Ломоносов Михаил Васильевич
Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 9.04*9  Ваша оценка:


  

М. В. Ломоносов

Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия

   М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений
   Том седьмой. Труды по филологии (1739--1758 гг.)
   М.,--Л., Издательство Академии наук СССР, 1952
  
  
   E. и. в. пресветлейшему государю великому князю
   Петру Феодоровичу, внуку государя императора
   Петра Великого и Российския империи наследнику,
   милостивейшему государю.
  

Пресветлейший великий князь,

милостивейший государь!

   В пресветлейшей в. и. в. особе не токмо верные российские подданные твердую надежду будущего своего благополучия благоговейно почитают, но и вся Европа удивляется высоким вашим добродетелям, еще в юности процветающим, как истинной отрасли Петрова священнейшего семени. Взирают на них великим вашим дедом в России основанные науки как на восходящее солнце и от пресветлых его лучей нового щедрот сияния в несомненном уповании ожидают. Благополучны возрастающие в России знания, в которых сам ожидаемый их расширитель, в. и. в., охотно упражняться изволит, равно как великий оных основатель. Благополучны в научении положенные труды сынов российских, которых щедрая вашего высочества рука ободряет к вящему приращению наук в наследной вашей империи. Толь прехвальными и Петрова внука достойными добродетельми ободренный, полагаю к дражайшим стопам в. и. в. сочиненное мною в пользу отечества Краткое руководство к риторике и, припадая подданнейше, прошу на сей нижайший мой труд воззреть милостивейшим оком. Крепкая всевышнего десница да покроет и укрепит неоцененное вашего высочества здравие и к вящей радости и благополучию всего российского народа чрез многие лета да соблюдет невредимо, чего от искреннего усердия подданнейше желаю

в. и. в. подданнейший раб

Михайло Ломоносов.

   Генваря дня
   1744 года {*}
   {* Дата вписана рукой Ломоносова.}
  

КРАТКОЕ РУКОВОДСТВО К РИТОРИКЕ

  

§ 11

   Риторика есть наука о всякой предложенной материи красно говорить и писать, то есть оную избранными речьми представлять и пристойными словами изображать на такой конец, чтобы слушателей и читателей о справедливости ее удостоверить. Кто в сей науке искусен, тот называется ритор.
  

§ 22

   Материя риторическая есть все, о чем говорить и писать можно, то есть все известные вещи на свете, откуду ясно видеть можно, что ритор, который большее познание имеет настоящего и прошедшего света, то есть искусен во многих науках, тот изобильнее материи имеет к своему сладкоречию. И для того, кто желает быть совершенным ритором, тот должен обучиться всем знаниям и наукам, а особливо гистории и нравоучительной философии.
  

§ 33

   Представленная от ритора материя словесно или письменно называется слово, которого считают три рода: указательный, советовательный, судебный. Указательный состоит в похвале или в охулении, советовательныи в присоветовании или отсоветовании, судебный в оправдании или в обвинении. Сей последний род слова в нынешние веки больше не употребляется, для того и в правилах риторических об нем мало пишут, чему и я последую, а особливо для того, что он включен в двух первых родах.
  

§ 44

   Предлагаемое слово может быть изображено прозою или поэмою. В прозе располагаются все слова обыкновенным порядком, и части не имеют точно определенной меры и согласия складов. В поэме все части определены известною мерою и притом имеют согласие складов в силе и звоне. Первым образом сочиняются проповеди, гистории и учебные книги. Последним составляются оды и других родов стихи. Риторика учит сочинять слова прозаические, а о сложении поэм предлагает поэзия.
  

§ 55

   Риторика разделяется на четыре части: первая есть изобретение, вторая -- украшение, третия -- расположение, четвертая -- произношение.
  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИЗОБРЕТЕНИЕ

  

§ 66

   Изобретение есть собрание разных идей, пристойных к предложенной материи, о которой ритор говорить или писать хочет. Идеями называются представления вещей в уме нашем, например: мы имеем идею о часах, когда их самих или вид оных без них в уме представляем.
  

§ 77

   Идея есть простая или сложенная: простая состоит из одного представления, сложенная -- из двух или многих, между собою снесенных, например: ночи представление есть в уме простая идея. Но ежели к тому присовокуплено будет, что ночью люди после трудов дневных успокоеваются, тогда она станет сложенною, для того что в ней уже заключатся пять идей, между собою снесенных, то есть идея о ночи, о людях, о трудах, о дне и о успокоении.
  

§ 88

   Материя, ритору предложенная, всегда есть сложенная идея и называется тема. Простые идеи, из которых она составляется, называю я терминами, н. п., сия тема: неусыпный труд все препятства преодолевает имеет в себе четыре термина: неусыпность, труд, препятства, преодоление. Предлоги, союзы и другие вспомогательные части слова за термины не почитаются.
  

§ 99

   Простые идеи разделяю на первые и вторичные; первыми называю, которые от терминов темы непосредственно происходят, н. п.: в теме, в § 8 предложенной, неусыпность есть термин, от которого рождаются непосредственно первые идеи: утро, в которое неусыпный человек рано встает; вечер и ночь, в которые он не спит и прилежно трудится. Вторичные идеи суть, которые от первых происходят, н. п.: от первой идеи вышепомянутого термина -- ночи -- происходят вторичные идеи: тьма, луна, звезды; от утра -- денница, заря, звери, в норы свои убегающие.
  

§ 1010

   Сложенные идеи по-логически называются рассуждениями, по-риторически -- периодами, которые разделяются на одночленные, двучленные, тричленные и четыречленные периоды. Одночленный период имеет в себе только один глагол в извинительном {Так в подлиннике.} или повелительном виде с другими частьми слова, н. п.: доброе начало есть половина всего дела. Двучленный период состоит из двух, тричленный из трех, четыречленный из четырех рассуждений, союзами между собою сопряженных, которым есть довольное число примеров во второй главе сея части, §[§ 41-43].
  

§ 1111

   Понеже ритор должен слушателей или читателей о справедливости предложенныя темы удостоверить (§ 1), для того надлежит, 1) чтобы слово его было ясно, 2) чтобы тема была основательно доказана, 3) чтобы в слушателях или читателях страсть возбудилась, то есть в указательном роде любовь или ненависть, в советовательном желание или отчуждение. К первому служат распространения, ко второму доказательства, к третиему витиеватые рассуждения. Распространение есть совокупление многих рассуждений, к одной материи принадлежащих и оную яснее и важнее представляющих. Доказательство есть рассуждение, из натуры самой вещи или из ея обстоятельств взятое, о ея справедливости уверяющее. Витиеватое рассуждение имеет в себе нечто нечаянное или ненатуральное, однако самой предложенной теме приличное и тем самим {Так в подлиннике.} важное и приятное, что все ниже сего пространнее показано будет в главе второй, где правила для изобретения распространений, доказательств и витиеватых рассуждений предлагаются.
  

Глава первая

О ИЗОБРЕТЕНИИ ПРОСТЫХ ИДЕЙ

  

§ 1212

   Все сложенные идеи, о которых выше в § 8, 10, 11 показано, состоят из простых по § 7. Для того прежде надлежит изобрести простые, а потом из них составлять сложенные идеи.
  

§ 1313

   Оне изобретены бывают в так называемых местах риторических, которые суть: 1) род и вид, 2) целое и части, 3) свойства материальные, 4) свойства жизненные, 5) имя, 6) действия и страдания, 7) место, 8) время, 9) происхождение, 10) причина, 11) предыдущее и последующее, 12) признаки, 13) обстоятельства, 14) подобные, 15) несходные и противные вещи, 16) сравнения.
  

§ 1414

   Родом называется общее подобие особенных вещей. Такое подобие видим мы Невы с Двиною, Днепром, Волгою, Вислою и с другими, в море протекающими великими водами, и оное называем однем словом -- река, которое значит род, а Нева, Двина, Днепр, Волга, Висла суть виды.
  

§ 1515

   Целое есть все, что соединено из других вещей, а частями называются те вещи, которые целое составляют, н. п.: сад есть целое, а цветники, аллеи, фонтаны и беседки суть части, сад составляющие.
  

§ 1616

   Свойства материальные суть: величина, фигура, тягость, твердость, упругость, движение, звон, цвет, вкус, запах, внутренняя сила, тепло и стужа.
  

§ 1717

   Жизненные свойства принадлежат к одушевленным вещам, из которых первые суть главные душевные: понятие, память, мечтание, рассуждение, произволение. 2) Страсти: радость, печаль, удовольствие, раскаяние, величавость, стыд, надежда, боязнь, гнев, милосердие, любовь, ненависть, удивление, гнушательство, подражание, отчуждение, благодарность, зависть, мщение. 3) Мудрость, благочестие, воздержание, чистота, милость, тщи-вость, великодушие, терпение, праводушие, простосердечие, искренность, кротость, постоянство, трудолюбие, послушание, вежливость. 4) Пороки: нечестие, роскошь, нечистота, бесстудие, лютость, скупость, малодушие, нетерпеливость, лукавство, лицемерие, ласкательство, продерзливость, непостоянство, леность, сварливость, упрямство, самохвальство, грубость. 5) Приобретенные дарования: благородие, счастие, богатство, слава, власть, вольность и им противные. 6) Телесные дарования и свойства: возраст, пол, сила, красота, здравие, проворность. 7) Чувства: зрение, слышание, обоняние, вкушение, осязание.
  

§ 1818

   Имя вещи есть собственное или приложенное. Собственное есть, которым обыкновенно что-нибудь называют, н. п.: Москва, Александр. Приложенное есть, которое вещь или персона особливо перед другими себе подобными имеет. Так, Александр, царь македонский, назывался великим; Аттила, король гуннский, -- бичом божиим. Отсюду рождаются первые идеи о терминах темы: 1) Когда имя с другого языка на свой переведено будет, н. п., Мелхиседек, с еврейского -- царь правды; Андрей, с греческого -- мужественный; Квинт, с латынского -- пятый. 2) Когда чрез преложение литер имени дано будет другое знаменование, н. п., Рим чрез преложение литер будет мир, что обыкновенно анаграммою называют. 3) Когда слово взято будет в ином знаменовании ради согласного произношения, н. п., свет (вселенная) принят будет за свет, чрез который мы видим. 4) Когда к термину приложено будет первообразное слово, откуду оное происходит, н. п., сие слово: богатый происходит от слова бог.
  

§ 1919

   Действие и страдание есть всякая перемена, которую одна вещь в другой производит. Перемену производящая вещь называется действующая, а та, в которой перемена делается, страждущая, н. п., в сем предложении сильный ветр море волнует сильный ветр есть действующая, море -- страждущая вещь, а волнение есть действие в рассуждении ветра, страдание -- в рассуждении моря. Отсюду происходит о термине предложенныя темы 6 идей: 1) о нем самом как о действующей вещи, 2) о той, в которой она действует, 3) а самом действии, 4) или, противным образом, об оном же термине как о страждущей вещи, 5) о той вещи, от которой он страждет, 6) о самом страдании. К действию можно присовокупить идеи о инструментах, вспоможениях, воспящениях, о удобности, возможности или о неудобности и невозможности, н. п.: деревянный конь был инструмент и способ ко взятию города Трои.
  

§ 2020

   Время есть указательное и количественное; указательное назначается чрез наречие когда, н. п., плоды собираются в осень; количественное время назначается чрез наречие сколь долго, н. п., Август, цесарь римский, царствовал пятьдесят лет.21
  

§ 2122

   Место подает первые простые идеи: 1) чрез движение вещи по оному, н. п.: место молнии есть воздух, по которому она блещет; 2) чрез стояние, н. п.: место острова, на котором он стоит, есть море, река или озеро. Сюда принадлежат и содержащие вещи, в которых другие включены. Так, город есть содержащая, а люди, в нем живущие, -- содержимая вещь. О терминах темы можно рассуждать как о содержащей или о содержимой вещи, н. п.: река в рассуждении животных, в ней живущих, есть содержащая, а в рассуждении берегов есть содержимая вещь.
  

§ 2223

   Происхождение есть начало, от которого что происходит и свое бытие имеет, н. п.: металлы производятся от земли, мед от пчел, вино от винограда собирается, в котором случае земля, пчелы, виноград суть производящие, а металлы, мед и вино произведенные вещи.
  

§ 2324

   Причина есть конец, для которого всякая вещь есть или бывает, н. п.: дождь землю кропит и солнце оную согревает для того, чтобы плоды произрастали.
  

§ 2425

   Предыдущим называется все, что прежде, а последующее, что после предложенной вещи бывает, что разделяется однем временем или притом еще и местом, н. п.: весна лету предходит, а осень оному последует однем временем, но луна в последней четверти солнцу предходит, а в первой ему последует местом и временем.
  

§ 2526

   Признаком называют все, что другую вещь указует, когда она сама нашим чувствам не представлена. Признаки показывают настоящую, прешедшую или будущую вещь, н. п.: дым есть знак настоящего огня; трясение земли почитают в Сицилии за признак наступающего возгорения горы Этны; обагренная кровию Тициева шпага, бледное лице, отдаление от людей и бег от Семпрониева мертвого тела суть признаки учиненного убийства.27
  

§ 2628

   Обстоятельства суть вещи или действия, которые хотя к самой предложенной вещи не принадлежат, однако в то же время или на том же месте с нею бывают, как встречающиеся путнику звери, около пути лежащие жилые или пустые места, лесы, луга, горы и пр. суть обстоятельства оного. На реках бегающие суда и плавающие птицы суть обстоятельства реки. Пчела и роса на розе -- обстоятельства розы. Их можно сыскать довольно способом следующих предлогов и наречий: у, за вне, против, под" над, около, до, без, далече, вплоть.
  

§ 2729

   Подобные вещи называются те, что в частях, свойствах материальных или жизненных или в чем-нибудь другом между собою сходство имеют, н. п.: сердце возмущенного человека гневом имеет некоторое сходство с волнующимся морем, скорое течение острого ума -- со стрелою.
  

§ 2830

   Противные вещи суть, которые в то же время и на том же месте совокупно быть не могут, н. п.: день и ночь, жар и мороз, богатство и убожество. Несходными называются те, которые в своих свойствах, частях или в другом чем ни есть несходство имеют, н. п.: луна с солнцем несходна тем, что луна растет и убывает, мед с желчию вкусом разнится.
  

§ 2931

   Сравнение есть снесение двух вещей, одну с другою сравняя, либо одну перед другой повышая или понижая. Пример первого: Иулий Цесарь завидовал славе Александра Великого, равно как Александр завидовал славе отца своего Филиппа?32 Пример второго: Фридерик, цесарь немецкий, больше несчастлив был в реке Цидне, нежели Александр, ибо он только в ней разболелся, а сей живота своего лишился.33
  

§ 3034

   В числе показанных мест риторических не предлагаю я определения и так называемых внешних мест, следующих ради причин. Логическое определение состоит из рода и вида и его свойств и, следовательно, в них самих заключается. Определения риторические, которые составлены бывают из подобий, действий, места и прочая, надлежат также до самих сих мест, а произношение их чрез глагол существительный есть надлежит до 2 части, что в § 98 показано будет. Внешние места надлежат до жизненных свойств, то есть свидетели до славы, признание до раскаяния, закон до послушания, обычаи до учтивости.
  

§ 3135

   Из всех показанных мест собирать надлежит простые идеи о предложенной теме следующим образом: 1) все термины, которые тема в себе имеет, написать особливо; 2) приписать к каждому из них под тем же родом содержащиеся знатные виды, главные части, приличные свойства, действия и страдания, перевод или анаграмму имени, время, место, производящую вещь, причину, предыдущее, последующее, признаки, обстоятельства, подобные, несходные и противные вещи, а что из мест терминам непристойно, того не приписывать; 3) ежели кто хочет свою тему пространнее представить, тот может к сим изобретенным первым идеям приписать вторичные простые идеи из тех же мест. Здесь надлежит примечать, что хотя и часто сим образом приписанные к терминам простые идеи сперва кажутся быть неплодны, однако, когда они по правилам следующие главы соединятся, тогда рождают изрядные и самой теме пристойные рассуждения. И для того не надлежит их оставлять как негодных.
  

§ 32

   К приисканным видам можно присовокупить оных части, действия и все, что из риторических мест взято и к ним приложено быть может. Подобным образом поступить можно и с частями, на которые разделены термины, тему составляющие.
  

§ 33

   К каждому свойству можно приложить особливо действие его, страдание, происхождение, причину, предыдущее, последующее, признаки, обстоятельства, подобные, несходные, противные вещи, н. п.: к белости лилеи можно приписать увеселение очей как действие, переменение белости в блеклый цвет как последующее, к послушливому приложить повиновение гражданским законам, властям и родителям, к учтивому -- наблюдение обычаев, к прилежному -- исполнение должности как действия и страдания оных.
  

§ 34

   Собственного или приложенного имени сысканное по § 18 {Цифра вписана рукой Ломоносова.} новое знаменование либо слово, от которого оно происходит, можно себе представить как самое то, что оно значит, и к нему приписать, что из мест риторических прилично, н. п.: Петр, на российский язык будучи переведено, значит камень, то к похвале оного можно приложить его хорошие свойства, цену, место, действие и прочая. Здесь надлежит очень умеренно и осторожно поступать для того, что от собранных по сему правилу идей часто рождаются легкомысленные и смешные рассуждения.
  

§ 35

   Части и свойства, к терминам темы приписанные, могут действовать: 1) одно в другом взаимно, н. п.: прекрасный цвет розы покрывает свои колючие ветви, а ветви иглами своими оборонят их от того, чтобы они от животных попраны не были; 2) в видах, под тем же родом стоящих, н. п.: приятный голос соловья рождает зависть в певцах; 3) с местом в предыдущем, последующем и в обстоятельствах. Сии взаимные действия можно приписать к оным частям и свойствам как вторичные идеи и, сверх того, самое действие разделить на части, то есть на начало, средину и конец.
  

§ 36

   Время подает вторичные идеи: 1) от своего разделения на части, н. п., когда год будет разделен на месяцы, день на утро, полдень и вечер; 2) от знаменования имени, н. п.: генварь подаст идею о Яне, языческом боге времени, март о Марсе, боге войны, август о Августе, цесаре римском, от которых сии месяцы свои имена имеют; 3) от признаков и характеров астрономических: так, сентябрь месяц подаст о себе {Так в подлиннике.} идею о весах, июль -- идею о льве; 4) от предыдущего и последующего времени, н. п.: идея лета представляет с собою идею весны; 5) от обстоятельств и случаев, которые в то время обыкновенно бывают или приключиться могут, н. п.: летом обыкновенно бывают громы, а необыкновенно и нечаянно могут кометы показаться.
  

§ 37

   К месту можно приписать: 1) его части, н. п.: к реке устье, вершину, посторонние речки, которые в нее впадают; 2) знатные оного свойства, н. п.: к реке жидкость, прозрачность и проч.; 3) действие или страдание, н. п., что река содержимую на себе вещь колеблет, вид оныя в себе, как в зеркале, изображает; 4) случаи, которые на оном месте бывают: так, река иногда чрез свои берега переступает и пр., что все подаст вторичные идеи о самом термине, который на том месте действительно, есть или быть может.
  

§ 38

   Подобным образом довольно вторичных идей термины предложенные темы о себе подадут, ежели с их происхождением, причиною, предыдущим, последующим, признаками, обстоятельствами, подобными, несходными и противными вещьми поступлено будет, как с вышеписанными первыми идеями в § 32, 33, 34, 35, 36, 37.
  

§ 39

   Если кто предложенную тему весьма пространно изображать желает, тот может тем же способом сыскать и третьи идеи, то есть идеи о вторичных идеях, из тех же риторических мест.
  

Глава вторая36

О СЛОЖЕНИИ ПРОСТЫХ ИДЕЙ

§ 4037

   Простые идеи сопрягаются в сложенные чрез союзы или чрез какую-нибудь взаимную их принадлежность. Одночленные периоды составляются: 1) чрез союзы соединения и, ни и прочая, н. п.: Иулий Цесарь был герой и ритор; желание богатства пустыни и леса проходит; 2) чрез союзы разделения, н. п.: старые люди не себе, но детям древа насаждают; 3) чрез союзы избрания или, либо, н. п.: злобный человек явно или тайно вредить желает; 4) чрез союзы выключения кроме, опричь, н. п.: ласкательство кроме вреда ничего не приносит;38 5) чрез взаимную простых идей пользу, нужду, приличность или вред, негодность, неприличность, н. п.: румянец розы приличен ее благовонию; быстрое течение ветра плодам вредно; высокие Гельвецкие горы закрывают жителей от набегов неприятельских; 6) чрез взаимное действие и страдание, н. п. корабль бегом своим волны разделяет; 7) чрез уподобление, н. п.: несклонное твое сердце камню подобно; 8) чрез уравнение, н. п.: приход Колумбов устрашил американских жителей больше, нежели гром и молния.
  

§ 4139

   Двучленные периоды спрягаются из одночленных: 1) чрез союзы понеже, того ради; хотя, однако; ежели, то: если, то и чрез другие, сим подобные, н. п.: понеже чрез добродетели честное имя заслужить можно, для того надлежит пороков удаляться; хотя четвертую света часть, Америку, пространным океаном от нас натура отделила, однако человеческая отважность к оной путь отворила; 2) чрез наречия так, как; толь, коль; там, где, н. п.: как ржа снедает железо, так сердце человеческое печаль сокрушает; 3) чрез местоимения кто, тот; чем, тем; кому, тому. н. п.: кто хочет большим быть, тот должен всем служить.
  

§ 42

   Тричленные периоды сопряжены бывают: 1) повторением того же союза, н. п.: хотя бы небо было ясно, хотя бы море стояло тихо, искусный кормщик не спит; 2) чрез приложение третиего одночленного рассуждения к двусложному периоду способом какого-нибудь союза, наречия или местоимения, н. п.: ежели бы небо так соблаговолило, чтобы человек препровождал жизнь свою безбедно, то бы он своего счастия не мог чувствовать.
  

§ 43

   Четыречленные периоды спрягаются чрез смешение разных союзов, местоимений или наречий, н. п.: кто благодеяния не помнит, тот не токмо оного не достоин, но так оставлен быть должен, как неплодная земля от земледельцев оставлена бывает.
  

§ 44

   Иногда периоды возрастают до 5 и до 6 членов чрез соединение, разными союзами учиненное, н. п., карфагенская королева Дидона по тайном отъезде троянского генерала Энея в отчаянии говорит: если тому быть должно, чтобы злохитрый троячин доплыл до земли и до пристанища и если сего Зевесова судьба требует и переменить нельзя, то пусть хотя храброго народа оружием изобилен, от пределов изгнан, от Асканиева объятия отторжен, помощи просить будет и желаемого покоя не насладится, но да падет прежде времени и среди песку не погребен да пребудет.40
  

Глава третия

О ИЗОБРЕТЕНИИ РАСПРОСТРАНЕНИИ

  

§ 4541

   Распространения состоят из простых идей, изобретенных по правилам, в первой главе предложенным, и сопряженных между собою, как во второй главе показано.
  

§ 4642

   От рода и вида можно писать о терминах, в теме включенных, пространно: 1) Когда о роде вообще, а потом о виде особливо представлено будет, н. п., кто хочет писать о Цицероне, тот может писать о риторе вообще. 2) Когда термин, в теме положенный, есть род, тогда можно предложить особливо о всяком его виде, н. п., ежели кто хвалит добродетель, тот может похвалить чистоту, воздержание, милость и прочие добродетели подробну.
  

§ 4743

   Подобным образом целое и части к распространению служат, когда целое прежде будет представлено с общими его свойствами и обстоятельствами, до всех частей надлежащими, а потом главные его части особливо, н. п., ежели кто хочет описать пространный и прекрасный город, тот может сперва изобразить его величину, красоту, положение места и множество народа, а после того части, то есть стены, публичные строения, церкви, площади и прочая
  

§ 4844

   Обильнейшее всех мест к распространению есть материальных или жизненных свойств соединение, ибо, когда они к вещи или к какому лицу купно со своими действиями и страданиям" приложены будут, то составить могут весьма пространное слово" я. п., к добродетельному и внешними свойствами украшенному человеку можно приписать добродетели и телесные дарования купно с тем, что от того другие люди пользы получают и какие в них чрез то страсти возбуждены бывают.
  

§ 4945

   Знаменование имени подать может пространные идеи о самой вещи, когда чрез перевод или чрез преложение слов произведенная новая идея разделена будет на свои виды и части, и купно ее свойства, действия или страдания, происхождения и обстоятельства к тому присовокуплены будут. Однако из сего места редко и с рассуждением распространения составлять надлежит.
  

§ 5046

   Чрез действие и страдание идеи распространяются: 1) Когда начало, средина, конец, также скорость, тихость, сила, слабость действующей вещи и сопротивление страждущей представлены будут, н. п.:
  
   Высокий кедров верх внезапный юг нагнул,
   Отторгнул лист с плодом, коренья с мест свихнул.
   Склоняясь низко, кедр едва насильство сносит.
   То верх свой клонит вниз, то оный кверху взбросит
   Однако ярый вихрь свою умножил власть,
   Принудил древа верх на землю с треском пасть.47
  
   2) Когда одной вещи многие действия присовокуплены будут, н. п.: добродетель от бед, как стена, защищает, разносит повсюду добрую славу, любовь и склонность в сердцах человеческих возбуждает"
  

§ 5148

   Время подаст пространную идею о термине предложенный темы, когда его свойства, части, обстоятельства и действия: соединены будут, н. п., о лете:
  
   Уже врата отверзло лето;
   Натура ставит общий пир;
   Земля и сердце в нас нагрето:
   Колеблет ветви тих зефир;
   Объемлет мягкий луг крилами;
   Крутится чистый ток полями;
   Брега питает тучный ил;
   Трава и цвет покрылись медом;
   Ведет своим довольство следом
   Поспешно красный вождь светил.49
  

§ 5250

   Описание частей, свойств и обстоятельств места рождает такожде пространные идеи, н. п.: земля, равными полями распространяющаяся и пологими бугорочками украшенная, испускает листы древ плодоносных; по пригорам кипят чистые и жемчугу подобные источники, которые по лугам, во многие колена искрутившись, напаяют пестреющие везде цветы; по долинам класы желтеют и от теплых и тихих зефиров нежно колеблются.
  

§ 5351

   Чрез намерение идею довольно можно распространить, если представлено будет, что оно возможно и удобно или невозможно и неудобно, имеет препятствия или вспоможения, что можно взять из свойств места, времени и признаков самой вещи, на которую намерение положено, и того, кто оное предприял, н. п.:
  
   За холмы, где паляща хлябь,
   Дым, пепел, пламень, смерть рыгает,
   За Тигр своих, Стамбул, заграбь,
   Что камни со брегов смывает.
   Претить не могут огнь, вода,
   Орлица как парит туда.52
  

§ 5453

   Производящая вещь, признаки и обстоятельства, предыдущее и последующее также пространно могут быть предложены, ежели они соединены будут со идеями своих свойств, действий, подобий и противных вещей, н. п.:
  
   Вливаясь в Понт, Дунай ревет,
   Отзывной плеску шум прибавил,
   Сердясь волнами турка льет.
   Что смелость, нрав, шатер оставил.
   Агарян ноги в выстрел всяк
   Дрожат, себе являя знак,
   Впоследни что бежа ступают.
   Земля не хочет их носить.
   От нас не знали, что покрыть.
   Верхи свои древа качают.54
  

§ 5555

   Уподобление рождает пространные и притом прекрасные идеи, ежели многие свойства, части или действия двух подобных вещей между собою прилично снесены будут.
  
   Сходящей с поль златых Авроры
   Рука багряна сыплет к нам
   Брильянтов, искр, цветов узоры,
   Дает румяный вид полям,
   Светящей ризой мрак скрывает
   И к сладким песням птиц взбуждает.
   Чистейший луч доброт твоих
   Украсил мой усердный стих.
   От блеску твоея порфиры
   Яснеет тон нижайшей лиры.46
  

§ 5657

   От уравнения можно распространить идеи, ежели обоих вещей, которые между собою уравняются, части и свойства между собою снесены будут, н. п.:
  
   Не так поля росы желают
   И в зной цветы от жажды тают;
   Не так способных ветров ждет
   Корабль, что в тихий порт пловет.
   Как сердце в нас к тебе пылало,
   Чтоб к нам лице твое сияло58.
  

§ 5759

   Чрез противные вещи распространяются идеи, когда оных много будет из прочих риторических мест приискано, а после того одна против другой рядом поставятся, н. п. о вступлении чесны:
  
   Светящий солнцев конь
   Уже не в дальный юг
   Из рта пустил огонь,
   Но в наш полночный круг.
   Уже несносный хлад
   С полей не гонит стад,
   Но трав зеленый цвет
   К себе пастись зовет.
   По твердым вод хребтам
   Не вьется вихрем снег,
   Но тщится судна бег
   Успеть вослед волнам60.
  

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

О ИЗОБРЕТЕНИИ ДОВОДОВ

  

§ 5861

   Доводы, равно как и распространения, спряжены бывают и из простых идей и одночленных рассуждений способом винословных союзов и наречий итак, оттого, потому, затем, следовательно, понеже, того ради и прочая.
  

§ 5962

   Ко изобретению оных служат из риторических мест происходящие следующие правила.
  

§ 6063

   Что говорится о всем роде, то можно сказать и о каждом виде, в том же роде включенном, и, напротив того, что говорится о каждом виде, то можно сказать и о всем роде. Пример первому: кто все добродетели любит, тот любит и воздержание. Пример второму: мы видим, что цари, князи, священники, военные, гражданские и сельские люди умирают, и оттуду заключаем, что все люди смертны.
  

§ 6164

   Что сказать можно о всех частях, то и о целом, н. п.: уже российские грады от Марсова шума не смущаются, села в глубоком мире почивают, пристани и крепости неприятельских набегов не страшатся, и так во всей России мир процветает.
  

§ 6265

   От свойств должны последовать приличные им действия, н. п.: Тиций Семпрония ненавидит, следовательно, ему добра не желает.
  

§ 6366

   Если какая вещь страждет, т. е. в себе перемену имеет, то должна быть действующая вещь, которая оную перемену производит, н. п.: море волнуется, следовательно, бурный ветр веет. А когда две вещи такое состояние между собою имеют, что одна в другой перемену учинить может, то должно действию воспоследовать, н. п.: сильный ветр по морю веет, следовательно, во оном волны подымает.
  

§ 6467

   От места, времени и обстоятельств нередко следуют их свойства к той вещи, к которой они принадлежат, н. п.: на высоких горах стоящие здания большее насилие от ветров и бурь претерпевают.
  

§ 6568

   Ежели последующее есть, то должно было и предыдущему быть, н. п.: плоды на древах выросли, следовательно, древа прежде расцветали. От предыдущего не всегда можно заключить последующее, н. п. нельзя сказать: древа расцветают, следовательно, плоды будут.
  

§ 6669

   Все, что есть или бывает, имеет свою производящую вещь, н. п.: дождь идет, следовательно, небо облачно.
  

§ 6770

   Где есть признаки, всегда с вещью бывающие, тут есть и сама оная вещь, н. п.: отсюду дым встает, там должно быть огню.
  

§ 6871

   Ежели из двух противных вещей одна есть, то, следовательно, другой нет, н. п.: кто милостив, тот не жестокосерд; где добродетели господствуют, тут нет места порокам.
  

§ 6972

   Подобные вещи должны иметь подобные действия и страдания, н. п.: жизнь человеческая подобна непостоянному морю, следовательно, она от нападения противных случаев колеблется, подобно как океан от нападения бурных ветров.
  

§ 7073

   Кто малого не может, тому и большее невозможно. И напротив того, кому великое возможно, тот может и малое. Пример первому: кто слова утаить не может, тот не удержит великия тайны. Пример второму: кто пространного моря не боится, тому малая река не ужасна.
  

Глава пятая

О ИЗОБРЕТЕНИИ ВИТИЕВАТЫХ РЕЧЕЙ ИЛИ ЗАМЫСЛОВ

  

§ 7174

   Когда показанным правилам доказательств что-нибудь противное представлено будет, тогда рождаются витиеватые речи. К сему способствует уподобление, уравнение и противуположение идей, что из следующих правил видеть можно.
  

§ 7275

   Соединение противных себе видов и разделение подобных производит витиеватые речи, н. п.:
  
   В златые дни со львом бессильный агнец спал,
   И голубь с ястребом безбедно в лес летал.76
  

§ 7377

   От частей рождаются витиеватые речи: 1) Когда в животных вещах к каждой части приложено будет приличное жизненное свойство, н. п.: лице светлое щедротою, уста сладкие утешением, грудь искренностию отверстая. 2) Когда частям приличные действия присовокупятся, н. п.: благочестивый монарх единою рукою бога, а другою подданных объемлет 3) Когда частям противные свойства или действия прилагаются,, н. п.: лукавый языком любит, а сердцем убивает.
  

§ 7478

   От свойств замыслы происходят: 1) Когда одному свойству даны будут противные действия в разных вещах или персонах, н. п.: глупость в бедном смешна, а в сильном слез достойна. 2) Когда одно свойство другому как воспящающее представляется, н. п.: злой и глупый богач о днем путем ходят; оный хотя пользу учинить может, однако не хочет, а сей хотя и хочет, однако не умеет. 3) Когда противным свойствам сходные действия последуют, н. п.: великодушный человек счастие свое умеренно правит, несчастие терпеливо сносит. 4) Когда одна страсть в другую переменяется, н. п.: праведный твой гнев есть милосердие, 5) Когда одно свойство другому уподоблено будет, н. п.: прекрасное твое лице небесному твоему уму подобно.
  

§ 7579

   Знаменование имени подает витиеватые речи, когда оно уподоблено будет делам самой той персоны, которая оным называется, н. п.:
  
   Цесарь, ты врагов сечешь удобно,
   Имя в том делам твоим подобно.80
  
   Сюда ж надлежит, что сказали донские скифы великому Александру, который богом назывался: ежели ты бог, то должен ты смертных миловать, а не грабить.81
  

§ 7682

   От действия и страдания произведены быть могут замыслы: 1) Когда вещи вымышленное действие или страдание приложено будет, н. п.: он жалостным своим стенаньем древа, валы и горы движет. 2) Когда от вещи противное действие производится, н. п.:
  
   Чем ты дале прочь отходишь,
   Грудь мою жжет больший зной.
   Тем прохладу мне наводишь,
   Если ближе пламень твой.83
  
   3) Чрез переменение действия на страдание, а страдания на действие, н. п.: не Аякс сего ружья, но само ружье Аякса требует.84 4) Когда действие вещи другим полезно, а самой вредно быть представляется. Так, говорит греческий король Улике у Овидия: вас прошу, о греки, чтобы мой разум мне не был вреден, который вам столько раз был полезен85 5) Чрез предложение невозможных действий, н. п.: прежде агнцы волков ловить, а зайцы львов терзать станут, нежели твое желание сбудется. 6) Когда препятствия бессильными к воспящению действия представляются, н. п.: жадным победительским рукам не мог возбранить пламень, чтобы горящей Трои не расхищали. 7) Когда действие на самую действующую вещь обращается, н. п.: Гомер, когда стихами своими других избавлял от забвения, тогда себя вечной памяти предал. 8) Когда действие тщетным представляется, н. п.: он пращи и стрелы за, гнилое дерево почитает.
  

§ 7786

   От места витиеватые речи привести можно: 1) Чрез пренесение вещей на неприличное место, н. п.: прежде рыбы в лесах, а овцы на дне морском пастись будут, нежели я твое благодеяние забуду. 2) Когда к одному месту два разные свойства приписаны будут. Так, у Сенеки говорит Андромаха, сокрываючи сына своего от греков во гробе отца его, Гектора: ежели судьбина бедным помогает, то вот тебе здесь защита, а если судьбина жить запрещает, то вот тебе и гроб.87 3) Когда на разных местах разные свойства одной вещи придаются, н. п.: он в доме отец, в полках Гектор, на море Тифис. 4) Когда место представляется как препятствие сильное или недействительное, н. п.: хоть ныне я в волнах плову, но волны не гасят любови88.
  

§ 7889

   Время подает витиеваиые речи: 1) Когда оно на другое, себе противное, переменено будет, н. п.: твое к нам пришествие среди зимы весну приводит. 2) Когда вещь из одного времени в другое перенесется, н. п., Андромаха говорит женщинам троянским: ваша Троя ныне, а моя уже тогда упала, когда бесчеловечный Ахиллес терзал мои члены (то есть Гектора)?0 3) Когда время против[ные] себе свойств[а] имеет, н. п.: о весна, юность лета, прекрасная мати цветов, хотя ты возвращаешься, но кроме тоски ничего с собою не приводишь.
  

§ 7991

   От причины рождаются замыслы: 1) Когда вместо прямой посторонняя и неприличная причина действию приложится, н. п., Александр говорит к своим солдатам: мы погрешили, мои солдаты, ежели мы только для того Дария победили, чтобы рабу его отдать государство?92 2) Когда причина действия будет вымышлена, н. п.:
  
   Вливаясь в Понт, Дунай ревет,
   Отзывкой плеску шум прибавил,
   Сердит волнами турка льет,
   Что смелость, кровь, шатры оставил.93
  

§ 8094

   От предыдущего и последующего производятся замысловатые речи: 1) Когда начало концу подобно представится, н. п.: Медея с Язоном беззаконно совокупилась, беззаконно разлучилась, при браке брата, а при разлучении детей своих убила.
   2) Когда предыдущее время с последующим соединяется, н. п.:
  
   Мне полдень с утром вдруг вступает,
   Весна цветы и плод являет
   В дражайшей всех душе твоей.95
  
   3) Когда из двух последующих последнее прежде первого предлагается, н. п.: в моем нечаянно оскорбленном сердце после теплой весны лютая зима настает.
  

§ 8196

   Обстоятельства рождают замыслы: 1) Когда оне за признаки какого-нибудь действия или вещи почтутся, н. п.: сгоревший храм Дианы Ефесския предвозвестил имущий возгоретися в Азии военный пламень от великого Александра, которого в ту нощь Олимпиада родила97 2) Когда обстоятельство самой вещи сравнено или уподоблено будет, н. п., о скупом:
  
   Ты тверже, нежель тот металл,
   Который в стену ты заклал.98
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

О УКРАШЕНИИ

  

Глава первая

О СЛОВАХ РИТОРИЧЕСКИХ

  

§ 8299

   Риторические слова те называются, которые саму предложенную вещь точно и подлинно не значат, но перенесены от других вещей, которые со знаменуемою некоторое сходство или принадлежность имеют, однако притом большую силу подают в знаменовании, нежели сами свойственные слова, н. п.: о неспокойных ветрах лучше сказать, что они бунтуют, нежели тянут или веют, хотя глагол бунтуют не до ветров, но до людей надлежит. Сим образом перемененные слова называются с греческого языка тропы, то есть отвращения. Они имеют место в пяти частях слова -- в имени, местоимении, глаголе, причастии и наречии.
  

§ 83100

   Вместо свойственных слов, которые вещь или действие точно значат, часто полагаются другие, от вещей или от действий, с оными некоторое подобие имеющих, взятые, что может быть чрез четыре способа: 1) Когда слово, к неживотной вещи принадлежащее, переносится к животной, н. п.: твердый человек вместо скупого; полки текут на брань вместо идут; красно говорит вместо приятно. 2) Когда слово, животной вещи свойственное, приложено будет к неживотной, н. п.: угрюмое море вместо волнующегося; лице земли вместо поверхности; луга смеются вместо цветут. 3) Когда слово от неживотной к неживотной вещи переносится, н. п.: звезды кипящие вместо Плещущиеся. 4) Ежели от животной к животной слово переложено будет, н. п.: лает вместо бранит. Сие перенесение слов называется от риторов метафора, то есть перенос, и служит к пространному, важному, ясному, высокому и приятному идей представлению, причем наблюдать должно: 1) Чтобы метафора была не чрез меру часто, но токмо в пристойных местах, ибо излишно в речь стесненные переносные слова дают больше оной темности, нежели ясности. 2) К вещам высоким непристойно слова переносить от низких, н. п.: вместо дождь идет непристойно сказать: небо плюет. Однако некоторые слова, от нарочито низких вещей перенесенные, повышены могут быть прилагательными именами. Так, если бы гром назван был трубою, то бы метафора была низка, однако с прилагательным -- труба небесная -- будет уже много выше. 3) К низким вещам от высоких переносить имена также непристойно, разве только в шуточных и сатирических речах.
  

§ 84101

   Свойственные имена могут переменены быть на другие, которые значат с ними соединенные вещи, что бывает семью способами: 1) Когда положен будет род вместо вида, н. п., ветр вместо севера, цвет вместо розы. 2) Вид вместо рода, н. п., сокол вместо птицы, Нил вместо реки. Но здесь надлежит остерегаться, чтобы не поступить противу натуры, н. п.: из Кипра в Крит пособным западом ехать вместо ветром, и на заре соколы запели вместо птиц, ибо запад из Кипра в Крит едущим противен, и соколы никогда не поют. 3) Целое вместо части, н. п., египтяна Нил пьют, то есть часть воды из Нила. 4) Часть вместо целого, н. п., сто душ вместо ста человек. 5) Один вместо многих, н. п., российский воин торжествует102 вместо российские воины. 6) Многие вместо одного, н. п., он пишет краснее Демосфенов и Цицеронов вместо Демосфена и Цицерона. 7) Материя вместо вещи, из оной материи сделанной, н. п., пронзен железом вместо мечом. Сия перемена имен называется синекдохе.
  

§ 85103

   Имена вещей, которые к себе взаимно принадлежат, могут одно вместо другого быть употреблены: 1) Когда действующая вещь вместо страждущия положена будет, н. п., читаю Виргилия вместо Виргилиевы стихи. 2) Действие вместо действующий вещи, н. п., убийство достойно казни вместо убийцы. 3) Место или содержащая вещь вместо содержимой, н. п., Москва радуется вместо московских жителей; стакан выпил, то есть из стакана напиток. 4) Причина вместо действия, н. п,, разбойникам пример дать, то есть разбойника повесить; честь на алтарь возложить, то есть жертву. 5) Признак вместо самыя вещи, которую он значит, н. п., орел вместо Российской империи; луна вместо Турции; десять дымов, т. е. десять домов. 6) Обладатель или господин вместо оной вещи, которою он владеет, н. п., Укалегон горит, то есть Укалегонов двор.104 Сей троп называют риторы метонимиею.
  

§ 86105

   Переменение имен собственных и нарицательных служит ко изобретению слов риторических: 1) Когда употреблено будет имя собственное вместо нарицательного, н. п., Крез вместо богатого; Геркулес вместо сильного. 2) Нарицательное вместо собственного, н. п., стихотворец вместо Виргилия или Гомера; ритор вместо Демосфена. 3) Предки вместо потомков, н. п., Иуда или Иаков вместо жидов. 4) Имя собственное вместо местоимения, н. п., Овидий часто говорит о себе Назон вместо я.106 Показанная перемена имен называется антономазия.
  

§ 87107

   Имена и глаголы могут быть переменены на другие, которые имеют знаменование, к ним очень близкое, ради напряжения или послабления вещи, н. п.: в первом случае прибил вместо ударил; бежит вместо идет; бранит вместо журит; скуп вместо домовит; лукав вместо хитр; во втором случае те же примеры противным образом, то есть ударил вместо прибил; идет вместо бежит; домовит вместо скуп и проч. Риторы называют сей троп катахрезис.
  

§ 88108

   Иногда перенесены бывают слова чрез два или три знаменования от своего собственного, что металепсис называется, н. п.:
  
   Как десять жатв прошло, сгорела горда Троя.109
  
   Здесь чрез жатву разумеется лето, чрез лето целый год.
  
   Твой лавр достоин вечных хвал.110
  
   В сем примере чрез лавр победа, чрез победу мужество, чрез мужество ревность по отечестве разумеется.
  

§ 89111

   Предложенные шесть тропов состоят всегда в одном слове, а следующие четыре: аллегория, парафразис, ирония и гипербола -- из двух или многих.
   Аллегория есть совокупление подобных метафор, н. п.: смертная коса цвет юности подсекла. В сем примере коса и цвет суть две совокупленные метафоры. К аллегории принадлежат загадки, метафорические пословицы и притчи или басни, чему примеров довольно видеть можно в Езоповых притчах. Пример загадок о льде и воде:
  
   Меня родила мать, котору я рождаю.112
  
   Пример аллегорической пословицы:
  
   По сажи гладь, хоть бей,
   Ты будешь черн от ней.113
  

§ 90114

   Парафразис есть изображение одного или немногих слов чрез многие, н. п.: разоритель Карфагены вместо Сципиона;115 Дафнис облака и звезды под ногами видит, т. е. Дафнис на небе. Сей троп служит к распространению идей и оных важному и приятному представлению, а особливо когда действие или страдание коего-нибудь свойства или обстоятельства, части, вида или предыдущие и последующие, подобные либо противные вещи вместо самого действия или страдания положены будут, н. п., вместо сего Троя разорена следующие парафразисы:
  
   Троянских стен верхи уже во рвах лежат,
   И где Приам судил, тут дики звери спят.
   Лишь пепел капищ зрит на месте жертв Минерва;
   Трава и лес растет, те были домы сперва.116
  

§ 91117

   Гипербола, или превышение, есть когда представленная речь несколько натуральное понятие превосходит ради напряжения или послабления страстей, н. п.: бег скорейший вихря; звезд касающийся Атлас;118 из целых гор иссеченные храмы.
  

§ 92119

   Ирония есть когда предложенная идея значит противное, н. п.: о волк! овей, изрядный пастырь. Сей троп изображен бывает часто чрез действия, в натуре невозможные, н. п.:
  
   Единой цепью звезды свяжет
   И вспять итти луне прикажет.120
  

Глава вторая

О УМНОЖЕНИИ И ПЕРЕМЕНЕ СЛОВ

§ 93121

   Слова умножаются повторением тех же или присовокуплением однознаменовательных. Повторения знатнейшие виды суть четыре: 1) Когда одно слово в начале многих сложенных идей повторяется, н. п.:
  
   Тобой поставлю суд правдивый,
   Тобой сотру сердца кичливы,
   Тобой я буду злость казнить,
   Тобой добротам мзду дарить.122
  
   2) Когда одно слово приложено будет двожды в начале речи, н. п.: избавь, избавь российский род.123 3) Когда в начале и в конце то же слово повторяется, н. п.: скажите мне, леса, скажите. 4) Когда следующая речь от того же слова начинается, которым первая окончилась, н. п.: похвальнее богатства благородие, благородия похвальнее добродетель.
  

§ 94

   Однознаменовательные слова те называются, которыми ту же вещь или бытие назвать можно, н. п., хорош, изряден и проч. Такие слова часто присовокуплены бывают одно к другому ради сильнейшего и яснейшего представления речи, н. п., Цицерон в начале слова своего против Катилины говорит: Мы его, уже напоследи дерзостию бесящегося, беззаконием дышащего, на сенат и на все достатки наши пагубу воздвигающего, отпустили, извергли, истребили; отшел, отлучился, вырвался, бежал; ему возвратиться не дам, не попущу, не стерплю.124
  

§ 95125

   Слова переменены могут быть: 1) Чрез преложение глагола в имя существительное, н. п.: леность вредна вместо лениться вредно. 2) Чрез переменение имени в глагол, н. п.: я вижу, что спорят, вместо я вижу спор. 3) Когда прилагательное имя в существительное переложено будет, н. п.: ясность неба вместо ясное небо. 4) Чрез переменение глагола в наречие, н. п.: мне стыдно вместо я стыжусь. 5) Имен в наречие, н. п.: вместо в сей час -- теперь. 6) Действительный глагол на страдательный, н. п.: трава от ветра колеблется вместо ветр траву колеблет. 7) Причастие на глагол, н. п.: шум слышен вместо шум слышат,
  

§ 96

   Переменные прилагательные имена изобретаются: 1) От величины, н. п.: долгий путь, пространное море. 2) От фигуры, н. п.: острая стрела, кудрявая роща. 3) От движения или покоя, н. п.: быстрый орел, летящий зефир, спящие болота. 4) От твердости, н. п.: каменное сердце. 5) От чувств, н. п.: хладная Исландия, жаркая Абиссиния, красная роза, шумящие валы, горькая желчь, смрадный труп. 6) От страстей, н. п.: ярый Ахиллес, гордый фараон. 7) От свойств и дарований телесных, н. п.: сильный Гектор, прекрасный Авессалом. 8) От места, н. п.: воздушный орел, аравитское золото. 9) От времени, н. п.: зимний хлад, ночная тьма. 10) От действия или страдания, н. п.: молния, воздух терзающая, смущенное море. 11) От обстоятельств, н. п.: лесистая гора, пасмурные дни. 12) От производящий вещи, н. п.: плод земный. 13) От уравнения, н. п.: сребра чистейший источник. 14) От противных вещей, н. п.: ласкательство есть сладкий яд; печальная отрада, в несчастии -- слезы.
  

Глава третия

О ИЗОБРАЖЕНИИ СЛОЖЕННЫХ ИДЕЙ

§ 97126

   Сложенные идеи изображены бывают фигурами слова, из которых лучшие суть: определение, вопрошение, отвращение, указание, представление, одержание, сообщение, позволение, восклицание, вольность, оставление, занятие, прекращение, разговор, вымысл.
  

§ 98127

   Определение риторическое есть изображение сложенных идей чрез глаголы есть, называется, кажется и другие сим подобные, н. п.: наука есть вождь к познанию правды, просвещение разума, успокоение народов. Примеров сея фигуры довольно видеть можно в икосах акафиста пресвятей богородице и в стихах святому кресту.
  

§ 99128

   Вопрошение риторическое бывает о какой-нибудь уже известной вещи для сильнейшего и важнейшего оныя представления, н. п., о Каине, убившем своего брата: Нечестивый, куда бежишь? зачем один? где твой брат? что бледнеешь? что молчишь, беззаконный? К вопрошению риторы нередко и ответ присовокупляют, н. п.: кто к добродетелям путь отверзает? наука; кто от пороков? {Так в подлиннике.} наука; кто рассеянные народы вообщества собрал? наука; кто построил грады и открыл страны, отделенные морями? наука.
  

§ 100129

   Отвращение есть отнесение речи от предложенной материи к другой вещи, животной или бездушной, во втором лице глагола, н. п.: вместо, чтобы просто упомянуть о счастии Невы-реки, употреблено следующее отвращение:
  
   О чистый ток Невы разливной,
   Счастливейший всех вод земных,
   Российской что богини дивной
   Кропишь лице от струй твоих.
   Стремись, шуми, теки обильно
   И быстриной твоею сильно
   Промчись к вечерним вплоть брегам.
   И больший страх вложи врагам,
   В сердца и в слухи им внушая,
   Что здесь зимой весна златая.130
  
   Чрез сию фигуру можно советовать, засвидетельствовать, обещать, грозить, хвалить, насмехаться, утешать, желать, сожалеть, повелевать, запрещать, прощения просить, обещать, просить, возбуждать страсти, оплакивать, что-нибудь сказывать, поздравлять или прощаться с тем, к чему ритор от предложенной материи отвратился, н. п., угрозою:
  
   Еще упрямства борет страсть?
   Не хочешь ниц пред Анной пасть?
   Не хочешь с нами в мир склониться?
   Стамбул, Каира, Алеп сгорит,
   Обставят росским флотом Крит,
   Евфрат в твоей крови смутится.131
   а В подлиннике ошибочно Кипр.
  
   Запрещением:
  
   Воинский звук покинь, Беллона,
   И жажду крови, Марс, оставь.132
  

§ 101133

   Указание есть когда на предлагаемую вещь указуем междометиями: се, вот, н. п.:
  
   Смотрите, се трофей стоит,
   Плетутся се венцы лавровы,
   Надежда ваша вас не льстит!
   В пределах ваших нам готовы.134
   Или:
  
   И се уже рукой багряной
   Врата отверзла в мир заря.135
  

§ 102136

   Представление есть подобное, но весьма краткое деяния изображение важными словами. Так представлено божие сотворение света словом в книгах Бытия: и рече бог: да будет свет, и бысть свет, что несравненно великолепнее, нежели простая речь: бог свет сотворил словом.
  

§ 103137

   Удержание фигура есть когда ритор слушателей или читателей долго в сомнении удерживает, представляя что-либо меньшее или противное предлагаемой вещи, а потом уже оную предлагает, н. п.: в древние времена ученых людей почитали не токмо щедрые государи, но и жестокосердые мучители; Платона принял в Сиракузы Дионисий-тиран, но с каким великолепием? с каким доказательством к нему своея склонности? Вы чаете, что ему были дороги цветами усыпаны или улицы зелеными ветвьми украшены? вы надеетесь, что ему все знатные особы навстречу вышли? Никак, но Платона, сидящею в златой колеснице, сам Дионисий, коней управляя, во град вводит.138
  

§ 104139

   Сообщение есть когда ритор предложенную материю тому на рассуждение отдает, кому оную представляет, н. п.: еще медлишь? еще сомневаешься, легкомысленный, и от роскоши к добродетели не возвращаешься? Пущай же, ни во что почитай мои представления, но сам с собою посоветуй, сам себя послушай. Что бы ты учинил тогда, если бы тебя, с одной стороны, прекрасная, благородная и, всеми дарованиями украшенная невеста ласково и благочинно приглашала, а с другой, -- скверная блудница к себе бесстудно призывала? К которой бы ты тогда обратился? Не к оной ли бы ты устремился всею мыслию и силами?140
  

§ 105141

   Уступление фигура есть когда ритор уступает что-нибудь противное предлагаемой речи, н. п.: воскресите, воскресите его от мертвых, если можете; смотрите ожившего стремление, которого и во гробе лежащего бешенство вам несносно.142 Или:
  
   Пускай земля, как Понт, трясет,
   Пускай бурливы вихри стонут,
   Премрачный дым покроет свет.
   В крови Молдавски горы тонут.
   Но вам не может то вредить,
   Вас рок желает сам покрыть.143
  

§ 106144

   Восклицание есть возвышение речи чрез наречия: о, толь, толико и сим подобные, н. п., о Енее и троянах: прежде пришествия в Италию много лет по всем морям заблуждались; толь трудно основать было народ римский.145
  

§ 107146

   Вольностию называется смелое представление важной речи, н. п.:
  
   Скажу без страху и без лести:
   Твоей высокой славы, чести
   Не может власть твоя закрыть.147
  

§ 108148

   Оставление есть фигура, когда оратор, аки бы не хотя упоминать какой-нибудь вещи, тем самым важнее и сильнее оную представляет, н. п.: беззаконные его дела упомянуть ужасаюсь и мерзкими его поступками не хочу осквернить ушей ваших.149
  

§ 109150

   Занятие есть фигура, чрез которую все, что с противной стороны вопреки приведено быть может, купно предложено и опровержено бывает, н. п.: но вижу, что мне в спор сказано быть может, то есть с детьми строго поступать не должно, но надлежит снисходить их молодым летам; однако что воспоследует, когда, живучи необузданно, к порокам прилепятся и в беззакониях погрязнут?151
  

§ 110152

   Прекращение есть ежели кто во изображении какой-нибудь страсти разума речи своея не окончит, н. п.: которой казни ты достоин! уж я тебе! *** {Три звездочки вписаны рукой Ломоносова.} добро, молчи же.
  

§ 111153

   Разговор есть фигура, чрез которую отсутствующим персонам, как присутствующим, усопшим, равно как живым, и бездушным вещам, как одушевленным, речь придается, н. п.:
  
   Гласит, пред ней стоя, Россия,
   Склонившись к ней верхом своим:
   Тебе я дам плоды земные
   И купно подданным твоим.
   Тебе я оных кровь питаю,
   Горячесть в их сердца влагаю,
   Чтоб ону за тебя пролить.154
  

§ 112155

   Вымысл есть чрезъестественное изображение предлагаемой материи, что бывает следующими образы: 1) Когда какая вещь представляется под другим видом. Так, у Овидия представлен северный ветр под видом старого, крылатого и на облаках летящего мужа.156 При сем наблюдать должно подобие вымышленного изображения с самою вещью, н. п., если кто хочет представить луну во образе человеческом, то не надлежит ее переменить в старую женщину, но в молодую девицу ради светлости ея. Также стараться должно, чтобы вымышленного изображения части, действия и обстоятельства имели некоторые свойства тоя вещи, которая под оным представляется, с вымышленными-смешанные, н. п.:
  
   Уже златой денницы перст
   Завесу света вскрыл с звездами;
   С востока скачет по сту верст,
   Пуская искры конь ноздрями.
   Лицем сияет Феб на том,
   Он пламенным встряхнул верхом,
   Преславну видя вещь, дивится.157
  
   2) Когда предлагаемая персона или вещь представляется на чрезъестественном месте, н. п.:
  
   Я деву в солнце зрю стоящу,
   Рукою отрока держащу
   И купно всю Россию с ним.
   Украшена везде звездами,
   Разит перуном вниз своим,
   Гоня противности с бедами.158
  
   3) Когда действие из одного времени в другое перенесено будет. Так говорит Андромаха о убиенном своем Гекторе у Сенеки: Уже рукою меч заносит и в греческий флот бросает сильный пламень; {В слове пламень слог мень дописан рукой Ломоносова.} греки, не зрите вы Гектора? или одна я вижу? 159
   4) Когда предлагаемая вещь чрезвычайно велика или мала представлена будет. Таким образом представил Лукреций суеверие древних поганских народов: Жизнь человеческая бесчестно на земли лежала попранна тяжким суеверием, которое, главу свою от небес показуя, ужасным взглядом на смертных, взирало.160
  

ЧАСТЬ ТРЕТИЯ

РАСПОЛОЖЕНИЕ

  

Глава первая

О РАСПОЛОЖЕНИИ ВООБЩЕ

  

§ 113161

   Расположение есть двояко: первое -- простых, второе -- сложенных идей.
   Простые идеи или слова располагаются: 1) по их важности и низкости, то есть, когда случится предложить несколько имен разного качества, то приличнее напереди положить важные, а потом и прочие, которые не столь высокие вещи значат, н. п.: солнце, луна и звезды хвалят своего зиждителя; 2) по времени, то есть, когда слова в рассуждении времени разнствуют, то должно их расположить так, как одно другому последует, н. п.: он утро, день, вечер и ночь в роскошах препровождает; 3) по произношению, в котором надлежит остерегаться стеснения подобных литер и непорядочного расположения ударений, к чему служат следующие правила. Первое, тех слов не надлежит друг подле друга ставить, из которых первое на много согласных литер кончится, а другое многими согласными литерами начинается, для того что ими в произношении язык весьма запинается, и речь падает негладко, н. п.: всех чувств взор есть благороднее. Второе, не надлежит стеснять гласных литер одного или подобного звона, н. п.: слово о обновлении храма. Третие, избегать должно соединения слов, теми же складами начинающихся или кончавшихся, н. п.: когда суда в пристанище приходят, тогда труда плаватели избегают; мне мнится быть слово ваше важно. Четвертое, слова по ударению неприлично так располагать, чтобы инде два или три склада с ударениями вместе стояли, а инде весьма много оных без ударения соединены были, для того что сие препятствует плавному и гладкому течению слова, н. п.: твое мужественное великодушие дивит всех нас. Периоды гладко падают, когда ударения, хотя не по строгим стихотворческим правилам расположены, однако друг от друга отстоят несколько пропорционально, а особливо когда начальное слово периода имеет ударение на втором складу, спереди считая, а последнего слова сила стоит на предкончаемом или пропредкончаемом слоге. Вопросы и другие речи, которыми сильные и стремительные страсти изображаются, больше напряжения и важности в себе имеют, когда сила ударяет на кончаемом слоге последнего и на первом начального слова.
  

§ 114162

   Многие сложенные идеи об одной материи, в приличный порядок приведенные, составляют слово, которого главные части суть четыре: вступление, истолкование, утверждение и заключение. Некоторые риторы располагают свои слова чрез особливую форму, называемую хрию, которая разделяется на осмь частей, однако нет в ней ничего особливого, и все ея части в помянутых четырех частях слова заключаются, для того об ней обстоятельно писать оставляю. Помянутые четыре части могут быть предложены сокращенно и пространно, как ритор о материи своей говорить или писать хочет, и, по рассуждению и свойству оной, можно одну или и две части оставить.
  

§ 115163

   Вступление есть часть слова, чрез которую ритор слушателей или читателей приуготовляет к прочему слову, чтобы они склонно, прилежно и понятно оное слушали или читали. Для первого должен ритор вежливо и склонно оным свое предприятие представить, для второго объявить, что он будет представлять о вещи важной, нужной и полезной, для третиего ясно сказать свою тему или самую материю, о которой он говорить или писать хочет.
  

§ 116

   Вступление сочинить может ритор: 1) от места или времени, предлагая, что ему в рассуждении оных говорить должно, прилично, нужно, полезно, трудно и пр.; 2) от характера и свойств, которые слушатели имеют, похваляя их добродетели; 3) от своего лица, объявляя недостаток сил своих к тому слову, извиняя себя нуждою и пользою оного; 4) от самой темы, когда ритор оную пространно предложит; 5) от похвалы автора, то есть ежели тема есть сентенция святого или ученого человека, то можно в самом вступлении оного похвалить; 6) от примеров, девизов и пословиц; 7) от призывания в помощь свою бога или святых его; 8) от внезапного приступления к самой вещи, то есть когда ритор начинает самую предлагаемую материю от какой-нибудь сильной и стремительной фигуры. Так начал Цицерон речь свою против Катилины: Доколе будешь, Катилина, во зло употреблять терпение наше?164 Всякое вступление должно быть украшено тропами и сильными фигурами, для того чтобы слушатели или читатели, оными усладившись, самой материи внимали и прилежно слушали. При сем должно остерегаться, чтобы вступление было не весьма долго, и всегда помнить, что оно чем короче, тем лучше.
  

§ 117

   По вступлении предлагается тема кратко и ясно. А потом, если она нечто гисторическое или другое что, истолкования требующее, в себе заключает, присовокупляется истолкование, которое составлено бывает из распространенных идей по правилам третьей главы первый части. В истолковании надлежит наблюдать: 1) краткость речей, и для того должно стараться, чтобы периоды были коротки, однако притом ясны и удобопонятны; 2) ясность, и для того должно больше употреблять слов свойственных, нежели тропов; 3) вероятность, к чему служат свидетельства и самые обстоятельства предлагаемый вещи. Для сих трех должно опасаться: 1) чтобы не примешать мелких и слову непристойных обстоятельств; 2) чтобы не отступить от слова к другой посторонней материи; 3) чтобы речи не были безмерно закручены, и идеи бы, вместе быть должные, не были одна от другой далече разметаны; 4) чтобы много разных вещей не стеснить в кучу и тем бы не отяготить понятие слушателей: 5) чтобы не представить, что слушателям невероятно, смешно и подло показаться могло; 6) чтобы истолкование не весьма просто и низко было и несвязными речьми и весьма много раз повторенными теми же словами не скучно казалось.
  

§ 118165

   Истолкованию последует утверждение, в котором предлагаются вины или причины, о справедливости темы уверяющие, которые изобретены быть могут по правилам о изобретении доводов. Утверждение разделяется на две части. Первая есть доказание, которая содержит в себе самые доводы, чем предложенную тему доказать должно. Вторая называется возражение, которая опровергает все противные теме предложения и представляется: 1) презрением, когда предложения противные ритор ни во что почитает; 2) укоризною и грозою, когда противное теме предложение будет скверно и беззаконно; 3) большим предложением, когда ритор, противного предложения не разрешив, предлагает свое, того сильнейшее; 4) когда ритор покажет, что противные предложения неправдивы тем, что со здравым рассуждением несогласны. В доказании употреблены бывают стремительные фигуры, н. п.: вопрошение, отвращение, восклицание и пр.; в возражении: заятие, уступление, троп, ирония и проч.
  

§ 119166

   Доводы предлагаются: 1) силлогизмом, 2) энтимемою, 3) дилеммою. Силлогизм составляют два предыдущие предложения и следствие, н. п.: от всякого порока надлежит убегать (первое предложение), но леность есть порок (второе предложение), следовательно, от лености бегать надлежит (следствие). Сии три части силлогизма располагать можно разным порядком, присовокупляя к ним причины и украшая их тропами и фигурами, для того чтобы они риторический, а не логический вид имели. Когда из предыдущих предложений первое или второе оставлено будет, тогда сей довод называется энтимема, н. п.: леность есть порок, следовательно, оной убегать должно. Дилемма есть довод, состоящий из двух противных частей, из которых ту или другую противной стороне принять должно, н. п.: некоторая женщина советовала своему сыну, чтобы он никакого слова не говорил пред народом, для того что ежели он неправду говорить хочет, то прогневает бога, а буде правду, то люди ему будут неприятели, на что сын отвещал: Мне еще большая причина есть говорить публичные слова, ибо ежели я стану говорить правду, то буду богу любезен, а ежели неправду, то буду людям приятен.167 Из доводов сильные и важные должно положить напереди, те, которые других слабее, в средине, а самые сильные -- на конце утвержения, ибо слушатели и читатели больше началу и концу внимают и оных больше помнят.
  

§ 120168

   Последняя часть слова есть заключение, в которой доказанная тема представляется в указательном роде с похвалою или хулою, в советовательном -- с присоветованием или отсоветованием, причем должно повторить положенные в третьей части доводы, но весьма кратко и замысловато, к чему служат правила, предложенные в пятой главе первыя части.
  

Глава вторая

О РАСПОЛОЖЕНИИ СЛОВ ПУБЛИЧНЫХ169

§ 121

   Публичные слова, которые в нынешнее время больше употребительны, суть: проповедь, панегирик, надгробная и академическая речь. Проповедь есть слово священное, от духовной персоны народу предлагаемое, которого суть два рода -- похвальный и увещательный. Похвальные проповеди предлагаются в прославление божие и в похвалу святых его на господские праздники и на память нарочитых божиих угодников. Увещательною проповедию учит духовный ритор, как должно христианину препровождать жизнь свою богоугодно.
  

§ 122

   Все проповеди располагаются обыкновенно по ординарной форме, в § 114--120 показанной. Пред вступлением полагается приличный к самой предлагаемой материи текст из священного писания, который неправильно темою называют. Из сего сочиняют нередко проповедники вступления своих проповедей, ибо когда он в себе заключает что-нибудь историческое, то можно оное предложить пространно, присовокупив к нему причину, обстоятельства и пр. А когда текст есть сентенция, то есть краткая нравоучительная речь, то можно распространить от пристойных мест риторических.
  

§ 123

   Штиль в духовном слове должен быть важен, великолепен, силен и, словом, материи, особе и месту приличен, ибо священному ритору, о котором народ высокое мнение имеет, в божием храме, где должно стоять с благоговением и страхом, о материи, для святости своей весьма почитаемой, не пристало говорить подлыми и шуточными словами. Но притом проповеднику стараться должно, чтобы при важности и великолепии своем слово было каждому понятно и вразумительно. И для того надлежит убегать старых и неупотребительных славенских речений, которых народ не разумеет, но притом не оставлять оных, которые хотя в простых разговорах неупотребительны, однако знаменование их народу известно.170
  

§ 124

   Панегирик есть слово похвальное высокия особы, места или действия достохвального. В похвале высокия особы предлагаются похвальные жизненные свойства, которые она имеет, то есть: 1) главные душевные свойства; 2) похвальные страсти, н. п., любовь, милосердие; 3) добродетели; 4) похвальные телесные свойства, н. п., красота, сила; 5) приобретенные дарования, то есть науки, богатство, слава и пр., что все в § 17 {Цифра вписана рукой Ломоносова.} показано. В похвале места представлены бывают: 1) оного материальные свойства, § 16 {Цифра вписана рукой Ломоносова.}; 2) примечания и похвалы, достойные действия, которые на нем были и бывают; 3) ежели оно не натуральное, но созданное, н. п., город или храм, то можно присовокупить похвалу самого основателя, то есть его труды, рачение и тщивость во иждивении; 4) обстоятельства, то есть лежащие другие около места, реки, горы, поля, моря. В похвале действия исчисляются все трудности и препятствия, от места и от времени происходящие; представляется великость, польза и необходимая нужда оного, и кратко все, что из мест риторических оному прилично, присовокупить можно.
  

§ 125

   Располагаются панегирики по той же форме, которая выше сего предложена, и только ту разность с увещательною проповедию в рассуждении частей своих имеют, что в них почти одно истолкование предлагается. Вступление должно быть цветно и приятно, тропами, фигурами и витиеватыми речьми, как драгоценными камнями, украшено; взято быть может почти изо всех мест риторических, а особливо от времени, места, обстоятельств и от лица самого ритора. Тему в панегирике приличнее предложить не просто, как в советовательных словах бывает, но украшенно и витиевато, под какою-нибудь фигурою или смешанною аллегориею, н. п., если кто хочет похвалить славного владетеля, который для пользы и благополучия своих подданных сносил великие труды, тот может в теме своей предложить, что он похвалить хочет подданного {Слово подданного вписано рукой Ломоносова.} монарха или орла, малых птиц хранителя и питателя. Истолкование предлагается в панегирике тремя образы: 1) когда прежде вообще показано будет, что похвалы достойная особа, место или действие иметь должны, а потом присовокупляется партикулярно, что похваляемая особа, место или действие все оное в себе имеют; 2) когда в похвале особы поступлено будет натуральным порядком времени, исчисляя все добродетели, которые она имела в младенчестве, в юношеском возрасте, в мужестве и старости; 3) когда только самые знатнейшие свойства и добродетели похвалены бывают. Утвержения особливого как части слова панегирики не требуют, но вместо оного служат замысловато и пространно предложенные дела, свойства и добродетели. Заключение должно в себе иметь побуждение к любви и почтению похваленный особы или места, к подражанию достохвального действия. Некоторые заключают панегирик желанием и молитвою о благополучии похваленныя особы. Иные обнадеживают оную о любви и почтении, которое к ней народ имеет. Иные поздравляют тем, что она толикими добродетельми от бога одарованна.
  

§ 126

   Штиль в панегирике, а особливо в заключении, не меньше как и в проповеди, должен быть важен и великолепен и притом уклонен и приятен. Слов подлых и невежливых надлежит удаляться, но такие употреблять, которые чести и достоинству похваляемыя особы приличны. Во всем сложении слова должно употреблять замыслы, тропы, высокие и приятные фигуры, как отвращение, представление, разговор, вымысл. А сильных и устремительных фигур, н. п., сообщения, заятия, должно чужаться.
  

§ 127

   Надгробное слово есть, которое в похвалу усопшего человека предлагается. Вступление бывает по большей части внезапное: 1) от жалобы, полной неудовольствия, на самую смерть, которая человека, толь всем любезного, нужного или полезного, рано нас лишила; 2) от восклицания жалостного о краткости жизни человеческой, о суетной и тщетной надежде; 3) от негодования на то, что было смерти усопшего причина; 4) от плачевныя по-гребальныя церемонии; 5) от обыкновения, у древних народов при погребении в употреблении бывшего. Истолкование и утверждение заключают в себе похвальные усопшего дела, почему надгробная речь не разнится от панегирика, кроме того что в панегирике радость, а здесь печаль возбуждать должен ритор. Заключение содержит желание и молитву о упокоении и о вечной памяти усопшего или увещание к слушателям, чтобы они его добродетелям последовали, к чему присовокупляется утешение сродников. Слова и мысли должен пригробный ритор употреблять плачевные и самой материи пристойные.
  

§ 128

   Академические речи называются те, которые говорят ученые люди в академиях публично. Они бывают: первое, при вступлении в профессорство; 2) при принятии ректорства; 3) при отложении оного; 4) при произведении в градусы; 5) при диспутах. В первом случае должно похвалить свою профессию, которую профессор на себя принимает, или избрать из оной науки, к которой он определен, некоторую трудную главу, которая еще недовольно протолкована, и, предложив в своей речи, протолковать. Во вступлении представить можно свое рачение о той же науке и оного причину, общую пользу. Заключить можно обещанием всегдашнего старания в приращении наук. Во втором и третием случае может ректор или президент {Слово президент вписано рукой Ломоносова.} похвалить академии основателя, или покровителя, или цветущее оныя состояние. В заключении увещать академиков и ободрять к большему расширению наук. Четвертого рода речь не разнится от первой. При диспутах бывающие речи больше можно назвать комплиментами, для того что в них предлагается кратко: 1) содержание диспутов; 2) учтивое призывание оппонентов перед диспутами или благодарение за полезное и мирное словопрение по диспутах.
  

Глава третия

О РАСПОЛОЖЕНИИ ПРИВАТНЫХ РЕЧЕЙ И ПИСЕМ171

§ 129

   Приватные речи знатнейшие и употребительнейшие суть: поздравление, сожаление, прошение и благодарение равной или высшей особе, словесно или письменно предлагаемое. В составлении и расположении оных должно наблюдать три вещи: 1) состояние особы, к которой речь говорить или письмо писать должно; 2) материю, которая предлагается; 3) состояние самого себя.
  

§ 130

   Поздравление бывает о каком-нибудь благополучии оныя особы, которой приветствуем. Итак, по § 129 должно упомянуть: 1) радость, от оного благополучия ей происшедшую, и что она того счастия ради своих заслуг и добродетелей (которые кратко упомянуть можно) достойна; 2) присовокупить, что оное счастие ей самой или обществу, или и тому, кто поздравляет, приятно, нужно и полезно; 3) заключить тем, что о благополучии оныя особы и сам поздравитель радуется и поздравляет, желая оным чрез свой век, долговременно, по желанию оныя и пр. наслаждаться.
  

§ 131

   Сожаления имеют в себе все прежнему противно, ибо они прилагаются при каком-нибудь противном случае, где должно: 1) о печальной особе соболезновать, что не по заслугам и добродетелям ей оное приключилось; 2) упомянуть, что сего неблагополучия и сам тот участник, который сожалеет, к чему присовокупить можно благодеяния печальныя особы, сожалетелю показанные, как причину общия с нею печали, к чему приложить можно (ежели состояние особы и несчастие требует), что от того обществу убыток учинился; 3) утешать печальную особу, что сие неблагополучие предвозвещает ей большее счастие и радость, или предложить непостоянство переменныя фортуны, которая жизнь человеческую обыкновенно обращает, или укреплять в постоянстве, чтобы несчастие сносить терпеливо и великодушно и тем показать непоколебимую свою добродетель.
  

§ 132

   В письме или речи просительной должно: 1) представить добродетели, а особливо милость и великодушие тоя особы, которую просить должно, к себе или другим показанное; 2) присовокупить свою нужду и требование с причиною оных; 3) предложить самое прошение с обещанием почтения, благодарности и обязательства.
  

§ 133

   Благодарственное письмо или речь состоять должно: 1) из представлений о великости самого благодеяния; 2) из похвалы благодетеля; 3) из благодарения и обещания взаимных услуг или всегдашнего воспоминания и обязательства.
  

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

О ПРОИЗНОШЕНИИ172

§ 134

   Хотя предложенные правила в трех первых частях довольно служить могут к познанию изобретения, украшения и расположения слова, однако требуют они притом прилежного чтения славных и в красноречии искусных авторов и частого упражнения в сложении слов разного рода. Оным должно подражать в красном их сложении, а чрез сие привыкать к скорому изобретению, к пристойному украшению и порядочному расположению слова.
  

§ 135

   Больше упражнения, нежели теории и предписанных правил, требует произношение, которое имеет великую силу в предложении слова, когда преизрядными замыслами наполненный ум на язык, очи, лице, руки и на весь стан ритора красоту свою изливает и свое великолепие чувствам слушателей ясно представляет. Для того, кто подлинный ритор быть желает, тот в приличном слову произношении должен часто упражняться и наблюдать следующие правила.
  

§ 136

   Слово произносить должно голосом чистым, неперерывным, не грубым, средним, то есть не очень кричным или весьма низким, равным, то есть не надлежит вскрикивать вдруг весьма громко и вдруг книзу опускаться, и, напротив того, неприлично произносить однем тоном, без всякого повышения или понижения, но, как произносимый разум требует, умеренно повышать и понижать должно и голос. В вопрошениях, в восклицаниях и в других сильных фигурах надлежит оный возносить с некоторым стремлением и отрывом. В истолковании и в нежных фигурах должно говорить равняе и несколько пониже; радостную материю веселым, печальную плачевным, просительную умильным, высокую великолепным и гордым, сердитую произносить гневным тоном. И словом, голос свой управлять должен ритор по состоянию и свойствам предлагаемые материи.
  

§ 137

   Каждый период должно произносить отдельно от прочих, то есть, окончив оный, несколько остановиться; части его, разделенные двоеточиями и запятыми, отделять малою переменою голоса и едва чувствительною остановкою; каждое речение, склад и литеру выговаривать чисто и ясно и в один дух излишно не захватывать, ибо сие понуждает часто в непристойном месте остановиться или, несколько складов не договоря, пропустить. Ненадобно очень спешить или излишную протяжность употреблять, для того что от первого слова бывает слушателям невнятно, а от другого скучно.
  

§ 138

   Что ж надлежит до положения частей тела, то во время обыкновенного слова, где не изображаются никакие страсти, стоят искусные риторы прямо и почти никаких движений не употребляют, а когда что сильными доводами доказывают и стремительными или нежными фигурами речь свою предлагают, тогда изображают оную купно руками, очами, головою и плечьми Протяженными кверху обеими руками или одною приносят к богу молитву или клянутся и присягают; отвращенную от себя ладонь протягая, увещевают и отсылают; приложив ладонь к устам, назначают молчание. Протяженною ж рукою указуют; усугубленным оныя тихим движением кверху и книзу показывают важность вещи; раскинув оные на обе стороны, сомневаются или отрицают; в грудь ударяют в печальной речи; кивая перстом, грозят и укоряют. Очи кверху возводят в молитве и восклицании, отвращают при отрицании и презрении, сжимают в иронии и посмеянии, затворяют, представляя печаль и слабость. Поднятием головы и лица кверху знаменуют вещь великолепную или гордость; голову опустивши, показывают печаль и унижение; ею тряхнявши, отрицают. Стиснувши плечи, боязнь, сомнение и отрицание изображают.
  

§ 139

   Больше всего должно рассуждать обстоятельства и персону, пред которою слово представляется, ибо проповедник народу предлагает слово божие со властию, и для того имеет он больше вольности употреблять в произношении голоса и тела движение. Но, напротив того, кто читает речь похвальную пред высокою особою, тот в оных движениях должен поступать весьма умеренно и как самою речью, так управлением голоса показывать оной почтение, а особливо не должно много руками размахивать, но лучше стоять прямо, тихо и благочинно.
  

§ 140

   А чтобы в произношении не запнуться или и совсем не стать, для того должен ритор речь свою твердо изусть выучить, к чему в некоторых риториках правила и способы предлагаются, однако, по моему мнению, не приносят они никакой пользы, кроме того, что по той тетрате, на которой речь сочинена, скорее оную вытвердить можно, нежели по переписанной. Тот скорее и больше изусть выучить может, кто часто свои и чужие слова изусть учит.
  

Конец.

  
  

ОТ РЕДАКЦИИ

  
   Седьмой том Полного собрания сочинений М. В. Ломоносова содержит все дошедшие до нас филологические его труды. Они написаны в двадцатилетний промежуток времени, с 1739 по 1758 г. Впервые за двести лет они сосредоточены все в одном томе.
   Ломоносов-филолог, в отличие от Ломоносова-естествоиспытателя, стяжал славу еще при жизни. В этой области его слава, по совершенно точному определению Радищева, была "славой вождя".
   Создатель первой русской грамматики, составитель первого русского общедоступного руководства по теории художественной прозы, революционер в теории и практике стиха, основоположник живой поныне системы русского стихосложения, отец русской научной терминологии, страстный ревнитель чистоты русского языка, смелый новатор, поставивший на очередь вопрос о необходимости изучения языков, родственных русскому, сознававший важное значение сравнительного языкознания как приема лингвистического исследования, творец знаменитой "теории трех стилей", открывшей пути к тому, по словам Пушкина, "счастливому слиянию" всех живых сил русского литературного языка, которое обеспечило расцвет великой русской литературы, -- Ломоносов по праву занял на долгий ряд десятилетий положение главы первой русской филологической школы и до сих пор еще продолжает оказывать влияние на ход развития отечественного языкознания.
   После переворота, совершенного в науке о языке трудом И. В. Сталина "Марксизм и вопросы языкознания", значение филологических работ Ломоносова осветилось по-новому. Выступили наружу такие, не замеченные или недооцененные ранее, кардинально важные положительные их черты, которые открыли нам тайну долговечности ломоносовского влияния на русскую филологию.
   Новейшими исследованиями советских философов и языковедов установлена материалистическая направленность того "общего философского понятия человеческого слова", из которого исходил Ломоносов в своих лингвистических трудах. Человек, говорит Ломоносов, при помощи языка сообщает другим людям понятия, "воображенные себе способом чувств", т. е. образованные на основе ощущений, доставляемых действительностью. Эту чисто материалистическую теорию отражения действительности в слове Ломоносов последовательно проводит в своем основном филологическом труде -- в Российской грамматике.
   Язык -- учит там же Ломоносов -- необходим человеческому обществу для "согласного общих дел течения, которое соединением разных мыслей управляется", т. е. для совместной, разумно согласованной работы, для производительной деятельности общества. Таким образом, и в вопросе об общественной функции языка, как и в вопросе о связи языка с сознанием и с действительностью, Ломоносов стоит на материалистической позиции: в языке он видит необходимое условие жизни и развития общества.
   В этом высоком и верном понимании общественной роли языка кроется разгадка того неподдельного, заражающего, поистине победоносного пафоса, каким проникнуты все филологические труды Ломоносова. Многолетняя, замечательная по своим успехам и по прочности этих успехов работа Ломоносова над русским литературным языком была подсказана стремлением сделать этот язык таким, чтобы народу стал внятен голос науки, чтобы пышнее процвело художественное слово, чтобы наука и литература внедрились в национальный быт. В этом Ломоносов видел один из лучших залогов силы и славы своего народа и своей страны. Это -- его любимая мысль. Он возвращается к ней не раз в своих произведениях.
   За Ломоносовым-филологом неотступно стоит и водит его рукой Ломоносов-патриот. Пламенный поборник идейности и общественной полезности в науке и литературе, Ломоносов неизменно устремляет все свои филологические исследования в сторону удовлетворения насущных потребностей родины, на которую взирает, по живописному выражению Гоголя, "под углом ее сияющей будущности".
   Ломоносов не переставал воспевать "природное изобилие, красоту и силу" русского языка, "чем ни единому европейскому языку не уступает". Он не сомневался в поистине "сияющем" будущем русского художественного слова. Пламенная любовь Ломоносова к родному языку была деятельна: она явственно выражена в его филологических трудах, которые, далеко продвинув вперед отечественное языкознание и оказав благотворнейшее влияние на ход развития нашей поэзии и прозы, художественной и научной, явились крупным событием в истории русской культуры.
   Таковы в современном представлении те основные черты Лохмоносова-филолога, которые сделали его "учителем поколений". Этим почетным эпитетом охарактеризовал Ломоносова центральный орган нашей партии, газета "Правда". {Гениальный сын великого народа. "Правда", No 317 (6923) от 18 ноября 1936 г., стр. 1, передовая статья.}
  
   Из числа публикуемых в настоящем томе работ Ломоносова только три были напечатаны им при жизни: Краткое руководство к красноречию, Российская грамматика и Предисловие о пользе книг церковных. Прочие завершенные и полузавершенные труды Ломоносова по филологии были опубликованы после его смерти, частью в XVIII, частью в XIX в.
   Впервые публикуются полностью и в последовательности подлинника Материалы к Российской грамматике, из которых была известна до сих пор лишь меньшая их часть, напечатанная еще в дореволюционное время со многими искажениями, в виде произвольно вырванных из контекста и произвольно сгруппированных отрывков.
   Эти черновые, рабочие записи Ломоносова чрезвычайно важны как для выяснения генезиса его грамматических формулировок, так и для изучения методов его лингвистической работы.
   Они ценны еще и тем, что в них содержатся следы таких филологических трудов Ломоносова, которые, повидимому, были доведены им до конца, но не дошли до нас, а также и таких, к которым он только готовился. Общий объем этих черновых текстов -- около 8 1/2 печатных листов; из них около 5 печатных листов, т. е. без малого 60% публикуются впервые.
   Впервые же печатаются в подстрочных сносках к Риторике 1748 г. варианты ее рукописного текста, в том числе и зачеркнутые. Среди них обнаружены такие важные высказывания Ломоносова, как, например, остававшийся до сих пор неизвестным отзыв его об ораторском искусстве Феофана Прокоповича.
   В Примечаниях на предложение о множественном окончении прилагательных имен впервые прочитан и публикуется в подстрочной сноске зачеркнутый Ломоносовым отрывок, значительный и по содержанию и по объему: он составляет восьмую часть всего текста.
   Тексты Краткого руководства к красноречию и Российской грамматики печатаются по последним прижизненным изданиям, вышедшим в свет в год смерти Ломоносова. Эти издания, ранее неизвестные, впервые обнаружены при под готовке настоящего тома.
   Нумерация параграфов Грамматики в прижизненных изданиях сбита: некоторые номера повторены по два раза, а иные отсутствуют. В настоящем издании, по примеру предыдущего академического, восстановлена правильная порядковая нумерация параграфов.
   По установленным для настоящего издания правилам все тексты Ломоносова печатаются по современной орфографии. Исключение сделано только для примеров в Российской грамматике, которые печатаются по орфографии подлинника, так как иначе перестали бы отвечать своему назначению, и для Материалов к Российской грамматике, где по самому их свойству невозможно бывает иногда провести грань между авторским текстом и примерами, составляющими основное содержание этих Материалов.
   При подготовке примечаний к настоящему тому был пересмотрен заново весь архивный материал, относящийся к филологическим сочинениям Ломоносова, причем открыто немало документов, которые прежде не привлекали к себе внимания и оставались неиспользованными. Эти документы позволили изложить историю публикуемых текстов несколько иначе и притом полнее, чем это было сделано в предыдущем академическом их издании, вышедшем в 1895 и 1898 гг. под редакцией академика М. И. Сухомлинова, и уточнить датировку некоторых работ Ломоносова.
   В издании М. И. Сухомлинова были раскрыты не все источники литературных примеров, которыми Ломоносов так щедро проиллюстрировал свою Риторику во втором ее варианте. При подготовке настоящего тома было приложено старание к тому, чтобы установить по возможности все произведения литературы и ораторского искусства, откуда Ломоносов почерпнул примеры для Риторики, причем были проверены по первоисточникам и местами прокорректированы те справки, которые привел по этому поводу М. И. Сухомлинов.
   В примечаниях к отдельным параграфам первого, рукописного варианта Риторики (1744 г.) сделаны ссылки на соответствующие им по тема параграфы второго, печатного варианта (1743 г.)
   Немецкий перевод Российской грамматики, напечатанный при жизни Ломоносова и под его наблюдением, не привлекал до настоящего времени внимания исследователей. При подготовке настоящего тома текст немецкого перевода сличен с текстом русского подлинника. Смысловые расхождения этих двух текстов оговорены в примечаниях к отдельным параграфам Грамматики.
   В этих примечаниях даны, кроме того, в помощь будущим исследователям, многочисленные ссылки на те части Материалов к Грамматике, которые имеют ту или иную связь с данным параграфом Грамматики. В примечаниях же к соответствующим местам Материалов сделаны обратные ссылки на корреспондирующие им параграфы Грамматики.
   В составе лексических примеров, которые Ломоносов приводит в Грамматике и в Материалах к ней, встречаются устаревшие слова, значение которых неясно. В конце тома даны материалы для толкования этих слов, извлеченные из словарей XVIII--XX вв. и из других пособий.
   В основном авторском тексте все редакторские конъектуры, равно как и все редакторские переводы встречающихся в нем иноязычных слов и фраз, заключены в прямые скобки [ ]. В такие же скобки заключены и редакторские заглавия тех работ Ломоносова, которые им самим не озаглавлены.
   В подстрочных сносках, где воспроизводятся печатные и рукописные варианты, авторский текст, как и во всех других томах настоящего издания, набран прямым шрифтом, а все редакторские пометы -- курсивом. Зачеркнутым вариантам предшествует редакторская помета зачеркнуто; зачеркнутые слова и фразы внутри зачеркнутого текста заключены в угловые скобки < >.
   Седьмой том Полного собрания сочинений М. В. Ломоносова подготовлен к печати Г. П. Блоком в сотрудничестве <: В. Н. Макеевой.
   Материалы для толкования устаревших слов, которые встречаются в примерах, приведенных в Грамматике и в Материалах к ней, обработала В. Н. Макеева под наблюдением С. Г. Бархударова.
   Консультативную помощь по отдельным вопросам оказали [И. Ю. Крачковский, Я. М. Боровский, В. М. Жирмунский, [Н. И. Идельсон], Л. Л. Кутина, К. Б. Старкова, Б. В. Томашевский и К. А. Юдин.
  

КРАТКОЕ РУКОВОДСТВО К РИТОРИКЕ, НА ПОЛЬЗУ

ЛЮБИТЕЛЕЙ СЛАДКОРЕЧИЯ СОЧИНЕННОЕ

  
   Печатается по рукописи (Архив АН СССР, ф. 20, оп. 3, No 47, лл. 1--104). Написано рукой А. П. Протасова с собственноручными поправками Ломоносова.
   Впервые напечатано: Акад. изд., т. III, 1895, стр. 13--77.
   Датируется предположительно 1743 годом, так как беловик, предназначенный, судя по нарядному бархатному переплету, для поднесения тогдашнему наследнику престола, датирован январем 1744 г., а на тщательную переписку щегольским, безупречно ровным и на редкость четким почерком двухсот страниц ушло едва ли менее месяца.
   Не сохранилось никаких прямых документальных данных о том, что именно побудило Ломоносова приступить к составлению настоящего, первого варианта Риторики и как протекала работа над ним. Известно лишь, что вопросы стилистики привлекали к себе уже с давних пор особенное внимание Ломоносова и что его учебная подготовка в этой области была весьма основательна, а начитанность очень широка. Памятником школьных занятий Ломоносова риторикой служит рукописный ее курс на латинском языке, читанный в 1733/34 учебном году в московской Славяно-греко-латинской академии преподавателем риторики, украинским монахом Порфирием Крайским, и переписанный частично рукой Ломоносова (подлинник хранится в Государственной Библиотеке СССР имени В. И. Ленина, фотокопия -- в Архиве АН СССР, ф. 20, оп. 6, No 64). За границей, в годы пребывания в Марбурге Ломоносов слушал лекции на философском факультете Марбургского университета, где профессор истории и элоквенции Иоганн-Адольф Гартман читал курс римского красноречия (М. И. Сухомлинов. Ломоносов, студент Марбургского университета. "Русский вестник", 1861, т. XXXI, No 1, стр. 154 и 157). Вновь открытые, еще не опубликованные материалы (Index lectionum in Universitate, Marburg, 1736--1740, Архив АН СССР, ф. 20, on. 6, No 59) позволяют установить, что Гартман, меняя каждый год программу своего курса, охотнее всего останавливался на произведениях Цицерона и Курция Руфа. Настойчивее других профессоров привлекал Гартман своих слушателей к практическим занятиям, в которых, весьма вероятно, принимал участие и Ломоносов. Несомненно, во всяком случае, что уже в те годы Ломоносов упорно размышлял над вопросами стилистики, о чем говорят некоторые, относящиеся к 1736--1739 гг. пометки на принадлежавшем ему экземпляре книги Тредиаковского о стихосложении (Архив АН СССР, ф. 20, оп. 2, No 3) и отдельные высказывания Ломоносова в его Письме о правилах российского стихотворства (1739 г.). За границей Ломоносов внимательно изучает трактаты по риторике Лонгина (в переводе Буало), Коссена, Помея и Готшеда, которого, как и Лонгина, конспектирует (Акад. изд., т. III, стр. 33--40 втор. паг. и Архив АН СССР, ф. 20, оп. 4, No 30). К последнему месяцу пребывания в Марбурге относится письмо Ломоносова к товарищу по заграничной командировке Д. И. Виноградову (Акад. изд., т. VIII, стр. 64--65), свидетельствующее о том, что Ломоносов очень дорожил в то время своим экземпляром книги Коссена, предполагая, очевидно, возвращаться и впредь к ее изучению.
   Осенью 1742 г., т. е. через год с небольшим после возвращения из-за границы, Ломоносов, назначенный за восемь месяцев до того адъюнктом Академии Наук, приступает к чтению лекций о "стихотворстве и штиле российского языка" (Пекарский, стр. 328). Подготовка к этим лекциям и была, надо полагать, тем обстоятельством, которое непосредственно натолкнуло Ломоносова на мысль о составлении руководства по риторике.
   Вступление Ломоносова в почти сплошь иностранную академическую среду было воспринято последней, говоря классическими словами Герцена, как "захват чужого места". Каждый самостоятельный шаг молодого русского ученого встречал со стороны академических чужеземцев злобное сопротивление. В 1743 г. борьба обострилась настолько, что Ломоносов по настоянию своих иностранных "коллег" был, как известно, почти на полгода заключен под стражу. В эти месяцы заключения, которые были для Ломоносова, как известно, временем чрезвычайно напряженной научной и литературной работы, и был написан, должно быть, первый вариант Риторики.
   18 января 1744 г. Ломоносов был выпущен на волю. В последних числах того же месяца он отправил свою Риторику в Москву. Целью отсылки рукописи было поднесение ее великому князю Петру, которому Ломоносов посвящал свое руководство, надеясь, вероятно, избежать таким способом представления рукописи в Академическое собрание и добиться тем самым скорейшего ее напечатания. С кем из лиц многолюдной императорской свиты было оно отправлено и дошло ли до адресата, -- неизвестно. Около месяца спустя, 24 февраля, Шумахер доложил Академическому собранию, что получил "одновременно с письмом Штелина из Москвы". Риторику Ломоносова "для сообщения академикам" с тем, чтобы они дали заключение, следует ли ее печатать (Протоколы Конференции, т. II, стр. 8). Неясно, кто вернул ее в Петербург и от кого исходило предложение дать ее на отзыв академикам, которые именно в это время относились к Ломоносову особенно враждебно. Можно было бы предположить, что поторопился отослать рукопись из Москвы академик Штелин, профессор элоквенции, воспитатель великого князя: Штелина могло встревожить, что его питомцу, которого он сам обучал красноречию, посвящается и преподносится учебник риторики, написанный другим лицом. Однако в письмах Штелина Шумахеру, многочисленных и пространных, переполненных мелкими придворными новостями (Архив АН СССР, ф. 1, оп. 3, No 34, лл. 2--33), нет ни одного упоминания ни о Риторике, ни вообще о Ломоносове. Нельзя, впрочем, поручиться за то, что сохранились все без изъятия письма Штелина, относящиеся к этому времени. Назначенный Шумахером рецензент, академик Миллер, продержал у себя рукопись три недели, но в содержание ее вник, повидимому, не слишком глубоко: в этом убеждает текст его отзыва. В заседании Конференции 16 марта 1744 г. Миллер прочитал следующую записку: "Написанное по-русски Краткое руководство по риторике адъюнкта Академии Михаила Ломоносова я просмотрел. Хотя ему нельзя отказать в похвальном отзыве ввиду старательности автора, проявленной им в выборе и переводе на русский язык риторических правил древних, однако краткость руководства может вызвать подозрение, что в нем опущено многое, включаемое обычно в курсы риторики. Такое руководство, если дополнить его, применяясь к вкусу нашего времени, материалом из современных риторов, могло бы служить для упражнений не только в русском, но и в латинском красноречии. Поэтому я полагаю, что следует написать автору свою книгу на латинском языке, расширить и украсить ее материалом из учения новых риторов и, присоединив русский перевод, представить ее Академии. Благодаря этому и прочие славнейшие академики получат возможность вынести заключение о ценности труда и о том, следует ли напечатать его для нужд Гимназии. Ведь если пренебречь этой целью и напечатать книгу для людей, занимающихся риторикой вне Академии, то едва ли можно надеяться на достаточное количество покупателей, которые возместили бы Академии издержки по печатанию. Не предвосхищаю суждения славнейших коллег, которое я не откажусь подписать, если оно наведет меня на лучшие мысли" (Архив АН СССР, ф. 1, оп. 2 -- 1744, No 3, л. 15; публикуется впервые; оригинал на латинском языке). Академики единодушно присоединились к мнению Миллера: Ломоносову было предложено "составить руководство по риторике, более соответствующее нашему веку, и притом на латинском языке, приложив русский перевод". Ломоносов обещал это исполнить (Протоколы Конференции, т. II, стр. 13). Итак, по воле иностранного академического большинства, открыто заявившего, как видим, о своем равнодушии к вопросам "русского красноречия", первый вариант Риторики Ломоносова был отвергнут.
   История публикуемого текста на том и кончается. Вся дальнейшая работа Ломоносова над Риторикой входит в историю другого ее варианта, впервые опубликованного в 1748 г. (см. ниже, стр. 805--809).
   Первая попытка Ломоносова создать учебник риторики -- событие большого исторического значения. Русский литературный язык начала. 1740-х годов был полон стилистических и лексических противоречий. Между различными стилями литературного языка и между различными литературными жанрами еще не наметилось определенных границ. Церковно-книжный строй речи перемежался оборотами письменной и разговорной русской речи. Засорившие литературный язык иностранные слова чередовались с "приказными", народные, просторечные -- с церковно-славянскими, зачастую неудобопонятными. Появление при этих условиях теоретического труда, утверждавшего некоторые основные начала литературной речи, удовлетворяло одну из самых насущных потребностей русского общества. Риторика Ломоносова содержала свод правил, которым предлагалось следовать в литературных произведениях высоких жанров, т. е. таких, где затрагивались преимущественно государственные, общественные и религиозно-философские темы. То, в чем Академия усмотрела недостаток ломоносовской Риторики, являлось на самом деле ее величайшим достоинством: в отличие от прежних курсов, написанных на трудно понимаемом церковно-славянском языке или на еще менее доступной латыни, руководство Ломоносова было написано по-русски, ясным и образным языком. Двояким образом ломало оно издавна установившуюся традицию: до Ломоносова учебники риторики сочинялись неизменно представителями духовенства и предназначались главным образом тому же духовенству. Ломоносов, с одной стороны, самим фактом своего авторства вырывал из рук духовных лиц присвоенное ими исключительное право, с другой же стороны, адресовал свой учебник не одной их касте, а широкому демократическому читателю. Появление Риторики Ломоносова освобождало тем самым теорию словесного искусства от церковной опеки, тяготевшей над ней в течение многих веков и тормозившей ее развитие. Первый вариант Риторики положил, кроме того, начало борьбе Ломоносова за пересмотр церковнославянских элементов русского литературного языка и за очищение его от "старых и неупотребительных речений, которых народ не разумеет".
  
   1 § 1. Ср. Рит. 1748, Вступление, § 1.
   2 § 2. Ср. Рит. 1748, Вступление, § 7.
   3 § 3. Ср. Рит. 1748, Вступление, § 1.
   4 § 4. Ср. Рит. 1748, Вступление, § 8.
   5 § 5. Ср. Рит. 1748, § 2.
   6 § 6. Ср. Рит. 1748, § 3.
   7 § 7. Ср. Рит. 1748, § 4.
   8 § 8. Ср. Рит. 1748, § 25.
   9 § 9. Ср. Рит. 1748, § 26.
   10 § 10. Ср. Рит. 1748, §§ 40--42.
   11 § 11. Ср. Рит. 1748, §§ 48, 73 и 129.
   12 § 12. Ср. Рит. 1748, § 4.
   13 § 13. Ср. Рит. 1748, § 5.
   14 § 14. Ср. Рит. 1748, § 6.
   15 § 15. Ср. Рит. 1748, § 7.
   16 § 16. Ср. Рит. 1748, § 8.
   17 § 17. Ср. Рит. 1748, § 9.
   18 § 18. Ср. Рит. 1748, § 10.
   19 § 19. Ср. Рит. 1748, § 11.
   20 § 20. Ср. Рит. 1748, § 12.
   21 § 20. Август, цесарь римский, царствовал пятьдесят лет.-- В Рит. 1748 Ломоносов исправил "пятьдесят" на "сорок четыре". Единоличное правление Августа продолжалось с 31 г. до н. э. до 14 г. н. э.
   22 § 21. Ср. Рит. 1748, § 13.
   23 § 22. Ср. Рит. 1748, § 14.
   24 § 23. Ср. Рит. 1748, § 15.
   25 § 24. Ср. Рит. 1748, § 16.
   26 § 25. Ср. Рит. 1748, § 17.
   27 § 5. обагренная кровию... учиненного убийства.-- Тиций и Семпроний -- условные имена, которыми принято было пользоваться в учебниках Риторики. Ср. § 62, а также §§ 74, 76, 92 и 215 Рит. 1748.
   28 § 26. Ср. Рит. 1748, § 18.
   29 § 27. Ср. Рит. 1748, § 19.
   30 § 28. Ср. Рит. 1748, § 20.
   31 § 29. Ср. Рит. 1748, § 1.
   32 § 29. Иулий Цесарь завидовал... Филиппа. -- Ср. Плутарх. Жизнеописание Александра, 5, а также Плутарх. Жизнеописание Цезаря, 11.
   33 § 29. Фридерик, цесарь немецкий ... лишился. -- Фридрих I Барбаросса утонул в 1190 г. в реке Селеф (древний Цидн) в Киликии во время третьего крестового похода. О болезни Александра ср. Курций Руф. История Александра, III, 5, 12.
   34 § 30. Ср. Рит. 1748, § 22.
   35 §§ 31--39 соответствует глава II книги I Рит. 1748 (§§ 23--32), где та же тема разработана Ломоносовым по-новому.
   36 Глава вторая. См. Грамматику, § 86.
   37 § 40. Ср. Рит. 1748, § 33.
   38 § 40. Иулий Цесарь был герой и ритор. -- Об ораторском искусстве Цезаря, речи которого до нас не дошли, ср. Квинтилиан. Обучение оратора, X, 1, 114.
   чрез союзы соединения ... не приносят. -- ср. Грамматику, § 464, где дана иная классификация союзов.
   39 §§ 41--44. Ср. Рит. 1748, § 42.
   40 § 44. карфагенская королева ... не погребен да пребудет. -- Виргилий. Энеида, IV, 612--620.
   41 § 45. Ср. Рит. 1748, § 48.
   42 § 46. Ср. Рит. 1748, § 56.
   43 § 47. Ср. Рит. 1748, § 57.
   44 § 48. Ср. Рит. 1748, §§ 58-59.
   45 § 49. Ср. Рит. 1748, § 60.
   46 § 50. Ср. Рит. 1748, § 61.
   47 § 50. Высокий кедров верх внезапный юг нагнул, ... -- отрывок из стихотворения Ломоносова, до нас не дошедшего.
   48 § 51. Ср. Рит. 1748, § 62.
   49 § 51. Уже врата отверзло лето; ... -- первая строфа из Оды на день тезоименитства вел. кн. Петра Федоровича (1743 г.) в раннем варианте, отличном от напечатанного в Рит. 1748, § 44 и в Сочинениях 1751 г. (Акад. изд., т. I, стр. 101).
   50 § 52. Ср. Рит. 1748, § 63.
   51 § 53. В Рит. 1748 тема о "распространении" идей "через намерение" не затронута; вместо нее разработана другая тема -- о "распространении от происхождения" (§§ 64--65).
   52 § 53. За холмы, где паляща хлябь... -- начало 6-й строфы из Оды на взятие Хотина 1739 года. Эта ода была впервые напечатана Ломоносовым только в Сочинениях 1751 г. в новой редакции, повидимому, весьма отличной от первоначальной (Акад. изд., т. I, стр. 14). Отрывки из ранней редакции оды сохранились лишь в Рит. 1744 (см. также §§ 54, 79, 100, 105 и 112) и Рит. 1748 (§§ 68, 163 и 203). Они позволяют восстановить хотя бы частично начальный вариант первой оригинальной оды Ломоносова.
   53 § 54. Ср. Рит. 1748, §§ 66, 67, 68.
   54 § 54. Вливаясь в Понт, Дунай ревет, ... -- 15-я строфа Оды на взятие Хотина 1739 года; в этой строфе только 1-й стих совпадает с позднейшей редакцией этой оды, напечатанной в Сочинениях 1751 г. (Акад. изд., т. I, стр. 17). Следует отметить, что первые четыре стиха этой строфы, цитируемые в § 79 Рит. 1744, отличаются от приведенных в настоящем параграфе.
   55 § 55. Ср. Рит. 1748, § 69.
   56 § 55. Сходящей с поль златых Авроры... -- строфа из не дошедшей до нас оды Ломоносова.
   57 § 56. Ср. Рит. 1748, § 71.
   58 § 56. Не так поля росы желают... -- отрывок из 43-й строфы Оды на прибытие Елизаветы Петровны из Москвы в Петербург (1742 г.; Акад. изд., т. I, стр. 100). Стихи из этой строфы приведены в первоначальной редакции, отличной от первой публикации оды в Сочинениях 1751 г.
   59 § 57. Ср. Рит. 1748, 170.
   60 § 57. Светящий солнцев конь... -- отрывок из не дошедшего до нас стихотворения Ломоносова. Эти стихи Ломоносов приводит и в Рит. 1748, § 66.
   61 § 58. В Рит. 1748 Ломоносов не касается затронутого в этом параграфе вопроса.
   62 § 59. Ср. Рит. 1748, § 80.
   63 § 60. Ср. Рит. 1748, § 81.
   64 § 61. Ср. Рит. 1748, § 82.
   65 § 62. Ср. Рит. 1748, § 83, п. 1.
   66 § 63. Ср. Рит. 1748, § 84.
   67 § 64. Ср. Рит. 1748, § 85.
   68 § 65. Ср. Рит. 1748, § 88.
   69 § 66. Ср. Рит. 1748, § 86, п. 1.
   70 § 67. Ср. Рит. 1748, § 89.
   71 § 68. Ср. Рит. 1748, § 91, п. 1.
   72 § 69. Ср. Рит. 1748, § 90.
   73 § 70. Ср. Рит. 1748, § 92, пп. 2 и 3.
   74 § 71. Ср. Рит. 1748, § 129.
   75 § 72. Ср. Рит. 1748, § 132, пп. 1 и 2.
   76 § 72. В златые дни со львом бессильный агнец спал, ... -- эта двустишие на тему о "золотом веке" (из Овидиевых Превращений приводится Ломоносовым также в Рит. 1748, § 132.
   77 § 73. Ср. Рит. 1748, § 133, пп. 1--3.
   78 § 74. Ср. Рит. 1748, § 134, пп. 1-5.
   79 § 75. Ср. Рит. 1748, § 135, п. 1.
   80 § 75. Цесарь, ты врагов сечешь удобно,...-- это двустишие основано на игре слов: Caesar (Цезарь) и caedo (сечь, латинск.}. Оно приведено с некоторыми разночтениями в Рит. 1748, § 135.
   81 § 75. сказали донские скифы... а не грабить.-- Курций Руф. VII, 8, 35. Эта цитата, измененная и дополненная, перенесена Ломоносовым в Рит. 1748, § 78 как пример дилеммы.
   82 § 76. Ср. Рит. 1748, § 136.
   83 § 76. Чем ты дале прочь отходишь, ... -- отрывок из не дошедшего до нас полностью лирического стихотворения или песни. Эти стихи Ломоносов приводит также в Рит. 1748, § 136.
   84 § 76. не Аякс сего ружья, но само ружье Аякса требует.-- Овидий. Превращения, XIII, 97.
   85 § 76. Так говорит ... был полезен. -- Овидий. Превращения, XIII, 136--137.
   86 § 77. Ср. Рит. 1748, § 138.
   87 § 77. Так, у Сенеки ... тебе и гроб. -- Сенека. Троянки, 519--521.
   88 § 77. Хоть ныне я в волнах плову,
   Но волны не гасят любови. -- Это, несомненно, стихи, хоть они и приведены без разделения на две строки. В Рит. 1748, § 138 этот пример дан с изменением последнего слова "любови" на "любви".
   89 § 78. Ср. Рит. 1748, § 137.
   90 § 78. Андромаха говорит ... (то есть Гектора). -- Сенека. Троянки, 421--423.
   91 § 79. Ср. Рит. 1748, § 140.
   92 § 79. Александр говорит ... рабу его отдать государство.-- Курций Руф. VI, 3, 9.
   93 § 79. Вливаясь в Понт, Дунай ревет, ... -- начало 15-й строфы из Оды на взятие Хотина 1739 года (Акад. изд., т. I, стр. 17). Ср. § 54.
   94 § 80. Ср. Рит. 1748, § 141.
   95 § 80. Мне полдень с утром вдруг вступает, ... -- отрывок из 5-й строфы Оды на день тезоименитства вел. кн. Петра Федоровича (1743 г.; Акад. изд., т. I, стр. 102). Эти стихи приведены также в Рит. 1748, § 137, но с некоторыми разночтениями.
   96 § 81. Ср. Рит. 1748, § 142.
   97 § 81. сгоревший храм ... родила. -- Ср. Плутарх. Жизнеописание Александра, 3.
   98 § 81. Ты тверже, нежель тот металл,...-- это эпиграмматическое двустишие Ломоносова приведено также в Рит. 1748, § 145.
   99 § 82. Ср. Рит. 1748, § 167.
   100 § 83. Ср. Рит. 1748, §§ 182--183.
   101 § 84. Ср. Рит. 1748, § 184.
   102 § 84. российский воин торжествует -- строка из не дошедшей до нас оды Ломоносова; возможно, впрочем, что это вариант из оды "Первые трофеи ... Иоанна III" (1741 г.; см., например, "Российский воин так врагам спешит отмстить, свиреп грозою" -- Акад. изд., т. I, стр. 37).
   103 § 85. Ср. Рит. 1748, § 185.
   104 § 85. Укалегон горит, то есть Укалегонов двор. -- Виргилий. Энеида, И, 311--312.
   105 § 86. Ср. Рит. 1748, § 186.
   106 § 86. Овидий часто говорит о себе Назон вместо я. -- См., например, Любовные элегии, II, 11, 27; II, 1, 2, 13, 25. Искусство любви, II, 744; III, 812.
   107 § 87. Ср. Рит. 1748, § 187.
   108 § 88. Ср. Рит. 1748, § 188.
   109 § 88. как десять жатв прошло, сгорела горда Троя. -- То же в измененном виде в Рит. 1748, § 188. Ср. Сенека. Троянки, 556--557: "Спустя десять зим и столько же жатв, постаревший воин боится войн".
   110 § 88. Твой лавр достоин вечных хвал. -- Строка из не известной нам оды Ломоносова.
   111 § 89. Ср. Рит. 1748, §§ 189, 190, 191, 192.
   112 § 89, Меня родила мать, котору я рождаю.-- Помей. Кандидат риторики, стр. 336. Эта загадка приведена также в Рит. 1748, § 192.
   113 § 39. По сажи гладь, хоть бей, ... -- эта аллегорическая пословица приведена также в Рит. 1748, § 167.
   114 § 90. Ср. Рит. 1748, § 194.
   115 § 90. разоритель Карфагены вместо Сципиона. -- Квинтилиан. Обучение оратора, VIII, 6, 29.
   Дафнис ... видит, -- Виргилий. Эклоги, V, 57.
   116 § 90. Троянских стен верхи уже во рвах лежат, ...-- другой вариант с перестановкой двух последних строк см. в Рит. 1748, § 66.
   117 § 91. Ср. Рит. 1748, §§ 196--198.
   118 § 91. звезд касающийся Атлас; ... -- Виргилий. Энеида, VIII, 141.
   119 § 92. Ср. Рит. 1748, §§ 199--201.
   120 § 92. Единой цепью звезды свяжет... -- два стиха из 24-й строфы оды на прибытие Елизаветы Петровны из Москвы в Петербург (1742 г., Акад. изд., т. I, стр. 94); первый стих приведен здесь в первоначальной редакции, отличной от редакции в Сочинениях 1751 г.
   121 § 93. Ср. Рит. 1748, §§ 203--204.
   122 § 93. Тобой поставлю суд правдивый, ... -- четыре стиха из 8-й строфы Оды на прибытие Елизаветы Петровны из Москвы в Петербург (1742 г., Акад. изд., т. I, стр. 88) в первоначальной редакции. См. также Рит. 1748, § 169.
   123 § 93. избавь, избавь российский род.-- Повидимому, вариант стиха из 8-й строфы Оды на день рождения Елизаветы Петровны (1741 г. -- "Избавь, избавь российску кровь...", Акад. изд., т. I, стр. 47).
   124 § 94. Ср. Рит. 1748, § 205.
   Мы его, уже ...не стерплю.-- Цицерон. Вторая речь против Катилины, 1; Первая речь против Катилины, 10.
   125 § 95. Вопросы, затронутые в §§ 95--96, не освещены в Рит. 1748.
   126 § 97. Ср. Рит. 1748, § 210.
   127 § 98. Ср. Рит. 1748, § 211.
   128 § 99. Ср. Рит. 1748, § 213--214.
   129 § 100. Ср. Рит. 1748, §§ 216--217.
   130 § 100. О чистый ток Невы разливной, ...-- 31-я строфа из Оды на прибытие Елизаветы Петровны из Москвы в Петербург (1742 г.; Акад. изд., т. I, стр. 96) в ее первоначальной редакции.
   131 § 100. Еще упрямства борет страсть? ... -- стихи из Оды на взятие Хотина 1739 года (Акад. изд., т. I, стр. 51--52 втор. паг.), в первоначальной, полностью до нас не дошедшей редакции.
   132 § 100. Воинский звук покинь, Беллона, ...-- начало 3-й строфы первоначальной редакции Оды на прибытие в Петербург вел. кн. Петра Федоровича (1742 г.; Акад. изд., т. I, стр. 52).
   133 § 101. Ср. Рит. 1748, § 218.
   134 § 101. Смотрите, се трофей стоит, ... -- отрывок из неизвестной оды Ломоносова, возможно, из первоначальной редакции Оды на взятие Хотина 1739 года (см., например, "Лавровы вьются там венцы" -- Акад. изд., т. I, стр. 12, строфа 1-я).
   135 § 101. И се уже рукой багряной... -- начало 2-й строфы из Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны (Акад. изд., т. I, стр. 122); четыре первых стиха этой же строфы см. также в Рит. 1748, § 156 и 218.
   136 § 102. В Рит. 1748 "представление" исключено из числа "фигур предложений".
   137 § 103. Ср. Рит. 1748, § 220.
   138 § 103. в древние времена ... во град вводит. -- Ср. Элиан. Пестрая история, IV, 18.
   139 § 104. Ср. Рит. 1748, § 222.
   140 § 104. еще медлишь?... силами? -- Помей. Нов. канд. риторики, стр. 193--194.
   141 § 105. Ср. Рит. 1748, § 226.
   142 § 105. воскресите, воскресите ... несносно.-- Цицерон. Речь за Милона, 91. Перевод не совсем точен.
   143 § 105. Пускай земля как Понт трясет... -- начало 7-й строфы из Оды на взятие Хотина 1739 года (Акад. изд., т. I, стр. 14) в ее первоначальной редакции.
   144 § 106. Ср. Рит. 1748, § 238.
   145 g 106. прежде пришествия ... народ римский. -- Ср. Виргилий. Энеида, I, 31--33.
   146 § 107. Ср. Рит. 1748, § 227.
   147 § 107. Скажу без страху и без лести... -- отрывок из не дошедшей до нас оды Ломоносова.
   148 § 108. Ср. Рит. 1748, § 228.
   149 § 108. беззаконные ... ушей ваших. -- Помей. Нов. канд. риторики, стр. 223.
   150 § 109. Ср. Рит. 1748, § 231.
   151 § 109. Но вижу, что мне ... в беззакониях погрязнут? -- Помей. Нов. канд. риторики, стр. 223--224.
   152 § 110. Ср. Рит. 1748, § 229.
   153 § 111. Ср. Рит. 1748, § 219.
   154 § 111. Гласит, пред ней стоя, Россия, ... -- начало последней 12-й строфы первоначальной редакции Оды на прибытие вел. кн. Петра Федоровича в Петербург (1742 г.; Акад. изд., т. I, стр. 55).
   155 § 112. Ср. Рит. 1748, §§ 148--163.
   156 § 112. Так у Овидия ... летящего мужа.-- Ср. Овидий. Превращения, I, 264--267. Ср. Рит. 1748, § 156.
   157 § 112. Уже златой денницы перст... -- начало 18-й строфы Оды на взятие Хотина 1739 года (Акад. изд., т. I, стр. 18) в ее первоначальной редакции.
   158 § 112. Я деву в солнце зрю стоящу, ... -- из 9-й строфы первоначальной редакции Оды на прибытие в Петербург вел. кн. Петра Федоровича (1742 г.; Акад. изд., т. I, стр. 54).
   159 § 112. Так говорит Андромаха... я вижу? -- Сенека. Троянки, 692--694.
   160 § 112. Таким образом ... взирало. -- Лукреций. О природе вещей, I, 62--65.
   161 § 113. Ср. Рит. 1748, §§ 170, 174--176, 179.
   162 § 114. Ср. Рит. 1748, § 251 и гл. II, ч. III.
   163 §§ 115--117. В Рит. 1748, где вся III часть "О расположении" переработана заново и построена по иному плану, нет общих правил, определяющих содержание и форму "вступления".
   164 § 116. Доколе будешь ... терпение наше? -- Цицерон. Первая речь против Катилины, 1.
   165 § 118. Ср. Рит. 1748, § 252.
   166 § 119. Ср. Рит. 1748, гл. III, ч. III.
   167 § 119. некоторая женщина ... приятен. -- Аристотель. Риторика, II, 14, 1399а.
   168 § 120. В Рит. 1748 нет общих правил, определяющих содержание и форму "заключения". См. выше примечание 163 к §§ 115--117.
   169 О расположении слов публичных. -- В Рит. 1748 эта тема не затронута. Ломоносов предполагал, вероятно, разработать ее в следующей книге своего Краткого руководства к красноречию, которую хотел посвятить оратории (см. Рит. 1748, § 253).
   170 § 123. Но притом проповеднику ... известно. -- Ср. Предисловие о пользе книг церковных, стр. 588.
   171 О расположении приватных речей и писем. -- В Рит. 1748 эта тема не затронута.
   172 О произношении.-- В Рит. 1748 эта тема не затронута.
  

Оценка: 9.04*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru