Кузмин Михаил Алексеевич
Занавешенные картинки

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.30*26  Ваша оценка:



                               Михаил Кузмин

                           Занавешенные картинки

----------------------------------------------------------------------------
     Новая библиотека поэта
     M. Кузмин. Стихотворения.
     Санкт-Петербург, 2000
     Издание второе, исправленное
     Вступительная статья, составление, подготовка текста и примечания
     Н. А. Богомолова
----------------------------------------------------------------------------


 []
 []
Настоящее издание отпечатано в Количестве трехсот семи экзем- пляров нумерованных I-VII и 1-300 Экз. I АТЕНАИС. Зовут красотку Атен_а_ис, И так бровей залом высок над глазом, что посажен наис- косок. Задев за пуговицу пальчик, недооткрыв любви магнит, пред ней зарозмаринил мальчик и спит. Острятся перламутром ушки, плывут полого плечи вниз, и волоски вокруг игрушки взвились. Покров румяно-перепончат, подернут влагою слегка, чего не кончил сон, - докончит рука. Его игрушку тронь-ка, тронька, - и наливаться и дрожать, ее рукой сожми тихонько и гладь. Ах, наяву игра и взвизги, соперницы и взрослый "он", - здесь - теплоты молочной брызги и сон. Но будь искусным пчеловодом (забота ведь одна и та ж) и губы - хочешь, свежим медом помажь. Мы неясности откроем школу, широкий заведем диван, где все-полу любовь и полу- обман. 1918 КУПАНЬЕ.
 []
Ах, прелестны вы, малютки, Как невинные зверьки Эти смехи, эти шутки У проснувшейся реки! Тут Адамы без штанишек, Дальше Евы без кальсон, И глядя на шалунишек, Погружаюсь в детский сон. Розовеются, круглеют Загорелые тела И в беспечности алеют, Словно роза их зажгла. Спины, брызги, руки, ноги, Пена, пятка, ухо, бровь... Без желанья, без тревоги Караулит, вас любовь. Надоумит, иль отравит, А отрава так стара! - Но без промаха направит Руку, глаз et coetera. Улетает вся забота И легко, как никогда, Занывает где то, что то И милее чехарда. Чью то шею, чью то спину... Что? лизать, царапать, бить? В середину, в середину Все ловчишься угодить. Подвернулся вниз Егорка, В грудь уперся крепкий лоб, И расправя, смотришь зорко В чей то зад, как в телескоп. Любопытно и ужасно И сладело - озорно, И желанно, и бесстрастно И грешно и не грешно. Вот команда: враз мочиться; Все товарищи в кружок! У кого сильней струится И упруже хоботок. Кувыркаться, плавать, драться, Тискать, шлепаться, нырять, Снова плавать, кувыркаться, И опять, опять, опять! Кто-то крикнет, кто то ахнет, Кто то плещется рукой... Небывало, странно пахнет, Но не потом, не рекой. Вейтесь, птички! Клейтесь, почки! Синева, синей, синей! Розовые ангелочки. Будьте проще голубей! Да, пока mon cher с mon cher'ом И с ma cher'ою ma chere Но не служит ли примером Нам пленительный пример? Вам, папаши, и мамаши, Надо быть на стороже: Ведь опасней игры наши Всех куплетов Беранже. 1918. МИМИ-СОБАЧКА.
 []
Печаль, помедли, не томи, Прошу я о простой подачке: Готов завидовать Мими, Пушистой, маленькой собачке Пустее нету пустолайки, Что лает, только подойдем, Но не отходит от хозяйки, Она ни вечером, ни днем. Порой ее зовут, голубка, Слкровище, "ma chere, ma btche." Из под хозяйской из под юбки Ее ничем не соблазнишь. И я б, поверьте мне, не вышел, Урчал бы, дулся, словно уж, Когда б подняв глаза повыше Я видел розоватый душ. Когда б голубоватым газом Был занавешен свет в глазах, И чувствовал себя я разом Как пленник и как падишах; И я, поверь, привстав на лапах, Разширив ноздри, уши, рот, Небесный обонял бы запах И озирал чудесный грот. А ночью, взяв чепец небрежно. Поправив в папильотках лоб. Меня погладили бы нежно, Произнеся чуть слышно "гоп!" Поверьте, я б не промахнулся. Нашел бы место, где лежать, Где лег, уж там бы и проснулся, Не обегал бы всю кровать. Как тыкался бы, как крутился, Ворочался, ворчал, визжал, А вам бы в это время снился В мундире молодой нахал. В испарине устали б оба. Собачке слава прогреми: Она до самого до гроба Была вернейшей из Мими! 1918. КЛАРНЕТИСТ (Романс.) Я возьму почтовый лист, Напишу письмо с ответом: "Кларнетист мой, Кларнетист, Приходи ко мне с кларнетом. Чернобров ты и румян, С поволокой томной око, И когда не очень пьян, Разговорчив, как сорока, Никого я не впущу. Мой веселый, милый кролик. Занавесочку спущу. Передвину к печке столик. Упоительный момент! Не обмолвлюсь словом грубым Мил мне очень инструмент С замечательным раструбом! За кларнетом я слежу, Чтобы слиться в каватине И рукою провожу По открытой окарине. 1918.
 []
АЛИ.
 []
Не так ложишься, мой Али, Какие женские привычки! Люблю лопаток миндали Чрез бисерныя перемычки, Чтоб расширялася спина В два полушария округлых Где дверь запретная видна Пленительно в долинах смуглых. Коралловый дрожит бугор, Как ноздри скакуна степного И мой неутомимый взор Не ищет зрелища другого, О, свет зари! О, розы дух! Звезда вечерних вожделений! Как нежен юношеский пух Там, на истоке разделений! Когда-б я смел, когда-б я мог, О, враг, о, шах мой, свиться в схватке, И сладко погрузить клинок До самой, самой рукоятки! Вонзить и долго так держать, Сгорая страстью и отвагой, Не вынимая, вновь вонзать И истекать любовной влагой! Разлился соловей вдали, Порхают золотые птички! Ложись спиною вверх, Али, Отбросив женские привычки! 1918 РАЗМЫШЛЕНИЯ ЛУКИ. Сосед Лука сидел преважно, А член его дыбился до стола И думалось ему отважно: "Чем хуже я Петра Апостола? Ему вручен был ключ от рая (Поглажу, ну-ка, против шерсти я) А разве я не проникаю В любое дамское отверстие? И распахну легко калитку Из самых даже нерасшатанных: Монахиню, израелитку, В роскошных платьях, иль заплатанных. Раз! опрокину на скамейку, Под юбкою рукой пощупаю, И рай открыть легко злодейку Я научу (пусть даже глупую). Не спорю: член мой крепколобый Покуда все мое имущество, Но пусть грозит апостол злобой, Пред ним имею преимущество. Ведь мокрый рай, признаться надо, Пленяет только первой целостью, А я, Лука, в теснины ада Готов пуститься с той же смелостью. От двух дверей мой ключ железный (Прилично-ль пояснять примерами?) И в путь второй, равно любезный, Отправлюсь даже с кавалерами." 1918
 []
НАЧАЛО ПОВЕСТИ. Я не знаю: блядь-ли, сваха-ль Тут насупротив живет. Каждый вечер ходит хахаль: В пять придет, а в семь уйдет. Летом в городе так скучно И не спится до зари, Смотришь в окна равнодушно, Как ползут золотари. Прогремит вдали пролетка, Просвистит городовой - Снова тихо... рядом тетка Дрыхнет тушей неживой. В головах коптит лампадка И в окно несется вонь... Молодой вдовой не сладко Жить, уж как ты ни резонь. Тетка прежде посылала Мне и Мить, и Вань, и Вась, Но вдовство я соблюдала. Ни с которым не еблась. Так жестоко и сурово Целых восемь лет жила, До того была здорова. Что из носа кровь пошла. Раздобрела, ела сытно, Но, толкни меня пострел, Страсть, как стала любопытна До чужих любовных дел. Где по-вдовьи промолчать-бЫ, Тут и разберет меня: Где метрески, или свадьбы, Или просто так ебня. Что уж там ни говорите, А огонь в крови кипит! Поп твердит: "могий вместити, Тот, мол, девство да вместит." Но такого уложенья Не возьму ни как я в толк При моем телосложеньи Я вмещу хоть целый полк!" 1914
 []
ПРИМЕЧАНИЯ Поэтическое наследие М.А. Кузмина велико, и данный сборник представляет его не полно. Оно состоит из 11 стихотворных книг, обладающих внутренней целостностью, и значительного количества стихотворений, в них не включенных. Нередко в составе поэтического наследия Кузмина числят еще три его книги: вокально-инструментальный цикл "Куранты любви" (опубликован с нотами - М., 1910), пьесу "Вторник Мэри" (Пг., 1921) и вокально-инструментальный цикл "Лесок" (поэтический текст опубликован отдельно - Пг., 1922; планировавшееся издание нот не состоялось), а также целый ряд текстов к музыке, отчасти опубликованных с нотами. В настоящий сборник они не включены, прежде всего из соображений экономии места, как и довольно многочисленные переводы Кузмина, в том числе цельная книга А. де Ренье "Семь любовных портретов" (Пг., 1921). В нашем издании полностью воспроизводятся все отдельно опубликованные сборники стихотворений Кузмина, а также некоторое количество стихотворений, в эти сборники не входивших. Такой подход к составлению тома представляется наиболее оправданным, т. к. попытка составить книгу избранных стихотворений привела бы к разрушению целостных циклов и стихотворных книг. Известно несколько попыток Кузмина составить книгу избранных стихотворений, однако ни одна из них не является собственно авторским замыслом: единственный сборник, доведенный до рукописи (Изборник {Список условных сокращений, принятых в примечаниях, см. на с. 686-688}), отчетливо показывает, что на его составе и композиции сказались как требования издательства М. и С. Сабашниковых, планировавшего его опубликовать, так и русского книжного рынка того времени, а потому не может служить образцом. В еще большей степени сказались эти обстоятельства на нескольких планах различных книг "избранного", следуя которым попытался построить сборник стихов Кузмина "Арена" (СПб., 1994) А.Г. Тимофеев (см. рец. Г.А.Морева // НЛО. 1995. Э 11). Следует иметь в виду, что для самого Кузмина сборники не выглядели однородными по качеству. 10 октября 1931 г. он записал в Дневнике: "Перечитывал свои стихи. Откровенно говоря, как в период 1908-1916 года много каких попало, вялых и небрежных стихов. Теперь - другое дело. М<ожет> б<ыть>, самообман. По-моему, оценивая по пятибальной системе все сборники, получится: "Сети" (все-таки 5), "Ос<енние> Озера" - 3. "Глиняные голубки" - 2, "Эхо" - 2, "Нездешние Вечера" - 4. "Вожатый" - 4, "Нов<ый> Гуль" - 3, "Параболы" - 4, "Форель" - 5. Баллы не абсолютны и в сфере моих возможностей, конечно" (НЛО. 1994. Э 7. С. 177). Довольно значительное количество стихотворных произведений Кузмина осталось в рукописях, хранящихся в различных государственных и частных архивах. Наиболее значительная часть их сосредоточена в РГАЛИ, важные дополнения имеются в различных фондах ИРЛИ (описаны в двух статьях А.Г.Тимофеева: Материалы М.А.Кузмина в Рукописном отделе Пушкинского Дома // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1990 год. СПб., 1993; Материалы М.А.Кузмина в Рукописном отделе Пушкинского Дома (Некоторые дополнения) // Ежегодник... на 1991 год. СПб., 1994), ИМЛИ, РНБ, ГАМ, РГБ, ГРМ, Музея А.А.Ахматовой в Фонтанном Доме (С.-Петербург), а также в ряде личных собраний, доступных нам лишь частично. Полное выявление автографов Кузмина является делом будущего, и настоящий сборник не может претендовать на исчерпывающую полноту как подбора текстов (по условиям издания тексты, не включенные в авторские сборники, представлены весьма выборочно), так и учета их вариантов. В соответствии с принципами "Библиотеки поэта" ссылки на архивные материалы даются сокращенно: в случаях, если автограф хранится в личном фонде Кузмина (РГАЛИ, Ф. 232; РНБ, Ф. 400; ИМЛИ, Ф. 192; ГЛМ, Ф. 111), указывается лишь название архива; в остальных случаях указывается название архива и фамилия фондообразователя или название фонда. На протяжении многих лет, с 1929 и до середины 1970-х годов, ни поэзия, ни проза Кузмина не издавались ни в СССР, ни на Западе, если не считать появившихся в начале 1970-х годов репринтных воспроизведений прижизненных книг (ныне они довольно многочисленны и нами не учитываются), .а также небольших подборок в разного рода хрестоматиях или антологиях и отдельных публикаций единичных стихотворений, ранее не печатавшихся. В 1977 г. в Мюнхене было издано "Собрание стихов" Кузмина под редакцией Дж.Малмстада и В.Маркова, где первые два тома представляют собою фотомеханическое воспроизведение прижизненных поэтических сборников (в том числе "Курантов любви", "Вторника Мэри" и "Леска"; "Занавешенные картинки" воспроизведены без эротических иллюстраций В.А.Милашевского), а третий (ССт) состоит из чрезвычайно содержательных статей редакторов, большой подборки стихотворений, не входивших в прижизненные книги (в том числе текстов к музыке, стихов из прозаических произведений, переводов и коллективного), пьесы "Смерть Нерона" и театрально-музыкальной сюиты "Прогулки Гуля" (с музыкой А.И.Канкаровича под названием "Че-пу-ха (Прогулки Гуля)" была исполнена в 1929 г. в Ленинградской Академической капелле. См.: "Рабочий и театр". 1929. Э 14/15), а также примечаний ко всем трем томам (дополнения и исправления замеченных ошибок были изданы отдельным приложением подзагл. "Addenda et errata", перечень необходимых исправлений вошел также в Венский сборник). Названное издание является, бесспорно, наиболее ценным из осуществленных в мире до настоящего времени как по количеству включенных в него произведении, так и по качеству комментариев, раскрывающих многие подтексты стихов Кузмина. Однако оно не лишено и отдельных недостатков, вызванных обстоятельствами, в которых оно готовилось: составители не имели возможности обращаться к материалам советских государственных архивов, бывшие в их распоряжении копии ряда неизданных стихотворений являлись дефектными, по техническим причинам оказалось невозможным внести необходимую правку непосредственно в текст стихотворений и т.п. Ряд стихотворений остался составителям недоступным. Из изданий, вышедших на родине Кузмина до 1994 г. включительно, серьезный научный интерес имеют прежде всего "Избранные произведения" (Л., 1990) под редакцией А.В.Лаврова и Р.Д.Тименчика, представляющие творчество Кузмина далеко не полно, но оснащенные в высшей степени ценным комментарием; в частности, особый интерес вызывают обзоры критических откликов на появление книг поэта, которые из соображении экономии места в предлагаемом томе не могут быть представлены. Добросовестно откомментирован уже упоминав- шийся нами сборник "Арена" под редакцией А.Г.Тимофеева, хотя его композиция не может быть, с нашей точки зрения, принята в качестве удовлетворительной. Книги, вышедшие под редакцией С.С.Куняева (Ярославль, 1989; иной вариант - М., 1990) и Е.В.Ермиловой (М., 1989), научной ценностью не обладают (см. рецензию Л.Селезнева // "Вопросы литературы". 1990. Э 6). Настоящее издание состоит из двух больших частей. В первую, условно называемую "Основным собранием", вошли прижизненные поэтические сборники Кузмина, с полным сохранением их состава и композиции, графического оформления текстов, датировок и прочих особенностей, о чем подробно сказано в преамбулах к соответствующим разделам. Во вторую часть включены избранные стихотворения, не входившие в авторские сборники. При составлении этого раздела отдавалось предпочтение стихотворениям завершенным и представляющим определенные этапы творчества Кузмина. Более полно представлено послеоктябрьское творчество поэта. Обращение к рукописям Кузмина показывает, что для его творческой практики была характерна минимальная работа над рукописями: в черновых автографах правка незначительна, а последний ее слой практически совпадает с печатными редакциями. Это дает возможность отказаться от традиционного для "Библиотеки поэта" раздела "Другие редакции и варианты" и учесть их непосредственно в примечаниях. При этом варианты фиксируются лишь в тех случаях, когда они представляют значительный объем текста (как правило, 4 строки и более), или намечают возможность решительного изменения хода поэтической мысли, или могут свидетельствовать о возможных дефектах основного текста. Следует отметить, что далеко не всегда функция автографа - беловой или черновой - очевидна. В тех случаях, которые невозможно разрешить однозначно, мы пользуемся просто словом "автограф". В тексте основного собрания сохранена датировка стихотворений, принадлежащая самому Кузмину, со всеми ее особенностями, прежде всего - часто применяемыми поэтом общими датировками для целого ряда стихотворений, а также заведомо неверными датами, которые могут обладать каким-либо особым смыслом (как правило, в списках своих стихотворений Кузмин обозначает даты весьма точно, что говорит о его внимании к этому элементу текста). Исправления и дополнения к авторским датировкам вынесены в примечания. Лишь в нескольких случаях в текст внесены датировки, намеренно опущенные самим автором (чаще всего - при включении в книгу стихотворений, написанных задолго до ее издания); такие даты заключаются в квадратные скобки. В разделе "Стихотворения, не вошедшие в прижизненные сборники", произведения датировались на основании: 1) дат, проставленных самим автором в печатных изданиях или автографах; 2) различных авторских списков произведений; 3) археографических признаков или разного рода косвенных свидетельств; 4) первых публикаций. В двух последних случаях даты заключаются в ломаные скобки; во всех случаях, кроме первого, обоснование датировки приводится в примечаниях. Даты, между которыми стоит тире, означают время, не раньше и не позже которого писалось стихотворение или цикл. Орфография текстов безоговорочно приведена к современной, за исключением тех немногих случаев, когда исправление могло войти в противоречие со звучанием или смыслом стиха. Кузмин постоянно писал названия месяцев с прописных букв - нами они заменены на строчные. В то же время в текстах поздних книг Кузмина слова "Бог", "Господь" и др., печатавшиеся по цензурным (а нередко и автоцензурным, т. к. такое написание встречается и в рукописях) соображениям со строчной буквы, печатаются с прописной, как во всех прочих текстах. Пунктуация Кузмина не была устоявшейся, она сбивчива и противоречива. Поэтому мы сочли необходимым в основном привести ее к современным нормам, оставив без изменения в тех местах, где можно было подозревать определенно выраженную авторскую волю, или там, где однозначно толковать тот или иной знак препинания невозможно. Примечания содержат следующие сведения: указывается первая публикация (в единичных случаях, когда стихотворение практически одновременно печаталось в нескольких изданиях, - через двойной дефис указываются эти публикации; если впервые стихотворение было опубликовано в книге, воспроизводимой в данном разделе, ее название не повторяется). В тех случаях, когда стихотворение печатается не по источнику, указанному в преамбуле к сборнику, или не по опубликованному тексту, употребляется формула: "Печ. по ...". Далее приводятся существенные варианты печатных изданий и автографов, дается реальный комментарий (ввиду очень большого количества реалий разного рода, встречающихся в текстах, не комментируются слова и имена, которые могут быть отысканы читателем в "Большом (Советском) энциклопедическом словаре" и в "Мифологическом словаре", М., 1990), а также излагаются сведения, позволяющие полнее понять творческую историю стихотворения и его смысловую структуру. При этом особое внимание уделено информации, восходящей к до сих пор не опубликованным дневникам Кузмина и его переписке с Г.В.Чичериным, тоже лишь в незначительной степени введенной в научный оборот. При этом даже опубликованные в различных изданиях отрывки из этих материалов цитируются по автографам или по текстам, подготовленным к печати, дабы не загромождать комментарий излишними отсылками. Для библиографической полноты следует указать, что отрывки из дневника Кузмина печатались Ж.Шероном (WSA. Bd. 17), К.Н.Суворовой (ЛН. Т. 92. Кн. 2) и С.В.Шумихиным (Кузмин и русская культура. С. 146-155). Текст дневника 1921 года опубликован Н.А.Богомоловым и С.В.Шумихиным (Минувшее: Исторический альманах. [Paris, 1991]. Вып. 12; М., 1993. Вып. 13), текст дневника 1931 года - С.В.Шумихиным (НЛО. 1994. Э 7), дневник 1934 года - Г.А.Моревым (М.Кузмин. Дневник 1934 года. СПб., 1998). Обширные извлечения из писем Кузмина к Чичерину приводятся в биографии Кузмина (Богомолов Н.А., Малмстад Дж.Э. Михаил Кузмин: Искусство, жизнь, эпоха. М., 1996). Две подборки писем опубликованы А.Г.Тимофеевым ("Итальянское путешествие" Михаила Кузмина // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1992. М., 1993; "Совсем другое, новое солнце...": Михаил Кузмин в Ревеле // "Звезда". 1997. Э 2), фрагменты двусторонней переписки опубликованы С.Чимишкян ("Cahiers du Monde Russe et sovietique". 1974. T. XV. Э 1/2). Особую сложность представляло выявление историко-культурных и литературных подтекстов стихотворений Кузмина. Как показывает исследовательская практика, в ряде случаев они не могут быть трактованы однозначно и оказываются возможными различные вполне убедительные интерпретации одного и того же текста, основанные на обращении к реальным и потенциальным его источникам. Большая работа, проделанная составителями-редакторами ССт и Избр. произв., не может быть признана исчерпывающей. В данном издании, в связи с ограниченностью общего объема книги и, соответственно/комментария, указаны лишь те трактовки ассоциативных ходов Кузмина, которые представлялись безусловно убедительными; тем самым неминуемо оставлен без прояснения ряд "темных" мест. По мнению комментатора, дальнейшая интерпретация различных текстов Кузмина, особенно относящихся к 1920-м годам, может быть осуществлена только коллективными, усилиями ученых. При составлении примечаний нами учтены опубликованные комментарии А.В.Лаврова, Дж.Малмстада, В.Ф.Маркова, Р.Д.Тименчика и А.Г.Тимофеева. В тех случаях, когда использовались комментарии других авторов или же опубликованные в других изданиях разыскания уже названных комментаторов, это оговаривается особо. Редакция серии приносит благодарность А.М.Луценко за предоставление им ряда уникальных материалов (автографов и надписей Кузмина на книгах), использованных в данном издании. Редакция благодарит также Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме за помощь, оказанную при иллюстрировании настоящего издания впервые публикуемыми материалами из фонда Музея и его библиотеки. Составитель приносит свою глубокую благодарность людям, способствовавшим ему в поиске и предоставившим возможность получить материалы для издания: С.И.Богатыревой, Г.М.Гавриловой, Н.В.Котрелеву, А.В.Лаврову, Е.Ю.Литвин, Г.А.Мореву, М.М.Павловой, А.Е.Парнису, В.Н.Сажину, М.В.Толмачеву, Л.М.Турчинскому. Особая благодарность - АТ.Тимофееву, рецензировавшему рукопись книги и высказавшему ряд важных замечаний. Список условных сокращений А - журн. "Аполлон" (С.-Петерб.-Петроград). Абр. - альм. "Абраксас". Вып. 1 и 2 - 1922. Вып. 3 - 1923 (Петроград). АЛ - собр. А.М.Луценко (С. - Петерб.). Арена - Кузмин М. Арена: Избранные стихотворения / Вст. ст., сост., подг. текста и комм. А.Г.Тимофеева. СПб.: "СевероЗапад", 1994. Ахматова и Кузмин - Тименчик Р.Д., Топоров В.Н., Цивьян Т.В. Ахматова и Кузмин // "Russian Literature". 1978. Vol. VI. Э 3. Бессонов - Бессонов П.А. Калеки перехожие: Сборник стихов и исследование. М., 1861. Вып. 1-3 (с общей нумерацией страниц). В - журн. "Весы" (Москва). Венский сборник - Studies in the Life and Works of Mixail Kuzmin / Ed. by John E.Malmstad. Wien, 1989 (WSA. Sonderband 24). ГГ-1 - Кузмин М. Глиняные голубки: Третья книга стихов / Обл. работы А.Божерянова. СПб.: Изд. М.И.Семенова, 1914. ГГ-2 - Кузмин М. Глиняные голубки: Третья книга стихов. Изд. 2-е / Обл. работы Н.И.Альтмана. [Берлин]: "Петрополис", 1923. ГЛМ - Рукописный отдел Гос. Литературного музея (Москва). ГРМ - Сектор рукописей Гос. Русского музея (С. - Петерб.). Дневник - Дневник М.А.Кузмина // РГАЛИ. Ф. 232. Оп. 1. Ед. хр. 51-67а. Дневники 1921 и 1931 гг. цитируются по названным в преамбуле публикациям, за остальные годы - по тексту, подготовленному Н.А.Богомоловым и С.В.Шумихиным к изданию с указанием дат записи. ЖИ - газ. (впоследствии еженедельный журн.) "Жизнь искусства" (Петроград - Ленинград). Журнал ТЛХО - "Журнал театра Литературно-художественного общества" (С. - Петерб.). ЗР - журн. "Золотое руно" (Москва). Изборник - Кузмин М. Стихи (1907-1917), избранные из сборников "Сети", "Осенние озера", "Глиняные голубки" и из готовящейся к печати книги "Гонцы" // ИМЛИ. Ф. 192. Оп. 1. Ед. хр. 4. Избр. произв. - Кузмин М. Избранные произведения / Сост., подг. текста, вст. ст. и комм. А.В.Лаврова и Р.Д.Тименчика. Л.: "Худож. лит.", 1990. ИМЛИ - Рукописный отдел Института мировой литературы РАН. ИРЛИ - Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. Кузмин и русская культура - Михаил Кузмин и русская культура XX века: Тезисы и материалы конференции 157 мая 1990 г. Л., 1990. Лесман - Книги и рукописи в собрании М.С.Лесмана: Аннотированный каталог. Публикации. М.: "Книга", 1989. Лит. прил. - "Русская мысль" (Париж): Лит. прил. Э 11 к Э 3852 от 2 ноября 1990. ЛН - Лит. наследство (с указанием тома). Лук. - журн. "Лукоморье" (С.-Петерб. - Петроград). Майринк - Густав Майринк. Ангел западного окна: Роман. СПб., 1992. НЛО - журн. "Новое литературное обозрение" (Москва). П - Кузмин М. Параболы: Стихотворения 1921 -1922. Пб.; Берлин: "Петрополис", 1923. Пример - Кузмин М., Князев Всеволод. Пример влюбленным: Стихи для немногих / Украшения С.Судейкина // РГБ. Ф. 622. Карт. 3. Ед. хр. 15 (часть рукописи, содержащая стихотворения Кузмина [без украшений, которые, очевидно, и не были выполнены], предназначавшейся для изд-ва "Альциона"; часть рукописи со стихами Князева - РГАЛИ, арх. Г.И.Чулкова). Ратгауз - Ратгауз М.Г. Кузмин - кинозритель // Киноведческие записки. 1992. Э 13. РГАЛИ - Российский гос. архив литературы и искусства. РГБ - Отдел рукописей Российской гос. библиотеки (бывш. Гос. Библиотеки СССР им. В.И.Ленина). РНБ - Отдел рукописей и редких книг Российской Национальной библиотеки (бывш. Гос. Публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина). РМ - журн. "Русская мысль" (Москва). РТ-1 - Рабочая тетрадь М.Кузмина 1907-1910 гг. // ИРЛИ. Ф. 172. Оп. 1. Ед. хр. 321. РТ-2 - Рабочая тетрадь М.Кузмина 1920-1928 гг. // ИРЛИ. Ф. 172. Оп. 1. Ед. хр. 319. Рук. 1911 - Кузмин М. Осенние озера, вторая книга стихов. 1911 // ИМЛИ. Ф. 192. Оп. 1. Ед. хр. 5-7 (рукопись). С-1 - Кузмин М. Сети: Первая книга стихов / Обл. работы Н.феофилактова. М.: "Скорпион", 1908. С-2 - Кузмин М. Сети: Первая книга стихов. Изд. 2-е / Обл. работы А.Божерянова. Пг.: Изд. М.И.Семенова, 1915 (Кузмин М. Собр. соч. Т. 1). С-3 - Кузмин М. Сети: Первая книга стихов. Изд. 3-е / Обл. работы Н.И.Альтмана. Пб.; Берлин: "Петрополис", 1923. СевЗ - журн. "Северные записки" (С.-Петерб.-Петроград). СиМ - Богомолов Н.А. Михаил Кузмин: Статьи и материалы. М., 1995. Списки РГАЛИ - несколько вариантов списков произведений Кузмина за 1896-1924 гг. // РГАЛИ. Ф. 232. Оп. 1. Ед. хр. 43. Список РТ - Список произведений Кузмина за 1920 - 1928 гг.//РТ-2 ССт - Кузмин Михаил. Собрание стихов / Вст. статьи, сост., подг. текста и комм. Дж.Малмстада и В.Маркова. Munchen: W.Fink Verlag, 1977. Bd. III. ст. - стих. ст-ние - стихотворение. Стихи-19 - Рукописная книжка "Стихотворения Михаила Кузмина, им же переписанные в 1919 году" // РГАЛИ. Ф. 232. Оп. 1. Ед. хр. 6. Театр - М. Кузмин. Театр: В 4 т. (в 2-х книгах) / Сост. А.Г. Тимофеев. Под ред. В. Маткова и Ж. Шерона. Berkly Slavic Specialties, [1994]. ЦГАЛИ С.-Петербурга - Центральный гос. архив литературы и искусства С.-Петербурга (бывш. ЛГАЛИ). WSA - Wiener slawistischer Almanach (Wien; с указанием тома). ЗАНАВЕШЕННЫЕ КАРТИНКИ Книга вышла тиражом в 307 экземпляров с пометой: Амстердам: 1920, очень изящно изданная, с эротическими иллюстрациями В.А.Милашевского. В наст. изд. воспроизводится в виде "книги в книге". На самом деле ее выпустило издательство "Петрополис" в Петрограде в декабре 1920 г. Первые известия о книге в дневнике появляются 9 ноября 1920: "Только что вернулись, как пришел Милашевский. Картиночки его мне не понравились, но отправились в "Петрополь""; 18 ноября: "Картинки уже набраны"; 6 декабря: "Пошли в Дом <Дом искусств>, потом в "Петрополь". "Картинки" уже готовы". 19 декабря: "Получили 3 экземпляра "Картинок" и один продали тотчас же". Книга получила скандальную известность (см.: Ст.Э. [Волынский А.Л.]. Амстердамская порнография // ЖИ. 1924, Э 5; ср. письмо Кузмина к Волынскому, частично опубликованное // ССт. С. 251-252). Кузмин и Юркун сами распространяли сборник, забирая по нескольку экземпляров из издательства. Первоначально Кузмин хотел продавать рукописи этой книги. Одна, предлагавшаяся им букинисту Л.Ф.Мелину (см. письмо Кузмина ему от 6 июля 1919 - РГАЛИ), сохранилась в РГАЛИ. На ней помета: "Запретный сад: Стихи не для печати. Рукописей собственноручных существует три, считая эту; одна у автора, другая - у С.А.Мухина. Никаких других, ни своеручных, ни переписанных, нет и не будет. М.Кузмин". Другая рукопись, о которой собрали сведения комментаторы ССт, через М.Горького била передана для продажи С.Н.Андрониковой-Гальперн, однако продана не была и вернулась в Россию (называлась "Кузмин М. Стихи не подлежащие печати. 1919 г."), В черновике (РГАЛИ) сохранилось недоработанное "Вступление", (с неточностями опубл.: Гаспаров М.Л. Русские стихи 1890-х - 1925-го в комментариях. М., 1993. С. 155-156 как пример ронсаровских шестистиший): Пусть слова как будто узки, И по-русски Выйдет лишь острей любовь. Не пристрастны мы к фигурам, И Амуром, Как и встарь, ведемся вновь. Быстрый, розовый, крылатый Тот вожатый, Кем наш стих и путь храним. Он проворнее пилота - С ним болото На крылах перелетим. Что хотели, то посмели. В милом теле Жизни плещет водоем. Справа ль, слева ль, дальше ль, ближе ль, Выше ль, ниже ль - Все зовем и назовем. Доведет перечисленье Восхищенья До сладчайшей до межи. Пусть косятся на примеры Лицемеры И печальные ханжи. Словно трепетная птица, Что стремится Шелковых лететь сетей, Взвейтесь звонче, песни эти: Мы не дети И поем не для детей. Вам, кто смелы и не строги, Все дороги, Все тропинки хороши, Что венком крутят лужайку, Как хозяйку Пробудившейся души. В статье Л.Ф.Кациса "...Я точно всю жизнь прожил за занавескою" (Русская альтернативная поэтика. М., 1990, С. 38-51) устанавливается связь сборника с произведениями А.М.Ремизова и В.В.Розанова. См. также: Богомолов Н.А. "Мы - два грозой зажженные ствола..." // Антимир русской культуры. М., 1996. С. 311-318. <354>. В автографе РГАЛИ названо "Атенаис или полулюбовь (d'apres Boucher)". В копии Гальперн - под тем же загл., но без подзаг. Черновой автограф с датой: 13 сентября <1917> - РГАЛИ. Список рукой Ю.И.Юркуна - в рукописной книжке "Лизанькин часовник, или Сборник эротический" с фиктивным обозначением места и года "издания": Тула: 1908 (РГАЛИ, Собрание ст-ний). Буше Франсуа (1703-1770) - французский художник и гравер, прославившийся картинами на фривольные сюжеты. <355>. В автографе РГАЛИ с подзаг.: "d'apres Beranger". В копии Гальперн изменен порядок стихов: 9, 12, 11, 10. Черновой автограф - РГАЛИ. По наблюдению Л.Ф.Кациса, ст. 5-6 восходят к "Дон Жуану" Байрона в пер. П.А.Козлова: Штудируя классических поэтов, Как скрыть богов амурные дела? Резвясь без панталон и без корсетов, Наделали они немало зла... Пьер-Жан Беранже имел репутацию не только остросатирического поэта, но и автора эротических стихов. <356>. В автографе РГАЛИ и копии Гальперн под загл. "Собачка Мими". Черновой автограф с датой: 1 июня <1918> - РГАЛИ. <357>. В автографе РГАЛИ под загл. "Романс (d'apres Deveria)" (Девериа Жак Жан-Мари Ашиль (1800-1857) - французский художник и гравер, известный эротическими гравюрами). Черновой автограф (под тем же загл., но без подзаг.), с датой: 21 сентября <1917> - РГАЛИ. <358>. В автографе РГАЛИ дата - май 1918. 2 черновых автографа (один - до ст. 8) - РГАЛИ. <359>. Черновой автограф с датой: 18 мая 1918 - РГАЛИ. Имя героя стихотворения восходит к известной анонимной порнографической поэме "Лука Мудищев", приписывавшейся И.С.Баркову, во что Кузмин, возможно, верил. Текст "Луки Мудищева" и ряд статей об истории позмы и ее бытования в России см.: Под именем Баркова: Эротическая поэзия XVIII - начала XIX [следует читать: XX] века / Изд. подготовил Н.Сапов. М., 1994. <360>. В автографе - с подзаг. "(d'apres Барков)". Творчество И.С.Баркова интересовало Кузмина. См. в Дневнике 18 августа 1906: "Я купил <в Нижнем Новгороде> 3 книжечки Баркова, рассчитывая на обман, и очень жалею, что не купил всех, т.к. по стиху и известной прелести вещи, безграмотно и искаженно напечатанные, очевидно - автентичные". А огонь в крови кипит - см.: "В крови горит огонь желанья" (А.С.Пушкин). Могий вместити - Мф. 19, 12.

Оценка: 6.30*26  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru