Петрашевский Михаил Васильевич
Карманный словарь иностранных слов

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.15*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывки


Михаил Васильевич

БУТАШЕВИЧ-ПЕТРАШЕВСКИЙ

и петрашевцы

  

Человечество тогда только может почесть достигшим нормального развития или состояния, когда дух единства и единения проникнет всех людей.

Карманный словарь иностранных слов

На нас лежит труд немалый -- труд применения тех общих начал, которые выработала наука на Западе, к нашей действительности.

М. В. Петрашевский

  
   Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский по происхождению был дворянином. Он родился 1 (13) ноября 1821 г. в Петербурге. Его отец -- один из образованнейших русских медиков первой половины XIX в.
   Окончив Царскосельский лицей (1839 г.), Петрашевский поступил вольнослушателем в Петербургский университет на юридический факультет, который окончил в 1841 г. Служил переводчиком в министерстве иностранных дел. К началу 40-х годов относится знакомство с идеями утопического социализма, затем -- сильное увлечение ими, особенно взглядами Ш. Фурье. "Когда я в первый раз прочитал его соч[инения],-- вспоминал он позже,-- я как бы за-ново родился, благоговел пред величием его гения; будь я не христианин, а язычник, я б разбил всех моих других богов... сделал бы его единым моим божеством" (Петрашевцы, с. 412). К середине 40-х годов окончательно складываются радикальные политические и социально-философские взгляды Петрашевского; в своих сочинениях он выступает горячим сторонником демократизации политического строя России, освобождения крестьян с землей, последовательным проповедником идей социализма фурьеристского толка и антропологической философии (Петрашевский высоко ценил произведения Л. Фейербаха).
   Начиная с 1844 г. в доме Петрашевского происходят собрания вольномыслящих молодых людей, как дворян, так и разночинцев; с осени 1845 г. они становятся еженедельными (так называемые "пятницы" Петрашевского), получают широкую известность среди столичной общественности. Посетителями "пятниц" были чиновники, писатели, художники, военные, учителя, студенты: Д. Д. Ахшарумов, А. П. Баласогло, В. А. Головинский, Н. П. Григорьев, И. М. и К. М. Дебу, М. М. и Ф. М. Достоевские, С. Ф. Дуров, А. И. Европеус, Н. С. Кашкин, Ф. Н. Львов, В. Н. Майков, А. П. Ми-люков, В. А. Милютин, Н. А. Момбелли, А. И. Пальм, А. Н. Плещеев, М. Е. Салтыков, Н. А. Спешнев, Ф. Г. Толь, П. Н. Филиппов, А. В. Ханыков, И. Л. Ястржембский и др. Первоначально ограничиваясь самообразованием, изучением социалистической и философской литературы (в доме Петрашевского была обширная библиотека запрещенных книг), участники "пятниц", получавших все более организационно оформленный характер, со временем (особенно под влиянием революционных событий во Франции 1848 г.) стали рассматривать и политические вопросы, в частности проблему возможности революции в России. 15 апреля 1849 г. в кружке Петрашевского горячо обсуждалось прочитанное Ф. М. Достоевским зальцбруннское "Письмо к Гоголю" Белинского. При обсуждении в узком кругу вопроса о создании тайного революционного общества Петрашевский отверг предлагавшуюся Николаем Спешневым идею немедленного восстания; безусловный противник существующего режима, он считал, однако, необходимой длительную и тщательную подготовку социально-революционных преобразований в стране.
   Важнейшим практическим делом петрашевцев было издание ими двух выпусков Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка. В апреле 1846 г. в Петербурге вышел первый выпуск. Он включал в себя слова от "А" до "Мариоттова трубка". Редактором и автором большинства статей был В. Н. Майков (участ-вовали также Петрашевский, Р. Р. Штрандман и др.). "...Составлен умно, со знанием дела... превосходен... советуем запасаться им всем и каждому" -- так оценил этот труд В. Г. Белинский (т. 7, с. 565). В апреле 1846 г. был отпечатан второй выпуск этого словаря -- от "Мариоттова трубка" до "Орден Мальтийский". Кто принимал в нем участие в качестве авторов-составителей, точно неизвестно, но не-сомненно, что редакция и большая часть входивших в него теорети-ческих статей принадлежали перу Петрашевского. Цензура задер-жала выход в свет книги, затем по распоряжению министра просвещения С. С. Уварова ее изъяли, а в 1849 г. 1599 экземпляров книги сожгли (всего было отпечатано 2 тысячи). Те экземпляры, которые успели разойтись, произвели большое впечатление в публике, преж-де всего почти открытой пропагандой идей социализма.
   23 апреля 1849 г. по доносу провокатора Петрашевский был арестован (всего было привлечено по этому делу 123 человека). На следствии он стойко защищал свои убеждения, доказывая незаконность ареста, раскрывая закономерность развития социалистических идей, неизбежность социалистических преобразований в обществе.
   По приговору, военного суда Петрашевский и еще двадцать подсудимых по этому делу были приговорены к расстрелу. После обряда приготовления к казни 22 декабря 1849 г. на Семеновском плацу в Петербурге (среди осужденных на смертную казнь находился и Ф. М. Достоевский) они по конфирмации Николая I были сосланы на каторжные работы, Петрашевский -- бессрочно.
   Каторгу Петрашевский отбывал в Восточной Сибири. С 1856 г. он -- ссыльнопоселенец, жил в Иркутске, организовал газету "Амур". В феврале 1860 г. за выступления против местных властей выслан в Минусинский округ. Умер Петрашевский 7(19) декабря 1866 г. в с. Вельское (ныне Красноярского края).

СОЧИНЕНИЯ

  
   [Петрашевский М. В. Сочинения. Показания].-- В кн.: Дело петрашевцев. М.-Л., 1937, т. 1.
   [Петрашевский М. В. Сочинения. Показания. Письма].-- В кн.: Философские и общественно-политические произведения петрашевцев. [М.], 1953.
   Первые русские социалисты. Воспоминания участников кружков петрашевцев в Петербурге. Сост. Б. Ф. Егоров. Л., 1984.

ЛИТЕРАТУРА

  
   Семевский В. И. М. В. Буташевич-Петрашевский и петрашевцы. М., 1922, Часть I.
   Петрашевцы. Сборник материалов. М.-Л., 1926--28, т. 1--3.
   Дело петрашевцев. М.-Л., 1937--51, т. 1--3.
   Прокофьев В. Петрашевский. М., 1962.
   Лейкина-Свирская В. Р. Петрашевцы. М., 1965.
   Лейкина-Свирская В. Р. Утопический социализм петрашевцев.-- История социалистических учений. Сб. статей "Памяти В. П. Волгина". М., 1964.
   Усакина Т. И. Петрашевцы и литературно-общественное движение сороковых годов XIX века. [Саратов], 1965.
   Никитина Ф. Г. Петрашевцы и Ламенне.-- Философские науки, 1978, No 6.
   Кокин Л. М. Зову живых. Повесть о М. Петрашевском. М., 1981. (ПР).

ТЕКСТЫ

КАРМАННЫЙ СЛОВАРЬ ИНОСТРАННЫХ СЛОВ [...] 1

  
   МОДА. Свойство природы человеческой, многообразие ее требований, постоянное их развитие, неподавимое никакими формами общежития, хотя бы оно было основано на безусловных началах квиетизма [...], побуждая человека к вечному прогрессу и движению, делает для него опостылыми издавна установленные формы быта общественного; заставляет его не довольствоваться однажды придуманными способами удовлетворения его потребностей, но заботиться непрестанно об отыскании новых, более соответственных с его природою; заставляет его смотреть с улыбкою презрения на все, освящаемое более стародавним преданием, чем живой, изменчивой потребностью минуты, глядеть на пережитое, как на несвоевременное, негодное, как на стеснительное для свободного развития его деятельности; побуждает его искать всего прекрасного в будущем и ждать всего хорошего в новом. [...] Абсолютного тождества между людьми нет и быть не может, и общие требования природы человеческой в каждом индивидууме являются различными; по этому уже видно, что стремление к однообразию, монотонности [...] неестественно и что мод должно быть бесконечное множество по существу самой природы человеческой и что они должны не только изменяться соответственно с изменением общих требований человечества, но даже соответственно с требованиями отдельных лиц. Так что, собственно говоря, при настоящем развитии общественной жизни в странах действительно образованных каждый человек для полного и всестороннего развития своего должен необходимо руководствоваться собственным сознанием в избрании способов удовлетворения своих нужд и изменять их постоянно, соответственно развитию своих требований. Господство моды всемирно, власть ее проявляется и у народов, обреченных вечному застою (китайцев и т. п.) и неподвижности благодаря началам религиозным и политическим их общественного быта. Но истинной почвой, срединой 2 для проявления господства моды со всеми ее прихотливыми и разнообразными требованиями могут быть те общества, где промышленность достигла значительного развития, где творческая мысль человека покорила уже своей власти силы природы и сделала их покорными орудиями своего произвола, где все -- металл, камень, огонь, воздух -- привыкло менять свои первобытные формы на искусственные, чтоб только сделаться более способными к удовлетворению причудливых желаний человека. Степень бессознательной привязанности какого-либо народа к прежним формам одежды или быта общественного, отчуждения его от новизны и боязнь нововведений могут служить удостоверением незначительности его развития нравственного и промышленного и совершенного подчинения его духа грубой и животной материи.
   Однообразие и тождество всего и во всем прямо противно жизненному принципу природы. Мода, побуждая человека не довольствоваться одними старыми формами, но жить, так сказать, общею современною жизнью, поддерживает и развивает в нем благородное стремление к усовершенствованию, мирит с действительностью, за-ставляя его считать возможным осуществление абсолютно прекрасного в настоящей жизни. [...]
   МОНОГАМИЯ. [...] Любовь -- высокое правило, провозглашен-ное христианством для междучеловеческих отношений, а тем уже более для супружеских,-- является почти совершенно позабытым и изгнанным в настоящих брачных отношениях,-- так что брак, рассматриваемый каким он является в жизни действительной, есть договор более соединения хозяйств, чем святого единения и осуществления слов бога: и сего ради оставит человек отца своего и матерь и прилепится к жене своей и будет два в плоть едину (книга Бытия, гл. 2, ст. 24). Так что мы ни одну из положительно существующих форм брака не можем почесть удовлетворяющей рациональным требованиям природы человеческой, ибо при установлении ни в одной из них не было истинное знание биологических зако-нов природы человеческой (да и самые эти знания еще не достигли полного совершенства) принято за положительное основание для точного определения естественных форм супружеских отношений. Все они, как не основанные на общем воззрении на сущность природы человеческой, грешат односторонностью и требуют взаимного дополнения и исправления. [...]
   НАТУРАЛЬНОЕ ПРАВО. Натуральным, или естественным, правом называется та наука, которая из начал чистого разума или идеи о справедливости выводит все права и обязанности человека как человека и как члена человеческого разумно основанного общества. В этом смысле натуральное право противуполагается законодательству положительному, развившемуся под влиянием совершенно разнородных случайностей. У римлян содержанием праву натуральному (jus naturale) служило изложение тех требований природы человеческой, которые общи человеку с животными. Вообще основные начала натурального права, его определение зависят от того понятия, которое имел писатель о натуральном, нормальном или естественном состоянии человечества [...], так что мы не можем указать ни на одно сочинение о натуральном праве, как на удовлетворяющее абсолютным требованиям разума. Одною из главных причин неразвития натурального права должно считать странное мнение: будто бы безусловное принятие законов правды справедливости (без применения к личностям) при определении внешних форм междучеловеческих отношений неудобосогласимо с действительными интересами целого общества!? точно так, как и то мнение, что справедливость и истина никогда не может соделаться всеобщим достоянием человечества (духа человеческого) и что для счастия большинства людей невежество и заблуждения необходимы!!. [...] Впрочем, и теперь некоторые положения натурального права можно считать абсолютно верными, как, напр., следующее: "что человек имеет, подобно всякому другому существу, право (par le fait même) и обязанность на жизнь, которая для него, как и для всего в природе,, состоит во всестороннем развитии, соответственно требованиям или законам его природы"; "что на человека самым фактом его рождения возлагается прямая обязанность гармониче-ского развития духа и материи"; "что жизнь человека всегда и везде и для всех безусловно священна"; "что всякое благоустроенное общество должно стремиться к тому, чтоб не было никакого противоречия или разногласия между интересами различных его членов", чтоб не Галлерово: bellum omnium contra omnes, т. е. не вражда всех противу каждого 3, но общее и единодушное стремление всех содействовать к полному благосостоянию и благоденствию каждого было бы общим законом для всех гражданственных отношений и чтоб самое общество было практическим осуществлением завета брат-ской любви и общения, оставленного нам спасителем; одним словом, чтоб каждый сознательно полюбил ближнего, как самого себя. Так тождественны истины положительной философии с истинным учением религии! [...] Еще важнее попытки новейших мыслителей 4 установить его безусловно на началах разума, без всякого отноше-ния к известным и определенным формам государственного или общественного быта, и даже из начал его определить самые формы оного. Они признают вообще необходимость общежития, общественности и общежительности (sociêtê, sociabilitê i socialitê), a государство, каким оно является в настоящее время у народов образо-ванных, считают формой быта общественного сравнительно совершеннейшей с другими формами, предшествовавшими государству в историческом порядке развития человечества -- как, напр., варварством, патриархальностью 5, -- но не считают его достигшим полного своего развития, ибо оно еще не доставляет человеку вполне всех способов удовлетворения разнообразных требований его природы вследствие самой неполноты развития различных основных элементов государственной жизни, как, напр., промышленности, образованности, общественности, публичности и солидарности всех интересов. [...]
   НАТУРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ. [...] Жизнь всего в природе обнаруживается и действительно состоит в беспрерывном преобра-зовании внешних форм, замене одних явлений другими. В этом смысле все, одинаково мыслящие с Руссо, правы, утверждая, что преобразование общественного быта соответственно требованиям природы человека безусловно нужно и что оно действительно остепенно происходит вследствие самого развития общественного быта, и совершение этих преобразований в нем есть sine qua non {необходимое условие (лат.).-- Ред.} для самого его существования. Но они неправы в том отношении, что утверждали, будто бы тип, идеал, первообраз общественного благоустройства и человеческого счастия должно искать в мире прошедшего, а не в будущем; в сфере пережитых человечеством явлений, на страницах истории, а не в разумном сознании человеческом, очищенном от влияния местных предубеждений всякого рода (?!). Не преданием о прошедшем, но сказаньем о грядущем должно считать в этом смысле золотой век. Осуществление его практическое или содеяние общества живым орудием полного благоденствия и счастия всякого человека принадлежит будущему и составляет еще неокончательно разрешенную общественную задачу. [...] 6
   НАЦИЯ. Это слово часто употребляется вместо слова народ в тех случаях, когда имеют в виду обратить внимание читателя или слушателя на пламенную родственность членов какого либо народа, на происхождение их от одного общего родоначальника, или указать на происхождение оттуда общности языка, обычаев и нравов, имеющих силу в каком либо народе. Всякий народ или нация, рассматриваемая с гуманной точки зрения, является в тех же отношениях к целому человечеству, как вид -- в отношении к роду, и только постепенно развиваясь, т. е. утрачивая свои индивидуальные, частные признаки или прирожденные свойства, он может стать на высоту человечественного, космополитического развития (s'elever au degrê du perfectionnement humani taire), тогда только может настать для него время постижения общечеловеческих интересов, тогда только развитие его жизненных сил будет совершаться гармонически с требованиями целого человечества. Тогда только может какой-либо народ внести свою собственную лепту в сокровищницу человеческих знаний, дать самодеятельный толчок общечеловеческому развитию, когда будет им усвоена, вместится в нем совершенно вся предшествовавшая образованность и будут поняты все интересы жившего до него человечества и пережиты им все его страдания путем собственного тяжелого опыта. В этом смысле Россию и русских ждет высокая и великая будущность. [...]
   НЕОХРИСТИАНИЗМ. [...] Основная идея христианства -- любовь, выразившаяся в этих многознаменательных словах Христа: возлюби ближнего, как самого себя, -- подобно всякой другой идее, являющейся практической формулой для определения разнообразных отношений жизни общественной в известном обществе, должна была подчиниться общему закону органического развития; значение и практическое действие этой идеи должно сохранять до тех пор всю свою целостность, пока все возможные выводы из нее не будут проверены действительной практикой и пока все постороннее, примешанное к основному догмату, не будет от него отделено путем сознательного анализа и опыта. И тол ко потом может начаться круг действий другой, новой и более разумной идеи. Проникновение общества идеей христианства, или любви, совершалось медленно и постепенно, пока, наконец, не достигло оно полноты и не проявилось, по мнению неологов, в неохристианизме. I...]
   НОРМАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ. [...] Выражение "нормальное состояние" во многих новейших философских сочинениях, особенно социальных, употребляется как техническое для обозначения нормальности развития общества, человека и человечества.
   Нормально развитым человеком обыкновенно называют того, в котором все силы его природы, все страсти, гармонически развитые, являясь вполне свободно-деятельными, пробуждая его к деятельности, непосредственно ведут его к исполнению его высокого назначения. Таковое нормальное развитие, всего менее зависящее от лица, им пользующегося, всегда предполагает определенную массу средств, доставленную обществом для удовлетворения нужд человека (minimum de l'existence), без которой акт его жизни или жизненного развития являлся невозможным, так что нормальность развития или нормальное состояние человека находится не только в связи, но и в полной зависимости от нормальности развития самого общества.
   Нормально развитым, или благоустроенным, обществом -- обществом, находящимся в нормальном состоянии,-- будет то, которое доставляет всякому из членов своих средства для удовлетворения их нужд пропорционально потребностям и поставляет всякого человека в такое положение или отношение к целому обществу, что он, предаваясь вполне влечению естественных своих побуждений, нисколько не может нарушать гармонии общественных отношений, но будет деятелем, не только полезным самому себе, но и целому обществу без самозаклания личности.
   Человечество тогда только можно почесть достигшим нормального развития или состояния, когда дух единства и единения проникнет всех людей ........................... ......................................................... и будет едино стадо и един пастырь (ев. Иоан., гл. 10, ст. 16) 8. Когда физические и нравственные силы отдельного человека достигнут апогея их возможного развития и для человека вообще настанет пора самосознания, самозакония, общности и общительности; когда человек войдет в непосредственное общение с природою и все люди в совокупности явятся полными властелинами живых и действующих сил ее (земли), и они будут покорными орудиями человеческого произвола; когда все, что считается трудом удручающим, отвратительным... обратится в источник непосредственного наслаждения жизнью          
   НОВАТОРСТВО. [...] Чем важнее будет новаторство в сфере быта общественного, тем большее количество интересов оно должно потрясти, тем наибольшую реакцию встретить в нравах общественных, так что сила противудействия новаторству будет находиться в прямом отношении к его полезности. [...] Примером смелого новаторства в быте общественном могут служить системы Овена, Сен-Симона, Фурье, где аналитическая мысль, с большей или меньшей точностью пройдя по всем составам общественного организма, пыталась вычислить все, даже сколько биений потребно в секунду для правильности и нормальности его отправлений.
   ОБСКУРАНТИЗМ [...] ОБСКУРАНТ [...] 10 ОВЕНИЗМ. Так называется, от имени ее творца, Роберта Овена (Robert Owen, род. 1771 11 г.), система взаимного содействия и общей собственности (système de la cooperation mutuelle et la communautê des biens), возникшая в Англии в первых годах XIX столетия и возбудившая на Западе всеобщее внимание. Основная идея овенизма следующая: "Истинное назначение человека на земле есть жизнь, сообразная с законами его природы, т. е. полное удовлетворение ее требований, выражающихся в потребностях, наклонностях и вкусах. Содействовать человеку в таком удовлетворении потребностей значит содействовать ему в достижении счастия,-- высшей, конечной цели всей его деятельности". Отсюда непосредственно выводится разумная необходимость "уничтожить во всех видах его проявления зло, как начало, противоборствующее счастию человека". [...]
   Признав полную зависимость деятельности человеческой от обстоятельств, овенизм отвергает свободу человеческого произвола и всякую ответственность человека за причиняемое им зло, а принуждение и наказание признает средствами несправедливыми и недостаточными к искоренению зла в союзе общественном. Почему он должен был искать радикального излечения всех недугов общества в изменении формы его организации, ибо настоящая, по выражению Овена и его последователей, "заставлять быть членов общества во враждебном отношении между собою [...]".
   [...] Овенизм представляет новую форму общественного устройства, основание которой есть ассоциация [...] или добровольное соединение людей в отдельные общины. [...]
   Условиями ассоциации, по учению Овена, должны быть сле-ующие:
      -- Участие в ассоциации основывается единственно на убеждении. Каждый может от него отказаться и получить обратно внесенный им капитал, увеличенный частию, пропорциональною содействию, оказанному им в умножении общественного богатства.
      -- Свободное выражение мыслей и мнений ничем не стесняется. В религиозных верованиях каждый руководится частными убеждениями.
      -- Все работы добровольны. Различные меры должны быть приняты, дабы они могли соделаться привлекательными. Работы же, для благосостояния общества необходимые, но отвратительные, тягостные или могущие быть вредными для здоровья человеческого, производятся машинами. Каждый соучастник может избрать занятия по своим склонностям.
   Во всяком промышленном производстве и во всяком нематериальном занятии члены общества должны взаимно друг другу содействовать. Это содействие может быть или механическое, или умственное; но во всяком случае оно должно быть добровольное, возникшее или из убеждения в полезности предпринимаемого труда, или же из сознания того, что он доставит какое-либо наслаждение, удовольствие. При этом никогда не д [олжна] б [ыть] упущена из вида польза общественная, требующая отстранения от участия в подобном содействии лиц, действительно неспособных к оному.
      -- Общую собственность составляют: орудия производства, сырые материалы, назначенные к употреблению для воспроизведения новых, и все то, что, нося название капитала, не предназначено к непосредственному потреблению.
      -- Предметы, уничтожающиеся чрез потребление, хранятся в общественном магазине, и тогда только, когда берутся из него, обращаются в собственность потребителей. Предметы же, не тотчас уничтожающиеся, делаются частного собственностию только на время пользования ими (usus fructus).
      -- Общество своими делами заведывает или само непосредственно -- в общих собраниях его членов -- или чрез сменяемых поверенных, действия коих подлежат надзору и обсуждению. В этом отношении права и обязанности всех взрослых членов общества одинаковы; мнения лиц обоего пола равноценны, и женщины допускаются к должностям, их полу соответственным.
      -- Несогласия и раздоры прекращаются полюбовно. Исключе-ние из общества есть крайняя мера, допускаемая и признаваемая необходимою только в начале его существования.
      -- Воспитание детей овенизм установляет общественное, нимало не устраняющее влияние родителей. Оно обнимает теоретическое и практическое изучение всех наук, искусств и ремесл, полезных в обществе. Сироты пользуются совершенно одинаковыми правами с прочими детьми.
   10)          Для избежания беспорядка в занятиях, без утраты притом возможности открытия и применения способов производства, тре-бующих совокупного действия многих лиц, в minimum определяется число участников в общине 500, а в maximum 2 000.
   По этому плану основана была Овеном в 1800 году промышленная колония в деревне Нью-Лэнарк (New Lanark) В Шотландии, и англичане вскоре назвали ее "Картиною удобства, счастия, опрятности и довольства". Позже возникли колонии: Нью-Гармони (New Harmony) в Пенсильвании и Орбейстон (Orbiston) близ Глазгова. [...]
   ОППОЗИЦИЯ. [...] Она есть явление, необходимое при всякой форме быта общественного, ибо она есть не что иное сама в себе, как обнаружение в мире нравственном общего закона противу действия сил, под условием воздействия или взаимнодействия которых совершается развитие всех форм бытия в природе. Мы не можем указать на земле ни на одно человеческое общество, в котором элементы жизни общественной не находились бы между собой в дисгармонии и которое бы не представляло собою картину хаотического состояния мироздания, в которой все было бы делом божественной любви и святого общения, а не борьбы и вражды всего противу всего и всех. Отсутствие солидарности [...] интересов -- причина такой ненормальности. Анализируя постепенное развитие жизни общественной и общительности (sociabilitê), мы находим постоянную замену одних интересов другими, появление новых требований рядом с небывалыми до сего способами их удовлетворения. Цель этой борьбы, этого движения -- все та же: развитие, прогресс [...], но характер и свойство употребляемых средств для достижения этой цели изменяется по мере улучшения быта общественного и исправления в духе безусловной, а не кастической справедливости установлений общественных. Прежде оппозиция -- при неразвитии общественности (социальности) и публичности [...] -- проявлялась у многих народов кроваво и не без некоторого величия, ибо для иных без потоков крови нет величия и величества [...]. Высо-кое преимущество новейших обществ состоит в том, что в них чрез признание оппозиции законной для развития человечества, для торжества истины, разума не нужно того, что бывало некогда, напр., в древнем Риме, где идеи христианства, этого высокого учения всеобщей любви, получили свое господство только чрез кровопролитие!.. [...]
   ОРГАНИЧЕСКАЯ ЭПОХА [...] Это выражение находится в тесной связи с воззрением сенсимонистов на мир. [...]
   [...] По их учению, в человечестве идеи играют такую же роль как силы в природе, и эпохи нового направления в развитии человечества определяются появлением идей, имевших направительное влияние на развитие человечества [...]. {Здесь выражение "идея" собственно употребляется в смысле философского воззрения на природу, в смысле общей формулы, теории всех жизненных отправлений, в смысле систематической мысли, обнимающей все роды человеческой деятельности, разрешающей все вопросы, предлагаемые человеку его общественным бытом (целым обществом) и его частной личностью (примечание авторов "Карман-ного словаря...").}
   Вторую критическую эпоху они считают начавшеюся с пробуждения разума в Европе: от начала реформы Лютера и последовавшего затем упадка католицизма. Эта эпоха обнимает три века и простирfется до Сен-Симона, которого учение (по мнению сен-симонистов) положило начало новой органической эпохе, которой задача состоит в уничтожении антагонизма частных интересов, в постановлении полного общения человечества, без отношения к различным народностям, и в признании глагола любви, завещанного спасителем, общим законодательным началом для всех междучеловеческих отношений 12. В статье Сенсимонизм показана недостаточность этой формулы со стороны практической. [...]
   [...] Все критические эпохи [...] как в науке, так и в жизни суть эпохи антагонизма, противоречия, противоборства новых требований и способов их удовлетворения со старыми, эпохи переходного состояния. В эти эпохи господствует скептицизм, [...] сомнение и равнодушие к разрешению этих проблем. Одним словом, всегда, когда разрешаются задачи общественные, тогда начинаются эпохи органические; когда же нет общего, удовлетворительного для современников разрешения этих вопросов, тогда бывает эпоха критическая. [...]
   [...] В начале ее замечается совокупность в деятельности разных членов общества, устанавливаемая всеобщей попыткой разрушить созданное деятельностью прежней эпохи. Разница в основе этих стремлений не замедлит, однако, обнаружиться, и скоро каждый из действовавших в этом направлении начинает заботиться только об усвоении себе части разрушающегося общественного организма. Тогда совершенно утрачивается сознание цели общественной деятельности, имевшее место в прежнюю эпоху, равно как и сознание законности власти или, точнее сказать, законности основания влас-ти тех, которым она принадлежит de facto. [...] Такой же антагонизм является между интересами общественными и частными, ежеминут-но получающими преобладание над интересами общими; и человек, перестав признавать справедливыми формы своих отношений к существам, ему подобным, к целой вселенной, переходит к сом-нению, а от сомнения -- к отрицанию прежних своих верова-ний... [...]

[НАБРОСКИ РЕЧЕЙ] 13

  
   [...] Наша mission {миссия (лат.).-- Ред.} как социалистов фурьеристского толку в России не так легка, как может показаться она с первого взгляда. Если мы освобождены судьбою от труда изобретательности, если имеем эту звезду путеводную в ученьи Фурье, то при самом акте практического применения могут или, лучше сказать, должны встретиться такие трудности, почти местные неудобства, которые никак не могли быть предвидены ни самим нашим учителем, ни его талантливыми истолкователями на Западе. Условие местности никогда не следует упускать из виду. Трудностей много. Пристальный взгляд на действительность нас может ознакомить с ними; открытый враг не опасен, так и трудности, препятствия, поставляемые нам самим бытом общественным,-- эти враги, противудействующие нам, не должны нимало устрашать людей, сознательно положившихся стремиться к достижению известной цели. Знание трудностей и препятствий, ожидающих какого-либо общественного действователя на пути его к достижению его цели, отнюдь не должно печалить, но скорее должно радовать его; чем полнее будет знание его действительности, тем положительнее может быть его уверенность в успехе, тем вернее будет каждое его действие, тем с наименьшими средствами можно будет произвести наибольших результатов. [...]
   Мы осудили на смерть настоящий быт общественный, надо приговор наш исполнить. [...]
   [...] Первое препятствие в достижении нами избранной цели лежит в нас самих и заключается -- грустно признаться -- в нашем малознании, в нашем невежестве. Невежество наше есть наш первый враг, враг опаснейший, враг внутренний, которого победить нам следует сперва. [...]
   [...] По нашему понятию, под словом "социализм" следует разуметь учение или учения, имеющие целью устройство быта общественного, сделать согласным[и] действия с потребностями природы человеческой. [...]
   Не станем для того только, чтоб огласить себя в кругу невежд -- и не более ума[ми] самостоятельными и гениальными, все ложные взгляды великих мыслителей выда[ва]ть за догмат придуманного нашего учения. Не возведем срочную обязательность работ Морелли 14, противуестественную и простительную в первое время социализма, в догмат учения. [...]
   [...] Наш век не дал нам в удел обольстительной славы изобретателей, но призвал нас к труду, если не столь блистательному, но зато не менее того общеполезному. [...]
   На нас лежит труд немалый -- труд применения тех общих начал, которые выработала наука на Западе, к нашей действительности, высших формул быта общественного осуществление в фактах жизни действительной, внедрение в общественное сознание тех общих понятий, которые и могут дать человеческому общежитию надлежащий цвет и движение. Постараемся совершить достойно ту частицу общечеловеческого труда. Начнем с того, что вспомним, что мы стоим на дикой почве нашего отечества, что все в нашей общественной жизни являет следы восточной патриархальности и варварства, что разумение народа русского еще не пробуждалось, что мы не только как социалисты, но даже как люди, отбросившие в сторону предрассудки и умеющие глядеть в глаза истине, не можем надеяться единственно за такие наши достоинства мгновенно возбудить к себе и к нашим убеждениям сочувствия в массах... Кто ждет мгновенного успеха, сочувствия... то[т] пусть простудит свой пропагаторский жар. Те перевороты, которые остаются на память веков в виде мириад разрушенных созданий или обозначаются рядом новых совершеннейших созданий, долго и медленно выработываются на недрах природы. Ряд творческих преобразований может и быть незаметен взгляду близорукого наблюдателя, но закон постепенности и логической связи везде повторяется. Уподобимся же мы в отношении к несозданной массе нашего быта общественного живой и творческой силе природы, вдохнем в него жизнь, и тогда дотоле разрозненные члены быта общественно[го] будут являть гармоничность в своих движениях и явления общественной жизни не будут, как доселе, поражать нас нестройностью. [...]
   Мы стоим на дикой почве России. Если Моисея навел осел на животворный источник, чтоб спасти от смерти [от] жажды целый народ, 15 ужель философия всех веков и наука Запада нас, довольно коротко знакомых с нею, останется безответною для нас? Ужель результаты знания всего предшествующего человечества не принесут нам пользы менее, чем принес осел для народа еврейского? Мы не утолим жажды к лучшему наших соотечественных, не сумеем перелить в других нашу любовь к прогрессу, истине... Быть убежденным в противном и позволять продолжать себе жизнь -- это значит поставлять себя в противоречие, которое разрешить достойно может одно самоубийство от сознания своего бессилия. Чтоб не впасть в апатию, отчаяние и не сравниться самоубийством с великим Катоном, для этого нужно немножко уверенности в самих себя. [...] [...] Слово свобода в 1-ую в[еликую] ф[ранцузскую] р[еволюцию] имело было употребление более для обозначения свободы п[олитической], и ныне оно употребляется для обозначения св[ободы] социальной; поэтому человека м[ожно] б[удет] почесть [тогда] только пользующимся действительною свободою, когда для него не только будет возможно развитие полное и гармоническое всех потребностей его природы, но самое такое развитие б[удет] действительно. П[олитическая] с[вобода] будет [иметь] возможность т[олько] п[осле] р[еволюции стать] и социальною.

[ОБЪЯСНЕНИЕ О СИСТЕМЕ ФУРЬЕ И О СОЦИАЛИЗМЕ]

  
   [...] Социализм не есть изобретение новейшего времени, хитрая выдумка XIX века, подобная пароходу, паровозу или светописи,-- он всегда был в природе человека и в ней пребудет до тех пор, пока человечество не лишится способности развиваться и усовершенствоваться. [...]
   Что первые христиане были социалисты по чувству (les socialistes par le sentiment), т. е. коммунисты,-- прочтите Деяния апостольские [...]. Вы из них увидите, что у них существовал на деле коммунизм -- общность владения, как и у ессениян, одной еврейской секты, им по времени предшествовавшей. [...]
   Не надо силы ума необыкновенной или замысловатости воображения чрезвычайной, чтоб, остановясь на догмате "любви к ближнему, как к самому себе", суметь дойти до коммунизма; это должно совершиться само собою, если только в вас возникнет желание этому догмату добросовестно следовать... [...]
   Со времени утверждения завета "любви" идет ряд утопий или теорий социальных, которые представляют идеал надежд и желаний заветных человечества [...].
   Между этими всеми утопиями или теориями и их появлением 18 современной действительностью находится органическая связь: в "Республике" Платона рабство -- необходимое условие быта общественного, ибо во времена Платона везде оно было; в Морелли "Basyliade" 19 существует обязательность труда; в системе Фурье самый акт труда превращается в дело привлекательное, в наслаждение. [...]
   [...] Социализм вообще не есть прихотливая выдумка нескольких причудливых голов, но результат развития всего человечества: это догмат христианской любви, ищущий своего практического осуществления в современной нам действительности.. "Honni soit qui mal y pense" {"Да будет стыдно тому, кто об этом дурно подумает" 20 (франц.).-- Ред.}.
   Так поставлен был этот вопрос в сфере философского мышления. Поглядим, как современная нам действительность наводила на разрешение этого вопроса человечество... Этим объяснится и разность социальных учений и историческая необходимость их появления.
   В состоянии современной промышленности всего отчетливее обнаружилась еще не уничтоженная враждебность отношений, которая была при начале учреждения человеческого общежития. Борьба капиталов противу капиталов, так сказать, пожрание большими капиталами или капиталистами маленьких, принесение личности человека в жертву капиталу,-- вот что представляет собою настоящая промышленность взорам даже посредственного наблюдателя. Она являет собою анархию совершенную, т. е. применение совершенное начал либерализма и его правила -- laisser faire, laisser aller {не мешайте каждому делать то, что он хочет, предоставьте все естественному ходу вещей (франц.).-- Ред.}.
   Благодаря сему существует неправильное распределение произведений, т. е. богатств; мы видим совершенную нищету, отсутствие возможности удовлетворить первым нуждам при совершенном обилии средств к этому. Видим голод при урожае, дороговизну товара при существенной его дешевизне и т. п. Социализм в современном обществе, вытекающий даже и не из общего философского воззрения, мною выше приведенного, но из простого наблюдения действительности, и есть не что иное, как реакция духа человеческого противу анархического, разрушительного для быта общественного влияния начал либерализма -- выше означенных противуестественных явлений в жизни общественной 21. Социализм требует устранения этих явлений из жизни общественной. Вот почему большинство сочинений социальных и носят на себе названия "Organisation du travail", "Organisation de l'industrie", "Organisation de la production" {"Организация труда", "Организация промышленности", "Организация производства" (франц.). -- Ред.} и т. п.
   Причина, почему социализм при всей благодатности своего направления и стремления так много подвергался и подвергается еще поныне в Европе превратным истолкованиям и даже площадным ругательствам и насмешкам, заключается в том главным образом, что он есть учение (начало), прямо противуположное либерализму, и то, что, восставая противу тех злоупотреблений, тех законами дозволяемых по сие время разбоев, которые могут производить в настоящее время в обществе Ротшильды и другие владельцы капи-талов в деньгах чрез скупы (accaparage), биржевую игру (agiotage), он таковые безнравственные действия представляет в настоящем их виде и вредит этим удаче их спекуляций подобного рода. [...]
   Все социалисты или социальные учения между собою в одном сходятся, именно они единогласно говорят: "Должны же быть какие-либо неправильности в настоящей организации общественной (так говорят они, глядя на окружающую их действительность), ибо естественным потребностям человека нет соответственного удовлетворения; и что следует сделать общественные отношения более правильными". Во всем остальном они расходятся.
   Все различие социальных систем проистекает от точки их исхода, от тех явлений жизни общественной, которые их поразили наиболее, от того взгляда, который они получили на причины таковых нерадостных явлений. Такой взгляд определяет и направление, и характер их систем, и способы, предложенные к разрешению общественных вопросов.
   Так, например, коммунисты (их множество подразделений) -- социалисты по чувству -- мы выше об них уже несколько говорили,-- горестно пораженные видом нищеты ужасной рядом с чрезмерным богатством, усмотрели в собственности, капитале главный источник всех общественных бедствий, и в замене частной собственности общею увидели способ к уничтожению всех зол. Упустив из виду, что бедность не оттого происходит собственно, что есть богатые, а оттого, что в человечестве еще до сих [пор] производится менее ценностей, нежели сколько того общественные потребности требуют; и забыли еще необходимость скопления больших капиталов для изобретений и движения промышленности. Их формула "a chacun selon ses besoins" {"Каждому по потребностям" (франц.).-- Ред.}.
   Так St-Simon'исты {сенсимонисты (франц.).-- Ред.}, видя, что множество людей способных и талантливых пропадает, не принося ни себе, ни другим пользы надлежащей, придумали для устранения этого иерархическое распределение людей по способностям их, предоставив право с его распределения главе их. В формулу же себе выбрали выражение "a chacun selon ses capacitês" {"От каждого по способностям" (франц.).-- Ред.}. А из их учения сделали нечто, подобное вероучению. [...]
   Еще считаю долгом отстранить от социалистов обвинение, неправильно на них делаемое, что будто они произвели последнюю французскую революцию 22. Нет, произвела ее политика худая Louis Philippe {Луи-Филиппа (франц.).-- Ред.}, шедшая наперекор общественным потребностям, упорство Guizot {Гизо (франц.).-- Ред.} против reforme êlectorale {избирательной реформы (франц.).-- Ред.}, не-уважение требованья de la petit bourgeoisie {мелкой буржуазии (франц.).-- Ред.} партии Odillon Barrot ********. Движением воспользовались les rêpublicains pures {Одиллона Барро (франц.).-- Ред.}. Louis Philippe {чистые республиканцы (франц.).-- Ред.} пал от общего к нему равнодушия. В будущей законодательной палате через 3 или 4 года от сего социалистов партия будет сильна. Еще не один настоящий социалист в управлении не был.
   Движение же национальностей произведено либерализмом, ибо социализм есть доктрина космополитическая 23, стоящая выше национальностей: для социалиста различие народностей исчезает, есть только люди. Движение национальностей естественно сосредоточится вредно успеху социализма, как отвлекающее жизненные силы общества от предметов, могущих увеличить массу общественного благосостояния, и заставляющее прибегать к войне -- оружию.
   Вот в главных чертах изображение того, что есть социализм и новейшего времени социальные стремления. Вы из предшествовавшего могли усмотреть, что это есть живая творческая сила общества, гений усовершенствований, догмат христианства, внедряющийся в жизнь практическую, что, чем выше и совершеннее общественное развитие, тем более предметов общего пользования, общего владения (коммунистических учреждений), или тем дешевле пользованье или складчинно (par association, как, например, плата за места в театре). Бросьте ваши взоры на храмы божьи, где всякий бесплатно молится, гульбища, комнаты приюта, монастыри, казармы, публичные заведения для воспитания и т. д.,-- везде, где только есть какое-либо удобство, доступное многим, вы найдете дух социализма. Взгляните на ваши деревни, на вашего мужика, при всей нерадивости не дошедшего до той нищеты, которая бы его лени соответствовала; ищите причину,-- вы найдете, что передел полей -- общее пользование землею -- и есть этому причина. [...]

ПРИМЕЧА Н И Я

  
   1 "Петрашевцы ринулись горячо и смело на деятельность и удивили всю Россию "Словарем иностранных слов"" (Герцен, т. 10, с. 344). Отрывки из второго выпуска Карманного словаря... печатаются по: Петрашевцы (воспроизведено издание 1846 г. с исправлением некоторых опечаток), с. 149, 150--151, 159, 160, 185, 186--187, 188, 189, 190, 192--193, 221, 238--240, 247, 248, 249--250, 257, 260--261, 263, 264--265, 266--267, 292, 297--298, 336, 337, 339, 340.
   2 Здесь слово "середина" употребляется в значении "среда".
   3 Формула "война всех против всех" принадлежит Гоббсу.
   4 См. наст. изд., с. 162, прим. 12.
   5 Ступени общественного развития определяются здесь в соответствии с учением Фурье и в его терминологии.
   6 Далее в статье в качестве сочинений, рассматривающих вопрос о "натуральном состоянии", указываются "Теория всеобщего единства" (1838) Фурье и ее перво-начальный вариант -- "Трактат о домашней земледельческой ассоциации" (1822).
   7 Так в издании 1846 г., очевидно, следы цензорского вымарывания части текста.
   8 В скобках -- ссылка на Евангелие от Иоанна.
   9 См. выше, прим. 7.
   10 В Карманный словарь 1846 г. по цензурным условиям не вошли статьи "Обскурантизм" и "Обскурант". Рукописи их были захвачены полицией во время обыска у Петрашевского. Впервые полный текст обеих статей по копиям из архива В. И. Семевского напечатан в кн.: Петрашевцы. Приводим извлечения из этих статей.
   ОБСКУРАНТИЗМ [...] В сфере общественного образования он проявляется гонением на философию и вообще на все те науки, где может или должен вообще рассматриваться человек, как человек, без отношения ко времени и месту, и где показывается солидарность, [...] зависимость благосостояния частного от общего и наоборот, и на все то, что убеждает человека в необходимости дружеского, братского между собою общения; даже с этой целью он препятствует изучению по источникам христианства и восстает против важности развития публичности и естественности в общественном быте (в этом случае очень часто люди образованные, но легкомысленные и тупоумные, бывают его орудиями). Людей, принадлежащих к этой касте, к этой партии, мы находим везде в администрации, в войне, в церкви и в академиях (училище, университете), т. е. в сословии, призванном к нравственному и умственному образованию всех прочих. [...]
   ОБСКУРАНТ [...] -- враг всякой публичности, [...] как в судопроизводстве, так и в общественной жизни, и в выражении понятий он любит таинственность, приви-легии, разъединение и вражду различных классов народа между собою, как и целых народов, для него непонятна или ему кажется невыгодным понять, а следовательно, и признать возможность мирных отношений всего человечества и утверждения на земле царства мира, гармонии и разума и самоузаконения [общеж]ительности. [...]
   11 В издании 1846 г. ошибочно: 1772.
   12 Здесь дана ссылка на "Exposition de la doctrine de St. Simon" par M. Bazard et Enfantin, Paris, 1829, v. 1 ("Изложение учения Сен-Симона" Базара и Анфантена, Париж, т. 1, 1829).
   13 Наброски Петрашевского (скорее всего, подготовительные, черновые) для речи, произнесенной им 7 апреля 1849 г. на обеде по случаю дня рождения Фурье. По предложению Н. С. Кашкина он возглавлял один из кружков петрашевцев, обед вскладчину был устроен на квартире А. И. Европеуса. Присутствовали, кроме специально приглашенного Петрашевского, десять участников кружка Кашкина: он сам, два брата Дебу, А. В. Ханыков, Н. А. Спешнев, Д. Д. Ахшарумов, два брата Европеусы, Есаков и Ващенко (двенадцатым должен был быть приглашенный Н. Я. Данилевский, но он не приехал). По свидетельству Д. Д. Ахшарумова, Петрашевский предлагал пригласить также Момбели, Львова и Дурова и "сделать обед более политический, нежели социальный", но его предложение не нашло поддержки (см.: Ахшарумов Д. Д. Из моих воспоминаний. СПб., 1909, с. 18--19). На стене комнаты, где был устроен обед, висел выписанный из Парижа портрет Фурье. На обеде с речами выступили Петрашевский, Ханыков и Ахшарумов. Кашкин прочитал в русском переводе стихотворение Беранже "Чудаки". Наброски речи Петрашевского впервые опубликованы: Дело петрашевцев. М.--Л., 1937, т. 1. Отрывки печатаются по: Петрашевцы, с. 388--389, 390, 391, 392--393, 393--394, 395.
   14 Полемика со свойственными учению Морелли идеями регламентирования и грубой уравнительности, нашедшими выражение в его книгах "Базилиада" (1753) и "Кодекс природы, или Истинный дух ее законов" (1755).
   15 Моисей (древнеевр.-- Мошê) -- согласно библейским преданиям, предводи-тель еврейских племен, выведенных им (около 13 в. до н. э. ?) из египетского рабства сквозь расступившиеся воды "Чермного" (Красного) моря; в течение сорока лет Моисей скитался в пустыне вместе с предводительствуемыми им племенами, посколь-ку бог Яхве запретил им вступить в "землю обетованную" (Палестину).
   16 См. наст. изд., с. 90, прим. 7.
   17 Написано в конце мая 1849 г. в заключении во время следствия. Впервые опубликовано в сб.: Петрашевцы, т. 2, 1927. Отрывки печатаются по: Петрашевцы, с. 423, 424, 425, 426, 428--429, 430--431, 431--433.
   18 Вероятно, описка; по смыслу фразы должно быть: порождением.
   19 См. выше, прим. 14.
   20 Ходячее выражение со значением: в сказанном (написанном) не следует искать никакого скрытого смысла (первоначально -- девиз "Ордена Подвязки", учрежденного английским королем Эдуардом III в 1344 г.). Эти слова Петрашевский поставил эпиграфом к третьей части своего "Объяснения...", озаглавленной "Объяснение, что такое социализм" (см.: Петрашевцы, с. 422).
   21 Здесь опущено примечание Петрашевского.
   22 См. наст. изд., с. 162, прим. 117.
   23 Понятие "космополитический", вслед за Фурье, употребляется в смысле: об-щечеловеческий, интернациональный (ср. наст. изд., с. 173).
   Источник: Утопический социализм в России. Хрестоматия. М., 1985. Сост.: А.И. Володин, Б.М. Шахматов. Общая ред.: А.И. Володин.
  

Оценка: 8.15*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru