Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
Автобиографическая записка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


   Мамин-Сибиряк Д. Н.

Автобиографическая записка

  
   **************************************
   Источник: Мамин-Сибиряк Д. Н. Собрание сочинений в 10 т.
   М., "Правда", 1958 (библиотека "Огонек") Том 10 -- с. 193-328.
   OCR: sad369 (08.10.2008)
   **************************************
  
  
   Дмитрий Наркисович Мамин родился в 1852 году в Висимо-Шайтанском заводе, Верхотурского уезда, Пермской губернии, где его отец служил священником. До 14 лет он оставался дома, где тихо и мирно катилась скромная трудовая жизнь небогатого заводского попа. Это был худенький и болезненный мальчик, развившийся под влиянием чтения книг прежде своих лет. У отца Д. Н. была своя небольшая библиотека из лучших авторов, а потом всевозможные книги доставались от заводских служащих. По вечерам в скромном поповском домике происходило чтение вслух, -- это был отдых после дневных трудов. Любимой книгой, которую мать Д. Н. сама читала десятилетнему сыну, были "Детские годы Багрова внука" С. Аксакова, потом следовали путешествия, сочинения Гоголя, Некрасова, Тургенева, Гончарова и т. д. Для себя большие читали "Современник" и Добролюбова, и Д. Н. еще детским ухом прислушивался в далеком медвежьем углу к отзвукам и отголоскам великого движения конца 50-х и начала 60-х годов. Вообще вся обстановка жизни скромной поповской семьи носила не совсем заурядный характер и дала уму и характеру Д. Н. ту закалку, которая дается только у своего очага любящими руками.
   С 14 лет началась самостоятельная жизнь. Отцу и матери хотелось отдать детей в гимназию, но не было средств; приходилось обратиться к alma mater [Матери-кормилице (лат.).] -- бурсе. "Ты теперь, братец, отрезанный ломоть", -- говорил на прощанье отец, благословляя на тяжелый подвиг бурсацкой науки. В духовном училище и в семинарии Д. Н. пробыл 6 лет, а потом поступил в петербургскую медицинскую академию, где слушал лекции 4 года и по болезни вынужден был перейти в университет на юридический факультет. В университете пришлось пробыть всего один год, потому что смерть отца заставила работать для семьи, оставшейся без всяких средств. В 1877 году Д. Н. вернулся на Урал, где и остался "некончившим студентом". В течение четырех лет он существовал частными уроками в г. Екатеринбурге, а с 1882 года исключительно отдался литературе, продолжая жить там же и приезжая в столицу только на время.
   Писательством Д. Н. начал заниматься довольно рано и в семинарии был одним из первых по части семинарских сочинений. В Петербурге, когда пришлось перейти на "свой хлеб", он три последних года перебивался работой в газетах и мелких журналах -- был репортером, печатал мелкие рассказы и повести. В это время писались рассказы и повести для "толстых" журналов, но они возвращались "за неудобностью". Такие неудачи, однако, не мешали начинающему автору высиживать большой роман "Приваловские миллионы", который с небольшими перерывами писался около 10 лет.
   Особенно важное значение в жизни Д. Н. имел тот четырехлетний период времени, который служил переходом от университета к специально литературной деятельности. Все это время Д. Н. провел на Урале, где теперь перед его глазами выступила с особенной рельефностью бойкая и оригинальная жизнь этого края. Впечатления раннего детства, встречи и столкновения во время каникул, знакомства по охоте, затем путешествия вверх и вниз по реке Чусовой, странствования по приискам и заводам -- все это теперь дополнялось новыми наблюдениями, знакомствами и личным опытом. Нужно было долго пожить вдали от родины и потолкаться среди разного чужого люда, чтобы окончательно выяснить себе то, чем отличалась жизнь уральского населения. За внешними формами выступило глубокое внутреннее содержание, обусловливавшееся историей Урала, его разнообразными этнографическими элементами и особенно богатыми экономическими условиями.
   Первый рассказ Д. Н., напечатанный в "толстом" журнале под псевдонимом Д. Сибиряк, появился в марте 1882 года ("В камнях", журнал "Дело"), когда автору было уже 30 лет. Затем быстро последовал целый ряд рассказов, очерков, повестей и романов. Такое обилие напечатанных статей объясняется, во-первых, тем, что они писались в течение десятилетнего периода, во-вторых, необыкновенным богатством материалов, которые давала жизнь Урала, и, в-третьих, необходимостью осветить сейчас же некоторые "злобы дня" и свои уральские проклятые вопросы. Темы бытовые и психологические поэтому перемешивались со статьями публицистического характера и этнографическими очерками. Работа многих лет печаталась рядом с произведением нескольких дней.
   Из напечатанных статей Д. Н. мы можем указать на романы: "Приваловские миллионы" ("Дело", 1883), "Горное гнездо" ("Отечественные записки", 1884), "Жилка" ("Вестник Европы", 1884) и "На улице" ("Русская мысль", 1886), а потом на повести и очерки с психологическими темами: "В худых душах" ("Вестник Европы", 1882, декабрь), "Переводчица на приисках" (там же, 1883, апрель), "На шихане" (там же, 1884), "Авва" ("Дело", 1884), "Башка" ("Русская мысль", 1884), "Родительская кровь" ("Вестник Европы", 1885), "Гроза" ("Наблюдатель", 1885) и "Поправка д-ра Осокина" ("Русская мысль", 1885).
   Остальные рассказы удобнее разделить по содержанию: "В камнях" ("Дело", 1882) и "Бойцах" ("Отечественные записки", 1883) описывается сплав по р. Чусовой, в "Золотухе" ("Отечественные записки", 1883), "Золотая ночь" ("Наблюдатель", 1884) и "Осип Иваныч" ("Русская мысль", 1885) -- приисковая жизнь, в "Лётных" ("Наблюдатель", 1886) -- сибирские беглые, в "На рубеже Азии" ("Устои", 1882), "Все мы хлеб едим" ("Дело", 1882) и "Максим Бенелявдов" ("Дело", 1883) -- быт уральского духовенства, в "Последней веточке" (приложения к "Неделе", 1885) -- старообрядцы и в "Из уральской старины" ("Русская мысль", 1885) -- помещичий быт.
   Кроме этого, Д. Н. в 1881 -- 1882 годах напечатал в "Русских ведомостях" целый ряд фельетонов "От Урала до Москвы", а с 1884 года в "Новостях" печатаются его "Письма с Урала". Мелкие статьи и рассказы печатались и печатаются в разных столичных и провинциальных изданиях, как: "Волжский вестник", "Екатеринбургская неделя", "Развлечение", "Саратовский листок", "Саратовский дневник".
   В течение четырех лет, 1882 -- 1886 годы, Д. Сибиряком напечатано очень много, и необходимо разобраться в этом материале, который может затруднить читателя по своему разнообразию. Сначала мы скажем несколько слов о романах. Первым по времени явились "Приваловские миллионы", над которыми автор с небольшими перерывами работал около десяти лет и по разным обстоятельствам, о которых здесь распространяться не место, все-таки не "доработал" темы. Как все первые произведения начинающих авторов, тема этого романа была задумана очень широко, и, собственно, в настоящем своем виде "Приваловские миллионы" представляют только последний, заключительный роман из тех трех, которыми автор предполагал в исторической последовательности очертить преемственное развитие типов уральских заводчиков. В первом романе выступал основатель и родоначальник всей фамилии Тит Привалов, один из тех удивительных типов "первых заводчиков", коих создал XVIII век на Урале: ум, железная воля, самодурство, жестокость, дикое великодушие -- одним словом, добро и зло в этих людях перемешалось самым удивительным образом. Этот первый роман должен был закончиться пугачевщиной, которая захватила уральские заводы. Во втором романе, действие которого относится к сороковым годам настоящего столетия, фигурируют выродившиеся наследники; это время беспримерной по своей чудовищности роскоши, мотовства и всяческого безобразия, не сдерживаемых ничем. В этих рамках должен был выступить разгар крепостного режима, как он вылился специально на Урале. В третьем романе, который напечатан -- "Приваловские миллионы", -- выведен последний из Приваловых, человек, который несет в своей крови тяжелое наследство и который под влиянием образования постоянно борется с унаследованными пороками. В общем, он повторяет "раздвоенных" русских людей, у которых хорошие намерения и заветные мечты постоянно идут вразрез с практикой. Таким образом, эта приваловская эпопея должна была захватить собой полный цикл развития приваловского типа, и, конечно, голая тема еще не дает того, что должно было вылиться в формах, красках и действии.
   Роман "Горное гнездо" служит в настоящем своем виде только введением к другому роману, действие которого должно было разыграться в столице. Но последнему намерению не суждено было осуществиться, так как журнал, где напечатано было "Горное гнездо", прекратил свое существование, а печатать продолжение в другом журнале автор нашел неудобным. Таким образом является роман "На улице", где автор сделал непростительную ошибку, -- в этом последнем перемешались две темы: с одной стороны, пред читателем проходят лица из "Горного гнезда", а с другой -- представители "улицы". Первая тема осталась недоконченной, вторая только затронута. Третий роман -- "Жилка" -- является бытовой картиной из жизни далекого уральского захолустья, где случайное, дикое богатство погубило не одну хорошую семью, крепкую старинными устоями. Наконец, последний роман -- "На улице" -- рисует нравы и типы того исключительного мирка, который расположился лагерем во всех больших столицах, -- здесь свои нормы жизни, своя уличная логика и свои типы. По нашему мнению, здесь автор только затронул тему.
   Кроме упомянутых романов, Д. Сибиряком написан целый ряд мелких очерков и рассказов, из которых можем указать только на имеющие психологическую подкладку: "В худых душах", "На шихане", "Родительская кровь", "Поправка д-ра Осокина" и т. д. Остальные рассказы носят или этнографический характер, или принимают вид мелких фотографий. Местные интересы здесь выступают с особенной ясностью, и поэтому такие рассказы можно отнести к еще нарождающемуся отделу беллетристики, именно -- областному.
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

АВТОБИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА

  
   "Автобиографическая записка" была впервые опубликована уже после смерти писателя в журнале "Новая жизнь" N 1 1913 года журналистом А. С. Пругавиным под заглавием: "Д. Н. Мамин-Сибиряк о себе самом". Пругавин предпослал этой записке следующее пояснение:
   "Д. Н. Мамин-Сибиряк во второй половине 80-х годов несколько зим прожил в Москве. В то время московские писатели прогрессивного лагеря объединились, с одной стороны, сотрудничеством в "Русских ведомостях" и "Русской мысли", и с другой -- участием в деятельности "Общества любителей российской словесности" при Московском университете.
   ...Все эти лица состояли членами "Общества любителей российской словесности", и почти все они выступали в публичных и торжественных заседаниях Общества, которые в то время устраивались довольно часто. В качестве секретаря Общества (1887 и 1888 гг.) мне приходилось принимать непосредственное участие в устройстве этих собраний. Наблюдая живой, горячий интерес, который проявляла публика к выступлениям более или менее молодых писателей того времени, а также к их произведениям, появлявшимся в печати, я задумал путем издания особой книги возможно подробнее познакомить публику с биографиями молодых писателей и с их литературной деятельностью.
   В этих видах я обратился к молодым беллетристам с просьбой доставить мне сведения о себе как биографического, так и библиографического характера, написанные в третьем лице. Просьба моя была исполнена всеми теми писателями, к которым я обратился с нею. Но предполагаемое мною издание не состоялось.
   Сведенья, полученные мною от Д. Н. Мамина-Сибиряка, приводятся мною ниже без всяких изменений..."
   Переговоры об этой записке между Маминым и Пругавиным шли, вероятно, в конце 1885 года, потому что уже 29 сентября 1885 года Мамин писал брату Владимиру: "Кстати, спроси Александра Степановича относительно литературного календаря и наших автобиографий". Видимо, Мамину было неясно, нужно ли писать автобиографию.
   Записка эта была перепечатана в 1913 году журналом "Педагогический листок" N 3, с указанием истории ее возникновения.
   В настоящем собрании сочинений печатается по первопечатному тексту журнала "Новая жизнь".
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru