Богомолов Н. А.
"Любовь - всегдашняя моя вера"

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 4.17*18  Ваша оценка:

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Н.А.Богомолов
  
   "Любовь - всегдашняя моя вера"
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Новая библиотека поэта
   M. Кузмин. Стихотворения.
   Санкт-Петербург, 2000
   Издание второе, исправленное
   Вступительная статья, составление, подготовка текста и примечания
   Н. А. Богомолова
   OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   Михаил Кузмин немало написал в своей жизни: одиннадцать сборников
  стихотворений, девять небольших томов прозы, отдельно изданные пьесы и
  вокально-инструментальные циклы, разбросанные по разным газетам и журналам
  статьи о литературе, театре, музыке, живописи, переводы в прозе и стихах.
  Это дополняется большим архивом, где хранятся восемнадцать томов дневника за
  четверть века, записные книжки, черновики, обширные эпистолярные комплексы,
  ноты, выписки из разных книг.
   Теснейшим образом Кузмин был связан со всей культурой начала века и
  двадцатых годов. Без обращения к его имени не обходятся исследователи
  творчества Блока, Брюсова, Вячеслава Иванова, Гумилева, Ахматовой,
  Мандельштама, Хлебникова, Цветаевой, Пастернака, Маяковского, Вагинова,
  обэриутов {1}; оно непременно будет присутствовать в биографиях Сомова,
  Судейкина, Сапунова, Мейерхольда, в описаниях самых различных театральных
  предприятий. Включая имя Кузмина в перечисленные ряды, мы непременно увидим
  рефлексы соседствующих явлений и на его собственном творчестве, на его
  собственной жизни. Одним словом, материалов для изучения и осмысления, как
  кажется, более чем достаточно. И все же любой ученый, берущийся писать о
  Кузмине, обязан, хотя бы и не произнося этого вслух, признать, что очень и
  очень многого он еще не знает.
   Своеобразным символом загадок ж_и_з_н_е_н_н_ы_х стал надгробный камень,
  где указана неверная дата рождения, а загадок т_в_о_р_ч_е_с_т_в_а - судьба
  произведений, писавшихся в тридцатые годы, от которых до нас не дошло
  буквально ничего.
   И при этом следует помнить, что личность и творчество Кузмина связаны
  между собою на редкость тесно даже для той эпохи, в которую он жил и которая
  настаивала на единстве жизни и поэзии. Детские и юношеские увлечения,
  известные только самому поэту перипетии жизни, вкусы и пристрастия,
  прихотливые изгибы настроения создают особую атмосферу всего творчества.
  Читатель и исследователь должны принять это как аксиому. Не зная
  подробностей, всякий читающий Кузмина оказывается поставлен в положение его
  доверенного друга, посвященного в интимную и интеллектуальную жизнь автора.
   Конечно, далеко не все мы ныне в состоянии разгадать и рассказать,
  однако создать некоторое представление о Кузмине как человеке и творце -
  вполне возможно {2}. И наш рассказ должен неминуемо включать в себя хотя бы
  краткое повествование о жизни, а не только о поэзии, тем более что жизнь
  Кузмина нередко превращалась в легенду, не только фиксируемую
  современниками, но и охотно, с полным доверием пересказываемую доверчивыми
  авторами книг, выходящих в наши дни {3}.
  
   1
  
   Мемуаристы оставили нам немало описаний внешности Кузмина, дающих не
  только выразительный портрет, но одновременно и раскрывающих психологический
  мир поэта.
   Вот один из наиболее ранних - не по времени создания, но по хронологии
  жизни Кузмина: "Из окна бабушкиной дачи я увидел уходивших дядиных <К. А.
  Сомова> гостей. Необычность одного из них меня поразила: цыганского типа, он
  был одет в ярко-красную шелковую косоворотку, на нем были черные бархатные
  штаны навыпуск и русские лакированные высокие сапоги. На руку был накинут
  черный суконный казакин, а на голове суконный картуз. Шел он легкой
  эластичной походкой. Я смотрел на него и все надеялся, что он затанцует.
  Моих надежд он не оправдал и ушел, не протанцевав" {4}.
   Примерно того же времени - описание А. М. Ремизова: "Не поддевка А. С.
  Рославлева, а итальянский камзол. Вишневый бархатный, серебряные пуговицы,
  как на архиерейском облачении, и шелковая кислых вишен рубаха: мысленно
  подведенные вифлеемские глаза, черная борода с итальянских портретов и
  благоухание - роза.
   Заметив меня, он по-лошадиному скосил свой глаз:
   - Кузмин.
   И когда заговорил он, мне вдруг повеяло знакомым - Рогожской, уксусные
  раскольничьи тетки, суховатый язык, непромоченное горло. И так это врозь с
  краской, глазами и розовым благоуханием. А какое смирение и ласка в
  подскакивающих словах" {5}.
   И еще один ремизовский вариант: "Кузмин тогда ходил с бородой -
  чернющая! - в вишневой бархатной поддевке, а дома у сестры своей Варвары
  Алексеевны Ауслендер появлялся в парчовой золотой рубахе навыпуск, глаза и
  без того - у Сомова хорошо это нарисовано! - скосится - ну, конь! а тут еще
  карандашом слегка, и так смотрит, не то сам фараон Ту-танк-хамен, не то с
  костра из скитов заволжских и очень душился розой - от него, как от иконы в
  праздник" {6}.
   А его облик в тридцатые годы, незадолго до конца жизни, запечатлел
  известный искусствовед В. Н. Петров: "Его матово-смуглое лицо казалось
  пожелтевшим и высохшим. Седые волосы, зачесанные на лоб, не закрывали
  лысины. Огромные глаза под седыми бровями тонули в глубокой сетке морщин.
  <...> А если довериться сохранившимся любительским фотографиям, то может
  создаться впечатление, что Кузмин - это маленький худенький старичок с
  большими глазами и крупным горбатым носом. Но это впечатление ложно.
  Фотографии ошибаются - даже не потому, что объектив видит не так, как глаз
  человека, а потому, что аппарат не поддается очарованию. А здесь все
  решалось именно силой очарования" {7}.
   Обратим внимание на общую у всех мемуаристов ноту, не всегда заметную с
  первого взгляда, но все время присутствующую (так же, как и у других, чьи
  воспоминания здесь не процитированы): в облике Кузмина сочетается
  несочетаемое; явственно чувствуемое очарование возникает почти без видимых
  причин, как бы вступая в противоречие со всей внешностью. И сходное
  впечатление нередко складывается, когда том за томом перечитываешь его
  литературное наследие, постоянно натыкаясь на раздражающие, а то и вовсе
  пустые места, обыденные, ничего не говорящие сердцу стихотворения, а то и
  попросту на очевидную халтуру... Но вот проскакивает нечто, никак не
  определимое словами, - и все окружающее освещается резким и отчетливым
  светом большого искусства.
   Прихотливая изменчивость творчества совершенно очевидно была у Кузмина
  производным от его собственной биографии, наполненной не столько событиями
  внешними - путешествиями, резкими переменами положения, решительными
  происшествиями, - сколько внутренними изменениями душевного строя.
   Мы обладаем вроде бы достаточным количеством материала, чтобы
  попытаться реконструировать истоки кузминского творчества и его внутреннюю
  эволюцию. Количество автобиографических текстов, доступных нам сейчас,
  весьма значительно, но это обилие вполне может быть нейтрализовано тем, что,
  как это почти всегда и бывает у литераторов, автобиографичность оказывается
  далеко не полной. И если о каких-то событиях мы еще сможем когда-нибудь
  узнать и то ли включить их в общую картину, то ли оставить в небрежении, то
  при попытке воссоздать общую цепь событий, определивших всю жизнь поэта,
  прозаика, композитора Михаила Кузмина, пропуск даже одного могущего
  показаться ничтожным звена способен перевернуть все наши представления.
   Однако попробуем все же представить себе его жизнь в том виде, в каком
  она известна нам сейчас, с естественными оговорками о возможных пропусках и
  искажениях.
   Михаил Алексеевич Кузмин родился 6 октября 1872 года в Ярославле, в
  семье отставного военного. Однако эта почти академически звучащая фраза с
  самого начала оказывается в высшей степени двусмысленной, поскольку год
  своего рождения Кузмин очень часто называл по-разному. Чаще всего в
  различных справочниках и даже в документах, написанных его собственною
  рукой, фигурировал 1875-й, но встречался даже и 1877-й, что, естественно,
  несколько меняло картину существования поэта в культуре: если первая дата
  делала его старшим современником Брюсова и приближала по возрасту к
  Мережковскому, Сологубу, Вяч. Иванову, то вторая сразу отбрасывала к Блоку и
  Белому, почти одновременно с которыми Кузмин и дебютировал в литературе.
  Определение точной даты рождения, оказавшееся не столь уж простым делом 8,
  обнажило одну из главных черт всего отношения Кузмина к собственной
  биографии, подвергаемой любым изменениям в зависимости от сиюминутной
  внутренней задачи.
   Дальнейшее его жизнеописание под раскованным пером Георгия Иванова
  предстает таким:
   "...Кузмин ходит в смазных сапогах и поддевке.
   ...Кузмин принимает гостей в шелковом кимоно, обмахиваясь веером...
   ...Он старообрядец с Волги...
   ...Он еврей...
   ...Он служил молодцом в мучном лабазе...
   ...Он воспитывался в Италии у иезуитов... <...>
   Раньше была жизнь, начавшаяся очень рано, страстная, напряженная,
  беспокойная. Бегство из дому в шестнадцать лет, скитания по России, ночи на
  коленях перед иконами, потом атеизм и близость к самоубийству. И снова
  религия, монастыри, мечты о монашестве. Поиски, разочарования, увлечения без
  счету. Потом - книги, книги, книги, итальянские, французские, греческие.
  Наконец, первый проблеск душевного спокойствия - в захолустном итальянском
  монастыре, в беседах с простодушным каноником" {9}.
   Проще всего деловито сказать, что не было в биографии Кузмина ни
  еврейского, ни (как писали другие авторы) ассирийского происхождения, ни
  истинного старообрядчества, ни службы в лабазе, ни воспитания у иезуитов, ни
  бегства из дому, ни монастырей... Но в то же время за внешней неправдой этих
  слов видно и умение их автора уловить истинную страстность и напряженность
  жизни, засвидетельствованные собственными письмами Кузмина и
  автобиографическими записями {10}.
   Обстановку его дома определяет фраза из "Histoire edifiante...": "Я рос
  один и в семье недружной и несколько тяжелой, и с обеих сторон самодурной и
  упрямой". Если суммировать основные впечатления от его записей о ранних
  годах жизни, то вряд ли ей можно подобрать иное определение, как
  безотрадная: старый отец, замкнутая и тоже не молодая мать, болезни свои и
  окружающих, смерти, ссоры, далеко не блестящее материальное положение,
  временами становящееся просто невыносимым.
   И, как часто бывает в подобных случаях, одиночество и отдаленность от
  сколько-нибудь широкого круга общения рано разбудили в мальчике
  мечтательность, питаемую тем особым колоритом провинциально-патриархальной
  жизни, который столь ярко описан еще в "Детских годах Багрова внука". Поэзия
  домашней жизни, тесной связи с волжской природой (после Ярославля до
  двенадцати лет Кузмин с родителями прожил в Саратове), особый склад
  воспитания, где традиционные нянькины сказки и рассказы сливались с
  естественно входившим в жизнь искусством, определяли его детство. В том же
  автобиографическом тексте повествуется: "Мои любимцы были "Faust", Шуберт,
  Россини, Meyerbeer и Weber. Впрочем, это был вкус родителей. Зачитывался я
  Шекспиром, "Дон Кихотом" и В. Скоттом..." Почти все названные имена и
  произведения могли бы войти в жизнь мальчика, взрослевшего не в конце
  семидесятых и начале восьмидесятых годов прошлого века, а где-нибудь в конце
  тридцатых. И столь же традиционны - будучи в то же время абсолютно
  индивидуальными по сочетанию имен и произведений - ранние впечатления от
  искусства, подробно описанные в письме к Чичерину от 18 июля 1893 года
  (столь ранняя дата письма заставляет поверить, что сведения, оттуда
  извлекаемые, в наибольшей степени могут оказаться достоверными: еще не
  начавшему входить в художественную жизнь Кузмину не было никакого резона
  создавать какую-то особую маску, как это видно в иных его более поздних
  свидетельствах): "Я вообще мало знал ласки в детстве, не потому, чтобы мой
  отец и мама не любили меня, но, скрытные, замкнутые, они были скупы на
  ласки. Мало было знакомых детей, и я их дичился; если я сходился, то с
  девочками. И я безумно любил свою сестру, не ту, что теперь в Петербурге, но
  другую, моложе ее. Она была поэтическая и оригинальная натура. <...> У нее
  был талант для сцены, и раз я слышу ночью, что она говорит; я тихо подошел к
  двери и вижу, что Аня стоит с тихой улыбкой в мантии из красного платка и
  говорит слова Гермионы в последнем акте "Зимней сказки" Шекспира. Тихой,
  синей отрадой повеяло на меня. Утром я начал ей говорить, что запомнил из
  вчерашнего: конечно, должен был признаться, что я подслушал; тогда она дала
  мне Шекспира. Ты знаешь ли чтения ночью, когда весь в жару и трепете
  пожираешь запрещенные страницы, полные крови, любви, смерти и эльфов, а
  ночь, как черная лента, тянется долго, долго? Потом скоро мне позволили все
  читать. Темные зимние вечера у печки, когда я зачитывался Гофманом! И потом
  наяву я грезил и вечерними колоколами в Вартбурге и Нюремберге, и
  догарессой, бедной и прекрасной, и человеком, который полюбил автомат. <...>
  Потом помню себя совсем маленьким осенью при вечерней заре, когда прислуга
  рубит капусту в сарае; запах свежей капусты и первый холод осени так бодры;
  небо палево, и нянька вяжет чулок, сидя на бревне. И с мучительной тоской
  смотрю я на небо, где летит стая птиц на юг. "Нянька, куда же они летят-то,
  скажи мне?" - со слезами спрашиваю я. - "В теплые страны, голубчик". И ночью
  я вижу голубое море, и палевое небо, и летящих розовых птиц, <...> Я мечтал
  о каких-то мною выдуманных существах: о скелетиках, о смердюшках, тайном
  лесе, где живет царица Арфа и ее служанки однорукие Струны. <...> А первый
  кукольный театр! Чудо! даже теперь я весь покраснел от удовольствия. И
  волшебный фонарь, и китайские тени, и опера, и драма. Оперы я всегда и
  сочинял и пел своим тоненьким гибким голосом сам, содержание всегда тоже сам
  сочинял. Драмы же брал Шекспира..."
   Это письмо можно было бы цитировать еще и еще, но прервемся и попробуем
  определить, что же главного содержится в приведенном рассказе. Думается, с
  одной стороны - это традиция далекого прошлого, навсегда связавшая Кузмина с
  исконной жизнью небогатого русского дворянства, спокон веку существовавшего
  в тесном соприкосновении с природой и с самыми простыми людьми; с другой -
  трогательное и наивное полудилетантское искусство, с такой неподдельной
  иронией описанное еще в "Евгении Онегине" и так прочно воспринятое Кузминым
  в качестве собственной эстетической основы. И, конечно, едва ли не самое
  главное - стремление к поискам того, что в том же письме обозначено
  новалисовским символом, голубым цветком, к обретению которого стремились и
  его сестра, и он сам, и его эпистолярный собеседник.
   Поиски эти велись, конечно, прежде всего в сфере искусства. Однако
  искусство понималось при этом чрезвычайно широко: уже из приведенных слов
  видно, что среди воспринимаемого и самостоятельно создаваемого - музыка,
  литература, театр в его различных формах... Не замкнутость на чем-то одном,
  а максимальная энциклопедичность как эстетических впечатлений, так и
  собственных опытов в искусстве определяют с тех пор и до конца жизни все
  творчество Кузмина.
   Переехав с родителями в 1884 году в Петербург, Кузмин очень скоро
  оказывается в гораздо более широком кругу впечатлений, особенно
  расширившемся от общения с Георгием Васильевичем Чичериным, о котором как
  наркоме иностранных дел в первые годы Советской власти написаны книги и даже
  выпущен фильм, однако ни в одном из известных нам источников не говорится
  сколько-нибудь подробно о совершенно особой тональности, в которой прошла
  его жизнь молодых лет {11}. Воссоздавать ее, конечно, нашей задачей вовсе не
  является, но сказать несколько слов о том человеке, которого Кузмин выбирает
  своим другом, конфидентом, а отчасти и руководителем, - необходимо, ибо все
  это общение сильнейшим образом сказалось на психологическом облике будущего
  поэта.
   Чичерин принадлежал к богатому дворянскому роду, где одной из наиболее
  заметных фигур был его дядя, Борис Николаевич Чичерин, хорошо известный в
  истории русской общественной мысли. Поразительно способный к иностранным
  языкам, стремившийся впитывать все сколько-нибудь доступные ему эстетические
  впечатления, осмысляя их как неотрывную часть исторической и социальной
  действительности, Чичерин знал гораздо больше, чем его однокашник по
  петербургской 8-й гимназии. В его письмах то и дело содержатся советы, что
  стоит прочитать, наставления, к какому изданию того или иного произведения
  лучше обратиться, сопоставления весьма на первый взгляд далеких друг от
  друга явлений искусства. Так, в одном только письме начала 1897 года Чичерин
  сообщает Кузмину о "Песнях Билитис" и "Афродите" Пьера Луиса, о знаменитой
  гностической книге "Пистис София", одновременно рекомендуя и лучшее ее
  издание, и наиболее глубокую статью о ней; о русских былинах и о
  достоинствах сборника А. Ф. Гильфердинга; о двух славянских поэтах Я.
  Врхлицком и Я. Словацком, последний из которых сравнивается и с Флобером, и
  с Леконтом де Лилем, и с Калидасой, на основании чего делается общий вывод о
  "близости славянства и Индии"...
   Но за этим внешним, кажущимся превосходством чувствуется и некоторая
  робость, вернее всего объяснимая тем, что Кузмин принадлежал к числу
  творцов, тогда как Чичерин мог быть лишь читателем или слушателем. Следует
  также отметить, что влияние Чичерина на Кузмина было особенно сильным, пока
  тот поддерживал и одобрял (при вполне достаточной строгости) его первые
  произведения, которые сам автор еще не решался выносить на суд
  сколько-нибудь широкой публики. Вряд ли случайно, что после высказанного
  Чичериным довольно скептического мнения о первой опубликованной прозе
  Кузмина (ряд писем начала 1907 года) их переписка практически прекратилась.
   Общение это важно еще и потому, что в ходе его можно было более или
  менее откровенно обсуждать свои наиболее интимные переживания, связанные с
  решительной гомоэротической ориентацией обоих собеседников. Для любого
  читателя стихов и прозы Кузмина очевидно, что страсть автора направлена
  исключительно на мужчин. Но это не делает его произведения предназначенными
  исключительно для узкого круга людей сходной с ним сексуальной ориентации. В
  восприятии Кузмина любовь есть сущность всего Божиего мира. Господь
  благословил ее и сделал первопричиной всего существующего, причем
  благословение получила не только та любовь, что освящена церковью, но и та,
  что нарушает все каноны, любовь страстная и плотская, отчаянная и
  предательская, сжигающая и платоническая:
  
   Что ребенка рождает? Летучее семя.
   Что кипарис на горе вздымает? Оно.
   Что возводит звенящие пагоды? Летучее семя.
   Что движением кормит Divina Comedia? Оно!
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Мы путники: движение - обет наш,
   Мы - дети Божьи: творчество - обет наш,
   Движение и творчество - жизнь,
   Она же Любовь зовется.
   ("Лесенка")
  
   Для мировосприятия Кузмина весьма характерна повесть "Крылья", волею
  судеб ставшая первым его произведением, вызвавшим пристальное внимание
  читающей публики и критики. Большинство из читавших признали ее беспримерно
  порнографической, даже не обратив внимания на то, что на всем ее протяжении
  не описан ни один поцелуй, не говоря уж о каких-либо других внешних
  проявлениях эротического чувства. И в то же время никто из современников не
  написал о том, что в "Крыльях" дана необыкновенно широкая панорама самых
  различных случаев реализации человеческой любви, от чисто плотских и
  бездуховных до возвышенно-платонических, каждый из которых служит одним из
  доводов в тех дискуссиях, которые звучат в повести {12}.
   Все сказанное относится не только к прозе Кузмина, но и к его лирике,
  которая, являясь безусловным выражением его собственного внутреннего мира,
  все же далеко не полностью сосредоточена на переживаниях однополой любви.
  Специфичность этих переживаний становится лишь частным проявлением общих
  законов жизни и законов любви, одинаковых в любом случае. Подчеркивание
  такой "особости" нередко вызывало неудовольствие даже у самого Кузмина, хотя
  ни разу на протяжении всего своего творчества он не попытался притвориться,
  замаскировать направленность своего чувства и чувств своих героев, как то
  нередко делалось другими. И лишь изредка желание лишить ореола запретности
  недавно еще табуированную тему становится заметным в его произведениях, что
  чаще всего не делает их лучше.
   Влияние Чичерина, судя по всему, сказалось прежде всего в том, что он
  инициировал кузминские интересы в области истории культуры, изучения языков,
  глубокого знакомства с музыкой, литературой, живописью самых различных стран
  и эпох, начиная с античности и кончая современностью. Он же подтолкнул
  Кузмина совершить в девяностые годы два заграничных путешествия, ставших на
  долгие годы источником живейших впечатлений для творчества.
   Для человека того времени и того круга Кузмин путешествовал чрезвычайно
  мало, но интенсивность переживаний оказалась столь велика, что и тридцать
  лет спустя он мог мысленно отправиться в путешествие по Италии, представляя
  его во всех подробностях.
   В первое путешествие, предпринятое весной - летом 1895 года, Кузмин
  отправился не в одиночестве, а совместно со своим тогдашним другом, упорно
  именуемым "князь Жорж" {13}. Самые краткие сведения о поездке сообщены в
  "Histoire e'difiante...": "Мы были в Константинополе, Афинах, Смирне,
  Александрии, Каире, Мемфисе. Это было сказочное впечатление по
  очаровательности впервые collage {14} и небывалости виденного. На обратном
  пути он <"князь Жорж"> должен был поехать в Вену, где была его тетка, я же
  вернулся один. В Вене мой друг умер от болезни сердца, я же старался в
  усиленных занятиях забыться".
   Обратим внимание на то, что сказочное путешествие заканчивается смертью
  близкого человека. Это неминуемо должно было окрасить все впечатления от
  поездки в трагические тона. Вообще смерть рано становится важнейшей
  составной частью миросозерцания Кузмина, включающего и регулярное
  переживание непосредственной близости собственного конца. Незадолго до
  поездки в Египет Кузмин пытался покончить с собой, но его успели спасти. И в
  дальнейшем мысли о самоубийстве не раз посещают его, причем чаще всего они
  насыщаются множеством житейских подробностей, обнаруживая искреннее и
  серьезное чувство.
   Это, как нам кажется, должно избавить поэзию Кузмина от издавна
  созданного вокруг нее ореола "веселой легкости бездумного житья". За
  блаженной простотой и беспечностью зачастую видится смерть. Определяя
  сущность искусства К. А. Сомова, Кузмин дает его полотнам характеристику,
  которая в полной мере приложима и к большинству изящно стилизованных
  стихотворений самого поэта: "Беспокойство, ирония, кукольная театральность
  мира, комедия эротизма, пестрота маскарадных уродцев, неверный свет свечей,
  фейерверков и радуг - вдруг мрачные провалы в смерть, колдовство - череп,
  скрытый под тряпками и цветами, автоматичность любовных поз, мертвенность и
  жуткость любезных улыбок..." {15}. Как и мир Сомова, мир Кузмина все время
  включает в себя смерть не только как естественную завершительницу
  человеческого пути, но и как неожиданную спутницу, возникающую в самый
  неожиданный момент, подстерегающую человека и поэта в любой точке его пути.
  И в тех египетских впечатлениях, которые позже отразятся в рассказах и
  стихах Кузмина, смерть присутствует постоянно, окрашивая в драматические
  тона самые радостные переживания.
   Кузмин провел в Египте менее двух месяцев, однако способность впитывать
  самые незначительные впечатления бытовой и культурной жизни дала ему
  возможность на долгие годы полностью погрузиться в мир как древнего Египта,
  так и античной Александрии, создав удивительно полную картину быта, нравов,
  обычаев, традиций этого блаженного города, столь соблазнительного для
  поэтов. Вряд ли случайно, что в то же время примерно свою Александрию
  воссоздает перед греческими читателями Константинос Кавафис, один из
  крупнейших европейских поэтов двадцатого века {16}. Город становится для
  Кузмина столь же дорогим, что и любимые им люди:
  
   Разную красоту я увижу,
   в разные глаза насмотрюся,
   разные губы целовать буду,
   разным кудрям дам свои ласки,
   и разные имена я шептать буду
   в ожиданьи свиданий в разных рощах.
   Все я увижу, но не тебя!
  
   Второй памятной вехой стало итальянское путешествие 1897 года, тоже
  продолжавшееся очень недолго, но так же обогатившее поэта множеством
  впечатлений, живущих в душе по крайней мере до двадцатых годов. И как
  египетское путешествие подарило Кузмину ощущение прелести мира в соединении
  со все пронизывающим веянием смерти, так путешествие итальянское сплело
  воедино искусство, страсть и религию - три другие важнейшие темы творчества
  Кузмина {17}.
   Описание поездки может быть восстановлено по краткому введению к
  дневнику и по письмам к Чичерину, повествующим более подробно о
  художественных впечатлениях того времени. Внешняя канва была такой: "Рим
  меня опьянил; тут я увлекся lift-boy'ем Луиджино, которого увез из Рима с
  согласия его родителей во Флоренцию, чтобы потом он ехал в Россию в качестве
  слуги. <...> Мама в отчаянии обратилась к Чичерину. Тот неожиданно прискакал
  во Флоренцию. Луиджино мне уже понадоел, и я охотно дал себя спасти. Юша <Г.
  В. Чичерин> свел меня с каноником Mori, иезуитом, сначала взявшим меня в
  свои руки, а потом и переселившим совсем к себе, занявшись моим обращением.
  <...> Я не обманывал его, отдавшись сам убаюкивающему католицизму, но
  форменно я говорил, как я хотел бы "быть" католиком, но не "стать". Я бродил
  по церквам, по его знакомым, к его любовнице, маркизе Espinosi Moroti в
  именье, читал жития св<ятых>, особенно S. Luigi Gonzaga, и был готов
  сделаться духовным и монахом. Но письма мамы, поворот души, солнце, вдруг
  утром особенно замеченное мною однажды, возобновившиеся припадки истерии
  заставили меня попросить маму вытребовать меня телеграммой".
   Описание звучит почти нейтрально, но очевидно, что и быстро
  испарившаяся страсть, и итальянское искусство, и особенно проблемы религии
  для Кузмина оказались связаны в такой клубок, распутать который оказалось
  далеко не просто.
   Прежде всего это касается религиозных исканий Кузмина, которые
  естественно вписываются в общий контекст духовных исканий конца
  девятнадцатого и начала двадцатого века.
   Кузмин был воспитан в достаточно строгих религиозных традициях; мы
  знаем о его увлечении проблемами истории христианства и современного
  религиозного сознания. Однако, как у многих интеллигентных людей,
  современная церковь вызывала у него вполне определенное раздражение, и
  результатом долгих раздумий, переживаний, поисков стало принципиальное
  расхождение с официальным православием. Собственно говоря, для думающего
  интеллигента конца века такое было почти неизбежным: слишком узкую тропу
  оставляла церковь для тех, кто, искренно веря и желая соблюдать обряды, не
  мог подчиниться всем каноническим установлениям. Поэтому учащались попытки
  найти религиозную истину вне рамок господствующей церкви. Наиболее известны,
  конечно, опыты в этом роде учредителей разного рода религиозно-философских
  обществ, время от времени выливавшиеся в попытки создать, как это сделали
  Мережковские, свою собственную, предназначенную для малой паствы церковь.
   Первоначально Кузмин попробовал путь отчасти уже традиционный - принять
  католичество, но, потерпев неудачу, обратился к собственно русской почве. В
  конце концов это привело его к решению достаточно нестандартному -
  сблизиться со старообрядчеством. Для мятущейся души Кузмина старообрядчество
  в конце девяностых и начале девятисотых годов оказалось отвечающим сразу
  нескольким сторонам миросозерцания. С одной стороны, оно давало ему особый
  строй установлений, тянущихся непосредственно в глубь национального
  самосознания и национальной истории, а с другой - позволяло приобщиться к
  чрезвычайно привлекательному старинному быту.
   И в дневнике, и в письмах Кузмина неоднократно констатируется то особое
  состояние души, при котором, признается поэт, "то я ничего не хотел кроме
  церковности, быта, народности, отвергал все искусство, всю современность, то
  только и бредил d'Annunzio, новым искусством и чувствительностью" ("Histoire
  edifiante..."). На несколько лет он погружается в "русскость", в мир той
  строгой обрядности, которая права уже тем, что сохраняется в
  неприкосновенности двести с лишним лет и за целостность ее готовы пойти на
  смерть или подвергнуться преследованиям не только отдельные выдающиеся люди
  (как протопоп Аввакум или самосожженцы), но многие и многие.
   Вопреки легендам, Кузмин никогда не становился настоящим старообрядцем.
  Вероятно, он мечтал быть им, а не стать. К тому же занятия искусством,
  которые к тому времени сделались для него одним из главных дел жизни, были
  немыслимы в той среде, куда он так стремился. В "Крыльях" молодой
  купец-старовер Саша Сорокин говорит главному герою: ""Как после театра ты
  канон Исусу читать будешь? Легче человека убивши". И точно: убить, украсть,
  прелюбодействовать при всякой вере можно, а понимать "Фауста" и убежденно по
  лестовке молиться - немыслимо..." Из писем к Чичерину мы узнаем, что
  подобные слова и на самом деле были произнесены одним из знакомых Кузмину
  старообрядцев. Сам же он выстраивает перед своим эпистолярным собеседником
  целую картину возможного соединения искусства и истинной веры, где его
  собственному творчеству места не находится. И поэтому опять серьезно
  возникает вопрос об уходе в монастырь - если не в старообрядческий скит, то
  в "хороший" православный монастырь, где можно было бы забыться, отойти от
  грешной жизни и покаяться.
   Но слишком сильно оказывалось притяжение искусства, чтобы можно было
  легко и просто пожертвовать творчеством. Не случайно в понимании Кузмина
  моделью истинного искусства служили те итальянские здания, которые построены
  на фундаментах античных строений, то есть органически сочетают в себе
  современность и глубокую древность, уходящую во времена мифологического
  прошлого.
   На первых порах его почти исключительно влечет музыка, композиторская
  деятельность. После гимназии его уговаривали идти в университет; но он
  вполне осознанно выбрал консерваторию и несколько лет проучился там, став
  учеником Н. А. Римского-Корсакова. Однако его формальное образование
  ограничилось тремя годами, начиная с 1891-го (плюс еще два года занятий в
  частной музыкальной школе В. В. Кюнера). Круг слушателей его сочинений был
  очень узок, и какое-то время Кузмин почти и не пытался выйти за его пределы.
  Часть нотных рукописей сохранилась в архивах, однако лишь несколько
  произведений оказались опубликованными {18}, совершенно ускользнув при этом
  от внимания как современников, так и исследователей более позднего времени.
  Лишь много позже, в десятые уже годы, были опубликованы ноты некоторых
  сугубо русских вещей ранних лет: цикла "Духовные стихи" и частично - цикла
  "Времена года" (или "Времена жизни") под иным заглавием - "С Волги".
  Остальное же, и прежде всего музыка, ориентированная на западные традиции,
  писавшаяся очень активно, осталось неопубликованным.
   Первые стихотворения Кузмина возникают почти исключительно как тексты к
  его музыке - операм, романсам, сюитам, вокальным циклам. Правда, первое из
  дошедших до нас стихотворений было написано безотносительно к музыке, но
  вполне можно предположить, что мелодия при его создании все же звучала. Во
  всяком случае, посылая эти стихи Чичерину, Кузмин оговаривает, что они
  "очень годятся" для музыки.
   Один из главных принципов таких текстов - расчет на непременное
  восприятие слова как звучащего, а не читаемого глазами, и в связи с этим -
  далеко не полностью используемые возможности его смыслового углубления. Как
  кажется, вся история вокальной музыки свидетельствует о том, что для пения
  или выбираются стихи нарочито одноплановые, или же из сложного текста
  композитор выбирает лишь один смысловой ряд, оставляя другие в небрежении.
  Потому-то стихи, заведомо предназначенные для пения, чаще всего стремятся
  поразить внимание слушателей с первого раза. И раннее поэтическое творчество
  Кузмина, насколько оно нам известно, являет собою весьма наглядный пример
  именно такого отношения к слову.
   Собственно говоря, и в литературу он вошел как "подтекстовщик" своих
  собственных мелодий. К концу 1903-го или к первой половине 1904 года
  относятся события, кратко описанные в "Histoire edifiante...": "Через
  Верховских я познакомился с "Вечерами совр<еменной> музыки", где мои вещи и
  нашли себе главный приют. Один из членов, В. Ф. Нувель, сделался потом из
  ближайших моих друзей".
   Аудитория "Вечеров" была столь же невелика, как и прежняя аудитория
  Кузмина, но впервые его вещи попали в поле зрения не давнишних его друзей, а
  профессиональных музыкантов. Впервые была перейдена граница, отделяющая
  домашнюю дружественность и снисходительность восприятия от серьезной и
  независимой оценки, впервые сочинения Кузмина стали восприниматься всерьез,
  безо всяких скидок.
   Кузмин-композитор быстро вошел в круг постоянных участников этого
  своеобразного музыкального филиала "Мира искусства", его музыка стала
  исполняться как в собраниях "Вечеров", так и в публичных концертах, вызывая
  немалые споры.
   Следующим шагом стало отделение стихов от сопровождавшей их музыки. В
  конце 1904 года в домашнем издательстве дружественного Кузмину семейства
  Верховских появился "Зеленый сборник стихов и прозы", где вместе с
  произведениями Ю. Н. Верховского, Вл. Волъкенштейна, известного как
  драматург, забытого беллетриста П. П. Конради, незаурядного ученого К.
  Жакова и будущего главы ОГПУ В. Р. Менжинского были напечатаны тринадцать
  сонетов и оперное либретто Кузмина.
   При нынешнем взгляде на это издание отчетливо чувствуется правота
  Брюсова, писавшего: "...осуществления "Зеленого сборника" далеко ниже
  замыслов" {19}. Но если от "Истории рыцаря д'Алессио" можно было вполне
  отделаться ироническим замечанием Блока: "Поэма того же автора (в
  драматической форме) содержит 11 картин, но могла свободно вместить 50, так
  как рыцарь д'Алессио (помесь Фауста, Дон-Жуана и Гамлета) отчаялся далеко не
  во всех странах и не во всех женщинах земного шара" {20}, то сонеты,
  несмотря на явные их слабости, наиболее точно обозначенные тем же Брюсовым,
  привлекали внимание и запомнились надолго даже случайным читателям.
  Характерно мнение, высказанное одним из таких случайных читателей уже много
  лет спустя: "Жаль, что нет полного собрания его <Кузмина> стихов и что
  прелестные его сонеты, появившиеся в "Зеленом сборнике", нигде не
  перепечатаны" {21}.
   Но появление первой стихотворной публикации внешне нисколько не
  изменило жизни Кузмина. По-прежнему он ходил в русском платье, по-прежнему
  проводил много времени в лавке купца-старообрядца Г. М. Казакова, с которым
  поддерживал дружески-деловые отношения, и по-прежнему был практически
  изолирован от литературной среды. Настоящий успех и стремительное изменение
  статуса ждали его с момента завершения уже упоминавшейся повести "Крылья".
  Она была окончена осенью 1905 года, и почти сразу же Кузмин начал читать ее
  знакомым, причем наибольший энтузиазм выразили члены "Вечеров современной
  музыки", а особенно - В. Ф. Нувель и К. А. Сомов. Нувель приложил немало
  усилий, стараясь добиться публикации повести в только что начавшем выходить
  журнале "Золотое руно" (правда, его усилия окончились неудачей), и он же
  ввел Кузмина на "башню" Вяч. Иванова, бывшую в то время центром культурной
  жизни Петербурга {22}.
   Первое посещение ивановских сред не произвело на Кузмина, как, впрочем,
  и на хозяев "башни", особого впечатления {23}, но зато он познакомился там с
  Брюсовым, и до некоторой степени это знакомство решило его судьбу как
  профессионального литератора.
   20 января 1906 года Кузмин записал в дневнике: "После обеда отправился
  к Каратыг<иным>, там были Нувель, Нурок, потом Брюсов, он очень приличен и
  не без charmes, только не знаю, насколько искрен. Тут были сплетни про
  "Руно", Иванова и Мережковского, он почему-то Юрашу <Ю. Н. Верховского>
  представлял совсем молодым и потом заявил, что думает, что журнальная
  деятельность мне менее по душе. Но "Алекс<андрийские> песни" будут в
  "Весах", не ранее апреля, положим, и если что вздумаю написать, чтобы
  прислал, и что "Весы" будут мне высылаться" {24}. В эти дни не только Кузмин
  нашел именно того литературного деятеля, который мог создать ему устойчивую
  репутацию как писателю, но и Брюсов обрел надежного сторонника. Недаром он
  почти тут же сообщил в письме к владельцу издательства "Скорпион" и меценату
  "Весов" С. А. Полякову: "...нашел весь состав "Зеленого сборника", из
  которого _Верховский_ и _Кузмин_ могут быть полезны как работники в разных
  отношениях" {25}. И уже довольно долгое время спустя в числе своих
  литературных заслуг он называл то, что "..."разыскал" М. Кузмина, тогда
  никому не известного участника "Зеленого сборника", и ввел его в "Весы" и
  "Скорпион" {26}. Плодами этого знакомства было опубликование в "Весах",
  крупнейшем и наиболее заметном журнале русского символизма, сперва довольно
  значительного количества "Александрийских песен", а затем и "Крыльев",
  занявших (редчайший случай!) полностью целый номер журнала и почти тут же
  дважды выпущенных издательством "Скорпион" отдельной книжкой. После этих
  публикаций. Кузмин перестал быть безвестным композитором и поэтом,
  превратившись в одну из тех литературных фигур, за благосклонность которых
  бились ратоборцы всех станов русского модернизма.
   Что же так сразу привлекло Брюсова в творчестве почти безвестного до
  тех пор поэта? Можно полагать, причиной стали принятые безо всяких
  предварительных условий и долгих размышлений "Александрийские песни".
   Этот цикл, надолго ставший эмблемой поэзии Кузмина, писался в основном
  в 1905 году, опять-таки как вокальное произведение. Но по своей словесной
  структуре он уже гораздо более соответствовал поэзии традиционной, обладая к
  тому же целым рядом качеств, сделавших его чрезвычайно популярным.
   Прежде всего это объясняется тем, что цикл очень точно попал (вряд ли
  осознанно для Кузмина, не слишком пристально следившего в то время за
  современной литературой) в самый центр художественных исканий. Верлибр,
  которым написана большая часть цикла, только-только входил в стихотворный
  репертуар русской поэзии, а избранная Кузминым форма его, основанная на
  регулярном синтаксическом параллелизме, облегчала вхождение этого
  непривычного размера в сознание читателей. Сами сюжеты стихотворений,
  отнесенные к отдаленной исторической эпохе, вполне соответствуют тенденции
  русского символизма к изображению далеких стран и времен. Наконец,
  одноплановость смыслового решения отдельных стихотворений, в отличие от
  ранних произведений Кузмина, на этот раз была дополнена намеренной
  недосказанностью сюжетов. Непосвященному читателю и слушателю не столь уж
  просто было понять, о ком идет речь в стихотворении "Три раза я его видел
  лицом к лицу..."; сюжет может обрываться в самом напряженном месте ("Снова
  увидел я город, где я родился..."); финальная строка: "А может быть, нас
  было не четыре, а пять? " выглядит абсолютно загадочной и открытой
  многочисленным толкованиям ("Нас было четыре сестры, четыре сестры нас
  было..."). И в то же время читатель становился не сторонним наблюдателем,
  как, скажем, в исторических балладах Брюсова, а делался почти
  непосредственным участником всего происходящего, автор говорил с ним как с
  посвященным во все таинства и перипетии событий, делал его равным себе и
  героям как отдельных стихотворений, так и всего цикла {27}.
   Поэтому и сам облик автора "Песен" располагал к мифологизированию. С
  отчетливостью это видно уже в одном из первых откликов - небольшой статье М.
  Волошина. Он писал: "Когда видишь Кузмина в первый раз, то хочется спросить
  его: "Скажите откровенно, сколько вам лет?", но не решаешься, боясь получить
  в ответ: "Две тысячи". Без сомнения, он молод и, рассуждая здраво, ему не
  может быть больше 30 лет, но в его наружности есть нечто столь древнее, что
  является мысль, не есть ли он одна из египетских мумий, которой каким-то
  колдовством возвращена жизнь и память. <...> Мне хотелось бы восстановить
  подробности биографии Кузмина - там, в Александрии, когда он жил своей
  настоящей жизнью в этой радостной Греции времен упадка, так напоминающей
  Италию восемнадцатого века" {28}. Уже первой публикацией "Александрийских
  песен" Кузмин создал вполне определенный облик поэта, свободно
  соседствовавший с уже сформировавшимися образами Брюсова, Бальмонта,
  Сологуба и с формировавшимися на глазах современников обликами Блока, Андрея
  Белого, Вяч. Иванова.
   Волею судеб Кузмин оказался включен в контекст символизма и до поры до
  времени предпочитал не сопротивляться такому включению, дававшему
  возможность регулярно печататься в журналах и выпускать книги, не насилуя
  своего дарования. Однако в кругу символистов он постоянно старается заявить
  о своей самостоятельности.
   Внешне ему наиболее близкой кажется позиция брюсовская, основанная на
  принципах "эстетизма", понимаемого как стремление к максимальной
  независимости художника от идеологических канонов, будь то идеология
  какого-то общественного движения, религиозная или мистическая: "Мы знаем
  только один завет к художнику: искренность, крайнюю, последнюю" {29}.
  Поэтому именно Брюсову Кузмин может пожаловаться: "Сам Вячеслав Иванов, беря
  мою "Комедию о Евдокии" в "Оры", смотрит на нее как на опыт воссоздания
  мистерии "всенародного действа", от чего я сознательно отрекаюсь, видя в
  ней, если только она выражает что я хочу, трогательную фривольную и манерную
  повесть о святой через XVIII в." {30}. Конечно, принять на веру такое
  утверждение об "отречении" невозможно, ибо в "Комедии о Евдокии из
  Гелиополя" отчетливо звучат и мотивы, которые давали Иванову возможность
  трактовать ее смысл именно так {31}, но для нас сейчас важно, что
  откровенное идеологизирование всегда представлялось Кузмину ничем не
  оправдываемым насилием.
   Однако и с Ивановым он поддерживал отношения самые дружественные и до
  известной степени творчески близкие. Иванов делает Кузмина участником своих
  литературных замыслов, держит корректуру книги его "Комедий", выходившей в
  издательстве "Оры", Ивановым же и организованном {32}, постоянно следит за
  его творчеством, стараясь повлиять на замыслы Кузмина уже при самом их
  становлении {33}. Лишь в 1912 году Кузмин решительно разойдется с Ивановым.
   Будучи одним из писателей круга "Весов", Кузмин тем не менее сохраняет
  вполне доброжелательные отношения и с "Золотым руном", и с "Перевалом" -
  отъявленными противниками "Весов". Оставаясь другом многих художников "Мира
  искусства", он в то же время заслуживает глубокую симпатию живописцев
  "Голубой розы", для которых Бенуа или Сомов были "старичками, из которых,
  кажется, уже сыпется песок" {34}. Участвуя в замыслах Мейерхольда, он не
  оставлял мысли о глубоко традиционном театре. И такие примеры можно множить
  и множить. Стараясь ни с кем не ссориться, Кузмин тем не менее достаточно
  определенно показывает, что у него есть некая собственная линия в искусстве.
   Укреплением своих позиций в артистическом мире Петербурга (а тем самым
  - и всей России) Кузмин был озабочен на протяжении всего 1907 года,
  напряженно следя за откликами на новые свои произведения, появившиеся в
  журналах и альманахах. Верный друг В. Ф. Нувель регулярно сообщал ему о
  битвах, ведущихся вокруг его творений {35}, на что Кузмин откликался лениво
  и почти хладнокровно, однако, по сути дела, весьма заинтересованно,
  демонстрируя прекрасную осведомленность и понимание подспудной сути
  полемики.
   В центре споров в это время оказывается повесть "Картонный домик",
  тесно с нею связанный стихотворный цикл "Прерванная повесть" и "Комедия о
  Евдокии из Гелиополя" (первые две были напечатаны в альманахе "Белые ночи",
  пьеса же - в ивановском сборнике "Цветник Ор"). После шумного литературного
  скандала окончательно определяется место Кузмина в современной литературе -
  место несколько сомнительное, однако совершенно особое и весьма заметное.
  Вокруг его произведений ломают копья не только удалые газетные критики, но и
  такие писатели, как Андрей Белый, Блок, Зинаида Гиппиус, Брюсов. Его
  отречения от "Золотого руна" добиваются "Весы", а издатель "Золотого руна"
  Н. П. Рябушинский готов многим пожертвовать, чтобы его участие в журнале
  возобновилось. Рассыпается в любезностях издатель "Перевала" С. А. Соколов,
  ищут сотрудничества киевский журнал "В мире искусства", альманах
  "Проталина", детский журнал "Тропинка", разные газеты. Мейерхольд пробует
  заинтересовать его комедиями В. Ф. Коммиссаржевскую (она, впрочем, остается
  совершенно холодна и отказывается). В конце 1907 года премьера блоковского
  "Балаганчика" с музыкой Кузмина становится событием сезона и - что было
  понято не сразу - событием всей театральной жизни России двадцатого века
  {36}.
   Своего рода вершиной этой популярности оказывается появление весной
  1908 года первого сборника стихов Кузмина.
  
   2
  
   Как и большинство поэтов двадцатого века, Кузмин выстраивал свои книги
  стихов так, чтобы они представляли этап его пути в искусстве. Книги могли
  быть более или менее удачными, могли быть по-разному встречены критикой, но
  в любом случае оказывались этапными в развитии творческой личности.
   "Сети", как поэт озаглавил свою первую книгу, собирались из больших
  блоков, ранее в значительной части опубликованных, но собирались так, чтобы
  предстать в новом качестве, чтобы в совокупности создалась картина несколько
  иная, чем при восприятии каждого из них в отдельности. И потому особую роль
  в формировании сборника начинала играть его композиция.
   "Сети" состоят из четырех частей, но четвертая, "Александрийские
  песни", не участвует в развитии лирического сюжета и является своего рода
  приложением к сборнику, тогда как первые три являют целостную картину, что
  далеко не всегда воспринимается читателями и критиками {37}. Попробуем
  проследить, как эта картина возникает на наших глазах из отдельных
  стихотворений, целостных циклов, а затем и частей книги.
   Первая часть сложена из циклов "Любовь этого лета", "Прерванная
  повесть" и "Разные стихотворения". Если отбросить последний, действительно
  составленный из стихотворений, не складывающихся в сюжет, то довольно легко
  будет определить основную тему этой части: тему неподлинной любви,
  оборачивающейся то разочарованием, как в "Любви этого лета", то прямой
  изменой, как в "Прерванной повести". Собственно о разочаровании и измене
  непосредственно из текстов мы не узнаем, они остаются для нас по ту сторону
  слов, однако переживания, отраженные в стихах, рисуют ситуации весьма
  выразительные. Так, плотская страсть в "Любви этого лета" все время
  воспринимается на фоне то прощания, то воспоминаний о прежних поцелуях, то
  разлуки и забвения... Конечно, трагизм этих стихов на передний план не
  выходит, господствует чувство благодарности за подаренную близость, пусть
  даже она оказывается минутной. Но сложность чувства не должна быть упущена,
  чтобы мы не оказались в плену традиционного отношения к этим стихам, на
  которые столь часто смотрят лишь как на предельное воплощение "духа мелочей,
  прелестных и воздушных". Наделе же в них сливаются полет и приземленность,
  легкость и тяжесть, беспечность и мудрость, что вообще является
  отличительной чертой всего творчества Кузмина.
   Прочтем всего лишь одну строфу из первого стихотворения "Любви этого
  лета" и попытаемся увидеть эту сложность.
  
   Твой нежный взор, лукавый и манящий, -
   Как милый вздор комедии звенящей
   Иль Мариво капризное перо.
   Твой нос Пьеро и губ разрез пьянящий
   Мне кружит ум, как "Свадьба Фигаро".
  
   Строфа стремительно летит, не оставляя читателю времени для раздумья, и
  он успевает уловить лишь опорные слова: "нежный взор", "милый вздор", "нос
  Пьеро", "кружит ум"... И комедии Мариво с моцартовской оперой (она регулярно
  исполнялась самим Кузминым и его друзьями именно в те недели, когда
  замышлялся и начинал создаваться цикл), должны привести читателю на память
  восхитительную легкость, с которой связано наше представление о "Свадьбе
  Фигаро". Одним словом, вспоминается пушкинское: "Как мысли черные к тебе
  придут, Откупори шампанского бутылку Иль перечти "Женитьбу Фигаро"". Но ведь
  и поэт, и его читатель, мысленно обращаясь к пушкинским словам, вспоминают
  также их источник, а стало быть, и всю ситуацию "маленькой трагедии". Тень
  этих воспоминаний неминуемо ложится на приведенные строки, а значит, и на
  все стихотворение, а от него - на весь цикл. И эта тень не останется
  мимолетной, она поддержана впечатлениями (то выраженными в словах, то лишь
  подразумеваемыми) от других стихотворений. Таково, например, завершение
  четвертого:
  
   Наши маски улыбались,
   Наши взоры не встречались
   И уста наши немы...
  
   Вместо лиц - маски, взоры отвращены друг от друга, уста замкнуты
  молчанием - именно так завершается "ночь, полная ласк". Стало быть, и
  персонажи стихотворения становятся не равными самим себе прежним:
  
   Пели "Фауста", играли,
   Будто ночи мы не знали,
   Те, ночные, те - не мы.
  
   Страсть превращается в неподлинную, обманывающую, таит в себе измену и
  постоянное недоверие, пусть даже протагонист цикла и пытается убедить себя:
  
   Ну что ж, каков он есть, таким
   Я его и люблю и принимаю.
   ("Каждый вечер я смотрю с обрывов...")
  
   Цикл завершается на почти счастливой ноте, однако если попробовать
  представить себе дальнейшее развитие событий, то мы увидим, что вся логика
  совершающегося ведет к неизбежной развязке: мимолетная любовь должна
  окончиться, чтобы дать место другим переживаниям.
   Приблизительно то же самое можно сказать и о "Прерванной повести", хотя
  ее структура оказывается еще более сложной. Этот ряд стихотворений
  воспринимался первыми читателями в соотнесении с повестью "Картонный домик"
  (волею судеб и типографии также оказавшейся "прерванной"), и его сюжет
  накладывался на ясную прототипическую основу, которую составляли отношения
  Кузмина с художником С. Ю. Судейкиным. Имя его в стихах не названо, однако
  легко восстановимо по упоминанию: "Приходите с Сапуновым" {38}.
  Захватывающий интерес, с которым прослеживалась судьба вполне реальных
  людей, мешал читателям и критикам уловить глубину и неоднозначность как
  самой повести {39}, так и особенно - стихотворного цикла. На этот раз автор
  сам написал "Эпилог", дающий возможность взглянуть на только что прочитанные
  строки глазами автора, уже знающего, чем завершились события в реальной
  жизни:
  
   Слез не заметит на моем лице
   Читатель плакса,
   Судьбой не точка ставится в конце,
   А только клякса.
  
   Эта клякса, обрывающая прерывистый сюжет, не позволяет читателю
  проследить его развитие до конца, не позволяет довершить образы двух главных
  героев, однако все предыдущее недвусмысленно объясняет, что счастливого
  окончания, как и в "Любви этого лета", быть не может, ибо настроение
  определяется такими словами, как "ревности жало", "отчего трепещу я какойто
  измены?", "мой друг - бездушный насмешник или нежный комик?", "несчастный
  день", "жалкая радость", "унылая свеча" и т. д. "Такие ночи" оказываются
  столь же обманными, как и в открывающем книгу цикле.
   Даже в "Разных стихотворениях", при всем разбросе их тем я настроений,
  особое значение также приобретает завершение раздела:
  
   Меня мучит мысль о Вашем сердце,
   которое, увы! бьется не для меня,
   не для меня!
   ("При взгляде на весенние цветы...")
  
   Вторая часть "Сетей" решительно изменяет настроение первой. Циклы
  "Ракеты", "Обманщик обманувшийся" и "Радостный путник" проводят читателя от
  выдуманных, почти призрачных картин стилизованного повествования в духе
  восемнадцатого века, через нерешительное обретение надежды - к уверенности в
  том, что наконец-то истинная любовь может быть обретена:
  
   Снова чист передо мною первый лист,
   Снова солнца свет лучист и золотист.
  
   Наконец, третья часть переводит описание любви в совсем иную, третью
  тональность. М. Л. Гаспаров в одной из своих работ на основе структурного
  анализа именно этой, третьей части "Сетей" предложил весьма выразительное
  описание мира этих стихотворений: "Сердце трепещет и горит огнем в
  предощущении любви; час трубы настал, свет озаряет мне путь, глаз мой зорок
  и меч надежен, позабыты страхи; роза кажет мне дальний вход в райский сад, а
  ведет меня крепкая рука светлоликого вожатого в блеске лат" {40}. Место
  обманчивой страсти занимает истинная и божественная любовь, к которой ведет
  вожатый, указывающий единственно правильную дорогу.
   Читая дневник Кузмина, мы узнаем, что для него образный строй этих
  стихотворений был связан с видениями, переживавшимися как совершеннейшая
  реальность, так что грудь, рассеченная в видении мечом, потом болела на
  протяжении нескольких дней.
   Конечно, с реальной жизнью Михаила Алексеевича Кузмина, обитавшего в
  Петербурге, на Таврической, 25, это было связано далеко не так прямо, как
  может казаться. Из того же дневника мы узнаем, что в дни, осененные
  виденьями, он, рисовавший себя затворником, втягивался в очередной и не.
  слишком осененный духовностью роман, посещал театры, был погружен в другие
  переживания... Но для развертывания сюжета книги им выстраивалась особая
  реальность, возвышающая любовь до предельно высокого, божественного смысла,
  даруемого и собственными переживаниями, и светлым образом того человека,
  который представал облаченным в латы и вооруженным мечом (тем самым
  уподобляясь святому Кузмина - "водителю вой небесных" Михаилу Архангелу),
  человека, чьим предназначением было - сделать влюбленного в него безусловно
  счастливым.
   Своеобразная трилогия воплощения человеческой любви в любовь
  божественную и составляет главное содержание книги "Сети". Конечно, это
  нельзя понимать прямолинейно: иногда главное заслоняется изящной
  фривольностью, стилизуются иной раз не только слова, но и мысли,
  изменчивость настроения ведет поэта и его читателей по тем дорогам, которые
  кажутся уводящими в сторону, но в конце концов все они неумолимо сходятся.
   И, завершив основной сюжет "Сетей", Кузмин дает как бы изящный повтор
  основных тем и настроений сборника в заключающем его цикле (если не
  самостоятельной книге) "Александрийские песни". Этот цикл, в отличие от
  других разделов "Сетей", лишен сюжетного развития, стихотворения в нем
  обладают некой автономностью, однако в общем "Александрийские песни"
  представляют собою сгусток тем, настроений, приемов творчества, характерных
  для раннего этапа развития поэзии Кузмина. В них есть и беспечный гедонизм
  (особенно в разделе "Канопские песенки"), есть и своеобразные философские
  построения - от почти детски наивных вопросов до глубоких размышлений,
  теснейшим образом связанных с жизненным опытом конкретного человека (раздел
  "Мудрость"), есть и воссоздание любовных переживаний, над которыми все время
  реет призрак смерти, делая их предельно обостренными и в то же время
  просветленными. И все это заключено в рамку одного культурно-исторического
  типа сознания, тесно связанного со своеобразием александрийской культуры,
  какой она представлялась автору.
   Однако поэтический замысел не был сколько-нибудь адекватно прочитан
  критиками, писавшими о "Сетях". Им сборник представлялся прежде всего
  своеобразным учебником поэтического мастерства.
   Произнося вполне традиционное словосочетание - "поэтическое
  мастерство", - надо отдавать себе отчет, что для Кузмина оно было совершенно
  неприемлемым. Можно представить себе, как бы он воспротивился формальным
  разборам своих стихотворений, анализам технического построения. Для него
  техника была всего лишь "послушной, сухой беглостью перстов", которая лежит
  в основании всякого творчества, но сама по себе не заслуживает никакого
  особого внимания.
   Однако сегодняшнему читателю, видимо, все же следует сказать о том, что
  Кузмин внес в русскую поэзию и почему уже первая книга сделала его заметной
  звездой на поэтическом небосклоне, не затерявшейся среди других
  блистательных имен. С далекого расстояния мы смотрим на это время и
  замечаем, что некоторые поэты, считавшиеся тогда корифеями, отодвигаются в
  небытие, а звезда Кузмина и сегодня продолжает гореть ровным сиянием, не
  затмеваемая другими.
   Что читатель нашего времени прежде всего чувствует, открывая сборник
  стихов Кузмина? Ответ может показаться банальным и уже многократно
  произнесенным, но от повторения истина, как известно, не исчезает и не
  искажается: поэзию Кузмина узнаешь в первую очередь по интонации, по
  неповторимому голосоведению, когда звучание воспринимаешь как голос близко
  знакомого человека, который невозможно спутать ни с чем даже спустя годы и
  годы.
   При этом в ней нет никаких особых риторических приемов, нет крика, нет
  интимного шепотка, нет надоедливой "музыкальности". Голос поэта спокоен,
  чист и ясен, но за этим спокойствием скрыта масса изгибов, в которых и
  таится несхожесть.
   Быть может, лучше всего это почувствовала в авторском чтении Марина
  Цветаева, поэт совсем иной интонационной природы, чем Кузмин. Но она
  понимала исключительное значение этой стороны стиха и потому в блестящих
  воспоминаниях "Нездешний вечер" смогла описать чтение, услышанное
  единственный раз в жизни, но запомнившееся на двадцати лет:
  
   "И вольно я вздыхаю вновь.
   Я - _детски_! - верю в совершенство.
   Быть может... это не любовь...
   Но так...
   (непомерная пауза и - mit Nachdruck - всего существа!)
   - _похоже_ -
   (почти без голоса)
   ...на блаженство... <...>
  
   Незабвенное на _похоже_ и _так_ ударение, это было именно так похоже...
  на блаженство! Так только дети говорят: _так_ хочется! Так от всей души - и
  груди. Так нестерпимо-безоружно и обнаженно и даже кровоточаще среди всех -
  одетых и бронированных" {41}.
   Такая "пластичность" голоса тем и хороша, что позволяет каждому видеть
  в поэзии Кузмина свое, индивидуальное. Каждому из читающих он оказывается
  особенно дорог какой-то стороной, которая другому, возможно, представляется
  излишней. Кому-то могут стать близки интонации чуть жеманные и
  стилизованные:
  
   Кто был стройней в фигурах менуэта?
   Кто лучше знал цветных шелков подбор?
   Чей был безукоризненней пробор?
   Увы, навеки скрылося все это...
  
   Для кого-то Кузмин - это в первую очередь восторженное:
  
   Воскресший дух - неумертвим,
   Соблазн напрасен.
   Мой вождь прекрасен, как серафим,
   И путь мой - ясен.
   Кому-то ближе Кузмин интимный и почти домашний:
  
   Я посижу немного у Сережи,
   Потом с сестрой, в столовой, у себя -
   С минутой каждой Вы мне все дороже,
   Забыв меня, презревши, не любя.
  
   И такое перебирание интонаций можно продолжать сколь УГОДНО долго, ибо
  их разнообразие - почти бесконечно. Когда исследователи говорят о влиянии,
  скажем, Маяковского на некоторые стихи Кузмина, то они в первую очередь
  имеют в виду это плохо определимое словами, но безошибочно чувствуемое
  интонационное своеобразие, когда у младшего поэта заимствуется не лексика,
  не сюжеты, не рифмы, не образы, а, пользуясь словом Маяковского, "дикция".
   Это строение кузминских стихов с безусловным господством свободы
  голоса, подчиняющей себе другие элементы стиха, заставляет внести коррективы
  в мнение современников о Кузмине.
   Для читателя стихов начала двадцатого века было привычным свободное
  владение самыми различными твердыми формами, разнообразными
  экспериментальными размерами, смелые опыты в метрике, ритмике, рифмовке и
  пр. - все то, что внесли в литературу Брюсов, Бальмонт, Сологуб, Зинаида
  Гиппиус, Вяч. Иванов и другие поэты-символисты. Кузмин мог бы
  продемонстрировать такое владение с не меньшим, а то и большим основанием,
  чем любой из названных авторов. Но если у всех его предшественников
  экспериментаторство предстает особым щегольством - "смотрите, как я умею!",
  - то для Кузмина оно так же естественно, как и стихотворение, написанное
  четверостишиями четырехстопного ямба с перекрестной рифмовкой. Если верлибр,
  о котором мы уже упоминали, у Блока или Брюсова воспринимается как
  осознанная система минус-приемов, то у Кузмина он включается в интонационное
  пространство традиционного стиха и потому звучит как совершенно естественная
  форма, ничем особым не выделяющаяся на фоне иных размеров.
   То же самое относится и к любому другому элементу поэтической ткани,
  взятому в отдельности.
   Кузмин мог бы считаться чемпионом сложного построения стиха, если бы
  это имело какое-то значение. Рассматривая отдельные элементы его поэтической
  системы, мы можем заметить, как изобретательно и художественно оправданно
  они применяются. Вспомним, к примеру, уже цитированную строфу из первого
  стихотворения "Любви этого лета", где внимательный читатель без труда
  замечает внутренние рифмы, соединяющие первую и вторую строки между собою
  еще теснее, но не так просто увидеть, что "Пьеро" в середине четвертой
  строки рифмуется с окончаниями третьей и пятой строк (и это не случайность,
  так как повторено во всех трех строфах).
   А по соседству с этим - совсем другая строфа:
  
   Зачем луна, поднявшись, розовеет,
   И ветер веет, теплой неги полн,
   И челн не чует змеиной зыби волн,
   Когда мой дух все о тебе говеет?
  
   Здесь также не очень просто заметить внутреннюю рифму в середине второй
  строки, поскольку она связана с концом, а не с серединой первой, но еще
  неожиданнее - полная рифмовка конца второй строки с началом третьей не в
  цезуре, где рифма ощущалась бы отчетливо, а просто так, по ходу движения
  стиха, без какого бы то ни было специального нажима.
   Кузмин с легкостью строит сложно переплетенные строфы (например, в
  стихотворении "Двойная тень дней прошлых и грядущих..."), обращается к
  необычному рефренному построению ("Если мне скажут: "Ты должен идти на
  мученье...""), разрабатывает не только верлибр, но и вполне своеобразные,
  индивидуальные дольники ("Каждый вечер я смотрю с обрыва..." и мн. др.),
  пронизывает свои стихи отчетливой звукописью, никогда не становящейся
  назойливой, создает уникальные для русской поэзии строфы... {42} Но почти
  никогда этим экспериментам не придается какого-либо особого значения, они
  спрятаны в глубь стиха и заметны только при специальном анализе. Многие ли
  замечали, что открывающее "Сети" стихотворение "Мои предки", неоднократно
  попадавшее в хрестоматии и одно из самых известных массовому читателю,
  целиком состоит из одной фразы, протянувшейся на пятьдесят две строки, - и в
  этом нет ни малейшей искусственности, ни тени синтаксической натяжки?
   Как кажется, такое представление о поэзии и поэтике Кузмина заставляет
  отвергнуть мнения авторитетных критиков о "Сетях", видевших в этой книге
  прежде всего сборник изящных безделушек, безусловно имеющих право на
  существование, но не претендующих на что-либо большее. Достаточно привести
  ряд цитат, чтобы убедиться в этом: "Стихи М. Кузмина - поэзия для поэтов.
  Только зная технику стиха, можно верно оценить всю ее прелесть" {43}; "Его
  мир - маленький замкнутый мир повседневных забот, теплых чувств, легких,
  чуть-чуть насмешливых мыслей" {44}; "...Кузмина все же нельзя поставить в
  числе лучших современных поэтов потому, что он является рассказчиком только
  своей души, своеобразной, тонкой, но не сильной и слишком ушедшей от всех
  вопросов, которые определяют творчество истинных мастеров" {45}.
   Думается, такой "общий глас" был безусловно ошибочен. "Современные
  вопросы", которых так не хватало критикам в его поэзии, уже давно
  отодвинулись на задний план, не входят в мир повседневных интересов
  сегодняшнего русского читателя, но остались те духовные поиски, та
  всечеловеческая реальность, которые определили основную направленность
  первого сборника стихов Кузмина:
  
   Светлая горница - моя пещера,
   Мысли - птицы ручные: журавли да аисты;
   Песни мои - веселые акафисты;
   Любовь - всегдашняя моя вера.
  
   Приходите ко мне, кто смутен, кто весел,
   Кто обрел, кто потерял кольцо обручальное,
   Чтобы бремя ваше, светлое и печальное,
   Я как одежу на гвоздик повесил.
  
   3
  
   С выходом "Сетей" завершилось перевоплощение Кузмина в совсем иного
  человека, чем тот, которого знали друзья до сего времени. Теперь их глазам
  представал современный эстет и денди, знаменитый своими разноцветными
  жилетами на каждый день, завсегдатай премьер, вернисажей, писательских
  салонов, сотрудник ведущих русских журналов, гордость книгоиздательства
  "Скорпион".
   Утвердившись в этом своем новом качестве, Кузмин начал деятельность
  профессионального литератора. Казалось, что его литературная и частная жизнь
  наконец-то сомкнулись в единое целое и теперь за ними можно следить как за
  чем-то безусловно общим. Однако выяснилось, что это было не вполне так.
   С 1908 по 1917 год Кузмин издал всего две поэтические книги,
  переключившись в основном на прозу. Количественно сборники его рассказов и
  повестей, отдельно изданные романы превосходят издания стихов, что
  становится более очевидным, если вспомнить еще о двух книгах пьес и
  опубликованном вокальном цикле "Куранты любви".
   Но и поэтические книги этих лет, увиденные спокойным взором с
  известного временного расстояния, оказываются далеко не равноценными. Сам
  Кузмин, пользуясь гимназической системой оценок, с некоторым колебанием
  ставит "Сетям" все-таки пятерку, вышедшие в 1912 году "Осенние озера"
  получают лишь тройку, а "Глиняные голубки" 1914 года оценены и вовсе
  безнадежной двойкой {46}.
   Откровенно говоря, с такой самооценкой можно согласиться.
  Действительно, второй и третий сборники стихов представляют собою прямое
  продолжение "Сетей" по всем принципам построения, обращения с материалом,
  отдельные стихотворения в них не менее совершенны по форме, но отчетливо
  заметно, что за внешним совершенством пропадает глубокое внутреннее
  содержание, столь явное в "Сетях".
   Конечно, далеко не ко всем стихотворениям это относится. И в "Осенних
  озерах", и в "Глиняных голубках" немало отдельных поэтических удач, но
  впечатления целостности эти книги не производят. На наш взгляд, это связано
  с наиболее отчетливой, тенденцией в общем развитии поэтики Кузмина: именно в
  эти годы, с 1908-го по 1914-й, он все более и более движется к упрощению и
  даже некоторой примитивизации своих стилевых поисков. Отчасти это связано с
  направлением эволюции его литературных воззрений, отчасти - с той внешней
  ситуацией, в которой он оказался. Поэтому разговор о новом этапе
  поэтического развития Кузмина следует начать с отступления в другие области.
   "Сети" определили место поэта среди ведущих русских символистов, хотя
  он никогда и не претендовал на роль теоретика, серьезного литературного
  критика, журнального бойца, да и сами его произведения чаще всего
  рассматривались, по выражению Андрея Белого, как предназначенные "для
  отдыха": изящная проза и милая поэзия.
   И для самого внутреннего склада Кузмина такое отношение было вовсе не
  противоестественно. В его прозе и поэзии то сложное, нередко даже
  мистическое содержание, которое символисты столь охотно демонстрировали,
  существовало потаенно. Поза "мистагога", "теурга", носителя эзотерического
  знания была ему в высшей степени чужда, хотя какие-то намеки на владение
  тайным знанием мы время от времени чувствуем. Соответственно, по совершенно
  различным образцам строилось литературное поведение символистов и Кузмина.
  Уже говорилось о том, как Кузмин строил свои отношения с писателями,
  представлявшими два полюса русского символизма того времени, - с Брюсовым и
  Вяч. Ивановым. Но схождения и расхождения определялись не только личностными
  контактами, но и всем типом отношения к действительности.
   Так, Вяч. Иванов видел в скрытом мистицизме ряда стихотворений и
  прозаических вещей Кузмина то откровение, которое достигается путем
  индивидуального потаенного знания, молитвы, мистических озарений. По
  Иванову, такое откровение могло оказаться поучительным и для других людей, а
  стало быть, Кузмин оценивался как потенциальный член некоей гипотетической
  общины людей, объединенных этими знаниями и опытом.
   Но для самого Кузмина подобные попытки не могли не выглядеть заранее
  обреченными на неуспех, потому что частный, индивидуальный опыт религиозного
  переживания действительности, вынесенный в качестве образца пусть для
  сравнительно немногих людей, представлялся ему профанированным и тем самым
  лишенным всякого смысла. Тайна остается действенной до тех пор, пока она
  тайна, а не предмет разглагольствований и "мозгологства", как сам Кузмин и
  некоторые его друзья определяли прихотливые изгибы ивановских бесед.
   В каком-то смысле ему более близка была позиция Брюсова, не
  требовавшего потаенной сложности и вполне удовлетворенного уже
  реализованными возможностями Кузмина-поэта {47}. Но и позиция Брюсова
  устраивала его далеко не полностью, и главной причиной тому была брюсовская
  ориентация на сугубо литературную систему ценностей, замкнутость в пределах
  книжно-журнальной полемики. Не могла не раздражать и поза мэтра, бесстрастно
  судящего своих современников и раздающего неопровергаемые оценки. Насколько
  можно судить по дневнику и критическим статьям Кузмина, особой ценностью для
  него обладало искусство, наделенное большой внутренней свободой, той
  свободой, которая легко выражается в неправильностях, небрежности,
  незавершенности, которая позволяет писателю с равной степенью легкости быть
  цельным и расколотым, мистиком и реалистом, - одним словом, наиболее
  соответствовать природе своего дарования.
   Источники такого отношения к творчеству еще нуждаются в определении,
  отдельные точные наблюдения {48} должны быть сложены в единую систему, но
  уже и сейчас ясно, что в основе этого отношения у Кузмина лежит глубоко
  осознанный и переработанный сугубо индивидуальный опыт, понимаемый как
  нерасчлененное и нерасчленимое единство личности, выражающей себя в
  произведении.
   Из этого же исходит и определение Кузминым собственной литературной
  позиции. До тех пор пока на его творческую индивидуальность никто не
  посягает, он вполне спокойно соседствует с каким-либо другим писателем,
  теоретиком, литературной группой и пр., но как только начинаются попытки
  вмешательства в естественное развитие поэтической личности - происходит
  бунт, ведущий к пересмотру любых позиций, какими бы прочными они ни
  казались.
   Именно этим, по всей вероятности, определяется последовательное
  отчуждение Кузмина ото всех литературных направлений и группировок,
  заинтересованных в том, чтобы иметь в своих рядах такого незаурядного поэта.
   Типичным примером подобного расхождения является разрыв Кузмина с Вяч.
  Ивановым. Сугубо личные причины {49} были, скорее всего, лишь внешним
  выражением глубокого внутреннего недовольства Кузмина той открыто
  идеологической полемикой, в которую он (видимо, помимо своей воли) оказался
  втянут. Повод был достаточно незначительным: при публикации в журнале "Труды
  и дни" его рецензии на сборник Иванова "Cor Ardens" редакцией был урезан ее
  конец, что вызвало возмущение как Иванова, так и самого Кузмина. Надо
  сказать, что в этой утраченной фразе не было ничего принципиального {50}, но
  всю создавшуюся ситуацию Кузмин решил использовать, чтобы решительно
  размежеваться с позицией журнала, четко определившейся уже в первом его
  номере. За отдельными частными пунктами полемики отчетливо просматривается
  главное - несогласие видеть в русском символизме единственного законного
  наследника всей мировой литературы, на чем решительно настаивали многие
  авторы первого номера "Трудов и дней". В письме в редакцию журнала
  "Аполлон", даже не уточняя, о какой именно фразе, снятой в печати, идет
  речь, Кузмин решительно говорит: "Как ни неприятно "Трудам и дням", но школа
  символистов явилась в 80-х годах во Франции и имела у нас первыми
  представителями Брюсова, Бальмонта, Гиппиус и Сологуба. Делать же
  генеалогию: Данте, Гете, Тютчев, Блок и Белый - не всегда удобно, и выводы
  из этой предпосылки не всегда убедительны" {51}. Хотя имя Иванова было
  устранено из письма, он не мог не принять многого из того, что произнес
  Кузмин, на свой счет, и личная ссора была таким образом возведена к более
  серьезным и значительным для литераторов расхождениям в эстетике и
  идеологии.
   По аналогичной схеме во многом строились отношения Кузмина с другим
  сообществом литераторов, в члены которого его нередко записывают и до сих
  пор. Акмеист Кузмин или нет - споры об этом шли и идут в литературе с давних
  пор. Определение, данное ему В. М. Жирмунским, - "последний русский
  символист" {52}, - не учитывает индивидуальной реакции Кузмина на любые
  попытки присоединить его к программным выступлениям символистов, являясь
  только типологическим определением, да и то в рамках концепции самого
  Жирмунского. Но нисколько не более обоснованны и попытки сблизить Кузмина с
  акмеизмом. Уже не раз цитировались резкие определения, которые Кузмин в
  различных статьях давал этой группе, и опровергнуть таким образом мнение о
  Кузмине-акмеисте очень легко. Но гораздо более существенным и поучительным
  является рассмотрение его схождений и расхождений с акмеистами в контексте
  литературного процесса эпохи.
   Казалось бы, тесная дружба с Гумилевым после его приезда в Петербург из
  Парижа, единство литературной позиции в период первого и наиболее серьезного
  кризиса символизма, когда в 1910 году Кузмин вместе со всей "молодой
  редакцией" журнала "Аполлон" явственно заявляет о своей приверженности курсу
  Брюсова, а не декламациям Блока и Вяч. Иванова (как представляется, эта
  позиция отразилась в тексте рассказа "Высокое искусство", посвященного
  Гумилеву), статья "О прекрасной ясности", участие в заседаниях "Цеха
  поэтов", предисловие к первой книге стихов Анны Ахматовой, - все это
  указывает, что определенная близость существовала. И однако никто из
  акмеистов никогда не говорил и не писал, что Кузмин принадлежит к их узкому,
  корпоративно замкнутому кругу.
   Чаще всего в качестве доказательных объяснений фигурируют личные
  мотивы. Вот что рассказывала, например, Ахматова: "У нас - у Коли
  <Гумилева>, например, - все было всерьез, а в руках Кузмина все превращалось
  в игрушки... С Колей он дружил только вначале, а потом они быстро разошлись.
  Кузмин был человек очень дурной, недоброжелательный, злопамятный. Коля
  написал рецензию на "Осенние озера", в которой назвал стихи Кузмина
  "будуарной поэзией". И показал, прежде чем напечатать, Кузмину. Тот попросил
  слово "будуарная" заменить словом "салонная" и никогда во всю жизнь не
  прощал Коле этой рецензии..." {53}
   Нет сомнений, что одна из рецензий (Гумилев писал об "Осенних озерах"
  трижды {54}) задела Кузмина настолько, что он - редкий случай в истории
  русской литературы! - счел нужным дезавуировать свою собственную рецензию на
  гумилевское "Чужое небо": высоко отозвавшись о сборнике на страницах
  "Аполлона", он через несколько месяцев в "Приложениях к "Ниве"" оценивал ту
  же книгу почти уничтожающе. Но вряд ли стоит сомневаться, что инцидент с
  гумилевской рецензией был лишь толчком, поводом к решительному разрыву с
  Гумилевым и возглавляемой им школой.
   Для Кузмина было очевидным фактом (другое дело, насколько это
  соответствовало действительности), что акмеизм как литературное направление
  является в первую очередь отражением личности его основателя, то есть
  Гумилева. Следовательно, именно гумилевская эстетика должна была
  проецироваться на все представления акмеизма об эстетической природе
  литературы. А тут расхождение между двумя поэтами оказывается
  принципиальным. Кузмин не раз язвительно издевался над словами Кольриджа,
  охотно повторявшимися Гумилевым: "Поэзия есть лучшие слова в лучшем
  порядке", - а ведь именно из этого принципа исходил Гумилев в своих
  критических работах и в практике заседаний "Цеха поэтов". Тяготение
  Гумилева, следом за ним и всего "Цеха", а отчасти и акмеизма, к нормативной
  поэтике не могло не вызывать решительного противодействия у Кузмина, Именно
  поэтому внешнего повода было достаточно для резкого расхождения между двумя
  поэтами. За частными недоразумениями и неприязненностью легко
  просматривается принципиальное различие во взглядах на поэтическое
  творчество.
   К первой половине десятых годов относится и закрепление за Кузминым
  репутации человека, лишенного каких бы то ни было моральных устоев. Наиболее
  отчетливо такое отношение выразилось в поздних заметках Ахматовой и в облике
  того из персонажей "Поэмы без героя", за которым более всего угадывается
  Кузмин {55}. В одной из не опубликованных при жизни заметок к "Поэме без
  героя" Ахматова писала: "Мне не очень хочется говорить об этом, но для тех,
  кто знает всю историю 1913 года, - это не тайна. Скажу только, что он,
  вероятно, родился в рубашке, он один из тех, кому все можно. Я сейчас не
  буду перечислять, что было можно ему, но если бы я это сделала, у
  современного читателя волосы бы стали дыбом" {56}. С большой степенью
  уверенности можно утверждать, что в первую очередь Ахматова здесь имела в
  виду ситуацию, вкратце описанную одним из мемуаристов-современников: "Читал
  он однажды мне свой дневник. Странный. В нем как-то совсем не было людей. А
  если и сказано, то как-то походя, равнодушно. О любимом некогда человеке:
   - Сегодня хоронили N.
   Буквально три слова. И как ни в чем не бывало - о том, что Т. К.
  написала роман и он уж не так плох, как это можно было бы ожидать" {57}.
  Всем читавшим Кузмина были известны его отношения с молодым поэтом-гусаром
  Всеволодом Князевым, и очень многих шокировало, что после того, как Князев
  покончил с собой в результате несчастной влюбленности в О. А.
  Глебову-Судейкину (внешне казалось, что второй раз она вмешалась в судьбу
  Кузмина, разлучив его с любимым человеком: сначала с Судейкиным, а затем и с
  Князевым), Кузмин выказывал полное равнодушие и даже не присутствовал на
  похоронах.
   Естественно, мы не можем говорить с полной уверенностью, но по дневнику
  Кузмина схема событий представляется совершенно ясной: все отношения Кузмина
  и Князева, начавшиеся в мае 1910 года, проходили под знаком грозящей
  неверности. Приступы страстной любви сменялись ссорами ревности, даже
  скандалами, в которых акценты расставлялись чрезвычайно резко. В конце
  августа 1912 года Кузмин поехал в Ригу, где Князев тогда служил, и они
  провели вместе несколько счастливых дней, а потом неожиданно расстались. О
  причинах расхождения нам ничего не известно, однако оно зафиксировано с
  несомненной точностью. И все дальнейшее - приезды Князева в Петербург, его
  визиты с Глебовой-Судейкиной в "Бродячую собаку", столкновения там с
  Кузминым, свидетелями которых были многочисленные мемуаристы, - происходило
  уже в совершенно другой психологической обстановке: вместо подозревавшегося
  всеми, в том числе и Ахматовой, необычного любовного треугольника, где не
  двое мужчин соперничали из-за женщины, а мужчина и женщина были связаны
  сложными отношениями с другим мужчиной, создалась ситуация совсем иная -
  драматический роман Князева с Глебовой-Судейкиной, проходивший на фоне уже
  закончившихся его отношений с Кузмииым. Если вспомнить, как описывается в
  "Картонном домике" реакция Демьянова на окончание романа с Мятлевым (судя по
  дневнику Кузмина, такое описание полностью соответствует реальному эпизоду),
  то нетрудно понять и природу дальнейшей "бесчувственности" Кузмина: роман
  завершился, и теперь любимый в прошлом человек стал абсолютно чужд, потому и
  его смерть волнует не более, чем смерть любого слегка знакомого человека.
  Это может нравиться или нет, но ламентировать по этому поводу и считать на
  основании этого Кузмина исключительно безнравственным человеком -
  несправедливо.
   Безусловно, Ахматова была художественно права, создавая в "Поэме без
  героя" образ "Арлекина-убийцы", явственно наделенного чертами Михаила
  Алексеевича Кузмина, но переносить это художественное решение в реальные
  события 1912-1913 года и на этом основании предъявлять своеобразный
  нравственный иск Кузмину - невозможно.
   Перипетии частной и литературной жизни Кузмина, безусловно, сказались и
  на его творчестве.
   Нежелание каким бы то ни было образом ассоциироваться с литературными
  группами того времени привело его к определенной изоляции в высокой
  литературе. После прекращения в 1909 году "Весов" и "Золотого руна" Кузмин
  сделался деятельнейшим сотрудником только что возникшего журнала "Аполлон",
  одним из тех, кто не просто там сотрудничал, но до известной степени
  определял и внутреннюю политику журнала. Однако расхождение с Гумилевым не
  могло не повлиять и на отношения с "Аполлоном", где Гумилев по-прежнему
  оставался весьма влиятелен. После инцидента с "Трудами и днями" новые
  предприятия символистов также не выглядели для Кузмина хоть сколько-нибудь
  привлекательными. Отношения с Брюсовым явственно ухудшились, и в "Русской
  мысли" за годы его властвования в литературном отделе Кузмин практически не
  печатался. Традиционные толстые журналы не могли преодолеть своей неприязни
  к столь скандальной фигуре, какой для них по-прежнему представал Кузмин, и,
  как следствие всего этого, главным местом сотрудничества для него
  становились не очень притязательные издания типа "Невы", "Аргуса",
  "Огонька", "Вершин" и пр, вплоть до бульварного "Синего журнала" и
  суворинского "Лукоморья", которыми очень многие литераторы с именем
  пренебрегали. Конечно, его стихи печатали и вполне серьезные "Северные
  записки", и разного рода альманахи, среди которых были весьма незаурядные
  "Стрелец" и "Альманах муз", но постоянное сотрудничество связывало его чаще
  всего с полубульварными изданиями, которые требовали от своих авторов не
  художественного совершенства, а прежде всего доступности самому
  непритязательному читателю. Если на "Осенних озерах" это обстоятельство еще
  не успело сказаться, то в "Глиняных голубках" проявилось в полной мере.
   Вторая существенная особенность - регулярное сотрудничество с театрами,
  для которых Кузмин писал не только музыку, но и целые пьесы, нередко вместе
  с музыкой. Эти пьесы ставились и в серьезных театрах, и в многочисленных по
  тому времени театрах миниатюр, и в полулюбительских спектаклях, но во всех
  случаях они были ориентированы на беспечную легкость восприятия, должны были
  доставлять зрителям веселье и радость, не заставляя особенно задумываться
  над сложными проблемами.
   Наконец, на изменении тональности творчества Кузмина не могло не
  сказаться и изменение круга его общения. Если ранее он чаще всего беседовал,
  заводил дружбы и считался своим среди элитарного художественного круга
  (Дягилев, Сомов, Мейерхольд, Вяч. Иванов, Блок, Сологуб, Анненский, Брюсов и
  др.), то теперь все чаще и чаще он оказывается окружен молодыми поэтами,
  артистами, художниками, музыкантами, для которых является безусловным
  мэтром, чьим словам следует беспрекословно внимать. Хотя поза учителя,
  насколько можно судить по воспоминаниям, была Кузмину абсолютно чужда, все
  же такое отношение не могло не воздействовать на его сознание. Вместо
  общения с равными как равный он оказывался среди людей, явно уступающих ему
  в интеллектуальной и художественной силе. Особенно заметно проявилось это в
  то время, когда он сблизился с популярной беллетристкой Е. А. Нагродской и
  на какое-то время даже поселился в ее большой квартире.
   На некоторое время критерии художественного совершенства оказались у
  Кузмина сдвинутыми: все написанное казалось безусловно удачным, а раз
  напечатанное неуклонно включалось и в книгу стихов. В беллетризованных
  мемуарах Георгия Иванова есть сценка, которая вполне может оказаться и
  вымыслом (тем более что страницы "Петербургских зим", посвященные Кузмину,
  пронизаны явным недружелюбием, связанным с различными внешними причинами),
  но вполне соответствует тому впечатлению, какое оставляют сборники Кузмина
  начала десятых годов. На вопрос автора воспоминаний, включать ли какое-то
  стихотворение в книгу или нет, Кузмин отвечает: "Почему же не включать?
  Зачем же тогда писали? Если сочинили - так и включайте..." {58}.
   По-прежнему в "Осенних озерах" и в "Глиняных голубках" остается умение
  простыми словами выразить любовь и нежность, за пустячным эпизодом
  разглядеть глубокий внутренний смысл, соединить мифологический сюжет с
  сегодняшними переживаниями, достичь органического единства стилизации под
  древность и современности, построить сюжет большого стихотворения... Однако
  многописание явно не идет Кузмину на пользу. Так, скажем, цикл "Газелы" в
  "Осенних озерах" был бы хорош, если бы состоял не из тридцати весьма
  однообразных стихотворений, а из пяти-шести: стремление автора попробовать
  свои силы в новой для него стихотворной форме, не продиктованное строгими
  требованиями взыскательного художника, обернулось утомительным для читателя
  (да, кажется, и для писателя тоже) занятием.
   Читая вошедший в "Глиняные голубки" "роман в отрывках", нередко
  поражаешься формальной изобретательности Кузмина, создающего доселе
  небывалые строфические построения, пользующегося ритмическими и метрическими
  изысками, но сам замысел при всем этом остается неполноценным. Перед нами
  лишь разрозненные фрагменты, плохо складывающиеся в единую картину.
  Романтическая история оказывается незавершенной, а идеологические споры и
  конфликты, обещанные появлением в последних отрывках графа Жозефа де Местра,
  так и не успевают развернуться.
   Подобных примеров в двух больших сборниках стихов - более чем
  достаточно. Сохраняя, конечно, свое творческое лицо, Кузмин все более и
  более снижает тот пафос, который так отчетливо виден в "Сетях", - пафос
  ощущаемого в любой, самый незначительный момент жизни восприятия Божьего
  мира в его гармонической цельности. Текущая критика отнеслась к "Осенним
  озерам" благожелательнее, чем к "Сетям", иногда даже отдавая им в прямом
  сравнении преимущество. Однако, с нашей точки зрения, этот сборник (не
  говоря уже о "Глиняных голубках") выглядит гораздо менее цельным, чем первая
  книга стихов. Вряд ли случайно И. Анненский с таким недоверием писал в
  статье "О современном лиризме" (1909) о цикле, которому предстояло в будущем
  завершать "Осенние озера" и придавать им особый смысл: "А что, кстати,
  Кузмин, как автор "Праздников Пресвятой Богородицы", читал ли он Шевченко,
  старого, донятого Орской и иными крепостями, - соловья, когда из
  полупомеркших глаз его вдруг полились такие безудержно нежные слезы - стихи
  о Пресвятой Деве? Нет, не читал. Если бы он читал их, так, пожалуй бы, сжег
  свои "Праздники"" {59}. Действительно, более чем странным выглядит в цикле
  прямой перепев пушкинского: "Родила царица в ночь Не то сына, не то дочь; Не
  мышонка, не лягушку, А неведому зверюшку"; столь же неуместна и кузминская
  версия рассказа о Благовещении; да и само завершение сборника, включавшего
  стихи с откровенными описаниями физической страсти, обращениями к Богородице
  представляется едва ли не кощунственным.
   Еще показательнее в этом отношении военные стихи, которые Кузмин охотно
  писал и печатал в разных журналах и газетах 1914-1915 годов. В них, пожалуй,
  единственный раз за всю творческую биографию Кузмин утерял даже собственную
  интонацию: его стихи становятся плохо отличимыми от многочисленных поделок
  того времени. К счастью, это продолжалось сравнительно недолго.
   Начиная приблизительно с 1916 года в творческой манере Кузмина что-то
  начинает меняться, пока почти потаенно для читателей, но уже вполне ощутимо
  для самого автора. И с самого начала двадцатых годов глазам читателей
  предстает новый облик Кузмина, все яснее и яснее выявляющийся с каждой новой
  книгой.
  
   4
  
   Сказав "с самого начала двадцатых годов", мы несколько опередили
  события, ибо отдельные изменения оказались заметны в первых двух книгах
  Кузмина, выпущенных им после революции - в 1918 году. Одна из них
  представляла собой небольшую брошюрку, состоящую всего из двух
  стихотворений, вторая - вполне солидную книгу стихов (хотя, конечно, вдвое
  меньшую по размерам, чем любая из трех предыдущих), но в них обеих было
  нетрудно заметить неожиданно новые для, казалось бы, уже вполне
  сформировавшегося поэта особенности.
   Но прежде чем начать разговор о перемене творческой манеры, необходимо
  очертить тот круг представлений об изменившейся вселенной и месте художника
  в ней, который сложился у Кузмина постепенно и к середине двадцатых годов
  стал вполне определенным. Для него, старательно устранявшегося в своих
  произведениях от политики и любых событий общественной жизни, само
  представление о том, что его творчество окажется каким-то образом
  соотнесенным с ними, было немыслимо. Еще в 1907 году на предложение Брюсова
  участвовать в октябристской газете "Столичное утро" он хладнокровно отвечал:
  "Октябристский характер газеты мне безразличен, т. к. я совершенно чужд
  политики, а в редкие минуты небезразличия сочувствую правым" {60}. Но и сам
  этот вопрос был задан Брюсовым скорее из вежливости, и ответ был получен
  совершенно ожидавшийся.
   В годы же наибольших перемен русской жизни современная действительность
  стала все чаще врываться в произведения Кузмина. Ранее она время от времени
  получала отражение в дневнике (особенно в период революции 1905 года, когда
  записи становятся особенно насыщенными фактами и оценками), но в стихи и
  прозу не попадала никак, поскольку практически не затрагивала частной жизни
  самого поэта. Но с началом мировой войны политика стала в эту жизнь
  вмешиваться самым решительным образом. Новый друг Кузмина Юрий Юркун вполне
  мог быть призван в армию, и волнения по этому поводу регулярно отражаются
  уже не только в дневнике, но и в стихах, придавая им до некоторой степени
  оппозиционный по отношению к господствующим мнениям характер. Осознание
  того, что война превращается в жестокую реальность, непосредственно
  касающуюся близких ему людей, заставило поэта занять вполне определенную
  позицию. Увидав рядом с собой неприкрашенный лик войны, Кузмин решительно от
  него отвернулся.
   Напечатанный осенью 1917 года очерк Г. Чулкова, где Кузмин не назван по
  имени, но узнается безошибочно, зафиксировал очень четко выраженную позицию:
  войну нужно прекратить во что бы то ни стало, и любые средства для этого
  хороши. Именно в таком контексте произнесена фраза, нуждающаяся в
  специальном толковании: "Разумеется, я большемик" {61}. В те дни "большевик"
  значило прежде всего - любым путем желающий прекращения войны. Но и в
  дальнейшем, особенно в первые дни после 25 октября, в дневнике Кузмина
  нередко выражена симпатия к совершившим переворот и к пошедшим за ними:
  "Солдаты идут с музыкой, мальчики ликуют. Бабы ругаются. Теперь ходят
  свободно, с грацией, весело и степенно, чувствуют себя вольными. За одно это
  благословен переворот" (4 декабря 1917).
   Можно предположить, что в сознании Кузмина революция была связана с
  пробудившейся энергией тех люмпенизированных масс, которым он давно и прочно
  симпатизировал, которые представлялись ему одним из слоев, с наибольшей
  полнотой выражающих коллективное сознание традиционно молчащей России. В
  этом смысле они становились в чем-то подобными старообрядцам, чье отношение
  к текущим событиям формировалось на основе не сегодняшних газет и
  политических брошюр, а древнего уклада жизни, тем самым поднимаясь над
  суетой нынешнего дня и обретая безусловную правоту. Точно то же происходит и
  с "хулиганами", "гостинодворцами", теми "двенадцатью", что теперь
  оказываются ядром власти.
   Но уже в марте 1918 года он записывает: "Действительно, дорвавшиеся
  товарищи ведут себя как Аттила, и жить можно только ловким молодцам..."
  Достаточно быстро он увидел, что большевистская революция оказалась не
  стихийным излиянием народной (пусть даже в том ограниченном понимании,
  которое вкладывал в это понятие он сам) воли, а чем-то совершенно другим.
  Становилось все более ясно, что во главе переворота по большей части
  оказались люди, обладающие своими представлениями о том, как надо эти
  стихийные силы использовать в своих интересах. Организующая сила партии
  большевиков, почти незаметная на огромных пространствах России, в столице
  была ощутима в полной мере, и в открыто политическом цикле стихов 1919 года
  "Плен" Кузмин не случайно сравнил ее с деятельностью одной из наиболее
  одиозных личностей в истории России: "Не твой ли идеал сбывается, Аракчеев?"
  {62}
   При этом главный упрек, бросаемый им большевизму, - это уничтожение
  частной жизни во всех ее проявлениях: частного капитала, частного
  предпринимательства, частного заработка и, как результат всего этого, -
  вообще человеческой индивидуальности, подчиняемой теперь государству
  непосредственно, во всех своих самых насущных нуждах, когда без
  снисходительно выделяемых пайков становилась совершенной реальностью смерть
  от голода или холода.
   Для поэта, привыкшего существовать независимо от государства,
  коллектива, просто современников и в этой независимости видевшего залог
  художественной самостоятельности, такое положение вещей было немыслимо, оно
  требовало какого-то Реального противостояния.
   В "Плене" таким противостоянием оказывалась надежда на то, что
  солнечный свет, парадоксально-ироническим образом оборачивающийся теплом
  содержимых частным лицом бань, вернется в мир и снова озарит его своим
  сиянием.
   В создававшихся в конце 1917 и первой половине 1918 года "Занавешенных
  картинках" таким противостоянием являлась плотская любовь во всех ее
  аспектах - от почти невинной детской до гривуазно-стилизованной, от
  изысканной до грубо материальной (и, конечно, в равной степени гомо-,
  гетеро- и бисексуальной) {63}.
   На какое-то время опорой могло стать искусство, которое должно было
  оградить поэта от происходящего как бы магическим кругом, создать оазис,
  изолированный от наступления жестокого внешнего мира. Как параллель такому
  искусству возникали воспоминания о прежнем быте, причем воспоминания,
  включавшие в единый поток и религиозные переживания, и любовные, и
  восторженное перечисление многочисленных торговых домов:
  
   Кожевенные, шорные,
   Рыбные, колбасные,
   Мануфактуры, писчебумажные,
   Кондитерские, хлебопекарни, -
   Какое-то библейское изобилие, -
   Где это? Мучная биржа,
   Сало, лес, веревки, ворвань...
  
   И, как почти неизменный апофеоз:
  
   Яблочные сады, шубка, луга,
   Пчельник, серые широкие глаза,
   Оттепель, санки, отцовский дом,
   Березовые рощи да покосы кругом.
  
   (""А это - хулиганская", - сказала...")
  
   Но постепенно одна надежда за другой рушились. Прежний хорошо
  устроенный теплый быт не только не возвращался, но и становился все более
  недостижимым. Плохой защитой от жестокости внешнего мира оказывалось и
  искусство. Все реже и реже могло претворяться в действительность гордое
  заявление 1922 года:
  
   Устало ли наше сердце,
   ослабели ли наши руки,
   пусть судят по новым книгам,
   которые когда-нибудь выйдут.
  
   ("Поручение")
  
   В пореволюционные годы Кузмин издал восемь из одиннадцати своих
  стихотворных сборников, однако ни один из них не идет ни в какое сравнение с
  предыдущими книгами по объему: "Двум", "Занавешенные картинки" и "Новый
  Гуль" представляют собою летучие брошюрки, "Эхо" - скорее всего собрание
  оставшегося от других книг невостребованного ими материала (не зря по
  упоминавшимся уже "гимназическим" оценкам "Эхо" получило категорическую
  двойку, а "Новый Гуль" - натянутую тройку)- Поэтому поэтический мир
  "позднего" Кузмина имеет смысл рассматривать в основном по четырем книгам:
  "Вожатый" (1918), "Нездешние вечера" (1921), "Параболы" (1923) и "Форель
  разбивает лед" (1929).
   Да и первые две книги как бы пересекаются: в сборник "Вожатый" вошли
  стихи 1913-1917 годов, а в "Нездешние вечера" - 1914-1920-го. В композиции
  как того, так и другого сборника нет строгой обязательности, сюжетности
  циклов, как то было в прежних книгах, да и сами циклы дополняют друг друга:
  очень близки "Виденья" из "Вожатого" и "Сны" из "Нездешних вечеров", "Лодка
  в небе" представляется своеобразным продолжением и развитием цикла "Плод
  зреет", а многое из "Вина иголок" свободно вписалось бы в цикл "Фузий в
  блюдечке". Потому две эти книги можно считать своеобразной дилогией.
   Обе части этой "дилогии" выстроены по довольно сходному композиционному
  принципу. В самых общих чертах его можно было бы описать как движение от
  попыток успокоенно-благословляюще взглянуть на мир и далее - через
  открывающиеся за внешней успокоенностью симптомы глубинного неустройства
  вселенной - к осознанию очевидной дисгармоничности, угрожающей человеку уже
  непосредственно. А в заключение - облегченный вздох венчающего "Вожатый"
  стихотворения "Враждебное море": "Таласса!" или восторженно ликующее
  прославление "всех богов юнейшего и старейшего всех богов", которым
  заканчиваются "Нездешние вечера":
  
   Все, что конченным снилось до века,
   ввек не кончается!
  
   ("Рождение Эроса")
  
   Конечно, такая схема не принимает во внимание множество самых
  разнообразных подробностей, которыми уснащены соположенные друг с другом
  стихотворения, более того: композиционные ходы могут даже временами
  опровергнуть общее направление движения, могут отсылать читателя на неверный
  путь и заставлять ошибаться. Но пристальное чтение показывает, что даже в
  отдельных стихотворениях можно проследить эту эволюцию авторского отношения
  к миру, где переплетаются надежда и отчаяние, уверенность и опасение,
  чувство правоты и сознание незавершенности своего дела. Вот лишь одно
  стихотворение, где само движение мысли построено по тому же принципу, что и
  общее движение всего стихотворного массива двух книг:
  
   Какая-то лень недели кроет,
   Замедляют заботы легкий миг, -
   Но сердце молится, сердце строит:
   Оно у нас плотник, не гробовщик.
   Веселый плотник сколотит терем.
   Светлый тес - не холодный гранит,
   Пускай нам кажется, что мы не верим:
   Оно за нас верит и нас хранит.
  
   Оно все торопится, бьется под спудом,
   А мы - будто мертвые: без мыслей, без снов...
   Но вдруг проснемся пред собственным чудом:
   Ведь мы все спали, а терем готов.
   Но что это, Боже? Не бьется ль тише?
   Со страхом к сердцу прижалась рука...
   Плотник, ведь ты не достроил крыши,
   Не посадил на нее конька!
  
   Амбивалентность образной системы стихотворения совершенно отчетлива,
  чувства и настроения автора то свидетельствуют о его надеждах, то замирают в
  смертельном отчаянии. Строенье Божьего мира оказывается незавершенным, а
  человек в нем - не защищенным от земных стихий. На это ощущение обращено
  внимание в тонкой статье современной исследовательницы, посвященной анализу
  цикла "Фузий в блюдечке": "Надо долго вчитываться в цикл, чтобы через это
  гутирование выверенных с идеальным чувством меры деталей стало проступать
  нечто иное: космическое устройство мира в ипостаси неустойчивости,
  вариативности оппозиций, мене местами прежде всего верха и низа, приводящим
  к нарушению порядка, к смещению, при всей идилличности чреватому опасностью"
  {64}.
   В большинстве стихотворений этих двух книг стилевая система остается
  прежней, ориентированной на эстетику внешне простого слова, спокойного
  интонационного голосоведения, на воссоздание благости и умиленности при
  воспоминании о сугубо русских пейзажах и картинах, частое обращение к
  "стихотворениям на случай", свободное использование твердых форм (сонет,
  рондо, терцины, а в "Эхо" еще и вовсе редкостная спенсерова строфа). Но в
  некоторых стихотворениях чувство непорядка, разлада в мире начинает
  вписываться непосредственно в текст, его уже не надо тщательно выискивать.
   Взвинченная интонация, исполненная восклицаний и вопросов, разорванные
  и нарочито неточные рифмы, очень резкие инверсии, непривычные
  словообразовательные модели, столкновение возвышенного и низменного, ввод в
  стихотворение далеко не всем известных мифологических образов, отсылки к
  загадочным для читателя текстам нередко создают впечатление невнятицы,
  зауми, едва ли не футуристических опытов.
   Для самого Кузмина наиболее "футуристически" выглядело "Эхо" с такими
  стихотворениями, как "Страстной пяток" или "Лейный лемур", которые он в
  дневнике не без оснований именовал "хлебниковщиной", однако и в "Вожатом", и
  в "Нездешних вечерах" есть нечто подобное. Если "Хлыстовскую" для читавших
  многочисленные в начале века статьи и книги о русском сектантстве еще
  представлялось возможным понять без особого труда, преодолев лишь
  сумбурность словесного радения, то сложные переплетения образов во
  "Враждебном море" или по-своему преломленные мотивы гностической мифологии в
  цикле "София" нередко выглядели просто загадочными, требующими специальной
  расшифровки, основанной на солидных знаниях.
   Это сочетание простоты выражения с подчеркнутой, демонстративной
  сложностью заставляло даже превосходных критиков делать поразительные
  ошибки. Так, ценитель таланта Кузмина, отчетливо понимавший сложность
  устройства его поздней поэзии, К. В. Мочульский мог себе позволить фразу,
  небрежно и мимоходом сводя содержание стихотворения "Адам" из "Нездешних
  вечеров" к элементарной, чуть не предназначенной для детей истории:
  "Детальная зарисовка вещей, внимание к мелочам и подробностям - естественная
  реакция от обобщенности и всеобъемлемости символизма" {65}. Обращая внимание
  на те стихотворения, где сложность чувствуется в словесном строе, критик не
  обращал внимания, что внешне непритязательная история существования Адама и
  Евы под стеклянным колпаком далеко не проста, что описание их жизни ни в
  коей мере не важно само по себе, а служит лишь средством для выражения
  сложной идеи, развивающейся и в двух стихотворениях Кузмина, основанных на
  одном историческом источнике - фрагменте из розенкрейцерской рукописи XVIII
  века {66}. История создания гомункулических Адама и Евы почти дословно
  воспроизводит старый текст, однако главным для Кузмина является не их жизнь
  в стеклянной колбе, а жизнь кабинета, где обитает их создатель. Не только
  двое маленьких людей, заключенных в реторте, в очередной раз проигрывают
  навеки предуказанную историю, но и наблюдающие за ними обречены жестокой
  судьбе:
  
   О, маленькие душки!
   А мы, а мы, а мы?!
   Летучие игрушки
   Непробужденной тьмы.
  
   Творец, демиург малого мира сам оказывается в положении искусственных
  человечков, сам подвержен действию высшей силы, с которой бороться
  бесполезно, даже если она является "непробужденной тьмой". И судьба
  гомункулов вполне может оказаться спроецированной на судьбу кабинета и его
  обитателей, которые в любой момент могут быть уничтожены по воле этой злой
  силы.
   Но в наибольшей степени представление о Кузмине как об одном из
  наиболее эзотерических русских поэтов двадцатого века создается на основании
  двух последних (если не считать книги "Новый Гуль", составленной из одного
  цикла стихов) сборников Кузмина - "Параболы" и "Форель разбивает лед". В
  чем-то это впечатление двойственно: отдельные стихотворения выглядят внешне
  простыми и ясными, едва ли не описательными, но вдруг неожиданные соединения
  образов рисуют перед читателями странные картины, которые оказывается почти
  невозможно расшифровать, не прибегая к сложным методам анализа.
   Стало уже почти традицией испытывать свои исследовательские способности
  на стихотворениях из "Парабол" и "Форели", стараясь показать, какие
  подтексты (причем вовсе не только литературные) кроются за тем или иным
  текстом и позволяют прочитать его наиболее адекватно замыслу поэта {67}.
  Однако решить таким образом сформулированную исследовательскую задачу до
  конца вряд ли когда-нибудь будет возможно, особенно если учесть особый метод
  подхода Кузмина к своим "источникам", определенный им самим:
  
   Толпой нахлынули воспоминанья,
   Отрывки из прочитанных романов,
   Покойники смешалися с живыми,
   И так все перепуталось, что я
   И сам не рад, что все это затеял.
  
   ("Уход")
  
   Реальные события и отзвуки различных произведений искусства,
  мистические переживания и насмешливое отношение к ним, слухи и их
  опровержения, собственные размышления и мифологические коннотации, рассказы
  приятелей и кружащиеся в голове замыслы, воспоминания о прошлом и
  предчувствия будущего, - все это создает неповторимый облик стихотворений
  Кузмина двадцатых годов, и не только тех, что составили "Параболы" и
  "Форель", но и тех, что остались в силу тех или иных обстоятельств
  неопубликованными.
   Конечно, время от времени и в стихотворениях двадцатых годов Кузмин
  остается столь же ясным, как бывал прежде. Недвусмысленность авторской
  позиции в стихотворении "Не губернаторша сидела с офицером..." или в
  "Переселенцах" делала создание этих стихотворений шагом не менее отважным,
  чем написание "Реквиема" или "Мы живем, под собою не чуя страны..." Однако
  подобная ясность для Кузмина тех лет не слишком характерна. Оставаясь
  непримиримым оппонентом существующего строя, он явно ищет свой путь
  объяснения с эпохой, исключающий и стремление пойти в подчинение
  стремительно наступавшей сталинщине, и попытки говорить со временем на его
  языке.
   Для Кузмина его собственная индивидуальность оставалась при любых
  обстоятельствах самодостаточной, она не нуждалась ни в каких соположениях с
  эпохой, социальными установлениями, господствующими настроениями, вкусами и
  пр. Если Мандельштаму важно было понять самому и убедить других, что он -
  "человек эпохи Москвошвея" (а в логическом развитии это дало и все его
  "гражданские" стихи, от "Мы живем, под собою не чуя страны..." до сталинской
  "Оды"); если Пастернак был уверен в положительном ответе на вопрос: "Но
  разве я не мерюсь пятилеткой?"; если Ахматова на долгие годы замолкала, и
  только крайнее отчаяние ежовщины и войны разбудило в ней молчавший голос, -
  то Кузмин был спокойно-неколебим, ни в чем не изменяя себе. Он мог легко
  пойти на устранение каких-то внешних признаков своих текстов или, не
  дожидаясь цензурного вмешательства, убрать из стихов сомнительные с точки
  зрения цензуры пассажи, начать писать слово "Бог" со строчной буквы и пр.,
  но при всем этом оставался верен тем основным принципам творчества, что
  выработались у него уже к середине двадцатых годов.
   6 апреля 1929 года он записал в дневнике: "Почему я никогда в дневнике
  не касаюсь двух-трех главнейших пунктов моей теперешней жизни? Они всегда,
  как я теперь вижу, были, мне даже видится их развитие скачками, многое
  сделалось из прошлого понятным. Себе я превосходно даю отчет, и Юр<кун> даже
  догадывается. Егунов прав, что это религия. М<ожет> б<ыть>, безумие. Но нет.
  Тут огромное целомудрие и потусторонняя логика. Не пишу, потому что, хотя и
  ясно осознаю, в формулировке это не нуждается, сам я этого, разумеется,
  никогда не забуду, раз я этим живу, а и другим будет открыто, не в виде
  рассуждений, а воздействия из всех моих вещей. <...> Без этих двух вещей
  дневник делается как бы сухим и бессердечным перечнем мелких фактов,
  оживляемых (для меня) только сущностью. А она, присутствуя незримо,
  проявляется для постороннего взгляда контрабандой, в виде непонятных
  ассоциаций, неожидан<ного> эпитета и т. п. Все очень не неожиданно и не
  капризно".
   Однозначно определить, что здесь имел в виду Кузмин,. кроме прямо
  названной религии, не так уж просто. Но совершенно очевидно одно: он
  явственно чувствовал, что все делаемое им определяется единством собственной
  личности, не подчинившейся обстоятельствам даже столь трудной жизни, какой
  она стала в двадцатые - тридцатые годы, когда до минимума сократились
  издания его сочинений: оригинальную его прозу прекратили печатать в первой
  половине двадцатых, после "Форели" не вышло ни одной книги стихов, да и
  отдельно напечатанные стихотворения можно буквально по пальцам пересчитать,
  критические статьи также не находили применения, Кузмина постепенно
  вытесняли со страниц "Вечерней красной газеты", последнего издания, где он
  время от времени еще рецензировал спектакли и концерты... Доступными
  оставались лишь переводы (Гомер, Шекспир, Гете, Байрон - и вплоть до Брехта)
  да сотрудничество с театрами, так же постепенно сходившее на нет.
   Судя по рассказам, вкусы Кузмина в музыке и в русской литературе не
  особенно менялись, но о многом говорят те явления иностранной литературы, за
  которыми он пристально следил. Он был наслышан о Джойсе еще в двадцатые годы
  (об этом есть запись в дневнике) и наверняка читал его хотя бы в переводе
  Валентина Стенича в начале тридцатых; "В поисках утраченного времени" Пруста
  не слишком заинтересовало его в русском варианте, предложенном А. А.
  Франковским, но обращение к французскому оригиналу несколько исправило
  впечатление. Большим вниманием пользовался Г. Мейринк да и вообще вся
  литература, связанная с немецким экспрессионизмом. Говорят, что нравились
  ему первые переведенные на русский вещи Хемингуэя {68}.
   Остается вопросом, знал ли он сюрреализм непосредственно или был только
  наслышан о нем, как и о дадаизме (при том пристальном интересе, который
  Кузмин испытывал к западной литературе, многочисленные статьи об этих
  течениях не могли, конечно, не попасть в поле его зрения), но известно по
  воспоминаниям, что аналогичные поиски русских авторов его весьма
  интересовали. Дневник фиксирует, что среди его знакомых были А. Введенский и
  Д. Хармс, особенно регулярно посещал его и читал свои произведения первый.
  Однако еще существеннее, что такие прозаические вещи Кузмина, как "Печка в
  бане" и "Пять разговоров и один случай", совершенно определенно
  предвосхищают хармсовскую прозу тридцатых годов.
   Пристрастия, как кажется, очень показательны.
   Увы, мы не знаем, что Кузмин писал в тридцатые годы. Известно, что был
  в значительной степени (если не полностью) написан роман о Вергилии, - но
  сохранились только две первые главы, опубликованные еще в 1922 году. Лишь в
  отрывках известен стихотворный цикл "Тристан" {69}. Вовсе не сохранились
  переводы шекспировских сонетов, которые, как сообщают современники, были
  завершены. Вполне можно предположить, что было и нечто еще, в том числе
  рукописи стихотворений двадцатых годов, зафиксированных перечнями, а там -
  кто знает...
   Обратимся к последнему сборнику стихов Кузмина "форель разбивает лед" и
  попытаемся ответить на вопрос о том, что определяет ядро, основу личности
  Кузмина.
   Книга состоит из шести больших разделов, которые в зависимости от
  установки исследователей рассматриваются то как поэмы, то как стихотворные
  циклы. Сразу нужно сказать, что, по нашему глубокому убеждению, есть все
  основания считать эти разделы именно циклами, в известной степени подобными
  тем, что были характерны для первых кузминских сборников (типичные образцы -
  "Любовь этого лета", "Прерванная повесть", "Ракеты" и пр.). Об этом
  свидетельствуют прежде всего регулярная смена метра и разнообразие стиховых
  форм, тогда как для поэм Кузмина ("Всадник", "Чужая поэма", не вошедшее в
  наше издание "Николино житие") характерно метрическое и строфическое
  единообразие. Далее существуют все же некие смысловые разрывы,
  преодолеваемые своеобразной символикой чисел, как объединительным началом
  (двенадцать ударов часов в новогоднюю ночь, соответствующие двенадцати
  месяцам; семь створок веера; семь дней недели с соответствующими им
  планетами и богами и пр.). Только в "Лазаре" сюжетная основа прослеживается
  вполне последовательно, однако следует отметить, что для понимания
  аллегорического ее смысла необходима постоянная проекция событий цикла на
  Евангелие, чего до сих пор у Кузмина не бывало.
   Единственная аналогия, которая могла бы быть подыскана к циклам
  "Форели" в поэмах Кузмина - "неоконченный роман в отрывках" "Новый Ролла",
  который, однако, также весьма значительно отличается от любого звена
  последней книги прежде всего отсутствием внутренней завершенности своей
  идеи, тогда как в "Форели" все части безупречно приводятся к финалу именно
  своей композицией.
   Итак, перед нами книга, состоящая из шести не связанных между собою
  непосредственно циклов, каждый из которых обладает собственным внутренним
  единством, как обладает единством и каждое из отдельных стихотворений,
  составляющих эти циклы. Но и вся книга в целом является единой; в ней, на
  наш взгляд, отчетливо прослеживаются те принципы художественного мышления
  Кузмина, которые сделали его одним из безусловно значительнейших русских
  поэтов двадцатого века.
   В первом цикле, так и называющемся - "Форель разбивает лед"
  (характерно, что и в жизни и в творчестве Кузмина мотив рыбы, бьющейся об
  лед и пробивающейся на волю, повторяется не раз),- организующим началом
  является годовой цикл, и отдельные эпизоды связаны между собой не только
  общностью героев, но и прерывисто развивающимся любовным сюжетом,
  переносимым из современности в мир мифологизированной кинематографичности
  ("Второй удар"), балладного мистицизма ("Шестой удар"), а более всего -
  воспоминаний из собственного прошлого. И через эти воспоминания и отвлечения
  в другие сферы человеческого бытия, через вписанную в современность
  фантастику проходит один сквозной мотив:
  
   ...я верю,
   Что лед разбить возможно для форели,
   Когда она упорна. Вот и все.
  
   Очевидные любовные ассоциации этого образа (от глубинно мифологических
  до самых поверхностных) не могут заслонить и иного, вполне ясного смысла:
  упорное стремление к цели через все преграды и препятствия, даже кажущиеся
  непреодолимыми. В любом случае им суждено пасть, если настойчивость не будет
  ослабевать, и здесь не будут преградой ни чужая любовь, ни разлука, ни
  вмешательство потусторонних сил, ни соблазны легкой и веселой жизни, ни
  воспоминания о трагическом прошлом. "Ангел превращений снова здесь", новый
  год несет с собою победное завершение поединка форели со льдом:
  
   То моя форель последний
   Разбивает звонко лед.
  
   Вывод не бог весть какой оригинальности и сложности, но для того, чтобы
  к нему прийти, понадобилось миновать массу искушений и препятствий, в любой
  момент грозивших тем, что мир так и останется прежним, двойник - одиночкой,
  Гринок - далеким шотландским городком, и, уж конечно, "трезвый день разгонит
  все химеры". Искушение и соблазн, преодолеваемые чувством истинной любви, -
  вот то, что позволяет человеку сохранить свою индивидуальность.
   В "Панораме с выносками" серия нравоучительных сценок и "картинок",
  представляющих печальные и радостные события жизни, ее приметы и подробности
  (уединение, питающее в старообрядческом скиту страсти; рождаемые темными
  чувствами убийства, отравления, кражи; загадочная вещица, хранящая на себе
  прикосновения самых верных друзей, разделенных непреодолимым пространством
  {70}), существует параллельно с "выносками", выходами за пределы этой
  нравоучительности, которые включают в себя и мифологические представления
  (Гермес-Ганимед - Зевс-орел), и таинственные религиозные мотивы, и, наконец,
  как результат всего, - летящий пароход, бесконечный простор, ветер, чувство
  окончательного расставания с мелькающими людьми и пейзажами, освящаемое
  присутствием "брата" (не исключено, что этот "брат" имеет отношение к мотиву
  "братства", "двойничества" из первого цикла). Соседство панорамы и
  действительности, ощущение их постоянного взаимодействия, связи искусства и
  жизни порождают чувство сладостного опустошения, возникающего при
  расставании с чем-то дорогим.
   В "Северном веере" ощущение единства определяется событиями,
  связывающими жизни двух самых близких людей. Названное в пропущенном по
  цензурным причинам пятом стихотворении имя "Юрочка" впрямую открывает
  лирическую природу цикла, писавшегося в тот год, когда Ю. Юркуну исполнялось
  30 лет:
  
   Двенадцать - вещее число,
   А тридцать - Рубикон...
  
   Мелкие домашние подробности: имя собачки, часто посещавшийся когда-то
  ресторан, образы из прозы друга, точно названное место его заточения, - все
  ведет к откровенному выражению пронзительной нежности:
  
   Возьми ее - она твоя.
   Возьми и жизнь мою.
  
   Наиболее, кажется, независимый от индивидуальных переживаний цикл в
  книге - "Пальцы дней", где создается и выразительный образ недели как
  панорамы человеческой истории, понятой через переплетение различных
  мифологий, где есть и Ной, и Марс, и Никола... Но в конечном счете все это
  концентрируется в каком-то очень близком и родном искусстве, становящемся
  "точкой, из которой ростками Расходятся будущие лучи".
   Предпоследний цикл "Для августа" предлагает читателю не очень внятное
  сюжетное построение, основанное на пародийных откликах на современные
  "раздирательные драмы", как кинематографические, так и литературные: "Я
  никогда их не едал, у Блока кое-что читал"; "То Генрих Манн, то Томас Манн";
  "Бердсли и Шекспир"; "Как у Рэнбо, под ногтем Торжественная щелкнет вошь" и
  т. д.
   Эта пародийность подчеркнута и наиболее открытой во всей книге
  непристойностью отдельных эпизодов, и нарочитым введением описания воровской
  хазы, и издевательскими звукоподражаниями в заключительном стихотворении
  цикла. При этом внешняя событийность оказывается совершенно обманчивой: "И
  остаются все при своем". Ни путешествие в Голландию, ни прочие достаточно
  заманчивые приключения ничего не меняют, все возвращается, чтобы снова
  начаться и завершиться безо всяких последствий.
   Поначалу и "Лазарь", последний из включенных в книгу циклов, кажется
  продолжением, хотя и не столь откровенно пародийным, начатой в "Для августа"
  линии: сложный сюжет, преступление, сыщик и суд, попытки установить истину,
  - почти детективная история. Но постепенно осознание того, что история
  теперешнего молодого человека Вилли - это история воскрешения евангельского
  Лазаря, перенесенная в наши дни, - заставляет нас по-иному смотреть на все
  сюжетные перипетии цикла. И тогда особую роль в нем приобретает "часовых дел
  мастер", зовущийся Эммануилом (что, как известно из Писания, означает "С
  нами Бог"); его участие одновременно завершает детективный сюжет примитивной
  и неправдоподобной развязкой и переводит его в иной, потусторонний план.
  Воскрешение Вилли-Лазаря после максимального падения в бездну отчаяния и
  позора позволило Кузмину в наиболее откровенной для конца двадцатых годов
  форме высказать надежду на Божественный промысел как в собственной своей
  жизни, так и в жизни всей страны, с которой он столь тесно связан. И здесь
  первый и последний циклы книги смыкаются: связь между ними определяется как
  возможностью надежды на собственные усилия, так и провиденциализмом. В мире,
  исполненном зла, насилия, непонимания, все же остается возможность
  воссоединения ранее разъединенного и тем самым восстановления истины,
  воскрешения уже умершего и пробывшего четыре дня во гробе.
   Думается, что такой общий план рассмотрения всего последнего
  кузминского сборника позволяет нам говорить о его совершенно определенной
  целостности и соединении отдельных, нередко чрезвычайно "темных"
  стихотворений и циклов в особую общность, до известной степени повторяющую
  композицию первого сборника стихов Кузмина: если там описывалось восхождение
  человека от неподлинной, обманной любви к любви божественной, то здесь речь
  идет о пути, в начале и в конце которого явственно обозначена надежда на
  человека и на Бога, та надежда, с помощью которой только и можно выжить во
  все более и более ожесточающемся мире. Увидеть и трезво осознать эту
  жестокость, но передать читателю не ее, а цельность, ясность, любовь,
  уверенность в успехе дела, жажду воскрешения - вот задача, с которой Кузмину
  блестяще удалось справиться в итоге всего творчества.
  
   x x x
  
   В одном из поздних интервью Ахматова обмолвилась несколько жестоко, но
  в известном смысле справедливо: "Смерть его в 1936 году была благословением,
  иначе он умер бы еще более страшной смертью, чем Юркун, который был
  расстрелян в 1938 году" {71}.
   Кузмин умер 1 марта 1936 года в переполненной палате городской
  больницы, полежав перед этим в коридоре и простудившись. Свидетель похорон
  рассказывал: "Литературных людей на похоронах было меньше, чем "полагается",
  но, может быть, больше, чем хотелось бы видеть... Вспомните, что за гробом
  Уайльда шли семь человек, и то не все дошли до конца" {72}.
   После смерти Кузмина и ареста Юркуна большая часть архива, не
  проданного ранее в Гослитмузей, пропала, и до сих пор никто не знает, где
  она может быть. Казалось, что и само имя Кузмина сразу ушло в далекое
  литературное прошлое, что ему уже никогда не будет суждено вернуться.
   Он даже не оставил русской поэзии, как то издавна велось, своего
  предсмертного "Памятника", поэтому пусть за него скажет другой поэт -
  Александр Блок: "Самое чудесное здесь то, что многое пройдет, что нам
  кажется незыблемым, а ритмы не пройдут, ибо они текучи, они, как само время,
  неизменны в своей текучести. Вот почему вас, носителя этих ритмов, поэта,
  мастера, которому они послушны, сложный музыкальный инструмент, мы хотели бы
  и будем стараться уберечь от всего, нарушающего ритм, от всего,
  заграждающего путь музыкальной волне" {73}.
  
   Примечания
  
   1. См., напр: Шмаков Г. Блок и Кузмин // Блоковский сборник. Тарту,
  1972. Вып. 2. С. 341-364; Письма М. А. Кузмина к Блоку и отрывки из дневника
  М. А. Кузмина / Публ. К. Н. Суворовой // Лит. наследство. М., 1981. Т. 92.
  Кн. 2. С. 143-174; Cheron Georges. Letters of V. Ja. Brjusov to M. A. Kuzmin
  // Wiener slawistischer Almanach. Wien, 1981. Bd. 7. S. 65-79; Тименчик Р.
  Д., Топоров В. Н., Цивьян Т. В. Ахматова и Кузмин // "Russian Literature".
  1978. VI-3; Фрейдин Ю. Л. Михаил Кузмин и Осип Мандельштам: влияние и
  отклики // Михаил Кузмин и русская культура XX века. Л., 1990. С. 28-31;
  Парнис А. Е. Хлебников в дневнике М. А. Кузмина // Там же. С. 156-165;
  Толстая-Сегал Е. Пастернак и Кузмин // Russian Literature and History.
  Jerusalem, 1989; Письмо Б.Пастернака Ю.Юркуну / Публ. Н.А.Богомолова//
  "Вопросы литературы". 1981. Э 7. С. 225-232; Селезнев Л. Михаил Кузмин и
  Владимир Маяковский // "Вопросы литературы". 1989, Э 11. С. 66-87; Gheron G.
  Mixail Kuzmin and the Oberiuty: an Overview // Wiener slawistischer
  Almanach. Wien, 1983. Bd. 12. S. 87-101.
   2. Более подробный рассказ о творчестве Кузмина и его эпохе см. в
  книге: Богомолов Н. А., Малмстад Дж. Э. Михаил Кузмин: искусство, жизнь,
  эпоха. М, 1996. См. также Богомолов Н. А. Михаил Кузмин: статьи и материалы.
  М.,1995.
   3. Уникальный в этом смысле пример представляет собою книга: Полушин В.
  В лабиринтах серебряного века. Кишинев, 1991.
   4. Михайлов Е. С. Фрагменты воспоминаний о К. А. Сомове // Константин
  Андреевич Сомов. Мир художника: Письма. Дневники. Суждения современников.
  М., 1979. С. 493. Воспоминания относятся к лету 1906 г. В дневнике Кузмина
  нередки рассказы о том, как его принимают за "песельника".
   5. Ремизов А. Встречи: Петербургский буерак. Париж, 1981. С. 181.
   6. Ремизов А. Кукха: Розановы письма. Берлин, 1923. С. 106.
   7. Петров В.Н. Калиостро: Воспоминания и размышления о М.А. Кузмине /
  Публ. Г. Шмакова // "Новый журнал". 1986. Кн. 163. С. 88-89. См. также:
  Петров В. Н. Из "Книги воспоминаний" // Панорама искусств. М., 1980. Кн. 3.
  С. 150.
   8. Заслуга точного определения принадлежит К. Н. Суворовой. См.:
  Суворова К. Н. Архивист ищет дату // Встречи с прошлым. М., 1975. Вып. 2. С.
  119.
   9. Иванов Георгий. Стихотворения. Третий Рим. Петербургские зимы.
  Китайские тени. М., 1989. С. 366.
   10. Основными источниками для реконструкции жизни Кузмина ранних лет
  служат его письма к Г. В. Чичерину (о них и принципах их цитирования см.:
  наст. изд. С. 684) и небольшое "вступление" к дневнику, озаглавленное
  "Histoire edifiante de mes commencements" (опубликовано С. В. Шумихиным //
  Михаил Кузмин и русская культура XX века. С. 146-155. Незначительные
  исправления по рукописи не оговариваются).
   11. Некоторые сравнительно немногочисленные факты см.: - Кизельштейн Г.
  Б. Молодые годы Г. В. Чичерина // Прометей. М., 1969. Вып. 7. С. 230-235.
   12. Удачный анализ повести см. Харер Клаус. "Крылья" М. А. Кузмина как
  пример "прекрасной легкости" // Любовь и эротика в русской литературе XX-го
  века. Bern e.a., [1992].
   13. Усиленные попытки идентифицировать этого человека по имеющимся
  сведениям не дали результата. Не исключено, что это - своеобразный
  псевдоним, из тех, что были приняты в светском обществе конца века.
   14. Любовной связи (фр.).
   15. Константин Андреевич Сомов... С. 471. Обратите внимание, что
  "свечи, фейерверки и радуги" - слова, в высшей степени характерные для
  первого сборника стихов Кузмина: "Свет двух свечей не гонит полумрака", "Кем
  воспета радость лета: Роща, радуга, ракета..." и мн. др.
   16. См.: Ильинская С. Б. "Александрийское урочище" в поэзии К. Кавафиса
  и М. Кузмина // Балканские чтения-2: Симпозиум по структуре текста. М.,
  1992. С. 113-118.
   17. Подробнее об этом путешествии см.: Тимофеев А. Г. "Итальянское
  путешествие" Михаила Кузмина // Памятники культуры: Новые открытия.
  Ежегодник 1992. М., 1993.
   18. Введены в научный оборот П. В. Дмитриевым ("Новое литературное
  обозрение". 1993. Э 3).
   19. Брюсов Валерий. Среди стихов: Манифесты, статьи, рецензии. М.,
  1990. С. 133.
   20. Блок Александр. Собр. соч.: В 8 т. М.; Л., 1962. Т. 5. С. 586.
   21. "Не забыта и Паллада...": Из воспоминаний графа Б. О. Берга / Публ.
  Р. Д. Тименчика // "Рус. мысль". 1990.. 2 нояб. Лит. прил. Э И к Э 3852. С.
  XI.
   22. Подробнее о ней и об ее значении для русской культуры см.: Бердяев
  Николай. "Ивановские среды" // Русская литература XX века. М., 1916. Т. III.
   23. См. дневниковую запись Кузмина о первом визите 18 января 1906 года:
  Лит. наследство. М., 1981. Т. 92. Кн. 2. С. 151, а также неодобрительную
  фразу о нем Л. Д. Зиновьевой-Аннибал (Там же. Кн. 3. С. 243).
   24. О принципах цитирования дневника Кузмина см. с. 685.
   25. Лит. наследство, М., 1976. Т. 85. С. 208.
   26. Там же. С. 206.
   27. О таком типе построения текста см.: Лотман Ю. М. Текст и структура
  аудитории // Ученые записки Тартуского ун-та. Тарту, 1977. Вып. 422.
   28. Волошин Максимилиан. Лики творчества. Л., 1988. С. 471, 473.
   29. Брюсов Валерий. Среди стихов. С. 131.
   30. Письмо к В. Я. Брюсову от 30 мая 1907 г. // РГБ. Ф. 386. Карт. 91.
  Ед. хр. 12. Л. 7-8.- Список условных сокращений, принятых в наст, изд., см.
  на с. 686.
   31. О религиозном смысле одновременно с "Евдокией" написанной "Комедии
  об Алексее человеке Божьем" см. довольно убедительную статью: Хорват
  Евгений. Вокруг десяти реплик "Комедии о Алексее человеке Божьем" М. Кузмина
  // Стрелец. 1984. Э И. С. 37-39.
   32. См. письмо M. M. Замятниной к Кузмину от 16 августа 1908 г. //
  РГАЛИ. Ф. 232. Оп. 1. Ед. хр. 200. Л. 5 об.
   33. В дневнике Иванова за 1909 год часты записи об обсуждении планов
  поэмы "Новый Ролла", о чтениях еще пишущейся повести "Нежный Иосиф" и пр.
  См.: Иванов Вячеслав. Собр. соч. Брюссель, 1974. Т. 1. С. 773-807. О более
  ранних отношениях двух поэтов см.: Богомолов Н. А. Михаил Кузмин: статьи и
  материалы. С. 67-98.
   34. Письмо H. H. Сапунова к Кузмину от 18 августа 1907 г. // РНБ. Ф.
  400. Э 138. Л. I.
   35. См.: Cheron George. Letters from V.F.Nuvel' to M. A. Kuzmin: Summer
  1907 // Wiener slawistischer Almanach. Wien, 1987. Bd. 19. S. 65-84.
  Полностью переписка Кузмина с Нувелем опубликована: Богомолов Н. А. Михаил
  Кузмин: статьи и материалы. С. 216-309.
   36. О жизни и литературной позиции Кузмина в 19061907 гг. см. также:
  Богомолов Н. А. Михаил Кузмин: статьи и материалы. С. 99-116 и 181-215.
   37. Наиболее подробный литературно-критический анализ стихов Кузмина -
  в статье В. Ф. Маркова "Поэзия Михаила Кузмина" (Кузмин Михаил. Собрание
  стихов. Munchen, 1977. Т. III).
   38. Ср. вполне обычное мнение критика: Кузьмин <так!> <...> пишет
  маленькую хронику нескольких дней своей интимной жизни" (К. Л. [рец. на:]
  Белые ночи. СПб., 1907 // "Перевал". 1907. Э 10. С. 53).
   39. Подробнее об этих особенностях повести см. нашу статью
  "Автобиографические мотивы в раннем творчестве М. А. Кузмина" (Богомолов Н.
  А. Михаил Кузмин: статьи и материалы. С 130-139).
   40. Распаров М. Л. Художественный мир писателя: тезаурус формальный и
  тезаурус функциональный // Проблемы структурной лингвистики 1984. М., 1988.
  С. 132.
   41. Цветаева Марина. Соч.: В 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 115.
   42. См., напр.: Гаспаров М. Л. Стих начала XX в.: строфическая традиция
  и эксперимент // Связь времен: Проблемы преемственности в русской литературе
  конца XIX - начала XX в. М., [1992]. С. 362-367.
   43. Брюсов Валерий. Среди стихов. С. 379.
   44. Соловьев Сергей // "Весы". 1908. Э 6. С. 64.
   45. Гумилев Николай. Соч.: В 3 т. М., 1991. Т. 3. С. 34.
   46. См. цитату из дневниковой записи, приведенную на с. 681-682.
   47. См.: Брюсов Валерий. Среди стихов. С. 379.
   48. Наиболее удачные попытки такого рода см. в упомянутой статье Г.
  Шмакова, а также работе: Лавров А. В., Тименчик Р. Д. "Милые старые миры и
  грядущий век": Штрихи к портрету Михаила Кузмина // Кузмин М. Избранные
  произведения. Л., 1990. С. 3-16. Немало важных наблюдений содержится в
  статьях: Морев Г. А. Полемический контекст рассказа М. А. Кузмина "Высокое
  искусство" // Ученые записки Тартуского ун-та. Тарту, 1991. Вып. 881. С.
  92-100; Тимофеев А. Г. "Память" и "археология" - "реставрация" в поэзии и
  "пристрастной критике" М. А. Кузмина // Там же. С. 101 - 116.
   49. О них см.: Богомолов Н. А. К одному темному эпизоду в биографии
  Кузмина // Михаил Кузмин и русская культура XX века. С. 166-169; Азадовский
  К. М. Эпизоды //Новое литературное обозрение. 1994. Э 10.
   50. Печатный текст рецензии - "Труды и дни". 1912. Э 1. С. 49-51. В
  тексте была опущена последняя фраза: "Говорить ли нам о технике? пусть
  другие это сделают со свободным духом, мы же напомним, что техника стиха,
  общих и частных форм, теперь имеет лишь двух мастеров, Валерия Брюсова и
  Вяч. Иванова" (РГБ. Ф. 190. Карт. 47. Ед. хр. 7). Подробнее см.: Богомолов
  Н. А. История одной рецензии // Philologica. 1994. Э 1/2.
   51. "Аполлон". 1912. Э 5. С. 57.
   52. Жирмунский В. М. М. А. Кузмин // "Биржевые ведомости", утр. вып.
  1916. 11 ноября. Ср: Жирмунский В. М. Теория литературы. Поэтика.
  Стилистика. Л., 1977. С. 107-109.
   53. Чуковская Лидия. Записки об Анне Ахматовой. Кн. 1: 1938-1941. М.,
  1989. С. 141.
   54. "Аполлон". 1912. Э 8; "Гиперборей". 1912. Э 1; "Ежемесячные
  литературные и популярно-научные приложения к журналу "Нива"". 1912. Э 11.
   55. Подробная разработка этой темы: Тименчик Р.Д., Топоров В. Н.,
  Цивьян Т. В. Ахматова и Кузмин // "Russian Literature". 1978. VI-3.
   56. Ахматова Анна. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 2. С. 256.
   57. Иванов Федор. Старому Петербургу: Что вспомнилось // "Жизнь"
  (Берлин). 1920. Э 9. С. 16.
   58. Иванов Георгий. Цит. соч. С. 365.
   59. Анненский Иннокентий. Книги отражений. М., 1979. С. 366.
   60. РГБ. Ф. 386. Карт. 91. Ед. хр. 12. Л. 22.
   61. Чулков Г. Сегодня и вчера // " Народоправство". 1917. Э 12. С. 9.
   62. Подробнее об отношении Кузмина к событиям первых пореволюционных
  лет см. в предисловии Н. А. Богомолова и С. В. Шумихина к публикации
  дневника Кузмина за 1921 год // Минувшее: Исторический альманах. Париж,
  1991. Вып. 12. С. 428-432 (репринтное воспроизведение - СПб., 1993).
   63. См.: Богомолов Н. А. "Мы - два грозой зажженные ствола": Эротика в
  русской поэзии - от символистов до обэриутов // "Литературное обозрение".
  1991. Э 11. С. 61-63.
   64. Цивьян Т. В. К анализу цикла Кузмина "Фузий в блюдечке" // Михаил
  Кузмин и русская культура XX века. С. 44.
   65. Мочульский К. Классицизм в современной русской поэзии //
  "Современные записки". 1922. Кн. XI. С. 376.
   66. Его текст см. Богомолов Н.А. Михаил Кузмин: статьи и материалы. С.
  153-154.
   67. Наиболее удачные статьи, посвященные анализу поздней поэзии
  Кузмина, названы в примечаниях к отдельным стихотворениям.
   68. Подробнее о бытовом укладе и художественных вкусах Кузмина в конце
  двадцатых и начале тридцатых годов помимо названных выше воспоминаний В. Н.
  Петрова см.: Гильдебрандт О. Н. М. А. Кузмин / Пред. и комм. Г. А. Морева.
  Публ. и подг. текста М. В. Толмачева // Лица: Биографический альманах. СПб;
  М.. 1992. Вып. 1. С. 262-290.
   69. Опубликованы: Шмаков Г. Михаил Кузмин и Рихард Вагнер // Studies in
  the Life and Works of Mixail Kuzmin. Wien, 1989. S. 34, 41-42.
   70. Подробнее о смыслах, вкладываемых автором в отдельные
  стихотворения, см. примечания к ним.
   71. Струве Никита. Восемь часов с Анной Ахматовой // Ахматова Анна.
  После всего. М., 1989. С. 257.
   72. Встречи с прошлым. М., 1990. Вып. 7. С. 247.
   73. Блок Александр. Собр. соч. Т. 6. С. 440.

Оценка: 4.17*18  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru