Семевский Михаил Иванович
Материалы к русской истории 18 века

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завещания Павла I


  

МАТЕРІАЛЫ КЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ XVIII ВѢКА.

(1788 г.)

   Во все продолженіе царствованія Екатерины II, цесаревичъ и великій князь Павелъ Петровичъ, какъ извѣстно, оставался совершенно въ тѣни. Одаренный съ ранняго дѣтства блестящими способностями, добрымъ сердцемъ и острымъ умомъ,-- питомецъ графа Н. И. Панина, одного изъ замѣчательнѣйшихъ государственныхъ людей своего времени, великій князь Павелъ Петровичъ не былъ приближенъ своею великою матерью въ ряды ближайшихъ и довѣренныхъ сотрудниковъ ея въ вершеніи дѣлъ государственныхъ, и не имѣлъ въ своемъ вѣдѣніи, сколько-нибудь самостоятельномъ, ни одной изъ болѣе важныхъ отраслей государственнаго управленія.
   Въ отечественной исторіи XVIII в. много пробѣловъ,-- много событій и явленій ожидаетъ самыхъ обстоятельныхъ изслѣдованій, и въ числу такихъ-то предметовъ, безъ сомнѣнія, принадлежитъ жизнь или, лучше сказать, положеніе великаго князя Павла Петровича при дворѣ его матери. Притомъ, въ то время, когда въ массѣ всевозможныхъ трудовъ о царствованіи Екатерины II, въ грудѣ изданныхъ матеріаловъ, драгоцѣнныхъ для изученія характера этой государыни, образъ Екатерины II выростаетъ предъ нами необыкновенно рельефно, со всѣми своими достоинствами и недостатками,-- личность Павла до сихъ поръ остается во многихъ отношеніяхъ загадочною. Пересматривая все, что писано о Екатеринѣ и ея царствованіи, много ли находимъ мы свѣдѣній о наслѣдникѣ ея престола? Мы встрѣчаемъ указанія на участіе Павла Петровича въ тѣхъ или другихъ офиціальныхъ торжествахъ,-- находимъ немало анекдотовъ (зачастую сомнительной вѣрности) о своеобразной жизни великаго князя и оригинальномъ его препровожденіи времени въ уединенномъ Павловскѣ или въ мѣстѣ его добровольнаго заточенія -- въ ничтожномъ тогда сельцѣ Гатчинѣ. Перечитывая эти анекдоты, слѣдя за потѣхами великаго князя Павла, не совсѣмъ ясно узнаешь въ этой личности тѣ прекрасныя свойства души и сердца, ту необыкновенную остроту ума, какую являлъ Павелъ въ годы своего дѣтства и юности. Невольно задаешь вопросъ: неужели гатчинскій затворникъ оставался безучастнымъ зрителемъ всѣхъ тѣхъ реформъ внутренняго строя Россіи, какія происходили вокругъ него? Неужели онъ былъ холоденъ къ событіямъ, совершавшимся въ сферѣ внѣшнихъ отношеній его отечества въ прочимъ государствамъ? Могло ли быть, чтобы человѣкъ, хорошо образованный,-- какимъ былъ Павелъ Петровичъ,-- съ тою страстью къ кипучей дѣятельности, какую онъ явилъ впослѣдствіи въ четырехлѣтнее свое царствованіе,-- въ бытность свою великимъ княземъ не вдумывался въ событія, вокругъ него совершавшіяся, не разбиралъ ихъ критически, не вырабатывалъ себѣ постепенно наиподробнѣйшей и самой опредѣлительной программы порядка управленія государствомъ на то время, когда Провидѣнію угодно будетъ предоставить ему бразды правленія въ имперіи?
   Нѣтъ; потѣхи гатчинскія не заполонили, да и не могли совершенно заполонить такую личность,-- какъ Павелъ. Матеріалы, издаваемые нами въ настоящей статьѣ, какъ нельзя лучше свидѣтельствуютъ, что наслѣдникъ престола, занятаго Екатериной II, въ тиши своей уединенной жизни, вдали отъ двора, пытливымъ окомъ слѣдилъ за всѣмъ, что дѣлалось, какъ въ сферѣ внутренняго управленія, такъ и въ области внѣшнихъ отношеній Россіи къ другимъ государствамъ; онъ самостоятельно изучалъ разныя отрасли управленія, видѣлъ ихъ недостатки, замѣчалъ больныя мѣста государственнаго организма, и, задолго до своего восшествія на престолъ, выработалъ себѣ программу управленія Россіей и ясно опредѣлилъ цѣль этого управленія.
   Матеріалы, приводимые нами въ настоящей статьѣ, суть -- копіи съ завѣщаній Павла Петровича, написанныхъ имъ на 34 году отъ рожденія и за восемь лѣтъ до восшествія его на престолъ. При какихъ обстоятельствахъ и по какому поводу составлены были эти завѣщанія? Въ какой степени вѣрны и какъ дошли до насъ копіи съ этихъ актовъ? -- вотъ вопросы, на которые мы должны дать отвѣты прежде, нежели приведемъ самые акты.
   1788-й годъ безспорно принадлежитъ къ славнѣйшимъ годамъ царствованія Екатерины II, въ дѣлѣ ея внѣшней политики. Россія, возвеличенная цѣлымъ рядомъ самыхъ блистательныхъ побѣдъ, одержанныхъ "екатерининскими орлами" въ первое десятилѣтіе царствованія этой государыни, широко раздвинувъ свои предѣлы на западъ и югъ, находилась, въ 1788 г., въ новой и упорной борьбѣ съ Оттоманскою Портою, возбуждаемою и руководимою Англіей и Пруссіей.... Въ то время, когда великолѣпный князь Тавриды, вмѣстѣ съ Суворовымъ съ одной стороны, а герой Кагула, графъ П. А. Румянцевъ съ другой -- вели счастливую борьбу съ турками, на другомъ концѣ Россіи, почти у самихъ воротъ ея столицы -- явился новый врагъ, врагъ самонадѣянный, хвастливый, тѣмъ не менѣе энергическій и предпріимчивый: то былъ Густавъ III, король шведскій. Вѣсти о замыслахъ короля воспользоваться, какъ онъ думалъ, удобнымъ временемъ для отторженія отъ Россіи Петровыхъ завоеваній,-- рано достигли петербургскаго двора, и Екатерина, при всей увѣренности въ собственныя силы и при всемъ презрѣніи съ такому ничтожному противнику, какимъ былъ въ ея глазахъ Густавъ III, приняла, однако, заблаговременно мѣры для встрѣчи и отраженія врага, какъ на сушѣ, такъ и со стороны моря. Большая часть русскихъ войскъ была отвлечена войною съ Турціею на югъ, и на сѣверо-западѣ Россіи оставались силы весьма малочисленныя; безъ сомнѣнія, для приданія этимъ войскамъ вящей бодрости -- государыня, послѣ нѣкотораго колебанія, разрѣшила наслѣднику цесаревичу, по его настоятельнымъ просьбамъ, принять личное участіе въ военныхъ дѣйствіяхъ со шведами, но не во флотѣ, генералъ-адмираломъ котораго великій князь считался еще съ 1762 года, а на сухомъ пути, въ Финляндіи. Надобно полагать, что вопросъ о дозволеніи Павлу Петровичу отправиться на театръ военныхъ дѣйствій былъ рѣшенъ Екатериной, по крайней мѣрѣ, за полгода до объявленія самой войны Швеціи. Такъ можно судить изъ слѣдующихъ обстоятельствъ: 1 января 1788 года, мы видимъ государя цесаревича съ его супругою, Маріею Ѳеодоровною, во дворцѣ государыни на торжественномъ выходѣ императрицы по случаю празднованія Новаго года {"Санктпетербургскія Вѣдомости". 1788 г. No 1, стр. 1--2.}.
   Надо думать, что именно теперь, т. е. между увеселеніями, сопровождавшими наступленіе Новаго года, государыня объявила великому князю, что онъ приметъ личное участіе въ военныхъ дѣйствіяхъ, въ случаѣ, если произойдетъ разрывъ съ Швеціей. По крайней мѣрѣ, Павелъ Петровичъ уже 4-го января 1788 года, въ Петербургѣ -- безъ всякаго сомнѣнія, безъ вѣдома Екатерины -- пишетъ три завѣщательныя письма къ своей супругѣ, затѣмъ одно письмо къ дѣтямъ (великимъ князьямъ Александру и Константину) и особый наказъ, или, какъ самъ Павелъ Петровичъ назвалъ этотъ документъ,-- "предписаніе" о порядкѣ управленія Россіей. Каждый изъ первыхъ четырехъ документовъ помѣченъ "4 январемъ 1788 года", пятый актъ не имѣетъ помѣтки, но, какъ можно полагать, написанъ въ одинъ день съ письмами.
   Замѣчательна поспѣшность, съ какою составлены эти акты: цесаревичъ пишетъ ихъ въ одинъ день, пишетъ, какъ будто бы завтра выступаетъ въ походъ, а между тѣмъ самая война еще и не объявлена Швеціи. 15 января того же года, въ Петербургѣ же, Павелъ Петровичъ составилъ еще одинъ актъ: это -- офиціальное завѣщаніе, долженствовавшее быть представленнымъ Екатеринѣ и, безъ сомнѣнія, своевременно представленное ей,-- о распредѣленіи всѣхъ недвижимыхъ и движимыхъ его имуществъ, въ случаѣ его смерти, между членами семьи, друзьями, приближенными и служителями Павла Петровича.
   Между тѣмъ, только 21 іюня 1788 года, шведы открыли военныя дѣйствія въ Финляндіи, и великій князь Павелъ Петровичъ поспѣшилъ 1 іюля отправиться въ дѣйствующую армію {Зап. Храповицкаго, стр. 71--73. Достойно замѣчанія, что ни объ отъѣздѣ великаго князя въ дѣйствующую армію, ни о пребываніи его тамъ, нѣтъ извѣстій въ русскихъ газетахъ того времени. Мы, по крайней мѣрѣ, не нашли этихъ извѣстій въ "Санктпетербургскихъ Вѣдомостяхъ" 1788 года, въ которыхъ, между тѣмъ, помѣщено много свѣдѣній по поводу разрыва и затѣмъ войны Россіи съ Швеціей; см. NoNo 62, 64, 66; Прибавл. къ No 67, No 68, Прибавл. къ No 63 и проч.}. Кампанія сего года ограничилась нѣсколькими незначительными стычками и пріостановилась въ сентябрю 1788 года отступленіемъ шведовъ {"Описаніе военныхъ дѣйствій въ Финляндіи въ 1788--90 г." -- статья Ал. Ск. въ "Морск. Сборн." 1867 г. No 9.}.
   Во всю бытность свою въ арміи, великій князь дѣятельно переписывался съ матерью и съ супругою и писалъ, между прочимъ, что 21 іюля онъ въ первый разъ видѣлъ непріятеля и нюхалъ его порохъ, т. е. рекогносцировалъ шведскія укрѣпленія, причемъ шведы встрѣтили русскихъ пальбою {Зап. Храповицкаго, стр. 92, 97, 98, 102, 105, 108 и 109.}. Вообще, однако, какъ пишутъ нѣкоторые современники, великій князь Павелъ Петровичъ, если не имѣлъ случая показать какія-нибудь особыя воинскія дарованія, то явилъ въ этомъ походѣ храбрость и присутствіе духа {Жизнь Павла I, императора и самодержца всероссійскаго. Перев. съ нѣмецкаго В. Кряжевъ. Москва. 1805, стр. 16.}. Тѣмъ съ большимъ неудовольствіемъ долженъ, онъ былъ получить приказаніе своей матери вернуться въ Петербургъ. Приказаніе это состоялось довольно скоро, и вотъ по какому случаю: герцогъ Карлъ Зюдерманландскій, главнокомандующій шведской арміей {Братъ короля Густава III, царствовавшій впослѣдствіи въ Швеціи подъ именемъ Карла XIII, род. 1748, ум. 1818.}, убѣдительно и нѣсколько разъ приглашалъ Павла Петровича съѣхаться съ нимъ для переговоровъ; императрица, получивъ о томъ извѣстіе отъ цесаревича, запретила ему ѣхать на это свиданіе, а для отвращенія самой возможности такового съѣзда, государыня написала 8-го сентября къ сыну, чтобы тотъ вернулся въ Петербургъ. 18 сентября 1788 года, наслѣдникъ былъ уже въ Петербургѣ; затѣмъ великому князю не пришлось принять участія въ военныхъ операціяхъ, возобновленныхъ въ 1789 году, и онъ вновь былъ вынужденъ углубиться въ свою обыденную, тихую жизнь въ Гатчинѣ, причемъ, время отъ времени, по прежнему являлся при дворѣ для участія въ разныхъ офиціальныхъ торжествахъ. Такъ проходили годы. Завѣщанія, нѣкогда столь быстро заготовленныя Павломъ, лежали въ шкатулкѣ. Составитель завѣщаній не отступился, однако, отъ взглядовъ, выраженныхъ въ нихъ въ 1788 году; и, по восшествіи на престолъ, 6 ноября 1796 года, Павелъ I весьма горячо, хотя и крайне своеобразно, принялся за осуществленіе ихъ на дѣлѣ... Въ ночь на 12 марта 1801 года Павла I не стало. Новый государь поручилъ вѣрнѣйшему другу своего родителя, вице-канцлеру князю Александру Борисовичу Куракину, разобрать бумаги покойнаго государя {Оставшійся отъ князя А. Б. Куракина его частный архивъ представляетъ, въ нынѣшнемъ своемъ видѣ, 100 томовъ различнаго рода бумагъ, и перешелъ, по наслѣдству, отъ князя А. Б. Куракина къ барону Михаилу Николаевичу Сердобину. Благодаря обязательности барона Михаила Николаевича, которому свидѣтельствуемъ глубочайшую признательность, мы получили теперь возможность весьма близко ознакомиться съ этимъ драгоцѣннымъ собраніемъ матеріаловъ для исторіи послѣднихъ лѣтъ царствованія Екатерина II и всего царствованія Павла I.
   Списокъ съ завѣщаній этого государя, снятый рукою Куракина, помѣщенъ симъ послѣднимъ въ особомъ томѣ его архива; томъ этотъ, in-folio, переплетенъ въ красный сафьянъ, и на корешкѣ вытиснена надпись: "Къ вѣчному храненію". Эти же слова собственною рукою князя Куракина повторены на первой страницѣ книги. Затѣмъ въ сборникѣ (прошнурованномъ и скрѣпленномъ красною сургучною печатью князя Куракина), вписаны копіи съ слѣдующихъ шести актовъ, сверхъ акта (No 1) о происхожденіи рода Мусиныхъ-Юрьевыхъ (21 февраля 1801 г.):
   I. Письмо великаго князя Павла Петровича къ великой княгинѣ Маріи Ѳеодоровнѣ (4 января 1788 года).
   II. Второе письмо Павла къ ней же (4 января 1788 года).
   III. Третье письмо его же и съ ней же (4 января 1788 года).
   IV. Письмо Павла къ дѣтямъ его (4 января 1788 года).
   V. Духовное завѣщаніе Павла, въ 45 пунктахъ, о распредѣленія движимаго и недвижимаго имуществъ,-- написано 15 января 1788 года въ С.-Петербургѣ и начинается словами: "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа".
   VI. Наказъ или предписаніе о порядкѣ управленія въ 33 пунктахъ, составленный Павломъ для дѣтей. Пункты эти не имѣютъ въ оригиналѣ общаго заглавія, и подъ ними не выставлено числа, когда они составлены.
   Документъ о происхожденіи рода Мусиныхъ-Юрьевыхъ писанъ почеркомъ не куракинскимъ,-- затѣмъ всѣ остальные, поименованные нами шестъ актовъ, писаны рукою самого князя А. Б. Куракина. Далѣе, въ томъ же сборникѣ, и уже другою рукою, написаны реэстры драгоцѣннымъ вещамъ императора Павла I; списки эти составлены уже послѣ его смерти,-- первые листы ихъ обведены чернымъ бордюромъ; вещи распредѣлены такъ, какъ онѣ завѣщаны разнымъ лицамъ въ 1788 г.; и дѣйствительно, по смерти Павла въ 1801 г. -- вещи его (преимущественно драгоцѣнныя и разные ордена) были розданы такъ, какъ это предназначено было имъ въ завѣщаніи 1788 г. Первый изъ этихъ списковъ вмѣщаетъ въ себѣ вещи, предназначенныя "Его императорскому величеству", т. е. Александру I; другой списокъ -- "Ея императорскому величеству (Маріи Ѳеодоровнѣ) и ихъ императорскимъ высочествамъ великимъ князьямъ"; затѣмъ идутъ: "Опись образамъ, хранящимся въ гардеробѣ блаженной памяти государя императора Павла Петровича"; "Опись (рука Куракина) казеннымъ брилліантовымъ вещамъ, хранящимся въ гардеробѣ блаженной памяти государя императора". Далѣе, въ сборникѣ помѣщенъ новый рядъ описей разнымъ драгоцѣннымъ вещамъ Павла, съ заглавіями: "Ихъ императорскимъ высочествамъ великимъ княжнамъ", и "Разнымъ особамъ"; при этомъ, противъ многихъ вещей, значущихся въ описяхъ, сдѣланы отмѣтки, нерѣдко рукою Куракина, кому отдана или куда употреблена та или другая вещь. Сборникъ (состоящій изъ 62 полулистовъ, изъ которыхъ довольно много неиспользованныхъ) оканчивается описью на двухъ подулистахъ руки Куракина: "Сундукъ въ зеленомъ кабинетѣ подъ литерою А, въ коемъ хранятся отобранныя отъ Новикова бумаги".
   Изъ описаннаго нами тома мы для настоящей статьи извлекаемъ вышепоименованные (NoNo 2 по 7) документы. Копіи съ этихъ актовъ мы находимъ также въ другомъ томѣ собранія бумагъ князя Куракина. Этотъ томъ, также въ переплетѣ краснаго сафьяна; на доскѣ переплета вытиснено золотомъ: "Au prince Alexandre de Kourakine"; на корешкѣ "Копіи съ завѣщаній покойнаго государя императора Павла".
   На первомъ листѣ сборника (in-folio, 62 полулиста) надпись: "Копіи съ завѣщанія покойнаго государя императора Павла I и списокъ о милостяхъ имъ изліянныхъ въ день его коронованія. На вѣчную о немъ память". На слѣдующемъ листѣ рукою князя Куракина написано: "Копіи съ завѣщаній покойнаго государя императора Павла I, имъ сдѣланныхъ, отъѣзжая въ походъ противъ шведовъ въ 1788 году, и мною въ его собственной шкатулкѣ при порученномъ мнѣ разборѣ бумагъ его, послѣ его кончины, найденныхъ, въ мартѣ 1801 года". Въ самихъ копіяхъ, при считкѣ ихъ со спискомъ собственной руки князя Куракина, оказались нѣкоторыя, впрочемъ, весьма незначительныя описки и пропуски, которыя мы исправили при печатаніи по куракинскому списку. Вслѣдъ за "копіями", въ настоящемъ томѣ собранія бумагъ князя Куракина помѣщена копія же съ указа Павла отъ 20 февраля 1801 г. о вступленіи вице-канціеру князю Куракину "по прежнему въ должность, по его званію"; далѣе, два письма князя Куракина къ государю цесаревичу (первое 7 августа 1791 года); далѣе, какъ значится изъ надписи руки Куракина: "Выписка изъ Memoire du Baron de Brilefeldt, сдѣланная мною, до повелѣнію покойнаго государя императора Павла I, въ его почивальной и на его собственномъ бюро, наканунѣ несчастнаго дня его кончины, 10 марта 1801 года, дабы по оной учредить церемоніалъ для пріема ожиданныхъ тогда депутатовъ изъ Грузіи, въ день ихъ торжественной аудіенціи и присяги". Вслѣдъ за выпиской идетъ длинный списокъ, озаглавленный княземъ Куракинымъ такъ: "Списокъ о всѣхъ милостяхъ, изліянныхъ покойнымъ государемъ императоромъ Павломъ I, въ день его коронаціи 5-го апрѣля 1797 года, благотворность и щедрость его великія души ознаменовавшихъ, и примѣра себѣ ни въ Россіи и ни въ какомъ другомъ государствѣ не имѣющихъ!" Спискомъ симъ заканчивается настоящій томъ куракинскаго архива.
   Мы привели возможно обстоятельное описаніе тѣхъ тоновъ куракинскаго архива, изъ которыхъ заимствуемъ въ настоящей статьѣ шесть актовъ; затѣмъ необходимо оговориться, что при чтеніи ихъ, въ особенности при чтеніи нѣкоторыхъ статей "предписанія" (актъ VI), обороты рѣчи до того тяжело и странно изложены, что самый смыслъ ея является довольно темнымъ: эта темнота текста принадлежитъ или оригиналу (котораго мы не имѣли случая видѣть), или переписчику его, князю Куракину.}. При исполненіи этого порученія, Куракинъ нашелъ, какъ самъ свидѣтельствуетъ, "въ собственной шкатулкѣ" покойнаго императора, завѣщанія Павла, написанныя имъ въ 1788 г. Свято чтя память своего друга и повелителя, Куракинъ, прежде чѣмъ передать подлинники завѣщаній кому слѣдовало, собственноручно снялъ копіи съ этихъ бумагъ и затѣмъ озаботился оставленіемъ у себя еще одной копіи. Оба списка всѣхъ шести актовъ, составляющихъ рядъ завѣщаній великаго князя Павла Петровича, помѣщены были Куракинымъ въ различные томы собранія его бумагъ, какъ служебныхъ, такъ и семейныхъ.
   Въ изданіи приводимыхъ за симъ памятниковъ мы сохраняемъ въ точности орѳографію кн. А. Б. Куракина, предъ глазами котораго, какъ ни замѣтили, лежалъ оригиналъ.
  

I.

Любезная Жена моя!

   Отъѣзжая въ походъ, необходимымъ нашелъ, по долгу закона и обязательствамъ званія своего, равномѣрно и Союза Нашего, оставить тебѣ сіе письмо, какъ той особѣ, которая всю мою довѣренность преимущественно имѣешь, какъ по положенію Своему, такъ и качествамъ души и разума, мнѣ столь извѣстнымъ и драгоцѣннымъ.
   Призываю благословѣніе Божіе на тебя и на Себя, оставляю здѣсь дѣтей своихъ подъ очами Любезнѣйшей Матери своей и твоими, съ полнымъ слѣдственно удостовѣреніемъ, о ихъ сохраненіи и безопасности.
   Ты знаешь мое сердце и душу, и что я ни въ чемъ другомъ не полагаю истиннаго моего удовольствія и верьховной должности бытія моего, какъ въ общемъ благѣ и его цѣлости.
   Сіе чувство руководствовало и всегда руководствовать будетъ всѣми Моими дѣлами. Оно, соединясь съ Сыновнею Любовію, заставляетъ меня желать усердно, чтобъ съ настоящимъ царствованіемъ продолжилось, сколь возможно долѣе, благоденствіе Отечества.
   Но природной мой предъ нимъ долгъ, и сердечная къ нему привязанность столь велики, что одно Его обезпѣченіе занимаетъ теперь всю мою душу и стало поводомъ сего письма моего къ тебѣ, любезная жена моя.
   Воображая возможность произшествій, могущихъ случиться въ мое отсутствіе, ничего для меня горестнѣе, а для Отѣчества чувствительнѣе себѣ представить не могу, какъ если бы вышнимъ провиденіемъ суждено было въ самое сіе время лишиться мнѣ матери, а Ему Государыни.
   Таковое произшествіе было бы истинное для Насъ посѣщеніе Божіе.
   Признаюсь тебѣ, что щитаю оное такимъ ударомъ, котораго возможность удалилъ бы я со всѣмъ изъ своей мысли для своего спокойствія, если бы любовь моя къ Отечеству, и долгъ мой предъ нимъ не налагали на совесть мою обязательства огорчить себя воображеніемъ возможности сего произшествія для того, чтобы целость Его и обезопасность въ толь нещастной моментъ непоколебимы остались.
   Вотъ все мое намереніе; а какъ основано оно на единой предосторожности, то и не хочу я волю свою, теперь тебѣ открываемую, прежде времени облѣпить формою Государскаго повѣленія.
   Я скажу тебѣ только мѣры, которыя признаю надобными на сей нещастной случай, исполнѣніе же которыхъ съ полною довѣренностію, поручаю тебѣ, которой любовь ко мнѣ и усердіе въ Отечеству и мнѣ, и Ему столь извѣстны.
   Въ правотѣ души твоей и совѣтахъ находилъ я всегда пріятную отраду и пользу; и такъ погрѣшилъ бы я предъ Отѣчествомъ и предъ собою, если бы не препоручилъ особенно тебѣ исполненія всего того, что въ отсудствіе мое на таковой случай за нужно поставляю.
   Во перьвыхъ, поручаю тебѣ, какъ скоро постигъ бы моментъ сего нещастнаго случая, немедленно объявить Сенату, Синоду и перьвымъ тремъ Коллегіяжъ сіе мое къ тебѣ письмо, котораго содержаніе въ тотъ же самой часъ и возимѣетъ силу Моей точной воли и повеленія, которымъ утверждаю тебя правительницею на время моего отсудствія, почему и обнародуй сіе нещастное произшествіе, а письмо сіе объяви въ Сенатѣ при увереніи о моемъ благоволѣніи всѣхъ и каждаго. Прикажи отъ имяни Моего Синоду, Сенату и перьвымъ тремъ Коллегіямъ о принятіи отъ всѣхъ должной присяги мнѣ и Сыну моему Александру, какъ наслѣднику, обнадѣжа непременностію попеченія моего о истинномъ всѣхъ благосостояніи. Объяви Синоду, Сенату и тремъ Коллегіямъ, чтобъ остались въ прежней своего званія власти, относительно до упражненія по Государствѣннымъ тѣкущимъ дѣламъ.
   Сенатъ, Синодъ, три перьвыя Коллегіи, всѣ протчія гражданскія, военныя и судебныя мѣста, шефы разныхъ командъ и установленій, словомъ сказать всѣ мѣста и всѣ шефы, безъ изъятія, должны, безъ малѣйшей остановки, отправлять, по ихъ званіямъ, всѣ обыкновенныя текущія дѣла, на узаконенныхъ уже основаніяхъ, которыя всѣ имѣютъ оставаться до моего возвращеніи точно въ прежнемъ положеніи, не вводя въ нихъ никакихъ и ни малѣйшихъ новостей (и) перемѣнъ, по какимъ бы то причинамъ и поводу ни било.
   Тебѣ, какъ Правительницѣ, смотрѣть бдѣннымъ окомъ, чтобъ оно вездѣ, и во всей точности наблюдаемо было.
   Тебѣ, Любезная Жена, препоручаю особенно въ самой моментъ предполагаемаго нещастія, отъ котораго удали насъ боже, весь собственной Кабинетъ и бумаги Государннины, собравъ при себѣ въ одно мѣсто, запечатать Государственною печатью, приставить къ нимъ надежную стражу, и сказать волю Мою, чтобъ наложенныя печати оставались въ цѣлости до Моего возвращенія.
   Будѣ бы въ какомъ нибудь правительствѣ, или въ рукахъ частнаго какого человѣка, остались мнѣ неизвѣстныя, какія бы то ни было повѣлѣнія, указы, или распоряженіи въ свѣтъ неизданные, онымъ, до моего возвращенія, остаться не только безъ всякаго и малѣйшаго дѣйствія, но и въ той же непроницаемой тайнѣ, въ какой по тотъ часъ сохранялись. Со всякимъ же тѣмъ, кто отважится нарушить, или подастъ на себя справедливое подозреніе въ готов(н)ати преступить сію волю мою, имѣешь поступить по обстоятельствамъ, какъ съ сущимъ, или какъ съ подозрѣваемомъ Государственнымъ Злодѣемъ, предоставляя конечное судьбы его решеніе самому мнѣ по моемъ возвращеніи; затемъ пребываю твоимъ вѣрнымъ Твой вѣрной

ПАВЕЛЪ.

   С.-Петербургъ. Генваря 4 дня, 1788 года.
  

II.

Любезная Жена моя!

   Богу угодно было на свѣтъ меня произвѣсть для того состоянія, котораго хотя и недостигъ, но не менѣе во всю жизнь свою тщился здѣлаться достойнымъ. Промыслъ Его соединилъ меня съ тобою, Любезная супруга, въ такое время для насъ обѣихъ, которое никакое человеческое проницаніе предназначить не могло, и тѣмъ самымъ показалъ по насъ обѣихъ безпосредственнымъ образомъ волю Свою, и запечатлѣлъ ее, исполнивъ Нашъ союзъ Любви и Согласія, и давъ намъ Залогъ оной, дѣтей Любезныхъ Намъ. Таковой Его особливой Милости мы ни чемъ не заслужили, а относить ее должно къ попеченію Его о отечествѣ. О великія обязательства возложены на Насъ! Обѣихъ ихъ тебѣ, о дражайшая Супруга, исполнить, а мнѣ тебѣ, при послѣднемъ моемъ часѣ, совѣтами помогать. Но прежде нежели приступлю къ сему важному вспомоществованію, долженъ тебѣ отворить сердцѣ свое. Тебѣ самой извѣстно, сколь я тебя любилъ и привязанъ былъ. Твоя чистѣйшая душа предъ богомъ и человѣки стоила не только сего, но почтенія отъ меня и отъ всѣхъ. Ты мнѣ была перьвою отрадою и подавала лутчія совѣты. Симъ признаніемъ долженъ предъ всѣмъ свѣтомъ о твоемъ благоразуміи. Привязанность къ дѣтямъ, залогомъ привязанности и любви ко мнѣ была. Однимъ словомъ не могу довольно тебѣ благодарности за все сіе сказать, равномѣрно и за терпеніе твое, съ которымъ сносила состояніе свое, ради меня и по человѣчеству случающіяся въ жизни Нашей скуки и прискорбіи, о которыхъ прошу у тебя прощенія и за всѣ сіе обязанъ тебѣ слѣдующими совѣтами. Будь тверда въ Законѣ, которой ты воспріяла и старайся о соблюденіи непорочности Его въ Государствѣ. Не безпокой совести ни чьей. Государство почитаетъ тебя своею, ты сіе заслуживаешъ, и ты Его почитай отечествомъ. Люби Его и споспешествуй благу его. Я преподаю тебѣ средства къ тому. Ты прочти мои бумаги и въ нихъ найдешь то, чего я отъ тебя желаю и отъ дѣтей своихъ, и по тому исполняй. Здѣсь предстоятъ награжденіе добродѣтелей твоихъ наибольшее, слава, которую ты пріобрѣтешъ, дѣлая то для Отечества, что тебѣ остается и на которое намереніе ты съ таковою решимостію и охотою поступила. Благоразуміе твое тебя наставитъ на путь правый и богъ благословитъ твои добрыя намѣреніи. Старайся о благѣ прямомъ всѣхъ и каждаго. Дѣтей воспитай въ страхѣ Божіи, какъ началѣ Премудрости, въ добронравіи, какъ основаніи всѣхъ добродѣтелей. Старайся о ученіи ихъ наукамъ, потребнымъ къ ихъ званію, какъ о томъ, что преподавая знаніи открываешъ разсудокъ. Не пренебрегай и телесныхъ выгодъ, ибо отъ нихъ здоровье къ понесенію трудовъ и наружность благообразная, плѣняющая глаза. Все сіе клоня къ поспѣшествованію бодрости и твердости духа, которой будучи напряженъ къ добру всѣмъ качествамъ души. Укрѣпи ихъ въ намѣреніи моемъ о наслѣдствѣ и законѣ онаго, и въ приведеніи въ порядокъ протчихъ частей, но старайся имъ внушить, что человѣкъ всякой долженъ подчинять себя разсудку, а ocoбливо такой, которой Богомъ призванъ подчинить страсти другихъ и управлять Людьми и цѣлымъ Государствомъ и Народомъ. Такимъ только себя подчиненіемъ можетъ удержать другихъ во ономъ, а особливо своихъ собственныхъ потомковъ, подавая имъ примѣръ, а свою же совесть успокоить. Отличай тѣхъ, кто намъ вѣрные были и привязаны. Тебѣ ихъ имена извѣстны, равномѣрно какъ и подвиги. Будь милостива и снисходительна и слѣдуй въ семъ Своей душѣ благодѣтельной. Награди всѣхъ тѣхъ, кто у насъ служили. Воспитавшихъ и тебя и меня особливо награди. Въмѣстѣ съ симъ получишь ты волю мою о дѣтяхъ и протчія распоряженіи. Ты все сіе разбери и въ свое время здѣлай, а между тѣмъ укрѣпляйся терпѣніемъ и добродѣтельми. Богъ да благословитъ всю жизнь твою. Прости другъ мой, помни меня, но не плачь о мнѣ; повинуйся волѣ того, которой въ лутчему все направляетъ. Прими мою благодарность Твой всегда вѣрный Мужъ и другъ

ПАВЕЛЪ.

   С.-Петербургъ. Генваря 4 дня, 1788 г.
  

III.

Любезная Жена моя!

   Совесть моя, долгъ предъ богомъ и Государствомъ и обязательства званія моего, равномѣрно и союза нашего побудили меня оставить тебѣ сію волю мою, какъ той особѣ, которая всю мою довѣренность преимущественно заслуживаешь, какъ по положенію своему, такъ и качествамъ души и разума, мнѣ столь извѣстнымъ и драгоцѣнныѵъ.
   Призываю благословленіе Божіе на тебя.
   Ты знаешь мое сердцѣ и душу, и что я ни въ чемъ другомъ ни полагаю истиннаго моего удовольствія и верьховной должности бытія моего, какъ въ общѣмъ благѣ и Его цѣлости.
   Сіе чувство руководствовало всегда всѣми моими дѣлами. Оно соединясь съ сыновною любовію заставляетъ меня вънутри души моей желать усердно, чтобъ съ настоящимъ царствованіемъ продолжилось, сколько возможно долѣе, благоденствія отечества.
   Но природной предъ нимъ долгъ и сердечная въ нему привязанность столь велики, что одно Его обезпеченіе занимаетъ теперь всю мою душу, и стало поводомъ сего письма моего къ тебѣ.
   Воображая возможность произшествій могущихъ случится, ничего горестнѣе и чувствительнѣе себѣ и для отечества представить не могу, какъ если бы вышнимъ провидѣніемъ суждено было лишиться матери моей Государынѣ Императрицы. Такое произшествіе было бы истинное посѣщеніе божіе.
   Таковую возможность отдалилъ бы я со всѣмъ отъ своей мысли, если бы любовь моя къ отечеству и долгъ мой предъ нимъ не налагали на совесть мою обязательства огорчить себя воображеніемъ возможности сего произшествія для того, чтобы цѣлость Его и безопасность въ столь нещастной моментъ, непоколебимы остались.
   Таковое произшествіе можетъ послѣдовать равномѣрно и послѣ моей смерти, то тѣ-же самыя обязательства налагаютъ на меня равной долгъ предосторожности, открывая тебѣ тѣ мѣры, которыя признаю надобными на таковой случай, исполненіе же которыхъ съ полною довѣренностію поручаю тебѣ, которой Любовь ко мнѣ и усердіе къ отечеству столь извѣстны.
   Въ правотѣ души твоей и совѣтахъ находилъ я всегда прямую отраду и пользу; и такъ погрѣшилъ бы я предъ отечествомъ и предъ собою, если бы не препоручилъ особенно тебѣ исполнѣнія всего того, что на оба случая за нужно поставляю.
   Симъ долженъ предъ всѣмъ свѣтомъ былъ тебѣ.
   Поручаю тебѣ тогда немедленно объявить Императоромъ сына нашего большаго Александра, и сіе мое къ тебѣ письмо Сенату, Синоду и тремъ перьвымъ Коллегіямъ. Если сынъ мой большой останется малолетѣнъ, то поручаю тебѣ правительство, какъ правительницѣ, и со онымъ опѣку дѣтей нашихъ до совершеннолѣтія, сего требуетъ порядокъ и безопасность Государства. При тебѣ быть совѣту Правительства, которому нѣтъ дѣла до опѣки. Совѣту сему состоять изъ шеста особъ перьвихъ двухъ классовъ по выбору Твоему. Въ сей совѣтъ правительства входить всѣмъ дѣламъ, подлѣжащимъ рѣшенію самаго Государя, и всѣмъ тѣмъ, которые, какъ къ нему, такъ и въ совѣтъ его вступаютъ; однако ты имѣешь, какъ Правительница, во всякомъ случаѣ голосъ рѣшительной. Совершенно-лѣтіе начинается шестьнадесять лѣтъ. Жениться и замужъ иттить дѣтямъ нашимъ не позволяю инако, какъ съ воли твоей, и, во всякомъ случаѣ, надѣюсь отъ дѣтей своихъ и сверьхъ сего повѣлеваю, отдавать тебѣ, которая достоинствами и добродѣтелями преисполнена, которую любилъ, какъ самаго себя, я ни въ чемъ съ собою не разлучалъ, подолгу къ тебѣ большему, нежели ко мнѣ, ибо ты ихъ на свѣтъ произвѣла, и помня нашъ союзъ и Любовь; то, чѣмъ они мнѣ должны были, любить и почитать тебя и согласоваться съ волѣю твоею. Тѣмъ болѣе должны они тебѣ всѣмъ симъ, что ты помогла утвердить на предбудущія вѣки тишину и спокойствіе и тѣмъ самымъ блаженство Государства. Ихъ долгъ удвоить Любовь и благодарность свою къ тебѣ, сохранять свято противу тебя то, что Господь Богъ въ Заповѣдяхъ и святомъ Писаніи предписалъ дѣтямъ къ родителямъ и посвятить на то жизнь свою. Я не сумнѣваюсь, чтобъ они не соблюли сего свято, помня Законъ божій, отеческую волю и долгъ сыновей, облѣгчая повѣденіемъ своимъ печаль твою о мнѣ.
   Тебѣ оставляю, какъ виновницѣ блаженства вѣковъ, всѣ преимущества, каковыми бы при жизни моей пользовалась, миліонъ доходу, исключая содержанія Двора, мѣсто предъ снохою, равномѣрно и знаки орденовъ св. Андрѣя и св. Александра.
   Сямъ письмомъ исполнивъ долгъ званья своего, совѣсти и Любви моей въ тебѣ, пребываю твоимъ вѣрнымъ

ПАВЕЛЪ.

   С.-Петербургъ. Генваря 4 дня. 1788 года.
  

IV.

Любезные дѣти мои!

   Достигъ я до того часа, въ которой угодно всевышнему было положить предѣлъ жизни моей. Иду отдать отчетъ всѣхъ дѣлъ своихъ строгому судіи, но правосудному и Милосердому. Сей отчетъ тѣмъ важнѣе, чемъ труднѣе исполненіе должностей и обязательствъ посланія, на которое призвавъ былъ Святою волею Его. Конецъ жизни коей, приближившійся прежде начала посланія моего, побуждаетъ меня сложить всѣ обязательства и должности по лутчему разумѣнію моему и чистой совести на васъ, дѣтей моихъ. Вы теперь обязаны предъ Престоломъ Вышняго посвященіемъ жизни вашей отѣчеству, заслуживать и за меня и за себя, что избралъ онъ насъ и предъопрѣделилъ. Сіи причины побудили меня вамъ сію послѣднюю мою волю написать. Живите между собою мирно, помните всѣ, что одна въ васъ кровь.
   Большой люби своихъ меньшихъ и помни, что если богъ предъопредѣлилъ тебѣ преждѣ на свѣтъ произойти, то симъ самымъ приближивъ тебя къ престолу, возложилъ большее обязательство Любви и снисхожденія къ брату твоему, которой твой лутчей другъ. Меньшой люби равномѣрно большаго своего и помни, что предопрѣделено Богомъ тебѣ второе мѣсто; и такъ имѣй свято почтеніе къ волѣ Божіей, сохраняя оное къ брату твоему. Помните оба, что вы посланы отъ Всевышняго къ Народу, а не народъ къ вамъ, и для его блага; и такъ пекитись о немъ, сохраняя его, а лутчее сохраненіе тишина, которой примѣръ подавайте вы между собою, ибо вы примѣръ всѣму, а нигдѣ оное столь не нужно, какъ въ нашемъ Государствѣ, которое не наслаждалось много плодами тишины. Осталась у васъ Мать вселюбезнѣйшая, достоинствами и добродѣтелями преисполненная, которою я любилъ, какъ самаго себя и ни въ чемъ ее съ собою не различалъ, то, по долгу къ ней большему, нежели ко мнѣ, ибо она васъ на свѣтъ произвѣла, и, помня нашъ союзъ и любовь, отдавайте ей то, чѣмъ вы мнѣ должны были. Любите и почитайте ее и согласуйтесь во всемъ съ волею Ея. Тѣмъ болѣе вы должны ей всѣмъ симъ, что она помогла согласіемъ своимъ утвердить на предбудущіе вѣки тишину и спокойствіе, и тѣмъ самымъ блаженства Государства, въ образѣ, порядкѣ и правѣ наслѣдства; и слѣдственно помогла утвердить судьбу и состояніе не только ваше, но Сыновъ сыновъ вашихъ. О, коликія новыя обязательства возложены на васъ къ ней! Вы Ей не только жизнію одолжены, но и состояніемъ. И такъ удвойте любовь и благодарность вашу теперь къ ней. Сохраняйте свято противу ее то, что Господь Богъ въ заповѣдяхъ и Святомъ Писаніи предписалъ дѣтямъ къ родителямъ и посвятите всю свою жизнь на то. Я не сумнѣваюсь, чтобъ не соблюли свято сего, и помня Законъ Божій, Отеческую волю и долгъ сыновей, облегчайте повѣденіемъ своимъ печаль Ее о моей смерти. Я вамъ все сіе повѣлеваю и заклинаю васъ именемъ Божіимъ. Вамъ вручить жена моя отъ женя протчія распоряженія мои въ свое время.
   Призываю на васъ благословленіе Божіе во всѣхъ вашихъ Дѣлахъ, согласныхъ съ Святымъ Закономъ Его.
   Вдовѣ моей, какъ виновницѣ блаженства предбудущихъ вѣковъ, оставляю всѣ преимущества, каковыми при жизни моей пользовалась бы, миліонъ доходу, исключая дворъ и мѣсто предъ снохою. Равномѣрно за подвигъ Ее, знаки ордена св. Андрѣя и Александра, которые самъ носилъ.
   Вы получите сію мою волю, когда вы возмужаете. Когда Богъ окончить жизнь {Въ другомъ спискѣ: "дни".} Бабки вашей, тогда тебѣ, старшему, вступить по ней и волю мою при коронованіи твоемъ объявить и присягнуть вмѣстѣ со всѣю націею, въ соблюденіи Святомъ Права наслѣдства и обязательствъ, до сего касающихся, за которомъ и установи самодержавство, основанное на законахъ, которые утверди по лутчему твоему разумѣнію. Нѣтъ мнѣ нужды говорить о методахъ таковаго правленія, симъ даю лутчей залогъ любви къ Отечеству и дѣтямъ, способствуя къ доброму управленію, чрезъ что обѣзпечиваю совесть каждаго изъ своихъ потомковъ; и тѣмъ самымъ утверди всѣ состоянія и дай имъ бытіе и существованіе. Симъ долженъ былъ предъ Создателемъ отечеству, роду своему и потомкамъ.
   Призываю на всѣхъ сихъ благословленіе Божіе и Имя Святое Его. Да направитъ онъ стопы ваши на путь истинны. Да пошлѣтъ вамъ духъ Разума, Премудрости и Ангела мирна, вѣрна наставника и Хранителя душъ и телесъ вашихъ.
   Исполнивъ долгъ мой послѣдній, даю вамъ свое благословеніе. Простите меня, если въ чемъ волею, или неволею согрѣшилъ; я же прощаю васъ отъ чистаго моего сердца. Будьте счастливы, щастіемъ земли вашей и Спокойствіемъ души вашей. Богъ вамъ да дастъ Его, какъ меня сподобилъ въ жизнь свою онымъ наслаждаться. Вашъ навсегда благосклонной

ПАВЕЛЪ.

   С.-Петербургь. Генваря 4 дня. 1788 года.
  

V.

Во имя Отца и Сына и Сеятаю Духа!

   Отъѣзжая въ Армію на случай тотъ, что тамъ Всемогущему Богу угодно будетъ вѣкъ мой прекратить, почитаю долгомъ моимъ противъ самаго себя и противъ тѣхъ, съ коими по связи крови, дружбы и иныхъ обязательствъ состою, о распоряженіи моего движимаго и недвижимаго имѣнія, теперь въ моемъ дѣйствительномъ владѣніи находящагося, слѣдующую послѣднюю волю мою начертать, прося Ея Императорское Величество Государыню Мать мою, чтобъ послѣдимъ знакомъ Ея любви и благоволенія ко мнѣ оную бы Женѣ коей точно и непремѣнно исполнить позволила:
   1) Гатчину со дворцомъ и находящимся въ немъ съ садомъ, дворцомъ и протчими принадлежностями и селеніями Гатчинскую волость саму по себѣ состовляющими, отдаю я женѣ моей.
   2) Каменной Островъ, со дворцомъ и находящимся въ немъ, отдаю старшему Моему Сыну, на томъ же точно основаніи какъ самъ онымъ владѣлъ; Арсеналъ во дворцѣ онаго находящейся Ему же.
   3) Протчіи волости Гатчинскаго вѣдомства отдаю Сыну Моему Константину.
   4) Всѣ мои картины и статуи въ Зимнемъ дворцѣ въ С.-Петербургѣ: находящіяся отдаю Женѣ моей.
   5) Каменной домъ мой, что въ Луговой Миліонной съ большою библіотекою и инструментами въ ономъ находящимися отдаю Сыну Моему Константину, изключая картинъ, которыя въ другихъ мѣстахъ не бывъ помѣщенными въ ономъ же хранятся; ихъ отдаю Женѣ моей.
   6) Въ Зимнемъ дворцѣ находящуюся библіотеку мою отдаю Сыну моему Александру, равномѣрно и планы, хранящіяся, какъ у Плещѣева, такъ и у Малте.
   7) Въ Зимнемъ дворцѣ находящейся Кабинетъ моихъ Естамповъ, собственнаго моего пріобрѣтенія, прошу Государыню Мать мою принять, какъ знакъ моей всегда невредимо къ ней хранившейся любви и преданности.
   8) Павловскую больницу, что въ Москвѣ, препоручаю Женѣ моей, а Каменноостровскихъ Инвалидовъ Сыну моему Александру.
   9) Гардеробъ мой изъ платья здѣланнаго, также белье и кружева мои и обувь, раздѣлить на три ровныя части по жеребью между моими тремя камердинарами: Петромъ Жванцовымъ, Михайломъ Бендерскимъ и Васильемъ Кутайсовымъ; а всѣ куски разныхъ парчей и матерій моего гардероба отдаю камердинеру моему Ивану Кутайсову.
   10) Изключая перстеней, шпагъ, знаковъ разныхъ орденовъ и Аметистовова прибора на фракъ отъ Жены моей шедшаго, всѣ мои протчія бриліантовыя вѣщи и жемчути отдаю я тремъ дочерямъ моимъ, Александрѣ, Еленѣ и Маріи, раздѣля оныя между ими по ровну целыми сортами по жеребьямъ; а означенной аметистовой, отъ жены моей шедшей приборъ на память Ея ко мнѣ Любви, отдаю старшему моему Сыну въ Первородство съ заступленіемъ.
   11) Всѣ бриліантовыя шпаги мои раздѣлить поровну и по жребью между моими Сыновьями, изключая шпаги Петра II-го, которую оставляю Сыну моему Константину и его Роду въ фидеи-комисъ.
   12) Золотую мою шпагу, которую ежеднѣвно самъ носилъ и мѣдную отъ моего Отца Петра III-го идущую, отдаю на память мою Сыну Моему Александру.
   13) Звѣзду Андрѣевскую со крестомъ бриліантовымъ отдаю Сыну моему Александру, а жемчужную звѣзду сыну моему Константину.
   14) Звѣзду и крестъ прусскаго ордена Чернаго орла бриліантовыя, шпагу французскую, идущую отъ графа д'Артуа и золотыя мои пряжки, которыя всякой день ношу, отдаю моему вѣрному другу Князю Александру Куракину.
   15) Крестъ Анненской бриліантовой, которой носилъ на шеѣ, оставляю участвовавшему въ моемъ воспитаніи Тимофею Ивановичу Остервалду.
   16) Перстень бриліантовой съ портретомъ покойнаго Короля прусскаго отъ него собственноручно мною полученный, отдаю я на память Мою Сыну Моему Александру.
   17) А трость съ костенымъ набалдашникомъ, точеннымъ Женою моею, которою ежедневно же употреблялъ, отдать Сыну моему Константину.
   18) Три картины сухими красками Женою моею писанныя, и въ разныя времена отъ нее полученныя, памятныя вѣщи, такъ какъ и часовыя цѣпочки, отдаю на ровныя части и по жребью Моимъ дочерьямъ.
   19) Анненской крестъ простой золотой, которой всякой день носилъ, отдаю я Николаю Ивановичу Салтыкову.
   20) Четвре кованныя серебрянныя звѣзды, которыя всегда носилъ, отдаю двѣ Андрѣевскія, одну графу Валентину Платоновичу Мусину-Пушкину {Генералъ-Аншефъ графъ В. П. Мусинъ-Пушкинъ (род. 1735, ум. 1804 г.) былъ назначенъ 23 іюня 1788 г. главнокомандующимъ русской арміей въ Финляндію въ войнѣ противъ шведовъ. Малоуспѣшность кампаніи сего года Екатерина II приписывала вялости и непредпріимчивости гр. Мусина-Пушкина. См. "Записки" Храповицкаго. М. 1862, стр. 69--71 и 100.}, другую князю Ивану Сергѣевичу Барятинскому; а двѣ Володимерскія Карлу Ивановичу Савену и Петру Ивановичу Пастухову.
   21) Митрополиту Московскому отдаю трость съ изумруднымъ набалдашникомъ и мою двумѣстную красную карету, въ которой всегда ѣздилъ.
   22) Весь мой экипажъ, т. е. городовыя и дорожныя кареты со всѣми цуковыми лошадьми и приборами отдаю Женѣ моей.
   23) Тестю Моему отдаю всѣ мои турецкія палатки, а тещѣ столовой синей фарфоровой сервизъ, которой при Каменноостровскомъ дворцѣ.
   24) Моихъ верховыхъ лошадей, собственнаго сѣдла моего, отдаю я здѣсь оставшихся двухъ -- князю Алексѣю Куракину, двухъ -- Григорью Кушелеву, послѣднюю -- Екипажъ-мейстеру Василію Маркоку и ему же двухъ кавалерскихъ по его выбору; а изъ протчихъ верьховыхъ и молодыхъ въ ученіи находящихся, по двѣ -- подполковнику моего полка Кноррлигу и капитану Штейнъ-вѣру; да свѣрьхъ того Кушелеву, Кноррингу и Штейнъ-вѣру, каждому изъ нихъ по два изъ богатыхъ моихъ воинскихъ уборовъ. Обозъ мой отдаю камеръ-геру Федору Вадковскому, ему же половину моего сѣдла верьховыхъ лошадей и подъемныхъ со мною въ походѣ бывшихъ; а другую половину тѣхъ и другихъ полковнику Христофору Бенкендорфу.
   25) Палатки и воинскіе уборы, что со мною въ доходѣ, отдаю князю Репнину съ исключеніемъ моей собственной палатки, которую на память оставляю женѣ моей.
   26) Серебряной доходной сервизъ мой отдаю лейбъ-медику моему Крузу.
   27) Чайной походной серебряной сервизъ мой отдаю лейбъ-хирургу Блоку.
   28) Фарфоровой десертной столовой сервизъ, что шелъ отъ гер. Курляндскаго, въ ежедневномъ употребленіи моего стола служившій, отдаю лейбъ-хирургу моему Беку.
   29) Въ родъ графовъ Паниныхъ отдаю я перо брилиіантовое съ бантомъ, что на Андрѣевской шляпѣ носилъ, и портретъ мой, которой вручитъ Жена моя на память моей любви къ покойному воспитателю моему; и еще возлагаю на моего старшаго Сына и всѣхъ моихъ Птомковъ наблюденіе долга моей благодарности противу рода означеннаго воспитателя моего покойнаго графа Никиты Ивановича Панина, которую краткость моего вѣка недозволила мнѣ имъ доказать.
   30) Плещѣеву отдаю уборы со всѣхъ моихъ шлюпокъ.
   31) Лаферміеру и Николаю, двое столовыхъ часовъ, золотомъ оправленныхъ изъ камня ониксъ, и Лаферміеру еще перстень бриліантомъ, Королемъ Шведскимъ мнѣ подаренной съ моимъ портретомъ; а Николаю перстень отъ Государыни моей Матери мнѣ пожалованной подъ No 27, также съ моимъ портретомъ; и еще каждому по двѣ тысячи рублей.
   32) Если когда Жена моя отъ бремени разрѣшится, и Богъ даруетъ мнѣ третьяго Сына, то предписываю, чтобъ назначенныя въ 3-тей статьѣ Сыну моему Константину Гатчинскія волости были между ими пополамъ раздѣлены, наблюдая, чтобъ новыя Скворици достались Сыну моему Константину, а старыя Скворицы третьему моему Сыну, и чтобъ число душъ на ровную часть каждаго достающихся были бы къ одному мѣсту отвѣдены.
   33) Если же родятся у меня четвертая дочь {Родилась дочь -- Екатерина, 10 мая 1788 г., въ С.-Петербургѣ. (См. въ Зап. Храповицкаго о рожденіи Екатерины Павловны на стр. 61.) Великая княжна Екатерина -- бывшая впослѣдствіи въ замужствѣ за принцемъ Петромъ Ольденбургскимъ, а потомъ за королемъ Виртимбергскимъ, ум. въ 1818 г.}, тогда предписываю, съ отмѣною 10-той статьи, чтобъ всѣ бриліантовыя вѣщи мои въ ней означенныя, были раздѣлены таковымъ же образомъ, какъ въ оной изъяснено, на четыре ровныя части, и, по жеребью, между моими четырьмя дочерми; а тогда Гатчинскія волости въ дѣлежъ нейдутъ, и остаются одному Сыну моему Константину.
   34) Два конскія убора, работы жены моей, такъ какъ и нѣсколько валтраповъ, Ея же трудовъ, раздѣлить обѣимъ моимъ Сыновьямъ Александру и Константину по поламъ и по жеребью.
   35) Генералъ-маіоршѣ Швеховой, при воспитаніи моихъ дочерей находившейся, отдаю крестъ бриліантовой, которой на Андрѣевской шляпѣ самъ носилъ.
   36) Бриліантовыя, собственныя мои пряжки, отдаю третьему моему Сыну, есл онъ родится; а если Богъ мнѣ не даруетъ, то оныя и пряжку портупейную бриліантовою орденскую отдаю герцогу Петру Голштинскому Епископу Любскому.
   37) Государыню мать Мою прошу пожаловать сто тысячь рублей на дачу въ построенныя мною церкви на Каменномъ Острову и въ Павловскомъ, на раздѣленіе между нищими и на награжденіе служившихъ при мнѣ придворнымъ конюшеннымъ и собственнымъ людямъ моимъ, съ пристойнымъ раздѣленіемъ сей суммы на сіи три предмѣта.
   38) Еще же Государыню Мать мою прошу въмѣсто Меня продолжить пенсіи, мною даваемыя каждому по смерть его.
   39) Женѣ моей препоручаю Имянемъ моимъ раздать рядовымъ моего Кирасирскаго полка и баталіона моего каждому по одному рублю, а офицерамъ моего бутадіона тысячу рублей.
   40) Женѣ моей поручаю купить для Епинуса табакерку съ бриліантами, въ тысячу рублей; капитану Штейн-вѣру табакерку въ такую же цѣну и оныя отъ отъ меня вручить; Епинусу же отдаю еще мои бриліантовыя запонки.
   41) Золотыя запонки и галстушную золотую пряжку, ежеднѣвно мною употребляемыя, оставляю я на память мою Женѣ моей.
   42) Шкатулку медью оправленную, отъ покойной Ландъ-Графини мнѣ доставшуюся, оставляю старшему моему Сыну и по немъ въ родъ для соблюденія бумагъ, въ оной хранящихся.
   43) Библію жемчугами унизанную, отъ Петра II-го идущую, оставляю старшему моему Сыну и въ его родъ.
   44) Полковницѣ Бенкендорфовой поручаю старшему моему Сыну въ свое время купить тысячу душъ.
   45) Въ заключеніи же всего прошу Государыню Мать мою оставить Жену мою въ тѣхъ покояхъ Зимняго дворца, въ коихъ я съ нею столь долго и счастливо жилъ.

ПАВЕЛЪ.

   С.-Петербургь. Геннаря 15. 178$
  

НАКАЗЪ.

1.

   Предмѣтъ каждаго общества блаженство -- каждаго и всѣхъ. Общество не можетъ существовать, если воля каждаго не будетъ направлена съ общей цѣли. Для того правительство, правительства разнаго рода. Лутчѣе то, которое ближайшимъ способомъ преимущественно достигаетъ до своего предмѣта. Изъ того разныя роди правленія раждаются. Чемъ больше земля, тѣмъ способы исполненія труднѣе, слѣдственно перьвое попеченіе должно быть облегчать ихъ. Самое простое облегченіе сего рода препорученіе исполненія одному, но связано съ неудобствами человечества.
  

2.

   Положивъ правила кѣмъ землѣ быть управляемой, должно сказать, что нѣтъ лутчаго образа какъ самодержавной, ибо соединяетъ въ себѣ силу Законовъ и скорость власти одного.
  

3.

   Для того положить Законъ кому имянно быть Государемъ.
  

4.

   Законы у насъ есть, но въ порядокъ привести въ ихъ смыслѣ. Новыхъ не дѣлать, но сообразить старые съ государственнымъ внутреннимъ положеніемъ, а указы почитать просто Учрежденіями, а не Законами.
  

5.

   Законы для наблюденія. За неблюденіемъ должно смотрѣть. Государь, будучи человѣкъ, за всѣмъ усмотрѣть не можетъ, хотя бы и не имѣлъ страстей; то для того и другаго надобны правительства. Таковъ Сенатъ, протчіе судебные мѣста и проч.
  

6.

   Государь будучи надъ всѣмъ, смотрѣть (sic) за разными частьми, и для того въ облегченіе не только ума Его, но и совести имѣть Ему совѣтъ, составленной изъ особъ, которымъ поручено смотрѣть за разными частьми и родами дѣлъ государства.
  

7.

   Въ государевъ совѣтъ всѣ дѣла входятъ по всѣмъ частямъ, слѣдственно отъ всѣхъ частей главному быть въ немъ. Я разумѣю дѣла до государственнаго правленія касающіяся, а не текущія по законамъ и безъ того. Сіи главныя суть: канцлеръ юстиціи, канцлеръ иностранныхъ дѣлъ, вице-канцлеръ юстиціи, вице-канцлеръ иностранныхъ дѣлъ, военной министръ, морской министръ, финанцъ-министръ, комерцъ-миннетръ, и государственной казначей.
  

8.

   Сказавъ о способахъ безпосредственныхъ къ достиженію предмѣта общества т. е. блага утвержденіемъ законовъ,-- сказать должно: сіе состояніе законы утверждаютъ. Таковое перьвое дворянство. Оно подпора государства и.государя и для того придать ему уваженія, не допуская въ него лишныхъ членовъ или не достойныхъ и имѣя съ государемъ равный интересъ должно его на службу обращать.
  

9.

   Второе Духовенство, котораго святость должностей дѣлаетъ столь уваженія достойна и для того заслуживаетъ особливаго вниманія и присмотра, дабы понятію о богѣ учили въ прямой силѣ, а не суевѣрію.
  

10.

   Среднѣе состояніе, котораго промыслы, торговля и рукодѣліе здѣлали необходимымъ для нуждъ въ обществѣ, должно заниматься такъ и при томъ отдѣлено быть, чтобъ общество ни въ чемъ недостатка не имѣло, а чтобъ промысли свободно текли для государства и для нихъ собственно, и тѣмъ самимъ распространять въ немъ изобилія.
  

11.

   Крестьянство содержитъ собою всѣ прочія части и своими трудами, слѣдственно особаго уваженія достойно и утвержденія состоянія не подверженнаго нынѣшнимъ перемѣнамъ его, изъ благодарности Отечества и для того, чтобъ тѣмъ лутче трудились и государство имѣло тѣмъ вѣрнѣе снабженіе.
  

12.

   Но сего предписанія не доволно, ибо исполненіе потребно; а прежде онаго быть не можетъ, пока каждое состояніе и каждой онаго членъ не узнаетъ воспитаніемъ пространства своихъ должностей, къ первому предмѣту благу общества, а сего достигнуть не можно безъ воспитанія, отъ котораго понятіе прямое закона, самаго себя и вѣщей и слѣдственно нравы, безъ которыхъ опять общество бѣдствѣнно, ибо члены развратны.

13.

   Для сего школы и училища, основанныя на правилахъ правлѣнія, дабы воспитаніемъ влагалось понятіе вѣщей къ назначенной цѣли и напряженія каждаго, по мѣрѣ состоянія, исполнѣніемъ должностей къ общей цѣли общества.
  

14.

   Торговля, служа въ богатству земли, сводить народы и тѣмъ самымъ полируетъ нравы и открываетъ новыя стѣзи смыслу человѣческому и способамъ государственнымъ.
  

15.

   Мануфактуры, фабрики и ремесла -- отрасли сего, сила и слѣдственно и цѣлость общества,-- и такъ о нихъ пѣвщись отмѣнно, а особливо у насъ, гдѣ сія часть запущена.
  

16.

   Сюда къ промысламъ принадлежитъ вино и соль. Послѣдняя запущена и такъ стараться исправлять, а перьвое основано на злоупотребіеніи, ибо коронной монополь развратительной для нравовъ; и такъ искать сей доходъ не прибавлять, а убавлять, замѣня прилежаніемъ въ другихъ отрасляхъ.
  

17.

   Руды и заводы, будучи свойства промысловъ, о нихъ я понимаю,-- какъ о средствахъ государственныхъ, которымъ предѣлъ положа, дабы имѣть иные въ запасѣ, а не въ разработываніи на нужду; надлежитъ уважить состояніе приписныхъ къ нимъ крестьянъ, ихъ судьбу перепонить и разрѣшить.
  

18.

   Такимъ образомъ, проходя всѣ части, въ предмѣтѣ блаженства общаго, не меньшаго частнаго уваженія заслуживаютъ государственные крестьяне, однодворцы, черносошные и пахотные, которыхъ свято, по ихъ назначеніямъ, оставлять, облегчая ихъ судьбу. Они прямые государственные. -- Економическіе оставить на ихъ нынѣшнемъ основанія, но доходы съ нихъ никуда не опредѣлять, какъ на монастыри и богоугодныя заведенія, а за симъ, что останется на прямыя, государственныя необходимости, ибо ихъ назначеніе отдатѣлей на богоутодныя дѣла. Дворцовые остаются на содержаніе Двора, на государскія жалованья и на удѣлы фамильные.
  

19.

   Доходы государственные -- Государства, а не Государя, и составляя богатства его, составляютъ цѣлость и такъ знакъ, и способъ благополучія Земли. Они двоякіе: или съ земли, или съ промысла. Перьвые держать соразмѣрно возможности съ надобностію, ибо удѣляются отъ имѣній частныхъ людей. Другіе поощрять, ибо основаны на трудахъ и прилежаніи, всегдашніе средства силы и могущества земли. Поощреніе сіе одобреніе и способствованіе.
  

20.

   Изображеніе всякаго товара и вѣщи торговой -- дѣнги, а торгъ и промыслъ основанъ на трудѣ, и такъ деньги представляютъ промыслъ и трудъ; чехъ больше сего, тѣмъ больше онаго, и такъ держать ихъ въ сей тройной пропорціи, популаціи, труда и сношенія съ другими землями чрезъ торговлю.
  

21.

   Когда сія пропорція прямо сыскана, тогда имѣетъ Государство прямо кредитъ, ибо вѣщь всякая тортовая въ своей прямой цѣнѣ и слѣдственно согласно съ доброю вѣрою, и для того монета должна, вошедъ однажды въ свою пропорцію, никогда не переменятся. То по сѣму нынѣшнею тотъ-часъ привѣсти, нечувствительно, въ сей балансъ.
  

22.

   Долги государственные и партикулярные выводятъ вѣщи сіи изъ баланса, и такъ ихъ, мало по малу, истреблять, а особливо послѣднія, ибо раззоряютъ частныхъ людей, происходятъ отъ роскоши и порчи нравовъ, и такъ все сіе разомъ прекращать, одно для другаго, начиная съ корня.
  

23.

   Разходы размѣрять по приходамъ и согласовать съ надобностями государственными, и для того вѣрно однажды расписать такъ, чтобъ никакъ не отягчать земли, но помнить, что можетъ быть случай, гдѣ нужда заставитъ большій разходъ дѣлать, и такъ не въ плоть и обрѣзъ класть, и притомъ нѣкоторое количество имѣть въ казнѣ, но не большое, дабы не отвратить онаго отъ нужнаго теченія.
  

24.

   Распорядясь, какъ сказалъ выше, не можетъ не произойти моральнаго и физическаго равновѣсія, доводящаго до общей доброй вѣры во всѣхъ частяхъ. За которою смотрѣть, ибо основаніе тишины и блаженства каждаго и всѣхъ, и достиженіе цѣли закона Божія, предмѣта перьвѣйшаго.
  

25.

   Для достиженія таковаго предмѣта и сохраненія его -- необходимо стараться постановить правила общей безъопасности, рождающейся отъ стѣченія всѣхъ вѣщей къ одному предмѣту и для соблюденія оной учредить земскую и городовую полицію.
  

26.

   Показавъ, что состовляетъ по частямъ внутренное, непоколебимое и твердое состояніе государства, основанное на предмѣтѣ перьвомъ общества, блаженствѣ каждаго и всѣхъ, показать надлежитъ, что для сего потребно, для того же предмѣта, съ внѣшнихъ сторонъ, что разумѣется подъ политическимъ внѣшнимъ положеніемъ. Оно должно быть сообразно съ положеніемъ физическимъ и моральнымъ всякаго государства, въ разсужденіи сосѣдей своихъ, которымъ стараться наибольше дѣлать добра. Намъ большой нужды нѣтъ въ чьей либо помощи. Мы довольно сильны сами собою, если захотимъ пользоваться своею силою.
  

27.

   Чтобъ сіе равновѣсіе соблюсти надлежитъ намъ смотрѣть прилѣжно съ кѣмъ прилично быть въ связи и въ какой. Связи суть разныя, обязательствъ, которыя вѣчны быть не могутъ, а по обстоятельствамъ государственнымъ перемѣняются, и для того ихъ никогда таковыми не дѣлать. Нужды, которыя сами собою раждаются по разнымъ случаямъ. Родства, которыя никогда не должны заставлять забывать прямаго, государственнаго интереса и суть послѣднія всегда, ибо обыкновенно идутъ на персону.
  

28.

   Изъ сего видно, что перьвой политической предмѣтъ требуетъ, чтобъ не давать никому надъ собою воли и не входить ни въ чьи интересы и виды слепо, желая, чтобъ соседи наши были въ равновѣсіи, дабы никто не могъ угрожать вольности другаго; а соблюдать безпристрастіемъ и поведеніемъ, основанномъ на правосудіи, благоразуміи и твердости, уваженіе и довѣренность къ Государству. За симъ слѣдуетъ прямое, политическое благосостояніе.
  

29.

   Показавъ такимъ образомъ въ чемъ политическая цель состоитъ, теперь должно сказать какъ до сего предмѣта достичь можно. Доброю вѣрою въ повѣденіи, которое на перьвѣе быть должно на честности основано. Союзами въ северѣ съ державами, которымъ больше въ насъ нужды, а мѣстничества съ нами имѣть не могутъ; военною силою привѣдя въ непоколебимое сильное состояніе пропорціональнымъ количествомъ и дисциплиною; не входя нигдѣ въ дѣло преждѣ времени и за другихъ.
  

30.

   Ясно видно, что если нравы нужны для внутренняго благополучія государства политическаго, то столь же оно нужно для наружной безопасности. Они залогъ и основаніе всему, и такъ достиженіемъ до сего доходитъ государство до перваго предмѣта блаженства каждаго и всѣхъ.
  

31.

   Въ 29-мъ пунктѣ говорено о надобности военной силы; нѣтъ нужды болѣе о семъ распространяться, ибо каждый знаетъ на какой конецъ военная сила въ обществѣ; говорено тоже о пропорція, въ какой ей быть, и что ее душа. Здѣсь однако же должно о ней сказать, что пространство земли нашей требуетъ большую оборонительную силу, а тѣмъ паче и наступательную; но препятствуетъ сему малое количество жителей по таковому пространству, и такъ, заключаясь въ возможности, должно государство имѣть военную силу свою расположенною по четыремъ главнымъ границамъ и внутри. Имѣть ихъ, въ сообразность сосѣдей, достаточно всѣмъ нужнымъ снабженныхъ всегда комплетныхъ, ибо отъ некомплета земля большой уронъ терпитъ, или ложнымъ счетомъ обороны или безвремяннымъ, скорымъ и сильнымъ наборотъ.
  

32.

   Государство, будучи окружено со многихъ сторонъ морями, необходимо надобенъ ему флотъ на каждомъ изъ сихъ морей, которой столь же надобенъ въ своемъ употребленіи, сколько надобны сухопутныя силы. Для обѣихъ сихъ военныхъ частей надобны арсеналы, запасы всему по рознымъ частямъ и школы для военныхъ наукъ. Притомъ войски и флоты учить, и Государю смотрѣть.
  

33.

   Когда всѣ части государства будутъ приведены порядкомъ до равновесія, въ которомъ должны быть, чтобъ оное могло не разрушено и не вредимо стоять, тогда можно будетъ сказать, что прямо направлено общество на прямой путь свой блаженства каждаго и всѣхъ, что согласно съ закономъ Божіимъ и слѣдственно не можетъ не имѣть благословѣнья во всемъ Его вышной Десницы.

ПАВЕЛЪ.

  

-----

  
   Приведенные нами акты важны, какъ для характеристики Павла I, такъ еще болѣе для уясненія многихъ законоположеній, обнародованныхъ этимъ государемъ въ теченіе четырехлѣтняго его царствованія. -- Предоставляя изслѣдователямъ царствованія Павла I и жизнеописателямъ сего государя указать все значеніе приведенныхъ нами документовъ и разобрать ихъ строго критически,-- мы укажемъ лишь на нѣкоторые указы и законоположенія императора Павла, которые представляютъ прямое развитіе мыслей, высказанныхъ имъ въ 1788 году.
   Въ обращеніяхъ въ Маріи Ѳеодоровнѣ нельзя прежде коего не остановиться на томъ глубокомъ чувствѣ любви, дружбы и высокаго довѣрія, какимъ исполнены всѣ строки писемъ великаго князя Павла, великая княгиня была истиннымъ другомъ своего супруга; она была его совѣтникомъ, была подпорою во многія тяжкія минуты его жизни.
   "Не могу довольно тебѣ благодарности за все сіе сказать",-- говоритъ Павелъ во второмъ письмѣ къ ней, отъ 4 января 1788 г.-- равномѣрно и за терпеніе твое, съ которымъ сносила состояніе свое, ради меня, и по человѣчеству случающіяся въ жизни нашей скуки и прискорбіи....."
   Тѣмъ не менѣе, однако, при всей безпредѣльной любви, связующей двухъ супруговъ, Павелъ Петровичъ, для "блаженства" всего государства, призвалъ Марію Ѳеодоровну на "великій подвигъ", какъ онъ самъ выражается; онъ рѣшилъ, что она должна отстранитъ отъ себя всякую мысль о восшествіи на престолъ послѣ его смерти, а предоставить этотъ престолъ старшему своему сыну... Марія Ѳеодоровна, оправдывая любовь и довѣріе къ себѣ супруга, подвигнулась на этотъ подвигъ,-- чемъ и свидѣтельствуетъ самъ Павелъ Петровичъ. Фактъ этотъ весьма знаменателенъ. Кто не знаетъ, какъ тяжело пришлось Россіи по смерти Петра Великаго, впродолженіе полустолѣтія, оттого, что не было точнаго, твердаго закона о престолонаслѣдіи? Павелъ Петровичъ, на самомъ себѣ испытавшій всю настоятельную необходимость установленія такого закона, какъ видно изъ приведенныхъ нами документовъ, весьма рано сталъ готовиться къ осуществленію важной мысли -- установить порядокъ престолонаслѣдія на самыхъ незыблемыхъ основахъ. Мысль о семъ предметѣ, назрѣвавшая въ головѣ Павла въ теченіе многихъ лѣтъ уединенной жизни, выразилась, наконецъ, по вступленіи его на престолъ, извѣстнымъ "Актомъ, Высочайше утвержденнымъ въ день священной коронаціи (5 апрѣля 1797 года) Его Императорскаго Величества, и положенный для храненія на престолѣ Успенскаго собора" {П. С. З. т. XXIV. No 17, 910.}. Этотъ актъ, опредѣлившій порядокъ престолонаслѣдія въ нашемъ отечествѣ и легшій однимъ изъ краеугольныхъ камней всего строя государственнаго управленія, издавъ, какъ извѣстно, съ слѣдующимъ вступленіемъ:
   "Мы, Павелъ, Наслѣдникъ, Цесаревичъ и Великій Княхь, и Мы,-- супруга Его, Марія, Великая Княгиня.
   "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
   "Общимъ Нашимъ добровольнымъ и взаимнымъ согласіемъ, по зрѣломъ разсужденіи и съ спокойнымъ духомъ постановили сей актъ Нашъ общій, которымъ по любви къ Отечеству избираемъ Наслѣдникомъ, по праву естественному, послѣ смерти Moeй, Павла, Сына Нашего большаго, Александра, а по немъ все Его мужеское поколѣніе."
   Далѣе въ актѣ изложены "всѣ правила престолонаслѣдства и объяснены причины оныхъ"; затѣмъ актъ установляетъ порядокъ учрежденія правительства и опеки на случай малолѣтства государя, при этомъ нѣкоторыя мѣста цѣликомъ взяты изъ приведенныхъ нами писемъ в. к. Павла Петровича въ Маріи Ѳеодоровнѣ: таковы постановленія о времени совершеннолѣтія государя, о назначеніи совѣта правительства, о числѣ его членовъ, о порядкѣ рѣшенія въ немъ дѣлъ, и проч. Подлинный актъ подписанъ Павломъ и Маріей, съ приложеніемъ печатей, и затѣмъ выставлено число: "Санктпетрбургъ. Генваря 4 дня 1788 года." Былъ ли этотъ актъ въ томъ видѣ, какъ онъ обнародовавъ въ 1797 году, составленъ въ 1788 году, мы не знаемъ, но вся сущность его, дѣйствительно, заключается въ трехъ письмахъ Павла къ Маріи Ѳеодоровнѣ отъ 4-го января 1788 года, и, слѣдовательно, означенный печатный актъ служитъ наисильнѣйшимъ доказательствомъ полной достовѣрности приведенныхъ нами документовъ.
   Тогда же, въ 1788 году, государь, какъ видно изъ приведеннаго нами завѣщанія его дѣтямъ (актъ IV) -- завѣщалъ своей супругѣ "за подвигъ ея, знаки ордена св. Андрея и Александра, которые самъ носилъ". Павелъ успѣлъ при жизни возложить орденъ св. Андрея на свою супругу; звѣзда жемчужная св. Апостола Андрея съ бриліянтами, какъ видно изъ отмѣтки кн. А. Б. Куракина въ спискѣ орденовъ имп. Павла (списокъ сохранился въ Куракинскомъ архивѣ). пожалована была Марія Ѳеодоровнѣ 1 января 1799 года; назначеніе сего ордена особѣ женскаго пола было исключеніемъ изъ общаго правила, такъ какъ, по установленію о россійскихъ императорскихъ орденахъ, утвержденному императоромъ Павломъ 5 апрѣля 1797 года {П. С. З. т. XXIV, No 17,908.},-- для особъ женскаго пола былъ только одинъ орденъ: св. Екатерины.-- Точно также Павелъ, по воцареніи, подтвердилъ волю свою, выраженную въ 1788 году, о ежегодномъ отпускѣ Маріи Ѳеодоровнѣ по 1 мил. руб. въ годъ {П. С. З. т. XXIV, No 17,906: "Учрежденіе объ Императорской фамиліи 5 апрѣля 1797 г.", см. примѣч. а, къ п. 1, § 77.})
   Но наиболѣе интереса, въ ряду приводимыхъ нами выше актовъ, заключается въ наказѣ или "предписаніи" великаго князя Павла Петровича о порядкѣ управленія Россіи и указанія его на тѣ вопросы, какіе, по его мнѣнію, наиболѣе всего требовали разрѣшенія. Почтя каждый пунктъ этого наказа послужилъ зерномъ многихъ законоположеній, изданныхъ впослѣдствіи времени императоромъ Павломъ,-- въ этомъ мы убѣдились при тщательномъ пересмотрѣ болѣе 2,200 указовъ, разныхъ уставовъ и положеній, обнародованныхъ въ періодъ времени съ 7 ноября 1796 по 11 марта 1801 года и нашедшихъ себѣ мѣсто въ Полномъ Собраніи Законовъ".
   Остановимся, напр., на пар. 8-мъ наказа: въ немъ выраженъ взглядь Павла на то высокое значеніе, какое должно имѣть дворянство, и для поддержки котораго, по мнѣнію составителя наказа, необходимо: "придать ему (т. е. дворянству) уваженія, не допуская въ него лишнихъ членовъ или не достойныхъ"... Взглядъ этотъ проведенъ въ указахъ императора Павла: отъ 4 декабря 1796 г., о запрещеніи правительствамъ самимъ собою водить въ дворянское достоинство и выдавать на оное граматы безъ Высочайшаго утвержденія" {П. С. З. т. XXIV, No 17, 608.} -- и отъ 20 января 1797 г., "о составленіи общаго дворянскихъ родовъ гербовника" {П. С. З. т. XXIV, No 17,749; см. тамъ же, по сему предмету указы: 19 марта 1797 г. No 17,881);-- 7 авг. 1797 г. (No 18,081);-- т. XXV; маниф. 1 янв. 1798 г. (No 18,302);-- указы: 22 іюля 1798 г. (No 18,596);-- 31 янв. 1799 г. (No 18,834);-- 31 дек. 1799 г. (No 19,238); XXVI, NoNo 19,432, 19,531 и 19,647.}. Затѣмъ мы видимъ нѣсколько постановленій, изданныхъ Павломъ и клонящихся къ возвышенію дворянства, либо къ улучшенію матеріальнаго быта его сословія. Укажемъ на нѣкоторыя изъ сихъ постановленій въ хронологическомъ порядкѣ ихъ обнародованія: Высочайшимъ указомъ, 14 декабря 1797 года, дворянамъ, опредѣляющимся въ военную службу, повелѣно отправлять службу рядового не болѣе трехъ мѣсяцевъ {П. С. З, т. XXIV, No 18,267.}; причемъ, 17 апрѣля 1798 г., государь строго-настрого запретилъ представлять унтеръ-офицеровъ не изъ дворянъ, не только въ оберъ-офицеры, но даже въ портупей-прапорщики и въ подпрапорщики {П. С. З. т. XXV, No 18,486.}. Манифестомъ, 18 декабря того же года, объявлено объ учрежденіи государственнаго вспомогательнаго банка для дворянства. Этотъ замѣчательный актъ милости Павла къ передовому сословію государства заключается слѣдующими словами: "Основавъ такимъ образомъ правила мѣсту.... ласкаемся Мы пріятною надеждою, что дворянство всей Нашей имперіи, ощутивъ истинную цѣль благихъ Нашихъ намѣреній, ко спасенію ихъ самихъ и ихъ потомства стремящихся, обратитъ щедроту Нашу во благо, изкупитъ имѣнія мои изъ рукъ корыстолюбивыхъ ростовщиковъ, заплатитъ всѣ свои долги, и тѣмъ возвращая доброе имя и полное къ себѣ довѣріе, усугубитъ попеченія свои на распространеніе всякаго рода полезнаго хозяйства, а паче и паче сокращая въ домахъ коихъ излишества, роскошію внушаемыя, прилѣпится къ похвальной умѣренности" и проч. {П. С. З. т. XXIV, No 18,274.}. Въ этихъ словахъ такъ и видѣнъ Павелъ съ своею строгою умѣренностью въ жизни, съ своимъ нерасположеніемъ къ той роскоши, которая такъ заполонила и разорила россійское дворянство въ эпоху царствованія Екатерины {Сравни при этомъ п. 22-й Наказа Павла (см. актъ VI).}.
   Если не маловажны законоположенія, изданныя императоромъ Павломъ съ цѣлью, такъ сказать, возвеличенія дворянства и упроченія его матеріальнаго быта, то несравненно важнѣе мѣры того же государя относительно улучшенія крайне печальнаго состоянія крестьянъ помѣщичьихъ. Мѣры эти суть прямое развнитіе того, что было выражено Павломъ по сему вопросу въ 1788 году: "крестьянство -- писалъ цесаревичъ великій князь въ своемъ наказѣ дѣтямъ особаго уваженія достойно и утвержденія состоянія, не подверженнаго нынѣшнимъ перемѣнамъ его." Павелъ, по восшествіи своемъ на престолъ, не замедлилъ выразить это "уваженіе" къ сословію, которое, по его мнѣнію, "содержитъ собою всѣ прочія части... своими трудами." Такимъ образомъ, преемникъ той самой государыни, которая, при всей великости ума и при всей своей энергія, не нашла возможнымъ что-либо предпринять въ улучшенію крайне бѣдственнаго положенія крестьянъ, манифестомъ 5 апрѣля 1797 года установилъ трехдневную барщину и запретилъ въ остальные четыре дня принуждать крестьянъ работать на своихъ владѣльцевъ {П. С. З. т. XXIV, No 17,909.}; около того же времени государь особымъ указомъ {П. С. З. т. XXIV, No 17,809, вм. ук. отъ 16 февр. 1797 года.} запретилъ продажу дворовыхъ людей и крестьянъ безъ земли съ молотка, и 16 октября 1798 года состоялась высочайшая резолюція о непродажѣ малороссійскихъ крестьянъ безъ земли {П. С. З. т. XXV, No 18,706.}. Ранѣе того сенатскихъ указомъ {П. С. З. т. XXIV, No 17,583 -- 27 ноября 1796 г.}: "людямъ ищущимъ вольности" предоставлено право апеляціи на рѣшенія присутственныхъ мѣстъ, хотя бы со стороны "Уѣздныхъ стряпчихъ и было на тѣ рѣшенія удовольствіе". Изъ числа прочихъ законоположеній императора Павла, направленныхъ къ "благотворенію" сельскому населенію, назовемъ слѣдующія: отмѣну подати, собираемой съ поселянъ хлѣбомъ -- (налога крайне отяготительнаго для крестьянъ) и установленіе вмѣсто того сбора въ казну денегъ, по 15 коп. за каждый четверикъ {П. С. З. т. XXIV, No 17,628 -- ук. 10 дек. 1796 г., также ук. 18 дек. 1796 г. No 17,661.};-- запрещеніе "включать въ отдачу помѣщикамъ тѣхъ изъ казенныхъ крестьянъ, которые прежде состоянія о пожалованіи высочайшаго указа подали просьбы о запискѣ въ купечество" {П. С. З. т. XXIV, No 17,880 -- ук. 19 марта 1797 г.}; запрещеніе начальникамъ губерній отягощать обывателей не нужными работами {П. С. З. т, XXIV, ук. б мая 1797 г., No 17,966.}. Указомъ 3 декабря 1797 года, ходатайство и переносъ дѣлъ о людяхъ, ищущихъ вольности, возложено на прокуроровъ, и хотя крестьяне, по силѣ сего указа, должны были оставаться, до окончательнаго рѣшенія ихъ дѣлъ, въ полномъ повиновеніи у помѣщиковъ, но послѣдніе обязывались подпискою никакихъ наказаній сего рода людямъ безъ вѣдома земской полиціи не дѣлать {П. С. З. т. XXIV, No 18,261.}; въ тѣхъ же случаяхъ, "когда губернскіе прокуроры апробуютъ рѣшенія палатъ относительно утвержденія крестьянъ, ищущихъ свободы, во владѣніи помѣщиковъ", означеннымъ крестьянамъ, указомъ 29 ноября 1798 года, предоставлено было право самимъ аппелировать въ высшія учрежденія {П. С. З. т. XXV, No 18,766. Мѣры, какія принималъ Павелъ для улучшенія быта крестьянъ, какъ ни были онѣ значительны по сравненію съ тѣмъ, что было сдѣлано до него и даже послѣ него въ первую четверть XIX вѣка, не достигали, однако своей цѣли; но въ этомъ едва ли можно винить государя, искренно желавшаго положить конецъ злу. Какъ бы то ни было, но между крестьянами, болѣе чѣмъ когда-либо, стали ходить толки и слухи о полномъ освобожденіи ихъ отъ крѣпостного ига,-- но правительство, далекое еще отъ столь рѣшительнаго шага, вынуждено было прибѣгнутъ къ мѣрамъ укрощенія крестьянъ и подчиненія ихъ помѣщикамъ. См. сего рода указы и манифесты имп. Павла въ П. С. З. т. XXIV: NoNo 17,638; 17,780; 17,769; 17,958;-- т. XXVI: No 19,479. См. также указы императора Павла въ П. С. З. т. XXV, NoNo 18,358; 18,396; т. XXVI, NoNo 19,250 и нѣк. другіе, упрочивавшіе силу крѣпостного ига.}. Бѣдственное положеніе крестьянъ приписанныхъ въ различнымъ заводамъ, также весьма рано обратило на себя вниманіе Павла Петровича. Будучи еще наслѣдникомъ престола, онъ, въ приведенномъ нами выше наказѣ, писалъ: "надлежитъ уважить состояніе приписныхъ къ нимъ (т. е. заводамъ) крестьянъ, ихъ судьбу переменить и разрѣшить {См. выше актъ VI, п. 17.}." По восшествіи на престолъ, Павелъ I, хотя и не успѣлъ въ кратковременное царствованіе свое сдѣлать что-либо существенное къ "перемѣнѣ и разрѣшенію судьбы" приписныхъ въ заводамъ крестьянъ, тѣмъ не менѣе, кое-что въ этомъ направленіи все-таки было имъ предпринято; такъ, напр., указомъ 16 марта 1798 года, Павелъ хотя и разрѣшилъ покупку крестьянъ къ заводамъ и фабрикамъ, но онъ это сдѣлалъ въ видахъ устраненія множества злоупотребленій, вытекавшихъ изъ прежнихъ запрещеній таковыхъ покупокъ собственно для купцовъ-заводчиковъ и фабрикантовъ, причемъ относительно производства работъ распространилъ на заводскихъ крестьянъ всю силу манифеста 5 апрѣля 1797 года о трехдневной барщинѣ, и постановилъ немедленно отбирать крестьянъ въ казну въ случаѣ закрытія тѣхъ заводовъ или фабрикъ, въ которымъ крестьяне покупались {П. С. З. т. XXV, No 18,442.}. Павелъ обратилъ также вниманіе на улучшеніе быта мастеровыхъ людей казенныхъ горныхъ заводовъ, вслѣдствіе чего былъ утвержденъ имъ докладъ сената: "о правилахъ довольствованія провіантомъ Екатеринбургскаго вѣдомства горныхъ заводовъ и монетнаго дѣла мастеровыхъ людей и объ увольненіи ихъ отъ вычетовъ на госпиталь и лазаретъ, а также и отъ процентовъ за вещи и одежду, для нихъ заготовляемыя {П. С. З. т. XXV, No 18,966 -- 14 мая 1799 г.}."
   Болѣе существенныя мѣры приняты были въ обозрѣваемый нами періодъ времени, съ конца 1796 по начало 1801 года, относительно улучшенія быта казенныхъ крестьянъ, "облегчить судьбу" которыхъ Павелъ Петровичъ также ставилъ, въ 1788 г., въ число завѣтныхъ своихъ желаній {См. выше, актъ VI, п. 18.}. Такимъ образомъ, тѣ изъ нихъ, которые не имѣли въ своемъ владѣніи 16 десятинъ на душу, надѣлены Павломъ I землею въ означенномъ размѣрѣ, а "гдѣ оброчныхъ земель оказывалось столь мало, что и чрезъ отдачу всѣхъ ихъ того количества не составится, тамъ указывалось отдавать крестьянамъ всѣ земли оброчныя, сколько ихъ есть: ибо -- такъ гласилъ докладъ сената -- чрезъ таковое удовлетвореніе крестьяне, землями скудные, придутъ въ лучшее состояніе {П. С. З. т. XXIV, No 18,256, 27 ноября 1797 г.; см. также сен. ук. 19 авг. 1796 г. (т. XXV, No 18,683): "о учиненіи казеннымъ палатамъ уравнительной разверстки земель между казенными поселянами вообще по губерніи..." Благодѣтельное дѣйствіе указа 27 ноября 1797 г., о назначеніи казеннымъ крестьянамъ 15 десятинъ на душу, было нѣсколько умалено указомъ 7 апрѣля 1799 г. (т. XXV, No 18,926); см. также относительно устроенія быта казенныхъ крестьянъ указы: 10 янв. 1800 г. (т. XXVI, No 19,244): "объ отдачѣ мельницъ, построенныхъ иждивеніемъ казенныхъ крестьянъ, въ ихъ владѣніе безоброчно;" отъ 27 іюня 1800 г. (No 19,462);-- ук. 27 янв. 1801 г. "о правилахъ надѣленія и уравненія казенныхъ крестьянъ землями" (No 19,736) и проч.}... "
   Экономическіе крестьяне, также не были забыты: 28 января 1798 года, императоръ Павелъ далъ слѣдующій указъ сенату: "по дошедшему до Насъ свѣдѣнію, что во многихъ губерніяхъ крестьянамъ экономическимъ разныя чинятся притѣсненія, повелѣваемъ Сенату Нашему, обратить на сіе вниманіе свое, и, въ отвращеніе такого зла, наблюдать за управляющими въ губерніяхъ, на отчетѣ коихъ останется преступленіе, частными начальниками, вѣдомству ихъ подчиненными, учиненное; обличившагося въ ономъ, немедленно предать суду {П. С. З. т. XXV, No 18,362.}... "
   "Законы у насъ есть, писалъ Павелъ въ 1788 году: но (надобно) въ порядокъ привести въ ихъ смыслѣ... " и проч. {См. выше актъ VI, п. 4.}. Вѣрный этой мысли, Павелъ, восемь лѣтъ спустя, въ первые же дни по восшествіи на престолъ, даетъ указъ генералъ-прокурору: "собрать въ Уложенной Комиссіи и во всѣхъ архивахъ изданныя дотолѣ узаконенія и составить изъ нихъ три книги законовъ Россійской имперіи: уголовныхъ, гражданскихъ и казенныхъ дѣлъ"; и въ тотъ же день (16 декабря 1796 г.) государь повелѣлъ Сенату разсматривать взносимыя отъ генералъ-прокурора оканчиваемые въ Уложенной Коммиссіи узаконенія {П. С. З. т. XXIV, NoNo 17,652; 17,654; 17,697.}.... Мы сдѣлали лишь самыя бѣглыя указанія на нѣкоторыя законоположенія, обнародованныя императоромъ Павломъ, чтобъ доказать ту связь, какая существуетъ между идеями, положенными въ основаніе этихъ указовъ, и тѣми мыслями, какія высказывалъ Павелъ въ то время, когда въ своемъ уединеніи, будучи еще наслѣдникомъ престола, онъ подготовлялъ себя въ тяжкому труду управленія государствомъ. -- Ни мѣсто, ни самая цѣль нашей статьи не позволяютъ намъ изложить дальнѣйшія сравненія мыслей, выраженныхъ Павломъ въ 1788 году и проводимыхъ имъ въ указахъ съ конца 1796 по 11 марта 1801 г. Мы, напр., не упомянемъ здѣсь -- о мѣрахъ императора Павла, принятыхъ имъ въ развитіе своихъ мыслей, высказанныхъ въ 1788 г., относительно лучшаго устроенія государственныхъ финансовъ: увеличенія доходовъ, уменьшенія расходовъ и установленія надлежащаго соотвѣтствія между тѣми и другими {Ср. пар.: 21, 22 и 28 акта VI (см. выше) съ ук. имп. Павла I: П. С. З. т. XXIV, No 17,609; 17,614; 17,627; 17,797; т. XXV: NoNo 18,763; 18,864, и друг.}; относительно дѣла питейнаго и продажи соли {Ср. п. 16 акта VI (см. выше) съ указами ими. Павла I: въ П. С. З. т. XXIV, NoNo 17,815; 17,826; 17,954; 17,957, т. XXV No 18,399. Изъ сихъ послѣднихъ указовъ (5 мая 1797 г.: о назначеніи общаго срока, къ явкѣ желающимъ для произведенія въ Камеръ-Коллегіи торговъ какъ на винную поставку, такъ и на питейный откупъ -- и 25 февр. 1798 г. о повсемѣстномъ распубликованіи условій на питейный откупъ съ 1799 года) между прочимъ видно, что императоръ Павелъ не нашелъ, какъ надо думать, удобнымъ и своевременнымъ осуществить заѵѣчательную мысль, высказанную имъ въ 1788 г. относительно питейнаго дохода;-- см. также указы Павла въ П. С. З. т. XXIV: NoNo 18,044; 18,084; 18,250; т. XXV: NoNo 18,399; 18,703 и друг.}; о развитіи горнаго дѣла, фабричной промышленности и торговля {Ср. въ актѣ VI пар.: 14, 15, 17, съ указами имп. Павла I въ П. С. З. т. XXIV: No 17,567; 17,604; 17,607; 17,678 и друг.}; относительно устроенія войска и флота. и проч. и проч. Таковой трудъ, вмѣстѣ съ надлежащимъ и всестороннимъ обсужденіемъ всего значенія напечатанныхъ нами документовъ, необходимо предоставить тому, кто возьметъ на себя задачу составитъ исторію царствованія императора Павла I, на основаніи обстоятельно и возможно полно собранныхъ матеріаловъ, какъ печатныхъ такъ (и это гораздо важнѣе) до сихъ поръ не изданныхъ.
   Будемъ же надѣяться, что близко время, когда отечественная исторія обогатится такого рода въ высшей степени важнымъ и полезнымъ трудомъ, и личность императора Павла, до сихъ поръ столь мало разъясненная, выяснится вполнѣ.

М. Семевскій.

   8 января, 1867 г.
   С.-Петербургь.

"Вѣстникъ Европы", No 3, 1867

OCR Бычков М. Н.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru