Надсон Семен Яковлевич
Надсон С. Я.: биобиблиографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.64*5  Ваша оценка:


   НАДСОН, Семен Яковлевич [14(26).XII.1862, Петербург -- 19(31).I.1887, Ялта; похоронен в Петербурге] -- поэт, критик. Родился в семье чиновника. Отец умер в приюте для душевнобольных, когда Н. не исполнилось и двух лет. Мать вынуждена была своими трудами содержать сына и младшую дочь, занимая место экономки и домашней учительницы в семействе некоего Фурсова в Киеве. Рассорившись с хозяевами, она переехала в Петербург к своему брату Д. С. Мамонтову (Мамантову). Здесь Н. поступил в приготовительный класс гимназии.
   Вскоре его мать вторично вышла замуж за Н. Г. Фомина и возвратилась в Киев. Новый брак тоже не принес семейного счастья. Отчим Н., страдавший тяжелым психическим заболеванием, в припадке умопомешательства покончил с собой, и семья вновь оказалась без средств к существованию. Недаром в автобиографии Н. с горечью сообщал: "История моего детства -- история грустная и темная" (Полн. собр. соч.-- Т. II.-- С. 3). Вторично осиротевшей семье на этот раз помог другой брат матери -- И. С. Мамонтов. В 1872 г. он вызвал сестру с детьми в Петербург и определил Н. пансионером во 2-ю Военную гимназию. Весной 1873 г. умерла от чахотки мать Н., оставив на попечение братьев сына и дочь, которые выросли в разных семьях. Опекуном Н. стал И. С. Мамонтов. Впечатлительный, легко ранимый, болезненный Н. тяжело переживал смерть матери и не всегда находил общий язык с суховатой, "рассудительно-холодной" семьей дяди, с трудом уживался с товарищами по гимназии. "Я рос одиноко... я рос позабытым / Пугливым ребенком -- угрюмый, больной, / С умом, не по-детски печалью развитым, / И с чуткой, болезненно-чуткой душой..." -- вспоминал об этом времени Н. в стихотворении "Мать" (1886). Окончив в 1879 г. курс гимназии, он поступил в Павловское военное училище, но из-за начавшейся болезни легких вынужден был уехать на Кавказ и прожил год в Тифлисе. После окончания училища в 1882 г. был выпущен подпоручиком в Каспийский полк, стоявший в Кронштадте. В 1884 г. Н., мечтавший посвятить себя литературной деятельности, вышел в отставку. Несколько месяцев он был секретарем редакции газеты "Неделя", однако вскоре обострившийся туберкулез заставил его навсегда оставить службу. Последние годы жизни, целиком подчиненные течению болезни, Н. провел на юге России и заграничных курортах при материальной поддержке друзей и Литературного фонда.
   Еще в детстве Н. начал сочинять стихи, был инициатором в подготовке рукописных гимназических журналов. Ему не исполнилось и 16 лет, когда в 1878 г. в журнале "Свет" было опубликовано первое его стихотворение -- "На заре". Затем Н. выступил как поэт на страницах "Слова", "Мысли", "Русской речи", "Устоев", "Дела", "Русской мысли" и др. периодических изданий. Искренность и задушевность ранних произведений Н. привлекли внимание А. Н. Плещеева, которого он по праву считал "своим литературным крестным отцом" (Полн. собр. соч.-- Т. II.-- С. 6). При содействии Плещеева Н. с 1882 г. начал сотрудничать в "Отечественных записках" и обратил на себя внимание любителей поэзии.
   В 1883--1884 гг. в "Отечественных записках" Н. напечатал также рецензии на поэтические сборники И. В. Федорова-Омулевского, К. К. Случевского, А. А. Голенищева-Кутузова. В январе 1884 г. в "Еженедельном обозрении" появилась его статья "Поэты и критика". С мая по сентябрь 1886 г. Н. выступал в киевской газете "Заря" с критическими фельетонами по поводу текущей литературы и журналистики, в которых неизменно отстаивал произведения с ярко выраженной социальной направленностью, обличал безыдейную и реакционную беллетристику и публицистику. Литературно-критические работы Н. вместе с оставшимися в рукописи "Заметками по теории поэзии" составили книгу "Литературные очерки. 1883--1886", вышедшую в 1887 г. уже после его смерти, дающую довольно полное представление об общественно-литературных взглядах писателя.
   В 1885 г. вышел в свет первый и единственный прижизненный сборник стихотворений Н., принесший ему шумную славу. В следующем году на основании отзыва видного русского филолога Я. К. Грота книга удостоилась Пушкинской премии Академии наук, была замечена критикой. Большинство рецензентов обратило внимание на то, что Н. не всегда владеет формой стиха, но искупает этот недостаток страстной и глубокой искренностью. "В небольшом сборнике его стихотворений, затронувших много жгучих мыслей, волнующих современников,-- писал А. И. Введенский,-- отразились рельефно многие чаяния времени" (Дело.-- 1886.-- No 5.-- Отд. II.-- С. 7).
   Стремление отозваться на духовные нужды своей эпохи, учесть читательский спрос и вкус обусловило широкую популярность поэзии Н. среди молодежи. Свои взаимоотношения с читателем поэт строил на полном доверии. Жизнь Н. была известна из его же исповедальных и преимущественно автобиографических стихов: нелегкое сиротское детство, тяжкий недуг, мучивший его с юношеских лет, светлая недолгая любовь к рано умершей Н. М. Дешевовой, оставившей заметный след в его поэзии. Реально-исторический читатель для Н. был тесно связан с воображаемым читателем-другом. Уже в первых стихотворениях Н. обращается к тому, "в чьем сердце живы желанья лучших, светлых дней" ("Во мгле", 1878). Лирический адресат поэзии Н.-- не просто необходимый "участник" произведения, он друг и брат, сверстник, принципиальный союзник, связанный с лирическим героем общностью мировоззрения. Не случайны частые обращения к читателю: "о, милый брат", "дорогие друзья", "братья", "милый друг" и т. п. В конце жизни поэт пишет строки (стихотворение осталось незавершенным), в которых очень четко выразил свое отношение к читателю: "Он мне не брат -- он больше брата: / Всю силу, всю любовь мою. / Все, чем душа моя богата. / Ему я пылко отдаю" ("Он мне не брат -- он больше брата...", 1886). Критик К. К. Арсеньев, проницательно указывая на близость между поэтом и публикой, подчеркивал, что в поэзии Н. "чувствуется "тоска желаний", многим знакомых, слышится крик душевной пытки, многими пережитой <...>. В одних он пробуждал полузабытые чувства, другие узнавали в нем самих себя, третьих он ставил лицом к лицу с вопросами, существование которых они до тех пор только смутно подозревали" (Арсеньев К. К. Критические этюды по русской литературе.-- Спб., 1888.-- Т. II.-- С. 102).
   Современники поэта, позднейшие исследователи его творчества отмечали, что лирика Н. испытала заметное влияние М. Ю. Лермонтова и Н. А. Некрасова. Н. развивал многие темы и мотивы Лермонтова, воспринял ораторский пафос, афористичность, интонационно-ритмический рисунок его стиха. Но если Лермонтов обвинял ровесников в бездействии и безверии, то Н. оправдывал разочарованность и унылое бессилие современников. По словам В. В. Чуйко, "он просто "воспевал" себя и свое поколение" (Наблюдатель.-- 1888.-- No 11.-- С. 175). Это отчетливо проявилось в стихотворениях "В вини меня, друг мой,-- я сын наших дней..." (1883), "С тех пор, как я прозрел, разбуженный грозою..." (1883), "Наше поколение юности не знает..." (1884), "В ответ" (1886). Некрасовские традиции, ощутимые уже в ранней лирике Н., особенно чувствуются в стихотворениях "Похороны" (1879), "Старая сказка" (1881), "Святитель" (1882), "Как каторжник влачит оковы за собой..." (1884) и др. В них нет некрасовской силы и страсти, но они полны искренней любви к народу, горячей веры в светлые идеалы.
   Первостепенной в творчестве Н. является тема назначения поэта и поэзии. В стихотворение "Не презирай толпы: пускай она порою..." (1881), "В толпе" (1881), "Певец" (1881), "Милый друг, я знаю, я глубоко знаю..." (1882), "Из дневника" (1882), "Грезы" (1883), "Певец, восстань!.. мы ждем тебя, восстань..." (1884), "Я рос тебе чужим, отверженный народ..." (1885) и ряде других выражена идея гражданам долга поэта перед отечеством и народом. Нередки в произведениях Н. мотивы борьбы и протеста против существующего строя: "Ни звука в угрюмой тиши каземата..." (1882), "По смутным признакам, доступным для немногих..." (1885), "Не хотел он идти, затерявшись в толпе..." (1885), "На могиле А. И. Герцена" (1886) и др. Но одно из ключевых слов в поэтическом лексиконе Н.-- "борьба" -- находится в одном ряду с "сомнением", "тоской", "мглой", оно неизменно и красноречиво сопровождается определениями: "тяжкая", "напрасная", "трудная", "роковая", "жестокая", "неравная", "безумная", "непосильная", "долгая", "суровая". "Моя заря омрачена борьбой", "в минуты унынья, борьбы и ненастья", "гнетущий круг борьбы, сомнений и тревог". Борьба для Н. тесно связана со страданием. "Мой стих я посвятил страданью и борьбе",-- писал поэт ("С тех пор как я прозрел, разбуженный грозою..."). Отсюда -- мятежное, святое, чистое, прекрасное страданье; это и "страдальческий образ отчизны далекой", и мотив сострадания к ближнему.
   В поэзии Н. отразились увлечения некоторыми историческими событиями и деятелями, героями христианской мифологии. Наряду с гражданской видное место в его творчестве занимает любовная и пейзажная лирика, напевность и мелодичность которой привлекли внимание многих композиторов. Свыше 100 стихотворений Н. положено на музыку. И хотя шедевров вокальной лирики на слова Н. не создано, примечательно, что к его произведениям обращались такие выдающиеся композиторы, как Ц. А. Кюи, А. Г. Рубинштейн, С. В. Рахманинов, Э. Ф. Направник.
   Преждевременная смерть Н. была воспринята современниками как серьезная потеря для русской поэзии. Хотя дарование поэта не успело раскрыться в полной мере, с именем Н. связывались определенные надежды на ее будущее. После смерти Н. его творчество получило еще большую известность. Он оказал сильное влияние на становление и развитие многих поэтов эпохи "безвременья". Появляются последователи Н. и его многочисленные эпигоны. Самыми заметными представителями надсоновской школы были С. Г. Фруг, С. А. Сафонов и Ф. А. Червинский. Под влиянием Н. начинался творческий путь Д. С. Мережковского и В. Я. Брюсова, но впоследствии именно поэты-символисты в наибольшей степени способствовали дискредитации Н. как лирика. "Невыработанный и пестрый язык, шаблонные эпитеты, скудный выбор образов, вялость и растянутость речи -- вот характерные черты надсоновской поэзии, делающие ее безнадежно отжившей",-- заявлял в 1908 г. Брюсов (Брюсов В. Я. Собр. соч.: В 7 т.-- М., 1975.-- Т. 6.-- С. 235). Тем не менее книга стихотворений Н. до революции выдержала 29 изданий. О Н. появляется обильная критическая литература (Н. К. Михайловский, А. М. Скабичевский, Л. Е. Оболенский, М. А. Протопопов и др.), публикуются различные мемуарные свидетельства. Многие поэты посвящают его памяти стихотворения (Я. П. Полонский, Л. И. Пальмин, К. М. Фофанов). А с публикацией посмертных произведений Н. слава его достигает своего апогея. Молодежь заучивала его стихотворения наизусть. Произведения Н. постоянно включались в альбомы и рукописные журналы учащихся, долгие годы их часто декламировали со сцены, почетное место отводилось им в различных хрестоматиях и сборниках.
   Талант Н. ценил М. Е. Салтыков-Щедрин. А. П. Чехов называл его "лучшим современным поэтом", т. е. лучшим поэтом 80 гг. Поэзией Н. интересовался В. И. Ленин. Живя в эмиграции в Кракове, он, по словам Н. К. Крупской, "чуть не наизусть выучил Надсона и Некрасова" (В. И. Ленин о литературе и искусстве.-- 7-е изд.-- М., 1986.-- С. 186).
   В историю русской литературы Н. вошел как выразитель дум и настроений 80 гг.-- эпохи "безвременья" и упадка, когда в революционном и общественном движении выявился кризис народничества, прежних демократических идей.
  
   Соч.: Полн. собр. соч.: В 2 т./ Под ред. М. В. Ватсон.-- Пб., 1917; Полн. собр. стихотворений / Вступ. ст. Г. А. Бялого.-- М.; Л., 1962; Стихотворения / Сост., вступ. ст. и примеч. Е. В. Ивановой.-- М., 1987.
   Лит.: Введенский А. Поэт переходного времени // Дело.-- 1886.-- No 5.-- Отд. II.-- С. 1--21; С. Я. Надсон. Сб. журнальных и газетных статей, посвященных памяти поэта.-- Спб., 1887; Чуйко В. В. Надсон и Гаршин // Наблюдатель.-- 1888.-- No 11.-- С. 164--187; Тиханчева Е. П. Брюсов о Надсоне // Брюсовские чтения 1973 года.-- Ереван, 1976.-- С. 201--216; Лесневский С. Гул забвения и славы // Поэзия. Альманах.-- М., 1978.-- Вып. 22.-- С. 105--113; Бялый Г. Поэзия чеховской поры // Бялый Г. Чехов и русский реализм; Очерки.-- Л., 1981.-- С. 174--254; Максимова И. [С. Я. Надсон] // Памятные книжные даты. 1982.-- М., 1982.-- С. 116--119.

И. А. Книгин

  
   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 2. М--Я. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
  

Оценка: 7.64*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru