Миклухо-Маклай Николай Николаевич
Завещание Н.Н. Миклухо-Маклая. 1874 г.

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


Н.Н. Миклуха-Маклай

  

<Завещание Н.Н. Миклухо-Маклая. 1874 г.>

  
   Миклухо-Маклай Н.Н. Собрание сочинений в шести томах.
   Том 5. Письма. Документы и материалы
   М.: Наука, 1996.
   OCR Бычков М. Н.
  

ЗАВЕЩАНИЕ No 43
ГОСПОДИНА НИКОЛАЯ МИКЛУХО-МАКЛАЯ

  

Контора нотариуса И.-Р. Клейна в Батавии

  
   Сегодня, в пятницу 20 ноября 1874 г. пред нами, Иоганном Рудольфом Клейном, нотариусом, проживающим в Батавии, кавалером орденов Нидерландского Льва и Святого Сильвестра, в присутствии свидетелей, поименованных ниже и нам известных, предстал господин Николай Миклухо-Маклай, натуралист, русский дворянин, проживающий в Санкт-Петербурге, в настоящее время проездом в Батавии, нам известный, каковой, желая сделать завещание, продиктовал нам свои распоряжения, как то следует:
   Я отменяю все завещательные распоряжения, ранее сделанные или предпринятые.
   Я завещаю:
   1) Его Сиятельству князю Александру Мещерскому1 в Санкт-Петербурге: все мои книги, рукописи, рисунки, чертежи, заметки и пр. в память дружбы.
   2) Музею антропологии Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге мою коллекцию черепов.
   3) Императорскому Русскому географическому обществу в Санкт-Петербурге мои антропологические, этнологические и зоологические коллекции, кроме черепов, которыми я уже распорядился.
   4) Моему маленькому слуге, папуасу по имени Ахмат2, тысячу рублей серебром, отдать которые прошу исполнителя моего завещания господина Анкерсмита3, или передать эту сумму резиденту в Тернате с тем, чтобы он выплачивал ее в зависимости от потребностей Ахмата, не оставляя его в нужде. Я прошу резидента в Тернате взять на себя этот труд, но в случае отказа я оставляю господину Анкерсмиту заботу и право предпринять те меры для выполнения @этого моего распоряжения, которые он сочтет хорошими и верными. Наследство освобождено от всяких налогов и иных обложений.
   Я постараюсь принять необходимые меры для того, чтобы моя голова была сохранена и переслана господину Анкерсмиту, которого прошу направить ее в Музей антропологии Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге, каковому я ее завещаю4.
   Как только моя смерть будет установлена, я прошу господина Анкерсмита собрать по этому поводу все обстоятельства и подробности, которые он сможет получить, и их сообщить господину секретарю Императорского Русского географического общества в Санкт-Петербурге.
   Я называю и назначаю полной наследницей всего моего имущества, владений и прав, которыми я не распорядился в этом завещании выше, госпожу Ольгу Миклухо-Маклай, мою сестру, проживающую в России, без ограничения и какого-либо исключения, кроме вышепоименованных дарствований, для нее обязательных.
   Я назначаю исполнителями моего завещания, с правами вступления во владение, в России: Его Сиятельство князя Александра Мещерского в Санкт-Петербурге, а в <Нидерландской> Индии: господина Хендрика Яна Анкерсмита, главу фирмы "Дюммлер и К®" в Батавии. Я прошу господина Анкерсмита отослать мои вещи по назначению. В случае разногласий в отношении моих распоряжений решение Его Сиятельства князя Александра Мещерского будет главенствующим.
   Поскольку все вышеизложенное было продиктовано и написано в отсутствии свидетелей, завещатель до чтения проекта повторил свои распоряжения в присутствии господ Виллема Августа Йеллингхауза, кавалера ордена Нидерландского Льва, резидента Батавии, и Альфонса Губера Марии Микельсена, кандидата-нотариуса, проживающих в Батавии, как компетентных свидетелей.
   По выполнении этой формальности, мы, нотариус, прочли сами завещателю все, что написано выше, после чего мы, тоже сами, спросили завещателя: "Его ли это завещание?" На что он ответил утвердительно.
   Чтение и вопрос были совершены, а ответ получен в присутствии вышепоименованных свидетелей.
   Этот акт, совершенный в Батавии, в доме господина резидента, датирован, как указано выше, и по прочтении подписан господином завещателем, господами свидетелями и нами, нотариусом.
   С двумя ссылками и тремя исправлениями, без отметок на полях.

(подписано) Николай Миклухо-Маклай
Иеллингхауз
А.Г.М. Микельсен
И.Р. Клейн, нотариус.

  
   С подлинным верно, поскольку оригинал написан на гербовой бумаге стоимостью в один флорин.
  

@<ДОПОЛНЕНИЕ К ЗАВЕЩАНИЮ. 1876 г.>

  
   Князю Ал.Ал. Мещерскому
   Дополнение к завещанию, оставленному мною
   в Батавии у адвоката Клейна
  
   1. Эти вещи оставлены мною (по завещанию 1873а г.) Императорскому Русскому географическому обществу, исключая коллекции черепов, которые я передаю антр[опологической] колл[екции] Императорской Академии наук для пополнения собрания черепов акад. К.Е. фон Бэра1.
   2. Эти вещи я оставляю в моей станции на о. Серимбоне, надеясь сам разработать их; в случае смерти все коллекции переходят Имп. Русскому географическому обществу, черепа -- Академии наук. Остальные вещи для домашнего обихода и книги остаются в Сука-Диеме2.
   3. Передаю (по завещанию) все бумаги, рисунки, письма князю Ал.Ал. Мещерскому для сожжения, сбережения и для издания того, что найдет интересным.
   4. Мои вещи в Японии распределяются тем же образом: коллекции -- Имп. РГО и Академии наук. Книги, аппарата, мебель etc. остаются дляб Сука-Дием для общего пользования естествоиспытателей. Книги, рисунки, бумаги -- князю Мещерскому.

Миклухо-Маклай

  
   а Явная неточность. Правильно: 1874.
   б Так в копии.
  

<НАБРОСОК ЗАВЕЩАНИЯ. 1886-1887 гг.>

  
   Моей жене леди Маргэрит де Миклухо-Маклай пожизненное владение моим имуществом, перечисленным ниже, а после ее смерти указанное имущество должно быть разделено поровну между моими сыновьями Александром Нильсом и Владимиром Алленом.
   I. Мои права собственности в семейном имении "Малин" в Радомысльском уезде Киевской губернии в России1.
   II. Мои права собственности на земельный участок "Аиру", расположенный вблизи Кемп Ков2.
   III. Мои права собственности на остров Серембон вблизи Сингапура3.
   IV. Мои права собственности на земельные участки Комис и Орабрамис на острове Бабелтоап, остров<а> Пелью4.
   V. Мои права собственности на Берегу Маклая Новой Гвинеи5.
  

КОММЕНТАРИИ

  

<ЗАВЕЩАНИЕ Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ. 1874 г.>

  
   Печат. по: ПФ ААН. Ф. 143. Оп. 1. Д. 33. Л. 1-4 об. Копия на фр. яз., заверенная печатью и подписью нотариуса. Впервые: СС. Т. 4. С. 419-420.
   Завещание составлено накануне отъезда Миклухо-Маклая с о. Ява экспедицию на Малаккский полуостров.
   Примечания подготовлены Д.Д. Тумаркиным.
   1 Об А.А. Мещерском см. примеч. 1 к письму No 13.
   2 Об Ахмате см. примеч. 7 к тексту "Бейтензорг -- Амбоина" в т. 1 наст. изд. и примеч. 3 к письму No 115.
   3 О Х.Я. Анкерсмите см. примеч. 1 к письму No 211.
   4 См. примеч. 2 к письму No 511.
  

<ДОПОЛНЕНИЕ К ЗАВЕЩАНИЮ. 1876 г.>

  
   Печат. по: ПФ ААН. Ф. 143. Оп. 1. Д. 33. Л. 9. Копия, снятая М.Н. Миклухо-Маклаем. Впервые: СС. Т. 4. С. 420.
   Дата написания дополнения в копии не указана. Она устанавливается нами приблизительно, но основании того, что в тексте фигурирует о. Серимбон. В письмах Дорну, написанных в 1875 г., в том числе незадолго до возвращения Миклухо-Маклая из Сингапура на Яву (No 156, 160, 167), сообщается о его попытке приобрести у махараджи Джохорского мысок в проливе Селат-Тебрау для устройства зоологической станции, но ничего не говорится о расположенном поблизости о. Серимбон. Зато Серимбон упоминается как место будущей зоологической станции в письме О. Беккари, написанном в феврале 1876 г. (No 179). Можно предположить, что Миклухо-Маклай договорился с английскими властями в Сингапуре о предоставлении ему Серимбона накануне своего возвращения на Яву, т.е. в начале (середине) ноября 1875 г. Дополнение к заве@щанию было, вероятно, написано ученым перед его отправлением в феврале 1876 г. в новую экспедицию на острова Океании. Примечания подготовлены Д.Д. Тумаркиным.
   1 О K.M. (К.Э.) Бэре см. примеч. 149 к "Первому пребыванию на Берегу Маклая..." в т. 1 наст. изд.
   2 Сука-Дием -- Обитель покоя {мал.). Так Миклухо-Маклай, очевидно, называет будущую зоологическую станцию на о. Серимбон.
  

<НАБРОСОК ЗАВЕЩАНИЯ, 1886-1887 гг.>

  
   Печат. по: M.-Maclay R.W. The Struggle for Inheritance // Newsletter of the Miklouho-Maclay Society of Australia. 1987. Vol. 8. No 1. P. 12. В статье сообщается, что текст -- копия (черновик?) на англ. яз., писанная рукой Маргарит на почтовой бумаге со стилизованной дворянской короной над двумя скрещенными буквами М. На рус. яз. публ. впервые.
   Дата наброска в копии отсутствует и определяется нами приблизительно, на основании того, что в тексте упоминается младший сын ученого, родившийся в декабре 1885 г., и что в пункте II не поясняется, где находится Кемп Ков (см. примеч. 2). Последнее позволяет предполагать, что набросок завещания был написан в Сиднее до отъезда семьи в Россию, т.е. не позднее мая 1887 г. Судьба подписанного Миклухо-Маклаем оригинала (если таковой существовал) неизвестна, но несомненно, что текст не является копией нотариально заверенного завещания.
   Примечания подготовлены Д.Д. Тумаркиным.
   1 Екатерина Семеновна, мать ученого, до своей смерти в 1905 г., так и не выделила австралийской невестке и ее сыновьям доли в имении Малин, ограничиваясь тем, что изредка посылала им деньги. Благодаря вмешательству английского посольства в Петербурге и действиям специально нанятого адвоката в 1908 г. были признаны права сыновей ученого на 1/5 (по другим сведениям -- 1/4) имения. С этого времени они начали время от времени получать по почте причитающуюся им долю от продаж земли и леса. Основная часть наследства (несколько тысяч фунтов стерлингов) была, по-видимому, отправлена им в 1913 г. Сыновья вложили эти деньги в компанию, занимавшуюся импортом лекарств в Австралию. См.: M.-Maclay R.W. Robertson / Maclay Connections in UK / Newsletter of the Miklouho-Maclay Society in Australia. 1982. Vol. 3. No 4. P. 1-7.
   2 Кемп Ков -- одна из бухт залива Порт-Джексон, по берегам которого расположен Сидней и его окрестности. Вблизи от этой бухты, воды которой омывают с одной стороны мысок, где была построена Биологическая станция, Миклухо-Маклай приобрел небольшой земельный участок с домом, названный им Аиру (в память о местности на о. Били-Били, где островитяне соорудили для него хижину). Вернувшись после смерти мужа из России в Сидней, Маргарит с сыновьями многие годы прожила в Аиру.
   3 См. об этом в т. 4 наст. изд. с. 189.
   4 См. об этом письма No 434 и 439, а также примеч. к ним.
   5 См. письмо No 464 и примеч. к нему.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru