Пашков Ипполит Александрович
Египет и египетский вопрос

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2
 Ваша оценка:


  

Письмо изъ Египта.

Египетъ и египетскій вопросъ.

   Совершающіяся нынѣ въ Египтѣ событія возможно было предвидѣть въ то время еще, когда бывшій хедивъ Измаилъ-паша отказался уплачивать проценты по сдѣланнымъ Египтомъ въ Европѣ займамъ. Образъ дѣйствій парижскаго и с.-джемскаго кабинетовъ тогда же возбудилъ нѣкоторыя подозрѣнія относительно тайныхъ намѣреній Англіи и Франціи. Послѣдующія событія доказали, что подозрѣнія эти были вполнѣ основательны. Подъ предлогомъ обезпеченія интересовъ владѣльцевъ египетскихъ займовъ, англійское и французское правительства постоянно стремились къ пріобрѣтенію въ Египтѣ такого положенія, которое ставило бы эту страну въ зависимость отъ нихъ не только въ финансовомъ, но и въ политическомъ отношеніи. Это-то стремленіе Англіи и Франціи и должно было довести египетскій вопросъ до настоящаго кризиса.
   Вслѣдъ за отказомъ Измаилъ-паши выполнить принятыя египетскимъ правительствомъ на себя обязательства по отношенію къ кредиторамъ отправлепы были въ Египетъ спеціалисты для ознакомленія съ дѣйствительнымъ положеніемъ дѣлъ въ странѣ. Бывшій хедивъ, желая избавиться отъ англо-французской опеки, съ своей стороны принялъ всѣ мѣры, чтобы воспрепятствовать этимъ спеціалистамъ изслѣдовать Египетъ.
   Послѣдствіемъ подобнаго образа дѣйствій Измаилъ-паши былъ рядъ полумѣръ, неудовлетворившихъ ни одну изъ сторонъ. Лица, командировавшіяся изъ Франціи и Англіи, смѣняли одинъ другаго, не приходя ни къ какимъ положительнымъ результатамъ. Единственно, что выяснилось, это -- полнѣйшая состоятельность Египта.
   Впослѣдствіи Англія и Франція начали дѣйствовать болѣе энергично; но такъ какъ при Измаилъ-пашѣ онѣ не могли разсчитывать достичь своей цѣли, то въ Парижѣ и Лондонѣ начали выказывать недовольство хедивомъ. Когда же Измаидъ-паша явно обнаружилъ стремленіе совершенно освободиться отъ англо-французскаго вліянія и пало преданное Англіи министерство Нубаръ-паши, то недовольство хедивомъ еще болѣе усилилось. Неожиданнымъ союзникомъ Англіи въ это время явилась Германія и, благодари содѣйствію князя Бисмарка, Измаилъ-паша былъ низложенъ, а на вице-королевскій престолъ возведенъ неопытный сынъ его Тевфикъ. Въ настоящее время въ Египтѣ всѣ убѣждены, что, содѣйствуя низверженію хедива, князь Бисмаркъ имѣлъ въ виду ускорить тотъ кризисъ, который мы переживаемъ въ настоящую минуту, и отвлечь на Востокъ силы нѣкоторыхъ великихъ державъ.
   Съ восшествіемъ на престолъ Тевфикъ-паши Египетъ быстро началъ приближаться къ настоящей развязкѣ. Вліяніе Англіи и Франціи, въ особенности первой, постоянно усиливалось.
   Обезпеченіе интересовъ кредиторовъ Египта служило этимъ державамъ предлогомъ для прянаго вмѣшательства во внутреннее управленіе страною.
   Между тѣмъ устраненіе финансоваго затрудненія, послѣдовавшее благодаря работамъ ликвидаціонной коммиссіи, значительно улучшило экономическое положеніе Египта, но права, пріобрѣтенныя, съ устраненіемъ этихъ затрудненій, нѣкоторыми великими державами поставили Египетъ въ зависимое положеніе въ политическомъ отношеніи. Иностранные генеральные контролеры явились самыми вліятельными египетскими сановниками. Ни одно рѣшеніе совѣта министровъ, требующее даже самыхъ незначительныхъ расходовъ, не могло быть приведено въ исполненіе, если оно не было одобрено генеральными контролерами. Даже такого рода расходы, какъ, напримѣръ, постройка школъ или назначеніе пенсіи старому чиновнику, не могли быть произведены безъ согласія генеральныхъ контролеровъ.
   Естественно, что подобный порядокъ вещей могъ продолжаться лишь короткое время; тайное же соперничество Англіи и Франціи еще болѣе ускорило развязку. Но еще до установленія контроля обнаружилось, что англичане начинаютъ занимать болѣе выгодное положеніе. Такъ, напримѣръ, при ликвидаціи египетскихъ долговъ Великобританіи удалось превратить займы, находившіеся въ рукахъ англійскихъ капиталистовъ, въ "Dette Priviligiée", займы же обращавшіеся на французскихъ биржахъ составили "Dette Unifiée". Этимъ вполнѣ и навсегда обезпечивались интересы англійскихъ кредиторовъ, такъ какъ проценты по "Priviligiée" оплачивались изъ сборовъ желѣзныхъ дорогъ, телеграфовъ и первыхъ государственныхъ доходовъ. Проценты же по "Unifiйe" отчисляются изъ государственныхъ средствъ лишь по уплатѣ процентовъ по "Priviligiée". Даже и нынѣ, несмотря на разореніе, которому подвергся Египетъ, купоны по "Priviligiée" будутъ уплачены. Поэтому-то надо полагать, что на поддержку, оказываемую англійскому правительству въ египетскомъ вопросѣ состоятельными классами, имѣла нѣкоторое вліяніе увѣренность, что доходы ихъ отъ разоренія Египта не уменьшатся. Совершенно въ иномъ положеніи находились французы-кредиторы, которые могли вслѣдствіе египетскихъ смутъ потерять состояніе.
   Впрочемъ я въ политическомъ отношеніи англичане быстро съумѣли занять сравнительно болѣе выгодное для себя положеніе; этимъ, однако, они были обязаны отчасти бывшему французскому генеральному контролеру г. Блиньеру, который неоднократно являлся защитникомъ англійскихъ интересовъ и умѣлъ устранять тѣхъ представителей Франціи въ Египтѣ, которые вступали въ борьбу съ нимъ.
   При содѣйствіи Блшіьера Англія пріобрѣла на хедива громадное вліяніе и во главѣ египетскаго правительства поставлены были преданныя ей лица. Самымъ выдающимся изъ этихъ лицъ былъ Ріазъ-паша, котораго обвиняли въ намѣреніи поставить Египетъ по возможности въ зависимое положеніе отъ европейцевъ. Его обвиняли также въ томъ, что онъ не препятствовалъ европейцамъ эксплуатировать мѣстное населеніе, чѣмъ усилилъ приливъ переселенцевъ изъ Европы. Дѣйствительно, во время его управленія, въ руки послѣднихъ перешла нѣкоторая часть недвижимой собственности египтянъ. Переходу этому также много способствовало учрежденіе поземельнаго банка. Для уплаты податей феллахи закладывали землю, которая потомъ и продавалась съ публичнаго торгу. Но за то во время управленія Ріазъ-паши подати уплачивались весьма аккуратно. Противниковъ своей системы Ріазъ-паша не щадилъ. Нѣкоторая часть населенія считала Ріазъ-пашу орудіемъ англійской политики и поэтому нелюбовь къ Англіи возрастала. Политика Ріазъ-паши вызвала усиленіе въ Египтѣ національной партіи.
   Несмотря на самыя строгія мѣры министерства, число сторонниковъ національной партіи постоянно увеличивалось и въ движеніи, наконецъ, приняло участіе и войско. Минувшей осенью дворецъ хедива окруженъ былъ возмутившимися солдатами, которымъ сочувствовала часть интеллигенціи, и министерство Ріазъ-паши вышло въ отставку. Составилось популярное министерство Шерифъ-паши, но съ этого времени начинается распаденіе національной египетской партіи. Большинство, съ Шерифомъ и Султанъ-пашами во главѣ, желало добиться мирными и законными путями освобожденія Египта изъ-подъ власти оффиціальныхъ и неоффиціальныхъ эксплоататоровъ; меньшинство же, подъ руководительствомъ Махмудъ Самихъ-паши и Араби, упоенное легко одержанною надъ Ріазъ-пашей побѣдой, предпочитало рѣшительныя мѣры.
   Такъ какъ на сторонѣ послѣднихъ было сочувствіе войскъ, то власть послѣ пронунціаменто неизбѣжно должна была перейти къ нимъ. Между тѣмъ нежеланіе Англіи и Франціи предоставить египетскому представительному собранію право безконтрольно распоряжаться, остающимися отъ покрытія расходовъ по уплатѣ долговъ и процентовъ, государственными доходами сильно раздражило большинство египтянъ, а отсутствіе единодушія въ политикѣ великихъ державъ дало военной партіи надежду достичь, своей цѣли. Составившееся тогда министерство Самихъ-паши, смѣнившаго Шерифъ-пашу, открыто выступило съ программой борьбы.
   Чтобъ избѣжать грозившихъ серьезныхъ затрудненій, Англія и Франція, повидимому, готовы были сдѣлать въ то время значительныя уступки Египту, но министерство, къ сожалѣнію, открыто высказывало намѣреніе вполнѣ освободить Египетъ отъ иностраннаго вліянія; Тевфикъ же паша видимо не сочувствовалъ программѣ министерства и, по мѣрѣ возможности, старался противодѣйствовать его намѣреніямъ. Чтобы подчинить себѣ хедива и устрашить всѣхъ его сторонниковъ, Араби рѣшился эксплоатировать ничтожный заговоръ черкесскихъ офицеровъ и придалъ ему громадное значеніе. Несмотря, однако, на всѣ усилія военной партіи, исходъ процесса черкесскихъ офицеровъ былъ неблагопріятенъ для нея и сильно скомпрометировалъ Араби. Тогда-то рѣшено было угрозами побудить хедива дѣйствовать совмѣстно съ военною партіей и совершенно отстраниться отъ англичанъ. Тевфику открыто начали грозить умерщвленіемъ или сверженіемъ съ престола, но онъ, находя постоянно поддержку въ англійскомъ представителѣ Мэлетѣ, не подчинялся требованіямъ сторонниковъ Араби. Слишкомъ рѣшительный образъ дѣйствій арабистовъ возбудилъ опасенія въ Англіи совершенно утратить пріобрѣтенное ею въ Египтѣ вліяніе. Въ Лондонѣ признали тогда необходимымъ удалить изъ Каира руководителей военной партіи. Достичь этой цѣли предполагали возможнымъ благодаря полному разрыву арабистовъ съ хедивомъ и отдѣленію отъ военной партіи націоналистовъ, не одобрявшихъ явной борьбы съ хедивомъ и одно время открыто даже ставшихъ на сторону Тевфика. С.-джемскій кабинетъ находилъ въ то время, что достаточно будетъ отправить сильный англо-французскій флотъ, чтобы сломить военную партію, не поддержанную ни хедивомъ, ни національною партіей. Французское же правительство во всемъ этомъ дѣлѣ было лишь слѣпымъ орудіемъ Великобританіи. Представитель Франціи, Сенкевичъ, все время былъ увѣренъ, что онъ руководить Тевфикомъ совмѣстно съ англійскимъ генеральнымъ консуломъ Мэлетомъ; но впослѣдствіи открылось, что всѣ вопросы предварительно рѣшались хедивомъ съ представителемъ Англіи, а Сенкевичъ слѣдовалъ лишь ихъ указанію. Только близорукостью Сенкевича и можно объяснить принятіе Франціей участія въ морской демонстраціи, безплодность и вредныя послѣдствія которой предвидѣло большинство европейцевъ, находившихся въ Египтѣ.
   Дѣйствительно, присылкою флота въ Александрійскій портъ, западныя державы возбудили негодованіе въ народѣ и поколебали власть хедива въ глазахъ египтянъ. Съ этого времени многіе начали смотрѣть на Тевфика недоброжелательно. Отсутствіе дессанта на судахъ было также серьезною политическою ошибкой западныхъ державъ. Сторонники Араби предположили, что державы не имѣютъ въ виду прибѣгнуть къ вооруженному вмѣшательству, и только поэтому рѣшились сопротивляться. Но, несмотря на усилія агентовъ Араби, сельское населеніе оставалось спокойно. По этому-то положеніе Араби-паши до бомбардировки Александріи было непрочно: онъ опирался лишь на военныхъ и часть городскаго населенія, громадное же большинство египтянъ относилось къ нему индифферентно, а часть національной партіи даже порицала арабистовъ.
   Араби-паша, которому хорошо это было извѣстно, разсчитывалъ достичь успѣха только благодаря недостатку единодушія между велвикими державами.
   Чтобъ убѣдить Европу въ необходимости сохранить за нимъ власть, Араби тайно началъ подготовлять въ Александріи враждебную европейцамъ демонстрацію, которую онъ имѣлъ въ виду подавить и тѣмъ доказать державамъ, что безъ него спокойствіе въ странѣ не обезпечено. Но въ то время и англійскіе агенты начали возбуждать народъ, въ надеждѣ вызвать серьезные безпорядки и подать этимъ поводъ къ вооруженному вмѣшательству. Но ни Араби, ни англичане не достигли своей цѣли. Движеніе александрійской черни 11 іюня перешло границы простой демонстраціи, но не достигло такихъ размѣровъ, чтобы потребовалось иностранное вмѣшательство. Тѣмъ не менѣе англійское министерство воспользовалось имъ, какъ поводомъ къ дальнѣйшимъ враждебнымъ Египту дѣйствіямъ. Министерство Раибъ-паши, составленное при содѣйствіи Германіи, Австріи, Россіи и Италіи для примиренія интересовъ обѣихъ сторонъ, не только не достигло цѣли, но даже ускорило кризисъ. Замѣна вліянія Англіи и Франціи вліяніемъ четырехъ великихъ державъ должно было побудить великобританское правительство принять рѣшительныя мѣры для спасенія своего положенія въ Египтѣ.
   Укрѣпленіе александрійскихъ фортовъ послужило Англіи предлогомъ для вооруженнаго вмѣшательства. Англійскому адмиралу хорошо было извѣстно, что форты не представляютъ для флота ни малѣйшей опасности, потребовался предлогъ и поэтому поспѣшили воспользоваться первымъ представившимся случаемъ. Однако, начавъ борьбу безъ основательнаго повода, англичане дали орудіе Араби-пашѣ для веденія этой борьбы.
   Въ іюнѣ еще египетская армія пополнялась насильно приводимыми рекрутами; послѣ же бомбардировки въ лагерь Араби начали являться добровольцы. Такимъ образомъ борьба съ Египтомъ значительно осложнилась-было, чего не предвидѣло британское правительство. Дурная же организація англійской арміи и недостатокъ воинственности въ солдатахъ служили серьезнымъ препятствіемъ для достиженія цѣля. Поэтому-то, несмотря на успѣхи англичанъ, борьба затянулась бы на нѣсколько мѣсяцевъ, еслибъ Араби, имѣя военное образованіе и талантъ, во-время съумѣлъ укрѣпиться въ Каирѣ или же послѣ первой серьезной неудачи отступилъ въ Средній Египетъ.
   Тель-эль-кебирская побѣда ясно показала, какъ еще однако мало сочувствовала арабистскому движенію народная масса. Египтянинъ столѣтія привыкъ находиться подъ чужеземнымъ владычествомъ и мало дорожитъ теперь своею независимостью. Завѣтная мечта его -- это имѣть маленькій клочокъ земли, который онъ могъ бы спокойно обрабатывать. Поэтому-то если Англія удовлетворитъ этимъ весьма скромнымъ требованіямъ сельскаго жителя, то спокойствію страны не будетъ грозить въ настоящее время ни малѣйшая опасность. До, чтобъ упрочить свое положеніе въ Египтѣ, англичанамъ необходимо также расположить къ себѣ и мѣстную европейскую колонію. Достичь этого едва ли, впрочемъ, будетъ особенно затруднительно. Три четверти европейскаго населенія въ Египтѣ составляютъ эксплоататоры, гоняющіеся за наживой, и достаточно предоставить имъ продолжать тѣ занятія, которыя доставляли имъ средства, чтобы купить ихъ услуги. Естественно, что при подобныхъ условіяхъ и при поддержкѣ хедива Англіи не трудно укрѣпиться въ Египтѣ и изъ ничтожной тель-эль кебирской побѣды с.-джемскій кабинетъ можетъ извлечь теперь громадныя выгоды.
   Поэтому-то надежды нѣкоторыхъ великихъ континентальныхъ державъ на обсужденіе Европой египетскаго вопроса представляются по меньшей мѣрѣ неосновательными. Англію можно заставить согласиться на это, но добровольно она не подчинится указаніямъ другихъ государствъ. А кто можетъ рѣшиться принудить ее? Правда, въ Европѣ сознаютъ, что египетскій вопросъ -- международный (объ обязанности же трактатовъ и о томъ, что Англія явно нарушила Берлинскій, повидимому, вспоминать не хотятъ), но ни у кого не хватаетъ рѣшимости сказать и поддержать свое заявленіе, что никакія перемѣны въ Египтѣ не могутъ быть признаны законными, если они будутъ сдѣланы безъ согласія великихъ державъ.
   Не къ чему, слѣдовательно, и утѣшать себя ложными надеждами. Въ настоящее время Египетъ должно признать отчасти уже достояніемъ Великобританіи и слѣдуетъ позаботиться о томъ, чтобы хотя временно по возможности ограничить тамъ власть англичанъ. Этого требуютъ также и интересы Россіи. Рано или поздно намъ неизбѣжно придется принимать участіе въ разрѣшеніи запутаннаго восточнаго вопроса, гдѣ наши интересы непремѣнно столкнутся съ интересами Англіи. Если же Египетъ сдѣлается къ тому времени добычею послѣдней, то Англія несравненно менѣе будетъ нуждаться въ насъ, тогда какъ для Россіи поддержка Англіи получитъ въ то время большое значеніе.
   Не подлежитъ ни малѣйшему сомнѣнію, что непосредственно Египетъ не имѣетъ для насъ политическаго значенія, но, какъ существенная часть цѣлаго, судьба котораго зависитъ отъ разрѣшенія восточнаго вопроса, страна эта весьма даже важна для Россіи. Поэтому-то теперь всѣ наши усилія должны быть направлены къ тому, чтобы воспрепятствовать тамъ упроченію англійскаго вліянія, въ чемъ намъ оказали бы содѣйствіе и нѣкоторыя другія великія державы. Достигнуть же этого отчасти можно предоставленіемъ контроля надъ финансами Египта всѣмъ великимъ державамъ на равныхъ правахъ, возстановленіемъ statu quo ante и расширеніемъ правъ учрежденныхъ уже въ Египтѣ международныхъ судовъ. Въ настоящее время въ вѣдѣніи этихъ судовъ находятся только гражданскія дѣла, а надо, чтобъ и уголовныя дѣла разбирались въ международныхъ судахъ и были изъяты изъ консульствъ.
   На первое время достаточно будетъ и этого, чтобы хотя нѣсколько обуздать англичанъ. Но на этомъ не слѣдуетъ останавливаться. Со-временемъ должно настоятельно требовать удаленія изъ Египта англійскихъ войскъ. Понятно, что великобританское правительство не пожелаетъ подчиниться этому требованію, по достаточно уже и то, что за Англіей не будетъ признаваемо право оставлять на неопредѣленное время въ Египтѣ вооруженныя силы. Если Европа поставлена въ невозможность заставить сообразоваться съ ея интересами, то все же мы можемъ открыто протестовать противъ того или другаго образа дѣйствій, оставляя за собою право принять свои мѣры при болѣе благопріятныхъ обстоятельствахъ.
   Надо полагать, что при другихъ обстоятельствахъ мы и въ минувшее лѣто воспротивились бы занятію Египта, или же допустили бы его только въ случаѣ соглашенія между Россіей и Англіей. Воспрепятствовать же этому занятію было не невозможно, хотя и требовалось бы прибѣгнуть къ весьма рѣшительнымъ мѣрамъ, т. е. двинуть экспедиціонный корпусъ въ границамъ Арменіи и заявить, что для обезпеченія своихъ интересовъ вынуждены будемъ занять эту провинцію, въ случаѣ высадки въ Египетъ англійскихъ войскъ. Отъ- султана же потребовать немедленной отправки турецкаго корпуса въ Египетъ, чтобы лишить Англію повода къ вторженію въ эту страну. Угроза занять Арменію подѣйствовала бы и на султана, и на Англію. Наше же формальное обѣщаніе Портѣ, что не нарушимъ ея правъ, если первая этого не сдѣлаетъ Англія, побудило бы Перту энергически воспротивиться англійскому занятію Египта и поспѣшить отправить въ долину Пила вооруженныя силы. Да едва ли и Англія рискнула бы тогда сдѣлать рѣшительный шагъ, тѣмъ болѣе, что она обезпечила Турціи цѣлость ея азіятскихъ владѣній.
   Несмотря на нашу угрозу, симпатіи турокъ несомнѣнно были бы на нашей сторонѣ; возмущенные посягательствомъ Англіи на Египетъ, они поняли бы, что, угрожая занять Арменію, мы дѣйствуемъ въ ихъ интересахъ и сами не ищемъ никакихъ территоріальныхъ пріобрѣтеній, въ случаѣ же занятія Арменіи готовы будемъ вывести оттуда свои войска, если и Англія въ свою очередь очиститъ Египетъ. Все это возможно бы было своевременно разъяснить Портѣ и выяснять ей также, что не въ нашихъ интересахъ ослаблять Турцію въ Азіи и Африкѣ; напротивъ, Россія можетъ только желать, чтобы тамъ образовалось сильное мусульманское государство и такимъ образомъ центръ тяжести мусульманскаго міра перенесенъ бы былъ съ Босфора въ другой болѣе благопріятный для насъ пунктъ. Азіятское-же африканское мусульманское государство можетъ быть нашимъ искреннимъ и вѣрнымъ союзникомъ. Поэтому всякое ослабленіе тамъ власти калифа крайне невыгодно для насъ, и нашей программѣ, въ основаніи которой лежало бы поддержаніе власти Турціи въ Азіи и Африкѣ, естественно должны бы были сочувствовать всѣ мусульмане. При подобныхъ условіяхъ угроза Россіи занять Арменію не нарушила бы нашихъ дружественныхъ отношеній съ турецкимъ правительствомъ, а лишь воспрепятствовала бы Великобританіи достичь ея цѣли. Но для всего этого требовались болѣе благопріятныя обстоятельства.

И. Пашковъ (Влад--овъ).

"Русская Мысль", No 11, 1882

  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru