Полоцкий Симеон
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


   Полоцкий С. Вирши
   Мн.: Маст. літ., 1990.
   

СОДЕРЖАНИЕ

СТИХИ БЕЛОРУССКОГО ПЕРИОДА

   Фронн истинны, еже есть о ближайшем судии беседование избраннейшими некими образы судебными на меди прехитростне и преизрядне нарезаными изъяснен (1--13)
   Стихи утешные к лицу единому
   Метры на пришествие во град отчистыи Полоцк... царя и великого князя Алексия Михайловича <...>
   Wierszy na szczęśliwy powrot cara jego miłości z pod rygi
   Winszowanie wzięcia Derpta
   Winszowanie obrania na Kròlewstwo Polskie
   Стихи к осудару цару Алексию Михайловичу Великия и Малыя и Белыя Руси самодержцу
   Стихи к осударыни царицы
   Стихи к осудару царевичу
   Витане боголюбивого епископа Калиста Полоцкого ы Витебского <...> (1--8)
   Стихи на Рождество Христово (1--12)
   Верше о мэнце Панской в церкви мовене (1--12)
   Стихи на Воскресение Христово (1--7)
   Априль 27. Взенто образ насвентшэй Богородзицы з Полоцка до Москвы
   Виншоване именин пресвешченному его милости господину отцу Амфиногену Крыжановскому <...>
   Диалог краткий
   Приветство новорожденной царевне Марии (1--12)
   Диалог краткий о государе царевиче и великом князе Алексие Алексеевиче (1--12)
   Виншоване новообраному патриарше
   Прилог к преподобной матери Ефросиний
   Беседы пастуския <...>
   Лекарство на гжэхы
   Беседа со планиты

Из сборника "CARMIHA VARIA"
("РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ")

   Odmiany wszecfi rzeczy ludzkich
   Перемены всех дел человеческих
   Trudno wszystkim wygodzić
   Трудно всем угодить
   Nobilitas rara
   Благородство редкостно
   Parentibus par gratia reddi nequit
   Aenigma
   Родителям равной любовью плати, негодник
   Загадка
   Niewdzięczność
   Неблагодарность
   Szczęście bogaczów opłakane
   Счастье богачей плачевно
   Na leniwca
   На лентяя
   Na pijanice
   На пьяницу
   Na grzesznika
   На грешника
   Nowoznalezione rzeczy
   Новооткрытия

Поэтическая арифмология

   3 prawa
   3 закона
   4 części dnia
   4 части дня
   О czterech części rocu pogody
   О четырех временах года
   4 źywioły y skutki onych
   4 стихии и их действия
   4 świata wieku
   4 эпохи
   4 rzeczy namocniejsze
   4 самые сильные вещи
   4 przemagające complexie
   Pięc zmysłow następują
   4 преобладающих темперамента
   Пять чувств суть следующие
   Czystości stroźow
   6 стражей чистоты
   Siedm nauk wyzwalonych
   Семь свободных наук
   Siedmiu płaniet znaki y ich operatie następują
   Знаки семи планет и характер их воздействия
   8 dziwow świata
   8 чудес света
   Miesięci 12 następują
   Следуют 12 месяцев
   Rzemiosla zrzędne, a uczciwe
   Ремесла строптивы, но достойны уважения
   Widok źywota ludzkiego
   Картина человеческой жизни
   Początkowi zabiegaj
   Старайся пресечь вначале
   Akaphist najświętszej Pannie <...>
   Акафист пресвятой Деве <...>
   Piosnka о śmierci
   Песенка о смерти
   Nagrobek (Płaskowickiemu)
   Надгробная надпись
   Nagrobek kaznodzieji
   Эпитафия проповеднику
   Epitaphium
   Эпитафия 158
   Wzgarda godności y czci pragnienie
   Презрение достоинства и желание почета
   Caesarem defens et fortunam eius
   Защита Цезаря и судьбы его
   Roskosz
   Наслаждение
   (Gloria inconstans est)
   (Слава изменчива)
   Czasu odmiana y róźnoś
   Переменчивость и многообразие времени
   Triumph cierpliwości, pięknemi obrazy wyraźony
   Триумф терпения, прекрасными образами представленный
   Wąź
   Змий
   "Fiat mihi secundum verbum tuum" (Aenigma)
   "Да последую слову твоему" (Загадка)
   Raj
   Рай
   "Illum oportet crescere me autem minui"
   "Тому следует возвышать меня, а не умалять"
   "Usty mię chwalą, a serce ich daleko ode mnie!"
   "Устами меня хвалят, а сердце их далеко от меня!"
   Modlitwa w utropieniu
   Молитва в скорби
   То (Aenigma)
   Cancer
   Homo
   То (Загадка)
   Рак
   Человек
   Rozmowa
   Sokrates
   Prętkość na złe
   Pieszczota dziatek
   Разговор
   Сократ
   Готовность ко злу
   Ласкание детей
   Naśladowanie
   Подражание
   Desperatia krola szwedzkiego
   Отчаяние короля шведского
   Krol szwedzki oficerów swych szuka
   Король шведский офицеров своих ищет

ШКОЛЬНАЯ ПЬЕСА

   Wierszy w Wielky Piątek przy braniu płaszczenicy
   Вирши в Великий пяток при выносе плащаницы

Из сборника "РИФМОЛОГИОН, ИЛИ СТИХОСЛОВ"

   Стиси краесогласнии на Рождество Христово ([1], 6--8)
   Стиси на Рождество Христово ко государю царю (12, 14)
   Ко государю царю от государя царевича (1--2)
   От служащих (1--6)
   От сына к отцу в печали сущу
   Ко государю царю от служащих
   От сына к отцу
   Стиси на Рождество Христово ко государю царю от раб (1--3)
   Сей стих глаголася ко государю царю Алексею Михайловичю от государя царевича Алексея Алексеевича (1--5)
   От государя царевича к государю царю
   Стихи на Рождество Христово ко государыни царице от государя царевича
   От служящаго
   От царевича
   Стихи на Рождество Христово ко государю царевичю (1--6)
   К государыням царевнам (1--2)
   От государя царевича к тетушке
   К монахом (1--2)
   Внук к дедушке
   К родителем
   К родителю
   К стрыю
   К сроднику
   К боярыни
   К Богдану Матфеевичю от внука его
   Утешение к боярину, князь Георгию Алексиевичю <...>
   На новое лето здравствование боярину Богдану Матвеевичю Хитрому
   В день святого и праведнаго Иова
   К государю царю: князю Феодору Юрьевичу Ромодановскому <...>
   Вручение книги "Венца веры" <...>
   На книгу, именуемую "Меч духовный", епиграмма (1--4)
   На именины боярина Богдана Матвеевича Хитрова
   К тому же (Богдану Матвеевичу Хитрово) на Рождество Христово
   На именины государя царевича (1, 3)
   Увещание к читателю в Книгу завета царя Василия Македонина
   Френы, или Плачи всех санов и чинов православнаго Россиискаго царства о смерти благоверныя и христолюбивыя государыни царицы и великия княгини Марии Ильиничны (1--12)
   Епитафион царевне Евдокии Меншой (1--3), [4]

Из сборника "ВЕРТОГРАД МНОГОЦВЕТНЫЙ"

   Авесолом (3)
   Адам (4--5)
   Алкион (2)
   Анафема (3--4)
   Апостоли (1, 4)
   Арианин
   Безместие (1, 3, 4)
   Беседа (4)
   Благо
   Благоговейство
   Благодарствие (2, 4, 6)
   Благодать есть живот
   Во благодати человеческой не уповати
   Благоумие
   Блуда бегство
   Блудница (3)
   Богатства (2, 4)
   Богатства чуждая
   Брань душы с плотью
   Будете яко бози
   Бегати злых
   Веселие мира есть суета
   Вина
   Вино (3--4)
   Власть
   Воздаяние злое
   Воздержание (3, 9)
   Воин (1, 2, 4)
   Воля (2)
   В раз и три
   Врачь
   Время (6--7)
   Верение (1--2)
   Гадание
   Глава медная глаголавшая
   Гнев (6)
   Год века образ
   Гонение
   Гордость
   Гордым Бог противится
   Горе воздыхати (1--2)
   Грех (9, 10, 15)
   Грехи ума
   Дар (3--4)
   Двоедушие (3)
   Диоген
   Добро за зло
   Долгорук
   Душа
   Епитафион (Епифанию Славинецкому)
   Епитафион (Павлу, митрополиту Сарскому и Подонскому)
   Живот (4)
   Жизнь (3)
   Зависть (7--9, 12, 24)
   Зеленость
   Зерцало
   Злато (1, 4)
   Зрение
   Иго еллинское
   Истинна (3)
   Клевета (9--10)
   Книга (1--2)
   Красота (1--10)
   Ласкатель (1--2)
   Камень
   Молчание (3--4)
   Надежда и страх
   Несытство
   Осязание
   Печаль
   Пити нудящым ответ
   Помощь
   Радость печалию вершится
   Растение
   Роса
   Скорбь (3, 4, 10, 16, 17)
   Скотонравие
   Слова слушателие
   Сокол
   Таение
   Торжество
   Ублажение
   Уд целити
   Хлеб в камень преложися
   Храм
   Хранилище
   Царь смиренный
   Чародейство
   Обличение гордости
   Яма
   Комментарии
   Словарь
   Список сокращений и литература
   

Стихи белорусского периода

   

ФРОН ИСТИННЫ,
ЕЖЕ ЕСТЬ О БЛИЖАЙШЕМ СУДИИ
БЕСЕДОВАНИЕ ИЗБРАННЕЙШИМИ
НЕКИМИ ОБРАЗЫ СУДЕБНЫМИ НА МЕДИ
ПРЕХИТРОСТНЕ И ПРЕИЗРЯДНЕ
НАРЕЗАНЫМИ ИЗЪЯСНЕН

                                 1
   
             Пред Соломоном царем пря двею бывает 1
             Жену о сыне диве; мудрый разсуждает,
             Кая мати мертваго, кая же живаго,
             Обе бо не могосте родити еднаго.
             Велит полма пресещи, обема отдати
             По части, но абйе отрицает мати.
             Ложной жива пущает, тако разсудися,
             От любе царем мати той сын возвратися.
   
                                 2
   
             Обетшавшая в злобе старца умыслиста,
             Да любы творит с ними Сусанна 2, с жен чиста.
             Егдаже ю познаста непреклонну быти,
             Целомудру начата лжами поносити.
             Ведься на смерть жена, но Бог свобождает,
             Отрок Даниил 3 мудре лесть их проявляет.
             Тако лесть чистотою славно победися,
             Двоица лживых старцев каменми побися.
   
                                 3
   
             Зрите горкия страсти, виждь Бога каснима,
             Его же томят люде рукама своима.
             Род жестокий, и люде, свойственнии Богу,
             Ненавистми жестотми мучат попремногу.
             Пилате 4, царя земна гнева ся боиши,
             А Царя небеснаго зле на смерть судиши.
             Но зане же гнев очий не утомим бяше
             Инако, сице Христос волею страдаше.
   
                                 4
   
             Злый Каракалла 5, брата умертвив своего,
             Дерза, Папиниане 6, помощи твоего
             Гласа просити, но тя глас твой ублажает,
             Ибо злу пособити мужу не дерзает.
             О нем же понудися главу подклонити
             Под острую секиру и умерщвлен быти.
             Но мучителю злая слава последствует,
             Тебе честь и похвала вечно присутствует.
   
                                 5
   
             Повеле царь Камвизес 7 судию казнити,
             Не праведна судивша, всего изкожити.
             Бысть слово делом, кожа паки положися
             На седалище судном, идеже грешися:
             На ней сын изкаженна отца посадися,
             Отчею правосудства смертию учися.
             Но вящше греха казнен судия речеши:
             Что жь творити, суд правый веема да почтеши.
   
                                 6
   
             Никто же да возмнит си безказненно быти,
             Странным путем истинна неже велит жити.
             Не сицев Гвилиелм 8 есть, но правды хранитель,
             Рекш: "Кровию грех мыяй, да будеш правитель".
             Он земледелцу краву повеле отдати,
             И абие преступше главу урезати.
             О княже преголемый, над всеми богатый,
             Имаши везде имя, яко венец златый.
   
                                 7
   
             Судии Цекрожедов ареопагити 9
             В темныя время нощи избраша судити.
             Тогда бо цветет хвала ума божественна,
             Тогда лица не зрятся, и вся утишенна.
             Того ради от еллин нощь именовася
             Благая советница10, и добре прощвася.
             В ней бо совети, в ней страх умы исполняет,
             Чювства паки день чиста и молва вреждает.
   
                                 8
   
             Истинны страж праведный и друголюбитель,
             Виас 11 бяше по суде верный злобе отметитель:
             Елижды злободейцы на смерть осуждаше,
             Лице свое слезами горце обливаше.
             Не достоит, глаголя, с крови ся тешити,
             Кто желает отчины отцем речен быти.
             Паче слезами нужда болезнь проявляти,
             Обаче винных казни правой предаяти.
   
                                 9
   
             Царь Александр 12 наипаче вславися,
             Яко брегл правды, выну в ней глумися,
             Уст не отверзя, даже обем вняше
             Странам, лица взор всячески отъяше.
             Важдущу убо даяше едино
             Ухо, вожденну соблюдаше ино.
             Заткнув перстом си. Кто, не слушав, судит,
             И правит, судя,-- против правды блудит.
   
                                 10
   
             О вы, страж, им же правда есть врученна,
             Законы даде правды божественна.
             Недвижни будте ради благодати,
             От правды и слез не знайте взирати.
             Нет лепо молбам правду попирати,
             Колми за злато истинну продати;
             Страсть, дружбу, вражду забыть подобает,
             Кто правосудство соблюсти желает.
   
                                 11
   
             Судии дело правилы вершится,
             Пучину дела всяк им да судится.
             Убо прилежно аще разсмотренно
             Дело, да будет абие вершенио.
             Несть же лет вйнна казни звободити,
             Ко лжи же паче безвинна казнити.
             Царю леть вяшчше, может бо простити,
             Обаче не все и живот дарствити.
   
                                 12
   
             Судии градов, им же правду знати,
             Веема есть нужда и всем суд даяти,
             Права судите, ибо пред Христово
             Судище ставше, даете о всем слово.
             Его же время зане утаенно,,
             Молитвы дейте и бдите бодренно.
             Да не пронзет вас труба и суд правый
             В день он престрашный Христа, царя славы.
   
                                 13
   
             Солнце едино весь мир озаряет,
             Бог превыспрь небо един обладает:
             Тако во царстве един имать быти
             Царь, вся ему же достоит правити.
             Обаче в помощ трудов нестерпимых,
             Да имать совет муж благочестивых.
             Еже Моисию тестем совещанно 13,
             Всяк царь да возмнит к себе глаголанно.
   

СТИХИ УТЕШНЫЕ К ЛИЦУ ЕДИНОМУ

             Кто хощет людей на свете познати,
                       Изволь о умных мене вопрошати.
             Сам я не дурак, да блюдусь сказати,
                       Чтоб мене вверх 1 не хотели взяти.
             Видете мене, как я муж отраден,
                       Возростом велик и умом изряден?
             Кто ся со мною может поровнати,
                       Разве из мертвых Голиафу 2 встати?
             Ума излишком, аж негде девати,--
                       Купи, кто хочет, а я рад продати.
             Вся глава умом велми ся наткана,
                       А мозгу мало, что места не стало.
             Времем сквозь нос разум вытекает,
                       Да Семен 3 умен -- языком приймает.
             А сколько силы -- не можно сказати:
                       Лва на бумагу мощно мне раздрати,
             Другий то Сомпсон 4, да нет с ким побиться:
                       Кого вызову-- всяк мене боится.
             Да кто с богатыром бороться посмеет:
                       Мечем, пистолми -- все Семен умеет.
             Мнози видают, как сильно борюся,
                       Когда с рубашки в вечер раздегнуся,
             Не один недруг тогда погибает,
                       А кров от ногтей и в очи плискает.
             По такой битве рад я спочиваю
                       На мягкой лавке. Так трудов збываю.
             Все мне по мысли. Одно то в печали,
                       Что злые люди женится не дали.
             Зависть проклята. Где мене полюбят,
                       Там злые люди тот час мя разгудят.
             Кто таков, как я,-- да щастя не многа.
                       Ожените мя, молю вас для Бога!
             Ручайте! Есть с чим молодец дороден,
                       Есть што есть, пить -- и велми заводен.
             Свое полаты за печью имею,
                       А про богатство хвалится не смею,
             Чтоб вор не окрал. А стану дарити,
                       Кто мя изволит скоро оженити.
             И буду ему праведно служити:
                       Хлеб дармо ести и вино добре пити.
   

МЕТРЫ НА ПРИШЕСТВИЕ ВО ГРАД ОТЧИСТЫЙ
ПОЛОЦК ПРЕСВЕТЛОГО БЛАГОЧЕСТИВОГО
И ХРИСТОЛЮБИВОГО ГОСУДАРЯ ЦАРЯ И ВЕЛИКОГО
КНЯЗЯ АЛЕКСИЯ МИХАЙЛОВИЧА, ВСЕЯ ВЕЛИКИЯ
И МАЛЫЯ И БЕЛЫЯ РОССИИ САМОДЕРЖЦЫ
ИЗ ИНЫХ ЦАРСТВ, И КНЯЗСТВ, И ГОСУДАРСТВ
ОБЛАДАТЕЛЯ ОТ ОТРОКОВ, ЗНАЙДУЮЧИХСЯ
ВО УЧИЛИЩЕ ПРИ ЦЕРКВЕ СВЯТЫХ БОГОЯВЛЕНИХ
МОНАСТЫРЯ БРАЦКОГО ПОЛОЦКОГО МОВЕНЫЕ
ПРИ ПРИВИТАНЮ ПРЕСВЕТЛОГО ЕГО ЦАРСКОГО
ВЕЛИЧЕСТВА. А НАГОТОВАННЫЕ ПРЕЗ ГОСПОДИНОВ
ОТЦОВ И БРАТИЮ ТОЕИЖ СВЯТОЙ ОБИТЕЛИ
В ЛЕТО ОТ СОЗДАНИЯ МИРА 7164,
А ОТ ВОПЛОЩЕНИЯ БОЖЬЕГО СЛОВА
1656 МЕСЯЦА ИЮЛЯ, 5 ДНЯ

РИФМЫ ПЕРВЫЕ

                                 Отрок 1
   
             Веселися, о царю пресветлый з востока,
             Россом светячий светом от бозкаго ока.
   
                                 Отрок 2
   
             Светися днесь, светися,, церкви восточная,
             Кгды ж дана ей отрада с небес медоточная.
   
                                 Отрок 3
   
             Ликуй, Россия, се бо цар благочестивый
             Прийде церкви красота, царь христолюбивый.
   
                                 Отрок 4
   
             Радуйтеся, граждане, сынове востока,
             Се даде вам Бог царя в вере без порока.
   
                                 Отрок 5
   
             Жий, монархо росийский, жий долгие лета,
             Нехай парки 1 для церкви не зайзрять ти света.
   
                                 Отрок 6
   
             Живи, белоросийская оздобо скону 2,
             Утисненым даная нам з вышнего трону.
   
                                 Отрок 7
   
             Жий, отчекиваная утехо народу,
             В гонению подана росийскому роду.
   
                                 Отрок 8
   
             Жий, другий Константине, вторий Владимеру 3,
             Разшыр православную во всех краях веру.
   
                                 Отрок 9
   
             Церков тя ныне,, цару восточный, лобзает,
             Пришествием бо ся тя от враг свобождает.
   
                                 Отрок 10
   
             Лобзает и отчыный Полоцк нареченный,
             Град твой благочестием ясно просвещенный.
   
                                 Отрок 11
   
             Лобзает вся Росия, Белая з Малою,
             Веры просветившися светом под тобою.
   
                                 Отрок 12
   
             Боже в Троицы единый, на враги победу
             Царю нашему даруй, паки нас во беду,
             Во беду супостатом не предаждь до конца.
             Да светит всем свет веры, паки станет слонца.
   

РИФМЫ ВТОРЫЕ

                                 Отрок 1
   
             Радуйся, царю восточныя страны,
             Народам многим от Бога посланы.
             Царь обладател, дедич милостивый,
                                 христолюбивый.
             Ты ны от нужды вражия избавил,
             Россию Белу во свете поставил,
             Прежде напастей бурею стемнену
                                 и оскорблену.
             Тобою иго тяжкое зложено,
             Трудное бремя от нас отвержено.
             Вси врази наши ныне постыдятся
                                 и посрамятся.
             Се бо входишы, цар нас избавляет
             От поруганий, от бед изымает.
             Радуйся, зовем, вернии ти раби,
                                 сего мы ради.
             Бога молим, да даст ти многа лета,
             Верному царю, дондеже вси света.
             Светила светла на небе сияют,
                                 бег истецают.
   
                                 Отрок 2
   
             Днесь праведное слонце нам сияет,
             В Российской стране луча разсыпает.
             Свет веры во тме объявляет сущым,
             Путь просвещает ко Христу грядущим.
             Кто сего ради тому не радеет,
             Слонцу во свете быти не зумеет.
             Мы верне поем: царствуй много лето
             Силен и крепок до кончыны света.
   
                                 Отрок 3
   
             Ликуй, Сионе4, церкви восточная,
             Агнице Богу пренепорочная,
             Совокупи бо цар твой правоверный
                                 весь народ верный.
             Собра овчата, волком похищенных,
             Обфите стада в народ иноплененных,
             З зубов исторгне от лва рыкающа,
                                 пажит ищуща.
             Возопий многа лета государю,
             Здравия моли восточному царю,,
             Да смирит господ враги, супостаты,
                                 его полаты.
   
                                 Отрок 4
   
             Царь от востока прийде, царь сиверной страны 5,
             Многих царев и Князев царь Богом избранны.
             Иже от Владимира наследие царствует,
             Всю дедичным Русь правом слушне обыймует.
             Насадил князь Владимер Винницу Христову
             През крест во всей России, Алексий готову
             Михайлович разшырил, тернь, куколь далече
             От нея бо отрынул, неплоды отсече.
             Того деля молствуем небесного царя,
             Дабы пощадил того нам вертоградаря.
             Бы плевелы извеял с чыстое пшеницы,
             Кукол вырвал, тернь отвергл з Христовой винницы.
   
                                 Отрок 5
   
             Не до конца Бог Господь на люд ся гневает,
             Любо подчас сурове грешников карает.
             Карал нас бичем гневу, кгды в чужие руки
             Предал был в поругане на потвар, на муки.
             А днесь послал нам царя, который выбавил
             3 недоли народ руский, потвары избавил.
             Царствуй же многа лета, правоверный царю,
             Личы часто трыумфы з божиего дарю.
   
                                 Отрок 6
   
             Хвали Бога, преславный российский народе,
             Жесь стал през Алексия на давной свободзе.
             От слезы з очу твоих яко дождь осушыл,
             Кгды, як слонце на запад, з востока ся рушыл.
             Идыж слонце ясное, и там, где збирает
             Слонце свое промени, кгды от нас зникает,
             Даст то Господ, же всюды моц твою познают,
             Где ся тыле промени слонца разсыпают.
   
                                 Отрок 7
   
             Се великий Александер, цар некгдысь з востока,
             Повстал и забрал весь свет, где рука высока
             Его ся показала; другий Александер 6
             З востока, Алексию царю крепкий наудер.
             Уфа Бог, а кды на врагов сторону
             От Бога естесь, Бог тебе в оборону.
   
                                 Отрок 8
   
             Буди, Христе, похвален, нехай слава тебе
             В подземных краях будет, на земли, на небе.
             Же на люд утрапеный спозрылесь звысока,
             Призвалесь до России царя от Востока,
             Далесь овцам пастыра, а отца убогим,
             Сиротам заступника, родом царя многим.
             Дай же ему век долгий, щасливу дорогу.
             Нехай ти свет позыщет истинному Богу.
   
                                 Отрок 9
   
             Вторый Константин, Алексию царю,
             Всего Востока верный господарю,
             Се тебе чает град новаго Рыма 7,
             Мнячы тя быти свойго Константина.
             Ты бо крест Христов знамением маеш,
             Распята на нем прославить желаеш.
             Царь ты ест, царю, на кресте распятый,
             Он же даст царем, же будеш принятый.
             Свет ест горою, крест на горе ставят,
             На горе света с крестом тя прославят.
   
                                 Отрок 10
   
             Крест ти оружие, царю православный,
             Силою ты креста на вси страны славный;
             На нем бо распяту вси ся покланяют,
             Иже в небе жывот и под небом мают.
             Цар бо ест над светом, а ты по нем другий.
             Мы -- первее его, потом -- твои слуги.
             Молим, дажд в милости всим нам твоей быти,
             Во мире над твоим величеством жыти.
             Мы же милость твою во всем свете будем
             Прославляти всегда всяких чынов людям.
   
                                 Отрок 11
   
             Посла Бог ангела до Навинна 8 чада
             В помощ с мечем против Ерыхонска града9.
             Дал в киоте 10 силу, кгды трубные гласы
             Слышаны, падоша муры в малом часе.
             Чает и тя, царю, дерзай от святаго
             Помощник посланый Царя небеснаго.
             Носят иереи киот в божем храме,
             Дают хвалу Богу в песне ту трубами,
             Дабы ти покорыл противные люди
             С ним и мы молим: буди, буди, буди!
   
                                 Отрок 12
   
             Кгды ся Израиль брил в обетованну
             Землю сквозь царев аморейских страну п,
             Зело бе нужден от царя языков,
                                 сопротивников.
             Тогда дал Господ помощ Израилю;
             Послал победу на вражую силу,
             Повели слонцу недвижимо стати,
                                 бы поконати
             Могл своих врагов в он час привращенныи,
             Слонцу обычный путь Богом веленный 12.
             Се мы Израил Новаго Завета 13
                                 през многа лета
             В нуждах шествуем. Ты вож, Богом даный,
             Иди на враги за вси Христианы.
             О царю велий, Бог буде со всими,
                                 вси твоими.
             Положыт враги под твоими ноги,
             Привлецет дние твоея дороги,
             Бысь всех укротил, востающых на ны
                                 верны хрестияны.
             По трудех мнозех дай ти в землю внити
             Обетовану, и там се тешити
             С тоей победы, иже ти от Бога
                                 подастся миога.
   

РИФМЫ ТРЕТИЕ

                                 Отрок 1
   
             Что тя, царю, наречием и чым превитаем,
             Яким тебе поклоном урачыти маем?
   
                                 Отрок 2
   
             Слонцем ты естесь, царю, бо Русь просветилесь,
             Кгды хмуры еретиковы от нас отдалилесь.
   
                                 Отрок 3
   
             Слонце се бо твое око на всих погледает,
             Яко слонца круг в небе сей мир просвещает.
   
                                 Отрок 4
   
             Слонце планетом светла узычает,
             Слонцесь, бо з нас хто светом не твоим сияет.
   
                                 Отрок 5
   
             Луне свет ровнают, а слонце над луною
             Верх мает, звытяжона тмя тобою.
   
                                 Отрок 6
   
             Невеста в слонцу значит, же церков твоею,
             О царю, мает вера светити лучею.
   
                                 Отрок 7
   
             Слонца бег чтерма конми поета змышляют 14,
             Дай Бог на чтырех частях света тя познают.
   
                                 Отрок 8
   
             Слонце одно на небе, што то презначает?
             Зычил бым же цар един восточны быти мает.
   
                                 Отрок 9
   
             Орлом цар ест, бо яко орел свое дети
             На слонце, так на Христа всих учит смотрети.
   
                                 Отрок 10
   
             Орля, кгды в слонце не зрит, то орел загубит.
             Кто на Христа не смотрит, наш орел не любит.
   
                                 Отрок 11
   
             Слонечний послушенство значит венц даруем,
             Слонцу слонечным тоеж служать обецуем.
   
                                 Отрок 12
   
             Мелхиседек Аврааму хлеб, вино приносит 15.
             Прими наш хлеб покоры, царю, тя град просит.
   

WIERSZY NA SZCZ śLIWY POWROT CARA JEGO MIŁOśCI Z POD RYGI

                                 Отрок 1
   
             Буди благославенно от ныне до века
             Имя Господне, яко царя тя велика
             Чуждым показа странам, ибо пред тобою
             Крепцыи увядоша, аки под рукою.
             Иногда Израиля Моав, агаране
             И вам, Аммон, Амалик и Тыра граждане 1.
             Ты бо искоренител мерской ереси,
             А разшырытел вери православней еси.
             Твое ревность о Бозе в Денемборском граде 2
             Вертоград ныне Христов созда и насаде.
             Ид еже тернь бе прежде и капище смрадно,
             Днесь лоза и храм Божий созданы отрадно.
             Ливония 3 тобою прият Бога в теле,
             В тайнах пречистых, чаю, познает отселе,
             Яко ты просветител западнее страны,
             Сивера и полудня от Бога посланый.
   
                                 Отрок 2
   
             Придеше, вся верный, восплещем руками,
             Се Бог Господь показа милость си над нами,
             Возврати царя здрава и чесна повсюду,
             Стерта врагом их выя горделиву люду.
             Прогнан бо тобою враг, аки всех едину,
             Чаю, созидет тамо мощ твою, святыню,
             Ибо крест ты ест мечем очи же не знают,
             Хвалити и помощи от него не чают.
             Амаликова сила силай же победися,
             Креста образом древле мора разделися.
             Пройдешы, царю, море, смирыш Амалика,
             Крест мечем на беду острым еретика
             Избодут видза врагом си кротные роги 4,
             Крест хулцы прострут, царю, под твоими ноги.
   
                                 Отрок 3
   
             Нощ, восиявшу слонцу, ищезает,
             Вран на нырище ночны улетает,
             Дубравный звери бегут в ложа сами
                                 перед лучами.
             Егда ти, царю, луча разсыпаиы
             Быша, на запад абие прогнаны
             Тмы неверия враны, дубрав зверы
                                 без света веры.
             Но издадут их тебе, своих ложа.
             Умолит Христа Мария госпожа.
             Еже ти честно иконы лобзаеш,
                                 главу склоняеш.
             Она смиренну вознесет ти главу,
             Иже писненый венец ей во славу
             Плетешы, она победны для тебе
                                 готовит в небе.
   
                                 Отрок 4
   
             Аарон 5 древле Израилю многу
             Ходатай бяше ко превечну Богу,
             Жертвы своими Бога милостива
                                 держа от гнева.
             Егда огнь пожре горе Авирона,
             Раздели море, внегда фараона
             Потопи чермна вода: жезл Моисея
                                 содела сея 6.
             Никои 7 страшы за тя и за твои
             Жертвы приносит всегда Богу свои,
             Огнь угашает прогневанна Бога,
                                 зла ради многа.
             А креста жезлом напишет на море,
             Да ти противна погрузит воскоре.
             Погрузи кротесь враги Алексея
                                 России всея.
   
                                 Отрок 5
   
             В полнощных краях, где слонце полрока
             Крыет промени от люцького ока,
             Кгды то обачат, же мает всходити,
             День той празнуют за фест знаменитый.
             С поклоном слонду в очы забегают,
             Долго жить с оным взаемне сприяют.
             Нам една трудна без тебе година,
             России слонце, надея едина.
             Без тебе нам ноч, при тебе день ясный,
             Ноч просвещати твой то примат власный.
             Пре то, кгды ныне до нас повертаеш,
             Од мора, яко слонце нам сияеш.
             С поклоном до ног твоих упадаем,
             Ясна як слонца око упрошаем.
             Свети тут, слонце, пока Бог на небе
             За слонце вечие не положыт тебе.
   
                                 Отрок 6
   
             Слонце всим равно светла узычает,
             Любо хто быстрый будь взрок щуплый мает.
             Так горы кропит роса и долины
                                 не без прычыны.
             Бы все неплодство свое понехали,
             Ровный пожыток Богу отдавали.
             Бы се обфите гроздие родило,
                                 где терне было.
             С тым же на Заход светлом поспешилось.
             Слонце России, бы плод учынилось
             В неплодных краях, которым и Всходу
                                 да дает плоду.
             Даст Бог Винница на терниску буде,
             Кгды светом веры просветятся люде
             От тебе, царю. За то венец в небе
                                 вьет ся для тебе.
   
                                 Отрок 7
   
             Witaj, monarcho, witaj, niezwalczony,
             Zwyciężco sławny wszej sarmackiej strony,
             Której narody harde ukorzyłeś,
             Dumy wyniosłe w cichość przemieniłeś.
             Tobie winszujem, Boga przytomnego,
             Niby w swej arce z tobą żyiącego,
             Bo jak przed arcą, przed tobą perzchają,
             Jako Dagon, swe karki łamają.
             Gdzie zbory przed tym, gdzie niewiernych
             Były, tam cerkwie dzisia prawowiernych.
             Gdzie chęstszy finix, niżli krzyża znamię
             Było, tam dzisia krzyża opliatanie.
             Gdzie słońce we Lwie częstszy śnieg dawało
             Niż się Marijej imię wychowało,
             Tam twym staraniem cręściej jej śpiewają
             Chwały, niż oddech powietrza miewają.
             Więc krzyż z Marią tobą wystawioną
             Będzie pomocą, tarczą y obroną.
             Krzyż morze przętknie, a Maria wody
             Wstrzyma, jak arca, byś szedł bez przygody8.
   
                                 Отрок 8
   
             Nie oraz niegdyś z obiecanej ziemie
             Przed Izraelem Bog pogańskie plemie
             Wytracił, ale za czasom się stało,
             2e w ręce przyszło, co dostać się miało.
             Nic to, że jeszcze nie jest pokonany
             Twój nieprzyjaceł, znać jest zachowany
             Od Boga, aby miłosierdzia twego
             Ze wstydem zebrał dlia życia swojego.
             Przydzie nie jeden -- z gołoonitami,
             Szulają łaski pod twemi stopami.
             Krzyż schili karki hardzie wyniesione,
             Daj Bog, że wrychle będą uniżone,
             Które Mariej pokłonu nie dały,
             Siudzie jej tobie będą się kłaniały;
             Tu już w dobroci Boże nieprzybrany
             Zdasz, by monarcha przez ciebie obrany
             Zył długie lata w twojej łaskawości,
             Nie opuskaj go z twojej opatrzności9.
   
                                 Отрок 9
   
             Небо вовеки ест Богу престолом,
             Любо устанеш точытися колом.
             Небом Россию я отытулую,
             Слонцем я тебе, царю, упатрую.
             Княжну велику -- царицу Марию 10,
             На том же небе пресветлу Цынтию 11.
             А царевича князя Алексея 12
             Светлу денницу, бо на нем надея,
             Же ден учынит, а царевны часе,
             Княжны велики -- звезды в кождом часе.
             Венц Бог в России, якобы на небе
             Маестат вечный зготовал для себе.
             Россия завше з Богом пребывает,
             Бо на престолах Бога в церквах мает.
             Венц паки Богом, Бог на тебе будет,
             Слонцем ты, царю,-- небом твои люде.
   
                                 Отрок 10
   
             Хто ходит во мгле, в сети уподает,
             Любо теж в яму, где му враг копает.
             А погибелным си сном ест названый,
                                 всех увенчаный.
             Хто в свете твоим, Алексию царю,
             Не ест, в тме ходит, вечны господарю,
             Таки на сети трафляет и в ямы,
                                 адовы брамы.
             Мы в свете твоим трафимы до бога,
             З света росийска до него дорога.
             Ты свет, а вера путем ей до неба,
             где нам потреба.
   
                                 Latina
   
             Salve, spes Rossiae, salve fortissime Victor!
             Alexi, salve, fama super aethera nota
             Quem zelus traccit fidei vibrare mucrone
             Et spreta vita belli sufferre pericla.
             Haud tibi sunt ferrae finis, sed commoda Christi
             Id lucro ducis, comples quod caelum animales.
             Errantes agnos in Christi pellis ovile
             Faucibus accipines Hydrae aeternum moribundis,
             Procuras caelus prodromos vnturos et ipse
             Sol veluti stellas post ea, post agmina, triumphos,
             Ast numeratos praebens faelix trophea triumphos,
             Post nitidis stellis super astra corollas! 13
   

WINSZOWANIE WZI CIA DERPTA

                                 1
   
             Веселися, о царю, юж тебе ся кланяет,
             В древ град Ливонский 1 тя за царя знает.
   
                                 2
   
             Веселися, царю, што Бог с тобою,
             Будеш владети морем и всею Двиною2.
   
                                 3
   
             Океан восточный власти ти годует
             А юж западны тобе ся готует.
   
                                 4
   
             Слонцу Восток, Запад ровне подлегают,
             Даст Бог тебе, слонце, вси царем узнают.
   
                                 5
   
             Витай, Алексию, славный над небами,
             Надею России межы монархами.
             Преславный звытяжцо, который з милости
             К Богу опустилесь царские вчесности.
             Добылесь меча, бы овец преспералесь
             Христови и в небо оным пути сказалесь.
             Не земль мнозства прагнеш, леч Христовой хвалы 3,
             Небесный кгмахи бы се наполняли
             Твоими слугами, бысь потом за ними
             Поспешылесь яко цар к небесной крайне.
             Яко слонце звыкло по звездах сияти
             И яко монарху свым последовати,
             Але на прох венец прими лауровы,
             А затым небесный будет ти готовый.
   
                                 6
   
             Орел тыло неба прямо узлетает.
             Леч мысль твоя, царю, неба превышает.
             Быстрый во морских мусит обегати.
             Леч ти порт -- Мария, море благодати.
             Мария с тобою, а ты за Мариею,
             Пройдеш море, маю в Марие надею.
             Смирит моря валы и ветры служити
             Будут ти, кгды схочеш море преходити.
             Справит то Мария, бо она водами,
             Поветрем владает, навет и небами 4.
             Ты ей хвалу даеш, она даст ти море,
             Подай то, Мария, и Христе, воскоре.
   

WINSZOWANIE OBRANIA NA KROLEWSTWO POLSKIE

             Ликуй и веселися, царю Алексею,
             Што ездец литовский 1 властию твоею
             Щытиться и за князя великого тебе
             З веселем примует для оброны себе.
             Светыш, о слонце, в полском горызонте.
             Даст Бог засветыш и на Чермном Понте 2,
             Где слонце своим светом сияет на воды,
             Там забрмит твоя слава над всими народы.
             Ликуй и веселися, царю православный,
             Торжествуй и радуйся, на вси страны славный,
             Бо юж тебе Корона Полская витает,
             За короля кролевству свойму обирает.
             Ликуй, орле росийский, под небо взнесенный,
             Твоей власти ест полский орел порученый.
             Орел тылько над птахи иными царствует,
             Тобе ся и сам полский орел повинует.
             Прийми митру 3 литовску, прийми и корону
             Полскую, Алексею, под свою оброну.
             Затым даст Бог тры шведких на остаток в небе,
             Труда ради о веру увеньчают тебе.
             Щасливась диадемо сармацкое страны 4,
             Орла здобит венц вторый, тобе ей выбраный,
             Бысь оного здобила, а он в заем тебе,
             Як оздобою слонце ест в пресветлом небе.
             З орлом звыкла погоня литовская быти,
             Орлови ся твоему мусила корыти,
             По ней орел коронный в троны прилетает,
             Королем орла собе твайго оберает.
             Литовский ездец, царю, з конем оборотным
             Меч свой тобе вручает з орлом быстролетным
             Полским, бы супостаты мечем поконалесь,
             Яко орел море, абы прелеталесь.
             Орел птаству ест царем пре то приказати
             Может, абы летели снопов позобати.
             Сноп ест царств сусецких, птаство твои люде,
             Если что не поклони, позобану буде.
             Витай, орел, Короне Полской зготованый!
             Витай, царю литовский, митре княз обраиый!
             Што трудов и працы твоей в нагороду
             Бог платит, же крол будеш полскому народу.
   

СТИХИ К ОСУДАРУ ЦАРУ АЛЕКСИЮ МИХАЙЛОВИЧУ ВЕЛИКИЯ И МАЛЫЯ Ы БЕЛЫЯ РУСИ САМОДЕРЖЦУ

             Велия радость сердце просвешчает,
             Егда мя Господь стати сподобает
             Пред лицем твоим, православны цару,
             Многих царств ы княств крепкий господарю.
             Ныне ликую весело и граю,
             Егда на скипетр пресветый смотраю.
             И падох егда к твоима ногама,
             Лобзая верно десницу устама.
             Ей же усердно желаю от Бога,
             Да крепка будет на лета премнога,
             Победит враги, смирит супостаты,
             Иже не хошчют тя за цара знати.
             Сотрет их выя, ы гордую славу
             Во чест всих, цару, а тебе во славу.
             Подаст Бог знати крепост ти десницу,
             Где слонца запад ы восток денницу.
             Даст веры дели, яже ти о Бозе
             Ы подвих ради иже в труде мнозе.
             Аз же раб прысны имам работати
             Верно ти всегда, чая благодати.
             Тебе же дай Бог царствовать над нами,
             Да велим слонце сияет лучами.
   

СТИХИ К ОСУДАРЫНИ ЦАРЫЦЫ

             Две Бог светиле велие на небе,
             Две созда в Руси,-- с государем тебе,
             Царице наша, бы мир просвешчати,
             Як луна з слонцем светло исправляти.
             Сего аз дела на пресветло лице
             Твое взирая, Марие, царыце.
             О сияй светом, аки от светила,
             Молствую Бога да бысть ся не тмила.
             Свет диадимы тебе украшает,
             Россиа тебе лепотою знает.
             Иныя також царства, страны, грады
             Не чужды твоей желанной отрады.
             Под твою и аз милость прыбегаю
             А раболепно к стопам прыпадаю.
             Желая тебе долго царствовати,
             Пространным светом всюду обладати.
             Восток ы Запад, Сивер, Юга страны
             Царю ы тебе да будут подданы.
   

СТИХИ К ОСУДАРУ ЦАРЕВИЧУ

             Песнею сладкой птенцы восклицают,
             Егда денницы зары воссияют,
             Ибо близ дневи чают настояти
             Вону же ест мошчно алчбу утоляти.
             Ты, Алексию Алексиевичу,
             Денница наша, руски царевичу,
             В тобе надежду вси мы полагаем,
             Яко тмы ношчной никогда познаем.
             День светлый ныне за отца твоего,
             Даст Бог, день будет за тя, сына его.
             В онь же доволно будет насышчеии
             Славою, в странах чуждых украшени.
             Сего аз ради, здрава тя видяшче,
             Стопы лобзаю, сице ти гласяшче.
             Свети, денницо, на многие лета.
             Будешы слонцем за прибытем света.
   

ВИТАНЕ БОГОЛЮБИВОГО ЕПИСКОПА
КАЛИСТА ПОЛОЦКОГО Ы ВИТЕБСКОГО
ОД ДЕТЕЙ ШКОЛЫ БРАЦКОЕ БОГОЯВЛЕНСКОЕ
МОВЕНОЕ ПРЫ ВЪЕЗДЕ ЕГО МИЛОСТИ
ДО ПОЛОЦКА No 1657, ИЮНЯ 22

   
                                 1
   
             Лобзаем тебе, пастыру, нам от Бога даны,
             Од цара православна на сей сан избраны.
             Тебе пастырем овец своим познаваем
             Ы пастырскаму гласу твойму послушаем.
             Грядем камо грядешы ко своей палицы,
             Обрашченны имамы очные зеницы.
             А православна цара за тебе такаго,
             Дай Бог весь свет много лет пастыра добраго.
             Он твой жезл нам послал ест, а жезл силы ему
             Да пошлет выше Господ, да враги своему
             Одолеет, ы венц положыл на главе
             За тя венец глав нашых пры победной славе.
   
                                 2
   
             Ликуй, радуйся, церкви россыйска, бо тобе
             Ангел от Бога даный, чует в каждой добе.
             Не спит Никон святейшы, леч отверсты очы
             На вси страны мает як во дне, так в ночы,
             Бы волк хытры не шкодил, на вси страны чует,
             Як херовим пры раю, з агнистым вартует
             Мечем слова пры церкви божой, люб престола,
             Як лвы Соломонова стерегли до кола 1,
             Если не сам, то з свайго раменя зсылает
             Пастыра, пилиост, владзу оному злецает.
             Як тебе до нас нине, венц як ангел Бога
             Вышняго, нех з ангелы лета жывет миога.
   
                                 3
   
             Нине исполнитеся всяческия радости,
             Бог прызре на ны свышше по своей милости.
             Даде овцам пастыра, наставника блудным,
             Заступника вдовицы церкви, а безстудным
             Еретыком погубу ы обличытеля,
             Неверным то противных всих посрамителя,--
             Боголюбиа Калиста, пастыра добраго,
             Кормчыя лоды нашей ы отца шчедраго,
             Нишчых ревнителя по Бозе велика,
             Достыгша сего сана умна человека.
             Сего ради от Бога ему многа лета
             Молим, да даст пожыти пры кончыне света.
   
                                 4
   
             Образ прототипу подобны бывает,
             Хто зрыт в зерцало себе, другаго видает2.
             Хрыста -- пастыра образ ест святейшы Никон,
             Ты -- чулаго пастыра жыву етес Илеон 3.
             Мы, гды тебе витаем, святителя в тобе,
             А Христа познаваем в святейшей особе.
             Венц, гды тебе пастыра над собою знаем,
             Никона, а впрод Хрыста за пастыра маем.
             Аже Хрыстос на веки Богом ест на небе,
             Никона, як свой образ, бы прынял до себе
             По мнозех летех, молим, ты з овцы своими
             Бысь последовал ему к небесной крайне.
   
                                 5
   
             Нине яви ест яко Бога работати,
             Не рабом яцем быти, не царствовати.
             Ибо цар православны Богу работает
             И сего дела царски диадему мает.
             Работает он Богу пилне ради веры,
             Прыемлет брань ы труды ы тшчату без меры,
             Дабы вславил повсюду Бога истыниаго,
             Славима в трех лицех в бостве едынаго.
             Где бы обрел драхму, згибшею в Адаме4,
             И звлекл тлеюшча овца в неверия яме.
             Чего ради ы тебе даде светлу свешчу,
             Да просветишы мрачных, а нам даси пишчу.
   
                                 6
   
             По джджу звыкло погода на свеце бывати,
             По темной слонце ночы на небе сияти.
             По прыкрой зиме весна вдячная приходит,
             По ляментах ы плачах веселе надходит5.
             Плака ти до днесь церков, без пастыра бывши
             Межи лвы ы волками много лет прежывшы,
             Днесь веселится, где тя, пастыра, витает,
             Як вдова облюбенца, гды в свой дом прымает.
             Се мы тобе мысленна церков се кланяем,
             Паси нас, твое стадо, през Хрыста, желаем.
             Тобе жезл ест одданы, видены пророком,
             Чуйны, бысь чул над нами неусыпным оком.
   
                                 7
   
             Благий да мовит овцам, пастыра вславляет,
             А православный тебе цар до нас зсылает,
             Пастыра мыслных овец, да ты ны пасешы
             В ограде небесной ы от волк спасешы.
             Паси, пастыру,. паси ны, царские люди;
             Паси овца Христовы, а сам спасен буди.
             Христос, яко Петрови 6, нас тобе вручает,
             Паси овчата мои, а цар изволает
             По произволению пастыра от Бога.
             Сего ради да Господ даст ти лета многа.
             Даст победы на враги, даст и здраву быти,
             Тя, пастыра, ы овца од волков хранити.
   
                                 8
   
             Кими тя, православны цару, увенчаем,
             Венцы ы тобе, отче, патрыархо маем.
             Вдячност дати якую за благодат вашу,
             Яко неостависта сиру церков нашу.
             Послалисте нам отца, вас Отец на небе
             Жывушчый на дедицтве ы прымет до себе.
             Он нехай межы царми поличыт святыми
             Цара, а святителя межы святейшыми.
             Але первей на земли во всем пособляет
             Ним нетленнымя венцы в небе увенчает.
             Тобе зась, наш пастыру, много лет желаем,
             Миле неполноты деспота спеваем.
   

СТИХИ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

                                 1
   
             Слава во вышних Богу, же человеком стает.
             На земли мир всим людем, иж Богом бывает.
             Человек, чого Адам през овощ набыти
             Хотел, теды смертию мусел заплатити.
             Смерть през Адама в свете, а жытие маем
             През Бога-человека, которого знаем
             Без матеры прежде веки от Отца рожденна,
             З матьки дивне без отца в часе воплощенна.
             Он ныне плачет, абы мы ее веселили,
             Алчет абы насыщени, жаждет абы пили
             От источника жизни, в пеленах повиты
             Невинности шатаю бы не смогл открыта.
             В подлом лежит вертепе, бы были на небе.
             Всим себя оферует, бы привлекл до себе.
             Тому до ног с поклоном смереныо падаймы,
             Слава во вышних Богу з аггелы спеваймы.
   
                                 2
   
             Прийдите, поклонимся Богу воплощенну.
             Упалых подвышыл над всих умаленну.
             Обачмы, которому есть небо престолом,
             Же в яслях положенны межы ослом, волом.
             Которого обстоят ангелские чины,
             Трепещут херовимы, силы, серафимы.
             Обачьмы, царю, царев яки престол мает,
             Чы як у Соломона кость, злото спаяет.
             Якими обстоимый стражми, диадема,
             На голове якая владыки одена.
             Весь двор, вертеп и быдло, Иосиф, Мария 1,
             А пастырне стражии у полаты тыя
             Латвы приступ до него, пре то приступите,
             Миро, злато, ливан в дарех принесите 2.
   
                                 3
   
             Камень от горы днесь ся отрывает
             Нерукосечны и долу скрушает.
             Краеугольным есть, бо два народы,
             Ровные пред тым, приводит до згоды.
             Еллин, Израиль на тым то камени,
             Яко две стены, вечну суть злучени.
             Естества также злучают се двое --
             Бог з человеком, чудо то новое.
             За тым теж згода Богу з человеком,
             Як душы з телом будет во век веком,
             Тую аггелы днесь нам обещают,
             Кгды, слава Богу, мир людем спевают.
             Мир подажд, Христе, мирови твоему,
             А мы вси миром поклон даймы ему.
   
                                 4
   
             Весела радость, вдячная новина:
             Царица неба породила Сына,
             Которы взял плоть человека к воли,
             Бы высвободил з египтской неволи,
             Як Моисей правый, и в обетованну
             В землю впровадил, и дал з неба манну.
             З пустыни грехов, з фараона власти
             Подземна вывел от лютых напасти.
             Прето ся слушне веселити маем,
             Втора Моисея, кгды их оглядаем.
             Бо близко время, же Египт скарает
             Для Израиля, кторого трымает
             В неволи тяжкой и затопит в моры
             Чермном крви своей всих врагов воскори.
   
                                 5
   
             Потоп греховный весь свет заливает,
             Корабль церковный тылко нас спасает.
             Над всими гори волнуются валы,
             Немаш той скалы, где б ся разбивалы.
             Страх и в кораблю, бо немаш погоды,--
             Без конца грехов прибывают воды.
             Аж се ужалил сам Бог милостивы,
             Зрячы на упад свых людей плачливы.
             Выводит слонце правды як з облоку
             Христа з Марией пречистого боку,
             Абы усушило незмерные воды
             Лучами свыми без корабля шкоды.
             Положил облок Марию девицу,
             На ню спозревшы, бы встрымал правицу
             От такой казни, з чого се радуйте,
             В кораблю церкви часто се знайдуйте.
   
                                 6
   
             Розгу оливну несет голубица
             В корабль церковны, кгды чыста девица
             Христа рождает, з тое можем знати --
             Воды потоку стали убывати.
             Олива милость божую над нами
             Значыт, -- надея же юж под водами.
             Покармом звером проклятым не будет
             Избавление дал Бог своим людем.
             Днесь ся нам гора тая показала
             Мыслная, где бы арка наша стала.
             Юж и долины осхли, бо цвет полный.
             Зрим Христа Бога, он есть крин удолный.
             Венц купно славу Богу возсылаймы,
             Избавление посла Бог спеваймы.
   
                                 7
   
             Днесь пастырь добрый з небесной границы
             Домовит пилный до своей винницы.
             Приходит, абы з волчое пащеки,
             Як овцы, вырвал с пекла человеки.
             Вышол шукати погиблое овцы,
             Овцами были святые праотцы.
             Тые волали, абы заступить рачыл,
             Плач и неволю тяжкую обачыл.
             Венц чловеченство на бозские рама
             Взял бы як овцу несть до Авраама 3.
             За ним овечьки бы поступовали
             З вечной неволи до неба ся брали.
             А як домовит грозде выбирати,--
             Вышло неплодны розги обрезати.
             Венцу литораслми, гроздми люб овцами
             Будем, да в небо идем з праотцами.
   
                                 8
   
             От поту лица жывность нашу маем,--
             Смертелной косы никгды не зберегаем"
             Смерть в хлебе нашим пре то было треба,
             Абысь мы жыли небесного хлеба,
             Котры ныне свышше есть нам даны.
             Ангельски покорм паче ветхой манны,
             Бо отцы нашы в пустыни ядоша
             Манну лет много и смертию умроша.
             Але хто того хлеба пожывает,
             Второе смерти певие не дознает.
             Аз хлеб сошедшы с иебесе, придите,
             Мовит, да жыви будете, ядите.
             Хто пре то смерти прагнет не дознати,
             Рачте от того хлеба поживати.
             Всим предложенны на покарм от Бога,
             Справует нам то милость его многа.
   
                                 9
   
             Хто жаждет ото источник обфиты
             Зряе текущи, ту не давый пити.
             Хто узноенны,-- в ним ся ухлаждайте.
             Хто закал грехов мает,-- омывайте.
             З скалы и а пущы воды вытекали,
             Нам з мыслной скалы источник немалы
             Плывет вод живых, котрый оживляет,
             Где жыло колвек сердце укрепляет.
             Тым самарянка жывота набыла 4,
             Кгды при студеицы воды упросила.
             Овчая купель болных исцеляла,
             Днешнюю воду тая презначала
             На теле ова раз в лето, а сия
             На всяк час душу целит, хто жывыя
             Вкушает воды, пре то приступите
             В вере, надежде серцем потерпите.
             Тернь грехов наших он зносити мает,
             Прето ся агнец божий называет.
   
                                 10
   
             Кгды был Исак под меч зготованы 5
             Богу в оферу, отец удержаны
             Агнца обачыл, в терню увикланна,
             И глас услышал: пожри ми, барана.
             Сыну дай жывот, то фикгуровало,
             Што в речы самой ныне выконало.
             Бо ото вижу агнец незлобивы
             Посреде терней, абы свет был живы.
             Тернь грехов наших он зносити мает,
             Прето ся агнец божий называет.
             В земля и грех мира он одушевлену
             Книгу, печати седм запечатленну,
             Прочести мает,-- ему ся кланяймы,
             Грех знести в книги бы вписал,-- благаймы
             Агнце смиренны, агнче незлобивый,
             Силнейшы от лва, будь нам милостивый.
   
                                 11
   
             Царю всих веков, творче всего света,
             Нашему царю пошли многа лета.
             Здравие, жывот, просим тебе, Бога,
             Ты дай на лета Алексию многа.
             Тысь пришел гордых сердца покорити,
             Он ся в том хочет тобе прислужити.
             Смиренных духом до неба взвышает,
             В тым есть Давидом 6, яко ты сам, знает.
             Тобе, Марии, пречистой девицы,
             Падаем до ног Марии царицы.
             Дай лета многа, дажд ей здравствовати,
             Дажд оной з царем везде царствовати.
             И царевича, Росии велика
             Князя, соблюди до познего века.
             Царевны тебе, Христе, царем знают,
             В долгий век тобе нехай работают.
   
                                 12
   
             Архиерею новонорожденный
             Никон от тебе нам есть поставленный,
             Найвышы пастырь, блюди ж честна, здрава
             На лета многа да ти будет слава
             Им возсылана; и Калиста блюди,
             Пастыра по ним, и милостив буди.
             Дажд свышше силу пасти твое стада
             Честно Полоцка и Витебска града
             Прочие при тым по ним всему клеру
             Дажд всегда зрети безкровну оферу
             Княжей, боляров всю полату, вси
             Блюди, да славят вси тя раби твои.
             Заступи, спаси и вся Христианы.
             Подажд им враги в крепость и поганы,
             Нехай тя славят правоверны люде,
             Поки свет слоице окружати буде.
   

ВЕРШЕ О МЭНЦЕ ПАНСКОЙ В ЦЕРКВИ МОВЕНЕ

   
                                 1
   
             Зачни трены, Сыоне 1, вылей през каналы,
             Твоих очи слез струмень справ лямент немалы.
             Рыдай, Ерусалиме 2, стени все створене,
             Видячи несказанно творцы всих желжене.
             Сличными и слонечны межы планетами 3
             Округ на облает дневи дал, а ночы лунны,
             Же збиты ы зраненыы квапит се до трунны.
             Обач Господа, небо сотворшего, тебе
             Спойзры, земле, кого ты прыймуеш до себе.
             Цар то велий, цар славы, который спущает
             Росу ы додж обфиты, а увеселяет
             Поля вдячными зюлы ы ливан высоки
             Джевом се тысь и кедры, океан шероки,
             Мноством рыбл розмаитых и дивныа зверы
             Напелняет и жывит обфите без меры.
             Того злость жыдовская о смерть прыправила,
             Жывот давцы своему, руки добротливы.
             Плач, небо и жывиолы, синь, земле и воды,
             Воздуше, горы, холмы, плачте своей шкоды,
             Всих бо создатель смерти нине подметает,
             Хто ж з вас не заплачет, гды Бог умирает?
   
                                 2
   
             Вылей слезы крвавыи, вложы вор жалобны,
             Хрестьянская церкви спевай трен иагробны.
             Бо ото облюбенец твой ест скатованы,
             Срамотне повешенны, збиты, змардованы.
             3 злочынцами поличон, чловек незлобивы,
             Без вины осудзенны, судья справедливы.
             Зносил тяжкие стусы, срамотные слова,
             На всию болезнь и раны плоть его готова.
             Ах, ах, ах, неслыхана, пять тысяч ран в теле
             Ы пят сот ран вы крвавых без невеле.
             Все единою раною быти сен видело.
             Ах, што забот подобны может тому быти,
             Боль над силы людские, боль непосполиты.
             На то слонце с пуржевцы в кров се пременило
             Ы пресветлые луны промене затмило.
             Скалы зась и камене з жалю се падалы,
             Земля, горы и долины з грунту порушалы.
             Ты сам еден, чловече, не порушыш себе,
             До жалю любо Хрыстос все терпит для тебе.
             Заплач ревне, а омый твоими слезами
             З Макдаленою 4 ноги, а отры волосами,
             Влей миро слез на главу, зготуй тело гробу,
             Мир небесный за миро даст ти в нагроду.
   
                                 3
   
             Ото церкви фундамент лежыт разорены,
             Камень знерукосещной горы отвалены.
             Ото голова церкви, тернем поранена,
             На смертельный ест гроб нине положена.
             Яко ж церкви не маеш обалена быти,
             А хто ж, бовем, без главы в свете может жыти.
             Мдлеют члонки, гды глава од болю слабеет,
             А наше взды для чого, сердце не трыхляет.
             Од слез ы плачу, чему, чему не рыдает,
             Чы то, же Христос уснул, а не умерл, знает.
             Уснул Христос был в лодце, а зась не волали
             Учневе, ратуй, ратуй, бо штурмы повстали.
             Волай, ы мы ратуй, а то погибает,
             Гды во гробе положена Христа огледает.
             Од гловы верху до стоп, всего зрысовано
             За непорочного агнца, гды скура звлекаио.
             Збита скура од тела, а тело од косци,
             Бито Бога, мордовано, за нас без литосци.
             Зато слез ревнивых Бог од нас желает,
             Боль слезами нашыми его се змнейшает.
             Плач мы ж вси ревным сердцем, да слез будет море.
             Тыми Бог оплаканы повстанет воскоре.
   
                                 4
   
             Спойзры, облюбеницо, а познай своего
             Облюбенца ы поведзь, яка постать его
             В Песнях песней мовилась, же белы, румяны
             3 тысячей найсличныйшых сам един выбраны5.
             А днесь ест без оздобы, сини и зчернелы.
             Безобразны, безчестны, слабы ы зомлелы.
             Глава была, як злото, днесь глине подобна.
             Од крови зчервенила страшна, неоздобна.
             Очы, як голубицы, полные бывали,
             Днесь высхлая долина, так поупадали.
             Лице гряди зиол вонных, уста лилиевы,
             Руки, як уточоиы, пальцы иафированы.
             Як роля камениста, высхла ы зорана
             Стала од зверов срогих, збита и таптана.
             Чрево белыпе од кости слона, а голени
             Мармуровы на злотых подставках камеии.
             Усхламу древ подобны, угль преходит чрево,
             Чы земли брыла лежыт, чы згнилое древо.
             Омый слезми, чловече, на тот час познаеш,
             Кого тот безобразна в гробе огледаеш.
             Ест то Бог ы чловек, убиты за тебе,
             Кровью тебе окупил, бысь з ним жыл на небе.
   
                                 5
   
             Пастыр добрый за овцы душу поглядает,
             Абы овцы ожывил, за них умерает.
             Ото пастыр найлепшы в гробе положены,
             Жарливым на утарчке волком обалионы.
             Пасть овцы по роскошных горах ы долинах,
             Шукал пильно погибшых по чуждых краинах.
             А гды в подземных лясах услышал плачливы
             Глас, внет ся поквапляет пжез смерт, любо жывы
             Сам во мертвых свобод, але впроды раны
             Од оправцов пекельных смертные жаданы.
             Бы кров вылил и поднял на окуп каране
             За овцу над заказ в раю урыване.
             О доброци пастырска, о боска милосци!
             Згрешыт чловек, а ты, Бог, прымуеш карносци.
             Квасны овоц зиол Адам, а ты оскомины
             Незносным лечыш болем, будучы без вины.
             З древа Адам збил яблко, а тебе за оно
             В невинносци до древа креста прыгвоздзоно.
             Вылеваеш кровь за нас, Хрысте, мы рыдаем,
             Прими славы за кров, усердно волаем.
   
                                 6
   
             Се агнец в землю грыхи мира ест закланны,
             На жертовнице крестном висел розплатаны.
             А нине в темном гробе ест запечатленны,
             Абы манна в киоте негдысь положенны.
             Чыли яко скрыжали охованы завета,
             Чы як Ной в ковчезе за потопу света 6.
             Ной то ест, бо крестем як в арце спасает
             Скрыжали, бо на собе Пилат позволяет.
             Завет ест и манною слышне може звати,
             Знайдет в ним смак вселяти, кто хочет вкушати.
             Уста полны суть меду, а язык соль правды.
             Гортань тоже подобна, лице гроздь сладкавы.
             Леч тераз креста прасом в соку вытиснены,
             У уста желчу з отцем, през жыдов згорчениы.
             Умирает от жажды, а з ребр вод потоки
             Точыт источник жызни нашей свет шероки.
             Яко пеликан дети свои ожывает,
             Гды кровью поранеиых перси окропляет7.
             А чым же Христа раны можем залечыти?
             За миро слезы з очу гды будем точыти.
             Плачмы ревми вси ораз, слезми полеваймы
             Рану Христа, а в оных свое исцеляймы.
   
                                 7
   
             Што за вдячность од тебе, жыдовски народе,
             Жесь выведен з Египту устал на свободе?
             Светил столпом огнистым сей Бог тебе в ночы,
             А ты вяжеш у столпа ы заплвалесь очы.
             Он мора пред тобою в сушу зменил воду,
             А ты же лжыве тягнеш до Кедрона броду8.
             Он з тяжкае работы ы з оков выбавил,
             Тысь ланчухом тяжким ы крестом прывалил.
             Бралесь манну од него ы теж воды з скалы,
             А он полички ы желч, ах то жаль немалы.
             Он дал силу в коленях, а оденье твое
             През чотыре десять лет ховал, як навое.
             Зато збиты, зраненны, ах боль неслыханы!
             В баграну на смех шату ест преодеваны.
             Он крест на излеченье дал од яду змия.
             А ты креста на муку плоти пресвятыя.
             Ужываеш, народе, злы, запометалы,
             Чему се не обачны, гды твердые скалы
             Подаются, и земля з грунту се рушыла,
             Бы тя, як Авирона 9" жыво поглатила.
             Але же он до отца "отпусте!" волает.
             Скалы жернят и земля тя не пожерает.
   
                                 8
   
             Пред всеми з Отца веки без матки зродженны --
             З матки без отца в часех лежыт убиенны.
             Род его кто ысповесть, леч и смерт ягова,
             Ангельски разум, людска выразит мова.
             Межы двоим зрожеины во вертепе скотом
             И межы двома латрома смерть поднял на потом.
             Подлы вертеп 10 пры родзе Боге загревает,
             Гроб каменны пры смерти члонки зозначает.
             Светлая звезда в тот час ему прысвечала,
             Слонце згасло пры смерти, луна тмою стала.
             Там слезамя покропял на доброе лице,
             Тут кровью закипелы высхлые зжеиице.
             Вместо анегльских песней горы и долины
             Стогнут, ы скалы з грмотом, знать не без прычыны.
             Ты тылько, человече, камень прывызшаеш
             В твердости, бо твоего Бога не рыдаеш.
             Прыклони сердца до крви, а уста до раны --
             Змякцееш яко воск, пойдеш заплаканы.
   
                                 9
   
             Где свет лица твоего, Христос, Боже правы?
             Где ест доброта плоти, где волос русавы?
             Познай, Петре, по лицу ны -- тот взоре
             Светлы был, яко слонце на высокой горе.
             Чы в тых рызах положен, што на тот час былы
             Над день ясны ы над снег, над боволну билы.
             Рекнем подобно не той, бо сей сини, крвавы,
             Ночы, темноты подобны, спухлы, без поставы.
             Тысяца в самой главе ран, святое тело
             Яко снежная хмура, од збитья зсинело.
             Мейсцами яко облак крываво чырвоиы,
             Жылы вся поторваны, а сам обнажоны.
             Страшней нине на раны его посмотрети,
             Нижли гды светла лица не могли терпети
             Петр -- Симон ы Яков п; они змаловати
             Жадны розум не может, бо не розезнати
             Члонков, ани составов, хыба плащеница
             Нерукотворенна будет з его лица.
             Хто на древе ту? -- В сердцах страсти выражаймы,
             Слезами баграныи фарбы раствораймы.
   
                                 10
   
             Высоко Христос на крест як орел взлетает,
             Чы которых зродилесь птенцов научаеш
             На слонце зрети, чы теж зной растягиены
             Маеш, бы вси од тебе были прывлечены.
             Як когош распростерлесь крыле, бысь забрати
             Могл зрожены птенцы од бисовской рати.
             Жажду великим гласом волалес, а чого
             Душ створеня твоего не з отцу винного.
             Желаем и мы, Боже, к тобе, як на воды
             Елень, потом облоны од збытней погоды.
             Леч крест тяжки, под кторым и ты упадаеш,
             Любо пальцом единым света круг трымаеш.
             Того двигать не можем, ы в след твой ступати
             През острые се терни в небо пребирати.
             Знак креста прыми за крест, за терне поклоны,
             В перси бите за бичы, ажесь закрававионы.
             Слез источник за смутек, частое вздыхане
             За смехи, ляменты сердца ы за наругаие.
             Тые скорби знесть можем, гды твое, о Боже,
             Человеколюбие немощных вспоможе.
   
                                 11
   
             Кто твою болезнь, Христос, может вымовити,
             Джджу кропли, песок мора может преличыти?
             Кто зась синость и раны случне вымолюет,
             Ветры змерыт, огнь зважыт, бездны вышпегует?
             Обач кожды пельгрыме, может ли боль таки
             Быти на свете, я, Бог, терплю за тя яки? --
             Мовит чрез Иеремию 12, а Давид спивает:
             Несть мира в костех твоих 13, ы грешник делает
             На хребте моим, ы нест в моей плоти
             Время тяжкое камне грешник отяготи.
             Остави мене сила, а светы несть за мною,
             Очыю, а визерунк маем пред собою.
             Ото жыводавца! -- без чувства и духа,
             Безобразны, безгласны, без очи, без слуха.
             Се который Лазара вскресил ы вдовина
             На погреб несеннаго з темной труны сына 14.
             И дщер Саурову 15 сам смерть подыимует,
             Лечь он смертию своею нам жызнь направует.
             Пре то ы до ран его с плачем прыпадаймы,
             За нязносные боле вдечность освядчаймы.
             Целуймы руце, нозе, Бог, святую главу
             З Отцом, Сыну ы Духу святому во славу.
   
                                 12
   
             Стань, чловече, над гробем, прысмотрыся смеле,
             Личы раны, пухлины на зболелым теле.
             А спытай же, кто лежыт? Я одновем тобе,
             Сын матеры ы девы, Бог в людской особе.
             Спит чему? Спочивает. А чемуж зраненны?
             Добрый пастыр за овцу волком пораженны.
             Се агнец, вземляй грехи мира, ест закланны,
             Вдячная жертва Бога за грехи одданы.
             Его кров баграная образ одновила
             Божый в чловеку, который злость наша сказила.
             Он з ребр воду жывота выточыл всим людем,
             Да од скверны омыты греховныя будем.
             Сердце чысто созидшы, Христе, Боже правы,
             Окропи нас ласками яко Ты цар славы.
             Ото твое целуем раны пресвятые;
             Крест, гвозде, тернь ы розги, трость, столп ы копие,
             Бо вся се скроплена крви твоей кроплями.
             Прыми слезы ы поклон, змилуйсе над нами!
             А гды з гробу повстанеш, вскреси нас з собою,
             Нех свету смертью умрем, а жывем з Тобою!
   

СТИХИ НА ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО

                                 1
   
             Стань, человече, внеподвижном кроку
             И припатруйсе страшному видоку.
             Который ныне в Ерусалим-граде
             В безумной стался иудейской раде.
             Створене Творца платает на древе
             Кресном, же некгдысь Адаму и Еве
             Дал древ обфитость в полным утех раю
             И древо жизни по едемском краю К
             От злых потомков за то древо мает
             Смерти, кгды на ним разбитый бывает.
             О невдячности проклятая злости!
             Роде ящорчий, чему без литости
             В руках, кторие тебе сформовалы,
             Глыбоко гвоздми зделалесь каналы?
             Ребра для чого тому пробивает,
             З ребра от кого товарища маеш?
             Ноги святые навылет пробиты
             Чи же ходили дорогу, те бы ты
             Мелесь до неба, што за крывду маеш,
             Чы до Египту знову замышляет?
             Ящорка матце чрево прогризает,
             Бы жила в свете 2, а жыд тмы шукает.
             Божи бок острием копием пробившы,
             Смерти жадает в жизни утескиившы.
             Леч мы, о Христе, к тебе припадаем
             Жизни и света от тебе чекаем.
   
                                 2
   
             Обач все створене, як есть умаленны
             Пядию котрого неба суть змеренны.
             Што едному древу неспростает,
             Любо всего на ним себе разстягает.
             Што землю море перст его керует,
             Под крестом единым для нас днесь сманкует.
             Обач небо як распостерт для тебе
             Дал для человека, распостер и себе.
             Спойзри и ты, земле, над слонце яснейшы,
             Же стает от грешных от тебе мериейшы.
             Смотри море, реки, яко лист обфите,
             Воды, слезы, ношу грешных на свите.
             Сумнися, поветре, три краины тобе
             Который дал, едного ту не мает в собе.
             И огнь поднебесный нехай ся дивует,
             Же своей теплоты в творцы незнайдует.
             Вси ораз живиолы слезы вылевайте,--
             Умер! Без него же нест жизни познайте.
             Ты, чловече, над камень твердше сердце маеш,
             Же Творцы своего ровне не рыдаеш.
             Слонце счериеет, месец в крывавой особе,
             Подаются скалы, ты фолгуеш собе,
             Земля стогнет, а ты, подобно з жидами,
             Раны миожиш в теле болшыми ранами.
             Если не участник жидовское злости,
             Плач Бога твоего з сердечной горкости.
             То приятел правы, хто беды зносити
             Готов веспол з того познан будеш и ты,
             Жесь приятел Христу, кгды будеш рыдати,
             Страсти его на свым сердце выражати.
   
                                 3
   
             Спытай, пелкгриме, хто лежит в тым гробе,
             Люб на гробек на хребте писан, прочти собе.
             Чти: Иисус Назаринин, царь юдейска рода
             До арымафейчыиа зложеного рода 3.
             Маестат, берло, царский знак и шарлат крвавы,
             Крест, трость и багряницу, пришелче ласкавы,
             Знайдем печать на персех, леч написал чытати
             Для характеру злаго не может познати.
             Трудно было Иова познати4 поскоре,
             Кгды списал был вредами дявол в свым упоре.
             Трудно Христа во язвах от жидов жаданых
             Познать крвавым чернилом назбыт залеваиых.
             Крест за "херсам", "слово" за титло -- корона,
             Тым способом ест "Христос" напис выражона5,
             Але слово без гласа хто познати може,
             Трудно ест зразумети тобе, Христе Боже.
             Слонце катапетазма земля посведчает.
             Жесь ест слово божые чудми вызнавает.
             А прокляты жидовин ругаеться тобе,
             Не познавает Бога в чловечей особе.
             Але мы, христиане, до ног упадаем,
             Бога тя предвечьнаго в плоти вызнаваем.
   
                                 4
   
             Невинный агнец се лежыт закланый,
             За грехи мира Богу в жертву даный.
             Сам един здвигнул злости света всего.
             Свет весь нездолал, а рамена его
             Зиесли ач з трудом и болем немалым,
             Бо се узнойли потом аж крывавым,
             По кторым ото улегл спочывати.
             Што то праца, можеш днесь познати:
             Кгды створил свет весь и скончыл работу,
             Спочыл в день седмый леч не было поту,
             Ани был уснул, а кгды направует
             Свет зепсованый пот крывавы снует.
             В день шестый уснул, бо латвей зробити
             Скуделенный сосуд, нижли направити
             Яким ест чловек, для чого не знаем,
             Же для нас уснул твердо чему взаем.
             Крови не хочем омыти слезами
             И ног отерти главы волосами.
             Мы агнца того кожды день, и в ночы
             Слезми да овча купел будут очи.
   
                                 5
   
             Бодай бысь земле терней не родила,
             Сличная рожа лепей бы не была.
             Нижли на Бога зрети пораненна
             Тернием острым до мозгу збоденна.
             Леч сам велелесь, Христе, ей родити
             На казнь Адама люб сам мелесь быти.
             Вторым Адамом венцы ся выпелнило
             В тобе первому, што се назиачыло.
             За Исаака козел зготованый
             Богу на жертву тернем затрыманый 6.
             Ты, Христе, за всих рачилесь терпети,
             На главе терне надлежало мети.
             Але гды ости тебе проникают
             Всех сердца наша напол умирают.
             Мдлеют, кгды ты всих жывот сомдлеваеш.
             Мрак в слонцы же ты навеки складаеш.
             Ктож весол будет? -- сами плачут неба,--
             Тренов, ляментов на тот акт потреба.
             Зачни плач ревный, кому Бог есть милый:
             Арфа при арце, трен до той могилы 7.
             Трен главе, а трен сердцу подобает,
             Кгды в труне в терню трону всих глава мает.
   
                                 6
   
             Што то за рожа в терню руменеет?
             Што за пурпура в гробе червенеет?
             Обач, чловече, если ме купина
             Горит, видена през Аврамля сына.
             Зложи сапоги греховные злости
             Так прийди смеле до оптертых кости,
             З сукри и тела, а тернь покравленный
             Обачыш, яко дров святое запаленны
             Купина в теле, леч огнь угашает,
             Кгды и душа з телом, ах страх, разлучает.
             Мноство греховных вод тому причина,
             Же згасла светлость плоти Бога сына.
             Ровный полудню стался пулноч праве:
             Хто видел, обач, познай по поставе.
             Познай, матко, чы того ж родила,
             Чы то ест Исус, спытай Гавриила 8.
             Тые ли уста, солодшые слова
             З себе пущалы, ниж мед гортань Львова?
             Чы тые руки хорых исцеляли,
             Тые ли рызы крвоток гамовали?
             Рекнете тые, а сам в крви, пытаю,
             Чему и в язвах врага оглядаю.
             Уста посмяглы, чеж не мовит слова?
             Ах, для нас грешных в ним устала мова.
             А мы што ж будем к нему глаголати?
             Гойне, бы воскресл, слезми полевати.
             Метко жалосна, полно жалю мати,
             Якось так тяжны боль могла стрымати,
             Кгды як Израиль крваву шату 9 сына
             От сынов приял, ты от Никодима 10
             На руцы Христа своего принялесь,
             От зверов диких пошарпана всего.
             Матки, уважте, яка радость была,
             Мария раны кгды Христа личила.
             Як очи слезы гойно вылевали,
             Кгды в раках очей Христовых шукали,
             Як рэнки модно осцем посекала,
             Кгды острость торней з костей выточала,
             Злиплые кровью розберала власы,
             О як рыдала жалосными гласы!
             Кгды омывало пречистое тело,
             Болш, ниж водою, слезми, рекну смело.
             Кгды во гроб клала, што были за слова:
             Ах, ах, ах, сыну! юж и я готова
             На смерть с тобою, чему и оставляет,
             На боль, на лямент, на плач мя выдаеш!
             А в таком жалю ей потеха была,
             З цными невесты што слезы делила.
             Вы, цные жены, чему так суровы,
             Чем з Мариею плакать не готовы?
             Блажен, хто плачет ныне з Мариею,--
             Будет причастен утех в небе с нею.
   
                                 7
   
             Спытай, чловече, хто тут похованы.
             Скарб ест положен неошацованы --
             Свет весь, котрым откупил Бог собе
             В скрини то лежит, а не в темном гробе.
             Ныне на крестной шали отважены,
             За тридцать сребных усюды куплены 11.
             Хто хочет, может и тоней купити
             Без сребра, за слез источник обфитый.
             Ангельским хлебом Христос нареченны,
             На столе пре то гробным положенный
             "Источник живый" он ся называет.
             Хто жаждет, пехай к нему се зближает.
             Снопу пшеницы чрево прировнано,
             Як цепы пре то бичми вышлачано.
             Гроздь зрелы он есть, под камень вложены,
             Абы як прасом могл быть вытиснены.
             Хто прагнет вином тем веселым быти,
             Треба до грозду уста прытулити.
             Дай кожды сердце за Винницу ему,
             Утешай в жалю Марию девицу.
             Поможи плачу при том то погребе,
             Абы ся утешил вечне потым в небе.
   

АПРИЛЬ 27. ВЗЕНТО ОБРАЗ НАСВЕНТШЭЙ БОГОРОДЗИЦЫ З ПОЛОЦКА ДО МОСКВЫ

   
             В матерстве дева ы во девстве мати,
             Могшая Бога чревом си объяти
             Воскую град сей ы его гражданы
             Оставляешы в сиротве, без обраны?
             Честный твой образ вся ны соблюдаше,
             От всих супостат забрало нам бяше.
             Он без помощны бысть поможене,
             Скорбящый радость, слезны утешене.
             В нуждах надежда ы помощ велика,
             Юже нам даде небесе владыка.
             Нине, о мати, Дева пресвятая,
             Камо грядешы *, градзей оставляя?
             Кому вручышы раб своих в оброну?
             И кто соблюдет Полоцкую страну?
             На тя надежду свою возложывшу,
             Вернолюбезно тебе послужывшу,
             А шчэ жэ тебе много согрешихом,
             Заповедь Сына твого преступихом.
             Себе мы Бога иного не знаем,
             Разве Исуса. Ему сен кланяем.
             Ты веси немошч всяка человека,
             Един безгрешен сын твой ы владыка.
             Мы вси зачаты в грехах ы рождены,
             В Адаме древле грехом умерщвлены.
             Ты токмо сея от язвы изята:
             Свята зачнеся ы родися свята.
             Пожыл безгрешно; едина пречыста
             Ты, токмо з сыном без греха пребыста.
             Мы страстни грешни, к злобе преклонени,
             Лестию змия в Едеме прелынчени 2.
             Убо от тебе милости желаем,
             Ходотайствем ти прошченя чаем.
             Яко ты веси немошч земнородных,
             Веси ы селу супостат безплотных.
             Мошч же имашы враги побеждати,
             Певцом ти радость ы мир даровати.
             Се мы предстоим твои, Дево, раби,
             Во настоящых бедах нас ослаби.
             Отради скоро, не дажд погибати,
             Не дажд слез ы крве всуе проливати.
             Увы нам, увы! что ся от нас тшчышы,
             Тако ли о ти сынех неродишы?
             Тако ли в тузе оставишы чада?
             О мати сирых, буди нам отрада.
             Нине ест время, нине прыближыся,
             В помощы скорой ныне прославися.
             Се беда и скорб токмо стужает,
             Яко не едва сердца отчавает.
             Отвсюду беды ы скорби отвсюду,
             Нест нам помошчы без тебе отнюду.
             Темже ти слезно образ лобызаем,
             Буди нам мати, усердно глашаем.
             Не остави нас без помощы жыти,
             Паношением врагом иашым быти.
             Да не речет враг, где ест помошч ваша
             Множе, только крепко уповаша.
             Ашче образом от нас отходишы,
             Но благодати да не удалишы.
             Слонце в небеса на землю действует,
             Тако ти милость, ато изволствует.
             Призры з небесе, издалеча види
             Чада ти вечна ы во помошч прыди.
             Прыди, царице, в помошч сего града,
             Храни от скорби, огня, меча, глада!
             И от напастей изволь соблюдати,
             Не возбрани нам твоей благодати.
             Ты еси мати, о Еуфросииие3,
             Жителем града всим удобрение.
             Яже потщася икону святую
             Внести здалеча в страну Полоцкую.
             От Цариграда або из Иефесе 4
             Цар благоверны всечестна прыиесе,
             Твоего ради зельна прошения,
             Российских дело стран украшения.
             Прыподи к ногам небесного цара,
             Да не лишыт нас толикаго дара.
             Потшыся паки возврашченей быти,
             Иконе святей Полоцк украсити.
             Отчынный град твой, в нем же бы трудися,
             Христу жениху си уневестися.
             Ибо толико град нам украшает
             Девыя образ ы всюду вславляет.
             Якое ест слонцем небо украшенио,
             Светлыми звезды дивно упестренно.
             Полотски граду бе утвержение,
             Столп, стена, помошч ы огражение.
             Нине без него како нам пребыти? --
             Аки без слонца не удобно жыти.
             Убо, о Мати, прыпади за нами
             Господу Богу твоими рабами,
             Да возвратил бы нам икону святую,
             Просветил землю Белоросыйскую.
             Моли прылежно ы деву Марыю,
             Скланяшчы к стопам святую ти выю.
             Да не небрежет отчынна ти града
             Ы не оставит правоверна стада.
             Удобе мошчио тебе умолити,
             Изволи токмо ходотайца быти.
             Моли за нами, о святая Мати,
             Не отчуди нас твоей благодати!
             Се а же ашче раб ти сподобишы,
             Всих на похвалу твою обратишы.
             По вся дни тебе будем величати,
             Венец похвалы песнем соплятати.
   

ВИНШОВАНЕ ИМЕНИН ПРЕСВЕШЧЕННОМУ
ЕГО МИЛОСТИ ГОСПОДИНУ ОТЦУ АМФИНОГЕНУ КРЫЖАНОВСКОМУ,
ЕПИСКОПУ КОРЕЛЬСКОМУ, ИВАНОГОРОДСКОМУ,
ФИНСКОМУ, ЛИВОНСКОМУ, ИНГОМЕРДАНСКОМУ,
ВСЕГО ПОМОРЬЯ,
ВЕЧЕРНЕГО Ы ПОЛУНОЧНОГО ОКЕАНА,
АРХИМАНДРИТУ НАЗАРЕТСКОМУ,
ПРОТОСЫНГЕЛЕВИ ГОМЕЛЕЙСКОМУ,
ОПАТОВИ РЫМСКОМУ, ПРОБОШЧОВИ ГДАНЬСКОМУ
Ы КРОЛЕВЕЦКОМУ, КУСТОШОВИ ДЕНЕМБАРСКОМУ,
ИГУМЕНОВИ ДИСЕНСКОМУ...
В ДЕНЬ 6 СВЯШЧЕННОМУ АМФИНОГЕНА
ОФЯРОВАНЕ. РОКУ 1661

             Радуйся светло, отче, преподобие,
             Амфиногене, Богу преугодне.
             Яко днесь церков лики составляет,
             Ангела песнми твого величает.
             Во мученицех святых освяшченна
             Амфиногена, Богу возлюбленна.
             Его же имя на себе носишы,
             Як отца чадо усердно любишы.
             Он Хрыста ради умре, ты страдати,
             Многия раны должен многократи.
             Ты, наказуя, на лица не зришы,
             Страха изгнаний нимало боишы.
             Всякому в лице что ти подобает,
             Яко гром гласно, гортань ти рыкает.
             Умный мудрцы обуяша тебе,
             Всих за уметы вменяешы себе.
             Всякая стана сполу ти учений,
             За еже много ты страда мучений.
             Узы темницы обыча блюдения,
             Всегда чаяху ти посешчения.
             Нест беда ы скорб, ей же не участен,
             Киевских гуслей лепо ты прычастен.
             Псалмопевече тебе утешаше,
             Егда на гуслех струны пребиваше.
             Но кто оповест дела твого чудна?
             Аз не возмогу даже до дня судна.
             Довлеет решчы: всякий град ы страна
             Полна ти чудес паче океана.
             Темже почтеся премногими саны;
             В земле Корельской епископом званы,
             Архимандрыта речен Назарейски,
             Ы протосынгел почтен Голилейски.
             На Гданьску пробошч також Кролевецки,
             Опат на Рыме, апостал Немецки,
             В Десне игумен, а у нас ничого,
             Ничто имашы, тако имый много.
             Вся всим на земли, но что будеш в небе? -
             Поне един лик з всих избери себе.
             Полны вси лицы, мало юродивых,
             Но так не иди в строну, молю, живых.
             В ангельском чыне лучше шествовати,
             Зде век прежывше, в небе царствовати.
             Его же аз есм прысный ти желатель,
             За еже буди ты мне благодатель.
             Писал бых болей, да слов им не стает,
             Чудный жывот твой ум мой превызшает,
             А што згрубилем, изволь то простити,
             Ы за узел сей меду нам купити.
             Если не купиш, не дождеш ы року,
             Да варуй пильно ы от кия боку.
             Друг твой в пиве, в горелце, в тобаце,
             Если тя выдал, налай, як собаце!
   

ДИАЛОГ КРАТКИЙ

             Рцы, Щасте, кому служеш? Кто ест сей? -- Алексей.
             Чыя кров? -- Сын Михайлов. Государев? -- Царев.
             Кто саном? -- Царь роксаном. Коли дуж? -- Храбрый муж!
             Буди царь на премнога крепок лета, света.
             Что в нем благозрыши? -- Една лепоты, доброты.
             Кия? -- Всякия! Дажд едину -- милостыню.
             Кую любов имеет ко Богу? -- Премногу.
             Ближних любих ли своих, инака? -- Ей, всяко.
             Что му боляре? -- рцы ми -- ответом? -- Советом.
             Како на враги твоих победы? -- Без беды.
             Ест ли победным отец милосерд? -- Он усерд.
             Вем, на крве хощет в бране, но веры без меры.
             Земль му пространства також не треба, но неба.
             Тем молим: буди помощ ему Бога многа!
             Царствуй же здраво, царю, всем коицем под солнцем,
             И милостив всегда на твоя люди буди.
             Подажд на державныя си грады отрады,
             Да тако славен будеш повсюду отсюду.
             Кому свет ест царица Мария? -- Россиам.
             О царевиче, повежд ми, исполнь надеждми,
             Что с ним будет? -- Страх людем. Известно? -- Нелестно.
             Сут ли царевны светила чловеком? -- Всим веком;
             Тем да всегда сияют во вси концы света,
             Единодушно поем многа оным лета.
   

ПРИВЕТСТВО НОВОРОЖДЕННОЙ ЦАРЕВНЕ МАРИИ

                                 1
   
             Новая радость ныне ся являет,
             Яко светила ново нам сияет.
   
                                 2
   
             Свет ест Мария новорожденна,
             Тобою, светом, царю наш, спложенна.
   
                                 3
   
             Тем же мы молим творца всегда света,
             Да дажд сияти ей во многа лета.
   
                                 4
   
             Лучы едины слонце в себе мает,
             От наша слонца новая блистает.
   
                                 5
             Орел звыкл орла подобно родити,
             Тем слонце имать, слонца изводити.
             Чтож есть Мария новорожденна
             Слонцем ест, ибо от слонца спложенна.
   
                                 6
   
             Едино слонце миром обладает,
             Новому новый мир Бог дати мает.
             Восток и сивер царству ти годует.
             Прочая садам твоим Бог готует.
   
                                 7
   
             Седм ест планитов во небесном царстве,
             Седм ест от тебе в русском государстве.
   
                                 8
   
             Первый планита царица Мария,
             Шесть ти изчадий -- планиты иныя К
   
                                 9
   
             Всякий планита ест на своем небе,
             Для планит твоих дал Бог царства тебе.
   
                                 10
   
             Свети ж нам, слонце, з планиты твоими,
             Возвесели нас лучами своими.
   
                                 11
   
             Впред дажд ти Господь таковы родити
             Полом и щастем, какож еси и ты.
   
                                 12
   
             А мы Мариям рождшей и рожденной...
             Многая лета поем в стране земней.
   

ДИАЛОГ КРАТКИЙ О ГОСУДАРЕ ЦАРЕВИЧЕ И ВЕЛИКОМ КНЯЗЕ АЛЕКСИЕ АЛЕКСЕЕВИЧЕ

                                 1
   
             Что в надежде о сыне царском, Алексею? --
             Даст Бог, скипетр воспримет над всею землею.
             Ким образом? -- През разум. Откуду будет мощ? --
                       Бог будет в помощ.
   
                                 2
   
             Кто хранитель? -- Спаситель. А кто можд? -- Даяй дожд.
             Кто оброна? -- Царь с трона небесна, всечестна.
             Чым вестно? -- Живет честно; будет же до конца,
                       Яко свет слонца.
   
                                 3
   
             Что знамя? -- Царско племя. Нрав с урода? -- Природа.
             Падет овощ близ древа. Так ли чловек? -- От век.
             Лев ли птенца не родит? -- Не плодит. З орлицы
                       Нест голубицы.
   
                                 4
   
             Что ж з царя Алексея? -- Орел Русси всея.
             Кол красен? -- Зело ясен. Кол силны? -- Предивны.--
             Что слава? --Даст Бог будем глава. Ким народом? --
                       России плодом.
   
                                 5
   
             А к тому? Литовскому. А еще? И Полше.
             Над то кому? Шведскому. А Крыму? И Рыму.
             Тем буди царь всем страном, агаряном 1, иным
                       Народом дивным.
   
                                 6
   
             Ктож родом? -- З царя плодом. Кол благи? -- Вседрагий.
             Як щедрый? -- Милосердый. Нищим? Дател пищы.
             Пришелцем? Ест приемцем. Вдовам убогим?
                       Богатство многим.
   
                                 7
   
             А миру? Подает веру. Над люде? Цар буде.
             Избранный? Богом данный. Христианом? Всим страном.
             Тем ему дай Бог век мног и вся концы света
                       На многа лета.
   
                                 8
   
             Здравствуй же, Алексею, прийми возраст, облает.
             Сияй светло над нами, твоими рабами,
             Мы тя будем всим людем всегда прославляти
                       И величати.
   
                                 9
   
             Будь славен, Алексею, над землею всею,
             Где светят луча слонца во вся земли конца,
             Вся страны з Россияны да тя величают
                       И работают.
   
                                 10
   
             Дай Бог твоей десницы, где свет ест денницы.
             И вся яже на земли щасливе поемлй.
             А враги за вси праги и за крайне море
                       Прожени вскоре.
   
                                 11
   
             Як молние блистает, имя да сияет
             Твое, о Алексею, славы ти лучею.
             Щасте, крепост и милост, вславят тя щедроты
                       И вся доброты.
   
                                 12
   
             А мы паки имя твое славим пречестное,
             Должну ти честь прыносим и о милость просим.
             Пощади и огради, да чтеши от Бога
                       Лета премнога.
   
   

ВИНШОВАНЕ НОВООБРАНОМУ ПАТРИАРШЕ

                                 1
   
             Новый свет в церкви восточной сияет,
             Новое слонце егда востецает
             На патрыаршы престол Руси всея
             Тшчанием многим цара Алексея.
             Тысь наше слонце, пастыру избранны,
             Стада словесна вожд од Бога даны,
             Тобою церков светло просияет
             Як землю в неба слонце просвешчает,
             Пасколов мрачна злых заблужденя
             Згибнут твоего светом ученья,
             А православна возраст прымет вера
             Промыслом твоим во вся конца мира.
             Во всю изыдет землю вещане
             Устны, ти Хрыста проповедане.
             Егоже молим яко сушча Бога,
             Да тя соблюдет на лета премнога,
             Честна и славна, в здравии телесном,
             Деюща промысл о стаде словесном,
             Ы сполнение душевно дарует,
             Ы в небе венец славы уготует.
   
                                 2
   
             Светильник миру Богом запаленны
             Днесь на свешчнице красном поставленны,
             Да бы тму мира возмогл просветити
             И путь небесный темный прояснити.
             Фарос в Египте над Нила водами
             Путь сказоваше огня си лучами 1,
             А ты в Россыи, о архиерею,
             Путь проявишы огня си лучею.
             Иже ест разум ы мудрость премнога
             Духом ти святым поданны от Бога.
             Дабы словесным овчатом ходити
             З пути небесном, а не заблудити
             Во твоим свете никто же преткнется,
             Но в свете ходяй, во свет облечется.
             И в свет слоиечный егда воцарится,
             В будущей вере венцем украсится.
             Свети ж, наш свете, зде на многа лета
             Светлыми лучы учения света.
             Упаси стадо, врученное тебе,
             Да с ним будешы купно в светлом небе.
   
                                 3
   
             Егда в пустыни Израиль хождаше,
             Столп огнезрачный вождем имеяше 2,
             Ему же шедшу вси последоваша,
             Внегда он ста, вси люди сташа.
             Сице пустыню прыдеша безводну,
             Путь обретоша сквози непроходну
             И постигоша землю обешчанну,
             Многими веки праотцев желанну.
             Нас во пустыни жытейской грядушчый
             Ты столп огненный, Богом прысносущный,
             За вожда даны, да церков на тебе,
             Яко на столпе, страны крепость прымет себе.
             Столп же огненный, да всих просветишы,
             Добротны умо, людзи научышы,
             Да в свете твоем путь обряшчут правый,
             Ведушч на небо, оставше лукавый.
             Ты ны введешы в землю обешчанну,
             Во Сыон горний 3, во жывушчых страну.
             Точыю дай Бог тебе многа лета,
             Да прымет свет мир от твоего света.
             Ы в нем шествуя дойдет вечна града,
             В нем же покой ест вечный отрада.
   
                                 4
   
             Моисею древле жезл 4 от Бога даны,
             Род из Египта извести избранный.
             Египт казнити за многия злобы
             В море езыки воврешчы як в гробы.
             Ты, пресвятийшый наш архиерею,
             Жезл изъял от Бога над Руси землею.
             Да Израиля нова изведешы
             З мерска Египта ы в Сыон введешы.
             Сим крестом Чермно море разделишы,
             Стезя проходны овцам сотворышы.
             А враг фараон в Чермном ада море
             Тобою будет погружен воскоре.
             Сем жезлом волка хищна поразышы,
             Львом рыка пашчы зубы сокрушышы 5;
             Нас же сим жезлом добре упасешы,
             Егда от врагов душевных спасешы.
             Тем паси овцы, пастыру, Хрыстовы,
             Мы твого гласа слушати готовы.
             А нине тебе, жезла, прыветствуем,
             На многа лета паствы усердствуем.
   
                                 5
   
             Весело церков росыйска ликует,
             Егда тя, бодра пастыра, целует,
             Иже воспрыем жезл от Бога даны,
             Вся желаешы спасти Руссии страны.
             Сим воведены овцы в места злачна,
             Сим победишы демона премрачна.
             Со жезлом Давид изыде на брани
             Со Голиафом ы смертно порани.
             Ты, жезл имея, пастыру, святишы
             Тмы, Голиафа на смерть поразишы.
             Каменем веры глава й сотрешы,
             Мечем духовным, як Давид утнешы.
             Яко Россия победы спевати
             Будет ы песни радостно слагати
             Храбрству твоему, восхваляя Бога,
             Иже да даст ти многа лета, многа.
             И твою крепость величати будет,
             Пастыра блага никогда забудет.
             Будет ы в небо ныне возлетати,
             Да тя в тех господ изволи венчати:
             По вечне венцы в небесной славе
             Вечности венец да даст твоей главе.
             Но впред вси молим всешчедрого Бога,
             Да ти в сем мире подаст лета многа.
   
                                 6
   
             Многие дела в руском вертогради,
             Его же Христос Владымером сади,
             Великими же киязьми роспострани,
             Столп созда царми на Московской страни.
             Но делателей нужда бе не мала.
             Тем патриарха церков ест избрала,
             Да исправляет дело ы делатель,
             Яко во место Христа обладатель.
             Тебе, святыйшый наш архиерею,
             Та власть вручыся над Руси землею,
             Да плод Хрыстови з сего вертограда
             Мног прынесешы до Сыона града:
             Гроздие сладко -- людие Хрыстови,
             Иже служыти ему суть готови.
             Сего на кресте пития гождаше,
             Христос повнегда жажду возглашаше.
             Тем Христа жажда тогда напоишы,
             Когда езыки к нему прывратишы.
             Превратит вскоре, а от вертограда
             Прынеси плоды до небесна града.
             В нем же по многим сам летах вселися,
             Нам жде милосерд отец проявися.
   
                                 7
   
             Корабль, по мору со учениками
             Без Христа пловый, биен бе волнами.
             Даже ы святы в отчаянье прыде,
             Доидеже Христос внутр корабля вниде.
             Ему же, вшедшу, ветры умолкоша,
             Смирно кораблем по водах идоша 7.
             Равне церковый корабль зело велий,
             Пловый по мире странем ест веселий.
             Егда и кормчый сира оставляет,
             Тогда во мирских волнах сильных встает,
             Вонеже церкви руской попустити
             Не изволи Бог, дабы смирно жыти
             Даже кормчыя кораблю святому
             Тебе, пастыра, роду россыйскому,
             Да твоим умом будут окармлены
             К небесной стране сей корабль спасенный.
             Тем же небесна цара умоляем,
             Да им будешы в трудех наставляем.
             И даст ти, здраву, добре управляти,
             У прыстанища небесна прыстати.
   
                                 8
   
             Иаков древле Лавана слушаше,
             Пас его овцы сице работаше 8.
             Яков день зноем жито ест палены,
             А в нощы хладом досадно знобленны,
             К тому не даде виждома своима
             Сна, ни покоя нуждныма плечыма.
             Что ж подобает пастыру страдати,
             Стадо Хрыстово ставшу управляти.
             Ей, яко вяшчшы суть от овец люди,
             Вяшчыи сице в стаде Христа труди.
             Легчае Атлант 9 неба воспирает,
             Неже кто бремя пастырско движает.
             Но твоим мышцам, пастыру желанный,
             Крепкий жезл в помошч свыше ест поданный:
             Исус Христос жезл, помогаяй тебе.
             Хощет бо овца вся прывлещы к себе.
             Он в нужде всякой имат вспомогати,
             Во трудех трудность всяку облегчати.
             Точыю, дай Бог, здраву тебе жыти,
             В мире век долгий на престоле быти.
   
                                 9
   
             На остров Пафмос Иоан заточены
             В восторзе бывый, богатство реченны.
             Виде чловека, в его же десницы
             Звезды сияша подобны денницы 10.
             Архиереов оны знаменаша,
             Иже подобие сим звездам сияша.
             3 тоя десницы мы тобе имамы,
             Святейшый отче, пастыра над нами.
             Светла звезд паче добротами всими
             Сияй же много над овцы твоими.
             Ангелми церкви, тыхжде нарыцает
             Пастыр Иоан, егда разсуждает.
             Чыстоту, благость ангелем мы тебе
             В чистоте радим на церковном небе.
             Ангел при дверех рая поставлены,
             Зане ы тебе рая ключ вручены.
             Тем прыпадаем к твоима ногама,
             Отверзи небо своима рукама.
             А нам, овцам ти, внити бы до рая
             Ы получыти вечная благая,
             Яже известно сам ты прыимешы,
             Ашче нам двери его отворешы.
   
                                 10
   
             Херовим в дверех райских поставлены,
             Меч во руце своей имеяй огненны.
             Да хранит плоды его изобильны,
             Страж престрашный, кармный, пресильный.
             Церков ест раем богонасажденным,
             В нем древо жызни имат род наш земный.
             А ты, святыйшый наш архиерею,
             Страж ы хранитель поставлен над нею.
             Меч обоюду остры содержышы,
             Им же от церкве враги прогонишы.
             Божые слово, з уст ти исходяще,
             Поразил як меч ы як камень з прашчы,
             Взял сопротивны ы льва рыкающа,
             Окрест ти стада пажыти ишчушча.
             Будиш пресилен во слове ы деле,
             Церкви росския святийшый ангеле.
             Исправляй, храни руски рай словесный,
             Да получышы после рай небесный.
             В мале зде верен вспрымешы от Бога
             В державу царства на небе премнога.
             Их же вседушно мы тебе желаем,
             Должную любов тако изъявляем.
   
                                 11
   
             Сира вдовица отнине ликует,
             Церков россыйска светло торжествует,
             Яко жениха до свого чертога
             На престол тебе прыемлет от Бога.
             Святийшый отче, в руской церкви главо,
             Всим правоверным истынная славо.
             Тебе ест наша мати обрученна,
             Да от слез вдових будет свобожденна.
             С нею мы, чада, прегорко рыдахом,
             Яко без отца в сиротстве остахом.
             А днесь видяшче, яко ты входишы
             На престол церкви ы о нас радишы.
             Веселогласно сице восклицаем:
             Здравствуй на лета премнога, желаем.
             Здравствуй, пастыру, ы умоли Бога,
             Да даст цареви лета жыти многа.
             В его бы мире церков разшырати,
             Истинны слово право исправляти.
             Им же довольно овцы упасешы,
             Егда ко Богу -- слову прыведешы,
             К еде небесной, в ней же ест готова
             Вечна трапеза нам от Бога -- Слова.
             На ту божыя ты ведешы люди,
             З ними же и сам общник ея буди.
   
                                 12
   
             Руския церкве престол ест блаженный,
             Яко ты на ней, пастыр, посаждеины,
             Отче преблагий, ибо тверд у себе.
             Звезды ест праздна, светлейший, от тебе.
             Не тако вся твердь сияет звездами,
             Як ты, наш пастыр, душы лепотами.
             Милость истинна в тебе ствердзастася
             Ы правда з миром облобызастася.
             Вера, Надежда, Любы в огне здися,
             Шчедрые ту мудрость, простость вкренися
             Во твоем сердцы, а душа вперися
             Во Сыон горний, ему прыцепися.
             В небе душею, зде телом жывешы,
             Тем же свете се помошч воспримешы
             Церков престола во управление
             Ь1 стад Хрыстовых на упасение.
             Зде престол телу, а душы на небе,
             Благости ради, Бог созда для тебе.
             Тем на церковнем буди лета многа,
             По нем небесный восприми от бога.
             А нине изволь нас благославити,
             Во любви отчей чада си хранити,
             Иже смиренно главы преклоняем,
             Пасти ны в лета премнога желаем.
   

ПРИЛОГ К ПРЕПОДОБНОЙ МАТЕРИ ЕФРОСИНИИ

             Ты паки мати, о Ефросиние,
             Жителей града всих удобрение,
             Яже потщася икону святую
             Внести из далны в страну Полотскую.
             Из Царяграда, камо из Ефесе
             Царь благоверный всечестно принесе.
             Твоего ради много прошения,
             Российских деля стран украшения.
             Припади к стопам небесного цара,
             Да не лишай нас толикого дара.
             Умоли паки возвращенной быти,
             Иконе святей Полотск украсити.
             Отчинный град твой, в нем же ты трудися.
             Христу жениху ты уневестися.
             Ибо толико град наш украшает
             Девы образ и везде вславляет,
             Елико небо солнцем украшенно,
             Светлыми звезды дивно упещренно.
             Полотску граду бе утверждение,
             Столп, стена, помощ и ограждение.
             Ныне без него како нам прибыти,
             Аки без слонца не удобно жити.
             Убо, о мати, припади за нами
             К господу Богу твоими рабами,
             Да возвратит нам икону святую,
             Просвети землю белороссийскую.
             Моли прилежно и деву Марию,
             Да проявит нам милость свою сию,
             Да не небрежет отчиниа ти града
             И не оставит правоверна стада.
             Удобно тебе мощно умолити,
             Изволи токмо ходатайца быти.
             Моли за нами, о святая мати,
             Храни ны в твоей выну благодати,
             Ея же аще ты ны не лишиши,
             Вся на похвалу твою обратиши.
             По вся дни тебе будем величати,
             Венец похвалы песней соплетати.
   

БЕСЕДЫ ПАСТУСКИЯ
ЕЖЕ ЕСТ О ВОПЛОЩЕНИИ ГОСПОДА БОГА
И СПАСА НАШЕГО I. X.*
ВИДЕННАГО ИМИ ВО ВЕРТЕПЕ,
ОТ ПРЕЧИСТЫЯ ДЕВЫ МАРИИ
ПЕЛЕНАМИ ПОВИТА И ВО ЯСЛЕХ ПОЛОЖЕННА

                                 А
                       (Первый пастух):
   
             О небеса, что долго зазорите,
                       Адамантовых врат 1 не отворите,
             Удержуете нам обещанного
                                 Агнца славнаго?
             Спустете радость ненасыщенную,
                       Кропете свыше росу спасенную,
                       Оживляющу изсохшия души
                                 В греховней суши.
   
                                 В
                       (Второй пастух):
   
             Что за глас слышу, о юноше красный,
                       Сниш ветка в новой благодати ясный?
                       Почто на небо вопль возсылаеши,
                                 Агнца чаеши?
             Уже бо сенный закон пременися,
                       Обетованный Мессия 2 родися,
                       Его же вой ангел нам явиша,
                                 Всех устрашиша.
             Слава во вышних Богу вопиюще.
                       Мир человеком весело зовуще,
                       Нам бегшим в страсе комужде предсташа,
                                 Всех утешаша.
             Пророчествия нам откривающе,
                       Обетованна агнца являюще.
                       Его же очи воистинну наша
                                 Днес соглядаша.
   
                                 А
   
             И от нас мнози в нощь сию видеша,
                       Растворшеся небо, тако реша,
                       Множество ангел на воздусе крылы
                                 Небо окрили.
             Венцы любезно сплетшася летали,
                       И друг со другом радостно играли,
                       Умиленными гласы вси пояху,
                                 Песни плетяху.
             Инии низско к земли ся спущали
                       И веселыя вести сказывали,
                       Вы же в пищалки с ними и в свирели
                                 Согласно пели.
             А они скоро посолство сказавше,
                       Парными крылы в небо (мир вам давше)
                       Летели, вы же скажете нам ныне
                                 Своей дружине:
             Что за посолство, что за вести были,
                       Радости многи весь свет исполнили,
                       Чему-то с вами земля радуется,
                                 Небо смеется?
   
                                 В
   
             Сего посолства отци наши ждали,
                       Еже мы слышим, они не слыхали,
                       Обещанно бо от писаний давных
                                 Пророков славных.
             Днес исполнися их глагол неложный,
                       Бог, оставивший свой престол велможный,
                       Сниде до наших (с небес емпирейских)3
                                 Низин земелских.
   
                                 А
   
             Кая же вина, что творец всемогий
                       Оставль богатый Олимп 4, в наш убогий
                       Дол земный сошел и явися вама,
                                 Скажете нама.
   
                                 В
   
             Склонил монарха, пресветое око
                       На землю, седя в престоле высоко,
                       Призрети немощь, его же от века
                                 Создал человека,
             И узрел реки слез проливающих,
                       Воздыхания и вопль рыдающих,
                       Слыша узами от врага стисненных,
                                 Во тме томленных,
             И умилися милосердный Отец,
                       Видевши людей своих яко овец
                       Преданных смерти, кроме всея вины,
                                 Туне без цены,
             Учинил совет на горнем престоле,
                       В страшном своего величества поле,
                       З равнопрестолным Сыном и пречистым
                                 Духом си и святым,
             Что бы за окуп дати, да не туне
                       Человек погибнет, рекл: тебе есть уне
                       Единородие, мой Сыне, от века
                                 Спасти человека.
             Слово же словом от Отца рожденно,
                       Словом приемлет плот неизреченно,
                       Действом Святаго Духа стался человек,
                                 Бог прежде всех век.
             Ныне от Девы чистыя родися
                       И нам неложно во плоти явися,
                       Его же мы вси видехом очима
                                 Ныне своима.
             Свидехом царей з Востока пришедших,
                       Многоценные ему дары несших
                       От Тирских конец и от Аравитцких
                                 И стран Персидских5.
             С теми то вестми ангели сходили
                       И то посолство нам благовестили,
                       Мы же видехом Слово, вы грядите
                                 Сами узрите.
   
                                 А
   
             Камо же пойдем, пути не ведуще,
                       Како обрящем, места не знающе,
                       Ни града того, где есть обитаяй
                                 Бог, мир спасаяй?
   
                                 В
   
             Идите путем к Вифлеому прямо,
                       Узрите звезду стоящую тамо
                       Верху вертепа, з Востока пришедшу,
                                 Волхвы приведшу.
             Вшедше во вертеп, смотрите седящу
                       Деву, отрока на лону держащу,
                       Ему же дары царие отдают
                                 И припадают.
   
                                 А
   
             Понеже ему цари ся кланяют
                       И венцы своя под ноги складают,
                       Нам же простячком како можно смети
                                 На царя зрети?
             Како отворим уста буи суще,
                       Что проглаголем вежства не знающе,
                       Ненаучени красомовства, а ни
                                 Книжных писаний?
             Обыкохом бо со безсловесными
                       Скоты в пустынях и фавны лесными
                       Пастушки суще, мудрости не знаем,
                                 Вся просто чаем,
             Не видехом николиже можных
                       Монархов нигде, ни царей велможных
                       Не имеем же цветных от виссона
                                 Риз 6, ни хитона,
             Ни многоцветных подарков имамы
                       Ему достойных, убози бо сами
                       Скудным же везде между богатыми
                                 Несть части с ними.
   
                                 В
   
             Братие, и мы тоже пастушкове,
                       Якоже и вы и вси простачкове,
                       Неучени же буквам, ни выдворных
                                 Слов красомовных,
             Но яко чин наш есть, сице приидохом
                       И с миром к нему во вертеп внидохом,
                       Поклонившеся в простоте, что знахом,
                                 То глаголахом.
             Ни щитахомся с велможи о месте,
                       Их должно чтити везде, сами весте,
                       Особ же ставши, кланяхомся низко
                                 При яслех блиско.
             Не имехом же ни даров богатых,
                       Кроме овчаток, ниже одежд златых,
                       Не в чин бо и есть пастухом богаты
                                 Одежды златы,
             Не у Мессии видехом таковых
                       Златотканных риз, ниже виссонновых,
                       Но смиренными повит пеленами,
                                 Узрите сами.
             Сище убо ради нас мирился.
                       Остави небо (в яслех положился),
                       Престол велможный и светлы Трионы 7,
                                 Скипетр, короны.
             Оставил тмы тем ангел предстоящих,
                       Пред лицем его с трепетом служащых,
                       От человеческих же недр (аще и смирился),
                                 Не отлучился.
             Изволил же ся со скоты вселити
                       Во вертеп темный и с ними пребыти,
                       Да нас посадит в лучезарных тронах,
                                 В златых коронах.
             Вол бо и осел двое скотов ему
                       Греюще слухати владыце своему,
                       С ними Иосиф старенкий и мати
                                 При отрочати.
             Сей вам праведный муж вся тайны скажет
                       И рождшагося младенца покажет,
                       Вы же несите дары отрочатку,--
                                 Вси по овчатку.
             Он бо любезно и нам исповедал,
                       Что от ангела таинства уведал,
                       Идите же с миром, сами вся узрите,
                                 Нас же простите.
             Зрети же Христа вси сподобившеся,
                       Грядуще в дом свой возвеселившеся.
                       Сию песнь гласно в свирели играйте
                                 И воспевайте:
                                 Hymnus sev rotula 8.
             Ныне нам радость явися,
                       Христос, Сын Божий, родися,
                       мирови спасение,
             Возлюблении внемлете
                       и греховных приемлете
                       от уз избавление,
             Се бо единородного
                       Бог сына возлюбленнаго
                       к нам со небес низпослал,
             Дабы от узников ада
                       в любима своя чада
                       всех нас к себе собрал.
             Дщи рождала Сионова,
                       что жезла Ааронова
                       древо сухо процвело 9.
             Цветом прозябшим от него,
                       Бога днесь воплощеннаго
                       яве преобрасло.
             О сем пророков великий
                       собор и патриарх лики
                       в законе прогадаша,
             Что облацы небес горних
                       мессию до низин долних
                       низпустити обещаша.
             Днес в Вифлеоме родися
                       и всем во плоти явися,
                       как Сын Божий мессиа,
             Бог невидим от начатку
                       днес в маленком отрочатку
                       видим есть у Мариа.
             Дева своими руками
                       повевает пеленами,
                       во яслех полагает,
             Вол и осел нань дыхают
                       и от мраза согревают,
                       Иосиф утешает.
             Ангельских началов силы
                       крылами небо окрили,
                       друг с другом играюще.
             Гласы воздух оглашают
                       и весело воспевают,
                       сице возывающе:
             Ныне на высоком небе
                       буди честь и слава тебе,
                       о Боже наш превечный,
             На земли же спасение,
                       людем благоволение,
                       мирови мир сердечный;
             Ко пастырем прилетают,
                       во Вифлеом посылают,
                       радость им вещающе:
             Ныне Спас вам ест дарован,
                       от пророков проповедан,
                       бежите играюще.
             Звезда же приводит цари
                       от Востока, несут дары
                       рождшуся царю мирну.
             Чисто злато аравицкии,
                       тирский ливан и персидский,
                       сей от арамат змириу,
             Пастушки же по овчатку
                       Богу в малом отрочатку
                       дают рождшуся ныне.
             Мы же что принесем ему,
                       себе от нас смирившему? --
                       токмо речем в дружине:
             О Христе царю, наш Боже,
                       всяк ум исповести не може
                       к нам благодатий твоих,
             Дай же нам наслаждатися
                       тебе и радоватися
                       в светлых чертогах своих.
   

ЛЕКАРСТВО НА ГЖЭХЫ

             Приде мних некий ко врачевней хазе 1,
             Взыскуя цельбы грыховной проказе.
             Рече ко врачу в смирении слова:
             Поведзь ми ради имене Хрыстова,
             Ачше знаешы былие лечебно,
             На грэхов болезнь скорбяшчым потребно?
             Врач даде ответ всим полезный зело,
             Им же духовно грэхми страждет тело:
             Ашче хошчешы болезнь исцелити,
             Зволь респонс уважне получити,
             Иже ти буди сицевый от мене:
             Послушаниа поишчы корене,
             Терпениа зе листвие восприми
             И расплоди плод чыстоты со всими
             Добродзителей превонными цветы,
             Юже смешкно потшцыся сотрети,
             Во беззлобна котле ы в сосуди
             Всесмерениа зсыпано да буди;
             Растворы по сем слэзными водами,
             А милостыни пореж шчедротами;
             Возгнети под ним огнь любве ко Богу,
             Имже теплоту егда примет многу,
             Братолюбием тшчыся прохладити,
             Да возможешы от него вкусити
             Покаянна лзыцею святаго,
             А помошчыю всемилостиваго
             Примешы цельбу, здраве влучышы,
             Ашче советы моя сохранишы.
             Аз бо истинно тебе совешчаю,
             Тебе, як себе, здравствовать желаю!
   

БЕСЕДА СО ПЛАНИТЫ

                       Рците, планиты, что вы свыше Симеону
                       Божиим изволом даете во место поклону?
             Луна Луна1: Аз турков знамя, прекланяю роги
                       Свои з выями турков Симеону в ноги.
             Ермий Меркурий2: Аз премудрость щасте предлагаю,
                       Чест(ь) и остроумие сими почитаю.
             Афродита Венус 3: Красоту плоти токмо даю тебе,
                       Ничто бо ми есть твоей угодно потребе.
             Слонце Слонце златосветлое: Везу в колеснице
                       Здравство, силу, щасте, борзость сей деннице.
             Арей Марс 4: Аз владно оружец храбрством почитаю
                       И на гордыя враги острый мечь вручаю.
             Дий Иовий 5: Аз что могу любве паче дати? --
                       Приязнь, честность и мерност(ь), благост(ь), правду знати.
             Крон Сатурн6: Аз не имам, что дати Симеону,
                       Да буду подножие грядущу к Сиону.
   

Из сборника "Carmina varia"
("РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ")

DMIANY WSZECH RZECZY LUDZKICH

             Czas dzień у nocą kołem zawsze chodzą,
             Sławie, bogactwem у ważeń rzeczom szkodzą.
             Matka jest pychi bogactwo światowe,
             Kto im niewładny, przez rozsądek zdrowe?
             Z głupstwem smieszana pycha zazdrość rodzi,
             Pożytek cudzy takanieco szkodzi.
             Serdce gryżąca zajzdrość szczęśliwości
             Swar, wojnę, gniewy rodzi у wsze złości.
             Wojny sę córy -- ogień, szarpanina,
             Nędza, ubostwo, w głodzie zebrzanina.
             Ubostwo, matką pokornej cichości --
             Ufność wydarszy, uczy cierpliwości.
             Cichość pokorna zawsze pokój daje,
             Odpłosza zazdroścę у waśniwę zgraje,
             Zadany pokój, naukach ćwiczenie
             światowi daje у dostatków mienie.
   

ПЕРЕМЕНЫ ВСЕХ ДЕЛ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ

             Время днем и ночью по кругу всегда ходит,
             Славе, богатствам и расчетам вредит.
             Матерью гордыни является богатство мирское;
             Кто им не владеет, разумом здрав?
             С глупостью смешанная гордыня зависть порождает,
             Чужому благополучию таковая немалый вред наносит,
             Сердцеедка ж зависть счастью
             Ссоры, войны, гнев порождает и всякое зло.
             Дочери войны -- огонь, грабеж,
             Нужда, убожество, нищенство от голода.
             Бедность, мать смиренной кротости,
             Доверчивость отнимая, учит терпеливости.
             Кротость смиренная всегда мир дарует,
             Отпугивает завистей и раздоров своры,
             Желанный мир в науках обучение
             И в хозяйстве достаток обществу дает.
   

TRUDNO WSZYSTKIM WYGODZIC

             Starzec у malec w drogę się puścili,
             W którą dla folgi osła sposobili.
             Starzec młlodemu godząc pocholęciu,
             Dal wprzódy siedzieć, sam szedł przy bydlęciu.
             Ale spotkawszy ludzie mu nałają:
             "Zepchni młodego, a sam wsiądź",-- wołają.
             Wsiadł starzec, dziecie puściwszy przed sobą,
             Ale się spotkał z niektórą osobą,
             Która zawoła: "Wej starca głupiego --
             Sam duży jedzie, trudzi niedużego".
             Potym obadwy piesze iść zmyślili,
             Natrapią ludzi jadących w tej chwili,
             Którzy ich sprawie wielce się dziwują:
             "Głupcy,-- rzkąć,-- osła mają, a wendrują".
             "Coż czynić,-- mówią,-- obadwaj nań wsiądziem,
             A zawołania takiego pozbędziem".
             Ale im jeszcze bardzej nałajano,
             Gdy tak siedziących na osłie spotkano.
             "Ostatnia rada, osła poniesiemy,
             A zawzdy tako nagany ujdziemy".
             Toż szolonymi być ich rozumieli,
             Ze osła nieśli, którym jechać mieli.
             Wierzże, iż wszytkim nie może wygodzie,
             Komu przydało na świat się urodzić!
   

ТРУДНО ВСЕМ УГОДИТЬ

             Старый и малый в дорогу отправились,
             В которую, чтоб не устать, и осла прихватили.
             Старец, младого стремясь позабавить,
             Дал ему прежде сидеть, сам пошел при скотине.
             Однако встречные люди его обругали:
             "Спихни молодого, а сам сядь",-- призывали.
             Сел старик, пустив дитя пред собою,
             Но встретился с неким человеком,
             Который закричал: "Смотрите на глупого старца --
             Сам, большой, едет, а утомляет маленького!"
             Потом оба пешком идти решили,
             Встретили тогда людей едущих,
             Которые, на них глядя, очень удивились:
             "Глупцы,-- говорят,-- осла имеют, а пеши бредут!"
             "Что ж делать,-- сказали,-- оба на него сядем,
             Да от криков таких избавимся".
             Однако их еще больше бранили,
             Когда встречали их сидящими на осле.
             "Последнее что нам осталось -- осла понесем
             И так наверняка осуждений избежим".
             Но вновь за безумцев их принимали,
             Что осла несли, на котором должны были ехать.
             Поверь же, что не может угодить всем
             Тот, кому выпало на свет родиться!
   

NOBILITAS RARA

             Znamienitość rodzaju y szlachectwo prawie
             W trzech zalega sposobach, przez ktoryma sławę.
             Pierszy z ojtce zaczęcia, ten wszem pospolity,
             Wszyśmyścy w obraz boży, wszyscy adamity.
             Ten wszystkim porównywa, bo wszyscy jednego
             Przodka mają -- Adama y twórcę spólnego.
             Wtóry ze krwie rodzaju, na który się ściele
             Praezumptia * szlachecka y tym szczyci wiele.
             W czym ja zgoła nie widzę, jeśli to stateczna,
             To widzę, że krew wszelka kazi się nie wieczna.
             Trzeci na cnych postępkach własnych załażony.
             Kto bogat w cnoty słusznie może być rzeczony
             Szlachcicz, by się prostoków urodził nieznacznych.
             A kmieć y szlachcic bez cnot, acz urodzon z zacznych.
             Cnota własna jest prawie szlachectwo na ziemi,
             Kto swemi cnoty świecić -- szlachcic, nie cudzemi.
             Zgasła łampa w ciemności, węgle też zgaszone
             Nie mogą być za światłość nigdy policzone.
             Tak przodków cnoty, którym jeśli nie chce przydać
             Syn własnych, są pogasłe, nie będzie ich widać.
             Jasno to będzie, że rodzic był szlachetny, zacny,
             A syn hańbę poniesię, będzie li nie baczny.
             Nie zaleci ubogim wysokość rodzaju:
             Cnoty,-- nie urodzenie prowadzą do raju,--
             Prosi, w niebie osiedli na piersze godności,
             Cnota ta płatna, a nie szlacheckie welności.
             (Coż szlachectwo z cnotami, gdy opuśczone będzie)**.
   
   *) В рукописи: "Prazemtia".
   **) Эта строка в рукописи зачеркнута
   

БЛАГОРОДСТВО РЕДКОСТНО

             Знатность рода и подлинное благородство
             Тремя достигаются способами, которыми и славятся.
             Первый состоит в отчем зачатии, он всем присущ --
             Все мы по образу Божьему, все мы -- адамиты 1.
             Он всех уравнивает, ибо все одного
             Предка имеют -- Адама и общего создателя.
             Второй зиждется на кровном родстве, из которого выводится
             Дворянская презумпция * и которым они очень гордятся,
             В чем я совсем не вижу добродетели,
             То лишь вижу, что всякая кровь портится и невечна.
             Третий на достойных личных поступках основан.
             Кто богат достоинствами, по праву может быть наречен
             Дворянином, хоть бы был рожден от простецов неизвестных.
             А кмет и дворянин без достоинств -- холоп, хотя рожден от благородных.
             Личное достоинство есть подлинное благородство на земле:
             Дворянин, кто собственными достоинствами сияет, не чужими.
             Погасшая лампа в темноте, также и угли потушенные
             Не могут никогда за свет быть приняты.
             Так предков достоинства, если им не хочет придать
             Сын собственных, гаснут, и их не видно.
             Ясно то будет, что родитель был благородным, достойным,
             А сын опозорился, ибо оплошал.
             Не предписывай убогим высокость рода:
             Добродетели -- ведь не родовитость приводит в рай! --
             Проси: на небе занять первые места
             Добродетель позволит, а не дворянские привилегии.
             Что ж дворянство с достоинствами, когда покинуто будет.
   
   *) Эта строка в рукописи зачеркнута.
   

PARENTIBUS PAR GRATIA REDDI NEQUIT

             W Ethyce uczy swej philosoph tego,
             że nic nie mogą rodzicom rownego
             Oddać synowie za to, że zrodzeni
             Ze rkowie ich na tej opłakanej ziemi.
             Lecz ja jednego syna upatruję,
             Który obficiej regratyficuje:
             Tak drogo płacił matce za jej prace,
             Aż większej sam bog nie wynajdzie płace.
                       X(ryst)us et M(a)ria
   

AENIGMA

             Jest stadło, w którym boska przypomnienie
             Z przysięgą bożą gdy miało złączenie,
             Wydało owoc boża łaskę z siebie.
             Zgadni y modli ich, jeśli chcesz być w niebie.
   

РОДИТЕЛЯМ РАВНОЙ ЛЮБОВЬЮ ПЛАТИ, НЕГОДНИК

             В Этике своей учит философ 1 тому,
             Что ничем равным не могут родителям
             Воздать сыновья за то, что порождены
             От крови их на сей плачевной земле.
             Но я одного сына вижу,
             Который обильней вознаграждает:
             Так дорого платил он матери за ее труды,
             Что большей и сам Бог не умыслит платы.
                       Х(рист)ос и М(а)рия
   

ЗАГАДКА

             Есть чета, которая, когда мысль о Боге
             С клятвой Богу в ней соединилась,
             Плод принесла -- божественную любовь.
             Отгадай и моли их, если хочешь быть в небе.
   

NIEWDZI CZNOść

             Niewdzięczny słońcu za świetłe promienie
             Xiążyc zasłania, czyniąc mu zaćmienie,
             Bo gdy pod słońce prościuchno podchodzi,
             Szkradą ciemność w złotem Phebie rodzi.
             Więć w objawieniu widzian pod nogoma
             U wdzięcznej paniej z swoimi rogoma.
             Jaszczórce plemie zęboma zdziurawia
             żywot swej matki, gdy się na świat jawia,
             Za co od swoich wet dzieci odbierają,
             Bo także dziećmi zgrzyzione umierają.
             Surowy ogień z drów biorąc wzrost właśnie,
             One pożarszy sam zaraz gaśnie.
             Kożdy niewdzięcznik niech wie o tym sobie,
             Co płacą weźmie у w śmiertelnym grobie, Jeśli
             Bog scierpi w żywocie nagrodzić,
             Albo złą fatę przepomnią zaszkodzić.
   

НЕБЛАГОДАРНОСТЬ

             Неблагодарный солнцу за светлые лучи
             Месяц заслоняет его, чиня ему затмение,
             Ибо когда под солнце прямиком подходит.
             Мерзкий мрак на златом Фебе 1 порождает.
             Вот таким его видно у ног
             Прелестной дамы, рогатым.
             Ящерицы детеныши зубами прогрызают
             Живот своей матери, когда на свет являются,
             За что получают они месть от своих детей,
             Ибо, детьми загрызенные, также умирают2.
             Жестокий огонь от дров возрастает,
             Их же пожрав, сам тотчас угасает.
             Каждый неблагодарный пусть знает о том,
             Что расплата настигнет его и в смертном гробе,
             Если Бог воздержится воздать при жизни
             Или злую фортуну забудет наслать.
   

SZCZ śCIE BOGACZÓW OPŁAKANE

             Próżno się ciśniesz, bogaczu, do nieba.
             Przeszkody złota odrzucić potrzeba.
             Wielbłąd przez igły ucho przejść czy może?
             Tak tobie trudno do nieba, nieboże.
             Szczęście у prawa, głupstwo przy pilności,
             Zdrada, gwałt, kłamstwo -- bogacza własności.
             Potęg złota macica zbytkami
             Lukully, Syllos krwawemi rękami,
             Opilstwem czasy Cresus nieszczędrością,
             Osłouch Midas złotą mdła miłością.
             Koniec bogactwam swoim poświadczają,
             Które statecznie nigdzie trwać nie znają.
             Mocno mamona, co na thronie siedzisz? --
             Z niebiezpieczeństwem у bojaznią biędzisz.
             Rozbój pod płaszczem, a głupstwo przy tobie,
             Zazdrość у złodziej zawsze dybie k tobie.
             Cześć у ozdoba przed sławą przodkują,
             Pasożytowie kufla jej pilnują.
             Pochlebca u nog sławnego usiędzie,
             Zazdrości wszystkiej nigdy nie pozbędzie,
             Kto złoto, skarbów łakomie namnoży
             Y w nich nadzieję, ach, głupiec, położy.
             Znagła śmierć tego ze wszystkiego złupi,--
             Cześć nie obroni, złata nie okupi.
             Nad to przewoźnik zły ognisty rzeki,
             Charon, zawiezie do piekła nawieki.
             Orzeł, swe pierzem już okryta dzieci
             Wabiąc do lotu, przed onymi leci.
             Tak y natura od macierze mleka
             Z rzemiosł któremu przyucza człowieka.
             Gdzie bojazń boża, pilność z pracą sprzęże
             Dobra nadzieja, że taki zasięże
             Rzemiosł, mądrości, pożytku dobrego,
             Bo pilną pracą doszło jest wszystkiego.
             Nadzieja wlecze, wiara przykazuje
             Temu, kto w świecie do potu pracuje,
             Aby wprzód szukał królestwa bożego,
             Jeśli co chce mieć przytym prawdy jego.
             Gdy kto pilności do pracy przyłoży,
             Pewnie otrzyma dar w żywności boży.
             A gdy się ciężko do potu wyrobi,
             Pewnie Bóg z nieba y szatą przyzdobi.
             Pilność у pracę niebo koronują,
             Smak, zdrowie, siła, mirność im hołdują.
             Wej miłość pracę ukrzyżowanemu,
             Przyłączaj węzłem zwyciężcu sławnemu
             Nad światem czartem, śmiercię jadowitą,
             By w niebie pracy dał radość obfitą.
   

СЧАСТЬЕ БОГАЧЕЙ ПЛАЧЕВНО

             Тщетно, богач, стремишься протиснуться в небо --
             Препоны злата отбросить надо.
             Может ли верблюд пролезть сквозь игольное ушко?1
             Так и тебе трудно попасть на небо, бедняга.
             Счастье и полноправность, дурачество при усердии,
             Измена, насилие, ложь -- богача свойства.
             Мощь золота увеличивают роскошью
             Лукулл 2, Сулла3 -- кровавыми руками,
             Пиршествами -- времена, Крез 4 -- жадностью,
             Ослоухий Мидас 5 -- гнусной любовью.
             Конец богатствам своим предрекают
             Те, кто ни в чем добродетельны не бывают.
             Сильна Мамонна 6, что на троне сидишь? --
             В небезопасности и страхе будешь:
             Разбой за пазухой, а глупость -- при тебе,
             Зависть и вор всегда тебя подстерегают.
             Почести и украшения пред славой шествуют,
             Блюдолизы за кубком ее следят.
             Льстец у ног славного садится,
             Никогда от зависти всяческой не избавится.
             Тот, кто злато, богатства жадно накопит
             И на них надежды, ах, глупец, возложит,
             Внезапная смерть у того все отнимет,--
             Почести не защитят, злато не откупит.
             Сверх же того злой перевозчик огненной реки --
             Харон 7 отвезет его в ад навеки.
             Орел, своих уже оперившихся детей
             Призывая к полету, летает пред ними.
             Так и природа с материнским молоком
             К какому-либо из ремесел приручает человека.
             Где страх есть божий, там старательность с трудом сопрягает.
             И есть крепкая надежда, что такой человек приобретет
             Ремесло, мудрость, наживет добра,
             Ибо старательным трудом всего достичь можно.
             Надежда влечет, вера повелевает
             Тому, кто в миру до пота трудится,
             Чтоб прежде искал он божьего царства,
             Если что хочет иметь по справедливости его.
             Когда кто старание в работе приложит,
             Наверно получит дар божий -- пищу,
             А когда себя до пота тяжко утрудит,
             Пожалуй, Бог с неба и одеянием его приукрасит.
             Старательность и труды увенчиваются раем.
             Аппетит, здоровье, сила, спокойствие их сопровождают.
             Воздай любовь к труду -- распятому,
             Привязуясь узлом к победителю славному
             Превыше мира -- чёрта, смерти ядовитой,
             Чтоб в небе вознаградил труд радостью обильной.
   

NA LENIWCA

             Próżno się kwapisz, leniwcze, do stołu,
                       Bo nie chcesz robić z inemi pospołu.
             Mrówka robaczek obacz jak pracuje,
                       Przez całe lato żywności gotuje
             Wcześnie opatrzna znać na przykład tobie,
                       Byś nie próżnując zgotował co sobie.
             A jedna drugiej wzajem pomagają,
                       Ciebie miłości k bliźnim nauczają.
             Ziarnko dobyte, aby nie urosło,
                       Ogryzie, ucząc by się nie wyniosło
             Serce twe z dobrych dzeł, lecz uniżało,
                       Dobroci w sobie nie znając ni mało.
             Ciaśna jej ścieszka uczy, że potrzeba
                       Ciasnoj iść drogą da świetnego nieba.
             Ziemią wyrzuca z gniazdka znać dla tego,
                       Byś ziemne rzeczy wyniósł z serca swego.
             Otóż masz przykład, do niego stosuj się,
                       W codziennej pracy jak mrówka znajduj się.
             Jeżeli nie chcesz nędzy użyć wiecznej,
                       Owszem rozkoszy na niebie statecznej.
   

НА ЛЕНТЯЯ

             Напрасно, лентяй, спешишь ты к столу,
                       Ибо не хочешь трудиться вместе с другими.
             Муравей -- букашка, а погляди, как работает --
                       Целое лето пищу себе заготовляет:
             Рано запасает, знать, в пример тебе *,
                       Чтоб, не ленясь, ты готовил что-либо себе.
             Один другому взаимно помогает,
                       Тебя любви к ближнему тем научает.
             Зернышко вынутое, чтоб не проросло,
                       Обгрызет, поучая тебя не возноситься
             Сердцем своим от добрых дел, но смиряться,
                       Доброты в себе не зная нисколько.
             Узкая его стежка учит, что надо
                       Узкой дорогой идти к сияющему небу.
             Землю выбрасывает из гнездышка, знать, для того,
                       Чтоб земные дела вымел ты из сердца своего.
             Таким образом, вот тебе пример, на него равняйся,
                       В ежедневной работе, как муравей, пребывай,
             Если не хочешь в нищете оказаться вечной
                       Вместо постоянного блаженства на небе.
   

NA PIJANICE

             Coś sie, człowiecze, widzi, który chciwie
                       Wytrząsasz dzbany codzień w dobrym piwie.
             Co jest we dzbanie? -- Zacharyasz baczył
                       Niewraźny zakąt, coby też tym znaczył,
             Pono, że człowiek niewraźnych rad widzie
                       Pijany, potrzezwia których nienawidzi.
             Czyli że pijaństwo w niewraźnę odmienia,
                       Gdy siłę w słabość, w głupstwo rozum zmienia.
             Mędrzec upatrzył wąża okrutnego
                       Y żmiję w dzbanie, jadu pełną złego.
             Ty wżdy co widzysz? Lecz nie służąc oczy,
                       Gdy kufle chylisz, aż się brodą wążem toczy.
             Nie dbasz o zdrowie, abyć nie wadziło,
                       Porwone ciału byle piwo było.
             Ja cię ostrzegam, że śmierć w kuflach bywa
                       Cielesna z wieczną, w miaręź użyj piwa!
   

НА ПЬЯНИЦУ

             Что тебе видится, человече, когда жадно
             Опорожняешь ежедневно кувшины доброго пива?
             Что есть в кувшине? Захария 1 видел
             Темный закут, вот бы чем ты это означил.
             Кажется, что пьяный человек темных демонов рад видеть,
             Которых, протрезвев, ненавидит.
             Или же пьянство к темным склоняет,
             Когда силу в слабость, в глупость разум превращает.
             Мудрец приметил змия жестокого
             И змею в кувшине, полную горького яда.
             А что же ты видишь? Но не служат тебе очи,
             Когда ты опрокидываешь кружку, аж по бороде твоей змий сочится.
             Не заботишься о здоровье,-- только б оно не подводило,
             Провались пропадом тело,-- лишь бы пиво было.
             Я тебя предостерегаю, что смерть в кружках бывает
             Телесная и вечная,-- в меру потребляй пиво!
   

NA GRZESZNIKA

             Zawisł na dębie Absolom włosami,
                       Joab go pzebił trzema oszczepami.
             Po nim giermkowie nędznika dobili --
                       Dziesięć ich, którzy na śmierć mu godzili.
             Nakoniec w jamę zarzucili trupa,
                       Y namiotana nań kamieni kupa.
             Tak wisi grzesznik mysią serca swego
                       Na marnych świata dobruch obłudnego,
             Gdzie czart jak Joab trzema oszczepami
                       Przebija mysią, słowem, uczynkami.
             Toż dziesięć giermków niezbożnych powstają,
                       Którzy Decalog Pański wywracają,
             Ci, pokonawszy, w rów piekła sprośnego
                       Wrzucą, niestetyż, grzesznika nędznego.
             Tam kupą grzechów ciężkich przywalony,
                       Ach, będzie jęcząc przez wiek nieskończony.
   

НА ГРЕШНИКА

             Повис на дубе Авессолом на волосах,
             Иоав пронзил его тремя копьями 1.
             За ним оруженосцы несчастного добили,
             Десять их [было], приведших его к смерти.
             Наконец в яму сбросили труп,
             И была накидана на него камней груда.
             Так и грешник висит мыслями сердца своего
             На суетных благах обманчивого мира,
             Где черт, как Иоав, тремя копьями
             Пронзает: мыслью, словом, поступками.
             Тоже и десять оруженосцев восстают,
             Которые десять заповедей господних извращают.
             Они же, победив, в гнусную пропасть ада
             Ввергают, увы, жалкого грешника.
             Там грудой грехов тяжких придавленный,
             Ах, будет стонать он век нескончаемый.
   

NOWOZNALEZIONE RZECZY

             Kraj Amerika у kamień, rzeczony
             Polaris świeżo na świecie znajdziony.
             Tvpografia, strzelba у zegary,
             Hyacum distił u świata nie stary,
             Jedwabny robak, siodło z strzemionami
             Nowonajdzione mądrych dowcipami.
                                 Amerika
             Cny Amerikus znalazł tę krainę,
             Gdzie ciała ludzkie jedli jak zwierzynę.
             Królów kraju w kołysce ladajakiej
             Nalazł bez szaty na ciele wszelakiej.
   
             Magnes w połunoc cnotą swą skazuje,
             Więc go rzemeslnik w kompasy wprawuje;
             Fławiusz doszedł swą mądrością tego,
             Drogę żeglarze znają z laski jego.
             Rowno pierunem z strzelby rzucać strzały,
             Pono Furie piekła sposob dały.
             Jako głos jeden w uszach wielu chodzi,
             Tak у typ jeden wiele księg narodzi.
             Obrót niebieski czasem disponuje,
             Z których zegar się kondi conformuje.
             Kogo zła Wenus chorobą zarazi,
             Z drzewa hyacum napój ją odrazi.
             W rzeczy wszelakiej ogień sok najduje
             Y wodke, która ludziom pożytkuje.
             Robak jedwabny zwykł się chować w jaju,
             Z Zeryntha wniesion do Rzymskiego kraju.
             Strzemię do siodła przeto przyponają.
             Ze łatwo na koń z strzemienia wsiadają.
             Nowy to wymysł -- woda sboże miele,
             Folga to ludziom y pożytku wiele.
             Dziwniejsze młyny skrzydłaste na świecie
             W rzymskim przez długo nie znano powiecie.
             Jagody z drzewa oliwy zbierają,
             Prasem oliwę tłustą wycieskają.
             Trzcenę rzną, warzą rodzaju pewnego,
             Przyprawą bywą-słodki cukier z tego.
             Zeukiusz * malarz zmyślił color nowy,
             "Rumieniec" zacny, z swej dowcipa głowy.
             W oczach źrzenice słabe dla starości
             Szkłem okularów wetują jasności.
             Magnus na morzu porty pokazuje,
             Pława już misrzem błędy naprawuje.
             Polor oręża zacny wojennego,
             Jako się działo masz wizerunk tego.
             Krzyż czterma gwiazdy przed laty nieznane
             Przez Amerika w niebie wyszperane.
             Sposób na miedzi obrazow rzezania
             Masz tu у z onych ikon wyciskania.
             Kraj Ameriki przed tym nieznajomy
             Na tej tablicy masz wyobrażony.
             Krzystof Columbus świata okręg zwiedził,
             Z straszydłym morza wielie się nabiedził,
             Które przetrwawszy, królu hiszpańskiemu
             Wyszperał owce kraje, panu swemu.
             W stronach południa у też na zachodzie
             Mądry pływając Amerik po wodzie,
             Nie mało strachów od morskich rodzajów
             Miał, póki doszedł nieznajomych krajów.
             Ferdynant przebył ocean głęboki,
             Najperszy doznał, jak jest świat szeroki.
             Masz twój stan ludzki, modły się Semowi
             Dane, pług-Chamu, a miecz-Japhetowi.
             Semow jest urzęd modły błagać Boga,
             Kiedy zachodzi gniewu jego trwoga.
             Japhet złych karze, sprawiedliwych broni,
             Prawdę podaje, nieprzyjaciół goni.
             Orz, sej, koś, bronuj,-- twoje prawo, Chamie,
             Nie siadaj z pany, nie mej żarty na mię.
             Nestor trojański, u Philippa cnego
             Syn Alexander rodzaju gręckiego,
             Juliusz Cezarz -- w pogaństwie panowie
             Odważni, którym równych świat nie powie.
             W zakonie Jozwe Dawid męstwem sławny
             Z Machabeuszem, Judas światu jawny.
             Arturus karol, Godefryd te pany,
             Król wielki Bulon -- mężne chresciany.
   
                                 Silideo gloria.
   
   

НОВООТКРЫТИЯ

             Страна Америка и камень, названный
             Полярисом 1, недавно в мире найдены.
             Типография, ружье и часы,
             Гиацинтовые капли2 -- тоже в мире не издавна,
             Шелковичный червь, седло со стременами
             Недавно открыты, благодаря остроумию мудрых.
                                 Америка
             Доблестный Америго 3 нашел эту страну,
             Где тела людские ели, как животных;
             Королей страны той в какой-нибудь колыбели
             Без всякой одежды на теле нашел он.
   
             Магнита достоинство -- указывать на север,
             Потому его ремесленник в компасы вставляет:
             Флавий по своей мудрости свойства его уразумел 4,
             Благодаря ему мореплаватели дорогу знают.
             Точно молнией из ружья метать стрелы
             Не фурии 5 ли ада способ подсказали?
             Как голос один во многих ушах звучит,
             Так и один набор букв много книг порождает.
             Вращение сфер временем управляет,
             По которому циферблат часов размерен.
             Кого злая Венера болезнью заразит,--
             Из гиацинтового древа напиток ее отвадит.
             Во всякой вещи огонь сок находит
             И водку, которая людям на пользу служит.
             Шелковичный червь привык прятаться в яйце,
             С Зеринфа принесен он в Римское государство 6.
             Стремя для того к седлу крепится,
             Что благодаря стремени на коня легко садиться.
             Новая находка: вода зерно мелет,
             Облегчение от этого людям и пользы много.
             Удивительнее мельницы крылатые на свете --
             Их долго не знали в римских краях.
             Ягоды с дерева оливы собирают,
             Прессом жирное оливковое масло давят.
             Тростник рубят, варят вкрутую:
             Из него приправу получают -- сладкий сахар.
             Зевкий-художник 7 придумал краску новую --
             "Ромашку" благородную, благодаря своему остроумию.
             Зеницам в очах из-за старости слабым
             Стеклом очков возмещают ясность.
             Компас на море порты показывает,
             Бакен ж, как учитель, ошибки исправляет.
             Блеск благородный оружия военного
             Отражает его действие.
             Крест из четырех звезд, прежде неизвестный,
             Америго в небе разыскал 8.
             Способ вырезания на меди образов
             Имеешь здесь и -- с них икон тиснения:
             Америку, ранее неизвестную,
             На этой таблице видишь изображенную.
             Христофор Колумб 9 вокруг света обошел,
             От чудовищ морских мучений натерпелся,
             Кои переживя, королю испанскому,
             Господину своему, раздобыл чужие страны.
             В южных краях, а также на Западе
             Мудрый Америго, плывя по воде,
             Немало ужасов от морских животных
             Претерпел, пока достиг неизвестных стран.
             Фердинант пересек океан глубокий 10,
             Самым первым узнал, каков мир широкий.
             Блюди свое сословие: молитва Симу
             Дана, плуг -- Хаму, а меч -- Иафету п.
             Симово дело -- молитвенно просить Бога,
             Когда возникает угроза его гнева.
             Иафет злых карает, справедливых защищает,
             Правду говорит, врагов гонит.
             Паши, сей, коси, борони -- твое право, Хам,
             С господами не садись 12, не шути со мною.
             Нестор троянский 13, у Филиппа благородного 14
             Сын Александр, роду греческого,
             Юлий Цезарь 15 в язычестве господа
             Храбрые были, которым равных мир не знал.
             В законе иудейском 16 Давид, мужеством славный,
             С Маккавеем 17" Иуда миру известные.
             Артур король 18, Готфрид 19 -- вот господа,
             Король великий Булон (Бодуэн)20 -- мужественные христиане.
   
                                 Единому Богу слава.
   

Поэтическая арифмология

*

(3 PRAWA)
LEX NATURAE

             Troje są prawa światowi podane --
             Natury, Zakonu у Łaski nazwane.
             Nad dwa tysiąca piersze lat wytrwało,
             że się z Natury zle у dobre znało.
             Tej obraz widzisz w sercu, słowa takie:
             Czyń dzieła dobre niechaj ladajakie.
   

LEX MOSAICA

             Zakon na górze Mojżeszowi dany
             W rąku tej paniej widzisz napisany.
             Miecz sprawiedliwość znaczy у karanie,
             Patrz w Abironie, Kore y Dathanie.
   

LEX GRATIAE

             Łaski wizerunk mamy na widoku
             Z Chrystusowego z krwią wylanej boku.
             Laur у koronę daje nam Matrona,
             A przez baranka księga otworzona.
             Znaczą że niebo już otwarte mamy,
             świat zwyciężywszy, wieniec otrzymamy.
   
   

(3 ЗАКОНА)
ЗАКОН ПРИРОДЫ

             Три закона миру даны -- законами
             Природы, завета и любви названы.
             Более двух тысяч первых лет держался обычай
             От природы добро и зло распознавать.
             Ее образ видишь в сердце, слова же такие:
             Твори добрые дела, оставь иные!
   

ЗАКОН СМЕШАННЫЙ

             Закон Моисею на горе дан.
             В руках этой госпожи видишь написанный
             Меч,-- справедливость знаменует он и кару;
             Смотри в Авироне, Коре и Дафании 1.
   

ЗАКОН ЛЮБВИ

             Изображение любви перед нами,
             Изливающейся из бока Христа вместе с кровью.
             Лавр и корону дает нам Матрона,
             А агнцем книга раскрыта,--
             Они означают, что уж небо пред нами открыто:
             Мир победив, венец мы получим.
   

4 SZ śCI DNIA

             Zorza rozpędzie umbry światła ciemne,
             Słońca promienie zwiastuje przyjemnie.
             Gospodarzowi nastaje robota,
             Szczuje myśliwiec w ciemuym gaju kota.
             Gdy się pułnieba wzbierze Phebus złoty,
             Posiłek bierze, spocznie od roboty.
             Strudzony człowiek, zwierzęty do wody,
             Lub w cień kwapią się, szukając ochłody.
             Słońce z południa gdy na zachód przydzie,
             Człowiek do domu, bydło w chlewy idzie,
             Aby po pracy ciało utrudzone
             Wdzięcznym snem było nieco ożywione.
             Ciemna noc skrzydła rozpostarszy swoje,
             Czyni po drogach, w miastach niepokoje.
             Ma w prawdzie człowiek z niej pod czas wygodę,
             Ale najwięciej czyni ludziem szkodę.
             Przeto, kto mądry, ma noc w nienawiść,
             We dnie uciechy szuka у korzyści.
   

4 ЧАСТИ ДНЯ

             Заря разгоняет тени темные светом,
             Солнце сияние предвещает приятно.
             Хозяину предстоит работа,
             Ловит охотник в темном лесу зайца.
             Когда же в зенит взойдет Феб золотой,
             Подкрепиться надо, отдохнуть от работы.
             Уставший человек, скотина к воде
             Или в тень торопятся, ища прохлады.
             Когда же солнце от полудня к закату придет,
             Человек домой, скот в хлевы идет,
             Чтобы тело, трудом утомленное,
             Приятным сном несколько оживилось.
             Темная ночь, крылья распростерши свои,
             По дорогам и в городах чинит беспокойства;
             Имеет, правда, подчас человек в ней выгоду,
             Но чаще она причиняет людям вред.
             Поэтому, кто мудр, тот ночь ненавидит,
             В дне он утехи ищет [себе] и пользу.
   

O CZTERECH CZYśCI ROCU POGODY

             Młodzian wesoły z kolan obnażony,
             Ptak na ręce, luk w drugiej nałożony --
             Obraz jest wiosny, w którą człek roboczy
             W winnicy robi, krowa mleko toczy.
             Mąż obnażony z bujnemi kłosami
             Lato wyraża, w które przed kosami
             Trawa się ściele, у przed sierzpem kłosy,
             Przed nożycami owca traci włosy.
             Szczęśliwa jesień ma rog obfitości,
             Z niej człowiek zbiera owoce w radości,
             Obrzyma wino, orze у zasiewa,
             Skąd у na przyszły rok użytki miewa.
             Zgrybiały starzec w futrą się odziewa,
             Ręce u ognia ostygłe zagrzewa.
             Tak że у młodzi przy ciepłym kominie
             Radzi siadają, póki zima minie.
   

О ЧЕТЫРЕХ ВРЕМЕНАХ ГОДА

             Юноша веселый с голыми ногами,
             Птица на руке, лук на другую навешен --
             Вот образ весны, во время которой человек работящий
             В винограднике трудится, корова молоко источает.
             Муж обнаженный с буйными колосьями
             Лето означает, во время которого пред косами
             Трава стелется, а перед серпом -- колосья,
             Под ножницами овца шерсть теряет.
             Счастливая осень имеет рог изобилия,
             В ее время человек радостно собирает плоды,
             Выжимает вино, пашет и сеет,
             Благодаря чему и на следующий год пользу имеет.
             Дряхлый старец в шубу кутается,
             Руки окоченевшие у огня греет.
             Так же и юные при теплом камине
             Охотно садятся, пока зима не минет.
   

4 żYWIOŁY Y SKUTKI ONYCH

             Ziemia ciężary wszystkie dźwiga sobą,
             Drzew, kwiecie, zwierząt upstrzona ozdobą.
             Wszech rzeczy matka, wszystko ona rodzi,
             Lecz zaś pożera, co też kolwiek spłodzi.
             Wodą mokrości las, trawę zieleni,
             żeglarz ją sławny, który się nie leni.
             Baleny strasznie, wielorybowie
             W niej y z niej żyją morscy też zwierzowie.
             Co kolwiek ziemia y morze zarodzi,
             To się bez mojej łaski nie rozpłodzi.
             Ja to powietrze wszystkiem żywot daję,
             Gdyb wiatry puszczam na wsze świata kraje.
             Wszystko by ginąć bez czasu musiało,
             By nie odemnie laski doznawało.
             Ja ogień siadszy aż przy samym niebie,
             Ciepłem wygadzam wszech rzeczy potrzebie.
   

4 СТИХИИ И ИХ ДЕЙСТВИЯ

             Земля бремена всякие движет собою,
             Украшена убранством деревьев, цветов, зверей.
             Всех вещей мать, все она порождает,
             Но и пожирает тоже, что наплодит.
   
             Благодаря воде, влаге -- лес, травы зелены,
             Мореплаватель ею славен, который не ленится.
             Валены страшные, киты 1,
             В ней и ею живут, а с ними также морские звери.
   
             Что бы земля и море ни породили,
             То без моей милости не расплодится.
             Я -- воздух, всем жизнь даю,
             Когда ветры посылаю во все концы света.
   
             Все бы должно было погибнуть без времени,
             Если бы не от меня милости получало.
             Я -- огонь, сидящий аж у самого неба,
             Теплом удовлетворяю потребность всех вещей.
   

4 śWIATA WIEKU

                       1. WIEK ZŁOTY
   
             Póki Saturnus miał w swej niebie sprawie,
             Wszelkie złe ziemi przykrywał łaskawie;
             świat na początku pełen był radości,
             Pokoja, zgody, pełen życzliwości.
             Miecza nie znano, ziemia matką była,
             Bo wszelą żywność bez pracy rodziła.
   
                       2. WIEK SREBRNY
   
             A gdy Saturna strącił Jowisz z nieba,
             Rękoma trzeba dorabiać się chleba.
             Za jego rządu czasy się mieniają,
             Pożytku ludzie lemieszem szukają.
   
                       3. WIEK MIEDZIANY
   
             Miedzianym trzeci wiek słusznie nazwany,
             Bo świat owszeki w nim jest zepsowany.
             Ten wiek nauczył nauce morskie wody
             Płynąć z odwagą dla bogactw wygody.
             Ten wiek rozmierzył włoki у krwawego
             Marsa zajątrzył do boju srogiego.
   
                       4. WIEK żELAZNY
   
             Dobrze wiek czwarty zowie się żelazny,
             Bo się w nim złości wszystkie wynalazły.
             Wszędy Mars burzy у ognie zapala,
             Nie cnota cnocę złość dobrość obala.
             Nie masz już prawdy, nie masz pobożności,
             Łakomstwo, zdrady, gwałt zostały, złości.
   

4 ЭПОХИ

                                 1. ЗОЛОТОЙ ВЕК
   
             Пока Сатурн имел над небом свою власть,
             Всяческое зло земное прикрывал милостиво.
             Мир в начале полон был радости,
             Мира, согласия, полон был доброжелательности.
             Меч не был известен, земля матерью была,
             Ибо все живое без труда рождала.
   
                                 2. СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК
   
             А когда Сатурна Юпитер с неба вытеснил,
             Стало необходимо руками добывать хлеб.
             В его правление времена меняются,
             Люди сохой добывают пропитание.
   
                                 3. МЕДНЫЙ ВЕК
   
             Медным третий век справедливо назван,
             Ибо целый мир в то время стал испорченным.
             Этот век обучил науке морские воды
             Переплывать отважно для приобретения богатств.
             Этот век разделил земли и кровавого
             Марса распалил на битву жестокую.
   
                                 4. ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК
   
             Верно век четвертый зовется железным,
             Ибо в нем зло всякое изобретено.
             Всюду Марс бушует и огонь возжигает.
             Не добродетель добродетельствует -- зло добро свергает.
             Не стало больше правды, не стало набожности,
             Остались алчность, измены, насилие, злоба.
   

4 RZECZY NAMOCNIEJSZE

             Prawda tak mocna, że lub niebo mienie
             Z ziemią, a ona na wieki nie zginie:
             żywot, ozdoba, honor jej hołduje,
             Wszystkim kierując, sama tryumfuje.
             Dione matka zuchwałej Wenery
             Jak strzała razi swej gładkością cery.
             Wiesz, Alcmena króla w gębę biła,
             Cziegoż nie może wżdy niewieścia siła.
             Co się na ziemi у morzu znajduje,
             Wszystko człowieczej zwierzchności hołduje.
             A człowiek jeszcze ma nad sobą króla,
             Taka jest boża у słuszności wola.
             Kto bez żelaza wszystek świat zwojował?
             Radbym od ciebie dziś się informował.--
             Bachus, bo rozum statek odyjmuje,
             W bestją człeka winem przemienuje.
   

4 САМЫЕ СИЛЬНЫЕ ВЕЩИ

             Правда так сильна, что даже если небо поменяется местами
             С землею, а она во веки не исчезнет:
             Жизнь, красота, честь служат ей,
             Всем верховодя, сама она торжествует. [Правда]
   
             Диона 1, мать дерзкой Венеры,
             Как стрелой, поражает своей красотой.
             Знаешь, Алкмена 2 царя по лицу била,--
             Чего не может сотворить женская сила?! [Женщины]
   
             Что на земле и в море находится,
             Все это начальствующему над всем человеку подчинено.
             Человек же имеет над собой царя,--
             Это божья и справедливости воля. [Власть]
   
             Кто без железа весь мир завоевал?
             Хотел бы я ныне от тебя об этом узнать.--
             Бахус!3 -- ведь разума силу отнимает,
             В животное человека вино превращает. [Вино]
   

4 PRZEMAGAJ CE COMPLEXIE

   
             1. Jowysz z Wenerą krwią rumianych rodzi,
             śliczny syn ich wesoły, wlany chodzi.
             2. Mars cholericow panem się mianuje,
             Bije, siecze, pali y wojny sprawuje.
             3. Mierzią wieszczują, sami się wieszają
             Melancholicy, co z Saturna mają.
             4. Z Luny jest phlegma, tacy skłonność mają --
             Do wod ryb, ptastwa, co jej podlegają.
   

PI ć ZMYSŁÓW NAST PUJ

             1. Małe oko wszech rzeczy obrazy zamyka,
             Orzeł słońce, ostrowidź y ściany przenika.
             2. Jeleń słuchem szlachetny ciągnie lutni gracza,
             Ta uszy melodią ucieszą słuchacza.
             3. Powonienie kwiateczki patrz jako lubuje
             Psami jedzie, już nąchem wszystko puć szlakuje.
             4. Zwierz małpa w smakowanie człowieka przechodzi,
             Wdzięczny smak podniebieniu, lecz grzech często rodzi.
             5. Mnozstwo ryb sieci nie rwie, pchła po wodzie chodzi,
             Pająk zoczny nie przeszczepiaje, ptak ręce nie szkodzi,
             Skorpion nie umie razić ogonem żółw cioła,
             Ciężar dzierży, dotknięcia nie pojmuje zgoła.
   

4 ПРЕОБЛАДАЮЩИХ ТЕМПЕРАМЕНТА

             1. Юпитер с Венерой румяных рождают,
             Красивый сын их веселый, налитой ходит.
             2. Марс господином холериков называется,
             Бьет, сечет, жжет и войны сотворяет.
             3. Вызывают омерзение, пророчат плохое, сами себя вешают
             Меланхолики, которые от Сатурна происходят.
             4. От Луны происходят флегматики *, таковые склонность имеют
             К воде, рыбам и птицам, что ей подвластны 2.
   

ПЯТЬ ЧУВСТВ СУТЬ СЛЕДУЮЩИЕ

             1. Малое око всех вещей образы вмещает. [Зрение]
             Орел -- солнце, человек проницательный и стены взором пронзает.
             2. Олень благородный слухом привлекает играющего на лютне,
             Та мелодией ублажает уши слушателя. [Слух]
             3. Гляди, как любит обоняние цветочки,
             На собаках едет, уж нюхом всяческий обман чует. [Обоняние]
             4. Зверь обезьяна в ощущении вкуса человека превосходит.
             Приятен вкус нёбу, но часто грех порождает. [Вкус]
             5. Множество рыб сети не рвет, блоха по воде ходит,
             Паук быстроглазый не зацепляется ногами, птица лап не вредит,
             Скорпион не может поразить хвостом черепахи тела,
             Тяжесть держит она, прикосновения совсем не ощущая. [Осязание]
   

CZYSTOśCI STRÓżÓW 6

             Lilja śliczna symbolem czystości
             Przez wdzięczność ocem przedziwnej biełości
             Sześcią się zwykła rozszerzać listkami,
             Tyląż zlotemi zdobić się ziernkami.
             Co nie trefunkiem jej natura dala,
             Lecz aby czystość sześciu stróżów miała.
                       Pierszy jest mierność w piciu у w jadzeniu,
             W żartach uczciwość a wstyd w posiedzieniu.
                       Wtóry straż strzec się pilno próżnowania,
             Bo to jestjmalfca złości nawykania.
                       Trzecfhmiée proste ciała ubierania,
             A nie wymyślne kędziorów zmyślania,
             Bo tym sposobem lud"rpańs1ęi skradzony,
             K miłości córek moabskich zwiedzony.
                       Czwarty, strzec zmysłów, by stanie błąkały
             Najbardziej oczu, jak Job doskąnały?;^
             Który przymierze wzwioł z swem oczyma,
             By nie patrzały, gdzie sładka liczÿna,
             A Jeremiasz przez oka powiada
             Nam, że śmiertelna weszła na świat zdrada.
             Jakoż Dawid oczu niestrażnością
             Upadł był ciężko ciała nieczystością.
             Dyna też zbyła dziewictwa swojego
             Przez niewstrzymanie oka ciekawego.
             A Samson oczu przecz jest pozbawiony,
             Iż na Dalile patrząc ułowiony.
                       Piąty stróż wieczny panieńskiej czystości,
             Pilno obiegać wielomówności,
             Bo złe rozmowy najlepsze nałogi
             Psują, obyczaj we zły mienią błogi.
             Dla tego ustom prosił ogrodzenia
             U dzwi warg Dawid dla mowy zamknienia.
                       Szósty, okkazyj wystrzegać się wszelkich,
             By też najmniejszych, a nie jedno wielkich,
             Bo z małych wielkie wały powstawają,
             Które okręty na szczęt rozbijają.
             Racz mały wielkie czyni zepsowanie,
             Jeśli poniechasz czynić zasięganie.
             Z malej iskiorki pożary bywają,
             Strzeż się okkazyj, bo cię uwikłają,
             Ze nie potrafisz wapłątać się jako
             Nieważ okkazyj małych, ładajako.
   

6 СТРАЖЕЙ ЧИСТОТЫ

             Лилия прекрасная -- символ чистоты,
             Чудесной белизны, приятна очам.
             Шестью обычно раскрывается лепестками,
             Столькими ж украшенная золотыми тычинками,
             Что не случайно природа ей дала,
             Но дабы чистота шесть стражей имела.
                       Первый есть умеренность в питье и еде,
             Учтивость в шутках и скромность в общении.
                       Второй страж есть стеречься от безделья,
             Ибо то есть мать привыкания ко злу.
                       Третий -- попроще тело наряжать,
             А не изысканными прическами,
             Ибо таким образом мужи были соблазнены,
             Любовью дочерей моавитянских прельщены.
                       Четвертый -- следить за чувствами, чтобы не блуждали,
             Особенно очи, подобно Иову совершенному,
             Который союз заключил со своими очами,
             Чтобы не глядели туда, где соблазнительная личина.
                       А Иеремия поведал очами 1,
             Что в мир смертельная вошла измена.
             Давид же из-за неосторожности очей
             Пал тяжко в нечистоту телесную.
             Дина 2 также потеряла девичество свое
             Из-за несдержания ока любопытного.
             А Самсон напрочь глаз был лишен,
             Оттого, что на Далилу заглядевшись 3, был схвачен.
                       Пятый вечный страж девичьей чистоты --
             Старательно избегать болтливости,
             Ибо дурные беседы наилучшие обычаи
             Портят, превращая благой обычай в злой.
             Поэтому устам ограждения просил
             У двери губ Давид, дабы речь замкнуть.
                       Шестой -- случайностей остерегаться всяких --
             Даже совсем незначительных, а не только крупных.
             Ибо от малых великие волны вздымаются,
             Которые корабли вдребезги разбивают.
             Малая подкова большой вред нанести может,
             Если не станешь следить за ней.
             От малой искорки пожары бывают.
             Стерегись же случайностей, ибо они тебя так запутают,
             Что никак не сумеешь выпутаться:
             Не относись к пустякам легкомысленно.
   

SIEDM NAUK WYZWOLONYCH

             Chciesz wiedzieć co ma gramatyka w sobie,--
             Wrota otwiera do mądrości tobie.
             Bylęś jako strus w jają lepi oczy,
             Ty w księgi wlepiał nieckliwie ochoczy.
   
             Wdzfęczna wymową z rhetoryki mamy,
             Tesli, czytając magistrów słuchamy.
             Słuchając, często у rzeczy mawiając,
             Lub do mówienia natury nie mając?
   
             Djalektyka od cnego Platona
             Matką wszech nauk słusznie narzeczona.
             Ratie, mądrość ona wynajduje,
             Rozum oświeca, węzły rozwięzuje.
   
             Arythmetyka tą mądrość ma w sobie,
             Ze w krotce co będź skompletuje tobie.
             Geometrja zmierza co potrzeba:
             Wielokść, wysokość do samego nieba.
   
             Astrologja bieg niebios notuje,
             Z gwiazd rzeczy przyszłe snadnie upatruje.
             W rozności głosów wdzięcznej mełodjej
             Uczy muzyka у też symphonjej.
   

СЕМЬ СВОБОДНЫХ НАУК

             Хочешь знать, что заключает в себе грамматика:
             Врата к мудрости перед тобой открывает.
             Подобно страусу, прилепляющему к яйцам взоры,
             Вперяй их в книгу с непритворной охотой.
   
             Приятное красноречие в риторике обретаем,
             Если, читая, мы слушаем учителей.
             Слушая, часто и речи произносим,
             Или к речам способности не имеем?
   
             Диалектика достойного Платона 1
              Матерью всех наук справедливо наречена.
             Смысл, мудрость она находит,
             Разум просвещает, узлы развязывает.
   
             Арифметика ту мудрость заключает в себе,
             Что быстро что угодно сосчитает тебе 2.
             Геометрия измеряет, что необходимо --
             Величину, высоту до самого неба.
   
             Астрология бег небес отмечает,
             По звездам будущее легко определяет.
   
             Из разных голосов приятную мелодию
             Учит музыка создавать, а также -- симфонию 3.
   

SIEDMIU PŁANIET ZNAKI Y ICH OPERATIE NAST PUJ

             Miesiąc na pierwszym nieba okręgu panuje,
             Bieg prętki jego tym się sposobem maluje.
             Rybitwi y żeglarze w jego dni się rodzą,
             Paralitycy у co koło wody chodzą.
             Merkuryusz płanieta jest na wtorym niebie,
             Pod nim rodzą się mądrzy, szczęśliwi w potrzebie.
             Dowcipni y zawisni, też mathematycy,
             Wdzięczni twarzą, bladawi, godni, nie pjanicy.
             Trzeci cirkul Wienierze niewstydliwej dają
             Ci, którzy obrót niebios doskonale znają,
             śliczny y cieleśnicy, z niej niewieściuchowie
             Biorą sktonność, zaletni, nędzni pijakowie.
             Jasne słońce na czwartym bystrolotne koni,
             Ożywiająś wsze rzeczy, wokręg świata goni.
             Szczęśliwych, silnych, chyżych czyni zawsze zdrowych,
             Którzy się pod nim rodzą, na wszystko gotowych.
             Krwawy w piątym Mars niebie na to zawsze godzi,
             By był mężny wojenny, kto się pod nim rodzi.
             Chytrych, srogich, gniewliwych on mnoży tyranów,
             Odważnych, chętnych, zwadnych y rozrzutnych panów.
             Szóstym niebios okręgem cny Jowisz dziedziczny,
             Który prawdy, przyjaźni, uczciwości cwiczy.
             Łaska, miłość, życzliwość ci ku wszystku mają,
             Co są pod nim, pobożni y też miary znają.
             Synojedca Saturnus usiadł w siódmym niebie,
             Ten zaraza zazdrością, pochodzącą z siebie.
             Smętek, zdrady, łakomstwo, śmierć nagła, choroby
             Więżą trucizną trafią na jego osoby.
   

ЗНАКИ СЕМИ ПЛАНЕТ И ХАРАКТЕР ИХ ВОЗДЕЙСТВИЯ

             Луна на первом небесном круге господствует,
             Бег быстрый ее так изображается.
             Рыбаки и мореходы в ее дни родятся,
             Паралитики и те, кто около воды ходят1.
             Планета Меркурий находится на втором небе,
             Под ней рождаются умные, удачливые в битвах,
             Остроумные и завистливые, а также математики2,
             Приятные лицами, бледноватые, достойные, не пьяницы.
             Третий круг беззастенчивой Венере отводят
             Те, кто вращение небес превосходно познали.
             Прелестные и дородные телом, неженки от нее
             Берут свои качества, кокетливые, жалкие пьяницы.
             Ясное Солнце на четвертом круге быстролетных коней,
             Оживляя все кругом, вокруг света гонит.
             Счастливыми, сильными, резвыми сотворяет всегда и здоровыми
             Тех, кто под ним родится, и -- ко всему готовыми.
             На пятом небе кровавый Марс к тому всегда стремится,
             Чтоб был мужественным воином всяк, кто под ним родится.
             Хитрых, жестоких, гневных он множит тиранов,
             Смелых, полных желаний, вздорных и расточительных господ.
             Шестой небесный круг унаследовал Юпитер,
             Который правде, дружбе, порядочности учит.
             Любезность, любовь, доброжелательность те ко всем проявляют,
             Что под ним рождены, они набожны и также во всем знают меру.
             Сынов пожиратель, Сатурн, воссел на седьмом небе.
             Этот заражает исходящей от него завистью.
             Печаль, измены, алчность, смерть внезапная, болезни
             Вереницей ядом изливаются на отмеченных его знаком.
   

8 DZIWÓW śWIATA

1 DZIW. PYRAMIDES AEGYPTSKIE:

             Przedziwne wieży, pyramides zwane,
             Krolmi Aegiptu w Memphis budowane
             Z kamieni kształtem wschodów dla pogrzebu
             Królów, mające ogień blizki niebu.
   

2 DZIW. PHAROS:

             Pharos na skalach wieża zbudowana
             Przez Ptolomea, aegiptskiego pana,
             W której niemałe ognie w noc niesione,
             Aby bezpiecznie do Nyła wchodzone.
   

3 DZIW. JOWISZÓW OBRAZ:

             Gdzie Elis sławny y Olimp wysoki,
             Gdzie Granię, zapasów bywają widoki,
             Tam trzeci świata dziw niepospolity,
             Obraz Jowiszow z elephanta ryty.
             Pokazywano, jakim był w żywocie,
             Phidiasowej to przypisać cnocie.
   

4 DZIW. KOLOSSUS:

             Siemdziesiąć łokci miał wzwysz chłop miedziany,
             W Radyjskim miejście koloss mianowany.
             Stał na cześć słońcu, między nogi jego
             Idąć, nie składał korabl masztu swego.
             Wewnątrz kamieni mnóstwem napełniony,
             Ciążarem jednak nie był obwalony.
   

5 DZIW. KOSCIOŁ:

             W Ephesie kościół taki zbudowa się
             Jednąż z amazon, Delią się zwasia,
             Który jest w pieczcie dziwnie położony,
             A miał fundament w bagnie założony:
             Węglem to bagno wprzódy wysypano,
             By tę machinę bezpiecznie stawiano.
   

6 DZIW. MAUZOLEUM:

             Artemizja, żona Mauzolowa,
             Po śmierci męża popioł pić gotowa,
             Na znak miłości z kamienia czystego
             Wieżą stawiła tę nad grobem jego.
             Koszt niepojęty, przedziwna robota,
             Szósty dziw dała Artemidy cnota.
   

7 DZIW. BABILOńSKIE MURY:

             Assyryjskiego króla Nina żona,
             Semiramida, mężną narzeczona,
             Po śmierci męża w Babilonie mury
             Oblekła w kolo wspaniało do gury.
             Sto bram potężnych k temu zbudowała,
             Siódmy dziw świata -- grob swój zgotowała.
   

8 DZIW. AMPHITEATRUM:

             Amphiteatrum gmach to był wspaniały,
             Gdzie się gonitwy у gry sprawowały;
             Wojska w nim mogły uganiać się dwoje,
             A jak puł cirka miał figurę swoje.
             Cezarskim sumptem wielkim zbudowany,
             Między ośm dziwów zdawna poczytany.
   

8 ЧУДЕС СВЕТА

1 ЧУДО. ЕГИПЕТСКИЕ ПИРАМИДЫ:

             Преудивительные башни, названные пирамидами,
             Царями Египта в Мемфисе 1 построены
             Из камня в виде ступенчатых возвышений для погребения
             Царей, огонь их близок к небу.
   

2 ЧУДО. ФАРОС:

             На скалах башня Фарос построена
             Птоломеем, египетским государем,
             В которую немало огня на ночь вносили,
             Чтобы в Нил можно было входить безопасно.
   

3 ЧУДО. ИЗОБРАЖЕНИЕ ЗЕВСА2:

             Где Элида славная и Олимп высокий3,
             Где устраиваются зрелища Игр, состязаний,
             Там третье чудо света необыкновенное --
             Изображение Зевса размером со слона высечено.
             Видно, каким был в жизни,
             Что следует приписать добродетели Фидия 4.
   

4 ЧУДО. КОЛОСС:

             Семьдесят локтей имел в высоту медный истукан,
             В городе Родосе 5 колоссом именуемый.
             Поставлен был в честь солнца; между ног его
             Проходя, корабль не складывал мачту свою.
             Внутри множеством камней он был наполнен,
             Под тяжестью этой однако он не обрушился.
   

5. ЧУДО. ХРАМ:

             В Эфесе такой храм был сооружен [в честь]
             Одной из амазонок, звавшейся Дианой6,
             Который, словно на жаровне, удивительно поставлен,
             Хоть и фундамент его на болоте заложен:
             Сначала то болото углем засыпано было-,
             Чтоб эта махина прочно стояла.
   

6 ЧУДО. МАВЗОЛЕЙ:

             Артемизия, жена Мавсола 7,
             По смерти мужа прах его целовать готовая,
             В знак любви из чистого камня
             Башню эту поставила над его гробом.
             Цены непостижимой, чудесной работы,
             Шестое чудо явила Артемизии добродетель.
   

7 ЧУДО. ВАВИЛОНСКИЕ СТЕНЫ:

             Ассирийского царя Нина жена --
             Семирамида 8, храброй нареченная,
             По смерти мужа в Вавилоне стены
             Окружила доверху великолепным кольцом.
             Сто мощных ворот построила к ним,
             Седьмое чудо света -- могилу свою сотворила.
   

8 ЧУДО. АМФИТЕАТР:

             Амфитеатр -- это было великолепное здание,
             Где состязания и игры устраивались.
             Две армии могли в нем разместиться,
             А форма у него была как половина цирка.
             На большие средства Цезаря построенный,
             Среди восьми чудес света он издавна почитается.
   

MIESI CI 12 NAST PUJ JANUARIS

             Gdy Wodnik zimne w styczniu wody leje
             Y gęste srzeny na ten padół sieje,
             Ludzie bankiety, piątyki stroją,
             Przy lutni wdzięcznej skoczne dumy roją.
   

FEBRUARIS

             Ryby niebieskie luto się obchodzą
             W lutym, bo światu ciężkie zimno rodzą.
             Biegiem się zagrzej, komu teraz zimno,
             Usiądź, staruszku, przy ogniu, lub dymno?
   

MARTIUS

             Obrzyna marzec ogrody, nawozi
             Gnoje we role, lub czasem zamrozi.
   

APRILIS

             Kwieciech wesoły pod Bykem zostaje,
             W nim ziemia trawę, ogród zioła daje.
             Chciesz kto pożytku, orzy y zasiewaj,
             Suszali poli, ogrody polewaj.
   

MAJUS

             Ledy synowie dwaj majem sprawują,
             Z drzewa zielone liście wysypują.
             Krzyk wdzięczny ptaszat po rozkwietłym lesie,
             Co ptak uroni, to myśliwiec niesie.
   

JUNIUS

             Rak w juniu pali, lub syn zimnej wody,
             Do sianokosu dosić w nim pogody.
             Myje ostrzygszy wełnę nożycami,
             Które u niego, obacz pod nogami.
   

JULIUS

             Gdy słońce we Lwie przesilnym usiędzie,
             żeńce y snopy ujrzysz w polach wszędzie.
   
             W auguście Panna słońcem rządzi w niebie,
             Wieź w gummo y mloć coż Bog dał w potrzebie.
   
             W septembrze Pheba mocą gorączości
             Przywodzi grona do swej dojrzełości.
             Beczki y kadzie gospodarz gotuje,
             Gdy Waga niebem okręgłym sprawuje.
   

OKTOBER

             W oktobrze ziemia pługiem wyorana,
             Broną zmiękczona, bywa zasiewana.
             Na rołach trawę zieloną wywodzi,
             Lecz zły Skorpion do wyrostku szkodzi.
   

NOWEMBER

             W Strzelcu nowember obija żołędzie,
             Słoniny wieprzów z tych potraw przybędzie.
   

DECEMBER

             Listopad tuczy, a december bije,
             Przez Kozorozca gospodarz utyje.
   

СЛЕДУЮТ 12 МЕСЯЦЕВ

ЯНВАРЬ

             Когда Водолей в январе хладны воды льет
             И густым инеем сию юдоль покрывает,
             Люди застолья, гулянки устраивают,
             При лютне милой задорные думы в голове роятся.
   

ФЕВРАЛЬ

             Рыбы небесные люто движутся
             В феврале, ибо страшный холод в мире порождают.
             Бегом согревайся, кому теперь холодно.
             Садись, старинушка, к огню, или дымно?!
   

МАРТ

             Обрезает март сады, наносит
             Навоз на пашни или порой подморозит.
   

АПРЕЛЬ

             Цветочек веселый под Быком встает,
             При нем земля -- траву, сад зелия дает.
             Кто хочет пользы: паши и засевай,
             Если сухо, сады поливай.
   

МАЙ

             Леды два сына 1 маем управляют.
             По деревьям зеленые листья высыпают,
             Крик приятный птичек -- по цветущему лесу.
             Что птица потеряет, то охотник несет.
   

ИЮНЬ

             Рак в июне жжет, или сын холодной воды.
             В нем до сенокоса достаточно хорошей погоды.
             Моет он, остригши шерсть ножницами,
             Которые у него, гляди,-- под ногами.
   

ИЮЛЬ

             Когда солнце во Льве пресильном окажется,
             Повсюду в полях жнецов и снопы ты увидишь.
   

АВГУСТ

             В августе Дева солнцем правит в небе.
             Вези на гумно и молоти, что Бог дал тебе по твоей нужде.
   

СЕНТЯБРЬ

             В сентябре Феб силой жара
             Приводит грозди к созреванию.
             Бочки и кадки хозяин готовит,
             Когда Весы небом округлым управляют.
   

ОКТЯБРЬ

             В октябре земля, плугом вспаханная,
             Боронами разрыхленная, засевается.
             На полях он травы зеленые выводит,
             Но злой Скорпион вырасти им мешает.
   

НОЯБРЬ

             В Стрельце ноябрь желуди обивает,
             От таковой пищи сало у свиней прибывает.
   

ДЕКАБРЬ

             Ноябрь откармливает, а декабрь забивает,
             Во время Козерога хозяин толстеет.
   

RZEMIOSŁA ZRZ DNE, A UCZCIWE

             Ops przeszlachetna łaskawa bogini
             Wszelką obfitość w urodzajach czyni.
             Przezacna Pales postuchami władnie,
             Krowy pasie y owcy wełnę snadnie,
             Zbiera też mleczne, kury, gęsi sadzi,
             O gospodarstwach dobrze ludzkich radzi.
             Zmyślna Arachne przędzę wymyśliła,
             By nagość naszą wygodnie okryła;
             Także y tkaczów wszelaką robotą
             Przez onej mamy wynajdzioną cnotą.
             Architektonów matka, narzeczona
             Larunda, w piekło Jowiszem strącona;
             Z Mierkuryusza ta bliźnięta miała,
             Ktoremy światu tę naukę dała.
             Poważna Doris, Nereowa żona,
             Nimphy zrodziwszy, wysoce wsławiona;
             Okręt zmyśliła, morzem żeglowała,
             W Indy, Araby drogę pokazała.
             W niezgasłych ogniach Wułkan z sługi swemi --
             Brontem, Steropem, Pyracmem nagiemi --
             Marsu krwawemu oręż gotuje,
             Tymi Bellona siostra zawieduje.
             Cna Panacea dobrze zdrowiu radzi,
             Ona rozumie, co człowieka wadzi:
             Bole uśmierza, leczy wsze choroby,
             Leki gotuje dla skrytej wątroby.
             Ma Polityka cześć, chwałą przy sobie,
             Uczciwość, łaury jej są ku ozdobie.
   

РЕМЕСЛА СТРОПТИВЫ, НО ДОСТОЙНЫ УВАЖЕНИЯ

             Опа 1, благородная, милостивая богиня
             Всякое изобилие в урожаях сотворяет.
             Предостойная Палее 2 -- над пастухами владычица,
             Коров пасет, и овцы обильно дают ей шерсть,
             Собирает также молочные изделия, кур, гусей на яйца сажает,
             О хозяйствах людских хорошо заботится.
             Сметливая Арахна 3 пряжу придумала,
             Чтоб наготу нашу удобно укрыть.
             Также и ткачей всякими изделиями
             Благодаря ее изобретению мы облагодетельствованы.
             Матерью архитекторов нареченная
             Ларунда 4, Юпитером в пекло сброшенная,
             От Меркурия близнецов родила,
             Через которых миру эту науку дала.
             Степенная Дорида, жена Нерея,
             Нимф родив 5, высоко восславленная,
             Корабль измыслила, по морю плавала,
             В Индию, к арабам дороги показала.
             В неугасимых огнях Вулкан 6 со своими слугами --
             Бронтом, Стеропом, Пирацменом 7 нагими --
             Для Марса кровавого оружие готовит.
             Им сестра, Беллона 8, заведует.
             Достойная Панацея 9 отменно о здоровье радеет.
             Она знает, что для человека вредно,
             Боли усмиряет, лечит все болезни,
             Лекарства готовит для скрытой печени.
             Политика окружена почетом и хвалой.
             Честность, лавры ее украшают.
   

WIDOK żYWOTA LUDZKIEGO

             Skoro na ten świat Bog człowieka jawi,
             Do lat szesnastu upatrz, czym się bawi.
             Raźne tu różnych znajdziesz wychowanie,
             Znajdziesz pieszczotę, rozkosz, różne granie.
             Potym dorosszy rozumu у siły,
             ćwiczy się rzemiosł, młodzieńciaczak miły.
             Przeż tyleż drugie, k czemu ma ochotę,
             Jako tu widzisz rozliczną robotę.
             Trzecie szesnaście bogate w kłopoty --
             Szukać żywności każen z swej roboty.
             W tym się o niebie, kto chce, starać może,
             Podlegaj prawu у starszym, nieboże.
             Ośm у czterdzieście gdy już miną lata,
             W czwartym szesnastku dla przykładu świata
             śmiele swych nauk drugiemu użyczają,
             Co z pracy mają, młodym zalecają.
             Cztery sześćdziesiąt już się dokonało,
             Chodź o trzech nogach, bo już siły mało.
             Głowa tu cięży, potok z oczy płynie,
             Nie włócz się, a siądź przy ciepłym kominie.
             Masz li co, użyj, a pomni o grobie,
             W niem masz odpoezyć, wnet będzie po tobie.
             Piękroć szesnaście lat jest koniec wieku,
             Czego się za tym spodziewać człowieku?
             Proch jest więć w proch będziesz obracony,
             Upadniesz, chociaż jak cedr wyniesiony.
             Sceptra, rituły, zamki у tjary,
             Patrz, koniec mają. Tobie koniec mary.
   

КАРТИНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

             Лишь только на этот свет Бог человека выводит,
             Лет до шестнадцати, приметь, чем он занимается:
             Бодрое воспитание тут для разных увидишь,
             Найдешь баловство, удовольствия, разные игры.
             Потом, набрав разума и силы,
             Учится ремеслам мальчонка милый
             Следующие столько же лет, к чему имеет охоту.
             Как и там, видишь, тут -- разные дела.
             Третье 16-летие полно забот --
             Искать пропитание предстоит каждому от своей работы.
             В это время, кто хочет, о спасении души заботиться, может,
             Подчиняйся законам и старшим, мил друг.
             Сорок восемь лет когда уж минует,
             В четвертом 16-летии, как пример свету,
             Смело своими познаниями с другими делятся,
             Что в труде обретено, молодым предлагают.
             Как шестьдесят четыре уже наступило,
             Ходи на трех ногах, ибо уж мало силы.
             Голова тут тяжела, ручьи из глаз льются,
             Не влачись, а сядь при теплом камине.
             Есть ли что у тебя -- употребляй, да помни о могиле.
             В ней отдохнешь, скоро конец тебе будет.
             Пять раз по шестнадцать лет -- конец века,
             На что после того надеяться человеку?
             Прах ты есть, стало быть, в прах будешь обращен,
             Рухнешь, будь ты хоть как кедр высок.
             Скипетры, обряды, замки и тиары,
             Смотри, конец имеют. Твой конец -- катафалк.
   

POCZ TKOWI ZABIEGAJ

             Kożdej złej rzeczy z początku zabiegaj,
             By nie urosła, najpilnej poliegaj.
             Choroba zrazu łatwo ulieczy się,
             Trudno kurować, gry już rozszerzy się.
             Zwieżęta młode k ludziow przywykają,
             Stare do śmierci swoją dzicz chowają.
             Rozeczkę młodziuchną jak chcąc nakierujesz,
             Drzewa starego już nie naprostujesz.
             Zrzodła z początku tamować się mogą,
             Gdy się rozszerza, groble nie pomogą.
             Gaś ogień w iskrze, bo gdy się zamoże,
             Trudno ugasić у wodą, nieboże.
             Koło z początku na bieg rozpuszczone
             Nie łatwo stanie w biegu ukrócone.
             Zatrzymaj strzałą, póki na cięciwie,
             Bo jak wypusciesz, nie strzymasz jak żywię.
             Wzbieraj dziecięciu póki jeszcze młody,
             Grzbieta, jeśli chciesz z niego mieć wygody.
             Myśli też brzytkie gdy się komu toją,
             Niech się bynamniej w głowie nie ostoją,
             Bo jeśli w słowo wrosną, w dzięlo potem
             Wnidzą, abis ich nie zbędziesz z kłopotem.
             Tęgo prałmogracz każe bić o skałę
             Nieszczęsne syny póki jeszcze małe.
             Jeszcze maluśkie oblubieniec radzi
             Imać gdy mało złość ich gronem wadzi.
             Głowę wężowi zetrzeć przynależy,
             Bo gdzie ta wnidzie, pewnie wszystek bierzy.
             Myślą po głowę czart człowieka razi,
             Kto złe myśl zdepcze, głowę czartu zrazi.
             A tak chwalebny zwycięca zostanie,
             W czym nam dopomóż, Jezu Chrystie panie.
   

СТАРАЙСЯ ПРЕСЕЧЬ ВНАЧАЛЕ

             Всякое злое дело в корне упреждай,
             Чтоб не выросло оно, прилежно старайся.
             Болезнь сразу легко вылечивается,
             Трудно ее лечить, когда уже распространится.
             Молодые звери к людям привыкают,
             Старые же до смерти дикость свою сохраняют.
             Розгу молоденькую, как хочешь направишь,
             Древа же старого уже не выпрямишь.
             Родники вначале сдержать можно,
             Когда разольются они, плотины не помогут,
             Гаси огонь с первой искры, ибо, когда разгорится,
             Трудно будет угасить его и водой, мил друг.
             Колесо, сначала пущенное в бег,
             Нескоро встанет, усмиренное в беге.
             Сдержи стрелу, пока -- на тетиве,
             Ибо как выпустишь, ни за что в жизни не удержишь.
             Вздувай дитяти, пока еще молодо,
             Спину, если хочешь иметь из него прок.
             Мысли также скверные, когда в ком затаятся,
             Пусть отнюдь в голове не задержатся,
             Ибо, если в слово врастут, в дело потом
             Войдут так, не избудешь их и с трудом.
             Сурово псалмопевец 1 велит бить о скалу
             Несчастных сыновей, пока они еще малы;
             Еще совсем крохотных избранник советует
             Хватать, пока злоба мало их кругом завладела.
             Главу змиину удавить надлежит,
             Ибо, если она куда войдет, конечно, и вся целиком пролезет.
             Мыслями в голову черт человека поражает:
             Кто злу мысль раздавит, тот черту голову сразит.
             И так славным победителем станет,
             В чем нам да поможет Господь Иисус Христос.
   

AKAPHIST NAJśWI TSZEJ PANNIE, WIERSZAMI PRZEŁOżONY W ROKU 1648 PRZEZ MI , PIOTROWSKIEGO SITNIANOWICZA

             Sposob y porządek czytania jego jest zwyczajny
             Położywszy na są znamię krzyża ś(więtego) mów naprzód:
             "Dla modlitw Przeczystej matki twej y wszystkich świętych,
             Panie Jezu Chryste Synu Boży, zmiłuj się nad nami. Amen"
             Chwała tobie Boże nasz, Chwała tobie.
             Króle niebieski cz. święty Boże cz.
             Przenajświętsza Trojco cz. Ojcze nasz cz.

Tropary

             Zmiłuj się, Panie, zmiłuj się nad nami,
                       Bo nad cię żadnej obrony nie mamy.
             Tobie bo modły jako Panu swemu
                       Przynosim grzeszni władzcy wszechmocnemu.
             Zmiłuj się, Panie, smiłuj się nad nami,
                       Bo nad cię żadnej obrony nie mamy.
                                 Chwała Ojcu y Synowi y Duchowi cz.
             Panie, zmiłuj się, bo w tobie ufamy,
                       Nadzieję w tobie naszą pokładamy.
             Oddal gniew od nas pod czas swej srogości,
                       A ni wspominaj naszych nieprawości,
             Lecz wejzrzy na nas jako miłościwy,
                       Wybaw ze złych rąk jako litościwy,
             Boś ty jest Bog nasz, my się twemi znamy,
                       Twych rąk stworzenie imię twe wzywamy.
                                 Teraz y zawsze y na wieki wieków. Amen.
             Dźwierz miłosierdzia otwórz nam, Dziewico,
                       Niech nie ginemy, o Bogarodzico,
             Którzy nadzieję w tobie w tobie pokładamy,
                       Niech wybawienie z ucisków uznamy
             Przez ciebie, Panno, boś ty jest zbawienie
                       Wiernym y przez cię dane odkupienie.
                                 Potym przydzmy pokłonimy są cz. y psałm 142
                       Wysłuchaj, wieczny boże, prozbe moje,
                       A nakłoń ku mnie święte uszy twoje cz.
                                                               (Według Kochanowskiego)

Stichiry

             Przedwieczną radę odkrywając tobie
                       Gabryel w jasnej archanioł ozdobie
             Stawszy przed tobą, rzekł: bądź pozdrowiona,
                       Czysta Panienko, bądź uweselona.
             Bądź pozdrowiona, ziemio nieorana
                       Y nigdy żadnym nasieniem nie siana.
             Bądź pozdrowiona, krzaku niespalony,
                       W krąg boskiej łaski ogniem otoczony.
             Bądź pozdrowiona, wod morskich głębino,
                       Moście do nieba y rajska drabino,
             Co Jakob widzieł. Panno nad wsze panny,
                       Boskie naczynie pełne słodkiej manny.
             Bądź pozdrowiona, kłatwy rozwiązanie
                       Y Adamowe do łaski wezwanie.
             Tobie się zawsze weselić potrzeba,
                       Bo z tobą żyje Pan ziemie y nieba.
   
             "Zjawiasz mi się dziś jako człowiek ziemny,--
                       Z ust czystych głos ten wydała przyjemny
             Czysta Dziewica ku archaniołowi,
                       Niebieskich hufców mężnemu wodzowi,--
             Nad ludzkie są te rzeczy przyurodzenie,
                       Które zwiastujesz, skąd mam zadziwienie,
             Ze mną być wespół opowiadasz Boga,
                       Z których słów dziwna objąła mą trwoga.
             Rzekłeś że zstąpi sam Bog z wysokości
                       y w mej się zmieści panieńskiej wnętrzności.
             Powiedź mi, jakim to sposobem stanie,
                       Przestronne jako mogę być mieszkanie
             Boga wiecznego, Boga wszechmocnego,
                       Moc cherubinską przewyszającego?
             Nie oszukiwaj, moja czystość stała,
                       Rozkoszy nigdy cielesnej nie znała,
             Męża też nie znam, próżnam spółkowania,
                       Zaniechaj twego ze mną rozmawiania.
             Jakoż w panieństwie dziecie rodzić mogę,
                       Czystości mojej przez tę czynisz trwogę".
   
             "Bog kędy kolwiek sobie ulubuje,
                       Tam przyrodzenia sposob ustępuje.
             W przedwiecznej radzie to postanowiono,
                       Nad przyrodzenie może być sprawiono,--
             Rzekł do Panienki z niebieskiego gmachu
                       Zesłany poseł, będąc pełny strachu,--
             Najświętsza Panno y niepokalana,
                       Niech ma nie będzie mówa podejrzana.
             Przymi, przeczysta, w święte uszy twoje
                       Y wierz że słowa są prawdziwe moje".
             A ona z wiarą taki głos wydała:
                       "Niech najwyższemu wieczna będzie chwała.
             Niech mi się stanie według twojej mowy,
                       Przybytek Bogu ze mnie jest gotowy.
             Niech matka będę Bogu wszechmocnemu,
                       Za ciało bostwo nam darującemu,
             Aby wzniósł człeka przez grzech upadłego
                       Pokornym zejściem do stanu pierszego".
                                 Chwała bądź Ojcu y jego Synowi,
                                 Wieczna bądź chwała świętemu Duchowi.
             Tajemna rada dziś się nam odkrywa
                       Syn boży, synem Panny widzian bywa.
             Bierze w naprawę człowieczą chudobą,
                       W zamianę dając boską swą ozdobą.
             Zmykł, gdy bogiem Adam chciał się zjawić;
                       Bog stał się człekiem, chcąc go bogiem stawić.
             Ciesz że się, człecze, gdy archanioł święty
                       Przed Panną stojąc wielkim strachem zdięty
             Z nieba przynosi -- bądź już pozdrowiona --
                       Przez co jest boleść ludzka uleczona,
             Za którą litość miłości bądź tobie
                       Chwała o Boże w człowieczej osobie.

Na stichowni

             Z okręgów niebios Gabryel zawitał
                       Przez cię, Panienko, w Nazareth y witał:
             "Wesel się która wiecznego Adama
                       Porodzisz, stwórcę człeków Chrysta Pana,
             Wszech zbawiciela, coc -- bądź pozdrowiona --
                       śpiewają, Panno, czystości korona.
                                 Słysz, coro, obacz, nakłoń ucho twoje,
                                 Przepomni swoich, a ulubuj moje.
             Tak ci winszował on, poseł niebieski,
                       Gdy z górnych stąpił na ten padół ziemski.
             Wesel się, zaczniesz nieogarnionego
                       Niebem, wątrobą twoją objątego,
             Y będziesz matką jednorodzonego
                       Syna przed wieki z Ojca wynikłego.
                                 Przed twym obliczem upadną bogaci,
                                 Padną książęta, padną y żebracy.
             Spółistne słowo Ojcu przedwiecznemu
                       Dało się widzieć krajowi ziemnemu.
             Będąc te w niebie oraz y na ziemi
                       Dla swej dobroci litując nad swemi.
             Cudzą swe szatą przyodziewa bostwo,
                       Bierze w zamianę u ludzi ubostwo.
                                 Chwała bądź Ojcu y jego Synowi,
                                 Wieczna bądź chwała świętemu Duchowi.
             Zwiastuje Pannie anielskiego chóru
                       Wódz przyleciawszy z niebieskiego dworu:
             "Wesel się, matko, w czystości panieństwa,
                       Synaczka zrodzisz, nie znając małżeństwa.
             Nie trwóż się postać że taką przyjołem,
                       Twego ja Syna jestem archaniołem.
             Od węża niegdyś Ewa oszukana,
                       Ty zaś w radości czysta rodzisz Pana".

Tropar

             Mając zlecenie z niebieskiego thronu,
                       Archanioł spieszył do Jozepha domu.
             Tam się okazał przed Panienką świętą,
                       Te słowa mowiąć, cieszy dziwem zdjętą:
             "Skłanił Pan nieba, stępujący w twoje
                       Czyste wnątrzności, bostwo mieści swoje.
             Tego ja widząc z ciebie wcielonego,
                       Lękam się oddać sprawę przyścia mego.
             Bądź pozdrowiona, matko, przy panieństwie,--
                       Panną porodzisz Boga w człowieczeństwie".
                                 Potym mów trzykroć -- Panie, zmiłuj się
                                 Chwała bądź Ojcu y Psałm 50

KANON

PIEśNI 1.

             Usta moje          na cześć twoję          otworzą się,
             Duchem świętym          z nieba wziętym          napełnią się.
             Cna krolowo,          dam ci słowo          należyte,
             Też okażę          у wurażę          znamienite.
             Tryumphująć,          wykrzykując          twoje sprawy
             Matko boża,          śliczna róża          godne sławy.
                                 Bądź pozdrowiona, skarbnico radości,
                                 Twej się radować należy czystości.
             Chrystusa Pana księgą zapieczątowaną
                       Duchem świętym widząc być cię niepokalaną,
             Wielku wódz na niebiosach hufow archanielskich
                       Głośno do twoich uszej zawołał panieńskich:
             "Bądź, skarbnico radości ludzkiej, pozdrowiona,
                       Przez cię klątwa prababy zostanie zburzona".
                                 Bądź pozdrowiona, skarbnico radości,
                                 Twej się radować należy czystości.
             Adamowa naprawo, Panno uwielbiona,
                       Przepaści rozburzenie bądź uweselona,
             Niezmazany pałacu króla niebieskiego,
                       Bądź pozdrowiona, ognisty thronie wszechmocnego.
                                 Bądź pozdrowiona, skarbnico radości,
                                 Twej się radować należy czystości.
             Kwiecie wdzięczny na pozor y nie więdniejący,
                       Nigdy w swojej sliczności nie ustawający.
             Bądź pozdrowiona któraś przyjemność wydała
                       Y wdzięcznej jabłko woniej światu okazała.
             Bądź pozdrowiona, któraś piękny porodziła,
                       Zapach króla wiecznego gdyś w sobie powiła.
             Bądź pozdrowiona, Panno, spotku małżeńskiego
                       Nie znająca, zbawienie świata szerokiego.
                                 Chwała bądź Ojcu y jego Synowi,
                                 Wieczna bądź chwała świętemu Duchowi.
             Bądź pozdrowiona, Panno, skarbnica czystości,
                       Przez któraś my powstałi z naszych nieprawości.
             Bądź pozdrowiona, słodko lilio pachnąca,
                       Gospodzę wiernych wonią uweselająca.
             Tyś kadzidło pachnące przyjemnej wonności,
                       Wyśmienity olejek wysokiej drogości.

PIEśń 3.

             Na twej chwały          wiek swój cały          ogłoszenie,
             Którzy trawią,          ci twe wstawią          uwielbienie,
             O wieczności          y czystości          zdrój, fontanno!
             Tych zebranie          w twe wyznanie          utwerdź, Panno,
             Syna twego          jedynego          nas korony
             Czyń godnemi,          dostojnemi          z twej obrony <...>

PIEśń 4.

             Wszechmogący          Bog siedzący          na swym thronie,
             Na obłoku          jawno oku          w ziemnej stronie.
             Niewidziany          z czystej Panny          nam się zjawił
             Jezus wdzięczny,          Bog przedwieczny          by nas zbawił,
             Wołających,          śpiewających:          Tobie chwała
             Niechaj będzie,          Jezu, wszędzie          doskonała <...>

PIEśń 5.

             Wsze stworzenia          zadziwienia          wielkie mają,
             Gdy podobnej,          Boga godnej          chwały znają
             Być cię, Panno,          słodka manno,          toś w osobie.
             Krom cielesnych          ządz doczesnych          ludzkich w sobie.
             Ty nosiła          у powiła          bezletnego
             Syna Boga,          perło droga,          przeświętego.
             A cześć tobie          w każdej dobie          dawającym
             Pokoj dajesz,          matka stajesz          wzywającym <...>

PIEśń 6.

             Czci fest wszelkej          chwały wielkiej          odprawująć,
             którym z Boga          mądrość mnogą          uciułająć.
             Wykrzykajcie,          chwałę dajcie          Paniej mocy
             Z rąk klęskaniem          у śpiewaniem          we dnie, w nocy,
             Wiarą chwałąć,          cześć oddając          zrodzonemu
             Z tej królowej          matki nowej          Bogu swemu <...>

PIEśń 7.

             Nie służyli          (Bogiem byli          nauczeni)
             Stworzonemu          bogu złemu,          lub męczeni,
             Krom prawego          Boga swego,          więć płomienie
             Zwyciężywszy,          zdrowi bywszy          takie pienie
             Bogu dali          trzej wystali:          Niech Bog stawion
             Ojców będzie          naszych wszędzie          błogosławion! <...>

PIEśń 8.

             Trzech młodzieńców niby wieńców          niezwieęd małych,
             W piecu onym          rozpalonym          wiarą stałych,
             Słowo czyste          wiekuiste          narodzone
             Matką bożą,          śliczną różą          nam zjawione,
             W Babilonie          z onej tonie          wybawiło
             Y w płomieniu          niby w cieniu          ochłodziło.
             Tam w figurze          niby w chmurze          być się zdało.
             Teraz za się          w naszym czasie          okazało
             Rzeczą żywą          y prawdziwą          a wzruszyło
             Wszystką ziemię,          ludzkie plemie          pobudziło.
             Do śpiewania          y wołania          Pana; głoście
             Wiecznej sławy          godne sprawy          y wynoście <...>

PIEśNI 9.

             Duchem świętym          z nieba wziętym          oświecony
             Niech raduje          wyskakuje,          kto zrodzony.
             Aniołowie,          cni duchowie          niechaj grają,
             Celebrując,          fest szanując,          chwale dają.
             Bądź wsławiona,          pozdrowiona,          matko boża.
             Tyś wybrana,          ukochana          śliczna róża <...>
   

АКАФИСТ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЕ,
ВИРШАМИ ПЕРЕЛОЖЕННЫЙ В 1648 ГОДУ МНОЮ,
ПЕТРОВСКИМ-СИТНЯНОВИЧЕМ

Способ и порядок чтения его обыкновенный

             Положив на себя знамение креста святого, говори сначала:
             Ради молитв пречистой твоей Матери и всех святых,
             Господи Иисусе Христе, Сын Божий, смилуйся над нами.           Аминь.
             Слава тебе, Боже наш. Слава тебе.
             "Царю небесный" ч<итай>. "Святый Боже" ч<итай>.
             "Пресвятая Троица" ч<итай>. "Отче наш" ч<итай>.

Тропари

             Смилуйся, Господи, смилуйся над нами,
             Ибо, кроме тебя, нет никакой у нас защиты,
             Ибо тебе молитвы как Господу своему
             Приносим, грешные, владыке всесильному.
             Смилуйся, Господи, смилуйся над нами,
             Ибо, кроме тебя, нет никакой у нас защиты.
                       "Слава Отцу и Сыну и (святому) Духу" ч<итай>.
             Смилуйся, Господи, ибо на тебя уповаем,
             Надежды наши на тебя полагаем.
             Отведи гнев от нас во время своей суровости
             И не поминай наше беззаконие,
             Но воззри на нас, яко милостивый.
             Вызволь из злых рук, яко милосердный,
             Ибо ты есть Бог наш, мы себя твоими считаем,
             Твоих рук творение, имя твое призываем.
                       "Ныне и присно, и во веки веков. Аминь".
             Дверь милосердия открой нам, Девица,
             Да не погибнем мы, о Богородица,
             В тебе надежды имеющие,
             Да избавление от гнета узнаем
             Благодаря тебе, Дева, ибо ты есть спасение
             Верным и тобою дано искупление.
             Потом "Придем поклонимся" ч<итай> и Псалом 142
             "Выслушай, вечный Боже, просьбу мою
             И преклони ко мне святые уши твои" -- ч<итай>
                                                                         (по Кохановскому)1

Стихиры

             Совет превечный открывая тебе,
             Гавриил архангел, в светлых одеждах
             Став пред тобою, изрек: здравствуй,
             Чистая Дево, радуйся!
             Здравствуй, земля непаханная
             И никогда никакими семенами незасеянная!
             Здравствуй, купино неопалимая,
             Огнем божьей любви кругом окруженная.
             Здравствуй, вод морских глубино,
             Мосте к небесам и райская лестнице,
             Что Иаков видел. Дева пред всеми девами,
             Божий сосуд, полный сладкой манны,
             Здравствуй, разрешение клятвы
             И Адамово к милости воззвание.
             Тебе всегда радоваться надо,
             Ибо с тобой живет Господь земли и неба.
   
             "Являешися мне ныне как человек земной,--
             Из уст своих глас сей издала нежный
             Чистая Дева к архангелу,
             Небесных ратей сильному стратегу,--
             Превосходят человечью природу те вещи,
             О которых ты вещаешь, оттого я изумляюсь.
             Со мною быть вместе, говоришь, Богу,
             От каковых слов странная объяла меня тревога.
             Сказал ты, что сам Бог низойдет с высоты
             И в мою девственную вместится утробу.
             Скажи мне, каким образом это случится,
             Как смогу быть я пространным селом
             Бога вечного, Бога всемогущего,
             Мощь херувимов превосходящего?
             Не обманывай, моя непорочность тверда,
             Наслаждения никогда я плотского не знала,
             Браку также не причастна, праздна от соития.
             Оставь твою беседу со мною.
             Как же в девстве дитя родить смогу я?!
             Непорочности моей тем чинишь ты тревогу".
   
             "Бог когда кого-либо возлюбит,
             Там природы закон отступает.
             В предвечном совете это решено,
             Сверх естества чина может быть учинено,--
             Сказал Деве из небесного чертога
             Посланный посланник, будучи полон страха,--
             Пресвятая Дево непорочная,
             Пусть моя речь не будет подозрительна.
             Прими же, пречистая, в святые уши твои
             И верь, что правдивы слова мои".
             И она с верой такой глас подала:
             "Да будет Всевышнему вечная слава!
             Да станется со мною по твоим словам!
             Село Богу во мне уготовано,
             Да буду матерью Богу всемогущему,
             За тело божество нам дарующему,
             Дабы вознес человека, во грехе падшего,
             Покорным нисхождением к первому достоянию".
                       "Слава Отцу и его Сыну,
                       Вечная слава Святому Духу".
             Таинство ныне нам открылось:
             Сын Божий сыном Девы объявился,
             Берет в исправление человеческое убожество,
             Давая взамен свое божественное благообразие.
             Обманулся Адам, когда богом хотел явиться;
             Бог стал человеком, желая его богом поставить.
             Радуйся же, человече, когда архангел святой,
             Пред Девою стоя, страхом великим объятый,
             С неба приносит: "Здравствуй!",
             От чего скорбь людская исцелена,
             За кое милосердие любви да будет тебе
             Хвала, о Боже в образе человеческом.

На стиховни (стихиры)

             С небесных кругов Гавриил пожаловал
             В Назарет из-за тебя, Девица, и приветствовал:
             "Радуйся ты, которая вечного Адама
             Породит, творца людей, Христа Господа,
             Спасителя всех, которые тебе -- радуйся! --
             Поют, Дева, чистоты корона".
                       "Услыши, Дщерь, воззри, преклони ухо твое,
                       Позабудь своих, но возлюби мое" --
             Так тебя приветствовал он -- посол небесный,
             Когда сошел с высот в сию юдоль земную:
             "Радуйся, зачнешь необъятного
             Небом, утробой же твоей объятого,
             И будешь матерью единородного
             Сына, предвечно от Отца происшедшего".
                       "Пред твоим ликом падут богатые,
                       Падут князья, падут и нищие".
             Слово, соприсносущное предвечному Отцу,
             Зримо предстало миру земному,
             Пребывая в небе и одновременно на земле,
             По своей доброй воле смиловавшись над нами.
             Чужой одеждой свое прикрывает божество,
             Берет у людей взамен их убожество.
                       "Слава Отцу и его Сыну.
                       Вечная слава Святому Духу".
             Возвещает Деве ангельского хора
             Вождь, прилетевший с небесного двора:
             "Радуйся, матерь, в чистоте девичества
             Сыночка родишь ты, не зная супружества.
             Не бойся, что такой образ я принял,
             Твоего Сына я есть Архангел.
             Змием некогда Ева была обманута,
             Ты же в радости, непорочная, родишь Господа".

Тропарь

             Получив поручение от небесного трона,
             Архангел спешит к дому Иосифа.
             Там он является пред Девой святой,
             Сии слова изрекая, радует чудом объятую:
             "Приклонил Господь небеса, схождением в твою
             Чистую утробу божество свое вмещает.
             Его же видя в тебя воплощенного,
             Страшусь я дать отчет о цели пришествия моего:
             Радуйся же, матерь, сохранившая девственность,--
             Девой породишь ты Бога в человеческом обличье".
                       Потом скажи трижды: "Господи, помилуй",
                       "Слава Отцу" и Псалом 50.

КАНОН

ПЕСНЬ 1 (ИРМОС)

             Уста мои          в честь твою          отверзаются,
             Духом святым,          с неба взятым          наполняются.
             Славная Царица,          дам тебе слово          надлежащее,
             Также покажу          и изъявлю          знатно,
             Торжествуя,          возвещая          твои деяния,
             Матерь Божья,          прекрасная роза,          достойная славы.
                       "Радуйся, радости сокровищница,
                       Радоваться надлежит твоей непорочности".
             Христа Господа книгу, запечатленную2
             Духом святым, видя -- тебя, непорочную,
             Великий вождь небесных ратей архангельских
             Громко вопиил в твои уши девичьи:
             "Радуйся, радости человеческой сокровищница,
             Тобою клятва прабабки 3 разрешится".
                       "Радуйся, радости сокровищница,
                       Радоваться надлежит твоей непорочности".
             Адамово исправление, Дева обоготворяемая,
             Адской бездны разорение, радуйся!
             Незамаранный дворец царя небесного,
             Радуйся, огненный престол всемогущего.
                       "Радуйся, радости сокровищница,
                       Радоваться надлежит твоей непорочности".
             Цветок прекрасный с виду и неувядаемый,
             Никогда свое пригожество не теряющий,
             Радуйся, которая радость принесла
             И приятного благоухания яблоко миру показала.
             Радуйся, которая прекрасный породила
             Запах царя вечного, когда в себе его произвела.
             Радуйся, Дева, соединения супружеского
             Не знающая, спасение мира широкого.
                       "Слава Отцу и его Сыну.
                       Вечная слава Святому Духу".
             Радуйся, Дева, чистоты сокровищница,
             Благодаря которой мы восстали от наших беззаконий.
             Радуйся, сладкая лилия благоухающая,
             Верных жилище благоуханием радующая.
             Ты -- кадило, пахнущее приятными благовониями,
             Превосходное благовонное масло драгоценное.

ПЕСНЬ 3 (ИРМОС)

             На твоей хвалы          провозглашение          век свой целый
             Кто отводит,          те тебе возносят          надлежащее восхваление,
             О, вечности           и чистоты          источник, фонтан!
             Этих собрание          в твоем исповедании утверди, Дево,
             Сына твоего          единственного          нас короны
             Сделай достойными, причастными          при твоем заступничестве <...>

ПЕСНЬ 4 (ИРМОС)

             Всемогущий          Бог, восседающий           на своем престоле
             На облаке,          видна его оку          земная сторона.
             Невидимый          из чистой Девы          нам явился
             Иисус милый,          Бог предвечный,           дабы спасти нас,
             Возглашающих,          воспевающих:          Тебе слава
             Да будет,           Иисус, повсюду          Совершенна <...>

ПЕСНЬ 5 (ИРМОС)

             Все твари          великое изумление          испытывают,
             Когда подобную,           Бога достойную           славу познают
             В твоей, Дево,          сладкая манна,          особе.
             Вместо телесных           страстей временных           людских, в себе
             Ты носила          и родила           пребезначального
             Сына-Бога,           жемчужина дорогая,          пресвятая.
             И честь тебе          во всякую пору          воздающим
             Мир даруешь,          матерью становишься для взывающих <...>

ПЕСНЬ 6 (ИРМОС)

             Празднество чести всяческой,          славы великой          справляя,
             Которым от Бога          мудрость многую собирая,
             Возглашайте,          хвалу возносите           Девы силе
             Рук плесканием          и воспеванием           днем и ночью.
             Веру славя,          честь воздавая          рожденному
             Сей Царицей,          матерью новой,          Богу своему <...>

ПЕСНЬ 7 (ИРМОС)

             Не послужили          (Богом были           научены)
             Сотворенному          богу злому --          хоть и муки претерпели --
             Вместо истинного          Бога своего;          и так огонь
             Преодолев,           здравыми пребывая, такое пение
             Богу воздали           трое очищенных 4:          "Да будет сущий Бог
             Отцов           наших всюду           благословен" <...>

ПЕСНЬ 8 (ИРМОС)

             Трех отроков,          подобных венцам          неувядающим, малых
             В той печи           раскаленной,           верой крепких,
             Слово чистое           вековечное,          рожденное
             Матерью Божьей,           прекрасной розой          нам явленное,
             В Вавилоне          из этой пропасти           спасло
             И в пламени,           будто в тени,          дало прохладу.
             Там в облике,          будто в облаке,          оно привиделось.
             Теперь же,           в наше время,          оно явилось
             Живым           и правдивым          и потрясло
             Всю землю,          людской род          пробудило
             К воспеванию           и призыванию           Господа; провозглашайте
             Вечной славы          достойные деяния           и восхваляйте <...>

ПЕСНЬ 9 (ИРМОС)

             Духом святым,,           с неба взятым,           просвещенный
             Пусть радуется,          прыгает          всяк рожденный.
             Ангелы,          славные духи           пусть играют
             Отмечая,           праздник почитая,           хвалы воздают.
             Будь восславлена,          благословенна,          Матерь Божья,
             Ты избранная,          возлюбленная,           прекрасная роза <...>
   

PIOSNKA O śMIERCI

             śliczne stworzenie w podobieństwo Boga,
             Przecześ bezpieczne, acz ci zewsząd trwoga --
             Ogień у ziemia, woda у powietrze --
                                 w kożdy czas ze trze.
             Dufasz młodości niby ślicznej wodzie,
             Spojrzy na drzewa у kwiaty w ogrodzie,
             Jak że siekiera z bystroostrą kosą
                                 z korzenia niosą.
             Cedr у dąb rosły z małą rostem trawą
             Równą czasowi zostają potrawą.
             Tej chybość, onych twardość nie zasłoni,
                                 wszystko czas łomi.
             Ty czemu dufasz у komu bezpiecznie,
             Wiedź że potrzeba umrzeć ci koniecznie.
             Dług to niezbyty, byś у z Bogiem chodził,
                                 z królów się rodził.
             Wiesz, przydzie Enoch z rajskich obfitości,
             Aby zapłacił ten dług śmiertelności:
             Z królów zaś który, ba ze wszystkich ludzi
                                 ztąd się wyłudzi.
             Zdymie koroną, z majestatu zsadzi,
             Wydrze śmierć berło, do grobu sprowadzi.
             Na trzech tam łokciach musi przestać ziemie
                                 królewskie plemie.
             Coź nad żebraka więcej otrzymacie,
             Którzy krolestwy y światem władacie,
             W też ziemie pójdziesz, ten że robak w ciele
                                 przeniknie śmiele.
             A nad to spraw się jeśli: panowałeś
             Królestwem wiernie, które w rządzie miałeś,
             Toż po zasłudze odda się zapłata
                                 na wieczne lata.
             Xiążeee, mitry, infuły, biskupie,
             Hetmańskie znaki śmierć złoży na kupie,
             Trudno rozeznać będzie kość od kości,
                                 ale nie złości.
             Bo kożdy brzemie tam poniesie swoje.
             Ach, skryte, Boże, skryte sądy twoje.
             Tam myśli, słowa y wszelakie prace
                                 wezmą swą płacę.
             Mężny kawaler, odważni hercerze
             Ostąpią placu y sławni żołnerze,
             Gdzie się zawinie krwie nie nasycona
                                 zła Amazona.
             Pancerz, pałasze, oręże za łupy,
             Zabierze nad to y bezduszne trupy,
             A dusze Bog wie do jakiej opieki
                                 pójdą na wieki.
             Kto krasomowską szczycisz się wymową,
             Lubo naukę umiesz Platonową,
             Nie ci na pomoc słodka będzie mowa
                                 y mądre słowa.
             Chytry lekarzu, co inych curujesz
             Zdrowie, a swojej choroby nie czujesz? --
             Już codzień kroczy śmierć obok przy tobie,
                                 poradź ze sobie.
             Architectonie, co, ludziom pałace
             Budując, ronisz pot obfity z prace? --
             Pomni na siebie, a grob dla swych kości
                                 buduj w prętkości.
             Muzy z Parnassu у wdzięczne Kameny,
             Przepiszcie uczniom swy żałosne threny,
             By pomniąć na śmierć w swych pisaniech byli,
                                 Bogu służyli.
             Zbytni bogaczu, co masz powierzone
             W szacunek złota skarby niezmierzone,--
             Umrzesz a wszystko zostawisz po sobie,
                                 gdy będziesz w grobie.
             Musisz dać jednek liczbą ze wszystkiego,
             Jeśli używał dobrze skarbu tego,
             A jeśli zdrożnie z bogactwem koniecznie,
                                 być w ogniu wiecznie.
             Kożdy człowiecze, jakoś kolwiek żyjesz,
             Pomni, że umrzesz lubo jesz, lub pijesz.
             Niedługo szczęście rozkoszy przewlecze,
                                 wkrótce uciecze.
             Dzień za dzień płynie, jako w rzece woda,
             Nienagrodzona wierz mi już to szkoda:
             Jutro nie pewnie у dziś do wieczora
                                 nie twoje zgoła.
             żyj Bogu teraz, póki czas nie minie,
             Tak dusza z ciałem do portu przypłynie,
             Którym jest niebo, tam będziesz bezpiecznie
                                 spoczywać wiecznie.
             Daj że nam Xpiste poznać świata zdrady,
             A twojej zdrowej usłuchawszy rady,
             Pogardzie światem tobie usługować,
                                 w niebie królować.
                                 Amen.
   

ПЕСЕНКА О СМЕРТИ

             Прекрасное творение по образу и подобию Бога,
             Ты ведь -- беспечно, хотя тебе отовсюду тревога --
             Огонь и земля, вода и воздух --
                                           постоянно терзает.
             Ты веришь молодости, будто красивой воде,
             Взгляни же на деревья и цветы в саду,
             Как их топор с быстроострой косой
                                           под корень секут.
             Кедр и дуб рослый с малорослой травою
             Одинаково становятся времени едою.
             Гибкость ее, твердость их не спасет,
                                           всех время сломит.
             Чему ты веришь и кому беспечно? --
             Знай же, предстоит тебе умереть непременно,
             Долг то неизбывный, хотя бы и с Богом ты ходил
                                           или от королей родился.
             Знаешь, придет Енох 1 из райских кущей,
             Чтобы заплатили тот долг смертный:
             Из королей ли кто происходит или из простых людей,
                                           с этого света всяк выманится.
             Снимет короны, с престола ссадит,
             Вырвет скипетр смерть, в гроб сведет.
             На три локтя уходит в нем в землю
                                           королевский род.
             Что ж более, чем нищие, получите вы,
             Которые королевствами и миром владеете:
             В ту же землю пойдешь, тот же червь в тело
                                           вопьется смело.
             А посему прояви себя: если правил
             Ты верно королевством, которое во власти имел,
             То по заслугам воздастся награда
                                           на вечные времена.
             Княжеские митры, символы святости, епископские,
             Гетманские знаки смерть складывает в кучу:
             Трудно отличить будет кость от кости,
                                           но -- не злости,
             Ибо каждый там свое понесет бремя.
             Ах, сокрыт, Боже, сокрыт суд твой:
             Там мысли, слова и все дела
                                           получат надлежащую награду.
             Мужественный кавалер, отважные наездники
             Заполнят площадь и славные солдаты,
             Где закружится кровью несытая
                                           злая Амазонка.
             Латы, палаши 2, трофейное оружие
             Она заберет, сверх того и -- бездушные трупы.
             А души, Бог знает, под какую опеку
                                           пойдут на веки.
             Кто красноречием своим гордится
             Или наукой владеет Платона,
             Не поможет тому ни сладкая речь,
                                           ни мудрые слова.
             Хитрый лекарь, что других врачуешь --
             Здоровье, а своей болезни не чуешь? --
             Уж ежедневно смерть с тобою рядом,
                                           помоги же себе.
             Архитектор, что, людям дворцы
             Строя, роняешь пот обильный от такой работы?
             Вспомни о себе и гроб для своих костей
                                           строй скорей.
             Музы с Парнаса и милые Камены 3,
             Перепишите ученикам свои горестные плачи,
             Чтобы в своих писаниях они о смерти помнили
                                           и Богу бы служили.
             Богач роскошный, сколько имеешь оцененных
             В золоте сокровищ несметных,--
             Умрешь и все после себя оставишь,
                                           когда в гроб ляжешь.
             Должен будешь однако отчитаться за все,
             Хорошо ли ты употреблял это богатство,
             А если недостойно, тогда с богатством непременно
                                           быть тебе в огне вечном.
             Всякий человек, как бы ты не жил,
             Помни, что умрешь -- ешь ты или пьешь:
             Недолго счастье наслаждений продлится,
                                           оно быстро исчезает.
             День за днем плывет, как в реке вода,
             Не восполнить, поверь мне, этот убыток:
             Завтра ненадежно, и сегодня до вечера --
                                           не твои совсем.
             Живи с Богом теперь, пока час не пробьет,
             Когда душа твоя с телом в порт приплывет,
             Который есть небо, там будешь беззаботно
                                           покоиться вечно.
             Дай же нам, Христос, познать мира измены
             И, твоего здравого послушав совета,
             Пренебречь миром, тебе служить,
                                           в небе царствовать.
                                           Аминь.
   

NAGROBEK (PLASKOWICKIEMU)

                                           1
   
             Tu Jerzy Plaskowicki złożył swoje kości.
             Prosi, westchni zań k Bogu, modląc o litości.
             Zabit od rozbójników, zmartwychwstania czeka,
             Ach, nie mija śmierć sroga żadnego człowieka.
   
                                           2
   
             Jerzy Plaskowicki tu jest pogrzebiony,
             Zabity rozbojem szlachcic urodzony,
             Prosi was o modły o zbawienie duszę,
             Mowiąć: żyjcie zdrowi, ja gnić w grobie muszę.
   
                                           3
   
             Rodem, sławą, postawą dobrze znamienity
             Przez rozboj od śmiertelnej kosy jest pożyty
             Heorhi Plaskowicki położon w tym grobie,
             Módl Boga za niego, a o grobie myśl sobie.
   
                                           4
   
             Kto nie rodzon, nie umrze, a jam jest zabity,
             Heorhi Plaskowicki szlachcyc rodowity,
             Tu ciałem leżę, duszą żądam być w niebie,
             Proszę, módl za mię, a ja czekam k sobie ciebie.
   
                                           5
   
             Któs kolwiek, jakiś kolwiek śmierć zawsze przy tobie,
             Mnie rozbojem złożyła co w tym leżę grobie,
             Heorhi Plaskowicki byłem nazreczony,
             Dziś proch, ziemia, módl za mię, abym był zbawiony.
   
                                           6
   
             Gdzie krzyż stoi, ja ległem, rozbojem zabity,
             Heorhi Plaskowicki, człowiek jako y ty.
             Samodziewiąt z kapłanem uczyń ty ofiarę,
             Módl za mię Boga, a sam pomni śmierci marę.
   
                                           7
   
             Ośm owieczek z pasterzem tu rozboj pokonał,
             Heorhi Płaskowicki pierszy z nich tu skonał.
             Mówcie: Panie, zmiłuj się nad onych duszami,
             A nagrob nieuchronny pamuętijcie sami.
   
                                           8
   
             Stań, kto bieżysz, przeczytaj przecz krzyż postawiony:
             Heorhi Płaskowicki rozbojem uśpiony.
             Samodziewiąt z kapłanem módl Boga za niego,
             A pamiętuj na koniec żywota twojego!
   

НАДГРОБНАЯ НАДПИСЬ

   
                                           1
   
             Здесь Ежи Пласковицкий 1 сложил свои кости,
             Просит, вздохни за него к Богу, моля о милости.
             Убит разбойниками, воскресения ждет,
             Ах, не минует жестокая смерть ни одного человека.
   
                                           2
   
             Ежи Пласковицкий здесь погребен,
             Разбойнически убит, шляхтичем урожденный,
             Просит вас молиться о спасении души,
             Говоря: живите здравы, я ж должен гнить в гробе.
   
                                           3
   
             Родом, славой, положением хорошо известный,
             Разбоем под смертную косу причтен.
             Георгий Пласковицкий положен в том гробе,
             Моли Бога за него, а о гробе думай своем.
   
                                           4
   
             Кто не рожден, не умрет, а я убит,
             Георгий Пласковицкий, шляхтич родовитый,
             Здесь телом лежу, душой жажду быть в небе,
             Прошу, молись за меня, а я буду ждать тебя к себе.
   
                                           5
   
             Кто бы ты ни был, смерть всегда при тебе.
             Меня, который лежит в сем гробе, свалила она разбоем.
             Георгием Пласковицким был я наречен,
             Ныне же -- прах, земля, молись за меня, дабы был я спасен.
   
                                           6
   
             Где крест стоит, я лег, разбойнически убитый.
             Георгий Пласковицкий, человек, как и ты.
             Сам-девят с иереем сотвори ты приношение,
             Моли за меня Бога, а сам помни о призраке смертном.
   
                                           7
   
             Восемь овечек с пастухом здесь разбой осилил,
             Георгий Пласковицкий первым из них скончался.
             Скажите: "Господи, смилуйся над их душами!"
             А о гробе неизбежном помните сами.
   
                                           8
   
             Стань, кто бежит, прочитай, почему крест поставлен:
             "Георгий Пласковицкий, от разбоя усопший",--
             Сам-девят с иереем моли Бога за него
             И памятуй о конце жизни твоей.
   

NAGROBEK KAZNODZIEJI

                                           1
   
             Z ambony słuchaczom niedawno wołałem,
             Ze człowiek jest robak, rzeczą sam doznałem,
             Robakiem stałem się sprośnym w ciemnym grobie,
             Kto czytacz, tym będziesz, opowiadam tobie.
             Milcząc usty, ale wszystkie ciało woła,
             Ze człowiek jest robak у gnój sprośny zgoła.
             Nie wierzysz? W grob wejzrzy а у wspoznaj siebie,
             A za mną módl Boga, abym był na niebie.
   
                                           2
   
             Z człowieka robak, niemek z kaznodzieję,
             Nie z ambon woła, z groba, gdzie truchleję.
             Rzeczą mię usty milcząc obwoływa,
             Ze pospolicie z człeka robak bywa.
             Jużem ja tako rzkąć: toż będzie tobie,
             Gdy, czytelniko, złożon będziesz w grobie.
             Spomoż mię modły, drudzy cię wspomogą,
             Byś w niebo trafił tą śmiertelną drogą.
   
                                           3
   
             Ja leżę, który na ambonie stałem
             Wczora, у na śmierć dużo narzekałem.
             Grzeszyłem, bo nie tak ona surowa,
             Jako więc lata między ludźmi mowa.
             Prawda że morzy, lecz ciało -- nie duszę,
             Ożywia raczej przyznać jej to muszę.
             Do Boga ducha szle, a nędzne ciało
             Gnoi, by na się nieśmiertelność wziało.
             Nie boj się onej, grzechu uwaruj się,
             Jako na gody do grobu gotuj się:
             On kończy biedy, nędzę у kłopoty,
             śmierć jest początkiem place wszelkiej cnoty.
             A mnie za radę wspomogaj modlitwą,
             By drudzy duszę równie wsparli у twą.
   

ЭПИТАФИЯ ПРОПОВЕДНИКУ

                                           1
   
             С амвона 1 слушателям недавно я возглашал,
             Что человек есть червь, я это на себе познал --
             Червем я стал мерзким в темном гробе.
             Кто сие читает, тот сам таким будет, говорю тебе:
             Молчат уста, но все тело вопиет,
             Что человек есть червь и гной совсем мерзкий.
             Не веришь? -- В гроб воззри и узнай себя,
             А за меня моли Бога, дабы я был на небе.
   
                                           2
   
             Из человека -- червь, немой из проповедника получается,--
             Не с амвона уж он возглашает -- из гроба, в котором гниет:
             Мои уста молча провозглашают,
             Что обычно из человека червь получается.
             Я уж об этом говорил, то же и тебе будет,
             Читатель, когда в гроб тебя положат.
             Помоги мне молитвами, другие тебе помогут,
             Чтоб неба достиг ты этим путем смерти.
   
                                           3
   
             Я здесь лежу, который на амвоне стоял
             Вчера и на смерть очень сетовал.
             Грешил я, ибо не так она сурова,
             Как о ней обычно люди говорят:
             Правда, что морит, но -- тело, а не душу,
             Которую она скорее оживляет, признать это я должен.
             К Богу душу отсылает, а убогое тело
             Гноит, чтобы бессмертие оно получило.
             Не бойся ее,-- греха остерегайся,
             Как к празднику, к смертному гробу готовься,
             Он бедам, нищете и беспокойствам конец положит.
             Смерть есть начало награды всякой добродетели.
             А мне за совет помогай молитвой,
             Чтоб другие также поддержали и твою душу.
   

EPITAPHIUM

             Kto to bieży?
                       widz że leży
             W tym tu grobie
                       równy tobie,
             W swej osobie
                       człowiek godny,
             Wielkorodny
                       dla mądrości,
             Pobożności
                       wszem w jakości.
             Robak toczy
                       jego oczy,
             We wszem ciele
                       ciołga śmiele.
             Ach, ich wiele!
                       śmierci goniec
             Taki koniec
                       wszem gotuje,
             Na cie knuje,
                       już wartuje.
             Upewnia cie,
                       miły bracie,
             Grob moj mały,
                       w który strzały,
             Jej mie wgnały.
                       żyj ostrożnie
             Y nabożnie
                       niezawodnie.
             Choć siego dnia
                       w niebo wschodnie
             Wij się mało:
                       gnije ciało,
             Dusza ale
                       idzie wcale
             K boskiej chwale.
                       Temu za mię
             Krzyża znamię
                       uczyń, za to
             Będzieć płata --
                       wieczne lato.
   

ЭПИТАФИЯ

             Кто это бежит? --
             Видь, что лежит
             В этом гробе
             Равный тебе
             По своей особе
             Человек достойный,
             Высокородный --
             Для мудрости,
             Набожности
             По всем качествам.
             Червяк точит
             Его очи,
             По всему телу
             Ползает смело.
             Ах, их много!
             Смерти гонец
             Такой конец
             Всем готовит,
             Под тебя подкапывается,
             Уже на страже.
             Уверяет тебя,
             Милый брат,
             Гроб мой малый,
             В который стрелы
             Ее меня вогнали:
             Живи осторожно
             И набожно
             Непременно.
             Хоть сегодня
             На небо восточное
             Возносись понемногу:
             Гниет тело,
             Душа, однако,
             Идет целая
             К божьей славе.
             Потому за меня
             Креста знамение
             Сотвори, за это
             Будет тебе награда --
             Вечныя лета.
   

WZGARDA GODNO 47;CI Y CZCI PRAGNIENIE

             Za dawnych czasów, gdy drzewa mawiały,
             A rządcę sobie żadnego nie miały,
             Zgodną na nową sejm ustanowiły,
             Gdzie wszech rodzajów drzewa się skupiły,
             Radząc o dobrym pospolitym z sobą,
             By mogli króla wżdy obrać nad sobą,
             Który by one sądził y sprawował,
             A nieprzyjaciół najazdy hamował.
             Po długich radach zgodę uczyniły,
             Aby oliwę na państwo wsadziły,
             Do której poszły rodem najprzednejsze,
             Barwą, owocem najużytecznejsze.
             Rzekły z pokorą, odprawująć swoje
             Poselstwo: Prosim, nakłoń uszy twoje,
             Szlachetno drzewo, drzewo miłe bogom,
             Twoim schylamy czoło nasze nogom.
             Zawszeż zielone, owoc twój przemnogi,
             Wonność twa wdzięczna y olej dość błogi:
             Pokoju znamię ty jesteś świętego,
             Królem się obrać żądamy dla tego,
             Zgodny jest konsens, wszyscy cię żądamy,
             Chciej przyjąć berło, rządz wszemi drzewami.
             Na co oliwa te wyrzekła słowa:
             Dobra, no dziwna jest nam wasza mowa.
             Dobra rzecz wprawdzie sprawować inemi,
             Lecz kto udolny siłami swojemi.
             Dziwna mi przeto, iże słabość moją
             Wielmożność wasza na rząd taki stroją.
             Wiek moj zielony y wzrost nie potemu,
             A nad to rodzę tłustość światu wszemu,
             Bogu у ludziom dziwie pożyteczną,
             A mogęż wżdy ja tak być niestateczną,
             Bym opuściwsze wygody takowe
             Miała się kazać na honory nowe.
             Proszę łask waszych: misja niewymowna,
             Zgoda ciężarom tak wielkim nierówna.
             A żeście tak mię uczcić pozwoliły,
             Gotowań wdzięczyć póki stanie siły.
             Z żalem posłowie nazad powrócili
             Y relacją w sejmie uczynili.
             Wszystko nie miło, że pan znamienity
             Na rząd kroliewski nie chciał być użyty.
             Więc nowe usta porządnie wydają,
             Wszystkie na drzewo figowie zgadzają;
             Szlą inne posły mądre, krasomowne,
             Funktii takiej drzewa we wsze równe,
             Które stanowszy przed compektom jego,
             Oddały sprawy przybycia swojego.
             Mądrych głów słowa nie proste tam były,
             Ludzkie dowcipy pewnie by pociły.
             Proźba pokorna, ofiary dość wiele,
             Kożdy się poseł u nog jego ściele,
             Sceptr by przyjęło, ale y tu mało
             Wtóre poselstwo u figi wskurało,
             Во y figowie drzewo odpawiada:
             Ja wszystkim drzewom usłużyć by rada,
             Królem być nie mnie: dość się ja kłopocę,
             By sładki mogła swe rodzić owoce.
             Tych ja wdzięczności nigdy nie opuszczę
             Za rząd królewski nad lasy y puszczy.
             A drzewom wszystkim Pospolitej Rzeczy
             Chęć tę zawdzięczać będzie mi na pieczy.
             W tym panów posłów hojnie kontentuje,
             Owoców kosze swoich im daruje.
             Mileś im dary, lecz że nie sprawili,
             Smętni do rady sejmu powrócili.
             Oddali sprawy lecz wszystko nie miło,
             Ze wtóre próżne posłowanie było.
             Już się na trzecie radą zgromadzają,
             Kogo wżdy królem prosić sobie mają:
             Wiele się nam drzew znajdowało godnych,
             Lecz mało, na nich wzorów było zgodnych.
             Winna macica przodek otrzymała,
             Na niej się wszystkich zgoda zawiązała.
             Do niej poselstwo zacne wyprawują,
             Koronę, berło mile ofiarują;
             Wierność poddaństwa deklarują przy tym,
             By królem była drzewom znamienitym.
             Lecz darmo trzecie już poselstwo było,
             Bo się у winno drzewo wymówiło:
             Rodzę,-- rzkąć,-- grona, słodką krwią płynące,
             Boga у ludzi mile wieselące,
             Które zaś mogę pouścić dla tego,
             Bym się ujęła rządu królewskiego.
             Wolę w płodności być błogosławioną,
             Niżli królewskim wieńcem ozdobioną.
             Niech że mię, proszę, za wymowną mają
             Szlachetne drzewa, które cześć mi dają,
             Wdzięcznam ich łaski, wdzięczyć obiecuję,
             Rządu nad siły moje rokoszuję.
             Za tym posłowie hojnie traktowani,
             Winem у gronmi ukontentowani;
             Weseli winem, odpowiedzią smutni,
             By co straciwszy, powrocą niechutni.
             Przynieśli na sejm respons wszem nie miły,
             że trzecie posły namniej nie sprawiły.
             Coż się uczynim, w żalu się radziły,
             A w tym do rhamna {От лат. "rhamnus".} hurniem się puściły,
             Który jest ostrym cierniem otoczony,
             Z owocu kształtem zgoła obnażony;
             Rodzaj nikczemny у nieużyteczny,
             Przystęp do niego nie bywa bezpieczny.
             Do tego wszystkie drzewa zawołały:
             Króluj nad nami, rhamnie opuściały!
             Ale zuchwale drzewom odpowiada:
             Jeśli mię wasza królem bierze rada,
             Prawdziwie, przydzież w cienie wdzięcznie moje
             Na odpoczynek, chiląć karki swoje.
             Jesliż nie chciecie, niech z rhamu wypadnie
             Ogień у pozrze cedr liwański snadnie.
             O zła godności drzewa nikczemnego,
             Takeś pierzchliwa do słowa srogiego!
             Co zwady czynisz drzewom nie w pożytek,
             A na zniszczenie, ogniem palisz wszystek?
             Tak iście na tym opłakanym świecie,
             Czci pragnie którzy, jego zawźdy miejcie.
             Godniem od wszystkich biesiad odpędzienia,
             Ba у czci za złość wszelkiej odsądzienia.
             Przeciwny sposób ludzi jest statecznych,
             Jako oliwa światu użytecznych;
             Jak mogą, tacy honorów biegają,
             Acz ich godności same upuszczają;
             Zamkniona wrota takich przed godnością,
             Nie otworzą się żadną wymyślnością.
             Wiedzą, że jak dym im się wyszej wzbira
             Wyniszczon bywa, tak у godność mira.
             Albo jak bąbel im się większy nadmnie
             Tym przędzej ginę, tak у godność snadnie.
             Kto cnót owocem drzewu figowemu
             Zrównać się może ze wszech nasłodszemu,
             Y ten obiega urzędów wysokich,
             Nie szerzy w uczcie szat skrzydeł szerokich,
             Nie trwa o pierwszość miejsca w posiedzieniu,
             Niechce być zwany doktór w nauczeniu,
             Za nic ma tytuł, fraszką praelatury,
             Nie trwa o mitrę, o innestitury;
             Spokojny kącik jemu za raj stoi,
             W którym upadku namniej się nie boi:
             Na drzewa małe pioruny nie biją,
             Ani też wiatry szturmem nań nie wiją.
             Największe łatwej łamanie bywają,
             Ba y z korzenia snadnie wywracają.
             Lekkie pioreczka pod niebo wzniesione,--
             Tak szczęście kogo pod niebo wyniesie,
             W momiencie na dół bywają strącone,
             Prętko o skałę upadku stłucze sie!
             Kto tedy mądry honorow nie goni,
             Owszem wszelako od onych nie stroni
             Przykładem figi, która odmówiła,
             Gdy na królestwo uproszana była.
             Kto też macicy winnej jest podobny,
             Boskiej mądrości w sercu gronorodny,
             Ktorego usta mądrość wylewają,
             Jako się grona z siebie moszcz wydają;
             Nie zechce taki swej niechać słodkości,
             By dla najwyższych urzędów godności,
             Bo wszelkie skarby z nią próżne równości,
             Nizsze są nieba od prawdy mądrości.
             Mądrość bezpieczna, przyjemna, wesoła,
             Wszelakie dobra jej hołdują zgoła.
             Stolce zaś wielkie -- przykre, niebezpieczne,
             Polne bojazni, trosk у niestateczne.
             Mądry Solomon aby to objawił,
             Lwami majestat zewsząd swój ostawił,
             Jak by też mówiąc: kto się lwów nie lęka,
             Tego do sceptru ledwie zgodna ręka.
             Nie rychło przeto na majestat siędzie,
             Kto sprawiedliwy, mądrości nabędzie.
             Rad jest wymawie, czasem się okupi
             Od wielkich rządów, kto prawie nie głupi.
             Ten tylko chciwie karze się godności,
             Kto jest podobny rhamna nikezemności.
             Podły rodzajem, podlejszy złościami,
             Mierziony Bogu niecnot swych ościami;
             Nieużyteczny bogu у światowi
             Na rządy wielkie kazać się gotowy,
             Których nabywszy, ach, jak niestateczny
             Tyran, wydzierca, bezbożnik wszeteczny.
             Trudno przystąpić dla pychy srogości,
             Jako dla rhamna dla kolących ości.
             A co poddanych za pożytek z niego? --
             Strach, bojazń, rany od tyrana złego.
             Zapomni Boga, o sławę nie stoi,
             Na niebo pluje, piekła się nie boi;
             Nizszy poddane prawa odejmuje,
             Łamie wolności, co chce, to sprawuje.
             Za nic mu słuszność, zgodnych rad nie słucha,--
             śmierć, sąd kto wspomni, ten trąbi na głucha;
             Wszystkich zagubi у sam zginie właśnie,
             Jako skra, miasto spaliwszy, zagaśnie.
             Wiele nabroi przez małe pożycie,
             Bo jak dym w krotce straci swoje bycie;
             Albo jak obłak przędziwo przemienię,
             Bądź jako ogień przed wodą zaginie.
             Zagrzeba pamięć złośnika w popiele,
             Który na świecie bied narobił wiele.
             A nędzna dusza pewnie się ostanie
             W ciemnej przepaści, w ognia oceanie;
             Bo jak rhamnisko ni nacz się nie godzi,
             Tyło ogniowi w pokarm się przygodzi.
             Tak у nikczemnik, chciwy sławy świata,
             Prawy jest ognia w nieskończone lata.
             Mierzże się kożdy piędzią stanu swego,
             Jeśli chcesz ubiec tak upadku złego.
             A kto się zawiódł, obacz się przynajmniej,
             Wierz, nie zawadzie przeszła złość bynajmniej.
             Nagrodź dobrocią przeszłe twoje złości,
             Tak ujdziesz kary, nabędziesz radości.
   

ПРЕЗРЕНИЕ ДОСТОИНСТВА И ЖЕЛАНИЕ ПОЧЕТА

             В давние времена, когда деревья говорили,
             А правителя у себя никакого не имели,
             Единодушно заново сейм учинили,
             На который деревья всех видов собрались,
             Совещаясь об общем благе между собой,
             Чтобы могли они выбрать над собой короля,
             Который их судил бы и правил,
             А неприятельские набеги бы сдерживал.
             После долгих совещаний к согласию они пришли,
             Чтобы на престол посадить Оливу,
             К которой отправились родом первейшие,
             Цветом, плодами иаиполезнейшие.
             Сказали покорно, справляя свое
             Посольство: "Просим, приклони уши свои,
             Благородное дерево, древо, милое богам,
             К твоим чело наше склоняем ногам.
             Всегда ты зелено, плоды же твои изобильны,
             Душистость твоя благопривлекательна и масло весьма благотворно;
             Мира знамение ты есть святого.
             Королем тебя стать просим, потому что
             Единодушная об этом есть договоренность, все мы за тебя стояли.
             Изволь принять скипетр, управляй всеми деревьями!"
             На что Олива таковы изрекла слова:
             "Приятна, но удивительна нам ваша речь.
             Хотя хорошее дело --управлять другими,
             Но лишь тому, кто могуч силами своими.
             Удивительно мне поэтому, что слабость мою
             Ваши вельможности такой властью облечь желают!
             Возраст мой -- зеленый и рост неподходящий,
             И, кроме того, я рождаю тучность для всего мира,
             Богу и людям на редкость полезную.
             И могу ли я стать столь легкомысленной,
             Чтобы, отбросив такую пользу,
             Искать новых почестей.
             Прошу о милости вас: поручение -- невыразимое,
             Согласие наше столь тяжкому бремени не равно.
             Аза то, что столь почтить меня изволили,
             Готова благодарить, покуда сил моих хватит".
             С сожалением послы назад возвратились
             И отчет пред сеймом сотворили:
             Очень неприятно, что муж превосходный
             Не захотел властью королевской быть облеченным.
             Итак, новых (кандидатов) добросовестно обсуждая,
             Все сошлись на Фиговом дереве1.
             Иных послов посылают. Мудрые, красноречивые
             Деревья, поручению такому во всем соответствующие,
             Которые, предлагая ему соглашение,
             Сообщили о дели своего прибытия.
             От мудрейших умов слова, не простые, тут были сказаны,
             Людские остроумцы наверняка бы потели.
             Просьба смиренная, подношений довольно много,
             Каждый посол у ног его стелется,
             Чтобы только скипетр оно приняло. Но и тут мало чего
             Второе посольство у Фиги добилось,
             Ибо и Фиговое дерево ответило:
             "Я всем древам услужить бы рада,
             Королем же быть не мне: уж очень я беспокоюсь
             О том, чтобы иметь возможность порождать свои сладкие плоды.
             Этой радости я никогда не поменяю
             На королевскую власть над лесами и пущами.
             А всем деревьям Посполитой Речи
             Быть благодарной за эту готовность почту за долг!"
             На том господ послов щедро оно довольствует,
             Корзинами плодов своих их одаряет.
             Приятны им дары, однако ж из-за того, что не справились с поручением,
             Печально на совет сейма они возвратились.
             Доложили о прошедших переговорах, но все неприятно,
             Что второе посольство тщетным оказалось.
             Третий уже совет собирают,
             Кого же в короли себе просить, решают:
             "Много у нас древес находилось достойных,
             Да мало таких, которых согласно признали образцовыми".
             Виноградная лоза предпочтение получила,
             На ней все согласились.
             К ней посольство благородное отправляют,
             Корону, скипетр милый отсылают;
             О верности подданической заявляют притом,
             Чтоб королем была деревьям превосходным.
             Но и третье посольство напрасным оказалось,
             Ибо и винное дерево отказалось.
             "Рождаю,-- говорит,-- грозди, сладкой кровью текущие,
             Бога и людей приятно веселящие,
             Которые однако же могу подавить,
             Если приму власть королевскую.
             Предпочитаю благословенной быть на плодородие,
             Чем королевским венцом быть украшенной.
             Пусть же, прошу, примут это за оправдание
             Благородные деревья, которые честь мне оказали.
             Благодарю их за милости, благодарить обещаю,
             От правления, превышающего мои силы, отказываюсь".
             Затем послы были щедро угощены,
             Вином и гроздьми удовлетворены.
             Веселы от вина, от ответа грустны,
             Будто что утратив, вернулись нехотя.
             Принесли на сейм ответ всем неприятный,
             Что третье посольство нисколько не удалось.
             "Что же будем делать?" -- печально совещались.
             А потом всем скопом к кусту Крушины пустились,
             Который острым тернием оброс,
             Плодов совершенно лишенный --
             Род негодный и бесполезный,
             Подступы к нему не бывают безопасны.
             Ему все деревья закричали:
             "Царствуй над нами, Крушина сиротливая!"
             Но дерзко она деревьям отвечает:
             "Если меня королем выбирает ваш Совет
             Подлинно, придите ж в тень мою благодарно
             Отдохнуть, склонив свои шеи.
             Если же не хотите, пусть из Крушины вылетит
             Огонь и пожрет кедр ливанский мгновенно".
             О, злое достоинство древа негодного,
             Да еще на слово жестокое скорое!
             Что распри строишь древьям не на пользу,
             А на погибель, пожигаешь их всех огнем?!
             Так воистину на сем плачевном свете,
             Который почета жаждет, того да почтете всегда
             Достойным со всех пиров быть изгнанным,
             Да и за злобу почета всякого лишенным.
             Противоположны поступки благочестивых людей,
             Как Олива, миру пользу приносящих;
             Такие, как только могут, почестей избегают,
             Хотя за такими они сами гоняются;
             Закрыты врата у таких пред высокими званиями,
             Не открываются никакими хитростями.
             Знают они, что, как дым, чем выше вздымается,
             Тем больше развеян бывает, так и почести,
             Или как пузырь, чем больше надуется,
             Тем быстрее лопается, так же легко -- и почесть.
             Кто плодами добродетелей Фиговому древу,
             Сладчайшему из всех, может быть равен,
             И тот избегает должностей высоких,
             Не размахивает на пиру крыльями широких одежд,
             Не настаивает на первом месте в заседании,
             Не хочет быть называем ученым в науке,
             Ничто ему титул, высшие церковные чины -- пустяк,
             Не борется он за митры, за поставление в высокий сан:
             Спокойный уголок ему рай заменяет,
             В котором падения он ничуть не страшится.
             Малые деревья молнии не поражают,
             Равно как и ураганные ветры на них не налетают.
             Более ж высокие деревья легче сломаны бывают,
             Да и с корнем легко их вырывают.
             Легкое перышко до неба вздунутое --
             Таковы, кого счастье под небо возносит,
             Вмиг вниз бывают они сброшены,
             Быстро о скалы падения разбиваются.
             Кто тогда, мудрый, почестей не порицает
             И всячески от них не отстранится,
             По примеру Фиги, которая отказалась,
             Когда ее упрашивали царствовать?
             Кто также Виноградной лозе подобен,
             Грозди мудрости божественной в сердце рождающий,
             Чьи уста мудрость изливают
             Как грозди, что сок из себя исторгают;
             Не захочет такой от своей отказаться сладости,
             Хотя бы и для обретения почестей от высоких чинов,
             Ибо по сравнению с ней любые сокровища одинаково пусты,
             Дальше от неба, чем правда мудрости.
             Мудрость неомраченная, приятная, веселая,
             Всякие блага ей во всем подчиняются.
             Великие ж престолы -- неприятны, опасны,
             Полны страха, забот и неустойчивы.
             Мудрый Соломон, чтоб это показать,
             Львами трон свой кругом обставил,
             Как бы говоря, что, кто львов не боится,
             Того лишь рука согласна на скипетр.
             Поэтому на трон воссядет не скоро,
             Кто справедлив, обладает мудростью.
             Рад отказаться, порой откупиться
             От больших чинов, кто не дурак.
             Только тот алчно стремится к высокому званию,
             Кто подобен негодной Крушине:
             Подлый по рождению, подлейший по творимому им злу,
             Претящий Богу шипами своего бесчестия;
             Бесполезный для Бога и мира,
             Готовый принять большие чины,
             Которых добившись, ах, становится вздорным
             Тираном, извергом, развратным безбожником.
             Трудно к нему подступиться из-за его сильной спеси,
             Как к Крушине из-за колючих ее шипов.
             А какая подданным польза от него? --
             Страх, боязнь, раны от злого тирана.
             О Боге он забывает, о славе не радеет,
             На небо плюет, ада не страшится,
             У низших подданных права отнимает,
             Попирает свободы, что хочет, то и творит.
             Ничто ему справедливость, здравых советов не слушает;
             Смерть ли, страшный суд кто вспомнит, тот трубит впустую,--
             Всех он погубит и сам погибнет
             Как искра, город спалив, угаснет.
             Многое натворит за малое время жизни,
             Ибо как дым скоро растратит свою жизнь,
             Или как облако расточится,
             Или же как огонь от воды исчезнет.
             Погребена в пепле память о злодее,
             Который на свете бед натворил много,
             А мерзкая душа его наверняка пребудет
             В темной пропасти, в огненном океане,
             Ибо, как Крушина, ни на что не годная,
             Только огню в пищу пригождается,
             Так и негодяй, жаждущий славы мира,
             Достоин огня в нескончаемые лета.
             Измеряй же каждой пядью свое состояние,
             Если хочешь избежать падения столь дурного.
             А кто обманулся, опомнись хотя бы,
             Верь, отнюдь не помешает прошлое зло.
             Возмести добротою прошлую свою злобу,
             Так избежишь кары, приобретешь радость.
   

CAESAREM DEFENS ET FORTUNAM EIUS

             świata monarcha on niezwyciężony
             Od kędzior zacnych -- Caezarz {* Так в рукописи.} -- narzeczony,
             Gdy prawie szczęście jemu hołdowało,
             Które statkować nigdy nie umiało,
             Zeglożąć czasu po morzu jednego,
             Sztormów doznawał z wiatru przeciwnego.
             Tak się że okręt zaledwo nie padał,
             A naucler zgoła nadzieje postradał.
             Już desperacko żagle składać miano,
             Nazad okrętem bierzeć zamyśliano.
             Ale wyrzecze słowa Cezarz owe,
             Dając otuchę w serce nauclerowe:
             "Cezarza wieziesz y fortunę jego,
             Nie trwosz się namniej morza burzliwego!"
             Jeslisz te słowa otuchę sprawiły,
             W naucie cezarskie, czytelniku miły,
             Daleko bardziej może tuczyć sobie
             żeglarstwo świetnie o boskiej osobie,
             Który szerokie po tym oceanie
             W ciele, jak w łodzi, sprawując pływanie.
             Gdy małe burzy srogość pokazują,
             Nędze, uciski, upad obiecują.
             Gdy już na Scylles żarliwe przychodzi,
             Bądź na Charybdes k zgubie swojej łodzi.
             Jeśli Caezarza * w łodzi niebieskiego Chrystusa
             Boga wiezie przytomnego,
             Niech się nie lęka żadnej przeciwności,
             Słowen on skróci morskie nadętości;
             Ustaną wały na jego fukanie,
             Ucichnie srogich wiatrów szturmowanie.
             Stąd Dawid święty miał dufność niekiedy:
             "Nie obawiam się,-- mowiąć,-- żadnej biedy,
             Bym chodził srzodkiem cienia śmierci mglistej,
             Boż ty Bog ze mną, moj zbawiciel isty".
             Więc przynależę chrescianinowi
             By dedicował łódź swą Chrystusowi,
             Bo gdzie obecnym łaską Chrystus będzie,
             Bezpieczno kożdy porzegluje wszędzie.
   

ЗАЩИТА ЦЕЗАРЯ И СУДЬБЫ ЕГО

             В мире монарх он непобедимый,
             Из-за кудрей великолепных Цезарем нареченный1,
             Когда счастье почти ему подчинялось,
             Которое никогда не умело быть устойчивым,
             Плывя однажды по морю,
             Изведал он шторм, начавшийся от встречного ветра,
             Такой, что корабль едва не падал,
             А хозяин судна совсем надежду утратил.
             Уже в отчаянье паруса свертывать хотели,
             Обратно корабль повернуть замыслили.
             Но тут изрек Цезарь слова таковые,
             Вливая бодрость в сердце судовладельца:
             "Ты Цезаря везешь и судьбу его,
             Не бойся нисколько моря бурливого!"
             Если же те слова бодрость вселили
             На цезарском корабле, читатель милый,
             Гораздо больше можно ожидать от
             Мирского плавания с божественным предводительством,
             Каковое плавание по сему широкому океану
             В теле, как в корабле, совершается.
             Когда малые бури показывают свою силу,
             Это приводит к нужде, притеснению, упадку.
             Когда уже к ненасытным Сциллам подходит
             Или к Харибдам 2 -- к гибели то ведет корабля.
             Если ж в корабле Цезарь небесный,
             Христос Бог, присутствует,
             Не надо бояться никаких опасностей:
             Словом он усмирит вздувшееся море,
             Остановятся валы от его дуновения,
             Утихнет суровых ветров шквал.
             Поэтому святой Давид уверен некогда был:
             "Не опасаюсь,-- сказал,-- никакой беды,
             Хоть бы и ходил я посреди тени смерти мрачной,
             Ибо ведь ты, Бог, со мной, мой истинный спаситель!"2
             Итак, надлежит христианину
             Ладью свою посвятить Христу,
             Ибо, где по милости своей Христос будет присутствовать,
             Всюду любой безопасно поплывет.
   

ROZKOSZ

             Morskie zwierzęta, syreny rzeczone,
             Twarzę człowieczą od Boga uczszczone,
             Zwykły żeglarzów pod czas nawalności
             Słodkim śpiewaniem topić w głębokości
             Psom na pożarcie, Scille nieprzebytej,
             śmierci okrętow morskich jadowitej.
             Rozkosz, wszeteczność -- to syreny wtóre,
             żeglarzom świata pieśń śpiewają które.
             Zdasię ucieszną, lecz jadem piekielnym
             Pełna ku Scillom wabiącą świertelnym;
             Aby żywota wywróciwszy nawę,
             Dały człowieka cerbierowi strawę.
             Herkules zacny kazał się skrępować
             U masztą, gdy miał przez Scille żeglować,
             Aby od syren nie był oszukany,
             Bestjom srogim na pokarm oddany.
             Nam krzyż Chrystusów maszt jest, do którego
             Uwiąże kożdy niech siebie samego,
             By od złych syren nie był omawiony,
             W Scille piekielnej wiecznie pogrążony.
   

НАСЛАЖДЕНИЕ

             Морские звери, сиренами названные1
             Лицом человечьим Богом наделенные,
             Привыкли мореплавателей во время бури
             Сладким пением вовлекать в пучину,
             К псам на съедение, Сцилле 2 непреодолимой,
             К смерти кораблей морских ядовитой.
             Наслаждение, распутство -- вторые сирены,
             Которые плывущим по миру песнь поют;
             Она кажется отрадной, но ядом дьявольским
             Полна, заманивая к Сциллам смертельным,
             Чтобы, жизни корабль опрокинув,
             Дать человека Церберу3 на потраву.
             Геркулес4 благородный велел привязать себя
             К мачте, когда плыл через Сциллу,
             Дабы сиренами не был бы прельщен
             И хищникам жестоким на съедение отдан.
             Для нас крест Христов -- мачта, к которой
             Пусть каждый сам себя привяжет,
             Чтоб злыми сиренами не был бы обманут
             И в Сциллу адскую навечно погружен.
   

(GLORIA INCONSTANS EST)

             Czemu świat hołduje sławie niestatecznej,
             Której szczęście nie ma godziny bezpiecznej.
             Tak prętko jej władza ponosi odmianę,
             Jak łatwo się kruszy naczynie gliniane.
             Powiedź, gdzie Salomon sławą uwielbiony?
             Albo gdzie jest Samson wódz niezwyciężony?
             Gdzie śliczny Absolon udatnej postawy?
             Gdzie luby Jenatas każdemu łaskawy?
             Dokąd dziś ustąpił on, Cezarz wielmożny,
             Albo świetny bogacz, rozk
             Powiedź, gdzie Tullius z słodkością wymowy?
             Gdzie Aristoteles z dowcipem swej głowy?
             Gdzie ona moc państwa y sławne krainy,
             Krolewstwa, pralactwa? --już wszędzie szczerbiny!
             Jak wiele wladareów, xiążat wiele było! --
             We mgnieniu zrzenice wszystko się zmieniło!
             Nie długi to jarmark tegoświatnia sława,
             Jako cień człowieczy rozkosz jej ustawa.
             A zawsze dobro nam wieczyste umyka,
             We mgnieniu zrzenice wszystko się zamyka.
             O kamnio robactwa, o ziemny popiele!
             O roso, o próżność, chlubisz się tak śmiele!
             Sam nie wiesz, jeśli dzień oglądasz tutejszy,
             Staraj się wszystkim by mog być wygodniejszy.
             Nie kładź przeto ni w czym ufności uprzejmie,
             Bo coć świat darował, prętko to odejmie.
             O wiecznem staraj się, umysłem bądź w niebie:
             Szczęśliwy, który świat zarzuci za siebie.
   

(СЛАВА ИЗМЕНЧИВА)

             Почему мир привержен славе изменчивой,
             Счастье которой не знает и часа спокойного?
             Так скоро власть ее подвергается изменению,
             Как легко сосуды глиняные сокрушаются.
             Скажи, где Соломон, славою возлюбленный?
             Или где Самсон, вождь непобежденный?
             Где прекрасный Авесалом, стройного вида?
             Где милый Иоанафан 1 к каждому милостивый?
             Куда ныне делся он, Цезарь вельможный,
             Или -- славный богач и сибарит безбожный?
             Скажи, где Тулий 2 сладкоречивый?
             Где Аристотель остроумный?
             Где та, мощь государства, и славные страны,
             Королевства, прелатства? --уж повсюду руины!
             Как много владык, князей много было --
             В мгновение ока все переменилось.
             Недолгая это ярмарка -- сего света слава3,
             Как человеческая тень, исчезает наслаждение ею.
             И всегда вечное благо от нас убегает,
             В мгновение ока все кончается.
             О клубок червей, о прах земной,
             О роса, о суета, так смело ты гордишься:
             Сам не знаешь, увидишь ли день еще нынешний.
             Старайся всем быть полезным,
             Не полагай поэтому уверенности ни в чем,
             Ибо что мир тебе подарил, то быстро отымет.
             О вечном заботься, разумом пребывай в небе:
             Счастлив тот, кто мир от себя отринет.
   

CZASU ODMIANA Y RÓżNOść

             Okręgło niebo do kołu się toczy,
             Czas dniem y nocą skrzydłat z temi kroczy:
             Wiatr, ogień, ziemia tu na wozie z wodą,
             Wzwysz cztyry wiatry świt w odmianę wiodą.
             Bogactwo z córą pychą tryumfuje,
             Łupierstwo, zdradę chytrość fortunuje,
             By konie jaki -- lichwa po prawicy,
             Miany z wydaniem biegą po lewicy.
             Próżna zaś rozkosz z weselem pozadnie
             Za pysznym wozem stopy swoje kładnie.
             Pycha na wozie z zazdrością, złą córą,
             Konie-ciekawost, upór ciągną która.
             Wzgarda po wozie, chętliwość przy boku,
             śmiech, nieposłuszność z lewej idą w kroku.
             Z zazdrością wojna, z której urodzona,
             Na woz nieprawdy wspaniały wsadzona;
             Szczypanie sławy potwarzą się wozi,
             Którym nienawiść biczem woznie grozi.
             Zła turbatio, niepokój rokoszy Pilnuję.
             Niechęć rozcą konie płoszy.
             Wojna na wozie niechaj pomsty siędzie,
             W której się u nog złe pokora będzie;
             Zguba, pustota woz ten pociągają,
             Gniew na woźnicę z ognia biczem mają.
             Bluźnierstwo, swary y głód opłakany --
             Obok, a pozad -- mnogi płoń zabrany.
             Ubostwo wozem niedostatka z córą,
             Chromym y słabym, wlecze się pokorą.
             Gniuszność pogania, słabość tu prędkuje,
             Cierpliwość osi z niewolą pilnuje.
             Pokora na woz cierpień wysadzona
             Y          pod jej pokoj -- córa z niej spładzona;
             Ciechość, stateczność ciągną w miasto koni,
             Bojazń kieruje y pod strachem goni.
             Wiara, nadzieja y miłość przy boku
             Nie odstępują od jej wozu kroku.
             Pokoj z dostatkiem jedynomyślności
             Użyły za woz woźnicą miłości.
             Za assystenty prawdę pilność mają
             Y sprawiedliwość, które przy nich stają.
             Para tu cudnych konie usługuje --
             Zgoda,pożytek, któż ich nie lubuje?!
             A gdy już przydzie ostatni dzień świata,
             Tam złym y dobrym oddają zapłata.
             Pyszni bogacze, zazdrosny wojenny
             Pojdą do wiecznej na zgubę hyenny,
             Ubostwo zasię pokój y pokora --
             Na wieczną rozkosz do rajskiego dwora.
             . . . . . . . . . . . . . . . . . .
             Wściekłemi biegasz końmi, Kupidynie,
             Sprośnej Wenery niewstydliwy synie.
             Kogoś nie ranił złej strzała lubości? --
             Steltor, Sałomon z twej upadli złości.
             Zacnym poetem, ni oratorowi,
             Ani przebaczać,-- ba ni Jowiszowi.
             Owo wstyd święty, połomawszy strzały
             Kupidynowie, ma tryumph niemały.
             Scipio, Jozeph wprzód nie pokonani,
             Idą Susanna, Judith zacne pani.
             Wstrzemieźność, mierność u koł woza stoją,
             Palmy w ofiarę Panny posąg stroją.
             Ja -- śmierć, cokolwiek oczom się nawinie
             Ostrą y bystrą, koniec temu czynię.
             Ja to papieskie, królewskie, biskupie
             Korony, perła, z głów infuły łupię.
             Bawoły wściekle karocę mą toczą,
             Lud wszelkich stanów kopyt ostrze tłoczą.
             Sława skrzydłami pod niebo wzniesiona,
             Brzmiących trąb dźwiękiem wszędy ogłoszona.
             Chciwe ma sławy zwierzęta za konie,
             Silne, ogromne, narzeczone słonie.
             Tą Alexander, Juliusz y Plato
             Słyną na świecie y wymowny Cato.
             Czas bystrolotny przez bystra jelenie
             Dniem, nocą bieżeć; acz у sam nie lenię,
             Jadę godzinmi; jesień, zima, lato
             Ze mną biegają jako widzisz, a to
             Lata mię psują, ja też one trawię,
             Wszystko ja dopcę, śladu nie zastawię.
             Wszystko na świecie koniec terminuje,
             Sam jeden Chrystus wiecznie tryumfuje,
             Nigdy nie cierpiąc zgrzybiełej starości,
             Z początku świętych w świetnej trwa jasności.
   

ПЕРЕМЕНЧИВОСТЬ И МНОГООБРАЗИЕ ВРЕМЕНИ

             Круглое небо идущих вращается,
             Время днем и ночью крылатое движется за ним:
             Ветер, огонь, земля здесь -- на возу с водою.
             Ввысь четыре ветра зарю к премене водят.
             Богатство с дщерью спесью торжествуют,
             Разбой, измены, лукавство благоденствуют.
             Коням подобно -- ростовщичество справа,
             Мена денег с растратой бегут слева,
             А пустое наслаждение с весельем сзади
             За роскошной каретой ступают.
             Спесь на возу с завистью, злой дщерью,
             Кони -- любопытство и упрямство тащат.
             Презрение за возом, желание рядом,
             Смех, непослушание -- слева в ногу шагают.
             С завистью -- война, которая от нее рождена,
             На воз великолепный неправды посажена.
             Стремление к славе клеветами везется,
             Которым ненависть кнутом по-возничему грозит.
             Злая смута, беспокойство за бунтом
             Следят, неприязнь розгой коней пугает.
             Война пусть на воз мщения сядет,
             У ног которой пусть дурная покорность будет.
             Гибель, разорение воз этот влекут,
             Гневом на возницу с огненным бичем распаляясь.
             Богохульство, распри и глад плачевный
             Рядом идут, а позади их многая тщета собралась.
             Убожество на возе нищеты, хромом и слабом, с дщерью --
             Смирением тащится.
             Праздность понукает, слабость поспешает,
             Терпение с неволей за осями следят.
             Смиренность на воз страданий воссажена,
             Под ней же мир -- дщерь, ею на свет произведенная,
             Покой, степенность везут ее вместо коней,
             Боязнь ими руководит и под страхом гонит.
             Вера, надежда и любовь -- рядом,
             Не отстают от ее воза.
             Мир с достатком согласия
             Используют за возницу воза любовь.
             За помощников правду, зоркость имеют
             И справедливость, которые при них состоят.
             Пара им чудных коней служит --
             Согласие, польза,-- кто же ими не любуется!
             А когда уж настанет последний день света,
             Тогда злым и добрым воздается плата:
             Надменные богачи, завистливый военный
             Пойдут на погибель в вечную геенну,
             Убожество же, мир и смиренность --
             На вечное наслаждение в райскую обитель.
             . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
             На яростных мчишься конях, Купидон 1,
             Непристойной Венеры бесстыжий сын.
             Кого же ты не ранил злой стрелой любви?
             Стелтор 2, Соломон пали от твоей злости.
             Ни достойный поэт, ни оратор
             Не пощажены -- ни даже Юпитер.
             Лишь стыд святой, поломав стрелы
             Купидоновы, возымел триумф немалый.
             Сципион 3, Иосиф -- сперва не побежденные,
             Идут, следом -- Сусанна и Юдифь 4, достойные жены.
             Воздержанность, умеренность у колес воза стоят,
             Пальмы в дар скульптуру пресвятой Девы украшают.
             Я -- смерть, кто бы моему взору ни предстал,
             Острому и быстрому, тому конец сотворяю.
             Я-то папские, королевские, епископские
             Короны, жемчуга, митры с голов срываю.
             Буйволы бешенные карету мою катят,
             Людей всех сословий остриями копыт давя.
             Слава на крыльях под небо взнесена,
             Звуком звенящих труб отовсюду оглашена.
             Жаждущие славы звери -- конями у нее,
             Сильные, огромные, названные слонами.
             Ею Александр, Юлий и Платон
             Слывут в мире и -- красноречивый Катон 5.
             Время быстролетное быстрыми оленями
             Днем и ночью скачет; хоть и сам я не ленюсь,
             Еду я часами; осень, зима, лето
             Со мной бегут, как видишь, а ведь
             Лета меня портят, я же их поедаю.
             Все я затопчу, следа не оставлю.
             Все на свете концом завершается,
             Один лишь Христос вечно торжествует,
             Никогда не страждет от дряхлой старости,
             Прежде всех святых пребывает в блистательной светлости.
   

TRIUMPH CIERPLIWOśCI, PIÇKNEMI OBRAZY WYRAżONY

             Nadzieja z żądzą ciągną woz jak konie
             Pod cierpliwością na wspaniałym thronie.
             W ogniu przed młoty serce nie szwankuje,
             Więc jej niewolą Fortuna hołduje.
   
             Cnota w wielbłądzie, że przed swego pana,
             Gdy wkłada ciężar nachyla kolana,
             Niesie co włożą, tak Izaak święty
             Słuchał Abrama, by ten miał być zajęty.
   
             Zazdrość do studnie Josepha strąciła,
             Wiara go stamtąd wnet oswobodziła.
             Nie cną Zephirą z płaszcza obnażony
             Lubością nie jest w cnocie zwyciężony,
             Cnotę w ofiarę nad wielu pięknego
             Bog lubi, chował w czas przyszły samego,
             By w głodzie ojca y Egyptską ziemię
             żymił obficie, y Jakóba plemie.
   
             Mężną prawicą lwa Dawid silnego,
             Niedźwiedzia zraził y obrzyma złego,
             Saula zaś króla y Semeja swoją
             Zniósł cierpliwością, acz mu biedy stroją.
   
             żelaza skorupy nie trze ciężar koła,
             Tak cierpliwości Joba nie zmógł zgoła
             Djabeł ni żona, ni też przyjaciele,
             Lub wszystko stracił y ucierpiał wiele.
   
             W szedziwym wieku ubóstwem strapiony
             Tobiasz, nad to oczu pozbawiony,
             Stałe był cierpliw, przeto wiarą tego
             Poznał, mędrkowie nie znali którego.
   
             Słoń poraniony łzy wylewa takie,
             Co są lekarstwem na rany wszelakie,
             A Stephan święty za ciężkie kamienie
             Łzami ubijców modli o zbawienie.
             W pracy, w boleści do śmierci krzyżowej
             Przeżywszy, Christus nabył czci takowej:
             świat, grzech, śmierć, piekło przezeń zwyciężone,
             Imię nad wszystko jego wyniesione.
   

ТРИУМФ ТЕРПЕНИЯ, ПРЕКРАСНЫМИ ОБРАЗАМИ ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ

             Надежда с жаждой тянут воз как кони
             Под терпением, восседающим на великолепном троне.
             Молотам пылающее сердце не уступает,
             Потому ей Фортуна невольно подчиняется.
             Добродетель -- в верблюде, что пред своим господином
             Груз на себя принимает, преклоняет колени
             И несет, что на него возложат. Так Исаак святой
             Слушал Авраама, что должен быть принесен в жертву.
             Ревность в колодец Иосифа столкнула,
             Вера его оттуда скоро вызволила:
             Бесчестной Зефирой 1 от плаща обнаженный,
             Наслаждением добродетели не дал победить.
             Добродетель в приношение превыше многого прекрасного
             Бог предпочитает. Сохранил он ею самого Иосифа для будущего,
             Чтоб тот голодного отца и Египетскую землю
             Напитал изобильно, и Иакова племя.
             Мужественной десницей Давид льва сильного,
             Медведя сразил и исполина злого,
             Саула 2 же-- короля и Семея 3 своего
             Сносил терпеливо, хотя они ему беды причиняли.--
             Железу не страшна тяжесть колеса.
             Так терпения Иова не смог одолеть вовсе
             Дьявол, ни жена, ни друзья,
             Хотя он все потерял и претерпел многое.
             В почтенном возрасте преследуемый нуждой
             Товия 4, к тому же лишенный зрения,
             Неизменно был терпелив; поэтому он верою того
             Познал, которого и мудрецы не познали.
             Раненый слон проливает слезы такие,
             Что они могут быть лекарством на любые раны,
             А святой Стефан 5 под градом каменьев
             Слезно молил о спасении убийц.
             В трудах и в болезнях до крестной смерти
             Доживя, Христос приобрел такое почитание:
             Мир, грех, смерть, ад тот побеждает,
             Превыше всего его имя вознесено.
   

W ż

             Co kolwiek oko ludzkie baczyć może,
                       Wszystko na przykład ludziam dałeś Boże.
             Wąż jadowity у ten na nas zgoła,
                       Byś my twej podług wołaj żyli wola
             Nie głosemi wprawdzie lecz swym przyrodzeniem
                       Pokory użyj nizkim swym pełznieniem.
             Wkoło się zwyja, koło wieczność znaczy,
                       Niech człowiek uczuć na swą wieczność baczy.
             Ziemią się karmi, byś my chleb w popiele
                       Jak Dawid jedli za swych złości wiele.
             Ciało wydaje gdy biją, a głowy
                       Strze, że by kożdy umrzeć był gotowy
             Za Chrystusa Pana, nie litując swego,
                       Które ma ciała z wszechmocności jego.
             Pości też długo, a po tym przez dziurę
                       Cisnąć się, zsuwaj zastarzałą skurę,
             Byś my post y bied ciasność przechodzili,
                       A tak starego człowieka złożyli.
             Gdy też do wody połznie w swym pragnieniu,
                       Składa jad srogi, znać ku napomnieniu,--
             Byś my, do zrzodła idąć niebieskiego,
                       Jad pamiętali grzechu śmiertelnego.
             Więc przeto bądźmy jako wąż mądremi,
                       Który, acz bez nóg, czołga się po ziemi.
   

ЗМИЙ

             Что только око человечье видеть может,
                       Все то в пример людям дал ты, Боже.
             Змея ядовитая и та даже к нам,
                       Чтоб мы по твоей жили воле, вопиет.
             Не голосом, правда, но своей натурой:
                       Смирению учись низким своим ползаньем!
             В круг свивается. Круг вечность значит:
                       Пусть человек, живущий чувствами, свою вечность узрит.
             Землею питается, чтоб мы хлеб в пепле,
                       Как Давид, ели за свои многие злобы.
             Тело подставляет, когда бьют, а голову
                       Бережет, чтобы каждый умереть был готов
             За Христа Господа, не жалея своего
                       Такого, какое имеет тела, благодаря всемогуществу его.
             Постится тоже долго, а потом сквозь дыру
                       Протискиваясь, совлекает старую кожу,
             Чтоб мы пост и бед тесноту проходили
                       И так ветхого человека б с себя сложили.
             Когда же к воде ползет в своей жажде,
                       Оставляет яд жестокий, знать, в напоминание,
             Чтоб мы, к источнику идя небесному,
                       О яде помнили греха смертного.
             Итак, поэтому будем же мудрыми, как змея,
                       Которая хоть и без ног, а по земле ползает.
   

(AENIGMA)
"FIAT MIHI SECUNDUM VERBUM TUUM"

             W początku bycia wszech rzeczy światowych,
             Na słowo Pańskie stawać się gotowych,
             To słowo FIAT tę wszechmocność miało,
             2e wszystko przez me w swej bytności stało.
             Ja drugie FIAT znajduję na świecie
             Silniejsze w skutku, te mi gdy zgadnącie,
             Najduższa cena chętnie wam zapłacę,
             Co się im stało daruję za pracę.
                                 R(espons):
             Nad boskie słowo coż jest silnejszego,
             Wszystko się stało rzeknienię którego:
             Niebo przestronne onym utwerdzone,
             Przez nie y światła wielkie oświecone,
             Prześwietne gwiazdy y wesołe zorze
             Tym utworzone, y burzliwe morze.
             Ziemia wszędzie y ogień gorący
             Wszystke się stało przez głos wszechmogący.
             Chyba te FIAT, z serca pokornego
             Rzeczone Panną do posła gornego,
             Jest skuteczniejsze, za którym się stało,
             Ze Bog przedwieczny przyodział się w ciało.
             Z Panny się zrodził którym świat stworzony.
             Tworzec, w stworzenia postać obleczony.
             Czystą wątrobą Panna ogarnęła,
             Ktorego wielkość niebios nie pojęła.
             Ta gadka pono jest mi zagadniona,
             Czekam zapłaty,-- Gadka zapłacona.
   

(ЗАГАДКА)
"ДА ПОСЛЕДУЮ СЛОВУ ТВОЕМУ"

             В начале бытия всех мирских вещей,
             По слову Господню сотвориться готовых,
             Это слово "ДА БУДЕТ" было всемогущим.
             И все благодаря мне возникло в своем бытии.
             Я второе "ДА БУДЕТ" обретаю в мире
             Сильнейшим по действию; когда вы его угадаете,
             Наибольшую цену охотно вам заплачу,
             А то, что благодаря ему произошло, подарю за труд.
                                 О[твет]:
             Божьего слова есть ли что сильнее? --
             Все возникло речением его:
             Небо пространное им утверждено,
             Им и великие светила возжены,
             Пресветлые звезды и веселые зори
             Им сотворены, и бурливое море,
             Земля всюду и огонь горячий,--
             Все возникло от гласа всемогущего.
             Наверное, это "ДА БУДЕТ", из сердца смиренного
             Изреченное Богородицей послу горнему,
             Есть более действенное, по которому стало,
             Что Бог предвечный облекся в тело.
             От Девы родился тот, которым мир сотворен,--
             Творец воплощен в форму творенья.
             Чистой утробой Дева объяла (того),
             Чье величие не вмещали небеса.
             Говорят, эта загадка мне задана,
             Жду награды! -- Разгадка вознаграждена.
   

RAJ

             Gdy świat Bog tworzył, raj jest nasadzony,
                       Jednak w dniu trzecim nie jest pomieniony.
             Aż po Adamie Mojzesz przypomina
                       O nim w Genesim. Coż to za przyczyna?
             Człowiek jest rajem Bogu ulubionym,
                       Nie ma on uciech w raju z drzew sadzonym.
             Moja jest rozkosz być z synami ludzkiemi,--
                       Mądrość przedwieczna rzekła usty swemi.
             Stad у Lotu prawy wziowszy obietnicę
                       O raju, wiedzion w podziemno ciemnicę,
             Gdzie świętych dusze zatrzymane były.
                       Oto Dyzmanie *, ten jest raj moj miły,
             To moja rozkosz, to pociecha moja,
                       Z nimi niech w niebie cześć będzie у twoja.
   * Так в рукописи. Чит. "dis rnanern" (лат.).
   

РАЙ

             Когда свет Бог творил, рай был насажден.
             Однако в третьем дне он не упомянут.
             Лишь после Адама Моисей припоминает
             О нем в книге Бытия. В чем же причина? --
             Человек является любимым Богом раем.
             Не радуется он раю, древами усаженному:
             "Моя услада быть с сынами человеческими",--
             Мудрость предвечная рекла устами своими.
             Отсюда и Лот1 праведный, взяв обещание
             О рае, веден в подземную темницу,
             Где святых души задержаны были.
             Вот мрачное царство теней, оно есть рай мой милый.
             Это моя услада, это утеха моя,
             С ними да будет в небе честь и твоя.
   

"ILLUM OPORTET CRESCERE ME AUTEM MINUI"

             Nie trefunkiem to stało się na świecie,
             Jż się Jan święty rodził w samym lecie,
             Gdy dzień poczyna ubywać w swym czasie,
             A gdy dzień bierze swój incrément za sie,
             Chrystus zrodzony. To znać przeznaczyło,
             Co się od Jana jawnie tłumaczyła,
             Gdy mówił, że mnie malić się potrzeba,
             A Chrystusowi uróść aż do nieba.
             Co się zjawiło gdy Pana poznano
             Za messiasza, którym Jana zwano.
             Tak urósł Xpistus. A Jan umalony,
             Gdy stal przesłancem Pańskim narzeczony.
             Mogę rzec jeszcze, że w ten czas
             Jan święty Umalon, gdy był od Heroda ścięty.
             A Xpistus urósł, gdy na drzewie krzyża
             Wyniesion wzgórę ku niebu się zbliżał.
   

"ТОМУ СЛЕДУЕТ ВОЗВЫШАТЬ МЕНЯ, А НЕ УМАЛЯТЬ"

             Не случайно произошло это на свете,
             Что святой Иоанн 1 родился в самое лето,
             Когда день начинает убывать по времени,
             А когда день прирост свой к себе принимает,
             Христос рожден. То, знать, означало,
             Что Иоанном явно истолковано было,
             Когда сказал он, что мне умаляться надо,
             А Христу возрастать аж до неба 2.
             Что и проявилось, когда Господа признали
             Мессией, каковым прежде Иоанна звали.
             Так вознесся Христос. А Иоанн был принижен,
             Когда стал предтечей Господа называться.
             Могу сказать еще, что святой Иоанн в то время
             Был умален, когда Иродом был обезглавлен 3.
             А Христос возвеличился, когда на древе креста
             Вознесен был вверх -- к небу приблизился.
   

"USTY MI CHWAL , A SERCE ICH DALEKO ODE MNIE!"

             Wdzięczność muzyki przyjemna każdemu,
             Gdy nie przeszkodzą swar z hałasem temu.
             Słodkie śpiewanie słowika wdzięcznego,
             Gdy z nim nie kracze głos kruka sprośnego,
             Jeśli się złączą fraszką głos słowika,
             Traci swą sładkość у wioska muzyka.
             Równie kto chwała usty Bogu śpiewa,
             Wdzięczno jest, ale jeśli zgodnie miewa
             Dzieła, obyczaj, jeśli zaś przeciwnie,
             Mierzłe są Bogu te discerty dziwne.
             Jako więc lutnia, gdy nie nastawiona,
             Niezgodą głosów słuchowi mierziona.
             Abo jak wiłcze pasterzom śpiewanie
             Wdzięcznie, у zębów kożdemu zgrzytanie;
             Jak na ostatek żełć z miodem złączona
             Y ze cnym mężem niecnotliwa żona.
   

"УСТАМИ МЕНЯ ХВАЛЯТ, A СЕРДЦЕ ИХ ДАЛЕКО ОТ МЕНЯ!"

             Красота музыки приятна каждому,
             Когда она шумом не заглушается.
             Сладко пение соловья милого,
             Когда его не прерывает голос ворона грубого,
             Если ж они сольются, ничто -- голос соловья,
             Потеряет свою сладость и влошская музыка 1
             Равно, кто хвалу устами Богу поет,
             Это -- приятно, однако лишь если согласные с тем имеет
             Дела и обычай, если же -- противоположные,
             То омерзительны Богу такие разногласия странные.
             Так же лютня, когда не настроена,
             Из-за разлада голосов слуху противна.
             Или как пастухам волчье пение бывает
             Приятно, и всякому -- зубов скрежет.
             Так же, наконец,-- желчь, с медом смешанная,
             И с благородным мужем -- бесчестная жена.
   

MODLITWA W UTROPIENIU

             Panie wszego stworzenia, Boże wszechmogący,
             Z dobroci swej wrodzony, człowieka lubiący,
             Wejzrzy laskowym okiem dziś na biedy moje,
             A daj ręcę pomocy, bom stworzenie twoje.
             Nieprzyjacel duszewny na mnie następuje,
             Nieprawem człowieka z kłamstwem naprawuje,
             Pragnące krwie mojej, owsze samej duszy,
             A ja ledwie nie tonąć we łzach gorkich muszę.
             Wielka na mie nawalność od potwarcy bije,
             Pragnie w ciężkie okowy wprawić moje szyje.
             Owszem у z skory ciało chce obłupie moje,
             A ja na wielką litość, Panie, ufam twoje.
             Ufam, że nie podasz stradać w niewinności,
             Wzdyć twe oko prześwietło widzi z wysokości
             Wszech żyjących na świecie, serdeczne skrytości
             Y burzliwe morza tajne głębokości.
             Znam się, winien przed tobą, а lecz miary prawie
             Innymi występkami, a nie w takiej sprawie,
             Która mi dziś obchodzi z wielką żełżywością.
             Panie, racz mię z niej wyrwać swoją wszechmocnością.
             Ja robak jesteś słaby, rady nie mający,
             Nie opuści mię dzisia, Boże wszechmogący.
             Z głębokości do ciebie wołam serca mego,
             Boże, racz mię obronić od potwarcy złego.
             Nie dopuść niewinnego, przemóż nieprawemu,
             Niech się sługa szatański nie śmieje twojemu.
             Widzisz moją niewinność, bądzie na pomocy,
             Ze łzamie modłę się we dni у w nocy.
             Ty krolowa niebieska, matko Chrystusowa,
             Zezwól mi być na pomoc w tej sprawie gotowa.
             Pokaż mi być dziś, matka, abym łaskę twoje
             Przed światem opowiadał przez dni wszystkie moje.
             Uproś syna twojego, aby niewinności
             Nie dał szwankować przed złym synem nieprawości.
             Wy, wszyscy święci, którzy przed Bogiem stoicie,
             Miłosierdzia za wszystek świat jego modlicie,
             Za mną dziś utropionem raczcie się przyczynić,
             Gdy mi rady nie staje, co mam z sobą czynić?
             Podnieście modły za mną do Boga prawego,
             By mie raczył wybawić z frasunku ciężkiego,
             Aby troszki pozbywszy mógł weseło chwalić
             Imię jego najświętsze у was w świecie sławić.
   

МОЛИТВА В СКОРБИ

             Господь всея твари, Боже всемогущий,
             От доброты своей природной человека любящий.
             Призри милостивым взором днесь на беды мои
             И дай руку помощи, ибо есмь создание твое.
             Супостат душевный на меня наступает,
             Беззаконие человеку ложью сотворяет,
             Желает крови моей да и самой души,
             И я едва ли не утопаю в слезах своих горьких. (
             Велика на меня буря от клеветника обрушилась,
             Жаждет он в тяжкие оковы вправить мою шею,
             Да и кожу с тела моего ободрать хочет.
             И я на великое милосердие твое, Господи, уповаю,
             Уповаю, что не предашь меня на страдания, невинного.
             Присно твое око пресветло видит с высоты.
             Всех живущих на свете сердечные секреты
             И бурливого моря тайные глубины.
             Знаю, повинен я пред тобой, но ведь наказания бывают
             За другие проступки, а не за такое дело,
             Которое меня ныне коснулось в результате великого оболгания.
             Господи, изволь меня из него выпутать своим всемогуществом.
             Я червь есмь слабый, совета не имущий.
             Не оставь меня отныне, Боже всемогущий.
             Из глубины сердца моего к тебе взываю,
             Боже, изволь защитить меня от клеветника злого,
             Упаси невинного, покарай беззаконного,
             Пусть слуга сатанинский не осмелится восстать на твоего.
             Видишь мою невинность, приди же на помощь,
             Со слезами молю днями и ночами,
             Ты, царица небесная, матерь Христова,
             Изволь свою помощь мне дать быть готова,
             Подай ее днесь, матерь, чтоб о милостях твоих
             Я миру говорил в течение всех моих дней.
             Упроси своего сына, чтоб он невинности
             Не давал бы страдать от злого сына беззаконности.
             Вы, все святые, иже пред Богом стоите,
             Милосердия ради за весь мир его молите.
             Обо мне днесь, скорбящем, извольте походатайствовать:
             Коль мне совета нет, что я должен делать?!
             Вознесите мольбы за меня Богу правому,
             Дабы изволил меня избавить от напастья тяжкого,
             Чтоб, от забот избавившись, мог я радостно хвалить
             Имя его пресвятое и вас в мире славить
   

TO (AENIGMA)

             То со samego Boga na ziemi zrodzi,
             To co się w niebie z Bogiem Bogiem ogrodzi,
             To co jasnemi cudy jaśnie się wsławy,
             Tegowszem nie czcie Arej szaleństwo bywy.
   

CANCER

             Co mi ey Maria oto ay ramie y moc
             Co wo ney, ów pokóy y okop wojen owoc.
   

HOMO

             Człowiek jest bombol, szkło, lód, bajka, proch, siano,
             Sen, puneł, głas, dźwięk, wiatr, kwiat, nic by go królem zwano.
   

ТО (ЗАГАДКА)

             То, что самого Бога на земле рождает.
             То, что в небе с Богом Богом ограждается.
             То, что яркими чудесами ярко восславляется,
             Того не почитает Арий 1, в безумство впадший.
   

РАК

             Что мне Мария? -- это опора и мощь.
             Что в ней? -- и мир, и брани плод (т. е. слава).
   

ЧЕЛОВЕК

             Человек есть пузырь, стекло, лед, небылица, прах, сено,
             Сон, грош, глас, звук, ветр, цветок, ничто чтоб его и королем называли.
   

ROZMOWA

             Chłop o roli, a żołnierz o orężu prawi,
             żeglarz łodźi у kożdy swe rzemiesło sławi.
   

SOKRATES

             Wielka to jest mądrość,
             Dobrze od złego to zeznać:
             Niebo nie umysł tacy odmieniają,
             Który po toru za morze biegają.
   

PR TKOSć NA ZŁE

             Trudno groblę wysypać rzekom, które biegą
             Bystrym pędem, płynące do morza gorzkiego.
             Równie trudno ukrócić złego nie już proźbą
             Od zawodów bezecnych у praw srogich proźbą.
             Kto zatrzyma z wyniosłej wieże padnącego,
             Ten zadzierży pęd dolny na złe biegącego.
             Prętkie są nogi sarnie, bystre у jelenie,
             Ale chyzsze złośnika na złe go pełnienie:
             Jeśli nie zdąża dziełem, tam wola nagrodzić
             W jednym punktie on myślą у tą może szkodzić.
   

PIESZCZOTA DZIATEK

             Małpa ucieszne у zmyślne zwierzątko,
             Zbytnie kochając, zadłabi małpiątko.
             Tak, zbytnie pieszcząc mile, swoje dziatki
             O śmierć przywodzą nieuważne matki!
   

РАЗГОВОР

             Крестьянин о земле, а солдат об оружии говорить норовит,
             Моряк же -- о лодке; и каждый свое ремесло славит.
   

СОКРАТ

             Великая это мудрость,
             Добро от зла отличать:
             "Небо -- не разум те переменяют,
             Которые по пути за море ходят".
   

ГОТОВНОСТЬ КО ЗЛУ

             Трудно плотинами преграждать реки, которые бегут
             Быстром течением, стремясь к горькому морю.
             Равно трудно удержать злого не только просьбою
             От препираний подлых, но и угрозою строгих законов.
             Кто поймает с высокой башни падающего,
             Тот задержит и стремление ко злу бегущего.
             Скоры ноги у серны, быстры и олени,
             Но быстрее злодея к злу устремления.
             Если не успеет где злодеянием, там стремится возместить
             Мгновенно мыслью,-- и той может вредить.
   

ЛАСКАНИЕ ДЕТЕЙ

             Обезьяна -- потешный и смышленый зверек,
             Чрезмерно лаская, задавила своего детеныша.
             Так чрезмерными нежностями милых своих деток
             К смерти приводят неосторожные матери.
   

NAśLADOWANIE

             Zeuxis na ćwiecie walarz znamienity
             Od Agrygentow niegdyś był użyty,
             Był wymalował contrfekt Junony,
             Godny boginiej, a nie naganiony.
             Pięć wybrał panień prześlicznego lica,
             Z których zbierała wzór jego zrzenica:
             Co się więc w której ślicznego mu zdało,
             To na tablicy pędzlem się pisało.
             Takim sposobem obraz wykształtował,
             Któremu wszystek świat się zedziwował.
             Człowiek chresciański obraz świętej cnoty
             Ma stawić Bogu z prześlicznej roboty.
             Na durzy swojej więc za prototypem,
             Na kształt ktorego ma być jego ectуpon.
             Niech mu Marią ozdobę śliczności
             Duchownej у skarb duszewnej piękności;
             W niej się to samej wszystko zgromadziło,
             Bo na wsze inne święte rozdzieliło.
             Nie trzeba wielu światłych gwiard jasności,
             Gdzie złoty Phaebus sypie swe światłości.
             Nie trzeba cystern, gdzie wody żyjące
             Próg omywają, rzękami płynące.
             Bez szkody Egypt, lub dźdże nie bywają,--
             Dość wod Nilowych, bo też dźdze stają.
             Nie do wielu drzew, gdzie owoców mało
             Skwapliwie bieżyt, lecz gdzie dość stało,
             By też na jednym. Y lepsza ta rola,
             Która nad dziesięć jedyna wydoła.
             Mamyż my w prawdzie bez liczby na niebie,
             Którzy nam przykład cnót podają w siebie.
             Z tych dobrze zbierać wzora pobożności,
             Tak pszczoła zbiera z kwiecia swe sładkości,
             Lecz jest zdrów cały bezdenna fontanna,
             Morze cnot wszelkich, przenaczystsza Panna.
             W tej jednej wszystkie wizerunki mamy,
             Jej się podobąć, Bogu podobamy.
   

ПОДРАЖАНИЕ

             Зевксид 1 -- художник в мире знаменитый --
             Агригентами 2 некогда был приглашен,
             Чтоб написать портрет Юноны 3,
             Достойный богини и безупречный.
             Пять выбрал дев с прекрасным ликом,
             Из которых глаз его составлял образец:
             Итак, что в какой из них представлялось ему красивым,
             То на доске кистью писалось.
             Таким способом сотворил он образ,
             Которому весь мир изумлялся.
             Человек-христианин образ святой добродетели
             Должен создать Богу прекрасным трудом,
             По прототипу своей души,
             В форме которого должен быть образ нерукотворный.
             Пусть ему от Марии будет украшение миловидности
             Духовной и сокровище душевной красоты.
             В ней самой все сосредоточено,
             Что и на всех прочих святых поделилось.
             Не нужно многих светлых звезд сияние,
             Где златой Феб рассыпает свои лучи.
             Не нужно цистерн, где воды живые
             Порог омывают, реками текущие.
             Нет вреда Египту, хоть и дождя там не бывает:
             Достаток вод Нила дождь ему заменяет.
             Не ко многим древам, на которых плодов мало,
             Торопливо бегут, но туда, где их достаточно
             Пусть даже на одном. И лучше та пашня,
             Которая одна больше десяти родит.
             Имеем же мы поистине без числа на небе тех,
             Кто нам пример добродетелей подает собою.
             С них хорошо составлять образец набожности,
             Так пчела собирает с цветов свои сладости.
             Но есть целомудрия бездонный фонтан,
             Море добродетелей всяких -- пречистая Дева.
             В ней одной все изображения имеем,
             Ей подражая, Богу уподобляемся.
   

DESPERATIA KRÓLA SZWEDZKIEGO

                                           1
   
             Nadzieją więc żyjemy, w nadziei nadzieją
             Zaczynamy wsze sprawy, acz się też niedzieją,
             Według zamysłów naszych, nadziejej krolowa
             Fortuna do odmianę a największa głowa.
             Pobłądziły, acz z nadziei swojej zawiedziony.
             Od fortuny narzeka kroi dziś opuszczony.
             Monarchów w pomoc woła, narzeka na sługi:
             "Czemu nie przybywacie, kiedy czas tak długi.
             Bawią się widząc pana w niebiespiecznej toni,
             Kędy go orzeł biały do twej toniej goni?
             Kędyś jest Witemberka, przesławny hetmanie,
             Przybądź?" -- "Jako kiedy jestem więźniem, panie!"
   
                                           2
   
             "A Chersztejen Benedykt, kiędy się on bawi?" --
             "W Zamościu z Witemberkiem wespół siedzi, prawie,
             Od Jana Kazimierza zesłany w tę stronę,
             Aby po polsku umiał, jeśli chce koronę.
             Polska rządzić vicerex, alie moje zdanie,
             Niepragniema cudzego, podźmy nazad, panie!"
   
                                           3
   
             "Gdzie nasz mądry Eszkot, niech ten nam poradzi!" --
             "Ach za szyje mie, panie, już polak prowadzi!
             Póki zdrowia y moja rada tobie była,
             Póki naszej fortuny nadzieja służyła".
   
                                           4
   
             "Niech że przyczie nasz Wieger i Leon Haupt miody!" --
             "Szuka w Litwie korzyści przyszliście do szkody.
             Zamojski nas prowadzi do swojej fortecy,
             Niespodziewaj z nas, panie, już usługi więcej".
   
                                           5
   
             "A Kenix Mark z ludem swym, dokąd on też zmierza?" --
             "Wpędzonym od Wisły od Jana Kazimierza,
             Króla polskiego, wojska opiłem zlę wody,
             Już z rybami mnie tylko przydzie w ciemne wody".
   
                                           6
   
             "A gdzie general Waldek z Wallenrodem starym?]"
             "Pod Prostkami, kiedym miał utarczką z tatary,
             Pruskie wszytko uciekło, moje zaś wycięto,
             Radziwiła rannego i inym z onym wzięto.
             W dzikie pola już mię bisurmanin zaprawadzil,
             Bodaj piekła nie uszedł, który wojene radził!"
   
                                           7
   
             "A ty, xiąże koniuszy, zacny Radziwiłe,
             Którego ja poważał y traktował miłe,
             Pośpiesz, pośpiesz, a pośpiesz jak najprzędziej do mnie!" --
             "Aboś nie dał jeszcze znać o sobie у o mnie? --
   
                                           8
   
             Izrael twój kochany pod Prostkami wzięty,
             A jam kilkakroć szablą tatarską zacięty.
             Opatszy z konia, o żywot Gonsiewskiego prosił.
             Bóg mię skarał, żem rękę na króla podnosił".
   
                                           9
   
             "A kędzyż są wielmożni bracia Anglikowie?" --
             "Jaden siedzi u tatar, drugi wzioł po głowie".--
             "Niech że przydzie Boktranek z pułkami swojemi!" --
             "Już nas szabla tatarska oddała dziś ziemi!"
   
                                           10
   
             "Kiędyż xiąże Angielskie, pytam się o tobie,--
             Wszak z laski bożej żyjesz, masz wszytkie przy sobie.
             Spiesz się do nas jak najprzędzej, niedosypaj nocy,
             Czekamy jako najprzędzej od ciebie pomocy" --
             "Obiegli mnie w Chojniczu polacy potężnie,
             Ile mi sił stawało, braniłem się mężnie,
             I gdym się już nie spodział wsparcia z żadnej strony,
             Aobłęczeniem srogim będą przycieśniony.
             Przysięgam przeciwko im więcej nie wojować,
             Jeżeli chciał moj żywot z utraty salwować.
             Bogu niech będzie chwała żem wybrnął z tej toni,
             Nigdy już na polaka nie dobędę broni!"
   
                                           11
   
             "Generał Vitex -- w Krakowie, tam zamok obronny!" --
             "O, j uż mie wyrugował marszałek koronny!" --
             "Przydź że tu, jenerale, z pułkami twojemi!" --
             "Jedni pouciekali, drudzy leżą w ziemi:
             Przez niedziel ośm potężne będąc oblążony
             Przy głodzie powietrzem od boga nawiedzony.
             Zem zdrowie mie uniósł, Bogu dają dzięki,
             Nie podniosę na króla polskiego już ręki".
   
                                           12
   
             "W Toruniu co się dzieje?" -- "Tam nasza osada.
             Trupem nas położyła miasta tego zdrada.
             Tajemną z wojskiem polskim zmowę uczynili,
             żadnemu nie folgując na głowę nas zbili".
   
                                           13
   
             "Kenix Mark z wojskiem swym ten nas posiłkuje!" --
             "Próżna, królu, nadzieja -- w Mindzy refiduje.
             Gdańszczanie mie po morzu Bałtyckim przejęli,
             Tam mie z wojskiem z armaty y z amunicyjej wzięli.
             Szkatułę z sekretami wstawiono do wody,
             Którą morskie wyniośli na brzeg niepogody.
             A tu już dostała gdańszczanom ta w ręce".--
             "Jakoby ostrym mieczem przeraził me serce.
             Kiedy mie za przybyciem Jana Kazimierza
             Praefientią królu we ręce spoi ową zmierza:
             Listy moje sekretne w oczach razwijają,
             Wszytkie naszy praktyki na świat wyjawiają!"
   
                                           14
   
             "A graf Magnus niech z Inflant wojska swoje ruszy!" --
             "Moskal co nie wypędził mnie samemu z duszy:
             Rygę przez całe lato mocno infektował,
             Inne fortecy pobrał, Inflanty splondrował".
   
                                           15
   
             "A graf Puntus, Leon Hault?" -- "Ci pomiarli oba,
             Niezliczone wojska pożarła choroba".
   
                                           16
   
             "Akiędyż jest graf Fertum, kawaler waleczny?" --
             "Ten kwiatowa! już wojnę, przyjął pokój wieczny.
             Od moskala na Narcu został urożony,
             Ktorego car odosłał bez głowy do żony".
   
                                           17
   
             "Syn Gnart!" -- "Ten szedł pod Birże, ile zdowych było,
             Tych w Radziwiliszkach polskie wojske zbiło.
             Na kilka set tatarom piechoty wycięto,*
             Oficerów niemało z oberszterem wzięto".
   
                                           18
   
             "Niech Pall lud zwiedze, a niech do nas stanie!" --
             "Oblężonym z Birz wyniść już nie mogą, panie!"
   
                                           19
   
             "Niech wielmożny ten Herlant graf, szwager moj miły,
             Swoje dziś nam na pomoc niechaj wyszle siły!" --
             "Królu szwedski! ze mną się już stało podiable,
             Rozdzielił w drobnie sztuki ciało mie przez szable.
             Wielkopolanin tyrański okrutnie me zabił
             Twoja to jest przyczyna, tyś mi tu wyrabił.
             Chciwość w nas nasza, prawdę przyznać muszę,
             Królem polskim nie będziesz, a jam pozbył duszą".
   
                                           20
   
             "О xiążieciu Wejmarskim spytać się też godzi,
             Kiędy jest szczęśliwie mu żalić się powadzi".--
             "Jabym się rad na pomoc królu puścił w drogę
             Rękoma już nie mogą, ani też stać mogę!"
   
                                           21
   
             "Przydzie, grafie fon Senhazan, bywałeś nam chętny,
             A posił nas swym wojskiem jako pan majętny".--
             "Jabym rad, zacny królu, dopomogł dziś tobie,
             Ale leżę zawarty już w podziemnym grobie".
   
                                           22
   
             "Przybądź, xiąże Sen Krojn, a daj swoje zdanie,
             Co nam począć?" -- "Do Pomor uciekajmy, panie!"
   
                                           23
   
             "Kurfirszcie Brandenburski у z swemi prusami,
             Jakoś począł do końca, stawaj oraz z nami".--
             "Ja dobrego już końca tej wojny nie tuszę,
             Małość co dopomogę, a sam zginąć muszą!
   
                                           24
   
             żałując tej Ligi, żem przemował kiedy
             I sam nic nie wskaraleś nas nabawił biedy,
             I sam nic nie wskaraleś nas nabawił biedy,
             Złem uczynił, żem polakow lekce sobie ważył.
             Gonsiewski, wpaszy w Prusy, wojska me poraził.
             Armaten mi odebrał, tatarów zaś chatą
             Ogniem i mieczem karał Prusy moje, za tą,
             Rzekami płynęła krów w państwie moim człecza,
             żem na króla polskiego dobył mego miecza".--
             "Przez listy swe pochlebne tuście nas zwabili,
             Niedotrzymawszy słowa, wojskaście me zbili.
             Bym wojną, z królem zaczął, samiście radzili,
             Zdradziliście wprzód pana i mnie też zdrarzili.
             Litewskie Xiąstwo podać też oblegował.
             Janusz Radziwił jakorz stało nam hołdował
             Z całą żmudzią, która nas za pana przyjęła,
             Potym się zbuntowawszy ludzie mie wycięła.
             Nie dość na tym że sami są z Hołdu sie wybili,
             Ale jeszcze maskala na kark nam wsadzili,
             Dwuch państw chciałem być królem у Litwo być miała,
             Moja lecz mi fortuna tego niesprzyjała.
             Ważyłem na armatę, wojsku swemu płacił,
             Chciałem nabyć cudzego, ale swoje stracił.
             Inflanty maskal spalił, tatarzyn Pomorską,
             Znaczną widzę nad sobą dzisia karą boską.
             Zachciałem z królem polskim dostąpić pokoju,
             Straciłem wszytkie wojskie, niemam nie do boju.
             Przymi, królu, za moj grzech proźbę mą w nagrodzie,
             Lubo we wstydzę proszą, żyjma z sobą w zgodzie.
             Wszak wet ze wet oddano już mi у sowito,
             Arcyxiążat у grafów у wojska wybito.
             Do pańswa mego oczu pokazać nie mogą,--
             Królu polski, twoje wojska zastąpili drogę.
             Wypuść przynamniej z duczą, dość takiej nagany
             Miedzy wszytkiemi pewnie już niewydę stany.
             Sam grzch wyznawam na się у żem dziś pobłądził,
             Czego grzech, królu polski, gdymsie sam osandził!"
   
                                           25
   
             "Dla takowego gościu więć takowe gody.
             Kiedy cie przuciesnione w ten czas szukać zgody.
             Już nie czas, królu szwedski,-- dekret boży z nieba;
             Splondrowaleś mi państwo, zapłacić ci trzeba".
   
                                           26
   
             "Teraz widzę wszytkiego jestem pouszczony,
             Posiłków nie spodziewam większych z żadnej strony.
             Kancler Hersztejn umarł, Radziejowski szalieje,--
             Ostatni dziś nam w tobie, potaszu, nadzieje.
             Pomóż mi, Krune Muelu, pomóżcie, łapówie,
             Pomóżcie, czesi, у wy, waleczni finowie.
             Pomoż, potężny turku, у ty, tatarzynie,
             Przybądź od Rokocego na pomoc, więgrzynie.
             Już mie świat opuścił, dopomóż sam Boże,
             A jeśli у ty nie chciesz, niech czart dopomoże!"
   

ОТЧАЯНИЕ КОРОЛЯ ШВЕДСКОГО

                                           1
   
             Надеясь, ведь, живем, в надежде, надеждой,
             Начинаем всяческие дела, хотя они и не совершаются
             По замыслам нашим. Надежды королева и высшая глава --
             Фортуна их изменяет.
             Сбившийся с пути, надеждой своей обманут,
             На Фортуну сетует днесь король одинокий.
             Монархов на помощь призывает, сетует на слуг:
             "Почему не приходите столь долгое время?
             Забавляются, видя господина в опасной бездне,
             Куда его белый орел гонит? 1
             Где же ты, Витемберг2, преславный гетман,
             Приди?"-- "Как? Ведь я -- узник, господин!"
   
                                           2
   
             "А Херштейн Бенедикт куда он3, куда он делся?"
             "В Замостье с Витембергом вместе сидит, доподлинно,
             Яном Казимиром 4 сослан он туда,
             Дабы польский язык выучил, если хочет Короной
             Польской как вице-король править. Но, по-моему,
             Не возжаждем чужого, пойдем назад, господин!"
   
                                           3
   
             "Где наш мудрый Эшкот? 5 Пусть он нам поможет!" --
             "Ах, господин, уже за шею меня поляк ведет! --
             Пока был в здравии и была помощь моя,
             Пока нам надежда на Фортуну служила".
   
                                           4
   
             "Пусть же подоспеют наш Вейгер и Леон Хаупт6 молодой!" --
             "Ищем мы в Литве выгоды, обретаем же себе ущерб.
             Замойский нас ведет в свою крепость.
             Не жди уж больше, господин, от нас услуги".
   
                                           5
   
             "А Кеникс Марк7 с людьми своими, куда же направляется он?"--
             "Загнан я в Вислу войском Яна Казимира,
             Короля польского, упился злой водою,--
             Уж с рыбами только в темные воды могу идти".
   
                                           6
   
             ("А где генерал Вальдек с Валленродом 8 старым?")
             "Под Простками, когда имел я схватку с татарами,
             Прусаки многие бежали, моих же всех порубили.
             Радзивилла 9 рененного и других с ним захватили.
             В дикие поля уж басурманин меня завел.
             Хоть бы ада не избежал тот, кто за войну ратовал!"
   
                                           7
   
             "А ты, князь конюший, благородный Радзивилл,
             Которого я уважал и милостями одаривал,
             Поспеши, поспеши, поспеши же, как можно скорее, ко мне!" --
             "Разве ты еще не знаешь о себе и обо мне? --
   
                                           8
   
             Израэль 10 твой любимый под Простками взят,
             А я саблей татарской несколько раз пораненный,
             Упав с коня, оставить жизнь мне Гонсевского п просил.
             Бог меня покарал за то, что я поднял руку на короля".
   
                                           9
   
             "А куда же делись вельможные братья англичане?" --
             "Один сидит у татар, другой получил по голове".--
             "Пусть же придет Боктранек с полками 12 своими!" --
             "Нас уже сабля татарская предала земле!"
   
                                           10
   
             "Где ж ты, князь английский? 13 справляюсь о тебе,--
             Ведь ты по милости божьей живешь, все при себе имеешь.
             Поспеши к нам, как можно скорее, не досыпай ночи,
             Ждем побыстрее от тебя помощи".--
             "Окружили меня в Хойницах мощно поляки,
             Пока сил у меня хватало, оборонялся я мужественно,
             Даже, когда я уж не надеялся на поддержку ни с какой стороны,
             Будучи тесним плотным окружением,
             Клянусь больше против них не воевать,
             Чтобы живота своего не лишиться.
             Бог да будет благословен, что я выбрался из этой бездны,
             Никогда уже на поляка не подниму оружия!"
   
                                           11
   
             "Генерал Витекс14 -- в. Кракове, там оборонительный замок!"--
             "О, меня уже вытеснил оттуда маршалек Коронный!" --
             "Приди же сюда, генерал, с полками своими!" --
             "Одни убежали, другие -- легли в землю:
             Недель восемь сдерживал я мощную осаду,
             Голод терпя и мор, богом ниспосланный.
             Слава Богу, что я здоровье свое сохранил,
             Больше не подниму руку на короля польского".
   
                                           12
   
             "В Торуни что делается?" -- "Там нас осадили.
             Трупом нас положила горожан измена.
             Тайный сговор с войском польским они учинили,
             Не давая никакой передышки, наголову нас разбили".
   
                                           13
   
             "Кеникс Марк 15 со своим войском, вот кто нам поможет!" --
             "Тщетная то, король, надежда -- в Мюндзе я пребываю.
             Гданчане меня в море Балтийском перехватили,
             Там меня с войсками, с пушками и со всей амуницией взяли.
             Шкатулка с секретными документами была брошена в воду,
             Но ее морской шторм выбросил на берег.
             А здесь уж она попалась гданчанам в руки".--
             "Словно острым мечом поразил ты мое сердце.
             По прибытии Яна Казимира, самонадеянностью своей в руки короля,
             Меня вместе с нею предал:
             Письма мои секретные представлены на обозрение,
             Все наши планы перед всем миром раскрылись!"
   
                                           14
   
             "А граф Магнус? Пусть из Инфлянт войска свои двинет!"16 --
             "Москаль из меня самого чуть не выбил душу:
             Ригу целое лето мощно атаковал,
             Другие крепости захватил, Инфлянты разграбил".
   
                                           15
   
             "А граф Пунтус, Леон Хаупт?" 17 -- "Померли оба,
             Несметное их войско пожрала болезнь".
   
                                           16
   
             "А где граф Фертум 18, доблестный кавалер?" --
             "Он уж оставил войны, отошел к вечному покою.
             От москаля под Нарвой получил ранение,
             И царь его без головы к жене отослал".
   
                                           17
   
             "Сын Гнарт!" 19 -- "Этот шел под Биржы, сколько с ним здоровых было,
             Столько в Радзивилишках польское войско побило.
             Несколько сот пехотинцев у татар порублено,
             Немало офицеров с полковником в плен взято".
   
                                           18
   
             "Пусть Палл 20 людей своих поднимет и к нам ведет!"
             "Окруженный, я из Биж выбраться уж не могу, господин!"
   
                                           19
   
             "Пусть же вельможный сей Херланд граф21, шурин мой милый,
             Свои ныне нам на помощь пошлет силы!" --
             "Король шведский! Черт уж меня побрал на тот свет:
             Раздробил тело мое на части саблей.
             Великополянин -- тиран жестоко меня убил.
             Твоя в этом вина, ты мне это устроил.
             Жадность нас губит, по правде признать надо,--
             Королем польским ты не будешь, а я из-за этого дух испустил".
   
                                           20
   
             "О князе Веймарском 22 узнать также следует,
             Коль он счастлив, ему плакаться станем",--
             "Я бы рад отправиться в дорогу на помощь королю,
             Да не руками уж, ни ногами двигать не могу!"
   
                                           21
   
             "Приди, граф фон Сенхазен 23, ты был нам предан,
             Пособи нам своим войском как состоятельный господин".--
             "Я бы рад, благородный король, помочь ныне тебе,
             Но уж под землею лежу в гробе".
   
                                           22
   
             "Прибудь, князь Сен-Кройн24, выскажи свое мнение:
             Что нам делать?" -- "К Поморью бежим, господин!"
   
                                           23
   
             "Курфюрст Бранденбургский 25 со своими пруссами,
             Коль начал, так уж будь до конца с нами".--
             "Я хорошего конца этой войне уже не чаю,--
             Даже немного тебе помогая, сам погибнуть могу!
   
                                           24
   
             Жалею, что вступил я в ту лигу,
             И сам ты ничего не достиг, и на нас навлек беду.
             Плохо я сделал, что поляков недооценивал:
             Гонсевский, вторгшись в Пруссию, войска мои разбил,
             Артиллерию у меня отобрал, татарскими же полчищами
             Огнем и мечом Пруссию мою карал, поэтому
             Реками текла кровь человеческая в моем государстве,
             Из-за того, что я на короля польского поднял свой меч".--
             "Письмами своими льстивыми вы сюда нас заманили,
             Нарушив обещание, войско мое погубили,
             Чтобы я войну с королем начал, вы сами же советовали,--
             Даже Литовское княжество, и его осадил
             Ян Радзивилл 26, который прежде был нашим союзником
             Со всей Жмудью, каковая нас государем признала,
             Да потом, взбунтовавшись, людей моих посекла.
             Мало того, что сами же от присяги своей отреклись,
             Так еще москаля на голову нам посадили.
             Двух государств хотел я быть королем, и Литва должна была быть
             Моею, но фортуна мне в том не благоприятствовала
             Рассчитывал я на пушки, войску своему платил,
             Хотел приобрести чужое, а утратил свое.
             Инфлаиты москаль спалил, татарин -- Поморье;
             Значительную вижу над собой нынче кару божью.
             Хочу с королем польским договариваться о мире,
             Потерял я все войска, не с чем воевать.
             Прими, король, за мой грех просьбу мою в награду,
             Покорно со стыдом прошу, будем меж собой жить в согласии.
             Ведь уже воздано мне око за око и щедро
             Князей, и графов, и войска побито!
             В государстве своем я не могу показаться на глаза,--
             Король польский, твои войска перекрыли дорогу.
             Выпусти, по крайней мере, живого, довольно такого наказанья.
             Ч уже ни на кого не пойду войной.
             Сам свой грех признаю и то, что ныне я был не прав.
             Да что грех, король польский, когда я сам себя осудил!"
   
                                           25
   
             "Каков гость, таков, стало быть, и прием.
             Как тебя прижали,-- тогда стал искать мира.
             Теперь уж не время, король шведский, на то -- указ божий с неба;
             Разграбил ты мое государство, расплатиться тебе надо".
   
                                           26
   
             "Теперь мне все ясно, теперь я всего лишен,
             Поддержки больше не ожидаю ни с какой стороны.
             Канцлер Херштейн умер, Радзейовский 27 дурит --
             На тебя, яд, последняя нам надежда ныне осталась.
             Помоги мне, Кромвель, помогите лопари,
             Помогите, чехи, и вы, доблестные финны,
             Помоги, могучий турок, и ты, татарин,
             Приди от Ракоци 28 на помощь, венгр.
             Весь мир уж меня покинул. Помоги же ты, Боже,
             А если и ты не хочешь, пусть черт мне поможет!"
   

KRÓL SZWEDZKI OFICERÓW SWYCH SZUKA

             Król szwedski pragnąć cudze,
             Pytać się z nich o każdego:
             Postradał sług swych niemało,
             Tak jemu szczęście kazało.
             Kenix Marku mój wybrany? --
             We Gdańsku jest pojmany.
             Witemberku w którejś ziemi? --
             Mówią,-- z spoi więźniami memi.
             Wróć, effeci nieospały! --
             Wziol mie polak w wierze stały.
             A Negornia -- gdzie obraca! --
             Nienadała się nas praca.
             Graf von Thoren moj czy żywy? --
             Lud moskiewski Rygi chciwy.
             Izraelu oberszterze? --
             Tatarzyn mie z sobą bierze.
             Kalesztena przepomnić szkoda --
             Krew z niego ciekła jak woda.
             A szwager moj Gongyciej? --
             Nie wróci już do Szwecjej.
             Xiąże Wiejmarski czy li je? --
             Ledwo nieszczęśny są żyje.
             Co myśli xiąże z Anhaltu,
             Nieże czynił siłą gwałtu?
             Aniłow czy nie masz z wami? --
             Jeden idzie z tatarami!
             Waldek młody z mędrym Borkiem? --
             Orda z niemi w swoje skokiem.
             Poseł dawny i odważny,
             Orzeł któż w boju nieuważny,
             Kenix Marku, starszy synie? --
             Nadzieja mą w Wisie płynie.
             Tu zaś ojcze, Kenix Marku.
             Lub mi nie do jarmarku!
             Po diable z takiemi żarty,--
             Rąsze z gdąszczan charty.
             Gdzieś się podział, ma pociecha?
             G1 (onsz) ę wszędy, a tym -- echo.
             Bardzo mi bez ciebie nudno,
             Z Polskiej do Szwecijej trudno.
             Da mnie zwykłą chyłość swoję! --
             Oziemien pożucił zbroją.
             Leon Haupt? -- nim pospołu
             W Zamościu chodzim do stołu.
             Bom siła o nim rozumiał,
             Łeb mu uciąć w boju umiał!
             Czy jeszcze mie, króla, bronisz,--
             Już mie tu, panie, nie zgonisz.
             Miewali potrzebę odwagi,
             Szablą Soffon Kuriagi.
             Zacnej von Heffen co robi? --
             Polskie pola krwią swą zdobi.
             Jak obiecał lachom szkodzie,
             Puta się nazad odchodzie.
             Czy nie ścina, czy nie pali? --
             Na własną się głowę wali.
             Odważnych rodzonych -- braci,
             Drugi w bitwie żywot traci.
             Cna rycerska compania,
             Jak na przędnim kraje dbania
             W mej potrzebie więc próżnuje,
             Ze sam siebie już nie czuje!
             Co też myślisz o tej wojnie? --
             Jam sie napiś wody hojnie.
             Gdzie też wasz wolą zimować? --
             Chcą mię gdańszczanie przechować.
             To ty pewnie w Mindze siedzisz?
             Prożno ze mną, lisę, siedzisz.
             Więc brat mój, xiąże von Kroją
             Prosi pewnego pokoja.
             Kurfirszcie, dotszymaj słowa,
             Ma z twoją ginąć ma głowa.
             Panowie, odstępujecie? --
             Każdy sie chrani na swiecie.
             Ratuj że, obersternie,
             Nie mogą już radzić wiernie.
             A ty, zamorski Kromwelu? --
             Oszukałem już ja wielu.
             Leon Hauplt, czy nie lwia głowa! --
             Samsonom ginąć nienowa.
             Graf Magnus zastawszy w Rydzie! --
             Radby wyprawić, lecz widzę:
             Niemam z pryjacioł żadnego,
             Z tych zabito nie jednego.
             Inflanty zruinowane,
             Rzeczy zwargowane.
             Pieszy też nie mogą zdołąć,
             Jako diabłów muszą woląc!
             Nie chce w polskich krajach zostać,
             Bierze na sie inszą postać.
             Wszakeśmy przysięgli sobie,
             Zdrawsza rada o tej dobie.
             Cóż się mu obiecowali,
             Gdy się sąsiadu dom wali.
             Nadzieja ostatnia w tobie,
             Bom i z bracią są jak w grobie.
             Gdzie twe obetnice dawne?! --
             Me zdrady są światu jawne.--
             Tam postrasz swym rykiem! --
             Bog wojuje swoim szykiem.--
             Niech poszle Pontusa brata.
             że ustąpił i ten ż świata?!
             Radziejowski desperuje,
             A z obcych nicht nie ratuje.
             A w Prusiach sie mię nie boją,
             Dziwne myśli w głowę roją.
             Ratujcie, łupi finowie,
             Patrzcie czy niemy, synowie!
   

КОРОЛЬ ШВЕДСКИЙ ОФИЦЕРОВ СВОИХ ИЩЕТ

             Король шведский, жаждя чужого,
             Допытывался у каждого:
             Потерял слуг своих немало,
             Так ему счастье сулило.
             Кеникс Марк где мой избранный? --
             В Гданьске пойман.
             Витемберг в какой же земле? --
             Говорят,-- вместе с заключенными моими.
             Вернись, деятель энергичный --
             Взял меня поляк в башне крепкой.
             А Негорна 1 -- где он вертится? --
             Не пригодилась нам работа.
             Граф фон Торен 2 мой жив ли? --
             Люд московский на Ригу алчен.
             Израэль где полковник? --
             Татарин меня с собою погнал.
             Калынтейна 3 припомнить жаль --
             Кровь с него текла, как вода.
             А шурин мой Гонцыций? 4 --
             Уже не вернется в Швецию.
             Князь Веймарский, существуешь ли ты? --
             Едва несчастный и жить остался.
             Что думаешь, князь из Анхальта 5
             Разве не чинил ты силой насилия?
             Ангелов-спасителей разве нет с вами? --
             Один идет с татарами!
             Вальдек где юный с мудрым Боркием? 6 --
             Орда с ними к себе скачет.
             Посланник где, крепкий и отважный,
             Который в бою был невнимателен,
             Кеникс Марк, старший сын? --
             Надежда моя по Висле плывет.
             Здесь же отец, Кеникс Марк.
             Однако мне не до смеха!
             К дьяволу с такими шутками,--
             Прут от гданшчан черти.
             Куда же ты делся, моя утеха?
             Возглашаю всюду, а в ответ -- эхо.
             Очень мне без тебя скучно,
             Из Польши в Швецию выбраться трудно.
             Яви мне привычное послушание твое! --
             На землю уж бросил доспехи.
             Леон Хаупт 7 где? С ним обычно
             В Замостье ходим обедать.
             Если бы я его уразумел,
             Голову бы ему отсечь в бою мог!
             Хранишь ли еще меня, короля,
             Господи? -- меня уже отсюда не сгонишь.
             Имел я, бывало, потребу в отваге,
             В сабле Софона Куряги 8.
             Благородный фон Хеффен 9 что делает? --
             Польские поля кровью своею красит.
             Как пообещал ляхам вредить,
             А ныне пытается назад отходить.
             Разве не режет, разве не жжет? --
             На собственную голову сокрушается.
             Отважных родных -- братья,
             Другие свою жизнь в битве теряют.
             Доблестная рыцарская компания,
             Как на переднем крае в моем деле
             Старания ничуть не показываешь,
             Что я уже сам себя не чую!
             Что же думаешь об этой войне? --
             Я воды нахлебался щедро.
             Где же изволишь зимовать? --
             Хотят меня гданьшчане спрятать.
             Потому ты, наверное, в Мюндзе сидишь?
             Тщетно за мною, лиса, следишь.
             Стало быть, брат мой, князя фон Кроя
             Проси о надежном мире.
             Курфюрст, держи слово,--
             Может с твоей и моя пропасть голова!
             Господа, отступаете? --
             Каждый на свете себя бережет.
             Спаси же, полковник,
             Не могу уже советовать верно.
             А ты где, заморский Кромвель? 10 --
             Обманули уж меня многие.
             Леон Хаупт, не львиная ли ты голова! --
             Самсоном погибнуть не ново.
             Граф Магнус, оставшийся в Риге! --
             Рад бы я отправить войско, да видишь:
             Нет у меня из друзей никого,
             Из них не один уже убит.
             Инфлянты разрушены,
             Вещи разграблены.
             Пеший также не смогу с противником справиться,
             Хоть дьяволов зови на помощь!
             Не хочу в польских краях оставаться,
             Все тут переменилось.
             Привлекли же мы себя сюда,
             Нарушив договор,
             По которому обещали не вредить
             Соседу, когда у него дом рушится.
             Последняя надежда на тебя,
             Ибо я с братьями своими как в гробу.
             Где твои былые обещания?! --
             Мои измены миру стали явны.--
             Погрози же ему своим рыком! --
             Бог против нас воюет со своим воинством.--
             Пусть пошлет Понтуса брата.
             Что и этот свет покинул?!
             Радзейовский отчаивается,
             А чужих выручать ничуть и не думает.
             А в Пруссии меня не боятся.
             Удивительные мысли в голове роятся.
             Спасите лопари, фины,
             Смотрите или вы онемели, сыны!
   

Школьная пьеса

WIERSZY W WIELKY PI TEK PRZY BRANIU PŁASZCZENICY

W(manastyrze ojca xiędza Szem[bek]a)

   
                                           PROLOG:
             Cnych słuchaczów widzę, że się zebrało.
                  Jakowymby widokom przypatrzyć się chciało?
             Tu, ja nie widzę być co tak znamienitego,
                  Okrom aktu przy pańskim pogrzebie smutnego,
             Gdzie pobożnaą wnet sami duszę obaczycie,
                  Lamiętującą gorzko tuż wszyscy ujzrzycie,
             Której Anioł pokaże Pańskie cierpliwości:
                  Gdzie co kolwiek ucierpiał dla nas wszytkich żłości;
             Tudziesz ziemni mieszkańce będą lamientować
                  I śmierci Pana swego okrutnej żałować.
             Jeno proszę racz ucha, słuchaczu, nakłonić,
                  By się z sercem zgadzało łaskawie je skłonić.
   
                                 śpiewanie
             (W tym dusza wynijdzie ze czterma chory)
                                 Dusza Pobożna:
   
             Nie widzę, ach, lekarza być tak mesternego,
                  By żalu sercu memu uskronił ciężkiego.
             żal nieznośny ponoszx, gdy dziś Zbawiciela
                  Oblubieńcy oglądam у odkupiciela,
             Który wszech synów ludzkich przechodził sliczością,
                  Tyrańską pohańbion jest teraz okrutnością.
             Z krzyża zdzięte zranione moce odkupienie.
                  Dopomóż ziemi żalu ty wszelkie stworzenie.
             Słońce z xiężycem szały swoje odmienili
                  Ozdobnie a pochmurnym płaczem sie okryli,
             Gwiazdy nieznają w niebie swego firmamentu,
                  A ziemia się nadzwyczaj rusza z Fundamentu.
             Krzemieniste opoki żalu pomagają,
                  Gdy się ze stuki gruchocząc na ziemię padają.
             żałująnc Pana zaczym у ja nieprzestanie
                  Płakać ani od grobu twego anie wstanie.

(Tu padnie durzą pod krzyżem)

   
                                 Spiewanie:
   
             Еще моя доколи во лености спиши,
                  Егда в гробе Иисуса умарщвленна зриши.

(Z mieczem Anioł wynijdzie у duszę podejmie ze zewem":

             Powstań, dusza pobożna, czemuż się frasujesz,
                  Przerażając swym niebo głosem, lamiętujesz?
   
                                 Dusza:
   
             Aniele, sługo boży, dodaj mi uciechi,
                  Bo nie widzę Jezusa -- mej jednej pociechi.
             Pokaż, gdzie on jest у był, pójdę ja tą drogą,
                  Prowadź za obluzieńcem mnie nędzną, obugą.
   
                       Anioł (do ludzi mówi):
   
             Kaźń Boża na grzeszników, którzy nie niedbają
                  O Bogą, ani strachu jego się lękają,
             W dzień sądny będzie karać tą sprawiedliwością,
                  Gdy z Aniołami przydzie twoją wielmożnością.
             A za nie wasze grzechi oto przyprawili
                  Pana, gdy go okrutnie na krzyżu przubili?
             Porstań z grzechu, grzeszniku, radź pilno o sobie,
                  Bładaj Pana twojego, leżącego w grobie.
             A ty, dusza, oglądaj ze mną drogi Pańskie,
                  Któremi prowadzili ręce go tyrańskie.

(W ogródku Anioł z duszą mówi):

             śliczny ogród, gdzie Adam chęcał być wyniesionym,
                  Alie wnet przez smak jabłka stał się poniżonym
             Masz tu daleko barziej ogródek śliczniejszy,
                  A k izbawieniu twemu zawsze bezpeczniejszy,
             W tym bowiem Pan modlił się upadszy na ziemie
                  Bogu ojcu, by dźwignuł Adamowe plemie.

(Dusza upadszy na kolana tako mowę w ogródku):

             O Jezu moj, dość krwawa z przeczystego lica
                  Łzy za zbawienie nasze toczy twe rzenica;
             Upadam у ja prosząc, daj mi Izy strumienie,
                  By one oczuscili brudne me sumnienie.
   
                                 śpiewanie:
   
             Слезы ми даждь, Господи, горко до плачуся
                  Дел моих, а сердце ми скрушу, умилюся.
   
                       Anioł z Duszą u Anasza:
   
             Powstań a obacz, dusza, drogi Pańskie smutne,
                  Jakogo u Annasza ręce, ach, okrutne,
             Policzkują baranka mocno związenago,
                  mając go za proroka sobie fałecznego.
   
                       Dusza (padnie na kolana):
   
             Zbewicielu moj, skarbie nieoszacowany,
                  Jakowe od tyranów ponosisz nagany
             Zaplewanie, a w policzkach cierpisz uderzenie;
                  Niech proszę stąd stanie się duszy mej zbawienie.
   
                                 śpiewanie:
   
             Преста се, неправедне седе заплеваным
                  Иисус Христос, плещи свои готовав на раны
   
                       Aniołz Duszą u Kaifaszа:
   
             A te miejscie, pobożno Dusza, Kaifaszowe,
                  Gdzie się у oraz stało zaprzenie Piotrowe.
             Skoro rzekł Pan, że jestem syna Najwisszego,
                  Kaifasz zchodzi nieprawy z rozumu prawego,
             Szarpu wnet że na tobie szalony odzienie.
                  A Piotr niestały czyni o Panie rzeczenie:
             Nieznam, prami, człowieka,-- pozbył stateczności
                  Ten więc, który do Pana był większej miłości.
   
                                 Dusza:
   
             Oblubienec mój drogy, lubo cię nie znają
                  Uczniowie twe, w twym rażce ciebie się rzekają.
             Ja ciebie znam być syna Boga Najwyszego,
                  Dla odkupienia na śmierć gotowam mojego.
             Oraz z toby należy ścierpieć wszelki męki,
                  Ty dodajme pomocy łaskawej twej ręki.
   
                                 śpiewanie:
   
             Теплейши верою Петр Иисуса заприся:
                  Не знаю человека! -- яве устыдися.
   
                       Anioł u Piłata z Duszą:
   
             A tu Piłat z Herodem waśni swej wetują,
                  Przez Jezusa wednanie, gdy z nowa wstępują:
             Piłat Pana posyła do Heroda złego,
                  A Herod niewstydliwy serca nadętego
             Odsyła Piłatowi, haniebnie zelżywszy,
                  Wilcze drapieżny, baranka у osromociwszy.
             Piłat rozkazał Pana w tym kamiennym słupie
                  Biczować у mordować zgromadzonej kupie,
             Z tąd machinę krzyżową ponieść mu zadana,
                  A Cyryneuszowi pomagać kazano.
   
                                 Dusza:
   
             Niewinnie oskarżony u Piłata stałeś,
                  Wzgardzony u Heroda w pośmieszku trwałeś.
             Zbawicelu moj drogi, nie miałeś pokoju
                  Nigdzie,-- obfita piór krew z czystego zdroju.
             Nadzieio oblubieńcze, jedyno kochany,
                  Raname twemi oczyść dusze mojej rany.
   
                                 śpiewanie:
   
             Пилат з Иродом в ушлостну езиобу вступают,
                  Грухнаса кгды Иисусови оба содевают.
   
                       Anioł u krzyża z Duszą:
   
             Oto mieście, oto krzyż, gdzie Pana przybili,
                  5-kratniej haniebna o śmierć przyprawili.
             Ciało z krzyża już zdięli odkupicielowe,
                  Do grobu chcąc prowadzić cni senatorowie
             Nikodem z Jozwem. A ty weź krżyż Pana swego,
                  Prowadź ze wespół z nime tam do grobu jego.
   
                       Dusza (krzyż biorąc mówi):
   
             Krzyżu święty, klejnocie nieoszacowany,
                  Perło nieprzepłacone, skarbce nieprzebrany,
             Ja ciebie, o pociecho, w ręce me przymuję,
                  Ciebie ochotnym sercem у usty całuję.
             Miło me przy tobie być, me lube, kochanie,
                  Póki Dusza uczuni z tym światem rozstanie.
   
                                 Anioł:
   
             Podź myż już pośpieszmy ku grobu Pańskiemu
                  A tam część у przystojną chwałę damy jemu.
   
                                 śpiewanie:
   
             Креста честный скарбницо всех добру невозбраны,
                  Трона дара вышнего неошацованы.

(Tu już Anioł z Duszą pójdą za zaponię, a wszyscy chory będą mówić":

             1. Gurni mieszkańce wespołek z zemnemi,
                  Zadziwujcie się, wodne z powietrznemi,
             Jak Bóg od człaka, ach, niestetyż smutną
                  Podjąć śmierć raczył sromotną okrutną.
             2. Dusza pobożna, dusza sprawiedliwa,
                  Wkturej postała miłość świątobliwa
             Ku Panu, że go aż nadder żałuje,--
                  Tocząc łzy z oczu hojnie lamiętuje.
             3. Dusza pobożna, dusza sprawiedliwa,
                  W której postała miłość świątobliwa,
             Anioła mając sobie przewodnika,
                  Z nim drogi Pańskie ochotnie przenika.
             4. Dusza pobożna, dusza sprawiedliwa,
                  W której postała miłość świątobliwa,
             Po tych fatygach przujęła pociechę --
                  Krzyż Pana swego na wieczną uciechę.
   
                                 śpiewanie:
   
             Душа моя, воскую во лености спиши,
                  Егда в гробе Иисуса умерщвленна зриши!
   
                                           1
   
             Pódź myż na miejscie, gdzie te drzewo święte
                  Rękoma duszy pobożnej przyjęte.
   
                                           2
   
             Pódź myż obaczmy świętości zostałe,
                  Przystojną im część oddajmy у chwałę.
   
                                           3
   
             Pódź my co przędzej, do nich się pośpieszmy,
                  Wziowszy ze strachem do grobu ponieśmy.
   
                                           4
   
             Pódź my a każdy bierz my co przysłusza,
                  Czym by się Bogu przysłużyła Dusza.

(Tu już będą brać):

   
                                 1. Wieniес:
   
             Krzyża niemasz, ja wzajem ten przymuje wieniec,
                  Którym zdobił skronie swe Duszy oblubieniec.
   
                                 2. Gwoździe:
   
             Mnie osem groździe święte w toż się przytrafili,
                  To bowiem grzechy nasze na krzyżu przybili.
   
                                 3. Trzcina:
   
             Dobra na mie у trzcina, która podpiesala
                  Zbawienie me na krzyżu, a grzechy zmazała.
   
                                 4. Kopiea:
   
             Kopice za obronę ochotnie przymuję,
                  Ktura z Diabla у śmiercy mile trzyumfuje.
             Pódź myż stąd do groby, mili braceszkowie;
                  Wy ciało z poczsciewością prowadźcie, ojcowie.

(Tu już pójdą Anioł, Dusza у chory do Wielkiej cerkwie.
Wiersze przed cerkwi już śpiewają wsze dzieci):

                                           1
   
             Płacz, człowiecze, lamiętuj, narzekaj stękaniem,
                  Na bowiem, ach, niewinnia Pana mordowali,
                  Te bowiem, ach, niewinnia Pana mordowali,
                  Niewinnego baranka zabić uknowali.
             Bądź że ty wżdy ku Panu gorątszej miłości,
                  Obnoś w pamięci swajej jego cierpliwości.
   
                                           2
   
             Gdy Jezus mój w ogrodku upadł na kolana,
                  Wszytka krwawym naswięt się potem twarz zalana,
             Pan się modlił gorąco, uczniowie ospali
                  O nachodzącej śmierci jego nie niedbali.
             Ty, przynamniej człowiecze, bądź czuły osobie,
                  Abyś wszelkie pokusy nie szkodzili tobie,
             Rozpamiętywaj męku dobrowolniejszego,
                  Módl się, cię wybawił Pan od wszezłego.
   
                                           3
   
             До Аинаша збавител ми гды был призваны,
                  От лвов сердитих баранок моцно скрепованы,
             Тако са од ти з нас божных сводзе за нешантву
                  И прет явни паличон Пану вызваиае
             Ты увада, человече, такое терпение
                  Панское и для него терпи в трапене.
   
                                           4
   
             Иисуса пред Кайафом гды постановили,
                  На тело му блюзнерци немощи тяжко положили.
             Але и Петр верою теплейши заприся,
                  Учителя своего при всех завстыдися
             Ты, человече, вызнавай пред кролми и паны,
                  Же Богу человек си стал се притерпел за ны.
   
                                           5
   
             Niezbożni w dom Piłatów gdy już wprowadzili
                  Pana mego a nad nim co chceli czynili,
             Piłat go Herodu odesłał hardego,
                  Herod nadęty pychą naśmiewał się z niego.
             Potem wżerać Piłata stanęła ta rada,
                  By go ze słupa biła tyrańska gromada.
             Ty, człowiecze, z pokorą w serce przymaj twego
                  Pana, nie biszuj złością grzechu niesczęsnego.
   
                                           6
   
             Gdy Pan niósł krzyż na sobie, a krew się toczyła
                  Strumienie wszytkie drogu obfitu kropiła;
             Gdy zaś umarł na krzyżu za występki twoje
                  Jezus Chrystus, nasłodsze odkupienie moje,
             Uważaj, jak barziej ty winen jest dla twego
                  Dobrodzieja ucierpieć wszystkiego przykrego
   
                                           7
   
             Иосиф з Никодимом смела приступили
                  До Пилата, гды тело сняти Бога сына просили.
             Плащаницею тело окрили чистою,
                  З маткою провадили в гроб прачистою.
             Ты, человече, для Пана нивча не збраняйса
                  Чинити што доброго на си не навстыдяйса.
   
                                           8
   
             Иосиф з Никодимом блажанные людзе,
                  Нехай вам нагорода в небе весна будзе.
             Жече творци своя нам навстыдали,
                  З набратством горачим с креста его сняли.
             Откуду же в остатнюю послугу снидиста,
                  В приготованом гробе его положиста.

(Po tym wielkiej cerkwi będą pokładać Pańskie passia.
Naprzód śpiewanie.)

             Anioł:
   
             śmiele Nikodem z Joswem smutno przystąpiwszy
                  Do Piłata a, Pańskie ciało uprosiwszy,
             Z krzyża swami rękoma poważnie zpuścili,
                  Prześcieradłem obwite w tym grobie złożyli
             Do groba już ochotnie wszyścy przystępuycje,
                  Z nabożną Duszą płaczcie a usty całuycje.
             Ciało Jezusa mego apłączac stękajcie
                  Y na przeciężkie swoje grzechy narzekajcie.
             Ty zaś, Dusza pobożna, kładź krzyż Pana swego
                  Tuż przy grobie nawieczne wysławienie jego.
   
                                 Dusza:
   
             Nie dam go, bo w tym sercu wesele być czuję,
                  Gdy ten klejnot najdroższy w ręku mych piastuję.
   
                                 Anioł:
   
             Tu go położ, bo w trzecy dzień doznasz większego
                  Wesela, gdy obaczysz z groba powstałego.
   
                                 Dusza:
   
             Krzyżu święty, nadziejo odkupienia mego,
                  Skarbcze niewyczerpany, ja z uboztwa swego
             To obiecuje lubo z toboj się rozstanę,
                  Ze nigdy cię w sercu mym nosić nie przestanę;
             A teraz przy tym grobie, gdy ciebie pokładam,
                  Z wzselaką poczciwością porzed tobą upadam.
   
                                 Anioł:
   
             A wy, mieszkańcy ziemni, co w ręki trzymacie
                  Przy tym grobie у krzyżu wszytko składać macie
   
                                 [Chor 1. Сorona]:
   
             Przenajdroższa korona zbawiciela mego,
                  Nad ciebie, sercu memu, niemam nic milszego.
             Z ręki mojey eję wydaję у kładę przy grobie,
                  Mając pewną nadzieję duszy mojej w tobie.
   
                                 Chor 2. Gwoździe:
   
             Gwoździe święte, wy na krzyż grzechy me przybili,
                  Wy z rąk у nog krew Pańska hojną wypuścili.
             Dla zbawienia mojego leżcież tu spokojnie,
                  Niechaj wam ziemskie plemie część daje przystojnie.
   
                                 Chor 3. Trzcina:
   
             Lubo mi у niemiło rozstać się z tą trzciną,
                  Która Diabłu у śmierci stała się ruina.
             Muszę iednak przy grobie у krzyżu zostawić,
                  Gdyż może bez wątpienia zbawienie mi sprawić.
   
                                 Chor 4. Kopicą:
   
             Ta charakter zguby mej na krzyżu rozdarła,
                  Ta żarło mej prbepaści przeciwne zawarła,
             Tą pokładam przy cnym Pańskim instrumiencie,
                  Sam nigdy nie przestanę przebywać w landende.
   
                                 śpiewanie.
                           Anioł (do ludzi mówi):
   
             Twoje grzechy sprawili, Adamowe plemie,
                  Ze tak raczył ucierpieć Pan nieba у ziemie,
             Twe występki baranka mocno krępowali
                  Ba y po drogach ostrych wszędy potrącali,
             Twoje brzydkie spośności na krzyżu przybili,
                  Te martwego w kamennym grobie położyli.
             Obacz się skrusz serce kamienne, grzeszniku,
                  Płacz, lamientuj, wzdychając, miśerny nędzniku.
             A w trzecim dniu radości spodziewać się trzeba --
                  Z wschodu słonecznego wesołgo z nieba.
             Pódźmyż у my każdy z nas ztąd d swoje mieszkanie,
                  Mając dobrą nadzieje, że Pan z martwych wstanie.

(Tu pojde Dusza. śpiewanie.)

   
                                 EPILOG:
   
             Przypatrzyłeś się widzę, słuchaczu łaskawy,
                  Jakie miała z Aniołem Dusza swe zabawy,
             Jak po drogach chodziła rzewnie lamientując,
                  A z nię mieszkańców ziemnych na toż uteskując.
             Spraw że у ty swe serce, bądź wdzięcznikiem tego,
                  Co zań ucierpieć raczył dla zbawienia twego.

AMD: Q Ra, W, m[ortis] Honorem

   

ВИРШИ В ВЕЛИКИЙ ПЯТОК* ПРИ ВЫНОСЕ ПЛАЩАНИЦЫ**

(В монастыре отца ксендза Шем[бек]а)

   * В Великую пятницу.
   ** Хоральные партии на старобелорусском языке остаются без перевода.
   
                                 ПРОЛОГ:
   
             Вижу добродетельных слушателей, что в круг собрались.
             На какие же образы здесь посмотреть бы они хотели?
             Не знаю, есть ли что-либо более достойное,
             чем деяние при Божьем погребении печальное,
             где сами скоро увидите Душу Благочестивую
             (плачущей горько ее все вы узрите),
             которой Ангел покажет муки Господа:
             где и сколько претерпел он за нас всяческих бед;
             здесь же земные жители будут причитать
             и о смерти жестокой Господа своего сокрушаться.
             Прошу только, слушатель, ухо с сердцем своим согласи,
             чтоб склонились доброжелательно.
   
                                 Пение
             (В это время Душа выходит с четырьмя хорами)
   
             Душа благочестивая:
             Не вижу, ах, врачевателя столь искусного,
             что мог бы из сердца моего глубокую скорбь вырвать.
             Я скорбь невыносимую испытываю, когда вижу ныне Спасителя,
             жениха моего и искупителя,
             который всех сынов человеческих превосходил красотой,
             теперь же тиранской жестокостью опозорен.
             И вот с креста уж снят, весь израненный, Искупитель.
             Помоги мне в скорби, все творения земли.
             Солнце с месяцем свое неистовое сверкание прекратили
             и плачем мрачным себя покрыли,
             звезды заблудились на небосводе,
             а земля необычайно потрясается.
             Скорби глыбы кремнистые помогают,
             когда, со скал осыпаясь, падают, грохоча, на землю.
             Потому и я, скорбя о Господе, не перестану
             плакать и от гроба твоего, Господи, не отойду.

(Тут падает Душа под крестом.)

                                 Пение:
   
             Еще моя доколи во лености спиши,
             егда в гробе Иисуса умерщвленна зриши.

(С мечем Ангел выходит и Душу поднимает с призывом.)

             Встань, Душа Благочестивая, зачем же ты печалишься,
             небо голосом своим ужасая, рыдаешь?
   
                                 Душа:
   
             Ангел, слуга божий, утешь меня,
             ибо не вижу Иисуса -- моей единственной радости.
             Покажи, где он есть, где был, пойду и я по тем дорогам,
             за женихом проводи меня, ничтожную, убогую.
   
                                 Ангел (говорит людям):
   
             Казнь божия на грешников, которые ни Бога не блюдут,
             ни гнева его не боятся,
             в день судный будет, когда воздастся за это по справедливости
             и с ангелами придет твоя, Боже, вельможность.
             Не ваши ли грехи привели
             к тому, что за них жестоко Господа на кресте распяли?
             Так оставь же грехи, грешник, моли о себе прилежно,
             восхваляй Господа твоего, лежащего во гробе.
             А ты, Душа, взгляни со мной пути Господни,
             по которым вели его руки мучителей.

(В саду Ангел с Душою говорит):

             Прекрасные кущи, где Адам хотел быть вознесенным,
             но, познав вкус яблока, пал.
             А здесь перед тобой -- Сад лучший 1, более прекрасный
             и к спасению твоему всегда готовый,
             как раз здесь-то, упав наземль, Господь молил
             Бога-Отца за Адамово племя.

(Душа, упав на колени, так говорит в саду):

             О, Иисус мой, довольно кровавые с пречистого лика слезы
             об избавлении нашем источают твои очи;
             преклоняюсь и прошу, дай мне слез потоки,
             чтоб они очистили мою грязную совесть.
   
                                 Пение:
   
             Слезы ми даждь, Господи, горько да плачуся
             дел моих, а сердце ми скрушу, умилюся.
             Ангел и Душа у Анны2:
             Встань и узри, Душа, печальные пути Господа,
             ах, как у Анны жестокие
             наносят пощечины агнцу, связанному крепко,
             принимая его за лжепророка.
   
                                 Душа (падает на колени):
   
             Спаситель мой, сокровище бесценное,
             какие же ты от мучителей выносишь хулы,
             заплеванный, и терпишь пощечин удары;
             отныне прошу тебя, будь души моей спасением.
   
                                 Пение:
   
             Преста се, неправедне седе заплеваным
             Иисус Христос, плещи свои готовав на раны.
   
                       Ангел и Душа у Кайафы3:
   
             А вот, Душа Благочестивая, место Кайафово,
             где и состоялось отречение Петрово.
             Чуть только рек Господь, что он есть сын Превышнего,
             Кайафа беззаконный сходит с ума правого
             и давай, как безумный, рвать на себе одежды.
             А Петр, непостоянный, отрекается от Господа:
             не знаю, говорит, человека сего,-- так потерял верность
             именно тот, кто больше других любил Господа.
   
                                 Душа:
   
             Жених мой возлюбленный, как же не знают
             тебя ученики твои, которые отрекаются от тебя.
             Я же знаю тебя как сына Бога Превышнего,
             себя на смерть готовившего во искупление мое.
             Так же и мне во имя тебя претерпеть надо всяческие муки.
             в чем подай мне помощь милостивой твоей рукою.
   
                                 Пение:
   
             Теплейши верою Петр Иисуса заприся:
             -- не знаю человека! -- яве устыдися.
   
                       Ангел у Пилата с Душой:
   
             А вот Пилат с Иродом вражды своей лишаются
             и, благодаря Иисусу, вновь в согласие вступают:
             Пилат Господа посылает к Ироду злому,
             а Ирод, бесстыдный с сердцем надменным,
             отсылает к Пилату, позорно оболгав,
             волк хищный, агнца и осрамотив его.
             Пилат приказал Господа у того каменного столба
             собравшейся толпе бичевать и мучить,
             отсюда же ему махину креста нести приказано,
             а (Симону) Кириняиину помогать сказано.
   
                                 Душа:
   
             Невинно обвиненный, стоишь ты у Пилата,
             презренный всеми, у Ирода насмешки ты терпишь.
             Спаситель мой милый, не имеешь ты покоя
             нигде,-- обильная льется кровь из чистого источника.
             Надежда моя, жених единственно возлюбленный,
             своими ранами очисть души моей раны.
   
                                 Пение:
   
             Пилат з Иродом в ушлостну езнобу вступают *...
             Ангел и Душа у креста:
             Вот место, вот крест, где Господа распяли,
             пять раз его с позором убивали.
             Тело Спасителя с креста уже сняли,
             во гроб класть хотят доблестные сенаторы
             Никодим с Иосифом. И ты подними крест Господа своего,
             проводи же вместе с ними до гроба его.
   * Следующая за этой строка написана неразборчиво. Чит.: Грухнаса кгды Иисусови оба содевают.
   
                       Душа (беря крест, говорит):
   
             Крест святой, клейнот бесценный,
             жемчуг неоплатный, сокровище неиссякаемое,
             я тебя, о утеха, в руки свои принимаю
             и охотным сердцем и устами целую.
             Хорошо мне быть при тебе, мой милый,
             желанный, покуда душа не расстанется с этим светом.
   
                                 Ангел:
   
             Давай же поспешим ко гробу Господнему
             и там честь и достойную славу воздадим ему.
   
                                 Пение:
   
             Креста честный скарбницо, всех добру невозбраны,
             трона цара вышнего неошанцованы.

(Тут уж Ангел с Душою пойдут за занавес, а все хоры будут говорить):

                                 1
   
             Вышние жители вместе с земными
             и водные с воздушными, подивитесь,
             как Бог -- ах! увы! -- от человека смутную
             принял смерть постыдную, жестокую.
   
                                 2
   
             Душа Благочестивая, Душа справедливая,
             в которой явилась любовь непорочная
             к Господу, да такая, что его ей уж очень жаль --
             и вот она рыдает, источая обильные слезы.
   
                                 3
   
             Душа Благочестивая, Душа справедливая,
             в которой явилась любовь непорочная,
             Ангела имея проводником,
             с ним она пути Господни охотно познает.
   
                                 4
   
             Душа Благочестивая, Душа справедливая,
             в которой явилась любовь непорочная,
             после этих своих трудов приняла утешение --
             крест Господа своего на вечную радость.
   
                                 Пение:
   
             Душа моя, воскую во лености спиши,
             егда в гробе Иисуса умерщвленна зриши!
   
                                 1
   
             Пойдем же на место, где то древо свято
             руками Души Благочестивой взято.
   
                                 2
   
             Пойдем же посмотрим оставшиеся святыни,
             достойную им честь воздадим и хвалу.
   
                                 3
   
             Пойдем же скорее, поспешим к ним
             и, взяв их со страхом, ко гробу понесем.
   
                                 4
   
             Пойдем же, и пусть каждый, дабы услужить Богу,
             возьмет то, чем ему услужила бы Душа.

(Тут уж будут брать):

   
                                 1. Венец:
   
             Раз нет креста, взамен я беру венец,
             который венчал чело жениха Души.
   
                                 2. Гвозди:
   
             Мне достались восемь гвоздей святых,
             которые грехи наши к кресту прибили.
   
                                 3. Трость:
   
             Для меня хороша и трость, которая написала
             спасение мое на кресте, а грехи стерла.
   
                                 4. Копье:
   
             Копье для защиты охотно принимаю,
             которое над дьяволом и смертью торжествует.
             Итак, пойдемте же отсюда ко гробу, милые братья;
             вы же, отцы, с почтением тело несите.

(Тут уже подойдут Ангел,
Душа и хоры к Большой церкви.
Перед церковью поют все дети):

             Плачь, человече, рыдай, жалуйся, стеная,
             на грехи свои сокрушайся с глубоким воздыханием.
             Они ведь, ах, невинна Господа мучили,
             невинного агнца убить замышляли.
             Стремись же к Господу с горячей любовью,
             никогда не забывай о его страданиях.
   
                                 2
   
             Когда Иисус в саду преклонил колени
             с пречисты ликом, залитым кровавым потом,
             Господь молился горячо, сонные же ученики
             о грядущей смерти его не печалились.
             Хотя бы ты, человече, бодрствуй,
             чтобы всяческие соблазны не повредили тебе,
             вспоминай добровольные муки,
             молись, дабы тебя Господь избавил от всего злого.
   
                                 3
   
             До Аннаша збавител ми гды был призваны,
             от лвов сердитих баранок моцно скрепованы,
             тако са од ти з нас божных сводзе за иешантву
             и прет явни паличон Пану вызванае.
             Ты увада, человече, такое терпение
             Панское и для него терпи в трапене.
   
                                 4
   
             Иисуса пред Кайафом гды постановили,
             на тело му блюзнерци немощи тяжко положили.
             Але и Петр верою теплейши заприся,
             учителя своего при всех завстыдися.
             Ты, человече, вызнавай пред кролми и паны,
             же Богу человек си стал се притерпел за ны.
   
                                 5
   
             Безбожные в дом Пилатов когда уж ввели
             Господа моего и над ним что хотели творили,
             Пилат его к Ироду отослал надменному,
             Ирод же, спесью надутый, над ним насмехался.
             Затем то собрание приставать стало к Пилату,
             дабы его у столба выставить на избиение толпы жестокой.
             Ты, человече, с кротостью в сердце принимай твоего
             Господа, не бичуй его злостью греха своего.
   
                                 6
   
             Когда Господь нес на себе крест, то кровь лилась
             и потоками многими путь его окропляла;
             когда же умер на кресте за пригрешения твои
             Иисус Христос, мое сладчайшее искупление,
             знай, как много ты должен для твоего
             благодетеля испытать всяческих лишений.
   
                                 7
   
             Иосиф з Никодимом 4 смело приступили
             до Пилата, гды тело снята Бога сына просили,
             плащаницею тело окрили чистою,
             з маткою провадили в гроб прачистою.
             Ты, человече, для Пана нивча не збраняйся,
             чинити што доброго на си не навстыдяйся.
   
                                 8
   
             Иосиф з Никодимом блаженные людзе
             нехай вам нагорода в небе весна будзе.
             Жече творци своя нам навстыдали,
             з набратством горачим с креста его сияли,
             откуду же в остатнюю послугу снидиста,
             в приготованном гробе его положиста.

(Затем в Большой церкви будут возлагать орудия страстей Господних.
Сначала пение.)

   
                                 Ангел:
   
             Смелые Никодим с Иосифом грустно приступили
             к Пилату и, Господне тело испросив,
             своими руками с креста его с почтением сняли,
             пеленою повитое в том гробе положили.
             К гробу уж охотно все приступайте,
             с Душою Благочестивою плачьте и целуйте его.
             Собирайтесь тело Иисуса моего оплакивать
             и на претяжкие свои грехи восставать.
             Ты же, Душа Благочестивая, клади крест Господа своего
             здесь же при гробе на вечное его прославление.
   
                                 Душа:
   
             Не отдам его, ибо из-за него в сердце радость ощущаю,
             когда сей бесценный клейнот в руках своих лилею.
   
                                 Ангел:
   
             Здесь его положи, ибо на третий день познаешь большую
             радость, когда узришь из гроба восставшего.
   
                                 Душа:
   
             Крест святой, надежда искупления моего,
             сокровище неисчерпаемое, я по убогости своей
             то обещаю, любезно с тобою расставаясь,
             что никогда тебя в сердце моем хранить не престану;
             и теперь у того гроба, где тебя кладу,
             со всем почтением пред тобою склоняюсь.
   
                                 Ангел:
   
             А вы, земные жители, то, что в руках держите
             при сем гробе и кресте всячески класть можете.
   
                                 Хор 1-й. Венец:
   
             Наидражайший венец Спасителя моего,
             выше тебя, достойнее в сердце моем я ничего не знаю.
             От рук его своих отнимаю и кладу при гробе,
             имея на тебя в душе моей твердую надежду.
   
                                 Хор 2-й. Гвозди:
   
             Гвозди святые, вы к кресту грехи мои прибили,
             вы из рук и ног Господа кровь обильную пролили.
             Для спасения моего лежите тут спокойно,
             пусть вам земное племя честь воздаст достойно.
   
                                 Хор 3-й. Трость:
   
             Отрадно мне и печально расстаться с той тростью,
             которая дьяволу и смерти принесла разорение.
             Должен, однако, ее при гробе и кресте оставить,
             так как, без сомнения, она сможет спасение мне доставить.
   
                                 Хор 4-й. Копье:
   
             То предрешило гибель мою на кресте,
             то бездну смерти моей заключило,
             то кладу при доблестных орудиях страстей Господа,
             сам непрестанно пребывая в скорби.

Пение.

                                 Ангел (людям говорит):
             Твои грехи, Адамово племя, привели к тому,
             что Царь неба и земли вынужден был претерпеть муки,
             твои прегрешения заставляли страдать агнца
             и на тернистых путях его всюду ранили,
             твои скверные деяния к кресту его прибили
             и мертвого в каменном гробе положили.
             Посмотри же и сокруши свое каменное сердце, грешник,
             плачь, скорби, воздыхая, жалкий и убогий.
             А на третий день радости ждать надо --
             с самого восхода солнца радостного на небе.
             Пойдем же и мы отсюда каждый в свое жилище,
             имея добрую надежду, что Господь воскреснет из мертвых!

(Тут пойдет Душа. Пение.)

   
                                 ЭПИЛОГ:
   
             Я вижу, что ты насмотрелся, любезный слушатель,
             На то, какие Душа с Ангелом прошла испытания,
             Как по дорогам ходила, горько сокрушаясь,
             Жителей земных за собою на то же увлекая.
             Исправь же и ты свое сердце, будь благодарен тому,
             Кто вынужден был страдать во избавление твое.

В честь смерти Господней: (составил пьесу)
некий базилианин,
в Вильне, на Пасху.

Автобиографическая подпись Симеона.

   

Из сборника "Рифмологион", или Стихослов"

   

СТИСИ КРАЕСОГЛАСНИИ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

   
                                 [1]
   
             Первовечному от Отца рожденну,
                  божию Слову, отцу съестественну,
             аггели в небе славу воспевают,
                  трисвятым Троицу выну величают.
             Днесь же видяше Слово воплощенно
                  и во вертепе в яслях положенно,
             чюдятся, яко от Девы родися
                  безмужно: и цвет девства не вредися.
             "Слава во вышних Богу",-- восклицают
                  и на земли мир людем провещают.
             Желанный се гость, мир нам приносящий,
                  в единой славе со Отцем седящий.
             От многих времен о Христе желаем
                  да в мире мирно век наш пребываем.
             Но грехов ради брань нам досаждает,
                  не любяй мира, враг мир разоряет.
             Ты, царю мирный, утверди мир в мире,
                  даждь расти везде православной вере.
             Раздежи сердца, друг друга любити,
                  в единстве веры всем народом быти.
             Да едиными усты вси тя славят,
                  единем сердцем тебе Бога хвалят.
             Един ты пастырь, едно стадо буди,
                  ты еси Бог наш, а мы твои люди.
   

ПЕСНЬ 6. ИРМОС

   
             Из нощи темных делес очищает,
                  Христос ны Господь, егда ся раждает,
             от пресвятыя Марии девицы
                  небес и земли правыя царицы.
             Тму прогоняет своими лучами,
                  нас сотворяет света днесь сынами.
             Светлый день ныне, занеже светило
                  велие мрачну нощь есть разрешило.
             Христос, светило, еще просвещает.
                  Тму грехов мрачных и свет верным дает:
             В нем же удобну стезю обретаем,
                  ею текуще неба достизаем.
             Доселе стезя невидима бяше,
                  и никто ею в небо шествоваше.
             Свет наш, Христос-Бог, ону проявляет
                  и шествовати право наставляет.
             Ты, верный роде, Богу возлюбленный,
                  всегда держи путь ныне проявленный.
             Шествуй во свете воли Бога Слова,
                  тако вечная жизнь ти есть готова.
             А гряди ныне к вертепу убогу,
                  даждь достодолжный поклон Христу-Богу.
             Исповеждь его права быти Бога,
                  он ти дарует светла лета многа.
             И исповесть тя пред Отцем си в небе,
                  и даст наследство вечное в нем тебе.
   

ПЕСНЬ 7. ИРМОС.
ОТРОЦЫ ВО БЛАЗЕХ

             Отроцы в святей вере воспитани,
                  от мучителя, в огнь пещный послани.
             Яко идолу поклона не даху,
                  но Сыном Божим орошени бяху 1,
             Проклят есть идол, и вси суть проклята,
                  иже дерзают Богом его звати.
             Един есть Бог наш, всю тварь сотворивый,
                  во триех лицех, от аггел хвалимый.
             Отец, Сын и Дух, три лица считаем,
                  не три же боги, но едина знаем.
             Святых лиц едино днесь ны посящает
                  Бог-Сын и в нашу плоть ся облекает:
             да мы божеству его причистимся,
                  в Сыны Божия с смертных преложимся.
             Его же видим в яслях положенна,
                  божием от царей поклоном почтенна.
             Сему от всех нас поклон подобает,
                  спасение бо наше промышляет.
             Придите убо, людие, придите,
                  дары с поклоном Богу принесите.
             Сердце, дар ему есть зело приятный,
                  за сердце себе даст Бог благодатный.
             А с ним все благо удобь получити.
                  И в небе даст он вечный живот жити.
             Всех царя любы, во благочестивых;
                  хвално укори завет нечестивых.
             Трие младенцы царя укориша.
                  Телу бо злату глав не склониша.
             Едному Богу песни воспеваху,
                  в огни невредно святии стояху.
             Той Бог истинный днесь в мире явися,
                  да нас вознесет низу положися.
             Во яслех скотских, вижду, почивает,
                  скотныя люди к себе призывает.
             Слово сый слова хощет научити,
                  им же словесно нам бы удобь жити.
             Скотско доселе бе житие наше,
                  кто бо не плоти своей работаше,
             Начнем от ныне Богови служити,
                  заповеди его усердно храните.
             Тогда во правду словеснии будем,
                  егда противный скотский нрав избудем.
             Един день лучше Богу работати,
                  неже вовеки в мире царствовати.
             Та бо работа платима есть в небе,
                  его же, кто мудр, не желает себе?
             Тем же, людие божий святии,
                  Христу рожденну поклоните выи.
             И главы ваша ему преклоняйте,
                  царя и Бога его свойго знайте.
             А он на небо хощет вы прияти,
                  светлыми венцы вечны увенчати.
   

ПЕСНЬ 8. ИРМОС.
ЧЮДО ПРЕВЕЛИЕ И ПРОЧЕЕ

             Чюдо велие древле проявися,
                  в пещи халдейстей, ибо не палися
             Троица отроков 2, паче орошени,
                  иже за Бога во огнь вовержени.
             Равне велие чюдо днесь бывает,
                  огнь божественный Девы не спаляет:
             Юже без вреда всякого проходит,
                  в целости девства мати сына родит.
             "Огнь поядай". Бог ся нарицает,
                  како Марии ныне не вреждает.
             Вем яко огнь сей жжет плевелы злобы,
                  освящает же чистыя утробы.
             Тем же Мария оным освятися
                  яко безгрешна веема сохранися.
             Мы грешни суще, како приближимся
                  к сему огневи, да не опалимся?
             Изверзим злобы и пребудем цели
                  от сего огня, светли же и бели.
             Осветит и нас з своей благодати,
                  еже возмощи пресветло сияти
             зде добротами, венцем славы в небе,
                  его же тщися всяк стяжати себе.
             Стяжеши, аще Христа возлюбиши,
                  и его ради душу погубиши.
             Губяй за него душу-- обретает,
                  и с ним во веки в свете обитает.
             Утробу Девы прообразоваху,
                  иже без вреда огня в пещи бяху
             Трие отроцы: ибо не вредися
                  девство Марии, егда Бог родися
             из нея. Огнь сый паче чисту, целу
                  телом и духом сохранил есть Деву.
             К тебе, о Дево пресвятая мати,
                  руце возносим, просим благодати:
             Умоли сына твоего и Бога,
                  да презрит наша падения многа.
             И охладевший дух наш, да согреет,
                  да не во мразе греховном истлеет.
             Обычно огню хладных согревати
                  и темность всяку светло просвещати.
             Хладни и темни мы ся быти знаем,
                  теплоты с светом от сына ти чаем.
             Ты, Христе Боже, огнь пресущественный,
                  освяти ум наш, грехми помраченный.
             Даждь любовь теплу да тебе едина
                  с Отцем и Духом, любим Бога-Сына.
             Вся тебе ради в уметы вменяем,
                  тебе ся сердцем целым прилепляем:
             Хотяше верно тебе работати,
                  инго Бога, кром тебе не знати.
   

СТИСИ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО КО ГОСУДАРЮ ЦАРЮ

                                 
             Пустыня мира сего есть безводна,
                  в путь шествующим зело неугодна.
             Весь в ней Исраиль жажден умираше,
                  яко вод живых весьма не имаше:
             Даже истинный Моисей ю изводит,
                  с камене чиста, егда Дева родит.
             Се днесь источник жизни нам дадеся,
                  не жезлом, духом святым изведеся,
             Яко духовный: дабы душам пити,
                  жадным и в его силе вечно жити.
             Сей же источник злобу очищает:
                  черныя паче снега убеляет.
             Пий здрав от него, царю, Богом данный,
                  прохлаждай дух твой, Богу съготованный.
             Омывай душу, дабы чистей быти,
                  по летех многих горний рай влучити.
             Царь славы Христос, всей твари владыка,
                  сниде на землю при кончине века.
             Зрак рака прият, зело умалися,1
                  в малом вертепе в яслях положися.
             Аггели поют, волсви припадают,
                  овец пастыри весело свиряют.
             Питает Дева превечна младенца,
                  его же роди без отца первенца,
             Иже восприят на всесилна рама,
                  яко овча си род ветха Адама,
             Хотя вознести в небесную страну,
                  к Отцу своему в вечную державу.
             И обновити жизни нетлением,
                  вечным от ада темна спасением.
             Чесого деля церковь днесь ликует,
                  весь собор верных светло торжествует.
             Вперьвых же ваша весело играет,
                  царская светлость Христа величает
             за его мать неизреченную,
                  ко падшим людем днесь проявленную.
             Вы бо первый в православном мире,
                  вы началницы в православной вере,
             светила есть во церкве велика,
                  паче всех светил христианска лика.
             Светите убо на лета премнога,
                  просвещаеми светом Христа Бога.
             Много сицевых празднеств совершайте,
                  Христову благость любо прославляйте.
             Владейте миром, вам от Бога данным,
                  царствуйте долго щастием избранным.
             Крепость и слава вам да работает,
                  Бог враги ваша вам да покоряет.
             Тех благ от Христа верно вам желаю,
                  сам к ногам вашим лицем припадаю.
             Моля о милость, прося благодати,
                  да изволите в ней мя сохраняти,
             Иже готов есмь верно вам служити,
                  донелиже мне даст Бог живу быти.
   

КО ГОСУДАРЮ ЦАРЮ ОТ ГОСУДАРЯ ЦАРЕВИЧА

                                 1
   
             Велия радость в мире днесь сияет,
                  дева Мария Христа нам раждает.
             Пред всеми веки из Отца рожденный,
                  на конец веков во плоть облеченный
             Сын Божий, сын днесь девыя бывает,
                  Бог человека себе всыновляет.
             Да наследницы светла рая будем,
                  сию Христос Бог даде ползу людем.
             Наследи и ты, отче мой любезный,
                  с рождьшею мене светлый рай небесный.
             Братии, сестрам и теткам желаю
                  вечна жилища в том же светлом раю.
             А впредь в сем мире Богу церкви жити,
                  царствия небес венцы заслужити.
   
                                 2
   
             Бог безначалный на земли родися,
                  отчее слово во плоти явися.
             Род человеческ в небо призывает,
                  в нем же вечная радость пребывает.
             Доволне в аде Адаму слезити,