Некрасов Николай Алексеевич
"Награда за откровенность" А. (О)вчинникова

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


  

Н. А. Некрасов

  

"Награда за откровенность" А. <О>вчинникова

  
   Н. А. Некрасов. Полное собрание сочинений и писем в пятнадцати томах
   Критика. Публицистика. Письма. Тома 11--15
   Том одиннадцатый. Книга вторая. Критика. Публицистика (1847--1869)
   Л., "Наука", 1990
   OCR Бычков М.Н.
  

Награда за откровенность. Сочинение Андрея <О>вчинникова. СПб., 1853.

  
   Учено-литературный журнал "Отечественные записки", в последней книжке которого находится ровно двадцать выходок против "Современника", этот учено-литературный журнал говорит неизвестно с какой целию, что "Современник", находя "нужным печатать на целых страницах разборы какого-нибудь перевода "Фауста" г. Овчинникова или "Жезла правоты" г. Анаевского, не счел даже полезным уделить несколько страничек на рецензию "Повестей и рассказов" г. Писемского" ("Отечественные записки", 1853, No XI, "Библиографическая хроника", стр. 54). Читатели! это не так, ибо первый из русских журналов, обративший на г. Писемского внимание публики, был "Современник", напечатавший подробный отзыв о "Тюфяке" месяц спустя после появления этой повести в "Москвитянине". Затем в обозрении русской литературы за 1850 год повестям и рассказам г. Писемского посвящено более 20 печатных страниц (см. "Современник", 1851, No II); наконец, о каждой новой повести г. Писемского говорилось в фельетонах "Современника". К чему же относится замечание учено-литературного журнала? Разве к отдельному изданию тех же самых повестей, о которых "Современник" давным-давно говорил и о которых только в нынешнем году по выходе этого издания собрались говорить обстоятельно "Отечественные записки"? Но "Современник" имел доныне и надеется сохранить впредь обычай говорить о литературных произведениях тогда, когда эти произведения интересуют публику и когда мнение о них, печатно высказанное, может в свою очередь кого-нибудь интересовать, а не тогда как эти произведения потеряют интерес новости. Итак, желание "Отечественных записок" доказать, что "Современник" отдает предпочтение г. Овчинникову пред г. Писемским, не увенчалось успехом. Но мы должны сознаться (и к этому вело начало нашей статейки), что, отдавая справедливость даровитым нашим писателям, мы в то же время не считаем, с своей стороны, справедливым умалчивать о таких явлениях, как г. Овчинников. Мы уделяли и будем уделять "по целым страницам" г. Овчинникову, и читатели, конечно, не будут на нас в претензии. Один из любимых русских современных писателей серьезно утверждал, что давно уже никакая книга не доставляла ему такого удовольствия, как "Фауст" в переводе г. Овчинникова, и мы сами бывали свидетелями его живого, добродушного, счастливого смеха, который иногда оканчивался тем, что этот высокорослый человек падал с дивана на ковер или, как говорится, хохотал до упаду. Так смеются только дети. И этот прекрасный детский смех умел извлечь из души возмужалого человека г. Овчинников! Неужели после этого проходить молчанием его сочинения? Это может делать только такой серьезный учено-литературный журнал, как "Отечественные записки". Мы же, с своей стороны, откровенно сознаемся, встретили повое произведение г. Овчинникова с живейшей радостью. И оно не обмануло нас. Едва заглянули мы в него, как с первых же строк: "Чики-чики, бух-трах -- и музыка закипела!.." Да ведь какая музыка! Послушайте:
  
   "Вот я вам скажу, как покончили мировое дельцо, вот тут бы вы поглядели, какое чудо закипело! Просто поднялся пир горою, что твоя свадьба Бувы Королевича! просто пошли званые и непрошеные... Откуль ни взялась, прилетела Шишчиха, откуль не ждали, прискакала Фирсиха, а там, откуль не просили, пришла и наша милость -- сам-друг со Степашею, а там пошли, а там поехали, просто как на даровую комедию: глядишь наперед -- выступает Ванюх; глядишь назад -- скачет Курсик; <глядишь справа -- катит Юркина управитель>; глядишь слева -- жалует Сазончик... А там пошли сбираться купцы, пошли сходиться мещане, а там прибежали бургомистры и повытки... Вот тут и ну себе потешаться, и ну себе колесить; просто дым столбом пошел, просто донское полилось ручейком... Шишка целует Фирсиху. Фирсик пожимает ручки Шишчихи; глядишь, Степириха обнимается с зваными и незваными бабочками. А там чики-чики, и пошли небылицу в лицах городить; а там бух-трах, и музыка закипела, и пошли кузнечики прыгать, и пошли бабочки летать. Просто, я вам скажу, потешились на славу нашего Степирька!
   -- Он же какую роль разыгрывал? -- спросил я.
   -- Да такую, я вам скажу, что наш Степирек своим и чужим бобыли в глазки пустил да и без церемонии говорит нашим мужичкам: "А что, -- говорит, -- ребятушки, будете ль наперед умней? Шуточное ли дело, пятнадцать лет тянули ябеду, а всё-таки делу конца не дали! Я же, -- говорит, -- в неделю дельно сладил, да и нам и вам угожденьице сделал: вы без тяжбы и вражды, а мы без хлопот и с музыкою... Спасибо, -- говорит, -- ребятушки, право, спасибо... Не знаете ли, -- говорит, -- кто у нас еще враждует, кто еще наушничает? Авось, -- говорит, и того добру научим, да уж заодно, -- говорит, -- и подстрекателям головку почешем..." Вот, я вам скажу, Степирек распевает да ручки потирает, а мы слухаем да на ус мотаем, а Ванюхин да Курсик прижались себе в уголок да хоть бы словечно пикнули".
   Признаемся, мы не успели прочесть книжку г. Овчинникова, а только перелистовали ее и потому не можем высказать о ней определенного мнения, если только оно кому-нибудь нужно после вышеприведенного отрывка. Но мы непременно прочтем ее и тогда возвратимся к ней, -- разумеется, в таком случае, если найдем в ней что-нибудь замечательное. Но как не найти? Уже и при поверхностном взгляде видно, что здесь что ни страница, то "чики-чики, и пошли небылицы в лицах городить; а там бух-трах, и музыка закипела, и пошли кузнечики прыгать и бабочки летать..."

КОММЕНТАРИИ

   Печатается по первой публикации.
   Впервые опубликовано: С, 1853, No 12 (ценз. разр. -- 30 нояб. 1853 г.), отд. IV, с. 68--70.
   В собрание сочинений включается впервые.
   Автограф не найден.
  
   Авторство Некрасова устанавливается на основании свидетельства А. Н. Пыпина. по которому Некрасову в "Современнике" "принадлежали сполна или частично <...> полемические статьи против "Отечественных записок"" (Пыпин, с. 243). Эта атрибуция подтверждается также присутствием иронической скрытой цитаты из рецензируемой книги в письме Некрасова к Тургеневу (см. ниже, с. 334) и близостью характеристики A. M. Овчинникова (1811--1872) и А. Е. Анаевского (1788--1866) к той, которая дана этим авторам в рецензии Некрасова на "Дамский альбом" 1853 г. (см.: наст. кн., с. 105--106; Мельгунов Б. В. Некрасов-журналист (малоизученные аспекты проблемы). Л., 1989, с. 159--162).
  
   С. 98. Учено-литературный журнал "Отечественные записки", в последней книжке которого находится ровно двадцать выходок против "Современника"... -- В ноябрьском номере "Отечественных записок" нападки на "Современник" сосредоточены в фельетоне "Журналистика" (ОЗ, 1853, No 11, отд. V, с. 44--64). Кроме "невнимания" "Современника" к А. Ф. Писемскому фельетонист возмущается отзывами о Писемском в статьях Нового поэта, обвиняя критический отдел "Современника" в том, что его авторы пишут с оглядкой на статьи "Отечественных записок", и иронизируя по поводу похвал "Современнику" со стороны "Северной пчелы".
   С. 98. ...разборы какого-нибудь перевода "Фауста" г. Овчинникова или "Жезла правоты" г. Анаевского... -- Книга "Фауст. Полная трагедия Гете, вольно пере данная по-русски А. Овчинниковым" (Рига, 1851) явилась первой попыткой перевода второй части трагедии И.-В. Гете. "То, что получилось в результате этой работы, -- пишет В. М. Жирмунский,-- обнаруживает в авторе преждевременного и неудачливого предшественника В. Хлебникова: сочетание архаизмов, фольклорных элементов и новообразований в стиле тех и других создает своеобразный поэтический язык, отличный не только от сглаженного языка 50-х годов, но и от всего вообще известного нам в литературном языке XIX века. Так, у него встречаются такие слова, как например: щалберь, глупиндяй, дошляк, добутуситься, прокукситься, очухать, укурнуть, подсластуля, подсвистуля, хрустье, неубоимка, сотворимка, неглядимка, злобраз, зломордка, каплюга, облыжнорылый, жарынь, перетур, звездня. взмазня, терня, любня, деваха..." (Жирмунский В. М. Гете в русской литературе. Л., 1981, с. 426--427).
   Приветствие Фалеса Океану в "Вальпургиевой ночи", например, передано в переводе следующим образом:
  
   Какие прелести!.. я возъюнел...
   Вдруг усладительно оторопел...
   Я совершенство лепоты узрел!
   Да! мир живучий порожден водой --
   Живет и движется лишь мокротой
   И истекает, что воды застой...
   Ты, Океан, источнике живой!
   Когда б ты облаков не рассылал,
   Тяжелых туч водой не раздражал
   И топей множество не разжижал,
   Когда б ты реки не разводенял --
   Да быстрины им не определял,
   Нигде бы, о! не капало нам с крыш --
   Что был бы мир без Океана?.. шиш!
   Ты, синий, всё живишь и всех свежишь.
   Эхо (целым хором)
   Ты, сыне, всё живишь и всех смешишь.
   (Фауст. Полная трагедия Гете.
   вольнопереданная по-русски
   А. Овчинниковым, с. 69)
  
   Перевод Овчинникова вызвал множество насмешливых откликов (см., например: ОЗ, 1851, No II, отд. VI, с. 37-40; С, 1851, No 11, отд. V, с. 13--23, рецензент -- В. П. Гаевский). О нем речь идет в сатирическом обозрении Некрасова и Панаева "Литературный маскарад накануне нового (1852) года (Заметки Нового поэта)" (С. 1852, No 1, отд. VI, с. 153--173; наст. изд., т. XII). На глазах у всех литературных героев 1851 г., собранных на фантастический маскарад, "Новый год торжественно возложил лавровый венок на голову Фауста -- героя Гете в интерпретации Овчинникова, и поздравил его с литературной победой". "Знаменитый, никогда довольно не восхвалимый Фауст г. Овчинникова из Риги" упоминается также в анонимных рецензиях на книги "Потемкин как казак Войска Запорожского" и "Стихотворения Иосифа Неудачева" (С, 1852, No 1, отд. IV, с. 8-9, 29).
   Рецензия неустановленного автора на книгу А. Е. Анаевского "Жезл правоты" (СПб., 1852) напечатана в "Современнике" (1852. No 3, отд. V, с. 43--52).
  
   С. 98. ...на рецензию "Повестей и рассказов" г. Писемского"... -- Имеется в виду издание: Писемский А. Ф. Повести и рассказы: В 3 ч. М., 1853.
   С. 98. ...первый из русских журналов, обративший на г. Писемского внимание публики, был "Современник", напечатавший подробный отзыв о "Тюфяке" месяц спустя после появления этой повести в "Москвитянине". -- Повесть "Тюфяк", открывающая ч. 1 указанных выше "Повестей и рассказов" Писемского, напечатана в "Москвитянине" (1850, т. 57--58, No 19--21, окт.--нояб.). Первым критическим откликом на повесть действительно был весьма доброжелательный отзыв "Современника", принадлежавший А. В. Дружинину, который говорил о ней в письмах XX и XXI из "Писем Иногороднего подписчика в редакцию "Современника" о русской журналистике" (С, 1850, No 11, отд. VI, с. 71; No 12, отд. VI, с. 198--225). Высокая оценка повести содержалась и в статье второй "Обозрения русской литературы за 1850 год", написанной В. П. Гаевским при возможном участии Некрасова (С, 1851, No 2, отд. III, с. 33--74; наст. изд., т. XII).
   С. 98. ...о каждой новой повести г. Писемского говорилось в фельетонах "Современника". -- См. отзывы А. В. Дружинина о повести "Сергей Петрович Хазаров и Мари Ступицына. (Брак по страсти)" (С, 1851, No 4, отд. VI, с. 213--216) и Нового поэта (И. И. Панаев и Некрасов) о произведениях "Тюфяк", "Комик", "Сергей Петрович Хазаров...", "Ипохондрик", "Богатый жених", "М-г Батланов" (С. 1851, No 5, отд. VI, с. 54; No 12, отд. VI, с. 153; 1852, No 2. отд. VI. с. 289: 1853, No 1, отд. VT, с. 105. 121). Ср. также: С 1851, No 5, отд. V, с. 15: наст. кн.. с. 79 и С, 1855, No 10, отд V, с. 186--194; наст. изд., т. XII.
   С. 99. Один из любимых русских современных писателей ~ хохотал до упаду. -- Имеется в виду, очевидно, И. С. Тургенев -- знаток немецкой литературы и творчества Гете, автор рецензии на книгу "Фауст, трагедия. Соч. Гете. Перевод первой и изложение второй части М. Вронченко" (СПб.. 1844), напечатанной в No 2 "Отечественных записок" за 1845 г. (Тургенев, Соч., т. I. с. 214--256). Овчинниковский перевод "Фауста" был темой для шуток в разговорах Некрасова с Тургеневым. Так, в письме к Тургеневу от 16 мая 1852 г. Некрасов, имея в виду предстоящую охоту, замечает: "Жаль только, что теперь вся дичь на гнездах, остались одни закадычные холостяки, как говорит Овчинников". Ср. слова Испитого из овчинниковского перевода "Фауста", относящиеся к неверной жене:
  
   Послаще ест и чивится малагой
   В охоту с закадычным холостягой.
   (Фауст. Полная трагедия Гете
   вольнопереданная по-русски
   А. Овчинниковым, с. 43)
  
   С. 99. "Чики-чики, бух-трах -- и музыка закипела!.." -- Здесь и далее цитируется "Награда за откровенность" Овчинникова (с. 224--225).
   С. 100. ...и пошли небылицы в лицах городить... -- Намек на название одного из водевилей И. Аничкова "Небылицы в лицах" (1849).

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru