Писемский Алексей Феофилактович
Писемский А. Ф.: Биобиблиографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


   ПИСЕМСКИЙ, Алексей Феофилактович [11(23).III.1821 (по другим источникам -- 10(22).III.1820), с. Раменье Костромской губ.-- 21.I(2.II).1881, Москва] --прозаик, драматург. Родился в небогатой дворянской семье. С 1834 по 1840 г. учился в Костромской гимназии. П.-гимназист увлекался романтической литературой и сам пробовал писать. В 1840 г. поступил на математическое отделение Московского университета. В студенческие годы его интерес к литературе углубляется, он много читает, знакомится с творчеством западноевропейских писателей, пересматривает свое отношение к романтизму и становится жарким поклонником Н. В. Гоголя и В. Г. Белинского. После окончания университета (1844) П. вернулся в родные места и в течение нескольких лет был чиновником в Костроме. Служебные поездки по Костромской губ. дали П. неоценимый материал для творчества. Выйдя в отставку, он в 1854 г. переехал в Петербург. В литературе П. дебютировал рассказом "Нина" (1848), но громкую известность ему принесла повесть "Тюфяк" (Москвитянин.-- 1850.-- Ч. V.-- No 19--20;-- Ч. VI.-- No 21). Его имя было поставлено в один ряд с именами И. С. Тургенева, И. А. Гончарова и А. Н. Островского. П. вошел в литературу в период господства в ней "натуральной школы". И хотя до 1853 г. он был близок к "молодой редакции" "Москвитянина" (А. Н. Островский, А. А. Григорьев, Б. Н. Алмазов, Е. Н. Эдельсон, Т. И. Филиппов) и не входил в содружество писателей, объединявшихся вокруг "Отечественных записок", его творческие установки оказались созвучны принципам "натуральной школы".
   Сюжеты своих первых произведений -- романов "Боярщина" (первоначальное название "Виновата ли она?", завершен в 1846 г., напечатан в 1858 г. в "Библиотеке для чтения") и "Богатый жених" (1851), повестей "Тюфяк", "Брак по страсти" (1851), "M-r Батманов" (1852), рассказов "Комик" (1851), "Фанфарон" (1854), "Старая барыня" (1857) -- П. черпал из жизни среднедворянского круга. Эта среда для П. была совершенно лишена ореола привлекательности. Он безжалостно разрушал поэзию дворянских гнезд, воспетую Тургеневым и Л. Толстым. Не только родственные, дружеские, имущественные отношения дворянства выглядят в произведениях П. в высшей степени неприглядно, но даже настоящей любви нет места в этом обществе. Ее заменяют или холодная светская игра, или прямой обман. В духе эстетики "натуральной школы" П. сосредоточил внимание на изображении будничной, прозаической жизни обыкновенных людей.
   Интерес к среднему, рядовому человеку, безжалостно критическое отношение к нему и к его жизни привели писателя к отказу от традиционного "положительного героя" (по крайней мере, среди центральных персонажей). Изобразив изнанку дворянской жизни, П. показал ее массового героя без ореола исключительности. Враг всякой идеализации, фальши, "напряженности", он отказал русской провинции в таком герое, который бы по праву возвышался над толпой. Поэтому у него часты снижающие параллели к образам "положительных" героев, созданных другими писателями: Бахтиаров в "Тюфяке" -- "разоблаченная претензия на Печорина" (Письма.-- С. 35), Эльчанинов в "Боярщине" и Шамилов в "Богатом женихе" -- "мелкие представители рудинского типа" (Писарев Д. И. Соч.: В 4 т.-- М., 1955.-- Т. I.-- С. 218).
   Кроме темы морального оскудения помещичьего класса, П. разрабатывал и другие важные для "натуральной школы" темы. В рассказе "Старческий грех" (1861) он с большим сочувствием изобразил трагическую судьбу "маленького человека", мелкого чиновника Иосафа Ферапонтова, всю жизнь честно служившего и на старости лет растратившего казенные деньги из-за молоденькой авантюристки, в которую он влюбился. Проблема положения женщины в обществе является основной в романе "Боярщина" и в повести "Виновата ли она?" и входит в проблематику "Тюфяка" и "Брака по страсти".
   Значительную группу произведений П. 50 -- нач. 60 гг. составляют рассказы и повести из жизни крестьян: "Питерщик" (1852), "Леший" (1853), "Плотничья артель" (1855), "Батька" (1861). И в них писатель сохраняет свой сурово-беспощадный взгляд на русскую действительность. П., который "по своему характеру и своим симпатиям сам был из народа" (Анненков П. В. Литературные воспоминания.-- М., 1983.-- С. 497), не отягощен чувством вины перед страдающим меньшим братом, и в этом отношении его позиция близка писателям разночинно-демократического лагеря (Н. В. и Г. И. Успенским, В. А. Слепцову, А. И. Левитову, Ф. М. Решетникову). Можно сказать, что П. является их ближайшим предшественником в сфере изображения народной жизни. Жизнь крестьянского мира у П. не монолитна, ее разъедают внутренние противоречия. Наряду с конфликтом барин -- мужик тут постоянно возникают и конфликты между мужиками ("Плотничья артель", "Батька"), П. одним из первых в русской литературе раскрыл трагизм народной жизни и, создав пьесу "Горькая судьбина" (Библиотека для чтения.-- 1859), доказал право, человека из народа быть героем истинной трагедии.
   К драматургии П. обращался уже в нач. 50 гг. Его первая пьеса "Ипохондрик" (1852) сюжетно перекликалась с "Женитьбой" Гоголя. Вторая -- "Раздел" (1853) -- была типичным произведением "натуральной школы" и обнаруживала связь с комедией Тургенева "Завтрак у предводителя".
   В 1856 г. П. по заданию морского министерства несколько месяцев находился в литературно-этнографической экспедиции в Астрахани. Его целью было исследование быта жителей, занимающихся морским делом и рыболовством. Результатом поездки явились напечатанные в 1857 г. в "Морском сборнике" очерки "Астрахань", "Бирючья коса", "Баку", "Ток-Карагандинский полуостров и Тюленьи острова". В 1857--1860 гг. в "Библиотеке для чтения" П. опубликовал еще три очерка: "Татары", "Астраханские армяне", "Калмыки". Впоследствии все они были объединены в цикл "Путевые очерки".
   Своеобразным итогом первого десятилетия литературной деятельности П. явился роман "Тысяча душ" ("Отечественные записки".-- 1858.-- No 1--6) -- вершина творчества писателя. В отличие от большинства последующих романов П., "Тысяча душ" -- произведение, безукоризненное с точки зрения архитектоники. Действие сконцентрировано вокруг главного героя -- Калиновича. Его отношения с Настенькой и история служебной карьеры составляют две главные линии романа, тесно между собой связанные: на их пересечении лежит основной нравственный конфликт произведения. Писатель утверждает активность на общественном поприще и в устройстве личной судьбы, но он против практицизма, убивающего в человеке душу, превращающего его в механизм. Основным в романе является вопрос о возможности честной практической деятельности в условиях крепостнической России. Крах Калиновича-губернатора -- лучшее доказательство невозможности пробить брешь в царском бюрократическом аппарате, в системе которого не место честному деятелю. Последовательный критицизм писателя в отношении русской действительности не ослаблен в этом романе тем в значительной степени искусственным идеалом национальной самобытности и здравого смысла, который был характерен для многих его рассказов и повестей.
   До начала 60 гг. П. играл заметную роль в русской литературе. Конец 50 гг., по общему признанию современников писателя,-- вершина славы и популярности П. у русской читающей публики. Ф. М. Достоевский в 1864 г. еще пишет о "колоссальном литературном имени" П. (Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т.-- Л., 1985.-- Т. 28,-- Кн. II.-- С. 102).
   В нач. 1860 г. П. становится ответственным редактором "Библиотеки для чтения", которую с 1857 г. он редактировал совместно с А. В. Дружининым. В 1861 г. он печатает в этом журнале серию фельетонов "Мысли, чувства, воззрения, наружность и краткая биография статского советника Салатушки", а затем в том же году еще ряд фельетонов за подписью Никиты Безрылова. Публицистика П. была полна грубых выпадов в адрес революционно-демократической журналистики -- "Искры" и "Современника", в котором П. раньше сотрудничал. Редакторы "Искры" В. С. Курочкин и Н. А. Степанов вызвали П. на дуэль, однако она не состоялась. Оставив работу в "Библиотеке для чтения", П. в апреле 1862 г. уехал за границу. В июне он был в Лондоне и виделся с А. И. Герценом, но не получил у него желанной поддержки в своей борьбе против революционно-демократических, журналов. Вернувшись в Россию, П. печатает в журнале "Русский вестник" тенденциозный роман "Взбаламученное море" (1863), в котором стремится показать крах надежд на революционное обновление России. Столкнув в этом романе представителей разных общественных сил, боровшихся друг с другом в период проведения крестьянской реформы, П. отдал предпочтение сторонникам идеала русской национальной самобытности, которые, по мнению писателя, сохранили "здравый смысл" и не потеряли своего лица в сложной, противоречивой действительности 60 гг. Все остальное П. считал временным наваждением и ложью.
   В 60--70 гг. П. утратил свое былое влияние в литературе, хотя продолжал плодотворно работать. Ведущими жанрами его творчества стали драма и роман,, в отличие от первого периода, когда преобладали рассказ и повесть. В 60 гг. П. создал драматическую дилогию "Бывые соколы" (1864) и "Птенцы последнего слета" (1865), политическую драму "Бойцы и выжидатели" (1864), исторические пьесы "Самоуправцы" (1865; напечатана в 1867 г.), "Поручик Гладков" (1867), "Милославские и Нарышкины" (1867). Пьесы П. не свободны от мелодраматических и натуралистических элементов. Для них характерны острые ситуации, бурные страсти, столкновение сильных характеров. В пьесах 70 гг. "Ваал" (1873), "Хищники" ("Подкопы", 1873), "Просвещенное время" (1875), "Финансовый гений" (1876) писатель обращается к теме буржуазного хищничества, в котором он видит главное зло современной жизни. Пьесы П., кроме "Горькой судьбины", не стали заметным явлением русской драматургии. Его пореформенные романы -- явления неизмеримо более крупные, чем пьесы этого периода.
   Не удовлетворившись тем идеалом национальной самобытности и здравого смысла, который он выработал в дореформенный период, писатель продолжил поиски положительных начал русской жизни в романах "Люди сороковых годов" ("Заря", 1869), "В водовороте" ("Беседа", 1871), "Мещане" ("Пчела", 1877), "Масоны" ("Огонек", 1880). Все романы П.-- романы краха иллюзий. Исключение составляет только роман "Люди сороковых годов", герой которого Вихров, наделенный автобиографическими чертами, борется со злом и как писатель, и как чиновник и верит в успех своей деятельности. Писатель подвергает проверке самые различные идеалы и приходит к выводу о том, что, как бы ни были они хороши сами по себе, в современной русской действительности нет контактов между высокими идеями и практической жизнью. Это относится и к "Тысяче душ", и к роману-памфлету "Взбаламученное море".
   Центральный герой пореформенных романов П. далек от того типа среднего, ничем не выдающегося человека, который интересовал писателя в повестях и рассказах дореформенного периода. По мере движения от романа к роману в нем усиливаются черты положительного героя, романтика, идеалиста, борющегося за свой идеал. От Калиновича, героя "Тысячи душ", являющегося, несомненно, незаурядной личностью, этих героев отличает идеальность стремлений, отсутствие в их поступках личной корысти и высокие нравственные принципы, не позволяющие идти ни на какие компромиссы. На первый взгляд может показаться, что П., начав с решительного снижения образа дворянского героя, постепенно изменил свое отношение к нему и отказался от принципа дегероизации. Однако это не так. Напротив, в романах П. еще убедительнее, чем в рассказах и повестях 40--50 гг., показывает несостоятельность дворянского героя. Изобразив лучших, с его точки зрения, представителей дворянства, которым чужда сословная ограниченность интересов, которые готовы, презрев все опасности, бороться за справедливость, писатель подводит читателя к выводу о бессилии этих рыцарей чести изменить к лучшему русскую действительность.
   Подвергнув тщательному и беспристрастному анализу жизнь русского дворянства, П. с беспощадной правдивостью показал, что дворянский герой не состоялся. Логика действительности и собственных творческих поисков неизбежно вела П., так же как и Тургенева, к созданию образа разночинца. Тургенев подверг испытанию разночинца в романе "Отцы и дети", П. несколько лет спустя создал один из самых обаятельных в его творчестве образов -- образ нигилистки Елены Жиглинской ("В водовороте"). Писатель восхищен человеческими качествами своей героини, но избранный ею путь считает ошибочным. Поэтому вопрос о путях преобразования русской жизни остается в его творчестве без ответа.
   В отличие от Л. Толстого, Достоевского, Лескова, П. не возлагал больших надежд на нравственное возрождение человечества. Он стремился к конкретным практическим преобразованиям современной действительности и не мог удовлетвориться отвлеченным нравственным идеалом. Но и такого идеала, с помощью которого можно было бы исправить ежедневную практическую жизнь людей, основать ее на справедливых, разумных началах, П. найти не мог. Испытав все идеалы, он пришел в выводу о несовместимости идеала и действительности и понял это как вечный закон, лежащий в природе общества и человека.
   По сравнению с Л. Толстым и Достоевским, П. больше интересует практическая, бытовая сфера жизни. Однако он ею не ограничивается. Традиционная любовная интрига предстает у П. не в камерно-бытовом плане, а в тесной зависимости от всех остальных сфер жизни героя -- прежде всего духовной и общественной. В ней отражаются борьба и противоречия большого мира. В "Тысяче душ" любовь Калиновича и Настеньки основана на тесном духовном родстве. Калинович находит в Настеньке женщину, которая не только любит его, но и сочувствует его общественным идеалам, разделяет его мысли о современной русской жизни, его литературные симпатии. В истории брака Калиновича с Полиной отразилась неравная борьба героя с дворянским обществом. Для кн. Григорова ("В водовороте"), тщетно искавшего путей социальных преобразований, любовь к революционерке Елене Жиглинской связана с последней надеждой встать в ряды борцов за новую жизнь. Трагедия любви Бегушева ("Мещане") заключается в том, что он не может вырвать свою возлюбленную из-под власти "Таганки и Якиманки", которые олицетворяют в романе буржуазное хищничество и мещанскую бездуховность. В романе "Масоны" любовь Марфина и Сусанны -- это чисто духовное единение людей, борющихся вместе за просветление душ.
   Широк временной диапазон романов П. В них не только современность, но и история России. Обращаясь к 40--50 гг. ("Люди сороковых годов") и к еще более раннему времени -- 20--30 гг. ("Масоны"), писатель пытается извлечь из прошлого уроки для настоящего. В "Людях сороковых годов" он прослеживает историю поколения, которое, по его мнению, подготовило крестьянскую реформу. В отличие от героев герценовского "Былого и дум", это не поклонники идей Белинского, не передовые люди своего времени, а более умеренный по взглядам слой интеллигенции. В "Масонах" показана та же борьба между духовным и меркантильным началами в жизни русского общества, что и в "Мещанах". И хотя она тоже оканчивается поражением честного, бескорыстного борца за справедливость масона Марфина и победой разбогатевшего преступника Тулузова, в "Масонах" нет той безнадежности, которая отличает "Мещан". Борьба Марфина оставила светлый след в обществе, сплотила всех честных людей.
   Творческие принципы П. обнаруживают близость к эстетике Э. Золя. Натуралистические тенденции становятся особенно заметны в пореформенных романах писателя. Стремясь как можно шире охватить русскую действительность, П. перенасыщает роман действующими лицами, побочными сюжетами, деталями быта. Социально-психологический роман того типа, который на Западе создал Золя, плохо прививался на русской почве. Русский реалистический роман пореформенного периода пронизан пафосом борьбы за гуманистические идеалы, верой в возможность их победы. П. разъедают скептицизм и неверие.
   Сила П.-- в отрицании. Но на одном отрицании трудно строить большую жанровую форму, требующую от писателя законченной концепции современной жизни. Поэтому художественной вершиной пореформенного творчества П. стали не романы, а цикл рассказов "Русские лгуны" (Отечественные записки.-- 1865), в котором писатель с блеском, остроумно и едко высмеял бестолковость дворянской жизни и показал обреченность дворянства как социальной силы.
   Путь П.-романиста прошел в стороне от большой дороги развития русского реалистического романа, хотя он имеет продолжателей в лице Д. Н. Мамина-Сибиряка, А. К. Шеллера-Михайлова и нек. др. писателей 80--90 гг. XIX в. Но, что касается жанров рассказа и повести, то о П. можно говорить как о предшественнике таких мастеров этих форм, какими явились Н. С. Лесков и А. П. Чехов.
   Соч.: Полн. собр. соч.: В 24 т.-- Пб.: М., 1895--1896; Собр. соч.: В 9 т. / Вступ. ст. М. П. Еремина.-- М., 1959; Письма / Подгот. текста и коммент. М. К. Клемана и А. П. Могилянского.-- М.; Л., 1936.
   Лит.: Дружинин А. В. "Очерки из крестьянского быта" А. Ф. Писемского // Библиотека для чтения.-- 1857.-- No 1; Чернышевский Н. Г. "Очерки из крестьянского быта" А. Ф. Писемского // Современник.-- 1857.-- No 4; Григорьев А. А. Реализм и идеализм в нашей литературе (по поводу нового издания сочинений Писемского и Тургенева) // Светоч.-- 1861.-- No 4; Шелгунов Н. В. Люди сороковых годов // Дело.-- 1869.-- No 9--12; Скабичевский А. М. А. Ф. Писемский, его жизнь и литературная деятельность-- Пб., 1894; Иванов И. И. Писемский -- Пб., 1898; Евнин Ф. И. А. Ф. Писемский.-- М.. 1945; Пруцков Н. И. Русский роман 40--50-х годов // История русского романа.-- М.; Л., 1962.-- Т. 1; Лотман Л. М. Писемский-романист // История русского романа.-- М.; Л., 1964.-- Ч. 2; Пустовойт П. Г. А. Ф. Писемский в истории русского романа.-- М., 1969; Видуэцкая И. П. А. Ф. Писемский // Развитие реализма в русской литературе --М., 1973.-- Т. 2.-- Кн. 1; Плеханов С. Н. Писемский. -- М., 1988.

И. П. Видуэцкая

   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 2. М--Я. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru