Куприн Александр Иванович
Переписка А. П. Чехова и А. И. Куприна

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.72*7  Ваша оценка:


Переписка А. П. Чехова и А. И. Куприна

  
   Переписка А. П. Чехова. В двух томах. Том второй
   М., "Художественная литература", 1984
   Составление и комментарии М. П. Громова, А. М. Долотовой, В. В. Катаева
   OCR Бычков М. Н.
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   А. И. Куприн -- Чехову. Декабрь 1901 г. Петербург
   Чехов -- А. И. Куприну. 22 января 1902 г. Ялта
   Чехов -- А. И. Куприну. 1 ноября 1902 г. Москва
   А. И. Куприн -- Чехову. 6 декабря 1902 г. Петербург
   Чехов -- А. И. Куприну. 7 февраля 1903 г. Ялта
  
   Куприн Александр Иванович (1870--1938) -- писатель; впервые выступил в печати в 1889 году. В феврале 1901 года в Одессе познакомился с Чеховым, возвращавшимся из-за границы. Весной 1901 года, когда Куприн приехал в Ялту и поселился в обстановке, неблагоприятной для работы, Чехов предложил ему приходить и заниматься у него дома. "Вы будете внизу писать, а я вверху,-- говорил он со своей очаровательной улыбкой.-- И обедать будете также у меня. А когда кончите, непременно прочтите мне или, если уедете, пришлите хотя бы в корректуре" (Чехов в восп., с. 561). Между писателями установилось дружеское общение.
   В декабре того же года началась переписка между ними. Сохранилось 9 писем Чехова к Куприну, 19 писем Куприна к Чехову. После смерти Чехова Куприн посвятил его памяти ряд статей и выступлений; его воспоминания "Памяти Чехова" впервые опубликованы в третьей книге сборника "Знание" в 1904 году.
   Комментируя в своих воспоминаниях письма Чехова, Куприн писал: "К молодым, начинающим писателям Чехов был неизменно участлив, внимателен и ласков... Читал он удивительно много и всегда все помнил и никого ни с кем не смешивал. Если авторы спрашивали его мнения, он всегда хвалил, и хвалил не для того, чтобы отвязаться, а потому что знал, как жестоко подрезает слабые крылья резкая, хотя бы справедливая критика и какую бодрость и надежду вливает иногда незначительная похвала... Впрочем, при некотором доверии и более близком знакомстве, и в особенности по убедительной просьбе автора, он высказывался, хотя и с осторожными оговорками, но определеннее, пространнее и прямее... К тем из писателей, с которыми у него возникала хоть какая-нибудь духовная связь, он всегда относился бережно и внимательно. Никогда он не упускал случая сообщить известие, которое, он знал, будет приятно или полезно... Все это, конечно, мелочи, но в них сквозит так много участия и заботливости, что теперь, когда нет уже больше этого изумительного художника и прекрасного человека, его письма приобретают значение какой-то далекой, невозвратимой ласки" (Чехов в восп., с. 560, 562).
   Исследователи отмечают, что быстрое сближение с Куприным объяснялось не только внимательным отношением Чехова к молодому таланту, но и тем, что по направлению писательской работы и по ее приемам Куприн ближе других младших современников стоял к Чехову. Чехова также интересовал тот разнообразный и пестрый жизненный опыт (учение в кадетском корпусе и военном училище, офицерская служба, поездки по заводам и шахтам, занятия спортом, зубоврачебным делом, актерство в провинции и т. д.), который Куприн принес с собой в большую литературу (см. подробнее: И. В. Корецкая. Чехов и Куприн.-- ЛН, с. 363--378).
  

А. И. КУПРИН -- ЧЕХОВУ

  
   Декабрь 1901 г. Петербург
  

Многоуважаемый Антон Павлович!

   Приехав осенью в Москву, я хотел было, по вашему совету, попробовать поступить в Художественный театр, но когда увидел, сколько туда нахлынуло к этому времени особ обоего пола, жаждущих того же самого, то сконфузился и испугался своей смелости. Нечто подобное я видел только один раз в своей жизни -- именно на экзамене в Академию Генерального штаба, где на 60 вакансий явилось около 1000 человек.
   Зато я основательно смотрел и слушал три ваши пьесы. Я их так люблю и так в них вчитался, что на сцене Художественного театра они меня совсем не удовлетворили. Я и в самом деле думал, что у них идет реформа сценического искусства, а реформа эта, оказывается, коснулась только чисто внешней стороны, декоративной. Правда, в этом много сделано прекрасного: столовая в III действии "Чайки" поставлена до того хорошо, что при поднятии занавеса внезапно чувствуешь, как будто ты сам в ней сидишь. В последнем действии в "Дяде Вайе" стук уезжающих экипажей, а в "Трех сестрах" пожар за сценой -- великолепны {Что, например, за прелесть они сделали из офицера академии, который только показывается на сцене, не говоря ни слова! (Примеч. А. И. Куприна.)}. И многое другое.
   Но и здесь кое-где есть пересол. Так, например, в "Чайке" суматоха при отъезде Нины, Аркадиной и Тригорина в дверях до того преувеличена, что производит водевильное впечатление. Паузы в последнем акте "Дяди Вани" слишком длинны: даже выдержанная и выдрессированная публика Художественного театра начинает кашлять и двигаться на стульях; в "Чайке" (в первом действии), артисты без всякой нужды предоставляют публике удовольствие любоваться ракурсами их спин в сидячем, ходячем и стоячем положении (мне кажется, что в этом можно наблюдать некоторую умеренность и вовсе не стесняя свободу актера двигаться, как ему угодно, на сцене). И так далее.
   Совершенно неправильно ходячее мнение, будто режиссерская власть Художественного театра, повышая игру маленьких актеров и кладя узду на больших, стремится дать общее, среднее, ровное впечатление. Талант все-таки выделяет роль из общего фона. Астров -- Станиславский прямо удивителен (хотя, замечу в скобках, в его манере держаться на сцене есть что-то явно хозяйское, что я почти в такой же мере наблюдал у другого властного администратора -- H. H. Соловцова, артиста и человека несравненно менее культурного, чем Станиславский), О. Л. Книппер в "Чайке" превосходит все, что можно требовать и ожидать от артиста. Москвин из маленькой роли артиллерийского офицерика делает чудо: именно такой милый, веселый, картавый подпоручик есть во всякой артиллерийской бригаде. Очень хорош Соленый1.
   Но самое-то главное в том, что прославленная реформа совсем не коснулась среднего и маленького актеров. Видно, что они стараются, дай им бог доброго здоровья; я готов верить и тому, что на репетициях для них чертят, мелом на полу кружки, куда становиться ногами. Но, в конце концов, они остались теми же актерами, каких много и на сцене императорских театров, и в Харькове, и в Проскурове. Та же актерская читка, с неправильными делениями фраз: "пришел, человек, увидел и (пауза) погубил ее, как эту чайку", с полным отсутствием простоты в интонациях, с неожиданными актерскими вздохами в сторону, с напыщенным и неестественным благородством жестов и т. д. И эта шаблонная игра совершенно заслоняет собою все попытки новаторов довести сцену до иллюзии настоящей жизни. Для этого, вероятно, нужно, чтобы в каждом актере при таланте Станиславского сидела душа В. И. Данченко.
   Простите, Антон Павлович,-- я заболтался и только сейчас вспомнил о главной причине этого письма. Видите ли: мне, кажется, удастся издать книжку моих рассказов (именно тех, что были в толстых журналах). Скажите, очень ли вы рассердитесь, если на первой странице будет напечатано, что книжка эта посвящена вам?2 Передайте мой сердечный привет Евгении Яковлевне.

Ваш А. Куприн.

  
   P. S. Мой адрес: Невский проспект, д. No 67, кв. 5, Александру Ивановичу Куприну.
   У нас в Петербурге теперь две горячие новости. Первая та, что на Невском около Филиппова офицер Миллер зарубил саблей студента Медико-хирургической академии Петрова, а другая -- образование Религиозного общества под председательством преосвященного Сергия, с благословения обер-прокурора св. Синода и митрополита и при непременном участии Мережковского, Розанова, В. С. Миролюбова и еще каких-то двух лиц, кажется, из Иисусовой пехоты 3.

А. К.

  
   ЛН, с. 380--382.
   1 И. М. Москвин играл в "Трех сестрах" поручика Родэ; роль Соленого исполнял А. А. Санин.
   2 Ответ Чехова на настоящее письмо не сохранился; в письме от 29 декабря 1901 г. Куприн писал ему: "Следуя Вашему совету о том, что книжка должна быть издана как можно проще, я ее оставлю без посвящения, хотя -- признаюсь -- мне всегда была приятной мысль поставить вперед дорогое для меня литературное имя. Впрочем, и сама книжка только в проекте, и, значит, об этом теперь нечего и говорить" (ЛН, с. 383). Издание не состоялось.
   3 По поводу участия В. С. Миролюбова в Религиозно-философском обществе Чехов писал ему 17 декабря 1901 г.: "Читал в "Новом времени" статью городового Розанова, из которой между прочим узнал о Вашей новой деятельности. Если бы Вы знали, голубчик мой, как я был огорчен!.. Что у Вас, у хорошего, прямого человека, что у Вас общего с Розановым, с превыспренно хитрейшим Сергием, наконец, с сытейшим Мережковским?" Сходное отношение к Религиозно-философскому обществу и участию в нем Миролюбова Куприн выразил в своем письме к Чехову от февраля 1902 г.: "Его религиозные наклонности тянут его к Религиозно-философскому обществу, но в этом обществе он находит только одно мракобесие отцов церкви, истерические кривлянья Мережковского и ехидное смирение Розанова..." (ЛН, с. 384).
  

ЧЕХОВ -- А. И. КУПРИНУ

  
   22 января 1902 г. Ялта
  

22 янв. 1902.

   Дорогой Александр Иванович, сим извещаю Вас, что Вашу повесть "В цирке"1 читал Л. Н. Толстой и что она ему очень понравилась. Будьте добры, пошлите ему Вашу книжку2 по адресу: Кореиз Таврической губ.-- и в заглавии подчеркните рассказы, которые Вы находите лучшими, чтобы он, читая, начал с них. Или книжку пришлите мне, а уж я передам ему.
   Рассказ для "Журнала для всех" пришлю, дайте только "очухаться" от болезни.
   Ну-с, будьте здоровы, желаю Вам всего хорошего. Виктору Сергеевичу3 привет и нижайший поклон.

Ваш А. Чехов.

  
   Сборник т-ва "Знание" за 1904 г., вып. 3. СПб., 1905, с. 34 (с пропуском); Чехов, Лит. архив, с. 134; Акад., т. 10, с. 177.
   1 Повесть напечатана в январском номере журнала "Мир божий" за 1902 г.
   2 А. И. Куприн. Миниатюры (Очерки и рассказы). Киев, 1897.
   3 В. С. Миролюбову.
  

ЧЕХОВ -- А. И. КУПРИНУ

  
   1 ноября 1902 г. Москва
  

1 окт. 1902.

   Дорогой Александр Иванович, "На покое"1 получил и прочел, большое Вам спасибо. Повесть хорошая, прочел я ее в один раз, как и "В цирке"; и получил истинное удовольствие. Вы хотите, чтобы я говорил только о недостатках, и этим ставите меня в затруднительное положение... В этой повести недостатков нет, и если можно не соглашаться, то лишь с особенностями ее некоторыми. Например, героев своих, актеров, Вы трактуете по старинке, как трактовались они уже лет сто всеми, писавшими о них; ничего нового. Во-вторых, в первой главе Вы заняты описанием наружностей -- опять-таки по старинке, описанием, без которого можно обойтись. Пять определенно изображенных наружностей утомляют внимание и в конце концов теряют свою ценность. Бритые актеры похожи друг на друга, как ксендзы, и остаются похожими, как бы старательно Вы ни изображали их. В-третьих, грубоватый тон, излишества в изображении пьяных...
   Вот и все, что я могу сказать Вам в ответ на Ваш вопрос о недостатках, больше же ничего придумать не могу.
   Скажите Вашей жене2, чтобы не беспокоилась, все обойдется благополучно. Роды будут продолжаться часов 20, а потом наступит блаженнейшее состояние, когда она будет улыбаться, а Вам будет хотеться плакать от умиления. 20 часов -- это обыкновенный maximum для первых родов.
   Ну-с, будьте здоровы. Крепко жму руку. У меня так много посетителей, что голова ходит кругом, трудно писать. Художественный театр в самом деле хорош;3 роскоши особенной нет, но удобно.

Ваш А. Чехов.

  
   Сборник т-ва "Знание" за 1904 г., вып. 3. СПб., 1905, с. 33-- 4 (частично); "Октябрь", 1944, No 7-8, с. 131; Акад., т. 11, с. 67--68.
   1 Рассказ напечатан в ноябрьском номере "Русского богатства" за 1902 г.
   2 М. К. Давыдова (Куприна-Иорданская).
   3 Имеется в виду новое здание Московского Художественного театра, построенное к началу театрального сезона 1902 г.
  

А. И. КУПРИН -- ЧЕХОВУ

  
   6 декабря 1902 г. Петербург
  
   Вы меня очень обрадовали, многоуважаемый Антон Павлович, написав, что обезьянки Вам понравились1. Мне приятно будет думать, что благодаря им Вы, может быть, лишний раз вспомните о человеке, который предан Вам всей душой.
   Жена очень Вам кланяется. Время ей в середине декабря, но можно ожидать со дня на день. Она к этому готовится спокойно и радостно, но временами на нее находит страх, и тогда она поплакивает. Сегодня ночью она во сне стонала, и я разбудил ее нарочно. Оказывается, ей снилось, будто в редакцию ворвалась какая-то худая, высокая, черная женщина с огромными, в пол-лица, страшными глазами. У нее были длинные руки, и она все смеялась и мяла жене живот, а когда ее вытолкнули за дверь, то она опять смеялась и грозила пальцем. Я успокоил жену, но сам не мог заснуть, а вот теперь под утро пишу Вам.
   Дела мои литературные так хороши, что боюсь сглазить. "Знание" купило у меня книгу рассказов2. Не говоря уже об очень хороших, сравнительно, материальных условиях,-- приятно выйти в свет под таким флагом.-- Кстати, я познакомился с Горьким,-- он у нас обедал вместе с Пятницким. Знаете, в нем есть что-то аскетическое, суровое, проповедническое. Все рассказывает о молоканах, о духоборах, о сормовских и ростовских беспорядках, о раскольниках и т. д. И при этом глаза у него смотрят точно не от мира сего. Не совершается ли в нем тот переворот, который толкает многих русских писателей на путь подвижничества, пророчества и чудачества?
   Большое впечатление произвело в Петербурге Ваше письмо в Академию3. О нем нет разногласия: все единодушно находят его чрезвычайно сдержанным и очень сильным. На днях в одном обществе, где был и Боборыкин, это письмо читали вслух. Маститый романист, говорят, чувствовал себя при этом не совсем ловко.
   Мне бы очень интересно было, Антон Павлович, чтобы Вы прочитали два моих рассказа: один в декабрьской книжке "Мира божьего", а другой в январе в "Журнале для всех"4. Если бы позволили, я прислал бы оттиски. То, что Вы писали мне о рассказе "На покое",-- очень верно, хотя и прискорбно для меня.
   Кое-что, сообразно с Вашим взглядом, я исправил, только этого очень мало и впечатление остается то же.
   Был здесь в Петербурге Федоров. Кажется, не повезло ему, бедному, с пьесами в этом году5. И это очень жаль. Он такой милый, искренний и пылкий человек и славный товарищ. И особенно меня трогает его глубокая привязанность к Вам.
   Знаю, что Вы не любите, но не могу удержаться, чтобы не спросить: не пишете ли чего? Такой праздник, когда Вас читаешь!

Ваш А. Куприн.

   6 декабря.
  
   ЛН, с. 386-387.
   1 О получении от Куприна подарка -- вырезанных из слоновой кости обезьянок -- Чехов сообщал в письме от 18 октября 1902 г.
   2 В 1903 г. издательство "Знание" выпустило книгу Куприна "Рассказы".
   3 Журнал "Освобождение" (Штутгарт) напечатал в No 10 за 1902 г. письмо-заявление Чехова на имя А. Н. Веселовского от 25 августа 1902 г.-- отказ от звания почетного академика в связи с аннулированием выборов А. М. Горького в академики.
   4 Рассказы "Болото" и "Трус".
   5 Постановки пьес А. М. Федорова "Старый дом" и "Стихия" в Александрийском театре не имели успеха.
  

ЧЕХОВ -- А. И. КУПРИНУ

  
   7 февраля 1903 г. Ялта
  
   Дорогой Александр Иванович, в "Словаре русского языка", издаваемого Академией наук1, в шестом выпуске второго тома, который (т. е. выпуск) я сегодня получил, наконец показались и Вы. Так, на странице 1868 Вы найдете слово "зарокотать", а возле него -- "Один за другим, в разных местах длинной колонны глухо зарокотали барабаны. Куприн. Ночлег".
   И еще после слова "зарябиться" (стр. 1906):"На воду тотчас же легло... пятно, в середине которого зарябилось яркое отражение огня. Куприн. Булавин".
   И еще есть одно место, только я забыл страницу.
   Я поздоровел, плеврит уже прошел, но в комнате моей холодно (на дворе мороз), а это противно. Пишу помаленьку2.. Надеюсь, что у Вас все благополучно, что жена Ваша и младенец3 пребывают в добром здоровье. Крепко жму Вам руку.

Ваш А. Чехов.

   7 февр. 1903.
  
   Ваша Лидия уже улыбается?
  
   Чехов, Лит. архив, с. 137--138; Акад., т. 11, с. 145.
   1 Выпуски академического "Словаря русского языка" под редакцией Я. К. Грота и Л. Л. Шахматова выходили в 1891--1916 гг.
   2 В это время Чехов работал над рассказом "Невеста".
   3 В телеграмме к Чехову от 5 января 1903 г. Куприн сообщал о рождении дочери Лидии.
  

Оценка: 8.72*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru