Навроцкий Александр Александрович
Иезуиты в Литве

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Историческая драма в 5-ти действиях, с прологом и в стихах.
    ( Отрывки).


А. А. Навроцкий ( Н. А. Вроцкий).

Иезуиты в Литве.

Историческая драма в 5-ти действиях, с прологом и в стихах.

( Отрывки).

Предисловие здесь: http://az.lib.ru/n/nawrockij_a_a/text_0040.shtml

Действующие лица:

   В прологе:
   Бальтазар Гостовин -- чех
                                                       } -- иезуиты.
   Франциск Зуннер -- испанец
   3-тий иезуит.
   Ян Суликовский -- начальник телохранителей Виленского епископа.
   Антон Люткус -- мещанин г. Вильны.
   Конрад -- его внук, 11-ти лет.
   Проводник.
   Воины и монахи-францисканцы.
   В драме:
   Стефан Баторий -- король польский и великий князь Литовский.
   Князь Николай Радзивилл Рыжий -- великий канцлер Литовский и воевода Виленский.
   Княгиня Елизавета -- его жена.
   Князь Христофор -- их сын, 15-ти лет.
   Евстафий Воловичус -- подканцлер Литовский.
   Елена -- его жена.
   Евстафий -- их сын, ровесник князя Христофора.
   Литовские вельможи:
   Князь Четвертинский.
   Георгий Тышкевич.
   Ян Глебовис.
   Викентий Саноцкий -- дозорец г. Вильны.
   Виленские мещане:
   Ян Плюс.
   Иосиф Мамонис.
  
   Капитан королевской стражи.
   Кальвинистские проповедники:
   Андрес Волян.
   Антоши Котовис.
   Брат Игнатий -- монах-доминиканец
   Брат Андрей -- францисканец.
   Иезуиты:
   Антоний Ариас -- провинциал Литовской провинции иезуитского Ордена и духовник короля.
   Станислав Варшевицкий -- ректор Виленского коллегиума.
   Петр Скарга -- профессор коллегиума.
   Мартин Латерна -- походный духовник всех войск.
   Андрей Фризиус -- немец, духовник приговоренных к смерти ( в прологе: 3-тий иезуит).
   Станислав Гроздицкий -- новиций.
   Симеон Видзицкий.
  
   Георг -- слуга Варшевицкого.
   Георгис -- паж княгини.
   Викентий -- дворецкий Воловичуса.
   Анна -- служанка.
   Стража, слуги, ученики иезуитского коллегиума, мещане, крестьяне и прочий народ.

Действие происходит в 1569 и 1578 годах.

Пролог.
Лес в Закрете, на берегу реки Вилии. Ночь.
Суликовский, францисканцы и часть воинов лежат на земле.

   Францисканец
   Дай Бог дойти им незаметно
   Лишь до реки.
  
   1-й воин
                              Дойдут, не бойся!
   Ведь Радзивилловы собаки
   Стоят на страже у ворот;
   А здесь их нет!
  
   Францисканец
                                 Да будет проклят
   Князь-еретик! Рука Господня
   Сумеет охранить надежно
   Святых отцов.
  
   1-й воин
                            Да кто они?
  
   Францисканец
   Посланцы папы.
  
   2-й воин
                                    А зачем
   Он их прислал?
  
   Францисканец
                                  Известно вам,
   Что на Литве совсем забыли
   Святую церковь. Все вельможи,
   Князья, н шляхта, и народ,
   Кто соблазнясь ученьем ада
   От брата дьявола, Кальвина,
   А остальные, сохраняя,
   В своей греховной слепоте,
   Привязанность к восточной схизме --
   Все беспощадно унижают
   Снятую церковь, и что хуже:
   Явились даже между нами
   Враги святейшего престола
   Владыки-папы; отрицают
   Его главенство; не хотят
   Пред ним склониться и дерзают
   Служенье Богу осквернять,
   Вступая в блуд и прикрываясь
   Венчаньем брачным.
  
   2-й воин
                                        Да пожалуй
   Оно и лучше, чем иметь
   Там -- экономок иль кухарок,
   Из богомольных.
  
   Францисканец
                                    Запретил
   Вступать служителям своим
   В соитье брачное сам Бог
   В Завете Новом: так грешно
   Об этом спорить; а тем хуже
   Кидать в служителей Господних
   Незаслуженной клеветой.
  
   1-й воин ( второму)
   Оставь его.
   (Монаху).
                         Ну, так кого же
   Теперь мы ждём?
  
   Францисканец
                                    Святейший пана,
   Скорбя и телом и душой
   О беззаконном расхищенье
   Священной паствы, посылает
   К нам верных воинов своих,
   Испытанных в бою с врагами
   Христовой церкви.
  
   1-й воин
                                     Кто ж они?
  
   Францисканец
   Из всех духовных орденов,
   Которые, во славу Бога,
   Себя навеки посвятили
   Служенью церкви, есть один,
   Который дал святой обет
   Вступать в борьбу с еретиками,
   Не признающими единой
   Священной власти на земле
   Владыки-папы. Этот орден,
   Хотя и младший, но успел
   Себе повсюду заслужить
   Лишь похвалы его усердью
   На пользу церкви.
  
   2-й воин
                                     А какое
   Названье получил от папы
   Тот славный орден?
  
   Францисканец
                                        Иезуиты ( хотя слово <иезуиты> состоит из пяти слогов, но произносится примерно как <езуиты>, поэтому автор для размера стиха принимает его за четырехсложное-- прим. авт.),
   То есть служители Христа
   И веры истинной.
  
   1-ый воин
                                     И много
   Прибудет их сегодня к нам?
  
   Францисканец
   Нет. Только трое.
  
   2-й воин
                                       Только-то!
   Немного-же они успеют
   В таком числе.
  
   Францисканец
                               Не говори!
   Иной один, но если только
   С ним благодать Господня, может
   Всё одолеть.

Слышен шум.

   Суликовский
                            Что там за шум?
   Уж не дерзнули ли напасть
   Еретики! К оружью, дети!
   Вставайте!

Воины вводят Люткуса с Конрадом, который плачет.

                         Это кто?
  
   3-й воин
                                          Не знаем!
   Шпион, должно быть.
  
   Суликовский
                                           Где его
   Вы захватили?
   ( Мальчику).
                                  Перестань!
   Не хнычь!
  
   Люткус
                      Ну, перестань же, Конрад.
   Не бойся, милый!
  
   3-ий воин
                                    Пробирался
   Он через лес и лишь заметил,
   Что мы идём, так тотчас лёг;
   Хотел надуть.
  
   Суликовский (к Люткусу)
                            Ты кто такой?
  
   Люткус
   Я мещанин, по ремеслу
   Скорняк.
  
   Суликовский
                   А это кто с тобою?
  
   Люткус
   Мой старший внук.
  
   Суликовский
                                     Зачем же вы
   В такую пору пробирались
   Сюда, в Закрет?
  
   Люткус
                              Уж если шли,
   Так, стало быть, нужду имели.
  
   Францисканец ( к Суликовскому, вполголоса)
   Спроси его какой он веры.
  
   Суликовский
   Какой ты веры?
  
   Люткус
                                 Кальвинист.
  
   Францисканец
   А... Еретик.
  
   Люткус
                            Не еретик,
   А кальвинист.
  
   1-й францисканец
                               Одно и то же.
  
   2-й францисканец
   Я узнаю его. Он был
   Сначала верным сыном церкви,
   А ныне стал в числе врагов
   Опаснейшим и продолжает
   Губить народ.
  
   Суликовский
                              Зачем ты был
   Теперь в лесу?
  
   Люткус
                               Я не обязан
   Тебе давать отчет, зачем
   И что я делаю.
  
   Суликовский
                              Заставлю
   Я отвечать тебя! Схватите
   Его щенка!

Воины схватывают мальчика, тот бьётся.

   Конрад
                         Спаси, родимый!
   Ай! Больно, дедушка!
  
   Люткус
                                        Оставьте!
   Что вам он сделал?

Воины схватывают Люткуса.

   Отпустите!
  
   Суликовский
                           Сперва скажи, зачем ты был
   Теперь в лесу?
  
   Люткус
                                 Я не боюсь
   Сказать, зачем. Я шёл в корчму
   К еврею Мозесу.
  
   Францисканец
   (вполголоса к Суликовскому)
                                 А... Знаю!
   Там кальвинисты по ночам
   Сбираются, чтоб совращать
   В свою губительную ересь
   Простой народ.
  
   2-й францисканец
   (то же к Суликовскому)
                                     Удобный случай,
   Что б рассчитаться без огласки
   С еретиком; отправь его
   На ужин к рыбам, а мальчишку
   Мы отведём в наш монастырь
   И уж сумеем возвратить
   На путь к спасению.
  
   Суликовский
                                        Пожалуй!
   (К Люткусу).
   Не верю я твоим словам.
   Ты кальвинист и, верно, послан
   Шпионом к нам.
  
   Люткус
   Кто? Я шпион?
  
   Суликовский
   Да, ты! А чтобы отвести
   Нам всем глаза, ты взял с собою
   Мальчишку-внука.
  
   Люткус
                                     Нет, неправда!
   Я не шпион! Я прожил век
   И не был им, и пред могилой
   Не стану покрывать позором
   Мои седины.
  
   Суликовский
                         Знаем мы
   Увертки ваши.
   (К воинам).
                              Эй, свяжите
   Его покрепче!
  
   Люткус
                                 Что ты хочешь
   Со мною сделать?
  
   Суликовский
                                    Что всегда
   С шпионом делается; бросим
   В реку, на дно.
  
   Люткус (указывая на внука)
                               А с ним?
  
   Суликовский
                                                    Мальчишку
   Возьмём с собою.
  
   Конрад
                                    Дед, ты слышал?
   Спаси меня!
  
   Люткус (к Суликовскому)
                           И ты решишься
   Меня, без всякого суда,
   Как пса топить?
  
   Францисканец
                                 Еретика
   Иль пса убить одно и тоже.
  
   Люткус
   Господь воздаст тебе по правде
   За жизнь мою. Конрад, дитя,
   Не поддавайся им!
  
   Суликовский
                                    Зажмите
   Ему скорее глотку!

Воины бросаются на Люткуса; он обрывает верёвки и выхватывает у одного из них кинжал.

   Люткус
                                       Нет!
   Я не отдам без боя жизни!
   Ко мне, Конрад! Спасайся, милый!
   ( Бросается на стражу, держащую Конрада).

Свалка. Его обезоруживают.

   Воины
   Хватай его! Бери живого!
   Потешимся над ним! Хватай!
  
   Суликовский
   Какой задорный. Завяжите
   Его покрепче и забейте
   Землею рот. Вот так! Теперь
   Тащите дерзкого и бросьте
   На ужин к рыбам.

Воины тащат старика: слышен звон колокола.

   Францисканец
                                     Angelus.
   К молитве, дети!

Все преклоняют колени.

   Францисканец
   ( к воинам, тащащим Люткуса).
                                  Бросьте, бросьте!
   Потом докончите. Грешно
   В подобный час не сотворить
   Молитвы ангелу. Не будет
   Он охранять нас.

Всходит луна. На противоположном берегу Вилии, на вершине горы, появляются три иезуита: Гостовин, Зуннер и ещё один в длинных чёрных мантиях, с чётками в руках, сзади них проводник.

   Суликовский
                                     Вот они!
  
   Францисканец
   Христовы воины!

Иезуиты обнажают головы. Гостовин простирает над толпою руки. Затем они спускаются с горы и садятся в лодку.

   1-й воин ( к Суликовскому)
                                     Прикажешь
   Топить шпиона?
  
   Суликовский
                                    Погодите;
   Когда проводим их. Прикройте
   Его пока!

Воины покрывают Люткуса плащами. Суликовский идёт к берегу реки и помогает иезуитам выйти из лодки.

                   Отцы святые,
   Благодарение Творцу
   За милость к нам. Господь позволил
   Благополучно нам добраться
   До этих мест; теперь вполне
   Вы безопасны, и бояться
   Вам больше некого.
  
   Гостовин
                                        Господь
   Был нам защитником, и ныне
   Он охранит нас и пошлёт
   На всех детей Христовой церкви
   Свою святую благодать.
  
   Конрад ( иезуитам)
   О, люди добрые, спасите
   От смерти дедушку!
  
   Гостовин
                                          Кто ты?
  
   Конрад
   Спасите дедушку!
  
   Гостовин (к Суликовскому)
                                     О чём
   Он просит нас?
  
   Францисканец
                              Сейчас схватили
   Его в лесу мы. Он подослан
   Шпионом был.
  
   Гостовин
                               Кто? Этот мальчик?
  
   Францисканец
   Не он один; но с ним старик,
   Которого зовёт он дедом.
  
   Гостовин
   А где же он?
  
   Конрад
   ( указывая на прикрытого Люткуса)
   Он там.
  
   Гостовин
   ( подходить к Люткусу)
                   Снимите
   С него плащи.

Воины снимают плащи.

   Гостовин
   (к Люткусу).
                               Так это правда,
   Что ты шпион?
  
   Люткус
                                  Неправда! Ложь!
  
   Францисканец
   (к Гостовину)
   Он еретик, из кальвинистов.
  
   Гостовин
   ( к Люткусу)
   Тебе я верю.
   (Внимает нож и разрезает верёвки).
                            Ты свободен!
   Ступай -- и помни, что тебя
   Освободили иезуиты
   От верной смерти.
   ( К воинам).
                                     Отпустите
   С ним вместе мальчика.
  
   Люткус
                                                 И ты
   Мне дал свободу? Стало быть
   Не все то правда, что твердили
   Про иезуитов нам.
  
   Гостовин
                                    Ступай --
   И помни, что рука Господня
   Избрала нас, что бы спасти
   Тебя от смерти.

Люткус и мальчик уходят.

   Францисканец
   (к Гостовину)
                                  Ну, напрасно
   Ты отпустил его, ведь он
   Наш враг заклятый, кальвинист,
   Из совратившихся!
  
   Гостовин
                                     Я знаю,
   Что еретик он; но Господь
   Велик и милостив. Быть может,
   В его душе ещё таится
   Свет чистой веры, и он снова
   Вернется к церкви, возвратив
   С собою многих. Но пора
   Идти нам в город.
  
   Суликовский
                                    У дороги
   Вас ждёт епископский возок.
   В нём вы проедете свободно
   Через ворота, так как стража
   Нас пропустила, полагая,
   Что сам епископ на прогулку
   Поехал за город.
  
   Гостовин
                                  Идёмте.
   И да поможет нам Господь
   В великом деле.
  
   Зуннер
                                  Аmеn ( воистину так ( греч.).
  
   3-ий иезуит
                                                 Amen.

Все уходят.

  

Действие первое.
Сад во дворце Николая Радзивилла Рыжего, справа, в глубине, крыльцо. Вечер.
Тышкевич и Четвертинский сидят на скамье.

   Тышкевич
   Ты слышал, князь? Король Стефан
   Стоит горой за иезуитов
   И хочет даже даровать
   Им право важное: устроить
   Здесь академию.
  
   Четвертинский
                                  Слыхал.
   Возможно всё! За кальвинистов
   Еще стоить их покровитель
   Князь Николай, а нас король
   Не станет слушать. Все боится,
   Что в нас, как в православных, сердце
   Лежит к Москве.
  
   Тышкевич
                                  Да, если б только
   В Москве на царстве не сидел
   Державный зверь, так мы охотно
   Ей помогли бы оторвать
   Нас от поляков и слились бы
   В одну могучую державу,
   Признав Московского царя
   Своим законным государем.
   Четвертинский
   Не думаю, чтобы Москва
   Нам сохранила наши льготы
   И вольности. У ней задача
   Уничтожать лишь их повсюду.
   Припомни Новгород и Псков,
   Рязань и Тверь. Припомни так же,
   Что говорил нам Курбский!
  
   Тышкевич
                                                      Правда!
   Когда я был послом в Москве,
   Так присмотрелся к их житью
   И убедился, что боярам,
   Потомкам родовых князей,
   Там тяжело.
  
   Четвертинский
                         А мы, в Литве,
   Привыкли к вольностям и с Польшей
   Легко сживемся, если только
   Нас перестанут притеснять
   За веру предков.
  
   Тышкевич
                                    Да, в Литве
   Их много: князь; и лютеране,
   И кальвинисты, ариане,
   Жиды, татары, караимы...
   И все мы жили в общем мире,
   Не принуждая изменять
   Того, что каждому на свете
   Дороже жизни; все служили
   На пользу родине своей,
   И князь великий Сигизмунд,
   Блаженной памяти, последний
   Из Ягеллонов, сам католик,
   Ко всякой вере относился
   С почтеньем равным. А теперь
   Пошло иначе.
   Четвертинский
                               Иезуиты,
   Вот кто виною! Злое семя
   Попало к нам и принялось,
   И разрастается.

Подходят Волян и Котовис.

   Волян
                               О чём
   Беседу держите?
  
   Четвертинский
                                     Да всё
   Об иезуитах. Ты, отец,
   Хотя искусно обнаружил
   В своих творениях их козни
   II клеветы, но ведь они
   Не любят честно относиться
   К своим врагам, а прибегают
   К иному средству.
  
   Волян
                                          Плохо, князь,
   От них придется всей Литве.
   Я чувствую, что недалёко
   То время страшное, когда
   Польется кровь, начнутся казни
   И станут именем Христа
   Творить насилье.

Входит паж.

   Паж
   ( Тышкевичу и Четвертинскому)
                                     Ожидает
   Вас князь в столовой.

Все трое уходят.

   Волян
   ( Котовису)
                                           Да, мой брат!
   Напрасны наши все труды,
   Чтоб миру объяснить ученье
   Христа-Спасителя. Не любит
   Он света истины; ему,
   Как малому ребенку, нужны --
   Лишь страх, да зрелища обряда,
   Затмившего потехой глаз
   Слова Евангелия.
  
   Котовис
                                        Нет!
   Не верю я, чтобы на свете
   Всегда так было! Испытал
   Я на себе, как много значат
   Слова участья и любви,
   От сердца сказанные; будут
   Они всегда доступней людям
   Речей заученных, и я,
   Я чувствую в душе готовность
   И силу посвятить себя
   Такому делу! Я хочу
   Уйти из Вильны.
  
   Волян
                                    Как уйти?
   Куда?
  
   Котовис
   В деревню. Там народ
   Не развращён, хотя и беден,
   И наг, и сир; над ним царят
   Невзгоды жизни; горе всюду
   Хозяйкой там; нужда и голод,
   Болезни, муки и к тому же
   Ужасный, наглый произвол
   Над всем, что только могут люди
   Назвать своим,-- вот где мы нужны,
   Вот где нас ждут!
  
   Волян
                                 Ступай, мой сын,
   И исполняй, во имя Бога,
   Его Завет.

С балкона сходят: Николай Радзивилл, его жена, их сын Христофор, Воловичус

с женою, Глебовис, Четвертинский и Тышкевич. Котовис уходит.

   Радзивилл
   ( ведёт жену Воловичуса; к Четвертинскому).
                        Да, правда, князь!
   В саду свежее.
   ( Слугам).
                                  Эй, подайте
   Побольше стульев!

Слуги приносят стулья, все садятся.

   Радзивилл
   ( Воляну)
                                       И тебя
   Я попрошу присесть и с нами
   Потолковать.

Волян садится.

                            А где ж другой
   Наш проповедник?
  
   Волян
                                        Он ушёл
   К себе домой. Его сегодня
   Ждут переписчики.
  
   Радзивилл
                                       Не любит
   Он быть без дела.
   ( Слуге).
                                           Прикажи
   Подать венгерского!
   ( Дамам).
                                        А вас
   Я угощу сегодня новым
   Вином превкусным. Получил
   Его я с Кипра.
   (Пажу).
                            Георгий, что же
   Ты смотришь, милый! Догадался?..
   Нет?.. Стыдно, стыдно! Ведь земля
   Еще сыра, а у княгини
   Привыкли ноги быть в тепле.
   Так ей нужна...

Паж бежит в дом и приносит подушку; приносят венгерское и кипрское.

   Радзивилл
   (наливает вино)
                               Прошу, друзья!
   Отведайте!
  
   Воловичус
                         Вино в саду
   Охотней пьется.
  
   Радзивилл
                                          Для беседы
   Оно всегда необходимо:
   Согреет сердце и развяжет
   Язык и думы.
   ( Сыну).
                           Христофор,
   Налей себе. Уж ты не мальчик
   И можешь пить. Лишь помни, милый,
   Что ты, мой сын, всегда в хорошем
   Мне должен следовать и быть
   После меня поддержкой дома
   И нашей веры. Ты, конечно,
   Ей не изменишь по примеру
   Моих племянников.
  
   Волян
                                        Поддались
   Они влиянью иезуитов,
   Врагов земли.
  
   Радзивилл
   ( Христофору)
                              Но ты, мой сын,
   Им не поддашься?
  
   Христофор
                                     Нет, отец!
   Не сомневайся.
  
   Радзивилл
   ( Воливичусу и Елене)
                                  Отчего
   Сегодня с вами не пришел
   Ваш сын Евстафий?
  
   Елена
                                        Так сегодня
   Он не здоров.
  
   Радзивилл
                              Заметил я,
   Что ваш Евстафий изменился
   И стал задумчив. Не люблю
   Я тех, кто в юности начнёт
   Не в меру думать; захиреет,
   Обабится -- и пропадёт!
   Таких-то дурней иезуиты
   Охотно ловят.
  
   Воловичус
                               Нет! Мой сын
   Не станет жертвой иезуитов!
   Он слаб здоровьем -- это правда;
   Но за него я поручусь.
   Он так же, князь, как Христофор,
   Глубоко предан вере предков
   И не изменит ей. Воловичус,
   Уверен я, и есть, и будет
   Лишь православным.
  
   Радзивилл
                                             Дай-то Бог,
   Что бы в родной Литве всегда
   И веры так же уживались,
   Как мы с тобой.
  
   Четвертинский
                               Не будет, князь,
   Покоя нам, пока в Литве
   Хозяйничают иезуиты.
   Княгиня Радзивилл
   Я удивляюсь, отчего
   Вы так боитесь их; конечно,
   Они опасны; но к чему же
   Вы допустили их?
  
   Радзивилл
                                       К чему?!
   Мой брат покойный не считал
   Их нам опасными.
  
   Княгиня
                                       А ныне
   Ты не желаешь с королём
   Вступать в вражду. Ну вот, они
   И пользуются этим. Право,
   Мне даже кажутся смешными
   Все ваши речи. Все твердят,
   Что иезуиты составляют
   И зло, и гибель всей страны.
   Так что ж вы думаете? Вы--
   Вельможи знатные, и шляхта,
   И горожане, и народ?
   Ведь вас громада! Что же вы
   Их не прогоните?
  
   Радзивилл
                                     Нельзя.
  
   Княгиня
   Такое слово не должно бы
   Произноситься Радзивиллом,
   Когда оно не отвечает
   Его желанию.
  
   Радзивилл
                            Княгиня,
   Как жаль, что не создал Господь
   Тебя мужчиною; тогда бы,
   С твоим умом, с подобной волей,
   Ты совершила бы, конечно,
   Не мало подвигов.
  
   Княгиня
                                     Неправда!
   Бессильна я и не могу
   Даже в тебя вдохнуть былую
   Отвагу предков. Старый спор!
   Ты уж привык к нему.
  
   Радзивилл
   ( поднимая кубок)
                                                   Здоровье
   Моей подруги и жены!

Все пьют.

   Княгиня
   Благодарю! Король Стефан
   Умеет с вами управляться
   И не боится нас.
  
   Радзивилл
                                  Княгиня,
   Оставим этот разговор;
   Он только портит наслажденье
   Прекрасным вечером.
  
   Княгиня
                                           Не я
   Тому причиною. Вы сами,
   Как только соберетесь вместе,
   Так все твердите без конца
   Об иезуитах.
  
   Волян
                         Поневоле
   Толкуем мы, когда приносить
   Нам каждый день всё злые вести
   О кознях их.
  
   Княгиня
                            Толкуйте больше!
   От ваших слов для иезуитов
   Вреда не будет. Постепенно,
   Но твердо следуют они
   К известной цели и достигнуть
   Успеха полного.
  
   Четвертинский
                                    Но что же
   Мы можем сделать?
   Пока толкуете, и всё --
   Когда решитесь, наконец,
   За дело взяться. Слушай, князь!
   Когда садовник замечает,
   Что на гряде его цветов
   Вдруг поднялася незаметно
   Простая сорная трава,
   Что должен делать он? Конечно,
   Не ожидать, пока она
   Их стебли нужные заглушить;
   Но, времени не тратя, вырвать
   Её с корнями из земли.
  
   Радзивилл
   Правдива речь! Пора давно
   Их вырвать с корнем. Злое семя
   Княгиня
   Ничего --
   Уж стало приносить плоды
   И душит все своим тлетворным
   Влияньем пагубным. Литовцы!
   Не меньше веры дорога
   Нам наша родина, и мы,
   В каком бы храме не молились,
   Да не забудем, что родились
   В родной Литве, что лишь она
   Отчизной нашею зовется,
   И что для счастия страны
   Мы одинаково должны
   С врагом бороться, помня только,
   Что после смерти, опуская
   Наш труп в могилу, нас положат
   В одну и ту же, всем родную,
   Утробу матери-земли.
   Так пожелаем же, друзья,
   Мы блага Родине и выпьем
   За гибель всех её врагов!

Все встают и пьют.

   Елена
   Как будто дождик? Не пора ли
   Идти домой?
  
   Радзивилл
                           Еще не поздно.
   Пойдемте в комнаты.

Все, кроме Воловичусов и Христофора, уходят.

   Елена
                                        Пора!
   ( Мужу).
   Ты оставайся. Мне же нужно
   Идти домой.
  
   Воловичус
                         Зачем?
  
   Елена
                                        Евстафий!
   Всё не здоров. Хочу взглянуть
   Я на него.
  
   Воловичус
                      Но кто проводит
   Тебя домой?
  
   Елена
                            Велела я
   Прийти Викентш.
  
   Воловичус
                                     Ступай!
   А я останусь.
  
   Елена
                            Ты не скоро
   Ещё придешь?
  
   Воловичус
                               Так, через час.
  
   Елена
   Не торопись; в такой беседе
   Тебе нескучно.

Подходит Христофор.

   Христофор
   ( Елене)
                                  Передай
   Поклон Евстафию; скажи,
   Что я зайду к нему на днях
   Его проведать.
  
   Елена
   ( сухо)
                                 Передам.
   Но только он серьезно болен,
   И доктор приказал ему
   Не предаваться никаким
   Забавам юности.
   ( Уходит).
  
   Христовор
   ( Воловичусу)
                            Скажи,
   Что вдруг случилося такое
   С Евстафием?
  
   Воловичус
                            Не знаю сам.
   Он прежде был здоровье и весел
   И так любил бывать с тобою
   По целым дням.
  
   Христофор
                                 Теперь не то.
   Он разлюбил меня, должно быть.
   Он избегает оставаться
   Со мной и с нашими друзьями.
   Или молчит, иль что-то всё
   Под нос бормочет. Знаешь, раз
   Ми все решились вдруг развлечь
   Его немного. Приглашали
   Его поехать на охоту.
   На ловлю рыбную, на скачку --
   Не согласился. Ну, тогда,
   Решились мы его немного
   Потормошить и дружно, разом,
   Его схватили, стали с ним
   Кружиться, прыгать, повалили
   Его на землю... Он заплакал
   И, вынимая из кармана
   Платок, чтоб вытереть глаза,
   Вдруг обронил такую вещь,
   Которую я у него
   Ещё не видывал.
  
   Воловичус
                                     Какую?
  
   Христофор
   ( вынимая четки)
   Да, вот она.
  
   Воловичус
                         Как? Чётки?
  
   Христофор
                                                 Да.
  
   Воловичус
   Отдай их мне.
  
   Христофор
                               Возьми. По только
   Не говори ему, что я
   Тебе их отдал.
  
   Глебовис
   (с балкона)
                                    Христофор
   Тебя зовёт отец.
  
   Христофор
                                  Иду!
   ( Уходит).
  
   Воловичус
   Да, это чётки. Что-то стал
   Он богомолен не по летам.
   Отец Андрес, его учитель,
   Не из ханжей... Что это значит?..
   Здесь что-то кроется... Узнать
   Необходимо мне. Мой сын,
   Моя вся радость,-- не в монахи
   Его готовлю я... Но кто же?..
   Узнаю... Да... О, Боже, Боже,
   Прости меня! Но Ты ведь дал
   Мне только одного ребенка,
   И не могу, не в силах я
   Тебе отдать его... Узнаю...
   ( Уходит).

Конец 1-го действия.

  
   1876 г.
  

---------------------------------------------------------------------------------

   Первая публикация: Журнал " Русская речь", 1880, No 9.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru