Миллер Всеволод Федорович
Миллер В. Ф.: биографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:

  Оригинал здесь - http://www.ethnonet.ru/ru/print/science/persons/miller.html
  
  МИЛЛЕР ВСЕВОЛОД ФЕДОРОВИЧ (1848-1913)
  
  В.Ф. Миллер родился в 7 апреля 1848 в г. Москва. Российский фольклорист, языковед, этнограф, археолог. Профессор Московского Университета с 1884 (?). Академик Петербургской АН с 1911 г.
  Отличался широким кругом научных интересов (санскритолог, мифолог, иранист, осетиновед, кавказовед, этнограф-фольклорист). В последние 20 лет своей жизни - преимущественно исследователь русского языка.
  Среднее образование получил в пансионе Эннеса. После окончания пансиона в 1865 году В.Ф. Миллер поступил на историко-филологический факультет Московского университета.
  В Университете В.Ф. Миллер основательно изучал греческий и латинский языки, санскрит, специализировался по истории народов Востока и восточному фольклору.
  В числе его учителей ориенталист П.Я. Попов (1814-1875), филолог и искусствовед Ф.И. Буслаев (1818-1897), историки: Н.А. Попов (1833-1891), С.М. Соловьев (1820-1879), В.И. Герье (1837-1919).
  Первой научной работой В.Ф. Миллера было студенческое зачетное сочинение, представленное Ф.И. Буслаеву под названием "Восточные и западные родичи одной русской сказки", (опубликовано в трудах Этнографического Отдела Имп. ОЛЕАЭ, т. IV. М., 1877 г.).
  В 1870 году В.Ф. Миллер окончил историко-филологический факультет и был оставлен в Университете для подготовки к профессорскому званию на кафедре сравнительного языкознания и санскрита.
  В 1874 году В.Ф. Миллер был направлен в Германию для более углубленного изучения санскрита и древней истории Востока. Через год, после основательной подготовки у лучших профессоров Берлинского Университета - Отто Берлинга и Адальберта Куна, В.Ф. Миллер переехал в Прагу, где изучал чешский язык.
  В Москву от вернулся в 1876 году с готовой работой "Очерки арийской мифологии (Асвины-Диоскуры)", объемом более 300 страниц, которую в том же году опубликовал и защитил как магистерскую диссертацию.
  В.Ф. Миллер был утвержден в звании доцента с 5 марта 1877 года. Осенью того же года начал преподавательскую деятельность. Он читал курсы по истории Востока, истории русской словесности, преподавал санскрит.
  Заинтересовавшись историей и культурой народов Кавказа, в частности осетин, В.Ф. Миллер совершил пять поездок в Осетию (1879, 1880, 1881, 1883, 1886 гг.). Во всех осетинских селах В.Ф. Миллер беседовал с людьми на их родном языке, обоими диалектами которого он владел совершенно свободно. Результатом поездок явилось издание 2-х томов "Осетинских этюдов" (1881-82 гг.), которые составили диссертацию на степень доктора сравнительного языкознания. В.Ф. Миллер был утвержден в 1882 г. в звании экстраординарного, а в 1886 г. - ординарного профессора Московского Университета.
  В 1887 г. вышла 3 часть "Осетинских этюдов", удостоенная Большой золотой медали Императорского Русского Географического общества. С 11 апреля 1892 года В.Ф. Миллер перешел на кафедру русского языка и словесности, но еще в течение более 10 лет продолжал преподавание санскрита (до осени 1903 года).
  Не прерывая работы в Университете, В.Ф. Миллер с 1897 по 1911 годы возглавлял Лазаревский институт восточных языков, читал лекции на специальном отделении этого института.
  Будучи убежденным сторонником высшего женского образования он состоял преподавателем на Московских высших женских курсах В.И. Герье, где читал лекции по русской народной словесности и истории Востока.
  В.Ф. Миллер был членом целого ряда ученых обществ при Московском Университете:
  с 1872 г. - Общества любителей российской словесности,
  с 1887 г. - Общества истории и Древностей Российских,
  с 1881 г. - избран председателем Этнографического отдела ОЛЕАЭ. С именем В.Ф. Миллера связано открытие первого русского этнографического журнала "Этнографическое обозрение" в 1889 г., редактором которого он был.
  Заслугой В.Ф. Миллера является создание в 1902 г. в отделе этнографии ОЛЕАЭ специальной музыкальной этнографической комиссии.
  В 1879 году В.Ф. Миллер стал председателем Восточной Комиссии Императорского Московского Археологического Общества. Он один из организаторов V Археологического съезда в Тифлисе в 1881 году.
  Кроме того, с 1884 по 1897 г. В.Ф. Миллер был хранителем Дашковского Этнографического музея, коллекции которого им были приведены вновь в систематический порядок. Обстоятельное описание коллекций музея было опубликовано ("Систематическое описание коллекций Дашковского этнографического музея". Вып. 1-4, М., 1887-1895; "Сборник материалов по этнографии" Вып.1-3, М., 1885, 1887, 1888 гг.).
  В 1911 году В.Ф. Миллер был избран ординарным академиком по Отделению русского языка и словесности Императорской Академии Наук и переехал жить в Петербург. Здесь помимо участия в трудах Академии был преподавателем истории литературы в Педагогическом женском институте.
  
  О нем см.:
  1. Б.А.Калоев "В. Ф. Миллер-кавказовед". Орджоникидзе, 1963 г.(в работе есть список кавказоведческих трудов В. Ф. Миллера и перечень литературы о нем).
  2. Сперанский М.Н. "Всеволод Федорович Миллер". М., 1914 г.
  3. Поржезинский В.К. "Преподавательская и научная деятельность Всев. Фед. Миллера в области языковедения". М. 1914 г.
  4. "Этнографическое обозрение". 1914 г., No 3-4 (статьи и воспоминания о В.Ф.Миллере).
  
  Некоторые работы В.Ф.Миллера:
  
  1. "Взгляд на "Слово о полку Игореве"".М., 1877
  2. "Осетинские этюды". Ч. 1-3 М., 1881-1887
  3. "Экскурсы в область русского народного эпоса". М., 1892
  4. "Очерки русской народной словесности". Т. 1-3, М., 1897-1924
  5. "Осетинско-русско-немецкий словарь". Т.1-3, М., 1927-193
  6. "Асвины-Диоскуры". М., 1876
  
  
  Руди Т. Р. Миллер Всеволод Федорович // Энциклопедия "Слова о полку Игореве": В 5 т. - СПб.: Дмитрий Буланин, 1995.
  Т. 3. К-О. - 1995. - С. 249-252.
  http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/es3/es3-2492.htm
  
  МИЛЛЕР Всеволод Федорович (7(19).IV.1848, Москва - 5(18).XI.1913, Петербург) - литературовед, лингвист, фольклорист, этнограф; сын переводчика Ф. Б. Миллера. Получил начальное образование дома, в 1859-65 обучался в частном иностр. пансионе Эннеса, в котором преподавание велось на нем. и франц. яз. Ок. ист.-филол. ф-т Моск. ун-та (1870), где помимо основных курсов изучал самостоятельно яз. (англ., итал., готский, литов., польск., чеш., серб., болг., церковнослав., древне- и новоперс., санскрит и др.). Преподавал в 4-й моск. гимназии (1870), затем на каф. сравнит. языкознания, рус. яз. и словесности Моск. ун-та и на Высших жен. курсах. В 1876 защитил магистерскую дис. "Очерки арийской мифологии" (Асвины - Диоскуры), а в 1883 - вторую дис. "Осетинские этюды", после чего был удостоен степени д-ра сравнит. языкознания. В 1897-1911 - директор Лазаревского Ин-та вост. языков. Акад. (с 1911), председатель Этногр. отд-ния Имп. об-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии, ред. ж. "Этнографическое обозрение" (1881-87), президент Об-ва и председатель Вост. комиссии Имп. Моск. археол. об-ва (1888-90), председатель Отд-ния этнографии Имп. рус. геогр. об-ва (1912-13).
  М. - автор работ по сравнит. языкознанию, истории лит-ры, славистике, фольклору, мифологии, этнографии. Значит. место в творч. наследии ученого занимают исследования по С.
  Впервые М. обратился к С. в 1872 в небольшой заметке "Синтаксические замечания", сопровождавшей изд. текстов собранных им литов. нар. песен. Анализируя свойства славяно-литов. инфинитива, исследователь отметил, что любопытная его особенность состоит в том, "что при нем является именительный падеж как бы вместо винительного" (С. 530), приведя среди примеров для сравнения выражение из С. "молодымъ пѣти слава". М. продолжил и развил эту тему в статье 1876 "Ueber den letto-slavischen Infinitiv". Толкование еще одного фразеол. оборота С. содержит работа "О лютом звере народных песен". Исследуя обширный материал былин и некоторых памятников письменности, М. пришел к заключению, что первоначально "лютый зверь" и "лев зверь" ("лёвый зверь") встречались "на равных правах в народных былинах". Но со временем название лютого зверя было "перенесено на волка, зверя наиболее лютого русской фауны" (С. 18). Поэтому, по мнению исследователя, "волка должно также видеть в лютом звере, упоминаемом в "Слове о полку Игореве"" (С. 10).
  Самым значит. соч. М. о С. является книга "Взгляд на Слово о полку Игореве". В предисл. автор изложил основные вопросы, на которые он пытался ответить в своем исследовании: 1) "Было ли Слово о полку Игореве произведением неграмотного народного певца, впоследствии записанным прозою книжником, или же оно с самого начала принадлежало перу книжного человека, воспитавшегося под влиянием литературы своего времени? 2) Есть ли основания считать Бояна, упоминаемого в Слове о полку Игореве, русским древним певцом, современником Всеслава Полоцкого (...) ? 3) Можно ли из упоминания языческих божеств (Велеса, Дажьбога, Стрибога, Хорса) в Слове о полку Игореве выводить, что автор был проникнут языческим мировоззрением (...)?" (С. 1).
  Ответы М. на этот комплекс вопросов составили его оригинальную концепцию восприятия С. Одно из основных ее положений - вывод исследователя о книжно-лит. происхождении памятника: "Мы исходим из мысли, что "Слово" - произведение книжное, что автор его был человек грамотный и просвещенный, что он написал его, а не пел, и что оно не принадлежало никогда ни народному, ни дружинному эпосу" (С. 11). Аргументы М.: витиеватость стиля С., полит. тенденция памятника, посвященность автора во взаимоотношения князей, отсутствие в тексте С. искажений личных имен, характерных для уст. произведений, а также наличие в нем особого книжного вступления - классич. exordium, который являлся "необходимой принадлежностью всякого эпического произведения" (С. 61). Таким образом, по мнению М., С. создавалось по образцу и в подражание произведениям визант. лит-ры, которые часто становились известны на Руси "через южнославянскую среду" (С. 12). В качестве иллюстрации исследователь провел подробное сопоставление С. с "Девгениевым деянием", текст которого входил в Мусин-Пушкинский сборник, содержавший С.
  Анализ всех упоминаний Бояна в С. привел ученого к выводу, что он "введен как пиитическое украшение, а не как историческое лицо" (С. 125). По мнению М., имя Бояна появилось в С. (равно как и Троян, Див, Велес, Дунай) из болг. перевода-посредника, в котором оно в свою очередь заменило имя греч. эпич. певца. М. отрицает языч. мировоззрение автора С.: имена языч. богов - также лишь слав. эквиваленты имен греч. мифологии, перешедшие в памятник из болг. источника. Они "служат автору как украшающие эпитеты ... с ними не соединяется никакого мифического представления" (С. 171). Исследование М. сопровождается текстом С. (по Перв. изд., с поправками) с примеч. и комм.
  В работах и рец. последующих лет М. продолжал разрабатывать свою концепцию, подкрепляя ее новыми разысканиями в обл. слав. лит-р, фольклора и топонимики. Так, в рукописном сб. болг. песен Стефана Верковича ему удалось обнаружить пространную песню "Борба на Ката и Траян Кралеве с Биза Крале", в последних стихах которой говорится о воеводе Бояне, который пропел песню королю Трояну, завоевателю Биза-града. Сходство сюжетов в песне и С. утвердило исследователя в его мнении о связи Бояна с болг. источниками (К вопросу о национальности Бояна...). В статье "По поводу Трояна и Бояна..." М. сопоставил сюжетную линию Боян - Троян в С. с фригийскими преданиями и серб. сказкой о царе Трояне с козьими ушами из сб. Вука Караджича - и пришел к выводу, что все эти сюжеты находятся в генетич. зависимости и восходят к мотиву царь Мидас - Орфей греч. традиции. Вывод исследователя: "Боян принадлежал той же национальности, как и Троян, и ... оба попали в "Слово" из одного и того же болгарского источника" (С. 239).
  Идеи М. получили самые разноречивые оценки современников в многочисл. рец., появившихся после выхода его книги и статей. Одобрение и дальнейшее развитие концепции М. находим в рец. А. Н. Веселовского, И. И. Малышевского, А. А. Котляревского (рец. на книгу И. Е. Забелина "История русской жизни с древнейших времен"). Критич. оценку получила идея М. о болг.-визант. влиянии на С. в рец. О. Ф. Миллера, Е. В. Барсова, В. Ягича (рец. на книгу А. А. Потебни "Слово о полку Игореве").
  В 1880-1910-е М. продолжил разработку проблемы мифол. образов С. - в рец. на книгу А. С. Фаминцына "Божества древних славян", в статье "К вопросу о Слове о полку Игореве" и др. Кроме того, его внимание привлекают тюркизмы в С. ("Экскурсы в область русского народного эпоса"); исследователь обращается к толкованию отд. выражений памятника ("по былинамь сего времени", "Хинова" и "Хиновьскыя стрѣлкы" и др.).
  В одной из последних работ М., связ. со С., - "Очерк истории русского былевого эпоса" (написана в 1912, опубликована в 1924) - исследователь еще раз обратился к образу Бояна, однако не упомянул о его "болгарском происхождении" и вообще о болг.-визант. влиянии на С., но уделил значит. внимание связи памятника с нац. традицией "эпических песен". Это позволило Н. К. Гудзию предположить, что "на последнем этапе своей научной деятельности Всеволод Миллер, очевидно, отказался от своего первоначального взгляда на "Слово" как на памятник подражательный" ("Слово о полку Игореве" и древнерусская литературная традиция // Лит. критик. М., 1938. No 5. С. 67).
  
  Соч.: Синтаксические замечания // Моск. университ. изв. 1872. Кн. 4. С. 529-531; Ueber den letto-slavischen Infinitiv // Beiträge zur vergleichenden Sprachforschung. Berlin, 1876. Bd 8. S. 156-174; О лютом звере народных песен // Древности: Тр. Моск. Археол. об-ва. М., 1877 (на титульном листе - 1878). С. 1-18; Взгляд на Слово о полку Игореве. М., 1877 [рец.: Веселовский А. Н. Новый взгляд на Слово о полку Игореве // ЖМНП. 1877. Авг. С. 267-306; Миллер О. Ф. 1) Еще о взгляде В. Ф. Миллера на Слово о полку Игореве // Там же. Сент. С. 37-61; 2) Новые домыслы учения о заимствованиях // РФВ. 1879. No 4. С. 233-241; Барсов Е. В. 1) Об историческом и художественном значении Слова о полку Игореве // ВЕ. 1878. С. 785-793; 2) Слово. Т. 1. С. 150, 308-369]; Заметки по поводу сборника Верковича: 1. К вопросу о национальности Бояна в "Слове о полку Игореве" // ЖМНП. 1877. Окт. С. 110-115; По поводу Трояна и Бояна Слова о полку Игореве // Там же. 1878. Дек. С. 239-267; К вопросу о Слове о полку Игореве (Отклик на статью Е. В. Барсова "Об историческом и художественном значении...") // Критическое обозрение. 1879. No 3. С. 20-31; Новое исследование о славянской мифологии [рец. на кн. А. С. Фаминцына "Божества древних славян". СПб., 1884. Вып. 1] // ЖМНП. 1885. Июнь. С. 280-299; рец. на кн. М. Е. Соколова "Старорусские солнечные боги и богини. Историко-этнографическое исследование". Симбирск, 1887 // Там же. 1887. Дек. С. 366-367, 370-371; Экскурсы в область русского народного эпоса. М., 1892. С. 102-106, 210, 213-214 [рец.: Дашкевич Н. П. // Отчет о 36-м присуждении наград гр. А. С. Уварова. СПб., 1895. С. 9-10]; Русская былина, ее слагатели и исполнители // Рус. мысль. 1895. Сент. С. 148-149; Очерки русской народной словесности. Былины. М., 1910. Т. 2. С. 375-381; "Хинова" Слова о полку Игореве // ИОРЯС. 1914. Кн. 1. С. 110-118; Очерк истории русского былевого эпоса // Очерки рус. нар. словесности. М.; Л., 1924. Т. 3. С. 26-31, 43-44.
  
  Лит.: Михайловский В. М. Краткий очерк научной деятельности В. Ф. Миллера // Юбилейный сб. в честь Всеволода Федоровича Миллера. М., 1900. С. VII-XII (С. XIII-XVII: Библиогр. перечень печатных трудов В. Ф. Миллера); Шахматов А. А. Всеволод Федорович Миллер: Некролог // Изв. Имп. АН. СПб., 1914. No 2. С. 11-32; Материалы для библиогр. словаря действительных членов Имп. Академии наук. 1889-1914. Пг., 1917. Т. 3, ч. 2 (М - Я). С. 34-43.
  
  КЛЭ; СДР; Булахов. Энциклопедия.
  
  
  Оригинал здесь - http://www.rulex.ru/01130721.htm
  
  Миллер Всеволод Федорович - один из лучших исследователей русской былевой поэзии (1846 - 1913), главный представитель Московской этнографической школы, сын поэта Ф.Б. Миллера (см.); учился в пансионе Эннеса, затем на историко-филологическом факультете Московского университета, еще раньше самостоятельно приступив к изучению санскрита. В университете специально занимался итальянским языком и историей итальянской живописи и классического искусства. Был оставлен при университете по кафедре сравнительной грамматики. В 1871 г., для практического изучения литовского языка, он вместе с Ф.Ф. Фортунатовым ездил в Сувалкскую губернию, где записал более 100 песен и до 20 сказок (изд. в 1873 г. при "Известиях Московского Университета"). Во время командировки за границу напечатал по-чешски: "Arijsky Mitra" (в "Casopis Mus.") и две статьи в "Zeitschr." Kuhn'a. Защитив магистерскую диссертацию "Асвины-Диоскуры" (Москва, 1876), читал санскрит и древнюю историю Востока; преподавал на высших женских курсах профессора Герье историю русского языка и древнерусскую литературу. В 1877 г. издал книгу: "Взгляд на Слово о полку Игореве". В 1877 и 1880 годы Миллер издавал вместе с М.М. Ковалевским "Критическое Обозрение". После поездки на Кавказ, в 1879 г., Миллер занялся сравнительно-грамматическим изучением иранских языков Кавказа и кавказской этнографией. Овладев осетинским языком, он отправился в 1880 г. в горы Осетии и записывал там осетинские сказания и предания. Результатом путешествия была 1-я часть "Осетинских этюдов" (Москва, 1881), содержащая тексты с русским переводом, и примечаниями. В 1882 г. издал II ч. "Осетинских этюдов", содержащую грамматические исследования и главу о религиозных верованиях осетин. Обе части составили диссертацию на степень доктора. В 1883 г. совершил еще поездку на Кавказ (описание путешествия в "Вестнике Европы", 1884, No 4). Состоял председателем этнографического отдела общества любителей естествознания, затем, одно время президентом всего общества; был хранителем Дашковского этнографического музея. Издал 3 выпуска "Сборника материалов по этнографии" (1885, 1887 и 1888 годы) и 4 выпуска "Систематического описания коллекций Дашковского этнографического музея" (1887-1895). В 1886 г. Миллер производил раскопки в Крыму и ездил для археологических исследований в Чечню, Осетию и горские общества Кабарды; результатом поездки явился 1-й выпуск "Материалов по археологии Кавказа". В эту же поездку Миллер записывал тексты на татском наречии горских евреев; тексты составляют 1-ю часть "Еврейско-горских этюдов", изд. Академией Наук под заглавием: "Материалы для изучения еврейско-татского языка" (1892). В 1887 г. вышла III ч. "Осетинских этюдов", содержащая исследование по истории осетин и лингвистические заметки и материалы. В 1892 г. Миллер перешел на кафедру русского языка и литературы, оставив за собой и преподавание санскрита. С тех пор его многочисленные самостоятельные работы вращаются, главным образом, в области русского былевого эпоса. Главнейшие труды, кроме вышеназванных: "О сравнительном методе автора Происхождения русских былин" (в "Беседах Общества Любителей Российской Словесности", III, Москва, 1871), "Название Днепровских порогов у Константина Багрянородного" ("Древности Московского Археологического Общества", 1887, т. V), "О лютом звере народных песен" (там же, т. VII), "Восточные и западные родичи одной русской сказки" ("Труды Этнографического Отдела Общества Любителей Естествознания и пр.", кн. IV, 1877), "Le role du chien dans kes croyances mytholigiques" ("Atti del VI congresso degli orientalisti", Флоренский, II), "Заметки по поводу сборника Верковича" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1877, No 10), "О болгарских народных песнях Верковича" ("Вестник Европы", 1877), "По поводу Траяна и Баяна Слова о полку Игореве" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1878, No 12), "Отголоски финского эпоса в русском языке" (там же, ч. CCVI), "По поводу одного литовского предания" ("Древности", т. VIII, 1880), "Черты старины в сказаниях и быте осетин" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1882, No 8), "Кавказские предания о великанах, прикованных в горам" (там же, 1883, No 1), рецензии I-XX вып. "Материалов для исследования местностей и племен Кавказа" (в "Журнале Министерства Народного Просвещения", 1883-1895 и отд.), "Русская масленица и западноевропейский карнавал" (Москва, 1884), "К вопросу о славянской азбуке" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1884, No 3), "Замечания по вопросу о народности гуннов" ("Труды Этнографического Отделения", кн. VI, 1885), "Кавказские легенды" (там же), "Эпиграфические следы иранства на юге России" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1886, No 9), "Археологические разведки в Алуште и ее окрестностях" ("Древности", т. XII, 1889), "Иранские отголоски в народных сказаниях Кавказа" ("Этнографическое Обозрение", 1889), "Кавказские сказания о циклопах" ("Этнографическое Обозрение", 1890), "Материалы для истории былинных сюжетов" (I-XVI "Этнографическое Обозрение", 1890-1896), "О сарматском боге Уатафарне" ("Труды Восточного Комитета Московского Археологического Общества", т. I, 1890), "Экскурсы в область русского народного эпоса" (I-VIII, Москва, 1892); статьи по былинам в "Журнале Министерства Народного Просвещения", "Русской Мысли" и "Почине" (статьи эти вместе с некоторыми другими, вошли в книгу Миллера: "Очерки русской народной поэзии", 2 части): "Funf ossetische Erzahlungen im Digorischem Dialecte", hsgb. von Ws. Miller u. R. v. Stackelberg (Санкт-Петербург, 1891, изд. Академии Наук). Путь, которым шел Миллер, переходя постепенно от лингвистики через этнографию к изучению памятников народной поэзии, нельзя не признать чрезвычайно рациональным. Его стремление обосновать выводы на точном критико-филологическом изучении текстов былин, определить степень участия певцов специалистов и проследить этнографо-географическое распространение нашего национального эпоса привели к положительным историко-литературным результатам в изучении того материала, где до сих пор специалисты вращались в области смелых предположений и интересных, но дающих мало положительных выводов параллелей. Его труды по изучению Кавказа внесли много света в эту мало разработанную область. Во всех, даже наиболее специальных работах Миллера изложение отличается общедоступностью и изяществом. Как главный деятель этнографического отдела при обществе любителей естествознания, Миллер сумел собрать в нем много хорошо подготовленных и энергичных молодых людей, преимущественно из своих учеников, которые зимой усердно работали по своим кабинетам, а летом отправлялись обыкновенно (на собственные средства) в экспедиции, всегда приносящие новый ценный материал. А. Кирпичников (умер).
  Вышедшие в 1892 г. "Экскурсы" Миллера заключают в себе статьи его о русской былевой поэзии, выработанные под влиянием изучения народной словесности Ирана и Кавказа. Книга эта доставила Всеволоду Федоровичу степень доктора русского языка и словесности, honoris causa. Вместе с Тихонравовым Миллер приступает к изданию были и после смерти Тихонравова издает в 1894 г. сборник: "Былины старой и новой записи". В 1897 г. Миллер становится директором Лазаревского института восточных языков, читает там историю Востока и санскрит, а с 1900 г. ведет курс народной словесности на московских высших женских курсах. Увлечение его идеей восточного происхождения сюжетов былин быстро проходит, что ясно сказывается уже в I т. "Очерков русской народной словесности", вышедшем в 1897 г. и заключавшем в себе статьи 1892-96 годов: Миллер рассматривает здесь роль скоморохов в деле образования былин, указывает на новгородское происхождение некоторых сюжетов, затрагивает и разрешает множество вопросов, связанных с изучением былевой поэзии. Статьи следующих годов посвящены тому же детальному анализу былин, расширению границ которого способствовали новые записи, сделанные учениками Миллера, А.В. Марковым и А.Д. Григорьевым, в Архангельской губернии. Особенное внимание Миллера привлекали былины об Илье Муромце . Почти все статьи 1897 - 1909 годов вошли во II т. "Очерков", появившийся в 1910 г. Подвергнув детальному анализу сюжеты всех без исключения былин, Миллер перешел к изучению исторических песен, привлекая инородческий песенный материал и подчеркивая необходимость возможно более широкого изучения его. Последняя статья его: "Русские и инородческие предания о Казанском походе Ивана Грозного" ("Этнографическое Обозрение", 1913, 1 и 2 кн.). - Выбранный, в 1911 г., в академики, Всеволод Федорович переселился в Петербург, где читал в женском педагогическом институте и редактировал журнал этнографического отдела Географического Общества, председателем которого был выбран. Перед смертью он готовил сборники былин и заговоров, отделывал уже законченный осетинский словарь, начал писать "Очерк истории русского былинного эпоса" и намечал план сборника популярных статей по народной словесности. Статья: "Хинова Слова о Полку Игореве" напечатана после его смерти в 1 книге XIX тома "Известий Академии Наук", 1914 г.; в 5 и 6 кн. "Журнала Министерства Народного Просвещения" 1914 г. напечатана обширная статья Миллера: "Казацкие эпические песни XVI и XVII веков". - Некрологи Миллера: Ел. Елеонской в "Журнале Министерства Народного Просвещения" (1914, II), М.М. Ковалевского в "Вестнике Европы" (1913, No 12), С. Ольденбурга , в "Русской Мысли" (1913, No 12), А.А. Шахматова, в "Известиях Академии Наук" (1914, No 2). Во 2-й кн. XIX т. "Известий Академии Наук" (1914) напечатан неоконченный "Обзор трудов В.Ф. Миллера по народной словесности" А.В. Маркова. В 1901 г. в Москве был издан "Юбилейный сборник в честь В.Ф. Миллера".
  
  
  Оригинал здесь - http://bse.sci-lib.com/article076511.html
  
  Миллер Всеволод Федорович [7(19).4.1848, Москва, - 5(18).11.1913, Петербург, похоронен в Москве], русский филолог, фольклорист, языковед, этнограф и археолог, академик Петербургской АН (1911). Окончил Московский университет (1870), профессор университета (с 1884). Председатель этнографического отдела общества любителей естествознания (с 1881), один из основателей журнала "Этнографическое обозрение" (1889-1916), хранитель Дашковского этнографического музея в Москве (1884-97), директор Лазаревского института восточных языков (1897-1911). Занимался индоиранскими языками (особенно осетинским), русским языком и фольклором (следовал принципам миграционной теории). С 90-х гг. разрабатывал на базе изучения национальной основы рус. былин методологию исторической школы в фольклористике, которую возглавлял.
  В своих первых фольклористических работах М. доказывал восточное происхождение былин; позже изучал эпос как отражение русской истории, придавая решающее значение именам, географическим названиям и т. п. Концепция и научный метод М. были подвергнуты критике рядом учёных, отмечавших недооценку М. художественной природы эпоса, произвольность исторических сближений, ошибочность его положений об аристократическом происхождении былин. Ценным в исследованиях М. является собранный богатейший фактический материал.
  
  Соч.: Взгляд на "Слово о полку Игореве", М., 1877; Осетинские этюды, ч. 1-3, М., 1881-87; Экскурсы в область русского народного эпоса, М., 1892; Очерки русской народной словесности, т. 1-3, М., 1897-1924; Осетинско-русско-немецкий словарь, т. 1-3, М., 1927-34.
  
  Лит.: Ольденбург С., В. Ф. Миллер, "Русская мысль", 1913, кн. 12; Соколов Б. М., Академик Вс. Ф. Миллер как исследователь русского былевого эпоса, П., 1914; Сперанский М., В. Ф. Миллер, М., 1914 (список трудов В. Ф. Миллера); Азадовский М. К., История русской фольклористики, т. 2, М., 1963, с. 296-306.
  
  В. П. Аникин, Р. А. Агеева.

Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru