Куприн Александр Иванович
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Боец
    Недоразумение
    Ода Каткову (На возведение его в сан министра)
    "Слезы бесплодные, думы тяжелые..."
    В море
    Сны
    Песнь скорби
    "Миг желанный настал..."
    Заря
    Лорелей (из Г. Гейне)
    На новый год
    Грезы
    Зимняя сказка (из Г. Гейне)
    Затишье
    "И недолго шумит и бушует гроза..."
    "Как море вдруг пред бурей утихает..."
    Экспромт ("Ты мне сахар в чашку чая...")
    В альбом Е.Д. Левенсон ("Что за странная пора?..")
    "Из альбома Муссафыра". Ялтинский жанр
    П. М. Пильскому
    К. Бальмонт
    Бальмонту
    Тихонову
    Некоторым "беляевским критикам"
    Брешке
    И. Лебедеву
    С. И. Плаксину
    К поэту (И. А. Бунину)
    Ночь (На "Сатирикон")
    А. Аверченко
    А. И. Катуну
    Мамонту Дальскому
    Эпиграмма ("Не тем я угнетён...")
    Сорок четвертая весна
    Дворцовая легенда
    Три друга
    Каприфолий
    Диссонансы (Подражание новым)
    "О, не клянись..." (Из Г. Гейне)
    Папская энциклика
    Смерть осла (Из Лоренцо Стекетти)
    Женщина (Пророчество)
    Экспромт ("Ты недоступна и горда...")
    Дневник ущемленного интеллигента
    Аэроплан
    На кладбище (Из Коскенниеми)
    S. W.
    Закат
    В альбом М. С. Цетлиной
    Эпиграмма ("Я думаю: а жив ли Лазаревский?..")
    Кто он?
    Страничка из альбома.
    Л. Я. Л. (Лидии Яковлевне Липковской)
    Миниатюра
    Мой портрет (Из Стекетти)


   
   Куприн А. И. Пёстрая книга. Несобранное и забытое.
   Пенза, 2015.
   

СТИХОТВОРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ:

Стихи кадетского периода (1885-1887 гг.)

   Боец
   Недоразумение
   Ода Каткову (На возведение его в сан министра)
   "Слезы бесплодные, думы тяжелые..."
   В море
   Сны
   Песнь скорби
   "Миг желанный настал..."
   Заря
   Лорелей (из Г. Гейне)
   На новый год
   Грезы
   Зимняя сказка (из Г. Гейне)

Стихи 1890-х -- 1910-х гг.

   Затишье
   "И недолго шумит и бушует гроза..."
   "Как море вдруг пред бурей утихает..."
   Экспромт ("Ты мне сахар в чашку чая...")
   В альбом Е.Д. Левенсон ("Что за странная пора?..")
   "Из альбома Муссафыра". Ялтинский жанр
   П. М. Пильскому
   К. Бальмонт
   Бальмонту
   Тихонову
   Некоторым "беляевским критикам"
   Брешке
   И. Лебедеву
   С. И. Плаксину
   К поэту (И. А. Бунину)
   Ночь (На "Сатирикон")
   А. Аверченко
   А. И. Катуну
   Мамонту Дальскому
   Эпиграмма ("Не тем я угнетён...")
   Сорок четвертая весна
   Дворцовая легенда
   Три друга
   Каприфолий
   Диссонансы (Подражание новым)
   "О, не клянись..." (Из Г. Гейне)
   Папская энциклика
   Смерть осла (Из Лоренцо Стекетти)
   Женщина (Пророчество)
   Экспромт ("Ты недоступна и горда...")

Стихи 1918 -- 1930-х гг.

   Дневник ущемленного интеллигента
   Аэроплан
   На кладбище (Из Коскенниеми)
   S. W.
   Закат
   В альбом М. С. Цетлиной
   Эпиграмма ("Я думаю: а жив ли Лазаревский?..")
   Кто он?
   Страничка из альбома.
   Л. Я. Л. (Лидии Яковлевне Липковской)
   Миниатюра
   Мой портрет (Из Стекетти)
   

Стихи кадетского периода

(1885-1887 гг.)

   

БОЕЦ

             С светлой душою я шел на сраженье,
             Знамя высоко держал,
             Чувствовал юной я крови волненье,
             Силу в себе ощущал.
             Бился я долго за правду святую,
             В жертву принес ей себя,
             Бился за родину я дорогую,
             Бился, народ, за тебя.
             Братья, я гибну... Возьмите же знамя,
             Встретьте без страха врагов.
             Слезы народные, братья за вами,
             Горькие слезы и кровь.
             1885 г.
   

НЕДОРАЗУМЕНИЕ

             В одной стране державной
             Жил некогда магнат. --
             Магнат свирепый, ндравный,
             Не в меру был богат.
             Имел жену старуху,
             Любовниц сотни две,
             Но очень мало духу
             Имел магнат в себе.
             Сидел магнат на месте,
             Спокойно пил и ел,
             Но вдруг свои поместья
             Объехать захотел.
             Поставил всюду войско
             И дал такой приказ:
             "Блюдите все по-свойски,
             Чтоб не было проказ".
             Однажды гренадеры
             С усищами в версту,
             Подвыпивши мадеры,
             Стояли на мосту.
             Вдруг видят: по теченью
             Родимой их реки
             Плывут -- о возмущенье! --
             На плоте мужики.
             -- А ну-кась, для примера
             Давай по ним катнем, --
             Сказали гренадеры
             И дали залп вдвоем.
             Не пикнули ребята:
             Свалилися ничком...
             А для моих солдатов --
             Полтина серебром.
             Потом лишь оказалось,
             Что бурною порой
             Тот плотик был оторван
             От берега волной.
   
             1886 г.
   

ОДА КАТКОВУ
(на возведение его в сан министра)

             Настало! В министры Катков обратился,
             Зане же Толстой во архивы свалился.
             Ликует, гордится им росс,
             На коего родине муж сей возрос.
             И солнце на небе яснее сияет
             И кажется -- с нами сей праздник справляет.
             И птички звончее поют --
             Великому мужу хвалу воздают.
             Попрал он дух злобы своею пятой,
             Своим красноречием, "правдой святой".
             Он "Вестник" для нас издавал
             И в нас дух прадедов-славян воспитал.
             Открыл нам глаза он: "Мужики, мол де, звери,
             Всюду должны быть закрыты им двери,
             Их, мол де, тысячи рыл!"
             Кто это, как не Катков нам открыл?
             Здравствуй, Катков! От лица всея Руси
             Я говорю, что мы бедные гуси:
             Много уж было у нас вожаков,
             Не был еще лишь великий Катков!
             С теми мы, славными, весело жили:
             Крали, народ потихоньку давили.
             Уж то-то теперь заживем!
             И душу потешим, карманы набьем...
             Держаться (решили) мы в этаком деле
             (Недавно еще мы студентов нагрели)
             Да здравствует славный Катков!
             Больше для вас не хватает уж слов.
   
             1886 г.
   

* * *

             Слезы бесплодные, думы тяжелые,
             Дни беспросветные, дни невеселые,
             Желчь и сомнение, злоба без зла...
             Кто возвратит мне святые стремления,
             Жар упования, прелесть волнения?
             Нет им возврата, пора им прошла.
             Нет им возврата! Прошла, миновалась,
             За море синее радость умчалась,
             Грозно кругом надвигается мгла...
   
             9 января 1887 г.
   

В МОРЕ

             Собирались тучи черные,
             Взбушевался грозный вал,
             И в борьбе с стихией страшною
             Бедный челн мой погибал.
             Но сквозь сумрак туч нахмуренных
             Прорвался веселый луч.
             Снова в путь летит бестрепетно
             Челн мой легок и могуч.
   
             23.2.1887 г.
   

СНЫ

             На площади шумной стоит над толпою,
             Чернея, досчатый большой эшафот,
             А рядом с помостом, волна за волною,
             Гудит.................и гневный народ.
             Вдруг смолкла вся площадь, и жутко молчанье...
             Послышался детский отрывистый плач --
             И снова все стихло. Один в ожиданьи
             По доскам помоста шагает палач.
             Телега. И молча толпа раступилась,
             И зверскую радость сменил робкий страх.
             Я видел, как петля над кем-то спустилась,
             Я видел, как билась скамейка в ногах.
             Я видел: под саваном билися руки,
             Я видел: раскрылись глаза широко,
             Я видел последние страшные муки,
             И слышен был стон далеко, далеко...
             Свершилося гнусное, страшное дело.
             В испуге молчал кровожадный народ.
             И стадом смятенным в молчаньи несмело
             Валила толпа из раскрытых ворот.
   
             14 апреля 1887 г.
   

ПЕСНЬ СКОРБИ

             Бывают мгновенья -- хочу я любить,
                                           Уповать и молиться,
             И в сердце надежда святая в то время живет.
             Но взглянешь кругом -- и в душе уж сомненье,
                                           Как змей шевелится,
             И сладкое слово молитвы горячей замрет,
             И горькая злоба из сердца готова излиться.
             Бывают мгновенья -- люблю я весь мир и
                                           Открою объятья
             Широко -- доверчиво, страстно для братьев-людей,
             Но встретят объятья мои ледяною улыбкою братья,
             И стыдно мне станет любви беззаветной своей,
             Кипит на устах ядовитое слово проклятья.
             Бывают мгновенья -- и скорбь, и надежда, и
                                           Тяжкие муки,
             Что в сердце я долго и скрытно от света таил,
             Уж льются в волшебные, дивно-прекрасные звуки,
             Но вдруг пропадет вдохновения сладостный пыл:
             Все тщетно, опять на душе шевелится сомненье,
             Нет звукам небесным
                                           на грешной земле выраженья.
   
             15 апреля 1887 г.
   

* * *

             Миг желанный настал. Я свободен опять.
             Так легко и привольно и сладко дышать!
             Водворилася в сердце моем тишина,
             И мила и близка мне родная страна.
             Отчего же в тяжелом и трепетном сне
             Ночью душной темница все грезится мне?
             Отчего ж просыпаюсь тогда я с душой,
             Полной мрачной, тяжелой, гнетущей тоской?
             Точно жаль мне тюрьмы, где я жил и страдал,
             И любил, и молил, и судьбу проклинал,
             Где всю жизнь, все богатства земные людей
             Променял бы на вольную роскошь степей,
             Где бы отдал я все, чтоб на воле побыть
             И сырую тюрьму хоть на миг позабыть
   
             10.5.1887
   

ЗАРЯ

             Заря занималась. Твой шепот невнятный,
             Исполненный ласки, любви и привета,
             Я слушал с восторгом в ночи необъятной,
             И в час тот любил я тебя без завета.
             Заря потухала. Ты мне изменила,
             И ласки горячей я больше не видел,
             Забыл я, как жарко меня ты любила,
             И страстно тебя я тогда ненавидел.
   
             28.5.1887
   

ЛОРЕЛЕЙ (ИЗ Г. ГЕЙНЕ)

             Не знаю, что сталось со мною,
             Мой немощный дух так смущен.
             О нет мне сегодня покою
             От сказки минувших времен.
             Так воздух спокоен весенний,
             Так Рейн сладострастно журчит,
             Так отблеск Авроры вечерней
             Далеко холмы золотит.
             По глади морской необъятной,
             Качаяся, лодка плывет.
             В глубокой тоске непонятной
             Не правит рыбак, не гребет.
             Верху, где гнездятся утесы,
             Сидит, вся в жемчуг убрана.
             Красавица. Русые косы
             И чешет, и холит она.
             Красавица волосы чешет
             И тихую песню поет.
             Та песня чарует и нежит,
             С собою куда-то зовет.
             Что сталося с умной ладьею,
             Никто из людей не узнал.
             То знает она под скалою
             Да старый, нахмуренный вал.
   
             12.1.1887
   

НА НОВЫЙ ГОД

             Темна, как ночь, и, как тюрьма, сурова
             Из года в год людская жизнь течет
             Без счастия, без искреннего слова
             Течет она средь горя и забот.
   
             1886, 31 декабря
   

ГРЕЗЫ

             Дни проходят, годы мчатся
             Той же скучной чередою,
             А желанья-грезы бродят
             В голове моей толпою.
             . . . . . . . . . . . .
             То мне грезятся потоки
             Чьей-то крови жаркой, алой,
             Чьи-то стоны и проклятья,
             Сабель блеск в резне удалой.
             То мне хочется безумно
             Жизнью бурной наслаждаться,
             То хочу за мир страдать я,
             Перед миром унижаться.
             То хочу труда, мучений
             Неизвестных, безысходных,
             Вижу я себя в темнице
             Между стен сырых, холодных.
   
             1887 г.
   

ЗИМНЯЯ СКАЗКА (Из Г. Гейне)

             Слышишь, как в лесу далеком
             Ветер яростно рыдает,
             Видишь, как седым туманом
             Облака он покрывает,
             Видишь, как кругом все мертво,
             Как унылы лес и поле?
             Все собой зима объемлет;
             В сердце нет весны и воли.
             И сосна, качаясь тихо,
             На тебя с своей вершины
             Величаво отряхает
             Снега белые лавины.
             То не снег. С восторгом видишь
             Ты цветы весны душистой,
             На тебя летит и дразнит
             Аромат их свежий, чистый.
             Пред тобой свершилось чудо --
             Снова все в природе рвется
             К небесам, цветет и дышит,
             Снова сердце жарко бьется.
             1887 г.
   

Стихи 1890-х -- 1910-х гг.

ЗАТИШЬЕ

Н. А. Б-еву

             О, эти дни! Как тихо и лениво
             Они текли! Казалось часто мне,
             Что я живу в каком-то полусне,
             И поникал тогда я молчаливо,
             Безропотно, как ива над водой,
             Беспомощной и грустной головой...
   
             Пускай глубок был мертвый мой покой,
             Но приходили все же годовщины
             Моей тоски иль радости былой,
             И вновь я видел яркие картины
             Иной поры, наполненной борьбой...
             И каждый раз, как колокол дрожащий,
             В моей душе, смущенной и болящей,
             Звучал вопрос: куда же я иду?
             Что делаю? Какие упованья
             Я в исполненье в жизни приведу?
             И каждый раз я чувствовал тревогу,
             Я трепетал от боли и стыда,
             Но ближе я стоял, казалось, к Богу
             И глубже я людей любил тогда!
   
             Но дни текли... То время миновало,
             Я не волнуюсь больше, как бывало,
             Когда приходит годовщина вновь
             И грустную напоминает повесть,
             Как гасла мысль, как засыпала совесть,
             Как замирали дружба и любовь...
             В моей груди, тоской опустошенной,
             Нет больше сил: безмолвный ряд могил
             Моя душа, мой вечер наступил,
             Но не принес росы мне благовонной
             И ни одной звезды не засветил!
   
             1894 г.
   

* * *

             И недолго шумит и бушует гроза, --
             Засияет приветно ликующий день,
             Засверкают лазурью опять небеса, --
             Только там, где недавно прохладную тень
             Дуб могучий бросал -- темной рощи краса, --
             Сиротливо чернеет обугленный пень...
             Ненадолго судьба нас с тобою свела, --
             Мы расстались, но в сердце мятежном моем
             Наша встреча свой огненный след провела,
             Как зарница, сверкнувши на небе ночном...
             И темней, и грозней непроглядная мгла
             С той поры в моем сердце больном...
   
             1896 г.
   

* * *

             Как море вдруг пред бурей утихает,
             Смолкает ропот стонущих валов, --
             И сердце эта тишь сжимает
             Больней мертвящей тяжести оков.
             В душе моей, предвестница невзгоды,
             Так царствует холодная тоска
             И все твердит: не жди погоды, --
             Быть буре, быть беде, а пристань далека!
   
             1896 г.
   

ЭКСПРОМТ

             Ты мне сахар в чашку чая
             Клала нежно и заботливо,
             А уста твои шептали
             Очень тихо, но отчетливо:
             "Милый, ты ужасный лакомка:
             Видишь, в чашку положила я
             Целых пять кусочков сахару --
             Сладко, что ли?" -- "Сладко, милая!"
   
             Вдруг... Что вдруг? С какого неба
             Гром ударил? Силы темные
             Нам обоим причинили
             Неприятности -- огромные!..
             Мы расстались... И пошла с тех пор
             Одинокая, постылая
             Жизнь шутливо-бестолковая...
             "Горько, что ли?" -- "Горько, милая!"
   
             1897 г.
   

В АЛЬБОМ Е.Д. ЛЕВЕНСОН

             Что за странная пора!
             Что за век теперь такой!
             То вопили мы "Ура!",
             То теперь кричим "Долой!"
   
             1905 г.
   

"ИЗ АЛЬБОМА МУССАФЫРА"

Ялтинский жанр.

             С беспечностью кудрявого ребёнка
             Сегодня поутру, чуть свет
             С меджидом пронеслася амазонка
             Шестидесяти лет.
             Упорствуя наперекор природе
             За ними тряся живот на иноходе
             Почтенный член суда...
             Куда!..
   
             1908 г.
   

П. М. ПИЛЬСКОМУ

             -- Чтоб не писать безграмотные басни,
             Навек угасни!
             И на холме крутом
                                 с отвагой фермопильской
             Надгробный камень твой
                                 обгадит критик Пильский.
   
             1909 г.
   

К. БАЛЬМОНТ

             Солнце пахнет? Это вздор!
             Нет, не вздор!
             Солнце пахнет травами...
   
             Бальмонт пахнет? -- Это вздор.
             Нет, не вздор!
             Бальмонт пахнет хлороформом,
             Бальмонт пахнет йодоформом,
             Бальмонт пахнет беленой,
             Пахнет Бальмонт беленой!
   
             1908 г.
   

БАЛЬМОНТУ

             Тутрацелькатль
             весь в дымных облаках
             Клубится и горит... Не
             Виден Кутан -- Эсли...
             Глядит на Бальмонта задумчивый
             феллах
             И кротко думает :
             "Не бес ли?"
   
             1913 г.
   

ТИХОНОВУ

             Подписку объявил на "Кругозор"...
             Подписчики ко мне ломятся скопом...
             Я вру или не вру?.. Победа иль позор?!.
             Хотя бы одного узреть под микроскопом! !
   
             1913 г.
   

НЕКОТОРЫМ "БЕЛЯЕВСКИМ КРИТИКАМ"

             Опять о "Псише" --
             -- Афиша!..
             Попробуй:кобеля его --
             Облай его!..
             Попробуй-ка Беляева...
             Тс!.. Тише!..
   
             1913 г.
   

БРЕШКЕ

             Николай Николаич!
             Все в мире прекрасно...
             Жил-был некто Раич
             И умер ужасно!..
             Желаю, чтоб ваш смертный исход
             Был наоборот!..
   
             1913 г.
   

И. ЛЕБЕДЕВУ

             Тоскует по тебе какой-то факультет...
             Но тур-де-тет
             Тебя увлек на новую дорогу!
             "Шемякин... ногу!.."
   
             1913 г.
   

С. И. ПЛАКСИНУ

             Стой и наблюдай, прохожий:
             Вот отменный кабинет,
             Тут сияет медной рожей
             Плаксин -- цензор и поэт.
             Это он -- певец обедов,
             Именин и царских дней,
             Пьян, как десять пьяных шведов,
             Глуп и важен, как лакей.
   
             1911 г.
   

К ПОЭТУ

(И. А. Бунину)

             Поэт, наивен твой обман.
             К чему тебе прикидываться Фетом.
             Известно всем, что просто ты Иван,
             Да кстати и дурак при этом.
   
             1913 г.
   

НОЧЬ

(на "Сатирикон").

             Ночь темна... Часы так длительны,
             Не до сна... Какой уж сон,
             Если даже усыпительный
             Не помог "Сатирикон"!..
   
             1913 г.
   

А. АВЕРЧЕНКО.

             О нет, судьба тебя не обошла,
             Не из последних ты на кухне барской, --
             На заднице хранишь ты знак орла,
             Как отпечаток пятки царской!
   

А. И. КАТУНУ

             В кредит не шью. Поставил точку.
             Обычай дружбы мне не нов.
             Наденет друг штаны в рассрочку.
             И нет ни друга, ни штанов.
   
             1913 г.
   

МАМОНТУ ДАЛЬСКОМУ

             Милый Дальский Мамонт,
             Как ты близок мне!
             Ты прекрасный амант,
             А герой вдвойне!
   
             1916 г.
   

ЭПИГРАММА

             Не тем я угнетён,
             Что Пушкин благороден,
             Что солнце яркое сменяет дождь и гром,
             Но собирательный,
             Зачем же пишет Годин
             О божьих чудесах сосновым языком.
   
             1916 г.
   

СОРОК ЧЕТВЕРТАЯ ВЕСНА

             Сорок четвёртая весна,
             Смиряюсь я пред неизбежным...
             От зимнего очнувшись сна,
             Опять хочу быть страстным... нежным...
             Ах! С каждым годом всё живей
             Я слышу аромат фиалки,
             Но радости весенних дней
             Хоть упоительны, -- но... жалки!..
   
             1914 г.
   

ДВОРЦОВАЯ ЛЕГЕНДА.

(перевод из Гейне)

             Есть в Берлине, в замке старом,
             Группа в мраморе одна:
             С жеребцом, пылая жаром,
             Пала некая жена.
             Говорят, что эта дама
             Забрюхатела, и вот,
             Возвеличился из срама
             Королевский прусский род.
             Чистокровный прародитель
             Оказался молодцом --
             Каждый прусский повелитель
             Так и смотрит жеребцом.
             Речи их текут из стойла,
             Смех их -- ржанье, мыслей -- нет,
             Вся их жизнь -- жраньё и пойло,
             Человека вымер след.
   
             1914 г.
   

ТРИ ДРУГА

             Важный, толстый, краснолицый, как луна,
             Брат Джокондо рек на дружеском совете:
             "Убежден, что слаще всяких мяс на свете
             Это мясо каплуна".
             Длинный, тонкий, как церковная колонна,
             В базилику взор задумчивый вперяя,
             Возразил брат Луно: "Я ж предпочитаю
             Мясо тепленькое донны".
             Брат Леон чуть-чуть помедлил для ответа,
             Ласково рукой погладил свой бокал
             И внушительно конклюзиум сказал:
             "Обожаю то и это!"
   
             1915 г.
   

КАПРИФОЛИЙ

Сонет
Из Стекетти

             Иду я от тебя. Ночь. Темнота.
             Молчанье.
             Огнями быстрыми играют светляки.
             Я на руке ещё ловлю благоуханье
             Твоей пылающей и трепетной руки.
             Вчера прощались мы, пьянея от лобзанья,
             Сегодня разошлись, поспорив, как враги.
             Но завтра снова страсть, и ласки, и желанья...
             Я счастлив. Я один. Во тьме мои шаги
             Звучат,
             как музыка. Гирлянды каприфолий
             Струят свой чувственный, свой пряный аромат.
             Сжимается душа от сладкой томной боли,
             Я счастлив. Я люблю без разума и воли
             И рабству милому я бесконечно рад.
             Моя темница -- рай, мой плен душистый сад.
   
             1915 г.
   

ДИССОНАНСЫ

(Подражание новым)

             Вас смешил вид климовой подоплеки,
             И рабочий пот был грубей, чем Prima Vera
             На балконе, за чаем, у себя, в Териоки
             Вы читали Поль де Кока и Дюма -- pere'а
   
             Мы вас угощали майскими бутербродами
             Вы мычали задумчиво: "ньям -- ньям"
             И сказали: "Прокислыми свободами
             Неужели быть сытыми и пьяными нам?"
   
             Мы тебе показали оголение,
             Невинных старцев садический сад,
             Но корректное новое поколение
             Мудрее, чем камень заберзат!
   
             Для тебя мы воскресили пасторали,
             Водрузив тебя в красного дерева кресла,
             Вновь фригийских пастушков свирели заиграли
             И буйный хмель обвил твои жидкие чресла.
   
             Утешить ли тебя оккультизмом?
             Черной мессой? Нирваною? Загробным миром?
             Ты все пожрешь и переваришь с цинизмом
             И обзовешь нас бесноватым клиром.
   
             Через века и народы в пыли влачится искусство.
             Шут или царь, бог или комедиант --
             Всегда ложится, смеясь, на ложе Прокруста
             Окровавленный, гордый и чуткий талант.
   
             Будь проклято несбывшееся желание.
             Трижды проклят бесплодный мечтатель.
             К чертовой матери услуги и кривлянья.
             Requiescat in pace, обыватель.
   
             Но в час, когда вы поднимете черные стяги,
             Мы запляшем под бубны, с хулою на устах,
             И в дни утопий стрелами из бумаги
             Разрушим ваши карточные домики в прах.
   
             1916 г.
   

О, НЕ КЛЯНИСЬ (Из Г. Гейне)

             О, не клянись, целуй меня!
             Не верю женским клятвам я.
             К чему слова? Вернее их
             Огонь и трепет уст твоих
             Докажут мне, что я любим.
             А клятвы? Клятвы -- ложь и дым.
   
             1916 г.
   

ПАПСКАЯ ЭНЦИКЛИКА

             Говорит реклама: "Дивная тинктура!
             После первой смазки обрастет тонзура,
             И тотчас же станет волос твой волнистым,
             И, как шелк, блестящим, и притом душистым.
             Всех светил науки мудрое собранье
             Очень одобряет! Бойтесь подражанья!"
             Говорит наш папа: "Средство лишь для верных!
             Ото всех болезней, даже и от скверных!
             Сильных укрепляет, слабых послабляет,
             Что отец святейший сим и заверяет!
             Требуйте из Рима! Верьте автографу!
             (перевод по почте иль по телеграфу)".
   
             1916 г.
   

СМЕРТЬ ОСЛА

(Из Лоренцо Стеккетти).

                                                               Перевод посвящаю синьору
                                                               Джиакомо Чирени.

I.

             Смотрите. Осел, чуть живой, изнуренный,
             Избитый, хромой, еле движет ногами,
             Свой груз непомерный влачить полусонно,
             Пыль знойную жадно хватая ноздрями.
   
             Над острой спиною, трудом искривленной,
             Жужжат овода и садятся роями
             На жалкий ослиный хребет изъязвленный
             И жалят несчастную кожу с костями!
   
             Последние силы... Толчок напряженный...
             И с дрожью предсмертной, с тупыми глазами,
             Он грудою пал на песок, раскаленный.
   
             Зеваки на падаль сбежались толпами.
             Погонщик-убийца, ничуть не смущенный.
             Смеется и молвит: "пойдет на салями".
   

II.

             И я, как осел, изнурен до упада,
             Как скот подъяремный, дрожу от страданья,
             Влачу я свой груз чрез ущелья и гряды
             По кручам, обрывам, теряя сознанье.
   
             Горят мои язвы, мучительней ада,
             И мысли о прошлом их жалят с жужжаньем.
             Душе и уму утешений не надо,
             В истерзанном сердце нет больше желанья.
   
             Ко мне не вернутся с беспечной отрадой
             Любовь и веселье, и радость дыханья.
             Я пал, я судьбою добит без пощады.
   
             Друзья, наступила минута прощанья!
             Друзья, я ловлю ваши нежные взгляды!..
             Да, фарс мой ужасный пришел к окончанью!
   
             1916 г.
   

ЖЕНЩИНА (Пророчество)

Сонет

             Загадка Вечная, богиня и раба,
             Звезда мечтателя, кровавый пир Спартака,
             Из-за Тебя одной всегдашняя борьба,
             Где Homo sapiens -- то гений, то собака.
   
             Ты -- мира колыбель, исходная тропа,
             Ты, омлечившая созвездья Зодиака,
             Сильнее смерти Ты, и, как судьба, слепа,
             Твой аромат пьянит, подобно зернам мака.
   
             Но -- мудрая в душе, живучей, как змея,
             Ты тайно сберегла всю мощность бытия,
             И в черный страшный час бессилья и упадка,
             Над миром вновь взойдешь, свет утренний лия,
   
             И нам, Твоим рабам дрожащим, будет сладко
             Тебя короновать, о, Вечная Загадка!
   
             1916 г.
   

ЭКСПРОМТ

Софье Долидзе.

             Ты недоступна и горда,
             Тебе любви моей не надо.
             Зачем же говорят мне "Да!"
             И яркость губ, и томность взгляда.
   
             Но ты замедлила ответ.
             Еще минута колебанья...
             И упоительное "Нет!"
             Потонет в пламени лобзанья.
   
             1916 г.
   

Стихи 1918 -- 1930-х гг.

ДНЕВНИК УЩЕМЛЕННОГО ИНТЕЛЛИГЕНТА

             1 мая.
             Съел рояль, ковры, картины,
             Крайне редкие офорты,
             Съел оконные гардины
             И прадедовы ботфорты.
             Если завтра не случится
             Сверхъестественное чудо,
             Впору будет удавиться!
             Ждать поддержки -- неоткуда.
   
             1 июня.
             Променял почти задаром
             Редингот педрико-серый
             И пошла за грош татарам --
             Ах! -- le saber de mon père.
             Что в грядущем? Мрак и голод.
             Дохожу до отупенья.
             В голове какой-то солод
             И во рту слюнотеченье.
   
             1 октября.
             Нету дров. Топлю буфетом.
             И прокатным гардеробом.
             Дело плохо было летом,
             А зима запахла гробом.
             Мародеру-милльонеру
             Я спустил библиотеку
             И купил дуранды меру
             И кобылячью осеку.
   
             20 октября.
             Как мне страшно! Как мне жутко!
             Пожевать бы хоть бумажки!
             Съедена до тла Бижутка,
             Завтра жребий кошки Машки.
   
             25 октября.
             Очень, очень, очень худо...
             Я... мне кажется... Иуда...
   
             1 ноября.
             Я пошел в одну контору
             Подписал одну бумагу
             И, согласно договору,
             Продал честь свою и шпагу.
             Дали мне пяток селедок,
             Четверть фунта жаровара,
             Корки каменный обглодок
             И воды для самовара.
             Пусть ценою отреченья --
             Но набью сегодня брюхо
             И услышу в нем броженье
             Столь приятное для слуха.
   
             Дворянин Валериан Задушкин.
             (Списал А. Куприн).
             1918-1919 гг.
   

АЭРОПЛАН

             Испуская рёв дрожащий,
             Мысль и слух глушит мотор.
             Охмеляет бег скользящий.
             Ветер, яростно свистящий,
             Затуманил жадный взор.
   
             Нет предела для стремленья.
             Воплотилась в явь мечта.
             О, воздушное движенье !
             Крови бурное кипенье !
             Бесконечность! Красота!
   
             Всё бежит, бежит под нами:
             Рельсы, нивы и леса...
             Неподвижными орлами
             Мы летим меж облаками --
             В голубые небеса.
   
             Всё сокрылось: церкви...крыши...
             Мир -- сияющий чертог!
             Друг пилот, смелее, выше!
             Эй, вы, там, земные мыши,
             Надо мною -- только Бог.
   
             1920 г.
   

НА КЛАДБИЩЕ

(Из Коскенниеми)

             Не сомкнёт своих усталых глаз
             Ночь июньская, на землю опускаясь,
             А цветы кладбища в этот час
             Чутко дремлют, в думу погружаясь.
   
             Счастье, страсти... всё, чем жизнь полна,
             Всё звучит здесь позабытой сказкой.
             Нежная склонилась тишина
             Надо мною с материнской лаской.
   
             Чую я внимательной душой,
             Как проходит тихо чрез кладбище
             Та, что и меня возьмёт с собой
             В вечное, спокойное жилище.
   
             1920 г.
   

S. W.

В. Н. Филаретову.

             Кто там нынче на небе кутит
             В разгуле царственной, грозной тоски?
             Гонит тучи, громоздит их, крутит
             Свивает, треплет, рвет на куски.
   
             Вырастают из бездн снеговые вершины,
             Колесницы, драконы, острова и зданья...
             Бородатые, косматые джинны
             Летят по ветру, разметав одеянья.
   
             Ветер! Бродяга буйный и кроткий!
             Это ты сегодня опьянил небеса,
             Закачал в заливе зыбкие лодки
             И заставил плясать паруса.
   
             Ветер! Насмешливый и нежный изменник!
             Это ты слезами оросил мои веки...
             Куда ты зовешь? Я в тюрьме, я пленник,
             И не отдать мне паруса вовеки, вовеки!
   
             1920 г.
   

ЗАКАТ

И. И. Максимову

             Розовая девушка с кораллами на шейке,
             Поливает бережно клумбу резеды.
             Радугой пронизан сноп воды из лейки,
             И дрожат от радости мокрые цветы.
   
             Ласточки веселые над пламенем заката
             Чертят черной молнией голубую даль...
             Отчего ж душа моя печалью странной сжата?
             Отчего мне вечера весеннего так жаль?
   
             Ласкою мгновения я больше не обманут.
             Знаю я: весенние вечера пройдут...
             Улетят все ласточки, все цветы завянут...
             Розовые девушки состарятся... умрут.
   
             1920 г.
   

В АЛЬБОМ М. С. ЦЕТЛИНОЙ

             Пускай из моды вытеснен альбом --
             Он для меня как дедушка любимый:
             Прелестная есть старомодность в нем
             И дух любезности -- неповторимый.
   
             1920 г.
   

ЭПИГРАММА

             Я думаю: А жив ли Лазаревский?
             Зачем доселе к нам не кажет глаз?
             Влюблен ли по уши сатир наш Невский?
             Иль сплетню съел в один недобрый час?
   
             1922 г.
   

КТО ОН?

             Он Алексей, но... Николаич,
             Он Николаич, но не Лев,
             Он граф, но, честь и стыд презрев,
             На псарне стал Подлай-Подлаич.
   
             1928 г.
   

СТРАНИЧКА ИЗ АЛЬБОМА.

Л. Я. Л. (Лидии Яковлевне Липковской)

             Я помню Мариинского театра
             Роскошный зал, в сверкании огней
             Блеск шелка и парчи и золото мундиров,
             Духов парижских тонкий аромат
             И вееров ленивое движенье,
             Пластронов белизну и тысячи голов.
             Открыта сцена. Парк на заднем плане.
             За рампою плейелевский рояль,
             За ним лохматый аккомпаниатор
             Тревожно ждет условный легкий знак.
             Певица медленным обводит взором
             Партер и ложи. Как она мила!
             Она вся в белом. Белые перчатки
             И туфельки, и веер. Только
             Краснеет жарко роза, роза в волосах...
             Еще одно мгновение, и звуки
             Необычайной сладости текут.
             Текут как солнца золотая радость,
             Как песня соловья... И замолчал
             Притихший зал, восторгом очарован
             И потрясен...
                                 Ты помнишь?
   
             (11 дек. 19** год. Петроград)
   

МИНИАТЮРА

             В старинные века любить еще умели
             Без меланхолии и без корыстной цели,
             В лесах, полях, лугах, без церемоний.
             Об этом ясно говорит
             Тацит
             И друг его Светоний.
             Теперь не то: законный брак,
             Тесть, теща, деверь и свояк,
             Любовница на стороне...
             Нет! Это не по мне!
   

МОЙ ПОРТРЕТ

(Из Стекетти)

             Я знаю триумфы и свист разъяренный,
             Удары и ласки, поцелуй и мученье.
             Яд мысли и слова -- этот яд утонченный,
             И отдых сладкий после сраженья.
   

* * *

             Пускай моя память на путь, мной пройденный,
             Назад озираясь, не хочет забвенья.
             Да! Жадно глотками пил я жизнь, восхищенный.
             Но брошу бокал мой без сожаленья.
   

* * *

             Невольно порой вспоминаю волненья
             Годов уходящих в мираж отдаленный.
             Но тих мой покой, ничем не смущенный.
             На дне бокала нет огорченья.
   
             1915-1930 гг.
   

ПРИМЕЧАНИЯ

Стихи кадетского периода (1885-1887 гг.)

Боец.

   Стихотворение датируется 1885 г. За последние четыре года кадетской жизни, с 1883 по 1887 гг., Куприным было написано около 30 стихотворений. Рукописи кадетских стихов хранятся в РГАЛИ (Ф. 240. Оп. 1. Ед. хр. 1-6; 22, 26, 27, 28, 33). 11 стихотворений опубликованы Ф.И. Кулешовым: Кулешов Ф.И. Из неизданных стихов Куприна. Ученые записки Южно-Сахалинского гос. пединститута. 1959. Т. 2. С. 179-187.
   Печатаются по: Ученые записки Южно-Сахалинского пед. инст, 1959. Т. 2. (Публ. Ф. И. Кулешова).
   

Недоразумение.

   Стихотворение датируется 1886 г. (РГАЛИ. Ф 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст, 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

Ода Каткову (На возведение его в сан министра).

   Стихотворение датируется по рукописи 1886 г. (РГАЛИ. Ф 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст, 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

"Слезы бесплодные, думы тяжелые..."

   Стихотворение датируется по рукописи 1887 г. (РГАЛИ. Ф 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст., 1959. Т. 2. (Публ. Ф. И. Кулешова).
   

В море.

   Стихотворение датируется 1887 г. (РГАЛИ. Ф 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст, 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

Сны.

   Стихотворение датируется по рукописи 1887 г. (РГАЛИ. Ф 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст., 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

Песнь скорби.

   Стихотворение датируется по рукописи 1887 г. (РГАЛИ. Ф 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст, 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

"Миг желанный настал..."

   Стихотворение датируется по рукописи 1887 г. (РГАЛИ. Ф 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст., 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

Заря.

   Стихотворение датируется по рукописи 1887 г. (РГАЛИ. Ф 240. Оп. 1. Ед. хр. 117). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст, 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

Лорелей (Из Г. Гейне).

   Стихотворение датируется по рукописи 1887 г. (РГАЛИ. Ф. 240). Напечатано в Ученых записках Южно-Сахалинского пед. инст, 1959. Т. 2. (Публ. Ф.И. Кулешова).
   

На новый год.

   Стихотворение датировано 31 декабря 1886 г. Посвящается М. Полубояриновой.
   

Грезы.

   Стихотворение датировано 1887 г. (РГАЛИ. Ф. 240. Оп.1. Ед. хр. 111).
   

Зимняя сказка (из Г. Гейне).

   Стихотворение датировано 1887 г. Печатается по: Собр. соч. Московское книгоиздательство. 1917. Т. IX.
   

Стихи 1890-х -- 1910-х гг.

Затишье.

   Стихотворение впервые напечатано в киевской газете "Жизнь и искусство". -- 1894 г. -- No 305, за подписью "К-ъ"; затем в журнале "Москва". -- 1970. -- No 9 (публикация О. Сайкина).
   Положено на музыку Вл. Корца (В.Н. Кораблев).
   

"И недолго шумит и бушует гроза..."

   Стихотворение впервые опубликовано в газете "Киевское слово". -- 1896 г. -- 20 мая; затем в журнале "Москва". -- 1970. -- No 9 (публикация О. Сайкина).
   Положено на музыку Вл. Корца (В.Н. Кораблев), ноты хранятся в фондах Литературного музея г. Пензы.
   

"Как море вдруг пред бурей утихает..."

   Стихотворение впервые опубликовано в газете "Киевское слово". -- 1896 г. -- 2 июня; затем в журнале "Москва". -- 1970. -- No 9 (публикация О. Сайкина).
   

Экспромт ("Ты мне сахар в чашку чая...")

   Стихотворение впервые опубликовано в газете "Киевское слово".-- 1897 г. -- 30 августа, за подписью "К-ъ"; затем в журнале "Москва".-- 1970. -- No9 (публикация О. Сайкина)..
   Экспромт (лат) -- готовый. Небольшое стихотворение, чаще шуточного содержания, сочиненное поэтом устно или письменно, без подготовки, под влиянием непосредственного чувства.
   Стихотворение положено на музыку Вл. Корца (В.Н. Кораблев).
   

В альбом Е. Д. Левенсон ("Что за странная пора?..")

   Четверостишье Куприна записано в альбом Е.Д. Левенсон, библиотекаря Балаклавы. Датировано 1905 г. Альбом хранился у доктора Е.М. Аспиза, друга Куприна, в настоящее время находится в РО РГБ. Миниатюру приводит в воспоминаниях Мира Евсеевна Аспиз, дочь доктора Е.М. Аспиза.
   

Из альбома Муссафыра.

   Цикл стихотворных миниатюр: "Ялтинский жанр", "Пыр, или смерть Муссафыра", "Пастель", "Горе Муссафыра", "Крымский пейзаж". Впервые опубликован в газете "Свободные мысли". -- 1908. -- No 35; в книге: Куприн А. И. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы. (Сост. Т. Кайманова).-- Пенза. 2010.
   

П. М. Пильскому.

   Эпиграмма датируется 1909 г., вписана в коллективный дневник, который велся в Даниловском совместно с приехавшими друзьями В. Регининым и В. Клестовым.
   -- Пильский Петр Моисеевич -- см. выше примечания к рецензии "Петр Пильский. Рассказы. 1907 г."
   -- фермопильский -- в ущелье Фермопилы в 480 г. до н.э. произошло знаменитое сражение греков и персов.
   

К. Бальмонт.

   Пародия напечатана в сборнике "Незлобивые пародии" (СПб., 1908).
   -- Бальмонт Константин Дмитриевич (1867-1942), поэт-символист. Популярность Бальмонта пришлась на Серебряный век, когда в Петербурге его стихи с упоением декламировались на всех студенческих вечерах и приводили в восхищение всех курсисток. М. Горький говорил о нем: "Дьявольски интересен и талантлив этот неврастеник". Насколько Куприн был естественен, настолько Бальмонт любил позу и, декламируя свои стихи, входил в поэтический экстаз, сладкий и вкрадчивый шепот чередовал с громоподобным пафосом. Куприн посвятил Бальмонту эпиграмму, напечатанную в журнале "Огонек" (1913 г., No 2) -- см. ниже. Теплая дружба между двумя литераторами установилась в первые годы эмиграции в Париже.
   Печатается по: Куприн А. И. Река жизни. Рассказы и повести. Из несобранного и забытого. (Сост. Л.В. Усенко). -- Росиздат. -- 1988.
   

Бальмонту.

   Шуточный экспромт напечатан в журнале "Огонек". -- 1913. -- No 2, под рубрикой "С елки". Печатается по первой публикации.
   -- Бальмонт Константин Дмитриевич -- см. выше примечания к пародии "К. Бальмонт".
   -- Кутан-Эсли -- предположительно, название места в горах (кутан -- стоянка пастухов на зимних пастбищах).
   -- феллах -- крестьянин, земледелец в странах Ближнего Востока.
   

Тихонову.

   Эпиграмма опубликована в журнале "Огонек". -- 1913. -- No 2, под рубрикой "С елки". Печатается по первой публикации.
   -- Тихонов Владимир Алексеевич (1857--1914), писатель, драматург. Входил в число близких друзей Куприна, оказывал ему поддержку. В 1906 г. Куприн жил в гатчинском доме Тихонова на ул. Багговутской, No 5, работал над рассказом "Гамбринус".
   -- "Кругозор" -- журнал, издаваемый Тихоновым. Издание не имело подписчиков и через два номера прекратилось.
   

Некоторым "беляевским критикам".

   Эпиграмма опубликована в журнале "Огонек". -- 1913. -- No 2, под рубрикой "С елки". Печатается по первой публикации.
   -- Беляев Юрий Дмитриевич (1876--1917), журналист, театральный критик, драматург. Особую популярность имела его пьеса о судьбе танцовщицы времен Екатерины Великой "Псиша" (1911).
   

Брешке.

   Эпиграмма на H. H. Брешко-Брешковского опубликована в журнале "Огонек". -- 1913. -- No 2, под рубрикой "С елки". Печатается по первой публикации.
   -- Брешко-Брешковский Николай Николаевич (1874--1943), русский писатель, журналист, критик, военный публицист. На книги Брешко-Брешковского Куприн опубликовал две рецензии: "Шепот жизни" (Мир Божий. -- 1904. -- No 6), "Опереточные тайны" (Мир Божий. -- 1905. -- No 6), написал библиографическую статью под названием "Н. Брешко-Брешковский. Этюд" в качестве предисловия к книге Брешковского "Жуткая сила", вышедшей в 1930 г. в Риге.
   -- Раич С. Е. (1792-1855), писатель, переводчик. К концу жизни мировоззрение эпикурейца сменил на аскетизм, в литературных кругах был скоро забыт.
   

И. Лебедеву.

   Эпиграмма опубликована в журнале "Огонек". -- 1913. -- No 2, под рубрикой "С елки". Печатается по первой публикации.
   -- Лебедев Иван Владимирович (1879--1950), псевдоним "Дядя Ваня", атлет, арбитр чемпионатов французской борьбы, цирковой конферансье, литератор, мемуарист. С 1912 г. издатель и главный редактор спортивного двухнедельного иллюстрированного журнала "Геркулес", в котором Куприн публиковал статьи и очерки о спорте. Экспромт точен в характеристике Лебедева как фаната цирковой борьбы. Куприн упоминает о факультете, имея в виду, что Лебедев бывший студент юридического факультета Петербургского университета, говорил на нескольких иностранных языках.
   -- "Тур-де-тет" -- на языке борцов так называется прием (бросок через голову).
   -- Шемякин Иван Васильевич (1877--1953), известный борец, в 1907 получил 1-ый приз на Мадридском чемпионате.
   

С. И. Плаксину.

   Эпиграмма. Датируется 1911. Место первой публикации не установлено. Печатается по: Русская эпиграмма 18 -- начала 20 вв., сборник., сост. М. И. Гиллельсон и К. А. Кумпан., Л.: Советский писатель, 1988 г.
   -- Плаксин Сергей Иванович (1854 -- ?) -- поэт, одесский цензор. Куприн был знаком с Плаксиным по сообществу одесских журналистов, встречавшихся по четвергам в кафе у ресторатора Доди.
   -- "певца обедов, именин и царских дней" -- Куприн высмеял верноподданническое стихотворение Плаксина "В память высочайших Его Императорского величества Государя Императора Николая II проездов через Одессу".
   

К поэту (И. А. Бунину).

   Эпиграмма впервые напечатана в газете "Гатчина". -- 1913. -- 14 апреля. -- No 4; затем в журнале "Сатирикон". -- 1913. -- 19 декабря. -- No 28; в книге: Куприн А. И. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы. (Сост. Т. Кайманова). -- Пенза, 2010.
   

Ночь (На "Сатирикон").

   Стихотворная миниатюра с подзаголовком "Из моих шуток" была впервые опубликована 14 апреля 1913 года в еженедельнике "Гатчина", который выходил в 1913-1916 гг. в городе, где в это время жил А.И. Куприн.
   "Сатирикон" -- издававшийся в Петербурге популярный сатирический журнал. С 1908 г. редактировал А.Т. Аверченко, с которым Куприн был в дружеских отношениях. В журнале опубликован рассказ Куприна "Белая акация" с посвящением А.Т. Аверченко.
   Печатается по: журнал "Москва". -- 1970. -- No 9 (публ. О. Сайкина).
   

А. Аверченко.

   Эпиграмма адресована Аркадию Тимофеевичу Аверченко (1881--1925), редактору сатирического журнала "Сатирикон", драматургу и писателю, получившему от современников звание "Король смеха".
   По воспоминаниям секретаря "Сатирикона" журналиста Николая Вержбицкого, Куприн наградил Аркадия Аверченко эпиграммой, услышав историю о том, что царь, возжелав послушать юмориста и посмотреть на него, пригласил во дворец. Аверченко, не желая быть шутом, но боясь отказаться, притворился больным. Завистники пустили слух, будто знаменитый юморист потом дал согласие выступить, но получил отказ от царя: "Поздно спохватился".
   

А. И. Катуну.

   Четверостишие, или надпись -- один из видов литературных жанров.
   Плакат такого содержания А. Куприн советовал вывесить своему другу, известному в Петербурге портному А. И. Катуну. Позже, в интервью корреспонденту журнала "Иллюстрированная Россия" (1926, No 4), он говорил, что написал эти строчки для рекламы гатчинского еврея-портного Ноаху.
   

Мамонту Дальскому.

   Дружественная надпись-эпиграмма сделана Куприным на томике очерков "Лазурные берега", вероятно, в 1916 г. во время встречи с М.В. Дальским на Кавказе.
   -- Дальский Мамонт Викторович, настоящая фамилия Неелов (1865--1918) -- русский драматический актер. Входил в круг друзей Куприна. Близкое знакомство относится к 1916 г. Во время поездки с лекциями на Кавказ писатель встретился в Кисловодске с приехавшим на гастроли Мамонтом Дальским. Они провели несколько совместных литературно-артистических вечеров, посвященных А.С. Пушкину. В Пятигорске 10 сентября 1916 г. в курзале Куприн читал лекцию, Дальский -- монологи из "Скупого рыцаря" и "Бориса Годунова". В "Кавказском журнале" был опубликован совместный снимок со следующей надписью: "Эти два весельчака -- добрые приятели по Москве, встретившись на курорте, были обоюдно счастливы". Ксения Куприна описала в воспоминаниях свои впечатления от встречи с артистом: "Он мне показался ослепительным, и я запомнила его на всю жизнь: холеный, нарядный, перстни, брелоки, палка с золотым набалдашником, панама, бритое актерское лицо, закругленный голос" (Куприна К. А. Куприн -- мой отец. -- М., 1971. -- С. 70). После революции Дальский примкнул к анархистам, погиб в Москве в июне 1918 г. В фельетоне "Пестрая книга II", посвященном теме анархизма, Куприн создал образ Дальского -- оратора на собраниях анархистов, "артиста с темпераментом Везувия": "Какой великолепный жест на фоне пожара революции, среди веяния черных знамен" (Свободная Россия. -- 1917. -- No 14). В статье "П. Пильский" (1931) вспоминал, как в России они оба с восхищением и со слезами на глазах слушали мастерское чтение Дальского: "Мамонт читал нам "Въезд Лариных в Москву", все ускоряя и ускоряя темп, и как широко и величественно распростер он руки, восклицая в конце "Москва! Москва!" А потом он читал "Отел-ло"...". Яркая характеристика авантюрного образа жизни Дальского содержится в очерке Куприна "Обыск": "...современный нам Калиостро, он же талантливый актер и он же неожиданный и внезапный анархист Мамонт Дальский".
   

Эпиграмма ("Не тем я угнетён...").

   Напечатана в 1916 году в журнале "Бич".
   -- Годин Яков Владимирович (Вульфович) (1887-1954) -- поэт, переводчик. Входил в круг знакомых Куприна. После окончания ремесленного училища в 1900-е гг. стал публиковаться в журналах "Нива", "Русское богатство", "Журнал для всех", печатался в сб. "Песни молодой Иудеи" (Ялта, 1906). Стихи Година включал в свои чтецкие концерты актер, знакомец Куприна, Н.Н. Ходотов. Встречи Година и Куприна относятся к 1900-1910 гг. Писатель причислял его сб. "Северные дни" (1913) к образцам "массовой" поэзии. Эпиграмма Куприна пародийно повторяет ритм стихотворения Година "Скарабей" которое было опубликовано в журнале "Пробуждение" с посвящением Куприну.
   После Октябрьской революции Годин сотрудничал в журналах: "Красная нива", "Смехач", "Бегемот" и др.
   Печатается по публикации в газете "Коннетабль".-- Гатчина. -- 1990 г. -- 7 сентября.
   

Сорок четвертая весна.

   Стихотворение. Авторская дата 25 апреля 1915 г. Под названием "Опять весна" напечатано в газете "Биржевые ведомости", Петроград. -- 1915. -- No 14815. С названием "Сорок четвертая весна" вошло в сборник: Куприн А. И. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы. (Сост. Т. Кайманова). -- Пенза, 2010.
   

Дворцовая легенда.

   Стихотворение датировано 1914 г.
   В первые недели I Мировой войны А. И. Куприн перевел язвительное стихотворение Гейне о предках кайзера Вильгельма Второго, войска которого только что вторглись в Россию. Собственноручно Куприн вписал стихотворение в рукописный альманах (домашний альбом) К.И. Чуковского "Чукоккала".
   Печатается по: Куприн А.И. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы. (Сост. Т. Кайманова). -- Пенза, 2010.
   

Три друга.

   Шуточное стихотворение было впервые опубликовано в журнале "Аргус". -- 1915. -- No 21.
   Номер был полностью посвящен войне с Германией, несколько страниц занимали карикатуры, среди которых и было помещено стихотворение А.И. Куприна.
   -- каплун -- кастрированный петух, откармливаемый на мясо. Печатается по первой публикации.
   

Каприфолий.

   Сонет впервые напечатан в журнале "Аргус". -- 1915. -- No 3, общедоступном иллюстрированном ежемесячнике.
   -- Стекетти Лоренцо (встречается написание: Стеккетти) -- итальянский поэт, настоящее имя Гверини Олиндо (1845-1916).
   -- Каприфолий (каприфоль) -- другое название: жимолость душистая -- ветвящийся вьющийся кустарник семейства жимолостных.
   Цветок с пленительным завораживающим ароматом часто упоминается в купринских рассказах с романтическим сюжетом. Этими душистыми кустами поросли подходы к таинственному сказочному замку, где разворачивается любовная трагедия молодой прекрасной королевы и её пажа ("Легенда"). Пряный аромат каприфолий в мраморных крымских развалинах дурманят и возбуждают чувственность героев рассказа "В Крыму". Автор не раз повторяет этот образ и фиксирует внимание: кусты каприфолий "благоухали дико и страстно" и от зовущего запаха "в груди ныло сладкое истомное раздражение". В рассказе "Соловей" Куприн снова очаруется этими цветами: "Вечерняя звезда серебряным светом задрожала на зелёном небе. Сразу нежно и властно полился волшебный аромат каприфолий".
   Печатается по первой публикации.
   

Диссонансы (Подражание новым).

   Пародия в стихах. Датируется 1916 г.
   -- климова подоплека -- подшивка под крестьянскую рубаху, название "Климова" -- от распространенного в народе имени.
   -- Prima Vera -- марка одеколона.
   -- Териоки -- пригород Петербурга, до 1939 г. входил в состав Финляндии, с 1948 г. -- г. Зеленогорск.
   -- Дюма-pere -- Дюма-отец.
   -- садический сад -- то же, что садистский, т.е. жестокий, от имени писателя Маркиза де Сада.
   -- камень заберзат -- редкий полудрагоценный золотоцветный камень, хризоберилл.
   -- пастораль -- жанр в литературе или живописи, поэтизирующий простую сельскую жизнь.
   -- фригийские пастухи -- выражение ассоциируется с мирными сельскими жителями древнего государства Фригии в Малой Азии; со строчками А.С. Пушкина "...и песни мирные фригийских пастухов" ("Муза").
   -ложе Прокруста -- выражение означает мерку, под которую пытаются что-либо подогнать насильственным образом. Античный миф рассказывает о Прокрусте, создавшем ложе определенной длины: кто был короче его, того растягивали; кто длиннее -- того укорачивали, отрубая ноги.
   -- Requiescat in pace -- (лат.) покойся с миром; мир твоему праху. Печатается по IX тому Собрания сочинений. (Московское книгоиздательство, 1917. С. 156-157).
   

"О, не клянись..." (из Г. Гейне).

   Стихотворение, перевод из Г. Гейне. Вошло в IX том Собрания сочинений Куприна (Московское книгоиздательство, 1917); в книгу: Куприн А.И. Река жизни: Рассказы. Из несобранного и забытого. (Сост. Л. В. Усенко). -- Росиздат, 1988.
   

Папская энциклика.

   Стихотворение вошло в IX том Собрания сочинений Куприна (Московское книгоиздательство, 1917).
   -- энциклика (лат.) -- послание папы римского католикам.
   -- тинктура (лат.) -- лекарственная настойка.
   -- тонзура (лат.) -- выбритое место на голове у католического монаха или священника, знак принадлежности к духовенству.
   Печатается по: журнал "Дон". -- 1965. -- No 1 (публикация Л.В. Усенко).
   

Смерть осла (Из Лоренцо Стекетти).

   Стихотворение впервые опубликовано в петроградском журнале "Пробуждение". -- 1916. -- 1 июня. Представляет собой перевод итальянского поэта Л. Стекетти (см. подробнее в примечаниях к стихотворению "Каприфолий").
   Куприн посвятил стихотворение "синьору Джиакомо Чирени" -- своему другу, клоуну-итальянцу, выступавшему в петербургских цирках "Модерн" и Чинизелли под псевдонимом Жакомино. Артист владел многими цирковыми жанрами, особенно славились его сальто-мортале через препятствия: пирамиду из 20 человек, 10 лошадей и автомобиль, -- за что Жакомино и получил титул "Король прыгунов".
   Писатель сочинял для друга-артиста юмористические сценки. Когда Александр Иванович появлялся в цирковой ложе, Жакомино приветствовал его и вовлекал в диалог к восторгу зрителей.
   В рассказе "Соловей" Куприн признавался, что в 1912 г. в пансионате северной Италии учился итальянскому языку у Джиакомо Чирени и с помощью словаря переводил Стекетти и Кардуччи.
   Печатается по первой публикации.
   

Женщина (Пророчество).

   Стихотворение впервые опубликовано в журнале "Пробуждение".-- 1916.-- No 2.
   -- сонет -- (итал.) звучать, звенеть -- итальянская форма стихотворения в 14 строк. Первая часть сонета состоит из 2-х четверостиший -- катренов, вторая -- из 2-х трехстиший -- терцетов.
   -- Спартак -- гладиатор, вождь восстания рабов в VIII в. до н. э. в Древнем Риме.
   -- Homo sapiens (лат.) -- человек разумный. Печатается по первой публикации.
   

Экспромт ("Ты недоступна и горда...").

   В 1916 г. будучи на Кавказе А. Куприн экспромтом написал стихи Софье Евсеевне Долидзе, сестре друга и устроителя его лекций Федора Евсеевича Долидзе.
   -- экспромт -- подробнее в примечаниях к стихотворению "Экспромт". ("Ты мне сахар в чашку чая...").
   Стихотворение по форме ближе к мадригалу, т.е. стихотворению-комплименту, жанру, приятному во всех отношениях.
   Экспромт положен на музыку Г. Стояновской (1998) и Вл. Корца (2000). Музыкальное произведение Вл. Корца "Ты недоступна" на стихи Куприна создано в форме мадригала -- двухголосного музыкально-поэтического произведения любовного содержания.
   

Стихи 1918 -- 1930-х гг.

Дневник ущемленного интеллигента.

   Фельетон в стихах. Вошел в авторский малоформатный сборник: Куприн А.И. Тришка Будильник. 1919 г. Печатается по первой публикации.
   -- редингот -- одежда прилегающего силуэта, длинный двубортный пиджак.
   -- педрико-серый -- крапчато-серый цвет ("педрико" -- куропатка).
   -- le saber de mon père -- (франц.) сабля моего отца.
   

Аэроплан.

   Стихотворение напечатано в газете "Новая русская жизнь". -- 1920.-- 28 марта. -- No 72; в книге: Куприн А. И. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы. (Сост. Т. Кайманова).-- Пенза, 2010.
   

На кладбище (Из Коскенниеми).

   Перевод стихотворения финского поэта В.А. Коскенниеми (1885-1962), к поэзии которого Куприн обратился ещё будучи на лечении в Финляндии в 1907 г. Ранний перевод опубликован в журнале "Современный мир". -- 1912. -- No 5, под названием "Летняя ночь на кладбище". Второй вариант перевода напечатан в московском журнале "Новая жизнь".-- 1914. -- No 12. Настоящий перевод впервые опубликован в газете "Новая русская жизнь". -- 1920. -- No 69. -- 24 марта.
   

S. W.

   Стихотворение было написано в 1920 г. в Финляндии, где Куприн прожил несколько месяцев (конец ноября 1919 г. -- июнь 1920 г.) в эмиграции, в положении беженца. В записной книжке Александра Ивановича к этому периоду относятся строчки: "Финляндия. Гельсингфорс. Порт, ветер, суда. Тоска" (ИРЛИ. Ф. 242).
   Стихотворение S. W. ("Кто там нынче...") адресовано В. Н. Филаретову Печатается по изданию: "Куприн А.И. Мы, русские беженцы в Финляндии". -- Нева. -- 2001. -- No 9.
   

Закат.

   Стихотворение впервые напечатано в газете "Новая русская жизнь".-- 1920.-- No 43. -- 22 февраля. Адресовано И.И. Максимову, врачу, жителю Хельсинки. Печатается по изданию: "Куприн А.И. Мы, русские беженцы в Финляндии". -- Нева. -- 2001. -- No 9.
   Положено на музыку Г.Е. Стояновской.
   

В альбом М. С. Цетлиной.

   Автограф вписан в альбом М. С. Цетлиной на обратной стороне страницы с записью стихотворения И. А. Бунина "Цирцеи". Альбом хранится у родственницы Цетлиных Ю. В. Гаухман (США). Стихотворная миниатюра опубликована Н. Винокур в журнале "Наше наследие" (2004, No 72).
   -- Цетлина Мария Самойловна, урожд. Тумаркина (1882-1976) -- благотворительница, издательница. В первом браке (1907-1909) состояла за политическим деятелем, видным эсером, уроженцем Пензы Н. Д. Авксентьевым (1878-1943). От этого брака родилась дочь Александра Николаевна (1907-1984), в замужестве Прегель, художница, ученица Натальи Гончаровой.
   В 1910 г. Мария Самойловна вышла замуж за М. О. Цетлина, от второго брака родилась дочь Ангелина Михайловна, в замужестве Доменик. Цетлин Михаил Осипович (1882-1945) -- поэт и беллетрист, выступавший под псевдонимом Амари, редактор, меценат. В 1919 г. Цетлины эмигрировали, продолжили литературно-художественную деятельность в Париже, возобновили салон, в котором бывали А. Куприн, И. Бунин, В. Ходасевич, Д. Мережковский, Н. Тэффи и др. Занимались издательской и благотворительной деятельностью: М. С. Цетлина с 1925 г. состояла членом Комитета помощи русским писателям. В 1923-1924 гг. издавали в Париже литературный альманах "Окно", в котором принимали участие А. Куприн, И. Бунин, К. Бальмонт, М. Цветаева, И. Шмелев. После оккупации Франции Цетлины в 1940 г. переехали в США. В 1942 г. в Нью-Йорке Цетлин совместно с М. Алдановым основал "Новый журнал" и до своей смерти в 1945 г. был издателем и редактором этого крупнейшего периодического издания русской эмиграции. Впоследствии редактором журнала был Р. Б. Гуль.
   Куприн и Цетлины поддерживали многолетнее знакомство. В письме к Е. Ляцкому от 14 октября 1921 г. писатель называет М. О. Цетлина в качестве знатока немецкой литературы, с которым консультировался при отделке перевода пьесы Шиллера "Дон Карлос". Еще одна запись Куприна в альбом относится к 4 апр. 1923 г. и касается выхода первого номера альманаха Цетлиных: "Ребенок, зачатый без любви, и мысль, продуманная вяло, осуждены на гибель. 1-ый нумер "Окна" появился на свет здоровым и бодрым. Пусть живет!". В первый номер журнала Куприн отдал повесть "Однорукий комендант" (1923). Установлен факт переписки: письмо Куприна к М. Цетлину -- в архиве Культурного центра "Дом-музей Марины Цветаевой" (КП-1388/6).
   

Эпиграмма ("Я думаю: а жив ли Лазаревский?..")

   Стихотворение было послано Куприным 10 января 1922 г. на открытке Борису Лазаревскому, который вклеил корреспонденцию в свой дневник "Моя жизнь" (1922 год, стр. 30). Хранится в Литературном архиве Музея национальной письменности в Праге, в фонде Б. А. Лазаревского (96/43). Печатается по: журнал "Новый мир". -- 2006. -- No 5 (публ. М. Михайловой).
   -- Лазаревский Борис Александрович (1871-1936) -- русский писатель, автор 7-томного собрания сочинений, изданного до революции. Эмигрировал в 1920 году. Шестьдесят тетрадей дневников Лазаревского хранятся в различных архивах (РГБ, РГАЛИ, ИРЛИ).
   

Кто он?

   Эпиграмма-загадка впервые напечатана в парижской газете "Русское время". -- 1928. -- No 584, за подписью "Али-Хан".
   Написана на известного русского писателя А.Н. Толстого (1883-1945), вернувшегося в 1923 г. из эмиграции в Россию. Поводом послужила публикация романа "Восемнадцатый год" из трилогии "Хождение по мукам".
   Куприн, Бунин и др. писатели, общавшиеся с А.Н. Толстым в эмиграции, считали, что вернулся он по корыстным соображениям. "Восхитительный в своей откровенности циник... Ловкий рвач, но и щедрый мот",-- зло характеризовал его И. А. Бунин.
   Куприн о возвращении А.Н. Толстого в Москву говорил: "Уехать как Толстой, чтобы получить крестишки или местечки -- это позор, но если бы я знал, что умираю, непременно и скоро умру, то я бы уехал на родину, чтобы лежать в родной земле".
   

Страничка из альбома. Л. Я. Л. (Лидии Яковлевне Липковской).

   Стихотворение под рубрикой "Страничка из альбома" и под заголовком "Л.Я.Л." напечатано в журнале русской эмиграции "Театр и жизнь".
   -- 1929. -- No 15, за подписью "А. Куприн. 11 дек. 19** год, Петроград". Рядом была помещена фотография Лидии Липковской. Номер посвящался юбилею артистки. Печатается по первой публикации
   -- Липковская Лидия Яковлевна (1884--1958), по первому мужу Маршнер -- оперная артистка (колоратурное сопрано), концертная певица. Входила в круг знакомых Куприна по России, о чем свидетельствует Н.Я. Агнивцев в стихотворении "Н.Н. Ходотову" (1923). Встречались в Париже на литературно-артистических вечерах. Позднее артистка вспоминала обстоятельства написания Куприным данного стихотворения, но ошибочно указывала на встречу с писателем в Сингапуре, во время ее концертного турне 1921-1922 гг. (Арабаджиу Р. Судьба примадонны. Воспоминания и документы о жизни и творчестве Л.Я. Липковской. -- Кишинев, 1989).
   -- плейелевский рояль -- музыкальный инструмент фортепианной фабрики И.И. Плейеля (Франция), композитора и музыкального издателя немецкого происхождения.
   

Миниатюра

   Стихотворная миниатюра хранится в РГАЛИ (Ф. 240). Печатается по: Куприн А.И. Река жизни: Рассказы. Из несобранного и забытого. (Сост. Л. В. Усенко). -- Росиздат, 1988.
   

Мой портрет. (Из Стекетти).

   Стихотворение. Перевод из Л. Стекетти. Напечатано в журнале "Иллюстрированная Россия". -- 1930. -- No 3. -- 11 января. Является поздней редакцией раннего перевода, опубликованного под названием "Мой закат" -- Аргус.-- 1915.-- No 1.
   Разночтения касаются второй и третьей строф.
   Печатается по: "Иллюстрированная Россия". -- 1930. -- No 3.
   

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

разобрать ноутбук самсунг
Рейтинг@Mail.ru