   Докончу в следующем письме, Олюшечка. Но до чего эта Оля -- _т_ы!210 Теперь я это так ясно _в_и_ж_у! Этот рассказ -- был -- предтеча нашей встречи. Был закончен к февр. 39-го за 4 мес. до твоего письма. Целую. Твой Ваня
   [На полях:] 4-ое письмо с "Куликовым Полем".
   Сегодня еду в Meudon -- получить твои "ручки". Мо-ро-оз!.. И везу посылку. Но... возьмет ли?!!
  

103

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   8.II.42. 11-- 40 утра
   Продолжаю, милая Оля, "Куликово поле" {Далее -- текст повести "Куликово поле" (гл. XI--XII).}.
   Вот, дорогая Олюша, отныне этот рассказ -- Т_в_о_й. М. б. это одно из более углубленных, внутренних, моих произведений. Это -- предтеча нашей встречи. Разве это не ты?! В_с_я_ -- ты. Так и была, в янв.--февр. 39 г. -- _н_а_й_д_е_н_а_ О_л_я. Да, так тогда и была названа. Прими сердцем от твоего Вани, -- я плакал иногда, когда, ночью, писал. 4 дня нет писем от тебя, эти дни -- пустые. Но я их наполняю. Я все _ж_и_в_у_ тобой, "Путями". Завтра я их продолжаю. Все во мне бьется. Целую, светлая моя, Олёля моя! Твой Ваня
   [На полях:] 5-ое письмо с рассказом "Куликово поле".
   Последнее твое письмо было -- от 28.I.
   Оля, помни: только _э_т_у_ посланную тебе редакцию "Куликова поля" я признаю -- подлинной.
  

104

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

8.II.42

   Милый Ваня!
   Мучительно до чего это наше: ты тревожишься моей тревогой, а я изнемогаю твоей тревогой!.. И так без конца!
   Положим же конец этому!
   Ничего не хочу касаться, -- скажу только, что я ничего не "нагромоздила", но все ты мне сам дал. И назвал меня подлинно мало образованной, сказав, что "обвалы" эти я "природным умом" заполняю. Но все это пусть сгинет! Я не могу больше!
   Я просто боюсь твоих писем, и теперь, если даже и будут приходить волнующие меня, то просто выжду, пока получишь ты это мое.
   Я им ставлю точку на все плохое, что было за этот месяц.
   Прости мне, Ваня, что не пишу много, я так устала. Я вся "сожглась" тревогой. Места живого нет! Мне отдохнуть хочется. Скоро пост. Как хочется тишины и мира!
   У тебя теплей ли? Я измучилась о тебе в холоде!
   У меня в столовой тепло, +10®, у мамы очень тепло, теперь для больного А. (не серьезно, слава Богу, не плеврит, как думали сначала, прострел, уже встал сегодня, а то был чистый лазарет у нас!) топлю салон, -- тоже +14--15®. А в спальне -- 4--5®.
   В моей комнате -- холодильня! Ужас!
   Я все же от ужаса мышиного нигде не могу спать, кроме спальни, -- там их нет. Вчера вылилась бутылка с кипятком в постель... кошмар. Сегодня утром попало что-то в трубу камина в салоне... крыса? Нет... сова! Маленькая, чудная, дуся! Хотела тебе сегодня написать об Оле-глупышке, малютке, но не могу. Устала, Ваня. А ничего не делала! Мама уже поправляется тоже, -- только ушибами отделалась. С. приехал опять к нам вчера -- привез твое от 2.II. Мне больно, что ты за меня волнуешься.
   В посте хотелось бы помолиться.
   Да, то сам дьявол "шутил" нашим миром! Я очень устала от всего этого! М. б. ты получишь это письмо к прощеному воскресенью, -- тогда _п_р_о_с_т_и_ меня за все... невольное, "вольного" не бывало! Господи, как хочется тишины и покоя! Я устала от моей жизни "урывками". Нет текучей плавности дня! Жду лета. Хоть уходить будет можно! Я не верю в визу в Париж -- не дают женщинам ни за что! Надо смириться, верно, и себя не мучить. Получил ли ты мою посылочку? Прости, Ваня, что пишу карандашом, запропастилось стило. Сегодня я чуть-чуть рисовала. И то уж устала. Иногда мне хочется лежать с закрытыми глазами, не говорить ни звука и не вставать. Но и этого нельзя -- всюду надо быть самой, в каждой мелочи! И этот холод! +10® -- тоже ведь мало! Я люблю теплей! Но... многим еще хуже! Я должна быть довольной, как и ты писал. И это верно. Пришли, если хочешь, автографы к книгам. Я их должна отнести в переплет. Кстати: никогда я бы на "изрез" тебя не могла бы отдать. Я же писала.
   Ну, Ваня, будь здоров, Богом храним, за меня покоен! Идем в пост! Твоя Оля
   [На полях:] Я очень, очень хочу обрести покой, помоги мне в этом! Будем беречь друг друга. И никогда плохого в другом не искать, -- тогда все будет хорошо.
   Больше веры друг другу! Веры в основном! И не "трепыхаться", -- ничего мы сами не можем все равно. Я прошу Бога помочь мне смириться, дать хоть немного мира душе!
  

105

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   9.II.42, 8--30 утра
   Милый Ольгунчик, свет мой немеркнущий! Что ты со мной сотворила! Я так одарен тобой, такой вознесен, мои золотые ручки! Вчера я был в Медоне и получил все. Приехал -- и тут же совлек с себя свой свитер, надел твою дивную "теплушку" -- что за мастерица, как влитой я, все обтянуто, грудь -- как у хорошего спортсмена, -- правда, у меня грудь высокая! -- и я почувствовал себя -- в уюте твоего сердца. Я весь в тебе; всю ночь я как будто бредил тобой. Итак: я вчера надел твою грелочку -- что за толщина! -- только что делать с мохрами, у ворота? -- воротник отложил, затянул "цепочкой" до шеи, и стал пить чай с твоим чудесным маслом, и читать о папочке! Ах, какое у него лицо было, глаза какие! Он -- _С_в_е_т. И я узнаю в нем тебя, смутно ты видишься мне в его _л_и_к_е. Моя чудеска, моя прекраска, Оля... -- целую тебя бессчетно. Я рад, что о. Дионисий принял коробок для тебя. Я виноват перед ним: он хороший, милый, скромный, а я, идиот, прошлый раз рассерчал -- в письмах тебе, -- ну, его к черту! -- ну, не идиот неистовый?! -- и все из-за того, что "вообразил", что тот из кичливости ко мне не побывает, а я для него кулебяку заказал! А он болел гриппом, и мама его бережет. И, идиот, ни за что, ни про что его отца пристегнул, а капитан Лукин211 и работал-то в жидовской газете в тисках, как я узнал, его там карнали. Семья их -- удивительно хлебосольная, меня приняли как родного, закормили, папиросами даже русскими наделили. Капитана не было, он в Италии. Милая, прости мне мое неистовство! Я все еще -- огненный, бешеный, кипучий... но смиряюсь. Раньше каким я бы-ыл! Ну, порох... от кипучей работы страстного воображения. Так все во мне. Ты меня знаешь -- и простишь. Обидев кого, я готов на коленях молить о прощении. Не вмени мне греха моего. Олюньчик, Ольгуша... как нежно вчера в 11 ч. вечера я призывал тебя, называл именами нежнейшими... и молил -- услышь! Сегодня я должен кончить переписку "Куликова поля" -- для тебя. Я кое-что правлю, и рассказ стал полней, лучше. Это -- ты все. Он -- _т_в_о_й_ отныне. Спешу отправить книгу о. Дионисию. Еще одно поручение -- для тебя! -- и поеду в центр по делу. Ольгунка, неужто из моего посыла ничего не придется тебе по вкусу?! Я буду в отчаянии. Хоть сухие бананы пососи! хоть чернослив! хоть шоколад! Хоть бретонские крэпы! хоть "дрикотин" с "сюрпризом"! Воображаю, что сталось с этим сюрпризом... промаслился, пожалуй! Духами душись во-всю. Ешь клюквенный кисель. Если нет картофельной муки, сама сделай, из картофеля, потри на терке и отмучь в воде, крахмал осядет, высохнет, и будет "фекюль" {"Крахмал" (от фр. fécule).} первый сорт. Видишь, я все умею. Я бы такой тебе кисель сварил! И морс сделал бы... -- ты должна любить клюкву, ты -- клюквенная, вся! северяночка моя, рыбка моя. Как я ценю тебя, люблю, чту, лелею в сердце, несу всегда, всегда. Целую от темечка до пяточек, и глазок твой, каким к маме привязана была, -- и его целую. Ты его знаешь, глазок этот? Ну, ты знаешь, детка... "спящий" всегда "глазок". Он у тебя недалеко от сердечка... отмеряй -- всего пядь с малым. Так вот я его особенно целую -- и в нем -- всю тебя! Олёля моя, бесценная девочка... как я хочу увидеть тебя! обнять, прижаться к тебе тоскующими глазами, согреться твоей теплотцой, нежностью твоей. Оля моя, радость светлая. До _с_в_и_д_а_н_ь_я! До скорого свиданья! Ручки твои целую, золотые. Я исцеловал "теплушку" твою, я так счастлив. И такая она крутая, такая теплая, и так мне нравится эта "марина", это наше Черное море! Сейчас я опять в ней, и мне так тепло, от тебя! У, радость-детка, как же я жду тебя, как ласкаю в мыслях, в сердце... -- единственная, чудесная, неповторимая!
   Твой, весь, всегда твой Иван -- неистовый, Ваня-ласка.
   Оля, глазки дай! ручки! все дай!
  

106

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   11.II.42, 2 дня
   Дорогая моя Ольгуличка, суди сама, как я получаю твои письма, и что со мной творится. От 19.I212 получил 24. Письмо страдания твоего. А я уже 22 послал тебе всю свою душу! умолял успокоиться, я в тебя верю больше, чем себе! Письмо 22.I, получено 29, я на нем пометил -- "Оля, бедняжечка моя, все мучается! Господи!" -- Продолжение предыдущего письма, получено 29-го, -- все та же мука, и я бессилен -- расстояние! -- снять ее. Письмо помечено 21.I -- получено 2.II, помечено мной: "опять страдание! О, бедная моя девочка! Ну, как уверить, что она для меня _в_с_е??!" -- Письмо, 28.I, получено 5.II, чуть светлей, пишешь, что "теперь _в_с_е_ приняла душой, ландыши цветут еще". Помечено мною: "все еще не получены мои "объясняющие" письма!" Затем идут: открытка от... 22.I, получена 6.II -- !! -- опять боль, и еще -- эта ужасная мнительность, неуверенность в себе. Помечено мной: "если бы она сознавала, какая она си-ла! Господи, помоги ей, моей Олюше! Она _д_о_л_ж_н_а_ творить, она не знает, что вся она -- великое искусство, что в ней, на ней благодать -- назначение -- _т_в_о_р_и_т_ь!" И последняя открытка, от 26.I, получена 10.II, опущена Сережей в Амстердаме, -- опять подавленность, -- правда, она была писана _д_о_ 28-го. Видишь, какая мне мука, -- я ведь _в_с_е_ тебе описал, во всем повинился, всю душу тебе показал, во многих письмах, и не знаю, да получила ли? Ольга, как можешь писать, что я "в мечтах доволен "призрачной Олей""?! Оля, откуда ты это вывела? Я, _п_о_к_а_ благодарю Бога, что хоть издали чувствую твое сердце, любуюсь сокровищами твоей души, что ты любишь Ваню своего -- тоже "призрачного"... -- но я всеми силами хочу, жду... тебя, Оля, живую тебя! -- которой я _н_е_ достоин! А томлюсь я как, Олечка! Когда все только тобой наполнено, -- и нет, и нет тебя... и я еще столько боли тебе доставил, -- проклятый я! и не знаю, убедят ли тебя мои письма, мой крик _м_о_е_й_ боли... А дни, как нарочно, стали тянуться... и письма твои редки, и все вперебой, и все не узнаю, да получила ли, наконец, мои, которые должны дать тебе покой и веру, что люблю тебя, как никого еще не любил, ни-ко-гда! _Т_а_к_ вот не любил, до муки, до смертельной тоски-отчаяния! Оля, я не просто люблю, я люблю-благодарю тебя, люблю-боготворю тебя! Если бы я был на 10 л. моложе! _В_с_я_ жизнь была бы впереди еще. А дни уходят... Оля, твое письмо от I.I было -- есть -- изумительное! То, где ты поперек страницы приписала213. Его получил я только 21.I -- !! и надписал на конверте: "поразительное выражение чувства!" Я на него ответил. Я _в_с_е_ сказал. Мне _н_е_ч_е_г_о_ скрывать от тебя, и я страстно хочу быть с тобой вместе, _н_е_ расставаться ни-когда. Работать с тобой, думать, делиться с тобой всеми движениями души, всеми мыслями, планами, надеждами творческими, всегда с тобой, и только с тобой. Ничего, никого не надо мне в жизни, -- только нежно обнять тебя, в глаза твои глядеть... тепло твое почувствовать, горячку-нежность твою в себя вдохнуть, -- ах, Оля моя, необычайная, нездешняя ты! Читал некролог о твоем папочке -- и _т_е_б_я_ в сердце держал. Красивый он был, светло-красивый, дивный. Жизнь его -- иключительная, но _н_е_ умел оттенить это некрологист. Он все дает "благолепно-лампадно", а надо _с_т_р_о_г_о_ и глубоко, не разжижая мелочами. Я-то и из этих страниц мог _в_с_е_ несказанное, -- в душе о. Александра укрытое от земных, -- увидеть. Его "жертвенность" земными благами надо было оттенить, и не цитатами из Писания. Надо было дать и семейные чувства его, -- ведь тут весь человек должен даваться, в посмертном слове! Оля, ты от Него, я чувствую... -- и я по тебе уже дополняю твоего папочку. Если бы дожить, поклониться его могилке и воздвигнуть над ней бело-голубую часовню... и там написать о нем! Украсить фресками, цветами жизни, цветами Духа, -- подвигов выражением! Я был бы счастлив это выполнить, во-имя Правды Божией, которой был верен твой папа. Во-имя твое, Оля, -- его чудесного _ц_в_е_т_к_а! Ольгуша, свет мой чистый, как же я тебя люблю! Знаешь, я не вылезаю из твоей "грелочки"! Она так обтягивает, будто обнимает, и я слышу твое сердечко -- в своем. Она напиталась от тебя, и мне это передается -- тепло твое. Я слышу, как будто, духи... чуть-чуть... я в каждой петле вижу твои пальчики, твои глаза... я глажу эту "маринку", я ее целую. Я как влитой в ней, "моложе", говорят мне... стройный. Да, правда, стройный. Я как гуттаперчевый, гибкий, быстрый, легкий... мальчишка старый, странно как-то. Знаешь, я сейчас сильней, чем был 10 лет тому, -- это я испытал вчера, -- когда мылся в... кухне! Ванную комнату не отапливают, горячей воды не подают. Для меня мука была, терпеть две недели, -- были холода, а я кашлял, -- не мыться. И вот, вчера, я газом нагрел кухню до 22 градусов, поставил огромный аллюминиевый таз, нагрел воды... и полтора часа возился с "баней". Бывало, выйдешь из ванны, расслабленный, дремотный... А тут, после "гимнастики" с водой, верченья с самим собой, с огромным тазом, с уборкой после... -- я вышел совершенно бодрый, напился чаю с твоим чудесным маслом, да еще часа полтора слушал стихи одного отчаянного поэта214, в конец меня доканывавшего, плохими же стихами! -- и я был свежий -- после таких стихов-то! -- и скоро заснул, -- в 12 ч., -- и проснулся... в 11 с половиной -- !! И с каким же наслаждением пил кофе, ел твое масло, -- у меня и свое есть, но я _х_о_т_е_л_ -- твоего! Ольга, Олёк, Ольгунок... я не могу без тебя, я замираю без тебя, я плачу... я _х_о_ч_у_ всегда быть с тобой. Я могу с тобой много еще дать... так во мне все горит и светится. Если бы обнять тебя..! Иногда мне кажется, что ты близко... что ты можешь приехать... каждую минуту, и я начинаю строить планы... Я всегда у твоих ножек, у твоих коленочек, кладу голову на них, смотрю в твои глаза... шепчу самое нежное, что в голову приходит, что тебя ласкает, -- о, дивная моя Царевна! Как ты умеешь хорошо сказать, как ласково показать, как любишь..! Оля, я _ж_и_в_у_ю_ тебя люблю, хочу... дышать тобой хочу, твоим всем, всем существом, и земным, и -- душою твоею бессмертной, _Н_е_б_о_м_ в тебе! Я чисто тебя люблю, и -- пылко, знойно даже, жарко, страстно. Ты прости, это _н_е_ грешно, так любить, то -- _н_а_д_о_ так любить... это -- _д_а_н_о_ нам _т_а_к_ любить. Я счастлив, что твоя мама понимает, что "так нельзя же", -- томиться только. Я вчера был радостно-тревожен, я _ж_д_а_л_ тебя! Странное такое чувство -- близости. Ты, м. б. думала обо мне? Иногда мне кажется, -- и страшно мне! -- что нами играют злые силы. И опять эта острая боль при мысли, -- зачем, зачем не случилось тогда, в Берлине, в 36 г., встречи с тобой?! Все было бы, м. б. иначе. Олюнчик, я послал о. Д[ионисию] книгу "Свет Разума", и -- для мамы -- "Няню из Москвы". "Пути Небесные" -- только для тебя, милочка моя, ты, ты только у меня для них, и какую же Дари я сделаю _т_о_б_о_й! Ах, ка-ку-ю..! Ты отмахнешься, пожалуй, скажешь -- "но какая же... до муки страстная!" Нет, до... светлого счастья -- страстно-жадная! Я ее дам о-чень особенной, в нее теперь все, все будут страстно влюблены... -- в _т_е_б_я, Олюнчик. И какое прекрасное тело дам ей! Я боюсь, как бы не переступить границ _м_е_р_ы, так я восхищен _т_о_б_о_й. То, что во мне, ты и не представляешь... -- этот _з_а_х_в_а_т_ тобой, хотя и не видал тебя, настолько силен, что я пугаюсь, найду ли спокойствие давать Дари. Эта предельная "влюбленность" вносит в творческую часть души страстность, колеблет равновесие "покоя", нужного для работы. Писать _ж_е_н_щ_и_н_у_ -- для меня теперь -- это: писать _т_е_б_я! Писать -- и в то же время -- _л_ю_б_и_т_ь, -- кипенье в чувствах, до... осязаемых событий, -- кружит голову. Но, с другой стороны это может дать слову-образу -- очарование предельное, когда слово переходит в живую сущность, в трепетное-живое, что вот-вот услышишь, как бьется кровью, как сладок поцелуй, как опьяняет страстью... -- и -- "Слово плоть бысть"215. Оля, я ждал сегодня письма твоего и не получил. Я страдаю, я не нахожу места, я слушаю шаги, но уже 8 ч. вечера -- не будет почты. Вся моя жизнь заменилась тобой. О чем бы ни думал -- все ты, все ты, _в_с_я_ -- ты. Оля, не бойся писать, грех это -- отталкивать _с_в_о_е. Пиши -- _к_а_к_ можешь, -- все будет прекрасно. Ты -- переполнена. Страх -- не плохо, это есть сознание важности дела, его священности. Но надо его одолеть. Думаешь, не бывало во мне страха? А де-сять лет моего "воздержания"216, после "У мельницы" и "На скалах Валаама"? И было бы преступлением, если бы я не преодолел. Я снова начал, когда мне было 28--29 л. Ты -- зрелей меня, тогдашнего, и ты преодолеешь. Спроси чутко сердце, душу свою: "что я _х_о_ч_у_ писать? о чем поведать?" -- и вслушайся. И начинай, _к_а_к_ хочешь, с чего хочешь. Рассказывай -- поведывай -- _п_р_о_с_т_о, без напряжения, без оглядки, без опаски: выйдет. Ну, расскажи просто, какой "идеал", образ предносился 10-летке Оле, в церкви. Ты когда-то намекнула мне и не рассказала. _Э_т_о_ дай. Будто мне пишешь. И все, все пиши так, будто _м_н_е_ рассказываешь. А меня ты знаешь, меня любишь, и -- не будет страшно. Я, ведь, не буду тебя смущать: я _в_с_е_ приму, _л_ю_б_я. Ну, милая детуля, не бойся... ну, бросайся в воду, плыви же... -- я поддержу тебя. Если бы ты была здесь, со мной... я тебе нежным поцелуем, в щечку... влил бы силу, веру в себя. _З_н_а_ю, что ты будешь писать, будешь знаменитой, будешь полонять сердца. Вот как я знаю, как я верю! _В_и_ж_у. Скромница, робкая моя, чистая Оля... -- какую красоту души в тебе я вижу! Капли одной этой красоты довольно, чтобы стать писателем. Верь мне, поверь в себя! Оля, ночью я чувствую тебя... так близко! Твой Ванюрочка. Прилагаю фото-"москвич"217. Обними! не фото, а меня. Я жду тебя.
  

107

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   13.II.42, 1 ч. дня
   Оля, снова, запоздалое письмо, 30.1, и снова громоздишь на себя, -- с переводом на меня, -- воображаемые терзанья. Я, тебя "оттолкнул"?! Не выдумывай, не томись болезненным желаньем "всю горечь выпить". В моей открытке открыла ты "всю новую сторону меня"? Придумывай же -- какую. Мучай, терзай себя, -- тебе это болезненно-сладостно. А мне как это? "Люблю и мучаю"? Не пора ли и кончить с этим? И еще спрашиваешь, почему у нас нет благостности. Сами, видно, не хотим ее. Надо же как-то "поддерживать отношения", раз нет решимости на главное, чего я ждал, во что верил, в чем ты меня не раз обнадеживала. Продолжай "изучать" меня. Мало меня знаешь? Я -- двуликий? Один -- в книгах, другой -- Хлестаков, Деспотов, Подлецов? До-знавай. Хочешь знать, "к_а_к_о_й_ я к тебе _т_е_п_е_р_ь"? Тот же, верный, мучающийся тобою и -- мучимый. Стыдишься, что так писала мне, нежно голубила твоего _п_е_в_ц_а, тебя искавшего и обретшего? Отними же, что вырвалось из твоего сердца. Насильно не держу -- бери. У меня, -- пишешь, -- "ни разу не мелькнуло сомнения, что, м. б., неправильно обвинял"? Зачем новые обвинения? мало тебе, подавлен? Рабом никогда не буду, как бы ни любил. Ты не укротишь меня, ты лишь отдалишь меня -- сама. Никогда я не посмел бы помыслить о твоей "ошибке" в отношении к другим. Но я не бесплотный дух, и, исходя из тобой же данного, мог смутиться, не имея права на то, т. к. "повесть" твоя дает тебя _д_о_ нашей "встречи". И этого ты не можешь мне благостно простить. Ты даже не признаешь за мной слабости Фомы, ты строже самого Христа: ибо ты все, все замещаешь собой, слишком ты -- _в_с_я_ _в_о_ _в_с_е_м! Ты писала, что твоя мама и родные, -- а они ведь знали тебя куда больше, чем я, на их глазах протекала твоя жизнь, -- и они усумнились и не знали, где правда! За что же ты так обрушилась на меня? и когда нее? Когда я молил уничтожить мою проклятую открытку! Ты не давала мне, сама, твоей черточки характера, об "игре с партнерами"? Ты не поселяла в моей душе сомнений? томлений? Не признавалась ли в "легкомыслии"? -- (доктор No 2). Не говорила: -- "я вела порой "игру" на "очень высокой ноте", и когда прием партнера -- спортивное-то словечко! -- мне не нравился, я часто _с_р_ы_в_а_л_а_ игру". Ч_т_о_ это?! Искание _и_д_е_а_л_а? безупречная _ч_и_с_т_о_т_а? Ты сама так себя открывала, и ты же все рушишь _н_а_ _м_е_н_я?! Т_ы_ _и_г_р_а_л_а... Как же я с самыми чистыми намерениями к тебе, мог отличить, где "игра", и _г_д_е_ -- "мучительное искание чистоты"? В "игре" всегда азарт, всегда скольженье, и всегда опасность -- сорваться. Я привык, что ты все сгущаешь; измучаешь, а потом, так легко признаешь, что все это "глупости". За что же ты мучила _з_а_ "глупости"? Та история с г-жой Земмеринг... -- где я ни в чем не повинен... как ты мне накидала обвинений?! Писала: "так еще ни-кто, ни-когда меня не оскорбил, как ты!" А оказалось все -- "глупостями". Нет, ты любишь терзать... себя и -- меня. Не изворачивайся: писала: "содержание твоих писем я могу сравнить лишь с универсальной _п_о_д_л_о_с_т_ь_ю_ "Н."!" _Ч_т_о_ это значит?! Содержание -- т. е. "мои слова"... и мною сказанное тебе, как и сказанное "Н" твоим родным -- _о_д_н_о_ и _т_о_ _ж_е_ -- _п_о_д_л_о_с_т_ь. Двух толкований не может быть. Тебе приятно высекать из меня искры? Ты их много выбила, приняв мое сердце за кремень, и, высекая своим -- подчас убийственным кресалом, -- ты не хотела видеть, что вместе с "искрами" -- моими пылкими и яркими образами в письмах, -- били струйки крови... которых ты не отличала от "искр". Тебе это доставляло болезненное наслаждение? да?! Сердце мое устало. Я ли именовал тебя "скальпоносицей"? Так именовал твой родственник, лучше меня тебя знавший. Прав ли он был? Зачем же тогда писала мне? Ведь должна понимать, что всем этим ты создаешь во мне определенное впечатление. Сгрудив в 7 письмах твои "искания", где все, как нарочно, сводилось к одному -- к увлечениям, к "поцелуям"... -- ты называешь это моим словом -- "порханья"... -- ты обрушиваешь на меня страшные обвинения в утрате веры в тебя, когда я лишь колебался, был в смуте, молил не принимать моего невольного вскрика боли... молил поверить, что для меня ты -- все _т_а_ _ж_е, чистая, светлая Оля! Разве все тобой сообщенное не давало мне права сделать -- пусть невольно-ошибочно! -- вывод о легкости отношения к "чувству"? Оля, нельзя требовать, как бы я тебя ни любил, -- или молчания моего или -- только восторгов тобою. Не ты ли упрекала меня, что я с тобой неоткровенен?! А когда я открываюсь тебе, ты обвиняешь меня, что мешаю тебя с грязью! Я не выдумывал грязи о тебе. Разве молчальника и песнопевца только ты, _т_а_к_а_я, требовательная ко мне, примешь во мне? можешь любить? Нужна ли тебе моя игра с тобой "в поддавки"?! Надо кончить с таким отношением ко мне, мне уже нестерпимо от боли. Смотри же в совесть твою, она чутка, она тебе все скажет. Я все не постигаю, где искренность, где... самообман -- в тебе. Ты когда-то писала: "я хотела бы к тебе приехать", о "встрече". Из чуткости к тебе, страшась смутить семейный покой твой, еще не зная о твоей семейной жизни, чувствуя, что ты можешь увлечься мной... -- это же так возможно! -- я удерживал тебя от такого шага. Ты поставила и это в вину мне. А когда я тебе открылся, предложил чистым сердцем -- связать _з_а_к_о_н_о_м_ твою жизнь с моею... ты "была потрясена"! ты... запретила мне посылать тебе заказные письма и все, что могло бы вызвать внимание окружающих. Когда ты была искренна? Я уступил тебе. Я дал тебе сроку -- до Нового года. Нельзя же вечно кипеть так, как кипим мы оба! У меня -- мое заветное, моя работа. Я не смею _в_с_е_г_о_ себя сжигать. Я тебе отдавал лучшие думы, лучшие чувства. Я ждал. Ты звала меня. Я и обещал, и уклонялся. Почему? Стыдился признаться тебе, что не мог бы смотреть в глаза твоему брату, -- _з_а_-_ч_е_м_ _я_ появлюсь, крадучись..? Ведь не в твой дом приду, как знакомый семье... а где-то, в чужом месте... "встреча". Меня, всегда ходившего прямым путем, _э_т_о_ смущало. Я признался. Тогда ты -- снова! -- даешь надежду: "хо-чешь? я приеду... я постараюсь..." Я говорю -- да, хочу, приезжай, свяжи свою жизнь с моею! -- "Да... но мне трудно... меня не пустят..." И снова, снова... ласканье надеждой... Наконец, -- "меня пускают! на Лейпцигскую ярмарку"! Я уже вижу тебя... я пишу тебе... как приехать... И снова: -- без объяснений -- "я _н_е_ приеду... я не могу..." Что за... игра?! Зачем это вытягивание нервов сердца?! Зачем обнадеживание? зачем -- удар?! Чтобы тянуть время, пока не случится _ч_у_д_а...?! Ты можешь ждать, тебе это дает много, моя переписка... я _н_е_ могу. Разве я не прав?! Разве я не смею сказать: надо же кончить, последние мои творческие силы размениваются на это призрачное кипенье в надеждах и разочарованиях. Но ты не можешь отказаться от наслаждения томиться и томить. Ты изыскиваешь, что же еще навалить на мою измученную душу. Ты в скольких письмах пишешь -- я тебя назвал "полуобразованной"?! Я потребовал: приведи мои точные слова. Где я сказал? Я жду. Или это мое замечание -- о "паре дней", что это неродственно духу русского языка? Но ты же сама писала, что хочешь учиться у меня, слушать меня, что ты так мало знаешь. Оля, я не мальчишка, и понимаю, что такое "образованный". Что я тебе писал -- о тебе? Перечитай. Ты увидишь, как я восхищался тобой, умом, сердцем, много-знанием?! Я все из сердца вынул и дал тебе. Мне не стыдно, что я не _в_с_е_ знаю. Кто знает _в_с_е?! Покойная Оля многого не знала, что ты знаешь. А как я любил ее, как чтил! Ключевский, наша гордость, женился на своей кухарке218 -- и какой это был брак! как он уважал ее, чтил! любил! хранил память о ней! Я знаю это, потому что я жил в его доме219. Оля, Оля... Твой Ваня знает, что такое "образование" и умеет отличить истинное. Я знаю, как ты жила, как страдала, _в_с_е_ знаю... и как же разрывается мое сердце, когда его колет твоим страданием (* что я, такой "нечуткий", не понимаю, как же трудно в таких условиях учиться!). Я плакал от боли, от горечи -- или я палач? И это после всего, что я говорил тебе о тебе! Ты мою нежность, мои восторги называла "молебствиями" и уже не даешь им цены. Тебе нужны какие-то призрачные "концы", чтобы, схватив их, добраться до сердца моего и сжать его сильней. Оля, в нем две незаживающие раны... ты еще ранишь, ты третью хочешь..? зачем? и -- что все это?! Ведь ты и к чужим благостна была! Ты _в_с_е_ отдавала... интимное свое, дневники, просиживала у больного, часами, позволяла, чтобы тебя за руку вытаскивали с танцев... -- а у меня... тебе хочется добраться до еще неизраненного места в сердце -- и _у_к_о_л_о_т_ь?! ты ко мне относишься безжалостно? Хуже я всех для тебя? и мои раны -- ничто? и последние мои силы, которые не мне, не тебе одной только нужны... а мно-гим..! -- можно пустить на ветер, в искры, в струи крови, в дым?! Не верю. Значит, тут не воля твоя, добрая или недобрая, а -- болезненность твоя, Оля. И ты права: надо лечиться. Сколько раз я говорил тебе! посылал лекарства... -- ты отмахивалась... наконец, согласилась. Мало тебе моих мук, надо еще? Зачем написала, что "я _п_о_к_а_ не буду тебе писать о моем здоровье... я здорова". _Ч_т_о_ это?! Бросить тревогу -- и -- закрыться. ""Необразованная" я..." Ах, Оля. Не безумствуй: "необразованные" не могут писать. "Я не буду писать". _Ч_т_о_ это? Новый укол? Дари -- образованная? Дамаянти -- образованная? Прочти, если не читала Жуковского "Наль и Дамаянти"220. Очаруешься. Для меня образование -- сердце. -- Оно -- _в_с_е. Евангельская Мария -- образованная? Чего, побрякушек тебе надо? Ты же _н_е_ такая. Для русской литературы лучше было бы, если бы Чехов женился "на кухарке", а не на бездарной ломаке-актрисе, образованной для похабства. Я моего Горкина не отдам за миллион Балалайкиных. О твоем сердце я сказал тебе. И я тебя -- "пригвоздил"?! Этими "болями" ты заполняешь нашу странную "сухую" любовь, пока, до решения, которого так и не будет, -- так мне видится. Твоя воля. Не отнимай же у меня _м_о_ю_ Олю! Ради Господа, не отнимай... Я, ночами, сухими слезами плачу. А знаешь ты, что это такое -- сухие слезы! О, если бы вылились они! И мне бо-льно. Ну, снова изыскивай на мне вины, из всего, что теперь написал тебе.
   Но помни: у меня все -- на исходе. Я дальше не могу так, не смею. Я -- не для только переписки, я -- сознаю свой долг перед Богом, давшим мне дар, перед русскими -- и не только русскими! -- людьми: я должен писать, _с_л_у_ж_и_т_ь. Теперь я лишь истекаю, болями, кровью сердца, сухими слезами. Я _н_е_ могу больше. Я тебя люблю, очень глубоко, и очень _в_е_р_н_о. Я _з_н_а_ю_ тебя, твои плюсы и минусы. И сердись -- не сердись -- скажу: доктор-кавказец, умный несомненно, верно сказал: твоя любовь может дать пресветлый рай, вознести и счастьем ослепить... и она же может ввергнуть в адские муки, в бездны! Да, я готов признать, что ты -- прекрасная, лучшая, необычайная, гениальная, упоительная, святая, чистая, все-все-все... -- но ты и -- "гололедь", и "русалка", и "мучитель", и "рыбий глаз", и -- все-все-все... Ты изящно-сложна, чутка необычайно, мнительна сверхпонятно, неотразимо влекуща, стыдлива, как мимоза-пудика, "не-тронь-меня", требовательна к себе пуще всех подвижниц, ты за идею на костер взойдешь... ты -- для меня -- Царица из Цариц! Но ты и мучитель мой. Я могу целовать твои ноги, но я никогда рабом не буду, от себя и _м_о_е_г_о_ _н_е_ откажусь. Бери меня таким, как я есмь. И -- решай, не решай, -- но не томи, и скажи все прямо и окончательно. Тогда я сделаю окончательный вывод. Я больше _т_а_к_ не могу. -- Напиши о здоровье мамы. Я послал ей "Няню". "Грелочка" твоя чудесна, я не вылезаю из нее. Целую ее, глажу, чувствую в ней твои любящие глаза, чувствую нежность пальчиков. О, чудесная, моя, _в_е_ч_н_а_я, Оля! Я люблю, люблю тебя. И -- страдаю. Закончу завтра. Твой Ваня
   [На полях:] Оля, я -- прежний, твой Ваня, верящий в тебя, чистую! Но я так исстрадался!
   На обороте последних твоих писем ты уже не даешь своего родового имени "Субботина" -- что это? Отказ от себя? Окончательное утверждение в голландском "доме"? Решила? Вот оно, наконец, твое "решение"?
   Тогда -- простимся. Я отойду. "Игра" окончена? Давно пора. Завтра до-п_и_ш_у. Господь с тобой.
   Вдумайся, возьми себя в руки. Я все написал -- от страшной к тебе любви. Не отвечай спешно. Все это очень важно. Это -- моя _п_р_а_в_д_а.
  

108

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   13.II.42 3 ч. дня
   Олюша, милая, да когда же ты перестанешь себя томить, когда примешь открытое тебе мое, все, сердце?! Я _в_с_е_ сказал тебе об "ослеплении" своем, во всем повинился, сознал вину свою -- невольную, от беспредельной любви к тебе, лишающей меня "хладного рассудка", обострившей _в_с_е_ чувства во мне, -- и все под-чувства, -- порой и мутные! Ты умна, и все понимаешь, как никто. И нечего мне шарить в твоей душе. Не обижай, никаких "доказательств" твоих не смей посылать и -- прошу! -- не говори больше об этом. Для меня -- и _п_о_в_е_с_т_и_ твоей нет и _н_е_ _б_ы_л_о. Просто: я узнал тебя, _л_у_ч_ш_e_e_ в тебе! Забудь. Я сказал: ты для меня -- _в_с_е, пусть это грех, кощунство, но это не _с_л_о_в_а: ты для меня _в_с_е, и без тебя я _н_е_ могу, и _н_е_ буду. Зачем письмо 24.I221 называешь "разумным"? Это боль моя за тебя, страх за всегда возможное твое разочарование. Сознание -- трепет, -- ответственности за твои страдания. Не "про запас держать" -- совсем не уходить от сложившейся твоей жизни, -- этого я _н_е_ мог и думать, а позволил себе, -- и с какой же болью! -- остеречь: ну, представь... ну, отвернешься от меня... -- а мне ведь больно, что ты опять на тяжкую жизнь, на работу, где-то... -- ведь я теперь всю твою жизнь знаю, восхищаюсь подвигом твоим и плачу о твоих страданиях, бедная моя девулька... -- я бы на руки тебя взял и укрыл бы ото всего, ото всего... ты мое дитя, в тебе смешались для меня: и дочь, которой мне не дала судьба, и самая любимая... -- я не могу сказать это обычное -- и какое все же таинственное слово -- _ж_е_н_щ_и_н_а! -- самая любимая, огромная часть души моей, Оля моя, святая моя, чистая моя! Вот, в каком смысле писал я тебе и, должно быть, боялся, что ты примешь неверно, -- и как же верно думал! -- я даже и там оговорился: не подумай, что я "отмахиваюсь"! Мне больно это читать. Я знаю, _к_т_о_ ты, и знаю, что ты не вернулась бы... слишком ты... О-ля! И потому разумел: ты для меня -- святое, и я мыслью не посягнул бы сделать тебя своей, коснуться тебя нескромным взглядом даже, пока ты не определила бы, что не ошиблась, что будем с тобой -- навсегда, -- _о_д_н_о. Главное -- то, что писал тебе в первых письмах, _к_а_к_ мыслю жизнь нашу. Высшего счастья для меня -- неразлучно с тобой -- нет. Не надумывай на меня томящее тебя, мнимое твое: не изобретай для себя слов пытки, как "гнушаешься", даже в кавычки берешь, будто это мое слово! Это же ты сама себя растравляешь, это болезненное твое. Ничем я "снова, чем-то" _н_е_ уязвлен! Я тебя люблю, и только, в этом чувстве -- весь я, и вся для меня -- ты. Достойная не любви, а -- преклонения. Я пишу это сознательно -- я искренно считаюсь с недостоинством своим. Прими же мою _п_р_а_в_д_у. Да, я верю крепко, мы были бы счастливы. М. б. даже _с_л_и_ш_к_о_м_ был бы счастлив тобой я, я. И страшусь. Лет своих?.. Но что я могу... когда я весь поглощен образом твоим, живою твоею сущностью, мое неземное счастье! Или я исключение? Нет. Ты знаешь эти примеры жизни: это у людей, наделенных _ж_и_в_о_й_ душой, душевной жаждой неутолимой, неиссякаемой с годами. Не с великими исключениями себя сопоставляю. Охваченные творческими страстями, есть души, для которых тленное -- не имеет власти. Они не могут _н_е_ любить, не творить любви, _н_е_ жить: они всегда _н_а_д_ собой, над обычным. Это -- души певучие. Таков был Гете, Тютчев, Пушкин был бы юн до дряхлых лет своего тленного. Таков был и чистый лирик-романтик -- наш Жуковский: первая любовь его222 -- уже 35-летнего, к своей 10-летней племяннице -- ! -- "побочной", -- брак не состоялся, помешала "религиозная" мать ее... -- но они любили друг друга! -- мучились. И вот, после ее кончины, он, в 50 лет, полюбил 12-летку! И она... его. Это была дочка художника Рейтерна223. Промежуток в 3 года. Новая встреча. Она, 15, "кидается ему на шею, только увидала". Его это потрясло. 5 лет промежуток, -- новая встреча. Интересны ее письма о чувстве к Жуковскому224. В [18]41 г. -- Жуковскому было 58 л., ей 20, дарит ей... часы и "косвенно" делает предложение: "позвольте подарить вам эти часы. Но, знаете ли, часы показывают время, а время есть жизнь. Вместе с этими часами я предлагаю вам всю мою жизнь. Принимаете ли вы ее?" Она "бросилась ему на шею"225. Они прожили 10 л. Трое детей, мальчик и две девочки. Одна скончалась226. Жуковский умер 69 л. Брак был исключительно счастливый227, "безоблачный". Да ведь и Жуковский был безоблачный. См. стихотворение Тютчева, на его кончину228. Таких случаев было много у "живых душой". Тут _в_с_е_ -- в силе, в жизненности душевной. И эти примеры мне так освещают то, что переживаю я, любя тебя, Оля. Ты для меня -- _в_с_е. Ты -- Душа моя. И без нее-тебя -- я _н_е_ могу. И так _п_о_ч_е_м_у-т_о_ надо. Для зубоскалов это -- повод к плоскостям. Для _Ж_и_з_н_и_ -- один из её таинственных законов. _Э_т_о_ -- чудесное обоснование бессмертия духа (намек на это -- в "Куликовом поле", в озарении Оли), его самостоятельного бытия, вне зависимости от тела-тлена. Но _т_у_т_ и само тело -- покоряется власти души: оно тоже творит, рождает. Тут залог "бессмертия всего тленного", быть может?! Очевидно какой-то таинственный закон, ускользающий от биологов, анатомов, физиологов. Мы с тобой _э_т_о_ _з_н_а_е_м, ибо мы _э_т_и_м_ живем. Да, ты права: мы могли бы быть счастливы, и мы нашли бы такой _п_л_а_н_ жизни, в любви и единомыслии, в котором были бы "безоблачны". Я непоколебимо верю, _з_н_а_ю. Да, будем просто принимать "из души в душу" друг друга.
   Чтобы закончить "испытания-пытания" наши, скажу: письмом твоим от 2.Х -- я никак не ограждаю себя. Я понимаю, чем оно было вызвано. Если я поминал о том, "что было 9.VI.39", то потому, что хотел вникнуть в твою жизнь-томление. Чем ты была убита, почему весь день плакала? и -- почему _м_н_е_ написала? Я не знаю. -- Ты писала о поездке на Лейпцигскую ярмарку. Я ухватился за это. И ты, написав, что это "легко" и тебя пустят... теперь говоришь: я _н_е_ поеду. Почему же писала?.. зачем подавала надежды? _у_н_е_с_л_а_ меня? Я объясняю это твоим состоянием, -- болезнью. Ты больна, у тебя и малокровие, и неврастения. Да, надо лечиться. Почему я упустил из виду, не послал тебе с о. Д[ионисием] селюкрин?! Но в Голландии есть же кровяные сыворотки, "hemostyle"? Меня тревожит, меня томит это. Почему написала: "я _п_о_к_а_ о своем здоровье писать не буду"? _M_н_е_ не нужна встреча, чтобы узнать тебя: я тебя _в_с_ю_ _з_н_а_ю. И я люблю тебя, и я уже сказал тебе: вот мое сердце, вот я, весь... -- для меня не может быть оглядки. Я давно решил, бесповоротно. Никаких колебаний, опасений: я лишь страшусь одного: достоин ли я _т_е_б_я?! Таким и бери меня, бери или -- отклони. Почему -- до конца войны не увидимся? Так же можно и дальше: и после можно не увидеться, если совместно _н_е_ захотим. Помни: для меня каждый день -- невозвратим. Я в последние дни подавлен: кругом умирают, смерти, смерти... мы все в руце Божией, да... но шансы не равны. М. б. мой _ж_и_в_о_й_ дух дает мне силы. Но я -- как пятак: прекратился "толчок", -- и... конец. Это -- тоже неразгаданное. Но я это сознаю. Погляди, сколько сил отдал я этому дивному чувству -- любви к тебе! Огляни мои "писания любви". Это уже то-мы... и в них много сил рассеяно... -- я не жалею... Но, Оля... -- если бы мы встретились в 36... -- _э_т_о_ _в_с_е_ перелилось бы -- в иное. И наше _л_и_ч_н_о_е_ -- получило бы жизнь -- в мире, в иных -- и м. б. чудесных -- формах. Я не сожалею, но мне -- страшно, что так долго не может продолжаться. Я -- ты не укоряй меня, -- но я -- ив согласии с тобой, -- перекрестясь, временно отойду от писем... я буду тебе писать раз в неделю, кратко: я хочу уйти в работу. Пусть теперь она будет толчком для катящегося пока "пятака"! А я могу писать, когда могу _т_о_л_ь_к_о_ писать в работе... -- двоиться я не могу, -- или -- или... Когда бы мы вместе жили... -- другое дело... -- ты -- вот ты... твой взгляд -- уже сила-толчок мне... -- и я в обладании себя, я силен и твоим, и моим чувством и -- покоем. Теперь... -- я горю, сгораю... томлю, томлюсь... -- а дни уходят... я _г_л_а_в_н_о_г_о_ не доделал! Не говорю уже, что _с_м_ы_с_л_ брака, его святость... теряют возможности, свою _о_с_н_о_в_у, мою светлую -- и твою, Оля! -- надежду! Счастливец Жуковский! Он пел лучшее свое, не взирая на _в_р_е_м_я, когда... любил. И создавал _д_е_т_е_й_ -- духовных и -- брачных, малюток светлых. "Сухой" любви я не понимаю, я ею томлюсь, от нее сгораю. Да, очень это _в_а_ж_н_о_е... и требует силы воли, решимости. Я тебя понимаю, давно понял: нет, тут, в твоем -- _н_е_т_ таинства-Брака. Тут -- кощунство над браком-Таинством. Тут нет _Л_ю_б_в_и, семьи, _о_с_н_о_в_ы, _п_р_е_д_м_е_т_а_ Таинства. И "человек да не разлучает" -- тут не при чем. "Что Бог соединил..."229 -- _ч_т_о?? Вот -- э_т_о-то?! Нет, мы знаем Его, читай Евангелие -- Его "свободу Духа". "Дух живет, где хощет"230. Для Духа -- нет буквы, формул, рамочек. Взяточники консистории и "духовного суда" -- легко "разлучают"... Та-инство?! Как все шатко. Совесть, -- твоя чрезмерно-чуткая совесть -- вот мерило! Ты права, ты -- свята. Бог знает, чего мы ищем, _ч_е_г_о_ хотим. Мы -- _с_в_я_т_о_г_о_ хотим, непохотей. И мы -- правы. Я в себе _с_л_ы_ш_у_ -- _в_ы_с_ш_е_е_ веление, как в творческом акте, когда думаю о жизни с тобой. Бог видит.
   Всего не написал, продолжу завтра. Твоя "грелочка" -- чудесна! Целую глаза, пальчики, бедная моя, трудница моя! А узнав, как ты металась... чтобы дать мне скорей "теплушечку" твою... -- о, теперь она еще священней, ми-лая..! Буду счастлив, если ты порадуешься клюкве! и -- всему, что я так радостно искал, чем бы тебя порадовать, дитя мое. Посылаю тебе "зимнего", пусть "парижанина из... Москвы". Не отвернись, плохо вышло, мелко очень... Пришлю Олю -- _и_н_у_ю, _с_в_я_т_у_ю. На днях уменьшат ее "посмертный лик"231. Тяжело, но я пошлю. Ты ее любишь, чтишь. Никому не показывал, никому не дал, -- только Ивику -- его "теть-Олю". -- Олиську. Целую. Господь с тобой. Твой Ваня
   С приложением фото-паспорт.
  

109

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   15.II.42 10 ч. 30 вечера
   Светлая моя Олюша, так пусто, так мне одиноко. Письма твои тревожны, мучительны. Больно мне было писать тебе, что написал, но надо было все сказать, чтобы ты все во мне знала и не искала бы "новой стороны" во мне. Спрашиваешь: где ты, прежний мой? Вот, все тот же я, и все больше люблю тебя, хоть ты и томишь меня. Когда-то писала ты -- "тебя я не стану мучить, не буду с тобой, как с другими... я буду очень бережна, чутка..." И вот, стоило мне только высказать смуту свою, как ты все собой закрыла, только свою боль слышишь... Где мое Рождество? -- спрашивала ты с болью. Где -- мое? где моя светлая, нежная, чуткая Оля, где моя чистая девочка?! -- плакало в моем сердце? И -- за что?! Ты поняла смуту своих и извинила им, а мне моей тревоги, моей о тебе ревности, -- не прощаешь?! Я опять в пустоте, в тоске, как до июня 39 г., я хочу все опустошить в себе, я не могу молиться, я подавлен. Сникли мои надежды, ушла бодрость, и на распутье я. Вчера ушел из церкви, как пропели любимое мое -- "Ныне отпущаеши..." Боль не отпускает меня. Я не найду мысли, воли написать для тебя автографы. Ты словно отходишь от меня. Ни ласки, ни нежного словечка в твоих последних письмах. И это новое, -- о, какое холодное, -- "друг мой"!.. И -- м. б. случайно это? -- на твоих конвертах -- твое О. Bredius... без родового, дорогого мне! Или ты _д_р_у_г_о_е_ решила, не _н_а_ш_е, что должна была решить? Решила, что ты -- О. Bredius... -- и конец? Зачем это? Чтобы еще больнее было мне? Оля, оставь гордыню. Или не видишь, как ты _в_с_е, _в_с_е_ -- _с_о_б_о_й_ закрыла?! Оля, верни кротость, светлость свою, тихость-нежность, будь же светлой, чудесной, как ты открывалась мне! Это -- не от папочки, такое. В каждом письме боль твоя, тобой надуманная, чтобы растравлять сердце, -- все повторяешь -- "необразованная"! Зачем возводишь на меня, что я будто бы тебя "пригвоздил"? Это стало твоей навязчивой идеей. Это -- больное.
   А сколько света мне виделось! -- и ушел свет. Я не побуждаю тебя -- решать главное, я примирился с мыслью, что ты _н_е_ можешь решить, нет воли у тебя, ты сама себя покинула, ты устала, больна, -- ты вся растратилась на -- чаще всего -- призрачные муки. Ты _и_х_ _и_щ_е_ш_ь, чтобы "всю горечь испить". Мало ее было?! Вдумайся же, спокойно, во все, что написал тебе вчера. Какая радость -- терзать друг друга? Тогда уж лучше забыть друг друга. К чему это томление -- надуманным, несбыточным счастьем? Я теряю веру в него. Я теряю волю -- жить, работать. Когда-то, после второго удара в сердце, после смерти Оли... -- я ждал конца. Я все разметал и кинулся в монастырь на Карпатской Руси, -- около него окончить дни, когда меня, в июле 37 г. вернули к жизни после тяжелой болезни. Но и монастырь не мог утолить тоски, закрыть пустоты. Или я что-то предчувствовал?.. И снова -- проклятый Париж, и снова черная пустота, и снова гнетущая боль одинокости. И мой крик. И ты -- отозвалась мне, _с_в_е_т_ мой, вечерний! Зачем _о_т_о_з_в_а_л_а_с_ь_ ты? -- чтобы поманить далеким отсветом... несбыточного счастья?! Зачем?! ... Теперь еще больней, еще ужасней сознание грозящего одиночества, _н_о_в_о_й, страшно болезненной, невыносимой _у_т_р_а_т_ы...-- _т_р_е_т_и_й_ _у_д_а_ р?! Но его я не выдержу, я знаю, -- у меня нет сил выдержать. Я не могу молиться. Я не хочу жить -- без тебя не хочу, не могу, не стану. Я _в_с_е, кажется, дал, что было во мне сил. Я счастлив, что отдал тебе светлое мое, м. б. лучшее из просветлений духа... -- мое "Куликово поле", связал душевно себя с тобой. Помни своего найденного Ваню... -- он плакал, когда писал. Не знал -- для _к_о_г_о_ писал... И вот, узнал -- для _к_о_г_о, и -- отдал. Там тоже -- Оля. Да, так и _я_в_и_л_о_с_ь, в янв.--февр. 39-го, за 4 мес. до _т_е_б_я. Переписывая для тебя теперь, я чуть пополнил _е_е, Олю...232 чуть усилил ее черты -- _т_в_о_и_ -- мне дорогие... -- смирение, чистое сердце, благоговейный порыв-восторг, _в_е_р_у, что _в_с_е_ _ж_и_в_о_е, и _н_е_т_ _у_т_р_а_т... у Господа нет утрат, и у тех, кто во Имя Его живет и верит... И _в_о_т_ -- болью слышу _о_т_в_е_т_ мне -- _у_т_р_а_т_а! Неужели надо принять эту, _н_о_в_у_ю, когда _о_з_а_р_я_л_а_ _в_е_р_а?! Оля, ведь я прежний, люблю тебя, верю в тебя... -- зачем же ты так? зачем не веришь мне?! Ищешь во мне, чего во мне нет, -- ты же _в_с_е_ во мне знаешь! Оля, м. б. Он, Преподобный, кого я дерзнул дать в своем искусстве... м. б. Он помог мне найти эту -- Олю -- мечтаемую, искомую, взыскуемую?! Ведь это твой духовный образ выяснялся мне, -- ненадуманный, -- явившийся сердцу моему, нежный, чистый... -- я плакал с ней тогда, в той комнате, склонившись к ногам Святого... я задыхался в рыданиях, в благостности... _т_о_г_д_а! И Он -- _б_л_а_г_о_с_л_о_в_и_л_ меня? положил и мне свою десницу на усталую голову? и сказал -- "пребуду с тобой... до _у_т_р_а". До утра -- с тобой, _у_т_р_а_ дня "в_с_т_р_е_ч_и" _с_ _т_о_б_о_й, Оля моя! Не знаю. Я был счастлив. И вот, _п_р_и_з_р_а_к_ светлый... _о_т_х_о_д_и_т? гаснет?.. Не уходи, Оля. Не мучай. Нет, я не стану удерживать тебя. Делай, как хочешь. Мне стыдно, я не хочу, чтобы даже ты меня жалела. Милости мне не надо... Ушел Святой от меня, и опять пуст кров мой, и дни опять пустые, и ночи без сна.
   Будем благостны друг к другу... -- говоришь ты. Будем же Господа просить помочь нам! Будем искать друг в друге не темное, не острое-колющее, а доброе, _н_а_ш_е, от Света, чем живем _и_с_т_и_н_н_о_ _о_б_а, что, знаешь ты, всегда вело меня в моей нелегкой работе, в томленьях и сомнениях и -- в восторге творческом! Я всегда искал _с_в_е_т_а_ в людях, я тянулся к нему и старался показать его в людях -- людям. Зачем же в жизни быть _д_р_у_г_и_м, злым, темным?! Будем молить Его, светлого Пришельца, благовестника... -- благословить и нас, дабы пребыли в мире. Ведь ради нее, ради _с_в_е_т_а_ в ней, в Оле, явился Он, ради ее _в_е_р_ы! -- а не ради отрицающей гордыни _о_б_р_а_з_о_в_а_н_н_о_г_о. Будем же просить Его дать нам указание путей, дать Свет Креста нам! С этим Светом мы перенесем и разлуку... _и_м. б. _в_с_т_р_е_т_и_м_с_я, _т_а_м, Оля?.. Во-имя Его, Светлого благовестника, дозволившего мне дерзнуть -- явить Его... давшего мне _с_и_л_ы_ _п_о_н_я_т_ь_ Его... -- Оля, будем же жалеть друг друга! Этот _с_т_р_а_н_н_ы_й_ рассказ мой... -- _к_а_к_ он томил меня! как пугал бессилие мое! -- и _к_а_к_ же я трепетно преодолевал... и как я трепетно _с_л_ы_ш_а_л, что мне открывается и _д_а_е_т_с_я... -- такие были осияния глубокой ночью, когда я вскакивал с постели и бежал к столу записать неразборчиво, дрожащей рукой _м_ы_с_л_и... _о_с_и_я_в_ш_и_е!.. -- сколько было сладких и бурных мигов! -- если бы я мог тебе, _с_а_м, прочесть этот _я_в_л_е_н_н_ы_й_ мне у ее могилки _с_о_н_ жизни! _п_р_а_в_д_у_ -- Оля! -- мы вместе плакали бы и стали бы так чудесно-светлы, мы слили бы в _о_д_н_о_ слезы наши, добрые, благостные..! Ах, Оля милая... я всю душу отдал бы, всю нежность... тебе отдал бы... и ты почувствовала бы мое сердце и мою чистую-чистую любовь к тебе! И плакала бы ты, и я снял бы светлым поцелуем эти святые слезы! Олюша, я не могу больше, я устал... Сейчас думаю о тебе. Ты, м. б. уже была в Гааге и получила мои ласковые малые памятки о тебе. Я хотел, чтобы родная девочка порадовалась малому _р_о_д_н_о_м_у, что только _т_а_м_ есть, было... что она в детстве знала... клюкву, чернослив, запахи поста... вязигу, странную такую... большего не мог найти... искал нашу пастилу, клюквенную, яблочную -- нет, пряников, постного сахару... Да, забыл! Надо бы халвы тебе! Господи, за-был!.. Есть, ведь... Оля, как греет твоя "грелочка"! Как я люблю ее! я ее целую, глажу, ласкаю. Я прижимаю ее к лицу, глазам... и это будто ты, Оля моя... твои пальчики, твои токи света из глаз -- в ней, твое дыханье в ней, твои вздохи... _т_в_о_и_ думы... Я вижу эти петельки... эти... Оля держала, тут -- она, ее боль, ее губки, ее, быть может, слезы... и ее тревоги. Как она дорога мне! Я ее ни-кому не отдам, я ее не _о_с_т_а_в_л_ю_ _з_д_е_с_ь... она не пойдет старьевщикам... Оля, целую, светлая, о, как люблю, Оля моя! Твой Ваня
   [На полях:] Сегодня меня друзья насильно увезли в театр -- утренний -- в оперетку "La chauve-souris" {"Летучая мышь" (фр.).}. Милая караимочка233 хотела развлечь мою тоску. Потянула к себе пить кофе. Пришел домой -- мои юные пришли. Но я был все тот же, унылый.
   Оля, прошу, немедленно сообщи о твоем здоровье и о здоровье мамы, или я срочно напишу Сереже. Что ты меня пытаешь?
  

110

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

Сретение Господне

15.II.42

   Дорогой мой Ванюша, дружок!
   Вчера, -- и как светло мне от этого, -- вдруг спала моя душевная обуза, давившая меня невыносимо. Не знаю, что это было. Ужасно только. Вчера твои письма. Утреннее (от 7-го II, т. е. 5, 6, 7 -- ты писал его 3 дня, собирался к отцу Д[ионисию]) твое меня как-то "облегчило". Не ласка, не "извинения" твои, и уж конечно не твои "бичевания" себя самого (!), но просто твое состояние, настроение, какое-то скрытое _в_е_я_н_и_е_ спасло меня. Я вдруг "о_т_т_а_я_л_а". Ванюша, я прежде всего сама рада этому. Я очень страдала этой моей захолодалостью. Я и не думала тебя наказывать ею. Я же сама всего больше страдала.
   Это было не оскорбленное мое самолюбие или еще что-то от оскорбленности. Я не знаю, честно, сама, что это было. Я покоя не находила, себя не находила. Не могла тебе писать. _В_ы_д_а_в_л_и_в_а_л_а. Ваня, у меня все всегда заметно: все мои чувства и переживания не умею скрывать, -- т. е. стараюсь, но лицо (глаза) (* В клинике упрашивали согласиться сделать с моих глаз (остальное лицо закрыть) "Foto-Studie der Augen" [фотографическое исследование глаз, нем.] и доказать, что в лице главный "выразитель" -- глаза. Конечно, не далась.) "выдают". И я не умею быть неискренней, если ласка не идет из сердца, то я не могу говорить ласковых слов. И так я мучилась, что ты их ждешь, а я, ну не могу, не могу. И хочу, поверь, но не могу! Это было. И я болела духом! Мира не было, молиться было трудно. Все было в смуте, не видела далей. _Н_е_ от обиды! Ты этому должен верить! Я знала, что мне трудно будет излить ее, но такого последствия (?) или такого "осложнения" я сама не ожидала. Со вчера мне легче. Ванюша, ты знаешь, что твои "хвалы" мне -- не помогали. Твое "самобичевание" тоже, нисколько. Наоборот! Я уже не верила, что оттаять можно. И вдруг "повеяло" теплом. Спасибо, что ты моей души "сумел" коснуться. Душой же? Ты знаешь, я так была "задергана", что _н_и_ч_т_о, никакая "жалость" меня бы не вернули. Меня самой себе! Я знаю себя, как я могу быть "бесповоротна". И к себе! Я рада, что к сегодняшнему дню мне лучше. У меня все еще тоска, правда, но это уже -- хроническое мое. Это не та "болезнь". Я хотела ехать сегодня в храм, к Д[ионисию], но автобус не ходит. М. б. как-нибудь в другой раз, скоро. Мне так не терпится. Сгораю узнать, как был твой визит у него? Его у тебя? Впечатление? Я же тебе писала о нашем "беспастырстве", еще тогда в 1-ом письме, далеком, но ты меня "пробрал" тогда, сказал, что есть светлые души. В Д[ионисии] я ценю то, что он _в_е_р_и_т, а то ведь много и таких, которые и этого не имеют. Он все же идеалист, хоть и "убогий". Я ему тебя очень "рекламировала" еще давно, тогда [в] 1939 г. Спросила: "читали?" "Да". ""Пути Небесные" Вам нравятся?" "Да, что-то помню, нравилось". Я думала, что "кривит" святой отец. О "Путях Небесных" нельзя "что-то помнить", тем более, если они нравятся. Они берут всего! А м. б. и читал, но по монашеству стесняется чар Дари?! Ваня, я конечно все в "Путях Небесных" для себя нашла. Разве не писала? 10-го янв. ночью я проснулась и сказала: "там весь мой Ваня!" И взяла тебя всего в сердце, душу, в _г_л_а_з_а!
   Я 8-го и 9-го была слишком оглушена. Пойми! Письма были ужасны. Хуже открытки. Я бы тебе все процитировала, но не хочу бередить, хотя и переболело. Там ты прямо сказал: "ты привлекала не женственностью, а теми особливо-женскими (не женственными) инстинктами, что пониже поясницы. Знаю эту манеру! Тьфу!" И об образовании тоже, совсем ясно. И о маме, много после и в этом особый был мне ужас, что так долго "возишься", что не оглушенность твоя только, но длительное обсуждение. Ты уже "каялся", когда в конце вдруг сказал: "у тебя от папы твоего светлая душа, а от мамы... физиология? Думаю, что не ошибаюсь. Ты была странно воспитана и не умела пользоваться предоставленной тебе свободой". Я никогда не выискивала, чем бы тебя еще уязвить, как ты это думаешь, -- Боже, что бы я дала, чтобы преодолеть себя тогда и быть милой -- Олей. Нет, я искала всюду следов мгновенной слепоты, ревности твоей, чтобы _о_п_р_а_в_д_а_т_ь_ и не находила. Ибо ты сам все это заранее уже оговорил! Понимаешь, почему было так больно? Но довольно! Вань, как жаль, что перо сломалось! Отчего? Неужели обман? Не золотое? Я его за золотое покупала. "Монблана" не было уже нигде, а это "Ватэрман" очень хвалили. У меня такое тоже. Я люблю, и пишу хорошо, только _т_у_п_ы_м_ пером, но тогда, когда себе покупала, не могла найти и взяла какое было. Это не мой почерк -- тонкий. Я пишу тупей и круглей. И. А. восторгался им, -- он, кажется, занимается этим. А тебе я гадко пишу, не умею тонко и всегда спешу "ухватить" мысли. Твой почерк тоже для пера тупого. Я люблю очень, как ты пишешь, имею в виду сейчас и внешне. Я тебя очень люблю! Всего! _О_ч_е_н_ь! Ну, поцелуй! Конечно "м_о_ж_н_о", -- у шейки!.. за ушком? Тоже! Но только сегодня, а завтра -- Пост! Будь пай! Не "волнуй" меня фиалкой-любкой!.. Я думаю, что знаю этот цветок под названием "фиалка", белая, восковая, душистая, но бывают такой же формы сиреневые, без запаха. Да? Эта? {В письме рисунок О. А. Бредиус-Субботиной.} Я плохо нарисовала, только вообще, конечно. Почти что натуральной величины, м. б. чуть меньше. Чудный аромат! Несказанный! Их в Костроме звали "фиалкой". Эта? Ваня, Ваня, какой ты... _г_л_у_п_ы_й! Да, да, _г_л_у_п_ы_й, мой умница! Чего ты такое выдумал? Мне нравятся голландские ковры и т. п. И этот "уют"? Дурашка! Разве мне нехорошо было бы _д_о_м_а? У нас, _т_а_м? Какая бы там ни была "бесковровая" (а м. б. и больше, "безводная", "бессветная", "безванная" жизнь!) жизнь? А ты -- Россия! Все твое -- богатство, жизнь, счастье! И чудесное! Я знаю!
   Чего ты себя все принижаешь? Не смей! У меня никакой роскоши здесь _н_е_т! Я очень просто жила всегда девушкой и теперь я никакая не "важная дама", а та же Оля. Я все сама делаю, ты даже не подумаешь что. Я все умею. Только для тебя бы стала учиться готовить. Ты такой гурман! Я русской кухни мало знаю, такой обширной, твоей. Ах, ах, чего ты накрутил! Вязига, чернослив, бананы, бисквиты... Господи, Ваня, себе бы оставил! А "Ваню-Москвича" забыл? Не послал? Пошлешь? Пошли! Я не знаю, приехал ли Дионисий, -- думаю, что получу от него письмо. Ах, Ванечек, говеть вместе! Чудно бы! Сегодня мне снились... _м_о_и_ _р_._._ы. Подумай! Я так безумно боялась и все молила доктора помочь. И начало уже испытала, были боли страшные, и проснулась. Болей наяву нигде не было. Я читала твое письмо о Дари и вот вообразила. Я безумно бы этого боялась. У меня захолаживает сердце порой от дум только. Я в клинике видала этот ужас. Я понимаю, "почему" только год счастья Дари. Ужасно, но _н_а_д_о... Верно! Ваня, _у_ж_а_с, я получила только 3-ье и 4-ое письмо с "Куликовым полем", а 1 и 2 нет! Пропало? Когда послал? Напиши! Я в ужасе! Ванечек, спасибо тебе, о, какое! Ваньчик, но это: "Оле, урожденной С." -- это не для всех? Это только наше? Я не хотела бы, чтобы все, толпа тоже, читали это -- "Оля", твое -- мне, чтобы для всех я прозвучала "Олей". Ты не обидишься? Я "для всех" недоступна, недостижима для них как "Оля". Но, впрочем, чего я расписалась, ты сам это знаешь. Я хочу быть только тебе Олей. Никто меня так, кроме мамы и С, не зовет. Оля! Ваньчик, я боюсь, что все же долго мы не увидимся. Не дают мне визу. Толкалась я всюду. Будем ждать! Но страшно, как "уходят дни и годы, и бегут века"234. И я... "ухожу". Я... будет поздно? Спроси Серова? Или не надо! Уйти с мечтой... о... Знаешь о ком! Вот это ужасно. Я моложе своих лет, мне говорил врач, что "такова и для этого по существу и не поздно, но торопитесь". Может быть поздно. Понимаешь? Сироту оставить без матери страшно. Но, впрочем, что я, об таком?! Мой ягненочек почти что умер вчера. Отходили. У него закрепилось (дали черничного отвара), но стало вздутие кишок. Стонал, страдал, прикончить его хотели. Случайно оставили до утра. Отдышался. Я ему соды дала чуть-чуть. Сегодня отчаянно есть просит. Осторожно даю. М. б. останется?! Цветик растет, но почему-то листочек один подгнил, думаю, черви. Я дрожу над ним. Мышей как-то меньше слышно-видно. Потеплело -- убежали по хлевам. Я "боюсь" их до безумия. Рада, что и ты "не выносишь". Мама на стулья скачет от них. С. и она в восторге от твоей открытки брату. Я тоже, -- ты -- дуся. Ванечка, прости меня сегодня за все и скажи мне мыслью: "Бог простит!" Я твое все-все взяла в сердце. Елочка горела твоими свечками (хоть и в ссоре), ландышки сухие, но чудно пахнут -- ждут весны... будто живые. Да они и живы! Ваньчик, пуловер впору? Я по С. мерки делала. Он должен быть узкий -- только тогда и сядет по фигуре и греть будет. Напиши, и нравится ли цвет? Получил о его "истории"? Чудо!
   [На полях:] Я действительно, и по документам "О. Субботина, супруга A. Bredius'a". Это здешние законы. Когда умру, напишут: О. S[ubbotina] -- замужем была за B[redius]. Это мне раньше очень правильным казалось -- широта нравов, но оказалось, совсем иное.
   О шефе когда-нибудь напишу. Разве я не посылала конца поездки? Никакого повода к ревности!
   Обнимаю на "Прощеное" Воскресенье и целую! Твоя Оля.
   Котишки -- прелесть, начинают друг другом очень интересоваться, но "она" очень целомудренна и стыдлива! Право!
  

111

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   23.II.42 9 вечера
   Ты, Оля моя, снова _м_о_я! Ты просветлела, моя Оля, моя жизнь, мое все, _в_с_е..! Как я был придавлен все эти недели! Я писал тебе, я скрывал _с_в_о_е, я мучился, Оля моя... я не понимал, что с тобой... ты _у_х_о_д_и_л_а, я это в подсознании _ч_у_я_л... и был бессилен уяснить себе. Я знал, что ты необычная, необычайная... но я не сознавал, что ты до такой степени _о_т_ч_у_ж_д_е_н_н_о_с_т_и_ могла сознать себя! Сегодняшнее твое письмо, "срочное", -- благодарю, родная! -- мне показало весь ужас, который грозил мне: только тут я понял, _к_а_к_ ты могла быть "бесповоротной"! Хорошо, что я _в_с_е_г_о_ _т_в_о_е_г_о_ не сознавал вполне: я себя убил бы, если бы я сознал весь ужас. _Ч_т_о_ бы мне оставалось тогда... после _с_ч_а_с_т_ь_я_ -- быть тобой любимым, после твоей открытости мне, после _т_а_к_о_й_ -- пусть из отдаленья! -- близости твоей ко мне, такого твоего светлого доверия ко мне!? О, ласточка... я снова живу... Оля, ты знаешь... тогда... давно, в начале июня 39... когда я в отчаянии был, воззвал к _н_е_й... взять меня отсюда... ведь я _з_н_а_л, что живу последним усилием, что мне жить _н_е_л_ь_з_я... и я только не знал, _к_а_к_ я оборву дни, но сил жить уже не было. Я в слезах, беззвучно, кричал... -- и ты отозвалась, ты меня удержала... потом ты меня крепко удержала, потом ты меня заставила поверить, что можно жить, что надо жить. Оля, вот теперь, когда я узнал, _к_а_к_ _т_ы_ можешь быть "бесповоротной", мне стало страшно: подошло ко мне вдруг, холодом, ужасом... _т_о, июньское чувство пустоты, бесцелья, смерти. Ты устранила... ты вернулась... и я страшусь -- надолго ли? Ведь ты мне уже давно посылала "привет мира". А потом, последние твои письма -- были -- вынужденные, письма души опустошенной, безразличной ко мне... я это _с_л_ы_ш_а_л_ -- и терзался. Письма мои были нежны, -- но я не могу не быть нежным с тобой, даже и отвернувшейся от меня... -- я, впрочем, старался объяснить эту холодность болезненным состоянием, сильной неврастенией, когда _в_с_е_ уже безразлично. Оля, не мучай меня больше, мне страшно... клянусь -- мне страшно. Оля! Ну, ты вернулась, ты будешь прежней, ты мне все простила, -- а я... я без вины виноват... т. е. бессознательно, лишь страстью виноват, а не сердцем, не злой волей. Мама твоя для меня -- _т_в_о_я_ мамочка, твоя гордость, -- и -- позволь же, Оля! -- _м_о_я_ гордость!! Я недостоин говорить так, но я говорю это через свое недостоинство, потому что это -- _в_о_ _м_н_е_ -- ощутимо живо. Я готов ей ноги целовать, т. е. земно поклониться! твоей маме, _з_а_ тебя, за ее чистоту, за мое окаянство. Это грех кощунства, -- был! -- это дьявол во мне изрыгал _з_л_о_е, -- он подсказывал мне объяснения моего "пожара", моей растерянности перед ложно объясненной тобой... -- и я стал беспутным в словах, в корчах своих душевных. Оля, я сегодня же получил и твое -- давнее! -- письмо, от 31.I, где ты дала блестящую -- иначе не могу выразить! -- картину-портрет твоей святой мамочки, твоей справедливой гордости и... моего изумления -- это я вынес из чтения письма, -- моего изумления самим собой, _к_а_к_ я мог не понять, кто твоя мама?! Ведь я же писал тебе, я же чтил ее, я любил ее уже, как твою маму... верь, Оля! Я перед тобой, как перед совестью своею говорю, я же не могу иначе... я не такой же дурной... я хоть и безумным бываю, ослепленным, но я не такой плохой... я могу каяться в безумстве, и я каюсь, и я раскаялся. Оля, ты -- не хвалю же! -- ты -- сверх-умна! ты необычайно глубока, ты умно-страстна, ты -- вся огонь палящий, в гневе... ты -- прекрасна, Ольга! ты -- нет слов сказать, -- _к_т_о_ ты для меня, во мне... ты -- неописуема! неохватна, -- клянусь, ты... я бессилен был бы _в_с_ю_ _д_а_т_ь_ тебя, если бы и хотел страстно, -- у меня, просто, нет сил _д_а_т_ь_ тебя... И знаешь, Оля... это абсурд говорить так, но надо же хоть тень чувства выразить сию минуту... -- я тебя _б_о_л_ь_ш_е_ оценил теперь... -- любить больше _н_е_л_ь_з_я! -- после этого письма о маме... этого блеска ума и чувства... и богатства средств, слов, неповторяющихся! И ты можешь еще писать, что ты -- "н_е_ можешь _п_и_с_а_т_ь!!?" Ты -- _в_с_е_ можешь. Я не знаю, с кем тебя ровнять... я только в изумлении и в исступлении восторга могу шептать... -- "какое чудо эта Ольга! свет какой, моя Ольга!" -- и мне жутко, что ты... -- сердцем моя?!! Я так порой ничтожен... так бессилен перед тобой... видишь, нет никакой во мне гордыни, только лишь могу молиться, в сокровенном смущении Бога благодарить за _д_а_р_ бесценный.
   Оля, ты вернулась?! Ты не будешь больше застывать... отчуждаться мучительно? Ведь я же не так уж преступен?! Оля, вернись _в_с_я, я не могу вынести, я сгасну, я стаю... -- не делай же меня еще несчастней, чем я был -- скрытно -- эти недели ужаса... обманывая себя-- и _ч_у_я. Но... да будет Божья воля!
   Олечек, светлая моя... ты сама выберешь "посвящение" тебе моего "Куликова поля". Теперь же... Вот, просто: "Ольге Александровне, урожденной Субботиной". Я не могу... _в_с_е_ наименование... _н_е_ могу! Это допустимо, ибо это -- правда. Тут лишь опущение наименования, приобретенного _ю_р_и_д_и_ч_е_с_к_и. Я хочу связать _т_е_б_я, любимую, с моим творчеством, с моею душою.
   Уверен, что начало -- письмо 1 и 2 -- "Куликова поля" ты получила. Если нет, -- я снова перепишу, пошлю. Но читай все целиком: _в_с_е_ связано.
   Да, это та самая "фиалка" -- "любка" моя. "Восковка", из немногочисленного у нас семейства "орхидейных". Лиловые не пахнут, да. Запах -- необычайный, "гвоздичный" в основе, но... -- для меня -- полон _т_а_й_н_ы_ и... неопределимой страсти... до мистического ощущения... -- трогает "глубины". Так -- с детства. Ты хорошо нарисовала, верно.
   Мой Олечек, как тебя назвать, какою лаской обласкать -- не знаю. Благодарю, что ты -- Оля... -- только для меня! Права ты, Оля -- не для печати. И знаешь -- это я в порыве чувства -- _т_а_к... в корректуре для печати я изменил бы, _з_н_а_ю. Я это -- только "для тебя". И первой моей заботой, как только наступит возможность издания... -- "Куликово поле"! Я подберу к нему -- _ч_т_о_ подобает, что достойно -- _р_я_д_о_м. А лучше -- издать только это одно, издать _м_о_л_и_т_в_е_н_н_о, очень _ч_и_с_т_ы_м_ томиком, малого формата, как издают стихи... -- ибо этот "святой рассказ" -- стоит особняком во всем моем, как и во всей русской литературе. Тут -- святое дерзание, тут -- моя молитва. Это моя _п_е_с_н_ь_ о... тебе, Оля моя! Я не знал тогда тебя, но я тебя нашел в этом "Поле", _у_в_и_д_е_л_ духовным оком, моя Светлая, Чистая моя, Святая... Я так и сделаю -- склонюсь перед _с_в_е_т_о_м_ Твоим! Навсегда соединю себя с тобою, в _д_у_х_е. В рамке -- в нежной зелени -- издать бы, все странички, как бы -- молитвенную книгу, церковную. -- Я _в_с_е_ бы тебе отдал, из самого заветного, и я не возмерил бы всего, что ты дала мне... -- свое сердце! Оля, поверь, это не словесный оборот, это подлинное мое чувство, _ж_и_в_о_е, -- это Любовь к тебе, это мое родство с тобою, это Душа, _н_а_ш_а, _ц_е_л_ь_н_а_я, воссоединившаяся из частей в нас обоих. Верь мне, Оля! моя Олёль, моя вернувшаяся ныне... прости мне согрешения мои перед Тобою, чистая!
   Олюша, девочка моя святая... льется сердце к тебе, такою нежностью... до замирания... как бы в молитве, самой чистой, горячей самой... возносящей! И -- как это свято! -- я думаю, я грежу... о желанном... неназываемом. Ольга... ты прочтешь, _ч_т_о_ написано в моих глазах, какая мольба к тебе... о -- _ч_е_м?!! ... Как это свято для меня! Нет, Оля... _н_е_ поздно. Ты -- не обычным меряй, не _з_а_к_о_н_о_м_ естества. Ты -- _ч_у_д_о. Ты... чудесным меряй. Для закона -- и то -- 45 лет... круг замыкается: круг жизненных, творящих сил. Но и закон знает исключения, даже до 50 л. Ты -- юная, пойми! Годы -- так относительны! У тебя большой еще запас. Верь, моя чудесная, необычайная. Не тщетна вера эта. Для Господа возможно _в_с_е. Ждать, м. б. не так уж долго. Я верю. Я _х_о_ч_у_ -- и _б_у_д_е_т, если соизволит Бог. Он видит _в_с_е. Душу нашу видит. Будем же молиться! Я весь -- в трепете, как никогда.
   Твоя фуфайка-грелочка... -- чудесная! Я -- как влитой. И так тепло! И так красиво. Все так любуются. Такой я бодрый в ней, как... мальчик. Так и говорят. Вчера была поэтесса235, принесла мне посвященные стихи, не была года 2. "Как вы помолодели!.. посвежели!.." Еще бы... На ночь я кладу грелочку на подушку, за голову, один рукав под подушку, другой -- на "думочку", и -- прижимаюсь щекой. Я слышу тебя, будто это твоя рука... со мной. Я дышу ею, я вбираю твои вздохи, твои _г_л_а_з_а... твое тепло. И так все ночи. Оля, нет минуты в днях, когда бы не было тебя во мне! Да, это правда: ты _в_с_е, во _в_с_е_м. Как жизнь. Ты -- жизнь мне. -- Не болей цветочком! Твои "мотыльки" цве-тут! Еще будет бутончик. 2 с половиной месяца! -- Оля, письмо от 14 -- опять "самооправдание". Я был все неспокоен, все объяснить пытался... -- ну, прости! Кончим же _в_с_е. -- О шефе ты не досказала, как посадила его "на задние лапки". Мне интересно. О "Даше" я все сказал. Получила? В_с_е, _в_с_е_ -- _п_р_а_в_д_а, чистая. Знай же, я _н_и_к_а_к_о_й_ другой женщины _н_е_ знал, и не любил никакой другой, кроме Оли. Ты -- _п_е_р_в_а_я, без нее. Так -- _д_а_н_о. И я счастлив, что _т_а_к. Ты должна долго жить, должна жить в творчестве, твоем -- моем. И -- будешь. Я... жесток к Дари..? Но ты чувствуешь сама, что по заданию -- так _н_а_д_о. Н_а_д_о_ -- оправдание страдания и -- счастья. Не в сроках дело -- в силе чувства, переживаний, напряженности Счастья -- вот. Время -- условность. Нет, тут _н_е_ наказание _з_а_ грех. Тут -- испытание, _з_а_в_о_е_в_а_н_и_е_ Высоты! Тут, наконец, мой творческий _о_п_ы_т... и надо его сделать ясным. Твоя любовь мне поможет. Благословись, приступаю. Завтра Благослови, Оля. Мысленно поцелуй меня, Ваню твоего, родного твоего, горемычного твоего. И -- счастливого тобою. Перышко выправлено, оно -- золотое. Как тебя ласкаю!! как целую нежно, всю, всю! Привил сегодня оспу, _н_а_д_о. Зима зверская, замучила. У меня сносно +9--10, когда добавляю радиатор электрический. Достали мне "мацы" -- из белой муки, _г_о - р_ы! Как хрустит! Я хорошо питаюсь. Ты-то ешь! Будь радостна (* Знай, что тобой живет сердце и как бьется! Творит Тобой!).
   24-го утро. Сегодня за "Пути". Целую. Твой Ванёк
   Не рассерчала за "мышей"?236 а за "Прости"? Это Тоник балует.
  

112

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

23.II.42

   Ваня мой родной, светлый мой, чудесный, прекрасный ангел! Ванюшечка -- солнышко радостное, ласкунчик, нежный, дорогой мой! Неоцененное мое сокровище, счастье мое, единственный мой! Ванечка, не могу выразить тебе всю муку мою за тебя! Христа ради, -- не для меня, -- я недостойна тебя! Но Христа ради молю тебя: у т и ш ь с я! Успокойся! Верни покой и радость! Послушай друг мой единственный, Душа моя: представь, что мы с тобой в своем, далеком храме, никого народу, тихо, полу-темно и только батюшка еще в алтаре закрытом что-то вполголоса говорит с прислужником.
   Одни мы перед Крестом... И я тебе вот перед этим Крестом говорю, Ванечек: успокойся, уверуй, не мучь себя!!
   Я, слабая и грешная, только тобой и живу. Не думаю отходить от тебя. Откуда ты это взял? Нет, _т_а_к_а_я_ _я, что теперь у тебя, -- я _н_а_в_е_к_и. Не возьму никогда ничего, из того, что дала. Не томи себя этими мыслями. Это нельзя! Но мне больно, что большего пока нету. И в этом я не вольна. Подумай! Ты сам это признаешь! Я не могу преодолеть расстояние... и многое другое, не мое. Разве я не хочу? Ну, успокойся!
   Давай молиться вместе... Хорошо, спокойно... Ванюша, я пред Лицом Бога тебе говорю, что _н_и_к_о_г_д_а_ тебя _с_о_з_н_а_т_е_л_ь_н_о_ _н_е_ _м_у_ч_и_л_а. Ты верь мне, что эта проклятая моя "повесть" меня доконала. Я так старалась (не "громоздить") себя найти, и так страдала, что не могла.
   Ненаглядный мой, я вижу, как ты склонился головкой, ты грустен... Ванюша, я на коленках перед тобой, я снизу заглядываю тебе в глаза... Ну, улыбнись, ну, хоть сквозь слезы! Я обниму тебя, тихо и благостно, поглажу, успокою. Тебе так нужно тепло и ласка... Дружок мой, милый!
   Забудь, брось все! Помни только Олю светлую, твою, любящую. Ну, будем же детками Христовыми! Ну, будем!
   Я писала тебе вчера много, подробно, объясняя все мое. Не посылаю. Не надо этого ничего, никаких длинных слов. Ты все поймешь сердцем! Ты поймешь, что Оля страдала, дико, безумно, не могла унять себя, именно из боязни утратить Ваню, писала убито, горько, потому что иначе не могла. Серии писем горьких Ваниных, вызвали потоки таких же Олиных... Но письма ползут и опаздывают... И получается нескончаемая мука...
   Ванечка -- радость моя, моя весна и счастье! Ванечка, друг мой! Ты увидишь, что уже 20-го и 21-го я тебе писала о том "кризисе", который я теперь переживаю. Побереги меня, Ванечка. Мне очень трудно. И себя побереги, т. к. и тебе нужны силы духа, чтобы светло за меня молиться.
   Ваня, пойми еще одно: моя жизнь очень трудна. Ты не все знаешь, но верь, что мне труднее, нежели тебе!
   Я не хочу конкурировать, но это -- факт. И ты, конечно, сам поймешь! Я должна внести во многое ясность. Я уже 15-го вечером говорила с А. об этом. 17-го была у врача и у свекра. 17-го, 18-го говорила с сестрой А. Я не пишу тебе всего подробно, т. к. это не нужно. Чувствую так. Все потом узнаешь. Я боюсь теперь лишних нагромождений из посторонних чувств. Я немного боюсь теперь (ты так мнителен, Ваня), что ты мое "расчистить" поймешь, как мое незнание и в отношении тебя... Не впадай же в новую пропасть! _В_е_р_ь_ всему, что я тебе говорю, не ищи ужасов, где их нет!
   Я тебе говорю: люблю тебя, сам знаешь как (не надо все время это дергать), если бы была свободна, то не было бы вопросов. Понял? Моя _н_е_с_в_о_б_о_д_н_о_с_т_ь_ независима от меня только. Это горько и ужасно, но это надо видеть. Это не моя любовь к "удобствам", безволие или еще что. Тут все серьезней. Когда-то я тебе писала. И это кроме общих трудностей. Ты поймешь, почему мне особенно тяжела зависимость этого решения от моего счастья? И потому-то я хочу (и иначе не могу), как, отрешившись (это смертельно трудно, м. б. и невозможно) от моих чувств к тебе, объективно все взвесить и главное найти пути...
   Я не могу "отрешиться" от чувства, я знаю это, -- это такое ужасное страдание рвать себя! Но как тяжело мне. Я уехать хотела. И уеду. Доктору я ничего лишнего не сказала. Меня он очень жалел. Звал в лечебницу. Но я хочу в церковь. Они не понимают, _ч_т_о_ мне нужно.
   Сестра Арнольда поняла многое. Но и она, и доктор, зная Ара, видят много трудностей для меня. И для него.
   Ты пойми, что это все не от меня зависит.
   Я должна у Бога помощи просить. Я должна все взвесить. Я же тоже виновата, что взяла _т_о_г_д_а_ на себя "возок". И еще Бога {В оригинале: Богом.} его благословить просила.
   И теперь я помощи должна искать все там же. У Бога! Не могу тебе все описывать, но душой ты поймешь, стоя у Креста со мной, молясь, и веря мне!
   Поймешь, что силы мои последние, что меня надо чуточку понять, поберечь это время.
   Ты тогда (у Креста) не будешь выдумывать ложных объяснений, ты поймешь Олю. Грешно, мой родной Ваня, придумывать такое как: "фамилию мою родовую не хочу писать" и т. п. Ты сам знаешь, что это вздор!
   Ванечка, молю тебя, пойми меня правильно! Без надрыва! Он и у тебя есть! Не старайся объяснить мое желание "расчистить" и "уяснить", -- как отхождение от тебя, как мое еще _н_е_з_н_а_н_и_е_ в отношении тебя. Я этого очень боялась, когда писала.
   Я как перед Богом тебе говорю, что решение о моей свободе или _н_е_ свободе -- не только в моей руке.
   Я давно томлюсь. Я не пишу тебе всего (ибо для чего тебя впутывать во все еще и другие тяготы мои), но ты поверь, что я измоталась вся. Когда-нибудь ты все узнаешь. Страшного ничего нет, не бойся, но постоянная моя мука. Неспокойная я душа! Я не могла так пребывать. Я как-то должна была все уяснить. Я должна не только смочь себя перед собой оправдать, но я должна знать, что я _п_р_а_в_а.
   Твое письмо с просьбой "все взвесить" показывает мне еще и с другой стороны на ту осторожность, с которой я должна все решить. Тебе было бы нестерпимо, если бы у Оли появлялись в совести уколы. Потому-то я и хочу путем углубленной, тихой молитвы, оставшись одна, просить Бога помочь мне решить и указать путь.
   Потому то я и предупреждала, что м.б. не смогу писать тебе очень любовных писем. Ты поймешь? А теперь я боюсь, -- поймешь это как нежелание, что будто не могу, "остыла". Все это, Ваня, оставь! Оставь для дурного, темного, кому это радостно -- нас мучить. А себе оставь светлое! Веру, Надежду и Любовь! Я верю, что ты из строк этих меня увидишь сердцем. Я клянусь тебе, что я вся -- Правда!
   Не будем себя жечь сами упреками, что нет встречи -- мы же не можем ничего!
   Я, конечно, писала, что "хочу приехать!", потому что я хочу! Но я не могу, т. к. не дают визу!
   Так же как и ты. Но не падай духом. Все может измениться. И что мы -- люди знаем! У меня всегда такое чувство: что ничего абсурднее нельзя придумать, -- как нашу н_е встречу! И вот, знаешь, теперь (так и всегда бывало), когда у меня сил нет, нет никаких человеческих сил, -- я чувствую очень сильно, что _н_а_д_о_ себя вручить Богу! Надо его просить и слушать! Это моя правда! Я -- сама больше ничего не могу, не в силах. Это не малодушие "на Волю Божью". Это мое -- Святое! Поверь мне, прими это, и... помоги! Ты поможешь мне твоим миром. Молитвой!
   И помни: то, что дала, даю тебе, -- того никогда не возьму обратно. И не думала "отходить" от тебя такой, какая тебе далась, открылась... Это тяжело -- разлука. Ты знаешь, как мне тяжело! Я же столько писала. Но это надо пока принять, смирившись. Молясь, чтобы Господь помог!
   Мне очень тяжело! Верь! Но любовь к тебе, твоя любовь дадут мне силы! Не отходи от молитвы! Никогда! Сколько бы годов ни ушло... это ничего у меня не изменит! Я люблю тебя гораздо глубже, чище, серьезней, чем ты это думаешь. Люблю так, что годы -- ничто! Пойми это! Любовь Духа! Души! (* Это и там, за пределом!) Не тревожься и о здоровье моем! Да, я очень вся измоталась. Но, очевидно, лекарство сердечное (пахнет и валерьянкой) помогло -- не сжимает, легко, тоска прошла. Я хорошо, с удовольствием сплю. Ем хорошо.
   Чуть-чуть еще слабость, "пустота" в голове. Пройдет -- верю! Это все спазмы. Я их знаю. Бывало. Обмороков больше не бывало. Итак, Ваня, не мечись, не страдай, не надумывай себе страхов. Господь да даст тебе покой души. Будем дружны, светлы, тихи!
   Помолись Боженьке! Вспомни О. А.! Ей же тоже это все больно -- твои муки! Ну, дай благословлю тебя! Ну Господь с тобой! На лобик, на грудку, на правое, на левое плечико! Маленький мой мальчик, глупка, родной мой! Это все -- радость темному! Эта проклятая моя "повесть". За все эти "порханья" (если были) мне -- казнь! Крепко тебя, дружка, обнимаю, свято, чисто, любовно! Любящая твоя Оля
   [На полях:] Я _н_е_ _б_у_д_у_ больше страдать. Не томись!
   Я написала 15-го маленький рассказик237. Тебе. Пошлю, когда себе еще "на память" спишу и поправлю.
   Ванечка, в одном письме ты пишешь: "Но оставь мне _М_О_Ю_ Олю, (курсив твой) ради Господа оставь!" Я не понимаю. Почему? Я же никогда, не трогала _н_е_д_о_с_я_г_а_е_м_о_й, святой! Я так чту О. А.! Почему, Ванёк, клянусь, ты что-нибудь не понял.
   Маме лучше. Болят еще ушибы. Боится, не сломала ли ребро, но к доктору не хочет. Не уломать ее!
   Ванёк: почему автограф: "Ольге Александровне", а не Оле? Я за все благодарна, но это не казнь твоя? Ванечка, успокойся!
  

113

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   25.II.42 4 дня
   Олюньчик, я очень хочу, чтобы ты достала "Эккарт", "Блэттер фюр евангелише Гайстескультур" {"Газета евангелической духовной культуры" (от нем. "Blàtter fur evangelische Geisteskultur").}, окт. 1933, там статья германского писателя Эрнста Вихерта238, очень популярного в Германии романиста и мыслителя, по духовной структуре и духу гуманности и по моральной требовательности близкого к сущности _с_л_у_ж_е_н_и_я_ лучшей стороны русской литературы. Он написал обо мне. Он знает все, что вышло моего на немецком языке и на французском. Тогда ты будешь иметь приблизительное понятие, _к_а_к_ Шмелева рассматривают лучшие на Западе. Прочти и И. А. И. -- "Эккарт" июль--авг. 932 г.239 Такой журнал должен быть в Голландии, м. б. даже и в Утрехте. Досадно, что издание немецкое "Путей Небесных" -- был договор! -- пока не двинулось, и не по вине мюнхенского издательства "Козелл унд Пустэт". Издательство меня запрашивало о продолжении даже. И я должен был получить приличную сумму авансом. Недавно разрешено, в исключение, выпустить I тыс. экз. "Солнца Мертвых" -- !! Знают, ведь, что лучшего _н_е_ существует в художественной форме против большевизма.
   Милая Оля, победи в себе душевную подавленность, а то я сам ею заболею, и -- опущу руки. Это со мной случалось, на го-ды... когда я бросал перо, пока не в силах, что ли, себя самого швырнуть. Теперь я буду в силах.
   Весь твой, милая Олюша, весь. Твой Ванятка, как меня отец звал, давно-давно.
  

114

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

25.II.42

   Милый Ванюшечка мой! Родной мой!
   Болью рвется мое сердце, как читаю твои последние письма. Ваня, ты мнителен до ужаса. Мне страшно от этого. Страшно, что многое мое, сказанное в _с_в_я_т_о_й_ правде, ты сможешь опять для себя обратить в муку! Ангел мой, Ваня, пойми и запомни: не могу я тебя "пытать", "мучить" или швыряться такими "штучками", как писать на обороте свою фамилию (без "С."), чтобы тебя терзать. Торопилась м. б. Не знаю, не помню даже. Ванечка, одно пойми, что жизнь врозь с тобой, все, что тебя мучает, все это -- и моя мука! Пойми, что не я создаю это! Я сама страдаю. Я, м. б. больше еще страдаю! Ванёк мой светлый, пойми это! Я теперь, при твоей мнительности уж боюсь, что ты примешь мои слова, что я "вне тебя" (* а я и для тебя это делаю!) хочу свое все "расчистить", -- что ты их не так примешь. Я фактически -- никогда не _в_н_е_ тебя... я всегда с _т_о_б_о_й, в тебе, а ты -- со мной. А этот вопрос, с Арнольдом (до сих пор переживая и в связи с тобой) хотела бы для объективности, для совести (ну пойми!) рассмотреть _н_и_ _о_т_ _ч_е_г_о_ _н_е_з_а_в_и_с_и_м_о. М. б. практически это и невозможно. Я уехать хочу. Хочу все, все вспомнить, передумать, ну... будто... перед лицом Смерти, когда не лгут. Ты меня пойми, Ваня. У меня очень мучающаяся душа. Я себя знаю. Я мучаться бы стала. Это и тебе не нужно. Понимаешь? И именно, чем я больше рвусь к тебе, чем больше хочу себе счастья с тобой, -- тем больше бы себя пытать могла. И потому я все должна "расчистить" и понять. Не умею говорить...
   Ваня, не думай, что я историю с Земмеринг я тогда нарочно и "раздула". Тогда, когда она была -- я вся рвалась на части, горела, до исступления. А после... когда утихла, _с_о_з_р_е_л_а_ (и все время духовно через тебя зрею), то показалось _г_л_у_п_о_с_т_ь_ю... Перед другим, Высоким! Ваня, я не могу больше говорить... Я одно только скажу, что грешим мы оба, создавая себе мучения. Ванёк мой! Стою в благоговейном трепете перед твоим "Куликовым полем"!
   Я плакала... Я не могла не плакать. Конечно, Ваня, _э_т_о... не все поймут, как _н_а_д_о!
   Я вчера получила и No 1 и 2 "Куликова поля". Все теперь. Не пойму, как это И. А. мог усомниться в писателе и следователе?..240 Коли "сомневался" бы в _т_а_к_о_м_ писатель, то и... не дал бы! Так просто! Но, Ваня, я не такая Оля! Где мне! Нет, Ваня, я очень недостойна. Оля Среднева тиха, скромна, смиренна вероятно... О, как трудно мне дается смирение! Это о. Д[ионисий] знает с исповедей моих. Я так боюсь, что ты меня неверно понял, "украсил" своей мечтой. Ведь начал же ты теперь верить "кавказцу"... Хотя, Ваня, он врет! Я -- не гололед, _н_и_к_о_г_д_а! Ни для кого! И еще: о "рае" со мной он говорить не смеет -- для него этого "рая" никогда бы не было, -- ну, а об "аде"... это от него самого зависит! М. б. у самого с собой!
   Я не вампир, не "опасная", -- я совсем простая Оля! Мне страшно, когда ты меня возносишь очень. Я тогда боюсь встречи! Я -- хуже. И внутренне, и внешне! У меня много недочетов!
   Ах, о встрече! Ваня, мое твердое убеждение: мы должны увидеться! Должны! Все наши муки от этой "призрачности". Мы не знаем один другого! Я не знаю, _к_а_к_ это выполнить. Я буду спрашивать еще и еще. Но вот, что я узнала: мне ехать к тебе -- это значит очень испортить дело с... ты знаешь чем? Ты же юрист, ты знаешь. Можно вообще все в конец испортить. Меня приклеймят и не пустят. Тогда я и односторонней просьбой ничего не смогу сделать. Понимаешь? Мне совершенно "наплевать", что обо мне говорить будут, так сказать "вина". Но можно все испортить. Понимаешь? Потому, лучше, если бы ты приехал. Попробуй весной.
   Для Сережи -- совершенно искренне: ты хочешь мне передать "литературную заботу". Представь, как это было в июле... Ты же писал! О том, какие чувства и т. п. -- никого не касается. Сережа не так много знает. Ничего дикого нет в том, что ты будешь в Arnhem'e, а не в "семье гостем", -- здесь, у "тутошних" -- ничто не дико!
   С. знает отлично, какова у меня "семья" и абсолютно бы не удивился, что я охотнее встретилась бы с тобой в другом месте. Если бы даже _н_и_ч_е_г_о_ у нас не было. Гораздо проще, легче атмосфера в Arnhem'e, где и С., где мы можем быть русским обществом. И, кроме того, Shalkwijk -- дыра (или "щель"!), a Arnhem все-таки городок... и миленький. Но впрочем, я не хочу томить тебя. Ты все теперь знаешь, -- ты реши...
   Я признаюсь, что с большей радостью поехала бы сама к тебе. Поверь же!
   Я страшно боюсь, что ты меня при свидании... разлюбишь! Ты же никогда меня не видел. Я иногда жалею, что послала тебе фото... Мне иногда мечталось, что я -- незнакомка приехала бы в Париж и выследила бы тебя... Ну, хоть в церкви... да, определенно в церкви. Я под каким-нибудь предлогом подошла бы к тебе. Я постаралась бы поговорить с тобой... у меня бывали целые темы!
   И я... м. б. (!), увидела бы... _к_а_к_ ты ко мне. Ну, хоть не холоден уж слишком, хоть не неприятна я тебе. Я всегда угадываю тотчас, при знакомстве, _к_т_о_ _к_а_к_ ко мне. И я тогда рискнула бы тебе открыться... или... уйти.
   Я думаю очень часто о таких и других встречах. Я приезжаю к тебе, без того, чтобы знал ты... Звоню у тебя... ты дома. Или... тебя нет дома. Я жду на лестнице... часами... иду слоняться по улицам, устала, в отчаянии, что нет тебя. Иду за угол, возвращаюсь, стою в подъезде... Дождик. Мне холодно от бессонья, дороги, дрожи. Иду опять на лестницу. И... слышу какой-то шорох в твоей квартире. Звоню... выходишь ты... Я не сообразила, что, когда уходила за угол, ты мог вернуться... А я не знала... и часами еще мокла у подъезда... И как тепло, как счастливо, как сверх-небесно!
   Но зачем, я это? Мутно, Ваня, в жизни... а мечты... где они остаются? Уходят как мираж? Но я живу ими... пока? Ванюша, я в Гааге не была еще. Я хочу туда уехать на-дольше. Я и не получив, уж вижу все твое -- мне. Ванечек мой ласковый!
   Я обожаю чернослив, и клюкву, и все, все! Я каждый год добывать еще могла клюкву, но теперь нет ее. Ванюша, а вязига -- роскошь. Я сама ее не делала никогда для пирогов. Мама знает, конечно. Мы с мамой стараемся поститься, как можно. У нас есть белые грибы. Жалею, что тебе их не послала. Мы сами с Фасей собирали. Ваня, я вчера так без тебя скучала, именно скучала, как детки без мамы. Твои духи вдыхала, конфеты твои открыла и массу их "распробовала". Они очень вкусны... Но я их беречь буду. А вот цветочек... -- горе! Падают -- отгнивают листочки. Не понимаю причины. Еще "глазок" есть. М. б. и отродится. Ваня, здоров ли ты?? Сокровище мое! Мой светлый Ваня! Нравится тебе "грелочка"? Как я рада! Подумай -- это чудо, что шерсти тогда достала. Мама в том же магазине хотела купить себе для С. 300 г -- не дали в одни руки. И уж мы сборно: Фася, мама и я собрали эти 300 г и то еле-еле. А я тогда тебе могла достать! И все так было удивительно! Ваня мой, радость, никогда не огорчай себя, никогда не допускай мысли, что я "ухожу" от тебя. Разве ты не знаешь, что ты -- Жизнь моя! Ваня чудный мой! Ах, я так иногда ревную!.. Прости... Но повинюсь уж! Мне кажется иногда, что эта Д[аша] к тебе может приехать, что ты ее все-таки как-то "в_о_с_п_р_и_н_и_м_а_л", ты же сам писал: "иногда жаль, но я дополнял все воображением". Это ты о том, что ничего не было с ней. Мне кажется, что "Пути Небесные" -- ее история, что тебя тянуло написать ее, эту Д[ашу], "излить" ее в творчестве, так сказать "восполнить пробел". Тогда мне ужасно. Тогда я ухожу мысленно к О. А. и прошу ее успокоить меня... Дико? Но это, правда так! Я люблю О. А. Поверь мне! Она очень мила на фото... Я бы в нее влюбилась. Очень мила! Я даже слышу ее голос... мне кажется, довольно высокий, мягкий. М. б. такой, как у Вали Розановой чуть-чуть? Ты ее не знаешь. Да, это та, что любит П[устошкина]241. Но не это -- ее "примета", ее особенность. Валя обворожительно-чудесна, будто в ней бьют ключи. Причем внешне даже не красива (не некрасива). Теперь очень за этот год постарела, перенесла операцию. Пустошкин в моих глазах стал выше, когда я узнала, что Валя его любит. Что-нибудь, значит, и в нем есть... Ванёк, сегодня или завтра, приедет С., и я знаю, что (ему телефонировали сюда -- он был здесь) 3 письма заказных ему. М. б. твои?.. И я... боюсь. Боюсь боли твоей, Ваня... А как странно: оба мы пишем о... "м_и_р_е"... И о... благости Креста... Пишем, не говоря друг с другом, скрестились письма. Я -- перед Крестом тебе шепчу успокоение, мир, -- а ты -- зовешь меня напиться Света от Креста! Ах, Ваня милый, никогда не поддавайся злому духу, -- он борется за тебя, такого чистого, такого светлого, такого... святого! Ванечка, ты мне источник света... На коленях перед тобой твоя Оля
   [На полях:] Здоров ли ты?? Я волнуюсь... Мне лучше!
   26.II.42 Сережа привез вечером 3 письма. Посланы от 18-го242. Ваня: "в какую бурю ощущений"243 я погружена! Мой дорогой, любимый! На все отвечу. Я все понимаю!
   Меня не "схватило"! И не "схватит". Я люблю и узнаю тебя глубже. Истинно "узнаю". Люблю!
  

115

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.II.42

{На конверте помета И. С. Шмелева:

(перед поездкой в Гаагу).

Олечке гораздо лучше.}

   Мой милый, мой родной, мой чудный Ваня!
   Невозможно на твои письма ответить... в них так _в_с_е_г_о_ много. Ванечек, моя главная мысль-чувство-желание -- обоим нам покой и мир! И потому, я ничего больного там не касаюсь, ничего о моем тревожном, что в свою очередь тревожило тебя.
   Даже не хочу вдаваться в подробности твоего, об "огоньке", который "может зажечься", о том, что "я увлекающийся, и если отойду от тебя, мне самого дорогого, то навсегда". И многое другое...
   Я всеми силами души и... моей любви к тебе хочу, стараюсь всего этого не принять опять в сердце, не ранить его, не терзаться взаимной мукой.
   Я верю, что если мы оба любим так светло и свято, то нам ничто не страшно.
   Ваньчик, но все же не режь меня таким! Мне трудно! Ванюша, я тебе это ласково, хорошо говорю. Как бы это сказала тебе О. А.!
   Родной мой, это все, конечно, _н_а_д_о_ сказать, если _т_а_к_о_е_ впрямь случится, но... если нет этой казни, то не надо и говорить о ней. Я все твое так беру в сердце. Ванечка, если бы ты знал. Если бы _т_а_к_о_е_ ("огонек", "отход") случилось, то... нет уже не знаю... что бы и было!..
   Мне страшно думать. Мне жутко от мысли только. Умоляю! Я все свои запасы сил (всяких) употребляю на то, чтобы окрепнуть. Пью лекарства, сплю много. Иду в постель вечером уже в 11 ч., и днем от 2--4 тоже лежу. В теплой комнате, хоть это отопление отчаянно нас подрывает; в смысле запаса дров. Я до сих пор не знаю, каким образом смогу выполнить план моей поездки в Гаагу, т. к. это связано с массой досадных, но жизненно-необходимых мелочей. Я чувствую, что одиночество и покой самое главное, чего мне так не достает. Я хотела бы именно _о_т_д_о_х_н_у_т_ь, передохнуть. Буду стараться исполнить. Тогда же, вероятно, использую время и для говения, т. к. иначе не соберусь. Да, мне конечно не достает _д_у_х_о_в_н_и_к_а. Но что же делать?! У о. Д[ионисия] бывает очень чуткая интуиция и _о_п_ы_т, как бы ему _д_а_н_н_ы_й, не его собственный. Я этому и прежде удивлялась. В моей болезни он меня удивительно поддержал. Но... конечно... ты прав: не к таким ходить за жизненным советом. Но мне и не надо (верю) будет. Я верю, что -- только бы окрепнуть и просветлеть душой! -- я сама найду себя и _п_у_т_и. Сейчас, пока я дома, я ничего не могу. Я даже не пытаюсь во что-нибудь вникнуть. Я гоню всякие мысли -- мне не под силу. Я только единственно хочу _о_к_р_е_п_н_у_т_ь. Доктор мне сказал: "душевной энергии у Вас масса... окрепните только физически". И он прав. Только чуть-чуть прояснится мой небосклон, как масса планов, идей... всего, всего...
   Как жаль мне, что я, просто за недостатком времени (с моими отдыхами и снами) не могу тебе послать мой рассказик. Все это только ради и _д_л_я_ тебя! Я хотела бы его исправить, "отделать" и переписать. Это... "постный". О моем первом "грехе" и исповеди в нем. Увидишь, как Оля мучилась еще 7-летней. У меня 7-летки были такие проблемы, которые и сейчас не разрешить. Напишу. Ставила родителей в тупик своими вопросами.
   Ванюша, я получила твои автографы... Спасибо, дружок! А твои стихи... "Прости" и "мыши"... Ну, что же мне сказать?! Ванюрка, как же ты можешь... о коврике!? Ты там меня очень любовно отхлестал! Удивительно! Ну, нет. Если бы я могла стихи писать, то ответила бы тебе... какой ты -- коврик. М. б., но только... волшебный коврик... самолет... уносишь за облака... даешь мечту! Вот ты какой коврик. А такую Ольку, что "притопнет" и т. д. розгой по голому месту!
   "Мыши" очень хороши. Кстати... по комнатам не носятся, но за обоями пищат и скребутся всюду. В салоне, где я сплю, по ночам будто птички пищат. Беру кота, который с вечера гуляет по всей комнате, а ночью спит у меня в ногах (в сгибе колен), -- тепло ему так. При всяком писке пулей вскакивает и несется. Приходит снова и, мурлыкнув совсем особенно, осведомляется, нельзя ли ему под одеяло, т. к. к утру холодает. И непременно лапки на грудь, а мордочкой уткнется под подбородок и лижет-лижет, поет-поет. Потом вздохнет с чего-то и заснет. Я люблю его, ласкового, мягкого котишку. Иногда лежу не шевелясь, чтобы не помешать ему -- подлецу, не лишить его "норки" теплой. Ты никогда не хотел себе завести котишку. Это дает уют все-таки.
   Ванюша, меня, конечно, очень интересует тоже прочесть тебя и в переводе. Я уже искала тут. Не понимаю, почему и голландского даже перевода (3-х книг) нет. Попытаюсь еще в другом месте. Мне очень хочется. Выпишу еще "Europeische Revue". Мне кажется, что "Das verborgene Antlitz" переведен не очень хорошо. Ты мало чувствуешься, хотя я оригинала не знаю. Но так, по чутью. Мне думается, что "Liebe in der Krim" -- хорошо. Я там тебя живого осязаю. Попытаюсь все достать. И "труд" о тебе. И статью И. А. Очень интересно! Почему же ничего не слышно о И. А.? Я тревожусь, здоровы ли они оба? Оба не богатыри. И я, и С., и мама, много ему писали... _H_и_ч_е_г_о... раньше у нас была регулярная (хоть и не очень частая) переписка.
   Ужасно смеялась я, читая твои проклятия о. Д[ионисию]. Я, действительно, тоже не понимаю, почему не сказать сразу. Я понимаю твое бешенство. О, я бы так же! Но, Ванечек, -- это ничего. Я знаю сердцем, что всю меня ты задарил! Ах, я бранить тебя бы за это хотела, но... не могу!
   Ну, подумай, что я буду делать с такой массой духов?! Жизни моей не хватит на них! Я чуть-чуть трачу!
   Ванюшка, скажи, ты любишь немножко грим? И все такое? Да?
   И, как это ты сказал? -- "раздетые шелком чулок"244... Да? Я помню, на меня это твое выражение, его меткость, произвели большое впечатление. Очень хорошо помню. Бич-Бураев245 шел, своей черкеской, "плыл" по витринам... Чудесно дано! Я некоторое твое наизусть помню, прочитав один только раз! А некоторые вещи (других авторов) забываю даже, чье это. И знаешь, я прочла Бунина некоторые вещи, а потом забыла, совсем забыла. Смутно что-то мелькало... и стыдно, что забыла. Перечитал недавно нам вслух С., -- слышу: "ой, да это Бунин был, а я то и забыла уж!" И хорошее его! Ужасно! А твое врезывается... Или: твои "нарубки" входят в мои нарезки для них. Мы же поразительно похожи. Моя душа с этими "нарезками" только и ждала _т_е_б_я! Я из "Путей Небесных" почти все наизусть помню! Ваня, ты говоришь о письмах 1 раз в неделю. Ах, если это для "Путей", то я с _р_а_д_о_с_т_н_о_й_ _п_е_ч_а_л_ь_ю_ приму это. Скажи мне только честно: не из-за того, что я тебе надоела? {Это предложение выделено О. А. Бредиус-Субботиной в рамку.}
   Если для "Путей Небесных", -- то все приму.
   28.II.42 Ваня, я воровски прочла из твоего письма к маме246: "скажите, как мне вести себя в отношении Оли, -- она сама мне исчерпывающе-прямо {Словосочетание выделено О. А. Бредиус-Субботиной в рамку.} (* Ваня, что это????) не скажет. Я все... все исполню, поверьте". Ваня, я не хочу, да и не могу больше ничего _р_а_з_г_а_д_ы_в_а_т_ь, но просто и дружески прошу тебя мне сказать: ты _п_о_д_с_к_а_з_ы_в_а_е_ш_ь_ маме сказать: "не пишите Оле...", а м. б. ты даже хочешь-ждешь большего? Все это пришло мне в голову в связи с твоими "огоньками", "жаждой женской ласки" и предложением "отойти от писем". "Отойти от писем" -- значит у _н_а_с_ -- отойти от всего. Все ведь у нас в письмах. Я тебя _п_р_о_с_т_о, _б_е_з_ истерии спрашиваю, -- _м_н_е_ _э_т_о_ _н_у_ж_н_о_ _з_н_а_т_ь_ _д_л_я_ _в_с_е_й_ _м_о_е_й_ _ж_и_з_н_и, _з_д_е_с_ь_ _и_ _т_а_м_ -- : ты разлюбил меня? _О_т_в_е_т_ь. Я жду. Если бы ты знал, что стоит мне это писать тебе! Я понимаю, что жить такой сумасшедшей перепиской нельзя. Тебе нельзя и творить, и так сгорать в моей "тоске". Я от чистого сердца принимаю твой "отход" _д_л_я_ _р_а_б_о_т_ы. Но я должна знать, _т_а_к_ ли это _т_о_л_ь_к_о. И не скрывается ли за этим еще и другое. Я тоже не буду часто тебе писать. Я дам тебе покой. Это для спокойного творчества тебе необходимо. Не волнуйся за меня. Я буду лечиться. А видишь, как я права была, не желая писать о здоровье... больных женщин не любят мужчины. Я это много раз видала. Но не преувеличивай моей болезни. У меня вовсе не неврастения! Ваня, одно я тебе скажу: я с тобой, как с совестью своей всегда открыта. Не ищи же во мне вампира!
   [На полях:] Буду писать реже, по твоему желанию. Пиши "Пути Небесные", милый!
   О поездке с шефом я тебе все послала? Еще не получил? Если пропало, то дошлю. Но после. Шеф -- никакой, никогда не "герой".
   Прилагаю Олю в лаборатории, у микроскопа247.
  

116

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   28.II.42 4 дня
   Дорогая Олюна, вот продолжение твоего "Куликова поля": {Далее -- текст повести "Куликово поле" (гл. II--III).}
   Ольгуночка: сладко мне что-нибудь делать для тебя, и еще переписал бы, и еще... -- но кончаю, т. к. из твоего сегодняшнего письма узнал: дошли 1 и 2 письма с "Куликовым полем". Ваня
   Ольгуночка, пусть эта, последняя, редакция "Куликова поля" (я опять местами правил и пополнял!) будет истинной, по-мни! Рад, что дошли 1 и 2 письма с "Куликовым полем". Больше не буду переписывать.
   (продолжение письма от I.III248)
   Моя Дари -- созданная исключительно моей душой -- из ничего. Я как [пел]: "напишу тебя, небывшая никогда... и бу-дешь!" И она стала быть. Вот. Мне смешно, когда ты, выдумщица, припутываешь сюда -- какую-то бесцветную Дашу! Чушь какая! Я _т_а_к_о_й_ -- _Д_а_р_и_ -- _о_ч_е_в_и_д_н_о, _х_о_т_е_л... и _с_о_з_д_а_л. И -- спустя, -- ею, этой _м_о_е_й, -- и _н_е_ _б_ы_в_ш_е_й, и _с_т_а_в_ш_е_й, -- нашел _Ж_и_в_у_ю, _т_е_б_я! Да, да, да!!! _В_и_ж_у. Я писал, а _т_ы_ -- _о_н_а_ -- уже была! _т_а_и_л_а_с_ь, _ж_и_л_а_ в моей душе, -- и на земле! Сущая!! До чего же это теперь мне ясно! Ты себя узнала в Дари! до трепета... до сладостной тоски-тревоги... ты не могла, прочитав, "прийти в себя"... Но ты куда _б_о_л_ь_ш_е_ Дари, чудесно-сложней, нервней, трепетней, _п_о_л_н_е_й, краше, заманней, чаровница милая, чудеска! Нет, ты не "гололедица", нет... прости, но ты... чарующе обаятельна... именно, _с_в_о_е_ю_ "недоступностью"... помнишь: "вертится -- вьется, а в руки не дается"?! Да это же предел прелести... -- тут уж слово "кокетство" -- бессильно. Вот почему верно -- в отношении тебя -- "несказанный рай"... -- сверхблаженство. Я это чувствую в тебе, это только ты могла бы дать. И это многие чувствуют (-вали), но не так глубоко, а -- площе, более плоско и низменней. Прелестна, несказанна в тебе -- _д_у_х_о_в_н_о_с_т_ь, в соединении... с обаянием, обликом осязаемым, движениями, (ты, уверен, удивительно женственно-изящна, -- именно -- чарующе-привлекательна, _м_а_н_я_щ_а...) -- и за всем этим -- _н_е_с_б_ы_т_о_ч_н_о_е, нескАзанное счастье твоей любви. Твоя любовь -- (видишь, я и тут _в_и_ж_у_ воображением, создаю, а это уже есть) -- необычайна, -- предчувствую -- глубоко-чарующа, от НЕЕ можно изнемочь душой, сердцем и... быть "р_а_з_ъ_я_т_ы_м": сладостное онемение, как после какого-то неземного, душевного _м_а_с_с_а_ж_а... Прости, если я тебя невольно волную: в этом есть что-то и от "страстности".
   2.Ш.42, 5 дня Ольгуша, милая... я _в_с_е_ сказал. Будь спокойна.
   Я больше не буду мнительным. Поверь же: тебе я верю во _в_с_е_м. Люблю тебя навечно и безмерно. Ты мне _д_а_р_о_в_а_н_а. Ты -- несравнима, несравненна. Какое счастье писателю -- создавать, искать, облекать словом -- и -- _н_а_й_т_и! Нет, в Оле "Куликова поля" и в тебе -- _о_б_щ_е_е. Это тоже предчувствие мое. Ты замечательно сказала: "коли сомневался бы в _т_а_к_о_м_ писатель, то и _н_е_ дал бы!" Точней, глубже -- нельзя. И ты права: я _н_е_ сомневался. И следователь мой _н_е_ сомневался. Разве не чувствуется его "страстность прозелита", только что _п_о_в_е_р_и_в_ш_е_г_о, а потому и... рассказывающего об этом. И. А. тут "перестарался смудровать". У-мница, гений ты мой, девчурка!
   Хочу тебя видеть, обнять, _в_с_е_ взглядом сказать тебе. На этих днях буду у Лукиных в Медоне, все дознаю, как он получает позволения. Был вот в Италии на днях, а мне... в 37 г. не могли дать визы, -- в течение 2 мес., хоть хлопотала русская колония в Риме, Милане, Флоренции... -- и это -- _д_о_ войны. Полагаю, что большевики тогда совали палки, о-чевидно... с ними считались. Но _т_е_п_е_р_ь, после всего, что я сделал для укрепления человеческой воли в борьбе с большевизмом... этого же _н_е_ закрыть, это же в моих книгах, на многих языках... -- вот, в Германии разрешили же вновь издавать мое "Солнце мертвых", "как бы в исключение"! -- почему теперь мне не дадут визы?! Я все сведения получу у Лукина, везде буду хлопотать, где надо, и я тебя увижу. И, кстати, мой мотив уважительный: мне надо устроить литературные дела и переговорить с Сережей. Там и встретимся, Бог даст. И -- верю -- недалеко время, когда мы _в_м_е_с_т_е_ въедем в Россию. Б_е_з_ тебя я не поеду туда. Тебя здесь не оставлю. Ты можешь меня разлюбить... -- ну, кто что знает! -- но я _б_е_з_ тебя не буду. Во всяком случае я буду всегда близко от тебя.
   Слушай: ты должна, обязана серьезно лечиться. Не днями приходит здоровье. Ты должна 2--3 мес. быть в полном отдыхе и лечении. Да, в санатории, ну, в лечебнице, только не в пансионе. Зубов рвать не давай! прошу!! Это -- прихоть медика. Я Серову верю. Он сказал: если бы _с_н_и_м_о_к, не просвечивание показали, что _н_е_о_б_х_о_д_и_м_о... -- другое дело. Но этого _н_е_т. И были бы боли, воспаление... -- все, значит, -- чушь. Пощади себя. Займись собой, если, действительно, хочешь _ж_и_т_ь, хочешь "встречи" и -- нерасставанья до конца. "Куликово поле" -- по сердцу, да? Я рад, милка. _Д_л_я_ _т_е_б_я_ -- писалось. _В_и_ж_у. Если бы, я сам тебе мог прочесть!.. Я всю душу вложил бы в чтение. Я говорил бы сердцем -- сердцу. И ты приняла бы, м. б., еще нежнее, глубже. Да когда же этот нарочито-монах доставит тебе "часть" посылки?! Хотя бы 1 флакончик духов. Там еще конфеты, клюква... вязига... Но какая досада... ты любишь черносливку, я тут угадал... а он не взял! Ну, что мне делать?! И всего фунт! И -- бананы сухие, тебе бы очень понравились, и хорошее питание. Рису бы тебе послать! Есть у меня. Если бы ты вот здесь была... вот в этом кресле... я бы припал к тебе... я бы так нежно коснулся твоей руки... в глаза глядел бы... ножки целовал бы твои, моя прекрасная!.. Твою "грелочку" кладу на подушку ночью... прижимаюсь глазами к ней, вдыхаю... проснусь, под щекой рукавчик, жадно целую... полусонный, шепчу, ласкаю... нежная моя, Оля моя... ты со мной. А ты... сущая, -- да-лё-ко..! О, какая терзающая мука... И _к_о_м_у_ это нужно? во имя че-го?! для чьего счастья?! У тебя _н_е_т_ освященного союза... _о_н_и_ же не признают таинства брака... и брак для них -- _н_е_ таинство, а юридическая сделка. Все равно, и освященный в православной церкви! _Н_е_т_ таинства -- в односторонности. Он -- _н_е_ мог принять, как "невер", этого таинства. Так это все искусственно, это лишь в эмиграции установился "обычай" освящения, такого! У них нет таинства священства. Все это -- _н_е_ обязывает. А для тебя уже явно -- нет _з_д_е_с_ь -- _с_в_я_т_ы_н_и, в _т_а_к_о_м... тут полное одиночество, твое... ни тени "души в душу"... -- Ну, оставим, не надо мучиться и мучить. Тут, в таком браке -- голый эгоизм, вопиющая односторонность: на одной стороне все _в_ы_г_о_д_ы_ -- на другой -- сплошь томленье! И это... "связано" Господом? Кощунственно думать так. Кощунственно -- и рабой быть в _т_а_к_о_м_ союзе. Ты сумасшедшая! Я тебя... "разлюблю... -- когда увижу"?! Мало ты меня знаешь. Я онемею от тебя, да... я не в силах буду говорить... я знаю. Я тебя во сне видел, смутно... ты что-то кроила, с мамой... что-то деловое говорила ей... Я тебя начинаю видеть во сне... только забываю... И Олю вижу, добрую... в светлом, хорошо это. Я здоров. Оспа привилась. Никого, ничего мне не нужно, только, чтобы ты была здорова, чтобы ты _б_ы_л_а... и мы -- _ж_и_л_и_ душа в душу. Завтра опять за "Пути Небесные". Надо их _в_з_я_т_ь. Дари тонет в тебе. Ну, будем же бережны друг к другу. Будем кротки, нежны, чисты, Оля. Я -- я отныне ни тенью мысли-слова не омрачу тебя. Я молюсь за тебя. Ночью я шлю тебе привет в молитве. Моя светлая, Господь с тобою. Будем верить, будем надеяться на Милость Господа. Он видит наши души, сердце наше. И наши цели. Оля, пи-ши! Это твой долг, твоя радость -- и мое счастье: Оля будет творить!
   Целую, нежная моя ласка-Оля, твой Ваня
   Начало "Куликова поля" послано 28.II на Сережу. Посылаю 3.III.
  

117

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

5.III.42

   Милый мой, родной Ванюша!
   Пишу в надежде, что завтра утром, в 8 ч. уеду в Гаагу. Ничего не могу загадывать теперь, и все зависит от того, пройдет ли благополучно день и ночь (без кровоизлияния). Получила письмо от о. Д[ионисия], где он зовет меня остановиться у них, в церковном доме.
   Посмотрю: если будет холодно и мало покоя, то поищу комнату в Hotel'e. Это м. б. самое разумное. Готовить же себе обед я смогу в церковном доме. Это обстоятельство очень облегчает все дело, т. к. тогда я могу взять просто продукты. Удалось получить, выменять картофельные номера (мы дали картофель, а нам No), на натуру, т. к. у нас самих карточки отобраны.
   Хлебные тоже достану. Молоко возьму сгущенное и т. д. Смогу вероятно доставать рыбу. Поститься я брошу, если это будет неудобно и трудно. Не в этом дело!
   Я чувствую себя хорошо! Ничто не болит. Тоски больше нет. Сплю хорошо, несмотря на отчаянную возню мышей.
   Головокружения прошли совершенно. И, представь себе, я даже перестала худеть!
   Все же я считаюсь с возможностью (даже м. б. необходимостью) лечь в клинику для исследования. Поэтому я и уезжаю с таким рассчетом, что из Гааги проеду в Амстердам к своему специалисту и покажусь ему. Если он захочет, чтобы я осталась там, то я останусь.
   Сколько я пробуду в Гааге -- не знаю. Хочется очень отдохнуть... М. б. до конца 5-ой недели. Мне очень хочется поговеть. А теперь, ввиду этого "казуса" с почкой... чувствую особую потребность.
   Ванюшечка, помолись, чтобы операции не надо было! Хоть знаю, что просить тебя не надо, что и сам помолишься!
   У меня бодрый дух после твоего милого письма 23--24.II.
   Ты -- моя радость, моя жизнь, моя вся сила и бодрость, Ваня!
   Я постараюсь в Гааге достать твое все, что ты мне написал. И о тебе. Но я без всего того, что сказали о тебе другие, -- знаю _к_т_о_ _т_ы! И мне иногда страшно, что я так просто, так "по-домашнему" к тебе... И кажется, что, увидь я тебя... смутилась бы... и не сказала бы ни "ты", ни "Ваня". Так я ничтожна и мелка... и _т_а_к_ _я_ _с_м_е_ю_ тебе?!
   Я бы в прах упала перед тобой!
   Ванюшечка, радость моя, пишу коротко сегодня, т. к. уже скоро 5 ч., а мне нужно еще собраться и распорядиться, и на почту сходить. А вечером в 8 ч. мы с визитом у бургомистра, -- давно уж сговаривались. Редко-умный, чуткий человек, знающий нашу душу и сущность. Я поражена была здесь услышать такое свежее слово!
   Ну, дорогой мой, обнимаю тебя и люблю. Твоя Оля
   [На полях:] Я тебе уже писала, что "Куликово поле" получила. Очарована! Унесена!
   Ваня, я мечтаю о чудной, дивной книжке "Куликова поля"! Я вижу ее... эту "цветную триодь" твою!249 Она же, полуцерковная! Т_р_о_и_ц_к_о-Сергиева!
   Вань, ты да-вно обещал рассказать о том, как О. А. на скачках тебя "учила".
   Конфеты твои (рождественские) чудесны! Я же писала! Я их почти все съела, а хотела сберечь. До того вкусны! И медовые -- дивные!! Все, все!
   Все твои письма мама перешлет мне в Гаагу. Я же буду тебе обо всем , что со мной, подробно писать! Счастлива "Путями"!
   Да благословит тебя Господь на этот _т_р_у_д!
  

118

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   12.III.42      8 вечера
   Милая Олюша, не знаю, что с тобой. Давно не бывалая тоска давит весь день, -- места не найду. Ты ли страдаешь, или обо мне думаешь в тревоге? Если трудно тебе писать -- не утруждай себя, родная, -- перемогусь. Не могу ни писать, ни думать. О, какое снова одиночество! Вчера писал тебе. Не могу мысли собрать. Что с тобой, деточка? Господь да сохранит тебя. Молиться-то не могу. Но сердцем весь с тобой. Целую, крещу.
   Последнее твое письмо было от 3.III250. Твой Ваня
   Оля, очень хорошо пить миндальное молоко! Вреда не будет.
  

119

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

18.III.42

   Милый мой Ваня!
   Несколько строчек только еще сама напишу, чтобы не волновался251. Лежу смирно на спине, трудно писать. Вчера тебе большое письмо писала, не кончила, а вот сегодня опять слегла. 2 письма тебе больших не могу все кончить. Но ничего там существенного -- все только душа моя и сердце к тебе! Ну, ты и без слов знаешь!
   Сегодня было в 8 ч. снова... то же самое с почкой, много крови потеряла (шла сгустками даже сперва), а в 9--10 было все совсем нормально, ни тени даже крови. И, созвонившись с амстердамским специалистом (действительно знаменитый, не только здесь, а всюду), должны были снова отказать, уже заказанную, комнату в клинике, автомобиль и провожатого для меня. (Можно так сказать: отказать _к_о_г_о-то? думаю нельзя). Ну, все равно. Доктор, по его соображениям, велел выждать. Но как только появится кровь, то м. б. и поеду. И все равно и после поеду. Надо.
   Не волнуйся. Я чувстую себя хорошо и хорошо позавтракала. Беда только, что все у нас больны. Ар очень страдал. Мама забегается. Прислугу не могу никак найти, уговорю поденщицу, хоть 2 ч. в день приходить. Помолись за меня. Не волнуйся. Будь покоен, а то и мне еще тяжелей будет! Хорошо?
   Помолись, чтобы без операции!
   Будь здоров! Давно, от 14-го нету писем твоих, я волнуюсь.
   Пиши мне на дом, мама передаст, если меня увезут.
   Ну, Господь с тобой! Милый, Ваня!
   Твоя Оля
  

120

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   18.III.42 6 вечера
   19.III 3 ч. дня
   Родная Ольгуночка моя, все о тебе думаю и тревожусь, здорова ли. Как ты кормишься там, в церковном доме? Разве ты не могла бы в ресторане, в лучшем? Я знаю точно, что в гаагских ресторанах чудесно кормят, все решительно есть. Ну, что ты еще стряпней будешь заниматься, а тебе нужен полный покой, а не верченье у газа. Это в тебе сидит наше обывательское -- с "домашними запасами" ездить. Или тебе дано денег в обрез, и ты боишься перетратить? Прошу тебя, лечись, давай же себе отдыху! Меня, прямо, сокрушает твое желание "служить"... искать работу. Ты слишком доработалась. -- Питайся _у_с_и_л_е_н_н_о! Молочных продуктов в Голландии сколько угодно, были бы деньги. Чего ты щадишь "голландское наследство"? Слишком ты многим пожертвовала, чтобы еще стесняться расходов. Ты никак не ценишь себя.
   Доктор С[еров] сказал, что, по-видимому, у тебя маленький камешек в почке, м. б., "песочек", а при слабой сопротивляемости сосудов и "песочек" может вызвать кровоизлияние. А _в_с_е_ _э_т_о_ -- на почве крайнего переутомления, при душевной подавленности, которая является также следствием переутомления нервного. Необходим, по его мнению, о-чень длительный покой, до нескольких месяцев. Иначе могут быть тяжелые последствия. Покой и лечение, при очень отборной диете. Вот его мнение. Да, просил я тебя написать мне, чего стоит в Голландии вполне приличное (отельное) прожитие, и в каком соотношении с германской маркой ваш гульден. Ты мне так и не ответила. Ответь, милочка, очень прошу.
   Что мне делать с оставшимися для тебя гостинцами, как тебе переслать..? Ну, хоть духи-то, мог бы Сережин шеф взять? Адрес его не знаю.
   Да, ты мне писала: Сережа читал из "Лета Господня", -- "мама и он жили тобой, а я горько плакала над каждым твоим словом..." Почему "горько плакала"? Потому ли, что _э_т_о_г_о_ уже нет теперь... или -- что моя мысль, чувства мои тебе близки, они с тобой, в тебе... а меня нет... далеко я..? Но я всегда с тобой, возле тебя, в сердце у тебя... и ты во мне, _в_с_е_г_д_а_ ты, в каждом миге ты, и ты только. Олечек, моя нежная, светлая, чистая моя птичка, ведь тобой только и жив я... ты -- _в_с_е_ для меня, и если бы все-все-все было у меня ныне (я не говорю тут, конечно, о _н_е_в_о_з_в_р_а_т_и_м_о_м!), ну, _в_с_е, _в_с_е_ (сила творческая, полный покой, полная независимость, все "блага"...) и я не знал бы тебя, -- как ничтожно было бы это "все-все"! Только теперь я это понимаю. Я такое сокровище узнал в жизни -- в тебе, что было бы для меня казнью -- быть без тебя. Поверишь? Этого объяснить нельзя словом, все слишком слабо в слове, если бы мне нужно было определить, _ч_т_о_ я нашел в тебе, тобой, с тобой. Я теперь часто вспоминаю Пушкина: "И может быть на мой закат печальный -- Блеснет любовь улыбкою прощальной". И вот -- _б_л_е_с_н_у_л_а. Каждая ласка твоя, каждая дивная черта твоей мысли, -- всегда _т_в_о_я_ -- _с_в_о_я! -- для меня дар, радость нежданная.
   Оля, мне стеснительно и больно даже читать, когда ты меня возносишь... Между нами этого _н_е_ _д_о_л_ж_н_о_ _б_ы_т_ь. Я тебе откровенно, как и всегда, говорю: Оля, _т_ы_, _т_ы_ _д_а_е_ш_ь_ мне счастье, даешь пресветлую радость в жизни моей! Я знаю, _к_т_о_ ты, _к_а_к_а_я_ ты. Ты для меня -- именно, _н_е_з_е_м_н_а_я. Я страшусь порой своего недостоинства. И когда я мечтами вызываю тебя, встречу с тобой... -- я могу представить себя только склонившимся перед тобой, как перед явлением _С_в_я_т_о_г_о, непостигаемого. Ах, как я порой тебя _в_и_ж_у! Это выше любви, выше чувства, это -- благоговейный восторг, с чем сравнить его? Сказал бы... но ты могла бы смутиться, принять мое задушевное -- как кощунство.
   Меня пугает твое ожидание операции. Да разве она нужна?! Отнесись с большой осторожностью. Я знаю, что теперь, вообще, "камни почечные" лечением изводят или дают им "обволокнуться" и не вредить. Не соглашайся на операцию, проверь и проверь. Умоляю тебя, деточка, -- осторожней. Если бы камешек был бы опасен, непременно были бы _б_о_л_и, острые... -- а этого не было! М. б. ни-как-кого камешка нет, а кровка показывалась от раздражения...? Нужна диета, режим подходящий... -- не пила ли чего-нибудь острого, или -- не преобладало ли в пище мясное? или -- пряное слишком? Ольгуна, ты же многое знаешь в медицине, проверь, справься. Я _у_в_е_р_е_н, что никаких камней у тебя в почке нет, и _н_и_ч_е_г_о_ нет. Помни: кровоизлияние, состояние кровеносных сосудов о-чень зависят от душевного состояния! И я упрекаю горько себя, что вызывал в тебе неосторожными письмами, упреками, своею душевной нескладностью острые огорчения и возмущения. Ты до того предельно чутка, -- ты же исключительна! -- как самый тончайше-чуткий _ж_и_в_о_й_ инструмент предельной точности... что с тобой говорить, тебе писать... надо с великой нежностью-чуткостью... о, как надо тебя беречь, как надо тебя лелеять! -- о, милая, ненаглядка! Пойми же, Оля... -- с _т_а_к_о_й_ душевной организацией, с такой неизъяснимой чуткостью, при твоем богатстве души, ты можешь быть только _о_г_р_о_м_н_е_й_ш_и_м_ художником! Я _в_и_ж_у, я _з_н_а_ю_ это. И твоя истинная дорога, твой "воздух", твоя стихия -- только искусство! Оля, помни мое слово, я как перед Господом говорю: ты дана жизни Господом -- только для сего. И великим грехом твоим будет -- грех отказа "от себя". Помни! Всегда помни. Тебе будут великие радости, ты их узнаешь, -- радости твоего творчества. Таких чутких -- нет вообще, это исключительно-редкое явление, может быть раз в веках. Поверь же мне. И ты поймешь, почему я так счастлив, тебя узнав. Пой же, птичка чудесная, пой, во имя Господа! Есть у тебя, что, чем и как _п_е_т_ь. Ты удивительно многогранная. Исключительно _у_м_н_а. И страшно огромно твое _с_е_р_д_ц_е. Не смущайся, не страшись: ты будешь творить, ибо тебе _н_е_л_ь_з_я_ не творить. И не сомневайся в своих силах, _н_е_ _р_о_б_е_й!!! преодолей смущенье. Иначе у тебя никогда не будет _ж_и_з_н_и. Господи, хотя бы один раз только тебя увидеть! Олюша, как бы мы говорили друг другу, как бы чутко понимали друг друга с единого взгляда, слова..!
   Гуленька, близится Светлый День. И так захотелось мне послать тебе светлый пасхальный привет мой! Может быть, не сочтут это гг. цензоры проступком против установленных правил переписки, это же "Ostern -- Bewillkommnungsgruss"!! {"Пасхальное приветствие" (нем.).}, разрешат этому освященному на Гробе Господнем пасхальному красному яичку докатиться до тебя, до твоих светлых глаз, до чистого сердца твоего! Христос Воскресе, дорогая Оля! Заочно с тобой ликуюсь, моя далекая, -- и всею силою веры и чувств моих молю у Воскресшего -- и всегда да Воскресающего в сердце нашем! -- полного укрепления сил твоих, душевной свежести, светлой воли к труду творческому. Когда грустно станет тебе, взгляни на это радостное яичко, на этот светлый знак нашего будущего Воскресения, подумай, с каким лучезарным чувством послал я тебе этот пасхальный поцелуй-привет, -- и пропадет грусть, сменится светом в сердце, -- пасхальным Светом. Это яичко всегда хранилось у меня в Евангелии, с самого дня прибытия в письме из Св. Града. Когда открывал Евангелие -- долго смотрел на подвешенное к травке пасхальное яичко, вглядывался в травки сухие, -- в этих потомков тех далеких травинок, что _ж_и_л_и_ тогда, в Страстные Дни чудес, Слов, страданий и -- _В_о_с_к_р_е_с_е_н_и_я_ Христова. И как мечталось быть _т_а_м, почувствовать то, _с_в_я_т_о_е, что, кажется, так и осталось доселе на каменистой земле, в древних маслинах, в смоковницах, в злаках и лилиях полевых, в этом обилии ярких маков, в волчцах и терниях... -- в солоноватом и горьковатом воздухе предгорий! Живет эта мечта во мне с юных лет. И всегда пробуждалась вёснами, манила в святые дали. Может быть с раннего детства, рожденная рассказами простых людей с нашего двора, -- да, старая русская женщина, крестьянка наша... ходила в Иерусалим... -- и как же _т_о_ж_е_ мечтал мой Горкин "грехи свои донести до Святой Горы"252, сложить у подножия Креста! Родная, чувствуешь, какая же светлая душа русская..! -- и _ч_т_о_ ее наполняет!? И -- верю, хочу верить! -- _е_с_т_ь_ она, светлая, и поныне, уцелела среди всей грязи и крови, какими заливали ее насильники. Вот этой-то душою, ее _с_в_е_т_о_м_ -- верой, и жило-питалось творчество мое. Из русской Души родилось, живилось ею... -- и останется неизменным до конца. Обманывался ли я? Не думаю. А если порой и так, то... разве в темные времена сугубых испытаний откажешься от освещающей темный путь мечты? "Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман"253.
   Голубка, как хочу я, как желаю тебе, чтобы Светлый День был для тебя светел воистину, чтобы ты была хоть немного счастлива, покойна, радостна надежной, что свидимся и скажем сердцем сердцу, как мы родны и близки, как мы чисто и свято друг друга любим, ценим, храним и укрепляем! Будем же чувствовать в сердцах наших Христа Воскресшего, дарующего нам жизнь во Свете -- в Его Свете. И будем радостно, _в_м_е_с_т_е, восклицать -- "Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ..." Ну, Христос Воскресе, Олёк... И -- "Воистину Воскресе", дорогая!
   Твой Ваня
   [На полях:] Ах, милая... знаешь ли мой очерк (из будущего тома "Лета Господня") "Вербное воскресенье"? Он удался. И еще -- "Крестный ход"? и еще: "Говенье"?
   Ты мне не ответила о шелковых чулках.
   Как ты хороша у микроскопа! Как _п_р_о_с_т_а, _т_и_х_а! Русская девушка!
  

121

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   20.III.42
   Дорогая моя Олюша, вот тебе мой скромный дарок, -- переписал для тебя. М. б. "весеннее" наше почувствуешь. На Страстной, если дойдет вовремя, прочтешь. Этот этюдик должен войти во вторую книгу "Лета Господня" {Далее следует отрывок из главы "Вербное воскресенье".}.
  
   21.III.42
   Сегодня, Олюша дорогая, твоя открытка-экспресс. И так мне грустно стало, не дали отдохнуть тебе. Собрать мысли. Ты, конечно, верна себе: иначе и не могла... Оля, дочка своих родителей. Не смею корить тебя, что так мало о себе заботы. Все -- для других. Для тебя это так естественно. Только, родная, не вдумывайся в свой "крестный путь". Вся жизнь -- крестный путь для христианина. Испытание его годности жить во Христа. Очевидно, ты и "свидетелю" на исповеди говорила о сем. Причем тут его "чуткость и зрелость"? О _т_в_о_е_м_ всем он, понятно, осведомлен, без твоего признанья. Матушка что тебе летом в Викенбурге сказала? -- "Как похорошели, О. А. -- а как похудели!" Матушка, конечно, с зорким глазом, при всех ее достоинствах. И очень просто могла поделиться впечатлением и с братом -- какой он там "отче"! -- Д[ионисием]. Вот и "крестный путь". Кроме сего, он уже знал о твоей болезни. А потому не вкладывай большего содержания в его слова, чем они стоят. Ты молодец, Олюша, ты и духовно прекрасна, но как мне больно, что не отдохнула, не привела себя в порядок, не уяснилась. Очевидно, я бессознательно знал, что с тобой творится: в открытке 12.III я писал тебе о непонятной тоске, давящей. Как раз тогда ты и затрепыхалась от внезапной ломки плана твоего жития в Гааге. Не усматривай в _э_т_о_м, что тебе _н_а_д_о, непременно, "домой", в дохлый Халквейк, где, кажется, и мышам душно. И, кажется, во всем Халквейке только твои котишки еще живут.
   22.III 11 ч. утра Сегодня первый день Весны. Солнце, свежевато. Я пошлю тебе "Вербное воскресенье" -- мою _в_е_с_н_у, написанную в Швейцарии. Тебе понравится, особенно -- мне это -- да! -- запахи весны, каретного сарая. Кажется, что такое этот сарай?.. А вот поди ты... мне эти запахи -- дороги, уносят меня в тонкий аромат невозвратного, детского. Спешу на завтрак, уже 12 с четвертью. Приглашен на "булочки" еще во вторник новой по-читательницей254. Все еще меня "открывают". Эта пишет -- "Вы для меня несравненны... Вы, ясностью и простотой -- Пушкин прозы нашей". Хорошо, пусть и так. Мне хочется -- в "Пути". И какая-то усталость, весенняя... всегда. Целую тебя, милочка. Христос Воскресе! Олёк, у тебя 3 пасхальных свечи -- всем вам. Подумай о Ване. Это мое сердце горит тобой. Огоньком ласкается. Твой Ваня
   [На полях:] Когда же найдешь покой? Как без тебя мне пусто! Не знаю, что случилось, думаю: только бы ты не измоталась. А ничего опасного нет. Напиши же мне, я совсем _о_д_и_н.
   Хочу поговеть на 6-ой неделе. В Заутреню весь с тобой, все мое сердце у тебя. Глазки, когда увижу вас, живые?!
   Целую, целую, всю-всю целую.
   В глазах у тебя -- весеннее! Вижу -- какая ты чудесная, весенняя! Весна моя!
  

122

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   22.III.42 6 вечера
   Христос Воскресе! -- светлая моя, нежная, весенняя Олюночка! В третий раз приходит Светлый День в жизни _н_а_ш_е_й... как мы близки стали душой и сердцем, самые близкие-родные с тобой, и все нет _в_с_т_р_е_ч_и, чтобы хоть руки подать друг дружке! Ничего, надо перетерпеть -- дождаться. Какое счастье, смотря в глаза друг другу, глубоко-глубоко смотря... -- сказать радостное, воскрешающее, -- о, милая... Христос Воскресе! -- и обнять друг друга, неразрывно. Да хранит тебя Господь, родная моя, светлая, весенняя моя! Вот окончание "Вербного воскресенья", для тебя {Далее перепечатано окончание главы "Вербное воскресенье".}.
   23.III.42     Родная моя, Ольгуночка... да смилуется Господь над нами, столько испытаний, страданий вынесла ты, и теперь -- я же знаю, я чувствую, -- ты томишься и душой, и твоей болью телесной. Я весь, всегда, каждый миг с тобой, и ты это знаешь, ты должна знать, -- самое мое светлое, самое родное мое -- в тебе, чудесная моя Оля, и я всеми силами души и сердца, и воли, сколько только веры во мне, молюсь за тебя, хочу, чтобы моя воля влилась в тебя, передала тебе силу одолеть болезнь, и веру -- что так и должно быть. Не томись обо мне, милая моя девочка, дитя мое, я силен волей, я все преоборю, только бы ты была крепка надеждой на милость Божию, на одоление недуга. Я верю, что ничего опасного, и, Бог даст, не надо и хирургического средства; -- прав ли я -- не знаю, но мне думается, что волнения душевные этих недель последних -- вот причина рецидива этих почечных -- да по-чечных ли?! -- кровоизлияний. Внушай же себе, роднушка, что это все преходящее, все должно пройти, ты должна оправиться вполне. Не томи себя мнительностью, не воображай... Я знаю _с_е_б_я, а потому и тебя знаю: мы так однородны, мы -- одно. Эта ужасная мнительность все портит. Я ее знаю. Я переживал именно то, что ты испытываешь, -- эту подавленность, и это... _о_н_е_м_е_н_и_е. В 34-м так было... будто и вся жизнь кончалась во мне. А это был только надуманный мною же призрак. Но это подавленное состояние очень вредило. Будь бодрой, верь мне, верь моему чувству, -- странно, я как-то особенно покоен! 12--13 была ужасная тоска, но вчера и сегодня утром, когда читал мамино и твое письмо, -- сам удивился, как я спокоен. А ведь ты-то для меня -- _в_с_е! жизнь моя -- ты это, и ты это знаешь, -- и я _з_а_ _т_е_б_я_ спокоен. Детка моя, молись, -- ведь ты же избранница, твоя молитва к Богу -- она перед _H_и_м... Он любит тебя и Он избавит тебя от испытания. Я так верю! Олёк моя, я весь -- только о тебе, весь -- мольба, весь -- перед Господом со своим недостоинством молиться за тебя! Я же мутный перед светом твоим, чистая, светлая, неизъяснимая Оля! Будь же бодрей, покойней, верь крепко -- и будет хорошо, будет свет нам, милка, будет Божие милосердие, мною незаслуженное, но тобой -- да, о, как заслуженное, ты его _в_с_я_ достойна, как редко кто. Я могу быть сам недостойным, но твое-то достойное, твое-то чистое я очень чувствую... -- и я прав, все во мне говорит, что прав. Но ты же знаешь. Будь спокойна, я силен, я верю, я надеюсь, дорогая, на самое лучшее, самое радостное для нас обоих надеюсь. Писал я тебе, Олюночка, какая сила -- душа! -- у человека. Она может -- должна! -- властвовать над тленным в нем, она может чудеса с ним творить. Душой воздействуй на недуг твой, внушай себе, что ты _д_о_л_ж_н_а_ быть здорова, вливай жизнь-силу в себя! Помни, тебе дан дар -- творить. Не распускайся, не страшись ничего, -- со всем больным в тебе совладаешь. Да ты же сама все знаешь, умнушка моя светленькая. Если бы ты увидала меня -- ободрилась бы: я крепок, я надеюсь, я заставляю себя _в_с_е_ дотерпеть, все одолеть. Читай сердцем мои слова, какие послал тебе. Сама сочиняй, сама себя веди, Душа твоя все оздоровит в тебе. Как бы хотелось мне, чтобы ты встретила в церкви Светлую Заутреню. Вспомни обо мне и похристосуйся с Ваней, а я -- с тобой, родная. Зажги же пасхальную свечку, _м_о_ю_ -- тебе!
  
   24.III
   Вчера был у меня доктор. Я ему сказал. Говорит: "по рентгеновским снимкам судить очень трудно. Надо быть тонким знатоком "читать рентген". Надо знать, _к_а_к_ снимали, в каком положении находился пациент: малейшая тень, упавшая от какой-нибудь ткани, складочки, пуговки даже... -- все меняет и приводит "читателей" к диким выводам. Снимок -- _н_е_ довод!" Раза два бросил: "еще вопрос, почка ли... м. б. тут связано с женской сферой..." Надо быть очень осторожной в выводах. Мочевой пузырь исключается, т. к. при таких кровоизлияниях -- если бы из мочевого пузыря, -- были бы резкие боли. Почка тоже дала бы боли... если это поранение "камешком". Мнение его: опасности не вижу, об опухоли не может быть речи... очень вредит тут мни-тельность... надо гнать ее, надо управлять собой и... недугом. Нервное истощение -- главная причина, нужен полный покой. Состояние нервов действует и на сосудистую систему. "Вспомните "заговоры крови"!". Значит, м. б. и обратное: "можно вызвать кровотечение"! Он мудрец. Ольгушка, будь веселей, помни, Ванька твой всегда с тобой, около, хоть ты меня и не видишь. Сегодня мне совсем покойно, необыкновенно! Олюша, помни, ты моя, ты не себе только принадлежишь, а потому ты должна себя сохранить, если меня любишь. А ты лю-бишь, знаю, верю, счастлив. Ну, Христос Воскресе, моя светлая детка, целую тебя, много-много... с глазок, всю, всю, всю, до... до... ну, это я только знаю, _к_а_к_ я тебя целую, птичка. Я рад, что мог послать тебе мой яркий -- живой -- поцелуй -- в Светлый День Христова Воскресенья, пасхальный поцелуй! Горячий, яркий, жгучий, нежный, чистый и... воскрешающий. Как я тебя обнимаю, льну весь к тебе, "ласкаюсь котишкой". Как хочу к тебе, с тобой, у тебя, тебе, для тебя... С тобой, в родном... поздняя Пасха... заря занялась, вот оно и солнце... я с тобой над садом, на балконе, какой воздух, небо, легкость дыхания... и -- столько сирени... ее вершины душистые -- вот, у балкона, в росе... ты слышишь, эту горьковатую свежесть... мы окунаем лицо в нее, душистую... мы -- одно. Оля, Олюша, Олёк... -- годы для нас -- ничто, мы душой спаяны так крепко, ты всегда -- юная, светлая, свежая... вечная для меня. У, голубка моя, гулька, гуль-гуль... люблю тебя, моя девочка чудесная. Будь же сильна, любящая, светлая, нежная, -- всегда я с тобой, в тебе... разве не слышишь как мое сердце в тебе _ж_и_в_е_т?! Ну, целую, ну... Оля моя... Христос Воскресе! Христос с тобой. В глазах твоих вижу мое небо, ласточки там играют, любовь там... и какая же чистая, бо-ль-ша-я!! Ты должна быть здорова, -- бу-дешь! будь же!
   Благодарю маму за письмо. За доверие ко мне, за умное ее сердце. Я напишу ей сегодня же. Сейчас одиннадцать утра, иду на почту. Потом за молоком. Скоро будут большие события, и сердце слышит -- к добру. Верь, будем верить. За родное _н_е_ тревожься. _В_с_е_ будет чудесно. Ибо Россия -- _ч_у_д_о. И это все увидят. Святая, чистая Россия. Она уже _п_р_о_ш_л_а_ Голгофу. Она вот-вот воскреснет, -- в Господнем Плане. Так дано. И -- для общего воскресения. В две страны, в два народа верю -- в Нее да в Германию. Они связаны. И они дополняют одна другую. Так _д_а_н_о. И провалятся вся дурацкие басни о дикости нашей, о ненужности нашей. Народ, давший такое Искусство, -- а оно -- дыханье Бога! -- необходим для человечества, для "путей небесных". Жизнь России -- только расцветает. И смысл Ее Воскресения -- огромный, глубочайший, необходимый. Так верю, верую. Ну, дай же обойму тебя, птичка, воскресающая моя, воскресшая для меня, для -- Родного! Когда получишь "пасхальное яичко" мое от Св. Гроба Господня, поцелуй его, поверь, что оно принесло тебе силы, здоровье, радость, счастье, любовь беззаветную. Долго ждало оно тебя... -- и вот, _н_а_ш_л_о. Целую -- душу. Весь и всегда твой, только -- Ваня.
   [На полях:] Напиши, что случилось с г. Бредиусом. Ничего не понимаю. Чудно: у вас словно палата клиническая! Но ты-то -- с чего?! Ты будешь здорова!
   Прилагаю мои весенние духи, пасхальные, -- сирень.
  

123

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

24.III.42

{На конверте помета И. С. Шмелева:

из клиники, Оля в отчаянии.}

   Милый Ваня!
   Пишу тебе из больницы, накануне "решения судьбы" моей несчастной почки. Я писала тебе, что доктор не хотел оперировать после исследования цистоскопом, но, когда на следующий день были сделаны снимки с почки, то он сказал: "снимки не удались, мы должны иметь новые".
   По некоторым обстоятельствам до завтрашнего дня меня не трогали, а завтра, предварительно всю промыв и прочистив, будут опять снимать рентгеном. Рентгенолог этой больницы плохой на мой взгляд, куда хуже прежнего, в той клинике, где я раньше лежала, -- она занята под родильный дом, для детей солдат. С великим трудом втиснули меня сюда, -- все перенабито больными.
   На мои вопросы (постоянные) "будет ли операция или без нее _о_б_о_й_т_и_с_ь_ можно", доктор _т_е_п_е_р_ь_ почему-то не говорит так определенно, как в 1-ый день, но -- "не знаю, -- что скажут фото". Утешал он меня только тогда, в первый день?? Я была тогда вне всяких нервов, или вернее -- сплошной обнаженный нерв. Теперь доктор скрывается (?) за "не знаю". Знает он? Или _н_е_ знает? Я панически, до ужаса, до холодного пота боюсь операции... И... все же... м. б. придется принять.
   Я до отчаяния дохожу. Прошу, молю Бога, чувствую себя недостойной Его Милости, Его чуда, и все же прошу, как та женщина "крупиц для псов со стола господина"255. Я не могу дольше выносить этой муки неизвестности, я изнываю. Сестры -- прелесть. Утешают. Но, что все это... Я не должна, не смею так писать тебе, -- я знаю это. Но я не могу скрываться за другими, неверными словами. Прости мне. От 12-го было твое письмо. Здоров ли ты? Господи, я все истерзана нашими постоянными несчастьями. С невероятными усилиями приезжают ко мне то мама, то Сережа, то золовка, свекор, еще одна старушка, полубольной, забинтованный, загипсованный Ар, сам еле передвигаясь... ужасно! Завтра жду маму с Фасей. Мама разрывается дома. Ар сегодня сказал, что все-таки удалось ему найти девчушку-прислугу. Но что с ней мама "без языка" будет делать. Одевать и раздевать, мыть и т. д. Арнольда приходит работник, кормит мама. Мне жутко думать о Схалквейке, масса стирки, некому белье собрать, отдать. Я все разыскивать по лавкам умела, теперь у них ничего нету. Мама измучилась...
   Не могу ничего тебе радостного написать, Ванюша. Вся -- нерв. Прошу тебя только помолиться. Я лежу, т. е. почти сижу, в подушках, на резиновом кругу. Неловко. День и ночь на спине. Кровь больше не показывается. В больнице здесь вообще ни разу не было, -- только старая выходила буро-коричневая из почки, забитой сгустком. Свежей не было. Пока... У меня нет никаких мыслей, желаний, кроме одного, панического ужаса и острого желания поправиться.
   Я лежу в хорошей комнате с одной дамой. Тоже почечная, тоже моего доктора. Но вообще здесь все почти хирургические пациенты. Дико дорогая клиника. Опять вылетит на меня уйма денег. И еще все эти неудавшиеся фото: штук 8--10, и новые, завтра. Ну, не буду. Довольно.
   Я не даю тебе здешнего адреса, т. к. не знаю, долго ли я тут буду.
   Мама перешлет. Помолись за меня! Помолись! Помолись! Умоляю тебя! "Если двое соберутся во Имя Его и попросят чего, то Он посреди их, и исполнит о чем просят"256.
   Но завтра я услышу, будет ли нужна операция!.. Завтра, Ваня!
   О, почувствуй, и помолись завтра!
   Помолись! Помолись! Если не нужна операция, то он срежет полип изнутри, или прижжет. Не знаю. Я никакой боли не боюсь. Я на все готова, -- только бы не было операции!...
   Помолись -- почувствуй _з_а_в_т_р_а!
   О, Ваня!
   Ну, всего тебе доброго, Ванечка, и, главное: будь _з_д_о_р_о_в!
   Все остальное -- не важно! Будь здоров! Я верю, что смогу тебе написать скоро и радостнее!
   Верь и ты, мой дорогой друг!
   Верь для меня, Ваня! Молись, молись, Ваня, молись, прошу!
   Целую тебя и крещу.
   Твоя Оля
   Перечитала и страшусь, что огорчишься ты, мой родной... Больно мне, но что же делать.
   Ванечка, не огорчайся слишком!
   Одно хорошо, что сама по себе почка здорова. Могло бы хуже быть. Опухоли нет. Полип-то, кажется, не опасно. Ванечка, помолись!
   Мама обещала по возможности тебе тоже писать.
  

124

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.III.42

   Христос Воскресе!
   Мой милый, родной мой Ванечка!
   Страшно мне писать это "Христос Воскресе" теперь, лежа, не чувствуя еще Пасхи, но уже пора писать!
   Я обнимаю тебя и целую крепко и свято три раза, а потом... еще... и не три, сверх трех!
   Я послала тебе отчаяние свое недавно, мне так мучительно это... У меня существенного ничего нового нет. Вся -- неизвестность. Вчера, наконец, должен был быть снимок (решающий). И, вообрази, -- утром... опять кровь! Я в отчаянии была, т. к. уже правда никакой к тому причины. М. б. только зверская чистка кишок? Сестры уверяют, что нет. Вчера же утром меня повезли к доктору на цистокопию. Перед вставлением цистоскопа оказалось, что содержимое пузыря без крови уже. Долго, тщательно... и... больно рассматривал и "знаменитость", и еще один его коллега. Наконец приклеили к ноге катетер, оставив его в почке, а меня повезли в кровать. Ни есть, ни пить не давали. Из почки стекало все в баночку через катетер... светлая жидкость с очень малым количеством крови, микроскопически {В оригинале: макроскопически.} незаметным. Но когда все же надо было опростать (перед рентгеном) весь пузырь, то оказалось, что он опять с бурой кровью. Откуда она? Текла и помимо катетера из ранки где-то ниже? Или правая почка тоже больна?? И так я лежала с катетером, мучилась болями и резью. В 4 ч. чистили опять кишки. Кошмар какой-то был! И [в] 1/2 5-го повезли на рентген. Ровно час пытали меня там. Ужас! Каким-то необыкновенным способом делали снимки. Фракционированно как-то. Вытаскивал чуть-чуть катетер, впрыскивал "Kontrastmittel" {"Контрастное средство" (нем.).} и снимал. Кажется, 15 снимков. Причем всякое вытаскивание катетера и впрыскивание непосредственно в почку было очень болезненно. Я лежала в рентгеновском кабинете, обыкновенной температуры комнате на деревянной скамье совсем раздетая, без ничего. Только на плечах была кофточка. От боли, усталости, жажды, пере-переутомленности, я не чувствовала холода. Но когда вынули наконец катетер, положили на носилки и вкатили меня полуживую, с резью в пузыре и ломотой в почке и во всей левой половине живота, то у меня не попадал зуб на зуб. Сестра моя -- ангел. Вся постель была нагрета, но я уж ничего не чувствовала, и когда просила воды, то выходило: "ge-ge-ge-eeft U-u-u m-m-m-ij w-w-wa-ter" -- "geeft U mij water" {"Дайте мне воды" (голл.).}. Долго-долго ломило все. К ночи стало лучше. А ночью... ад был. Над самой крышей стрельба257, но какая! Мимо окон летали снаряды, все рвалось, трещало, бухало. Больные плачут, кто молится! Летали очень низко. Все сестры собрались на всякий случай, директриса тоже. Обошлось. И остальную часть ночи я хорошо спала. Утром в 9 ч. еще была кровь, но немного и бурая. С тех пор больше еще не знаю. Диеты у меня никакой. С трепетом я ждала прихода доктора, т. к. сегодня он должен был мне все сказать. Но слышу, что его нет в Амстердаме. Уехал. И я ничего не знаю. Очевидно, рассчитывает меня продержать в клинике, иначе отпустил бы домой. Ждала его ассистента, но и того не было. Вчера, во время исследования, я его спросила, что он видит. Он, очень скупой на слова, сказал: "Вы же знаете, что исследования не окончены, что диагноз я смогу поставить только после рентгена. Ничего не скажу". Я вздохнула и сказала: "я знала, что Вы не любите говорить, но... значит и не утешите меня..." На это он перебил горячо: "о, нет, это я могу сделать, т. к. сегодня гораздо меньше похоже на операцию, чем в 1-ый раз". А в 1-ый раз он тоже обещал не оперировать. С голландского перевести на немецкий так: "es sieht jetzt viel weniger nach einer Opération aus, als bei dem ersten Mal" {"Сейчас гораздо меньше похоже на операцию, чем в первый раз" (нем.).}. Вчера же спросил имя и адрес моего врача в Схалквейке. М. б. ему сказал что-нибудь. Рентгенолог вчера сказал, что "страшного ничего не нашел". Поскольку я могла вчера заметить, -- особое внимание он уделял последним снимкам, т. е. самым внешним местам почки, м. б. даже мочеточнику. Не знаю, что будет. Прости, Ванечек, что такое непасхальное пишу письмо. Но я знаю, как ты волнуешься и как хочешь все знать. И потому, преодолев даже и смущение, пишу тебе подробно так. Попаду ли я домой на Пасху???? Ничего не знаю. Зажгу ли твою алую свечу?
   Но тебе, мой друг, желаю сердцем, чтобы радостно и светло пришлось встретить тебе Святой День!
   2 ч. дня    Сию секунду прервала. Пришла сестра, заставила меня... постараться,.. узнали, что... опять кровь. Не яркая, немного, но есть. Сижу высоко в подушках. И... вдруг дает сестра экспресс от мамы... твое там! Твое от 19--20.III258. Ты пишешь там, что писал и 17-го259 и 18-го. И что послал яичко мне. На Сережу? Я ничего не получила после от 12-го260 и открытки 11-го, до этого последнего от 19/20-го.
   Неужели пропало? Я в шубе тебя получила 2 раза! Спасибо!! Ах, я конечно написала бы тебе давно об образе, но ты пойми, что я не хотела _э_т_о_г_о_ касаться вскользь, -- хотела тебе дать сразу художественно-красиво. А вот теперь больна. Мне трудно писать. Я скоро устаю. Я все это время (с 18-го и до сегодня) непрестанно теряю кровь. Одно сменяло другое. Я очень ослабла. Не сердись же! Самое лучшее моей души я для тебя лелею... Ты этого все еще не знаешь?!
   Ну, прошлое уж дело, но все же: о "хлебных бонах", -- ты осуждаешь меня за "Марфу"? Да, в ресторанах всего еще много, но без бонов нет. Для больницы мы с трудом устроили. Я чувствую твое раздражение на меня. Очень часто. Я не всегда не него реагирую, но я знаю. Негодный... Вань... ка! Кланяйся Серову. Я мысленно христосуюсь и с ним, твоим другом! Спроси же M-me Руссель261, как она ездила? Сегодня солнце... Весна... О, если бы быть здоровой! О, быть здоровой! Как я хочу жить!! Читаю Чехова, принесла Фася.
   Чехов... всю жизнь болел!262 Как мог он еще писать?! Чудный Чехов! Я его очень люблю. Почему ты редко мне пишешь? Для тебя "пустые дни"? А мне? Какой... ты... не знаю какой. Если бы ты был здесь!!
   [На полях:] Сейчас часы приема, -- у меня никого. М. б. вечером будет Сережа. И завтра. Он ночует в Амстердаме.
   4 ч. Сейчас был ассистент -- ничего не сказал. Будут кровь исследовать на витамины. Оттого, что всегда весной болею.
   Как надоели мне доктора, знаменитости, и ассистенты, и все, все! О, если бы здоровье! Получишь ли ты мой привет к Пасхе? Сама я уже не могла, лежала, но Сережа обещал послать вовремя.
   Целую. Твоя Оля
   Целую тебя, Ванёк, дорогой... люблю!
   Ванёк, еще раз обнимаю тебя. Будь радостен в Светлый День. Подумай обо мне! Неужели Господь не даст мне быть в церкви. Я причащалась 13-го, писала тебе263. А ты? На Страстной? Как захватывает меня твоя работа! Ты любишь Дари? А меня? О, как хочу жить, и творить, и любить!
   "Жить из чемодана" -- не мое, а где-то слышанное.
  

125

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

29.III.42   4 ч. дня

   Ванечек мой, пасхальный мой, светлый! Получила твое "Христос Воскресе" и яичко... Чудесно как ты меня там поздравляешь... Родименький мой, Олин! Во всяком случае (даже если я совсем о себе забуду)... Олин. Странно... Часто думаю, что странно.
   "Христос Воскресе!" Ванечка! И "Воистину Воскресе!" Не знаю, кто скажет из нас первый, -- кто ответит? Странно... мои мечты о Иерусалиме... и ты пишешь то же самое! Я люблю тебя, Ванечка, брат мой, душа моя живая, все мое (страшусь сказать кто, вслух), ты все мне -- живое, чудесное! Нет, не только "брат", но ты знаешь!..
   Ах, душа моя! Душа моя!! Увижу ли тебя?! Яичко твое у меня в сердце. Вижу его, красненькое и в глазах их много-много, от "волшебных кружочков", теснящихся в ресницах. Щурюсь и вижу: все яички красные... тюльпаньчики Сережины свесились ко мне, горят... яички! Ах, о себе!
   Сегодня утром... опять испуг... Кровь? Не знаем мы никто, что и откуда. В 1 ч. дня ничего не было. Был доктор (ассистент знаменитости, не менее его знаменитый, кажется), милый, ласковый. Взял руку, пульс, и сразу понял, что вся я струна натянутая. "Обещайте мне, что не будете волноваться, успокоитесь, радостны будете!? Сестра, поставьте радио, веселее!". И затем: "Я видел снимки Вашей почки, видел и самую почку, -- _н_и_ч_е_г_о_ страшного нет! Все Ваши кровоизлияния из ничего.
   Завтра я просил исследовать кровь на витамины, мне странно это совпадение обоих кровоизлияний весной". Еще пошутил и вышел. Я успокоилась. От Арнольда узнала, что он звонил доктору в Схалквейк и сказал, что они _н_и_ч_е_г_о_ не могут найти, что что-то есть очень маленькое в левой почке, но не могут определить, камень или полип, и потому об операции пока нет речи. Мой v. Capellen очень честный доктор и зря не оперирует никого. Ради денег. Слышала я, что хотят мне ввести в организм много витамина С и делать пробы.
   А, знаешь, м. б. все-таки зубы?? Я спрошу его. Мне жалко невыразимо Страстную тут проваляться, Пасху м. б. тоже. Но что я поделаю. Дома с 1-го будет девчонка, а уж как работать будет, Бог весть. Читаю Евангелие и как же... вся им взята! Дивно как, Ваня! И как всегда одни и те же люди! И Чехова читаю. Бедный, милый А[нтон] П[авлович]! Если бы у меня не повторялись кровоизлияния, и я бы не уставала сидеть, то я бы стала сейчас писать. Хочу! Писать и тебя любить, хочу! Для тебя писать! Только! Тебе! Все тебе! "Признаться, то-то б одолжил!"264 Скажешь ты?! Ты верно скоро уж узнаешь, что я больна. Ах, не волнуйся! И я такая дура, дала волю своим тревогам! Прости, Ванёк!
   Ванечек, я тебе на все твои вопросы уже отвечала, но видимо, это в тех 2-х больших письмах, которым не суждено было написаться.
   О жизни здесь в отелях: Ваньчик, ты писал, что это для тебя самого нужно, тогда я тебе так ответила и опять отвечу только так: ты будешь моим гостем и тебе ничего этого не надо знать!
   И если ты это будешь оспаривать, то обидишь меня пребольно. Это было бы до того не по-русски, до того... обидно! Мне высшая радость -- это все тебе по мере теперешних возможностей уютно и тепло устроить. Неужели я бы позволила тебе самому о себе заботиться?! Да кто же я тогда?? Господи, только бы здоровой быть!
   Если тебе для кого-нибудь эти сведения нужны, то я, право, не знаю что сказать. Я не знаю, честное слово, какие тут условия, могу Сережу спросить. Разно. И в разное время по-разному. В августе, например, все перенабито и безумно дорого. Сережа наш из любезности к хозяевам выселяется в августе из их пансиона, чтобы дать им заработать на его комнате. Arnhem очень любят на вакатах {Здесь: на отдыхе (от нем. Vakanz).}. Здесь все берут отпуск в августе. Соотношение марки таково с гульденом: я переводила недавно R. М. 1.60 и должна была уплатить fl. 1.22. Если кому-либо из твоих знакомых надо, то я спрошу Сережу, сколько он платит за отели (он иногда останавливается по делам), но для тебя -- это не нужно! Больше не говори ничего! Иначе я не захочу тебя видеть! Как только гостем! Господи, неужели?? О. Дионисий мне говорил, что его отец после Пасхи поедет к нам, м. б. привезет часть твоей посылочки? Это о. Д[ионисий] мне сам сказал. Ваня, Ваня, как ты меня балуешь! Когда я уходила в больницу, то надушила сорочку твоим "ливнем", не забыла, хоть очень была "вне себя". Выдохлось. Вымыли уже ее, рубашечку. Как бы мне хотелось сейчас этих духов! Они дома. Но у меня твои медовые конфеты! Ванёк, не смей о чулках думать! Я тебе нарочно ничего не ответила. К чему такое баловство. Я тоже могу достать и настоящие шелковые. Но это баловство. Теперь, такое время! Но все же все это так у тебя шармантно! {Очаровательно (от нем. scharmant).} Какое наслаждение было верно О. А. жить с тобой. Каждой мелочью! Я не хочу вдумываться, я не могу себя дразнить! Какое счастье -- весь ты! Я знаю, что для тебя весь мир _Е_Я_ -- твой мир, как и твой -- ее!
   Я не называю эту "е_я" по имени... Дари ли она, или кто другой. "Она" -- это _О_н_а. И я знаю, как во всем, во всем ты с ней! Ах, Ваня! Зачем узнать тебя вдали, так полюбить... и... что? А не узнать тебя -- не знать, что есть прекрасное здесь, под луной. Кстати о звездах: я тебе вчера писала (глупо), что хотела бы увидеть другие звезды. Я, конечно, не в Америке их жду увидеть (а ты бы так мог понять). В Австралии их можно видеть. А ты уже подумал, что я географию не знаю, "необразованная"? Ну, ну, не буду! А сознайся, ты лукавишь, ты хочешь чулочками только узнать, какие у меня лапы? Да? Конечно, длинные и тонкие, как же иначе?! Но я вся не "верзила"! Средняя женщина. Вся и во всем! Правда, Ванечек! Ничего особенного! Для тебя бы я хотела быть особенной! Господи, Господи, неужели мы увидимся?! Я у твоих ног бы сидела и слушала бы тебя. И все бы тебе сказала. И ты увидел бы, какая я дурочка. И все-таки бы любил меня. Я знаю. Правда? Ванечка, дай приласкать тебя, солнышко. Ванюшечка, родной мой, Ванюша... Знаешь ли ты меня?! О, Ванечка... ты жалеешь, что "смутил мой покой"... ты маму спрашивал о ее совете, что тебе со мной делать... Ждал ты, что она тебе скажет: "оставьте ее!" Неужели, Ваня? Ах, да, у меня нет покоя... И все куда сложнее, чем ты думаешь. О, насколько сложно... Нет, я не преувеличиваю. Но сейчас, будто все у меня взято из пределов возможностей, все, и я только принуждена думать о здоровье. Доктора все, как один, жалеют меня как усталого ребенка, все твердят, что пролежать лишний день мне только хорошо. Сестры (моя особенно) пичкают постоянно всем, чем могут. У меня постоянно что-нибудь для еды. Сегодня, когда ассистент наговорил мне утешений, то сестричка после него прибежала, впорхнула на постель ко мне и, вся блестя (слезками (!) блестя), стала меня тормошить: "Oh, fein, fein!" {"О, чудесно, чудесно" (нем.).} Самоотверженная чудная девочка. У них еще масса сил и идеалов, как когда-то было и у меня у Gillmeister'a в клинике265. Ах, тебе, кажется, не повторила конец нашего путешествия? Или ты получил?
   Напиши. Играет радио... Покойной ночи, Ванюша! Оля 30. III Ванечек, сегодня "скандалила" твоя Оля: кровь для исследования на витамины до 4 ч. не брали, а я сидела голодная. Забыли, а когда я настаивать стала, то вдруг: "Вы можете есть". Я не стала. Дотерпела. Все неточно, халатно. А как точно я сама работала!
   Яичко твое целую. Оно такое радостное! Ваньчик, милый, родной, хороший, ах ты моя радость! Ванюшечка, ангелок, родная душенька.
  

126

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   3.IV.42 1-30 дня
   Великий Пяток
   3 часа 30 мин.
  
   Христос Воскресе, голубка Оля!
   Ликуюсь с тобой во-Имя Его.
   Болезная ты моя, ласточка моя Ольгуночка... всегда с тобой, _в_е_с_ь_ с тобой, все сердце в молитве за тебя, свет мой незакатный, святая мученица, -- Господь сохранит тебя, бу-дешь здоровой, будешь радостной, _в_е_р_ю, верую, Олюшенька... _д_о_л_ж_н_а_ быть здоровой! Плакал над твоими страдальческими письмами, и все сердце изныло нежностью и болью о тебе. Я знаю: ты отпустила мне все прегрешения, все "муки" мои: я иду к исповеди. Благослови меня. Да, я знаю: благословила, и мне -- легко. Олюша, я недостоин перед Господом, но когда я молюсь за тебя, прошу Его, я так и открываю Ему свое недостоинство, и молю, молю, как умею. За тебя молятся более достойные, -- и мольба их будет услышана. Я _в_е_р_ю. Все перенесешь, все... -- восстанешь сильной! Оля, ты сейчас _т_в_о_р_и_ш_ь_с_я_ _н_о_в_о_й, ты страданием наполняешь сердце, душу свою... -- ты обогатишься, моя птичка, нежная моя Ольгуночка, Ольгунок! Я лишь тень твоих испытаний вынес в 34 году, и _я_ _в_с_е_ _э_т_о_ _з_н_а_ю_ (но гораздо меньше твоего, о, да!). И "рентгенизацию", когда меня подтягивали вверх, подведя этот "шар", под желудок, чтобы снять поджелудочную железу... о, я помню это, и мою голоту в холодной и пустой комнате... до 12--15 снимков, во всяких положениях... при моей-то язве... как не разорвалась эта "дуоденум"!? И через дня два-три я чуть не помер, когда -- уже дома -- почувствовал одеревенение всего живота! Какие бо-ли...! А это... произошла закупорка кишечника от массы принятого при снимании "бария" -- что ли... знаешь, эту "сметану"? Там, в госпитале, мне вкатили лошадиную дозу... Серов, вызванный, в 11 ч. вечера -- к счастью, захватил его телефон дома! -- опасался заворота кишок. Оля затопотала от ужаса! Массировал... прогнал! А потом... ожидание -- "решения". Я молил -- да режьте же скорей! -- только бы не эта неизвестность. Я уже _у_х_о_д_и_л... -- и смотри: помилован, молитвами, чу-дом преп. Серафима... и... -- написал "Пути"... -- _н_а_д_о_ было, чтобы они были написаны. _Н_и_к_т_о_ не дал бы их... И помни: ты -д_о_л_ж_н_а_ выполнить дарованное тебе от Бога, и ты будешь здорова, и ты выполнишь! Ольга моя... -- ты вся -- чудо! Ты -- _с_а_м_а_ -- _Ч_у_д_о! Ты -- гармония. Я... _у_к_о_р_ю_ то, что в тебе "от Марфы"?! Откуда ты взяла это? Я счастлив, как ты гармонична! В тебе -- слилось _в_с_е: ты -- Мария, ты и Марфа, и -- ты трогательно-прекрасна, моя птичка, мой Ангел. Оля, ласкуночка нежная, -- ты, в болях, в тоске-тревоге... ты... нашла столько нежности для твоего _д_р_у_ж_к_и, для твоего Вани! Чудесная, недосягаемая... -- на тебя смотрю, как на ослепляющую чистоту и святость. Вот ты _к_а_к_а_я_ для меня. Любить так чисто, светло, _с_в_я_т_о... как я люблю тебя... -- мог ли я думать, что есть подобные чувства в человеке! А ты... ты показала их мне -- во мне.
   Ты пишешь -- "я чувствую твое раздражение на меня"... Нет, Олечек... этого во мне нет... я _б_о_л_е_ю_ за тебя... я болею, что ты все себя на какое-то последнее место отводишь, все -- для других. Ты, в болях, томишься, -- как они там без тебя... ты умела все доставать... и проч. И вот, ты надорвалась, моя нежная Оля-Мери... И твоя болезнь -- итог _в_с_е_г_о, и летних работ, поливок... помнишь, писал я в июле?! Это таскание тяжестей, леек... -- да это же для почек... у женщины, такой, как ты... -- это же -- преступление!
   Верю, -- здоровы у тебя почки! Есть что-то... слабость сосудов, "усталость" почек... м. б. какие-то неважные дефекты... но все это -- при такой нервной, -- поражающей! -- организации, при твоей способности _в_л_и_я_т_ь_ силой воображения на жизнь органов в тебе... -- все это вызвало то, что может специалистов поставить перед непонятным, которое они объяснят, конечно, привычными им "явлениями болезни". Твоя болезнь наполовину -- "в нервах", ты вся "расшатана", -- жизнью! -- и какой!! -- и потому такая реакция организма. Тебе нужен полный покой... тебя в "ватку" взять и положить на солнышко Божие... как истомившуюся святую детку! Ты _б_у_д_е_ш_ь_ здорова! ты будешь творить, Олёк!! Я смотрю на всю твою жизнь... Господи, до чего же она богата... страданием! И все это _д_а_н_о_ тебе. Прими это -- как -- непонятную нам вполне! -- Божью милость. Это -- _д_л_я_ твоего духовного наполнения. Но это скоро кончится. Ибо ты -- уже _г_о_т_о_в_а. Ты _в_с_е_ перенесла. Ты выйдешь из последнего испытания _н_о_в_о_й... еще чудесней, еще прекрасней, моя чистая девочка, моя Святая. Господи, благослови же Олю твою, -- Милостию Твоею согрей, укрепи.
   Я переломил себя, и хожу в церковь. Был во вторник у литургии Преждеосвященных Даров. В среду -- за всенощной, слышал "Егда славнии ученицы..."266 Вчера за 12 Евангелиями... в соборе... дивно пели "Разбойника благоразумного"...267 и баритон Кайданов268, после болезни -- сердце! -- дал чудесно. Я, встретив его в метро, благодарил его, он был тронут. Сейчас пойду поклониться Плащанице. Буду исповедываться. Вечером еду в собор на "Плач Богоматери", на хождение с Плащаницей. Завтра, Бог даст, -- к чудесной обедне... как я ее люблю! и, м. б. Господь удостоит причаститься Ему, -- недостоин я! И всегда, везде... ты, ты, ты... со мной, в сердце, в мыслях, в глубине-глубине моей... ты, светлая, чудесная, радостное мое чудо-Оля! Ты всегда, и все наполняешь... Господи, прости... но Ты видишь, _к_а_к_о_й_ чистотой наполнена душа от _н_е_е! Олечек мой... свет мой... как ты дорога мне, как родна... ты _н_е_ отдельна от меня... ты -- вся -- моя духовная сущность... моя молитва, лучшее, что во мне! Ты _в_с_е_ освящаешь, все возносишь, все очищаешь во мне, моя лучезарная святая... золотинка Божества во мне -- от тебя, через тебя! О, пасхальная моя... весенняя травка блеклая... первая... весняночка нежная, чистая, небесная дева моя... Ангел Божий! Как на Божье Дитя смотрю на тебя. Я купил тебе, вчера, перед входом в собор... купил чудесное яичко! Алое, -- деревянное -- лакированное, -- на одном бочку -- живая верба! -- на другом -- золотцем -- X. В. Я нашел для тебя другое -- с белым Храмиком, и -- X. В. И третье -- все для тебя, Олюля... -- с куличом, пасхой, и X. В. Я постараюсь послать тебе их -- мое Христос Воскресе. М. б. о. Дионисий доставит. Они маленькие -- эти яички -- и до чего же "ласковы", радостны! По тебе. Их можно положить каждое в жилетный кармашек. Ты будешь радостна, увидев их. Перед твоим портретом и портретами отшедших -- стоят цветы -- анемоны, тюльпан и ветка в розовых цветах, без листьев, -- персик? -- Звонок... Да, верно: меня не забывают. Сейчас -- кулич! теперь это редкость здесь. Большой кусище ветчины..! -- варить!! Я получил еще маленький куличик -- мою Ольгуночку -- так и назвал! -- красное яичко... банку варенья, апельсинового, ... видишь: сказал -- ничего не буду добывать... -- и _в_с_е_ _с_а_м_о_ приходит. Если бы тебе послать! Если бы ты была здесь... Но ты всегда со мной. Как ты мне дорога! как необходима, Оля!! И как я снизу вверх смотрю на тебя!! Ты в эти дни необычайно -- прекрасна! Ты все растешь. Ты необыкновенная! Только о других!! Я знаю, ты тревожишься -- _в_с_е, все знаю, испытал сам! -- но как ты любвеобильна! Знаешь, мне теперь и твоего А. жалко стало...
   Поверь, Олюша, я не питаю к нему никаких темных чувств. И это -- _о_т_ тебя, через тебя. Ты очищаешь мое сердце. Но... я _з_н_а_ю, что все голландское -- не для тебя, оно губит твое здоровье, начиная с почвы, сырой, с воды близко-подпочвенной... это бьет твое слабое -- духовно сильное! -- здоровье. Ты хиреешь от... Голландии. Мне понятно твое описание "ночной тревоги". Я -- один в квартире -- и мне тоже бывает трудно. Я не люблю "убежищ" и не спускался в подвал, но... лучше спускаться. Нервы сдают, чувствую. А дня три болел ночью -- боли во весь живот. Думал -- "язва"? печень? Нет. Серов правильно [определил]: от газов. И верно: случайно, по ошибке, сварил себе каши -- оказалось -- мятый ячмень -- не выношу! Стал осторожней -- прошло все. Ем я хорошо. Да что о себе... все пустяки. Я -- чуть ли не первую весну -- не слышу "язвы". Ты здорова -- и я здоров. И ты будешь здорова, моя птичка!
   Ольгунка, твой мотылек-цикламен -- до-жил! Последний цветок -- живой, чудесный, свежий... -- встретит Св. День, и я поцелую его -- тебя: "Христос Воскресе, далекая моя, самая близкая, вся во мне!" Сейчас любуюсь им. Это -- ты, Оль-гуна, Олёк моя, Олёль моя... царевна моя... пасхальная моя веснянка! Все благое буду стараться творить -- во-имя Твое, моя ненаглядочка! Тобой живу, тобой расту, тобой творю и творюсь. Ты -- гимн Творцу, Оля! Ты поешь во мне Славу Ему. Люблю Дари? Да, потому что тебя в ней вижу, -- тебя люблю, тебе поклоняюсь, тебя лелею. И _т_е_б_я_ буду писать, те-бя..! На все буду смотреть _ч_е_р_е_з_ тебя! всем жить -- только через тебя, как через дивный кристалл Божий. Как прекрасна твоя душа! как чутка, благоуханна! Все, все твое -- драгоценно. Нет ничего в тебе, от тебя, чего бы ты могла стесняться, и когда ты говоришь о болезни... -- все для меня свято и перед всем я благоговею... -- и боли твои -- для меня "святые страсти". Все освящено тобою, Господом в тебе. Ты для меня -- _ч_и_с_т_а_я, и я был бы счастлив _в_с_е, все делать для тебя, ходить за тобой, принять на себя твои страдания. Голубка моя сиротливая... сколько вытерпела, -- этот озноб твой... я его так почувствовал! До боли в сердце порой -- молюсь за тебя, не находя слов... болью сердца прошу тебе здоровья, солнца, радости... чтобы ты почувствовала себя -- "я счастлива! я радостна, я _ж_и_в_у!" Как Тоник когда-то, после кризиса -- "и я опять _ж_и_в_у!" Это утро Тоника...269 ты помнишь? -- вот такого _у_т_р_а_ хочу тебе! И ты его увидишь! Ты почувствуешь _н_о_в_ы_й_ вкус ко всему... апельсин ли, воздух ли, сухарик ли, чашка чая, какао... цветок... ложка бульона... -- и пенье птиц, и -- солнце, много солнца! Почувствуй, Олёк! Господи, дай ей почувствовать всю радость даруемой Тобой жизни, _Ж_и_з_н_и! Ты _д_о_л_ж_н_а_ жить, ты должна быть вполне счастливой, узнать _с_в_я_т_у_ю, _с_в_я_щ_е_н_н_у_ю_ радость Жизни! Дышать полной грудью! видеть море! родные березы, слышать их шелковистый шелест на ветерке... Олечек... весна моя... ты должна быть весенней. Тебе еще далеко, очень далеко до... "лета", -- ты еще весенняя, нежная, -- моя душистая первая травинка. Ты нальешься солнцем, сочностью, -- и расцветешь. Но в сердце моем -- ты всегда -- в расцвете, моя подснежная, хрупкая, снегурка рождающаяся. Христос Воскресе, моя Оля! моя Олюша, Олюньчик! Как юно-свеже у меня в сердце, когда пишу это... -- ах, как я _с_л_ы_ш_у_ тебя, твое легкое дыханье, как _в_и_ж_у_ твои любящие глаза... моя прекрасная! Ну, дай их... Оля, весна моя... ласковая моя... чуткая моя... трепетная... -- как я люблю тебя! Как я болею нежно тобой, баюкаю тебя, моя девочка! Ты будешь жить, ты будешь снова здорова, ты будешь Господа петь, моя вечная. О, теперь ты так переполнена всем, всем... о, теперь ты вполне готова -- драгоценнейший сосуд Господень, готова -- исполнить благую Волю Его -- для чего и дарована жизнь тебе. Ты познаешь великое счастье вдохновенности, Господь дал новые глаза тебе, я это чувствую, -- и ты это почувствуешь скоро, скоро... -- ты будешь творить, ты испытаешь скоро сладостную тоску и жажду -- творческие. Ну, мой лебедь чистый... ты скоро взмахнешь сильными крыльями... -- и все мучительное схлынет, и ты будешь радоваться Жизнью. И петь чудесно в ней, что откроется твоему огромному сердцу. Я так страстно верю. И ты сама веришь, и _з_н_а_е_ш_ь_ _э_т_о_ в себе. Обнимаю нежно, ласкаю чисто, целую во Имя Воскресшего, -- да воскресни же, сильная, новая, юная, моя Оля, моя дарованная!
   Твой -- _в_е_с_ь_ -- Ваня, Ванюрочка
   [На полях:] Оля, не томись, -- _в_с_е_ будет во благо, все будет -- свет! Дай же, Господи! Я -- покоен. И ты вспомнишь мои слова.
   Мои письма: 17.III, 20.III -- с "пасхальным яичком", еще 20.III270, 22.III -- с "Вербным воскресеньем", 24.III -- с окончанием "Вербного воскресенья"271, 28.III заказное272, 31.III на маму 273, 1.IV заказное exprès274 на маму.
  

127

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

4.IV.42

   Мой милый Ванечек, ангел мой, дружочек мой! Ты одинок? "приласкайся кисой"... душенька моя, родная! Разве я не с тобой? И не ласкаюсь разве киской?! Почему ты вдруг так "опустел"? Не хочешь устроить Пасхи? Не знаешь, найдешь ли силы идти святить вербу?!
   Ванёк, золотко мое, ласковое солнышко мое. Что с тобой? Не успела дальше написать -- сестра приносит твое письмо от 23.III -- ласточка моя, любименький! Ты 23-го радостней, покойней, чем в (утреннем) от 28-го III...
   Ваня, я вся тревога за тебя! Ну, как тебе не стыдно: ты намеком на какую-то твою болезнь меня встревожил и не хочешь досказать, что же с тобой! Я требую, да требую, чтобы ты немедленно мне ответил, что с тобой такое было. А уж это определение "серьезно" или нет, предоставь мне! Голубчик, ну, не мучай! Почему ты не сказал мне что с тобой?? Конечно, потому что это именно не пустяк?! Иначе не могу объяснить! Я тебе все, все о себе пишу, именно, чтобы у тебя не оставалось мучающих сомнений. Иногда я сама смущаюсь той откровенностью, с какой я пишу тебе о себе. Но моя любовь к тебе это все покрывает. Я уже тебе писала, что ничего не нашли в почке. Вань, отчего это, скажи, пожалуйста, все, кто слышит об моем кровоизлиянии -- сперва думают, что это не почечное, а о "ж...... сферах"? Это бесит меня, _н_е_ ты бесишь, но другие! Это же безумно просто различить! Неужели ты-то такую глупость можешь спрашивать! Все-таки есть же разница! Неужели ты такую примитивную анатомию не знаешь?! Да что же специалист-то мой дурак что ли? Они не по рентгену только судят, но исследуют цистоскопом! Скажи это Серову, если это его интересует. В последний раз цистоскопировали оба раза во время кровотечения и видели ранку откуда течет. Она у меня низко, при выходе из почки. Я не на тебя злюсь за это "ж......сферы", а на всех, кто к медицине причастен и с этим может носиться. Доктор в Схалквейке тоже: хотел удостовериться и готов был начать даже без перчаток. Я завопила и не пустила. Этот, по-моему, думал даже, что я что-нибудь сама натворила. Идиоты! Доктор в Утрехте, у которого я была 2 года назад (который настаивал на операции), по своей специальности -- хирург-гинеколог! Ну, веришь, что что-то нибудь он видел! Эти две "сферы" я сама отлично разделяю, не будучи врачом. И во время этого последнего кровотечения почки, можно было особенно убедиться, насколько одна сфера -- почечная, а другая -- не почечная. Понял? Ни у одного специалиста не возникает даже и тени мысли о не почечном, т. к. у меня и страдает почка. В ней образуется сгусток, и она болит, жар бывает, а потом я чувствую, как проталкивается этот сгусток и течет тогда "старая", бурая кровь. И обычно этим заканчивается. А доктора видят через цистоскоп! Меня прямо бесит это предположение врачей, что это не из почки! будто я не могу понять! Подумай хорошенько и скажи сам себе: можно ли ошибиться? Они же (если я сама дура!) катетер вводят. Что же Серов думает, что в "женскую сферу"? Глупо! Я не хочу обижать твоего друга, но я не понимаю его! Не слушай его в этом! Ну, довольно. Ванёк, я изнываю о тебе! Безбожно это, что заставляешь мучиться твоей болью... Что с тобой было?? Говоришь: "сегодня опять здоров..." Но что _б_ы_л_о?
   Тоже кровь? Где? Почему? Ты обязан, ты должен все сказать! Я не буду спать, я изведусь! "Ты бы рассмеялась", пишешь ты... Глупый! Неужели я могу смеяться на твою болезнь? Какая бы она ни была! Если даже палец обрезал, то я и то хочу знать!
   О, как ты пишешь: "хочу к тебе, с тобой, тебя, тобой..." ах, Ванюшечка... а я? Ну, обними, ну целуй, "только я знаю как..." пишешь ты. Хорошо, дай же и мне узнать... Все. Все... Господи, прости мне! Сегодня Великая Суббота. Мне грустно было. Без храма. И завтра тоже. Сегодня ночью меня сестра разбудит, и я зажгу твою свечу... с тобой буду, в Свете, в Радости Божественной...
   А сейчас... я пью твою сирень из письма и ту, про которую пишешь... в поздней Пасхе...
   Я с тобой, я до боли люблю тебя, я не могу больше, я твоя, вся. Ты знаешь... И ужас какой: эта болезнь, это все такое неясное. Не могу тебе всего объяснить... Но тяжело мне. М. б. потому я и болею, что нет сил справиться со всем... О, если бы ты знал! Да, у нас "больничная палата". Как я хочу тебя сейчас, сию минуту (!) видеть, осязать, слышать, всего чувствовать!! Отчаянно люблю тебя... Мне хочется тебе что-нибудь послать от себя, кусочек себя... Но что? Волосы? Есть у тебя. Кусочек одежды? Рубашечки, свидетельницы слез моих и страхов? Да? Хорошо.
   Я люблю тебя! Господи, грешно сегодня так своим радоваться, -- сегодня все только ради Него...
   Но я не могу. Я хочу тебя согреть, моего глупого, -- чего ты навоображал, что "одинок". "Пасху не буду устраивать". Ну, опять у мальчика Вани заболели ножки до Троицы дойти? Ванечка, как мне жаль, что я тебе не могу стола устроить! И яичко тебе не смогла послать! На 2-ой день ты будешь грустен? --
   Я понимаю... А если бы я с тобой была, то... можно мне было бы с тобой поехать? И подождать, хоть у ограды, чтоб отогреть тебя. Немножечко утешить... И если можно, то представь, что я жду тебя у ограды (если ты не захотел бы меня с собой взять на могилку), встречаю тебя нежно. Молюсь в душе и обращаю взор к усопшей твоей, прошу ее послать на тебя свою улыбку... и на меня! Я очень чту О. А. Поклонись от меня ей. Всегда.
   И, когда ты усталый придешь домой, то подумай, что с тобой пришла и твоя маленькая глупышка. И мы тихонько сядем, молча, и погрустим в сумерках... Грустно в сумерках!.. Зажжем огонь, светло и ярко, и так тепло, уютно станет! Ты отдохнешь за чаем, мы поговорим о _н_е_й. Ты мне покажешь ее прекрасный лик... И ее последний. И расскажешь... все, что можешь и что хочешь. И я буду тихой мышкой у тебя, на ручке твоего кресла, обняв тебя рукой свободной... и ты не будешь "разбит" и одинок! Хорошо?! Ну, Ванечка, Ванёк мой, глупышка милый!
   Кончаю вечером. Скоро Пасха! И ты у Заутрени будешь! Милый, Христос Воскресе!
   Обнимаю тебя крепко. Ванечек мой! Твое "Вербное воскресенье" -- дивное. Я его знала. Сегодня мне прислал о. Д[ионисий] чудесное, дивное письмо, полно ласки и тепла. Оно согрело меня, дало мне чувство сопричастности к приходу. Он никогда так просто-чутко, без препон, не писал. И подписался "любящий Вас иеромонах Д[ионисий]". Без фокусов и "нарочитости". А Валя Розанова прислала просфорку с записочкой о моем здоровье. Я очень растрогана... Небо стало голубое-голубое, и иногда летают большие чайки. Я так люблю их! Ну, мой родной, пока кончаю. Будь радостен, неодинок, не терзайся. Умоляю тебя написать мне, что с тобой было, в чем "созвучен"? Ванька, скверный, почему не сказал сразу? Хочешь мучить меня! Или ты смущаешься сказать, что у тебя тоже, что и у меня, но тогда мне это невыносимо -- я тебе все так открыто говорю. Ваня, я жду! Серьезно! Умоляю тебя, если любишь, то скажи! Умоляю! У тебя тоже из почки кровь? Неужели? Скажи!
   [На полях:] Целую, ангел! Твоя Оля!
   Почему ты пишешь: "пока не скажу, что со мной было"?
   Ты говоришь: "когда-нибудь потом, -- не теперь, скажу, что со мной было". Почему не теперь? Оттого, что я очень расстроюсь? Страшное что-нибудь? Умоляю! Не язва, но что же? Тоже почка? Не понимаю, почему ты теперь не хочешь сказать! Умоляю!
   Когда делали рентгеновский снимок, то чрезвычайно "чистят", несколько дней. И никаких "кнопок" быть не может, т. к. на мне _н_и_ч_е_г_о_ тогда не бывает!
   Ужасно рвется блок! Прости!
  

128

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

3.IV.42

   Милый Ванечка! Сегодня Великая Пятница. Я лежу и остаюсь пока лежать. На Пасху я попросила сестру разбудить меня (если бы случилось заснуть) в 12 ч., и мне уже мама прислала твою красную свечку, -- я ее зажгу и прочту Евангелие о Воскресении, Чудесное Иоанна Богослова I гл.!275 Мысленно пропою "Христос Воскресе" и мысленно обниму тебя! Ванечка, я теперь уже от доктора (вчера) узнала, что у меня в почке _н_и_ч_е_г_о_ не нашли! Ничего. Никто не понимает, что у меня. В крови оказалась нехватка витамина "С", и я получаю его искусственно в таблетках. Доктор сказал, что "не гарантирует", что это поможет, т. к. причины моей болезни он не знает, но надо попробовать.
   На мой вопрос, можно ли еще до Пасхи домой, сказал: "нет, если бы я был Вами, то не поехал бы. Теперь я могу Вам сказать, что Вы много потеряли крови, и Вам надо окрепнуть". И я все равно не могла бы. Я так ужасающе слаба! Я ем яйца, у меня постоянно молоко, прислали банку сметаны, сестра придирается к каждому случаю, чтобы дать мне есть. У меня чудный шоколад. Я должна вставать 2 раза в день, но я не могу! Я встаю через силу, с единой мечтой скорей опять в постель! Сердцебиение до тошноты, и усталость. Я превозмогаю себя и встаю, т. к. мне все говорят, что постель еще больше расслабляет, но я не чувствую, что поправляюсь. И все они забывают, что я уже до крови болела. Я теперь тебе скажу, что это мое состояние (вроде обмороков) уже с зимы. Отчего я уже и в Haarlem ездила. Отчего все это я не знаю. Нервное? Конечно, я редко в жизни так много мучилась, рвалась, доходила до тупика, как в эту зиму. Может быть. Но я в отчаянии, что не могу поправиться. Я не могу одна встать, не могу одна ходить. А тогда, в 1940 г., я лежала дольше и смогла сразу встать. Я похудела и худею дальше. Я постарела, побледнела, не чувствую бодрости. Я сплю тяжелым сном, сном от слабости. Ах, когда я получила твое яичко, то мне в ту же ночь приснилось, что я в Палестине, хожу по каменистым пригоркам, поросшим сухой горькой травой... И я чувствую и вижу, что кто-то еще тут ходит. И я знаю, что эта женщина -- _О_н_а, Пречистая, везет маленькую колясочку деревянную, сколоченную, на деревянных колесиках. Что-то вроде этого {В письме рисунок О. А. Бредиус-Субботиной.}. Я Ее Лица не вижу. И колясочка пустая, но я знаю, что в ней Она возила Своего Младенца. И я растроганно стараюсь коснутся колеи от колесиков и собираю травки, примятые ими, грубыми, самодельными. Мне перед болезнью тоже Богоматерь снилась. И я тогда всегда знаю, что заболею. Что мне с собой сделать, чтобы окрепнуть?! Все во мне дрожит и кружится. Ты не обвиняй себя, что "неосторожен" со мной был, что я "покой утратила". Не вини себя, дружок мой! Только, на будущее, не надо ссориться. Давай жить в мире, -- это так хороню... Я не могу вынести никакого напряжения больше. Побережем друг друга! Если я тебя чем-нибудь раздражаю, то потерпи пока на мне. Я очень всем волнуюсь. Хотя, нет, "осторожные" письма -- не письма. Я жизни твоей в них не найду! Нет, все пиши!! Знаешь, я рада бы была остаться подольше в больнице, -- я без удовольствия пойду домой, т. к. очень слаба. Но, знаешь, в тот же день, когда v. Capellen мне сказал, что я не могу идти до Пасхи домой, -- приходит директриса клиники и спрашивает, не могу ли я еще до Пасхи уйти домой. Я передала ей разговор с доктором, на что она буквально заявила: "но Вы не можете дожидаться Вашего выздоровления здесь, у нас не пансион, и сотни пациентов ждут очереди быть принятыми сюда на операцию. На 5-ый день после операции я их выписываю уже, если без компликаций {Осложнения (от нем. Komplikation).}". Но видя, как я не могу стоять, согласилась, что могу остаться до 3 дня Пасхи. Дама с тромбозом и пороком сердца, и воспалением почек, которая только -- начала вставать, -- должна тоже уйти. У той с директрисой вышел скандал прямо. Ты знаешь, как тутошние свои персоны высоко ценят!? Во многих городах "сокращены" клиники и все переполнено. Вот, видишь, при всем желании даже негде отдохнуть и поправиться. Мой прелестный доктор тоже через скандал меня сюда втиснул. Очаровательный он. Всегда умеет успокоить. Представь себе: опытный, уверенный в каждом слове, спокойный, лет 65, но совершенно молодой, свежий, такой аккуратный. Говорит мало, очень мало, но все, что скажет -- золото! Когда входит молча, то улыбается как-то сбочку, будто хитрить хочет. Любит русских, наше искусство и литературу. Со мной всегда шутит. Сестры говорят, что для меня у него "белая лапка" -- поговорка голландская. Ни слова лишнего. Все, манеры, походка, голос, улыбка, -- все уверенно (не самоуверенно!), точно и... сердечно. Но ты не бойся, -- я не влюбилась. У него слишком много поклонниц, а я -- мне не до влюбления.
   Но я его немножко "почитаю"... головой, но не сердцем, и тем более не душой. Это ничего. У него жена (из сестер) и взрослые дочки, замужем. Мы все его по-институтски "обожаем"... Ванёк... ты не ревнуй. Я только тебя люблю! Я ведь твоя частичка... Да? И ты никого другого не люби. Зачем меня дразнишь? Караимочкой твоей... Не надо! Вот и я тебя подразнила! Ах, я шутить хочу, а мне так грустно. И буду ли я когда здорова? И увижу ли я тебя? Мне кажется отчего-то, что ты не меня любишь, а тень О. А. Я не ревную, но я не чувствую твою любовь ко мне как самостоятельную любовь. Не понимаю, отчего это. Не проси у меня рассказа о говений, -- он вконец испорчен, и его нет. Не только ритм, тон неудались, но все. Глупо. Поверь же мне! У меня тоже вкус есть. Я не стремлюсь к красивости, я ищу простоты, но этот этюд -- сплошной провал. Я расскажу тебе лучше о моем "Крестном сне"276. Это было в 1920 г., я только что встала от тифа. И снится мне, что я одна во всем великом мире. Стою в ночи и вижу массу звезд на темном-темном небе. И нападает на меня чего-то ужас и трепет, в предчуянии чего-то, чего сама не знаю.
   И вдруг я вижу, что все звезды приходят в движение, толпятся, образуют какую-то фигуру, я падаю ниц, я в страхе. Я не свожу глаз с неба и вижу, что нет звезд рассыпанных на небесном своде, но все они, сколько их было, собрались в великий Крест. И этот крест охватил все небо, так что не видно его концов. Неслышный ухом шум, но _ш_у_м, разнесся, как вихрь, склонил голову мою, и я поклонилась подножию креста. И думала: "Вот, это знамение Сына Человеческого". И когда я приподняла голову, то увидела, что нижний конец Креста упирается в пол храма, а я лежу на плитах этого храма, знакомого мне, казанского. Это была Покровская церковь277. И мне невыразимо жутко одной, совсем одной... И вдруг я слышу, что из алтаря выходит кто-то. И вижу батюшку той церкви, о. Н. Писарева278 (ты его теперь знаешь -- автор некролога), папиного друга. Он кадит, и весь далекий, какой-то дымчатый, уходящий... И я проснулась.
   На утро мы узнали, что в ту ночь о. Н[иколай] скончался от тифа. В то время меня это очень огорчило. Вся семья была близка нам. Его дочки были мои подруги, а старший сын Миша, светлый мальчик, трогательно "почитал" меня. И это было такое чистое... удивительное чувство. Миша был весь церковный. Мама у них рано умерла, тоже от тифа (брюшного), заразившись от младшего сынишки. А о. Николай от сыпного тифа, заразившись от того же сына, Сережи.
   Странный сон? У меня часто странные сны. А я тебе писала о сне про папу в 40-ой его день? А о Божьей Матери, как Она мне новое имя дала? Напишу как-нибудь. Очень устала сейчас. А мне вставать нужно. Можно ли мне селюкрин принимать? У меня его много. Или он кровь вызовет? По-моему, у него есть такое действие. Если бы можно было в Виши поехать!
   К нам привезли рядом в комнате одну... даму (?), девочку (?)... Существо, рожденное, казалось бы, для радости. Кроме муки, однако, ничего она не видит. Выглядит лет 16-ти, на самом деле ей 32 г., сын есть 4-х лет. Вынута одна почка, другая теперь болит, во время беременности делали операцию аппендицита. Когда ее Baby {Маленький ребенок (нем.).} было 7 мес., то ее муж ей изменять стал, а когда она была на операции почки, то бросил ее, уйдя к... прямо дряни! Она рассказала, плача, что умоляла его на коленях не оставлять ее и мальчика. Но он ушел. 3 года она это скрывала. Но потом просила развода, любя его все еще. И теперь она живет с его другом, шармантным, внимательным, до безумия в нее влюбленным, обручена, но... любит первого. Красавица. Полна женственности и... в чудесной "рамке" всегда, масса вкуса. Теперь, первый умоляет ее принять его снова, она рвется на части и сердцем хочет только первого, но боится муки новой, его неверности, и жалеет второго. Безумно жаль ее. Ничем не похожа на голландку. И это сказочное создание, "уверенное, что долго не наживет", зовет старость, "чтобы проскочить скорее через все муки молодости".
   [На полях:] 6.IV.42 вечер
   Ваня, прости меня за отчаяние мое в письме сегодняшнем, другом. Прости. Но это оттого, что я измучилась, что любви твоей хочу верить! Я ревную, я мучаюсь.
   Письмо почему-то оказалось неотправленным. Досылаю.
   Крепко целую. Оля
  

129

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

   Ты сегодня в Сен-Женевьев...279 Как хотела бы тебя утешить! И не могу!

6.IV.42

   Милый Ванечек!
   Исписала тебе много листов, но не пошлю -- это отчаяние мое, расстроило бы тебя. Я вся издергалась. Пишу коротко, чтобы только сказать тебе, что ты пришел ко мне на Пасху и что я тебя поцеловала, обняла сердцем. Ты пришел в колокольчиках белых, чудных гиацинтах! Их во всей Голландии не найти почти что было в этом году (!). Это чудо, что нашлись. Мне подала сестра их ночью (в 10 ч.), а в 12 я зажгла твою свечу и встретила Пасху, как умела. Вся комната благоухает гиацинтами, пасхально! Сережа знает, что я на Пасху ничего другого не признаю, кроме этих цветов, и они с мамой постарались. Но С. мне еще сказал вчера, что для меня еще другой цветок от тебя будет дома, постоянный, растеньице. Он знает, что я все жалела, что "отцветет и... кончено, и не за чем ухаживать, вспоминать", и вот решил еще меня порадовать. Я ужасно ему за эту идею благодарна, но сержусь на тебя за такие траты! Не смей такие шутки делать! Сережа прислал массу гиацинтов и очень красиво устроенных и... еще этот другой цветок! Спасибо, Ванечек, но мне всегда так это приятно неприятно. Зачем?!
   У меня ужасное настроение. Лучше, если я не много буду сегодня писать. А то тебя еще расстрою. Коротко скажу: меня убило твое "и я буду разбит как всегда". Я вижу, что я тебе ничуть не могу облегчить тяжесть утраты. Мне очень это горько и больно. И мое состояние... Почку мою исследовали как нельзя лучше: снимали 15 раз, в разных видах. Катетер то поднимали, то протаскивали вниз, впрыскивая каждый раз "Kontrastmittel". "Чистили" всю неделю до этого, в тот день не давали ни есть, ни пить и опять чистили. Никакой "ткани", кроме моей собственной кожи, не было, тем более пуговиц. Около cystoskop'a возился консилиум. Оба раза, что меня исследовали cystoskop'oм, было кровоизлияние, и они могли видеть самый "источник" крови. И видели. Вся другая "сфера" была ими изолирована (для осторожности в смысле инфекции), -- там ничего ненормального не происходило. Все же исследовано! Я не могу ни на секунду быть покойной за мое здоровье. За неделю моего лежания мышкой, тихо-тихо, было 2 кровотечения и еще одно под вопросом. Сил у меня нет и, несмотря на хорошее, исключительное питание, я ни на йоту не поправляюсь. Ходить одна я не могу (падаю), сидеть могу не дольше 1/2 часа. И это после недели вставанья! Чувствую себя (душевно) премерзко. Никакой бодрости, никакого желания! Вся жизнь проходит, будто помимо меня!
   Мне, будто, нечего ждать. И не утешай меня! Бесполезно метать бисер перед свиньями! И не поверить мне твоим словам "здорова, сильна, счастлива", -- если я знаю, слишком хорошо знаю, что я и не сильна, и не здорова, и не счастлива. Будь ты здоров, Ваня, и скажи мне, что с тобой было! Не мучай хоть ты-то!
   Как я люблю, когда ты меня зовешь "Олюша".
   Это очень ласково. Целую. Оля
   [На полях:] Завтра, если не будет крови, еду домой.
   Ах, не говори обо мне ни с кем -- все обо мне так скучно. Серову неинтересно, а Ирина на смех поднимет.
   P. S. Опять и опять подтвержение все того же; -- сейчас твое заказное на маму и... "ты ей (Арине Родионовне) о-чень понравилась, как и моя покойная Оля". Всегда, во всем, я _к_а_к_ _с_р_а_в_н_е_н_и_е. Только. Ты сличаешь меня. Я это _т_а_к_ чувствую. Я не ревную, но я знаю, что ты не меня любишь и страдаю...
   Ты любишь свою любовь к отшедшей. Я только... объект. Я это знаю. Знаю!
   Посылаю твои гиацинты и еще другие цветы.
  

130

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

9.IV.42

{На конверте помета И. С. Шмелева:

первые признаки выздоровления!

Господи, укрепи ее! Мою Олюшу!}

   Милый мой Ванюша!
   Как рада я за тебя, что ты причастился и так светло причастился. Дивно это -- это сошедший на тебя мир!
   И как хорошо, что цветы мои пришли именно к этому дню! Поздравляю тебя, милый причастник! Будь здоров! Напиши обязательно, что с тобой было, когда ты "отозвался" на мое? Напиши же! Ах, Ванёк, я написала тебе 2 письма, вчера и сегодня, и не пошлю. Уж очень грустны они, полны моего отчаяния от слабости, нездоровья.
   Я приехала 7-го IV домой, но как?!...
   Я живо чувствую и "Утро Тоника", и твою радость при выходе из американского госпиталя. Но сама я ничего такого не испытала. Я не буду много писать, а то опять не решусь послать. Скажу только, что я еще за всю жизнь не чувствовала себя такой больной, как теперь.
   Я не ропщу, но я только молю Бога, чтобы хоть теперь то, вскоре бы не пришло снова кровотечение, т. к. мне теперь тратить силы просто _н_е_ _и_з_ _ч_е_г_о! Доктор меня предупреждал, чтобы я была к крови готова, т. к. витаминная нехватка -- "лишь гипотеза", сказал он. И ты поймешь мой вечный страх?! И когда меня измытарили, всю еще истекающую кровью (26-го особенно!), то я уж даже не знала: да стоит ли бояться операции?
   Теперь я лежу дома, вставать продолжительно я не могу: все кружится, летит, шумит в ушах, будто они полны водой.
   Ты понимаешь, что это не слабость после болезни, та блаженная слабость, обещающая здоровье, но слабость еще в болезни. Я не чувствую даже приближения поправки. И это меня гнетет. Только бы не повторилось теперь еще кровотечение! Подумай, их было 3 на одной неделе, при полном покое! Приходится однако сдерживать нервы, не думать, отвлекаться. Я все делаю для того, чтобы окрепнуть, ем много и хорошо: яйца, молоко (чудное!), масло, всякие соки: лимонные (достали!), томатные, вишневые. У нас все есть, -- ты не беспокойся. И Пасху справили очень хорошо. И не только для себя, но смогли отправить в Гаагу на общее розговенье все, что надо, скопили. Как больно мне, что тебе ничего не могла послать. Еще и сегодня я ела пасху и кулич, и в воскресенье мама опять сделает. Если мне чуть-чуть покажется, что могла бы съесть что-нибудь, то я и делаю это. М. б. и будет когда-нибудь лучше?! Холодно на дворе, нельзя еще дышать воздухом. Ах, Ваня, как трогательно, что ты мне купил яички! Ну, будто детке сделал праздник! Ужасно мне тепло от этого! Они гладенькие? Лакированные? Я их почти вижу! Ванюша, только ты не возноси меня высоко! Я недостойная, и если Господь пошлет мне Свою Милость -- исцеление, то не по заслугам. Разве что по молитвам папы. И я не осмелилась бы простить себе, дерзать, не зная примера с хананеянкой280. В этом "доме скорби" -- клинике столько горя, что мне стыдно за мои вопли к Богу!
   Подумай: эта дама-девочка-то -- ей и вторую почку резать будут, сегодня должны были! Одну (левую) вынули, а другая, так называемая здоровая, оказалась тоже негодной. Стараются хоть что-нибудь операцией спасти. А ей 32 года, и мальчик, брошенный отцом! Она меня не хуже, а лучше! И -- главное -- _М_А_Т_Ь! Вот ужас! Она из головы не выходит. Будь я на ногах, поехала бы. Я ей советовала: "попробуйте, помолитесь!" А она: "да, и если Господу угодно, то м. б. хоть 2 годочка бы еще пожить!" Доктор торопит ее, не дает времени даже на свидание с малышом ее, велел вызвать "мужа" -- как отца ребенка. А она мне: "м. б. еще хорошо все кончится, м. б. он раскается по-настоящему, придет снова..." Ужас, ужас! И сколько же еще и еще слез! Ах, Ванюша, не хочу отталкивать твоего оптимизма обо мне, но уж очень много мне отвоевать сил надо! Увидел бы ты меня -- испугался бы! Сестры-то когда меня подняли, согласились, что операцию-то, пожалуй, не перенесла бы. Т® -- 35,8®.
   Вся холодная с 2 грелками. Здесь, дома лучше, ночи теплые стали. Но все болит от лежания: вся натираюсь камфорным спиртом, но все-таки есть чувствительные места и особенно пятки... до ужаса болят. Я уж носочки надела. Трудно спать только на спине. А я люблю калачиком. Но я все же падаю в сон, в тяжелый, оловянный сон. И ты знаешь, эта слабость не от потери крови только. Я же и до болезни этой, чем-то уже хворала. Я страшная, Ванечек: глаза огромные... Это у меня легко бывает. Когда я ребенком болела, то детский врач маме шутил: "вырастет -- глаза подводить не надо, "интересные" будут глаза". Ну, а теперь уж страшные. И когда я встаю и вижу себя в зеркале, то ловлю какое-то выражение удивленного страха. Но лицо... розовое. Доктора думали, что я "помогаю" природе. Но я всегда такая, всегда розовая.
   Напиши же, что с тобой было?! Сегодня мне письмо от Марины Квартировой281, вот дословно: "об Иване Сергеевиче Вы наверное все уже давно знаете. Мы никакого портрета не получали". А на днях Сережа получил письмо от приятеля, который его спрашивает: "М. К[вартирова] просит тебя спросить, получил ли ты (т. е. С.), портрет И. С. Ш., который Марина тебе послала?" Я ничего не понимаю. Все письмо Марины довольно в холодноватых тонах. Она ревнует. Я это чувствую. Как читательница, конечно...
   Твои гиацинты я взяла с собой из клиники -- они цветут! Сережа не рискнул сам по своему вкусу выбрать "вечный" цветок от тебя, и потому его еще пока нет. Я сама выберу. О, с какой радостью! Бегония погибла! Но ее все время еще поливают. Ландыши пересадили в сад -- у них сохранились корни. А хочешь я тебе тоже пошлю "вечный" цветок? Да, да! Только бы встать! Кланяйся Серову. Напиши, как ты провел Пасху! Мне все чего-то кажется, как бы не уснула наша переписка, как тогда... ты назвал то время временем "созревания чувства", -- помнишь? Почему-то все кажется. Но я буду и буду писать. Тогда я бы дневник писала для тебя и потом его бы тебе отдала. Но буду верить, что мы не утратим переписки. Ну, Ванечка, кончаю. Устала очень.
   Целую тебя, солнышко.
   Твоя Оля
   P. S. Сегодня будто чуточку бодрее, к вечеру стала. Много спала. Бог даст, м. б. и поправлюсь к лету?!
   10.IV.42 Сегодня очень хорошо (легко) спала, принимаю укрепляющее средство и все время хочу спать. Сплю с наслаждением. Это впервые. И ночи теплые стали даже без грелки!
   Цветочек я поцеловала.
  

131

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   16.IV.42 1 ч. дня
   Сейчас твое чудесное, нежное, -- знаю, как ты моя вся! -- письмо. Дернуло же меня обмолвиться "глупостью" и тебя встревожить! Ни-чего серьезного со мной не было, а "созвучность" только внешняя. Ну, что я тебе, глупка, буду расписывать о совсем пустяковом и вовсе н е приятном! Ну, то, что со мной было два-три дня -- меня удивившее неприятно! -- связано с дурной погодой, с сидячим образом жизни, м. б. и с некоторым нарушением диеты, -- ну, чего-нибудь раздражающего съел, пряности, что ли -- приходится бывать в ресторане, я непривычен к такой кухне. Ну, и -- "созвучие" с твоей, только вот "сферы" наши разные. Я же, ведь, писал: "поймешь -- и рассмеешься". А ты затревожилась, моя пичужечка! О, моя нежная, ласточка-трепыхалочка, вся -- "электроскоп" -- и самый чуткий. Ну, поняла? Ну, глупость все это, только маленькая неприятность, чего почти не бывало со мной; раз как-то, еще при Оле, -- я еще пошутил "у меня как у жен-ны... -- "на себе"". Понимаешь, это народное-- "на себе"? (до чего же народ умеет прикровенно-целомудренно выразиться?!) То, что называется -- "мес-чное". Мне тебе было сты-дно об этом, а прорвалось только потому, что и у меня, "из симпатии" -- лю-бви сверхчувственной к тебе, даже кровь _с_л_ы_ш_и_т_ и отзывается. Бунтует. Вот -- поди ты! И смешно, конечно. Я, слава Богу, здоров, моя "язва" _с_п_и_т... я даже теперь и "каолэн" редко принимаю. А на Пасхе _в_с_е_ ел. -- Ольгушоночек мой чудесный! Олюша, Олюшка моя, Олюночка... -- очень поласкала ты меня в письме, сегодняшнем. Будь ты сейчас со мной... голова кружится. -- Глупка моя, слушай. Еще _д_о_ исследования цистоскопом, Серов очень неохотно -- почти тут же и отвергая, -- сказал о другой сфере, откуда м. б. кровоизлияние. Главным образом относил все к "причинам внешним", волнениям и "к особенностям кровеносной системы". Могут быть местные повышения давления в сосудах, могло быть и травматическое, от переноски тяжести, могла сдвинуться почка... некоторые нервные узлы могли повлиять на прилив крови к почке и ее сфере, что -- при временном слабом состоянии кровеносных сосудов, и могло вызывать кровоизлияние. По его словам, опасности нет, кровь восстанавливается быстро, слабость же длительная -- главным образом от "замотанности нервов", это -- сильная -- предельно-сильная нервная усталость. Я же, милка, знаю анатомию немножко (конечно, ты больше моего знаешь!), не могу смешивать две разные сферы, но я-то исходил из ясного для меня внутреннего вывода, что почки твои здоровы. И ты будешь здорова. Надо полный длительный покой. М. б. надо укрепить сосуды, -- это дело врачей. М. б. витамин С. Не может быть, чтобы тебе не дали права получать апельсины и грэпы {Имеется в виду грейпфрут.}, -- ешь больше салата -- лэтю {Латук (от фр. laitue).} -- в нем С чуть меньше, чем в апельсине, этот салат у нас называли -- "латук". Ешь печенку, фасоль, молока больше, масла сливочного. Больные, как ты, имеют право на особое питание, и я уверен, что ты будешь есть апельсины. В хорошей аптеке _д_о_л_ж_н_ы_ держать миндальное молоко! Тебе должны достать апельсины и миндаль! Я бессилен, что не могу послать тебе миндаля -- у меня есть же! -- я бы тебе сконцентрированный сок апельсинный посылал! Но посылки не допускаются, с 5 янв.! Мне Лукины прислали поздравительную карточку, а на мое письмо -- раньше посланное, с поздравлением, в котором я запрашивал, когда к ним могу заехать, чтобы передать "пасхальные яички" для пересылки отцом Дионисием Сереже -- чудесные, с вербочками, с пасхой, с церковкой, -- так и не отозвались!!! Очевидно боятся: нагружу Лукина просьбами о доставке. Сегодня, переломив самолюбие, еще запрошу: не м. б. чтобы письмо мое не дошло. Это очень прозрачная "политика" _у_к_л_о_н_е_н_и_я, _о_т_к_л_о_н_е_н_и_я. Ольгуночка,Олюша,Олюшка моя... -- иного пути не найду послать тебе. Если бы ты была у меня... все силы, все минутки мои, все чувства мои -- всего себя отдал бы, и ты бы была здорова, радостна, счастлива... -- ведь ты же меня любишь, знаю. И моя-твоя любовь помогли бы нам. Оля, ты получила мои слова успокоения? Читай их себе, воздействуй волей _д_у_ш_о_й_ -- на тело! Ты будешь здорова. Верь этому. Ольга, выкинь из трепыханья своего все темные думы, все сомненья: _т_а_к_ любить, тебя люблю... я никогда не умел... Веришь? Верь. _Т_е_б_я_ люблю, подлинную, сущую тебя, самую сущую, всю, _в_с_ю, со всем в тебе, с трепыханьем, с капризками, с "дерг-дерг", с попытками -- невольными -- терзать меня, -- _в_с_ю, всякую... люблю до... угрызений совести... т.к. ты _в_с_е_ закрыла, и безоглядно! Ты, и только ты, и в этой любви нет никакого "отражения" от _Т_о_й... Та прошла земное, _Т_а_ -- оставила во мне благоговение, -- _т_а_ любовь. А эта любовь, любовь _т_е_б_я, -- пусть это не этимологически! -- это такое огромное, глубокое, _н_е_б_ы_в_а_л_о_е... я же не могу себя-то обмануть! И никакой хладной струйки в письме, где "Вербное воскресенье" не было. Перечитай же! Я хотел скорей тебе переписать и хоть этим ввести тебя в воздух детства, когда предпасхальное так особенно чудесно, и потому м. б. мало написал о себе, но я _ж_и_л_ тобой, и только тобой. И... как же томился твоим страданием! Я весь исстрадался, я весь истомился в моленьях, я весь истекал в нежности к тебе, мой ребенок бесценный... моя женщина-дитя, моя красавица, мое лучшее в целой жизни, в целом мире! Ну, чем покажу?.. Ну, жизнь свою отдать за тебя?! -- скажи, -- _к_а_к?! Я живу, потому что _т_ы_ во мне, как сила живящая, как душа... Я грежу тобой, я только надеждой на тебя живу, только через тебя хочу жить. Олюшенька, я переломил себя, я много был в церкви, говел, -- и только грусть смешалась с пасхальным светом во мне. Сегодня я ощущал тебя во сне... о-чень... Олю-ша, убеди же себя, что покойная Оля _д_а_л_а_ мне тебя, благословила, -- и я -- так ясно, так прямо, так полно, так истинно люблю тебя, сущую, не призрачную, не "образ отраженный", а самую _в_с_ю, душистую-юную, прекрасную из прекрасных, _ж_и_в_у_ю_ из живых, у-мную... о, какую же му-друю! Не ослепленье это, что так зову... -- я _н_е_ _з_н_а_л_ никого таких, никого... ты -- редчайшая, ты... я, кажется, сжег бы себя и тебя в одном сверхсильном чувстве! Ты говоришь о Сен-Женевьев. Что мне мешало... не знаю. И погода была первые дни плохая, а я хотел быть на могилке -- в солнце, -- я только 14-го -- ! -- в Радуницу собрался на кладбище. Если бы ты была со мной! Какие дикие мысли у тебя! Мы, оба, с легким сердцем, свободные духом, не укрываясь ни за _ч_т_о, пошли бы вместе к _н_е_й, любящие друг друга, да, да, -- и мне не _с_т_ы_д_н_о_ так говорить, -- да, _л_ю_б_я_щ_и_е, _Е_я_ волей встретившиеся, -- я _з_н_а_ю, что Оля поручила меня тебе, _о_т_д_а_л_а_ тебе, моя Олюша, _т_о_л_ь_к_о_ тебе! И это мне не в смущение, а в радость -- было бы прийти с тобой на ее могилку и сказать -- "вот, мы пришли к тебе, к останкам твоим земным, как к священной памяти о тебе-земной... -- благослови же нас!" И поверь мне, Олюшенька, Оля _о_т_т_у_д_а_ благословляет нас. Она же знает, что нет лучшего во всем свете для ее Вани... она оставила все земное, но она благословляет его для нас. И как ты могла подумать, допустить тень думки, что я смутился бы явиться вместе с тобой к ее могилке! оставить тебя у ограды?! _Ч_е_г_о_ я могу смущаться? Что так сильно, по-земному, люблю тебя?! Что ты для меня _в_с_е_ теперь _з_д_е_с_ь?! И _т_а_м, Олюша, мы будем все, вместе, другой сложности, нам неясной, но _о_д_н_о_й_ Души. Эта любовь, земная, любовь смешанная со страстностью, с пылом _ж_и_з_н_е_н_н_о_г_о_ начала во мне, с земными планами _п_р_о_д_л_е_н_и_я_ в жизни _н_а_ш_е_й_ душевно-телесной сущности, -- если бы осуществилось!!! -- она повелительна, эта любовь: она возникла из совпадения наших душ, из их _в_с_т_р_е_ч_и_ и из слияния их -- влечения непреоборимого. Это такая сила, перед которой бессильны все мои опасения, что я тебя не стою, что ты, увидя меня, разочаруешься... -- а, пусть, пусть... но я не могу тут ничего... я одно знаю, одним живу -- я _л_ю_б_л_ю_ тебя. И ничто не в силах это изменить во мне, и я открыт тебе весь, я ничем себя не прикрываю, я весь твой, недостойный пусть, но я твой... И ты это знаешь. И я не хочу объяснять тебе твои сомнения во мне, в моем к тебе чувстве... -- Твои два предыдущих письма, от 1 апреля282 и 6-го, -- сегодняшнее было от 4-го, Великая Суббота! чудесное! -- полные грусти, сомнений, меня опечалили вчера... за тебя, родная, глупка моя чудесная... цветик мой чистый, трепетный, -- ах, как ты дорога мне! Ольгуна, оставь эти сомнения, они лишь мешают тебе окрепнуть. Ты -- должна жить, пойми -- ты _д_о_л_ж_н_а! Я в тебя верю, ты должна писать, ты будешь писать... и ты, пока я жив, будешь мне другом вернейшим в моей работе, в моих заботах о книжном моем... -- Разговоры об экранном -- все, конечно, о _б_у_д_у_щ_е_м, для русских зрителей. Это все предположения и планы. "Чашу" здесь, конечно, нельзя поставить, ни-как... -- она не может _ж_и_т_ь_ и создаваться на здешних экранах. Нужна родина, нужна огромная сила -- _к_т_о, кто бы мог дать Анастасию, -- "без слов"?! Тут нужна -- _с_и_л_а, и какая ду-ша! В "Няне" материалу на два--три фильма... Да у меня есть один маленький рассказ -- ты его знаешь... "Трапезондский коньяк"? -- вот была б фильма-то! До чего же необычайный, по исключительности сюжета! Если не знаешь, я тебе перепишу и пошлю. Скажи. Ольгунка, если бы ты была сейчас здесь... я бы, кажется... утратил себя от счастья... залил бы тебя таким солнцем нежного _с_в_е_т_а, какой в моем сердце... ослепил себя твоим светом, твоими чарами взгляда... -- у меня в мыслях мешается... я так полон тобой! Умоляю, деточка светлая... найди в себе волю выздороветь! Ты органически здорова, не думай о болезни, ее нет: есть большое недомогание. Тебе растревожили осмотрами ткани и сосуды, м. б. даже и поцарапали катетерами, -- только будь осторожна! Не напрягайся, пей здоровье, внушай, что пьешь его: молоко пьешь -- говори -- я набираюсь сил, ешь больше зелени, -- отыщи же пути достать и апельсины, и миндаль... надо пить такое, что не раздражает почечных тканей, -- избегай соли, т. е. не абсолютно... но я не знаю... кажется, можно с успехом есть лук? правда? Пей воды, -- ах, Ольгуша, чем бы мне содействовать..? Я рад, что мог цветами тебя поласкать, киска моя. Твои душистые гиацинты отцвели. Но мотылек декабрьский -- доцветает, еще свеж. Это редкость. Ну, Ольгунка... я тебе на твои два письма не ответил... -- отвечу. Конечно, эти твои сомнения во мне, эти "пени" на меня... -- все это от горестного и так мне понятного самочувствия твоего. Ты будешь весела, будешь цвести, петь, и тогда твой Ванюрочка станет в тебе таким верным, таким близким, таким ясным, таким неизменным..! Я _в_с_е_ сказал тебе о моем к тебе... и ты знаешь это: большего мне нечего сказать: ты -- _в_с_е_ мне, -- нет слов, мое к тебе полней, сильней их выразительности. Ты лишь сердцем все дополнишь, и _з_н_а_е_ш_ь_ сердцем. Твоя рубашечка... -- я ее _с_л_ы_ш_у... я ее целую, как святое. Ольга, я не могу, не смею доверить слову на письме все то, что во мне к тебе... это _н_е_ высказывается... _э_т_о_ -- дается, и только так, _т_а_к, _б_е_з_ _с_л_о_в, берется. Сердцем, чувствами, объятьями, силой, огнем любви... -- не только страстью, но неизъяснимой нежностью, таким ласканьем души, чего никогда никто из самых чутких к слову не мог выразить и дать понять. Не мешай здоровью наполнять тебя, стать сильной, -- тревогами и сомнениями, и грущеньем не мешай. Крепи себя верой, что будешь здорова и счастлива, заставляй же себя радоваться больше, -- не знаю, как тебе, -- думаю, что то же! -- но для меня _т_в_о_я_ _л_ю_б_о_в_ь_ -- Свет Господень, Милость Его, радость жизни на моем пепелище. Я снова принимаюсь за "Пути". Вот ты удивляешься, что мне льстит, что нерусские люди принимают, понимают кое-что в моей работе, книге. Да, не спорю с тобой: м. б. это и наивно, но это мне и приятно: _д_о_х_о_д_и_т, _б_е_р_е_т, -- мой дух, стало быть, за-ра-жа -- ет! Ну, вот, -- тут, конечно, какой-то "пережиток"... но когда я слышу, что произвело "Богомолье"283 в сердце вел. кн. Владимира... -- мне приятно. Даже в сердце таких, казалось бы, дале-ких от "простоты", от "уюта" русского... таких "внешних" людей, да еще н е видевших родины, как этот великий князь... -- _н_а_ш_е_ _т_в_о_р_и_т... -- это мне знак верный: значит, _н_а_ш_е_л_ всечеловеческое, смог показать, захватить -- это же мне приятно, это меня подгоняет, я _в_е_д_у... и к доброму веду, во что я верю: в _ж_и_в_у_ю_ душу родную, в _ч_е_л_о_в_е_к_а! Неудивительно, что ты, мудрая сердцем и умом, и всем в тебе, меня полюбила за _м_о_е: ты -- редкая, ты -- другой "я", ты -- _м_о_я_ же _в_с_я... -- я счастлив, я безоглядно счастлив... -- и я так свыкся с этим, как с собой. Твоя оценка, твоя хвала -- истина для меня, и благословение. Я же от тебя черпаю силу-веру... -- да ты знаешь. Но когда "блудные сыны" приобщаются от моего слова-чувства... как же мне не радоваться! А ты -- _м_о_я, _в_с_я, во мне, ты же -- _с_а_м_ я, больше, но это не передать. И как неверно, -- ты сама не веришь! -- твое "ты не считаешься с моей оценкой!" "Мало тебе моей оценки?" Откуда ты это?! Ольгушка, я тебя так люблю, что и не хочу думать, что ты это всерьез... это от твоей горечи, от временного в тебе недомоганья... нет, ты знаешь, какой я к тебе, как ценю, люблю, чту, как преклоняюсь, -- до "коврика"! Наступи, -- поласкай. О, киска, рыбка, нежка... трепетка бедная, слабенькая моя, больнушка... -- будь же веселой, радостной, просветленной, драгоценкой, _м_о_е_й_ _в_с_е_й_ Олюшенькой! всей -- во мне, ко мне, со мной, обо мне, -- и всегда -- _с_а_м_о_й, _с_в_о_е_й, -- я в восхищении от всего в тебе, даже от... сердитки-тебя! Твой дар сестренке... "орхидейное действо" -- ты, _в_с_я_ ты! Вот она! Ольгуночка, Олюша, Оля... -- _в_с_я_ ты, _в_с_е_ понимаешь до... "любования собой", но какого же чи-стого, светлого, радостного "любования". Не будем к этому подходить, как в "Лествице" своей делает Иоанн Лествичник с предельными достижениями святости, где находит тень-оттенок "греха"284: это сверхуглубление -- скажу -- вниз-углубление! -- все изничтожает, "режет", анатомирует до того, что остается пустота... -- недаром же опытные старцы не дают молодым инокам читать это "достоевское" творение! Не буду копаться в подчувствах, какие несомненно боковинками тебя щекотали в этом "движении"... -- ты прекрасна! И каким же счастьем затопила ты эту малютку-сестру! Поцелуй же ее за меня, -- хоть в мыслях! Великую _с_л_а_в_у_ оставила ты в клинике! Вот _к_а_к_ ты еще умеешь _т_в_о_р_и_т_ь_ и отворять души! Молодец, Олька! Дай же всю тебя, все в тебе исцелую, хоть ты и не позволила бы. Даре-ная ты моя... Олюшка, сердитора, капризуля... страдалица моя милая, птичка трепетная... -- о, дай прижму тебя к сердцу, мое дитя святое! Губки, глазки... пальчики... восковочка моя, бледнушка, фиалочка-ночнушка... июньская моя... о, моя "после ливня"! Так ты тонко-душиста... душой душиста, телом... вся -- ароматная, кружащая, берущая, влекущая к себе.... поглощающая всего... до бессознанья. -- Прости, я был неправ в суждении об о. Дионисии, ты же его лучше знаешь, и не могу возражать. Ни с кем о тебе не говорю, тем более с Ириной! Ни-когда. О тебе не говорить надо: ты взглянешь, осияешь -- и -- поведешь. Я тебя в себе храню, как святое "пасхальное яичко". Ах, исцеловал бы твою руб.....у! Теплую твоим теплом, твоим дыханием. Прости, безумствую. Твой -- Ванюрка
   [На полях:] Оля, хоть кратко -- чаще извещай о себе.
   От И. А. ни строки 2 года!285 Видел его во сне: он очень полный и говорит: я знаю средство быть здоровым. Не болен ли он с Натальей Николавной?!286
   Будущую Пасху -- _в_м_е_с_т_е, да?!
   Недели 2 тому видел тебя: ты сидела у стола при лампе с зеленым абажуром, одетая, будто едешь в Schalkwrjk. Немного худенькая. А "сизая" -- совсем бледная.
   Перед болезнью видел тебя полной и краснощекой, одетой в розовое-голубое. Я тебя поцеловал в спинку, у шеи. Ты была такая "вкусная"!
   Сообщи, что же случилось с А.? Или не хочешь... почему? Поцелуй маму и Сережу. Спасибо им!
  

132

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   16--17.IV.42
   Олюшенька, родная моя девочка, получил твое письмо от 3-го, отосланное 7-го. Не падай духом, вернешь и силы, и свежесть духа, и радостность. Я крепко верю, и ты, береженая моя, верь. Это благо, что "селюкрин" у тебя, без колебаний принимай его. Как раз и назначают его, как лучшее восстанавливающее силы средство, парижские госпитали выписывают из "Биотерапии" килограммами. При потерях крови, при анемиях -- он дается. Никаких противопоказаний для него нет. Ну, проверь у специалистов. Он готовится из свежей бычьей крови, удаляются все "трудные" для пищеварительного тракта ингредиенты и высушивают кровь при давлении, в низкой температуре, так что витамины не разлагаются. Проверь, прочти бумажку при коробке. Проверь же у врачей! Ничего удивительного, что ты ослабла. Нагонять потери всегда приходится очень медленно. Молодец Капеллен, что не пустил домой: ведь он понимает, что надо беречь сердце! Каждое малейшее движение, пальцем даже, при такой слабости, -- недопустимо. Не слушай глупых советов -- надо вставать, от лежанья слабость хуже. Чушь! Само тело хранит себя -- тебя -- его инстинкт тянет тебя в постель. М. б. надо порой принимать и камфору -- особые пилюли "солюкамфр" -- в Париже лаборатории М. Делялянда. Подобное есть, конечно, и в Голландии. Ну-жно. Кроме сего, необходимо, чтобы доктор выслушивал сердце, м. б. надо принимать укрепляющие его мышцы, обычно "адонис верналис". Олюша, в 37 г. я, должно быть, потерял мно-го крови, когда почти был на краю жизни, и адоверн мне очень помог -- спас. Ты -- молодая, сердце у тебя здоровое, но надо знать его работу и помогать ему. Надо укрепляющие средства, и питание вволю. Не допускаю мысли, чтобы тебе, как больной, отказали в праве на апельсины, грэпы, миндальное молоко.., -- _е_с_т_ь_ они и в Голландии! Ешь больше салата -- "лэтю", по-русски звали "латук". Но ты _в_с_е_ знаешь. Пей молоко, как можно больше сливок, масла и прочего. Никаких усилий! У тебя, кроме потери крови, нервная слабость, надо, м. б. стрихнин, для "вздергивания"? Ты столько перенесла _в_с_е_г_о! Надо и "вздергиванье" -- стрихнин, но надо и успокоительное, -- бромоны. Никаких усилий, волнений! Мне каждая строчка твоя -- свет, но умоляю, не утомляй мозга, я удовольствуюсь хотя бы строчкой о твоем состоянии... милая моя, ножки целую твои, молю! Береги себя, Олюша, лежи, ни о чем не думай, -- я весь с тобой, весь только о тебе, только тобой жив! Слабенькая моя детка, не грусти, что поблекла, "постарела", -- !! -- ты-то?!! -- опять расцветешь, поверь мне. Ты для меня, какая бы ни стала -- ты мне дороже всего на свете! Я бы все отдал, чтобы тебя осветить верой в здоровье, в радости жизни, которые будут, будут для тебя! Олюша милая, знай крепко: не "отражение" Оли ты для меня: ты -- _т_ы_ для меня, самая сущая, самая реальнейшая Олюша, не отражение Дари: я _т_е_б_я_ боготворю, несу в сердце, _т_о_б_о_й, подлинной Олюшкой моей, живу... Ну, что значат слова, уверения, -- если бы ты сердце мое видела!.. Но ты его знаешь, и твои сомнения -- яд, он только ослабляет тебя! Или ты так мало веришь мне?! Но что же мне тогда делать, не повторять же все те же слова, -- они бессильны. Не делай же мне -- хоть и невольно -- боли, при таком моем бессилии словами тебя уверить! Ты сердце свое спроси... самое глубочайшее в нем... -- я верю, что оно тебе правду скажет, -- и ты уже знаешь ее, эту правду, -- _к_т_о_ ты для меня. Помни: _б_е_з_ тебя я не хочу жить, и _н_е_ _б_у_д_у! Ты мне дар священный, и я храню его, как дар Милостью Божией. Больше у меня нет слова.
   Не мечта, не выдумана ты мной, ты для меня живая сущность, вся во плоти, вся в яви, вся -- _ж_и_з_н_ь. И нет у меня слова больше. И вытрави из души весь этот сосущий тебя злой яд: это от темного, не от Господа, не от нашего чистого, чем дорожим мы оба. Заставь себя! Я тебе послал слова покоющие, читай их, они размеренностью мо-гут покоить, -- я знаю по личному опыту. И молись. Сны твои... да, чудесны. Но это -- сны. И в них не ищи тревожного. Этот чудесный, с детской колясочкой, с Пречистой... -- это же все отражение твоих думок, _в_с_е_ вышло из "яичка" иерусалимского, так это ясно. Благодари за эту _л_а_с_к_у_ во сне! Это так светло, так нежно должно голубить тебя, давать силы душе твоей! Пречистую _ч_у_в_с_т_в_о_в_а_т_ь..! Это такое счастье! Твой "крестный" сон -- удивительный. Он уже _м_о_й. Ты мне его подаришь, и он будет жить в _м_о_е_м. Творческая душа, Олюша моя светлая... ты будешь всегда со мной... _ж_и_в_а_я, ты узнаешь все мои думки, все зачатия, все планы... -- во всем ты со мной, и нет от тебя у меня ничего сокровенного! Как я жду этого... как высшей Милости Господней! Душой своей вечной воздействуй на слабенькое тело твое, -- это же великое средство, -- и ты окрепнешь. Обо мне не тревожься, я здоров вполне, я лишь о тебе болею, поверь, родная Ольгуночка! Не приходи в отчаяние, что силы возвращаются так медленно. Я больше месяца в 37 г. лежал, а "припадок" мой продолжался каких-нибудь два-три часа... Я, как говорит _т_е_п_е_р_ь_ С[еров], должно быть потерял много крови, было кровоизлияние из язвы дуодэни, -- и я теперь припоминаю, что, делая за неделю перед тем гимнастику, я сделал сверх-усилие... -- и должно быть несколько дней шла кровь, а я не знал! И слабел день ото дня, чтобы _в_д_р_у_г, утром, потерять все силы, -- начал холодеть, не мог пошевелить пальцем... -- только, к счастью, впрыскивания камфоры -- подряд 3--4 раза, остановили потерю сознания! И -- ме-сяцы слабости после того... ме-сяцы..! А ты -- молодая, ты, при уходе и лечении, в хороших условиях, -- оправишься, увидишь! зацветешь!!
   Я счастлив, что д-р Капеллен такой чудесный. И я понимаю твое обожание. Я сам "обожал" моего хирурга Дю-Буше, в американском госпитале287, который... "всегда к Вашим услугам... но теперь не нахожу необходимой операции..." Я чуть не расцеловал его! И по-сейчас я ему глубоко благодарен. Уверен, что ты всех там очаровала. Это твое особое свойство -- и призвание! -- очаровывать: даже злые чувствуют, какая душа у тебя, какое сердце, какое сокровище ты! О, я, _з_н_а_ю, я очень чуток... к _т_а_к_о_м_у_ в человеке... я так об этом мечтал..! -- о _т_а_к_о_м... -- и я нашел тебя! Я _у_з_н_а_л_ тебя, единственную... -- ты же знаешь, как и _ч_е_г_о_ я искал в образах смутных... и как давно, как _п_р_о_з_н_а_в_а_л, как провидел... -- я всегда чуял, что _д_о_л_ж_н_а_ _ж_е_ быть "небывшая никогда"... -- и вот -- _О_н_а_ "стала быть".
   До чего дивный сон твой "звездный-крестовый"! И... какое "созвучие" с моим, у Дари! Ми-лая... осуществившаяся мечта! ставшая живой явью. Когда ты будешь сильней, ты мне расскажешь о "сне в 40-й день по папе" твоем, и как тебе Богоматерь дала "новое имя", все, все... сокровищница моя! -- "В Виши поехать!" Господи, если бы это случилось! Оля, Олюша... а? м. б. удастся? это же лечиться, это же такая уважительная причина... Господи! Как оберегал бы я тебя, как дышал бы на тебя... всего бы себя отдал! Но если нельзя будет, я -- о, поверь мне! -- я все усилия употреблю, чтобы получить позволение приехать, -- и литературные дела оформить, и тебя увидеть, сердцем к сердцу тебе сказать, _к_т_о_ ты для меня! Оля, будем верить, что вся запутанность жизни вдруг и разрешится... -- _к_т_о_ _ч_т_о_ знает! Только не приходи же в отчаяние от медленности поправки: вернутся силы, будь бодрей духом, заставь божественную силу твоей Души влиять на тленное, и преодолеет она, и... какая же ты чудесная "орхидея" будешь! _ж_и_в_а_я, таинственная-глубокая душой, внутренним ликом... прекраснейшая ликом живым, цветением женщины-девочки! О, какая ты чарующая, я _в_и_ж_у_ тебя... -- и что, что все прекрасные перед тобой, для меня! -- А как опять чудесно ты -- в нескольких строках -- дала историю этой несчастной "девочки", "женщины"? Как ты уме-ешь! Неужели не видишь.?! Олюшка, глупенькая, трусиха, изволь, как поправишься, прислать мне "Говенье"! Хочу, хочу. Ты все навыворот судишь о себе. Да, ты очень чутка к искусству, в оценках, но... "самооценка" -- совсем другое. Поверь же... Я... часто ошибался в своем. Потом уже... начинал _в_и_д_е_т_ь. Ты -- _м_о_ж_е_ш_ь. И потому -- _д_о_л_ж_н_а_ писать. Не стану кадить тебе, довольно с тебя и с меня, но знай: если ты еще раз станешь кукситься, трусить, отмахиваться... -- я озлюсь, серьезно: ну, что мне делать с таким упрямым ребенком! как наказать? Или -- дураком себя признать? бездарным? олухом? "свиньей в апельсинах"? Не приводи же меня в отчаяние и в исступление, наконец! Чертовски интересен твой рассказ о "девочке"... вот трагедия с комедией-драмой! Разберись тут... да еще и "почки"... ну, и "амбара де ришесс"! {"Затруднение от большого выбора" (от фр. embarras de richesses).} И черт их знает, че-го людям не хватает! Это _н_е_ _л_ю_б_о_в_ь, во всяком случае... -- это "капризы любови", это какое-то "дегустирование сы-ров..." любителями... это -- "пойди туда -- не знаю куда, принеси то -- не знаю что". Мудрый Эдип, разреши! А ты... ты и _п_р_о_щ_е_ всех этих, и ку-да сложней, изысканно-сложней, душевно-сложней! И потому -- так прелестна. Я-то знаю, _к_у_д_а_ и _ч_т_о. В тебе весь молниеносный блеск _б_о_ж_е_с_т_в_е_н_н_о_г_о_ в _Л_ю_б_в_и. И как же мелки и, при всей "сложности непонятной", тусклы все эти потуги "исканий и колебаний _и_х_н_е_й_ _л_ю_б_о_в_и_ш_к_и". Ну, понимаешь, _к_а_к_ _ж_е_ ты для меня-то сверх-заманчива, глубока, изысканно-изящно заманна?! _В_с_я_ -- другого сплава... из какого-то небесно-земного неведомого элемента. Неопределима, неизъяснима... и -- так чиста -- _п_р_о_с_т_а... "Проста" в высочайшем значении, как лучшее у гениального Пушкина, как почти все в Евангелии, Слове неземном, в слове-Духе!
   Ты зачеркнула пять строк о своей зимней болезни... почему? Можешь -- скажи. Но ты скажешь это только тогда, когда пройдет слабость: не напрягайся, подожду, ты -- вот первое для меня, над всем, превыше всего. Родименькая, Олюночка моя... как я был счастлив твоим пасхальным гиацинтам! Отцвели. Но "мотылек" еще держится. Ах, какие пасхальные яички у меня для тебя! Они из дерева, покрыты пунцовым лачком, и на них -- писал уже -- пасха с куличиком, на втором -- вербочка -- !! -- на третьем -- храмик наш, белый... и на каждом на другом бочку -- X. В. -- золотистым. Странные Лукины... Я им на 2 день Пасхи послал письмо с X. В. и запросил, когда можно заехать к ним, чтобы передать яички, которые можно, каждое, в жилетный кармашек положить, для тебя. На 5--6 день от них цветная открытка с X. В. и поздравлением, но без даты. И только. Не получили моего письма? Не может этого быть?! Значит... убоялись "комиссии"..? Но тогда скажи прямо... а не играй в молчанку. Этот прием мне очень не понравился, -- да еще после таких сердечных двух приемов с угощениями, после моего присыла книжки для Лукиной! Не понимаю. Но, перемогая себя, напишу сегодня, выясню. Я втайне надеялся хотя бы один флакон духов послать тебе, хоть "сирень"... Не удастся, плюну на них с досады... и буду ждать шефа Сережина, только устрой, чтобы он мне адрес парижский дал. Я же не злоупотреблю их любезностью, не в обузу будет. Размер яичка таков: высота около 6 см, ширина -- около 3. Сейчас они стоят перед твоим портретом увеличенным. Чудесно, тебе понравятся. Ласковы уж очень, особенно с вербочками и с храмиком! _Т_в_о_й_ храмик. Сейчас напишу Лукиным. Сумею, вежливо. Что до о. Д[ионисия]... так Ирина С[ерова] передавала впечатления главным образом школьные, и я не принимаю их, как непреложные... -- тебе лучше судить. Мне только показалось странным, в мое посещение... -- Обычно, когда я куда прихожу, -- да еще впервые! -- я встречаю... или, вернее, хозяева меня встречают в передней... -- я вовсе не честолюбец, а всегда стесняюсь, особенно впервые... -- А тут... о. Д[ионисий] ко мне не поехал, даже на мое приглашение... -- а я сказал, что нарочно для него заказал кулебяку... хочу его угостить, -- это в письме писал, при свидании говорил... -- чтобы он видел, как живет русский писатель, у кого есть чуткий друг-читатель... его прихожанка и духовная дочь О. А. Бредиус-Субботина. Увидит, и ей передаст, и это для нее будет интересно и предупредительно, с его стороны. И вот я поехал, первый, приехал... меня вышла встретить мать его, а сам он... он остался в кабинетике-столовой... _з_н_а_я, что приехал русский писатель, кого многие хотели бы видеть, -- обычно-то! -- и о-чень даже, и все же постарше смиренного инока... -- а он, вполне здоровый тогда, не сделал и шага навстречу, а при моем входе в комнату, поднялся от столика... и... был большей частью нем, как рыба. Ну, суди сама... _ч_т_о_ _т_у_т. Мне это не было в обиду -- я для тебя _в_с_е_ готов принять, Бог с ним, со "смиренным"... И вот, теперь... неполучение ответа на ясный запрос-просьбу..? _Ч_т_о_ это?! Но я люблю все открыто, начистоту... и потому выясню умело, с тактом. Чтобы увериться, да что же в самом деле _э_т_о_ _в_с_е. Я пошлю о. Д[ионисию] письмо, поблагодарю за посылку и кончу этим: -- да, еще за одно одолжение... -- и кончу. Он мне, _т_а_к_о_й, не нужен. Если он хорошо на тебя влияет, я рад, искренно. Но мне _п_у_с_т_о_ с ним. Думаю, что мое внимание -- в признательность за одолжение я ему подарил "Свет Разума", -- стоит его хлопот. Ну, просто, он... _н_е_ широк душой и _н_е_ глубок чувством... или -- _ч_т_о_ _ж_е_ тогда? Или же он почувствовал, что я-то его _з_н_а_ю, его -- по моей оценке -- сущность? Не обижайся на меня, Оля, -- это я спокойно, "без сердца", конечно. Это -- мимопроходящее.
   Ну, Господь с тобой, дорогая. Будь здоровенькой, свеженькой, окрепни, запой, птичка моя истомившаяся.., и я буду так светел, так радостен тобой.
   Целую тебя, ласковая, нежная... я так люблю твои сердечные письма, киночка моя, -- певунья... когда запоешь? Олюша, дай глазки... губки...
   Твой Ваня
   [На полях:] Где ты сейчас... дома?
   Господь да обережет тебя, родная моя, дружка моя, чудеска!
   Сейчас написал Лукиным очень вежливое письмо, про-шу принять поздравление -- Христос Воскресе -- т. к., по-видимому, своевременно посланное письмо мое -- пропало?
   Мамочке -- и Сереже -- сердечный привет. Целую руку.
  

133

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

18.IV.42

   Милый Ванюша! Я не нахожу себе места -- что с тобой?? Твое последнее письмо от 7-го, такое унылое, какое-то безжизненное, "выветренное". И до него последнее от Великой Субботы такое короткое, правда бодрое, но ничего не рассказывающее. Теперь я думаю, что это не случайно, что оба они в одну страничку, написанные от руки, -- на-спех? Через силу? Ты болел? Да? Ты лежишь, потому и от руки? И мне не понять чем вызван твой такой _у_п_а_д_о_к_ 7-го? Почему "не было Св. Дня"? Что случилось за несколько часов от Причастия и до Заутрени? Все мне загадочно и не понятно. Я и не ждала, что ты мне часто будешь на пасхальной писать; -- я знаю как, верно, тебя треплют почитатели, и еще, конечно много всякой праздничной суеты.
   Кроме всего я знала, что ты поедешь на могилку и на это уйдет тоже целый день и м. б. и следующий... тяжело будет. И все то я понимаю. Я и думала, что раньше 4-го дня Пасхи ты мне не напишешь обстоятельно. Но теперь я ничего не понимаю... Зачем ты меня терзаешь? Я тебе массу писала из клиники. Получил? Вчера С. рожденье было. Мы ели пироги с вязигой, а я еще и клюквенный кисель. Спасибо, солнышко! У меня еще есть твои конфеты, и шоколадные и медовые! Ваня, умоляю, напиши тотчас же! Что с тобой? Я все еще лежу -- вчера много вставала. Стараюсь поправиться.
   Целую. Оля
   На дворе весна, а я ничего не вижу!
   У вас тепло? Ваня, что с тобой? Я не сплю!
  

134

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   20.IV.42 7--30 вечера
   Радость моя, Олюша, сейчас твое письмо от 9--10.IV. Тебе лучше! -- знаю из утреннего заказного письма, от 14-го!288 Но "заря здоровья" уже занимается в этом, от 9--10. Начала спать! И спи, во-всю спи, -- это же укрепление. Ничего не бойся, ты -- на пути к полному здоровью. Помни: нервы твои всему причина: и болезни, и -- выздоровлению. Управляй собой! Мо-лись! За тебя молятся достойные. Ты -- угодница Господня, не "недостойная". Олюша, гони черные мысли. Почему угаснет наша переписка?! что ты надумываешь?! Теперь -- если это возможно -- я еще безмерней люблю мою Олюшу-больнушку, мою детку. Хоть бы ты была "расстрашная", -- как ты не поймешь! -- я еще бездонней был бы _т_в_о_и_м! Твои страданья меня как бы прирастили к тебе... поняла?! При-жи-ви-ли. Не оторвать ни-какой силе! Ты мне -- _в_с_е. В_с_е! -- пойми же. Бесценная, благо, сила, красота сердца, душа моя светлая! Весь перелился в тебя, все сердце отдал тебе. Чту, молюсь. Радость нежданная! Ты -- здорова! И посмотри -- какая радость будет в тебе светиться день ото дня! Ты -- здорова! Благодарю Господа. Мое сердце _з_н_а_л_о_ это. И -- знает. Олюша, девочка, детка... -- живи, как птичка, не думай, не уставай. Спи, ешь, -- не смей тревожиться, ни-чем. Твой, только, весь Ваня
   [На полях:] Я зацеловал твой цветочек-поцелуйку.
   Я твой, _в_е_ч_н_ы_й... Оля, я же не мальчик -- и ты знаешь это, и -- о, не забывай!
   Целую глаза, губки, всю, мою, О-лю-у!
  

135

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

22.IV.42

   Милый Ванюша! Отчего ты не пишешь?!
   Не понимаю, что с тобой, мучаюсь догадками, сержусь на тебя, потом опять страдаю, боясь не болен ли. Мне никак не понятно, отчего у тебя этот припадок тоски. Это письмо 7-го!289 И с тех пор у меня ничего нет от тебя! Невероятным мне, что ты не написал мне ничего на Светлой Седмице. Ну хоть бы сказал как был за утреней, подумал ли обо мне? Ты всякий раз мне (даже в 1940 г.) писал что "мысленно христосовался". И особенно теперь, зная, что я-то в плену у болезни... Я не могу найти объяснений... Или ты увлечен? Чем? Кем?? Твои последние 2 письма -- оба слишком "на-скорую руку", торопны... Пусть там много милых слов, но сердца твоего я не слышу в них... За что-то ты меня казнишь, (если не увлекся кем-то). Мне все чаще и чаще приходится мучиться мыслями, что "любовь" твоя ко мне -- не мне... Я не могу от этого отделаться. Я чувствую в тебе с зимы какую-то отчужденность. Не обманывай меня, что я ошибаюсь! что-то есть!!
   Есть что-то, что стоит (м. б. и кто-то) между тобой и мной. У тебя!! Прости мне вчерашнее мое письмо тебе. Оно вышло из страдания от неизвестности. Мне кажется, что тебе обузой кажется частое писание писем. Тогда не пиши! Я ценю только то, что по доброй воле. Я ценю свободу мужчины, а не рабство, и потому никогда не посягала на всякую его свободу. Я даже "Елену" тебе не запрещала, только просила мне об этом не писать.
   [На полях:] Хотела спросить Серова о тебе, но при мысли, что ты разлюбил, -- не могу по самолюбию. Пока не получу, -- писать не буду.
   Мне -- кажется, что я тебе наскучила...
   Мама каждый день получает почту сама. От тебя нет писем!
   Целую. Оля
  

136

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   24.IV.42
   Дорогая сновидица Олюша, кто видит твой рисунок290 -- восхищены. Доктор пришел в раж. Очень тебя жалеет, уверяет, что ты будешь здорова. Очень одобрил "селюкрин"! Гемоглобин, привлекая кислород, вызывает аппетит и улучшает питание, через кровь, сосудистых клеточек. Никак не способствует кровоизлиянию. На мою просьбу вдуматься и дать совет -- отвечал: приемы в каплях слабого раствора хлористого кальция, 20--30 капель, 2 р. в день, ну -- двухпроцентного раствора? И еще -- принимать желатин -- не фальсификацию его! -- в форме разных желе. Есть же в рыбьей-то стране желатин! И вот почему. Хлористый кальций, как желатин, повышают вязкость крови и тем способствуют уменьшению возможных случаев кровотечения. -- Твой последний цветок-мотылек храню, привесил под лампадку, рядом с валаамской сосновой шишечкой. Жду проекта обложки в красках. Я пленен твоим вкусом, твоим даром, всем в тебе. Слова "он нашего Роду" -- сказаны были Ею про преп. Серафима, не преп. Сергия. Молюсь за тебя. Спокоен. Верю. Узнаешь радость здоровья. Спи больше. Избегай волнений, управляй собой. Ей молись! Как ты описала сон! Оля, ты должна, поправившись, закончить школу живописи. И не бросать литературную работу: ты -- истинная! Не удручай же меня, трусиха! Изволь мне дать "Говение"! Милый "калачик", киса... прошу! Целую, роднушка. Твой Ваня
   Ландыши чудесны.
  

137

О. Л. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.IV.42

   Ванюшечка мой чудесный, солнышко мое, голубчик!
   Такая нежность у меня к тебе... и так хочется мне тебя приголубить... Вот между делом (я встала сегодня вплотную, смотрю за работой моей "трамбовки"291, бьющей все и ломающей) не могу утерпеть, не могу молчать. Взяла сегодня перо и пишу тебе! Как мне кажется, что будто скоро тебя увижу! Отчего это?! И когда котишка моет лапкой рыльце, -- думаю: "Ваню намывает!" Как оживает все, зеленеет, как все, все -- _т_в_о_е! Все, что _ж_и_з_н_ь, -- все это твое! Ты -- вся жизнь сама! Ваня, ты долго-долго будешь жить, ты -- жизнь! Милое солнце -- мой Ваня! Радость моя! Мне грустно, как подумаю, что мои "злые" письма (они не были злые, если даже на такие и похожи) тебя замутят! Ваня, мы до того созвучны, -- это правда! Я чую твою тоску, а ты мою! Ох, Господи, помоги же не поддаваться ей, помоги мне беречь Ванечку! Но это "сумасшествие" мое от любви к тебе! Ванюша, каштан напротив -- весь изумрудный, горит на солнце. Мне рисовать хочется... Но я так бессильна, бессильна из-за неумения. О здоровье не волнуйся. Я много лучше стала! Вчера мигрень была и то ходила.
   Немножко розовею. Кончила лекарство, которое дал доктор (вытяжка из печени + vitaminen {Витамины (нем.).}) и со вчера беру твой селюкрин. Радостно принимаю, как твою волю.
   Хочу, чтобы ты помог мне стать здоровой!
   Сегодня был страшный сон. Тоскливо было, -- боялась не заболела ли опять, безумно боялась... посмотреть. Ребячески. Но... ничего. Когда утром не бывает крови, то я смелее: обычно всегда это утром начинается, всякий раз... Видела во сне, что я в большой белой комнате, -- будто палата больничная, какой-то народ. Я знаю, что я тут первое лицо, ну вроде как было в лаборатории раньше, и по какому-то случаю должны меня чествовать (юбилей или я ухожу), и вот я знаю, что должно молиться и соображаю, что "секретарь" прочтет молитву. А кто -- "секретарь" -- не знаю. И вдруг какой-то тип обращается ко мне и говорит: "нет, Вы прочтете "Отче"". И я становлюсь впереди и думаю: "Отче, -- иже еси на небеси". И тут же читаю особо ударя на "н_а_ш", "Отче н_а_ш". Читаю с невероятным подъемом. В душе же горит: прочту так, как ученики Христовы должны были впервые, за Ним, читать. Каждое прошение четко, будто огнем выжжено в сердце. Я все горела, вся была не здесь! -- Кончила словами священника: "Яко Твое есть Царство..." И кончив, обернулась, к людям. И тот же тип, что заставлял меня молиться, -- подает мне сверток, трубочкой, разворачивает и вынимает оттуда цветы... георгины, лютики... осенние цветы. Довольно помятые. И читает "адрес". Но я не слышу. Мне чего-то щемит сердце, и я проснулась. М. б. заболею? М. б. молиться больше надо! А перед тем снилась чужая квартира и одна комната с обоями в иконах. Сплошь иконы отпечатаны на обоях. И венчики горят-горят. И будто я знаю, что это образ "Хрисанфа и Дарий", а вглядишься -- и не видно!.. Ну, это уж твои "Пути Небесные"! Ванечка, ты в них? Родной мой, -- дай Бог тебе труд легкий!
   Ванюша, не хвали меня! Я гадкая и бездарная. Не думай, что я из "ломания" это говорю. Чтобы ты не думал, я даже одну свою бездарь тебе посылаю. Убедишься сам. Я ничего не могу. Но я все-таки буду стараться. Для тебя! Если ты мне велишь, то буду! Только потому и попробовала свою физиономию изобразить. Но это же мой -- позор.
   Ни умения, ни души, ни техники. Правда, моя стихия -- краски. Не любила ни карандаша, ни угля. Я иногда прямо, без рисунка, "по-наитию" кистью только в 5 минут могла. Смелее кистью я. А карандаш меня "увлекает" к "подробностям", требует "отчета". А я не могу! Карандаш -- грамматика в рисунке... Без грамматики нельзя, конечно, но, ох, как сухо! Я языки учу тоже без грамматики, грамматику уж после, когда говорить научусь.
   Я немецкий язык учила-учила, -- ничего не понимала. А потом, как перестала возиться с грамматикой, так в 1/2 года с разговора выучила. Я им очень хорошо владею. Но Гете, Шиллера, Лессинга, Клопштока, Грильпарцера, Клейста, я читала со словарем. Особенно Гете! А потом перечла, и так легко! Для разбора "Фауста" я брала уроки... А ты знаешь, что голландский язык я выучила не учась. Просто так. Много читала. Мы дома не говорили по-голландски, очень редко, но тем не менее я совершенно свободно говорю и думаю (если в голландском обществе) -- по-голландски. Я даже иной раз (не смейся) поправляю А. в его "германизмах". Иной раз он оговорится, "переводя" с немецкого. Некрасивый язык голландский! А французский я забыла! Я быстро усваиваю и еще быстрее забываю! Но я люблю французский язык! Английский 3 раза начинала и не могу! Отвратительный! Для Г. учила, хотела, очень. Не могла! Не решалась заговорить! Так и бросила. А французский очень хочу обновить! Когда-то я хорошо, бегло говорила, после института. Все забыла! Потому что годами болтала по-немецки. Немецкий для меня как русский. И там, в Германии, никто не думал, что я иностранка, принимали за "Ost-Preussen" {"Уроженка Восточной Пруссии" (нем.).}. Мне все хочется учить! Я когда-то мечтала стать адвокатом и принялась было за "право". Потом увлекалась психологией, очень увлекалась медициной. Влюбилась в одного студента-медика просто с вида, со слуха. Читал что-то вроде семинара в университете в Казани. А я туда ходила, т. к. вход был разрешен всем. Я все их лекции посещала, какие были для всех (не из-за "него", а наоборот: "он"-то из любви к медицине!). Никогда не увлекалась учительством. Хотя готовилась на учительницу немецкого языка.
   Но это больше из практического применения знаний. Ах, чего я расписалась о себе! Ванечек мой! Приедешь? Постарайся же! Как мне в церковь хочется! Какой ты счастливый, что можешь быть в храме! Когда твой литературный вечер? Напиши точно! О, как хочу быть там! Какие счастливые люди, которые могут! Ваня, пойди в немецкую комендатуру и спроси все, что тебе нужно для поездки! Скажут! И часто дают совет. Сережиного "шефа" не уловишь -- постоянно в Париже. С. их сам не видит больше -- все сам ведет. Мне ничего ты не посылай! У меня все, все есть! Духи... их так у меня много! Когда ты приедешь, то все открою, все для тебя, с тобой попробую! А до тебя берегу!
   4 ч. дня Ванечка, все, все о тебе! Здоров ты? Скучаешь? Не томись, дружок! Как твои "Пути"? Ванёк, если бы нам Божий мир вместе увидеть? Палестину! И если бы... родную Землю! Ах, Ванечка, я так нестоюща, мелка, -- а ты меня возносишь! Поверь мне, -- я знаю себя! Ванечек, никого я особенно не очаровываю! Про клинику напишу тебе, -- старшая сестра меня ненавидит верно! Я -- "скандалисткой" могу быть! Знаешь как было? Когда 26-го марта, после исследования ничего опять не нашли, то ассистент Капеллена (последний уехал) придя ко мне сказал: "мы должны сделать еще одно исследование крови на витамины, а Вы обещайте, что ничего до этого не будете ни есть, ни пить, -- это очень важно. Мы хотим наконец найти причину". 27-го никто, однако, не был за кровью. 28-го тоже. 29-го -- воскресенье -- является опять ассистент и говорит, что завтра будут брать кровь, т. е. 30-го, и снова просит ни есть, ни пить. Я вечером 29-го в 5 ч. в последний раз чай получила и ждала на другой день, как манны небесной исследования, чтобы наконец что-нибудь знать. В 10 ч. утра никто не пришел (обычный час для лаборатории), в 11 ч. тоже, в 12 ч. я спрашиваю придут ли уж? -- "Конечно!!!!" (отвечала старшая сестра). Около 1 ч. я (будучи уверена для себя, что меня забыли) опять спрашиваю. Опять самоуверенное: "ах придут, не волнуйтесь!" В 1 ч., в 2 ч. -- никого. Наконец я говорю моей милой сестре: "позвоните в лабораторию, -- они верно забыли, а я пить хочу!" И вот тут-то и выяснилось, что старшая сестра перепутала все: она должна была известить доктора в лаборатории о желании Капеллы, а она думала, что сам ассистент придет. Моя-то сестричка знала, но не смела ей противоречить, но потом-то все-таки осторожно сказала, что та ошибается; а вначале та просто заявляла: "все в порядке!" И вот в 2 ч. мне несут обед!! Я справляюсь: "что же сегодня не придут?" -- "Придут, но Вы можете кушать!" Я отказываюсь. И вот летит вся в красных пятнах старшая сестра: "что тут за самовластие? Вы можете есть!" Я очень спокойно ей возражаю, что если сегодня придут, то лучше потерплю, т. к. я обещала доктору -- "Совсем этого не надо, (мне было нельзя долго так без еды и питья -- для почки -- яд долго без питья, у меня же еще кровоизлияние было! потому и бесилась, что сама напутала) и доктор знает!" -- "Для меня авторитет здесь только д-ра ф. Капеллен и его заместителя" -- говорю. Та взбесилась. "Это самовластие". -- "Нет, говорю, но я хочу точного исследования, мне надоело ничего о себе не знать и мучиться 2 года". -- "Ах, доктор может высчитать сколько витаминов Вы съедите в обеде". Это абсурд, т. к. нельзя высчитать. Кишечник по-разному воспринимает, в зависимости от его состояния. Мы, желая точно узнать то или иное содержание крови при искусственном "обременении", давали искомое не через рот, а в мускулы, не надеясь на кишечник. Я работала до предельности точно. Ненавижу "кое-каканья" в работе. Сама себя отдавала для других, а тут так "валяют". Ну она на меня накинулась, что я ничего не понимаю, а спорю. Тут я сказала: "я сама 10 лет почти работала и знаю, что значит точно работать и именно работала для проф. Rost'a292 о значении "натощак". Прочтите его работу и увидите". Вылетела пулей и сказала, что "глупо так упрямиться". В 4 ч. пришел доктор. Все пациентки и из соседних комнат мне аплодировали, что не дала себя одурачить. А перед тем, часа в 3 приходила старшая сестра в комнату за чем-то и "мило" улыбаясь мне прошипела: "M-me состязается с Ганди?!293" Остроумно, но не уместно пилить больного. У меня буквально язык присох от жажды. Но, подумай, если бы я в 2 ч. поела, а в 4 ч. взяли бы кровь!.. Какая досада! Не думаю, чтобы она меня любила!
   [На полях:] Ну, мой милый, родной Ванюша, кончаю, но так хочется еще и еще говорить с тобой! Посылаю тебе свое "малеванье". Не суди очень строго. И не слишком тяжело разочаровывайся в моих "талантах". Ибо я сама-то давно примирилась. Я же бросила не зря рисованье! Целую. Оля
   Напиши как проводил Пасху!
   Хочу верить, что дойдет этот "портрет"294. Только ради тебя его сделала!
  

138

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   30.IV.42 6 вечера
   Олюшечка, милая, ты все еще не получила моего заказного письма 14 апр.?! Твоя открытка, 22-го апр., в отчаяние привела меня. Что, что ты еще навыдумала?! Не слышишь моего сердца?! Господи, что ты говоришь... "мне кажется, что я тебе наскучила!!!" Нет, ты просто и-щешь, чем бы еще тревожиться. Ты вся метешься, метельная... мало тебе страданий?! Но я в отчаянии, ты опять ни словом о твоем здоровье, -- ну, зачем так томишь! Ты _в_с_я_ -- тревога, вся во власти твоего болезненного воображения, и я понимаю это, -- сам такой же, почти такой же. Милая, голубка... Олюночка... поверь же твоему Ване: ты, только ты у меня в сердце, и нет минуты в днях, когда бы не думал, не тосковал по тебе. Нет, я никем не увлекался, и _н_е_ _м_о_г_у. Что же это -- за пошляка меня считаешь! Чушь какая! И не в мою пору "увлекаться". Поверь, -- не крыловский же я петух295, нашедший жемчужное зерно! Милая моя жемчужина, поверь. Вчитайся же в мои письма! И что ты, откуда вывела, что я "с зимы" _т_а_к_о_й, что ты чувствуешь какую-то "отчужденность" во мне?! Ты все окрашиваешь мрачным тоном дурного самочувствия, -- следствие твоей болезни. Голубка моя, я до боли... понимаешь, до острой боли тебя люблю! -- этого передать нельзя. Нет, писание писем не кажется мне обузой, но бывают полосы дней, когда -- в отчаянии -- чувствуешь себя опустошенным: тогда и в письмах не находишь облегчения, исхода. Пасхальная неделя такая выдалась. Я болел твоими терзаниями, места не находил, не знал, где ты, как ты... и ждал, ждал... в оторопи, как бы в анабиозе. И не мог быть на людях. Только раза два откликнулся на зовы -- поехать позавтракать, и тоска шла со мной неотвязно. Бывали минуты отчаяния, когда я думал, что тебя уже нет на свете! -- Ольгуночка, разве я не писал, как с тобой христосовался? Заутреня Светлая была при дневном свете, и все было как-то -- для меня! -- не _с_в_е_т_л_о. И воспоминания детства, когда все было так необычайно... и о мальчике вспомнилось... и об Оле... -- и я _з_н_а-л, что не найду сил поехать в Сен-Женевьев послезавтра. Бывало, я на первый день ездил. А тут, после ночной тревоги под 2-й день, перебило сон, проспал. И это мне было неприятно. И вот, похолодало, были дожди, и я оттянул поездку до Радуницы. Помни же, беспокой-ка, бесценная моя девочка, что никто, никто не стоит между нами! -- этого быть _н_е_ _м_о_ж_е_т. Знаешь, не обижай меня. Как же ты меня мало знаешь!! Ты для меня -- священна, совершенна. И если бы это было возможно теперь, -- еще сильнее любить тебя! -- да, я сильней бы тебя любил. Но я так люблю, что больше нельзя любить. Мне жутко читать твои слова о "свободе мужчины"... -- я этого не понимаю. Для меня свобода -- верность чувству, хранение его, бережение... благоговение перед той, кто стала _в_с_е_м. И твое про "Елену" -- "не запрещала" -- меня жалит. Никого у меня после усопшей не было для "свободы", и _н_е_ будет, не может быть. Поняла? Я писал тебе в апреле: 3, 4, 7,14, 16, 17, 20 два, 23, 24, 29296. Когда я в оторопи, когда жду "важного", -- а в данном случае о тебе, как ты, лучше ли... -- я не могу быть самим собой, я как бы в оцепенении, и не могу ни думать, не писать, ни... на людях быть. Это болезненная черта, знаю. Все ночи я спал с перебоями, вставал разбитый, противен самому себе был. Я замирал... и потому не находил воли тебе писать. Признай же за мной эту неприглядную правду, -- я сам томлюсь ею. Олюшка, дайся мне, я тебя, кажется, зацеловал бы всю, всю... бедная моя мученица, выдумщица... -- и так мне понятно это твое. Но это же мешает выздороветь! Ну, что мне делать с тобой? Ужас и великая радость -- иметь такое огненное воображение. Я тоже его имею. Да, да. _Т_а_к_о_е_ же. Но я старше тебя намного, и держу себя. Оля со мной мучилась. Я почти на все смотрел вывернутыми глазами, как бы -- желая? -- ожидая всегда "самого худшего"! Вот и ты, глупенькая моя... И это тебе болезненное удовлетворение -- найти колющее, жалящее -- ив моем, таком к тебе светлом, таком неизмеримом чувстве любви! Я бы много написал тебе, что во мне бьется жарко (к тебе!)... но я не могу в письме... и это только мешало бы тебе окрепнуть. _К_а_к_ сильно я люблю, как я воображаю... как я ласкаю тебя, Олёк. Это -- безумие было бы -- писать... это можно только шептать, даже глаз боясь... Но это -- близко страсти... а я еще и по-иному чувствую тебя... о, как же свято! как чисто, вдохновенно! -- тут даже и коснуться тебя мне страшно было бы. Не пойму, почему мое от 14-го, заказное! -- ты и 22 не получила! У Светлой Утрени я с тобой был... и с тобой первой поликовался в сердце... и шептал -- звал... -- где ты, Олюша... дома ли, в больнице ли... -- но ты во мне, со мной, твоя душа, твой духовный образ... -- со мной. Пришел домой, в одинокую мою квартиру. Один. Это была полоса "налетов"297, и все -- по домам. Заутреня началась в 8 вечера -- по солнцу -- в 6! -- кончилась -- около 9. В девять -- я был дома. Досидел до часу. Читал Евангелие, смотрел на тебя, перецеловал "пасхалики" твои нежные, всю комнату наполнившие гиацинты... и твоего "мотылечка" сколько целовал, последнего. Теперь он висит, усыхающий, под лампадкой, рядом с шишечкой валаамской, -- писал тебе. Мечтал: если бы ты была со мной! Я всю тебя опрыскал бы ландышем, сиренью, фиалкой... -- и пил бы твое дыхание. Да, пытка это -- так чувствовать -- и не видеть даже! Не упрекай меня, что будто "мысленно даже не похристосовался". Неправда это. Оля, я очень истомился. С января -- да и раньше! -- все терзанья, -- правда, я виноват... открытка та! -- но я же тогда еще послал вдогон -- "не придавай значения!" И потом твои "метанья", попытка "определить себя", твоя болезнь... и как же тебя истерзали в клинике! И вот -- итог всего -- итог логический! -- эти твои укоризны... но не смотри вывернутыми глазами, -- _м_н_е_ _в_е_р_ь! Самым священным заверяю тебя, моим дорогим, утраченным... -- смею ли здесь покривить душой?! -- заверяю: ты _в_с_е_ для меня, пой-ми! ты -- священна для меня. Наконец, я _у_с_т_а_л_ уверять! Зачем делаешь мне больно?! И каждая слезинка твоя горькая, -- мне страдание, каждое тревожное движение сердца твоего -- боль мне.
   Пиши мне ласково, нежно... -- это облегчение моего постылого одиночества, моих глубоких скорбей... верь мне, как самой себе. Что ты насочиняла! ""Любовь" -- в кавычки! -- твоя ко мне -- _н_е_ мне". Нет, ты должна отделаться от этой дикой мысли. Оля, всем этим недоверием -- ты _р_а_н_и_ш_ь_ мое большое чувство, к тебе! Зачем испытываешь меня?! Я опускаю руки, теряюсь. Вчера опять была тревога после 10--15 дней покоя. И мне перебило сон. Я лежал и слышал, как поют моторы, как грохает "защита". И -- о тебе думал, -- слава Богу, покойно в глухой деревне... "Господи, укрепи Олюночку мою... огради ее, даруй мне ее... хоть бы увидеть только!"
   А припадки тоски часто у меня... и это отзывается на "спящей язве". Иногда я ее слышу, и принимаю белладонну. Эти дни были ночью боли. Теперь трудно соблюдать диету, многого нет, а я привык к молоку... теперь же -- только пол- или четверть литра! Бывало, я выпивал полтора. Хорошо еще -- достаю сухари белые, а хлеб не по мне, должно быть, добавляют ячмень французские пекари, -- не переношу. И нет "су нитрат-дэбисмют" {"Нитрат висмута" (от фр. nitrate de bismuth).}. И Серов не может добыть, хоть и в госпитале французском работает -- кажется, единственный из русских врачей, без парижского диплома допущенный, "приглашенный" даже в госпиталь Ляонек, с жалованием в... 500 фр. в месяц! Смех? Это составит... 20 гульденов. Скоро ли ты напишешь, что тебе лучше? Прошу, молю. Не будь жестокой, Оля. Твои два последних письма -- закрытое -- 21298 и открытое -- 22 -- больно было читать. И -- до-садно! Ты все-таки, несмотря на мое разъяснение, не хочешь понять оброненное Серовым словечко "увлекающийся". Это значит -- _ж_и_в_о_й, душа все еще в порывах, немертва, молода. Сегодня муж Юли принес мне рыбы и шоколадный порошок -- вроде какао. Но сегодня же я получил и полфунта -- 240 г -- хорошей баранины, сварил суп-лапшу, сыт вполне. Скоро, м. б. лучше будет. Вот, выдали полфунта варенья, фунт цветной капусты -- которую я не ем, -- нельзя! -- фасоли зеленой -- тоже не годится. Мечтаю вернуться домой, но без тебя -- не поеду. Я должен перевезти и прах Оли, похоронить на родине. Если бы мы очутились в нашем домике, под Алуштой! Я его мало дал в "Солнце Мертвых", -- больно очень. Ах, как черные дрозды поют по весне там! "Вон он сидит на пустыре, на старой груше, на маковке, -- как уголек! На светлом небе он четко виден. Даже как нос его сияет в заходящем солнце, как у него играет горлышко. Он любит петь один..."299 О, милая... ты положила бы головку мне на плечо... я сердце твое услышал бы... и слезы, слезы... в моих глазах... последнего счастья, обретенного, слезы... в лобик тебя поцеловал бы... -- и увидал бы слезы в твоих глазах. Поверила бы мне тогда? Теперь поверь. И не томи себя: Ваня -- всецело твой, только тебя и любит, крепко, достойно, нежно, чисто. Живи, оживотворяй себя верой, что наши чувства друг к другу не мимолетны, неслучайны: надо было, чтобы ты _н_а_ш_л_а_ себя, чтобы я нашел в тебе последнюю радость жизни, и силу -- достойно завершить свою творческую дорогу. Милая моя птичка, утишь сердечко, и не укоряй меня: вот моя совесть, перед тобой.
   То, что ты написала -- показывает мне, как мало ты считаешься с моим чувством, как ты не доверяешь мне. Кто же я по-твоему? Лгун, пошляк?.. Не причиняй мне боли, -- с меня довольно ее. Целую. Твой Ваня
   [На полях:] Пришли же "Куликово поле" -- в красках. И -- автопортрет.
   Напиши -- сколько прошу! -- о здоровье! И -- Оля! -- будь же тихой, неясной. Не томи.
  

139

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

1 мая 1942 г.

{На конверте помета И. С. Шмелева:

Чудесное, полное ласки. Олюша

выздоровела.}

   Бесценный мой Ванюша, любимый, нежный!
   До чего я вся к тебе тянусь душой... Чувствуешь ли ты это? Вчера у меня прямо замирало сердце при думе о тебе, -- целый-то день! К вечеру взяла тоска. Что с тобой, василечек мой? Ночь всю ты и о тебе (тебя самого не видала) снилось. В тревоге я вся... Что такое? Господи, м. б. мое дурацкое письмо пришло? Кажется, я его 20-го или 22-го послала? Ты расстроился? Разволновался? Ваня, милый, выругай меня! Я, гадкая, о себе только думаю. Но это "о себе" из любви к тебе! _В_е_р_ь_ же!
   Умоляю тебя: прости меня! Мне кажется теперь, что ты меня никогда не простишь! Ванечек, я на коленях перед тобой! Я молюсь на тебя! Я так люблю тебя! Светлый мой! Прости, прости, солнышко мое! Какая я скверная! За что я тебя расстроила. Ну, потерпела бы уж! Пождала бы писем! А я тогда навоображала. Я же Бог знает что _в_и_д_е_л_а. Но как (!) видела! Хоть пиши! Я и хотела уж, т. е. в голове так проносилось!
   Прости мое безумие, мой чудный! Ваня, Ванюша мой, прости!! Будь покоен опять, радостен, уверен во всем хорошем! Да, мама умеет спокойствие вселять. А я вот не умею, нет! Я совсем другая! Твое письмо маме чудесно!300 Она мне его дала прочесть. Дивный ты!! Ваня мой милый, роднушенька, душенька ясная моя! Ваня, я м. б. одержимая, но слушай: я все это время, несколько недель как-то "осязательно" чувствую.., что м. б. твой Сережа жив. Я не знаю отчего это. Но иногда я просыпаюсь с еще не осознанной радостью, умом не осознанной... сердце сладко жмется... думаю: "что бы такое?", хочу вспомнить, просыпаюсь окончательно и знаю уже, ясно знаю, что это от надежды, что Сережа жив. Я говорю "надежда" -- осторожно, но в душе у меня (абсурдно?) прямо будто знание, вера... Прости меня, Ваня, что так об таком святом тебе пишу. Но я до того себя как-то странно чувствую, так сжилась с этим, что не могу не поделиться с тобой. Ну, считай это моей истеричностью... Не знаю. Но неотрывно о твоем Сереже думаю...
   Не может этого быть? Ты уверен, что его нет? Господи, как же это ужасно, -- вот его однополчанин жив, а его нет!.. М. б. я потому о С. так думаю, что его Дух с нами? Прости, если я тебя растрогала, расшевелила рану. Как я люблю всех вас. Тебя и твоих дорогих! Сегодня мучилась в снах... Сперва мне снилось, что ты непременно хочешь, чтобы я надела какое-то платье. Но все путается: это ты, по чувству моему к тебе, по всему _з_н_а_н_и_ю, но говоришь ты так, как муж сестры Арнольда, русский301.
   Его жена развелась (или он с ней, не знаю) с ним, -- и вот будто ты говоришь, чтобы я надела платье "первой жены". И я знаю, что это она, В. М.302, -- не Ольга Александровна твоя. И думаю, что все это так странно. И дама эта очень полная (я ее знаю), и как же платье я смогу надеть. Но я уступаю просьбам и надеваю. Оно все из серебра (плохо?) и точно влитое, как раз по мне, будто на меня. И очень декольтировано. Я боюсь посмотреть в зеркало, -- такая худышка, а с декольте... но вижу, что я совсем не худышка и очень красиво это платье. Но я думаю: "мне не идет серебро, -- я бы хотела лучше золотой брокат {Парча (от нем. Brokat).}. Мне желтый цвет очень к лицу. И я все время тебя чувствую, за спиной, но не вижу. И ты будто тоже большой и полный, как муж Елизаветы. И я хочу тебя увидеть, но не могу и мучаюсь этим очень. И потом все в обществе, в этом серебре... А туфли... вижу худые... И так мне неловко... И я в роскошном ресторане, масса красивых женщин. Я стесняюсь за туфли. И все какой-то около меня юноша, мальчик. Был такой однажды случай -- влюбился в меня один мальчик, -- похож на него. И я так боюсь, что заговорит о любви. И хочу ему помешать, не говорил чтобы, чтобы понял, что я не хочу! И все уйти, уйти хочу, а он все просит посидеть и вина выпить. Я вижу большой стол и за ним все священники наши, какие-то славяне. Я к ним сажусь, чтобы мальчик отстал. Но он тут же. И мне это мучительно. Священники из Праги... Потом я на улице, жду почтальона. Получаю твои 3 письма. 2 открытки и закрытое. Долго думаю как мне надо расписаться на чужом каком-то языке, целую фразу. Читаю твои письма и не могу ничего понять. И вдруг вижу, что все это рисунки. Девочки и цветы, цветы... И я ничего не понимаю. И вот улавливаю буквы: "Оля, я думаю, что тебя утрачу, это не может быть иначе..." Это так ужасно. И я ничего дальше не могу понять. И все эти писания написаны на крышке конфетной коробки, а не на бумаге. Я, мучаясь, просыпаюсь. И все о тебе думаю. Здоров ли ты? М. б. я опять заболею. Боялась почти, -- думала какое грустное твое письмо. Но ничего не было. И еще тоскливей. У меня нет минуты, чтобы я о тебе не думала. Ты, Ваня, знай, что, что бы я ни писала, я всегда твоя -- "Оля". Коли злюсь за твое молчание, надумываю страхов, то это только из любви же! Ванечка мой милый, дорогой!.. Так много думаю о тебе! Ах, я ничего не "надумываю", когда боюсь за переписку нашу. Я просто вспоминаю то время, когда мы месяцы ничего не могли узнать друг о друге. И вот чего-то мне представилось, что вдруг да, опять так...
   Я м. б. от болезни своей, так стала пуглива.
   Ванёк мой, радость моя, -- мне лучше. Определенно, я выздоравливаю. Я глотаю твой селлюкрин и мне кажется, что это он именно дает мне силы. Я постоянно хочу есть. И ем.
   У меня уже слегка румянец. И под глазами не так черно. Я радуюсь здоровью! Это ты, ты мне даешь силы, нежный ангел! Я принимаю селлюкрин и говорю себе: это Ванечка хочет, чтобы я была здорова! Я уже готовлю "исподволь" обед. Я кое-что могу уже делать. О, не бойся, я не устаю. Я до позора лентяйка. Встаю только в 1/2 9-го! Мама уж чай устроит. Я на готовенькое встаю. Ванечек, разумник, умник, все ты знаешь: даже рецепт твой кормления ягняток пригодился -- мама остальных всех выкормила, так, как ты писал. О желатине для меня, очевидно, тоже верно, т. к. мне и в детстве тогда, когда истекала горлом кровью, давали лед и желатин. Я тебе писала об этом когда-нибудь? Я чуть не умерла тогда... Лет 6-ти. И в 1940 г. я сама еще до доктора просила желатина развести прямо в кипяток и пила, чувствуя инстинктом, что надо. Не знаю смогу ли достать желатину, у меня пока у себя есть. Я много пью разных соков. Кончу когда селюкрин, начну снова "Tonicum", a потом еще есть у меня одно средство очень хорошее еще из Берлина. Я на себе испытала их действие (конфетки) {В оригинале: компфетки.}. Если Бог даст! Я теперь боюсь что-нибудь загадывать. О луковицах гиацинтов я могу тебе только то сказать, что мы делаем с нашими садовыми: когда отцветут, то цвет все оборвать, еще до их засыхания (но это на свободе, когда они оплодотворяются) и мало поливать, пока поблекнут листья. Около июня (конца) луковицы вырывают из земли и сохраняют до следующего года в сухом месте. Мы храним их на чердаке. Цикламен я обычно так и оставляла в горшке и он цвел на другой год. А не знаю правильно ли это. Твои ландышки я высадила в сад, но не знаю, что выйдет. Так холодно, а держать их в корзиночке уже нельзя было. Корешкам пора было уж высадиться. Погода катастрофальна {Катастрофическая (от нем. katastrophal).} для сельского хозяйства: холодный суховей! Ничто не растет. Скоту взять нечего. Наши коровы все еще не согнаны, а доедают пока что остатки сена и законсервированной травы. У других же, у кого запасы кончились, -- коченеют на пустых полях. Ужас, если так пойдет и дальше!
   Продолжаю в 10 ч. вечера... Пошел дождичек. Чуть-чуть, но м. б. разойдется. Не разошелся, 2-го мая, сегодня -- солнце! {Предложение приписано позже.} Мама массу работает в огороде. Увлекается, любит это. Мы с ней много занимаемся(лись) и садом. А твои ландышки растут? Как мило это все у тебя! Ванёк, прочитала написанное, и стало мне как-то не по себе: не надо мне было писать так о своих "подчувствах"? Прости мне! Мне так все, все хочется тебе рассказать! А я твоих люблю тоже очень. Я молюсь всегда о них.
   Ванюрочка, м. б. я слишком много живу в снах и предчувствиях. Тот сон с Пречистой я не приняла за знак иноческого чина. Я даже не подумала о таком значении. Мне думалось другое: м. б. обратное, чем для той сухой смоковницы?!
   Но я ничего уверенно не думала. Я не знаю значения слова "Елизавета". Ванёк, мой, мне очень хочется для тебя и писать и рисовать. Но я, не ломаясь, скажу тебе честно, что у меня ни разу не было чувства, что у меня что-то выйдет. И потому я живопись бросила, а писать не соберусь. Ты понимаешь? Я тебе признаюсь: я уже начинала писать, еще до тебя. И бросила. Мне тоскливо было читать свою бездарь. Я, право, не ломаюсь, а говорю то, что есть. Но я теперь, в радость тебе буду пробовать. А ты -- ты суди! Ты все должен знать во мне без прикрас! Сегодня мама читала-перечитывала "Няню", -- мы опять и опять в восторге. И я слушала и думала: "ну разве можно хоть похоже на это создать?!" Я себя чувствую такой мизерной по сравнению с тобой! Тебе бы служить хотела!.. Ах, Ванёк, сегодня так красиво было: на фоне тучи, свинцово-синей чуть-чуть распускающиеся сливы и ярко-зеленая трава под ними вся в солнце с противной стороны от тучи. Хотелось "схватить". Но вижу: в хозяйстве будет мало времени. Поправлюсь, и надо стать хозяйкой... "Марфой"! Хуже Марфы! Мешает, тычется кошечка. Она собирается стать мамашей. И нрав ее даже изменился. Вся ластится, ищет ласки. Она удивительная. Мы с мамой любим ее, как дочку, -- она, ночью, когда хочет впрыгнуть на кровать, то сначала курлыкнет-спросит, нежно-нежно, и если ей мама ответит: "ну иди, киса", -- то и вскочит. Не терпит конкуренции и, если котишка на ее месте, то и уйдет, ревнует. Впрочем теперь она его вообще избегает и даже лапкой ударит, если тот вздумает "ухаживать". А так очень нежны, -- по утрам целуются форменно, как люди, трутся мордочками и обнимаются лапками, только не смей котишка "ухаживать", тогда она озлится! Умора! У кролих обеих маленькие. Обычно нельзя рассказывать, но тебе-то можно. Позавчера у мамаши, а вчера у дочки. Лежат груды пуха и ничего не видно. Господи, до чего же все мудро!
   Ваня, я читала Сургучева...303 ты его ценишь? Или нет? Мне он очень не нравится. Все ищет себя-то выказать. А и нечем! И кому интересны его расписывания... Ты маме сделал приписку о Вал. Гор.304 Ты не читал его? Но разве ты не читаешь то, что он пишет? Ответь! Он так мерзко иногда проявляется! Жаль его, если он несчастен, но все же... Получил ли ты мою цветную обложку для "Куликова поля"?305 И не очень ли разочарован? И "портрет"?
   Получил ли также и письмо мое, где я писала об оптимуме моего профессора?306 Мне интересно. Почему ты перестал писать на Сережу? Ему же не трудно! С. тебя очень любит! Опиши мне как ты провел Пасху. И как твой друг Серов! Благодарю его за советы мне. Он очень мил! Привет ему! Рада была бы с ним лично познакомится. Вообще со всеми и всем, кто тебя любит. Ванюша, получил ли ты мое письмо из клиники, с пасхальным яичком, нарисованным губным карандашом? И еще одно письмо с разными цветиками. Или они выпали? Я тебе много из клиники писала, давала сестрам (иногда и чужим, т. к. моя бывала свободна). Дошли ли? Посылаю тебе сегодня наш такой знакомый герань, лапкой, -- знаешь? Он у меня цветет буйно. Я за все время эмиграции нигде такого, нашего, не видала, а этот в Wickenburgh'e нашла и отсадила, "уворовала". Чудно пахнет! Ванюша, я вся ухожу, растворяюсь как-бы в этом чудесном весеннем... И каждой тучкой, каждой веточкой, каждым цветочком приникаю к тебе, обнимаю... слышишь ли? Ванечка, я поправляюсь!! Оля
   [На полях:] 2.V.42 Я вся полна тобой. Невыразимо, несказанно. Какое счастье знать, что ты есть там, хоть и вдалеке, -- и что ты любишь меня! Ваня, мы должны же увидеться! Я впервые ощущаю радость жизни, и впервые начинаю не бояться (кажется так) смерти, ибо _т_а_м_ -- мы неразлучны будем!
   Душа моя! Будь радостен! Твори, Ваня! "Пути" ждут тебя! Твоя Оля
   Мне кажется, что Лукины другого склада люди. Думаю, что они на некоторые вещи совершенно иначе смотрят, чем ты, -- потому не будь очень доверчив. Конечно, если это так! Я не знаю.
  

140

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   4.V.42
   {В оригинале описка: 4.IV.42.}
   Девочка моя дорогая, светленькая Олюша, спешу сказать: едут к тебе мои "пасхалики", -- три, христосуюсь с тобой за _т_р_и_ Св. Дня любви нашей: на Пасху 1940 г. (уже привязался к тебе!), на -- Пасху 41 (почти _в_з_я_т_ы_й!) и 42 -- весь твой. Поцелуй их -- меня. И еще -- если не отберет французская таможня -- "фиалочка" Гэрлен. Повезет завтра m-me Boudo, сестра караимочки "Roussel", -- писал я как-то! Думаю, что приедут раньше этой открытки. Сегодня 2 твоих чудесных письма -- ах, какая же нежная, чудесная девочка, когда сердечко твое покойно! Спасибо, целую. Благодарю за автопортрет, но личико у тебя тут вышло жестковато, ты -- сама -- прелесть-свет, в натуре, я это _в_и_ж_у_ по твоему фото. Глаза почти не твои, -- холодны. О, я тебя так _з_н_а_ю! Ольгунка, как хочу, чтобы ты со мной была, _в_с_е_г_д_а! Мой "вечер" -- кажется, 7.VI307, в 4 ч. дня. Вспомнил. А потом -- буду хлопотать о поездке. Болей почти нет. И были-то -- отраженные. Целую глазки. Твой Ваня
   [На полях:] Оль, жду обложку в красках! Будь здорова, не смей работать, ты скоро будешь вполне здоровой, сильной.
   Я помню день _т_в_о_е_г_о_ рождения -- 9.VI!!!
  

141

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   9.V.42
   Ваня мой родной, горячо, нежно любимый мой Ванюшечка! Солнышко родное, ангел светлый мой! Я недостойна писать тебе даже, недостойна ждать, надеяться получить твои письма!
   Ваня мой, прости меня! Письмо твое от 30-го -- 1-го... меня так и обрадовало, и опечалило. Я сама негодная готова себя избить! Почему не удержалась? Не дотерпела до твоего письма. Настроила страхов!? Вань, мне так больно от слов твоих: "что же я лгун, пошляк?" Ваня, не смей такого и в форме вопроса говорить о себе! Не смей! Я бы убила себя за то, что тебя довела до этого! Ванечка, я презираю себя. Я самым дорогим клянусь тебе, что если говорю тебе: "я наскучила тебе", то не твое легкомыслие в отношении меня чувствую, но только и только себя надоедной, скучной, нудной вижу. Я вечно боюсь, что твое очарование, твое воображаемое боготворение -- пройдет. Ты неминуемо по-моему должен разочароваться, т.к. я не такая! Ничего я не могу с собой поделать, если так чувствую!
   Не желание тебя _о_б_и_д_е_т_ь, но сознание своей ничтожности! Пойми, Ванёк! И прости, прости, радость моя!
   Я не буду больше так! Умоляю тебя, Ваня! Нет, я никогда не "испытываю твоих чувств". Никогда! И больше всего страшусь боль тебе причинить. А ты думаешь, будто я тебя нарочно так! Я знаю, что я виновата, -- ты можешь так сказать, но, Ванюшенька, это не так! Клянусь тебе!
   Если бы ты был со мной, то поверил бы! Ванюрочка мой, ангел мой, только не разлюби меня, не оттолкни! Мне иногда кажется, что ты не простишь мне, что я тебя утрачиваю... Ужасно. Ванечка, прости! Умоляю тебя!
   Прости! Не перестану просить, пока не "отпустишь".
   "Не терзай, не будь жестока!" Говоришь ты... Господи, счастье мое, неужели я тебя терзать хочу?! Я не писала о здоровье, т. к. может быть ничего нового не было. И потом, я боюсь, боялась тебе наскучить вечными разговорами о болезни. Тогда у меня была легкая Temperatur {Температура (нем.).}, доктор думал что легкое воспаление пузыря от катетера.
   Но все прошло. Я давно молодцом. Только слаба. Вчера у Фаси была, но очень устала. М. б., (заветно мечтаю!) завтра к обедне в Амстердам! М. б. услышу "Христос Воскресе"! Если бы! Ванёк бесценный мой, я угнетена твоей "язвой". У тебя боли! А ты обманул меня 29-го, ты написал, что давно не болела. А 30-го говоришь, что "последние дни боли ночью"! Мне это хуже всего! И м. б. я еще испортила?! Готова разбить себя о камни! Ваня, напиши подробно! Ванёк, спроси Серова! Я сегодня же звонила своему доктору с просьбой достать тебе bismut hypo-nitrat (это то, что тебе надо?). М. б. достанет. Когда будет у нас Л[укин]? Я попрошу его взять! Умолю. И еще я тебе давно делаю маленькую штуку... м. б. понравится тебе. На смену "грелочки", для лета.., русскую рубашку вышиваю, ее ты можешь носить как пижаму ночью, или, если хочешь, в жару и утром, или днем, когда работаешь. Она выходит приятная. Холодит шелком. Не надоест, думаю, и вышивка (я ее частью сама составила), негрубая, однотонная, тоже не надоедная. Хочешь? Сама бы ее тебе надела, обняла бы тебя в ней! Есть у тебя небось уже?
   Ну, это от меня пускай будет! Как вот только перешлю?? Хотела сюрпризом, но не утерпела, Бог знает когда дойдет... Я ее давно шью. Каждый крестик -- ласка тебе, т. к. в каждый из них я любовь мою "вшиваю"... Это все -- капельки из сердца моего к тебе! Так и знай! Каждый день шью и вечно с тобой! Я люблю тебя... глубоко и очень, очень. И я влюблена в тебя... трепетно и так весенне-юно! Ваня, никогда не думай, что одинок ты, -- я ведь так же одинока!! Поверь же мне! Никогда я не думала, что ты легкомысленен, когда писала "увлекающийся". И я не сказала "кем-то" только, но и "чем". Я знаю, какой ты. И я чувствую себя такой мелкой, что все время боюсь, что ты такую не станешь любить. Потому только и боюсь. Пойми! Ванечка, мой бесценный! Пишу перебоями: сейчас еду в Amsterdam -- сижу на вокзале. Ах, Вань, как мне мучительно знать, что тебе не так живется, как надо. Ужас это -- беганье за 1/4 л молока... русскому великому писателю. И какая же горечь мне, что ничего, ничего-то не могу я тебе сделать. Послушай, дружок, если тебе хоть как-нибудь можно приехать, то устрой это! Я вылечу тебе "язву", хоть на время. У меня все есть! Я бы с такой любовью за тобой ходила! Моему котишке лучше, чем тебе: ему не надо ходить за молоком. И какое (!) получает! Никаких цветных капуст и фасолей! Я нашла бы для тебя чудную диету! Ванёк, я не ною, но если можно, то приедь! Ванёк мой, я узнала, что у нас есть этот нужный тебе alkali (да?) -- bismut-hypo-nitrat. Только надо рецепт. Будь добр, скорей пришли мне эту формулу, от Серова. А я дам моему доктору переписать и куплю. Очень, очень трудно уже его найти, но в 2-х аптеках еще есть. Но они спрашивают рецепт и точно соединение, т. к. будто надо осторожно принимать, спрашиваю от какой болезни, говорят, что не безопасно. Заставь же Серова дать этот рецепт! Умоляю! Скорее, а то пропадет пожалуй! Об этом возмутительном "вознаграждении" С[ергея] М[ихеевича] в 500 фр. могу составить точное представление. То же самое было с нашим "кавказцем". Он -- первоклассный врач (у него двери ломятся теперь от пациентов), с местным дипломом даже, а т. к. "бесправный", то шеф его, как "главного врача" пригвоздил к клинике день и ночь за 50 марок! Представляешь? Он тогда стеснялся мне это сказать и плёл что-то. Его друг, возмущенный такой эксплуатацией, сказал шефу, что это обидная плата. На что тот сказал в переводе на наш язык: "для этого нищего, глотателя голодной слюны и этого достаточно!"
   Ах, еще целая страница! Ну подумай! Каково! Этот "глотатель" не смел даже воскресенья для себя иметь. Не смел курить в комнате, т. к. это все в клинике. Не мудрено, м. б., что у него и на меня срывалось. Ну, а со мной как было? Так же! Еще гаже, м. б. Но, Бог с ними! Для меня эта пора была хорошим жизненным уроком. Я научилась и работать! Ну, мое золото, кончаю, т. к. скоро поезд, а я хочу скорее, скорее отправить, чтобы ты смог скорее спросить Серова. Жду! Заказала держать для меня, но не обещали, т. к. это последние запасы и больше не будет.
   Целую крепко, жарко, нежно... люблю, моего Ваню! Пиши о здоровье! Молюсь!
   Оля
  

142

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   14.V.42, русское 1 мая!
   2--4 ч. дня
   Здравствуй, родная моя птичка, ласковая моя, нежная моя голубка!
   Ну, какое же хорошее твое письмо! Давно не получал такого, -- верю теперь, что ты начинаешь опять быть Олей, Олюшей, Ольгушкой славной. Ах, ты, моя расчудесная! Ну, наконец-то веришь, что Ваня твой, весь и до конца -- твой. Ну, дай мне глазки, добрые, любящие глазки -- сказки. Верю, что ты начинаешь набираться сил и веры в себя. И чтобы никогда-никогда не слышать мне твое истерзанное, рожденное болезнью, -- "бездарная я, ничто я, маленькая я..." Ах, ты, упрямая гордячка! Тебе ма-ло, чем наградил тебя Господь?! Постыдись. Ну, будто скряга-богач: чем богаче -- тем больше скаред, -- "еще, еще"!.. Мало тебе, что я всю твою богатую душу показал тебе, до всего в ней дорылся--дощупался, все обцеловал-опел, всему поклонился, перед всем чудесным твоим склонился. Ма-ло?! "Честь..." -- российского -- "тавра"!308 Ну, кобылица молодая... когда же ты перестанешь ноги в воздух метать? когда покоришься, смиришься? когда направишься "в мерный круг"?! Все готово в тебе -- и ум, и сердце, и глаз, и ушко тончайшее, и чуткость-мера, и вдохновенье, и вглубь духовное гляденье... все, как редко у кого -- избранных! Поверь мне хоть, ведь стоит же, хоть чего-нибудь, и чуткость моя, и опыт?! Не считай же меня за... шарлатана, лестью влекущего, пьянящего, чтобы вскружить головку! Твоя головка не из таких, и я не из таких, что кружат... -- я из таких, что... хоть и слабо, да... Богу служат! Веришь? Ну, давай обниму... так обниму... как никто никогда не обнимал тебя... так на ушко тебе шепну... такое -- никто не шептал такого. О, женка моя, любимая моя, бесценная... духовно женка ты мне, и сестренка младшенькая моя, и вся -- любовь-девочка-прелестка, полная всех даров, и любви, и неги, и нежности-ласки... и сердца бессмертного! Ну, дай... ти-хости твоей, кротости, покорности Той Воле, что давно призвала тебя -- служить Ей. Начни же свое служенье, выпрямись, гордая моя царевна, обернись же русской жемчужиной, достойная! Нет больше слов у меня -- уверять, доказывать, просить, ободрять, молить. Терпение мое на исходе... отойду, забуду, все силы соберу, чтобы забыть... если не позабудешь, если не сбросишь с себя -- гордыню ли... робость ли... -- не разберусь. Ну, перекрестись -- пиши "Лик" свой... жду, жду... Если бы ты была со мной, здесь!.. Ты приняла бы такой заряд любви, страсти... отдачи всего меня тебе, дару твоему... силе твоей... что, знаю, -- ушла бы с головой в творческое... во всякое... -- и... в земное, и в душевное-духовное! Ах, какие бы "детки" родились у тебя..! -- Ну, Олёк... благословляю тебя, твори. И мы -- сойдемся. Меня, такого... жизнью измученного, годами... трудами... "видно, что битая посуда"...309 -- помнишь нянькино слово-то? -- такого -- ты не можешь полюбить, как женщина... но ты другого любишь -- и полюбишь... внутреннего Ваню твоего... нежного, верного, чуткого, -- весь-ласка... правда? -- вот такого -- любишь? полюбишь? обманешь себя? сумеешь?.. глазки закроешь и обманешь, но силу любви испытаешь -- и поверишь, что я -- _т_в_о_й, что меня можно любить и -- женщине! _З_н_а_ю, что да, да, да, да. И поразишься, как еще можно -- мне! -- и так сильно любить, и так гореть, и так _т_в_о_р_и_т_ь! Вот сейчас... я -- пожар, весь в пылании... к тебе, ко всему в тебе... я тебя слышу... я тебя вижу... впиваю тебя, пью тебя, сжигаю. Что еще за безумие во мне, откуда? Прости мне, Оля, эти кипенья, взрывы...
   Ты победила здесь всех... -- кто ни взглянет на твою "Лавру в туманце", -- пленен, очарован... заворожен талантищем... нет, _с_е_р_д_ц_е_м, душой твоею, -- она так и поет в этих сияниях святости нашей... в этом "очаровании троицком"! Без исключений..! Милые женщины... которые меня любят... -- ну, как писателя! -- склоняются, покорены... восторгаются... поверь же, что за книги мои, а не меня, меня, внешнего, нельзя полюбить. Это -- духовные чувства! Моя милая караимочка (она очень ласкова и облегчает мне бытовую жизнь, ища случая угостить обедом, -- ценит мою беседу, ловит слово! -- и я всегда вежливо-внимателен! -- ну, вспыхни, закинься! -- изумлена-заворожена... -- она-то отлично -- умная! -- понимает, -- подозреваю! -- _к_т_о_ ты для меня... -- и она, и другая, бывшая старо-верка-владимирка-ковровка310, -- красотой не блещет, и глаза у нее малые, не то, что у этой крымчачки... -- приятно-скуластая крымчачка эта, а я совершенно безразличен, -- во-первых потому, что "нет, уж занято здесь место" -- помнишь, м. б. из водевиля "Ворона в павлиньих перьях"?311 -- а я не из прохвостов! -- а во-вторых -- она -- жена милого крымчака312, который так ко мне расположен... -- как и она! -- что... -- "вы, сударь, холод,.. сударь -- лед..!"313 Кстати, они теперь будут рассовывать билеты на мое "чтение"... -- одобряешь? Без дам не бывает "вечеров", особенно ныне, когда ни афиш, ни газет наших... -- и они их заменяют... -- теперь, ведь, не до чтений, а как бы достать масла, хлеба, всякого едова! -- Ну, словом, ты всех покорила. Поверишь ли хоть теперь в себя? Расцеловал твою гераньку-лапку. Перемучился я тобой, твоею истерзанностью, _з_н_а_я_ даже, что ты _д_о_л_ж_н_а_ быть здорова. И -- поболел. Боли прошли, и были не от проснувшейся моей язвы, а... надо было несколько исправить преходящий нехваток чего-то у печенки... -- ну, ты понимаешь, медичка-умница... и Серов дал мне такое чудесное средство... что... -- чудеса! Сразу же ночные боли, тянущие, -- не в печени, а в "тракте"... рукой сняло! Сам виноват, нарушил безумно всякую диету, наелся са-ла говяжьего, сырого! Временно -- не было у меня масла... -- теперь вдоволь! -- и такой аппетит... -- что селюкрин-то творит! -- тебя бы съел! Дай "кала-чика-а... Олюша-а..."!
   Нет, детка... нет Сережечки _з_д_е_с_ь... но это он сам, дух его напомнить мне тебе о нем тебя заставил! Временами... ты _в_с_е_ - закрываешь во мне. Теперь я молюсь о нем, думаю... плакал вчера, читая твое письмо. Милые мои -- хранят меня, знаю. И -- любят тебя. Они же, знаю, послали тебя мне! Чтобы твоя нежность не покидала меня. Они, ласковые-ласковые... знают, как мне нужна ласка... -- как я одинок был, как томился... -- и ты явилась! Они и тебя хранят. Ольга, перестань видеть сны, толковать, страшиться. Они -- нет, не они, а ты сама ими себя изводишь. Это -- безумие. Всякую чепуху наворачиваешь себе. Бывают сны... -- редко -- вещие... а у тебя больше спутанность больных грез. Молись и предай себя Пречистой, Господу. Читай всегда: "Господь мя пасет, и никтоже мя лишит!" И будь спокойна. Я счастлив, что ты выздоравливаешь, я чувствую по письму. Но не смей заниматься хозяйством! Не добивай -- себя. Не делай резких движений, не носи тяжестей, не тянись, -- лежи и лежи, будь лентяйкой, думай о "Лике", ну, -- и обо мне чуть хоть... Да, я знаю: что бы ты ни наворачивала себе, суедумка... ты всегда отныне "моя Оля". Как и я -- _т_в_о_й, и -- только твой. Только ведь ты знаешь мою _д_у_ш_у! Да, селюкрин творит силы в тебе, и я рад. Принимай, что велит Серов. Ты расцветаешь. Но помни: храни себя от гриппа! принимай в свое время антигриппаль! По-мни! Будь петушком и слушайся меня -- котика, -- помнишь сказочку Ушинского?314 "Завтра я далеко уйду, не выглядывай в окошко... придет лиса..." По-мни, глупышка -- мышка моя, ласточка, киночка... -- о, как хочу тебя... всю! всю, всю... "калачик милый, горячий, мягкий..." дай же хоть кусочек... Ольга, если бы ты была со мной... как бы мы гуляли по Парижу! все бы тебе показывал... тебя бы показывал... -- худышку, упрямку... мнитку... -- знаешь, милка... вечерами я усаживал бы тебя в глубокое кресло, и... ну, у меня мутится в голове... -- я тебе ножки целовал бы... о... прости... я тебя волную... но я и сам вне себя... -- и из этого ты можешь заключить, насколько, слава Богу, я здоров... -- разве больному пошло бы в голову такое?! я-то знаю себя... О, моя рыбка золотенькая... я чувствую, какая ты можешь быть, когда... любишь! Ведь ты же бе-зумица, безоглядка, вся -- отдающаяся... _в_с_я... несравненная... безумная... Потому что ты вся -- творчество, вся -- в страстях-чувствах... чрезмерная богатством воображения и... безумства. Ты -- гениальна во всем... клянусь тебе -- я знаю.
   Эти дни я был в тревоге: Ивик заболел -- несколько дней температура -- 40! Сейчас сообщила племянница: слава Богу... от молока... м. б. ящур..? Температура спала. Я его навещал в воскресенье. Лежит, -- уже лучше было -- и невеста над ним... -- я их подбодрил. А у него 25-го ответственный конкурсный экзамен в самую трудную из высших школ -- Эколь Нормаль Сюпер -- по чистой математике! И еще -- в другой цикл высших политехнических школ... куда попадет? А после экзамена -- решали -- венчаться! Ольга! Неужели случится -- или -- неужели _н_е_ случится..?! -- что мы..? Олюшенька, как бы я с тобой России поклонился, всей, повсюду! Вчера я видел... твой Углич... картины Горбатова315... Псков... Великий Устюг... Нет, ты мне о желатине не писала. И я не знаю "оптимистического письма" профессора Капеллы!316 Сообщи. Я все, кажется, твои письма из клиники получил. Не живи снами! Да они скоро и пройдут, увидишь. Не надумывай перед сном ничего, а говори себе: все хорошо, Господь мя пасет, меня любит мой В., и мы увидимся. И охота тебе читать С[ургучева]! Это же -- _п_у_с_т_о_й. Ничего _с_в_о_е_г_о. Срединка. Не отнимай же времени у себя. Или мало тебе Пушкина!!? Его надо веч-но читать! Себя не навязываю, ты его -- меня -- знаешь, -- и будя. Да, чудно... вчера одна женщина, -- из левого толка -- значит, не из моих, -- говорит: -- "все, решительно все говорят, что Б[унин] получил Нобелевскую премию _н_е_з_а_с_л_у_ж_е_н_н_о: получить должен был... -- ну, ты знаешь -- _к_т_о. Ну, вот, -- уши мне протрубили. А я думаю: а вы то где же _р_а_н_ь_ш_е_ были? а почему _в_а_ш_а_ газета де-сять лет избегала поминать даже имя "достойного"?317 Ну, Бог с ими. Да, да... "обратное, чем для той сухой смоковницы"!318 Да. И я бы тебе это доказал. Я тебе писал значение слова "Елизавета": "чтущая Бога". Так тебе и сказала Она. Но и еще: ты... _з_а_ч_н_е_ш_ь... М. б. -- в смысле "творческого". Я бы хотел -- для себя -- в обоих смыслах. Ну, будь же киской. Чудесно о киске ты. Вот так именно и надо _в_с_е_ писать, не думая, что кто-то будет читать, и что надо-- "получше". Берегись этого "получше", когда пишешь. Когда на-пишешь... вот тогда и будешь -- пра-вить. Помни, милка... ну, как я тебя... люблю! Не думай -- выйдет или не выйдет, когда пишешь... -- это страшно связывает... плюнь на это, а... раскрывайся, сердце показывай... вычерпывайся. Ольга, я чувствую, что сейчас ты -- _м_о_я_... думаешь... зовешь... я весь в трепете, я рвусь к тебе. Буду писать на Сережу, -- м. б. тебя опять стесняет, что я заказное на тебя? Ладно. Ах, как-нибудь, расскажу про "флер д'оранж" {"Цветок апельсина" (фр.).}, как я "соблазнился" цветком... -- сейчас я ищу в Париже горшочек привитого апельсина, лимона, или померанца. Мне достанут Пастаки319 -- они в большом садоводстве, химики. -- Это товарищи моего Сережечки, мои молодые -- 45 л.! -- друзья. Я дрожу от запаха "флер д'оранжу"! -- до того люблю... Ах, если бы ты видала меня -- 3-леткой! Жалею, не взял с собой карточки из Москвы. Хорош же был! Важно сижу в кресле бархатном, ручка на ручке кресла, и лицо... -- ну, вдумчиво-вдумчивое... чу-дно! -- будто уже тогда -- _в_а_ж_н_ы_й. То-то отец меня "капитаном" называл! А глаза..! а губки... губенки... пухлые... и "ротик... как у карасика". Все любовались. Я был не сухощавый, как всю жизнь, а пухленький, и ножонки были толстые. Снят в башмачках на пуговках, и в белых чулках... колбаски-ножки. Но... до чего же -- серьезен! И столько самого чистого... такого глубоко-младенческого... -- ты бы влюбилась в "капитана". Пасху провел смутно, но потом отошел. Чего ты хочешь, -- а ты еще на меня напала! -- когда ты вся в страдании была... -- ну, я и со-страдал. Прошло -- и теперь я сам словно выздоровел... и хочу жить, хочу моей Олюши... тереться щекой о щечку... прильнуть... и -- молчать -- _ж_и_т_ь_ тобой. Растворяйся в весеннем, пей солнце, вливай в себя жизнь... радуйся... Я знаю _э_т_о: после болезни -- все обновляется, и Божий мир -- новый, _ж_и_в_о_й. Я же сказал _в_с_е_ -- в "Истории любовной". Найди _т_а_к_о_е... у кого?! Нет ни у кого. Ибо это было _в_о_ _м_н_е_ _с_а_м_о_м... хоть и _в_с_е_ это знавали. Теперь, читаю, "вспоминаю" и радуюсь. Целую всю -- и "калачиком" когда. Оля, я не могу без тебя. Олюша, будь радостная, ешь, больше, больше салата! Это же кровь.
   [На полях:] Твой Ванюрка
   Есть хочу... Питаюсь хорошо. У меня сегодня салат и -- овсянка, яйцо, варенье, молоко, масло. Завтра -- мясо. В 6 часов -- на концерт -- поет Мозжухин320 -- баритон -- "концерты нужды". Олюшка, я... тебя... о-чень... так... вот так! -- как дети.
   Тут капля моей "Сирени", не Гэрлэн!
   Твои духи -- "Сирень" Гэрлэн -- ждут оказии. А бананы -- _к_т_о_ отвезет? И чернослив. А печенье -- я съел, увы, и в нем был мой портрет.
   Что ты за скаред? все еще bonbons au miel? {Медовые конфеты (фр.).} и -- шоколад [ешь]? Ай, ты ска-ред! Давно должна была съесть!
   Сейчас так играет сердце! Должно быть ты получила мои пасхальные яички. И ты Светла. Красиво, правда? Пусть это будет -- все эти дни -- наша _н_о_в_а_я_ Пасха! _Н_а_ш_а. Оля, Христос Воскресе! _M_и - _л_а_я..!
   Олька, за 40 г. Христос Воскресе -- с вербочками, за 41 -- с пасхой, за 42 -- с храмиком. А надо бы тебе еще -- за 42-й с... вербой-розгой! При-шлю! -- если опять начнешь _н_а_в_о_р_а_ч_и_в_а_т_ь! Я грежу этими пасхаликами! И скучно без них. Но они у тебя -- значит -- и у меня.
   Оля-Оля! Как вспомнишь, сколько ты сил отдала на "трепыханья", на укоры и на муки свои за зиму! Это все должно было уйти на творчество!
   А я... чем я погрешил?! Я же спохватился... и молил! Ну, этого не должно быть больше. Как я тебя жалел! Молю тебя. Целую. Твой, твой Ваня
   [Приписка:] Прошу г. цензора простить мне этот добавок к положенным 4 стр. письма, но это изречение из книги немецкого автора ("По Индии" -- Вальдемара Бонзельса)321.
   Оля, вот одно из самых ясных, по-моему, определений "таинственного". Правда?
   "Мистическое -- не мрак, не неясность и не грозная фантастика непонятных или таинственных явлений: мистическое, в глубинном значении этого слова, есть лишь достоверность _в_е_ч_н_ы_х_ истин по ту сторону нашего познания" (стр. 58. -- "По Индии", Вальдемар Бонзельс).
   Твой Ваня
  

143

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   15.V.42
   Олюша, прости мне оба письма, от 14-го и 15-го322, они внутренней _с_и_л_о_й, моим бунтованием могут волновать тебя, а это тебе _п_о_к_а, до полного выздоровления, -- м. б. вредно. Я не сдержал себя, я так ярко чувствую тебя, и _т_а_к_ _в_и_ж_у... -- прости, птичка.
   Помолись, -- и все пылкое отойдет. Этот "сухой огонь"... -- надо его мне в себе гасить... -- и так это трудно. Нет, я жду, жду твоих жгучих, твоих зовущих писем -- всей твоей открытости. Хоть это дай мне! Твой Ваня
   Сколько буйного нашептал бы тебе, но это невозможно в письме! из _э_т_о_г_о_ ты видишь, что я здоров. И -- ты, да?..
  

144

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   16.V.42
   На твое письмо -- 7--8.V323, роднушка-Олюша, -- в нем и тоска, и радость, и отчаяние. И все это -- и во мне, и так мне все понятно. Но нет отчаяния. Верь, Олёк: не только, даст Бог, увидимся, -- и м. б. очень скоро! -- но, я надеюсь, и жизни сольем в одну, и будем вместе. Иначе не мыслю. Молюсь о чистом счастье с тобой. Молюсь. Молись и ты, голубка. Такой близости душевной, как у нас с тобой, такого понимания друг друга, такого проникновения друг в друга я не знал, не знаю... -- теперь _з_н_а_ю, познал. Я живу только этим -- надеждой на жизнь с тобой! Оля, ты пишешь: только увидеться, я не буду тебе обузой... и проч. Ты и сама этому не веришь: ты знаешь, не можешь не чувствовать, что только ты для меня -- свет и счастье. И нет высшей радости, как -- ты со мной -- и -- навсегда! Ты это знаешь, сердце твое не может _н_е_ _с_л_ы_ш_а_т_ь_ этого. Я тебя всегда чувствую, -- Ты -- это я, и я -- это ты. Какая радость так любить, так понять, так быть взятым! Нареченная моя! Неизреченная! Невеста моя, жена моя! Будь же _т_и_х_а, молитвенно-покойна. Ты во мне всегда. Твой Ваня
   Не томись. Жалей себя хотя бы ради меня.
   11 ч. вечера Я слышу тебя, молюсь с тобой, за нас, за _в_с_е. О, какие нашел слова моей молитвы о нас!
  

145

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

Среда, 20.V.42

   Ванюша, родной мой, и сегодня ничего от тебя нет. Я очень тревожусь. Здоров ли ты? Еду сама в Утрехт сейчас и отправлю заказным тебе, чтобы скорее получил. Умоляю тебя, хоть 2 слова пиши о здоровье, если тебе трудно писать. Сознание того, что ты м. б. с собой в разладе, что ты не радостен, меня терзает. Не знаю, что бы я могла сделать, чтобы согреть тебя. Порой отчаиваюсь я от своего этого бессилья. Ну что я значу тебе, если не в силах тебя ободрить!? Ванюша мой милый, солнышко мое, просияй же! улыбнись мне! Останься светлым! Напиши мне тотчас же и срочно, когда твой вечер точно и адрес зала! Мне хочется это знать!
   Не могу писать, -- так я взвинчена тревогой о тебе. Чудный день, солнце, цветет все! Радостно. А у меня сердце рвется на части: о тебе ничего не знаю.
   Вчера получила письмо от брата Арнольда324, тот, увидя меня (недели 2--3 тому), "ужаснулся" (видимо), что мой "вечный" румянец пропал. Я это слышала от других, кому он рассказывал. Вчера пишет, что он с Сережей на днях виделся и обо мне они решали, что бы мне такое к рождению придумать. И решили, что подарят мне поездку на отдых, дней 10, около Arnhem'a. Умоляют принять, "чтобы возвратить прежний вид и окрепнуть". Я не поеду. Никуда не поеду без тебя. Или, если поеду, то только посмотреть, где лучше тебя устроит.
   Между прочим, К[ес] пишет, что он уже справлялся об Hotel'ях и узнал, что нужно заранее условиться, т. к. в этом году все приморские курорты будут пустовать, а публика в эти края хлынула.
   Умоляю тебя: Ванюша, узнай когда тебя пустят! Тебе необходимо встряхнуться! Увидишь, что сам доволен будешь! Ну, впрочем, не хочу ныть, приставать, неволить. Желание мое, надежду, все, чем дышу я, -- ты знаешь! Не хочу подвергать тебя неприятному, не буду упрекать, если почему-то ты все-таки "не хочешь", не можешь. Я не неволю тебя ни в чем! Будь только радостен, Ваньчик! По себе знаю, как гнетет все в таком состоянии "опустошенности", и потому не пристаю. Но только тихонечко прошу, чтобы ты знал, что постоянно верю, хочу, жду свидания с тобой!
   Ванечек милый мой, обнимаю тебя нежно и ласково. Отдай мне тоску твою, коли она все еще с тобой! Дай сердечко твое послушать! Поцеловать тебя!
   Твоя Оля
   P. S. Я здорова и хочу ответить Кесу, что вид мой очень изменился с тех пор как он меня видел. Я хороню ем. Пополнела даже чуть-чуть. Иногда розовая. А когда возбуждена, то никто бы не сказал, что я болела, -- тогда я вся живая и румяная. Все делаю, чтобы исправиться и стать лучше. Все для тебя. Будь ты тоже "пай"!
   Ну, рассмейся же!
   P. P. S. У кошки 4 котенка, а наш котишка не при чем, -- все чужие! Два в нее, а два тигровые! Котишка "скучный".
   [На полях:] Прочти "Новое слово", No 5 (387) от 18 янв. 1942 г. "Возвращение троянского героя"325.
   Пиши!
   На яички любуюсь каждый день, -- они под образом на полочке у меня в комнатке.
  

146

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

22.V.42

{На конверте помета

И. С. Шмелева: чудесное.}

   Ваня, счастье мое! Радостное солнышко! Ванюшка, дорогулька! Сейчас оба письма твои, и мне, и на Сережу! А я так уж истомилась! Вчера дошла до того, что Серову написала! Мне это очень было трудно, зная, как он не любит письма! И плохо написалось. Ваня, откуда это берется, объясни Христа ради: вообразила я, что больше ничего от тебя не получу, что не любишь меня, что уходишь. Я так это ясно видела, что оплакивала даже свое счастье прошлогоднее, когда ты так _о_х_о_т_н_о_ мне писал. Я не сказала Серову об этих думах, но там есть фраза: "со мной не считайтесь". В расчете именно на то, если бы он знал, что ты меня больше не любишь. То я тебя больным видала! Ужасно! Ванька, не мучай меня караимочкой! Чего ты пишешь, что "да и кроме того ее муж ко мне прекрасно относится, а я не прохвост". Мне никогда не важны факты, но двигатель к фактам.
   Факт может и не совершиться, но важно то, что внутри. Чуть-чуть не написала "ужасных вещей", о том, что и как можно. Но ты же сам знаешь, что можно, даже в письмах... Я часто рассматриваю и события, и вещи именно "изнутри" и только так даю им оценку. Не всякое "благодеяние" -- благо. Важны побуждения к ним. Я знавала случаи, когда из желания "потопить" ненавистную соперницу (безразлично в чем), дамы "благотворили", о них трубили, восхваляли, а на самом деле это "благодеяние" было орудием зла. Но это не о дамах, которые для тебя стараются, не подумай. Это из моего прежнего опыта, в работе и т. д. Но эти "рацеи" не по поводу караимочки. А только "к слову". И утешаюсь другими словами твоими: "место занято". Пиши, что хочешь. Бранись, ревностью мучай, -- только не молчи! Умоляю, не молчи! Ты опять неделю не писал... Я не понимаю, как это можно. Я не вытерпела бы целую неделю... Я все время о тебе. И утром не сплю только потому, что жду почту! Ну, не упрекаю! Я тебя так же безумно люблю. Не нужно мне "закрывать глаза", "обманывать себя" и т. д. Молчи, глупый! Пойми, что я тебя знаю! Это ты меня не видел, а я-то тебя ведь знаю! Мне больно, что ты слова няньки приводишь! "Няня" о ком это говорит! Те люди действительно такие, а твоя жизнь для меня -- Страсти, я целую все ее удары тебе. Это великий Крестный путь, а не обшаркивание, как это бывает у многих! Неужели тебе это надо разжевывать?! Я тебя страшно люблю и счастлива была сегодня прочесть все то, что ты мне сказал, за что извинился, как за "волнующее". Я тебя вижу, осязаю, чувствую... Ты так мне дорог, близок... Не могу сказать больше, но ты поймешь! Да, я знаю, что ты обнимешь, как никто не обнял, никогда, что ты скажешь, чего я не слыхала! И я... жду тебя!
   Я люблю тебя именно такого, каким встретила. Люблю в тебе то, что выковалось жизнью. Как хотелось бы мне в Париж! Каким образом m-me Boudo получает визу? Да, ты показывал бы мне Париж, но меня показывать не стоит. Замухрышку! Но, слушай, я поправлюсь! А после твоих этих писем я совсем здорова! Я хочу жить, работать, писать, для тебя! Я очень хочу жить! Я пополнела даже! Я верну себе и краски! Хочу, чтобы ты меня розовенькой увидел. Я все еще не могу "калачиком", все еще полусидя. Это так неуютно. Ты получил кусочек калачика, розовенький? Или нет? Я послала, от поясочка.
   Да, чудное это -- "после ливня"! Я так люблю. Хочу пойти в "Wickenburgh" -- будто на свидание к своим, к тебе, грезам. Мне "Лик" уже почти дается! Я его буду писать очень просто, не с расчетом на публику, но для тебя. Потому я и медлила тебе о нем писать, чтобы новое рассказать, как незнакомое. Но я сумею! Я не буду думать, что это -- повесть или рассказ, а просто расскажу. Сегодня мне был жуткий сон: пустой зал, но я знаю, что там присутствует дьявол. Я видела голову, похожую на врубелевского "Демона"326 (сидящего) с пустыми светлыми глазами. И кто-то внутри меня сказал: "здесь ум, сердце и слезы". И я знала, что это дьявола. Меня сдавило тоской, пыталась я перекреститься. Проснулась. Стала молиться... Фантазия. Но страшно. И много чего еще, тоже удивительного, но не буду тебя томить снами. Я бы хотела спать без снов. Но нет ни единой ночи! Это моя вторая жизнь, и куда более интересная. Ой, что подумалось сейчас... Но лучше не скажу, а ты догадайся... м. б. догадаешься.
   Вчера родился жеребеночек -- мальчик (увы)! Чудесный! Как красиво! Ничего нет очаровательней этого благородного животного. Но моя лошадка, сердца моего лошадка -- это "Мери" и никакая другая!
   Ваня, боюсь словами вспугнуть мою надежду: ты пишешь, что м. б. приедешь! Господи, я боюсь верить! Я не выпущу тебя. Я обниму тебя и оставлю у себя долго-долго! Но мама и С. тебя тоже тянуть от меня будут. Сережа меня сколько раз спрашивал, почему я не умею тебя по-настоящему, настойчиво пригласить. "С коих пор ты все "приглашаешь"", -- говорит мне. И вот сейчас (он прямо обворожен Arnhem'ом), говорит: "Вот, знаешь, где бы И. С. отдохнуть!" Меня туда тащит тоже. Но я никуда не поеду, тебя буду ждать! Получил ли ты лекарство? Как жалко, что ничего другого не послала -- поздно узнала об оказии. Спасибо, что дамы для тебя стараются. Я нисколько не ревную, -- рада, что тебя любят. И мне нравится, что тебе нравится "модная" караимочка. Это все -- Жизнь... И ты -- Жизнь! Я сама могу "увлечься" красивой женщиной. Теперь давно не было нового объекта для восторгов. Фася чего-то уж слишком знакома, -- она слишком порой спортивна. Но -- милочка! Да, ты знаешь, я совсем не спортивна. Ты же любишь спортсменок. Я это заметила! "Катя"! Скажи, дружок, Серову, что я прошу его не беспокоить себя ответом мне, если он не любит писать. Я ни в коем случае не обижусь. Правда! В. Бонзельс у меня есть на немецком. "Indienfahrt", -- прочла! Согласна. Сургучева не читаю, а просматриваю лишь в газете327. Меня с него... мутит -- бездарь! Неужели ты думаешь, что мне такие писатели нравятся!? Письмо "оптимистическое профессора" -- не Капэллы, а И. А. Капелла, я думаю даже, еще не профессор. Кстати, дамочка та поправилась после операции чудесно. Мечтает завести еще дочку, но побаивается почки...
   [На полях:] Ну, Ванечек, кончать, видимо, надо... А так бы и не кончила никогда болтать с тобой! Сегодня радостный день -- солнце. Св. Николая!
   Напиши же мне все, все о твоем вечере! О, как завидую всем я! Пасхалики твои всегда вижу! Тебе скучно без них?! Они чудесны!! Целую... как горячо в... мыслях, и как же бледно это... на бумаге!
   Оля. Глупая твоя Оля
   Я боюсь нашей встречи, хоть жду ее трепетно, как жизни самой (!). Я боюсь, что я покажусь тебе провинциалкой, в сравнении с твоими парижанками... Я хуже, глупее, чем ты меня вообразил! Боюсь! И молю: приедь! Только и жду!
   Люблю стихи Лермонтова. Трепещу от его "Демона". Стихи -- лучше невозможно. А проза -- schwach! {Слабая (нем.).} Не люблю. Это только мое мнение.
   Поклон "Арине Родионовне!.. Как она?
   Пока, до тебя, стараюсь находить радость в природе. Наученная тобой же любить и "меканье телят" и блеяние ягняток!
   Сама сажала анютины глазки {К письму подшит засушенный цветок.}.
   Прочла твои приписочки рукой еще и еще. Плачу я. Нет, мне не нужно "закрывать глаза" и "обманывать себя". Я люблю тебя. Я жду тебя! Что ты сделал со мной?!
   Слеза моя здесь -- слеза любви и нежности, и страсти. Да!
  

147

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   26.V.42
   Олюночка моя Светлая, чудесные цветы от тебя, голубая (лиловая!) гортензия. В 6 веток, получил в канун Троицы. Не ждал. Что ты разоряешься на меня?! А я тебе и не послал! И мне досадно. Но я всегда с тобой весь, каждые минутки дней. Эти дни -- дожди, свежо. Дурное настроение, преходящее, -- полосами. До сего дня нет еще разрешения на чтение. Перенес на 21.VI -- 4 ч. дня. Я тебе писал. Сплю тревожно, мало. Но ты не думай, -- я пишу тебе _в_с_е_ о себе. Питаюсь хорошо. Читаю. Пишу мало, -- нет захвата. Все думы о родном. Птичка моя далекая, когда же тебя увижу? услышу? приникну к тебе?.. Ты единственный мне свет, Оля, -- с ужасом порой подумаю: что был бы я, не встреть тебя, твою душу, твое сердце?! Какой в душе свет от тебя! какая нежность!! Какая ты необычайная! -- радость жизни, небесный дар. Олюша, дай мне глазки, -- целую. С 20-го нет писем. Я писал тебе 15 -- три, 18 -- два, 22-го328. Душевная во мне усталость эти дни, -- пройдет, Бог даст. Пиши. Отдыхай, лечись. Не забывай Ваню. Нет, ты не забываешь, не забудешь! Скоро день твоего рождения. Да будет он светлым, светлый Господь да хранит тебя, моя бесценная. Благодарю за цветы -- это любовь твоя.
   Твой всегда Ваня
   О, милая, я так грущу!
  

148

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   27.V.42
   Дорогая моя Ольгунка, сейчас (утро) два твоих письма: от 18 и 20329. Детка светлая, выкинь из головки, что я _д_р_у_г_о_й! Господи! -- или ты все ищешь, чем бы терзаться?! Я -- весь, весь твой, Оля, я только тобой живу. За что мне прощать тебя?! Бог с тобой, -- я всегда о тебе, всегда -- с тобой. Я не писал тебе после 8-го по 15-ое -- должно быть писал, был занят, -- ждал твоих писем? Не помню. Но 15-го и дальше -- писал тебе так _н_е_ж_н_о, даже страстно, что смутился, -- боясь повредить твоему покою (относительному), твоему выздоровлению, и послал открытку -- "прости за такую страстность!" Как я счастлив, что моя птичка-Олька -- светла, радостна, здорова! Да, ты здорова!!! О, счастье мое! Я тебе _в_с_е_ сказал о творчестве, я тебе всю душу мою раскрыл. После вечера моего -- верь -- буду просить о поездке. Эти дни были боли... -- и я зная, что это от лекарства (Серова), вчера не принимал, и сегодня ночь -- вся спокойная, и сейчас не слышно болей. Это со мной бывало -- надо не нарушать режима. Сейчас должен ехать на завтрак -- с экранщиками. Очень звали еще вчера. Целую, милую, ласкаю.
   Твой Ваня
   Вечер должен быть 21, в 4 дня. 26, rue Tokio.
  

149

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.V.42

   Ванечка мой чудесный... Пишу очень коротко, т. к. спешу: а то ты долго ничего не получишь. Я эти дни все время, как редко, о тебе... Да, я вся с тобой! Твои письма дивные! Я на все отвечу, если только можно вообще человеческим языком ответить. Сейчас я буквально использую минуту до автобуса, -- мы едем с мамой к зубному врачу, -- она, бедняжка, очень страдает. Потом, кажется, о. Дионисий гостить сегодня на несколько дней приедет. Эти дни я замоталась; то поездка в Гаагу, то дома была, т. к. с поездкой все отстало.
   Сережа гостил, гулять ходили. А вечером меня валит в кровать. Я веду себя хорошо. Много ем и сплю. Будь доволен. И, смотри, приезжай! Мне очень хочется начать писать для тебя, но как все суетно! Как мало времени! Постараюсь. А ты как? Я сегодня же тебе писать буду -- постараюсь, уйду от о. Д[ионисия], если даже и приедет. Надеюсь, что мама не слишком будет мучиться.
   Целую тебя.
   Оля
  

150

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   2.VI.42
   7 ч. вечера
  
   Ольгунок милый, так и летит к тебе сердце. Все, все попытаюсь сделать, чтобы приехать, -- пусть не будет у тебя сомнений. Веришь? Ах, как хочу воздуху, и как одиноко мне! Прошу -- поезжай же отдохнуть, подыши в чудесном твоем Wickenburgh'e, где жила в грезах и полусне... -- теперь в светлой яви, зная, как ты дорога мне, как _ж_и_в_у_ тобой! Ми-лая, поезжай, оставь хозяйство, укрепись, оздоровись, вполне обновись, веря и надеясь, что ничто-ничто не омрачит сердца, душу. Золотая моя птичка, кинарка, кинка!.. Пой, мечтай, и "Лик" тебе удастся, и какую радость узнаешь! Я так весь -- к тебе, -- и знай, если не смогу быть с тобой, то это -- поверь -- будет зависеть не от моей воли! Я все сделаю, чтобы скорей свидеться. Верь Ване! Как чудесны твои гортензии! Целую, новорожденную, юную всегда! Твой Ваня
   Какое ласковое письмо твое, 22-го! Ну, _п_р_и_л_а_с_к_а_й.
  

151

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

2.VI.42

   Милый Ванюша.
   Прости, что эти дни тебе не писала. Объясню в конце письма почему. Спасибо тебе, дружок, за твои милые письма. Как я благодарна М-me Б[удо] за доставку висмута и как рада, что это то, что тебе помогает. М. б. еще достать? А то и тут, пожалуй, не найти будет. Глупо, что я не по-русски письмо написала А[нне] С[еменовне], но я не знала, кто они, твоя приятельницы. Ты мне писал, что ее сестра тебя в переводах немецких читает. Почему же? Разве она разучилась по-русски? Или я перепутала что? Очень мне досадно было, что я раньше не узнала о приезде А[нны] С[еменовны], а то бы и ее встретила, и тебе бы еще что-нибудь послала.
   "Арина Родионовна" тебе лепешки "на поденьи" пекла. Знаю! Очень вкусно. Бабушка дивно их делала. Из моего детского лексикона скажу тебе еще словечко: Причастие, например, я называла "с_л_а_т_о_к_а". Забавно? И очень любила причащаться. А Сережка завертывался в одеяло и "служил обедню". Нам попадало, но мы все-таки делали это. И еще любили очень в большой шкаф-гардероб садиться и представлять, что едем вокруг света. Брали с собой "подорожники", -- т. е. теплый ржаной хлеб кусочками, посыпанный сахарным песком и чуть смочив водой сахар. И называли "медовый пряник". Обожали. Когда я была в клинике, то просила сестру мне их делать. До сих пор люблю! Только черного-то хлеба нету!
   Я рада, что ты перенес чтение на 21-ое. И очень рада твоему выбору вещей330. А что из "Няни"? Я не знаю всего твоего "нового "Лета Господня"331. Ты не написал мне, что пишешь его, только писал, что думаешь его "завершить". Я чуть огорчена! Почему не сказал? И что написал еще? Я очень люблю твоего "Орла". Счастлива, что его читаешь! Когда будешь его читать, то знай, что моя вся душа с тобой. Особенно! Я и во всем с тобой в духе, но тут особенно! И ты услышишь мои аплодисменты. Как удивило меня, что Алексей и Марина у тебя! Как это возможно!? Бедная М[арина], что же с ней такое? Отчего больна? Ванечка, я тебя сразу "огорошивать" не хотела, но... я ведь опять лежу. Не пугайся, на этот раз не сильно, но опять была кровь. Сперва в пятницу (29-го) показалась алая, свежая, но не так много, ну, -- 1--2 столовые ложки. Я полежала день. Ничего больше не было. В субботу я утром увидала остатки совсем старой, коричневой крови (так всегда бывает, в конце) и все прошло. Я встала в воскресенье. И все было хорошо. Я тебе и не писала потому, -- выжидала, чтобы не пугать. Высиделись у нас цыплятки. Я обожаю их. А на дворе холодно, и клока еще сидела на 1--2 яйцах в субботу. Я малышей в дом принесла и от котов поставила их у постели своей в гнездышке. Да, ночью пришло мне в голову, не задохнулись бы под покрышкой теплой. Я перегнулась неловко как-то к ним и тут же почувствовала боль, и сразу подумала, что не было бы крови... На утро в 5 ч. ... кровь. Немного, но больше, чем в пятницу. Это вчера... Легла прочно. Не двигаясь. И после 5 ч. утра до 6 ч. вечера было 7 порций абсолютно без крови, а в 8-ой порции (я пила много молока, массу! нужно) опять немного алой крови. Ты, понимаешь, это была больная почка сгустком закрыта, работала только правая. А тут приоткрылся сгусток, и прошла опять кровь. Я это знаю. Потому знаю, что когда сгусток, то у меня появляются боли в спине и температура. А когда выход из почки снова открывается, -- то все проходит. Я уже все это так изучила. Хочу (не шутя) многое из наблюдений написать "кавказцу" для врачебной практики. Как я маме шучу, что "докторскую работу" писать буду. Я уже многое ему из практики своей "открывала". Не ревнуй, я ему очень серьезно пишу, и всегда ему и Inge (его жене)332 вместе. Он "исцелился", пишет тепло, но как надо. Жалеет меня и дает хорошие врачебные советы. Если бы он мог меня лечить, то верю, что давно бы нашли причину болезни. Он талантливый Haimatologe {Гематолог (греч., лат.).}, раскапывал удивительнейшие болезни, так что специалисты потом его разыскивали, чтобы узнать, как он добрался. Сережу он спас от " Agranulocytoze" { Агранулоцитоз (греч., лат.).}, -- редкая болезнь, последствие отравления гриппозными ядами. И много, много... Будь Шаляпин у него в руках, не дошло бы до такого конца333, м. б. У меня он первый нашел "Avitaminoze" {Авитаминоз (греч., лат.).} и еще особенности крови. Ты знаешь, у меня и группа крови-то не обычная, а какая-то составная. Я могу давать кровь для переливания всем, а мне могут дать только такие, как я сама. Очень редкие. Ну, что за капризница!!?? Ну, так вот, вчера же вечером, после этой алой крови была только очень слабо-окрашенная, коричневатая, старая. Как старый чай. Что и доказывает, что почка уже снова открыта, но свежей крови нет. Сегодня то же, только "чай" еще слабее, и не смотри я так внимательно, -- ничего бы и не заметила. Ну, лежу. Тихо. Мышкой. Доктор был, больше для проформы. Советовал мне тоже дальше исследоваться у интерниста334, Haimatolog'a и м. б. гинеколога. Но не потому, что "сферы" не выяснены, -- нет, совершенно ясно, что кровь из почки, -- но для того, чтобы искать нет ли какой связи с "другой сферой". Есть некоторые странности в медицине, м. б.?! Ну, сначала выздороветь надо и окрепнуть. Капэллена спрошу. Он еще ничего не знает. Ты не волнуйся, я не ослабла. И пока не показывается новая кровь, не надо унывать. Не придумаю, только, как я могу еще больше беречься! Скучно это все! Что же за жизнь?! "О_с_т_о_р_о_ж_н_о!" Все, все время: "о_с_т_о_р_о_ж_н_о"! Ну ничего! М. б. витамины еще не успели свое дело вполне сделать. Погожу.
   Иван, а теперь о творчестве: совершенно серьезно: я не думаю ломаться, когда говорю о "бесталанности". Меня самою мучает этот вопрос: отчего, если ты находишь во мне эти творческие силы, отчего я их сама не ощущаю..? Ответь мне, могут ли они все же быть, хоть я их не чувствую. Почему я их не чувствую (веришь). Это меня смущает. Я и не думаю тебе не верить. Конечно, верю, но смущаюсь, почему их не чувствую. Если же я могу, то буду творить радостно. У меня большая задача. И не я себе ее ставлю, "предмет" ищу и т. п., -- а она сама дается, настойчиво требуя ее выполнения. И, если, у меня есть дарование, то я перед Богом должна ее выполнить. Я не ищу ни славы, ни даже наслаждения в работе. Пусть только я запечатлею то, что м. б. кому-нибудь, когда-нибудь принесет в тишине пользу. Да, это будет до некоторой степени подражанием тебе, но только потому, что это -- сама жизнь. И оба мы берем ее -- жизнь, самую сущую. И тут я не буду твоим вором. И это еще давно во мне. Нет, мое детство, жизнь моя -- только "проба пера" пусть, -- эскизики, а цель моя другая. Не о себе. Каждый отвечает за свое существование и каждый должен сделать вклад в сокровищницу жизни. Какой бы то ни было. Духовными ли, телесными ли детьми. Или дать возможность другому внести, способствовать ему собой. Вот моя "трамбовка" больше меня делает. Она мне время предоставляет, а я-то... жду чего-то...
   Кот ловит муху на окне! Забава. Ваня, скоро С. уходит из Arnhem'a. Торопись приехать. Иначе С. не будет там. Мне же лучше, если он еще там. Был ли ты на службе 31-го в церкви и панихиде по "деятелям литературы и искусства"?335 Как ты расцениваешь Коровина в его воспоминаниях о Шаляпине?336 Мне очень нравится, я их раз 5 перечитала, чту-люблю Шаляпина (пусть "дик", но такой гений и до конца волжанин -- парень-русак.). Ну, не писатель, конечно, а читается легко.
   [На полях:] Ответь мне о Валентине Горянском. Я спрашивала тебя. Ты его знал? Прочел ты о тр[оянских] героях?
   Крещу тебя. Оля
   Пишу о том, что черного хлеба нет, а его мне как раз и прислали!
   Сейчас утонул один цыплюшка. Безумно жаль. Бойкий такой! "Трамбовка" принесла показать. Вот лежу, а мамы уже рук не хватает. Замучили ее. И зуб болит, непроходно. И все-то мы болеем. Сереже я передала, что ты велел, т. е. "получит, о чем я ему писал"337, на что С. мне сказал: "я никакого письма от И. С. не получал и не знаю, что он имеет в виду".
   Я Сереже прочла из твоего письма о бабе, плачущей над несуществующим мальчиком338. Он мне сказал, что это рассказ о. Варнавы339. Вот какие книги твой доктор читал!! Он религиозен? Хохотал С. и над тем, что "скаредом" меня за шоколад зовешь и одобряет, ибо это его девиз -- съесть вкусное сразу, чтобы "учуять, что ешь-то". А я берегу как реликвию, потому и не ела. А я не скаред. Посылаю фото340: чтобы убедить, что поправилась. Толстушка стала. Да вот опять бы не сдать! Лошадка же "выдра" с голодного пайка зимы. А маленький-то чудный?
  

152

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   3.VI.42
   7 ч. вечера
   Светлая моя Ольгуночка, сегодня получено разрешение на мое чтение. Оно назначено на 21.VI -- воскресенье, в 4 ч., а начнется, должно быть в 4 1/2, т. к. русская публика всегда запаздывает. Программу ты знаешь. Зал -- Русской консерватории -- Conservatoire Russe, 26, Avenue de Tokio. Ты, ведь, упрямка милая, и бесполезно тебя останавливать: знаю, что пошлешь цветы, (а я их публично поцелую, да, да! вскрыв конверт, тоже публично). Эту чудесную интимность мне извинят, надеюсь, -- подумают: "до чего же благоговейно признателен читательнице!" Конечно -- читательнице, читатель, обыкновенно, цветов не валет и не подносит. Всегда жду твоих писем. Или, думаешь, это ты только любишь получать от меня? Не думай. Поезжай в Wickenburgh, отдыхай _в_с_я! Сегодня иду собрать все справки о поездке. Добьюсь или -- разобьюсь. Хочу поставить себе западню на писание "Путей", -- как-то _о_б_я_з_а_т_ь_ себя. Как было с 1 частью. Довольна? Ну, приласкай же! Сегодня выясню. Сегодня жарко. Говорят, в Париже уже нельзя найти "Пути Небесные". Олюна, я бы, кажется, всю тебя выпил, -- такая жажда до тебя!
   Твой Ваня. Целую, люблю, крещу, будь здорова.
   К[а]к я т[ебя] х[очу]!
  

153

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   4.VI.42
   Милый мой Ванюша!
   Ты ждешь, конечно, узнать, что со мной, -- потому спешу писать. Я еще лежу. Пока что только вчера рано утром вышла старая кровь, вслед за сгустком, закрывавшим, очевидно, все время ранку. Сегодня (пока) ничего не было. На этот раз, если не будет больше ничего, кровоизлияние не сильное. Даже просто маленькое. И я лежу розовая, -- правда! Я не ослабла. Ем хорошо и много молока пью. Доктор мой милейший собеседник (но не больше), обещал отдать боны {Здесь: продуктовые карточки.} на апельсины, которые ему дали для его малолетних детей. Мы говорили с ним о том -- о сем, забывая болезни. Я думаю, что о болезни же надо поговорить с хорошим интернистом и т. д. М. б. мне лучше остаться на исследовании в университетской клинике, хотя бы в Leiden'e. Вот видишь, как ничего я не могу предполагать! Я даже вдруг стала бояться: приедешь ты, а я свалюсь! Ужасно! Ваня, приедешь ты? Сережа, вероятно, в июле уедет из Arnhem'a, кончают работу, а что дальше -- неизвестно. Торопись. Конечно, я смогла бы что-нибудь иное придумать, чем Arnhem, но мне он удобней! И я Master'a341 знаю. Он бы тебя хорошо устроил. И хорошо бы кормил. Ну, я ничего не загадываю. Я не знаю, что с собой делать. Какая-то я надорванная струна... Ну, ничего. Все приму. Это -- мой крест. Кто же не имеет креста?! Вчера вечером я получила книги. Переплели не по вкусу: жестко, а я хотела, и даже записала у них, что мягко должны. Я набросилась читать их жадно. Взяла "Мери". И так разволновалась, что даже поставила термометр -- думала, что жар, так колотилось сердце. Я жара боюсь -- он вестник сгустка часто бывает. Все нормально. А только нервы. Я плакала, со стоном. Я не могу... такой ты... все живое сердце! О, какой ты... Все в тебе то же. Ты тот же, узнаю тебя во всем, во всем. И как же дорог! Ястребок твой...342 живой какой! Я вижу его... и все, все переживаю! Но я всю душу отдаю твоим книгам, я вырываю сердце свое! Плачу и не могу читать. Почему? Не знаю. Но с тех пор, как узнала тебя для себя, не могу читать тебя спокойно... так жив ты и... так далек! Твой огонь вижу, всего тебя. О, горячка. Говорить бы с тобой хотела о многом, многом... Ах, Ваня мой! Как хватало сердца физического у О. А. для того, чтобы вместить счастье жизни с тобой!? Ты молодой, такой вот, как в "Мери", "Последнем выстреле" и "Мой Марс"...343 Тебе же лет 30 тогда должно быть было?.. О,.. Ваня! Как прекрасна жизнь! И как ты это понял, и как другим ты это дал! Ты был очень счастлив! Ты взял все, что дает нам Господь! И дал нам, показал, уяснил нам все, чего бы мы м. б., не увидали! Какое сердце твое! И я знаю теперь, что ты не посмеешься надо мной, что ночью больная стала цыпляток оглядывать -- не задохнулись бы (!)... ты-то поймешь. И то, что м. б. из-за этого заболела.., ну, что же! Не сетую!
   Ах, если бы и впрямь оказался у меня талант творческий! Я хочу не разочаровать тебя! Все для тебя! Мне хочется подучить, освежить французский язык, чтобы в оригинале прочесть Флобера, -- ты на него ссылаешься порой. Я прочту все, что ты мне назовешь. Я хочу немножко пополнить свое образование. Это я без "сердца". Я мало знаю и стыжусь этого. Мне очень хочется на родину. Я так мало всего знаю. Но если я буду вечно болеть почкой? Если год от года будут чаще кровотечения? Калека!? Спроси Серова, что можно хоть думать? К кому еще обратиться? Я не в отчаянии, -- я спокойна, Ваня, но меня тревожит это возобновление. Конечно, м. б. витамины не могут сделать своего дела так скоро. Поговори, дружок, с Серовым, если не трудно. Хочу м. б. написать "кавказцу", -- он часто делает открытия в неразрешимых загадках. И просить Бога!
   Ну, кончаю пока. Мне немного неловко писать, лежа на спине, и девчонка идти на почту должна. Вся я в твоем сердце, т. е. чувствую твое сердце как бы моим. Все мне так близко в твоем... несказанно... Ну, помолись обо мне, Ванёк!
   Целую. Оля
   Посылаю цветочек, -- дикий.
   А я так хорошо окрепла было. Толстушка стала. Почти что прежний вес догнала. Вот и карточку-то для того тебе послала, чтобы успокоился. Получил? С лошадкой? Но я и теперь хорошо себя чувствую, и румяная. И много ем. Бог с ней, с линией! Или ты не любишь круглышек? Но это я шутя спрашиваю: знаю, что ты моя душа!!!!
  

154

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

5.VI.42

   Ванечка, а ты опять не пишешь целую неделю. Я волнуюсь, предполагая, не заболела ли твоя язва. Не плачу тебе тем же, т. к. знаю, что ждешь весточки о моем здоровье. Со среды не было крови. Но как же я боюсь всякий раз! Как бы мне хотелось теперь быть в Wickenburgh'e -- там должно быть рай земной. Лежать могла бы на веранде, вся в солнце... Ну, чего уж мечтать! Читаю твои книги, и вся моя душа звенит, стонет, скорбит и ликует, плачет и смеется! И во всем этом рвется к тебе. Какая сила, как много души и сердца! Стараюсь перенестись в то время, когда писал ты, и туда, где писал ты, ставлю себя с тобой рядом... Ну, себя теперешнюю, тогда-то мне всего 4--5 лет было... Когда ты "Мери" писал. Ты, верно бы на руки меня взял бы? Меня малютку любили. Я была пухленькая, крепыш-девчурка. Щечки очень нежные, так что весной под вуалькой возили, а то "сгорала". Бойкая. В Рыбинске мне было 1 1/2 года, когда революционеры ходили с пением своих песен, и я, стоя на подоконнике, махала ручонками и бросала мнимый платок или шапку кверху, крича: "пелё, пелё!", т. е. вперед, вперед. Когда мы ездили в Саров, мне было 3 года, и я помню, как сдружилась с каким-то "дядей Кузей", толстым господином, с которым наши и провели все путешествие. Играла со всем и всеми, не требуя игрушек. Например, любимой куклой был у меня вал с турецкого дивана. Я звала его "Минька", таскала с собой, выше себя ростом, лечила его, к доктору носила, давала "капли" и наконец, все это кончилось после того, как влила в "ротик" больного Миньки целую бутылочку красных чернил. У меня отняли Миньку и отдали его перетянуть новой материей. Я плакала. А когда плакала, то подходила (до 4-х лет!) к няне344 и просила: "дай сосоньку, дай голе засосать!" Сосала эту "сосоньку" -- рваную соску, не позволяя ее заменить новой. Вся она была зашита няней и береглась ею только на случаи горя ("голя"). Когда мой дядя345, приехав с японской войны, много играл со мной (все помню!) и восторгался, как я "умно" рассказываю ему сказки, заканчивал всякий раз: "ну, а как же тебе не стыдно соску-то все еще сосать? Когда ты ее бросишь?", -- я отвечала, нисколько не смущаясь: "тогда, когда ты свою сосоньку бросишь!" И хваталась за его папиросу. Старшие смеялись, а я торжествующе вынимала из кармана сосоньку и отдавала ей должное. Я была разговорчива и общительна со всеми и однажды завела жулика в дом, показывая ему все, что имеется интересного дома. Мама ахнула, войдя из кухни и увидя ободранца со мной "за ручку". Тот в окошко выскочил. А я его, в саду играя, позвала через загородку. Но и причудница была... Помню, нянечку мою милую "Яйюшку", (т. е. Александрушку), как она, уже больная ревматизмом, таскала меня тяжелую девчонку на руках, убаюкивая ночью. Я засыпала сладко под ее чудесные песни-сказки, но как только она тихонечко подкрадывалась к кроватке, чтобы положить меня в нее, я впросонках пугалась, что кончится это блаженное укачивание и начинала плакать, заставляла себя плакать. А та берет мой лобик в руку, -- жару нет ли, животик гладит... А я торжествую... И сторожу: не заснуть бы как! Но... засыпала... Ах, много... чудесного, прекрасного из детства! А эта Яйюшка (она умерла!) любила меня беззаветно. Когда я мучилась деткой 6-леткой воспалением легких и думали, что умираю, -- она на свой страх обегала чуть ли не всех докторов, (перепутала, что ей сказали, кого позвать на консилиум, и к лучшему -- сложилось так, что не пришли, кого не надо было), носилась вихрем в аптеки, упала на гололедице и разбила колено. Она герой была. Муж -- пьяница, никчемный, детей не было. Взяла она приемыша, Варютку. Барышней ее хотела сделать. И когда мы ее спрашивали: "Варя, ты кем будешь?" Она гордо отвечала: "сайтийсей", т. е. "кассиршей". У нас Яйюшка жила и с мужем346. И когда я плакала, он садился на корточки и говорил: "а где капрыз? Где, говорю, капрыз-от?". Так я его и звала Василий-капрыз.
   Когда папа был чем-нибудь домашним занят, то я вилась около него, а он говорил: ты моя дорогая помощница? А я с гордостью заявляла сторожу, приходившему за ключами: "Я даагая патётица". Рано помню я себя. О, какое было чудесное детство!
   Это -- я, твоя "Мери"! как похоже все это на мое. Надорвалось, лопнуло что-то. В скаковые больше не гожусь. А какой конец, -- кто же знает. Ну, пусть "без такого грустного конца", как ты сказал. Да, "Вы были счастливы" помнишь? Так тебе писала я, боясь, хоть чуточку приоткрыться, боясь и этой даже фразы. Ты был, конечно, счастлив. Вспомни, и засветись. Мне хочется взять приемыша, какого-нибудь несчастного, русского птенчика. Мне одиноко. Я так люблю детей. С моей почкой безумие думать теперь о детях. И годы уходят. М. б., я год от года буду хуже? М. б., все время будет кровь? Ну, не буду. Я не хочу отчаяния. И не думай, что я трепыхаюсь. Это просто "думы". Всякие на ум приходят. Мне эти мысли в больнице дамы подали. Будто с такой почкой нечего и думать. А доктор плечи подымает, -- ничего не говорит. А м. б., поправлюсь? А? Как ты думаешь? Только серьезно, а не в утешение!
   Рождение-то мое скучное будет: наверное в постели. Никого не принимаю. Сережа даже не приедет -- дела много, а оно приходится на вторник. Хоть бы письмо твое было. Даже не хочу, чтобы раньше времени пришло! А то пусто будет! Но я не люблю рожденье. Не люблю поздравлений. С отвращением думаю о поздравлениях, -- будто я что-то совершила. Глупо! Это матерей надо чествовать за их муки, а поздравлять-то тоже не со всяким экземпляром можно. Ну, довольно минора!
   Твое "Это было" читаю. Странное меня волнует чувство... И там ты тоже очень силен. Ах, Ванька, люблю тебя! Ну, что же "Пути"? Неужели не пишешь? Такой пир теперь в природе, такая жизнь... Даринька, небось, соловьев в Уютове слушает. Малина еще только цвет набирает... А ландыши уже отцвели, -- любки же стоят еще свечками, дурманят, зовут... Трава теплая, шелковая, ляжешь, -- тебя не видно... и кругом только небо да травки... А на подсеке, где малинник, душно, иглы сосновые старые, желтые под ногами, горячие, скользят туфельки по ним. А какие купавки на речке, в заводи... Жарко... Дашенька вечерком бежит купаться... вода теплее воздуха... А какие ночи! Душно только, плохо спится. Как травы пахнут в окно открытое. И сходится заря с зарей... Поймай же Дари! Анютка347, и та, зачаровалась барыней. Она, Даринька, вся теперь в своей сфере...
   О, как я чувствую... как жду твоей Дари! Хочу любви твоей к ней!.. Давно еще, когда мы на "Вы" были, ты писал мне: "и я пропою через нее, Дари, гимн всему..."348 и ты описывал, как ты прославишь Бога ею, прославишь творением Его, природой нашей... Я тогда читала это в парке Wickenburgh'a, я захлебнулась, простонала даже в восторге, в счастье когда-нибудь прочесть это. Я заплакала чего-то. И помню вслух (!!) сказала: "Господи, что это за человек такой, И. С!" М. б., тогда уже была во мне и любовь, и тоска к тебе, и надрыв, что нет тебя, и жажда тебя... Я так душу твою чувствую, так трепещу от этого, что не могу спокойно быть счастливой твоей любовью. Слишком чего-то много, слишком звучно, слишком ярко! Понимаешь? Ответь, что ты думаешь? Ты так редко теперь отвечаешь на мои письма. Для меня читать твои книги не только наслаждение -- но и какая-то сладкая мука. И это уже давно так... Какая-то щемящая тоска по раю? Я осязаю шелест крыльев Серафима, когда читаю тебя... Неземное что-то. Ведь недаром я писала тебе в 1939 г.! А "Пути Небесные"! Я рыдала, буквально, читая их. Меня могут захватывать книги, я многому в жизни отдаюсь с детским экстазом, но твое... твое уже граничит с предельным. Потому я спрашивала-писала, что поразительно, как еще хватало физического сердца у О. А. для вмещения подлинного, пожизненного счастья с тобой. Я не вынесла бы... так кажется мне. Тебя любить, твое горение творческое видеть, ревновать ежесекундно (потому что я бы ревновала дико, безумно!! Знаю!) и отдавать тебе с восторгом всякое движение сердца! И любовь твоя, в которой потонули бы крики ревнивой души моей! Пожар твой, нераздельность с тобой, хоть в миг... и... вечный страх тебя утратить... Кто ты? Почему в тебе такая сила? Все, все твое... Все пережить с тобой... вплоть до азарта на скачках. О, как хочу! Я могу быть азартной... Я бы прощала все твои "срывы"... О, и эти "срывы". Это же грозы... с таким чудесным (уверена!) после них ливнем любви! И... утишённые мы, не слышали бы мира, и никого... Ах, Ваня, я только о таком, о _H_e_м, всю жизнь мечтала... И вот ты, лучший, чем моя мечта! И горько! M. б., я не права и не смею писать так, -- это волнует, дразнит, мучит несбыточностью. Но, прости же мне, не могу никогда молчать. Пиши же Дари, живи ее, дай ей то, что жду я от тебя! Живи ею! Пусть оно будет! Наше счастье! Пусть хоть только как создание твоей мечты. А м. б., и сбудется?! Оля!
   5.VI.42 вечер Получила твое от двадцать девятого-тридца-того349. На рожденье. Грустно мне. Ты тоскуешь! Не волнуйся обо мне: я чувствую себя хорошо. Слабости нет. Румянец. Сейчас мама приходит, плачет -- [кроленок один пропал] нашелся!
   6.VI.42. Свинья не могла съесть?
   А как тепло! Аромат в окно! Был доктор, надо ему послать для анализа. Долго ли же надо мной будет дамоклов меч? Помолись, душа моя!
  

155

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   8.VI.42 9 вечера
   Радостная моя Ольгуночка, как ты чудесно-ласкова и мудра, когда душевно полна, -- как бы почти _с_ы_т_а, -- когда "плесканье" твое -- порой и трепыханье, -- утихает, и ты -- настоящая, здоровенькая, светлая моя девочка Оля, Ольгушка, Ольгушонок! И в то же время -- вся _ж_е_н_щ_и_н_а, очаровательная, расцветающая, манящая, -- независимо от себя! -- влекущая ласковой благостностью, нежностью чистой... ну, такая _б_л_и_з_к_а_я, такая "по душе", вся, вся... -- я так тонко это переживаю, _с_л_ы_ш_у... -- я как бы твое касанье испытываю, касанье тебя, твоего образа земного, твоей теплоты жизненной, -- ну, вот, подошла и обнимаешь, и так близко и сильно льнешь... -- всю тебя слышу, и так ты близка, будто ты и я -- одно-одно, ты во мне, ты влилась в меня, и мы _ж_и_в_е_м_ одним, лишь нам понятным, нас сомкнувшим счастьем... -- это неповторимо, это -- только -- _н_а_ш_е. Вот такое почти испытываю я сейчас, прочтя и еще перечитав твое письмо 27 мая350, закрытое. Вечером пришло сегодня. Оно очень насыщено. И так хорошо, что мне уже мало его, -- я мог бы пить такое вечно. И все нее -- ма-ло мне. Но как зато мно-го-много, если подумаю о субботней твоей открытке -- от 27-же. Там -- все мимоходом, впопыхах, одна нога на пороге, другая на дороге. Письмо-спешка, без чувства, особенно этот "бросок" -- случайный! -- "Ну, а ты как?"... Я опешил, но тут же и объяснил себе, -- до чего ты "впопыхах", а надо хоть что-нибудь послать... Ване! Но сегодня ты приласкалась, приоткрылась... -- и как же ты прекрасно-обворожительна! Мое воображение горит, и я вижу, дополняя, какой ты _м_о_ж_е_ш_ь_ быть... сколько в тебе неисчерпанного тепла, огня... любви... -- неопределимого словом... -- чудесно опьяняющего, глубокого и тайно-женского. Ну, дописался... Я было хотел после той открытки напасть на тебя -- за твои "убеги" от того, к чему ты призвана, и чего страшишься... -- ты опять, даже в этой открытке-спешке затянула свою волынку... -- "очень хочу писать"... и "но как все суетно, как мало времени..." Стой, я пока об открытке, о главном в ней. Оно так и высунулось пугающей меня -- за тебя!! -- рожицей. Ты молилась, чтобы в письме ожидаемом Ваня тебе ответил на мучающий вопрос -- "разъяснить себе свою жизнь". И тебе было даровано -- узнать ответ. Оставим область мистического -- тут самая живая _с_у_т_ь, хоть и касается как бы потустороннего: молилась -- и получила _о_т_в_е_т. Да, я как раз и ответил тебе письмом о творчестве, о "влияниях"351. И сказал: это мое "последнее слово" тебе о сем. Я как бы поставил точку. Я знаю: я _д_о_л_ж_е_н_ был тебе ответить, мыслью и чувством огромной любви накрепко-нежно приласкать тебя. Я писал, помню, с великой к тебе любовью, надеждой и... болью о тебе. Не мне разбирать свое, но, кажется, я сказал достаточно полно и выразительно...-- по крайней мере, бывший тогда у меня друг352, ценящий искусства, прослушав отрывки из этого письма, -- я знаю, как он ценит мысли о творчестве и, в частности, мой внутренний "творческий мир", мои взгляды на искусство, -- я писал тебе, кажется, об этом? -- дня через три написал мне -- "дайте же мне сохранить для других то, что Вы мне бегло прочли из какого-то письма или работы..." Я ответил -- забыл, что написал, черновика нет, пишу прямо, и копии не сохраняю. Вот, Олюнка, _к_а_к_ родился "ответ" на твою молитву. Когда ты молилась, ответ уже давно шел к тебе. Вдумайся в это! Я _в_с_е_ тебе сказал. Когда бы случилось нам встретиться... если бы я мог прижать тебя к сердцу... я, м. б., многое, что вдруг могло бы прийти в словах, от полноты сердца... многое бы тебе излил, и ты впитала бы это в себя, -- мой душевный мир, мое постижение законов творчества... -- не знаю... В письмах я больше не коснусь сего. _В_с_е_ дано. Но вот что важно, слушай, Ольга, слушай, упрямка и непокорка, и... ро-бкая! -- а, м. б., бессознательно, и... нерадивая! Так нельзя дальше. Искусство не балушки. Не слова. Не предмет "для разгулки времени". Искусство -- труд и жертва. Богу и мамоне353 служить совместно _н_е_л_ь_з_я. В письме перед открыткой ты писала -- а я в досаде читал и возмущался! -- "будут гости, запущено хозяйство"... "хочу писать", "боюсь писать"... "время бежит... надо ехать" и прочая тормохня. Помни: так нельзя. Или совсем похорони, -- похороним! -- "о творчестве", или -- надо взять себя в руки, ра-бо-тать. Или жеребятки, телятки, зайцы, обеды, пироги, кремы... верченье в хозяйственной трясине, -- я чту хозяйство, да, но _н_е_л_ь_з_я_ себя рвать пополам. Искусство требует -- _в_с_е_г_о_ человека! Продолжая жизнь так, как ты жила, оставь думать о творческом. Помни: ты должна, если хочешь и если будешь, -- пробовать писать _н_е_ для меня. Творят не для кого-либо, как и дышат, как грезят, -- _н_е_ для кого-то. Ты умна, все понимаешь. Для творчества нужна во-ля, и... по-кой. "На свете счастья нет, А есть покой и воля"354. Пушкин так. И дальше: "Давно завидная мечтается мне доля, Давно, усталый раб, замыслил я побег В обитель дальнюю трудов и чистых нег". Пушкин всегда старался убегать от "жизни мышьей беготни"355. И в этом его трагедия, что мало имел творческого досуга. Что бы он натворил! -- будь в условиях обеспеченной жизни Толстого! Вечная нужда -- относительная, конечно, -- ссылки, любови... пуля. Прошу тебя, как преддверие к ожидаемому мною твоему по-двигу! -- перечитай _в_с_е_г_о_ Пушкина. Вчитайся в те его стихи, где он определяет -- и как глубоко, и как лично-интимно! -- свое творчество!! Ты умна, чутка: ты _в_с_е, пчелка золотая, чу-деска моя ненаглядная, _н_а_й_д_е_ш_ь, впитаешь в себя. Знаешь, Ольгуна: я не представляю себе лучшей, более близкой, более по-мне... дружки, любимой, женщины-девочки... более способной все постигнуть с полсловечка, чем ты... Если бы мы жили рядом..! как бы купались мы в радости самой чистой и уносящей, порой -- опьяняющей радости творческой! Терпеть не могу теорий, схем, зАсуши... -- пили бы из _ж_и_в_о_й_ чаши! упивались сотворенным, раскрывали его, и... -- сами заражались бы, отдавались могучему захвату божественным огнем в человеке! Вдали друг от друга, мы можем жить вместе, созвучно, мысленно неразлучно, связанные накрепко -- нам свойственным, нашим душевным, нашим богатейшим миром! Оля моя, Олёнок мой, Ольгушечка... -- надо вдумчиво отнестись к сему: или плескаться в хозяйстве, гостях, заботах дня... -- а дни-то скачут и ускакивают, и "каждый день уносит частицу бытия"356. Я почти два года горю и томлюсь тобой. Думаешь, не утратил я из того, что мне даровано сделать? Правда, я многое _н_а_ш_е_л, очень многое... -- но я чувствую... -- "Пора, мой друг, пора!" Я должен многое закончить. Ты должна _н_а_ч_а_т_ь. Думаешь, не ценю я -- гостей, пирогов, кремов, жизни хлева, этого вечного рождения жизни... -- закатов, прогулок, умной беседы, любви, страсти, глаз любимой, ее движений, ее касаний, ее шепота... ее близких губ..? -- Я _в_с_е_ страстно и страшно ценю... я страстный, кипучий по природе... -- я -- стремителен... жаден до жизни... я не аскет, не нарочитый... -- но мигу отдаю миг, а искусству -- время. Так было. Да, я многого не выпил, от многого отвернулся, -- а сколько не допила, порой и не пригубила Оля! -- отдавая мне всю себя! -- Я уходил в труд, я "убегал". Да, я приносил -- теперь это видно! -- жертву... но зато получал и редкое наслаждение, и великую награду, -- _в_н_у_т_р_е_н_н_е_ получал. Сегодня, например, попалась мне на глаза статья И. А. о моем "Богомолье"357. И я как бы выпил этот "фиал-гимн"358. Там он сказал о "памятнике нерукотворном". Там он вынес суд и дал мне место... -- я был поражен -- ка-кое! Чтобы тебя приманить еще больше, приведу маленькую выдержку: из статьи (я сказал бы -- "из его "гимна"") "Святая Русь" -- II. ""Богомолье" Шмелева", (ст. 1-ая "Святая Русь" -- ""Лето Господне" Шмелева"). Вот заключительные строки: "Русским художественным актом создана поэма Шмелева: видением сердца, сердечной символикой, глубокомыслием любви, молитвенным созерцанием; а _э_т_о_й_ силе духа подчинились все остальные силы его, в легком творческом согласовании. Прав Горкин: "одной рукой да глазом не сделаешь, тут _д_у_ш_о_й_ _р_а_д_о_в_а_т_ь_с_я_ надо"...359 -- радоваться и любить. И петь.
   Эта радость передается и нам. Она передается и всякому, кто не совсем еще, не до конца окаменел и иссох сердцем. Она будет передаваться из поколения в поколение "по всей Руси великой"360, вызывая своим пением ответное пение в душах всероссийских "богомольцев", пробуждая и укрепляя русское национальное самосознание. Нерукотворным памятником будет жить эта поэма в истории русской литературы и русского духа. На великий, скорбный и страшный вопрос -- "кто мы? кто мы в истории человечества?" -- русские прозорливцы не раз уже давали ответ и Богу, и своему народу, и чужим людям. И ныне, на наших глазах, после всего испытанного и поведанного Иван Сергеевич Шмелев дал новый ответ, по-новому. И ответ этот сразу -- _д_р_е_в_е_н, как сама Русь Православная, и _ю_н, как детская душа или как раннее Божие утро! И в этой _д_р_е_в_н_о_с_т_и_ -- _и_с_т_о_р_и_ч_е_с_к_а_я_ _п_р_а_в_д_а_ его ответа; а в этой _ю_н_о_с_т_и_ -- несравненная религиозная и лирическая _п_р_е_л_е_с_т_ь_ его поэмы.
   _Т_а_к_ о России не говорил еще никто. Но _ж_и_в_а_я_ _с_у_б_с_т_а_н_ц_и_я_ _Р_у_с_и_ -- всегда была именно такова. Ее прозревали Пушкин и Тютчев. Ее осязал в своих неосуществленных замыслах Достоевский. Ее показывал в своих кратких простонародных рассказах Лев Толстой. Ее проникновенно исповедовал Лесков. Раз или два, целомудренно и робко, ее коснулся Чехов. Ее знал, как никто, незабвенный Иван Егорович Забелин. О ней всю жизнь нежно и строго мечтал Нестеров. Ее ведал Мусоргский. Из нее пропел свою серафическую всенощную Рахманинов36!. Ее показали и оправдали наши священномученики и исповедники в неизжитую еще нами, революционную эпоху. И ныне ее, как никто доселе, пропел Шмелев...
   Читая эту книгу, мы слышим духовным слухом, как трио ангельски-детских голосов поет от лица России, за весь наш народ, чудную песнь прежде-освященной литургии: "Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою"... И верим, и знаем, что воистину "исправится"... {В цитате сохранены разрядка и пунктуация И. С. Шмелева.}362
   Ты довольна, Ольгуночка моя, люба моя? Тебе я пропел, _т_е_б_я_ я пропел... -- ты ведь -- ныне я это _з_н_а_ю! -- и есть "живая субстанция Руси". И я люблю тебя, и в тебе -- Ее, и в Ней -- тебя. Ведь это ты, еще незнаемая тогда, когда писалось "Богомолье", но уже призываемая... Это ты -- "молодка" с бусинками, янтариками, "совсем как девочка"363. Ты, Олёночек мой, и в юной Анюте...364 -- ну, ты, ты, ты... -- и во _в_с_е_м_ "Богомолье" -- для меня -- ты, _в_с_я_ ты, моя русская девочка, -- вся ты -- _д_у_ш_а_ _м_о_я. Я писал тебе: "Богомолье" спасло меня. Оля знала это, мучилась моим страданием и укрепляла меня: "пиши, милый... это самое твое святое... как я люблю его!" И я писал... я шел на богомолье... и -- дошел. Я его силу знаю, этого моего "нерукотворного памятника". Господь помог. Его Воля. Благодарю Тебя, Господи! Это, Волею Господа, _д_а_р_ мне моего народа, его души, -- от недр его. Какое же счастье -- быть от недр его! И какое же счастье -- творить так радостно, так светло-свято! Я испытал это. Вот почему я хотел бы, чтобы и ты _и_с_п_ы_т_а_л_а_ эту радость-счастье! Хочу, ибо я люблю тебя. Я _с_л_ы_ш_у_ в тебе эту святую, эту непостижимую душевную красоту _б_о_г_о_м_о_л_ь_я. Я слышал ее и в покойной Оле... В ней было это _с_в_я_т_о_е, _н_а_ш_е... было. Оно было и в нашем Сережечке... -- о, как бы оно сказалось! Она ушла. Но она передала-отдала меня тебе, Олюша... и тебя -- мне вручила. О, ми-лая... нежная моя, голубка! Теперь ты веришь, что я твой, _в_р_у_ч_е_н_н_ы_й... и верящий в тебя. Поверь же в себя, сознай себя.
   Оля, когда я говорю, что творчество -- жертвенность, это не значит, что все должно быть принесено ему. Остается _в_с_е, только это все, все радости жизни -- не главное и не должно заполонять все в человеке, заматывать его и закрывать главного. Я люблю жизнь и ценю и -- вижу. Я _п_е_л_ жизнь, ты знаешь, и все прекрасное в ней -- и до греховности..! -- люблю. Но я и 3/4 не написал бы, если бы, с полной поддержки Оли, не смог бы сокращать себя! Нет, я не дался суете меня замотать. Меня _у_в_о_д_и_л, ограждал от суеты-сует _г_о_л_о_с_ (Божий?) в душе. Но помни: не надо глушить этот "божественный глагол", надо _с_л_у_ш_а_т_ь_ его, надо так чутко слушать и делать, чтобы "шумы жизни" его не заглушали. В твоей душе он поет, шепчет, _з_о_в_е_т, _в_е_л_и_т. Храни его, слушай его. Преодолевай _с_у_е_т_у. Слушай его -- и найдешь себя. Берегись "р_а_с_с_е_я_н_н_о_с_т_и". Не растеривай себя на мелочное, -- отдавайся этому маленькому -- сдержанно. Главное -- да не утратится! Мой Илья... -- вот отдача. М. б. _с_л_и_ш_к_о_м. Но это же -- символ. В творчестве -- радости жизни не утрачиваются, а воспринимаются в мигах очень обостренно и порой страстно. Пьяница вольет в себя вёдра вина и не почувствует и 1/10 доли того, что вкусит знающий -- в одном бокале!
   Я увлекся -- и почти не коснулся твоего чудесного письма. Я в следующем письме скажу о многом в нем. Ласточка, целую твои перышки, головку, под крылышками, у сердечка, грудку, -- нежное тепло твое, моя птичка. Расцветай, полней, -- наливайся жизнью, -- я замираю, когда _т_а_к_ грежу тобой. Тобой -- земной, радостной, весенней. В грезах о тебе, в сладком бреду -- сладкое и мучительное томленье. Слова эти... так это бледно, вяло... в сравнении с тем, что во мне творится. Да это передается не словами, а... полнотой всех чувств, всем устремленьем...
   Целую тебя, всю.
   Твой Ваня
   [На полях:] Напиши же, наконец, о чулочках! Черных, конечно? да? Если бы было можно, я объяснил бы, что такое для меня -- черные. Сочетание _ж_и_в_о_г_о_ и -- черного газа (шелка!)... -- необъяснимо _в_о_л_н_у_е_т!
   "Трэфль" постараюсь найти, Герлена.
   Если бы я увидал тебя вдруг (!) на своем чтении!.. Знаешь, что сделал бы... ?! Встал бы и -- молча склонился пред тобой. Но ты -- и далекая -- вся со мной. Помни. И пусть все -- что угодно! Да. Для тебя буду читать. Знай это. И -- думай. Я это почувствую. Будь со мной.
   Хоть бы в снах приходила ко мне!
   Мне не нужно тебя -- "в рамке", "мо-дной"!
   Как мой Илья365, ночами я -- с тобой. Что во мне порой творится... -- безумие.
  

156

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

8.VI.42

   Милое сокровище мое, Ванюша любимый!
   Не писала тебе, т. к. ждала, что скажет анализ. Тот, первый, показал еще кровь (следы крови), а вот сегодняшняя порция, сию секунду узнала, -- без всякой крови, совсем хорошая! Порадуйся, дружок! Сегодня могу встать на 1 час, и завтра тоже. Это доктор мне для дня рождения устроил. Мило? Я не ослабла. Ну, м. б. немножечко, от лежания. Вот увижу, как встану. Буду беречься. Ванёк, позавчера я мучилась болями в желудке, ужасно. У меня он здоровый, так что я думаю, что это уж не чуяние ли твоих болей? Теперь ничего. Ем все. Ванюша-светик, не оставляй меня долго без вестей о себе. Пиши хоть открыточки. Я получила в субботу от 26-го и 27-го унылые. Не грусти. Берегись, Христа ради, будь здоров. Не поддавайся мрачному от известий о "концах". Думай о других случаях: например, Мазини!366 По Коровину он в 80 лет женился367 на очень красивой и молодой, и очень его любившей. Ты не должен поддаваться мраку. Ты -- весь свет и жизнь! Больше всего я боюсь отрезанности от тебя. Кажется и не выживешь. Помнишь, как после первой моей болезни? Пришли же копию портрета!368 Я так хочу! Я пишу! Видишь, как сильна! Пишу и м. б. пошлю тебе! А ты? Пиши же, друг мой. Все будет хорошо! И. А., конечно, себе верен. До гроба будет верен. И весь вопрос только в том, где Дух! Господь все видит и, хоть не скоро, но правду Свою скажет. И ничего не значит для вечного, если мы-то еще ее не увидим. Себя и свое приходится забывать, как это ни больно. Да, ты прав -- это Божеское, Вечное решение! В этом я согласна. Целую тебя и крещу.
   Твоя Оля
   Сегодня рождение Пушкина!369 Пришли о Пушкине.
  

157

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

15.VI.42

   Милый Ванюша!
   Тотчас же пересылаю письмо Сереже, чтобы он тебе переписал, составленное мной письмо, как ты указал. Только я не знаю, хорошо ли вышло. Как у тебя дела с чтением? Я ничего не поняла, что ты мне говорил о "Путях Небесных"370. Почему "поставить себе ловушку на "Пути""? И, главное, в какой связи "Пути" с поездкой твоей? Или ты "закабалив" себя, как ты говоришь, для "Путей Небесных", не сможешь поехать. И рад? Дай Бог тебе всякой удачи! Обо мне не волнуйся: я, слава Богу, здорова. Опять хожу-брожу. Гостей никаких не было и не будет. Я и о. Дионисию отказала. Я пока что очень еще устала. На первую часть твоего письма (через С.) я не отвечаю371, но не потому, что мне _н_е_ч_е_г_о_ сказать, а как раз именно потому, что, м. б. слишком много есть чего сказать. Для того, чтобы быть понятой надо очень много говорить, а я это не умею в письмах. И потому лучше вообще не трогать, да к тому же я и слишком всеми такими вещами волнуюсь. Иногда ночами не сплю, стараясь постичь тебя. Пушкина, Тютчева и Достоевского считаю во всем этом очень близкими себе и у них не вижу никаких вопросов. Иногда меня убивает твой взгляд на меня (в некоторых вопросах) как на ребенка, и тогда опускаются руки... И все-таки каак же это не так! Хочется верить, что когда-нибудь ты поймешь меня и сможешь выслушать серьезно. А пока... остается потерпеть и помолчать, понабраться равновесия души и не быть кипятком. Это мне не полезно, очевидно. Почему-то Марина, видимо, дольше остается? Кто ее "провожатый"? Если это ее Виген372, то -- редко-благородная, чистая личность. Стоит ли еще его сама М[арина]?!
   Розы твои чудесны!.. Но шлю одну.
   [На полях:] Как твое здоровье? Будь здоров, душенька! Жду тебя и не смею верить!
   Думаю, что скоро напишу еще. М. б. завтра же. Целую. Оля
  

158

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

16.VI.42

   Ваня мой родной, бесценный друг мой!
   Не могу собрать мыслей, чтобы охватить в ответ твое письмо от 8-го (* Кажется, я тебе 8-го тоже писала?). Во мне все куда-то стремится. Впрочем, это -- мое основное: все куда-то мчусь!.. Ваня, ты не обращай внимания на "открытки от 27-го". Это вовсе не значит, что я душой опустошаюсь к тебе. У меня бывают полосы усталости. А в данном случае, видимо, даже просто спешка. Тогда, помню, был сумасшедший какой-то мой период угара... что ли. Я тебя тоже видела, как наяву... Я это старалась даже погасить. Ну, и естественно, что приходила другая полоса... Знаешь: мой давнишний друг, Иван Семенович Морев373, он так прав был: "напишите мне, пожалуйста, дорогая Оля, но только тогда и в том случае, когда душа Ваша снова захочет говорить с моей, только такие письма ценны мне от Вас, и их жаждет душа моя". Это было в 1923 г. Мне не было еще 19-ти, а ему? -- думаю, что за 60. И я знаю, что у него было "нежное чувство" ко мне, а я-то влюблена была вполне, -- носила его скрипочку и шла за ним собачкой верной, ловя каждый жест его, не только слово. "Вот перед тем, как написать Вам, я играл, [1 сл. нрзб.] {Здесь и далее письмо повреждено.} на рояле народную нашу песню (слова обычные, грусть покинутого любимым человеком), и мне казалось -- что и сам я покинут, оставлен милой, любимой, родной душой..." Иван Семенович понимал, что бывает, когда "душа просит" больше обычного... Конечно, у нас с тобой еще и другое. Я изнываю без твоих писем, всяких, пусть даже и злые (если бы были!)... Но не кори, если иногда душа поприпряталась... У тебя тоже бывают "пустые" открытки! Да! Даже у тебя, Великого Ивана Сергеевича Шмелева! Подумай! Бывают (именно открытки), когда прочтешь и грустно станет, что вот она была, взяла очередь свою у письма, стало быть ждать, ждать... потому что она, открытка, ничего не дала... бывает, Ванёк. Я пустею часто... Я это знаю и этим томлюсь. Но чаще другое: вот вчера, я писала тебе, но не послала письмо, недовольна осталась и послала открытку. Странно: я настолько переполнилась всякими чувствами и чувствованиями, что не могла ни на чем остановиться. И т. к. письмо все-таки нечто очень ограниченное, то и получилось, что-то уродливое, "кривое зеркало" того, что рвалось во мне. И твое сообщение о хлопотах о приезде, и твое серьезное, то, о чем с Мариной, и многое другое... Во мне всхлынулось всякое... Радость твоего сдвига на поездку (* не верю, что приедешь. Не знаю почему, -- не верится. Уж очень ты брыкался все время.), чувствование тебя на чтении, волнение за это чтение, разговор твой с Мариной... Я все вообразила так ярко, что мне казалось, что я чуть ли не на вокзал тебя должна встречать ехать. И доминирующим над всем... эта моя несчастная хворь... Я хочу то, и другое, я тороплюсь, я стремлюсь и... должна все _т_а_а_а_к_ тихонько... Я хочу быть сильной, здоровой, молодой, веселой, а на самом деле: "осторожно! ты еще не совсем здорова!" Этот полет предельной скорости в душе, -- и эта черепашья поступь в -- яви! Да! Вань, я ХОЧУ писать, но _н_е_ _м_о_г_у! Я рвусь, вся лечу, [но] хозяйство, болезнь, суета!.. И мое страдание от этой дисгармонии беспредельно. Пойми же! Ну, нет никого, на кого бы я еще кроме мамы свалила бремя хозяйки. Все же есть хотят! И как все трудно. Ну, если бы здоровье, то я бы чуть свет вставала, управлялась бы... Хотя не знаю, нужен "досуг"... Покой, и даже лень... Именно лень. Я не могу сказать себе: "от 2 до 4 у меня есть время, мечтай, Ольга, пиши!" А вот как раз и не захочет Ольга мечтать. И будет все это похоже на здешних: "давайте веселиться!" Ах, чего я тебе жую, ты же все это знаешь. Мне до безумия хочется уйти из повседневщины, но я не могу!
   Я тебе никогда не писала об этом, но скажу, что меня, например, ужасно убивает, что все на маме. Она не ропщет, но ей это не под силу, я знаю. И когда я пишу иногда, то у меня сосет червяк. Этот же червяк не позволил мне и в Художественной школе доучиться за границей. Понял? Мужчина -- другое дело. Мы же -- Марфы374. Кто же вас накормит? Моя трамбовка -- недоразумение, она больше ломает, чем помогает. Пищат цыплята, их 24 шт., куры, кролики, телушку опять работники довели до болезни. Ни на кого нельзя положиться. Я действительно не знаю, что мне делать. Посоветуй! Невозможно найти прислугу. Вот хорошо бы нашу, какие были у нас в России... Она бы все у меня взяла в свои руки, освободила бы, дала бы волю... (в смысле свободы). У меня такая жажда одинокого (* Это не значит, что я и без тебя тоже думаю при этом "одиноко". Я не ощущаю возможности встречи с тобой, потому и хочу хоть одной отдохнуть. Я этого "одиноко" хочу для трудов, для мечты, для ухода из всего суетного. Ты это поймешь.) отдыха, "давно завидная мечтается мне доля, давно, усталый раб, замыслил я побег. В обитель дольнюю трудов и чистых нег!" О, как это понятно мне! В это воскресенье я в слезах (покаюсь тебе, что плакала), даже рыдая, говорила золовке375: "мне хочется одной, в тишине отдохнуть, я не поправлюсь, я устала..." У меня была усталость от этой негармоничности: этой спешки души и беспомощности наяву. И когда так бывает, то я впадаю в тоску, что не поправлюсь... Мне не терпится тогда, хочу скорее быть здоровой. Но ты не волнуйся, я очень "минутная", я предаюсь всегда страстно и гОрю, и радости. У меня нет границы, в чувстве. И когда мне тошно, то действительно до предела, до смерти. И тогда все мрачно. Но уже через 1--2 часа, я могу очень радужно смотреть вперед и радоваться простому кваканью лягушек. И меня немногие понимают в этом. Вот, например, мама этой моей структуры не понимает. Мне кажется, что они считают тогда мои переживания несерьезными, если они так же мгновенно проходят, как мгновенно и появляются. Но это не так. Я так сильно переживаю, что, если бы да это продлить, то не хватило бы человеческой возможности пережить даже. И как трудно жить так! Я могу ужасно сердиться, отрицать все, что является объектом гнева, до смерти страдать. Но если я узнаю, что я не права, что я ошиблась, то мгновенно все проходит, я могу на коленях просить прощения. Но не переношу неправды. Никакой.
   Ну, довольно! Да, молодка в бусинках... чем-то сходна! У меня бывает такое же чуть не помешательство на безысходности. Будто весь мир вокруг меня запетлялся... А все так просто на самом деле! И мне хочется, до страдания хочется, к старцу... Я давно уже собираюсь. Но где они? Одного знаю. Писала в 1940 г. Телеграмму послала ему... Война отрезала его... Мне кажется, что мое "паломничество к старцу" (оно в душе у меня) происходит именно совершенно точно в таких же состояниях души, как у "молодки".
   Меня мучает одна картина... Хочу писать, красками. Я видела сон... Опять сон! Но что же делать, коли я во сне живу. Удивительный сон... И такой пластически-красивый... Художественный сон! Какой свет, какая игра света, какой символ, какое настроение! Я все еще в его обаянии. Как нежно мог бы его дать Левитан, как трепетно -- Васнецов (В России, знаешь, я работала на переписи однажды под руководством некоего Васнецова, родственника художника, кончилось довольно лирически, он был очень влюблен.)376, вероятно, "дыхательно", как мистерию -- Врубель. Нет, это тема для Васнецова... Так чувствую. Да, Врубель тоже дал бы, но "беспокойно"... а этого нельзя... Хочу сама попробовать. [Нет] только уменья. Горит во мне и просится наружу много, много... И разбивается о... неуменье? Правда, Ваня... И "н_е_ _р_а_д_и_в_а" я. Это тоже правда. Без напора. И воли мало. Постоянства в работе, при неуспехе нет терпенья. Что-то от "молодо-зелено", -- хотя и не так уж молодо. Что-то "бродит". Кобылица молодая?377 М. б. ты и прав... Я хочу узнать себя! Не для честолюбия, а для того, чтобы узнать, могу ли что дать другим. Я очень издергалась душой. Ах, если бы увидеться с тобой, -- все бы сказала... Но, пожалуй, ты-то как раз мне и не судья. Ты же _с_о_з_д_а_л_ меня! Смотреть будешь через свое создание. Хочу И. А. увидеть. Неужели никогда больше не доведется? Хочется исповедоваться у такого, как он. У ног старца молча все выплакать и все открыть... Где старцы? После войны уйду домой, если жива и здорова буду. И, заметь, без всяких предпосылок. Если бы ты знал, какой сон это был! Но я его дам тебе в искусстве, -- не иначе! Но знай, что я проснулась от слов: "я понимаю, как "это" видел Шмелев, почему любил он это, и почему так описал". Я плакала во сне, хотела осушить слезы, чтобы еще разок взглянуть и... когда взглянула, то... все исчезло... Я проснулась.
   Я говорила это не сама себе, а кому-то, и потому не "Ваня", а "И. С. Шмелев". Этот сон привиделся мне на утре, между 1/2 8--9 часами. А ночью пела я "на реках Вавилонских"378. Тоже очень пластический сон! Ваня, розы твои чудесны. Посылаю одну, далеко не самую лучшую, ибо та не вошла бы в конверт. Все, полученные мной цветы, уже увяли, -- только они стоят нетленны! Обнимаю тебя в них...
   [На полях:] Посылаю укропу свежего, пощипли в суп за мое здоровье!
   Не думай искать "Трэфль" для меня! Рассержусь! Серьезно, Ваня!
   Ты прав -- нужно тебе продолжать, а мне _н_а_ч_а_т_ь. Ну, хорошо, отступи от меня на время, как ни больно. Твори, Ванечек. Я понимаю. Но, увидимся сначала!?
   Ну, Ваня, милый, не хватает бумаги опять. Жажду, жду, жду твоего ответа на мое письмо 27-го V. Перечти его и напиши. Или ты его засунул и трудно найти? Поищи! Приезжай, дружок! Я чувствую себя хорошо. Хожу. Берегусь. Мне статья Ивана Александровича о тебе -- не новость, я это знала! Он тебя еще и не так хвалил.
   Целует тебя твой Оль-Оль
  

159

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

17.VI.42

   Ванечка, счастье мое, мне так тревожно-трепетно: все думаю о тебе. Почему-то трудно собрать себя. Твое письмо от 8-го чудесно. Жду и жду ответа твоего на мое от 27-го V, как ты обещал, а сама не знаю уж, что я там писала.
   Я так всколыхнулась вся душой, вся трепещу, горю от одного твоего обещания хлопотать! Приедешь ли? Когда? Господи, чтобы было все благополучно! И... хоть бы мне остаться здоровой! Я так теперь особенно боюсь заболеть, -- приедешь, а я хвораю. Вот был бы ужас! Как обидно мне, что возобновилось это: я так хорошо поправлялась. Но, Бог милостив, м. б., теперь пройдет! Я тааак осторожна. Ты спрашиваешь, почему не сплю калачиком, -- да все потому же: боюсь вреда почке. Ты не представляешь, до чего я берегусь, и вот... все-таки. Сейчас у меня была "с визитом" сестра Фаси379. Рассказывала, что у нее тоже такое было. Целый год мучилась, но даже доктору не говорила, а только про себя таила. Недавно она тоже очень болела, но только иначе. До чего же надоел холод и дождь. Кажется, никогда не будет тепла. А как хочется! Ты пишешь -- "жарища". Если бы она пришла! При солнце вся жизнь лучезарней как-то. Ах, Ваня, неужели мы увидимся?! Мне что-то не верится! Сейчас так хорошо поют дрозды в дождик. А утром какая-то пичужка все кричала: "пиить -- пиить!" Будто пить просила. И знала я уж, что будет дождик.
   18.VI Продолжаю. Ванюшечка, солнышко мое любимое, единственное! Сегодня так я тобой взволнована. Все думаю о тебе. Как-то ты, что делаешь, что думаешь? Как живешь? Господи, если бы можно было, как бы радостно я тебе всего послала, чего у меня много. Зелень ты достать можешь? Здесь трудно. Но с моего огорода (именно моего) все я имею. Только огурцов и томатов еще, конечно, нет. Все бы я тебе послала! Ах, молочка хорошего, густого! Куры -- (тоже мои и мамы) -- плохо стали нестись. И надо много доставить яиц государству, хотя и не получали мы карточек на корм им, а от себя уделяли. Боюсь, что не соберу норму. Цыплятишки растут. А кролики умирают, -- три уже умерли. Давали какой-то шприц {Здесь: делали уколы (от нем. Spritze geben).}1, но не помогло. Мы прямо исстрадались душой с мамой. Она прямо идти утром к ним боится. Ну, расписалась я о хозяйстве, а совсем это не то, что меня всю заполняет. Я была сейчас у всех этих зверюшек, -- потому и пишу! Ванечка, роднушечка ты мой! Что? Что я могу для тебя сделать?? Я так бессильна... и так хочется для тебя что-нибудь сделать! Как счастлива я сознанием, что ты где-то думаешь обо мне! Как недостойна я твоего такого чувства! Розы твои я утром и вечером целую, -- они чудесны и... _с_в_е_ж_и!! Сегодня 10-ый день, а они все свежи и благоуханны! Вот, "от сердца"-то! Я выну их сегодня из воды и дам засохнуть. Я сохраню их. Все цветы, которые я получила, уже увяли, только они красуются. Мне масса радости в них, но, Ваня, умоляю тебя, никогда не делай этого больше: не балуй меня, не надо, прошу, это меня так смущает! Пошли один цветочек в письме -- довольно! Разве надо эти роскошные траты?? Умоляю тебя, Ванюшечка! А то я буду сердиться! Теперь такое время, что роскошь -- грех! Не спрашивай меня ни о каких таких баловствах, -- я не отвечу все равно. Не выдумывай искать "Трэфль", -- это же я для тебя писала! И шелковых настоящих чулок я теперь тоже не ношу, -- это luxus {Роскошь (нем.).} не по времени. Не хочу! Не потому, что не могу достать, а потому, что именно не хочу! Ну, голубчик, не надо! Я каждый день живу тобой... Вчера попробовала твои грушки... Меня убивает, что я не могу тебе ничего послать. Рубашка готова, а послать не с кем! М. б. будет M-me Boudo? Напиши тогда заранее! Или, м. б., ты сам приедешь? Я не могу поверить, я даже боюсь думать... Господи, как бы это было просто все в былое время!! Но, видно, так нужно! Сегодня Сережа мне прислал копию своего письма по-немецки для тебя380. Я просила его послать заказным. Ваня, напиши мне обязательно, знаком ли ты с "пассией" Марины?381 Кто этот "провожатый" Марины? Это редкостный по душе человек. Не он ли заходил к тебе с ней? Такой маленький, "вихрастый" какой-то, может быть "кипяток" и "зацепка", но дивный по душе и сердцу. Армянин, но русский больше, чем многие русские сами. Это воистину кристальной души человек! И еще скажи одно, и не забудь ответить: фамилия Охтерлони382 в России, вероятно, ведь только одного рода? Или были представители и других "ветвей", не только семья О. А.? Мне это очень надо знать. Странные бывают случаи в жизни. Ответь! Остался ли кто там из мужской линии?
   Как дела с твоим чтением? Как я бы хотела быть в зале! Господи, как бы хотела! Тихонечко бы, чтобы ты не видел. Ах, Ванечка, как люблю я тебя! Браню себя, за то, что не умолчала о своей болезни, повторившейся 29-го мая, ты мучился верно? Но мне невозможно было не сказать тебе, -- мне легче переносить с тобой вместе. Да и не могла соврать, сказать "здорова". А то бы больше и не верил. Но теперь мне больно, что ты опять, наверное, "в миноре"? Ты не тоскуй! Бог даст, пройдет. Теперь жду ответа от Шахбагова ("кавказца"), он очень трогательно-заботлив. Получила письмо от его жены383 (большое, вежливое, но сухое) и от него, маленькую приписку, но очень сердечную и глубоко-"докторскую", -- но они скрестились с моим описанием последней болезни, и потому там только его вопросы и вопросы, уверенность, что, наконец, что-нибудь да найдено и т. д. Мне бы хотелось к хорошему интернисту, поговорить о сосудах. М. б. какие-нибудь спазмы? М. б. кальк {Известь (от нем. Kalk).} надо принимать? Салатов я ем множество и, думаю, что вся провитаминилась. Солнца мало, -- вот досада! И что за лето?! Холод! У вас тепло? Был ли ты с Серовым на прогулке за городом? И удачно ли? Понимаю, как тебе не хватает леса, полей, воздуха! Ты же весь от природы! От _н_е_д_р! Да, верно! Ах, Ваня, ты писал, что твоему другу (кто он? все хочу знать!) хотелось бы иметь выдержки из письма ко мне о творчестве. Переписать тебе для него? Я сделаю это с радостью, если ты хочешь! Напиши! Напиши мне, кто твои друзья, познакомь же и меня с ними в твоих письмах! И я их тоже полюблю. Я и твою караимочку люблю... Она мила, внимательна к тебе, -- мне радостно это! И другая, единоверка, тоже. Все, что мило, добро и ласково к тебе, -- и мне мило. А как "Арина Родионовна"? Давно ты о ней замолк. Где сейчас Марина? Уехала? Помогли ли ей врачи? Ты не знаешь, служит она где-нибудь в Б[ерлине]? И где? Она работала раньше в лаборатории, куда я хотела перейти от невыносимости своего шефа. Довольна ли она? От И. А. давно опять ничего не имею. С. сегодня пишет, что он ему (Сереже) писал; обещал С. привезти письмо. Мы их всегда сообща все читаем. Им трудно материально, кажется, но как-то перебиваются. Как он выражается: "к_о_р_м_и_м_с_я". Ужасно, что в силу условий почти, я не могу им ничего послать. Ведь это же для нас русских самое светлое счастье, хоть чем-то, хоть чуточку, облегчить жизнь таким людям. Я даже цветов не могла ему послать на Троицу, а он их так любит. Хоть бы радость маленькую, малюсенькую доставило. Запрещено было. Ну, ничего не поделать. Обидно только и больно, что на насущные вопросы дня уходят и силы, и время, а сколько бы дал людям И. А., если бы у него взять все эти мелочи жизни?! А Т_ы? Хоть ты и "брыкаешься" и уверяешь меня, что хождение за молоком даже тебе полезно, все это так, -- но... хорошо и полезно пройтись, если это по своей воле, а не обязанность, которую ты должен и во всякое время и во всякую погоду выполнить... И все эти посещения, звонки, все мелкие заботы дня одинокого человека... Я-то знаю ведь! И. А. не один, но Н[аталья] Н[иколаевна] -- ничего не делает. Ты знаешь, какая она? Она вся для духа, а И. А. помойные ведра за нее по лестнице выносил, чтобы "Талочку", "барыню" никто с ведром не увидел. А он мог! И мы все это позволяли (хоть мы лично и Квартировы по мере сил кое-что и старались)! Позор нам! Он и в магазинах все закупал, чтобы она не наткнулась на какое хамство (которого было вволю). Я ломала голову и все еще ломаю: неужели мы это не можем изменить? Почему мы все так мало заботимся и радеем о наших служителях духа? Господи, да ведь тебя, осиротелого без твоей Ольги Александровны, должны, обязаны, окружить всем, всем, теплом, лаской, взять все заботы от тебя!.. Ах, конечно, есть такие, которые заботятся, я знаю, но все это носит случайный характер. Надо бы организованно все это устроить. Наладить все. Мне больно, что я ничего не могу тебе сделать и в хлопотах о поездке. Только еще лишний балласт тебе. Я бы хотела всюду сама за тебя бегать, достать визу, достать билет, взять такси и подъехать к твоему дому за тобой: "Садись Ваня, и поедем!" Чтобы все, что тебе надо было, -- сводилось бы к только _п_о_е_х_а_т_ь! И все же это было так возможно! Почему я никогда не была в Париже? Не понимаю. Я однажды чуть-чуть не уехала. Для меня это было буквально: пойти на вокзал и сесть в поезд. Никаких виз! И я однажды совсем было решила прокатиться. Были льготные поездки почему-то, и за 33 гульдена можно было ехать туда и обратно II кл. даже. Почему не поехала? Не тянуло ничто. О, если бы теперь! Ну, что себя дразнить! Ванюша, я поисправила рассказ свой о говеньи384, -- м. б. прислать его тебе? Дружочек мой, Ванюша милый, ласковый, родной мой!
   Ваньчик? Ты любишь укроп? Посылать тебе его, чтобы каждый раз в суп его сыпал? И если он засохнет, то это тоже ничего, -- я его на зиму всегда сушу. Я в каждом письме буду посылать. Я очень его люблю. У меня почему-то с ним связано воспоминание о пароходе, обедах в рубке, о воскресеньях (верно в пироги рубили его?), не знаю, но всегда какое-то радостное чувство, когда его слышу. Кончаю уже в 2 ч. дня. Розы твои дивные я вынула из воды, -- _н_и_ _е_д_и_н_ы_й_ лепесточек не упал, они чудесны! Раскрылись и застыли. Я их связала и повесила у окна своей комнаты сушиться. Ванечка, мой любимый, тебя в них буду видеть, тебя ласкать глазами, обнимать всем сердцем. Пиши мне! Я так жду! Ванечек, для "Путей Небесных" претерплю и редкость писем. Я не смею тебя уводить от твоего Святого! "Пора, мой друг, пора" -- сказал ты, а мне стало чего-то тоскливо. Но я понимаю! Правда!
   Ты пишешь? Что? Почему никогда ничего об этом? Или это спрашивать нескромно? Ванюша, скажи, переписать ли мне твое из письма для "друга"? Целую тебя, мой родной.
   Оля
  

160

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   19.VI.42
   Дорогая моя Олюша, 6 дней ни словечка от тебя. Я весь в тревоге о тебе. Так серьезно больна... ?! иначе ты написала бы! Ведь ты знаешь, как я весь издерган... -- ты в неизвестности, а мне еще послезавтра читать публично, (я всегда перед этим жестоко взбудоражен) да еще меня теребят по разным острым вопросам, нет покоя, -- приходят, пишут, запрашивают... -- и все это отзывается на нервах, а это ведет -- к болям. Не могу допустить ни на миг мысли, что ты сознательно не пишешь -- чтобы возместить мне за то, что я не каждый день пишу тебе?! Но если бы ты видела, как проходят дни мои..! Я _в_е_с_ь_ замотан, -- с очень больными вопросами обращаются, иные -- использовать хотят, считаясь с моим значением в эмиграции... После чтения я хочу хоть на неделю уехать из Парижа. Все места давно разобраны на чтение, и должно быть будет недовольство при входе, когда явятся за билетами, в воскресенье. В зале нельзя будет дышать, а мне читать -- му-ка -- без воздуха. Извести, хоть словечко! _Н_е_ _с_п_л_ю_. Целую. Твой Ваня
  

161

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

19.VI.42

   Дорогое мое сокровище, Ваня мой, ласка, счастье, радость моя! Ванюшечка мой единственный, родной, прекрасный! Как полна душа моя тобой, как люблю тебя всей полнотой сердца, как всякой думкой лечу к тебе, томлюсь тобой, живу тобой... грущу... очень грущу.
   И эти твои боли! Ванечка, я ими тревожусь. Сегодня был у меня мой "домашний" доктор. И... очаровал меня! Но это по порядку! Очень кстати пришел, -- я только что собиралась ему звонить и просить достать висмут. Попросила. Оказалось, что он мне тогда из своего запаса дал, и у него тоже или не так много, или нет. Жалел и говорил, что "постарается поискать". Тогда я взяла у него рецепт и буду искать в Утрехте. М. б. еще есть где-нибудь. Не понимаю, почему так трудно. Доктор мой этот очень охотно бы дал, обещал (искренне) поискать. И теперь о себе: он мне принес, как бы ответ на мои томленья. Знаете, я читал много за последнее время о почках и нашел в одном австрийском журнале, что подобные вещи бывают, и именно совершенно без видимой причины. Подобные кровотечения называются "exsencion haemathurie" {Беспричинное кровотечение (фр.).} (не знаю, верно ли ехsencion?) или еще другие случаи: "rénale haemophilie" {Почечная гемофилия (искаж. фр.)} (не ручаюсь за правописание). И вот он предлагает мне пойти с его описанием моего случая в лабораторию, где работает хороший врач -- его знакомый. Тот должен то самое сделать, что мне всегда казалось таким необходимым, для чего я и искала интерниста, который бы мог меня направить для подобного исследования куда надо. Понимаешь, я всегда боялась, что меня опять затаскают по больницам и всякий невежда (ибо по сравнению с van Capellen почти все таковы) будет считать своим долгом лично еще убедиться. Этого теперь не будет. Я очень довольна.
   Доктор не исключает возможности какой-нибудь маленькой анатомической аномалии, по существу ничтожной, но в связи с особенностями крови вызывающей кровотечения. Очень подробно говорил и под конец добавил: "я не хочу скрывать от Вас, что операция почки почти всегда имеет очень большую вероятность удаления всей почки, поэтому давать себя оперировать для того, чтобы только "посмотреть" -- крайне нежелательно. Конечно, многие живут и с 1-ой почкой, но я определенно советую дать себя оперировать только при 100% уверенности необходимости сего". Вчера же вечером я собралась с духом и звонила van Capellen. Тот очень спокойно принял весть о кровотечении и только спросил: "erg?", т. е. "сильно?". Уверял, что авитаминоз не может так сразу ликвидироваться и что ничего страшного нет. Фрукты, зелень еще и еще... Буду стараться. Я счастлива, что у меня огород. Ягоды еще не продаются. Я уже "сговорилась" с одной девушкой, которая в Wickenburgh носила мне клубнику и малину. С зеленью хуже: здесь приучают публику варить крапиву (помнишь русские крапивные щи?) и даже обязывают при покупке 1 кило зелени, покупать и крапиву. Она, кажется, очень полезна?! Как ты справляешься? Ну, довольно, о болезнях пора и перестать. Я потому это "во первых строках моего письма", -- чтобы тебя успокоить сразу. Не томись, Ванечек. Я в этот раз не так отчаиваюсь. Ты не заметил? Ванюша, не глупи с мелочными штучками! Я достану (если посчастливится) для тебя висмут с огромной радостью. Какие еще переводы расчетов?! Ты откуда это такой мелочной?? Мне даже неприятно писать об этом. Что за счеты?? Я поняла бы до некоторой степени твою щепетильность, но правда же, уверяю тебя, ты никому не обязываешься. Это только мое было! Не хочу распространяться на эту тему, но поверь, что это так. А если ты и передо мной так мелочно себя держишь, то меня это очень удручает! Кончено! Ни слова!
   Ванюшенька, ласковое солнышко мое, как письмо твое чудесно, как светло оно, как удивительно тепло! Я именно и молилась преподобному Сергию, мама акафист ему читала, на коленях, а я, лежа пластом, мысленно тоже склонилась вся перед Его Святым ликом. И преподобного Серафима я просила и прошу. После того акафиста (только что до него была алая кровь) я было боялась даже посмотреть, но мама сказала твердо: "не бойся! Все хорошо будет". И верно... так и не повторилось. Только через 2 дня старая вышла. И так хорошо все устроилось: ждали доктора, нервничали, думали в больницу, м. б. пошлет. А вдруг приходит работник наш и говорит: "доктор на роды уехать должен, потом будет". А когда он "потом" приехал, то уже ничего и не было. И осталась я дома. Ах, опять на свое сбилась!
   Ванечка, не трепыхайся о чтении. Конечно, полный зал будет. А если почему-либо кто не придет, то верно локти кусать будут, что почему-либо им нельзя было. Отчаянно, что нет газеты. Да и жизнь-то у всех шальная. Но я уверена, что все придут. Кто же к тебе не рвется?? Чудашка ты мой!! Ванёк, как жаль, что полненькую Олю не получил. А я еще смущалась, что очень уж там "скульптурно". Ветер был. Попрошу у Сережи отпечатать еще. Пошлю. Ах, мое милое, живое солнце! Жизнь моя! Как плакала я над письмом твоим сегодня... и радостно, и горестно. Как радостно любить так, узнать такого, так близко ощущать твою единственную, твою бессмертную душу... быть такой дорогой тебе, любимой... и таак все безнадежно! Так далеко ты... А душа рвется к тебе все миги, все минуточки жизни! И для других это так возможно -- видеть тебя, быть с тобой. А я? И всякий утраченный день, всякий час, -- не говорю уж об этих 3-х годах! -- утрачен, потерян, погиб для жизни! И я запуталась вся. И я не знаю ничего... Я -- больная, теперь еще глубже упала в бездонность безысходности. Прости, мой Ванечка, за эти скорбные слова. Так я переживаю. Конечно, эта скорбь, скорбь о тебе -- ведь тоже счастье, но... Милый друг мой, как оно больно! Сегодня я все время чувствую на глазах моих высохшие слезы. Плачу. Маме сказала: "Господи, зачем узнала я его?" и тут же: "какое счастье было его встретить, узнать, и знать, что в Божьем мире есть такие!" А для себя я еще сказала: "и быть таким любимой!" Ах, Ваня, милый, родной мой, светлый! Как я молюсь на твое все! И рада, что не скорбное наше взял, а "Крестный ход". Как чудесно! Как гармонично. Как существенно! Как весь это -- ты! Ах, Ванечка, я молюсь на тебя! Когда ты пишешь: "чтобы еще больше привлечь тебя". Это о статье И. А. о тебе, -- то все это не то! "Привлечь" меня нельзя больше... И все твое и о тебе, что еще и еще говорит о гениальности твоей, -- не то это... Мне не надо этого, чтобы быть у ног твоих. Наоборот, когда я вижу тебя -- Гения, то ты для меня "И. С. Ш." -- не иначе. Не могу иначе. Я стыжусь тогда себя перед тобой, я так мала и так ничтожна. О, как страстно хочу я быть тем, чем кажусь тебе!.. Как хотела бы быть так одаренной, как видишь это ты! Почему у меня нет фантазии, нет "замысла". То, что бы я хотела дать, -- все свое, о себе, а не из себя о мире. Но я даю тебе слово писать. И буду. Я боюсь разочарования твоего во мне, в созданном тобой обо мне! О, как боюсь. И совсем я не "очаровательна". Боже, Боже, ты так меня возносишь! Только одно то верно, -- это все мое сердце к тебе! Я постоянно в болезни любви. Да, это болезнь. Ни о чем другом не думать, не интересоваться ничем, как только ты, ты, ты и о тебе! День и ночи! Мучительно, и все же не отдам этой муки! Если можешь, уйди в "Пути". Что-то нужно, какой-то "вентиль" {Здесь: выход (от нем. Ventil).}, как говорят немцы. И мне что-то нужно. Писать? Нужно действенное проявление тех сил, которые переполняют сердце, душу, заливают и туманят разум. --
   О, не пиши это ужасное "поздно"... Вечно ты это -- "поздно". Не надо! Нет, не поздно! Не хочу, чтобы было поздно! Что бы дала я за 1936 г.385 Вернись, вернись! Я подошла бы к тебе и сколько бы тебе сказала. Ваня, не "чужой" ты был мне, -- ты не прав, а я робела: "куда же лезть к великому человеку, в великом его горе?". Я никому никогда не писала и тебе написала от переполнения чувств, от поразившей меня родственности твоей со мной по духу, от живого воображения мною твоей одинокости до... почти что переживания ее. Я давно тебе писать хотела. Не решалась. И еще однажды, скажу правду, -- (ужасно мне это теперь подумать!) хотела написать Плевицкой386. Она меня "взяла" тогда исполнением народных песен, и: "а девичью совесть вином залила" (* Я не люблю "Ухарь-купец" и вот тем удивительней мне было услышать у нее так. Потому, видимо, и очаровалась.)387. Я ошиблась тогда. Мне она казалась искренней. Но ошибся даже и И. С. Морев. Я писала ему о ней и сказала, что гениальное исполнение Шаляпиным "Блохи"388 не дало мне и 1/100 доли того, что дала почти безголосая Плевицкая ее русской песней. Шаляпин в тот год не пел почему-то народной песни, в Берлине. И И[ван] С[еменович] мне восторженно ответил, что понимает это. Тогда я была очень молода, ах, юна даже, я ошиблась. Хотела сказать ей просто "спасибо", но что-то все же удержало. Я не писала. И больше никогда этого чувства не было. Понимаешь, я не к ней лично чувствовала благодарность, а к этой искренности, как мне казалось. А м. б. она и была тогда искренна? И м. б. тоже "залила совесть"?389 Я Павловой390 еще восторженно в глаза смотрела, у ее автомобиля; она ручку свою дала, я чуть не поцеловала... из жалости... Павлова плакала! Почему-то был очаровательнейший ее балет провален. Интрига! Она усталая, и огорченная, бледная до крайности, одна в холодном автомобиле, плакала. Мой отчим ей что-то говорил восторженно и горячо, со свойственной ему теплотой и искренностью. "Я не довольна, что Вы, я очень недовольна собой сегодня". И: "...ну я рада, что доставила кому-нибудь радость". Я подбежала и, задыхаясь, только могла: "Спасибо, спасибо!" Она дала ручку... Почему я ее не поцеловала?? Это был ее последний балет в Берлине391.
   Я слушала Бунина. Он мастерски читал. Но сердца не тронул. За ним бегали дамы и весь он был какой-то "dandy" {Щеголь (англ.).} -- холодный и "куда выше всех". Не свой! О, нет. Около И. А. я благоговейно стояла, не рискуя подойти, чувствуя как бы ограду между собой и им. Много спустя познакомил Сережа. К тебе рвалась душа моя... Рвалась тогда уже. Ты как-то именно сердце ухватил... И долго я думала о тебе... Да, конечно, как о писателе -- редкостнейшем человеке. Иначе думать я не смела! Когда И. А. сказал: "Подумайте, какое горе, он только что потерял жену, и какую!" У меня сжалось за тебя сердце. Чудовищна казалась мне эта утрата. И, помню, было так все время, долго, долго, неопределенно грустно: подумаешь: что такое? -- ах, да, бедный, бедный! Знаешь, как это бывает: случится несчастье, давит все время; проснешься и еще не осознаешь яви, а уже на сердце смутно что-то давит: "что такое?", -- "ах, да...". Я не вру, так это было. Я была задавлена тогда и своей жизнью. Мало у меня было света... Не подошла... Ванечка, вижу тебя такого, как пишешь ты... "азартничали бы"... да не упиваясь, пили бы жизни чашу! Знаю, Ваня. Я знаю, как бы было... И твой "уход" для творчества, -- это было бы счастьем... Знаю. О, я умела бы ждать тебя! Еще больше обогащенный пришел бы ты ко мне обратно! Я все это знаю, до трепетности яви. И потому еще несносно больно... не знаю, какая я... Ты меня рисуешь. Я не знала такого счастья до тебя, не знаю, какая я, когда раскроюсь вся ему, этому счастью навстречу. Какое было бы блаженство открыть тебе всю душу, отдать тебе ее. Все, все сказать... Ваня,.. "а счастье было так возможно, так близко..."392. Пело, недавно я могла услышать отрывки "Евгения Онегина". Как рыдала я, Ваня. Я себя Таней увидала. Какой же ужас вот такой их встречи... Каждое слово, ложилось в сердце. У нас здесь нет вины своей, что... невозможно. Но Господи, как все же больно... С восторгом я жила бы для тебя всем, всем, что нравиться тебе могло бы. Все эти мелочи обычной жизни, беря на службу нашей любви. Я понимаю тебя. И очень люблю, что ты такой... Обожаю тебя: от Горкина твоего, от "недр" твоих, от Лавры твоей чудесной... до.., ну, да и... до "Герлена"! И аромат Лавры еще святей, еще чудесней! И все бы тебе простила! Даже это твое желание... знаешь, о девушках простых что писал? Да, простила бы, потому что эту силу я понимаю. И за это тебя еще больше люблю. Восторгаюсь твоей любовью к простонародью. Люблю и я. Хлеба, закат, "нагрев", проселочная дорога... конопля. И благовест, а "Свете тихий"! И ты -- бесценный мой мечтатель! Какое чудное ты выбрал место из "Богомолья"! Я счастлива! Конечно, буду я с тобой! Господи, хоть бы цветы пришли вовремя! Я так просила! Хоть бы красивые были! Они же жулье. Я получила от магазина открытку, пишут, что выполнено будет хорошо, благодарят за "доверие и заказ".
   Серов -- шляпа! Чего он разболтал тебе все? Вот так сюрприз! Я не могла доставить в зал, т. к. это воскресенье, не рисковали. М. б. Серов не сумеет их сохранить за ночь?
   Целую тебя, Ванечка мой, и вся живу тобой... И воображаю тебя, "толкающего меня к пределу "моды", "шалого", как пишешь ты.
   Как я люблю тебя, как ярко чувствую это счастье, как благостно люблю, и как же сумасшедше! Не могу писать тебе то "определение", -- ничего особенного, но чувствую, что написав, сниму такой {В оригинале: какой.} дивный флер. Оля
   А вот _с_к_а_з_а_т_ь, глядя в глаза, могла бы _в_с_е! Все!
  

162

О. А, Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

21.VI.42 5 ч. вечера

   Ванюшечка, моя светлая, моя лучезарная радость!
   Ты читаешь сейчас? Ты горишь? Ты держишь свою Олю в сердце? Я все время с тобой и о тебе, дружочек. И вчера, так радостно мне было думать о тебе... так ныло сердце! Получишь ли ты вовремя мои цветы, и хороши ли будут? Досадно мне и больно будет, если неудачно выйдет! Ах, Ваня мой, как радостно любить тебя, и как же горько, что нет тебя! Как ждать буду вестей твоих о чтении. Все опиши. Не устал ли слишком? Как я за тебя волнуюсь! Ванюша, солнышко мое! Мне кажется, что мы встретимся с тобой, Ванёк! О, сколько скажу тебе, спрошу, учиться буду у тебя. Как много, много сказать надо! О, Ванечка, как я мучаюсь вопросом творчества... Не сердись, не брани меня. Поверь, что я не "ною", не "вою", а серьезно мучаюсь... Я такое бессилье чувствую в себе. Ванёк, я пошлю тебе свой "Пост"393, но ты, -- прошу и молю тебя --, не очень стыди меня за него и не поощряй к писанью еще и еще. Это не случайно "н_е_ _в_ы_ш_л_о", а просто со всей натуги я не могу ничего лучшего создать. Я перечитала сегодня твой "Пост"394 и пришла в ужас, как я натаскала у тебя всего, но я клянусь тебе, что не сознательно. Поверь мне! Перечитывала вчера Пушкина и... когда сегодня стала было переписывать свою бездарь, то упала духом. О, не подумай, что дерзала бы по П[ушкину] равняться, -- конечно нет, но я увидела убожество свое. Когда я это так ярко сознаю и, кроме того, не чувствую ни единой темы, то мне тошно до ужаса. Не нудь меня, Ваня, стать тем, чем быть я не могу. Все, что писалось прежде, до тебя -- ничто по сравнению с тем, что сказал ты. Ты исчерпал всю жизнь в литературе.
   Для меня ты выше Пушкина. Я это не могу объяснить, но так чувствую. Потому что, когда читаешь Пушкина, то испытываешь: наслаждение, восторг, преклонение, -- а когда тебя я читаю, то испытываю нечто неописуемое. Как будто перестаешь существовать, как будто тело тесно для души, проснувшейся от твоего "Глагола"... Твой великий Дух так захватывает, что душе не хватает воздуха в бренной оболочке, и можно только молитвенно-радостно и горестно плакать. Я не умею объяснить. Но верь, что с тобой начинаешь томиться по Предвечному... Не забуду, как я читала "Пути". Все твое так удивительно, что я не умею выразить. Когда я читаю (хоть 100-ый раз) твое, то часто, часто скажу с тоской по Прекрасному -- "оох" -- возьмусь за сердце и... почти физически станет трудно дышать от переполненности сердца. Все, все твое!... Ванечка!..
   22.VI.42 Ванечек мой, как я голублю тебя заочно, как люблю, как ласкаю... Я обнимаю тебя нежно, целую в лобик, в глазки,.. ты грустен? Сегодня горький день!.. Я помню. Я о Ней молилась... И всякий раз молюсь. А о Сереженьке молюсь не за упокой, -- а просто: "где бы он ни был, на земле ли, там ли..."
   По-моему, так неудачно выпало чтение твое на 21-ое. Вчера устал ты? После напряжения всех сил, сегодня, небось, упадок духа? И эта горестная память! Ты на могилке? У вас тоже жарко? Томительно? Бодрись, Ванюша!
   Почувствуй сердцем, как я тебя ласкаю... Ну, нежно, как сестренка, дочурка, глупка,.. и так горячо, так страстно... тебя ласкаю...
   Не смей грустить, улыбнись, обними меня (не в первый ли раз пишу так?), обними, уйдем на миг от горя, муки... Забудься... Не думай горьких мыслей!.. Посмотри в глаза мне: видишь, сколько в них к тебе любви, и неги, и ласки, и боготворенья? Видишь!? Увидь! Ах, как целую тебя, -- почувствуй! Мой милый Ваня, единственный, любимый, родной мой, ангел!
   Ну, хоть немножечко же будь счастливый с твоей Олюнкой. Как жду тебя... Ты это знаешь?! Нет, всех мыслей моих не знаешь. Не можешь знать!
   Я дни и ночи о тебе мечтаю. И каак люблю! Я безумно люблю тебя... На столе стоит букет жасмина... Как упоительно... люблю тебя! А в полях у нас (там), в овражках, в одном особенно, перед сосновой горкой, -- цветут фиалки-любки... Как я к тебе приникла... всем сердцем... слышишь? Вчера на том месте, где читал ты, в "Богомолье", я положила белую гвоздичку и жасминчик... Гвоздичка: -- чуть-чуть от любки... пахнет?! Правда? Как я хотела бы с тобой побыть на океане... в тепле... на юге... Безумно бы хотела. О, если бы ты мое сердце видел! Мечта моя, живая! Как хочу, чтобы ты приехал, чтобы меня понял, услышал, не разочаровался, обнял бы твою пугливую пичужку. Ванечка, как жду тебя! О, мой милый ангел! Какое блаженство тебя любить так, тебя голубить, слова тебе самые чудесные говорить сердцем, и думать еще лучше, еще чудесней!.. Не высказать! Как солнышко радостно светит... как чудно розы пахнут, и гвоздика, и вот жасмин... Я не могу без тебя больше! Я так... тянусь к тебе! О, если бы я могла к тебе приехать! Боже, что это было бы за счастье!? Ах, да, сегодня я была у Фаси мельком, -- из больницы зашла, -- рядом. Ее "дубина" скоро будет в Париже. Я умолю его взять висмут для тебя и рубашку. Фася обещала. Сегодня могла достать только часть того, что доктор выписал рецептом, -- буду еще стараться. Очень висмут берегут и не дают в одни руки много. Но я раздобуду! Пришлю! Ваня, но меня волнует, что тебе он так часто нужен. Часто боли? Ну, скажи же! Берегись, Ванёк! Хоть для меня! В тебе мое все счастье! Подумай! Мне делали сегодня, разные уколы. Посмотрим. Я чувствую себя хорошо. Очень хорошо. И жду, жду тебя! Ах, как жду! Почему нет тебя сейчас со мной?! Если бы ты мою душу видел! Знаешь ли ты, как вся твоя я? Как каждой думкой я с тобой? Как каждую минутку я отдаю тебе?? Ну, знай же, ну, поверь мне! Не говори мне "поздно" и все такое!.. Не мучай... Не поздно. Ничего не поздно, пока мы любим. И это вечно. С тобой, любя тебя, я не боюсь и смерти... мы там будем вечны...
   Ах, какая чудная пора сейчас... цветет все... Ты жару любишь? Сенокос какой у нас бывает!.. Как сено пахнет... Как душно-ароматно в старом сарае ночью... и сколько букашек ползают-елозят, шуршат около уха. И в щели видно зарю... одну... и другую. Ты спал когда-нибудь на сене?.. И неужели никогда не повторится? Так хочется верить сердцу...
   Мой милый Ванечка, кончаю, не могу ничего писать тебе, кроме слов любви и все одно и то же... и как же мало могу сказать в письме!..
   Но ты представь себе все, то, что так пера боится... Вообрази свою Олю нежной-нежной, любимой, любящей, немножко "шалой", немножко в жасмине и любках утонувшей и... так тебя зовущей...
   Люблю, обнимаю... долго и горячо. Целую, пока дыханья хватит и... плачу в счастье...
   Оля
   Пиши мне! Будь со мной!
   Шлю розы лепесток, мой поцелуй, и жасминчик. Какое сочетание красок! Люблю!
  

163

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   [22.VI.1942]
   Вот выдержка из письма от 16-го V. Думаю, что это-то. Да? {Далее следует (в сокращении) часть указанного письма И. С. Шмелева: " Когда я был во 2 к л. гимназии страх и трепыханье лютые враги". См.: Т. 1. Письмо No 188.}
   По закону цензуры не могу еще приложить листа с письмом, пишу одновременно!
   А это -- только и исключительно "выписка", а не письмо!
  

164

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   24.VI.42
   Милый Вань!
   Все нет от тебя писем, а я все бегаю к почте... нет и нет. Почти неделю! Здоров ли? Замотался ты? Устал? Приедешь ли, Ванёк! Мне думается, верится, сердце говорит, что да! Вчера звонил мне Сережа и рассказал, что он переехал от Master'a (адрес тебе сообщу, -- сама еще не знаю) и снял 2 комнаты больших, с балконами, в доме ванна. Так что очень удобно будет, -- приедешь и прямо комната тебе есть. И искать не надо. Хоть какой рассезон ни будь! Они: одна на восток, а другая на запад -- не смежные. Приезжай! Мне сразу подумалось: вот одна для Вани! Ванёк, я послала тебе 22-го выписки об искусстве из твоего письма ко мне (для приятеля твоего), но мне чего-то стало больно. Будто ты усомнился в верности моих рук, хранящих все твое. Твой приятель сказал: "Это же важно сохранить для других... "395 я понимаю его, но разве ты то усумнился, что я сохраню? Разве для этого должно у друга твоего храниться? Когда я думаю об этом, то мне так больно, что я плачу. Почему ты не сказал ему, что это все будет сохранено как самое святое? Опять как с Земмеринг -- не нашелся сказать об Оле то, что надо? Или не захотел? Я жалею, что послала, -- все, что ты мне пишешь я храню, как зеницу ока и пока я жива, ценю как самое мое душевное, самое сокровенное, интимное, и потому еще не хочу другим отдавать. Я могла бы дать прочесть, но ведь, так послав, я _о_т_д_а_л_а_ ему! Мне очень горько это и я тебе открыто об этом говорю.
   Скажи другу, что это принадлежит сердцу кого-то. Пока. Пока я жива. Я только ради тебя послала, и теперь очень жалею. Поймешь ли ты? Если у тебя другой взгляд, то напиши, и я м. б. пойму.
   Но ты не думай, я не сержусь... Я вся ласка к тебе, вся любовь. Жду узнать о чтении. Были ли митрополиты? Думаю, что _о_б_а_ не пойдут, они же враждебны друг другу?
   Чувствую себя я хорошо. Совсем здоровой, стараюсь пополнеть и загораю, хотя загар не к лицу мне. И я уже пополнела, даже против зимы. Вот увидишь! На днях м. б. поедет Фасин муж. Пошлю рубашку и висмут. Целую. Оля
  

165

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

24.VI.42

{На конверте помета И. С. Шмелева:

с земляникой. К письму приложена

засушенная веточка земляники.}

   Здравствуй, Ванечек мой!
   Я послала тебе открытку сегодня, но мне хочется завтра отвезти в город еще и это письмо. Едем с мамой рвать ей зуб. Опухоль прошла наконец, и надо торопиться. Я боюсь таких вещей всегда. Лучше самой терпеть, чем видеть это у близких. По Толстому: все только эгоизм396. Но как бы то ни было, а неприятно. Сегодня нежданно для себя собрала с моего "игрушечного" земляничника целый стакан чудесной лесной земляники (это что из парка Wickenburgh) и сразу же сварила для тебя. Буду завтра (если буду здорова и поеду в Утрехт) просить Фасю, чтобы муж ее прихватил. Я собирала их в солнце, они горели, эти "живые огоньки"397. Помнишь, в "Богомолье"? Мне так хотелось их дать тебе... И еще хотелось непреодолимо нарвать тебе букетиком. Нам так всегда носила бывшая наша няня, когда приходила в церковь из своей деревни... бежит леском и ухватит, и каждому подарит. И была какая-то особая от этих букетиков радость! Я сорвала тебе такую веточку и зашила в целофановый мешочек. Мне так хочется благосклонности цензора, чтобы допустил эту веточку -- радость, этот мой живой тебе привет! Я верю, что это может быть, что дойдет эта веточка до тебя, и потому приношу теплую благодарность неведомому, но доброму контролю!
   Ванёк, я с верхней ягодки откусила чуточку, чтобы и вдали, но все-таки с тобой будто вместе есть эти ягодки! Выбрось ее (она была меньшая из 2-х), если побрезгуешь. Это моя глупая, м. б. выдумка. Я все хочу тебе переписать мое несчастное "Говенье", но все не соберусь. Его надо бы все исправить. Я уже не люблю его и радовалась лишь один-два дня. Читала тогда и даже плакала... и радостно было. А теперь досадую... М. б. даже первый вариант был и лучше, но я его куда-то задевала: м. б. и сожгла. Я многого не могу найти. Я многое и тебе писала (лирически), когда еще не знала как ты ко мне. Все куда-то запропастилось. Я тебе массу эти дни писала, но многое уничтожила -- очень горечи много было и отчаяния (все это касательно моего "творчества") и не хотела огорчать тебя. А теперь я не знаю, что я писала и чего не писала. Там много было и интересных мыслей. М. б. наперед лучше не бросать, а сохранять у себя на память?! Ах, Ванюша, я тебе сегодня в открытке писала об этих выписках из твоего письма мне об искусстве, о творчестве; по просьбе приятеля твоего... Ну, да мне очень больно, что ты как бы не счел достаточным хранить это у меня. Твой приятель говорит, что "это надо сохранить для других..." Отлично могу его понять. Но больно колет сознание, что ты ему не ответил (чего бы так ждала душа моя): "все это будет очень сохранно, как святыня, т. к. тот, у кого это, -- ценит и бережет все мое, как Святая Святых". Неужели ты думаешь, что он лучше и вернее сохранит? И еще больно мне: я отдала ему (кому????) в собственность то, что вся душа моя, вся жизнь моя! Я могла бы дать почитать, поделиться, но_т_а_к, как я отдала... Боже, что я сделала?? Я слушала только твое желание... и сделала. Но отдав письмо на почте, я уже раскаивалась. Ты понимаешь? М. б. ты иначе думаешь? Тогда скажи, я постараюсь понять... Не давай ему! Это такое _м_о_е, все твое, -- мне. Пока жива я. Я не хочу отдавать, пока я жива. Я так мало тебя имею... Письма только твои... и из них я ни капли не уступлю никому, пока живу. Скажи, отчего ты захотел ему дать? Ты не надеешься на мою нежность, бдительность, любовь? Обязательно ответь! Я так томлюсь. Я не сержусь, я так вся полна тобой, вся в любви... Очень люблю... Эти дни особенно как-то остро и жгуче. Ах, Ванюша, я совсем не "огневая". Это только мои порывы. Я бываю, и даже очень -- рыбка. Могу годами жить аскетом. Ты смеешься? Правда... Без отрубания даже пальца! ("Отец Сергий"!)398. Я могу вся уйти отсюда... А сколько я о монастырях мечтала!.. И... люблю порой вино жизни!..
   Ну, Ванечек, жду твоего ответа. Как давно не было от тебя писем... Ты теперь мне часто не отвечаешь на письма... Отчего? Ты можешь еще читать мой почерк. Я так разболталась.
   Ужасно пишу, и сама не могу себя исправить. Целую земляничными губами. Оля
  

166

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

27.VI.42

   Милый Ванюша! Я уже 2-ую неделю ничего от тебя не получаю и очень волнуюсь. Что с тобой? Здоров ли? Последнее письмо ты писал 12-го399. С тех пор -- ничего. Я просила тебя кое-что спросить у С[ергея] М[ихеевича] относительно моей болезни и все ждала ответа. Или тебя так издергало чтение? Все это мало меня утешает. О себе нечего писать. Исследования были сделаны, и доктор хочет некоторые из них повторить, т. к. не все оказалось нормально. Через 1 месяц хочет. Я очень нервна и заставляю себя больше есть и спать, что не всегда-то удается. Погода дрянь, и это меня всегда тоже гнетет. Хоть бы солнце!
   Хоть бы словечко от тебя! Ни читать, ни писать я не могу, -- очень неспокойна. Мне так хочется покоя.
   Целую, Ванечка. Оля
   [На полях:] Вся я -- один сплошной нерв. Легко сказать: "не нервы".
   В постоянной думе-заботе о тебе!
  

167

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   29.VI.42 5 ч. дня
   Ольгунка моя радостная, как я сегодня тобой обласкан, как озарен тобой и согрет! Два письма, розо-жасминное и земляничное! Нежка моя, цветущая радость, душистая, чутко ко мне прильнула... и я вдыхаю, ищу этот аромат любви твоей, и воображением нахожу, вдыхаю, пью... -- и опьянен тобой, чувствую тебя, земляничка-жасминка, кружащая, дурманная сладко-сладко... Ты... -- ры-бка..! Может быть и бываешь рыбкой... но я-то _з_н_а_ю, какой ты можешь быть -- не-рыбкой... ты в одном миге можешь _в_с_е_ передать, что розлито в жгучих чувствах множества женщин... ты же художница чувств, -- этого ли не знать мне! Ольгушка, ты для меня бесценно дорога _к_а_к_ _т_ы... -- какую знаю, _в_и_ж_у, и мне совершенно -- в этом чувстве -- неважно, будешь ли ты творить, писать, рисовать... -- все это в твоих возможностях, все это -- ты, а проявится ли это _в_н_е_ -- для моей огромной к тебе любви -- силы не имеет. Поверь, что это так.
   30.VI 6 ч. вечера Я должен был оставить письмо, начались боли, -- они уже возобновились, только один день не было... не постигаю, что такое. Не тревожься, все знакомые боли. Ночь на вчера не спал до трех, а потом кончились, и я проспал до 12-ти. Эту ночь опять, началось с 4-х дня, а завтракал я в 1 ч. дня...Сегодня через час после кофе начало царапать у -- печени? Но это все многолетние, знакомые боли, только упорней. Сегодня придет Серов, -- Очан400 уехал надолго. Я с неделю почти, после благоприятного диагноза Очана не принимал каолен... -- с этого..? Дерет, как когтями. Сегодня сел на диету. И курил я последнее время очень умеренно: две папироски в день!
   Ну, довольно. Ольгуночка, ты так меня ослепила своим чувством, так онежила, так... затопила счастьем! Только ты так можешь, так любить. И поверь, нежная моя... _в_с_е_ _э_т_о_й_ именно так, так -- як тебе. Нет слова определить _в_с_е. О, я чувствую, как ты обняла меня, как твое сердце во мне трепещет, и так мне тихо, и так мне бурно-горячо, и так я весь твой! Ах, Оля... в таком счастье, в таком ослепленье... -- и вот, такая моя незадачливая полоса... эти боли... связанность моя... -- я, когда боли, как-то оторопею вдруг, становлюсь неуверенным, медлительным, -- все мысли меня покидают, и только "дранье когтями" все темнит во мне. Но ты... ты остаешься единственным во мне светом, святая моя, робкая моя пичужка, так гонимая жизнью! Дай мне твое сердечко прижать, вжать в себя, в свое сердце... дай мне глазки, я поласкаю их своими, поглажу реснички твои... пальчики твои возьму, и все-все-все перецелую тихо, так вдумчиво-ласково... Оля, _т_а_к_ я никогда не любил... -- так безоглядно, так беззаветно и так -- глубоко-сознательно!
   Ольгуна, твое письмо, с переписанными выдержками об искусстве -- никому не отдам, -- знай это. Ты не так поняла мое согласие дать другому: он коллекционер, очень чтущий писателей и представителей искусства, он хотел мое авторское мнение об искусстве, как "редкий No"! Пусть он благоговеет перед _э_т_и_м, но моим единственным ангелом-хранителем _м_о_е_г_о, кому я единственно верю, кого _т_а_к_ безоглядно люблю-чту... -- ты, только ты! Во всем, на все. Оля, ты мне дарована, как Дар Священный. Оля, я тебя люблю неопределимо, неназываемо, безмерно... -- слов нет на это. Ольгушечка, -- ты _в_с_е_ мне! Веришь, только ты, одна в целом мире. И -- навсегда. -- Ольгуля, я кляну себя, что захотел сказать тебе правду, не покривить... перед тобой не могу иначе... и я, идиот, сказал о цветах..!401 о, как кляну себя! Но поверишь... -- я был ослеплен, озарен твоим даром, твоими розами... я их публично поцеловал, и это видели... -- вот _ч_т_о_ мне твои цветы! А что купчишки плутуют... -- Бог с ними, им судья. Я все же _н_е_ должен был омрачать тебя! Твои цветы у меня, теперь усохшие, и они будут всегда со мной... -- _в_с_е_г_д_а, _в_е_ч_н_о. Да, так. Вот сел писать тебе в болях, -- и прошли боли... не тревожься, птичка моя... О, ты моя Жар-Птица... умная-умная... чуткая-чуткая... как я забылся в ласках твоих... как все вообразил, дополнил... я эти дни ни на секунду без тебя! Вся ты со мной. Боже, как ты нежна, как глубока в чувствах! как разнообразна... как изумительно прекрасна! Слышишь, я не говорю, нет... все мое поет тебя, свет мой тихий и... мое ослепительное Солнце! Я безмерно тебя люблю, до боли в сердце, до... исступления, и при этом любовь не -- вихрь во мне, а сросшаяся со мной сущность, ты воплотилась ею во мне, ты срослась со всем во мне, нерасторжимо... Оля, не мучай себя работой, только доверься мне и пришли... _н_е_ _с_т_а_р_а_й_с_я, не напрягайся... а пиши совсем безоглядно, забыв, что были Пушкины... -- ты -- сама себе гений, ты -- _с_а_м_а! Все придет и так загромоздит тебя... -- сладко задохнешься и не будешь знать, что начинать. Пришли же, мой свет вечный! Светик-детка, мне больно, я замираю от тоски... Господи, неужели я не совладаю с болями и не приеду, не увижу тебя?! А я хотел завтра ехать и подать просьбу, -- надеялся. М. б. это невралгия у меня? Проверю... Очан -- умнейший, чудный доктор. Он твердо сказал, ни язвы, ни с печенью ни-чего, жаль ее, насилу нащупал. Ни изжоги, ни отрыжки... никаких неприятностей с "трактом", все нормально, только Серов мне прописал "Эвониль", для усиления перистальтики кишечника, это как бы продукт печени, желчь. Очан, узнав, сказал: замечательное средство! Были у меня несколько дней затруднения... от вялости, что ли, внутренних органов. Но, знаешь, Ольгулька, аппетит не пропадал, я и вчера хотел есть, и сейчас с удовольствием ел овощной суп, пустой, и манную на молоке. Я не худею... правда, перед чтением я чуть сдал, от горения, но за эту неделю -- знаю по ощупи, -- я не похудел. И _н_и_ капли не пью вина, нигде, никакого! И давно. И никогда-то я его не пил, как пойло, как многие делают. После от 19-го я писал тебе 25-го заказное402 -- маме и 27403 -- тоже. Прости, девочка чудесная, любимая моя страстно и нежнооо я, м. б. тебя разволновал? Я не хочу, чтобы ты сгорала впустую, я хочу сам в тебе сгореть, от тебя... -- _н_е_ впустую! И ты чтобы -- въявь, со мной пила чудесное вино жизни... пусть это миги только... но, Оля, -- это же вечность такое неизмеримое ничем мое чувство к тебе... мы друг для друга... -- мы -- _е_д_и_н_ы, мы так едины, так похожи... единое в разделении только... -- и наши токи нашли нас, соединили... И мы давно слились, давно -- единое! И так живем, пусть в отдалении... но ближе никто не чувствовал, пусть и вместе эти никто... мы не расторжимы... мы -- из какой-то страшной единой любви вышли и -- должны ее создать, слившись сердцем и всем чудесным в обоих нас! О, пугливая моя пичужка... моя Олёль... серденько мое.... все во мне зовет тебя, к тебе несет, влечет... все закрыто... -- ты только, моя небесная... моя пылкая, нежная... Ах, какие эти твои письма! Это -- незабвенное 21? Как я жил тобой, когда ты писала его? Для меня не было зала, слушателей... я тебя видел, одной я тебе читал, я для тебя нашел силу... я теперь дивлюсь, как ее много -- для тебя! потому что -- _д_л_я_ _Т_е_б_я! Я знаю: большинство сдает на первом получасе... -- я вынес полный голос, _ж_и_в_я_ все время... в течение 2 часов! Сердце не падало... только после я понял, что устал. А через два часа я был свеж, мог пройтись -- подышать. Твои розы -- это ты сама, они показались мне -- _ж_и_в_ы_м_и, шепчущими... Это я -- сделав усилие -- посмотрел после, чтобы тебе сказать всю правду. Ты хотела знать ее. Публика говорила -- прекрасные розы. Я никому и лепестка не дал! От других давал. Твои -- Святое.
   Обнимаю, целую земляничную, душистую, теряюсь в тебе. Твой Ваня
   [На полях:] Не кощунствуй: не поминай всуе Пушкина! О, какой я -- _т_в_о_й! Если бы ты это почувствовала!!!
   Пишу одну страницу, чтобы успеть на почту. Не правлю опечаток. Сейчас только 10 мин. до закрытия.
  

168

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   1.VII.42, 4-30 дня
   Ольгушка милая, все еще не исчерпал твоих писем, -- так они икряны, так полны чувства, так изумительно нежны! Ах, какая ты богатая душой... ластынька чистая, гуленька-игрунок, нежка вся... -- сердце заливает. Слушай, гуль... -- чтение прошло отлично, "грандиозный успех" -- говорят наивные. Смешно говорить об "успехе", -- он связан с чтением, и я его не домогался. Мне дорога связанность со слушателем, его причастность полная моему. Это не изменилось. Твои цветы для меня были сущей тобой, телесной и душевной, -- да я только тебя и видел, только тобой и жил, острее даже, чем -- если это можно! -- обычно, с глазу на глаз с Олькой! Я с тобой -- сам я, и потому, -- только потому! -- сказал о цветах -- о купчишках! -- ты мне сама наказала сказать правду. А как живой символ -- розы прекрасны тобой, вот они, я их целую -- и в них моя Олька живет, моя любовь, моя девулька-горячка, пылка... -- о как весь отдаюсь тебе, до сладкой боли... странное это чувство, будто ты сейчас со мной, и я страстно обнял тебя... и свято-нежно целую... и сгораю. Постой, маленькое отступление. -- Вчера был доктор мой -- "ни-чего" -- говорит, печень искал, подсунув одну руку над почкой, сзади, а другой спереди щупал -- не мог печени найти! И так я -- "обеспеченный". Говорит -- спазмы, на почве, м. б., дисгармонии в работе разных гланд, поджелудочной железы... -- до чего надоела эта физиология, да еще в письме к тебе. Ночь спал без болей. Завтракал у караимочки -- они силой меня заставляют ходить к ним, если не иду -- он приходит за мной. До 4 ч. не было ничего, потом начало скрести... выпил теплого молока -- кончилось, сейчас. Ах, знает ли мой читатель, _к_а_к_ писалось "Солнце мертвых". Это на юге, в Грассе, жили мы вместе Буниными404. Я, бывало, катался по полу от болей... -- в 23 г.! -- откатаюсь -- пишу. Дали мне новое средство, помогающее лучшему брожению, парализующее "вздутия". За завтраком принял компримэ {Таблетка (от фр. comprimé).}. Ел с большой охотой: чудесный картофельный суп, блинцы с клубничным вареньем, картофель вареный, с маслом и укропом -- о, страшно люблю укроп! -- и напишу еще о нем тебе!! -- почему и для меня в нем "особенное". Довольно о сем. -- Ты чудесна, чудеска. Твое письмо 21.VI -- четыре раза перечитывал. Ну, будто ты меня вся ласкаешь, ты, в красоте живой-земной. Рассказ пришли непременно. Я тебя не нужу, ты же свободная! Ничего ты не "натаскала", чушь. Мы одинаково воспринимаем, одной душой, оба -- одно, быт наш _с_в_о_й, и все черты жизни знаемы нам обоим. Глупёныш умный мой, при всем таком ты дала -- по-своему, уверен. _Т_а_к_ вот Пушкин не мог бы! У гения -- _с_в_о_е, по-своему, а мы с тобой двояшки, неразлучники сердцем, -- и как ты смеешь меня смущаться. Ты -- я, я -- ты. Да я _в_с_е_ смею сказать тебе! Я в сердце тебя ношу, ты моя. Ты усложненная душа моя. Но... не кощунствуй Пушкиным. Пушкин есть Пушкин. За это я чуть кусну тебя за ушко... чуть-чуть... -- как поцелуй. -- 27 был на могилке с друзьями, береза -- исполинская, велел подрезать, -- всю могилку осенила. Я посадил белые лилии во всю могилку. Велел сделать голубой крест на ней -- из цветущей лобеллии, а кругом белые низенькие бегонии. Ели пирожки на могилке, -- был светлый-светлый и теплый-теплый день. И тихий. Гуляли пчелы, дрожали березовые сердечки. Был в мыслях с _м_и_л_ы_м_и_ моими, и ты была со мной, Оля. И легко мне было, -- ты со мной. Ты _д_а_н_а_ мне, -- ах, детка, как я _и_щ_у_ тебя, как ты необходима мне -- _в_с_я! Я светел тобою, -- ты _и_х_ любишь, моих бедных... моих чистых, светлых... -- У нас теперь жарко. Я люблю жару, русскую-летнюю, она -- в-меру. Я чувствую, _к_а_к_ ты меня ласкаешь... и чую в тебе и сестренку, и дочурку... и -- _м_о_ю, _в_с_ю. И в твоих глазах вижу... много вижу... и тайное вижу... и чувствую _в_с_ю_ тебя! И немножко счастлив с моей Олюнкой. Жасминка, ах как люблю их сладость, их истомность, густую не-гу их... -- наш оранж! Любка... она всегда уводила меня к желаньям... пьянила. Правда, удачное место из "Богомолья" взял я. Мыслью о тебе выбралось. Довольна? Земляничная-жасминная, дышу тобой. Лю-бка моя дурманная... -- хоть и всегда "собранная". Но... можешь и... раскрыться. З_н_а_ю. А я могу без тебя? Или ты не слышишь, _к_а_к_ _я_ _м_о_г_у... ?! -- Не хлопочи с висмутом, он м. б. и не так уж необходим. Милая, все люблю, что ты... и сено, и знаю зори на сене, и сараи... и пряность... -- но спать лучше без шуршанья, на чистой холодящей простыне, тонкого полотна... -- отвык ныне, все нарушено в моей жизни. Я люблю тонкий аромат свежего хорошего белья... а сплю на грубом, но всегда брызгаю лавандой. И в комнатах брызгаю -- сею пульверизатором. И твои цветы прыскаю свежей водой. Гортензия еще жива, три ветки! С 23 мая! Олюнка моя, как ты мне желанна! -- му...ка какая... так ты неуловима! Вижу тебя жасминной, чуть дурманной... томной, обвеянной колдовской любкой... так влечешь ты, так мной владеешь, так топишь в себе... -- о, как ты страстно-тонко... в письме чаруешь. Слышу тебя, пью тебя... и пьян-пьян... с тобой. Чуть вакханкой писала ты, -- в каком-то о-стром дне твоего существа, остром миге! Я _з_о_в_ твой слышу. И все -- одно сгоранье, истомленность.
   Получил сегодня ранние твои письма, 17 и открытку 15. Как счастлив, что ты почти здорова. Буду хлопотать... м. б. мои боли минуют. Я знаю эту птичку -- "пи--ить... пи-и-ть..." это, должно быть пеночка. А то есть -- на вечерней зорьке -- камышевка: "ты Ти-та ви-дел? ты Ти-та ви-дел!!?" -- и отвечает -- "видел, видел, видел..." Это Чехов подметил, кажется в рассказе... "Дача" или другом405. А я где-то давно дал: знаешь, поджарая, подтянутая индюшка, жеманная такая: -- я умею ловко подражать! -- "Фье-дор... Фье-дор... я озя... бла... ку-пи башмаки..." А индюк, надув свои "кораллы", важно-сердито: -- надо быстро-быстро, будто выплюнул-выстрелил -- "В Туле были-не-ку-пили-теперь нечего покупать..!" Страшно быстрой скороговоркой -- высыпкой! А еще лягушки, весной, только черемуха еще зацвела... скрежещут от страсти: "Варваррра, полюби Уваррра". А Варвара-- "Варрваррр-варррварррр...!" Я это еще гимназистом слыхал... и -- это услыхал Чехов у брата в мещанском училище в Москве406, и я одновременно слышал, стоя за перегородкой, в том же училище, -- мы с Женькой! -- и я это дал в моей маленькой "трилогии": "Как я встречался с Чеховым". Она состоит из 3-х очерков: "За карасями", "Книжники... но не фарисеи" и "Веселенькая свадьба". Читала? Написано в Альпах, в 34 г. -- Ах, ты о "Путях Небесных". Я должно быть неясно писал. Вот как: я полагал, что дам в трех главках все "обращение" Виктора Алексеевича и, написав первую отдал печатать. Затем -- вторую... отдал... и -- попал в ловушку, _с_а_м: уже обязан был продолжать, хотя почувствовал, что роман -- "без конца"... И так, глава за главой, -- 33 главы! Теперь, если бы я дал печатать первые главы "Путей", -- их готовых -- 2--3... остальное -- вчерне и только пятая часть романа! -- я связал бы себя перед читателями, и _д_о_л_ж_е_н_ был бы продолжать и -- кончить! А ты подумала... Ваня что-то путает? Перед тобой Ваня ни-чего не скрывает и _н_е_ путает. Он -- тебе -- всегда ясный, ты же в нем, навсегда. И перестань быть "на-струне", со мной-то. -- Зелени мало, но я должен даже и салат варить слегка, а это разлагает витамины. Я не могу -- и не хочу -- стоять в хвостах. Прошу тебя -- ради Бога не тревожься за меня, берегись, Олюша, не печалься, не томись... цветы тебе -- какие же это тра-ты!!? Глупости. -- Марина заходила не с Нарсесяном -- я его в глаза не видал! Он в Лионе, недавно писал мне. А провожавший был какой-то "неопределимый", не знаю его. На днях зашла проститься, -- поправилась, -- принесла нежно-голубых -- скабиоз, -- знаешь, наши луговые "астры"? Но эти махровые, чудесные! живут долго. О Нарсесяне. Виген? -- слышал много хорошего. Марина не поминала, а я не спросил. Была в восторге от чтения. Знаю: многие плакали за "Крестным ходом". Ты его знаешь? А то -- прислать..? Почему ты не со мной? Ты все бы разделила со мной, все мои тайны-планы литературные... -- других нет. Ты мне давала бы "заряды", озаряла бы... вливала _с_в_о_ю_ силу... -- и _м_о_е_ -- стало бы тогда -- _н_а_ш_е. Ты знаешь, ты бы дала мне часть себя самой... ты это знаешь, как... и я знаю... как это дивно, глубоко и... таинственно! -- в творчестве!! -- дает такую мощную детонацию!! -- Наука лишь в последнее время открыла это... а творящие знали это опытом... -- что такое за _с_и_л_а_ у любимой! как она наполняет, как оживляет... как... со-творяет! Да? -- Да..? Да... !! Ты согласна. Гореть в творческом... зажженным нежно-страстно-любимой... -- какое окрыленье! Довольно... а то похоже на чеховскую "Сирену"407... -- охотиться с холостым зарядом..! Охтерлони {В оригинале: Охтэрлони.} -- старинный шотландский род, это ветвь Дома Стюартов. Их родовой городок Розен. Там сохранилась портреты лордов Охтерлони. Прадед пришел служить Екатерине II, инженером военным. Дед и отец Оли были в обороне Севастополя в 1856 г. Оба были ранены. Брат Оли -- Александр Александрович408. У него сыновья -- Алексей и Владимир. Последний умер лет десять тому. Есть дети у обоих. У последнего -- два мальчика были, один -- Серафим -- очень чистый, религиозный, воспитан матерью Оли. Вот и весь род, кажется. Думаю, что однофамильцев нет. У Оли были миниатюры предков, были проданы нами в тяжелый час. -- ! -- Они -- в Румянцевском музее. Дед Оли играл в азартную игру под бомбами с Львом Толстым, на барабане, в 56 г. и -- странно -- мог в то время получать через контору Беринга -- старинный "дом"! -- фунты, остатки ликвидированного наследства от тетки, что ли... -- у них был майорат -- кажется отошел к родному городу Розену. У Оли были наследственные черты Стюартов. Глаза, кажется... и -- шея... очень красивая. -- Нет, ты все изволь мне говорить о здоровье, _в_с_е. Я достаточно силен -- ко всему. Без правды я буду страдать сильней. Никуда я не поеду отдыхать, ленив я и не люблю "привыкать" -- к новому укладу. Слово моей царицы -- закон: о творчестве, твои строки _н_е_ отдам. Приятель этот не покидал меня в тяжкие минуты, когда я страдал головокружением, в 38 г. Скромный человек, но "коллекционер" авторского. Меня особенно чтит. Я _д_л_я_ тебя писал, надумал, -- и забыл, что писал. В_с_е_ мое заветное -- только для тебя. Ты -- мое тело, мое сердце, все мое, т. е... ты сама стала такой для меня, для нас. Неотделимая ничем, никем. Я на ветер не говорю. Я тебя люблю. И это, о, какое светлое мне счастье даровано! Ты не можешь всего представить... ты слишком смиренна в этом... хотя ты и безумно-бурна, горячка, гордячка, страстка. Упорка. Не будь же со мной всегда "на-чеку", всему во мне верь. Я -- твой.
   Марина, кажется уехала. Мечтает о работе на востоке. -- "Говенье" непременно пришли. Не обижу тебя ни словечком. -- Укроп теряет в сушке все "эфоры" {Здесь: силы (ото фр. effort).}, и становится сеном. Я пытался его сохранить. Я люблю свежий, крепкий... в нем солнце огородное... радость огурцов, созрева... отраженье вкусов -- праздничных пирогов, ботвиньи, окрошки -- все люблю! -- читала мою ботвинью в "Богомолье"? -- в главе -- "Царский золотой"?409 Там пропет гимн ботвинье... ?!! Лучше _н_е_ мог. Па-хнет свежим огурцом, _в_с_е_м_ нашим. В укропе и для меня "радостное", _с_в_е_ж_е_с_т_ь... -- как и в антоновке, в рябине... -- осенняя последняя радость... люблю полупустые сады яблоневые в солнечный сентябрьский день... какое утреннее солнце! роса какая на поздних маках! они -- как в жемчуге, их головки. О, как все хотелось бы перелить в "Пути"! И все что-то мешает влиться. Т_е_-_б_я мне не хватает Оля... твоей _с_и_л_ы! Я на этом кружусь... Но я могу писать и -- аскетом. Внутренне сгорая. Увидим... На этих днях подаю просьбу о поездке. Но как же, если мой контрагент по литературным правам410, уедет из Арнхема? Сроков не знаю. Если получу... и если все эти боли..? Ну, увидим. Ты, милая моя больнушка, не должна двигаться, пока все не пройдет у тебя. Если бы даже -- чудом -- была возможность поездки твоей... я бы не мог на это согласиться, -- ты не смеешь подвергать себя опасности. Ты должна быть здоровой, и_т_ы_ _б_у_д_е_ш_ь_ здорова! Оля, помни: надо быть спокойной. Заставь себя. Сосуды очень чувствительны. Я страшусь, что мои письма тебя могут волновать... Господи, да не будет сего! Прими покойно, как сильно мой Ваня любит меня, как верно. _В_е_р_н_о. Ни мысли о другом, ни тени мысли. Ты и только _т_ы! Одна. Все закрывающая, спасающая, хранящая. Как моя святыня. Ты не смущайся, что "не удается"... -- ты мне дорога, как _т_ы, ты в себе несешь богатство души, а будет ли оно явлено... _в_н_е... -- для меня-то давно явлено. Ты неизменна для меня. И не озирайся, не смущайся, а -- хочется -- пиши. И не стыдись меня посвятить в свое творческое. Я чуток к тебе, я только мысленно поцелую тебя, мою Олюнку. Господь с тобой. Я спешу на почту. 6 с половиной. Потому не доканчиваю страницу. Дай же ротик... губки... ручки... -- всю целую, ласкаю, мою детку, мою дале-кую... нежную мою птичку... розовая ты заряночка! Вишни бы собирать с тобой..! И у тебя губы че-рные... и на щеках сок вишневый, и в глазах вишни... и вся ты в вишнях, и на их щечках я вижу отражение моей голубки... такой малюсенькой... на черном зеркальце, на глянце этих сочных щечек вишни... -- и солнце там, и сад, и небо... и все я вижу... и сколько блеска, и тепла, и света... Ольга, вишенька моя... моя сочнушка... -- теплый сок какой, какая сладость... упоенье... -- о, я знаю наши вишенники... на Воробьевых горах какие! во Владимире какие! А треск дощечек с вышек -- воробьев пугать! А какой янтарь... на листьях капли, на коре... бывало, как сосали..! Какое солнце через этот клей!.. Ты жуешь его... я вижу... твои зубки и глаза... в них вишни, вишни... вишни... -- и ты, самая сладкая из них, и сочная какая... брызжешь соком... -- я пью тебя.
   Нет времени править опечатки, сама поправь, спешу-бегу на почту, осталось 12 мин.
   Твой Ваня
   Любимая, моя, Олюна, целую. Господь над тобой!
   Не могу расстаться в беседе с тобой. А надо.
  

169

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   4.VII.42
   {Письмо, названное И. С. Шмелевым "солнечное откровение". На конверте его помета: это письмо никак не для печати! (хотя бы и имело историко-литературный интерес). Это воля О. А. Бредис-Субботиной и моя. Ив. Шмелев.}
  

170

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   7.VII.42 4 дня
   О, дорогая моя, детка моя, Ольгуленька моя... -- я чувствую, как ты вся в грусти и тревоге, что так давно не пишу тебе... Ах, моя милочка... я так не хотел тебя тревожить, все ждал, что мне станет легче, и я могу не писать тебе о своем недомогании. Но вот, 6-й день, с 1-го, когда писал тебе, а мои боли не проходят... Все, быть может, обычное мое... -- доктор С[еров] уверяет -- "ну, ни-чего же нет страшного!" -- а я мнителен, я подавлен. Все, что со мной, можно легко объяснить, конечно, -- я очень много переволновался перед чтением своим, много было и других "дерганий", я плохо спал, ел неважно, на-скоро, и, должно быть, слишком много перепринимал всяких лекарств. Теперь, нет, как будто, утомления, какое было дня три после моего выступления, но я о-чень похудел! И это не показатель чего-нибудь грозящего... -- помню, в половине декабря я был гораздо худей... чем сейчас, и вот за зиму и весну набрал до "полноты", т. е. не дощупывался до ребер даже... а в декабре считал их, как косточки на счетах. Тогда, в декабре, помню, у меня мало было масла... а эти недели две я довольствовался граммами... забывал, не получал из провинции, от Ивиковых родных411, да еще я совсем перестал -- месяца два! -- есть хлеб: не могу, такого он дурного качества, вздувает желудок, и _в_с_е... и -- бо-ли! Ем все эти недели только белые сухари, достаю с трудом... и без аппетита ем... и мяса мало ем, порой забываю выбрать паек даже... -- такой я рассеянный. Так что, учтя все, похудеть не трудно. Да еще много ночей без сна, от болей. Эти дни боли были и днем. Обычные, знакомые мне лет 30! Ведь _д_в_а_ доктора уверяют, что ни-чего не могли прощупать... ни язвы, ни печени, ни в энтэстэн... {Кишка (от фр. intestin).} -- "спа-змы" -- они-то и причиняют боли, -- так говорят. Но мне не помогают и противоспазмовые средства. Сейчас пишу тебе -- почти не чувствую болей. Вчера были весь день, Серов был в 11 ч. вечера, помял меня, -- "видите, я прогоняю скопившийся "газ" -- под печенью -- вздуток, сейчас будет лучше". И правда: боли затихли, я чуть повертелся ночью, заснул в 1 ч. и спал до 10. Давно так не спал, роднушечка! Завтракал сегодня у друзей, самое режимное, и вот почти нет ощущений болевых, а лишь "наболевшее". Да я сам виноват, знаю... Ну, прости, что наполняю письмо таким нудным. Но когда каждый час слышишь -- "ах, как вы похудели!" -- когда слишком знаешь о болезнях... когда воображение не изменяет, когда... я так счастлив тобой, Олюна моя... я о-чень не-о-бычно счастлив твоей любовью, своей к тебе... когда дрожишь над таким ослепительным _д_а_р_о_м... о, тогда так страшишься "обмана судьбы"! -- которая вот-вот настигнет... и как же насмеется!!! Вот. Это чувство "томленья" грозящим... мне _т_а_к_ знакомо! Я, ведь, уже раз десять "умирал", -- смеется доктор! И в 28-м, и в 34-м... и в прошлом декабре... От Очана, две недели тому, я вышел окрыленным, но его лекарства, что ли, мне навредили..? Я не могу, например, выносить угольного порошку... а Серов изумился, что "белладеналь", который должен успокоить боли, -- вызывал их сильней! Вы, говорит, какой-то... "вверх ногами"! И я решил ни-чего не принимать. Только для сна... "седормид", и то -- половину таблетки. Сейчас нет болей, совсем! В воскресенье сварил себе молочный кисель из "домашней" картофельной муки, друзья сделали, только гря-зная... надо было отмучивать... -- и целый день -- ни намека на боли! И сегодня хочу. Ем больше. А то и желания не было, и масла мне пришлют -- мно-го! -- Не тревожься, милка, все от "трепыханья" моего, нервы ни-куда... -- и сил-то сколько отдано 21-го! Все и посейчас говорят -- ну, и голос же у вас! Да, сила была показана. И доведись -- еще мог бы не хуже прочитать! Но было много всякой тревоги. Если бы ты видела, _к_а_к_ меня дергают! И письма семьям казаков, уходящих на фронт, и -- "молим написать книгу" -- ! -- в память 25-летия мученической кончины Царской Семьи, и -- в Комитете Молебствия об освобождении Крыма...412 и десятки посетителей за день, и отвечай на письма... и... одинокие ночи с болями... часто совсем без сна. И... -- трудно с питанием, режимным -- !! Ну, как же не похудеть ото всего?! И -- самое первое, _в_с_е_г_д_а_ и во _в_с_е_м: ты, тревога о тебе, томленье по тебе, моя голубка... тоска, стремленье... и... не знаю, ну, как я, если не пройдут боли, смогу поехать даже и в деловую поездку в Арнхем?! Завтра подам просьбу. Ну, если получу -- да, если не пройдут боли, -- не смогу. Это же ужас... ехать и мучиться! Я должен поправиться, придти в форму. Только тогда -- да, поеду. Ну, проверим... что скажут дни... Словом, одни волнения, тревоги, трепыханье... -- такое и вполне здорового положит в-дос-ку. Заклинаю тебя: не придавай значения, помни: я не менее тебя мнителен, "до безумия", -- смеется доктор. Знай еще: такие боли всегда были, в 23 году я катался от них по полу и кушеткам в Грассе, и... писал -- !!! -- "Солнце мертвых". Читатель _н_е_ поверит: в таком состоянии писать _т_а_к... -- наружно спокойно, и _в_н_у_ш_и_т_е_л_ь_н_о. Я знаю, чего стоят эти -- для читателей! -- муки от "Солнца". Иногда мне приходит в ум -- да не болезнь ли "солнечного сплетения" у меня, при бывшей "язве"?! Такие боли, будто во мне, под желудком, в нем, в печени, в груди, в пояснице... -- бьют тысячи молний... и пронзают... до задыханья. Тогда -- ложись и замирай... А я, дурак, наелся лимонного мороженого, забыв, что ныне -- да и раньше! -- купчишки готовят мороженое из "лимонаду", а лимонад-то делают из... лимонной кислоты, а кислоту... из обработанного железа -- что ли, серной кислотой..! Ну, мне мороженое и дало себя знать... такой гюпер-асидитэ! {Повышенная кислотность (от фр. hyper-acidité).} это в субботу было... И все внутри у меня словно изранено. Эх, будь вволю молока... -- отпился бы. Ну, довольно. Жди более светлых писем. Напишу.
   Целую мою птичку, мою детульку... умку мою, вечную, единственную для меня в целом мире! Скоро Ольгунка будет именинница... Звонок: твоя открытка -- 27-го. Вчера была -- 24-го. Гулька моя... пойми же мою тревогу! _з_н_а_ю, как ты томишься -- сам _в_е_с_ь_ такой нее, ты -- другая! Я тебе писал: 15-го, 19-го, -- перерыв... перед чтением и утомленье от чтения. Писал: 25-го, 27, 30,1-го. -- Перерыв, пишу сегодня... Пишешь: последнее письмо было 12-го. Возможно, а послано 15-го, заказное на маму. И все -- заказные, кроме кажется, открытки от 19-го. От 27-го было... -- о, какое жгучее, я потом только почувствовал, что "вышел из границ". Прости. От доктора ничего не мог вытянуть о твоей болезни... -- "трудно заглазно" -- вот ответ его. "Индивидуальность особливая", "серьезного не вижу", возможно, что некоторый дефект сосудистой системы, и "жидкое состояние крови..." Жду Очана, когда вернется. Гулька, Гуля, молю тебя: держи себя в уверенности, -- все будет хорошо! Мы -- два сапога -- пара. Да ведь _д_у_ш_а-то единая!!! -- и -- все остальное тоже. Это тебе поможет прощать мне мое молчанье: ну, значит, не в-силАх! Зато мои письма, которые ты теперь уже получила, тебя по другому взволнуют... -- ах, Олька моя, как ты мне дорога-нужна!! Два безумца... от счастья и от муки. Погода была удушливая, все ходили, как ошпаренные, и у меня -- всегда легкого на жару -- пудовики на ногах. И спать было трудно... да, _в_с_е, абсолютно, похудали. Есть потерявшие 28 кило! -- проф. Карташев. Есть -- 23 кг. Но мне-то -- я не хочу взвешиваться -- нельзя терять и пяти кило. Ну, обойдется. "Пути Небесные" _д_о_л_ж_н_ы_ быть написаны. И -- "Лето Господне". Преп. Серафим поможет. Именем Господа буду писать. Твоим. Оля, -- _в_с_е_ мое -- только для тебя. Помни. Твое письмо с выпиской никому не давал. И не дам, будто... _з_а_б_ы_л. Только тебя могу считать -- единственной, _в_е_р_н_о_й, хранительницей того, что вышло из моего сердца. А ты, глупенькая, пла-чешь..! Да разве ты не веришь и теперь твоему Ванюше?! Оля, я _в_е_с_ь_ твой, и только твой. Нашей святой любовью клянусь тебе. Да ты и без того _з_н_а_е_ш_ь. Но ты не можешь жить, чтобы не тревожиться хоть чем-нибудь. Знаю тебя. Так тебя знаю всю... -- будто из меня родилась ты, моя детка... моя солнечная, моя... умная-умная безумица! Ни одной слезке твоей не дал бы упасть -- все выпил бы... всю твою тревогу взял бы... Оля-Оля... Олюна моя! -- Да... вот уже вторую неделю, с некоторыми перерывами -- хожу завтракать к милым моим караимам. Заставили. Половину забот с меня сняли. Сегодня ел свежую разварную камбалу -- или почти камбалу, с картофелем, суп-лапшу, бефстекс, персики. У них очень хорошая девушка-француженка -- евангелистка... чисто готовит, вкусно. Вот какие друзья... нежные, заботливые, чуткие... -- это семья караимочки. Удивительные есть люди. Воистину _ч_т_у_т_ писателя. Моя Арина Родионовна _п_л_а_ч_е_т_ надо мной, так жалеет, что боли у меня. Ольгушка, Ольгушоночек... помни: все такое было давно, всегда: в Крыму, помню, так схватило, что при Оле, в лавочке сел бессознательно на... раковины! Особенно в жаркие дни... -- идешь... и -- стой! -- прихватило, ножами будто, молнии там мигуют, внутри... И, бывало, съешь хороший кусок свежей ветчины... малосольной, или -- хороший бефстекс... -- ко-нец! здоров!!! А то так, всегда перед чем-нибудь "важным" -- а у меня "важное" -- это -- куда-нибудь ехать-укладываться... -- вот, бо-ли..! Оля шутила: "это ты нарочно, чтобы мне не помогать..? -- Воистину! Приедешь, или даже -- только в вагон сядешь -- да где же бо-ли?" Или помню: ехали из Биарица в Париж, после б мес. жизни в сосновых лесах Ланд413. Я лежу, бо-ли... в вагоне, -- лицо упокойника... слышу, соседи-французы: должно быть, бедняга смертельно болен... -- и даже называли болезнь! -- а мне и тошно, и жутко, и боли... -- приехали в Париж, сажусь в такси... -- да где же бо-ли?! Словом, верь: я раз-бол-тан! жестоко.
   Опять волынка. Больше не стану. Я же тебе в письмах обычно никогда не писал о своих болезнях. К чему? И досадую теперь. Но я же не знаю, как все дальше, и ты будешь винить мою лень и мой "страх", если не удастся поехать мне. Только потому и пишу. И теперь мне не 30, не 40, не 50 лет... -- понятно?! Если бы было 40--45!!! По душе-то мне м. б. и все тридцать, только... а -- "дух бодр, плоть же немощна..."414. Правда, я живой, не чувствую слабости, усталости... но -- надо быть готовым ко всему. От нервов стал больше курить, а это мне вред. Но ночью -- один... без сна, да еще эти боли... -- как удержаться от "зелия"?! -- Жалею, что и о цветах твоих написал... но, клянусь, публика их не могла расценивать -- ей важно было, что _л_ю_б_я_т_ писателя, о-чень... и он даже их поцеловал, их -- _о_д_н_и!!! Я же не мог не написать тебе, ты просила, а сказать неправду перед тобой _н_е_ _м_о_г!!!!!!!! Ты для меня -- _в_с_я_ _п_р_а_в_д_а! и я хочу быть для тебя -- _т_о_л_ь_к_о_ _п_р_а_в_д_о_й!! Цветы сохранены, вон они! Твоя гортензия еще дышит. Твои "мотыльки" дают побеги. Оля, ты смотришь в меня, ты живешь _в_с_я_ -- в сердце. Мой ангел, моя именинка, светик мой... _к_а_к_ я взываю к тебе ночами, когда не сплю! Как молю тебя -- не забыть о Ване. Помолиться об одиноком, усталом страннике. Как счастлив, что есть ты, что могу лелеять тебя, моя светлика, моя жемчужка, жасминка-земляничка... моя душистая веснянка, свежка... моя Олюна... Олель моя. Сегодня писатель Ремизов принес мне редкую книгу -- "Иконография Богоматери" -- Кондакова415. Нет, не эту, конечно, ты с бабушкой читала. Вспомни, детка, я хочу достать ее, прочитать ее, с тобой побыть -- с той девочкой, какой ты и теперь осталась. Вспо-мни...! Мама вспомнит... Целую вас -- тройку, так нежно, так по-родному... -- по-разному... Милые мои... друзья мои... близкие мои... бережно люблю вас всех... а тебя, ненаглядка, беспокойка... -- возношу в любви, как мое святое-святых... -- Олюша, ласточка, залети же ко мне... стукни в мое оконце... солнце мое далекое! Освети, озари... приласкай... так мне порой душевно-одиноко, так холодно... плакать хочется... и я плачу... и корю себя: неблагодарный, _т_а_к_о_е_ тебе дано... как же ты дерзаешь мучить себя и _Е_е!!!? Прости, Олькушечка... порой изнемогаю.
   Сегодня я, слава Богу, совсем хорош, боли лишь -- отсветы... наболело. М. б. скоро и совсем оставят. _З_н_а_ю_ их да-вно! Пусть это будет тебе ободреньем. Ну, 5 с половиной. Надо на почту. И... читать "Богоматерь".
   Не очень разволновали тебя мои письма? Оля, прошу: _н_и_ч_е_г_о, ни слова не пиши о _н_а_ш_е_м_416. И я не буду. Слишком это сложно, волнующе, и... не место. Я _в_с_е_ знаю. И это _в_с_е, очень сложное, требует огромной выдержки. Я имею письма с фронта от жертвенно пошедших биться с Сатаной. Они -- _с_ч_а_с_т_л_и_в_ы. Они-то уж _в_с_е_ знают. Целую милку мою в щечки, глазки...
   [На полях:] Нет времени исправить опечатки. Осталось 20 мин. до закрытия почты. Обнимаю. Твой Ванёк
   Оля, ми-лка. Напиши. Здорова ли?
  

171

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

7.VII.42

   Спасибо, дружок Ванюша, что не забываешь!
   Письмо твое от первого такая ласка... Читала его зарей вечерней, и опять... в румянце утра! Я в отчаянии от неудачи с цветами -- не забуду никогда... Ужасно это. Я больна тогда была, не могла даже звонить, заказала письмом. Писала, очень прося хорошее, отборное послать. И, поверь, это так и должно было быть. Я позже, узнав от тебя, что подали гадость, Фасе сказала. Она ужаснулась такой наглости магазина. По ее мнению "утонуть можно было в розах". Я же хотела, чтобы тебе корзину роз принесли -- ! Болваны-жулики. В июне же розы-то с неба валятся! Подумаешь, невидаль какая! чтобы "сборные" подавать! Ах, я бы сама, лично, все сделала иначе. Ну, а тут: шаблонные розы. Розы -- всегда хороши, думала я. Я хотела тебе собрать букет из маков махровых, васильков и колосьев с ромашками. Но подумала, что не сумеют шикарно это сделать, и получится убого. Взяла розы. И -- вот! Совсем это не "слово Царицы" -- и я не хочу, чтобы ты из "приказа" не давал строк об искусстве... Я хочу, чтобы именно сам ты, а не по "приказу". О висмуте: я бегала после того как вырвали два зуба по всему Utrecht'y" но собрала по разным аптекам по 10 г в каждой, всего лишь около 80 г. Это все у Фаси, и еще один препарат висмута, м. б. погодится. Я уезжала с последним автобусом и потому не могла уже сама тебе перевести с голландского. Это обещал сделать "Фасёк". Отчаянно, что все еще муж ее не уехал. Ждет разрешения. (Сию секунду звонила Ф[ася] -- завтра едет ее муж. Узнаю его адрес и сообщу тебе на всякий случай. {Приписка сделана позже.}) Рубашечка тебе и варенье (капля!) все у нее. А теперь бы самая пора спать в ней! Она холодит. Даже, если и мои руки вокруг себя вообразишь. Вань, ты получил земляничку веточкой? Верно расквасилась? (* Ты ничего не упомянул, -- верно так глупо, что тебе стыдно этого касаться? Да?) Ну, это глупость моя была. Хотела послать тебе: так она красиво горела в солнце!
   Сережа пока что в Arnhem'e -- ты знаешь, это никогда с ним ничего неизвестно, т. к. он работает от заказа до заказа. Поступал туда на несколько недель, а вот уже почти 2 года сидит. Он снял 2 комнаты и очень доволен хозяйкой. Я с мамой верно скоро поеду туда и все обсужу на месте и о тебе. Слышишь, я жду тебя! Обязательно! Но, Ванюшка, мне часто кажется, что ты "лукавишь". Ты не хочешь ехать!? Отчего так долго не подаешь "просьбу"? Ну, соберись же! Я сегодня, проснувшись, лежала и думала во всех мелочах, как я тебе устрою все. Даже меню составляла на все, на все. Какая была бы радость! Маме говорю: "то и то бы сделала для И. С., как ты думаешь, ему понравится?" -- "Да, думаю, но одно ему наверняка не понравится -- то, что тогда в кухне будешь торчать". Я смеялась. И верно! Но у С. хорошая хозяйка, -- она сделает все, как хочу! Я хочу тебе все, все предоставить, что еще можно. Привезу мои, собственные мои хорошие, тонкие наволочки (которые я, сама, в Берлине шила), чтобы ты и это имел. А я бы не дала мыть потом и все тебя бы вспоминала... Неужели ты лишишь меня этой радости? Неужели не приедешь?
   -- Ах, да, конечно, на сене спать неловко! Жарко, что-то все возится, карабкается лапками, шуршит. Я тоже люблю холодок тонкой простыни. Но не думай, что у нас, в Голландии мы спим на голландского полотна белье! О, нет! Они тут ужасно себя "закаляют"? Или жадничают? Это я ввела пуховую подушку, -- не могла спать на ихней, из травы? Хлопок какой-то индийский. И простыни... грубейшие, без вышивок, простые... м. б., у иных и есть, но у наших нет. Все добротно-прочно-грубое. На сто лет! Сто лет жизни-размазни! У Фасиных "родных" -- тоже! У сестры Фаси -- тоже, м. б. и у всех! О, я бы порасписала! М. б. и напишу! А я не люблю "прочных" вещей, на _г_о_-_д_ы! С детства не любила "на рост"! Как это неправильно делают родители. У ребенка получается какое-то определенное "недовольство" от этого. Каким-то ублюдком себя чувствуешь в длинном пальто. Сережка тащил с себя и говорил: "не хочу, -- это как девчачье, какое-то -- [попонно]". И добивался своего. Я бы делала платья моему на каждый данный момент -- красивые. Это так важно. Нужно, чтобы дитя не чувствовало себя неуклюжим, хуже других. О, как это важно. -- Сегодня у нас на Баране417 праздник! Иванов день418, -- или: "И_в_а_н_о_в_к_а". Торг огромный в городишке. Ели на горе пышки, гуляли толпами. А вчера бывало "подторжье", а по-народному "портожье". Вечером тащились все по своим деревням. Пьянство! "Васька Семенов" -- мужичок-пьянчужка за магазеей свалится -- нет мочи в гору нашу подняться, и вопит: "а во двенадцатом часу, да черти съели колбасу...". И дальше: "я ли не богач? Да у меня 40 тысяч есть! Моя ли дочка не невеста, Машка-криво....." тут шло нецензурное. А мы смертельно его боялись. И так у меня и связалось с Ивановкой это "во двенадцатом часу". Я маленькая тогда еще была, а вот на всю жизнь! Ваня, если Охтерлони не имели однофамильцев, то могу тебе сказать, что один из них вполне уподобился своим дедам. Совершенно нечто поразительное, как он сохранил таким образом традицию. Странно играет иной раз судьба!? И удивительно так, что вот пришлось узнать. Я рада, что ты легко был на могилке 27-го. Хорошо, что друзья проводили. Что день был светлый! Как я бы хотела быть с тобой! Сейчас пошла к себе с намерением писать, т. е. работать. Но вот села тебе писать и так устала. Такая лень, так жарко. Не пишется пером. Если бы машинка!! Нет, я о "Путях Небесных" поняла именно как надо. Но не поняла, что ты, собираясь ко мне, хотел бы попасть в "ловушку" писанья. Ванька-лентяй, я тебя не могу понять. Почему ты не пишешь "Пути"? Неужели заедает тебя повседневщина? Это же гибель! Ну, устрой как-нибудь! Послушай, не могу ли я чего-нибудь тебе в этом смысле сделать? Ах, Серов твой -- _ш_л_я_п_а, а то бы я с ним списалась. И если бы попала хоть на 1 день к тебе, то поверь, что устроила бы тебе какую-нибудь "хозяйку", чтобы ты не крутился сам! Ваня, милый, со здоровьем ты шутишь, -- нельзя же так! Что это за диагнозы? Я зла на С[ергея] М[ихеевича]! Ванчик, м. б. тебе помог бы рыбий жир? Это чудесное средство. Все улаживает! О поджелудочной железе я думала уже. М. б. это отраженность в желчном пузыре. Это у мамы было. Тогда -- ничего строго нельзя! Ты мне так тогда и не объяснил, чем ты "отозвался" на мою болезнь. Я _н_и_ч_е_г_о_ не поняла. М. б. у тебя это самое _т_е_п_е_р_ь_ и есть? А что? Была кровь? Я не знаю, чтобы это было не болезненное явление. Скажи же. Я народное твое изречение не поняла. Скажи только: было это нечто патологическое или просто так? И почему тогда "неприятно"? Если бы я даже и поняла, то все мое понимание разбилось о твое: "несколько дней".
   Значит болел? Это же не нормально-физиологическое явление? Или да? Я мучаюсь за тебя. Берегись, Бога ради! Милая "караимочка" -- как она хорошо придумала! Тебе во всех отношениях хорошо это! Эта предоставленность самому себе, это "а я иногда _з_а_б_ы_в_а_ю_ обедать", -- ужасно это!
   [На полях:] Ну, целую, Ванечек. Еще раз зову тебя! Приезжай же! Сережа пока на [лето], думаю, остается в Арнхеме, но это неважно. Устроится все!
   Ну, будь же здоров! Спроси доктора, можно ли ехать! Тебе перемена места только хорошо!
   Ночь. Переписала-исправила рассказ. Посылаю все, 3-мя письмами. Ничего мне о нем не пиши, -- я знаю, что плохо, но мне будет больно услышать. Прочти все сразу! Обязательно!
   Любуюсь на пасхалики и вдыхаю розы -- они засушенные так сладко-сладко пахнут!
   Ох, жду гостей... еще неизвестных мне... каких-то очень важных. Желают со мной познакомиться. Не люблю такие "смотрины". Сегодня велела чистить сад, двор, -- вылизать, чтоб ни сучка, ни задоринки у "русской дикарки". Сама возилась. Маникюр -- никуда. Они, пожалуй, этого не простят. Ну, не ударю лицом в грязь! Не люблю такие визиты!
   9.VII.42 Фася не знает, где остановится ее муж, -- м. б. в том же отеле, но и адрес отеля она не знает. Он пробудет очень недолго, во вторник уже будет здесь. Целую. Оля {Приписка сделана карандашом.}
  

172

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   10.VII.42     2 ч. 15 мин. дня
   Чудесная моя, солнечная, вся в истоме летней, моя открывшаяся Ольгуна, молодка моя... жена моя! Олёк, что ты со мной сделала твоим волшебным письмом?!!419 твоею очаровательною женской сущностью! Как я всю чувствую тебя, будто ты вот... в моих руках, вся трепетная, вся отдающаяся чувству, и какому же уносящему, какому, при всей страстности, светлому!
   О, как я тобою счастлив, как _в_з_я_т... пленен... как ты наполнена любовью, как я чувствую это -- через край"!.. -- все мне твое передалось и обожгло, и захватило дыханье, ну вот... будто ты со мной... до изнеможенья со мной, и я не помню себя, я весь в тебе, весь -- с тобой, я силен тобой, тобой... Ольга! Я тотчас же пишу тебе, как получил... -- как ты мне велела! -- твое письмо незабвенно будет -- оно -- такое -- первое, твое первое, и, вообще, -- такое -- первое в жизни. Я _з_н_а_ю, что ты чувствуешь, -- я сам так чувствую, я сам тебя опаляю, и сам тобой опаляюсь... -- пусть! Ольга, дай сказать главное, от чего почти все зависит... -- я -- слава Господу! -- здоров! Вот уже третий день -- ни-каких болей, а я не принимаю никаких лекарств! -- все было -- спазмы, прав оказался Серов. Я сейчас внутри весь пою и сияю, я полон тобой, ты стала моей... физически моею стала... я почти это чувствую... и как бы я был безумно счастлив, если бы вот сейчас ты была здесь... и ты бы узнала, как я могу любить... как могу петь мою малютку-молодку... мою чудесную Ольгунку, мою жаркую... мою светящуюся любовью, пылкую, зовущую, безумную... -- о, как же прекрасна ты, безумная! -- безоглядная! Ольга, так переживать тебя... так свято-светло... так трепетать живым чувством... требующим своего... -- о, это же так чудесно, так озарено лучшим в нас, и так безгрешно! Да, вот где предел любви... когда она требует _б_о_л_и... когда она хочет излиться -- истомиться... и твое "измучай"... -- о, как же я это слышу, понимаю... я сам тебе шепчу -- Оля, я жду, я хочу тебя, я безоглядно, впервые в жизни _т_а_к_ чувствую... я -- твой первый, и ты -- -- вот такая, вот в таком шепоте-зове, -- ты для меня поистине _п_е_р_в_а_я, единственная в свете, в жизни моей... так меня озаряющая, опаляющая... испивающая... О, я не ошибался, я чувствовал и знал, _к_а_к_о_й_ ты можешь быть... какая в тебе сила женщины!.. Ольга, Анна Каренина, когда загорелась страстью... помнишь слова Толстого? -- она в темноте видела свои пылающие глаза... они светились...420 И ты вся светишься... Оля... Олюша... ты светишься еще ни разу не загоравшимся в тебе светом... -- этот свет -- пламя твоей любви, крик в тебе женщины... впервые пробудившейся... -- на мой крик к тебе. Не смущайся, Олёк, это тебе дано жизнью, это живая правда в тебе... это переполнение чувством... это не темное в нас, никак не темное, когда в обоих такой восторг, такое стремление, такое -- "ну, не могу больше выдерживать томленье... хочу любить всей силой"! Я пью тебя с фото42!, я прячу свои глаза в твоих овальках, в твоей вольной игре на солнце... в твоих ласканьях... я не могу дышать больше... я весь в трепетаньи жгучего горенья... от тебя, я пьян тобой... -- прости, моя девочка-прелестка! Я пробудил в тебе эти движенья... эти изумительные признанья твои, -- безмерную награду мне за муки, за томленья... Олька моя... я только тебя вижу, только тобой думаю, живу, только тобой имею силу ждать и верить. Мы должны встретиться, узнать, познать друг друга... -- только тогда, -- да, я это _з_н_а_ю! -- только тогда, познав тебя, _в_с_ю, всю тебя выпив, смогу я уйти в работу, найти покой. И какие же "Пути", какие, полные страсти "Пути" -- увидит-переживет моя Дари, твоя Дари, Ты -- моя Дари! Тебя ждал, тебя провидел, тебя звал, тобой томился, моя царевна, моя чистая девочка... моя необычайная! Ольга, как ты богата _ж_и_з_н_ь_ю... и как я тебя всю _з_н_а_л, давно-давно! Т_а_к_у_ю_-то и хотел всегда, безоглядную, отдающуюся -- _в_с_ю... -- но _ч_т_о_ я не смею здесь сказать, досказать... я сказал бы тебе... особыми словами, _н_о_в_ы_м_ языком, шепотом любви... -- такое боящееся звука... что услыхала бы ты сердцем, страстью поняла бы... любовью постигла бы до глубины... до изумительного восторга-счастья... неизъяснимого словом, -- только сладостной болью чувствований понятного, таинственных чувствований, предельных... когда все в нас, любящих друг-друга, вылилось в одно желанное... в наше святое-святых... -- в слитное, _н_а_ш_е, общее твое-мое, -- в грядущее _ж_и_в_о_е! О, если бы... это Чудо! в _в_е_ч_н_о_е_ наше, в несбыточное -- сбывающееся!
   Пишу и страшусь, за тебя боюсь, за здоровье твое, родная, боюсь... -- что пробудил в тебе невольно такие движения, такие желанья... -- о, такие естественные для тебя! -- какие должна, по Высшему веленью, познать-исполнить в жизни каждая женщина... Но ты для меня не "каждая", ты во всем особенная, и твои волненья, ожиданья, томленья... -- единственные, _т_в_о_и... -- и -- мои. Ч_т_о_ я вижу в тебе, что чувствую!! ... Ты вся новая, ты единственная, ты -- первая! Для меня ты -- _п_е_р_в_а_я, _т_а_к_а_я, -- клянусь тебе! Ты высшая за все награда, увенчанье, свет всей жизни, за все мои потемки, за все боли... за все, за все, Ольга, Ольгуша, Ольгуна... какие имена еще у тебя, неназываемая, душистый ветер родных полей, родное солнце в твоих глазах, родное тепло-жар в твоих объятьях. Ты вся -- родная моя, ждавшая меня, искавшая... нашедшая так поздно, такими томленьями, исканьями, жданиями... отчаянием... -- но, все же, нашедшая, пусть и не _в_с_е_г_о_ _т_а_к_о_г_о, как хотела бы... -- если бы лет 15 тому нашли мы друг друга! Но ты снизойдешь к своему Ване, к одинокому своему, так чутко услыхавшему в тебе _с_в_о_е, _р_о_д_и_м_о_е! Оля, Ольгунка... с первого твоего письма, далекого... -- я как-то насторожился, как-то стал вдумываться, чего-то ждать... -- казалось мне, что _в_с_е_ _э_т_о_ -- _н_е_ случайно... это _о_т_в_е_т, это --"ау" -- мне... -- я сразу в тебе почувствовал "встречу", -- -- ты же вспомни, _к_а_к_ я писал тебе... -- о детях! -- и когда писал, -- поверишь ли?.. -- я как бы спрашивал тебя: -- я как бы мечтал в себе: "если бы вот _о_н_а... эта неведомая Оля... была... _м_о_е_й..!" Даю тебе слово, Олюшечка моя золотая... пчелка моя блистающая... -- вся ты блеск!!! -- я _т_а_к, скрывая от себя, стыдясь, страшась, _т_а_к_ безнадежно думал! и _э_т_о_ не казалось безнадежным!!! Свершилось чудо. Ты, ты, свершила это чудо. Мой дар, от Господа мне данный, помог тебе узнать меня, почувствовать, и ты, единственное в мире твое сердце... -- _в_с_е_ постигло, _н_а_ _в_с_е_ отозвалось своим священным для меня биеньем. Оля моя, жизнь моя... -- сверх всех сил люблю тебя... так ни-когда не любил... -- могу же сознаться в этом... ?! так _с_в_е_ж_е, так _ю_н_о_ и так глубоко-зрело! Т_а_ _л_ю_б_о_в_ь, к Оле, была большая... чистая... чудесная... а к тебе... -- еще _с_в_е_р_х_ всего этого, повторение _т_о_й_ -- и еще _н_о_в_о_е_ чувство, единственное, от тебя исшедшее, тобой во мне созданное, -- и потому говорю тебе -- ты -- _п_е_р_в_а_я_ у меня, _т_а_к_а_я, полнозвучная, такая страстная, такая, переполняющая всего, такая -- священная, святая... бесценная моя царица! Оля моя!
   Пишу тебе, весь с тобой, весь переполненный, весь взятый... до предела жизни. И что же..! Ты все еще наполняешь, ты так богата, так щедра, так необычайна, так безмерна! Слушай же... Ольга моя, душистая моя... цветы всей земли в тебе для меня, все дыханья их -- в тебе, ты... Ты -- моя властительница, ты -- меня побеждающая, ты дурманящая мое сердце... ты -- сон мой светлый, птичка моя, поющая всегда в сердце!.. Ольга, сегодня -- сверх-день, сверх-свет, сверх-счастье... -- сейчас звонок, принесли пакет... -- _Т_ы!! всегда Ты!!! -- о, лучезарная, ослепила меня, одарила, обвеяла, обняла, всего заласкала, зацеловала, и я слышу, как сердце рвется, льется к тебе... -- малютка моя небесная.., как еще мне назвать тебя, мой цветочек, моя жасминка-ягодка... душистка... чудочко мое дивное... -- как я тебя целую... как я дышу тобой... Ольга моя дивная... только ты так умеешь радовать, светить, ласкать... ласка моя нетленная, вечная! Я целую твою рубашечку мне... твои пальчики, твои "крестики", твои думки, твое сердечко, я слышу его биенье... в шелесте шелка, в его ласке... -- какая дивная рубашечка! Я утираю лицо _т_о_б_о_й... Какой святой труд, -- ты... божественная Ты -- все это! Я вот положил твою рубашечку, эту живую ласку, на грудь, глажу ее, целую... тебя целую! -- дивная!!! моя Оля... моя небесная золотинка... мой ангел, дышу тобой, вдыхаю тебя, через шелк этот! Какой вкус, какое сочетание! -- Ты, Ты, прекрасная, только ты так можешь. Целую твои ножки, весь ниц перед тобой, весь для тебя, весь -- тебе! Оля моя... ты пришла сейчас ко мне, мне так легко, светло, радостно... -- Господи, как ты изумительна! как ты пребогата чувством, как щедра сердцем, -- как необычайна! Ольга, я пью тебя, сладкая... сладкое вино жизни... бессмертная моя, живоносная моя, Душа моя... как тебя недостоин, как мал перед тобой, моя огромная! Ольга, если бы ты была, осязаемая, здесь со мной! Я потерял бы рассудок, я ослеп бы от твоего виденья! Оля, Олюна... благодарю... ты меня переполнила, ты меня затопила _с_о_б_о_й. Я смеюсь на твою земляничку... на твой "стаканчик"! О, какая ты необычайная... я обнимаю тебя... я молю тебя... -- ты -- _м_о_я... вся. Оля... я плачу... от счастья, от твоей любви, от заботы твоей обо мне... Я как бесценное все сохраню... -- я все получил... И висмут, и пакетик, и коробочку, и коробку с Бисма-Рекс... Волшебная Ольга, что ты со мной творишь, чудесная?! Оля, Олечка, Олинька... моя девочка светлая... как я хочу нежно-нежно гладить щечки твои... твои реснички целовать, любоваться тобой... необычайная! Как я хотел бы с тобой, тобою одной переполненный, быть _т_а_м, на твоей родине... -- да будет это! -- склониться над могилкой твоего папочки... Оля! Я хотел бы там храмик создать, _Е_Г_О_ памяти... белый и голубой, и там положить моих... закрепить память объединенных... -- и там остаться, когда срок наступит... -- _т_а_м... и -- с тобой... последующей, поздней, все выполнившей... с моим духовным наследием. Оля, тебя прошу: ты должна принять все мое, ты -- единственная на земле. Бог даст, мы еще долго жить будем, я завершу все, что дано будет мне... -- мы увидим родное солнце. Хочу верить. Но знай, моя жена, моя верная подруга-дружка... -- ты _в_с_е_ для меня. Как ты меня наполнила, обогатила. Оля, как я жду тебя, как я хочу тебя, Олюна моя, -- чтобы ты моею стала вечной, всею, -- чудотворная моя Икона! Молюсь на тебя, и весь живу тобой, и весь -- в тебе! Тайны твоей хочу, ..."и сквозь опущенных ресниц угрюмый, тусклый огнь желанья!"...422 Оля... во мне все томится, такой истомой... до задыханья... я так тебя чувствую... я так брежу тобой, так млею нежно, негой... о, безумная моя, красавица моя... -- о, как бы я тебя... люби-ил... до истомной муки в тебе, до томного шелеста губ твоих, до... не знаю, не называю, не... смею. Оля, я твой, и ты -- моя. Оля, я все сделаю, чтобы тебя увидеть... я завтра условился быть в Управлении и все сдать. Я буду очень просить, поверь. Я уже не могу больше... -- Если откажут, буду просить разрешения тебе приехать. Как у меня сейчас хорошо, светло, сколько солнца! И как чисто. Арина Родионовна диву далась, любуясь на рубашечку. "Ах, мастерица какая!" В комнате -- запах густой, от персикового варенья, от вишневого, красные вишни, -- с ванилью. Будь ты -- всю бы тебя -- твои губочки! -- вымазал вареньем... и все поцелуями снял бы... -- нежная моя, сладостная Олюнка... О, сколько в тебе прелести неизведанной! Ты вся -- прелестна, свеженькая моя молодка... ветер.
   [На полях:] Оля, твое письмо изумительное! Какая сила!! Оля, ты _в_с_е_ можешь, потому что ты все постигаешь.
   Олюша, останься такой, _о_т_к_р_ы_в_ш_е_й_с_я_ мне впервые! Как ты светоносна, и как -- богата чувством! О, ка-ка-я!
   Оля, я пронзен тобой.
   Ольга, ты гениально умеешь любить и... творить. Да.
   Оля, я не могу больше без тебя. Ты меня затопила собой.
   Сейчас позвоню в отель к mr. Толен. Должен его увидеть, только бы он не уехал! Я упрошу взять для тебя конфет и духи! Сегодня как раз купил! Будто так _н_а_д_о_ было! У нас их продают с пятницы по воскресенье.
   Все еще отзвуки моего чтения! _Ж_и_в_у_т_ родной стихией! Благодарят. Я рад. А _т_ы? Я для тебя рад, теперь у меня все для тебя! через тебя!
   Оля, целую твои овальчики... в ветре.
  

173

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   11.VII.42     4 дня
   Олюнка моя, что ты со мною сделала! Олюночка, это письмо твое, жгучее-солнечное, золотое письмо твое..! Олюна, какая изумительная ты, как ты безумно-богата чувством, сердцем, всеми движеньями существа... о, какая ты же-нщина..! -- и ты еще мне будешь говорить, что не для творчества ты!.. Ты -- вся живое творчество, если можешь так опалить... -- это же вернейший признак творца -- зажечь человеческую душу, тело, все... -- а ты зажгла, и я все эти часы дня и ночи... -- _н_е_ свой... Олюна моя... солнце мое живое, огонь живой, _к_а_к_ _т_ы_ почувствовала себя, и как же высказалась... _в_с_я! Ты сейчас -- в зрелости необычайной, плодоносной, _ж_д_у_щ_е_й! ???? Т_а_к, как тебя теперь, я не чувствовал "женщины" ни-когда, ни в искусстве, ни в жизни. Веришь? Чаровница, ты знаешь силу свою... о, редкое явленье-чудо, моя прекрасная, прелестная молодка... и ты еще спрашиваешь... не очень ли рискованно дана на фото? Жалеешь, что послала?.. Олька, ты -- само естество женщины... ты так чудесно скромна на фото... так обвеяна ветром и солнцем, и так _в_о_л_ь_н_а... -- свободно-красива, истинная молодка русская... степная девочка, голоножка... -- _в_е_т_е_р... -- вот метнешься... -- "честь российского тавра"! Целую тебя бессчетно, пью тебя ненасытимо... и жажду, жажду... -- что ты со мною сделала! Огни в тебе, солнечные огни блистают и жгут, и творят во мне жизнь-порывы, я хочу беснования в творческом, "мерного жара" в нем, после бури, тобой рожденной во мне, во всем моем... -- ты этого не представляешь. Эти "огни", кровью ли жгучей зажженные, пылким ли хотеньем неудовлетворенья... моим ли вскриком-зовом к тебе... не знаю. Я их жар чувствую из твоих строк, и тебя, нежная-страстная моя... мое воображенье меня томит, и так все ярко я вижу, слышу, так ощущаю... -- и задыхаюсь, моля твой облик, все ускользающий, порой такой живой, до слышимого вздоха... до трепета в руках... вот-вот, ты станешь здесь, в моей комнате, _ж_и_в_о_й... весь свет закрывшей... Оля, -- со стоном шепчу к тебе -- Оля, моя... как я счастлив тобой и как измучен... -- это ужасное воображение... оно меня пронзает тобой несбыточной... такой _м_о_е_й... -- как я молю тебя, как зову... как изнемогаю от тебя, Оля!
   Твое письмо золотое, твое солнце-письмо... эту песнь твоего сердца, всей тебя... -- я оберегу его... оно только твое-мое... нет, никто не прочтет его, оно священное, это крик исповедный, -- я его вбираю в душу, и оно живет в ней таким ослепительным бунтом, таким повелительным криком _п_р_а_в_д_ы, хотящей жить, быть, стать... Оля, я целую эти слова твои... это твое таинственное-очаровательное... -- "из ...чай"..! Оля, да, да... и я, я повторяю это слово -- к тебе... я так же хочу этого огня-муки... и такой радости обновляющей любви, це-льной, полной... завершенной! Я знаю, что тогда творческое в нас, о, в какой мощный рост выльется, моя Олюнка... -- Что может быть тебя дороже? что, что?!!! ... -- я знаю, что ты _в_с_е_ в моей жизни... стала _в_с_е_м, стала моим "во-имя"! И мне от этого тем легче, что вся _т_ы_... -- так со всем лучшим во мне сплетена, так его порождаешь, силишь... что ты последнее завершенье _в_с_е_г_о_ во мне... -- ты дашь мне это завершенье, ты его почти дала... Ну... как передать тебе..? Ну, Олюлька моя, девочка моя лучезарная... ну, вот... чудесная картина... созданная... и -- невидимая... -- нет света. Она уже есть, создана, но никто не знает о ней... -- нет _с_в_е_т_а, солнца нет! И вот -- свет. И картина стала быть, жить... Так вот -- ты для меня этот свет, и я теперь лучше вижу себя, и сознаю себя, свою силу...
   Твои розы, правда, обратили внимание уже тем, что были -- по приказу из другой страны, -- "самой горячей ценительницей твоего искусства" -- посланы. Это -- главное. Для меня, ты это знаешь, не имеет значения, -- _к_а_к_и_е_ розы. _К_т_о_ дал мне их -- вот _в_с_е. _К_т_о_ меня любит _т_а_к_ -- вот все. _Т_ы_ -- вот _в_с_е. И это -- вся правда. Ольга, Олька, что ты со мной сделала!.. Я не спал сегодня. Я был с тобой. Ты -- со мной. И все во мне тобою пело, тобой светилось, тобою... жгло. Должно быть со мною то, что и с тобой было. Знаю, что в _т_а_к_о_м_ -- можно принять смерть и не заметить. Это такое, когда все чувства поглощены, немеют, никнут... -- и лишь _о_д_н_о_ -- сверх-чувство... -- м. б. даже сверхчувственное, -- сть, -- что за страшная сила! -- властвует и велит. Это уже странная сила... какого-то высокого... инстинкта?! Не знаю... Знаю, что можно в _т_а_к_о_м_ сгореть -- и не почувствовать, _т_а_к_ _о_т_д_а_т_ь_с_я!
   Думал ли я... что во мне еще живут такие силы, такие чувства?! Ты мне открыла -- да. И все это только через тебя, от тебя. Вот, какая ты, какая в тебе власть над тленным. Ты можешь довести и до... безумия. Я предпочту -- "до предельного просветления", пусть даже через муку. Минутами я за тебя страшусь... -- с собой совладаешь ли в таких "порывах"? Не делай опытов. Не пробуй свою силу над другими... и не томи себя. Сбереги. Я так ждал твоего первого рассказа! Оля, поверь: я _в_с_е_ испытаю, чтобы тебя увидеть. Это жизненно-необходимо, -- мне, тебе. Так _н_а_д_о. Ты -- _д_о_л_ж_н_а_ писать! И _т_о_г_д_а_ ты будешь писать, смело, -- _к_а_к_ вот сознала в себе страшную силу _ж_е_н_щ_и_н_ы. Тогда будешь страшно сильна, я чувствую. Лишь бы не омрачило тебя... разочарование в твоем Ване... Для тебя я хочу быть, остаться хоть на миги сильным... для тебя, для -- всего. Мы тогда многое отдадим друг другу, сто-лько скажем... столько почувствуем, -- о, как ты чутка, как ты богата безгранично чувством, -- вами!.. Ты -- бездонна в _т_а_й_н_а_х... -- каких, я еще не постигаю, только предчувствую. Ты... я же писал, _к_т_о_ ты. Ты -- от _н_е_д_р. Как ты мне углубляешь постиженье -- моей-твоей-тебя... -- Дари! Оля, это не слова... я знаю это. Т_а_к_ _н_а_д_о_ было. Я _х_о_ч_у... да, тебя хочу -- _з_н_а_т_ь, _п_о_с_т_и_ч_ь, почувствовать всем во мне, понимаешь... -- _в_с_е_м! Хочу тобою _с_т_а_т_ь. И за это можно отдать жизнь. Твоего воплощенья в себе хочу. И мои "буковки" -- лишь бледное выражение, чего _х_о_ч_у. Объяснить... -- кружится голова.
   Олюночка... я исцеловал твою мне рубашечку, твои "крестики"... -- какая прелесть -- _в_с_е! Я вчера надел ее, целуя... -- моя чуть похудевшая шея все же оказалась больше ворота. Но можно всегда переставить кнопки. Цвет -- чу-до! О, как ты _в_с_е_ умеешь! Твоя земляника... -- ты или кто-то -- так завинтили крышку, что я не мог открыть, я в нетерпенье пронзил ее, и достал твою землянику... в экстазе, в ласке, в трепете, почти физической боли от... сладости! Олюнка, я безумно целую твой "цветок"... хочу сорвать его... -- ты поняла, о чем я?.. выпить его сок пьянящий... жизнь выпить... Оля, Олюна моя. Я брежу, я в грезах, я в истоме... и сны мои... сегодня -- были таким плетеньем счастья, устремленья... безумного гашиша... тобой, -- и мысль о "цветке", о твоем _о_г_н_е... теряю слова, в бреду я будто... ты меня прости, я так переживаю спутанно, одержимый лишь одним... -- _в_с_е_й_ тобой.
   Милка, благодарю за твои заботы, висмут... -- ты чудеса творишь. Нет слов. Я вчера же, -- меня задержали посетители чуть, -- все же собрался, поехал к г. Толен, было десять вечера, не застал его в отеле. Оставил письмо, голландский роман "Человек"423, и для тебя немного конфет и "фиалочку". М. б. успею в понедельник, -- если торгуют, -- найду "трефль" Герлен, -- _х_о_ч_у! Толен пробудет, -- узнал от портье, -- до вторника. М. б. еще увижу его. Хотел бы ему дать еще для Фаси книгу "Историю любовную", -- во-имя тебя! Олюночка, скоро День ангела твоего, мой ангел... -- о, без тебя опять... Но я приду к тебе, я поцелую твои глаза, твои губки, милка... нежно поцелую, и буду всем сердцем с тобой. Писал тебе: 25, 27, 30, I.VII, 7, 10. Безумствую с твоим письмом.
   Как ты велела -- сделал: вчера же ответил на него. Не помня себя, заполоненный. Ты все -- ты и смиренница, и скромница, и вакханка... и еще, еще... -- но слов на это не дано. Так мне ясно: _к_а_к_ же я _т_е_б_я_ намечал... искал, давая Дари... лишь намеками давая, ища... -- но там уже _в_с_е_ твое зачаточно. Сказал бы тебе _в_с_е, как тебя _в_и_ж_у, сознаю... _к_т_о_ ты... -- ты чувствуешь "качанья" Дари? Да. Ты же -- и она -- из _о_д_н_о_г_о. Ну, не чудо ли -- _т_а_к_ искать... и -- _н_а_й_т_и?! Это -- победа. И я получу венок, ты меня увенчаешь, мой _ц_в_е_т_о_к_ земно-небесно-земной! невиданный, животворящий и... разящий..? Не знаю. Я тянусь за ним, я жду его... -- в нем -- _в_с_е, вся твоя сущность, все богатство сердца, чувств, тела, духа... -- нет, я не порву его, я только его коснусь, так нежно... так благоговейно-свято... о, цветок всей жизни... ты, моя Олюна, моя, божественная в человеке, сущность... прекрасная из всех земных... не понимаю, что пишу, весь в сладкой смуте -- вот как ты _м_о_ж_е_ш_ь... даже в отдаленье овладеть... ты, Ольга! Ну, дай мне губки, бровки, эти глаза степные, эти дали родимые... в них столько света, столько мысли, чувства, сердца... трепета... полета... воли, столько _н_е_б_а, Оля... -- я склонился, я глядеть не смею... я молюсь. На тебя молюсь, единственная из земных, из светлых светлая, из чистых -- чистая моя голубка, моя пугливая пичужка... и -- властная, могучая, прелестная из всех прелестных, женщина из женщин, Ольга! Гимн слагать? О, милая... я тебе дал тихое мое... мой "Свете тихий". Там -- _в_с_е. Что дам еще? Дам... что-то... пока неясно мне. Что-то... спою тебе. Когда..? Хочу... самое совершенное -- тебе. "Пути"? Не знаю. Господа молю -- дать сил -- достойное тебя сказать, оставить. Только в большом смогу... -- Тобою завершить и жизнь, и творчество свое. Тобою, _п_е_р_в_а_я_ моя, последняя. Да, мне нужно тебя видеть, _н_е_о_б_х_о_д_и_м_о. Тогда -- _в_с_е_ выполню.
   Спешу, надо Сереже написать. Милый он. Маму поцелуй. Как я всех люблю твоих! Как они мне дороги, близки, -- Ольга... ты и твои... -- это лучшее, найденное на склоне, -- и как я через тебя, через твоих... как я ярко ощущаю, что я люблю _р_о_д_н_о_е... мою Россию, -- пел ее, плакал над нею... -- и теперь столько чувства бурлит во мне... _к_а_к_ бы я дал ЕЕ, _в_с_ю, во всем! Оля, милая... помоги мне... только тобою я смогу все сказать о ней, всю ее красоту понять... найти в себе, собранное жизнью, ждущее рожденья, воплощенья... Оля, это лишь трудом огромным... моими "Путями", -- чего-то ждущими, -- смогу сказать, оставить... исчерпать до глубин... -- во Имя Господа, во имя назначения Ее для мира... -- передать людям, и себя исчерпать! Ты мне поможешь, мое чудо, моя дружка... своей особой силой... любовью чудной, небывалой еще, непознанной никем другим... -- м. б. это -- верю! -- так назначено. Я ждал. Дождался. Надо торопиться. Я знаю свои силы, их хватит у меня. Ты мне их восполнишь, Оля. Ты меня восполнишь, ты -- часть моя, ты -- моя-другая, лучшая часть нашей Души, общей, одной... -- явленная мне в моих путях, в моих исканиях, томлениях, в несознанном... -- ты, моя Олюна, моя жена священная, моя перед Господом, моя -- заветная, моя бессмертная душа... моя неооторгаемая, неотторжимая Ольга-Олька! Как я тебя все-люблю! и как молюсь тебе, моя земно-небесная! Ольга, мне мало слов... только теперь я чувствую, как мне -- для тебя -- мало слов... их надо создавать,.. -- они придут, в работе. Найду, -- _в_с_е_ для тебя найду, что создано для тебя, что творит тебя во мне.
   Олюнь, целую, всю-всю, родная, святая, О-ля моя! Твой Ваня
   [На полях:] Оля, я страшусь, как бы твои волненья и "огни" -- не вызвали опять болезни! Оля, храни себя.
   Оля, так любить, как я, мы... -- какое же счастье! и -- нельзя больше. Твой Ванёк. О, ми-лая!
   Оля, -- ты мне _в_с_е.
  

174

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

14.VII.42

   Милый мой Ванюша!
   Так мне горько за тебя, что страдаешь в болях! Но не мучай себя мнительностью и тем не усугубляй еще страдания. Я уверена, что у тебя это все-таки отзвук язвы от нервности. Конечно, м. б. и "вздутия" и т. п. кроме того еще. У моего отчима всякий раз после его чтений в церкви (он превосходно читал, особенно все великопостные вещи, длинные паримии424, пророчества и т. д.), после собраний, когда ему приходилось волноваться. Мы уже наперед этого ждали, а сам он всякий раз удивлялся: "с чего это?". Ему доктора все говорили, что у него заколдованный круг: язва от нервности, а нервы от исхудания язвенного. Он ужасно был худ, юрок, жив. Ему было 63 года, когда умер, а никому и в голову не приходило его считать старым. Он таких "стрекачей" отпускал, что и молодому не угнаться. Ему доктор никогда не позволял: 1) утомляться; 2) долго сидеть у стола -- писать; 3) не петь и не читать громко! Ну, не похоже ли на кого-то еще?? К счастью, он не был мнителен. Не пугайся потери веса, -- это уж ваша такая "порода", всех с язвой. Но старайся удерживать вес. Обязательно отстрани гостей. Это должны понять. А ты отдохни. Ничего, что поскучаешь. Ляг и спи! Лежи и лежи. Ночами не плачь, не томись, что один. Ни-чуть не один ты! Я же все время с тобой. Мне тоже немыслимо тяжело сознание, что я далеко от тебя и тебе помочь не могу. Но я многое из своего лечения делаю для тебя, т. е. во имя твое, когда мне не хочется, то я скажу: "Ваня тут бы был и заставил бы". И кажется, будто ты тут. И ты вот постарайся так! Скажи: "Оля не хочет, чтобы меня беспокоили, я лягу отдохну. М. б. заснется". Заставь себя пунктуально есть, спать. Это так важно. Не принимай седормид. У меня были с него очень сильные боли (* Откуда мои-то боли? Никакой язвы, а были невыносимы.), до того, что я думала, не язва ли? Не выношу никаких сонных! Пей валерьяновый чай вечером. Очень покоит. Попробуй, -- для меня! Прошу тебя! М. б. хорошо ставить на живот русский компресс? Влажное тепло очень успокаивает. Отчиму это делал Шахбагов с успехом. Есть ли у тебя электрическая грелка? Затем, Ваня, еще: попытайся достать рыбий жир -- это дивно для всего! Меня спасли им в детстве. Да и после. Если тебе противно, то -- есть препарат: "Sanostob -- очень вкусно с апельсином, ни намека на рыбу. Он укрепляет, восстанавливает и регулирует деятельность и кишечника, и печени, и поджелудочной железы. "Очищает" кровь, как принято говорить. Увидишь, как поможет. По новым изысканиям медицины рыбий жир необычайно скоро заживляет раны, очищает даже гнойные послеоперативные раны. У меня в 1935 г. была операция ноги и по вине операционной сестры (выкупавшей ногу в тазу после гнойной другой пациентки), загноилась рана, образовалось дикое мясо и ничто так не помогло, как рыбий жир, прямо в рану. Все очистил. На глазах прямо! Равно как сахар "съел" дикое мясо. Когда мне было года 4, я болела, думали умру, рвотой. Я не могла поднять головы, как начиналась мучительная рвота. Я помню это! Притворялась все спящей, чтобы не трогали. Доктора предполагали: и мозговое, и глистов желудочных, и... Бог знает что. Извели и маму, и меня. А один, просто поставил клизму до невероятия большую и глубокую, как для взрослых и все очистил. Жар спал сразу же, а то до 40® был. И велел летом есть много земляники (витамины??), и непрерывно, как только начнется "сезон", пить рыбий жир. Я совершенно бесследно исправила им желудок. Sanastol можно достать и летом. Попробуй, -- авось еще найдется. Пусть С[ергей] М[ихеевич] даст рецепт! Не кури, Ванёк! Это -- зелье!
   Спроси С[ергея] М[ихеевича] вредно ли тебе пуститься в путь. И если нет, то приезжай с Богом ко мне! Мы будем бережны, нежны... Я буду рано гнать тебя в постель. Утром мы хорошо будем кушать. Я все, все устрою. Погуляем, если ты не устанешь. А то, ты полежи, отдохни, расправь нервы, косточки, все узелки свои. Я посижу около тебя, поглажу тебя. Тихо... мило... Я буду Ванюшу своего беречь и покоить. Откормлю тебя. Поживи же без забот вседневных! И брось разные глупости! Я тебя люблю, жду, м. б. я не тот идеал, что ты придумал, но сердце мое тебе не лгало. Ну, с новой Олей познакомишься. М. б. она тоже ничего?! Встряхнись, отдохни! Глупости! Для кого ты "должен быть в форме"? Ерунда какая! Нет, без "формы", ты мне ближе! Ты все равно всегда в форме, какой бы усталый ни был! Я же тебя знаю! Ваня, не громозди же ерунды! К чему это!? В мои именины я собираюсь, если буду здорова, к Сереже. И мама. М. б. и погуляем там. С. очень доволен хозяйкой и "квартирой". Приедешь, устроим тебя у Сережи. У него чудный балкон, полежишь на солнышке в стуле. Около Arnhem'a много чудных мест. У этой же хозяйки, кажется, могла бы и я устроиться, т. к. кажется есть еще одна свободная комната. Она из хорошей семьи, не профессиональная пансионщица. Хорошо готовит. Сережа обедает в ресторане, но говорит, что иногда случайно у нее видит и подумывал даже не взять ли у нее и стол. Но ему по роду работы удобней не быть связанным. И не жулик. Это тоже очень важно. Попрошу ее тебе готовить. По ресторанам тебя таскать не буду, -- вредно тебе это. Но если тебе лучше бы хотелось в hotel'e устроиться, то поищу и это, в хорошем месте города. С. живет на очень хорошем месте. Для питания твоего мне кажется удобней обед домашний. Скажи, однако, твое желание! Я бы хотела тебя поминутно кормить чем-нибудь. После утреннего кофе, я в 11 ч. тебе велела бы давать какао или молоко, с яичком, или еще что-нибудь. В 1 ч. "lunch", ну, это уж постановленное время еды. В 3--4 ч. мы бы уютно пили чай с чем-нибудь вкусным. Я бы уж припасла!! Уж знаю что! В 6 тут обед. В 10 ч. или пораньше Ванечка вместо чая что-нибудь питательное пил бы! И кушал-лакомился. Я вчера 30 фунтов черной вишни застерилизовала, да недавно красной -- 20 фунтов. Но банки берегу для овощей. У меня масса всякого такого была. "Трамбовку" выгоню вероятно. Пропала с понедельника. Предполагаю, что позарилась на выгодные работы по сбору вишень. Из-за 1--2 недель упустит постоянное место. Но учить надо. Без предупреждения взяла и не явилась. Она часто уходила, то к жениху на целый день я ее отпускала, то на какую-то свадьбу укатила без спросу. Я не терплю такого отношения к дому и долгу. Если бы спросила у меня, то я бы ей дала этот "вакат" {Здесь: свободный день (от нем. vakant).} -- пусть подработает еще. Взяла бы временно-приходящую. А так? Отошлю вот! Сегодня нашла приходящую на часы. Но вчера и сегодня, и так до четверга... масса дел. Вчера устала безумно и испугалась-таки за почку. Бог миловал! Сегодня возвращается муж Фаси. Получил ли ты посылочку? Пустяк, но мне так хотелось тебя приласкать!
   [На полях:] Незаметно уже написала "норму", а кончать так не хочется! Ванюша, будь пай, не терзайся. Приезжай! Олик твой ждет тебя! Оля [1 слово нрзб.], не "дерг-дерг", тихая, нежная, заботливая Оля! Я беречь тебя буду! Езда же такая короткая! А здесь я тебя заставлю отдыхать! Увидишь! Куда мне выехать тебя встречать? На бельгийскую границу? Если бы знать поезд точно!
   Ну, Ванюша, будь же здоров, дружок. Не "нерви"! Хотела тебе подробно письмо Шахбагова описать, но уже сверхнормы. Он ставит ряд вопросов, на которые я должна ответить (анализы), и тогда он даст совет, что дальше. Думает, что излечимо, вселяет мужество и веру в выздоровление. Склонен думать и на камень, -- есть такие, которых не видно на снимке. О "другой сфере" тоже спрашивает, представь себе. А я на С[ергея] М[ихеевича] взъелась!
   Конечно не поеду в Берлин, -- слишком бы это было не под силу моей застенчивости. Лучше согласилась бы, кажется, хворать, чем показываться Ш[ахбагову], а к другим врачам -- не имеет смысла, и здесь имеются. Ему, конечно, этот мотив не выскажу. Просто: визы не получу.
   Ванюша, забыла тебе сказать: кушай скорей варенье: я его очень мало варила, т. к. хотела сохранить по возможности лучше аромат ягод. Не оставляй долго: прокиснет!
   Сегодня варила малину -- вспоминала тебя!
   Ну, целую и благословляю тебя. Оля
   15.VII.42 Получила сию минуту твои "ответные" письма (10 и 11-го). Я вся дрожу. Сегодня ночью было что-то странное: проснулась со словами: "Ваня, приди, Ваня, я _т_а_к_ тебя люблю". Не спала до света, до птичек. Напишу! Тороплюсь ехать в Утрехт.
  

175

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

16.VII.42

   Дорогой мой Ваня!
   Вчера от Фаси получила твои чудесные дары; -- ну, как же мне выразить и восторг, и радость, и... досаду на Ваню-моего, транжирку своего "пайка". Мне больно, что ты себя урезал! Как удивительно-аппетитны, "вкусны" даже с виду вишенки! Чудесно! А другие конфеты! Таких здесь давно уж нет! Обнимаю тебя, благодарю, целую! А утром вчера письма твои "гашишнные". И сама я все в дурмане... С усилием громадным воли погасила в себе "огни". Нельзя. Не знаю, что их вызвало. Родилось вдруг! Вдруг я опьянела. Не думай: никакой свое "силы" я ни на ком не пробую... и не могла бы пробовать: я слишком полна тобой. И все это мое вызвано только тобой. Я годы была холодна и сама на себя удивлялась -- думала, что старость. Правда! Вчера вечером, до боли я рвалась к тебе... так звала тебя. А ночью на вчера... мне снилось будто я в саду, а мама получила для меня твои письма. Я тянусь к ним, лезу под какую-то скамейку, чтобы добраться, попадаю в траву, густую, густую, влажную с ночи, всю дышащую утром, нагретую уже солнцем. Я утыкаюсь в нее, в эту траву и задыхаюсь ароматом ее. Читаю лежа в ней твое, и... все в безумье... "Ваня, Ваня, приди, я безумно люблю тебя"... и еще многое, многое, такое "открытое", больше даже, чем в том письме, я тебе шептала. Я вся твоя была, я каждой жилкой своей тебя ждала, любила, тобой жила... До стона... И проснулась... Мучительно билось сердце. Было душно... Пахло твоими розами -- они засушенные у меня стоят в вазе около иконы и наполняют всю комнату. И этот сладкий запах так пьянил и мучил! Мне так было мучительно без тебя... Поймешь?
   Я не спала всю ночь. Летали еще аэропланы, гудел весь воздух сталью. Жутко. А утром... письма твои, оба (10 и 11), на мое сумасшедшее ответ. Я вся дрожала, их читая. Ты мне веришь? Почему я так тебя люблю? Мучительно, болезненно, страстно. И, знаешь, я совсем не "безоглядна". И в этом такая мука... Я не смела бы тебе писать так?! Я это знаю. Но я хочу. Я не могу не говорить тебе уж больше. И к чему? Я не увижу тебя? Гнаться за призраком? Где ты?? Ловить тебя, обнимать тебя, простирать руки к тебе... и... встретить воздух? Где же ты?? И если увидимся? О, Ваня, поймешь ли ты меня тогда? Нет, я не безоглядна! Не страшись моих "порывов", -- я не сорвусь! _Н_и_к_о_г_д_а! Я слишком еще и в рассудке... О, узнай, пойми же ты эту муку сути моей: пыл чувства, предельность отдачи сердца... и этот разум... совесть... долг! Ну, не сердись на меня за это. Я тебе признаюсь в своем существе... я такая. Я мучаюсь. Пойми! Но я не буду тебе об этом говорить. И все-таки: "блаженство темное зову..."425 Я сгораю, Ваня мой!.. Да, чудесно это тютчевское о глазах: я их вижу... чувствую этот "огнь", у себя вчера... Едва можно справиться с ним. Я ушла вечером гулять в ветер... Уснула мирно. Какое холодное лето. У вас как? Хочется жары, тепла... Ваня, ужасно это, что все, все мною присланное не годится! Мы по Сережиной рубашке делали тебе ворот, -- ему не узок. А баночку варенья я тщательно сама завинчивала. Ее легко можно было открыть. М. б. Толен закрутил из боязни вымазать свои вещи? Надо было постукать кругом края крышки, -- легко бы открылось. О розах я справлялась в магазине: сама видела в их "исходящих" "ордер" {Заказ (от нем. Order).}: "красные, длинностебельные розы, лучшие по сорту. Требуется подать очень красиво для праздничного случая". И ответ из Парижа: "поданы 20-го июня (адрес) красные розы". Я заказывала сама в самом шикарном магазине, и барышня не понимает, что это могло быть. Она думает, что вообще мало роз и потому дали "Paulsen-Rosen" (вроде шиповника) вместе с другими. Или здесь, вместо 300 шт. в день отпускают из центрального распределителя только 20 шт. И часто они не могут удовлетворить публику. М. б. то же и у вас? Она мне долго рассказывала о цветах и показывала, что у них есть, -- пустые витрины, по сравнению с раньше. Предложила мне наперед не обуславливать отсюда, но предоставить на месте послать лучшее из того, что есть. Она мне показала приблизительно то, что могли бы послать не то, что я послала. Поверь, -- тебе не пришлось бы огорчаться, -- это был чудесный букет. Относительно спаржевой зеленцы, та руками развела, к чему ее вообще присунули. Куда шикарней без посторонней зелени. При следующей корреспонденции напишут нагоняй. А мне так больно! -- У Фаси был очень грустный вчера день: ее папа чуть было не умер от сердца. Ему свыше 80 л. и много пережито, кроме еще хронической какой-то болезни. Она лукаво на меня посмотрела, когда я вся засветилась, увидя твое чудесное мне! -- А я хотела померкнуть немножко, но не могла... Я улыбку не могла унять, краску... счастье! Мне все о тебе говорить хотелось... Но я не говорила... Фася просит читать твои книги... А я боюсь за автографы... Увидит... А это твое-мое сердце!
  
   17.VII.42
   Ванюша, прости мне мои безумные письма. Я не смею тебя волновать. Я вся уже снова пай-детка. Я очень впечатлительна. Сейчас я горю, порываюсь писать. Бооольшой роман426. Я чуть дала его намеком маме. Она одобрила и сказала: "думаю, что сумеешь... это хорошо будет. Ты так живо, картинно всегда рассказываешь-изображаешь". У меня большая задача... "Миссия". Не сердцещипательные сценки, а кровная, наша жизнь! Ее должны знать! (Птичка моя мешает писать и грызет бумагу.) О, если бы Бог помог... Это не будет историйка Анны Карениной, от которой миру-то "ни холодно -- ни жарко". Пусть меня обзовут "горе -- писательницей", пусть я не художник, но м. б. кто-нибудь, когда-нибудь оценит в этом труде другое. Не автора. Я не гонюсь за славой.
   Я напишу и о лике. Но это другое. И да поможет мне Господь! Это -- долг мой! Я постараюсь написать до твоего приезда часть, хоть, чтобы ты мог судить. И посвящу... о, кому! Нет, даже не тебе! Все, все, отдам тебе (если то, что напишу будет тебя достойно), но это -- -- -- это принадлежит Ей! Кому? Угадаешь? Нет! Той, во имя которой живу, за которую молю Пречистую... Ты разделишь и поймешь!
   Ванюша, к 24-ому я шлю тебе особенный привет...427 я все мысли соберу и пошлю тебе любовь и ласку. Это грустный тебе день. Ты будешь на могилке? Помнишь наше первое с тобой "свиданье"? "В 12--30 подумайте обо мне!" Подумай и теперь в 12--30! Хорошо? Если буду здорова, то поедем в церковь, а потом к Сереже. Подумай в 12--30! Уже кончится служба. Только бы быть здоровой. Сегодня готовимся к имениннику, завтра -- Сережа428. Пироги будут с луком и яйцами, и с малиной. Малины много, но кислая без солнца. Как ужасно, что проходит лето. Уже разговоры о молотьбе и т. п.! Как летит время. В прошлом году я очень устала за время молотьбы: смолачивались по несколько крестьян и было 13 человек, которых я должна была 4 раза в день кормить. А т. к. мотор был долго в починке, то растянулось на 2 недели: каждую ночь по 2 сторожа у нас торчали. Теперь будет иначе. Говорят, что власти назначат своих доверенных лиц, а хозяева не должны присутствовать. Тогда наверное мне не надо будет и о еде хлопотать. Все будет более казенно. На огороде из-за холода ничего не растет, а только гниет от мокра. Огурцов до сих пор нет, а в прошлом году уже были! Сегодня я себе один стаканчик земляники сварила. Скажи, ты получил письмо с веточкой земляники? Или она измялась? Твои письма все получила, кроме от 30-го июня. Как я мечтаю о твоем приезде! Не хватит времени на все, что надо сказать. Возьми то из твоего, что я не знаю. Все II "Лето Господне" (почти все), "Радуницу" знаю и "Вербу"429 знаю. "Трапезондский коньяк", "Чертов балаган" я не знаю. А "Виноград"? Возьми, все, что можно, чтобы прочесть, конечно. Не подарок. Боже упаси! Не выдумывай _н_и_ч_е_г_о_ дарить! Я заплачу тогда! "Трэфль" я искала, и только для тебя, а не себе. Только потому, что напоминает "любку". Это же ты ее так любишь. Ничего, слышишь, не надо! У меня все есть! Чулок, слава Богу, у вас уже не достать. Знаю. Фасе не достали. Я рада, а то, пожалуй, досадил бы мне все-таки. Умоляю, не надо! Привези только себя! И речь твоя о Пушкине430 есть? М. б. привезешь? Вот это все -- меня интересует, а не "бабьи побрякушки"! Не надо мне ничего, кроме тебя! Конфеты кушай сам. Нельзя себя урезывать в пайке. Мне только грустно от этого. Хорошо, милый? Кричит птичка... "где ты? где ты? где ты?" Часто, часто... и потом редко: ..."где, где, где..." Кто это? И я спрашиваю... "Где ты?" Понимаешь, Ваня, я не гонюсь за славой, не подумай, что я о себе воображаю, если буду писать. Мне для себя ничего не надо от читателя. И я не буду стараться. Я буду просто зеркалом. Правдивым.
   [На полях:] За 6 недель прибавила 3 кило! 63 kilo!
   В моей комнатке-келейке пили вчера с мамой чай с твоими конфетами.
   Ответь скорее!
   17.VII.42 Сегодня вечером я уже "Снегурочка". "Пай". Не страшись за меня! И мне все-о скучно... Я почти что -- флегма! И... вдруг! Я вдруг меняюсь. Но флегма _н_е_ к тебе!
   Наконец-то осилила письмо Шахбагову, -- валялось днями. Все снова описала о болезни... Сколько же было муки... вот пишешь и видно... А теперь? Как боюсь я, как пугаюсь, когда... одна... и должна посмотреть!.. Всякий раз молюсь.
   Очень хочу писать. И трудно... У меня опять мыши... Не пиши мне лучше ничего о рассказе. Я боюсь... Скажи: что говорила тебе про меня "Юля"? Она догадалась? Конечно. Она же умна. Она ревнует? Это может быть. Это бывает. А что же "молодые"? И здоров ли Ивик? Желаю ему успеха! Целую тебя. Оля
  

176

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   17.VII.42 5--30 вечера
   Олюночка милая, ласточка ты моя далекая... светлый ты ангел мой, как и назвать -- не знаю, весь тобой полон, тоскую, мучаюсь, недостижимая... Целую тебя, именинница, вдалеке от тебя, а сколько душой от тебя далеких -- с тобой, засыпали тебя цветами, словами... и ты -- для них. Руки тебе целуют, в глаза заглядывают, могут бойкий твой взгляд ловить, могут итак смотреть... тая желанья. А, зачем я пишу это!.. Но как мне трудно в себе таить. Ну, Господь с тобой. Только бы ты была здоровой, полной надежд светлых, и... помнила сердцем твоего Ваню. В этот день я, если что не задержит, поеду, как все эти годы, в Сен-Женевьев... -- вот мой Ольгин день. Ты его знаешь, писал тебе в прошлом году. И светло, будто... -- и грустно-грустно. Ну, светленькая... вглядись в сердце мое, вспомни все, что шептал тебе, _в_с_е_ высказал, все во мне знаешь... всю глубину душевную знаешь, все мое к тебе -- знаешь. Да, рвусь к тебе, но столько препон всяких... и я верю и не верю -- увидимся?! Я _в_с_е_ делаю, что только можно, все. И обнадеживают, и... разочаровывают. В понедельник будет пущено мое ходатайство в ход, а когда отзовется..? Не в этом, "именинном", письме скажу о многом, что сказали мне последние твои письма. И -- о себе, как жил эти дни. Мое душевное состояние... лучше? Здоровье... -- не знаю, лучше ли. Я очень разбился нервами, упорная бессонница, назначен бром. Все -- говорят -- "от нервов". Ну, ничего, болей нет. Погода плохая действует на меня тяжело, хмурит. Не радостно мне. Но зачем я все о таком? Надо тебя радовать, ласкать, -- но, Оля... ты знаешь, как я люблю тебя, как глубоко, как крепко. Детка моя, как я обласкан тобой, твоим сердцем наполнен! Твою "земляничку" засушенную я получил и принял в сердце. Эти твои беги за висмутом... твоя чудесная рубашечка... -- какая ласка, какая нежность мне... -- я бережно с ней, я не хочу ее помять, пусть она всегда такая, без одной складочки, девственная! Она -- священное для меня, Оля... эта рубашечка, эти святые крестики, твои мне думки, вздохи, твои _г_л_а_з_а... -- смотрят в меня из этих чудесных крестиков.
   Мой гостинчик тебе... только бы дошел с этим г. Толен! Он мне ни слова не ответил, на оставленное мною ему письмо в отеле... Я писал тебе, что в пятницу, 10-го, отвез ему книгу с автографом, голландское издание "Человека". И -- пакет для тебя, с конфетами и духами -- две коробки конфет. И -- письмо ему. Он совершенно, должно быть "дикий" и неотес. Мне [на] это плевать, -- ради тебя я так. Не смущайся, и дикаря не вини: это его сущность. Грызи конфеты, душись, поцелуй цветы, если Сережа не забыл мою просьбу. Это маленькая моя радость -- хоть малым тебя поласкать из отдаления... Я не скажу что весь этот день буду с тобой: я _в_с_е_г_д_а_ с тобой. -- Мне очень хочется скорей уйти в "Пути"... мне _н_а_д_о_ их завершить... -- о, как я молюсь об этом! Не проходит дня, чтобы не пришло какого-нибудь нового "дерганья", мешающего сосредоточиться. И -- странно, что так "совместно"! -- редкий день не слышишь о "Путях"... Сегодня, вот сейчас только, пришел один драматург... м. б. знаешь -- Н. Евреинов? -- "моя жена ошеломлена..."431 ну, и... о "Путях". Словом, как нарочно, -- поджиг и -- то-рмоз! -- Да... не получил твоего рассказа... О твоих словах -- "условии" твоем... (не писать ни слова о рассказе!) в этом письме не стану писать, -- в следующем. И много есть, что сказать тебе -- о мно-гом. Что меня изумило, почти... ошеломило!
   Нет, я хочу светиться нежно, ласково, с тобой светиться, тобой дышать, моей светлой Ольгой -- в этот светлый день. Будь здорова, будь светла. И -- ко мне светла.
   Может быть мне не надо было писать тебе так, как писал 10 и 11-го. Прости, если смутил. Но ты мне так открылась, так... необычно, так полно. Но ты еще и другое нечто открыла мне... -- об этом -- после. Я очень задерган, мне опостылели посетители, истомили. "Давно усталый раб, замыслил я побег"432.
   Зачем ты так: "хочу, чтобы ты по своей воле, а не по слову "царицы""... -- Это о твоей копии моих строк об искусстве! Я, по _с_в_о_е_й_ воле!!! Я хотел любителю "авторского" дать "соску", а вовсе не поручить хранение!! Я только _т_е_б_е_ -- поручил и поручаю!!!! Когда ты этому поверишь?!! Не веришь. Тогда оставим об этом. Прости, я _в_с_е_ после напишу. А сейчас -- нежно и _в_е_р_н_о, истинно-недрами души тебя обнимаю, ласкаю, мою девочку светлую, единственную, и -- незаменяемую. Господь с тобой. И -- все лучшее, что есть во мне -- с тобой, для тебя. Голубка моя, Олюна, Олюша, Оля... -- мне в этот день, знаю... будет очень одиноко, так пусто... так пустынно... но я постараюсь сыграть тебя, заставить _ж_и_т_ь_ во мне. О твоих "смотринах"... Поражен. После. Заранее скажу: следующее мое письмо будет серьезным. Очень. Целую. Твой Ваня
   Я весь излился в письмах 10--11, -- и вот, это лишь отражение моей усталости.
  

177

И. С. Шмелев -- О. А. Бредиус-Субботиной

  
   20.VII.42 5 дня
   {На конверте помета И. С. Шмелева: для именинницы! Срочно!!}
   Светлый мой ангел-Ольгуночка... вижу тебя, в твой День, -- радостная моя, просветленная, любящая так нежно, вся -- ласка, и вся такая летняя-летняя, июльская, жаркая, знойная... -- и на головке твоей милой -- перевиты косой чудесной -- вишни, сочные-сочные, полные темным вином и сладким... ты вся -- чудесная моя ягодка, малинка, вишенка... и я из далей слышу, как пряно твое дыханье... -- малиной спелой, малиной жаркой, с июльского полудня! Щечки твои горят, и в светлых твоих глазах, где небо играет синью, -- смеются в румяном блеске, играют сочно, путаются в ресничках... -- грозды малины спелой, и вишни, вишни... -- с развесистых деревьев сада... -- и все в тебе, родная, такое благодатное, радостное и нежное, и вся ты -- нежная, вся ты живая не-га... заветная вишенка моя, Ольгуна... -- я слышу, как бьется твое сердце, моя далекая, моя беззаветно любимая Олюна, ангел... Пишу -- тороплюсь, хочу, чтобы поспело это отрывочное письмо, укрыло тебя от тревог напрасных. В последнем, именинном, от 17-го... досадные строки могут тебя смутить... я что-то писал о "серьезном" письме, которое напишу... Нет, нет... ни-чего серьезного, никакого письма... все это вырвалось так, случайно, опромётно... -- смутили меня твои строчки... и вчера еще смутили приписки в письмах с рассказом... твои "или -- или"... где ты говоришь о поездке к доктору...433 Я написал -- и порвал. Никогда не смущу твоего покоя! ни-когда не повторится страшное, как томились и в октябре, и на Рождестве... -- ни-когда! Будь светла. Твой Ваня глубоко любит тебя, не искушай его... не грозись! Я перемучился этой ночью думами... -- ты не сделаешь _т_а_к, ты _н_е_ можешь _т_а_к... ты не можешь _т_а_к_ разменять неразменное, ставить _т_а_к_о_й_ знак равенства: или... -- или..? И это вырвавшееся у тебя -- "Вот -- тебе!"... -- это же сон дурной. Ты не можешь сжечь несгораемое... ты... -- Ольгуна! _м_о_я_ Олюна! мой ангел светлый, мой ангел чистый -- чистый! Будь светла, нежна, тиха... -- такая твоя сущность истинная, такой несу тебя в сердце! И если бы я принял это -- "или -- или"... -- ты сама взглянула бы на меня с презреньем!
   Нет, Оля моя... я не омрачу твоего сердца, моя чудесная. Знай, как я люблю тебя. Больше любить нельзя. Я устал... но болей нет, вот уже три дня нет. Все было от небрежности моей к себе, от пустяков. Только бы вернуть сон, покой. Придет это. Я тороплюсь, я хочу, чтобы ты была покойна, светла, моя голубка. Моя именинница-ангел милый, моя Олюночка бесценная, моя дружка чистая, верная, далекая-близкая, нельзя ближе... Вишня моя, сладостная моя, теплая -- летняя моя... русская вся, девушка-женщина... -- ах, как малиной пахнут твои щеки, твои реснички, губки... -- все путается во мне, от этого пряного дыханья моей Олюнки, мечты моей заветной... Дай же мне вишни твои, с губ твоих, с этой горячей щечки, где растеклось струями... -- малина, вишня..? -- о, моя земляничная, жасминная... -- июльская ныне, ангел мой, крылья твои румяные, -- и в них грозды запутались, -- вижу так... вижу -- как никогда не видел... -- ягода зрелая, живая!.. -- кружится в голове от страстного томленья, от пряного дыханья твоих ягод, тобой согретых, тобой укрытых, -- с каких же вишенников родимых снятых, с каких малинников..? -- не назвать. Я _в_и_ж_у_ их в тебе, тобой созревших! Олюночка... -- целую тебя, сладкую, ягодную мою... -- о, дай же эти губки, жаркие такие... моя вишня! Целую, всю целую... и где отстукивает сердце твой жаркий полдень... -- я слышу его так ясно, -- я чувствую его так близко, -- вот, у меня под ласковой рукой, тебя коснувшейся, я слышу нежное ту-тук... -- я слышу -- "люблю... люблю..." И мое повторяет неустанно, и будет стучать, стучать... так нераздельно-слитно! -- "люблю... лю--блю..."
   [На полях:] Олёк, я дарю сегодня тебе -- русское мое "Под горами", -- тобой любимое, т. е. литературные на него права. Ты знаешь его лишь в немецком переводе -- "Liebe in der Krim".
   Я дарю тебе -- на родном языке: "Под горами". Да будет оно истинно твоим, Ив. Шмелев
   Твой, до конца -- Иван, Ваня, Ванёк
   Не одна ты восхищаешься: караимочка сходит с ума (а русский оригинал -- несравним!!)
   Отныне эта повесть -- твоя, моя именинница. Ты чудесно издашь ее в России. И. Шмелев
   Сбереги эти строки!
   Приеду, если позволят доктора. Я надеюсь! М. б. в 1/2 авг.
   Но оставь "шутки" -- это недостойно ни меня, ни -- главное -- тебя!
   Аппетит очень большой, начну набирать!

178

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   [Черновик]
   22.VII.42
   Какое страшное может быть уничтожение праздника. Какое совпадение. Кто это тот, что не дает мне света в радостные дни? Кто путает все, мешает? Почему испорчен, -- и как! -- День ангела моего?
   Почему обижена я?
   Можно думать, что во мне и вина, но я честно вдумываясь во все, не вижу ее.
   И здесь, даже, вся обида... Она -- напрасна. Я не виновата. Отчего же так совпало?
  

179

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  

22.VII.42

   Ваня, Ваня, родной, любимый и... такой иногда странный, непонятный мне... жалящий остро и больно!
   Твое "именинное" мне письмо пришло сегодня... И какое же? Зачем ты отнял у меня мой День ангела? Зачем лишил меня света и радости? За что? Мысленно перебираю я свои письма к тебе, то чувство, в котором они тебе писались. Я ничего не найду такого, что могла бы вызвать ту _р_о_з_г_у, которой ты грозишься мне в этом "именинном" письме. И еще 3 дня ждать до именин, теперь тусклых, скучных, без единой даже искры света! Да, ты стараешься быть ласковым и нежным, ты присылаешь (видимо) что-то через Сережу, а сквозь это... много раз просишь не забыть меня, что будет _р_о_з_г_а. И я, не видя ее, эту розгу, в ожидании ее только, вся сжалась, вся истомилась, вся сникла, готовая к твоему удару. За что же? Ты меньше причинил бы мне боли, если бы теперь же, сразу же, не считаясь с обычаем к именинам писать милое, все бы сказал. Это преддверие измучает меня, знаю, м. б. до изнеможения. И я спрашиваю себя: чего ты хочешь?
   Я не знаю, в чем будет состоят твое "серьезное" письмо. Но скажу только одно, заранее, и от всего сердца: _о_н_о_ _н_е_с_п_р_а_в_е_д_л_и_в_о! Потому, что не было и тени в моей душе никакой на что-нибудь, что могло бы тебя оскорбить, задеть, разочаровать во мне, "ошеломить". По ассоциациям, по твоим намекам, я кое-что вижу. Ты -- ревнуешь, Ваня??!? Ты можешь только к одному ревновать: к самому себе! Абсурдно? Но бывает! Бывает! Мне рассказывала одна дама, что ей всю жизнь муж делал упрек за то, что отдалась ему безоглядно, влюбившись до безумия. Я видела иногда сама их драму. Он, забываясь, иногда даже передо мной, посторонней, кричал ей: "ты со всяким могла "тискаться", -- я-то -- знаю!" Именно это "тискаться" -- "knutschen" {Тискаться (нем.).} говорил. А была она до глупости добродетельна и любила только его, даже и такого... Я объясняла это его особой дикостью, -- у него были странности. Но меня совершенно поразило то же самое наблюдение, сделанное Шаляпиным. В своей книге "Маска и душа" он эту черту выставляет, как очень присущую нашему народу. И вспоминает об этом в связи с тем, что мы почему-то обязательно должны мучить того, кого любим, ценим, и т. п. И прямо говорит, что так например "о_н" не простит любимой девушке тех поцелуев, которые когда-то сам с восторгом принимал. И искорит ее за них434.
   Женщина не должна открываться! Вот это все! Онегин не простил Татьяне ее открытости. И упал перед закрывшейся для него княгиней. Вот это и все! Но неужели я с тобой должна так же? Я открылась тебе до предела. Я хотела так! Мне была счастьем это. Описать тебе все, всю обстановку. Даже вот до бульканья воды... слышу это и сейчас, хоть льет дождь и шумит ветер. Ты ко мне подходишь слишком обычно. И я, не будучи той Святой, как пишешь ты, я и не та, что ты бранить будешь! Когда я тебя люблю, то люблю только тебя. И если бы ты все обо мне знал! Я не могу, ну, не могу тебе многое писать о своей жизни, но ты поверь мне, что тебе стыдно было бы самому за те подозрения, которые ты мне бросил бы! Ни на кого я не смотрю так, как у Христа сказано! И этот жалкий свояк... о, Господи! О нем упомянула лишь, чтобы показать тебе, _к_а_к_ горела я тобой, я в нем видела как бы отражение своих огней! Мне даже тошно об этом, -- так это недостойно строк. Ты говоришь, что мне будут дарить цветы, руки целовать и т. д. ... О, как смешно мне сквозь слезы! Ты и не представляешь _к_а_к_ я одинока! Кто? Кто они эти, целующие руки? Голландцы не знают моего Дня ангела. Не будет даже и привета с почты. Никто не знает! Даже Фася и та уезжает на дачу в этот день. Мой свояк мне и всем так прискучил, что я теперь долго его не увижу. Я же зеваю, когда он у нас. Никто, никто. М. б. только в Гааге, куда я хотела ехать с 8 ч. утра, семья матушки435 (женщины и старушки) поласкали бы меня. Ее Оля -- именинница. И думали уехать к Сереже. И это -- все!
   Но вот нежданно приехал друг нашей семьи из Берлина436. Мы условились с ним обедать в Гааге от 2--3-х часов. Иначе он занят. И это все! И это уж мне -- событие! Но он верно не знает, что я именинница, и, хоть и перешел в православие когда-то, но мало еще об именинах знает. Я давно уж не видела "заглядывания в глаза", никто не целует мне руки. У голландцев же это не принято, как и у немцев. Только Пустошкин да Юрий (муж Елизаветы), "приложатся" (ненавижу это!), ну, кое-кто еще из русских, которых вижу я раз в год. И ни одного _т_а_к_о_г_о_ взгляда! Разве я из тех, что допускают такое?? Никогда. О, если бы ты видел, как одиноко мы живем, в нашем захолустье. Как отучилась я быть "дамой". И никого не вижу, но если бы и видела, то у меня нет для них ничего. Я же вся у тебя! Ты все еще не знаешь? Ты, как художник, как писатель ведь должен знать, что женщина, любя одного, не может, просто не может _в_и_д_е_т_ь_ других. По крайней мере я бываю тогда поглощена. Меня нету для других. И в этом вся драма жизни моей. Я не могу легко, просто жить. Я молчала, не говорила тебе ничего на твое: "живи спокойно, верь, что Ваня твой тебя любит, не терзайся, будь здорова". Нет, я не могу быть спокойна. Я не хочу писать. О многом и нельзя сказать. Да и _м_о_е_ это. Но как ты глубоко меня _н_е_ _з_н_а_е_ш_ь, _н_е_ _п_о_н_и_м_а_е_ш_ь! Что же я была бы за тварь, если бы розга твоя мне была справедливой!????
   В конце письма ты примечаешь: "твои "смотрины" меня ошеломили". О чем ты? Даже не пойму?! К нам, т. е. к Арнольду, собиралась их подруга детства, некто "Soff", вышедшая замуж и вдруг, что-то ее "чкнуло" поглядеть как живут Bredius-Subbotin'ы. Она -- "дама", именно дама. Богатая и привыкшая к роскоши, как к воздуху. Я всегда перед такими робею. Глупо? М. б.! И _т_а_к_и_е_ обычно не прощают именно отсутствия этой всей мишуры. Потому и написала: "простят ли мне мой "маникюр""? Они не прощают труда, рук со следами работы. И я, хоть и презираю таковой взгляд, все же всегда хочу показать, что, не скупясь моим, тем, что они презирают (внешне, а в глубине то завидуют!), я смогу и их требованиям вполне ответить!! Потому и писала тебе так. А что ты понял, я не знаю? Ты подумал, что я вся стала ихняя? Да? Неужели ты это мог? К счастью не были они. А. мне объяснил их интерес к нам: "ищут завязать старую дружбу, -- м. б. надеются просто поесть чего-нибудь раздобыть!" М. б.! У многих же такой взгляд, что у крестьян всего много! Глупо! Их не было! Относительно рассказа моего... Неужели ты не понял, что я боюсь, трепещу... Этого твоего суждения. Неужели непонятно тебе это? Как ты стал вдруг ко мне глух! Во всем! -- Что-то тяжелое, мутное, закрыло меня от тебя. Что это?
   Как ужасно, что эта твоя розга совпадает с очень тяжелой моей полосой. Я теперь -- совсем одинока. Мне очень тяжело. Как бы я хотела убежать куда-нибудь.
   Меня обидела мама. Мне тягостно. У меня не будет Дня ангела. Я так не люблю несправедливости. И вот... Я вся задавлена ею. И от обоих моих любимых: я не могу терпеть. У меня нет сил сносить это!
   Я так боюсь твоего письма, что, кажется, не рискну открыть его. Я боюсь. Я не выдержу его... У меня совсем нет теперь сил. Так иногда бывает: думаю, что окрепла, поеду в город, -- вернусь разбитая. Так и тут... М. б., Ваня, я не прочту его. М. б., я высчитаю сроки, когда ты сможешь мне на мое это ответить, и тогда только прочту, а все до этого буду откладывать. Прочту после. Ты не сердись. Это какой-то, м. б., инстинкт самозащиты. Я боюсь терзаний, страданий, боюсь, что не справлюсь с еще одной, незаслуженной обидой. Мне даже не с кем словом перекинуться. Мы все молчим...
   Я жалко, пусто, бесцельно влачу дни... Я наказана за мои письма тебе. Т_а_к -- грех, видно, так и ты не хочешь. И я несу эту кару. И как больно! В тихом свете, нет обмана, нет блуждающих огоньков, нет муки. Я начала, я виновата, и я несу. И потому, я не ропщу, но эту несправедливую обиду, и твою, и мамы, я несу, постигая душой, что она _о_б_и_н_я_к_о_м, но кара за что-то, что я все же преступила. Ну, прости меня, Ваня. Вот, как через грех человек может сам себя наказать. Мое письмо к тебе унесло Свет, зажгло другое, то, что оставляет пепел. Наконец-то слезы... я днями их ждала. Как хочется мне в церковь, как неисполнимо это, как горестно! У меня же никого нет, никого. И я вижу, что все же я виновата. Что-то мне необходимо. Смирение, отсечение воли? Бесплотность? Какое-то очищение? И ни одной души... Никого! О. Дионисий -- дитя! И единственный, пожалуй...
   Ну, довольно! Я стараюсь заполнить, заткнуть день. Дни! Драгоценные дни... Душой я знаю, что _т_ы_ не приедешь. И я не вынуждаю. Я всего теперь боюсь. Когда будет можно, то сама постараюсь к тебе приехать. И тоже не верю в это! Значит так надо! Сгореть одной? Когда кончится война, и если останусь жива, хочу уехать, сперва в Швейцарию, к духовному моему отцу ("посажёность" тут ни при чем), а потом домой. И это -- без предпосылок, без всяких. Этим только и живу, только это осмысливает мое существование. И только это дает мне силы продираться сквозь одинокое болото.
   Ну, я жду твоего письма. И замираю... Я вижу себя со стороны, -- эту жалкую фигуру, обороняющуюся слабо и безнадежно от удара. И все жизнь моя такова: этот вечный дамоклов меч!
   Но что вызвало у тебя эти состояния? Откуда? Письма 10 и 11 не носят и следа их? Что? Я теряюсь. Мне тягостно. Я знаю, что прочту этот твой бич, не совладаю... прочту. И боюсь читать. У меня нет сил... За что ты меня?? За что? Чего ты хочешь? Спроси себя! Ответь себе... и м. б. пожалеешь о розге? Но, однако, я не хочу вызывать в тебе жалость к себе.
   И я все же снести могу еще очень много... Мне чувствуется в тебе какая-то "заноза". Последнее это время... И... эти письма... так регулярно через неделю... Размеренность, планомерность... Холодность? Блеклость чувств? Ты хочешь моего отхода? На время? Вовсе? Скажи тогда! Наскучила? Хочешь нового? И какой чудный был этот день в прошлом году! Оля
   [На полях:] До свидания, Ванечка, в следующем письме... мирном... Когда ты его мне напишешь!?
   Как оплакиваю я прошлогодний Ангел! Какое чувство! Свет какой! Какое солнце! Ушло? Ужели? Вспомни надсоновский "Поцелуй"... Только утро любви хорошо...437 Не люблю этот стих, но как верно!
   P. S. Нет воли идти на почту, послать заказным... Я вся разбита. Отдаю шоферу. Идет простым.
   Вчера не успела отправить в Утрехте письмо, -- отдала в Houten'e, по дороге.
  

180

О. А. Бредиус-Субботина -- И. С. Шмелеву

  
   26.VII.42     ночь
   Милый мой Ванюша, вчера твое письмо на Сережу (его он получил утром, а в 6 ч. вечера привез уже мне). Спасибо, родной Ваня, за него тебе! Я истинно знаю, что любишь меня... Ванюрочка, за чудный цветок тебе спасибо: Сережа прислал его мне, такой, как я люблю (постоянный, название опять забыла. Звонила в магазин, спрашивала, как ухаживать за ним. Из рода агавы, в середине один розовый цветок (чудный!!) вроде шишки, дивный цвет розовый и чуть-чуть голубыми пятнами). Я давно о таком мечтала, сама дарила, и всегда желала иметь сама такой... Сережа знал это! Обнимаю тебя! Ванюша, о письме еще: родной мой, ты действительно и не мог ничего подумать. Это было бы ошибкой, ужасной ошибкой! Если я писала тебе "или-или", то никак не выбор, не "знак равенства", как это ты хотел понять. Но только (и очень по-дурацки) как детский запуг: "не дашь того, чего прошу, я кушать не буду, -- вот тебе!" Но это же не значит, что дитя голодный бунт объявляет! "Приедь, Ваня, -- а не приедешь, Оля и тебе неприятное выдумает!" Ну, глупо! Но никогда не "если-если" (* В отношении моем к тебе и к Ш[ахбагову] нет ничего общего. И мое желание тебя видеть, слышать, слушать -- несравнимо ни с чем и не заменимо ничем. Моя душа тебя ждет, -- не что-нибудь иное. _И_н_о_е_ -- только искры, пряность. Не главное и не сущность! А Ш[ахбагов]? Ни зова души, ни (ни капельки) "иного". Так в чем же дело? Что ты сочинил?). И если бы я тебе это устно сказала, то ты бы только поцеловал меня, ну, дурочкой бы назвал, но никогда бы не подумал, того, чем бы можно было мучиться. Ну, что ты, Ванечка!
   Ты получил уж наверное сейчас мое письмо, что я и пишу, что "срывов" тебе у меня бояться нечего! Но я хочу знать, какое это твое серьезное письмо. Напиши все, что тебя мучило. Но не мучайся! Умоляю тебя! Это все пустое, что ты думаешь! А я... тихая... Все, что кипит, сплавливается во что-то и где-то у меня же в душе, внутри меня. Не находит исхода. "Срывов" не будет, Ваня. Я слишком еще и другая... Не определю _к_а_к_а_я, не знаю сама, но есть что-то, что не позволяет, я же знаю себя. Оба начала во мне почти равны по силе чувства, но рассудочная я всегда активнее. "Рассудок", или назови это как хочешь, управляет мной. Нет, не рассудок, а некие иные тормоза, что-то от дедов, от отца. "Рассудок" -- понятие слишком холодное, не -- идет тут! Ванечка, я тороплюсь писать, чтобы ты скорее получил, -- увезет в город Сережа. Потом напишу подробней. Мой День ангела, предполагавшийся таким унылым, все же оказался светлее. И я (странно!) знала чем-то в себе, что ты уже светлый, мой милый, ласковый Ваня... При мысли о тебе, мне уже снова тепло было. Точно я знала! Мы были в Гааге, в церкви. Меня заласкали. Было много писем, маленьких знаков внимания, и порой очень ценных. У матушки целый фестиваль для дочки и меня. В 2 ч. встреча с другом... Потрясшая меня... Не выразить. Потом!.. Со вчера и до завтра он у нас гостит.
   Ваня!? ... Я мучаюсь рассказом... Он плохой, Ваня? Ты ни словом не обмолвился. И вот, я себя успокаиваю теперь тем, что сама просила ничего не писать. Вот, видишь, зачем это понадобилось? Ты не написал, -- не хотел "уби