Москаль
Работа в революционное время

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2
 Ваша оценка:


"За два года". Сборникъ статей изъ "Искры". Часть первая.

   

Работа въ революціонное время.
(3 марта 1905 г., No 40.)

   
   Почему не "узкая" организація "профессіональныхъ революціонеровъ" дала толченъ движенію этой лавины, а "Собраніе рабочихъ"? Потому что "Собраніе" это было дѣйствительно широкою организаціей, основанной на самодѣятельности рабочихъ массъ...
   Въ другихъ формахъ, сдавленныхъ нелегальностью" нашего движенія, намъ необходимы тоже широкія организаціи, которыя связали бы насъ съ массой, намъ тоже необходима самодѣятельность пролетаріата, но въ основу этихъ организацій и этой самодѣятельности мы должны положить всеобъемлющія цѣли классовой борьбы" ("Начало революціи", No 84).
   Передъ всякимъ соціалдемократомъ стоитъ въ настоящее время жгучій вопросъ: что дѣлать? Принципіально "Искра" рѣшаетъ его въ томъ смыслѣ, что необходимо устраивать широкія организаціи, основанныя на самодѣятельности пролетаріата и приспособленныя къ цѣлямъ классовой борьбы. И это, какъ я понимаю, предлагается не только какъ общее соціалдемократическое средство, нужное вездѣ и всегда, но и какъ спеціальное условіе дѣятельности именно теперь, въ начавшійся революціонный періодъ, чтобы приводятъ въ движеніе "лавину" и направлять ее по соціалдемократическому руслу. Это, конечно, не единственное средство,-- "Искра" говорить и о "технической" подготовкѣ {Этой стороны я здѣсь не касаюсь вовсе.},-- но главное, безъ чего немыслима пролетарская побѣда надъ самодержавіемъ и установленіе широкаго демократическаго строя. Вполнѣ раздѣляя эту точку зрѣнія, я хотѣлъ бы поднять слѣдующій практическій вопросъ: съ чего слѣдуетъ начать работу по устройству такихъ широкихъ организацій, и какое содержаніе придать агитаціи въ этомъ направленіи, имѣя въ виду именно настоящій революціонный моментъ, когда рабочія массы уже выступили въ стачечномъ движеніи, когда все находится въ броженіи, и когда особенно остро чувствуется нужда въ поднятіи революціоннаго настроенія рабочихъ массъ и объединеніи ихъ, съ цѣлью наиболѣе успѣшной борьбы на два фронта: и противъ абсолютизма и противъ капиталистовъ.
   Извѣстно, что революціонные моменты, подобные тому, какой переживаемъ сейчасъ мы, характеризуются, прежде всего, тѣмъ, что въ это время многія правительственныя функцій какъ бы отмираютъ; законы и порядки хотя еще не отмѣнены пока, но, благодаря выступленію на сцену революціонныхъ массъ, не примѣняются. Сопротивленіе капиталистовъ-промышленниковъ напору пролетарскихъ требованій тоже ослабѣваетъ,-- по стольку, по скольку первые теряютъ поддержку въ правительствѣ. Происходитъ фактическій захватъ на это время различныхъ свободъ и нѣкоторыя завоеванія въ экономической области. Это необходимо живо помнить именно теперь, чтобы наилучшимъ образомъ воспользоваться даннымъ моментомъ въ интересахъ пролетаріата.
   Дѣйствительно, что происходитъ сейчасъ въ Россіи? Съ начала января возникаютъ огромныя массовыя стачки, постепенно перекатываясь по всей странѣ. Мы уже успѣли забыть, что стачки по закону все же у насъ запрещены, настолько онѣ устраиваются свободно. Со стачечниками ведутъ переговоры, ихъ признаютъ, тогда какъ еще недавно практиковался шаблонный пріемъ правительства запрещать предпринимателямъ вступать съ рабочими въ переговоры объ ихъ требованіяхъ, пока они находятся въ стачкѣ. Свобода стачекъ фактически завоевана на это время. То же и съ собраніями рабочихъ. Съ самаго начала движенія гапоновскія общества въ Петербургѣ выскочили изъ своего казеннаго устава, сбросивъ его, какъ негодную скорлупу, и на собраніяхъ рабочихъ стали заниматься тѣмъ, чѣмъ хотѣли, а не тѣмъ, что позволено. Составъ собраній не ограничивался только членами общества, а заключалъ въ себѣ всю огромную массу поднявшихся рабочихъ. Безнаказанно происходили также митинги на улицахъ. Свобода слова на собраніяхъ и митингахъ была полная. Могутъ сказать, что въ Петербургѣ правительство допустило эту свободу собраній исключительно лишь съ тою цѣлью, чтобы осуществить свой дьявольскій планъ -- вызвать безоружныя массы на общую манифестацію на площади и тамъ ошеломить ихъ бойней, но вѣдь послѣ 9 января во многихъ городахъ, гдѣ возникали стачки, происходилъ цѣлый рядъ такихъ свободныхъ собраній, и правительство должно было ихъ терпѣть, пытаясь только мѣшать открытымъ массовымъ демонстраціямъ и случаямъ насилія со стороны стачечниковъ. Конечно, правительство еще можетъ расправляться жестоко, когда ему приходится имѣть дѣло съ одиночками или съ небольшими группами, но тамъ, гдѣ оно встрѣчается со сплоченными массами въ ихъ стремленіи къ захвату различныхъ свободъ, лапы его перестаютъ дѣйствовать.
   И такое стремленіе къ захвату свободъ на три четверти, если не всецѣло, совершенно стихійно, не обязано никакому партійному плану, а существуетъ только потому, что массы находятся въ революціонномъ кипѣніи,-- только потому, что онѣ выступили. Это ихъ естественное и неизбѣжное выраженіе. Въ результатѣ, является частичная дезорганизація правительства и открывается, и при томъ не только для рабочихъ, а для всѣхъ слоевъ населенія, расчищенное революціоннымъ движеніемъ свободное поле для политической работы.
   Благодаря бездѣйствію во многихъ случаяхъ правительственныхъ лицъ, стачечники получаютъ сравнительно легко и нѣкоторыя уступки со стороны предпринимателей. Конечно, эти уступки не прочны, и капиталисты, какъ всегда, будутъ стремиться при первой возможности ихъ взять обратно, но ужъ отъ организованной части пролетаріата, отъ соціалдемократической партіи будетъ зависѣть не давать капиталистамъ такой возможности, а напротивъ -- закрѣпить полученныя уступки и работать надъ дальнѣйшимъ ихъ расширеніемъ. Однако, наиболѣе характернымъ явленіемъ для настоящаго времени слѣдуетъ признать не то, что хозяева подаются на требованія стачечниковъ, а то, что революціонно настроенные рабочіе стремятся сами, не дожидаясь отвѣта хозяевъ или вопреки ихъ отвѣту, установить лучшія условія труда; они, такъ сказать, сами забираютъ себѣ то, что имъ нужно. Такъ, на нѣкоторыхъ заводахъ въ Петербургѣ рабочіе по окончаніи стачки являются на работу, но работаютъ только восемь часовъ, пытаясь такимъ образомъ самостоятельно установить восьмичасовой рабочій день.
   Итакъ, есть свободное поле и есть стремленіе рабочихъ сейчасъ же, же дожидаясь окончательныхъ результатовъ борьбы съ правительствомъ, воспользоваться имъ для улучшенія своего положенія. Рабочіе сейчасъ же хотятъ на расчищенномъ мѣстѣ устраиваться по голому. И это лучшій способъ борьбы, такъ какъ при немъ закрѣпляется каждый послѣдовательный шагъ. Но рабочія массы, при той малой степени организованности, какую онѣ теперь имѣютъ, сами по себѣ, едва ли могутъ достигнуть многаго въ этомъ направленіи.-- Организовать соотвѣтственнымъ образомъ массы для дѣла самоустроенія, вести вмѣстѣ съ ними одновременно и разрушительную, и созидательную работу, такъ чтобы созидательная часть служила рычагомъ для дальнѣйшихъ, болѣе успѣшныхъ, разрушеній и ускоряла этимъ общій процессъ ликвидаціи стараго строя -- я является, по моему мнѣнію, ближайшей неотложной задачей соціалдемократической партіи.
   "У насъ нѣтъ сейчасъ правительства, есть только враждебная вооруженная банда, которая бьется съ населеніемъ за свое существованіе".-- Приблизительно такія восклицанія часто приходится читать и слышать послѣ петербургскихъ событій 9 января. Необходимо, чтобы это восклицаніе не висѣло въ воздухѣ простой революціонной фразой, а послужило лозунгомъ, отправнымъ пунктомъ, отъ котораго слѣдуетъ начать работу. Нужно уничтожить за собою мосты къ отступленію и безъ оглядки дѣйствовать, не принимая въ разсчетъ номинальнаго существованія правительства и считаясь только съ враждебною вооруженною силою. И это будетъ очень близко къ дѣйствительности, такъ какъ на самомъ дѣлѣ правительства, какъ устрояющей силы, у насъ почти не осталось. Мысль объ отсутствіи правительства и о возможности устраиваться синимъ необходимо постоянно внушать рабочимъ. Нужно сейчасъ же начинать жить свободнымъ демократическимъ строемъ, нужно теперь же организовывать рабочія массы для возможнаго проведенія въ жизнь соціалдемократической программы-minimum. Нужно самостоятельно, никого не спрашиваясь и открыто, устраивать массовыя собранія рабочихъ. Если вооруженная сила помѣшаетъ устройству іхъ гдѣ-нибудь въ центральномъ мѣстѣ, перенести ихъ на фабричные дворы, воспользоваться сосѣднимъ трактиромъ, куда экспромтомъ собраться подъ видомъ чаепитія, прервать на время, по данному сигналу, работу на фабрикѣ и тутъ же, въ самомъ фабричномъ помѣщеніи, устроить собраніе. Нужно всячески практиковать революціонную свободу собраній и на этомъ организовывать массы. Нужно открыто, а не по прежнему -- конспиративно, устраивать среди широкихъ массъ рабочихъ всякіе профессіональные союзы, общества взаимопомощи, кассы, при чемъ придется, можетъ быть, только законспирировать храненіе денегъ, чтобы ихъ не удалось отнять. Нужно организовать открытые кружки рабочихъ для чтенія -- безразлично -- легальной и нелегальной литературы. Вообще нужно стремиться превратить за это время большую часть нелегальнаго, если не въ легальное, то въ совершенно открытое и широкое, дѣйствующее въ селу революціоннаго выступленія массъ.
   На хозяевъ, ослабленныхъ бездѣйствіемъ правительства, необходимо давить самовольнымъ сокращеніемъ рабочаго времени, организаціей различныхъ формъ представительства отъ рабочихъ для вмѣшательства въ столкновенія хозяевъ съ отдѣльными рабочими, для наблюденія за благоустройствомъ фабрикъ, за всѣмъ внутреннимъ распорядкомъ и прочее. Нужно насильственно и окончательно уничтожить унизительную систему обысковъ при выходѣ изъ фабрики. Нужно теперь же начать прямо гнать всякую внутреннюю полицію на фабрикѣ или, по крайней мѣрѣ, сдѣлать ея жизнь нестерпимою.
   Мнѣ хотѣлось здѣсь только показать направленіе, въ которомъ слѣдуетъ вести работу; отдѣльные примѣры могутъ быть неудачны, но товарищи, работающіе на мѣстахъ, безъ сомнѣнія, найдутъ десятки другихъ способовъ, чтобы организовывать пролетаріатъ для фактическаго захвата свободъ. Одно важно: по возможности сдѣлать такъ, чтобы ближайшему будущему! строю оставалось только закрѣпить то, что самостоятельно пріобрѣтено пролетаріатомъ въ революціонный періодъ.
   Разумѣется, правительство будетъ стремиться всячески мѣшать этой самостоятельной созидательной работѣ, но, во-первыхъ, по теперешнему времени оно далеко не сможетъ захватить всѣхъ случаевъ, а во-вторыхъ, тамъ, гдѣ и могло бы, оно непремѣнно будетъ запаздывать, такъ что во всякій данный моментъ столкновеніе будетъ происходить при болѣе благопріятныхъ условіяхъ для рабочихъ, т. е. когда они будутъ усилены всей предшествовавшей работой по организаціи. Сейчасъ правительство, ради собственнаго спасенія, старается направить остріе рабочаго движенія въ экономическую область, противъ предпринимателей; послѣдніе, видя, что правительство не только не облегчаетъ ихъ положенія, но еще затрудняетъ его, начинаютъ открыто переходить въ оппозицію и стараются, въ свою очередь, повернуть остріе противъ правительства. Та и другая сторона готовы, поэтому, на нѣкоторыя попустительства и поблажки. Нужно пользоваться этимъ обстоятельствомъ я расширить свои захваты настолько, чтобы всякая положительная мѣра правительства какъ бы таяла въ своемъ ничтожествѣ передъ тѣмъ, что самостоятельно добыто пролетаріатомъ.
   Мнѣ кажется, было бы ошибкой откладывать созидательную часть работы на конецъ революціоннаго періода; сначала, молъ, разрушительныя дѣйствія, а потомъ созиданіе. Это, можетъ быть, было бы выгоднѣе, если бы вся выступившая масса или большинство ея состояло изъ сознательныхъ рабочихъ, для которыхъ ясна вся дальнѣйшая перспектива, но, вѣдь, такихъ рабочихъ незначительное меньшинство. Возможно, что, подъ вліяніемъ одного лишь стихійнаго взрыва, рабочія массы завтра же совершатъ окончательное нападете на правительство, но этого можетъ и не быть, и пройдутъ еще долгіе мѣсяцы, прежде чѣмъ будетъ завоеванъ демократическій строй. Между тѣмъ, отъ одного голаго призыва къ нападенію еще трудно ждать большихъ результатовъ. Нужно дать почувствовать массамъ перемѣну къ лучшему въ ихъ положеніи, нужно развернуть передъ ними положительную, обаятельную сторону пролетарскаго движенія, нужно показать имъ, что онѣ сами и сейчасъ же могутъ начать "творить жизнь", а не только бороться, нужно вызвать на этой работѣ ихъ самодѣятельность и иниціативу и убѣдить такимъ образомъ на фактѣ, что соціалдемократическая партія становится рабочей партіей. И тогда всякое покушеніе на добытое пролетаріатомъ встрѣтитъ съ его стороны удесятеренный отпоръ и удесятеренное стремленіе покончить съ покушающимися. Всѣ промежуточные моменты революціоннаго періода, вродѣ уродливаго земскаго собора, фальшиваго представительства съ совѣщательнымъ голосомъ и прочее, будутъ тогда менѣе опасны: требованія рабочихъ будутъ стоять выше этихъ промежуточныхъ ублюдковъ, ибо рабочіе уже будутъ понимать цѣну настоящей свободы. При такомъ образѣ дѣйствій, политическое освобожденіе рабочаго класса можетъ произойти скорѣе, полнѣе и съ большимъ запасомъ для дальнѣйшей борьбы.

Москаль.

   

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru