Островский Александр Николаевич
Свои люди - сочтемся

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 5.20*847  Ваша оценка:






---------------------------------------------------------------
     OCR: Камионский К.А.
     Spellcheck: Дьяченко М.В.
---------------------------------------------------------------


     Большов Самсон Силыч
     Купец

     Аграфена Кондратьевна
     его жена

     Липочка
     их дочь

     Подхалюзин
     Приказчик

     Устинья Наумовна
     Сваха

     Фоминишна
     Ключница

     Рисположенский Сысой Псоич
     стряпчий

     Тишка
     мальчик





     Гостиная в доме Большова.
     ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
     Липочка (сидит у окна с книгой). Какое приятное занятие эти танцы! Ведь
уж как хорошо! Что может быть восхитительнее? Приедешь в Собранье али к кому
на  свадьбу, сидишь, натурально,-- вся  в цветах,  разодета, как игрушка али
картинка  журнальная,--   вдруг  подлетает   кавалер:   "Удостойте  счастия,
сударыня!" Ну,  видишь:  если  человек  с  понятием  али армейской какой  --
возьмешь да  и  прищуришься, отвечаешь: "Извольте, с  удовольствием!" Ах! (с
жаром) оча-ро-ва-тель-но!  Это  просто  уму непостижимо! (Вздыхает.)  Больше
всего не  люблю  я танцевать  с  студентами  да  с  приказными. То  ли  дело
отличаться с военными! Ах, прелесть! восхищение! И усы, и эполеты, и мундир,
а у иных даже шпоры с колокольчиками. Одно убийственно, что сабли нет! И для
чего они ее отвязывают? Странно,  ей-богу! Сами  не  понимают,  как блеснуть
очаровательнее! Ведь посмотрели бы на шпоры,  как они звенят, особливо, если
улан али  полковник какой разрисовывает  -- чудо! Любоваться -- мило-дорого!
Ну, а прицепи-ко он  еще саблю: просто ничего не  увидишь любопытнее, одного
грома лучше  музыки наслушаешься.  Уж какое же  есть  сравнение: военный или
штатский? Военный -- уж это сейчас видно: и ловкость, и все, а штатский что?
Так какой-то неодушевленный! (Молчание.)  Удивляюсь, отчего это многие дамы,
поджавши ножки, сидят? Формально нет никакой  трудности выучиться!  Вот уж я
на  что  совестилась  учителя,  а  в двадцать уроков  все решительно поняла.
Отчего это  не учиться танцевать! Это  одно  толькое суеверие! Вот маменька,
бывало,  сердится,  что  учитель   все  за  коленки   хватает.  Все  это  от
необразования!  Что  за  важность!  Он танцмейстер, а не  кто-нибудь другой.
(Задумывается.) Воображаю я себе: вдруг за меня посватается военный, вдруг у
нас парадный сговор: горят везде свечки, ходят  официанты в белых перчатках;
я, натурально, в тюлевом либо в газовом платье, тут вдруг заиграют вальс.  А
ну как я перед ним оконфужусь! Ах, страм какой! Куда тогда деваться-то?  Что
он подумает? Вот, скажет, дура необразованная! Да нет, как это можно! Однако
я  вот уж полтора  года не танцевала!  Попробую-ко теперь  на досуге. (Дурно
вальсируя.) Раз... два... три... раз... два... три...


     Липочка и Аграфена Кондратьевна.
     Аграфена Кондратьевна (входя). Так, так, бесстыдница! Как  будто сердце
чувствовало: ни свет ни заря, не  поемши  хлеба  божьего, да уж и  за пляску
тотчас!
     Липочка Как, маменька, я и чай пила, и ватрушку скушала. Посмотрите-ка,
хорошо? Раз, два, три... раз... два...
     Аграфена Кондратьевна  (преследуя ее). Так что ж, что ты скушала? Нужно
мне очень смотреть, как ты греховодничаешь!.. Говорю тебе, не вертись!..
     Липочка Что за грех такой! Нынче все этим развлекаются.-- Раз... два...
     Аграфена Кондратьевна Лучше об стол лбом стучи, да ногами не озорничай!
(Бегает за ней.) - Да что ж ты, с чего ж ты взяла не слушаться!
     Липочка.  Как не  слушаться, кто вам сказал! Не мешайте, дайте кончить,
как надобно! Раз... два... три...
     Аграфена  Кондратьевна. Долго  ль же мне бегать-то за тобой на старости
лет! Ух, замучила, варварка! Слышишь, перестань! Отцу пожалуюсь!
     Липочка. Сейчас, сейчас, маменька! Последний  кружок! Вас  на то и  бог
создал, чтоб  жаловаться. Сами-то вы не  очень  для  меня значительны!  Раз,
два...
     Аграфена Кондратьевна.  Как!  ты  еще пляшешь,  да  еще ругаешься!  Сию
минуту брось! Тебе ж будет хуже: поймаю за юбку, весь хвост оторву.
     Липочка.  Ну, да  рвите на  здоровье! Вам же зашивать придется!  Вот  и
будет! (Садится.) Фу... фу... как упаточилась, словно  воз везла! Ух! Дайте,
маменька, платочка пот обтереть.
     Аграфена Кондратьевна. Постой, уж я сама оботру! Ишь, уморилась! А ведь
и то  сказать, будто  неволили. Коли уж матери не  почитаешь, так стен-то бы
посовестилась!  Отец, голубчик,  через великую силу ноги двигает,  а  ты тут
скачешь, как юла какая!
     Липочка Подите вы с  своими  советами!  Что  ж  мне делать,  по-вашему!
Самой, что ли, хворать  прикажете? Вот другой  манер,  кабы я была докторша!
Ух!  Что  это  у  вас  за отвратительные  понятия! Ах!  какие  вы, маменька,
ей-богу! Право, мне иногда краснеть приходится от ваших глупостей!
     Аграфена Кондратьевна Каково детище-то ненаглядное! Прошу подумать, как
она  мать-то честит!  Ах  ты,  болтушка бестолковая! Да разве  можно  такими
речами поносить  родителей? Да неужто я затем  тебя на свет родила, учила да
берегла пуще соломинки?
     Липочка. Не вы учили -- посторонние; полноте, пожалуйста; вы и сами-то,
признаться сказать,  ничему не  воспитаны. Ну, что  ж? Родили вы  --  я была
тогда что? Ребенок, дитя  без понятия, не смыслила  обращения.  А выросла да
посмотрела на светский тон, так и вижу, что я гораздо  других  образованнее.
Что ж мне, потакать вашим глупостям! Как же! Есть оказия.
     Аграфена Кондратьевна.  Уймись,  эй,  уймись, бесстыдница!  Выведешь ты
меня из терпения, прямо к отцу пойду, так в ноги и брякнусь,  житья,  скажу,
нет от дочери, Самсонушко!
     Липочка. Да, вам житья нет! Воображаю.-- А мне есть от вас житье? Зачем
вы  отказали жениху? Чем не бесподобная партия? Чем не капидон? Что вы нашли
в нем легковерного?
     Аграфена  Кондратьевна.  А то  и  легковерного, что зубоскал!  Приехал,
ломался, ломался, вертелся, вертелся. Эка невидаль!
     Липочка.  Да, много  вы знаете! Известно, он благородный человек, так и
действует по-деликатному. В  ихнем кругу всегда так делают.-- Да как  еще вы
смеете  порочить таких  людей, которых  вы и понятия не знаете?  Он  ведь не
купчишка какой-нибудь. (Шепчет в сторону.) Душка, милашка!
     Аграфена Кондратьевна. Да, хорош душка! Скажите, пожалуйста! Жалко, что
не  отдали тебя за шута за  горохового. Ведь ишь ты, блажь-то какая в  тебе;
ведь это ты назло матери под нос-то шепчешь.
     Липочка. Видимый резон, что не  хотите  моего счастия. Вам  с тятенькой
только кляузы строить да тиранничать.
     Аграфена Кондратьевна.  Ну,  как ты  хочешь, там  думай.  Господь  тебе
судья! А никто так не заботится  о своем детище, как  материнская утроба! Ты
вот тут хохришься  да разные глупости выколупываешь, а мы с отцом-то денно и
нощно заботимся,  как  бы  тебе  хорошего человека найти да  пристроить тебя
поскорее.
     Липочка. Да,  легко  вам  разговаривать,  а позвольте  спросить, каково
мне-то?
     Аграфена  Кондратьевна.  Разве  мне тебя не  жаль, ты  думаешь?  Да что
делать-то! Потерпи  малость, уж коли  много лет ждала. Ведь  нельзя же  тебе
вдруг жениха найти; скоро-то только кошки мышей ловят.
     Липочка. Что мне до ваших кошек! Мне мужа надобно! Что это такое!  Срам
встречаться  с  знакомыми,  в целой  Москве не могли  выбрать жениха --  все
другим да другим. Кого не заденет за живое: все подруги с мужьями давно, а я
словно сирота какая! Отыскался  вот  один,  так  и  тому отказали.  Слышите,
найдите мне жениха, беспременно найдите!..  Вперед  вам  говорю, беспременно
сыщите, а то  для вас же будет  хуже: нарочно,  вам назло, по секрету заведу
обожателя, с гусаром убегу, да и обвенчаемся потихоньку.
     Аграфена  Кондратьевна. Что,  что,  беспутная!  Кто вбил  в  тебя такие
скверности! Владыко милосердый, не  могу с духом собраться... Ах ты, собачий
огрызок! Ну, нечего делать! Видно, придется отца позвать.
     Липочка.  Только  и  ладите,  что  отца  да  отца;  бойки  вы  при  нем
разговаривать-то, а попробуйте-ка сами!
     Аграфена Кондратьевна.  Так что  же, я дура, по-твоему, что ли? Какие у
тебя там гусары, бесстыжий твой нос! Тьфу ты, дьявольское наваждение! Али ты
думаешь,  что  я не  властна над тобой  приказывать? Говори,  бесстыжие твои
глаза, с чего у тебя  взгляд-то такой  завистливый?  Что  ты  прытче  матери
хочешь быть! У меня ведь недолго, я  и на кухню горшки парить пошлю. Ишь ты!
Ишь ты! А!..  Ах матушки  вы  мои! Посконный  сарафан сошью да вот на голову
тебе и надену! С поросятами тебя, вместо родителей-то, посажу!
     Липочка. Как же! Позволю я над собой командовать! Вот еще новости!
     Аграфена Кондратьевна.  Молчи,  молчи,  тарант  Егоровна!  Уступи  верх
матери!  Эко семя противное! Словечко пикнешь, так язык  ниже пяток  пришью.
Вот послал господь утешение! Девчонка хабальная! Мальчишка ты, шельмец, и на
уме-то  у  тебя  все  не женское! Готова,  чай,  вот на  лошадь по-солдатски
вскочить!
     Липочка. Вы,  я воображаю, приплетете скоро всех будочников. Уж молчали
бы лучше,  коли не так воспитаны.  Все я скверна, а сами-то вы каковы  после
этого!  Что, вам угодно  спровадить меня на тот свет прежде времени, извести
своими  капризами?  (Плачет.)  Что ж,  пожалуй,  я уж и так, как муха какая,
кашляю. (Плачет.)
     Аграфена  Кондратьевна (стоит  и смотрит  на  нее). Ну,  полно,  полно!
Липочка  плачет  громче и потом рыдает. Ну, полно  ты, полно! Говорят  тебе,
перестань!  Ну, я виновата,  перестань только,  я виновата.  Липочка плачет.
Липочка! Липа!  Ну, будет! Ну, перестань! (Сквозь слезы.) Ну, не  сердись ты
на меня (плачет)...  бабу глупую... неученую...  (Плачут  обе вместе,).  Ну,
прости ты меня... сережки куплю.
     Липочка (плача). На  что мне сережки ваши, у меня и так полон туалет. А
вы купите браслеты с изумрудами.
     Аграфена Кондратьевна. Куплю, куплю, только ты плакать-то перестань!
     Липочка (сквозь слезы). Тогда я перестану, как замуж выду. (Плачет.)
     Аграфена  Кондратьевна. Выдешь, выдешь, голубчик ты  мой!  Ну,  поцелуй
меня!  Целуются.  Ну,  Христос  с  тобой!  Ну,  дай  я  тебе  слезки  оботру
(Обтирает.) Вот нынче хотела Устннья Наумовна прийти, мы и потолкуем.
     Липочка (голосом, еще не успокоившимся). Ах! кабы она поскорей пришла!


     Те же и Фоминишна.
     Фоминишна.  Угадайте-ко,  матушка  Аграфена  Кондратьевна,  кто  к  нам
изволит жаловать?
     Аграфена  Кондратьевна. Не умею  сказать.  Да что я тебе, бабка-угадка,
что ли, Фоминишна?
     Липочка. Отчего  ж ты у меня не спросишь, что я, глупее,  что ли, вас с
маменькой?
     Фоминишна.  Уж и  не знаю, как сказать;  на словах-то ты  у  нас больно
прытка, а на деле-то вот  и нет тебя.  Просила, просила, не  токмо чтобы что
такое, подари хоть платок, валяются у тебя вороха два без призрения, так все
нет, все чужим да чужим.
     Аграфена  Кондратьевна.  Вот  уж  этого,  Фоминишна, я  до скончания не
разберу.
     Липочка.  Ишь  она! Знать, пивца хлебнула после  завтрака, налепила тут
чудеса в решете.
     Фоминишна.  Вестимо  так;  что смеяться-то?  Каково скончание, Аграфена
Кондратьевна, бывает и начало хуже конца.
     Аграфена Кондратьевна.  С  тобой  не  разъедешься!  Ты коли  уж начнешь
толковать, так только ушами хлопай. Кто ж такой там пришел-то?
     Липочка. Мужчина али женщина?
     Фоминишна.  У тебя  все мужчины  в глазах-то прыгают. Да где ж это-таки
видано, что мужчина ходит в чепчике? Вдовье дело -- как следует назвать?
     Липочка. Натурально, незамужняя, вдова.
     Фоминишна. Стало быть, моя правда? И выходит, что женщина!
     Липочка. Эка бестолковая! Да кто женщина-то?
     Фоминишна. То-то вот, умна, да не догадлива: некому другому и быть, как
не Устинье Наумовне.
     Липочка. Ах, маменька, как это кстати!
     Аграфена Кондратьевна. Где ж она до сих пор? Веди ее скорей, Фоминишна.
     Фоминишна. Сама в секунду явится: остановилась  на дворе  - с дворником
бранится: не скоро калитку отпер.


     Те же и Устинья Наумовна.
     Устинья Наумовна  (входя).  Уф,  фа,  фа!  Что  это у  вас, серебряные,
лестница-то какая крутая: лезешь, лезешь, насилу вползешь.
     Липочка. Ах, да вот и она! Здравствуй, Устинья Наумовна!
     Устинья  Наумовна.  Не  больно  спеши!  Есть  и  постарше  тебя. Вот  с
маменькой-то    покалякаем    прежде.    (Целуясь.)   Здравствуй,   Аграфена
Кондратьевна, как встала-ночевала, все ли жива, бралиянтовая?
     Аграфена Кондратьевна. Слава создателю! Живу --хлеб жую; целое утро вот
с дочкой балясничала.
     Устинья Наумовна. Чай, об  нарядах все. (Целуясь с Липочкой.) Вот и  до
тебя очередь дошла. Что это ты словно потолстела, изумрудная? Пошли, творец!
Чего ж лучше, как не красотой цвести!
     Фоминишна. Тьфу ты, греховодница! Еще сглазишь, пожалуй.
     Липочка. Ах, какой вздор!  Это тебе так показалось, Устинья Наумовна. Я
все  хирею:  то колики, то  сердце  бьется, как маятник; все как словно тебя
подмывает али плывешь по морю, так вот и рябит меланхолия в глазах.
     Устинья Наумовна (Фоминишне). Ну, и с тобой, божья старушка, поцелуемся
уж кстати. Правда, на  дворе ведь здоровались, серебряная, стало быть и губы
трепать нечего.
     Фоминишна. Как  знаешь. Известно, мы не хозяева, лыком шитая мелкота, а
и в нас тоже душа, а не пар!
     Аграфена  Кондратьевна (садясь).  Садись, садись, Устинья Наумовна, что
как  пушка  на  колесах  стоишь!  Поди-ко  вели нам, Фоминигана,  самоварчик
согреть.
     Устинья Наумовна. Пила, пила, жемчужная; провалиться на месте -- пила и
забежала-то так, на минуточку.
     Аграфена Кондратьевна. Что ж  ты, Фоминишна, проклажаешься?  Беги, мать
моя, проворнее.
     Липочка.  Позвольте, маменька,  я поскорей  сбегаю,  видите, какая  она
неповоротливая.
     Фоминишна.  Уж не финти,  где  не  спрашивают! А  я,  матушка  Аграфена
Кондратьевна, вот что  думаю:  не  пригожее  ли  будет  подать  бальсанцу  с
селедочкой.
     Аграфена Кондратьевна. Ну, бальсан бальсаном,  а самовар самоваром. Аль
тебе жалко чужого добра? Да как поспеет, вели сюда принести.
     Фоминишна. Как же уж! Слушаю! (Уходит.)


     Те же без Фоминишны.
     Аграфена  Кондратьевна.   Ну  что,  новенького  нет  ли  чего,  Устинья
Наумовна? Ишь, у меня девка-то стосковалась совсем.
     Липочка. И в самом деле, Устинья Наумовна, ты  ходишь, ходишь, а  толку
нет никакого.
     Устинья Наумовна. Да ишь  ты, с вами не скоро сообразишь, бралиянтовые.
Тятенька-то твой ладит  за богатого:  мне,  говорит, хоть Федот от проходных
ворот, лишь бы  денежки водились, да приданого поменьше  ломил.  Маменька-то
вот, Аграфена Кондратьевна  тоже норовит в свое  удовольствие: подавай ты ей
беспременно купца, да чтобы был жалованный, да лошадей бы хороших держал, да
и лоб-то крестил  бы  по-старинному.  У тебя тоже свое на  уме.  Как на  вас
угодишь?


     Те же и Фоминишна, входит, ставит на стол водку с закуской.
     Липочка. Не пойду я за купца, ни за что не пойду,-- За  тем разве я так
воспитана: училась и по-французски, и на фортепьянах, и танцевать! Нет, нет!
Где хочешь возьми, а достань благородного.
     Аграфена Кондратьевна. Вот ты и толкуй с ней.
     Фоминишна. Да что тебе дались эти  благородные? Что  в них за особенный
скус? Голый на голом, да и христианства-то никакого нет: ни в баню не ходит,
ни пирогов по праздникам не печет;  а ведь хоть и  замужем будешь, а надоест
тебе соус-то с подливкой.
     Липочка.  Ты,  Фоминишна,  родилась  между  мужиков  и  ноги  протянешь
мужичкой. Что мне  в  твоем  купце!  Какой  он  может иметь вес?  Где у него
амбиция? Мочалка-то его, что ли, мне нужна?
     Фоминишна. Не мочалка, а божий волос, сударыня, так-то-с!
     Аграфена Кондратьевна.  Ведь  и тятенька твой не оболваненный какой,  и
борода-то тоже не обшарканная, да целуешь же ты его как-нибудь.
     Липочка.  Одно дело тятенька, а другое дело -- муж. Да что вы пристали,
маменька? Уж  сказала, что не  пойду  за купца,  так и не пойду! Лучше  умру
сейчас, до конца всю жизнь выплачу: слез недостанет, перцу наемся.
     Фоминишна. Никак ты плакать сбираешься? И думать не моги! И  тебе как в
охоту дразнить, Аграфена Кондратьевна!
     Аграфена Кондратьевна. А кто ее дразнит? Сама привередничает.
     Устинья  Наумовна.  Пожалуй, уж коли тебе  такой  апетит, найдем тебе и
благородного. Какого тебе: посолидней али поподжаристей?
     Липочка.  Ничего и потолще, был  бы собою  не  мал. Конечно,  лучше  уж
рослого, чем какого-нибудь мухортика, И пуще всего, Устинья  Наумовна, чтобы
не  курносого, беспременно чтобы был  бы  брюнет; ну, понятное дело,  чтоб и
одет был по-журнальному. (Смотрит в зеркало.) Ах, господи! а сама-то я нынче
вся, как веник, растрепана.
     Устинья  Наумовна. А есть у меня теперь жених, вот точно такой, как ты,
бралиянтовая, расписываешь: и благородный, и рослый, и брюле.
     Липочка. Ах, Устинья Наумовна! Совсем не брюле, а брюнет.
     Устинья Наумовна.  Да, очень мне нужно, на старости лет, язык-то ломать
по-твоему: как сказалось, так и живет. И крестьяне  есть, и орден на шее; ты
вот поди оденься, а мы-с маменькой-то потолкуем об этом деле.
     Липочка. Ах,  голубушка,  Устинья Наумовна, зайди ужо ко мне в комнату:
мне нужно поговорить с тобой. Пойдем, Фоминишна.
     Фоминишна. Ох, уж ты мне, егоза! Угодят.


     Аграфена Кондратьевна, Наумовна и Устинья

     Аграфена  Кондратьевна.  Не выпить  ли  нам  перед  чаем-то  бальсанцу,
Устинья Наумовна?
     Устинья Наумовна. Можно, бралиянтовая, можно.
     Аграфена Кондратьевна (наливает). Кушай-ко на здоровье!
     Устинья Наумовна. Да ты бы сама-то прежде, яхонтовая. (Пьет.)
     Аграфена Кондратьевна. Еще поспею!
     Устинья Наумовна. Уах! фу! Где это вы берете зелье этакое?
     Аграфена Кондратьевна. Из винной конторы. (Пьет.)
     Устинья Наумовна. Ведрами, чай?
     Аграфена Кондратьевна.  Ведрами. Что уж по малости-то, напасешься ль? У
нас ведь расход большой.
     Устинья   Наумовна.  Что  говорить,  матушка,  что   говорить!  Ну,  уж
хлопотала,  хлопотала я для  тебя, Аграфена  Кондратьевна, гранила,  гранила
мостовую-то, да уж и выкопала жениха: ахнете, бралиянтовые, да и только.
     Аграфена Кондратьевна. Насилу-то умное словцо вымолвила.
     Устинья Наумовна.  Благородного происхождения и  значительный  человек;
такой вельможа, что вы и во сне не видывали.
     Аграфена  Кондратьевна.  Видно, уж  попросить  у  Самсона  Силыча  тебе
парочку арабчиков.
     Устинья Наумовна. Ничего, жемчужная, возьму. И крестьяне есть,  и орген
на шее, а умен как, просто тебе истукан золотой.
     Аграфена Кондратьевна. Ты бы, Устинья Наумовна, вперед доложила, что за
дочерью-то у нас не горы, мол, золотые.
     Устинья Наумовна. Да у него своих девать некуды.
     Аграфена Кондратьевна. Хорошо бы это,  уж и  больно хорошо; только  вот
что, Устинья  Наумовна, сама ты,  мать, посуди, что  я буду с благородным-то
зятем делать! Я и слова-то сказать с ним не умею, словно в лесу.
     Устинья Наумовна. Оно  точно, жемчужная,  дико сначала-то, ну,  а потом
привыкнешь, обойдетесь как-нибудь. Да вот с Самсон Силычем надо потолковать,
может, он его и знает, этого человека-то.


     Те же и Рисположенский.
     Рисположенский  (входя).  А я  к  вам,  матушка  Аграфена Кондратьевна.
Толконулся было к Самсону Силычу, да занят, вижу; так я думаю: зайду, мол, я
к Аграфене Кондратьевне. Что  это, водочка у вас? Я,  Аграфена Кондратьевна,
рюмочку выпью. (Пьет.)
     Аграфена Кондратьевна.  Кушай, батюшко, на здоровье!  Садиться  милости
просим; как живете-можете?
     Рисположенский.  Какое  уж  наше  житье!  Так,  небо  коптим,  Аграфена
Кондратьевна! Сами знаете: семейство большое, делишки маленькие. А не ропщу,
роптать грех, Аграфена Кондратьевна.
     Аграфена Кондратьевна. Уж это, батюшко последнее дело.
     Рисположенский.  Кто  ропщет,  значит,  тот  богу противится,  Аграфена
Кондратьевна. Вот какая была история...
     Аграфена Кондратьевна. Как тебя звать-то, батюшко? Я все позабываю.
     Рисположенский. Сысой Псоич, матушка Аграфена Кондратьевна.
     Устинья  Наумовна.  Как  же это так: Псович, серебряный? По-каковски же
это?
     Рисположенский. Не умею вам сказать  доподлинно; отца звали Псой -- ну,
стало быть, я Псоич и выхожу.
     Устинья Наумовна.  А  Псович,  так Псович; что  ж,  это ничего,  и хуже
бывает, бралиянтовый.
     Аграфена Кондратьевна. Так какую же  ты, Сысой Псович, историю-то хотел
рассказать?
     Рисположенский. Так вот, матушка Аграфена  Кондратьевна,  была история:
не то  чтобы притча али сказка какая,  а истинное происшествие. Я,  Аграфена
Кондратьевна, рюмочку выпью. (Пьет.)
     Аграфена Кондратьевна. Кушай, батюшко, кушай.
     Рисположенский  (садится).  Жил старец,  маститый  старец...  Вот уж я,
матушка, забыл  где, а только в стороне такой...  необитаемой. Было у  него,
сударыня ты моя, двенадцать дочерей  -- мал  мала меньше. Сам  работать не в
силах,  жена  тоже старуха старая, дети еще малые, а  пить-есть надобно. Что
было добра, под старость все прожили,  поить, кормить некому! Куда деться  с
малыми ребятами? Вот он так думать, эдак думать -- нет, сударыня моя, ничего
уж тут не придумаешь. "Пойду,  говорит, я  на  распутие: не будет ли чего от
доброхотных дателей". День сидит  -- бог подаст, другой сидит -- бог подаст;
вот он, матушка, и возроптал.
     Аграфена Кондратьевна. А, батюшки!
     Рисположенский.  Господи,  говорит, не  мздоимец  я,  не  лихоимец я...
лучше, говорит, на себя руки наложить.
     Аграфена  Кондратьевна. Ах, батюшко мой!  Рисположенский. И бысть  ему,
сударыня ты моя, сон в нощи...
     Входит Большов.


     Те же и Большов.
     Большов. А! и ты, барин, здесь! Что это ты тут проповедуешь?
     Рисположенский (кланяется). Все ли здоровы, Самсон Силыч?
     Устинья Наумовна.  Что это  ты, яхонтовый,  похудел словно? Аль  увечье
какое напало?
     Большов  (садясь). Простудился,  должно быть,  либо  геморрой,  что ли,
расходился...
     Аграфена Кондратьевна. Ну, так, Сысой Псович, что ж ему дальше-то было?
     Рисположенский. После, Аграфена Кондратьевна, после доскажу, на свободе
как-нибудь забегу в сумеречки и расскажу.
     Большов.  Что  это  ты,  али  за  святость  взялся! Ха,  ха,  ха!  Пора
очувствоваться.
     Аграфена Кондратьевна. Ну, уж ты начнешь! Не дашь по душе потолковать.
     Большов. По душе!..  Ха,  ха,  ха... А ты спроси-ко, как у него из суда
дело пропало; вот эту историю-то он тебе лучше расскажет.
     Рисположенский. Ан нет же, и не пропало! Вот и неправда, Самсон Силыч!
     Большов. А за что ж тебя оттедова выгнали?
     Рисположенский. А вот  за  что,  матушка Аграфена Кондратьевна. Взял  я
одно  дело  из суда домой, да  дорогой-то с  товарищем и завернули,  человек
слаб, ну, понимаете... с позволенья сказать, хоть бы в погребок... там я его
оставил,  да  хмельной-то,  должно быть,  и забыл. Что ж,  со  всяким  может
случиться.  Потом, сударыня моя, в  суде и хватились этого  дела-то: искали,
искали,  я и на дом-то ездил два раза с экзекутором --  нет как  нет! Хотели
меня  суду  предать,  а  тут  я  и  вспомни, что, должно  быть, мол, я его в
погребке забыл. Поехали с экзекутором -- оно там и есть.
     Аграфена  Кондратьевна. Что  ж! Не  токмо что с  пьющим,  и  с непьющим
бывает. Что ж за беда такая!
     Большов. Как же тебя в Камчатку не сослали?
     Рисположенский.  Уж и в Камчатку! А за что,  позвольте вас спросить, за
что в Камчатку-то сослать?
     Большов. За что! За  безобразие! Так неужели  ж вам потакать? Этак вы с
кругу сопьетесь.
     Рисположенский. Ан вот  простили.  Вот, матушка  Аграфена Кондратьевна,
хотели меня  суду предать за это за самое. Я сейчас к генералу к нашему, бух
ему в  ноги. Ваше,  говорю, превосходительство! Не погубите!  Жена,  говорю,
дети  маленькие!  Ну,  говорит, бог  с  тобой,  лежачего  не бьют,  подавай,
говорит, в отставку, чтоб я и не видал тебя здесь. Так и простил. Что ж! Дай
бог  ему здоровья! Он меня и теперь не  забывает; иногда забежишь  к нему на
празднике:  что,  говорит,  ты,  Сысой  Псоич?   С   праздником,  мол,  ваше
превосходительство, поздравить пришел. Вот к Троице ходил недавно, просвирку
ему принес. Я, Аграфена Кондратьевна, рюмочку выпью. (Пьет.)
     Аграфена  Кондратьевна.  Кушай,  батюшка,  на  здоровье! А мы  с тобой,
Устинья Наумовна, пойдем-ко, чай, уж самовар готов; да покажу я тебе, есть у
нас кой-что из приданого новенького.
     Устинья Наумовна. У вас, чай, и так вороха наготовлены, бралиянтовая.
     Аграфена Кондратьевна. Что  делать-то! Материи новые вышли, а нам будто
не стать за них деньги платить.
     Устинья Наумовна. Что говорить, жемчужная!  Свой магазин, все равно что
в саду растет.
     Уходят.

     ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
     Большов и Рисположенский.
     Большов.  А  что, Сысой Псоич, чай,  ты с этим крючкотворством на своем
веку много чернил извел?
     Рисположенский.  Хе, хе... Самсон Силыч, материал не дорогой.  А  я вот
забежал понаведаться, как ваши делишки.
     Большов. Забежал  ты! А тебе больно  знать нужно!  То-то вот вы  подлый
народ такой,  кровопийцы какие-то: только б вам пронюхать что-нибудь эдакое,
так уж вы и вьетесь тут с вашим дьявольским наущением.
     Рисположенский.  Какое  же  может  произойти,  Самсон  Силыч,  от  меня
наущение? Да и что я за учитель такой, когда  вы сами,  может быть, в десять
раз  меня умнее? Меня что  попросят, я сделаю. Что ж не сделать! Я бы свинья
был,  когда б  не сделал, потому что  я, можно  сказать, облагодетельствован
вами и с  ребятишками. А я  еще довольно глуп, чтобы вам советовать: вы свое
дело сами лучше всякого знаете.
     Большов. Сами знаете! То-то  вот и  беда, что наш брат,  купец,  дурак,
ничего он не понимает, а таким пиявкам, как ты, это и на руку.  Ведь вот  ты
теперь все пороги у меня обобьешь таскамшись-то.
     Рисположенский. Как же мне не таскаться-то! Кабы я вас не любил, я бы к
вам и не таскался. Разве я не чувствую? Что ж я, в самом деле, скот, что ли,
какой бессловесный?
     Большов. Знаю я, что ты любишь,-- все вы нас любите; только путного  от
вас ничего  не  добьешься. Вот я теперь маюсь, маюсь с делом, так измучился,
поверишь ли ты, мнением  только этим одним. Уж  хоть бы поскорей, что ли, да
из головы вон.
     Рисположенский. Что ж, Самсон  Силыч, не  вы первый,  не вы  последний;
нешто другие-то не делают?
     Большов. Как не делать, брат, и другие делают.  Да  еще как  делают-то:
без стыда, без совести! На лежачих лесорах ездят, в трехэтажных домах живут;
другой  такой бельведер с колоннами  выведет,  что ему со своей образиной  и
войти-то туда совестно; а  там и капут, и взять  с него нечего.  Коляски эти
разъедутся  неизвестно  куда,  дома  все  заложены,  останется  ль,  нет  ли
кредиторам-то  старых сапогов пары  три.  Вот  тебе вся недолга.  Да  еще  и
обманет-то кого: так, бедняков каких-нибудь пустит  в одной рубашке по миру.
А у меня кредиторы все люди богатые, что им сделается!
     Рисположенский. Известное дело. Что ж,  Самсон  Силыч, все это в  наших
руках.
     Большов. Знаю, что в наших руках, да сумеешь ли ты это дело сделать-то?
Ведь вы народец тоже! Я  уж вас знаю! На словах-то вы прытки, а там и  пошел
блудить.
     Рисположенский. Да что вы, Самсон Силыч, помилуйте, нешто  мне в первый
раз! Уж еще этого-то не знать! хе, хе, хе... Да такие  ли я дела делал... да
с  рук сходило. Другого-то за такие  штуки  уж заслали бы давно,  куда Макар
телят не гонял.
     Большов. Ой ли? Так какую ж ты механику подсмолишь?
     Рисположенский.  А там,  глядя  по обстоятельствам.  Я,  Самсон  Силыч,
рюмочку выпью... (Пьет.) Вот,  первое  дело, Самсон Силыч,  надобно  дом  да
лавки заложить либо продать. Это уж первое дело.
     Большев. Да, это  точно надобно  сделать  заблаговременно.  На кого  бы
только эту обузу свалить? Да вот разве на жену?
     Рисположенский. Незаконно,  Самсон  Силыч!  Это  незаконно!  В  законах
изображено,  что  таковые  продажи   недействительны.  Оно  ведь  сделать-то
недолго,  да чтоб крючков после не вышло. Уж делать, так надо, Самсон Силыч,
прочней.
     Большов. И то дело, чтоб оглядок не было.
     Рисположенский. Как на чужого-то закрепишь, так уж и придраться-то не к
чему. Спорь после, поди, Против подлинных-то бумаг.
     Большев. Только вот что беда-то;  как закрепишь на чужого дом-то, а он,
пожалуй, там и застрянет, как блоха на войне.
     Рисположенский.  Уж  вы ищите, Самсон Силыч, такого  человека, чтобы он
совесть знал.
     Большев. А где  ты его найдешь нынче? Нынче всякий норовит, как тебя за
ворот ухватить, а ты совести захотел.
     Рисположенский.  А  я  вот как  мекаю,  Самсон  Силыч, хотите  вы  меня
слушайте, хотите вы -- нет: каков человек у нас приказчик?
     Большев. Который? Лазарь, что ли?
     Рисположенский. Да, Лазарь Елизарыч.
     Большов. Ну, а ни Лазаря, так и пускай на него; он малый с понятием, да
и капиталец есть.
     Рисположенский. Что же прикажете, Самсон Силыч: закладную или купчую?
     Большов. Ас чего  процентов  меньше, то  и варгань. Как  сделаешь все в
акурате, такой тебе, Сысой Псоич, могарыч поставлю, просто сказать, угоришь.
     Рисположенский. Уж будьте покойны, Самсон Силыч, мы свое  дело знаем. А
вы  Лазарю-то  Елизарычу  говорили  об  этом деле или  нет? Я, Самсон Силыч,
рюмочку выпью. (Пьет.)
     Большов. Нет еще. Вот нынче потолкуем. Он у меня парень-то дельный, ему
только мигни, он и понимает. А уж сделает-то что, так пальца не подсунешь.--
Ну, заложим мы дом, а потом что?
     Рисположенский. А потом напишем реестрик, что вот, мол,  так  и так, по
двадцати пяти копеек за рубль: ну, и ступайте по кредиторам. Коли кто больно
заартачится, так  можно  и прибавить, а другому сердитому и все заплатить...
Вы ему заплатите, а он-- чтобы писал, что по сделке получил по двадцати пяти
копеек,  так, для видимости, чтобы другим показать. Вот, мол, так и так, ну,
и другие, глядя на них, согласятся.
     Большов.  Это точно,  поторговаться  не мешает: не возьмут  по двадцати
пяти, так полтину возьмут;  а  если  полтины не возьмут, так за  семь гривен
обеими руками ухватятся. Все-таки барыш. Там что хоть говори,  а у меня дочь
невеста, хоть сейчас из полы в полу да с двора долой. Да и самому-то, братец
ты мой, отдохнуть  пора; проклажались бы мы лежа на боку, и торговлю всю эту
к черту. Да вот и Лазарь идет.


     Те же и Подхалюзин (входит).
     Большов. Что скажешь, Лазарь? Ты из городу, что ль? Как у вас там?
     Подхалюзин. Слава богу-с, идет помаленьку. Сысою Псоичу! (Кланяется.)
     Рисположенский. Здравствуйте, батюшка Лазарь Елизарыч! (Кланяется.)
     Большев. А идет, так  и пусть идет. (Помолчав.)  А вот  ты бы,  Лазарь,
когда на досуге баланц для меня исделал,  учел  бы  розничную по  панской-то
части, ну и остальное, что там еще. А то торгуем, торгуем, братец,  а пользы
ни  на грош. Али сидельцы, что ли, грешат, таскают родным да  любовницам; их
бы маленичко усовещевал. Что так, без барыша-то, небо коптить? Аль  сноровки
не знают? Пора бы, кажется.
     Подхалюзин. Как же  это  можно, Самсон Силыч, чтобы  сноровки не знать?
Кажется, сам завсегда в городе бываю-с, и завсегда толкуешь им-с.
     Большов. Да что же ты толкуешь-то?
     Подхалюзин. Известное дело-с,  стараюсь, чтобы все было в порядке и как
следует-с.  Вы,  говорю,  ребята, не зевайте: видишь чуть  дело  подходящее,
покупатель, что ли, тумак какой подвернулся, али цвет с узором какой барышне
понравился, взял, говорю, да и накинул рубль али два на аршин.
     Большов. Чай, брат, знаешь, как немцы  в  магазинах наших  бар обирают.
Положим,  что  мы  не немцы, а христиане православные, да  тоже  пироги-то с
начинкой едим. Так ли, а?
     Рисположенский смеется.
     Подхалюзин.   Дело   понятное-с.  И  мерять-то,   говорю,   надо   тоже
поестественнее: тяни да потягивай. только, только чтоб, боже сохрани, как не
лопнуло, ведь  не нам,  говорю, после  носить.  Ну, а  зазеваются, так никто
виноват, можно, говорю, и просто через руку лишний аршин раз шмыгануть.
     Большой. Все единственно: ведь портной украдет же. А? Украдет ведь?
     Рисположенский.  Украдет, Самсон Силыч, беспременно, мошенник, украдет;
уж я этих портных знаю.
     Большов. То-то вот; все они кругом мошенники, а на нас слава.
     Рисположенский,  Это  точно,  Самсон  Силыч,  а то  вы правду  говорить
изволите.
     Большов.  Эх,  Лазарь,  плохи   нынче   барыши:   не  прежние  времена.
(Помолчав.) Что, "Ведомости" принес?
     Подхалюзин (вынимая из кармана и подавая). Извольте получить-с.
     Большов, Давакось, посмотрим. (Надевает очки и просматривает.)
     Рисположенский. Я, Самсон Силыч,  рюмочку выпью.  (Пьет, потом надевает
очки, садится подле Большова и смотрит в газеты.)
     Большов. (читает вслух).  "Объявления казенные  и разных обществ: 1, 2,
3, 4,  5 и 6, от Воспитательного дома". Это не по нашей части, нам  крестьян
не покупать. "7 и 8 от Московского новерситета, от Губернских правлений,  от
Приказов   общественного  призрения".   Ну,   и  это   мимо.  "От  Городской
шестигласной  думы". А  ну-тко-сь,  нет  ли  чего! (Читает.) "От  Московской
городской шестигласной думы  сим  объявляется: не пожелают  ли  кто  взять в
содержание нижеозначенные  оброчные  статьи". Не  наше  дело:  залоги надоть
представлять. "Контора Вдовьего дома сим приглашает..." Пускай приглашает, а
мы  не  пойдем.   "От  Сиротского  суда".  У   самих  ни  отца,  ни  матери.
(Просматривает  дальше.)  Эге!   Вон  оно  куды  пошло!  Слушай-ко,  Лазарь!
"Такого-то года, сентября такого-то дня. по определению Коммерческого  суда,
первой гильдии  купец  Федот  Селиверстов  Плешков  объявлен несостоятельным
должником;  вследствие чего..." Что  тут толковать! Известно, что вследствие
бывает. Вот-те и Федот Селиверстыч! Каков был туз, а в трубу вылетел. А что,
Лазарь, не должен ли он нам?
     Подхалюзин.  Малость  должен-с.  Сахару  для  дому  брали  пудов  никак
тридцать, не то сорок.
     Большов.  Плохо  дело,  Лазарь.  Ну,  да   мне-то   он   сполна  отдаст
по-приятельски.
     Подхалюзин. Сумнительно-с.
     Большов.  Сочтемся  как-нибудь.  (Читает.) "Московский  первой  гильдии
купец Антип  Сысоев  Енотов  объявлен  несостоятельным  должником". За  этим
ничего нет?
     Подхалюзин. За масло постное-с, об великом посту брали бочонка с три-с.
     Большов. Вот  сухоядцы-то, постники!  И богу-то угодить на  чужой  счет
норовят.  Ты, брат,  степенству-то этому  не  верь! Этот  народ одной  рукой
крестится, а другой в чужую пазуху лезет!  Вот и третий: "Московский  второй
гильдии  купец   Ефрем   Лукин   Полуаршинников   объявлен   несостоятельным
должником". Ну, а этот как?
     Подхалюзин. Вексель есть-с!
     Большов. Протестован?
     Подхалюзин. Протестован-с. Сам-то скрывается-с.
     Большов. Ну!  И четвертый  тут, Самопалов. Да что они, сговорились, что
ли?
     Подхалюзин. Уж такой расподлеющий народ-с.
     Большов (ворочая листы). Да тут их не перечитаешь до завтрашнего числа.
Возьми прочь!
     Подхалюзин (берет газету). Газету-то только пакостят. На все купечество
мораль эдакая.
     Молчание.

     Рисположенский. Прощайте, Самсон Силыч, я теперь  домой побегу: делишки
есть кой-какие.
     Большов. Да ты бы посидел немножко.
     Рисположенский. Нет, ей-богу, Самсон Силыч, не время. Я уж к вам завтра
пораньше зайду.
     Большов. Ну, как знаешь!
     Рисположенский. Прощайте! Прощайте, Лазарь Елизарыч! (Уходит.)


     Большов и Подхалюзин.

     Большов. Вот  ты и  знай,  Лазарь, какова торговля-то! Ты думаешь, что!
Так вот даром  и бери  деньги. Как не  деньги, скажет,  видал,  как  лягушки
прыгают. На-ко, говорит, вексель. А по векселю-то с иных что возьмешь! Вот у
меня есть завалящих тысяч на сто, и с протестами; только и дела, что  каждый
год  подкладывай. Хоть за полтину  серебра все  отдам! Должников-то по  ним,
чай,  и  с собаками  не сыщешь: которые повымерли, а которые  поразбежались,
некого и в яму посадить. А и посадишь-то, Лазарь, так сам не рад: другой так
обдержится,  что его оттедова  куревом  не выкуришь.  Мне, говорит, и  здесь
хорошо, а ты проваливай. Так ли, Лазарь?
     Подхалюзин. Уж это как и водится.
     Большов. Все вексель да вексель! А  что такое это вексель? Так, бумага,
да и  все  тут.  И на дисконту отдашь, так проценты  слупят,  что  в  животе
забурчит, да еще после своим добром отвечай. (Помолчав.) С городовыми  лучше
не  связывайся:  все в  долг  да в долг;  а привезет ли,  нет ли, так слепой
мелочью да  арабчиками, поглядишь -- ни ног, ни головы, а на мелочи никакого
звания  давно уж нет.  А  вот  ты тут, как хошь!  Здешним торговцам лучше не
показывай: в  любой  анбар  взойдет, только  и  дела,  что  нюхает,  нюхает,
поковыряет, поковыряет, да  и  прочь  пойдет. Уж диво  бы  товару не было,--
каким еще рожном торговать. Одна лавка москательная, другая красная,  третья
с бакалеей; так нет, ничто не везет. На торги хошь  не являйся: сбивают цены
пуще черт знает чего; а наденешь  хомут, да еще и вязку  подай, да могарычи,
да угощения, да разные там недочеты с провесами.  Вон оно что! Чувствуешь ли
ты это?
     Подхалюзин. Кажется, должен чувствовать-с.
     Большов.  Вот какова торговля-то, вот  тут и  торгуй! (Помолчав.)  Что,
Лазарь, как ты думаешь?
     Подхалюзин.  Да  как  думать-с!  Уж  это  как  вам  угодно.  Наше  дело
подначальное.
     Большов. Что тут  подначальное: ты  говори по душе. Я у тебя  про  дело
спрашиваю.
     Подхалюзин. Это опять-таки, Самсон Силыч, как вам угодно-с.
     Большов. Наладил одно: как вам угодно. Да ты-то как?
     Подхалюзин. Это я не могу знать-с.
     Большев   (помолчав).  Скажи,  Лазарь,  по  совести,  любишь  ты  меня?
(Молчание.)  Любишь, что ли? Что ж ты молчишь? (Молчание.) Поил,  кормил,  в
люди вывел, кажется.
     Подхалюзин.  Эх, Самсон Силыч!  Да что тут разговаривать-то-с, Уж вы во
мне-то не сумневайтесь! Уж одно слово: вот как есть, весь тут.
     Большов. Да что ж, что ты весь-то?
     Подхалюзин. Уж коли того, а либо что, так останетесь  довольны: себя не
пожалею.
     Большов. Ну, так  и разговаривать нечего. По мне, .Лазарь, теперь самое
настоящее время; денег наличных у нас довольно, векселям всем сроки подошли.
Чего ж ждать-то?  Дождешься, пожалуй, что какой-нибудь свой же брат, собачий
сын, оберет тебя дочиста, а там, глядишь, сделает сделку по гривне за рубль,
да и сидит  в  миллионе, и плевать  на  тебя  не  хочет.  А  ты,  честный-то
торговец,  и  смотри  да казнись, хлопай  глазами-то. Вот я и думаю, Лазарь,
предложить  кредиторам-то такую статью: не возьмут ли  они у  меня копеек по
двадцати пяти за рубль. Как ты думаешь?
     Подхалюзин. А уж по  мне, Самсон Силыч, коли платить по двадцати  пяти,
так пристойнее совсем не платить.
     Большов. А что? Ведь и правда. Храбростью-то никого не удивишь, а лучше
тихим-то  манером  дельцо  обделать.  Там  после  суди  владыко  на   втором
пришествии. Хлопот-то только куча. Дом-то и лавки я на тебя заложу.
     Подхалюзин.  Нельзя  ж без  хлопот-с. Вот  векселя  надо  за что-нибудь
сбыть-с, товар перевезти куда подальше. Станем хлопотать-с!
     Большов. Оно  так.  Да старенек  уж я  становлюсь  хлопотать-то.  А  ты
помогать станешь?
     Подхалюзин. Помилуйте, Самсон Силыч, в огонь и в воду полезу-с.
     Большов.  Эдак-то  лучше!  Черта ли там  по  грошам-то наживать! Махнул
сразу, да и шабаш.  Только на, пусти  бог  смелости. Спасибо  тебе,  Лазарь.
Удружил!  (Встает.) Ну,  хлопочи! (Подходит  к нему  и  треплет  по  плечу.)
Сделаешь  дело  аккуратно, так мы  с тобой барышами-то поделимся. Награжу на
всю жизнь. (Идет к двери.)
     Подхалюзин.  Мне, Самсон  Силыч, окромя вашего спокойствия,  ничего  не
нужно-с. Как жимши у вас с малолетства и видемши все ваши благодеяния, можно
сказать,  мальчишкой  взят-с   лавки  подметать,   следовательно,  должен  я
чувствовать.

     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

     Контора в доме Большова. Прямо дверь, на левой стороне лестница наверх.



     Тишка  (со щеткой на авансцене). Эх, житье,  житье! Вот чем свет тут ты
полы мети! А  мое ли дело полы мести! У нас все не как у людей! У  других-то
хозяев коли  уж  мальчишка, так и  живет в мальчиках -- стало быть при лавке
присутствует.  А у нас то туда, то сюда, целый день шаркай  по  мостовой как
угорелый.  Скоро  руку  набьешь,  держи  карман-то.  У  добрых-то людей  для
разгонки  держат  дворника,  а  у  нас  он с  котятами на печке лежит либо с
кухаркой  проклажается, а  на тебе спросится. У других все-таки вольготность
есть;   иным  часом  проштрафишься  што  либо-бшто,  по   малолетствию  тебе
спускается; а у нас -- коли не тот, так другой, коли не сам, так сама задаст
вытрепку; а то вот приказчик Лазарь,  а то вот Фоминишна, а то вот... всякая
шваль над тобой командует. Вот она жисть-то какая анафемская! А уж это чтобы
урваться  когда из  дому,  с приятелями  в  три  листика,  али  в  пристенок
сразиться -- и не думай лучше! Да уж и в голове-то, правда, не то! (Лезет на
стул коленками и смотрит в зеркало.) Здравствуйте, Тихон Савостьяныч! Как вы
поживаете? Все  ли вы  слава богу?  А  ну,  Тишка, выкинь  коленце.  (Делает
гримасу.) Вот оно что! (Другую.) Эвось оно как... (Хохочет.)



     Тишка и Подхалюзин, (крадется и хватает его за ворот).
     Подхалюзин. А это ты, чертенок, что делаешь?
     Тишка. Что? известно что! пыль стирал.
     Подхалюзин. Языком-то стирал! Что ты за пыль на зеркале нашел! Покажу я
тебе пыль! Ишь, ломается! А вот я тебе заклею подзатыльника, так ты а будешь
знать.
     Тишка. Будешь знать! Да было бы еще за что?
     Подхалюзин. А за то, что за что! Поговоришь, так и увидишь, за что! Вот
пикни еще!
     Тишка. Да, пикни еще! Я ведь и хозяину скажу, не что возьмешь!
     Подхалюзин. Хозяину  скажу!..  Что  мне  твой  хозяин... Я,  коли на то
пошло... хозяин мне  твой!.. На то  ты  и  мальчишка, чтоб тебя учить, а  ты
думал что! Вас,  пострелят, не бить, так и добра не видать.  Прахтика-то эта
известная. Я, брат, и сам огни, и воды, и медные трубы прошел.
     Тишка. Знаем, что прошел.
     Подхалюзин. Цьщ, дьяволенок! (Замахивается.)
     Тишка. Накось, попробуй! Нешто не скажу, ей-богу, скажу!
     Подхалюзин. Да что ты скажешь-то, чертова перечница!
     Тишка. Что скажу? А то, что лаешься!
     Подхалюзин.  Важное кушанье! Ишь ты, барин какой! Подитко-сь! Был Сысой
Псоич? '
     Тишка. Известно, был.
     Подхалюзин. Да ты, чертенок, говори толком! Зайти, что ль, хотел?
     Тишка. Зайти хотел!
     Подхалюзин. Ну, так ты сбегай на досуге.
     Тишка. Рябиновки, что ли?
     Подхалюзин.  Да,  рябиновки.  Надо  Сысоя  Псоича,  попотчевать.  (Дает
деньги.)  Купи  полштофа, а  сдачу возьми  уж  себе на пряники.  Только  ты,
смотри, проворней, чтобы не хватились!
     Тишка. Стриженая  девка косы не  заплетет.  Так надо порхать  --  живым
манером.
     Тишка уходит.



     Подхалюзин (один). Вот беда-то! Вот она где  беда-то пришла на нас! Что
теперь  делать-то?  Ну,  плохо  дело!  Не  миновать  теперь  несостоятельным
объявиться! Ну, положим, хозяину что-нибудь  и  останется,  а  я-то при  чем
буду? Мне-то куда деться? В проходном ряду пылью  торговать! Служил,  служил
лет двадцать, а  там  ступай мостовую грани.  Как теперь это дело  рассудить
надо? Товаром, что ли? Вот векселя велел продать (вынимает и считает),  тут,
должно быть, попользоваться будет можно.  (Ходит по комнате.)  Говорят, надо
совесть знать! Да, известное дело, надо совесть знать, да в каком это смысле
понимать нужно? Против хорошего человека у всякого  есть  совесть; а коли он
сам  других  обманывает,  так  какая же  тут  совесть!  Самсон  Силыч  купец
богатейший, и  теперича все это дело, можно сказать, так, для препровождения
времени  затеял.  А  я  человек  бедный!  Если и  попользуюсь  в  этом  деле
чем-нибудь лишним, так  и греха нет никакого; потому  он  сам  несправедливо
поступает, против закона идет. А мне что его жалеть?  Вышла  линия, ну  и не
плошай: он свою  политику ведет, а ты свою статью гони. Еще то ли бы я с ним
сделал,  да  не  приходится.  Хм!  Ведь залезет  эдакая  фантазия  в  голову
человеку!  Конечно,  Алимпияда  Самсоновна  барышня  образованная, и,  можно
сказать,  каких  в  свете  нет,  а  ведь этот жених ее теперича  не возьмет,
скажет, денег дай! А денег где взять? И уж не быть ей теперь за благородным,
потому денег  нет. Рано ли, поздно ли,  а придется за купца отдавать! (Ходит
молча.) А понабравши деньжонок, да поклониться  Самсону Силычу:  дескать  я,
Самсон  Силыч, в таких летах, что должен подумать о продолжении потомства, и
я,  мол, Самсон Силыч, для вашего спокойствия пота-крови не  жалел. Конечно,
мол, Алимпияда Самсоновна барышня  образованная, да ведь и я,  Самсон Силыч,
не лыком  шит, сами  изволите  видеть,  имею  капиталец и  могу  кругом себя
ограничить на этот предмет.-- Отчего не отдать за меня? Чем я не человек? Ни
в чем не  замечен, к старшим  почтителен! Да при всем том, как заложили  мне
Самсон  Силыч  дом  и лавки, так и закладной-то можно  пугнуть. А  знамши-то
характер Самсона Силыча, каков он есть,-- это и очень может случиться. У них
такое заведение: коли им что попало в  голову, уж ничем не выбьешь оттедова.
Все  равно как в четвертом году захотели бороду  обрить:  сколько ни просили
Аграфена  Кондратьевна,  сколько  ни  плакали,--  нет,  говорит, после опять
отпущу, а теперь поставлю на  своем, взяли да и обрили. Так вот  и это дело:
потрафь я по  них, или так  взойди  им  в голову  --  завтра же под венец, и
баста, и разговаривать не смей. Да от эдакого удовольствия  с Ивана Великого
спрыгнуть можно!

     ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

     Подхалюзин и Тишка.
     Тишка (входит со штофом). Вот он я пришел!
     Подхалюзин. Послушай, Тишка, Устинья Наумовна здесь?
     Тишка. Там наверху. Да и стралулист идет.
     Подхалюзин. Так ты поставь водку-то на стол и закусочки достань.
     Тишка ставит водку и достает закуски, потом уходит.



     Подхалюзин и Рисположенский.

     Подхалюзин. А, наше вам-с!
     Рисположенский. К  вам, батюшка Лазарь Елизарыч, к вам!  Право.  Думаю,
мол, мало ли что, может, что и нужно. Это водочка у вас? Я, Лазарь Елизарыч,
рюмочку выпью. Что-то руки стали трястись по утрам, особенно вот правая; как
писать что, Лазарь Елизарыч,  так все  левой придерживаю. Ей-богу! А выпьешь
водочки, словно лучше. (Пьет.)
     Подхалюзин. Отчего же это у вас руки трясутся?!
     Рисположенский  (садится  к столу).  От  заботы,  Лазарь  Елизарыч,  от
заботы, батюшка.
     Подхалюзин. Так-с! А  я так полагаю от  того, что больно народ грабите.
За неправду бог наказывает.
     Рисположенский. Эх, хе, хе... Лазарь Елизарыч! Где нам грабить! Делишки
наши маленькие Мы, как птицы небесные, по зернышку клюем.
     Подхалюзин. Вы, стало быть, больше по мелочам|
     Рисположенский. Будешь и по мелочам, коли взять-то негде. Ну еще не то,
кабы один,  а  то ведь  у меня жена  да четверо ребятишек. Все есть  просят,
голубчики. Тот говорит --  тятенька,  дай, другой говорит -- тятенька,  дай.
Одного вот в гимназию определил: мундирчик надобно, то, другое! А домишко-то
эвоно где!.. Что сапогов одних истреплешь, ходимши к Воскресенским воротам с
Бутырок-то.
     Подхалюзин. Это точно-с.
     Рисположенский. А  зачем  ходишь-то: кому просьбишку изобразишь, кого в
мещане  припишешь. Иной день и полтины серебром домой не принесешь. Ей-богу,
не лгу. Чем тут жить? Я, Лазарь Елизарыч, рюмочку выпью. (Пьет.)  А я думаю:
забегу, мол, я к Лазарь Елизарычу, не даст ли он мне деньжонок что-нибудь.
     Подхалюзин. А за какие же это провинности-с?
     Рисположенский. Как за какие провинности! Вот уж грех, Лазарь Елизарыч!
Нешто я вам  не служу? По гроб слуга, что  хотите заставьте.  А закладную-то
вам выхлопотал.
     Подхалюзин. Ведь уж вам заплачено! И толковать-то вам об одном и том же
не приходится!
     Рисположенский.  Это точно, Лазарь Елизарыч, заплачено. Это  точно! Эх,
Лазарь Елизарыч, бедность-то меня одолела.
     Подхалюзин.  Бедность одолела!  Это  бывает-с.  (Подходит  и садится  к
столу.) А у нас вот лишние есть-с: девать некуда. (Кладет бумажник на стол.)
     Рисположенский. Что вы, Лазарь Елизарыч, неужто лишние? Небось, шутите?
     Подхалюзин. Окромя всяких шуток-с.
     Рисположенский.  А  коли  лишние, так  отчего  же бедному  человеку  не
помочь. Вам бог пошлет за это.
     Подхалюзин. А много ли вам требуется?
     Рисположенский. Дайте три целковеньких.
     Подхалюзин. Что так мало-с?
     Рисположенский. Ну, дайте пять.
     Подхалюзин. А вы просите больше.
     Рисположенский. Ну, уж коли милость будет, дайте десять.
     Подхалюзин. Десять-с! Так, задаром?
     Рисположенский.  Как  задаром!  Заслужу, Лазарь Елизарыч,  когда-нибудь
сквитаемся.
     Подхалюзин.  Все это  буки-с. Улита едет,  да когда-то она будет.  А мы
теперь с вами вот какую материю заведем: много ли вам  Самсон Силыч  обещали
за всю эту механику?
     Рисположенский. Стыдно  сказать,  Лазарь  Елизарыч:  тысячу  рублей  да
старую  шубу енотовую. Уж меньше  меня  никто не возьмет, ей-богу, вот  хоть
приценитесь подите.
     Подхалюзин.  Ну, так вот что, Сысой Псоич, я вам дам две тысячи-с... за
этот же самый предмет-с.
     Рисположенский. Благодетель вы мой, Лазарь Елизарыч! С женой и с детьми
в кабалу пойду.
     Подхалюзин. Сто серебром  теперь же-с, а остальные после,  по окончании
всего этого происшествия-с.
     Рисположенский.  Ну вот, как  за  эдаких людей и богу не молить! Только
какая-нибудь свинья необразованная может не чувствовать этого. Я вам в ножки
поклонюсь, Лазарь Елизарыч!
     Подхалюзин.  Это  уж на что же-с! Только,  Сысой Псоич,  уж  хвостом не
вертеть туда и сюда, а ходим акурате,-- попал на эту точку и вертись на этой
линии. Понимаете-с?
     Рисположенский. Как  не понимать! Что вы, Лазарь  Елизарыч,  маленький,
что ли, я! Нора понимать!
     Подхалюзин. Да  что  вы  понимаете-то? Вот  дела-то какие-с. Вы  прежде
выслушайте.  Приезжаем  мы  с  Самсоном  Силычем  в город, и  реестрик  этот
привезли, как следует. Вот он пошел  по кредиторам: тот не. согласен, другой
не  согласен; да так  ни один-таки  и нейдет  на  эту  штуку. Вот  она какая
статья-то.
     Рисположенский. Что вы это говорите, Лазарь Елизарыч! А! Вот поди ж ты!
Вот народ-то!
     Подхалюзин.  Как бы  нам  теперича  с эстим делом не опростоволоситься!
Понимаете вы меня али нет?
     Рисположенский. То есть насчет несостоятельности, Лазарь Елизарыч?
     Подхалюзин. Несостоятельность  там  сама по  себе,  а  на счет  моих-то
делов.
     Рисположенский.  Хе,  хе,  хе.,,  то  есть  дом  с  лавками...  эдак...
дом-то... хе, хе, хе...
     Подхалюзин. Что-о-с?
     Рисположенский.  Нет-с, это я  так,  Лазарь  Елизарыч, по глупости, как
будто для шутки.
     Подхалюзин. То-то для шутки! А вы этим не шутите-с! Тут не то  что дом,
у меня  теперь такая фантазия в  голове об  этом  предмете, что надо  с вами
обширно потолковать-с! Пойдемте ко мне-с, Тишка!



     Те же и Тишка.
     Подхалюзин. Прибери тут все это! Ну, пойдемте, Сысой Псоич!
     Тишка хочет убирать водку.
     Рисположенский. Постой, постой!  Эх,  братец,  какой ты глупый! Видишь,
что хотят нить, ты и подожди. Ты и подожди. Ты еще мал, ну так ты будь учтив
и снисходителен. Я, Лазарь Елизарыч, рюмочку выпыо.
     Подхалюзин. Пейте, да только поскореича, того гляди, сам приедет.
     Рисположенский.  Сейчас,  батюшка  Лазарь  Елизарыч,  сейчас!  (Пьет  и
закусывает.) Да уж мы лучше ее с собой возьмем.
     Уходят.  Тишка  прибирает  кое-что;  сверху  сходят Устинья Наумовна  и
Фоминишна. Тишка уходит.
     Фоминишна. Уж пореши ты  ее нужду, Устинья  Наумовна! Ишь  ты, девка-то
измаялась  совсем, да ведь  уж и  время, матушка.  Молодость-то не бездонный
горшок,  да  и тот, говорят, опоражнивается.  Я уж это  по  себе знаю.  Я по
тринадцатому году замуж шла, а ей вот через месяц девятнадцатый годок минет.
Что томить-то  ее понапрасну.  Другие в ее  пору  давно  уж детей  повывели.
То-то, мать моя, что ж ее томить-то.
     Устинья Наумовна. Сама  все  это разумею, серебряная, да нешто за  мной
дело  стало; у  меня женихов-то, что кобелей борзых.  Да ишь  ты, разборчивы
очень они с маменькой-то.
     Фоминишна. Да что их  разбирать-то! Ну, известное  дело, чтоб были люди
свежие,  не плешивые, чтоб не пахло ничем, а  там какого ни  возьми  --  все
человек.
     Устинья  Наумовна  (садясь). Присесть, серебряная.  Измучилась  я нынче
день-то деньской, с  раннего  утра  словно отымалка  какая  мычуся. А ведь и
проминовать ничего нельзя, везде, стало быть, необходимый человек. Известное
дело, серебряная, всякий человек  -- живая тварь; тому невеста понадобилась,
той жениха  хоть  роди, да подай, а  там  где-нибудь и вовсе свадьба.  А кто
сочинит --  все  я  же. Отдувайся  одна за всех Устинья  Наумовна.  А отчего
отдувайся? Оттого, что так уж видно устроено,-- от начала мира этакое колесо
заведено. Точно, надо  правду  сказать,  не  обходят и нас  за труды: кто на
платье тебе материи, кто шаль с бахромой, кто тебе  чепчик состряпает, а где
и золотой, где и побольше перевалится,-- известно, что чего  стоит, глядя по
силе возможности.
     Фоминишна. Что говорить, матушка, что говорить!
     Устинья Наумовна. Садись, Фоминишна,-- ноги-то старые, ломаные.
     Фоминишна.  И, мать!  некогда. Ведь  какой  грех-то:  сам-то что-то  из
городу не едет, все  под страхом ходим; того и  гляди,  пьяный приедет. А уж
какой благой-то, господи! Зародится же ведь эдакой озорник!
     Устинья Наумовна. Известное дело:  с богатым мужиком, что с чертом,  не
скоро сообразишь.
     Фоминишна.  Уж  мы от него страсти-то  видали.  Вот на прошлой  неделе,
ночью,  пьяный приехал: развоевался так, что  на поди. Страсти да и  только:
посуду колотит... "У! -- говорит,-- такие вы и эдакие, убью сразу!"
     Устинья Наумовна. Необразование.
     Фоминишна.  Уж  и правда, матушка!  А  я побегу,  родная, наверх-то  --
Аграфена-то  Кондратьевна  у  меня там  одна. Ты, как пойдешь  домой-то, так
заверни ко мне,-- я тебе окорочек завяжу. (Идет на лестницу.)
     Устинья Наумовна. Зайду, серебряная, зайду.
     Подхалюзин входит.



     Устинья Наумовна и Подхалюзин.
     Подхалюзин. А! Устинья Наумовна! Сколько лет, сколько зим-с!
     Устинья Наумовна. Здравствуй, живая душа, каково попрыгиваешь?
     Подхалюзин. Что нам делается-с. (Садится.)
     Устинья Наумовна. Мамзельку, коли хочешь высватаю!
     Подхалюзин. Покорно благодарствуйте,-- нам пока не требуется.
     Устинья Наумовна. Сам, серебряный, не хочешь,-- приятелю удружу. У тебя
ведь, чай, знакомых-то по городу, что собак.
     Подхалюзин. Да, есть-таки около того-с.
     Устинья  Наумовна. Ну, а коли  есть,  так  и  слава тебе  господи! Чуть
мало-мальски жених, холостой ли он, неженатый ли, вдовец ли какой,-- прямо и
тащи ко мне.
     Подхалюзин. Так вы его и жените?
     Устинья Наумовна.  Так  я женю. Отчего ж не женить,  и не взвидишь, как
женю.
     Подхалюзин. Это дело хорошее-с. А  вот теперича я у вас спрошу, Устинья
Наумовна, зачем это вы к нам больно часто повадились?
     Устинья Наумовна. А тебе что за печаль! Зачем бы я ни ходила. Я ведь не
краденая какая, не овца без имени. Ты что за спрос?
     Подхалюзин. Да так-с, не напрасно ли ходите-то?
     Устинья  Наумовна. Как напрасно?  С чего это  ты, серебряный,  выдумал!
Посмотри-ко,  какого жениха нашла.-- Благородный, крестьяне  есть, и из себя
молодец.
     Подхалюзин. За чем же дело стало-с?
     Устинья  Наумовна.  Ни  за  чем  не стало!  Хотел  завтра  приехать  да
обзнакомиться. А там обвертим, да и вся недолга.
     Подхалюзин. Обвертите, попробуйте,-- задаст он вам после копоти.
     Устинья Наумовна. Что ты, здоров ли, яхонтовый?
     Подхалюзин. Вот вы увидите!
     Устинья Наумовна. До  вечера не дожить; ты,  алмазный,  либо пьян, либо
вовсе с ума свихнул.
     Подхалюзин.  Уж об этом-то вы  не извольте беспокоиться,  вы об себе-то
подумайте, а мы знаем, что знаем.
     Устинья Наумовна. Да что ты знаешь-то?
     Подхалюзин. Мало ли что знаем-с.
     Устинья Наумовна. А коли что знаешь, так и  нам скажи; авось язык-то не
отвалится.
     Подхалюзин. В том-то и сила, что сказать-то нельзя.
     Устинья  Наумовна.  Отчего  ж   нельзя,  меня,  что   ль,  совестишься,
бралиянтовый, ничего, говори,-- нужды нет.
     Подхалюзин. Тут  не  об совести  дело.  А  вам скажи,  вы,  пожалуй,  и
разболтаете.
     Устинья  Наумовна.  Анафема  хочу  быть,  коли  скажу  --  руку  даю на
отсечение.
     Подхалюзин. То-то же-с. Уговор лучше денег-с.
     Устинья Наумовна. Известное дело. Ну, что же ты знаешь-то?
     Подхалюзин. А  вот что-с, Устинья Наумовна:  нельзя ли как этому вашему
жениху отказать-с!
     Устинья Наумовна. Да что ты, белены, что ль, объелся?
     Подхалюзин. Ничего не объелись! А если вам угодно говорить по душе,  по
совести-с, так это вот  какого рода дело-с: у меня есть  один знакомый купец
из русских, и они оченно влюблены в Алимпияду Самсоновну-с. Что, говорит, ни
дать, только бы жениться; ничего, говорит, не пожалею.
     Устинья Наумовна. Что ж ты мне прежде-то, алмазный, не сказал?
     Подхалюзин. Сказать-то было нечего,  по  тому самому,  что  я и  сам-то
недавно узнал-с.
     Устинья Наумовна Уж теперь поздно, бралиянтовый!
     Подхалюзин.  Уж какой  жених-то, Устинья Наумовна! Да он  вас  с ног до
головы золотом осыплет-с, из живых соболей шубу сошьет.
     Устинья  Наумовна. Да, голубчик, нельзя! Рада  бы  я радостью, да  уж я
слово дала.
     Подхалюзин. Ну, как угодно-с! А за этого высватаете, так беды наживете,
что после и не расхлебаете,
     Устинья  Наумовна. Ну,  ты  сам  рассуди, с  каким я рылом  покажусь  к
Самсону-то  Силычу?  Наговорила   им  с  три  короба,  что  и  богат-то,   и
красавец-то, и влюблен-то так, что и жить не может, а теперь что скажу? Ведь
ты сам знаешь, каково у вас чадочко Самсон-то Силыч, ведь он, неровен час, и
чепчик помнет.
     Подхалюзин. Ничего не помнет-с.
     Устинья Наумовна. Да и девку-то раздразнила, на дню два раза присылает:
что жених, да как жених?
     Подхалюзин.  А вы, Устинья  Наумовна, не  бегайте от своего  счастия-с.
Хотите   две  тысячи  рублей  и  шубу  соболью,  чтобы  только  свадьбу  эту
расстроить-с? А за сватовство  у нас  особый уговор будет-с. Я вам говорю-с,
что  жених  такой,  что  вы   сроду  и  не  видывали,  только  вот   одно-с:
происхождения не благородного.
     Устинья Наумовна. А они-то разве  благородные? То-то и беда, яхонтовый!
Нынче заведение такое пошло, что всякая тебе лапотница в дворянство норовит.
Вот хоть бы и Алимпияда-то Самсоновна, конечно, дай ей бог доброго здоровья,
жалует  по-княжески,  а происхождения-то небось хуже нашего. Отец-то, Самсон
Силыч,  голицами  торговал  на Ба.тц-д  чуге;  добрые люди Самсошкою  звали,
подзатыльниками  кормили. Да и матушка-то Аграфена Кондратьевна чуть-чуть не
паневница -- из Преображенского взята. А нажили капитал да  в купцы вылезли,
так и дочка в принцессы норовит. А все это денежки. Вот я, чем хуже ее, а за
ее же хвостом  наблюдай. Воспитанья-то тоже не бог знает  какого:  пишет-то,
как слон брюхом ползает,  по-французскому  али на фортопьянах тоже сям, тям,
да и нет ничего; ну а танец-то отколоть -- я и сама пыли в нос пущу.
     Подхалюзин.  Ну  вот   видите  ли  --  за  купцом-то  быть  ей  гораздо
пристойное.
     Устинья Наумовна. Да как же мне с женихом-то быть, серебряный? Я его-то
уж больно уверила, что такая Алимпияда  Самсоновна красавица, что  настоящий
тебе патрет, и образованная, говорю, и  по-французскому, и  на разные манеры
знает. Что ж я ему теперь-то скажу?
     Подхалюзин. Да вы и теперь то же ему  скажите, что, мол, и красавица, и
образованная, и на всякие манеры, только,  мол, они деньгами порасстроились,
так он сам откажется!
     Устинья Наумовна. А  что, ведь и правда,  бралиянтовый! Да нет, постой!
Как же! Ведь я ему сказывала, что у Самсона Силыча денег куры не клюют.
     Подхалюзин.  То-то  вот,  прытки вы очень рассказывать-то. А  почем  вы
знаете, сколько у Самсона Силыча денег-то, нешто вы считали?
     Устинья Наумовна. Да  уж это  кого ни спроси, всякий  знает, что Самсон
Силыч купец богатейший.
     Подхалюзин. Да! Много вы знаете! А что после того будет, как высватаете
значительного  человека,  а Самсон  Силыч денег-то не даст? А он после всего
этого  вступится да скажет: я,  дескать, не  купец, что меня  можно приданым
обманывать! Да еще, как значительный-то человек, подаст жалобу в суд, потому
что  значительному  человеку  везде  ход  есть-с:  мы-то  с  Самсон  Силычем
попались,  да и  вам-то  не уйти.  Ведь  вы сами знаете  --  можно  обмануть
приданым  нашего  брата, с  рук сойдет, а значительного  человека  обмани-ко
поди, так после и не уйдешь.
     Устинья Наумовна. Уж полно тебе пугать-то меня! Сбил с толку совсем.
     Подхалюзин.А вы вот возьмите задаточку сто серебра, да и по рукам-с.
     Устинья Наумовна. Так ты, яхонтовый, говоришь, что две тысячи рублей да
шубу соболью?
     Подхалюзин.  Точно  так-с.  Уж будьте  покойны! --  А  надемши-то  шубу
соболью,  Устинья Наумовна, да  по гулянью  пройдетесь,--  другой  подумает,
генеральша какая.
     Устинья  Наумовна.  А  что ты думаешь, да и в  самом  Деле! Как  надену
соболью  шубу-то,  поприбодрюсь,  да  руки-то   в  боки,  так  ваша  братья,
бородастые,  рты разинете. Разахаются так, что  пожарной  трубой не зальешь;
жены-то с ревности вам все носы пооборвут.
     Подхалюзин. Это точно-с!
     Устинья Наумовна. Давай задаток! Была не была!
     Подхалюзин. А вы, Устинья Наумовна, вольным духом, не робейте!
     Устинья Наумовна. Чего робеть-то? Только смотри: две тысячи  рублей  да
соболью шубу.
     Подхалюзин. Говорю вам, из живых сошьем. Уж что толковать!
     Устинья Наумовна.  Ну,  прощай, изумрудный!  Побегу  теперь  к  жениху.
Завтра увидимся, так я тебе все отлепартую.
     Подхалюзин.  Погодите!  Куда  бежать-то!  Зайдите  ко  мне  --  водочки
выпьем-с. Тишка! Тишка!
     Входит Тишка.
     Ты смотри, коли хозяин приедет, так ты в те поры прибеги за мной.
     Уходят.



     Тишка (садится к  столу и вынимает из кармана деньги). Полтина серебром
--  это  нынче Лазарь дал.  Да  намедни,  как  с  колокольни  упал, Аграфена
Кондратьевна гривенник  дали, да четвертак  в орлянку  выиграл, да третевось
хозяин забыл на прилавке целковый. Эвось, что денег-то! (Считает про себя.)
     Голос Фоминишны за сценой: "Тишка, а Тишка! Долго ль мне кричать-то?"
     Тишка. Что там еще?
     "Дома, что ли-ча, Лааарь?"
     Был, да весь вышел!
     "Да куда ж он делся-то, господи?"
     А я почем знаю; нешто он у меня спрашивается! Вот кабы спрашивался,-- я
бы знал.
     Фоминишна сходит с лестницы.
     Да что там у вас?
     Фоминишна. Да ведь Самсон Силыч приехал, да никак хмельной.
     Тишка. Фю! попались!
     Фоминишна. Беги, Тишка, за Лазарем, голубчик, беги скорей!
     Тишка бежит.
     Аграфена  Кондратьевна  (показывается  на  лестнице).  Что,  Фоминишна,
матушка, куда он идет-то?
     Фоминишна.  Да  никак, матушка, сюда!  Ох, запру я  двери-то,  ей-богу,
запру; пускай его кверху идет, а ты уж, голубушка, здесь посиди.
     Стук в двери и  голос Самсона Силыча: "Эй, отоприте, кто там?" Аграфена
Кондратьевна скрывается.
     Поди, батюшка, поди усни, Христос с тобой!
     Большов. (за дверями}. Да что ты, старая карга, с ума, что ли, сошла?
     Фоминишна. Ах, голубчик ты мой! Ах, я мымра слепая! А ведь покажись мне
сдуру-то,  что ты хмельной приехал. Уж  извини меня, глуха стала на старости
лет.
     Самсон Силыч входит.

     ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

     Фоминишна и Большов.
     Большов. Стряпчий был?
     Фоминишна. А стряпали, батюшка, щи с солониной, гусь жареный, драчена.
     Большов. Да ты белены, что ль, объелась, старая дура!
     Фоминишна. Нет, батюшка! Сама кухарке  наказывала. Большой. Пошла  вон!
(Садится.)
     Фоминишна идет, в двери, Подхалюзин и Тишка входят.
     Фоминишна  (возвращаясь).  Ах, я  дура,  дура! Уж  не  взыщи  на плохой
памяти.-- Холодной-то поросенок совсем из ума выскочил.


     
     Подхалюзин, Большов и Тишка.
     Большов. Убирайся к свиньям! Фоминишна уходит. (К Тишке.) Что ты рот-то
разинул! Аль тебе дела нет?
     Подхалюзин (Тишке). Говорили тебе, кажется!
     Тишка уходит.
     Большов. Стряпчий был?
     Подхалюзин. Был-с!
     Большов. Говорил ты с ним?
     Подхалюзин.  Да  что,  Самсон  Силыч,  разве  он  чувствует?  Известно,
чернильная душа-с! Одно ладит -- объявиться несостоятельным.
     Большов. Что ж, объявиться, так объявиться --один конец.
     Подхалюзин. Ах, Самсон Силыч, что это вы изволите говорить!
     Большов. Что  ж, деньги заплатить? Да с чего же ты это взял? Да я лучше
все  огнем  сожгу,  а  уж  им  ни копейки не дам. Перевози  товар,  продавай
векселя, пусть тащут, воруют кто хочет, а уж я им не плательщик.
     Подхалюзин.  Помилуйте,  Самсон  Силыч,  заведение  было  у  нас  такое
превосходное, и теперь должно все в расстройство прийти.
     Большов.  А тебе  что за  дело? Не твое было. Ты старайся  только -- от
меня забыт не будешь.
     Подхалюзин. Не нуждаюсь я ни в чем после вашего благодеяния. И напрасно
вы такой сюжет обо мне имеете. Я теперича готов всю душу отдать за вас, а не
то  чтобы  какой  фалып   сделать.  Вы  подвигаетесь  к  старости,  Аграфена
Кондратьевна  дама изнеженная, Алимпияда Самсоновна барышня образованная и в
таких  годах; надобно  и  об  ней заботливость приложить-с.  А  теперь такие
обстоятельства: мало ли что может произойти из всего этого.
     Большов. А что такое произойти может? Я один в ответе.
     Подхалюзин. Что об вас-то толковать! Вы, Самсон Силыч, отжили свой век,
слава богу,  пожили,  а  Алимпияда-то Самсоновна, известное  дело,  барышня,
каких  в свете нет. Я вам, Самсон  Силыч, по совести говорю, то есть как это
все по  моим чувствам: если я теперича стараюсь  для  вас и все мои усердия,
можно сказать, не  жалея пота-крови,  прилагаю -- так это  все больше потому
самому, что жаль мне вашего семейства.
     Большов. Полно, так ли?
     Подхалюзин.  Позвольто-с:  ну,   положим,  что  это   все  благополучно
кончится-с, хорошо-с. Останется у  вас чем  пристроить Алимпияду Самсоновну.
Ну, об этом и толковать нечего-с; были бы деньги, а женихи найдутся-с. Ну, а
грех какой, сохрани господи! Как придерутся, да начнут по судам  таскать, да
на  все семейство  эдакая  мораль пойдет, а еще,  пожалуй, и  имение-то  все
отнимут:  должны будут они-с голод и холод  терпеть и без всякого призрения,
как птенцы какие беззащитные. Да это сохрани господи! Это что ж будет тогда?
(Плачет.)
     Большов. Да об чем же ты плачешь-то?
     Подхалюзин.  Конечно, Самсон Силыч, я  это к примеру говорю -- в добрый
час молвить, в худой промолчать, от слова не  станется; а ведь враг-то силен
-- горами шатает.
     Большов. Что ж делать-то, братец, уж, знать, такая  воля  божия, против
ее не пойдешь.
     Подхалюзин.  Это точно,  Самсон  Силыч!  А все-таки, по  моему  глупому
рассуждению,  пристроить  бы до  поры до  времени  Алимпияду  Самсоновну  за
хорошего  человека, так уж  тогда будет  она, по крайности,  как за каменной
стеной-с. Да главное, чтобы была душа  у человека, так он будет чувствовать.
А  то вон, что сватался за Алимпияду Самсоновну, благородный-то,-- и оглобли
назад поворотил.
     Большов. Как назад? Да с чего это ты выдумал?
     Подхалюзин.  Я,  Самсон  Силыч,  не  выдумал,--  вы  спросите   Устиныо
Наумовну. Должно быть, что-нибудь прослышал, кто его знает.
     Большов. А ну его! По моим делам теперь не такого нужно.
     Подхалюзин. Вы,  Самсон  Силыч,  возьмите в рассуждение:  я посторонний
человек, не родной,-- а для вашего благополучия ни  дня, ни ночи себе  покою
не .знаю, да и сердце-то у меня все изныло; а  за него отдают барышню, можно
сказать,  красоту  неописанную; да и денег  еще дают-с,  а  он  ломается  да
важничает,-- ну есть ли в нем душа после всего этого?
     Большов. Ну, а не хочет, так и не надо, не заплачем!
     Подхалюзин.  Нет, вы, Самсон  Силыч,  рассудите об этом: есть ли душа у
человека?  Я вот  посторонний совсем, да не  могу  же  без слез видеть всего
этого.  Поймите  вы это,  Самсон Силыч! Другой бы  и  внимания  не  взял так
убиваться из-за  чужого дела-с;  а  ведь меня  теперь  вы хоть  гоните, хоть
бейте, а я уж вас не оставлю; потому не могу -- сердце у меня не такое.
     Большов. Да как  же  тебе оставить-то  меня:  только ведь  и надежды-то
теперь, что  ты. Сам я стар, дела подошли  тесные. Погоди:  может, еще такое
дело сделаем, что ты и не ожидаешь.
     Подхалюзин. Да не могу же я этого сделать, Самсон  Силыч. Поймите вы из
этого: не такой  я совсем  человек! Другому, Самсон  Силыч, конечно, это все
равно-с, ему хоть трава не расти, а уж я не могу-с, сами  изволите видеть-с,
хлопочу  я  али нет-с. Как  черт  какой,  убиваюсь я  теперича из-за  вашего
дела-с,  потому  что  не такой я человек-с. Жалеючи вас  это делается,  и не
столько   вас,   сколько  семейство  ваше.  Сами  изволите  знать,  Аграфена
Кондратьевна дама  изнеженная,  Алимпияда Самсоновна  барышня, каких в свете
нет-с...
     Большов. Неужто и в свете нет? Уж ты, брат, не того ли?..
     Подхалюзин. Чего-с?.. Нет, я ничего-с!..
     Большов. То-то,  брат, ты  уж  лучше откровенно говори. Влюблен ты, что
ли, в Алимпияду Самсоновну?
     Подхалюзин. Вы, Самсон Силыч, может, шутить изволите.
     Большов. Что за шутка! Я тебя без шуток спрашиваю.
     Подхалюзин. Помилуйте, Самсон Силыч, смею ли я это подумать-с.
     Большов. А что ж бы такое не сметь-то? Что она, княжна, что ли, какая?
     Подхалюзин.  Хотя и не княжна,  да  как  бымши  вы моим  благодетелем и
вместо  отца родного... Да нет, Самсон Силыч, помилуйте, как же это можно-с,
неужли же я этого не чувствую!
     Большов. Так ты, стало быть, ее не любишь?
     Подхалюзин.  Как  же не любить-с, помилуйте,  кажется, больше  всего на
свете. Да нет-с, Самсон Силыч, как же это можно-с.
     Большов. Ты бы так и говорил, что люблю, мол, больше всего на свете.
     Подхалюзин. Да как же не любить-с! Сами извольте рассудить: день думаю,
ночь думаю... то бишь, известное дело, Алимпияда Самсоновна барышня, каких в
свете нет... Да нет, этого нельзя-с. Где же нам-с!..
     Большов. Да чего же нельзя-то, дура-голова?
     Подхалюзин. Да как же можно, Самсон Силыч? Как знамши я вас,  как  отца
родного, и Алимпияду Самсоновну-с, и опять знамши себя, что я такое значу,--
где же мне с суконным-то рылом-с?
     Большов. Ничего не  суконное. Рыло  как рыло. Был бы  ум  в голове,-- а
тебе ума-то не занимать стать, этим добром бог наградил. Так что же, Лазарь,
посватать тебе Алимпияду-то Самсоновну, а?
     Подхалюзин. Да помилуйте, смею  ли  я?  Алимпияда-то  Самсоновна, может
быть, на меня глядеть-то не захотят-с!
     Большов.  Важное дело! Не плясать же мне по ее дудочке на старости лет.
За кого велю, за  того и пойдет.  Мое детище: хочу  с кашей ем,  хочу  масло
пахтаю.-- Ты со мной-то толкуй.
     Подхалюзин. Не смею я, Самсон Силыч, об этом с вами говорить-с. Не хочу
быть подлецом против вас.
     Большов. Экой ты, братец, глупый! Кабы я тебя  не любил, нешто бы я так
с  тобой  разговаривал?  Понимаешь ли ты,  что  я могу  на  всю  жизнь  тебя
счастливым сделать!
     Подхалюзин. А нешто я вас  не люблю, Самсон Силыч, больше отца родного?
Да накажи меня бог!.. Да что я за скотина!
     Большов. Ну, а дочь любишь?
     Подхалюзин. Изныл весь-с! Вся дута-то у меня перевернулась давно-с!
     Большов.  Ну, а коли душа перепорнулась, так мы  тебя поправим. Владей,
Фаддей, пашей Маланьей.
     Подхалюзин.  Тятенька, за  что  жалуете?  Но стою  я этого, не  стою! И
физиономия у меня совсем не такая.
     Большов. Ну ее, физиономию! А вот я на тебя все  имение  переведу,  так
после кредиторы-то и пожалеют, что по двадцати пяти копеек не взяли.
     Подхалюзин. Еще как пожалеют-то-с!
     Большов.  Ну, ты ступай  теперь в город, а ужотко заходи к невесте:  мы
над ними шутку подшутим.
     Подхалюзин. Слушаю, тятенька-с! (Уходит.)


     Декорация первого действия,


     Большов (входит и  садится на кресло',  несколько  времени  смотрит  по
углам  и зевает). Вот она, жизнь-то; истинно сказано: суета сует и всяческая
суета.  Черт знает, и сам не  разберешь,  чего  хочется.  Вот  бы  и закусил
что-нибудь, да обед испортишь, а и  так-то сидеть  одурь возьмет. Али чайком
бы, что ль, побаловать. (Молчание.)  Вот так-то  и все: жил, жил человек, да
вдруг и  помер -- так все прахом и пойдет.  Ох, господи, господи!  (Зевает и
смотрит по углам.

     ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

     Аграфена Кондратьевна и Липочка (разряженная).
     Аграфена   Кондратьевна.  Ступай,   ступай,   моя  крошечка;   дверь-то
побережнее,  не зацепи. Посмотри-ко, Самсон Силыч, полюбуйся, сударь ты мой,
как  я дочку-то  вырядила! Фу ты, прочь поди!  Что твой розан  пионовый!  (К
ней.) Ах  ты, моя ангелика, царевна, херуимчик ты мой! (К нему.) Что, Самсон
Силыч, правда, что ли? Только бы ей в карете ездить шестерней.
     Большов. Проедет и парочкой -- не великого полета помещица!
     Аграфена  Кондратьевна. Уж известно,  не генаральская  дочь, а все, как
есть, красавица!.. Да приголубь ребенка-то, что как медведь бурчишь.
     Большов. А  как мне  еще приголубливать-то? Ручки,  что  ль, лизать,  в
ножки кланяться? Во какая невидаль! Видали мы и понаряднее.
     Аграфена Кондратьевна.  Да ты что  видал-то? Так что-нибудь, а ведь это
дочь твоя, дитя кровная, каменный ты человек.
     Большов. Что ж что дочь?  Слава богу -- обута,  одета, накормлена; чего
ей еще хочется?
     Аграфена Кондратьевна. Чего хочется!  Да  ты, Самсон Силыч, очумел, что
ли? Накормлена!  Мало ли что  накормлена!  По  христианскому закону  всякого
накормить следствует; и чужих призирают, не токмо что своих,-- а  ведь это и
в люди сказать грех: как ни на есть, родная детища!
     Большов.  Знаем,  что родная, да  чего ж ей еще? Что ты  мне притчи эти
растолковываешь? Не в рамку же ее вделать! Понимаем, что отец.
     Аграфена  Кондратьевна.  Да  коли уж ты,  батюшка,  отец,  так не  будь
свекором! Пора, кажется, в чувство  прийти; расставаться скоро приходится, а
ты и доброго слова не вымолвишь; должен бы на пользу посоветовать что-нибудь
такое житейское. Нет в тебе никакого обычаю родительского!
     Большов. А нет, так что ж за беда; стало быть, так бог создал.
     Аграфена  Кондратьевна.  Бог  создал!  Да  сам-то ты  что? Ведь и  она,
кажется,  создания  божеская,  али  нет?  Не  животная  какая-нибудь, прости
господи!.. Да спроси у нее что-нибудь.
     Большов. А  что я за спрос? Гусь свинье  не товарищ: как хотите,  так и
делайте.
     Аграфена Кондратьевна. Да на деле-то уж не спросим, ты покедова-то вот.
Человек  приедет  чужой-посторонний,  все-таки,  как  хочешь, примеривай,  а
мужчина -- не женщина -- в первый-то раз наедет, не видамши-то его.
     Большов. Сказано, что отстань.
     Аграфена Кондратьевна. Отец ты эдакой, а еще родной называешься! Ах ты,
дитятко  моя  заброшенная,  стоить,  словно  какая сиротинушка,  приклонивши
головушку.  Отступились  от  тебя,  да  и знать  не хотят; Присядь, Липочка,
присядь, душечка, ненаглядная моя сокровища! (Усаживает.)
     Липочка. Ах, отстаньте, маменька! Измяли совсем.
     Аграфена Кондратьевна. Ну, так я на тебя издальки посмотрю!
     Липочка.  Пожалуй,  смотрите, да только не  фантазируйте! Фп, маменька,
нельзя одеться порядочно: вы тотчас расчувствоваетесь.
     Аграфена Кондратьевна.  Так,  так, дитятко! Да как взгляну-то на  тебя,
так ведь эта жалости подобно.
     Липочка. Что ж, надо ведь когда-нибудь.
     Аграфена Кондратьевна. Все-таки жалко, дурочка: ростили, ростили, да  и
выростили -- да ни с  того ни с сего в  чужие люди отдаем, словно ты надоела
нам да  наскучила глупым  малым ребячеством,  своим  кротким поведением. Вот
выживем  тебя  из  дому,  словно  ворога  из  города,  а  там  схватимся  да
спохватимся, да и  негде взять. Посудите, люди добрые,  каково жить в  чужой
дальней стороне, чужим куском давишься, кулаком слезы утираючи!  Да, помилуй
бог,  неровнюшка  выйдется,  неровен  дурак  навяжется  аль  дурак какой  --
дурацкий сын! (Плачет.)
     Липочка. Вот вы вдруг и расплакались! Право, как  не  стыдно, маменька!
Что там за дурак?
     Аграфена Кондратьевна  (плача).  Да  уж это, так говорится,--  к  слову
пришлось.
     Большов. А об чем бы ты это, слышно,  разрюмилась?  Вот спросить  тебя,
так сама не знаешь.
     Аграфена Кондратьевна. Не знаю, батюшка, ох, не знаю: такой стих нашел.
     Большов. То-то вот сдуру. Слезы у вас дешевы.
     Аграфена Кондратьевна. Ох, дешевы,  батюшка, дешевы;  и сама знаю,  что
дешевы, да что ж делать-то? ',
     Липочка. Фи,  маменька, как вы вдруг! Полноте! Ну, вдруг приедет -- что
хорошего!
     Аграфена Кондратьевна. Перестану, дитятко, перестану; сейчас перестану!



     Те же и Устинья Наумовна,
     Устинья Наумовна (входя). Здравствуйте, золотые! Что вы невеселы - носы
повесили?
     Целуются.
     Аграфена Кондратьевна. А уж мы заждались тебя.
     Липочка. Что, Устинья Наумовна, скоро приедет?
     Устинья  Наумовна. Виновата, сейчас  провалиться,  виновата!  А дела-то
наши, серебряные, не очень хороши!
     Липочка. Как? Что такое за новости?
     Аграфена Кондратьевна. Что ты еще там выдумала?
     Устинья Наумовна. А то, бралиянтовые, что жених-то наш что-то мнется.
     Большов. Ха, ха, ха! А еще сваха! Где тебе сосватать!
     Устинья Наумовна. Уперся, как  лошадь,-- ни тпру, ни ну;  слова от него
не добьешься путного.
     Липочка. Да что ж это, Устинья Наумовна? Да как же это ты, право!
     Аграфена Кондратьевна. Ах, батюшки! Да как же это быть-то?
     Липочка. Да давно ль ты его видела?
     Устинья Наумовна. Нынче утром была.  Вышел как есть в одном шлафорке; а
уж  употчевал  --  можно чести приписать. И кофию  велел, и  ромку-то,  а уж
сухарей навалил  --  видимо-невидимо.  Кушайте, говорит, Устинья Наумовна! Я
было об деле-то, знаешь  ли,-- надо,  мол, чем-нибудь порешить; ты,  говорю,
нынче  хотел  ехать  обзнакомиться-то; а он  мне  на  это ничего путного  не
сказал.--  Вот,  говорит,  подумамши,  да посоветамшись,  а  сам  только что
опояску поддергивает.
     Липочка. Что ж  он там спустя  рукава-то сантиментальничает? Право,  уж
тошно смотреть, как все это продолжается.
     Аграфена Кондратьевна. Ив самом деле, что он ломается-то? Мы разве хуже
его?
     Устинья Наумовна. А, лягушка его заклюй, нешто мы другого не найдем?
     Большов. Ну,  уж  ты  другого-то не ищи, а то опять  то  же  будет.  Уж
другого-то я вам сам найду.
     Аграфена Кондратьевна. Да, найдешь, на  печи-то сидя; ты  уж  и  забыл,
кажется, что у тебя дочь-то есть.
     Большов. А вот увидишь!
     Аграфена Кондратьевна. Что увидать-то!  Увидать-то нечего! Уж не говори
ты мне, пожалуйста, не расстроивай ты меня. (Садится.)
     Большое хохочет. Устинъя Наумовна отходит  с Липочкой на другую сторону
сцены.. Устинья Наумовна рассматривает ее платье.
     Устинья  Наумовна. Ишь ты, как вырядилась,--  платьице-то на тебе какое
авантажное. Уж не сама ль смастерила?
     Липочка. Вот ужасно  нужно самой! Что  мы, нищие, что  ли, по-твоему? А
мадамы-то на что?
     Устинья Наумовна.  Фу ты, уж и нищие! Кто тебе  говорит такие глупости?
Тут  рассуждают  об  хозяйстве,  что  не  сама ль,  дескать,  шила,-- а  то,
известное дело, и платье-то твое дрянь.
     Липочка. Что ты, что ты! Никак с ума сошла? Где у тебя глаза-то? С чего
это ты конфузить вздумала?
     Устинья Наумовна. Что это ты так разъерепенилась?
     Липочка.  Вот  оказия!  Стану  я  терпеть такую напраслину. Да  что  я,
девчонка, что ли, какая необразованная!
     Устинья  Наумовна.  С чего это ты взяла? Откуда  нашел  на тебя  эдакой
каприз? Разве я хулю твое платье?  Чем не платье  --  и всякий  скажет,  что
платье.  Да  тебе-то  оно не годится, по  красоте-то твоей  совсем не  такое
надобно,-- исчезни душа, коли лгу. Для тебя золотого мало: подавай нам шитое
жемчугом. -- Вот и улыбнулась, изумрудная! Я ведь знаю, что говорю!
     Тишка  (входит).  Сысой  Псович приказали  спросить  можно ли, дескать,
взойти. Они тамотка, у Лазаря Елизарыча
     Большов. Пошел, зови его сюда, и с Лазарем.
     Тишка уходит.
     Аграфена Кондратьевна. Что ж, недаром же закуска-то приготовлена -- вот
и закусим. А уж тебе, чай, Устинья Наумовна, давно водочки хочется?
     Устинья Наумовна. Известное дело -- адмиральский час -- самое настоящее
время.
     Аграфена Кондратьевна.  Ну,  Самсон  Силыч,  трогайся  с  места-то, что
так-то сидеть.
     Большов. Погоди, вот те подойдут -- еще успеешь.
     Липочка. Я, маменька, пойду разденусь.
     Аграфена Кондратьевна. Поди, дитятко, поди.
     Большов. Погоди раздеваться-то,-- жених приедет.
     Аграфена Кондратьевна. Какой там еще жених,-- полно дурачиться-то.
     Большов. Погоди, Липа, жених приедет.
     Липочка. Кто же это, тятенька? Знаю я его или нет?
     Большов. А вот увидишь, так, может, и узнаешь.
     Аграфена Кондратьевна. Что ты его слушаешь, какой там  еще шут приедет!
Так язык чешет.
     Большов.  Говорят  тебе, что приедет, так уж я,  стало быть, знаю,  что
говорю.
     Аграфена Кондратьевна.  Коли кто  в самом  деле  приедет, так  уж ты бы
путем говорил, а  то приедет, приедет,  а бог знает, кто приедет. Вот всегда
так.
     Липочка.  Ну,   так  я,  маменька,  останусь.  (Подходит  к  зеркалу  и
смотрится, потом к отцу.) Тятенька!
     Большов. Что тебе?
     Липочка. Стыдно сказать, тятенька!
     Аграфена Кондратьевна. Что за стыд, дурочка! Говори, коли что нужно.
     Устинья Наумовна. Стыд не дым-- глаза не выест.
     Липочка. Нет, ей-богу, стыдно!
     Большов. Ну закройся, коли стыдно.
     Аграфена Кондратьевна. Шляпку, что ли, новую хочется?
     Липочка. Вот и не угадали, вовсе не шляпку.
     Большов. Так чего ж тебе?
     Липочка. Выдти замуж за военного!
     Большов. Эк ведь что вывезла!
     Аграфена Кондратьевна. Акстись, беспутная! Христос с тобой!
     Липочка. Что ж,-- ведь другие выходят же.
     Большов. Ну и пускай их выходят, а ты сиди у моря да жди погодки.
     Аграфена  Кондратьевна.  Да  ты  у  меня и заикаться не смей!  Я тебе и
родительского благословенья не дам.

     ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
     Те же и Лазарь, Рисположенский и Фомииишна (у дверей)
     Рисположенский.  Здравствуйте,  батюшка  Самсон   Силыч!  Здравствуйте,
матушка Аграфена Кондратьевна! Олимпиада Самсоновна, здравствуйте!
     Большов.  Здравствуй, братец,  здравствуй!  Садиться,  милости  просим!
Садись и ты, Лазарь!
     Аграфена  Кондратьевна.  Закусить  не  угодно ли?  А  у  меня закусочка
приготовлена.
     Рисположенский.  Отчего ж, матушка, не закусить; я  бы  теперь  рюмочку
выпил.
     Большов. А вот  сейчас  пойдем  все вместе,  а теперь  пока  побеседуем
маненько.
     Устинья Наумовна. Отчего ж и не побеседовать! Вот, золотые мои, слышала
я,  будто  в  газете напечатано,  правда ли, нет  ли,  что  другой  Бонапарт
народился, и будто бы, золотые мои...
     Большов. Бонапарт  Бонапартом, а мы  пуще всего надеемся на  милосердие
божие; да и не об том теперь речь.
     Устинья Наумовна. Так об чем же, яхонтовый?
     Большов. А  о том, что лета наши подвигаются преклонные, здоровье  тоже
ежеминутно прерывается, и един создатель только ведает, что будет вперед: то
и положили  мы еще при жизни  своей  отдать  в замужество единственную  дочь
нашу, и в рассуждении приданого тоже можем надеяться, что  она  не  острамит
нашего капитала и происхождения, а равномерно и перед другими прочими
     Устинья Наумовна. Ишь ведь, как сладко рассказывает, бралиянтовый.
     Большов. А так  как теперь дочь  наша  здесь  налицо,  и  при всем том,
будучи уверены в честном поведении и достаточности нашего будущего зятя, что
для  нас оченно чувствительно, в рассуждении  божеского  благословения, то и
назначаем его теверита в общем лицезрении.-- Липа, поди сюда.
     Липочка. Что вам, тятенька, угодно?
     Большов. Поди ко мне, не укушу,-- небось. Ну, теперь ты, Лазарь, ползи.
     Подхалюзин. Давно готов-с!
     Большов. Ну, Липа, давай руку! Липочке. Как, что это за вздор?
     Липочка С чего это вы выдумали?
     Большов. Хуже, как силой возьму!
     Устинья Наумовна. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!
     Аграфена Кондратьевна. Господи, да что ж это такое?
     Липочка. Не хочу, не хочу! Не пойду я за такого противного.
     Фоминишна. С нами крестная сила!
     Подхалюзин.  Видно,  тятенька, не видать мне  счастия  на  этом  свете!
Видно, не бывать-с по вашему желанию!
     Большов (берет  Липочку насильно  за руку  и Лазаря). Как же не бывать,
коли я того хочу? На что ж я и отец, коли  не приказывать? Даром, что  ли, я
ее кормил?
     Аграфена Кондратьевна. Что ты! Что ты! Опомнись!
     Большов.  Знай сверчок  свой шесток!  Не твое  дело! Ну, Липа! Вот тебе
жених! Прошу любить да жаловать! Садитесь рядком да  потолкуйте  ладком -- а
там честным пирком да за свадебку.
     Липочка. Как же,-- нужно мне очень с неучем сидеть! Вот оказия!
     Большов. А не сядешь, так насильно посажу да заставлю жеманиться.
     Липочка. Где это  видано,  чтобы воспитанные  барышни выходили за своих
работников?
     Большов. Молчи лучше! Велю, так и за дворника выдешь. (Молчание.)
     Устинья  Наумовна.  Вразуми, Аграфена  Кондратьевна,  что  это  за беда
такая.
     Аграфена  Кондратьевна. Сама,  родная, затмилась, ровно чулан  какой. И
понять не могу, откуда это такое взялось?
     Фоминишна.  Господи! Семой десяток живу, сколько  свадьб праздновала, а
такой скверности не видывала.
     Аграфена Кондратьевна. За что ж вы это, душегубцы, девку-то опозорили?
     Большов.  Да, очень  мне  нужно  слушать вашу фанаберию. Захотел выдать
дочь  за приказчика, и поставлю на своем, и разговаривать не смей; я и знать
никого не хочу. Вот  теперь  закусить пойдемте, а они  пусть  побалясничают,
может быть и поладят как-нибудь.
     Рисположенский. Пойдемте, Самсон Силыч, и я с вами для компании рюмочку
выпью.  А  уж это,  Аграфена Кондратьевна, первый долг, чтобы дети слушались
родителей. Это не нами заведено, не нами и кончится.
     Встают   и   уходят  все,   кроме   Липочки,  Подхалюзина   и  Аграфены
Кондратъевны.
     Липочка. Да  что же  это, маменька,  такое? Что я им,  кухарка, что ли,
досталась? (Плачет.)
     Подхалюзин.  Маменька-с!  Вам  зятя такого, который  бы  вас уважал  и,
значит, старость вашу покоил,-- окромя меня, не найтить-с.
     Аграфена Кондратьевна. Да как это ты, батюшке?
     Подхалюзин.  Маменька-с!  В  меня  бог вложил такое  намерение,  потому
самому-с, что  другой вас, маменька-с, и знать  не захочет, а я по гроб моей
жизни (плачет) должен чувствовать-с.
     Аграфена Кондратьевна. Ах, батюшко! Да как же это быть?
     Большов. (из двери). Жена, поди сюда!
     Аграфена Кондратьев на. Сейчас, батюшко, сейчас!
     Подхалюзин. Вы, маменька, вспомните это слово, что я сейчас сказал
     Аграфена Кондратьевна уходит.

     ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ '
     Липочка и Подхалюзин.
     Молчание.
     Подхалюзин. Алимпияда Самсоновна-с! Алимпияда Самсоновна! Но,  кажется,
вы  мною  гнушаетесь!  Скажите  хоть  одно  слово-с!  Позвольте  вашу  ручку
поцеловать.
     Липочка. Вы дурак необразованный!
     Подхалюзин. За что вы, Алимпияда Самсоновна, обижать изволите-с?
     Липочка. Я  вам один раз навсегда скажу,  что не  пойду я за  вас,-- не
пойду.
     Подхалюзин. Это как вам будет угодно-с! Насильно мил не будешь.  Только
я вам вот что доложу-с...
     Липочка.  Я вас слушать  не хочу, отстаньте от меня!  Как  бы  вы  были
учтивый  кавалер:  вы видите,  что я ни  за какие  сокровища не хочу за  вас
идти,-- вы бы должны отказаться.
     Подхалюзин.   Вот   вы,  Алимпияда   Самсоновна,   изволите   говорить:
отказаться. Только если я откажусь, ,что потом будет-с?
     Липочка. А то и будет, что я выйду за благородного.
     Подхалюзин. За благородного-с! Благородный-то без приданого не возьмет.
     Липочка.  Как без приданого? Что вы городите-то! Посмотрите-ко, какое у
меня приданое-то,--в нос бросится.
     Подхалюзин.   Тряпки-то-с!    Благородный    тряпок-то   не    возьмет.
Благородному-то деньги нужны-с.
     Липочка. Что ж! Тятенька и денег даст!
     Подхалюзин.  Хорошо,  как  даст-с!  А  как  дать-то  нечего?  Вы дел-то
тятенькиных  не  знаете,  а  я  их  очен-но  хорошо  знаю:  тятенька-то  ваш
банкрут-с.
     Липочка. Как банкрут? А дом-то, а лавки?
     Подхалюзин. А дом-то и лавки -- мои-с!
     Липочка. Ваши?! Подите  вы! Что вы меня дурачить  хотите?  Глупее  себя
нашли!
     Подхалюзин. А вот у нас законные документы есть! (Вынимает.)
     Липочка. Так вы купили у тятеньки?
     Подхалюзин. Купил-с!
     Липочка. Где же вы денег взяли?
     Подхалюзин. Денег! У нас,  слава богу,  денег-то побольше, чем у какого
благородного.
     Липочка.  Что  ж это  такое  со мной  делают? Воспитывали, воспитывали,
потом и обанкрутились!
     Молчание.
     Подхалюзин.  Ну, положим, Алимпияда Самсоновна,  что вы  выйдете  и  за
благородного --  да  что  ж в  этом  будет  толку-с? Только одна  слава, что
барыня, а приятности никакой нет-с. Вы извольте рассудить-с: барыни-то часто
сами на рынок пешком ходят-с. А если и выедут-то куда, так только слава, что
четверня-то, а  хуже одной-с купеческой-то. Ей-богу, хуже-с.  Одеваются тоже
не больно пышно-с. А если за меня-то  вы,  Алимпняда  Самсоновна, выйдете-с,
так первое слово: вы и дома-то будете в шелковых платьях ходить-с, а в гости
али в  театр-с  -- окромя бархатных, и  надевать  не  станем.  В рассуждении
шляпок или салопов --  не будем  смотреть  на разные дворянские приличия,  а
наденем какую чудней! Лошадей заведем  орловских. (Молчание.) Если вы насчет
физиономии сумневаетесь, так  это, как вам будет угодно-с, мы  также и  фрак
наденем  да бороду обреем, либо так подстрижем, по  моде-с, это  для нас все
одно-с.
     Липочка. Да вы все перед свадьбой так говорите, а там и обманете.
     Подхалюзин. С места не сойти, Алимпияда Самсоновна! Анафемой хочу быть,
коли лгу! Да это  что-с, Алимпияда Самсоновна, нешто  мы в эдаком доме будем
жить? В Каретном ряду  купим-с, распишем как: на  потолках это райских  птиц
нарисуем, сиренов,[1 ]капидонов разных -- поглядеть только  будут
деньги давать.
     Липочка. Нынче уж капидонов-то не рисуют.
     Подхалюзин. Ну,  так мы букетами  пустим. (Молчание.) Было бы только  с
вашей стороны согласие, а то  мне в жизни ничего не надобно. (Молчание.) Как
я несчастлив в своей жизни, что не могу никаких комплиментов говорить. , . '
     Липочка. Для чего вы, Лазарь Еливарйч, по-французски не говорите?
     Подхалюзин. А для того, что  нам не для чего. (Молчание.) Осчастливьте,
Алимпияда Самсоновна, окажите  эдакое благоволение-с.  {Молчание.) Прикажите
на колени стать.
     Липочка. Станьте!
     Подхалюзин становится
     Вот у вас какая жилетка скверная
     Подхалюзин. Эту я  Тишке подарю-с, а  себе  на Кузнецком  мосту закажу,
только не погубите! (Молчание.) Что же, Алимпияда Самсоновна-с?
     Липочка. Дайте подумать.
     Подхалюзин. Да об чем же думать-с?
     Липочка. Как же можно не думать?
     Подхалюзин. Да вы не думамши.
     Липочка. Знаете что, Лазарь Елизарыч!
     Подхалюзин. Что прикажете-с?
     Липочка. Увезите меня потихоньку.
     Подхалюзин. Да зачем же  потихоньку-с, когда  так тятенька с  маменькой
согласны?
     Липочка. Да так делают. Ну, а коли не хотите увезти, - так уж, пожалуй,
и так.
     Подхалюзин. Алимпияда Самсоновна!  Позвольте ручку поцеловать! (Целует,
потом вскакивает и подбегает к двери.) Тятенька-с!..
     Липочка. Лазарь Елизарыч, Лазарь Елизарыч! Подите сюда!
     Подхалюзин. Что вам угодно-с?
     Липочка. Ах, если бы вы знали, Лазарь Елизарыч, какое  мне житье здесь!
У  маменьки семь пятниц  на неделе;  тятенька как не пьян, так молчит, а как
пьян, так прибьет того и гляди. Каково это терпеть абразованной барышне! Вот
как  бы я вышла за благородного, так я бы и уехала  из дому  и забыла бы обо
всем этом. А теперь все опять пойдет по-старому.
     Подхалюзин. Нет-с, Алимпияда Самсоновна, не будет  этого! Мы, Алимпияда
Самсоновна, как  только  сыграем свадьбу, так перейдем в свой дом-с. А уж мы
им-то командовать  не дадим-с. Нет, уж теперь кончено-с!  Будет-с  с них  --
почудили на своем веку, теперь нам пора!
     Липочка.  Да вы такие робкие, Лазарь  Елизарыч, вы не посмеете тятеньке
ничего сказать, а с благородным-то они немного наговорили бы.
     Подхалюзин.  Оттого и робкий-с, что было дело подначальное -- нельзя-с.
Прекословить  не смею. А как заживем  своим  домом, так никто нам не указ. А
вот вы все про благородных говорите. Да будет ли вас так любить благородный,
как я  буду  любить? Благородный-то  поутру на службе, а  вечером по  клубам
шатается, а жена должна одна дома без всякого удовольствия сидеть. А смею ли
я так поступать?  Я всю жизнь должен стараться, как вам  всякое удовольствие
доставить.
     Липочка. Так смотрите же, Лазарь Елизарыч, мы будем жить сами по  себе,
а они сами по себе. Мы заведем все по моде, а они -- как хотят.
     Подхалюзин. Уж это как и водится-с.
     Липочка.  Ну,  теперь зовите  тятеньку.  (Встает и охорашивается  перед
зеркалом.)
     Подхалюзин. Тятенька-с! Тятенька-с! Маменька-с!..


     Те же, Большов и Аграфена Кондратьевна.
     Подхалюзин  (идет  навстречу  Самсону  Силычу  и  бросается  к  нему  в
объятия). Алимпияда Самсоновна гласны-с! |
     Аграфена Кондратьевна. Бегу, батюшко, бегу.
     Большов. Ну, вот и дело! То-то же.  Я  знаю, что делаю,  уж не вам меня
учить.
     Подхалюзин  (к  Аграфене  Кондратьевне).  Маменька-с!  Позвольте  ручку
поцеловать.
     Аграфена Кондратьевна. Целуй, батюшко, обе чистые. Ах  ты,  дитятко, да
как же это давеча-то так, а?  Ей-богу! Что ж это такое? А уж я  и не  знала,
как это дело и рассудить-то. Ах, ненаглядная ты моя!
     Липочка.  Я совсем, маменька, не воображала, что Лазарь  Елизарыч такой
учтивый кавалер! А теперь вдруг вижу, что он гораздо почтительнее других.
     Аграфена  Кондратьевна. Вот  то-то  же, дурочка! Уж  отец тебе худа  не
пожелает. Ах ты, голубушка моя! Эка ведь  притча-то, а? Ах, матушки вы  мои!
Что ж это такое? Фоминишна! Фоминишна!
     Фоминишна. Бегу, бегу, матушка, бегу. (Входит.)
     Большов.  Постой  ты, таранта! Вот  вы  садитесь  рядом,-- а мы  на вас
посмотрим. Да подай-ко ты нам бутылочку шипучки.
     Подхалюзин и Липочка садятся.
     Фоминишна. Сейчас, батюшка, сейчас! (Уходит.)

     ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
     Те же, Устинья Наумовна и Рисположенский.
     Аграфена Кондратьевна. Поздравь жениха-то с невестой, Устинья Наумовна!
Вот бог привел на старости лет, дожили до радости.
     Устинья Наумовна. Да чем же поздравить-то вас, изумрудные? Сухая  ложка
рот дерет.
     Большов. А вот мы тебе горлышко промочим.


     Те же, Фоминишна и Тишка (с вином на подносе).
     Устинья Наумовна. Вот  это дело другого рода. Ну, дай  вам бог жить  да
молодеть, толстеть да богатеть. (Пьет.) Горько, бралиянтовые!
     Липочка и Лазарь целуются.
     Большов. Дай-ко я поздравлю. (Берет бокал.) Липочка и Лазарь встают.
     Живите,  как  знаете, --  свой разум есть. А  чтоб вам жить-то было  не
скучно, так  вот  тебе, Лазарь, дом и лавки  пойдут вместо приданого,  да из
наличного отсчитаем.
     Подхалюзин. Помилуйте, тятенька, я и так вами много доволен.
     Большов. Что тут  миловать-то! Свое добро, сам нажил. Кому хочу -- тому
и даю. Наливай еще!
     Тишка наливает.
     Да что тут разговаривать-то. На милость  суда нет. Бери все, только нас
со старухой корми да кредиторам заплати копеек по десяти.
     Подхалюзин.  Стоит  ли,  тятенька,  об  этом  говорить-с.  Нешто  я  не
чувствую? Свои люди -- сочтемся!
     Большов.  Говорят  тебе,  бери все, да и кончено  дело. И никто  мне не
указ! Заплати только кредиторам. Заплатишь?
     Подхалюзин. Помилуйте, тятенька, первый долг-с!
     Большов.  Только  ты смотри  -- им много-то не давай. А то ты, чай, рад
сдуру-то все отдать.
     Подхалюзин. Да уж там, тятенька,  как-нибудь сочтемся. Помилуйте,  свои
люди.
     Большов. То-то же! Ты  им больше десяти копеек не давай. Будет с них...
Ну, поцелуйтеся!
     Липочка и Лазарь целуются.
     Аграфена Кондратьевна. Ах, голубчики вы мои!  Да как же это так? Совсем
вот как полоумная.
     Устинья Наумовна. Уж и где  же  это  видано, Уж  и где же  это слыхано,
Чтобы курочка бычка родила, Поросеночек яичко снес!
     Наливает, вина и подходит к Рисположенскому. Рисположенский клянялтея и
отказывается.
     Большов. Выпей, Сысой Псоич, на радости!
     Рисположенский. Не могу, Самсон Силыч, претит.
     Большов. Полно ты! Выпей на радости.
     Устинья Наумовна. Еще туда же, ломается!
     Рисположенский.  Претит, Самсон  Силыч! Ей-богу, претит. Вот  я водочки
рюмочку выпью! А это натура не принимает. Уж такая слабая комплекция.
     Устинья  Наумовна. Ах ты, проволочная  шея!  Ишь ты -- у него натура не
принимает! Да давайте я ему за шиворот вылью, коли не выпьет.
     Рисположенский.  Неприлично,  Устинья  Наумовна! Даме  это  неприлично.
Самсон Силыч! Не могу-с! Разве бы я стал отказываться? Хе,  хе, хе, да что ж
я за дурак, чтобы я такое  невежество сделал; видали мы людей-то, знаем, как
жить; вот  я от водочки никогда  не  откажусь, пожалуй, хоть теперь  рюмочку
выпью!  А этого не могу --  потому претит. А вы, Самсон Силыч, бесчинства не
допускайте, обидеть недолго, а не хорошо.
     Большов. Хорошенько его, Устинья Наумовна, хорошенько!
     Рисполоменений бежит.
     Устинья Наумова а (ставит, вино на стол).
     Врешь, купоросная душа, не уйдешь! (Прижимает
     его в угол и хватает за шиворот.)
     Рисположенский. Караул!!
     Все хохочут.

     ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

     В доме Подхалюзина богато меблированная гостиная.
     
     ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
     Олимпиада  Самсоновна  сидит  у  окна  в  роскошном положении;  на  ней
шелковая блуза,  чепчик последнего фасона. Подхалюзин в модном сюртуке стоит
перед зеркалом. Тишка за ним обдергивает и охорашивает.
     Тишка. Ишь ты, как оно пригнато, в самый раз!
     Подхалюзин. А что, Тишка, похож я на француза? а? Да издали погляди!
     Тишка. Две капли воды.
     Подхалюзин.  То-то, дурак! Вот  ты теперь и  смотри  на нас! (Ходит  по
комнате.) Так-то-с,  Алимпияда Самсоновна! А вы хотели за офицера  идтить-с.
Чем же мы не молодцы? Вот сертучок новенький взяли да и надели.
     Олимпиада Самсоновна. Да вы, Лазарь Елизарыч, танцевать не умеете.
     Подхалюзин. Что ж, нет-то не выучимся; еще как выучимся-то -- важнейшим
манером.  Зимой в  Купеческое собрание будем ездить-с.  Вот  и знай наших-с!
Польку станем танцевать.
     Олимпиада Самсоновна. Уж вы, Лазарь Елизарыч, купите ту коляску-то, что
смотрели у Арбатского.
     Подхалюзин. Как же, Аянмпияда Самсоновна-с! Надать купить, надать-с.
     Олимпиада Самсоновна. А мне новую мантелью принесли, вот мы бы с вами в
пятницу и поехали в Сокольники.
     Подхалюзин.  Как  же-с,  непременно  поедем-с;  и  в  Парк  поедем-с  в
воскресенье.  Ведь коляска-то  тысячу  целковых стоит, да и лошади-то тысячу
целковых и сбруя накладного серебра,-- так пущай их смотрят. Тишка! трубку!
     Тишка уходит.
     '(Садится подле  Олимпиады Самсоновны.) Так-то-с, Алимпияда Самсоновна!
Пущай себе смотрят.
     Молчание.
     Олимпиада Самсоновна. Что это вы, Лазарь Елизарыч, меня не поцелуете?
     Подхалюзин.  Как  же!  Помилуйте-с!  С  нашим удовольствием!  Пожалуйте
ручку-с! (Целует. Молчание.)  Скажите, Алимпияда Самсоновна,  мне что-нибудь
на французском диалекте-с.
     Олимпиада Самсоновна. Да что же вам сказать?
     Подхалюзин. Да  что-нибудь  скажите  -- так, малость  самую-с.  Мне все
равно-с!
     Олимпиада Самсоновна. Ком ву зет жоли.
     Подхалюзин. А это что такое-с?
     Олимпиада Самсоновна. Как вы милы!
     Подхалюзин (вскакивает со стула). Вот она у  нас жена-то какая-с! Ай да
Алимпияда Самсоновна! Уважили! Пожалуйте ручку!
     Входит Тишка с трубкой.
     Тишка. Устинья Наумовна пришла.
     Подхалюзин. Зачем ее еще черт принес!
     Тишка уходит.


     Те же и Устинья Наумовна.
     Устинья Наумовна. Как живете-можете, бралиянтовые?
     Подхалюзин. Вашими молитвами, Устинья Наумовна, вашими молитвами.
     Устинья  Наумовна   (целуясь).  Что  это  ты,   как  будто  похорошела,
поприпухла?
     Олимпиада Самсоновна. Ах, какой ты вздор городишь, Устинья Наумовна! Ну
с чего это ты взяла?
     Устинья Наумовна.  Что за вздор, золотая;  уж к тому дело идет. Рада не
рада -- нечего делать!.. Люби  кататься, люби и саночки возить!..  Что ж это
вы меня позабыли совсем, бралиянтовые? Али  еще осмотреться не успели?  Все,
чай, друг на друга любуетесь да миндальничаете.
     Подхалюзин. Есть тот грех, Устинья Наумовна, есть тот грех!
     Устинья Наумовна. То-то же: какую я тебе сударушку подсдобила!
     Подхалюзин. Много довольны, Устинья Наумовна, много довольны.
     Устинья Наумовна. Еще б не доволен,  золотой! Чего ж  тебе! Вы  теперь,
чай, все об нарядах хлопочете. Много еще модного-то напроказила?
     Олимпиада  Самсоновна.  Не так чтобы много.  Да и то больше оттого, что
новые материи вышли.
     Устинья Наумовна. Известное дело,  жемчужная,  нельзя ж  комиссару  без
штанов:  хоть  худенькие, да  голубенькие. А каких  же больше  настряпала --
шерстяных али шелковых?
     Олимпиада Самсоновна. Разных -- и шерстяных и шелковых; да  вот недавно
креповое с золотом сшила.
     Устинья Наумовна. Сколько ж всего-то-навсего у тебя, изумрудная?
     Олимпиада Самсоновна. А  вот считай;  подвенечное блондовое на атласном
чахле да три  бархатных  -- это будет четыре; два газовых да креповое, шитое
золотом, -- это  семь; три атласных да три  грогроновых  --  это тринадцать;
гроденаплевых да гродафриковых семь -- это  двадцать; три марселиновых,  два
муслинделиновых, два шинероялевых -- много ли это? -- три да четыре семь, да
двадцать -- двадцать семь; крепрашелевых четыре -- это тридцать одно. Ну там
еще  кисейных,  буфмуслиновых да ситцевых  штук до двадцати; да  там блуз да
капотов --  не то девять, не то десять. Да вот недавно из персидской материи
сшила.
     Устинья Наумовна. Ишь ты, бог с тобой, сколько нагородила. А ты поди-ко
выбери мне какое пошире из гродафриковых.
     Олимпиада Самсоновна. Гродафрикового не дам, у самой только три; да оно
и не сойдется на твою талию; пожалуй, коли хочешь, возьми крепрашелевое.
     Устинья Наумовна. На какого мне жида трепрашельчатое-то:  ну,  уж видно
нечего с тобой делать, помирюсь и на атласном, так и быть.
     Олимпиада Самсоновна.  Ну  и атласные  тоже  --  как-то не того,  сшиты
по-бальному,  открыто очень  -- понимаешь? А из  крепрашелевых  сыщем капот,
распустим складочки, и будет в самую припорцию.
     Устинья Наумовна. Ну, давай трепрашельчатое! Твое  взяло, бралиянтовая!
Поди отпирай шкап.
     Олимпиада Самсоновна. Я сейчас, подожди немножко.
     Устинья  Наумовна. Подожду,  золотая, подожду.  Вот еще  мне с супругом
твоим поговорить надо.
     Олимпиада Самсоновна уходит.
     Что же это ты, бралиянтовый, никак забыл совсем свое обещание?
     Подхалюзин. Как можно забыть-с,  помним! (Вынимает, бумажник и дает  ей
ассигнацию.)
     Устинья Наумовна. Что ж это такое, алмазный?
     Подхалюзин. Сто целковых-с!
     Устинья  Наумовна. Как  так сто  целковых?  Да ты  мне  полторы  тысячи
обещал.
     Подхалюзин. Что-о-с?
     Устинья Наумовна. Ты мне полторы тысячи обещал.
     Подхалюзин. Не жирно ли будет, неравно облопаетесь?
     Устинья Наумовна.  Что  ж ты, курицын  сын,  шутить,  что ли,  со  мной
вздумал? Я, брат, и сама дама разухабистая.
     Подхалюзин. Да за что вам деньги-то давать? Диво бы за дело за какое!
     Устинья Наумовна. За дело ли, за безделье ли, а давай,-- ты сам обещал!
     Подхалюзин. Мало ли  что я обещал! Я обещал с Ивана Великого  прыгнуть,
коли женюсь на Алимпияде Самсоновне,-- так и прыгать?
     Устинья Наумовна. Что  ж ты думаешь, я  на  тебя суда  не найду? Велика
важность, что ты купец второй  гильдии, я сама на четырнадцатом классе сижу,
какая ни на есть, все-таки чиновница.
     Подхалюзин. Да хоть бы генеральша -- мне все равно; я вас и знать-то не
хочу, -- вот и весь разговор.
     Устинья Наумовна. ан врешь -- ???? мне еще соболий салоп обещал.
     Подхалюзин. Чего-с?
     Устинья Наумовна. Соболий салоп. Что ты оглох, что ли?
     Подхалюзин. Соболий-с! Хе, хе, хе...
     Устинья Наумовна. Да, соболий! Что ту смеешься-то, что горло-то пялишь!
     Подхалюзин. Еще рылом не вышлн-с в собольих-то салопах ходить!
     Олимпиада Самсоновна выносит платье и отдает Устинье Наумовне.

     ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ '
     Те же и Олимпиада Самсоновна.
     Устинья  Наумовна. Что ж  это вы в самом деле--  ограбить меня, что ли,
хотите?
     Подхалюзин. Что за грабеж, а ступайте с богом, вот и все тут.
     Устинья  Наумовна.  Уж ты гнать меня стал; да и я-то, дура бестолковая,
связалась с вами,-- сейчас видно: мещанская-то кровь!
     Подхалюзин. Так-с! Скажите пожалуйста!
     Устинья Наумовна. А коли так, я и  смотреть на вас не хочу! Ни за какие
сокровища и водиться-то с вами не соглашусь! Кругом обегу тридцать  верст, а
мимо вас не пойду! Скорей зажмурюсь да на лошадь наткнусь, чем стану глядеть
на ваше логовище! Плюнуть захочется, и то в эту улицу не заверну. Лопнуть на
десять частей, коли лгу! Провалиться в тартарары, коли меня здесь увидите!
     Подхалюзин. Да вы, тетенька, легонько; а то мы и за квартальным пошлем.
     Устинья Наумовна. Уж я  вас, золотые, распечатаю: будете  знать! Я  вас
так по Москве-то расславлю, что  стыдно будет в люди глаза показать!.. Ах я,
дура,  дура,  с кем связалась! Даме-то с званием-чином... Тьфу!  Тьфу! Тьфу!
(Уходит.)
     Подхалюзин.  Ишь ты, расходилась дворянская-то кровь!  Ах ты,  господи!
Туда же чиновница! Вот пословица-то говорится: гром-то гремит не из  тучи, а
из навозной кучи! Ах ты, господи! Вот и смотри на нее, дама какая!
     Олимпиада   Самсоновна.  Охота  вам   была,  Лазарь  Елизарыч,  с   ней
связываться!
     Подхалюзин. Да помилуйте, совсем несообразная женщина!
     Олимпиада  Самсон овна (глядит в окно) Никак  тятеньку из ямы выпустили
-- посмотрите, Лазарь Елизарыч!
     Подхалюзин. Ну,  нет-с:  из  ямы-то тятеньку не скоро выпустят;  а надо
полагать, его в конкурс выписывали, так отпросился домой... Маменька-с! '"
     Аграфена Кондратьевна! Тятенька идет-с!

     ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ - ;
     Те же, Болъшов и А графена Кондратьевна.
     Аграфена  Кондратьевна.  Где  он? Где он?1  Родные вы мои, голубчики вы
мои!
     Целуются.
     Подхалюзин. Тятенька, здравствуйте, наше почтение!
     Аграфена Кондратьевна. Голубчик  ты мой, Самсон Силыч, золотой  ты мой!
Оставил ты меня сиротой на старости лет!
     Большов. Полно, жена, перестань!
     Олимпиада Самсоновна. Что это вы, маменька, точно по покойнике плачете!
Не бог знает что случилось.
     Большов. Оно точно, дочка, не бог знает что, а все-таки отец твой в яме
сидит.
     Олимпиада Самсоновна. Что ж, тятенька, сидят и лучше нас с вами.
     Большов. Сидят-то сидят, да каково сидеть-то! Каково по улице-то идти с
солдатом!  Ох, дочка!  Ведь меня сорок  лет в городе-то все знают, сорок лет
все в пояс кланялись, а теперь мальчишки пальцами показывают.
     Аграфена Кондратьевна.  И  лица-то нет на тебе, голубчик ты мой! Словно
ты с того света выходец!
     Подхалюзин. Э, тятенька, бог милостив! Все перемелется  --  мука будет.
Что же, тятенька, кредиторы-то говорят?
     Большов. Да  что: на  сделку  согласны. Что,  говорят, тянуть-то,-- еще
возьмешь ли, нет ли, а ты что-нибудь чистыми дай, да и бог с тобой.
     Подхалюзин.  Отчего же не дать-с! Надать дать-с! А много  ли, тятенька,
просят?
     Большов. Просят-то двадцать пять копеек.
     Подхалюзин. Это, тятенька, много-с!
     Большов. И сам, брат, знаю, что много, да что  ж  делать-то? Меньше  не
берут.
     Подхалюзин. Как бы десять  копеек, так бы  ладно-с. Семь с половиною на
удовлетворение, а две с половиною на конкурсные расходы.
     Большов. Я так-то говорил, да и слышать не хотят.
     Подхалюзин. Зазнались больно! А не хотят они восемь копеек в пять лет?
     Большов.  Что  ж, Лазарь,  придется и двадцать пять  дать, ведь мы сами
прежде так предлагали.
     Подхалюзин.  Да  как  же,  тятенька-с!  Ведь  вы  тогда  сами  изволили
говорить-с, больше десяти копеек не давать-с. Вы сами рассудите: по двадцати
пяти  копеек  денег много.  Вам,  тятенька,  закусить  чего  не угодно ли-с?
Маменька! Прикажите водочки  подать да велите самоварчик поставить, уж и мы,
для компании, выпьем-с. -- А двадцать пять копеек много-с!
     Аграфена Кондратьевна. Сейчас, батюшка, сейчас! (Уходит.)
     Большов. Да что ты мне толкуешь-то:  я и сам знаю, что много, да как же
быть-то? Потомят года полтора в яме-то, да каждую неделю будут с солдатом по
улицам  водить, а еще,  того гляди, в  острог переместят:  так рад  будешь и
полтину дать. От одного страма-то не знаешь, куда спрятаться.
     Аграфена Кондратьевна с водкой; Тишка сносит закуску и. уходит.
     Аграфена Кондратьевна. Голубчик  ты  мой!  Кушай, батюшко, кушай!  Чай,
тебя там голодом изморили!
     Подхалюзин. Кушайте, тятенька! Не взыщите, чем бог послал!
     Большов. Спасибо, Лазарь! Спасибо! (Пьет.) Пей-ко сам.
     Подхалюзин.  За  ваше  здоровье!  (Пьет.)  Маменька!  Не  угодно  ли-с?
Сделайте одолжение!
     Аграфена  Кондратьевна.  А, батюшко,  до того  ли  мне  теперь!  Эдакое
божеское попущение! Ах ты, господи боже мой! Ах ты, голубчик ты мой!
     Подхалюзин.  Э,  маменька,  бог  милостив,  как-нибудь  отделаемся!  Не
вдруг-с!
     Аграфена Кондратьевна. Дай-то господи! А то  уж и я-то,  на него глядя,
вся измаялась.
     Большов. Ну, как же, Лазарь?
     Подхалюзин. Десять копеечек, извольте, дам-с, как говорили.
     Большов. А пятнадцать-то где же я возьму? Не из рогожи ж мне их таять.
     Подхалюзин. Я, тятенька, не могу-с. Видит бог, не могу-с!
     Большов. Что ты, Лазарь, что ты! Да куда ж ты деньги-то дел?
     Подхалюзин. Да вы извольте рассудить: я вот торговлей завожусь, домишко
отделал.  Да  выкушайте чего-нибудь,  тятенька! Вот  хоть мадерцы, что ли-с!
Маменька! Попотчуйте тятеньку.
     Аграфена Кондратьевна. Кушай,  батюшко,  Самсон  Силыч! Кушай!  Я тебе,
батюшко, пуншик налью!
     Большов (пьет). Выручайте, детушки, выручайте!
     Подхалюзин. Вот вы, тятенька, изволите говорить, куда я деньги дел? Как
же-с? Рассудите  сами:  торговать  начинаем, известное  дело,  без  капитала
нельзя-с,  ваяться  нечем;  вот  домик  купил,  заведеньице  всякое домашнее
завели,  лошадок, то,  другое.  Сами  извольте рассудить! Об  детях подумать
надо.
     Олимпиада Самсоновна. Что  ж, тятенька, нельзя же нам самим ни  при чем
остаться. Ведь мы не мещане какие-нибудь.
     Подхалюзин.  Вы,  тятенька,  извольте  рассудить:  нынче  без  капитала
нельзя-с, без капитала-то немного наторгуешь.
     Олимпиада Самсоновна. Я у вас, тятенька, до двадцати лет жила  -- свету
не видала. Что ж, мне прикажете отдать вам деньги, да самой опять в ситцевых
платьях ходить?
     Большов. Что вы! Что вы! Опомнитесь! Ведь я у вас не милостыню прошу, а
свое же добро. Люди ли вы?..
     Олимпиада Самсоновна. Известное дело, тятенька, люди, а не звери же.
     Большов.  Лазарь! Да ты вспомни те, ведь я тебе все отдал, все дочиста;
вот что  себе оставил, видишь! Ведь я тебя мальчишкой в дом взял,  подлец ты
бесчувственный! Поил, кормил вместо отца родного, в люди вывел. А видел ли я
от тебя  благодарность какую?  Видел ли?  Вспомни то, Лазарь, сколько раз  я
замечал, что  ты на руку  не чист! Что ж?  Я ведь не прогнал тебя, как скота
какого, не ославил на весь город. Я тебя сделал  главным приказчиком, тебе я
все свое  состояние  отдал, да  тебе же, Лазарь,  я  отдал  и дочь-то своими
руками. А не случись со  мною этого попущения, ты бы  на нее и глядеть-то не
смел.
     Подхалюзин. Помилуйте, тятенька, я все это очень хорошо чувствую-с!
     Большов. Чувствуешь ты! Ты бы должен все отдать, как я, в одной рубашке
остаться,  только бы своего  благодетеля выручить. Да не  прошу я  этого, не
надо мне; ты заплати за меня только, что теперь следует..
     Подхалюзин.  Отчего бы не заплатить-с,  да  просят цену, которую совсем
несообразную.
     Большов. Да разве я прошу! Я из-за каждой вашей копейки просил, просил,
в ноги кланялся, да что же мне делать, когда не хотят уступить ничего?
     Олимпиада  Самсоновна.  Мы,  тятенька, сказали  вам, что  больше десяти
копеек дать не можем,-- и толковать об этом нечего.
     Большов. Уж ты скажи, дочка: ступай, мол, ты, старый черт, в яму! Да, в
яму! В  острог его, старого  дурака.  И за дело!  Не гонись за большим, будь
доволен тем, что есть. А  за большим погонишься, и последнее отнимут, оберут
тебя  дочиста.  И придется тебе  бежать  на  Каменный  мост да  бросаться  в
Москву-реку. Да и оттедова тебя за язык вытянут да в острог посадят.
     Все молчат. Большое пьет.
     А  вы  подумайте,  каково   мне  теперь  в  яму-то  идти.  Что  ж  мне,
зажмуриться,  что  ли?  Мне  Ильинка-то  теперь за  сто верст  покажется. Вы
подумайте только, каково по Ильинке-то идти. Это все равно, что грешную душу
дьяволы, прости господи, по мытарствам тащат.  А там мимо  Иверской, как мне
взглянуть-то на  нее, на матушку?..  Знаешь, Лазарь,  Иуда --  ведь  он тоже
Христа за деньги продал,  как мы совесть за деньги  продаем... А  что ему за
это  было?" А там Присутственные  места, Уголовная палата... Ведь я злостный
-- умышленный...  ведь меня в Сибирь  сошлют.  Господи!.. Коли так не дадите
денег, дайте Христа ради! (Плачет.)
     Подхалюзин. Что  вы, что  вы, тятенька?  Полноте! Бог милостив! Что это
вы? Поправим как-нибудь. Все в наших руках!
     Большов.  Денег  надо, Лазарь,  денег. Больше  нечем  поправить.  Либо.
денег, либо в Сибирь.
     Подхалюзин. И денег дадим-с,  только бы отвязались!  Я, так и быть, еще
пять копеечек прибавлю.
     Большов.  Эки года!  Есть  ли в вас христианство?  Двадцать пять копеек
надо, Лазарь!
     Подхалюзин. Нет, это, тятенька, много-с, ей-богу много!
     Большов. Змеи вы подколодные! (Опускается головой на стол.)
     Аграфена Кондратьевна. Варвар ты, варвар! Разбойник ты эдакой! Нет тебе
моего  благословения! Иссохнешь  ведь  и с деньгами-то, иссохнешь, не доживя
веку. Разбойник ты, эдакой разбойник!
     Подхалюзин. Полноте, маменька, бога-то гневить! Что это вы клянете нас,
не  разобрамши дела-то!  Вы видите, тятенька захмелел  маненько, а вы  уж  и
на-поди.
     Олимпиада Самсоновна. Уж вы,  маменька, молчали бы лучше! А то вы  рады
проклять в треисподнюю. Знаю я: вас на это станет. За то вам, должно быть, и
других детей-то бог не дал.
     Аграфена Кондратьевна. Сама ты молчи, беспутная! И  одну-то тебя  бог в
наказание послал.
     Олимпиада Самсоновна. У вас все беспутные -- вы одни хороши. На себя-то
посмотрели бы,  только что понедельничаете, а  то  дня  не пройдет, чтоб  не
облаять кого-нибудь.
     Аграфена Кондратьевна. Ишь ты! Ишь ты! Ах, ах, ах!.. Да я прокляну тебя
на всех соборах!
     Олимпиада Самсоновна. Проклинайте, пожалуй!
     Аграфена Кондратьевна. Да! Вот как! Умрешь, не сгниешь! Да!..
     Олимпиада Самсоновна. Очень нужно!
     Большов(встает).Ну, прощайте, дети.
     Подхалюзин. Что вы, тятенька,  посидите! Надобно же как-нибудь  дело-то
кончить!
     Большов.  Да что кончать-то? Уж я вижу, что дело-то  кончено. Сама себя
раба  бьет, коли  не чисто  жнет! Ты уж  не плати за  меня ничего: пусть что
хотят со мной, то и делают. Прощайте, пора мне!
     Подхалюзин. Прощайте, тятенька! Бог милостив -- как-нибудь обойдется!
     Большов. Прощай, жена!
     Аграфена  Кондратьевна. Прощай, батюшко Самсон  Силыч!  Когда к  вам  в
яму-то пущают?
     Большов. Не знаю!
     Аграфена  Кондратьевна.  Ну,  так  я наведаюсь:  а  то умрешь  тут,  не
видамши-то тебя.
     Большов.  Прощай,  дочка! Прощайте,  Алимпияда Самсоновна!  Ну,  вот вы
теперь  будете богаты,  заживете  по-барски.  По гуляньям это,  по балам  --
дьявола  тешить! А  не забудьте вы, Алимпияда  Самсоновна, что есть клетки с
железными  решетками,  сидят  там   бедные-заключенные.  Не   забудьте  нас,
бедных-заключенных. (Уходит с Аграфеной Кондратьевной.)
     Подхалюзин.  Эх,  Алимпияда  Самсоновна-с!  Неловко-с!  Жаль  тятеньку,
ей-богу, жаль-с!  Нешто поехать  самому поторговаться с кредиторами!  Аль не
надо-с? Он-то сам лучше их разжалобит. А? али ехать? Поеду-с! Тишка!
     Олимпиада Самсоновна. Как хотите, так и делайте -- ваше дело.
     Подхалюзин. Тишка!
     Входит.
     Подай старый сертук, которого хуже нет.
     Тишка уходит.
     А то подумают; богат, должно быть, в те поры и не сговоришь.


     Те же, Рисположенский и Аграфена Кондратъевна.
     Рисположенский.  Вы,  матушка, Аграфена Кондратьевна, огурчиков  еще не
изволили солить?;. ..
     Аграфена Кондратьевна. Нет,  батюшко! Какие теперь огурчики! До того ли
уж мне? А вы посолили?
     Рисположенский. Как же, матушка, посолили. Дороги нынче очень; говорят,
морозом  хватило. Лазарь  Елизарыч, батюшка, здравствуйте.  Это  водочка? Я,
Лазарь Елизарыч, рюмочку выпью.
     Аграфена Кондратъевна уходит, с Олимпиадой Самсоновной.
     Подхалюзин. А за чем это вы к дам пожаловали?
     Рисположенский.  Хе,  хе, хе!.. Какой  вы  шут-с-ник,  Лазарь Елизарыч!
Известное дело, за чем!
     Подхалюзин. А за чем бы это, желательно знать-с?
     Рислоложенскии.  За деньгами, Лазарь Елизарыч, за деньгами! Кто за чем,
а я все за деньгами
     Подхалюзин. Да уж вы за деньгами-то больно часто ходите.
     Рисположенский. Да как же не ходить-то,  Лазарь Елизарыч,  когда вы  по
пяти цедковых даете. Ведь у меня семейство.
     Подхалюзин. Что ж, вам не по сту же давать.
     Рисположенский. А уж отдали бы зараз, так я бы к вам и не ходил.
     Подхалюзин. То-то вы ни уха, ни рыла не смыслите, а еще хапанцы берете.
За что вам давать-то!
     Рисположенский. Как за что? -- Сами обещали!
     Подхалюзин. Сами обещали! Ведь давали тебе - попользовался, ну и будет,
нора честь знать.
     Рисположенский.  Как  пора честь знать?  Да вы мне  еще тысячи  полторы
должны.
     Подхалюзин. Должны! Тож  "должны!" Словно у него  документ! А за что --
за мошенничество!
     Рисположенский. Как за мошенничество? За труды, а не за мошенничество!
     Подхалюзин. За труды!
     Рисположенский. Ну, да там за что бы то ни было, а давайте деньги, а то
документ.
     Подхалюзин. Чего-с? Документ! Нет, уж это после придите.
     Рисположенский. Так  что ж,  ты Меня  грабить что ли,  хочешь  с малыми
детьми?
     Подхалюзин. Что за грабеж! А ведь возьми еще пять целковых, да и ступай
с богом.
     Рисположенский. Нет, погоди! Ты от меня этим не отделаешься!
     Тишка входит.
     Подхалюзин. А что же ты со мной сделаешь?
     Рисположенский. Язык-то у меня не купленый.
     Подхалюзин. Что ж ты, лизать, что ли, меня хочешь?
     Рисположенский. Нет, не лизать, а добрым людям рассказывать.
     Подхалюзин.  Об  чем  рассказывать-то,  купоросная душа!  Да  кто  тебе
поверит-то еще?
     Рисположенский. Кто поверит?
     Подхалюзин. Да! Кто поверит? Погляди-тко ты на себя.
     Рисположенский. Кто поверит? Кто поверит? А вот увидишь! А вот увидишь!
Батюшки мои, да что ж  мне делать-то?  Смерть  моя!  Грабит меня, разбойник,
грабит! Нет, ты погоди! Ты увидишь! Грабить не приказано!
     Подхалюзин. Да что увидать-то?
     Рисположенский.  А вот  что  увидишь!  Постой еще,  постой,  постой! Ты
думаешь, я на тебя суда не найду? Погоди!
     Подхалюзин. Погоди  да  погоди!  Уж  я и  так ждал  довольно.  Ты полно
пужать-то: не страшно.
     Рисположенский.  Ты  думаешь,  мне  никто  не поверит?  Не поверит? Ну,
пускай обижают! Я... я вот что сделаю: почтеннейшая публика!
     Подхалюзин. Что ты! Что ты! Очнись!
     Тишка. Ишь ты, с пьяных-то глаз куда лезет!
     Рисположенский. Постой,  постой!.. Почтеннейшая публика! Жена,  четверо
детей -- вот сапоги худые!..
     Подхалюзин. Все врет-с! Самый  пустой человек-с! Полно ты, полно...  Ты
прежде на себя-то посмотри, ну куда ты лезешь!
     Рисположенский.  Пусти!  Тестя  обокрал! И меня грабит... Жена, четверо
детей, сапоги худые!
     Тишка. Подметки подкинуть можно!
     Рисположенский. Ты что? Ты такой же грабитель!
     Тишка. Ничего-с, проехали!
     Подхалюзин. Ах! Ну, что ты мораль-то эдакую пущаешь!
     Рисположенский. Нет, ты погоди! Я тебе припомню! Я тебя в Сибирь упеку!
     Подхалюзин.  Не  верьте, все врет-с!  Так-с,  самый  пустой  человек-с,
внимания не стоящий! Эх, братец, какой ты безобразный! Ну, не знал я тебя --
ни за какие бы благополучия и связываться не стал.
     Рисположенский. Что, взял, а!  Что, взял!  Вот тебе, собака! Ну, теперь
подавись моими деньгами, черт с тобой! (Уходит.)
     Подхалюзин. Какой горячий-с! (К публике.) Вы ему не верьте, это он, что
говорил-с,-- это все врет. Ничего этого и не было. Это ему, должно  быть, во
сне  приснилось.  А  вот  мы магазинчик  открываем,  милости  просим! Малого
ребенка пришлете -- в луковице не обочтем.


1849



Оценка: 5.20*847  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru