Ширяевец Александр Васильевич
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.79*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Архангельский глас
    Атаманова зазноба
    Бурлак
    Волге
    Гадание
    Грозовое
    Клич
    Молодецкий курган
    Мужикослов. V, VI, X-XIII
    "На чужбине невеселой"
    Старь
    Утро
    "Говорил ты мне, что мало у меня удалых строк..." (Н. Клюеву)
    После побоища (Васнецовское)
    Жигули
    Стенька Разин
    Загуди



                             Александр Ширяевец

                               Стихотворения

----------------------------------------------------------------------------
     Русская поэзия XX века. Антология русской лирики первой четверти века.
     М., "Амирус", 1991
     Дополнение 1 по:
     "И будет вечен вольный труд..." Стихи русских поэтов о Родине.
     М., "Правда", 1990
     Дополнение 2 по:
     Слово о полку Игореве.
     "Библиотека поэта". Малая серия. Л., Советский писатель", 1990
----------------------------------------------------------------------------

                                 СОДЕРЖАНИЕ

     Архангельский глас. (Раздолье. 1924)
     Атаманова зазноба. (Там же)
     Бурлак. (Там же)
     Волге. (Там же)
     Гадание. (Там же)
     Грозовое. (Там же)
     Клич. (Там же)
     Молодецкий курган. (Там же)
     Мужикослов. V, VI, X-XIII. (Мужикослов. 1923)
     "На чужбине невеселой". (Раздолье. 1924)
     Старь. (Там же)
     Утро. (Там же)

                                Дополнение 1

     "Говорил ты мне, что мало у меня удалых строк..."

                                Дополнение 2

     После побоища (Васнецовское)


                                   * * *

                          На чужбине невеселой
                          Эти песни я пою.
                          Через горы, через долы
                          Вижу родину свою:

                          Жегули в обновах вешних,
                          Волга... Улица села...
                          В церковь, солнышка утешней,
                          Ты лебедкою плыла...

                          - Не найти нигде чудесней
                          Русых кос и синих глаз!
                          Из-за них Кольцовской песней
                          Заливался я не раз...

                          Я ушел... я ждал иного,
                          Не к сохе влеклась рука...
                          И уплыл... А ты с крутого
                          Мне махала бережка...

                          На сторонке чужедальней
                          Позабыть тебя не мог...
                          Снится грустный взгляд прощальный,
                          Вижу беленький платок...

                          Что сулит мне воля божья?
                          Ворочусь ли я назад?
                          - Пусть к родимому Поволжью
                          Песни звонкие летят!


                                   УТРО.

                         Свирель рассвета заиграла,
                         Ночь поплелась в свой тихий дом,
                         А солнце весело орало
                         На пароходе голубом...

                         Стряхнули горы сон старинный,
                         Туманный прояснился взгляд...
                         Шумят кудрявые вершины,
                         Червонцы солнца к ним летят...

                         С красавы-барки песня мчалась,
                         Раскинул день победный стан..
                         А солнце с Волгой обнималось -
                         Веселый ухарь-капитан!


                                 ГРОЗОВОЕ.

                               В гулкие гулы,
                               Уткою
                               Солнце нырнуло,
                               Скрылось пугливо...
                               Громами вольными
                               Мерится высь!

                                  Громовые грохоты!
                                  Удалые хохоты!
                                  Грозовая вольница
                                  Громыхает, гонится!

                               Молнии жуткие
                               С красной расшивы
                               Красными кольями
                               В берег впились!


                            АРХАНГЕЛЬСКИЙ ГЛАС.

                      Щупал девок я, ластился к бабам,
                      Матершинничал в три этажа.
                      Повлекут по загробным ухабам,
                      Чтоб поджарить меня, как стрижа.

                      Заартачившись у сковородки,
                      Завоплю я, ругнувшись зело:
                      - Отпустите - катнуться на лодке
                      На денек только - в наше село!

                      Взгромыхает Архангельский глас.
                      - Не годишься ни в ад ты, ни в рай!
                      Убирайся-ка, парень, от нас!
                      Щупай девок, гармонь раздувай!


                                  БУРЛАК.

                        Уплыву, как только вспенится
                        Волга-матушка-река!
                        У бродяг душа не пленница.
                        Не дрожит у кошелька!

                        Любо петь мне песни смелые.
                        Что поет по Волге голь,
                        Двинуть весла в гребни белые!
                        - Эх, зазноба, не неволь!

                        Уноси быстрей, кормилица,
                        Наши барки и плоты!
                        Глядь и ветер принасилится. -
                        Будет меньше маяты...

                        Не меня ль краса румяная
                        Манит с берега рукой?..
                        Да милей мне воля пьяная!
                        Обручился я с рекой!


                             МОЛОДЕЦКИЙ КУРГАН.
                                  (Сказ).

                         Ты жила в скиту замшелом.
                         Все молилась, ладан жгла.
                         Он охотником был смелым
                         Из приволжского села.

                         Нес он с песней диких уток,
                         Позабыла, где свеча...
                         С развеселых прибауток
                         Стала ярче кумача...

                         Соловьи в лесу скликались.
                         Разливался вешний мед...
                         И ушла ты, не печалясь,
                         От своих святых ворот

                         К песням аховым, к шиханам...
                         Повенчались без венцов...
                         Стал охотник атаманом,
                         Кликнул голь со всех концов...

                         За шелками, за коврами,
                         Для тебя он уплывал...
                         Как любились вечерами!
                         Что за песни он певал!

                         В ночь, над Волгой звездоокой
                         Разгорался буй-костер,
                         Днем маячил издалека
                         Алый бархатный шатер...

                         Заглянуло к вышке Лихо,
                         Быль иная зацвела...
                         Белотелая купчиха
                         Мила-друга отняла...

                         Ты дозналась про смутьяну,
                         И за смертную тоску,
                         Ночью, сонного с кургана
                         Опрокинула в реку;

                         И сама метнулась с кручи
                         За изменником в простор...
                         И зовут курган дремучий
                         Молодецким - с этих пор...


                                   СТАРЬ.

                        Месяц, глянь ушкуйным оком!
                        Кистенем стальным взмахни!
                        Понесусь я быстрым скоком
                        На татарские огни..

                        Надо мной воронья стая
                        Зачернеет - ждет беда.
                        Предо мною Золотая
                        Пораскинется Орда.

                        - Ой, летите, стрелы злые,
                        В басурманские шатры!
                        Нам хвататься не впервые
                        За мечи и топоры!

                        Я рубиться лихо стану.
                        Сдвинет враг со всех сторон,
                        И, иссеченного, к хану
                        Отведут меня в полон.

                        Долго-долго, дни и ночи
                        Будут лязгать кандалы.
                        Будет сниться терем отчий,
                        Волги буйные валы.

                        Запылит с Руси дружина,
                        На Орду ударит вскачь, -
                        Я опять на волю хлыну
                        Для удач и неудач...

                        Час настанет, и на склоны
                        Упаду я из седла,
                        Как вопьется в грудь со стоном
                        Закаленная стрела...


                             АТАМАНОВА ЗАЗНОБА.

                         Нет утехи, нет спокоя
                         С той поры, как мой родной
                         Закатился с голытьбою
                         К понизовью на разбой...

                         Где простились, вкруг да окол
                         Все брожу я у реки...
                         - Ах, неужто сгибнет сокол
                         С той ли вражеской руки!

                         Ночью снится взгляд прощальный,
                         Клич могутный... стон... пальба,
                         Да железный звон кандальный,
                         Да два висельных столба...

                         И взбегаю на бугры я,
                         Где разгульник поклялся:
                         Не метнутся ль заревые
                         С понизовья паруса?..


                                   ВОЛГЕ.

                       Тускнеет твой венец алмазный,
                       Не зыкнет с посвистом жених...
                       Все больше пятен нефти грязной -
                       Плевки Горынычей стальных...

                       Глядишь, старея и дряхлея.
                       Как пароходы с ревом прут,
                       И голубую телогрею
                       Чернит без устали мазут...

                       А жениха все нет в дозоре...
                       Роняет известь едкий прах...
                       Плывешь ты с жалобою к морю,
                       Но и оно - в плевках, в гудках...


                                   КЛИЧ.

                        На кургане, в шапке-зорнице
                        Стенька встал разгульно-смел,
                        Молодецкую он вольницу
                        Кликал, звонницей гудел:

                        - Гей-эй-эй!..

                        Собирайся-ка, голь перекатная,
                        Шалый сброд!
                        Будут гульбища, подвиги ратные, -
                        Русь зовет!

                        Хватай ножи с пистолями!
                        Гульнем по вольной воле мы!
                        Не дам народ в обиду я!
                        Айда тягаться с Кривдою!

                        - Гей-эй-эй!..

                        Нет житья от боярства от чванного,
                        Воевод!
                        Всех достанет рука атаманова,
                        Всех уймет!

                        Не дам народ в обиду я!
                        Айда тягаться с Кривдою!

                        Хватай ножи с пистолями!
                        Гульнем по вольной воле мы!

                        - Гей-эй-эй!..

                        Царь не видит, в палатах все тешится,
                        Спозаракь...
                        А и нам, братцы, время потешиться!
                        Грянь-ка, рвань!

                        Хватай ножи с пистолями!
                        Гульнем по вольной воле мы!
                        Не дам народ в обиду я!
                        Айда тягаться с Кривдою!

                        ...Так бросал слова смутьянные
                        Разнн, взявшись за пистоль,
                        И ватагою буянною
                        На курган валила голь...

                        Не леса шумят кудрявые,
                        То повольники шумят;
                        Помыкает всей оравою
                        Колдовской, зовущий взгляд...

                        Зацвели ладьи узорные!
                        Песни, посвисты и гул!
                        Загляделись выси горные
                        На диковинный загул!

                        Не с того ли крика шалого
                        Волга вспенила сильней?..
                        Любо Стеньку разудалого
                        Уносить далеко ей!


                                  ГАДАНИЕ.

                          Месяц скатною жемчужиной
                          Засветился над горой.
                          - Выйди, званый, выйди, суженый!
                          Правду, зеркальце, открой!

                          Крестик снят... Одна я в горнице,
                          Ставлю свечи у зеркал...
                          - Кто покажется затворнице:
                          Стар иль молодец-удал?..

                          Вот и полночь... Жутко... Слышу я.
                          Как хохочет, весела,
                          Нечисть страшная под крышею,
                          Пляс бесовский завела...

                          Кто-то тянется и корчится.
                          Метит лапою обнять...
                          - Убежала бы, да хочется
                          О заветном разузнать...

                          Месяц скатною жемчужиной
                          Льет узорные Лучи.
                          - Выйди, званый, выйди, суженый!
                          Сердце, сердце, не стучи!


                                МУЖИКОСЛОВ.

                   Накрываются тучею-схимою
                   Вышний Пастырь, а звезды кудесно-ярки.
                   - Вот встают они праотцы, деды, отцы мои
                   Мужики, мужики, мужики!

                   - Всласть поели немного вы ситного,
                   Пиво ячное, мед протекли мимо ртов...
                   За лихое тягло, за судьбу челобитную,
                   Быть вам, быть окол райских кустов!

                                    VI.

                               - Тяти! Деды!
                               Лапотники,
                               Пахотники,
                        Чернокостники-смерды!

                        А кто с Альпийских лысин
                               Свистнул
                        На весь мир?..
                               - Вы!
                               - Вы!

                        Кто песенных
                   Жар-Птиц метнул по свету? -
                               - Вы!
                               - Вы!
                               Печальники,
                               Кабальники,
                               Безвестники -
                               Смерды!..

                                     X.

                        ... - Мамыньхи! Баушки!
                        Арины Родионовны!
                        Зацапанные барами -
                        Блунями
                        Для соромной забавушки!
                        Рано вас сгорбило
                               Буднями
                               Черными!

                   Радости видано много ли?!..
                                Не вы ли
                                Поили
                   Песнями, сказами ярыми
                   Пушкиных, Корсаковых, Гоголей!
                        А самим - оплеухи, пинки.
                                Синяки,
                   Да могилки незнаемые, убогие!..

                                    XI.

                   Распалилась мужицкая дума!
                   Чу: засеченных смертный крик!
                   Брызжут искры костра Аввакума,
                   Слышу Разина грозный зык!

                   - Эй, Ивана Великого вышка.
                   Разнеси-ка пожарче звон!
                   - Да не я ли Отрепьев Гришка?
                   Только я не отдам свой трон!

                                    XII.

                                - Пьянчуги,
                        Святые угодники,
                        Муромцы, Пугачи, Ермаки,
                        Юродные, буйноголовые -
                                Друга!
                                Сродники!
                                Сродники!
                        Бью челом вам я,
                                Бью челом!

                                   XIII.

                   - Крест ли, меч ли возьму, - не знаю,
                   Помолюсь кому - невдомек!
                   Только в каждом - душа родная!
                   Каждый с лаской меня берег:
                                Для чего?..
                        Да не выпрыгни, сердце!
                   - Знаю! Понял! -не блажь, не бред!
                   - Душегубцы и страстотерпцы.
                   На холопский гляньте Рассвет!


     Ширяевец  Александр.  -  Александр  Васильевич  Абрамов - род. 2 апреля
(ст. ст.) 1887 г. на Волге в селе Ширяево Симбирской губ. Отец происходил из
крестьян,  но  приписался  к мещанам и служил лесным об'ездчиком. Ш. детство
провел  сначала  в  родном  селе,  в Жегулях, потом в мордовском селе Старая
Бинарадка  и  в  г.  Самаре.  Четырнадцатилетним  мальчиком  похоронил отца.
Первоначальное образование получил в церковно-приходской школе и в городском
училище.   В   1905   г.  поступил  на  бумаго-красильную  фабрику,  потом в
почтово-телеграфную   контору.   В  том  же  году  переселился  с  матерью в
Туркестанский край, где жил до 1922 г., только один раз в 1915 г. побывав на
родине.  В  1922  г.  переехал в Москву, где в этом же году умерла его мать,
которой  он  посвятил "Мужикослов" и "Раздолье". В Москве же умер и сам поэт
15  мая  1924  г.  в  Старо-Екатерининской  больнице  от  воспаления мозга и
похоронен  на  Ваганьковском  кладбище. Ш. начал писать с 19-20 л. и впервые
стал  печататься  в  1908  г.  в Ташкентской газете. Отдельно выпущены книги
стихов:  1)  Ранние  сумерки.  Ташкент.  1911.  2) Запевки. Ташкент. 1916.3)
Узоры.  Гос.  Изд-во  М.  1923.  4)  Раздолье.  Гос.  Изд-во.  М.  1924.  5)
Мужикослов.  Изд.  "Круг".  М.  1923.  Незадолго  до смерти Ш. написал поэму
"Палач", еще не напечатанную.

     Ширяевец    Александр    Васильевич    (наст.    фамилия    Абрамов). -
2.4.1887-15.5.1924. Избранное. Куйбышев, 1961.


                                Дополнение 1

                                   * * *

                                                         Николаю Клюеву

               Говорил ты мне, что мало у меня удалых строк:
               Удаль в городе пропала, -  замотался паренек...

               А как девица-царевна, светом ласковых очей,
               Душу вывела из плена - стали песни позвончей.

               А как только домекнулся: кинуть город мне пора, -
               Всколыхнулся, обернулся в удалого гусляра!

               1909-1910 гг.

                                Дополнение 2

                               После побоища
                               (Васнецовское)

                       Он упал на цветы полевые
                       С половецкой стрелою в груди,
                       Смотрят в небо глаза неживые...
                       "Мать! Любимого сына не жди!"

                       Не одна Ярославна заплачет!
                       Пьет Каяла багряную муть -
                       Захлебнулась!.. А птицы маячат
                       Жадным клювом бойцов полоснуть...

                       Озарила поля роковые
                       Кровяная луна с высоты,
                       Заглянула в глаза неживые,
                       На шеломы, колчаны, щиты...

                       "Спите с миром! Отважно вы сгибли!
                       Кудри-шелк ветер тронул слегка...
                       Сына мать не дождется в Путивле,
                       Молодица - милого дружка...

                       1928

     Ширяевец  -  литературный  псевдоним  Александра  Васильевича  Абрамова
(1887-1924), поэта. Печ. по изд.: Ширяевец А. Волжские песни: Стихотворения.
М.,  1928.  Подзаг.  "Васнецовское"  намекает на картину Виктора Михайловича
Васнецова (1848-1926) "После побоища Игоря Святославича с половцами" (1880),
написанную на мотив "Слова о полку Игореве".


                       Александр Васильевич Ширяевец

                               Стихотворения

---------------------------------------------------------------------------
     Антология крестьянской литературы послеоктябрьской эпохи
     ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.
     МОСКВА 1931 ЛЕНИНГРАД
---------------------------------------------------------------------------

                                   ЖИГУЛИ

                                                  С. М. Топунову
                        Под зеленой шапкой-мурмалкой
                        Задремали над рекой.
                        Не спугнуть шумливой сутолкой
                        Горькой, думы вековой.

                           - "Где потехи молодецкие?
                           Не осталось и следа!"
                           День и ночь плывут купецкие
                           Пароходы и суда...

                        Встарь ушли вы, хмуро-сонные,
                        И на сердце тает лед:
                        Скачут волны опьяненные,
                        С песней вольница плывет:

                           - "Эй, не прячьтесь за затворами!
                           Что шарахаетесь зря!
                           Не разбойники, не воры мы -
                           Беднотовская заря!"

                        Атаманом струги правятся, -
                        Как с таким не уплывешь!
                        Много спеси поубавится
                        У приказных и вельмож.

                           ...Сонно волны седоватые
                           Лижут каменную грудь...
                           Доведется ли оратаю
                           По-бывалому гульнуть?..

                        (Из книг "Волжские песни")


                               СТЕНЬКА РАЗИН

                                    Клич

                         На кургане в шапке-зорнице
                         Стенька встал, разгульно-смел,
                         Молодецкую он вольницу
                         Кликал, звонницей гудел;
                         - Гей-эй-эй!..

                            Собирайся-ка, голь перекатная,
                            Шалый сброд.
                            Будет гульбища, подвиги ратные, -
                            Русь зовет!

                         Хватай ножи с пистолями!
                         Гульнем по вольной воле мы!
                         Не дам народ в обиду я!
                         Айда тягаться с кривдою!
                         - Гей-эй-эй!

                            Нет житья от боярства от чванного,
                            Воевод!
                            Всех достанет рука атаманова,
                            Всех уймет!

                         Не дам народ в обиду я!
                         Айда тягаться с кривдою!
                         Хватай ножи с пистолями!
                         Гульнем по вольной воле мы!
                         - Гей-эй-эй!-

                            Царь не видит, в палатах все тешится
                            Спозарань...
                            А и нам, братцы, время потешиться!
                            Грянь-ка, рвань!

                         Хватай ножи с пистолями!
                         Гульнем по вольной воле мы!
                         Не дам народ в обиду я!
                         Айда тягаться с кривдою!

                            ...Так бросал слова смутьянные
                            Разин, взявшись за пистоль,
                            И ватагою буянною
                            На курган валила голь...

                         Не леса шумят кудрявые,
                         То повольники шумят;
                         Помыкает всей оравою
                         Колдовской, зовущий взгляд...

                            Зацвели ладьи узорные!
                            Песни, насвисты и гул!
                            Загляделись выси горные
                            На диковинный загул!

                         Не с того ли крика шалого
                         Волга вспенила сильней?..
                         Любо Стеньку разудалого
                         Уносить далеко ей!

                         (Из кн. "Волжские песни")


---------------------------------------------------------------------------
     КАЛИНЫЧ В ПЕСНЯХ КРЕСТЬЯНСКИХ ПОЭТОВ.
     МОСКВА, Издание Всероссийского Союза Крестьянских Писателей. 1925 г.
---------------------------------------------------------------------------


                                 Загуди *).

                                 Загуди сильнее,
                                 Вешний красный звон!
                                 Злого чародея
                                 Взяли мы в полон!

                              Буйно-огневая
                              Посреди песков
                              Бьет вода живая
                              Новых родников!

                                 Вековые раны
                                 Вылечит народ,
                                 Будет сердце пьяно
                                 Радостью свобод!

                              Песенные гулы,
                              Красный звон шальной!
                              Веселись, Микула,
                              Пой с землей родной!
                              Крестьянин А. Ширяевец.

     *)  Посмертное  стихотворение А. Ширяевца (Абрамова), посвященное М. И.
Калинину.

Оценка: 8.79*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru