Островский Александр Николаевич
Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский (Варианты)

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:

  
  
   А. Н. Островский
  
   Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский (Варианты)
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Варианты подготовлены И. Р. Эйгесом
   А. Н. Островский. Полное собрание сочинений в 16 томах. Т. 4
   Пьесы. 1856-1867
   М., ГИХЛ, 1950
   OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   * Закончив свою хронику, Островский подготовил ее сценический вариант,
  имеющий существенные отличия от печатного текста (см. Комментарий к
  настоящей пьесе).
   Вместо двух частей из семи и шести сцен (печатный текст) в сценическом
  тексте дано пять действий из двенадцати сцен. Из семи сцен первой части
  шестая сцена исключена; остальные - распределены последовательно по трем
  действиям, по две сцены в каждом (действие 1-е - сцены I и II; действие 2-е
  - сцены III и IV; действие 3-е - сцены V и VII), Шесть сцен второй части
  распределены последовательно по двум остальным действиям, по три сцены в
  каждом (действие 4-е - сцены I, II, III; действие 5-е - сцены IV, V, VI). В
  театральном варианте пьесы разбивка на явления сделана Островским лишь в
  первом действии, и то не полностью (явлений мы не обозначаем).
   Мы приводим разночтения между текстом, положенным в основу настоящего
  издания, и вариантом пьесы, подготовленным Островским для сцены. Вначале
  дается текст основной редакции хроники с указанием страниц и строк (счет
  строк всюду дается сверху) данного издания, а затем после знака // следует
  текст сценического варианта. Длинные реплики данного издания приводятся лишь
  начальными словами с обозначением "и до слов".
   Текст сценического варианта воспроизводится по писарской копии
  Центральной библиотеки академических театров, No 1407.
  
   Стр. 252. I. Сцена первая // Действие 1-е. Сцена первая
   Стр. 252, строка 19. 1-й купец московский // Купец новгородский
   Стр. 252, строка 22. И на своих на всех великих царствах - исключено.
   Стр. 252, строка 24. 2-й купец московский // Подьячий
   Стр. 253, строка 5. Вот праздник-то! Такого не видала... и до слов: 1-й
  купец московский (новгородскому): И веришь ли, когда пришли к нам вести -
  исключено.
   Стр. 254, строка 29. Поп // Странник
   Стр. 255, строка 4. По улицам позорно волокли?! // По улицам позором
  волокли?!
   Стр. 255, строка 7. И, точно камнем, придавил нам души... и до слов:
  Подьячий. Ты не болтал бы громка при народе // Мы прокляты, живем без
  благодати, И волен бес над нами. Патриархом Мы отданы ему во власть; он
  кажет, Что хочет, Нам, а мы глядим и верни.
   Подьячий. Ты не болтал бы громко, при народе.
   Стр. 255, строка 15. Ахти, грехи! Ох, господи помилуй // Охо-хо-хо! Ах,
  господи помилуй!
   Стр. 256, строка 1. Поп // Странник
   Стр. 256, строка 11. 1-й крестьянин // 2-й крестьянин
   Стр. 256, строка 14. 2-й крестьянин // 1-й крестьянин
   Стр. 256, строка 27. Юродивый. Антихриста боюсь! Конев. А разве скоро,
  Афоня, ждать его? Юродивый. Пришел нежданный! - исключено.
   Стр. 257, строка 5. Идет к нему и умный, и безумный, И скоморох, и
  думный дворянин - исключено.
   Стр. 258, строка 22. Калачник. Охотой шел; да не горазд, сказали //
  Калачник. Сердечный друг, не мало набивался, Охотой шел; да не горазд,
  сказали
   Стр. 258, строка 30. Цена теперь хорошая на них // Цена теперь хорошая
  им стала
   Стр. 259, строка 25. Народу сколько ждет - скопились // Народу сколько
  ждет - скопилось
   Стр. 259, строка 29. Наехали из Новгорода, Пскова... и до слов: Не
  всякий видел очи государя - исключено.
   Стр. 260, строка 6. Не обессудь! Шум некакий в воротах // Не обессудь!
  Шум некий в воротах
   Стр. 260, строка 10.
  
   Осипов (у окна).
  
   Приехал князь.
  
   Все встают.
  
   Калачник (у окна).
  
   А что-нибудь не ладно!
  
   Угрюм старик, нависли брови тучей,
   Глаза горят и скачут. Ну, сироты,
   Не лучше ль нам сбираться восвояси,
   С добра ума, покуда не прогнали? //
  
   Осипов (у окна).
  
   Приехал князь. (Все встают.)
   Да что-нибудь неладно,
   Угрюм старик, нависли брови тучей
   Глаза горят и скачут.
  
   Калачник.
  
   Ну, сироты,
   Не лучше ль нам сбираться восвояси,
   С добра ума, покуда не прогнали
  
   Стр. 260, строка 31. 1-й купец //1-й московский купец
   Стр. 261, строка 4. Поп // Странник
   Стр. 261, строки 22. Василий Шуйский (оглядывает всех, потом кивает
  головой к дверям, дворецкий из-за него машет рукою. // (Василий Шуйский
  оглядывает всех, дворецкий из-за него машет рукою).
   Стр. 262, строка 8. Далеко гул идет по чисту полю, И мать сыра-земля
  верст на семь стонет - исключено.
   Стр. 262, строка 26. Осипов (подвигаясь к Шуйскому) // Осипов
  (подвигаясь ближе к Шуйскому)
   Стр. 263, строка 1. Орудует доспехом чище ляхов - исключено.
   Стр. 263, строка 4. Вертеть конем ногайским или саблей // Владеть конем
  ногайским или саблей
   Стр. 264, строка 26. Служи царю по крестной клятве, вправду, И всякого
  добра ему желай - исключено.
   Стр. 264, строка 32. Осипов. Ты, боярин, Меня в тоску вогнал и
  закручинил, До слез довел; мне жизнь теперь постыла - исключено {Повидимому,
  это случайный пропуск переписчика. Непосредственно далее следует снова
  реплика В. Шуйского, обозначение которого, как действующего лица, не снято.
  Таким образом, обе реплики этого лица не объединены. Да и не могут быть
  объединены, поскольку заключительный стих первой реплики Шуйского
  оказывается в таком случае неполным, урезанным.}.
   Стр. 265, строка 24, Зачуявши вино. Из нашей братьи, Торгующих //
  Зачуяли вино. Из нашей братьи, Купечества
   Стр. 265, строка 30. Конев. Церковные строители, любимцы И ближние
  святому патриарху, Ревнители о православной церкви.
   Василий Шуйский. Ну, милости прошу. Пускай войдут.
   Конев (растворив дверь). Не бойтеся боярина, идите!
  
   Входят двое купцов.
  
   Василий Шуйский. Какое ваше дело? // Конев. Верней меня.
   Василий Шуйский. Ну, милости прошу (Конев уходит и возвращается с двумя
  купцами). Какое дело ваше?..
   Стр. 266, строка 11. Василий Шуйский. Я вам не поп // Василий Шуйский
  (смеясь). Я вам не поп
   Стр. 266, строка 27. Ты, вместо патриарха, Отцом нам будь! // Ты, после
  патриарха, Отцом нам будь!
   Стр. 268, строка 2. Живите, как хотите. Терпи, поколь потерпится //
  Живите, как хотите. Не мне учить. На всех беда пришла. Терпи, поколь
  потерпится
   Стр. 268, строка 32. Он вскормленник прямой панов хвастливых! -
  исключено.
   Стр. 269, строка 18. По праздникам духовно веселится... и до слов: Но
  скомороха на престоле царском // Таким царям Москва служить готова, Но
  скомороха на престоле царском
   Стр. 269, строка 36. Ха-ха, ха-ха! Тревоги да крамолы! ...и до слов: О,
  господи! помилуй Нас, грешников! - исключено.
   Стр. 270, строка 6. О, господи! помилуй Нас, грешников! (Молчание.)
  Богданко, где ты? // О, боже мой! О, господи! помилуй Нас, грешников!
  (хлопает в ладоши). Богданко! Где ты?
   Стр. 270, строка 17. Дворецкий отворяет дверь; входят купцы, подьячие,
  странники и проч. // Дворецкий отворяет двери, входят купцы, странники и
  крестьяне.
   Стр. 270, строка 19. Василий Шуйский. Ну, живы ль вы? // Василий
  Шуйский (купцам). Ну, живы ль вы?
   Стр. 270, строки 21, 25, 33. Купцы // Московские и новгородские купцы
   Стр. 27/, строка 1. Василий Шуйский (прочим). // Василий Шуйский
  (прочему народу)
   Стр. 271, строка 7. Купцы // Московские и новгородские купцы
   Стр. 271, строка 14. Купцы // Московский купец
   Стр. 271, строка 20. Подьячий (подавая свиток) // Подьячий (подавая
  тетрадь)
   Стр. 272, строка 14. Василий, брат, за что же ты остаток... и до слов:
  Да что как угорелый Ты мечешься? // Василий, брат Василий! Долго ль будет
  Мне маяться?
   Стр. 273, строка 12. Винись во всем; скажи, что страха ради Борисова вы
  лгали с патриархом - исключено.
   Стр. 273, строка 14. Иди теперь, а завтра будет поздно... и до слов;
  Василий Шуйский. А чем же мае заплатят // Иди теперь, а завтра будет поздно.
   Василий Шуйский. Иди теперь! А чем же мне заплатят За ложь мою?
   Стр. 273, строка 27. Да не поймать! Я даром лгать не стану... и до
  слов: Придет пора, и правда пригодится // Им ложь нужна; зачем же
  торопиться! Придет пора, и правда пригодится
   Стр. 274, строка 2. А говорят: "Спесивый Дмитрий Шуйский!"... и до
  слов: Дмитрий Шуйский: Да не до жиру, брат, а быть бы живу! - исключено.
   Стр. 274, строка 12. Благовест. В. Шуйский крестится, берет шапку и
  трость // Благовест. В. Шуйский берет шапку
   Стр. 274, строка 14. Пред господом о крепости и силе // Пред господом,
  да дарует нам силу
   Стр. 274. Сцена вторая // Действие 1-е. Сцена вторая {В списке
  действующих лиц исключен князь Воротынский. Князь Рубец-Масальский Василий
  Михайлович обозначен - Масальский. Яков Маржерет, капитан немецкой роты,
  обозначен - Маржерет, капитан немецких алебардщиков. Добавлено - Десятский.
  В групповых обозначениях исключены: десятские, купцы; вместо: всякий народ
  обоего пола - дано: всякий народ. Отсутствует датировка сцены.}
   Стр. 275, строка 3. Налево дворец... и до слов: Голоса в народе. //
  Налево красное крыльцо; на верхних ступенях иезуит Савицкий, на нижних
  бояре. Мстиславский с хлебом-солью. В. и Д. Шуйские, Голицын, Басманов,
  Вельский и другие; у крыльца Маржерет и немецкая стража. Направо
  Архангельский собор; от крыльца до собора ряды стрельцов и польских
  латников. У собора всякий народ и десятские; между народом купец Конев и
  Калачник. Вся площадь сзади стрельцов и все здания покрыты народом.
  Колокольный звон и музыка.
   Стр. 275, строка 13. Голоса в народе. // Голоса в толпе.
   Стр. 275, строка 30. Калачник. А ты узнаешь беса? Так вон гляди! Как
  есть в своем наряде. (Показывает на Савицкого) // Калачник (1-му) А ты
  узнаешь беса? Так вот гляди (показывает Савицкого)! Как есть в своем наряде
   Стр. 276, строка 3. Конев. Мы прокляты, живем без благодати... и до
  слое: Басманов. Десятские и сотские, смотрите // Конев. А ты молись, и очи
  прояснятся, Яснее слуг диавольских увидишь. Теперь людьми, и в человечьем
  платье Нам кажутся, а может, бог сподобит, Увидим их тогда как есть в их
  чине, С хвостом, с рогами, с песьей мордой. Калачник. Тише!
   Басманов (подходя к народу). Десятские и сотские, смотрите
   Стр. 277, строка 32. Ему царей татарских покоряют... и до слов: Голицы
  н. Да, настало время - перечеркнуто.
   Стр. 278, строка 3. Воротынский. Напомнил ты родителя кончину... и до
  слов: Вельский. А легче ль нам от Годунова было - исключено.
   Стр. 281, строка 17. Дай с немцами ему наговориться // Дай с немцами
  царю наговориться
   Стр. 284, строка 1. Целуя сей животворящий крест - зачеркнуто.
   Стр. 284, строка 13. Иезуит. Те Deum laudamus! - исключено.
   Стр. 284, строка 18. Воротынский - исключено.
   Стр. 285, строка 8. Нет, я не дам себя обидеть даром // Нет, я себя не
  дам обидеть даром
   Стр. 285, строка 22. Кто он такой? // Кто он таков?
   Стр. 286. Сцена третья // Действие 2-е. Сцена первая
   Стр. 286, строка 32. Дмитрий (с усмешкой.) Великий князь и царь всея
  России // Дмитрий. Великий князь и царь всея России
   Стр. 287, строка 20. От страха пахарь пашет ваше поле... и до слов:
  Отцы мои и деды, государи - исключено.
   Стр. 288, строка 20. ...ты казням бы Ивана Не подивился // ...ты казням
  Иоанна Не подивился б
   Стр. 289, строка 12. Ты здесь был, pater?.. и до слов: Бучинский входит
  - перечеркнуто.
   Стр. 291, строка 11. Из темной позолоты стен угрюмых... Мне рада Русь
  // Из темной позолоты стен угрюмых. Здесь мрак тюрьмы и святость старой
  церкви. Мне рада Русь.
   Стр. 291, строка 14. Ты трепетом мою обвеял душу // Ты трепетом мою
  наполнил душу
   Стр. 293, строка 2. И потому теперь сажусь я смело На сей священный,
  грозный майестат // И потому сажусь теперь я смело На твой священный,
  грозный маестат
   Стр. 293, Сцена четвертая // Действие 2-е. Сцена вторая {В списке
  действующих лиц Воротынский исключен.}
   Стр. 293, строка 19. Грановитая палата. Трон; по обе стороны трона
  скамьи; близ трона на столе три короны царские // Грановитая палата. Трон;
  по обе стороны трона скамьи
   Стр. 294, строка 8. Забыв господень страх, а целованья // Забыл
  господень страх. И целованья
   Стр. 294, строка 24. Басманов (страже). Ведите! // Басманов. Введите
   Стр. 294, строка 35. ...как был государя царя // ...как был великого
  государя царя
   Стр. 295, строка 12. ...слышал он про то от князя Василия Ивановича
  Шуйского не единожды. А Костька лекарь в расспросе говорил на Василия
  Шуйского ж, что говорил ему Василий про царя Дмитрия Ивановича дурно много
  раз..." (Останавливается.) // ...слышав он про то от князя Василия Ивановича
  Шуйского не единожды..." (Останавливается.)
   Стр. 296, строка 33. Последний раз скажи мне, Шуйский, правду // В
  последний раз скажи мне, Шуйский, правду
   Стр. 297, строка Л. По силам ли борьбу ты затевал? // По силам ли
  борьбу ты затеваешь?
   Стр. 297, строка 28. А для грозы врагам и на измену // А для грозы
  врагов и на защиту
   Стр. 298, строка 11. Ишь, куда пошло // Вон куда пошло
   Стр. 298, строка 27. Идет в Москву с иноплеменной силой // Идет к
  Москве с иноплеменной силой
   Стр. 298, строка 31. Что царь велел. Вот вся вина моя! // Что царь
  велел. Вот вся моя вина!
   Стр. 300. строка 29. Голоса // Все
   Стр. 302, строка 2. Честной собор, чему повинен Шуйский? // Честный
  собор, чему повинен Шуйский?
   Стр. 302, строка 29. Остаются: Мстиславский, Голицын, Воротынский,
  Вельский... // Остаются: Мстиславский, Куракин, Голицын, Вельский...
   Стр. 303, строка 6. Воротынский. Не знаю только, ладно ль // Куракин.
  Не знаю только ладно ль
   Стр. 304, строка 4. Да слушаться, а дай ему почуять... и до слов:
  Входит Дмитрий - исключено.
   Стр. 304, строка 34. Пошли господь тебе на многи лета // Пошли господь
  тебе на долги лета
   Стр. 305, строка 6. Помолимся о здравии твоем И долголетии // Помолимся
  о здравии твоем, О долголетии
   Стр. 307. Сцена пятая // Действие 3-е. Сцена первая
   Стр. 309, строка 18. Пошла я вверх, сижу да отдыхаю // Пошла я вверх,
  лежу да отдыхаю
   Стр. 310, строка 9 Восстала Русь, Литва и вся Украина // Восстала Русь,
  Литва и все украйны
   Стр. 310, строка 15. Щенка слепого детищем родным!.. // Щенка слепого
  детищем родимым!
   Стр. 310, строка 19. Остановись! Душа моя не стерпит, Не вынесет она
  позорной брани // Остановись! Рука моя не стерпит. Не вынесет душа позорной
  брани
   Стр. 311, строка 26. Родимого прижмешь к своей груди // Прижмешь к
  своей трепещущей груди
   Стр. 312, строка 16. В своем углу убогом, пред иконой - исключено.
   Стр. 313, строка 2. (Открывает полу палатки.) // (Открывает полу шатра)
   Стр. 319. Сцена седьмая // Действле 3-е. Сцена вторая
   Стр. 321, строка 25. Доводчики его оговорили // Доводники его оговорили
   Стр. 322, строка 1. А я тебя за прежние заслуги // А я тебя за Прежние
  услуги
   Стр. 323, строка 35. Седлать коней! Боярскую одежду! // Седлать коней!
  Боярскую одежу!
   Стр. 324. II. Сцена первая // Действие 4-е. Сцена первая
   Стр. 324, строка 8. Татищев // Михайло Игнатьевич Татищев
   Стр. 324, строка 13. Власьев, царский казначей // Афанасий Власьев,
  царский казначей
   Стр. 324, строка 19. Выходит Татищев, за ним Василий Шуйский // Входят:
  В. Шуйский, Голицын, Мстиславский и Татищев.
   Стр. 324, строка 20. Василий Шуйский. Куда бежишь? Аль речи не по
  мысли?.. и до слов; Голицын. А вот у нас и свадьба подоспела - исключено.
   Стр. 325, строка 30. Василий Шуйский. Какая стать Казы-Гирея трогать...
  и до слов: Татищев. Поход задуман в Риме // Василий Шуйский. На крымцев есть
  донские казаки, Пусть режутся. Татищев. Поход задуман в Риме.
   Стр. 326, строка 24. Сбирались-то втроем итти на турок... и до слов;
  Василий Шуйский. А деньги где? - исключено.
   Стр. 327, строка 4. Нет, он один пойдет, не побоится! - исключено.
   Стр. 327, строка 21. Мстиславский. Басманову ты кланяйся, а то бы... и
  до слов: Голицын. Потише, царь идет - исключено.
   Стр. 328, строка 2. Мне весело, бояре; нашу радость Желал бы я и с вами
  разделить // Мне весело; бояре, нашу радость Желал бы я и с вами разделить
   Стр. 328, строка 7. И скоро мы московский трон украсим... и до слов:
  Как думаешь, Бучинский, по расчету - исключено.
   Стр. 328, строка 26. И только, Ян? Да это мало! Что бы Еще послать? //
  И только, Ян? Как это мало! Что бы Еще послать?
   Стр. 329, строка 21. Хоть тысячу, хоть больше дай за лоскут В Ладонь
  мою. Я денег не жалею - исключено.
   Стр. 330, строка 38. В монастырях они лежат без пользы // В монастырях
  лежат они без пользы
   Стр. 332, строка 25. И преданность, бесспорная готовность - исключено.
   Стр. 332, строка 29. То ласкою безмерною дарят, То гордостью нежданною
  окинут - исключено.
   Стр. 332, строка 31. Им приказать нельзя, нельзя принудить Любить тебя;
  а долго и прилежно Ухаживать тебя они заставят. (Указывая на Василия
  Шуйского.) // Им приказать нельзя, нельзя заставить Любить тебя. А долго и
  прилежно Ухаживать тебя они заставят. И ты никак сегодня не узнаешь, Чем
  завтра встретят: лаской или гневом (указывает на Шуйского).
   Стр. 334, строка 32. Он молодой, горячий государь; Любя его, ты будь
  руководитель - исключено.
   Стр. 335, строка 18. Вот я женюсь, да если будут дети // Вот если я
  женюсь, да будут дети
   Стр. 338, строка 9. Он милостей не ценит и не стоит. (Указывая на
  Осипова.) Стеречь его до моего приказа! Свести в тюрьму! (быстро уходит.)
   Басманов. Исполню, государь! (Уходит.)
   Василий Шуйский (Голицыну). Вот мученик святой! Идя на смерть, Он
  вымолвил пророческое слово: "Завидовать моей ты будешь смерти" (Уходит.) //
  Дмитрий. Он милостей не ценит и не стоит! Казнить его!.. (Быстро уходит.)
   Басманов. Исполню, государь! (Все уходят.)
   Стр. 338. Сцена вторая // Действие 4-е. Сцена вторая
   Стр. 338, строка 26. Деревянная келья в Москве // Деревянная келья
   Стр. 338, строка 27. (5 мая 1606) // (6 мая 1606)
   Стр. 339, строка 2. Ты знаешь сам, какой тяжелой цепью... и до слов:
  Смешной народ, обычаев старинных - исключено.
   Стр. 340, строка 39. Музыка за сценой. Входит камеристка // Входит
  камеристка
   Стр. 342, строка 37. Надежд моих, с улыбкою змеиной // Надежд моих, с
  улыбкою скользящей
   Стр. 343, строка 11. Свинцом лежит в груди тяжелым сердце! - исключено.
   Стр. 343, строка 30. Короновать? Да разве ты не будешь... и до слов:
  Дмитрий. Приказывай! Назначь нам день и час - исключено.
   Стр. 344, строка 18. Приказывай! Назначь нам день и час, Я прикажу
  собраться духовенству, И нынче же напишем чин венчанья // Приказывай!
  Назначь нам день и час. Мы нынче же напишем чин венчанья
   Стр. 344, строка 29. В дворце твоем! // В дворце моем!
   Стр. 344, строка 35. Изволь! Прощай, мой царь.
   Дмитрий (целуя руку). Прощай, моя царица // Изволь. (Дмитрий целует
  руку.) Прощай, мой царь!
   Дмитрий. Прощай, моя царица (уходит)
   Стр. 345, строка 3. Марина (обнимая его). Иди! Иди! Безвременною
  лаской... и до слов: Сцена третья - исключено.
   Стр. 345. Сцена третья // Действие 4-е. Сцена третья
   Стр. 346, строка 7. Кромя своих. На страже у рогаток... и до слов:
  Василий Шуйский. Что бережно, то цело - исключено.
   Стр. 346, строка 18. И голова не стоит ничего - исключено.
   Стр. 346, строка 20. Я рать сберу из вольницы московской... и до слов:
  Мы вашу грудь своею загородим - исключено.
   Стр. 346, строка 31. Держи в руках! Не свадьбу мы пируем...
  (Дворецкому.) Сбираются? // Держи в руках! Не свадьбу мы пируем. И без огня
  в лицо друг друга знаем, (Дворецкому.) Сбираются?
   Стр. 347, строка 24. Что служим мы холопски, что с панами Вельможными
  мы честью неравны - исключено.
   Стр. 347, строка 29. Голицын. Пора уж нам почет, боярам, видеть! ... и
  до слов: Дмитрий Шуйский. Опасный шаг! - исключено.
   Стр. 347, строка 35. Храни господь! - исключено.
   Стр. 348, строка 11. Идет туда, куда ведут бояре // Идет туда, куда
  ведут бояре. За земство мы в ответе перед богом
   Стр. 348, строка 14. Для наших дней и для потомков наших... и до слов:
  Дмитрий Шуйский. А страшно, брат! - исключено.
   Стр. 348, строка 18. Дмитрий Шуйский. А страшно, брат! Василий Шуйский.
  Кого же нам бояться? // Дмитрий Шуйский. Боюсь я, брат. Василий Шуйский.
  Кого нам опасаться?
   Стр. 348, строка 35. Мы лжем ему: и мрут и оживают... и до слов:
  Василий Шуйский. Была пора, нам ложь была нужна - исключено.
   Стр. 349, строка 32. Голоса // Все
   Стр. 350, строка 3. Один из толпы // Крестьянин
   Стр. 350, строки 16, 25. Голоса // Все
   Стр. 351, строка 3, ...войска и воеводы... и до слов: Греха таить не
  стану - исключено.
   Стр. 351, строка 10. Голицын. И воля нам невольная была... и до слов:
  Василий Шуйский. Разумен он и молод; мы гадали - исключено,
   Стр. 352, строка 1. Голоса. Не нам судить! Не наша, - Боярская забота
  думу думать. Судите вы, бояре, мы за вами // Голоса. Не нам судить. Не наша,
  - Боярская забота думу думать.
   Все. Судите вы, бояре, мы за вами!
   Стр. 352, строка 77, Жене своей, Марине отдает // Жене своей, Маринке,
  отдает
   Стр. 352, строка 20. Новгородские стрельцы. О, господи! Вот грех какой!
  Боярин, Вступись за нас! Василий, княж Иваныч, Твой род служил новогородской
  воле До самого конца ее // Новгородские стрельцы. О, господи! Вот грех
  какой! Боярин, Вступись за нас! Все. Василий, княж Иваныч, Твой род служил
  иовогородской воле До самого конца ее
   Стр. 355, строка 5, Купец // 1-й Московский купец
   Стр. 355, строка 31. Кого искать, с кого начать // С кого начать, кого
  кончать
   Стр. 356, строка 3, Дворы чужих, кресты на них напишем // Дворы чужих,
  кресты на них поставим!
   Стр. 356, строка 17, Василий Шуйский. Потише! // Василий Шуйский.
  Тихонько!
   Стр. 357. Сцена четвертая // Действие 5-е. Сцена первая
   Стр. 357, строка 28. Разные мелкие торговцы // Разные мелкие торговцы и
  разносчики.
   Стр. 359, строка 21. Пучки, глаголи, лысые затылки! - исключено.
   Стр. 359, строка 25. Валяйте их каменьями, робята! // Валяй-ка их
  каменьями, робята!
   Стр. 560, строка 3. Чертольского, от Знаменья // Чертольского, от
  Климента
   Стр. 360, строка 25. Монастыри хотят теперь очистить // Монастыри
  теперь хотят очистить
   Стр. 361, строка 2. Ты верь, не верь, а деньги обирают // Ты верь, не
  верь, а деньги отбирают
   Стр. 361, строка 16. Входит Калачник и уставляет лоток // Входит
  Калачник и другие разносчики и уставляют лотки
   Стр. 361, строка 30. Торговка (с грешневиками) // Разносчик (с
  грешневиками).
   Стр. 363, строка 13. Поганая Марина // Поганая Маринка
   Стр. 364, строка 6. Я видывал, и нянчить приходилось // Я видывал, а
  нянчить приходилось
   Стр. 364, строка 17. Я, в самый день безбожного убийства // Я, в самый
  день безбожного убойства
   Стр. 365, строка 25. Голоса // Все
   Стр. 367, строка 18. Голос // Голоса
   Стр. 361, строка 29. ...уходят в ворота и запирают их //. ...уходят и
  запирают за собою ворота
   Стр. 368, строка 1. Несколько человек запевают песню // Несколько
  человек затягивают песню
   Стр. 368. Сцена пятая // Действие 5-е. Сцена вторая
   Стр. 369, строка 4. Не вижу я любви его. Скитальцем... и до слое:
  По-братски ли не признавать титулов - исключено.
   Стр. 371, строка 1. Олесницкий (показывая на Юрия Мнишка) // Олесницкий
   Стр. 372, строка 7. Когда у нас нет дела иль войны // Когда у нас нет
  дела и войны
   Стр. 373, строка 19, Вельможный пан, ты видишь, мы хлопочем //
  Вельможный пан, ты видишь, мы толкуем
   Стр. 374, строка 7. От драки пьяных польских челядинцев // От драки
  пьяных панских челядиндев
   Стр. 374, строка 22. Земля царю, а царь народу верит // Народ царю, а
  царь народу верит
   Стр. 375, строка 19. У государя гости, Он целый год царицу ждал в
  Москву... и до слов: Да разве нет боярства! - исключено.
   Стр. 376, строка 17. Басманов! нам с тобой бояре нужны... и до слов: Мы
  воины - исключено.
   Стр. 376, строка 24. (Жмет ему руку) - исключено.
   Стр. 376, строка 27. О чем они бунтуют, Вели спросить да запереть их
  крепче // Вели их перерезать
   Стр. 375, строка 11. Все уходят за царицей, кроме Дмитрия и Басманова
  // Все уходят
   Стр. 378, строка 12. Дмитрий (Басманову). Голицына и Шуйского без
  шуму... и до слов: Сцена шестая - исключено.
   Стр. 378. Сцена шестая // Действие 5-е. Сцена третья
   Стр. 378, строка 29. Молчанов // Молодой дворянин
   Стр. 379, строка 31. Голос (за сценой) //Голос
   Стр. 380, строка 7. Ужель мятеж? Ужель Басманов прав? ... и до слов:
  Басманов. Ахти, беда! Спасайся, государь! // Ужли мятеж? Ужли Басманов прав?
  Изменники бояре, вы согнали Во львиное гнездо овечье стадо! Крамольники!
  Своими головами Заплатите за кровь рабов несчастных, Обманутых злодейскою
  крамолой. Я с виселиц высоких вас заставлю Пересчитать все жертзы мятежа.
  (Входит Басманов, десятка два немцев с алебардами и Молодой дворянин Слышен
  звон оружия и крики.)
   Басманов. Ахти, беда! Спасайся, государь!
   Стр. 38о, строка 24. Я говорил не раз, ты мне не верил // Я говорил не
  раз, ты мне не верил. Беги скорей, внизу дерутся немцы. А этих здесь
  поставим у дверей
   Стр. 380, строке 26. Изменники, бояре, вы согнали... и до слов:
  Молчанов. Мятеж! Мятеж! Я кое-как пробился - исключено.
   Стр. 380, 381, везде - Молчанов // Дворянин
   Стр. 381, строка 7. Кто занял их? Басманов, не робей! // Кто занял их?
   Стр. 387, строка 9. Мятежников, стрельцов новогородския, Впустили в
  город ночью. Много их // Стрельцов новогородских, Мятежников, впустили в
  город ночью
   Стр. 381, строка 10. Впустили в город ночью. Много их. Дмитрий.
  Проклятые! Басманов, будем тверды! Молчанов. И видимо-невидимо народу //
  Впустили в город ночью. Дмитрий. А много ль их, стрельцов? Дворянин.
  Осьмнадцать тысяч. Дмитрий. Проклятые! Дворянин. Невидимо народу.
   Стр. 382, строка 11. Я с бою взял его и вас, холопов // Я с бою взял
  его и вас, холопов!.. (Выстрелы.)
   Стр. 382, строка 13. Руби его! Стреляй! Да бейте немцев
  
   Выстрелы. //
  
  Руби его. Стреляй. Да бейте немцев.
   Стр. 382, строка 16. Дмитрий входит в комнату. Врывается Осипов //
  (Дмитрий отступает в комнату. Врывается один из мятежников.)
   Стр. 382, строка 17. Осипов // Мятежник
   Стр. 382, строка 33. Кто нужен нам, да только лишь не вор. Дмитрий
  бросается на Шуйского, народ загораживает его. Басманов насильно уводит
  Дмитрия, немцы загораживают собою дверь, запирают ее и заваливают мебелью //
   Кто нужен нам, да только лишь не ты! (Дмитрий бросается на Шуйского,
  народ загораживает его, несколько человек падают. Басманов насильно уводит
  Дмитрия, затворяет дверь и заставляет немцами.)
   Стр. 383, строка 1. Дмитрий (с отчаянием). Не вор! Не вор! О! wszyscy
  djabli! Знали... и до слов: Голоса за дверями. Ломайте дверь! Рубите
  топорами! // Басманов. Спасай себя! Я с немцами останусь. Мы здесь умрем!
  Отсюда я ни шагу. Задержим мы мятежников толпу. Ищи себе спасенья, промышляй
  Лишь о себе! Ты сам всему виною. Ты позабыл, что на престоле царском Ты
  должен быть царем!
   Дмитрий. Ты прав, ты прав! Слуга и друг (подает ему руку).
   Басманов. До гроба, государь.
   Голоса за дверями. Ломайте дверь! Рубите топорами
   Стр. 383, строка 29. (Немцам.) Держитесь... и до слов: Голоса.
  Показывай, где царь твой самозванный - перечеркнуто.
   Стр. 384, строка 15. Спасайте баб! Возьми, Татищев, стражу... и до
  слов: Беда! Нигде не сыщем // Спасайте баб!
   Голицын. Возьми, Татищев, стражу, Поставь при них
   Калачник (вбегая) Беда! Нигде не сыщем.
   Стр. 587, строка 1. Сотник. Теперь в ответе Пред господом не мы. За
  мной, робята! // Сотник. За мной, робята!
   Стр. 387, строка 27. (Нагибаясь к Дмитрию Самозванцу) - исключено.
   Стр. 387, строка 30. (Дмитрию Шуйскому) - исключено.
   Стр. 387, строка 35. И ранен я... (В бреду.) Подайте меч! Шварцгоф! //
  И ранен я... Подайте меч! Шварцгоф! (Мечется в беспамятстве.)
   Стр. 388, строка 2. Возьмите их! // Возьмемте их!..
   Стр. 388, строки 15, 22. (В бреду.) - исключено.
   Стр. 388, строка 16. Несись, мой конь ретивый, Несись быстрей! До цели
  недалеко. Труба гремит - перечеркнуто.
   Стр. 388, строка 23. К стенам давайте лестниц! Ворота сбить! -
  зачеркнуто.
   Стр. 389, строка 1 Толпа // Народ
   Стр. 389, строка 4. Голицын. Я слышу крик народный! - зачеркнуто.
   Стр. 389, строка 23. Обоим трон московский был могилой // Обоим трок
  московский стал могилой
   Стр. 389, строка 25. Он хочет сесть на царство самовольно // Он хочет
  сесть на царстве самовольно
   Стр. 389, строка 27. Садится лишь избранник всенародный // Садится лишь
  избранник всенародный (Уходят)
  
  
   КОММЕНТАРИИ
  
   Печатается по тексту журнала "Вестник Европы", 1867, т. I.
   Первая публикация пьесы "Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский" в
  "Вестнике Европы" воспроизводит наиболее точно единственный беловой
  рукописный текст хроники, правленный и подписанный самим А. Н. Островским
  (находится ныне в архиве Академии наук СССР). Сохранилась еще рукопись -
  автограф, - которая представляет собой первоначальный черновой вариант
  хроники, существенно отличающийся от окончательного ее печатного текста.
  Одна часть этой рукописи хранится в Публичной библиотеке им. М. Е.
  Салтыкова-Щедрина, другая - в архиве Института Литературы (Пушкинский дом) в
  собрании М. И. Семевского. Первая часть описана Н. П. Кашиным ("Журн. мин.
  нар. просв." 1917, июль - август), вторая часть обстоятельно изучена и
  описана Н. В. Измайловым (Рукопись драматической хроники "Дмитрий Самозванец
  " Василий Шуйский", Сб. "Островский", Труды Пушкинского дома, Ленинград).
   Хроника "Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский" написана Островским в
  весьма короткий срок. В октябре 1866 г. он сообщал Бурдину: "Самозванца) я
  писал не год, - я его качал великим постом и кончил к июню". Следовательно,
  хроника была написана я четыре месяца.
   Свою новую историческую пьесу Островский предназначал для журнала
  "Современник", на страницах которого уж" были до того напечатаны восемь его
  драматических произведений. В одном из писем к Некрасову в 1866 г. драматург
  обещал ему закончить хронику к 1 мая. Но в мае 1866 г. "Современник" был
  закрыт. Лишь тогда Островский решил печатать свою пьесу в "Вестнике Европы"
  М. М. Стасюлевича.
   Островский придавал хронике "Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский"
  исключительно важное значение. В письме к Некрасову весной 1866 г. он
  делился своими впечатлениями об этой пьесе: "Хорошо или дурно то, что я
  написал, я не знаю; но во всяком случае это составит эпоху в моей жизни, с
  которой начнется новая деятельность; все, доселе мною писанное, были только
  попытки; - а это, повторяю опять, дурно ли, хорошо ли, произведение
  решительное".
   Островский видел в своей новой хронике произведение, развивающее
  традиции исторической драматургии Пушкина. 27 сентября 1866 г. он писал
  Бурдину: "Современных пьес я писать более не стану, я уж давно занимаюсь
  русской историей и хочу посвятить себя исключительно ей, - буду писать
  хроники, но не для сцены; на вопрос, отчего я не ставлю своих пьес, я буду
  отвечать, что они неудобны, я беру форму "Бориса Годунова".
   Хроника "Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский" была близка "Борису
  Годунову", конечно, не только "формой". Своим идейным содержанием, глубоко
  демократической философией истории, изображением решающей роли народа в
  исторических событиях начала XVII века - прежде всего этими чертами пьеса
  Островского близка трагедии Пушкина.
   Первые критические отзывы, появившиеся в печати, утверждали якобы
  зависимость драматической хроники Островского от сочинения Н. И. Костомарова
  "Смутное время Московского государства". Первая часть этого труда "Названный
  царь Димитрий" была напечатана в мартовской и июньских книжках "Вестника
  Европы" за 1866 г. "Новая пьеса г. Островского... вся заимствована из
  компиляции другого автора: мы говорим о статьях г. Костомарова в "Вестнике
  Европы" о смутном времени", - писала газета "Москва" (1867, No 65).
  "Самозванец составлен г. Островским целиком по Костомарову", - вторил ей
  рецензент "Русского инвалида" (1867, No 77).
   Между тем сам Н. И. Костомаров опровергнул эти утверждения. "Я считаю
  долгом объяснить, - писал он в газете "Голос", - что весною 1866 года, когда
  мой "Названный царь Димитрий" еще весь не был напечатан, артист И. Ф.
  Горбунов читал мне эту драматическую хронику. Г. Островский не мог видеть в
  печати второй части моего сочинения, а его хроника обнимает именно те
  события, которые изображаются в этой второй части. В рукописи я не сообщал
  своего сочинения г. Островскому, с которым даже в то время не был достаточно
  знаком. Сходство между драматическою хроникой и моим "Названным царем
  Димитрием" произошло, без сомнения, оттого, что г. Островский пользовался
  одними и темя же источниками, какими пользовался я" ("Голос" 1867, No 89).
   Перечень исторических источников, над которыми работал Островский,
  весьма обширен. Кроме "Истории государства Российского" Н. М. Карамзина,
  трудов С. М. Соловьева, изданных проф. Н. Уетрялозым "Сказаний современников
  о Дмитрии Самозванце", драматург изучил многие истооические документы и
  памятники XVII века, опубликованные в "Собрании государственных грамот и
  договоров" и в специальных исторических изданиях.
   Сценический вариант пьесы содержит многочисленные отличия от печатного
  текста. Он значительно короче. В нем отсутствует, например, 6-я сцена 1-й
  части хроники, в которой бояре обсуждают планы ограничения царской власти.
  Ряд новых деталей привнесен в характеристику образа Дмитрия. В сценическом
  варианте он, например, без возражений соглашается на требование Марины
  короновать ее до свадьбы. Устранены некоторые монологи Дмитрия. Большие
  купюры внесены и в роль В. Шуйского.
   Хроника претерпела также ряд композиционных изменений. Вместо членения
  на части (2 части и 13 сцен) в печатном тексте - в сценическом варианте
  пьеса состоит из 5 действий и 12 сцен.
   Впервые хроника была поставлена в Москве в Малом театре 30 января 1867
  г. в бенефис Е. И. Васильевой. Роли исполняли: Вильде (Дмитрий), Шуйский (В.
  Шуйский), Колосов (Д. Шуйский), П. М. Садовский (дьяк Осипов), Степанов
  (Конев), Федотов (Калачник), Рябов (Афоня), Васильева (царица Марфа),
  Самарин (Мнишек), Петров (Мстиславский), Лавров (Голицын), Дмитревский
  (Басманов), П. М. Садовский (Щелкалоз), Живокини 2-й (Маржерет), Александров
  (Скопин-Шуйский), Федотова (Марина), Владыкин (Вельский), Никифоров
  (подьячий).
   Островский был очень доволен постановкой хроники в Москве. 2 февраля
  1867 г. он писал Бурдину: "Самозванец в Москве имел огромный успех. Шуйский,
  сверх ожидания, был слаб, зато Вальде был превосходен. Меня вызывали даже
  среди актов, в 3-м после сцены с матерью, в 5-м после народной сцены, а
  потом по окончании пьесы, и вызывали единодушно всем театром и по нескольку
  раз".
   В Петербурге первый раз хроника ила на сцене Мариинского театра 17
  февраля 1872 г. в бенефис Жулевой. В спектакле были заняты: Монахов
  (Дмитрий), Васильев 2-й (В. Шуйский), Пронский (Д. Шуйский), Зубров (дьяк
  Осипов), Полтавцев (Конев), Бурдин (Калачник), Горбунов (Афоня), Жулеза
  (Марфа), Зубов (Мнишек), Леонидов (Мстиславский), Степанов (Голицын),
  Малышев (Басманов), Васильев 1-й (Маржерет), Душкин (Скопин-Шуйский),
  Северцова (Марина), Петровский (Вельский), Озеров (подьячий).

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru