Шаховской Александр Александрович
Своя семья, или замужняя невеста

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Комедия в трех действиях, в стихах

  
  
   А. А. Шаховской
  
   Своя семья, или замужняя невеста
   Комедия в трех действиях, в стихах
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Стихотворная комедия, комическая опера, водевиль конца XVIII - начала XIX
  века: В 2-х т. Т. 2 (Вступ. ст., биограф, справки, сост., подгот.
  текста и примеч. А. А. Гозенпуда.- Л.: Сов. писатель, 1990.- 768 с. (Б-ка поэта. Большая серия).
   OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  
   Матрена Карповна Звонкина, помещица.
   Карп Саввич Искрин, отставной секунд-майор, ее племянник.
   Фекла Саввишна Брызгова, вдова.
   Варвара Саввишна Вельдюзева, вдова.
   Раиса Саввишна, старая девушка.
   Максим Меркурьевич Бирюлькин, зять их.
   Любим, племянник их.
   Наташа, жена его.
  
  
   ДЕЙСТВИЕ 1
  
   ЯВЛЕНИЕ 1
  
   Вельдюзева сидит посредине, прочие около ее полукружием; Звонкина мотает
   бель; Фекла Саввишна вяжет чулок; Раиса плетет венок; секунд-майор и
   Бирюлькин сидят по концам полукружия.
  
   Вельдюзева
  
   Сестрицы, тетушка и братец! я просила
   Вас с зятюшкой к себе затем, что получила
   Письмо от нашего Любима...
  
   Фекла
  
   Что ж, сестра,
   Он пишет нового?
  
   Раиса
  
   Давно б ему пора
   Отдать душевный долг родства священной связи.
  
   Звонкина
  
   Подумать о родных.
  
   Майор
  
   Да где, ему, проказе,
   Я чай, не до родни; досуга часу нет.
   Бывало, я и сам гусаром в двадцать лет
   В Москве-голубушке как в масле сыр катался,
   Проказил да гулял.
  
   Фекла
  
   И чуть не догулялся
   До сущей нищеты.
  
   Майор
  
   Нам деньги трин-трава;
   Всё наживешь, была б на плечах голова;
   И если б турки мне не прострелили ногу,
   Не в Чухломе б теперь я с вами был.
  
   Раиса
  
   Ей-богу,
   Ты, братец, в свет рожден совсем без сердца!
  
   Майор
  
   Как?
   Пощупай, вот оно, и бьется.
  
   Раиса
  
   Да не так,
   Как в пламенной груди. Ах! сын родного брата,
   Несчастный сирота, из скопища разврата,
   Откуда нежность чувств изгнанна навсегда,
   К нам пишет в первый раз...
  
   Майор
  
   Да что же за беда
   Что в Петербурге наш племянник веселится?
  
   Раиса
  
   Ах! в Петербурге он с природой не сдружится!
   Но, братец, ты меня не можешь понимать.
  
   Майор
  
   Максим Меркурьевич, прошу растолковать,
   Ты, брат, с учителем уездным породнился
   И сам же говоришь, что многому учился.
  
   Максим
  
   Так, я с ребячества учился кой-чему;
   А нынче, живучи почти в одном дому
   С учителем двух школ, сестры моей супругом,
   Я занимаюся наук изящных кругом
   И объяснить могу, что к вам склоненна речь,
   Которую сейчас изволили пресечь,
   Описывала нам столиц развратны нравы,
   Которые везде описаны.
  
   Раиса
  
   Вы правы.
  
   Вельдюзева
  
   Да не пора ли нам прочесть письмо?
  
   Все
  
   Прочтем!
  
   Майор
  
   Посмотрим, что Любим нам отпускает в нем.
   (Максиму.)
   Прочтешь ли ты?
  
   Максим
  
   Когда собранию угодно.
   Ребенком быв, читал я в школах всенародно.
  
   Звонкина
   (передавая письмо)
  
   Начни ж, племянничек!
  
   Майор
  
   Ну, надевай очки.
  
   Максим
  
   Я сроду не видал нечеткой так руки.
   Санкт-Петербург... число... Нет, почерк слишком связан,
   И так, что, искренно признаться вам обязан,
   Едва ли разберу.
  
   Вельдюзева
  
   Совсем не мудрено,
   И я прочла тотчас.
  
   Максим
  
   К вам писано оно,
   Так сообщить его вы сами потрудитесь.
  
   Вельдюзева
  
   Охотно.
  
   Майор
  
   Слушайте!
  
   Звонкина
  
   Все ближе пододвиньтесь.
  
   Вельдюзева
   (читает письмо)
  
   "Милостивая государыня тетушка, Варвара Саввишна! вы, верно, гневаетесь
  на меня за то, что я к вам не писал, и точно, я виноват; но проклятое
  "завтра" всему причиною. Ради бога, не подумайте, что я мог забыть все ваши
  милости. Нет, я очень помню, что вы записали меня в корпус, что я вам обязан
  очень много, и теперь надеюсь на ваше покровительство. Батюшка меня отдал
  под опеку вам и всем ближним нашим родным, и я без их согласия не могу
  жениться, или лишусь наследства. Воля родительская для меня закон; но,
  тетушка, я не помню, были ль вы влюблены в покойного советника Вельдюзева,
  вашего супруга, а уверен, что хотя по описаниям знаете, - справляется ли
  любовь с завещаниями. Я как адъютант графа Борского был всякий день в доме у
  его сестры и влюбился в ее питомицу; Наташа сама от меня без памяти. Отец ее
  был заслуженный подполковник; словом, ничто не препятствует нашей свадьбе,
  ежели вы и все мои опекуны будете согласны. Я прошу вас сделать милость
  объяснить им это дело и засвидетельствовать мое почтение: бабушке Матрене
  Карповне, тетушкам Фекле Саввишне и Раисе Саввишне, дядюшкам храброму
  секунд-майору Карпу Саввичу и просветителю Чухломы Максиму Меркурьевичу;
  просить их за меня..."
   И прочее. Вас всех прошу я за него.
  
   Раиса
  
   Как можно, милая, просить?
  
   Вельдюзева
  
   А для чего,
   Когда ему жена по сердцу и по нраву!
  
   Максим
  
   Позвольте доложить: по данному мне праву
   От брата женина, а от его отца,
   Нельзя мне допустить Любима до венца,
   Как по экзаменте природных дарований,
   Ума, способности, а более познаний
   Невесты.
  
   Майор
  
   Ну, Максим, ты не туда попал.
   На что невесте ум? И кто из вас не знал
   Покойницы моей Фетиньи? Как женился,
   То с ней до старости трех раз не побранился,
   А ведь умом ее грех было поклепать.
   Не только ум жене, и мужу вряд ли нужен.
   Не зачастую ль тот, кто кланяться досужей,
   У лучших умников дорогу перебьет
   И сам в разумники ошибкой попадет.
   Вот так, как зятюшка, он не был грамотеем,
   Сроднился с умником - и счету нет затеям,
   Все знанья проглотил!
  
   Максим
  
   Позвольте...
  
   Майор
  
   Всё пустяк,
   Чтоб был Любим женат, не соглашусь никак.
   Служи, пока есть мочь, жена ж помеха службе
  
   Вельдюзева
  
   И, братец, согласись!
  
   Майор
  
   Сестра! к тебе по дружбе
   Я соглашусь; но с тем, чтобы его жена
   Была проста, добра и вовсе не умна...
   Да черта простоты надеяться тут можно:
   Она воспитана графиней.
  
   Фекла
  
   И не должно
   От воспитания такого ждать пути:
   Племяннику придет с ней по миру идти.
   Я знаю этих бар - у всех одно и то же:
   Им нашего добра чужая грязь дороже.
   Мадамам да мусьям за дрянь, за всякий вздор
   Родные денежки бросают так, как сор.
   Когда же в городе порядком проживутся
   И экономничать в деревню уберутся,
   То боже упаси! какой подымут шум!
   У деревенщины, последний выбьют ум.
   А года через два от барского приезда
   Соседи барские из целого уезда
   В ломбард свидетельства и плачут, да везут.
   Ох! нагляделась я, какую жизнь ведут
   Воспитанницы их сиятельств. Нет, бог с нею!
   Не будет модница племянницей моею.
   И для того ли я, не зная красных дней,
   Оставшися вдовой от старых трех мужей,
   К седьмым частям кой-что трудами приобщала,
   Чтобы племянница всё мигом промотала?
   Нет, не согласна я; нет, этому не быть,
   Чтоб барской барышне... Извольте вы судить,
   А мне пора домой: есть кое-чем заняться.
   Бог не привел меня у знатных воспитаться,
   Так я сама люблю дела мои вести,
   Прибрать, похлопотать. - Прощайте же!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 2
  
   Те же, кроме Феклы Саввишны.
  
   Майор
  
   Прости,
   Трехмужняя вдова! - Откуда спесь такая?
   Ты нас богатей - что ж? нам прибыль в том большая!
   Племянник от тебя ни гроша не видал;
   И право б, я назло женить его желал...
   Да нет, боюсь ума.
  
   Раиса
  
   Оставьте, братец, шутки.
   Что Фекла Саввишна имеет предрассудки,
   Согласна с этим я; и, признаюсь, она
   Расчетиста, скупа и несколько жадна;
   Однако же, сударь, любезная сестрица
   В том права несколько, что знатный круг, столица
   Шум, вихорь городской не говорят душе
   И что скрывается невинность в шалаше!
  
   Майор
  
   Да ты, как помнится, в столице не бывала.
  
   Раиса
  
   Но я, сударь, о всем в журналах прочитала
   И знаю свет.
  
   Вельдюзева
  
   Из книг?
  
   Раиса
  
   Из книг, таки из книг, -
   В них только истину узнаешь.
  
   Майор
  
   Черт ли в них?
  
   Раиса
  
   Я за тебя стыжусь!
  
   Майор
  
   Стыдися сколько хочешь,
   Да говори простей. Ведь ты о том хлопочешь,
   Чтоб не женился наш Любим?
  
   Раиса
  
   И потому,
   Что счастия никак нельзя найти ему,
   Когда он съединит судьбу свою с женою,
   Которая с его чувствительной душою
   Не симпатирует, которой свет большой
   Мешает дух питать природы красотой!
  
   Звонкина
  
   Которая, как ты, тоски не нагоняет
   И, в потолок глаза уставя, не вздыхает
   Иль, тетку при смерти оставивши одну,
   Не побежит глазеть на бледную луну.
  
   Майор
  
   Ну, слышишь ли, сестра, старушка наша права
   Ведь ты...
  
   Раиса
  
   Ох! боже мой! всегда твоя забава
   Бесить меня; но я игрушкою твоей
   Не буду.
   (Максиму.)
   Мы от них уйдемте поскорей!
   (Вельдюзевой.)
   А свадьбе не бывать.
  
   Максим
  
   Я честью вам клянуся,
   Что без экзамента никак не соглашуся
   На брак племянника. Пойдемте.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 3
  
   Те же, кроме Раисы и Максима.
  
   Майор
  
   Черт с тобой!
   Он прежде, кажется, был малый препростой,
   А в дураки попал уж по ученой части.
   Из вашей, тетушка, не выступлю я власти.
   Решите, нам женить Любима или нет?
   Согласен я на всё.
  
   Звонкина
  
   Боюся я, мой свет,
   Чтобы Любимушку жена не загубила.
   Уж нынче всё не то, что в наше время было
   У нас все попросту росли, как бог велел.
   Я смолоду была сама такой пострел,
   Что любо-дорого, и горюшки мне мало!
   Настанет только день - и думаешь, бывало,
   Чтоб побеситься где, попеть да поскакать.
   Хоть, правда, по складам я чуть могла читать,
   И то печатное, зато была здорова
   И мужу угождать во всем всегда готова, -
   Хоть в ухо вдень меня. А нынче, боже мой!
   Хотя б Раисушка, крушит себя тоской,
   Горюет, а о чем? - так и сама не знает;
   Иль, сидя у окна, вздыхает да вздыхает -
   И сляжет с оханья... А муж ходи за ней:
   Ни ночь, ни день не спи, покой ее лелей.
  
   Вельдюзева
  
   Но если на сестру Наташа не похожа?..
  
   Звонкина
  
   У этих грамотниц всегда одно и то же:
   Тоска да слезы.
  
   Майор
  
   Так, и я порукой в том,
   Что из ученых всех нет толку ни в одном.
   Не может умников терпеть моя натура.
  
   Звонкина
  
   И, батька! ум хорош. Я и сама не дура;
   А худо то, когда за разум ум зайдет.
  
   Вельдюзева
  
   Но должно ль обвинять Наташу наперед?
   Кто знает, может быть, над ней других примеры
   Совсем не действуют.
  
   Звонкина
  
   Неймется что-то веры,
   Не тот уж слой людей; ах! нынче слишком свет
   На слезы падок стал.
  
   Вельдюзева
  
   Когда ж в Наташе нет
   Охоты тосковать, то может ли жениться
   На ней племянник?
  
   Звонкина
  
   Да, я рада согласиться,
   Лишь не была б она манерщица.
  
   Вельдюзева
   (майору)
  
   А ты?
  
   Майор
  
   И я, как тетушка, держуся простоты
   И не люблю насмерть вздыхательного бреда.
  
   Звонкина
  
   Уж час двенадцатый, недолго до обеда.
   Прощай!
  
   Майор
  
   Я тетушку до дома провожу,
   Да тотчас ворочусь и кое-что скажу.
  
   Звонкина
  
   Пойдем.
   (Вельдюзевой.)
   Наш уговор я, свет мой, не забуду
   И вечером к тебе на чашку чаю буду.
   (Уходит с майором.)
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 4
  
   Вельдюзева, потом Любим
  
   Вельдюзева
   (идя к кабинету)
  
   Уж все ушли, Любим!
  
   Он входит.
  
   Ну, что ты скажешь мне?
  
   Любим
  
   Что я, их слушая, горел как на огне.
   Ну пусть бы тетушки и бабушки - бог с ними! -
   Острили разум свой, а то туда ж за ними
   И этот школьный враль. Нет, право, он счастлив
   Что после свадьбы я стал очень терпелив,
   А то б не трактовать ему меня дитятей!
   Я уважаю всех и тетушек и дядей,
   Но...
  
   Вельдюзева
  
   Дело не о том; Наташа где?
  
   Любим
  
   Она
   Сидит в той комнате, и так огорчена,
   Что всех ораторов прослушала серьезно.
   Вчера мы, тетушка, приехали к вам поздно,
   Так не успели вы путем ее узнать,
   А умницы такой со свечкой поискать.
   Ну можно ль выдумке ее не удивляться?
   Ведь это мысль ее, чтоб нам не вдруг казаться
   Что я на ней женат - до времени таить
   И позволения письмом у вас просить
   Из этой комнаты.
  
   Вельдюзева
  
   Я выдумке дивлюся,
   А лучше б до венца...
  
   Любим
  
   Ну, честью вам клянуся,
   Что я не виноват. К несчастью моему,
   Князь Ладов, у кого взросла она в дому,
   Вдруг собрался в Париж; так я заторопился,
   Во вторник сговорил, а в пятницу женился,
   В субботу был обед, а в воскресенье бал;
   Неделю праздновал, неделю отдыхал,
   И думал к вам писать, да передумал.
  
   Вельдюзева
  
   Дело
   Да цело ли у вас приданое?
  
   Любим
  
   Всё цело:
   И платье и белье; а деньги как вода,
   Так и бегут из рук, не знаешь сам куда,
   Наташа уж меня за них сто раз бранила,
   И ехать к вам она ж меня уговорила.
  
   Вельдюзева
  
   Так прожилися вы?
  
   Любим
  
   Покуда не совсем;
   Но скоро, кажется, останемся ни с чем,
   Когда опекуны лишат меня наследства.
  
   Вельдюзева
  
   Да ты всё слышал сам.
  
   Любим
  
   Мы без Наташи средства,
   Конечно, не найдем.
  
   Вельдюзева
  
   Поди ж, ее зови.
  
   Любим
   (бежа в кабинет)
  
   Наташа!
  
   Вельдюзева
  
   Он совсем рехнулся от любви;
   Да и она мила.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 5
  
   Вельдюзева, Любим и Наташа.
  
   Любим
  
   Ну, тетушка, смотрите,
   Любуйтесь, вот она! И как же вы хотите,
   Чтоб не простил меня весь родственный совет
   И этакой души в Камчатке даже нет,
   Чтоб устоять могла...
  
   Наташа
  
   Да ты забыл, конечно,
   Что я жена твоя!
  
   Любим
  
   Так что ж? чистосердечно
   Муж разве говорить не волен о жене?
   Пускай милей тебя они покажут мне.
  
   Наташа
  
   Ей-богу, ты смешон!
  
   Любим
   (Вельдюэевой)
  
   Смешон ли я?
  
   Вельдюзева
  
   Нимало.
   Ты правду говоришь.
  
   Любим
  
   Ну, слышишь ли? так, стало,
   Не я, а ты смешна.
  
   Наташа
  
   С чего ты вздумал вдруг
   Хвалить меня?
  
   Любим
   (Вельдюзевой)
  
   С чего?
  
   Вельдюзева
  
   Я признаюсь, мой друг,
   Что мой племянник прав; но нам о деле нужно
   Поговорить скорей. Хоть я с родными дружно
   Живу, но их никак уладить не берусь:
   Они причудливы, а пуще я боюсь
   Большой сестры, она не слишком добродушна;
   Раиса же во всем Бирюлькину послушна,
   А он...
  
   Любим
  
   Я слышал всё: он страшный грубиян,
   И до обеда глуп, после обеда пьян;
   Но что бы ни был он, а с ним тотчас я слажу
  
   Наташа
  
   Проказы новые!
  
   Любим
  
   Да что же я прокажу?
   Как на тебе, мой друг, женился я, с тех пор
   Остепенел совсем и бегаю от ссор.
   Чему ж смеешься?.. А! случилось у Фельета,
   Но обошлось, и ты простила уж за это.
   Дай ручку!
  
   Наташа
  
   На, возьми; да замолчи!
  
   Любим
  
   Молчу.
   Ну, что же?
  
   Вельдюзева
  
   Предложить я средство вам хочу,
   Да не удастся, нет.
  
   Любим
  
   Посмотрим, что такое?
  
   Наташа
  
   Скажите, тетушка!
  
   Вельдюзева
  
   Нет, кажется, пустое.
  
   Любим
  
   Однако...
  
   Вельдюзева
  
   Если б им Наташу показать,
   Но так, чтоб не могли они того узнать,
   Что ты женат на ней, то, может быть...
  
   Любим
  
   Прекрасно!
   Она их всех прельстит; тут нечего напрасно
   И думать. Ну, мой друг, всю Чухлому пленяй!
   Сперва ты с бабушки и теток начинай,
   А там и дядюшек...
  
   Вельдюзева
  
   Тебе, мой друг, всё шутки:
   У них у всех свои причуды, предрассудки,
   Им каждому в другом то нравится одно,
   Что, может быть, другим в них кажется смешно;
   Так к ним подладиться ей должно непременно.
  
   Любим
  
   Она комедии играет совершенно;
   Вам это скажут все: театр на даче был,
   С княжной они на нем играли... я забыл
   Названье... всё равно... но всех она пленила.
   Княгиня с этих пор играть ей запретила,
   А я с тех пор влюблен.
  
   Наташа
  
   Любовь свою оставь.
  
   Любим
  
   Да, не любить себя попробуй-ка заставь;
   Ан не удастся, нет!
  
   Наташа
  
   Так, тетушка, вы правы,
   Что наших всех родных немножко чудны нравы,
   И к ним подделаться довольно мудрено;
   Но мне с ребячества уж было суждено
   Из благодарности к другим приноровляться
   И заслужить к себе от всех любовь стараться
   В том доме, где с трех лет я сиротой росла.
   Княгиня иногда причудлива была,
   Княжны между собой ни в чем не соглашались,
   А гувернантки их в дому не уживались, -
   Так с ними быть в миру мне стоило труда,
   И улыбаться я должна была тогда,
   Когда хотела бы рыдать от огорченья.
   Ах! дом больших господ - училище терпенья!
   Вы в малом виде там найдете целый свет:
   Интриг и происков... чего в нем только нет!
   В нем крадут, грабят все, крича на беспорядки,
   И даже карлица берет с дворецких взятки.
  
   Вельдюзева
  
   Ба! это, кажется, мой брат идет сюда.
  
   Любим
  
   Секунд-майор; так что ж? нам это не беда.
   (Наташе.)
   Не правда ль, ты его заворожишь?
  
   Наташа
  
   Не знаю.
  
   Вельдюзева
  
   Послушай, милая, к себе я ожидаю
   Из Вятки мужнину племянницу, так ты
   Представь ее. Смотри ж, побольше простоты.
  
   Любим
  
   Как можно будь глупей!
  
   Наташа
  
   Ах, друг мой! я не смею.
  
   Любим
  
   Чего? ну что за вздор!
  
   Наташа
  
   Нет, право, я робею.
  
   Любим
  
   Тебе не в первый раз комедию играть.
  
   Вельдюзева
  
   Уж он в сенях.
  
   Любим
  
   Прощай!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 6
  
   Секунд-майор и Наташа.
  
   Наташа
  
   Ах! что ему сказать?
   Он входит... я дрожу!
  
   Майор
  
   Ну вот и я, сестрица.
   Да где же ты? Сестра!.. Что это за девица?
   Откудова взялась?
  
   Наташа
   (в сторону)
  
   Подходит... силы нет!
   (Берется за стул.)
  
   Майор
  
   Кто ты, сударыня?
  
   Наташа приседает.
  
   Да это не ответ.
   Как вас зовут?
  
   Наташа
  
   Меня?
  
   Майор
  
   Тебя!
  
   Наташа
  
   Меня-с?
  
   Майор
  
   Кого же?
   Мы только двое здесь.
  
   Наташа
  
   Так, двое-с.
  
   Майор
  
   Ну так что же?
  
   Наташа
  
   Да ничего.
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Кой черт! вот беглый разговор.
   Да как зовут тебя? и здесь с которых пор?
  
   Наташа
  
   Я здесь... у тетушки.
  
   Майор
  
   Давно бы и сказала.
   А ты племянница?
  
   Наташа
  
   Племянница.
  
   Майор
  
   Так, стало,
   Ты по сестре и мне доводишься родня?
  
   Наташа
  
   Нет, право-с, тетушка не тетушка моя,
   Покойник дядюшка мне дядюшка.
  
   Майор
  
   Всё знаю;
   Мы в сватовстве с тобой.
  
   Наташа
  
   Вот что-с!
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Я примечаю,
   Что вряд ли чем она покойницы умней.
  
   Наташа
   (в сторону)
  
   Доволен, кажется, он глупостью моей.
  
   Майор
  
   Как мы теперь свои, то нам с тобою надо
   Знакомство ближе свесть. Не правда ли?
  
   Наташа
  
   Я рада.
  
   Майор
  
   Прошу нас полюбить.
  
   Наташа
  
   Я всех родных люблю.
  
   Майор
   (обнимая ее)
  
   Так здравствуй, сватьюшка! - Вот так: я не терплю
   Жеманства да чинов. - Да как ты миловидна,
   Совсем красавица!
  
   Наташа
  
   Как это вам не стыдно,
   Девиц в глаза хвалить! - Мне бабушка твердит,
   Мужская похвала для девушки-де стыд,
   И пуще хвалят тех, в ком больше есть пороков.
   Да я ж с ребячества насмерть боюсь уроков.
   Наш лекарь городской меня так сглазил раз,
   Что я в постель слегла.
  
   Майор
  
   Да мой не черен глаз,
   И для меня ничто чужое не завидно.
   Я добрый человек...
  
   Наташа
  
   О! это-с очень видно.
  
   Майор
  
   Неужли?
  
   Наташа
  
   Право-с, так.
  
   Майор
  
   Да ты, ей-ей, мила!
   Покойница моя вот такова ж была:
   Что на уме у ней, бывало, то и брякнет;
   Да иногда уж так от простоты вавакнет,
   Что срежет голову.
  
   Наташа
  
   А кто-с была она?
  
   Майор
  
   Я, кажется, сказал: покойница жена.
  
   Наташа
  
   Так умерла она? Ах! боже мой, как жалко!
  
   Майор
  
   Да, умерла, как быть - житье людское валко.
   Сегодня на земле, а завтра в землю слег;
   Да делать нечего - никто таков, как Бог!
  
   Наташа
  
   Вестимо так, а всё, кажись бы, лучше было,
   Когда б не умирать. Ох! станет всё постыло,
   Когда подумаешь, что час придет, умрешь,
   А хуже и того - друзей переживешь.
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Точь-в-точь покойница! Ну те же поговорки!
   Эх! укатали, жаль, коня крутые горки,
   А то б хоть под венец.
   (Наташе.)
   С тобою кой о чем
   Хочу поговорить. - Ну, сядем же рядком.
  
   Садятся.
  
   Вот так. Послушай-ка... Эх, что бишь?
  
   Наташа
  
   Я не знаю.
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Кой черт! с чего начать?
   (Наташе.)
   Я очень знать желаю,
   По нраву ли тебе наш брат военный?
  
   Наташа
  
   Да.
  
   Майор
  
   Неужли?
  
   Наташа
  
   Я не лгу-с.
  
   Майор
  
   Я чаю, иногда
   Случалося, что ты о женихе смекала.
  
   Наташа
   (в сторону)
  
   Что это?
  
   Майор
  
   Не стыдись.
  
   Наташа
  
   Об этом не пристало
   Девицам говорить.
  
   Майор
  
   Да ты не говори,
   А только отвечай, - и правду же, смотри!
  
   Наташа
  
   А! только отвечать? Извольте, я готова.
   (В сторону.)
   Что будет от него?
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Ну, онемел я снова!
  
   Наташа
  
   Да что ж мне отвечать?
  
   Майор
  
   А вот что: например,
   По нраву ли тебе гусарский офицер,
   Который добр и храбр, в сраженье хватско дрался,
   Имеет кое-что, хотя попромотался,
   Да жил уж весело?
  
   Наташа
   (вскакивая)
  
   Ах, Боже мой!
  
   Майор
  
   Чего
   Ты испугалась?
  
   Наташа
  
   Ах! вы знаете его?
  
   Майор
  
   Кого?
  
   Наташа
  
   Его-с.
  
   Майор
  
   Кой черт! скажи, по крайней мере,
   О ком ты говоришь?
  
   Наташа
  
   О ком-с? Об офицере,
   Что промотался.
  
   Майор
  
   Как! я знаю ль сам себя?
  
   Наташа
  
   Да не об вас шла речь.
  
   Майор
  
   Не будь Карп Саввин я,
   Когда не обо мне.
  
   Наташа
  
   И! полноте смеяться.
  
   Майор
  
   Пусть черт меня возьмет!
  
   Наташа
  
   Не грех ли вам чертаться.
  
   Майор
  
   Нет, и покойницы она еще простей!
   Та б догадалась вмиг.
   (Наташе.)
   Ну, я скажу ясней:
   По сердцу ль я тебе? я? - Что ж? не догадалась?
  
   Наташа
  
   А я так думала - и очень испугалась.
  
   Майор
  
   Да что ж ты думала?
  
   Наташа
  
   Я думала о нем.
  
   Майор
  
   О ком? да скажешь ли?
  
   Наташа
  
   Об офицере том,
   Который храбр и добр, в сраженьях славно дрался,
   Имеет кое-что, хотя попромотался...
  
   Майор
  
   Да это я!
  
   Наташа
  
   О нет! тот молод и пригож.
   Ах, боже мой! да он...
  
   Майор
  
   Что он?
  
   Наташа
  
   На вас похож.
  
   Майор
  
   Неужли?
  
   Наташа
  
   Только есть в вас разность небольшая.
  
   Майор
  
   А что?
  
   Наташа
  
   У вас усы и голова седая...
  
   Майор
  
   Был этот ус как смоль десяток лет назад!
   Да есть ли у него такой гусарский взгляд,
   И молодечество, и сила, и дородство?
  
   Наташа
  
   Нет, он потоньше вас, а есть большое сходство
  
   Майор
  
   Так, по пословице, далёко* кулику
   До Петрова дня. Нет, давай мне, старику,
   Десяток нынешних, поджаристых гусаров,
   Всех за пояс заткну. - Где взять таких угаров,
   Как были в старину? Пить, драться и любить!
   Давай бери, - всё мы.
  
   Наташа
  
   Ах! с вами говорить
   Мне очень весело.
  
   Майор
  
   Неужли? Отчего же?
  
   Наташа
  
   Да так.
  
   Майор
  
   Потешь, скажи.
  
   Наташа
  
   Он говорит всё то же.
  
   Майор
  
   Так, по словам твоим, он малый хоть куда.
   А как его зовут?
  
   Наташа
  
   Ах! то-то и беда,
   Что мне сказать нельзя, он запретил.
  
   Майор
  
   Вот дело.
   Послушай-ко, ты мне открыться можешь смело,
   Я, право, не скажу ни тетке, никому.
   Ты о любви своей призналась ли ему?
  
   Наташа
  
   Не признавалась я, да сам он догадался.
  
   Майор
  
   И что ж?
  
   Наташа
  
   Стал свататься.
  
   Майор
  
   А после?
  
   Наташа
  
   Обвенчался.
  
   Майор
  
   Так ты уж замужем?
  
   Наташа
  
   Молчите-с!
  
   Майор
  
   Да к чему ж
   Скрываться, кажется, когда тебе он муж?
  
   Наташа
  
   Чтобы женился он, родня его не хочет.
  
   Майор
  
   О вздоре, кажется, родня его хлопочет.
  
   Наташа
  
   Я то же думаю.
  
   Майор
  
   Как быть! а, право, жаль,
   Что вышла замуж ты.
  
   Наташа
  
   Ох! это не печаль,
   Что вышла замуж я, а вот чего боюся:
   Как мужниным родным я чем не полюблюся,
   И сгонят с глаз меня!
  
   Майор
  
   Да есть ли где пример,
   Чтобы позволить мог гусарский офицер
   Так трактовать жену? - Нет, это мне уж больно,
   Я сам за вас вступлюсь!
  
   Наташа
  
   Как буду я довольна!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 7
  
   Те же и Вельдюзева.
  
   Вельдюзева
  
   Ах, братец! ты уж здесь?
  
   Майор
  
   Давно.
  
   Вельдюзева
  
   Ты не слыхал,
   Что, говорят, Любим сегодня прискакал?
  
   Майор
  
   Неужли?
  
   Вельдюзева
  
   И к тебе стремглав сейчас пустился.
  
   Майор
  
   Ну, вот те раз! А я вот с ней заговорился.
  
   Вельдюзева
   (тихо майору)
  
   Как показалася?
  
   Майор
  
   А такова она,
   Что счастье, у кого такая есть жена.
  
   Вельдюзева
  
   Ах! что греха таить, я очень бы желала
   Женить племянника на ней...
  
   Майор
  
   Да опоздала.
  
   Вельдюзева
  
   Так, правда, наш Любим...
  
   Майор
  
   Да не Любим... Прощай,
   А то с тобой болтнешь.
  
   Вельдюзева
  
   Да кто?
  
   Майор
  
   Никто. - Я чай,
   Племянник ждет меня. Секрет я славный знаю,
   Да не скажу тебе.
   (Наташе.)
   Небось, не разболтаю.
   Надейся на меня.
   (Уходит.)
  
   Наташа
  
   Надеюсь я теперь,
   И опыт удался, мне кажется?
  
   Вельдюзева
  
   Поверь,
   Что неудач тебе не надобно бояться.
   Любим пошел со всей роднёю повидаться,
   А мы теперь, мой друг, в крестовую пойдем
   И у окна его возврата подождем.
  
  
   ДЕЙСТВИЕ 2
  
   ЯВЛЕНИЕ 1
  
   Вельдюзева, Любим и Наташа.
  
   Любим
  
   Да! я обегал всю почтенную родню
   И счастья своего покаместь не виню:
   Где ни был, никого найти не удавалось,
   Кроме одной. Зато уж от нее досталось!
   К Раисе Саввишне, как следует, зашел,
   Глядь - у себя. Слуга тотчас меня повел
   К ней в образную, - там в очках она читала,
   Вспрыгнула, ахнула и в Обморок упала.
   Оттерли. Боже мой! тут только что держись,
   Увещевания рекою полились;
   И всё печатное, что только вышло внове,
   Всё знает наизусть, не ошибется в слове;
   Ну так и сыплет вздор. Речь о тебе зашла, -
   Тут длинную она статью о том прочла,
   Как, верно, в девушке, вертушке новомодной,
   Нет пламенной души, ни нежности природной,
   Ни сердца простоты... А я, без дальних слов,
   Не выслушав всего, взял шляпу, был таков.
   Наташа, как я глуп! зачем, не понимаю,
   Привез тебя сюда?
  
   Вельдюзева
  
   Вот так-то! поздравляю!
   Все виноваты мы...
  
   Любим
  
   Ах, нет! всегда жене
   Твердил я, что у нас порядочных в родне
   Есть двое: вы да я.
  
   Вельдюзева
  
   Поверь мне, помаленьку
   На свой поставишь лад ты всю свою родненьку.
   Наш опыт удался с секунд-майором. Ну,
   Полюбят также все они твою жену,
   Дай срок.
  
   Наташа
  
   Ах! дядюшке понравиться нетрудно:
   Он весел, добр и мил, - и, право, даже чудно,
   Как он напоминал Любима мне.
  
   Любим
  
   А чем?
  
   Наташа
  
   Да, кроме лет, лица и воспитанья, всем:
   Ты точный дядюшка, мой друг, под старость будешь.
  
   Любим
  
   Вот на!
  
   Наташа
  
   Ты никогда гусарить не забудешь,
   Всё станешь вспоминать с восторгом старину,
   И молодечество, и службу, и войну.
   Я вижу уж тебя: ты в дядюшкины годы,
   Как он, в седых усах, про славные походы,
   Про Лейпциг, Кульм, Париж без памяти кричишь,
   Без милосердия всё новое бранишь,
   Свой полк, своих друзей, свои проказы славишь,
   Повесам будущим себя примером ставишь
   И сердишься за то, что рано устарел
  
   Любим
  
   А ты в углу ворчишь: "Он всё еще пострел;
   Когда ты, батюшка, дурачиться уймешься?"
   И вслух меня бранишь, а внутренне смеешься.
   Не правда ли, мой друг?
  
   Наташа
  
   Да, может быть легко,
   Но, к счастью, до того еще нам далеко.
  
   Вельдюзева
  
   Сестра сюда идет.
  
   Наташа
  
   Ах, боже мой! какая?
  
   Вельдюзева
  
   Ох! Фекла Саввишна.
  
   Любим
  
   Крикуша и скупая.
  
   Наташа
  
   Да где бы платьица найти мне попростей?
  
   Вельдюзева
  
   У Груньки ты возьми передник поскорей.
   Уйдите же, она уж подошла к порогу.
  
   Наташа
   (уходя)
  
   Любим!
  
   Любим
  
   Я за тобой.
  
   Уходят.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 2
  
   Фекла Саввишна и Вельдюзева.
  
   Фекла
  
   Скажи-ка "слава Богу"!
   Ведь наш Любим сюда изволил прикатить.
   Хоть, правда, поспешил меня он навестить,
   Да ведь пожаловал в тот самой час, в который
   К вечерне я хожу. Ох! эти мне проворы!
   Я чай, разведывал, когда-де побывать?
   Когда потрафить так, чтоб дома не застать?
  
   Вельдюзева
  
   Ну можно ли...
  
   Фекла
  
   Чего? он разве путных правил?
   Дивись еще, мой свет, тому, что не оставил
   Визитной карточки, а то у них такой
   Обычай водится в столицах, об Святой
   И в Рождество. Да что? там вечно наглость та же;
   Знатнейшие дома - и родственников даже -
   Вот посещают как: сам барин дома спит,
   Карету и пошлет, а в ней холоп сидит,
   Как будто господин; обрыскает край света,
   Швыряет карточки!.. Спасибо, мерзость эта
   Что не дошла до нас, помиловал господь!
   Да и племяннику нельзя глаза колоть,
   Что сам он заходил, я от Потапки знаю,
   А все-таки спесив! Увижу - разругаю.
   Ведь нет, чтоб подождать полчасика... беда,
   Никак нельзя, спешит. Спроси его, куда?
   Небось не думает угодность сделать тетке;
   А в Петербурге бы к какой-нибудь красотке...
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 3
  
   Те же и Наташа.
  
   Наташа
  
   Ах, вы здесь не одни! простите!
  
   Вельдюзева
  
   Ничего.
  
   Фекла
  
   Кто это? здешняя?
  
   Вельдюзева
  
   Нет, мужа моего
   Покойного родня, приехала недавно.
   Знакома вам была Федосья Николавна?
  
   Фекла
  
   Твоя золовка?
  
   Вельдюзева
  
   Да, ее в живых уж нет.
   Вот дочь ее.
  
   Фекла
  
   Она? - Прошу, каких уж лет!
   Невеста хоть куда! - Мы вместе вырастали
   С твоею матушкой, дружнехонько живали,
   И батюшка в Москве к нам часто в дом ходил
   При мне он сватался, при мне помолвлен был
   Ах! на сем свете я куды давно таскаюсь!
   Ты с нами долго ли пробудешь? а?
  
   Наташа
  
   Не знаю-с;
   Как будет тетушке угодно...
  
   Вельдюзева
  
   Мне, друг мой?
   Весь век радехонька я вместе жить с тобой.
   (Фекле.)
   В глаза и за глаза скажу: неприхотлива,
   И угодительна, ловка и бережлива.
   Желаю всякому такую дочь иметь.
  
   Наташа
  
   Угодно, тетушка, вам будет посмотреть,
   Там приготовила для вас одно я блюдо?
  
   Вельдюзева
  
   А! знаю, хорошо. Останься здесь покуда.
   Сестрица! кажется, не гостьи вы у нас.
   Не взыщете, а я назад приду тотчас.
   (Уходит.)
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 4
  
   Фекла и Наташа.
  
   Фекла
  
   Что это, матушка? неслыханное дело!
   Кто стряпает теперь?
  
   Наташа
  
   К обеду не поспело,
   Хватились поздно мы. Так, как-то не пришлось
  
   Фекла
  
   Какое ж кушанье?
  
   Наташа
  
   Пирожное одно-с,
   И выдумки моей.
  
   Фекла
  
   Твоей? Оно б не худо;
   Да ведь пирожное затейливое блюдо.
   Насущный хлеб теперь один составит счет,
   Так лакомство, ей-ей! на ум уж не пойдет.
  
   Наташа
  
   Да-с; у меня зато всё снадобье простое:
   Морковка, яицы и кое-что другое,
   Да соку положить лимонного чуть-чуть.
  
   Фекла
  
   Ну, сахар входит же?
  
   Наташа качает головой.
  
   Хоть крошечка?
  
   Наташа
  
   Отнюдь!
   Как! сахар? шутка ли? что вы? побойтесь бога!
   Нет! и без сахару расходов очень много.
  
   Фекла
  
   Да, согрешили мы! крутые времена!
  
   Наташа
  
   Я как-то с малых лет к тому приучена,
   Что дорогой кусок мне видеть даже грустно.
   Я так люблю поесть, чтоб дешево и вкусно.
  
   Фекла
  
   Как судишь ты умно! не по летам, мой свет;
   В иной и в пожилой такого смысла нет.
  
   Наташа
  
   Помилуйте...
  
   Фекла
  
   Чего помиловать? Смотри-ка,
   Житье-то сестрино не явная ль улика,
   Что прожила весь век, не нажила ума?
   Расчету ни на грош, увидишь ты сама;
   Всегда столы у ней, - зачем? кому на диво?
  
   Наташа
  
   А будто трудно жить как надо, бережливо?
   Я вот и не в нужде воспитана была,
   Хоть матушка моя покойная жила
   Куда не роскошно, я чай, и вам известно?
  
   Фекла
  
   Умна была. - Дай бог ей царствие небесно!
  
   Наташа
  
   Однако странность вам одну я расскажу.
  
   Фекла
  
   Как, друг мой? что? - Садись.
  
   Наташа
  
   Вот что...
  
   Фекла
  
   Да сядь.
  
   Наташа
   (севши на краешке стула)
  
   Сижу
   Вот что... Спросить у вас позвольте: вы давно ли
   Расстались с матушкой?
  
   Фекла
  
   Лет двадцать пять, поболе, -
   Мы молоды тогда, невесты были с ней.
   (Со вздохом.)
   И схоронила я с тех пор уж трех мужей!
  
   Наташа
  
   Так, может, никогда вам слышать не случалось
   Об том, что к Ладовой графине я попалась
   На воспитание?
  
   Фекла
  
   Нет, не слыхала я.
  
   Наташа
  
   Уж странность подлинно! - Она и мать моя
   Век были по всему противных свойств и правил
   Не знаю, между их как случай связь составил,
   А только матушка с ней так дружна была,
   Что на руки меня к ней вовсе отдала!
   Представьте же себе: я в дом попала знатный,
   У Ладовой расход на всё невероятный!
   И шляпкам, и шалям, и платьям счету нет, -
   И собирается у ней весь модный свет:
   Вчера концертный день, а нынче танцевальный,
   А завтра что-нибудь другое. - Натурально,
   Вы можете судить, что в эдаком дому
   До бережливости нет дела никому.
  
   Фекла
  
   Зараза! истинно зараза! жаль, родная,
   Смерть, жалко! хоть кого испортит жизнь такая
  
   Наташа
  
   Позвольте досказать. Мне скоро щегольство
   И весь графинин быт, шум, пышность, мотовство,
   И давка вечная в передней за долгами
   Так опротивели, что рада, между нами,
   Была я убежать бог ведает куда!
   Так опротивели, что лучше бы всегда
   Я ела черный хлеб, в серпянке бы ходила,
   Да лишь бы суетно так время не губила.
  
   Фекла
  
   Ужли, голубушка! да как же это ты?
   Я, я свертелась бы от этой суеты!
   Вот ум не девичий! - К чему ты наклонилась?
   Что потеряла?
  
   Наташа
  
   Здесь булавочка светилась,
   Сейчас я видела. Вот тут она была,
   На этом месте, здесь. А! вот она! нашла.
   (Поднявши, прикалывает к косынке.)
   Ведь и булавочка нам может пригодиться.
  
   Фекла
  
   Как, из булавки ты изволила трудиться?
   Чем больше думаю, и на тебя гляжу,
   И слушаю тебя - ума не приложу.
   Диковина, мой свет! ты, кажется, водилась
   С большими барами, а всё с пути не сбилась!
  
   Наташа
  
   Напротив, многим я обязана тому,
   Что столько времени жила в большом дому.
   Когда к француженкам поедем мы, бывало,
   Графине только бы купить что ни попало,
   А я тихохонько высматриваю всё,
   Как там работают, кроят и то и се,
   И попрошу себе остатков, лоскуточков,
   Отрезочков от лент, матерьицы кусочков,
   И, дома запершись, крою себе, крою.
   Теперь же, верите ль, я что угодно шью;
   Вы не увидите на мне чужой работы
   Вот ни наэстолько.
   (Показывает на кончик шемизетки или фартука?,
  
   Фекла
  
   Помилуй, друг мой, что ты?
   Клад сущий, и тебе подобной не сыскать!
  
   Наташа
  
   Я шелком, золотом умею вышивать.
   Бывало, прочие лишь заняты весельем,
   На балах день и ночь, а я за рукодельем.
   Что вышью, продаю; работою своей
   Скопила наконец до тысячи рублей!
  
   Фекла
  
   Теперь на свете нет вещей невероятных.
   Скопила! чем? трудом! воспитана у знатных!
   Свершилась над тобой господня благодать.
   Дай, радость, дай скорей тебя расцеловать! -
  
   Обнимаются.
  
   Вот если б наш Любим был человек толковый,
   Вот счастье! вот оно! вот случай здесь готовый
   И услужил бы всем родным и сам себе,
   Когда женился бы он, друг мой, на тебе.
   Уму бы разуму его ты научала,
   Любила бы его, мотать бы не давала;
   А то бог знает где он сватанье завел!
   Там русскую мамзель какую-то нашел!
   Преаккуратная головушка, я чаю.
  
   Наташа
  
   А почему же знать?
  
   Фекла
  
   Как почему? - Я знаю.
  
   Наташа
  
   Конечно, это вам известнее, чем мне.
  
   Фекла
  
   Вот то-то, видишь ли, что всей его родне
   Она не по нутру. Не может, чай, дождаться,
   Когда Любимовы родные все свалятся,
   Чтоб поскорей от них наследство получить.
   Того не думает, чтобы самой нажить.
   Хоть об себе скажу: не без труда скопила
   Я кое-что. Нет! трем мужьям, трем угодила!
   Легко ли вытерпеть от них мне довелось:
   При жизни что хлопот! по смерти сколько слез!
   (Останавливается от избытка чувств.)
   Я, друг мой, кажется, в тебе не обманулась.
   По воле божией, когда б ты приглянулась
   Любиму нашему и вышла б за него,
   Не расточила бы наследства моего.
   Да и полюбишься ему ты, вероятно,
   Свежа, как маков цвет, ведешь себя опрятно,
   А франтов нынешних немудрено прельстить.
   Ты по-французскому умеешь говорить?
  
   Наташа
  
   Умею несколько.
  
   Фекла
  
   А! верно мастерица.
   Им только надобно...
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 5
  
   Те же и Вельдюзева.
  
   Фекла
  
   Послушай-ка, сестрица,
   Вот толк об чем у нас: не правда ли, она
   Любиму нашему ведь, по всему, жена?
  
   Вельдюзева
  
   Я то же говорю.
  
   Фекла
  
   Ты говоришь... я знаю,
   Что это быть должно, я этого желаю,
   На этом настою. Как хочет он, Любим,
   Я вразумлю его, и по словам моим
   Он петербургские все шашни позабудет.
   Пожалуй-ка, сестра, когда к тебе он будет,
   Пришли его ко мне. А между тем прощай!
   К тебе, признаться, я попала невзначай,
   Шла к тетке Звонкиной, с ней перемолвить нужно
   Так, кой об чем. Прости!
   (Наташе.)
   Ах! жаль, что недосужно,
   А то бы мы с тобой... Прошу нас навещать.
   Ты говорила мне, что любишь вышивать
   И что, мой свет, сидеть не любишь склавши руки,
   Так я тебе найду заняться чем от скуки:
   Ведь у меня в дому кой-что шелками шьют.
   (Вельдюзевой.)
   Скажи ж Любимушке, чтоб на себя взял труд,
   Заехал бы ко мне. - Быть может, и без брани.
   Авось!.. Загадывать я не хочу заране.
   Авось!.. Не ведает никто, что впереди.
   Сестра, без проводов! останься! не ходи!
   (Уходит.)
  
   Вельдюзева ее провожает.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 6
  
   Любим, Вельдюзева и Наташа.
  
   Любим
   (выбегая)
  
   Прелестно, ангел мой! прелестно, беспримерно!
   Ну, с Феклой Саввишной всё кончено, наверно.
   Остались две еще... Однако я вперед
   Не слушаю: боюсь, как смех меня возьмет
   И я захохочу, то дело всё испорчу.
   Ты их заворожай, а я уж с дядей кончу, -
   Ведь он не хлопотун и, право, молодец, -
   Скажу ему, кто ты, так делу и конец.
   Обрадую его, и тотчас радость нашу
   Докажем братски мы: за милую Наташу,
   За славу, за любовь, за наш удалый полк
   Бутылка зашипит - и пробка в потолок!
  
   Наташа
  
   Ах, друг мой! у тебя всегда одно и то же,
   И вечно вздор.
  
   Любим
  
   Как вздор? Да есть ли что дороже
   Любви и славы? а?
  
   Вельдюзева
   (возвращаясь)
  
   Тобой довольна я.
  
   Любим
  
   А я с ума схожу!
  
   Вельдюзева
  
   Да ты ворожея
   И Феклу Саввишну совсем заколдовала.
   Она в сенях меня всё время продержала
   И хочет дать тебе работу вышивать.
   Раиса ж Саввишна прислала мне сказать,
   Что будет к нам сейчас.
  
   Любим
  
   Раиса нам безделка,
   С скупою тетушкой трудна была разделка,
   А этой отпускай все вздоры целиком
   Из милых авторов.
  
   Наташа
  
   Ты прав, да дело в том,
   Что я не помню их. Теперь не очень в моде
   Посланья слезные: к цветкам, к лужкам, к природе
   И к ночи, и к луне...
  
   Любим
  
   Да как-нибудь. - Постой,
   Вот книжка!
   (Подает книжку Наташе.)
  
   Наташа
  
   Календарь!
  
   Любим
  
   Уж если нет другой,
   То хоть ее возьми. - Оно ловчее, знаешь,
   Как тетушка придет, то будто ты читаешь.
  
   Наташа
  
   Да, с книжкой я скорей оправиться могу.
  
   Любим
  
   Конечно, а меж тем я к дяде побегу.
  
   Вельдюзева
  
   Через калитку, здесь поближе.
  
   Любим
  
   Так прощайте.
  
   Вельдюзева
  
   Нам лучше розно сесть.
  
   Любим
   (перебегая через театр)
  
   Ну, плакать начинайте!
   Раиса в цветнике, скорей садитесь вы.
  
   Наташа
   (садясь в угол)
  
   Как быть, начну читать о вскрытии Невы.
  
   Вельдюзева
   (садясь к столу)
  
   Вот, кстати, здесь шитье.
  
   Наташа
  
   Ах, тетушка, боюся,
   Как в календарь она заглянет?
  
   Вельдюзева
  
   Я беруся
   Ее не допустить... Идет.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 7
  
   Те же и Раиса.
  
   Раиса
   (вынося пучок цветов)
  
   Смотри, я нарвала
   В саду твоем цветов. Как розочка мила,
   Головочку свою так опустила жалко;
   Вот незабудочка, вот скромная фиалка,
   Вот стройный василек! Ты любишь ли цветы0
  
   Вельдюзева
  
   Люблю.
  
   Раиса
  
   И не сравнить их сельской простоты
   С брильянтом, с жемчугом?
  
   Вельдюзева
  
   Нет, я их не равняю
   И на один брильянт весь сад мой променяю-
  
   Раиса
  
   Не стыдно ль, милая?
  
   Вельдюзева
  
   Хоть стыдно, только я
   Так думаю. А вот племянница моя
   Охотница, как ты, природой восхищаться,
   Ты с ней поговори.
   (Наташе.)
   Успеешь начитаться
   И после. Вот сестра...
  
   Наташа
  
   Простите. Боже мой!
   Я не приметила...
  
   Вельдюзева
  
   Что сделалось с тобой?
   Ты так расстроена... От книжки уж конечно?
  
   Наташа
  
   Божусь, не от нее.
  
   Вельдюзева
  
   Ох! вы крушитесь вечно
   От всяких пустяков.
  
   Раиса
  
   А что за книжка?
  
   Вельдюзева
  
   Вздор
   Какой-нибудь.
  
   Раиса
  
   Роман? дай мне...
  
   Вельдюзева
   (не давая книги, Наташе)
  
   Нет, с этих пор
   Не будешь ты читать да попусту томиться, -
   И с книжкою своей изволь навек проститься,
   Я в шкаф ее запру.
  
   Раиса
   (ловя книгу)
  
   Хотя взглянуть дозволь.
  
   Вельдюзева
   (все не давая книжки, Наташе)
  
   Твой дядя много книг оставил; только моль
   Их, слава богу, всех на чердаке изъела.
   Сестрица, помнишь ли, как я всегда хотела,
   Чтобы из мужниных племянниц хоть одна
   Ко мне приехала?
  
   Раиса
  
   Да, помню.
  
   Вельдюзева
  
   Вот она,
   Прошу ее любить.
   (Тихо.)
   Она хотя тосклива,
   Да уж чувствительна!
  
   Наташа
  
   Как буду я счастлива,
   Когда найду родных, оставшись сиротой!
  
   Раиса
  
   Вы в мире сирота? что слышу! Боже мой!
   Мы обе сироты!
   (Обнимает Наташу.)
   Сестрица! я уж плачу.
  
   Вельдюзева
  
   Покуда плачешь ты, я эту книжку спрячу
   (Уходит.)
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 8
  
   Раиса и Наташа.
  
   Раиса
  
   Ах, милая моя! мне вас душевно жаль.
   Варвара Саввишна не много видит вдаль
   И в век свой ничего не знала, не читала.
   Ах, если б я могла!.. Ах, как бы я желала,
   Чтоб вы достались мне, а не моей сестре.
   Мы вместе б плакали - и вместе б на заре
   Ходили на курган рассветом наслаждаться!
  
   Наташа
  
   Ах! можем часто мы у вас и здесь видаться
   Вздыхать и слезы лить!
  
   Раиса
  
   Так точно, жизнь моя!
   Ах! с вами ни на час не разлучуся я,
   И симпатии к вам уж чувствую влеченья, -
   А солнца вы восход видали ль?
  
   Наташа
  
   Без сомненья!
  
   Раиса
  
   И песнью соловья пленялись?
  
   Наташа
  
   Сколько раз!
  
   Раиса
  
   Так в вас душа чиста, и сердце есть у вас,
   Как! вы вздыхаете?.. Вам нечего скрываться,
   Я понимаю вас...
  
   Наташа
   (в сторону)
  
   Боюся засмеяться.
  
   Раиса
  
   Ах! вы смущаетесь, стыдитесь! Боже мой!
   Несчастная! скажи, или Эраст другой,
   Как с бедной Лизою...
  
   Наташа
  
   Не так, я вам клянуся;
   Но быть несчастною на целый век страшуся.
  
   Раиса
  
   Несчастною! кто? вы? или развратный свет
   Противен вам, как мне?
  
   Наташа
  
   Узнайте всё: с трех лет
   У знатной госпожи я в доме воспиталась.
  
   Раиса
  
   С трех лет ты в сей хаос, невинная, попалась,
   Как роза юная на бесприютный брег!
  
   Наташа
  
   Нет! как фиалка, я скрывалась ото всех
   Зефиров ветреных и мотыльков сребристых;
   И нянюшка меня крепила в чувствах чистых:
   Старушка добрая, простой природы дочь,
   С трех лет всё от меня не отходила прочь...
   Но мой ударил час!.. Прельщенная погодой,
   В саду гуляла я, беседуя с природой.
   С листками шепотом резвился ветерок,
   И вторил соловью журчащий ручеек;
   Уж день туманился, природа засыпала,
   И бледная луна лишь дальность осребряла.
   Я села отдохнуть на мягком берегу
   Кристального ручья, - и тут... Ах! не могу
   Окончить.
  
   Раиса
  
   Говори, не мучь меня томленьем.
  
   Наташа
  
   Он вдруг явился мне - и, ах! одним мгновеньем
   Решила всё судьба! Но то крушит меня,
   Что счастья моего не хочет вся родня.
  
   Раиса
  
   Природы изверги!
  
   Наташа
  
   Напрасно их вините.
  
   Раиса
  
   Я проклинаю их!.. Тираны!
  
   Наташа
  
   Замолчите!
   Вот тетушка идет.
  
   Раиса
  
   Ее уговорю:
   Начну издалека...
  
   Наташа
  
   Я вас благодарю.
   Вы можете одни...
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 9
  
   Те же и Вельдюзева, потом майор и Любим.
  
   Раиса
  
   Тс-с! тетка примечает.
  
   Вельдюзева
  
   Ба! вы уж шепчетесь?
  
   Раиса
  
   Нередко составляет
   Гармонию сердец один волшебный миг.
  
   Вельдюзева
  
   Так, стало быть, я, вас оставивши одних,
   Недурно сделала, и вы уж подружились.
  
   Наташа
  
   Мне кажется.
  
   Раиса
  
   Мы с ней сердцами съединились,
   Она открылась мне. Но ты, сестрица, ты
   Проникла ль в тайности несчастной сироты?
   Прочла ль в душе ее?
  
   Вельдюзева
  
   Как! в тайности? в какие?
  
   Раиса
  
   Сестрица! знаешь ли, что в жизни симпатия?
   Что миг решительный? что жребий роковой?
   Что отголосок чувств? что разговор немой?
   Что взгляд убийственный?
  
   Майор
   (входя, Любиму)
  
   Войди, войди, проказник.
   Сестра! вот наш Любим; у нас сегодня праздник,
   Веселье.
   (Раисе.)
   Что же ты? ну, благо случай есть,
   Скорее в обморок.
  
   Раиса
  
   Оставь!
  
   Любим
  
   Имел я честь
   Уж быть у тетушки.
  
   Майор
  
   И без меня: досадно!
   А чай, комедия.
  
   Раиса
  
   Уймешься ль ты?
  
   Майор
  
   Ну, ладно.
   Пусть он расскажет вам... Да нет, еще постой.
   С ее племянницей, и нам почти родней,
   Вам познакомиться не худо... Что ж вы стали?
   Ты к ручке подойди; ты в щечку...
   (Любиму.)
   Хороша ли?
   Ведь загляденье! а?
   (Наташе.)
   Что, молодец каков?
  
   Наташа
   (тихо)
  
   Не знаю-с, как сказать...
  
   Майор
   (Наташе)
  
   Вот тут не стало слов,
   А с тем, я чай, не так...
  
   Наташа
   (тихо)
  
   Мне стыдно-с.
  
   Майор
  
   Не стыдися!
  
   Раиса
  
   Карп Саввич!
  
   Майор
  
   Что, сестра?
  
   Раиса
  
   Дурачиться уймися,
   И нежность чувств ее не оскорбляй.
  
   Майор
  
   Вот на!
   Какая нежность чувств? Нет, матушка, она
   Без ваших вичуров, предобрая, бог с нею.
   (Наташе.)
   Не правда ль?
  
   Наташа
  
   Правда-с.
   (Раисе.)
   Ах!
  
   Раиса
  
   Мне стыдно, что имею
   Такого братца я. Уйдем скорей.
  
   Майор
  
   Куда?
  
   Раиса
  
   Где нет тебя, сударь.
  
   Майор
  
   Так я мешаю?
  
   Раиса
  
   Да.
   (Наташе.)
   Как он привяжется, то долго не отстанет.
   Пойдем.
  
   Наташа
   (майору)
  
   Прощайте-с.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 10
  
   Те же, кроме Раисы и Наташи.
  
   Майор
  
   Ну, уж мила! что взглянет,
   То подарит рублем. Вот девушка, Любим!
   Когда б ты завладел сокровищем таким,
   То был бы молодец!
  
   Любим
  
   Кто с вами спорит в этом.
   Она сокровище, - и я хоть с целым светом
   Ударюсь об заклад, что нет ее милей.
   Ни в чем, ни перед кем не будет стыдно ей,
   Хотя б вы собрали и всех красавиц вместе.
  
   Майор
  
   Ай, ай, племянничек! да ты и о невесте,
   Мне кажется, забыл... Да жаль, что опоздал.
  
   Вельдюзева
   (смеючись)
  
   Кто? Он?
  
   Майор
  
   Поверь же мне, что он впросак попал.
  
   Любим
  
   А если не попал?
  
   Майор
  
   Не говори ж пустого.
   (Отведя его в сторону.)
   Она уж замужем, да никому ни слова.
  
   Любим
  
   Ах! это, дядюшка, я знаю лучше всех.
  
   Майор
  
   Нет, шутишь?
  
   Любим
  
   У меня в уме теперь не смех.
  
   Майор
  
   Кой черт! да неужли ты как в нее влюбился?
  
   Любим
  
   Ах! это б ничего.
  
   Майор
  
   Да что же?
  
   Любим
  
   Я женился.
  
   Майор
  
   Женился!
   (Вельдюзевой.)
   Слышишь ли?.. На ком же ты женат?
  
   Любим
  
   На ком? - на ней.
  
   Майор
  
   На ней!
  
   Любим
  
   Я очень виноват,
   Да дело сделано, - и только ожидаю
   Прощения от вас.
  
   Майор
  
   Сестра!
  
   Вельдюзева
  
   Что?
  
   Майор
  
   Я не знаю,
   Сердиться мне иль нет?
  
   Вельдюзева
  
   Нет, лучше не сердись.
  
   Майор
  
   Да я ведь в дураках.
  
   Вельдюзева
  
   И! братец, согласись,
   Что и не нам чета бывали...
  
   Майор
  
   Так, однако.
  
   Вельдюзева
  
   Я одурачена с тобою одинако.
  
   Майор
  
   Неужли ты?
  
   Вельдюзева
  
   И я, и старшая сестра.
  
   Майор
  
   Как! Фекла Саввишна? Ну, брат Любим, ура!
   Прощаю я тебе, ты удружил мне славно:
   Провел проводчицу... А, право, ведь забавно
   Смотреть, как хитрецов самих перехитрят.
   И я знакомил их!.. Ну! признаюся, брат,
   Жена твоя умна, так с ней плошать не должно
  
   Вельдюзева
  
   Поверь, что с умною скорее сладить можно
  
   Майор
  
   Пусть так. А что ж Максим?
  
   Любим
  
   В резерве он пока.
  
   Майор
  
   Ах, если б этого провесть нам чудака!
   Над ним позволь и мне путем повеселиться.
  
   Любим
  
   Не стоит он того, чтоб перед ним таиться.
   Я всё ему скажу - и пусть экзамент свой
   Наташе делает.
  
   Вельдюзева
  
   Согласна я с тобой:
   Он любит важничать и ничего не знает.
  
   Любим
  
   Так, стало быть, его Наташа загоняет.
  
   Майор
  
   Сомненья в этом нет, что станет он в тупик.
   Пойдем теперь ко мне и дело справим в миг.
   Максима позову к себе на чашку чаю.
   Есть славный ром у нас... Но только я не знаю,
   Как это сделалось, что я попал и сам...
  
   Любим
  
   Вы всё узнаете, скорей пойдемте к вам.
  
  
   ДЕЙСТВИЕ 3
  
   ЯВЛЕНИЕ 1
  
   Наташа, потом Вельдюзева.
  
   Наташа
   (входя и почти падая на стул)
  
   Ах! в жизнь мою... еще... я так не уставала.
   В Раисе Саввишне... нет жалости нимало...
   Я вся измучена... кружится голова!
  
   Вельдюзева
  
   Наташа, ты уж здесь?
  
   Наташа
  
   Ах, здесь... и чуть жива
  
   Вельдюзева
  
   Что сделалось с тобой, мой друг?
  
   Наташа
  
   Ах! ради бога,
   Собраться с духом мне позвольте хоть немного
  
   Вельдюзева
  
   Ну, отдохни.
  
   Наташа
  
   Легко ль бог знает сколько верст
   Обегать в два часа? - Отсюда на погост
   С Раисой Саввишной мы прямо побежали, -
   Там над могилами немного повздыхали;
   Потом, по бережку иссохшего ручья,
   Дошли до рощицы, где тетушка и я
   Стадами пестрыми, вздыхая, любовались.
   Потом на горке мы природой восхищались,
   Под горкой, встретившись с старушкою одной,
   Дарили, бедную, горячею слезой.
  
   Вельдюзева
  
   Не разорило ж вас такое подаянье.
  
   Наташа
  
   Но тут от беготни ни вздохов, ни дыханья
   Не стало у меня - и кое-как сюда
   Дошла полмертвая. - Недаром никогда
   Сантиментальных я вояжей не любила.
  
   Вельдюзева
  
   А что ж Раиса?
  
   Наташа
  
   В ней нечеловечья сила,
   Она еще пошла догуливать.
  
   Любим вбегает.
  
   Любим!
   Что сделалось с тобой!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 2
  
   Те же и Любим.
  
   Любим
  
   С экзаментом своим,
   Как лист перед травой, перед тебя предстанет
   Максим Меркурьич.
  
   Наташа
   (испугавшись)
  
   Как?
  
   Любим
  
   Небось в тупик он станет,
   Лишь только не жалей ученых всяких слов.
  
   Наташа
  
   Я не готовилась...
  
   Любим
  
   А он совсем готов.
   К природной глупости мы пуншевого чада
   Прибавили в него, - и он таков, как надо.
  
   Наташа
  
   Да ты с ума сошел!
  
   Любим
  
  
   Нет, мы его сведем...
   Да, правда, не с чего.
  
   Вельдюзева
  
   Ну как с твоим умом
   Бояться...
  
   Любим
  
   И кого? Максима! что он значит?
  
   Наташа
  
   Да как он ни Максим, а если одурачит...
  
   Любим
  
   Не скромничай, мой друг! ты всякий день сама
   Твердила мне, что те, в ком капли нет ума
   И русской грамоте по нужде только знают,
   Печатают свой вздор, да их же выхваляют,
   А ты разумница...
  
   ЯВЛЕНИЕ 3
  
   Те же, Максим и майор.
  
   Максим
   (за кулисами)
  
   Экзамент ей сейчас.
   (Входя вполпьяна.)
   Экзамент, слышите ль?
  
   Любим
   (Максиму)
  
   Просить позвольте вас
   Принять мою жену...
  
   Максим
  
   Экзамент непременно!
   И сей же час!
  
   Вельдюзева
   (Наташе)
  
   Да он рехнулся совершенно.
  
   Максим
  
   Экзамент, говорю, и больше ничего.
  
   Любим
  
   Поверьте мне, сударь, мы выдержим его,
   Она всё знает.
  
   Максим
  
   Да, я докажу формально.
   Что женщине нельзя всё знать фондаментально.
  
   Любим
  
   Наташа может вам формальней доказать,
   Что знает лучше тех...
  
   Максим
  
   Прошу не забывать,
   Что я ваш опекун и что со мной опасно
   Вам слишком умничать.
  
   Майор
  
   Не горячись напрасно.
   Вот стол и стул, садись!
   (Сажает его.)
   И начинай скорей.
  
   Любим
  
   Вы можете во всем экзамент сделать ей.
  
   Максим
  
   Так многому она училася, как видно?
  
   Любим
  
   Всему, сударь, всему.
  
   Максим
   (в сторону)
  
   Вот это преобидно,
   А то бы я...
  
   Майор
  
   Ну, что ж?
  
   Максим
  
   Ты, братец, слишком скор.
   Экзамент, кажется, не ваш военный сбор.
   Ведь тут не в караул, и вдруг не соберешься.
  
   Майор
  
   Нет, ты уж от меня никак не увернешься.
  
   Максим
  
   Да этак я попасть рискую в дураки.
   Без книг и без ландкарт, без грифельной доски...
  
   Майор
  
   За ними послано.
   (Любиму.)
   Ну, представляй Наташу.
  
   Любим
  
   Вот налицо она.
  
   Наташа
   (Максиму)
  
   Я благосклонность вашу
   Заслуживать почту себе за первый долг.
  
   Майор
  
   Ну, что, брат, нравится ль?
  
   Максим
  
   Желательно, чтоб мог
   При сей оказии...
   (Любиму.)
   Ей-ей! она прекрасна!
  
   Любим
  
   И страшно учена!
  
   Максим
  
   Так, стало быть, напрасно
   Экзамент делать.
  
   Майор
  
   Нет, садись.
  
   Вносят книги.
  
   Вот твой запас.
  
   Максим
  
   Но после бы...
  
   Майор
  
   Не трусь и начинай свой класс.
  
   Максим
  
   Я трушу? я?.. Клади все книги так, как должно.
   Да где грамматика? а без нее не можно...
  
   Вельдюзева
  
   Вот, кажется, она.
  
   Максим
  
   Ах! нет, совсем не та, -
   Та больше, тут же нет заглавного листа.
   Никак не разберешь, черт знает, что за книжка!
  
   Майор
  
   Ну, видишь ли, Максим, что значит выпить слишком.
  
   Максим
  
   Не ваше дело: сесть вы можете вдали.
   (Наташе.)
   Подвиньтеся... еще... нет, слишком подошли.
   Вот этак, хорошо.
  
   Любим
   (Вельдюзевой)
  
   Да он ее измучит.
  
   Максим
   (надевая очки, читает)
  
   Что есть грамматика?
  
   Наташа
  
   Грамматика нас учит,
   Как чисто говорить и правильно писать.
  
   Максим
   (глядя в книгу)
  
   Так точно, и умней не можно отвечать.
   Грамматике конец. Теперь начнем словесность.
   (Глядя в тетрадь.)
   Вопрос: кто более привел себя в известность
   У нас твореньями?.. Прошу тотчас ответ.
  
   Наташа
  
   Да многих имена ученый знает свет.
   У нас есть славные поэты, прозаисты,
   Большие лирики, витии, фабулисты, -
   Я предпочесть из них не смею никого.
   Но если вам назвать угодно одного,
   То я вам объясню тотчас его творенья.
   Ведь вы всех знаете?
  
   Максим
  
   Всех знаю, без сомненья.
  
   Наташа
  
   Так назовите мне.
  
   Максим
  
   Кого бы мне назвать?..
   Да нет, уж лучше нам историю начать.
  
   Наташа
  
   Я в ней сильна.
  
   Максим
   (ища в книге)
  
   Итак, скажите мне... какое
   Число чудес?
  
   Наташа
  
   Их семь.
  
   Майор
  
   А наш Максим осьмое.
  
   Максим
   (глядя в тетрадь)
  
   Так точно.
  
   Наташа
   (подходя к столу)
  
   Знаю я всех древних мудрецов,
   Поэтов, воинов, оракулов, богов...
  
   Максим
  
   Чур не заглядывать!
  
   Наташа
  
   Все славные деянья,
   Все царства, всех царей, войны, завоеванья,
   Все храмы, города, и Дельфы, и Пафос,
   Афины, и Коринф, и Спарту, и Родос...
  
   Максим
  
   Довольно.
  
   Наташа
   (продолжая)
  
   Вавилон, развалины Палмиры,
   Самос, Персеполис, мемфисские кумиры,
   Сибиллу Кумскую...
  
   Максим
  
   Довольно! Боже мой!
  
   Наташа
  
   Но я желала б знать, согласны ль вы со мной?..
  
   Максим
  
   Согласен я во всем!
  
   Майор
  
   Откуда что берется!
   (Максиму.)
   Что, загоняла, брат?
  
   Максим
  
   Еще нам остается
   Кой-что пройти.
  
   Майор
  
   А что?
  
   Максим
  
   Эх, братец, не сбивай!
   Не знаешь ничего, так делу не мешай.
  
   Майор
  
   Кто больше знает нас, тому и книги в руки,
   А вряд ли, брат Максим, тебе дались науки.
  
   Максим
  
   Пожалуйста, молчи, не говорят с тобой.
   (Наташе.)
   Вы географии учились ли?
  
   Наташа
  
   Какой?
  
   Максим
   (в сторону)
  
   А! запинается...
   (Наташе.)
   Ну как какой? известной!
  
   Наташа
  
   Математической, физической, небесной
   Или земной?
  
   Максим
  
   Да, да! куда нам до небес?
  
   Наташа
  
   А в географии небесной тьма чудес!
   Известны, верно, вам открытия Невтона,
   Названия всех звезд: и Волка, и Дракона,
   Пегаса, Феникса, Медведицы, Тельца,
   И Лиры, и Стрелы, и Гуся, и Венца,
   Иракла, Близнецов, Центавра, Мухи, Змея,
   Павлина, Ворона, Лисицы, Водолея...
  
   Максим
  
   Всё знаю, но всегда до звезд и до зверей
   Я не охотник был.
  
   Майор
  
   А пуще Водолей
   Ему не по нутру: он смерть воды не любит.
  
   Максим
   (в сторону)
  
   Своей ученостью она меня погубит,
   Окончу. - Нет, ее могу я подстеречь.
   (Наташе.)
   О философии зачнем теперь мы речь.
  
   Наташа
  
   О философии? Как этому я рада!
  
   Максим
  
   Вы рады?..
   (В сторону.)
   Вот те раз!
  
   Наташа
  
   Но прежде знать мне надо,
   Вы стоик, эпикур, деист или атей,
   Кто из философов, по-вашему, умней -
   Сократ, Анаксагор, Платон, Зенон, Лукреций,
   Жан-Жак Руссо, Вольтер, Сенека иль Гельвеции?
   Да не забыла ли еще я кой-кого?
  
   Максим
  
   Нет, нет, сударыня, тут все до одного.
   (Вставая.)
   Экзамент кончился.
  
   Вельдюзева
   (Максиму)
  
   Что, учена ль, скажите?
  
   Максим
   (отведя ее)
  
   Она познания имеет, коль хотите,
   Но всё ученою назвать еще нельзя,
   Тут нужно многое!
  
   Наташа
   (подходя к Максиму)
  
   Вас спрашивала я,
   Которой секты вы?
  
   Максим
  
   Эх, мне не до вопросов!
  
   Наташа
  
   Хотя могу ль узнать, который вам философ
   Всех больше нравится?
  
   Любим
  
   Да растолкуйте ей!
  
   Вельдюзева
  
   Что ж, зятюшка, скажи?
  
   Майор
  
   Ну, братец, поскорей!
   Решай!
  
   Максим
  
   Что вы ко мне пристали, как с ножами?
   (В сторону.)
   Да этак пропадешь с руками и ногами!
   Который час?.. Ай-ай! уж около восьми.
  
   Наташа
  
   Но кто ж философ тот?
  
   Максим
  
   Да черт его возьми!
   Я вашим знанием разодолжен отменно,
   Чего ж еще?
  
   Майор
  
   Нет, брат, признайся откровенно,
   Что перед ней ты пас.
  
   Максим
  
   Ну пас так пас. Прощай!
  
   Майор
  
   Нет, не прощай...
  
   Максим
  
   А что?
  
   Майор
  
   К Раисе ты ступай.
  
   Максим
  
   Зачем?
  
   Майор
  
   Ее умом как пешкой ты играешь,
   Так помири ее с племянником как знаешь.
  
   Максим
  
   Ох! это нелегко.
  
   Любим
  
   Ах, дядюшка! на вас,
   На вашу власть над ней надежда вся у нас.
  
   Наташа
  
   Вы так, сударь, добры, умны, красноречивы,
   Что стоит вам сказать - и будем мы счастливы-
  
   Максим
  
   Так будьте ж счастливы, за всё беруся я.
   (Отходя.)
   О философия! ты срезала меня!
   (Уходит.)
  
   Любим и Наташа его провожают.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 4
  
   Вельдюзева, майор, Любим и Наташа.
  
   Любим
  
   Ну, нам теперь одна, мне кажется, осталась
   Матрена Карповна.
  
   Вельдюзева
  
   Старушка обещалась
   Сегодня к вечеру прийти ко мне на чай.
   Ты ж к Фекле Саввишне, смотри, не опоздай
  
   Любим
  
   Нельзя ли не ходить?
  
   Вельдюзева
  
   Нет, должно непременно
  
   Наташа
  
   Поди, мой друг.
  
   Любим
  
   Да я с старухами отменно
   Неловок, признаюсь.
  
   Вельдюзева
  
   Так я с тобой схожу,
   И как подладить ей - дорогой расскажу.
   (Майору.)
   А если я еще вернуться не успею,
   Матрену Карповну ты примешь.
  
   Майор
  
   Разумею.
  
   Любим
  
   Прощайте, дядюшка! желайте счастья нам.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 5
  
   Майор и Наташа.
  
   Майор
  
   Да хоть желай, хоть нет, а будет гонка вам.
   Нет, Фекла не в меня и шутки худо смыслит,
   Отделает, - но брань на вороту не виснет.
   Брани, кричи, да мы поставим на своем
   И над крикуньею потешимся путем.
   А то ведь перед ней никто не заикнися:
   Как пустит мелку дробь, так только что держися!
   И в целой Чухломе с ней сговорит одна
   Старушка тетушка.
  
   Наташа
  
   Ах! ежели она
   Придет сюда теперь...
  
   Майор
  
   Так что ж? пускай приходит.
   Хоть ей под семьдесят, а скуки не наводит,
   И челушко она во всей семье у нас,
   Разумница, добра, а под веселый час
   Утешит хоть кого; то уж на всё удача.
  
   Наташа
  
   Да должно ль ей сказать, кто я?
  
   Майор
  
   Ну, вот задача,
   Сказать... иль лучше нет?
  
   Наташа
  
   Да как же быть?
  
   Майор
  
   Бог весть!
   Ахти! никак она.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 6
  
   Те же и Звонкина.
  
   Звонкина
  
   А, Карпушка, ты здесь!
   Где ж Варенька?
  
   Майор
   (с смятением)
  
   Она в минуту будет дома.
  
   Звонкина
   (увидя Наташу)
  
   А это кто, мой друг? мне что-то незнакома,
   Уж не приезжая ль?
  
   Майор
  
   Приезжая...
  
   Звонкина
  
   Отколь?
  
   Майор
  
   Спросите у нее.
  
   Звонкина
  
   Спросить себя дозволь,
   Я имя вашего и отчества не знаю,
   Вы к нам приехали издалека, я чаю.
   Давно ли? и к кому?
  
   Майор
   (тихо Наташе)
  
   Ну, отвечай живей!
  
   Наташа
  
   Сюда приехала я к тетушке моей
   Варваре Саввишне.
  
   Звонкина
  
   Ах, жизнь моя! конечно.
   Ты из Вельдюзевых? Так рада я сердечно
   С тобою, сватьюшка, скорей знакомство свесть.
   (Обнимает Наташу.)
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Попалась тетушка.
  
   Наташа
   (подает стул)
  
   Вам не угодно ль сесть?
  
   Звонкина
  
   Спасибо, ангел мой! Вот это нынче диво,
   Чтоб обходилися с старушками учтиво.
  
   Наташа
  
   Людей почтенных я привыкла уважать.
  
   Звонкина
  
   Какая умница!
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Смелей! пошла писать.
  
   Звонкина
   (майору)
  
   Не правда ль, сватьюшка у нас предорогая?
  
   Майор
  
   Девица славная, веселая такая!
   Ну не расстался б с ней.
  
   Звонкина
   (Наташе)
  
   Так, стало, ты, мой свет
   Еще не замужем?
  
   Наташа
  
   Кто? я?
  
   Майор
   (перебивая)
  
   Покуда нет.
  
   Звонкина
   (поглядывая на майора)
  
   Вот что!
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Я лихо лгу.
  
   Звонкина
  
   Да что и торопиться?
   Покаместь молода, так надо веселиться.
   А нынче ж всё не то, что было в старину:
   Хоть, правда, муж у нас держал в руках жен}
   И часом припугнет, а были мы счастливы;
   Теперь же нежат жен, а все они чуть живы,
   Точь-в-точь усопшие! Бог знает отчего,
   А нет веселого лица ни одного, -
   И тем, мой свет, они тоскливей, чем моложе.
  
   Наташа
  
   И в Петербурге я видала часто то же.
  
   Звонкина
  
   Так в Петербурге ты поэтому жила?
  
   Майор
  
   Да как же? там она у знатных бар росла.
  
   Звонкина
  
   Неужли?
  
   Майор
  
   Да ее житье большого света
   Не раскручинило.
  
   Звонкина
   (в сторону)
  
   Я понимаю это.
   (Наташе.)
  
   Какую ж жизнь ведут большие господа?
  
   Наташа
   (улыбаясь)
  
   Чуть все не мрут с тоски, хоть, правда, иногда
   Находит и на них охота забавляться,
   И рады б кое-что затеять, да боятся,
   Что скажут...
  
   Звонкина
  
   Да по мне что хочешь говори, -
   Что до меня кому? всяк за собой смотри.
   И кто же скажет?
  
   Наташа
   (весело)
  
   Те, которые не рады,
   Что весело не им.
  
   Майор
  
   Пусть треснут их с досады,
   А я бы, злым назло, век целый пировал.
   Вот на! и черт ли дом мизинцу приказал?
   Никто мне не указ: хочу - и веселюся,
   Толкуй, кому досуг, я толков не боюся.
  
   Звонкина
  
   Ай да племянничек! ты весь пошел в меня.
  
   Наташа
  
   Знакомым госпожам твердила часто я:
   Что вы скучаете, так сами ж виноваты,
   У нас покой и мир, вы молоды, богаты.
   Ну пусть в других землях есть кой о чем тужить,
   А, слава Богу, нам теперь-то и пожить.
   Да пересуды так их, бедных, запугали,
   Что в моду уж вошло крушиться без печали.
  
   Звонкина
  
   Та ж мода и в Москве, я там зимой была,
   У мужниной родни, - с ума было сошла!
   Трех дочек, уж невест, нашла я у золовки.
   Большие модницы и страшные мотовки;
   Да это б не беда, кто молод не бывал?
   Ну пусть бы ездили хоть всякий день на бал
   И, сколько их душе угодно, веселились,
   Ан нет, совсем не то, они перекрестились
   В такие имена, что в святцах нет у нас.
   Перетой, помнится, Параша назвалась,
   Фаншетой Фенюшка; а старшую, Бог с нею,
   Так назвали, что я и вымолвить не смею.
   В двенадцатом часу они изволят встать,
   И тотчас за перо, давай к друзьям писать
   И рассылать людей в трескучие морозы, -
   Им это весело, а бедным людям слезы...
   Эх, что я, весело? - тоска веселье их!
   Сберутся ввечеру, разложат кучу книг,
   Все сядут вкруг стола; тут наши зачитают,
   А гости бедные без отдыха вздыхают
   Вплоть до заутрени. Золовушка ж моя,
   Которая ничуть не грамотней меня,
   Назавтра всем кричит: вчера у нас читали,
   И вечер так прошел, что мы и не видали.
   И диво ль, что она увидеть не могла? -
   С начала до конца под чтенье всё спала.
   Нет, матушка, не так мы смолоду живали:
   Не знали моды мы крушиться без печали.
   В Москву всегда езжал отец мой по зимам,
   И люди добрые не урежали к нам.
   А пуще весело мы проводили святки:
   Сберутся девушки - тут песни, и загадки,
   И фанты, и жгуты, поднимем пыль столбом,
   Такая беготня, что задрожит весь дом.
   Чай, этого у вас нет нынче и в помине?
  
   Наташа
  
   Есть, только изредка. Я иногда к княгине,
   Которою была воспитана как дочь,
   Подлащусь, упрошу; позволит - тут всю ночь
   С княжнами напролет во все игры играем,
   Хороним золото, танцуем и гадаем.
  
   Звонкина
  
   А как гадали вы?
  
   Наташа
  
   Да мы пололи снег,
   Смотрелись в зеркало, и, признаюсь, хоть грех,
   А лила олово.
  
   Звонкина
  
   Эх, мать моя, напрасно!
   Да вышло ль что-нибудь?
  
   Наташа
  
   Нет, вылилось неясно.
  
   Звонкина
  
   Неужли ни венца, ни церкви, ни сердец?
  
   Наташа
  
   Нет, право.
  
   Майор
  
   Что таить, ей вылился венец.
  
   Звонкина
   (смеючись)
  
   Венец!.. как ты узнал? ведь к нам она недавно
   Приехала...
  
   Майор
  
   Да, с час...
   (В сторону.)
   Я отпускаю славно!
  
   Наташа
   (в сторону)
  
   Ай, ай!
  
   Звонкина
   (Наташе)
  
   Ходили ли вы слушать у ворот
   И спрашивать, кого прохожий назовет?
  
   Наташа
   (в сторону)
  
   Что это за вопрос?
   (Звонкиной.)
   Да, мы в Васильев вечер
   К воротам бегали. Хоть будь мороз и ветер,
   И вьюга страшная, а я безо всего,
   Как в комнате хожу, и норовлю того,
   Чтоб выбежать спросить.
  
   Звонкина
  
   Кого же называли?
  
   Наташа
  
   Прохожие всегда на смех мне отвечали.
  
   Звонкина
  
   Да вышло ль что-нибудь, мой свет, на твой вопрос?
  
   Наташа
  
   Не помню, - кажется, Исай или Аммос.
  
   Звонкина
  
   А неужли никто не называл Любима?
  
   Наташа
  
   Любима?.. нет.
  
   Звонкина
  
   А что, попал бы он не мимо?
  
   Наташа
   (в сторону)
  
   Она всё знает!..
  
   Звонкина
  
   Ась!.. А ты что скажешь, плут?
  
   Майор
   (в сторону)
  
   Да, жди, скажу тебе!
   (Звонкиной.)
   С чего Любима тут
   Вы приплетаете? Ей нужда в нем большая!
  
   Звонкина
  
   Да все-таки Любим приятнее Исая,
   Признайся, жизнь моя!
  
   Наташа
   (значительно)
  
   Приятней, если вам
   Угодно это.
  
   Звонкина
  
   Да.
  
   Наташа
  
   И вы простите нам?
  
   Звонкина
  
   Не только что прощу, я вас благословляю!
  
   Майор
  
   Ба! это что? да вы всё знаете?
  
   Звонкина
  
   Всё знаю,
   И завтра же сыграть готова свадьбу их.
   Ну, право, парочка невеста и жених!
  
   Майор
   (с насмешкой)
  
   А он жених?
  
   Звонкина
  
   Нет, муж.
  
   Майор
  
   Неужли догадалась!
   Да нет, не может быть.
   (Наташе.)
   Ты разве проболталась?
  
   Наташа
  
   Нет, дядюшка, не я.
  
   Майор
   (Звонкиной)
  
   Да кто же вам сказал?
  
   Звонкина
  
   Ты сам, племянничек.
  
   Майор
  
   Я рта не разевал,
   Хоть на нее пошлюсь.
  
   Звонкина
  
   И, батька! глупый свистнет, -
   Пословица у нас, - а умный-де и смыслит.
  
   Майор
  
   Неужли я еще попался в дураки?
  
   Звонкина
  
   А ты хотел поднять старушку на зубки.
  
   Майор
  
   Да как я оплошал? ну, право, это чудно!
  
   Звонкина
  
   Нет, ты перехитрил, и отгадать не трудно
   Мне было по всему, что ты, племянник, лжешь.
  
   Майор
  
   Ну, вот она не в нас, ее не проведешь.
  
   Наташа
  
   Ах! виновата я.
  
   Звонкина
  
   Ну, старое забудем
   И только об одном веселье думать будем.
  
   Наташа
  
   Как вы добры!..
  
   Звонкина
  
   И! нет; я в землю уж гляжу, -
   Так каждым, ангел мой, денечком дорожу
   И не хочу терять его в вражде, в досаде.
   Сам Бог тебя мой друг, послал к моей отраде!
   Ты полюбилась мне, будь доброю женой,
   Веди порядком дом, живи в ладу с родней,
   А пуще не крушись печалью новомодной.
  
   Наташа
  
   Дай Бог, чтоб я могла всегда вам быть угодной
   А с вами, с дядюшкой и с мужем, я клянусь,
   Ни разу не вздохну.
  
   Майор
  
   А я за то берусь,
   Что будет здесь что день, то новое веселье!
   И, кстати, у меня поспело новоселье:
   Покоев до осьми, уж есть где поскакать.
   (Наташе.)
   А ты охотница, я чаю, танцевать?
  
   Наташа
  
   Люблю без памяти; и не бывало бала,
   Где б я без отдыха всю ночь не танцевала.
  
   Звонкина
  
   Я такова ж была, мой свет, в твоей поре:
   Бывало, так скачу ларон и лабуре,
   Что вступит колотье.
  
   Майор
  
   И я с полком в Вольмаре
   На зимних с год стоял, и как-то в первой паре
   Альман и алагрек с аптекарской женой
   Выпрыгивал себе, что любовались мной.
   Ведь в танцах, тетушка, и вы меня видали?
  
   Звонкина
  
   А как же, помнишь, мы хлопушку танцевали
   У Феклы Саввишны на третьей свадьбе?
  
   Майор
  
   Да.
   (Наташе.)
   Танцуют ли у вас хлопушку?
  
   Наташа
  
   Никогда.
  
   Майор
  
   Эх, жаль; а то бы мы...
  
   Наташа
  
   Да мне фигуру надо
   Лишь только показать, а танцевать я рада.
  
   Звонкина
  
   Фигура, ангел мой, совсем не мудрена.
  
   Майор
  
   Я мигом покажу: тут пара стать должна,
   Другая рядом с ней, а там попарно дале
   Хоть целый взвод поставь, лишь было б место в зале
   Сначала так... Кой черт! начало я забыл.
  
   Звонкина
  
   Не стыдно ль, батька мой! еще в Вольмаре был,
   А память коротка.
  
   Майор
  
   Так сами покажите.
  
   Звонкина
  
   Изволь, мой свет, изволь... Ну, станьте ж...
   Погодите...
   Ты знаешь голос?
  
   Майор
  
   Да.
  
   Звонкина
  
   Так напевай! начнем.
   Дай руку правую, вертись со мной кругом...
   Нам нужен кавалер еще необходимо,
   Чтобы вертелся с ней.
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 7
  
   Те же и Максим.
  
   Майор
  
   Давай сюда Максима.
   Ну, становися, брат.
  
   Максим
  
   Что это?
  
   Майор
  
   Становись!
   И хлопай раз, два, три! Племянница, вертись.
  
   Наташа
   (вертя Максима)
  
   Нельзя ли, дядюшка, немного поскорее.
  
   Звонкина
  
   Теперь нам променаж.
  
   Майор
   (танцуя)
  
   Ну, тетушка, живее.
  
   Максим
  
   Что здесь за чудеса!
  
   Звонкина
  
   Задохлась, бог с тобой!
   (Садится в кресла.)
  
   Майор
  
   Вот я без дамы стал...
   (Максиму.)
   Что не привел с собой
   Раисы Саввишны?
  
   Максим
  
   Я дело всё исправил
   И с просьбою ее к большой сестре отправил.
  
   Майор
  
   Ай да Максим! умно... А танцы продолжай.
   Ну, с нею променаж! - Эх, что ж стоишь? качай!
  
   Максим
  
   Да что я за танцор?
  
   Майор
  
   А помнишь ли пирушку
   У стряпчего, где ты отхватывал хлопушку?
  
   Максим
  
   А разве речь о ней?
  
   Майор
  
   О чем же?
  
   Максим
  
   Я готов.
  
   Наташа
  
   Угодно ль, мы начнем.
   (Танцует с Максимом.)
  
   Майор
   (Звонкиной)
  
   Вот наш Максим каков!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 8
  
   Те же, Любим и потом все.
  
   Любим
  
   Все тетушки идут.
  
   Майор
  
   Любим! ты будешь дамой.
  
   Любим
  
   Как дамой?
  
   Майор
  
   Ну, вертись!
  
   Любим
  
   Да как...
  
   Майор
  
   Какой упрямый;
   Вертись!
  
   Максим
  
   Не так, не так! ты с ней, а ты со мной.
  
   Любим
  
   Мне с вами, дядюшка?
   (Вертит Максима.)
  
   Максим
  
   Постой, шалун, постой!
  
   Тетки входят.
  
   Майор
  
   А! вот и унтер-штаб! - Сестрицы, становитесь.
   (Фекле.)
   Ты за мужчину здесь.
  
   Фекла
  
   Что вы, перекреститесь!
   И что за радости?
  
   Звонкина
  
   Да радостей каких
   Нам больше ждать? Бог дал нам встретить молодых.
   Поди, Любимушка, поди, мой друг сердечный,
   Даруй тебе господь совет с женою вечный!
  
   Любим
  
   Так, бабушка, на нас не гневаетесь вы?
  
   Звонкина
  
   Нет, батька! для твоей залетной головы
   Нужна жена, чтоб ум и добрый нрав имела,
   А в ней всё это есть, - и я бы не хотела,
   Чтоб ты, мой милый друг, женился на другой.
   Ну что, племянницы, согласны ль вы со мной?
  
   Раиса
   (обнимая Наташу)
  
   Вот мой ответ.
  
   Максим
  
   И мой!
  
   Вельдюзева
  
   И мой.
  
   Майор
  
   И мой!
  
   Звонкина
  
   Так, стало,
   Согласны все.
   (Фекле.)
   А ты?
  
   Фекла
  
   Я знаю, пользы мало
   Вам дело говорить, однако же скажу,
   Что свадьбу эту я безумной нахожу.
  
   Максим
  
   Но должно доказать.
  
   Фекла
  
   Я докажу вам ясно:
   Она комедию играет так прекрасно,
   Чтобы не замуж ей, а на театр идти; ,
   Ей нынче удалось вас за нос провести,
   А кто порука мне, чтоб завтра шутку ту же
   От скуки повторить не вздумала на муже?
  
   Наташа
  
   Но к шутке этой вы ж принудили меня.
  
   Фекла
  
   Чем это, матушка?
  
   Наташа
  
   А тем, что, всех браня.
   Кто воспитанием обязан людям знатным,
   Вы испугали нас приемом неприятным, -
   И я, чтобы назад с отказом не скакать,
   Была принуждена комедию играть.
   Но и тогда, как всем угодной быть старалась,
   Клянуся вам, почти ни в чем не притворялась.
  
   Фекла
  
   Не притворялася? Ах, боже мой! да что ж
   Ты насказала мне?
  
   Наташа
  
   И это всё не ложь.
   По воле тетушки, кто я, от вас скрывала,
   Но в прочем ничего неправды не сказала.
   Хотя воспитана была в большом дому,
   Но цену знаю я, сударыня, всему.
   Как вам, противна мне пустая денег трата,
   И я не меньше вас желаю быть богата.
   Любезной тетушке приятны ручейки,
   Луга зеленые, душистые цветки, -
   Так что ж? и я сама природою пленяюсь
   И даже иногда луною восхищаюсь.
   Наш добрый дядюшка не любит остряков,
   Надутых умников, высокопарных слов, -
   И я согласна с ним. Ах! если бы вы знали,
   Как мне любезники всегда надоедали!
   Не знала я, куда бежать от остроты,
   И ничего мне нет милее простоты.
   Что ж занималась я с успехами наукой,
   Максим Меркурьич сам вам может быть порукой.
   Он мне экзамент дал - и был доволен мной.
   А рождена ли я с веселою душой,
   Люблю ли резвости, так в этом нет сомненья,
   И я должна за них просить у вас прощенья.
  
   Звонкина
  
   Нет, чуть ли уж не нам прощения просить,
   Что торопились мы, не знав тебя, винить.
  
   Майор
  
   Ну, слышишь ли? теперь отказ твой не у места.
  
   Фекла
  
   Ин так, прости меня, замужняя невеста,
   Что одурачила всех нас.
  
   Звонкина
  
   И, жизнь моя!
   Есть хлопотать о чем; мы все своя семья.
  
   1817
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Отдельное издание. Спб., 1818. Шаховской писал в предисловии: "Желая
  сочинить новую комедию для бенефиса г-жи Валберховой (украсившей прелестным
  даром своим "Липецкие воды"), я выбрал такое содержание пиесы, в котором бы
  могла она показать разнообразность игры своей, и старался сколько можно
  связать простою интригою эпизодические явления. Времени до назначенного дня
  для бенефиса оставалось мало, и, бояся не сдержать моего обещания, я просил
  А. С. Грибоедова и Н. И. Хмельницкого помочь мне: они, по приязни своей ко
  мне, согласились, и первый написал все начало второго действия до ухода
  Феклы Саввишны, а второй в третьем действии сцену, в которой Бирюлькин
  экзаменует Наташу, и справедливость требует, чтобы я сделал сие известным и
  не приписывал себе чужого". Объяснение Шаховского, почему он привлек двух
  соавторов (недостаток времени и необходимость поспеть к бенефису),
  представляется неубедительным. За четыре месяца до спектакля Грибоедов писал
  С. Бегичеву (4 сентября 1817 г.): "Шаховской меня просит сделать несколько
  сцен стихами в комедии, которую он пишет для бенефиса Валберховой; и я их
  сделал довольно удачно. Спишу на днях и пришлю тебе в Москву" (Грибоедов А.
  С. Соч. Л., 1945. С. 442). Написанные им сцены (действ. 2, явл. 1-5)
  Грибоедов опубликовал в СО. 1817, No 48 (ценз. разр. 27 нояб. 1817). Этот
  текст отличается от отдельного издания пьесы: по-видимому, Шаховской внес в
  него редакционные изменения. Автора "Урока кокеткам" неоднократно обвиняли в
  зависти к молодым талантам. Привлекая Грибоедова и Хмельницкого, он выступал
  в роли покровителя молодых дарований, а это, пожалуй, для него было всего
  важнее. Несмотря на то, что пьеса, написанная тремя авторами, объединена и
  отредактирована Шаховским, в ней остались мелкие противоречия. Например, в
  первом действии говорится, что Наташа выросла в доме князя Ладова, а во
  втором (грибоедовские сцены) речь идет о графине Ладовой, воспитательнице
  молодой девушки.
   Пьеса была впервые поставлена 24 января 1818 г. в бенефис М. И.
  Валберховой. Роли исполняли: Звонкина - Е. С. Сандунова, Майор - Е. П.
  Бобров, Фекла Саввишна - Е. И. Ежова, Вельдюзева - А. Д. Каратыгина, Раиса
  Саввишна - С. В. Самойлова, Бирюлькин - А. Н. Рамазанов, Любим - И. И.
  Сосницкий, Наташа - М. И. Валберхова. По свидетельству рецензентов, "пьеса
  была принята зрителями с удовольствием и одобрением <...> разыграно
  прекрасно: все актеры играли хорошо" (СО. 1818, ч. 49, No 5. С. 213). Однако
  большая часть похвал звучала двусмысленно. Так, один из рецензентов писал:
  "Главное достоинство сей комедии, доставившее ей одобрение публики, состоит
  в нескольких острых и замысловатых стихах. Известно, что нравится нашим
  зрителям: легкие двусмысленности и эпиграммы на женщин возбуждают всегда
  громкий смех и общее рукоплескание. Вторую степень составляют выходки на
  французских мамзелей и модное воспитание, на мотовство и светскую жизнь.
  Наконец, слова: "Лейпциг", "Кульм", "Париж", которые кстати и некстати
  приплетают ко всякому фарсу, но уже ныне от беспрерывного употребления на
  сцене понизились в курсе" (СО. 1818, ч. 43, No 5. С. 215). Эта рецензия
  содержит также неприкрытый выпад против Шаховского, автора "Нового Стерна" и
  "Урока кокеткам", человека, якобы погубившего Озерова: "Достойно примечания,
  что почти в каждом произведении некоторых драматических писателей непременно
  найдем какую-нибудь карикатуру чувствительности. Сии уродливые герои
  упоминают о заглавиях известных книг с гнусными применениями и в речах своих
  произносят стихи, выписанные из творений людей, вовсе не заслуживающих того,
  чтобы их выставляли на смех черни; черни, говорю, ибо никакой благомыслящий
  человек не может найти удовольствия в сих пародиях <...> Не излишество, а
  недостаток чувствительности достоин у нас порицания. Представьте другие
  пороки: зависть к дарованиям, презрение ко всему чужому, интригу во всех ее
  отраслях, двуязычие, присвоение себе чужих заслуг - эти качества чаще
  встречаются, нежели чувствительность, свидетельствующая обыкновенно о
  слабом, но добром сердце" (там же). "Нападки критиков, однако, не могли
  помешать успеху комедии. Вскоре она была поставлена в Москве, затем во
  многих провинциальных городах и не сходила со сцены почти до конца столетия.
  В 1896 г. комедия была возобновлена в Александрийском театре (Петербург) в
  ознаменование пятидесятилетия со дня смерти Шаховского, с исключительным
  составом исполнителей: Наташа - М. Г. Савина, Бирюлькин - В. Н. Давыдов,
  Звонкина - Е. Н. Жулева, Майор - Н. Ф. Сазонов, Брызгова - В. В. Стрельская,
  Вельдюзева - А. И. Абаринова. Комедия Шаховского с успехом шла в советском
  театре (малая сцена Театра Советской Армии, Ленинградский театр комедии и
  др.).
   Действие 1. Явление 1. И если б турки мне не прострелили ногу. Можно
  предположить, что майор был ранен во время второй русско-турецкой войны
  (1787-1791), он стар и давно вышел в отставку. Мадамам да мусьям. Имеются в
  виду французские гувернеры и гувернантки, которые зачастую были совершенно
  невежественными людьми. К седьмым частям. По русскому законодательству с
  1731 г. вдова получала одну седьмую часть недвижимого имущества мужа.
  Барская барышня - ключница, наперсница в помещичьем доме; здесь: бедная
  девушка, из милости воспитанная на господский лад. Явление 6. Петров день -
  праздник апостолов Петра и Павла 29 июня ст. ст. Явление 7. Крестовая -
  молельня, образная.
   Действие 2. Явление 1. Лейпциг - см. примеч. 10. Кульм - селение в
  Чехии, под которым 17 и 18 августа 1814 г. состоялось кровопролитное
  сражение между русскими и союзными войсками с одной стороны и французской
  армией, закончившееся поражением последней; в этой битве особенно отличились
  русские солдаты". Явление 8. Эраст - соблазнитель, Лиза - обольщенная и
  погубленная им девушка, герои повести Карамзина "Бедная Лиза". Я села
  отдохнуть на мягком берегу и т. д. Шаховской пародирует стилистику
  сентиментальных романов и повестей.
   Действие 3. Явление 3. Число чудес. Имеются в виду семь чудес
  древности: египетские пирамиды, висячие сады Семирамиды, статуя Зевса
  Олимпийского, храм Артемиды (Дианы) в Эфесе, памятник царя Мавзола, Колосс
  Родосский и Александрийский маяк. Названия всех звезд и т. д. Наташа
  перечисляет названия знаков Зодиака и созвездий. Явление 6. Черт ли дом
  мизинцу приказал - пословица (смысл ее: мне никто не указ; более известна в
  другой редакции: "Черт ли Варваре дом приказал". Хоронить золото, полоть
  снег, смотреться в зеркало - святочные девичьи игры и гадания о суженом.
  Лить олово - одна из форм святочного гадания, почитавшаяся греховной.
  Васильев вечер - канун Нового года.
  
   СЛОВАРЬ
  
   Аббе - аббат, спутник светских дам.
   Абшид - увольнение, отставка.
   Ажур - сквозная сетчатая ткань, редкое вязанье.
   Аз - первая буква славянской азбуки.
   Аксиденция - денежная "благодарность", взятка.
   Алагрек - старинный танец.
   Алеман - старинный танец.
   Алгвазил - блюститель порядка, полицейский.
   Антропофилеизм - человеколюбие (искусственное наукообразное
  словообразование).
   Апрофондировать - углублять.
   Аркебузировать - расстрелять (аркебуз - старинное огнестрельное
  оружие).
   Асессор (коллежский асессор) - чиновник, занимающий в табели о рангах
  восьмое место.
   Асмодей - имя демона.
   Астрея (римск. миф.) - богиня справедливости; звезда.
   Атей - атеист, человек, отрицающий существование Бога.
  
   Багатель - пустяк, безделица.
   Баланцер - канатоходец.
   Балендрясы - пустая болтовня.
   Благочинный - полицейский.
   Благой - отчаянный, горький.
   Бостон - карточная игра, рассчитанная на четырех участников.
   Брегет - часы с боем, по имени французского часовщика А.-Л. Брегета
  (1747-1823).
   Буффон - шут.
  
   Вавакать - болтать глупости.
   Вага - поперечная лещина у корня дышла.
   Ваперы - истерические припадки.
   Ведомости - газета.
   Векша - белка.
   Венец - созвездие Северный венец.
   Вертиж - головокружение.
   Виновый (винный) - пиковый (название карточной масти).
   Вольмар - город в Лифляндии (ныне Литва).
   Вояж - путешествие.
   Врютить - втянуть, вмешать, навязать.
  
   Гаер - шут.
   Галантен (от galantes hommes, фр.) - галантные кавалеры.
   Гейдук (гайдук) - лакей, сопровождающий знатного барина.
   Гиль - чепуха, ерунда.
   Голос - мелодия, мотив.
   Глагол - название буквы Г в славянской азбуке.
   Голотереи - галантерея.
   Граса - грация.
  
   Дежене - столовый прибор для завтрака.
   Деист - последователь философского учения, признающего наличие Бога как
  безличной первопричины мира, а не творца мироздания.
   Десть - мера писчей бумаги, 24 листа.
   Доризм - очевидно, дорийский, политически-религиозный союз,
  образовавшийся в дорийских колониях античной Греции.
   Дормез - старинная карета для дальней поездки, в которой можно было
  лежать.
   Дроль - забавный, странный.
  
   Екташ - ягдташ, охотничья сумка для убитой дичи.
   Епанча - широкий плащ.
   Ерак - так.
  
   Жгуты - игра, в которой используется туго скрученная ткань.
  
   Забоданы - вздор, пустяки.
   Закурить - запить.
   Залетная - склонная к мечтательности.
   Земля - название буквы З в славянской азбуке.
   Зенки - зрачки, глаза.
   Зобать - жадно есть, хлебать.
  
   Идеизм - учение об абсолютной идее в духе английского
  философа-идеалиста Дж. Беркли (1684-1753).
   Ижица - название последней буквы славянской азбуки.
   Изурочить - изуродовать.
   Ик - название буквы И в славянской азбуке.
   Икскузовать - извинить.
   Имбролио - быстрая перемена ритма, такта в музыке; путаница, обман.
  Инкогнито - скрывая свое настоящее имя; скрытно, незаметно.
   Ириса (Ирида, греч. миф.) - богиня радуги, соединяющей небо и землю.
   Ирод (библ.) - царь иудейский (73-4 до и. э.), был возведен на престол
  римлянами; символ тирании, жестокости.
   Ихтеизм - идея абсолютного Я (нем. Ich), основа учения немецкого
  философа-идеалиста И.-Г. Фихте (1762-1814).
  
   Календарь - книга, включавшая сведения о погоде, а также заметки,
  статьи и советы по хозяйству.
   Камер-паж - придворное звание.
   Катехизм - катехизис, изложение богословского учения в виде вопросов и
  ответов.
   Кащей - герой русского сказочного и былинного эпоса, персонаж лубочных
  книжек, популярных среди читателей конца XVIII - начала XIX в.
   Коклюшки - палочки, употребляемые при плетении кружев.
   Камеры - сплетницы, кумушки.
   Корнет - капор.
   Корячиться - капризничать, противиться.
   Кратизм - учение античного философа и грамматика Кратета (II в. до н.
  э.)
   Крепе - игра в кости.
   Крестовая - молельня.
   Крестовый брат- побратим, обменявшийся с другим человеком нательными
  крестами.
   Кудри - завитушки, характерные для написания букв гражданского шрифта.
   Куликнуть - напиться, опьянеть.
   Кунцкамера (кунсткамера) - кабинет редкостей.
   Куранты - часы с музыкой.
  
   Лабет - затруднительное положение, проигрыш в карточной игре.
   Лабуре - старинный танец.
   Ландкарта - географическая карта.
   Ландо - четырехместная коляска с откидным верхом.
   Ларон - круг: круговая пляска.
   Ласкатель - льстец.
   Лиман - Днепровский лиман, омывает Очаков с востока.
   Лихие - рысаки.
   Ловелас - имя распутника, персонажа романа С. Ричардсона "Кларисса
  Гарлоу", чье имя сделалось нарицательным.
   Льзя - можно.
   Лынять - отлынивать.
   Лытать - уклоняться от работы.
  
   Марсель - большой прямой парус.
   Маска - гримаса.
   Мериносы - порода тонкорунных овец и баранов.
   Механика - увертки.
   Мизер - отказ от взятки в карточной игре.
   Мизинец - младший сын.
   Мир - крестьянская община.
   Монадологья - учение о монадах, составляющих основу мира согласно
  философской системе немецкого мыслителя Г.-В. Лейбница (1646-1716).
   Монплезир - дворец Петра I в Петергофе.
   Монсьор (от monsieur, фр.) - сударь.
   Монсеньер (Monseigneur, фр.) - ваше высочество, ваша светлость.
   Москатильный (москательный) - красильный.
  
   Нарцыз (Нарцисс, греч. миф.) - юноша необычайной красоты, влюбившийся в
  свое отражение.
   Нарохтаться - намереваться, пытаться.
   Некоштный - недобрый, нечистый.
   Неглижировать - пренебрегать, вести себя невежливо.
   Неполитично - неловко, без умения.
   Несессер - коробка для туалетных принадлежностей.
   Нещечко - любимое существо.
   Нортон - название часов, по имени английского часовщика.
   Нравный - упрямый, своевольный.
  
   Обер-офицер - чин офицера от поручика до капитана включительно.
   Обык - привык.
   Объятный - постижимый.
   О-дез-алп - альпийская вода; ей приписывались целебные свойства.
   Орест - герой древнегреческого мифа, друг Пилада.
   Осетить - поймать в сети, пленить.
   Особо - в сторону, тихо.
   Отбузовать - отколотить.
  
   Палата - отделение гражданского и уголовного суда.
   Пантея - героиня одноименной трагедии Ф. Я. Козельского (1769)
   Папилоты - лоскуты бумаги для завивки волос.
   Парасоль - зонтик, защищающий от солнца.
   Партикулярно - неофициально, штатски.
   Пафос - город на острове Кипр, где находится храм Афродиты.
   Пень - тупик; стать в пень - оказаться в безвыходном положении.
   Перебяка - перебранка.
   Перекутить - запить.
   Перипатетицизм - учение перипатетиков, последователей греческого
  философа Аристотеля (384-322 до н. э.).
   Перхота - зуд в гортани, вызывающий кашель.
   Пест - глупец.
   Пеструха - карточная игра.
   Петиметр - франт, щеголь.
   Пинд - горная гряда в Греции; одна из ее вершин - Парнас - почиталась
  обиталищем Аполлона и муз.
   Пифизм - новое словообразование от пифии, прорицательницы в Дельфах.
   Позитура - поза.
   Покровка - праздник Покровенья, отмечаемый 1 октября ст. ст.
   Политика - уклончивость, хитрость.
   Полкан - богатырь, герой русского сказочного эпоса, персонаж лубочных
  книжек, популярных среди читателей конца XVIII - начала XIX в.
   Польш-минавея - польский менуэт (полонез).
   Порскать - натравливать гончих на зверя.
   Посямест - до этих пор.
   Потазать - поколотить.
   Потыль - затылок.
   Предика - проповедь, речь.
   Презент - подарок.
   Пресущий - исконный, извечный.
   Приказ - судебное учреждение, тюрьма.
   Проводница - обманщица.
   Провор - хитрец, ловкач.
   Променаж - прогулка; танцевальное па.
   Пропозиция - предложение.
   Профит - выгода, польза.
   Пустодом - плохой хозяин.
   Пустошь - болтовня.
  
   Рака - спирт-сырец, требующий вторичной перегонки.
   Рацея - длинное и скучное поучение.
   Ревень - растение, употребляется как слабительное.
   Ремиз - недобор взятки в карточной игре.
   Решпект - уважение.
   Решпектовать - признать.
   Риваль - соперник.
   Ридикюль - смешное, нелепое положение.
  
   Салтык - лад.
   Самсон - библейский герой, обладавший мощной силой.
   Свербеж - зуд.
   Святая - пасхальная неделя.
   Сговор - обручение.
   Секвестр - лишение должника прав распоряжаться своим имуществом.
   Селадон - имя нежного вздыхателя, героя пасторального романа Оноре
  д'Юрфе "Астрея", ставшее нарицательным.
   Сераль - гарем.
   Серпянка - дешевая льняная материя.
   Сиделец - продавец в лавке.
   Сидка - топка печи в винокурне.
   Сикурс - подмога, выручка.
   Склаваж - браслеты, украшенные драгоценными камнями, скрепленные тонкой
  золотой цепочкой.
   Скло - стекло.
   Скоропостижно - нежданно, нечаянно.
   Скосырско - молодецки.
   Скудельный - глиняный; непрочный.
   Скучивши - с досадой.
   Случай - нежданная милость, успех.
   Совместник - соперник.
   Сократа-платонизм - учение греческого философа-идеалиста Сократа
  (469-399 до н. э.) и его ученика Платона (ок. 430-347 до н. э.), давшего
  субъективное изложение мыслей своего учителя.
   Сорока - женский головной убор.
   Сословы - однозначные слова, синонимы.
   Сотский - полицейский.
   Спензер (спенсер) - короткая куртка.
   Стоик - человек, твердо и мужественно переносящий жизненные испытания.
   Субтильный - деликатный, нежный.
   Супернатурализм - натурфилософия, учение философа Фр. Шеллинга
  (1775-1854).
  
   Твердо - название буквы Т в славянской азбуке.
   Тезей (греч. миф.) - герой, совершивший ряд подвигов.
   Титло - заголовок.
   Тост - поджаренный хлеб, блюдо, распространенное у англичан.
   Турф - торф.
   Тупей - взбитый хохол на голове.
  
   Угар - буян.
   Унтер - нижний офицерский чин.
   Урок - порча, сглаз.
  
   Фанты - игра, участники которой угадывают предметы, взятые в виде
  залога.
   Фармазон - вольнодумец, безбожник.
   Фасон - нрав, обычай, манера.
   Фатальный - уродливый.
   Фельдъегерь - курьер.
   Феникс (греч. миф.) - сказочная птица, сгоравшая и возрождавшаяся из
  пепла.
   Фигурантка - танцовщица, выступающая на заднем плане сцены.
   Фиксизм - искусственное наукообразное словообразование.
   Фордыбак - наглец, буян.
   Фофан - простофиля.
   Фрегат - трехмачтовый военный корабль.
   Фрондер - критикан, смутьян.
   Фузея - старинное ружье.
   Фуро - чехол, покрывало.
   Фухтель - телесное наказание в прусской армии.
  
   Хват - удалец.
   Хиромантия - гадание по линиям ладони.
   Хлопуша - танец, разновидность кадрили.
  
   Часовник - часослов, богослужебная книга.
   Челушко (чело) - лоб; наружное отверстие русской печи; переносно -
  глава, старшина.
   Чуха - чепуха.
  
   Цифирь - арифметика.
  
   Шальберить - дурить.
   Шаль - безрассудство.
   Шельство - обман, плутни.
   Шемизетка - вставка (манишка) в женских платьях.
   Шкворень - болт, на котором ходит передок повозки.
   Шпицрутены - прутья, которыми секли, проводя сквозь строй,
  провинившихся солдат.
   Штаб - разряд высших офицерских чинов.
   Штоц (штосс) - удар.
  
   Щениться - живиться.
  
   Экспликовать - разъяснять.
   Эр - вид, внешний облик.
   Экстракт - краткое изложение.
  
   Явочная - объявление о краже и бегстве преступника.
   Ям - почтовая станция.

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru