Кузмин Михаил Алексеевич
Параболы

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.23*8  Ваша оценка:



                               Михаил Кузмин

                                  Параболы

                          Стихотворения 1921-1922

----------------------------------------------------------------------------
     Новая библиотека поэта
     M. Кузмин. Стихотворения.
     Санкт-Петербург, 2000
     Издание второе, исправленное
     Вступительная статья, составление, подготовка текста и примечания
     Н. А. Богомолова
----------------------------------------------------------------------------


                           I. СТИХИ ОБ ИСКУССТВЕ

                                    436

                           Косые соответствия
                           В пространство бросить
                           Зеркальных сфер, -
                           Безумные параболы,
                           Звеня, взвивают
                           Побег стеблей.

                           Зодиакальным племенем
                           Поля пылают,
                           Кипит эфир,
                           Но все пересечения
                           Чертеж выводят
                           Недвижных букв
                           Имени твоего!

                           [1922]


                                    437

                      Как девушки о женихах мечтают,
                      Мы об искусстве говорим с тобой.
                      О, журавлей таинственная стая!
                      Живых полетов стройный перебой!

                      Обручена Христу Екатерина,
                      И бьется в двух сердцах душа одна.
                      От щек румянец ветреный отхлынет,
                      И загораются глаза до дна.

                      Крылато сбивчивое лепетанье,
                      Почти невысказанное "люблю".
                      Какое же влюбленное свиданье
                      С такими вечерами я сравню!

                      1921


                                    438

                       Невнятен смысл твоих велений:
                       Молиться ль, проклинать, бороться ли
                       Велишь мне, непонятный гений?
                       Родник скудеет, скуп и мал,
                       И скороход Беноццо Гоццоли
                       В дремучих дебрях задремал.

                       Холмы темны медяной тучей.
                       Смотри: я стройных струн не трогаю.
                       Твой взор, пророчески летучий,
                       Закрыт, крылатых струй не льет,
                       Не манит майскою дорогою
                       Опережать Гермесов лет.

                       Не ржут стреноженные кони,
                       Раскинулись, дряхлея, воины...
                       Держи отверстыми ладони!
                       Красна воскресная весна,
                       Но рощи тьмы не удостоены
                       Взыграть, воспрянув ото сна.

                       Жених не назначает часа,
                       Не соблазняйся промедлением,
                       Лови чрез лед призывы гласа.
                       Елеем напоен твой лен,
                       И, распростясь с ленивым млением,
                       Воскреснешь, волен и влюблен.

                       1921


                                    439

                      Легче пламени, молока нежней,
                      Румянцем зари рдяно играя,
                      Отрок ринется с золотых сеней.
                      Раскаты в кудрях раева грая.

                      Мудрый мужеством, слепотой стрелец,
                      Когда ты без крыл в горницу внидешь,
                      Бельма падают, замерцал венец,
                      Земли неземной зелени видишь.

                      В шуме вихревом, в осияньи лат -
                      Все тот же гонец воли вельможной!
                      Память пазухи! Откровений клад!
                      Плывите, дымы прихоти ложной!

                      Царь венчается, вспоминает гость,
                      Пришлец опочил, строятся кущи!
                      Всесожжение! возликует кость,
                      А кровь все поет глуше и гуще.

                      Декабрь 1921


                               440. ИСКУССТВО

                         Туман и майскую росу
                         Сберу я в плотные полотна.
                         Закупорив в сосудец плотно,
                         До света в дом свой отнесу.
                         Созвездья благостно горят,
                         Указанные в Зодиаке,
                         Планеты заключают браки,
                         Оберегая мой обряд.
                         Вот жизни горькой и живой
                         Истлевшее беру растенье.
                         Клокочет вещее кипенье...
                         Пылай, союзник огневой!
                         Все, что от смерти, ляг на дно.
                         (В колодце ль видны звезды, в небе ль?)
                         Былой лозы прозрачный стебель
                         Мне снова вывести дано.
                         Кора и розоватый цвет -
                         Все восстановлено из праха.
                         Кто тленного не знает страха,
                         Тому уничтоженья нет.
                         Промчится ль ветра буйный конь -
                         Верхушки легкой не качает.
                         Весна нездешняя венчает
                         Главу, коль жив святой огонь.

                         Май 1921


                                 441. МУЗА

                        В глухие воды бросив невод,
                        Под вещий лепет темных лип,
                        Глядит задумчивая дева
                        На чешую волшебных рыб.

                        То в упоении зверином
                        Свивают алые хвосты,
                        То выплывут аквамарином,
                        Легки, прозрачны и просты.

                        Восторженно не разумея
                        Плодов запечатленных вод,
                        Все ждет, что голова Орфея
                        Златистой розою всплывет.

                        Февраль 1922


                                    442

                   В раскосый блеск зеркал забросив сети,
                   Склонился я к заре зеленоватой,
                   Слежу узор едва заметной зыби, -
                   Лунатик золотеющих озер!
                   Как кровь сочится под целебной ватой,
                   Яснеет отрок на гранитной глыбе,
                   И мглой истомною в медвяном лете
                   Пророчески подернут сизый взор.

                   Живи, Недвижный! затрепещут веки,
                   К ладоням нежным жадно припадаю,
                   Томление любви неутолимой
                   Небесный спутник мой да утолит.
                   Не вспоминаю я и не гадаю, -
                   Полет мгновений, легкий и любимый,
                   Вдруг останавливаешь ты навеки
                   Роскошеством юнеющих ланит.

                   Апрель 1922


                                443. МУЗЫКА

                           Тебя я обнимаю -
                           И радуга к реке,
                           И облака пылают
                           На Божеской руке.
                           Смеешься - дождь на солнце,
                           Росится резеда,
                           Ресницею лукавит
                           Лиловая звезда.
                           Расколотой кометой
                           Фиглярит Фигаро.
                           Таинственно и внятно
                           Моцартово Таро.
                           Летейское блаженство
                           В тромбонах сладко спит,
                           Скрипичным перелеском
                           Звенит смолистый скит.
                           Какие бросит тени
                           В пространство милый взгляд?
                           Не знаешь? и не надо
                           Смотреть, мой друг, назад.
                           Чье сердце засияло
                           На синем, синем Si?
                           Задумчиво внимает
                           Небывший Дебюсси.

                           Май 1922


                                    444

                                           О. А. Глебовой-Судейкиной

                      "А это - хулиганская", - сказала
                      Приятельница милая, стараясь
                      Ослабленному голосу придать
                      Весь дикий романтизм полночных рек,
                      Все удальство, любовь и безнадежность,
                      Весь горький хмель трагических свиданий.
                      И дальний клекот слушали, потупясь,
                      Тут романист, поэт и композитор,
                      А тюлевая ночь в окне дремала,
                      И было тихо, как в монастыре.

                         "Мы на лодочке катались...
                            Вспомни, что было!
                         Не гребли, а целовались...
                            Наверно, забыла".

                      Три дня ходил я вне себя,
                      Тоскуя, плача и любя,
                      И, наконец, четвертый день
                      Знакомую принес мне лень,
                      Предчувствие иных дремот,
                      Дыхание иных высот.
                      И думал я: "Взволненный стих,
                      Пронзив меня, пронзит других, -
                      Пронзив других, спасет меня,
                      Тоску покоем заменя".

                      И я решил,
                      Мне было подсказано:
                      Взять старую географию России
                      И перечислить
                      (Всякий перечень гипнотизирует
                      И уносит воображение в необъятное)
                      Все губернии, города,
                      Села и веси,
                      Какими сохранила их
                      Русская память.
                      Костромская, Ярославская,
                      Нижегородская, Казанская,
                      Владимирская, Московская,
                      Смоленская, Псковская.

                         Вдруг остановка,
                         Провинциально роковая поза
                         И набекрень нашлепнутый картуз.
                            "Вспомни, что было!"
                         Все вспомнят, даже те, которым помнить-
                         То нечего, начнут вздыхать невольно,
                         Что не живет для них воспоминанье.

                         Второй волною
                         Перечислить
                         Второй волною
                         Перечислить
                         Хотелось мне угодников
                         И местные святыни,
                         Каких изображают
                         На старых образах,
                         Двумя, тремя и четырьмя рядами.
                            Молебные руки,
                            Очи гор_е_, -
                            Китежа звуки
                            В зимней заре.

                         Печора, Кремль, леса и Соловки,
                         И Коневец Корельский, синий Сэров,
                         Дрозды, лисицы, отроки, князья,
                         И только русская юродивых семья,
                         И деревенский круг богомолений.

                            Когда же ослабнет
                            Этот прилив,
                            Плывет неистощимо
                            Другой, запретный,
                            Без крестных ходов,
                            Без колоколов,
                            Без патриархов...

                         Дымятся срубы, тундры без дорог,
                         До Выга не добраться полицейским.
                         Подпольники, хлысты и бегуны
                         И в дальних плавнях заживо могилы.
                         Отверженная, пресвятая рать
                         Свободного и Божеского Духа!

                            И этот рой поблек,
                            И этот пропал,
                            Но еще далек
                            Девятый вал.
                            Как будет страшен,
                            О, как велик,
                            Средь голых пашен
                            Новый родник!

                         Опять остановка,
                         И заманчиво,
                         Со всею прелестью
                         Прежнего счастья,
                         Казалось бы, невозвратного,
                         Но и лично, и обще,
                         И духовно, и житейски,
                         В надежде неискоренимой
                         Возвратимого -
                                        Наверно, забыла?

                         Господи, разве возможно?
                         Сердце, ум,
                         Руки, ноги,
                         Губы, глаза,
                         Все существо
                         Закричит:
                         "Аще забуду Тебя?"

                         И тогда
                         (Неожиданно и смело)
                         Преподнести
                         Страницы из "Всего Петербурга",
                         Хотя бы за 1913 год, -
                         Торговые дома,
                         Оптовые особенно:
                         Кожевенные, шорные,
                         Рыбные, колбасные,
                         Мануфактуры, писчебумажные,
                         Кондитерские, хлебопекарни, -
                         Какое-то библейское изобилие, -
                         Где это?
                         Мучная биржа,
                         Сало, лес, веревки, ворвань...
                         Еще, еще поддать...
                         Ярмарки... там
                         В Нижнем, контракты, другие...
                         Пароходства... Волга!
                         Подумайте, Волга!
                         Где не только (поверьте)
                         И есть,
                         Что Стенькин утес.
                         И этим
                         Самым житейским,
                         Но и самым близким
                         До конца растерзав,
                         Кончить вдруг лирически
                         Обрывками русского быта
                         И русской природы:
                         Яблочные сады, шубка, луга,
                         Пчельник, серые широкие глаза,
                         Оттепель, санки, отцовский дом,
                         Березовые рощи да покосы кругом.

                            Так будет хорошо.

                         Как бусы, нанизать на нить
                         И слушателей тем пронзить.
                         Но вышло все совсем не так, -
                         И сам попался я впросак.
                         И яд мне оказался нов
                         Моих же выдумок и слов.
                         Стал вспоминать я, например,
                         Что были весны, был Альбер,
                         Что жизнь была на жизнь похожа,
                         Что были Вы и я моложе,
                         Теперь же все мечты бесцельны,
                         А песенка живет отдельно,
                         И, верно, плоховат поэт,
                         Коль со стихами сладу нет.

                         1922


                                    445

                                               А. Радловой

                      Серым тянутся тени роем,
                      В дверь стучат нежеланно гости,
                      Шепчут: "Плотью какой покроем
                      Мы прозрачные наши кости?
                      В вихре бледном - темно и глухо,
                      Вздрогнут трупы при трубном зове...
                      Кто вдохнет в нас дыханье духа?
                      Кто нагонит горячей крови? "

                      Вот кровь; - она моя и настоящая!
                      И семя, и любовь - они не призрачны.
                      Безглазое я вам дарую зрение
                      И жизнь живую и неистощимую.
                      Слепое племя, вам дано приблизиться,
                      Давно истлевшие и нерожденные,
                      Идите, даже не существовавшие,
                      Без родины, без века, без названия.
                      Все страны, все года,
                      Мужчины, женщины,
                      Старцы и дети,
                      Прославленные и неизвестные,
                      Македонский герой,
                      Гимназист, даже не застрелившийся,
                      Люди с метриками,
                      С прочным местом на кладбище,
                      И легкие эмбрионы,
                      Причудливая мозговых частиц
                      Поросль...
                      И русский мальчик,
                      Что в Угличе зарезан,
                      Ты, Митенька,
                      Живи, расти и бегай!

                      Выпейте священной крови!
                      Новый "Живоносный Источник" - сердце,
                      Живое, не метафорическое сердце,
                      По всем законам Беговой анатомии созданное,
                      Каждым ударом свой конец приближающее,

                      Дающее,
                      Берущее,
                      Пьющее,
                      Напояющее,
                      Жертва и жертвоприноситель,
                      Умирающий воскреситель,
                      Чуда чудотворец чающий,
                      Таинственное, божественное,
                      Слабое, родное, простейшее
                      Сердце!

                      Июнь 1922


                                446. КОЛОДЕЦ

                             В степи ковылиной
                             Забыты истоки,
                             Томится малиной
                             Напрасно закат.

                             В бесплодных покосах
                             Забродит ребенок,
                             Ореховый посох
                             Прострет, златоокий, -
                             Ручьится уж тонок
                             Живительный клад.

                             Клокочет глубоко
                             И пенье, и плески, -
                             В живом перелеске
                             Апрельский раскат.

                             И чудесней Божьих молний,
                             Сухую грудь мнимых неродиц
                             Подземным молоком полнит
                             Любви артезианский колодец.

                             Май 1922


                                    447

                 Шелестом желтого шелка,
                 Венерина аниса (медь - ей металл) волною,
                 искрой розоватой,
                 радужным колесом,
                 двойника поступью,
                 арф бурными струнами,
                 ласковым,
                 словно телефонной вуалью пониженным,
                 голосом,
                 синей в спине льдиной
                 ("пить! пить!" пилит)
                 твоими глазами,
                 янтарным на солнце пропеллером
                 и розой (не забуду!) розой!
                 реет,
                 мечется,
                 шепчет,
                 пророчит,
                 неуловимая,
                 слепая...
                 Сплю, ем,
                 хожу, целую...
                 ни времени,
                 ни дня,
                 ни часа
                 (разве ты - зубной врач?)
                 неизвестно.
                 Муза, муза!
                 Золотое перо
                 (не фазанье, видишь, не фазанье)
                 обронено.

                 Раздробленное - один лишь Бог цел!
                 Безумное - отъемлет ум Дух!
                 Непонятное - летучий Сфинкс - взор!
                 Целительное - зеркальных сфер звук!

                 Муза! Муза!

                 - Я - не муза, я - орешина,
                 Посошок я вещий, отрочий.
                 Я и днем, и легкой полночью
                 К золотой ладье привешена.

                 Медоносной вьюсь я мушкою,
                 Пеленой стелюсь я снежною.
                 И не кличь летунью нежную
                 Ни женой ты, ни подружкою.

                 Обернись - и я соседкою.
                 Любишь? сердце сладко плавится,
                 И плывет, ликует, славится,
                 Распростясь с постылой клеткою.

                 Май 1922


                                    448

                        Поля, полольщица, поли!
                        Дева, полотнища полощи!
                        Изида, Озириса ищи!
                        Пламень, плевелы пепели!
                        Ты, мельница, стучи, стучи, -
                        Перемели в муку мечи!

                           Жница ли, подземная ль царица
                           В лунном Ниле собирает рожь?
                           У плотин пора остановиться, -
                           Руку затонувшую найдешь,
                           А плечо в другом поймаешь месте,
                           Уши в третьем... Спину и бедро...
                           Но всего трудней найти невесте
                           Залежей живительных ядро.

                        Изида, Озириса ищи!
                        Дева, полотнища полощи!

                           Куски раздробленные вместе слагает
                           (Адонис, Адонис загробных высот!)
                           Душа-ворожея божественно знает,
                           Что медом наполнен оплаканный сот.
                           И бродит, и водит серебряным бреднем...
                           Все яви во сне мои, сны наяву!
                           Но сердце, Психея, найдешь ты последним,
                           И в грудь мою вложишь, и я оживу.

                        Пламень, плевелы пепели!
                        Поля, полольщица, поли!

                           В раздробленьи умирает,
                           Целым тело оживает...
                           Как Изида, ночью бродим,
                           По частям его находим,
                           Опаляем, омываем,
                           Сердце новое влагаем.

                        Ты, мельница, стучи, стучи, -
                        Перемели в муку мечи!

                           В теле умрет - живет!
                           Что не живет - живет!
                           Радугой сфер живет!
                           Зеркалом солнц живет!
                           Богом святым живет!
                           Плотью иной живет
                           Целостной жизни плод!

                        1922


                              II. ПЕСНИ О ДУШЕ

                                    449

                    По черной радуге мушиного крыла
                    Бессмертье щедрое душа моя открыла.
                    Напрасно кружится немолчная пчела, -
                    От праздничных молитв меня не отучила.

                    Медлительно плыву от плавней влажных снов.
                    Родные пастбища впервые вижу снова,
                    И прежний ветерок пленителен и нов.
                    Сквозь сумрачный узор сине яснит основа.

                    В слезах расплавился злаченый небосклон,
                    Выздоровления не вычерпано лоно.
                    Средь небывалых рощ сияет Геликон
                    И нежной розой зорь аврорится икона!

                    1922


                                    450

                       Вот барышня под белою березой,
                       Не барышня, а панна золотая, -
                       Бирюзовато тянет шелковинку.
                       Но задремала, крестики считая,
                       С колен скользнула на траву ширинка,
                       Заголубела недошитой розой.

                       Заносчиво, как молодой гусарик,
                       Что кунтушом в мазурке размахался,
                       Нагой Амур широкими крылами
                       В ленивом меде неба распластался,
                       Остановись, душа моя, над нами, -
                       И по ресницам спящую ударил.

                       Как встрепенулась, как захлопотала!
                       Шелка, шитье, ширинку - все хватает,
                       А в золотом зрачке зарделась слава,
                       И пятки розоватые мелькают.
                       И вдруг на полотне - пожар и травы,
                       Корабль и конница, залив и залы,

                       Я думал: "Вышьешь о своем коханном!"
                       Она в ответ: "Во всем - его дыханье!
                       От ласки милого я пробудилась
                       И принялась за Божье вышиванье,
                       Но и во сне о нем же сердце билось -
                       О мальчике минутном и желанном".

                       1921

                                    451

                         Врезанные в песок заливы -
                         кривы
                         и плоски;
                         с неба ускакала закатная конница,
                         ивы,
                         березки -
                         тощи.
                         Бежит, бежит, бежит
                         девочка вдоль рощи:
                         то наклонится,
                         то выгнется,
                         словно мяч бросая;
                         треплется голубая
                         ленточка, дрожит,
                         а сама босая.
                         Глаза - птичьи,
                         на висках кисточкой румянец...
                         Померанец
                         желтеет в осеннем величьи...
                         Скоро ночь-схимница
                         махнет манатьей на море,
                         совсем не античной.
                         Дело не в мраморе,
                         не в трубе зычной,
                         во вдовьей пазухе,
                         материнской утробе,
                         теплой могиле.
                         Просили
                         обе:
                         внучка и бабушка
                         (она - добрая,
                         старая, все знает)
                         зорьке ясной подождать,
                         до лесочка добежать,
                         но курочка-рябушка
                         улетела,
                         в лугах потемнело...
                         "Домой!" -
                         кричат за рекой.
                         Девочка все бежит, бежит,
                         глупая.
                         Пробежала полсотни лет,
                         а конца нет.
                         Сердце еле бьется.
                         Наверху в темноте поется
                         сладко-пленительно,
                         утешительно:
                         - Тирли-тирлинда! я - Психея.
                         Тирли-то-то, тирли-то-то.
                         Я пестрых крыльев не имею,
                         но не поймал меня никто!
                         Тирли-то-то!

                         Полно бегать, мышонок мой!
                         Из-за реки уж кричат: "Домой!"

                         1921


                                452. ЛЮБОВЬ

                          Любовь, о подружка тела,
                          Ты жаворонком взлетела,
                          И благостна, и смела,
                          Что Божеская стрела.

                          Теперь только песня льется,
                          Все вьется вокруг колодца.
                          Кто раз увидал Отца,
                          Тот радостен до конца.

                          Сонливые тени глуше...
                          Восторгом острятся уши,
                          И к телу летит душа,
                          Жасмином небес дыша.

                          1922


                                453. АРИАДНА

                         У платана тень прохладна,
                         Тесны терема князей, -
                         Ариадна, Ариадна,
                         Уплывает твой Тезей!

                         Лепесток летит миндальный,
                         Цепко крепнет деревцо.
                         Опускай покров венчальный
                         На зардевшее лицо!

                         Не жалей весны желанной,
                         Не гонись за пухом верб:
                         Все ясней в заре туманной
                         Золотеет вещий серп.

                         Чередою плод за цветом,
                         Синий пурпур кружит вниз, -
                         И, увенчан вечным светом,
                         Ждет невесты Дионис.

                         1921


                                    454

                    Стеклянно сердце и стеклянна грудь,
                    Звенят от каждого прикосновенья,
                    Но, строгий сторож, осторожен будь;
                    Подземная да не проступит муть
                    За это блещущее огражденье.

                    Сплетенье жил, теченье тайных вен,
                    Движение частиц, любовь и сила,
                    Прилив, отлив, таинственный обмен, -
                    Весь жалостный состав - благословен:
                    В нем наша суть искала и любила.

                    О звездах, облаке, траве, о вас
                    Гадаю из поющего колодца,
                    Но в сладостно-непоправимый час
                    К стеклу прихлынет сердце - и алмаз
                    Пронзительным сияньем разольется.

                    1922


                            III. МОРСКИЕ ИДИЛЛИИ

                            455. ЭЛЕГИЯ ТРИСТАНА

                       Седого моря соленый дух,
                       За мысом зеленый закат потух,
                       Тризной Тристану поет пастух -
                       О, сердце! Оле-олайе!
                       Ивы плакучей пух!

                       Родимая яблоня далека.
                       Розово спит чужая река...
                       Ни птицы, ни облака, ни ветерка...
                       О, сердце! Оле-олайе!
                       Где же твоя рука?

                       Угрюмый Курвенал умолк, поник,
                       Уныло булькает глохлый родник,
                       Когда же, когда же настанет миг
                       О, сердце! Оле-олайе! -
                       Что увидим мы transatlantiques {*}?


                       1921

                       {* Трансатлантические (фр.) <пароходы>. - Ред.}


                                456. СУМЕРКИ

                        Наполнен молоком опал,
                        Залиловел и пал бесславно,
                        И плачет вдаль с унылых скал
                        Кельтическая Ярославна.

                        Все лодки дремлют над водой,
                        Второй грядою спят на небе.
                        И молится моряк седой
                        О ловле и насущном хлебе.

                        Колдунья гонит на луну
                        Волну смертельных вожделений.
                        Grand Saint Michel, protege nous {*}!
                        Сокрой от сонных наваждений!

                        Май 1922

                        {* Пресвятой Михаил, защити нас! (фр.) - Ред.}


                               457. БЕЗВЕТРИЕ

                          Эаоэу иоэй!

                          Красильщик неба, голубей
                          Горшочек глиняный пролей
                          Ленивой ленте кораблей.

                          Эаоэу иоэй!

                          О Солнце-столпник, пожалей:
                          Не лей клокочущий елей
                          Расплавленных тобой полей!

                          Эаоэу иоэй!

                          Мне реи - вместо тополей,
                          От гребли губы все белей
                          И мреет шелест голубей...

                          Эаоэу иоэй!

                          Май 1922


                                458. КУПАНЬЕ

                            Конским потом,
                            Мужеским девством
                            Пахнет тело
                            Конников юных.
                            Масло дремлет
                            В локонах вольных.
                            Дрогнул дротик,
                            Звякнула сбруя.
                            Лаем лисьим
                            Лес огласился.
                            Спарта, Спарта!
                            Стены Латоны!

                            Песок змеится плоско,
                            А море далеко.
                            Купальная повозка
                            Маячит высоко.
                            На сереньком трико
                            Лиловая полоска.

                               Лаем лисьим
                               Лес огласился.

                            Английских спин аллея...
                            Как свист: "How do you do!"
                            Зарозовела шея
                            На легком холоду.
                            Пастух сопит в дуду,
                            Невольно хорошея.

                               Спарта, Спарта!
                               Стены Латоны!

                            Румяно руки всплыли, -
                            Султанский виноград -
                            Розовоцветной пыли
                            Разбился водопад.
                            О, мужественный сад
                            Возобновленной были!

                               Спарта, Спарта!

                            30 мая 1921


                            459. ЗВЕЗДА АФРОДИТЫ

                       О, Птолемея Филадельфа фарос,
                       Фантазии факелоносный знак,
                       Что тучный злак
                       Из златолаковых смарагдов моря
                       Возносится аврорной пыли парус
                       И мечет луч, с мечами неба споря.

                       И в радугу иных великолепий,
                       Сосцами ряби огражденный круг,
                       Волшебный плуг
                       Вплетал и наше тайное скитанье.
                       Пурпурокудрый, смуглый виночерпий
                       Сулил магическое созиданье.
                       Задумчиво плыли
                       По сонному лону
                       К пологому склону
                       Зеленых небес.
                       Назло Аквилону
                       О буре забыли
                       У розовой пыли
                       Зардевших чудес.
                       Растоплено время,
                       На западе светел -
                       Далек еще петел -
                       Пророческий час...
                       Никто не ответил,
                       Но вещее семя,
                       Летучее бремя
                       Спустилось на нас.

                       К волне наклонился...
                       Упали ветрила,
                       Качались светила
                       В стоячей воде.
                       В приморий Нила
                       Священно омылся,
                       Нездешне томился
                       К вечерней звезде.

                       И лицо твое я помню,
                       И легко теперь узнаю
                       Пепел стынущий пробора
                       И фиалки вешних глаз.
                       В медном блеске парохода,
                       В винтовом движеньи лестниц,
                       В реве утренней сирены
                       Слышу ту же тишину.
                       Ангел служит при буфете,
                       Но в оранжевой полоске
                       Виден быстрый нежный торок
                       У послушливых ушей.
                       Наклонился мальчик за борт -
                       И зеленое сиянье
                       На лицо ему плеснуло,
                       Словно вспомнил старый Нил.
                       Эта смелая усмешка,
                       Эти розовые губы,
                       Окрыленная походка
                       И знакомые глаза!
                       Где же море? где же фарос?
                       Океанский пароходик?
                       Ты сидишь со мною рядом,
                       И не едем никуда,
                       Но похоже, так похоже!
                       И поет воспоминанье,
                       Что по-прежнему колдует
                       Афродитина звезда.

                       1921


                         IV. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИТАЛИИ

                                                    Юр. Юркуну

                              460. ПРИГЛАШЕНИЕ

                    Понежилось солнце на розовом кресле,
                    Перебралось на кровать.
                    Хоть вы и похожи порою на Бердсли,
                    Все же пора вставать.

                    В Бедекере ясно советы прочтете:
                    Всякий собравшийся в путь,
                    С тяжелой поклажей оставь все заботы,
                    Леность и грусть забудь.

                    Весеннего утра веселый глашатай
                    Трубит в почтовый рожок:
                    "Поспеете ночью поспать на кровати,
                    Розу мой луч зажег".

                    Май 1921


                           461. УТРО ВО ФЛОРЕНЦИИ

                            Or San Michele,
                            Мимоз гора!
                            К беспечной цели
                            Ведет игра.
                            Веточку, только веточку
                            В петлицу вдень -
                            Проходишь весело
                            С ней целый день.
                            В большой столовой
                            Звенит хрусталь,
                            Улыбки новой
                            Сладка печаль!
                            Какой-то особенный,
                            Легкий миг:
                            Блестят соломенно
                            Обложки книг.
                            В каком апреле
                            Проснулись мы?
                            На самом деле
                            Нет тюрьмы?
                            Свежо и приторно...
                            Одеколон?
                            Тележка подана,
                            Открой балкон!

                            Апрель 1921


                            462. РОДИНА ВЕРГИЛИЯ

                     Медлительного Минчо к Мантуе
                     Зеленые завидя заводи,
                     Влюбленное замедлим странствие,
                     Магически вздохнув: "Веди!"

                     Молочный пар ползет болотисто,
                     Волы лежат на влажных пастбищах,
                     В густые травы сладко броситься,
                     Иного счастья не ища!

                     Голубок рокоты унылые,
                     Жужжанье запоздалых пчельников,
                     И проплывает тень Вергилия,
                     Как белый облак вдалеке.

                     Лети, лети! Другим водителем
                     Ведемся, набожные странники:
                     Ведь ад воочию мы видели,
                     И нам геенна не страшна.

                     Мы миновали и чистилище -
                     Венера в небе верно светится,
                     И воздух розами очистился
                     К веселой утренней весне.

                     Апрель 1921


                           463. ПОЕЗДКА В АССИЗИ

                         Воздух свеж и волен после
                         Разморительных простынь...
                         Довезет веселый ослик
                         До высоких до святынь.

                         Осторожным вьемся ходом,
                         Город мелок и глубок.
                         Плечи пахнут теплым медом,
                         Выплывая на припек.

                         По траве роса живая,
                         И пичуг нагорных писк -
                         Славил вас, благословляя,
                         Брат младенческий Франциск.

                         За лозовыми стеблями
                         Облупившийся забор.
                         Остановка, сыр, салями,
                         Деревенский разговор.

                         Небо, ласточки, листочки!
                         Мелкий треск звенит кругом.
                         И топазовые точки
                         В сером галстухе твоем.

                         Дома сладко и счастливо
                         Ляжем и потушим свет,
                         Выполнив благочестивый
                         И любовный наш обет.

                         Апрель 1921


                                464. КОЛИЗЕЙ

                           Лунный свет на Колизее
                           Видеть (стоит una lira)
                           Хорошо для forestier! {*}
                           {Туристов (ит.). - Ред.}
                           И скитающихся мисс.
                           Озверелые затеи
                           Театральнейшего мира
                           Помогли гонимой вере
                           Рай свести на землю вниз.

                           Мы живем не как туристы,
                           Как лентяи и поэты,
                           Не скупясь и не считая,
                           Ночь за ночью, день за днем.
                           Под окном левкой душистый,
                           Камни за день разогреты,
                           Умирает, истекая,
                           Позабытый водоем.

                           1921


                           465. ВЕНЕЦИАНСКАЯ ЛУНА

                         Вожделенья полнолуний,
                         Дездемонина светлица...
                         И протяжно, и влюбленно
                         Дух лимонный вдоль лагун...

                         Заигралась зеркалами
                         Полусонная царевна,
                         Лунных зайчиков пускает
                         На зардевшее стекло.

                         Словно Д_а_ндоло, я славен
                         Под навесом погребальным.
                         О, лазоревые плечи!
                         О, лаванда в волосах!

                         Не смеемся, только дышим,
                         Обнимаем да целуем...
                         Каждый лодочник у лодки
                         В эту ночь - Эндимион.

                         1921


                               466. КАТАКОМБЫ

                  Пурпурные трауры ирисов приторно ранят,
                  И медленно веянье млеет столетнего тлена,
                  Тоскуют к летейскому озеру белые лани,
                  Покинута, плачет на отмели дальней сирена.

                     О via Appia! О, via Appia!
                     Блаженный мученик, святой Калликст!
                     Какой прозрачною и легкой памятью,
                     Как мед растопленный, душа хранит.
                     О via Appia! О, via Appia!
                     Тебе привет!

                  Младенчески тени заслушались пенья Орфея.
                  Иона под ивой все помнит китовые недра.
                  Но на плечи Пастырь овцу возлагает, жалея,
                  И благостен круглый закат за верхушкою кедра.

                     О via Appia! О, via Appia!
                     О, душ пристанище! могильный путь!
                     Твоим оплаканным, прелестным пастбищем
                     Ты нам расплавила скупую грудь,
                     О via Appia! О, via Appia! -
                     Любя, вздохнуть.

                   1921


                              V. ПЛАМЕНЬ ФЕДРЫ

                             467. ПЛАМЕНЬ ФЕДРЫ

                     Палючий заразу ветер несет,
                     Стекает лава с раскаленных высот,
                     Смертельные открылись ключи,
                     Витая труба
                     Хрипит
                     Древний рассказ.
                     Глаз
                     Мечи
                     Сквозь страстных туч
                     Лиловым
                     (Каким известным и каким новым!)
                     Блеском слепят
                     (Критской Киприды яд
                     Могуч!).
                     Сердце!
                     Шелковых горлиц борьба
                     Глухо спит.

                     Уймись, Сердце!
                     Вспомни высокий дом!
                     Пафии голубь,
                     Не мути Иордана
                     Сизым крылом!

                     Златопоясная Критянка
                     В синеве тоскующей кедра,
                     Алчная ветра нагорного,
                     Предсмертно томится
                     Злополучная Федра
                     (Не подземная ли царица?),
                     Как ядом полная склянка.
                     Опустились лиловые веки,
                     Рукам грузны запястья.
                     Сжигают рыжие косы,
                     Покрывал пена
                     Тяжк_а_ страсти!
                     (Измена! Измена!)
                     Не сойдут медвяные росы
                     На перси вовеки!

                     Сожженной сестра Семелы,
                     Род и кровь Пасифаи,
                     Чудищ зачатье,
                     Конника зря Ипполита,
                     Дианины грозы зная,
                     Неистовым духом повито,
                     В пустом объятьи
                     Безумствует тело.

                     Кто прокричал: "Безумье"?!
                     Сахары дыханье,
                     Пахнув, велело
                     Запыхавшейся Эхо
                     Прохрипеть на "любовь" - "смерть".
                     Глухие волны глухому небу
                     Урчали; "Безумье!"

                     Душа моя, душа моя!

                     Утром рано ты вставала,
                     Умывалась и молилась,
                     И за дело принималась,
                     Не томясь и не грустя.
                     Рай в земле ты узнавала.
                     Как небес высоких милость,
                     Веселила тебя малость,
                     Словно малое дитя.

                     И младенчески ты знала,
                     Что всему свое довлеет
                     И сплетается согласно
                     Дней летучих хоровод,
                     Что весной снега играют,
                     Летом ягода алеет,
                     Что в плоде осенне-красном
                     Спеет Богу зрелый год.

                     Крылатая свирель поет!

                     Небесный узор,
                     Земная ткань.
                     Забудь укор,
                     Человеком встань!

                     Крылатая свирель поет!

                     Кто прокричал: "Безумье"?!

                     Подними лиловые веки, Федра!
                     Взгляни на круглое солнце, Федра!
                     Печени моей не томи, Федра!

                     Безумная царица, знаешь,
                     Что отражаешь
                     Искривленным зеркалом?
                     Что исковеркало
                     Златокосмого бога образ?

                     Солнце - любовь!!

                     Любовью зиждется мир.
                     Любящий, любовь и любимый -
                     Святая Троица!
                     Она созидает,
                     Греет и освещает,
                     Святит и благословляет,
                     Но собери самовольно
                     Лучи в магический фокус
                     Страсти зеркала, -
                     И палящую кару,
                     Гибель Икара,
                     Пожар Гоморры
                     Получишь в отплату!
                     Горе! Горе!

                     Зачем же тусклый и тягостный облак
                     Застилает и мои глаза?
                     Гроза
                     Гудит в беспросветных недрах:
                     Федра! Федра! Федра!

                     Узкобедрый отрок,
                     Бодрый хранитель,
                     Может быть, Вилли Хьюз,
                     Гонец крылатый,
                     Флорентийский гость,
                     Где ты летаешь,
                     Забыв наш союз,
                     Что не отгонишь
                     Веянья чумного
                     Древних родин?
                     Ты - бесплодный,
                     Ты - плодоносный,
                     Сеятель мира,
                     Отец созданий,
                     По которым томятся сонеты Шекспира.

                     Покой твой убран,
                     Вымыт и выметен,
                     Свеча горит,
                     Стол накрыт.
                     - Любящий, любовь и любимый -
                     Святая Троица,
                     Посети нас,
                     И ветер безумной Федры
                     Да обратится
                     В Пятидесятницы вихрь вещий!

                     Май 1921


                                 VI. ВОКРУГ

                                    468

                         Любовь чужая зацвела
                         Под новогоднею звездою, -
                         И все ж она почти мила,
                         Так тесно жизнь ее сплела
                         С моей чудесною судьбою.

                         Достатка нет - и ты скупец,
                         Избыток - щедр и простодушен.
                         С юницей любится юнец,
                         Но невещественный дворец
                         Любовью этой не разрушен.

                         Пришелица, войди в наш дом!
                         Не бойся, снежная Психея!
                         Обитель и тебе найдем,
                         И станет полный водоем
                         Еще полней, еще нежнее.

                         1921


                            469. А. Д. РАДЛОВОЙ

                       Как птица, закликать и биться
                       Твой дух строптивый не устал.
                       Все золотая воля снится
                       В неверном отблеске зеркал.

                       Свои глаза дала толпе ты
                       И сердце - топоту копыт,
                       Но заклинанья уж пропеты
                       И вещий знак твой не отмыт.

                       Бестрепетно открыты жилы,
                       Густая кровь течет, красна.
                       Сама себя заворожила
                       Твоя "Вселенская весна".

                       Апрель 1921


                               470. ПОРУЧЕНИЕ

                     Если будешь, странник, в Берлине,
                     у дорогих моему сердцу немцев,
                     где были Гофман, Моцарт и Ходовецкий
                     (и Гете, Гете, конечно), -
                     кланяйся домам и прохожим,
                     и старым, чопорным липкам,
                     и окрестным плоским равнинам.
                     Там, наверно, все по-другому, -
                     не узнал бы, если б поехал,
                     но я знаю, что в Шарлоттенбурге,
                     на какой-то, какой-то штрассе,
                     живет белокурая Тамара
                     с мамой, сестрой и братом.
                     Позвони не очень громко,
                     чтоб она к тебе навстречу вышла
                     и состроила милую гримаску.
                     Расскажи ей, что мы живы, здоровы,
                     часто ее вспоминаем,
                     не умерли, а даже закалились,
                     скоро совсем попадем в святые,
                     что не пили, не ели, не обувались,
                     духовными словесами питались,
                     что бедны мы (но это не новость:
                     какое же у воробьев именье?),
                     занялись замечательной торговлей:
                     все продаем и ничего не покупаем,
                     смотрим на весеннее небо
                     и думаем о друзьях далеких.
                     Устало ли наше сердце,
                     ослабели ли наши руки,
                     пусть судят по новым книгам,
                     которые когда-нибудь выйдут.
                     Говори не очень пространно,
                     чтобы, слушая, она не заскучала.
                     Но если ты поедешь дальше
                     и встретишь другую Тамару -
                     вздрогни, вздрогни, странник,
                     и закрой лицо свое руками,
                     чтобы тебе не умереть на месте,
                     слыша голос незабываемо крылатый,
                     следя за движеньями вещей Жар-Птицы,
                     смотря на темное, летучее солнце.

                     Май 1922


                               471. РОЖДЕСТВО

                        Без мук Младенец был рожден,
                        А мы рождаемся в мученьях,
                        Но дрогнет вещий небосклон,
                        Узнав о новых песнопеньях.

                        Не сладкий глас, а ярый крик
                        Прорежет темную утробу:
                        Слепой зародыш не привык,
                        Что путь его подобен гробу.

                        И не восточная звезда
                        Взвилась кровавым метеором,
                        Но впечатлелась навсегда
                        Она преображенным взором.

                        Что дремлешь, ворожейный дух?
                        Мы потаенны, сиры, наги...
                        Надвинув на глаза треух,
                        Бредут невиданные маги.

                        Декабрь 1921


                            472. ЗЕЛЕНАЯ ПТИЧКА

                        В ком жив полет влюбленный,
                        Крылато сердце бьется,
                        Тех птичкою зеленой
                        Колдует Карло Гоцци.
                        В поверхности зеркальной
                        Пропал луны топаз,
                        И веется рассказ
                        Завесой театральной.

                        Синьоры, синьорины,
                        Места скорей займите!
                        Волшебные картины
                        Внимательней смотрите!
                        Высокие примеры
                        И флейт воздушный звук
                        Перенесут вас вдруг
                        В страну чудесной веры,

                        Где статуи смеются
                        Средь королей бубновых,
                        Подкидыши найдутся
                        Для приключений новых...
                        При шелковом шипеньи
                        Танцующей воды
                        Певучие плоды
                        Приводят в удивленье.

                        За розовым плюмажем
                        Рассыпалась ракета.
                        Без масок мы покажем
                        Актера и поэта,
                        И вскроем осторожно
                        Мечтаний механизм,
                        Сиявший романтизм
                        Зажечь опять возможно.

                        И сказки сладко снятся
                        Эрнеста Амедея...
                        Родятся и роятся
                        Затея из затеи...
                        Фантазия обута:
                        Сапог ей кот принес...
                        И вдруг мелькнет твой нос,
                        О, Доктор Дапертутто!

                        1921


                        473-475. АНГЛИЙСКИЕ КАРТИНКИ
                                 (Сонатина)

                                  а) ОСЕНЬ

                     Бери, Броун! бритвой, Броун, бряк!
                     Охриплый флейтист бульк из фляг.
                     Бетси боится бегать в лес.
                     В кожаной куртке курит Уэлс.

                        Стонет Томми на скрипке.
                        Облетели липки...
                        Простите, прогулки!
                        Простите, улыбки!
                        В неметеном дому
                        Шаги - гулки,
                        Спущен флаг...
                        К чему?

                     Джин, Броун! Джигу, Броун! У дров дремать.
                     Постным блином поминать покойную мать.
                     Что нам до Уэлса, что до Бетси?
                     Будет пора дома насидеться.
                     В смятых шляпках торчат ромашки,
                     По площади плоско пляшут бумажки...
                     Бодрись, Броун, Бомбейский князь!
                     Не грянь в грязь.
                     Фонарь... Что такое фонарь?
                     Виски, в висок ударь!
                     Ну!

                     "Пташечки в рощице славят согласно
                     Все, что у Пегги приятной прекрасно!"

                        Морской черт,
                        Не будь горд!
                        Я самому лорду
                        Готов дать в морду.

                     "Лишь только лен, мой лен замнут,
                     Слезы из глаз моих побегут".


                                 б) ИМЕНИНЫ

                         Алисы именины,
                         Крыжовенный пирог,
                         В гостиной - пол-куртины,
                         Кухарка сбилась с ног.
                         Саженный мореходец
                         Краснеет до рыжа.
                         Ну-ну, какой народец:
                         Зарежет без ножа!
                         Бульдог свирепо скачет
                         И рвется из окна.
                         Хозяйка чуть не плачет,
                         Соседка смущена.
                         - Нелепо в Пикадилли
                         Болтаться целый день.
                         "Зачем не приходили
                         Вчера вы под сирень?"
                         - Алисин нынче праздник, -
                         Кладите потроха!
                         "Хоть вы большой проказник,
                         Но я вас... ха, ха, ха!"
                         Ах, вишни, вишни, вишни
                         На блюдцах и в саду.
                         - Я, может быть, здесь лишний,
                         Так я тогда уйду.
                         - О нет! - ликуют ушки.
                         Веселый взгляд какой!
                         И поправляет рюшки
                         Смеющейся рукой.


                               в) ВОЗВРАЩЕНИЕ

                          Часы буркнули "бом!"
                          Попугай в углу "каково!"
                          Бабушка охнула "Джо!"
                          И упала со стула.

                          Малый влетел, как шквал,
                          Собаку к куртке прижал,
                          Хлопнул грога бокал, -
                          Дом загудел, как улей.

                          Скрип, беготня, шум,
                          Трубки, побитый грум,
                          Рассказы, пиф-паф, бум-бум!
                          Господи Иисусе!

                          Нелли рябая: "Мам,
                          Я каморку свою отдам.
                          Спать в столовой - срам:
                          Мальчик-то не безусый".

                          Гип-гип, Вест-Индия!!

                          1922


                                    476

                        У печурки самовары,
                        Спит клубком сибирский кот.
                        Слышь: "Меркурий" из Самары
                        За орешником ревет.

                        Свекор спит. Везде чистенько.
                        Что-то копоть от лампад!
                        "Мимо сада ходит Стенька".
                        Не пройтиться ли мне в сад?

                        Круглы сутки все одна я.
                        Расстегну тугой свой лиф...
                        Яблонь, яблонька родная!
                        Мой малиновый налив!

                        Летом день - красной да долгий.
                        Пуховик тепло томит.
                        Что забыла там, за Волгой?
                        Только теткин тошный скит!

                        1921


                                    477

                          На площадке пляшут дети.
                          Полон тени Палатин.
                          В синевато-сером свете
                          Тонет марево равнин.
                          Долетает едкий тмин,
                          Словно весть о бледном лете.

                          Скользкий скат засохшей хвои,
                          Зноя северный припек.
                          В сельской бричке едут двое,
                          Путь и сладок, и далек.
                          Вьется белый мотылек
                          В утомительном покое.

                          Умилен и опечален,
                          Уплываю смутно вдаль.
                          Темной памятью ужален,
                          Вещую кормлю печаль.
                          Можжевельника ли жаль
                          В тусклом золоте развалин?

                          1921


                                    478

                         Барабаны воркуют дробно
                         За плотиной ввечеру...
                         Наклоняться хоть неудобно,
                         Васильков я наберу.

                         Все полнеет, ах, все полнеет,
                         Как опара, мой живот:
                         Слышу смутно: дитя потеет,
                         Шевелится теплый крот.

                         Не сосешь, только сонно дышишь
                         В узком сумраке тесноты.
                         Барабаны, может быть, слышишь,
                         Но зари не видишь ты.

                         Воля, воля! влажна утроба.
                         Выход все же я найду
                         И взгляну из родимого гроба
                         На вечернюю звезду.

                         Все валы я исходила,
                         Поднялся в полях туман.
                         Только б маменька не забыла
                         Желтый мой полить тюльпан.

                         1921


                                    479

                Сквозь розовый утром лепесток посмотреть на
                                                       солнце,
                К алой занавеске медную поднести кадильницу -
                Полюбоваться на твои щеки.

                Лунный луч чрез желтую пропустить виноградину,
                На плоскогорьи уединенное встретить озеро -
                Смотреться в твои глаза.

                Золотое, ровное шитье - вспомнить твои волосы,
                Бег облаков в марте - вспомнить твою походку,
                Радуги к небу концами встали над вертящейся
                                          мельницей - обнять тебя.

                Май 1921


                              VII. ПУТИ ТАМИНО

                           480. ЛЕТАЮЩИЙ МАЛЬЧИК

                                        "Zauberflote" {*}
                                        {* "Волшебная флейта" (нем.) - Ред.}

                          Звезда дрожит на нитке,
                          Подуло из кулис...
                          Забрав свои пожитки,
                          Спускаюсь тихо вниз.

                          Как много паутины
                          Под сводами ворот!
                          От томной каватины
                          Кривит Тамино рот.

                          Я, видите ли, Гений:
                          Вот - крылья, вот - колчан.
                          Гонец я сновидений,
                          Жилец волшебных стран.

                          Летаю и качаюсь,
                          Качаюсь день и ночь...
                          Теперь сюда спускаюсь,
                          Чтоб юноше помочь.

                          Малеванный тут замок
                          И ряженая знать,
                          Но нелегко из дамок
                          Обратно пешкой стать.

                          Я крылья не покину,
                          Крылатое дитя,
                          Тамино и Памину
                          Соединю, шутя.

                          Пройдем огонь и воду,
                          Глухой и темный путь,
                          Но милую свободу
                          Найдем мы как-нибудь.

                          Не страшны страхи эти:
                          Огонь, вода и медь,
                          А страшно, что в квинтете
                          Меня заставят петь.

                          Не думай: "Не во сне ли?" -
                          Мой театральный друг.
                          Я сам на самом деле
                          Ведь только прачкин внук.

                          1921


                           481. FIDES APOSTOLICA

                                                   Юр. Юркуну

                           Et fides Apostolica
                           Manebit per aeterna... {*}
                           Я вижу в лаке столика
                           Пробор, как у экстерна.

                           Рассыпал Вебер утренний
                           На флейте брызги рондо.
                           И блеск щеки напудренней
                           Любого демимонда.

                           Засвиристит без совести
                           Малиновка-соседка,
                           И строки вашей повести
                           Летят легко и едко.

                           Левкой ли пахнет палевый
                           (Тень ладана из Рима?),
                           Не на заре ль узнали вы,
                           Что небом вы хранимы?

                           В кисейной светлой комнате
                           Пел ангел-англичанин...
                           Вы помните, вы помните
                           О веточке в стакане,

                           Сонате кристаллической
                           И бледно-желтом кресле?
                           Воздушно-патетический
                           И резвый росчерк Бердсли!

                           Напрасно ночь арабочка
                           Сурдинит томно скрипки, -
                           Моя душа, как бабочка,
                           Летит на запах липки.

                           И видит в лаке столика
                           Пробор, как у экстерна,
                           Et fides Apostolica
                           Manebit per aeterna.

                           1921



     {* И Апостольская вера пребудет навеки (лат.). - Ред.}


                                    482

                           Брызни дождем веселым,
                           Брат золотой апреля!
                           Заново пой, свирель!
                           Ждать уж недолго пчелам:
                           Ломкого льда неделя,
                           Голубоватый хмель...

                           При свете зари неверной
                           Загробно дремлет фиалка,
                           Бледнеет твоя рука...
                           Колдует флейтой пещерной
                           О том, что земли не жалко,
                           Голос издалека.

                           1922


                                    483

                       Вот после ржавых львов и рева
                       Настали области болот,
                       И над закрытой пастью зева
                       Взвился невидимый пилот.

                       Стоячих вод прозрачно-дики
                       Белесоватые поля...
                       Пугливый трепет Эвридики
                       Ты узнаешь, душа моя?

                       Пристанище! поют тромбоны
                       Подземным зовом темноты.
                       Пологих гор пустые склоны -
                       Неумолимы и просты.

                       Восточный гость угас в закате,
                       Оплаканно плывет звезда.
                       Не надо думать о возврате
                       Тому, кто раз ступил сюда.

                       Смелее, милая подруга!
                       Устала? на пригорке сядь!
                       Ведет причудливо и туго
                       К блаженным рощам благодать.

                       1921


                                    484

                      Я не мажусь снадобьем колдуний,
                      Я не жду урочных полнолуний,
                         Я сижу на берегу,
                         Тихий домик стерегу
                      Посреди настурций да петуний.

                      В этот день спустился ранним-рано
                      К заводям зеленым океана, -
                         Вдруг соленая гроза
                         Ослепила мне глаза -
                      Выплеснула зев Левиафана.

                      Громы, брызги, облака несутся...
                      Тише! тише! Господи Исусе!
                         Коням - бег, героям - медь.
                         Я - садовник: мне бы петь!
                      Отпусти! Зовущие спасутся.

                      Хвост. Удар. Еще! Не переспорим!
                      О, чудовище! нажрися горем!
                         Выше! Выше! Умер? Нет?..
                         Что за теплый, тихий свет?
                      Прямо к солнцу выблеван я морем.

                      Май 1922



                              485. ПЕРВЫЙ АДАМ

                      Йони-голубки, Ионины недра,
                      О, Иоанн Иорданских струй!
                      Мирты Киприды, Кибелины кедры,
                      Млечная мать, Маргарита морей!

                      Вышел вратами, немотствуя Воле,
                      Влажную вывел волной колыбель.
                      Берег и ветер мне! Что еще боле?
                      Сердцу срединному солнечный хмель.

                      Произрастание - верхнему севу!
                      Воспоминание - нижним водам!
                      Дымы колдуют Дельфийскую деву,
                      Ствол богоносный - первый Адам!

                      Май 1922


                                    486

                   Весенней сыростью страстн_о_й седмицы
                   Пропитан Петербургский бурый пар.
                   Псковск_о_е озеро спросонок снится,
                   Где тупо тлеет торфяной пожар.

                   Колоколов переплывали слитки
                   В предпраздничной и гулкой пустоте.
                   Петух у покривившейся калитки
                   Перекликался, как при Калите.

                   Пестро и ветренно трепался полог,
                   Пока я спал. Мироний мирно плыл.
                   Напоминание! твой путь недолог,
                   Рожденный вновь, на мир глаза открыл.

                   Подводных труб протягновенно пенье.
                   Безлюдная, дремучая страна!
                   Как сладостно знакомое веленье,
                   Но все дрожит душа, удивлена.


                   1922


                          487. КОНЕЦ ВТОРОГО ТОМА

                     Я шел дорожкой Павловского парка,
                     Читая про какую-то Элизу
                     Восьмнадцатого века ерунду.
                     И было это будто до войны,
                     В начале июня, жарко и безлюдно.
                     "Элизиум, Элиза, Елисей", -
                     Подумал я, и вдруг мне показалось,
                     Что я иду уж очень что-то долго:
                     Неделю, месяц, может быть, года.
                     Да и природа странно изменилась:
                     Болотистые кочки все, озерца,
                     Тростник и низкорослые деревья, -
                     Такой всегда Австралия мне снилась
                     Или вселенная до разделенья
                     Воды от суши. Стаи жирных птиц
                     Взлетали невысоко и садились
                     Опять на землю. Подошел я близко
                     К кресту высокому. На нем был распят
                     Чернобородый ассирийский царь.
                     Висел вниз головой он и ругался
                     По матери, а сам весь посинел.
                     Я продолжал читать, как идиот,
                     Про ту же все Элизу, как она,
                     Забыв, что ночь проведена в казармах,
                     Наутро удивилась звуку труб.
                     Халдей, с креста сорвавшись, побежал
                     И стал точь-в-точь похож на Пугачева.
                     Тут сразу мостовая проломилась,
                     С домов посыпалася штукатурка,
                     И варварские буквы на стенах
                     Накрасились, а в небе разливалась
                     Труба из глупой книжки. Целый взвод
                     Небесных всадников в персидском платьи
                     Низринулся - и яблонь зацвела.
                     На персях же персидского Персея
                     Змея свой хвост кусала кольцевидно,
                     От Пугачева на болоте пятка
                     Одна осталась грязная. Солдаты
                     Крылатые так ласково смотрели,
                     Что показалось мне - в саду публичном
                     Я выбираю крашеных мальчишек.
                     "Ашанта бутра первенец Первантра!" -
                     Провозгласили, - и смутился я,
                     Что этих важных слов не понимаю.
                     На облаке ж увидел я концовку
                     И прочитал: конец второго тома.

                     1922


                               VIII. ЛЕСЕНКА

                                488. ЛЕСЕНКА

                                                 Юр. Юркуну

                      Опусти глаза, горло закинь!
                      Белесоватая без пятен синь...
                      Пена о прошлом напрасно шипит.
                      Ангелом юнга в небе висит.
                      Золото Рейна... Зеленый путь...
                      Странничий перстень, друг, не забудь.

                      Кто хоть однажды не смел
                      Бродяжно и вольно вздохнуть,
                      Завидя рейнвейна звезду
                      На сиреневом (увы!) небосклоне?
                      Если мы не кастраты и сони,
                      Путь - наш удел.
                      Мертв без спутника путь,
                      И каждого сердце стучит: "Найду!"

                      Слишком черных и рыжих волос берегись:
                      Русые - вот цвет.
                      Должен уметь
                      Наклоняться,
                      Подыматься,
                      Бегать, ходить, стоять,
                      Важно сидеть и по-детски лежать,
                      Серые глаза, как у друга,
                      Прозрачны и мужественны мысли,
                      А на дне якорем сердце видно,
                      Чтоб тебе было стыдно
                      Лгать
                      И по-женски бежать
                      В пустые обходы.
                      Походы
                      (Труба разбудит) ждут!
                      Всегда опоясан,
                      Сухие ноги,
                      Узки бедра,
                      Крепка грудь,
                      Прям короткий нос,
                      Взгляд ясен.
                      Дороги
                      В ненастье и ведро,
                      Битвы, жажду,
                      Кораблекрушенье, -
                      Все бы с ним перенес!
                      Все, кроме него, забудь!
                      Лишний багаж - за борт!

                      Женщина плачет.

                      Засох колодец, иссяк...
                      Если небо не шлет дождей,
                      Где влаги взять?
                      Сухо дно моря,
                      С руки улетел сокол
                      Не за добычей обычной.
                      Откуда родятся дети?
                      Кто наполнит мир,
                      За райскую пустыню ответит?
                      Тяжелей, тяжелей
                      (А нам бы все взлегчиться, подняться)
                      Унылым грузилом
                      В темноту падаем.

                      Критски ликовствуя,
                      Отрочий клик
                      С камня возник,
                      Свят, плоского!

                      Гелиос, Эрос, Дионис, Пан!
                      Близнецы! близнецы!
                      Где двое связаны - третье рождается.
                      Но не всегда бывает тленно.
                      Одно, знай, - неизменно:
                      Где двое связаны, третье рождается.

                      Спины похитились
                      Впадиной роз,
                      Радуйтесь: рос
                      Рок мой, родители!
                      Гелиос, Эрос, Дионис, Пан!
                      Близнецы! близнецы!

                      Рождаемое тело небу угодно,
                      Угоден небу и рождаемый дух...
                      Если к мудрости ты не глух,
                      Откроешь, что более из них угодно.

                      Близнецы, близнецы!

                      Частицы, семя,
                      Легкий пух!
                      Плодовое племя,
                      Молочный дух!
                      Летишь не зря,
                      Сеешь, горя!

                      В воздухе, пламени, земле, воде, -
                      Воскреснет вольный Феникс везде.

                      Наши глаза полны землею,
                      Виевы веки с трудом подымаются,
                      Смутен и слеп, глух разум,
                      Если не придет сестра слепая.

                      Мы видим детей, башни, лес,
                      Мы видим радугу в конце небес,
                      Львов морских у льдистых глыб,
                      Когда море прозрачно, мы видим рыб,
                      Самые зрячие вскроют живот,
                      И слышно: каша по кишкам ползет.

                      Но мы не видим,
                      Как рождаются мысли, - взвесишь ли?
                      Как рождаются чувства, - ухватишь ли?
                      Как рождается Илиада, - откуси кусок!
                      Как летают ангелы, - напрасно нюхать!
                      Как живут покойники, - разговорись!

                      Иногда мы видим и не видим вместе,
                      Когда стучится подземная сестра,
                      И мы говорим: "Что за сон!"
                      А смерть - кто ее видел?

                      Кроты, кроты, о чем вы плачете?
                      Юнга поет на стройной мачте:

                      - Много каморок у нас в кладовой,
                      Клады сияют, в каждой свой.
                      Рожь ты посеешь - и выйдет рожь,
                      Рожь из овса - смешная ложь.

                      Что ребенка рождает? Летучее семя,
                      Что кипарис на горе вздымает? Оно.
                      Что возводит звенящие пагоды? Летучее семя.
                      Что движением кормит "Divina Comedia" {*}? Оно!
                      {* "Божественную комедию" (ит.). - Ред.}
                      Что хороводы вверх водит
                      Платоновских мыслей
                      И Фокинских танцев,
                      Серафимских кругов?
                              Летучее семя.
                      Что ничего не рождает,
                      А тяжкой смертью
                      В самом себе лежит,
                      Могильным, мокрым грузом?
                              Бескрылое семя.

                      Мы путники: движение - обет наш,
                      Мы - дети Божьи: творчество - обет наш,
                      Движение и творчество - жизнь,
                      Она же Любовь зовется.
                      Движение только вверх:
                      Мы - мужчины, альпинисты и танцоры.
                              Воздвиженье!

                         В тени бразильской Бросельяны
                         Сидели девушки кружком,
                         Лиловые плетя лианы
                         Над опустелым алтарем,

                         "Ал_а_с! Ал_а_с!" Нашло бесплодье!
                         Заглох вещательный Мерлин.
                         Точил источник половодье
                         Со дна беременных долин.

                         Пары сырые ветр разгонит,
                         Костер из вереска трещит.
                         "Ал_а_с! Ал_а_с!" - удод застонет,
                         И медно меркнет полый щит.

                         Любовь - движенье,
                         Недвижный не любит,
                         Без движенья - не крылато семя,
                         Девы Бросельянские.

                         Отвечали плачеи Мерлиновы:

                              - Бесплодье! Бесплодье!
                              Ал_а_с! Ал_а_с!
                              Двигался стержень,
                              Лоно недвижно.
                              Семя летело,
                              Летело и улетело,
                              А плода нет. -

                         Удоды, какаду, пересмешники,
                         Фламинго, цапли, лебеди
                         Захлопали крыльями,
                         Завертели глазами.

                              Ал_а_с, Ал_а_с!
                              А плода нет!

                         Над лесом льдина плывет;
                         На льдине мальчик стоит,
                         Держит циркуль, весы и лесенку.
                         Лесенка в три ступеньки.
                              Лесенка золотая,
                              Мальчик янтарный,
                              Льдина голубая,
                              Святой Дух розовый.

                         - Девы Бросельянские,
                         Умеете считать до трех?
                         Не спросит Бог четырех.
                         Глаза протри:
                         Лесенка, - раз, два, три.
                         Только: раз, два, три,
                         А не три, два, раз, -
                         Иначе ничего не выйдет у нас.
                         Я говорю о любви,
                         О том же думаете и вы.
                         Где раз и два,
                         Там и три.
                         Три - одно не живет.
                         Раз и три,
                         Два и три,
                         Опять не живет.
                         Скакать и выкидывать нельзя.

                         Такая загадка.
                         Разгадаете - все вернется.
                         Раз для двух,
                         Два для раза,
                         Три для всех.
                         Если раз для всех,
                         Два плачет,
                         Если два для всех,
                         Раз плачет,
                         А три не приходит.

                         Только три для всех,
                         Но без раза для двух
                         И без двух для раза.
                            Трех
                            Для всех
                            Нет -
                         Вот и весь секрет! -

                      Мыс запылал меж корабельных петель,
                      Вином волна влачится за кормой.
                      Все мужество, весь дух и добродетель
                      Я передам тебе, когда ты - мой.

                      Кто любит, возвышается и верен,
                      В пустынях райских тот не одинок,
                      А путь задолго наш судьбой измерен.
                      Ты - спутник мой: ты - рус и светлоок.

                      1922


                                 ПРИМЕЧАНИЯ

     Поэтическое наследие М.А. Кузмина велико, и данный сборник представляет
его не полно. Оно состоит из 11  стихотворных  книг,  обладающих  внутренней
целостностью, и значительного количества стихотворений, в них не включенных.
Нередко в составе поэтического наследия Кузмина числят еще  три  его  книги:
вокально-инструментальный цикл "Куранты любви" (опубликован с нотами  -  М.,
1910), пьесу "Вторник Мэри" (Пг.,  1921)  и  вокально-инструментальный  цикл
"Лесок" (поэтический текст опубликован отдельно - Пг., 1922; планировавшееся
издание нот не состоялось), а также целый  ряд  текстов  к  музыке,  отчасти
опубликованных с нотами. В настоящий сборник они не включены,  прежде  всего
из соображений  экономии  места,  как  и  довольно  многочисленные  переводы
Кузмина, в том числе цельная книга А. де  Ренье  "Семь  любовных  портретов"
(Пг., 1921).
     В нашем издании полностью воспроизводятся все  отдельно  опубликованные
сборники стихотворений Кузмина, а также некоторое количество  стихотворений,
в эти сборники не входивших. Такой подход к составлению тома  представляется
наиболее оправданным, т. к. попытка составить книгу избранных  стихотворений
привела бы к разрушению  целостных  циклов  и  стихотворных  книг.  Известно
несколько попыток Кузмина составить книгу избранных стихотворений, однако ни
одна из них не является собственно авторским замыслом: единственный сборник,
доведенный до рукописи (Изборник {Список  условных  сокращений,  принятых  в
примечаниях, см. на с. 686-688}), отчетливо показывает, что на его составе и
композиции сказались как  требования  издательства  М.  и  С.  Сабашниковых,
планировавшего его опубликовать, так и русского книжного рынка того времени,
а потому не может служить образцом. В  еще  большей  степени  сказались  эти
обстоятельства на нескольких  планах  различных  книг  "избранного",  следуя
которым попытался построить сборник стихов Кузмина "Арена" (СПб., 1994) А.Г.
Тимофеев (см. рец. Г.А.Морева // НЛО. 1995. Э 11).
     Следует иметь в виду, что для  самого  Кузмина  сборники  не  выглядели
однородными  по  качеству.  10  октября  1931  г.  он  записал  в  Дневнике:
"Перечитывал свои стихи. Откровенно говоря,  как  в  период  1908-1916  года
много каких попало, вялых и небрежных стихов. Теперь - другое дело.  М<ожет>
б<ыть>, самообман. По-моему, оценивая по пятибальной системе  все  сборники,
получится: "Сети" (все-таки 5), "Ос<енние> Озера" - 3. "Глиняные голубки"  -
2, "Эхо" - 2, "Нездешние Вечера" - 4. "Вожатый" - 4,  "Нов<ый>  Гуль"  -  3,
"Параболы"  -  4,  "Форель"  -  5.  Баллы  не  абсолютны  и  в  сфере   моих
возможностей, конечно" (НЛО. 1994. Э 7. С. 177).
     Довольно  значительное  количество  стихотворных  произведений  Кузмина
осталось в рукописях,  хранящихся  в  различных  государственных  и  частных
архивах. Наиболее  значительная  часть  их  сосредоточена  в  РГАЛИ,  важные
дополнения  имеются  в  различных  фондах  ИРЛИ  (описаны  в  двух   статьях
А.Г.Тимофеева: Материалы М.А.Кузмина в Рукописном отделе Пушкинского Дома //
Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского  Дома  на  1990  год.  СПб.,  1993;
Материалы  М.А.Кузмина  в  Рукописном  отделе  Пушкинского  Дома  (Некоторые
дополнения) // Ежегодник... на 1991 год. СПб., 1994), ИМЛИ, РНБ,  ГАМ,  РГБ,
ГРМ, Музея А.А.Ахматовой в Фонтанном Доме (С.-Петербург),  а  также  в  ряде
личных собраний, доступных нам лишь частично.  Полное  выявление  автографов
Кузмина является делом будущего, и настоящий сборник не  может  претендовать
на исчерпывающую полноту как подбора текстов (по условиям издания тексты, не
включенные в авторские сборники, представлены весьма выборочно), так и учета
их вариантов. В соответствии  с  принципами  "Библиотеки  поэта"  ссылки  на
архивные материалы даются сокращенно: в случаях, если  автограф  хранится  в
личном фонде Кузмина (РГАЛИ, Ф. 232; РНБ, Ф. 400;  ИМЛИ,  Ф.  192;  ГЛМ,  Ф.
111), указывается лишь название  архива;  в  остальных  случаях  указывается
название архива и фамилия фондообразователя или название фонда.
     На протяжении многих лет, с 1929 и до середины 1970-х годов, ни поэзия,
ни  проза  Кузмина  не  издавались  ни в СССР, ни на Западе, если не считать
появившихся  в  начале  1970-х годов репринтных воспроизведений прижизненных
книг  (ныне  они  довольно  многочисленны  и  нами  не учитываются), а также
небольших  подборок  в  разного рода хрестоматиях или антологиях и отдельных
публикаций единичных стихотворений, ранее не печатавшихся.
     В 1977 г. в Мюнхене было издано "Собрание стихов" Кузмина под редакцией
Дж.Малмстада  и  В.Маркова,  где  первые   два   тома   представляют   собою
фотомеханическое воспроизведение прижизненных поэтических сборников  (в  том
числе "Курантов любви", "Вторника Мэри" и "Леска";  "Занавешенные  картинки"
воспроизведены без эротических иллюстраций В.А.Милашевского), а третий (ССт)
состоит из чрезвычайно содержательных статей  редакторов,  большой  подборки
стихотворений, не входивших в прижизненные книги  (в  том  числе  текстов  к
музыке, стихов из прозаических  произведений,  переводов  и  коллективного),
пьесы "Смерть Нерона" и  театрально-музыкальной  сюиты  "Прогулки  Гуля"  (с
музыкой  А.И.Канкаровича  под  названием  "Че-пу-ха  (Прогулки  Гуля)"  была
исполнена в 1929 г. в Ленинградской Академической капелле. См.:  "Рабочий  и
театр". 1929. Э 14/15), а также примечаний ко всем трем томам (дополнения  и
исправления замеченных ошибок были  изданы  отдельным  приложением  подзагл.
"Addenda et errata", перечень необходимых исправлений вошел также в  Венский
сборник).
     Названное   издание   является,   бесспорно,   наиболее    ценным    из
осуществленных в мире до настоящего времени как по количеству  включенных  в
него произведении, так  и  по  качеству  комментариев,  раскрывающих  многие
подтексты стихов Кузмина. Однако оно  не  лишено  и  отдельных  недостатков,
вызванных обстоятельствами, в которых оно готовилось: составители  не  имели
возможности  обращаться  к  материалам  советских  государственных  архивов,
бывшие в  их  распоряжении  копии  ряда  неизданных  стихотворений  являлись
дефектными, по техническим причинам оказалось невозможным внести необходимую
правку непосредственно  в  текст  стихотворений  и  т.п.  Ряд  стихотворений
остался составителям недоступным.
     Из изданий,  вышедших  на  родине  Кузмина  до  1994  г.  включительно,
серьезный научный интерес имеют прежде всего "Избранные  произведения"  (Л.,
1990) под редакцией А.В.Лаврова и Р.Д.Тименчика,  представляющие  творчество
Кузмина далеко не полно, но оснащенные в высшей степени ценным комментарием;
в  частности,  особый  интерес  вызывают  обзоры  критических  откликов   на
появление книг поэта, которые из соображении экономии места  в  предлагаемом
томе не могут быть представлены. Добросовестно откомментирован уже упоминав-
шийся нами сборник "Арена" под редакцией А.Г.Тимофеева, хотя его  композиция
не может быть, с нашей точки зрения, принята в качестве  удовлетворительной.
Книги, вышедшие под редакцией С.С.Куняева (Ярославль, 1989; иной  вариант  -
М., 1990) и Е.В.Ермиловой (М., 1989), научной  ценностью  не  обладают  (см.
рецензию Л.Селезнева // "Вопросы литературы". 1990. Э 6).
     Настоящее издание состоит из двух больших  частей.  В  первую,  условно
называемую "Основным собранием",  вошли  прижизненные  поэтические  сборники
Кузмина,  с  полным  сохранением  их  состава  и  композиции,   графического
оформления текстов, датировок и прочих особенностей, о чем подробно  сказано
в преамбулах к соответствующим разделам. Во вторую часть включены  избранные
стихотворения, не входившие в  авторские  сборники.  При  составлении  этого
раздела отдавалось предпочтение стихотворениям завершенным и  представляющим
определенные   этапы   творчества   Кузмина.   Более   полно    представлено
послеоктябрьское творчество поэта.
     Обращение к  рукописям  Кузмина  показывает,  что  для  его  творческой
практики была характерна  минимальная  работа  над  рукописями:  в  черновых
автографах правка незначительна, а последний ее слой практически совпадает с
печатными редакциями. Это дает возможность отказаться от  традиционного  для
"Библиотеки  поэта"  раздела  "Другие  редакции  и  варианты"  и  учесть  их
непосредственно в примечаниях. При этом  варианты  фиксируются  лишь  в  тех
случаях, когда они представляют значительный объем текста  (как  правило,  4
строки и  более),  или  намечают  возможность  решительного  изменения  хода
поэтической  мысли,  или  могут  свидетельствовать  о   возможных   дефектах
основного текста. Следует отметить, что далеко не всегда функция автографа -
беловой или черновой - очевидна. В тех случаях, которые невозможно разрешить
однозначно, мы пользуемся просто словом "автограф".
     В  тексте  основного  собрания   сохранена   датировка   стихотворений,
принадлежащая самому Кузмину, со всеми  ее  особенностями,  прежде  всего  -
часто применяемыми поэтом общими датировками для целого ряда  стихотворений,
а также заведомо неверными датами, которые могут обладать каким-либо  особым
смыслом (как правило, в списках своих стихотворений Кузмин  обозначает  даты
весьма  точно,  что  говорит  о  его  внимании  к  этому  элементу  текста).
Исправления и дополнения к авторским датировкам вынесены в примечания.  Лишь
в нескольких случаях в текст внесены датировки,  намеренно  опущенные  самим
автором (чаще всего  -  при  включении  в  книгу  стихотворений,  написанных
задолго до ее издания);  такие  даты  заключаются  в  квадратные  скобки.  В
разделе "Стихотворения, не вошедшие в прижизненные  сборники",  произведения
датировались на основании: 1) дат, проставленных самим  автором  в  печатных
изданиях или автографах; 2) различных  авторских  списков  произведений;  3)
археографических признаков  или  разного  рода  косвенных  свидетельств;  4)
первых публикаций. В двух  последних  случаях  даты  заключаются  в  ломаные
скобки; во всех случаях, кроме первого, обоснование датировки  приводится  в
примечаниях. Даты, между которыми стоит тире, означают время, не раньше и не
позже которого писалось стихотворение или цикл.
     Орфография  текстов   безоговорочно   приведена   к   современной,   за
исключением  тех  немногих  случаев,  когда  исправление   могло   войти   в
противоречие со звучанием или смыслом стиха. Кузмин постоянно писал названия
месяцев с прописных букв - нами они заменены на строчные. В то  же  время  в
текстах поздних книг Кузмина слова "Бог", "Господь" и др.,  печатавшиеся  по
цензурным (а нередко и автоцензурным, т. к. такое написание встречается и  в
рукописях) соображениям со строчной буквы, печатаются с  прописной,  как  во
всех прочих текстах. Пунктуация Кузмина не была устоявшейся, она сбивчива  и
противоречива. Поэтому  мы  сочли  необходимым  в  основном  привести  ее  к
современным нормам, оставив без изменения  в  тех  местах,  где  можно  было
подозревать определенно выраженную авторскую волю, или там,  где  однозначно
толковать тот или иной знак препинания невозможно.
     Примечания содержат следующие сведения: указывается  первая  публикация
(в  единичных  случаях,   когда   стихотворение   практически   одновременно
печаталось в нескольких изданиях, -  через  двойной  дефис  указываются  эти
публикации;  если  впервые  стихотворение   было   опубликовано   в   книге,
воспроизводимой в  данном  разделе,  ее  название  не  повторяется).  В  тех
случаях, когда  стихотворение  печатается  не  по  источнику,  указанному  в
преамбуле к  сборнику,  или  не  по  опубликованному  тексту,  употребляется
формула: "Печ. по ...".  Далее  приводятся  существенные  варианты  печатных
изданий и автографов, дается  реальный  комментарий  (ввиду  очень  большого
количества реалий разного рода, встречающихся в текстах,  не  комментируются
слова и имена, которые могут быть отысканы читателем в "Большом  (Советском)
энциклопедическом словаре" и в "Мифологическом словаре", М., 1990), а  также
излагаются  сведения,   позволяющие   полнее   понять   творческую   историю
стихотворения и его смысловую структуру. При этом  особое  внимание  уделено
информации, восходящей к до сих пор не опубликованным  дневникам  Кузмина  и
его переписке с Г.В.Чичериным, тоже лишь в незначительной степени  введенной
в научный оборот. При этом даже опубликованные в различных изданиях  отрывки
из этих материалов цитируются по автографам или по текстам, подготовленным к
печати,  дабы  не  загромождать   комментарий   излишними   отсылками.   Для
библиографической полноты следует указать, что отрывки из  дневника  Кузмина
печатались Ж.Шероном (WSA. Bd. 17), К.Н.Суворовой  (ЛН.  Т.  92.  Кн.  2)  и
С.В.Шумихиным (Кузмин и русская культура. С. 146-155). Текст  дневника  1921
года опубликован Н.А.Богомоловым  и  С.В.Шумихиным  (Минувшее:  Исторический
альманах. [Paris, 1991]. Вып. 12; М., 1993. Вып. 13),  текст  дневника  1931
года - С.В.Шумихиным (НЛО. 1994. Э  7),  дневник  1934  года  -  Г.А.Моревым
(М.Кузмин. Дневник 1934 года. СПб.,  1998).  Обширные  извлечения  из  писем
Кузмина к Чичерину приводятся в биографии Кузмина (Богомолов Н.А.,  Малмстад
Дж.Э. Михаил Кузмин: Искусство, жизнь, эпоха. М., 1996). Две подборки  писем
опубликованы А.Г.Тимофеевым ("Итальянское путешествие"  Михаила  Кузмина  //
Памятники культуры.  Новые  открытия.  Ежегодник  1992.  М.,  1993;  "Совсем
другое, новое солнце...": Михаил Кузмин в Ревеле // "Звезда".  1997.  Э  2),
фрагменты двусторонней переписки опубликованы С.Чимишкян ("Cahiers du  Monde
Russe et sovietique". 1974. T. XV. Э 1/2).
     Особую   сложность   представляло   выявление   историко-культурных   и
литературных    подтекстов    стихотворений    Кузмина.    Как    показывает
исследовательская практика, в ряде случаев  они  не  могут  быть  трактованы
однозначно  и   оказываются   возможными   различные   вполне   убедительные
интерпретации одного и того же текста, основанные на обращении к реальным  и
потенциальным    его     источникам.     Большая     работа,     проделанная
составителями-редакторами ССт  и  Избр.  произв.,  не  может  быть  признана
исчерпывающей. В данном издании, в связи  с  ограниченностью  общего  объема
книги и, соответственно/комментария, указаны лишь те трактовки ассоциативных
ходов Кузмина, которые представлялись безусловно  убедительными;  тем  самым
неминуемо оставлен без прояснения ряд "темных" мест. По мнению комментатора,
дальнейшая интерпретация различных текстов Кузмина, особенно  относящихся  к
1920-м годам, может быть осуществлена только коллективными, усилиями ученых.
     При  составлении  примечаний  нами  учтены  опубликованные  комментарии
А.В.Лаврова, Дж.Малмстада, В.Ф.Маркова, Р.Д.Тименчика и А.Г.Тимофеева. В тех
случаях,  когда   использовались   комментарии   других   авторов   или   же
опубликованные в других изданиях разыскания уже названных комментаторов, это
оговаривается особо.
     Редакция серии приносит благодарность А.М.Луценко за предоставление  им
ряда уникальных  материалов  (автографов  и  надписей  Кузмина  на  книгах),
использованных в  данном  издании.  Редакция  благодарит  также  Музей  Анны
Ахматовой  в  Фонтанном  Доме  за  помощь,  оказанную  при   иллюстрировании
настоящего издания впервые публикуемыми материалами из  фонда  Музея  и  его
библиотеки.
     Составитель    приносит    свою    глубокую    благодарность     людям,
способствовавшим  ему  в  поиске  и  предоставившим   возможность   получить
материалы  для  издания:  С.И.Богатыревой,  Г.М.Гавриловой,   Н.В.Котрелеву,
А.В.Лаврову, Е.Ю.Литвин, Г.А.Мореву, М.М.Павловой, А.Е.Парнису,  В.Н.Сажину,
М.В.Толмачеву,  Л.М.Турчинскому.  Особая   благодарность   -   АТ.Тимофееву,
рецензировавшему рукопись книги и высказавшему ряд важных замечаний.


                         Список условных сокращений

     А - журн. "Аполлон" (С.-Петерб.-Петроград).
     Абр. - альм. "Абраксас". Вып. 1 и 2 - 1922. Вып. 3 - 1923 (Петроград).
     АЛ - собр. А.М.Луценко (С. - Петерб.).
     Арена - Кузмин М. Арена: Избранные стихотворения  /  Вст.  ст.,  сост.,
подг. текста и комм. А.Г.Тимофеева. СПб.: "СевероЗапад", 1994.
     Ахматова и Кузмин - Тименчик Р.Д., Топоров В.Н., Цивьян Т.В. Ахматова и
Кузмин // "Russian Literature". 1978. Vol. VI. Э 3.
     Бессонов  -  Бессонов  П.А.  Калеки   перехожие:   Сборник   стихов   и
исследование. М., 1861. Вып. 1-3 (с общей нумерацией страниц).
     В - журн. "Весы" (Москва).
     Венский сборник - Studies in the Life and Works of Mixail Kuzmin /  Ed.
by John E.Malmstad. Wien, 1989 (WSA. Sonderband 24).
     ГГ-1 - Кузмин М. Глиняные голубки: Третья книга стихов  /  Обл.  работы
А.Божерянова. СПб.: Изд. М.И.Семенова, 1914.
     ГГ-2 - Кузмин М. Глиняные голубки: Третья книга стихов. Изд. 2-е / Обл.
работы Н.И.Альтмана. [Берлин]: "Петрополис", 1923.
     ГЛМ - Рукописный отдел Гос. Литературного музея (Москва).
     ГРМ - Сектор рукописей Гос. Русского музея (С. - Петерб.).
     Дневник - Дневник М.А.Кузмина // РГАЛИ. Ф. 232. Оп. 1. Ед. хр.  51-67а.
Дневники 1921 и 1931 гг. цитируются по названным в преамбуле публикациям, за
остальные годы - по тексту, подготовленному Н.А.Богомоловым и  С.В.Шумихиным
к изданию с указанием дат записи.
     ЖИ  -  газ.  (впоследствии  еженедельный   журн.)   "Жизнь   искусства"
(Петроград - Ленинград).
     Журнал ТЛХО - "Журнал театра Литературно-художественного общества"  (С.
- Петерб.).
     ЗР - журн. "Золотое руно" (Москва).
     Изборник - Кузмин М. Стихи (1907-1917), избранные из сборников  "Сети",
"Осенние озера", "Глиняные голубки" и из готовящейся к печати книги  "Гонцы"
// ИМЛИ. Ф. 192. Оп. 1. Ед. хр. 4.
     Избр. произв. - Кузмин М. Избранные произведения / Сост., подг. текста,
вст. ст. и комм. А.В.Лаврова и Р.Д.Тименчика. Л.: "Худож. лит.", 1990.
     ИМЛИ - Рукописный отдел Института мировой литературы РАН.
     ИРЛИ - Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинского Дома)
РАН.
     Кузмин и русская культура - Михаил Кузмин и русская культура  XX  века:
Тезисы и материалы конференции 157 мая 1990 г. Л., 1990.
     Лесман -  Книги  и  рукописи  в  собрании  М.С.Лесмана:  Аннотированный
каталог. Публикации. М.: "Книга", 1989.
     Лит. прил. - "Русская мысль" (Париж): Лит. прил. Э 11 к  Э  3852  от  2
ноября 1990.
     ЛН - Лит. наследство (с указанием тома).
     Лук. - журн. "Лукоморье" (С.-Петерб. - Петроград).
     Майринк - Густав Майринк. Ангел западного окна: Роман. СПб., 1992.
     НЛО - журн. "Новое литературное обозрение" (Москва).
     П  -  Кузмин  М.  Параболы:  Стихотворения  1921  -1922.  Пб.;  Берлин:
"Петрополис", 1923.
     Пример - Кузмин М.,  Князев  Всеволод.  Пример  влюбленным:  Стихи  для
немногих / Украшения С.Судейкина // РГБ. Ф. 622. Карт. 3. Ед. хр. 15  (часть
рукописи,  содержащая  стихотворения  Кузмина   [без   украшений,   которые,
очевидно, и не были выполнены],  предназначавшейся  для  изд-ва  "Альциона";
часть рукописи со стихами Князева - РГАЛИ, арх. Г.И.Чулкова).
     Ратгауз - Ратгауз М.Г. Кузмин - кинозритель //  Киноведческие  записки.
1992. Э 13.
     РГАЛИ - Российский гос. архив литературы и искусства.
     РГБ - Отдел рукописей Российской гос. библиотеки (бывш. Гос. Библиотеки
СССР им. В.И.Ленина).
     РНБ - Отдел рукописей и редких книг Российской Национальной  библиотеки
(бывш. Гос. Публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина).
     РМ - журн. "Русская мысль" (Москва).
     РТ-1 - Рабочая тетрадь М.Кузмина 1907-1910 гг. // ИРЛИ. Ф. 172. Оп.  1.
Ед. хр. 321.
     РТ-2 - Рабочая тетрадь М.Кузмина 1920-1928 гг. // ИРЛИ. Ф. 172. Оп.  1.
Ед. хр. 319.
     Рук. 1911 - Кузмин М. Осенние озера, вторая книга стихов. 1911 // ИМЛИ.
Ф. 192. Оп. 1. Ед. хр. 5-7 (рукопись).
     С-1 - Кузмин М. Сети: Первая книга стихов / Обл. работы Н.феофилактова.
М.: "Скорпион", 1908.
     С-2 - Кузмин М. Сети: Первая книга  стихов.  Изд.  2-е  /  Обл.  работы
А.Божерянова. Пг.: Изд. М.И.Семенова, 1915 (Кузмин М. Собр. соч. Т. 1).
     С-3 - Кузмин М. Сети: Первая книга  стихов.  Изд.  3-е  /  Обл.  работы
Н.И.Альтмана. Пб.; Берлин: "Петрополис", 1923.
     СевЗ - журн. "Северные записки" (С.-Петерб.-Петроград).
     СиМ - Богомолов Н.А. Михаил Кузмин: Статьи и материалы. М., 1995.
     Списки РГАЛИ - несколько  вариантов  списков  произведений  Кузмина  за
1896-1924 гг. // РГАЛИ. Ф. 232. Оп. 1. Ед. хр. 43.
     Список РТ - Список произведений Кузмина за 1920 - 1928 гг.//РТ-2
     ССт - Кузмин Михаил. Собрание стихов / Вст. статьи, сост., подг. текста
и комм. Дж.Малмстада и В.Маркова. Munchen: W.Fink Verlag, 1977. Bd. III.
     ст. - стих.
     ст-ние - стихотворение.
     Стихи-19 - Рукописная книжка  "Стихотворения  Михаила  Кузмина,  им  же
переписанные в 1919 году" // РГАЛИ. Ф. 232. Оп. 1. Ед. хр. 6.
     Театр - М. Кузмин. Театр: В 4 т. (в 2-х книгах) / Сост. А.Г.  Тимофеев.
Под ред. В. Маткова и Ж. Шерона. Berkly Slavic Specialties, [1994].
     ЦГАЛИ С.-Петербурга - Центральный гос.  архив  литературы  и  искусства
С.-Петербурга (бывш. ЛГАЛИ).
     WSA - Wiener slawistischer Almanach (Wien; с указанием тома).


                                  ПАРАБОЛЫ

                          Стихотворения 1921-1922

     Печ. по единственному прижизненному изданию,  вышедшему  в  Берлине,  в
изд-ве "Петрополис", в декабре 1922 г. с пометой на титульном  листе:  1923.
Книга дошла до Кузмина с большим опозданием; лишь  14  октября  1923  г.  он
записал в Дневнике: "У Радловых  тихо,  холодновато,  чуть-чуть  кисло.  Был
Ник<олай> Эрн<естович Радлов>  и  Бор.  Папаригопуло.  Смотрели  "Параболы".
Кажется, книга слишком почтенна  и  отвлеченна".  Очевидно,  такая  задержка
книги была вызвана если не официальным запрещением, то  нежеланием  впускать
сборник, изданный за границей, в СССР. 15 декабря 1923 г. Кузмин  записал  в
Дневнике: "Ходил к Ионову. "Параболы" разрешены и есть (где?)" (Ср. также  в
письмах Кузмина к В.В.Руслову от 1 марта и  27  мая  1924  г.  //  Кузмин  и
русская культура. С. 181, 189 / Публ. А.Г.Тимофеева). 17 марта  1924  г.  он
писал Я.Н.Блоху: "Потом, относительно "Парабол". Ионов меня уверял, что  они
не запрещены (чему я, по правде сказать, не очень-то верю), а между  тем  их
нигде нет и не было. <...> "Парабол" все жаждут. Мне лично не очень нравится
внешний их вид, очень "цеховой", и потом  масса  опечаток,  пропущены  целые
строчки" (Венский сборник. С. 175  /  Публ.  Дж.  Малмстада).  Эти  опечатки
исправляются нами на основании  поправок  Кузмина  в  одном  из  экземпляров
"Парабол", воспроизведенных в комментариях к ССт. Помимо того, в примечаниях
отмечаются расхождения между текстом книги и ее оглавлением,  где  некоторые
ст-ния обозначены заглавиями, отсутствующими в тексте. В основной текст  эти
заглавия не введены, т.к. у нас нет  полной  уверенности,  что  такова  была
авторская воля поэта.
     В 1924 г. Кузмин  задумал  переиздать  книгу  в  Ленинграде,  в  изд-ве
"Academia", о чем появился анонс в сборнике "Новый Гуль", а в конце этого же
года предложил Я.Н.Блоху выпустить второе издание  "Парабол".  На  основании
этого   мимолетного   плана    А.Г.Тимофеев    попытался    реконструировать
"Ленинградские Параболы" (см.:  Арена.  С.  403-406),  что,  с  нашей  точки
зрения, выглядит неубедительно.


                           I. СТИХИ ОБ ИСКУССТВЕ

     436. В П ст. 7: "Зодиакальным пламенем". По списку РТ-2 дата  -  август
1922.

     437. В П ст. 5: "Обречена Христу Екатерина". Черновой автограф с датой:
май  1921  -  РТ-2.  Екатерина  -  здесь  может  быть  как   св.   Екатерина
Александрийская (ум. 307), так и св.  Екатерина  Сиенская  (1347  -1380),  в
жизни которых были "обручения" с Христом, однако значительно вероятнее,  что
речь идет о второй из них, чьи сочинения Кузмин изучал в 1898 г. См.  письмо
к Г.В.Чичерину от 28 августа этого года (РНБ, арх. Г.В.Чичерина; отрывок  из
него с подробным комм, см.: Арена. С. 407) и  помету  в  записной  книжке  о
чтении "Писем св. Катерины Сиенской" в сентябре-декабре 1898 г. (РГАЛИ).

     438. Черновой автограф, без поел, строфы,  под  загл.  "Промедление"  -
РТ-2. По списку РТ-2 дата - май 1921. Скороход Беноццо Гоццоли -  фигура  на
фреске "Шествие волхвов" работы Беноццо Гоццоли (1420-1497). Однако  там  он
вовсе не "задремал",  а  движется.  Представляется  справедливым  толкование
комментаторов ССт: в ст-нии рисуется картина, которая  только  произойдет  в
будущем: задремлет скороход, кони будут стреножены, воины заснут, дряхлея во
сне и ожидая воскресения.

     439. "Москва". 1922. Э 5, с разночтением  в  ст.  11:  "Память  пачули!
Откровений клад". Беловые автографы: РГБ, арх. С.А.Абрамова; ГЛМ.

     440. "Искусство"  (Баку).  1921.  Э  2/3.  Беловой  автограф  -  РГАЛИ.
Черновой автограф с датой: 24 мая <1921> -  РТ-2.  Первоначальный  вар.  ст.
3-4:

                       Заключив их в сосуде <плотно>,
                       До рассвета в покой отнесу,
                       Как дары святые несут.

     Ст. 7-8: "Свиваются планеты в браке  И  охраняют  мой  обряд".  Планеты
заключают браки - указание на алхимическую  природу  действа.  Все,  что  от
смерти, ляг и дно и т.д. Многие реалии ст-ния восходят  к  розенкрейцерскому
тексту, указанному в примеч. 432. Подробнее см.: СиМ. С. 151 - 158.

     441. Черновой автограф - РНБ, арх.  М.Половцева  (см.:  Сажин  Валерий,
Тысяча мелочей // НЛО. 1994. Э 7. С. 231), с датой: 3 февраля  1922.  Голова
Орфея. По наиболее известной  легенде  об  Орфее,  после  того  как  он  был
разорван менадами, его голову бросили в реку и  она,  плывя,  пела  (Овидий.
"Метаморфозы", кн. XI).

     442. Черновой автограф с датой: 20 апреля 1922 - РТ-2.

     443.  Черновой  автограф  -  РТ-2.  Комментаторы  ССт  указывают,   что
моцартовские мотивы переплетены в ст-нии с мотивами "Орфея"  Глюка.  Таро  -
см. примеч. 371.

     444. Два черновых автографа -  РТ-2.  Первый  представляет  собою  иной
вариант начала:

                        И я на лодочке катался,
                        Не греб, а сладко целовался,
                        И месяц медленно качался
                        Над нами в летней синеве.

     Второй датирован: июнь 1922. В огл. П названо "Мы на лодочке  катались"
(так же - в списке РТ-2). В тексте П в ст. 70  "Выга"  набрано  со  строчной
буквы, ст. 117:  "В  Нижнем  контрасты,  другие",  ст.  122:  "Что  Стенькин
курган", непосредственный повод к  созданию  ст-ния  фиксируется  записью  в
Дневнике:  "Пронзила  меня  песня,  что  из   Архангельска   привезла   О.А.
<Глебова-Судейкина>: "Хулиганская". Романтизм вроде Достоевского:

                        -  Мы на лодочке катались...
                        Вспомни, что было!
                        Не гребли, а целовались...
                        Наверно, забыла.

     Все,  все,  и  относящееся,  и  прошлое,   и   небывшее   вспомнил.   И
Нижегородские леса, и Павлик <Маслов>, и Князев, и  Юроч<кино>  начало"  (11
июня 1922; опубл.: Кузмин и русская культура.  С.  190.  Там  же  -  сходная
запись 1919 г.). Глебова-Судейкина Ольга Афанасьевна  (1885-1945)  -  первая
жена С.Ю.Судейкина, актриса и художница. Подробнее о ней см.:  Мок-Бикер  Э.
"Коломбина десятых  годов".  СПб.,  1993.  Романист,  поэт  и  композитор  -
Ю.И.Юркун,  Кузмин  и   Артур   Сергеевич   Лурье   (1892-1966).   Последний
свидетельствовал, что  "поэма"  "написана  о  нас  троих"  (Лурье  А.  Ольга
Афанасьевна Судейкина // Воздушные пути. Нью-Йорк, 1965.  Кн.  V.  С.  142).
Китежа звуки. Очевидно, имеется в виду не сам  легендарный  город  Китеж,  а
опера учителя Кузмина по консерватории  Н.А.Римского-Корсакова  "Сказание  о
невидимом  граде  Китеже  и  деве  Февронии",   т.к.,   согласно   преданию,
колокольный звон из затонувшего в озере  Китежа  слышится  летом,  а  не  на
"зимней заре". Печора - река, на которой был расположен Пустозерск, одна  из
святынь старообрядчества. Коневец Карельский - Рождественский  монастырь  на
острове Коневец в  Ладожском  озере.  Синий  Саров  -  Саровская  пустынь  в
Тамбовской губ., место подвижничества св. Серафима  Саровского  (1760-1833).
Запретный. Имеются в виду старообрядческие  и  сектантские  святыни,  в  том
числе Выг -  река  в  Олонецкой  губ.,  один  из  центров  старообрядчества.
Подпольники, хлысты и бегуны - различные секты. И в дальних  плавнях  заживо
могилы. Речь идет о случаях самозахоронения сектантов в днестровских плавнях
около Тирасполя (см.: Розанов В.  Темный  лик:  Метафизика  христианства  //
Розанов В.В. [Сочинения]. М., 1990. Т. 1: Религия и  культура.  С.  460-541;
см. также: Нехотин В.В. Из реального комментария к стихотворениям  Кузмина//
De Visu. 1994. Э 1/2. С. 68). "Аще забуду Тебя?". См.: "Как нам  петь  песнь
Господню на чужой земли? Если я забуду тебя, Иерусалим, забудь меня  десница
моя" (Пс. 136, 4-5). Неожиданно и смело. См.: "Неожиданный и смелый  Женский
голос в телефоне" (Н.С.Гумилев, "Телефон",  1916;  по  некоторым  сведениям,
обращено к О.Н.Арбениной). "Весь Петербург" - ежегодный адресный справочник.
Стенькин утес. См. в песне на стихи А.А.Навроцкого:  "Есть  на  Волге  утес"
(Песни русских поэтов. Л., 1988. Т. 2. С.  173,  413).  Альбер  -  известный
петербургский  ресторан  (Невский,  18),  упоминающийся  в  ст-ниях  Кузмина
неоднократно. См. также ст-ния 524530 (3) и 634-637 (1).

     445. "Россия". 1922. Э 1, август, без посвящ., под загл. "Сердце"  (так
же - в огл. П., автографе и списке РТ-2). В тексте П ст. 11 :  "Безглазые  я
вам дарую зренье", ст. 13: "Слепое пламя, вам дано  приблизиться",  ст.  26:
"Причудливых мозговых  частиц".  Черновой  автограф  -  РТ-2.  Радлова  Анна
Дмитриевна (1891 -1949) - поэтесса  и  переводчица,  с  которой  Кузмин  был
дружен, высоко ценил ее поэзию (см.: Кузмин М.  Условности.  Пг.,  1923.  С.
169-176). Ст. 3-7 - ср.: Иезек. 37, 1 - 14, особ, ст. 11 -12: "И  сказал  Он
мне: сын человеческий! кости сии - весь  дом  Израилев.  Вот,  они  говорят:
"иссохли кости наши, и погибла надежда наша: мы оторвались от корня". Посему
изреки пророчество и скажи им: так говорит Господь Бог: вот, Я открою  гробы
ваши и выведу вас,  народ  Мой,  из  гробов  ваших,  и  введу  вас  в  землю
Израилеву". Митенька - не только царевич Димитрий, но  и  сын  А.Д.Радловой.
"Живоносный  Источник"  см.:  Иезек.,  гл.  47,  а  также   название   иконы
Богоматери.

     446. Абр. [Вып. 1], под загл. "Артезианский колодец" (также в огл. П) и
с посвящ. Оресту Тизенгаузену. В тексте П ст. 1: "В степи  ковыленной",  ст.
15: "И чудеснее Божьих молний". Разночтения в Абр. совпадают с исправлениями
в тексте П. В основе ст-ния  -  предания  о  людях,  владеющих  способностью
отыскивать подземные воды с помощью орехового прутика. Тизенгаузен  Орест  -
литератор. Подробнее о нем см.  в  комм.  Г.А.Морева:  Лица:  Биографический
альманах. М., СПб., 1992. Вып. 1. С. 287.

     447. Абр. [Вып. 1], под загл. "Муза орешина" (так же и  в  огл.  П;  по
списку РТ-2 - "Орешина"), с посвящ. Оресту Тизенгаузену (в автографе вписано
карандашом), ст. 15-16, 17 -18, 19-20 и 23-25 попарно (в последнем случае  -
три стиха) соединены в одну строку. Черновой автограф - РГАЛИ.  См.  примеч.
446 (по списку РТ-2 в мае 1922 г. друг за другом следуют ст-ния 447 и  446).
В автографе после ст. 31 было (впоследствии зачеркнутое): "Стой!". Медь - ей
металл. Согласно алхимическим представлениям, планете  Венере  соответствует
медь.

     448. Абр. [Вып.1], под загл. "Новый  Озирис"  (так  же  -  в  огл.  Пив
беловом автографе). В тексте П ст. 17: "Куски разрубленные вместе  слагает".
Беловой автограф - РНБ. Черновой автограф - РТ-2. В обоих  автографах  между
ст. 38 и 39 был еще один:  "Ликом  Творца  живет"  (не  исключено,  что  его
пропуск - след цензурного или автоцензурного  вмешательства,  не  замеченный
автором при подготовке неподцензурного  издания  П).  В  черновом  автографе
между ст. 32 и 33 первоначально был еще  один:  "Евое!  воскрес!  воскрес!".
Ст-ние  основано  на  мифе  об  Изиде   (Исиде),   собирающей   части   тела
растерзанного  Озириса  (Осириса).  Жница.   Исида   была   покровительницей
земледелия.


                              II. ПЕСНИ О ДУШЕ

     449. По списку РТ-2 - июль 1921.  Злаченый  небосклон  -  ср.  название
неоконченного романа Кузмина о Вергилии "Златое небо".

     450. Литературная мысль. Пг., 1922. Альм. 1, под загл.  "Вышивальщица",
как второе ст-ние в цикле "Душа". Беловой автограф цикла - РГАЛИ. По  списку
РТ-2 (без загл.) -  август  1921.  Общее  настроение  ст-ния  сопоставимо  с
записью в Дневнике от 30 августа 1921 г.: "Тепло. Слухи. Аресты.  Расстрелы.
Такой уж беспокойный город. Но я как-то не волнуюсь и не  надеюсь".  Ширинка
(укр.) - полотенце. Кунтуш - старинная польская одежда.

     451. Там же, под загл. "Бегущая девочка" (так же в огл. П,  автографах,
списке РТ-2), как третье ст-ние в цикле "Душа". Беловой  автограф  -  РГАЛИ.
Черновой автограф - РНБ, арх. М.Половцева  (см.  статью  В.Сажина,  указ.  в
примеч. 441). По списку РТ-2 дата - июль 1921. Манатья - монашеское одеяние.
Пробежала  полсотни  лет.  Ст-ние  создавалось,  когда  Кузмин  близился   к
пятидесятилетию.

     452.  "Новости".  1922,  19  июня.  Черновой  автограф  -   РНБ,   арх.
М.Половцева (см. примеч. 441), с датой: 22 февраля 1922. По списку РТ-2 дата
- февраль 1922.

     453. Литературная мысль. Пг., 1922. Альм. 1, как  первое  ст-ние  цикла
"Душа". Беловой автограф - РГАЛИ. Черновой автограф с датой: август  1921  -
ИРЛИ, Р I. Ариадна - дочь  царя  Миноса  и  сестра  Федры,  спасла  Тезея  в
лабиринте. Впоследствии стала женой бога Диониса.

     454. "Жизнь искусства". 1922. Э 1, ноябрь (не путать  с  ЖИ;  подробнее
см.: Дмитриев П.В. Об одном редком петроградском издании начала 20-х гг.  //
НЛО. 1993. Э 2. С. 215-218). По списку РТ-2 дата - сентябрь 1922.  Параллели
к ст-нию - в цикле "Форель разбивает лед".


                            III. МОРСКИЕ ИДИЛЛИИ

     О ст-ниях этого раздела см.: "...цикл "Морские идиллии"  в  "Параболах"
почти целиком навеян вагнеровским "Тристаном и Изольдой"" (Шмаков Г.  Михаил
Кузмин и Рихард Вагнер // Венский сборник. С. 33).

     455. Черновой автограф с датой: 7 июня  <1921>  -  РТ-2.  О  содержании
ст-ния см.: "...смертельно раненный Мелотом Тристан находится  в  Бретани  в
своем родовом имении Кареоль и лежит под тенью липы в  ожидании  Изольды.  В
головах у него сидит его друг и наперсник Курвенал,  неотрывно  следящий  за
дыханием умирающего Тристана.  За  оградой  сада  пастух,  высматривающий  в
морской дали корабль Изольды, выводит на окарине печальный напев" (Шмаков Г.
Цит. соч. С. 33).

     456. Черновой автограф,  без  загл.,  с  датой:  7  мая  1922  -  РТ-2.
Кельтическая Ярославна - Изольда, отождествленная с героиней "Слова о  полку
Игореве" (см.: Шмаков Г. Цит. соч. С. 34; Гаспаров  В.М.,  Гаспаров  М.Л.  К
интерпретации стихотворения М.Кузмина "Олень Изольды" //  Кузмин  и  русская
культура. С. 48-49). Св. Михаил является покровителем рыбаков.

     457. Черновой автограф под загл. "Морская идиллия" - РТ-2. В нем ст. 1:
"Не  видно  больше  кораблей".  Эаоэу  иоэй.  По  мнению  Г.Г.Шмакова,   это
восклицание смоделировано "по аналогии  с  дикарскими  выкриками  в  сольных
партиях вагнеровских героинь - "иоэй" кричит Зента  в  "Летучем  голландце""
(Шмаков Г. Цит. соч. С. 34).

     458. Часы. Пб., 1922. Час I. Черновой автограф - РТ-2. В списке РТ-2  -
под загл. "Спарта". Латона (рим.  миф.)  -  соответствует  греческой  богине
Лето, матери Аполлона и Артемиды, покровительницы Спарты.

     459. Черновой автограф, под загл. "Морская идиллия I", с датой:  август
1921 - ИРЛИ, Р I. Птолемея Филадельфа фарос -  одно  из  семи  чудес  света,
Александрийский маяк, построенный в конце III в. до  н.э.  при  Птолемее  II
Филадельфе на  острове  Фарос.  Долек  еще  петел.  Отсылка  к  преданию  об
отречении Петра (см. примеч. 422). Вещее семя,  Летучее  бремя.  См.  ст-ние
488. Торок - "ток  божественного  или  ангельского  слуха,  изображаемый  на
иконах в виде излучистой струи, тока, лучей" (Словарь В.И.Даля).


                         IV. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИТАЛИИ

     Раздел  построен  как  рассказ  Ю.И.Юркуну  о  воображаемом  совместном
путешествии Кузмина с ним по Италии, где Юркун никогда не был.

     460. Черновой автограф под загл. "Вступление" - РТ-2. Хоть вы и  похожи
порою на Бердсли. Отождествление может быть  вызвано  не  только  портретным
сходством Юркуна с О.Бердсли, но и тем, что Юркун был рисовальщиком.  Кузмин
переводил стихи Бердсли (см.:  Бердслей  Обри.  Избр.  рисунки.  М.,  1912).
Бедекер - популярный путеводитель.

     461. В огл. П названо "Флорентийское утро" (так же и в  списке  РТ-2  с
отнесением к маю 1921). Черновой автограф с датой: апрель 1921 -  РГАЛИ.  Or
San Michele - церковь во Флоренции на улице Calzaioli, в наибольшей  степени
сохранившая византийское влияние. См. также ст-ние 7 из цикла 146-154.

     462. "Накануне". Лит.  прил.  Э  35  к  номеру  от  14  января  1923  с
разночтением  в  последнем  ст.:  "К  весенней,  утренней  заре!".  Черновой
автограф, под загл. "Вергилий",  с  датой:  30  апреля  1921  -  РТ-2.  См.:
"Родился он <Вергилий> в Гальской провинции, близ Мантуи,  там,  где  Минчо,
донеся из озера Гарда зеленоватые  воды,  растекается  медленной  болотистой
заводью среди заливных лугов и яблочных садов" (Кузмин М. Златое небо: Жизнь
Публия Вергилия Марона, Мантуанского кудесника // Абр. Вып. III.  С.  5).  В
ст-нии  Вергилий  предстает  в  двух  обликах:  мага  и  водителя  Данте  по
загробному царству.

     463. Черновой автограф, без загл., с датой: 29 апреля 1921 -  РТ-2.  По
списку РТ-2 дата - май 1921. См. примеч. 429.

     464. Черновой автограф, без загл., с датой: май 1921 - РТ-2.

     465. Черновой автограф,  без  загл.,  с  датой:  апрель  1922  -  РТ-2.
Дездемонина светлица - т. н. "дворец Дездемоны" на Большом Канале в Венеции.
Дандоло - знаменитый венецианский род, давший нескольких дожей. Под  навесом
погребальным - т.е. под навесом гондолы. Венецианские  гондолы  выкрашены  в
черный цвет.

     466. Черновой автограф с датой: май 1921 - РТ-2.  Ст-ние  построено  на
образах, встречающихся в рисунках на стенах римских катакомб, большая  часть
которых расположена близ Via Appia. См. в письмах Кузмина к Г.В.Чичерину  от
12 апреля 1897 г.: "Колизей и Via Appia - это огромные навсегда впечатления;
это - лучше всего", и от 16 апреля 1897 г.: "...исключителен по интересности
христианский музей при St. Jean de  Lateran;  чудные  саркофаги,  барельефы,
совсем особый мир. И  какой  новый  свет  для  меня  на  1-ое  христианство,
кроткое, милое, простое, почти идиллическое, соприкасающееся с  античностью,
немного мистическое и отнюдь не мрачное: Иисус везде без бороды,  прекрасный
и мягкий, гении, собирающ<ие> виноград,  добрые  пастыри;  есть  саркофаг  с
историей Ионы, чистый шедевр грации и тонкости. И катакомбы - только обычай;
есть  языческие  подземные  гробницы  и  еврейские   катакомбы,   ничем   не
отличающиеся от христианск<их>, и богослужение  совершалось  там  только  по
необходимости, во время гонений, а не из склонности  к  мрачной  обстановке"
(РНБ, арх. Г.В.Чичерина). Белые лани. См.: Пс.  41,  2.  См.  также  примеч.
524-530  (2).  Сирена  -  частое  изображение  на  саркофагах,  в  т.ч.   на
раннехристианских. Святой Калликст - римский епископ нач. III в., в  218  г.
был избран папой; его имя носит одна из катакомб. Мед, Орфей, Добрый Пастырь
- символические обозначения Христа. Подробнее см.: Доронченков И.А. Орфей  в
раю:  Стихотворение  М.Кузмина  "Катакомбы"  и  живопись   раннехристианских
подземелий // "Russian Stadies". 1995. T.I. Э 2.


                              V. ПЛАМЕНЬ ФЕДРЫ

     467. Два беловых автографа - РГАЛИ; ИРЛИ, арх. Н.Н.Ильина, с  надписью:
"Николаю Николаевичу Ильину на добрую  память  о  нашей  встрече.  М.Кузмин.
1922. Октябрь" (автограф неполный, ст. 1-24 и 115-123). Черновой автограф  с
датой: 28 мая 1921 - РТ-2.  В  нем  между  ст.  28  и  29:  "Любовница  рока
горного". В тексте П ст. 100: "Зачем же тусклый и тягостный обман".  Ст.  98
исправлен по автографам (в тексте П: "Получишь в оплату"). См.:  "Написал  я
"Федру"" (Дневник, 28 мая 1921). Ст-ние, очевидно, связано  с  переживаниями
Кузмина в мае 1921 г.: "Печальный день сегодня. Юр.  <Юркуна>  я  совсем  не
видаю,  у  него   все   больше   выступает   нравств<енная>   распущенность,
неделикатность, болтанье и какое-то хамство от влияния  О.Н.<  Арбениной  >.
Она милый человек, но гимназистка и баба в конце концов. "И лучшая  из  змей
есть все-таки змея"" (Дневник, 16 мая 1921). Федра, отождествляемая здесь  с
Афродитой и обретающая ее атрибуты, связана  с  другими  персонажами  ст-ний
Кузмина начала двадцатых годов: она  дочь  Пасифаи  (ст-ние  412)  и  сестра
Ариадны (ст-ние 453). Сквозь страстных туч. Ср.: "И сквозь опущенных  ресниц
Угрюмый,  тусклый  огнь  желанья"  (Ф.И.Тютчев,  "Люблю  глаза   твои,   мой
друг..."). Покрывал пена Тяжка страсти. См. пер. О.Э.Мандельштама  строк  из
"Федры" Ж.Расина: "Как этих покрывал и этого убора Мне пышность тяжела средь
моего позора!". Семела - см. примеч. 412. Ипполит -  сын  Тезея,  почитатель
Артемиды, навлекший этим на себя гнев Афродиты и по ее наущению  погубленный
Федрой.  Вилли  Хьюз.  В  рассказе  О.Уайльда  "Портрет  мистера  В.Х."  так
расшифровывается лицо, которому посвящены сонеты Шекспира. Он представляется
мальчиком-актером шекспировского театра. Гонец крылатый -  Эрос  (ср.  загл.
сборника стихов А.Д.Радловой  "Крылатый  гость").  Флорентийский  гость.  Не
лишено вероятия, что имеется в виду следующая ситуация: "Рим  меня  опьянил;
тут я увлекся lift-boy'ем Луиджино, которого увез из  Рима  с  согласия  его
родителей во Флоренцию, чтобы потом он ехал  в  Россию  в  качестве  слуги."
(Кузмин и русская культура. С. 152). Пятидесятница - см. примеч. 232. В день
Пятидесятницы свершилось сошествие Св. Духа на апостолов. К параллелям между
"Пламенем Федры" и ст-нием 422 см.: Фрэзер Дж. Золотая ветвь. М.,  1986.  С.
12-13.


                                 VI. ВОКРУГ

     468. ЖИ. 1922, 3 января, с датой: январь 1921. Ст-ние связано с началом
отношений Ю.И.Юркуна (см. примеч. 245257) и О.Н.Арбениной (см. примеч. 435),
о котором Кузмин записывал в Дневнике:  "Юр.  все  сидел  и  Бог  знает  что
проделывал с Арбениной. Я стоял у печки. Потом настал мрак. <...> Ревную  ли
я? м<ожет> б<ыть>, и нет, но, во всяком случае, видеть это мне  не  особенно
приятно" (30 декабря 1920; отсюдав ст-нии - новогодняя звезда) и  далее:  "У
Юр., как я и думал, роман с Арб<ениной> и,  кажется,  серьезный.  Во  всяком
случае, с треском. Ее неминуемая ссора с Гумом и Манделем  <Н.С.Гумилевым  и
О.Э.Мандельштамом > наложит на Юр. известные обязательства. И потом сплетни,
огласка, сожален<ия> обо мне. Это, конечно, пустяки.  Только  бы  душевно  и
духовно он не отошел..." (4 января 1921). "Юр. привел Арбенину. Она  боялась
войти. <...> Неудобно им, бедняжкам. Написал стихи им" (5 января 1921).

     469. Беловой автограф, без загл., с датой: апрель 1921 - РГАЛИ. Беловой
автограф, без загл., с посвящ.: "А.Д.Радловой" и с датой: 28 апреля  1921  -
ИРЛИ, альбом А.Д.Радловой (указано А.Г.Тимофеевым).  Черновой  автограф  без
загл. - РТ-2. Радлова А.Д. - см. примеч. 445.  "Вселенская  весна"  -  загл.
раздела в книге Радловой "Корабли" (Пг., 1920).

     470.  В  тексте  П  ст.  22:  "Духовными  словами  питались",  ст.   38
отсутствует, ст. 42: "Смотря на телесное, летучее солнце". Черновой автограф
- РТ-2. Ходовецкий - см. примеч. 405. Белокурая  Тамара  -  Т.М.Персиц  (см.
преамбулу к разделу "Стихи об Италии" в сборнике "Нездешние вечера"). Другая
Тамара - Т.П.Карсавина (см. примеч. 410). См. в Дневнике  28  мая  1922  г.:
"Читал стихи о Карсавиной.  О.Н.<Арбенина>  чуть  не  умерла  от  зависти  и
ревности. Утешилась тем, что и Тяпа <Т.М,Персиц> обижена мною,  а  Карсавина
не послала мне посылки".

     471.  Петербургский  сборник.  Пб.,  1922,  под  загл.  "Рожденье",   с
разночтением в ст. 6: "Прорежет тленную утробу". Черновой автограф без загл.
- ИРЛИ, Р I. Маги - здесь: волхвы.

     472. Зеленая птичка. Берлин; Пб., 1922, под загл. "Пролог" (объясняется
тем, что непосредственно после данного ст-ния следует пьеса К.Гоцци "Зеленая
птичка" в пер. М.Л.Лозинского), с датой: ноябрь 1921. с разночтением  в  ст.
3: "Тех "Птичкою зеленой"".  См.:  "Написал  пролог  к  "Зел<еной>  птичке""
(Дневник, 14 ноября 1921). Черновой автограф - ИРЛИ, РI. Строфа 3  построена
на образах и ситуациях из пьесы Гоцци. Эрнест Амедей - Гофман. Сапог ей  кот
принес... - отсылка к пьесе-сказке Л.Тика "Кот в сапогах". Доктор Дапертутто
- псевдоним В.Э.Мейерхольда, взятый из  "Истории  об  утраченном  отражении"
Э.Т.А.Гофмана.

     473-475. 1. Мухомор. 1922. Э 11, октябрь,  под  загл.  "Пьяная  осень".
Черновой автограф под загл. "Англ<ийская> осень", с датой: июль 1922 - РТ-2.
     2. Мухомор. 1922. Э 12, ноябрь. Черновой автограф  -  РТ-2.  По  списку
РТ-2 дата - июль 1922.
     3. Там же. Черновой автограф - РТ-2. По списку РТ-2 дата - июль 1922.

     476. ЖИ. 1921, 9-14 августа, под загл.  "В  былом  Поволжье".  Черновой
автограф - РНБ, арх. М.Половцева (см. примеч. 441).  В  списке  РТ-2  -  под
загл. "За Волгой", с датой:  июль  1921.  "Меркурий"  -  обиходное  название
пароходной компании "Кавказ и Меркурий". "Мимо  сада  ходит  Стенька"  -  из
песни "Зазноба" на стихи Д.Н.Садовникова (Песни русских поэтов. Л., 1988. Т.
2. С. 247).

     477. "Накануне", лит. прил. Э 34 к номеру от 14 января  1923.  Черновой
автограф с датой: май 1921 - ИРЛИ, Р I. По списку РТ-2 дата - июль 1921.
     478. "Новая Россия". 1922. <Э 2>. Черновой автограф с датой: июнь  1921
- РТ-2.

     479. Черновой автограф с датой: май 1921 - РТ-2.


                              VII. ПУТИ ТАМИНО

     Тамино - один из  главных  героев  оперы  Моцарта  "Волшебная  флейта",
которую Кузмин переводил на русский язык. В ст-ниях  этого  раздела  нередко
встречается масонская символика, соответствующая символике оперы.

     480. "Искусство" (Баку). 1921. Э 2/3. - "Новая Россия".  1922.  <Э  2>,
под загл. "Летучее дитя", без подзаг., с разночтением  в  ст.  22:  "Летучее
дитя" и с примеч.: "Стихотворение имеет  в  виду  оперу  Моцарта  "Волшебная
флейта", где "летающие мальчики" проводят  героев  -  Тамино  и  Памину".  В
тексте П ст. 12: "Жилиц волшебных стран" (исправление  Кузмина  совпадает  с
журнальным текстом). Черновой автограф, без загл.,  с  датой:  июнь  1921  -
РТ-2.

     481. Черновой автограф без загл. и посвящ. - РТ-2. По списку РТ-2  дата
- июнь 1921. Демимонд - полусвет. Строки вашей повести  -  может  иметься  в
виду как повесть Юркуна "Туманный город" (см. комм. А.Г.Тимофеева //  Арена.
С. 424), так и  "Повесть  о  многомиллионном  наследстве.  Сон"  (см.  комм.
А.В.Лаврова и Р.Д.Тименчика // Избр. произв. С. 544). Ангел-англичанин - см.
ст-ние 610. Веточка в стакане, кристаллическая соната, кресло - из различных
итальянских ст-ний Кузмина (см. ст-ния 461,  460,  426).  Бердсли  (и  рифма
"кресле - Бердсли") - см. ст-ние 460.

     482. "Накануне", лит. прил. Э 35 к номеру от 14 января  1923.  Черновой
автограф с датой: апрель 1922 - РТ-2.

     483. "Новый путь" (Рига). 1921, 16 октября. В огл. П и  списке  РТ-2  -
под загл. "Блаженные рощи". Беловой автограф с датой:  июнь  1921  -  РГАЛИ.
Черновой автограф с той же датой - РТ-2. В недоступном нам  автографе  (ССт.
С. 685) дата - 7 июля (возможно, дата записи). Ст-ние  основано  на  образах
оперы Глюка "Орфей и Эвридика"  -  возможно,  в  переплетении  с  "Волшебной
флейтой". См.: Кузмин М. Условности. Пг., 1923. С. 49-58.

     484. В огл. П, списке РТ-2 и беловом автографе РНБ - под загл.  "Иона".
Черновой автограф - РТ-2. Легенда об Ионе - Кн. Пророка Ионы, гл. 2. Однако,
по  представляющейся  справедливой  догадке  комментаторов   ССт,   Левиафан
отсылает к метафоре  одноименной  книги  Т.Гоббса:  Левиафан'-  государство.
Поэтому и Иона, от имени которого ведется рассказ, - не странник и пророк, а
обыватель.

     485. Черновой автограф без загл. - РТ-2. Первый  Адам  -  см.:  "Сеется
тело душевное, восстает тело духовное.  Есть  тело  душевное,  есть  тело  и
духовное. Так и написано:  "первый  человек  Адам  стал  душею  живущею";  а
последний Адам есть дух животворящий" (1-е Кор. 15, 44-45). См. также  комм.
А.Г.Тимофеева (Арена. С. 426). Йони (инд. миф.) -  символ  женского  начала,
изображавшийся в виде женских гениталий. Иоанн  Иорданских  струй!  -  Иоанн
Предтеча. Маргарита морей - жемчуг. Ср. цикл ст-ний  Вяч.  Иванова  "Золотые
завесы" с анаграммируемым в нем именем "Маргарита". Для Кузмина было  важно,
что этот  цикл  в  поэзии  Иванова  параллелен  циклу  "Эрос"  с  откровенно
гомосексуальной подкладкой. Воля - согласно герметической  доктрине,  первый
бог, отец Разума. Дельфийская  дева  -  сивилла  из  наиболее  известного  в
античности Дельфийского оракула. Ср.: "Мы  подходим  к  основному  источнику
всякого искусства - чисто женскому началу Сибиллинства, Дельфийской  девы  -
пророчицы, вещуньи"  (Кузмин  М.  Условности.  Пг.,  1923.  С.  173).  Ствол
богояосньш - очевидный фаллический символ. Об оккультных  подтекстах  ст-ния
см.: Богомолов Н.А. Русская литература начала  XX  века  и  оккультизм.  М.,
1999. С. 159-172.

     486. "Современное обозрение". 1922. Э 1. По списку РТ-2 дата  -  август
1922. Озеро, колокола, подводные  трубы  -  очевидные  образы,  связанные  с
Китежской легендой, действие которой, однако, перенесено в Псковскую губ. (в
раннем Дневнике Кузмин не раз обсуждает возможность переезда  из  Петербурга
во Псков). Вероятно, в связи с этим не лишне будет  отметить,  что  в  конце
июля 1922 г.  Кузмин  получил  ранее  утраченные  письма  Г.В.Чичерина,  где
обсуждаются  проблемы  ухода  из  петербургской  жизни,  и  перечитывал   их
(Дневник). Петербургский бурый пар - ср.: "Желтый пар петербургской зимы..."
(И.Ф.Анненский, "Петербург").

     487. Черновой автограф с датой: май 1922 - РТ-2. В тексте П ст. 35: "На
персях у персидского Персея", ст. 46:  "Гласящую:  конец  второго  тома".  О
подтекстах  ст-ния  см.:  Ronen  О.   A   Functional   Technique   of   Myth
Transformation  in  TwentiethCentury  Russian  Lyrical  Poetry  //  Myth  in
Literature. Columbus (Ohio):  1985.  P.  114-116;  СиМ.  С.  158-162.  Конец
второго тома. Название связано со вторым томом лирики  А.Блока  (ср.  пейзаж
ст. 12-17), но одновременно и со "вторым томом" Библии -  Новым  Заветом.  В
этом контексте "конец  второго  тома"  означает  приближающееся  наступление
царства Третьего Завета. Элиза - по  предположению  О.Ронена  -  героиня  не
названного  им  романа  Н.Ретиф  де  ла  Бретона.  Более  вероятным  кажется
предположение, что это -  героиня  выдуманного  сентиментального  романа  из
пушкинского "Графа Нулина" [см. примеч. 14-23  (10)].  Элизиум  -  вероятно,
отсылка к первой строке ст-ния Ф.И.Тютчева: "Душа моя, элизиум теней".  Стаи
жирных птиц. По предположению О.Ронена, отсылка к  роману  А.Франса  "Остров
пингвинов", к переводу которого  (Пг.,  1919)  Кузмин  написал  предисловие.
"Ашанта бутра,  первенец  Первантрая.  Глоссолалическая  фраза,  подражающая
санскриту (за разъяснение приносим благодарность  В.Н.Топорову).  Библейские
тексты, входящие в подтекст ст-ния, - Быт. гл. 1 ; 2-я Парал. гл. 32;  Дан.,
гл.5; Откр. 8, 6-13; Ин. 19, 27.


                                VII. ЛЕСЕНКА

     488. Абр. Вып. 2, без посвящ., с многочисленными мелкими разночтениями,
без ст. 165. - Завтра. Берлин, 1923,  без  посвящ.  В  тексте  П.  ст.  150:
"Отвечали плачем Мерлиновы",  ст.  161:  "Бесплодие!  Бесплодие!",  ст.  171
отсутствует (восстанавливается нами по тексту Абр). Черновой  автограф,  под
загл.  (как  и  в  списке   РТ-2)   "Морские   братья"   -   ИРЛИ   (указано
А.Г.Тимофеевым). По списку РТ-2 дата - октябрь 1922. Лесенка -  см.:  "Образ
лестницы у Кузмина почти наверняка взят из "Пира" Платона (где в делах любви
предписывается движение ввысь), но перекликается эта лестница и с масонскими
тремя  ступенями,  и,  в  меньшей  степени,  с  алхимической  и   орфической
символикой (а также с лестницами на римских могилах) - и содержит  отголоски
лестниц египетского бога Горуса и библейского Иакова"  (ССт.  С.  689).  См.
также: Топоров В.Н. Лестница // Мифы народов мира. М., 1982. Т. 2. С. 50-51.
Золото Рейна - название оперы Р.Вагнера. Летучее семя - из  учения  Базилида
(см. примеч. 414). Бросельяна -  волшебный  лес  в  различных  произведениях
мировой  литературы.  Не  исключено,  что  источником   для   Кузмина   была
публикация: Свентицкий А.С. Мерлин и Вивиана // "Аргус". 1917.  No 11/12  (в
том же номере напечатано ст-ние 393). Мерлин - в цикле  сказаний  о  рыцарях
Круглого стола волшебник, советник короля Артура и строитель замка  Камелот.
Ал_а_с! - увы. Циркуль, весы - масонские символы.

Оценка: 6.23*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru