Шелехов Григорий Иванович
Российского купца Григорья Шелехова продолжение странствования по восточному Океану к Американским Берегам в 1788 году

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


  

Россійскаго купца

ГРИГОРЬЯ ШЕЛЕХОВА

ПРОДОЛЖЕНІЕ СТРАНСТВОВАНІЯ

по восточному Океану къ Американскимъ Берегамъ въ 1788 году.

Съ обстоятельнымъ увѣдомленіемъ объ открытіи новообрѣтенныхъ имъ острововъ, до коихъ не достигалъ и славный Аглинскій мореходецъ Капитанъ Кукъ, и съ пріобщеніемъ описанія образа жизни, нравовъ, обрядовъ, жилищъ и одеждъ обитающихъ тамъ народовъ, также Климатъ, годовыя перемѣны, звѣри, домашнія животныя, рыбы, птицы земные произрастенія и многіе другіе любопытные предмѣты тамъ находящіеся, что все вѣрно и точно описано имъ самимъ.

Во градѣ Святаго Петра,

1792 года

Иждивеніемъ В. С.

http://az.lib.ru

OCR Бычков М. Н.

ГРИГОРЬЯ ШЕЛЕХОВА

ПРОДОЛЖЕНІЕ СТРАНСТВОВАНІЯ

отряженнаго галіота называемаго, Трехъ Святителей, подъ предводительствомъ двухъ штурмановъ Измайлова и Бочарова, въ 1788 году.

   Въ слѣдствіе предписаніевъ, бывшаго въ Иркутскѣ въ должности Генералъ-Губернатора господина Генералъ-Порутчика и Кавалера Якобія, уполномоченной отъ Шелехова главной повѣренной надъ Американскою компаніею Грекъ Деларовъ, прибывъ изъ Охотска на островъ Кадьякъ, гдѣ сія компанія находится, 28 числа Апрѣля 1788 года, далъ отъ себя Штурманамъ Измайлову и Бочарову наставленіе такое, по которому должны они слѣдовать отъ того острова на одномъ галіотѣ, именуемомъ, Трехъ Святителей въ море, близь береговъ твердой Американской земли, какъ для открытія новыхъ морскихъ острововъ и приведенія подъ власть Россійской Имперіи разныхъ островныхъ народовъ, такъ равно и для утвержденія всей новообрѣтенной Американской части, знаками Величеству и названію Россійскому свойственными. Сіи Штурманы руководствуясь тѣмъ наставленіемъ, взявъ съ собою сорокъ человѣкъ изъ Россійскихъ кампанейскихъ работныхъ, двухъ толмачей изъ жителей острововъ Лисьевскихъ и четырехъ человѣкъ Конягъ, сооружили тотъ галіотъ нужными къ мореплаванію припасами и такелажами и снабдили оной потребными для коммерціи товарами; а потомъ взявъ съ собою по предписанію Грека Деларова отъ Штурмана Самойлова тутъ въ компаніи находящагося, пять досокъ и пять гербовъ мѣдныхъ, порученныхъ Деларову отъ упомянутаго Генералъ-Порутчика Якобія, самые тѣ, кои выше сего подъ названіемъ Россійскихъ знаковъ наименованы, 30 числа Апрѣля пустились въ море, изъ такъ называемой, трехъ Святителей, гавани.
   Взявъ сію гавань для счисленія своего за первой Мередіанъ, обошли полуденною стороною островъ именуемой Шелидакъ; по томъ приближась въ восточному мысу Киктака, въ виду коего находится островокъ Угакъ; 9 числа Маія по полудни въ два часа взяли сей послѣдней въ Пѣленгъ и отъ него плыли Куршемь по пристойности вѣтровъ къ губѣ Чюгацкой, вытерпѣвъ тутъ же съ 3 по 4 число одинъ отъ востока весьма жестокой штурмъ.
   5 Числа увидѣли островъ Суклю: одинъ изъ губы Чюгатской вытянувшейся къ Зюйду, тотъ самой, которой Беринговою экспедиціею названъ мысомъ С: Иліи, и за противнымъ Сѣверовосточнымъ вѣтромъ, пробывъ въ виду того острова и матерой земли по 8 число въ лавировкѣ, приближились къ тутошному берегу по сокращеніи вѣтра на шпилю по полуночи означеннаго 8 числа въ девятомъ часу. Въ тотъ самой часъ приплыли къ галіоту въ двоелюшной байдаркѣ двое Чюгакъ, и звали къ себѣ торговаться; но управляющіе галіотомъ, выспрося напередъ у нихъ къ отстою онаго удобное мѣсто, и спустя на воду свои двѣ байдары, пошли буксиромъ въ небольшой проливъ, которой лежитъ по компасу Сѣверъ и Югъ. На правой его сторонѣ островъ, Хликахъ-Ликъ, а на лѣвой матерая земля; но за противнымъ и сильнымъ теченіемъ воды не дошедъ до желаемаго мѣста, принуждены стать въ устьѣ тога пролива на пятнадцати саженной глубинѣ на дрекъ, съ прикрѣпленнымъ къ нему Перлинемъ.
   9 Числа по полудни въ исходѣ втораго часа штурманъ Измайловъ, въ пятнадцати человѣкахъ Россійскихъ работныхъ отравился на одной байдарѣ по проливу для обозрѣнія тутошнихъ мѣстъ и для нужнаго объ нихъ замѣчанія, да и пріѣзжіе въ байдаркѣ два Чюгачи отъ галіота въ свое жилище уѣхали. Штурманъ Измайловъ въ проѣздѣ своемъ видѣлся съ жителями Чюгатскими; но не выходя на берегъ, имѣлъ съ ними на байдарѣ чрезъ своего талмача переговоръ; а между тѣмъ въ пять часовъ по полудни море отъ Юга къ Сѣверу обратило свое теченіе, съ помощію котораго, бывшіе на галіотѣ поднявъ дрекъ и распустя при маловѣтріи топсель, пошли при одной байдарѣ буксиромъ по проливу, въ видимую съ судна на правой сторонѣ пролива у острова Хликах-ликъ Бухточку, къ низменному мѣсту, въ седьмомъ часу пришли къ показанному мѣсту, кое нѣсколько потайниками на устьѣ отъ волненія прикрыто, гдѣ на глубинѣ осьми саженяхъ близь песчанаго берега стали на якорь, да въ то же время и штурманъ со своею байдарою возвратился къ галіоту благополучно. Сюда пріѣзжали Чюгачи для торговли, у коихъ куплено бобровъ и кошлаковъ двенадцать; за бобры платимо было по осьми и по девяти нитокъ голубаго бисеру, по три и по четыре королька въ добавокъ; а за хвосты бобровые и выдры по пяти корольковъ.
   10 Числа изъ галіота ѣздили байдарами по проливу, для осмотру удобнаго и къ отстою судна нужнаго мѣста, гдѣ усмотрѣвъ другую у песчанаго на правой же сторонѣ берега бухточку, и не дошедъ до перваго на проливѣ лежащаго островка трехъ верстъ, гдѣ никакого уже волненія не было, перетянулись буксиромъ въ оную, и стали на четыресаженной глубинѣ на песчаномъ грунтѣ на якорь. Тутъ пріѣзжали другіе двое Чюгачь, отъ коихъ кромѣ бывшей не большой торговли извѣстились, что какое-то чужестранное о трехъ мачтахъ судно, не давно пришло и стоитъ у острова Тхалхи въ бухтѣ Нучекъ: сегожъ числа съ полуденной стороны по оному проливу въ Чюгацкую губу, разстояніемъ восемь съ половиною верстъ, на первомъ по срединѣ пролива лежащемъ островкѣ, на оконечности Сѣверозападной стороны того островка, на вытянувшемся высотою на полуторы сажени утесѣ, между двумя умѣренными высотою листвяничными деревьями, изъ коихъ у крайняго къ водѣ, самая вершина высохла и немного сломлена, положена въ землю изъ числа вышеупомянутыхъ одна съ крестомъ и надписью, земля Россійскаго владѣнія, подъ Но. 7 мѣдная доска, которая на особо сдѣланномъ сего вояжа планѣ, означена точкою подъ литерою А. Сія доска закладена нарочито сдѣланными глиненными кирпичами; и въ разсужденіи твердости грунта земли, верьхней изъ сихъ кирпичь врытъ въ глубину ея подъ дернъ пять вершковъ. Съ самаго того мѣста пеленги по компасу: за проливомъ черезъ л123;стной мысъ Сопка голая Сѣверо-запад. 34,00, съ лѣвой стороны оконечность пролива въ Чюгацкую губу лежащаго, мысъ Сѣв.-вост. 14,00, съ правой стороны оконечность съ лѣсомъ. Сѣверъ 18,00, въ водѣ два камня, первый въ Сѣверъ 11,00, въ пятнадцати саженяхъ, а второй по нижѣ въ лѣвой сторонѣ Сѣв.-вост. 6000, въ сорока саженяхъ отъ перваго камня, а правая въ четырехъ саженяхъ каменная лайда, коя вся покрывается прибылыми водами: къ Западу озерко не больше, подлѣ его морской берегъ къ Юго-западу 75,00, и тутъ же другой островокъ далѣе по проливу Сѣверо-запад. 19,00.
   11 Числа Маія, поднявъ у галіота якорь и прошедъ подъ парусами оной островокъ, за противнымъ отъ другаго, маловѣтріемъ остановились на правой же сторонѣ въ не большой бухточкѣ на якорь. Здѣсь на другой сторонѣ пролива на Востокъ имѣется таковая бухта, въ которую безъ всякой опасности могутъ входить разнаго рода суда и корабли, и имѣть покойной отстой отъ морскихъ волненій. Тутъ про стоялъ галіотъ за безвѣтріемъ и за ожиданіемъ по рѣчкамъ рыбы два дни. А 13 числа въ полдень обсервована была чрезъ четверть круга, ширина мѣста 50°47"14' прикладныхъ часовъ, и на семъ мѣстѣ замѣчено 00,24 возвышеніе воды двѣ съ половиною сажени.
   14 Числа по полудни въ два часа, поднявъ якорь и вышедъ при Зюйдовомъ вѣтрѣ изъ сего пролива, пошли далѣе въ губу къ видимымъ впереди островкамъ, и на дватцатитрехъ-верстномъ разстояніи, пристали къ острову Никахта Хлукъ, въ бухтѣ на глубинѣ пяти саженной, гдѣ простоявъ по 17 число, имѣли съ пріѣзжающими Чюгачами торгъ; сего числа въ десятомъ часу по полуночи, поднявъ якорь плыли чрезъ проливъ къ Сѣверному мысу острова Сукли, куда 18 числа по полудни въ половинѣ осьмаго часа приближась, остановились за противнымъ вѣтромъ въ не большей бухточкѣ на якорь. Въ десятомъ часу пріѣхалъ къ галіоту въ однолюшной байдаркѣ Чюгачь, ѣздившей за промысломъ Нерпъ; онъ объявилъ себя жителемъ острова Тхалхи, и удостовѣряя, что на ономъ имѣется пристань кораблей, изъ другихъ державъ зашедшихъ, обѣщался ее показать, объявляяжъ, что около тамошнихъ мѣстъ имѣется довольно рыбы, и что приходящіе туда на судахъ люди промышляютъ въ бухтѣ Нучекъ неводами красную рыбу и палтусовъ. Онъ желая посмотрѣть Россійскихъ народовъ и жительства, просилъ чтобы взять его на галіотъ; почему бывшіе семъ правители вознамѣрились итти для рыбнаго промыслу на объявленной островъ; тогоже числа по полуночи въ пять часовъ, поднявъ якорь и обойдя острова Сукли Сѣверной мысъ, плыли при Юго-Восточномъ вѣтре чрезъ проливъ къ острову Тхалхи и 19 числа въ третьемъ часу пополудни пришедъ къ оному, шли въ бухту Нучекъ, а изъ оной въ не большой заливецъ, на правой сторонѣ лежащій, въ которомъ по объявленію тутошнихъ жителей стояло иностранное трехъ мачтовое судно, пришедшее туда весной 1788 года, что оное за два дни до прибытія галіота вышло въ море. Здѣсь на глубинѣ трехъ съ половиной саженъ, на песчаномъ грунтѣ остановился галіотъ на якорь, обсервовавъ ширину мѣста 60 18 50. Работные люди имѣли 19 и 20 чиселъ байдарами разъѣздъ по рѣчкамъ для ловли рыбы, которую добывали они по мѣстамъ удобнымъ и въ морѣ. Отселѣ пошли далѣе, но бывъ встрѣчены трудностію, по колику изъ сего завливца и при попутныхъ вѣтрахъ выходить казалося опасно, вознамѣрились перейти на другую сторону въ заливъ же способствовать могущій, Сѣверозападнымъ вѣтромъ къ продолженію пути.
   20 Числа опять прибылъ къ галіоту, прежде упомянутой просящейся въ путь Чюгачь съ двумя уже сродниками своими, которой сперва рѣшась итти, какъ выше сказано, будто для посмотрѣнія Россіи, уѣзжалъ изъ галіота въ свое жило; но сродниковъ оставлялъ на суднѣ. Отъ послѣднихъ управляющими судномъ извѣдано, что хотя и съ жалостію должны они разставаться съ тѣмъ Чюгачемъ, однакожъ желаніе его они не удерживаютъ, почему и требовали, что бы женѣ его дѣтямъ оставить нѣкоторую часть изъ товарныхъ вещей въ галіотѣ ими видимыхъ, что пріѣздѣ того Чюгача изъ жила, во удовольствіе всѣхъ ихъ желанія и было сдѣлано. Данныя имъ десять нитокъ голубаго, пять темножолтаго и одна треть сажени зеленаго бисеру, да двадцать семь голубыхъ корольковъ удовольствовали таковое Чугача требованіе, которыя вещи пускающійся изъ нихъ въ путь Чюгачь присовокупивъ къ снятой съ себѣ паркѣ, отдалъ показаннымъ сродникамъ своимъ и отпустилъ ихъ по прежнему въ свое жило; а вмѣсто сей послѣдней получилъ изъ судна тотъ Чюгачь на себя птичью парку и камлею конифасную, съ чемъ уже к остался на ономъ.
   21 Числа по полудни въ половинѣ четвертаго часа снявъ якорь, пошли въ заливъ на другой сторонѣ вышеозначенной бухты лежащій, куда прибывъ въ девятомъ часу, остановились съ лѣвой стороны близь берега въ бухточкѣ на четырехъ саженной глубинѣ песчанаго грунта, гдѣ входъ въ устьѣ на Югъ. Тутъ замѣчается, что по правую сторону устья есть возвышенные камни; но мѣлей отъ нихъ видно не было, и ходъ судамъ безопасной потому, что при самой убылой водѣ простирается глубина ея полторы сажени семифутовой, бываемое возвышеніе воды двѣ съ половиною сажени, прикладныхъ одиннатцать часовъ сорокъ восемь минутъ. Какъ тутошніе Чюгачи не объявили ни какого названія сему заливу, то управляющіе галіотомъ именовали его С. Константина и Елены. На Сѣверной сторонѣ онаго течетъ рѣчка, въ которой по по указанію обитающихъ на ней жителей, прежде всѣхъ тамошнихъ мѣстъ входитъ разныхъ родовъ красная рыба. Здѣсь со входу въ устьѣ, отъ оконечности лѣса съ правой стороны берега на вѣтръ Сѣверо-Восточной 60,00 у особо стоящаго лѣснаго островка, прямо вытянувшейся отъ него на вѣтръ Юго-восточной 77,00 не убылой воды, на крупной дресвяной лайдѣ, у берега подавшагося нѣсколько къ горе, положена съ верьху въ черную, а съ исподи въ желтую сухую землю въ двухъ глиненыхъ кирпичахъ, глубиною верьхней кирпичь въ землѣ съ полъаршина одна съ надписью подъ Но. 8 медная доска, которая изображена на особомъ планѣ точкою подъ литерою Б. Съ приходу сюда отъ лайды, и на которой доска стоитъ лицемъ, между тремя лѣсинами въ правой сторонѣ, первая изъ нихъ съ лайды толстая до исподу съ сучьями лисвяничная лѣсина. Пеленги же къ ней по компасу на вѣтръ Юго-Востокъ 23,00. Вторая на лѣвой сторонѣ по тоньше первой. Сія отъ корня своего къ верьху не много дупляниста, и на три четверти сажени къ оному наклонена къ лайдѣ, отъ наклонности же и опять вверьхъ стоитъ прямо съ сучьями на Сѣверо-Востокъ 67,00. Всѣ сіи три лѣсины разстояніемъ отъ доски по два не малые шага и около всѣхъ ихъ кромѣ лайденой стороны, имѣется стоячей не малой лѣсъ.
   23 Числа окончавъ то произшествіе по не имѣнію здѣсь рыбнаго корму, рѣшились итти галіотомъ въ передъ по берегамъ Америки, для того что здѣшніе жители объявили, что разторговались уже своими товарами съ бывшими нынѣшней весны на суднѣ другой націи народами, почему вышедъ изъ залива по полудни въ первомъ часу, хотя и старались продолжить путь, но какъ за противностію Зюйдъ-Вестоваго вѣтра вытти изъ бухты Нучекъ въ море сдѣлалось не удобно, то и пришли только на Восточную ей сторону, гдѣ близь выхода въ не большой бухточкѣ на глубинѣ двенатцати саженъ остановясь на якорь, простояли по 26 число.
   27 Числа въ десять часовъ по полуночи пріѣзжали острова Сукли, изъ такъ называемаго жила Чикиикъ Тоенской братъ, имѣющій себѣ около пятидесяти лѣтъ Некшулкъ Аташа, съ другими пятью человѣкъ Чюгачами, и производили небольшую торговлю. Въ разсужденіи замѣченнаго въ первомъ изъ нихъ постоянства, командующіе галіотомъ рѣшились вручить ему одинъ Россійскій мѣдной гербъ, потому наиболѣе, что выставить его въ пристойномъ по предписанію господина Генералъ-Порутчика Якобія мѣстѣ, казалось крайнѣ сумнительно; ибо находящіеся тутъ за промыслами люди, сверьхъ того, что считаются подвластными лучшимъ изъ нихъ; но и склонны къ воровству, слѣдовательно повѣрить таковой гербъ неизвѣстности, было бы совершенно опасно не только по одной вышеписанной склонности островитянъ; но еще и для того, что жадность ихъ къ вещамъ желѣзо въ себѣ имѣющимъ, превосходила всякую къ сохраненію оныхъ возможную осторожность. Сіи островитяне конечно отважились бы, снявъ гербъ съ того мѣста, на которомъ оной былъ бы выставленъ, росковать по обычаю своему на разныя ничего не значющія штучки или и на стрѣлы, о чемъ навѣрное заключить можно было потому, что когда нѣкоторые изъ тѣхъ оотровитянъ приходили къ галіоту, то при всей предосторожности работныхъ на немъ находящихся, вырывали они изъ судна у шпигатовъ отъ Мамеранцовъ гвозди, или и совсѣмъ и съ плетенкой оторвавъ увозили. А какъ постоянство означеннаго Тоенскаго брата довольно обѣщевало надежды къ сбереженію герба, то управляющіе галіотомъ и внушали ему, дабы онъ представилъ тотъ гербъ брату своему Тоену Шенугѣ, которой по словамъ сего имѣетъ себѣ жилище на островѣ Тытымъ-Лакъ, въ такъ называемомъ жильѣ Ченю. Сей Тоенъ не могъ вообще съ другими сродниками своими прибыть къ галіоту, какъ удостовѣряли островитяне и братъ его Аташа, за приключившеюся ему предъ тѣмъ болѣзнію. Между прочими внушеніями упомянутому Аташѣ, главнѣйшее было то, что данной ему гербъ, есть Всроссійской Имперіи, которая споспѣшествуя благосостоянію островитянъ въ толь отдаленнѣйшемъ краю находящихся, обязуется въ томъ со своей стороны торжественно; для чего Тоенъ Шенуга и старался бы не только о сохраненіи таковаго герба; но въ знакъ его вѣрной обязанности ко Всероссійской державѣ, носилъ бы оной сверьхъ своего платья на грудяхъ; и какъ подобнымъ ему островитянамъ, такъ и самимъ пріѣзжающимъ иногда иностраннымъ судамъ оной показывалъ, для того ни кто неотважится изъ иностранцовъ оскорблять его Тоена, равно и сродниковъ его, но будутъ потому совершенно вѣдать и признавать его подъ Всероссійскимъ покровительствомъ состоящимъ. Приниматель же герба выслушавъ такія внушенія, какъ можно было замѣтить, со вниманіемъ, взявъ гербъ съ удовольствіемъ и о исполненіи приказаннаго ему по своему обычаю ручался, потомъ побывъ на галіотѣ часа съ два, отправился со своими сродниками на свое жило. Бухта Чюгацкая, на которой произходило вышеописанное, сама по себѣ весьма пространная; острововъ и заливовъ во оной, какъ островитяне увѣряли, и какъ собственно самимъ видѣть было можно, находится довольно, почему многіе изъ нихъ и положены на карту съ плаваніемъ, сколь только ближе было къ видимости и пересказамъ, а другіе по пеленгамъ. Всѣ такіе острова и берега, имѣютъ по себѣ лѣсъ еловой, листвяничной, ольховой, березовой и топольникъ. Тутъ родятся ягоды; малина, черника, шикша, смородина и кислица. Зеленыя птицы находятся сѣрые гуси, утки, орлы, журавли, гагары, сороки и вороны. Изъ звѣрей: медвѣди двухъ родовъ, черные и темножелтые, называемые тамъ нуни, съ колючими, на подобіе кости, щетинами и съ когтями. Лисицы трехъ родовъ: черныя, сиводушки и красныя; куницы, выдры, россомахи, норки, рѣчные бобры. Внутри же земли, какъ островитяне увѣряли, есть и дикіе бараны, коихъ находящіеся на галіотѣ видѣли кожи и шерсть длинную бѣлую; зайцы, олени, бѣлка, горностай и собаки. Промышляются тутъ морскіе звѣри, то есть; бобры, киты, сіучи, нерпы и коты, стрѣлками изъ досокъ сдѣланными, и изъ луковъ, такъ какъ Кенайскими и прочими народами. По рѣкамъ имѣются рыбы: чавыча, семга и другія многія морскія. Здѣшней островной народъ закону ни какого не имѣетъ и ни чему не покланяется; но въ случаѣ твердыхъ клятвенныхъ увѣреніи, укзываютъ они на солнцѣ и имъ свидѣтельствуются, изъ чего примѣчается, что они его боготворятъ. Разговоръ ихъ одинакой съ Коняжескимъ, они аманатятся или связь имѣютъ къ западу съ находящимися Кенайцами, а къ Востоку съ Угалахмутами. Самъ по себѣ народъ сей примѣчается лукавымъ и хитрымъ, къ обману и къ воровству склоннымъ, но на увѣреніе о своемъ постоянствѣ твердымъ, охотно разговорчивъ и нетерпѣливъ къ выслушиванію чужихъ разговоровъ.
   28 Числа въ четыре часа по полудни по сокращеніи вѣтра, поднявъ на галіотѣ якорь пошли изъ бухточки, въ которой имp3;ли отстой буксиромъ вдоль пролива въ открытое море; и въ пять часовъ поднявъ употребляемыя къ буксированію байдары на судно, и закрѣпя ихъ распустили парусы; при чемъ было замѣчено, что находящійся на суднѣ вышепомянутой Чюгачь изыскивалъ способъ, чтобы удаляся изъ онаго сокрыться по своему желанію; а какъ сего произвести въ дѣйствіе было ему уже не возможно, то онъ по выходѣ судна въ море, объявилъ управляющимъ на ономъ, что знаетъ онъ не большой островъ, гдѣ есть довольно бобровъ, и что не давно яко бы уѣхали туда жители изъ острова Сукли для промысловъ. Сіе увѣреніе побудило командующихъ судномъ обратить ходъ свой къ той сторонѣ, гдѣ по указанію Чюгача лежалъ тотъ островъ, для чего оставя другой островъ Тхалху, при способномъ вѣтрѣ направили они куршъ для испытанія по вѣтру Западъ-Югъ-Западъ и прошедъ отъ Скучьева камня семь миль, 29 числа по полудни въ половинѣ второго часа увидѣли оной островъ названной такъ Ачаку, къ коему при способномъ вѣтрѣ приближась въ разстояніи одной мили, стали на дрекъ; а какъ въ восемь часовъ началъ вѣтръ усиливаться, то и зберегая тросъ начали подымать дрекъ, и при поднятіи его отломивъ у него двѣ лапы, ходили послѣ того не вдали острова лавировкою.
   30 Числа по полудни въ четыре часа, сближась къ оному острову стали на тридцати саженной глубинѣ на якорь; и потомъ Штурманъ Измайловъ съ семнатцатью человѣкъ работныхъ выѣхалъ въ одной байдарѣ на островной берегъ, куда и упомянутаго Чюгача взяли съ собою. При самомъ выѣздѣ байдары сей къ берегу, случившіеся тутъ Чюгачи по обыкновенію своему, встрѣтили оную съ плясками и крикомъ; а по выходѣ промышленныхъ и Штурмана на берегъ, Чюгачи произвели съ ними не большой торгъ мѣною разныхъ своихъ вещей на Россійскіе товары. Послѣ окончанія сей мѣны, промышленные желая для пищи себѣ добыть гусиныхъ и чаичьихъ яицъ, хотя и отпущены были въ числѣ восьми человѣкъ за оными, однакожъ чрезъ часъ и паки къ байдарѣ возвратились съ тѣмъ, что изъ острова, на берегу коего всѣ они находились, выѣхало въ море двѣ байдары Чюгачь, и что окромѣ сихъ еще, другія же двѣ; у самаго жила нагружены людьми и имуществомъ ихъ; а какъ сіе было поводомъ къ замѣчанію промышленнымъ неблагонамѣреннаго къ нимъ расположенія тутошнихъ островитянъ, то и взята нужная въ такомъ случаѣ предосторожность; между же тѣмъ и вояжирующій на суднѣ Чугачь куда-то успѣлъ скрыться. Потомъ изъ островнаго жила явился къ судну одинъ изъ Тоеновъ тутошнихъ, и хотя у сего чрезъ толмача спрашиваемо было о потерявшемся Чюгачѣ; однако онъ ни какого объ немъ свѣденія не подалъ: для чего, когда сей Тоенъ оставленъ былъ у его байдаръ съ нѣкоторыми промышлениыми, и когда четыре изъ сихъ человѣка пошли для обозрѣнія по острову далѣе, то онъ сыскавъ случай, отважился съ азарностію выдернуть изъ подъ своего одѣянія одно небольшое копье, и бросясь съ онымъ на караульнаго у байдары стоявшаго промышленнаго чорныхъ, хотѣлъ его умертвить; но однакожъ отъ сего былъ удержанъ изворотливостію караульнаго, и какъ сему не льзя было оставаться безъ помощи другихъ промышленныхъ, то для сего призвавъ онъ къ себѣ одного еще товарища, такъ называемаго Волкова, нѣсколько охранилъ себя отъ звѣрства въ Тоенѣ замѣченнаго; ни страхъ, ни безсиліе сего Тоена не могли удерживать долго покойнымъ. Онъ послѣ своей не удачи кинулся опять со своимъ копьемъ на промышленнаго Волкова, и какъ сей не осторожно запнувшись правою ногою упалъ на землю, то Тоенъ воспользовавшись симъ, ударилъ его копьемъ въ плечо такъ сильно, что Волковъ хотя было встать и противился ему; однакожъ полученная имъ отъ удара рана свалила его, и опять на землю. Товарищъ Волкова промышленной Черныхъ, видѣвши сіе, принужденъ былъ ударить Тоена ружейнымъ прикладомъ, отъ чего онъ хотя и упалъ на землю; но тутъ же съ поспѣшностію вскочивъ на ноги, кинулся опять на него Чернаго и товарища его Волкова со своимъ копьемъ и дѣйствовалъ до тѣхъ поръ, пока вооружающіеся противу его, дали ему смертельную рану, бывшую послѣдствіемъ лишенія его жизни. Послѣ сего вояжирующій Чюгачь къ судну не являлся; и какъ по развѣдыванію открылось, уѣхалъ онъ на островъ Суклю съ тѣми двумя байдарами, о коихъ выше сказано. Бывшіе у байдары караульными, сождавъ товарищей своихъ по острову ходившихъ, отправилися на оной къ судну, при чемъ и одного изъ тутошнихъ островитянъ согласили съ собою, съ которымъ и прибыли 31 числа по полудни въ четыре часа на судно благополучно. На семъ островѣ лѣсу не имѣется; но птицъ, какъ то, гусей и другаго роду великое множество; звѣрей морскихъ, нерпъ и котиковъ довольно; бобровъ же какъ о томъ увѣрялъ вояжирующій Чюгачь со всѣмъ не оказалось.
   Іюня 1 числа поднявъ якорь, пошли въ море, и въ два часа по полуночи приближились къ острову, называемому Коякъ, которой лежитъ у самаго матерой земли берега. Видъ сего острова слѣдующій; онъ самъ по себѣ высокъ, имѣетъ съ морской стороны бѣлую осыпь; на оконечности къ Зюйду лежитъ высокой круглой и остроконечной камень; съ Южной-стороны представляется бѣловатой утесъ, покрытой травою. Отъ него на версту въ море къ Югу и Юго-востоку два поливные камня. Лежитъ онъ самъ по себѣ на Сѣверъ и Югъ, на Южной сторонѣ и отъ оконечности не болѣе какъ на полверсты, представляетъ подобіе сѣдла. Оттуда до Сѣвернаго мыса лежатъ не высокіе бугры покрытые лѣсомъ и по объявленію вновь принятаго островитяна, жителей на семъ островѣ ни какихъ нѣтъ, пріѣзжаютъ-же сюда, да и то времянно для промысла бобровъ Чюгачи и Угалахъмюты; а въ близости его на Восточной сторонѣ лежитъ особой островокъ покрытой травою. Управляющіе галіотомъ обошедъ Южной носъ острова Каяка, шли вблизи онаго; но недошедъ состоящаго въ виду С 23;вернаго носа, отъ коего казалися не далеко, большіе не покрываемые водою камни и за ними къ берегу низмянной островокъ, поворотили на Сѣверо-Востокъ къ матерой землѣ, къ не такъ высокому лѣсному мысу, представляющему себя двумя островками, и миновавъ оной шли опять вблизи низменнаго песчанаго берега, покрытаго лѣсомъ, и кажущаго на дальномъ своемъ хребтѣ снѣгъ; а въ разстояніи отъ моря верстахъ въ пяти на нижнихъ увалахъ, на подобіе бѣлаго насыпнаго песку, черныя прогалины и мокротныя по землѣ мѣста обледенѣлыя. Берегъ прямой пошолъ на Востоко-Сѣверъ и Востокъ, мѣстъ удобныхъ къ отстою судовъ ни гдѣ видимо не было; а хотя дикой островитянинъ и показывалъ съ судна не большую впереди рѣчку, при которой будто бы имѣются жители Угалахмюты: но какъ сія ни чемъ не прикрыта съ моря, то посему за неспособностію тогда полуденнаго вѣтра, 2 числа и пошли отъ берега на Юго-Востокъ черезъ пять часовъ за перемѣною в 23;тра склонились куршемъ опять къ Сѣверовостоку; а какъ въ семъ часовъ по полуночи вѣтръ за штилемъ, то въ одиннадцатомъ часу при ясно-пасмурной погодѣ, закрывающей стоящіе впереди судна хребты, увидѣли на низменномъ берегу не очень въ дальномъ отъ судна разстояніи лежащемъ въ двухъ мѣстахъ нѣчто, на подобіе дыму, которое времянно казалося столбомъ и вдругъ прекращалося.
   3 Числа по полудни въ 1 часу при Зюйдъ-вѣстовомъ вѣтрѣ пошли къ берегу, прямо къ тому видимому дыму; но приближеніе туда судна показало, что то былъ песокъ, сильнымъ вѣтромъ носимый. Въ три часа находился галіотъ отъ берега въ двухъ верстахъ, гдѣ глубина по лоту тритцать пять саженъ, въ одной же верстѣ дватцать двѣ сажени. Въ то время посланы четыре человѣка Конягъ на двухъ байдаркахъ къ устью рѣчки, впереди видимой, а галіотомъ шли въ близости берега: байдарки проѣхавъ ту рѣчку по причинѣ мѣлководія ея, усмотрѣли впереди другую, которая казалася первой болѣе, по чему возвратясь на судно въ половинѣ шестаго часа, пришли къ другому устью онымъ, и на пяти саженной глубинѣ отъ берега въ полверстѣ при легко брамсельномъ вѣтрѣ стали на верпъ съ привязаннымъ къ нему перлинемъ. Штурманъ Измайловъ съ нѣсколькими человѣкъ промышленныхъ, спустя на воду одну байдарку, ѣздили въ оной для промѣру того устья, которое казалось глубиною при убылой водѣ на банкѣ только полсажени. Рѣчка сія выпала изъ между высокихъ хребтовъ и разошлась на два устья, теченіе имѣетъ умѣренное по низменному песчаному мѣсту, вода мутная съ пескомъ. Устье шириною саженъ на пятдесятъ, а на прибылой водѣ разливается далѣе. Возвышеніе воды примѣчено по видимому лѣсу на сажень. Отъ устья ѣздили по сей рѣчкѣ версты по двѣ, гдѣ глубина только въ полсажени; здѣсь на берегу увидѣли свѣжей слѣдъ человѣчей, и одинъ съ нимъ на подобіе собачьяго. Рыбы тутъ находящіяся, камбала и красная, а сверьхъ ихъ показывалась и нерпъ. Между устьями лежатъ по обѣ стороны песчаные бугры и видимъ былъ стоячей лѣсъ, по примѣчанію же изъ лежащаго около устья и подлѣ моря долженъ быть оной лисвянишной и еловой. Потомъ байдара возвратилась къ судну въ девять часовъ по полудни и за мѣлкостію сего устья, поднявъ на судно верпъ и распустя парусы, пошли въ передъ.
   Продолжая путь съ того мѣста чрезъ десять съ половиною миль, 4 числа Іюня по полуночи въ восемь часовъ, приближились къ бухтѣ, и пославъ на берегъ въ четырехъ байдаркахъ Конягъ и одного Рускаго для провѣдыванія, стали судномъ при случившемся вѣтрѣ лавировать; а 5 числа по полудни въ половинѣ четвертаго часа возвратились байдарки обратно къ судну и извѣстили, что по испытанію ихъ найдена нутристая бухта, и что на берегу видѣли они свѣжіе человѣческіе слѣды. Тогожъ числа по полудни въ шесть часовъ, приближились къ берегу лавировкою на глубинѣ двенатцати саженъ песчанаго грунта, и остановились судномъ на якорь плехтъ. Въ десять часовъ по полуночи, когда вѣтръ усиливаться началъ отъ Востока, то поднявъ якорь, распустя парусы стали опять судномъ лавировать: по сокращеніи же вѣтра 7 числа по полудни въ девять часовъ, подошедъ въ близость берега, стали на верпъ, съ прикрѣпленіемъ къ нему перлина на пятнадцати саженной глубинѣ. Штурманъ Измайловъ съ одиннадцатью человѣкъ промышленныхъ и тремя байдарками Конягъ, ѣздилъ здѣсь для провѣдыванія бухты въ близи низменнаго песчанаго берега, у коего стоитъ лѣсъ еловой, лисвянишной, топольникъ, тальникъ, ольховой и мѣлкой березникъ. Нашли тутъ рѣчку, которой устье саженъ двѣсти, поправую ея сторону въ Юго Востокъ банокъ и устье чистое; низменной берегъ съ перелѣсками кажущейся островками, есть правой, съ лѣвой же стороны къ самому устью пришелъ не малой каменной мысъ, отъ коего по обѣимъ сторонамъ рѣки, берега низки и песчаны съ лѣсомъ; рѣка сія и тогда еще покрыта была льдомъ, и только что начинала вскрываться. Тутъ байдары остановясь у берега, выходили изъ нихъ почти всѣ промышленные по оной вверьхъ подлѣ рѣки на три версты, и видѣли шалашъ покрытой корою, такъ же и человѣческіе слѣды, но людей не находили. Около упомянутой бухты имѣютъ свои жилища, такъ называемые Угалахмюты, которые съ сосѣдними народами Колюжами, ведутъ всегдашнія почти ссоры и драки; по слѣдамъ, какіе тутъ замѣчены, должны быть въ сихъ мѣстахъ медвѣди, волки и лисицы. Означенная рѣка выпала отъ Сѣверо-Востока, теченіе имѣетъ умѣренное, хрепты правую ея сторону высокія, въ ней видѣли довольно нерпъ; а въ близости устья ея къ морю и самыхъ бобровъ, которые даже и около судна не рѣдко появлялись. Оставя сей берегъ въ четыре часа по полуночи: возвратились на судно, при чемъ ѣздившіе Коняги привезли съ со бою убитыхъ ими изъ стрѣлокъ своихъ двухъ бобровыхъ медвѣженковъ. Въ десять часовъ за неспособностію входа въ здѣшнее устье, по причинъ плавающихъ льдовъ, бывшіе на суднѣ поднявъ верпъ, пошли впередъ въ поралель берега, которой лежитъ по компасу отъ устьи рѣки на Юго-Востокъ, а по входѣ изъ бухты Востоко-Югъ, Востоко-Востокъ, при немъ отъ моря не высокой отвалъ, а по отдоль сего лежитъ хребетъ съ чрезвычайно высокими сопками кряжемъ. Теченіе здѣсь въ море, какъ то примѣчено всегда болѣе бываетъ отъ Сѣвера и Сѣверо-Востока; по чему отдалясь судно нѣсколько отъ берега 8 и 9 число, и шло между Югомъ и Востокомъ; но въ растояніи отъ онаго не болѣе, какъ семнатцать верстъ, за мрачностію берегъ показывался только времянно.
   Проплыяъ четырнадцать миль 10 числа до осьми часовъ пополудни, увидѣли на Сѣверъ въ хребтахъ бухту, къ коей хотя было и пошли, но какъ чрезъ полчаса показался тутъ же островками низменной берегъ, то въ разсужденіи ночнаго времяни и обратили свой куршь на Востокъ и Востоко-Сѣверъ по прошествіи же ночи за противнымъ вѣтромъ, пошли въ Бейдовинтъ правымъ галсомъ, гдѣ и показанной берегъ какъ покрытой весь лѣсомъ увидѣли. Въ девять часовъ по полуночи за тихостью вѣтра спустивъ съ судна въ четырехъ байдаркахъ, двухъ Рускихъ и четырехъ Конягъ, отправили ихъ къ видимымъ островкамъ для осмотру бухты и для отысканія рѣки, чтобъ запастись на семъ мѣстѣ кормомъ и водой; галіотомъ же при маловѣтріи плыли въ слѣдъ за оными. Въ одиннадцать часовъ байдарки возвратились къ судну обратно, и въ слѣдъ за ними ѣхали другія двѣ островныя деревянныя большія байдары, у коихъ носы высокіе и острые, кормы гораздо ниже, и съ тою еще разницею, что у первыхъ имѣлись круглыя большія скважины и по три не такъ великія диры. На срединѣ сихъ байдаръ утверждено по одному шесту и на верьху онаго видимы были привязанные бобры. Число людей на каждой байдарѣ простиралось до пятнадцати человѣкъ, на нихъ платье бобровое, соболье, кунье, россомачье, тарбаганье и европейское, какъ видно вымѣненное ими отъ иностранныхъ приходящихъ на судахъ народовъ, зеленой тонкой каразей и пестрой набойки. Прибывъ они къ судну, указывали руками своими на бухту близь упомянутыхъ островковъ лежащею, и какъ ни кто изъ бывшихъ на суднѣ не зналъ разговору ихъ, то и догадывались, что сіи островитяне преподавали свой совѣтъ, чтобы иттить судномъ въ означенную бухту, и когда поданы были имъ изъ судна буксиры, то они принимая ихъ съ охотою, старались вести судно въ удобной къ отстою его заливъ, для вспоможенія симъ островитянамъ въ пріемлемомъ ими трудѣ спущена была съ судна одна байдара съ работными людьми, снабженная пристойною для внезапнаго случая обороною. Послѣ сего чрезъ часъ пріѣхали съ берега другія двѣ байдары, кои также взявъ буксировали судно съ поспѣшностію.
   11 Числа по полудни въ три часа вошли онымъ сперва въ заливъ, а потомъ и въ не большую бухточку, на правой сторонѣ матераго берега лежащею. Здѣсь противу самаго тѣхъ островитянъ жила, на десяти саженной глубинѣ песчанаго грунта не вдали отъ берега остановились судномъ на якорь, и какъ по очевидному испытанію казалося мѣсто сіе не слишкомъ удобнымъ къ отстою судна, то Штурманъ Измайловъ въ числѣ одиннадцати человѣкъ работныхъ отправился на байдарѣ сыскивать другаго способнѣйшаго, въ чемъ совершенно и успѣлъ; ибо въ близости отъ упомянутой бухточки найденъ былъ и небольшой заливъ, однакожъ такой, удобность коего побудила мореходцовъ послѣ пуститься судномъ во оной, и по точнѣйшему развѣдыванію открылось, что названіе сему заливу по иновѣрчески было Якутатъ. Между симъ произшествіемъ остающіеся на суднѣ производили торговлю съ островитянами, и переночевавъ слѣдующую ночь, въ четыре часа по полуночи потянулись буксиромъ въ показанной заливъ, гдѣ въ двенатцати саженной глубинѣ иловатаго грунта и укрѣпились. Расположенныя въ разныхъ мѣстахъ сихъ островитянъ жила суть четвероугольныя, сдѣланныя изъ земли и въ нихъ стоячія доски, вышиною аршина два, наклонены по перекладамъ на четырехъ столбахъ лежащимъ; съ оныхъ вверьху другія доски длинныя, также одна къ другой наклонныя и со всѣхъ боковъ концами въ четвероугольномъ, такъ называемомъ творилѣ или Комынѣ утвержденныя. Сей Комынъ служитъ вмѣсто трубы, дымъ сквозь себя выпущающій; входы въ жилья сіи имѣются съ боковъ и завѣшены вмѣсто дверей травяными скрѣпами, или коврами, покрыты же съ верху еловымъ корнемъ. Пребывающіе тутъ островитяне выѣхали изъ зимнихъ жилищъ своихъ, какъ то испытано, на время для единой лишь добычи корму, въ лодкахъ и ботахъ, на подобіе употребляемыхъ въ Камчаткѣ. Народы сіи имѣются Колюки, жительство ихъ состоитъ при разныхъ рѣчкахъ, на твердой землѣ протекающихъ. Имѣютъ они у себя кромѣ малыхъ, одного главнаго Тоена, по имени Илхакъ, коему и повинуются всѣ безъ изъятія. Сей Тоенъ какъ Колюжи увѣряли, прибылъ съ ними изъ настоящаго своего жила байдарами въ числѣ ста семидесяти человѣкъ обоего пола подчиненныхъ своихъ, окромѣ малолѣтныхъ. Онъ имѣетъ у себя двухъ сыновей, называемыхъ Некхутъ и Хинкъ; настоящее жительство его на берегу въ Юго-Восточной сторонѣ лежащемъ, гораздо далѣе бухты Лтуа, при рѣкѣ большой Чичхатъ. Границы того его жила соединяются съ границами народовъ, такъ именуемыхъ Чичхатъ. Сіи народы какъ и Колюжи имѣютъ между собою несогласіе и производятъ другъ на друга нападенія. Упоминаемый Тоенъ, имѣетъ въ своемъ вѣденіи всѣхъ тѣхъ Колюжъ, кои по берегу до бухты Якутатъ жительствуютъ Сія бухта есть послѣднее мѣсто его владѣнія, почему онъ хотя и не всегда имѣетъ тутъ пребываніе свое, однакожъ какъ для торгу, такъ и для осмотру своихъ подчиненныхъ, пріѣзжаетъ сюда каждой весны байдарками. Вышеозначенная бухта бываетъ покрыта льдомъ не только до 26 числа Іюля, но и далѣе. Какъ островитяне увѣряли, впадаютъ въ нее не малыя двѣ рѣки, и по вскрытіи льдовъ, идетъ по сей бухтѣ разныхъ родовъ рыба. Около ея, равно и на Колюжскихъ островахъ лѣсовъ таковыхъ же, какіе и у вышепомянутой ледяной рѣки, имѣется довольно. Продолженіе времени на мѣстѣ пребыванія судна доказало, что подлѣ залива Якутатъ, плодятся медвѣди, волки, россомахи: выдры, лисицы, куницы, соболи, бѣлка, горностай, бараны, яноты, также разные морскіе звѣри; земляныя и приморскія разныхъ родовъ птицы во многомъ количествѣ. Главнѣйшей здѣсь недостатокъ замѣченъ въ водѣ дли употребленія годной, потому что чрезъ четырехъверстное разстояніе отъ залива, хотя и принуждены были ѣздить за оною на рѣчку въ вершинѣ его лежащую, однакожъ въ ней кромѣ рыбы красной и такъ называемыхъ гольцовъ, удовольствоваться ею не могли; по чему заготовивъ сей послѣдней одну только бочку, ѣздили за водою вдоль по проливу въ Сѣверъ и Сѣверо-Востокъ, между островками къ матерой землѣ, гдѣ лежитъ особая рѣчка, пресную и къ употребленію человѣческому безвредную воду въ себѣ имѣющая. На всемъ заливѣ Якутатъ, бываетъ ясныя погоды, воздухъ довольно жаркой, и вѣтры быть могутъ по причинѣ лѣсовъ со всѣмъ не ощутительны. Обитающіе подлѣ онаго Колюжи ростомъ не малые, смуглы такъ какъ и Коняги; есть изъ нихъ часть русыхъ и бѣлыхъ; мущины волосовъ на головѣ не подрѣзываютъ, а въ единомъ только на верьху мѣстѣ перевязываютъ, мараютъ ихъ нарочно сдѣланными изъ бараньей шерсти кистью, красною краскою, а послѣ оной и птичьимъ пухомъ украшаютъ бороды и усы подрѣзываютъ, лицо пестрятъ разными красками, губъ какъ другіе не прорѣзываютъ, но уши прокалываютъ; вмѣсто шапки обвиваютъ нѣкоторые себѣ голову и шею сдѣланными изъ тонкихъ кореньевъ, на подобіе конопляныхъ, нитками и позади орловыми перьями; не у многихъ есть шапки такія кои какъ видно получены ими отъ Европейцовъ, наподобіе гранодерскихъ съ мѣдными гербами. Они носятъ платье на наружную сторону шерстью сдѣланное, на подобіе плаща и то на одномъ только плечѣ, подъ онымъ имѣютъ они всегда копья, на ремнѣ чрезъ плечо съ нагалищемъ повѣшенныя. Копья сіи съ одной стороны съ выпуклыми долами, а съ другой внутрь доскою на подобіе лобжины; длина ихъ бываетъ въ двѣ четверти аршина, въ срединѣ шириною вершка по три, къ концу же и по бокамъ острыя, которыя и куютъ они на камнѣ сами. Многіе изъ нихъ носятъ такія копья отъ пояса до колѣнъ; а другіе на подобіе извѣстныхъ Тунгусовъ, имѣютъ сверьхъ оныхъ отъ самой шеи ровдушные за спиной съ записками запаны, обвѣшанныя въ низу побрякушками, и изъ птичьихъ носковъ и изъ другихъ вещей сдѣланными. Промышляютъ они бобровъ и нерпъ таковыми носками, но по большой части сонныхъ, и иногда на льдахъ случившихся. Имѣютъ у себя особые луки и стрѣлы; но рыбу добываютъ тѣми же носками, каменными по водѣ дѣлаемыми запорами и не большими сѣтками. Женской полъ одѣяніе носитъ такое какъ и мущины, волосы чешутъ деревянными гребнями рядомъ , и завязываютъ оные пучкомъ, нижнюю губу прорѣзаютъ вдоль во весь ротъ, и закладываютъ прорѣзъ деревянною, наподобіе ложки сдѣланною длиною дюйма въ два, а шириною полтора, штучкою. Въ ушахъ прокалываютъ по пяти и шести дырочекъ, а нѣкоторые и подбородокъ вышиваютъ. Сей народъ закону ни какого не имѣетъ и ни чему не покланяется; почитаетъ же нѣсколько птицу, такъ называемаго ворона, удостовѣряетъ яко бы они отъ него суть рождены. При шаманствахъ, какія у нихъ бываютъ, сей воронъ въ случаѣ нужды призывается, и отъ него требуется нѣкоторая помощь, которую будто бы они себѣ и получаютъ, для чего въ знакъ его къ нимъ милости дѣлаютъ они въ его подобіе изъ желѣза примѣрныя вороньему носу съ мѣдными бровями штучки, кои содержатъ при себѣ не только при походахъ и играхъ, но и вездѣ возятъ, чрезъ что, какъ отъ нихъ замѣчено, воображаютъ они себѣ великое вспомогательство и въ здоровьѣ подкрѣпленіе. Народы сіи правомъ грубы, и къ воровству склонны, умершихъ своихъ они не зарывая въ землю, сожигаютъ; а потомъ пепелъ и оставшіяся кости склавъ въ сдѣланной для того ящикъ, поставляютъ на срубленныхъ, такъ называемыхъ ими лазабахъ. Торги производятъ въ мирное время къ Востоку съ Чичьханцами, а къ Западу съ Угалахмютцами и Чюгачами; съ 1786 же года и съ приходящими Европейцами. Жадно мѣняются на разное платье, желѣзо, котлы и кубы; другія же вещи, яко то, одекуй и бисеръ не столь принимаютъ охотно. Съ самаго начальнаго прибытіи къ нимъ галіота и до ухода его, каждодневно пріѣзжали они на большихъ и малыхъ байдарахъ со своими женами и дѣтьми, и производили мѣну на морскіе и рѣчные бобры, разныя бобровые лоскутья и хвосты, выдры, россомахи, соболи, бобровые, собольи: куньи и россомачьи плащи, шерсть баранью и своего рукодѣлья плетешки шерстяные; и на пестрые коренные и травяные мѣшечки, получая изъ судна за свои бобры плащитюневую разнаго сорту китайку, кубики, холстовыя и прочія рубахи; а за другія звѣриныя кожи и вещи, голубые и красные сережные корольки и голубой бисеръ. При крѣпкой и непостоянной ихъ торговлѣ, дѣйствуетъ между ими жадность къ полученію себѣ за свои товары Россійскихъ сколько можно больше, для чего они при промѣнѣ каждой вещи требуютъ неотступно наддачи. У нихъ видѣли Европейскіе топоры, у коихъ обушникъ узкой и высокое острѣе, по примѣчанію же должно быть симъ вымѣненымъ изъ приходящихъ иностранныхъ судовъ, поколику островитяне здѣшніе объявляли, что нынѣшній 1788 года весны приходило къ нимъ трехъ мачтовое судно, и стояло не въ дальнемъ отъ бухты разстояніи въ островахъ, гдѣ застрѣливъ изъ пистолета одного бывшаго у судна островнаго мущину, ушло въ море. Между прочихъ товаровъ, какіе народъ сей промѣнивалъ на галіотъ, представлено отъ однихъ для продажи два мальчика, лѣтъ около двенатцати себѣ имѣющіе; одинъ изъ нихъ полоненой Кенайцами изъ Конягъ, прежде занятіи еще острова Кыктака подъ компанію; онъ проданъ былъ Чюгачамъ, отъ сихъ Угалахмютцамъ, и наконецъ достался къ Колюжанамъ, имя ему Ноякъ-Коинъ, по чему что сей мальчикъ знаетъ твердо Колюжной и Коняжной разговоры, купленъ онъ былъ на судно у продавщиковъ за данное имъ четыре фунтовое съ четвертью желѣзо, одинъ большой королекъ и за три сажени бисеромъ вступилъ онъ въ судно, то и употребляемъ уже былъ толмачемъ разговора тутошнихъ островитянъ. Другой мальчикъ Чичьханскаго роду, имя ему Нахусейнаико, онъ знаетъ Чнчьханской и Колюжской разговоры, и хотя сего покупаемаго и не было; но островитяне отдали его на судно добропроизвольно, взявъ къ себѣ вмѣсто его одного на суднѣ пришедшаго Чюгачу, которой сколько было примѣтно и самъ по не привычкѣ къ плаванію на судахъ, охотно желалъ у островитянъ остаться, представляя въ резонъ, что яко бы онъ живалъ и безъ того по близости островитянъ Колюжъ и Угалахмютцовъ; упомянутой же Чючханецъ, какъ то послѣ о немъ сказано будетъ въ своемъ мѣстѣ, когда вояжировалъ уже на суднѣ, то показывалъ оному многія рѣчки и бухту Лтуа.
   Іюня 15 числа, когда прибылъ здѣшнихъ народовъ Колюжъ, Тоенъ Нихаку на судно, и вошелъ въ каюту съ бывшимъ при немъ художникомъ, пишущимъ разныя штучки на деревянныхъ доскахъ и на другихъ вещахъ красками изъ натуральныхъ составовъ сдѣланными, съ тѣмъ самымъ, которой до того и безъ Тоена многократно бывалъ на суднѣ; то высматривая имѣвшіеся въ каютѣ портреты, настоевалъ, что бы и еще объ нихъ хорошенько и обстоятельно разтолковано ему было, и хотя предъ симъ не упущено было внушать оному Тоену и подвластнымъ его народамъ, о лицахъ тѣми портретами изображаемыхъ; однакожъ желаніе Тоена и опять удовлетворено изъясненіемъ слѣдующимъ: портреты сіи представляютъ, одни ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО Самодержавнѣйшую и Всемилостивѣйшую Россійскую Государыню, иные Императорскихъ Всероссійскихъ Наслѣдниковъ, Великаго Государя и Супруги Его Великой Княгини, а другіе также Наслѣдныхъ по Нихъ Великихъ Государей и Князей, что власти сихъ Особъ повинуются многочисленные народы, въ обширной Россійской Имперіи обитающіе. Тоенъ когда выслушавъ такое изъясненіе, то было замѣчено въ немъ внутреннее удивленіе и вниманіе къ оному. Послѣ того продолжаемо было въ наставленіе ему, что Россійская Государыня и Великій Наслѣдникъ есть Всемилостивѣйшіе. Они низливая отъ щедротъ Своихъ для вѣрноподданыхъ имъ народовъ неизчетныя къ спокойствію ихъ благодѣянія, и неусыпное имѣютъ попеченіе и обо всякомъ племенахъ людей, въ близи обширныхъ Россійскихъ границъ жительствующихъ еще не защищаемыхъ, на такой конецъ, дабы преподавъ и имъ всевозможные къ благосостоянію ихъ способы, видѣть потомъ жительства ихъ въ совершенномъ спокойствіи и изобильныхъ удовольствіяхъ; что защита и покровительство россійокое надъ тою страною, которая воспользуется онымъ, столь тверда и непоколебимая, что ни кто изъ иностранцовъ не отважится причинять такой покровительствуемой странѣ ни каковаго озлобленія; а какъ сей же Тоенъ удостовѣренъ былъ въ томъ, что вся Американская часть земли и морскихъ острововъ, давно уже защищается Россійскою Державою, то къ лучшему для него о семъ увѣренію, представленъ тутъ былъ одинъ мѣдной Россійской гербъ, и по пристойномъ сему случаю привѣтствіи врученъ оной былъ Тоену съ тѣмъ, дабы носилъ онъ его сверьхъ своего платья и груди, и защищалъ какъ себя, такъ и подвластныхъ ему народовъ Колюжъ отъ приходящихъ иногда къ нимъ иностранныхъ судовъ. Мѣстное пребываніе здѣсь галіота доказало, что островитяне здѣшніе не такъ ограничены строгостію отъ своихъ Тоеновъ, по чему и оставить сей гербъ на пристойномъ у гавани мѣстѣ, казалося опасно. Подтверждено же упомянутому Тоену, дабы онъ хранилъ его со всякою бережливостію, и прислучаѣ прибытія сюда иностранцовъ, показывалъ бы имъ оной, какъ того вѣрноподданическая къ Россійской Державѣ обязанность его требуетъ. Тоенъ по выслушаніи всего вышеписаннаго, принявъ тотъ гербъ съ великою радостію и удовольствіемъ, уѣхалъ въ свое жило.
   16 Числа сей же Тоенъ прибылъ и паки на судно съ двумя старшинами, и врученной ему гербъ имѣлъ уже пришитымъ на своемъ бобровомъ плащѣ краснымъ стамедомъ, который предъ тѣмъ былъ имъ изъ судна вымѣненъ. Онъ по нѣкоторомъ привѣтствіи убѣдительно просилъ, что бы для незабвенной памяти о Великомъ Россійскомъ Наслѣдникѣ дать ему одинъ изъ портретовъ видимыхъ имъ въ каютѣ; и какъ сіе желаніе его удовлетворить было можно безъ дальнаго затрудненія потому, что на суднѣ имѣлося два естампа одного портрета, то по разсмотрѣнію управляющихъ судномъ, и приготовленъ былъ одинъ величиной въ листъ печатной естампъ, подклѣенной бѣлымъ холстомъ. Прежде отдачи его Тоену, сдѣлали на немъ Россійскимъ и Нѣмецкимъ діалектами таковую надпись: Государь Царевичь и Великій Князь ПАВЕЛЪ ПЕТРОВИЧЪ, Наслѣдникъ Всероссійскаго Престола, Владѣтель Герцогства Шлезвигъ-Голштинскаго. А сверьхъ того подписали слѣдующее. 1788 года, Іюня мѣсяца въ заливѣ, называемомъ по иновѣрчески Якутатъ, компаніи Голикова и Шелехова, мореходы Штурманы Герасимъ Измайловъ и Дмитрій Бочаровъ, были на одномъ галіотѣ С. Трехъ Святителей, въ числѣ сорока человѣкъ, гдѣ чрезъ ласковость и дружелюбное обращеніе съ Тоеномъ Илхаки и подвластными ему народами Колюжами, имѣли знатной торгъ, а напослѣдокъ склонили ихъ подъ защищеніе и покровительство Россійскаго Императорскаго Престола, что въ знакъ сего оставляя показанному Тоену Россійской мѣдной гербъ, и сей изображающій Россійской Короны Наслѣдника Его Императорскаго Высочества печатной естампъ, подтверждается всѣмъ приходящимъ сюда на Россійскихъ и иностранныхъ судахъ, съ симъ Тоеномъ поступать благосклонно и ласково, съ приличною только для себя предосторожностію, и что означенные Штурманы простоявъ здѣсь со своимъ галіотомъ съ 11 по 21 число Іюня мѣсяца, ни какихъ отъ Тоена и народовъ его худыхъ поступокъ не примѣтили и ушли въ море благополучно. По совершеніи таковыхъ надписей на естампѣ отдали оной Тоену, которой принявъ его съ великою радостію, и по обыкновенію своему съ нѣкоторымъ восторгомъ и крикомъ, представилъ въ знакъ своего къ Россіи повиновенія одну, на подобіе вороньяго носу желѣзную штучку, за божество у нихъ почитаемою, мѣшечикъ изъ травъ плетеной пестрой, шесть бобровыхъ парокъ и двѣ доски расписанныя красками, одну коженую, а другую деревянную, имѣющую въ себѣ не большіе камишки. А за тѣмъ побывъ довольно на суднѣ уѣхалъ на байдарахъ со старшинамй въ свое жило. Какъ выше упомянуто, что галіотъ стоялъ въ заливѣ здѣшнемъ по 21 число Іюня, сколь за произведеніемъ въ дѣйствіе учиненнаго съ Колюжами согласія и торга, тѣмъ не меньше и для пріуготовленія нужнаго работнымъ свѣжаго корму; ибо островитяне увѣряли, что въ сей заливъ приходитъ во многомъ количествѣ разныхъ родовъ рыба, то здѣсь объясняется слѣдующее. Іюня 18 числа въ устьѣ самаго залива со входу въ оное съ моря, у лежащаго подлѣ его на лѣвой сторонѣ каменистаго обширнаго вышиною въ аршинъ подножья, и близъ онаго четырехъ также не малыхъ камней, прямо на возвышенной отъ нихъ между двумя логами горѣ, оконечностію сихъ логовъ объемлемой, подъ послѣднею вверьхъ оной къ морю немалую съ сучьями еловой лѣсиною подъ корнемъ ея съ горы растущимъ, положена въ двухъ глиненыхъ кирпичахъ, одна мѣдная съ надписью подъ Но. 9 доска. Отъ сей лѣсины стоитъ другая, на Сѣверо-Востокъ 47.00. наклонная на лѣвую лобжину лѣсина, предъ ними же къ морю небольшой ольховинѣ, а далѣе по горѣ видимъ былъ еловой и лисвянишной лѣсъ, соединяющійся съ кустами разныхъ родовъ малаго и колючаго дерева.
   21 Числа учиня чрезъ пушечной выстрѣлъ къ походу сигналъ, подняли якорь на судно, и вытянулись буксиромъ на большую бухту или проливъ, пошли по маловѣтрію буксиромъ же въ море, при чемъ и Колюжи одной своей байдарой дѣлали въ буксированіи вспоможеніе; а какъ по полудня въ шестомъ часу отъ Востока и Сѣверо-Востока подулъ весьма крѣпкой вѣтеръ, при пасмурной погодѣ по 27 число продолжавшійся, то бывшіе на галіотѣ распрощавшись со вспомогающими имъ Колюжами, которые настоятельно при семъ случаѣ просили ихъ, что бы и впредь для торгу къ нимъ приходили на настоящее мѣсто, поколику они и промыслу своего приготовятъ болѣе, вышли на пространное море благополучно, и пробывъ въ лавировкѣ, принуждены спуститься на нарочитое разстояніе къ Западу. По полудни же сего числа въ седьмомъ часу положились итти для отстою въ прежде означенную ледяную рѣку, въ томъ чаяніи, что чрезъ осьмнадцать дней бывшій на ней ледъ вынесенъ уже въ море, и что тамо удобнѣе будетъ запастися свѣжими рыбными припасами, вмѣсто таковыхъ же взятыхъ изъ гавани и отъ теплоты со всѣмъ уже попортившихся, да и что соленая провизія становилась для людей тягостною и не здоровою. Но когда между Сѣверо-Западомъ и Сѣверомъ въ восемь часовъ по полуночи приближились къ ея устью и остановились за противнымъ вѣтромъ на десяти саженной глубинѣ песчанаго грунта на якорь, то по прочищеніи мрачнаго воздуха увидѣли, что изъ всего онаго устья несенъ былъ густой и великой ледъ, а какъ 26 числа въ четыре часа по полуякорь началъ дрейфовать, и стоять было не безъ опасности, то поднявъ оной и распустивъ парусы, хотя и при противномъ вѣтрѣ, пошли однакожъ въ Бейдовинтъ, и моремъ вознамѣрились простираться въ передъ до тѣхъ поръ, покуда удобность время позволять будетъ.
   27 Числа при попутномъ вѣтрѣ шли моремъ и имѣли въ виду своемъ берегъ къ Востоку. А 28 числа по полудни въ два часа, когда поверстались противъ залива Якутатъ, у коего и прежде стояли въ разстояніи одной мили, то чрезъ два же часа выѣхали къ судну прежніе выше сего упомянутые Колюжи на трехъ байдарахъ, изъ коихъ хотя одна и обратилась въ заливъ обратно, однакожъ первыя двѣ прближились къ судну по ближе. Здѣсь на учиненной байдарщикамъ допросъ, получено было въ отвѣтъ, что они примѣтивъ ихъ въ морѣ, выѣхали къ нимъ, будто бы по дружбѣ только для свиданія; въ самомъ же дѣлъ какъ то замѣчено было, островитяне сіи разумѣли, что галіотъ сей не тотъ, которой они видѣли; почему постоявъ не далеко, и обратились за первою байдарою своею въ заливъ, а судно при распущенныхѣ парусахъ пошло въ паралель берега, которой лежалъ не болѣе четырехъ верстъ отъ онаго. Сей берегъ низменно-песчаной и покрытъ весь лѣсомъ. Въ половинѣ седьмаго часа, судно было прямо устья рѣки Антлинъ, которая выпала изъ широкой пади между хребтомъ лежащей къ морю по низменному мѣсту съ Сѣверо-Западной стороы. По одному боку рѣки сей, имѣется песчаная кошка безъ лѣсу, вдавшаяся своею бухтою нѣсколько въ море, по обѣ стороны банки, устье ея широкое, и какъ удостовѣрилъ находящейся на суднѣ выше упомянутой Колюжской мальчккъ, столь глубоко, что галіотомъ входить въ оное весьма свободно и безопасно. Отсюда пошли въ три ряда хребты, снѣгъ по себѣ имѣющіе и песчаной низменной берегъ. Чрезъ двѣ съ половиною мили поверстались судномъ противъ устья рѣки Калхо, которую хотя сначала и прошли мимо, однакожъ, за противнымъ вѣтромъ принуждены 6ыли возвратиться къ оной и стать на якорь; а 29 числа Іюня Штурманъ Измайловъ ѣздилъ одной байдарой въ числѣ двенадцати человѣкъ Рускихъ работныхъ, для провѣдыванія по сей рѣкѣ. Она выпала отъ Сѣвера между хребтами изъ двухъ падей снѣжныхъ, и подошла къ морю самымъ низменнымъ мѣстомъ; съ Восточной стороны отъ моря видимъ былъ лѣсъ не близко, съ Западу же онаго и вовсе уже не находится. Глубина устья ея на убылой водѣ, одна сажень съ четвертью, рыбы въ ней не запримѣтили ни какой, какъ равно и людей около здѣшнихъ мѣстъ тогда не было, кромѣ слѣдовъ, кои отъ нихъ оставлены были еще не покрывшимися. Когда байдара возвратилась къ судну, то поднявъ якорь на оное, шли при попутно-легкобрасельномъ вѣтрѣ впередъ, имѣя въ виду своемъ прямой, но все низменно съ лѣсомъ берегъ. Въ разстояніи отъ упомянутаго устья на пять миль, продолжающійся по берегу лѣсъ окончился, и полуночи въ исходѣ 8 часа поверстались судномъ противъ другой рѣки Авцехъ. Здѣсь съ восточной стороны видимъ былъ островокъ, а за кошкой тутъ лежащей, внутри пространное устье; по замѣчанію хотя и вѣроятно, что около сего мѣста находится довольное количество Колюжъ, но какъ за бывшимъ тогда съ моря прижимнымъ къ берегу вѣтромъ, подойтить судномъ въ близь къ ней казалося, опасно, то прошедши оную въ одиннадцатомъ часу, увидѣли опять рѣку называемую Каканъ-инъ, которая течетъ подъ вытянувшимся въ море мысомъ съ Сѣверо-Восточной стороны, и подлѣ коей живутъ тѣжъ Колюжи. Миновавъ сію рѣку, берегъ пошелъ неодинаковой, но песчаной и не высоко утесистой съ лѣсомъ; вытедшія же изъ падей увалы казалися снѣжными.
   Іюня 1 числа по полудни въ восемь часовъ, когда находящійся на суднѣ Колюжной мальчикъ показалъ за однимъ впереди лежащимъ снѣжнымъ уваломъ бухту, и удостовѣрилъ, что въ ней сверьхъ многаго количества рыбы, не такъ еще давно стояло одно большое судно, то перемѣня куршъ своего плаванія, хотя и обратились прямо на оную, и въ пять часовъ по полуночи приближились къ берегу снѣжнаго увала, однакожъ той бухты здѣсь не оказалось; а вмѣсто ея лежитъ тутъ одинъ только песчаной и покрытой лѣсомъ берегъ.
   2 Числа по утвердительному того же Колюженина увѣренію, по полуночи въ четыре часа имѣло судно плаваніе къ мысу, показывающемуся впереди вдоль берега къ Юго-Востоку двумъ островками и недошедъ до онаго, посланы были туда при маловѣтріи двоелюшныя байдарки съ Конягами для осмотру, которые во второмъ часу по полудни и возвратились съ тѣмъ, что не токмо бухту они нашли; но и людей тамо по ихъ примѣчанію казалося довольно, однакожъ судномъ войтить въ оную не отважились за предстоящею отъ неизвѣстности опасностью.
   3 Числа по полудни въ четыре часа, оставя рѣку Какаинъ-инъ, чрезъ семнатцать миль начали подходить къ устью вышепоминаемой губы Лтуа, а какъ сіе мѣсто неизвѣстностію своею представляло нѣкоторую опасность, то и отправленъ былъ впереди судна Штурманъ Измайловъ на одной байдарѣ, въ числѣ пятнадцати человѣкъ работныхъ, сколько для обозрѣнія, тѣмъ не меньше и для промѣру самаго у бухты входа; судномъ же шли безъ парусовъ однимъ только морскимъ теченіемъ, а сближившись къ оной, распустя всѣ парусы, пошли въ Бейдовинтъ въ море, и чрезъ полчаса опять обратились къ берегу, гдѣ когда встрѣчены были байдарою, то не останавливаяся или уже съ нею въ устье на вѣтръ Сѣверо-Востокъ и Сѣверовостоко-Востокъ. Въ осьмомъ часу пришедъ съ боку на форвартеръ семи и осьми саженной глубины, которой лежитъ Сѣверо-Западъ и Юго-Востокъ. Продолжали путь между камнемъ и березовымъ мысомъ, вѣтръ Сѣверъ и Сѣверовостокъ, миновавъ тотъ камень, поворотили въ Бейдовинтъ въ губу Сѣверъ Сѣверозападъ; но за противнымъ теченіемъ воды приближась къ правой сторонѣ устья, остановились въ бухтѣ песчанаго берега на четырехъ саженной глубинѣ каменистаго грунта на якорь. Сюда пріѣзжали къ судну въ трехъ байдарахъ дикіе островитяне, и какъ за поздостію времяни не удалось съ ними имѣть торговли, то и отказались имъ въ оной до другаго дни. Потомъ переночевавъ здѣсь въ четыре часа по полуночи опять заботились о пріисканіи удобнѣйшаго къ отстою судна мѣста; ибо сіе поблизосьти къ устью, казалося опаснымъ, сколько отъ волненія бываемого съ моря чрезъ Рифъ въ прибылую воду, да и каменистой грунтъ его не позволялъ болѣе держаться судну, для чего исправя буксиры, пошли ими съ судномъ во внутрь губы, къ видимому впереди не большему островку, подлѣ коего, какъ то послѣ освѣдомились отъ тутошнихъ жителей, назадъ тому года за два стояло иностранное судно. Здѣсь хотя и въ маленькой бухточкѣ, однакожъ нашлося къ отстою судна мѣсто весьма удобное, почему въ осьмомъ часу по полуночи, спустивъ якорь и остановясь во ономъ, укрѣпили. Съ начала не было здѣсь никово изъ островитянъ; но въ первомъ часу по полудни показалось три байдары и нѣсколько малыхъ ботовъ пловущими къ судну; а когда они приближились къ оному, то и открылось, что бухта обитается Колюжами. Находившейся между пріѣзжими Тоенъ называемой Таикъ-нухъ-Тахнуяхъ, съ двумя старшинами вошелъ на судно; а потомъ впущенъ 6ылъ и въ каюту, гдѣ по пристойномъ привѣтствіи, здѣлалъ онъ чрезъ толмача вопросъ, отколь вояжирующіе. Сей неожидаемой вопросъ достойно замѣтить потому, что когда оной Тоенъ встрѣченъ былъ слѣдующимъ: "что видитъ онъ людей Россійскаго Великаго Государства, и что оное, какъ и многочисленныя народы, все управляется одною самодержавною властію ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА, премудрыя Государыни, то выслушавъ сіе съ ощутимымъ вниманіемъ, казался довольнымъ, при чемъ и указываемые ему портреты ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА и Ихъ Императорскихъ Высочествъ смотрѣлъ. Здѣсь повторяема была съ неоспоримыми доказательствами сила и могущество Всероссійской Владѣтельницы; а наконецъ такъ убѣжденъ былъ тѣмъ сей Тоенъ, что окромѣ свойственнаго обыкновенію ихъ обращенія, дѣйствительно заслуживалъ онъ совершенное къ себѣ довѣріе, почему, и что любопытство его обѣщавало вояжирующимъ твердость состоянія его, былъ показанъ ему одинъ изъ наличныхъ Россійской мѣдной гербъ, которой удовлетворилъ уже чувствованіе его о власти такъ, что когда предложили ему оной такимъ порядкомъ, какъ и первому Колюжскому Тоену Илхаку, то онъ не токмо принялъ его съ уваженіемъ; но желая доказать къ тому свою признательность, велѣлъ своимъ подчиненнымъ подать изъ Байдаръ одного новаго бобра и шесть бобровыхъ ковровъ, и взявъ оные самъ вручилъ на суднѣ въ знакъ своего усердія къ Императорскому Высочайшему Двору и требовалъ, что бы переслано оное было туда непремѣнно, по чему сей бобръ и ковры отъ него и приняты. Окончивъ такое произшествіе, вояжирующіе торговались съ Колюжами, вымѣнивая у нихъ бобры, выдры, россомахи и соболи, на желѣзо, котлы и разнаго сорту платье, бисеръ и корольки, которые здѣсь какъ и у первыхъ Колюжъ не охотно были покупаемы. Съ наступленіемъ вечера островитяне сѣвъ въ свои байдары и боты, уѣхали въ свое жило, стоявшее отъ судна къ оконечности устья версты на полторы. По развѣдыванію открылось, что сіи жилья у нихъ не всегдашнія, а единственно лѣтнія, гдѣ они по морю и по губѣ запасаютъ себѣ на кормъ разную юколу, употребляя къ сему палтосье и уды; другія жилища есть у нихъ зимнія, которыя къ Западу чрезъ мысъ отъ устья сего расположены версты три съ половиною, при выпадшей изъ озера рѣчкѣ, куда посылаемы были два человѣка промышленныхъ и Коняги въ двоелюшныхъ байдаркахъ, для обозрѣнія и для добычи рыбы; возвратяся же сіи объявили, что та рѣчка, на коей стоятъ жилья не малыя, въ устьѣ ея лежатъ поливныя каменья и лайды такъ, что и байдарою въѣзжать въ оную можно почти съ нуждою; но рыба имѣется только такая, которая безсильна, какъ видно отъ естественнаго расположенія грунта, однакожъ островитяне не смотря на сіе, промышляютъ ее прежде упомянутыми носками, да и на судно привозили нѣсколько оной для продажи, гдѣ и покупаема была она на пищу въ небольшемъ количествѣ.
   Іюля 5 числа, находящійся на суднѣ Чючханскаго роду мальчикъ объявилъ, что третіе уже нынѣ лѣто, какъ было здѣсь большое судно, послѣ котораго остался близь берега въ водѣ желѣзной якорь; но жители здѣшніе доставъ его при убылой водѣ, положили въ лѣсу, для чего и мѣсто гдѣ должно быть якорю показывалъ. По сему удостовѣренію управляющіе галіотомъ взявъ позволеніе у означеннаго Тоена Таикъ-Нуха отправили туда одну байдару, которая дѣйствительно нашедъ оной якорь, привезла его на судно. Онъ имѣетъ въ себѣ вѣсу 780 фунтовъ, и хотя верьхнее кольцо и у лапъ пластовое желѣзо отломлено; но Тоенъ промѣнялъ его за бисеръ и корольки. Тогожъ числа на устьѣ вышепомянутой бухточки съ одной стороны къ небольшому низмянному мысу по каменистой кошкѣ, а въ лѣвой отъ островка противъ Зюйдоваго носу, лежащаго близь моря послѣдняго бѣловатаго большаго камня, въ берегъ на вѣтръ Сѣверо-Западъ 2500 до мѣлкаго ольховника восемь футъ и пять футъ, и по оному на тотъ же вѣтръ до небольшаго камня пять саженъ и шесть футъ, всего четырнадцать саженъ четыре фута, положена мѣдная подъ Но 19 доска, въ двухъ кирпичахъ, изъ коихъ верьхней глубиною фута два, камень же на оныхъ въ землѣ до половины. Отъ доски въ двухъ шагахъ къ морю, лежитъ другой болѣе перваго камень, на Востокъ 4300, съ коего Сѣверо-Востокъ-Южная оконечность въ губѣ островка Юго-Востока 7300; пеленги же съ высокой оконечности большаго бѣловатаго камня къ устью, оконечность лѣваго мыса съ лѣсомъ въ губѣ Юго-Западной 300 правой кошки, къ устью оконечность мыса съ лѣсомъ Сѣверо-Востококъ 5000, а галіотъ стоялъ въ бухточкѣ на вѣтръ Юго-Западъ 7900, коего чрезъ перелѣсокъ за мысомъ уже не видно. Называемая губа Лтуа, величиною своею умѣренна, она значитъ на особыхъ планахъ во всемъ ея совершенствѣ, глубока. Грунтъ на глубинѣ иловатой, а близь береговъ по всей губѣ крупной съ ракушкой камень, на самомъ берегѣ лежитъ мѣлкой камешникъ и плитнякъ; округъ ея, а особливо внутри высокіе и покрытые снѣгомъ хребты, сверьху оныхъ каменныя осыпи, а съ половины по падямъ и по низкимъ мѣстамъ лѣса и другія растѣнія, таковыя жъ какъ и у залива Якутатъ; рѣкъ во оной не имѣется, а хотя одна и есть, но и та маленькая, въ коей и рыбы не бываетъ. Около устья въ губѣ, Турпановъ видимо было во множествѣ, и по замѣчанію казалось, какъ будто бы они въ Іюлѣ мѣсяцѣ здѣсь линяютъ. Жители здѣшніе хотя и имѣютъ своего старшину, но сей купно съ подчиненными своими состоитъ подъ властію вышеозначеннаго главнаго Тоена Илхаку. Питаются они рыбой и морскимъ звѣринымъ мясомъ, добываемымъ по близости устья въ морѣ, поколику здѣсь бобровъ, сивучей и нерпъ довольно; а что касается до нравовъ и обычаевъ сихъ народовъ, то оные во всемъ сходны съ прежними Колючами. Отселѣ заготовя на галіотъ пресной воды и дровъ, положились итти къ устью на прежнее мѣсто, для промыслу и добычи, такъ называемой палтусовой рыбы, куда 6 числа по полудни въ шестомъ часу прибывъ благополучно офортовались. На устьѣ одинъ прикладной часъ и тринадцать минутъ. Здѣсь во время приготовленія палтусовой рыбы, которую ѣздя въ море байдарами, и удить было не трудно; промышленные отлучались изъ судна на берегъ за собираніемъ малины въ близости видимой; и сверьхъ того на Восточной сторонѣ у самаго устья, утвердили на кошкѣ крестъ изъ дерева здѣланной. Потомъ во осторожность свою для нощнаго времени, отъ крѣпкаго Востокъ-Юго-Восточнаго вѣтра, по полудни въ осьмомъ часу положили два дрека, а между тѣмъ пустился тутъ и сильной дождь. Въ самую полночь здѣшніе жители отрѣзали у одного четырехъ пудоваго дрека тросъ, и взявъ дрекъ унесли съ собою, хотя же за онымъ на байдарѣ и подъѣзжали съ судна къ берегу; но по причинѣ ночной темноты на оной не выходили, а по разсвѣтѣ сколько ни старались сыскивать тотъ дрекъ по берегу и по лѣсамъ, за всѣмъ тѣмъ найтить его не могли; почему, и что у Тоенскаго жила видимъ былъ одинъ токмо дымъ, не приближаяся туда, что бы не причинить ему и подчиненнымъ его каковаго огорченія, тотъ дрекъ и оставили въ безъизвѣстности. Опасность тутошняго мѣста и неудобность къ отстою судномъ грунта, побуждали удалиться отселѣ далѣе, по колику и продолжающійся безъ перемѣны одинъ кормъ, началъ промышленныхъ подвергать цынготной болѣзни, для чего и рѣшились оставя дальнѣйшіе поиски острововъ, возвратиться въ свою гавань на Кыктакъ, по той причинѣ, что начинающіеся съ сего времяни посадные отъ Юго-Запада и Запада вѣтры, для плаванія крайнѣ тягостные и затрудительные.
   9 Числа по полудни во второмъ часу при полноводіи, поднявъ якори и распустя парусы, вышли въ море, державъ куршъ отъ мѣста пребыванія своего между 58 и 59 градусами бывшаго Юго-Запада прямо къ острову Кыктаку, и какъ отъ крѣпости вѣтра и волненія морскаго принуждены были почасту имѣть склоненіе съ курша къ Югу, то отъ сего и въ счисленіи своемъ учинили не большую погрѣшность. За всѣмъ тѣмъ, проплывъ отъ губы Лтуа сто тридцать пять миль, 13 числа по полуночи въ половинѣ втораго часа увидѣли островъ Шеликъ, на пяти верстномъ отъ судна Россійской мѣры разстояніи, и пошедъ за темнотою ночи въ Бейдовинтъ въ морѣ; на разсвѣтѣ поворотили опять къ берегу; а въ половинѣ осьмаго часа обошедъ Южной носъ сего острова, плыли въ Бейдонинтъ къ гаванѣ; но не дошедъ до оной за противнымъ вѣтромъ, остановились за мысомъ въ другой бухтѣ 14 числа на якорь; по сокращеніи же вѣтра 15 числа по полуночи въ двенадцать часовъ, буксирами вошли въ Кыктакскую гавань благополучно.
   Главной повѣренной компаніи Грекъ Деларовъ, принявъ упоминаемый галіотъ въ свое вѣденіе по прежнему, и учиня съ людьми на немъ бывшими надлежащее распоряженіе, дальнѣйшей оттуда къ Охотскимъ гаванямъ отрядъ остановилъ; а послѣ когда сближилася Весна 789 года, то онъ укомплектовавъ другое судно людьми и потребными къ мореплаванію провизіями и такелажами, равно погрузивъ въ оное и всѣ компанейскіе Американскіе товары, 28 числа Апрѣль подъ предводительствомъ Штурмана Бочарова, съ двадцатью осмью человѣкъ работныхъ отпустилъ его въ морѣ; почему сей проходя между 48 и 55 градусами широты, не касаяся однакожъ земли за бывшими жестокими вѣтрами и штурмами, прибылъ въ Охотской портъ 6 числа Августа благополучно, при чемъ какъ журналъ, такъ и вышеупоминаемые планы съ тѣми вещами, о коихъ выше сказано, представилъ, окромѣ правительства тутошняго, къ бывшему въ Охотскѣ хозяину компаніи Рыльскому имянитому гражданину Шелехову.
  

Конецъ.

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru