Майков Аполлон Николаевич
Из Апокалипсиса

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:

  
   А. М. Майков
  
   Из Апокалипсиса
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   А. Н. Майков. Сочинения в двух томах. Том второй.
   М., "Правда", 1984
   OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   <ГЛАВА> 4
  
   Виденье было мне: внезапно небо
   Разверзлося, и глас, трубе подобный,
   Подобный шуму многих вод падущих,
   Мне рек: взойди сюда и виждь, что будет.
   И я узрел - престол. На нем Седящий
   Сиял, как аспид-камень или сардис.
   И радугой смарагдовой престол
   Был окружен, и двадесять четыре
   Вокруг него других престола было,
   И двадесять четыре восседало
   На оных старца, в белых одеяньях
   И со златыми на главах венцами.
   И от престола исходили громы,
   И молнии, и гласы, и горели
   Семь огненных светильников пред ним.
   И пред престолом было словно море
   Стеклянное, и вкруг него четыре
   Животных, испещренные очами.
   И первое подобно было льву,
   Тельцу - другое, третье же имело
   Лик человеческий, а остальное -
   Летящего орла имело вид.
   И по шести они имели крыл,
   И день и ночь взывали: "Свят, свят, свят
   Господь бог вседержитель ныне, присно
   И вовеки веков". Когда ж взывали -
   С своих престолов поднимались старцы,
   И поклонялися, и полагали
   Свои венцы перед большим престолом,
   И говорили: "Ты еси достоин,
   Господь, прияти славу, честь и силу,
   Бо сотворил ты всё и всё содержишь,
   И волею твоей всё существует".
  
   <ГЛАВА> 5
  
   И видел я: Седящий держит книгу,
   И книга та исписана снаружи
   И извнутри. И семь на ней печатей.
   И громким гласом ангел вопросил:
   "Кто оную открыть достоин книгу
   И сняти с оной седмь ее печатей?"
   И никого достойных не явилось
   Ни на земле, ни на небе, и плакал
   Я, что достойных нет ее открыть.
   Тогда один из старцев мне сказал:
   "Не плачь: се лев, исшедший из колена
   Иудина и корени Давида,
   Что победил, - Он разогнути книгу
   И сняти седмь ее печатей может".
   И я взглянул - и видел: меж престола
   И четырех животных и средь старцев
   Стоит как бы закланный агнец, седмь
   Рогов и седмь имеющий очес.
   Он, подошед, взял книгу из десницы
   Седящего - и пали перед агнцем
   Животные и старцы, каждый гусли
   Держащие и золотые чаши,
   Из коих фимиам курился (а то были
   Святых мольбы). И новую они
   Воспели песнь: "Достоин взять ты книгу
   И снять с нее печати: был заклан
   И искупил своей нас кровью, всех,
   Из всякого колена и народа,
   И племени, и языка, и стали
   Мы господу иереи и цари,
   И на земле тобою воцаримся".
   И видел я, и слышал голос многих
   Окрест престола ангелов, животных
   И старцев (их число же бысть тьмы тем),
   И возглашали все: "Достоин агнец
   Закланный честь приять, премудрость, силу,
   Богатство, славу и благословенье!"
   И всякое создание на небе
   И на земле, и под землей, и в море,
   Вся сущая в них говорили: "Слава,
   И честь, и крепость, и благословенье
   От всех тебе, Седящий на престоле,
   И агнцу ныне, присно и вовеки!"
   И изрекли животные: "Аминь",
   И двадесять четыре старца пали
   И поклонились сущему вовеки.
  
   <ГЛАВА> 6
  
   И видел я, что первую печать
   Снял агнец, - и одно из четырех
   Животных мне сказало громким гласом:
   "Иди и виждь". И видел я: конь, бел.
   На оном всадник держит лук, и дан
   Ему венец, и шел как победитель,
   Чтоб побеждать.
  
   Вторую снял печать он -
   Второе мне животное сказало:
   "Иди и виждь". И видел я: конь рыж.
   На оном всадник послан был, чтоб мир
   С земли унесть, - да убиют друг друга.
   И дан ему большой был меч.
  
   И третью
   Он снял печать, и третье мне сказало
   Животное: "Иди и виждь". И-се:
   Конь вороной. Держал мерило всадник.
   И слышал я среди животных голос:
   "Хеникс {Мера.} пшеницы за денарий. Три
   Хеникса ячменя - денарий тоже.
   Елея ж и вина не повреждай".
  
   Четвертую печать он снял, и мне
   Четвертое животное сказало:
   "Иди и виждь". И я взглянул: конь бледен.
   На оном всадник - Смерть. И целый ад
   За нею шел. Ей власть была дана
   Над четвертью земли, чтоб умерщвлять
   Людей мечом, и голодом, и мором,
   И всякими зверьми земными.
  
   Снял
   Он пятую печать, и я увидел
   Под алтарем за слово божье души
   Побитых, возопившие: "Доколе,
   Святый владыко истинный, не судишь
   За нашу кровь живущих на земле!"
   И белые даны им были ризы,
   И сказано, да почиют, покуда
   Сотрудники и братья их не примут
   Такую ж смерть и тем число пополнят.
  
   Шестую снял печать он, и я видел:
   Восколебалася земля. И солнце,
   Что вретище, потускло. И луна
   Кровавой стала. Звезды с небеси
   Посыпались, как сорванные ветром
   Незрелые плоды со смоковницы,
   И небо скрылось, свившися, как свиток,
   С великим шумом. Всякая гора
   И остров сдвинулися с мест своих,
   И все цари земные и вельможи,
   Богатые и бедные, рабы
   И вольные - укрылися в пещеры
   И слезно говорят горам и камням:
   "Рассыпьтеся на нас вы, горы! Скройте
   Нас от лица Седящего на троне
   И гнева агнца! Се грядет день страшный,
   День гнева и суда! Кто устоит!"
  
   <ГЛАВА> 7
  
   И четырех я ангелов узрел,
   На четырех концах земли стоящих
   И держащих земных четыре ветра,
   И власть имевших оными ветрами
   Морскую хлябь и сушу истязать.
   И пятый ангел от страны восточной
   Восшел и кликнул им: "Не повреждайте
   Ни древ, ни трав, ни моря, ни земли,
   Доколь мы на чело рабов господних
   Печати не положим!.." И число
   Запечатленных слышал я: сто сорок
   Четыре тысячи от всех колен
   Израиля; и сверх того несчетно
   Людей из всех племен земных стояло
   Перед престолом и пред агнцем, в белых
   Одеждах, с ветвями от пальм в руках.
   И восклицали все: "Хвала тебе,
   Седящий на престоле! Слава агнцу,
   Бо чрез него имеем мы спасенье!"
   И ангелы, которые стояли
   Вокруг престола, старцев и животных,
   На лица пали, поклонясь престолу
   Господнему, и изрекли: "Аминь!
   Благословение, и честь, и слава,
   Благодаренье, сила и премудрость,
   И крепость богу нашему вовеки".
   И обратясь ко мне, един из старцев
   Спросил: "Кто эти в белых одеяньях,
   Откуда изошли?" Я отвечал:
   "Тебе знать, господине!" И сказал он:
   "Сии прешли через велики скорби;
   И одеяния свои омыли
   И убелили честной кровью агнца;
   Чрез то стоят перед престолом божьим
   И служат день и ночь ему во храме;
   И Он собой их как шатром покроет;
   И уж они не взалчут и не взжаждут;
   Не попалит уж их ни зной, ни солнце,
   Бо агнец их пасти бездремно будет,
   И на источник вод живых водить,
   И всякую слезу сотрет с очей их".
  
   <ГЛАВА> 8
  
   Седьмую агнец разломил печать -
   И сделалось безмолвие на небе
   Как бы на полчаса. И видел я:
   Семь ангелов стоят перед престолом,
   И им дано семь труб. И кроме их
   У алтаря еще, с златым кадилом,
   Был ангел. Оному дай фимиам,
   Чтобы его с молитвами святых
   Он возложил на жертвенник господень.
   И дым восшел от жертвенника к богу"
   Он взял потом кадило, и наполнил
   Огнем от алтаря, и опрокинул -
   И в воздухе раздались гласы, громы,
   И молнии взвились, и потряслась
   От них земля; семь ангелов же, трубы
   Поднявши, приготовились трубить.
  
   И первый ангел вострубил - и долу
   Пал град и пламя, смешанные с кровью, -
   И третья часть земли и древ от них,
   И вся трава зеленая - сгорели.
  
   И вострубил второй: как бы гора,
   Огнем горящая, низверглась в море -
   И моря третья часть вдруг стала кровью,
   И третья часть созданий, в нем живущих,
   И третья часть судов на нем - погибли.
  
   И третий ангел вострубил - и пала
   Звезда, свече подобная, на землю,
   На третью часть источников и рек -
   "Полынь" звезде сей имя, - и полынью
   Их воды потекли, и умирали
   Все пившие от сих прогорклых вод.
  
   И вострубил потом четвертый ангел:
   И третья часть луны, и звезд и солнца
   Затмилась, и от дня и ночи свету
   Убавилось на треть. И видел я:
   По небу ангел полетел, взывая
   К земле: "О горе, горе, горе всем
   От остальных трех трубных голосов
   Трех ангелов, имеющих трубить".
  
   <ГЛАВА> 9
  
   И пятый вострубил. И видел я:
   Упала с неба на землю звезда.
   Ей дан был ключ, чтоб кладезь бездны вскрыть, -
   И вскрылся кладезь бездны, и исшел
   Из оной дым, как из печи, и солнце
   И небеса от оного потускли.
   И выпала с тем дымом саранча,
   И сказано ей было: не вредить
   Ни трав, ни древ, ни злаков, - но людей,
   Печатью бога не запечатленных,
   Язвить и жалить, аки скорпионы,
   И мучить их пять месяцев, но токмо
   Не убивать. И взжаждут смерти люди,
   Пойдут искать ее - и не найдут...
   Та ж саранча подобна с виду коням,
   На битву снаряженным. Голова
   Как бы с златым венцом. Лицо ж ее -
   Как человеческие лица. Зубы
   Подобны львиным. Косы как у женщин.
   На теле словно как стальные брони,
   А шум от крыл - как стук от колесниц,
   На брань везомых множеством коней;
   Хвосты же, как у скорпионов, с жалом.
   И, яко царь, ее вел ангел бездны,
   Зовомый по-еврейски Аввадон,
   По-гречески ж Аполлион (губитель).
   Се первое минуло горе. Вслед
   За ним грядут еще два новых, горших.
  
   Шестой господень ангел вострубил.
   И я услышал громкий глас из рога,
   Единого из четырех рогов,
   Которыми снабжен алтарь был божий.
   Он ангелу трубившему изрек:
   "Четыре ангела стоят и ждут,
   Окованные, при реке Евфрате:
   Сними с них узы". И разбил он узы.
   И - ждавшие сего часа, и дня,
   И месяца, И года - устремились
   Четыре ангела, чтоб третью часть
   Людей убить. И было две тьмы тем, -
   Сие число я слышал, - с ними войска.
   То были всадники в горящих бронях,
   Имевших цвет огня, и гиацинта,
   И серы. Кони ж с львиной головой;
   Из пасти их огонь, и дым, и сера
   Клубами исходили, а хвосты
   Кончались змеями, - и гибли люди
   От змей и дыма, пламени и серы, -
   И треть из них сим образом погибла.
  
   Которые ж осталися и зрели
   Сии бичи - пребыли яко слепы;
   И не покаялись в делах своих;
   И кланялись по-прежнему бесам
   Серебряным, и золотым, и медным,
   И каменным, и всяким истуканам.
   Руками сотворенным, не могущим
   Ни видети, ни слышать, ни ходить;
   И не покаялись в своих убийствах,
   Ни в блуде, ни в татьбе, ни в волхвованье.
  
   <ГЛАВА> 10
  
   И се, нисшел еще от неба ангел...
   Как облако его клубились ризы;
   Над головою радуга блистала;
   Лицо ж что солнце у него, а ноги,
   Как огненные два столба, горели;
   В руке держал развернутую книгу;
   И правою ногой ступил на море,
   А левою на землю, и воскликнул
   Он грозным гласом, как рыкает лев.
   Когда ж воскликнул, семь громов тогда
   По всей вселенной подали свой голос.
   Когда же громы подали свой голос,
   Хотел писать я, но услышал с неба
   Глас, говоривший: "Скрой и не пиши
   Того, что седмь громов проговорили".
   И ангел, тот, которого я видел
   Стоящим на море и на земле,
   Воздвиг десницу на небо и клялся
   Сотворшим небо и что в нем, и землю
   И что на ней, и море и что в нем, -
   Что времени отсель уже не будет...
  
   <1868>
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Из Апокалипсиса. Впервые - "Русский вестник", 1868, No 4, с. 560.
  Печатается по тексту: Стихотворения А. Н. Майкова в трех частях, ч. 3, СПб.,
  1872, с. 1. Перевод Откровения Иоанна, или Апокалипсиса (гл. IV-X). Вторая и
  третья строки перевода - из гл. I, 10-15. Последняя строка перевода - гл. X,
  6. Перевод завершен не позже 7 марта 1868 (см.: Ф. М. Достоевский. Письма,
  тт. 1-4, М. -Л., 1928-1959, т. 2, с. 416). В автографе вступительной заметки
  к переводу (архив поэта) Майков, характеризуя памятник как "чудную книгу",
  рассматривает ее "со стороны той высокой поэзии, которою она исполнена..."
  Срои переводческие принципы он излагает в опубликованном предисловии
  (Стихотворения А. Н. Майкова в трех частях, ч. 3, СПб., 1872, с. 253): "Я
  старался передать подлинник почти подстрочно, придерживаясь более греческого
  текста, но вместе с тем сохраняя обаяние той прелести языка, которая разлита
  в нашем церковно-славянском переводе...", исполненном, по словам Майкова,
  красоты и силы". Известен отзыв Ф. М. Достоевского о работе Майкова: "Ваш
  перевод Апокалипсиса, - писал он поэту 18 (30) мая 1868 г., - великолепен,
  но жаль, что не все" (Ф. М. Достоевский. Письма, т. 2, с. 118).

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru