Некрасов Николай Алексеевич
"Суд в ревельском магистрате" Ф. Корфа. Части первая и вторая

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


  

Н. А. Некрасов
"Суд в ревельском магистрате" Ф. Корфа. Части первая и вторая

  
   Н. А. Некрасов. Полное собрание сочинений и писем в пятнадцати томах
   Критика. Публицистика. Письма. Тома 11--15
   Том одиннадцатый. Книга первая. Критика. Публицистика (1840--1849)
   Л., Наука, 1989

Суд в ревельском магистрате. Роман из истории

Эстляндии XVI столетия. Сочинение Ф. Ф. Корфа.

СПб., 1841. Две части.

   Зстляндский рыцарь Готфрид фон Шерцвальд в память выздоровления своей единственной дочери обещал взять на воспитание сироту и отдать ей половину имения. Выбор его пал на Альбертину, подкинутую еще младенцем в Систертинском монастыре. Игуменья с радостью согласилась отдать Альбертину, но не прежде, как ей минет семнадцать лет, а до этого времени она должна была остаться в монастыре. С некоторого времени Альбертина замечала, что у окон ее кельи часто останавливается пожилой человек, что ей очень не нравилось, а мимо окон еще чаще проезжает на коне молодой рыцарь, что ей было очень по сердцу. Вот однажды у Шерцвальда бал, на нем и Альбертина, и пожилой человек (Роберт Кербуш), и прекрасный всадник (Иоанн фон Икскуль). Икскуль влюбляется в Альбертину, танцует с ней, а пожилой человек только посматривает... С бала Альбертина в сопровождении няньки и четырех конюхов возвращается домой; вдруг нянька с беспокойством замечает, что они не туда едут... Как скоро они выехали за город, конюхи погнали быстрее; старуха упала с лошади; к Альбертине подскакал пожилой человек и на всем скаку заключил ее в свои объятия. Вдруг скачет другой всадник и вырывает из рук похитителя бесчувственную Альбертину; Кербуш скрывается. Спаситель погибавшей невинности, Икскуль, привозит ее в дом обеспокоенного Шерцвальда, и там, по общему согласию, Икскуля нарекают женихом Альбертины. В это время Икскуль сдружился с одним благородным рыцарем Эйзенфельсом, жил с ним душа в душу в Ревеле и наконец уехал вместе с ним в замок Ризенберг, где и принялся делать некоторые изменения и перестройки. В один вечер "приятели наши", выпив по нескольку кружек пива, разошлись; вдруг Эйзенфельс возвращается с расстроенным видом и на вопрос: "Что с ним сделалось?" - отвечает, что у него украли золотую цепь и мешок с деньгами. Икскуль бесится, что в его доме вор не уважил законов гостеприимства, и клянется повесить виновного. Золотая цепь тут очень кстати! Вещи находят у конюха Франца, и его запирают в тюрьму, хотя ни сам он, ни жена его нисколько не сомневаются в своей невинности... Сидит Франц в тюрьме да и думает, как это его за золотую цепь будут вешать; вдруг вдали свет; показываются два человека и велят ему бежать за черту владений Икскуля, где он будет свободен. Франц повинуется и, переехав черту, останавливается отдохнуть в гостинице. Туда же заезжают и "наши приятели" мимоездом в Ревель. Увидя Франца, Икскуль снова беснуется и без церемонии велит его повесить, что тут же и совершается; после этого успокоенные друзья прибыли в Ревель уже "без дальнейших приключений". Теперь оставим на минуту "наших приятелей" и обратимся к "их приятелю" Тарсбаху. Он влюблен в дочь ростовщика Шредера, Луизу, и в отсутствие отца ее приходит к ней. Вдруг подле спальни слышны голоса; Тарсбах прячется под кровать и слышит разговор, из которого узнает, что Икскуль в опасности и что за повешенного Франца ему самому придется плохо. Когда, наконец, дело касается намерения оклеветать Икскуля насмерть, он в бешенстве выскакивает из-под постели, бежит к заговорщикам и падает от руки одного из них с криком "Спасите Икскуля!" По мнению нашему, эта сцена чисто комическая, и потому мы было не ожидали от нее важных последствий, однако ж вышло напротив. Несмотря на то что Луиза "некоторым образом" предуведомила Икскуля об угрожавшей ему опасности, он мало об том заботился и по своей доверчивости попал в руки к Шредеру; Шредер вместе с "одним из наших приятелей", Эйзенфельсом, который, как оказывается, есть тот же Роберт Кербуш, тайный враг Икскуля, упрятывает его в ревельский магистрат, где и обвиняет в безвинном "повешении" Франца, доказывая, что вещи были к нему подложены. Икскуль смеется над ним, его сажают в тюрьму до следующего дня, в который обещают поступить по законам, т. е. казнить... Между тем в замке Шерц-вальда стали беспокоиться об Икскуле. Роберт был рад, как дьявол, что доконал своего соперника и наконец может
   увести Альбертину. "Да скажите наконец, кто эта девушка?" - спрашивает его Лена, его старая домоправительница. "Альбертина такая-то", - отвечает он... "Боже! она дочь ваша!" Теперь надо сказать, что Роберт некогда был "корсаром", что в простонаречии значит морским разбойником, и когда уезжал на грабежи, то оставлял жену на попечение ростовщика Шредера, говоря, что если у него не будет детей, то половину имения он ему откажет. У жены вскоре после отъезда Роберта родилась дочь, которую Лена по приказанию Шредера и подкинула в монастырь, а сказывать об этом до самой развязки романа боялась... Роберт перестает быть дьяволом, в испуге бежит к Шерцвальду и объясняет ему положение Икскуля. Все рыцари в негодовании на поступок магистрата, клянутся вырвать жертву из рук судей. Они летят к городским воротам, вассалы Икскуля скачут с другой стороны... ворота заперты. Они их не без больших усилий наконец разламывают...
  
   "Зрелище, представившееся рыцарям, оцепенило их. Обезглавленное тело Икскуля лежало на камнях подворотного свода. Общий невольный крик вырвался у присутствовавших. Эйзенфельс бросился обнимать труп казненного".
  
   Он на нем умер.
  
   "Весть о казни Икскуля распространилась по Ревелю с быстротою молнии; она в один миг проникла всюду.
   Вечером того же дня две женщины бросились с Вышегородского обрыва в море.
   То были Альбертина и Луиза".
  
   Если в этом романе нет слишком сильных, резко очерченных характеров, зато в нем есть главная стихия романа - занимательность и правильный русский язык, - достоинство в наше время также немаловажное.
  
  

КОММЕНТАРИИ

   Печатается по тексту первой публикации.
   Впервые опубликовано: ЛГ, 1841, 27 марта, No 35, с. 140, без подписи.
   В собрание сочинений впервые включено: ПСС, т. IX.
   Автограф не найден.
   Авторство Некрасова указано В. П. Горленко.
  
   Ф. Ф. Корф (1803-1853), барон, - беллетрист, экономист и дипломат, автор "Воспоминаний о Персии 1834-1835 гг." (1838), "Повестей" (1838-1839), "Сцен из обыкновенной жизни" (1851); сотрудник "Современника" П. А. Плетнева. Повесть Корфа "Как люди богатеют" была опубликована в некрасовском "Современнике" (1847, No 8 и 9). Роман "Суд в ревельском магистрате" базировался на серьезном изучении исторических источников, но оказался несвободен от некоторой идеализации средневекового рыцарства; критикой был встречен сочувственно. Рецензент "Отечественных записок" отмечал, что содержание его "интересно", "изложение не лишено занимательности", а слог "гладкий и приятный" (1841, No 2, отд. VI, с. 40). Ср. отзывы Плетнева в "Современнике" (1841, т. 21, отд. I, с. 94-96; перепечатано в кн.: Плетнев П. А. Сочинения и переписка, т. 2. СПб., 1885, с. 302-303), "Библиотеки для чтения" (1841, т. 45, отд. VI, с. 12-13) и "Сына отечества" (1841, 16 марта, No 11, с. 327-344). Некрасовский пересказ содержания романа Корфа явно ироничен.
  
   С. 9. "Зрелище, представившееся рыцарям ~ То были Альбертина и Луиза". - Цитируются с. 198-200 рецензируемого издания.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru