Пушкин Александр Сергеевич
Eugène Onéghine, roman en vers. Traduit du russe par Wladimir Milchaïlow. 1884

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


   Eugène Onéghine, roman en vers. Traduit du russe par Wladimir Milchaïlow. 1884. Незнакомство иностранцевъ, особливо французовъ. съ Россіей, съ русской литературой и даже съ первенствующими ея произведеніями, просто поразительно, иногда забавно. Въ то время, какъ произведенія Виктора Гюго, Альфреда де-Мюссе, Жоржъ Зандъ, Бальзака, Алек. Дюма, да и всѣхъ мало-мальски выдающихся французскихъ писателей извѣстны у насъ школьникамъ, французы едва слыхали имена Пушкина, Лермонтова, Гоголя... Впрочемъ, съ прозаиками они стали въ послѣднее время кое-какъ знакомиться съ легкой руки Тургенева, о поэтахъ же имѣли лишь самое смутное представленіе по немногимъ переводамъ въ прозѣ. Переводъ Владиміромъ Михайловымъ Евгенія Онѣгина есть, кажется, первый опытъ передачи стихами произведеній русскихъ поэтовъ, и опытъ этотъ удался блистательно, такъ, какъ онъ могъ удаться только русскому, при полномъ знаніи роднаго языка, владѣющему въ совершенствѣ языкомъ Расина, Корнеля и Вольтера, нынѣ, увы, гибнущемъ въ самой Франціи подъ напоромъ варварскаго уличнаго жаргона. Такъ перевести великаго русскаго поэта, какъ переведенъ Евгеній Онѣгинъ, могъ лишь русскій, не только понимающій его умомъ, но и чувствующій русскимъ сердцемъ. Переводъ г. Михайлова подстрочный, "дословный; это поражающій tour de foice таланта и увлеченія, не ослабѣвшаго ни на одномъ стихѣ на протяженіи 282 страницъ. Признаемся, мы взялись за книгу г. Михайлова съ недовѣріемъ и понятнымъ опасеніемъ за участь Онѣгина, Татьяны. Ленскаго и Ольги. Первая строфа, первые двѣнадцать стиховъ не разсѣяли нашей тревоги; они показались намъ и слабыми, и натянутыми, не передающими всей чудной свѣжести подлинника,-- показались вымученными. Они, быть можетъ, и на самомъ дѣлѣ таковы. Но уже со второй и третьей строфы всѣ сомнѣнія разсѣялись; а чѣмъ дальше мы читали, тѣмъ яснѣе становилось, что переводчикъ стоитъ отнюдь не ниже взятой имъ на себя задачи. Мы уже читали Пушкина -- настоящаго. Передъ нами звучала и въ насъ отдавалась своеобразная гармонія... Нѣчто подобное мы испытывали, слушая, какъ первоклассный музыкантъ передаетъ на скрипкѣ захватывающіе душу звуки нашей родной любимой русской пѣсни... Только теперь, благодаря труду г. Михайлова, французы и всѣ иностранцы, знающіе французскій языкъ, получатъ возможность ознакомиться съ великимъ русскимъ поэтомъ и отчасти оцѣнить его. Мы говоримъ отчасти потому, что по одному Евгенію Онѣгину оцѣнка не можетъ быть полною, и на этомъ-то основаніи высказываемъ самыя горячія пожеланія, чтобы нашъ талантливый переводчикъ не остановился на полпути, чтобы онъ далъ возможность иностранцамъ прочесть Каменнаго гостя, Моцарта и Сальери, Бориса Годунова, Руслана и Людмилу, Полтаву...
   Судя по лежащей передъ нами книгѣ, мы считаемъ исполненіе столь прекрасной и заманчивой задачи посильною г. Михайлову. Его литературное имя составлено, а впереди ждетъ, быть можетъ, и слава!

М.

"Русская Мысль", No 11, 1884

   
   

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru