Ленский Дмитрий Тимофеевич
Водевильный куплет

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовное зелье, или Цирюльник-стихотворец
    Стряпчий под столом
    Лев Гурыч Синичкин, или Провинциальная дебютантка
    В людях - ангел, не жена, дома с мужем - сатана

 
                               Д. Т. Ленский 

                             Водевильный куплет

----------------------------------------------------------------------------
     Стихотворная комедия, комическая опера, водевиль конца XVIII - начала XIX
века: В 2-х т. Т. 2 (Вступ. ст., биограф, справки, сост., подгот.
текста и примеч. А. А. Гозенпуда.- Л.: Сов. писатель, 1990.- 768 с. (Б-ка поэта. Большая серия).
----------------------------------------------------------------------------

                                 СОДЕРЖАНИЕ

     Биографическая справка
     31. Любовное зелье, или Цирюльник-стихотворец
     32. Стряпчий под столом
     33. Лев Гурыч Синичкин, или Провинциальная дебютантка
     34. В людях - ангел, не жена, дома с мужем - сатана

     Дмитрий  Тимофеевич  Ленский  (настоящая  фамилия Воробьев) (1805-1860)
водевилист,  актер  Московского  Малого  театра.  Многочисленные (около ста)
пьесы  Ленского  -  оригинальные  и  переводные  -  пользовались  длительным
успехом, в особенности "Невинный в вине, или Судейский приговор" (М., 1829),
"Крестная маменька" (М., 1831), "Хороша и дурна, и глупа и умна" (М., 1834),
"Стряпчий  под столом" (М., 1834), "Два отца и два купца" (Спб., 1839), "Лев
Гурыч Синичкин, или Провинциальная дебютантка" (Спб., 1840), "В людях ангел,
не  жена,  дома  с  мужем  -  сатана" (Спб., 1841), "Барская спесь и Анютины
глазки"  (Спб.,  1842), "Простушка и воспитанная" (М., 1855). Водевили Д. Т.
Ленского  выходили  отдельными изданиями, печатались в журналах, а после его
смерти были собраны (не полностью) в шести томах (Спб., 1873).
     В  1830  году П. В. Нащокин представил Ленского А. С. Пушкину и великий
поэт  одобрительно  отозвался  об  его  стихотворных  переводах и водевилях,
посоветовав   сочинять   оригинальные  пьесы,  не  ограничиваясь  переводами
("Русская  старина".  1881, август. С. 601-602; "Русский архив". 1911, No 8,
С.  527).  В.  Г.  Белинский выделял Ленского из числа русских водевилистов,
особенно  высоко  ставя  его  остроумные  куплеты.  Переводя  и  переделывая
французские   водевили,  Д.  Т.  Ленский  сообщал  им  национальный  русский
характер.  Лучшие  водевили  Ленского  рисуют  живые картины русской жизни -
городской  и  поместной,  и  в  них  наличествуют  элементы сатиры ("Барская
спесь  и  Анютины  глазки"  и  др.).  В  водевилях  Д. Т. Ленского выступали
крупнейшие  актеры  русского  театра:  М.  С.  Щепкин, А. Е. Мартынов, В. И.
Живокини, В. Н. Давыдов, К. А. Варламов, К. С. Станиславский, Б. В. Щукин.

                            31. ЛЮБОВНОЕ ЗЕЛЬЕ,
                         ИЛИ ЦИРЮЛЬНИК-СТИХОТВОРЕЦ
                              КУПЛЕТЫ ЛАВЕРЖЕ

                       Постричь, побрить,
                                          Поговорить,
                       Стишки красоткам смастерить -
                       Меня искусней не открыть!
                       Кто устоит против куплетов,
                          (указывая на глаза свои)
                       И против этих двух ланцетов?
                       Постричь, побрить,
                                          Поговорить,
                       Стишки красоткам смастерить -
                       Меня искусней не открыть.
                       Попомни эту речь:
                       Уж если мы в себе почувствуем влеченье
                       Которую-нибудь красавицу припечь, -
                       Другой оставь тут попеченье.
                       Уж мы на это молодцы,
                       Другому не отбить цирюльничью красотку, -
                       Как раскаленные щипцы
                       Сжигают папильотку!

                           СЦЕНА КАТЕРИНЫ И ЖАНО

                                  Катерина

                       Уж ты для женина наряда,
                       Конечно б, денег не жалел?

                                    Жано

                       Я б накупил ей всё, что надо.
                       Ее как куклу бы одел -
                       И всё бы на нее глядел!

                                  Катерина

                       Ну, а когда б тебе сказали,
                       Что будто бы... жена твоя...

                                    Жано

                       Да. Как не так! Поверил я!
                       Ревнивцев вечно надували.

                                  Катерина
                                (в сторону)

                               Да он простак,
                               А не дурак!
                                  (Вслух.)
                               Как?

                                    Жано

                                    Так!

                                  Катерина
                                (в сторону)

                               Так... так...
                               Он не дурак!

                                  Катерина

                       Но часто и в семье согласной
                       Всё кто-нибудь да закричит.

                                    Жано

                       Ну что ж? тут нет беды ужасной:
                       Пускай немного покричит,
                       Кто поумнее, тот смолчит.
                             (Подходит к ней.)
                       Притом ведь можно примириться.
                            (Берет ее за талию.)

                                  Катерина
              (бьет его по щеке и переходит на противоположную
                                  сторону)

                       Рукам ты воли не давай!

                                    Жано

                       Уж вы деретеся? ай, ай!
                       Да это мне попригодится.
                                (Целует ее.)

                                  Катерина
                                 (улыбаясь)

                               Он не простак -
                               И не дурак!
                               Как?

                                    Жано

                                    Так!

                                  Катерина

                               Так... так...
                               Он не дурак!

                                  Лаверже

                       Силы нет, как я бешуся!
                       Я ли мызницы лишуся?
                       Неужели с носом я?
                       О, плутовка! о, змея!
                       Как понять, что это значит?
                       Кто же здесь меня дурачит?
                       Чрез кого же гриб я съел?
                       До женитьбы овдовел.

                                  Катерина
                                (в сторону)

                       Силы нет, как я смеюся,
                       На него лишь оглянуся!
                       Так его поддела я,
                       Что сама я не своя!
                       Пусть для всех он много значит,
                       Он меня не одурачит:
                       Сам скорее гриб он съел,
                       До женитьбы овдовел.

                                    Жано
                                (в сторону)

                       Силы нет, как я смеюся,
                       На него лишь оглянуся!
                       Эк его ошпетил я!
                       О, водица ты моя!
                       С корешком он много значит,
                       А Жано его дурачит.
                       Что, цирюльник? Гриб ты съел!
                       До женитьбы овдовел.

                                  Катерина
             (с намерением посматривая на Жано и переходя к ним
                                в середину)

                       Я даю честное слово
                       Выйти замуж наконец.
                       Чтобы было всё готово:
                       Я оденусь под венец.
                                  (Нежно.)
                       Я любить его клянуся!
                           (Кивнув головой Жано.)
                       До свидания, мой друг!
                       Мне покаместь недосуг.


                          32. СТРЯПЧИЙ ПОД СТОЛОМ

                              КУПЛЕТЫ ЖОВИАЛЯ

                                     1

                         Наш пострел везде поспел!
                            Куплетистом
                            И юристом
                         Я прославиться успел
                         И на всё собаку съел!
                         И в суде, и на Парнасе
                         Я известен много лет
                         И поставлен в первом классе
                         Как крючок и как поэт!

                      Я сам черт по дарованью,
                      Страшен в прозе и в стихах,
                      И в прощеньях ко взысканью,
                      И в куплетных остротах!..

                         Я куплетец нахватаю
                         В пять минут, хоть в сто стихов;
                         Так же быстро мысль хватаю,
                         Как хватаю должников.

                         Написать ли эпиграмму -
                         Напишу, разодолжу;
                         Посадить ли за долг в яму -
                         Уж наверно посажу.

                                     2

                      Эта песня всем знакома,
                      Кто хоть мало знает свет:
                      Для одних всегда мы дома,
                      Для других нас дома нет...
                                 Дома нет.
                      Мы уехали чуть свет.
                         Только с деньгами явися...
                         "Дома?" - просят в кабинет;
                         А кредитор покажися...
                         "Дома барин?" - "Дома нет..."
                                 Дома нет.
                         Мы уехали чуть свет.
                      Приезжай тайком красотка...
                      "Дома?" - просят в кабинет;
                      А приди старуха тетка...
                      "Дома барин?" - "Дома нет..."
                                 Дома нет.
                      Мы уехали чуть свет.
                         Приезжай сосед к соседу...
                         "Дома?" - просят в кабинет;
                         А приди сосед к соседу...
                         "Дома барин?" - "Дома нет..."
                                 Дома нет,
                         Он отозван на обед.
                      Эта песня всем знакома,
                      Кто хоть мало знает свет:
                      В ком нужда - для тех мы дома;
                      В ком нужды нет - дома нет...
                                 Дома нет -
                      Вот всегда один ответ.

                                     3

                         Свет склонен к коварству:
                         Смотри, замечай,
                         Что значит там _здравствуй_,
                         Что значит _прощай_!
                      Как хочешь мытарствуй,
                      Греши, согрешай:
                      Богат ты, так здравствуй,
                      А беден - прощай!
                         С красавицей барствуй,
                         Ее наряжай:
                         Коль рядишь, так здравствуй.
                         Не рядишь - прощай!
                      В судах благодарствуй
                      И взятки давай:
                      Дашь взятку, так здравствуй,
                      Не дашь - так прощай!
                         Друзья любят яству,
                         Друзей угощай:
                         Поишь их, так здравствуй,
                         А нет - так прощай!

                                     4

                    Как посмотреть на все проказы света,
                    Куда смешон покажется нам свет!
                    Что шаг, то мысль родится для куплета,
                    И льется сам из-под пера куплет.
                       Пиши куплет, когда дурак из грязи
                       Кой-как ничком, ползком протерся в знать
                       И вдруг забыл родства и дружбы связи
                       И никого теперь не хочет знать.
                    Пиши куплет, когда с эспаньолеткой,
                    В усах, с хохлом, сидит в театре франт,
                    И, с важностью вертя своей лорнеткой,
                    Врет всякий вздор и вслух бранит талант.
                       Пиши куплет, когда старик влюбленный
                       Вступает в брак с кокеткой молодой:
                       Она родит, а он, отец законный,
                       Уж думает, что он отец родной.
                    Пиши куплет, когда лишь из расчета
                    Иной сплеча строчить роман начнет,
                    Коверкает нещадно Вальтер Скотта,
                    И наконец выходит просто скот.
                       Пиши куплет, когда к себе соседа
                       Столичный плут обедать позовет,
                       И между тем его после обеда,
                       Как липочку, за банком обдерет.
                    Пиши куплет, когда, желая лишку,
                    В свой бенефис расчетливый актер
                    Печатает предлинную афишку -
                    И публике дает формальный вздор...


                                     5
                           Нынче много должников,
                           Оттого что свет таков:
                           Все почти мотают!
                           Все живут не впрямь, а вкось,
                           И в надежде на авось
                           Деньги занимают!
                           Кто ж наделает долгов,
                           Должен быть на всё готов,
                           Не бояться сраму.
                           Что же делать, как же быть?
                           Если нечем заплатить,
                           Отправляйся в яму!

                                     6

      ...Я спрячусь под стол... да только с условием: я привяжу вас за  ногу
шелковым шнурком.
                              (Берет шнурок.)
                         Впрочем, я сказать обязан:
                         В свете каждый из людей
                         Всё к чему-нибудь привязан -
                         Все на привязи страстей.
                         К золоту привязан скряга;
                         Франт привязан к мотовству;
                         К тяжбам, к ябеде - сутяга;
                         Чван - ко знатному родству;
                         Прихотник привязан к яствам,
                         Разумеется, к чужим;
                         Доктор - к медленным лекарствам
                         И к причудливым больным;
                         Крез привязан к миллионам;
                         Честолюбец - к орденам;
                         Волокита - к модным женам
                         И ко взрослым дочерям;
                         Журналист привязан к схваткам
                         В полемических статьях;
                         Секретарь - к хорошим взяткам
                         И к попойкам в погребках;
                         Друг привязан лишь к карману;
                         Мот - к актрисам и займам;
                         Честный лавочник - к обману
                         И к нечестным барышам;
                         Льстец привязан к комплиментам;
                         Шулер - к картам на столе;
                         А актер - к аплодисментам
                         И к журнальной похвале;
                         Плут привязан к шарлатанству;
                         Все романтики - к мечтам;
                         Все ученые - к педантству
                         И к напыщенным словам;
                         Ростовщик привязан к срокам
                         И к исправным должникам;
                         А куплетчик - к экивокам
                         И к преглупым остротам...
                         Ах, когда б я был обязан
                         Пересчитывать людей,
                         Кто из них к чему привязан -
                         Я не кончил бы, ей-ей!

                                     7

                         Все желания актера
                         Угодить своей игрой:
                         Он при вашем _браво, фора_
                         От восторга сам не свой!
                         Ваше лестное вниманье
                         Смелость, жизнь ему дает,
                         И актера дарованье
                         С каждым днем тогда растет!
                         Но когда его усилья
                         Остаются без плода,
                         Он сейчас опустит крылья -
                         И тогда ему беда!
                         Он дрожит, он леденеет,
                         Забывает роль свою
                         И взглянуть на вас не смеет,
                         Как на грозного судью!
                         Всё в нем будет принужденье,
                         Всё в нем будет тяжкий труд!
                         Вот что значит снисхожденье!
                         Вот что значит строгий суд!..
                         Будьте ж судьи нам такие,
                         Чтоб мы были посмелей!
                         Мы актеры молодые
                         И исправимся, ей-ей!
                         И когда по притязанью
                         Злой, сердитый журналист
                         Против нас ехидной бранью
                         Измарает целый лист,
                         Вы тогда рукой могучей
                         Защитите нас, прошу!..
                         Уж какой на этот случай
                         Я куплетец напишу!


                          33. ЛЕВ ГУРЫЧ СИНИЧКИН,
                       ИЛИ ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ ДЕБЮТАНТКА

                            КУПЛЕТЫ ВЕТРИНСКОГО

                        Здесь карьер ваш театральный
                        Разве можно сделать вам?
                        Наш театр провинциальный
                        Смех и горе, стыд и срам!
                        Что за зданье, что за зала!
                        Как в ней зрители сидят!
                        Масло постное и сало
                        Всё лицо вам закоптят!
                        Декорации, машины
                        И костюмы - чудеса!
                        А артисты, - как мужчины,
                        Так и женщины, - краса!
                        Тут к вам явится любовник,
                        И в мундире... о, злодей!
                        По пиесе он полковник,
                        По приемам - брадобрей!
                        При усах, забыв о шпорах,
                        Он быть ловким норовит
                        И с княгиней в разговорах
                        Каблуками всё стучит...
                        Закулисная ж княгиня,
                        Нарумянясь чересчур,
                        Как корова рот разиня,
                        Вдруг отпустит вам: "банжур!" {*}
                        {* Bonjour - здравствуйте (фр.) - Ред.}
                        А в трагедиях - потеха!
                        Это вон уж из границ!
                        Средства нет смотреть без смеха
                        На героев и цариц!
                        Нараспев стихи читают,
                        И бессмыслицу всегда,
                        Руки кверху задирают
                        То туда, а то сюда!..
                        А в каком-то из журналов
                        Появилась кутерьма,
                        Что здесь где-то есть Мочалов,
                        Каратыгин... и Тальма!
                        Но в провинции актеры
                        Как ни плохи - всё везут,
                        И у нас антрепренеры
                        Что угодно вам дадут...
                        Им и оперы под силу,
                        И, пожалуй, хоть сейчас
                        Вам "Аскольдову могилу"
                        Отхватают на заказ...
                        Если б Бантышев с Лавровым
                        Здесь послушали певцов,
                        От души венком лавровым
                        Наградили б молодцов!..
                        А какие здесь балеты
                        Я в провинциях видал!
                        Как сюжеты разодеты!
                        Вплоть до слез я хохотал!
                        Без насмешки, без обиды,
                        Вот костюм их в двух словах:
                        В красных спензерах сильфиды
                        И зефиры в сапогах!..
                        Здесь карьер ваш театральный
                        Невозможно сделать вам:
                        Наш театр провинциальный
                        Смех и горе, стыд и срам!

                             КУПЛЕТЫ СИНИЧКИНА

                       Теперь я с дочерью с моею
                       Являюсь к вам на строгий суд,
                       Я, признаюсь, в душе робею
                       За первый Лизанькин дебют.
                       Что будет с нею, неизвестно.
                       Я в страхе растерялся весь:
                       Там приняли ее чудесно,
                       Но каково-то примут здесь!..
                       А, впрочем, надобно признаться,
                       Что, с позволения сказать,
                       Грешно за дочь мою бояться:
                       Ее нельзя вам не принять!
                       Кто в дарованьи ей откажет?
                       Злой самый критик и педант,
                       И тот об ней невольно скажет:
                       Она действительный талант!
                       В ролях принцессы и крестьянки
                       Я за нее ручаюсь вам,
                       И уж подобной дебютантки
                       Не скоро здесь дождаться нам!
                       Иной не так, быть может, судит
                       И говорит против нее,
                       А там, когда ее не будет,
                       Вздохнет и скажет: нет ее!
                       Пускай какой-нибудь Тряпичкин
                       В статье кольнет ее словцом:
                       Старик Лев Гурыч, сын Синичкин,
                       Гордится быть ее отцом!
                       Позвольте кстати тем не мене
                       И за себя вам спеть куплет.
                       За что мне шикают на сцене
                       Теперь невступно сорок лет?
                       Ужли к актерству дарований
                       Настолько даже нет во мне,
                       Что все плоды моих стараний
                       Мочены яблоки одне?..
                       Божусь, ни на что не похоже
                       Мне в дарованьи отказать:
                       Я сам талант прекрасный тоже...
                       Да!.. С позволения сказать.

                                    Все

                       И все мы здесь таланты тоже...
                       Но... с позволения сказать!


                       34. В ЛЮДЯХ - АНГЕЛ, НЕ ЖЕНА,
                           ДОМА С МУЖЕМ - САТАНА

                              КУПЛЕТЫ СЛАВСКОЙ

                        Кто постигать, как он, умеет
                        Людей, природу и творца?
                        И кто из русских не жалеет
                        О смерти славного певца?
                        Хоть смерть его и не касалась -
                        Он только бросил ей скелет,
                        Поэтов много нам осталось,
                        Но Пушкина другого нет.

                                 ПРИМЕЧАНИЯ

     31.  Ленский  Д.  Оперы  и  водевили.  М.,  1836.  Ч. 4. Пьеса является
свободной  переделкой  водевиля  Мельвиля (А.-О.-Ж. Дюверье) и Н. Бразье "Le
philtre   champenoise".  Водевиль  впервые  поставлен  в  Москве  в  Большом
Петровском  театре  15  сентября  1833  г.  Роли исполняли: Катерина - Н. В.
Репина, Лаверже - М. С. Щепкин, Жано Вижу - В. И. Живокини. В Петербурге - в
1834  г.  6  апреля  1839  г.  (Малый  театр)  в роли Жано дебютировал П. М.
Садовский.  Лаверже - любимая роль молодого К. С. Станиславского, которую он
играл в 1895 г.
     32.  Отдельное  издание.  М., 1833. Пьеса является переводом-переделкой
водевиля  М.  Теолона  "Monsieur Jovial, ou l'huissier chansonie" ("Господин
Жовиаль,  или  Полицейский  пристав - певец") Водевиль "Стряпчий под столом"
впервые  поставлен  в  Москве  в Малом театре 25 мая 1834 г. Жовиаль - В. И.
Живокини.
     33.  РТ.  1840, No 1. Сюжет комедии заимствован из пьесы "Le pere de la
debutante"   ("Отец   дебютантки")  М.  Теолона  и  Ж.  Баяра,  но  свободно
переосмыслен  Ленским.  Перевод французской пьесы, поставленной в 1838 г. на
Александрийской  сцене, не имел успеха. Водевиль Ленского дает яркую картину
жизни   русского   провинциального   театpa.   Пьеса  насыщена  намеками  на
театральную    современность.   Ленский   полемизирует   здесь   со   своими
литературными  противниками,  рецензентами. Прообразами некоторых персонажей
были реальные лица. Так драматург Борзиков первоначально назывался Лошадка -
Ленский  здесь  имел  в  виду  Ф.  А. Кони. Пьеса, в которой дебютирует Лиза
Синичкина,  по  теме  и  именам действующих лиц - Кора и Алонзо - напоминает
старинную  драму  А.  Коцебу (1761-1819) "Испанцы в Перу, или Смерть Роллы".
Приписав  авторство  Борзикову,  Ленский  стремился  уязвить  Кони.  Куплеты
положены на музыку А. Н. Верстовским. Водевиль впервые поставлен в Москве, в
Большом  театре  3 ноября 1839 г. в бенефис танцовщицы А. И. Ворониной. Роли
исполняли:  Лев Гурыч - В. И. Живокини, Лиза - Н. В. Репина, Ветринский - Д.
Т.  Ленский,  Пустославцев  -  М. С. Щепкин. В Петербурге, в Александрийском
театре  -  1840 г. Лев Гурыч - А. Е. Мартынов, Лиза - Н. В. Самойлова. С тех
пор  водевиль  Ленского  прочно  вошел в репертуар русского театра. Живокини
подчеркивал  чувствительный  комизм  Синичкина,  тогда как Мартынов создавал
образ  трагикомический,  психологически  правдивый.  В.  Г. Белинский писал:
"Ленский  оказал  театральной  публике истинную услугу своим забавным "Львом
Гурычем  Синичкиным".  Вся пьеса сложена очень умно и замысловато, в главном
действующем   лице   даже  довольно  ловко  очерчен  характер.  После  этого
удивительно ли, что Мартынов в роли Синичкина превосходен?" (Белинский В. Г.
Полн. собр. соч. М., 1954. Т. 4. С. 191).
     34.  РТ. 1841. No 7. Впервые поставлен: Москва, Большой театр, 3 января
1841  г.  в  бенефис  А.  Т.  Сабуровой.  Размазня - М. С. Щепкин. Переделка
комедии  "L'ange  dans le monde et le diable a la maison" Ф. де Курси, Д.-Ш.
Дюпети.  Куплеты памяти Пушкина, перед которым Ленский преклонялся, сочинены
им  в  связи  с завершением выхода первого собрания сочинений великого поэта
(последний  11  том  вышел  в 1841 г.). Куплеты, посвященные памяти Пушкина,
встретили горячий прием зрителей ("Северная пчела". 1841, No 17).

 
      Из водевиля "Лев Гурыч Синичкин, или Провинциальная дебютантка" 
 
----------------------------------------------------------------------------
     Стихотворная комедия конца XVIII - начала XI в.
     Вступительная статья, подготовка текста и примечания М. О. Янковского
     Серия "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание.
     М.-Л., "Советский писатель", 1964
     OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                         КУПЛЕТЫ ГРАФА ВИТРИНСКОГО 
 
                        Здесь карьер ваш театральный 
                        Разве можно сделать вам? 
                        Наш театр провинциальный 
                        Смех и горе, стыд и срам! 
                        Что за зданье, что за зала! 
                        Как в ней зрители сидят? 
                        Масло постное и сало 
                        Всё лицо вам закоптят! 
                        Декорации, машины 
                        И костюмы - чудеса! 
                        А артисты, как мужчины, 
                        Так и женщины, - краса! 
                        Тут к вам явится любовник 
                        И в мундире... о злодей! 
                        По пиесе он полковник, 
                        По приемам - брадобрей! 
                        При усах, забыв о шпорах, 
                        Он быть ловким норовит, 
                        И с княгиней в разговорах 
                        Каблуками всё стучит... 
                        Закулисная ж княгиня, 
                        Нарумянясь чересчур, 
                        Как ворона, рот разиня, 
                        Вдруг отпустит вам "банжур!" 
                        А в трагедиях - потеха! 
                        Это вон уж из границ! - 
                        Средства нет смотреть без смеха 
                        На героев и цариц! 
                        Нараспев стихи читают, 
                        И бессмыслицу всегда, 
                        Руки кверху задирают 
                        То туда, а то сюда!.. 
                        А в каком-то из журналов 
                        Появилась кутерьма, 
                        Что здесь где-то есть Мочалов, 
                        Каратыгин... и Тальма! 
                        Но в провинции актеры, 
                        Как ни плохи - всё везут, 
                        И у нас антрепренеры 
                        Что угодно вам дадут... 
                        Им и оперы под силу, 
                        И, пожалуй, хоть сейчас 
                        Вам "Аскольдову могилу" 
                        Отхватают на заказ... 
                        Если б Бантышев с Лавровым 
                        Здесь послушали певцов, 
                        От души венком лавровым 
                        Наградили б молодцов... 
                        А какие здесь балеты 
                        Я в провинциях видал! 
                        Как сюжеты разодеты!.. 
                        Вплоть до слез я хохотал. 
                        Без насмешек, без обиды 
                        Вот костюм их в двух словах: 
                        В красных спензерах - Сильфиды, 
                        И зефиры - в сапогах!.. 
                        Здесь карьер ваш театральный 
                        Невозможно сделать вам: 
                        Наш театр провинциальный 
                        Смех и горе, стыд и срам! 
                         
                            КУПЛЕТЫ СИНИЧКИНА 
                         
                        Теперь я с дочерью моею 
                        Являюсь к вам на строгий суд 
                        И, признаюсь, в душе робею 
                        За первый Лизанькин дебют. 
                        Что будет с нею, неизвестно. 
                        Я в страхе растерялся весь: 
                        Там приняли ее чудесно, 
                        Но каково-то примут здесь!.. 
                        А впрочем, надобно признаться, 
                        Что, с позволения сказать, 
                        Грешно за дочь мою бояться: 
                        Ее нельзя вам не принять! 
                        Кто в дарованьи ей откажет? 
                        Злой самый критик и педант 
                        И тот о ней невольно скажет: 
                        Она действительный талант! 
                        В ролях принцессы и крестьянки 
                        Я за нее ручаюсь вам, 
                        И уж подобной дебютантки 
                        Не скоро здесь дождаться нам! 
                        Иной не так, быть может, судит 
                        И говорит против нее, 
                        А там, когда ее не будет, 
                        Вздохнет и скажет: нет ее! 
                        Пускай какой-нибудь Тряпичкин 
                        В статье кольнет ее словцом. 
                        Старик Лев Гурьев, сын Синичкин, 
                        Гордится быть ее отцом! 
                        Позвольте кстати тем не мене 
                        И за себя вам спеть куплет. 
                        За что мне шикают на сцене 
                        Теперь невступно сорок лет? 
                        Ужлй к актерству дарований 
                        Настолько даже нет во мне, 
                        Что все плоды моих стараний 
                        Мочены яблоки одне?.. 
                        Божусь, ни н_а_ что не похоже 
                        Мне в дарованья отказать: 
                        Я сам талант прекрасный тоже... 
                        Но... с позволения сказать. 
                         
                        <1839> 
    
                                 ПРИМЕЧАНИЯ   
  
     Из водевиля Д. Т. Ленского  "Лев  Гурыч  Синичкин,  или  Провинциальная
дебютантка". Впервые - "Репертуар русского театра", 1840, No  1.  Поставлено
впервые в Москве в  1839  г.  Ветринский  -  граф,  меценат  провинциального
театра. Масло постное и сало  Всё  лицо  вам  закоптят.  Театры  в  ту  пору
освещались плошками с гарным маслом и салом. "Банжур"  (бонжур,  bonjour)  -
здравствуйте. Мочалов Павел  Степанович  (1800-1848)  -  трагический  актер,
служивший в Москве. Каратыгин Василий Андреевич  (1802-1853)  -  трагический
актер,  служивший  в  Петербурге.  Тальма  Франсуа   Жозеф   (1763-1826)   -
французский  трагический  актер.  "Аскольдова  могила"   -   опера   А.   Н.
Верстовского  (1835),  написанная  на  сюжет  одноименного  романа   М.   Н.
Загоскина. Бантышев Александр Олимпиевич (1804-1860)  -  московский  оперный
артист. Лавров Николай Владимирович (1805-1840) - московский оперный артист.
Сюжеты - здесь: основные сценические  персонажи.  Сильфиды,  зефиры  -  духи
воздуха и ветерки, распространенные образы балетов того времени. Тряпичкин -
журналист, о котором рассказывает Хлестаков в "Ревизоре" - В  данном  случае
имеется в виду бульварный  газетчик,  мелкий  театральный  репортер.  Мочены
яблоки одне. В ту пору было  принято  выражать  свое  неудовольствие  дурной
игрой актеров киданием на сцену моченых яблок, гнилых огурцов и т. п.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru