Прутков Иван Козьмич
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Медведь.
    Мужик и телега.
    Вешалка.
    Птицы небесные.
    Та ли?! .
    Об иглах и ежах. Басня.
    Рыцарская верность. Баллада.
    Сказка о воеводе Досифее.
    Французская басня (С дополнением) .
    Интимное.
    Истина для истинных:
    1. Эпиграмма.
    2. Ловля рифмы.
    Невыпитое вино, или Зачем так долго? Басня.
    Постовой и месяц. Басня.
    Африканские впечатления:
    1. Восторженное.
    2. Страстное.
    3. Сдержанное.
    4. Одна печаль светлая.
    Путник и ворона. Басня.
    Роль поэта во вселенной.
    Дружеская беседа.
    Свинья и пресса. Басня.

  
  
   Иван Козьмич Прутков
  
   Стихотворения
  
  ---------------------------------------------------------------------------
   Поэты "Сатирикона"
   Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
   М.-Л., "Советский писатель"
  ---------------------------------------------------------------------------
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   Биографическая справка
   234. Медведь
   235. Мужик и телега
   236. Вешалка
   237. Птицы небесные
   238. Та ли?!
   239. Об иглах и ежах. Басня
   240. Рыцарская верность. Баллада
   241. Сказка о воеводе Досифее
   242. Французская басня (С дополнением)
   243. Интимное
   244-245. Истина для истинных
   1. Эпиграмма
   2. Ловля рифмы
   246. Невыпитое вино, или Зачем так долго? Басня
   247. Постовой и месяц. Басня
   248-251. Африканские впечатления
   1. Восторженное
   2. Страстное
   3. Сдержанное
   4. Одна печаль светлая
   252. Путник и ворона. Басня
   253. Роль поэта во вселенной
   254. Дружеская беседа
   255. Свинья и пресса. Басня
  
   Иван Козьмич Прутков - псевдоним Бориса Владимировича Жирковича.
  Родился он в Смоленске в 1888 году. Первые его произведения появились в
  "Ниве" за 1909 год.
   В "Сатириконе" и "Новом Сатириконе" Жиркович воскрешал традиции
  сатирической поэзии 1860-х годов, создав комическую маску сына знаменитого
  Козьмы Пруткова. Жиркович использовал жанры басни и литературной пародии для
  злободневных сатирических разоблачений.
   После Октябрьской революции сотрудничал в "Красной газете", "Пушке",
  "Бегемоте", "Гудке", "Смехаче", "Ревизоре". В 20-х годах выпустил несколько
  сборников юмористических рассказов и стихотворений: "Взгляд в корень" (Л.,
  1926), "Всякое такое" (М.-Л., 1926), "Веселая путаница" (Л., 1927), "Для
  потомства" (Л., 1928) и другие. Жиркович и художник Б. Антоновский создали
  популярный образ-маску обывателя Евлампия Карпыча Надькина (см.
  "Приключения Евлампия Карпыча Надькина", М., 1928).
   В 30-е годы Жиркович работал в "Крокодиле", писал эстрадные
  обозрения и скетчи (под псевдонимом Б. Владимиров). Умер он в Волгограде 26
  декабря 1943 года.
  
  
   234. МЕДВЕДЬ
  
   Медведь один, по лесу проходя,
   Во рту у Мужика увидел папиросу
   И тотчас для решения вопросу
   К нему направился. "Скажи-ка не шутя,-
   Он молвил Мужику, - как этот сон возможен,
   Чтоб был во рту твоем костер разложен?!
   Ведь это - чудеса!!"
   - "Мой друг, здесь чуда нет! -
   Затылок почесав, Мужик ему в ответ. -
   Я человек не чародейный,
   Не чудеса творю,
   А попросту курю..."
   И подает ему патрон ружейный.
   "Вот, если хочешь, закури и сам".
   Заржал Медведь и тотчас "папиросу"
   Подносит к носу.
   Обнюхал, щелкнул по зубам,
   Вложил, поджег, три раза кувыркнулся
   И... растянулся!..
  
   Смысл басни сей да не пройдет бесследно:
   Куренье для здоровья вредно.
  
   <1909>
  
  
   235. МУЖИК И ТЕЛЕГА
  
   "Ничто не ново под луной", -
   Сказал однажды я, и вдруг передо мной,
   Неведомо отколе,
   Предстал Мужик в истрепанном камзоле.
   Как трость иль гибкая лоза,
   Когда пахнёт гроза
   Сердитым дуновеньем,
   Качался он и, с неким затрудненьем
   Взойдя на буерак,
   Сказал: "Дурак!
   Я пьян, одначе
   Смекаю так,
   Что ежели телегу я купил, то не иначе
   Как _новою_ назвать ее должен!"
   Сказал - и лег на землю...
   Поражен,
   Изобразив в лице великое смущенье,
   Я возвратился вспять...
  
   Сих слов нравоученье
   Легко понять:
   Читатель, если хочешь "философом" <ты> стать,
   То должен Мужика с телегой вспоминать.
  
   <1909>
  
  
   236. ВЕШАЛКА
  
   На стоге сена, за сараем,
   Насытившись бесцельным лаем,
   Лежал дворовый Пес
   Барбос.
   И се приблизился (откуда, мы не знаем)
   Безвестный муж, мудрейший из людей,
   И, став меж двух жердей,
   От Пса неподалеку,
   Сказал ему:
   "О ты, чье имя: Пес!
   Скажи мне, друг дворовый,
   Неужли ж ты настолько глуп,
   Что шерсть свою, теплейший свой тулуп
   И летом носишь так же, как в суровый
   Мороз?!
   Ответствуй на вопрос!"
   И се, глаза слегка приоткрывая
   И трижды помахав хвостом,
   Ответил Пес:
   "Хоть я рожден скотом,
   Но мне понятна истина святая:
   Тулуп я снял бы без труда,
   Да вот беда -
   Повесить-то, повесить-то на что же?!"
  
   Читатель! будь в своих сужденьях строже,
   Затем, что свойственны ошибки нам порой:
   Не лучше ль было, рассудив заране,
   С собою вешалку носить в кармане!,
   Чем шубы не снимать в полдневный зной!!
  
   <1909>
  
  
   287. ПТИЦЫ НЕБЕСНЫЕ
  
   Намедни
   Отец Аполлинарий на обедне
   Читал божественную речь
   О том, как в мире зло пресечь.
   Лился и час, и два поток словес чудесных...
   Он говорил: "Воззрите вы на птиц небесных,
   Не сеют и не жнут,
   И в житницы не собирают -
   Лишь тем живут, что им ниспосылают
   Святые небеса..."
   Но тут
   Мужик один в потертом армячонке,
   Что возле клироса в сторонке
   Стоял,
   Вздохнул, затылок почесал
   И молвил: "Так-то так, оно примерно...
   Двистительно, где ж лучше жизнь найти!
   Да только, господи, прости! -
   Собачья это жизнь, ей-богу, верно!..
   Не сеют, стало быть, не жнут,
   А, почитай, до самой смерти
   Навоз клюют!"
  
   На веру не беря, друзья, проверьте
   Сей вывод Мужика,
   Поистине разительный, -
   А я поставлю здесь пока
   Знак вопросительный:
   ?
  
   <1909>
  
  
   288. ТА ЛИ?!
  
   Звуки плыли, таяли,
   Колыхалась талия...
   Ты шептала: "Та я ли?!"
   Повторяла: "Та ли я?!"
   Не сказал ни слова я,
   Лишь качал гитарою...
   Не соврать же: новая -
   Коли стала старою!!
  
   <1910>
  
  
   289. ОБ ИГЛАХ И ЕЖАХ
   БАСНЯ
  
   Однажды швейная Игла,
   Которая всю жизнь без передышки шила,
   К Игле Адмиралтейской взоры обратила
   И речь такую повела:
   "Скажи-ка, мать моя, - всё не пойму я толком,
   Какой работишкой ты занята?
   Строчишь ли по атласу золотом и шелком,
   Иль жемчугами шьешь заморские холста?
   Поведай нам, несведущим иголкам!"
   - "О хамы! - с высоты ответ к ней долетел.-
   Судьбою каждому свое дано в удел,
   И горе, коль блоха завоет волком,
   А волк - блохою за ворот прыгнет!.."
   -----
   Мораль сих слов читатель сам поймет:
   Есть иглы у ежа - но бойся, друг, от скуки
   Пытаться ими вышить брюки
   (Затем, что переколешь руки!!)
  
   <1910>
  
  
   240. РЫЦАРСКАЯ ВЕРНОСТЬ
   БАЛЛАДА
  
   Узлами кобылам хвосты завязав,
   Верхом на хребтах восседая,
   Два рыцаря мчались: Ратклиф и Фальстаф,
   И с ними их дама - Аглая...
   Узлами кобылам хвосты завязав,
   Скакали Аглая, Ратклиф и Фальстаф.
   Они поспешали - не зная куда,
   Не помня - зачем и откуда,
   И молвила дама: "Увы, господа...
   Я чую зловещее худо!"
   И этой тревоги она не снесла
   И тотчас без чувств повалилась с седла...
   Не знают, что делать, Ратклиф и Фальстаф:
   Их обморок дамы тревожит...
   И первый вздыхает, коней разнуздав,
   Второй между тем их треножит.
   И оба садятся, и слезы лиют,
   И в грудь ударяют, и так вопиют:
   "О призрак ужасный неведомых бед,
   О тени грядуща волненья!
   Какой вы хотите суровый обет
   За нашей княжны пробужденье?..
   Поведайте, много ль ужасных минут
   Судили вы нам оставатися тут?"
   Меж тем бездыханна, тиха и бледна
   Прелестная дама лежала...
   Над ней молчаливо сияла луна,
   И где-то собака визжала...
   И паки бедняги к судьбе вопиют,
   И слезы на труп неподвижный лиют.
   А время своею идет чередой,
   Минуты в часы вырастают.
   То солнце выходит над твердью земной,
   То месяц и звезды сияют...
   И се - к окончанию близится год,
   А рыцарям всё неизвестен исход.
   Слабеют их силы... Фальстаф похудел...
   Ратклиф от волнения сохнет...
   И шепчет Фальстаф: "Умереть - наш удел".
   И стонут в отчаяньи: "Ох! Нет!"...
   Меж тем от стреноженных верных кобыл
   И след их последний навеки простыл...
   "Умрем же!!!" - рыдая, воскликнул Фальстаф:
   И шпагой вспороли желудки...
   И наземь валятся, кишки растеряв,
   И мрут на девятые сутки...
   Так, верность Аглае до гроба хранив,
   Погибли когда-то Фальстаф и Ратклиф...
  
   <1911>
  
  
   241. СКАЗКА О ВОЕВОДЕ ДОСИФЕЕ
   ПРОЛОГ
  
   Зачинайте, братцы, гусли строити,
   Выпивайте, братцы, брагу хмельную.
   А и чтоб сказка звончей звенела,
   Чтоб в ей быль была,
   Виданная да слыханная,
   От дедов в наследье даденная,
   А и были той - шестьдесят годов.
   - А как же ту быль добыта?
   Она ведь до пят быльем поросла -
   От пят и до самой маковки...
   Не видать скрозь траву ни эстолько.
   - А вы травку прочь вымайте:
   Из земли сырой к чертовой матери, -
   Пущай одна, вишь, быль стоит,
   Без былья ли, былинушки красуется...
  
   В славном царстве двадесятом,
   Очень пышном и богатом,
   Жил с супругою своей
   Воевода Досифей.
   Сто четыре целых года
   Прожил славный воевода,
   По числу ли тех годов -
   Народил себе сынов.
   Первый сын звался Кондратом,
   А второй, вишь, Каллистратом.
   Третий - Пров, четвертый - Нил,
   Пятый сыне Феофил,
   Сын шестой звался Лукою.
   Дальше были: Тит с Кузьмою,
   Марк, Васой, Сысой, Менандр,
   Павсикгйеий, Александр,
   Ревокат, Анан, Акакий,
   Павел, Петр и Павел паки,
   Сын Мардарий, сын Калуф,
   Феоктист, Андрон, Маруф,
   Лев, Прокопий, Симеоне,
   Дормидон, Иван, Антоний,
   Вновь Иван, еще Иван...
   Иоаннов целый стан,
   Феофан, Демьян с Касьяном,
   Прокл, Терентий с Адрияном...
   Сын меньшой звался Федул
   И гулять ходил под стул.
   Жил маститый воевода,
   Всё хирея год от года,
   И однажды так жене
   Говорит наедине:
   "Что ж, Маланьюшка, пора ведь
   Нам сей бренный мир оставить...
   Сем-ка, кликни сыновей,
   Удалых богатырей..."
   Собирались тут ребята:
   Каллистрат привел Кондрата,
   Нила - Пров, Луку - Сысой.
   _И_дут к терему толпой,
   Молвят: "Здравствуйте, папаша,
   Мы явились - воля ваша..."
   "Все ли?"
   - "Нет! - воскликнул Тит, -
   На горшке Федул сидит..."
   Тут поднялся воевода -
   Гнил, что старая колода,
   Борода висит до пят.
   Говорит он: "Каллистрат,
   Ты, Кондрат, ты, Пров, ты, Ниле,
   Ты, любезный Феофиле, -
   Все внемлите: близок час,
   Оставляю ныне вас!..
   Вы ж живите тихомолком,
   Не кусай друг друга волком,
   Брат за брата стой горой -
   Вот завет последний мой.
   Все угодья, счетом двести,
   Разделите вы по чести,
   Дабы всяк, велик ли, мал,
   Долю равную забрал".
   - "Ка-ак?! - вскричали. - Можно ль этак.
   Чтоб старшой и малолеток
   Получили равный куш?!
   Это, папенька, к чему ж?!"
   Между тем, вздохнув трикраты,
   Оглядел свои палаты
   Досифей в последний раз
   И... преставился тотчас...
   "Дети! - молвила Маланья. -
   Приложите все старанья,
   Чтоб хранить отцов завет..." -
   И свалилась на паркет...
   Тут от горя все завыли.
   Через три дня хоронили.
   Плакал Пров, рыдал Кондрат,
   Нил, Гаврила, Каллистрат...
   А как на дом воротились,
   За дележ тотчас садились.
   День сидят, другой сидят -
   Пров, Кондрат и Каллистрат,
   Феофил, Анан с Лукою,
   Павсикакий, Тит с Кузьмою,
   Ревокат, Менандр, Калуф,
   Феоктист, Демьян, Маруф,
   Павел, Мокий, Петр, Порфирий -
   Всей семьею: сто четыре...
   День сидят, другой сидят,
   Меж собой галдьмя галдят.
   Чуть лишь день занялся третий,
   Повскакали с места дети,
   Все вопят: "Тому не быть!",
   И друг друга - ну, тузить!...
   Нила - Пров, Демьян - Кондрата,
   Феофиле-Каллистрата,
   Тит - Кузьму, Лука - Петра...
   Лязг зубов и хруст ребра!!!
   В день шестой, задравши пятки,
   Растянулись без остатка,
   Без движенья, без зубов -
   Каллистрат, Гаврила, Пров,
   Нил, Кондрат, Анан с Лукою,
   Павсикакий, Тит с Кузьмою,
   Ревокат, Менандр, Калуф,
   Феоктист, Касьян, Маруф,
   Павел, Петр, Демьян, Порфирий,
   Всей семьею: сто четыре.
   Лишь меньшой их брат Федул
   От сраженья увильнул.
  
   ЭПИЛОГ
  
   Вот, ребятушки, пример вам:
   Всяк последний станет первым!
   На горшке, глядишь, сидел, -
   Ан наследством завладел!!
   Тут Федул во храм господень
   Собирался в самый тот день,
   Говорит дьячку Луке:
   "Запиши-ка на листке:
   Внявших гласу беса злобну,
   Вставших в брань междоусобну
   И сложивших животы
   Успокой, создатель, ты:
   Брата старшего Кондрата,
   А второго - Каллистрата..."
   Тут Федул не мог читать,
   Зачинал ревмя рыдать...
  
   -----
  
   Тут и мы, братцы, сказку кончали!
   Как звончаты гусли в надрыв пришли;
   От той ли жалости великоей
   Все струны на них полопались...
  
   <1911>
  
  
   212. ФРАНЦУЗСКАЯ БАСНЯ
   (С ДОПОЛНЕНИЕМ) {*}
  
   "Ужель, мой друг, не знаешь, где Париж?!
   Так где ж, скажи, квартира наша?
   Незнаньем этим ты меня смешишь!"
   Мадлена отвечала: "Но, папаша,
   Я только Африку учила до сих пор..."
   - "Добро! Сейчас расширим кругозор:
   Чтоб впредь не ведать затруднений,
   Запомни, что Париж - главнейший град на Сене".
   - "А Сена где?" - "Во Франции, мой друг".
   - "А Франция?" - "La France - небесный звук!!
   Страна прекраснейшая между стран Европы!"
   - "Ну, а Европа?" - "(В глушь заводят тропы!
   Чем дале - легче тем впросак попасть!)
   Европа - на земле; короче, света часть".
   - "Ах, так! А где ж земля?" - "Земля, мой друг,
   в небесном
   Пространстве..." - "А оно?"
   Тут, со смущеньем поглядев в окно,
   Сказал отец: "Ответить мудрено,
   Затем, что говоришь о неизвестном..."
  
   У всякой нации - свой вкус.
   И то сказать: папаша был француз,
   Воспитан благородно,
   И по-французски говорил свободно.
   По мне ж, с Мадленой разговор
   Окончить было бы, не натрудивши мозга:
   Тому подспорьем с давних пор
   Нам служит... розга.
  
   <1911>
  
   {* Из "Le petit francais".}
  
  
   243. ИНТИМНОЕ
  
   О том, чего бы я хотел.
   Хотел бы я нектар прохладный
   Черпать из Стиксовой реки.
   Хотел бы я носить чулки
   Из тонких нитей Ариадны.
   Испечь хотел бы я пирог
   Из нежных яблоков раздора,
   Хотел бы изобилья рог
   Узреть ва-телке, у забора.
   Роскошный дом хотел бы я
   Сложить из камня преткновенья,
   И чтоб пред ним, струи лия,
   Журчали волны вдохновенья,
   Чтоб красноречия фонтан
   Играл брильянтами налево,
   А справа высился титан -
   Генеалогическое древо.
   Хотел бы, чтобы ты, дружок,
   Прелестна стала, как лилея, -
   Тогда б, прелестницу лелея,
   Тебя я посадил в горшок.
  
   <1912>
  
  
   244-245. ИСТИНА ДЛЯ ИСТИННЫХ
  
   1
   ЭПИГРАММА
  
   Они "на задних" ходят в мире,
   Но я сочувствую скотам...
   Итак, друзья, не лучше ль вам -
   Как прежде, встать на все четыре?!
  
   <1912>
  
   2
   ЛОВЛЯ РИФМЫ
  
   За рифмой лицемерною в погоне -
   Не сплю, не ем...
   В такой беде давно б устали кони,
   Меж тем
   Всё так же прыток я и в вихре бега
   Неутомим, -
   Несусь, лечу, как под гору телега,
   Как тень и дым.
   И мнится - вот, беглянку настигаю:
   Уже пята
   Мелькнула близко... Руки простираю,
   Но... даль пуста!..
   Постой ужо! Крылатая плутовка,
   Придет твой час:
   Тебя за волосы схвачу я ловко, -
   Хоть в первый раз.
   Пусть гибче ты, увертливей миноги, -
   Тебе в плену
   Веревкою повыше пяток ноги
   Стяну.
  
   <1912>
  
  
   246. НЕВЫПИТОЕ ВИНО, ИЛИ ЗАЧЕМ ТАК ДОЛГО?
   БАСНЯ
  
   Оратор некий речь держал,
   В руке ж - вином наполненный бокал.
   Ему внимало с трепетом собранье,
   От жару затаив дыханье.
   Когда ж, во весь поднявшись рост,
   Провозгласил он вдохновенный тост
   И все бокалы поднесли к устам, -
   Вина ни капли не было уж там...
   Но как оказия такая приключилась?
   _Покуда речь за часом час струилась -
   Вся влага испарилась_.
  
   Друзья! Вас наперед хочу предостеречь:
   Не следуйте печальному примеру -
   Читайте "Речь",
   Но только - в меру.
  
   <1913>
  
  
   247. ПОСТОВОЙ И МЕСЯЦ
   БАСНЯ
  
   Сказали мне: "Открой, какое
   Различье жить меж Месяцем ночным
   И Постовым,
   Блюдущим нас в порядке и покое?"
   И я ответствовал, раскинувши мозгом:
   "Вопрос доныне не решен был мудрецом,
   Но грешный аз сие творить дерзаю...
   Итак, не токмо разницу я знаю
   И в этом и в другом,
   Но ведаю и сходство, -
   Зане пред вами мысли превосходство
   От колыбели мне дано!
   Когда округ темно,
   То всяк из вас легко приметит,
   Что Месяц светит,
   Светить же постовому не дано;
   Что Месяц светит, но не греет,
   Меж тем как Постовой
   Всегда лишь _греет_, а не светит (смысл простой -
   Его же и осел уразумеет!),
   Но надобно и то установить,
   Что ежли Постовой впадет в расстройство духа,
   То может даже он нежданно _засветить_...
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   В ухо..."
  
   <1913>
  
  
   248-251. АФРИКАНСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
   (ЕСЛИ БЫ Я ТАМ БЫЛ)
  
   Посв. Бальмонту
  
   1
   ВОСТОРЖЕННОЕ
  
   Друзья! Вы зрели ль крокодила,
   Когда, блистая чешуей,
   На берег мрачный и крутой
   Выходит он из глуби Нила?!
   Кинжалы - зубы! Пасть - гроза!!
   Он весь - как цезарь в колеснице.
   И крокодилова слеза
   Свисает на его реснице.
  
   2
   СТРАСТНОЕ
  
   Белозуба, толстогуба,
   Крутобедра,-
   Ты мне нравишься сугубо,
   Дева Ходра!
   За тобой блуждаю всюду,
   Словно тень я...
   Ах! зачем в тебе ко блуду
   Нет стремленья?!
   Полюби меня, о Ходра, -
   Вспыхни жаром!
   Толстогуба, крутобедра
   Ты недаром!
   Буду я, как африканец,
   И с тобою
   Протанцую мудрый танец
   Квиги-бое.
   В нос воткну себе браслеты,
   Выгну бедра.
   Полюби меня за это,
   Дева Ходра!!
  
   3
   СДЕРЖАННОЕ
  
   Надоели мне Сахара,
   Нил, пантеры, львы, песок...
   Крокодилов диких пару
   Захватил с собой в мешок.
  
   Взгромоздился на верблюда...
   Ходра, милая, прощай!
   Удаляюсь я отсюда
   Навсегда в родимый край...
  
   Вот и дом. Вхожу уныло,
   Всё, что видел, сном зову.
   Но... со мною крокодилы
   Не во сне, а наяву!
  
   4
   ОДНА ПЕЧАЛЬ СВЕТЛАЯ
  
   Я телом здесь - душа моя далеко:
   У брега нильских вод...
   Туда лечу. Туда прелестной око
   Меня зовет!
   Мой стол украсили немые крокодилы,
   Недвижные стоят...
   Свечу несет один, другой - чернила,
   И оба - мыслей яд...
   О Ходра, Ходра!!
  
   <1913>
  
  
   252. ПУТНИК И ВОРОНА
   БАСНЯ
  
   Не вовремя раскрывши рот,
   Не оберешься ты хлопот.
  
   Однажды Путник брел из дальнего предела
   И так по сторонам зевал,
   Что, рот раскрывши, - то и дело
   Его закрыть позабывал!
   Случилось тут лететь Вороне
   (Что тварь сия глупа - давно молва идет!).
   К нему направила она полет
   И... прямиком попала в рот,
   Оттоль - в живот,
   И в животе сварилась, как в бульоне.
  
   Читатель-друг! Мораль весьма проста:
   Живи, не раскрывая рта,
   Дабы не токмо что Ворона не влетела,
   Но и тебе чтоб не влетело.
  
   <1914>
  
  
   253. РОЛЬ ПОЭТА ВО ВСЕЛЕННОЙ
  
   Смеюсь -
   и мир вокруг смеется.
   Пою -
   и всё поет кругом.
   Задумаюсь -
   и дождь прольется.
   Заплачу -
   в небе грянет гром.
   Разгневаюсь -
   и взвоют бури,
   Вулкан исторгнет пепл и дым.
   Смирюсь -
   и кроткий свет лазури
   Блеснет сиянием живым.
   Мечтам отдамся ль -
   незабудки
   Раскроют венчики, смеясь,
   И стрелочник замрет у будки,
   В мечтах далече уносясь.
   Начну ли речь -
   все притаятся,
   Окончу -
   все кругом вздохнут.
   Молчу -
   и дураки родятся
   Во всей вселенной - там и тут.
  
   <1914>
  
  
   254. ДРУЖЕСКАЯ БЕСЕДА
  
   Друзья! Идем мы разными путями,
   Ваш пыл мне чужд и ропот ваш смешон.
   Различье главное меж мной и вами -
   Закон.
   Меж тем как вы, упорно попирая,
   Его хулите - вам же на беду, -
   России верный сын, его всегда я
   Блюду.
   Коль надпись зрю: "Покрашен. Осторожно",
   То стану ль я противу лезть?!
   По-вашему ж иначе невозможно,
   Как - сесть.
   Коль зрю: "Для женщин" - черное на белом,
   Пойду ль туда, рассудку поперек?!
   Меж тем как вы, не медля, шагом смелым -
   Через порог.
   Живу спокойно, солнцем упиваюсь,
   Читаю о покражах, сплю и ем,
   И в словопреньях ваших - други, каюсь -
   Я глух и нем.
   Судите сами, как могло бы стадо
   Пастись, не чуя за собой кнута?
   Законный бич - вот верная ограда
   Скота.
   Судите, как могли бы нас папаши
   Блюсти, не упустивши под откос,
   Когда бы на обед не стало каши
   Хоть из берез?!
   В свободомыслии, друзья, зачаток
   Всех ваших горестей и всех невзгод;
   Зане теленок ласковый двух маток
   Сосет.
   По-моему, ладьей тот верно правит,
   Кто сердца пересиливает боль,
   Кто лишь тогда кричит, когда надавят
   Мозоль,
   Но кто и тут с учтивою улыбкой
   Промолвит: "Извините, милый мой:
   Я, кажется, вам под ногу ошибкой
   Попал ногой!.."
   Разумному последуйте совету:
   Коль ты мужчина, то носи штаны.
   Друзья! Вы истину запомнить эту
   Должны.
   Штаны - эмблема мира и покорства.
   Смешон, кто жить надумал без штанов.
   Итак, друзья, забудьте вы упорство -
   Подрыв основ.
   Еще скажу: галушки есть приятней,
   Чем головой ступени перечесть.
   Коль вдуматься, так истины понятней
   Несть.
  
   <1914>
  
  
   255. СВИНЬЯ И ПРЕССА
   БАСНЯ
  
   Помойну яму разрывая,
   Свинья нашла газетный лист.
   "Вот кстати! - думает. - На вид хоть неказист,
   Да уж давно сыта я,
   Так на досуге почитаю, -
   Что пишут нового, о чем гутарит свет.
   _Чай, речью обо мне полны столбцы газет_".
   И тот же час свиное рыло
   Она к листу оборотила.
  
   Друзья,
   Нередко меж людей я примечал такое:
   Иной лишь занят тем, что жрет помои,
   А всё кричит хвастливо: я да я! -
   Точь-в-точь как оная Свинья.
  
   <1914>
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Условные сокращения, принятые в примечаниях
   ГПБ - Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им. M. E.
  Салтыкова-Щедрина (Ленинград).
   МК-2 -то же, изд. 2-е, СПб., 1911.
   НС - "Новый Сатирикон".
   ПД - Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинского дома)
  АН СССР.
   С - "Сатирикон".
   ЦГАЛИ - Центральный государственный архив литературы и искусства
  (Москва).
   ЦГИАЛ - Центральный государственный исторический архив СССР
  (Ленинград).
  
   ИВАН КОЗЬМИЧ ПРУТКОВ
  
   234. С, 1909, No 24, с. 9.
   235. С, 1909, No 25, с. 4. Здесь иронически обыгрываются споры о
  народном самосознании, которые велись в литературе после поражения революции
  1905 г.
   236. С, 1909, No 30, с. 10.
   237. С, 1909, No 31, с. 7. По-видимому, направлено против придворной
  камарильи.
   238. С, 1910, No 28, с. 5. По свидетельству Л. Ю. Брик, это
  стихотворение любил цитировать В. Маяковский (см. "В. Маяковский в
  воспоминаниях современников", М., 1963, с. 337).
   239. С, 1910, No 32, с. 6. Адмиралтейская игла - шпиль на здании
  Адмиралтейства в Петербурге.
   240. С, 1911, No 30, с. 2. Пародия на средневековую балладу, которую
  пытались воскресить акмеисты, в частности Н. Гумилев.
   241. С, 1911, No 47, с. 8. Пародия на сказки А. Рославлева,
  печатавшиеся в С и вышедшие отдельным изданием в 1909 г. (см. прим. 221).
   242. С, 1911, No 50, с. 5. "Le petit francais" - французский
  еженедельник; ссылка на него фиктивная.
   243. С, 1912, No 38, с. 3. Здесь обыгрываются идиомы и устойчивые
  словосочетания. Стиксова река (греч. миф.) - река подземного царства,
  обиталище душ умерших. Ариадна (греч. миф.) - дочь критского царя Миноса;
  она дала своему возлюбленному Тезею клубок очень тонких ниток, который вывел
  его из лабиринта, где обитало чудовище Минотавр.
   244-245. С, 1912, No 45, с. 10, в цикле "Из записной книжки". В
  эпиграмме высмеиваются черносотенцы, называвшие себя "истинно русскими"
  патриотами.
   246. С, 1913, No 9, с. 7. Здесь высмеивается думская игра кадетов в
  законодательство. "Речь" - петербургская газета (1906-1918), центральный
  орган буржуазной партии кадетов.
   247. НС, 1913, No 3, с. 2.
   248-251. НС, 1913, No 27, с. 5. Здесь пародируются стихотворения
  Бальмонта (см. прим. 191), написанные им вскоре после поездки в Египет и
  вошедшие в его сборник "Край Озириса" (1913). Цезарь - царь.
   252. НС, 1914, No 13, с. 5.
   253. НС, 1914, No 13, с. 12.
   254. НС, 1914, No 22, с. 6. По-видимому, обращено к сатириконцам. 255. НС, 1914, No 24, с. 8.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru