Некрасов Николай Алексеевич
Вместо предисловия, о шрифтах вообще и о мелком в особенности

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


<Н. А. Некрасов>

Вместо предисловия, о шрифтах вообще и о мелком в особенности

   Свисток. Собрание литературных, журнальных и других заметок. Сатирическое приложение к журналу "Современник". 1859--1863
   Серия "Литературные памятники"
   М., "Наука", 1981
  

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ, О ШРИФТАХ ВООБЩЕ И О МЕЛКОМ В ОСОБЕННОСТИ

  
   "Скажите, пожалуйста, что за скачки у этого "Свистка"! То в полгода словечка от него не добьешься; со всех сторон его задевают, чуть не едут на нем верхом, -- он, как чурбан в басне о лягушках и царе1, молчит! То вдруг начнет появляться каждый месяц; может быть, появлялся бы и чаще, но ведь это почти то же, что езда из Москвы в Петербург; больше одного раза в сутки ни туда, ни сюда приехать нельзя, и дорога длинна, а главное: поезд только один раз в день идет; разве завести экстренные поезда, как сделал уже "Русский вестник", приславший нам I No своей "Летописи" на 1861 год, тогда как главный его поезд с грузом No 23 и 24 1860 года застрял где-то на половине пути, вероятно по причине глубоких снегов" *.
   {* 13 января 1861 года, после долгого ожидания, означенный груз прибыл благополучно в С. Петербург, упакованный в один тюк, с двойным нумером: 23--24.
   Разговор в журнальной конторе. --
   "Одна-то книжка -- за две книжки?"
   (Кричит подписчик сгоряча).
   Приказчик
   То были плоские коврижки,
   А эта -- толще кирпича!
   В ней есть "Гармония в природе"
   И битва с Утиным1 в "Смеси".
   Читайте, судырь, на свободе!"
   Подписчик {принимая книгу)
   "Merci, почтеннейший Merci!"
   (Уходит).
   Так древле тощий "Москвитянин"
   По полугоду пропадал3,
   И вдруг, огромен, пухл и странен,
   Как бомба с неба упадал.
   Подписчик в радости великой
   Бросался с жадностью на том
   Плохих стихов и прозы дикой,
   И сердце ликовало в нем.
   Он говорил: "Так ты не умер?
   Как долго был ты нездоров!"
   И принимал нежданный нумер
   Охотно за пять нумеров.
   Примеч. конторщика.}
   Такие толки, без сомнения, раздадутся при появлении настоящего "Свистка", появляющегося вслед за No 6, который вышел только в прошлом месяце.
   Но, милостивые государи, "Свисток" ничего не делает без причины, в на нынешний раз, точно так же, как всегда, он имеет законную причину, оправдывающую скорое его появление.
   Просим прислушаться. Речь пойдет о шрифте. Вам уже, конечно, известно, что с 1861 года появился на Руси новый журнал "Время". Вот это-то "Время" между прочими упреками, делаемыми им всей литературе вообще и каждому автору в разбивку, вздумало упрекать "Свисток"4 тем, что он публиковал объявление о самом себе "робко, мелким шрифтюм". Робко -- это ничего; у всякого свои понятия о храбрости... Но -- мелким шрифтом! об этом стоит подумать, необходимо объясниться. Читателю известно, что с тех пор, как г. Серно-Соловьевич в зале Пассажа пред многочисленным собранием вошел в подробное прение о курсиве, вопрос о шрифте получил в России громадное значение. Говорят, что иногда книжки журналов запаздывали по целым месяцам по причине спора, возникшего между почтенными редакторами, каким шрифтом должна быть отпечатана та или другая статья и где именно следует поставить курсив. Лучшие умы пошли далее: от шрифтов крупных и мелких, от косых и прямых они перешли к обсуждению самой формации шрифтов. "Русский вестник", как и всегда, явился первым, подавшим свой голос в этом деле: в 1-м No своей "Летописи" он предложил некоторые изменения в отлитии русских букв5 и ввел их у себя, начав таким образом год блистательным нововведением. Здесь мы должны на минуту уклониться с прямой дороги и сказать несколько слов об этом нововведении. Нет сомнения, что преобразование в русском шрифте, изобилующем в настоящем своем виде прямыми линиями, при малейшей порче шрифта делающими чтение затруднительным,-- нет сомнения, что это преобразование нужно, но тем не менее по поводу попытки "Русского вестника" "Свисток" слышал следующие рассуждения, о которых, принимая в соображение важность вопроса, не считает удобным умолчать.
   -- Может быть, нововведение господина Каткова очень хорошо,-- говорил недавно один господин, потрясая I No "Летописи" "Русского вестника",-- но я полагаю, что место таким попыткам не в газете, а в каком-нибудь специальном издании, посвященном филологии или просто: вопросу о шрифтах. Пятьдесят три года читаю я русские книги и журналы и никогда не встречал затруднения в чтении их, исключая того случая, когда господину Лажечникову вздумалось напечатать своего "Басурмана" хотя и по-русски, но с каким-то чудовищным правописанием6, которым поставлялось читателю в обязанность разучиться всякому правописанию, да еще того небольшого периода в издании "Отечественных записок",когда редакция, в виду всей России, чуть было не повихнулась на букве ж,7 но это скоро и благополучно прошло. И вот теперь, под старость, получаю "Летопись", начинаю читать... да еще вслух перед малознакомыми людьми пришлось читать. Представьте себе! читаю -- и запинаюсь, поминутно запинаюсь. Глаз мой, в течение долгого времени освоившийся с обыкновенным русским шрифтом, никак не может привыкнуть к этим закруглениям, усикам, раздвоениям, рожкам, подножкам и ко всяким другим улучшениям, введенным "Летописью" в русский шрифт. Подножки! Усики! Спрашивается, зачем тут усики?
  
   "Усы гусара украшают,
   Усы герою вид дают,
   Невест усами добывают,
   Усы для девушек магнит..."
  
   Но я не девушка! А эти высокие к, ф, ѣ -- что это такое? для чего?.. В целом страница представляет какую-то невообразимую пестроту, неровную, несимметричную, как будто с высокой-высокой колокольни смотришь на подгулявшую толпу, покачивающуюся с боку на бок или, еще лучше, как будто, к ужасу г. Серно-Соловьевича, ящик курсива всыпали в ящик обыкновенного прямого шрифта да и пошли писать, то есть набирать! так что сам господин Серно-Соловьевич едва ли в состоянии различить, что здесь собственно набрано курсивом, что прямым шрифтом. А уж я так просто и прочесть не умел порядком; некоторые гости ушли, не дослушав чтения, и -- что мудреного -- сочли меня за безграмотного! Вот какую услугу оказал мне "Русский вестник"!
   -- Из чего вы убиваетесь? -- возражали ему.-- Так-то у нас во всем, ничего для общей пользы; маленькое затруднение для глаз, пустой щелчок самолюбию -- и мы готовы бросить камень в того, кто хлопотал для пользы науки. Ведь господин Катков, конечно, имел в виду пользу науки...
   -- Пользу науки! -- грубо вскричал господин.-- Хочешь пользы науке, так печатай свои опыты особо. Если я к науке радетелен, заплачу деньги и испорчу глаза -- и жаловаться не буду. Или объяви заранее. А то --
  
   На языке тебе невнятном8
   Свои статейки подношу
   И в заблуждении приятном.
   Вниманья твоего прошу...*
   * Пушкин: "Иностранке".
  
   Покорно благодарю! Я не хотел ни денег бросать, ни глаза портить, я хотел читать "Современную летопись". Так и давайте мне ее в таком виде, чтоб я мог читать. Еще бы вы вздумали для пользы науки ставить буквы кверху ногами или санскритский алфавит ввели бы, да не объявили бы заранее! Покорно благодарю! Целый год теперь убивайся, привыкай к новому шрифту, а там удержится ли еще он, или вздумается выписать другой журнал.
   -- Да зачем же другой? -- говорили ему.-- Вы всегда были таким жарким поклонником "Русского вестника"...
   -- Так, по-вашему, целый век и прикажете мне выписывать только его? -- запальчиво возразил господин.
   -- Почему же нет?
   -- Почему, почему? А вот почему, милостивый государь.
  
   Каким ни ухищряйся шрифтом
   Печатать слабые статьи,
   Верь, ни сотрудники твои,
   Ни сам ты -- век не будешь Свифтом!9
  
   Он посмотрел на нас с явным самодовольствием. Он, видимо, был счастлив, что ему удалось высказать свое негодование в этой плохой эпиграмме. Мы пробовали ему заметить, что г. Катков никогда не претендовал на славу Свифта, и потому, конечно, останется совершенно равнодушным к этой выходке; но он не дал нам рта разинуть, продолжая порицать шрифт "Летописи". И вот каковы люди! Пять лет этот человек был жарким поклонником "Русского вестника", он почерпал оттуда свои убеждения, свои высшие взгляды -- короче: свой ум. "Русский вестник" помогал ему держаться на высоте современности, как и многим, внезапно застигнутым этим требованием,-- и вот ничтожное разветвление в верхней части буквы ѣ, ничтожный усик, приделанный к букве ь,-- и все забыто! Приязнь обратилась во вражду! О люди! О век! о время!
   Само собою разумеется, что эти два последние восклицания не относятся ни к "Веку", издаваемому г. Дружининым и К°10, ни ко "Времени", издаваемому г. М. Достоевским. Но так как мы кончили наше отступление, то и переходим к одному из этих журналов, с которым начали нашу беседу.
   Собственно мы начали статейку с тем, чтобы сказать "Времени", что никак мы не можем признать справедливым упрека его в том, что "Свисток" объявил о себе мелким шрифтом. Мы всегда думали и продолжаем думать, что этот случай должно приписать в заслугу ему. Да когда же, скажите на ми-лось, "Свисток" говорил о себе не в выноске, крупным шрифтом? Во-первых, крупные шрифты у нас берутся для публикования имен тех знаменитостей, которые удостоивают нас обещанием своих произведений11, a во-вторых: не всегда ли "Свисток" отличался скромностью и благоприличием?
   Итак, надеемся, мы доказали "Времени", что мелкий шрифт в нашем объявлении не должен быть понимаем иначе, как за выражение этих качеств, при которых "Свисток" желает остаться навсегда. Горькую минуту переживет он, когда "Время" или другой какой-либо журнал будет в состоянии с полным правом обратиться к нему с известным карамзинским вопросом:
  
   "Бедный Свисток! где твоя невинность?"12
  
   Он откровенно сознается, что не желает дожить до этого времени.
   Объяснившись и успокоив умы касательно мелкого шрифта, мы теперь займемся словом "робко", так как это маленькое словечко, признаемся, тоже укололо нас, хотя и менее, нежели мелкий шрифт. Глупо! но что же делать? У всякого есть свои мировые судьи, своя г-жа Свечина!13 Притом не служит ли и эта самая щекотливость доказательством невинности "Свистка"? Это не то, что обстрелянные журналисты, на которых раздражительные господа, потерпевшие неудачи на различных поприщах -- акционерном и других,-- изливают свою желчь из разных газетных закоулков14, покуда их оттуда не выгонят за глупость, как отвсюду, куда они совались. Молчат обстрелянные журналисты, даже виду не подадут, долетели ли до них хоть брызги помой, которыми была разведена желчь,-- молчат, и сохнет, и тает, как воск, не по дням, а по часам, раздражительный господин в тщетном ожидании. Нет, "Свисток" не имеет ни столько навыку, ни столько твердости. Он готов оправдываться против каждого двусмысленного слова, пущенного на его счет, разумеется, если уважает противника.
   Если бы "Время", вместо робко употребило слово кротко, тогда нечего бы и говорить. Но -- робко! В чем же, по мнению "Времени", выразилась робость "Свистка?" В том, что он не написал о себе широковещательного объявления, не расхвастался в нем своими заслугами, не натыкал в него сотни заглавий небывалых статей и десятки имен15 с сомнительной знаменитостью? Помилуйте! Да если вопрос только в этом, так "Свисток" мог бы удивить публику своею храбростию не хуже самих "Отечественных записок". Вы скажете, у него не хватит воображения, не найдется уменья составить хорошую программу, нужно набить руку, напрактиковаться, что приобретается годами, а вы сами уши нам прожужжали своей неопытностью? Что ж! Положим так. Но разве нельзя воспользоваться чужою опытностью? "Свистку" стоило переписать почти любую из программ на 1861 год -- и вы не назвали бы его робким.
   Он мог бы сказать, например:
   ""Свисток" не имеет надобности рекомендоваться публике подробными программами, а потому редакция с удовольствием оглядывается на прошедшее свое поприще, в котором находит разгадку постоянного своего успеха в публике, несмотря на обилие вновь являющихся повременных изданий. Не для того чтобы хвалиться всем тем, что успел сделать в это время, а для того чтоб искать в прошедшем руководящей идеи для будущего, бросим мы взгляд на пройденное нами широкое поприще".
   Довольно. Рука устает выписывать. Скажите, чем это было бы худо? Очень было бы даже хорошо! И труда никакого не стоило бы, потому что это выписано слово в слово из программы одного большого журнала16, богатого опытностию по части программ. Затем "Свисток" сумел бы, конечно, переписать с громкими прибавлениями название статей, в нем помещенных, перечислить имена сотрудников, в нем участвовавших, расхвалив их напропалую и задев по дороге сотрудников чужого прихода, и наконец заключил бы так:
   Читатели видят, что редакции "Свистка" в прошлом году посчастливилось соединить на своих страницах17 превосходные произведения ЯКОВА ХАМА, АПОЛЛОНА КАПЕЛЬКИНА и КОНРАДА ЛИЛИЕНШВАГЕРА.
   В следующем году "Свисток" надеется быть еще счастливее, поместив следующие статьи:
   ЛИТЕРАТУРНАЯ ТРАВЛЯ, или РАЗДРАЖЕННЫЙ БИБЛИОГРАФ, самообличительная поэма-автобиография... САВВЫ НАМОРДНИКОВА.
  
   Исторические параллели:
  
   В. А. КОКОРЕВ и ЛАФИТ18.
   ЖОРЖ САНД и ЕВГЕНИЯ ТУР19.
   БИТВА ГОРАЦИЕВ с КУРИАЦИЯМИ и бой 13 декабря 1859 г. в петербургском Пассаже20.
   ЛАМОРИСЬЕР и Н. Ф. ПАВЛОВ21.
   ЛЕГЕНДА О ЧЕРНОКНИЖИИ, или ШОТЛАНДСКАЯ ВЕДЬМА22, поэма А. КАПЕЛЬКИНА.
   Ряд статей О ВРЕДЕ ЛЮДОЕДСТВА23 -- ДАРЬИ КУНИЦЫНОЙ (урожденной княжны Безхвостовой).
   Ряд статей О ЮМОРЕ У ЖИТЕЛЕЙ ЛАПЛАНДИИ и У САМОЕДОВ24 (посвящается редакторам "Свистка") -- И. ШУТЕНКОВА (потомка древней графской фамилии, утратившей документы при пожаре Москвы в 1612 году).
   "ТЫСЯЧУ ДВЕСТИ СТИХОТВОРЕНИЙ" -- КОНРАДА ЛИЛИЕНШВАГЕРА.
   ЖОХ и ПЛОЦКА, драма -- АННЫ МОНУМЕНТОВОЙ (псевдоним мужчины-писателя)25.
   ИДИЛЛИЯ и ПРЕДСКАЗАНИЯ -- ЯКОВА ХАМА.
   ЧЕЛОВЕК БЕЗ ДЕНЕГ -- СОЛДАТ БЕЗ РУЖЬЯ! -- ХАДЖИ-ПОДХАЛИМОВА26 (поэт-самоучка армянского происхождения. Мать грузинка).
   КАК ПОНИМАЮТ "СВИСТОК" образованные народы Европы, ряд писем из Лондона. ТИТМАРША, МЛАДШ. (племянника славного Тэккерея, давшего клятву писать исключительно в нашем журнале)27.
   ИСТИНА В НАУКЕ, ИСТИНА В ИСКУССТВЕ, ИСТИНА В ЖИЗНИ. Три лекции А. УКРАИНСКОГО, которые будут читаны в зале Пассажа, в пользу новозадуманного Общества для сдирания шкуры -- с живых и мертвых, под благовидными предлогами, по новому способу, им же изобретенному28.
   Басни К. ПРУТКОВА *
   * Это имя как действительно знаменитое должно быть напечатано в полтора раза крупнее прочих, чего не сделано здесь из опасения обезобразить страницу.
  
   И проч., и проч., и проч. Сколько еще могли бы мы насчитать статей! сколько поименовать сотрудников! Но в том-то и дело, что при всей легкости в подборе подобных хвастливых обещаний, при всей безответственности в случае их неисполнения, "Свисток" удержался в границах скромности и приличия.
   Спрашивается теперь: порицания или похвалы достойно подобное поведение?
   Доказав свою невинность, "Свисток" спешит уверить новый журнал, что нисколько не сердится за опрометчивое его суждение. Напротив, "Время" ему понравилось, и он, как восторженный юноша, не умеющий скрывать своих чувств, сложил ему гимн, который и печатает теперь с большим удовольствием.
  

I
ГИМН "ВРЕМЕНИ" НОВОМУ ЖУРНАЛУ,
ИЗДАВ. М. ДОСТОЕВСКИМ

  
   Меж тем как. Гарибальди дремлет,
   Колеблется пекинский трон,
   Га эта грому пушек внемлет,
   Дает права Наполеон29,--
   В стране затронутых вопросов,
   Не перешедших в сферу дел30,
   Короче: там, где Ломоносов
   Когда-то лирою гремел,
   Явленье нового журнала
   Внезапно потрясло умы:
   В нем слышны громы Ювенала31,
   В нем не заметно духа тьмы.
   Отважен тон его суровый,
   Его программа широка...
   Привет тебе, товарищ новый!
   Явил ты мудрость старика,
   Неси своей задачи бремя,
   Не уставая и любя!
   Чтобы ни "Век", ни "Наше время"
   Не покраснели за тебя;
   Чтобы не сел тебе на плечи
   Редактор-дама32 "Русской речи",
   Чтоб фельетон "Ведомостей"
   Не похвалил твоих статей!
   Как пароксизмы лихорадки,
   Терпи журнальные нападки
   И Воскобойникова лай
   Без раздражения внимай!33
  
   Блюди разумно дух журнала,
   Бумагу строго береги:
   Страшись "Суэзского канала"
   И "Зундской пошлины" беги! *
   С девонской, с силурийской почвы
   Ученой дани не бери;
   Кричи таким твореньям: "прочь вы!"
  
   Творцам их: "черт вас побери!"
   А то как о "Сухих туманах" **
   Статейку тиснешь невзначай,
   Внезапно засвистит в карманах....
   Беда! Ложись -- и умирай ***
   Будь резким, но не будь бранчивым,
   За личной местью не гонись.
   Не называй "Свистка" трусливым
   И сам безмерно не гордись!
   Припомни ямбы Хомякова35,
   Что гордость -- грешная мечта,
   Припомни афоризм Пруткова,
   Что все на свете -- суета!
   Мы здесь живем не вечны годы,
   Здесь каждый шаг неверен наш,
   Погибнут царства и народы,
   Падет штенбоковский Пассаж,
   Со срамом Пинто удалится36
   И лекций больше не прочтет,
   Со треском небо развалится
   И "Время" на косу падет!****37
   * О "Суэзском перешейке", о "Зундской пошлине" -- любимые статьи скучных журналов 34. Действие их на читателя ужасно. Один известный журнал имел неосторожность коснуться раз Суэзского перешейка -- и долго потом не мог поправиться.
   ** "О сухих туманах" одна из последних статей, напечатанных в "Атенее", после которой он вскоре умер.
   *** "Свисток" надеется, что редакция "Времени" оценит бескорыстность и доброжелательство этих предостережений, которыми вовсе не должно пренебрегать.
   **** Последние два стиха заимствованы у Дмитриева.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

   В полном виде "Свисток" издается впервые. Некоторые произведения перепечатывались в собраниях сочинений Н. А. Добролюбова, Н. А. Некрасова, Н. Г. Чернышевского, M. E. Салтыкова-Щедрина, К. Пруткова. Однако подобные обращения к материалам "Свистка", преследовавшие свои задачи, не могли дать исчерпывающего представления о сатирическом издании. В настоящей публикации предполагается достичь именно этой цели и познакомить современного читателя с замечательным литературным памятником писателей-шестидесятников.
   Тексты всех девяти выпусков "Свистка" (1859--1863) печатаются по журналу без изменений. Такая текстологическая установка обусловлена принципом издания памятника, воссоздаваемого в том виде, в каком произведения "Свистка" реально становились достоянием читателей 60-х годов прошлого века. Несмотря на постоянное давление со стороны цензуры, наносившей ощутимый урон не только отдельным произведениям, но порою и составу срочно перестраивающихся выпусков (особенно No 6 и 7), "Свисток" все же достигал своих целей и оказывал заметное влияние на общественно-литературное движение своей эпохи. Принцип публикации памятника диктует не реконструкцию первоначального замысла, подвергнувшегося цензурному вмешательству, а воспроизведение номеров "Свистка" в их первопечатном виде.
   В настоящем издании произведена сверка текстов с дошедшими до нашего времени рукописями и корректурами (остается неизвестной лишь корректура No 9 "Свистка"). Наиболее существенные разночтения включены в текстологический комментарий. Таким образом, до цензурная редакция произведений также представлена современному читателю.
   Текстологический комментарий опирается в основном на результаты, достигнутые советскими текстологами при подготовке собраний сочинений главных участников "Свистка" Н. А. Добролюбова, Н. А. Некрасова, К. Пруткова. Добролюбовские части "Свистка" впервые были приведены в соответствие с первоначальными авторскими замыслами Чернышевским в посмертном издании сочинений писателя (т. IV. СПб., 1862), и это учтено в текстологических комментариях к произведениям Добролюбова. Новое обращение к корректурам позволило в то же время уточнить первоначальный состав номеров, подвергшихся перестройке вследствие цензурного вмешательства. Эти сведения содержатся в текстологических преамбулах. В ряде случаев удалось установить не изученные до сих пор варианты текстов Добролюбова, Некрасова, Пруткова.
   Орфография и пунктуация в настоящем издании приближены к современным нормам. Цитаты заключены в кавычки, в названиях литературных произведений и периодических изданий второе слово печатается не с заглавной буквой, как нередко писалось прежде, а со строчной ("Московские ведомости", "Русский вестник"). Без изменений оставлены написания некоторых характерных для тогдашней" эпохи слов (выростут, полнощный, со делал, сантиментальность, нумер и др.). Недостающие части публикуемых в примечаниях вариантов {Некоторые корректуры дошли до нашего времени в дефектном состоянии.} обозначены многоточием. Зачеркнутый в рукописи или корректуре текст воспроизводится в квадратных скобках. Все редакционные конъектуры вводятся в текст и в примечания в угловых скобках. Отсутствующие в "Свистке" переводы иноязычных слов и фраз даются здесь же под строкой.
   Раздел "Дополнения" составился из написанных Добролюбовым первоначальных программ "Свистка", проливающих свет на историю возникновения издания, а также произведений Добролюбова и К. Пруткова, предназначавшихся в "Свисток", но по разным причинам туда не попавших. Прикосновенность их к "Свистку" подтверждается текстуально или документально (корректурными листами, свидетельствами современников и т. д.). Состав раздела определяется принципом воспроизведения памятника. В него не вошли статья Добролюбов а "Стихотворения Млхаила Розенгейма", напечатанная до возникновения "Свистка" ("Современник", 1858, No 11), "Атенейные стихотворения" и "Успехи гласности в наших газетах", обнародованные Добролюбовым вне "Свистка" ("Искра", 1859, No 6, 9), и долгое время остававшееся не опубликованным его же стихотворение "Средь акрополя разбитого", связь которого со "Свистком" не поддается документальному обоснованию. Исключение составило "искровское" стихотворение Добролюбова "Чувство законности", первоначально включенное автором, как это видно из корректуры, в первый выпуск "Свистка" и перепечатанное позднее в составе этого номера Чернышевским.
   Научный аппарат книги включает статью А. А. Жук и Е. И. Покусаева ""Свисток" и его место в русской сатирической журналистике 1860-х годов", историко-литературный и текстологический комментарий, указатель имен.
   Структура комментария вытекает из общего принципа издания: примечания к отдельным произведениям предварены текстологической преамбулой и вступительной заметкой, характеризующей каждый выпуск "Свистка" в целом. Непосредственно за примечаниями к текстам всего выпуска следуют в единой нумерации примечания к вариантам, содержащимся в текстологических комментариях.
   Вступительные заметки к каждому из номеров "Свистка", историко-литературный комментарий составлены А. А. Жук (за исключением примечаний в No 9 к произведениям М. Е. Салтыкова-Щедрина, написанных В. В. Прозоровым). Подготовка текста, составление раздела "Дополнения", текстологические преамбулы и комментарии выполнены А. А. Демченко. Общая редакция издания осуществлена Е. И. Покусаевым и И. Г. Ямпольским.
  

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

   В -- "Время"
   ГБЛ -- Рукописный отдел Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина
   Гонорар, вед. -- Гонорарные ведомости "Современника". Вступит. статья и публикация С. А. Рейсера.-- "Литературное наследство", 1949, т. 53--54
   ГПБ -- Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им. M. E. Салтыкова-Щедрина
   И -- "Искра"
   Изд. 1862 -- "Сочинения Н. А. Добролюбова", т. IV, СПб., 1862
   К -- "Колокол"
   ЛН -- "Литературное наследство"
   МБ -- "Московские ведомости"
   HB -- "Наше время"
   ОЗ -- "Отечественные записки"
   ПД -- Рукописный отдел Института русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом)
   ПССД (Аничков)-- Н. А. Добролюбов. Полное собрание сочинений под ред. Е. Аничкова т. I--IX. СПб., 1911-1913
   ПССД (Лемке) -- Н. А. Добролюбов. Первое полное собрание сочинений под ред. М. Лемке, т. I--IV. СПб., 1912
   ПССД (1939) -- Н. А. Добролюбов. Полное собрание сочинений, т. VI. М., 1939
   ПССН (1948) -- Н. А. Некрасов. Полное собрание сочинений и писем, т. I--XII. Мм 1948--1953
   ПССН (1967) -- Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в 3-х т. Общая ред. и вступит. статья К. И. Чуковского, т. 2. Л., 1967 (Большая серия "Библиотеки поэта")
   ПССП (1884) -- К. Прутков. Полное собрание сочинений. СПб., 1884
   ПССП (1885) -- К. Прутков. Полное собрание сочинений. 2-е изд. СПб., 1885
   ПССП (1965) -- К. Прутков. Полное собрание сочинений. Вступит. статья и примеч. Б. Я. Бухштаба. М., Л., 1965 (Большая серия "Библиотеки поэта")
   ПССЧ -- Н. Г. Чернышевский. Полное собрание сочинений в 16-ти т. М., Гослитиздат, 1939--1953
   PB -- "Русский вестник"
   С -- "Современник"
   СПб. ведомости -- "Санктпетербургские ведомости"
   Св. -- "Свисток"
   СН (1874) -- "Стихотворения Н. Некрасова", т. 3, ч. 6. СПб., 1874
   СН (1879) -- "Стихотворения Н. А. Некрасова", т. I--IV. СПб., 1879
   ССД -- Н. А. Добролюбов. Собрание сочинений в 9-ти т. М., Л., 1961--1964
   ССЩ -- М. Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20-ти т. М., 1965--1977
   Указатель С -- В. Боград. Журнал "Современник", 1847--1866. Указатель содержания. М., Л., 1959
   ЦГАЛИ -- Центральный Государственный архив литературы и искусств СССР
   ЦГАОР -- Центральный Государственный архив Октябрьской революции
   ЦГИА -- Центральный Государственный исторический архив СССР
   ценз. разр. -- Дата цензурного разрешения к печати
  

СВИСТОК 7

   Впервые -- С, 1861, No 1, с. 1--46 (особой пагинации). Ценз. разр. 29 декабря 1860 и 21 января 1861, вып. в свет 24 января, цензоры В. Бекетов и Ф. Рахманинов.
   Седьмой номер "Свистка" почти целиком сконцентрирован вокруг проблем литературно-журнальной жизни: из 9 опубликованных в нем произведений 6 имеют отчетливый литературно-полемический прицел (естественно, не исчерпывая свой смысл задачами одной полемики).
   Написанное Некрасовым введение "Вместо предисловия, о шрифтах вообще и о мелком в особенности" и большой обзор И. И. Панаева "На рубеже старого и нового года. Грезы и видения Нового поэта" впервые дали не попутные, эпизодические, а подробные, развернутые ответы на те нападки и удары из-за угла, которым подвергался "Свисток" в течение всего своего существования. Но сведение счетов с многочисленными учено-литературными противниками оказалось делом второстепенным, на первый план вышла сама широкая панорама журнально-литературной жизни. В обилии полемических столкновений Некрасов и Панаев разглядели две существенные общие тенденции, на которых и сосредоточили свой огонь.
   Их внимание привлек, во-первых, дух беспринципной "коммерции", все глубже проникавший в русскую журналистику. Буржуазное предпринимательство в литературном деле персонифицировал для них издатель "Отечественных записок" и арендатор "СПб. ведомостей" А. А. Краевский (близко знакомый обоим еще с 1840-х годов), чем и объясняется обилие материала, посвященного ему в комментируемых произведениях. Но такая тенденция неудержимо распространялась вширь, находя свое выражение, в частности, в подписных кампаниях, которые с каждым годом приобретали все более рекламно-торговый характер. Интересно, что "Московские ведомости" В. Ф. Корша, пытавшиеся сохранить тон учено-либеральной сдержанности, незадолго до Некрасова и Панаева несколько раз с негодованием писали об этом {X. Журнальные объявления.-- MB, 1859, 31 января, No 27.}, но воспользовались данным случаем, чтобы нанести еще один укол "Современнику". В желании "хвастнуть своими заслугами" {X. Журнальные объявления.-- Там же, 1860, 11 марта, No 56.}, в "литературной наглости, имеющей целью единственно посягательство на чужие карманы" {X. Журнальные объявления.-- Там же, 1860, 12 марта, No 57.}, обвинялась и редакция некрасовского журнала. Одновременно газета обратила внимание на то, что подписные объявления дают большой простор юмору: "Если бы в наше время жил какой-либо великий сатирик, то сколько интересного и высококомического мог бы воссоздать он в образах, черпая материал из этих объявлений. К сожалению, наша родина бедна такими талантами, и потому кроющийся здесь богатый материал для сатиры пропадает даром. А какая богатая жатва предстоит на этом поле сатирику! Сколько великолепных карикатур можно было бы составить из наших вычурных объявлений!" {X. Журнальные объявления.-- Там же, 1860, 11 марта, No 56.}.
   Такой сатирик нашелся в лице Некрасова, который с яркой карикатурностью воспроизвел торгашеский азарт, охвативший "ученые" и "эстетические" издания. В этом же номере его поддержал Панаев (см. подробнее в примечаниях). Некрасовскую статью завершает серия лапидарных юморесок (конспективно они намечены у Добролюбова -- "Два графа", см. No 6): "В следующем году "Свисток" надеется быть еще счастливее, поместив следующие статьи..." Идущий вслед за этим список "заглавий" не следует считать (что обычно делают комментаторы) действительной, но неосуществленной программой дальнейших выпусков "Свистка": в большинстве случаев это не названия будущих произведений, но самостоятельный жанр сатирических миниатюр. Весь иронический смысл их -- в сближении имен (часто одиозных), в намеке на факты, памятные современникам. Затем эту оригинальную жанровую форму мнимой "программы", суть которой в ней самой, а не в ее реализации, еще раз использует Салтыков-Щедрин в No 9 "Свистка".
   Другая важная тема выступлений Некрасова и Панаева (у последнего она отчетливее вышла из подтекста на первый план), глубоко драматическая по существу,-- тема бывшего "человека сороковых годов", не сумевшего принять новую революционную правду "шестидесятников" и начавшего бесплодный спор с молодым поколением.
   Созревание революционной ситуации воздвигало барьер между недавними соратниками, которые в 1840-е годы вместе проходили школу идей Белинского, участвовали в "Отечественных записках" и "Современнике", боролись с реакционным "журнальным триумвиратом". Об этом в начале 1860-х годов много писал Герцен: "Кто <...> эти враги? Это наши друзья!" {Герцен А. И. Москва нам не сочувствует.-- Собр. соч.: В 30-ти т., т. XVI. М., 1959, с. 108.}. Емкие публицистические характеристики идейно выветрившихся "бывших друзей Белинского и поклонников Грановского" вскоре дал Салтыков {Салтыков-Щедрин M. E. Наша общественная жизнь. 1. 1863, январь--февраль.- ССЩ, т. 6, с. 7--25.}. В фельетоне "На рубеже старого и нового года" Панаев одним из первых в русской публицистике прикоснулся к этой теме: эпоха 1840-х годов была оживлена для него недавней работой над "Воспоминаниями о Белинском". Таким образом, этот фельетон, затерянный на журнальных страницах и не перепечатывавшийся, дополняет важными чертами характеристику Панаева, подтверждая справедливость слов, сказанных о нем Чернышевским в редакционном некрологе "Современника": "Убеждения его не застывали в неподвижную форму с приближением старости; симпатии его в 50 лет, как и в 25, были на стороне молодого поколения" {С. 1862, No 2, с. 6.}.
   Два стихотворения Некрасова посвящены журналу "Время", выходившему в Петербурге (1861 -- апрель 1863) под официальной редакцией M. M. Достоевского и при фактическом руководстве Ф. М. Достоевского: "Гимн "Времени", новому журналу, издав. М. Достоевским" и "Мысли журналиста при чтении программы, обещающей не щадить литературных авторитетов". Они еще не имеют целью задеть журнал Достоевских. И в его редакции "Гимн "Времени"" был воспринят как искреннее предостережение "от врагов и опасностей"; "В то время слово "Современника" много значило; он достиг в это время самой вершины своего процветания и решительно господствовал над петербургскою публикою; его привет был действительнее всяких объявлений",-- вспоминал впоследствии H. H. Страхов {Страхов Н. Н. Воспоминания о Ф. М. Достоевском.-- В кн.: Биография, письма и заметки из записной книжки Ф. М. Достоевского. СПб., 1883, с. 222}. Однако уже в течение 1861 г. выявились существенные разногласия нового "почвеннического" органа с "Современником", которые привели к быстро ожесточавшейся полемике, развернутой позже в двух последних номерах "Свистка". Здесь же, давая советы новорожденному изданию, Некрасов подверг резкой критике весь фронт противостоявшей "Современнику" либерально-консервативной журналистики.
   "Литературная травля, или раздраженный библиограф" (также Некрасова) использует факты биографии Г. Н. Геннади и, по-видимому, как-то связана с его реакцией на выступление против него в предыдущем выпуске "Свистка". Но по справедливому соображению современных исследователей, "Литературная травля" -- "это не просто выпад против одного библиографа <...> а весьма сложный, многоплановый политический памфлет". Его "мишень -- реакционеры и реакция в политике, науке и литературе". Поэтому в нем "причудливо переплелись события, идеи, люди" {Равич Л. М., Эльзон М. Д. Литературная травля.-- Некрасовский сборник. VI. Л., 1978, с. 49-51.}.
   Примыкает к общему полемическому направлению номера статья Чернышевского "Ответ на вопрос, или Освистанный вместе со всеми другими журналами "Современник" -- поскольку это тоже реакция на критическую реплику, адресованную "Современнику" ученым-медиевистом О. М. Бодянским (подробнее в примечаниях). Но главный смысл этой статьи -- не в ответе. "Свистку" оказалось доверено одно из самых замечательных и наиболее личных публицистических автопризнаний Чернышевского -- трибуна и общественного бойца, трагически переживающего невозможность обращения к массам с прямым словом революционного призыва, ибо трезвость политической мысли подсказывает ему, что исторические условия, которые могли бы обеспечить успех революционного натиска, все же в стране не сложились.
   Как обычно в "Свистке", выпуск содержит и материалы, не подчиненные его общему плану.
   В наследие от предыдущего номера, переформированного по цензурным причинам (см. с. 485), здесь появилась "Ода на выселение татар из Крыма" Добролюбова. В ней иронически сближены два одновременно совершившихся факта. С конца мая 1860 г. в Сирии происходили ожесточенные нападения мусульманского населения (друзов) на христиан секты маронитов: события были остановлены европейскими державами, причем русское правительство предлагало энергичное вмешательство в положение притесняемых христиан в Турции вообще. Но в то же время (с апреля по декабрь 1860 г.) состоялось массовое переселение из Крыма в Турцию татар и ногайцев, скрывавшихся, в свою очередь, от притеснений царизма. "Массы народа, навсегда оставлявшие вековую свою родину для неизвестных дней в чужом крае <...> наполняли собою новые ковчеги как будто для избежания <...> бедствия" {MB, 1861, 6 мая, No 99.}. Насмешливый смысл заглавия добролюбовского стихотворения проясняется газетно-журнальными материалами: "Русский вестник" настойчиво доказывал, что "переселение татар ... одно из самых счастливых событий последнего времени" {Щербань Н. Переселение крымских татар.-- PB, 1860, т. 30, декабрь. Современная летопись, с. 211--212.}. Между тем истинное положение было другим; "Московские ведомости" перепечатали сообщение из Симферополя: "...все и вся занято одним опустением края <...> и никто С..) не придумал ничего к возможному облегчению будущего бедствия, угрожающего всем отраслям крымского хозяйства и промышленности"; те, кто "сначала так ретиво предсказывал благоденствие Крыма, если из него выселятся татары, очень скоро истощили заранее приготовленный ими запас утешений" {MB, 1860, 2 декабря, No 262.}.
   "Финансовые соображения (Голос из провинции)" Некрасова -- отклик на финансовый кризис, потрясавший российскую экономику в начале 1860-х годов. В 1861 г. об этом многократно писали "Вестник промышленности", "Биржевые ведомости", "Век", "Московские ведомости" и другие издания; выходили целые книги, специально посвященные этой проблеме {См.: Максимович А. Я. Некрасов -- участник "Свистка". ЛН, т. 49--50, с. 312, 316.}.
  

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

   Св. 7, с. 1--8. Автор -- Н. А. Некрасов (установлено по конторской книге "Современника" -- ЛН, т. 49--50, М., 1946, с. 302). Автограф и корректура неизвестны. Помещенное в сноске стихотворение также написано Некрасовым -- ПССН (1948), т. 2, с. 486.
  
   1 ...чурбан в басне о лягушках и царе ... -- Имеется в виду басня И. А. Крылова "Лягушки, просящие царя" (1809).
   2 Гармония в природе" / И битва с Утиным ... -- Имеется в виду: Бекетов А. Н. Гармония в природе.-- PB, 1860, т. 30, ноябрь, кн. 2, с. 197--241, декабрь, с. 534--558. Заметкой "Еще несколько слов о мировой юстиции" (т. 30, декабрь, Современная летопись, с. 312--318) продолжен спор редакции с Б. И. Утиным -- см. с. 480, прим. 15.
   3 ...древле тощий "Москвитянин" / По полугоду пропадал.-- Журнал М. П. Погодина был известен нерегулярностью выхода: "бывало ждешь с нетерпением как-нибудь в феврале декабрьской книжки",-- иронизировал Герцен в фельетоне "Москвитянин и вселенная" (03, 1845, No 3, Смесь, с. 48).
   4 ..."Время" ... вздумало упрекать "Свисток"...-- О том, что "Свисток" в объявлении об издании "Современника" на 1861 г. упомянут "робко", "в выноске", "мелким шрифтом", говорилось в "Письме постороннего критика в редакцию нашего журнала по поводу книг г. Панаева и "Нового поэта".-- В., 1861, No 1, Критическое обозрение, с. 60 (автор -- возможно А. Ф. Писемский: см. Нечаева В. С. Журнал M. M. и Ф. M. Достоевских "Эпоха". 1864--1865. М., 1975, с. 234, 261).
   5 ..."Русский вестник" ... предложил ... изменения в отлитии русских букв...-- Изменить начертания букв в печатном шрифте предлагалось в "Современной летописи" PB, 1861, No 1.
   6 ...Лажечникову вздумалось напечатать своего "Басурмана" ...с ... чудовищным правописанием... -- В первом издании романа И. И. Лажечникова "Басурман" (1838) была сделана попытка приблизить написание слов к произношению, насмешливо встреченная критикой.
   7 ...редакция ... чуть было не повихнуласъ на букве ж ...-- В начале издательской деятельности Краевского (1838--1839) возглавляемые им "Литературные прибавления к "Русскому инвалиду"" и "Отечественные записки" предлагали некоторое изменение в принятой орфографии: "пишут: ладожский, рижский <...> но никак не хотят писать: кремен-чужский, петербуржский <...>как будто этих слов нельзя подвести под то же правило!" (03, 1839, т. 2., Критика, с. 41).
   8 На языке тебе невнятном ... -- Комическая перефразировка первой строфы стихотворения Пушкина "Иностранке" (1822).
   9 ...век не будешь Свифтом! -- Намек на англофильскую ориентацию "Русского вестника" Каткова и шумно-разоблачительные выступления этого журнала.
   10 ... к "Веку", издаваемому г. Дружининым и Ко... -- см. с. 522, прим. 14.
   11 ...для публикования имен тех знаменитостей, которые удостаивают нас обещанием своих произведений ...-- Насмешка над "Русским словом", которое в 1860 г. (No 2) на обложке дало анонс: "В следующих книжках "Русского слова", сверх статей, обещанных в программе, будут напечатаны: И. С. ТУРГЕНЕВА (кроме обещанной повести): "Берне и Кольцов" (произведения Тургенева в журнале не появились).
   12 "Бедный Свисток! где твоя невинность!" -- Ироническая перефразировка строки из повести H. M. Карамзина "Бедная Лиза" (1792).
   13 ...свои мировые судьи, своя г-жа Свечина!-- См. с 480, прим. 15, с. 479, прим. 3.
   14 ... обстрелянные журналисты, на которых раздражительные господа ... изливают свою желчь из разных газетных закоулков ... -- Некрасов намекает на длительную перебранку между двумя конкурирующими газетами: "Московскими ведомостями" В. Ф. Корша и "СПб. ведомостями" А. А. Краевского, которая шла на протяжении всего 1860 г. В. Корш жаловался публике (эту статью скрыто цитирует далее Некрасов) на сотрудников Краевского -- "фельетонных стрекулистов" и их "литературные забиячества и буйства": "вас умышленно окачивают из-за угла помоями" и т. д. (MB, 1860, 17 сентября, No 201).
   15 ...не натыкал ... сотни заглавий небывалых статей и десятки имен ... -- В своих объявлениях об издании на 1861 г. "Отечественные записки" (которые здесь имеет в виду Некрасов) назвали 34 имени будущих сотрудников и дали перечень 25 обещанных публике произведений (см. MB, 1860, 13 октября, No 221; там же, 1861, No 2, 3 января).
   16 ...это выписано слово в слово из программы одного большого журнала... -- Приведенный в предыдущем абзаце текст от слов "не имеет надобности" до "широкое поприще" действительно взят из программы "Отечественных записок".
   17 ...редакции ... в прошлом году посчастливилось соединить на своих страницах...-- цитируется подписное объявление "Библиотеки для чтения".
   18 В. А. Кокорев и Лафит.-- Французский банкир Ж. Лаффит (1767--1844) был министром в правительстве Луи Филиппа; Некрасов иронизирует над претензией Кокорева быть "государственным человеком".
   19 Жорж Санд и Евгения Тур.-- Е. Тур опубликовала в своем переводе извлечения из мемуаров Ж. Санд (Авроры Дюдеван, 1804--1876) "L'histoire de ma vie" (История моей жизни), 1854--1855 (см.: PB, 1856, т. III, май, кн. 1, с. 72--93; там же, июнь, кн. 2, с. 693--715; там же, т. IV, август, кн. 2, с. 667--708). Кроме того, она тоже выступала с декларациями о свободе чувств женщины, но опасливо-непоследовательными, что невыгодно отличило ее от великой французской предшественницы (Женщина и любовь по понятиям г. Мишле.-- PB, 1859, т. 21, июнь, кн. 1, с. 461--500; Несколько слов по поводу статьи "Русской женщины".-- MB, 1860, 17 апреля, No 85).
   20 Битва Горациев с Куриациями и бой ... в ... Пассаже.-- Эпизод римской истории, упоминаемый Некрасовым, описан в 1 кн. Тита Ливия; о "бое в Пассаже" -- см. с. 465, прим. 7,
   21 Ламорисьер и Н. Ф. Павлов.-- Парадоксально, на первый взгляд, сближая русского литератора и французского генерала Л. К. Ламорисьера, который в 1848 г. помог подавить революцию у себя на родине, а в 1860 г., в качестве командующего папской армией, безуспешно пытался "усмирить" итальянское народно-освободительное движение, Некрасов, видимо, намекает на неблаговидный факт биографии Павлова, тогда еще не окончательно распростившегося с либеральной репутацией. Летом 1857 г. в имении жены Павлова К. К. Павловой (Яниш) произошли крестьянские волнения. По свидетельству современников, "гуманист Павлов" (только что публично приветствовавший проект освобождения крестьян) "был при их усмирении и всех больше настаивал, чтоб строже секли" (ССЩ, т. 18, кн. 1. Письма. М., 1975, с. 199--200). Этот случай был отражен в "Колоколе" (Прокламация губернатора П. Новосильцова и воз розог.-- 1858, л. 10, 1 марта), в сатире Е. П. Ростопчиной "Дом сумасшедших в Москве в 1858 г."
   22 Легенда о чернокнижии, или Шотландская ведьма... -- Намек на разные роды деятельности А. В. Дружинина: знатока и переводчика английской литературы, критика и фельетониста ("Иван Чернокнижников" -- псевдоним, которым он часто пользовался в этом случае); кроме того под "чернокнижием" в литературных сферах была известна "целая рукописная литература" (M. H. Лонгинов) -- стихи, пародии, послания весьма фривольного содержания, созданные членами дружеского круга Дружинина и им самим (см. Дружинин А. В. Собрание сочинений, т. 8. СПб., 1867, с. 11--12),-- по-видимому, это главным образом имеется в виду.
   23 Ряд статей о вреде людоедства ... -- Тема "статей" перекликается с теми строками "Письма из провинции" Добролюбова (Св. No 1), в которых идет речь о "человеке, с азартом рассуждающем о негуманности людоедства".
   24 Ряд статей о юморе у жителей Лапландии ... -- Имеется в виду статья Н. Ф. Павлова "Вотяки и г. Дюма" (см. с. 443, прим. 21); излагаемые далее Некрасовым сведения об "авторе" соответствуют фактам биографии Павлова: утрата документов в 1812 г., стремление "утвердиться на паркете, заставить забыть свое холопское происхождение",-- как писал Н. И. Надеждин ("Русский архив", 1885, кн. 2, с. 578).
   25 Жох и Плоцка, драма -- Анны Монументовой ... -- Высказано мнение, что подразумевается творчество А. С. Хомякова (Некрасов Н. А. Собр. соч.: В 8-ми т., т. 5, М., 1966, с. 585).
   26 Хаджи Подхалимов -- персонаж фельетонов А. В. Дружинина "Новые заметки петербургского туриста" ("Век", 1861, No 13, No 16).
   27 Как понимают Свисток образованные народы Европы, ряд писем из Лондона. Титмарша Младш. (племянника ... Теккерея, давшего клятву писать исключительно в нашем журнале).-- Ирония Некрасова обращена главным образом на А. Ф. Писемского. Повод зачислить его в "племянники" У.-М. Теккерея (Титмарш -- псевдоним последнего) Некрасову дало примечание Писемского к своему "рассказу исправника" -- "Фанфарон. Один из наших снобсов" (С, 1854, No 8, с. 9): "Меткость сатиры и поучительная сила очерков Теккерея "Снобсы" дали автору мысль написать настоящую статью <...> Предчувствую обвинение в смелости и сам сознаюсь в своей немощи идти вслед великому юмористу, но все-таки решаюсь". "Исключительное и обязательное участие" Писемского в "Библиотеке для чтения" было обещано ее подписным объявлением на 1861 г. (Писемский А. Ф. Письма. М.--Л., 1936, с. 835).
   28 ... Три лекции А. Украинского... в пользу новозадуманного Общества для сдирания шкуры... под благовидными предлогами, по новому способу ... -- Под псевдонимом "А. Украинский" фигурирует, как справедливо считается, А. А. Краевский. Конкретно речь идет, очевидно, об "Энциклопедическом словаре" (см. с. 481, прим. 1): по воспоминаниям А. В. Никитенко, Краевский задумал его как предприятие "на паях" ("Дневник", т. 2, с. 76). Подготавливая в 1838 г. издание "Отечественных записок" (где впервые проявились хорошо известные Некрасову эксплуататорские способности Краевского), он также со ставлял для этого акционерную компанию (См: Кулешов В. И. "Отечественные записки" и литература 40-х годов XIX в. М., 1958, с. 17, 354--355). О "темах" лекций упоминает также И. И. Панаев в этом выпуске "Свистка".
  

ГИМН "ВРЕМЕНИ"

   Св. 7, с. 9--10. Автор -- Н. А. Некрасов (установлено по конторской книге "Современника" -- ЛН, т. 49--50, М., 1949, с. 302). Автограф и корректура неизвестны.
   Стр. 197, строка 7 сн. В ПССН (1948) и последующих изданиях вместо "известный журнал" -- "известный журналист".
   29 ... Гарибальди дремлет, / Колеблется пекинский трон, Гаэта грому пушек внемлет,! Дает права Наполеон ... -- Перечислены важнейшие международные события осени 1860 г.: в ноябре в результате разногласий с пьемонтским правительством Гарибальди сложил с себя воинское звание и удалился в свое имение на о. Капрера (через несколько дней были распущены его добровольческие отряды); в октябре того же года победой Англии и Франции закончились их военные действия против Китая: пал Пекин и были подписаны тяжкие для китайцев мирные условия; крепость Гаэта -- последний оплот Франциска II -- с трудом выдерживала осаду пьемонтской армии (в феврале 1861 г. она капитулировала); декретом 24 ноября 1860 г. Наполеон III был вынужден дать парламенту право раз в год, в ответ на тронную речь императора при открытии палат, представлять ответное мнение о политике правительства; кроме того 8 декабря министр внутренних дел граф Ж. Персиньи издал новый циркуляр о правах печати, расширивший ее свободу.
   30 В стране затронутых вопросов, / Не перешедших в сферу дел... -- "Объявление об издании журнала "Время"" (написанное Ф. М. Достоевским) начиналось указанием на "важнейший вопрос об улучшении крестьянского быта", "великий крестьянский вопрос, начавшийся в наше время" (MB, 1860, 27 октября, No 232). Некрасов воспользовался этим, чтобы напомнить о его неразрешенности в течение трех лет.
   31 В нем слышны громы Ювенала.-- Древнеримский сатирик Д.-Ю. Ювенал (ок. 60--127) вошел в историю литературы с репутацией сурового обличителя и наставительного моралиста. В этом духе и выдержана развернутая в "Объявлении" "Времени" (см. предыдущее прим.) резкая оценка современной литературной жизни: "Критика пошлеет и мельчает", "Грошовый скептизм, вредный своим влиянием на большинство, с успехом прикрывает бездарность", "Иногда только <...> нахальность и дерзость доставляет звание столпа" -- и т. д.
   32 Редактор-дама -- Евг. Тур.
   33 ... фельетон "Ведомостей" -- вероятно, "СПб. ведомостей" Краевского. Воскобойникова лай -- см. с. 499, прим. 103.
   34 ...любимые статьи скучных журналов.-- В стихотворных строках, к которым относится это примечание Некрасова, и в нем самом перечислены "ученые" публикации, теснившие во многих журналах освещение явлений живой современности (с этим систематически боролся "Свисток"): Кронеберг А. И. Суэзский канал.-- "Атеней", 1858, ч. 4, июль -- август, с. 472--482; Зундский пролив.-- PB, 1857, т. 8, март, с. 127--131: Щуровский Г. Е. Силурские и девонские рыбы в России. Соч. Пандера.-- "Русская беседа", 1858, т. II, кн. 10, с. 4--62; см. также с. 466, прим. 10.
   35 ...ямбы Хомякова.-- Имеется в виду стихотворение А. С. Хомякова "России" (1839): "Гордись, тебе льстецы сказали ... Не верь, не слушай, не гордись!"
   36 ...Пинто удалится.-- В зале Петербургского Пассажа (принадлежавшем гр. Я. И. Эссен-Стенбоку) радикальный итальянский общественный и литературный деятель М. Пинто (1818 -- после 1887), с 1860 г. преподававший итальянский язык в СПб. университете, пытался организовать (в конце этого года) чтение цикла лекций "О Данте, его веке и его сочинениях".
   37 Со треском небо развалится -- из стихотворения И. И. Дмитриева "Ермак" (1794).
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru