Шишков Александр Семенович
Шишков А. С. биобиблиографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.92*6  Ваша оценка:


   ШИШКОВ, Александр Семенович [9(20).III.1754, Петербург -- 9(21).IV.1841, там же] -- прозаик, поэт, критик, государственный деятель. Обучался в Морском кадетском корпусе, в 1771 г. направлен в Архангельск. В 1772 г. произведен в мичманы. В 1776 г. на фрегате "Северный Орел" сопровождал русские суда из Кронштадта через Средиземное море и Дарданеллы в Черное море; во время трехлетнего путешествия посетил Италию, Грецию, Турцию. В 1779 г. назначен преподавателем тактики в Морском кадетском корпусе. В 1790 г. участвовал в войне со Швецией, в чине капитана второго ранга командовал фрегатом "Николай" под началом адмирала Чичагова, награжден золотым оружием с надписью "За храбрость". При вступлении на престол Павла I произведен в капитаны первого ранга, эскадр-майоры, генерал-адъютанты. В 1796 г. избран членом Российской Академии. В 1798 г. произведен в вице-адмиралы, назначен членом адмиралтейской коллегии, но оказался в опале и был удален от двора. В 1812 г. назначен государственным секретарем вместо Сперанского. По поручению Александра I писал правительственные манифесты, приказы по армиям, рескрипты -- они являются памятниками ораторского искусства 1812 г.
   "Нынешний день, ознаменованный Полтавскою победою, да послужит вам примером! Память победоносных предков наших да возбудит к славнейшим подвигам!" -- говорилось в приказе Александра I по армиям от 27 июня 1812 г. ("Московские ведомости".-- 1812. -- No 55.-- С. 1442).
   "Да встретит он (неприятель -- Н. М.) в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицина, в каждом гражданине Минина",-- было сказано в Манифесте от 6 июля 1812 г. ("Московские ведомости".-- 1812.-- No 57.-- С. 1481).
   "...хотя великолепную Столицу нашу пожрал ненасытный огонь; но огонь сей будет в роды родов освещать лютость врагов и Нашу славу. В нем сгорело чудовищное намерение всесветного обладания, приключившее толико бедствий всему роду человеческому и приготовлявшее столько же зол предбудущим родам. Россия вредом своим купила свое спокойствие и славу быть спасительницею Европы",-- говорилось в рескрипте Александра I на имя главнокомандующего Москвы графа Ф. В. Растопчина от 11 ноября 1812 г. ("Московские ведомости".-- 1812.-- No 71--94.-- С. 1756).
   Эти и другие слова ораторских текстов Ш. вселяли мужество в защитников Отечества, воодушевляли их на ратные подвиги. По свидетельству С. Т. Аксакова, "...писанные им (Ш.-- Н. М.) манифесты действовали электрически на целую Русь. Несмотря на книжные, иногда несколько напыщенные выражения, русское чувство, которым они были проникнуты, сильно отзывалось в сердцах русских людей" (Аксаков С. Т. Собр. соч.: В 4 т.-- М., 1955.-- Т. 2.-- С. 306--307). Ораторская проза Ш. оказала влияние на русскую литературу 1812--1814 гг., сказалась в творчестве Пушкина. С деятельностью Ш. в 1812 г. связаны строки Пушкина из "Второго послания к цензору" 1824 г.: "Сей старец дорог нам: друг чести, друг народа, / Он славен славою двенадцатого года" (Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В 10 т.-- М., 1974.-- Т. 1.-- С. 260). В 1813 г. сопровождал армию в заграничном походе. В 1813--1841 гг. Ш.-- президент Российской Академии. С 1814 г.-- член Государственного совета. В 1824--1828 гг. Ш.-- министр народного просвещения и главноуправляющий делами иностранных исповеданий. В 1826 г. Ш. был представлен на утверждение Николаю 1 новый цензурный устав, названный современниками "чугунным" -- он действовал до 1828 г. В 1826 г. Ш. был назначен членом верховного суда над декабристами. Будучи убежденным приверженцем монархического государства, ни в коей мере не разделяя идей декабристов, Ш., однако, добивался смягчения их участи.
   Начало литературных занятий Ш. относится ко времени его преподавания в Морском кадетском корпусе. Он перевел французскую книгу "Морское искусство", составил трехъязычный морской словарь, перевел французскую мелодраму "Благодеяния приобретают сердца" и немецкую "Детскую библиотеку" Кампе, которая в переводе Ш. пользовалась большой популярностью в России и неоднократно переиздавалась до середины XIX в. В 1780 г. написал пьесу "Невольничество", в которой прославлялась Екатерина II, пожертвовавшая большую сумму на выкуп в Алжире христианских невольников. В 1784 г. в "Собеседнике любителей российского слова" напечатал стихотворение "Старое и новое время", в котором идеализировалась допетровская эпоха. В 1801 г. посвятил оду вступившему на престол Александру I. Писал стихотворения на разные случаи, переложения псалмов, переводил итальянских поэтов. В 1805 г. перевел "Слово о полку Игореве", снабдив его пространным комментарием; специальное внимание уделил фольклорным элементам памятника. В 1806 г. издал "Собрание детских повестей".
   Изучение церковнославянского языка привело Ш. к созданию лингвистической и литературной теории, изложенной в книгах "Рассуждение о старом и новом слоге российского языка" (1803), "Прибавление к рассуждению о старом и новом слоге российского языка" (1804), "Рассуждение о красноречии Священного писания" (1810) и других сочинениях. Ш. полагал, что русский язык произошел от церковнославянского, поэтому русский литературный язык должен широко включать церковнославянскую лексику. Заимствования из иностранных слов недопустимы: "Всякое иностранное слово есть помешательство процветать собственному, и потому чем больше число их, тем больше от них вреда языку" (Собр. соч. и переводов.-- Ч. 5.-- С. 13). Ш. принципиально исключил иностранные слова из 6-томного "Словаря Академии Российской" (1789--1794). По его мнению, церковнославянский язык открывает широкие возможности для словообразования; Ш. пытался внедрить в русский язык неологизмы, произведенные от русских корней,-- они должны были заменить иноземные слова: вместо анатомия -- трупоразъятие, вместо оратор -- краснослов, вместо аристократия -- вельможедержавие, вместо антипатия -- противустрастие и др. Развивая учение Ломоносова о трех стилях, Ш. делит литературную речь на слоги: высокий, средний, простой, не допуская их смешения. Источником высокого слога Ш. считал священные книги, простого -- народные стихотворения и летописи.
   Выступления Ш. были направлены против Карамзина и его последователей, культивировавших средний стиль, сближавших литературный язык с разговорным языком образованного общества, широко вводящих в литературный язык иностранные, прежде всего французские, слова, а также слова, образованные по типу французских: "Старые писатели сказали бы: в этом городе, или стране, повсюду наблюдается порядок и спокойствие, а нынешние говорят: все, что вы в этом городе видите, носит на себе (как будто какое платье) отпечаток порядка и спокойствия. Выражение сие переведено с французского porter l'empreinte" (Собр. соч. и переводов.-- Ч. 12.-- С. 193--194). Ш. боролся с украшенным стилем карамзинистов; приятности и правильности карамзинского слога противопоставлял простоту и ясность. В отличие от карамзинистов, разрабатывающих малые литературные формы, жанры дружеского послания, элегии, Ш. и его сторонники утверждали, с одной стороны, большие формы, высокие литературные жанры, оду, с другой -- басню, в которую обильно включалось просторечие.
   В литературном споре с Карамзиным Ш. использовал политические аргументы, обвиняя своих противников в отсутствии патриотизма, преклонении перед иноземным, безверии. Ш. стремился противостоять воздействию на русское общество просветительских идей западноевропейской культуры. В противовес европеизму Карамзин выдвинул принцип русского начала, народности.
   "Рассуждение о старом и новом слоге российского языка" вызвало полемические отклики сторонников Карамзина -- Макарова и Дашкова. В последующем Ш. и его единомышленники -- Ширинский-Шихматов, Шаховской и др. явились адресатами эпиграмм, объектами пародийных стихотворений Батюшкова, Воейкова, А. Измайлова, Вяземского, В. Пушкина и др. поэтов. Полемика между шишковистами и карамзинистами обострилась после создания литературных обществ "Беседа любителей русского слова" (1811 -- 1816) и "Арзамас" (1815--1818). Возглавляемая Ш. "Беседа" объединила как эпигонов классицизма (Хвостов и др.), так и первоклассных писателей (Державин, Крылов). Члены "Арзамаса" (Жуковский, Батюшков, В. Пушкин и др.) защищали карамзинскую реформу литературного языка, завоевания карамзинской школы писателей.
   Полемика по вопросам языка и литературы, открытая сочинениями Ш., имела большое значение для становления русского литературного языка, национального самоопределения русской литературы и культуры. Теоретические суждения Ш. нашли отражение и дальнейшее развитие в теоретических выступлениях и художественной практике Катенина, Кюхельбекера, Грибоедова. С поисками национально-самобытных форм связаны "русские баллады" Катенина и Кюхельбекера, написанные простонародным слогом. Кюхельбекер пропагандировал оду, изобилующую архаизмами. Грибоедов выступал против эстетизма карамзинской школы. Пушкин, будучи членом "Арзамаса", неоднократно выступал против Ш. и писателей его круга: "Угрюмых тройка есть певцов -- / Шихматов, Шаховской, Шишков. / Уму есть тройка супостатов -- / Шишков наш, Шаховской, Шихматов, / Но кто глупей из тройки злой? / Шишков, Шихматов, Шаховской!" (1815) (С. 382. См. также "К Жуковскому", 1816.-- С. 423--426). Впоследствии Пушкин учел некоторые положения его теории, борясь против украшенного карамзинского стиля за "нагую простоту", просторечие.
   Ш., по свидетельству близкого к нему К. С. Сербиновича, "в Пушкине признавал... истинный талант. Он ему нравился более Жуковского -- за особенную чистоту языка и всегдашнюю ясность" ("Русская старина".-- 1896.-- No 9.-- С. 577). 3 декабря 1832 г. Ш. выступил с предложением избрать Пушкина в действительные члены Российской Академии. 13 января 1833 г. Пушкину был выдан диплом члена Академии за подписью Ш. В письме в Академию от 16 декабря 1833 г. Ш. обратился с просьбой к Пушкину принять вместе с В. А. Поленовым, В. И. Панаевым и П. И. Соколовым попечительство над изданием его "Сочинений и переводов" в 16 т., которое предпринималось для обеспечения оставшейся круглой сиротой внучки Ш.-- С. А. Шишковой. Пушкин ответил согласием; в 1834 г. в числе "попечителей малолетней девицы Софьи Шишковой" объявил о продаже этого издания ("Северная пчела".-- 1834.-- No 66.-- 23 марта).
  
   Соч.: Собр. соч. и переводов: В 17 ч.-- Спб., 1818--1839; Записки, мнения и переписка адмирала Шишкова: В 2 т.-- Берлин; Прага, 1870; Стихотворения // Поэты 1790--1810-х годов / Вступ. ст. и сост. Ю. М. Лотмана; Подгот. текста М. Г. Альтшуллера; Вступ. заметки, биограф, справки и примеч. М. Г. Альтшуллера.-- Л., 1971.-- С. 355--364.
   Лит.: Аксаков С. Т. Воспоминание об Александре Семеновиче Шишкове // Аксаков С. Т. Собр. соч.: В 4 т.-- М., 1955.-- Т. 2.-- С. 266--313; Тынянов Ю. Н. Архаисты и Пушкин // Пушкин и его современники.-- М.. 1968.-- С. 23--121; Купреянова Е. Н. Основные направления и течения русской литературно-общественной мысли первой четверти XIX в. // История русской литературы.-- Л., 1981.-- Т. II.-- С. 20--25; Виноградов В. В., Очерки по истории русского литературного языка XVII--XIX веков.-- 3-е изд.-- М., 1982.

Н. И. Михайлова

   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 2. М--Я. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
  

Оценка: 6.92*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru