Крашенинников Николай Александрович
Целомудрие

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История подлинной жизни.


Н. А. Крашенинников

 []

Целомудрие

Подготовка текста Н. Н. Крашенинникова

  

ЛЮБОВЬ, ЧИСТОТА. ЦЕЛОМУДРИЕ

   Русская литература в XIX веке и в начале XX века была так богата и разнообразна. что мы теперь проходим мимо десятков превосходных русских писателем. Привыкли к вершинам. Конечно, Тургенев, Толстой, Достоевский, Чехов. Горький... Конечно, Тютчев, Некрасов, Фет, Блок, Маяковский. Есенин... Но не в безвоздушном же пространстве зародились, развились и выросли в гигантов они?
   Однажды меня поразила панорамная фотография обширного горного массива. Белоснежное очертание гор на фоне неба тянулось в виде ломаной линии через всю фотографию (а в действительности по всему горизонту). И вот одно из горных заострений было несколько выше других. Этакий островерхий каменюк. лежащий на изломанной линии гор.
   -- Это самая высокая вершина в СССР, сказали мне. Пик Коммунизма. Назывался сначала пиком Сталина.
   -- Но как же... Я думал, что это такая громада...
   -- Это и есть громада. Самый высокий пик. Но он высок не сам по себе, но потому, что поднят в небо всем горным массивом, всем Памиром Горная вершина -- это не Останкинская башня (хотя бы и семикилометровой высоты), стоящая среди пустого голого места. Это скорее завершающий шпиль на большом и широком здании.
   Мельников (Печерский), Лесков еще кое-как приписаны к большой литературе, к ее второму, третьему ряду, а уж Данилевский, Боборыкин, Апухтин, Майков, очеркист Слепцов... Зачем нам? У нас Тургенев, Достоевский, Толстой... Слепцов, положим, хоть упомянут тремя строчками в Советском Энциклопедическом Словаре; Скитальца знают в связи с его дружескими отношениями с Горьким.
   Николай Александрович Крашенинников не удостоился в СЭС и одной строки. А между тем это замечательный писатель из тех многих молу известных российских писателей, которые, в сущности, и создавали литературу, служили той основой, опираясь на которую поднимались в заоблачные высоты паши гении, которых мы пересчитываем по пальцам.
   Случилось так, что биографически Николай Александрович Крашенинников всю жизнь был связан с Башкирией, которая входила в состав Оренбургской губернии. Мурат Рахимкулов в предисловии к изданию романа Крашенинникова "Амеля" сообщает следующие данные.
   "Творчество Н. А. Крашенинникова изучено далеко не достаточно. До последнего времени не было установлено даже место рождения писателя. Во всех печатных источниках, в том числе и в "Краткой литературной энциклопедии", называлось село Петровское Оренбургской губернии. Это утверждение исходило из автобиографии самого Крашенинникова. Как видно из документов, недавно обнаруженных в Государственном архиве Оренбургской области краеведом М. М. Чумаковым, Н. А. Крашенинников родился 14 ноября 1878 года в городе Соль-Илецке. Его отцом был коллежский асессор Александр Александрович Камбулин. женившийся на Марии Николаевне Крашенинниковой, уроженке села Петровского. По каким-то обстоятельствам будущий писатель с 1900 года взял (по решению Оренбургского окружного суда] фамилию матери, а детство провел у тетки в селе Петровском, считая его своим родным селом. Даже в годы учебы в университете он находился фактически на воспитании и содержании сестры матери".
   Чтобы сразу обозначить границы жизни, скажем, что Николай Александрович Крашенинников скончался в Уфе 11 октября 1941 года шестидесяти трех лет. За это время он написал роман, множество очерков о Башкирии, которые сначала (до революции) назывались "Угасающая Башкирия", а в 1936 году были уже названы "Под солнцем Башкирии.
   Очерки о Башкирии назывались также критикой "Башкирскими "Записками охотника".
   Вообще же читать сейчас оценочно-критическую литературу о Крашенинникове невозможно (или забавно?), а начитавшись ее, не захочешь, пожалуй, читать сами произведения.
   "... о жалком угасании под пятой самодержавия... изобразил ужасы русско-японской войны и выразил гневный протест против бесчеловечной бойни, рисует бедных башкир, живущих в ужасно тяжелых условиях... возмущенных несправедливостью жизни, но неспособных еще на активную организацию борьбы за свои попранные права... Сочувствуя бунтующим людям, автор не показал их организованной борьбы против эксплуататоров... образы тружеников-башкир, ограбленных колонизаторами... Жуткую картину голодающей башкирской деревни... Обвинение всей колониальной политики царизма, доведшей башкирский народ до грани разорения и нищеты... Генералы грабежа... и восседающий на троне "генерал" всея Руси... обличал и башкирских эксплуататоров-баев, и столпов мусульманской религии... Осуждая ветхозаветные традиции одурманенною гнусной религией народа... Освещает трагическую судьбу и невыносимо тяжелые условия жизни башкирского народа в дореволюционное время... в период разгула реакции после подавления первой русской революции... Мотивами тоски и уныния отмечены и другие произведения этих лег... В 1941 году П. Крашенинников задумал создать серию рассказов и очерков о новой, социалистической Башкирии, о народе, возрожденном Великим Октябрем к свободной, счастливой жизни... Однако ему не удалось осуществить свои замыслы: после непродолжительной болезни он скончался".
   Начитавшись подобных критических формулировок в духе тогдашнего соцреализма, а вернее сказать в духе вульгарного социологизма, и вправду не захочешь читать сами книги, романы, повести и очерки, но, к счастью, ничего этого в самих книгах нет. Ну, последнего, то есть воспевания свободной, счастливой жизни, возрожденной Великим Октябрем, в книгах Н. А. Крашенинникова нет, поскольку, как видим, он просто не успел, ему "не удалось осуществить свои замыслы", а всего остального там просто нет.
   Н. Крашенинников доброжелательный человек, писатель-реалист. Художник, относящийся к описываемому с любовью, с сердечной теплотой. и писал он в духе добротного русского реализма. Формулировки же, которые мы тут приводили, хотя бы к тем же "Запискам охотника" Тургенева, с которыми современники сравнивали очерки Н. Крашенинникова. не говоря уж о Толстом, Короленко. Чехове... Они тоже "изображали", выражали "гневный протест", "обвиняли" и "осуждали", они тоже "не показали организованной борьбы против эксплуататоров", тоже "освещали трагическую судьбу...". Но думаем ли мы обо всем этом, читая исполненные прелести, любви к людям и доброты страницы лучших русских писателей?
   Что касается изображения башкирской нищеты и обличения башкирских эксплуататоров-баев и столпов мусульманской религии, то в очаровательном повествовании "Целомудрие", которому мы предпосылаем это предисловие, действительно вместе с русскими юношами гимназистами выведен башкирский молодой человек Умнтбаев. Но, во-первых, он значительно богаче всех своих русских сверстников, если же он сынок бая-эксплуататора, то зачем же он выведен с голь ярким, умным, душевным и зачем его с героем повествования Павликом связывает искренняя, чистая дружба? Her, вульгарного социологизма мы не найдем в книгах Н. Крашенинникова, так что смело можете открывать эти книги, в которых изображены люди, каких теперь уже нет, общество, которого теперь уже нет, уклад жизни, которого теперь уже нет, Россия (вместе с входящей в нее Башкирией), которой теперь уже нет.
   Было упомянуто несколькими строками выше, что перед революцией у Н. А. Крашенинникова вышло собрание сочинений в восьми томах. В последующие годы (расцвета и торжества социалистической культуры) издавался и переиздавался главным образом роман Крашенинникова "Амеля" с присовокуплением десятка рассказов-очерков. То есть основное литературное наследие этого писателя нам неизвестно (как-никак -- восемь томов!). Так что издание "Целомудрия", повествования, состоящего и) четырех книг: "Детство", "Отрочество", "Юность" и "Младость", -- будет настоящим подарком читателям.
   Часто бываю, что у крупных, масштабных, "многотомных" писателей появлялась книга о детстве, которая оказывалась если не "масштабнее" других его романов и повестей, то проникновеннее, очаровательнее. Достаточно вспомнить трилогию Льва Толстого "Детство, отрочество, юность", достаточно вспомнить "Детские годы Багрова внука" С. Т. Аксакова, трилогию М. Горького "Детство", "В людях", "Мои университеты", "Детство Никиты" А. Н. Толстого, "Детство Темы", "Гимназисты", "Студенты" (тоже трилогии Гарина-Михайловского)... Теперь к ним примыкает и тетралогия Николая Александровича Крашенинникова под общим названием "Целомудрие".
   Это повествование имеет одну особенность, одно отличие от перечисленных выше книг. Обычно книги о детстве, отрочестве, юности обходили стороной, не трогали одной очень важной (если не самой важной) стороны созревания и, как мы иногда любим говорить, -- становления человека, человеческой личности.
   У каждого человека, как если бы у медали или монеты, две стороны: душа и телесная оболочка, душа и плоть. Душа оказывается вселённой в тесное земное обиталище со своими законами существования, со своими требованиями, со своей, я бы сказал, диктатурой. Сначала во младенчестве -- эти две стороны человеческой сущности живут мирно, не конфликтуют, не мешают друг другу, между ними гармония, недаром мы говорим: "Невинны, как дети", "дети как ангелы" и т. д. Но неизбежно наступает грозный момент, когда плоть заявляет о себе, а душа заявляет о себе. Столкновение этих двух сторон человеческой сущности в пору незрелости, неустоявшаяся, неокрепшая психика подчас перерастает в трагедию. Вспомним, что, например, у Бунина в рассказе "Митина любовь" юный герой рассказа при столкновении и конфликте души и тела выстрелил себе в рот. Аналогичную ситуацию, с аналогичным исходом встречаем и в одном из рассказов Чехова. В автобиографическом (несомненно) повествовании Крашенинникова о детстве (начиная с десятилетнего возраста) мальчика до, можно сказать, полной молодости (семнадцати лет) сделан акцент именно на эту сторону отношения человеческой души как с телесной обточкой, так и с внешним миром вообще, с окружением, обстановкой, в которой человек живет, с обществом, которое тоже ведь диктует свои законы. Постепенное пробуждение любви (в смысле влечения полов) и чувственности вот красная нить всею повествования "Целомудрие". Однако само название книги говорит (при беспредельной искренности) о бережном, сверхбережном обращении со столь сложной и загадочной материей, каковую люди зовут любовью...Он идет отыскивать Тасю. "...Вот они обе красивые, а какие разные. Одна веселая, насмешливая, с призывающими глазами: другая строгая, бледная, словно его отталкивает, но, отталкивая, неотвратимо влечет к себе... (на новогоднем бале. -- В С.) Он сядет теперь рядом с ней и будет говорить весь вечер, до утра, и будет глядеть в ее тихие, исполненные чего-то тайного, строгие глаза. Он не отойдет от нее ни на шаг, они же вместе, они всегда будут вместе, когда вырастут, -- и это увидят все.
   Но нет нигде Таси Тышкевич. Горестно обходит он всю залу, проходит по гостиной, нет Таси. Не танцует же с кем-нибудь она?.. Случайно заглядывает в прихожую, она там, с сестрой, они уже одеваются и надели шубки... Печаль, тревога и боль, плывут по душе. Он ошибся, ничего не было между ними... Он напрасно чему-то поверил -- и вот обманулся всем всем... должно быть, лицо его так выразительно передавало все сокровенные мысли, что совсем уже одетая Тася вскинула на него взгляд и мягко улыбнулась. Так было это в ней необычайно -- по телу Павлика повеял холодок.
   -- Но мы еще увидимся. -- сказала она ему и ощутимо долго пожала руку.
   Вся белая, в горностаевой шубке, в белой шапочке, она походила на снежное облачко, на солнечный луч; непохожая на человека, она была с неба, с самой лучшей его серединки.
   -- Мы еще увидимся! -- повторила она уходя, и опять с лица ее пролился тонкий внутренний свет, как обещание, и призыв, и тайная ласка, от которой стало жутко, и опить она посмотрела ему в лицо, точно все зная, и слово "увидимся" упало гак же нежно, как благоухающая снежинка".
   Это любовь, зарождение любви, пусть детской, но иногда именно такая любовь освещает потом человеку, весь жизненный путь, и он потом всю жизнь ищет свою "Тасю" и, не находя ее в других девушках и женщинах, приходит в разлад с самим собой, то есть фактически со всем внешним миром.
   "Тайна сия велика есть", поют в церквах во время венчания. Когда тринадцатилетняя девчонка Паша предлагает девятилетнему Павлику полежать на ней, на ее животе, это вызывает у мальчика отвращение и ужас. Когда он, уже подрастая, начинает мучиться, живет с тяжелыми сновидениями, с головной болью, а товарищи предлагают ему "лекарство" в виде посещения определенного дома, это вызывает у юноши отвращение и ужас. Когда Павлик открывает душу (о своих мучениях) лучшему другу башкиру Умитбаеву. тот тоже берегся его "вылечить", приглашает к себе в дом, угощает и хотел было оставить на ночь со своей женой, молодой очаровательной Бибик.
   -- Ты друг мне, для друга я готов на все. Ты узнаешь, как я люблю тебя; ничего не жалею другу... Бибик красива, она понравится тебе, это я тебе говорю. Бибик жена моя, и я уступаю ее тебе. Я могу иметь много жен. Я богат, и закон разрешает. Возьми Бибик, я призову ее...
   Но и на этот раз целомудрие Павлика побеждает. Ведь в его душе звучат стихи, которые кто-то нацарапал на изразце печи:
  
   Когда ты придешь сюда и станешь жить.
   Как раньше я жила,
   И не будешь спать ночью,
   Одной из ночей,
   Вспомни что, я жила здесь, я, я,
   Я жила здесь, любившая тебя.
   Я знаю, что ты меня вовсе не любишь,
   Знаю, что ты не полюбишь меня никогда.
   Ведь никогда еще на земле
   Не соединялось двое полюбивших...
  
   И все же, когда опытная, двадцатисемилетняя, золотоволосая с темно-синими (сапфировыми) глазами женщина (жена губернатора, кстати сказать) одарила мучившегося семнадцатилетнего юношу своими объятиями, это был о как дар царицы, как дар неба. Что это было? Милосердие? Почти материнское покровительство? Вот именно небесный дар? Или -- семнадцатилетний девственник, красавчик?.. Тайна сия велика есть.
   Бессмысленно пересказывать книгу, которую читатель уже держит в руках. Хочется только, чтобы он обратил внимание, как далек мир этой книги от сексуальных проблем наших дней, от этой вседозволенности со школьными половыми связями, со школьными абортами, с этими темными подвалами, о которых пишут иногда паши галеты и журналы, с этим СПИДом, с этими сексологическими инструктажами, печатающимися в молодежных газетах... Это было другое время, другая страна, другое общество, а я бы даже сказал другая планета.
   Недаром книга называется "Целомудрие".

В. Солоухин

КНИГА ПЕРВАЯ
ДЕТСТВО

I

   В деревню приехал девятилетний мальчик, звали его Павлик.
   Еще ни разу не видал он деревни и ноля. Родился он в Москве и, с тех пор как запомнил себя, видел только стены своей квартиры, да маленький сад в переулочке, да бульвар, подле которого они жили.
   Осмотрелся Павлик во дворе деревенского дома. Стоял июнь, но было не по-городскому прохладно; налево, в осокоревом лесу, немолчно кричали на общипанных вершинах грачи и галки. Две горлицы непугливо отбежали к сторонке, когда Павлик вышел со своею матерью из тарантаса. Попытался он бросить в горлинок палкой те только шевельнули крыльями, не взлетели. Лопухи цвели подле дома, зеленые, жирные, и молчали, точно во сне; серела лебеда, и солнце стояло высокое, ясное, но опять не по городскому холодное. Главное же, грачи кричали так громко и болтливо, что на душе становилось и шумно, и весело, и хотелось улыбаться. Через год и через восемь лет Павел опять услышал чти беспрестанные крики, и опять невнятной радостью стеснило сердце, и грудь расширилась, и захотелось смеяться, но когда он услышал эти крики еще через двадцать лет уже не хотелось ни радоваться, ни смеяться, и не дрожало в груди сердце, и не теснило его. Было ровно на душе -- ровно, спокойно и пусто.
   Отчего это бывает так?
   Бледное лицо матери склонилось над Павликом.
   -- Ну вот мы и в деревне, в дедушкином доме. ты доволен, маленький?
   Вместо ответа Павел бросил взгляд на дом. Тянулся он, белый, старый, исхлестанный дождями, с прогнившей тесовой крышей, с огромными окнами, на которых ползали осы. Стекла в окнах были мутны и мелки и блистали на солнце желтыми отсветами. Нет, не понравился ему дом дедушки, совсем нет.
   -- А отчего это голуби не улетают? -- спросил он с любопытством. Значит, их здесь никто не трогает? А почему мы приехали и нас не встретил никто?
   И словно обиженной тенью тронулись щеки Павликовой мамы. Она двинулась к дому -- но на террасе раздалось скрипенье, и толстое краснокожее существо в ситцевом капоте, в папильотках, с мышиными глазами появилось перед Павлом
   -- Вот ты и приехала, Лиза, не очень любезно сказала тетка. -- И Павлуша стал взрослым, -- смотри, много во дворе не шали.
   И опять закаркали грачи и галки. Точно голос теткин, неприятный, скрипучий, их напугал, и они разом поднялись над рощей и полетели
   тучей над домом, отчею Павлику покачалось, что небо сделалось черным.
   Раскрыв рот, смотрел он вверх в восхищенье, а тетка и не обратила на галок внимания: видно, ко всему этому она давно уже привыкла.
   -- Не знаю только, удобно ли тебе будет жить в оранжерее! -- сказала тетка матери Павлика. Надо будет ее немного приспособить, а то зимою как бы не было холодно.
   И не понял Павел, почему его с мамой помещают в оранжерее, когда дом так длинен, просторен и велик. Но он не успел хорошенько об этом подумать, -- в дверях показался худощавый старик в халате, с выпученными, словно у рака, глазами и, застучав по перилам костяшкой, закричал нелепо:
   -- Разбойники, шалопаи, я-то вас растуда!
   -- Папочка, это же я, Лиза. -- сказала старику мать Павлика и подвела к нему мальчика. А это вот Павлик, мой сын. Ему уже девять.
   И в третий раз закаркали грачи, возвращаясь теперь уже в свою рощу, а старый дед, замотав головою и вытянув вверх иссохшую руку, закричал на галок:
   -- Первая!.. Па-ли!
   Он больной, наш дедушка. шепнула, склонившись к Павлику, мать и погладила его по голове. Ты не пугайся, он добрый. Это он так.
   Точно слезинки блеснули в ее печальных ореховых глазах, и теперь почему-то вспомнилось Павлу, как лежал на столе в гробу умерший отец и как блестели у него на груди пуговицы сюртука. Кривой дьякон яростно разевал рот и щупал черным пальцем угли в кадиле; священник подпевал тоненьким, словно обиженным тенорком -- и тогда-то у матери блестели глаза так же, как теперь, -- беспомощно и горько
   Отчего это бывает так?

2

   Теперь они идут все к дому и вступают в сени; здесь пахнет мышами, квасом и мукой; оттуда входят в прихожую, где всюду по крашеным полам разостланы половички.
   -- Я очень люблю чистоту. уже без нужды объясняет тетка и трясет седеющими косицами. -- Терпеть не могу грязников, и ты, Павлуша, всегда ноги обтирай.
   Удивленно взглядывает Павлик в глаза матери. Отчего это она все молчит и так командует толстая тетка? Разве этот дедушкин дом не гак же мамин, как и ее?
   И решает Павлик, что дедушка подарил этот дом только тетке и поэтому палец у него обрубленный и он им постоянно стучит. Нет, дом нехороший, и в деревне нехорошо. Осматривается броском. Комнаты все низкие, стены словно вымазаны синькой, и печки не блестящие из простых кирпичей. По стенам кое-где висят портреты каких-то с красными воротниками; навешаны рога и чучела птиц, и всюду ружья, точно солдаты живут.
   -- Вот это ваше помещение будет, -- говорит матери тетка. -- Вот это -- кухня, это -- спальня, в столовой и гостиной будет оранжерея.
   И они входят в темную длинную комнату с остроконечными окнами. "Какая же это оранжерея, -- думает Павлик, -- здесь так темно". Он видел оранжерею у московского дедушки и теперь понимает, что все это неверно. Да и цветов нет в оранжерее. И персиков нет, и слив, и яблок, нет ничего... С каким-то угрюмым и злым сипеньем дышит подле него деревенский дед.
   -- Если будет здесь зимой холодно, можно будет некоторые окна завесить одеялами, -- бормочет тетка, попутно смахивая карманной тряпочкой пыль. Затем она подходит к окну и вынимает огромную, в три аршина, заставку.
   Сразу в "оранжерее" делается светлее. "Однако тетка сильная, как великан, -- думает Павлик. -- Вот почему ее боится мама". Подходит ближе и видит, что вся заставка сделана из картона, оклеена обоями. Она вовсе не тяжела, она бумажная, стало быть, тетка не великан, и с ней можно будет при случае подраться.
   -- А ведь эти шиты для окон делали все папочкины милые рученьки! -- умиленно говорит тетка и бросается целовать руки старика.
   -- Держи, держи его, оболтуса! бормочет в это время дед и злобно двигает бровями. -- Я-то вас растуда!
   -- Папочка, здесь же нет никого! -- говорит тетка и обращается к Павлику: -- Поцелуй ручку у дедушки, пальчики поцелуи!
   -- Нет, я не хочу!.. краснеет Павлик и отстраняется. Не то чтобы ему очень неприятно было поцеловать руку деда, но хочется что-то сказать наперекор этой толстой, которая командует всем. А кроме того, на руке старика нет пальца, и это страшно.
   -- Ну, и будешь ты неуч! -- равнодушно замечает тетка и идет дальше. Я вот, Лиза, хотела тебе показать...
   Еще выставляет она щит в окне, и Павлик вскрикивает от восхищения. Вся дальняя стена оранжереи заполнена стеклянным шкапом, и висят в шкапу кивера, и каски, и саженные сабли, и темляки.
   "Какая комната! Какая милая комната! говорит он себе и бросается к шкапу. -- Откуда это столько сабель набрано? -- Тень невольного уважения к деду появляется в его сердце. -- Должно быть, он много воевал с врагами, раз столько сабель захватил".
   Оборачивается. Дед сосет "бульдегом", выпячивая серые губы, и глаза смотрят зорко и напряженно: не подошел бы кто карамели отнять.
   И так разительно, так печально сопоставить герои дедушку этому жалкому обломку человека.
   "Отчего это в жизни бывает так?" -- в третий раз говорит себе Павлик.

3

   -- Сегодня вы у меня пообедаете, а завтра заведете свое хозяйство, распространяется за обедом тетка и облизывает жирные пальцы. Она только что съела восемь пирожков с мясом и сделалась добрее. Она хочет ущипнуть Павла за подбородок, и тот, краснея, отстраняется.
   -- Не надо, Павлик, быть таким диким, -- замечает ему мать, а тетка в это время уже хлопочет над "десертом", тщательно раскладывая по блюдечкам каждому варенья. Павлику достается четыре огромных ложки, и это временно примиряет его с теткой.
   -- Смотри только не накапай на скатерть, -- предостерегает его тетка, но за несчастьем так недалеко ходить: не успевает она повернуться к чавкающему деду, перед которым постлана клеенка, как тягучая капля стекает с Павликова подбородка на самый видный край скатерти, у метки. Кап!
   -- Терпеть не могу грязников! -- с побуревшим лицом кричит тетка и, мгновенно нагнувшись, ловко слизывает каплю языком.
   Испуг и растерянность Павлика вдруг сменяются смехом. Так забавно и быстро слизнула каплю тетка, что он расширяет глаза, откачивается на стуле и начинает смеяться высоко и тонко, точно ржет маленький жеребеночек-сосунок:
   -- И-ги-ги-и! И-ги-гити-ги!.. И-гиги!
   Тщетно усовещивает Павлика мать, тщетно тетка обращает на непочтительного суровые взгляды, -- Павлик не может остановиться и все смеется и вот у старого деда начинают дергаться сморщенные бритые щеки, и, откачнувшись в кресле, он тоже начинает смеяться и смеется хрипло, со слезящимися глазами, указывая па Павлика обрубком пальца, пока не появляется из кухни старая угрюмая Минодора и не кладет деду за воротник халата громадный, в три четверти аршина, железный ключ
   -- Это всегда, когда у него истерика, мы кладем ему ключ за спину, -- объясняет тетка на недоумевающий взгляд матери Павла. -- А ключ этот -- от "магазина", -- ему всегда холодное помогает.
   -- А отчего дедушка стал такой? -- вдруг громко высказывает поднявшуюся в нем мысль Павлик и тут же густо краснеет. -- Отчего он таким стал?
   -- От крепкого чая, -- равнодушно объясняет тетка и смахивает себе в рот крошки со скатерти. -- Пил папочка чай, крепкий, как сусло, и от этого помутился... К тому же и восемьдесят лет.
   Старик действительно тотчас же стих, как только ему положили ключ за спину. Он сгорбился, и поник, и начал моргать глазами, и вскоре тут же заснул в кресле, склонив набок голову и раскрыв беззубый рот.
   -- Завтра надо будет тебе, Лиза, нанять прислужницу...
   Под предводительством тетки все вышли на балкон.
   -- Есть у меня хорошая женщина, живет в бане, а у нее отличная девушка, сестра.
   И сейчас же теткина шея вытянулась, лицо побагровело, и пронзительным голосом она кричит на весь двор:
   -- Теленок! Теленок! Кто смел пустить теленка?! Минодора, Пашка, Федька, теленка гоните!
   Из кухни, из сарая, из напротив стоящей бани выбегают две бабы, девчонка и горбатый паренек, и все накидываются с хворостинами на теленка и гонят его, а тот носится по двору с отчаянным мемеканьем "взлягушки", -- смешно взбрыкивая ногами.
   -- Мама, я тоже побегу, погоню теленка! -- радостно говорит Павлик и летит на суматоху.
   По дороге он схватывает хворостину и хочет броситься теленку наперерез, но, споткнувшись о кадушку, падает и видит, как испуганный теленок перескакивает через него и бросается в калитку.
   Теперь уже смеется сидящая на крыльце тетка. Она довольна, щеки ее прыгают, сотрясаются плечи, и, не будучи в состоянии говорить, она заливается пронзительным жестяным смехом и утирает пыльной тряпочкой слезы:
   -- Павлуша-то... чебурахнулся!.. Хи-хи-хи!
   Тебя не ушибло, Павлик? -- обеспокоенно спрашивает мать.
   А Павлик не ушиблен, он только сконфужен и опозорен и, надувшись, отходит прочь от дома к сараям, по дороге стряхивая отруби, залезшие в рукава.
   И почему она смеется? Вот глупая! -- обиженно бормочет он.

4

   Сараи полны такими диковинными вещами, что сразу забываются обиды и огорчения. Во всю длину тянутся на% сараями полати, и на них видимо-невидимо наставлено саней, тарантасов, пролеток и фургонов.
   -- Все дединька ваш езживали! -- говорит сидящий на сене старый мужичок, с бородою, пушистой, как хвост индюка.
   Старик раскуривает трубочку и моргает глазами, трубка ворчит и всхлипывает, потом выпускает из себя струйку пахучего дыма, а старичок говорит:
   -- Значит, сын Лизаветы Николаевны? Здравствуйте, барчук!
   Только теперь приходит в голову Павлу, что его мать зовут Елизаветой Николаевной. Тетка, значит, -- Анфиса Николаевна, раз ее зовут тетя Анфа.
   -- А вас как зовут? тонким голоском спрашивает Павлик.
   -- А меня Александром. Я Козлов Александр, повар дединькин, а в крепостное обзывали меня Майков. Так тоже поныне зовут. А вы Павлинька?
   -- Я -- Павлик, -- радостно улыбаясь, сообщает он.
   Так становится ему вдруг тихо, и спокойно, и просто глядеть на седенького человека с трубкой, на колечки дыма, на распушенную бороду, словно литую из серебра, что опять закрадывается в встревоженную душу: "В деревне хорошо!"
   -- В деревне хорошо! -- говорит он и вслух громко и доверчиво и кладет руку на рыженький хомут. -- Мне теперь понравилась деревня, Александр, а сначала нет.
   -- Коли бы нехорошо в деревне! -- подтверждает повар и чмокает трубочкой. -- А вот как по ягоды наедете, за раками да за медом -- так хорошо станет, как не надо лучше и быть.
   -- А ты бывал, Александр, в Москве? -- спрашивает Павел, деловито присаживаясь на сене.
   -- Нет, не бывал, да и зачем мне Москва?.. -- Трубка Александра гаснет, и он долго старается раздуть ее меркнущий пепел, потом вынимает коробочку спичек и, выбрав там спичку похуже, с почтением и осторожностью вздувает огонь.
   -- Дай и мне, Александр, курнуть разочек! -- просительно шепчет Павлик.
   Лицо Александра буреет, он осматривается беспокойно по сторонам.
   -- Как можно!.. Да увидят барышня!.. Да они меня!..
   Но так упрашивает Павлик, так льнет к старческому плечу и гладит белую бороду, что не сдерживается повар старинный и, опять оглянувшись, сует трубочку.
   -- Вот, курните, только потом поешьте луку, -- духоту отшибить.
   Так противно стало во рту, и глаза шевелятся от махорки. Павлик с усердием жует зеленую луковку, а подле за черномазой покосившейся кухней стоит рябая девчонка Пашка и смеется на барчука.
   -- Это ты гнала со двора теленка? -- спрашивает Павлик, покончив с луком.
   -- Я гнала, а что?
   -- А тебе сколько лет?
   -- Двенадцать, тринадцатый. А тебе?
   -- А мне... десять! -- сказал Павлик и поперхнулся.
   Он прибавил себе год и от непривычки лгать покраснел; но как тут не солгать, когда Пашка так важничает: "Двенадцать, тринадцатый!.."
   -- А ты откуда, Пашка?
   -- А я дочь Аксены-солдатки ваша прачка она.
   -- А отец твой где?
   -- А тятька номер. А твой?
   -- Мой тоже... умер, -- объяснил Павлик и хотел было рассказать Пашке, как хоронили отца в городе и как ели кутью, но Пашка оборвала его быстрым вопросом:
   -- Значит, вы тоже сироты?
   Неизвестно почему Павел обиделся.
   -- Нет, мы не сироты, -- дрогнувшим голосом сказал он и нахмурился. -- Мы дворяне, и этот дом дедушкин тоже наш. Я и по-французски умею разговаривать, а ты?
   -- Известно, вы баричи, -- подтвердила и Пашка. -- Вон у тебя и брови черные, и глаза... Ты -- красивенький, -- внезапно добавила она и засмеялась.
   ..... Ну, это все равно! -- громко сказал Павлик и почему-то смутился.
   И опять над ним зазвенел странно беспокойный и дразнящий смех Пашки.
   -- Кабы было все равно, то бы лазили в окно, а то дверь прорублена! -- Пристально оглядев Павлика, она снова захохотала.
   -- Вот глупости! -- крикнул Павлик и смутился еще больше.
   Странно она смеялась, эта Пашка, странно глядела и говорила странное. Беспокойно, обидно и... враждебно становилось на душе Павлика от ее смеха и разглядываний.
   -- Я пойду к себе в дом! -- строго сказал он и повернулся.
   И снова за ним прозвенел загадочный смех рябой Пашки. Не нравилась она ему.

5

   Среди ночи Павлик просыпается. С постели матери донеслись до него тревожные вздохи. Неужели это мама плачет?
   -- Мама, что ты? спрашивает он. подбегая к матери.
   Не отвечает. Сдерживается. Однако ухо ловит неровное дыхание. Придвигается ближе Павлик, колено ударяется о замок сундука, на котором мать лежит.
   -- Ты плачешь, мамочка, отчет?
   Он уже влез на сундук, забрался под одеяло и жмется к матери, дыша на ее руки.
   -- Зачем ты плачешь?
   -- Да. я плачу, -- отвечает ему знакомый голос. Я плачу: с кем ты останешься, маленький, когда я умру? Кому ты нужен?
   -- Мама?.. вскрикивает Павлик и приподнимается на постели. -- Мама, -- повторяет он, и его крик переходит в тончайший шепот. Разве ты умираешь? Ты нездорова? Нет, мама, ты никогда, никогда не умирай. Мы вместе умрем.
   Теперь мать успокаивает его, и они долго шепчутся кроткими, полными любви словами, от которых так теплеет на сердце. На большом и маленьком. Нет, конечно, умирать еще рано, надо жить. Павлик будет учиться, сделается художником или профессором, и они снова переедут жить в Москву и купят себе дом в двадцать четыре комнаты. В двух комнатах будут жить они двое, а в двадцати двух их гости, книги, картины и канарейки.
   Оранжерея тоже у нас будет, доканчивает свой проект Павлик и, вздрогнув, снова жмется. А отчего мы сейчас живем в оранжерее? Разве дедушкин дом не наш?
   Мать отвечает, что дом принадлежит им обеим, чти дедушка больше жил с теткой Анфой, а потому...
   -- А у паны у нашего не было денег? -- спрашивает Павел.
   -- Нет, у папы не было денег.
   -- И мы жили хорошо, только пока был жив у нас папа?
   -- Да, маленький, мы жили хорошо, пока жил папа. Иди спать.
   Послушно отходит на свой диван Павлик и залезает под простыню.
   -- И тетка Анфа -- злая? -- спрашивает он.
   -- Нет, не злая.
   -- А дедушка злой?
   -- И дедушка не злой.
   -- А отчет у него палец обрублен? На войне?
   -- Нет, не на войне, он набивал чучело. А ты спи. После расскажу.
   Где-то в отдалении на селе лают собаки. Сначала одна, хриплая, как дедушка: "Гам-гам-гам". Потом тоненьким визгом заливается в ответ другая, словно злая Анфиса: "И-хи хи хи!"
   Две громадные березы задумчиво шелестят своими седыми ветвями подле крыльца, за окном оранжереи.
   -- Господи, господи, помоги нам!.. -- вздыхает на сундуке у стены мать Павлика. -- Заступница усердная...
   Дальше слов не разобрать, только движутся на белесых полосах рам острые тени и колеблется рука матери, точно крестится она... И все-то шепчет. Как неприятно в старом чужом доме. Как жутко в его потемках! Хоть бы скорее утро!
   -- Хр-хр... -- доносится из-за заколоченной двери.
   -- Мама, что это? Мама!
   -- Там тетя Анфиса спит.
   И отчего это люди спят и храпят во сне? И плачут люди, и радуются, и молятся богу? Вот Пашка сказала: "Вы баричи", а мама плачет. Пашка еще сказала: "Глаза и брови черные" -- и засмеялась. Зачем она смеялась? Что ей нужно? Павлик сказал: "Все равно", а она говорит: "Тогда бы в окно лазили". Она грубая. Не будет он подходить к кухне. Будет сидеть под березами и в комнатах. А во двор не выйдет. Опять лают собаки. И сначала сердится большая, а потом так жалобно подвывает ей маленькая тетка Анфа жалким, обиженным голосом.
   Как все это странно! Зачем оно?

6

   Павлик просыпается оттого, что все вокруг в комнате напоено алмазным солнцем, все искрится, блещет и точно дрожит.
   Все шиты оранжереи выставлены из окон, и комната полна света. Странное побрякивание доносится со двора. Голоса бормочут незнакомые. точно смеются где-то и звенят серебром. Кто бы это мог быть?
   В нетерпении, не дожидаясь прихода матери, бросается Павлик со своего дивана к окну. Приникает к стеклам и новое невиданное зрелище охватывает его. Пришли какие-то чужие женщины в красных платьях, и у всех на груди и в черных волосах нанизано серебро. И платки у пришедших повязаны не по-обычному: вот одна повернулась спиною, и зеленый платок свесился квадратом, а черная коса ее почти до земли.
   -- Мама, да что же это? -- спрашивает Павлик у подошедшей матери.
   Мать, отвечает:
   -- Пришли башкирки с ягодами. Мы каждый день будем к обеду ягоды покупать.
   Торопливо умывается Павлик. Вдруг башкирки уйдут? Он непременно велит им приносить каждый день по пуду ягод, а деньги мама заплатит, тут нечего и говорить.
   Знакомый визгливый голое доносится с террасы.
   Ну, пришла тетка. Что ей надо? Пожалуй, она купит все ягоды, и им к обеду, Павлику с мамой, не останется ничего.
   Выходит на террасу Павел и жмурится. Ну, какое яркое солнце! Как блестит оно меж облаками, как обжигает, слепит глаза! И опять летают и кружатся эти милые галки, только очень, очень высоко!
   Гортанный, непонятный говор раздается волнами.
   -- Это моя племянник! Моя племянник из Москвы гуляла! -- ломая, видимо для понятности, русскую речь, объясняет старой башкирке тетка Анфиса.
   И ласково и устало улыбается старая женщина всем обожженным жарою лицом и говорит, блистая белыми зубами:
   -- Ай, хороша! Ай, хороша! Бик якши!
   Теперь Павел приблизился к краю террасы и всматривается в башкирок.
   Перил у террасы давно нет, высится она всего на аршин от земли, и все пришедшие бабы расселись по ее краю, свесив черные ноги и расставив подле себя большие берестянки, полные ягод. Ягоды красные и сильно пахнут.
   Берестянки сделаны вроде ведер и глубоки. Тетка склоняется, встряхивает посудинку и спрашивает неучтиво:
   -- Почем, знаком, за чиляк?
   Павлик видит, что берестянка называется "чиляком", а башкирка "знаком", -- это ему смешно, но, вспомнив, как вчера он смеялся неуважительно в лицо тетке Анфе, сдерживается и склоняется над ягодами. И вот юная башкирочка, прелестная, как цветок, подает ему свою берестянку и говорит ласково:
   -- Ашай, кушай, бояр!
   Пионом вспыхивают щеки Павлика. Не потому, что ему предложили есть ягоды, а потому, что его назвали боярином, да еще потому, что у башкирочки алые щеки, такие черные, нестерпимо блещущие глаза.
   "Нет, нет, мерси", хочет сказать Павел, но инстинктом догадывается, что башкирка не говорит по-французски, и смущается еще больше. Склоняется над ним мать и говорит ласково:
   -- В самом деле ты попробуй, Павлик! Ягоды очень вкусные.
   -- Но у меня есть рубль! -- громко говорит Павлик и лезет в карман за кошельком.
   С визгами и воплями вмешивается в дело тучная тетка.
   -- Как можно, как можно! -- багровея, кричит она. -- Да чиляк этот стоит двадцать копеек! Да разве можно рубль!.. Да вы их избалуете!.. Да вы... оборванкам этим!.. Вы...
   -- Нет, я непременно дам рубль! -- вдруг серьезно, не узнавая себя, шепчет Павел, и его щеки бледнеют.
   Должно быть, вид у него очень убедительный, -- тетка окидывает его взглядом и отходит.
   -- А мне-то что, хоть сто рублей давайте! -- ворчит она в стороне. -- Тоже помещики! Хороша честь, коли нечего есть.
   -- Фиса! -- укоризненно останавливает сестру мать Павлика.
   -- Да уж характерец, должно быть, в папеньку! -- кричит еще тетка и уходит к себе, звонко хлопнув дверью.
   Дрожащей рукою подает Павлик башкирке рубль.
   -- Вот, пожалуйста, возьмите, это мой рубль! -- говорит он настойчиво, и смуглое лицо башкирочки темнеет от смущенья.
   И внезапно тут же перед собою Павлик видит странно улыбающееся лицо рябой Пашки.
   -- Что тебе надо здесь? Уходи! -- вскрикивает он и, топнув ногою, уходит.
   Улыбается Пашка.

7

   Уже третий день открыл Павлу очарование деревни. Нашел он при деревенском доме две светлых радости: цветы и лес.
   Цветы росли не там, где, казалось, им полагалось бы: не в саду, а за садом, а лес был полон такой диковинной тайны, такой седой, вечной, захватывавшей сердце тишины. Во дворе при доме не было ни клумб, ни цветов. Двор был пустой, заросший лебедой и подорожником, широкий, а на концах его слепо поглядывали службы да баня; сад же тянулся за оранжереей и был такой забытый да заброшенный, что и не походил на сад.
   Две громадные березы, известные Павлу еще по первой ночи, стояли подле крыльца оранжереи, похожие на огромных вечных великанов-сторожей. Подальше от берез в два рядка высились нестарые елочки, за ними во все стороны разбегался кустарник -- цепкая чилига, вишенник, бобовник, куриная слепота; разве это сад был -- эти редкие деревья и бестолковый кустарник? И об аллеях не было и помину, и только ров, почти сравнявшийся с полосами лебеды и репейника, еще мог напоминать о былом.
   Кустарника было видимо-невидимо, и ползали в его недрах голодные кошки. Павлик забрел сюда сначала без цели, просто от скуки; грело солнце, пахло смолою и прелью; зеленые мухи, которых ему затем назвали "шпанскими", тяжко гудели в листве; кустарник, чем дальше от дома, разрастался все гуще и гуще; шел Павлик, и кустарники покрывали его с головою, похожие на деревья. Кто-то заурчал под ветками барбариса. И хотел было Павлик побежать прочь, как внезапно глянул влево и остановился в изумлении.
   Зеленела перед глазами крохотная полянка; отовсюду, точно собранные в кружок чьей-то могучей рукой, высились кусты, а посередке цвела ясная изумрудная лужайка. Солнце стояло как раз над головой, и сначала Павлик почему-то взглянул на солнце; должно быть, оттого, что уж очень было зелено все вокруг. Опустил взгляд и опять поразился: яркие купы цветущих головок собрались посередине лужайки; не то одичавшие розы, не то тюльпаны или флоксы, но так мило цвело это на зелени, так улыбалось невинно и скрыто, что крик радости вырвался из груди Павлика. Наверное, сюда никто не ходит, все забыли, что здесь когда-то была клумба, -- и теперь Павел открыл ее, он один о ней знает, и вся она принадлежит только ему, и он будет ходить сюда, к этим милым цветикам одичавшим; ходить тайком, никому не сказываясь; будет поливать их, выпалывать, будет разговаривать с цветами, -- да разве он не разговаривал с ними в Москве? Разве не рассказывали они ему, как трудно было жить им в каменном городе?
   -- Милые, милые цветики! -- тихонечко говорит Павел и, подобравшись осторожно к заросшей клумбе, гладит и целует одичавшие цветы в их душистые тычинки.
   Теперь я приехал сюда, я приехал надолго. Вы не останетесь в жаркое время без воды, я друг ваш, друг ваш...
   Ложится на мягком ковре, кузнечик вскакивает на плечо и стрекочет.
   Палит солнце, пахнет землею; однако кто же это поставил у каждого цветка по выструганной палочке и мочалкой подвязал?.. Значит, сюда ходят... люди? Обиженно осматривается он по сторонам, а под кустами бузины кто-то сонно урчит, потом кто-то завозился, хрустнули ветки -- и крошечный, словно игрушечный, дядя выползает, покряхтывая, из-за сети веток и смотрит на Павлика, шевеля тоже словно игрушечными костяными пальчиками.
   -- Их, их... барчучок приехал! Барчучонок миленький, ги-ги-ги!
   -- Кто вы? -- вставая на ноги, тревожно спрашивает Павлик.
   -- Да ты не тревожься, -- примирительно шепчет старичок и все двигает пальчиками, роясь в котомке. -- Я птичка-невеличка, я Федя, я махонький, я хожу повсюду и вот цветики углядаю, да!
   -- Так это, значит, ваши цветы? -- обиженно спрашивает Павлик.
   И долго смеется, потряхивая головой, старенький дядя, и смеется, и слезинки смахивает, и головенкой трясет, похожей на репку.
   -- Н-нет, цветы не мои: цветы боговы! Нетто цветики от человека?.. Нет, барчучоночек, цветы боговы, как богов и человек.
   -- Но кто же вы? -- спрашивает Павел и все дивится на голос его. Ну точно пичужка пищит. Теперь Павлу совсем не страшно. Разве это человек?
   -- Я -- Федя... -- опять с готовностью объясняет дедушка и все мнется, роясь в сумочке. -- Вот сухарик возьми, сухарик, барыня Акулина дала... А не хочешь, вот ладанка, чтобы цветики цвели двои разы в год, а вот от Кыева-города пещерный камушек: бери, -- все богово, миленький ты мой, -- не мое.
   -- Знаете что? -- радостно говорит Павлик. Так свежо ему вдруг стало, и славно, и широко, и такое доверие к этому старенькому распростерлось по душе, ну как к древнему повару, к седому Александру. "Какие они, здесь в деревне, славные! Какие славные!" -- шепчет он, а вслух доканчивает свою мысль: -- Знаете что? Пойдемте к нам в дом... покушать. Вы, наверное, голодны...
   -- Нет, нет, -- Федя снова трясет головою, -- а бог-то: нету, не голоден. Бог видит, кто куда идет. Бог напитал -- никто не видал.
   -- Вы что же, вы постоянно живете здесь, в этом садике? -- все больше изумляясь, говорит Павел.
   -- Нет, я везде живу, всюду. И сюда к цветикам захожу, и в лес, и на речку. Вот колышки подставлю -- и отойду. На речке уберу камешек, чтобы вольготней воде бежалось, в леску выполю ежевику, чтобы гуще цвела. Я всюду, я -- Федя! Вот выспался -- и теперь к батюшке пойду.
   -- Куда вы идете? -- не понимая, спрашивает Павлик.
   -- К батюшке, к благочинному, там коровки. От коров навоз уберу, сложу на грядки. А батя почитает мне про апостолы... Был, барчучок, Павел апостол и долго был незрячим, да под конец прозрел...
   Последние слова старичок говорит уже из-за кустов. Вот и ветки хрустят под его лаптями. Уходит. Ушел. "Странный он -- и маленький!" -- говорит про себя Павел. Потом порывается вслед ушедшему в чувстве непонятного влечения и кричит:
   -- А вы сюда заходите! Непременно заходите! Уж не видно блаженного. Лишь ветки звенят в отдалении, да следок стоит в воздухе, словно ладаном покурили.

8

   Теперь Павлик забирается в лес, а лее -- за домом.
   Очень уж любопытно было, что там галки кричали, -- трудно было не зайти посмотреть.
   По маленькой жиблой дощечке проходит он через канаву. Не то канавка, не то речка такая -- тихая, не журчит. И если во дворе еще шумно (хотя дом стоит и на отлете от села), то в лесу такая тишина, что точно слышится, как деревья растут. Сыростью и прохладой веет над стволами осокорей; какой-то белый пух слойками лежит на крапивнике и репьях. Узорчатая смородина пахнет крепко; полдень, галки, верно, на хлебе, и в лесу тишина.
   Идет Павел, а к куртке его никнут, кружась, пушинки. Откуда они? С деревьев? Цвет ли это осокорей? Широкие зеленые лопухи испещрены белым галочьими следами; черная малина должно быть, это и есть ежевика кажет из жирной зелени свои нарядные шишечки; вероятно, и здесь был когда-то помещичий сад: цветет шиповник розовыми цветами; часть уже отцвела, и видны среди листов словно зеленые ягоды. Куда же ушла жизнь? Отчего гак тихо в лесу? Где все те люди, что населяли эти места? Эти осокори были когда-то кустиками, и около них радостные люди ходили; этот одичалый шиповник разве не розами цвел? И умерли люди, но остались вечными деревья; умерли те, которые шумели и говорили; остались тихие, полные молчания деревья.
   Думает, думает Павлик, а на душе не делается ни печально, ни страшно. Почему не знает. Только нисколько не печально.
   На полянке, где расступились деревья и видно небо, под серым облаком висит неподвижно, точно привязанная к нему веревочкой, черная птица с тупыми крыльями, похожая на прямой старинный галстук. Что она смотрит? Смородину? Ежевику? Или дожидается, когда галки прилетят?
   "Буль, буль, буль", -- говорит где-то вода. Павлик идет на звоны и видит речку, застенчиво и скромно бегущую по серым камням. Кое-где берега нависают, там она, видимо, глубже, а на дне видны все гальки -- взять бы и пересчитать.
   "И в лесу хорошо! -- говорит себе Павлик, -- Вообще в деревне все хорошо: и цветы, и люди, и лес".
   Вспоминает про вчерашнюю встречу с Федей блаженненьким. Разве такие люди бывают в Москве? В Москве гремят извозчики, конки, стоят с саблями городовые, а здесь так тихо, так тихо и покойно, что не надо отсюда уезжать.
   -- Го-го-го! -- говорит голый мальчик, сидящий верхом на лошади. Волосы у мальчика белые, как нитки, лошадь черная, как уголь, и оба они, и мальчик и лошадь, такие смешные! -- Го-го!
   Лошадь взмахивает хвостом и, морща шкуру, осторожно спускается к воде. Опускает косматую голову, пьет воду, и, выдвинувшись, Павел смотрит, как подбирает лошадь губы и цедит воду сквозь стенки зубов.
   -- Но, но! -- пискливым голоском кричит на нее мальчик и толкает лошадь пятками в бока.
   Лошадь еще подается к воде, потом вступает в нее по колени, потом, встряхнувшись, бросается дальше и плывет, фырча, по речке, а на ее спине, гогоча и встряхивая волосами, плывет мальчишка.
   -- Ну как же здесь хорошо!
   Наглядевшись на это купанье, вдоль лесного овражка пробирается Павлик к дому. Кривые избы стоят на опушке, черные, с крохотными закопченными окнами; за опушкой опять осокори и крапива выше Павликовой головы: идти надо сторожко, и руки надо спрятать в карманы, чтобы не острекать.
   "Пожалуй, мама теперь беспокоится", -- думает Павлик и прибавляет шагу. Вот еще только овражек пройти, а там и дом. "Ну как же славно в лесу, как чудесно и радостно!"
   Тихое бормотание доносится со дна оврага. Он неглубок, и берег его обрывист. Можно не спускаться в него, обойти и к дому. Кто, однако, бормочет там на дне?
   Подходит Павлик к краю оврага и пугается. В овраге двое: один с черной бородою, лохматый, а другая -- баба, в красной юбке, и черный, должно быть, убивает ее, навалился на нее и ворчит.
   И, вспомнив, что в лесу бывают разбойники и надо кричать в таких случаях "караул!" -- Павлик всплескивает руками и кричит: "Караул! Разбойники!" И сейчас же чернобородый мужик поднимается с побуревшим свирепым лицом и грозит Павлику кулаками и кричит:
   -- Ах ты, дурак бесстыдный! Да я тебя, собачий кот!..
   Собрав все силы, бросается от оврага Павлик.
   Он закусил губы, лицо его бледно, он стремглав летит по крапиве к дому. Весь дрожа, ничего не понимая, он думает об одном: если это был разбойник, отчего же и женщина, которую он хотел спасти, так на него рассердилась? Ведь он же видел, как сердито поднялась и баба. Точно и ее он слышал негодующий крик. Отчего же и она рассердилась? Отчего это бывает так?
   Две недели после этого Павлик не показывался в лесу, оставаясь лишь с цветами. Когда же потом пришел в рощу с поваром Александром, разбойников в овраге уже не было. Он спустился и на дно оврага: не было ни ножей, ни ружей, ни награбленных червонцев.

9

   Раз после обеда, когда Павлик хотел, по обыкновению, убежать в свой садик, мать попросила его остаться дома.
   -- Придет учительница, Ксения Григорьевна, надо тебе с ней познакомиться, -- сказала она.
   -- Разве теперь мы не будем учиться вместе с тобой?
   -- Нет, мы будем и вместе, но теперь уж пора подумать о подготовке в гимназию, и ты, может быть, поступишь в сельскую школу.
   Учиться! Это было нечто противное. Еще терпимо было, когда над этими скучными правилами и таблицами склонялись милые глаза мамы; а учиться с чужим человеком -- нет, "овчинка не стоит выделки".
   Эту пословицу Павел заимствовал у повара Александра, и хотя не совсем понимал, что она значит, но очень уж звучно выходило! Он так и тетке сказал за чаем, когда та предложила ему третью булочку: "Нет, не стоит выделки овчинка".
   Собственно говоря, то, чем занимался он последние годы с мамой, было, если сказать правду, порядочной чепухой. "Звезды, гнезда, цвел, приобрел, надеван"... Кому будет забота, если Павлик станет писать эти слова не через "ять", а с "е"! Павел пробовал писать "звезды" и "седла", и выходило даже еще красивее, особенно "звезды". Затем -- всемирный потоп, с патриархом Ноем... Он заставлял сомневаться. Сколько было в ковчеге зверей и птиц и чем питались они столько дней, как жили, как разместились? Не верилось Павлику, чтоб все это было "всерьез". А если не "всерьез", зачем это было учить?
   Но следовало смириться, просила мама. Надо было учиться, -- ведь тогда будет можно зарабатывать деньги и каждое воскресенье покупать маме пироги и конфеты. Но если наука и была еще терпима, то лить только тогда, когда близко заглядывали в лицо всегда печальные глаза матери. Кротость снисходила на сердце мальчика. Надо было пересилить себя, выучить все эти нелепицы и сказки, потому что папа умер, а денег не было у них. Он сам должен теперь заботиться о маме. Она больная, часто кашляет, грудь у нее болит, -- это совсем не тетка, которая поперек себя толще. Павлик в доме единственный мужчина, а мужчина всегда должен быть храбр и ловок, -- почитать только Жюль Верна -- "В восемьдесят дней вокруг света", "20 000 лье под водой!"-сколько же надо было знать, чтобы суметь совершить такое путешествие! Но знать не то. что написано в грамматике; может быть, и капитан Немо писал "звезды" через "е", -- а вот всему этому научиться бы: как плавать, пароходы строить и открывать земли, где золото лежит прямо на дороге, как черепки, а драгоценных камней больше, чем в речке песку.
   Павлик спрашивал маму, когда же будет, наконец, настоящая наука. Мать отвечала: "Дальше, в гимназии", пока же следовало вызубрить все то, что было надо для поступления туда. Так люди велели. Важные люди все министры и генералы. Ведь и сам Павлик будет потом генералом. Ученый -- и генерал.
   И Павлик учил, скрепя сердце; он не роптал и покорно набивал себе голову "седлами" и "гнездами", а вот про "звезды" хотя и велено было знать, что они пишутся через "ять", а что такое звезды -- ничего толком не говорилось. А было бы несравненно интереснее разузнать что-либо о жизни звезд. Подумать только, сколько их и как они блещут, когда ночью заглянешь в окно. Мама спит, а звезды все блещут, и черное небо исчерчено огнями; точно ткань темная завесила сияющее в высоте царство, и лучи небесных солнц пронизывают ткань.
   Жутко становилось ночами на сердце Павлика. Отчего звезды так блещут, отчего огни их дрожат? Отчего порою кажется, что огни нисходят все ближе, и, если щурить глаза, -- луч иной звездочки кажется достигающим вершины леса? И потом, все говорят, что есть бог. Павлик тоже молится ему, даже два раза в день. Однако ни мама не выздоравливает. ни денег не прибавляется... Или бог так далеко, что не слышит, или Павлик маленький? Но вот вчера в лесу одного мужика бревном придавило. а бог хотя и "вседобрый" -- не помог; "всемогущий" -- недоглядел. Тоже что-то странно...
   И еще а Евангелии сказано: "Скажи горе и гора пойдет". Павлик много раз останавливался -- куда тут перед горой? -- просто перед камешком на дороге.
   -- Ну-ка сдвинься!
   Не двигается. А толкнешь ногой полетел.
   -- Я очень прошу тебя, Павлик, -- сказала мать перед приходом учительницы, -- слушайся ее и не обижай. Я уже не могу дальше с тобой заниматься, а она ученая.
   И хоть Павел обещал не обижать учительницу, но как только в саду раздался ее голос, чувство вражды и смущения охватило его, и как был, без шапки, он бросился через кухню во двор и спрятался за баней в вязовом леске.
   Громадная, неизвестно для чего и кем сделанная деревянная чашка стояла на задах бани. Была она черная, с железными ушами и такая большая, что вместиться в нее могло бы пять Павликов. Повар Александр называл ее чаном, и при его помощи Павел вдел в петли чана веревки и подвесил его на огромный вязовый сук. Залезши в чан, он раскачивался в нем, как некогда на волнах капитан Немо, и много можно было раздумывать, сидя в воздушном корабле, много можно было изобретать.
   Вот если бы, например, в то время, пока Павлик качается в чане, над ним пролетел бы орел, Павлик застрелил бы его... если бы было у него ружье. А если б у него был топор, он срубил бы этот вяз и сделал бы из него такой лук, который могли бы натягивать только двести мужиков, и такую стрелу, которая воткнулась бы прямо в небо, и тогда, привязав к ней веревку от чана, было бы гораздо легче добраться до неба, нежели тем чудакам, которые строили вавилонскую башню... Мало того, этой же стрелой он бы образовал в небе дырку, в которую бы все /поди увидели, в самом ли деле на небе обитают ангелы: ведь они пролетали бы там и в дырку их было бы очень легко рассмотреть.
   И теперь Павлик уселся в свой чан. и забыл про учительницу, и замечтался. и не услышал, как она с мамой к нему подошла. Хотел выскочить он из чана, но чан так завертелся на веревках, что было трудно соскочить.
   -- А, вот где Павлик! -- услышал он голос учительницы и густо покраснел. -- Какой корабль он себе устроил, вот молодец!
   -- Это не корабль! -- сердито сказал Павлик и выбрался из чана. -- Это просто чашка, и я в ней катаюсь. А корабль это глупости.
   -- Павлик, подойди, поздоровайся с Ксенией Григорьевной, -- сказала ему мать по-французски.
   Подавая руку, Павлик взглянул учительнице в лицо. Она была немолода, старше мамы, лицо было обыкновенное, и это Павла с ней несколько примирило. На носу Ксении Григорьевны была черная родинка, на висках морщины, но щеки были розовые, и губы улыбались доверчиво и мягко.
   -- Пойдемте к дому. Павлик вам все расскажет. -- С тихой улыбкой положила мать Павлику на волосы свою бледную реку, и на его сердце стало еще тише и теплее.
   "Только для мамы и буду с ней заниматься!" сказал себе Павел и покосился на усталое, утомленное, полное ласки лицо.
   Грачи гремели. Теплый ветер веял.

10

   Оказалось, что Павлик знал очень мало в арифметике и знал много того, чего ему пока не следовало знать.
   Он не мог без труда складывать пятизначные цифры и с именованными числами путался, а знал наизусть не только массу стихотворений, но даже целые поэмы и рассказывал без запинки главы из "Юрия Милославского".
   Так хорошо прочел он поэму о жадном епископе Гаттоне, которого съели мыши; четко к выразительно рассказывал из семейной хроники Аксакова. Так целиком и читал он по памяти перед, изумленной учительницей главу о переселении. "Тесно стало моему дедушке жить в Симбирской губернии, в родовой вотчине своей, жалованной предкам от царей московских"... И расширялись глаза Ксении Григорьевны, и посматривала она на мать и шептала: "Какая память, какие способности!.."
   -- Только всего этого для гимназии не надо, -- сказала она за чаем. -- Я думаю, что оно ребенку и вообще вредно и скажется в нервности...
   -- Нет, мне не вредно! -- крикнул услышавший разговор Павлик, и глаза его сделались острыми. -- А вот арифметику я ненавижу, потому что не люблю.
   -- Павлик! -- остановила его мать.
   -- Да, да, я вовсе не хочу вычитать и складывать! Я хочу быть ученым и составлять поэмы! -- крикнул еще Павел, и губы его дернулись.
   И опять хотела что-то сказать Павлику мама, по Ксения Григорьевна успокоительно покачала головою.
   -- Не надо, не спорьте. Берегите его.
   И многое показалось учительнице в Павлике необычным. Никто из домашних не учил его грамоте: читать и цифрам он научился сам по отрывному календарю. Память его в раннем детстве была так необычайна, что четырехлетним он говорил, не зная букв, наизусть все заглавия картин старых семейных альбомов. "Смерть Клеопатры", -- объяснял он, указывая на рисунки. -- "Крестины во времена Директории", "Победа Лоэнгрина над Тельрамундом". И в то же время и в восемь лет не мог сказать, сколько будет половинок, если полдюжины яблок разрезать пополам. Математика пугала и утомляла его. Ему казалось совершенно бесцельным следить за тем, сколько бархату и по каким ценам купили два купца и через сколько часов они съедутся в городе А, выехав из городов Б и В.
   -- Я же совсем не хочу быть купцом, -- говорил он на все убеждения матери. -- И бархат не хочу продавать, и не хочу знать, во сколько часов наполнится водою бочка. Я, мама, думаю совсем о другом.
   И сколько ни пыталась твердить ему мать: "Нужно знать и это", -- он соглашался учиться лишь по особым, ему одному известным причинам, но в душе возмущался и страдал.
   И уроки Ксении Григорьевны не оправдали в глазах Павлика нужности ее науки. Было чрезвычайно смешно, и горько, и нелепо заучивать невероятные, никогда не бывшие -- так казалось ему -- истории и запоминать жизнь глупых и злых полководцев и царей.
   -- Может быть, ему лучше будет походить в школу, сказала через две недели матери Павла Ксения Григорьевна. -- Там, среди детей, конечно, учение покажется ему более интересным и живым. Ведь сблизится же он с кем-нибудь. -- ребенку нельзя расти так одиноко.
   Мать не прекословила, было так решено, и в первый день она сама повела Павлика в школу.
   Не смущался Павел предстоящей переменой. Ведь в школу отправилась вместе с ним его милая, кроткая мама, и от этого на сердце теплело. Да и в школу они в тот день не попали: к тому же шла дорога к школе через мельницу и лесок, краешек того леса, где Павел раз встретил разбойников. За мельницей тянулись какие-то хибарки, и Павлик пожелал зайти в них посмотреть. Оказалось, там жили горшечники, работали глиняную посуду. У маленьких окон подле станков сидели полуголые, запачканные глиною люди и вертели ногою нижний круг, отчего забавно вертелся и верхний, на котором цепкие умелые руки, гак ловко и мало двигаясь, создавали из бесформенной глины серые тарелки, блюда и горшки.
   Это было до того интересно и ново, что Павлик даже вскрикнул от восхищения. В самом деле, только что бросил горшечник на станок глину, а вот уж посредине ее дыра -- и, вертясь, так быстро и чудесно утончаются стенки посудинки, а вот двинулся большой палец руки, и на стенке очертилась полоска; другая рука опустилась вниз, и вертящийся горшок стал раздаваться и пухнуть -- и живо получил форму, а искусная рука уж загибает вверху его краешек, и остановился станок, и серая блестящая посудинка, которую так и хочется съесть или покусать, уже стоит на столе.
   -- Мама, я непременно хочу быть горшечником! -- в восторге говорит Павел и тянется к матери. -- Ты смотри, вот это я понимаю, здесь все видно и нужно; а что в задачнике написано!
   И ухмыляется во весь рот кудластая голова запачканного глиной человека.
   -- Нетто вам можно горшечником! -- говорит он. -- Наше дело мужицкое, нас во как грязей облепило, а вам нельзя.
   -- Нет, нет, я непременно! -- в искреннем убеждении говорит Павел, щеки его розовеют.
   В это время в соседней комнате хрипло вспыхивает громадное пламя, и он бежит туда и спрашивает горшечника:
   -- А это что там, это что?
   -- А что горн, здесь горшки обжигают. Видите, горшки мягкие, -- мастер, при горестном крике Павлика, ударяет но одной посудине кулаком, и она снова обращается в бесформенную массу, -- а обожжем мы ее, и вон она крепкая. Да вы приходите, коли маменька позволит, -- заканчивает он еще дружелюбнее и с медвежьей ласковостью подает Павлу какую-то глиняную штучку.
   -- Что такое? -- спрашивает Павлик.
   Свистулька, -- вместо разъяснении горшечник прикладывает вещичку к губам и так взвизгивает, что но спине Павлика начинают бегать мурашки.
   -- Спасибо, спасибо вам, -- говорит он вое чищенным голосом и, пряча поглубже в карман полученную драгоценность, идет дальше с матерью
   "Вот если б была у меня тогда свистулька, как бы я того разбойника напугал!" трепетно думает он.

11

   Теперь они идут небольшой площадкой вдоль речки, и десятки полураздетых баб и мужиков, краснея ог натуги, что-то покрикивая, загибают вокруг громадного обрубка толстую балку.
   -- Что это они делают, мама? -- спрашивает Павлик.
   Мать объясняет: гнут ободья, делают колеса, -- это парни, -- и Павел с новым криком восторга бросается к мужикам.
   -- Вот я и колеса хочу делать, мамочка! -- говорит он и напряженно смотрит, как под дружными усилиями работающих изгибается кольцом толстая балка. Пожилая женщина подходит к матери Павлика, сама толстая, как пень.
   -- Отчего это, мамочка, у ней живот такой круглый?
   Но мать торопит его: ведь они идут в школу, а баба больная; если будут долго останавливаться по дороге, опоздают к началу занятий. С сожалением озираясь на "больную", покидает ложбину Павел. Мимо черных покосившихся бань -- как же они моются там. в темноте, когда такие крошечные окошки? проходят они пыльным пустынным двором громадного барского дома к сельской школе.
   -- Чей это дом такой красивый?
   Мать объясняет: бабушкин; очень хороший дом, и при нем пивоваренный завод, и еще два флигеля, а в одном из них и помещается школа.
   -- А где же теперь бабушка?
   -- Бабушка умерла, a r доме живет дядя Евгений, только он в город уехал... он...
   Мать не успевает докончить, как на террасе дома появляется рослая фигура в военном кителе, при сабле, и рядом с ним -- раскрасневшаяся Женщина с золотыми волосами, в совсем прозрачном платье. И мужчина и женщина удивленно взглядывают на проходящих двором, и женщина сейчас же смущенно скрывается в глубь террасы, а мужчина, видимо овладев собою, всплескивает руками, и вот уже раздается его громкий, смешанный с радостным хохотом возглас:
   -- Ба! Лизочка! Сестрица Лизочка! Кого я вижу!
   Улыбается чуть заалевшее лицо матери.
   -- Вот это, Павлик, и есть дядя Евгений! -- негромко говорит она и идет навстречу спрыгнувшему с террасы офицеру.
   Уже то, как ловко спрыгнул тот с высокой террасы, понравилось Павлику. И форма его военная понравилась, и блеск пуговиц и сабли, и блеск молодых крепких зубов.
   -- Нет, каково! Я только вчера из города, и такой сюрприз! -- радостно гремит голос дяди Евгения.
   Он уже загреб в свои медвежьи лапы хрупкую фигурку Павликовой мамы и целует ее в губы, в волосы, в глаза.
   -- Сестричка Лизочка!.. А это твой молодец!
   Павел не успевает вздохнуть, как те же лапы вскидывают его перышком на воздух, и вот он уже сидит на плече, вцепившись для безопасности в курчавые дядины волосы.
   -- О! Евгений! -- тревожно говорит мать Павлика.
   -- Ну, из моих лапок не выпадет! -- уверенно говорит офицер и снова обращается с удивлением: -- Нет, каков сюрприз! В первый же день приезда -- и вдруг... Не писала отчего? А тетка-то какова, шельма: ни словом не обмолвилась... Ну, идемте ко мне, прямо к обеду.
   -- Мы, собственно, собрались в школу... нерешительно начинает мать Павлика, но ее голос тонет в громовом негодующем рычании:
   -- Что? В школу? Нет, Лизок, это дудки! Только увиделись да в школу! Еше успеется...
   Положительно этот великан все больше и больше нравится Павлику. Взять только его негодование при упоминании о школе. Наверное, он так же любил учиться, как Павлик, а вот какой веселый да здоровый. Шея какая! И два подбородка.
   -- Машка, Дашка, Глашка! Обедать и еще два прибора! -- гремит в комнатах командующий голос.
   Павлик идет, все держась за руку матери, и осматривается. Какой дом богатый! Какие окна большие! И картин сколько, и книжек, и белые статуи, и золоченые вазы. Вот если б у мамы такой был дом... Какой счастливый этот дядя Евгений! Наверное, это он все с войны привез, когда врагов побеждал.
   Они проходят на веранду, и на них уставляются смуглые рожицы трех служащих девушек. Все три смеются и поглядывают на барина. Одна черная, другая светлая, третья с рыжими волосами. И у всех темные глаза -- точно угольки.
   -- Живо обедать, духом! -- приказывает дядя Евгений.
   И те, фыркнув, убегают, босоногие, а Павлик садится на стул и думает: "Ведь это, наверное, и есть Машка, Дашка и Глашка. Странные они".
   На столе пока накрыто два прибора. Мать Павлика невольно взглядывает на второй прибор, и понявший ее немой вопрос Евгений отвечает, крутя усы:
   -- А это я собрался пообедать с Антониной Эрастовной.
   Останавливается, покашливает.
   -- Жена нашего земского. Сняли у меня флигель. -- И сейчас же, поднявшись, кличет: -- Машка. Дашка! Позовите Антонину Эрастовну! Живо!..
   Разговор переходит на московское житье Елизаветы Николаевны, на похороны отца, на дальнейшую жизнь в деревне.
   -- Прежде всего тебе, Лизок, надо кумысом отпоиться! -- говорит дядя Евгений и целует ее узкую руку. -- А вот заведу вновь пивоваренный завод -- буду тебе присылать каждый день по четыре ведра пива, живо поправишься.
   Заглядывает в ее темные глаза пристально, отчего мама Павлика опускает взгляд. Евгений все глядит, улыбается. И Павлик улыбается, ничего не понимая. Нравится ему этот дядя, веселый, дядя беспечный, улыбающийся чему-то. Даже то нравится, что у него три горничных: Машка, Дашка и Глашка. Птицы над верандой вьются. Под столом сизая кошечка делает "шурр... мурр"... и все трется о ноги.
   Среди разговоров о пивоваренном заводе, на открытие которого все нет еще денег, появляется на веранде та молодая женщина с золотыми волосами, которую видели они мельком в первые мгновения встречи.
   -- А вот и Антонина Эрастовна! -- громко говорит дядя Евгений и встает. -- Прямо к обеду, как нельзя кстати. Вот это Лиза, моя двоюродная сестра.
   Знакомятся. Павел все смотрит. Какие волосы у нее золотые!.. И глаза печальные, почти как у мамы, а ведь она еще совсем молода.
   Нравится Павлику все, нравится и эта женщина тихая. Она мило улыбается. Привычка у ней прикладывать руку к щеке, и при этом так мило отгибается мизинчик. Все это замечает Павлик. Ему кажется даже, что иногда бросает эта золотоволосая женщина на дядю Евгения тревожные взгляды.
   "Может быть, она любит его?" -- очень просто и спокойно думает он. Да и трудно не полюбить этакого дядю.
   Нос у него как луковка, зубы острые, усы громадные, волосы курчавые, как у негра, и под усами, для их удлинения, припущена борода. Красивый дядя, что и говорить. Павлик желал бы быть таким красивым. То-то бы всех разбойников напутал!
   Машка или Дашка -- а может быть, это Глашка -- подает в конце обеда кофе на розовом подносе. Для парада она надела новые башмаки, и они так скрипят, а главное -- так вкусно пахнут.
   -- Ну-ка, Лизок, будь хозяюшкой! -- сказал дядя Евгений матери Павлика, а посмотрел на белокурую.
   Почему-то вспыхнула она, и Павел это снова заметил. Может быть, потому, что она обиделась? Не ей кофе разливать?
   -- Да уж, видно, сегодня мы не попадем в школу, -- сказала Елизавета Николаевна, улыбаясь.
   -- Не попадем в школу, а в огород, наверное, попадем! -- подтвердил дядя и мигнул Павлику. -- Пойдем-ка, кавалер, я тебе кое-что покажу. А барыни побеседуют.
   Взяв Павла за воротник куртки, повел его дядя Евгений в гостиную. На стене там висели портреты барышень в желтых платьях, с белыми волосами, и под ними рисованные акварелью офицеры.
   -- Это все твои дедушки рисовали! -- объяснил Павлику дядя и снял со стенки серебряный кинжал. -- Хочешь, я тебе эту штукенцию для разбойников подарю?
   -- Мне? -- крикнул Павел и даже побледнел от радости. Схватил кинжал, прижал к сердцу и потом бросился дяде Евгению на шею. -- Спасибо вам, спасибо, я вас очень люблю!
   Он хотел вынуть кинжал из ножен, и обе руки его посерели от пыли.
   -- Глаш-ка! -- оглушительно рявкнул дядя Евгении, и сейчас же перед ним появилась улыбающаяся девушка с черными волосами. -- Это ты так стираешь пыль, телка? -- И тут же быстрым движением провел рукою по Глашиной шее.
   Как ни быстро было это движение, Павлик его заметил и смутился. Он не понимал почему. Он видел, что дядя не ударил ее, совсем нет. Но он крикнул так громко, точно сердился, отчего же у Глаши были такие радостные, блестящие глаза?
   А потом, когда они, все четверо, забрались в огород и стали там есть с кустов малину и крыжовник, -- Павлик еще увидел, как дядя Евгений, приблизившись к Антонине Эрастовне, словно нечаянно сжал на ветке ее пальцы. И когда шли они по аллее к дому и Павлик с мамой отошли к кустам барбариса у клумбы, заметил Павел, что в одно мгновение с талии Антонины Эрастовны словно скользнула загорелая рука дяди, и он отошел в сторону и запел... Или ему это показалось?
   Одно стало понятно Павлику, что его дядю все любят. И он сам его любит. Да и было за что. Серебряный кинжал он спрятал под подушку.

12

   На другой же день они беспрепятственно дошли до школы, и Павлик был принят Ксенией Григорьевной в число учеников.
   Смутил Павла при подходе к школе пестрый шум, который раздавался из раскрытых окон флигеля. Точно тучи ос гудели, и в то же время там тявкали, как молодые щенки.
   Школа состояла из одной громадной комнаты, по стенам которой висели карты, чучела, рисунки и таблицы. Почти вся она была заставлена скамьями, и столы, длинные, узкие, тянулись рядами. Сидели на скамьях и мальчики и девочки вместе, и это тоже смутило Павлика. Не любил он девчонок. Зачем они? Павлик не понимал.
   Когда он, держась за руку матери, впервые вошел в школьную залу, уставились на него десятки глаз, и от этого на душе стало неприятно.
   Но Ксения Григорьевна встретила его как давно знакомого.
   -- Вот, дети, вам еще товарищ, Павлуша Ленев, полюбите его, сказала она и, усадив Елизавету Николаевну на стул, повела Павла к первой скамье.
   -- Я хочу сесть на последнюю скамейку, -- негромко сказал Павлик.
   Учительница добродушно рассмеялась.
   -- На последнюю -- так на последнюю. "Последние будут первыми".
   Павлик пошел за Ксенией Григорьевной в конец комнаты. Сидел
   там громадный рыжеволосый паренек, остриженный в скобку, в сапогах, от которых несло дегтем, в зеленой рубахе, закапанной чернилами.
   -- Вот, Степа, это Павлуша Ленев, подружись с ним и не давай его обижать.
   С чувством признательности взглянул Павлик на пудовые кулаки Стены и хотел было усесться и заняться ранцем, как учительница обратилась к нему:
   -- А теперь, Павлуша. прочти молитву перед началом ученья... "Преблагий господи"... ты, конечно, знаешь?
   -- Да, знаю, -- несмело сказал Павлик и вспыхнул под обращенными на него взглядами. Однако тут же он приметил и посветлевшие, полные любви глаза матери и, поднявшись, громко прочел молитву. Сказав заключительное "отечеству на пользу", он задохнулся и сел; учительница одобрительно погладила его по голове.
   -- Вот, ты по-прежнему отлично читаешь... Теперь достань тетрадки, ручку и карандаш: я буду диктовать.
   Павел достал ручку, вставил перо, хотел было обмакнуть его в чернильницу, но Ксения Григорьевна остановила.
   -- Надо сначала облизать перо. Оно смазано клеем, -- писать не будет, -- сказала она.
   И Павлик покосился и заметил тревожное движение матери, но все же облизал перо и затем опустил его в чернила. "Значит, в шкале все облизывают". -- решил он и приготовился писать под диктовку.
   Началось ученье, -- обычное, ровное, издавна установленное, не привлекавшее внимания, -- сеть мелких вопросов и маленьких, словно ненужных ответов. В тот день так случилось, что Павлик все, о чем в школе говорилось, давно уже знал, и поэтому большую часть времени посвятил он разглядыванию своих новых товарищей.
   Великан Степа, его сосед, сразу ему понравился. Он так добросовестно пыхтел, выводя буквы, и так забавно и страшно было ожидать, что вот-вот крошечное, слабое перышко сломается, как соломинка, в громадных его пальцах, похожих на моркови. Грамота, видно, давалась ему с трудом; Степа весь обливался потом; когда же появлялись в тетради чернильные кляксы, он незаметно для учительницы слизывал их языком. К концу диктанта он столько нализал клякс, что Павел надумал обратиться к нему с советом.
   -- Ты не бери столько чернил на ручку, -- негромко сказал он, -- и не дави так на перышко -- тише наступай.
   Среди занятий, когда учительница рассказывала детям насчет меры сыпучих тел, дверь классной, шумно звеня, растворилась, и появился громадный, бряцающий саблей дядя Евгений и тотчас же, раскатисто смеясь, увел с собою маму Павлика.
   -- Охота тебе здесь канителиться, громко проговорил он и шутливо раскланялся с Ксенией Григорьевной. У меня, брат Лизочка, сегодня перепелки с капустой, -- он поцеловал концы пальцев. -- Это такой, брат, шик!
   Не понравилось на этот раз Павлику появление веселого дяди. Он видел, как учительница покачала головою, видел, что и мама сконфузилась. "Так все-таки не надо мешать, -- подумал он. -- Вот увел маму с собою, и теперь я один".
   И только что ушла Елизавета Николаевна с дядей, как в классной раздался шум и все ученики встали. В залу вошел высочайший прямой человек, такой высокий, что голова его почти касалась потолка, и такой толстый, что Павлу показалось, будто в классной появилась перина. Войдя, он шумно поставил в угол ружье.
   -- А я с охоты, Ксеничка! -- сказал он учительнице, кивнув детям, и опять говорил так громко, что Павел нахмурился. -- У тебя что, ученье? Ба, и новенький, вижу; мне Евгений Павлович рассказал.
   -- Подойди поздороваться. Павлуша, -- подозвала его Ксения Григорьевна, пошептавшись с вошедшим. -- Это мой муж, Петр Евграфовнч. он здесь тоже преподает.
   -- Рад, рад познакомиться, прогремел над Павликом Петр Евграфовнч и, захватив в свою широчайшую ладонь почти всю его руку, потряс ее. Старайся, преуспевай в науках, молодой человек! И сейчас же обратился к Ксении Григорьевне: -- А я, Ксеничка, привез тебе гостя, башкирского муллу.
   -- Петр!.. -- укоризненно шепнула учительница.
   Петр Евграфовнч торопливо поднялся.
   -- Ну да, да, -- я ухожу, мы не будем мешать.
   Меры сыпучих тел были наконец досказаны, и затем пошла история Ветхого Завета. Мерно и однообразно сыпались стародавние слова. Поглядывая в окно и на соседей, равнодушно слушал знакомые истории Павлик, слушал и посматривал: что дети? Девочка лет десяти, сидевшая по другую сторону, слушала учительницу со всем вниманием и даже рог раскрыла. Ноги у нее были босые, исцарапанные, иные пальцы были перевязаны тряпками. Ей нравилась история ветхой жизни, нравились простые чудеса, простые разъяснения, и Павлик даже вздохнул от зависти: вот какая она!
   Он так долго смотрел на девочку, что та на него оглянулась. Были у нее карие глазочки, и один немного косил. Бровки были белые и на обожженном, загорелом лице мило золотились. Однако она их сдвинула на Павлика, точно недовольна была, что слушать помешали. Взглянул он и на соседа; тот все сопел и пыхтел, потом склонил голову и стал внятно похрапывать.
   -- Степан Кучевряев! -- вызвала его в это время учительница.
   И, побелев от страха, Павел изо всей силы толкнул его в бок кулаком. Степа вскинул красные веки и привычно поднялся.
   -- Ты не спишь там? -- несердито спросила Ксения Григорьевна. Не спишь, так слушай лучше.
   Степа снова сел. Но зато на скамейке перед Павликом один из белоголовых лохмачей поднял руку.
   -- Ну, ступай, ступай! -- сказала ему учительница, и тот, звонко стуча босыми пятками, вышел из классной. Сейчас будет и перемена.
   Рассказав еще что-то, Ксения Григорьевна взяла со стола колокольчик и позвонила.
   -- Перемена пятнадцать минут, -- сказала она и обратилась к Павлику. -- Это значит -- отдых. Можешь побегать и погулять. Она вышла к себе.
   Все мальчики и девочки разом поднялись со своих мест и зашумели. Тут же мальчишки начали бороться, а девочки вынули из бумажек кусочки ситного и стали жадно есть.
   -- Хочешь, давай подеремся! -- сказал остановившемуся в нерешительности посреди комнаты Павлу желтый веснушчатый мальчик и поплевал на руки.
   Но в это время около появился сонный Степа, двинул рукою, -- и мальчик с веснушками покатился к печке. Девочки проходили мимо Павлика, осторожно и хрупко поглядывая на него.
   -- Ты всегда мне скажи, который... ежели... -- писклявым голосом сказал Павлику Степа.
   И Павлик подивился, только сейчас приметив, какой у Степы, при его комплекции, тоненький голосок. Он хотел что-то сказать своему защитнику, но появилась улыбавшаяся Глаша или Маша и, бесцеремонно растолкав девочек, сказала Павлику, заглядывая ему в глаза:
   -- А это вам, барчоночек, дяденька кушать приказали.
   Все обступили Павлика и глазели вовсю, а Глаша или Маша развязывала на столе учительницы белый узелок, -- и в нем дымилось жареное. Она уже расставляла по столу солонку и тарелки, как на всю классную раздался истерический крик Павлика:
   -- Я не хочу, не хочу! Скажите-- не буду!
   Все разом от него шарахнулись, засмеялись и загудели, а Павлик с дрогнувшим сердцем бросился из классной во двор, унося с собою впечатление изумленного, растерянного взгляда пришедшей с завтраком девушки.
   Не понимал он себя: отчего так рассердился? Оттого ли, что все стояли вокруг и смотрели? Что девушка в глаза ему заглянула? Что барчонком назвала? Или оттого, что ему принесли так особо дичину, когда другие жевали хлеб?
   Конец тревожного дня как-то затенился в памяти Павлика. Смутно вспоминает он звонок, снова какое-то учение, потом приход мамы и сборы домой. Запомнилось еще, что, в волнении начав молитву после учения "Благодарим тебе, создателю", он вместо следуемых слов "яко сподобил еси нас благодати твоея" сказал: "яко насытил еси нас земных твоих благ" -- и убежал, заливаясь слезами, под общий хохот учеников, клянясь себе, что никогда больше не будет молиться.
   -- Да будет тебе, будет, маленький! -- говорила ему дорогой мать. -- Ну, ошибся, ну, что же... Они ведь дети... они не поняли...
   Но Павлик вздрагивал, ежился и продолжал тихо рыдать. Вспоминал он еще, что среди насмешливо обращенных на него глаз он заметил тогда пестрые глаза рябой Пашки.
   "Неужели и она тоже учится в школе?"
   Сердце тлело беспомощной тревогой.

13

   Дальнейшие занятия в школе сгладили волнения первого дня, и Павлик вскоре сжился со своей новой средою. Однообразие занятий притупляло внимание и выравнивало все. Павел на другой же день заметил, что рябая Пашка, точно, училась в этой же школе, но сидела она далеко, у противоположного окна, к Павлику не подходила, и он не думал о ней. Равнодушно писал он свои диктанты, равнодушно складывал и умножал цифры, не огорчаясь ошибками и не радуясь удачам. Все это шло мимо его души; все было словно ненастоящее, но его следовало претерпеть для будущего -- и он занимался всем, что полагалось. Замечал он на себе иногда испытующий взгляд учительницы.
   В антрактах меж занятиями -- в "переменах", как называли их учащиеся, -- когда все начинали шуметь, бороться и драться, Павел не принимал в этом участия. Только тогда, когда учительница приказывала Степе: "Ну-ка, поборись с Павлушей" -- и громадный силач Степа ложился, как медведь, на полу, притягивая к себе Павлика и делая вид, что Павлик его поборол, -- детскость вдруг всплывала на душу Павла, щеки его розовели, он постепенно втягивался в борьбу и начинал смеяться... Но вскоре все это и кончалось: он примечал на себе слишком внимательные испытующие взгляды учительницы и отходил на свое место. Что она так смотрит на него?
   И нередко видал он. как перешептывалась потом о чем-то с матерью Ксения Григорьевна и какие тревожные делались у мамы глаза.
   Отчего это было так? Чем она была недовольна? Разве он не учился?
   Раз вечером он так и спросил мать:
   -- Зачем ты недовольна, мама? Разве я не учусь?
   И отвернулось от него всегда ласковое лицо матери. Она не сердилась, совсем нет; как всегда, она была ласкова, но голос ее почему-то задрожал.
   -- Нет, ты учишься, маленький, только, кажется, Павлик, здесь неудобно тебе.
   -- Как неудобно?
   -- Пожалуй, будет удобнее тебе учиться в городе, -- с усилием ответила Елизавета Николаевна. -- Здесь нет у тебя сверстников, товарищей... братьев у тебя нет, тебе не с кем подружиться...
   -- Но я и не хочу ни с кем дружиться! -- с убеждением сказал Павлик, и глаза его потемнели.
   -- Нет, это-то и нужно! Это необходимо! -- Елизавета Николаевна привлекла к себе Павлика и стала гладить его волосы. -- Тебе скучно здесь, ты все один, ты все думаешь, и это вредно...
   -- Но я ни о чем не думаю!..
   -- Тебе надобны товарищи, надо бегать, веселиться, петь, играть... Вот в городе живут твои двоюродные братья... я уже написала... и осенью, быть может...
   -- Нет, я не хотел бы в город, -- задумчиво проговорил Павлик. Здесь у меня цветы и лес, и Федя ходит блаженненький, и Александр... Я люблю все это... А ты тоже поехала бы в город со мной?
   Должно быть, последний вопрос был так неожидан, что мама вздрогнула и закашлялась.
   -- Да, конечно, я поеду с тобою, -- быстро ответила она и поднялась. -- Я, конечно, поеду. Но, Павлик миленький, прекратим разговор. Побегай в саду, не надо много разговаривать на ночь.
   Послушно вышел Павел в свой сад. Цветы его ждали. Редкий вечер не приходил он к ним проститься, пожелать им спокойной ночи, подправить где нужно, отогнать букашек и полить. Цветы его ждали, сонные. Войдя в свое отдаленное царство, он прилег подле купы флоксов на рогоже и, тихонечко касаясь губами, целовал уже сонные звездочки. Влево от них увядали одичалые розы. Роса крупными каплями блистала в их пахучих глубинах, и малейшего прикосновения было достаточно, чтобы лепестки разлетались. Тихо и печально кружась, словно с неуловимым звоном, падали они на землю, и с тысячью нежных предосторожностей забирал опавшие лепестки Павлик и хоронил их тут же рядом, подле корней.
   Давно уже не приходил блаженный Федя. Был ли он болен, ушел ли к помещику Ильичу в какой-то Стерлитамак, куда, сказывал, собирался, -- только больше недели не показывался он в садике, и от этого на сердце Павла веяло грустью.
   Привык он к Феде. Странные речи его, тихонький голосок с болезненной радостью прикладывались к сердцу. Росла в Павлике большая чуткая душа, а этого никто словно не видел, -- даже милая мама.
   -- Не хворый ты, паренек, и не здоровый! -- говорил ему Федя и благостно улыбался. -- Болезня твоя все же не порок, потому -- здоровый грешнее... Здоровый-то... ги-ги-ги!..
   Как западали в душу эти странные жиденькие слова, и смешок запоминался, тоже тихий, похожий более на рыдание, чем на смех... И вот ушел Федя. Сидит у какого-то помещика, в каком-то Стерлитамаке, а вот цветы доцветают без него... -- приподнимается на своем кулачке Павлик -- без него и отцветут.
   Тихий шорох осторожно потрясает кусты. Радостно двинулся Павел: Только сказал он о Феде, а Федя уж тут. Всматривается в подошедшего, глаза темнеют.
   -- Да это я, -- негромко говорит рябая Пашка.

14

   Некоторое время оба молчат. Павлик присел на рогоже, упершись в землю кулачками. Пашка стоит, как вошла, отогнув рукой куст черемухи, смотрит на него словно смущенно своими пестрыми глазами и тяжело дышит. Так тихо, что слышно, как в клумбе ящерка шуршит.
   -- Зачем ты пришла сюда, Пашка? -- медленно и раздельно строгим, опечаленным голосом спрашивает Павлик.
   -- Я и не знала, что ты здесь, -- ответила Пашка и засмеялась, а Павел взглянул на нее и увидел, что она солгала. Это даже больше не понравилось ему, чем ее смех.
   -- Ты ступай! -- сказал Павлик коротко.
   Не двинулась девчонка.
   -- Разве я тебе мешаю?
   Странно было подумать, но словно печаль зазвенела вдруг в голосе Пашки. Она переступила с ноги на ногу, отпустила рукой ветку черемухи, за которую держалась, и весь куст затрясся, как живой, и зашептался. Опять поглядел в глаза Пашки Павел: взгляды их были печальны, -- она теперь не смеялась.
   -- Нет, ты мне не мешаешь, -- подумав, ответил Павлик и повторил медленно: -- Нет. Но зачем ты пришла сюда? Это мой садик. Я здесь играю.
   -- А разве мы не могли бы вместе играть?
   Вопрос был неожиданный и новый. Такой мысли не было еще в голове Павлика. Она не была странной, совсем нет, но просто не было ее в голове. Павлик играл и думал один. Он всю жизнь был один и привык к этому. Павлик так и сказал, что было в голове:
   -- Я все время один и привык к этому... А как ты умеешь играть?
   -- Я всяко умею... Пашка улыбнулась и придвинулась ближе. -- В свои козыри умею, в пьяницы, а еще в мельники тоже.
   -- Это все в карты? -- спросил Павлик и покачал головою. -- Не люблю я карты, карты чепуха.
   -- А потом и бегать умею. Я буду бегать, а ты меня ловить... И еще в некруты, и лазить умею по деревьям, и в лавочку играть.
   -- Это как же в лавочку? -- осведомился Павлик уже с интересом.
   -- А это так делается. В кусту, положим, будет у нас лавка, вроде как дом. И надо наносить всякого товару: коры, поленьев, углей, бересты... А то и крупу приносят, и булки, и хлеб... который продают. Ну, и потом сидит в лавке сиделец, а покупатели покупают. А заместо денег вот -- катышки. -- Пашка двинулась и подала Павлу несколько цветных тяжелых шариков.
   -- Это я все сама слепила, из глины! -- объяснила она на недоумевающий взгляд Павлика. -- А оклеила я тоже. Мамка сварила крахмалу, а я бумажками оклеила.
   -- А ведь это интересно! -- воскликнул Павлик и стал разглядывать катышки. -- Это в самом деле интересно, ты очень хорошо сделала их, Пашка! -- Почти с уважением он покосился на девчонку.
   -- Я еще торопилась, я лучше умею. А лавку можно было бы устроить здесь под вязком.
   Она указала. В самом деле, словно нарочно судьба устроила лавочку. Широкий куст вяза изогнулся полукругом и образовал зеленый грот, а у входа лежало старое дерево, изображая прилавок. Всего в десятке шагов от клумб находилось такое чудо, а Павлик не знал.
   -- Здесь хорошо! -- радостно закричал он и присел во входе. -- Здесь действительно совсем похоже на лавку, и мы можем тут торговать.
   И вот Пашка берет Павлика за руку и говорит, наклонившись близко:
   -- А надоест торговать -- мы можем здесь бегать и бороться. Помнишь, как ты боролся в школе со Степкой? -- Она пытается потянуть Павлика за руки и, поскользнувшись, падает перед ним на спину и шепчет с притихшим смехом -- А ну-ка побори меня, как Степку, ну-ка побори!
   -- Нет, уж это нехорошо! -- в непонятном волнении говорит Павлик и, касаясь руками вспыхнувших щек, отходит.
   Неизвестно почему, ему стало неприятно оттого, что Пашка поскользнулась, лежала перед ним.
   -- Нет, мы бороться не будем! -- сказал он, уходя.
   Словно обиженная, посмотрела ему вслед рябая Пашка.
   -- А играть в лавку придешь? -- изменившимся голосом крикнула она ему вслед.
   -- А играть завтра приду.
   Эту ночь Павлик проспал спокойно.

15

   Просыпается Павел в неслыханной радости: сегодня, после школы, в саду будет устроена лавочка.
   Еще до отхода в школу тайком перетаскал он немалое количество материалов для торговли: березовых поленьев, изразцов, старых кастрюль -- и тут же написал сам себе свидетельство на право торговли, как это видел в магазинах, но почему-то -- может быть, для важности ред Пашкой -- на французском языке.
   В школе он был весел и беспричинно улыбался среди самых серьезных объяснений по закону божию. На этот раз, по болезни Ксении Григорьевны, науки преподавал сам громаднейший Петр Евграфович, у которого к тому же был флюс. Подвязанная щека его косила на сторону широкий, как у галки, рот, и, может быть, еще от этого Павел все улыбался.
   -- И вот вышел пророк Елисей, -- рассказывал Петр Евграфович и, засунув руки в карманы брюк, ходил между классной доской и глобусом. -- Вышел, говорю, Елисей, а двое мальчишек увидели его и кричат: "Гряди, гряди, плешивый!" И рассердился Елисей...
   Павлик смотрит на кривую щеку рассказчика и улыбается. По широкому двору ходит невзнузданный конь дяди Евгения Вертопрах, а сам дядя Евгений в красной шелковой рубашке при военных рейтузах забегает вперед по его дороге и ложится поперек пути и кричит своей лошади: "Тпрсе... Тпрсе..." И подходит конь Вертопрах и осторожно перескакивает через лежащего дядю, а дядя доволен. Встает и опять ложится перед лошадью на ее дороге, и опять перескакивает через него конь, и опять доволен дядя Евгений.
   -- И вознегодовал Елисей, и проклял мальчиков. И вот вышла из леса медведица и пожрала их.
   Улыбается Павлик. "Это что-то не так. Зачем пророк Елисей так рассердился? Наверное, мальчики были очень малы, и сердиться не стоило них. Вероятно, это от себя присочинил Петр Евграфович, надо будет лом в книжке посмотреть... За то, что мальчишки крикнули "плешивый", взять да растерзать. Должно быть, был глупый этот Елисей... и Елисей глупый, или Петр Евграфович.
   А любопытно было бы узнать: если бы сейчас сказать преподавателю: "Петр Евграфович, у вас рот как у галки". Рассердился бы он? Позвал бы медведицу? Нет, вероятно, не рассердился бы. А простой человек, не пророк. Что же с пророком сделалось, отчего он такой сердитый был? Странно все это, и не верится. Надо будет вечером прочесть, Петр Евграфович, конечно, напутал".
   Теперь дядя Евгений, устав валяться по двору, затеял казацкую джигитовку. Он щелкает бичом, заставляет скакать своего Вертопраха по двору и, крича: "Гоп! гоп!" -- на всем его скаку мгновенным ловким прыжком взбирается ему на круп. Потом опять летит вскачь, описывая круги, затем внезапно вскакивает на спину Вертопраха с ногами и, подбоченившись, лихо скачет стоя, усмехаясь высыпавшим на крылечко девчонкам -- Машке, Дашке и Глашке, смотрящим на барина влюбленными глазами. Зрелище так интересно, что головы всех учащихся поворачиваются к окнам, а вот и сам громадный педагог Петр Евграфович, не докончив фразы о чудо-пророке, подходит к окну и, с удовольствием наблюдая, говорит:
   -- Эка! Эка!
   И все учащиеся уже столпились у окон и следят за ловкими пируэтами дяди Евгения, а Павлик один остается на своей скамье и думает: "Ну как же здесь просто, как просто!" И чудится ему, что все здесь: и Степа, и учительница, и дядя-чудак, и громаднейший Петр Евграфович -- все здесь смешные и маленькие и только он один большой и серьезный.
   И разом раздается крик десятков голосов. Вот смелый наездник взмахнул руками и падает с лошади, и все двинулись, а он уж прицепился у скачущего коня под брюхом и потом опять переворачивается, улыбаясь, и садится верхом и снова скачет и торжествует на страх врагам.
   -- Ну, голова! Ну, египтянин! -- с восхищением говорит Петр Евграфович. Он видит, что в дверях угрюмо стоит вызванная суматохой Ксения Григорьевна, -- и смущенно крякает через свой флюс педагог и продолжает прерванную беседу: -- И стал голодать пророк Илья, но появлялись вороны и утоляли жажду его.
   "Да, здесь смешно и просто, -- повторяет себе Павлик. -- Вместо Елисея уже стал Илья, вместо медведицы -- вороны. Да не все ли равно?"
   Так было ровно и весело на душе, что когда его, на обратном пути к дому, догнала по дороге Пашка и, запыхавшись от беготни, спросила: "А будем играть в лавочку?" -- он только улыбнулся и спокойно ответил: "Будем". И не удивила и не рассердила его просьба Пашки.
   -- Не говори только матери, а то не будет пускать меня с тобою играть.
   -- Почему не будет? -- только и спросил он удивленно.
   И засмеялась Пашка странно.
   -- Потому что я деревенская, а ты барчонок.
   -- Вот глупости! -- Павлик пожал плечами и вошел во двор. Он совсем другое подумал, совсем другое.

16

   Отправляясь на торговлю в лавочку, Павел не забыл взять с собою того, что необходимо всем торговцам: провизии.
   В небольшую сумочку он уложил полвитушки хлеба, коробку печенья и туго-натуго забил карамелью жестяночку от сардин. "Может быть, придется долго торговать, и есть захочется", -- думал он.
   Когда он пришел к месту своей торговли, Пашка уж дожидалась его, сидя на прилавке. Она размела веником в лавочке пол. прибрала рядками изразцы и дрова, и от этого в магазине стало сразу уютнее. Довольный, осмотрелся по сторонам Павел, но вслух ни слова не молвил: ведь он же был хозяин лавки, а она -- только покупательница. Торговля в первый же день завязалась бойко: уже через полчаса Пашка скупила у Павлика не только все печенье, которое тут же поела, но и карамель, и дрова. Зато у хозяина образовалась гора глиняных шариков, которыми он очень дорожил. Приближался вечер, настала пора обедать, и владелец магазина, за неимением приказчиков, пригласил к столу покупательницу. Павлику есть не хотелось, но обедать следовало по положению, и он съел свою долю.
   После обеда были проданы Пашке и последние изразцы. Что теперь оставалось делать? Павел думал было отправиться к дому за новыми товарами, но Пашка взяла его за руку и сказала негромко:
   -- Товары можно будет привезти завтра, а после обеда у нас все лавочники торговлю на час прикрывают и ложатся отдохнуть.
   Против отдыха Павлик не имел ничего. Он так усердно таскал для покупательницы изразцы и поленья, что отдохнуть и в самом деле не мешало. Разостлав свой кулек, он приготовился лечь, но остановила Пашка:
   -- Что же это? На рогожке, без одеяла, без подушек!
   И живо нарвала охапку душистой травы.
   -- Ну, ложись, -- сказала она и слегка толкнула Павлика на траву -- Небось теперь мягче, а?
   -- Да, мягче, -- ответил Павлик и отчего-то смутился. Он чувствовал, что покраснел, и в смущении закрыл глаза и притворился спящим. Но глаза вскоре открылись, потому что было ясно: подле него кто-то сидит близко и дышит.
   Открыв глаза, он увидел, что Пашка присела около и смотрит ему в лицо и улыбается.
   -- Не мешай мне, -- с возрастающим смущением проговорил Павлик и отвернулся.
   И опять прозвенел над ним знакомый тревожный смех. Павел снова повернулся.
   -- Ты что?
   -- Ничего... -- ответила Пашка дерзко.
   Заметил Павел: губы у нее были красны, как малина, совсем красны. И зубы были белые, как у хищного зверя. Сидела и смотрела прямо в глаза и улыбалась.
   -- Зачем ты смотришь? Ты мне спать мешаешь! -- сказал еще Павлик все в возрастающем смущении. -- Что тебе надо?
   -- Ничего, -- повторила Пашка и смолкла, точно задохнулась. -- Ты вот сказал, что тебе десять лет, а тебе девять! -- добавила она после Молчания.
   -- Нет, врешь, десять! -- вспыхнув, поправил Павлик.
   -- Нет, ты врешь, ты... Тебе девять лет... А впрочем, все равно, если бы было и десять... ты...
   -- Что я? -- начиная сердиться, проговорил Павел и присел на рогожке. -- Мне через три месяца будет десять, -- поняла?
   -- Да все равно, если и десять. -- Пашка прищурилась, и зубы ее блеснули. -- Все равно ты не понимаешь ничего...
   -- Чего же это я не понимаю?
   -- А того. Вон и я тоже весь день торговала -- устала и я. Я бы тоже хотела прилечь.
   -- Ну и ложись, -- небрежно отвернулся Павлик и сейчас же закричал возбужденно: -- Да не сюда ложись, а там! За лавочкой! Здесь мое место, а ты ложись там.
   -- Ну, вот я и говорю, ты не понимаешь! -- презрительно сказала Пашка и встала, -- Играют еще в маму и отца. То есть будто ты муж, а я жена... и...
   -- Вот глупости! -- снопа крикнул Павел и с отвращением отодвинулся. -- Совсем я не хочу жениться и не женюсь никогда.
   -- Вот и выходишь ты глупый.
   -- И пусть. И ступай.
   -- И не умеешь ты играть в игры.
   -- И пусть не умею. Уходи.
   -- Уж конечно уйду. Ты думаешь, что только с тобой и играть можно? Да вот прошлым летом мамка у барыни в Ольховке служила; там кадет ейный играл со мной все лето и всему научил.
   Ушла Пашка.
   Лежит и думает на своей рогожке торговец. Товары у него все куплены, а Пашка недовольна. И печенье все съела, и карамель, а недовольна. Что же надо ей еще от него?
   И опять спал Павлик эту ночь покойно и крепко. Только среди ночи ему раз почудилось, будто Пашка подошла к нему и дышит. Он поднял голову. Никого не было. Потом запищал кто-то за окном -- пронзительно и четко, точно смеясь. Но не испугался Павел: это кричала сова.

17

   Теперь, после ссоры, уж понятно, был конец всей торговле, и Павлик заглянул в лавочку только для порядка.
   Однако там все было прибрано и чисто, и дрова и изразцы лежали снова правильными рядами; значит, Пашка была и сегодня и устроила все.
   Мало того, в уголке в жестяной посудине Павел нашел еще кучу глиняных шариков. Несколько пар было оклеено золотой бумагой, походили они на елочные орехи. Доволен был Павлик. Пашка глупая и говорит странно, но шары из глины лепит так, что позавидовать можно.
   Он не очень удивился, когда вскоре же у дверей лавочки появилась Пашка. Напротив того, показалось Павлику, что нужно сделать вид, будто не произошло никаких неприятностей, и он весело сказал:
   -- Ну вот и ты! Снова за покупками? Чего же тебе отпустить?
   -- За покупками, -- медленно подтвердила Пашка, и лицо ее осталось серьезным. Не улыбалась и не смеялась она, -- это было удивительно.
   -- Что это ты сегодня невеселая?
   Пашка опять отвечала серьезно:
   -- Будешь веселая, коли мать за косы таскала!
   -- За что же она тебя таскала?
   -- А белье не выстирала. Должна была простынки застирать, а я с тобой тогда в лавочке провозилась.
   -- Значит, мать твоя сердитая?
   -- Сердитая -- не сердитая, -- бедные мы. Устает за стиркой -- вот и осерчала.
   Задумался Павлик. Стало ему жалко Пашку.
   -- Вот когда у меня будет много денег, я тебе непременно с матерью сто рублей подарю.
   Помолчали.
   -- Ты играть будешь, что ли? -- осведомился Павлик.
   Пашка привстала с прилавка. Торговля шла вяло, выходило все одними и теми же словами, и сам Павел признался, что это скучно.
   -- Я же и говорила тебе, что скучно, -- подтвердила Пашка. -- Уж гораздо интереснее в семейство играть.
   -- Это как же еще в семейство?
   -- А в семейство так. Ты, положим, отец, а я твоя дочка. Или так, -- ты сынок мой и только что родился... А ты знаешь, как люди родятся?
   -- Не особенно, -- признался Павлик. Он хотел было сказать: "Не знаю", но было неловко в этом признаться, и он сказал: "Не особенно".
   -- А я знаю, -- объяснила Пашка. -- Я видала. Вон у матери моей Петька рождался, -- я видела все.
   -- Как же это бывает? -- Уже заинтересованный, Павлик придвинулся к Пашке. Глаза его не мигали.
   -- А так бывает, -- осмотревшись, стала объяснять Пашка и понизила голос. -- Сначала у матери стал такой большой живот, что ходить стало трудно, и она все лежала. А потом она как начнет кричать!..
   -- Отчего же кричать?
   -- Должно быть, оттого, что ей себя жалко стало.
   -- А отчего ей себя жалко стало?
   -- А оттого, что стало страшно: ведь у ней при Петьке живот раскрылся!
   Несколько мгновений Павлик сидел ошеломленный, с раскрытым ртом.
   -- То есть как это живот раскрылся?
   -- Ну так, что Петька вылез у нее из живота!
   -- Врешь! Врешь! -- крикнул во весь голос Павлик и затопал ногами. -- Ты все время мне врешь и надо мной смеешься... -- Снова взглянул он в глаза Пашке и вдруг, закрыв лицо руками, побежал прочь. -- Убирайся к черту, дура! Не приходи никогда!
   Прибежав домой, он бросился в чулан и засел там в темноте среди покинутой мебели. Щеки его горели. Он узнал что-то мерзкое, стыдное, И сердце колотилось в груди. Если бы теперь пришла в кладовую мама, он, вероятно, так же затопал бы на нее ногами и стал бы бранить ее. Но, к счастью, ее не было. Опозорен был Павлик, чувствовал он. Он знал теперь что-то такое скверное. Люди выходят из человечьего живота, и человек, из которого люди выходят, кричит от боли. Отвратительно было это. Даже маму, милую, необыкновенную маму он стал любить словно меньше за то, что ведь она тоже вышла из живота. А тетку Анфису начал прямо ненавидеть. Подумать только, какая мерзость! У человека раскрывается живот и выходит ребенок. Может быть, так же когда-нибудь раскроется живот и у Павлика. Да полно, наверное, все наврала эта рябая дура Пашка. Конечно, наврала. Ну как это может быть? Ведь люди же остаются живые.
   Павлик подошел к двери чулана, приоткрыл ее, поднял на себе рубашку и стал глядеть. Ну откуда здесь вылезти человеку? Все гладко. Если даже предположить, что люди родятся маленькие, как дети, -- и то: откуда вылезти, когда все чисто и кругло? Нет, конечно, Пашка, злая дура, наврала.
   Однако мысль об этом цепко и тяжко запала в голову. Против ноли Павлик думал о том, как рождаются люди, и первой мыслью ею при взгляде на каждого проходившего мимо было: "Вот, он тоже вылез из живота". Противно было смотреть на человека. Павлик не знал, как люди рождаются, но думал, что это бывает благороднее.
   Самое лучшее было бы, чтобы прекратить все сомнения, расспросить обо всем у мамы. Но как спросить? Как начать разговор? Павлик чувствовал, что он краснеет при одной мысли о том, как он подойдет с таким вопросом к матери. Еще так недавно он спросил у нее:
   -- Мама, а какие бывают котенкины яйца?
   И лицо мамы заалело, и она, видимо, смутилась, а ведь спросил он самое простое. Он видел, что у кур из яиц рождаются цыплята; из каких же яиц котята появляются?
   -- Нет, миленький, котята рождаются не из яиц, -- сказала ему мама и снова замялась. -- Это, видишь ли, бывает иначе...
   Павлик смотрел на нее, и она видела его залитые тенью глаза, а он видел, как она затрудняется объяснить и на щеках ее появляются пятна.
   -- Я когда-нибудь расскажу тебе подробно, а сейчас мне некогда! -- сказала Елизавета Николаевна и поспешно ушла. И не возвращалась больше к этому делу. Как же было расспрашивать ее о рождении людей!.. Нет, как это ни неприятно, следовало опять обратиться к Пашке.

18

   Очень не хотелось делать этого, но исхода не было. Только у одной Пашки это осталось бы в тайне, -- она побоится рассказать матери или кому другому -- и то, что Павел узнал бы, осталось бы навсегда между ними двумя.
   Проходили дни, а стремление узнать мучительную тайну не ослабевало в душе. Оно росло и ширилось, оно подавляло душу. В самом деле, как было не узнать этого -- как человек рождается, как появился на свете он сам, этот вот Павлик, этот вот с узкими черными бровями, с глазами темными, печальными, как вечерний свет.
   И он не мог побороть в себе засевшего в мозгу стремления узнать; он боролся с ним, старался уйти в учебники, в историю Заветов -- но не отвлекало ничто. В Старом Завете было сказано определенно: "Бог взял глины, дунул на нее -- и явился человек. Потом ребро взял у человека -- и появилась Ева". Это не совсем было вероятно и, пожалуй, даже глупо, но все же -- прилично, не было ни болей, ни криков; а ведь что, что рассказывала Пашка, было совсем неприлично, совсем нехорошо.
   Так мысли его обуревали, что он уже не мог дождаться конца занятий в школе, а решительно подошел к Пашке во время перемены, дернул ее за рукав и шепнул:
   -- Сегодня после обеда приходи к лавочке. Придешь?
   Лицо его было бледно, так бледно, что Пашка не рассмеялась. Но она ничего не ответила. Сердилась ли она?
   Нетерпеливо дожидался Павел конца обеда. Надо же было узнать. Он будет слушать внимательно и как только почувствует, что Пашка завралась, -- сейчас же уйдет. И больше спрашивать не будет. "Нет!" -- Сказал себе Павлик и рассмеялся громко, облегченно. По вискам его струился пот.
   -- Чему это ты, маленький? -- спросила мать. Покраснел Павлик, потом бледность залила его щеки.
   -- Нет, я так, я ничего... -- поспешил он сказать и потупился. Сидевшая за столом рядом с Елизаветой Николаевной учительница бросила на нее значительный взгляд, и Павлик рассердился.
   -- Да нет же, совсем ничего! -- крикнул он и, снова весь вспыхнув. Хотел выбежать из-за стола.
   Но опять встретилась помеха. На террасе раздались громкие голоса, и Павлик увидел, что к ним направляется дядя Евгений с белокурой дамой.
   "Вот еще некстати! -- мелькнуло в его уме. -- Теперь Пашка уйдет, и опять не удастся".
   Елизавета Николаевна торопливо пошла навстречу гостям.
   -- Может быть, вы с нами пообедаете? -- начала было она, но ее голос покрыл дядюшкин гром:
   -- Никак не можем, Лизок, мы только прогуливались, только на минутку.
   Однако они остались к чаю, и Павлику пришлось сидеть между взрослыми и отвечать на разные скучные вопросы. "Когда же они уйдут?" -- Неотвязно стояло в сердце. Но гости, по-видимому, уселись накрепко Я не думали уходить. Разговоры перешли на городские темы, и дядя Евгений между прочим сообщил, что сестра его Евфимия Павловна с восторгом встретила его предложение поместить у себя Павлика, если бы ему довелось учиться в городе. Как ни угрожало это новое сообщение, Павел над ним в то время задумался. Он все ждал, когда уйдут гости, и так ерзал на стуле, что дядя Евгений заметил наконец его нетерпение и сказал:
   -- И зачем ты, Лизочка, мальчишку меж стариков усадила? Пускай лучше бегает, воздухом дышит -- ишь, и без того щеки мелом намазал.
   -- Да, конечно, если хочешь, иди, Павлик, -- обратилась к нему мать, и Павел, нисколько не чинясь, сейчас же выскочил из-за стола. "Ушла Пашка или нет?" -- думал он, пробегая по саду к своей лавочке.
   Нет, конечно, Пашка его дожидалась. Она, видимо, пришла давно и теперь лежала на траве на Павликовой рогожке, с закрытыми глазами, раскинув в стороны руки, точно ловила кого.
   Павел подошел, с опаской постоял около -- она не двинулась. Вероятно, она спала.
   -- Пашка! -- негромко позвал Павлик.
   Не двинулась по-прежнему.
   -- Ты заснула, Пашка? -- сказал он еще и, не получив ответа, потолкал ее легонько в бок ногою.
   Наконец Пашка раскрыла глаза и потянулась.
   -- А я спала так сладко! -- сказала она медленно и засмеялась. -- Так мягко у тебя здесь на траве.
   -- Слушай, Паша, -- серьезно проговорил Павлик и присел подле нее.
   Он впервые назвал ее Пашей вместо обычного -- Пашка и почувствовал в сердце своем какое-то ощущение удовлетворенности. "Ведь не зовет она меня Павлушкой, зачем же я ее..."
   -- Слушай, Паша, -- повторил он строгим, спокойным голосом, таким уверенным, что Пашка на него покосилась. -- Я вот зачем позвал тебя в лавочку. Мы могли бы с тобою очень подружиться, только ты скажи мне правду. Признайся: ты все мне тогда наврала?
   -- Что наврала-то? -- недоумевая, переспросила Пашка.
   -- Говори мне только правду! -- еще строже приказал Павлик. -- Понимаешь, я знать хочу все, что ты знаешь, всему научиться... Но если ты солжешь мне или обманешь меня, Пашка, я тебя... -- Павлик вспомнил, как он читал про разбойников, и добавил: -- Я тебя тотчас же убью!

19

   К его удивлению, Пашка не испугалась. Она даже головой не двинула. Лежит перед ним на спине, раскинув руки, лежит и молчит.
   -- Да что тебе сказывать-то? -- лениво и сонно разносится ее голос.
   -- Пашка! -- в третий раз угрожающе говорит Павел, и его голос прерывается. -- Я тебе в последний раз говорю: ты меня не обманывай. Скажи мне только правду: в самом ли деле люди из живота рождаются -- или ты мне наврала?
   -- Ну, знамо! -- равнодушно подтверждает Пашка. -- Как же иначе?
   Внезапно холодные пальцы Павлика опускаются на ее плечо и так сдавливают его, что Пашкины глаза расширяются и готовая появиться усмешка исчезает с губ.
   -- Да что ты точно клещ впился! -- говорит она с тревогой и поднимается на траве и садится. -- Оставь меня, не трожь, ишь, синяк наделал, пусти!
   Она сейчас же сдвигает с плеча ворот сорочки и, показывая Павлику смуглую выделяющуюся грудь, дует на заалевшее пятно предплечья и стремится его поцеловать.
   -- Точно щипцами сдавил. Ты, никак, ополоумел!
   -- Я ничего не понимаю, Паша, -- тихо и расслабленно шепчет Павел и все смотрит на ее обнаженное плечо. -- Не то ты говоришь правду, не то смеешься и обманываешь меня... Ну, как же я могу поверить, что из моего живота может человек появиться?.. Я...
   Его тихая речь тонет в оглушительном смехе Пашки.
   -- Так ты думал, что бывают и мужчинины дети? -- спрашивает она И хохочет, раскачиваясь из стороны в сторону; а Павлик слушает ее звенящий раздражающий смех, но так на сердце его подавленно и горько и тихо, что нет сил рассердиться или обидеться, -- он только слушает смех и ждет, когда кончится он.
   -- Ты думал, что и у мужчин могут дети родиться? -- устав смеяться, спрашивает Пашка и вытирает подолом юбки слезы. -- Ну, какой же ты глупый еще, ты ничего не понимаешь! Дети родятся только у женщины и только от мужчины, а сам мужчина детей не родит.
   -- Дети родятся только у женщины и только от мужчины, -- растерянно повторяет Павлик, а веки глаз его вздрагивают беспомощно. -- Ничего не понимаю я, Паша, -- добавляет он кротко и жалобно улыбается. -- Мучает меня все это, а как оно все -- я ничего не знаю. Только ты не лги.
   -- Вот я, например, женщина, я могу родить, а ты не можешь! -- уверенно и торжествующе говорит Пашка и смотрит ему прямо в глаза. -- У тебя из живота ничего не может выйти, а у меня может! -- хвастливо говорит она.
   -- Почему же у тебя может? Разве у тебя есть какая-нибудь разница? -- невинно, просто и опечаленно спрашивает Павлик.
   И смущается его неведению даже научившаяся всему Пашка. Она отстраняется, ее щеки впервые буреют, она всматривается в его глаза, как бы желая выведать, не представляется ли он; потом лицо ее изменяется, и она отходит.
   -- Ну, ты еще совсем глупенький, тебе и сказывать нельзя.
   И мгновенно вслед за уходящей бросается Павлик.
   -- Нет! -- говорит он вздрагивающим голосом, схватывая ее за руку, и тянет к себе. -- Нет, -- повторяет он. Раз ты начала, теперь ты уж все досказывай, я тебя не пущу...
   -- Не трожь, чего привязался! -- Пашка толкает его локтем и хочет освободиться. -- Очень надобно мне тебе рассказывать, вот охота была, дураку!
   -- Да нет же! -- негромко повторяет Павлик и вновь схватывает Пашку за плечи. -- Теперь ты от меня не уйдешь! -- Стальным, неизвестно откуда в нем взявшимся голосом сказал он это, и карие глаза его светлеют, принимая тот же металлический блеск. -- Я сказал тебе, ты так уйдешь! -- Внезапно он дергает ее за локоть обеими руками; не ожидавшая этого Пашка падает на прилавок, на дерево и, беспомощно вздохнув, перекатывается через него вверх ногами, а вместе с нею перекатывается через бревно и Павел.
   Некоторое время они лежат на траве рядом и, оба испуганные, тяжело дышат, смотрят друг на друга, молчат.
   -- Да ты совсем ополоумел! -- негромко, уже не испуганно говорит Пашка, а Павлик, вспомнив, что надо добиться ответа во что бы то ни стало, вдруг выдвигается над нею, придавливает ее собою и обеими руками схватывает кисти ее рук.
   Он прижал их к земле и видит, что Пашка в самом деле не может двинуться, и теперь приказывает спокойно и твердо, властным, полным силы и скрытого отчаяния голосом:
   -- Ну, теперь рассказывай все!
   -- А ты, однако, все ж сильный! -- с оттенком уважения бормочет Пашка и пытается двинуться.
   Но мускулы Павлика напряглись, как железные, и, подвигав головою, Пашка остается лежать.
   -- Не думала я, -- такой тоненький, как куренок, а сила какая! -- уже с ласковостью говорит она, и видит Павлик: блещет что-то в глазах лежащей перед ним девушки, блещет что-то странное такое -- если б смог он тогда определить -- давнее, исконное -- извечная покорность и податливость женщины силе мужчины.
   Она не сердится, она не пытается подняться; это мирит с нею Павлика, и тотчас же в нем слабнут напрягшиеся мускулы рук. Но Пашка и не поднимается, и глядит ласково, нетревожно.
   -- Ты спрашиваешь, а теперь ты знаешь? -- негромко и значительно говорит она и блистает под Павликом зубами. -- Ты спрашиваешь, как родятся, а неужто и теперь... не понимаешь ты?.. -- И так как Павлик все угрюмо покачивает головой, то она продолжает? -- Ты посмотри-ка на мою грудь, -- ты видишь разницу? А это для того, чтобы могла я кормить, чего не можешь ты...
   И Павлик смотрит, бледнея. Точно, не лжет она, -- в самом деле, иная. Все в ней иное и странное, если вглядеться; даже то, что словно бы похоже, как у него, -- руки, губы, глаза -- и все это, в сущности, тоже иное, непохожее совсем.
   Руки и ноги у нее меньше, хотя ей, Пашке, значительно больше лет; и губы какие-то странные, зовущие, и глаза смотрят не сурово и не гневно, а точно к чему-то манят, словно объяснить хотят скрытое, неизвестное, объяснить в первый раз.
   И в волнении выпускает ее Павлик. Выпускает и садится в сторонке, и смотрит, подавленный, и тревожно бьется непонимающее сердце в груди.
   Прикладывает оледеневшие пальцы к вискам -- на висках трепещут обеспокоенные жилки. И в голове словно все что-то тмится. "Да, иная она, совсем иная, совсем разная, непохожая она".
   -- Ну, Паша, Паша, -- шепчет он тихонько, вздрагивающими губами. -- Ну, я вижу, -- ты не лжешь, ты не обманывала меня... Но все же оно так непонятно -- то, что ты объясняешь. Скажи мне еще, расскажи мне все.
   Неторопливо поднимается Пашка.
   -- Да тут и рассказывать нечего... коли ты не понимаешь, насмешливо говорит она, однако не уходит, а присаживается ближе и шепчет: -- Когда мамка Петьку рожала, я нарочно забралась на лежанку и прикрылась тулупом, чтоб не выгнали меня. А тут бабушка пришла, Костениха, нанесла всяких тряпок и бутылок и велела мамке все платье скидывать.
   С дрожью во всем теле вслушивается Павлик в новые, еще никогда не слыханные грубые слова. Так царапают они душу, и душа под ними никнет и вянет, но нет силы остановиться и крикнуть: замолчи, уйди!
   А Пашка все шепчет, и глаза ее блестят от волнения и радости -- да, да, радости или наслаждения. Павел же видит это. Пашка радостна, что сообщает Павлику все это мерзкое, все грязное и противное, что научает всему.
   Теперь она рассказывает, как мать кричала, когда подошли страшные, разрывающие тело боли. Вся душа Павла извивается и никнет, вместе с той ужасно кричавшей женщиной немыми звуками источается его собственная возмущенная душа.
   -- Так вот как рождаются люди? -- гневно спрашивает он кого-то. и кулаки сжимает, и тут же закусывает себе губы, чтобы не крикнуть. -- Значит, не из глины? Не дуновением? И вовсе не из ребра?
   А Пашка уже подходит к самому страшному. Вот старуха Костениха сбросила с матери покрывало, и лежит она с приподнятыми коленями, нагая, и отчаянный, точно собачий вой потрясает комнату, и вот... из нее...
   Ужасная каменная пощечина обжигает внезапно лицо Пашки. Она еще не верит случившемуся, она отшатнулась, схватилась за щеку и смотрит на Павла совсем круглыми глазами, раскрыв рог, которым не досказано слово.
   -- Ты все мне лжешь! Этого не может быть! Ты дрянь, ты гадина! -- истерически выкрикивает Павлик. Судорожное рыдание вдруг потрясает его. Закрыв лицо обеими руками, он бежит прочь, к дому, не думая, что его могут увидеть, не думая ни о чем.
   Прибежав, он сейчас же бросается на постель и зарывается в подушках, пряча в них свое опозоренное узнавшее лицо.

20

   Два дня после этого Павел не ходил в школу. У него был жар. Мать решила, что он простудился, и уложила его в постель.
   Не хотелось Павлику ложиться: слишком охватывали во время неподвижности навязчивые мысли. Если бы ходить, можно было бы пытаться их сбрасывать с себя, а постель приковывала к ним невольно.
   "Неужели же все это так грязно и грубо? -- задавал Павлик себе вопросы и ежился под двумя одеялами, -- Зачем же написано в законе божием по-другому? Значит, и закон обманывает? А зачем тогда заставляют учиться тому, что -- обман?"
   Теперь уже ясно было, что Пашка не лгала. Те слишком точные подробности, которые привела она, не могли быть ложны. Лучше бы лгала она, лучше бы над ним издевалась, -- только не это! Ведь это же значило, что каждый человек родится при зубовном скрежете, в крови, среди проклятий. И он так родился, и мать его, и все люди, даже самые лучшие -- которые, например, написали поэму об епископе Гаттоне, или "Юрия Милославского" написали, или... Зачем же это так? Зачем, если бог премудрый, он не придумал ничего более чистого? Более красивого, да?
   Теперь новая мысль сжимает печалью голову Павла. За то, что люди родятся так скверно, он ударил Пашку. Она же рассказывала ему все по его собственной просьбе -- и он ударил за это ее; между тем она здесь ни в чем не виновата и не могла ничего изменить; ведь она говорила только то, что видела.
   Чувство тяжкого стыда овладевает Павликом. Непременно надо повидаться с Пашкой и попросить прощения у нее.
   Он так и сказал матери:
   -- Я бы хотел, чтобы пришла Пашка.
   Второй части фразы он не договорил, но мать и без того удивилась. Она знала, видела иногда, что Пашка разговаривала с Павлом, но не могла понять, зачем она ему нужна во время нездоровья.
   -- Зачем тебе ее? -- спросила она.
   Павел ответил:
   -- Она бы мне почитала... -- и почувствовал, что солгал, но душа его уже была отягощена, и Павлик даже порадовался этому. "Пусть, пусть!" -- полный странной злобы, проговорил он про себя.
   Пашка пришла на вид совсем обыкновенная, и только на левом виске было у нее темное пятнышко. Сердце Павлика сжалось, когда он увидел пятно, но здесь была мама, и надо было говорить о другом, и прошел в нем бурный порыв отчаяния и боли.
   -- Я нарочно позвал тебя, Пашка, -- стараясь, чтобы вышло развязно, проговорил Павлик. -- Я хотел, чтобы ты мне почитала из "Юрия Милославского"... Давай прочтем?
   С готовностью взялась за книгу Пашка, и то, что она держалась так ровно, будто ничего не случилось, все больше успокаивало его, но стоило только матери выйти, как стыд и жалость захватили Павлика, и, беспомощно зарыдав, он схватил Пашкину руку и пробормотал с раскаянием:
   -- Ты прости меня, Паша, что я... тогда...
   Спокойно и равнодушно поглядела на него Пашка.
   -- Вот есть о чем говорить, все мальчишки -- драчуны.
   Чувство обиды затеплилось в сердце Павлика.
   "Нет, я не "все", я не такой", -- хотел было сказать он, но так стало горько на душе, что он не мог проговорить ни слова и, уткнувшись в подушку, стал плакать в нее тревожно и настойчиво. Пашка молча и, казалось, равнодушно сидела подле на стуле и ждала, когда кончится этот новый порыв. Она сидела подле, большая и строгая, а Павлик был такой маленький перед нею, и таким беспомощным, таким обиженным казался он себе.
   Но не понимала Пашка. Она совсем не понимала того, что происходило в его душе, она не могла понять -- и, странно, почему-то это успокаивало взволнованное сердце. Павлик скоро перестал плакать -- ведь это было бесполезно -- и вытер глаза.
   -- Я очень рад, что ты на меня не сердишься, -- сказал он тверже и осмотрелся. -- Но ты рассказала мне такое, Паша, что я не мог...
   -- Этого только ты не знаешь, -- Пашка говорила небрежно и равнодушно, -- а в деревне все давно знают, как люди родятся.
   Замолкли. Пашка читала, и в книге говорилось о какой-то любви.
   -- Но ведь это же совсем не от любви бывает? -- начиная вновь волноваться, спрашивает Павлик.
   -- Нет, все это бывает именно от любви.
   -- Значит, и любовь бывает такая же... противная?
   Усмехается Пашка.
   -- Что ты понимаешь в этом! -- презрительно говорит она.
   Опять молчат. Павлу стыдно доказывать, что он понимает, и обидно оставить Пашку в этой презрительной уничтожающей уверенности.
   -- А ты откуда понимаешь все?
   -- Я сказывала...
   Сидит на стуле, смотрит прямо ему в глаза и болтает ногами, усмехаясь. Жалобно, как зайчик, поглядывает на нее со своих подушек Павел. Вот сидит она, эта дочь прачки, перед ним, сидит такая спокойная, она знает все на свете и нисколько не думает о том, что это страшно.
   -- Скажи, а ты целоваться умеешь? -- негромко спрашивает она после молчания и блестит загадочно-пестрыми глазами.
   Смотрит Павел на нее, опечаленный и притихший. Нет, отчего она так уверенна, и сильна, и спокойна? Может быть, и в самом деле из-за всего этого волноваться не стоит?
   -- Да, конечно, я умею целоваться, я маму целую... Только это зачем?
   -- А затем, что целовать маму -- это совсем другое дело, как нежели кто любит кого.
   -- И я тоже очень люблю маму!
   -- И это особь статья. -- Так волнами и льется на Павла убийственное пренебрежение. -- А вот когда кого люди любят, тогда целуются по-другому. Смотри, -- она проворно оглядывается, -- вот так.
   Она приникла к нему и, обняв его шею, целует прямо в рот. На шее Павлика становится влажно от потной руки; он печально отирает свои губы углом подушки.
   -- И это значит, что люди так любят? -- еще печальнее спрашивает он. -- Нет, нехорошо все это и некрасиво. И ты некрасивая, и я не люблю тебя... А кто тебе объяснил все это -- и как рождаются и как любят?
   -- Я же говорю, кадет из Ольховки. Он в городе всему от этаких женщин научился.
   И не может объяснить себе Павел, отчего все грустнее и серее становится у него на душе. Вот говорится про любовь и про разные поцелуи, а слова какие-то проносятся жалкие: "кадет", "этакие женщины"... Что это еще за "этакие женщины" и почему их называют этак? Он так И спросил Пашку:
   А какие это еще "этакие женщины"?
   -- А этакие женщины, которые только и любят всякого! -- со смехом ответила Пашка. Опять ничего не понимает Павлик.
   -- А вот ты меня поцеловала, -- говорит он громко свою новую мысль, в нем только поднявшуюся, -- значит, ты меня тоже любишь?
   -- Да, конечно, -- пожалуй, что и люблю, -- несмущенно подтверждает Пашка. Опять оглядывается. Никого в комнате нет, они только двое. -- Ты красивенький и барчонок, -- понятно, я люблю тебя. Когда ты вырастешь, тебя будут любить многие барышни, а вот тогда-то и вспомни про меня.
   -- Хорошо, я вспомню, -- устало соглашается Павлик.
   Так пусто на его душе, так обидно, оскорбленно и пусто, что, кажется, сейчас бы заснул. И не только заснул, но лишь одно бы и делал, что спал. Старается он отогнать от себя это странное желание, но голову так и клонит, и взбудораженные напряжением мускулы ослабли, даже словно хуже видится окружающее вокруг.
   Ты ступай к себе, а я полежу, -- утомленным голосом шепчет Павлик и дрожащей рукою оправляет на себе куртку, в которой лежит. "Как люди любят противно и некрасиво, -- думает он, закрывая глаза. И не надо любить, не надо любить никого... Надо ни о чем не думать... не заботиться ни о чем..."
   Через сколько-то времени он пробуждается от того, что над ним кто-то дышит.
   Не раскрывает Павлик глаз, а чувствует, что склонились над ним чьи то ласковые взоры и светятся безмолвно. Цветами пахнет, веют колючими ветками розы. Старичок махонький, в лапотках и онучах, все ходит между кустиками, постукивая подожком: топ, топ, топ!
   Маленький такой старичок, совсем походил бы на Федю, только уж собою мал очень: ростом с былинку или с кустик подорожника, а такой четкий, аккуратненький, с руками, и с ножками, и с мешочком, и, как осиные, темнеют на крохотном личике глазки, точно ужалить хотят.
   -- Отчего ты стал такой маленький, Федя? -- удивленным шепотом спрашивает Павлик, -- Ты ростом с былинку и в подорожнике ходишь, как в лесу, -- отчего ты, Федя, такой маленький стал?
   -- Я-то махонький, а вот ты стал большим, Павлуша, -- дергая головою, похожею на орешек, говорит старичок. -- Я маленький, а ты стал большущий; ты много узнал, Павел, за эти малые дни!
   -- Но я же ничего и не хотел узнавать, -- жалобно оправдывается Павлик и сам вслушивается, какой тонкий да жалкий у него голосок.~ Я ничего не хотел узнавать, это все мне Пашка сказала.
   -- А ты бы не слушал! Ты бы не слушал, -- укоризненно бормочет Федя и все трясет головою, похожею на орешек. -- Не надо было слушать этакое, ах, грехи!
   И бегут, бегут дальше комариные ножки человечка, и топает подожок: топ, топ, топ!
   -- Я же не хотел узнавать все это! -- в отчаянье кричит Павлик, и так ему холодно, точно на грудь комок снега положили. -- Я же не хотел узнавать!
   Двинулся за старичком в порыве, двинул рукою, глаза открылись, смотрит: Пашка сидит подле него, присев на пятки, а куртка его совсем расстегнута донизу, и руки Пашки уже раскрыли воротник его рубашки на шее.
   -- Что это ты, Пашка? -- удивленным голосом спрашивает он и садится, поводя глазами. -- Зачем ты расстегнула меня, пока я спал?
   -- Ты все время стонал во сне и ворочался, -- говорит Пашка смущенно и хочет воротник застегнуть. -- Я и подумала...
   -- Оставь, оставь меня, -- бессознательно краснея, останавливает ее Павел.
   Оглядывается: смотрит из дверей подошедшая мама.
   -- Ну, что же, кончили вы чтение? -- спрашивает она и несет блюдо с дымящимся вареньем.
   -- Да, мы все кончили, -- угрюмо отвечает Павел.
   Звонко стуча босыми ногами, выходит Пашка из комнаты.

21

   К Павлику приехал из имения дальний родственник, кадет Гриша Ольховский, с матерью и кузиной Линой.
   Немногим он был старше Павлика -- лет тринадцати, но держался очень важно и недоступно: оттого ли, что он был сыном чиновного дедушки и, стало быть, приходился Павлику дядей, или оттого, что носил погоны и кокарду на фуражке, только он буквально подавлял Павлика своим величием. Когда Павел спросил его: ты не играешь в свайку? -- Гриша важно ответил, что кадеты, как люди военные, в свайку не играют; он старался при этом говорить басом и даже вынул портсигар, правда, без папирос.
   Было у Гриши к тому же много вещей, внушающих восхищение: ножичков, штопоров и щипцов; была странная железка с дырами для пальцев, -- Гриша называл ее кастетом.
   -- Я, например, им сразу убил двух разбойников! -- с гордостью объявил он.
   -- Неужели двух? -- спросил Павел с невольным почтением в голосе.
   -- Напали они на меня сзади и спереди, -- я размахнулся, -- трах! Так оба и покатились.
   -- А как же мы все-таки с тобой играть будем? -- осведомился Павлик после чая с вареньем.
   -- Я же говорю, военные никак не играют. -- Гриша постучал пальцами по крышке портсигара. -- А вот с Линкой можешь играть: она тоже девятилетняя.
   Тут только Павел всмотрелся внимательно в приехавшую с Ольховскими барышню. Было у нее круглое личико, пухлое, как булка, и в пепельных волосах пламенел алый бантик.
   При первом знакомстве Павлик подал ей руку и, как от девчонки, сейчас же отошел; теперь же, когда ему вновь о ней напомнили, он вгляделся в приезжую со вниманием. Раньше как-то он слышал от матери, что в семье Гриши воспитывается сиротка Лина -- кузина. Показалось Павлику смешным название "кузина Лина"; но так как ему тут же объяснили, что она сиротка, то он представил себе что-то печальное и бледное, в рубище, с заплаканными глазами.
   И немало же он был удивлен, увидав круглое, сытое, розовое личико. И алый бантик тоже не подходил к понятию "сиротка", а серые глаза были так ясны и жизнерадостны, что невольно привлекали интерес.
   Да, конечно, я ваша кузина, -- сказала она Павлику, когда тот подошел к ней с предложением прогуляться. -- Я ваша кузина, а это вот -- Марья Михайловна, моя дочь.
   Грациозным жестом указала Лина на сидевшую в кресле громадную куклу с темно-синими выпученными глазами. Павлику ужасно захотелось вдруг побегать с куклой, но у окна он увидел презрительно улыбавшегося Гришу.
   Чтобы скрыть смущение, он склонился к кукле, выждал, пока схлынула с лица краска, и затем, приметив на кукле беспорядок, сказал -- больше для того, чтобы окончательно скрыть конфуз:
   -- А отчего Марья Михайловна так плохо одета?
   В самом деле, кокетливое платьице Марьи Михайловны было надето задом наперед, и от этого она много теряла.
   Кузина Лина тотчас же склонилась над куклой и, повернувшись в сторону Гриши, проговорила, запинаясь:
   -- Опять это, Гриша, наделали вы?..
   Гриша только пожал плечами и постучал по портсигару, а недоумевающий Павлик спросил кузину:
   -- Разве Гриша тоже играет с куклами?
   Кузина Лина тотчас же склонилась над куклой, и в ее голосе прозвенела какая-то растерянная покорность вместо должного гнева:
   -- Нет, конечно, он не играет в куклу, но у него привычка: он любит почему-то моих кукол раздевать.
   -- Раздевать? -- Павлик даже поднялся в своем удивлении с широко раскрытыми глазами. -- Зачем раздевать? -- недоумевающим взглядом обратился он к Грише и еще с большим изумлением увидел, как грубо оттолкнул кадетик свою кузину локтем и вышел во двор.
   Негодование захватило сердце Павлика. Толкнуть такую нежную разодетую барышню -- нет, это было неслыханно!
   Полный самых рыцарских чувств, подошел он к кузине и увидел на ее глазах слезы и хотел обратиться к ней со словами утешения, как Лина прижалась к подоконнику и заплакала, уже не сдерживая гори.
   -- Но что с вами, что? -- растерянно спрашивал Павел.
   -- Он всегда такой! -- всхлипывая, повторяла кузина Лина и утирала слезы розовыми кулачками. -- Вы не знаете его, какой он грубый и сердитый! Он даже меня раздевает -- вот он какой!
   Последнее признание заставило Павлика отодвинуться в негодовании.
   -- Как? И вас? -- спросил он сдавленным голосом, и глаза померкли в смутном сознании стыда и тоски. Бестолково около них чертил крылом землю озлобленный петух, возились в песке куры, и он, напыжившись, догонял их и бил. -- И ваших кукол... и вас?.. Вас-то зачем?
   Кузина Лина отчаянно развела руками.
   -- Ну почем же я знаю? -- в искреннем недоумении сказала она, и ее рот широко раздвинулся перед новым приступом горя.
   Никогда затем эта кузина Лина не казалась Павлику такой прекрасной, как в этот момент ее горького горя. Он чувствовал, что кулаки его сжимаются сами собою.
   -- Хотите, я заставлю его перед вами извиниться? -- спросил он дрожащим голосом. -- Это ничего, что ему тринадцать лет и он гость наш: я отлично его могу поколотить!
   Кузина окинула взглядом хрупкую фигурку своего защитника.
   -- Нет, вы с ним не сладите! -- убежденно сказала она и, заметив быстрое движение Павлика, добавила упавшим голосом: -- Да и к чему это поведет? Разве он сделается лучше? Вот уедем мы от вас домой -- он меня станет еще более тиранить.
   И опять насторожился Павлик: что это за покорность загадочная звучит в ее голосе? Во второй раз она говорит таким ослабленным тоном. Она не сердится, а только сожалеет; не негодует, а словно сама просит прощения... Отчего бы это? Не было сомнения, что она влюблена в жестокого кадета.
   -- И вы его так любите? -- горько сказал Павлик и всплеснул руками. -- Так обижает он вас, а вы любите его?..
   И вот лицо кузины заливается гневом. Павлик видит -- именно гневом, а не чувством признательности за его добрые намерения. Он видит, как сурово сдвигаются над тонким носиком брови-шнурочки, как дрогнули ноздри; даже серые глаза стали темными от злости.
   -- Ах, вы же ничего не понимаете! -- резко говорит кузина Павлику и, забрав Марью Михайловну, отходит. -- Это наше дело -- и, конечно, я люблю его.

22

   Пораженный Павлик растерянно уходит в противоположную сторону. Он потрясен, оскорблен в лучших чувствах, сердце его усиленно бьется, он не может ничего понять.
   -- Так тебе и надо! Не вмешивайся в чужие дела, -- твердит он, сдавливая себе руки. -- И пускай они ссорятся и любят, -- какое тебе дело?
   Обиженный явной неделикатностью и тупым равнодушием, спешит он в уединение, на зады бани, к своему любимому чану, сидя в котором можно изобретать. Бог с ними, с этими приезжими родственниками! Если они не сумели оценить его добрых качеств, пускай сидят со взрослыми или наедине -- как влюбленные (так, по крайней мере, было написано В одной его книге, что влюбленные "сидели наедине"), -- он же, Павлик, им не помешает: он влезет опять в свой воздушный корабль и будет открывать новые страны под этим небом синим, которое не обижает.
   Подходит Павел к своему аэростату и дивится: чья это голова в фуражке с кокардой раскачивается в нем? Неужели это Гриша, серьезный военный Гриша, засел в деревянную чашку и качается но волнам?
   Подходит ближе -- действительно, в Павликовом чане засел военный. Он заметил уже появление хозяина, он смущенно кусает губы, потом говорит -- и уж, разумеется, басом:
   -- Да, надумал вот взглянуть, как это... это... -- Хочет выползти, но чан качается на веревках, военный Гриша зацепляется ногою -- и через мгновение гулко шлепается о землю затылком: бум!
   Полный искреннего сочувствия, бросается к потерпевшему Павлик.
   -- Вы, по крайней мере, не ушиблись? -- тревожно спрашивает он, из почтения к пострадавшему говоря с ним на "вы".
   Гриша поднимается, трет голову обшлагом рукава, стряхивает сено с фуражки и говорит, стараясь сохранить самообладание:
   -- Нет, я не ушибся... а все же... это сделано того... ничего!
   Расцветший от счастья, объясняет Павлик:
   -- В самом деле, здесь очень удобно качаться. Надо только вылезать осторожно, -- добавляет он и, видя, что Гриша начинает хмуриться, меняет тему: -- Здесь лежало это без всякой пользы, и мы с поваром Александром устроили корабль.
   -- Да в нем можно бы и вдвоем покататься, -- солидно замечает Гриша. -- Места здесь хватит, а веревки выдержат. О, это так!
   -- Конечно, веревки крепкие, -- соглашается Павлик. -- Только, как бы снова...
   -- Да нет же, нет, -- напрягши силы, Гриша поспешно бросается в чан и, беспомощно поболтав в воздухе ногами, все же залезает. -- Теперь залезай и ты, только надо сначала флаг.
   -- Зачем флаг? -- недоумевая, спрашивает Павел.
   -- Ах, боже мой, разумеется, флаг. Какое же судно отправляется в плавание без флага!
   Павлик смущается: верно, а ведь ему и не приходило в голову, -- вот что значит военный человек.
   Гриша достает из кармана красный шелковый платок и, помахивая им, кричит Павлику:
   -- Вот и флаг, только теперь надо палку найти, для древка.
   Поспешно вытаскивает Павел ручку из метелки.
   -- Не годится ли это?
   -- Хорошо! Здорово! -- Гриша привязал платок к палке и водружает флаг на борту корабля. -- Полезай, да скорее, а то я даю третий свисток.
   Павлик помещается в чану рядом и с завистью слушает, как умеет Гриша свистать: он вкладывает в рот два пальца и свистит так оглушительно, что слезятся глаза.
   -- Отдай брамсы! Первая, пли! -- командует Гриша и начинает раскачивать чан.
   По морям, по волнам,
   Нынче здесь -- завтра там!
   Они качаются с наслаждением, взлетая все выше и выше, а вот тоненький крик раздается со двора, и к ним бежит, с Марьей Михайловной в руках, кузина Лина.
   -- Возьмите же меня с собою! -- кричит она и подбегает к морякам.
   Недовольно морщится на подошедшую Гриша.
   -- Вот еще, брать девчонку. Да разве девчонки могут выдержать бурю кораблекрушения!
   С восхищением смотрит в рот Грише Павел. Как хорошо он говорит: "Буря кораблекрушения!" Никогда не сумел бы Павлик этак сказать. Даже выговорить трудно: "Буря корабле... крушения!"
   А Дина все стоит, все просит, все умоляет.
   -- Ну, Гриша, Гришенька! Ну возьми меня к себе, пожалуйста! Ну ради бога!
   Смягчается сердце Павлика. Нет, он не может отказывать дамам. Он не военный, у него не суровое сердце, он забыл уже обиду, он только смотрит в эти милые серые, наполняющиеся слезами глаза.
   -- Да возьми же ее, Гриша! -- решительно говорит он. -- Пусть плавает и она.
   -- Нет, она нищать будет, -- ворчит Гриша, однако протягивает ей руку. -- Ну, хватайся, только уговор: не пищать.
   Оба ловко подают девочке помощь и схватывают ее за локти и тянут каждый к себе; кузина Лина взвизгивает и барахтается, потом ноги ее отделяются от земли, и с отчаянным криком, при полном расстройстве корабельного хода, она вваливается в чашку и лежит перепуганная насмерть, и ее пухлые ножки в белых панталончиках навалились Павлику на плечи и грудь.
   Павлик смотрит, какие смешные у нее штанишки, все в кружевах, и розовое тело блестит меж кружевом и чулком. Он и не знал, что девочки носят штаны, он думал, что штаны только для мальчишек; неожиданное открытие приводит его в смущение.
   -- Ну, разлеглась! -- грубо говорит Гриша и грубо тянет кузину за плечи.
   Нельзя девчонке весь корабль занимать: здесь помещаются матросы и вахтер.
   Совершенно счастливая, садится с блистающими глазами в чану подле Гриши Лина. Она прижалась к нему, под его защиту, она схватилась за его руку и держится беспомощно... А на душе Павлика печально, завидно и грустно: ведь прижалась эта беспомощная девочка совсем не к нему.
   И снова корабль потрясает отчаянный крик Лины:
   -- А Марья Михайловна?! Где Марья Михайловна?!
   Она нагибается над бортом, видит лежащую на земле Марью Михайловну и, указывая на нее обеими руками, кричит:
   -- Гриша, миленький, и Марью Михайловну возьми!
   -- Вот уж ни за что! -- отвечает Гриша презрительно, -- И так тяжело, да еще брать девчонку!
   -- Но ведь она моя дочь, Гришенька! серьезно объясняет Лина. Разве семейные не плавают на пароходе?
   -- Да, семейные не плавают на военном пароходе -- и ты молчи.
   Вздохнув, подчиняется кузина Лина.
   "Как она послушна, как покорна ему! -- грустно думает Павлик. Как подчиняется во всем".
   Он видит, какое счастливое у Лины лицо, несмотря на то что Марью Михайловну ей взять не позволяют; она улыбается счастливо и смотрит только на Гришу; заметив, что взгляд Павла упал на ее чулки, она степенно оправляет на себе платьице и поджимает ножки.
   -- Здесь так хорошо! -- говорит она и смотрит на Гришу.
   -- Ну и пусть, и пусть! -- угрюмо шепчет Павлик.
   Он заметил теперь, что от нее пахло духами, что на розовом мизинчике ее было колечко с бирюзой... Все это подавляло его грустью.
   -- Пусть, пусть! -- беззвучно и огорченно повторял он.
   Они плавали на воздушном корабле до самого обеда.
   Когда их пришли звать к столу и Павлик хотел помочь Лине вылезти; -- она -- сказала ему:
   -- Нет, я с Гришей! -- и хрупко улыбнулась.
   "Пусть, пусть!". -- все говорил себе Павлик.
   И, увидав за углом кухни подсматривавшую за ними Пашку, внезапно вздрогнул от гнева.
   -- А вот это и есть тот кадет из Ольховки, от которого я всему научилась! -- говорит Пашка.
   Должно быть, захваченный гневом, Павлик пропустил мимо ушей нежданную фразу Пашки.

23

   Вечером стало известно, что Ольховские останутся ночевать, и для Гриши устроили постель рядом с Павлом.
   -- Я всегда выпиваю на ночь рюмку водки, -- сказал Павлику Гриша, когда они остались одни, и поморщил лоб. -- А у вас есть водка?
   -- Водка? -- переспросил Павел. -- Это которую пьют большие? Конечно, есть, -- там в шкапу... Да неужели ты пьешь ее?
   -- А ты так ни разу и не попробовал? -- осведомился Гриша пренебрежительно.
   -- Нет, не попробовал, -- сознался Павлик. -- Горькая она, и меня мама ею на ночь иногда натирает.
   -- Матушкин сынок ты, вот кто!.. -- На искренние признания военный Гриша только угрюмо рассмеялся. -- И вырастешь, будешь ты нюня. А у нас в корпусе каждый военный обязан пить.
   -- Почему же обязан?
   -- Понятно, для здоровья. Чтобы быть храбрым на врагов.
   -- Так я пойду, попрошу тебе у мамы водки! -- Павлик торопливо поднялся, но Гриша остановил его.
   -- Не надо, сами найдем, и говорить не надо. Где она спрятана, ступай покажи.
   Отправились по водку двое. Не нравилось Павлу, что надо было делать тайком, -- но мамы и не было на ихней половине. Ушла она с гостьей к тетке Анфисе, было некого спросить.
   -- Вот она и водка, -- сказал Павлик, остановившись перед буфетом, и живо Гриша снарядил две рюмки и налил до краев.
   -- Выпей и ты.
   -- Нет, я уж не буду. -- решительно отказался Павел и потряс головою. -- Зачем я буду пить водку -- мне не нравится она.
   -- Да ты ее и не пробовал, выпей.
   -- Нет, не буду.
   -- Нюня -- ты и есть нюня! -- решительно сказал Гриша и, опрокинув в рот рюмку, густо побагровел.
   -- Вот, даже и она выпьет, девчонка, -- проговорил он, завидев проходившую Лину, и позвал ее: -- Иди, Линка, сюда! Вот, выпей, а он боится...
   -- Да я же совсем не хочу! -- сказала Лина и отступила, но Гриша, еще бурый от водки, схватил ее за руку и крикнул:
   -- Пей, тебе говорят!
   -- Ну нет, этого я не позволю! -- вдруг побледнев, крикнул Павлик и быстрым движением выбил из рук Гриши рюмку -- Ты пей сколько хочешь, а девочке нельзя.
   Должно быть, вид у Павлика был очень решительный. Гриша оглядел его с ног до головы и, проворчав: "Вот несичка!" -- пошел из буфетной. Зато Лина поглядела на Павлика с испуганным изумлением. Она, видимо, не могла себе представить, что можно быть непокорным Грише, и была поражена, что решился на это маленький и что большой уступил.
   -- Вот вы какой, я не знала! -- проговорила она Павлику, вовсе не скрывая своего удивления, и прошла дальше, блеснув на него своими отемнившимися глазами.
   Потеплело от этого взгляда на сердце Павлика.
   "Она посмотрела на меня", -- сказал он себе и улыбнулся. Ужасно захотелось попрыгать, но это могли увидеть.
   Он шел в спальню со светлым чувством довольства и все улыбался. Он сознавал себя сильным, сознавал, что сделал какое-то хорошее дело и что его за это мило поблагодарили.
   Та, у которой в волосах алел бантик, которая все время смотрела на Гришу влюбленными глазами, сказала ему: "Вот вы какой!" -- точно впервые у нее открылись на Павлика глаза.
   "Вот вы какой", -- повторял Павел и улыбался. Это сказала она, кузина Лина, она заметила это, и теперь Гриша уже не так велик для нее.
   "Вероятно, однако, он сердится, -- подумал еще Павел про жестокого кадета, -- надо быть готовым ко всему".
   И потому ли, что в душе его было гордо и сильно, или для того, чтобы быть именно готовым ко всему, достал Павлик из-под подушки подаренный дядей Евгением кавказский кинжал и подошел с ним к сидевшему на крылечке Грише:
   -- А есть ли у тебя такой кинжал?
   Мельком он заглянул в лицо Гриши: какое оно? Не опасно ли отдавать ему оружие? Но Гриша нисколько не сердился. С улыбкой знатока, солидно забрал он в руки Павликов кинжал, осмотрел его внимательно и вернул, сказав:
   -- Кинжала такого у меня нету, но зато есть барабанщиков тесак.
   -- Это что же за барабанщиков тесак?
   -- А это такой меч, который носят барабанщики. Мне его бабушка подарила. А у деда был знаменщик Федор Арсеньев, и от знаменщика достался дедушке тесак.
   Павлик чувствовал, что хорошо было сказано, обстоятельно и крепко, никто не оставался внакладе: тоже ведь тесак.
   По вечернему небу плыли светлые серо-зеленые тучки. Желтое облако пыли висело за садом над улицей, пронизанное последними огнями зари. Мычало и ревело, блеяло и мемекало возвращавшееся в деревню стадо, и отчетливо гремели в воздухе удары пастушьей плети. Вот дудка заиграла жалобно и нежно. Стадо проходило дальше, шумы стихали, а дудка все наигрывала слышнее, точно за купами кустов присоседился с тростянкой пастушонок и дудит. Стало на сердце милее и тише. Кротко стало. Захотелось говорить тихие, кроткие, красивые слова.
   -- Я у тебя рюмку выбил, Гриша, ты меня извини, -- сказал Павлик просительным голосом. -- Но ведь так не надо, чтоб девочки пили, я и думал, что...
   -- Все что глупости, -- ответил Гриша, ни говорил не резко, -- видно, тростиночка пела в его военной душе. Водка нужна каждому военному человеку, потому что как холодно, -- он и согрелся.
   -- Да разве тебе было холодно?
   Вопрос был поставлен так чисто, невинно и в то же время крепко, что Гриша потемнел до самой шеи и крякнул:
   -- Ну нет, мне тогда не было холодно... но надо привыкать.
   Не слышно за обоими появилась кузиночка, и вместе с куклой Марьей Михайловной, уже готовой ко сну.
   -- О чем это вы здесь разговариваете? -- спросила она и присела на крылечке, положив куклу подле себя. -- А большие все не возвращаются. Пришел какой-то офицер и все смеется.
   -- Это, наверное, дядя Евгений, -- поспешно сказал Павлик и обратился к Лине: -- Разве вы не знаете его?
   -- Нет, я не знакома, -- ответила кузина Лина и зевнула, прикрывшись ручкой.
   Гриша между тем завладел куклой и стал, по своей привычке, ее раздевать.
   -- Оставь ее, -- сказала Лина, и, под удивленным взглядом Павлика, переложила Марью Михайловну на другую сторону. -- А кто такой этот дядя Евгений?
   А он живет тут же за лесом, рядом с нами. Он скоро будет полковником.
   -- Я очень люблю военных, -- добавила Лина, и вновь потемнело на сердце Павлика.
   -- А вот я никогда не буду военным! -- проговорил он упрямо, сам не зная для чего, и повторил еще два раза: Не буду, не буду!
   -- А кем же вы будете? -- Глаза Лины зажглись снисходительной насмешкой.
   -- А я буду писать поэмы! -- дрогнувшим голосом объяснил Павел.
   -- Это какие поэмы?
   -- Странно, какие: как люди живут.
   -- А как люди живут? Я не читаю ничего, -- книжки скучные!
   Павлик искоса взглянул на нее: что за ничтожное создание перед ним сидело! И он мог из-за нее еще так мучиться, так волноваться!
   -- Нет, книжки не скучные! -- угрюмо сказал он, и в его голосе зазвенело нескрытое презрение. -- Знаете ли вы поэму про епископа Гаттона? Как бы знали, не так заговорили бы: ведь его мыши живьем загрызли!
   -- А за что загрызли? -- вздрогнув, спросила Лина и даже придвинулась. -- Вы непременно расскажите!
   Павлик поглядел на Гришу. Даже военный человек насторожился.
   -- Рассказать? -- спросил он нерешительно, и кузина Лина даже придвинулась к нему и за руку взяла.
   Начав смущенно, постепенно оправился Павлик. Голос его звенел негодующе, когда рассказывал он, как жестокий епископ запер голодных в сарае и сжег их там; смешливо слушавшая вначале, насторожилась кузина Лина, когда же пришла повесть о грозной расплате, из глаз ее полились градом негодующие слезы, и, захватив руку Павлика, она до боли сжала ее и крикнула:
   -- Так ему и надо! Как хорошо ты говоришь! Ты... Ты...
   И внезапно свершилось невероятное: она разом поднялась, положила на шею Павлика руки и, поцеловав его в щеку, заливаясь слезами, побежала прочь.
   Беспокойно стало на сердце Павлика. На несколько мгновений даже в голове потемнело.
   -- Ведь она, кажется, поцеловала меня! И "ты" сказала! -- слабо вздохнув, проговорил он и поднялся, а за ним поднялся и кадетик Гриша.
   -- Телячьи нежности! -- ворчливо бросил он.
   Не спалось ночью Павлику.
   "Она поцеловала меня, -- неотвязно звенело в сердце. -- И тогда раз Пашка сделала это... и как было неприятно... Отчего же теперь?.. Точно снежинка упала на щеку... Так хорошо было... Отчего?"
   А потом еще:
   "Отчего это рябую, некрасивую Пашку так жалко? Разве она виновата, что рябая, бедная, что у ней нет алого бантика в волосах?"
  
   Ночью Павлик вдруг просыпается оттого, что кто-то явственно ударяет молоточком в его сердце: тук!
   Садится на своей постели, касаясь сердца, а молоточек уж звенит над ухом, и вся фраза Пашки, почему-то потерянная днем и забытая, звонко Выковывается в памяти: "Это и есть тот кадет из Ольховки, который всему меня научил!"
   Кадет тут же рядом: это Гришка Ольховский; он спит безмятежно в маминой постели и всхрапывает, как жеребчик; его лицо уверенно, спокойно; он научил Пашку чему-то стыдному -- и вот лежит перед Павликом сытый и круглый, как отъевшийся боровок.
   "Нет, здесь что-то не так, -- говорит себе Павлик, ощущая в сердце уколы. -- Раз он сделал что-то дурное девчонке Пашке, хотя и некрасивой, он должен за это ответить... Да верно ли, сделал? Не врет ли Пашка? Это необходимо узнать".
   Весь захваченный мыслью, Павлик сейчас же спускает ноги с кровати и решительно подходит к спящему кадету.
   -- Эй, Гриша, пойдем!
   -- Что? Звонок? -- спрашивает еще сонный кадет, но сейчас же садится на постели, должно быть вспомнив корпусные порядки.
   -- Выйдем в садик, я спрошу тебя кой о чем.
   Видимо, все еще во власти корпусных распорядков, кадет послушно поднимается и выходит вслед за Павликом в сад.

24

   Круглая, милая, как серебряный блинок, луна глядится с середины неба. Две исполинские березы овеяны серебряной пылью и дремлют; где-то в затихших кустах мелодически зюкает невидимая птица, должно быть, скоро рассвет. Так тихо, и благостно, и спокойно под этой луной сияющей, что раздражение смывается с души Павлика, и он, подвинувшись к севшему на крыльце босоногому Грише, сонно скребущему мохнатые ноги, тихонечко говорит;
   -- Вот я вызвал тебя, разбудил, Гриша: уж очень узнал я странное недавно; мне надо тебя накрепко расспросить.
   Широко раскрывает рот Григорий и рычит медведем:
   -- А мне втемяшилось, будто я в корпусе и дали звонок вставать.
   -- Нет, ты не вставай, -- еще тише говорит Павлик и придерживает его за холщовую штанину. -- Я спрошу только немножко, и потом мы оба отправимся спать... Правда ли, что у вас в Ольховке прошлым летом наша прачка служила, и девочка у ней есть, Пашка, одна?
   Несколько секунд Гриша смотрит на него не мигая.
   -- И за этим ты меня с постели уволок? -- осипшим от удивления голосом спрашивает он.
   -- Да, уволок, -- еще смущеннее шепчет Павел и вновь хватается за его колено. Мне Паша сказала, что это ты всему гадкому ее научил.
   -- Это рябая такая, белобрысая девчонка?
   -- Да, рябая такая, белобрысая девчонка.
   -- И об этой девчонке ты канифоль разводишь?
   -- Развожу! -- несколько обиженно пискнул Павлик.
   Презрительно, плюнув на ствол березы, поднимается Григорий.
   -- Ну, знаешь ли, ты, Павлушка, просто-напросто дурень! -- заключает кадет и идет на крыльцо.
   -- Нет, я не дурень, -- отвечает Павлик и в третий раз ухватывается за кадетские кальсоны. -- Ты подожди: она мне рассказывала такое стыдное и будто всему этому ее ты...
   -- Есть о чем разговаривать, -- презрительно обрывает Гриша и с сердцем отламывает ветку сирени. -- Для чего иначе и существуют такие девчонки, как не на это самое -- на то?
   Ничего не понимает Павлик. Гриша вообще мастер выражаться замысловато, но такой фразы -- "на это самое -- на то" -- он еще не выговаривал.
   -- И что же это значит "на это самое -- на то"?
   -- Ну уж и пентюх ты, пентюх! -- кадет как-то странно подвигал пальцами. -- То есть этакого меринка у нас в корпусе в колодце бы утопили!.. Есть господа, и есть дворовые; и вот дворовые -- которые при дворе, и господа могут делать с ними все что угодно...
   -- Ну, уж это ты врешь! -- закричал Павлик и тоже для чего-то сорвал ветку с близстоящего кустика. Никогда не поверю...
   Его голос растаял в презрительном смехе Гриши.
   -- Ты не поверишь, а я на ять эту девчонку обработал! Спроси-ка у ней самой! На то девчонки в деревне и существуют, чтоб господа ими пользовались!
   Из всей этой длинной тирады Павлик услышал только начало.
   -- Это как же ты ее обработал? -- растерянно выкрикнул он и тут же снова увидел тот странный жест Гришки, такой же непонятный, но почему-то ожегший его кровью до ушей, -- и, не понимая себя, взмахнув веткой, Павлик вдруг жикнул ею над Гришкиной щекой.
   Несколько секунд на перевернутом лице кадета были видны Павлику только круглые, как серебряные полтинники, глаза.
   -- А, да вот ты как! -- задыхаясь, зашипел Гриша.
   И в том же остром зигзаге свистнула над головой Павлика другая ветка и остро царапнула его по шее за ухом. Павлик охнул, присел на песок, а гибкий прут снова взвизгнул над его щекою, и, поднявшись, сам ощерившись, как волчонок, Павлик принялся хлестать своей веткой перед собой куда попало, -- по березе, по каким-то елкам, по лицу кадета, по старой замшелой скамейке, смутно видя, как бежит перед ним, обороняюсь, ошеломленный, растерянный кадет.
   -- Знаешь, ты просто сволочь! -- прокричал еще Павлик скрывшемуся в кустарниках кадету.
   Неизвестно почему, он впервые употребил услышанное раз перед деревенским кабаком непонятное ему и вдруг всплывшее в уме слово.

25

   Павел проснулся с головной болью, и первой мыслью его было: "Что Лина? Как примет она весь этот ночной скандал?"
   Однако никаких страстей не произошло. Кадета Гриши в спальне уж не было, стояла прибранной и постель. С террасы доносились громкие голоса, селезнем крякала тетка. Там, видимо, пили чай, -- Павлик проспал. "Что Лина?" -- повторил он с какой-то тенью надежды, а на душе вместе с огорчением стояло смутное чувство удовлетворенности, что он здорово все-таки кадету за Пашку наложил.
   Правда, здорово же и щипало за ухом, и царапина поперек шеи стояла алым жгутом. Шею можно было прикрыть воротничком куртки, а вот с ушами было не так благополучно: пришлось и маминой пудрой присыпать, и височки зачесать.
   Несмотря на аварию и тревоги, галстучек к куртке был все же надет алый. Заметит ли она, что цвет у него такой же, как бантик у нее в волосах?
   -- А вот и жених проснулся! -- сказала, увидев Павлика, тетка Анфиса.
   И Павлик побледнел от бешенства. "Вот дура!"
   Оглянулся. К его счастью, кадета за столом не было, -- он ушел на запряжку лошадей. Кузина Лина застенчиво улыбнулась Павлику и, приметно вспыхнув, опустила глаза. То, что была она сегодня иная, встревожило и стеснило душу Павла. Лучше бы она по-прежнему смеялась, только бы не опускала глаз.
   "Знает она или не знает?.."
   Павел поздоровался со взрослыми, потом с Линочкой. Рука ее была холодна, но отчетливо почувствовал Павлик пожатие ее пальцев. Смутило и это, волнение росло.
   "Нет, знает ли она, что произошло ночью под березами?.." То, что она пожала руку Павлика, обнаруживало, что не знает. Должно быть, кадету было стыдно сообщать ей о своем бесславном бегстве. Но все-таки, все-таки...
   -- Возьмите сухарик! -- вдруг сурово сказала кузина Лина и, почти отвернувшись, подала Павлику сухарь с миндалем.
   Павлик вскинулся, чуть не опрокинув чашку. Сухарь решал все дело. Не знала она, иначе не подала бы сухарь.
   Быстрым движением Павлик сунул драгоценный подарок в карман куртки: разве можно было его съедать?.. Он сохранит его в заветной коробочке, которую осенял ангел четырьмя крылами.
   -- Тебе не подостлать ли клееночку? -- неделикатно спросила тетка Анфиса, вечно дрожавшая над скатертями. И снова Павлик ощутил в себе желание крикнуть дерзость. Он непременно бы крикнул, если бы в это самое время ложка вишневого варенья не сделала на его бантик "кап!".
   -- Ну, Павлик не маленький, -- заступилась за него мать Гриши. Она была полная, громадная, с двумя подбородками, с заплывшими жиром глазами, с широким кривым ртом -- и все же показалась Павлику милой и славной. Ведь, кроме того, у нее же в семье жила кузина Лина!
   -- Когда же ты к нам соберешься, Лизочка? -- спросила она Елизавету Николаевну.
   Павлик выслушал ее ответ, и радостно улыбнулся, и заметил, что Лина тоже улыбнулась, и опять стало тревожно на сердце. Зачем? Однако когда вышли из-за стола, не случилось ничего особенного, что могло бы хоть отчасти напомнить вчерашний вечер. Лина тотчас пошла "укладываться", так как во дворе уже звенели лошади колокольцами.
   -- Разве вы так скоро едете? -- крикнул Павлик Лине вдогонку.
   Может быть, она не расслышала, а может быть, не захотела ответить.
   Павлик двинулся за ней, сделал несколько шагов, потом сказал себе: "Вот еще! И пусть! -- и повернул в обратную сторону. -- Не хочет -- не надо. Я не приеду никогда".
   Он направился в свой садик, к своим цветам и все сердился и бранил Лину; но когда остался один и заметно было, что около -- никого, зачесались глаза, закапали слезы, и он, тихо прижавшись к кусту бузины, шептал вздрагивающими губами:
   -- Пусть, пусть, я здесь в одиночестве останусь...
   И молча и внимательно слушали его изречение кустарники и цветы.
   Наплакавшись вволю, он вытер глаза и стал быстро ходить по аллее навстречу ветру, чтобы не было заметно следов слез. Побежал домой; в доме действительно кричали, звали его на разные голоса.
   -- Куда это ты убежал, Павлик? -- спросила его мать. Ведь тети уезжает; мы ищем тебя...
   -- Я уходил в свой садик, -- равнодушно ответил Павлик и подвигал бровями.
   Кадет сидел на облучке рядом с кучером, и рот у него был кривой, как у вороны. Упорно он глядел куда-то в сторону.
   -- А мой дурень уж где-то напоролся! -- сказала бабушка.
   Кадет и тут не проронил ни слова.
   -- Что же, ты к нам приедешь? -- спросила Павлика Лина.
   И Павлику вдруг захотелось смеяться от одного звука ее милого голоса, но, повинуясь странному чувству вражды, он ответил сухо и церемонно:
   -- Не знаю, может быть... Мы скоро в город поедем.
   Уезжали Ольховские, а он стоял в отдалении и даже глядел в сторону, точно был чужой, будто совсем ими не интересовался.
   "Пусть, пусть они блаженствуют", -- говорил он горько словами "Юрия Милославского".
   Когда же тронулся экипаж и Павлик поймал на себе удивленный и словно опечаленный взгляд Лины, -- вздрогнув, бросился он за тарантасом и бежал за ним в волнении, тая в душе крик, с бьющимся сердцем... Но экипаж был с высоким верхом, и неизвестно было, оглядывалась ли кузина Лина и оглянулась ли еще хоть раз.

26

   В конюшне лежит корова и вздыхает и тяжело дышит, распространяя вокруг себя запах молока, и блестит в сумраке круглыми опечаленными, удивленно-слезящимися глазами.
   Павлик присел тут же, у стойла на чурбане, и смотрит, а около стоит Пашка и тихонечко смеется.
   Нечаянно вышло, что они снова встретились вместе. Павел зашел па конюшню к Александру, старика не было, а на овсяном ларе сидела Пашка и болтала ногами.
   -- Вот корова собирается телиться, -- сказала она Павлу и засмеялась. -- Это значит, что родится у ней скоро теленок, как у человека дитя.
   Павлик неприязненно вздрогнул, услышав жуткие речи; не хотелось ему снова выслушивать этакое, он повернулся, чтобы уйти, но так жалобно вздыхала корова, и кашляла, и стонала, что уйти не было сил.
   Он присел на чурбане, так как дрожали ноги. Неприятно было обнаруживать слабость свою перед Пашкой, поэтому он пытался заговорить с нею и сказал:
   -- Ты знаешь, я ничуть не поверил твоим словам, Пашка; ты все обманывала, ты все лгала, и я не поверил тебе.
   -- А мне это больно интересно! насмешливо ответила Пашка. Теперь вот и сам увидишь, коли не верил. Что коровы, что люди -- рождаются едино.
   -- Чтобы я родился, как корова! -- воскликнул Павлик в негодовании. -- Ни за что не поверю, ты, конечно, врешь. -- Он хотел еще что-то добавить, но в дверях раздалось старческое кашляние, и появился Александр. Против обыкновения, он нахмурился, почти рассердился.
   -- Э, э, негоже, Павленька! Не барское это дело за коровами смотреть.
   В полумраке он нащупал глазами и припрятавшуюся Пашку и, схватив ее за ухо, вывел к дверям.
   -- А ты чего здесь, рябая кукушка? -- заворчал он на нее и поддал пинка. -- Тоже глазеешь за чем не следует? Я вот матери скажу...
   Пашка молча убежала, а за ней со стыдом поплелся и Павлик. Уши его горели, точно и их надрали старческие руки, и опять на душе появилось раздражение на Пашку: "И все-то лезет, все знает, рябая кукушка!"
   Но не выходили из головы зловещие Пашкины речи. "Что коровы, что люди -- рождаются едино", -- неприязненно повторил он. Голова его пламенела. Раньше узнал он, что люди неопрятно родятся из живота, а теперь узнает, что и звери родятся как люди, так же грубо и грязно. Чем же разнится человек от зверя, почему все в жизни так грубо и противно?
   Как всегда, бежит он в свой садик, к своим милым кусточкам, к молчаливо внимающим всякому горю цветам. Подходит -- и вскрикивает радостно. Серая утлая спинка согнулась над клумбой; точно режут выгоревшую армячину острые лопатки плеч; головенка трясется на высохшей шее словно куриная, громадные заношенные лапти смотрят из сумы.
   -- Федя! Федя, милый! Федя блаженненький! -- умиленно вскрикивает Павлик и бросается к мужичку.
   Раскрывает рот усохший, беззубый, серые глазки мышиные уставляются на него; на носу, в морщинке, блистает капелька пота.
   -- Барчоночек! Барчучоночек пришел! Ги-и-ги! -- И шевелит игрушечными, точно костяными, пальчиками.
   -- Отчего вы так долго не приходили, Федя? -- спрашивает опечаленный Павлик и садится подле и берет в руку Федину сумочку -- и в ней лапотки.
   -- Вот сушечку возьми... сушечку, -- отвечает Федя и дает Павлику розовую баранку. -- Барин пожаловал, сам мельник Василий Егорьич, а Феде зачем сушечка? Федя корочку ест.
   И обсасывает и грызет с удовольствием высохшую корку беззубыми деснами; ест, и посматривает, и смеется тихонечко, и все движет пальцами, точно варежку вяжет.
   -- Стерлитамак -- город великий есть! Мельник Василий Егорьич подходят. Вот три копеечки, о душе погадай... Богово, говорю, гаданье-то, -- богово, человек не может на господа угадать. Бог видит, кто куда идет. Бог указал -- никому не сказал.
   -- А вот, Федя, узнал я разные мысли, -- негромко, опечаленно говорит Павел и заглядывает блаженному в глаза. -- Вы разъясните мне, Федя, вы божий человек.
   -- И ты божий, и я божий, и божие все. От бога люди родятся, от бога и помирают. Так-то, барчучоночек, птенчик махонький мой.
   Тревожно вздрагивает Павлик. Точно читает в глазах этот старчик седенький, старчик умиленный. Глазки у него тусклые, а видит как остро! Словно огонек лампадки внутренней тлеет в радостном взгляде. И смолкой от него пахнет смолкой и хлебцем.
   -- Вот сказали мне, Федя, что из живота люди родятся! -- с острой печалью признается Павел, и голова его никнет. Нехорошо все это и страшно. Как же в книжках сказано, что господь взял глины и дунул?.. Как это понимать?
   "Человек не понимает господь понимает, про себя отвечает Федя и моргаег глазами. Бог наш -- живот наш, и живот человека священный, маковка моя. "Господи, владыко живота моего"-- вот как люди старые понимали. Коли бог над животом моим, чем я опозорен? Чем устрашен я, барчучоночек, коли живот мой бог перстами своими светлыми сотворил? И земли чрево от бога, и человека чрево от бога. И чрево единое Спас-Христосика извело. И нет от бога темного, коли не отемнил человек..."
   Растерянно слушает странные речи маленький Павлик. Не разъясняется на сердце тоска, но как голос тихонький на сердце крепко ложится; не яснее становится, но раздумье осеняет. "Коли бог над животом моим чем я опозорен?" И это говорит этакий седенький, горбатый, в лапотках драных... "Нет от бога темного, коли не отемнил человек"... Разве это не так, как в псалтыри написано? Как читал по псалтыри Павлик? Или сам старенький этот сочиняет поэмы-псалмы?
   Не примиренный, но успокоенный, отходит Павлик к дому. Волнения не стихли, сомнения не разрешились, этот бог, седой и суровый, все так же далек и враждебен и непонятен; и истории его, и темный гнев помнятся твердо, но голос Федин тихонький, голос просветленный, как ложился, как стлался он благостно по взбудораженной детской душе! Словно ладаном в ней покурили. тишина настала.

27

   Из города пришло письмо от Евфимии Павловны, сестры дяди Евгения, звали Павлика в город.
   Теперь писали Елизавете Николаевне, что Павлик в городе будет обласкан и привечен, чтобы отпустили его учиться к тетке вместе с ее другими детьми.
   Приписывал и муж Евфимии Павловны, советник губернского правления, человек строгий и важный, про которого все говорили, что он -- "голова".
   "Достоуважаемая Елизавета Николаевна, пишем вам от искреннего сердца, -- стояло в приписке его. -- Ничем не стеснит нашу семью Павел: пятеро детей -- шестой и не в зачет. И готовиться ему в семье будет способнее к гимназии, а будет хороший человек для Родины -- порадуемся первые мы".
   Всплакнула над этими важными строками мать Павлика. В готовности сестры приютить Павла она не сомневалась. Но советника-- все боялись: не сегодня завтра он будет вице-губернатором, вся семья трепетала перед ним, потому что был он строгий и взыскательный во всем. Теперь же сдержанной лаской веяло в суровом тоне письма; этим немногим словам следовало давать более веры, чем всем ласковым излияниям двоюродной сестры. Приписка эта и порешила окончательно судьбу Павлика.
   -- А ты, мама, ты, конечно, со мной? -- тревожно спрашивал Павлик.
   -- Да, да, я, конечно, с тобою... -- смущенно отвечала мама.
   И видел Павел и чувствовал, что не бывать этому, -- и по самой простой причине: что не было у них денег на житье. Ведь разве тогда, коли бы деньги были, начинался бы разговор о жизни Павлика у чужих?
   -- Я, во всяком случае, поживу с тобою в городе, мой маленький, -- пообещала Елизавета Николаевна и тихо отошла в сторону.
   Там она, подойдя к окну, негромко вздыхала, затем начала кашлять, держась за грудь, -- и вспомнил Павлик, что здесь таилась вторая причина, что нельзя было жить в городе маме: доктора велели ей жить всегда на деревенском воздухе.
   Кашляла она часто, и глаза у нее в такое время были беспомощные и испуганные, особенно если подле оказывался Павлик. Дна раза со времени их приезда в деревню к ним заглядывал местный доктор. Он внимательно и подолгу выслушивал маму и прописывал как обязательное "деревенский покой и кумыс".
   -- Даже холод зимний вам будет здесь не во вред, а к вашему здравию, -- рассказывал он.
   -- И на Рождество непременно привезу тебя в город, -- сказала еще в день получения письма мама. -- Сестра Фима предобрая, дядя Петр Алексеевич тоже, только слушайся его.
   В первый день после решения не стало очень смутно на сердце Павлика.
   Что ж, ехать, так поеду, сказал он. Еще было до отъезда дне недели, и близость разлуки не теснила души. Но клонился лень к вечеру, темнело в саду и роще, и темнело на сердце Павла. Все угрюмее он становился, не прикоснулся к вечернему чаю.
   -- Что ты, маленький мой, ты тоскуешь? -- спросила мать тревожно.
   И, собрав все силы, чтобы быть спокойным, ответил Павел:
   -- Нет, я совсем не тоскую, мама, тебе кажется это.
  
   Среди ночи он проснулся оттого, что теснило в груди. Словно комок лежал на сердце, и в горле давило. Стучало в ушах, как после приема хины, и потом долго звенело комариное "пи-и-и"... Глотать хотелось Павлику, но чем более пытался он делать это, тем все ощутимее становился комок посреди горла. Точно громадный камень накатывался на грудь и давил... Павел пытался его спихнуть, и на несколько мгновений ком удалялся, но стоило лишь только забыться, как опять накатывался он извне, соединенный с тошнотой, и нестерпимое уныние веяло по душе вместе с писком комариным "пи-и-и"...
   "Мама, мама!" -- хотелось крикнуть ему. Но жалко было беспокоить маму. Она так долго возилась с вечера, все кашляла и вздыхала и переворачивала пол головою подушки. Наконец-то она уснула... Как же было ее разбудить?
   И терпел Павлик, и начал молиться. Ведь молилась же мама, отчего же не прочесть молитвы и ему.
   -- Господи, господи, -- говорил он и крестился, -- Пошли мамочке моей много денег. Чтобы жить мне с нею вечно, пошли мне, чтобы никогда не жить мне у чужих людей. Денег нам много нужно, господи! На докторов для мамы нужно, чтобы не кашляла она, и на квартиру нам в городе, всего лишь две комнатки, господи, помоги!
   Но молчало суровое лицо иконы. Пламень лампадки овеивал черное бесстрастное лицо. И не двигались твердо поджатые узкие священные губы, и не расправлялась холодно-горькая черта на лбу меж бровей. А ведь так легко было помочь для того, кто назывался всемогущим: ведь стоило только вон тем камешкам на столе сказать: будьте рублями! и Павлик выстроил бы больной маме в городе золотой дом. Ведь бывало же этакое, священные книги уверяли: раз даже вода вдруг сделалась вином. И все пили и веселились; а Павлику деньги нужны не на веселье: его мама кашляет, хватаясь за сердце, -- разве бог эту разницу не видит?
   И подходит Павлик тихонечко к иконе и становится перед ней на колени и протягивает вверх четыре камешка и шепчет и молит;
   -- Сделай же, господи, -- ведь я для мамы прошу!
   Ждет и смотрит: нет, камни как камни. Не хочет бог показать свою силу, не хочет помочь Пав. тиковой маме; не слышит он или спит? И решает Павлик, что бог -- старый и далекий. А может быть, и скупой он? Или надоели ему люди? Что?
   Устал молиться, устал спрашивать Павел и заснул. Придется, видно, хлопотать самому.

28

   Один из последних дней занятий в деревенской школе остался в памяти Павлика.
   Сначала все шло обычно. Преподавала Ксения Григорьевна. Павел лениво слушал объяснения и посматривал, по обыкновению, в окно. Из окна видны каретники дома дяди Евгения, и Павлик смотрел, как чистил на пороге конюшни дядиного коня кучер Фрол. "Числительные бывают количественные и порядковые", -- рассеянно слушал Павел; затем он увидел, как три девчонки, горничные дяди Евгения, прибежали к Фролу и, размахивая руками, потащили его к дому. Во дворе сделалось шумно еще шумнее оттого, что в школе наступила "большая перемена" и все дети высыпали на двор.
   -- И стекла разбиты, и дверь взломана! -- кричали во дворе бабы.
   Учительница подошла к ним, за нею приблизился Павлик.
   -- Что случилось? -- спросила Ксения Григорьевна.
   Перепуганные бабы стали объяснять торопливо, что в барском доме обнаружилась покража: было разбито стекло в двери на террасу, и в буфете было украдено серебро.
   -- А где же Евгений Павлович? -- тревожно спрашивала учительница, -- Он же был дома?
   Подбежавшие горничные объяснили, что Евгений Павлович уехал кататься с жилицей, что за ним послали нарочного, что серебра украли "страсти" и нечем обедать накрывать.
   На суматоху вышел из дома и учитель Петр Евграфович. Он казался взволнованным, расспросил, в чем дело, и сейчас же, захватив в свидетели Фрола, повел его исследовать место покражи.
   -- Разве ты не на охоте? -- спросила Ксения Григорьевна мужа.
   Петр Евграфович отвечал, что вернулся с полдороги, так как обрезал нечаянно руку, и стал торопить Фрола "осмотреть горячий след".
   Среди этих разговоров во дворе задребезжали дрожки, и показался дядя Евгений с Антониной Эрастовной.
   За ними скакал на взмыленной лошади верховой.
   Учитель, завидев помещика, поспешил к экипажу и, горячо размахивая руками, стал рассказывать ему. Подошла и Ксения Григорьевна и с нею Павлик. Петр Евграфович говорил, что надо дать знать уряднику, следовало бы оцепить облавой и парк, а Павлик стоял подле и думал: "Зачем он так суетится, когда дядя Евгений спокоен и тих?"
   В самом деле дядя Евгений нисколько не волновался. Он и вообще был всегда весел и ровен, а здесь и совсем не сердился.
   Ну, солдатское добро не пропадает. Оно и в огне не тонет, и в воде не горит! -- весело сказал он и светлыми смеющимися глазами поглядел на Ксению Григорьевну (Антонина Эрастовна тотчас же по приезде ушла).
   И они пошли в дом, и впереди шел громадный Петр Евграфович и все суетился, а за ним, разговаривая по дороге, неторопливо брели Ксения Григорьевна и дядя Евгений. Поплелся за всеми и Павлик... Он не знал, что ему делать, но почему-то думал, что и ему надо идти посмотреть на воров.
   Но странно было заметить: когда вошли они в полутемные сени, увидел Павлик, как на талию Ксении Григорьевны легла мускулистая дядина рука и как осторожно отстранилась учительница от него.
   -- Ничего, не жеманьтесь, Ксеничка! -- сказал дядя негромко. Здесь нет никого. -- Он оглянулся и напал взглядом на смущенные глаза Павлика, но сам не смутился, только принял руку и засвистал.
   В столовой все долго стояли перед взломанным буфетом; Петр Евграфович негодовал и дивился, а дядя Евгений только насвистывал и снова сказал:
   -- Не пропадает добро солдатское -- не пропадет и мое!
   -- Вот видите, вор был босоногий! -- сказал, пригнувшись к полу, Петр Евграфович. -- Эка, следы ступни на паркете, надо непременно урядника пригласить.
   И он ушел, широкоплечий, громадный, суетящийся, а Павлик все думал: "Ну чего он так вертится, какое ему дело?" Дядя Евгений прошел с учительницей дальше, про Павлика все забыли, и он не знал, что предпринять.
   Нерешительно прошелся он по столовой, постоял на веранде, затем стал ходить по зале, считая негромко шаги. Дядя Евгений и учительница все не выходили. Павел решил отправляться домой, но теперь не знал, удобно ли уйти не попрощавшись, и, отыскивая дядю, внезапно забрел в его кабинет. То, что он увидел там, было странно и страшно, и, затаив дыхание, чтобы не крикнуть, он попятился от двери. Дядя Евгений сидел на диване, и, прижавшись к его груди, прислонив к его плечу свою голову, подле него сидела учительница, держа руку его у своих губ. То, что она любила его, стало сразу ясно. Но ведь у нее же был муж, Петр Евграфович, стало быть, она любила сразу двоих. Да и дядя Евгений тоже, по-видимому, любил двух сразу, потому что видел же Павлик, как обнимал он женщину с золотыми волосами... Стало быть, они, двое, любили каждый двоих, и у обеих женщин были мужья -- что же это было и отчего?..
   Павлик поймал себя на этих мыслях только тогда, когда увидел, что идет по плотине мельницы к дому, шапки на голове его не было, были только книжки, -- с ними он так и ходил по дядиному дому, шапку же, наверное, в школе забыл.
   Он хотел было повернуть обратно, но гак неприятно было бы увидеть лицо учительницы. Презрительно улыбнулся он. "Хорошо, что я скоро от нее уеду". Учительницу он уже не мог уважать, -- ведь она обманывала мужа; Петр Евграфович так старался для них, пошел пригласить урядника на покражу, а они начали в это время обниматься, стало быть, и дядя Евгений был вовсе уж не так хорош.
   Мысль, что теперь он не может удерживать у себя его подарков, заполнила сердце. Он вынул из-под подушки подаренный дядею серебряный кинжал, повертел его в руках и положил на подоконник. Завтра, как пойдет в школу, непременно занесет его дяде; как ни жалко было расставаться с такой чудесной вещью, но принимать подарки от такого Павлик больше не мог. Он завтра прямо войдет к дяде и молча отдаст кинжал.
   -- Ты почему же пришел без шляпы, маленький? -- удивленно спрашивает мать.
   -- Ах, мама, мамочка, -- конечно, без шляпы, -- с досадою отвечает Павел и поводит плечами. Как мама не понимает, что теперь не до того.
   "У меня сорвало ее ветром, и она упала в воду", -- хочется еще сказать ему, но это будет ложь, такая же, как лгут все люди; нет, лжи не надо, надо правду говорить.
   -- Вероятно, я забыл ее в школе, -- объясняет Павел и присаживается к чаю.
   Мама посматривает на него притаенно и качает головою. Тетка Анфиса является возбужденная, радостно улыбающаяся. Как же, как же, она с новостью интересной; обокрали дядю Евгения Павловича, как об этом не рассказать. И обокрал, должно быть, Петька, Евграфыч, известный вор.
   Угрюмо нахмурившись, уходит с террасы Павлик. Он не знал еще, что толстая тетка так ужасно глупа. Ну, что интересного, о чем рассказывать? А глаза ее блещут, точно маслом покрылись, -- неужели же старые люди могут быть глупы так?
   Однако мысли о том, что он увидел, обуревают, теснят и гложут обеспокоенное сердце. Зачем люди обманывают? Зачем они целуются, когда -- женатые? Нехорошо как-то устроились в жизни люди; одни крадут, другие дерутся, третьи обманывают и целуются наедине -- тайком от мужей, прячась, как воры... "Ведь она к тому же и немолодая! -- продолжает думать Павел. -- На висках у нее морщины, на носу черная родинка; правда, щеки розовые, но все же она совсем некрасива.
   Вот та, с желтыми волосами, гораздо красивее. Она молодая, глаза v нее печальные, так тихо и кротко улыбается она, и руки у нее бледные, похожие на цветы.
   Но ведь и она тоже обманывает мужа? больно заносится в голову Павлика, и, поднявшись, он начинает ходить по комнате. Да, совсем не так верно и в этой тихой деревне; все лгут, притворяются добрыми и красивыми, а сами лгут".

29

   На другой день, перед явлением в школу, заходит он к дяде Евгению Павловичу, в руках его серебряный кинжал.
   Еще утро, дядя, наверное, дома, может быть, он еще не проснулся, двери раскрыты настежь; впрочем, так лучше, не надо, чтобы о его приходе к дяде Евгению кто-либо знал.
   Теперь уже знает Павлик, куда надо идти: к его кабинету. Где-то за стеною бормочут голоса, вероятно, это прислуга на кухне. Павел проходит столовой и залою, на душе очень беспокойно; как он скажет дяде, когда будет отдавать подарок, что скажет? Ведь неудобно же уйти молча, сказать же истинное все-таки страшно. Ну, как сказать это: "Я отдаю вам кинжал потому, что вы целовали учительницу?" Он может подумать, что Павлик сумасшедший; надо придумать что-либо более естественное, и странно, что естественное будет -- ложь, а правда кажется такой неверной. "Вот как живут на земле люди: чтобы сказать естественное, надо солгать".
   Перед дверью кабинета робко никнет его маленькое сердце. Нет, в самом деле, как решиться, все же страшно, не лучше ли отложить до завтра или просто положить кинжал где-нибудь на стуле и уйти?
   Негодуя на собственную слабость, касается двери кабинета. Неслышно подается половинка двери, и Павел хочет войти, но опять останавливается, пораженный. Что это? Смеющийся дядя Евгений в халате сидит в кресле, а перед ним, на его коленях, сидит Маша или Глаша, с развитыми волосами, в белой кофте, и загорелыми, голыми до плеч руками отталкивает его, смеясь, упираясь в грудь.
   -- О! О! -- тревожно и опечаленно говорит Павлик и отступает и идет по зале растерянный, еле сознавая себя. В голове его еще стоит улыбающийся образ девушки, ее несмущенное радостное лицо, ее движение отталкивающее и в то же время отдающееся, ее развитые темные косы. -- Да ведь это же третья! Это третья! -- шепчет в волнении Павел. -- Неужели же мужчины любят сразу троих?
   В полутемной прихожей, осторожно пригнувшись, забрасывает за платяной шкаф подаренный ему дядею кинжал и неслышно выходит в те же широко раскрытые двери.
   -- Хоть бы двери запирали, -- угрюмо и жестко шепчет он себе.
   Он не может глядеть на учительницу, он опускает глаза, он прячет их и дрожит внутренне, когда склоняется над ним ее неверное лицо.
   -- Да что это ты сегодня словно не в себе, Павлуша? -- наконец спрашивает она.
   "Да. я не в себе, потому что вы -- целуетесь!" -- хочется крикнуть Павлику во весь голос, на всю школу, на все село. Но он останавливает себя: выйдет только лишь глупость. Крикнуть: "Я не в себе потому, что вы целуетесь", -- будет чрезвычайно глупо, потому что -- правда; правда всегда неестественна и глупа, а сказать ложь -- как легко становится, и все довольны.
   И он говорит:
   -- У меня голова болит, -- и смотрит на учительницу.
   Так легко сказать ложь, никто не удивляется, все довольны, потому что ко лжи привыкли, все купаются во лжи и в ней себя чувствуют как рыба в воде.
   -- Мы же скоро уезжаем в город, совсем уезжаем, -- говорит он еще и смотрит на учительницу пристально и зорко, угрюмо прищурившись, точно говорит ей теперь уж не такое ложное, а затем скажет и то, от чего отпрянет она.
   -- Да, я знаю, я слышала, -- говорит Ксения Григорьевна и отходит к классной доске и пишет, а Павлик смотрит на ее руку и вспоминает, что вот эта же рука держала тогда у губ руку дяди Евгения, и не верит тому, что теперь она пишет, потому что она тогда солгала, и теперь все -- ложь.
   Поднимаются школьники. Входит Петр Евграфович, и учительница смотрит на мужа обыкновенными простыми глазами, тогда как они мужу солгали, и может быть, не раз, -- они же обманывали мужа, эти глаза, и он это видел.
   -- Да, вот как вы здесь! -- полный тоски, боли и злобы твердит себе Павлик, и желание бросить все, бросить деревню, увидать других людей не все же такие... -- крепнет в душе.

30

   К крыльцу дома подали экипаж, запряженный нарою, на козлах сидел неизвестный Павлу рослый чернобородый ямщик.
   Ямщика этого наняла Елизавета Николаевна для поездки в Ольховку Надо было навестить Гришу хотя бы перед отъездом, сказала Павлику мать.
   Мало думал за последние дни о Лине Павлик. Так сложились они, дни эти, раздумчиво, тревожно и грустно; таких были полны жутких вопросов и тайн, что образ девочки с пепельными волосами как-то поблек в душе.
   Теперь же, когда тарантас тронулся с места и, сопровождаемый визгом и крестиками от тетки Анфы, покатился по дороге к воротам, -- полузабытый образ кузины тревожно оттиснулся в сердце.
   "Как поцеловала она тогда меня, как глаза блестели!" -- думал он, встряхиваясь в экипаже на кочках сельского пути. Мама заботливо оправляла под ним подушки, считала узелки с пирожками, заталкивала в щели сиденья бутылки с кипяченой водой...
   А по сторонам брички с лаем бежали злые и голодные деревенские собаки. Иные были такие злые, что бросались на лошадей и. подпрыгивая, стремились укусить их в морды, за что получали от ямщика удары кнутом. Куры разбегались в разные стороны, сзывая дохлых цыплят, отчаянно кудахтая; на лавочках и завалинках перед избами сидели старики с клюками и кланялись проезжавшим... Понемногу все это стало развлекать Павлика, тревожные мысли вытеснились, и он отдался созерцанию.
   Веял ветер, августовский, свежий. Небо было затянуто белесой пеленой, как туманом, однако солнце просвечивало и жгло. Точно гарью пахло в воздухе, может быть, горели где-то вдали леса. Свет от солнца исходил желтоватый, деревья неторопливо двигали листьями, словно бормотали, масса мух покойно и удобно ехала в экипаже в гости к Ольховским.
   До Ольховки было всего верст сорок, не больше. Ямщик, однако, сказал, что в Шаболовке придется покормит лошадей. Проезжали полями, скучными и унылыми, взбирались на пригорки, въезжали в леса -- и стихал колокольчик, как бы запутанный листвою, и четко настораживались на него лошадиные уши, точно спрашивали: отчего он замолк?
   Выехали к речке; вкусно запахло волей и сыростью; тут же на берегу чернел унылый, обглоданный непогодами крест.
   -- Зачем здесь крест поставили? -- полюбопытствовал Павлик.
   Ямщик ответил:
   -- Человека убили, лавочника; люди сказывают, -- татаре...
   И Павлик болезненно сморщился.
   -- За что же убили его?
   Вместо ответа ямщик только ударил лошадей и задергал плечами; лошади побежали быстрее, веселясь на реку; Павлик, однако, чувствовал все нараставшую на душе неприязнь. "Вот, им мало того, что друг друга обманывают, еще убивают!.." Звенели колеса, он откинулся в глубь экипажа и закрыл глаза. Гак неприятно было смотреть на спину ямщика, так не хотелось людей.
   Перебравшись через реку по разбитому мосту, который сипел и прыгал под экипажем, ехали они еще сколько-то времени какими местами, Павел не примечал. Ожесточилось в нем его маленькое сердце. Нет, без людей тише, без людей спокойнее. Если б была его воля, он и в Ольховку бы не заехал.
   Чужой окрик кучера обрывает его задумчивость:
   -- Приехали в Шаболовку, здесь надо покормить.
   Павел вскинул голову; мать доставала из тарантаса кулечки с провизией, они стояли во дворе, обнесенном плетнем, хитрое лицо бабы улыбалось Павлику в упор дурными зубами. Он поморщился и вылез из экипажа.
   Ямщик распрягал лошадей и ругательски ругал при этом пристяжную; Павлик пошел за матерью; баба ввела их в чистую избу и предложила "самоварчик".
   -- Да, да, пожалуйста, -- ответила Елизавета Николаевна, а Павлик начал быстро рассматривать, от нечего делать, расклеенные по стенам картинки. Вскоре в горнице раздались причитания, и, словно из-за печки, ввалилась толпа нищих.
   Они сейчас же напели гнусавыми голосами, и Павлик осматривал их неприязненно, пока не заметил, что все они слепые. Дрожащей рукою подала Елизавета Николаевна нищим монету, и те, разом прекратив пение, повалили валом из комнаты. Не успела мать Павлика заварить чаю, как опять послышались причитания и вздохи, и монашенка, здоровая, молодая, с лоснящимися щеками, затянула тонким голоском какое-то славословие, много раз и глубоко крестясь на иконы. Опять пришлось Елизавете Николаевне доставать кошелек, опять выслушивал Павел слезливо-сладкие благодарности и неприязненно думал: "Такая сытая, толстая -- и таким тянет голоском".
   После монашенки в залу наведались хозяева постоялого двора, и меж ними выглядывало хитрое лицо знакомой Павлику бабы. Все жаловались на дороговизну, на своего священника, на пристава, и матери Павлика пришлось все это выслушивать, хотя дела эти и не интересовали ее. "Какие люди, однако, скучные и неприятные", -- плескалось в голове Павла. Он был рад, когда угрюмый ямщик возгласил, наконец: "Лошади запряжены", и тарантас выбрался из села.
   Теперь они ехали по голой, выжженной солнцем степи, и пыль клубилась над экипажем облаками, покрывая собою лица и платье, залезая за ворот, набиваясь в рукава. Елизавета Николаевна скоро начала кашлять и попросила ямщика ехать по траве; но такая поднялась тряска, что сидеть было невозможно, и пришлось снова свернуть "на шлях".
   Ветер совсем стих, с неба сбежала муть, и солнце жгло ровно, настойчиво, неотступно. Павлик завязал себе рот платком, зажмурил глаза, но и под платок и под веки забивались тонкие волны пыли. Наконец повеяло смолою, и за оврагом, из которого они выползли, показался нестарый соснячок. Дорога сделалась не такой пыльной, и вскоре же всплыло стоявшее на берегу круглого озера селение Ольховка.
   -- Прямо к барскому дому? -- спросил ямщик.
   Мать ответила, и он, подпоясавшись, привстал на козлах. Павлик взглянул на мал, Лицо ее было серо от пыли. Особенно много пыли осело на щеках и у глаз, и Павликова мама походила на арабку. Он сказал ей об этом. Елизавета Николаевна достала зеркальце и стала отираться платком. Павлик мельком взглянул на себя и, несмотря на свою сердитость, расхохотался. Лицо его было черно, как сапог солдата; сверкали белки глаз да зубы; походило, что он вымазался в саже, что он переряженный трубочист.
   Мысль о том, что его в гаком виде может увидеть Лина, заставила его сейчас же обтереться. Платок сделался как чернила, и его уже нельзя было положить обратно в карман.
   Они не успели привести себя в порядок, как ямщик загикал на лошадей и, что было мочи, погнал их в гору, на которой, обнесенный палисадником, высился дом с башней и зияли ворота.
   Полагая в этом, вероятно, свою ямщицкую честь, кучер и во двор влетел ураганом. Затем, когда они остановились, поднялся другой ураган -- собачьих голосов. Ошеломленный Павлик только и видел, что со всех сторон на них мчались лающие собаки, видел тучу морд, мохнатых лап и хвостов.
   Смутилась даже Елизавета Николаевна, и они сидели в тарантасе до тех пор, пока не прибежали люди и не отогнали псов.
   Вошли в дом при гробовом молчании. Оказалось, что хозяева спали. По давнему деревенскому обыкновению два послеобеденных часа проводились во сне; все двери были раскрыты, все окна растворены, спала даже прислуга, и только бодрствовала свора собак.
   Горничная долго будила помещицу, и к гостям первой вышла кузина Лина.
   -- А, вот вы и приехали! -- сказала она и улыбнулась, блистая глазами. На ней было светлое платьице и белые туфли, и платье было плохо застегнуто на груди, -- должно быть. Лина, узнав о приезде гостей, спешно переодевалась.
   -- А бабушка скоро выйдет, -- сказала она, любезно улыбаясь, и, как хозяйка, повела гостей в парадные комнаты. -- Гриша ушел с мальчиками купаться, а дедушка Терентий Николаевич уехал на съезд.
   Она все знала, все разъясняла обстоятельно, и Павлик подивился ее умению. Самому Павлику она подала руку приветливо, но сейчас же и приняла церемонно и все внимание устремила на Елизавету Николаевну, как на взрослую, предоставив Павла себе.
   -- Бабушка всегда после обеда отдыхает, -- говорила она, рассевшись непринужденно в старинном вольтеровском кресле.
   Павлик в это время рассматривал в клетках чижей, которых было неисчислимое количество, поглядывал временами на Лину и, видя, что она совсем на него не смотрит, стеснялся и жалел, что приехали они.
   Среди разговоров о варке дынного варенья, которые завела та же кузина Лина, показалась и сама помещица, мать Гриши, Александра Дмитриевна Ольховская.
   -- Лизочка, Лизочка? -- закричала она еще за две комнаты и побежала навстречу гостье, причем все тряслось в ней самой: щеки, руки, подбородок, груди, и трясся пол и мебель на нем. Она была в сиреневом капоте с лиловыми лентами, ее громадный рот улыбался, блистая пломбами, а на волосах раскачивались бумажки, которые она второпях позабыла снять.
   -- Вот радость, вот обрадовала! -- кричала она на всю деревню. -- Жаль только, что Терентий Николаевич на съезде, он очень будет жалеть.
   Когда несколько стихли ее пронзительные излияния, Павлик подошел к хозяйке и поцеловал ей ручку. Как-никак она была ему бабушкой, надо было вежливость соблюдать.
   -- А Павлик похорошел, очень похорошел! -- сказала в ответ Александра Дмитриевна и, схватив его за подбородок жирными пальцами, чуть не приподняла к своим губам, как котенка. -- Только похудел он очень, а глаза стали огромные, -- он весь в отца.
   В дверях показался, наконец, и кадет Гриша. Павлик вспыхнул и двинулся, но Гриша был спокоен, точно все прошлое утонуло. Был он взъерошенный, с мокрыми волосами и, в противоположность тому, как солидно держался он в доме Павлика, здесь и вообще выглядел очень плачевно. Может быть, оттого, что он был в простой ситцевой рубашке без погон и резиновых галошах на босую ногу, он поздоровался сконфуженно не только с Елизаветой Николаевной, но и с Павлом, и сейчас же обрушилась на него пронзительным визгом мать:
   -- Григорий! В каком ты виде! Сейчас же переоденься! Да и вам надо тоже, вероятно, помыться, -- предложила она приехавшим и повела их в "комнату для гостей". -- Здесь будет вам очень удобно, здесь все готово.
   Однако хозяйка, видимо, преувеличила готовность комнаты для приезжих. В умывальнике не было воды, на блюдечке -- мыла, повсюду стояла такая пыль, что ни до чего нельзя было коснуться.
   Звонков не было, Павлику пришлось отправиться на поиски горничной. Не зная, куда ступить, он зашел сначала в буфетную, затем в кухню и в буфетной заметил залезшего в ларь Гришу, облизавшего измазанный вареньем палец, а в кухне бродили только две кошки, голодные и седые.
   Он стоял посреди кухни, не зная, что предпринять; за спиною его зазвенела посуда, и показалась хозяйка.
   -- Тебе что, Павлик? -- удивленно спросила она.
   -- Мама прислала... умыться... воды нет в умывальнике... -- пролепетал он.
   И сейчас же пухлое лицо помещицы покрылось сизым налетом, и, набрав воздуху в богатырские легкие, она закричала в окно:
   -- Аглая, Пелагея, где вы, ду-уры! Воды в умывальники!..
   Точно трубный звук разносился ее голос. Павлик смущенно побежал к себе.
   Громадный таракан сидел на крышке умывальника и поводил усами.

31

   Едва Павлик с матерью успели переодеться, как в их комнате зазвенели все двери и появилась Александра Дмитриевна звать их к столу. Теперь Павлик уже безошибочно определял приближение бабушки. Точно электрический ток пробегал по всему, мимо чего она проходила: все зыблилось, звенело и тряслось.
   Когда Павел, держась за руку матери, появился в столовой в своем новом синем бархатном костюмчике, на него с изумлением уставились две пары глаз: громадной бабушки и крошечной кузины.
   -- Да он же у тебя, Лизочка, прехорошенький! В него все барышни будут влюбляться! -- в шумном восхищении кричала бабка. При светлых волосах да черные брови... Отдай мне, Павлик, твои черные глаза.
   Она снова его поцеловала, причем так ущипнула за подбородок, что Павел чуть не вскрикнул. Осторожно покосился он на Лину. Она отодвинулась от Гриши и смотрела на Павлика во все свои милые, затененные ресницами глаза.
   -- А мой-то Гришка совсем чумичка! -- сказала еще Александра Дмитриевна и покачала головою, -- Никак не могу приучить его к чистоте. Грязный, оборванный, задирает мальчишек.
   -- Ну и пусть задираю, пусть оборванный! -- сердито буркнул Гриша.
   Свирепого вида кухарка подала на микроскопическом блюде яичницу и, топая сапожищами, скрылась. Александра Дмитриевна сейчас же принялась разрезать ее ломтиками и положила всем на тарелки по кусочку. говоря:
   -- Это самое здоровое блюдо, мы мясо едим только в холода!
   Съели яичницу. Гриша глотал не жуя и запивал водою и запихивал себе в рот такие куски хлеба, что его шея багровела. Так он не позволял себе держаться в гостях.
   -- Что там еще? -- крикнула Ольховская по направлению к кухне.
   Опять вошла свирепая кухарка и опять принесла на таком же блюде точно такую же яичницу.
   -- Кому еще положить? -- громогласно спросила хозяйка, и Гриша покатил по столу свою тарелку.
   -- Григорий! Держись деликатнее! -- приказала мать.
   Они не успели оглянуться, как снова появилась кухарка, и снова на сковороде ее дымилась яичница.
   Это бесконечное количество яичниц вдруг вскинуло Павлика. Он взглянул на мать, густо покраснел, хотел было сдержаться, но не смог и вдруг начал смеяться. Яичница за яичницей!
   -- Павлик, что с тобой? -- сказала сконфуженная Елизавета Николаевна.
   Павел сделал сверхъестественное усилие и остановился.
   -- Я вспомнил, по дороге лаяли собаки, -- проговорил он и опустил глаза. Опять на него нападали приступы смеха, но он тискал себе под столом руки и стремился сдержаться. После яичницы подали простоквашу, и затем все встали из-за стола.
   -- Деревенский стол очень исправляет желудок! -- назидательно объяснила Александра Дмитриевна и, вероятно, поверив объяснению Павлика, обратилась к нему с шуточным вопросом: -- Так как же, бежали за вами собаки, а?
   После закуски она усадила Лину за рояль, а сама пошла хлопотать о чае.
   Елизавета Николаевна сидела у окна с Гришей и рассматривала картинки, а Павлик стоял подле кадки с олеандром и смущенно смотрел игравшей Лине в затылок.
   Волосы ее были расчесаны в две косы с пробором и крендельками, и узкая белая полоска казалась Павлу такой милой и чистенькой, что хотелось поводить по ней мизинцем. Теперь кадет Гриша был занят с мамой; он объяснял ей атаку под Горным Дубняком. Павлику можно было подойти к Лине поближе и попытаться поговорить.
   Но захватывала робость. Так недоступно и священно пахло от девочки духами, так плечи ее белели, так строго и чинно водили пальчики по клавишам, что подойти недоставало мужества. Павел краснел и бледнел и давал себе все презрительные названия, но не отрывались ноги от кадки с олеандром, хотя сердце звало и требовало: "Приблизься, поговори".
   "Ну, о чем бы теперь побеседовать с нею? задавал он себе мучительные вопросы. -- Можно было подойти к кузине и спросить: "Вы что играете?" Но это было бы слишком просто. Спросить так: "Вы любите играть?" Она бы ответила: "Люблю". "Люблю!" -- повторяет Павлик, и по душе его прокатывается сладкий весенний гром. Как поцеловала она его, когда он прочел поэму! Он робок, он застенчив, он не мог на другой день добиться ничего, но если бы он спросил тогда... Ведь поцеловала она -- не значит ли это "люблю"...
   В его мечтания тихо вступает недоумевающий голос мамы.
   -- Да сходи же, Павлик, принеси мне из сумочки платок.
   -- Я схожу! -- вспомнив военную галантность, вызывается Гриша.
   -- Да ты не найдешь, Гришечка, сумочка спрятана в чемодане.
   Павлик с досадою и грустью отходит от рояля. А кузина Лина все играет, все играет, звуки все плывут, звенят, ширятся и наполняют очарованием сердце. "Да, вот как играет она хорошо, а ей всего девять, -- думает он, -- Вот если бы мы женились, она бы постоянно играла мне на рояле, и я бы слушал... Как это хорошо!"
   Входит в отведенную им комнату; там две бабы расставляют кровати, а Александра Дмитриевна стоит с куском ветчины в руках, жует и дирижирует сальными пальцами. Увидя Павла, она прячет бутерброд за спину и спрашивает его:
   -- Ты, Павлик, что?
   -- Я пришел... достать сумочку, -- сконфуженным голосом объясняет Павел и роется в чемодане. "Какая бабушка странная! Втихомолку ест ветчину".
   Выходит с платком, приближается к залу, а звуки все плывут, наполняя сердце трепетом. Но опять не смеет подойти к кузине, как ни бранит себя, как ни заставляет. Слишком уж элегантна она, слишком образованна, и косички такие неприступные -- никак не подойти.
   Кончается музыка, после чая расходятся гости. Павлик робко прощается с кузиночкой и внезапно слышит ее внятный шепот:
   -- Хоть вы в этом костюме и очень хорошенький, но я в вас ничуточки не влюблена!

32

   Теперь Павлик ворочается на кровати и думает. "Что же это значит, что значит? -- тысячу раз спрашивает он себя. -- Что хотела она сказать этими словами?" Хотела ли посмеяться над ним или сердилась, что он не подходил к ней и ни о чем не разговаривал, а только сидел в углу и дичился, как бирюк. "Хоть вы в этом костюме и очень хорошенький, но я в вас ничуточки не влюблена!"
   Да, вот что сказала она, вот это. Что оно обозначало, что могла означать эта таинственная фраза? Верить ли ей, что она "ничуточки" не любила, или, наоборот, это заключало в себе признание "хитрой кокетки", или же, наконец, была насмешка, столь обычная в ней?
   Вздыхает и ворочается в постели Павел и все думает неотвязно, а в это время по нему, по всему его телу кто-то ползает и ходит. Зажигает Павлик свечу, видит -- вся простыня и полушки полны сотнями клопов. Они же движутся по стене и по сорочке Павлика, ходят парами и тройками по коленям, и нет сил закричать, от страха и отвращения.
   -- Мама, мама! -- беспомощно бормочет он.
   А мама уже давно сидит в темноте, на стуле подле открытого окна.
   -- Мама, мама, какое безобразие! -- говорит Павлик и срывает с себя рубашонку.
   Безобразно и оскорбительно; оскорбительно потому, что он только что думал о любви и счастье, а тут же напали на него эти противные гады. Совсем голый, с худыми вздрагивающими плечами, прижимается он беспомощно к матери, а клопы все двигаются по спине, по ребрам и точно оставляют скользкие отвратительные следы.
   -- Мама, мама, как люди живут!..
   А голова так и клонится, так и никнет, а перед глазами точно ситчатый льется серый дождик. Обрывками мысли плавают и тлеют: "Ведь она же любит меня"... "Она же сказала "ничуточки" -- значит, любит"... Но, боже мой, как хочется спать, как голова клонится, налитая свинцом, как все предметы никнут...
   -- Ты вот что. маленький, -- говорит ему мама. -- Ты ложись-ка вот здесь, на столе, здесь, должно быть, чище... -- Стряхнув свой плед; она стелет Павлику на письменном столе, кладет свои, привезенные из дому, подушки.
   -- Но как же ты, как же ты? -- со слипающимися глазами лепечет Павел. -- Ты же совсем не заснешь, ты не будешь спать.
   -- Нет, нет, я засну тоже, ты не беспокойся, отвечает мама и все устраивает постель. -- Нет, я тоже буду спать, только на стуле...
   -- Да нет же, ты не заснешь, я без тебя не буду! -- бормочет сонный Павлик, а сам клонится к письменному столу, ежится и жмется, голова все никнет, все тяжелее, точно колокол медный стала голова.
   -- Я ни за что не засну без тебя! -- а сам уже лезет в кресло и укладывается на столе и, вздохнув, тотчас же засыпает, и в голове еще стоит: "Я же в вас не влюблена ничуточки", -- ах, все равно, все равно, только бы спать, спать, спать...
   Рассвет брезжит в окне, а у окна с бледным, усталым лицом сидит измученная, улыбающаяся мама. "Ничуточки... ничуточки", шепчет во сне Павел, и не знает мама и не может знать, о чем уже думает эта крошечная смуглая голова, над чем сдвинулись атласно-черные брови.
  
   Просыпается Павлик решительный и строгий.
   -- Мама, мы сейчас же, сейчас же уедем отсюда! -- говорит он, соскакивая с письменного стола. -- Какие они грязные. Я никого не люблю, мы сейчас же к себе поедем.
   -- Нет, мой маленький, так сразу неловко, -- останавливает его мать, и Павел хмурится.
   -- Значит, опять надо лгать? -- спрашивает он. Почему это, мама, так люди лгут постоянно? Почему нельзя сказать ей прямо: "Мы потому не остались, что у вас грязно и безобразно", почему правду сказать всегда неприятно, а ложь так приятна и легка?
   Смущенно и виновато улыбается мама. Да, конечно, люди живут не так, как нужно, совсем не так. Но и обижать людей тоже не надо; они встретили с расположением, за что же их обижать?
   Оба одеваются. Павлик смотрит на свою брошенную ночную рубашку, -- ни одного клопа, все чисто и мирно, все гады попрятались по щелям, и так нарядно в комнате, и висят охотники в золоченых рамках, и цветы нарисованы -- сирени, розы, а как грязно под видимой чистотой и опрятностью, такова и людская жизнь.
   К ним в двери стучат, и звенит где-то в стороне посуда. Это, конечно, хозяйка, она пришла проведать гостей.
   -- Ну, как вы почивали? -- спрашивает она, приторно улыбаясь. -- Хорошо ли спали на новом месте?
   -- Нет, жестко отвечает Павлик и бледнеет. Мы спали плохо, мы совсем не спали, нас всю ночь ели клопы.
   Мать вскидывает опечаленное лицо на своенравного сына, а щеки Александры Дмитриевны синеют и пухнут, и она говорит, поднимая брови:
   -- Скажите пожалуйста! А ведь никто не жаловался... Неужели клопы?
   За чаем Павлик посматривал на всех очень недоброжелательно, даже на Лину.
   Она вышла к чаю еще более разряженная, даже незаметно завитая, и оглядывала Павла с чуть приметной улыбкой. А он хмурился и прятал глаза и думал: "Да, вот ты нарядна, и в волосах ленты, и на рояле играешь, а каждую ночь в твоих подушках клопы".
   Ужасной мерзостью, тупым запустением и грубостью веяло от этой сонной деревенской жизни. И все казалось ему в тот день ненастоящим: и самовар, и рояль, и ласковые речи хозяйки, и ее волосы, и зубы. Все было поддельное, все поддельное, только снаружи было прибрано, только напоказ глядело.
   Он был рад, когда кончилось чаепитие и можно было встать из-за стола.

33

   После обеда весь дом, по обыкновению, засыпает, и Павлик сидит над картинками в столовой один.
   Помявшись, сообщив что-то насчет сердцебиения, ушла в свою спальню Александра Дмитриевна; прилегла в саду, в беседке, и не спавшая ночью мама, и кузина Лина ушла к себе в антресоли, а Гриша без церемонии объявил, что пойдет вздремнуть на сеновал.
   Затихло и на кухне; прекратились звоны посуды и перебранка. Бесчисленных псов спустили с веревок и цепей. Теперь подойти невмочь не только вору, даже Павел боится по двору пройти.
   Он сидит перед раскрытым окном, обращенным в садик, и смотрит на частокол забора. Тучки плывут по небу, жаркие, распаленные, с обтаявшими краями; птицы возятся лениво и сонно в акациях и березах.
   "Какой сад пустынный, какой заброшенный, -- думает Павел. -- Неужели Линочка цветами не интересуется... Или у нее нет денег, чтобы цветов купить?"
   Одна-разъединая сереет посреди подорожника клумба. Земля в ней обожжена солнцем и выгорела, кажется серой. Пусто и одиноко смотрят головками отцветшие, сохнущие маки; два подсолнуха опустили пожелтевшие шапки, цветет розовыми цветами какая-то жирная крапива или репейник -- что-то колючее, лохматое, мерзкое. Вот тебе и сад.
   "А скучные люди живут в деревне, -- думает дальше Павел. -- Вот тетка Анфа. дядя Евгений, вот Александра Дмитриевна, учительница с мужем... Неужели уж никому в голову так и не приходит цветы перед домом посадить?.." Павлик -- мужчина, ему бы не так пристало заниматься садами, а вот тетка Анфиса, Ксения Григорьевна, Дина?.. Ведь их-то уж должно бы красивое привлекать.
   В боковое окно видна на бугорочке лавочка. "Бакалейная торговля, а с этим и вино", написано на вывеске. Что вино с "этим", и без того видно: около крылечка валяются вповалку пьяные, в лопухах па траве, и их головы обнюхивают собаки. Не думал Павел, чтобы в деревне было так безобразно. Как понравилась она ему сначала, как воздух был свеж и вкусен, как галки кричали немолчно, и какой радостью взмывало на сердце от этого всего... "А может быть, в деревне и точно все хорошо, и все гадкое к ней люди приделали", думает Павлик и хмурится. Хрр... хрр... -- доносится из спальни хозяйки. "Ну как это же безобразно! Зачем люди храпят?" Примечал Павел, что храпели по большей части сытые и раскормленные люди. Вот мама никогда не храпела ночами, а тетку Анфу усади только в кресло, она тут же, как боров, заверещит, Странное хрустение разносится по дому, по лестнице и антресолям. В комнатах так тихо, что каждый звук удваивается, а это, слышно, направляются кверху босые ноги. Кто же это идет к Линочке? Ведь она тоже спит.
   Теперь Павел вспоминает, что он совеем, в сонной одури дома, забыл о кузине. Неужели она тоже спит после обеда, неужели к этому приучили и ее, эту розовенькую барышню со светло-серыми глазами? Вспоминает Павлик про полоску на ее затылке, и приятно становится думать об этом проборе. Так бы взять осторожно се косички в руки и тихонечко их погладить, приложив к щекам, или поцеловать. Так чисто поцеловать, тихонько, как жавороночка, поцеловать и уйти. Но вновь западают в голову мысли о виданном ранее, и чистые, наивные, радостные мечтания словно тмятся и сереют. Да вот, разве не видел он ее странной и покорной любви к грубому кадету; разве это не унижало ее?
   Теперь уже явно треснуло наверху над головой Павлика. Кто-то борется там или возится, вот упало что-то и покатилось, должно быть подсвечник, потом шепот раздается, а может быть, это не шепот, а крики, только книзу доносится, будто похоже, что шепчут.
   "Кто бы это мог быть там, у Лины?" Поднимается от окна, тихонько идет по деревянной лестнице к антресолям, так тихонько, как шел перед ним кто-то, и все наблюдает: похожи ли звуки его поступи па те, которыми лестница перед этим наполнялась.
   Он не был еще ни разу наверху в антресолях; он входит в низкую комнату. На сундуке спит с разинутым ртом горничная Пелагея. Так душно в каморке, а накинула на себя она ватное одеяло, и капли пота стекают с ее щек на подушку, оставляя серые следы. И мухи лепятся на взмокшей шее. Однако рядом в комнате кто-то всхлипывает и шепчет. Павлик идет туда и становится у двери и снова вздрагивает. Что это судьба ему опять посылает на дороге? Почему при каждом новом явлении жизни наталкивается он непременно на грубое и злое?.. Кому нужно, чтобы Павел все это видел, зачем?
   Он видит, что на постели лежит, спрятав лицо в подушки, полураздетая Линочка; ее розовые плечи вздрагивают, точно от слез, и тонкие руки стремятся оторвать от себя пальцы Гриши, который сидит подле, в галошах на босую ногу, и стремится расстегнуть на спине Линочки платье.
   Не удивляется и не пугается Павлик. Слишком уж много показала ему судьба грубою и гадкого, чтобы плакать теперь. Нет, его губы крепко закушены и брови сжаты; с бледным зловещим лицом он быстро подходит к кадету, одной рукой вцепляется ему в шею и с такой силой отбрасывает его, что Гриша молча, как шар, катится в угол, скользя по полу коленками, словно по льду.
   -- Слушай! -- говорит Павел негромко и раздельно и отирает пальцы о куртку, точно коснулся он чего-то нечистого и сырого. -- Слушай! Если это еще раз повторится, -- я твоей матери все расскажу, и тебе несдобровать.
   И странно, как пугается великовозрастный Гриша. Его рог растягивается, как у галки; расширяются ноздри, судорога прокатывается поперек всего лица, и, утирая глаза кулаками, он громко, совсем по-ослиному хнычет и твердит:
   -- Не говори, не рассказывай!.. Отец изобьет меня! А-а-а!..
   -- И вам не следует позволять этого, Лина! -- строго говорит Павлик кузине, совсем как взрослой, и, в чувстве неприязненной отдаленности, говорит ей "вы". -- Вы должны сейчас же пожаловаться его матери...
   -- Да он меня всегда... так мучает! -- вскрикивает Лина беспомощно и заливается слезами, -- Он щипает меня, вот взгляните... на плече...
   Не взглянув на синяки, Павлик быстро подходит к растерянно сидящему на табуретке Грише и молча с силой ударяет его снизу вверх кулаком в подбородок: раз! Зубы ошеломленного Гриши щелкают, голова откачнулась, а Павлик опять выпрямляет руку и ударяет снова кулаком в подбородок: раз! раз!
   Должно быть, лицо его в самом деле страшно, -- кадет не осмеливается двинуться с места и сидит покорно, как прибитый гвоздями.
   -- И если еще хоть раз он будет, мне непременно напишите! -- сухо, стеклянным голосом говорит Павлик и сейчас же выходит.
   Лина глядела на него совсем круглыми пораженными глазами, а Гриша все оставался, как скованный, на своем табурете.
   С полным присутствием духа Павел просидел в доме еще два часа, отвечал на расспросы хозяйки и матери, даже улыбался. Но странно: точно подтянута была в нем душа цепями; что-го напрягалось в ней и не позволяло опуститься. Тупо улыбавшийся Гриша сошел перед их отъездом сверху и все смотрел на Павлика почтительно-недоумевающими глазами; сошла и Линочка, тоже как загипнотизированная. Павел с ней сурово простился, а Грише не подал руки. Все еще напряженно было в нем его сердце, и он все ходил как закованный в обручи. Когда же они выехали с матерью за село и лошади побежали по проселочной дороге, силы вдруг оставили Павлика, лицо его дрогнуло, все в нем ослабло, расправилось и поникло, и он рыдал, истерически махая руками, и кричал, и звал кого-то. и бился, и жутко синели его виски, и, точно очерченные углем, чернели кольца под глазами.
   -- Павлик, да что с тобой! -- испуганно спрашивала его Елизавета Николаевна.
   Лошадей остановили, мать раскрыла его куртку, терла Павлику грудь, давала пить воды, но не разжимались стиснутые зубы, не проходила в горло вода, и пораженная Елизавета Николаевна не знала, что делать. Постепенно, однако, возбуждение упало, рыдания Павлика сделались тише, он смолк и почти тотчас же погрузился в забытье.
   Неподвижный, холодный, он лежал на подушках, и Елизавета Николаевна велела ехать тише, и Павлик спал все время до приезда в Шаболовку. Он сам проснулся, его не будили. Проснулся оттого, что перестало качать.
   На станции он напился чаю, съел с жадностью кусок деревенской ватрушки и опять заснул. Сонного его отнесли в экипаж, во сне же, ни разу не проснувшись, он доехал до дому.
   Тревожную ночь провела у постели мать Павлика. Таких припадков с ним еще не бывало. На другой день, однако, припадок не повторился, и причины его так и остались для Елизаветы Николаевны тайной.
   А через неделю тот же ямщик отвез Павлика с матерью в город.

34

   Когда, после долгой езды в надоевшем тарантасе, среди равнины показались наконец осененные туманом главы церквей и крыши домов губернского города, вид его показался Павлику чудесным и милым.
   Павел впервые видел со взгорья разостлавшийся в равнине большой окраинный город с его церквами, мечетями, дворцами богачей и каланчами. Чуть скрипели копыта шагом идущих лошадей по красной песчаной дороге; иногда колеса наезжали на гальки, и тогда раздавался резавший ухо визг. Вечер был безветренный и ровный, громадное солнце спускалось где-то за городом на фабричные трубы, и как свежо и безмятежно было на взгорье, так же ровно и ясно было на душе. Казался игрушечным город, игрушечным и таким красивым; гудели подле самой дороги телеграфные столбы, и какие-то птицы то присаживались, то беспокойно взмывали от проволок.
   -- Мама, а что, это большой город? -- спросил радостно Павлик.
   Мать улыбалась. Она думала, что Павлик будет удручен и задумчив, а он был радостный. Он словно жил только минутой и часом, как жил мотылек; он не думал о том, что принесет ему новый, совсем неизвестный город; сколько горьких безответных вопросов, сколько разочарований примет и здесь его маленькое сердце. Он полон был только настоящим; сейчас едут в тарантасе, сейчас воздух нежный и тихий, и лошади идут шагом, и простор равнины пленяет сердце, и город кажется таким невинным и милым. Пусть так, пусть живет его сердце с минуты на минуту. Пусть не захватывают его предчувствия скорой разлуки, -- горечь идущего одиночества, чужой жизни у чужих людей. Через два дня мама назад уедет; она будет жить в старом отцовском доме, который зимой весь снегом занесет; а он, маленький, будет жить в чужом доме, в чужой семье, без ласки матери... Всего на третий день уедет мама; он проснется наутро в чужой комнате и уж не услышит ее. Она будет за двести верст; его жизнь, жизнь этого маленького, нервного, обречена на одиночество, одиночество с самого нежного возраста такова судьба.
   Но не думает о судьбе этот смугленький, черноглазый. Он радостен, он весь отдается обманчивой тишине минуты, он не думает ни о чем темном: ведь здесь, среди этой безбрежно широкой равнины, так светло!
   Они приближались к городскому предместью, ямщик подвязал колокольчик; экипаж поднялся на взгорок, на избитую мостовую, и от этого стало неприятнее ехать. Да и дома, красивые издали, стали вблизи некрасивыми; были они старые, грязные, с проржавленными крышами, и грязные лужи стекали к середине улицы от ворот и калиток.
   На крылечках сидели старухи и дети; на лавочках перед ворогами грызли подсолнухи мастеровые; девушки ходили кучками и посмеивались на мужчин, а мужчины отпускали им вслед громкие шутки и иногда хлопали проходивших по спинам.

35

   Экипаж между тем ехал все дальше и дальше. Миновали два длинных дома, похожих друг на друга и более похожих на тюрьмы. Старый собор возвышался на грязной площади, усеянной мусором и рванью; тускло возвышался в сторонке остаток древней крепостной стены; странное здание, закиданное землею, угрюмо выдвинулось из-за поворота улицы.
   Пороховой погреб! объяснил ямщик, и сейчас же увидел Павлик серого солдата со штыком у будки. А вот и в самом деле показалось здание острога, с черными окнами, уснащенными решетками, все смущеннее и темнее делалось на сердце Павлика.
   Свернув еще за угол, тарантас поплелся уже по ровной мостовой. Забелели дома правильными рядами; запестрели вывески магазинов, и странно, совсем странно для города вдруг запахло листвою: приближался бульвар.
   Вид деревьев напомнил Павлику о доме, о роще, усеянной грачами, и впервые живое ощущение разлуки укололо сердце. "Там Александр остался, и Федя блаженненький, и цветы!" -- пронеслось в голове Павлика, и расплывшаяся фигура тетки Анфисы уж не показалась такой безобразной. Вспомнилось о березах сада, о купах кустарников, о вязовой рощице, захотелось двинуться к ямщику и сказать: "Поезжай назад, пожалуйста!" -- но явно стало на сердце, что назад теперь уж нельзя...
   Они пересекли главную улицу и вновь въехали в плохо замощенную, полную пыли и рытвин. Дома, однако, не были маленькие; здесь высились старинные барские особняки, зеленели садики, перед воротами везде были понаделаны скамьи.
   -- Подъезжай к четвертому дому налево! -- сказала Елизавета Николаевна, и Павлику показалось, что голос ее дрогнул. Робела ли она, милая мамочка? Отчего?
   Ямщик хотел свернуть на левую сторону, а с правой раздались оживленные крики.
   -- Лиза, Лиза едет! -- сказала полная дама в капоте и быстро пошла, окруженная детьми, навстречу экипажу.
   -- Наточка! -- крикнула Елизавета Николаевна удивленно и хотела вылезти из экипажа, но полная дама сама поднялась на его подножку и начала целоваться с мамой.
   -- А вот и Павляус приехал! Здравствуй, миленький мой!
   Она очень ласково обняла Павлика, а тот, ничего не понимая, глядел на нее во все глаза.
   -- Это твоя тетя, маленький! -- объяснила Павлику мать. -- Ее зовут тетя Наташа.
   Павлик покосился на нее. Она была красивая, с розовыми щеками, похожими на плюшки, волосы се были в мелких завитках. Поправилась ему новая тетка, но долго на нее смотреть было нельзя, так как и с левой стороны к их экипажу шли люди и что-то кричали матери Павлика и кивали головами.
   -- А вот это и есть тетя Фима, у которой будешь ты жить! -- сказала Павлику тетя Наташа и добродушно засмеялась. -- Сколько у тебя, Павляус, тетушек, -- хоть в лавочке продавай.
   То, как она говорила непринужденно и весело, также очень поправилось Павлу. "Только зачем она говорит "Павляус!" -- подумал он. Он был очень обидчив, некрасивое название ему не понравилось.
   -- Здравствуй, Лизочка, здравствуй, милая! -- сказала матери Павлика вторая подошедшая тетка.
   Павел прежде всего поразился ее голосу. Какой он был чистый, какой певучий и ласковый, какой музыкальный! Звук голоса ее обворожил Павлика в первое же мгновение. Торопливо взглянул он на подошедшую; она была значительно моложе мамы -- моложе и красивее. И первая пока показалась ему очень красивой, но эта была красива совсем по-другому. Тетя Наташа была полная, рыхлая, с розовыми щеками и круглым носом; у этой щеки были бледны и втянуты и образовывали такой изящный овал лица. Она вовсе не была полна: скорее она была худощава, и что-то девически-юное было в ней, несмотря на то что подле нее стояло пять девочек -- ее дети. Вся фигура ее была исполнена благородства и грации; руки ее были нежны и чрезвычайно красивы, и невольно, совсем невольно, когда она обняла Павлика за шею, он принял их и поцеловал. Тетя Фима улыбнулась, и лицо ее похорошело еще больше. Только глаза у нее были печальны, Павлик это тотчас же подметил, и чувство внезапной симпатии к ней еще более укрепилось.
   -- Петр, ты подойди, -- Елизавета Николаевна приехала! -- проговорила она после первых приветствий, повернувшись к крыльцу.
   Там сидело несколько человек, и в числе их были одна старуха в наколке и высокий мужчина в белом кителе. Высокий мужчина неторопливо поднялся и неторопливо подошел, и Павлик с огорчением увидел, что он совсем некрасивый. Он думал, что у такой прекрасной тети должен быть непременно и красивый муж, теперь же он видел немолодое бритое лицо с угрюмыми глазами, с орденом v жилистой шеи, с длинным носом, похожим на птичий клюв. Должно быть, тетя очень несчастна! -- сейчас же решил он, и на сердце его сделалось так печально, что он даже забыл поздороваться с подошедшим.
   -- Павлик, ты что же... -- сказала ему укоризненно мать.
   Павлик поднялся и стал здороваться. "Этот, значит, и есть советник какого-то правления, еще будет вице-губернатором!" -- мелькнуло в его уме, и по-прежнему ему было печально.
   После взрослых подходили и здоровались дети, и Павлик совершенно всех перепутал, кого как звали и кто был из какой семьи. Детей было такое множество, что он видел только глаза и головы и растерянно улыбался.
   -- Да, вот, Павляус, сколько у тебя стало родственников! -- проговорила тетя Ната и засмеялась. -- Небось и во сне столько страшно увидеть... Однако что же мы стоим посреди дороги? Пойдем ко мне, Лизочка, у меня и переночуешь.
   -- Нет, Лизой теперь мы должны завладеть по праву! -- сказала тетя Фима и приветливо улыбнулась Павлику. -- Ведь у нас будет жить Павлик, Ната, а вовсе не у тебя!
   Совершенно неожиданно для Павла мама запротестовала.
   -- Нет, нет, Наточка, и ты, Фима, -- сказала она. -- Теперь мы поедем с Павликом в гостиницу и там устроимся... а завтра мы придем к вам в гости... а через два дня...
   Ее голос задрожал и осекся, и у всех двинулись лица. Все замолчали, как бы поняв, что было в ее душе. Только Павлик не понял, отчего вдруг мама заволновалась. Он забыл, что скоро им придется расстаться, он не думал о расставанье и охотно бы сейчас же отправился в дом тети Фимы. Но мама... мама... Отчего так побледнело ее милое лицо?
   Все перецеловались в молчанье, и экипаж повернул в кривой переулок. В молчании провожали отъезжавший экипаж тетки. Мать схватила Павлика за руки, крепко, до боли прижала к себе и не выпускала все время. Зачем?
   Вскоре они подъехали к двухэтажному дому с вывеской "Номера для приезжающих и биллиарды".
   Зачем так мама держала Павлика, точно боялась, что он уйдет от нее, что его отнимут? Он же был подле. Зачем?

36

   Мимо сонного и озлобленного швейцара они поднялись наверх по грязной лестнице во второй этаж. Где-то внизу стучали палками, точно шары гоняли. Пахло пивом, салом, лошадьми. Торчали по сторонам лестницы насквозь пропыленные метелки.
   Человек в белом, точно только что вставший с постели, стоял на площадке у лестницы, и под мышкой его была зажата салфетка. Нос у него был красный, усы как у таракана, и Павлик засмеялся бы, если б Душу его еще при входе в гостиницу не захватило смущение. Недоволен он был мамой, -- зачем она не остановилась в большом и удобном доме тети Фимы, а приехала в эти грязные номера.
   -- Мне, пожалуйста, недорогую комнату, негромко сказала мама коридорному.
   -- Так рублика в два с полтинкой? -- спросил человек в белом.
   -- Ну да, вроде этого. -- И мать добавила с запинкой: -- Можно и подешевле.
   Коридорный независимее приподнял голову и щелкнул в воздухе салфеткой.
   -- Пожалуйте-с!
   Они пошли по длинному неопрятному коридору, в котором около иных дверей стояли башмаки. "Зачем это люди сидят за дверями без башмаков?" -- подумал Павлик. Какой-то человек с круглым животом прошмыгнул мимо них и исчез за поворотом. На плечах его не было пиджака. Горничная прошла, звеня посудой на жестяном подносе.
   -- Марина, номер восемнадцатый дома? -- спросил коридорный
   -- Съехали, -- сердито ответила Марина, и человек в белом шумно раскрыл дверь.
   -- Пожалуйте-с!
   Вошли в кривую комнату с запыленными окнами; прямо перед окном горел на улице керосиновый фонарь, и его желтый свет наполнял комнату печалью.
   На полу валялись обрывки бумаг, клочки сена, из-за дощатой перегородки текла к мебели струйка помоев.
   -- Еще не убрато, только съехали! -- в виде извинения сообщил коридорный и, преградив помойное русло ногою, заставил речку течь мимо гостей. -- Номерок покойный, соседи непьющие! добавил он и с треском зачиркал спичками.
   Неуверенно загорелись косоглазые свечки.
   -- Номерок спокойственный и окнами на юг! -- сказал еще коридорный и подрыгал ногами. -- Прикажете вещи принести?
   -- Пожалуй, -- апатично сказала мама и присела в кресло.
   В это время в раскрытом окне загромыхала пролетка, и, дребезжа по булыжникам колесами, шумно подкатил извозчик с двумя седоками
   -- "Под веч-чир осенью не-настной!.." -- орали они, оба бородатые, оба в картузах и чесучовых поддевках.
   -- Гуляют! -- одобрительно сказал швейцару городовой, куривший под фонарем. -- Намедни подряд на кирпичи получили.
   Огромный мужик с разорванным ухом принес в комнату вещи Елизаветы Николаевны и, вздыхая, остановился. Мама, не вставая с места (она казалась очень утомленной), подала Павлику монету, и он передал ее служителю.
   -- Мерси! -- сказал тот и удалился.
   -- Что же ты сидишь, мама? -- спросил Павел, видя, что она не встает. Голова ее была склонена книзу, точно она спала.
   -- Да, да. -- ответила мама и с усилием поднялась. -- Надо выпить чаю, голос ее звучал апатично, -- Ты будешь?
   -- Буду, -- негромко ответил Павлик. Он все сердился на маму. Сама же завезла его в эту противную гостиницу и сама точно недовольна.
   На звонки Елизаветы Николаевны никто не явился.
   -- Поди, позови кого-нибудь, милый! -- чуть слышно сказала мама.
   Павлик вышел и, побродив по коридору, привел с собою горничную.
   -- Что же, у вас звонки не действуют? -- спросила Елизавета Николаевна.
   -- Не звонят.
   -- Подайте самовар.
   Горничная ушла.
   -- Хочешь, походи по гостинице, -- предложила Павлику мама, -- А я пока буду вещи разбирать.
   Павлик посмотрел на мать печально и вышел.
   Длинным коридором прошел он во двор, где пахло чадом. В ярко освещенных окнах кухни двигались в белых колпаках повар и поварята. Они брали мясо на сковородку, наливали туда масла и совали в огонь, причем масло горело и жгло мясо. К сараю рядами тянулись экипажи; здесь встретил Павел и ямщика, который их привез.
   -- Разве ты еще не уехал? -- спросил он удивленно.
   -- Поеду завтра! -- кратко ответил ямщик и стал раздирать руками сухую желтую рыбу.
   Они стояли во дворе под керосиновым фонарем, под ногами Павлика был навоз и скверно пахло.
   -- А ты Федю блаженного знаешь? -- спросил он еще.
   Ямщик ничего не ответил, только чавкал, кладя в рот громадные куски рыбы. Павел постоял и ушел.
   Было скучно. Хотелось идти обратно к маме, но оживление в одном окне привлекло внимание. Около громадного стола с зеленым сукном стояло несколько людей в жилетках. Длинными палками толкали они шары и бранились, когда шары летели не туда, куда надо, и пили громадными стаканами пиво. Особенно суетился и старался один маленький старичок. Кажется, он никуда не попадал своими шарами, потому что над ним все смеялись. Павлику его было жалко. Лысина сто взмокла, затылок был сморщенный, в складках, а на брюках, пониже спины, виднелась четырехугольная заплата. Когда он целился палкой, какой-то куривший господин прислонил окурок к его лысине и этим погасил папиросу при общем смехе. Павлик сейчас же отошел.
   Теперь он выбрался на улицу к тому подъезду, в который они вошли. На лестнице городовой со швейцаром играли в шашки. Павлик хотел пройти мимо, городовой посмотрел на него и сказал:
   -- Ты куда? Маленьким нельзя ходить по гостиницам!
   -- Я с мамой приехал! -- испуганно пробормотал Павел.
   Городовой и швейцар засмеялись.
   -- Ну, с мамой так с мамой. Проходи! -- Городовой снова наклонился к доске, а Павлик, хотя городовой и говорил добродушно, побежал по лестнице вскачь, чтобы его не вернули.
   Настало новое горе. Он забыл приметить номер, в котором они остановились, и теперь не знал, как попасть к маме. В пустынном коридоре никого не было, и Павлик не знал, куда идти. В глазах стало чесаться.
   Толстый мужчина, похожий на того, которого они встретили при входе, вышел из номера, пыхтя, пошел по коридору.
   -- Я не знаю, где мама остановилась... -- несмело сказал Павлик.
   Мужчина ничего не ответил и пошел дальше, а Павел, в смутной надежде, пошел за ним. Тот вошел в какую-то дверь, за ним, постояв в нерешительности, двинулся и Павлик. Оказалось, что комната была уборная, Павлик повернул назад, постоял за дверями, дождался, пока мужчина вышел, и опять обратился к нему.
   -- Я потерял маму! -- сказал он громче.
   -- Что, что? склонив голову, -- спросил тот и нахмурился. От него противно пахло сигарой.
   -- Маму не могу найти... мама где?..
   -- Спроси коридорного! Вон коридорный! -- торопливо ответил мужчина и прошел.
   По счастью, действительно на углу коридора показался человек с салфеткой.
   -- Проведите меня к маме! -- сказал ему Павлик, и коридорный подвел его к двери.
   "Помер тринадцать", прочел Павлик на двери.

37

   Войдя в свой номер, он почти не узнал его: так в нем стало уютно. Горела лампа под розовым абажуром, на столе белела чистая скатерть, шипел самовар, и в тарелках были разложены милые деревенские пирожки. Горничная была тут же, она накрывала постели. Мама не решилась спать за перегородкой. кровати были выдвинуты оттуда и поставлены на места комодов и шкапа. Павел тотчас же понял, почему мама так поступила, и, довольный, улыбнулся. Да и мама казалась как будто более спокойной. Прошло первое ощущение неуютности и грусти, и теперь она улыбалась, хотя и печально.
   -- Ты не узнал комнаты? спросила она Павлика, и тот отвечал:
   -- Да, не узнал... -- И хотел было рассказать маме, как он чуть не затерялся, но сдержал себя. Не такой уж он, в самом деле, был маленький!
   Сели закусывать. Мама достала баночку с малиновым вареньем, тоже деревенским, и варенье и даже баночка показались Павлику необычайно милыми.
   "Вот, там остались и цветы, и галки, и Федя, а я здесь. -- тревожно промелькнуло, в уме. Потом через два дня мама уедет, и я останусь один".
   ...Поглядел на мать Павел; видно, и ее темнили те же мысли. Она двинулась, точно желая их отогнать, порывисто прижала к себе Павлика и, взяв его руки, прислонила их к своим губам... Сейчас же ощутил Павлик, как пальцы его оросили теплые слезы, он двинулся, сердце в нем покатилось.
   -- Мамочка, что ты!.. -- шепнул он и чуть сам не разрыдался, но вспомнил, что он мужчина, что он должен быть сильным.
   -- Не навек же мы расстаемся, дорогая! -- сказал он громко, словами какого-то им прочтенного романа, может быть, "Юрия Милославского", и еще более набрался твердости, сознав, что он говорит как мужчина. -- Настанет весна, и ты приедешь за мною.
   Но не утешили маму его твердые речи. Наоборот, в ответ на них она еще больше разрыдалась и плакала долго, и все лицо ее беспомощно дрожало.
   Успокоившись или желая успокоиться, начала она говорить о том, что приедет за ним гораздо раньше весны, что возьмет его к себе в деревню и на Рождество; поедут они зимою в теплой кибитке, гуськом, и будет это так весело -- ехать в сугробах, что... Гримаса перечеркнула ее бледные губы, но, желая доказать, что это будет весело, мама засмеялась.
   -- Непременно на Рождество, непременно! -- добавила она и отошла поправить постели.
   Пока она возилась с подушками и одеялами, Павлик сидел у стола и думал о сугробах и катал шарики из хлеба, которые расставлял в ряды. "Да, может быть, это в самом деле весело, в самом деле весело", -- думал он.
   Где-то в отдалении, вероятно в первом этаже, в ресторане заиграла машина. Она гудела что-то нудное, торжественное, похоронное. "Коль славен наш господь в Сионе" -- сразу узнал Павел, а мама вздрогнула и горько взмахнула рукою, точно желая прогнать музыку. Вспомнил и Павлик: тянулся траурный катафалк с наряженными в белое конями, равнодушные люди несли на малиновых подушках ордена; диакон, идя, все посматривал на свои ноги: он забыл надеть калоши, а было сыро. На громадной площади катафалка жалко и жалобно высился гроб... Неужели это хоронили отца?
   Не будучи в состоянии выносить музыку, мать спешно закрыла окно, но и сквозь сдвинутые рамы пролезали тягучие навязчивые звуки, и не мог себе "изъяснить язык" Павлика, отчего так больно, так тягостно и грустно было слушать их.
   Они так и заснули под эту зловещую музыку. Неизвестно почему машина нее играла одну и ту же арию. Испорчены ли были все другие валы или уж нашлись такие любители "задушевного", только играла она до самою рассвета "Коль славен", и в жутком чувстве беспомощности и одиночества Павлик перебрался к матери в постель. Долго шептались они, вспоминая бывшее, долго всхлипывали и целовали друг другу руки, наконец заснули.

38

   Утро было ясное, солнечное, но нерадостные поднялись оба: и Павлик и мама.
   Предстояло идти с визитами ко всем родственникам, и прежде всего к тем, у кого Павел останется жить.
   Неспокойно было на сердце Павлика. Казалось неприятным знакомиться, видеть новые лица, говорить с ними о чем-то. Вероятно, все будут рассматривать его, расспрашивать, а он должен будет отвечать, кланяться, давать разъяснения.
   Одевались они оба медленно, с неохотой.
   -- Нам придется зайти, Павлик, и к бабушке Анне Никаноровне, ты непременно у ней ручку поцелуй, -- сказала мама.
   Вышли на улицу, хотели идти пешком, но так тревожно было на сердце мамы, что она не могла идти, наняли извозчика.
   Случайно в доме тети Фимы на их звонок долго не отпирали. Павлик обиженно посмотрел на маму. Та отвернула лицо и еще позвонила. Наконец послышался топот ног, лязгнул изнутри большой железный крючок, они вошли в прихожую, завешанную со всех сторон пальто и накидками.
   Прихожая была маленькая, зато рядом тянулась холодная громадная зала с блестящим паркетом. Темнел рояль, стулья стояли у стен, в арку была видна зеленая гостиная мебель, а дальше за притворенными дверями кто-то говорил низким охрипшим голосом.
   Первыми встретили гостей две девочки. Одной было лет шесть, другой восемь. Они обе окинули Павлика лукавыми взглядами и обе разом побежали, что-то крича. Павел только и разобрал: "Мама, приехали"...
   Выходя из прихожей, Елизавета Николаевна быстро провела гребенкой по волосам Павлика и одернула на нем костюмчик.
   -- Ну, вот и Лизочка! -- раздался из смежной комнаты уже знакомый Павлику музыкальный голос, и он увидел подходившую к нему тетю Евфимию Павловну. В светлом шелковом японском капоте, с обнаженной грудью, она казалась совсем молодой и прекрасной, как девушка. Павлик дружелюбно ей улыбнулся и опять, как и при первой встрече, поцеловал ей руки. Не любил он целоваться, но такие руки были милые, и пальцы скользили, как атласные. Радостно стало Павлику.
   -- Да какой же он кавалер! -- смеясь, сказала тетя Фима и, обняв, поцеловала Павлика в лоб и щеки. -- Пойдем, Лизочка, прямо в столовую, там нас дожидается самовар.
   В столовой, однако, светлое настроение Павла схлынуло. И в комнате было темно, и сидело в ней много народу, и первые, к кому Павлика подвели, были двое угрюмых: старик и старуха. Еще старик был ничего, с унылым лицом и лысенький, он приветливо улыбнулся. Но старуха, сидевшая у самовара, взглянула на Павла угрюмо-раскосыми глазами, не поцеловалась с ним и только подала ему свою сухую шершавую руку.
   -- Вам сколько сахару? -- спросила она Елизавету Николаевну грубым голосом, однако с ней поцеловалась.
   Стол был не очень велик, поэтому, чтобы дать место Павлу, одного из мальчиков отсадили с чашкою к подоконнику. Мальчиков была целая куча, но оказалось, что в семье тети Фимы было их только двое, -- остальные были дети другого дяди, брата Петра Алексеевича, приехавшего погостить из деревни.
   -- У вас много детей, а я вам еще своего... -- сказала за чаем Елизавета Николаевна.
   Сидевшая за самоваром старуха ожесточенно двинула чашками, а тетя Фима поспешила объяснить:
   -- Это все гости, Лизочка, дети Григория Алексеевича, а моих только пятеро... Бабушка Прасковья, налейте Павлику еще.
   -- Вижу, вижу, -- ворчливо ответила старуха и потрясла головою, на которой торчал шлык.
   Не понравилась она Павлу. Даже страх внушала она ему. Голос у нее был скрипучий, надтреснутый, слова бросала она отрывисто, и еще оттого, что, вероятно, была близорука, так близко склонялась она лицом, точно хотела укусить.
   -- Крендель возьми! Крендель! -- крикнула она Павлику, и тот поспешил исполнить приказание и съел крендель, хотя в горло ему еда не шла.
   Начали говорить о детях; Елизавета Николаевна расспрашивала тетю Фиму об ее девочках, нашла, что старшая, Нелли, выглядит хорошо, а две остальные бледны. Она вообще старалась говорить много и заговаривала даже с угрюмой бабкой. К удивлению Павла, бабка Прасковья матери дерзко не отвечала: любила ли она ее или жалела, только и голос старухин в разговоре с нею не звучал так грубо, как со всеми остальными. Это немного успокоило Павлика, и он начал разглядывать детей.
   Старшей дочери тети Фимы, Нелли, было лет четырнадцать; она казалась совсем взрослой барышней, была завитая, хорошенькая, розовая, с пухлыми щеками и бархаткой на шее. Остальные две восьмилетняя Катя и шестилетняя Лена -- были очень некрасивы и бледны; мальчики Олег и Стасик -- были темные, смуглые и походили на татарчат. Олег учился в третьем классе гимназии. Стасик в частной школе; ему было девять лет, как и Павлу. Остальные были чужие, и Павлик их не запомнил. За ними, впрочем, скоро пришла горничная, и они отправились куда-то в гости.
   Среди разговоров о деревенском бытье и городской дороговизне в зале раздались мужские голоса, какой-то военный звякал шпорами, прощаясь, и через несколько минут вошел в столовую Петр Алексеевич хозяин дома.
   -- А вот, Петр, и наш питомник приехал с Лизочкой, -- обратилась к нему тетя Фима.
   Петр Алексеевич что-то проворчал и стал здороваться с Павликовой мамой. Он с ней поцеловался, потом подал руку и Павлику и поцеловал его в висок.
   Все покупатели, покупатели, а денег нету! -- ворчливо сказал он. обращаясь к жене, и кивнул головою по направлению к зале. То, что он ни слова не оказал еще ни ему, ни маме, встревожило Павлика и заставило насторожиться. "Неужели и дядя Петр такой же злой, как бабка?"
   -- Да вот, Елизавета Николаевна, все верчусь и верчусь! -- проговорил Петр Алексеевич и принял от бабки громадную чашку с чаем. Есть у меня дворовое место, дохода не приносит... Вот и ходят безденежные покупатели.
   Павлик вслушивался в его речи; он говорил не грубо, совсем нет; но голос у него был низкий и отрывистый, как у бабки Прасковьи, и привычка была хмуриться. Форменный китель, видимо, был ему узок, он все дергал плечами. Золотые пуговицы с орлами тоже пугали Павлика. Огромный нос точно готов был клюнуть.
   -- Я вот говорю Фиме, -- у вас и так много народу, а я вам еще своего привезла! -- обратилась к нему с такою же фразой Елизавета Николаевна. По-видимому, она полагала нужным прежде всего выступить и перед ним как бы с извинением за обузу. Внимательно взглянула она при этом в лицо хозяину и бабке. Павел видел, что мать тревожится, видел также, что она старается за него, и на сердце его темнело.
   -- Э, ну что там, Елизавета Николаевна. -- ворчливо ответил Петр Алексеевич, и в грубом голосе его совершенно явственно зазвенела сердечность. -- Пять сорванцов, шестой незаметен, -- добавил он и угрюмо улыбнулся, и Павлику вдруг представилось, что дядя Петр добрый и только напускает на себя холодок.
   "Вероятно, оттого, что он будет вице-губернатором!" -- решил он в душе.
   -- Сироту небось бросать не полагается! -- ворчливо добавила и бабка Прасковья.
   Павлик вспыхнул. Во второй раз он услышал это противное, принижающее слово. Несомненно, что бабка хотела сказать что-то ласковое, но он видел, как вскинули на него глаза все дети тети Фимы, и ему сделалось так стыдно, что он чуть не заплакал. Для того чтобы не всхлипнуть, он пригнулся к своей чашке, глотнул горячего чая и захлебнулся. Внимательно посмотрел на Павлика дядя Петр и перекинулся взглядом с женою.
   -- Вы, бабушка, всегда ляпнете! -- грубо сказал он старухе и покачал головою.
   -- Это ничего, я просто подавился! -- поспешил объяснить Павлик, не подозревая, что своей наивной фразой открыл всем истину.
   -- Да я ништо, -- сконфуженно заворчала бабка Прасковья и двинула стаканами.
   -- Будет уж, слышали! -- остановил Петр Алексеевич и обратился к Павлику: -- С тех пор как ты здесь, Павлуша, ты все равно что мой сын.
   -- А! -- чуть не крикнул Павлик, до того поразило его в дяде простое и открытое слово. Чтобы вновь не выдать себя, он принялся за чай и опорожнил всю чашку.
   -- Спасибо вам, Петр Алексеевич, я знала это, -- негромко молвила Павликова мама.
   Чай кончился, дети повели своего гостя показывать ему комнаты, а взрослые перешли в гостиную.
   Павлика взяли под руки две младшие, Катя и Лена, но подошли гимназисты и оттащили девочек за косы.
   -- Он мальчик, очень ему с девчонками интересно! -- сказал Стасик и, обратившись к брату, добавил: -- Я думаю, надо ему прежде всего показать дедушкино ружье.
   -- Вот глупости! -- Олег пожал плечами. -- Ты думаешь, он не видел ружей в деревне. По-моему, надо прежде всего залезть на чердак, посмотреть, сколько там голубей.
   Однако решили предварительно осмотреть комнаты.
   -- Все дети спят наверху, и я с ними! -- сказал Олег и повел Павла но каменной лестнице во второй этаж.
   Около лестницы была девичья, и там подле зажженных у киота лампад молилась горничная.
   -- Васена, это Павлик! -- объявил одной из них Олег и потащил своего гостя дальше.
   Верхний этаж был весь выкрашен масляной краской, было там всего пять комнат: в одной жила суровая бабка Прасковья, в четырех остальных -- дети. Старшие занимали особые комнаты: Олег и Нелли; Катя и Лена жили вместе, Стасик спал с нянькой Авдеевной.
   Большая изразцовая лежанка находилась в комнате Олега.
   -- Здесь я учу всегда гимназические уроки! -- сказал он Павлику. -- Зимою она топится, и сидеть бывает тепло.
   Старая нянька подошла к ним и присела в кресле.
   -- Нахлебник, что ли? -- спросила она и почесала за ухом вязальной иглою.
   -- Не нахлебник, а Павлик, и ты, нянька, дура! -- сердито крикнул Олег. Он покраснел, напыжился, глаза его были злые. -- Ты уйди и нам не мешай.
   Нянька еще раз взглянула на Павла с любопытством и, точно послушавшись, вышла, шаркая туфлями, а Олег стал показывать Павлику фотографии своих товарищей по гимназии.
   -- Это Торсункин, это Зыков, это Шрамченко-Криницкнй, он первый ученик, -- рассказывал он, а Павлик смотрел фотографии и думал, что у няньки злое и угрюмое лицо. "Она назвала меня еще нахлебником... Разве я нахлебник? Я родственник, -- думал он, -- а нахлебники бывают чужие".
   -- Ты у нас сегодня и останешься? -- спросил Павлика подошедший Стасик, но раздались шаги, появилась мама в сопровождении тети Фимы и объявила, что пора отправляться навестить тетю Наташу.
   -- Я вижу, что они все уже подружились, -- сказала тетя Фима. -- Непременно приходите завтра обедать... Ты придешь, Павлик?
   Павлик посмотрел в ее прекрасные глаза и ответил, ничуть не колеблясь:
   -- Приду.

39

   Они переходят улицу и попадают в другой дом -- к тете Наташе.
   Этот дом меньше, но выглядит уютнее. Комнаты все завешаны картинками, фотографиями, веерами, иконами и походят больше на магазин. Особенно понравилась Павлику гостиная с белыми колоннами; в ней было много зелени, цветущих деревьев, стояли по углам статуи, изображавшие девушек и стариков. Одно было нехорошо: девушки были совсем голые; вероятно, от этого они большею частью сидели сгорбившись, стремясь закрыться волосами. Большие бутыли с наливками были расставлены по окнам; это не очень подходило к статуям, но на одном окне Павел увидел и аквариум с красными глазастыми рыбками и примирился.
   Тети Наташи случайно не было дома; гостей встретил ее муж, Василий Эрастович, военный капельмейстер, и встретил так приветливо, точно Павлика с мамой ждали давно. Он так и сказал:
   -- Мы уже давно вас поджидаем, Елизавета Николаевна, а Ната только выбежала на минутку.
   И здесь также шипел на столе самовар. Хоть и не хотелось Павлику пить, а пришлось и здесь выпить чашку. Разливала чай дальняя родственница тети Наташи, институтская пепиньера Зоя Никитична, или Зайчонок, как назвал ее дядя Василий, горбатая девушка с очень тонкими аристократическими чертами лица и с печальными голубыми глазами.
   -- А вот мои Кисюсь и Мисюсь! -- сказал дядя Василий и широким жестом указал на вошедших двух девочек в розовых платьицах с голыми, тоже розовыми ножками. -- Они у меня близнецы, -- добавил он, а девочки сделали книксены перед Елизаветой Николаевной, которая стала их целовать.
   -- Ба, Павляус! -- раздался голос из прихожей, и в широкой шляпке с яркими цветами вошла в столовую тетя Ната, сама широкая и розовая, как ее шляпка.
   Положительно в ее доме все было проще и уютнее. Совсем просто и весело держался дядя Василий, девочки сразу как-то особенно доверчиво ухватились за Павлика, причем каждая завладела его рукой, да так и сидели. "Только одно: зачем опять "Павляус"?" -- сказал себе Павел, а к нему уже подбежал двенадцатилетний кадетик Степа, сын тети Наты, и спросил его:
   -- Разве ты Павляус?
   -- Нет, я не Павляус, а Павел, -- серьезно ответил Павлик.
   Тетя Ната как-то быстро взглянула на него и добродушно рассмеялась.
   А это я Павлику, Лизочка! -- сказала она и начала разворачивать один пакет за другим, и оттуда показывались книжки, ящики с красками, грифельная доска, яблоки.
   -- Как? Это все мне? -- изумленно спросил Павел. Но он еще больше удивился, когда выбежавшие на минутку в другую комнату Кисюсь и Мисюсь сейчас же появились перед Павликом и стали подавать ему разные игрушки: плиты, паровозы, пеналы, говоря наперерыв:
   -- А это мы тебе, Павлик, это мы тебе!
   -- Наточка! -- за молилась Елизавета Николаевна. -- Да что это? К чему?
   Но детей никто не останавливал. Тетя Наташа и ее муж только улыбались.
   "Ну какие они добрые! Какие добрые!"
   Чай и затем обед прошли незаметно; стало уже смеркаться, когда мама зашла в детскую за Павликом, разыгравшимся с детьми так непринужденно, точно он был знаком с ними уже много лет.
   -- Пора, Павлик, ехать к бабушке, -- сказала мама, и Павел поднялся огорченный.
   Неожиданно для себя он проговорил вслух:
   -- Так скоро? -- и так опечаленно, что тетя Ната и мама рассмеялись.
   -- Непременно приходи к нам, Павлик, играть каждый день! -- сказали в один голос Кисюсь и Мисюсь.
   Было поздно, следовало торопиться, и Елизавета Николаевна наняла извозчика.
   -- Мы так заговорились, бабушка может обидеться! -- говорила она, а Павлик думал: "Отчего мама не отдала меня на житье к тете Наташе? Вот бы весело было!"
   Точно угадывая его мысли, мама склонилась к нему и спросила, улыбаясь:
   -- А тебе, кажется, больше понравилось у тети Наты, маленький?
   Павлик отвечал кивком головы. Его рот был набит карамелями, а руки перегружены подаренными игрушками.
   -- Значит, было бы лучше, если бы я тебя к тете Нате отдала?
   Но Павлик вспомнил о прекрасном лице тети Фимы и проговорил убежденно:
   -- Нет, и тетя Фима хорошая! Очень хорошая!
   -- Я рада, что тебе везде понравилось, -- сказала мама, и лицо ее просветлело. -- Они в самом деле обе очень добрые!
   И сейчас же перед глазами Павлика нарисовались: угрюмая маска бабки, сухое лицо старой няньки, и он, не сдержавшись, спросил:
   -- А бабка Прасковья?
   Лицо Елизаветы Николаевны слегка потемнело.
   -- И она хорошая, только она, Павлик, всегда резко говорит.
   А их нянька назвала меня нахлебником!
   И опять потемнело лицо мамы, и она проговорила негромко:
   -- Это она, маленький, сказала без зла.

40

   Дом бабушки Анны Никаноровны представлял собою полную противоположность домам теток.
   Уже то, что окна были прикрыты ставнями, удивило Павлика, когда они подъехали.
   -- Неужели бабушка уже спит? -- спросил он маму, но та, хотя и ответила, что этого быть не может, не решилась позвонить в парадное крыльцо. Из опасения обеспокоить бабушку она сначала позвонила в ворота дворнику.
   У вышедшего на звонок заспанного старика осведомились относительно бабушки.
   -- Не почивают, чай кушают, -- объяснил дворник и на вопрос, зачем же окна закрыты, ответил, что всегда "парадные ставни" в доме заперты, ведь жилые комнаты хозяйские во дворе.
   Теперь можно было позвонить, и мама позвонила. Павел заметил, что мама очень смущалась. Она еще внимательнее осмотрела Павлика, чем при входе к тете Фиме, стряхнула с его шапки пыль, велела обтереть почище ноги о коврик и напомнила, чтоб Павел непременно поцеловал бабушкину ручку.
   "Отчего это ты, мама, точно боишься бабушки?" -- хотел спросить Павлик, но удержался. Уже гремели над дверями засовом, горничная сказала "пожалуйте-с" и повела гостей длинными сенями, в которых пахло камфарой.
   Они не успели раздеться, как во входе из внутренних комнат показалась тоненькая, востроносая, похожая на осу женщина в черном, с черной наколкой на голове.
   -- Глашенька! -- как-то особенно крикнула мама, подразумевая в восклицании еще какой-то непонятный Павлику вопрос.
   Вместо ответа Глашенька развела руками, и Павлу показалось, будто она шепнула, что кто-то умер. Но и это его не поразило, поразило его то, что старушка сейчас же заморгала глазами, а мама также заплакала, и показалось Павлику, что мама плакала неискренно, только чтоб показать.
   -- Давно ли скончался? -- спросила мама и снова приложила платок к глазам, и Павлику снова представилось, что мама плачет неверно.
   "Неужели обманывает даже она, эта милая, милая мама? -- неприятно поднялось в сердце. -- И должны лгать даже такие люди, как она?.. И она притворяется потому, что у нас нет денег?"
   -- Я слышала, что он был очень, очень болен, -- говорила мама дрожащим голосом, а Павлик все думал неприязненно: "Вот и голос ее дрожит, а ведь это даже и не бабушка, зачем же так делать?" Несмотря па то что он еще ни разу не видал бабушки Анны Никаноровны, он как-то сразу определил, что это не бабушка. "Бабушка какая-то иная", -- сказал себе он. Было что-то несамостоятельное, нетвердое, несолидное и неверное в фигуре встретившей их старухи.
   -- А где же тетечка? спросила Елизавета Николаевна.
   Глашенька, оказавшаяся племянницей бабушки, ответила:
   -- Она в молельной, сейчас выйдет к чаю, -- и повела их за собой.
   Хотя и показывала мама Павлику знаком, чтобы он и у этой поцеловал ручку, не стал целовать Павел: он был сердит на маму, да и черная, сморщенная Глашенька не понравилась ему.
  
   Такой тихий, унылый и немой был дом у бабушки, особенно после шумных, наполненных детскими голосами домов обеих теток.
   Везде были разостланы коврики, везде серели половики: в каждой комнате горело по лампаде, и иконы в углах были черные, огромные, строгие и печальные.
   Еще ранее мама рассказывала, что все у бабушки "староверы", но она не объясняла подробнее, что это означает, и только говорила, что у бабушки никому нельзя курить.
   И теперь, рассматривая иконы, Павлик на все косился недружелюбно: сурово было слишком и безрадостно. "Здесь бы я не прожил и дня".
   Почему-то нельзя было войти в молельную к бабушке; приходилось дожидаться в столовой, пока она выйдет. И говорить, очевидно, не позволялось громко. Глашенька понизила свой скрипучий голос, и сейчас же и Елизавета Николаевна стала шепотом говорить.
   "Как здесь все противно!" -- сказал себе Павлик и неприязненно смотрел, как аккуратно и четко насыпают в чайник сморщенные ручки Глашеньки цикорий (бабушка пила кофе), как осторожно и заботливо раскладывает она в вазочки мармеладки и печенье. "Наверное, скупая и скряжная!" И сейчас же вспомнилось о том, как встретили его у тети Наташи. "И целый час не выходит!" Все неприязненнее становилось на сердце.
   Наконец-то раздалось за дверью шуршанье шелковых юбок, какой-то трезвон и шипенье -- и Глашенька проворно вскочила на ноги.
   -- А вот и маменька! -- пискнула она, и Елизавета Николаевна тоже поднялась в ожидании, а Павлик остался сидеть на стуле, как и сидел, и не поднимался, как ни посматривали на него крохотные глаза Глашеньки и опечаленные глаза мамы.
   "Так вот и не встанут", -- решил он и отвернулся.
   Шипение и трезвон и шелест, однако, приблизились, потом сморщенные руки бородатого лакея раздвинули шире половинки дверей и скрылись, и показалась бабушка.
   -- Ну наконец-то! -- шепнул Павлик, уже дрожа от озлобления. -- Наконец сподобились.
   Он именно и сказал это, прочитанное в книгах слово "сподобились" И уже готовился усмехнуться, как поднял глаза на вошедшую бабушку и замер.

41

   Подходила к ним крошечная старушечка в лиловом шелковом платье, в лиловом же чепце. На плечах болтались, как крылышки, кусочки горностаевой душегрейки. Личико у бабушки было крошечное, словно из желтого воска, и ручки были крохотные, тоже желтые, как ссохшиеся репки, И на голове из-под чепчика виднелась серебряная прядка. "Разве на этакую было можно сердиться? -- проникло в сердце Павлика. -- На этакую, еле живую, уже не похожую на человека".
   Но он еще более изумился и привстал, когда увидел на себе словно светящийся взгляд бабушки. Глаза у нее были тоже желтые, как все лицо, но блистали, как свечечки. Какое-то сияние исходило от них; они теплились, и светились, и пламенели ровно, и тут же на кистях рук бряцали четки, и Павлик понял причину исходившего от бабушки трезвона.
   -- Тетечка! -- сказала Елизавета Николаевна и пошла поспешно навстречу.
   -- Бог милости прислал, голубка, голубка... -- проговорила в ответ бабушка, и голос у нее был тихонький, хрупкий, словно кипарисовый или восковой. -- И птенчика твоего вижу, и птенчик прилетел...
   Она положила на голову Павлика свою маленькую руку и улыбнулась, И точно светлело под ее улыбками вокруг.
   -- И Глашенька тут же, Глашенька опечаленная, да будет радостно всем.
   Опять затрезвонили четочки, а Павлик стоит все под рукою бабушки и не движется и думает: "Чей это голос бабушкин напоминает? Чьи это речи, не речи, а словно сказания из Псалтыри-книги, такие радостные, такие Жуткие, такие осветленные?" И вспоминает Павлик, и вздрагивает радостно: "Федю блаженного напоминает бабушка, напоминают слова ее". Так разительно это и приметно, так радостно заметить это и сказать всем и объявить, что не сдерживает своей радости душа Павлика.
   -- Я, бабушка, в деревне блаженного Федю видел! -- вместо приветствия, вместо всего, что при встречах полагается, говорит он негромко под удивленными взглядами мамы и Глашеньки.
   Но не удивляется бабушка.
   -- Все люди блаженные! -- тепло и радостно говорит она и садится. -- Все люди в душе блаженные, только не к тому льстятся умами они.
   Садится в кресло бабушка и нетревожно улыбается.
   -- Ну, ну, из деревни приехала, теперь рассказывай, как и что... Пожалуй, и денег на ученье надобно?
   Так говорит она просто и беззлобно, так крепко идут к сердцу вопросы ее и ложатся необидно и несмущенно, что Павлик так и отвечает, хотя не его и спрашивают.
   -- Да, нам надо денег, милая бабушка, у нас денег нет...
   Испуганно отклоняется лицо мамино, сухо изумляется морщинистое Глашенькино лицо, а бабушка не удивляется.
   -- Павлик! -- укоризненно вскрикивает Елизавета Николаевна.
   Но простирается преграждающая ручка бабушки, и четки на ней точно преграждающе звенят.
   -- Не мешай ему, голубка, душе детской сказывать истину не мешай.
   Другая ручка бабушки уже лезет в карман, достает ключик на кожаной вязочке.
   -- Сходи, Глашенька, в опочивальную, мою кладовочку принеси.
   С омраченным лицом уходит Глашенька и приносит кованую шкатулку и становится за креслом, вонзая в шкатулку глаза.
   -- Никогда дитяти говорить правду не препятствуй. Бог устами его говорит.
   Достает пакетик, весь унизанный бисером, раскрывает его и тихонечко улыбается.
   -- Эка опустошили кошелочку! Когда же это, Глашенька?
   Глашенька шепчет:
   -- Намедни нищим пособие выдали, отцу Сергию на ризы, Панфутии-матери на лисий салоп.
   Качает головой бабушка, но ясно улыбается.
   -- Отцу-матери дадено, а внучоночку ничего!
   Роются, роют в кладовочке сморщенные пальчики. Возьмут бумажку, тряпочку, развернут и отложат.
   -- Пододвинь-ка свечечку, Глашенька, глаза не видят...
   Руки браслет нащупали, на огне свечки блестят камни, и все мрачнее взблескивают отемнившиеся Глашеньки зрачки.
   -- Вот возьми-ка вещицу, птенчик, коль у бабушки бумажек нет. На первоначальное хватит, коли умело продать.
   Полный радостного волнения, схватывает обеими руками браслетку Павлик.
   Наконец-то у него деньги появятся! Наконец-то купит он маме два пуда конфет!
   -- Тетечка, да что же это вы, тетечка! -- говорит Павликова мама. -- Да разве этак можно?.. -- Она бросается к Анне Никаноровне и целует руки, и недовольно отмахивается бабушка.
   -- Не тебе, голубка, чего ерепенишься, сыну на книжку положи.
   Гаснут дали в оконцах бабушки. За сараем видно поле, дом бабушки на отлете, а за полем тают желтые облачка.
   Ну какой же вечер благостный, тишиной озаренный!

42

   Уехала мама.
   Словно сейчас только об этом вспоминает Павлик, сейчас, лежа на чужой кровати, под чужим одеялом, в три часа ночи, в городской комнате чужого дома, где спит Олег.
   До этого времени события шли точно во сне. Он провел с мамой еще одну ночь в номере, потом ездили к тете Фиме обедать, потом в какую-то лавочку, где еврей рассматривал браслетку бабушки и выдал за нее триста двадцать рублей.
   Положила мама эти деньги на книжку Павлику. Как ни сердился он, как ни плакал, не взяла из этих денег ни рубля, а книжку отдали на сохранение дяде Петру Алексеевичу.
   И сразу поднялось с того дня уважение к Павлику. В доме все прознали, что у него триста рублей, и нянька Авдеевна не называла его больше нахлебником, а даже сама вызвалась оправить ему постель.
   И Олег, и Нелли, и другие все имели свои копилки и хранили в них деньги, но по триста рублей -- такого капитала ни у кого не было, в этом Павлу признались: они получали от отца деньги лишь по большим праздникам, и, как ни копили, все же не накапливалось больше "четвертушки"... И вдруг триста!
   -- Да неужели тебе эти деньги подарила бабушка? -- спрашивал Олег.
   -- Бабушка, -- подтвердил радостно Павлик.
   -- А до тех пор у тебя денег не было?
   -- Не было... Только мама еще при отъезде дала восемь пятьдесят.
   Эти восемь рублей было можно тратить, мама так и сказала: "Трать как хочешь, я еще тебе скоро пришлю". И лежали они уже не у дяди, а у самого Павлика в "портмонете", как объяснялся Стасик.
   То, что у него были деньги, да еще много денег, наполняло сердце Павлика довольством и гордостью, не позволяя оседать грустным мыслям.
   Но как во сне они, эти мысли, плыли; все казалось ненастоящим. И то, что мама уедет, и то, что он останется жить в теткином доме, и то, что мама в самом деле покинет его на чужих... Даже когда мама в последний раз его целовала и пошла к двери; и потом, когда она вдруг вскрикнула и вновь подбежала и, схватив его в объятия, покрывала поцелуями его лицо; даже когда плакал Павлик у ее уха, повиснув на шее, -- и то казалось все ненастоящим, казалось сном.
   А вот когда вечер настал, и все заснули, и заснул сам Павлик, и потом проснулся -- вдруг сон рассеялся, и тревожными глазами всмотрелась к нему в сердце явь.
   -- Мама! Мама! -- закричал он и забился.
   Сначала не проснулся никто. Павел крикнул еще "мама, мама", потом остановился и вслушался: все молчали, только тикали часы.
   -- Мама, где ты? -- закричал Павлик уже отчаянным голосом и заплакал. -- Я хочу к тебе! Я пойду к тебе!..
   Слезы закапали у него из глаз быстро-быстро, догоняя одна другую. Он разорвал на груди рубашку и присел на постели; тело его горело и чесалось, он царапал себя ногтями и кричал на всю комнату:
   -- Мама, мама!
   Изумленное, сонное любопытное лицо Олега продвинулось к нему. Потом Павлик увидел и какую-то девочку, подбежавшую к дверям в одной рубашке. Ему стыдно стало; показалось, что над ним все смеются, а он один, совсем один... И, продолжая царапать себе грудь и рвать рубашонку, смешивая крики с рыданьями, он все кричал:
   -- Мама, мама!
   Появилась угрюмая бабка Прасковья, вся в белом, как привидение, с взлохмаченной головою. С седыми косицами, с нахмуренным лицом, она показалась Павлику такой страшной, что он отшатнулся и упал на подушки и забился. Детские голоса гудели над ним. Маленькая Лена плакала жалобно.
   Через сколько-то времени он увидел старую бабку сидящей со свечой на лежанке. На глазах ее блестели очки, подле стоял ящичек с какими-то баночками, скрюченными пальцами перелистывала она книгу и потом поднялась.
   -- Ну, ну, чего ревешь? Реветь нечего! -- ворчливо сказала она, подойдя к Павлику, и свирепо склонилась, но тут же словно невзначай провела рукой по его волосам. -- А еще глаза черные! Будешь плакать -- глаза испортятся, и даже мама не будет любить... Вот на-кася, выпей.
   Из крохотного пузырька, скупо отмеривая капли, она накапала их в рюмочку и подала.
   Павел выпил и поглядел на нее. Лицо бабки было вовсе уж не так строго. Она смотрела на него через очки подслеповатыми глазами и, странно было заметить, даже улыбнулась. То, что она улыбнулась, так поразило Павла, что он онемел. "Должно быть, лекарство она дала хорошее", -- подумал он и прилег. Открылось сердце, отдохнуло, точно раздвинули его. Он закрыл глаза, потом открыл, увидел, что улыбается суровое лицо бабки, и, сам улыбнувшись, заснул.
   Колокольчик зазвенел в ушах, совсем близко. "Неужели мама назад возвращается?" -- радостно подумал он. Звенели колокольцы, фырчали кони. Федя блаженненький сидел на облучке. "Ничего, ничего, я махонький, я тебя не забуду! -- шептал он. -- Сидит на веточке птичка-невеличка, сидит одинокая, да коршун не склюет".
   Кисюсь и Мисюсь появились у постели Павлика и стали забрасывать его игрушками.
   -- Это все тебе, все тебе, потому что ты -- сиротка! -- говорят они. -- Много игрушек приготовили тебе люди, только играй, не ленись.
   -- Нет, я не сиротка, -- обиженно твердит Павлик. -- У меня триста рублей.
   -- Мы все сироты, -- тихонько шепчет бабушка, и ее четки звенят. -- Перед отцом нашим все сироты, только не к тому льстится умом человек.
   -- И она все врет! -- говорит грубый голос, и рябое лицо Пашки появляется над постелью. -- Самое главное быть сильным. Помнишь, как ты меня раз задавил? -- Она вдруг наваливается на него и душит.
   -- Да уйди же ты! -- вскрикивает Павлик и просыпается.
   Опять склонилось над ним суровое лицо бабки Прасковьи.
   -- Ну вот и вставать пора, все за чаем, -- ворчливо говорит она.

43

   Павлик сходит к чаю. Все в сборе, дети смотрят на него круглыми глазами, но молчат, ни о чем не расспрашивают, -- видимо, -- велено не напоминать.
   -- Ну, вот и Павлик! -- весело, как ни в чем не бывало, говорит тетя Фима и улыбается.
   Сегодня она сама сидит за чаем, блистая своими милыми глазами, на душе Павлика сразу становится легко. Он здоровается с ней, целует руку, потом здоровается со всеми детьми и берет свою чашку.
   -- Подожди, маленький, говорит ему тетя Фима и накапывает в рюмочку каких-то капель, -- Надо сначала капли принять. Бабушка у нас строгая, она велела.
   Павлик принял капли и садится. Она сказала ему: "Подожди, маленький"; назвала его маленьким, как мама, и от этого на сердце еще больше расцвело.
   Входит дядя Петр; все бегут к нему здороваться и виснут на шее; подходит здороваться и Павел, и вот все дети видят, как раскладывает отец по клеенке на столе стопки с мелким серебром, хотя нынче не праздник. Дальше все смотрят: стопок -- шесть, не пять, стало быть, одна стопка для Павлика; и вот всех подзывает к себе раздающий монеты, и сначала Павлика:
   -- Это тебе -- как всем.
   Пересчитывают дети новенькие деньги. Не попало ли кому по ошибке больше? Нет, все верно, папа не ошибается никогда; раздав подарки, он снова уходит, блистая пуговицами сюртука.
   Теперь начинаются разговоры. Всем дано по рублю, половину следует отложить в копилки, а на другую половину можно бы чего вкусного купить.
   Но раздумывать долго нельзя; уже кличут детей, пришел репетитор, скоро начнутся в гимназиях уроки, надо готовиться вовсю.
   -- Смотри, и ты учи уроки как следует! -- строго говорит Павлику подошедшая бабка. -- Ступай познакомься с лепетитором, да лучше упоминай.
   Вместе с другими детьми идет Павел к репетитору в классную. Там сидит толстый студент Степан Степаныч со шрамом на лбу и улыбается Павлику, видимо уже извещенный.
   -- Ну вот, теперь мы и познакомились, -- с усмешкою говорит он, забрав маленькую лапку Павлика в свою широчайшую пухлую, точно стеганную на вате.
   -- Знаешь ли ты, что апостол Павел назывался ранее Савел? Теперь принеси мне свои книги и тетрадки -- обследуем тебя, как и что.
   Павлик торопливо уходит наверх и собирает свои книжки. Не очень нравится ему Степан Степаныч. Лицо у него пухлое, без усов, без бровей, и жирен он, как боров, а главное -- все что-то смеется.
   Однако приносит свои тетрадки и почтительно присаживается на стуле Степан Степаныч сначала ему диктует, потом заставляет читать вслух И тем и другим остается доволен.
   -- Тебя кто подготовлял?
   -- Мама. А потом Ксения Григорьевна.
   -- А кто эта Ксения Григорьевна?
   -- Учительница в деревне.
   -- Bene. А ну-ка по математике...
   Все дети обступили экзаменующегося и смотрят в его тетрадку. Посреди вычислений у Павлика от волнения ломается карандаш.
   -- Я сейчас сбегаю, -- говорит он. -- У меня есть ножик! -- И убегает. Кажется, в умножении он наврал.
   Смущенно стругает он карандаш, хочет закрыть перочинный ножик, а лезвие его захлопывается: щелк! -- и длинной полосой разрезает Павлику кожу между большим и указательным пальцами.
   -- О! О! -- говорит он удивленно, а кровь ручьями течет на пол, и приходит нянька Авдеевна и говорит:
   -- Надо сейчас же чернилами залить!
   Услужливо приносит она большую чернильницу, и Павлик хочет обмакнуть руку туда, но не влезают пальцы; тогда нянька ведет его к умывальнику и опрокидывает чернильницу на разрез.
   -- Это средство первеющее, -- говорит она и завязывает Павлику руку суконкой.
   Павел смотрит, как смешалась с чернилами его алая кровь, как побурела она и затем сделалась грязной; потом в ране что-то зашипело, и кровь в самом деле остановилась.
   Надо, однако, идти к репетитору; должно быть, он ждет и удивляется. Хорошо, что обрезана левая рука, можно будет это обстоятельство скрыть. Павлик думал, что репетитор спросит его о причинах медленности, но тот уже диктовал что-то Кате и Лене и, увидев Павлика, лишь подал ему тетрадку, в которой рядами стояли цифры с минусами и плюсами, и сказал:
   -- Ну-ка это произведи.
   Павел начал "производить" и спрятал левую руку под стол; руку дергало, болело сильно, иногда он морщился, мало думал о вычислениях и опять напутал.
   -- Ну, математика, сынок, у тебя слабовата, -- объявил равнодушно Степан Степаныч. -- Не быть тебе Архимедом или Пифагором, поручиться могу.
   Так как Павлик ни с тем, ни с другим знаком не был, то он не обиделся.
   -- Я вижу еще, что с тобою не занимались по части организационной! -- проговорил еще непонятнее Степан Степаныч. -- Вот, прежде всего, никак нельзя при занятиях так на партах сидеть, -- обе руки положи.
   Он взял Павлика за левое плечо, приподнял кисть раненой руки и, увидав чернила и суконочку, удивился.
   -- Что это у тебя?
   -- А я руку обрезал, -- покраснев от стыда, сообщил Павлик.
   Все дети бросили свои работы и снова придвинулись к Павлику, смотря на него с интересом. А Степан Степаныч размотал суконку и, нахмурив брови, спросил:
   -- Как же это тебя чернилами угораздило?
   -- Мне нянька велела... нянька! -- всхлипнул Павлик и потупился. Руку действительно стало сильно дергать, и таким одиноким и заброшенным показался он себе.
   -- Нет, это черт знает что такое! -- закричал Степан Степаныч. Подбородок его два раза встряхнулся; он имел очень недовольный вид. -- Экое невежество, ведь так можно остаться и без руки.
   В это время в классную заглянула тетя Фима.
   -- Все нянька глупая! -- сказала она и пошла за спиртом и йодом. Она сама оттирала Павлику зачерненную руку, сама же прижгла рану йодом, и хотя было больно, но Павлик не плакал, -- ведь гак близко были эти чудесные внимательные глаза!
   После операции заговорили о Павлике, о его подготовке.
   -- Математика хромает, словесность в порядке, -- резюмировал Степан Степаныч. -- В общем же к городскому училищу вполне подойдет.
   Так и решено было еще при маме Павлика: если репетитор найдет Павла годным для городской школы, он будет ходить туда вместе с Катей, Леной и Стасиком.
   Так и случилось. Через неделю Павлик отправился в училище к мадам Коловратко в сопровождении репетитора и троих младших: Стасика, Кати и Лены.
   За спиною его болтался новенький, совсем гимназический ранец.

44

   Едва они вошли в здание училища, как Павлика охватило чувство смущения и неприязни. В классной комнате что-то размеренно кричали, и при этом точно топали или маршировали десятки ног.
   Удивленный, он вошел в дверь классной вслед за Катей и Леной и увидел очень полную, черную с сединой даму в пенсне, с крупным носом, ртом и глазами, с усами и маленькой кудрявой бородкой, вившейся у шеи. Дама маршировала по комнате военным шагом и свирепо размахивала линейкой, как саблей, а все учащиеся голосили размеренно, четко, осипшими голосами:
  
   Дважды два четыре!
   Дважды три шесть!
   Дважды четыре -- восемь!
   Дважды пять -- десять!
  
   Увидев вошедших, она кивнула головой репетитору, но не прекратила занятий. Девочки и Стасик сейчас же сели на свои места, а Павлика Степан Степаныч задержал, ухватив за воротник куртки, и тот дожидался, пока учительница не кончит, и со страхом следил за ее линейкой. Вот мадам Коловратко замаршировала в другую сторону, все с той же силой размахивая линейкой, -- и ученики заголосили:
   -- Девятью девять -- восемьдесят один!
   -- Девятью десять -- девяносто!
   -- Десятью десять? -- зловеще проговорила учительница уже соло, и ученики рявкнули:
   -- Сто!
   -- Баста! -- возгласила мадам Коловратко, и таблица умножения кончилась.
   Степан Степаныч подвел упиравшегося Павлика к учительнице.
   -- Вот этот самый! -- сказал он.
   -- А! Хорошо, хорошо! Я уже слышала, -- медленно, в нос проговорила мадам Коловратко и, поискав глазами на партах пустое место, определила: -- Ты будешь сидеть рядом с Ниной Федюк!
   В это время поднялась пришедшая с ним в школу Катя и попросила:
   -- Позвольте ему сидеть со мною, Агриппина Даниловна! Моя пара захворала надолго, и место свободное.
   Учительница ловким движением сбила с носа пенсне и посмотрела на маленькую Катю.
   -- Ты хочешь сидеть рядом с братом? Хорошо, позволяется. Только смотри за ним, чтобы он не шалил.
   Счастливый, пошел Павлик к парте Кати и поглядел на нее признательными глазами. Он не знал и не заметил, кто такая Нина Федюк, но уже самая фамилия Федюк казалась ему неприятной. Теперь же он будет сидеть с кузиной.
   Он вынул из ранца книжки, разложил тетради и приготовился слушать. Но учительница уже наводила на него свое страшное блещущее пенсне.
   -- Да вот мы сразу и определим твои успехи, Павел Ленев, -- сказала она и вызвала его к доске.
   Под внимательными взглядами учеников прошел Павлик между рядами парт к черной классной доске и остановился. Сердце его билось.
   -- Возьми мел и пиши! -- приказала мадам Коловратко и громко продиктовала: -- "Вдруг подуло с полуночи, и мой садик занесло".
   Так сразу проговорила она много слов, что Павлик заторопился и в поспешности первое же слово написал: "В друг".
   Ученики рассмеялись, Павлик обиженно огляделся, и то, что среди мальчиков было много девчонок, хохотавших над ним, заставило его покраснеть.
   -- Однако правописание твое не на высоте! -- сказала Агриппина Даниловна, и так как репетитора уже не было, то продолжала разъяснять: -- Ни одна девица моего заведения не напишет слова "вдруг" отдельно; ты, наверное, учился в деревне, где за тобой не следили.
   -- Да, в деревне, -- ответил Павлик дерзко и снова покраснел. -- Но за мной следили, а это я написал по ошибке, потому что торопился.
   Учительница внимательно посмотрела на него, сняла пенсне, протерла его, опять надела и опять посмотрела.
   -- Посмотрим, посмотрим, -- медленно проговорила она. -- Ну-ка напиши еще: "Уж мы ли не мыли ему головы"... Гм, написал верно, соображение развито. Теперь еще скажи, что такое имя существительное нарицательное...
   Начались обычные школьные вопросы, и хотя учительница покачивала головою, но должна была признаться, что в деревне не так плохо учили, как ей представилось сначала.
   Опять в арифметике вышли заминки, но когда учительница заставила Павлика прочесть стихотворение, заинтересовался весь класс: так читал он спокойно и просто и так выразительно, что Катя шепнула ему, когда он кончил:
   -- А знаешь, ты, наверное, будешь сочинителем.
   В конце занятий в классы явился длинный и тощий батюшка с унылым беззубым лицом и тонкой гусиной шеей в синих жилах. У него была привычка все ходить и причесываться старой жесткой щеткой, похожей на скребницу, и во время ответов ученических что-то подпевать про себя. Павлика он встретил ласково, потрепал по щеке, назвал красавчиком и спросил, когда он последний раз исповедовался во грехах. Познания Павла по закону божию были слишком достаточны, и дебютный день прошел благополучно.
   В общем учение в городской школе очень походило на деревенское, и Павлик скоро в него втянулся. И только одна неприятность случилась в первые дни его хождения к мадам Коловратко. К Павлику подошла хорошенькая барышня, оказавшаяся Ниной Федюк, и облила ему голову холодным чаем.
   -- Это за то, что ты не хотел сидеть рядом со мною, -- сказала она.

45

   Побежали дни за днями; Павлик привыкал и к школе и к жизни в семье тети Фимы. И там и здесь жизнь шла очень размеренно и просто, и уже через неделю Павлику показалось, что он живет среди этой семьи целый год.
   Утром вставали рано, выслушивали ворчания бабки, пили чай со скупо выдаваемыми сухарями. Бабка теперь уж нисколько не стеснялась перед новеньким и звала всех детей одинаково "архаровцами", к чему порою прибавляла название "собаки", "оголтелые", но ни Павлик, ни другие дети этими прозвищами не тяготились.
   Уходили в школу, возвращались, обедали, потом бежали на "задний двор", где играли и дрались. "Задний двор" был огромное огороженное высокой кирпичной стеной место, все заросшее подорожником, как в деревне, даже ветлы кое-где росли по двору. В глубине его стояли старые-престарые службы, полные досок, ломаных колес, кресел и столов. Тут же, прислоняясь к стене, тянулся длинный деревянный амбар, где хранились запасы из имения: мука, крупа, овес для лошадей, а наверху сено.
   Службы были такие ветхие, что входить под их заплесневевшие крыши было небезопасно. Однако, несмотря на это, все мальчики, под предводительством Олега, лазали не только по всякой рухляди, наполнявшей сараи, но и по крыше, которая тряслась и скрипела. Забирался туда и Павлик: уж очень интересно было глядеть оттуда на город, на соседские дворы. Порою они привязывали кирпичи на веревки и спускали их в соседские трубы для развлечения. Олег хотя и считал себя взрослым, но, разойдясь, начинал так баловаться, что нельзя было его остановить. Он любил дразнить, забравшись на крышу, одну соседку-чиновницу, про которую говорили, что она "не в уме". Она постоянно сажала в песке детские туфельки и поливала их из кофейника. Олег бросал иногда в ее садик с крыши дохлых воробьев и кричал, что она "старая каракуля"; этих слов больная почему-то не выносила и приходила в неистовство. Павлик тотчас же смущался и уходил, а Олег и Стасик смеялись и показывали сумасшедшей носы.
   В среде своей дети жили довольно дружно; не обходилось, конечно, без ссор, и зачинщиками нередко бывали девочки, но до больших столкновений дело не доходило; всегда являлась с полотенцем грозная бабка, и доставалось одинаково и правым и виновным.
   С маленькой Катей Павлик еще с первого дня дружил; Леночка была крошка, она была ничего себе, но не нравилась ему потому, что любила целоваться. Этого Павлик терпеть не мог: он считал приличным целоваться лишь с мамой и лишь изредка, в особо торжественных случаях, с тетками. С девочками же этак совсем не полагалось... Немало смеялась над этим старшая, Нелли. С ней у Павлика и вообще отношения были натянутые. Собственно, настоящее ее имя было Лиза, но почему-то все в доме называли ее Нелли, а бабка Прасковья -- Нюркой. Нравилось ли ей самой так называть себя или имя это дал ей кто-нибудь в шутку, только оно за ней укрепилось, и младшая была Лена, а старшая Нелли.
   Часто примечал Павлик: поглядывала она на него широкими темными глазами, но когда взгляд Павлика встречался с ними, она сейчас же вставала и уходила, насмешливо улыбаясь. Мало интересовался ею Павел: ведь она была почти совсем как барышня; она завивалась, носила бархатку на шее, к ней приходили подруги, которые говорили о замужестве... Какое же дело было Павлику до таких людей?
   Однако изредка она подходила к нему какая-то загадочная и смущенная. Щеки у нее были круглые, розовые, нос тонкий, с дрожащими ноздрями. Странными казались Павлику ее темные глаза и черные брови при совершенно льняных волосах. Напоминала она немного кузину Лину, но та все же была маленькая, а эта -- большая. Зачем же она подходит к нему?
   А она подходила иногда совсем внезапно, так что Павел пугался. Подойдет, постоит подле, посмотрит, скажет что-нибудь обидное и сейчас же уходит. И слышится ее дерзкий насмешливый хохот где-нибудь в коридоре.
   Раз он читал письмо от мамы, она подкралась и закрыла ему глаза. Пальцы у нее были тонкие, холодные, с острыми, точно кошачьими ноготками.
   -- Отгадай -- кто? -- спросила она, задыхаясь, вероятно, оттого что подкрадывалась.
   -- Да я и отгадывать не хочу, ты -- Нелли! -- крикнул Павлик и отбросил от себя ее руки.
   Тогда она выхватила у него письмо мамы и побежала.
   -- Нет, уж это нехорошо! -- сказал Павлик и побежал за девочкой. -- Отдай мне письмо, это мама написала.
   Он догнал ее только на втором этаже, в ее комнате, и крепко схватил за руки.
   -- Отдай письмо! -- дрожащим голосом проговорил он.
   Нелли насмешливо рассмеялась.
   -- А вот не отдам. Я сильнее тебя. Побори меня, попробуй.
   Жутко кольнуло сердце каким-то напоминанием, -- но оно мгновенно стаяло в нахлынувшей злости.
   Побледневший Павлик кинулся на Нелли молча и стал вырывать свое письмо. И обидно было сознаться Павлику в том, что затем случилось. Случилось так, что Нелли захватила в свои руки пальцы Павлика и стала ломать их, стиснув зубы, покраснев.
   -- Пусти же! -- крикнул Павел изменившимся голосом.
   А она отвечала:
   -- Не пущу, я тебя перед собой на колени поставлю!
   И стала так больно загибать его пальцы, что Павлику действительно пришлось стать перед девчонкой на колени. И произошло тут еще худшее: он заплакал. А Нелли швырнула ему в лицо его письмо и ушла, бросив презрительно:
   -- А ты к тому же еще и нюня!

46

   С тех пор священная месть затаилась в сердце Павла: набраться сил и Нелли поколотить.
   Он давал себе в этом страшные клятвы и решил непременно увеличить нужную для победы силу.
   С этой целью он усиленно занялся гимнастикой, скакал и качался на параллельных брусьях, и -- почем знать?.. -- может быть, даже лазание по крышам явилось в основе того же желания увеличить крепость сил. По вечерам, оставшись один, он часто начинал теперь проделывать шведскую гимнастику и, ложась спать, непременно ощупывал на руке: не увеличился ли у плеч мускульный бугорок?
   Когда теперь к нему подходила Нелли и насмешливо напоминала ему историю его позора, он только отмалчивался и улыбался про себя. Не знала она, что он ей готовил, иначе бы не смеялась.
   Нелли, однако, все не оставляла его в покое своими выходками. Раз утром, когда Павлик готовился к отходу в училище, она подкралась сзади и помазала ему глаза лимоном, оставшимся от чая, так что сильно защипало.
   Тут уж на Нелли накинулся и Олег.
   -- Ты дура, набитая дура! -- закричал он и дал ей пощечину.
   Они начали драться, бегая по зале, а в это время из кабинета вышел отец и крикнул на них.
   -- Папа! Нелька намазала Павлику глаза лимоном! -- со слезами пожаловалась ему подошедшая Катя. Она всегда заступалась за тех, кого обижали, и если у нее не было силы помочь, всегда плакала. -- Ты понимаешь папа, лимоном! -- добавила она.
   Но, должно быть, дядя Петр был в это время очень занят и не расслышал; он молча прошел в прихожую и стал одеваться, и Нелли эта проказа сошла благополучно.
   И еще больше осмелела Нелли.
   Теперь она уже часто смеялась над Павликом открыто и называла котенком. "Волосы у тебя плюшевые, глаза черные, ты совсем котенок!" -- говорила она и старалась как-нибудь зацепить Павлика. Но тот все "накапливал силу" и пока что ответствовал молчанием.
   Не любил он ее, временами даже ненавидел, и чувство мести ширилось в душе, но порою замечал он даже через гнев, что Нелли красива. Она и еще красивее становилась, когда злилась. Щеки ее вспыхивали, глаза начинали блистать, а под глазами и на висках -- лоб у нее был мраморно-белый -- появлялась такая синева, что все лицо казалось фарфоровым. Часто заставал себя Павел над мыслью, что думает о Нелли. Поймав себя, он сейчас же поднимался и начинал двигать руками, расправляя мускулы, а сам все думал: "Ну что ей надо? Жила бы как все..."
   И знал он, и бродило в душе ощущение, что если бы Нелли жила как все, не примечал бы он так ее; ведь не замечал же, не думал он о Кате или Леночке; он вспоминал о них только тогда, когда показывались они на глаза; появлялись девочки, он говорил себе: "Вот это Катя, это Лена"; не появлялись -- и Павлик спокойно занимался своими делами; отчего же он думал о Нелли, когда ее и не было перед ним? Правда, он большею частью, вспоминая о ней, сердился, но все же думал о ней, думал, этого было нельзя отрицать.
   Раз вечером, было это уже в ноябре, тетя Фима взяла детей в театр. Давали оперетку "Корневильские колокола". Павлик еще ни разу не был в театре, -- в городе и вообще постоянной труппы не было -- тетя Фима решила свозить детей хотя бы на "Колокола".
   После первого действия, которое дети просмотрели с любопытством, тетя Фима сказала Нелли:
   -- Пока антракт, ты погуляй с Павликом и театр ему покажи.
   Нелли вспыхнула и презрительно рассмеялась.
   -- Вот еще, пойду я с котенком! -- сказала она, однако тотчас же поднялась и, раскрыв дверь из ложи, позвала Павлика: -- Кис-кис-кис!
   Все засмеялись.
   "Ну, погоди же!" -- сказал себе Павлик и незаметно пощупал мускулы. Все малы еще были бугорки; еще была опасность, как бы снова не стать на колени.
   -- Ну, Кис-Кис, теперь будь кавалером, дай мне руку, а я -- твоя мама! -- сказала еще Нелли, и они пошли по круглому коридору.
   У локтя Павлика лежала маленькая розовая ручка с заостренными ноготками. Она просунулась ему под руку так легко и грациозно, как кошечка или змейка, и Павел взглянул на Нелли, в ее розовое смеющееся лицо и подумал: "Это ты выходишь кошка, а вовсе не я!"
   Около них проходили парочками гимназисты и гимназистки, и с некоторыми Нелли раскланивалась. Павлик ловил ее точно насмешливые взгляды, которыми она обменивалась при встречах с подругами; она словно кивала на него смешливо головою, и смущался Павлик от этого... и еще оттого, что порою ее светлые локоны приникали к его щекам.
   Должно быть, оттого, что место было людное, Нелли не толкала и не изводила прежним образом Павлика. Рука ее лежала спокойно, иногда в узком месте даже прислонялась к нему Нелли плечом, и не похоже было, что она хочет его толкнуть, и это казалось приятным.
   -- Ты кавалер, ты должен занимать свою даму, то есть меня! -- сказала Нелли еще.
   В это время по коридору прошла горбатая девица Зоя, которую Павлик раз увидел у тети Наты.
   -- Поздравляю вас, Нелли, с таким хорошеньким женихом! -- крикнула она и засмеялась.
   И сейчас же за ними зазвенели женские голоса и послышались шаги. Павлик оглянулся и увидел, что за ними парочками идет целый ряд институток в белых пелеринах и все они смотрят на него и смеются, а одна из старших, в темно-зеленом платье, проходит мимо и говорит:
   -- Какой этот Ленев хорошенький! И точно башкиренок!
   Не сразу понял Павлик, что было сказано про него. Когда же понял, сейчас же распрямил свою руку и бросился прочь от дамы.
   -- Куда же ты, стой! -- крикнула Нелли.
   Но Павел уже был за дверями ложи.
   Дружный взрыв хохота раздался за ним.

47

   Эти противные институтки сидели в ложе напротив, и Павел скоро заметил, что они смеются над ним там и показывают на него пальцами.
   Во втором антракте горбатая пепиньера зашла в ложу тети Фимы и, пошептавшись с Нелли, передала Павлу обрывочек афишки. На нем было написано: "Ленев хорошенький!" И еще стояло: "Я люблю вас, Кис-Кис!!"
   Прочитав это, Павлик вздрогнул и, скомкав афишу, швырнул ее вниз, в партер, на публику.
   -- Туда нельзя бросать, -- сказала пепиньера и засмеялась. -- Теперь в тебя влюбились все институтки и будут тебе письма писать.
   Сверх ожидания, Нелли рассердилась.
   -- Ну, вот это уж глупости! -- сказала она, и Павлик, благодарный за неожиданную защиту, поглядел на нее признательным взглядом. Тети Фимы не было, она ушла в фойе пить кофе, и потому Нелли объяснялась свободнее: -- Он еще маленький, и к нему нечего писать письма! -- недовольно отрезала она. Пепиньера потолкалась еще в ложе и вышла.
   Сама пьеса Павлу не понравилась. Конечно, были смешные места, где нельзя было удержаться от хохота; были и страшные, от которых на душе грозно темнело, -- взять хотя бы этого сумасшедшего Гаспара, считающего золото, -- но было много такого в пьесе, что показалось Павлику неприличным.
   Какие-то плясали, высоко поднимая ноги, к тому же в коротких юбках; а были и совсем бесстыдные; показывали чулки и туфли да еще припевали: "Смотрите здесь, смотрите там!" "Этаких бы и совсем в театр пускать не следовало", -- решил он. В общем, однако, день прошел занятно, и Павлик, писавший матери аккуратно каждое воскресенье, подробно сообщил ей в деревню о своем посещении театра.
   "Самое плохое в театре было -- институтки, -- писал он. -- Горбатую пепиньеру тоже видел, и она дразнила меня. А ученье идет очень хорошо, и ты не беспокойся, милая мамочка!"
   Этими фразами обязательно заканчивалось каждое письмо. Хотел было Павел приписать и о том, обидном, что его прозвали Кис-Кис, да потом раздумал. Мама, наверное, обидится и будет плакать, а ей и без того тяжело.
   Павлик надписывал конверт, когда над столом его склонилась Нелли.
   Смотрите здесь -- смотрите там,
   Как это нравится ли вам! --
   пропела она и, забрав на бумажную трубочку чернил, мазнула ею по Павликову конверту крест-накрест.
   -- Да ты с ума сошла! -- в огорчении крикнул Павлик. -- Я тебе дам! -- Он начал надписывать другой конверт, а в это время Нелли два раза сильно провела рукою по его волосам и опять пропела:
   Смотрите здесь -- смотрите там!
   При этих словах она откачнула голову Павла вперед и, громко засмеявшись, убежала.
   -- Вот дура! -- закричал Павлик ей вслед.
   Едва заклеил он конверт, как эта сумасшедшая появилась снова.
   -- Ну хорошо, я не буду тебя трогать, -- сказала она и даже отодвинулась, увидев, что Павлик для безопасности прячет конверт в карман. -- Честное слово, не буду! Ты мне только расскажи, котеночек, понравилась ли тебе пьеса?
   -- Не совсем понравилась! -- отрывисто бросил Павлик и посмотрел на нее с опаской: не замышляла ли она чего под этими мирными разговорами?
   Но, по-видимому, Нелли не имела дурных намерений. Она даже переместилась на подоконник, вытянула ноги и приготовилась беседовать.
   -- Что же тебе не понравилось?
   -- А то не понравилось, что глупости написаны! -- сердито ответил Павел, и опять подстерег его вопрос:
   -- А в чем же ты видишь глупости, Кис-Кис?
   -- Не зови меня гак, мне не нравится! -- крикнул Павлик, насупив брови, и маленький, колкий, загадочный ответ прозвенел в сумраке осени:
   -- А мне нравится.
   Поглядел на нее Павел. Она была словно притихшая, словно особенная. Нерезкий свет лампы, горевшей под зеленым абажуром, делал бледным ее лицо. За окном шумел ветер, и в печке гудело: у-у-у.
   -- Что же тебе нравится? -- негромко спросил он.
   -- Что мне нравится? -- повторила Нелли и засмеялась неестественно и двинула плечами. -- Мало ли что мне нравится. Много будешь знать, скоро состаришься. А может быть, мне нравишься... ты!
   Так двинулся за окном ветер, что Павлик вздрогнул. Хлопья снега, соединенного с дождем, залепляли окно, где-то в стороне билось о стену железо и лязгало.
   -- Ты сойди с окна, простудишься! -- медленно проговорил Павлик и медленно подошел к Нелли.
   -- Ну а тебе-то что, простужусь я или нет? -- шепнула Нелли, возвела на него глаза и сейчас же потупилась. -- Разве ты меня любишь?
   Через несколько мгновений Павлик услышал сдавленные вздохи. Неужели это плакала Нелли? Та Нелли, которая всегда задирала его, которая раз намазала ему глаза лимоном, а раз поставила так унизительно его перед собою на колени?.. Которую он... собирался...
   -- Нелли, что ты? -- спросил он дрогнувшим голосом.
   И вот тонкие руки Нелли обвивают его шею, горячая щека прислоняется к щеке, и текут слезинки медленно и плавно.
   -- Нелли, что это ты?
   -- Ах, оставь меня, пожалуйста! -- вскрикивает Нелли и, оттолкнув его от себя, поднимается с подоконника. -- Ты глупый, ты котенок, ты не понимаешь ничего и уйди!
   Она сейчас же уходит из комнаты, вернее, выбегает и утирает глаза руками, совсем как Леночка, а Павел все стоит посреди комнаты и ничего не может понять.
   -- Я поссорилась с мамой и поэтому плакала! -- говорит еще в дверях появившаяся вновь Нелли и опять скрывается.
   Слышит Павлик, как стучат ее каблук; по каменной лестнице: тук-тук-тук! Слышит, слушает, все стоит посреди комнаты и -- не понимает ничего.

48

   По почте на имя Павлика пришло письмо, писанное неизвестным ему почерком.
   Не предчувствуя никакой беды, доверчиво раскрыл он пакет и, ничего не понимая, стал читать. Стихи были, и вот какие:
  
   Павлик, Павлик, я страдаю,
   Ты смеешься надо мной!
   Я томлюсь! Я умираю!
   Гасну пламенной душой!
   Но любовь моя напрасна:
   Ты играешь только мной.
   Смейся, Павлик, ты прекрасен
   И с холодною душой!!!
  
   "Целуем бесконечно твои черные глазочки", -- стояло дальше в письме уже прозой и заканчивалось:
   "Напиши нам, Кисочка, непременно напиши, милый Кис-Кис!"
   Под конец было выведено с чудесными росчерками:
   "Шура Стрельская.
   Ася Богданович".
   И адрес был приписан, куда следовало обратиться:
   "Ламповщику Федору, институт благородных девиц".
   Дочитав письмо до конца, Павлик охнул от изумления. Руки его опустились вместе с письмом на колени, и он сидел, не веря своим глазам. В голове его шумело. "Да, вот так письмо!" -- все время думал он. Несомненно, оно было написано в шутку, для смеха. Какие-то негодяйки (в душе он не сомневался, что писали девчонки) сговорились над ним пошутить, его опозорить, и вот прислали ему дурацкое письмо, которым, конечно, его задразнят теперь без сожаления на всю жизнь.
   Чувство беспомощности перед обидой охватило его. Что предпринять? Как найти этих, которые... И тут же в голову вступило, что найти их было очень легко, стоило только перечесть конец записки, там прямо были выставлены фамилии: Шура Стрельская и Ася Богданович -- и адрес был указан: "Ламповщику, институт благородных девиц".
   -- А! -- говорит пораженный, обескураженный Павлик. Теперь уже новая, несравненно более страшная мысль потрясает его. "Если они так просто и определенно выставили свои фамилии, значит, они не смеялись... Ведь обе подписи были сделаны с росчерками, разными руками, стало быть, подписались обе, две каких-то, и тут же проставили свой институтский адрес; значит, писали две институтки".
   "Если же они не смеялись, а писали серьезно? Что тогда?" -- спросил себя Павлик, бледнея, упавшим голосом, и не смел и не мог думать дальше. Некоторое время он сидел в полном оцепенении, только чувствовал, как по спине и по шее ползают мурашки. Даже на руке, которая держала письмо, выступили холодные бугорки, и она тряслась. Значит, все это всерьез, и он теперь непременно был должен жениться.
   Он очнулся только тогда, когда увидел, что подле него стоит Нелли и читает его письмо. Она стоит к нему в профиле и держит письмо обеими руками близко у глаз, и обе руки ее дрожат, а вот обращает она к нему свое изумленное, искаженное гневом лицо, совсем некрасивое, с сощуренными в щелки глазами, и губы ее искривлены, и спрашивает Павлика возмущенным голосом:
   -- Да как ты смеешь читать такие письма?! Как смеешь?
   -- Что? -- широко раскрывая глаза, почти беззвучно спрашивает Павел. Сама же выхватила у него письмо, читает его без спроса, да еще вдобавок осмеливается кричать на него! Чувство бешенства заливает его. Он поднимается, полный угрозы, и сжимает кулаки. Вот когда понадобились ему его мускулы, вот когда! -- Отдай письмо! -- говорит он зловещим голосом, подступая к Нелли.
   -- Ни за что не отдам! -- Рот Нелли растягивается, хорошенькое личико стало совсем безобразным. -- Да как ты смел читать их письмо? -- снова спрашивает она и сама, полная злобы, придвигается к Павлу.
   "Значит, письмо написано верно!" -- молнией проносится перед ним, и, едва сдерживая в себе бешенство к написавшим, он вдруг замахивается кулаком на Нелли.
   -- Отдай мне сейчас же письмо!
   Должно быть, лицо его было страшным, -- Нелли взмахнула руками и бросилась прочь. Он видел, как стремилась она спрятать письмо; и вот он бежит за Нелли, и настигает ее у двери, и заносит руку, и ударяет ее в спину, раз и другой, потом поскальзывается, ударяется о косяк головою и, застонав от боли, бежит дальше, мимо изумленного Олега и Стася.
   -- Да что такое? Что случилось? -- спрашивают они, а он все бежит за ускользающей Нелли, и за ним бегут двое мальчиков.
   Он настигает Нелли у лестницы в нижний этаж, на повороте, выхватывает у нее письмо и тут же, слыша, что письмо разорвалось, отчаянно, полный огорчения и обиды, ударяет ее кулаком в плечо. Она вскрикивает, бежит дальше, а на него с озлобленными лицами налетают Олег и Стасик, и один схватывает его за куртку, а другой жестко и звучно бьет в щеку подле самого уха.
   Хлоп!
   Павлик видит, что он лежит на средней площадке у перил, и на него насел Олег и держит за руки, а Стасик тузит его кулачками по ноге, обливаясь потом, тяжко пыхтя. Но у него, у Павла, есть еще нога; он сгибает ее, потом выпрямляет, попадает Стасику в живот, и тот с пронзительным криком, таким оглушающим, что из дверей внизу показываются взрослые, катится по лестнице вниз.
   "Теперь уже все кончено!" -- говорит себе Павлик, медленно возвращается к себе наверх, забирает свой ранец, коробку с мамиными письмами и спускается вниз. Проходя мимо столовой, он видит, как возле лежащего на столе, пронзительно визжащего Стасика столпились с обеспокоенными лицами взрослые и тут же страшная бабка.
   Что-то подталкивает его туда, но страх сжимает сердце, и он, повторив: "Все кончено", надевает в прихожей пальто и шапку и выходит из дому.
   Лицо его бледно, на щеке горит точно огненное пятно, куртка разорвана, он твердо переходит улицу и решительно звонит к тете Нате.
   Больше он никогда не войдет в дом тети Фимы. Он будет жить у тети Наты; если же она его не примет, он утопится в реке.
   И очень просто.
   -- Я пришел к вам жить, тетя Ната! -- решительно объявляет он.

49

   Ночью Павлик просыпается и думает: "Да, вот как прошел вчерашний день, вот куда заехало дело".
   Он у тети Наты, он лежит в ее спальне, в ее постели. Он навсегда покинул дом милой тети Фимы с прекрасными глазами, он никогда больше в него не войдет.
   Темно в спальне, лампада перед образами погасла, он лежит со Степой в широкой постели тети Наты, с которой она только что поднялась. Спальня эта -- очень красивая, с большими блестящими образами, с огромной картиной какой-то битвы, с разными вещицами из перламутра и кипариса.
   Когда Павлик пришел, тетя Ната очень удивилась.
   -- Что это у тебя на щеке? -- спросила она.
   Делать было нечего, следовало рассказывать все, ведь Павел по-прежнему сохранил отвращение ко лжи.
   И он рассказал все без утайки, начав от письма; его повесть прерывалась гневными возгласами тети Наты.
   -- Как? Они же взяли у тебя письмо, и они же трое накинулись на тебя? -- спрашивает она, и на ее добром пухлом лице гневно движутся злые тени. -- Да где же взрослые были?
   -- Нет, это не так, -- поправляет тетку Павлик. -- Все же драться начал я первый, с кулаками, а Нелли только украла у меня письмо.
   Но тетя Ната не стала дослушивать Павликовых объяснений и, порывисто нацепив на себя тальму и шляпку, вышла из дому.
   Посмотрел Павлик в окно: большими шагами она переходила через улицу, значит, направлялась в дом тети Фимы. Так и есть, она позвонила у подъезда и вскоре скрылась за дверью.
   Павлика обступили Кисюсь и Мисюсь и кадетик Степа.
   -- Ты теперь жить у нас будешь? -- спрашивали они в один голос и опять начали таскать и сваливать подле Павлика все свои игрушки.
   Их необычайная доброта показалась в то время Павлу такой трогательной, что он не сдержался и заплакал. Нервы у него были напряжены; он думал, что в доме тети Наты будут долго с ним разговаривать и его упрекать, ведь был же и он виноват, во всяком случае! А все здешние его, наоборот, ласкали, и даже сам дядя, капельмейстер Василий Эрастович, увидав на его щеке большой синяк, покачал головой.
   -- Вот уж плакать не следует, -- сказал он добродушно и налепил Павлику на щеку какой-то пластырь. -- Ты, брат, "мужчичина", а мужчины не плачут.
   Наконец-то появилась и тетя Ната. Лицо ее выглядело ровнее, она принесла с собою несколько смен Павликова белья и говорила уже без сердца.
   Впечатление у нее составилось такое, что будто во всем виновата эта "ломака Нелли". Правда, Олег признался, что он очень сильно оттузил Павлика, но все же причиной беды явилась старшая девчонка: нельзя было воровать чужих писем; что же касается до главного потерпевшего, Стася, то действительно он сильно расшибся на лестнице и, хотя все кости оказались целы, лежит в постели. Побледнел Павлик при этом известии.
   Не добавила к рассказу своему тетя Ната, что старая бабка грозилась Павлика в ступе истолочь и что Евфимия Павловна не придавала значения Павликову уходу, надеясь, что после первых треволнений Павлик все же придет к обеду. Говорить об этом тетя Ната не считала удобным: Павел мог подумать, будто хочет она, чтобы он ушел.
   Павлика переодели, зачинили на нем изодранную блузу, потом стали варить какао, и затем все, даже дядя-капельмейстер, играли в фанты. Какой-то уют ощущался в доме; правда, у тети Фимы было жить спокойно и удобно, но там все же дети и взрослые жили особо. Может быть, оттого, что дядя Петр Алексеевич был в важных чинах, Павлик не мог себе представить его играющим в фанты. Дядя же Василий был просто капельмейстер; должность его была, стало быть, веселая, и играть в фанты с детьми ему было не зазорно; Павлик вскоре же начал смеяться и прыгать, чего раньше за ним не замечалось.
   Перед обедом на несколько мгновений на его сердце опять потемнело. Пришла от тети Фимы горничная Васена. Не случилось ли чего, не хуже ли стало избитому Стасю? Но явилась она звать Павлика к обеду. Хотели и это от Павлика скрыть, но тот как-то сразу догадался. Наступило молчание, тревожное, неловкое, все ждали его ответа, и крепко держались за руки Павлика с встревоженными лицами Кисюсь и Мисюсь.
   -- Нет! -- проговорил Павлик в волнении и задохнулся. Несколько мгновений он молчал, борясь с собою. Мысль о том, как встретит его бегство мама, всколыхнула душу. Но он нахмурился и обратился к тете Наташе: -- Нет, я туда не пойду больше; а мне у вас можно?
   Насколько первая половина фразы была решительна и грозна, настолько вторая была смущенно-просительна. Смутилась и тетя Наташа, и даже дядя Василий.
   -- Конечно, можно, и не об этом речь! -- проговорил он и пожал плечами. -- Но подумал ли ты, мужчина, о тете Евфимии? Ведь она может очень обидеться, а она уж совсем не виновата.
   Прекрасные, упрекающие глаза тети Фимы поднялись перед Павлом. Он покраснел, сгорбился, его веки задрожали... Надо было непременно сказать что-нибудь решительное, иначе, чувствовал Павлик, он может не сдержаться.
   -- Нет, я у вас навсегда останусь, -- сказал он и, вспомнив свое решение, добавил: -- Если же вы меня прогоните, я в речке утоплюсь!
   Тут в один голос заревели Кисюсь и Мисюсь. Даже у Степы рот растянулся в гримасу: все они поверили жесткому решению, и, скрывая улыбку, тетя Ната вышла в прихожую и сказала прислуге:
   -- Павлик останется у нас.
   Васена вышла, потом ее вернули. Наталья Васильевна решила написать записочку в дом.
   "Милая Фимочка, -- писала она, -- Павлик очень нервный, и ты это знаешь. Пусть поживет он у нас несколько дней, а там увидим, как дальше поступить".
   И Павлик был оставлен в доме у тети Наты.

50

   Все думает, думает, лежа в постели. Павел.
   Вот через три дня в деревню придет письмо от тети Фимы. Она расскажет маме, что Павлик от них ушел, что он дрался и так ударил маленького Стася, что тот лежит в постели. Как примет это известие мама? Что подумает о нем, как плакать будет, что у нее такой разбойник сын?
   Ведь неудобно же рассказывать, что все дело произошло из-за письма. Правда, письмо могло опозорить его неслыханным позором, но все же от этого никак не следовало драться; конечно, и он был солидно поколочен, и часть письма, самая обидная часть -- со стихами, осталась в руках этой противной Нельки, а у Павлика сохранились лишь подписи девиц, но все же дело на лестнице не становилось от этого менее безобразным. А вдруг этот Стасик начнет хворать, или сделается уродом, или даже... умрет?!
   Волнообразная судорога прокатывается по всему телу, отчаянный крик чуть не вылетает из груди, но быстро поворачивается Павлик лицом в подушку и кричит в нее, закусив ее угол, беззвучно:
   -- А-а-а! Неужели умрет?..
   Какой холод в комнате; ноябрьские ночи -- ледяные, натянуть одеяло -- пожалуй, откроешь Степу; он проснется, станет расспрашивать... Нет, лучше уж так до рассвета лежать.
   Он сказал "умрет". Что же это значит? А это значит то, что Стасик ходил, а теперь станет неподвижным, говорил, а теперь будет молчать. И никогда он не побежит больше, и не встанет, и не засмеется. Лицо v него будет желтое и строгое, с острым холодным носом и с тенями под глазами. Такое лицо было в гробу у Павликова отца и такое же будет у Стасика, и это сделал он, Павел.
   -- А-а-а! -- опять хочет он крикнуть и снова кричит в подушку: -- Павел убил Стасика! А-а-а!
   -- Ничего, ничего! -- говорит кто-то маленький, тихонький, стуча подожком. -- Ну, убил, кончено дело, мы все умрем.
   Всматривается Павлик: с потолка на цепочке спускается к нему седенький, лохматый, с кривой палочкой, с сумкой и громадными продранными лаптями становится ему на грудь.
   -- Федя, Федя, неужели это ты? -- безмолвно кричит Павлик и старается руками сдвинуть с груди огромные лапти. -- Зачем ты меня давишь: разве я тебя не любил?
   -- Да, любил и убил! -- отвечает Федя и скверно смеется, двигая пальцами. Снова, как и раньше, роется он в сумочке, точно желая подарить Павлику амулетки. И роется в сумочке, и что-то позванивает там, точно у бабушки Анны Никаноровны четки, и вынимает все беленькое, все косточки и косточки, маленькие детские косточки, похожие на бабки, и нижет на веревочку, делает ожерелье и с улыбочкой надевает эту страшную костяную цепочку Павлику на шею:
   -- Барчучоночек какой стал хорошенький! Будь здоров, барчучоночек, ги-ги-ги!
   -- А! А! -- уже в третий раз вскрикивает Павлик и просыпается.
   Дождливое утро смотрит в окно, по стеклам текут водяные веревочки, тетя Ната приподнялась на той же постели, где лежал Павлик со Степой, и улыбается.
   -- Что это ты во сне увидел, Павлушенька?
   Теперь она не называет его "Павляусом", лицо ее тревожно, а вот в дверях показываются и Кисюсь с Мисюсей, и дядя Василий пришел в халате, и у всех тревожные лица.
   "Что это вы такие испуганные?" -- хочет спросить Павлик, но внезапно, уже утром, при свете, с потолка со звоном спускается цепочка, и седой головастый старикашка с аршинными зубами стремительно падает на него.
   -- Отгоните!.. Прогоните его!.. -- кричит Павлик и бьется.
   Зубы его стучат, он присел на постели и смотрит на всех широкими глазами, а все тело его бьет железными прутьями старичок.
   -- Надо сейчас же послать за доктором! -- говорит тетя Ната.
  
   Приходит доктор, толстый, красивый, черноволосый, с усталым рябым лицом, и начинает переворачивать Павлика в постели, как кулечек с мукою. Переворачивает, и пыхтит, и выстукивает, и пахнет от него каким-то противным лекарством; потом пульс у Павла щупает и сидит в постели, сильно нахмурясь.
   -- Ну и что же мы чувствуем? -- спрашивает он наконец.
   -- Мне очень холодно, -- отвечает Павлик и ежится. Только что сказал он, как в самом деле потрясающий холод набрасывается на него, и он стучит зубами и, напрягая силы, чтобы Кисюсь и Мисюсь не пугались, пытается проговорить: -- Ни... и... чего!..
   -- Можно ли затопить здесь камин, Иван Христианович? -- спрашивает тетя Наташа.
   Доктор дает позволение; в самом деле, сыро, утром шел снег, теперь -- проливень, будет пользительно камин затопить.
   Он уходит с тетей Натой в другую комнату, и там они говорят, а к постели Павлика приближаются робко Кисюсь с Мисюсей и робко же спрашивают:
   -- Отчего ты утром так закричал?
   -- Я видел старика с аршинными зубами! -- отвечает Павлик и, как только вспомнил про зубы, начинает снова стучать зубами: -- Такой страшный... и-и... с го... ло... вой!..
   -- Кисюсь, Мисюсь! Оставьте Павлика, -- говорит вошедший дядя Василий.
   Горничная разжигает дрова в камине, огонь весело вспыхивает, и мгновенно вся комната начинает двигаться и шататься, и вместе с тем движут глазами точно ожившие лики икон.
   Павлику велят глотать какие-то облатки, поят микстурами, натирают водкой и уксусом все тело. Стыдно, очень стыдно раскрываться Павлу перед тетей Наташей. Еще тогда, когда он увидел ее лежавшей в одной с ним постели, стало ему неприятно: ведь все же она -- женщина, хотя и тетя Ната, а он, Павел, как-никак -- мужчина, да еще самый серьезный. Ему совестно было лежать с нею рядом, это было неблаговидно с ее стороны и неприлично -- тайком явиться в ту комнату, где спали они, и он тогда же хотел ей все это рассказать, но наскочил на него старичок; теперь же приходилось ему всему раскрываться. Это был позор не лучше стихотворения, слезы набежали на глаза Павлика. "Я сам, я сам!" -- пробормотал он, а тетя Ната только улыбнулась и стала натирать Павлика водкой еще сильнее.
   -- Да я не смотрю! -- сказала она ему, когда он схватил ее за руку. Но сил не было, пальцы сами разжались, и пришлось покориться; Павлик зажмурил глаза, отвернулся к стенке и всхлипнул.
   После этого Степа читал ему что-то из книжки, Павел слушал, потом глаза его закрылись. Как в тумане он видел, что все от него на цыпочках выходят. "Да я вовсе не сплю!" -- крикнул он, но в это время в камине гулко треснуло охваченное пламенем полено, и его крика никто не расслышал.
   Павел остался один; поленья, чем больше разгорались, все чаще и чаще трещали; они стреляли точно из пистолетов, и раз выскочила из камина пылающая щепка; она чуть не попала в одеяло, легла на коврик и там дымилась. Смотрел на нее Павел, щепка все тлела; следовало подняться и отшвырнуть ее, иначе она прожжет ковер тети Наты.
   Павлик с трудом поднялся, встал на ноги, а щепка погасла. Едва нагнулся он посмотреть, в глазах потемнело, он зашатался и упал поперек постели и чувствовал, что ему сильно жгло голые ноги, но подняться не мог и неподвижно лежал. Потом от головы отступило; он повернулся, присел на постели, стал смотреть на огонь. Так призывно пламенели докрасна раскалившиеся поленья; оттого, что Павлик сидел на постели без одеяла, ему опять стало холодно, но лежать не хотелось, и он, цепляясь за мебель, подошел к камину и сел подле него на стул.
   Оттого ли, что было жарко, в голове снова помутилось; знакомая рожа с аршинными зубами смеялась уже из камина; она делала гримасы и жутко взмахивала пальцами, как бы призывая Павла к себе.
   -- Стасик! Стасик! -- с ужимками шипел старичок.
   Снова вползли в голову мысли о Стасе и шумно в ней закружились. Он забыл о нем, а ведь это из-за него Стасик лежит, весь разбитый, в постели, может быть, он теперь уже умер. Павел сидит возле камина, а Стасик умер. Что только делается сейчас в доме тети Фимы, как взглянет он ей в глаза, если встретится на улице? И могилу Стасику выкопают, а на кресте напишут: "Умер Стасик, и Павел убил его".
   -- Ой! Ой! -- снова холодея, вскрикивает Павлик. Это был бы такой ужас -- увидеть лицо тети Евфимии, а бабка даже грозила -- так Кисюсь проболталась, -- что Павла в ступе истолчет. А если увидеть лицо Стасика в гробу?.. Нет, все, только не это; лучше сделать, что он намеревался: утопиться и умереть.
   И едва высказал Павлик себе эту мысль, ему стало легче. Он в самом деле это исполнит и тогда освободится от всего. Правда, утопиться теперь негде, а умереть возможно, умереть вовсе не так трудно, стоит только захотеть. Вот, например, можно умереть от огня; можно близко к нему подсунуться и сгореть; можно было и так сделать: приблизить к огню глаза вплотную, и когда глаза лопнут -- Павлик умрет. Он видел раз в деревне кошку с лопнувшими глазами, вынутую из огня сторожем при пожаре лавки. Кошка вскоре умерла, и так же скоро может умереть и Павлик. Придет тетя Фима, а Павлик будет мертв, надо только глаза как можно шире раскрыть.
   И, склонив лицо к пасти камина, Павлик широкими глазами смотрит в огонь. Шевелятся на висках волосы, точно крутятся от жара, лицо жжет нестерпимо, и глаза слезятся, и щеки щиплет, а он все смотрит в огонь и думает: "Скоро ли?.. Скоро ли?.." Потом глаза его в самом деле перестают видеть, и он валится со стула.

51

   Как сквозь сон слышит Павлик над собой шум и крики; точно бубенчиками звенит тройка, словно встряхивает его в экипаже на проселке, силится открыть он глаза, а экипаж все едет и словно пылью вьет вокруг, пылью заполнены и глаза.
   Глаза, однако, он все же открывает. Он видит, что вокруг него столпились дети с заплаканными лицами и тетя Ната, у которой глаза также красны. Неужели и она тоже смотрела в огонь? Ему жалко тетю Нату, потом в голову вступает, что он видит, значит, не лопнули у него глаза, и он не умер; он касается рукою лица -- все лицо намазано салом.
   -- Я же хотел умереть, тетя Наточка! -- говорит он тоненьким голосом. -- Мне так жалко Стасика было!
   И странно: все лицо тети Наты расщепляется морщинами. Неужели это она заплакала? С чего?
   -- Милый ты, милый, милый и маленький! -- говорит она.
   Целую неделю провел Павлик в одной комнате, да и в той были спущены шторы. Не лопнули глаза Павлика, как он надеялся, но были сильно повреждены жаром, и часами приходилось лежать ему неподвижно с компрессами в темноте.
   Раз, когда он лежал с повязками, представилось ему, будто склонилось над ним прекрасное лицо тети Фимы и атласные пальцы легли на лоб. Но не шевельнулся Павлик. Так страшно было бы взглянуть на тетю Фиму, что если бы даже и мог, он не снял бы с глаз повязки. Он только спросил Степу: правда ли была тетя Евфимия Павловна? Степа ответил: правда, и сообщил, что маленькому Стасику гораздо лучше, что он скоро начнет ходить в училище.
   А через неделю в школе появился и Павлик.
  
   С угнетенным и трепетным чувством входил Павел в школу мадам Коловратко; много было причин для волнения: во-первых, все, вероятно, уже знали о его драке; затем, конечно, были осведомлены о полученном им несносном стихотворении; наконец, в школе он должен встретиться со Стасиком, Катей и Леной.
   Между прочим, перед отправлением в училище тетя Ната предложила ему надеть синие очки, но Павлик тут же решительно отказался. Чтобы он в довершение всего очки надел! Сделаться окончательно посмешищем всего класса! Нет, он совсем на это несогласен, очки носят только старики.
   Однако в школе все обошлось довольно просто. Мадам Коловратко приветствовала его не только с достоинством, но и с мягкостью, чего раньше не замечалось; Катя и Лена ему обрадовались нелицемерно, особенно Катя, всегда к нему расположенная. Что же касается до Стасика, то он был так великодушен, что даже не помянул о прошлом. Он подал ему руку как ни в чем не бывало и даже вызвался очинить Павлику карандаш. И поместился Павел опять рядом с Катей, и все пошло заведенным порядком.
   Единственно, кто встретил Павлика с насмешкой, это была хорошенькая Нина Федюк. Она, видимо, никак не могла примириться с тем, что Павел не сидел с нею, и, когда он проходил мимо нее к своей парте, бросила ему презрительное:
   -- Институтский Кис-Кис!
   По окончании занятий тоже вышла небольшая неприятность. Собрав в ранец книжки, Павлик вышел из школы одновременно с Катей и Леной, и среди разговоров они дошли до их дома так незаметно, что Павлик пришел в себя только тогда, когда стоял на крыльце у звонка. Вздрогнув, он сейчас же стал прощаться.
   -- А ты разве не к нам? -- спросила изумленно Катя.
   -- Нет, нет, -- торопливо ответил Павлик и побежал через улицу к дому тети Наты.
   Он видел, что маленький Стасик покраснел. Опять вспомнилось бывшее, и на душе Павла стало неприятно.
   Последующие дни сгладили жуткость воспоминаний, но в дом тети Фимы Павлик так и не заходил, и постоянно на середине улицы дети прощались, расходясь в разные стороны.
   Прибыло письмо от мамы, в котором она писала по-прежнему ласково, хрупко и мягко. Догадался Павлик: ей не сообщили о происшедшем у камина -- она не знала ничего.
   Так потянулись однообразные дни, наступил декабрь, и быстро бежали числа; начались разговоры о праздниках; прибыло от мамы письмо, в котором она сообщала, что приедет к двадцатому декабря и повезет Павла на праздники в деревню.
   Двадцатое число подошло, а мамы не было. Не было от нее письма, и Павлик стал тревожиться. Тетя Ната объяснила ему: в степях свирепствуют метели; было трудно ехать, стояли саженные сугробы, вот почему мама замедлила, говорила она.
   Настало и Рождество, а Елизавета Николаевна все не приезжала. Павлик отправлял письмо за письмом, ответов не было. Тетя Ната сказала ему, что на праздник непременно надо будет навестить тетю Фиму; как ни волновало это Павла, все же он знал, что это необходимо, и отправился к тете Евфимии с визитом.
   Очень, очень волновался, когда подходил к дому. Едва позвонил, сердце так забилось, что было впору только прочь убежать. И, может быть, он убежал бы, если б в это время не раскрыла дверь горничная Васена. Она улыбнулась ему, и Павлику захотелось плакать. С замиранием сердца побрел он по залу, и ноги его от волнения скользили по гладко натертому паркету. Однако его уже дожидалась милая тетя Фима; она сейчас же подошла к нему со своей необычайной улыбкой и расцеловала в обе щеки, ни словом не упомянув о происшедшем. Подошла тут же и еще более похорошевшая Нелли; она была так прелестна в белом платье, в белых туфлях, что Павлик опять едва не расплакался: этакую красивую барышню он ударил в спину!
   -- Поздравляю! -- сказал он, едва двигая языком от смущения.
   Нелли встретила его также вежливо; она казалась выросшей и, может быть, от этого держалась степеннее. Павлик начал приободряться, но тут же увидел сидевшего в столовой Стася и рядом с ним бабку Прасковью. В глазах его зарябило. Подталкиваемый Олегом, приблизился к бабке и сказал ей свое приветствие, которое она выслушала хотя и с кривым ртом, но без злобы.
   -- Ну, ну, бегунец! -- ворчливо сказала она и опять криво улыбнулась. -- Кто старое помянет, тому глаз вон. И я тебя проздравляю! -- добавила она и протянула перед собою палец, точно и в самом деле хотела Павлику сделать "глаз вон". А Стасик улыбнулся ему с полным приветом. Он совсем не помнил о потасовке.
   Все время звякали звонки, являлись поздравители-визитеры, и от этого невольно рассеялось смущение. Сам дядя Петр Алексеевич уехал по визитам, но он оставил для Павлика совершенно новенький золотой -- стало быть, он не сердился на него нисколько, коли так вспомнил и приветил... Легко стало на сердце Павлика.
   -- У нас перед Новым годом будут танцы с балом и маскарадом! -- сказала Павлику Катя. -- Ты непременно приходи, мы тебе уже отправили приглашение по почте.
   -- Я приду, -- обещал Павлик, довольный. Он слышал, что взрослым посылают приглашения на свадьбы и, желая удостовериться в точности, спросил: -- А что это такое у вас за приглашение?
   Маленькая Лена объяснила:
   -- Оно раскрашено красками! -- И так как это было не совсем понятно, то еще сообщила, что рисовал карточки сам Олег и что на них есть подписи всех хозяек бала, даже горничную Васену заставили расписаться, хотя и каракулями. Подошел Стасик и внимательно слушал.
   -- Непременно приходи! -- ласково посоветовал он. Такой был он добрый и зла не помнящий, что крепко пожал ему руку Павлик. -- Я бы тебе мог подарить все мои краски! -- сказал он, покраснев.
   Так чудесно шли часы, и вдруг свершилось еще самое чудесное. Так уж баловала его судьба, -- явилась мама.
   Какой-то визитер долго рассказывал о внутреннем займе, и в это время раздался отчаянный крик Павлика, от которого все всколыхнулись.
   -- Мама! Мама!

52

   В самом деле, была она.
   Она приехала в черном платье и выглядела похудевшей. Так похудела она, что это все заметили, а Павлик догадался, что она болела, потому что были у нее огромные глаза.
   Он висел на ее шее и плакал и повторял: "Мама, мама!" -- и все улыбались, даже тот визитер, который рассказывал о займе.
   Елизавету Николаевну все окружили. Все расспрашивали ее о здоровье, все жали ей руки. Сама мама проговорилась, что была нездорова.
   Она целовала Павлику волосы и гладила ему руки и все заглядывала ему в глаза и говорила, что он тоже похудел.
   Тетя Фима ее оставляла обедать, но не осталась Елизавета Николаевна. Она звала Павлика с собою опять в гостиницу, и теперь Павлик уже не колебался.
   -- В Новый год непременно на бал-маскарад приходите! -- твердили Катя и Лена, держа за руку мать Павлика; не отступились они от нее, пока не дала Елизавета Николаевна честное слово, даже шапки "для верности" припрятали, так что потом было нелегко и сыскать.
   Они ехали по городу к своей гостинице в санях, и мать крепко держала Павлика, точно боясь упустить, и кутала его вязаной шалью и все смеялась и твердила;
   -- Миленький мой, маленький! Голубенок мой!
   Павлик радостно удивился, когда мать ввела его в тот же номер, в котором они останавливались при приезде. Теперь гостиница Павлу уже не так не понравилась, а в номере не только было все чисто и радостно, но и самовар словно по-прежнему пыхтел.
   -- Отчего это, мама, мне здесь так нравится? сказал он и засмеялся.
   Он хотел добавить, что "хотя здесь и бедно, а нравится больше", но остановился, чтоб не обидеть мамы: ведь у нее же не было денег, откуда было ей взять!
   Сели за чай, мать все держалась за его плечи и все кутала в шаль.
   -- Да здесь же совсем не холодно, совсем не холодно! -- говорил Павлик.
   Пришла та же печальная горничная, и за руку вела она крохотную девочку с кривыми ногами.
   -- Это ваша дочка? -- спросила мама.
   -- Да, дочка, -- счастливо ответила горничная, а Павлик снова посмотрел на девочку, и так как ему было ее жалко за кривые ноги, то отдал ей подаренный ему дядей Петром золотой.
   Горничная вскрикнула и бросилась целовать Павлику руку, а Павел смотрел на маму: что она, довольна ли? Не жалко ли ей, что отдал он золотой?
   Нет, мама не жалела. "Может быть, потому у нее и не было денег, что она их не жалела?" -- подумал Павлик.
   Присели к самовару, начали пить чай.
   Павел спросил, глядя широкими глазами прямо в мамино сердце:
   -- Правда ли, мамочка, была ты больна?
   Не могла обмануть. Да, была больна, только не очень серьезно.
   -- А что же это -- "не очень серьезно"?
   -- Ну, обычная болезнь. Кашель, и в груди неловко... Да это ничего.
   Так ласково шипел самовар и так ясно горела лампа, что Павлику и на самом деле подумалось, что это ничего. Не умрет же она, эта милая мама? "Этого не может быть", -- сказал кому-то он строго и даже губы поджал. А заболеет -- разве у него на книжке не триста двадцать рублей? Скупит тотчас же все лучшие лекарства -- и выздоровеет мама.
   Так легко стало на сердце, что Павлик засмеялся.
   -- Что ты, маленький мой?
   -- Уж очень хорошо с тобой мне, мамочка, ой как хорошо!
   Поцеловались снова, очень дружно и крепко.
   -- Ну, теперь рассказывай, как жил без меня.
   Начал рассказывать Павлик; перестал шипеть самовар, начала мигать усталая лампа и гаснуть, а он все рассказывал -- ни о чем не умолчал. Даже когда они легли в постель, продолжал рассказывать Павлик; теперь, когда лампа погасла, было можно рассказывать даже самые страшные вещи; о полученном стихотворении рассказал, и мама много смеялась; в драке признался, и опечалилась мама и скорбно замолчала.
   -- Я же больше никогда не буду драться! -- уверенно проговорил Павлик. Хотел было рассказать матери и о том, как сидел у камина, чтобы лопнули глаза, да не решился: и так она опечалилась, лучше уже помолчать.
   И шептались они, и клялся Павлик, что никогда больше ничего такого не будет; а за потолком все гудела и сипела машина и звякали где-то ножами; так и заснули они под этот пестрый шум.
   -- А жить где будешь? Опять у тети Наты? -- спросила мама, проснувшись утром, точно всю ночь думала о том.
   -- Да, опять у Наты, -- подтвердил Павлик. -- Это самые лучшие люди на свете, мамочка, после тебя.
   Пять дней затем пролетели как миг, как сон.

53

   Вечером, перед Новым годом, перед этим знаменитым балом-маскарадом, было столько хлопот.
   Надо было прежде всего чисто-начисто умыться; затем белье следовало надеть с самыми парадными метками. Костюмчик же мама привезла такой особенный, что трудно было даже поверить, что шила она сама.
   Во-первых, были узкие голубые брюки, похожие на трико, в которые следовало заползать прямо с чулками. Затем шел малиновый бархатный кафтанчик с такими странными шитыми золотом плечами, что, казалось, плечи были дольками разрезаны, как апельсины, и под ними прятался светло-синий атлас. Воротничок был широкий, накрахмаленный, откидной; костюм этот мама называла как-то особенно и сказала, что будет он в нем "средневековый паж". Но главное даже не в костюме было: был чудесный золотой пояс, весь из бляшек, и к нему полагался кинжал. Опечалило напоминание о глупо заброшенном кинжале дяди Евгения, но и этот был такой острый -- лишь бы разбойника увидать.
   И подвила мама своему Павлику волосы. Не любил он этого, не девчонка же он! Но, видать, уж так полагалось; когда же были белые туфли надеты, да перчатки белые, да маленькая шапочка с белым твердым пером, залюбовалась им мама. Не утерпел и Павлик, чтобы в зеркало не взглянуть, -- и зеркалом остался доволен.
   Не обошлось и без горя из-за этого костюма. Никакая шуба на него не налезала, и поэтому пришлось ехать в маминой ротонде и быть в ней завернутому, как сахарной голове. Поглядел в шелку ротонды Павлик, когда ехали на извозчике: луна была круглая, бледно-зеленая, холодная, в кругах разноцветных; так запомнилась ему эта ярко блещущая замерзшая луна.
   Окна большого дома тети Фимы были ярко освещены. Павлика почти внес на руках, по просьбе мамы, извозчик. Обидно было быть несомым средневековому пажу; но, к счастью, не увидел никто.
   Громкие звуки музыки встретили Павла, когда вошел он в дом. Так ярко была освещена зала и такая громадная стояла в гостиной елка, что Павлик подумал: "А хорошо все-таки богатым быть!"
   В прихожую высыпали встречать Павлика с мамой все дети. Крик восхищения вырвался у них при взгляде на пажа. Сейчас же подбежала к нему его подружка Катя и сказала, чтобы он пригласил ее на первую кадриль. Но тут в дело вступилась н Леночка, притом со слезами; но всего более поражен был Павлик, когда подошла к нему сама Нелли и сказала, улыбнувшись:
   -- Нет, первую кадриль он обязательно протанцует со мной.
   Поглядел на нее Павлик: она совсем не казалась насмешливой; она и всегда была красива, теперь же, в бледно-розовом платье, в завитыми волосами, с золотой браслеткой на тонкой ручке, она казалась волшебной. Надо было припомнить и то, что ее, эту вот барышню, Павлик ударил кулаком в спину. Тут уж нельзя было ничего поделать, и Павел с чувством сказал:
   -- Да, конечно, первую кадриль я протанцую с Нелли, а остальные с вами двумя.
   Улыбнулась Нелли, и щеки ее порозовели. Духами от нее пахло, глаза блестели, как никогда, подбородок был такой острый, невинный и жуткий.
   И впервые чувство почтения к девушке закралось Павлику в сердце. Раньше ведь он говорил "девчонки"; раньше полагал их мало стоящими внимания -- совсем мало; теперь же, при взгляде на эту, с мраморными висками, представилось ему в ней что-то высшее, почти святое, и он сказал себе, что эдаких хорошеньких барышень никогда не следует бить.
   Он пошел по зале в сопровождении мамы и знакомился с другими гостями; в это время из гостиной вышла тетя Евфимия и, посмотрев на Павлика, всплеснула руками.
   -- Какой он у тебя хорошенький, Лизочка! -- сказала она, и вокруг Павлика столпились улыбавшиеся гости. -- Как костюм к нему идет этот, из-за него все девчонки сегодня передерутся... -- И, наклонившись к смущенному Павлику, добавила: -- Отдай мне свои глаза, Павлик, подари мне их, маленький жучок!
   Пошли все в столовую к чаю. Там старая бабка встретила Павлика на этот раз без сердца и даже чмокнула его в ухо, отчего Павел на минуту оглох. Вообще он мало признавал поцелуи, но здесь приходилось смолчать. После чая побродили по зале, разглядывали в гостиной елку; затем пошли дальше рядами комнат, где за зелеными столиками сидели, играя в карты, почтенные гости. С иными Павлика знакомили; большею частью в воздухе здесь висело: "пас", "трефы" да еще "без козырей"; неинтересно было здесь детям; торопили тетю Фиму, пора танцы начинать.
   И все подъезжали и подъезжали гости; каждая минута выбрасывала из передней кучки разряженных детей. "А в двенадцать приедут и маскированные!" -- сказала Павлику Катя. Вскоре же из дома тети Наты явились наряженные рыбачками Кисюсь и Мисюсь и сразу ухватились за руки Павлика. Кадетик Степа был в мундире и старался больше проводить время в обществе военных. Павлик разглядывал эти детские лица, и все в тот вечер казались ему красивыми, даже те. которые обычно красивы не были, -- украшали всех нарядные костюмы да праздничная радость.
   Между другими детьми особенно запомнились Павлику две девочки, дочки директора фабрики. Обе они походили на башкирочек или грузинок, только лица были не смуглы, а бледны; с матово-черными волосами, с губами алыми, как горные вишни, с глазами, опушенными громадными ресницами, выделялись они своей особенной красотою. Одна, старшая, еще казалась суровой; слишком уж строга была ее холодная красота; зато младшая была как куколка; может быть, была она старше Павлика года на два, не больше; черты лица ее смягчались милым светом; но и она не улыбалась, она держалась строго и тихо и показалась Павлику красивой, как ангел. С восхищением оглядывал он ее, и опять представилось ему, что девушка -- что-то священное и святое, и уже совсем не помнилось о Пашке и о том, что рассказывала она. Значит, были на свете и другие люди -- не такие, как дядя Евгений, учительница и Пашка. Было в жизни и что-то красивое, какая-то другая ее полоса.
   Вскоре за роялем показалась таперша, дети выстроились в кадрили, И Павлик, конечно, танцевал ее с Нелли и сидел на стуле рядом с нею, смущаясь под взглядами ее.
   -- Разве ты не знаешь, что ты должен занимать даму? -- спрашивала его Нелли без своей обычной насмешливости. -- Ты кавалер, а я дама, и ты должен меня занимать. -- Она придвинулась к нему, и Павел смутился.
   -- Как занимать? -- пролепетал он.
   -- Занимать -- это значит занимать разговором: спрашивать, любит ли она танцевать, или книжки читать, или хорошая ли сегодня погода... Да мало ли что?
   И в то время как Павлик уж надумывал обратиться к ней с вопросами по предложенной программе, Нелли вдруг распустила перламутровый веер и стала обмахиваться им.
   -- А ты знаешь ли язык веера? -- спросила она.
   Павлик смутился.
   -- Какой же у веера бывает язык?
   -- А такой, что ты глупенький! -- ответила Нелли, и опять вместо Насмешки в ее голос прокралась тихая ласковость. "Ведь вот же, она может быть такой милой", -- подумал он, а в это время Нелли раскладывала перед ним всяческими манерами веер и что-то объясняла: он только и услышал, что "широко раскрытый веер означает пылкую любовь".
   -- Подержи мне его! -- сказала тут же Нелли и, раскрыв веер во всю ширину, сунула его в руки Павлу и отошла.
   А Павлик охнул и побледнел и смотрел на веер растерянными глазами, не зная, что теперь следует предпринять. Он чувствовал себя окончательно погибшим.
   Между тем к нему снова подошла Нелли с какой-то институткой; как старшая среди детей, Нелли изображала собой хозяйку; она познакомила институточку с Павлом, потом нашла и ей кавалера, и еще пару, и танцующие потеснились.
   Грянула музыка, а Павлик все еще думал о веере; под влиянием этого он спутал первую фигуру кадрили, но смущение его увеличилось еще тем, что vis-a-vis [напротив -- франц.] оказалась та необыкновенная красавица девочка, которая походила на грузинку.
   -- Надо сюда! -- сказала она Павлику сурово (так ему показалось) и опустила глаза. Сердце Павлика облилось кровью, и он едва смог закончить фигуру.
   -- Разве ты помнишь кадриль нетвердо? -- спросила его и Нелли.
   Павлик ответил, что он знает танцы, его мама всему научила; но он только спутался, оттого что, потому...
   Так и не добилась от него Нелли, что означало это "оттого что" и "потому". Он молчал упорно, пока не началась вторая фигура, и здесь уже не путал, а, проходя мимо своей vis-a-vis, все посматривал на нее восторженными глазами. И только раз возвела она на него свой неулыбавшийся взор.

54

   Когда начался grand rond [Большой круг -- франц.] и затем суетливое бегание по всем комнатам, соединенное с шалостями и смехом, неловкость сошла с сердца Павлика. Он тоже начал кричать и бегать, как бегали все, он так же толкался, как другие толкались, и, задев на одном ломберном столе свечку, уронил ее на пол и с хохотом убежал.
   Их необычайный дирижер, которым оказался капельмейстер дядя Василий Эрастович, выдумывал такие фигуры, что все танцующие покатывались со смеху; смеялся и Павлик, но внезапно увидел подле себя неулыбавшееся лицо своей vis-a-vis и стих и робко отошел. Потом они бегали длинными цепями по верху, и дядя Василий нарядился в черный шлык бабки Прасковьи; все смеялись над дядей и над суровой бабкой, которая за это хлопнула его вдоль спины полотенцем; а Павлик все думал о таинственной красавице. Отчего она такая суровая, какую тайну несла? Отчего совсем она не смеется, совсем, совсем? Отчего ресницы у нее такие длинные? Отчего такое бледное лицо?
   Наконец неутомимый капельмейстер объявил перерыв, приказав всем кавалерам благодарить своих дам "а genoux" [На коленях -- франц.].
   Опустился Павлик перед Нелли на колени, и белую туфельку увидел и улыбку Нелли.
   -- Merci bien! [Благодарю -- франц.] -- сказал он, и Нелли показалась ему прекрасной.
   Потом он пошел благодарить и свою vis-a-vis, но перед ней не решился опуститься на колени, и представилась ему прекрасной и эта, и он не знал, которая же лучше, и сердце в нем раскололось.
   -- Принесите мне мороженого! -- сурово сказала ему vis-a-vis.
   Павлик пошел за мороженым, достал блюдечко и ложку, шел к молчаливой своей даме и продолжал размышлять. Вот обе они красивые, а какие разные. Одна веселая, насмешливая, с призывающими глазами; другая строгая, бледная, словно его отталкивает, но, отталкивая, неотвратимо влечет к себе.
   Так робел он перед этой строгой красавицей, что, едва подав ей мороженое, хотел удалиться. Но подвинулась vis-a-vis на маленьком диване, где сидела, под пальмой, и, когда Павлик этого движения не понял, бросила на него пристальный, неулыбающийся взор.
   -- Можно ли мне присесть здесь с вами? -- робко спросил Павлик и огляделся.
   Нелли в это время опять здоровалась с вновь прибывшими; она не могла теперь устроить Павлику неприятность, и он присел подле девочки и молчал неловко, все придумывая, с чего бы начать разговор.
   И уже поднимались в его голове указанные Нелли темы, как сама начала беседу vis-a-vis. Она сидела так непринужденно и красиво и так ловко подносила к губам ложечку с мороженым, облизывая ее острым красненьким язычком, что Павел позавидовал: ведь вот же, она не робеет... Зачем же он?.. И опять услышал он близ себя ее низкий медленный голос:
   -- Ведь вы -- Павел Ленев?
   -- Да, я Ленев, -- ответил Павлик и совсем по-детски добавил: -- А что?
   -- Мне о вас говорили, что вы хорошо читаете стихи, -- ответила барышня покойно и неторопливо. -- А меня зовут Тасей Тышкевич, я в гимназии учусь.
   -- Я тоже скоро буду учиться в гимназии! -- Павел даже покраснел от радости: ведь он нашел наконец тему. -- Уже осенью я поступлю в гимназию -- там мама решила.
   -- Я вашу маму знаю, мы также жили раньше в Москве, -- сообщила Тася и, заметив, что лицо Павлика потускнело, остановилась.
   -- Мы никогда больше уж не поедем в Москву! -- печально ответил После молчания Павлик. -- У меня там папа умер, так похоронили его.
   И вот черные глаза поднялись на него, отененные ресницами; они долго-долго смотрят друг другу в глаза, и что-то немое и согласное проходит от взгляда к взгляду.
   -- Я слышала и об этом, -- тихо говорит Тася. -- Ваш папа был необычайный, все любили его.
   Так говорит она веско и строго, такими круглыми спокойными словами, совсем как большая, и в то же время нежна и хрупка, как сахарный ангелочек; теперь она начинает рассказывать о том, что говорили в ее семье об отце Павлика. Она же все знает о нем, об его отце и семье, почему-то она все знает об этом больше Павлика. Павлик сидел подле нее, всматривался в тихое и строгое сияние ее глаз, вслушивался в мерно падающий спокойный голос и испытывал странное очарование в сердце и во всем существе. Сердце в нем тлело, билось неровно и загадочно. Когда барышня кончила говорить, некоторое время они просидели в молчании. Тишина стояла. Большая, чистая, не такая, как в деревне.
   -- Я не знал ничего этого! -- негромко проговорил Павлик и посмотрел на Тасю. -- Мне не рассказывала мама об этом ничего.
   Теперь они смотрят друг на друга доверчиво, точно высказали особенное, свое, и не теми случайными словами, которыми говорили, а какими-то другими, не сказанными, не написанными, не изобразимыми никак. Исчезла неловкость на сердце Павлика; так ему хорошо с этой девочкой, и жутко и сладко; так чудесно примечать, так привлекательно и радостно, что глаза у нее -- строгие, не улыбается она и говорит совсем не то, что рассказывается на балах.
   Однако по всем комнатам дома проходит волнение; все встают со своих мест, покидают столы и карточные игры, все сдвигаются в залу. Появляется и Нелли и говорит:
   -- Вот вы где запрятались, пойдемте, сейчас Новый год.
   Они идут трое в зал, глаза Нелли смотрят на Павлика совсем нелюбезно. Она учла момент -- Тасю позвала сестра, -- она склоняется к Павлику и говорит ему шепотом, блистая глазами:
   -- Я тебе потом за это до гроба отомщу!
  
   У всех в зале торжественные лица; поднялись со своих мест даже древние старушки; пожилые люди одергивают сюртуки, молодые дамы тайком пудрятся перед зеркалами, а дядя-капельмейстер уже собрал около себя толпу певчих и шепчется с ними, звеня камертоном.
   И вот часы в зале гулко и торжественно бьют двенадцать раз. Немного жутко, хотя подле Павлика стоит улыбающаяся мама. Кончили часы бить, капельмейстер поднял руку, и раздалось пение.
   "Царю небесный..."-- высоким и сильным голосом начал дядя Василий, и сейчас же суровые, грозные басы прогудели, потрясая потолок:
   "Утешителю, душе истинный"...
   "Иже везде сый", -- пропели уже все, и хор тонких детских невинных голосов вступил в молитву:
   "И вся исполняй, сокровище благих,
   И жизни подателю"...
   Так торжественно и мерно неслось по зале моление-песнь, что душу Павлика захватило умиление. Ведь это же поют в той зале, где только что смеялись и дурачились. Теперь здесь плыла такая широкая волна неземной грусти, что казались похорошевшими все лица, даже старые, даже лицо строгой бабки Прасковьи.
   "Приди и вселися в ны!" -- шепнул и растроганный Павлик и в это время почему-то подумал о Тасе и позвал ее, и она словно подошла и вселилась, и стало это навсегда, и задрожало в душе, и он увидел слезь: на глазах матери, увидел, как она склонилась, и пение, и то, что стало внутри него, вдруг показалось ему таким прекрасным, что у него самого застлало глаза. Он очнулся тогда, когда в зале затихло и все стояли с бокалами и целовались, поздравляя друг друга. А в отдалении стояла неулыбавшаяся Тася и пристально, почти жутко смотрела на него. В отдалении стояла -- и была близко; все же близкие -- как были далеки!
   -- С Новым годом, мой маленький! сказала ему мама, и Павлику так стало радостно, что первый поцелуй свой она отдала ему.
   И он бросился к ней на шею и в восторге заплакал и хотел сказать еще что-то, но сейчас же остановился, потому что около него виднелись смеющиеся лица тети Фимы и других.
   -- С Новым годом! С, новым счастьем! сказала Павлику тетя Фима и добавила улыбаясь; -- Вот ты не любишь целоваться, а теперь все девочки тебя до смерти зацелуют.
   Павлик обернулся: действительно, стояло перед ним целое полчище девчонок, и все смеялись, и когда Павлик сделал попытку убежать, шумно образовали вокруг него цепь.
   -- Не пускать Кис-Киса!..
   Так стало стыдно Павлику, что он, закрыв глаза, бросился куда-то вперед, напролом, и в кого-то уткнулся, и кого-то толкал, и брыкал ногами; но при громком смехе всех его крепко держали; и вертелись вокруг, и приплясывали, и целовали в лоб. в глаза и щеки, и он только перекатывался из одних объятий в другие, как резиновый мячик.
   "Что, если бы такой позор увидела... Тася?" с отчаяньем думал он.

55

   Утро. Мороз. Свежо в комнате. Павел просыпается со сладкой дрожью. Прямо на него смотрит бородатое пугало. Припоминает Павлик. С елки ему подарили эту маску. На столе лежат еще подарки: книжки, копилка бочонком и масса бонбоньерок, которые он взял с одной целью: подарить дочери горничной и опять за то, что у нее кривые ноги.
   Мама еще спит. Устала она. Вернулись они в свой номер только в три часа. Какой день был счастливый, какой вечер незабвенный!
   Постепенно оживает в памяти Павлика весь вчерашний день. И до общего пения было хорошо, а после встречи Нового года еще лучше стало.
   Едва только, кажется, закончились поздравления, как в прихожей шумно закрыли двери, и новым волнением повеяло среди детей:
   -- Приехали ряженые!
   Дети порывались ворваться в прихожую, но дядя Василий Эрастович, бывший общим распорядителем вечера, преградил им путь.
   Только тогда, когда из-за двери послышался условленный стук, и за рояль уселась таперша, и грянул торжественный марш, -- раскрылись двери, и в залу среди общего хохота вошла процессия "двенадцати языков", несшая в носилках не более и не менее как самого Сатану.
   Он сидел, сгорбившись, в красном огненном одеянии, с мечом в форме змеи, в остроконечной шапке с пером, усатый, носатый, с узкой бородой и смотрел на всех громадными черными, дышащими жаром глазами, и потом, поднявшись, грянул оглушительно:
  
   На земле весь род людской
   Чтит один кумир священный!
  
   Никогда не слыхавший ничего подобного, Павлик содрогнулся в ужасе.
   -- Сатана там правит бал!! -- прокричал еще Вельзевул под разбирающие слух звуки фанфар, и сейчас же все разразились аплодисментами, и дьявол соскочил с носилок, и раздались звуки вальса, взрослые закружились в парах, а сам Сатана подошел к тете Евфимии и, обняв ее, увлек в сатанинский танец. Он крепко держал ее своими когтистыми руками, и кружил, и блистал камнями огненного платья. В волнении и страхе подался за ней Павлик, -- не вышло бы чего: ведь по углам вспыхивали адские огни, но тут же он увидел, что милая тетя Фима, танцуя с Сатаной, улыбается, и опешил, и растерялся.
   -- А ты знаешь, кто этот Сатана? -- спросил Павлика случившийся подле кадетик Степа. Это Егор Ильич, наш воспитатель в корпусе.
   Со стыдом и горем Павлик разочаровался.
   Воспитатель в корпусе! Как страшно все на земле!
   Теперь все кружатся в парах: турки, негры, гусары, старьевщики, армяне. Теперь шумно и весело и совсем не страшно, и Павлик смотрит во все глаза и видит, как некоторые гусары и карлики танцуют и с девочками, значит, приехали не-- одни взрослые, приехали ряжеными и гимназисты, и кадеты. Вот один из них обнял Нелли и кружится с нею по зале, шепча ей что-то: а Нелли, эта насмешливая Нелли, нарочно стремится пройти в вальсе мимо сидящего Павлика и смеется ему в глаза, а иногда бросает презрительное:
   -- Кис-Кис!
   Павел видит: как она красива! Ее щеки разгорелись, она счастливо улыбается, ее платье делает ее похожей на божество. "Но она такая злая! -- говорит он себе. Она над ним смеется... Что же, пусть, он не будет ей мстить, она ему не нужна нужна ему совсем другая.
   И он идет отыскивать Тасю. Он сядет теперь рядом с ней и будет говорить весь вечер, до утра, и будет глядеть в ее тихие, исполненные чего-то тайного, строгие глаза. Он не отойдет от нее ни на шаг, они же вместе, они всегда будут вместе, когда вырастут, -- и это увидят все.
   По нигде уже нет Таси Тышкевич. Горестно обходит всю залу, проходит по гостиной -- нет Таси. Не танцует же с кем-нибудь она? Всматривается в пары, ее не видно. Случайно заглядывает в прихожую, она там, с сестрой, они уже одеваются и надели шубки.
   -- Как? Вы уже уезжаете? -- спрашивает он в изумлении. Печаль, тревога и боль плывут по душе. Он ошибся, ничего не было между ними; она даже не пожелала с ним проститься, и если бы он не зашел случайно, она так бы и уехала! Он напрасно чему-то поверил -- и вот обманулся во всем.
   -- Да, за нами прислали. -- тихо, без улыбки отвечает Тася и смотрит пристально на него, а ее сестра перекидывается с ней взглядом и говорит: -- Мы должны еще быть на вечере у губернатора.
   Отступает Павлик. Да, у губернатора, совершенно верно. Теперь он видит, что он для Таси ничто.
   У него отец не был губернатором, он был только ученый; он писал в книжках, которых губернаторы не читают; нет, Тася не из его круга, и ни о какой дружбе, ни о какой близости нечего и мечтать.
   Должно быть, лицо его так выразительно передавало все сокровенные мысли, что совсем уже одетая Тася вскинула на него взгляд и мягко улыбнулась. Так было это в ней необычайно по телу Павлика повеял холодок.
   -- Но мы еще увидимся, -- сказала она ему и ощутимо, долго пожала руку. Вся белая, в белой горностаевой шубке, в белой шапочке, она походила на снежное облачко, на солнечный луч; непохожая на человека, она была с неба, с самой лучшей его серединки. -- Мы еще увидимся! -- повторила она уходя, и опять с ища ее пролился тонкий внутренний свет, как обещание, и призыв, и тайная ласка, от которой стало жутко, и опять посмотрела ему и лицо, точно нее зная, и слово "увидимся" упало так же нежно, как благоухающая снежинка.
   С замирающим сердцем пошел он назад. В нем снежинка таяла. "Увидимся!" Но как?

56

   Удовольствий в городе было так много, что порешили они с мамой не ехать в деревню. Стояли морозы, веяли снега, было небезопасно ехать по степи; к тому же и мама все кашляла, все болела; ведь если бы они поехали в Ленево, Елизавете Николаевне пришлось бы сделать еще два лишних конца по сугробам; нет. было решено остаться, и Павлик не горевал.
   Да и некогда было раздумывать о деревне. Каждый праздничный день сулил столько нового, столько развлечений, что, конечно, в занесенной снегом деревне было бы гораздо скучнее.
   На следующий же день они поехали с мамой на вечер к тете Нате. Как и всегда, у тети Наты было скромнее и тише, чем у тети Евфимии. но в то же время было несравненно уютнее и проще. Там тоже танцевали, но тапершей была уже сама тетя Наташа; не было ни маскированных, ни Сатаны, но вокруг елки жгли бенгальские огни, и это было тоже красиво. Потом детей на некоторое время увели из гостиной, и и ней затворились Дядя Василий с горбатенькой пепиньерой. Кисюсь и Мисюсь на расспросы Павлика только отмалчивались, но когда детей впустили в залу снова, за столом, покрытым зеленой скатертью с солнцами и лунами, восседали Два волшебника в высоких шапках из синей бумаги со звездами, в белых бородках и париках. Они плохо говорили по-русски, ломаным языком, но все же было возможно понять, что они будут делать чудеса, притом самые невероятные. Так, налив в кастрюлю воды и закрыв ее крышкой, высокий чародей велел маленькому, горбатому, развести под кастрюлей огонь. И едва пламя охватило кастрюлю, как высокий приподнял крышку, и оттуда вылетел белый голубь и стал носиться над детьми. Затем из жезла кудесника выползли две мышки и стали есть сыр. Потом высокий астролог, поставив перед столом табуретку и затем приподняв ее, обнаружил под ней не более не менее как тетю Наташу, которая улыбалась как настоящая и даже присела среди зрителей рядом с Павликом. Не сразу он догадался, что горбатенький астролог была пепиньера Зоя Никитична, надоумил его больше горб; но он никак не мог поверить, что высокий чародей -- капельмейстер дядя Василий, пока тот не снял колпак и не отвязал бороду.
   После чародейства началось пение, общее, хоровое; после пения читали стихи, и опять Павлику удивлялись. Затем явился настоящий шарманщик с живой обезьянкой и долго пел "по-болгарски" и вертел машину, а потом оказался тем же неутомимым дядей Василием.
   Под конец вечера ужинали за длинными столами, пили всевозможные квасы и рафинады дядиного приготовления; ели мороженое и запивали наливкою "от простуды". Зашумело в голове Павлика от вишневки; совсем ее не следовало пить, потому что вышло очень неприлично. Он присел танцевать подле дамы кадриль и... заснул, как это ни было позорно. Так кончился пир их бедою, и сонного повезла его в гостиницу мама
   Вечерами устраивались маскарады и балы, а дни посвящались визитам к родственникам. Побывал Павлик с матерью у бабушки Анны Никаноровны, но бабушка все болела, и ее видеть не пришлось; Глашенька же была сердита или недовольна, должно быть, все помнила бабушкину браслетку, и с ней не засиделись. Между прочим, мама свозила Павлика и к знакомому директору гимназии; поступление в гимназию в августе было решено, следовало маме уже хлопотать и об этом. Директор был человек строгий и неулыбавшийся, с синими очками и кривым носом, похожим на дулю. Однако с матерью Павлика он был любезен. В память деда, ученого-натуралиста, в намять заслуг его и работ на пользу города Павла хотели принят! в гимназию "на казенный счет" и поместить в пансионе. Опять пансион, то есть житье вдали от матери; такова, видно, была судьба Павлика, чтобы все время жить вдали от семьи, у чужих. Но пансион был еще в августе, а сейчас стоял январь -- и о пансионе пока не думалось. Ведь еще весна должна была быть да лето, а летом предстояла поездка в деревню, житье вместе с мамой... Зачем же думать о том, что будет только к осени еще?
   Когда выдавался более теплый день, Павлик ходил с мамой и с Олегом на прогулки по главной улице. После часа до четырех на этой улице бывало людно, прогуливался весь город. Раз Павлик встретился с цепью институток, которые ему улыбались, а иные шептали тихонько; "Кис-Кис!" Две из них, какие-то, очень покраснели и смутились, увидев Павлика, и над ними начали смеяться институтки, но какие они были, Павел в страхе не разглядел.
   А раз случилось и еще более странное. Павлик шел по улице вместе с мамой и внезапно увидел двух барышень-сестер, с которыми познакомился у тети Фимы. Одна из них была Тася, он ее сразу узнал. Но так как с ними была незнакомая дама, а еще больше потому, что в нем сердце упало от волнения, и страха, и счастья, он им не поклонился, мама же их не заметила, и они прошли мимо как чужие, несмотря на то что видел Павлик недоумевающий и обиженный взгляд Таси. Вот и пришлось увидеться -- отчего же он не подошел к ней? И еще раз он встретился с ними случайно: и опять волнение неожиданности захватило его, и он опять сделал вид, что не заметил; не понимал он себя, отчего робел так и волновался, отчего не поклонился он при первой встрече; теперь же, во второй раз, ему кланяться показалось почему-то обидным для Таси и стыдным, и он снова прошел мимо нее как чужой, хотя видел, что даже обернулась ему вслед изумленная Тася. Горько и печально стало на сердце Павлика, и всей душой порывался он к ней, которая так изумленно на него посмотрела. Зачем сделал он вид, что забыл ее или не знал? Для чего обидел ее?
   Не понимал себя и происходившего Павлик.

57

   Кончились праздники, пришла пора маме уезжать домой.
   Еще накануне, когда укладывала она вещи, был у Павлика с матерью долгий разговор. К кому пойдет Павлик, к кого будет жить: у тети Евфимии Павловны или у тети Наты?
   -- Я все-таки буду жить у тети Наты., мама, -- негромко сказал Павлик и смолк, видя, что мама опечалилась.
   Но не настаивала мама, а у Павлика был характер. Он ушел от милой тети Евфимии навсегда и так сказал тете Нате. Надо же было свое слово держать!
   И отвезла его в дом тети Наташи мама. Опять приняли его полные ласковости Кисюсь и Мисюсь; кадетик Степа был уже в корпусе, тетя Ната и дядя Василии были по-прежнему полны участия и любви. Словом, все было благополучно, по когда мама, простившись, вышла на улицу, с рыданиями кинулся к ее повозке Павлик. Он выбежал без шубы и шапки, несмотря на мороз, и так рыдал, припав к ее руке, что увести его не было сил; ему вынесли одежду, и дядя Василий согласился проехать с ним до предместья, с тем чтобы потом увезти с собой в санях. Так и поехал за кибиткой порожний извозчик: а рядом с мамой сидели дядя Василий и Павлик. Присутствие постороннего заставляло обоих удерживаться от слез. За городом, подле занесенной сугробами мельницы, Павлик простился с матерью, и ямщик быстро погнал лошадей. Не плакал Павлик; лицо его было бледно, глаза смотрели остро. Как исчезла в сугробах кибитка, дядя Василий сказал, стараясь, чтобы вышло оно веселее:
   -- Ну, теперь мы поедем пить чаи, мужичина!
   Павлик сурово посмотрел на него и сел в санки извозчика.
   "Зачем это один живут с семьями, а другим надо постоянно разлучаться?" -- всю дорогу думал он.
   Тетя Ната встретила его веселыми разговорами. Январь скоро кончится, в феврале начнет таять, и в марте уж мама приедет, тут нечего и толковать.
   И не толковал Павлик. Молча прошел он в гостиную, где занимался, и раскрыл книжки. Все дело было в том, что у мамы не было денег. Если б были деньги, они бы не разлучались. А для того чтобы иметь деньги, надо выучить книжки и сделаться ученым. Вот почему надо было учиться, как оно ни казалось противным
   И опять побежали дни и недели; дни были короткие, поэтому они шли незаметно. Только вернешься из школы, надо обедать. А там уроки и спать. Ночи были длинны, но и они кончались. Так миновали январь и февраль, а с самого начала марта стала капель, люди скинули шубы и ходили по-весеннему. Небо часто являлось утрами лазоревое; девятого марта прилетели из булочных жаворонки с изюминками-глазами; пооттаял лед на тротуарах, а посреди улиц стоило кофейное месиво. Повеселели не только люди, но и собаки и извозчичьи лошади; даже мадам Коловратко повеселела в школе, а это был уже серьезный признак весны. Ходила она по классу с блестящими глазами и улыбалась порою, и не так стучала ожесточенно линейкой, хотя на солнце уж совеем не зубрилось давно опостылевшее "дважды два".
   И письма стали приходить от мамы точно весенние "У нас еще снега, а в городе, наверное, тает", -- писала она. Потом письма разом прекратились. Это значило, что начало таять и в деревне все овраги наполнились водою, и почта временно остановилась.
   А солнце стало появляться над головами уже горяч ее. Теперь уж совсем обсохла глина на тротуарах, и было заманчиво ступать ногами гам, где чуть проглядывала зеленая, смеющаяся травка.
   В страстной четверг отправился Павлик вместе со всей семьей тети Наты к двенадцати евангелиям. Сурово и нерадостно читал священник Писание, и сурово и нерадостно было на сердце Павлика. Люди хотели распять своего пророка, который обличал злых, богатых и жадных и стоял за бедных и униженных. "Распни его, распни! -- кричали они. Кровь его на нас и на детях наших". И смотрел Пав, тик на головы рядом стоящих детей. Зачем злые, жестокие люди возложили кровь за свое злое дело на невинные головы детей? Может быть, потому и он, Павлик, должен жить вдали от матери, что и на его голове капля пролитой крови? Но почему же тогда живут так благополучно все вот эти, счастливые и богатые, а он должен жить разлученный, оторванный, со своими горькими и печальными мыслями?
   Слабо и жалобно теплятся перед иконами свечи. Да, люди злые, они только притворяются добрыми. Сами же убили своего бога и вот несут свечи по этим темным умершим улицам, и вздыхают, и крестятся, и делают вид, что они печальны... С чего им печалиться, когда они все -- богатые и все вместе?
   Павлик идет рядом со Стеной и тоже несет наравне с богатыми свою бедненькую неугашенную свечу. Пусть и ее увидит бог богатых; пусть заметит, наконец, и ее: ведь он так давно просит бога, чтобы жить ему с мамой; а вот крик раздается из темного переулка, и к ногам Павлика падает обломок кирпича, и сейчас же кучка гимназистов бежит на шум во тьму ночи, и в руках их булыжники мостовой.
   -- Что это они делают? спрашивает Павел Степу.
   Кадетик отвечает: это гимназисты дерутся с городскими учениками.
   Издавна завелся обычай побоища между гимназистами и учениками городских школ. И вот они в страстную неделю почти постоянно дерулеи. Но зачем камень достался именно ему, Павлику?..
   -- Какое безобразие, ты чего же смотришь! -- говорит дядя Василий городовому.
   А Павлик хотя видит это и в первый раз, ничему не удивляется. Пусто на душе его. Запечатано камнем сердце. Он один, он разлученный, ему все равно.
  
   Пасхальную заутреню вся семья тети Наты собирается встречай, в гимназической церкви.
   Снова все надевают свои самые парадные платья, и снова беленькие, как кусочки ваты, ходят в ожидании Кисюсь и Мисюсь. И Павлик одет во все белое. Ему только завидно, что Степа в мундире. "Что-то теперь мама? -- носится в голове. -- Вот сидит одна, в обществе грубой тетки Анфы и сумасшедшего деда, сидит, отрезанная от сына непроходимыми оврагами полой воды. И он от нее отрезан; все встречают Пасху имеете, а им, двоим во всем мире, суждено встречать раздельными. Да, отчего же это так бывает? Почему судьба к одним так благостна, а к другим сурова? Разве Павел заслужил это? Или маме дано это во "искупление грехов"? "А все оттого, что мы сироты, -- жестко проплывает по сердцу. Не надо быть сиротами; это мучительно, и стыдно, и неприятно". Неприязненно смотрит он на довольные лица Кисюсь и Мисюсь. Они все вместе, а за что разъединили его, и разъединили с единственной?
   Весело болтая, все идут в гимназическую церковь: даже к кухарке Авдотье прибыла на Пасху дочь; а вот к Павлику никто не прибудет, он один.

58

   Около гимназии и учительского института горят плошки. "Праздников праздник, торжество из торжеств" -- отчего же совсем не торжественно на душе маленького Павла? Кисюсь и Мисюсь, точно угадывая его мысли, тихонечко жмутся к нему и берут за руки. Освобождается от них осторожно Павлик и отходит. "Вы счастливые, вы вместе, а я один -- и пусть буду один". И с горьким отревоженным сердцем старается отойти от них Павел, старается держаться особняком. Они переходят улицу. "Э-гей!" кричит на него кучер. Павлик чуть было не попал под лошадь, но никто этого не заметил; тетя Ната идет под руку с дядей Василием и счастливо с ним о чем-то беседует; перед ними кучкой их дети, а он, Павлик, чужой.
   Пусть так.
   -- А где же наш Павлиус? -- вдруг спрашивает тетя Наташа. Павел находится, она берет его за плечо и придвигает к себе. Не отходи Далеко, много народу, как бы нам не потерять тебя.
   В самом деле, со всех сторон к гимназической церкви тянутся семьи.
   Вся прихожая ярко освещена; грудами сложены на стульях и скамьях пальто, шапки и шляпки; швейцар и два служителя выбиваются из сил чтобы всем угодить. Около швейцара, старого солдата с отмороженными ушами, стоит, цепляясь за его фалды, крошечный мальчишка. Вот, даже швейцар вместе с сыном, а он, Павлик, один.
   Таким маленьким, таким не нужным никому и заброшенным кажется себе Павлик; а кругом все идут и идут разряженные богатые люди, окруженные семьями, и поднимаются вверх по лестнице, и здороваются друг с другом; а вот Павлику не с кем поздороваться, он один, мама за двести верст, в заброшенной деревне, а кроме мамы, он не нужен никому.
   Он так затерялся в смутных, печальных мыслях, что скоро в снующей мимо толпе остался в самом деле один. Он видел еще, как дядя Василий поднимался по лестнице с каким-то усатым военным; но потом его отбило потоком людей, и он не знал, куда дальше идти ему, и беспомощно озирался по сторонам, стоя на лестнице, и все бесцеремоннее толкали его проходившие.
   Слезы подступали к глазам Павлика, но плакать здесь, среди довольных, разряженных людей, окруженных семьями, нет, что то не должно было быть. Больно закусив губы, поднимался он по лестнице во второй этаж, и глаза его были темны от злобы. Когда поднялся он на верхнюю площадку, перед ним на обе стороны раскинулся коридор с голыми стенами. Тут же, напротив входной двери, была еще дверь; по запаху ладана догадался Павлик, что ведет она в церковь, но пробиться туда не было никакой возможности, так как она была запружена народом. Опять чувство беспомощности охватило Павла, опять горький клубок сдавил гордо... и опять, стиснув зубы, он решил пробиться через толпу.
   Не говоря ни слова, он расталкивал стоявших лбом и локтями. Иные подавались с изумлением, другие говорили ему-- "Тише, молодой человек"; но он все же пробился в церковь; здесь было не так уж тесно, и он стал осматриваться, ища тетю Нату. Впереди стояли двумя синими колоннами гимназисты; значит, искать можно было только в глубине церкви, и Павлик бродил меж незнакомыми и всматривался в них, пока к нему не пробралась Катя и, дернув его за рукав, шепнула:
   -- Что же ты не идешь? Мы здесь рядом: мама и тетя Наташа.
   Павлик молча пошел за нею. В темноватой нише, перед громадным распятием нашел он семью тети Наты и стал подле. Все взглянули на него рассеянно, близилось начало службы, никто не спрашивал его ни о чем, все о нем забыли, и острое ощущение одиночества и обиды вновь нахлынуло волной. "Ну что же, пусть так. пусть один! -- сказал он себе угрюмо. И всегда буду один, мне никого не нужно".
   Началась служба у плащаницы.
  
   Рассеянно и равнодушно прислушивался к молитвам Павел. В нем сердце ожесточилось. Около плащаницы пели молитвы, и слова их призывали к тишине и любви, но не было для них места в замкнувшемся сердце.
   Любовь была для тех, которые счастливы, а Павлик счастлив не был.
   Кого ему любить? За что? Он один. И мама, милая мама пусть никого не любит. Да, конечно, на свете есть хорошие люди, но и чти, даже самые хорошие, так нечутки, что, хорошие ли, плохие ли, не все ли равно?
   Убрали плащаницу, и вот точно под незримым ударом дрогнуло сердце. Широко раскрылись царские врата, глянуло ослепляющее сияние свечей, и преобразившийся в светлого священник вышел с радостным лицом. Задрожали в руках стоящих свечи. Кто-то сверху медным голосом уничтожал на земле темноту, изгоняя ее из сердец человеческих. На сердце светлело.
  
   Воскресение твое. Христе спасе,
   Ангели поют на небеси... --
  
   радостным голосом сказал священник, и сейчас же все содрогнулось в жуткой радости, все двинулось и откликнулось в глубинах сердец:
  
   И нас на на земле сподоби
   Чистым сердцем тебе славити...
  
   Теперь слова о воскресении откликнулись уже десятками голосов, и все пришли в движение, в радость, и за священником потянулись с просветлевшими лицами певчие, а за ними пошли по коридору синие колонны улыбавшихся гимназистов. Гремело пение, пылали свечи, и под огнями их пылали глаза; колебавшееся пламя воска рисовало на одеждах и лицах яркие, солнечные, словно весенние, пятна; и вот вслед за гимназистами стали выходить из храма и другие молящиеся, и все пошли вокруг него по пустым и гулким коридорам гимназии, а впереди гремела, раздаваясь под сводами, все та же светлая, ликующая песнь.
  
   И нас на земли сподо-о-би...
  
   И вот идут и идут живые и счастливые человеческие волны, а Павлик опять остается один; его снова забыли, все двинулись и пошли с умиленными лицами, со своими женами и детьми, а на Павла никто и не взглянул, он опять никому не нужен; все счастливо славословили бота, и с ними был их бог. бог радостных и богатых, которому пели они, а Павел опять стоял один в полутьме перед распятым и покинутым, и жалобно обвисало на кресте пригвожденное одинокое тело с сердцем, так мною любившим и за что пробитым копьем.
   Страшно стадо Павлику: ведь это был человек, а не бог; бога копьем не достанешь, он всесильный и всемогущий, пробивают копья только людские сердца.
   -- Ой, ой! -- слабо крикнул он и пошатнулся, а вот чьи-то грубые руки берут его за плечи, и грубый голос подозрительно спрашивает его, что он делает здесь один в темноте, а затем этот же человек снова берет ею за плечи и ведет перед собою, а по бокам, у стенок коридора, стоят не Поместившиеся в храме или не принявшие участие в шествии прихожане. И двигаются тесные, переплетенные воскресными огнями свечей колонны, а по бокам все стоят радостные и нарядные, а Павлик среди них один отемненный, скорбный, не примиренный ни пением, ни радостью, ни огнями свечей. Да, пускай они идут и поют, пусть звенят эти голоса, как литой хрусталь, это же все богатые и счастливые, а он, Павел, один, и мама его за двести верст и тоже одна.
   И он опять идет, и уже не знает куда, идет куда-то прочь от людей и вот стоит на углу коридора семья, и впереди две тихие черноволосые девочки с взволнованно-бледными, строгими и прекрасными лицами, и белоснежных платьях. Павлик проходит мимо под раскатывающимся поверху пением, а взгляд одной, изумленно-печальный и испытующий, останавливается на нем, и горящая свеча дрогнула в ее нежной руке, похожей на ветку березки. "Тася!.." говорит кто-то в самом сердце души; а сердце опять сжимается робостью и печалью, и он в третий раз приходит мимо, как бы не узнавая, с побледневшим лицом, сурово, отдаленно и чуждо, с опущенными глазами, и чувствует на себе ее светящийся, недоумевающий, оскорбленно прощающий взор. "Зачем все это в жизни выходит так?"
  
   Вот все, что запомнилось в той ночи Павлику. Потом пели славословие воскресшему богу; пели радостное, пели праздничное, но сурово и замкнуто дышало сердце Павлика. Чувствовало оно, что навсегда простилось; чувствовало, что все кончилось -- без начала, что это всегда, всегда, всегда так бывает почему-то в жизни и что ныне, именно ныне, этой пасхальной ночью, кончено все, навсегда.
   "И зачем, зачем это так бывает?" -- думал он, и душа в нем тлела и гнулась, и не мог маленький Павлик не только объяснить себе того, что с ним и с Тасей его происходило, но даже и найти хотя сколько-нибудь подходящие мысли и слова.
   А происходило то, что полюбил он Тасю и что та любила его; но никогда еще на земле не соединялись двое полюбивших; обреченные, они должны были разойтись и искать друг друга в других, и это, именно это и называлось жизнью, и именно это была -- земная любовь.

59

   Еще не подсохла земля, хотя солнце и сильно грело. На взгорьях виднелась пыль, а в ложбинах колеса брички вязли. Тот же ямщик, те же лошади, та же мама, по не тот едет Павлик в деревню. Да, он едет в дедушкин дом. к своим цветам, к блаженному Феде, и кругом весна мерная, весна апрельская, самая юная, самая золотая, но не светло на сердце. Притихло оно, притомилось. Или то, что долго жилось у чужих, без матери, придавило его? Или но глазам мамы видно, как болела она, как мучилась, как скучала по нем?
   Что с тобой, отчего ты невесел, маленький? -- спрашивает она.
   -- Нет, я весел, мамочка, право же, я весел...
   -- Весел, а говоришь так печально...
   -- Я не печалюсь, мама, совсем не оттого...
   -- Разве ты не ждал меня? Разве я не с тобою?
   -- Нет, я ждал тебя, и ты со мною, мама, но отчего... отчего мы всегда должны жить отдельно и отчего другие все вместе живут?
   Тускнеет и тмится лицо матери.
   -- Оттого, что у нас нет денег мама? А мои триста рублей?
   Гладит но руке маленького своего, гладит и шепчет:
   -- Птенчик ты мой бедненький, птенчик одинокий и жалкий, всегда буду с тобой.
   -- И папа у нас умер, и дядя, и все... Отчего же у других никто не умирает?
   С непостижимой высоты смотрит раскаленное тысячелетнее солнце. Веет ветер, спокойный и равнодушный; равнодушный, думающий о своем, сидит на козлах ямщик, и они двое, мать и сын, они двое, они только двое во всей земле.
   -- Хоть ты, мама, ты, мамочка, никогда не умирай.
   -- Нет, я не... -- говорит мама и кашляет. -- Я... Милый, маленький голубенок мой!
   Медленно проплывают мимо экипажа серые ощипанные голодные избы. Лошади и коровы пасутся голодные: жалко и жалобно проступают ребра и кости позвонков. О, какая жизнь бедная, какая трудная и обиженная; как со, типе палит немилостиво, как немилостиво все на земле.
   Нет, ни о чем не хочется думать; так бы склонил голову на колени мамы и спал бы... всю жизнь спал бы. чтобы не думать ни о чем.
   -- Утомился, маленький, приляг отдохни.
   -- Не, я не хочу, -- чуть слышно отвечает Павлик, а голова его уже клонится на колени матери. -- Я совсем не хочу спать, мама, я только..
   Уже невнятно идут слова, он смущенно улыбается и вот уже дремлет, укачиваемый дрожинами тарантаса. Шелестят по сторонам, точно убаюкивая маленького, обиженного, травинки степи.
   Печально и радостно улыбается мама. Вот все, что дорого для нее в мире и свято, сейчас на ее руках. То, что осталось от прежней жизни, то, что останется и после нее.
   А лошади все бегут, все катят тарантас дальше, уже клонится солнце к западу, нот деревня, вот и ночлег.
   Скрипят ворота. Лошади остановились перед ними, и Павлик просыпается от того, что остановился экипаж.
   Взглядывает на мать, осматривается вокруг, улыбаясь: во сне он отдохнул и теперь радостен, теперь снова дитя.
   -- Мама, где мы? Разве приехали?
   -- Мы проехали половину дороги, теперь будем здесь ночевать.
   Посреди двора рядом с их экипажем стоит другой, только более поместительный, с поднятыми кверху оглоблями. Ночевать они пе будут в одиночестве: еще какие-то помещики приехали на отдых.
   Забрав сумку с провизией, идут они к дому, а на крыльце сидит кадет Гриша Ольховский и мастерит себе из ветки шиповника стрелу, смазывая дегтем ее и руки свои.
   -- Да неужели это ты, Гриша? -- в удивлении спрашивает Елизавета Николаевна. Вот случайность! Вы едете к себе?
   Поднимается Гриша, обрадованный нелицемерно.
   -- Мама, мама! -- кричит он в окно. -- Приехали Леневы, выходи скорее!
   Смущенно здоровается с ним Павлик, а Гриша радостен и любезен.
   Он ничего не помнит; привык ли он драться в своем корпусе и считать войны занятием обыденным или в самом деле был у нею такой забывчивый нрав, только он целуется с Павлом в искренней радости, а тому хотя и вообще неприятны поцелуи, но здесь кажутся вполне уместными: они предают забвению все.
   -- Да ты вырос же здорово! -- говорит он Павлу. -- Пожалуй, теперь подойдешь мне под плечо. Тебе, наверное, исполнилось десять?
   -- Да, исполнилось, -- подтверждает Павлик, довольный тем, что ом становится старше.
   Выходит из дверей на крылечко мать Гриши, пухлая Александра Дмитриевна. Она восклицает и улыбается, ее щеки трясутся, половицы сеней под ней ходят, как клавиши, и опять все звенит. Она очень до вольна встречей, такое томление в этих поездках, такая скука!
   Направляются они в горницу, а за самоваром сидит барышня с пепельными волосами. Это же, конечно, кузина Лина: как она выросла, как похорошела, ее губы совсем алые, как цветы. Она казалась несколько похудевшей, ее щеки не были уже так пухлы, как прежде, и серые глаза словно выглядели строже.
   -- Как же это Линочка сюда попала? -- спросила Елизавета Николаевна.
   Александра Дмитриевна объясняет: она тоже ездила в город, из Ташкента прибыл по делам службы ее дедушка, генерал, единственный ее родственник, оставшийся в живых; он был стар и богат, имел Ташкенте два дома, с ним необходимо было повидаться, и вот Линочку повезли.
   -- Он и сейчас положил в банк на ее имя четыре тысячи! -- грубо добавила Александра Дмитриевна и погладила Лину по голове.
   От скуки или радости она болтала без умолку и сообщала разные сплетни. Дети посидели около взрослых, потом им это наскучило, они решили пройтись по селу.
   -- Смотри, Линочка, только не утоните! -- сказала еще Александра Дмитриевна.
   Очевидно, приезд ташкентского генерала засел у нее в голове, и она была любезна с Линой, чего раньше не замечалось.
   Взявшись за руки, трое вышли во двор. Там было грязно, бродили свиньи и хрюкали. Так как было еще не темно, они решили выйти на улицу, осмотреть, село.
   -- Тут где-то должно быть озеро и на нем утки! -- сказал Гриша. -- Вот было бы ружье, я бы их к ужину настрелял.
   За поворотом улицы оказались низинка и косогор, весь заросший кустами; а за кустами виднелся мост, и под ним тихо журчала речка, действительно полная уток, только не диких, а домашних. В теплом вечернем сумраке вместе с утками полоскались в воде и крестьянские дети с соломенными полосами; были у всех них пухлые, раздутые животы, и Павлик решил, что они много наелись. Линочка сейчас же, увидев купающихся, повернула в сторону, за нею направился и Павлик, а кадет Гриша, как военный человек, набрал в карманы комьев засохшей грязи и побежал к реке.
   Теперь Павлик остался наедине с барышней и не знал, о чем говорить. Он очень досадовал, что этот буян Гриша убежал от них, и шел подле Линочки в смущенном молчании.

60

   Главное смущало его: ведь в последний раз они расстались совсем необычно. Он застал Линочку в странном, растерянном положении, он поколотил кадета Гришу, и поколотил серьезно, о чем же было теперь толковать?
   И он шел подле и молчал и кусал губы; без Гриши он не решался взять барышню за руку и шел в отдалении, припоминая: о чем же теперь следовало завести разговор?
   Некогда Нелли объясняла ему, что кавалер должен разговаривать с дамами о погоде; но ведь об этом, несомненно, полагалось беседовать лишь на балах. Теперь же вокруг падал сумрак, плохо было видно, никаких разговоров на эту тему предпринять было нельзя.
   И особенно стыдным показалось, что первая вступила в беседу барышня. Она шла совсем не робея, неторопливо и чинно. И сказала она обычным голосом, Павел даже позавидовал ее самообладанию:
   -- Как мы встретились неожиданно даже!
   Подтвердил это Павлик, а дальше опять в голову темы не шли: снова продолжала разговор барышня, и очень тактично:
   -- А вы всю зиму прожили в городе?
   Тут уже легко было ответить, разговор мало-помалу завязался. Сообщила кузина Лина, что с семьей тети Евфимии она вовсе не была знакома. Да, это странно, объяснила она, но ведь так часто бывает, что не все родственники бывают знакомы; поэтому они и не были с визитом у Евфимии Павловны; Линочка только слышала, что она очень хорошая дама и воспитана хорошо.
   Они уже подходили к постоялому двору, когда их нагнал запыхавшийся Гриша. Платье его было мокро, громадный кусок глины лежал за его воротником, но он был очень доволен.
   -- Я их всех обратил в бегство! -- хвастливо сообщил он.
   Теперь уже Павел был недоволен появлением кадета. Разговор совсем наладился, и беседовать было приятно, и вот в их деликатные беседы ворвался чумазый Гришка и сразу наполнил все вокруг себя воинственным задором: такому-то он попал в спину, у такой-то рубашку разодрал, а третьего хотел было сбросить с моста через перила, да своевременно пожалел.
   Замолчал Павлик и только шел подле Гриши и улыбался презрительно. Поглядывал он на Линочку: что она? Как относится к грубым кадетским беседам? Но она шла ровно и неспешно, и непроницаемо было лицо ее.
   Пришли домой; там взрослые уже приготовлялись к ночлегу. Александра Дмитриевна яростно замахала руками на сына, приметив расстройство его костюма.
   -- Вот совсем от рук отбился, головорезом сделался! -- говорила она.
   На диване и на составленных скамьях были уже накрыты два ложа. Оставалось изыскать место еще для троих, и одно уже само собою напрашивалось: что была лежанка печки, устроенная так, что она образовывала ущелье между стеной и дымовым ходом трубы.
   -- Может быть, ты там ляжешь, Гриша? -- спросила сына Александра Дмитриевна.
   Но Гриша решительно отказался.
   -- Разумеется, я буду спать на сеновале, так поступают все военные! -- сказал он.
   Так как погода стояла очень теплая, Александра Дмитриевна согласилась. Решили, что нишу в печке займет кузина Лина.
   -- Я только боюсь, нет ли там тараканов! -- дрожащим голосом проговорила Лина и повела плечами.
   -- В таком случае туда лягу я! -- исполненный чувства самоотверженности, воскликнул Павлик.
   -- А я думала, ты со мной ляжешь, -- обратилась к нему мама, и Павлик покраснел: как не понимает она, что конфузит его самолюбие при барышне!
   -- Нет, нет! -- поспешно отказался он и торопливо стал забрасывать на лежанку одеяла и подушки. -- Я непременно здесь лягу, а тараканов я не боюсь...
   Кузине Лине устроили постель из табуретов, положили на них сложенные пальто, и вскоре все улеглись, утомленные целодневной тряской.
   Нестерпимо душно было в комнате. Как счастлив был Гриша на своем сеновале! Павел не успел залезть в свое ущелье, как на потолке послышалось шуршание, и встревоженные новым жильцом усатые тараканы объявили сбор. В окно глядела затуманенная луна. Собаки выли где-то в конце деревни. В голове Павлика затмилось, ведь дорога была очень утомительна! Он проснулся, весь облитый потом. Что-то липкое ползало по нему в разных направлениях, не спеша. Тихонько, чтобы не разбудить, спящих, он вылез из своего ущелья. Мгновенно счастливая мысль озарила его: ведь можно было спать в тарантасе, как он сразу не догадался. Это было не так опасно, как спать на сеновале, мама, наверное бы, согласилась, упасть оттуда было нельзя. Взяв в руки подушку, осторожно побрел он к дверям. Гремел храп Александры Дмитриевны. Луна спряталась. Павлик чуть было не натолкнулся на стол, тихо подошел к матери. Она спала, чуть слышно вздыхая, и ему стало жаль будить ее. В самом деле, стоит ли ее предупреждать? Ведь не такой же он маленький, чтобы бояться спать в экипаже. Осторожно он приоткрыл дверь в сени и выбрался наружу. Луна сидела за громадной синей тучей, захватившей полнеба, но и из-за ее полога лилось, хотя и не сильное, желто-голубое сияние. Так ровно и безмятежно было на воздухе. Два экипажа с поднятыми кверху оглоблями стояли посреди двора, как два черных чудовища с воздетыми руками. Павлик подошел к своему тарантасу; там с разинутым ртом спал их ямщик и яростно скрипел зубами. Оставался про запас второй экипаж, и Павел пошел к нему.
   Верх его был поднят и завешен кожаным фартуком. Павлик поднялся на подножку, отстегнул одну сторону фартука, положил подушку и влез.
   Сейчас же кто-то заворочался подле него. Неужели Гриша перебрался с сеновала?
   -- Кто здесь? -- спросил мягкий прекрасный голос.
   Павлик в страхе отодвинулся. Голос не принадлежал кадету! Несомненно, это была кузина Лина. Но как же она набралась сюда?
   -- Извините меня, пожалуйста, -- поспешно проговорил Павел и при поднялся, собравшись уходить.
   Сдавленные рыдания были ему ответом. Уже перекинувший ногу через борт тарантаса, Павлик замер. Она плакала! Плакала эта воспитанная барышня с пепельными волосами! Кто обидел ее? Неужели опять кадет?
   Снова чувство прежнего озлобления охватывает его. Он придвигается к Лине, сбрасывает с крючка над нею кожаный фартук и говорит:
   -- Кто вас обидел, Лина? Неужели опять?..
   -- Ах, там такие тараканы! Такие тараканы! -- со слезами в голосе отвечаем Лина.
   Она показывает пальцами, какого размера были тараканы, глаза ее смотрят широко и не мигают. Действительно, тараканы были необычайны: но на душе Павлика не страшно, а ровно. "Значит, не Гриша, а только тараканы!" -- говорит он себе, и чувство радости при мысли, что она такая милая, такая кроткая, что боится даже тараканов, охватывает его.
   -- Но теперь я боюсь и здесь лежать! -- говорит Лина и вздыхает, как бы снова приготовясь заплакать. -- Я нарочно завесилась фартуком, чтобы разбойники не напали!
   Все давние доблестные рыцарские чувства вспыхивают в душе Павла при этом беспомощном восклицании. "Какая же она слабенькая, а я ее так боялся!" Ведь если бы это было среди американских прерии, о которых так много читал Павлик, если бы они находились среди кровожадных индейских племен Техаса, которыми предводительствовал знаменитый Огненный Глаз, собиратель скальпов, тогда бы действительно было спать в тарантасе опасно. Но, во-первых, здесь были не прерии а русская деревня; во-вторых, ворота были заперты, да еще накрепко, как убедился заранее Павлик; наконец, в соседнем же экипаже спал их ямщик... О последнем, впрочем, сообщать барышне не хотелось; разве он, десятилетний Павлик, гимназист уже осенью, недостаточен для охраны? Разве он при первой же опасности не бросился за эту красавицу с серыми глазами под томагавк индейского вождя?..
   -- Вы не бойтесь ничего! -- говорит Павел громко и смотрит, как сверкают на ее ресницах слезинки. -- Вы можете заснуть спокойно: Я стану подле экипажа на страже, и первый, кто только подойдет...
   Павлик не доканчивает своей угрозы. Он чувствует, что... засыпает, как это ни чудовищно, ни неприлично. Он хочет говорить, хочет двинуться, качнуть рукой, хочет вылезти из экипажа, где он так неделикатно Подле барышни примостился; напрягает он всю свою волю, по чувствует, что опускаются его отяжелевшие веки; руки падают, точно налитые свинцом, тяжелеет, словно свинцовый, язык... "Первого... я... я..." еле выговаривая, бормочет он, а оцепенение сна все захватывает, сладкий холод все распространяется по телу; еще пахнет милыми и топкими духами, еще чувствует сознание, что кто-то рядом всхлипывает и дышит; но ничего нельзя поделать: Павлик разделяйся по частям, раздваивается, тяжелеет и, в то же время взлетывая, уносится куда-то на облаке, в небытие сна.

61

   Павлик просыпается оттого, что над ним стоит кто-то и дышит. Горячий луч солнца тлеет на его лбу. Он раскрывает глаза, над ним черное лицо ямщика; ямщик спрашивает его о чем-то, а Павлик прежде всего бросает взгляды вправо и влево, где же она, подле которой он так неприлично, бессовестно заснул?
   Уже нет кузины Лины. Несомненно, она, как воспитанная девушка, удалилась тотчас же, лишь, только он смолк. Он заснул, не докончив своего обещания, своей угрозы первому, кто осмелится... Теперь все сидят за чаем, все смеются над ним, и как только он войдет...
   -- Всавайтя же, вставайтя: уже все чаю напимшись, -- ворчит ямщик.
   Не говоря ни слова, поднимается Павел. Нет, судьба к нему положительно безжалостна. Надо же было заснуть так внезапно... Это неслыханный, невыносимый стыд и позор!
   С замиранием сердца вступает он в горницу. Все действительно сидят за чаем, но никто над ним не смеется; даже Гриша, этот шалопай и бездельник, смотрит на него обыкновенным взглядом, стало быть, Лина... Павлик обращает на нее испытующий взор. Лицо ее ровно, строго и деликатно. Значит, она была так благородна, что никому не сообщила про его нечестие; она просто вышла из экипажа и, вероятно, легла снова в горнице, невзирая на тараканов... Каким благородством была исполнена душа этой девочки, какой гонкой деликатностью и тактом!..
   Вот что мгновенно проносится в голове Павлика, когда он входи. Его спрашивает мама: хорошо ли он спал? не было ли ему холодно? Он отвечает, конфузясь, да, ничего, и ищет полотенце, чтобы идти умыться.
   -- Так тихо выбрался, что я и не проснулась! -- говорит Елизавета Николаевна и ведет его в сени, к крыльцу, где висит привязанный на веревочке глиняный чайник.
   -- Вот это и есть рукомойник! -- объясняет мама. Его надо наклони, и вода...
   -- Ах, я знаю же, знаю! -- нетерпеливо и сконфуженно перебивает Павел.
   Мать взглядывает на него. Он, кажется, сердится.
   -- Тебе удобно ли было?
   -- Ах, удобно же, мама, совсем удобно! Гораздо лучше, чем в комнате... А Гриша долго спал? -- притаенным, полным опаски голосом осведомляется он.
   -- Нет, Гришу только что разбудили, он пришел весь в сене; первая же встала Линочка, она просидела у окна на табуретке всю ночь.
   -- Ну какая же она милая, какая милая! -- говорит Павлик, умываясь. Так успокоительна, так мила ему ее великодушная ложь.
   После чая начинают укладывать в тарантасы подушки, одеяла и свертки. Теперь скоро ехать; они вместе до Погромного оврага, а там разбредутся в разные стороны: Ольховские -- к себе, Павлик с матерью -- в Ленево. Нетерпеливо позвякивают бубенчиками пристяжные. Их ведет за уздцы чумазый Гриша, который рассказывает, что он умеет даже "закладать лошадей". Он подводит их к колоде, полной воды, и то время пока они смирно пьют перед дорогой, кричит на них басом, хотя лошади и ведут себя смирно:
   -- Смотри у меня!.. Тпру!.. Ш-шали!..
   Он очень умело подражает кучерскому окрику. У него в самом деле много способностей и достоинств; правда, он груб в обращении с девицами, но, конечно, на то он и военный человек.
   -- Линка! Линка! -- кричит он через двор. -- А ты уложила мой тесак?
   Павлик смотрит: на крыльцо выходит кузина Линочка; ее тонкие ручки охватили грубый тесак, страшное оружие, так не подходящее к ней.
   -- Позвольте, я понесу вам! -- говорит Павлик кузине, и так как она с благодарностью соглашается, то принимает от нее саблю и несет к Гришиному тарантасу.
   -- Надо под подушку запрятать, слева, здесь Гриша сидит! -- объясняет Лина и подходит.
   "И зачем она так хлопочет об этом!" -- говорит себе Павел и прячет тесак в указанное место. Кузина Лина благодарит его, любезно улыбаясь; одно время они стоят так близко, что пепельные волосы ее касаются щек Павлика.
   -- Я тогда... заснул нечаянно! -- шепчет он извиняющимся голосом. -- Вы меня простите, это так вышло нехорошо...
   -- Ну, нет же, ничего. -- так же шепотом отвечает Линочка. Глаза ее смотрят дружелюбно. -- А что, вы приедете летом к нам?
   -- непременно мы приедем! -- уверенно подтверждает Павлик. радостно ему, что эта милая кузиночка меняет разговор так деликатно. -- только и вы к нам приезжайте! -- Он краснеет и добавляет с усилием: -- Приезжайте с Грише!
   Покрываются тенями и щеки кузины. Оба смотрят друг на друга смущенными взглядами.
   -- С Гришей? -- повторяет она почти враждебно и сейчас же отходит.
   Удивляется Павел. Что это? Почему она встретила его слова так? Но из-за какого-то упрямства повторяет:
   -- Да, да, непременно с Гришей.
   "Зачем я это ей сказал?" -- тут же проплывает в уме.
   Трогаются лошади, звеня колокольцами. Впереди едет тарантас Александры Дмитриевны, Павлик с мамой едут за ними.
   Хотя ночью полнеба и было укутано тучей, сейчас небо ясное и бездонно голубое. У обоих экипажей верха откинуты; Павлику ясно видны широкие плечи бабушки Александры Дмитриевны, ее голова и жирная шея; а подле нее еще две головы -- как репки: лохматая, вихрастая, в шапке с красным околышем и узенькая, блещущая золотым пеплом, в белой шляпке и шарфе.
   "Да, сидит она там, вблизи кадета, а могла бы сидеть около, вот здесь".
   И все-то время вертится из стороны в сторону вихрастая голова. Стоит только пролететь над экипажем вороне, как оборачивается Гриша и кричит Павлику:
   -- Павлик, Павлик, смотри, ворона! Гей-гей!
   Ничего интересного не находит Павел в том, как летит ворона, а кадет все кричит и машет руками. "Ну как же он надоел своими криками! Как он Линочке надоел".
   Теперь кадет бежит за своим экипажем и обрывает по дороге листья кустарников и швыряет ими в кузину Лину.
   -- Павлик, Павлик, я всю ее закидал! -- голосит он еще, а Павлик думает: "Ну какой же он глупый, а еще кадет".
   Поравнявшись с экипажем Павлика, он бежит подле лошадей, стремясь не отстать, потом вскакивает на подножку тарантаса и предлагает:
   -- Вылезай из экипажа, побежим рядом, кто кого перегонит.
   Собственно говоря, на это предложение Павел охотно бы согласился: пробежаться это неплохо; но впереди едет барышня с серыми глазами -- что она подумает о нем, что скажет? Пожалуй, и Павлика сочтет таким же глупцом.
   Наконец среди равнины, как марево степи, появляется в дымке черная каемка оврага. Ямщик объясняет, что это и есть Погромный овраг, а за ним в глубоком тумане утра блещет крест церкви и сереют дома. Эта деревня называется Черный отрог. И Погромный овраг, и Черный отрог звучат как-то устрашительно; но так охватывает все бесконечное солнце, так налит оно и уничтожает в душе всякие страхи; вот кудрявый вязок стоит одиноко среди зеленой равнины, и под ним дремлет стадо.
   -- Если бы у меня было ружье, я бы всех коров перестрелял, пока они снят! -- кричит Гриша, и Павлик даже вздрагивает: "До чего же он дурак!"
   А овраг все ширится, все растет перед глазами, из черного становясь красным и бурым. Обрывистые утесы его высится над днищем, кое-где еще заполненным водою. Останавливаются оба экипажа.
   -- Тут только и есть одна дорога, -- говорит ямщик, да и то надобно вылезать.
   Сейчас же выбираются из тарантаса мама и Павлик. Александра Дмитриевна тоже вылезла и идет к ним с Линочкой.
   -- Пронеси только заступница, ужасно боюсь оврагов! -- говорит она.
   Кучера подвязывают у своих экипажей задние колеса веревками, чтобы было удобнее спускаться с крутизны; Елизавета Николаевна берет за руку Павлика, Александра Дмитриевна -- Лину, и так все идут по кривому спуску. Гришу же не поймать: он носится по днищу оврага, гоняя ворон.
   -- Павлик, смотри-ка, что я нашел здесь! -- кричит Гриша, подбегая с палкой. А на палке торчит лошадиный череп с ощеренными зубами, с пустыми огромными впадинами глаз.
   -- Я тебе в последний раз говорю, Гришка! -- В голос бабушки прокрадывается отчаяние. -- Брось чту мерзость, приедем выпорет тебя отец!
   Скрипя, спускаются перед ними на дно оврага экипажи; улучив момент, Александра Дмитриевна схватывает за руку сына и так трясет, что голова кадета откачивается, как маятник.
   -- Я тебе и сама задам! -- жужжит она, как оса.
   В это время Линочка остается одна и, осмотревшись, быстро подходит к Павлику. Как искорки, как стеклышки, блестят ее глаза.
   -- Все кадеты очень невоспитанные люди, и я военных не люблю!
   Точно цветок распускается в сердце Павлика. Да, да, это что-то новое, это на нее не похожее; она держалась раньше иных воззрений и вот изменила им.
   На взгорье, на выезде из оврага, они крепко, в молчании жмут друг другу руки. Не смотрят один другому в глаза. Но от этого вновь возникшая дружба не делается меньше. Оба взволнованы, оба понимают.
   А через, минуту их экипажи разъезжаются в разные стороны -- вправо и влево.
   "Да, конечно, мы приедем к ним в гости!" -- думает Павел и улыбается.
   -- Чему ты улыбаешься, маленький мой?
   -- Ах, конечно же нет, что я так, мамочка! Я вспомнил. -- И громкий радостный смех, явившийся против воли, против желания, бурно и сладко вздымает душу.
   -- Да что ты? Чему ты смеешься?
   -- Ничего, мама, что я так.

62

   Опять старый дом. опять тетка, опять лес, солнце и несложные деревенские шумы.
   Точно и не уезжал Павлик. Гак же зеленеет трава, так же солнце блещет, и на вершинах осокорей так же немолчно перекликаются грачи.
   Даже радость всплывает на сердце словно прошлогодняя: светло, шумно сделалось на душе и весело, и захотелось улыбаться, и душу теснило этой радостью невнятной, и ширилась грудь.
   И в том же ситцевом капоте, в таких же папильотках, с теми же недобрыми мышиными глазами появилась на веранде тетка, когда приехали они, и так же встретила их, словно теми же не очень любезными словами.
   Но главное, как только сказала она, уже точно, как ранее, поднялись с гамом над рощей грачи и. каркая, полетели туч ей над домом, отчего небо сделалось черным. Это было уж так похоже на первое, что на мгновение Павлику показалось даже, что отъезд из деревни и все городское житье было сном.
   Вошли в дом, на свою половину: там в передней дремал седенький Повар Александр.
   -- Александр, это я приехал! -- крикнул радостно Павел, и древний повар поднялся.
   -- Заснул я маленько, не дождавшись: здравствуйте, барыня, здравствуйте, барчук!
   Пока вносили и распаковывали вещи, Павлик не знал, что делать, и сидел на постели. Потом прошелся по оранжерее, вышел в садик и присел на крыльце под березой. Еще более усохли эти две березы от старости; верхи их обнажились и печально торчали. Для того чтобы увидеть верхи, надо было отойти на полянку; в садике по-прежнему зеленел кустарник, цепкие ряды чилиги пестрели подле куриной слепоты; голодные котята по-старому ползали под кустами, выгибая хвосты... "А что же цветы мои?" -- сказал себе Павлик, изумленный, что он сразу не вспомнил о них, и хотел побежать, но на крыльце появился худощавый старик в халате, с кривой белой бородой, с выпученными глазами и, застучав костяшкою по перилам, крикнул угрюмо:
   -- Разбойники, шалопаи, я-то вас растуда!
   -- Павлик, Павлик, подойди к дедушке! -- завизжала и появившаяся за ним тетка Анфиса, но угрюмо посмотрел на обоих Павел и пошел в свой сад.
   Невесело и нерадостно смотрели его цветы. Было ли рано еще или погода стояла сухая, только стояли они нетесно на своей лужайке, худые, маленькие, утомленные, и жалко серели листики, еще лишенные бутонов и цветов.
   Сад показался Павлику вымершим и унылым. Он покинул свои цветы для города, и вот цветы уж не встречают его; они прожили суровую зиму-под снегом; они видели осенние ливни и холода; и растут они неслышные и забитые, навевающие на сердце не радость, а грусть.
   Печально оглядев свои клумбы, уходит к дому Павлик. Мать стоит на крылечке, зовет его к чаю.
   -- Отчего это, мама, все цветы повяли? -- спрашивает Павел.
   Мама улыбается: еще только начало весны, лето впереди, зацветут летом цветы по-прежнему.
   Внезапно к чаю является тетка Анфиса в сопровождении девчонки.
   -- Вот, Лиза, я подумала: не нанять ли тебе для уборки комнат Пашку, она шустрая, спорая, да и дешевле, чем бабу содержать.
   Вздрагивает Павлик и пригибается к столу, к своему блюдечку с чаем. Он совсем забыл про Пашку, а вот и она; ее тетка привела, эта глупая и толстая тетка Анфиса. Стоит и улыбнется Пашка; ее волосы плохо причесаны, ее лицо рябое. Совсем он забыл про нее, а вот она стоит и улыбается.
   -- Я, право, не знаю, Фиса, -- говорит Елизавета Николаевна, сумеет ли она в комнатах убираться... Тебе сколько лет?
   -- Тринадцать-четырнадцатый, -- отвечает Пашка и улыбается, глядя на Павла.
   Невольно вздрагивает он под этим пестрым смеющимся взглядом.
   "Нет, мама, ее -- не надо!" -- хочет сказать он, но проговорить это гак страшно, как бы не догадались.
   Снова опускает глаза Павел к своей чашке и молчит.
   -- Да, наконец, можно испытать ее, -- замечает тетка Анфиса. -- Пригодится -- оставишь, будет негодной -- другую возьмешь... Целуй ручку у барыни, Пашка, ручку целуй!
   -- Нет, что уж совсем не надо, -- отвечает мама. -- Конечно, испытать можно, пусть останется пока.
   "Да не надо же ее, не надо!" -- вновь безмолвно кричит Павел.
   Леденящий тупой страх перед этой девчонкой закрадывается к нему в душу. В чем он? Перед чем? Не может объяснить себе Павел. Только страх жив, он взворохнулся в сердце. "Не надо же, не надо ее!" Он хочет крикнуть, но голоса нет, он опускает голову, жалко ежится и выходит.
   Какого-то врага чувствует он в ней. Что она может с ним сделать, чем повредить ему он не знает, но чувствует: она сделает что-то, принесет ему вред. Чувствует, и хмурится, и отходит. Хотя мама самая близкая, единая, родная, но как ей сказать? Есть слова, которые стыдно поведать и маме: тут же еще нет и слов, их никак не высказать; здесь только какие-то намеки и предчувствия, неосознанные страхи, и отчуждение, и вражда; ведь вот две девушки -- и Лина и Пашка; и к одной зовет что-то, зовет и привлекает; а другая чужда и страшна, и не потому что Пашка рябая и бедная, а у Лины щеки розовые, как цветы; Линочка тиха и нежна, кажется священной и далекой; а Пашка -- близка, точно рядом, и чего-то хочет от него, ищет, ждет, и тайно угрожает, и улыбается так дерзко и грубо; ведь вот они обе девушки, и как в одной все призывает и манит, а другая жутко отталкивает, но ставит в уме какие-то новые мысли.
   Думает, думает Павлик ночью; обрывки слои и мыслей носятся по душе; такие мысли бродят в голове, странные и нелепые, точно комары со стрекозиными крыльями, точно мухи, у которых длинные, как у кузнечиков ноги; точно склеились, соединились вместе половинки пчелок и тараканов, нежных бабочек и глазастых жалящих ос.
   Ничего не понимает в той ночи Павлик, и жалобно возится но подушке его маленькая голова, и растерянно смотрят в злую пасть ночи опечаленные глаза под черными, недоумевающими, еще непорочными бровями.

63

   Первые недели прошли как будто спокойно и тихо; Павлик вновь привыкал в деревне, присматривался к жизни ее.
   Надо было снова привыкать, ибо город был полон шума совсем особенной жизни. В городе все было непохожее: дома, люди, улицы, вся жизнь. Шумно там было, шумно и суетливо, а в деревне на каждом шагу стерегла тишина.
   Правда, тишина эта не была безопасной; она заставляла думать, а думы тревожили сердце. И думать порою бывало страшно, -- мысли являлись самые неожиданные. В городе было спокойнее; гам все время сновали подле люди, и от этого задумываться было труднее. Здесь же, в тишине, удесятеренной одиночеством, мысли набегали внезапно, цепко, и не только средь ночи, но часто и посреди белого дня. Павлик делал себе какую-нибудь дудочку, мастерил самострел, и внезапно в голову вонзалась острая мысль. Появлялась она в мозгу- и бывало трудно ее оттуда выбросить, так она зацеплялась. А какая была мысль. Павлик не знал. У нее словно еще не было формы -- была только боль.
   И теряли мысли свою прежнюю тихость и ясность: не стояли они теперь над тем, как плавал под водою знаменитый капитан Немо; к другому, неясному льнули теперь они, к неясному, загадочному и жуткому. Как люди живут, почему так живут, а не по-другому; почему люди есть мужчины и женщины, да для чего это, для чего?
   И мысли эти приводили к нему теперь всегда образ Пашки. Что ей нужно было от него? Зачем тогда говорила она разное, рассказывала и объясняла, чего хотела она от него? Зачем надо ей было, чтобы он знал то, что знала она?
   Еще тогда, когда она раз в садике, поскользнувшись, перед ним упала и предложила Павлику побороться с нею, как боролся он в сельской школе со Степой, еще тогда что-то словно открылось в сознании Павла.
   -- Нет, это нехорошо! -- ответил он ей тогда, и непонятное волнение стеснило сердце. Щеки его вспыхнули, почему он не знал. Ему только почувствовалось, что со Степой бороться можно, а с Пашкой нельзя. С Пашкой можно было только играть, а никак не бороться.
   Но раз так и вышло, что она попросила Павлика не говорить маме, что она играет с ним. "Почему нельзя?" -- спросил он. И засмеялась Пашка странно.

64

   Поступив на службу в дом. Пашка сначала ничем не возбуждала в Павлике неприязни. Смущала ли ее новая должность, к которой она не привыкла, была ли здесь в постоянной близости Елизавета Николаевна только Пашка держалась скромно, не вызывала Павлика на разговоры, постоянно что-либо прибирала в доме, вытирала пыль, мыла поды и не смеялась так загадочно и дерзко.
   Но примечал Павел: подсматривает она за ним, наблюдает. Чуть останутся они одни, она смотрит из уголка: что с ним? И встретившись, взглядом, отходит. Иногда, принеся Павлику пальто и говоря "мама велела", касалась она словно невзначай плеча Павлика или руки. Руки ее были грубы и грязны. Павел забирал у нее пальто, поспешно сам надевал. Не любил он помощи, не маленький, одиннадцатый год, а Пашка все стояла и смотрела, пока он не оденется.
   Один раз было так: устраивавший во дворе огород Павлик зашел в дом за перочинным ножом. Найдя его в своей тумбочке, он поспешно направился к ожидавшему его Александру, а тут в дверях между прихожей и сенями показалась внезапно Пашка. Был вечер, в прихожей плыл сумрак. Она стала на пороге, раскинув руки, взявшись пальцами за косяки дверей.
   -- А вот не пущу! -- сказала она шепотом. Глаза ее загадочно блестели.
   -- Пусти, Пашка! -- сказал Павлик, строго и решительно двинулся. -- Я твоей матери скажу.
   -- А вот не пушу! -- повторила она, однако посторонилась.
   Павлик прошел, а она долго глядела вслед ему.
   Неделю после этого Пашка держалась еще тише и смирнее. Она даже отходила при встрече с Павликом, словно боялась его угрозы.
   Иногда к ним в дом приходила и прачка Аксена, мать Пашки, солдатка, худая женщина с кривыми, протертыми до крови пальцами и с бельмом на глазу. Она постоянно вздыхала и шептала молитвы; Елизавету Николаевич называла она "душою ангельской" и все униженно просила ее "пожучить" Пашку, коли она нерадива, и "за космы потаскать". Вероятно, этого и боялась Пашка.
   В половине июня наступили дожди, и Павлику волей-неволей пришлось сидеть дома. Дома было бы скучно, если бы не было у него своего особого помещения, где он мог заниматься.
   Всего в их "половине" было три комнаты. Оранжерея, которую тетка Анфа считала их столовой и гостиной и в которой они спали; "столярная" -- узкая комната с венецианским окном, в которой некогда дед занимался мастерством, и, наконец, прихожая, она же кухня, квадратная комната с печью, крашенная синей клеевой краской. Был еще при кухне чуланчик, где издавна стояла разная рухлядь. "Столярная" комната и была предоставлена матерью в ведение Павла. Когда наступали холода и дожди и бегать по двору было неприятно, Павлик занимался в своем "музее", как называла эту "столярную" мама. Комната и в самом деле походила на музей. Кроме принадлежностей для учения и птичьих чучел, там находилась масса старых картин, снесенных Павлом с чердака. За печью и но стенам были развешаны им портреты угрюмых кавалеров в орденах и дам в кружевных накидках. Все это были предки Павлика, и среди них находился и основатель села, бритый генерал с перстом, указывавшим в восходящее солнце; нельзя же было оставлять на чердаке таких почтенных людей, и Павел развесил их, каждого по положению.
   В июньские дожди Павел разбирался в своем музее особенно прилежно. Дела было немало, потому что в этот приезд в деревню в голову его забрела счастливая идея: переместить все портреты предков таким образом, чтобы женщины висели особо с женщинами и с мужчинами не соединялись. Над этой затеей было потрачено немало времени, но надо же было привести все к порядку; оттого, что женщины лезли к мужчинам, выходило много дурного.
   Заканчивал работу Павлик, когда вызвали его к тетке. В спальне деда находилась и мама, и лицо ее было испуганно и печально. Дедушка был болен, лежал в постели и стонал.
   Мать подвела Павлика к старику. Тот пучил глаза, его рот кривился, он жевал губами.
   -- Смотри, дедушка захворал! -- сказала тетка Анфа. Глаза се были красны.
   Недружелюбно покосился на нее Павел. Ему показалось, что тетка плачет нарочно, что она вовсе не расстроена и не огорчена. Молча стоял он. Ему не было жаль деда. Дед был нехороший, несправедливый: он отдал лучшую часть дома тетке Анфисе, а маме велел жить в оранжерее. Не любил Павел деда, и не было ему жалко его. Рассеянно постоял он подле постели и ушел.
   -- Да поцелуй же ему ручку! Поцелуй ручку! -- крикнули ему вдогонку тетка Анфиса.
   Но не повернулся Павлик. Уходя он услышал еще, как тетка сказала маме, что у него "каменная душа".
   Павлик вошел к себе в комнату, против ноли думая о деде. Хоть он показал себя суровым и бесчувственным, однако проделал все это он больше для виду, чтоб тетке насолить. В сущности же неприятно было, о у деда кривился рот. Должно быть, было больно ему. Он хотел влезть по лестнице к одному портрету, но внезапно увидел у стенки Пашку. Лежала она за печкой, прямо на полу, без подушки под головою, расставив ноги, и ноги были голые выше колен, потому что юбка завернулась. Лицо Пашки было закрыто рукою, и она не двигалась, точно спала. Какое-то мгновение тайное чувство подсказало Павлику, что девочка не спала, что она пришла нарочно. Но зачем именно в его комнату? Как смела? Что надо ей?
   Чувствуя дрожь во всем теле, двинулся к ней Павлик, и внезапно Пашка схватила его за руку и, побледнев, стала клонить к себе, но тут же, совсем необычайно и странно, из-за стены теткиной половины раздался громкий стон. Стон этот пронесся через оранжерею так одиноко и жутко, что Павлик сейчас же забыл про Пашку и бросился к тетке. Он вбежал в дом и остановился на пороге спальни деда. Старик лежал с желтым лицом и стонал, двигая из стороны в сторону головою. Глаза его были выпучены, рот раскрыт и хрипел. В стороне, лицом к окну, стояла мать Павлика, ее плечи дрожали; тетка плакала у икон, а на постели деда сидела прачка Аксена и делала с дедом что-то странное, отвратительно-бесстыдное. Павлик видел только его худые голые желтые ноги, и около них двигались пальцы прачки.
   -- Мама, что это?.. -- закричал во весь голос Павел.
   Не двинулась мама, точно она окаменела; а тетка отвела заплаканное от икон и проговорила, всхлипывая:
   -- У дедушки грыжа! Как он мучается, владычица!..
   "А зачем здесь солдатка?" хотел спросить Павлик, по увидел что-то еще более безобразное, и, стиснув зубы, чтобы не крикнуть, закрыв глаза руками, выбежал из комнаты. О, какая жизнь была бесстыдная! Как безобразны люди!.. Если б в это время в его комнате была Пашка, он бы, может быть, стал бить ее и кричать. Но не было Пашки.
   К вечеру деду, однако, сделалось лучше. Припадок прошел. Но уж совсем противно стало Павлику смотреть на старика.

65

   Погода изменилась, дожди стихли, и точно иное, маленькое солнце вилось имеете с солнцем небесным: приехала Линочка.
   Конечно, приехала она не одна; конечно, вернее было сказать, что приехала бабушка Александра Дмитриевна с Гришей и захватила с собой кузину Лину; но для Павлика Лина стояла па первом месте: приехала Линочка и как неизбежное привезла с собой бабушку Ольховскую и кадета.
   И потому так ей обрадовался Павел, что долго все пасмурно было, страшно и темно, а вот появилась розовая девочка со светлыми глазами, которые блестели, с косичками пепельными, что золотились на солнце огнем.
   -- Линочка приехала! -- крикнул он в таком восторге, что мама удивилась. Павел понял, что выдал себя, не следовало так радоваться, да было уж поздно.
   Он так радостно побежал навстречу Ольховским, что подивилась и тучная Александра Дмитриевна. Но, как солидная дама, она придала все радости Павлика исключительно на свой счет.
   -- Какой он милый у тебя, Лиза, и родственный, и как бабушку любит! -- с удовольствием проговорила она, и ее рот еще более скривился.
   Вся душа раскрылась в Павлике, как увидел он Лину. Такая светленькая была она, светлая и нарядная, так не подходила к тому, что было, последние дни вокруг Павла: к дикому лицу деда с вытаращенными глазами, к заплаканному и злому взгляду тетки Анфы, к лившим непрерывно дождям, что она показалась Павлику пришедшей из иного, небесного мира. К тому же в последний раз перед выездом из Погромного оврага они так значительно пожали друг другу руки.
   -- Я очень обрадован вас увидеть! -- весьма красиво сказал он кузине.
   Но, сверх ожидания, Линочка вовсе не выглядела довольной.
   -- Меня так запылили в дороге, в глаза попала соринка и голова разболелась! -- недовольно ответила она на приветствие Павлика
   Тот даже отступил: слишком было уж неожиданно. В то время как он полон самой светлой, единственной радости, барышня с алым бантом говорит о дорожной пыли, о соринке, о головной боли.
   -- Я даже не хотела сюда ехать! -- как бы в полное уничтожение добавила она.
   Отвернулся Павлик. Потемнели глаза его.
   -- Что же, если она такая, я уйду! -- горько сказал он и отошел к Грише.
   Кадет на этот раз держался просто. Вероятно, и то, что Павлику шел одиннадцатый год, оказывало на него влияние. Держался он по-товарищески.
   -- Не сходить ли нам перед завтраком искупаться? -- предложил он.
   Павлик подумал: таким образом, уйдя с Гришей, он даст реванш изменчивой кузине.
   -- Да, пожалуй, я бы пошел купаться, ответил он, вкладывая в тон своего голоса возможное спокойствие. -- Только я купаюсь ведь в ванной, -- добавил он тише. -- А ты, чего доброго, пожелаешь купаться в реке?
   -- Здесь купаются в мельничной канаве, у огородов, -- там не глубоко и дно песчаное, объяснил Гриша.
   Положительно не было вещи на свете, которой бы он не знал. Павлик отправился за полотенцами, сказался маме.
   -- Только сразу не входи в воду, маленький, непременно остынь... -- Пощадила его мама перед гостями, лишь тихонько перекрестила, да и то Павлик покраснел: "Ведь Лина же смотрит!"
   Отправляясь на купание, уж конечно Гриша забрал свой тесак. Вид у него был такой могущественный, что неприятно стало Павлику, зачем возвратил он дяде оружие, да еще так глупо, забросив за шкаф.
   -- Сюда, за мной! Здесь дорога, я знаю! -- командовал Гриша.
   Они шли вдоль сельской улицы, по которой там и сям в зеленой пахучей воде полоскались утки. За оврагом тянулся ветловый лесок, молодой и свежий, и приятно шумел. Летали около прозрачнокрылые стрекозы и, приплясывая в воздухе, все скашивали на идущих свои металлические глаза. Листы деревьев казались позолоченными солнцем, которое без пощады калило небеса.
   Теперь перед глазами вскинулись огороды -- громадные гряды, засеянные картофелем и луком. Кучи баб и девчонок возились над грядками, пронзительными голосами распевали песни. Они пололи лук. От жары уши у всех были красны, как поджаренные кренделя.
   Когда Гриша проходил между рядами пололок, он подергал некоторых из них, которые были посмирнее, за косы и за платки. Девки встречали идущих развязным смехом, бросали Грише непонятно-глупые фразы, вроде "купаться-засигаться", и при этом пялили на конфузившегося Павлика глаза, отчего ему делалось еще более неловко.
   Проходили они дальше, меж кустов уже светлела канава, и ощутил Павлик, как в спину ему здорово плюхнуло картошкой, а Грише так крепко угодило в затылок, что в черепе словно треснуло: крак!
   -- Ах вы, халды! -- закричал побагровевший Гриша и, нагнувшись, поднял с земли пару черенков.
   Но в это время еще его шлепнуло в лоб и в щеку, и он счел за лучшее побежать прочь, а за ним последовал, конечно, и Павел.
   И вот они бегут прямо по грядам, и капуста всхлипывает под их ногами; потом Гриша оглянулся, заметил обескураженное лицо Павлика, сконфузился и остановил бегство.
   -- Я в канаве наберу галек и всем халдам здорово отомщу! -- прошипел он, блестя озлившимися глазами, а Павлик, хотя и не понимал слова "халда", но думал, что это, должно быть, что-то очень непонятное, и укоризненно заметил:
   -- Вот ты, Гриша, ругаешься, а ведь ты их сам первый задирал.
   Из канавы доносились визжание и пронзительные песни. Немало, должно быть, там купалось девчонок; Павел видел, как выскакивали из воды на берег они, длинноволосые, с белыми телами, как быстро, одним движением, набрасывали на головы свои рубахи и юбки и как не успевшие одеться шныряли в полынь. Между тем Гриша шел прямо на канаву, и Павлику становилось от этого тревожно.
   -- Ведь там девочки купаются, зачем же туда? -- сказал он. Никогда он здесь ранее не ходил.
   -- Вот еще! -- равнодушно возразил Гриша и запихал в карманы еще несколько черепков. -- Вот невидаль, девчонки! -- Голос его был полон такого презрения, что Павел нахмурился. -- Они будут целый день полоскаться, так мы и будем их ждать?. Нет, я их выгоню! -- Он пошел к воде решительным шагом.
   -- Девоньки, девоньки, барчата идут! -- завизжали в канаве пестрые смеющиеся голоса, и одни из купавшихся присели в воде по шею, а другие, которые уже вылезли, частью бросились в кусты, частью торопливо принялись надевать на берегу рубашки.
   И тут Павлик впервые увидел тело девочки. В испуге стремилась она надеть на себя сорочку, а прилипшая холстина завернулась на теле и не спускалась вниз. С жутким стыдом и вниманием смотрел он на это белое тело, неизвестное и странное. Лица ее не было видно, потому что девочка все старалась надеть свернутую в кольцо сорочку; тонкие руки ее были подняты над головою, но все остальное, загадочно блестевшее, показалось Павлику, при мгновенно брошенном взгляде, таким непохожим, что в голове жутко мелькнуло: "Пашка права!"
   Ему было стыдно, чрезвычайно стыдно, все лицо его покрыли тени стыда, и, однако, проходя дальше, он все же не смог удержаться и. весь стыдящийся, обернулся опять и снова увидел, что девочка так и не может набросить на мокрое тело рубашку и что тело ее непохожее, совсем непохожее, особенно жутко разнившееся у бедер.
   Павлик вздрогнул, смутился: в лицо ему, прямо в глаза, брызнули холодные струи. Он отступил, увидел, что Гриша швыряет в девок землею, а те, привстав в канаве, вдруг с криком и смехом начали плескать в обоих струями воды, и мгновенно вся куртка Павлика была залита водою, пришлось снова сломя голову бежать.
   -- Ах вы халды! Ах халды! -- хохоча во все горло, кричал Гриша. Коломянковая блуза его намокла от воды и сделалась темно-серой, по всему лицу текли струйки, а Павлику не было смешно: образ впервые увиденной им голой девушки стоял перед ним, наполняя сердце непонятной тревогой, страхом и стыдом.

66

   Теперь он мог уже отчасти представлять себе Пашку и даже кузину Лину, и сознание этого наполняло его ужасом.
   О Пашке много не думалось: Пашка не привлекала; а вот кузиночка Лина казалась чем-то священным, особенным, милым, хрупким и неизвестным, и, однако же, Павлик теперь мог догадываться, какая она.
   Одну девушку Павел увидел перед собой обнаженной. Теперь, закрыв глаза, он мог увидеть перед собой нагою и Лину, Линочку, эту изящную, красивую, капризную Линочку с двумя пепельными косами, которая казалась ему всего вчера божеством.
   Никогда еще не западавшие в голову мысли наполняют сердце Павлика.
   На Лине было платьице, прелестное, как она сама; но ведь вечером, ночью, она же снимала это платье, как все люди, и ложилась в постель. Павлик никогда раньше не думал о том, что Лина ложится в постель и перед этим раздевается; не думал даже тогда, когда она жаловалась ему, что порою ее раздевает, после куклы Марьи Михайловны, кадет Гриша; тогда сердце его было полно негодованием, отчего же теперь наполняется оно каким-то новым чувством?
   До сих нор он ни разу не подумал о том, какая Лина без рубашки, почему же такие мысли западают в голову сейчас? Павлик сдавливает себе виски, стискивает зубы и тихо стонет.
   Подле него, фыркая, как кошка, купается Гриша. Вот Павлик видел, как он перед ним раздевался, и ему не стало от этого ни страшно, ни стыдно. Но если бы здесь раздевалась Линочка? Что было бы с ним?.. Он убежал бы прочь, быть может, заплакал, во всяком случае, он бежал бы без оглядки тысячу верст... Значит, в самом деле было что-то особенное, разное, что разнило его и Лину. И, очевидно, было нехорошее, потому что ему было смертельно неловко. Но что это, что оно, такое разнос и нехорошее, в чем?
   -- И напрасно ты, сударь мой, не купаешься! -- гогоча от удовольствия, кричит ему с канавы кадет.
   Теперь он плывет на спине, плавно крутя руками, и все тело его на поверхности воды такое спокойное, белое, знакомое, что не смущает ничуть. А если б перед ним лежала так Линочка? А что. если б так перед ним была Тася? Павлик всплескивает руками. Да, да, Тася, та единственная Тася, которую он встретил в городе на праздниках, которую любит и которую совсем забыл?.. "Ведь я же люблю ее! -- кричит он беззвучно. -- Я люблю ее, одну на свете, люблю и буду любить всегда!" Странная, дотоле неизвестная дрожь вдруг потрясает тело Павлика. Дрожь начинается в груди, потом переходит вниз, и начинают дрожать и подламываются ноги, он садится, а теперь дрожат руки, и зубы щелкают точно в лихорадке: "Бр... бр... бр..." И какое-то сладкое замирание, почти судорога, проплывает по телу. "Тася! Тася!"
   -- Говорю тебе, разденься и подплывай! -- кричит, плескаясь, Гриша
   "Да, вот какое-то замирание, точно мрет сердце, точно его кто то щекочет... И жутко и странно, и поддается дрожи все тело, и не похожа ни на что. и... приятно... Да, приятно, как это ни страшно признать".
   -- Иди же иди! -- зовет Гриша.
   -- Что, что? -- спрашивает Павлик и смеется в какой-то расслабляющей сладкосудорожной дрожи. Зубы его вдруг тесно сжались. -- Что ты, что? -- едва может выговорить он.
   -- Э, размазня! Тебя надо бы в корпус...
   И опять встает перед глазами видение: девушка с топким, белым, странным, дотоле невиданным телом, без головы.
   -- Иди же, последний раз говорю, а то сейчас оденусь!
   Павлик все сидит, все дрожит и думает, и гак зыбко и страшно и расслабленно в его теле, точно он возил на себе целый день тяжести и теперь отдыхает. Он пытается согнуть пальцы, пальцы не движутся; в них никакой нет силы; пытается сжать кулак, и сладко, безвольно ослабли все мускулы, и приятная утомленность, от которой хочется дрожать, стуча о зубами и смеяться, охватывает душу. Он же совсем бессилен, он ничего не весит, он не может сжать пальцы, теперь бы заснуть.
   -- Ну, уж и трусишка ты, трусишка! -- говорит ему вылезший из воды посиневший Гриша. Он тоже щелкает зубами, но щелкает от холода, крепко, мужественно, как здоровая собака: гам! гам! -- и все лицо его здоровое, и тело грубое, с кое-где пробивающимися волосками. -- Неужели ты боялся раздеваться потому, что девчонки были?
   -- Нет, я не потому, -- тихонько отвечает Павлик и загадочно-жалобно улыбается. -- Я совсем не потому... я... -- Странное признание почти готово сорваться с губ Павла, но он вовремя сдерживается, отходит в сторонку и, оправляя высохшую на солнце рубашку, говорит: -- Нет, я просто раздумал купаться, я вовсе не хочу.
   Смотрит, к нему вновь возвращается сила. Странный припадок миновал. Он может снова сжать пальцы, может сжать руку в кулак, и ноги уже не дрожат.
   "Что же это было? Что было?" -- в недоумении думает он. И тайное беспричинное ощущение стыда и отчаяния прокрадывается в сердце.

67

   После обеда все взрослые и невзрослые отправились гулять на мельничную плотину.
   Пошла даже тетка Анфиса, которая никуда обычно не ходила. Она ездила лишь только в церковь да к благочинному на своей хромоногой лошади Буром, и то, что она собралась прогуляться пешком, было событием большой важности.
   Ввиду променада тетка Анфа решилась и принарядиться. Вместо неизменного капота она облеклась в шумящее оранжевое шелковое платье и на плечи накинула накидку из тарлатана, которая отливала за давностью всеми цветами, как спина старого окуня. В руках у тетки блистал громадный ярко-красный зонт с утиной головой.
   Давненько не хаживала я на мельницу, там мой кум Прокофий Елисеевич живет, объяснила она бабушке Ольховской причину своей парадности и пошла впереди всех, ковыляя на толстых ногах, сама похожая на жирную громадную утку.
   Александра Дмитриевна шла с мамой Павлика, Гриша, но обыкновению, не шел, а бегал по сторонам, скакал через канавы и встречные заборы, и Павлу необходимо было идти подле кузины.
   Смутно и совестно было на сердце. То, что увидел он на купанье, темнило душу, не позволяло глядеть Линочке в глаза. Да и она сердилась или была недовольна... Это так полагалось, Павел не мог теперь обижаться; он скорее доволен был, что Линочка -- другая, так принижало его перед нею то, что он узнал.
   Точно другая была теперь перед ним эта самая Лина. Из таинственной, полной неизъяснимой тайны она вдруг сделалась известной. Поглядывал на нее искоса Павлик; конечно, она была так же недосягаема, так же священна, как прежде, даже еще священнее, потому что Павел ушел, но все же как-то сразу стало известным, что Линочка -- человек. Закрыв глаза, можно было видеть, что там, где у Линочки были рукава, под платьем были такие же, как у встреченной девочки, руки; и грудь у нее должна была находиться под бантом этой кофточки, а если... если, например, закрытый взгляд опустить (открытым держать его было стыдно), можно бы было увидеть, какая Лина и ниже... например, ноги ее. Они были одеты в чулки, и крошечные туфельки ступали подле ног Павла. Но если бы... если припомнить, как стояла перед ним у канавы девушка с завернувшейся на голове сорочкой, которую она силилась надеть, можно было бы приблизительно представить себе, какие ноги были у Линочки вообще, и от этого по сердцу тяжко прокатывается стыд.
   "Да, она права, что так сурова, я уже -- не чистый..." -- шептал себе Павлик. И поглядывал он на Лину и думал: "Видит ли она, что я не чистый? Догадывается ли она?"
   -- Отчего вы все время молчите? Это так неделикатно! -- рассерженно сказала наконец кузина.
   Смутился Павлик. Разве он все время молчал? Он задумался, он думал о чем-то... вот он и забыл, что с дамой идет.
   -- О чем же вы думали? -- спросила Линочка.
   Павлик вспыхнул.
   -- О городе! -- быстро сказал он, и снова ложь показалась ему спасительной.
   К его удивлению, кузина Лина не приняла это сообщение просто. Брови ее сдвинулись, на губах появилась презрительная усмешка.
   Да, я слышала кое-что о вашей жизни в городе, сказала она и. помолчав, добавила с усмешкой:
   -- Мне писали.
   -- О чем писали? -- простодушно удивился Павлик.
   Когда мы с вами у оврага встретились, я этого не знала, а дома ждало меня разочарование. (Линочка так и проговорила: "Разочарование", и Павлик посмотрел на нее: какая умная была она, как говорить, умела!)
   -- Какое же это... разочарование?
   -- Пожалуйста, не притворяйтесь; сами знаете отлично.
   Даже побожился Павел. Не знал он и догадаться не мог.
   -- А мне написала письмо Ася Богданович! -- крикнула Линочка в гневе на Павликово притворство.
   И смутился Павлик и заробел. Он никак не ожидал ничего подобного, и в смущении "Ася" принял за Тасю. Неужели Тася написала Линочке обо всем? Как он ухаживал за ней и потом не кланялся и не узнавал на улицах? О том, что цвело так жутко и мучительно в душе его?
   -- Вот видите, вы испуганы, мне и вторая институтка тоже написала! -- прошептала Линочка, и ее лицо, искаженное злобой, показалось ему некрасивым. Не сразу он представил себе не идущее к Тасе слово "институтка". Тася не была в институте, она училась в гимназии. Потом фамилия Таси была Тышкевич, а Линочка сказала какую-то другую. Понемногу волнение Павлика стало проходить.
   -- Про какую Асю вы говорите? -- переспросил он уже спокойно.
   -- Какой же вы притворщик! -- снова крикнула Лина, -- Ну, конечно, про Асю Богданович, которая вам написала из института письмо.
   Теперь Павлик уже смеется. Вот оно что! Он перепутал Асю с Тасей. Тышкевич с Богданович; теперь сразу сделалась ясной причина холодности кузины.
   -- Мало ли какие мне письма пишут! -- с деланным равнодушием сказал он и опять солгал, потому что подобных писем никто более ему не писал.
   -- С вашей стороны, однако, неприлично получать такие признания! -- бросила ему презрительно кузина и, не выслушав его оправданий, отошла к взрослым.
   Уже явно было, что она ревновала. Откуда забралось к нему такое слово, Павел не знал; должно быть, из прочтенных книг. Но он сразу понял его значение, и на душе вместе с чувством неприятности, что кузиночка глупая, появилось ощущение довольства.
   Его ревнуют!
   Ничего не запомнил он в той прогулке на плотину, а кузина Лина так и уехала к себе с обидой в сердце, не примирившись с ним.
   "Она глупая!" -- думал Павел о ней.

68

   Дядя Евгений появился в деревне только к концу июля, до этого времени он находился на Кавказе, лечился "от печенки".
   Странно было слышать Павлику, что на Кавказе же лечилась в то время и Антонина Эрастовна, жена земского начальника. Собственно говоря, ни о чем этом и не догадался бы Павлик, если б случайно не заговорила об этом тетка Анфиса. Она и вообще была безудержна в своих суждениях, высказывая в присутствии Павлика свои откровенные мысли, теперь же, говоря о Евгении Павловиче, она добавила, звеня посудой:
   -- Уж конечно эта потаскушка за ним увязалась, а еще чужая жена!
   -- Фиса! -- укоризненно шепнула Елизавета Николаевна, указывая глазами на сына.
   Но разошедшуюся тетку уже нельзя было остановить. Она только заговорила по-французски, но так как Павлик все отлично понимал, то ему стало сейчас же ясно, что тетка бранила Антонину Эрастовну, даму с золотистыми волосами, которая жила на квартире у дяди.
   -- Я не знаю, чего это муженек смотрит! -- добавила тетка и плюнула перед собою. -- А я бы на его месте ее кнутом!
   -- Павлик, сходи принеси мне зонтик, -- поспешно сказала Елизавета Николаевна, и еще говорила что-то сестре.
   И когда Павлик подходил с зонтиком, услышал пренебрежительное:
   -- Ну, что понимает десятилетний мальчишка, что он разберет!
   Однако разбирался Павлик, очень разбирался. Всюду, куда он ни заглядывал в деревне, люди жили странно и страшно. И все были неплохие люди, а жили плохо. Ведь дядя Евгений был очень хороший человек, притом красивый и добрый, с большими усами; а та молодая Женщина с золотыми волосами, как прелестна была она, как улыбалась тихо и притаенно, и глаза какие были печальные. Она нравилась Павлику не только потому, что тихо улыбалась и что волосы у нее были золотистые, она вся нравилась ему, какой-то тихостью, кротостью чистой веяло от нее. Порою маму напоминала она Павлику, и вдруг она "потаскушка", она "чужая жена", и ее "кнутом" следовало, по мнению тетки. Если она делала нехорошее, зачем так красива она была? Зачем глаза у нее были такие печальные? Если же она поступила хорошо -- зачем тетка сердилась и бранила ее?
   В неразрешимых противоречиях никнет сердце Павлика; что то путалось меж людьми скверное, что-то стояло мех ними, в их жизни, что заставляло их поступать нехорошо. И главное, что нехорошее делали добрые, хорошие люди, стало быть, было что-то сильное, что заставляло их поступать нехорошо.
   Что дядя Евгений поступал плохо, это было для Павла вне сомнения: ведь он же видел, как дядя держался с горничными, как некрасивую учительницу обнимал; да и Ксения Григорьевна была замужем, она была некрасивая и не очень молодая, однако тоже поступала нехорошо. Ее Павлик очень обвинял (должно быть, потому, что она была некрасивая); а белокурую с тихим взглядом оправдывал. Как бы то ни было, хотелось верить, что она не виновата; виноват во всем веселый дядя Евгений Павлович; его уже ни как нельзя было оправдать, однако тетка Анфиса бранила не его, а Антонину Эрастовну. Он же, по ее мнению, не был ни в чем виноват.
   Опять противоречия сдавливают сердце Павлика. Что в этой жизни? Почему виноватый признается невиновным, почему о той, у которой глаза печальные и тихие, говорят "ее надо кнутом"?
   И все растут растут тревожные мысли; опять, вместо того чтобы отдыхать в деревне, Павлик думает над чем-то необъяснимым. И ведь это все, в общем, чужое, ему постороннее, не касающееся его; у него есть и свои мысли, свои собственные, не менее тревожные, совсем подле него, под его боком, прислонились к нему и ждут решения. О, сколько мыслей, как болит от них голова!
   Вот Пашка, вот увидел он на купанье, вот люди родятся... Все это неразрешимо. странно. неизъяснимо пугающе, и все встает перед ним, все требует решения, а ведь ему только одиннадцатый год!
   -- Отчего ты не спишь, маленький, о чем шепчешь ты все? -- спрашивает мама.
   Склонилась она над сыном со свечою, и жалобно-недоуменно смотрят ее глаза.
   -- Я ничего, мамочка, я просто так, -- тихонечко отвечает Павлик и ежится.
   Болит голова.
   Если бы спросить маму? Но она так пугается и краснеет. Павлик помнит, как она смутилась, когда он спросил ее, из каких яиц выходят котята. А как спросить про Линочку, про Пашку? Про то, что с ним самим раз случилось у реки?.. нет, она, конечно, просто заплачет; а ведь она и без того больная и без того усталая... Конечно, лучше молчать, лучше одному.
   "Только бы решить, почему так люди поступают, почему они злы и обманывают друг друга, а слова их как кнут?.."

69

   Не знает он, как возникло в нем, как укрепилось желание убедиться, но возникло и укрепилось оно.
   Решение поднялось твердое, бесповоротное. Павлику необходимо проверить, точно ли лгут люди своим прекрасным лицом, точно ли притворяются своим чистым взглядом, в самом ли деле таят под видимой чистотою душевную грязь. Решение увидеть и узнать, как живет тихая женщина с золотыми волосами, крепло в его душе. Он должен узнать это, должен, должен. Он должен увидеть ее жизнь своими глазами, потому что другим поверить нельзя. Все другие лгали, Павел видел это; он видел, что врали не только словами, но и взглядом, и всем. Разве не лгала тетка, когда смотрела покрасневшими от слез глазами на деда? Разве она в самом деле любила его, да и способна ли она любить кого-нибудь, кроме себя? Не слышал Павлик, как называла она отца старым чертом и дуралеем? Не кричала она на кухне, что не скоро еще судьба ее от "обузы развяжет"? Нет, лгали все люди, даже Павлик начинал иногда лгать и находил, что делать это порой очень удобно. А разве не помнил он, что даже мама, его милая, единственная, добрая мама раз притворно заплакала, когда пришла к бабушке и узнала, что у скверной Глашеньки умер муж?.. Положим, мама лгала тогда из-за Павлика, она старалась за него, пыталась улучшить ему жизнь, но от этого разве ложь не оставалась ложью?
   Нет, необходимо было самому убедиться, как бы ни было это трудно, тогда уже можно было относиться к людям как заслуживали они.
   Обдумывает Павлик. Глаза его смотрят твердо и угрюмо. Выяснить будет трудно, но он не маленький, у него есть характер, он должен убедиться, и он узнает во что бы то ни стало.
   Прежде всего надо было устроить наблюдение за Антониной Эрастовной, -- как она живет. Где она живет, знал Павел; во флигеле дома дяди Евгения. Пробраться туда для разведки было нехитро: во-первых, рядом была школа, стало быть, всякому он мог объяснить, что направляется в училище, в котором ранее занимался; а затем самый флигель выходил окнами в сад, и дорога к нему шла лесом наблюдать было спокойно и легко.
   -- Я, мама, буду иногда ходить в школу! -- сказал Павел матери, когда решение в нем созрело.
   Конечно, ничего не имела против Елизавета Николаевна. В доме, старом дедовском доме, было столько хлопот, некогда было матери ходить за сыном.
   -- Ты только собак в лесу остерегайся, маленький! -- сказала она.
   Со стороны матери было улажено, тетка совсем не вмешивалась в жизнь Павлика, и теперь можно было, не возбуждая подозрений, надолго из дома уходить.
   Что наблюдать будет нелегко, Павел не сомневался. Он еще ни разу не видел и мужа Антонины Эрастовны; он знал только о нем, что он "земский", что ему часто приходится ездить по делам. В первое утро ничего не добился Павел. Он прошелся по лесу, походил у школы, потом осторожно пробрался к окнам флигеля Антонины Эрастовны; все было тихо, никто из дому не показывался, а заглядывать в окна было небезопасно.
   На следующий день, выйдя на разведку, он услышал доносившийся с улицы звон колокольчика. Что-то подтолкнуло его, он выбежал из ворот и увидел мчавшуюся на него пару, запряженную в крытую бричку. В ней сидел в черной накидке мужчина с седеющей рыжей бородой, в форменной фуражке с кокардой. Сидел и курил.
   И не фуражка, а почему-то именно борода остановила внимание Павлика. Он увидел еще, как кланялись проезжавшему по пути, снимая шапки, крестьяне, и почему-то решил, что что он тот, кого он отыскивал, то есть земский, муж Антонины Эрастовны. Стало ему одновременно и стыдно за него, и жалко его. Жалко за то, что у него борода была с седыми прядями, а стыдно оттого, что он ничего не знал и сидел в экипаже гордо и надменно, скрестив руки на груди.
   Можно было бы спросить у встречных, правда ли проехал что земский начальник, но уже по тому, что тарантас помчался по дороге к мельнице, догадался Павлик, что это он. Теперь следовало экипажу ехать по мосту и через плотину, и это был кружный путь; Павлику же надлежало бежать целиною, прямо лесом, переправиться по доске через речку и прямо забраться во фруктовый сад. Он мог успеть сделать это, мог прибежать к флигелю Антонины Эрастовны в две минуты, только надо было торопиться изо всех сил.
   И с замирающим сердцем бежал он по роще, меж запачканных галками лопухов; крапива жгла его, к костюму приставали репьи, а он все бежал и, точно, прибежал к саду первым. В его ухе звенел колокольчик приближающимся звоном; в кусты звук его доносился дробно и сдавленно. "Теперь-то можно будет увидеть его, посмотреть близко, какой он, а потом..."
   Оборвались мысли маленького Павлика: он увидел, как на крыльцо флигеля торопливо вышла та, кроткая и нежная, с золотыми волосами, которую звали "потаскушкой". Сердце в нем затихло; экипаж уже остановился в воротах. Что будет она теперь делать перед мужем, она, которая ездила с дядей Евгением, которая увязывалась за ним?
   И с изумлением, не веря глазам, смотрит Павлик. Вот бежит она к воротам, эта прекрасная, облитая солнцем, и полно радости и порозовело ее бледное лицо. Вот она улыбается этому человеку с рыжей бородой, она улыбается, она кладет на шею ему свои руки, она целует его. довольный и гордый, принимает ласки жены рыжебородый человек.
   Она идет рядом с ним, она несет в руках его портфель, ее лицо расцвело от счастья, ее печальные глаза сияют как огни.
   Совестно, тяжко становится на душе Павлика: А он-то думал! А он подсматривал! Он упрекал в чем-то мерзком эту чудесную женщину с золотыми волосами!
   "Ах ты, тетка, вот мерзкая тетка!" со стыдом и презрением к себе говорит он и, как побитый, тихо плетется по кустам к себе.

70

   Теперь уже было бессмысленно наблюдать далее: он видел своими глазами все.
   Да, вот какова была мерзость людей. Они пали на эту прекрасную женщину, они вооружили против нее даже Павлика, который от нее, от этой золотоволосой, видел только ласку и печальный привет. Но недаром же природа давала прекрасным людям прекрасное лицо. Такие глаза лгать не могли, и если что Павел видел нехорошее, все исходило от дяди Евгения, вовсе не от нее. Вот у тетки лицо скверное, с крошечными мышиными глазками, и душа у нее скверная. У мамы лицо прекрасное и печальное, и такая же печально-красивая у нее душа. А тетка безобразна со своей жирной шеей и трясущимися боками; она налгала так постыдно, что трудно было простить ее.
   Противно было Павлику думать о тетке Анфисе; самое имя ее казалось ему противным и даже вещи ее, выставленные на крыльце. Он видит ее башмаки, сморщенные и кривые, и, проходя мимо, швыряет их с крыльца в крапиву. "Вот тебе за нее!" -- говорит он. Проходит садом мимо теткиного колодца и плюет в колодец, хотя он и не одной тетке принадлежит; идет мимо окна ее спальной и в бешенстве ударяет палкой в ее стекло. "Вот тебе за нее, тетка! Вот тебе за вранье!"
   Жалобно звенит стекло, за окном раздаются визги, а Павлик уж в своем саду. Его не заметили, и он смеется. Хорошо, что хоть немного он тетку за сплетни наказал.
   Через два дня он слышит на улице знакомый колокольчик. Та же крытая бричка несется с плотины, и в бричке сидит знакомый гордый человек с рыжей бородой. Руки его по-прежнему спокойно скрещены на груди.
   Павлик кивает ему головой с благоволением. Да, да, мы знакомы; этим приветом он к тому же и просит извинения у почтенного рыжебородого человека, жену которого оскорбил подозрением. Но не смотрит по сторонам важный земский начальник, напрасно перед ним ломают шапки встречные мужики, а маленького Павлика он уж конечно не заметил.
   Вечереет, гаснут ласковые дали июльского лета, в чистом воздухе, еще не возмущенном появлением с полей стада, трепетно замирают перезвоны колокольчика. Он уезжает, этот гордый человек. Павлик попросил у него прощения за наветы; но стоит тяжестью на душе главная вина: перед той, у которой глаза печальные и кроткие, которую он по вине тетки так кровно оскорбил. Если б пробраться теперь к ее дому и тихонечко в дверь ее постучать и сказать: "Прости меня, я напрасно тебя обидел"; даже не постучать, зачем ее беспокоить? А только бы к окнам подойти и, прильнув к ним, тихонько шепнуть два слова: "Прости меня". "Прости меня, прости меня, шептать долго-долго, ты хорошая, ты славная, тебя обидели поди, ты с золотыми волосами. Прости меня, что я не поверил тебе, когда лицо у тебя такое красивое"... Вот бы и это прошептать ей и шептать так, чтобы она совсем не услышала. Этого совсем ей не надо слышать, надо только перед собой оправдаться, перед своей душой.
   Тихо и осторожно пробирается Павлик по саду. Вот уж и окна флигеля, и они красны, ибо солнце, прощаясь, украсило их. Само солнце захотело проститься и, точно прощающиеся перед отходом ко сну, стоят подле окон еще ясные, нежелтеющие сирени. Вот бы теперь и приникнуть к стеклам и шепнуть в дом тихонько: "Прости меня"... И отстраняется Павлик, и лицо его расцветает непугливой улыбкой. Сама она выходит из дома, она с ласково-тревожными приопущенными глазами, ее волосы заплетены в косу и закручены на голове, как корона; она в белом, совсем прозрачном платье, похожем на облако; она идет -- и в руках ее полотенце, она идет к купальне, там она разденется и погрузится в воду, и Павлик теперь уже может себе приблизительно представить, какая она, но от этого она не делается менее прекрасной.
   "Выйти и сказать ей: о. прости, прости меня"... Но не смеет он показаться, -- слишком она прекрасна, и слишком он виноват перед ней. Он только шепчет тихонечко, сидя в ветвях сирени: "Прости меня, прости меня"... И она, точно поняв призыв его, оборачивает назад, к аллее, к дому, свое печальное, стыдящееся, позолоченное лицо. А Павлику легко. Он попросил у нее прощения, и она простила его. Она идет дальше, она входит в купальню, закрывается косенькая дверца, и теперь можно тихонько уйти, но вот поспешные шаги раздаются по аллее, слышно тихое пение, слышен грубый кашель, и вот дядя Евгений выходит из дома; выходит -- и осмотрелся, и свистнул, и быстро идет по той же аллее к речке, и свершается неслыханное, необычайное, мерзкое, отчего слабо охнувший Павлик пригибается к земле: осмотревшись перед дверью купальни, дядя Евгений быстро стучит в нее, и вот неслышно растворяется узенькая дверка и скрывает за собою его.
   "Да нет же, нет, этого быть не может! Померкшие глаза Павлика часто мигают, по вискам его катятся точно две слезинки. Этого совсем не может быть: она так кротко улыбалась, и волосы у нее золотые, и сияние было от них". Он все сидит в кустах на земле, около него трется, мурлыча, голодная кошка, окруженная котятами, и выгибает спину. Павлик смотрит на кошку. Мурлыча, она ложится на бок, а пестрые слепые котята набрасываются на нее и. давя друг друга, тыкаются мордами в ее иссохший, покрытый бугорками живот. Павлик все смотрит на кошку, ничего не понимая.... А вот в летнем сумраке притаенно взвизгнула дверь купальни. Вот она приоткрывается. Усатое, как у кота, лицо дяди Евгения показывается в щели. Осмотревшись, он осторожно выходит на мостик, делает несколько быстрых шагов вперед и при этом тоже мурлычет, как кошка; потом возвращается по дороге к купальне, и идет уже спокойно и непринужденно, точно прогуливаясь по лесу, насвистывая марш. А из двери показывается золотое прекрасное лицо со стыдящимися глазами.
   И они оба, словно случайно встретившись, невинно идут по аллее к дому мимо изумленного, уничтоженного Павлика, мимо невозмутимо мурлычущей кошки и ее слепых котят.
   Вот все, что вспомнилось Павлику в быстрых днях того лета. В сере дине августа они выехали в город, и началась новая, уже гимназическая, жизнь.
  
  

КНИГА ВТОРАЯ
ОТРОЧЕСТВО

1

   Снова город, те же осененные туманом, гордые, равнодушные, высоко взнесенные главы церквей, те же каланчи, дворцы богачей к утлые хижины, но не то уже сердце.
   Нерадостно оно и доверчивым быть перестало. Воздух такой же нежный и тихий, но не тихо и вовсе не нежно на душе.
   "Как живут люди, как неверно", -- думает Павлик. Почему это он с десяти лет должен жить отдельно от мамы? Почему все живут своими семьями, а он должен быть заперт в казенном пансионе? Почешу у тети Фимы муж богатый и они живут в блестящем доме, а он, Павлик, и мама в заброшенной оранжерее у злобной тетки? Да, все устроено неверно; обманывает и этот город, такой прекрасный в отдалении, такой чистый, вызолоченный солнцем. Уже не пленяет сердца простор равнины, и не кажется город, как прежде, невинным и милым. Будет трудно и горько, чувствуется что; будет многое жуткое, и начнется скоро, всего через два дня, как уедет мама, и он останется один в чужом городе, в этом каменном и гулком гимназическом пансионе.
   Если бы можно было, надо бы ехать назад. Но куда уйти от него, от города, где скрыться? Снова в деревню? Но там столько увидено темного. Вот если бы можно было убежать куда-нибудь вместе с мамой совсем прочь от людей, в бескрайнюю американскую прерию, и там выстроить дом на неприступной скале, завести стада мустангов, обрабатывать среди мирных племен Орлиного Глаза землю, и жить только с ней, с этой, с печальными глазами, -- только вдвоем.
   А тарантас все едет, все приближается к городу, и такой же, как раньше, вечер, безветренный и ровный, и столь же громадное солнце спускается над лесами за городом на фабричные трубы. Вот, как раненый зверь, взревела паром труба. Точно нож воткнули в спину чудовища, и чудовище издало рыкание, потрясая холмы.
   -- Мама, мама, да уедем от людей навсегда.
   Вскидывает голову задумавшаяся, утомленная мама.
   -- Что ты, маленький мой?
   Смотрит Павлик в эти глаза беспенные, окруженные синевою болезни.
   -- Нет, ничего, милая мамочка, это я так.
   Неодобрительно и сурово покачивает головой сидящий на козлах рядом с ямщиком старый повар Александр. "Придумали зачем-то учение... Вот невидаль -- точно не жили"... Александра тоже взяли с собою в город на эти дни. Он побудет с Павликом и потом довезет маму обратно. Так спокойнее было. Так Павлик хотел.
   Осторожно ступают по красной песчаной дороге копыта лошадей. Скрипят под колесами гальки. Снова ревет труба. Но не слышит мама. Крепко охватила она острые плечи своего единственного захватила и не пускает. "И все же покинуть его должна: должна уехать".
   Ямщик слез с козел, подвязывает колокольчик. Значит, они в предместье. Да, они уже во власти города, город возьмет его, маленького, нервного, черноглазого, и запрет в казенной клетке. Так указано кем-то, так быть должно. С десяти лет он должен жить один.
   Отчего это в жизни бывает так?
   Проплывают мимо маленькие косые домики форштадта; красивые издали, дома стали некрасивыми вблизи, они бедны и наги со своими проржавленными крышами, которые нужно сменить...
   Даже закрывает глаза Павел, до того все это известно и неприятно; но он сейчас же поднимает голову, потому что вокруг тарантаса свистят и улюлюкают мальчишки, а тарантас въехал в толпу.
   -- Проезжайте, поезжайте скорее! -- каким-то особенным отревоженным голосом говорит ямщику Елизавета Николаевна, а Павлик, открывший глаза на шумы, видит, как по улице, к заросшему подорожником двору, к старой церкви, под гомон и улюлюканье бегут двое, мужик и баба, и баба совсем почти голая, в одной рубашке, с развитой косою, и достигает ее бородатый мужчина и с ругательствами бьет ее палкой по спине, плюясь и рыча. Свистят и празднуют мальчишки, гомонят что-то, чего никак не понять
   -- Мама, да что это?.. -- побледнев, кричит Павлик. -- Зачем он ее бьет, за что мучает?.. -- А баба упала в серых кустах сирени близ церковного входа, и мужик бьет ее сапогами в живот, и все гогочут, одобряя расправу.
   Остановился тарантас, в толпе не проехать, остановились лошади, ямщик смотрит с интересом, крутя головой.
   -- Да что же это, что, мама? -- снова спрашивает Павлик. -- Почему ты не отвечаешь?.. -- Он заглядывает в побуревшее лицо матери, видит на козлах с презрением плюющего Александра и стихает. Не понимает он всего, а глаза сделались злыми. Сторожко замерло словно озлившееся, отяжелевшее сердце.
   -- Вот он бьет, а все смеются и одобряют. Да еще у церкви бьет, -- беззвучно шепчет он, уже не ожидая ответа. И особенно разительным кажется ему то, что бьют женщину в церковной ограде; она прибежала, как видно, к богу для защиты, а вот н оконце блеснуло седенькое длинноволосое бородатое лицо, мелькнуло и скрылось, и сморщенная рука спешно прикрыла раму, а женщину бьют подле самых ступеней алтаря, подле кроткого бога, стоящего с крестом в вызолоченной раме над дверью. Павлик хорошо помнит историю: это Иисус, пророк, кроткий друг детей и женщин, так охотно и часто призывавший их к себе... Зачем же так злы люди? Ведь они -- христиане! Зачем они идут против воли своего бога и бьют плачущую женщину, которая не в силах подняться? Беспомощно осматривается Павел по сторонам, схватив бледные руки матери, и вот слышит колючее сипение, похожее на бой старых, проржавевших часов:
   -- Подбавь еще! Поделом ей, шлюхе... -- Александр сидит на козлах с багровыми взмокшими ушами. Катай ее, так!
   "Как поделом? За что?" А к бабе, отделившись от толпы, подходит колючий, растерзанный старик с лицом подвижника, и под прежний свист и гомон выливает на женщину ведро помоев.
   -- Поезжайте же, поезжайте! -- кричит Елизавета Николаевна ямщику. Острая спина кучера колышется на козлах, ворчит и плюется седой Александр.
   "Что это за вещь, которая так заставляет мужиков с бабами драться?" -- беспомощно думает Павлик.

2

   Та же гостиница, словно тот же сонный озлобленный швейцар, та же ржавая вывеска: "Номера для приезжающих и биллиарды". Даже словно тот же человек в белом стоял у входа в полутемном коридоре, и точно та же самая салфетки была зажата под мышкой его.
   -- Номерок спокойственный и окнами на юг! -- точно сказали его потрескавшиеся губы.
   Опечаленно и притаенно улыбнулся Павлик. "Эта грязь, бедность и скупая злоба жизни. Вот ему еще одиннадцати не исполнилось, а как много он видел уже, как жизнь шла вокруг неверно и тупо. И в деревне, где он жил, и в городе, где теперь будет, везде люди были злые, и жили криво и злобно, грязно и непонятно.
   Номер заняли другой, а горничная оказалась та же печальная женщина, у которой была девочка с кривыми ногами.
   Не заехала к родным мама. Устала она, и волновалась, и печалилась; сказала: "Завтра поеду с визитами, а сегодня отдых".
   Устроились, стали обедать. Угрюмо чавкал, обсасывая бараньи кости, повар Александр. Гремела наверху унылая простуженная музыка. Избегала мама смотреть на Павлика, и все же, подняв внезапно взгляд, примечал он на себе пытливые отсветы ее опечаленных глаз.
   -- Что ты, мамочка?
   -- Гимназистик ты мой маленький, гимназистик милый! -- со странным дрожанием в голосе проговорила Елизавета Николаевна и отошла к окну. Поправляла там занавески, смотрела на улицу, хотя никого на ней не было. Не подходил к матери Павел; в тайном и робком смущении смотрел он с дивана, как надвигался на улицу сумрак, как падала ночь.
   И опять, как раньше, заснули они под музыку "Коль славен" и долго шептали, обнявшись, обливаясь слезами.
   "И все оттого, что денег у мамы но было! Все от денег!" -- уныло твердил себе Павлик. Правда, у него было теперь от бабушки триста двадцать рублен, но не хотела жить на эти деньги мама. Печально и жалобно улыбалось ее лицо, когда Павлик это ей предлагал.
   Прошла ночь, поднялось пасмурное утро, а с утром мама исчезла. Пошла в гимназию по делам.
   Павел остался в обществе горничной, убиравшей постели.
   -- И давно уже вы сироты? -- спросила она между другим раз говором.
   Побледнел Павлик.
   -- Мы вовсе не сироты, и я не люблю, когда меня так называют! -- Глаза его сделались злыми. -- Вот у дочери твоей кривые ноги я за это тебе ничего не говорю; а ты не называй меня сиротою.
   Елизавета Николаевна пришла в гостиницу как будто веселая.
   -- Можешь ты себе представить, маленький, -- сказала она, -- вместе с тобою будет держать экзамен и Стасик.
   Удивился Павел.
   -- И Стасик? Когда же?
   -- Сегодня в три: вам будет вдвоем веселее.
   Павлик смолчал. Какое тут веселье? Выло ему все равно.
   Пообедав, Павлик оделся в серую, совсем будто гимназическую пару, и они поехали с мамой на экзамен. Извозчик вез их какими-то кривыми улицами, где пахло рыбой и уксусом; потом выбрались на толкучку; заревели на площади верблюды, и Павлик схватился за платье матери, хотя и был в форменном платье.
   Два киргиза, сидевшие на горбатых спинах верблюдов, проколыхались мимо Павлика с угрюмыми, грязными, морщинистыми лицами. Верблюды тоже были грязны, на боках их висела клочьями свалявшаяся шерсть, а ребра были голы, обтянутые сухой, серой, местами протертой кожей. Но не что приковало внимание Павла: нос каждого верблюда был проткнут короткой палкой, а к концам ее были привязаны поводья.
   -- Зачем они носы верблюдам проткнули? -- закричал Павлик и погрозил киргизам кулаками.
   -- Чтобы править ими, маленький, -- апатично ответила мать.
   -- Но ведь им же больно? Им больно было?
   -- Должно быть... -- Мама смотрела в сторону и, видимо, думала не о том.
   Извозчичьи дрожки свернули к чахлому садику, посреди которого стояла беседка с круглым куполом. Вокруг беседки орали и дрались гимназисты. Курносая женщина с малиновыми щеками сидела с большим гимназистом у запыленной сирени, с папиросой в зубах.
   -- Ко второму подъезду, с улицы, -- сказала извозчику Елизавета Николаевна и поглядела на часы. -- Без четверти три, мы вовремя; должно быть, и Стасик уж здесь.

3

   Гимназия была старая, желтая, облезлая; во входной исцарапанной двери ее было разбито стекло. Унылая паршивая кошка на ступенях крыльца щурилась на собаку, выгнув спину дутой. Потом кошка фыркнула так, что собака вскочила, а кошка цепко вскинулась на водосточную трубу, потом мгновенно перепрыгнула на карниз подоконника и уселась равнодушно, умывая усы.
   -- Погибели на вас нету, -- все-то деретесь, -- сказал кошке и собаке седенький старичок с медалями и поскреб лысину костяными руками. Волосы на четырехугольном черепе его веяли, как ковыль.
   -- Пожалуйте, барыня, -- ишь, новенького привезли!
   Вошли в длинный коридор, по бокам которого зияли двери. Пахло сухими чернилами, мышами и бумагой. Рябой добродушный человек в черном вышел из одной двери и радушно улыбнулся.
   -- Это Терентий Яковлевич, письмоводитель гимназии, поздоровайся, -- негромко сказала Павлику мать.
   -- Здравствуйте, здравствуйте, -- проговорил Терентий Яковлевич и нагнулся к Павлу. Глаза у него были кроткие, невинные, заметно пахло от него вином, сизый нос точно мотался из стороны в сторону, когда он говорил.
   -- Не знаете ли, Терентий Яковлевич, приехала сюда Евфимия Павловна? -- спросила Павликова мама.
   -- Как же, как же, кушают у директора чаи.
   Лицо мамы заметно двинулось, а Павлик побледнел, ощутив в сердце разом нерасположенность и к директору, и к милой тете Фиме. "Вот пьет чай, она богатая, а моей маме надо дожидаться в коридоре", мелькнуло в уме. Положительно необходимо было быть богатым: только богатым и можно жить.
   И Павлик крепко пошарил в кармане куртки: там лежало четыре рубля семьдесят копеек. Нет, он их никогда не истратит: надо для мамы копить.
   По-видимому, и Терентий Яковлевич испытывал некоторое смущение. Что было делать ему с гостями, пока у директора пили чай? Он покашлял, попытался говорить о деревне, ничего из этого не вышло, и в искреннем огорчении забарабанили пальцы его по столу. Ногти были плоские, противно обкусанные, на одном пальце блестело узкое, как веревочка, стертое обручальное кольцо.
   -- Может быть, вы тоже пройдете к директору, Елизавета Николаевна? -- сказал, наконец, письмоводитель.
   -- Нет, благодарю вас! -- Побледнел при этих ее словах Павлик. -- Пожалуйста, не беспокойтесь, я здесь посижу.
   Терентий Яковлевич еще покашлял, потом пошел в свою канцелярию. В раскрытые двери было видно, как он сначала шелестел бумагами, а затем, отойдя к книжному шкапу и бегло осмотревшись, быстро глотнул из бутылки, снова запрятав ее в дела.
   -- Эх-хо-хо, ножки мои и жилочки! -- сказал при этом он.
   Елизавета Николаевна ждала долго, и около нее ждал угрюмый Павлик. Наконец за директорской дверью послышались голоса, широко открылись половинки дверей, и в коридор вышел, сверкая синими очками, директор гимназии. Его Павлик сейчас же узнал, хотя видел всего раз, весною, перед отъездом в деревню. Вместе с ним вышла полная, радушно улыбавшаяся дама с флюсом и с нею напомаженный Стасик и тетя Фима. Директор сейчас же подошел к матери Павлика и поздоровался вежливо, без улыбки, не сказав ни слова.
   -- Отчего же вы мне не доложили об их приезде, Терентии Яковлевич? -- обратился он к письмоводителю, который закашлял.
   Не ожидая ответа, он представил Елизавету Николаевну своей супруге и предложил всем зайти в квартиру.
   -- А этим временем я проведу к испытаниям молодых спартанцев, -- сказал директор, опять не улыбаясь, но не сердито и не грубо. Одной рукой он взял за шиворот Павлика, другою -- Стася и повел их, вернее, понес, как котят, вверх по лестнице. Не посмел Павлик обернуться на оставшуюся внизу маму. Затаив дыхание, шел он по коридору, стараясь равняться с директорскими ногами. Кривой нос директора два раза склонился к нему, точно собираясь клюнуть, тяжелая рука лежала на Павликовом воротнике. На подоконнике, на площадке второго этажа, в уголке, заметил Павел медный колокольчик. Директор высвободил руку, провел пальцем по раме, оставив на стекле полосу, покачал головою, хотел обтереть палец сначала о себя, потом о спину Павлика, не отер, и подвел детей к просторной комнате во втором этаже.
   -- Вот вам и экзамены, -- угрюмо буркнул он.
   Блистала широкая дверь стеклянными квадратами. В комнате было очень светло от зеркал, икон и портретов генералов. За зеленым столом сидел священник законоучитель и еще несколько человек в вицмундирах.
   -- Уважаемые, вот еще новички, в первый класс оба, -- проговорил директор и, слегка толкнув обоих мальчиков в спины, сейчас же вышел.
   Седой беззубый батюшка начал причесываться громадной щеткой и уныло вытянул шею с синими жилами.
   -- Подходите, мальцы, определим ваши познания, -- вздыхающим голосом сказал он. Экзаменаторы двинулись, словно зашипели.
   Помутнело и потемнело в глазах Павлика.

4

   Мало помнит он, как и в чем их со Стасем экзаменовали.
   Сначала батюшка заставил их прочесть подходящие случаю молитвы и остался обоими доволен. Потом оба мальчика что-то писали, решали и высчитывали; затем над раскрасневшимся Павликом склонилось старое, морщинистое, угрюмое лицо с острыми клиньями зубов. Как клочья седой выцветшей шерсти висела у шеи борода.
   -- Третья часть шестидесяти сколько? -- спросил учитель.
   Растерянный Павлик не знал и мигал глазами от смущения.
   -- Не двадцать ли? -- осведомился преподаватель, страшно щуря глаза.
   -- Да, двадцать, -- согласился Павлик извиняющимся голосом.
   Еще прошло сколько-то времени. В дымном тумане колыхались перед Павликом лбы, щеки и носы учителей.
   -- Я видел Мишу, -- сказал еще кто-то хитрым, беззубым голосом. -- А если употребить частицу "не", как сказать": я не видел?..
   -- Я не видел Мишу, -- очень спокойно ответил Павел, а учитель покачал головой.
   -- Вот и соврал, неверно: я не видел Миши... -- подстерег его злой, смеющийся голосок.
   Павлик обиделся: как это "соврал"? Он никогда не врал; он не знал или ошибся, но он не врет.
   Снова заговорил священник.
   -- Какая была при Моисее самая суровая кара египтянам?
   Стасик замялся и задергал губами; Павлик же знал историю хорошо и поспешил ответить:
   -- Самая суровая кара -- истребление первенцов!
   Законоучитель укоризненно покачал головой.
   -- Не первенцов, а первенцев, не истребление, а умерщвление, и не кара, а кара: кора бывает только на дереве, -- недовольно проговорил он.
   На глазах у Павлика выступили слезы: он сказал верно, а столько ошибок. Но в этот момент появилась в комнате фигура директора, и все преподаватели снова встали.
   -- Несомненно, оба выдержали удовлетворительно? -- веско спросил он учителей, блеснув синими стеклами. -- Я знаю, они подготовлены хорошо, и один сын Петра Алексеевича, а другого губернатор помещает на свой счет в пансион.
   -- Да, подготовлены весьма удовлетворительно, -- ответил за всех законоучитель и вновь начал причесываться.
   -- Теперь идите к матерям и объявите радостное известие, -- сказал директор и вновь удалился, сутулый, строгий, неулыбающийся, пугающий очками.
   В коридоре внизу дожидались сыновей Елизавета Николаевна и тетя Фима.
   -- Мама, мама! Мы оба выдержали! -- закричал Павлик, бросаясь к матери.
   И сейчас же за его спиною прогудел негромкий и несердитый, но безмерно устрашающий голос:
   -- В гимназии кричать нельзя.
   Обернулся в трепете Павел: за его спиною стояло неулыбающееся лицо вездесущего директора.
   Кратко поздравив матерей с принятием их сыновей в гимназию, он поклонился и прошел к себе.
   -- А завтра и в пансион, -- сказал Елизавете Николаевне Терентий Яковлевич. -- Распоряжение уж сделано -- ох, ножки мои и жилочки -- все в порядке.
   Поблагодарили. Счастливо улыбаясь, вывела мама Павлика из двери. Ослепительное солнце сверкнуло и обожгло. Как сумрачно было в гимназии!
   -- Это вот дай швейцару, -- шепнула Павлу мать.
   Павлик принял от нее рубль, подошел к швейцару и сказал вежливо:
   -- А это, пожалуйста, вы возьмите от мамы.
   Чтобы вышло лучше, передавая деньги, он крепко пожал солдату руку.
   И тетя Фима и Стасик рассмеялись.
   -- Так не делают! -- сказал Павлу Стасик. -- Швейцарам руку не подают.
   -- Сегодня вечером к нам обедать, черноглазенький, -- сказала тетя Фима, усаживаясь со Стасем в красивую пролетку.
   Они быстро покатили по улицам, а Павлик с мамой пошли пешком. Опять в голове пронеслась мысль: "Зачем это -- одни богатые, а у других нет денег?"

5

   Павлик сидел на диване в номере и смотрел на мамины часы. Было половина пятого; через полчаса следовало идти в пансион, а вечером мама совсем уедет, в деревню, до Рождества. Бледная сидела мама. Осенний дождь хлестал в окно. Может быть, оттого, что было сумрачно, не пыталась мама сдерживать своей боли и грусти, своих горьких слез. И раньше она оставляла Павлика, но оставляла у родных, а теперь -- пансион. Теперь этот маленький, тоненький, как тростиночка, будет жить среди чужих, в холодном казенном доме.
   Старался быть мужчиною Павел. Именно то, что мама плакала, побуждало его быть твердым. Ведь еще раньше сказал он ей в утешение словами любимой книги: "Не навек же мы расстаемся, дорогая!" А теперь ему почти одиннадцать, он гимназист. Разве этакому можно плакать? Он должен свою маму, эту единую у него, единственную мамочку от всех бед охранять. Он мужчина.
   И подошел мужчина и в желании успокоить мать погладил ее волосы своей смуглой ручкой. Он думал, совсем успокоится мама, но раздался из груди ее от этого прикосновения крик, точно сердце вдруг иглой пронзили.
   -- О-о-о! -- крикнула мама во весь голос, и Павел в страхе отшатнулся.
   -- За что же, за что же?.. -- шептала она беспомощно, перемежая стоны кашлем, а Павлик, не зная, что делать, бегал по номеру с бутылочкой молока, искал воды в графине.
   Уже разбилась в углу молочная бутылочка и лежал на полу треснутым наконец нашедшийся стакан, как начала мама смеяться, с плачущими глазами, а потом разом стихла, лицо ее стало ровным.
   -- Милый, маленький голубенок мой!
   Попытался спросить ее Павлик: "Зачем ты смеешься?" -- и остановила его мама:
   -- Не говори, будем молчать.
   Она взяла его руку и спрятала ее у себя на груди, под сердцем, и некоторое время они оба сидели так, молча; потом стала Елизавета Николаевна дышать на эту маленькую смуглую руку, покрывая поцелуями ее.
   Старый повар Александр вошел в комнату. Пушистая борода его подмокла. Лицо было острое, как топор.
   -- Пора отправляться, -- сурово сказал он и выстрелил глазами.
   То, что вошел чужой -- все-таки чужой, хотя и давно ведомый, -- пришибло в сердце горечь. Стыдно было при нем очень волноваться, притом были у него такие строгие сверкающие глаза.
   -- Ведь я с Александром пойду в пансион, мамочка? -- спросил Павел. -- Он меня доведет, уж половина шестого, и дождик; а самой тебе нельзя.
   -- Нет, и я, я тоже пойду, тоже! -- вновь заговорила Елизавета Николаевна и растерянно поднялась. Руки ее дрожали, перечеркнулся лоб складкой боли, но она взглянула в лицо Александра и смолкла.
   -- Будете кашлять, простудитесь и умрете, -- кратко и выразительно сказал древний повар. В груди его что-то угрожающе прошипело.
   Подчинилась мама. Отошла к окну, стала собирать коробочки и узелки с пирожками.
   -- Мама, пора же, я опоздаю! -- сказал еще Павлик.
   -- Да, иди.
   Губы ее шептали беззвучно, руки не выпускали его. Пальцы были бескровны и дрожали. Смотрел Павел на эти пальцы. Совсем как льдинки были они.
   -- Закутай его хорошенько шалью. Очень холодно, Александр!
   На груди Павла блеснули форменные гимназические пуговицы пальто. Сегодня утром они были в пансионе, представлялись воспитателю, и теперь Павлик был уже во всем казенном. Родное платьице его уложила, как святыню, мама в свой чемодан.
   Когда надел Павел фуражку с веточками, фуражку настоящего гимназиста, -- еще более почувствовал он себя взрослым и даже почему-то чужим.
   -- Так до свидания, милая мамочка, я буду тебе писать...
   Мать стояла перед ним окаменевшая и все не сводила с него взгляда.
   -- Э-э! -- грубо прокричал Александр. Борода его теперь ощетинилась, точно стала дыбом. -- Сами же придумали это ученье -- чего тут... того...
   -- Ну, идите... -- чуть слышно сказала мать.
   Как раз в это время в окно забили мутные струи, и Павлик воспользовался шумом, чтобы уйти.
   За ним по коридору гостиницы шел с пакетами, свертками и шалью седобородый Александр.
   Они дошли уже до выходной двери, как за ними раздался едва слышный, улетающий шепот:
   -- Шалью... шалью его укрой, Александр!
   Еще что-то шепнула или сказала она, но вместо звука послышался быстрый, неровный шелест удалявшегося платья. Спеша Павлик пошел по лестнице вниз.

6

   У подъезда, садясь на извозчика, он невольно, точно притягиваемый необоримой силой, глянул в окно. Белое, чужое лицо глядело на него через мутные стекла широко раскрытыми, немигавшими, остановившимися глазами. Неужели это мама смотрела?
   -- Э-э! -- еще раз досадливо просипел древний повар и укутал Павлика шалью.
   Извозчик задергал лошадь, задвигал плечами; ехали кривыми улицами, полными луж.
   -- Тоже помещики!.. -- услышал над собою Павлик голос Александра. -- Родных дитюв по городам рассылают.
   И на всю улицу раздался плачущий голос Павлика-
   -- Нет, ты маму не ругай! Она очень добрая, а ты -- дурак!
   Оглянулся даже извозчик желтыми любопытными глазами; губы Александра сердито зашлепали; задвигав бровями, он накинулся на извозчика:
   -- Поезжай скорей, чего уставился! Возьми мерина под жабры.
   -- Какого мерина? -- раздвинув концы шали, спросил Павлик.
   Александр не отвечал. Чтобы не сердить старика ведь был он теперь из своих единственный, -- Павел совсем прикрыл голову шалью и только посматривал в дырочку: не сердятся ли они? Но те уже беседовали мирно. Александр, видимо, рассказывал извозчику про Павликова отца: "Вот роздали мужикам имение, а сами впустую... В Москве померши, и жить стало нечем"... Как ни хотелось Павлику вступиться за отца, он не решился вмешаться. И извозчик и повар оба неодобрительно качали головами. Злой, промокший городовой угрюмо жевал баранку на площади. С носа, со щек и усов его текло, палец у него был кривой и черный, как гвоздь.
   Лошадь еле трюхала по улике, прядая ушами, точно топталась на месте; забыв про нее, извозчик продолжал беседу с поваром. В дыру шали видна была Павлику намокшая белая борода Александра, теперь свисшая петушиным хвостом, да чудовищная шапка, нахлобученная на старые, сморщенные, волосатые уши. Насколько можно было понять, и тот и другой бранили ученье.
   -- А маменька теперь, наверно, плачутся! -- некстати сказал Александр, вдруг вспомнив о Павлике.
   Павел вздрогнул, чуть было не заревел на всю улицу, но извозчик вдруг выступил с кратким сообщением:
   -- А вот и пильцион!
   Лошадь стояла перед облезлым старым двухэтажным зданием, неодобрительно махая хвостом. Павлик все сидел на дрожках. Сердце ею замерло. Сходить не хотелось.
   Угрюмое лицо седого провожатого склонилось над ним.
   -- Ну, вставайте, -- проговорил он озлобленно и, стаскивая Павлика с экипажа, проворчал в жестоком негодовании: -- Пильцион да пильцион только и свету в окошке!
   -- А я все-таки не хочу сюда, Александр! -- шепнул Павел, остановившись на ступеньках. Сердце его билось, как пойманный голубь крыльями. -- Убежим, Александр, а? Еще можно убежать!
   Но Александр безнадежно махнул рукой и со злобой рванул дверь за скобку. Вся она загудела какими-то железками, и наверху еще что-то захлюпало, затряслось и зажиблилось:
   -- Дрр... дрр... дрр!..
   Еле переставляя ноги, шел Павлик по скользким плитам каменной лестницы. В прихожей, у окна, на табурете, сидел черноволосый швейцар. Он уже видел Павлика, когда тот приходил с матерью утром, и теперь улыбнулся. Помня наставление матери, Павел первым делом подал ему новенький, им самим ярко вычищенный рубль.
   -- Это нам мама передать велела! -- сказал он швейцару. Он хотел и этому пожать руку, но вспомнил совет Стасика и воздержался.
   Швейцар повел его в раздевальную комнату, увешанную гимназическими пальто.
   -- Ваша клетка вот здесь будет! -- объяснил он, и Павлик поразился слову "клетка". Оказалось, что клетка была принадлежностью каждого пансионера. -- Для пальто у вас вот место, а калошев вот! указывал любезный швейцар.
   И над крючком для пальто, и над местом для галош были уже приклеены бумажки с фамилией Павлика.

7

   Раздевшись, он вышел опять в коридор и оглянулся. Сердце его сжалось и застыло. В углу, у окна, с пирожками в руках, одиноко и сконфуженно стоял повар Александр. В нем было единственное, что казалось своим; все остальное; высокие лестницы, желтые стены, громадные окна, воспитательские зонтики, пальто все казалось страшным и чужим.
   -- Ты что, Александр? -- Павел подошел к нему.
   Вместо ответа он подал серый пакет с пирожками.
   -- Ведь у вас есть свой сундучок! -- сказал Павлику швейцар. Туда и заприте. Пойдемте, я покажу.
   -- Ну, прощай! -- тихо шепнул Павел старому повару и пошел.
   Тот не двинулся.
   Швейцар ввел Павлика в свою комнату, где подле его кровати, у стены, была целая гора сундуков, сундучков и сундучочков. На больших стояли средние, на средних маленькие, на тех самые крохотные, и около замков однообразно белели бумажки с надписями; "Иванов 2-й", "Пищалкин", "Попов-", "Голенкин 1-й". "Сидорчук"...
   Отыскав свой сундучок, в котором лежали карандаши, конверты и ящик с красками, Павел быстро сунул туда пирожки и запер замочком из медных бляшек. В комнате швейцара было темно и жутко.
   -- Теперь явитесь к воспитателю, -- сказал ему швейцар. -- Сначала идите прямо, налево вторая комната.
   Еле передвигая ноги, побрел Павлик по бесконечно длинному коридору, освещенному лампами, привешенными к потолку. Огромные белые абажуры казались над ними зонтиками; кое-где лампы чалили, пахло керосином. По дороге попалось ему несколько гимназистов, шедших парами; одни смеялись и не взглянули на нею, другие, поменьше, осматривали его с любопытством и шептались:
   -- Новенький! Новенький!
   Отсчитав вторую налево комнату, он вошел в нее и сначала в ней никого не заметил. Были в ней только скамья, два стула и какие-то растения у окна. У самой двери, за печью, сидел за столом желтолицый худощавый человек в вицмундире и писал. Павел поклонился, как сумел, и подал воспитателю записку матери. Искоса он поглядел на Павлика и сказал несердито:
   -- Новенький, а опаздываешь. Это нехорошо. -- Подойдя к двери, он крикнул: -- Лаврентий!
   Тучный, пожилой и бритый великан с белой колючей щетиной на подбородке появился в дверях Нос у него был круглый, малиновый, и походил на свеклу; глаза и брови блестящие и черные. На конце носа сверкали очки.
   -- Вот, Лаврентий, новичок из первого. Укажите ему все, до завтра остригите.
   И снова склонился к столу, к бумагам.
   -- Ну, пойдем, -- грубовато-добродушно сказал Павлу дядька. -- Сейчас покажу парту, потом кровать... все по порядку. Тебя как звать-то? Павел? Ну, Павел так Павел. Павел царством правил. Не будешь шалить, все будет хорошо. Будут бить спуску не давай. А завтра я тебя в ножницы. И обкорнаем Все по порядку.
   Почему-то больше всего напугало Павлика выражение "в ножницы". Он помнил из рассказов Александра, как брали на Балканах "в штыки", и угроза "в ножницы" его ошеломила.
   Под влиянием ее он даже не обратил внимания на предупреждение дядьки, что будут бить.
   -- Вот это твое место, -- проговорил солдат, введя его в "занимательную" комнату, где в два ряда тянулись ученические парты.
   Парты эти были составлены в кучки по нескольку -- по четыре, по шесть; каждый класс имел свой собственный уголок.
   -- Твой сосед будет Кучурин. Кучурин, поди сюда!
   Подошел маленький, вихрастый, за ним подбежало еще несколько. Все уставились на Павла, раздавая в то же время друг другу шлепки.
   -- Ну, вы, египтяне! -- прикрикнул на них дядька, -- Вот вам еще емназист. Кучурин, ты не смей драться... Вон это место кучуринское, -- он указал на половину парты, а это твое. Сюда ты и складывай все, что дадут: книги какие, тетрадки, карандаши. Видишь, как у Кучурина.
   Он приоткрыл верхнюю доску парты, и Павел увидел под ней маленькую комнатку: в уголке была привешена на гвоздике крохотная иконка; под нею были сложены книжки; ручки и карандаши были аккуратно развешаны по стенке парты на гвоздиках и обломках перьев, вбитых рядами.
   -- Ах ты, березовый! -- крикнул дядька на Кучурина и корявыми, мозолистыми пальцами схватил видневшуюся из-под тетрадки резинку. Резинка была привязана на деревянную рогульку и предназначалась для стрельбы скатанными бумажками. -- А к воспитателю хочешь? -- Лицо солдата сморщилось от негодования, брови сползли на глаза. -- Стань в угол, ошмарин этакий, стань к столу!
   Кучурин медленно поплелся к воспитательскому столу, и длинные, несоразмерно широкие брюки его морщились на его тоненьких ногах и ерзали по полу. Другие малыши поспешно разбежались.
   -- Ну, вот и все! -- объявил дядька. -- Теперь сиди здесь... Вообще делай что хочешь... А ужо я тебе койку твою покажу, будешь спать.
   -- Родителям на утешение, церкви и отечеству на пользу... -- зубрил кто-то писклявым голосом за спиной Павлика.
   Дядька ушел. Павел робко присел на свою парту, открыл отведенный ему пустой ящик, опять захлопнул и начал смотреть перед собой. Мысль, что мама сейчас сидит в номере одна, что она, наверное, плачет, острой болью сдавила сердце... Глаза стали заволакиваться туманом, появилось неодолимое желание закричать во всю комнату. Как сквозь дым, видел Павел, что кто-то показывает ему из-за угла "носы" и делает гримасы. С трудом разобрал он, что вытворяет это Кучурин. Чтобы не сердить соседа. Павлик отвел от него глаза и начал рассматривать комнату. Невдалеке от него, подле шкафов с книгами, стоял изрезанный надписями воспитательский стол, который зачем-то поливали водою мальчишки. Поставленный в угол Кучурин время от времени подбегал к нему и, показав язык, опить становился на свое место. Бегал он как-то особенно, раскатываясь по полу, словно на коньках. Раза два появлялся в комнате и дядька, но Кучурин всегда своевременно успевал стать на прежнее место и просил дядьку с раскаянием на лице:
   -- Лаврентий Иванович, пустите!
   Невыносимо дребезжа, прозвенело медью. В "занимательной" показался Лаврентий с ярким колоколом в руках почти таким же, какой был привязан к дуге коренника, когда Павлик с матерью ехали в город. Грозно звенящий дядька прошелся по комнате и что-то кричал, слов за звоном Павел не разобрал и продолжал сидеть, как пришитый к парте. В коридоре был слышен шум; гимназисты куда-то шли... куда Павлик не знал. Во всей "занимательной" их осталось только двое: Кучурин да он. Показался воспитатель и крикнул на наказанного:
   -- Кучурин, ты что?
   Лицо гимназиста сделалось плаксивым.
   -- Меня дядька поставил, -- слезливо проговорил он.
   -- Ну а ты чего тут сидишь?
   -- Я не знаю... -- начал было Павел.
   -- Ужинать, ужинать, -- оборвал его воспитатель. -- Экий ты, брат, неаккуратный. Ступай ужинать!
   Он взял Павла за плечо и повел в коридор.
   -- А меня-то, Василий Пет-ро-вич? -- слезно молил Кучурин.
   -- Наказан и стой.
   Растерянные вопли облепили Павлика, когда он уходил.
  
   Большая и узкая обеденная комната была загромождена десятком длинных столов. В углу, под образами, помешался стол "воспитательский", на прочих столах начальниками были восьмиклассники.
   Помолились. Сели. Белые служители подали на длинных блюдах дымившуюся гречневую кашу и топленое масло в соусниках. К столоначальнику потянулись тарелки; спешно он наложил каждому каши, и все, так же спеша, начали есть. Торопливо глотали горячую кашу: только звенели ложки да слышалось чавканье... Павлик хотел было спросить соседа на него зашикали. "Разговаривать нельзя", добродушно сказал ему начальник стола и улыбнулся его неведению.
   Воспитатель вскоре вскочил. Загромыхали длинные скамьи, все поднялись, опять запели молитву, начали креститься; бывшие между ними киргизы молитвенно терли себе лицо руками.

8

   После ужина все разбрелись по местам, к своим партам. Павел тоже поплелся к своей и застенчиво присел на отведенное ему место. Освобожденный от наказания его сосед Кучурин поместился рядом с ним и с аппетитом уничтожал принесенную ему кем-то на исписанном чернилами листке кашу. Он брал ее прямо пальцами и весь в ней перемазался... Однако глаза зорко бегали по сторонам: не идет ли начальство? Кончив еду, он повернулся к Павлику и спросил без всякого сердца, видимо, успокоенным голосом:
   -- А как тебя зовут?
   Подошли еще ученики.
   -- У тебя черные глаза, сказал ему кто-то. Как у галки... Мы тебя застрелим.
   -- Застрелите, -- просто ответил Павел.
   Это удовлетворило.
   -- А ты умеешь стрелять? -- спросил его Кучурин.
   -- Нет.
   -- А я умею.
   -- Врешь, -- усомнился кто-то.
   -- Умею! -- В глазах гимназистика засверкал задор. У меня есть монтекрист. А сначала я стрелял из рогатки дробью... а то камнем. Подойдешь к голубю, трах он так и завертится.
   -- Голубей жалко! -- сказал Павлик с убеждением.
   Все посмотрели на него.
   -- Это верно, -- подтвердил кто-то. -- Мне сестра говорила: голубь это святой дух. Вот кошек не жалко. Кошки поганые.
   Подошел дядька. Все рассыпались в разные стороны.
   -- Ты чего это книг не просишь? -- обратился он к Павлу солдатским добродушно-ворчливым голосом, хмуря косматые брови. -- Как урок то учить будешь? И бумаг и себе добудь, и перьев. По порядку. Подойди вон к воспитателю и скажи: пожалуйте перьев.
   Павлик подошел к воспитателю и сказал:
   -- Пожалуйте перьев.
   -- Что? -- коротко спросил воспитатель, быстро захлопывая ящик стола, в котором лежали бутерброды.
   -- Перьев ему... да книги...
   По-видимому, дядька брал его под свое покровительство.
   -- Ах, да, да! Так выдайте ему, Лаврентий, выдайте!
   Дядька медленно пошел с Павликом куда-то наверх и выдал ему книги, тетради, перья и карандаш. Выданное он тщательно записал в особые книги.
   -- Смотри береги! -- говорил он, вручая книги и грозя пальцем. -- Не порть, не рви. Сам пропади, а книгу сохрани. Поточу книга она казенная.
  
   Опять поплелся Павел к своей парте. В "занимательной" было тихо По-видимому, все устали и хотели спать. Голые стены, однообразно окрашенные в два цвета, казенные парты, коптящие на потолках лампы с громадными абажурами -- все это в сумраке осеннего вечера казалось в особенности чужим и противным. Невольно дергались губы, чаще обыкновенного мигали глаза. "Нет мамы, что мама? Лежит ли она в постели, плачет ли?.." Снова зазвенел звонок.
   Все торопливо поднялись; поднялся со своего места вслед за выходящими и Павел. Вошли в старшую "занимательную". Из разных углов этой комнаты, такой же скучной и неуютной, потянулись более взрослые гимназисты и начали строиться в линии. Робко посматривая на воспитанников, Павлик жался к стороне у двери.
   -- Вперед! -- апатично крикнул на него воспитатель. -- Не знаешь?
   Он взял его за плечо и потащил вперед, к кучке маленьких гимназистов.
   -- Не знаешь? -- повторил он.
   И на самом деле Павлик не знал.
   В темном углу, перед строгой иконой, горела лампада, впереди всех стояли двое "средних" воспитанников, высокий и коротенький. Коротенький скоро зачитал заспанным голосом молитвы. Потом сзади зашумели; Павлик увидел, что все стали на колени; стал и он. "Святейший правительствующий синод..." -- равнодушно читал "средний" гимназистик. Он то менял голос и говорил вместо дисканта басом, то твердил, заикаясь, подряд несколько раз одно и то же слово и, поворачиваясь к маленьким, смешно жевал и шлепал губами. Некоторые из "приготовишек" чуть слышно фыркали. Потом опять зашумели. Все поднялись с колен. Иные шумно чистили себе ладонями запыленные брюки. Казенная вещь!
   Когда маленький чтец смолк, к молящимся важно повернулся другой, побольше, и трескучим басом прочел главу из Евангелия. Моление на сон грядущий кончилось. Теперь уж видел Павлик, что необходимо присматриваться к тому, что делают другие. Он начал наблюдать. Все пошли по коридору к швейцарской, пошел за ними и он. У вешалки опять выстроились попарно, и как только до выстроившихся добрел нагруженный книгами воспитатель, все шумно и торопливо побрели во второй этаж по громадной каменной лестнице. Мельком взглянул Павлик за перила: нижний этаж казался черною пропастью. "Вот отсюда тогда Вельский и бросился!" -- услышал он близ себя пугливый шепот. Говорили двое "маленьких", взъерошенных, жалких. В глазах их виднелся испуг, который сейчас же сообщился и Павлу. "Отсюда бросился!" Снова покосился он на зиявшую под ним пропасть.

9

   Опять перед глазами потянулся коридор. Был он такой же длинный, как и внизу; горели такие же лампы. Все разбрелись по спальням, а Павлик остался один и не знал, где ему лечь. То, что было ему неизвестно, где лечь спать, почему-то показалось ему особенно горьким. Бродя по коридору и видя, как все раздеваются у своих постелей, он не сдержался и заплакал во весь голос. Бродил по темному коридору, и плакал, и вытирал кулаком слезы, а с ним бродила его маленькая пугливая тень, больше не было никого.
   Заметил его случайно вошедший воспитатель.
   -- Ты чего здесь ходишь? -- спросил он.
   -- Не-е знаю... спать где... -- с рыданием пробормотал Павел.
   Воспитатель побагровел и крикнул громовым голосом:
   -- Лаврентий!
   Из-за угла показался струхнувший дядька. Очки съехали у него на копен носа, и руки держал он так, будто собирался вспорхнуть.
   -- Это что же? -- сердито заговорил воспитатель, тыча в Павлика пальцем. -- Вы уж свои обязанности забываете... Нельзя же, в самом деле, так бросать детей... Я не понимаю.
   Воспитатель закашлялся, расставил руки и пошел прочь. С неописуемым ужасом глядел Павлик на дядьку, когда остался с ним наедине. Он думал, что Лаврентий сейчас же сбросит его через перила лестницы. Но дядька только поглядел на него внимательно и сказал, покачав головой:
   -- А еще рюмишь! Ну какой же ты емназист. Пойдем, укажу постелю-то. -- И пошел в младшую спальню.
   Здесь в два ряда тянулись кровати. Одеяла на них были серые, подле каждой стояли желтые табуреты.
   -- Вот это твоя постеля! -- указал Павлу дядька и добавил не без гордости: -- Будешь спать рядом со мной.
   Мельком осмотрел Павел младшую спальню. Почти на всех кроватях лежало по малышу. Иные уже спали, некоторые покосились на него с любопытством.
   -- Теперь раздевайся, -- проговорил дядька. -- Скидавай всю амуницию и ложись. Платье клади в порядке.
   Он вышел. Павлик начал раздеваться. Стало холодно: по телу забегали мурашки, застучали зубы. Он юркнул под тощее одеяло и сжался в комочек. Холодна была казенная простыня, точно лед взблескивал на каменных стенах казенной спальни. Внезапно около Павлика что-то застучало. Повернув голову, он увидел, что его сосед, крошечный, костлявый, приподнялся с постели и начал ее поправлять. Посмотрел на его кровать Павел. Матраца на ней не было, на досках лежала, сморщившись, одна простыня. С ужасом догадался Павлик: это был наказанный. За какую-то провинность у него сняли с постели матрац. Так, на голых досках, он должен был провести ночь. Павлик видел, как он все двигался на своем грешном ложе и поправлял простыню. Время от времени он поднимался и все старался улечься на свернутой в несколько раз половине одеяла, пытаясь прикрыться другим концом. Одеяло сползало, гимназистик ворочался, тихо плакал, и доски под ним скрипели. Милыми, невозвратно утраченными показались старый дом, и цветы, и простор деревенского сада, и поля, и лицо матери, бледное, больное, усталое, измученное лицо. До тоски, до боли потянуло домой, и самое тяжелое было то, что вернуться было нельзя, что крутом были голые, неуютные стены, чужие, грубые, казенные люди. Громкие вздохи заставили Павлика высунуть из-под одеяла голову. Около стоял в нижнем белье босой дядька Лаврентий и истово крестился, кланяясь, как игрушечный слон. Он громко вздыхал, пучил глаза, покашливал и тер лысину. Потом грузно опустился на колени и начал часто-часто бухать о пол головой. Это было смешно, но не смеялся Павлик: хотелось плакать.
   И как только отошел и улегся дядька, Павел уткнулся в подушку и плакал долго-долго, горячими, как огонь, беспомощными слезами.
   "Мама, за что же?.. -- жаловался он беззвучно. -- Почему все одному? Почему мне?.. Зачем я один?.."

10

   Цветет сирень, зеленые мухи носятся с гудением над головками флоксов. Палит солнце, яркое, золотое, немилостивое, на рогожном кулечке сидит блаженный Федя и двигает костяными пальчиками.
   -- И солнце богово, и сирень богова, и простор-от, простор! -- радостно улыбаясь, говорит он.
   Павлик смотрит ему в глаза. Какое у него лицо благостное, напоенное солнцем. Ведь вот не учился он в гимназии, не был в пансионе, а какой он мудрый, какой веселый, каким звонким смеется голоском. Точно маленький колокольчик под дугой заливается: динь-динь-динь! И сейчас же отвечает другой, чужой, грубый колокол: Дон! Дон! И дивится Павлик: Федя -- маленький, а голос стал грубый. Глаза у Феди блаженного кроткие, а голос -- как труба. Даже холодно становится Павлу. Дон, дрын-дрын! Дзинь, дзон, дзон! Дзон! Оглушенный, подавленный, открывает Павлик глаза. Черное морщинистое лицо склонилось над ним. толстые серые губы дышат махоркой. Не Федя это, не в саду Павлик, не в деревне. Это дядька Лаврентий. Он сдернул с Павла одеяло, в пансионе он.
   -- Смотри, воспитатель без чаю оставит! -- говорит солдат.
   Павлик растерянно садится на постели, обняв руками колени. Смеются товарищи.
   -- Оставит без чаю -- кружку не проглоти! -- говорит один маленький, пучеглазый, с носом скворешницей. Отчего они такие злые?
   Павлик все сидит, все думает, смотрит, как двое перед ним дерутся бляшками поясов, потом в старом затасканном халате появляется в младшей спальной воспитатель. Лицо его еще более желто, глаза распухшие, усы свисают на рот.
   -- Новенький, а беспорядничаешь. Я лентяев не люблю.
   Быстро одевшись, Павел идет в умывалку. Сумрачная холодная комната, посредине ее -- огромный из красной меди умывальный чан. Дно его усеяно рядом стержней, все места вокруг чана уже заполнены рядами. Одни умываются, другие с полотенцами ждут очереди; тех, кто умывается долго, подталкивают кулаками в спины. От падающих и поднимающихся стержней в умывальной стоит пестрый трезвон; плещутся водой, плюются, смазывают друг другу лица ваксой и мылом.
   Павел становится в очередь и внезапно от сильного толчка в бок откатывается в сторону. Красивый скуластый гимназистик, с жесткими, как проволока, черными волосами, занимает его место, но сейчас же длинный, худой, как столб, пансионер дает его обидчику оплеуху и восстанавливает Павлика в правах.
   -- Я тебе еще кровопускание сделаю, Умитбаев, -- говорит он черномазому гимназисту.
   А Павлик, чуть дыша, становится на отбитую позицию и беспомощно моргает глазами. Общее движение и в умывалке появляется заспанный пансионер, тучный, рыжеволосый, с круглыми глазами без ресниц, с опухшими, отвисшими, словно налитыми водой щеками. Перед ним дробью рассыпается стоящая у чана мелкота.
   -- Клещухин пришел, он всегда дерется, -- слышит Павлик испуганный шепот и оборачивается.
   Тучное чудовище грозно пыхтит спросонья; у него не только нет ресниц на веках, но совсем не видно и бровей, но не что страшно: уничтожает Павлика взгляд Клещухина: тусклый, рыбий, остекленевший. "Точно мертвый!" говорит себе Павел, содрогаясь, и в самом деле ему кажется, что глаза Клещухина провалившиеся глаза дохлой рыбы.
   Сейчас свою "Соньку" поставит! -- слышит еще Павел, и к Клещухину подходит маленький, хорошенький, похожий на куколку гимназистик с ясными, милыми, голубыми, как бирюзки, глазами.
   Клещухин кладет на его плечо свою красную волосатую лапу с плоскими, обкусанными ногтями, дает пинок умывающемуся перед ним гимназисту и отшвыривает его в сторону с еще не смытым на лице мылом. Павлик все смотрит в ужасе. Рыжий Клещухин кажется ему зверем, тигром, дьяволом. Ему в голову не приходило, что могут в пансионе встретиться такие ужасные гимназисты.
   Теперь Клещухин ставит перед собою хорошенького мальчика с голубыми глазами и знаком велит ему умываться. Вокруг них двоих загадочный шепот, непонятный Павлику затаенный смех. "Отчего они смеются, когда Клещухин такой злой и гадкий?" -- спрашивает он себя, и вот круглые глаза Клещухина обращаются на него, и глухой сиплый голос, тоже мертвый, распространяющий смрад, произносит над его головой:
   -- Твоя фамилия?
   -- Ленев, -- чуть живой отвечает Павлик.

11

   Теперь пансионская жизнь становится знакомее. Утром -- чай, перед ним и после молитва; потом ученье по книжкам. Правда, Павлику еще не заданы уроки, но уроки будут даны ему завтра, надо присматриваться и делать все так, как делают другие.
   И Павел смотрит и слушает: встают пансионеры -- встает и он; идут они -- за ними идет и Павлик. Когда пробил звонок и все поднялись и пошли в прихожую одеваться, Павлик уже без объяснений понял, что Собираются на учение, в гимназию. Он пошел за другими, оделся, отыскал свою шапку. Он не знал только, где стать, но видел, что пансионеры становятся по росту, и стал в кучке своего размера. Все становились в пары -- следовало найти пару и себе. Он не знал, как это сделать, и обратился к воспитателю. Вспомнив, что дядька вечером велел ему сказать начальству: "Пожалуйте перьев", он сказал теперь воспитателю: "Пожалуйте пару".
   -- Что? Что? -- апатично спросил его воспитатель, завязывая шею грязным шарфом.
   -- Пожалуйте мне пару! -- повторил Павлик настойчиво.
   -- Вперед! -- так же равнодушно крикнул на него воспитатель, и по его лбу забегали брови. -- Лаврентий, поставьте в пару новенького!
   Павлика устроили с желтолицым рябым пансионером, которого по виду можно было счесть китайцем, но был он башкир.
   -- Исенгалиев, вот твоя пара. -- прошипел над головою Павлика дядька Лаврентий.
   Павлик поклонился своей паре, но пара ему не ответила на поклон только покосилась. Очевидно, кланяться друг другу между гимназистами было не принято.
   -- Пу-парно, пу-парно! -- говорит дядька, выстраивая перед выходом ряды.
   Воспитатель, похожий на цаплю, в старом фантастическом пальто с крыльями, кашляет у вешалки, хватаясь за грудь.
   -- Идите, отдает он приказание дядьке, но в это время в задних рядах, там, где стоят взрослые пансионеры, слышится глухой шум и топот.
   Лицо воспитателя морщится, покрывается пятнами.
   -- Что это? -- спрашивает он.
   Вместо ответа шум повторяется. Топочут ногами, и Павлик разом мгновенно соображает, что это сердят воспитателя. Воспитатель действительно вспыхивает и бросается "на беспорядки". Все маленькие, стоящие в первых рядах, оборачиваются на шум и смотрят с неподдельным восхищением. Как только воспитатель становится среди шумящих, топот прекращается, но отходит и беспорядок возобновляется. Постепенно лицо воспитателя наливается желтизной.
   -- Кто стучал? -- задыхаясь, спрашивает он. -- Это безобразие! Лаврентий, ведите, я останусь здесь.
   Впереди слышно щелканье замка и визг щеколды: это швейцар раскрывает дверь.
   -- Взрослые, а ведут себя как мальчишки! -- дрожащим голосом говорит воспитатель старшим пансионерам. -- Стыдно смотреть на вас, честное слово! -- Растопырив пальцы, идет он рядом со старшими воспитанниками сухой, зачахлый, жалкий, с повисшими вдоль изморщиненных щек усами, в нестерпимо заношенном пальто.
   Павлик думает теперь о воспитателе. Какое лицо у него желтое да больное, как он сердится а как сердят его все.
   За что? Почему?
   Спускаясь по лестнице, Павлик вдруг вздрагивает от страха и отвращения. Зеленые искрошенные зубы Клещухина ощерились перед его взглядом.
   -- Так твоя фамилия? Ленив? -- спрашивает он.
   -- Да, Ленев, -- отвечает Павлик, замирая от ужаса. -- А что?
   Молчание.

12

   Пройдя по улице, пансионеры вступают на площадь, и здесь, рядом со старинным собором, высится желтое, как острог, здание гимназии.
   Ржавая вывеска извещает полустертыми буквами: "Мужская Классическая Гимназия". Павлик видит крыльцо и на нем старых знакомцев, собаку и кошку, и они по-прежнему дерутся, к потехе пансионеров.
   По старой каменной лестнице с расшатанными перилами пансионеры поднимаются на второй этаж и проходят в свою "раздевальную". Здесь такие же крючки и клетки, и билетики с фамилиями, и свой особый швейцар, одноглазый, сухой, с проломленным лбом.
   Никто не объясняет Павлику, никто о нем не помнит, но он уже сам заботится о себе: надо отыскать свой "первый класс" и он находит и с замирающим сердцем вступает в светлую квадратную комнату, заставленную партами. Человек тридцать возятся в ней, и среди них его друг и брат, некогда им жестоко побитый, Стасик.
   -- Новенький, новенький! -- раздаются пискливые голоса, и сейчас же Стасик, принявший на себя роль хозяина, рекомендует Павла товарищам:
   -- Это Павел Ленев, мой любимый родственник, а это -- Сергеев, это Рындин. это Сырокомликов, эти Мещерский Иван.
   -- А с кем я буду сидеть в паре? -- деловито спрашивает Павлик, и Стась отвечает, подмигивая дружелюбно:
   -- Я уже сказал классному наставнику. Ты будешь сидеть вместе со мной!
   Философ! Философ! -- кричат у классной двери. -- Кулик идет!
   -- А Кулик и Философ это и есть, классный наставник! -- объясняет Стась.
   Павлик смотрит: проходит мимо нестрашный, сгорбленный, высохший человек, в заплатанном мундире, похожий на пансионного воспитателя, только еще более костлявый. Иссохший, желтый, с туго обтянутой на скулах кожей, он -- точно ходячий скелет, облеченный в форменное платье.
   -- Его потому и зовут Философом, что он революционер, -- четко объясняет Стасик, а Павлик дивится: какой он вдруг стал образованный, какие слова ученые говорит.
   -- А что такое революционер? -- спрашивает он своего друга.
   Лицо Стаей вспыхивает.
   -- Это, видишь ли... говорит он и мнется. Это бывает, которые против царя, и их в тюрьму сажают, -- объясняет он, к концу речи своей оправляясь. Видимо, он сам мало задумывался над этим, и вопрос Павла застал его врасплох. -- Его все гимназисты не любят и ужас как над ним смеются, добавляет Стасик и склоняется еще ближе к лицу Павлика. -- К тому же он бедный, у него три больших дочери, и ему вчера Иван Мещерский прорезал пальто.
   -- Какой же дурак твой Мещерский! -- Лицо Павлика вдруг становится злым. -- Он же бедный, и ему пальто изрезали! -- Так жалко ему становится классного наставника, что схватил бы сейчас Мещерского за спину и здорово бы потряс.
   -- Мы всегда должны портить революционерам, потому что они отечеству враги! -- еще торжественнее возглашает Стасик.
   Теперь Павел видит: Стась повторяет чьи-то слова. Еще мал он слишком, чтобы до всего этого самому додуматься.
   -- Кто же тебе этакое рассказывал? -- строго спрашивает он.
   Конфузится Стасик.
   -- А рассказывал мне это сын казначея Свинчаткин, он будет у нас первый ученик. Говорят, Философ даже в тюрьме за политику сидел.
   Неслышными шагами подходит Философ, классный наставник. Точно кто выглодал его щеки -- их нет на его лице. Шуршит ссохшаяся кожа при улыбке, доброй и робкой, на усталых, выцветших глазах синеватые очки с надтреснутым стеклом.
   -- Новенький? -- тихим шепотом спрашивает Философ и кладет ему на голову руку и устало улыбается, в то время как ему сзади нацепляют на фалды бумажного черта.
   Так мягко, смущенно и привлекательно улыбается он, что странно подумать Павлику: "Этакого старого, с провалившимися щеками, в тюрьму сажали! Да еще три дочери, да еще бедный! Что это они?"
   Он не успевает ответить классному наставнику, как тот уже выходит, и на фалдах его качается белый черт.
   Вне себя бросается ему вслед Павлик, отцепляет черта.
   -- Какие вы еще все дураки! -- дрожащим голосом объявляет он и комкает бумажку. На щеках его злые алые пятна. -- Какие дураки!
   Это была его первая речь классу.
   И странно: никто Павлику не возражал, все молча переглянулись.

13

   Учение первого дня не показалось ни новым, ни путающим.
   Было какое-то сходство с виденным ранее, было почти то же, что в школе у мадам Коловратко, и как бы в довершение сходства на урок закона божия явился тот же длинный и тощий священник с унылым беззубым лицом.
   И причесывался он той же щеткой-скребницей, как и у мадам Коловратко, и так же ходил по классу, вытягивая гусиную шею.
   Павлик долго смотрел ему в лицо, припоминая; потом вспомнил: ведь этот же священник экзаменовал его и при поступлении в гимназию, только в волнении он тогда его не признал.
   -- Мы же с вами знакомы! -- сказал ему теперь Павлик, когда товарищи объявили батюшке, что у них новичок.
   Священник еще более вытянул шею, прикусил палец, и беззубое лицо его стало багроветь от сдерживаемого смеха.
   -- "Знакомы"! -- повторил он, кусая указательный палец, затем смолк, причесался и приступил к делу.
   Урок закона божия прошел ровно и неприметно; священник к нему не обращался и весь час витиеватым слогом говорил о любви к отечеству и добром поведении.
   -- Всякий мальчик есть первее, чем сын своего отца, сын отечества! -- наставительно говорил он.
   После него о добром же поведении говорил и учитель арифметики Чайкин, маленький, лысый, бородатый человек, тоже показавшийся ему нестрашным, а на уроке латинского языка с его азбукой было даже смешно.
   "Нет, вовсе не страшно в гимназии!" -- решил Павел.
   Страха не было, очень хотелось есть.
   Во время большой перемены, когда все начали завтракать, Павлик встревожился, но больше от голода.
   -- А мне что же дадут? -- спросил он Стася, вынувшего из сумки бутерброды с телятиной.
   -- Ты -- пансионер, и тебе за то полагается казенное. -- Стась повел его по коридору.
   За поворотом двери уже стояли два пансионских служителя. Перед ними на полу была огромная корзина с кусками белого хлеба, а на подоконнике две кастрюли с котлетами.
   -- Вот это, казенное, тебе и полагается, сказал еще Стасик и отошел, а Павлик, уже знавший, что надо делать то, что все делают, стал в ряды пансионеров и скоро получил на куске ситного горячую, обжигавшую пальцы котлету.
   Он нес добычу к своему месту, когда услышал за собою голос:
   -- Ты хочешь поменяться?
   Говорил маленький, неизвестный Павлику, тщедушный, с лицом, похожим на индюшиное яйцо: до того оно было сплошь покрыто веснушками.
   -- Чем поменяться? -- не понимая, спросил Павлик.
   -- А вот моим завтраком с твоим.
   Гимназист подал Павлу две крошечные тартинки с икрою, и тот обменял на них свою котлету -- больше от удивления.
   -- А где же твой завтрак? -- спросил его Стась.
   -- Я обменял его на бутерброды, -- объяснил Павлик.
   Вот это глупо: ты будешь голоден. -- Стасик жевал так аппетитно, что Павел тотчас же почувствовал голод и отошел к окну.
   После главной перемены пришел еще учитель и говорил что-то, указывая на ландкарты; что он рассказывал, Павлик не понял. Его сердце вдруг захватила мысль о матери, о которой он забыл еще с ночи. Сделалось так больно, что захотелось плакать. Но плакать было стыдно, стыдно и бесполезно, и Павлик, задерживая дыхание, все смотрел в окно, стараясь не разрыдаться.
   Как мог он с самой ночи ни разу не вспомнить о маме? Ведь она уехала, она сейчас, должно быть, сидит за сто верст на станции, сидит и плачет, и зовет Павлика к себе, а вот он прикован здесь к жесткой казенной парте и не смеет двинуться с места.
   -- Эй ты, новенький, сиди ровней! -- крикнул на него учитель.
   Павлик машинально выпрямился.
   -- Мама, милая мама! -- шепнул он, -- Это все для тебя!
   В третьем часу они шли обратно из гимназии в пансион. Около Павла шагал молчаливый башкир Исенгалиев. На улице вольные гимназисты суетливо разбегались по домам с книжками и ранцами и кричали пансионерам:
   -- Бараны! Бараны!
   Павлик снимал с себя пальто и клал шапку в клетку, как опять над ним заскрипел жуткий голос. Трупным запахом снова объяло его. Опять ужасное опухшее лицо Клещухина вонзило в него красные безбровые глаза.
   -- Так твоя фамилия -- Ленев? -- спросил он и, пошептавшись еще с кем-то, добавил: -- Ты хорошенький.
   Павлик отшатнулся: так ужаснула его даже похвала из этих уст.
   -- Ты хорошенький, -- повторил Клещухин и схватил его за руку, вцепись как клешней. -- Мы будем тебя звать Жучок.
   В раздевальне рассмеялись.
   -- Жучка! -- сказал еще кто-то при общем смехе. -- Черноглазая Жучка!
   -- Черномазая Жучка!
   Смех разнесся но пансиону, как гром. Павлик вскрикнул от обиды и пустился бежать, закрывая лицо.
   Чьи-то глаза блеснули перед ним у двери приемной.
   -- Павлик! -- позвали его, когда он пробегал. Всмотрелся Павлик.
   -- Мама, мама! -- отчаянно закричал он и, бросившись на шею к матери, за лился слезами, -- Они называют меня черномазой Жучкой!..

14

   В своем волнении Павлик сначала даже не подивился тому, что встретил мать. Только потом, успокоившись, придя в себя, он трепетно обнимал свою маму и прижимал ее к себе, схватив горячими руками за шею, и повторял:
   -- Мама, мама, значит, ты не уехала?
   -- Да, я не уехала, маленький, -- смеясь и плача, веял над ним ее милый голос. -- Я решила еще остаться, повидаться с тобой; я уеду вечером.
   В пансионскую приемную заглядывали гимназисты. Павлик сидел рядом с матерью на скамье, крепко держался за ее руку и, забыв все, сиял глазами.
   Глаза его так блистали, точно и не было горя. Как мотылек, он жил мгновением и часом; мама смотрела в его глаза и не могла насмотреться. Пришел воспитатель, не тот, который встретил Павла вчера. Этот был красивый, полный, с двумя курчавыми бородами, с пробором, с перстнями, в лакированных башмаках. Одеколоном от него пахло. Он был знаком с Елизаветой Николаевной, он тотчас же поцеловал у нее руку, и Павел очень этим загордился: у его мамы целуют руку даже учителя!
   -- Я приму его под свое внимание! -- элегантно обещал воспитатель матери Павлика и расшаркался. -- Ваше желание -- закон.
   И эта фраза очень понравилась Павлу; до того понравилась, что даже захотелось ее записать.
   "Ваше желание -- закон!"
   Вот бы выразиться этак при случае Стасю! Он все хвалится, что знает о революции, а ему бы ответить: "Ваше желание -- закон!"
  
   Он шел по коридору, нагруженный сластями, чтобы спрятать их в сундучок. Взрослые пансионеры толпились в сумраке перед щелью приемной двери. Они с улыбками оглядели Павлика.
   -- А у тебя мамочка хорошенькая! -- сказал ему какой-то светловолосый пансионер с пушком на подбородке. Он стоял у щели первым, засунув руки за кушак, и, видимо, больше всех интересовался этим. -- И ты хорошенький, как мышонок, и мамочка твоя -- шик.
   Он сделал какое-то движение пальцами, не понял его Павлик, но так оно оцарапало его душу, что он побледнел и, прижав пирожки дрожащими пальцами к груди, закричал со слезами:
   -- Не смейте обижать мою маму! Я вас убью!..
   Все рассмеялись. Однако что-то беспокойное пробежало по лицам.
   -- Да что ты, что ты, я ничего, -- миролюбиво ответил пансионер и смущенно осмотрелся. -- Не думай, пожалуйста! Чего кричишь?
   А Павлик уже бежал в швейцарскую.
   Запрятав пирожки и отирая испачканные в варенье пальцы о блузку, он снова шел в приемную к маме. Опять там у двери шептались восьмиклассники.
   Варенухин старается нек плюс ультра, -- услышал еще Павлик, и, когда он вошел в приемную, за ним раздалось:
   -- Славненькая мамочка! Вот бы... не вредно... того-с!
  
   С неприязнью он оглядел изящного воспитателя. Ведь отчасти этот бородач в лакированных штиблетах был причиною того, что маму Павлика обижали. Поэтому на расспросы воспитателя Павел больше отмалчивался и даже был рад, когда раздался звонок к обеду.
   -- Я не хочу обедать, я с мамой останусь! -- сказал Павел воспитателю, но запротестовала мама.
   -- Нет, нет, маленький, ступай кушать! Все равно мне пора уезжать.
   Оттого что тут вертелся игравший глазами воспитатель, прощание с мамой вышло натянутым и черствым. Смущалась и Елизавета Николаевна, смущался и Павлик, и только когда была уже в дверях, она прижала к себе сына и торопливо перекрестила его.
   "Теперь уж мама совсем уехала!" С этой мыслью провел Павел и весь обед и всю ночь.
   Ученье продолжалось.

15

   Исстари заведенное, с давних пор одобренное, медленно вколачивалось познание в головы гимназистов. Точно вода в мельнице-толчее, со слабым шумом переливалась наука из голов учащих в мозги учащихся. Слабый и однотонный мельничный шум перемежался порою грохотом: поднимались волнения, "испытания", росли малые и немалые трагедии исключений, неповиновений, устрашений, все это пока еще не западало в сердце десятилетнего Павлика: слишком походило учение на учебу мадам Коловратко.
   Но не прошло и месяца, как первая мысль Павлика, что "в гимназии не страшно", вдруг замутилась. Так доверчиво он встретил гимназию: ведь та же школа, что была в первый год городской жизни, почти те же товарищи. Павлик и думал больше не о науках: думал о маме, о своем одиночестве, о необходимости жить в пансионе. Гимназия пока была "одинаковая", о ней не думалось, и вот как-то сразу заострилась прежде спокойная мысль. Поднялись страхи.
   Павел проходил со Стасем по гимназическому коридору и внезапно услышал за собою гневный окрик.
   Обернувшись к актовой зале, он увидел директора, который что-то кричал, размахивая руками, а подле него на коленях стоял гимназист лет четырнадцати. И Павлик и Стась остановились. Около группы толпились воспитанники разных возрастов, и старшие смотрели на директора спокойно, привычно. Стал расспрашивать Павел, почему ученик на коленях. Никто толком не знал; говорили шепотом, что воспитанника за что-то назначили к исключению, и вот он молил о пощаде. Жесткое, темное, тупое чувство страха вдруг взворохнулось в душе Павлика. Ведь нечто подобное могло ожидать и его. Как же будет мама, милая мама, если он не кончит гимназии, если выгонят его? Откуда тогда он возьмет денег, чтобы облегчить ее жизнь? Жесткое, холодное предчувствие несчастья как крючком зацепилось за сердце.
   -- Пойдем, пойдем, не надо смотреть... еще директор подумает... -- говорил взволнованный Стась.
   Павлик еще раз встретился с директором в конце той же недели. Весь дрожавший, он посмотрел ему в глаза: не хочет ли директор и его выгнать уже сейчас? И не был директор в ту пору сердит, и глаза его смотрели рассеянно. Но обвеяло холодом Павлика: "В гимназии страшно!"
   "В гимназии страшно!" -- зажглось теперь в глубине сердца, и с этой мыслью стал Павлик ходить. Стало сторожким сердце, сторожким и отревоженным: не так просто было это придавленное однообразное молчание; не так просты были серые стены, таившие в себе плен; не проста была и эта затертая, обезличенная гимназическая премудрость. Первая же единица вдруг с неумолимой ясностью раскрыла все.
   Учитель математики Чайкин вызвал Павлика к классной доске. С его слов записал Павел задачу и стал обдумывать, и сначала дело пошло хорошо. Павлик исписал цифрами уже половину доски, как вдруг, оглянувшись на учителя, заметил, что тот сидит к нему спиной и занят совеем посторонним делом: он подписывал тут же в классе балльники, которые должен был подписать на дому. Мысль, что ему никто не помогает, что все забыли и бросили его, внезапно оледенила душу Павла. Он знал, что одно слово преподавателя, ободряющий взгляд и он решил бы задачу. Но учитель был безмолвным и даже не глядел на него. С мольбою бросил Павлик взгляд на товарищей. Одни улыбались насмешливо, другие отрицательно качали головами. Сердце упало. Мысль, что он не решит задачи, наполнила его отчаянием.
   -- Федор Петрович! -- взмолился Павлик к преподавателю.
   Тот не отвечал.
   -- Федор Петрович! -- повторил он и подошел к Чайкину.
   Еще теплилась в нем надежда, но вот лицо учителя угрюмо повернулось к нему, старческий рот раскрылся:
   -- Пошел, оболтус! Решай.
   Чувство обиды и боли вспыхнуло на сердце. Побледневший, глотавший слезы, Павлик положил мел на барьер классной доски и стал неподвижно, отвернувшись от класса лицом. Учитель все подписывал тетрадки. Павел уж не думал о задаче, не хотел думать о ней, и только с томлением и ужасом ждал звонка конца урока. Все в нем было оскорблено, все поднялось и ежеминутно было готово прорваться судорожным плачем. Наконец пробил звонок. Учитель спешно раздал тетрадки, обернулся к Павлу, с усмешкою оглядел его вычисления и, присев на мгновение к столу, молча влепил ему в классный журнал жирную единицу.
   Он сейчас же ушел, и сейчас же Павлик забился в рыданиях. Пере пуганные товарищи обступили его и молча смотрели, как плакал и бился головой о парту этот десятилетний, с маленькими худыми руками, как слезы катились из его обиженных глаз.
   -- Не плачь, не плачь, -- твердил ему Стасик, и губы его дергались. -- Он не единицу поставил тебе, а черточку... черточку!
   Увы! Павел знал, что была не черточка, а единица. Он видел ее собственными глазами.
   После этого учитель являлся в классы, конечно, такой же, как всегда, не чаще обыкновенного вызывал Павлика, ставил разные отметки за ответы... О случае он, разумеется, позабыл; он не помнил и не мог помнить о том, как оскорбил маленькое сердце. Но с тех пор ужас перед математикой закрался в душу Павла, и, приступая ко всякой задаче, он прежде всего боялся и думал: вот опять в его клетке появится единица!.. Его оставят без обеда, лишат отпуска, потом выгонят из гимназии, и приедет мать, и будут у нее печальные, беспомощные, недоумевающие глаза... Что будет он делать с мамой? Чем будет кормить ее? Ведь у него, как у Стася, не было большого каменного дома, не было вице-губернатора отца; его отец умер, его совсем на свете не было. По всему свету ходили друг подле друга только они двое -- он да мама, у которой не было ничего. Отчего это так? Кто велел, чтобы у мамы Павлика ничего не было, а все было у Стасикова отца? Может быть, и у того, чахоточного Кулика, с провалившимися глазами, тоже ничего не было, кроме дочерей, и поэтому его все гнали и бранили?
   Возрастала и цвела жирным лопушьим цветом система угнетения, старая система старой жизни богатых и бедных, и равнодушно, не вмешиваясь в порядок, блистали своей фальшивой позолотой по субботам за всенощной -- царские врата.

16

   "Злой или не злой был этот Чайкин?" -- спрашивал себя временами Павлик и не мог решить. Иногда он видел его безобразно кричащим, с лицом, сведенным судорогами гнева; порою же бродил перед ним маленький, жалкий, больной и лысый старик.
   -- Остричься, повеса! -- слышит Павлик. Эй, в угол, кавалер! Эй, в карцер, болван!
   И в то же время припоминается добродушно ворчливое:
   -- Ну, Ленев, голубчик, нельзя же так, ты подумай.
   То видит Павлик Чайкина таким.
   Идет он большими шагами, рот искривлен, седые брови нахмурены.
   -- Эй, ручки в брючки! Эй ты, оболтус! Без завтрака под часы!
   А то.
   Идет мимо растерянный Павлик, и сидит Чайкин в учительской комнате, в старом кожаном кресле. Костлявые, точно обглоданные, разъехавшиеся в сторону ноги в древних заплатанных нечищеных сапогах. Приопущена к земле лысая голова, видна тощая стариковская шея. сивая борода повисла как хвост, руки бессильные, коричневые, покрытые струпьями. И неподвижны старчески мутные глаза, точно присматривается Чайкин к бесшумной работе земли, которая вскоре должна ею поглотить.
   "Злой он или только старый лопух системы?" если бы мог, так выразил бы тогда Павлик свою напряженную мысль.
  
   Урок арифметики. Крупными шагами входит Чайкин в класс. Бросил на стол балльники отходит к окну. Несколько минут в классе молчание. Кто-то чуть слышно шелестит учебником, кто-то крестится, многие пригнулись к скамьям и приопустили глаза. Все знают, что Чайкин спрашивает не по балльнику. Иногда достаточно кому-нибудь столкнуться с ним взглядом, чтобы тот вызвал его к ответу. Мутные глаза учителя обращаются на питомцев. Он выискивает жертву. Иногда набирается Павлик отчаянной решимости и, весь дрожа внутри, с диким спокойствием смотрит ему прямо в глаза. Это порой помогает: чаще всего Чайкин вызывает робко пригнувшихся к парте.
   -- Ну-ка... -- медленно говорит он и останавливается, ища взглядом. Нордштейн!
   -- Слава богу, мимо!
   Громадная тяжесть скатывается с души. На четверть часа можно быть спокойным. Но впереди еще три четверти!.. Еле дышат маленькие сердца.
   Диктуется задача. Нордштейн робко выписывает цифры. "Один бассейн наполняется сорока ведрами в четверть часа... четыре бассейна наполняются..." -- жалобно пищит его слабый еврейский голосок.
   Чайкин с грохотом везет по классу стул и ставит его у печки, в самый угол, где и садится.
   -- Четырнадцать ведер, двадцать семь ведер... -- неуверенно стонет у черной доски Нордштейн.
   Раздается треск стула. Резко поворачивается к ученику учитель. Глаза его блестят от негодования.
   -- Поди сюда!
   Из угла комнаты идет в противоположный конец, к печке, маленький еврей. Губы его закушены, волосы точно ощетинились, веки растерянно мигают.
   -- Повторяй за мной! -- грубо говорит Чайкин. -- Одна свинья. Ну?
   Ученик бледнеет и молчит.
   -- Повторяй, тебе говорят! Оглох, что ли, ну? Одна свинья...
   -- Одна свинья...
   -- Да одна свиная колбаса...
   -- Да одна... свиная... колбаса...
   -- Сколько будет?
   Молчание.
   В классе смешки учеников. Чайкин хитро посматривает на некоторых.
   -- Язык, что ли, проглотил? -- осведомляется он, глядя на еврея с презрением. -- Ну, сколько будет?
   -- Складывать нельзя... надо вычитать, -- лепечет Нордштейн.
   -- То-то. Теперь ступай!
   Мальчик идет к классной доске.
   -- Двадцать четыре ведра воды, четыре с половиной бассейна, -- снова звенит его вздрагивающий от слез голос. -- Плюс, минус...
   -- Ах ты, господи! -- снова возмущается Чайкин. -- Бестолочь! Поди сюда!
   Снова идет под усмешками угодливых через весь класс трепещущий Нордштейн.
   -- Рябчик жареный! Мозги у тебя высохли, что ли? Повторяй за мной: пошла баба на базар...
   -- Пошла баба на базар...
   -- Купила себе поросенка...
   Лицо маленького еврея, наконец, зеленеет от этого издевательства.
   -- Купила себе... два поросенка, -- повторяет он чуть слышно.
   -- Пришла домой, зажарила...
   -- Пришла домой, зажарила...
   -- Сделались сапоги.
   -- Сделались... и-и-и! -- Класс оглашается жалобными рыданиями Нордштейна.
   Негодующий Чайкин поднимается с места. Рот его полуоткрыт борода съехала на сторону, лысая голова вспотела.
   -- Пошел к стене! -- кричит он, шлепая губами. -- Да останься на час после уроков.
   Плачущий Нордштейн становится в угол. Чайкин ищет глазами новую жертву. Весь класс и смятении. Все пригнулись к партам, точно над головами проносится неистовый смертоносный циклон.
   -- Ленев! -- наконец вызывает Чайкин.
   Бледный, поднимает голову Павлик и беспомощно осматривается по сторонам. Может быть, он ослышался. Все сидят, пригнувшись, с искаженными от ужаса лицами.
   -- Hу-ка, Ленев, заснул? -- Чайкин кивает на классную доску головой.
   Сомневаться более нельзя. Еле передвигая ноги, идет Павел на смерть.
   -- Сотри всю эту мазню!
   Медленно, надеясь на спасительный крик звонка Павлик начинает стирать губкой с доски меловые цифры.
   -- Скорей! -- торопит учитель.
   Делая вид. что нечаянно, Павел роняет на пол губку. Все минуты полторы!
   -- Эх! -- вскрикивает Чайкин и, взмахнув руками, подходит к нему. -- Неряха! Сколько раз вам показываю! Подай губку!
   Подается грецкая губка. Чайкин свирепо вырывает ее из рук Павла и окинув ого негодующим взглядом, начинает сам стирать цифры.
   -- Смотри! -- приказывает он. -- Все смотрите, вы! Надо сверху прямыми линиями. Вот, вот! Вы только мажете.
   Весь класс смотрит, как учит мыть доску учитель математики. А Павлик, следит лишь за одним: чтобы мытье шло дольше, как можно дольше! Скоро ли звонок?..
   Но вот мытье кончено, а звонка все еще нет.
   -- Пиши! -- Чайкин диктует задачу.
   Ничего не соображая от ужаса, начинает Павел писать какие-то цифры. Что пишет, сколько в задаче бассейнов все-- равно: лишь бы звонок. Механически подводит он какие-то итоги, то, что подсказывает ему инстинкт: соображение давно загнано куда-то в пятки.
   Порой, словно издали, он чувствует, что пишет неверно. Но все равно, какой глубины этот проклятый бассейн, лишь бы звонок!..
   -- Ах ты, матерь божия! -- слышит он за собой возмущенный голос. -- Мозги-то у вас окаменели, что ли? Остолопы!.. Поди сюда!
   По стопам Нордштейна идет Павлик к печке через весь класс. Видит перед собой в упор смотрящие мутные глаза.
   -- Повторяй за мной! -- приказывает Чайкин. -- Я осел и соловей.
   Вздрагивает Павел.
   -- Я осел и соловей.
   Ученики хихикают. Угодливо смеются запуганные рабы.
   -- Ты осел и соловей... -- говорит Чайкин.
   -- Ты осел и соловей... -- повторяет Павлик с плохо скрываемым бешенством и отчаянием.
   -- Он осел и соловей. Он осел и соловей.
   -- Так, что ли? -- спрашивает Чайкин. -- По-твоему, эти можно спрягать?
   Молчит Павлик. Боится и ненавидит.
   -- Фу... бестолочь! -- Как меха, отдуваются в возмущенно щеки учителя. -- Ты складываешь ведра с часами. Это все равно что спрягать "осел и соловей". Понял?
   -- Понял, -- говорит Павел.
   -- Слава тетереву, ступай к доске.
   Опять начинается вычисление.
   "Да скоро ли звонок, господи?"
   Снова за спиной окрик:
   -- Куда поехало!.. Поди сюда!
   Опять поворачивается и подходит Павлик к Чайкину. Весь он побурел от негодования. Кривой усохший рог... остатки желтых зубов...
   -- Это что у тебя? А? -- злобно зацепляет он пальнем крохотную металлическую палочку от часовой цепочки, еле видную в петле за пуговицей. -- Тоже франтит. Франт, ноги коровьи! Учиться мы не учимся, а тоже с цепочкой! Продень ее себе в нос, как верблюду... В нос продень! П-пошел к доске!
   Лицо Павла побледнело от оскорбления. Ведь цепочка мамина! Глотая слезы, идет он к доске. От слез не видно ни одной цифры. Все застлано туманом: ведра, бассейны, купцы из городов А и Б... Неужели звонок? Да, благодарение богу!
   Через дверь класса доносится звон колокольчика.
   Сквозь слезы он улыбается... Все выпрямляются с облегчением...
   Не сон ли это? Не сонная одурь? Нет, такова была жизнь. Так учили "отечеству на пользу".

17

   Если можно было с равнять жизнь гимназии с пансионской, то в пансионе житье все же казалось более легким. Не было учителей, Чайкина, директора, балльников, не было ужасов перед единицей, и даже в пансионскую клетку воспитанники бежали из гимназии с облегчением.
   Павлик присматривался: если в гимназии следовало бояться каждую минуту, то в пансионе бояться надо было лишь, прихода инспектора да злых товарищей. Воспитателей же в пансионе боялись мало, и Павлик, делавший все, как другие, скоро перестал бояться воспитателей.
   Но товарищи страшили. Среди пансионеров было много киргизов с желтым и скуластыми лицами, с жесткими волосами, и Павлик их почему -- то боялся больше других. Даже в младших классах были при нем киргизы ростом с воспитателя: маленький, бледный Павлик казался младенцем в сравнении с его одноклассником из инородцев. И часто замирал он от ужаса, когда склонялось над ним сухое узкоглазое лицо с острыми, сверкающими, несокрушимыми зубами.
   Однако киргизы не были злы -- скорее были они добродушны. Но и Павлик, тоненький, смуглый, с мягкими чертами лица, с блестящими ореховыми глазами, не был способен возбуждать неприязнь. Больше, чем кого-либо, он боялся Клещухина, но так случилось, что в эту же осень Клещухин заболел, и ею поместили в лазарет.
   Самая жизнь пансиона протекала спешно, строго, однообразно, Приходили из гимназии в три часа, обедали и после обеда отправлялись на прогулку по главной улице или во двор пансиона. Двор был большой, пыльный, огороженный, как тюрьма, каменными стенами. Росло там несколько акаций да покрытых седой пылью берез. Чахлые кустики ютились вдоль стены смежного дома, принадлежавшего богатому купцу. Дом его заканчивался верандой, глядевшей в пансионерский двор, стена была здесь невысока. На задах пансиона высилась гимназическая больница; тусклыми своими квадратными окнами она походила на фабрику; дальше тянулись бани, погреб, прачечная и конюшня для лошади эконома. посредине двора стоял древнейший деревянный "цейхгауз", с лесенками и площадками, на которых бывало небезопасно сидеть. Пансион был трехэтажным; под классными его комнатами тянулись подвалы, в которых хранились запасы и старые пансионные вещи; служители с семьями жили там же.
   Высилась еще над пансионерским двором справа городская пожарная каланча, и так странно бывало смотреть Павлику на маленького человечка, неустанно шагавшего на вышке ее. Все люди ходили по земле, а вот этот ходил в воздухе, высоко над крышами, и кружился на своей вышке, как белка в колесе.
   На прогулку и отдых полагалось всего два часа; ровно в пять дядька уже потрясал колоколом к чаю, а за чаем наступало время зубристики. Точно пчелы жужжали по вечерам в исполинском улье. Блуждающие, лихорадочно блестевшие глаза, желтое лицо, пугливо растерянная улыбка -- во т что видел перед собой Павлик ежедневно восемь лет подряд.

18

   Случилось так, что на второй же месяц после поступления в гимназию Павлик захворал свинкой.
   не знал он, как заразился; всего только раз, больше для смеха, ученик второго класса Кожухов, забияка и драчун, не дававший покоя всем маленьким, нарочно потер щеку своими ушами (так он пугал, грозя "заразить свинкой", всех малышей), а в субботу вечером заболела у Павла голова, и утром он не мог раскрыть рта, чтобы поесть за чаем хлеба. Точно шишки выросли за его ушами. Он дотронулся до них, стало больно, и Павлик заплакал.
   -- Меня Кожухов заразил ушами! -- объяснил он дядьке Мортирину.
   Ворча дядька надел на него пальто и повел в больницу. Фельдшер Захар Степаныч сидел на крыльце и рассказывал дьякону о происках Англии, которую ненавидел.
   -- А вот вам еще березовик! -- сказал про Павлика дядька.
   Захар Степаныч подавил у него за ушами и присвистнул.
   -- В заразное! -- отдал он служителю краткий приказ.
   Павлик не мог вынести страшного повеления и заплакал навзрыд. Слово "заразное" оглушило его. Ему тут же представилось, что он к вечеру умрет.
   -- Мама, мама! беспомощно закричал он.
   Улыбнулись трое: фельдшер, дядька и больничный служитель -- татарин Салимбай.
   -- Ничего, ничего, ваша благородия! -- сказал Павлику татарин и похлопал его по плечу. -- Ничего не будит. Все будит хороша, а плакать нельзя: кавалер плачит -- барышня смеется.
   Павел поглядел в его лицо: было оно розовое, доброе, с седой бородкой, подстриженными усами. Все сияло оно серыми глазами, сияло, как старенький, ярко вычищенный медный тазик.
   -- Да я и не боюсь! -- сказал он и зашагал в сопровождении татарина в заразное отделение.
   Они вошли в другую дверь; их встретил служитель в белом фартуке. Тучная фигура в больничном халате мелькнула в глубине палаты и скрылась. Салимбай опять похлопал по плечу павлика и сказал добродушно:
   -- Вот еще один господин свинка пришел. Ай-яй, хорошо! Самый хороший людя собрались: два скарлатина, один свинкам, один чесоткам -- все людям хорош!
   Так говорил он добродушно, такой смех и такая ласковость струилась с его лица, что Павлик не устрашился даже жуткого названия "скарлатина", Он сам засмеялся; правда, в глазах его сверкнули слезинки. Не страшно было с этим седеньким стариком. Павлик только схватился за него, когда тот собрался уходить.
   -- Нет, вы не уходите! -- сказал он просительно и снова вцепился в рукава Салимбая. -- Вы не уходите отсюда, оставайтесь здесь!
   Салимбай снова рассмеялся, покачал головою.
   -- Моя места -- другая сторонка; а здесь тоже хороший людя! -- Он указал на служителя в белом фартуке. -- Трифин Никлаич хороши господин, а я чай буду пить приходил, сахаром кусать, лепешкам ашать, Каждый день буду приходил, вот как!
   Нечего делать, Павлик присел на койке. Лицо его увяло, хотелось плакать. Служитель Трифон Николаич снял с него блузу и надел парусиновый халат.
   -- Неужели здесь чесотка и скарлатина? -- спросил его Павел дрожащим голосом. -- И я буду спать вместе с ними?
   -- Ихние комнаты окончательно отдаленные. -- хрипло ответил Трифон Николаич, упираясь на "о". Притом у них и скарлатина уже прошедши -- при всем желании не могут такой заразить.
   Опять в глубине коридора промелькнула грузная фигура в халате.
   -- Кто это? -- тревожно осведомился Павлик.
   Трифон Николаич объяснил: Клещухин. И Павлик содрогнулся.
   -- Как, здесь Клещухин? -- спросил он. Руки его дрожали. Он почувствовал, как на затылке шевельнулись волосы.
   -- Уж скоро выпустють.
   Служитель не успел закончить фразы, как за Павликом раздалось шарканье туфель,0 и тучная фигура Клещухина появилась в дверях. Его лицо, с круглыми омертвевшими глазами, безбровое, с веками без ресниц, казалось теперь еще более ужасным, потому что покрыто было местами каким-то белым порошком. Павлик замер и в трепетном волнении смотрел, как подходил к нему этот огромный, с провалившимися рыбьими глазами, пыхтя, как паровоз.
   И он пригнулся, как под вихрем, когда пронесся над ним смрадный шепот Клещухина:
   -- И ты пожаловал, и Жучок захворал.
   -- Уйдите!.. Уйдите от меня! -- вдруг закричал, не помня себя, Павлик и затопал ногами.
   Точно сквозь сон, в тяжком тумане видел Павлик, как пристально и жутко поглядел на него Клещухин.

19

   Вечером служитель Трифон Николаич зажег висевшую на стене лампу и, оправив Павлику постель, начал устраивать вторую, стоявшую у печки.
   -- Кто же здесь ляжет со мной? -- спросил его Павел.
   -- Приказали Захар Степаныч первую ночь мне именно здесь отдежурить.
   Страх отступился от сердца Павлика. Он не будет спать один, его не оставят одного близ страшного Клещухина. Впрочем, было бы лучше запереть дверь на крючок.
   Он так и сказал Трифону:
   -- А можно мне запереть нашу дверь на крючочек?
   Служитель, уже забравшийся под одеяло и шептавший молитвы, спросил его сонным голосом:
   -- Чего?
   -- Дверь бы на крючочек, -- просительно повторил Павел.
   Трифон Николаич отказал кратко:
   -- Не полагается. Дверь ведь казенная и крючков не имеють.
   Он вскоре захрапел, а Павлику не спалось. Ломило голову, жгло и горле, было больно двигать глазами на сердце висла тоска.
   -- Мама, мама, я же болен свинкой, а ты не знаешь! -- почти закричал он, внезапно и жутко вспомнив о маме.
   -- Че-го? -- оборвав храп, спросил во сне Трифон Николаич и еще добавил невнятно, на старую тему: -- Таковых не полагается.
  
   Ночь. Лежит и молчит Павлик. Ожесточение наполняет сердце его. Вот лежит он, маленький, еще одиннадцати лет нет ему, а все его бросили, и все спят. Лампа уныло мигает узким, кривым, приспущенным пламенем. Вот если бы у Стася была свинка, его так бы не бросили: он лежал бы в богатом доме, окруженный всеми, а Павлик лежит один, на жестком мочальном тюфяке. Разве он, Павлик хуже Стася? Чем? Он поэмы читать умеет, рисовать может, а Стась нет. Зачем же его все забросили?
   -- Непременно напишу маме, чтобы взяла меня из пансиона, -- решает он и угрюмо встряхивает головою. -- Уеду из города, буду в деревне охотиться за дичью и кормить маму; без ученья вместе и проживем.
   Среди ночи, среди летающих голубей, которых Павлик ловил руками, так много их было, сделалось ему холодно. Точно змеи ползали по нему. Он раскрыл глаза. Пучеглазая обезьянья морда торчала перед ним в сумраке; одеяло было сброшено на пол. Клешухин сидел в белой рубашке на его постели и гладил его шершавой лапой по груди и рукам.
   -- Оставьте меня, оставьте, я пожалуюсь на вас Трифону Николаичу! -- закричал Павлик и проснулся.
   Клещухина не было. Во всем тело стояла дрожь, волнующая, утомляющая, подобная той, какой раз было охвачено тело Павлика, когда перед ним купался кадетик Гриша Ольховский.

20

   Утром в комнату Павлика привели еще заболевших свинкой. Все трое были башкиры, двое -- маленькие башкирята в заплатанных казенных блузах, а третий -- долговязый Исенгалиев -- пара Павлика. В комнату Трифон Николаич внес еще три койки и всех заболевших облек в халаты. Стало много народа, был рад этому Павел. Теперь уж не страшно было, что придет Клещухин.
   Среди дня в заразное отделение явился доктор, красивый тучный мужчина с рябым лицом. Павлик сразу признал его: это был Иван Христианыч, тот самый Иван Христианыч, который лечил его у тети Наты, когда Павлик пожелал, чтобы у него лопнули глаза.
   И странно, -- насколько признавал людей маленький Павлик, настолько взрослые не узнавали его.
   -- Мы же с вами знакомы! -- сказал он Ивану Христианычу, но тот и бровью не повел.
   -- Ложись-ка, расстегни рубашку, -- устало приказал он и присел, пыхтя, подле на табуретке. Молоточком он выстукивал Павла, трубкой выслушивал, потом дал легкий щелчок по носу и проговорил равнодушно: -- Не свинка, а самый маленький поросенок. Через неделю будешь здоров.
   После доктора, во время обеда, в заразное отделение пришли два старых башкира в лоснящихся от грязи халатах и, усмехаясь, лопотали что-то непонятное с двумя больными башкирятами на своем языке. Оба башкиренка были довольны, но когда один из гостей, постарше, поставил на стол длинный горшок с коровьим маслом, башкирята пришли в восторг; в руках у них появились ложки, они позвали Исенгалиева, и ложками стали выгребать из горшка масло, и засовывали его в свои рты, и глотали масло, чавкая с наслаждением. Отцы стояли подле и посмеивались с любовью, между тем как Трифон Николаич неодобрительно крутил головою.
   -- Неужели они коровье масло кушают? -- испуганно спросил его Павел.
   Трифон Николаич все покачивал головою.
   -- Нехристи, они привычные, и желудки у таковых луженые, -- сказал он негромко, но когда получу от нехристей что-то на прощанье, одобрительно крякнул.
   Исенгалиев и Павлику подал ложку масла отведать, но тот не решился.
   -- У меня голова болит, я есть не хочу, -- объяснил он, стараясь отказаться вежливо.
   Но башкиры не обиделись. Накушавшись коровьего масла, они тщательно завязали горшок тряпочкой и потом сели пить чай, очень довольные, поминутно икая.
   Павлику было нечего делать среди дня, и он решил осмотреть заразную палату. Прямо напротив его двери находилась светлая комната с надписью на двери "Аптечная"; вся она была заставлена пузырьками и банками с латинскими ярлыками, на столе лежал роман "Дочь-преступница", испещренный надписями и фигурами. Павлик прочитал из романа про злодейку-дочь, потрогал весы со скрупулами и драхмами и хотел было уйти к себе, как двинулся и обомлел: перед ним стоял Клещухин и угрожающе улыбался зелеными зубами.
   -- Вот я тебя и поймал! -- сказал он и двинулся на Павлика, протянув вперед руки.
   Павлик вскрикнул, юркнул под стол и опрометью бросился к себе.
   Глаза Клещухина были круглы и желты, как порченые сливы.

21

   -- Если хочешь, я тебе почитаю! -- сказал Павлу после обеда Клещухин. Он вырос перед Павликом словно из-под земли и стоял угрюмый, пыхтящий.
   Беспомощно огляделся Павел: Трифона Николаича не было в комнате: он закусывал в аптечной; трое башкир ели на подоконнике свое масло, и он был перед Клещухиным беззащитен.
   -- Иди же, тебе говорят! -- крикнул Клещухин и, схватив Павла за подбородок, больно его ущипнул. -- Ах ты, мерин этакий!
   -- Но я не хочу слушать! -- сказал Павлик, пытаясь освободиться.
   Толстые, как моркови, пальцы держали его за кожу подбородка, и двинуться было очень больно. Мало того, Клещухин, ощерив свои зубы, стал склоняться к Павлику и в то же время поднимал его, защемив подбородок, так что Павлу пришлось подняться на цыпочки.
   -- Теперь хочешь слушать? Хочешь? -- прошипел Клещухин.
   Глаза Павлика налились слезами, слезинки покатились по вспыхнувшим щекам, защемленный подбородок все не мог высвободиться.
   -- Будешь слушать? Хочешь?
   -- Хочу! -- едва слышно пискнул Павлик. Клещухин выпустил его подбородок и толкнул в спину.
   -- То-то! Ступай!
   Раскрыв дверь в скарлатинное отделение, он еще раз толкнул в спину Павла; спотыкаясь, тот добежал до кровати, но потом сейчас же, юркнув в сторону, с громким плачем бросился вон из комнаты.
   -- А, так ты еще хитрить! -- закричал Клещухин и, грузно повернувшись, побежал за ним. Бежал он тяжко, с прерывистым пыхтением, расставляя ноги, как лошадь. И было страшно оглянуться Павлику на своего гонителя. Он вбежал в аптечную, хотел спрятаться под стол; но показалось страшным остаться здесь с Клещухиным, и, обежав вокруг стола, Павлик выскользнул в свою палату. Трое башкир покосились на него удивленно; они засмеялись, когда на пороге появился багровый, взъерошенный Клещухин. Рот его скривился на сторону, тусклые глаза вращались словно катушки.
   -- Ну, вот я теперь тебя взбучу! -- закричал он перед забившимся в угол Павликом.
   Павлик присел в уголке, поставив перед собой табуретку, и смотрел из сумрака глазами затравленного зверька. Расставив руки, надвигался на него Клещухин, но ловким вольтом Павлик двинул ему в колени табуретку и выскочил из угла. Не рассчитавший движения Клещухин качнулся и сейчас же с грохотом покатился на пол.
   -- А, так ты вот... как!.. Вот! -- засипел он, поднявшись, теперь уже бледный, похожий на мешок с мукой. -- Так ты вот что! Постой же!..
   И опять бы выскользнул из его лап ловкий и тоненький Павлик, но в это время пущенная Клещухиным подушка ударила его в затылок, и он, пискнув, растянулся на пороге.
   -- Вот теперь я тебя... тебя!.. -- услышал он над собою скрипучий голос. В глазах его потемнело, он смутно видел, как огромные лапы схватили его.
   -- Пустите меня! Я!.. -- закричал во весь голос Павел, но случилось неожиданное. Павлик стал свободен, подле него Клещухина не было; он поднялся с порога и увидел, что толстый Клещухин лежит на полу, а на нем верхом сидят трое башкир, и среди них молчаливый Исенгалиев, и все трое молчаливо и серьезно хлопают по тучному телу Клещухина кулаками -- по шее, по спине, по затылку. Лица у всех были сосредоточенны и серьезны, точно делали они важное, полезное дело.
   Еще видел Павлик: Клещухин растерянно поднялся на ноги и, выплевывая изо рта кровь, вышел из комнаты, потрясая кулаками.
   Как степные ощерившиеся волчата, смотрели башкиры ему вслед. Узкие раскосые глаза их сверкали остро и дико.
   -- Не дадим тебя обижать!

22

   Медленно и однообразно толчется казенная жизнь; идут дни за днями, исполненные науки и страхов дни; Павлик уже покончил со своей свинкой, он выпущен из лазарета, и снова бежит жизнь, похожая на сон.
   Приходят письма от мамы -- милые, полные ласки письма; мама завела себе календарь и вычеркивает в нем дни за днями. Вот и заморозки, до Рождества остается все меньше и меньше, и, как пленник, дожидается Павел свободы. Бежит утро, наступает день, за ним падает вечер; живет, обедает, учится и боится Павлик; теперь ему уже одиннадцать лет, пошел двенадцатый; он растет и свыкается понемногу с казарменной жизнью пансиона. Главное, чтобы день прошел более сносно, надо было вызубрить положенное -- и кратким, быстросменным казался среди этой зубрежки казенный день. С вечера всего заданного не удавалось пройти, волей-неволей часть откладывалась на утро. Как ни тяжко было вставать во тьме в шесть утра, при скупо светящих лампах, надо было зубрить; ведь вся эта наука проходилась только для мамы.
   После утреннего чая до начала занятий в гимназии оставалось около трех часов, и часы эти были самым лихорадочным моментом в жизни пансиона. Немногие счастливцы могли похвалиться тем, что у них было все приготовлено. Приходилось рассчитывать на "сдувание" и подсказки.
   Время бежит... До отхода в гимназию остались минуты. Везде, даже в старшей занимательной, тоска и смятение...
   Скоро девять; воспитатель соберет свои книги и обойдет пансион дозором в последний раз. А в четверть десятого -- звонок в гимназию.
   Время страхов, обманов, обучения, время единиц.
  
   Звонок. Это уже последний. Мгновенно выпрямляется согнутая и смятенная душа Павлика. Кончились занятия в гимназии; идти, правда, в "клетку" -- в пансион, но все же Чайкин исчез до завтра, и нет этих окриков, насмешек и издевательств; это все вновь появится завтра утром, но сейчас яркий день -- не хочется думать о завтра.
   Торопливо надевает Павлик свое издревле-казенное, серо-зеленое, пахнущее какой-то дезинфекцией пальто. Вот башлык, вот галоши, шапка. Идти до пансиона недалеко, но и в течение этих жалких пяти минут бесконечно любуется он на солнце, на чахлые деревья улицы, на едущих и идущих людей. С шипением растворяются пансионские двери, и старое хранилище казенных вещей поглощает узников. Недолго разбирается Павел в книгах по приходе. Звонят к обеду. Торопливо покончив со скудной пансионской едой, садится он на свою парту и ждет звонка: сейчас на прогулку.
   Звенит колокол, живо собираются пансионеры. Здесь уже нет той медленности, которая присуща сборам в гимназию. Нет приключений, нет "калошного топота" и "изводки" воспитателей. Надо идти гулять на Большую Садовую.
   Попарно, по росту, все от мала до велика, выходят из пансиона. Нет, не помнит Павлик, что завтра уроки и прежние мучения. Украдкой посматривает он на часы: "Ах, если бы время остановилось!"
   В самом деле, в пансионе все напоминает о зубристике... а здесь, на улицах, светло, нарядно и ярко. Что же из того, что зимою холодно, а осенью дожди? На улицах масса гуляющих, попадаются знакомые... "Бараны, бараны!" -- насмешливо говорят встречные гимназисты. Не обижается Павел: "баранами" зовут они пансионеров за то, что те гуляют кучами, как стадо. Что же из того, что кучами? Лишь бы гулять. Вот идут барышни. Павликова пара, апатичный Исенгалиев, буреет; с угрюмым восхищением он кланяется одной из барышень. "Кто? кто?" -- осыпают его вопросами. Кругом улыбаются, шутят, завидуют, вспоминают. Еще гимназисточка, ее волосы золотятся. А вот сразу две, они обе невольно приковывают внимание: тонкие, строгие черты лица, черные волосы, под атласными бровями пугливо-черные глаза... Одна совсем ребенок. Она хочет посмотреть на Павлика и наивно-опечаленно прислоняет к лицу маленькие пальчики, точно чешется у нее глаз.
   -- Ленев, тебе кланяются!
   И вздрагивает Павлик, и бледнеет, и тревожно оборачивается. Ведь это же Тася Тышкевич, снова она, эта тихая, неулыбающаяся рождественская vis-a-vis; снова судьба приводит к нему ее, и снова так жутко и непонятно он отходит от нее, весь стремясь к ней душою; не признает ее и отталкивает, и стремится, и отдаляет... "Что это, что?" Тихо никнет сердце. Отчего это бывает так?.. Ведь он же любит ее, он полюбил ее с первого взгляда, и она тоже любит его, и они -- один для другого, а вот идут мимо друг друга и разлучаются, и он сам, весь стремящийся к ней, сам разделяет себя от нее.
   Оборачивается Павлик и смотрит вслед, а она уже отошла, и лишь веет издали, как голубиное крыло, белая ленточка шляпки.

23

   Приходит в себя Павлик. Он на улице, он выбился из пары, и дядька Лаврентий, угрюмо выговаривая, ставит его "в ранжир". Взглядывает он на свою молчаливую "пару". Этот желтолицый Исенгалиев, значит, вовсе не такой сонный и равнодушный, каким представляется на первый взгляд: недавно мимо него прошла его знакомая барышня, и лицо Исенгалиева побурело, он поспешил поклониться. Значит, и в самом деле существует на свете любовь, если этот долговязый Исенгалиев кланяется барышням и краснеет при этом?
   Теперь Павлик думает об Исенгалиеве. Как он заступился за него, когда на него напал этот зверский Клещухин. Теперь Клещухин не пристает к Павлику, видно, здорово его поколотили башкиры, но ведь своим спасением он обязан Исенгалиеву. Павлик с расположением оглядывает его рябое лицо. Он мог бы, пожалуй, даже подружиться с ним.
   -- А ведь мы бы могли подружиться с вами, Исенгалиев! -- внезапно говорит Павлик и краснеет. -- Мы ходим в паре и могли бы подружиться.
   -- Что же, давай подружимся, -- сонно соглашается башкир.
   Он еще хочет что-то прибавить, но внезапно по рядам гуляющих прокатывается волнение: покрасневший воспитатель бросается к пансионерам, как цепной пес.
   -- Ровнее, ровнее! -- говорит он. На тротуаре показывается старый, похожий на сыча, окружной инспектор Котовский.
   -- Дядька, рядами! Стройней ведите! -- шипит на Мортирина воспитатель.
   Синие фуражки с веточками поднимаются над головами пансионеров. Окружной инспектор кланяется и, стараясь сделать импозантное лицо, строит такие гримасы, словно жует лимоны. Ярко блестят на солнце форменные пуговицы его пальто; веет парусом изжелта-сивая борода.
   Но вот начальство удалилось; перед глазами пансионеров театр. Маленькое желто-серое здание, напоминающее ренсковый погреб. Сколько разговоров возбуждает один только вид театра!
   -- Эх, сходить бы! -- говорят старшие. -- Смотрите: бенефис Стратоновой. "Адская любовь". Господа, собираемтесь!
   -- Инспектор не пустит: "Адская любовь".
   -- Пустит, чего там! Проси воспитателя.
   Кто-нибудь из "любимцев" обращается к воспитателю:
   -- Василий Павлович, попросите.
   Воспитатель почти всегда пугается.
   -- Да как я... -- мямлит он. -- Да вы знаете, какой инспектор... Да он не любит...
   -- Нет уж, пожалуйста, ради бога...
   -- Да вон там какая-то "Адская любовь"... "Адская"... Надо спросить священника. Я не знаю.
   -- Это самая обыкновенная оперетка... -- говорит кто-то из видавших ее на сцене. -- Там ничего нет опасного...
   -- Пошлите уж, пошлите, -- тревожно соглашается воспитатель. -- Может быть, разрешит. Только писать я не буду...
   И вздрагивает воспитатель. На тротуаре внезапно показывается сам попечитель учебного округа. Глаза воспитателя остекленели, руки дрожат.
   -- В-ваше... превосходительство! -- говорит он тоном умирающего восхищения.
   Попечитель останавливается. Останавливается все. Кажется, остановились пешеходы, остановились экипажи, остановилось самое солнце... Остановилось все.
   -- А-а... -- негромко говорит попечитель и смотрит куда-то вниз, себе под ноги. Серый замшевый палец с благоговением держится трясущейся рукой воспитателя. Попечитель останавливается и молчит. Молчит все.
   Внезапно попечитель вскидывает голову.
   -- А вы не на Екатерининском поле?
   Мгновение -- и след попечителя простыл. Точно вознесся он на облака или провалился в преисподнюю. Никого не видно. Но что это?.. Лицо воспитателя покрылось смертельной бледностью, глаза блуждают, руки дрожат.
   -- На-а-зад! На-а-зад! -- хрипло бормочет он и растерянно дергает губами. -- Скорей!.. Скорей!..
   Дядька торопливо поворачивает малышей вспять.
   Пансионеры идут на Екатерининское поле.
   Все оживление пропадает: на Екатерининское поле -- такая скука! Неизвестно, в каких видах купило начальство в конце города кусок земли и наставило там шестов для гимнастики. Поэтому оно и требует, чтобы подчиненные веселились там. "Веселись" -- ничего не поделаешь.
   С бранью и покорами плетутся на "царицыно поле" пансионеры. День испорчен. И надо было попасться на дороге этому попечителю!
   Поплутав среди "виселиц" и гимнастических шестов Екатерининского поля, усталые и недовольные возвращаются в пансион. Настроение не улучшается: наступает время зубристики.

24

   Идет исполненная волнений, печали и страхов учебная жизнь. Павлик растет. Ему уже тринадцать лет, он в третьем классе гимназии. Как это промелькнуло время? Ведь, кажется, только вчера уехала мама, только вчера привел его в пансион седобородый Александр, а Павлик уже в третьем классе. Три года прошли как во сне, на сон похожие.
   Отчего это три года -- как сон? Разве и сама жизнь и учение в гимназии были сном, тяжким и одурманенным?
   Бежали дни и часы, бежали недели и месяцы -- и останавливалось на них внимание только два раза в год: зимою, на Рождестве, когда приезжала мама, и весною, когда уезжал Павлик в деревню.
   Уже три раза впечатления города сменялись деревенскими. Три раза повидал гимназист Павлик старый дедовский дом, три лета в нем прожил, но не осталось в нем памяти ко всему происходившему в то время в деревне. То ли гимназия так придавливала, что не успевала согнутая душа за два месяца распуститься; то ли что в деревне все было в те годы спокойное и ровное: не было ни Феди блаженного, ни странного дяди Евгения, ни бледнолицей золотоволосой женщины, которая так запомнилась Павлику... Рассказывала тетка Анфа, что мужа Антонины Эрастовны перевели куда-то за четыреста верст, рассказывала втихомолку, что дядя Евгений Павлович с рыжебородым земским "на клочья подрался", что потом его после драки долго лечили, и теперь он жил на Кавказе, "здоровье поправлял".
   Не оказалось в деревенском доме и Пашки; зимою рассчитала тетка Анфиса ее мать-прачку за какую-то провинность, и ушла вместе с матерью и рябая Пашка, и жили они у какого-то "деверя" в деревне Ольховке.
   Слово "Ольховка" заставило было забиться прежним волнением сердце Павлика. Ведь там, у бабушки Александры Дмитриевны, жила кузина Лина, кузина Линочка, которая сначала его не оценила, а потом, после поэмы о Гаттоне-епископе, поцеловала в щеку. С этой кузиной у него бывали и разговоры, и если их беседам мешал своей грубостью кадет Гриша Ольховский, то все же чувство дружбы начинало подкрадываться в ее прежнюю холодность, теперь бы повидаться с ней, посмотреть на нее...
   Но, как нарочно, была опустошена в эти три года и вся жизнь деревни: не было кузины Лины в Ольховке, жила она теми летами у дедушки-генерала в Ташкенте, того дедушки, который имел там два дома и четыре тысячи на имя Лины в банк положил.
   И об этом обо всем узнавал Павлик от той же толстой тетки Анфисы. Она была источником всяких сведений, слухов и справок. За три года последних она еще пуще растолстела, но встречала Павлика все в том же капоте, только становился он, замечал Павел, короче и короче и обнаруживал грязные заплатанные теткины башмаки.
   И лишь одно по-прежнему овеивало радостью сердце Павлика в эти приезды: как и в первый день явления в деревню, в прохладном летнем небе тучами пролетали грачи и галки, и слышал Павлик эти пестрые, беспрестанные болтливые крики, и снова невнятной радостью осеняло душу, и хотелось смеяться и широко дышать.
   И смеялся Павел, и бегал по двору; но появлялся в это время как по команде старый дед в халате, с выпученными рачьими глазами, и стучал по перилам крыльца костяшкой обрубленного пальца, неприятно крича.
   Горько, уныло становилось от этого на сердце Павлика. Вид старого пучеглазого деда пугал его и гнал с сердца радость. Радостно ли было, что старик сумасшедший на галок кричал!
   Не очень любовно осматривал Павлик-гимназист и дом дедовский, и комнату свою, где устраивал он, до гимназии, свой диковинный музей. Отходил он, подрастая, от детской забавы, неинтересны теперь были Павлику все эти железки и жестянки; не привлекли внимания и развешанные по стенам дедовские портреты, и те висели косо, зловеще и угрюмо, с запыленными старческими глазами. Образовалась щель или пустота в жизни -- и эту щель было нечем заполнить. В гимназии и пансионе время заполнялось уроками и страхом, теперь не было ни того, ни другого; чуть даже не пожалел Павлик, что нет всего этого: чем бы заняться на эти два месяца, что предпринять, чтобы время прошло?
   Он даже признался матери:
   -- Мне что-то скучно здесь, мамочка, я не знаю, чем время заполнить.
   И покачала головою мама, и морщинки собрались вокруг ее глаз.
   -- Все это оттого, что ты один, мой маленький, я давно думаю об этом: нет у тебя никого.
   -- Нет же, мама, мне не скучно, мне вовсе не скучно! -- поспешил он уверить маму, подумав, что он обидел ее, свою единственную, самую дорогую на свете. -- Уверяю тебя, мамочка, что мне вовсе не скучно с тобой!
   -- Разве съездить к Грише Ольховскому! -- сказала тут же мама. -- Теперь Линочки нет, Линочка в Ташкенте, но Гриша будет очень рад повидаться с тобой.
   Но Павлику стыдно было, что он маму обидел, и он отказывался от поездки. Однако на второе лето они съездили в Ольховку, правда, помня прежнее, там не ночевали, но так серо и скучно было без Лины, что сама Елизавета Николаевна поспешила увезти сына домой.
   Оставаясь все время один, пристрастился к чтению Павел И вообще он любил читать, но в старом доме сохранилась дедовская библиотека. "Аммалат-Бек" -- полные страхов и приключений повести Марлинского захватывали сердце. Марлинский нравился Павлику больше Гоголя и Пушкина, но когда случайно в ящике с дедовскими киверами он нашел "Дворянское гнездо", "Асю" и "Дым", вдруг отошли и стерлись воинственные повести; чистая сказка души человеческой пленяла и очаровывала, и три лета в сладком плену тургеневского слова прожила Павликова душа.
   А зимы, весны и осени поглощал город. Под конец лета оттаивало запуганное и смятое казенной мудростью сердце; но подходил август -- и являлась гимназия с ее пансионом; лета было только два месяца, а городских зим, учений и страхов -- десять.
   Побеждали десять, выбирали из сердца тихие мечтания и наполняли спешной казарменной былью. Быльем порастала за зиму и осень душа неокрепшая. Стиралось то, чем зацветала душа летними вечерами; казенный махровый цвет оплетал вязью сердце, и смолкало оно, стиснутое камнями пансиона.
   Серая, умудряющая, давно одобренная жизнь властвовала над всем. Уж не деревенский был Павлик, он был городской.

25

   Лишь двумя "светлыми минутами" отмечает память Павлика долгую и серую жизнь пансиона: "красным флагом" и театром.
   Суров был климат той страны, где родился Павел. Не редкость бывала там тридцатиградусная стужа -- и вот распоряжением попечителя было отменено хождение в гимназию в дни сильных морозов. На городских каланчах выкидывался красный флаг, и в тот день учащиеся освобождались от гимназии. Как оживлялся в те дни казенный пансион!
   Еще накануне, перед отходом ко сну, шли разговоры о количестве градусов; кто-нибудь из проснувшихся ночью непременно подходил к термометру за окном "умывалки": нет ли желаемой цифры? Утром первый взгляд, конечно, на окна.
   -- Смотрите, как заледенели! -- в восторге шепчет кто-то.
   -- Не будем! Не будем! -- ликуют в разных углах.
   За утренним чаем не сидится: вдруг переменится температура, стихнет ветер... Мало ли что может случиться!
   Старшие воспитанники отправляются в швейцарскую.
   -- Что, Иван, сильный ветер?
   -- С ног валит, так и рвет.
   -- Слава Цицерону.
   Старшие разносят благую весть.
   Принимается она радостно, но все еще с неуверенностью. До отхода в гимназию еще почти два часа -- вдруг температура переменится, стихнет ветер...
   Проходит еще четверть часа. В коридоре, у термометра, гудит толпа.
   -- Чиркните спичку, -- бормочет кто-то. -- Плохо видно.
   -- Двадцать пять градусов, господа бараны! Ей-богу!
   -- Врете вы все. Петров, посмотрите! Васильеву верить нельзя.
   -- Даже около двадцати шести. Пустите, черти, раздавили!
   К толпе подходит один из дядек.
   -- Господа, разойдитесь, -- говорит он. -- Сейчас придет воспитатель, увидит. Нехорошо.
   На него никто не обращает внимания. Дядька удаляется донести воспитателю.
   -- Разойдитесь, разойдитесь! -- кричит воспитатель, подбегая.
   Мелкота прыскает в разные стороны. Остаются только те, которые посмелее.
   -- И как не совестно! -- огорченно говорит воспитатель и морщит нос. -- Ведь большие... Ну, уж и любите вы поучиться, нечего сказать!
   На него исподтишка бросают злобные взгляды. Поучиться -- это значит получать единицы, "без матраца", "без ужина", терзаться душой и телом.
   -- Господа, флаг! -- вдруг выкрикивает кто-то дрогнувшим голосом.
   Происходит смятение. Все разом бросаются к окну. Давка и крики. Все спешат удостовериться лично.
   -- Флаг! Флаг! -- разносится по пансиону.
   В самом деле, на каланче, на ветру, бьется спасительная красная тряпочка.
   -- Ур-ра! -- громко катится по пансиону.
   Воспитанники куда-то бегут, обнимаются, швыряют в разные стороны книжки и кричат восторженно:
   -- Красный флаг!
   В одной из "занимательных" раздается оглушительный треск: то разом, по команде, приподняты и брошены крышки парт. Это называлось "дать салют", "дать пушечный выстрел" по случаю торжества.
   Побледневший воспитатель вихрем уносится в сопровождении "адъютантов" на выстрел.
   -- Безобразие! Безобразие! -- кричит он. -- Кто стучал?
   Конечно, полное молчание. Воспитатель входит в следующую "занимательную". Вдогонку несется громогласная песня:
  
   По у-лицам хо-дила
   Боль-шая кроко-ди-ла...
  
   В бешенстве воспитатель бросается назад...
   -- Кто пел?..
   Опять молчание. Только если в это время оказывается дежурным воспитатель Щелкун, из задних рядов начинается чуть уловимое щелканье языками. Щелканье ведется мастерски: по лицам нельзя отгадать, кто именно щелкает... Услышав щелканье, воспитатель бледнеет.
   -- Пощелкайте, пощелкайте, я подожду, -- говорит он и садится. Но в это время в следующей "занимательной" слышится второй залп, и воспитатель с бранью уносится к "бомбардирам".
   Старшие гимназисты уже в буфетной комнате. Звенят серебряные деньги. Служителей посылают за чаем, за булками, за сахаром и колбасой. Поспешно стаскивают служители в обеденной комнате со столов скатерти: будут пить пансионеры праздничный чай; а так как торжество вне программы, то скатертей не полагается.
   Но их и не ищут. Уже собраны деньги на угощение. За рядом столов размещаются пирующие. Угрюмый воспитатель отсутствует. За столами шумно и весело. Здесь не чинятся говорить, смеяться и петь. В большие груды свалены плюшки, пончики и сахарные кренделя. Тарелок и салфеток не дается, -- внепрограммный чай.
   За завтраком и обедом к казенному не прикасаются; хоть один день без казенного!.. Утрами достают служители из-под кроватей старших опорожненные "сороковки".

24

   "Театр!" Это слово было лучом в жизни пансиона.
   Разрешение купить ложу в театр давалось инспектором редко. Нужно было, чтобы пьеса входила "в круг предначертаний", чтобы воспитанники заслуживали подобного удовольствия и чтобы инспектор находился в фазе благоволения... Когда же все требуемые условия складывались для гимназистов благоприятно и проносилось "разрешаю" инспектора, радостям не было конца.
   Тотчас же на извозчике посылался за ложей дядька. Без дядьки пансионеров, разумеется, не отпускали. В крохотную ложу провинциального театрика набивалось порою свыше дюжины гимназистов.
   Живо откладываются книжки. Не выучил всего -- верно; завтра будет трудно -- тоже верно. Возвращаться во втором часу ночи, а вставать в шесть... Нет, не думается, все в сторону... Только бы на несколько часов отойти от казенной руки.
   Вот семь часов. Половина восьмого.
   -- Лаврентий, что же?
   -- Воспитатель просматривает список.
   -- Опоздаем!
   -- Конечно, опоздаем. Сельдерей. Пучеглазый.
   -- Господа, знаете, инспектор пришел.
   Питомцы ежатся: вдруг раздумает? Вдруг кого-нибудь исключит?
   Робко и молитвенно смотрят они на инспектора, коридором проходят как мыши и неслышно надевают пальто. Инспектор смотрит через очки. Только бы пронесло мимо!
   Вот уже выстроились попарно. Выходит воспитатель с бумажкой. При инспекторе он хмурится особенно деловито и считает театралов парами, как гусей.
   -- Пара, две, четыре... четырнадцать... Все верно.
   Улыбающийся швейцар (милый швейцар!) спешно распахивает двери.
   Выходят, вышли, вот на свободе. Робко мигают милые керосиновые фонари. Тихо смотрят милые кургузые деревья. Сколько вокруг фланирующей публики! Все веселы, оживлены. Как хорошо на свободе и как темно в тюрьме! Мигают театральные фонари. Улыбается за окошечком счастливый кассир. Театральный сторож кивает гимназистам. Милый сторож! Как хорошо пахнет в театре керосиновыми лампами! Торопливо сбрасывают пансионеры в углу ложи свои шапки, галоши и пальто. Что ж из того, что шапка лежит рядом с галошами? Сейчас начнется представление.
   -- Купили ли афишу? -- спрашивает кто-то тревожно.
   -- Купили, конечно; вот она. Господа, не раздавите маленьких.
   Малюток не забывают. Малютки сидят на стульях, остальные стоят.
   Что такое? "Продавец птиц"... Говорят, хорошая оперетка.
   -- Инспектор меня спрашивает, -- говорит улыбающийся дядька Лаврентий: "Не знаете ли вы, что такое "Продавец птиц"? Я говорю: "Так, ничего, птиц, говорю, продают, смотреть можно".
   Лаврентий, конечно, прихвастнул и желает понравиться, но сейчас поднимется занавес!
   -- Господа, пожалуйста, не аплодируйте, -- просит дядька. -- Мне нагорит, да и вас пускать не будут.
   -- Хорошо, хорошо! А что, Вольская участвует?
   -- Ну, конечно же!.. Вот!
   Средние пансионеры с завистью смотрят на старших: до них что-то доходит! Как-то раз Сидорчук говорил: "Вольская врезалась в Трубина! Трубин был у нее в номерах".
   С завистливой гордостью все смотрят на читающего афишу Трубина. В него врезалась сама примадонна!
   Однако поднимается занавес. Сколько женщин, и все в коротких юбках, и все поют.
   Помнит Павлик: чаще всего воспитанников пускали на оперетки. В городе не было постоянной труппы, современных драм начальство не любило, и в результате самой безобидной являлась оперетка; к оперетке был развит в пансионерах вкус. Они распевали веселые мотивы, танцевали канканы, и познакомиться с опереточной актрисой считалось среди подростков высшим шиком.
   Поднялся занавес. Раскрашенные барышни умело двигают ногами, облеченными в трико; вот, бесцеремонно шлепая девиц "по крупам", появляется толстый комик. Потрясая четырехугольным животом, он поет куплеты про неверных жен.
   -- Браво! Бис! -- оглушительно кричат пансионеры. Забыты увещания дядьки; аплодируя вовсю, питомцы гимназии не сводят глаз со своего любимца.
   Антракт. Долго вызывают пансионеры тучного куплетиста. Народ направился из залы в театральное фойе. С завистью проходят воспитанники мимо. Там пьют кофе, едят пирожки и фрукты... Нижним чинам, собакам и гимназистам входить воспрещено. Вот кто-то из товарищей -- счастливец! -- встретил среди знакомых желтенькую барышню и ходит с нею рядом по коридору, рассказывая смешное. Он так счастлив, что совершенно не замечает простых смертных и все говорит, пощипывая усы... Что это?.. В стороне мелькнуло белое строгое платье. Маленькие белые туфельки, мягкий, печально-звенящий голос, невнятно-горько призывающие глаза, вьющиеся волосы, полные кроткого, непорочного блеска... Неужели снова!.. Один миг -- и конец, уже идут в пансион, спектакль кончился.
   Моросит дождь. Уныло плетутся по неровному тротуару пансионеры. "И зачем было идти?" Вот второй час. В шесть вставать... Не готовы и уроки... теоремы... Чайкин... Ах, скверно!..
   Злые и молчаливые, раздеваются они в швейцарской и хмуро идут по голой каменной лестнице во второй этаж, в спальные комнаты... Как тяжело! Вот в углу коридора сидит с бледным, истомленным лицом ночной сторож, капрал. Подле него на столике старые железные очки, залистанная книжка, часы с будильником. Устало-равнодушно смотрит он на пансионеров; сидел он вчера, третьего дня, год тому назад, пять и двадцать лет... и будет еще сидеть -- и завтра, и послезавтра, и через месяц, и через два года, пока не умрет или не прогонят. Сколько видел он ученических смен! На его глазах в пансион поступали, учились, росли, выходили; появлялись другие, учились, томились, умирали и опять приходили... Всегда к слову "капрал" прислаивалось в пансионе что-то тяжкое и пугающее. Воспитанники не знали ни его имени, ни того, откуда он явился; знали только, что был он капрал, что были у него угрюмые глаза, черные косматые брови, опущенная книзу голова и длинная белая борода лопатой... Про капрала говорили также, что на одном его ночном дежурстве бросился вниз с лестницы гимназист Вельский. Говорили про него, что на каком-то заводе у него убило двух сыновей. За что? Никто не знал.
   С нервною дрожью залезает Павлик под колючее казенное одеяло. Он взглянул на часы: уже два. Спать можно только четыре часа! Уроки не приготовлены, завтра математика... Чайкин... Ах, плохо! И зачем было ходить в театр?
   Тихо. Спящие говорят что-то сонными голосами. Вот вскрикнули... У кого-то упала подушка. Вот встает кто-то белый... Лучше закрыться с головой. Темно. Милая мама, родная! Спишь ли ты? Или, быть может, тихо шепчешь свои молитвы? Ты далеко, за сто верст... А здесь так холодно, так чуждо... Мама, да слышишь ли ты?..
   Чу, шорох. Белое строгое платье, смуглые щеки, священно-белые туфельки легко скользят по паркету. Медленно подходит Павлик. Сердце его напоено ужасом и преклонением. Что это? Она снова? Снова Тася?
   Невнятно-горько, точно с укором, призывают взгляды. "Да что же я могу сделать, что?" -- жутко и растерянно шепчет Павлик, и его сердце никнет. Без улыбки цветут эти девичьи губы. Синева окружила тенями строгие, непорочные глаза. Отчего только случаем вспоминается это в жутком мареве жизни? Отчего только жуткое ее близко, а все озаренное далеко, как небо? Отчего жизнь -- не радость, а страх? Отчего сердце под ее приказом трепещет?..
   Точно музыка звенит строгий девственный голос, точно звезды с вешнего неба сияют глаза. Где же ты, звездочка? Почему покатилась?
   Чужие, мы любим друг друга -- и навсегда чужие, мы сошлись, мы родились один для другой -- и вот разделены навсегда. Только раз в жизни сошлись, и сразу сблизились, и затем должны расстаться. Зачем жизнь такова, когда будет иной?
   Отчего так повеяно этим сердце тринадцатилетнего? Отчего все это бывает в жизни так?
   Пробуждается пансион.

27

   Осенью, когда Павлику предстояло учиться уже в четвертом классе, мама, приехав с ним из деревни, сказала:
   -- Знаешь что, Павлик (она не говорила теперь "маленький": четырехклассник мог справедливо обидеться), мне сказала тетя Фима, что она была бы рада тебя видеть у них по праздникам. Можно было бы устроить, чтобы тебя пускали по воскресеньям к ним в отпуск. Хочешь ли ты?
   Павлик прежде всего покраснел. Теперь, от неизвестных причин, он всегда краснел, мгновенно и крепко, как только кто-либо, даже мама, обращался к нему с внезапным вопросом. Стоило только обратиться к Павлу на людях -- и сейчас же смуглые щеки его розовели, хмурились брови и, словно стыдом и страхом одетые, темнели ореховые глаза. И теперь Павлик покраснел при вопросе мамы, но ведь были и основания: правда, много воды утекло с тех пор, но ведь из семьи тети Фимы он ушел невозвратно. Нельзя было забыть, как он раз ударил Стася да еще здорово поколотил такую воспитанную барышню, как Нелли. Правда, и Нелли была виновата: она тайком похитила его письмо и пыталась прочесть его, но Павлик стукнул ее кулаком в спину, тут было не до того, чтобы в отпуск ходить.
   -- Нет, мама, -- ответил он матери серьезно, деловито и опять покраснел. -- Ходить в отпуск по праздникам я стал бы с удовольствием, но в данном случае я предпочел бы (Павлик теперь, на правах взрослого, мог выражаться уже по хрестоматиям, изысканно) тетю Нату, да.
   Елизавета Николаевна не стала спорить. В сущности, у тети Наты было бы также хорошо, ей не хотелось только, чтобы Павел по праздникам оставался в пансионе.
   -- Притом я стал бы оттого еще охотно удаляться в отпуск, что уж очень заставляют нас ходить в церковь ко всенощным и обедням, -- объяснил он еще.
   Посмотрела ему в глаза -- и опять не прекословила: надо же было уважать взгляды тринадцатилетнего гимназиста, ведь в ноябре ему минет уже четырнадцать.
   Нетрудно было устроить отпуск из пансиона. Сама тетя Ната оказалась в восторге, а начальство не препятствовало: Павлик переходил из класса в класс с наградами и все время был, несмотря на математику, одним из первых учеников.
   На этот раз Елизавета Николаевна уезжала к себе более спокойная: теперь можно было сыну проводить праздники в семье тети Наты, а кроме того, было закуплено Павлом двадцать восемь конвертов для еженедельных писем. И уж не оставался по праздникам Павлик в стенах пансионата. В субботу, в четыре часа, он получал от воспитателя отпускной билет и покидал заведение до пяти часов воскресного дня.
   Все нашли в семье тети Наты, что Павлик очень вырос в деревне за последнее лето. Теперь это был "средний", то есть ни в каком случае не "младший", гимназистик, тоненький юноша в казенной блузке, которую ему перешивала тайком "для красоты" сама мама, с поясом при бляшке, с новенькими, купленными тоже мамой, серебряными веточками на фуражке, в франтовских поскрипывающих сапожках, которые чистил он сам.
   Всегда лицо у него было смуглое, от летнего же солнца оно так загорело, что не без основания обидчики называли его арапчонком. Употреблялось и еще одно, прежнее название, и шло оно больше от барышень, от институток: Кис-Кис; наконец, имелось и третье, но оно было неприличным, и его Павел скрывал: самые злые люди называли его черномазой Жучкой.
   Коричневые глаза Павлика темнели и становились злыми, когда недруги обзывали его Жучкой. Ведь Жучка была собака, простая собачонка черного цвета, а он, Павлик, был гимназистом четвертого класса, умел читать повести и поэмы и даже -- признаться ли? -- сочинял стихи.
   Его смуглое лицо, с черными бровями, с прямыми и хрупкими чертами, с алыми губами, похожими на вишенки, с крутым непорочным подбородком, теперь еще больше привлекало внимание барышень -- гимназисток и институток. Ну, к тому же и прибавить следовало: в петличке блузы у Павлика теперь (по праздникам) виднелась палочка золотой (маминой) цепочки, а в пансионском сундучке хранился, преследуемый начальством, цветочный одеколон "Gardin de la Rein" [Сад королевы -- франц.].
   И Кисюсь, и Мисюсь, за три года выросшие мало, были очарованы Павликом, когда он явился к ним на праздник, а кадетик Степа, которому теперь уже было пятнадцать, одобрительно, военным жестом, похлопал его по плечу.
   -- Ты совсем стал молодчичина, Павел! -- явно подражая отцу, проговорил он.
   Мисюсь и Кисюсь по-прежнему держались за руки Павлика и осматривали его влюбленными глазами.
   -- Кажется, у него уже усы вырастают! -- сказала Мисюсь, а Кисюсь обиделась, что не ей первой удалось приметить это. Однако удостовериться в этом было еще нельзя, хотя Павлик и проводил порою по верхней губе указательным пальцем.

28

   Новое открылось в пансионской жизни Павлика: дружба с другом. Так это и называлось в гимназии: "подружиться с другом". Каждый порядочный гимназист был должен иметь друга; но уж обязательно было это для пансионера: жить одинокому в каменных стенах!
   И вот Павлик подружился. Странно ему было признать это, но прежде всего он подружился со своей молчаливой "парой", рябым башкиром Исенгалиевым.
   Неизвестно, как сложилась эта дружба; должно быть, прежде всего из хождения в "парах" на прогулке; хоть и не любил говорить Исенгалиев, но нельзя было сохранять молчание в течение полутора часов, и постепенно привык к разговорам молчаливый башкир.
   Беседы его прежде всего касались родины. Мало-помалу знакомился Павлик с жизнью своеобразного края, тихо угасавшего под немым безжалостным солнцем среди обглоданных гор. Неслышные, как тени, проходили перед взором Павлика типы народа, отброшенного от своего быта, от старины, от свободного уклада и разоренного сворой колонизаторов, цепью усердных генералов.
   При воспоминании о былом зажигались угрюмые глаза Исенгалиева; лицо его бурело и покрывалось пятнами: как жили -- и как теперь живут. Отняли родной чувал (очаг), деревни приказывали строить крестом, обворовывали, поили водкой, много обижался башкирский народ.
   Он старше был Павла, этот сумрачный башкир. Голодная и холодная жизнь дома приучила его к угрюмости; но порою распускалось под мягкими улыбками глаз Павлика дикое степное сердце, почувствовавшее друга в чужом, в белом, который от обидчиков. За доверием шла привязанность, за привязанностью -- дружба, и в ней сторожко, но полно раскрывалась библейски-страдная жизнь степняка. Отец -- угольщик. У матери волки отгрызли два пальца, когда она собирала хворост в лесу; едят просо с кислым молоком; в избе вместо стекол -- бычьи пузыри.
   -- Где же стада, где кочевья? -- спрашивает Павел.
   -- Все кончал, все отнято. Мулла велит молиться за царя...
   Подолгу рассказывал Исенгалиев Павлику; иногда и ночами шептались они перед отходом ко сну; смеялись товарищи: подружиться с угольщиком! Что могло быть общего у стройного, смуглого, мечтательного Павлика с рябым долговязым башкиром!
   -- Надо непременно, чтобы друг был красивым и ловким и чтобы девушки любили его, -- сказал раз Павлику киргиз Умитбаев -- тот Умитбаев, который так обидел Павла в первое его появление в пансионской умывалке. -- Я хочу, чтоб друг мой был красивым, и поэтому мне надо подружиться с тобой.
   Ничего не имел против этой дружбы Павлик. Умитбаев был в самом деле очень красивый и ловкий; он так отлично вальсировал, что француз, учитель танцев, считал его "звездою пансиона". Насколько Исенгалиев был неловок и неповоротлив, настолько Умитбаев изящен и красив. Его отец был богат, считался ханом; платье Умитбаев носил заказное, постоянно покупал на свои деньги сластей и слыл в пансионе богачом и любимцем. Предложение дружбы даже польстило Павлику.
   Подружился с Умитбаевым он. Обнявшись, по пансионскому обычаю, за пояса, они долго расхаживали в свободное время по коридорам пансиона, и рябой Исенгалиев жалобными глазами следил за Павликом, изменившим ему.
   В противоположность башкиру, киргиз говорил совсем о другом. Не о забытой родине, не о разоренной земле, он рассказывал о девушках и о любви их к нему, о скачках в степях, охотах и разных опасных встречах в горах.
   -- За мной раз по степи гналась беременная волчица, -- рассказывал он. -- Живот у нее висел, она не могла быстро бегать и была голодна. В руках у меня ружья не было: была только веревка с петлей, которую мы умеем бросать на лошадей. Я бросил ее и захлестнул на шее волчицы и потянул за собою. Волчица задохлась, и я принес ее в кибитку отца. Когда отец распорол ее, в животе у нее были мертвые маленькие.
   Умитбаев смеялся, и жутким казался Павлику его смех, но яркое ощущение силы притягивало его к киргизу.
   Странными и манящими казались Павлику и рассказы Умитбаева о степных девушках.
   -- Весною у нас скачки бывают. И девушки, и джигиты скачут вперегонки вместе на неоседланных лошадях. Девушки скачут, а джигиты их догоняют, и кто догнал, имеет право схватить девушку и пересадить ее к себе, на свою лошадь, перед собой. И джигит нагоняет девушку и схватывает ее за грудь. Это позволяется, это ничего. Такой праздник у нас в степи весною...
   Глаза Умитбаева начинали блестеть при этих воспоминаниях, кровь приливала к щекам, лицо бурело и становилось бронзовым. Острое тревожное ощущение тайного стыда охватывало во время рассказов душу Павлика. Но в то же время что-то словно все звало слушать. И не мог понять себя Павлик, понять причин своего любопытства и волнения, но казался ему Умитбаев в эти минуты и зверским, и привлекательным. На красивого зверя походил он -- зверя, который жил под солнцем и дышал вольно, неиспуганно и ходил по целинам.

29

   Раз утром, поднявшись в половине шестого, до звонка, Павлик начал одеваться. Вечером он был в театре, вернулись в два часа, сон не шел, к тому же надо было приготовиться по математике.
   Стараясь никого не разбудить, Павлик тихо шел к умывалке. Там были уже двое. Заглянув в дверь, Павлик увидел: не умывались они, эти пансионеры, большой и маленький, но сидели, притаясь у стенки, за чаном, на скамье. Ничего не подозревая, он хотел было хлопнуть в ладоши, но ощутил: руку его кто-то осторожно схватил сзади и задержал.
   -- Молчи, тише! -- сказал Умитбаев. Он также стоял в дверях. -- Здесь двое, я хочу посмотреть!
   Павлик вгляделся в изумлении. Да, были двое -- большой и маленький: голубоглазый Пищиков и ужасный Клещухин. Слабо охнув, Павлик подался к двери.
   -- Тише! -- жутко повторил Умитбаев.
   Павлик стоял в оцепенении. Он уже совсем забыл про этого ужасного, с рыбьими глазами. После той взбучки, которую раз задали Клещухину башкирята, он оставил Павлика в покое, не приставал к нему, даже не показывался на глаза и словно стерся во внимании Павлика. Учились они по разным "занимательным", спали в разных спальнях. Правда, порою Павлу приходилось сталкиваться с Клещухиным в раздевальной, когда отправлялись в гимназию, но Клещухин все время делал вид, что не замечает Павлика; его мертвые глаза скашивались в сторону, он даже не толкал Павлика, как все обычно толкались, а обходил: урок был ему на пользу.
   -- Вот проклятый, вот собака! -- словно задыхаясь, прошептал около него Умитбаев.
   Старый размоченный паркет треснул под его ногой. Павлик увидел, как пугливо вскочил маленький Пищиков и бросился прочь. Перед Павлом и Умитбаевым оказался один Клещухин.
   -- Что это вы делаете здесь? Двое? -- жутко и раздельно спросил Умитбаев и угрожающе двинулся.
   Пожелтевшее на несколько мгновений лицо Клещухина стало худеть, словно вода, наполнявшая его щеки, начала стекать куда-то к шее.
   -- А тебе что за дело? -- так же негромко спросил Клещухин и двинулся, ощерив зеленые зубы. -- Чистим сапоги. А ты что нам за указчик?
   -- Я... тебе... вычищу! -- еще тише и угрюмее проговорил Умитбаев.
   -- Пойдем, пойдем.
   Предчувствуя ссору, Павлик потянул друга за рукав. Но Умитбаев оттолкнул его резким движением, его округлившиеся глаза с белками из слоновой кости все держались на лице Клещухина, и даже волосы защетинились на затылке, как на сапожной щетке.
   -- А что, если я расскажу?..
   Тотчас же за спиною Павлика раздалось сипение, и Клещухин приблизился к киргизу. На шее его вздулись веревками жилы, рот съехал на сторону, в груди сипело.
   -- А если я расскажу про тебя и Ленева?..
   Почти одновременно раздался тупой и короткий удар, точно потонувший в тесте.
   -- Ах, сволочь! -- крикнул Умитбаев. -- Так ты еще смеешь...
   Шатнувшись под ударом, Клещухин схватил одной рукой Умитбаева за горло, другой за руку. И прежде чем удивленный, ничего не понимавший Павлик успел опомниться, Умитбаев присел на одно колено, и внезапный тупой удар в низ живота заставил Клещухина опустить руки и согнуться вдвое.
   -- Да что вы! Что вы! -- закричал Павел, но оба уже покатились по полу и давили друг друга руками и коленями и, рыча, хлестали кулаками по лицу, по шее, по груди.
   Видел Павлик, как из носа Умитбаева текла кровь в раскрытые губы; еще увидел он, что Умитбаев с желтым лицом сидит на груди Клещухина и бьет его кулаками в уши; потом он заплакал от ужаса и отвращения и убежал.
   -- Что же это было, что? -- взволнованно твердил он. -- Отчего они поссорились, отчего грызлись, как звери?
   Горела душа его; горело его сердце.
   Отчего это у людей бывает? Отчего это бывает так?

30

   Теперь Павлик сделался подозрительным и недоверчивым. Что подозревал он, чему не доверял -- еще ясно не было. Но было скрыто что-то между теми двумя -- между Клещухиным и Пищиковым. "Что это было? У кого спросить?" Все молчат, что-то зная; молчит воспитатель, молчат дядьки, все словно ходят с закрытыми глазами. Они начинают говорить только тогда, когда надо учить латынь, арифметику, молитвы или обедать. А вот растет и обволакивает жизнь что-то липкое, неясное, путаное, о чем думать странно и страшно. Приковывает оно внимание точно чугунной цепью, а что оно, от кого узнать?
   Должно быть, Павлик в волнении проговорил это слишком громко. Спавший рядом с Пищиковым второклассник Чухин зашевелился и приподнял голову.
   -- Ты чего? -- угрюмо спросил его Павел, услышав тихий смех.
   -- Соньке вчера вечером Клещухин подарил шоколадку! -- объяснил Чухин и скверно засмеялся.
   И побледнело от этого словно что-то раскрывавшего смеха лицо Павлика.
   -- Слушай! -- угрожающе прошептал он гимназисту и придвинулся к его постели, сжав кулаки. -- Слушай, если ты еще раз пискнешь, я тебя изобью.
   Должно быть, лицо Павлика было страшно. Чухин растерянно поморгал глазами, потом юркнул головой под подушку.
   Постоял еще перед Пищиковым Павлик и угрюмо пошел к себе. Шел, задумавшись, в свою спальную, лоб его был в морщинах. Маленький Чухин знал больше четырнадцатилетнего Павла. Он чувствовал, он смутно сознавал это, и горело сердце его.
   У выхода из спальной он внезапно встретил Клещухина. Так подавлен был своими мыслями Павлик, что не испугался.
   -- Ты с кем говорил? -- спросил Клещухин негромко. В груди его еще долго сипели пружины после того, как он смолк. На лице чернели царапины, за ухом зиял кровоподтек, и теперь он казался еще более страшным -- но не было страха на душе Павлика.
   -- Если ты говорил с Пищиковым, -- медленно растягивая слова, поднимая свои ужасные губы, прошептал Клещухин и осмотрелся, -- я тебя ножиком зарежу... Вот, ножиком! -- Глаза у Клещухина были круглые и блестели, как большие красные пуговицы. Он действительно показал Павлику ножик, старый, заржавевший, с белой костяной ручкой. -- И ежели болтать зря будешь с твоим киргизом, тоже зарежу! -- заключил он.
   Павлик тихо пожал плечами и отстранился. Не от страха: страха не было. По душе плыло какое-то равнодушие. Было все равно, что ни сделает еще этот жуткий человек. Мысль о том, что Чухин что-то знает, вертелась в мозгу тяжким каменным шаром. Отчего же все молчат об этом?
   Во дворе, в конюшне, подле казенной лошади случайно встретил на другой день Павлик Чухина. То, что был Чухин один, было очень удобно для расспросов. Однако начинать было трудно; Павел с волнением поглядел на Чухина. Лицо у него было пестрое, со шрамами и рубцами, зубы грязные, кривые, острые, как у щуки, под глазами синели провалы, на темени сбоку виднелась лысинка от выбитых в драке волос. Нечистое было лицо, подозрительное и неприятное, точно лицо карманника. И все же Павлик решил быть с ним вежливым.
   -- Здравствуй, Чухин! -- сказал он и снова покосился почему-то на его подглазья. -- Ты что это здесь делаешь?
   -- Лошадь кормлю хлебом, -- бойко ответил Чухин и показал Павлику корочку.
   Павлик хотел было приступить к допросу, но то, что Чухин поспешно спрятал корку в карман, остановило его. С карманником надо быть быстрым; ловким движением Павел выхватил у него хлеб и увидел, что корка привязана на веревочку, а в середине хлеба спрятано старое стальное перо. Бешенство обожгло душу Павла. Он схватил Чухина за воротник, придвинул к себе и обеими руками сдавил его горло. Лицо Чухина мгновенно помертвело от боли и страха.
   Несколько секунд оба молчали.
   -- Это ты хотел дать лошади перо? -- негромко спросил Павел, и пальцы его снова сомкнулись вокруг чухинской шеи. -- И тебе ее не жалко? Что она тебе сделала?
   -- Я бы опять вытащил корку... у ней изо рта, за веревку... -- сиплым шепотом говорил Чухин.
   И покачал головой Павел.
   -- Какая же ты дрянь! Я сейчас скажу воспитателю, и тебя выгонят из пансиона.
   Лицо Чухина сделалось плаксивым.
   -- Ну, пожалуйста... пожалуйста..! -- стал он просить, даже ухватился за руки Павла и быстро поцеловал их.
   -- А ты никогда не будешь? -- острым колючим голосом спросил Павлик и для памяти давнул его еще раз за шею. -- Никогда?
   Чухин стал божиться и уверять. Он сознался, что уже раз дал иголку кошке, только кошка не проглотила ее. Теперь он давал обещания, что не будет этого делать никогда, а Павел все смотрел в его пестрое лицо преступника и затем, найдя выход, сказал:
   -- Я не скажу про тебя воспитателю, если ты расскажешь про Пищикова.
   Лицо Чухина мгновенно побурело, и Павлу стало ясно, что он знает.
   -- Будь спокоен, я никому не скажу. Я дам тебе рубль, -- вот смотри!

31

   Вероятно, Чухин, несмотря на страхи, не держал язык за зубами. В пансионе начали шептаться все подозрительнее по поводу дружбы Клещухина с Пищиковым.
   Примечал Павел: теперь словно меньше боялись злого пансионера маленькие гимназисты. Раньше они рассыпались в стороны мгновенно при его появлении, теперь даже самые маленькие не уступали ему дороги и таинственно улыбались чуть ли не в глаза. Что-то известно было им. известно тайное, веское, что держало в руках Клещухина, что освобождало теперь от страхов перед ним.
   -- Сонька, Сонька! -- иногда доносилось до Павлика, когда он проходил мимо Клещухина. Дразнили его даже самые маленькие, самые бессильные, и в этом было что-то угрожающее, открывавшее дело.
   Наконец -- Павел видел -- за Клещухиным и его маленьким другом установилась слежка. Следили дядьки, следил воспитатель; однажды в пансион явился инспектор Трюмер, сухой, черствый, надменный чех, с вороньим ртом и мышиными глазами. Клещухина зачем-то вызвали в приемную, и странно, хотя и производилось это без лишней огласки, к дверям ее собралась толпа малышей. Их разгоняли дядьки, разгонял воспитатель, но шептались они о чем-то, и точно явным висело в воздухе тщательно скрываемое, тревожное и стыдное. Перед вечерним чаем все пансионеры были собраны в старшую "занимательную", и инспектор держал к питомцам речь.
   -- До слуха моего дошло, -- говорил он с нерусским скрипящим акцентом, -- что среди пансионеров вверенного мне заведения поднимаются часто ссоры и излишние дружбы. Ни ссориться, ни излишне дружить, я не нахожу оснований. Все должны быть вежливы, внимательны друг к другу, почтительны к воспитателям и, главное, учить уроки. При должном учении уроков должен немедленно восстановиться порядок.
  
   В середине декабря, совсем перед праздниками, пришла к Клещухину его мать, рябая тонкая старуха, у которой были такие же круглые, красные, словно заплаканные, глаза без ресниц. По этим глазам пансионеры сразу признали мать Клещухина. Воспитатель о чем-то долго беседовал с нею, прикрыв двери, и через скважину было слышно, как сморкалась и плакала старуха.
   Опять пришел инспектор. Снова позвали в приемную Клещухина, который очень робел и все время оправлял на себе пояс. Долго говорили в приемной, о чем -- уже совсем было нельзя разобрать. Под конец беседы Клещухин вышел из двери с зеленым, словно заржавевшим лицом, и тут он впервые за все время показался Павлику не отвратительным, а жалким.
   -- Испорченные характеры нетерпимы! -- прокаркал над головою Павлика вороний голос инспектора.
   Мать Клещухина шла по коридору пансиона к выходу и теперь казалась вдвое меньше ростом и горбатой. Она уронила платок, платок был мокрый и походил на комок шерсти. Никто его ей не поднял, и она ушла.
  
   Творилось что-то в пансионе, висело в нем, над его стенами, что-то грозное, и дышать было тяжело, словно перед громом. Точно электричеством был насыщен казенный воздух, потолки сделались ниже и давили.
  
   Павлик проснулся оттого, что в шесть утра не было звонка. Между тем шесть уже пробило, и он во сне слышал это. Но не звонил дядька, что могло это значить? Странный гул долетел из коридора. На некоторых постелях пансионеров уже не было, а оставшиеся сидели на простынях, озираясь с тем же удивлением, с каким осматривался и Павлик. В это время по коридору пробежало двое босоногих. Они говорили о чем-то возбужденно -- о чем, Павел не разобрал, но внятно оцарапало слух:
   -- Клещухин повесился!
   Хотя слова были неожиданно резки, Павлик остался неотревоженным. Ничуть страшно не было. "Повесился" -- значит, играл, делал гимнастику и зацепился за что-то.
   Неторопливо начал он одеваться и все недоумевал, почему все суетились. Оделся, пригладил постель, пошел в умывалку. Там было пустынно, зато напротив, перед дверью в уборную, собралась толпа. Младший дядька Олег отгонял маленьких, но они все напирали. Машинально стал протискиваться туда и Павел.
   Посреди уборной стоял окруженный пансионерами воспитатель в криво надетом халате и тупо смотрел перед собою на печь. Халат его был с дырою на спине, на одной ноге завернулся чулок, и его ниточка лежала на полу подле стоптанной туфли. Не понимал Павлик, зачем смотрит на печь воспитатель, -- что в ней интересного? Почему молчит, почему все молчат? Как-то не видел он главного, отчего все вдруг онемели. Смотрел на печь и не видел, пока кто-то не прошелестел скрипящим шепотом:
   -- Клещухин.
   Точно толкнуло Павлика. Он перевел взгляд на печку, куда смотрели все. На отдушине ее висел большой и плоский мешок, словно наполненный тряпьем. Висел мешок на тонком ремешке, зацепленном за дверку печной отдушины, и было странно, как не обрывается тяжелый мешок на этой узкой полосе ремня. Потом еще стало страннее. Около мешка на полу лежала сломанная табуретка, а у ремешка сверху была приделана серая, грязная человеческая голова. Совсем круглые стеклянные глаза смотрели на Павлика, и желтые губы были открыты, зияя черной дырой. Точно грозилось это ужасное лицо или гримасничало, показывая язык. Точно забрался Клещухин на печку и балуется, безмолвно крича: "Ну и дураки! Ну и дураки!"
   Теперь Павел понял, что не мешок висел с тряпками: это было мягко и грузно обвисшее тело Клещухина с вытянутыми вдоль руками, на которых набухли, как червяки, синие жилы. "Ведь, пожалуй, это и значит, что он повесился!" -- пискнул кто-то в душе Павлика, и он засмеялся. Белые недоумевающие глаза воспитателя обратились на него; чернобровое лицо дядьки Лаврентия клюнуло его в темя малиновым носом. Павлик коснулся темени, жалко и обидчиво улыбнулся и вдруг, присев на пол, рассыпался, как комочек снега.

32

   За утренним чаем у старшего за столом дергалось лицо, и кружка стучала о зубы. Павлик увидел себя сидящим перед своей кружкой, но пить не хотелось, а по хлебу словно бегали жучки. Он подумал о том, что забыл умыться, и тут же покосился влево, в угол, на стол, за которым сидел в последнее время Клещухин. Его место было не занято, и табурет был отставлен. "Странно!" -- сказал себе Павел. Кто-то кашлял или всхлипывал в зимнем сумраке. Воспитатель сидел, не прикасаясь к чаю, и неподвижно смотрел перед собою на скатерть. Шептались, что скоро будет инспектор, служители ходили тише обыкновенного и говорили какими-то свистящими голосами. Встали из-за стола. Пришел инспектор: это сразу стало известно в суматохе. Инспектор был бледен и казался торжественным. Всех пансионеров, исключая старших, заперли в одной "занимательной", по коридору ходили люди, переносили что-то, во внутренних окнах блестели серебром погоны проходивших по коридору военных.
   Во второй раз все увидели Клещухина только на отпевании. В приемной комнате стоял гроб, над желтым ящиком высилось то же опухшее, жутко знакомое лицо, которое теперь уж не казалось противным. Спокойным было оно. Может быть, потому, что глаза не смотрели, лицо казалось простым, жалким, человеческим. Точно ходил кто-то или реял над гробом. Хотелось плакать.
   Горели большие свечи. Пришел священник. Унылый и, как всегда, печальный, он негромко говорил с инспектором и учителями. Дьякон режущим слух басом тянул похоронные мелодии. Тихим, жалобным тенорком подтягивал ему священник. Павлик сначала смотрел, как у поющего дьякона багровела от натуги шея. Потом страшные слова молитв, заунывность напевов охватили его. Человек умер. Клещухин был человек, хотя и дрался и делал что-то гадкое, и вот он умер. Его нет. Опять зареяло что-то незримое над гробом, и странно было, что его не примечал никто, даже священник. С ужасом и тоской начал молиться Павел. Ведь у него отец умер, его отец в гробу также лежал, всех в конце концов ожидает гроб, потому что все -- люди и умирают. В третий раз что-то ужасное промелькнуло перед глазами незримо.
   -- Ленев! -- раздался за Павликом хриплый голос.
   Не сразу обернулся Павел. На несколько мгновений он окаменел. Его позвали? Кто? Не этот ли, лежащий в гробу?
   -- Ленев, подтяни брюки! -- громким шепотом приказал дядька. -- Все оттопал.
   Павлик недоверчиво оглянулся и, посмотрев в лицо Лаврентия, начал смеяться. Опять испуганно двинулись пансионеры, у священника побурело лицо, дьякон обернулся недоверчиво и обиженно.
   Павлика взял за руку фельдшер и вывел из приемной. Пахло ладаном. Пахло смертью, и странно было, что через час в столовой, рядом с лежащим трупом, обедали и стучали ножами, разрезая мертвое мясо.

33

   Еще год прошел. Павлику скоро пятнадцать; темный пушок выступил на его верхней губе; барышни находят, что он хорошеет с каждым часом.
   -- Какой у вас Ленев хорошенький! -- вдруг громко и оскорбительно говорит посреди Большой Садовой улицы, посреди белого дня, общая любимица, гимназистка Зиночка Шевелева.
   Хоть и взрослый теперь Павлик, а лицо его краснеет, как персик. Они идут на прогулку, они заняты деловой беседой -- и вдруг такие слова... И от кого? От девчонки, которую завтра, может быть, выгонят из гимназии.
   Острый озлобленный взгляд его обращается на дерзкую барышню. Изящный овал лица, смуглые арабские щеки, черные глаза, цветущий мальвою рот. Как она хороша, эта злая гимназистка!
   -- Прошу вас навсегда оставить меня в покое! -- громко и взволнованно замечает он.
   Взрыв смеха раздается за ним. Сначала засмеялась, показав острые белые зубы лисички, сама Зиночка, за ней грянули пансионеры.
   -- Господа, это же невозможны -- говорит им Павел, готовый заплакать.
   К счастью, они сворачивают в переулок, дерзкая гимназистка далеко.
   "Я ей отомщу!" -- мысленно решает Павлик. Как отомстить, он еще не знает, но месть за оскорбление будет -- нещадная, неумолимая будет она. Неприметным движением руки он ощупывает в потайном кармане крохотный револьвер. Да. теперь у него есть револьвер, его подарил ему кадет Гриша Ольховский в последний приезд в деревню, собственно, не подарил, а обменял на книгу "Доктор магии", но, так или иначе, Павлик вооружен.
   Перед отъездом в город он даже пытался стрелять из этого револьвера. Пули в нем были крохотные, дробины на зайцев, но все же оружие было не излишне в дороге, стрелять следовало уметь.
   Но странно: не вылетали пули из дула пистолета. Как ни старался Павлик прострелить дверь, пистоны хлопали по-настоящему, а пуля неизменно застревала в дуле; приходилось не иначе как палочкой прочищать.
   Тревожно поглядывая вокруг, Павлик снова ощупывает револьвер; он читал в книгах, что стреляют в женщин-изменниц; правда, он не убьет гимназистки, она же не изменница, да и он не дошел еще до того, чтобы убивать женщин! Но показать ей для острастки оружие не мешает.
   Да, вот гуляют пансионеры; теперь с каждым часом становится яснее, что гулять -- удовольствие. Странно устроено сердце человека: завтра математика, завтра страхи, учителя, казенная канитель, но пока день и светло, не думается о завтрашнем дне, душа счастлива, как птица, которой жить только час.
   Так хорошо на улицах, что идет Павлик и сердце в нем трепещет. Отчего это? Оттого, что солнце светит? Что барышни гуляют? Что душа цветет?
   Теперь весна, солнце блещет в каждой луже, в каждом куске придорожного стеклышка, на каждом обрывке меди и железа. Блещет солнце, слепит глаза, взмывает по душе незримая птица белыми крыльями. Кто эту птицу засадил в самое сердце души? Почему поет там этот лебедь белокрылый, почему в небе летят лебеди -- перисто-нежные облака?
   Звучно падает капель с крыш. Весна. Снег лишь тайком выглядывает клочьями из-под сени заборов. Отчего воздух такой душистый и радостный, что хочется плакать? Отчего пахнет так сладко, что покалывает сердце? Отчего грудь так ширится и трепещет? Точно одеколон разлил кто-то в воздухе, чудесный одеколон, который покупает всегда Павлик, -- "Garden de la Rein". Если весна -- царица, и земля -- сад, то и в сердце garden de la Rein.
   Отчего это бывает так?
  
   Все больше и крепче дружит теперь Павел с киргизом Умитбаевым. Правда, общего между ними мало: Умитбаев груб и полон земли, а Павлик нежен и мечтателен, но сходились противоположности, сходились на одном -- на беседах о тайном, необоримом, неизбывном, что одинаково стучалось в двери сердец. Мечта зацветала в сердце. Хотелось чего-то неясного и мучительного; слез хотелось и радости; радости и слез; если б была одна радость, слез бы недоставало; если б были слезы, в их горечь неизменно вкрадывался бы смех.
   Любить хотелось. Но кого -- это было не все равно, потому что не все девушки были равно прекрасны, а одна была прекраснее всех. И странно было, как это точно забыл Павлик самую прекрасную, как не помнил теперь о Тасе Тышкевич. Или, может быть, это она и стояла, и цвела в сердце пятнадцатилетнего, только он не видел ее? Или это ее он носил, как каплю росинки, в глуби неразверстого сердца -- только не называл ее по имени, только ощущая ее?
   Кругом было столько девичьих лиц, а ведь ни одно из них не вздымало души, как то, невидимое; не ее ли искал он среди душной ночи широко раскрытыми глазами, не ее ли звал в этот сад заколдованный, не для нее ли цвел в сердце garden de la Rein?
   И зачем ее опять не было подле, когда душа так ожидала ее? Любить звало, но любить не таких, которые возле смеялись; не тех, что держались вызывающе, не тех, что сами говорили о любви: любить хотелось от любви бегущую, улыбавшуюся сурово и свято непорочным взглядом. Не она ли это была мечта далекая? Не она ли была Тася, мечта отошедшая, снежинка рождественская, появившаяся и сразу стаявшая, и вот исчезла она, а сердце осталось раскрытым; словно крыло лебедя реет в его робких глубинах -- кто это, как не она, не та?..
   И часто думал о крыле лебедя Павел; думал -- и засыпал с этой мыслью, и видел во сне реяние улетающего белого лебедя, и просыпался, обливаясь слезами.
   "Где же ты? Где ты?" -- горестно и беззвучно говорил кому-то он и растерянно-жалобно поводил еще непорочными глазами.

34

   На Пасху танцевали и у теток Фимы и Наты, и среди гостей был красивый киргиз Умитбаев.
   В дом родных его ввел Павлик, и все были довольны элегантным танцором. Нелли, на которую теперь совсем не обращал внимания Павел, очень старалась показать перед ним предпочтение Умитбаеву. Теперь ей было девятнадцать лет, она носила длинные платья, походила на невесту и мечтала о замужестве.
   -- Умитбаев очень красивый, волосы у него жесткие, как щетинка, и я вышла бы за него замуж, если бы он носил золотые очки.
   "Золотые очки" почему-то были теперь слабостью Нелли. Она любила их на мужчинах и считала их, вероятно, таким же украшением, как кольца и браслеты.
   -- Мне очень, очень нравится Умитбаев! -- уверяла она.
   -- Ну и что же, и пусть нравится, -- равнодушно соглашался Павлик. -- Он -- хороший ученик.
   На балу подвели к Павлику Кисюсь и Мисюсь одну барышню-подростка; Лелечкой Ильиной звали ее; розовое платье на ней точно сияло, точно дымилось и тлело. Отошел и. отвернулся Павел, мало ли было девиц? -- но вдруг черные неулыбающиеся глаза укололи душу его.
   Он остановился, посмотрел издали, снова подошел. Да, глаза были суровы и строги; они напомнили ему о чем-то жутко-знакомом и потерянном, бывшем раз, только раз. И обходя ее неприметными кругами, прячась в тени пальм и ширм, все всматривался в эту новую Павлик, все сравнивал и сличал. Да, она была проще, но она напоминала; черты лица ее были наивнее, но глаза горели, как у той. Правда, только у той были такие единственно-бледные руки, но и у этой звенела печаль в голосе, тихая печаль и восторг.
   Точно вспоминающий что-то далекое, точно влекомый силой притяжения, он подошел к ней, к этой новой, и с жутким чувством робости и смущения пригласил ее на вальс, и вот словно с тою же молчаливой строгостью положила она на его плечо голую розовую ручку. С благоговением лежала рука Павлика на ее корсете; танцуя, он поглядывал на нее: как жутко-знакомо были опущены ее глаза; точно тлели они, приопущенные, точно прежнее пламя светилось за ресницами, готовое обжечь, опалить.
   И в антракте он снова подошел к новой, и в руках его было блюдечко с мороженым, и все жутко смотрел: как возьмет она, эта новая, блюдечко, что скажет ему?
   И не случилось ничего резкого и неприятного, и все же было не то, приблизительное было: сладкое приближение, воспоминание и боль; что-то прежнее, бесконечно-милое, обреченное -- и в то же время только эхо: и в этих глазах строгих опущенных, и в этом серьезном складе неулыбавшихся губ. Но и отражение было дорого: не она ли, прежняя, жила в ней, в этой новой, -- первая, вечно первая и единая в этой вновь пришедшей?
   И теперь, после Пасхи, когда вновь начались занятия и исчезла и эта, она вдруг как-то с прежней слилась. Точно обе соединились в одном воспоминании, точно новая приобрела все черты ушедшей. Был влюблен и Умитбаев, и уж конечно в Нелли, это объединяло двоих. Не хотелось говорить о любви тайное нечуткому киргизу, но общее было можно сказать, то общее, что не разрывало тайны, и разговорам этим стали посвящаться ночи и дни.
   Хотя сны и были еще ровные, были невозмущенные, но за час до звонка, словно по уговору, наскоро умывшись, они двое шли вниз и садились на подоконнике и говорили шепотом о любимых, о том, что без любви нельзя жить и что без любимой нельзя умереть.
   По пансионскому обычаю усаживались они в громадном казенном окне один против другого, с вытянутыми вдоль подоконника ногами. Черное небо сияло на них звездами, скупо горели зажженные служителем лампы, и было так сладко в этом таинственном сумраке говорить о самом таинственном сердца: о любви к ней.
   -- Нет, ты скажи еще раз, как увидел ее, -- говорил Умитбаев.
   И рассказывал Павел прерывающимся голосом; жутко ловились и впитывались Умитбаевым его тихие сбивчивые слова. Ведь рассказывать надо было осторожно, чтобы не раскрыть всего; говоря об одной, надо было хранить в сердце другую.
   -- Она одета была в бальное платье, -- говорил Павлик, чувствуя уколы в сердце. -- Плечи у нее были голые, и одну руку свою она положила мне на плечо. Вербеной от волос ее пахло. Она не улыбнулась мне, Умитбаев, и в этом была какая-то особенная радость.
   -- Я завидую тебе, -- говорил Умитбаев. -- Я танцую лучше тебя, но меня так не любят, как тебя, все.
   -- Тебя любят, Умитбаев.
   -- Меня любили только в степях. У наших девушек волосы черны и жестки, как грива коней. Они не вьются, а лежат прямо. Волосы жестки, как трава наших степей.
   -- Я обнял ее, и мы кружились в вальсе, и я искоса глядел на нее и все вспоминал. Она склонилась ко мне головой, и я хотел умереть, потому что лицо ее было прекрасно и строго. И потом она, тут же, при всех, внезапно, когда я склонился к ней в танце, подняла свое лицо и коснулась моей щеки губами.
   И вздрагивал и дрожал Умитбаев. Его бурная воля точно ломалась в нем.
   -- После этого, когда кончились танцы, она ничем не показала, что тогда поцеловала меня. Но ведь это же было... Ты понимаешь, Умитбаев? Это так же было, как мы сидим с тобой. Я все смотрел на нее: что она скажет? Но она молчала, и мы сели в гостиной, в уголке, под пальмой, и говорили совсем о другом. Когда же прощались, чтобы ехать домой, и я провожал ее, она сказала мне и опять без улыбки: "Вы не думайте, что я тогда поцеловала вас: это я так".
   -- И ты что же?
   -- Я сказал ей: люблю вас.
   -- А она?
   -- Она вспыхнула и отвернулась.
   -- Ленев, милый Ленев, -- говорил Умитбаев и сжимал его руки. -- Ты никогда не поешь ни перед кем... Но ночью... когда мы с тобою сидим так вместе... когда не слышит никто...
   И порою, когда теснило сердце, когда сладко билось оно и порывалось в воспоминаниях и звало, начинал петь Ленев. У него был небольшой чистый голос, так подходивший к тому, что он пел среди молчания сумрака. Цветы Зибеля -- заколдованные цветы впервые влюбленного сердца -- точно распускались нежным дыханием среди каменных стен. Если бы пожелала она поднести их к устам, она восприняла бы этот поцелуй любви, первый, как весна, любви единственной и вечной, единой во всем многообразии ее. Но не зацветали цветы, снежинка стаяла...

35

   Они сидели раз в сумраке в казенном окне и только что начали говорить о своем обычном, как в комнату вошел еще кто-то, третий. Не сразу признали они семиклассника Столбенко. Ленев хотел окликнуть его, но движением руки удержал его Умитбаев. Затаив дыхание, они смотрели неподвижно.
   Забытая служителем половая щетка стояла у двери. Столбенко взял ее и раздельно, мерно постучал в пол ею три раза. После этого он сел на парту и ждал. При скупом свете лампы глаза его казались залитыми чернью.
   -- Кто-то идет, -- шепнул Павел, и опять остановил его Умитбаев. Подошел еще кто-то, в темном мужском армяке. Столбенко поднялся с парты.
   -- Глаша, ты?
   В волнении, с поникшими сердцами, смотрели Павлик и Умитбаев. Глаша была пансионская судомойка, жена сторожа Алексея. И она пришла ночью в пансион? Пришла к Столбенко? Зачем?
   Неподвижно они сидели на парте. Беспокойно озиралась Глаша.
   -- Идти было страшно? -- спросил Столбенко.
   -- Страшно. -- Голос Глаши звенел тихо и жалобно, и Столбенко обнял ее.
   -- А теперь не страшно?
   -- Что я делаю, барин? Узнал бы муж...
   -- Глупая, почему он узнает? Будь осторожна, и все.
   Теперь Павлик видит, что Столбенко поцеловал ее. Чужую жену поцеловал Столбенко. Что видал он похожее и где?
   -- Осторожно, Ленев!
   -- Горячие у тебя губы, Глаша, -- говорит Столбенко. -- Ты в армяке и босая, и такая горячая. Дай я сниму с тебя этот армяк: никто не войдет, все спят, -- еще пять часов.
   -- Ты слышишь, Ленев?
   -- Молчи, молчи, -- говорит теперь Павлик и напряженно слушает дальше.
   -- Ты, Глаша, красивая, и руки у тебя маленькие... только вот отчего жесткие?
   -- Жесткие от посуды, -- посуды-то сколько, сами знаете. А повар сердится, жалуется эконому.
   -- У меня двоюродная сестра была... Аня. -- Теперь Столбенко сидит к Глаше спиной и говорит куда-то прочь от нее. -- Ну, положим, и не сестра, но она очень походила на тебя, Глаша. И глаза такие же и волосы... Даже, бывало, вздрагивала так, как ты... И она умерла.
   Точно уколотый, отклоняется в окне Ленев. Не понимающий его волнения, берет его за руку Умитбаев.
   -- Вы любили ее?
   -- Ты не Глаша, ты -- Аня, Анеля. Я буду звать тебя Анелей, как у Сенкевича. Есть писатель Сенкевич и его роман "Без догмата". Ничего ты не знаешь этого, Глаша? Вот руки у тебя маленькие и темные глаза, волосы светлые. Может быть, ты незаконнорожденная, Глаша?
   -- Ах, владычица, такое вы говорите...
   -- Нет, ты сознайся. Твоя мать... Может быть, она согрешила когда-нибудь с чиновником или с другим... У тебя и пальцы аристократические, и черты лица, и все... Согрешила, что ли?
   -- Ах, почем же я знаю! -- Глаша начинает плакать, и жалобно, оцарапанными душами, слушают эти всхлипывания двое или трое.
   -- Ты плачешь? Отчего?
   -- Позвали меня и смеетесь, -- тревожно и обидчиво говорит Глаша. -- Я шла и думала: дескать, скажете вы: "Глаша! Дескать, я..." А они...
   -- Нет, я не смеюсь над тобою. -- Голос Столбенко разносится угрюмо и опечаленно. -- Ты не понимаешь, дурочка: ты -- Аня, Анеля, -- и я всем сердцем люблю тебя. Вот руки у тебя жесткие... Анеля умерла. Скажи, ты понимаешь что-нибудь в жизни? Ты ждешь чего-нибудь от нее себе?
   -- Я не знаю. Вы так спрашиваете... Я неученая.
   -- Нет, ты скажи мне... -- Столбенко придвигается к Глаше и заглядывает ей в глаза, отнимая от лица ее руки. -- Ты скажи мне, чего бы ты желала от жизни? Денег, что ли?
   Проясняется лицо женщины.
   -- Ну, и денег.
   -- И в деревне жить, -- продолжает Столбенко ожесточенным голосом, -- и дом с железной крышей, и ходить в гости?
   -- Ах, нет! -- внезапно и быстро возражает Глаша.
   -- Что же? -- Внимание и надежда прокрадываются в краткий вопрос.
   -- Я не ходила бы в гости. Я желала бы, чтобы дом был светлый, не как у нас, в подвале, на четыре окна с каждой бы стороны, и печи, и еще бы... еще...
   -- Чего "еще бы"?
   -- Купить граммофон! -- Счастливое движение, счастливый вздох, и изумленно и растерянно отодвигается от нее Столбенко. Точно паутиною покрылось его лицо.
   -- Заводила бы его и играла бы разное, как дьякон...
   Звенит простой, ровный, обыденный женский голос, а Столбенко схватился за голову и клонится к парте.
   -- О-о! Аня, Анеля! -- Он встает, в его шепот проникает рыдание. -- Никогда больше не приходи ко мне, Глаша, никогда не приходи.
   Смеется Умитбаев, но с опустошенным сердцем уходит Павел. Вот и здесь приближение, и здесь только приближение, неосуществимая мечта.
   Отчего это в жизни бывает так? Отчего всегда меркнет близ яви мечта о любви? Мечта светлая, единая? Отчего снежинка стаяла?..

36

   Знойный день лета. Павлик едет в тарантасе среди степи, и мама сидит рядом, его милая, бледная, улыбающаяся мама, смотрящая на него глазами, из которых струится свет.
   Очарованным светом залито все в воздухе. Павел уже в деревне, уж неделю он дышит воздухом старого дома, а теперь они едут с мамой в Ольховку повидать Линочку и Гришу, едут в бабушкин дом. О, какое солнце жаркое, какое лето цветущее, какая радость кругом! Стерся, уничтожился пансион; стерлись с ним и городские мысли; словно даже тоска приникла под солнцем, -- ведь пятнадцать лет!
   Павлик свеж и ясен; душа его широко дышит; безбрежное море степи и взгорий чарует глаза.
   В деревне их ждало письмо от бабушки, из Ольховки.
   "Сообщаю, Лизочка, тебе радость, -- писала она. -- Из Ташкента приехала Линочка, прехорошенькая, как ангел, ей дедушка-генерал дал на дорогу пятьсот".
   Как всегда, была цинична в своей математике бабка. Но теперь дело не в ней, дело в Лине, кузине. Что из того, что у Линочки генерал? Она приехала в деревню после многих лет разлуки.
   "Теперь Лина, пожалуй, выросла, теперь она уже барышня", -- думал Павлик, и на сердце тмилось и тлело.
   -- Интересно увидеть!
   Он очень торопил ямщика, того же чернобородого, который возил в Ольховку и ранее, пять лет назад. По-прежнему он был угрюмый, по-прежнему не любил говорить; только и разницы было, что верхушка его правого уха была отрезана.
   -- Что это у вас с ухом? -- спросил его Павлик.
   Ямщик потряс головою и равнодушно покосился:
   -- Лошадь отгрызла; вон пристяжная, -- с норовом она.
   Пыль по-прежнему клубилась облаками, залезая за воротник. Павлик хотел было расспросить ямщика подробнее, но за поворотом показались вихры деревьев Ольховки; надо было вынуть зеркальце, привести в порядок себя. Покосился он в крохотное стеклышко: нет, его ухо не откушено, он еще может понравиться Линочке, хотя и из Ташкента, и с генералом она. Зияли ворота совсем по-прежнему. Обнесенный палисадником, хмурился бабушкин дом, и когда ямщик с обязательным гиканьем влетел во двор, совсем как прежде, поднялся ураган собачьих голосов.
   Однако на терраске теперь люди сидели, их ждали. Мельком оглядел Павлик общество. Барышня с алым бантом сидела к нему спиною на соломенном стуле.
   -- Лизочка, Лизочка! -- закричала бабушка Александра Дмитриевна и побежала по террасе навстречу гостям. Еще толще она стала, и еще больше тряслось все на ней: щеки, подбородок и груди -- и все под нею и перед нею: пол, стулья и скамьи. Вместе с нею поднялся и маленький старичок с корявым личиком и сивой эспаньолкой. Сразу догадался Павлик, что это Терентий Николаевич, бабушкин муж, но смотреть на него было неинтересно: подходила Лина, кузина.
   Павел расшаркался перед нею безукоризненно, но кузина не выглядела ни польщенной, ни обрадованной. Она чинно подала Павлику руку, и хотя улыбнулась не без вежливости, но сначала почему-то посмотрела на облака.
   "Тоже, пожалуй, гордится, что у нее дедушка -- ташкентский генерал!" -- неприязненно подумал Павлик.
   Кадет Гриша, которому стукнуло теперь восемнадцать, был весь покрыт красными и синими прыщами и походил на верстовой столб. Александра Дмитриевна назвала его дылдой, но он так забасил на нее, что бабушка отступилась.
   -- Он уже давно бы кончил, ежели бы по два года в каждом классе не сидел, -- выразился про него Терентий Николаевич и вздохнул.
   Присели, стали пить желудевый кофе.
   -- Это очень питательный продукт! -- сказала бабушка и обратилась к сыну: -- Припудривай угри, Григорий, видеть не могу.

24

   Среди обеда с прежними яичницами во дворе вдруг зашумели, и на тройке вяток въехала телега с кучей незнакомых мальчишек. Были и кадеты, и гимназисты, правил тройкою чахоточный, с кривым носом семинарист.
   -- А это наши родственники, племянники Терентия! -- объяснила Александра Дмитриевна, и Павлик тревожно покосился на Лину. -- Они живут в соседней деревне, и к нам часто выезжают, и оболтусы все.
   Подходили гости, все были в серых коломенковых блузах, с кокардами на шапках; двое несли зубастую щуку, насаженную на кукан.
   -- К вашему постному дню, бабушка! -- прогремел один, с рыжими волосами, с бородавкой посреди лба.
   И бабушка сейчас же схватила щуку под жабры и унесла ее, довольно встряхивая косицами на затылке.
   -- Этот Жоржик всегда самый милый! А мой дылда не поймает никогда! Припудри угри!
   И приехавшим предложили желудевого кофе. Все пили, крякали, посматривая друг на друга. Приехавшие стеснялись Павлика. Павлик конфузился приезжих. Гриша все скреб грязными лапами свои прыщи.
   После кофе, который оказался обеденным десертом, Александра Дмитриевна намеками дала понять, что отправится до вечернего чая "на боковую". Дед Терентий вызвался было занимать Елизавету Николаевну, но тотчас же стал так яростно зевать, лицо его так свертывало и косило, что Елизавета Николаевна отступилась.
   -- Я и сама прилягу с дороги, -- сказала она.
   Ушла с нею и Линочка, которую никто не посмел попросить остаться: так важно и недоступно держалась она после Ташкента. Мальчики остались одни.
   -- Кто куда, а я пойду до чая выкупаться, -- сказал Гриша и снова поскреб свои щеки нечистыми ногтями.
   Вместе с ним поднялись и приехавшие племянники, а за ними побрел и не знавший куда деть себя Павлик.
   Не так выходило все, как следовало, как он ожидал: он надеялся на беседу с Линочкой, ждал хороших душевных разговоров, а выходило, что остался он с ватагой мальчишек. Не по сердцу все это было ему.
   Вечерело. Косые тени от деревьев уныло дремали в роще, куда они вступили. То, что близился сумрак, как-то рассеивало общую неловкость. Постепенно разыгрались, начали баловаться, а хваленный бабушкой рыжий Жоржик, подкравшись сзади, выхватил у Павлика платок и побежал с ним, нацепив его на шест.
   -- Рыжик, назад! -- строго крикнул ему Гриша.
   На правах старшего он командовал, и его слушались беспрекословно.
   -- А ты умеешь плавать? -- спросил он Павлика.
   -- Пока еще не научился, -- ответил тот сконфуженно, и мальчишки загремели.
   -- Не надо быть нюней, -- внушительно отрезал Гриша, и рыжий Жоржик подхватил:
   -- Нюня, нюня!
   Стали раздеваться на отлогом берегу речки. Теперь уже все мальчишки шалили. Они не стеснялись больше Павлика, бросались комьями грязи, а один косоглазый, с провалившимися глазами, которого звали Тихоном, баловался противнее всех.
   -- Я вот завтра твоему вотчиму скажу, перестань! -- крикнул Гриша.
   Но не переставал Тихон кривляться под общий хохот; тогда Гриша, совсем раздевшийся, подошел к нему и звонко хлопнул ладонью пониже спины. Но в это время его толкнули сзади, он поскользнулся, а на него налезли еще двое, и все сбились в кучу, переплетясь голыми телами, брыкаясь и визжа. Побледневший Павлик слабо охнул и стал одеваться. Руки его дрожали, сердце билось неровными растерянными толчками.
   -- Нюня, нюня! -- раздалось за ним.
   Кто-то подкрался сзади, охватил его спину рукою и грубым движением потянул его, полуодетого, в воду.
   -- Пустите, пустите меня! -- растерянно крикнул Павлик и, забрав платье, побежал прочь. -- Черти! Сумасшедшие черти! -- бормотал он.

38

   -- Что же ты, искупался, молодой человек? -- спросил Павлика проснувшийся дед Терентий Николаевич. После сна он жевал какую-то лепешку и быстро спрятал ее в карман при появлении Павлика. -- Выкупался, говорю?
   -- Нет, я не купался... -- растерянно ответил Павлик, и сейчас же словно выросший из-под земли Жоржик прокричал насмешливо:
   -- Он нюня!
   Павел побледнел. Если бы они были одни, можно было не обратить внимания, но к чайному столу подходила Линочка; она услышала и так презрительно улыбнулась, что Павлик тотчас же дал обидчику пощечину.
   Однако тут же растерянно поглядел он на деда. Березовое лицо Терентия Николаевича сияло довольством.
   -- Так, так его! -- наставительно сказал он и одобрительно крякнул. -- Никогда не давай себя, молодой человек, в обиду; когда мы учились в военной гимназии...
   Остальных слов Павел не расслышал: лицо деда мгновенно сделалось зеленым, потом малиновым; затем из груди его послышалось сипение: Терентий Николаевич заливался довольным смехом.
   -- Мужчина обязательно должен быть мужественным! -- заметила и кузина Лина и внимательно оглядела Павлика.
   Странно, все были довольны. Даже побитый Жоржик, державшийся за щеку, теперь улыбался. Он сразу после оплеухи повысил Павлика в своем мнении и нисколько не сердился...
   -- Еще у нас в корпусе терпеть не могли ябедников. Мы им салазки гнули, -- продолжал рассказывать дед Терентий. -- Один, Кирпиков, которому загнули салазки, даже умер! -- добавил он и снова засмеялся.
   Отшатнулся Павлик от этого смеха. Он подошел к Жоржику и проговорил с раскаянием:
   -- Ты прости меня: я поступил дурно...
   Кузина Линочка презрительно повела плечами.
   -- По-моему, кто поступил дурно -- не надо признаваться. Никогда не надо каяться, -- сказала она.
   Положительно после Ташкента ничего не оставалось прежнего в этой барышне с пепельными волосами. Даже бантик алый теперь выглядел поблекшим.
   Печально отошел Павлик от нее. Он был один со своими мыслями, никто не понимал его.

39

   Вечером, когда все улеглись и только Павлик, вспоминавший здесь пережитое, еще медлил ложиться и сидел в раскрытом окне столовой, к глазам его прилегли чьи-то пальцы так внезапно, что едва успели прикрыться веки.
   -- Кто это? -- спросил он, вздрогнув.
   Никто не отвечал, но вокруг веяло чем-то нежным и сладким. Наполнилось от этого сердце радостью, почувствовало оно кто; да и нельзя было не почувствовать, когда на лбу лежали такие атласные пальчики.
   -- Линочка! -- беззвучно шепнул он, но вслух не сказал ни слова, потому что вдруг захотелось, чтобы эти пальчики ласкали глаза как можно дольше, дольше, всю жизнь. И солгал Павлик.
   -- Ты не узнаешь? -- спросил его мелодический голос.
   -- Нет, не узнаю, -- отказался он и вздохнул, когда пальцы скользнули с его лица.
   -- Ну-с, пленный рыцарь, -- сказала Линочка и покачала головою. Теперь она держалась гораздо проще, может быть, оттого, что опять-таки сумрак стоял.
   -- Я читала поэму "Пленный рыцарь"... Вот ты и есть этакий рыцарь; он также сидел в окне, -- проговорила еще Лина и засмеялась вкрадчиво. -- Ты не читал?
   То, что она говорила с ним на "ты", наполняло сердце блаженством. Он посмотрел на нее пристально. Ее глаза сияли как звезды.
   -- Нет, не читал.
   -- А ты похож на рыцаря... Особенно если бы тебя одеть в латы и шлем. Ты был бы очень красивый. Рыцарь сидел в окне и ждал ее.
   -- Кого ее?
   -- Ту, которую он любил, понятно. Он любил королеву, а она любила короля. А король был старый. А у королевы глаза блистали как сапфиры.
   Снова взглянул ей в лицо Павлик. Звезды цвели и блистали в глазах ее. Захотелось быть рыцарем, ведь была же королева. Захотелось тихой беседы, захотелось, чтоб на руках были цепи, -- ведь пленный был рыцарь! -- и чтоб те цепи сняла она.
   И он уже придвинул к ней руки, чтобы отняла она цепи, и вот голос, нежный, прекрасный, как арфа, тихо спрашивает его:
   -- Скажи, а ты знаешь, что такое седьмая заповедь?
   Погасли звезды. Беспомощно и растерянно звякнуло под испуганно двинувшейся рукою Павлика стекло рамы. Кровь брызнула из пальца, но не поразило это: алые капельки вдруг всплыли на сердце.
   -- Осторожно, здесь стекло разбито... Так ты знаешь седьмую заповедь?
   -- Что, что? -- беззвучно спрашивает Павлик. Он все еще не верит. Ну, конечно, он ослышался, он не понял, это ошибка, не может же быть, чтобы эта королева с глазами-звездами говорила такое...
   -- Ну, какой же ты глупый, -- ведь объяснял же вам в гимназии седьмую заповедь священник? Неужели не помнишь?

40

   Да, Павлик вспоминает: священник объяснял. Унылый, долговязый батюшка вошел в класс. Товарищи с каким-то особым, притаенным смехом шептались перед уроком, что сегодня будут объяснять седьмую заповедь. Не вслушивался тогда Павел. Не до того было. Пол-урока священник обычно спрашивал заданное, пол-урока объяснял дальнейшее. И вдруг настало молчание. Стало ясно: все ждали. Законоучитель взглянул на часы. Оставалось всего двадцать минут; надо было, наконец, приступить. Павлик видел, как побагровело и сморщилось изношенное лицо священника, увидел -- и сам покраснел. Инстинктом он понял, что будут сейчас говорить о чем-то необычном и стыдном. Сердце захватило волнением. Все ждали. Священник прошелся, присел. Глаза его были опущены, щеки дергались, он смотрел в балльник. Все жутко затаили дыхание. Чем-то новым веяло по классу.
   -- Вот теперь нам следует, по очереди, подойти к объяснению седьмой заповеди... -- Голос священника звучал неуверенно и глухо, его глаза все косили.
   "Такой старик -- и то краснеет, -- неприязненно подумал Павлик. -- Значит, это и в самом деле какая-то пакость... Но отчего некоторые так злорадно улыбаются?.."
   -- Седьмая заповедь дана также от господа, -- заговорил, наконец, наставник и все смотрел вниз перед собой с виноватым видом.
   А Павлик все ждал, словно подталкивал его в шею, неприязненно думая; "Вот и сюда приплели господа, вместо того чтобы самим признаться".
   Лукавые были люди, лукавый был и этот унылый, беззубый священник.
   -- И заповедь сия такова... -- все скрипел и томительно царапал воздух тягучий старческий голос, -- такова, что когда мужчина и женщина вступают в установленное господом священное таинство брака...
   "Отчего лица Рыкина и Корчагина так злорадно-насмешливы? Отчего они словно смеются над ним?"
   -- Вот когда мужчина и женщина вступают в брак, то они должны блюсти себя в чистоте и порядочности, сохраняя Христову заповедь, не допуская блуда...
   Уже явно фыркают на задних партах.
   -- Когда мужчина либо женщина, состоящие в браке, нарушают его святую верность либо помыслом, либо словом... либо... -- Все беспомощнее и глуше шлепают губы священника. Глазами он так и тянется к двери. Убежать бы, спрятаться, а сзади на партах все фырчат, все смеются, и странно озлобленный Павлик уже с ненавистью смотрит в растерянное лицо старика.
   -- Даже косицы его взмокли! Пропотел ажио! -- почти вслух говорит Рыкин. Но вот священник срывается с места: прозвенел спасительный звонок. Урок кончился. Он сам бежит, как гимназист приготовительного класса. Отчего это бывает так?..
  
   Ничего не понял тогда Павлик. А теперь еще непонятнее. Ведь тогда говорил священник-мужчина, и то багровел и смущался. А вот сейчас перед ним сказала девочка, с глазами как звезды, и она спрашивает его так просто, спокойно, не робеет и не стыдится. Что же это было такое в жизни? Как было все это понять?
   -- Ничего я не знаю, и ты не спрашивай меня! -- говорит он, наконец, Лине и, как бы защищаясь от знания, простирает перед собою руку. Тихо падает на ручку Линочки с его пальца несколько алых капель.
   -- Да ты к тому же обрезался! -- говорит она.
   -- Да, обрезался, -- отвечает Павлик чуть слышно и отходит.
   Девочка простирает к нему руку, а он отходит. И, отходя, видит, что она так и сидит и смотрит за ним с протянутой рукой.
   Как жутко и единственно горели звезды в черном небе в ту ночь!

41

   Утром за чайным столом хозяйничала Линочка. Теперь, после ташкентского дедушки, Александра Дмитриевна заискивала в ней; кузина Лина, видимо, понимала это и держалась еще независимей, чем раньше.
   В волнении подходил к столу Павлик. Он не спал всю ночь; он думал о странном и жутком разговоре с Линой. Как сел он у окна в кресло, так и просидел в нем до утра. Правда, когда на востоке позеленело и потом все запылало розовым, голова Павлика опустилась на подоконник, и глаза сомкнулись сами собою, но все же почти всю ночь провел он без сна; пробудившаяся мама звала его, но не шел Павел в постель.
   "Что Лина, как она будет теперь, как взглянет?" -- думал Павлик, приближаясь к кузине. Он ожидал увидеть ее смущенной и растерянной, но Лина была спокойна, как прежде, как вчера. Очень просто подала она Павлику руку, просто поздоровалась с ним и спросила равнодушно:
   -- Сколько вам сахару положить?
   -- Как сахару? -- переспросил не ожидавший ничего подобного Павел. Он даже отступил в удивлении от кузины: до того был странен вопрос.
   -- Ну да, сахару: ведь не пьете же вы чай с горчицей? -- еще хладнокровнее переспросила Лина и даже плечами пожала.
   Ответив, печально присел Павлик и печально смотрел на нее. Как владела она собою, как умела обдать холодом, как изменилась она от своего ташкентского богатства. Ночью спрашивать о седьмой заповеди, а теперь сидеть так спокойно и кушать крендельки -- нет, неужели у этой барышни совсем не было совести за душой! Правда, вчерашняя ночная беседа не привела ни к какому результату... Но все же... ведь она -- барышня, она спрашивает этакое и теперь сидит и крендель жует...
   "Нет, положительно в ней нет ни стыда ни совести", -- решил Павлик и сам принялся за кренделя.
   Он сел против нее так равнодушно, что тут же сама кузина стала поводить глазами. Еще никого не было за столом, и они сидели двое, какие бы разговоры могли быть тем утром!.. Но никакой беседы, никакой любезности, -- оба сидят равнодушно и чуждо, оба пьют с хлебцами чай.
   -- Странно все-таки, что вы такой неопытный! -- вдруг сказала Линочка. Она, видимо, сердилась, ее глаза блестели, как у волчонка.
   Павел поглядел на нее и, помня, что это действует, также со всем равнодушием пожал плечами.
   -- Чем же это я неопытный? -- спросил он, прищурившись.
   -- Мужчина должен все знать. Я, например, никогда не выйду за мужчину одинакового возраста. Ничего нет этого хуже!
   -- А сколько же должно быть вашему мужчине?
   -- Да уж не меньше, чем сорок пять!
   -- Так-с.
   Павлик сказал "так-с", как никогда не говорил. Такое выражение любил употреблять учитель географии, когда перед ним на "слепой" карте не находили города. Он протянул свое "так-с" больше для разнообразия и никогда не ожидал, что кузина Линочка так взбеленится.
   А Лина именно взбеленилась. Лицо ее побледнело, сделалось некрасивым, на лбу собрались морщины, она вскочила и даже топнула ногою.
   -- Вы сегодня удивительно глупы! -- крикнула она и, заметив, что уже перешла границы, добавила мягче: -- Сердить даму подобным образом в высшей степени неделикатно!
   -- Да чем же я вас сержу? -- негромко спросил Павлик. Он понимал теперь, что с этой женщиной надо бороться хладнокровием и выдержкой. -- Вы сами сердитесь и кричите на меня. Если кавалер должен быть деликатным, то и дама обязана вдвое.
   Помолчали. Павел продолжал грызть сухари.
   -- У вас всю ночь выли собаки! -- сказал он еще с полным самообладанием.
   И опять заволновалась кузиночка.
   -- Что вы мне болтаете о собаках! Вы же отлично знаете, что виноваты не собаки, а вы.
   -- Это чем же я?
   -- Тем, что писали Асе Богданович.
   Рассмеялся Павлик презрительно. До чего была ничтожна она! Так она и в Ташкенте помнила об институтском письме, она ревновала его, вот в чем крылась причина ее холодности. Сомнений не оставалось.
   -- Во-первых, писал не я, а мне писали! -- медленно и раздельно проговорил Павел, наслаждаясь сознанием, что теперь эта женщина в его власти. -- А затем... затем... Мало ли мне пишут? -- уже с оттенком гордости проговорил он. -- Я вам мог бы показать в городе три коробки от конфет, и там все ихние письма лежат и веревочками перевязаны!
   И стало внезапно плаксивым и растерянным хорошенькое лицо Линочки. Уже одного того было достаточно, что три коробки набралось, а тут еще веревочками перевязаны -- это уже не оставляло сомнений в факте.
   -- И вовсе нехорошо хвастаться победами! -- собирая последние силы, проговорила она, а голова ее бессильно поникла к чайнику. -- За мною в Ташкенте два юнкера ухаживали. Один предлагал мне в тарантасе бежать, а другой почти отравился... и то я приехала сюда!
   В волнении она не замечала, как из открытого самоварного крана текла в чайник вода. Кипяток переполнил его, и теперь вода растекалась по салфеткам и подносу.
   -- И вы все молчите? Что же вы скажете об этом?..
   -- Прежде всего скажу, что надо кран завернуть! -- важно заметил Павлик.
   Теперь он был уже совсем безжалостен и казался себе высоким, как попечитель округа.
   -- Во-вторых... -- Павел вспомнил вычитанное в романе подходящее выражение и добавил еще серьезнее: -- Я вовсе не добивался вашей верности, мое сердце принадлежит другой!
   -- Ах! О-о! -- вдруг закричала Линочка. Глаза ее расширились, острые ноготки сверкнули перед лицом Павла... Неизвестно, что произошло бы далее, если бы в это время наверху не затопали кадетские сапоги и ватага мальчишек не подбежала бы к столу.
   -- Ай, помогите, я ошпарилась! -- кричала Линочка в объяснение происшедшего. Ее светлые глаза наполнялись слезами.
   Но не верил ее слезам теперь Павел и сидел неподвижный, жуя сухарь. Ведь она лживая; она умела притворяться, как актриса: ночью вдруг спросила о седьмой заповеди, а теперь сидит как ни в чем не бывало, с обиженным лицом.
   "Как могло это быть, чтоб чистенькая и нарядная барышня спрашивала о таком стыдном и тайном?" -- по дороге домой думал он.

42

   "Не прелюбы сотвори!" -- говорит кто-то среди ночи над изголовьем Павлика.
   Поднимает он голову. Тихо, темно, в уголке невнятно шепчет во сне мама, у постели никого нет, но сказал же кто-то два слова строго и внятно. Сказал и исчез.
   Кто мог сказать это? -- думает Павлик. Бог? Но он там, где-то там, в иконах или в небе; он не вмешивается в дела людей, он далекий и равнодушный; ему нет дела, что сейчас Павлик ворочается на постели, силясь понять что-то в себе и в других.
   -- Не прелюбы сотвори! -- вдруг опять говорит кто-то над головою Павла. Голос знакомый, это голос Линочки; вздрогнув, Павлик поднимается на постели, чувствуя дрожь в спине, и осматривается по сторонам во тьме ночи.
  
   Должно быть, он засмеялся или вскрикнул, -- у стены на своей постели зашевелилась мама.
   -- Что ты, маленький мой? Ты во сне что увидел?
   И притаился Павел. Вдруг ни с того ни с сего ему сделалось стыдно, и он почувствовал, что надо было непременно притаиться и солгать. Ведь в самом деле начиналось какое-то понимание тайны; если не понимание, то предчувствие его. Еще нелепо и неясно увязывается оно пока с тем, как раз летом тут же, в деревне, когда они бежали с кадетом Гришей по огородам мимо купающихся девчонок, Павлик впервые увидел тело девочки, выбежавшей из речки; она старалась надеть на себя рубашку, а рубашка прилипла к мокрому телу, и все тело, белое, новое, им не виданное, странно непохожее на тело Гриши, вдруг открылось на несколько мгновений его изумленному взгляду. А ведь это тело и было "не прелюбы сотвори".
   С замирающим сердцем бежал тогда дальше Павлик и, пораженный невиданным открытием, подавленно думал об этом на берегу речки; а перед ним так спокойно плавал на спине ни над чем таким не размышлявший Гриша. Отчего он, этот Гриша, ни о чем не думал, а жил просто и бездумно, как кот, собака, воробей? Подходило это к нему, он брал просто, лениво, не задумываясь, подбирал, как в карман, и продолжал идти дальше, невозмутимо и слепо, а вот он, Павлик, все переживает, над всем этим мучается, волнуется до боли в сердце, до боли в голове.
   Да, таилось между людьми что-то стыдное, что они скрывали, и странно, совсем странно, что называлось оно "прелюбы", от священного слова "любовь". Помнится, тогда Павлик подумал о Тасе, которая любила его, и вдруг странная судорожная дрожь потрясла все тело его, и совсем как в лихорадке сжались в ознобе зубы, и сладкое, острое замирание проплыло по телу. Когда же, наконец, будет ясно?..
   -- О-о! -- дрожа в жутком ознобе шепчет Павлик и смеется, а в широко раскрывшихся глазах вдруг отразились испуганные глаза мамы, его милой мамы, стоящей над ним со свечой.
   -- Да что с тобой, маленький? Чем ты смеешься? Отчего не спишь?
   Странное, колкое, неясное самому желание вливается вдруг в сознание
   Павлика. Разве он смеялся? Разве это смешно? Нет, это совсем не смешно; даже мама не понимает, что с ним. Поднимается он на постели, упершись в подушку кулачками, и зоркими, испытующими глазами смотрит в изумленное мамино лицо, и вдруг говорит громко, строго, почти сурово, то, что стоит в самом сердце души:
   -- А вот я давно хочу спросить тебя, мама: что такое "прелюбы сотвори"?
   Слабый, испуганный жест бросает рука матери. "Ах!" -- словно сказала, она и мгновенно почему-то погасла в ее руках свечка, точно она дунула на нее, но в те краткие мгновения перед темнотою, все скрывшей, ясно приметил Павлик в глазах матери слитное чувство страха, растерянности и стыда.
   И схватывает Павлик руку матери и тянет ее к себе и говорит настойчиво, сурово:
   -- Нет, ты ответь мне, мама. Зачем ты погасила свечу?
   Несколько секунд стоит меж ними сторожкое, опасное молчание.
   -- Что ты, Павлик, я не гасила, -- тихо и виновато говорит мать и словно хочет отойти, но остается и садится на край постели. -- Свеча сама погасла, но почему ты, маленький, спрашиваешь об этом?
   Горькое чувство, поднявшись со дна души, появляется на языке Павлика. В самом деле горькое, точно отведал он полыни; обожгло горечью весь рот. Ему хочется смеяться, но это обидит маму, и, тщательно прикрывая на сердце горечь, он говорит:
   -- Нет, я не вдруг тебя спрашиваю об этом, мама, не сейчас и не вдруг: я давно обо всем этом думаю, только все молчат.
   Как под ударом упрека опускает голову мама. Павлик видит в сумраке, как слабо и обиженно колышутся на висках матери седеющие волосы; уже ползет в окна серая пелена рассвета, недолга летняя ночь; теперь видны морщинки у ее губ, видно, как она прячет от сына лицо, как клонит его в сторону, застигнутая врасплох.
   -- Ну, отчего это все молчат, мама? -- еще тише и суровее спрашивает он. -- Молчат и боятся? Почему скрывают? Тогда я видел, пугался на уроке священник. А уж он праведный, у него нет грехов, он в алтаре, -- почему же и он так боялся говорить?
   -- Ах, ах! -- почти беззвучно шепчет мама и все смотрит в сторону. -- Ты спрашиваешь, Павлик, такое... А что я скажу тебе, -- я женщина. Вот жив был бы отец...
   -- Разве женщине говорить об этом стыдно? -- вдруг спрашивает Павлик, быстро поднимается и садится подле мамы, ухватив ее за плечо. -- Почему женщине стыдно? Разве она в чем виновата?
   Мысль о Пашке обжигает мозг. Картина первой встречи в городе, как били женщину, как лили на нее помои, встает в голове. В самом деле, здесь, как видно, виновата женщина, вот отчего смущается мама. Если бы она была мужчиной, она...
   -- Но ведь священник-то... мужчина! -- почти вскрикивает Павлик и стремится заглянуть матери в лицо, и вот видит, как, смущаясь все больше и больше, прячет свои глаза милая мама, единственный на свете друг. -- Да что же такое это самое "прелюбы"?
   Набравшись решимости, поднимает голову мама.
   -- А это, видишь ли, Павлик, когда мужчина хочет любить женщину, а женщина... -- все тише становятся звуки милого смущенного голоса и кончаются шепотом, почти беззвучно растаявшим вздохом, за которым наступает молчание, за которым слышится из-за двери только зверски-равнодушный теткин храп.
   -- А разве нельзя мужчине любить женщину? -- пытается прервать молчание Павел.
   -- Нет, можно. Только любить нельзя ту...
   -- Ведь я же люблю тебя, мама, а ты -- женщина?
   -- Да, я -- женщина.
   -- И мне нельзя любить тебя?
   -- Нет, можно, но...
   -- А других нельзя, что ли?
   -- Нет, и других можно, но... нельзя ту, которая замужем...
   -- А ты, мама, разве не замужем?
   -- Ах, ах!.. -- горестно шепчет она и взволнованно дышит; вокруг ее губ словно бегают растерянные тени. -- Я, конечно, была замужем, но дело в том, что когда муж... ну то есть папа...
   -- А папа любил тебя?
   -- Любил, понятно, любил.
   -- А тетку Анфу любил?
   -- Любил.
   -- Так он двух вас любил, мама? -- вдруг колко и озлобленно спрашивает Павлик, припоминая что-то мерзкое, бывшее в деревне: как на коленях дяди Евгения сидела Машка или Глашка, а перед этим была еще Дашка или Малашка.
   "Так вот оно что, -- угрюмо проносится в его голове. -- Значит, и папа был такой же, как Евгений?" Последняя фраза им, очевидно, сказана громко, потому что мама останавливается, всплескивает руками и говорит:
   -- Да что ты, маленький, это же совсем не так. Ты ничего не понимаешь. Это...
   -- Ну да, я не понимаю, -- все не смягчаясь, медленно говорит Павел. -- Я потому и спрашиваю тебя, мама, что я не понимаю. Я только вижу отовсюду, что все как-то любят и лезут друг к другу, и стыдятся, и смеются, и пристают, и все называют это любовью, а потом дерутся, как звери... Так ты говоришь, что он любил вас обеих, как же это сразу?
   -- Ну как же я тебе объясню? -- совсем растерянно шепчет мать. -- Я неученая, мне тоже никто никогда не объяснял. Это надо, чтобы учителя объясняли, надо, чтобы... Да нет, я не знаю ничего, как сказать.
   -- А не знаешь, зачем же у вас дети? -- вдруг веско и глухо спрашивает Павлик и блестит на мать колючими, злыми глазами, но тут же видит, что она совсем уничтожена озлобленным вопросом, и сердце внезапно распускается, смягчаясь, и голос начинает теплеть. -- Нет, я ни в чем не виню тебя, мама, -- тихо говорит он, смотря на нее как взрослый и большой и касаясь рукой ее головы, точно она перед ним маленькая, его мама, а он -- взрослый мужчина. -- Ты только одно скажи мне, чтобы я любил папу: он не был как дядя Евгений?
   -- Нет, не был. Конечно, не был, маленький! С чего ты взял?
   -- Но ведь он же вас двух любил, как тот Дашку и Глашку?
   Всматривается мама широкими глазами. Она даже зажгла вновь
   свечу, чтобы посмотреть на сына; она поражена его вопросом, она застыла от удивления.
   -- А откуда ты знаешь все это?
   -- Я еще больше знаю! -- опечаленно шепчет Павел. -- Ты даже не думаешь, сколько теперь я знаю всего о любви и другом...
   -- Ах, нет же, нет, это совсем не то, и люди любят по-разному.
   -- А как это по-разному?
   И снова видит Павлик, как растерянно вздыхает мать. В морщинках ее милых глаз блестят капельки пота; она уже совсем уничтожена этим допросом; у нее совсем нет ни слов, ни ответов; она беспомощно осматривается по сторонам, словно хочет уйти; но крепко держат ее за кофточку смуглые, дрожащие руки.
   -- Нет, как по-разному? Ты это мне объясни.
   -- Как? Ну так, что когда муж любит... и когда жена любит... и когда они вместе бывают...
   -- И это и есть "прелюбы"? -- вдруг освещает сознание Павлика.
   И отшатывается мама, и снова смотрит на сына испуганными глазами, точно впервые увидев, что он растет.
   -- Да нет же, это не есть "прелюбы". Ах, господи...
   -- Но вот я слышал, мама, тетка бранила Антонину Эрастовну и называла "потаскушкой"...
   -- Нет, нет, я не могу больше, -- говорит мама и поднимается. -- Ты лучше спи, маленький, голова будет болеть.
   -- Да она у меня и без того болит, мама! -- Павлик говорит угрюмо и все тянет мать за рукав и не хочет пустить. -- Ведь у Антонины Эрастовны есть муж -- и я его видел, а тетка Анфа бранила ее, а дядю Евгения хвалила. Почему же еще так бывает, что женщин бранят, а мужчин еще хвалят за все это... такое?
   Уже совсем покрылось морщинками милое больное лицо. Оно выглядит совсем сбитым, оно клонится на руки, и вот видит Павлик, как между тонкими, желтенькими, исколотыми иголками пальчиками мамы проскальзывают на ее сорочку мелкие растерянные слезинки. На несколько секунд его сердце сжимается болью: как измучил он маму! Гасит свечу, отпускает маму, тихо говорит:
   -- Да ты иди, милая мамочка, я в самом деле буду спать.
   Вздыхая, отходит мама, и ложится в свою постель, и шепчет, и молится, а Павлик натянул на себя одеяло, покрылся им с головой и ожесточенно молчит.
   "Нет, ты не молись! -- горько хочется ему крикнуть. -- Бог ничего не объясняет, это люди должны знать". И опять думает о людях: нет, они тоже ничего не объясняют. Они только еще больше запутывают. Они плачут, смущаются или льют помои, как вылил их на голую бабу встреченный в предместье старик.

43

   Вечером Павлик сидит на террасе дома и кормит молоком слепого котенка. Котенок смешно тычется мордой в край блюдечка; он еще не умеет лакать, а подле стоит худая настороженная кошка с обвалянной шерстью, его мамаша, и смотрит на молоко злыми янтарными глазами.
   -- Ну что же, поешь молока и ты, кошка! -- говорит Павлик и подвигает к ней блюдце, а кошка, угрюмо выгнув спину, отворачивается, и из угла, из щели появляется еще одна слепая пестрая мордочка, за ней другая, и третья, и пятая, и вот девять слепых котят выходят из логовища на призыв кошки и, шатаясь на нетвердых ногах, обступают блюдечко с молоком.
   -- Ого, да вас тут компания! -- со смехом говорит Павлик и тычет мордами в блюдечко котят по очереди. Какие-то чихают, какие-то ворчат, но вот слышится легкое чвакание, один уже приспособился и лакает, и сейчас же крошечные слепцы сгружииаются вокруг блюдца, а мамаша, по-прежнему злая, но, видимо, удовлетворенная, растягивается перед Павликом на суконочке, показывая ему голый, розовый, со смешными бугорками живот.
   Сначала смеется Павлик, -- ведь в самом деле же смешно: начал кормить одного, а появилась еще восьмерка! Потом мысль, что все эти слепенькие -- дети одной мамаши, появляется в нем. Кошка одна, а их девятеро! И все это кошкины дети. Каким образом они сделались детьми, а она -- матерью? Почему их сразу так много? Не имеет ли к числу их отношение количество бугорков на животе кошки? Павлик хочет считать по пуговкам, но взмахивает лапой вдруг разом озлившаяся кошка и попадает Павлику коготком по щеке, да так больно, что он вскрикивает и хватается за щеку.
   -- Вот дура!
   А кошка уже в самом деле стоит как дура, выгнув спину дугой и подняв хвост свечою. Дура и есть дура! Павел вовсе не хотел ее обидеть, с дурой нечего и говорить.
   Однако щеку щиплет, придется ранку прижечь йодом; придет мама и удивится; Павлик ходит как татуированный индеец Густава Эмара.
   Пока мама в гостях (она пошла к священнику, должно быть, объясняться), он сделает все, чтобы было неприметно; он входит к себе в оранжерею, отыскивает баночку с йодом, а в это время за заколоченной дверью к тетке слышится сиплое пение, и похоже, что это поет сама Анфиса, -- только голос у нее еще более неприятен и визглив, и грубый мужской смех вторит ему.
   Осторожно припудривает на щеках кошкино дело Павел, а в это время в оранжерею вбегает испуганная Васена, кухарка тетки, и, задыхаясь от спешки, спрашивает Павлика:
   -- Где барыня? Куда ушла барыня? Мама ваша где?
   -- Мама в гостях у священника, а тебе зачем ее, Васена?
   -- Ах, господи, да такое... да этакое! Уж я и не знаю, что делать, -- пересыпая слова вздохами, бормочет Васена.
   -- Да что случилось?
   -- Да такое... да этакое. Беспременно надо, чтобы ваша мамочка пришли, -- я не ручаюсь.
   -- Да за что ты не ручаешься, Васена?
   -- Там Торчаков пришел, оба водку пьют, и оба пьяные. Папиросы он на голове барышни тушит, а она поет.
   Торчаков! Теперь Павел вспоминает это имя. Это торговец деревенский, прасол и бычник Торчаков; когда-то он был гусятником, теперь разбогател, имеет дегтярный завод и хутора на башкирской земле. Павел в этот приезд уже два раза видел его у тетки: он седоватый, крепкий, как дуб, с грубым, точно вырезанным из камня лицом, со щетинистой огненной бородою веером; почему-то при упоминании о нем у тетки всегда шушукается прислуга, но Павлик над этим не задумывался; толстую Анфу он по-прежнему не любил.
   Васена хотела что-то объяснить еще, но в это время за дверью загремели, послышался жирный смех, и Васена убежала. Визг тетки сделался совсем поросячьим; было слышно, как в комнатах падали кресла, и вот в дверях снова появилась совсем перепуганная Васена и, схватив Павлика за руку, потащила за собой.
   -- Хоть вы придите -- они напугаются, а то бог знает что случится, -- всхлипывая от страха, твердила дорогой она.
   Теперь Павлик начал что-то понимать. Несомненно, Торчаков только притворялся прасолом, а на самом деле он разбойник и решил тетку убить. В этом не оставалось никакого сомнения после того, как у них там упало кресло и тетка завизжала. Несомненно, он резал ее большим кухонным ножом; так поступали все разбойники, Павлик видел все это на раскрашенных картинках; он видел также, что всегда находился (на этих картинах) храбрый солдат, который появлялся в нужное время с саблей и отсекал злодеям головы.
   Так в точности и следовало поступить. Хотя тетка Анфа и была дрянная женщина, но все же ее резали ножом, и всякий мужчина должен был за нее заступиться. Теперь дело облегчалось и тем, что в этот приезд была найдена Павликом на чердаке двухаршинная кавалерийская сабля. Медлить было нельзя.
   -- Ты подожди, Васена, я только на минуту! -- на выходе в дверях сказал ей Павел и действительно сейчас же вернулся с вызолоченной саблей. -- Идем.
   Должно быть, растерянная Васена и не обратила внимания на оружие Павлика.
   -- Скорее надо, скорее! -- кричала она и все всхлипывала. -- Ах, бесстыдники, ведь она -- барышня. Ах, владычица!
   -- Да чего ты так боишься, Васена? -- не так уж твердо спросил Павлик, когда они вбежали в подъезд теткиной половины. -- Этой саблей я могу сразу троих проколоть.
   -- И маменьки нету, и Минодоры, тут все как на грех! Идите же, в столовой они!
   "А, вот вы где!" Павлик уже приготовил эту устрашительную для разбойников фразу, но вступил в столовую и остановился. Поднятая сабля застыла у него в руке и затем тихо сползла вниз.

44

   Ничего особенного не примечалось в комнате. На полу не было крови, тетка была жива и сидела на диване рядом с Торчаковым, не только не сердясь на него, но даже положив ему руки на плечи. Прижимаясь к его груди головою, она всхлипывала, пьяно смеясь. Лицо Торчакова тоже было безгневно, буро и походило на старый кирпич. Правда, на полу лежали осколки тарелок и водочного графина, а на скатерти -- куски селедки и огурцы, но ни разбойничьего ножа, ни пистолетов не было, и глаза тетки, посоловелые, мутные, как олово, взглянули скорее с озлоблением, чем с радостью, на своего неожиданного спасителя. Ну, совсем как когда-то баба в овраге.
   -- Барышня, барышня! Опомнитесь! -- кричала около них Васена и трясла тетку за жирные плечи, стремясь оттащить от Торчакова. Но, должно быть, оба были так пьяны, что не могли ни подняться, ни отделиться друг от друга. -- Барышня! Да постыдитесь! Фрол Васильич! -- кричала Васена и трясла обоих. -- Да барчонок здесь, барчонок! Какой страм!
   -- Павлушка? -- вдруг грозно закричала тетка и потрясла взмокшими седыми косицами. -- Да как ты смел! Федя! Выгони его! Ф-Федя! Ух!..
   Задвигав плечами, она заплакала, и сейчас же плач ее перешел в визг, а за визгом послышалось пение, от которого совсем сбитый с толку Павлик отступил к стене:
   Сред-ди д-олины... ровные...
   На г-гладкой... высс... соте...
   Павлик пришел в себя от изумления лишь тогда, когда заметил подле тетки тревожное и смущенное лицо мамы.
   -- Фиса, -- говорила Елизавета Николаевна укоризненно и качала головой, добавляя что-то по-французски.
   По-видимому, хмель, наконец, соскочил с тетки; Павлик заметил, что при появлении матери отсел в сторону и Торчаков и затем сейчас же стал шарить по подоконнику, отыскивая свой картуз.
   -- Помоги мне, Васена, уложить сестру. Она нездорова! -- сказала еще Елизавета Николаевна прислуге, и обе подняли жирную тушу Анфы и повели ее, пошатывающуюся, в спальню, а Павлик все смотрел вслед уходившему Торчакову и думал: "Неужели это и есть то самое... "не прелюбы сотвори"?"
  
   Странно и жутко было это. Оно облипало буквально всю жизнь. Куда ни взгляни -- люди везде делали что-то темное, подозрительное, везде сходились друг с другом и вели себя пугающе-жутко. Оно настолько было общо всем, что буквально нельзя было ступить шага, чтобы не натолкнуться на это; начиная с чудесной женщины с золотыми волосами и кончая мерзким Клещухиным, все были во власти чего-то стыдного, что порою скрывалось, но порою выплывало на свет во всем жутком безобразии. Странно и непонятно было то, что этим занималось даже такое старое и неказистое чудовище, как тетка. Стало быть, все это было такое сильное в жизни, что захватывало даже обломки и развалины человечества; правда, никогда ранее не замечалось того за теткой; она была груба, неприятна, скупа; но прежде она никогда не обнималась с мужчинами, да еще такими противными, седыми, пьяными, неприятными на вид.
   Антонина Эрастовна была красивая; дядя Евгений с его носом луковкой тоже красавец; красивый был и рыжебородый муж Антонины Эрастовны, и все эти дядины Машки и Глашки. Но чтобы это же самое было между такими старыми и безобразными, как Торчаков и тетка, это было выше понимания Павлика. Кроме того, и Торчаков был женат. Павел видел раз на базаре тучную краснощекую женщину в зеленом шелковом платье, это была жена Торчакова, и она, с ее тремя подбородками, была, во всяком случае, более красивой, чем Анфа. В чем же было дело, что и этот, даже этот, это чудовище находило нужным менять свою трехэтажную супругу на мерзкую тетку?
   Опять ночь, опять не спит Павлик, вздыхает, ворочается, мучительно думает. Да, плетется между людьми что-то тайное и безобразное, что они скрывают, какая-то паучья сеть, которой все бегут и в которую все попадают. И молодые и старые, и красивые и безобразные, богатые и бедные, дети и взрослые -- все как-то опутаны этим стыдным и жутким, что так необоримо ни для кого. И он, Павлик, через Пашку и другую, через красивую Лелю и лукавую Линочку впутывается в это жуткое марево, постепенно превращаясь из наблюдателя в действующее лицо, а над всеми этими Лелями, Пашками и Линочками незримо реет бледное прекрасное лицо со строгими, неулыбающимися глазами -- лицо Таси, его единственной Таси, которой он обречен. Вот уж действительно выходит "прелюбы" -- какое-то необычное сплетение "любовей", одна другой страннее, загадочнее, и в этом море "прелюбы", среди шумящего водоворота страстей, злых, загадочных и манящих дел, одиноко идет маленький, черноглазый, с непорочными бровями, никак не могущий понять, что такое с людьми и с ним.

45

   А утром, чем свет, Павлик выходит из своей спальни и начинает бродить по двору перед подъездом тетки. На подорожнике роса; ранее солнце блещет нестерпимо-радостно из-за стволов вязовой рощи. Ширится грудь, свежий ветерок кусает губы, хочется подскочить, повернуться на одной ноге, присвистнуть, но нерадостно на душе.
   Павел твердо решил поговорить с теткой Анфисой насчет этого странного "прелюбы". Недаром он поднялся так рано. Еще спит безмятежно его любимая мама, не подозревая о его новом решении. Можно сказать, еще спит все село и двор с его старыми дедовскими службами, тихим зеленым подорожником и неизвестно откуда забредшей одноглазой козой.
   Но раньше всех на свете встает тетка; Павел знает это по опыту; еще нет "божьего свету", а тетка уже бродит в стоптанных туфлях по террасе, смахивая со столов пыль, крошечки и голубиный помет; так всегда было, так будет. Тетка сейчас выйдет на террасу из своей кухоньки -- и он подойдет к ней прямо и очень вежливо скажет, что, дескать, так и так, тетка Анфиса, нам надо объясниться... Дальнейшее уже не так ясно, не совсем потому роману, из которого Павлик позаимствовал вступление; но ясно одно: что должна будет дать ответ тетка, Павлик будет тих и благороден; может быть, он даже поцелует ей ручку, чего никогда не бывало, но, во всяком случае, добьется своего.
   Но воздух, ах, этот воздух и это стремительное, вызывающее слезы умиления солнце! Как прекрасна природа, как чудесно это синее утреннее, словно вымытое росою, небо, и как ничтожен человек с его треволнениями и темными, злыми страстями. Да, конечно, это тоже отчасти из романа: чем больше плывет время, тем больше вклиниваются в обиход Павлика эти чудесные выражения из книг. Взять хотя бы этакое слово: "треволнения"! Павлик его даже записал, до того хорошо оно звучало. Года два-три раньше Павел восхищался кадетом Гришей, его умением ввернуть словечко. А теперь он и сам может черпать их из себя сколько угодно. Не подпустить ли тетке это слово -- "треволнения"? Пусть чувствует, что Павел совсем уже не так необразован.
   Но, занятый важными мыслями, не может углубиться в серьезность гимназистик; да, конечно, вопрос очень сложен, но у самой выходной двери стоит ведерко с отрубями, приготовленное для коровы; вот если бы это ведерко поставить вершка на два поближе к двери, тетка сейчас же по выходе попала бы в него ногою; а если в щеколду двери просунуть палку, то тетка Анфа не смогла бы вылезти из дома и смешно бранилась бы в своем плену и топала бы ногами, а Павлик тогда подбежал бы и, вежливо вынув палку, посетовал бы на разбойников или людскую неблагодарность. И уже совсем готов был привести в исполнение свой план гимназистик, как грубый кашель слышится за дверью, и в ситцевом незабвенном своем капоте появляется на пороге Анфиса, похожая на индейское божество, с непременной тряпкой.
   Лицо ее опухло от вчерашнего пьянства, она икает; ее крошечные глазки -- как жучки, около губ какие-то сальные пятна, а в левой руке -- селедочный хвост. Подозрительно и угрюмо она взглядывает на Павла, а тот очень вежливо щелкает перед нею каблучками и очень вежливо говорит:
   -- А вы всегда ранняя ласточка, тетя Анфиса?
   О, конечно, это тоже из хорошей книги -- из последнего прочитанного увлекательного приключения; но хотя тетка не читает этих великолепных рассказов, приветствие кажется ей изящным и соответственным, ее серые губы делают гримасу -- подобие улыбки, и медвежьим своим шагом "ласточка" проходит на террасу.
   А за нею, чувствуя замирание в сердце, продвигается Павлик. Отерев тряпочкой скамью, садится за стол Анфиса -- за тот же стол присаживается и Павел; лицо его дергается и бледнеет, молоточком колотится сердце у горла, но тетка ничего этого не видит: она оперлась рукой на стол и куда-то смотрит осоловелыми глазами; как ни странно сказать, но о чем-то думает эта бездушная громада мяса; какие-то мысли проплывают у нее под черепом, это видно, видно; вспоминает ли она вчерашнее, вспоминает ли молодость свою или же просто алмазное солнце осеняет и ее заскорузлую душу, только смотрит тетка неподвижно перед собою и сидит перед маленьким Павликом, как перед пигалицей удав.
   -- А вот я хотел спросить вас, тетя Анфиса, -- робко начинает Павел и чувствует, как под горлом еще ощутимее застучал молоточек. -- Я все думаю о жизни и о людях и вот не понимаю их, тетечка, потому...
   Не движется, не слышит, не обращает на него лица окаменевшая тетка. Села и слушает что-то в себе; глаза выцветшие, красные, веки покрыты морщинами, щеки в синих жилах, подбородок висит, как слой желтого жира или как кофейный мешок, налитый водой.
   -- Я вот все хочу вас спросить...
   -- Что, что?
   -- Я хотел бы узнать у вас, тетя Анфиса...
   Снова молчание, снова тишина.
   -- Вот вчера у вас были здесь гости, -- уже громче говорит Павлик.
   Медленно, совсем медленно, точно бадья на колодезном колесе, поднимает на него лицо Анфа.
   -- Ну и что же?
   Мутные глаза ее вдруг схватывают смущение Павла. Тень какой-то опаски появляется в ее лице, и, отодвинувшись от Павлика, она спрашивает угрюмо:
   -- Да что тебе от меня надо? Ступай играй.
   -- Нет, я не за этим, -- уже почти зловеще говорит Павлик и повторяет: -- Нет, я вовсе не за этим. Вчера вот Торчаков сидел у вас, Фрол Васильич, -- я вот и хотел спросить вас, тетечка: что же это такое есть "не прелюбы сотвори"?
   И внезапно, как у пружинного паяца, откачивается на шее голова тетки и начинает качаться, блистая острыми точками загоревшихся глаз.
   -- Что такое? -- уже яростно спрашивает она прыгающими губами.
   Но миролюбиво и ласково кладет Павлик свою руку на заскорузлую лапу тетки и шепчет тихонечко, жалобно, часто мигая:
   -- Нет, вы не сердитесь, тетечка. Я не хотел вас обидеть: только я ничего не понимаю, и никто мне не объясняет; вчера же я увидел у вас Торчакова, и вы его обнимали; и вот я подумал: "Не это ли и есть "прелюбы сотвори"?"
   И уже все багровое, склоняется над ним лицо тетки! Словно вся кровь, какая только была в этом тучном теле, поднялась через шею на лоб и щеки; лицо Анфы распухло, глаза сделались круглы, и между губ показались два желтых клыка.
   -- Ах, ах! -- еще не веря услышанному, говорит тетка и все трясет, как на пружине, головою. -- Да как ты смеешь, мерзавец, предлагать благородной даме такие вопросы? Да я тебя, хам этакий. Вот!
   Серым облаком взметнулась перед глазами Павлика пыльная тряпка, взметнулась и тут же пахуче обожгла щеку и лоб: раз! раз!
   -- Я тебя со свету сживу, пащенок! В порошок истолку!
   Серыми зигзагами взлетывает перед лицом Павлика мокрое полотенце и все хлещет его по щекам и шее, по глазам и лбу.
   -- Раз! Раз! Ах, животное! Ах, мерзавец! Ну, дети пошли!..
   И бежит прочь с террасы уничтоженный Павлик. Теперь уж больше ничего не осталось, как бежать: тряпка такая грязная, а сил у тетки не меньше, чем у загоскинского Кирши.
   Вот какое "разъяснение" последовало Павлику по вопросу.

46

   Придя в себя, тихонечко проползает он к кровати и, стараясь не разбудить все еще спящую маму, забирает мыло и полотенце. Лицо его обескуражено, губы закушены, руки дрожат; эта предательская мыльница выскальзывает из пальцев и катится по полу; Павлик схватывает мыло, а оно опять ускользает; он бросается его подобрать, падает стул. Просыпается мама и садится на постели.
   -- Что ты, маленький, так рано поднялся? Уже умываться идешь?
   -- Да, я иду умываться, мамочка!
   -- Что это у тебя лицо такое красное? Разве жарко?
   -- Ну, конечно, жарко, как ты не понимаешь!
   Торопливо выходит он из оранжереи, идет на кухню, глядится в зеркало. Да, порядком исполосовала его мерзкая тетка, лицо у него как у трубочиста, текут струйки грязи, надо хорошенько отмыться, а чтобы не увидела мама -- выплеснуть первую воду в тазу. Выходит на террасу, а на террасе висят и сохнут кружевные теткины панталоны, чепчик и пеньюар. Решительным, совсем военным шагом подходит к неповинным вещам Павлик и основательно окатывает их из своего таза грязной водой. Война так война.
   -- Вот же тебе, вот тебе, мерзкая тетка! -- с наслаждением говорит он и скрывается. Никто не увидел, тетка еще не скоро хватится. Он умоется, выйдет к чаю и спросит, при маме, как ни в чем не бывало, Анфису: "Как ваше самочувствие, дорогая, как почивали вы?"
   Конечно, может и так случиться, что тетка предаст дело широкой огласке; она может вызвать маму и рассказать ей про выступление с заповедью, но чувствует верным инстинктом Павел, что не станет распространяться об этом Анфиса. Они посчитались: он задал вопрос -- она ответила. Они квиты; а ворошить такое сомнительное дело, в котором тетка все же замешана, -- неприятно, едва ли будет выгодно ей.
   Умывшись, причесавшись, смыв с себя все знаки бесчестия, усаживается на чердаке с "Юрием Милославским" Павел и начинает наблюдать из слухового окна: не проходит ли Анфиса? Но нет, нет; она занята более важными делами, а солнце палит, по-летнему немилостивое; белеет и сохнет под его лучами белье Анфисы; скоро, пожалуй, и следов не останется, вот незадача; перелистывает Павлик любимые страницы романа, а вот скрипение козловых башмаков слышится по террасе, появляется Анфиса, подходит к белью, смотрит: все сухо. Правда, кое-какие полосы остались, но это только причина гнева на кухарку Васену.
   -- Васена, Васена, надо отмывать чище: сверх возможности заласано! -- кричит она.
   Забирает свои доспехи и идет, а Павел, опечаленный неудачею мести, высовывается из чердачного окна и бросает в Анфу комочком глины; он попал, у тетки хлюпнуло в затылке; она обернулась, а Павел спускается вниз к утреннему чаю; его сердце уже безгневно; в сущности, в свое время и он поступил не лучше тетки: ведь когда Пашка объяснила ему, как рождаются дети, он тоже закатил ей пощечину; теперь это же получил он от Анфисы, стало быть, о чем много и говорить?
   Но вопрос все же оставался вопросом. Правда, от случая кое-что прибавилось в опыте Павлика; он поведал, что люди сердятся, когда их спрашивают об этом; значит, дело на самом деле нехорошее и нечистое. Однако близился конец лета, надо было подумать о гимназических каникулярных работах; их задано немало; если взять во внимание лишь математику, то уж с нею одною совсем не останется времени на "прелюбы сотвори".

47

   Однако инцидент с заповедью не остается изжитым; в воскресенье после обедни приходит в дом тетки местный священник отец Иоанн, которого Анфа обзывает Златоустом. Он маленький, упитанный, совсем противоположный гимназическому. Его щеки -- как яблоки, волосы -- как хвост орловского рысака; а живот у него такой круглый, точно сложены там ядра царь-пушки, изображенные на картинке.
   Может быть, позвала священника встревоженная мама; может быть, явился он по наущению Анфисы, только глаза его, темные, как вишенки, вдруг строго блеснули, когда к нему приблизился Павлик. Странно сказать, но и у Павла вдруг появилось на душе нерасположение к деревенскому бате; ведь приходил же священник раньше к ним в дом, но визиты его как-то не отмечались; теперь же точно ощетинилось на него сердце подростка и ощутимо вдруг почувствовало в нем врага.
   -- Поздоровайся, поцелуй у батюшки ручку! -- визгливо закричала на Павлика угрюмая Анфа.
   Павел подошел, но к руке не приложился; да и сам батюшка как-то разом принял свою пухлую десницу.
   -- Теперь молодежь идет новая, лишенная устоев, -- со вздохом сказал он и ласково погладил перстами кудрявую бороду.
   -- Нигилисты, смутители, дело известное, -- поддакнула из угла тетка и потрясла косицами.
   За обедом, во время которого мама все время следила за Павликом тревожно-опечаленными глазами. Златоуст опять распространялся о новых течениях.
   -- Главное -- в отсутствии веры, -- говорил он, указывая вилкою в небо. -- Когда верит человек, на ум не идут ему грешные и тем паче праздные мысли. В одной молитве спасение от дьявола и всех бед его.
   -- А кто же это дьявол? -- вдруг спросил Павлик с явной целью подзадорить тетку Анфису.
   Отец Иоанн покачал, точно обиженный, головою и ответил, не глядя, однако, на Павлика, устремив взор выше него, на буфет:
   -- Отцы церкви достаточно учили об этом, чтобы следовало распространяться. Дьявол есть темная сила, исполняющая свободную волю человека; отвращающая его ум от канонов церкви, повергающая в пагубные мечты юные сердца.
   -- А вы, батюшка, его видели? -- невинным голосом осведомился Павлик.
   Тетка Анфа даже двинулась на стуле, но и тут отец Иоанн не рассердился.
   -- Угодники божии часто видели, но аз, многогрешный, испытания не удостоен.
   -- А если не видели, как же вы о нем говорите?
   -- Павлик! -- укоризненно остановила сына Елизавета Николаевна, но батюшка снова вознесся любезным и ласковым жестом.
   -- Предоставьте юности удовлетворять любознательность... -- И тут же, повернувшись к Павлику широким соболезнующим лицом, пояснил: -- Не только видимое, но пуще всего невидимое существует. И недаром сказано: "Творца видимого и невидимого".
   -- А вот я, батюшка, дьявола видел! -- вдруг покраснев, проговорил Павлик и, заметив, что мама все на него смотрит, покраснел еще больше, устремив взгляд на занятую пирогом тетку Анфису. -- У дьявола маленькие мышиные глазки, и лицо как из камня, и борода рыжая веером. Если вы спросите тетку Анфису, она вам все расскажет: она удостоена, к ней дьявол приходил.
   Неизвестно, чем бы кончилась эта богословская беседа, если бы в столовую не ввалилась ватага мальчишек. Впереди всех показался кадет Гриша, а с ним были те четверо племянников, которые жили близ Ольховки.
   -- Мы проезжали мимо рыбалки и решили заехать! -- объявил Гриша, здороваясь с обеими тетками и целуя руку священника. А Павлик смотрел на него злыми глазами:
   "Веди вот, выделывал с Линой разное, а тоже... благословляется".
   И все время видел Павлик на себе притаенно-светящиеся опечаленные взгляды мамы. Это смиряло его, наполняя взволнованное сердце тишиною; но когда перед уходом к нему внезапно подошел отец Иоанн и положил на плечо руку: "Молитвою господу изгоним смутные мысли!" -- Павлик быстро снял с плеча его пухлую руку и сказал:
   -- Из молитв, батюшка, ничего не выходит. Надо все добывать самому.

48

   Когда вечером наехавшие к Павлику гости начали запрягать лошадь, готовясь отбыть восвояси, оказалось, что у тележки лопнула дрожина; надо было наладить в кузнице скрепу.
   -- Говорил вам, не увязывайтесь; населись как оглашенные-- вот и треснуло! -- не очень любезно сказал товарищам Гриша.
   Так или иначе, приходилось оставаться на ночь; мальчики перешли спать на сеновал, кадет Гриша зазывал туда на ночевку и Павла. Не хотелось Павлику перебираться с чистой постели, но так как рыжий забияка Жоржик стал смеяться, что Павлика мама не пустит, пришлось для восстановления авторитета забраться на сеновал. Как ни уговаривала мама, не взял с собою даже подушки Павел.
   -- На сеновале -- по-походному! -- сказал он, вспоминая подвиги Марлинского.
   Все шестеро разлеглись на душистом сене; внизу под ними в стойле скромно вздыхала, пережевывая свой ужин, теткина корова.
   -- Эх, теперь бы немного водчонки! -- сказал Гриша и побрыкал от удовольствия ногами.
   -- Водчонки -- и девчонки! -- добавил еще кто-то из угла.
   Павлик всмотрелся: говорил тот косолапый Тихон, который так глупо баловался в грязи на купанье.
   Неясным ощущением чего-то стыдного оцарапало Павлика. Он отодвинулся в сторону и неприязненно слушал, как похохатывали, катаясь по сену, мальчишки. Рыжий Жоржик сказал еще что-то, чего Павел уже совсем не понял, но взрыв смеха, раздавшийся вслед за этим, сделал сердце еще более сторожким. Однако было нужно как-то отозваться, чтобы поддержать авторитет хозяина.
   -- Об одном прошу, господа, -- сказал он гостям, стараясь говорить с достоинством, -- пожалуйста, не курите, чтобы не сделать пожара!
   И едва он проговорил эту фразу, как мальчишки опять закувыркались, и в ответ ему прогремело дружное: "Ха-ха-ха!"
   И в сумраке каретника Павлик почувствовал, как опалило жаром его щеки.
   -- Что такое? -- спросил он, чувствуя жуть на сердце. -- Почему вы смеетесь?
   -- Потому что ты совсем не мальчишка! -- отозвался из угла Тихон. -- Ты, наверное, баба. Ребята, давайте посмотрим, может быть, он в самом деле девчонка?
   -- Идет! Здорово! -- раздались голоса.
   Рыжий Жоржик уже совсем подкатился к Павлику по сену, но тот вовремя вытянул ногу, и Жоржик, уткнувшись в сапог носом, остановился.
   -- Он лягается! -- плаксиво сказал он и, должно быть, вспомнив про полученную авансом пощечину, дальше не двинулся.
   Предложение не прошло, однако разговор не изменился в темах.
   -- У меня сестра Наташка -- она водку не хуже меня хлюпает, -- говорил Тихон.
   -- Вот и врешь!
   -- Вот не вру. Ее семинарист Паня научил.
   Прислушивается Павлик. Все уже сбились в тесную кучу друг подле друга и взаимно обучают.
   -- К горничной Фимке забрался в девичью Яшка, -- рассказывает Тихон. -- А Яшка -- наш кучер, он женатый, только жена его в поле работала. Я подстерег их и потом как в окошко стукну!.. Яшка -- бежать, а я влез в окно и говорю Фимке: "Сейчас матери пожалуюсь, я все видел". Уж она просила меня, просила... А мать у нас строгая: живо ее и Яшку рассчитает. Принесла варенье. "Вот, -- говорит, -- ешьте". А я говорю: "Нет, ты меня таким вареньем, как Яшку угощала!"
   -- И что же? Что же?
   -- Я еще и жене Яшкиной скажу.
   -- А она?
   -- Ну, говорит, черт с вами. Идите сюда.
   -- Ты и пошел?
   -- А ты бы не пошел?
   Странное покалывание от сердца распространяется по всему телу. Презрение, боль и ужас, соединенный с острым любопытством, теснят душу, переворачивают мозг...
   -- Вот оно еще как бывает! -- оледеневшими губами шепчет Павлик и ежится. А ведь тоже мамаша, наверное, и до сих пор не знает. Они, маменьки, ничего не знают на свете, а как сыновья заговорят, краснеют и смущаются и отсылают играть в лошадки. Вот они и резвятся на свободе, как лошадки, и учатся друг от друга сами, потому что взрослые молчат.
   Настораживается слух. Теперь говорит уже кадет Гриша. Перед тем как повести речь, он подошел к лежавшему Павлику и прислушался: не спит ли? А Павел стал хитрым; он живо прикрыл глаза, стал ровно дышать и притворился спящим. Было особенно жутко узнать, что будет говорить Гришка, которого он раз так здорово поколотил за Линочку. И Павлик не ошибся: он как раз и начал свои рассказы с кузины Лины; голос его долетал отчетливо, потому что Гриша был уверен, что свидетель спит.
   С замирающим сердцем продолжает слушать Павлик.
   "Так вот они, бабушки и дедушки; вот что у них делается под носом, и они не видят".
   Постепенно в разговор вмешиваются новые слушатели.
   -- Да, здорово... -- говорит еще кто-то. Кто -- Павлик не видит.
   -- Эх, если бы...
   -- Что, если бы?
   -- Если бы сейчас найти девчонку!
   Мысль, как электрическая искра, зажигает всех. Осторожно повернувшись, Павлик видит, как все ярче блистают в надвинувшемся сумраке глаза. Это уже совсем волчьи глаза -- даже искорки блистают разные: рубиновые, желтые, с синьцой.
   -- Зайти бы пошарить в бане -- не найдется ли... -- говорит еще кто-то и поднимается.
   Как ни нелепа эта мысль, она кажется исполнимой. Наэлектризованное рассказами желание одинаково отражается во всех глазах. Один за другим поднимаются волчата, по-кадетски стряхивая с блуз прилипшее сено. Двое-трое уже надели фуражки.
   -- Вваливай, робя!
   -- Постойте, пойду и я... -- вдруг говорит поднявшийся Павлик.
   На мгновение всех охватывает замешательство. Что это с тихоней? Не смеется ли он? А Павлик в самом деле не знает, что с ним. Он сказал это как-то сразу. Первой мыслью его было: "Вот оно, наконец, и есть "прелюбы сотвори"!" Жажда узнать, наконец, то, что так скрывается в жизни, была второю мыслью. Присоединилось сюда и злорадное желание: узнать вопреки священнику, вопреки мерзкой Анфисе, даже маме захотелось насолить -- милой маме за ее молчание и вздохи.
   -- Да, я тоже пойду, -- решительно говорит он.
   Соглашается компания.
   Только один уговор: не болтать, не фискалить.
   Тихо, воровскими ногами спускаются пятеро с сеновала по лестнице. Сумрак летнего вечера охватывает их. Выходят со двора. Как угольки пылают глаза -- это же совсем волчата. И как белый ягненок идет среди них растерянный, задыхающийся, не понимающий себя Павлик. Он все время касается висков руками. На виске бьется жалкая обеспокоенная жилка. И в такт ей бьется сердце, но не там, где ему полагается быть, высоко, под горлом. Кругая, злая оранжевая луна равнодушно смотрит на стаю.

49

   Они проходят безлюдной улицей, идут мимо засыпающих изб к речке, к парникам, к тем местам, где днем, напрягшись, гнули ободья. За "парнями", на скате, и стоят эти игрушечные черные баньки, где можно искомое найти.
   Идут крадучись: надо сразу нагрянуть, чтобы не успели убежать.
   Проходя мимо парников, разбрасывают в каком-то экстазе молодечества ободья и балки; на повороте скатили к речке и утопили в ней колесо, подвязав обрывком лыка к нему массивный камень. Бродит в стае смутная мысль разрушения, разбоя, и притаенно-робко, осознавая все это, бредет среди нее маленький наблюдатель.
   Подходят к первой, вросшей в землю бане, глядящей на ватагу своим единственным подслеповатым оконцем. Заглядывают в окно -- темно, обходят дозором избу, торкают запертой дверью -- никого.
   -- Эх, -- говорит Тихон и дергает Гришку, -- попадись теперь мне девчонка в лапы -- несдобровать!
   Гремят, смеются остальные, показывая острые зубы. Не может забыть растерянный Павлик эту летнюю ночь и луну, и тихое молчание бора, и журчание речки уснувшей, и это шаренье жуткого по сонным баням. Это же стайка волчат голодных, вышедших за едою; спят сытые матерые волки, наелись и уснули в мире с десятью заповедями своими, а вот одна маленькая, в три колких словца, заповедь выгнала волчат-подростков на промысел; поймают и загрызут или еще в речке утопят, как утопили колесо... И крепок, и праведен сон "родителей и учителей", благословенный сон "отечеству на пользу". Обходят вторую и третью бани -- все так же заперты на замок двери; только теперь приходит в голову, что план сумасброден: кто же это начнет мыться в бане ночью? Досадно, но виновата здесь баня.
   Трах! -- и летит вдребезги под палкою Тихона закопченное оконце.
   Трах! Трах! -- звенят стекла и по соседству.
   -- Теперь, робя, ноги под жабры и вваливай на огороды! -- командует Гришка Ольховский.
   И вот ватага бежит берегом сонной речки к мельнице, оттуда рукой подать по канаве на огороды; уж там где-либо да найдется девчонка.
   -- На капустном огороде, я знаю, -- вдова-сторожиха! -- говорит всезнающий Тихон. -- У сторожихи есть девчонка Агашка; с ней всегда можно столковаться, а коли не столкуемся, тогда...
   На позеленевшей луне жутко округляются глаза коновода. Лицо его угрюмо и бледно, он раздосадован неудачей; теперь ему попасть под руку опасно. Павлик хрупко сторонится. Но отойти, убежать уж не может; он пошел узнать, до конца поведать, так решено, так будет.
   Совсем неожиданно, в голубой тени плетня, на задах маленькой соломенной хаты, они наталкиваются на присевшую фигурку. Девчонка присела, как видно, за делом, на косогорочке у калитки, и вот с испугом поднимается и, взмахнув косичкой, как хвостиком крысенок, бежит прочь от нагрянувших мальчишек, а те с криком и улюлюканьем бегут за нею по обросшей крапивой тропинке.
   -- Держи, вот она, держи Агашку! -- кричит, прихрамывая, Тихон.
   На повороте он ударился о пнище, расшиб ногу и скачет, как пришибленная ворона; но крапива аршина в два ростом, приходится бежать лишь гуськом, чтобы не острекаться, и это спасает девчонку. Она добежала до мельницы и юркнула в ворота; раза два глянуло из их тени узкое опрокинутое личико с широкими карими глазами, мелькнуло и исчезло, а подбежавший озлобленный Тихон грозит ей кулаком у забора и шепчет с лицом, обескураженным и неудачей, и болью:
   -- Подожди ты, сучонка, мы обработаем тебя, сволочь, как попадешься еще!
   Как побитые, с поджатыми хвостами, понуро возвращаются гончие с охоты. Часть их взлохматилась и взмолкла и тяжело дышит, и кажется Павлу, будто свалялись на них клочья шерсти и высунуты до полу красные, мокрые бесстыжие языки.

50

   Возвращаются на сеновал угрюмо. Обескураженно лезут вверх по лестнице на сено; там, внизу, все еще сонно жует спокойная корова; она не спит, она словно дожидалась охотников с охоты и теперь, словно в насмешку, там покашливает и вздыхает, и, приникши к люку сеновала, смотрят неудачники вниз.
   -- Это, можно сказать, просто проклятая корова! -- говорит озлобленно Тихон. Он плюет куда-то вниз через люк, должно быть, на корову и, вызывающе глянув на Павлика, отходит от люка и ложится. Может быть, он считает в чем-то виноватым и Павла, он весь свет считает виноватым в своей неудаче; а Павлику хотя и хочется заступиться за обиженную корову, но он не решается поднять новое дело и смиренно ложится в сторонке от кадета.
   -- Сорвалось, к черту, досадно! -- ворчит еще Тихон, утаптывая кулаками себе изголовье. -- И сено у вас здесь дрянное, одно былье да крапива, да и сеновал дрянь! Разве такие строят сеновалы!
   Хотя это уже прямой Павлику вызов, он не возражает и тихо дышит. Но именно это молчание и бесит: оно показывает, что Павлик сторонится всех и гордится. Все лежат друг подле дружки рядом, а этот непременно уединится в сторонке; все рассказывают и шутят, а этот все таится особняком и молчит.
   -- Не люблю я гордецов, которые не товарищи. У нас в училище их здорово бьют! -- надрывающимся голосом замечает Тихон.
   -- И у нас их основательно колошматят! -- подтверждает Гриша. -- Преестественным образом выводят этих белоручек на квинту!
   Молчит Павлик и слушает с подрагивающим сердцем.
   -- Не товарищи это. Мы зовем их "чистюли", -- говорит из уголка и рыженький Жоржик.
   Электричество, не получившее разрядки, грозит найти себе новый выход: в драке. Но молчит и не движется оробевший Павлик, придраться никак нельзя. Однако грозою все веет, все дышит; ворочается Тихон злобно и скребется; а вот его голос разрывает молчание, и по сеновалу проходит уже прямая угроза:
   -- Да попадись мне в руки, я бы знатно "чистюлю" обработал!
   Павлик вздрагивает. Наконец уж довольно всего этого. Поднимается молча, проходит к Тихону на край сеновала.
   -- А как бы ты меня обработал? -- медленно расставляя слова, глухим голосом спрашивает он.
   Поднимается и Тихон на сене. Смотрит, ворочая белками. И вот. в самый решительный момент, переключается электричество на основу:
   -- Сводил бы как следует к девчонкам -- и все!
   Павлик отступает. Он уж было приготовился на кулачки -- и вдруг опять все то же!
   -- Это как же "как следует"? -- удивленно спрашивает он, но бурный взрыв колючего смеха сметает его вопрос, и он не успевает прийти в себя, как чувствует, что снова лежит в сене.
   Мальчишки разом дернули его за ноги и повалили в сено и с тем же жгучим смехом начали его в нем перекатывать. Павел хотел крикнуть, но рука Тихона вдруг легла на его рот, и крика не вышло. Собрав все усилия, задыхаясь от злобы, Павлик поднял колено и ударил им Тихона в живот. Тихон тотчас же свалился, как перина, а Павел поднялся и сел на него, обеими руками вцепясь в его горло. Лицо его побелело, волосы ощетинились. Он дышал прерывисто, ощущая уколы в сердце.
   -- Будешь еще безобразничать, а?
   Не без усилия освободился от Павлика великовозрастный Тихон. Однако он нисколько не сердился.
   -- Не надо только в живот пихаться. Ты знаешь, что от этого может выйти?
   -- Что? -- спросил Павел.
   -- Возьму да рожу.
   Оглушительный раскат смеха все покрыл на сеновале.
   -- Какие же, однако, вы мерзавцы! -- дрожащим голосом сказал Павлик и поднявшись, полез вниз.
   Отряхиваясь, как окунутый в помойную яму, прибежал Павлик в свою спальную.
   -- Что ты, маленький? Разве там не спится? -- спросила удивленная мать.
   -- Ах, мама! -- горько ответил Павлик и блеснул на нее, свою единственную, злыми глазами. -- Как странно живут на свете, а вы все молчите, не говорите ничего.
   -- Кто живет странно?
   И пронесся тонкий обиженный шепот -- не ответ, а обвинение:
   -- Дети, а перед ними -- вы.

51

   В городе осенью в воскресенье, после обедни, Зиночка Шевелева внезапно присела на скамью в садике, где Павлик кушал мороженое.
   Подкралась она так неслышно, что Павлик обомлел. Первым движением его было спрятать стаканчик с мороженым к себе в карман.
   Да, было порядочно стыдно в пятнадцать лет есть мороженое, как какому-нибудь приготовишке. Павел нарочно забрался в самый потайной угол -- и вот Зиночка Шевелева, гимназистка лукавая, сидит.
   Второю мыслью его было убежать, но Зиночка крепко держала его за рукав пальто.
   -- Докушайте сначала свое мороженое, а потом мы погуляем! -- с улыбкой проговорила она. Издевалась выпускная, это было по всему видно: ведь это ее хотел Павлик напугать своим револьвером, когда она раз на улице так дерзко сказала, что Павлик хорошенький. Теперь она не только смеялась над ним свыше меры, но и держала его за рукав.
   -- Надеюсь, вам не страшно прогуляться со мною по садику, молодой человек?
   Павел обиженно покосился на ее смуглое лицо. Что, она считает его третьеклассником? Он не в пятом классе? Нет, он не будет есть перед этой дрянью мороженое: пускай пропадет!
   Расплатившись с торговцем, угрюмо морща брови, он проговорил:
   -- Я сегодня имею быть в гостях у родственников, и гулять мне никоим образом нельзя.
   -- В таком случае я провожу вас до родственников, -- с лукавой усмешечкой сказала Зиночка; розовый ее язычок скользнул по атласным губам.
   Положительно нельзя было от нее никак отвязаться.
   -- Но мне следует еще исправлять экстемпоралиа! -- взмолился он.
   -- И ваши экстемпоралиа исправите после.
   Черные глаза, цветущий мальвою рот улыбаются близко и опасно. Какими духами от нее пахнет? Или так пахнут ее лоснящиеся волосы? Благоухание мимозы источают они.
   Идет Павлик, держа руку, по обычаю, у хлястика, рядом идет Зиночка и пристально-осторожными взглядами рассматривает его. Поднимет Павел недовольные глаза, она свои прячет, быстро взмахивая ресницами. Не может он отрицать, что красива эта приставучая девчонка. Зубы ее не очень белы, и крохотная мушка на щеке, но губы так алы и невинны и в то же время хитры: они смеются и зовут, зовут к себе эти губы, алые, как цветы, а улица полна народом, все смотрят на идущую пару, видят все, как похищает Павлика гимназистка, улыбаются и смеются все. Прямо черт знает, до такого позора... Рад был Павел, когда свернули они с людной улицы в переулок.
   Мимо садика, мимо амбаров, казарм и толкучих рядов проходят они по пыльным улицам. Киргиз на верблюде проплывает мимо Павлика, колыхаясь, как на пружинах; продвигаясь мимо пары, он скашивает на нее свои и без того раскосые глаза, и улыбается словно литыми зубами, и говорит: "Жаксы!" [Хорошо -- казах.]
   Сторонится от Зиночки с возрастающим гневом Павлик, а та все держит его под руку, прислоняясь мягко, чуть внятно. Сапоги Павлика стали серыми от пыли, а Зиночкины туфли по-прежнему чисты и изящны, точно не идет она по дороге, а скользит над нею, как Церера на картинке. Маленькое аметистовое колечко видит Павел на ее розовом, прижавшемся к ладони мизинце.
   -- Это от кого же у вас кольцо? -- строго спрашивает он, сам не зная для чего.
   Возводит на него агатовые глаза Зиночка Шевелева. Теперь они посветлели, блещут и колют, опасно зубы сверкнули, как у лисички, готовой в самое сердце укусить.
   -- От жениха, конечно, а вам на что?
   -- Разве гимназисткам позволяются кольца?
   -- Мало ли что не позволяется, мы позволяем сами себе.
   Внезапно острый локоток Зиночки упирается Павлику в грудь. Он хочет ее поддержать, должно быть, поскользнулась, а Зиночка еще ближе, и теперь ее грудь коснулась плеча Павлика -- мягко, упруго, осторожно и вкрадчиво. Коснулась и отошла.
   -- Я поскользнулась, извините! -- насмешливо говорит Зиночка и отстраняется. -- А вы разве делаете только то, что позволяется?
   -- Ну, не только это, -- слегка обиженно возражает Павлик. Его лицо вдруг стало как персик, на верхней губе словно потемнел пушок: "Вот привязалась". Вглядывается в него Зиночка пристально и открыто.
   -- А что вы делаете такое... запрещенное? -- пролетает ее шепот, как ветерок.
   -- Вот еще вопрос! -- сгустив голос, замечает Павел и выпрямляется. -- Мало ли что делаем мы у себя, в пятом классе!
   -- Пьете, курите, учителей ругаете?..
   -- Странный вопрос... вопрос...
   Смотрит Зиночка притаенно, но, как на грех, не находится никакого ответа, и, хуже того, всплывают на ум все вопросы из глупого катехизиса: вопрос -- и ответ, вопрос -- и ответ. Даже в жар бросает пятиклассника, а Зиночка все пытает, все ждет.
   -- Скучно делать то, что позволено, а как хорошо запрещенное! -- не дождавшись ответа, негромко говорит она.
   Легко и словно нечаянно ложится на пальцы Павлика атласная лапка -- скользкая, словно змеиная шкурка, пахнущая каким-то сладким ядом, так страшно дышать вблизи.
   -- А хотели бы вы делать запрещенное? -- внезапно обдает Павлика шепот.
   Тонкий, как паутина, он вязко обволакивает. Окутывается и никнет под ним пятнадцатилетнее сердце, вязнет сладко, опасно и жутко. Примолкла Зиночка, только трепетно дышит, глазок ее отемнившийся ярко горит.
   -- Как это... "запрещенное"? -- едва слышно спрашивает Павлик.
   Не мигая, смотрят в глубь души девичьей ореховые опечаленные,
   еще непорочные глаза. И смущается девушка, и видит, что тут серьезно, и замирает в ней поднявшийся было смех.
   -- Мы пришли. Вот наш дом.

52

   Взглядывает перед собою Павлик: низкое темноватое здание, окна почти на уровне тротуара, желтая старенькая, с рваной клеенкою дверь. Бедно живет Зиночка: ведь это "полуэтаж", почти землянка. Отчего же Зина не конфузится, когда бедным так стыдно быть?
   -- Вам не нравится наш домик? -- спрашивает его гимназистка. -- Мы вовсе, не богатые: моя мама -- вдова.
   И вспыхивает Павлик.
   -- Нет, мне нравится, -- смущенно говорит он, и тут же голос его тонет в бурном, безудержном взрыве смеха.
   На Зиночкин звонок явилась открыть дверь целая куча девчонок; все столпились на пороге и смотрят на Павлика широкими синими, серыми и коричневыми глазами.
   -- Как, ты привела Ленева? -- спрашивают они изумленно.
   Снова смех, звонкий, оскорбительный, раздается вокруг Павлика.
   -- Не она меня привела, а я сам пришел! -- дрожащим голосом поправляет Павлик, а рука уже касается кармана. "Револьвер тут. Он наготове, коли ежели что..."
   С тем же безудержным смехом проходят девушки со своей добычей в залу. Зала маленькая, стены ее лоснятся масляною краской, полы желтые, протертые, скрипучие, по стенам висят картины: "Король-жених" и "Девушки на гаданье". Сутулая, с печальным лицом пожилая женщина перетирает у чайного стола пестрым полотенцем посуду. Седые волосы ее торчат вихрами на затылке, на локтях -- заплаты, на ногах -- громадные стоптанные туфли.
   -- Кого еще? Чего галдите? -- добродушно спрашивает она и все возится с чашками.
   -- Я привела к нам в гости Ленева, институтского Кис-Киса! -- кричит матери Зиночка.
   Все остальные повторяют:
   -- Институтский Кис-Кис!
   Подходит к старой женщине и здоровается Павлик. Краснеет по обыкновению.
   -- Вы уж не сердитесь на них, молодой человек, -- говорит ему мать Зиночки и качает головой. -- Они -- шалые. Им бы только шуметь. Всю голову мне продудели.
   Садятся пить чай. Пьет из чашки с алыми цветочками Павлик. Кругом тоже алые цветки -- девичьи губы. Ему совестно, досадно на себя, что послушался и пришел; некуда девать руки, не о чем говорить. Опозорил он себя на веки вечные; завтра по всему городу пойдет позорная молва... А смеющиеся девичьи губы алеют, как черешни.
   -- Маму мою зовут Клавдией Антоновной, и мы не выпустим вас до обеда! -- близко придвигая к лицу Павлика агаты-глаза, шепчет Зина.
   Растерянно поднимается Павел. Снова покраснело лицо его. Нет, нет, это никак невозможно: у него экстемпоралиа и родственники, ему сейчас уходить.
   -- Мама, отчего же ты не приглашаешь к обеду молодого человека?
   Старчески выцветшие добрые глаза обращаются на Павлика, трясется на жилистой шее покрытая морщинами и сединою голова.
   -- У нас сегодня оладьи с маком и орехи на меду! -- говорит старуха.
   Как знает она, чем убедить; как знает душу человеческую; так ясно ей, что оладьи с маком неотразимы, что, не дожидаясь ответа, поднимается Клавдия Антоновна и уходит. И соглашается остаться молодой человек.
   -- Но ведь я отпущен только до пяти вечера, а мне надо еще к родственникам зайти! -- лепечет он.
   Сидят близ Павлика существа с губами-лепестками, с глазами как камушки, с ушками как крендельки. Тонкие и загадочные, опасно-неизвестные, готовые оскорбить, опозорить и съесть.
   Сидят и смотрят на него пристально, и все улыбаются, и не знает, о чем говорить надо, Павлик, а что мужчина говорить перед барышнями обязан, это так же верно, как то, что он беззащитен и один.
   -- Вы еще совсем капельный, вы скромненький! -- говорит без улыбки Зиночка и, вздыхая, смотрит. Поднимается и опускается Зиночкина грудь, такая непохожая на грудь Павлика. Видит Павлик, как жутко непохоже и таинственно движется она, как колышется на ней бантик и две розовые пуговки, -- и ему неловко.
   -- Нет, я совсем не капельный, -- пытается возразить он угрюмо, а Зиночка все смотрит на него -- чудится, в самую душу, смотрит прямо, а глаза убежали за тридевять земель. О чем она думает? Зачем бантик и пуговки так колышутся на груди? Отчего так остальные присмирели и притихли, и смотрят загадочно? О чем задумались все? Застенчиво, почти угрюмо подходит к Павлику Зина; подошла -- и вдруг касается его щеки ладонью, так что отшатывается Павел, а она говорит:
   -- Я хотела посмотреть, правда ли у вас усы колются?
   И внезапно, точно по звонку или по толчку, все сорвались с места, все окружили Павлика и со смехом тормошат его и кружат, а волосы Павлика ощетинились, глаза смотрят ожесточенно, как у волчонка; он толкает руками одну, другую, третью, попадая в мягко-неслышно поддающиеся девичьи животы, расталкивает и кричит:
   -- Вы оставьте меня, иначе плохо будет!
   Снова смех, звенящий, раздражающий; снова вокруг живое море смеха, море жемчуга, улыбок, море цветов.
   -- Ловите, ловите его, он убежать" хочет! Держите его!
   Цепкие белые руки вдруг охватывают сзади Павликовы плечи.
   -- Оставьте, плохо будет! -- вскрикивает он еще, ударяется кому-то в спину лбом, потом протягивает руки, снова толкает кого-то и тут же сразу ослабшей ладонью упирается в Зиночкину грудь -- и что-то мягко и стыдливо подается под пальцами, точно пружинка, и, вся покраснев, отшатывается от Павлика Зина и тут же ласково улыбается, ее веки трепещут.
   -- Пустите, чего вы? Мне больно. Пустите меня!.. Я никогда не приду к вам больше! -- кричит еще Павлик и, схватив свою шапку, выпрыгивает в окно. Странным ощущением веет в пальцах. Точно голубя или зверька дикого невиданного подержал он.
   Бежит и смотрит на ладонь Павел: ничего в ней нет -- и есть что-то, потому что пальцы дрожат.
   Пропали в тот день и оладьи с маком, и орехи на меду.

53

   Не знал Павлик и не мог себе представить, как это случилось, только проснувшись вскоре, тою же осенью, он внезапно почувствовал, что он влюблен.
   Да, влюблен, это было неоспоримо-жутко. Он чувствовал на сердце смятение и ужас, ощущал в нем все муки влюбленности, и самым страшным оказалось то, что влюбился он не в девушку, не в барышню, не в Зиночку, например, Шевелеву, а в такого же гимназиста, как он сам.
   Это было несообразно, смешно, глупо, но оно было. Отчетливо сознавал в себе новое, мучительное чувство Павлик. Он дружил ранее с товарищами, он был близок с Исенгалиевым, ему нравился Умитбаев, но это было теперь совсем другое, непохожее, беспокойное, мучительное чувство, назойливо лезшее и западавшее в душу неотвратимо, -- словом, было истинное и тяжкое томление любви.
   Не знал и не мог догадаться: как зародилось в нем это новое ощущение? Было ли оно разбужено Зиночкой Шевелевой, которая с памятной встречи все настойчивее и настойчивее окружала его своим сладостным, опасным, пугающим и влекущим вниманием; подходило ли к нему время; было ли много вокруг раздражающего, зовущего, только захватилось, наконец, новым чувством и сердце Павлика, и почувствовал он, и угрюмо понял, что он влюблен. Но как могло случиться это, уродливое, что он влюбился в мальчика?
   Правда, Станкевич был красив, очень красив, он невольно привлекал к себе внимание, но он нисколько не походил на барышню, чтобы можно было влюбиться в него.
   И, однако, именно это и случилось.
   Прежде всего ему понравилось лицо Станкевича. Лицо было бледное, матовое, с тонкими и все же неженственными чертами, глаза были синие, как сапфиры, рот алый, похожий на цветок. Рот, может быть, был единственным, что походило в Станкевиче на женское, во всем остальном он был мужествен, крепок и по-мужски красив.
   Как зародилось в Павлике это странное чувство влюбленности к мальчику? Когда в нем явилось? Павел виделся со Станкевичем не чаще, чем с другими, тот был лишь на год моложе его; встретясь, обычно здоровался и прощался и ничего особенного к нему не чувствовал, и вот разом, внезапно, как-то утром он проснулся, и открылось в нем новое, ясное, как день.
   -- Я влюблен, -- сказал себе Павлик, и сердце в нем сладко содрогнулось. -- Я люблю Станкевича, я больше жизни люблю его! -- повторял о "и вслушивался в свои слова с упоением, и улыбался, и в то же время бледнел. -- Я жить без него не могу!
   Это "жить не могу" было так естественно и необходимо, что сопротивляться этому было нельзя. Не проживет и мгновения без Станкевича Павлик. Теперь только одно волновало: как довести до сведения Станкевича, что в него влюбились?
   Что Станкевич не знал этого и даже не догадывался, было ясно. Станкевич здоровался с Павлом вежливо, радушно, но не больше. Он улыбался приветливо, иногда задавал ему обычные фразы, изящно кланялся, и подавал руку, и не знал, и не догадывался, как замирало в Павлике с первым звуком его голоса сердце. Словно зачарованный внимал Павел его обыкновенным словам, сердце в нем дрожало и томилось, но крикнуть было нельзя: приходилось спокойно и вежливо улыбаться.
   -- Как ваше здоровье? -- спрашивал его Станкевич, а Павлу хотелось крикнуть: "Я же люблю тебя, я хочу быть твоим другом, я хочу любить тебя!"
   И он молчал, и смотрел в его прекрасные глаза, не смея признаться, и слушал, как говорил ему что-то Станкевич, и голос чаровал, притягивал и наполнял душу сладким ощущением боли. Когда улыбался Станкевич и между алых прелестных губ его смутно взблескивали дурные, заброшенные зубы, Павлику нравилось в нем даже это. Ни в ком другом он не стерпел бы таких испорченных зубов, он любил только красивое, но в Станкевиче ему нравилось даже это, он мирился с ним и в этом в своей единственной, заглушавшей все другие чувства любви. "Вот у него зубы некрасивые, -- говорил он себе, -- но я все же люблю его, люблю больше жизни, готов жизнь отдать за него".
   И он отходил от Станкевича, и сжимал себе руки, и повторял с жутким и радостным волнением в голосе:
   -- Я люблю тебя, слышишь ли ты, я люблю тебя, я полюбил тебя на всю мою жизнь.

54

   Дело дошло до того, что стал искать встреч со Станкевичем Павел. Заприметил он, какой дорогой ходит Станкевич после уроков по коридору в раздевальную, и теперь стремился встречаться с ним перед уходом из гимназии каждый день, каждый лишний час.
   Едва раздавался последний звонок, книжки Павлика уже бывали собраны. Бегом направлялся он в свою пансионскую раздевальную, схватывал шапку и пальто и торопливо бежал к окну, мимо которого должен был пройти Станкевич. И останавливался у окна, и начинал там медленно одеваться, и перекладывал от нечего делать книги, а глаза зорко следили: вот сейчас должен выйти Станкевич, которому отныне и до вена принадлежало сердце его.
   Появлялся Станкевич, и все существо Павлика захватывалось сладостной дрожью. Идет его друг, его милый, его возлюбленный, встречу будет коротка, почти мгновенна, он только подаст Павлику свою белую холеную руку и скажет: "До свидания!" -- но какая радость, какое очарование исполнят душу и сердце!
   "Я же люблю тебя, я люблю тебя!" -- говорил Павел беззвучно. Сердце в нем дрожало и никло, слезы тоски, и радости, и очарования подступали к горлу, хотелось смеяться, и плакать, и обвить его шею, и коснуться уст, и шепнуть, шептать беспрерывно, сладостно, утомленно: "Я люблю тебя, я люблю тебя"... И подходил своей легкой грациозной походкой Станкевич, и вежливо улыбался Павлу, и, подавая руку, проходил к своему пальто, а Павлик смотрел ему вслед, очарованный, исполненный радости, благодарности, изумления и восхищенной тоски.
   Один раз так случилось, что Станкевич впопыхах, прощаясь с Павликом, сказал ему вместо "дайте мне вашу милую лапку" -- "вашу милую рапку"... Он сейчас же поправился и прошел, а Павел смотрел ему вслед в восторге, и так понравилась ему в прелестном друге даже эта ошибка, что он сейчас же, вынув свою потайную записную книжечку, три раза написал в ней: "рапку... рапку... рапку..." -- и поставил счастливое число, когда было сказано это.
   После обеда и вечером, когда рацее шли беседы с Умитбаевым, Павлик старался теперь уединиться, помечтать, побыть наедине. Мысль о его новом друге, больше, чем друге -- возлюбленном -- сладко несла и нежила душу. Павлик начинал ходить один по пансионскому коридору -- не один, а вдвоем: его мысли сплетались с мыслями Станкевича, он видел его перед собою, в себе, он ощущал в сердце его улыбки, его тихий смех и грусть; он же вдвоем был, их души соприкасались, реяли одна вокруг другой, и он называл Станкевича самыми ласковыми именами, какие только знал, какие только мог придумать.
   "Вот если бы его могла увидеть мама, она также полюбила бы его!" -- думал он и мечтал о той радости, какая была бы, если бы Станкевич жил вместе с ним в деревенском доме и они гуляли бы там, в деревне, целыми днями, а по ночам спали бы в одной комнате, в одной постели, нет, не спали бы, а целыми ночами говорили бы о своей дружбе, о своей любви.
   "Кастор и Поллукс" были два древних неразлучных друга. Об этом Павел прочел в учебнике, и было радостно думать, что Станкевич -- Кастор, а он -- Поллукс, что они родились близнецами и не разлучатся никогда.
   "Милая мама, я очень люблю тебя, -- писал Павлик в деревню. -- Я очень люблю тебя, но Станкевича люблю крошечку больше. Ты не сердись".
   Последних слов он, понятно, не дописывал, чтобы не обидеть мамы; но вместе с тем, чтобы не обманывать ее, он вместо букв (и это не было обманом) ставил в письме ряд точек, -- сорок две точки, по числу букв, -- ведь ставят же точки на телеграфе! Он только шифровал свою тайну, но не обманывал маму, ее обманывать было нельзя.
   "Я узнал созвездие Близнецов, -- загадочно писал он матери в деревню, -- Это были Кастор и Поллукс, два друга, милая мамочка, неразлучных никогда".
   И теперь, когда во время одиноких прогулок по пансионскому коридору к нему подходил Умитбаев или Исенгалиев, он отвечал им, тревожно краснея:
   -- Я не могу говорить с тобою, я учу стихи.
   Не всегда бывало это неправдою: Павлик порою и в самом деле учил стихи, но стихи свои собственные, он писал их тайно и влюбленно, и теперь они бывали еще более волнующими, потому что касались его единственной и вечной любви.
   Завелась особая записная книжечка под номером двенадцать. И до того их было немало, и заносилось в них многое, достойное памяти. Павлик очень любил писать. Заносилось в книги содержание опереток, комедий и критика на пьесы, и химические опыты, в виде добывания кисло-<рода, и фокусы из книги "Доктор магии"... Но последняя книга -- о Станкевиче-- была розового цвета, и все листки в ней были розовые, с цветками, и надпись на ней цвела меж двух роз, между двумя опламененными сердцами:
   "Милому другу, возлюбленному навсегда".
   Да, конечно, не все в этой книжке было оригинальным. Начало ее заполняли стихотворения чужих авторов. Павлик списал в нее все стихи, <в которых говорилось о дружбе, и самым близким сердцу его был известный старинный романс:
  
    Друг милый, друг сердечный,
   Тебя ли вижу я?
   Свиданья миг блаженный!
   Как бьется грудь моя!
  
   К этим словам полагалась и музыка изготовления Павлика, и потихоньку, с замиранием сердца, он пел этот мотив, и глаза его увлажнялись слезами, и голос начинал подлинно дрожать, когда он доходил до Знаменательных слов:
  
   Теперь во всей вселенной
   Счастливей нет меня!
  
   И он чувствовал, что действительно нет человека счастливее и печальнее в одно и то же время во всей вселенной, чем он, Павлик, имеющий какого необыкновенного единственного друга.

55

   И вот разом, также утром, -- только было это не осенью, а зимой, -- проснувшись в своей пансионской постели, Павлик почувствовал, что больше не любит Станкевича. Совсем нет.
   Так было это необычайно, необыкновенно, разительно, что Павлик даже поднялся на постели. Голова его была тяжела, все тело было в истоме, нельзя было сжать пальцев, не было никакой силы в мускулах, а на сердце было легко, радостно и пусто. Не было в нем больше Станкевича, точно птица выпорхнула из сердца, и стало в нем свободно и спокойно, и словно дышало оно, это сердце, с раскрытыми дверками.
   -- Как же это? Как? -- спросил себя Павлик громко.
   Кто-то завозился на постели рядом. Это напомнило Павлику об осторожности, и он прилег. Прилег и думал: нет, не было в нем Станкевича, даже фамилия его казалась ему чужой. "Кастор и Поллукс!" -- попытался еще вызвать Павлик, но и это заклинание оказалось недействительным. Ничего дурного не чувствовал к Станкевичу Павлик, но просто с этого утра он стал чужим, словно вырезал его кто из сердца. Он оставался таким же красивым и изящным, но сердце уже не стремилось к нему; оно оставалось покойным и безучастным. Как же случилось все это? Как?
   Да, ровно, спокойно во всем теле, если не считать сладко расслабляющей истомы. Еще не время вставать: часы пробили только пять. Еще час, но это и хорошо, что вставанье еще не скоро. Так почему-то ослабло тело, мускулы рук и ног, что лежать приятно, и только чуть-чуть, точно от мурашек, взворахиваются и веют на голове волосы.
   "Нет, но как произошло это, что не стало Станкевича? -- вновь спрашивает себя Павел, хочет подняться и не может: совсем нет сил, и радостно, и сладко в утомленном теле... мучительно-сладко и освобожденно, больше всего. -- Как могло это случиться?"
   Вечером они были в театре, пришли в пансион во втором часу. Павлик улегся в постель с головной болью и мгновенно заснул и увидел во сне Станкевича. Он подошел, сияющий как звезда: он часто к нему приходил по ночам, но никогда он не был ранее таким сияющим; теперь он был настоящий Кастор, юноша-бог, прекрасный, одетый в прозрачную ткань. Он приблизился и склонился над его лбом, и от этого Павлику стало душно. Он лежал на спине, хотел повернуться, но не мог и с восторгом смотрел в эти глаза, блиставшие как сапфиры.
   -- Ну вот, я пришел к тебе, -- сказал он. -- Ты видишь теперь, что я с тобою! Ты рад?
   -- Да, я очень рад, -- ответил Павлик и опять хотел шевельнуться, но не смог. -- Ведь мы в деревне, я думал об этом. Мы вместе с тобою, мы будем спать вместе еще много времени, ложись ко мне.
   И внезапно лицо Павлика потемнело от смущения. Станкевич стоял перед ним обнаженным, и его розовое тело было неизвестным, непохожим и чужим.
   -- Пусти же меня, подвинься, я лягу! -- сказал Станкевич и лег. Заломило голову, глаза закрылись, и дышать стало нельзя. Усмехающееся лицо Зиночки Шевелевой поднялось над ним, блистая зубами между алых мальв.
   -- Ты теперь доволен? Ты понял все?
   -- Пустите меня, я вовсе не доволен! -- хотел крикнуть Павлик.
   И вот внезапно перед закрытыми веками словно повеяло светом.
   Строгое, бледное неулыбающееся лицо с удивленно-печальными глазами вдруг близко придвинулось к Павлику. Отдаленным, как зарницы, светом метнуло на него.
   -- Да чего ж ты все время бежишь меня, когда я всегда с тобою? -- сказал вдруг голос, от которого разом беспомощно и робко поникло сердце. -- Пора уж тебе подойти ко мне: разве ты не чувствуешь, что я хочу все время любить тебя?
   -- Ой, ой! -- весь содрогнувшись, вскрикнул Павлик, и, распластав руки, забился, и тут же почувствовал, что на него ощутимой тяжестью надвинулось девичье тело, подобное тому, которое он как-то видел на купанье и в деревне, -- но с лицом прекрасным, с лицом единственным, строгим, как снежинка рождественской ночи, с лицом его рождественской vis-a-vis.
   -- Тася, Тася! -- закричал Павлик, стремясь отвести свое лицо от приникших к нему губ; двинулся, пытаясь освободиться, глотнуть воздуха -- и вдруг в нем словно что-то прорвалось; он вздохнул растерянно, забился, двинулся и начал беззвучно смеяться, ощущая во всем теле и ужас, и слабость, и боль.
   Когда он раскрыл глаза, ни Таси, ни Станкевича не было. Станкевич исчез -- и исчез навсегда. Странно, что тут же опять словно забылась и Тася, но в" всем теле веяло жутью и легкостью.
   Несколько дней после этого ходил Павлик с пустым, легким, освобожденным и радостным сердцем. Легко и радостно было ему. И голова не болела.
   Увидев в гимназии Станкевича, он поздоровался с ним так спокойно и просто, что тот даже покосился. Не нужен больше он был ему.
   Свободно и ясно дышало сердце Павлика.
   Так стало на душе спокойно, и тихо, и кротко, точно ландыши в ней цвели. Ушло с сердца тяжелое, принесенное извне, и цвело оно теперь белоснежным невинным цветом. Точно омылась душа Павлика, точно стал он более юным и чистым; но странно, в то же время и более крепким. Если бы не было гимназических страхов, если бы не грозилась математика, казалось бы, что во все существо его весна внедрилась, и распростерла белые крылья, и вывеяла из души все ненужное, нечистое, Мучительное, не идущее к человеческой природе.
   Успокоенный душою и телом, освобожденный от обязанности любить кого-то, он перечитывал свои дневники, театральные записи, радуясь каждому напоминанию о том, что было в жизни светлого.
   Но жизнь стояла за его плечами. Жизнь стерегла его; налитые тяжким молчанием, вновь начинали ночи грозить, а сменявшие их дни порождали новые мысли, приносили новые впечатления, уничтожавшие тишину.
   Только три недели провел Павлик в спокойствии облегчения, в ясности сердца и души.
   Жизнь стерегла.

56

   В воскресенье вечером, возвратись из отпуска от тети Наты, Павел натолкнулся в швейцарской на группу пятиклассников, рассматривавших что-то со странными, смущенными, подозрительными лицами. Особенными, какими-то новыми и чужими показались ему товарищи; чем-то новым, тревожным, опасным, манящим и стыдным веяло от их лиц. Нельзя было пройти мимо, не обратив внимания, и Павлик, бессознательно краснея, продвинулся к одному, ничего не приметил, и уже хотел было уйти, но то, что при входе его Брыкин поспешно спрятал что-то за пазуху, насторожило невольно.
   -- Что это у вас? -- спросил он, и опять было подозрительно, что все переглянулись. То, что несколько мгновений все молчали, тоже показалось нечистым.
   -- Мы думали, воспитатель, -- ответил, наконец, вихрастый Брыкин и, пошептавшись с другими, добавил негромко: -- Пожалуй, ему можно показать. Покажи Леневу, Митрохин!
   Все снова переглянулись, засмеялись, а рыжеволосый, покрытый прыщами Митрохин, пошарив за пазухой, подал Леневу фотографические карточки.
   -- Вот это Брыкин стащил утром из стола отца!
   Несколько мгновений Павлик смотрел на фотографии, не понимая. Были изображены какие-то голые: одни -- с усами, другие -- с длинными волосами. "Неужели это и есть женщины?" -- тускло мелькнуло в его уме. Сдержанный смех раздался над его ухом; он увидел около себя кучу встревоженных, впившихся в изображения, жадно блестевших, точно звериных, глаз. Смотрел Павлик -- и снова не понимал. Странное было что-то и стыдное: жутко-подозрительно и нечисто обнимались на карточках люди, -- усатые с волосатыми, но так это было все невиданно и неясно, что понять здесь что-либо было нельзя.
   -- Да это что же такое? -- спросил недоумевающий Павлик. -- Это что же они делают? Зачем?
   И раздался смех, дружный и дерзкий, от которого захолонуло на сердце Павла, а Брыкин, приблизив свое острое, как топор, лицо, точно вырубил в воздухе:
   -- Они делают между собой папу и маму -- понимаешь?
   Так как Павлик не понимал, то вмешался в объяснения и Митрохин:
   -- Отец Брыкина эти штуки гостям показывает! У Брыкина были именины его матери, и Алексей Егорыч в кабинете мужчин развлекал.
   Павлик не понимал все больше и больше. Глаза его жалко мигали.
   "Развлекал на именинах мамы! Почему на именинах?" Он подумал еще и, решив, что над ним издеваются, проговорил с гневом:
   -- Никто этого на именинах не показывает. И никакой отец. И все ты врешь!
   -- Не такие еще штуки показывают! -- хвастливо вмешался Брыкин и добавил при всеобщем одобрении: -- Вот расспроси-ка получше свою мамашу...
   Брыкин не докончил: он уже лежал на полу, держась рукою за левое ухо. Бледный Павлик сидел на нем верхом и, запинаясь, твердил:
   -- Попробуй еще обидеть мою маму... я...
   И сразу, точно опаленный молнией, почувствовал Павлик всю мерзость сказанного. Гадина была под ним, зверь, которого надо было безжалостно раздавить. Он осмелился сказать что-то мерзкое про его единственную, священную маму с ее тихими глазами! Павлик снова размахнулся, чтобы ударить зверя в ощеренные зубы, но тут же сам почувствовал жесткую боль в левом виске, и через несколько секунд они оба катались на полу, давя, толкая, грызя и царапая друг друга, сами как звери.
   -- Ленев, брось! -- еще слышал над собою голос Умитбаева Павлик. Лежа на полу над насевшим на него Брыкиным, он видел, как прошел мимо него по коридору Умитбаев, но в то же мгновение Брыкин ударил ему прямо в глаз, которым он посмотрел, и снова они покатились по полу, крича, плача, барахтаясь руками и ногами, кусая друг друга.
   Все остальные разбежались в страхе; их разгоняли напуганные дядьки и сейчас же повели в умывалку. Щеки Павлика были расцарапаны, в глазу жгло, из рассеченного виска текла кровь. И казалось ему, что каплет эта кровь из разорванного, смятого, насмерть оскорбленного сердца. Про маму, про его святую маму так могли говорить!

57

   Утром, встав раньше других, украдкою побрел в умывалку Павел. Став перед зеркалом, со стыдом и отчаянием рассматривал он свое лицо. На щеках, на скулах еще пылали словно не остывшие за ночь пятна; глаз распух, было больно дотронуться до виска, от обоих ушей к глазам тянулись рядами ногтевые царапины; походило, что Павлик был татуирован, как дикий индеец Густава Эмара.
   Было очень стыдно и тошно. Следов этих было ничем не замазать, ни мелом, ни пудрой, а вдруг еще на скулах вслед за краснотою появятся синяки, и увидит директор или Чайкин, или в отпуску тетя Ната, что будет тогда?
   Да, индеец, кровожадный дикарь, людоед, что угодно, только это не Павлик, не Павел Ленев.
   Ударить Брыкина изо всей силы в ухо, потом кататься с ним по полу, визжать и грызться, как собакам, -- и это было в пятом классе. Узнала бы обо всем этом мама! Но ведь он за нее заступился! Захотела бы она такой защиты?..
   Вздрагивает Павлик. Около него стоит дядька Мортирин и качает седой головой.
   -- Не стыдно ли, не совестно, -- бурчит он смущенными, угрюмыми словами. -- В пятом классе, первые ученики, да узнала бы мать об этом!
   -- Но ведь это же ужасно! -- вдруг говорит Павел -- не дядьке, а себе. Пока они его грязнили, он еще мог молчать. Но теперь они стали подбираться к маме. Это в самом деле ужасно. Теперь уже ясен Павлу смысл недосказанных слов...
   -- Что бы ни сделал, все равно не драться, -- ворчливо замечает дядька и начинает чистить себе сапоги.
   Взглядывает ему в затылок Павел.
   -- Нет, я не вам, это я себе, -- растерянно шепчет он. -- Брыкин сделал ужасное: он хотел обидеть маму, он...
   -- И все не след грызться, кулаками не научишь!
   Павел вздрагивает, ощетинился, подходит.
   -- А чем вы нас учите? Чем? -- вдруг со злобой спрашивает он дядьку и все подступает. -- У кого спросить, как понять?.. -- Всматривается этот старый, с малиновым носом; черные брови ползут к щетинке лба.
   -- Не мое дело, наше дело маленькое. Воспитателю сказывай... Погляжу я на вас... -- Теперь дядька уже умылся и трет себе полотенцем оловянные щеки. -- Уж и драчуны вы, мальчишки! Ну, глаза бы друг другу вышибли, ведь мне отвечать? Нет, уж теперь, как хотите, я ни гугу воспитателю. Скажите, во дворе оцарапались о кусты, и вся недолга. Вот канифолью присыпьте, оченно помогает.
   Дядька подает баночку от ваксы, и растерянно присыпает Павлик свои царапины толченой канифолью. Нет, конечно, он не скажет воспитателю; дядька может быть спокойным, да и как говорить? Зачем? Он уже присыпал канифолью, все скрыто.
   И как тень, смущенная тень недруга, появляется в дверях умывалки Брыкин. Он тоже поднялся, его тоже беспокоят полученные отличия -- и вот оба смотрят один на другого сконфуженно и прячут глаза.
   -- Эка, размалевали друг друга, точно ряженые клоуны! -- насмешливо басит дядька и, подтолкнув Ленева к Брыкину, выходит. -- Помиритесь скорее, и чтоб о баталии ни звука!
   Подав руки, отворачиваются оба и смотрят на стены умывалки.
   -- Я, конечно, поступил очень дурно, Брыкин, -- говорит Павлик. Он видит, что у Брыкина вздуло накривь губу, -- в стыде и печали голос его никнет. -- Но и вы... -- В чувстве раскаяния он начинает говорить с ним на "вы", -- Согласитесь, вы... вы тогда... так плохо сказали про маму...
   -- Э-э, папа, мама, -- ворчливо передразнивает Брыкин. Он, видимо, не чувствует за собой никакой вины. -- И ничего особенного: это знают все!
   Некоторое время Павлик молча смотрит на него; лицо его потемнело и сейчас же начинает бледнеть.
   -- Нет, я не знал этого, Брыкин! -- медленно говорит он и опять краснеет. -- Это вы меня всему этому научили, а я, честное слово, не знал...
   -- А не знал, так когда-нибудь узнать надо, -- равнодушно-грубо разносится голос Брыкина.
   Распухшая губа его движется криво, за ухом синяк. Он уже начал умываться и фырчит, как кот, оттопыренные уши его точно приклеены не на месте. Осторожно, хрупко и обиженно подходит к нему Павлик, останавливается и долго смотрит в затылок, на взмокшие косички волос, сквозь которые просвечивает покрытая перхотью кожа. Не может выразить этого, не может высказать себе Павел, но чувствует, что такой же вот перхотью покрыта и вся душа Брыкина, покрыта и загрязнена; а вот его душа, его, Павлика, была чистой. Была.
   -- Нет, я бы никогда не хотел узнать этого, Брыкин, -- чуть слышно лепечет он.
   Грубый, циничный смех раздается ему в ответ. Пестрое намыленное лицо обращается на него недоумевающими глазами, улыбаются залепленные мыльной пеной губы -- эта, верхняя, ужасно разбитая губа.
   -- Да неужели ты еще не... -- громко и недоверчиво спрашивает он. Тихонечко, виновато и оскорбленно отступает Павлик.
   -- Нет, я не... -- шепчет он растерянно, и не Брыкину, а себе, в самое сердце души.
   Но Брыкин все равно слышит. Он удивлен, заинтересован, он даже подходит к Павлу и всматривается в него любопытными глазами.
   -- Так ты в самом деле не видел ни разу?
   -- Чего не видел?
   -- Ну того, что такое девчонка, чем разнится?
   Отступает Павлик.
   -- Нет, я не видел, -- говорит он тихо и опускаёт ресницы. -- Я ничего этого еще не знаю, Брыкин! Правда, летом раз я видел девочку на канаве, она была голая, потому что купалась... -- Доверчиво он берет за руку Брыкина, приближает лицо. -- Но я совсем ничего не знаю.
   -- А не знаешь -- оттого и мучаешься... -- убежденно-мерно падают в самую глубь Павлика слова Брыкина.
   Павлик всматривается: нет, он не издевается, не смеется; он говорит дружелюбно, как это ни странно, а его разбитое лицо светится ласковым светом. Павел в самом деле видит: Брыкин вдруг перестал быть неприятным, его голос звучит верно и близко.
   -- Все, которые не видели, спервоначала этак мучаются, а узнают -- и все как рукой.
   -- И будет лучше?
   -- Еще бы не было лучше знать! Сразу делается хорошо.
   -- А как же узнать это?
   Несколько секунд Брыкин смотрит на Павлика молча, как бы взвешивая, можно ли ему сказать. Но лицо Павла исписано трогательной, беспомощной грустью, он не выдаст, не подведет. Брыкин кладет ему руку на плечо.
   -- Приходи сегодня после чая во двор, к сеновалу, там узнаешь все.
   Сердце Павлика овевается страхом. Опять сеновал; вот оно где все узнается. В деревне он уже узнал кое-что на сеновале, а вот, оказывается, еще есть сеновал и в городе. Все дела узнаются, как видно, на сеновалах. Если бы мог тогда выразиться по-ученому Павлик, он сказал бы, что сеновал есть первая лаборатория знания для подростка, -- вот где узнавали дети реальную жизнь.
   -- А что же это будет там, на сеновале? -- спрашивает он.
   -- Придешь -- узнаешь! -- уклончиво отвечает Брыкин.
   -- Нет, я все-таки, Брыкин, хочу узнать сейчас! -- Он так настойчив, что "учитель" снова всматривается в лицо Павлика.
   -- На сеновале в шесть будет девчонка Глашка.
   От удивления Павлик сначала онемел. Глашка. Ведь эта Глашка была у дяди Евгения в деревне. Неужели она самая и здесь? Сознание несообразности этого еще не западает в ошарашенную голову. Глашка! Вот она куда попала от дяди Евгения, на пансионский сеновал, к эконому-дьякону. Непременно надо будет ее повидать.
   -- Приходи в шесть, приноси две копейки, увидишь.
   Упершись руками в бока, раскатываясь на паркете, как на коньках, уносится Брыкин. И вовремя: в дверях показывается красноносый дядька.
   -- Помирились, что ли? -- спрашивает он рассеянно, набивая трубку. -- Поладили?
   И жутко проносится ответ маленького:
   -- Помирились, поладили.

58

   В шесть часов на задах пансиона, в углу у погреба, в дверях сеновала, собирается компания: два шестиклассника, Митрохин, один из третьего класса, Климов, мальчик чистенький и лукавый, сынок казначея. На ногах гнущихся, словно подклеенными на резинку ступнями, пробирается в лабораторию за добычей знания и Павлик. Лицо его бледно, губы закушены, руки спрятаны в карманах; с опаской оглядывается он по сторонам: хоть и заняты своими делами воспитатель и дядьки, но идет он за опасным знанием, на опасную науку: коли узнают наставники -- несдобровать.
   Не может, однако, вернуться Павел. Докатило, наконец, до самого сердца; до горла наплыло с разных сторон, разными порциями, собираемыми отовсюду, -- не вздохнуть, пока не освободишься.
   У дверей сеновала, точно директор цирка, торжественно распоряжается Брыкин. В руках его портмонетик; он честный директор, он собирает входные; несомненно, он в точности передаст собранное своей подопечной.
   "Увидал бы дядя Евгений, -- рассердился!" -- нелепо взбалтывается в> голове Павлика. Странно, голова его оледенела, но к вискам прилипли, точно смоченные водою, курчавые волосики. Поминутно он дотрагивается до висков платочком: платок влажный, мозг работает лихорадочно; где-то в левой стороне груди точно ледяной комочек постукивает о тонкую корочку: тук-тук!
   -- Осторожнее, дьяволы! -- прерывисто шепчет Брыкин и заглядывает в открытый портмонетик. -- Ты сколько положил, Климов? Ты, Митрохин? Две копейки, да?
   Теперь Павлик видит, что, помимо всего, Брыкина интересует и сама антреприза: ведь это так -- интересно собирать по копеечкам на просветительное дело.
   -- Кто копейку -- только смотреть! Ты, Ленев, сколько?
   -- К... копе... ечку! -- жалобным осекшимся голосом бормочет Павлик.
   -- Проходи! Осторожно только: всего минуту -- и марш.
   Упираясь взглядом в розовый сытенький затылок Климова, входит в сарай Павел. В голове его пусто, невесомо, в руках покалывает, ледяной комочек замер в груди и не дышит.
   Он смотрит: на охапке сена странно сидит девочка лет тринадцати, бледненькая, с серой косичкой, с тонкими и почему-то очень белыми ногами. Так это не та Глашка! Это другая! -- угрюмо и пусто встряхивается в опустевшем сознанье. -- Ведь сколько лет прошло!.. Но отчего у нее ноги такие белые?" Всматривается Павел: перед ним деловито склоняет голову слегка нагнувшись, нарядненький Климов. Что же, значит, надо пригнуться и ему, Павлику? Пригибается, ничего не видя, в голове только стоит: "Не та Глашка, не та: дядя Евгений не будет сердиться"... Странно блестят эти желтенькие, словно обиженные или голодные девочкины глазочки. Странно поблескивает что-то белое. "Скорее, скорее!" -- шепчут испуганно розовые невинные губки.
   Ничего не увидев, ничего не поняв, выходит Павлик из сеновала.
   -- Ну что, увидел? -- деловито спрашивает Брыкин.
   -- Увидел.
   -- Теперь, наконец, узнал и ты?
   Павлик все идет на резиновых подошвах, прикладывая к голове платочек.
   -- А ты уплатил?
   -- Уплатил.
   -- Теперь тебе сразу будет легче, увидишь.
   -- Да, легче, -- говорит Павлик.
   Идет дальше. Под чахлыми казенными акациями покуривают приготовишки, пряча найденные цигарки в картузы. "Странно, в самом деле легче!" -- думает Павлик. Ведь раньше он бы ударил Брыкина, как некогда Пашку, ревел бы, бился, пожалуй, упал бы в обморок... А теперь все равно. Пусто, гладко, душа и сердце словно вынуты, в глазах только реют желтенькие, как свечечки, глазочки и розовые губы, шепнувшие: "Скорее!"
   "Она, наверное, еще бедная! -- думает Павлик и жалко улыбается. И опять заносится в опустевшую коробочку, что вот, наконец, сподобился, увидел. -- Я был не... Я вовсе... я не был таким..."
   "И вот стал!" -- говорит кто-то медным голосом внутри него, и холод бежит по позвонкам спины, по рукам, по бедрам, шевелятся на голове волосы. "Я был -- и стал", -- повторяет себе Павел и горбится и неслышно входит в пансион. Медный голос все трепещет на сердце. "Неужели это колокольчик на занятия?" -- "Уже научился., выучил -- теперь кончено все".
   Презрительно оглядев кривую бороду воспитателя, Павлик садится за парту.

59

   Уже все стало ясно, если не все, то многое.
   Многое виденное и слышанное ранее теперь получило какое-то новое освещение и, жутко признаться в этом, словно осмыслилось. И странно: словно ничего он не увидел, но появилось ведение -- знание подошло.
   Сеновал научил.
   Если раньше на сердце Павлика росло только одно юное, непорочное древо жизни, теперь со дна души потянулось кверху цепкими ветвями другое -- древо познания зла; потянулось и раскрыло листы -- и древо жизни чистой неслышно поникло перед ним смятыми листами, покорно и неслышно.
   Цепкими желтыми крючьями вдруг ухватился новый росток за струны души; и звякнуло, и порвалось сердце; правда, настоящего знания еще не было, но стояло преддверие его, и стояло оно, искаженное, изуродованное тысячелетним развратом и пошлостью растерянной и сбитой человеческой жизни.
   Не то увидал впервые Павлик, что было в жизни, а как не должно было быть в ней. Если бы сумел он выразить тогда свою мысль, он сказал бы: грубую подтасовку жизни довелось ему увидеть впервые открывшимся взглядом; не то, какой была бы жизнь, если бы она была направлена верно, а то, какой была жизнь задавленная, затоптанная, искаженная, изуродованная тупостью, казенным равнодушием, непониманием, лицемерием и ложью.
   Однако и искаженное, и отвратительное, оно вдруг раскрыло глаза. Оно объясняло: с неумолимой беспощадностью сводило к одному виденное ранее урывками, клочками; оно суммировало, как бы по клеточкам раскладывало все прежнее, беспорядочное, увиденное случайно, и приводило в систему, упорядочивало отвратительное знание в голове, заражая сердце и ум.
   Теперь вспоминает Павлик: он видел раз обнаженную девочку, купавшуюся в канаве. Она выбежала тогда из воды, услышав о приближении мальчишек, и стремилась надеть рубашку, а материя завернулась, и она стояла перед Павлом голая, с поднятыми кверху руками, без лица, -- и вот теперь такая же голая была перед ним уже с лицом, что-то объясняющим, и вот именно сейчас, не тогда когда-то, а почему-то сейчас становилось вдруг ясным темное, невиданное; все это как-то особенно бесстыдно и понятно открывалось теперь. Уже явно чувствовалась разница того и другого, о чем когда-то рассказывала Пашка. Теперь становились словно прозрачными и те ее повествования, которые казались раньше такими ложными, чудовищными, невероятными. "Мужчинины дети!", "Родятся из живота!" Теперь уж не засмеялась бы над Павликом рябая девчонка; теперь уж он не повторил бы, что из него может появиться ребенок; ведь и теперь не объясняли ему, но как-то разом, мгновенно стало ясно, что у мужчин дети не родятся, что дети бывают только у женщин. Такой ясной, короткой и безжалостно-определенной представляется теперь Павлику фраза Пашки, ранее казавшаяся оскорбительной и нелепой. "Дети родятся только у женщин и только от мужчин". Ведь, кроме живой Глашки, тот же Брыкин показывал ему и карточки; картинки тоже учили: там изображены были двое, объясняя все лучше, чем на географической карте учитель.
   Вот как узнал Павлик все тайное, что люди никак не хотели ему объяснить... И узнал так грубо, цинично, под смех и неприличные жесты, узнал извращенно и больно, как никогда не думал узнать. Кровь словно капала из сердца; оно болело и никло; желтые, уродливо проросшие побеги нового знания касались струн сердца, самых священных и тайных; отчего же то, что необходимо было узнать, вливалось в душу при такой грязной обстановке? Вот к чему привели люди, молчание людей. Странная связь живой девочки с печальными глазами и мерзких, отвратительных фотографий наполняет ум объясняющим знанием. Учителя молчали, а ученики объяснили все.
  
   Дальше и дальше думает Павлик. Ночь немыми глазами звезд смотрит ему в лицо.
   Он вошел раз утром в кабинет дяди Евгения. Двери комнаты были раскрыты настежь, словно приглашали войти. Дядя Евгений сидел в кресле в халате, а на коленях у него сидела девушка-горничная с развитыми волосами; плечи и руки ее были обнажены. Ведь это словно с них показал Митрохин ему фотографию. Ведь это дядя Евгений Павлович был изображен на ней! Как было ясно теперь все это, как безжалостно ясно.
   Но нет, нет, это были не люди -- это были звери, сытые звери, ожиревшие от праздности; люди не таковы, и он видел одну, и была она золотоволосая, нежная, с печальным притаенным взглядом. Она была красива, как ангел; недаром природа давала прекрасным людям прекрасное лицо, все на нее клеветали, и Павлик прокрался тогда к ее дому с мольбою, чтобы она простила его, и что же увидел? Он увидел, как она шла к купальне в белом платье, похожем на облако; ее глаза были ласково приопущены, золотая коса сияла короною на голове. Могла ли она, такая чистая, поступать нечисто? И вот вошла она в купальню, и дверь прикрыла, а потом грубый кашель раздался за Павлом, и появился тот же, любивший горничную, дядя Евгений и подошел к купальне, в которой была золотоволосая, и постучался в дверь ее, и вошел... Ведь и это, даже это, словно было изображено на картинке, и чудовищно-странно было видеть, что у обнаженной, лежавшей перед мужчиной женщины было на фотографии такое же прекрасное непорочное лицо... Да ведь и глазочки у живой девочки сеновала были ясненькие и невинные, как свечечки!
   -- Что же это? Что? -- угрожающе спрашивает кого-то Павлик и сжимает кулаки. Почему же так все люди сделали? Или только около него такие, а есть и другие, чистые, только подле Павла их нет? Кто велел? Кому это нужно было, чтобы окружали Павлика все этакие, чтобы они так просвещали его, так грубо и страшно? Зачем все это узнал Павлик, в каких целях и для кого?
   Да, существует какая-то таинственная связь между мужчиной и женщиной, это стало ясно из сопоставления живого с картинками. Делают что-то мужчины с женщинами, причем женщины от этого смущаются или плачут, как мама, а мужчины предпочитают молчать. Но более, чем когда-либо, все стало ясным вот там, на казенном сеновале.
   Дрожа, озираясь беспомощно, Павлик садится на кровати. Да что же это, что? Когда конец этому будет, и люди станут жить по-иному, и рассеется жуткий покров, и разъяснится тайное?.. Только начал осознавать жизнь Павлик, и первое же ощущение было полито грязью, и первые же уроки изошли не от взрослых, а от самих детей: не дождавшись, дети стали все объяснять себе сами, и начали с отвратительных фотографий, а затем устроили ставку с живой, ставку на жизнь по две копейки.
   Да, оставленные, забытые, дети как-то решали сами уравнения с неизвестным: решил свою задачу Чухин, был иксом в уравнении Пищиков, так или иначе разрешил свою теорему ужасный Клещухин, а взрослые продолжали высокомерно поджимать губы и ставить в карцер, упирая на латинские глаголы да на двух купцов, выехавших со своим ненавистным товаром из разных городов: А и Б.
   В спокойном сне спокойно дышат спящие вокруг на пансионских постелях. Отчего они все спят так слепо и равнодушно, а бодрствует за них только Павлик один? Почему никто не думает об этом, а ядом мысли встревоженной отравлена его голова, его, пятнадцатилетнего, с этими черными, еще непорочными, мучительно приподнятыми бровями?..
   Отемневшими глазами смотрит он вокруг, словно пытаясь высмотреть скрытое, открыть завесы равнодушно обойденного зла.
   Зачем именно ему, и еще в пятнадцать, еще в десять лет, были заложены в сердце эти жуткие и горестные мысли, а кругом все растут так слепо и сыто, принимая жизнь так просто, так, как она к ним идет?
   Ведь они так спокойно вносили Брыкину у сеновала свои копейки. Они уходили, видимо, довольные, втайне презирая эту живую модель, девочку с невинными испуганными глазами; отчего же Павлику она кажется такой обиженной и чистой со своими алыми испуганными губками, мучительно шепнувшими: "Скорее!.." Не ее презирать, а этих казенных воспитателей, погруженных в мертвые свои выкладки среди мертвых стен. Это они устроили детям школу жизни на сеновалах. Когда же темные сеновалы сменятся светлою школой, когда стены падут?
   Да, какое широкое, неразобранное, нераспаханное поле; как много живой и неотложной работы, а кругом спят "отечеству на пользу" слепцы с закрытыми глазами, недвижные, молчаливые ряды котят, а в углу и. сам кот, бородатый воспитатель, и взмокшая утлая бороденка его торчит гвоздем.
   Он знает, он горделиво изучил свои латинские исключения и спокоен; а вот маленькое, сбитое живое исключение сидит в сторонке на жестком, плюгавом казенном матраце и беспомощно водит по сторонам глазами, силясь найти ответ.
   Но немы от века казенные каменные стены, молчит казенный одобренный пансион, мертвый дом науки и страха. И равнодушно коптят в сумраке утра столетние проржавевшие лампы, от мигания которых, чудится, только еще темнее. Когда же свет появится?.. Когда "родители и учителя", "наставники и воспитатели", занятые мертвыми глаголами "отечеству на пользу", услышат живой глагол сердца, вступающего в жизнь?..
  
   Да, вот и подошло оно, познание. Кончилось отрочество, юность стучалась в двери. И странно и жутко было, что знание, грубое, темное, изуродованное "системой" знание, подошло именно тогда, когда время называлось единственным, невозвратным, пахучим, как сирень, словом юность.
  
  

КНИГА ТРЕТЬЯ
ЮНОСТЬ

1

   Весна. В роще за рекою, под распускающими клейкие листки тополями, среди кустарников, покрывшихся молодым зеленоватым пухом, под высоким обжигающим солнцем сидит Павлик. Рядом с ним на той же скамье Зиночка Шевелева.
   Тихо. Полдень. В вершинах деревьев неустанно возятся какие-то птицы. Слетают на землю, на кусты, и все парами, переговариваясь друг с другом о чем-то.
   Чуть веет ветер. Вся в зеленом перламутровом свете пронизанной солнцем листвы сидит Зиночка. Солнце бросает лучи, прямые, золотые, палящие. Так хорошо подставить ему не покрытую фуражкой голову. Отчего этот звон несмолкаемый не в воздухе? Звенит ли это солнце золотое? Или звенят немолчно крылья птиц перелетающих, крылья бабочек и стрекоз? А может быть, этот звон исходит из сердца Павлика, которому только что исполнилось шестнадцать лет?
   Недвижим стоящий на каменной круче город, недвижима вода еще не вполне вошедшей в берега реки. Река дремлет, обожженная солнцем, точно дремлют испускающие ослепительное сияние купола церквей. Уснувший на другой стороне реки город кажется чужим, неважным, опрокинутым в воде, оставленным навсегда; или важно не то, что в городе, а то, что в сердце? А что в сердце? Не знает Павел, хоть и чувствует, что зажглось в нем новое. Откуда -- не знает и этого; может быть, исходит оно от сидящей рядом Зиночки Шевелевой, или от солнца исходит, от сияния реки, или от весны это? А что это -- неясно.
   Ясно только одно, что неясно. Чувствуется лишь, что хрупко на сердце, стыдливо и сторожко, и опасность какая-то завелась и сладость, но как все это понять?
   Быстрые, теплые, что-то таящие взгляды Зиночки наполняют сердце тревогой. Зачем она глядит так на него странно, чего хочет, и почему он, Павел, шестиклассник, в этот светлый, сияющий, опоенный солнцем день не отправился из пансиона к тете Нате в обычный отпуск, а нанял на реке лодку и поехал в рощу с Зиночкой Шевелевой, о которой за час и не думал, о существовании которой забыл? Отчего это бывает так?
   Не до Зиночки было: шли экзамены, правда, шли благополучно, и уже заранее было можно сказать, что Павел -- шестиклассник, но не помышлялось о Зине вплоть до того, как перед глазами появилась она.
   В белом легком костюме, в белой шляпке, словно сотканной из пара, походила она на белое облако, спустившееся на землю. Смуглые щеки ее заалели, когда она увидела Павла, и все так же цвел мальвами ее насмешливый рот. Павлику даже странно стало, что он все эти месяцы о Зине не вспомнил ни разу. Зина так и сказала ему:
   -- Вы совсем про меня забыли. Вы, говорят, пишете стихи.
   Павлик покраснел. И от первого и от второго. Он краснел все по прежнему -- мгновенно и крепко, но ведь и в самом же деле и то и другое было достаточно стыдно.
   -- Откуда вы про стихи узнали? -- растерянно спросил он, а Зиночка рассмеялась.
   -- Ну, разумеется, от Нелли! Она украла у вас тетрадку и показала мне.
   -- Все это неправда! Их никто не украл! -- снова покраснев, обиженно возразил Павлик.
   И опять засмеялась Зиночка звонко и оскорбительно.
   -- Вот я и удостоверилась, что вы пишете стихи.
   Теперь Павел бледнеет от досады. Как сумела провести его эта женщина! Положительно, он неосторожен, он не умеет держать язык за зубами -- скоро все в городе станут болтать о его стихах.
   -- Извините меня, я спешу по делу! -- нахмурив брови, строго сказал Павлик и, приподняв фуражку с веточками, зашагал куда-то вперед.
   В смущении, в стыде он не видел дороги. Он пришел в себя лишь тогда, когда перед ним в упор поднялась серая башня памятника. Городовой внимательно смотрел на рассеянного молодого человека. Чтобы скрыть смущение, Павлик прочел вслух несколько строк надписи на доске, потрогал буквы пальцем и присел на скамью.
   Но не давали ему в тот день покоя. Запахло духами, сладостью резеды; он поднял голову -- опять рядом с ним Зина Шевелева сидит.
   -- Это такое-то у вас дело! -- насмешливо говорит она. -- Я нарочно проследила за вами: у вас здесь свидание назначено!
   "Милостивая государыня!" -- хотел в гневе воскликнуть Павлик, но вспомнил, что недавно так говорили в какой-то пьесе в театре, и промолчал. "Ну, ну, тоже, и женщина!"
   А Зиночка уже дергает за рукав.
   -- День чудесный, на небе ни облачка, хорошо бы нам с вами прокатиться в лодке!
   Так вот и вышло, что хоть и сердился Павлик, а нанял лодку, и перебрались они в рощу, на другую сторону реки. Не мог же он ей в этом, как кавалер, отказать?

2

   Однако раздражение стихло, лишь только они двое уселись в лодку.
   Что-то новое и, пожалуй, приятное было в этом катанье. Во-первых, Павел мог показать перед гимназисткой, как хорошо он умеет грести; затем об этой прогулке можно было бы рассказать кое-кому в пансионе, и это прибавило бы шестикласснику весу; наконец, и помимо всего этого ощущалось удовольствие в том, чтобы побыть с барышней один на один посреди реки, этого тоже было нельзя отрицать.
   Река глубокая, быстрая, посредине нее можно было покачать лодку так, чтобы Зиночка испугалась и почувствовала к нему более уважения; надо же проучить ее за некоторые проделки, -- вообразить только, как-испугается она, когда он, Павел, накренит лодку!
   Но не испугалась Зиночка. Как ни раскачивал свою ладью Павлик, как ни измерял глубину реки веслом, чтобы доказать, что "посредине не было дна", -- не пугалась цыганочка, только смеялась, показывая острые зубы лисички. Так, не прибавив к себе уважения, и причалил к берегу Павел. Только вот когда выходили они на берег и лодка сильно закачалась, Зина слегка вскрикнула, но тут же ловким прыжком соскочила на берег и так повисла на Павлике, прижавшись грудью, что он чуть не опрокинулся.
   -- Я не ушибла вас? -- крикнула она.
   -- Нет, нисколько. -- Павел потер шею совсем незаметно.
   -- Я очень тяжелая, и притом я вас старше.
   И снова обиделся Павлик.
   -- При чем же здесь возраст?
   Пошли вдоль берега. Прошлогодние желтые листья шептались под ногами, а над головою цвела все та же весна.
   Весна цвела и в глазах и на губах Зиночки. Дыхание ее благоухало, благоухали волосы и обнаженные загорелые руки. Страшно было коснуться до них.
   -- Неужели вы сердитесь на меня? Неужели вы можете сердиться весною?
   И растаяли под этими звуками девичьего голоса последние тени недовольства.
   -- Вот когда вы улыбаетесь, вы еще красивее!
   -- Послушайте, изменим тему нашей беседы! -- сказал Павел громко, но тут же ужаснулся, вспомнив, что и эту фразу он недавно услышал в театре. Положительно, все слова уже сказаны на свете, нельзя было проговорить ни одной фразы, которая не была бы ранее него написана в книге. Как осторожно надо выражаться! Хорошо еще, что, по-видимому, Зиночка не была на той пьесе, -- она не удивилась.
   -- Весною все люди должны быть теплыми! -- Она говорила задумчиво, точно сама с собою, и не походила на ту оживленную, насмешливую, острую, какой бывала она в городе. -- Все должны быть красивые и добрые... А вы... вы любите красоту?
   Вопрос был поставлен так ясно и крепко, что Павлик вздрогнул. Не ожидал он таких разговоров, таили они в себе что-то опасное, от чего следовало сторониться.
   -- То есть как это "красоту"? -- озадаченно спросил он.
   -- Ну, любите ли прекрасное или вы к нему равнодушны?
   Павел важно ответил:
   -- Человек, как одухотворенное существо, должен любить прекрасное!.. -- ответил и обомлел -- ведь и это было где-то написано. Угораздило же его тяпнуть из хрестоматии!
   Но опять не приметила ничего Зиночка.
   Вероятно, она была погружена в свои собственные таинственные, непонятные Павлику мысли. Нет, ничего нельзя было понять в этой девушке, которая шла так близко, совсем рядом с ним по лесу.
   -- А я, по-вашему, красивая? -- вдруг повернувшись к Павлу всем лицом, всем телом, распластав в воздухе руки, спросила Зиночка.
   Все решения исчезли и провалились. Стало страшно. Молчал Павлик и Глядел на Зину. Теперь она побледнела, они были одни в лесу, и оттого, что-они были одни, побледнел и Павел.
   -- Да, вы красивая... вы, конечно, очень красивая... -- Едва слышно прошептал он. -- Вы похожи на цыганку.
   И рассмеялась Зина злым и прекрасным, опасным, раздражающим смехом.
   -- И вот -- я сейчас вас съем.
   Поглядел ей в лицо Павел. Лицо было теперь хищное, некрасивое. То, что лицо ее стало некрасивым, тотчас же передалось и его лицу, и сейчас же, как в зеркале, это заметила Зиночка, и лицо ее мгновенно стало обычным.
   -- Я пошутила, а вы испугались, вы еще маленький! -- с тихим извиняющимся смехом проговорила она.
   Она старалась говорить теперь о другом -- обыкновенном, но взворохнулось на душе Павла чувство острой тревоги. Впервые он был наедине, так близко, с молодой девушкой, и это казалось опасным.

3

   Но грело солнце. Выжигало оно на душе тревожное. Слишком доверчиво свешивались над головами юные листки деревьев, слишком радостно перекликались птицы, слишком ласкова была тишина, чтобы чего-то страшиться. В сущности, он, Павел, мужчина -- с этим никто не спорит. Да, конечно, сейчас он один, но ему шестнадцать лет, силен он и ловок; если бы ему помериться силами с Зиной, верх остался бы за ним. Чего же опасаться?
   Нет, надо было мысли об опасности оставить и наслаждаться только тем, что хорошо. А хорошего было много. Были чудесны и солнце, и ветер, и склоненные над головами ветви тополей, источающих сладкие ароматы; и трава весенняя, юная, умытая, веселилась, припадая к ногам; и птицы радовались звонко, и небо висело, как синяя хрустальная чаша, и Зиночка была тут же с этими залитыми тенью глазами, с этим алым ртом, с этими узкими невинными кистями рук, упавших на колени. Как мог страшиться ее Павлик, когда она теперь так слаба и беспомощна, как поникла под солнцем ее тонкая смуглая шея, и жилка бьется робко, как голубое крыло стрекозинки, у выреза ее белого платья, под острым подбородком.
   Чего боялся он, когда вокруг было так сладостно? Да, теперь было сладко до жути, и это был не тот животный страх, было какое-то устрашение неизвестностью, устрашение неведомым, что крылось в этой девушке, сидевшей так неподвижно, дышащей загадочно. От этого чувства не опасно на душе, а сторожко; если опасно, то в каком-то совсем ином смысле, не так, например, как было бы жутко потонуть в воде, набравши в рот тины и водорослей. Эта опасность если и тревожила, то так, что на душе взмывало сладкой дрожью и улыбкой, а если стыдом, то радостным и манящем.
   Недвижим осевший на каменной круче город. Какие-то огороды спускаются уступами к воде, маленькие жалкие огороды людей, не знающих в жизни садов и счастья, ведущих черную борьбу с каждым дне.
   А счастье есть, какое оно, неизвестно, но есть счастье в жизни. Вот теперь, когда Зиночка переменилась и, завороженная солнцем, стихла, как и все, посмотреть на нее-- и в счастье верится. Так красива она, эта притихшая, с беспомощно упавшими непорочными руками, так мил ее детский профиль и глазок черный, отуманенный, устремленный на даль реки. Она дышит едва приметно, белый бантик, как бабочка, шелестит на ее груди, у смуглой шеи. Дрожит, точно напуганный, завиток волосков у крошечного уха, похожего на раковинку. Нет, она сейчас в этой алмазной тишине так хороша, что перед нею можно склониться? поклониться ей. должно, как части невинной природы, только бы не говорила она ни слова, только бы не шевельнулась!
   И прежде чем сознание возвращается к Павлику, он тихо спускается со скамьи и садится на траву к ногам девушки и кладет голову свою на колени ее.
   -- Что вы, что вы! -- вдруг вздрогнув, говорит Зиночка.
   -- Не говорите, совсем не говорите, -- умоляюще шепчет Павел и склоняется головой к девичьим коленям. -- Слушайте тишину! -- Так легко ему теперь и радостно, что он сказал наконец свое слово, свое собственное, не вычитанное из книжки, не услышанное со сцены; услышанное в размягченном, растворенном весною сердце своем: -- Слушайте тишину!

4

   Шумно и радостно пробуждается пансион: сегодня первомайская прогулка.
   Правда, первый май этот казенный: под началом учителей, под казенную музыку, под оком ненавистного инспектора, но от этого радость не меркнет: целиком отменяется полный учебы и страхов гимназический день, и до нового утра ни одной книжки, ни одной единицы!
   Еще с вечера, когда пансионеры-музыканты начали вместо уроков обхаживать свои тромбоны и кларнеты, воцарилось радостное убеждение, что прогулка наконец состоится: пришел в пансион капельмейстер Христофор Ильич, по наименованию Цезарь, пришел учитель гимнастики штабс-капитан Карабанов, и в одном конце пансионского двора неистово дудели в трубы, в другом маршировали, готовясь к завтрашнему походу.
   Не спалось ночью; шепотом говорили о предстоящем удовольствии. Собирались в складчину деньги на покупку сластей, закусок и "еще кое-чего". Пришлось разориться на три рубля и Павлику; богатый Умитбаев пожертвовал золотой да еще выдал рублевку в пользу Исенгалиева; золотым же отметил свой вклад и долговязый барон фон Ридвиц, отец которого служит в Гродно вице-губернатором. Тучный Поломьянцев -- "самый дорогой на прокорм", выложил две трешки; танцор и певец Старицкий -- четыре рубля с полтинником; два рубля и куль сдобных лепешек внес в общую складчину Марусин, аккуратно снабжаемый булками матерью. И известный коммерсант Рыкин всю ночь пересчитывал товарищеские деньги -- выбрали его казначеем.
   Ранним утром первые взгляды проснувшихся были на окнах: ясно ли небо, не собираются ли тучи? Но нет, небо голубело, солнце искрилось, то, что прогулка состоится, было ясно, как май.
   Уже прогромыхала по пансионскому двору груженная кастрюлями, посудой и скамьями телега; уже направились вслед за телегой служители, а перед ними в рессорной бричке, окруженные более хрупкими и деликатными -- для учительского персонала -- кулечками, проплыли эконом, дьякон и конюх. Пансионеры знали, что везется преподавателям в рогожных пакетах: на порожней даче будет накрыт белоснежной скатертью стол, и рядами построятся бутылки средь закусок и гастрономий. Да, все это преподавателям и наставникам; но не ведали в те поры зависти гимназические сердца: что ж из того, что вся эта благодать не для них? Достанется и им по котлете да по кислому казенному яблоку... Ведь главное -- не учиться! Это искупало все.
   Воспитатель ходит по пансиону побритый и почищенный. Всем известно, что на прогулке будут барышни и дамы -- родители учащихся, их сестры и тетки; дочь попечителя будет, гордая девица с хрустальными глазами, влюбляющая в себя всех без исключения учителей; прибудут и просто знакомые, ведь уже многие на дачах, время весеннее, непременно всех пригласят, кто в городе наиболее почтенен.
   В десятом часу утра вновь приходит в пансион учитель гимнастики Карабанов. Лицо его блистает румянцем, от него пахнет глицериновым мылом, кто же не знает, что он ухаживает за женою географа -- Колумба? От его глаз исходит сияние, его перчатки как кожа младенца, на его мизинце фальшивая бирюза. Все любят штабс-капитана Карабанова, все желают ему успеха, все любуются на его новенький мундир, на испускающие лучи сапоги.
   Радостно толпятся вокруг него выпускники. Он принес с собой несколько офицерских поясов и раздает каждому по серебряному поясу, так как каждый восьмиклассник -- взводный, ведет под своим началом колонну, начальствующее лицо.
   Уже рычат тромбоны на улице. Уже выбрались музыканты из казенных стен и прочищают свою "амуницию" на страх извозчичьим лошадям. Гимназические колонны рьяно толпятся перед гимназией. "Стройся и выходи!" -- командует штабс-капитан.
   Вместе с другими, поставленный в пару с Умитбаевым, выходит из пансиона и Павел Ленев.
   Чему он так радуется? Отчего так солнечно на душе? Неужели и ему приятна эта казенная прогулка на дачи за семь от города верст? Или радует то, что небо голубое? Или то, что на жидких топольках росинки в листьях блестят? Что утро такое свежее, благоуханное, радостное? Или просто тому, что шестнадцать лет?
   Улыбается Павлик. Как немного нужно юности, чтобы быть обрадованной; как мало надо радости, чтобы исторгнуть из груди смех!
   Даже то, что карман Рыкина оттопырен и торчит из него горло водочной посудинки, не оскорбляет, не раздражает сегодня Павлика. "Пусть, я пить ни за что не буду!.." -- говорит себе он.
   Не печалит и то, что восьмиклассник Тараканов, его взводный, уж намочил себе волосы: всем известно, почему его волосы мокры. Уже "накачался" взводный -- и багрово лицо его; "но пусть это так, пусть живет Тараканов как хочет, пусть будет так".
   Среди выстроившихся рядов волнение. На парадном крыльце показывается в теплых калошах и при зонтике сам директор, он же Эгапон, -- и громадный крест блистает загадочно в седой паутине его бороды.
   Инспектор, маленький ужасающий Чайкин, показывается за его спиной, что-то жуя. Не страшен он сегодня: сегодня нет ученья, учение завтра, не помышляет юность о завтрашнем дне.
   Вся улица запружена народом. Глазеют все, у кого есть глаза: домовладельцы, их жены и свояченицы, их дворники, кухарки и няньки. Проходящие на службу чиновники остановились и любуются парадом с портфелями в руках. Кучею столпились за гимназическим полчищем возы и шарабаны, которым "синяя говядина" запрудила дорогу; оливковый киргиз на верблюде разглядывает гражданское войско, щуря агатовые глаза. А над всем сияет весеннее солнце, опаляя своим дыханием, обещая жаркий и радостный, совсем не казенный день.
   Пошептавшись о чем-то с директором, отходит к музыкантам штабс-капитан Карабанов. Проходя к фронту, он силится натянуть новую перчатку и густо краснеет, может быть, оттого, что проходит мимо Антонины Васильевны, жены учителя географии.
   Смотрят на нее старшие гимназисты. Какая она прелестная в этом сиреневом платье! И шляпка у нее воздушная из золотой соломки с цветами; ее глаза как небо, и на шляпке улыбки неба -- васильки. Как может она любить учителя географии, у которого морщины, и лысина, и кривой жабий рот?
   -- Вот это надлежащая бабочка -- п'госто апельсин! -- грассируя, говорит долговязый фон Ридвиц и причесывается, глядя в зеркальце. -- По'газительная к'гасота!
   И громко, преувеличенно громко раздается команда Карабанова. Самая большая медная труба, которой заведует толстый, как бык, восьмиклассник Шаповалов, оглушительно рявкает: "Ух! Ух!"
   И сейчас же трубы поменьше подхватывают, и удар барабана врезывается в медные крики, и все трубы и валторны рычат, рассыпаются и жарят: "Тра-та-та! Тра-та-та! Ух, ух!"
  
   Знают турки нас и шведы
   И про нас известен свет...--
  
   загремел "национальный" гимназический марш.
   Двинулись, дрогнули колонны.
   -- Т'гонулась с места г'гажданская классическая армия, -- говорит Ридвиц.
  
   На сраженья, на победы
   Нас всегда сам царь ведет!
  
   Идет, браво маршируя, гимназия. Кто-то наступает Павлику сапогами на пятки, кто-то поскользнулся, а вошедший в раж Тараканов уже кричит, вращая мутными глазами:
   -- Левой, левой, кошкины дети! Сено, солома -- ать, два!
   -- "Преобразился еси на горе!" -- подмигивая, кивает на него толстый Поломьянцев и строит рожи на своем бабьем лице. -- Дербалызнем и мы!
   Ревет музыка; стуча по булыжникам колесами, пробираются за колоннами извозчики. Часовых дел мастера, бакалейщики, галантерейщики, мясные приказчики толпятся у входов в лавочки и с улыбками разглядывают воинствующую гимназию. Рядом с Павликом, марширующим на левом фланге, идет Чайкин и старчески дышит, опустив голову, опираясь на зонтик морщинистой рукой.
   Пестрая жидкая борода его взмокла, в складках губ, щек и носа уже лежат слои пыли. Как не страшно сегодня это старое пугало, как бессилен Чайкин и ничтожен и обыкновенен, отчего же завтра будет так грозен и велик?
   Так не боятся все Чайкина сегодня, что тут же, почти подле него, одним рядом дальше, на ходу, маршируя и подпевая, откупоривает Поломьянцев свою посудинку с водкой и, командуя: "Левой, правой!" -- делает несколько глотков. Не оглядывается Чайкин. Больше того: хоть и замечает Павлик, что глаза учителя скосились на Поломьянцева, но не подает Чайкин виду, что приметил неладное; старчески вздыхая, продолжает свой путь. А ведь Поломьянцев произвел демонстрацию на улице! Правда, теперь гимназисты идут уже по предместью, но все же он потянул из бутылки открыто, среди белого дня, и крякнул удовлетворенно, и спокойно закупорил, и опустил бутылку в карман. Не думает ли Чайкин, что пил Поломьянцев молоко? Или знает инспектор, что сегодня "гимназия не действует", что сегодня все упразднено?
   Да, только раз в году, среди учебы, покорные дети системы делаются непокорными. Чайкин знает: это бывает на первомайской прогулке; будут качать учителей; бессильно взлетит на воздух даже сам директор -- и не будет возможности противиться этому... Поднятое в воздух тело Юпитера упадет вместо ладоней на сжатые кулаки...
   Клубится под ногами серая пыль предместья, в которой тонут сапоги. Подпевая маршу, шагают по пустырям окраины гимназисты, а вот войско проходит мимо низкого дома, стены которого вросли в землю, и в раскрытых окнах вдруг показываются растрепанные головы женщин, привлеченных музыкой. Слышится смех, какие-то странные речи, но не это привлекает внимание Павла: конечно, его удивило, что в окнах показались почему-то только женщины, одни только женщины, точно нарочно согнанные кем-то в подвал; но самые лица у женщин были какие-то особенные, не похожие на лица других. "Точно клейменые!" -- сказал кто-то внутри Павлика, да так громко, что он содрогнулся. Словно каторжные и отверженные были собраны в этом доме, -- какие-то не равные всем другим, жалкие, презренные, вконец изобиженные рабыни, несмотря на их развязный смех, подмигивания и шутки... Не понимая себя, не сознавая корней острого беспокойства, вдруг взворохнувшегося на сердце, Павлик, проходя мимо, смотрит в эти необычные, непохожие, накрашенные лица с усталыми, жестокими, словно провалившимися глазами, с синяками и царапинами на лбах и щеках. И даже не то, что лица накрашены, что на них синяки и какие-то пятна, ужасает Павлика, а вот видит он что-то больное и смертное в лицах этих женщин и слышит что-то устрашающее в бесстыдном смехе их... Точно звери содержались в этом доме на чью-то потеху; точно голодные были эти раскрытые, с грязными зубами, дряблые обвисшие рты; точно совсем иные, непохожие, отделенные от других женщин, почти не люди, не человеческие существа, были собраны для кого-то в этом подвале и теперь глядели из-под земли, как животные из ям.
   За шесть лет пребывания в гимназии Павел увидел таких женщин" впервые, и его сердце было захвачено ужасом. "Что это? Что?" -- хотел он крикнуть, но внезапно увидел подле себя побуревшее, смущенное, с опущенными глазами лицо старого Чайкина и рядом заалевшие лица молодых учителей -- и услышал тут же дерзко-насмешливое фырканье старших гимназистов, подталкивавших друг друга в бока...
   -- Вот они и курочки -- те-те-те! -- крикнул с хохотом Рыкин.
   А Павлик смотрел растерянным взглядом на этот страшный дом, смотрел, маршируя, всего несколько мгновений, но секунды, пока он проходил мимо этих словно потерявших человеческий облик женщин, показались ему часом жгучего стыда и мучений. "Курочки, значит, курочки!" -- набиралось постыдного, уничтожающего знания его настороженное сердце.
   -- Вот оно что. Вот оно как бывает! -- еще не понимая всего, угрожающе бормотал он и уже с ненавистью разглядывал лица учителей. Никто не объяснял ему, но познание жизни внедрялось в мозг, пропитывая его отравой.
   Да, вот была на свете наука, которой его учили в гимназии, но, оказывается, была еще и другая наука жизни... И не преподается она в гимназиях, и в программах ее нет; она разъясняется мимоходом, при увеселительных первомайских прогулках: определяется известный маршрут, и вот по дороге показывается здание с низкими окнами и в нем -- растрепанные, страшные, жутко смеющиеся женщины, на чью-то утеху согнанные в стадо, в подвал.
   -- Поди, многих подружек наши учителя повстречали! -- громко проговорил Поломьянцев и повел по учителям ироническим взглядом.
   Так ожесточилось сердце Павлика, так набухло оно в злобе и ненависти, что как только он услышал среди шепчущихся гимназистов: "Пансион без древних языков!" -- сейчас же сам громко расхохотался, сливаясь с другими в циничном смехе, и повторил злорадно, с ожесточением:
   -- Пансион без древних языков!
   Изумленное потемневшее лицо географа Колумба поднялось перед ним.
   -- Ленев, как вам не стыдно!.. -- сказал с укором старческий голос.
   И опять захохотал громко и вызывающе Павлик.
   "Нет, как тебе не стыдно! -- крикнул он немой мыслью своего опозоренного, оскорбленного, раздавленного сердца. -- Как тебе не стыдно: ведь это для тебя там насажали этих женщин и кормят их. И ты -- наш учитель, и мы пойдем по тебе".

5

   Но так светит, так палит радостное, горячее весеннее солнце, что начинают таять ожесточенные мысли Павлика. Нельзя сопротивляться этому свету алмазному: что же из того, что люди скверны и грязны, разве солнце от этого хуже? Ниже оно? Темнее? Лучи его не так радостны? Пусть живут люди, как они хотят, а он, Павлик, будет жить под своим солнцем, вдали от людей, совсем один.
   Может быть, и то, что теперь он уже за городом, также умиротворяет сердце. Они в поле, в ровно-зеленом, изумрудном поле. Здесь нет городской пыли, сутолоки и грязи, здесь свежая зелень и небо, здесь невинно и чисто. Клейкие листки травинок так приятно ласкают щеки, если к ним приникнуть; сейчас гимназия на отдыхе, начальство скомандовало "Вольно", можно присесть и даже лечь на траву.
   Павлик ложится подле самой дороги, а красивый Умитбаев садится с ним рядом и, достав из кармана апельсин, предлагает:
   -- Не хочешь ли, друг?
   -- Нет, спасибо, не хочу, Умитбаев, -- отвечает Павел и отворачивается. Хотя ему и хочется апельсина, но почему-то, из какого-то чувства протеста, он отказался; он устремил глаза прямо в небо, чтобы не видеть, как Умитбаев будет есть апельсин.
   -- Мы проходили сегодня мимо одного дома, -- глухо и с интересом говорит Умитбаев, и его ноздри раздуваются, как у лошади. -- Проходили мимо, а одна из девушек узнала Тараканова и крикнула: "Здравствуй, тютька!.." Его там все "тютькой" зовут.
   -- Ах, какое мне до этого дело! -- раздраженно вскрикивает Павел и приподнимается с травы. Он смотрит, как Умитбаев ест апельсин, аккуратно разделяя его на части, и чувствует во рту сухость и желание пососать сочную оранжевую дольку, но сказанное Умитбаевым раздражает, вселяет к нему неприязнь.
   -- Не понимаю, почему ты сердишься, я же не про тебя говорю, -- примирительно шепчет Умитбаев и кладет дольку апельсина Павлику в рот. -- Это там Тараканов бывает, а я здесь при чем?
   Умитбаев осматривается по сторонам и потом шепчет еще таинственнее:
   -- Он даже был болен и лечился, а я туда не хожу, у Вздрагивает, краснеет и тут же бледнеет Павлик.
   -- Как болен? Разве в этом доме больница? -- беззвучно спрашивает он.
   -- Нет, не больница... Ну просто... он сделался больным. Вот и все.
   Голос Умитбаева тонет в окрике "Стройся!". И смущенный, пораженный, подавленный Павлик поднимается на ноги.
   Снова гремит музыка и маршируют гимназисты, а Павлик в смятении спотыкается и наступает кому-то впереди на пятки.
   -- Ровнее, ровнее, Ленев! -- поправляет его Тараканов, и Павлик обращает на него потемневший от злости взгляд.
   -- Не учи, занимайся собой! -- кричит он в рот Тараканову, обращаясь к нему в своем озлоблении на "ты". "Такой скверный и грязный и еще смеет распоряжаться!" -- проносится в его мозгу. Должно быть, лицо Павла было достаточно выразительно: Тараканов тотчас же отошел. -- Нет, ты мне непременно расскажи, отчего он заболел?;-- громко, но расскажи. Я все хочу знать!
   Умитбаев кивает головою: "Ладно, потом", однако он смущен, что Павел ко всему этому обнаруживает такой болезненный интерес.
   -- Не понимаю только, почему ты волнуешься: ведь мы с тобой здесь ни при чем! -- пытается словно в предупреждение остеречь Умитбаев.
   И ярким гневом исполняется лицо Павлика.
   -- Жить разве надо только для себя?..
   Не понимает этого спокойный Умитбаев. "Конечно, для себя, зачем для других? Все люди для себя живут -- живи так и ты".

6

   Вдали уже виднеются лесок и дачи. Это и есть Тополевка -- дачное место, где будет празднество. Заметно уставшие, радостно маршируют последними шагами гимназисты.
   Марширует и Павел, но тревожные мысли не оставляют его.
   Вот Умитбаев сказал: "Мы с тобой здесь ни при чем". О чем же беспокоиться? Сказал и выяснил себе все, и отбросил мысли, и живет, и дышит, и смеется. Зачем же Павел не может жить так беззаботно, как он?
   Тараканов ходил в этот низкий, серый, впервые увиденный дом и был болен; проходя мимо, покраснел и Поломьянцев, вероятно, оттого, что тоже туда ходил и, может быть, тоже болен, но почему же мучается за них Павел Ленев?
   Тараканов заболеет, и Ленев должен о нем заботиться? Он же не врач, он просто Ленев, он еще учится, он только гимназист, ему шестнадцать лет, он пишет стихи, какое же ему дело до того, что люди живут, совершая дурное, и бывают за это наказаны?
   -- Ленев, ты устал, не хочешь ли водочки? -- говорит ему Рыкин и дружески подает посудинку. -- Мы заложили за галстук малиновку и теперь пойдем казенные котлеты жевать.
   Осматривается Павлик: он стоит посреди поля. Как это не заметил он, что уже пришли на место и что все разбежались по взгорью, к речке, в лесок?..
   -- Нет, я не хочу водки, Рыкин. Уж лучше пойдем съедим котлетину, -- апатично соглашается Павел и идет за Рыкиным.
   Они идут на полянку. Павлик жалобно ежится, точно лихорадит его, и в спине озноб, а руки горячие, и лоб пышет жаром.
   Резкий звук трубы заставляет вздрогнуть. Играют "зорю" на корнет-а-пистоне, и серыми беспорядочными кучами сбегаются на сигнал гимназисты. Все бегут к одному месту: к желтому столу, на котором расставлены пансионские кружки с чаем, к желтым корзинам, в которых наложены разрезанные пополам французские булки.
   С ревом, свистом, улюлюканьем сбегается гимназическая толпа. Служители с трудом сдерживают напирающих, раздавая каждому по котлете на половине булки. "Осторожно, сомнете!" -- говорят они и качают головами, а толпа все напирает, более сильные уже дорвались до корзины, они хватают и прячут за пазухи хлеб, потом суют руки в кастрюли с котлетами; а другие все лезут, с гиком и ревом, -- и вот корзины и булки опрокинуты, слышен треск скамей и столов, служители с бранью отбегают в сторону, и на месте выдачи провизии кричащая куча гимназических тел.
   -- Разойдитесь, разойдитесь! -- отчаянно кричат дядьки; тщетно помощник классного наставника записывает сорванцов и ослушников в штрафную книжку. Вот кто-то подкатился ему под ноги -- наставник на траве, кто-то подхватил его книжку и мчится прочь, надев на голову его фуражку с кокардой. Где же учителя, где начальство?
   Наставников нет. Где же они?
  
   Павел знает: если прокрасться с осторожностью к террасе пустопорожней дачи, можно увидеть все...
   Накрыт белоснежной скатертью стол, три пары служителей устанавливают на нем длинные ряды бутылок с разнообразными этикетками и всевозможные закуски.
   Появляются учителя -- не те усталые, хмурые, ставящие единицы -- с ними нарядные дамы, юные девушки... Сразу завязывается оживленный разговор. Даже властный и строгий директор оставил на сегодня свои чины и величие. Он любезный хозяин, он приглашает откушать и выпить и заботится лишь о том, чтобы на окнах были спущены занавеси от соблазна "малых сил".
   Но нет соблазна, как нет и зависти в сердцах гимназистов. Каждый празднует как умеет, веселится как может. Если у учителей изысканная гастрономия, то для учащихся предприимчивые лавочники уже навезли свои нехитрые угощения. Карамель, пряники, папиросы и "мороженое-поношэ". Но отойти немного подальше -- к березняку -- отыщется и пиво; несколько шагов к речке -- водка. И сторожа расставлены: на случай чего-- "пьется чай". Вот и самовар, на нем чайник, вот булки, -- да, все "по чину".

7

   Вдали от "воспитательской" дачи, на круче обрыва, в бездну которого молчаливо и стремительно-неподвижно бегут вниз кустарники и травы, сидит Павел Ленев.
   Сидит и думает. Здесь далеко от всех, здесь тихо, слабо доносятся с дачи учительские голоса, а лес нерушимо молчит. Да, здесь спокойно, бездумно дремлет вокруг своя таинственная и особая лесная жизнь.
   Столетние осокори и ветлы остановились на краю обрыва, как сторожевые исполины солдаты. Вокруг них, оседелых в веках, кудрявится молодое и новое; точно дети, просящие хлеба, протягивает молодая поросль свои ветви к исполинам. Но руки тех высоки, руки неподвижны -- и в тщетном молении замерли младшие.
   Дороги вниз нет. Пахнет хвоей" прелью. Еще не вытопило солнце первовесеннюю сырость. Точно дымятся снизу, в седой мгле, эти кусты черемухи, вяза, куриной слепоты. А над всем этим омраченным -- небо, голубое, осиянное, равнодушное, низвергающее на все молчание и сон. Дремлют под солнцем осокори, дремлют ветлы, слушая тишину, дремлет Павел. "Если бы забыть все, все, что тревожит! Если бы вечно так!"
   Там, за дачами, жизнь. Шумящая, крикливая, беззаботно-грубая; здесь тихо, мудро и дремотно. Когда дремлешь, мысли не колют. Сердце бьется ровно и устало, мозг точно опутан паутиной. Если бы провести в этой дреме всю жизнь... Как бы сделать так, чтобы совсем не мучиться над чужими делами, совсем не заботиться о других и думать только о себе!..
   Тихое равнодушное ворчанье издает земля. Или гудят это бездумные соки ее? Так бы и жить бездумно, слепо и тихо, как живут травы, деревья, кусты. Ведь вот ползает же бездумно меж былинок голубая стрекоза? Распластав прозрачные крылья, она пучит на Павла свои зеленые равнодушные глаза. Вот и кузнец длинноногий подскочил на своих костылях к пальцу спящего: "Эка, заснул! А еще философ!" -- презрительно застрекотал и отковылял под лопух. Но разве Павел в самом деле заснул?
   Улыбается через сладкое марево дремоты: так смешон ему этот пучеглазый кузнец, надувшийся, распустивший за спиною пеструю накидку. Вот живет лупоглазый, стрекочет, прыгает и не думает ни о чем. Хлопнуть по нему ладонью -- и все. И тоже родился и накидочку пеструю носит, и пищу переваривает, а зачем? Только затем, чтобы по нему ладонью хлопнули или чтоб курица съела?
   И так приятно приспустить веки и, сощурив глаза, оставить меж век крохотную щелку. Сейчас же от глаз тянутся вверх разноцветные лучики: красные, синие и лиловые солнечные стрелы исходят от глаз, и в этом тумане все двоится, троится и увеличивается в размерах.
   Вот был маленький кузнец и около него веяла крыльями стрекозинка, а вот и кузнец и стрекоза начинают пухнуть, увеличиваются в размерах... Вот стали они уже человеческого роста и проходят мимо, о чем-то жужжа, сплетаясь руками.
   Дивится Павлик чудесам, а вместо стрекозы перед ним невдалеке девушка в сиреневом платье, в тканной из золота шляпке, а подле нее -- военный при сабл|г, в новеньком мундире. Не видят они Павла, он в густой траве за кустом, а Павлику все приметно. Видит он даже то, что обнялись и целуются они.
   -- Я люблю вас больше жизни, Антонина Васильевна! -- говорит военный.
   Усилием воли заставляет себя Павел остаться неподвижным. Ведь перед ним за кустом учитель гимназии Карабанов и с ним вовсе не девушка, а чужая жена, жена учителя географии Колумба. Не лихорадит ли его? Не жар ли? Не бредит ли?
   Беззвучно приподнимается Павлик, в прикрытии куста, на руках и, упершись в бугорок, слушает, поводя изумленными глазами.
   -- Я не могу выносить долее, чтобы вы принадлежали мужу: я убью и вас и его! -- взволнованно шепчет штабс-капитан.
   "Вот оно что: он хочет убить!"
   Но не удивляется и не пугается жестоким словам Павел. Только что перед ним скакали кузнец и стрекозинка, а вот на месте их сели мужчина и женщина и целуются и грезят.
   "Любить -- и убить!" Неужели это так рядом на земле бывает? Неужели среди людей это водится так?
   Таким странным и смешным кажется Павлику все это, что он не может сдержаться и, судорожно двинувшись, вдруг начинает смеяться -- тихонечко, притаенно, поматывая головой:
   -- Хи-хи-хи!
   -- Что это? Кто здесь? -- громко спрашивает Карабанов и поднимается на ноги с вытаращенными как у кузнеца глазами, -- Что это значит, что ты здесь, Ленев? Подсматриваешь? -- нахмурившись, штабс-капитан подходит к Павлику, отводя в сторону потемневшие глаза. Правда, сейчас же он добавляет более вежливым тоном: -- Почему вы не вместе с товарищами на празднике?
   Несколько секунд Павел смотрит ему в лицо, в то же время видя, как смущенно и быстро уходит прочь жена географа.
   -- Ничего, это я так... Я ничего не слышал, -- жалобно и угрюмо говорит Павел и отходит.
   Отдалившись на несколько шагов, он оборачивается.
   -- Я не видел ничего, вы не беспокойтесь! -- добавляет он из жалости к женщине и вдруг, чем-то напуганный до последней степени, зажав фуражку под мышкой, бежит прочь что есть сил.

8

   Громовой окрик разносится среди празднующих по всему зеленому полю:
   -- Едет попечитель!
   Трещат барабаны, ревут трубы. Быстро сбегаются со всех сторон гимназисты. Строятся шеренги. Собираются и заалевшие преподаватели. Капельмейстер Цезарь волнуется и ищет потерянную шпагу.
   В облаках серой пыли несется коляска. Как флаг веет сивая грозная борода.
   -- Стройся!.. -- взбудораженным голосом кричит Карабанов.
   Строй готов. Еле стоят возле шеренг наспиртовавшиеся взводные.
   У иных намочены головы, иные "посвежее", сделали себе, с позволения сказать, "Фридрих-хераус". Все "чисто", как оно и требуется.
   Из подкатившейся коляски сначала высаживается супруга попечителя, затем и он сам, и его дочка с хрустальными глазами. Прямо и грозно идет по фронту сухой старый сивобородый человек с орлиным носом, увешанный орденами, в белых камергерских штанах.
   -- Здравствуйте, гэсь-пода!
   -- Здра-жела-ваш-пр-ство! -- совсем по-военному гаркают гимназисты.
   Теперь они "дефилируют" перед лицом высшего начальства. Гремит музыка. Раз-два! Молодцами проходят гражданские гимназисты.
   -- Молодцы, гэсь-пода!
   И как бы в награду за "отменное достояние" появляются корзины с маленькими, плюгавыми, кислыми казенными яблоками.
   -- Урра!.. -- разносится по полю. Уже на глазах "высшего командования" происходит разгромление корзин. Около яблок -- живая человеческая каша. Серая масса кишит подле опрокинутых ящиков; слышны крики, писк, вопли. Служители отошли: дай бог унести ноги. Шумно... но -- это маленький либерализм!.. Если хотите, он даже хорош, этот маленький либерализм!..
   -- Я довв-олен... -- тускло блестят холодные надменные глаза.
   С растопыренными руками, словно сберегая драгоценный сосуд, идет вокруг попечителя "свита". Позади дочери -- влюбленная фаланга учителей. Двери таинственной дачи закрываются наглухо.
   Гимназисты свободны; старшие идут опять -- кто в лесок, кто на речку. Тихонько, стараясь не показываться на глаза Карабанову, проходит Павел, прячась за спины товарищей, к преподавательской даче. Он видел, как вслед за попечителем туда вошли, среди учителей и дам, и штабс-капитан и жена географа. Штабс-капитан выглядит потрясенным. От прибытия ли высшего начальства, от других ли причин, никому, кроме Павлика, не ведомых?
   "Как будет он говорить с ней? Как будет говорить с мужем ее?" -- неотвязно стоит в мозгу Павла.
   И снова рожок, и снова сигнал.
   Спотыкаясь, бежит на цыпочках дряхлый преподаватель. Без шапки. Тощая вспотевшая шея. Жалко семенят ноги.
   -- Его превосходительство изволил...
   Дальше ничего нельзя разобрать.
   -- Музыка! Музыка! -- кричит штабс-капитан, одергивая мундир и спеша к выступающему в пестрой цепи дам попечителю.
   Теперь лицо Карабанова исполнено почтения, самым неподдельным восторгом.
   -- Так точно, ваше превосходительство! -- отвечает он на какой-то вопрос сановника.
   Стараясь быть в сфере глаз высшего начальства, пробирается к своим музыкантам и капельмейстер Цезарь, прожевывая бутерброд.
   Вокруг музыкантов уже собралась толпа. Не только учителя, не только учащиеся, но и все гости и служащие вышли на площадку.
   -- Рьюсский нарьедный гимн! -- приказывает попечитель округа.
   Все снимают фуражки.
   -- Гэсь-по-да... хорь-ом!
   Все затягивают хором. Правда, торжественность момента несколько омрачается нестройным ревом подвыпивших, но главное -- патриотизм, главное -- горячность!
   -- А тепьерь... танцы...
   Мигом очищают классные наставники площадку для танцев.
   -- Рьюсскую... Ка-заччьёк!
   Воспитанники мнутся, преподаватели "внушают". Наконец выходит мальчик лет четырнадцати. Одобренный мальчик!
   Гремит музыка. Мальчик танцует "казачка".
   -- Я довв-елен... довв-елен... -- качается сивая борода.
   Подается коляска.
   -- Здра-жела-ваш-пр-ство!
   Коляска уносится прочь.
   Вечереет. Стихает палящая жара. Старшие гимназисты бродят особыми кучками и таинственно шепчутся. Вот проходит инспектор Чайкин. С криком и ревом набрасывается толпа на старика. Лицо Чайкина дергается от гнева и страха.
   -- Качать! Качать! -- ревут восьмиклассники.
   Мгновенно вся площадь покрывается гимназистами.
   -- Назад! Стойте... или... я...
   Инспектор недоговаривает. Лысая тщедушная фигурка взлетает на воздух вверх бородой. Вот на заходящем солнце сверкнула лысина. Сморщенное охающее лицо мелькнуло и исчезло. Взметнулись фалды. Кончили. Чайкин бранится. Но виновных не сыскать: горячность, любовь к начальству и Родине.
   Поправляя разорванное платье, прихрамывая и ворча, спешит инспектор к учительской даче. Он, конечно, нелюбим, и в процедуре "качания" были ощутимы неприятности. Его брали "на сжатые кулаки".
   Завидев "начало", прячутся учителя. Раз в год, только раз в год, первого мая, покорные питомцы "системы" делаются непокорными. Инспектор, директор -- все равно. Вот вскинули на воздух нелюбимого классика. Вскинули высоко и -- разбежались. И печальное и отвратительное зрелище.
   Вот, отмахиваясь зонтиком, бежит от подвыпивших гимназистов "сам". Чтобы не уронить своего достоинства, он старается выступать солидно и выбрасывает ногами круто, как призовой рысак. Но у самой дачи он вдруг оробел и побежал.
   Поймали. Грузно вскинулось тело директора. Нет сомнения, что упадет он "на кулаки". Вот он повернулся в воздухе и летит на поднятые руки выпуклым животом.
   А вот, прихрамывая, бредут два гренадера: историк и физик. На спинах вицмундиры разорваны в клочья, на лицах ссадины.
   Поздно вечером расходятся гимназисты. Уже нет на обратном пути блестящей военной выправки, да и самые трубы дудят беспорядочно и вразброд. "Подмокли" трубачи.

9

   -- Теперь я желаю знать все, и ты мне рассказывай! -- строго говорит Павел Умитбаеву вечером и настойчиво держит его за рукав, заглядывая в глаза. Лицо его бледно и холодно. Умитбаев пытается отшутиться.
   -- Не понимаю, отчего ты так волнуешься, -- говорит он. -- Вина ты не пил, никуда не шлялся, не делал ничего, что делает Тараканов... Из-за чего же кричать?
   -- Я не кричу, я говорю тебе тихо, как другу, и ты мне отвечай: как и от чего заболел Тараканов и зачем он ходил в тот подвал к тем женщинам?
   Лицо Умитбаева буреет, точно покрывается бронзой. Несколько секунд он недоверчиво смотрит Павлу в глаза и потом спрашивает:
   -- Но неужели же ты и в самом деле ничего не знаешь? Ведь тебе же шестнадцать лет.
   -- Да, мне шестнадцать лет, и я ничего не знаю, -- глухо подтверждает Павлик и все не выпускает его из рук. -- Но я хочу знать все это, а ты должен мне объяснить.
   -- Да тут, собственно, и объяснять нечего -- дело очень простое...
   Павел видит, что Умитбаев пытается увернуться, и прибегает к последней угрозе.
   -- Ты не друг мне, Умитбаев, и я тебя больше не знаю, если ты мне не расскажешь всего!
   Они сидят на подоконнике в пустынном уголке коридора. Все разбрелись готовить уроки, и вокруг тишина.
   -- Говори.
   -- Ты надавал мне так много вопросов... -- Умитбаев смущенно водит пальцем по стеклу. Смуглые щеки его буреют, глаза опущены вниз. -- Зачем ходит в тот дом Тараканов? Это очень просто. Затем, что он вырос, а ходят туда все взрослые, которые не женаты... Да и женатые ходят... даже учителя! -- добавляет он тише, но Павел останавливает его небыстрым, холодным, обдуманным замечанием:
   -- И это, по-твоему, очень просто?
   -- Ну да, конечно... -- уже спокойно отвечает Умитбаев. Он теперь тих и ровен, исполнен здоровой житейской бездумности, и речь его катится мерно, лениво, обыденно. -- Потому люди и женятся, что им нужны женщины. Ведь слыхал же ты хоть немного об этом?
   -- Дальше.
   -- А которые не женятся, те ходят к женщинам, которые не замужем. И платят им за то, что ходят... Понимаешь?
   -- Понимаю. И женщины, значит, продают себя? -- острым вздрагивающим голосом спрашивает Павел. -- Почему же это?
   -- Потому что бедные, потому и продают.
   -- Значит, мужчины платят женщинам, и это называется любовью?
   -- Если хочешь, -- да.
   -- Хороша же, однако, эта жизнь, Умитбаев.
   -- Хороша -- не хороша, а ее не переделаешь.
   -- Нет, ее надо переделать! -- вдруг глухо вскрикивает Павлик и поднимается, сжав кулаки. -- Ее во что бы то ни стало надо переделать, Умитбаев. -- Глаза Павла блестят гневом и отвращением. -- Во что бы то ни стало все переделать, до основания!
   На губах Умитбаева появляется ироническая усмешка.
   -- Пытались, брат Павел, да зубы обломали: по тюрьмам сидят.
   -- Так за это еще сажают по тюрьмам?
   -- А ты как бы думал? И даже очень просто...
   В растерянности Павлик вновь садится на подоконник и несколько секунд не знает, что отвечать.
   -- Ну, знаешь ли, Умитбаев, -- голос его от изумленности и негодования делается осипшим. -- Уж это... Уж это просто сказать, значит, люди... -- Он долго не знает, как определить свою мысль, и заключает глухо и оскорбленно: -- Просто -- скоты!
   -- А ты как бы думал? -- повторяет со смехом Умитбаев.
   -- И это они называют любовью! -- растерянно шепчет Павел, стиснув себе виски похолодевшими пальцами. -- И ты тоже называешь это любовью, Умитбаев? Ходить по таким домам?
   -- Ну, понятно, это и есть любовь, только не такая, как к барышням. Которые любят барышень, они сначала ухаживают, а потом...
   -- Подожди, -- холодно остерегает Павел. -- Я не о том. Отвечай мне: и все эти дома настроили себе мужчины?
   -- Конечно, мужчины. Ты чудак.
   -- Не понимаю... -- Павлик бледен, поперек его лба морщина, лицо в сумраке комнаты кажется серым. Так устал он от этого жуткого разговора, от этой злой жизни, так болит голова, и так жалобно разносится его тонкий вздрагивающий шепот: -- Странно! По-моему, тогда и женщины должны устроить себе такие же дома.
   -- Ну, уж это не позволяется! -- вскрикивает Умитбаев.
   На голове его вдруг ощетинились волосы, глаза сверкнули, неизвестно, с чего он рассердился, стукнул по стене кулаком.
   -- Это не позволяется, это будет безобразие, тогда и жениться нельзя.
   -- Почему же мужчине можно жениться после таких женщин, а женщине нельзя?
   -- Потому... потому... Ты сумасшедший! -- Умитбаев совсем взбеленился, вращает пустыми от бешенства глазами. -- Потому что ты глупость болтаешь, вот почему! Потому, что я не хочу позволить этого женщине, я уважать ее не буду, вот почему!
   -- А тебя она уважает за это?
   -- Говорить с тобой не стоит: ты глупый, ты ничего не понимаешь!
   -- Ты напрасно сердишься, -- холодно останавливает его Павлик и презрительно улыбается. -- Я говорю не про тебя: ты туда не ходишь, из-за чего же ты рассердился?
   -- Потому что ты про женщину говоришь, вот почему.
   -- А, так ты за нее заступаешься?
   -- Не заступаюсь, а не хочу позволять этого женщине, вот и все!
   Новая острая мысль пронзает сердце Павлика.
   -- Постой, -- трепетной рукой он берет Умитбаева за плечо. -- Ты сказал, в тот дом ходят и женатые. А эти почему?
   -- Ну, знаешь, с тобой долго разговаривать. -- Умитбаев поднимается. -- Я есть хочу.
   -- Нет, подожди, ты успеешь поесть, -- возражает Павлик и все держат его за плечо. -- Ты сначала сказал: ходят туда, которые выросли и неженатые, а женатые-то зачем?
   -- Ну, эти затем, что жен разлюбили.
   -- А, жен разлюбили!
   -- Ну, а если и не разлюбили, то так просто... от скуки, для развлечения...
   -- А, "для развлечения"! Зачем же бывает, что мужчины болеют?
   Несколько мгновений Умитбаев сидит перед Павликом с раскрытым ртом.
   -- Нет, ты правда совсем сумасшедший!.. -- растерянно отвечает он и смотрит на Павлика злыми глазами. -- Это же совсем другое дело -- мужчины болеют там от мужчин.
   -- То есть как от мужчин? -- Павел снова начинает бледнеть в неотвратном предчувствии услышать новую гадость.
   -- А так что мужчины приходят туда больные и передают болезнь женщинам.
   -- Значит, вместе с деньгами передают и болезнь?
   -- Слушай, если ты будешь так спрашивать, я уйду.
   -- Не кричи ты, не кричи! -- взволнованным шепотом просит Павел. -- Ты не сердись, я же понять хочу все. Мужчина с любовью передает женщине и болезнь?
   -- Разумеется, плохой мужчина! Самый плохой мужчина!
   -- И что же, его сажают за это в тюрьму?
   -- Никак не сажают: убежал он, как его поймать!
   -- Как поймать, ведь ловят же того, который на базаре булку украл. Я сам видел, как мальчишку били... А этого не бьют? И этих женщин никто не защищает? -- Павлику становится уже весело спрашивать. Злое, радостное возбуждение теснит его грудь. Хочется смеяться, смеяться тихо, потереть руки, поцарапать щеки, сказать: "Ага, ага!" -- и смеяться вкрадчиво: "Вот так порядки люди устроили! За булку бьют, за женщину -- ничего!"
   -- Не у одних у нас, так во всем мире! -- угрюмо бормочет Умитбаев, как бы извиняясь.
   -- Даже и во всем мире? Хорош, значит, и мир!
   -- Насколько можно, мужчин все-таки охраняют. Доктора к женщинам ходят, смотрят, кто здоровые.
   -- Как, и доктора ходят? -- Опять хочется смеяться Павлику- но обидится Умитбаев и уйдет, а это в самом деле стало очень интересным. -- . Чего же охранять, когда больные они?
   -- Не их охранять, а тех, кто придет.
   -- Значит, мужчин охранять?
   -- Мужчин.
   -- А женщин от мужчин не охраняют?
   -- Женщин -- нет.
   -- Значит, так выходит, -- Павлик схватывает Умитбаева и насильно сажает рядом с собой, -- так выходит, что люди не только не запрещают больным мужчинам ходить туда, а еще с доктором заботятся, чтобы они не заболели? А если больной придет и заразит женщину, за это не бьют, и в тюрьму не сажают? Этому ничего? Вот это здорово! -- Снова он схватывает виски похолодевшими пальцами и снова шепчет вздрагивающими губами: -- Вот жизнь! -- В растерянности он идет в комнату для занятий и, подавленный, садится на свою парту. Рядом с ним садится и недоумевающий Умитбаев.
   Гаснет в окнах весеннее небо. Черные уродливые тени ширятся и как гады ползают по каменным стенам. Жалобно и жалко стихает в сумраке недоумевающий голос.
   -- Жизнь! Люди! -- шепчет Павлик и зябко ежится. -- Неужели жизнь всегда будет такой? Неужели никто не придет и не выжжет в этой черной жизни ее подлое лицемерие и жестокость? Не разломает ее до основания и не построит на обломках новую, светлую и чистую, человеческую жизнь?

10

   Внезапный топот ног за их спинами обрывает беседу Павлика с Умитбаевым. Сквозь внутренние, выходящие в пансионский коридор окна "занимательной" комнаты видно, как тревожно пробегают по коридору взрослые гимназисты. Поспешно прошел с озабоченным лицом и Тараканов, а вот в "занимательную" вбегает Рыкин и, крикнув: "Трюмер пришел -- сундуки будут обыскивать!" -- нырнул в дверь и понесся в уборную, пряча за пазуху пачку табаку.
   Трюмер был вновь назначенный в гимназию инспектор, которого сразу невзлюбили и гимназисты, и пансионеры.
   Был он родом не то чех, не то серб, и когда впервые появился в гимназии -- сухой, словно костяной, прямой и тощий, как пика, с морщинистым и обсохшим на скулах язвительно улыбающимся лицом, на котором горели пронзающие глаза, -- гимназисты сразу почуяли, что пришла гроза. Когда же он впервые заговорил перед учениками в актовом зале -- заговорил скрипучим, словно лающим голосом, -- всем стало ясно, что он будет пострашнее самого директора. Тот был надутый, молчаливый, пугал синими очками, но все же хоть изредка улыбался; глаза же Трюмера словно никогда не смягчались: они пронизывали как шильца и сверлили как буравчики.
   В первый же день своего появления в пансионе новый инспектор велел собрать всех в столовой и своим скрипящим голосом объявил, что он призван внести в пансионскую жизнь порядок и строгость.
   -- Только строгим порядком, -- говорил он, жуя отвисающей челюстью, и тихо-вкрадчиво ежеминутно покашливал, вонзая в передних глаза, -- создается жизнь, полезная Отечеству. Порядочным и взыскательным к себе, ревнивым к благу Родины должен быть гражданин.
   И уже первые его распоряжения по пансиону дали почувствовать воспитанникам его суровую руку: в отпускные праздничные билеты было внесено требование подписи родственников о явке к ним гимназиста, а для посещения церковных всенощных и обеден был заведен особый журнал, в котором дежурный по церкви фиксировал за каждым усердным христианином явку его на моление пометкой "б" -- "был". Не являющиеся на службы вызывались по понедельникам к инспектору для внушений. Третьим нововведением Трюмера были обыски сундучков пансионеров на предмет выемки подозрительных сочинений, табаку и вина.

11

   -- А ведь я только вчера положил в сундук дорогие папиросы, -- с досадой и испугом говорит Умитбаев и поднимается, шаря в карманах ключи. -- Надо скорей от фискала припрятать -- пойдем в швейцарскую?
   А Павлик все еще сидит как в тумане, захваченный тяжелыми настроениями тревожной беседы.
   -- Что? Что? -- спрашивает он.
   -- Говорю тебе: собака-инспектор пришел, будут сундуки смотреть, табак и книги искать!
   Горькая ироническая улыбка всплывает на губы Павлика. "Вот по таким домам не ищут, а по сундукам шарят".
   -- Скорей, скорей! -- озабоченно шепчет Умитбаев. -- Может быть, "сыч" уже у воспитателя.
   Торопливо направляется он в швейцарскую, где хранятся сундучки пансионеров, а за ним вслед идет Павлик и думает: "Да вот еще -- нашли заботу: обыскивать сундуки".
   -- И наверное, это наш эконом-дьявол доносит, -- на ходу бормочет Умитбаев. -- Собака-дьякон: казенные деньги ворует, а фискалит на нас.
   В раздевалке их встречает швейцар Терентьич. Утиное лицо его светится хитренькой улыбкой: не то сочувствует он пансионерам, не то начальству.
   -- Извините, господа, швейцарская заперта, -- заявляет он Умитбаеву и другим, сбежавшимся на тревогу. -- Уже прибыли господин инспектор, сейчас будет дозор.
   -- Не дозор, а позор, Трезор! -- укоризненно исправляет его Поломьянцев.
   Огромный, тучный, с лицом как тарелка и с руками как грабли, он никого не боится и позволяет себе порою бесцеремонно шутить даже с начальством.
   Однако смех тут же замирает: появляется дежурный воспитатель, нарядный франт Веренухин и, расчесывая на ходу черные бачки, облизывая красные, как малина, губы, ритмически вклинивается в толпу.
   -- Разойдитесь, господа, по "занимательным": будем каждого поименно вызывать!
   И, должно быть, потому, что гнездились еще в голове злые и страшные отзвуки тайной беседы, делается ненавистным сейчас Павлу этот красивый и элегантный танцор-воспитатель с его пробором, духами, красными губами, ослепительной манишкой и перстнями на руках.
   -- Пойдем, Умитбаев, -- взяв друга под руку, говорит он, непривычно дерзко оглядывая воспитателя. -- Нас будут вызывать "поименно", ты слышал?
   И как бы в подтверждение вызовов в дверях швейцарской появляется каменная фигура инспектора. Его сухое, точно кипарисовое лицо бесстрастно, узкие губы поджаты; под свисающими мешками подбородка несменяемый крест; в глазах -- торжество исполнения долга.
   -- Отоприте швейцарскую! -- приказывает он жестяным голосом.
   Звенит замок, комната швейцара раскрывается, инспектор и Варенухин входят в нее.
   -- Какая мерзость! -- угнетенно шепчет Павлик.
   Оба друга возвращаются в свою "старшую занимательную" и садятся на парту в ожидании вызова. В "занимательной" уже людно. Как бараны, согнанные в закут для стрижки, сбились в кучу подле параллельных брусьев подлежащие дозору гимназисты.
   -- Безоб'газие! Безоб'газие! -- говорит картавя длинный фон Ридвиц, остзейский барон. -- Можно понять всякое направление, но нельзя честному человеку одоб'г'ять сыск!
   Негодующе он пожимает плечами, а правая рука уже держит перед собой зеркальце, в котором ленивый глаз рассматривает свой изысканный пробор.
   -- Заяви протест, барон, непременно заяви своему батюшке -- вице-губернатору! -- язвительно замечает ему тучный Поломьянцев, раскачиваясь на гимнастических брусьях. -- Я тоже хотел было раскрыть свой сундучок, чтоб дербалызнуть бальзамчика, а Терентьич говорит: "Заперто -- ни-ни, -- никому ни бон-бон!"
   -- Как же ты теперь будешь? -- спрашивает Тараканов. -- Ведь инспек-тор увидит.
   -- Ни-ни, ни бум-бум! -- Бурые брови Поломьянцева поднимаются как две мыши, придавая его пухлому женоподобному лицу торжествующее выражение. -- Ведь бальзамчик-то у меня в бутылочке, а на бутылке аптечная надпись: "Беленое масло с хлороформом" для втирания внутрь!
   -- И все-таки Терентьич -- негодяй! -- глухо ворчит Умитбаев. -- Ведь получает же он от нас на чаи: всегда должен предупреждать, как "сыч" появится... А он служит "и нашим и вашим".
  
   Смотрите здесь, смотрите там,
   Как это нравится все вам! --
  
   напевает приятным тенорком танцор и любимец барышень Старицкий, раскачиваясь на параллельных брусьях вместо упарившегося Поломьянцева. Однако он не ограничивается песенкой, он вносит реальное предложение: -- Господа, надо протестовать, наконец, против этих обысков, напишем попечителю!
   Его предложение встречается глухим молчанием. Написать попечителю жалобу на инспектора! -- это кажется такой же дерзостью, как не скинуть в церкви фуражки.
   -- Ты напишешь, -- плачущим голосом замечает веснушчатый зубрила Зайцев и еще ниже склоняется над Корнелием Непотом. -- Тебе нечего терять, выгонят тебя, ты в именье к отцу уедешь; а вот куда денусь я: у меня мать-швея и безногая бабушка, и мы живем в подвале.
   Все несколько минут смотрят попеременно то на Старицкого, то на Зайцева. Да, конечно, Старицкий очень богат, и соображения Зайцева всем кажутся вескими. Нет, писать попечителю жалобу на инспектора -- опасная штука!
   -- Но я все-таки написал бы, -- тоном ниже уверяет Старицкий. Все знают, что он "хорохорится", но чувство обиды на инспектора не уменьшается в силе. -- Да где это видано, чтобы в чужие сундуки залезать и шарить!
   -- Чужое нельзя трогать, -- явно волнуясь, замечает Умитбаев. -- Чужого нельзя касаться; коли коснулся чужого -- ты вор!
   В дверях показывается элегантно улыбающееся лицо Варенухина. В его руках с перстнями белеет бумажка.
   -- Поломьянцев, Умитбаев и Ленев, пожалуйте в швейцарскую, -- вежливо вызывает он по списку и облизывает красные губы. -- Ключики захватите!
   Не нравится пансионерам, как облизывает губы Веренухин. Точно сытый, щурящийся, наевшийся мышей гладкий кот.
   Все трое вызванных на дозор выходят из "занимательной" комнаты и идут под предводительством воспитателя по гулкому пустынному коридору.
   В дверях "младшей занимательной" с удивлением и жалостью смотрят на них малыши, не имеющие в сундуках запрещенных предметов.
   Вызванные к обыску входят в швейцарскую; у окна перед отобранными сундуками уже высится инспектор Трюмер.
   -- Прошу отомкнуть сундуки! -- кратко приказывает он.
   Волнение заливает бурыми тенями щеки Умитбаева.
   -- Но у меня нет ничего запрещенного, -- гортанный голос его разносится почти угрожающе.
   -- Предлагаю отомкнуть!
   Скрипит железо замка, поворачивается ключ, точно приветствуемый мелодическим звоном медных внутренностей, поднимается крышка кованного медью нарядного сундучка, и тут же, на самом видном месте, показываются аккуратные пакетики с папиросами. Сухая, желчная, с кудрявыми волосиками рука инспектора поспешно захватывает добычу.
   -- А это что? -- торжествующе спрашивает он.
   Но затаивший дыхание Павлик почему-то смотрит не на инспектора, а на облизывающего губы красивого воспитателя. Язык у Варенухина красный, как губы, и лицо его все исписано непонятным наслаждением... Больше, чем Трюмер, противен Павлику этот кудрявый мужчина с двумя надушенными бородами.
   -- А это что? -- тихо и вкрадчиво повторяет инспектор, и морщины ползут кверху по его иссушенному, словно пергаментному лбу.
   -- А это... -- Умитбаев стоит, опустив голову, как плененный волчонок, и потом глухо добавляет: -- А это я приготовил в подарок отцу!
   -- А, "в подарок отцу"!
   -- Который скоро приедет...
   -- А-а, "который скоро приедет"! Ну что же, мы и передадим эти вещи ему в подарок, когда он приедет... Следующий!
   Теперь Ленев видит тучную спину Поломьянцева, который, склоняясь к своему сундуку, вертит и вертит в его недре исполинский свой ключ, точно сворачивает шею цыпленку.
   -- Скорее, пожалуйста! -- бросает инспектор.
   -- Да вот никак открыть не могу, -- отвечает Поломьянцев и все крутит ключ в скважине. -- Верчу, верчу, а он не отпирается: должно, пружина соскочила!
   -- Откройте! -- приказывает швейцару Трюмер.
   Вертит ключ и швейцар, но ключ уже смолк, точно свалились внутрь все замочные пружины и гаечки.
   -- Ну, конечно, пружина соскочила! -- повторяет Поломьянцев. Его глаза светятся тайным торжеством.
   -- Следующий!
   Но Павлик неподвижен.
   -- Что же вы стоите, Ленев?
   Павел снова видит перед собою алые губы и конец варенухинского языка -- и вдруг бешенство, самое ярое бешенство захватывает его сердце, и, не понимая себя, он начинает кричать и топать ногами.
   -- Не открою! Не открою! -- визгливо кричит он, удивленно вслушиваясь в свой голос и смутно замечая, точно со стороны, что чьи-то ноги в затертых гимназических брюках топочут подле него заплатанными казенными сапогами. -- Это безобразие! Безобразие! -- продолжает кричать он и все глядит на то, как Варенухин облизывает губы. -- У меня ничего нет, ничего запрещенного.
   -- Откройте, -- спокойно и жестко говорит швейцару Трюмер.
   Швейцар открывает сундучок Павлика. Два ящичка с красками, заветная тетрадь со стихами, письма матери и железная подковка "на счастье" -- точно улыбаясь, встречают зоркие инспекторские глаза.
   -- Закройте сундук, а завтра утром сведите Ленева к пансионскому врачу, -- сухо приказывает Трюмер и, повернувшись как статуя на каменных каблуках, не взглянув на Павла, выходит из швейцарской.
   А вокруг всхлипывающего, сидящего на сундучке Павлика образуется изумленная группа.
   -- Ну, Ленев, да ты, брат, герой! Как отбрил инспектора! -- с явным восхищением говорит Поломьянцев и благоволительно кладет пухлую, как калач, руку на его дрожащее плечо. -- Удивил, брат, нас, не ожидали от тихони... Да не плачь, -- герои не плачут!
   -- Пойдем, пойдем, Ленев, -- говорит Умитбаев, и в его голос тоже проникает оттенок почтительности. -- Не стоило, впрочем, с "сычом" задираться: напакостить может.
   -- Да, уж теперь тебе, Ленев, нагорит!.. -- подтверждает и появившийся с Корнелием Непотом Зайцев.
   Дружной группой все ведут к вечернему чаю нежданного "героя дня".

12

   Однако "инцидент с сундучком" не родил никаких неприятных последствий для Павла. Как и было приказано, на другое утро его внимательно осмотрел пансионский доктор Иван Христианыч, выстукал по всем местам, приказал пить какие-то капли и тоже как будто бы смотрел на Павлика с уважением.
   -- Не надо нервничать по пустому поводу, молодой человек! -- заключительно проговорил он и взялся за фуражку с кокардой.
   И на другой и на третий день никаких приказов насчет Павлика от инспектора не поступало, и необычное происшествие как бы стало покрываться пылью. Скоро забыл о своем неожиданном скандале и Павел.
   Конечно, все это было мелко, стояли в мозгу более важные мысли; конечно, это было очень плохо -- обыскивать сундуки, но еще более худшее прикрывало собою спокойная поржавевшая крыша гимназии, и это тревожное не выходило, не испарялось, стоя настойчиво-неотвязно перед взбудораженным умом.
   Первомайская прогулка и тревожная встреча по дороге страшных женщин, сгрудившихся в окне подвала, не выходили из сердца. Колючий цепкий росток вклинился в его мозг желтым крючком и разрастался в нем, затеняя другие, обычные мысли, и, как игрушечные, отступали вглубь и сундучки, и обыски, и даже хищное лицо инспектора.
   Все люди жили неверно и страшно, и некому было Павлику объяснить, почему это так, -- и было не к кому обратиться, кроме Умитбаева, единственного друга его. Остальные жили словно ничего не замечая: все улыбались, обедали, учили уроки и спали; а вот Павлик не мог уже спать; не помогали даже прописанные Иваном Христианычем лекарства: сон бежал мимо его глаз.
   И не в силах терпеть неизвестности дальше, в одну из ночей Павел разбудил мирно спавшего Умитбаева и под предлогом подготовки к экзаменам заставил его подняться с постели и выйти во двор.
   -- Я, однако, не об экзаменах, Умитбаев, -- внушительно проговорил он, когда на ступени пансионского сада вышел с книгой истории Умитбаев и приготовился слушать. -- Я все о том же хочу тебя спросить, все о том же говорить.
   -- О чем это? -- зевая, спросил Умитбаев, подрагивая от утренней свежести.
   -- О том, о чем мы говорили на первомайской прогулке! -- быстро ответил Павел и предусмотрительно схватил друга за рукав. -- Я прошу тебя не уходить, я всего на минутку! -- добавил он и посмотрел на него так покорно-просительно, что Умитбаев остался. -- Ты уже много рассказал мне, Умитбаев, и я благодарен тебе, но мне нужно знать все.
   -- А я и сам всего не знаю...
   Умитбаев отвечает неискренно, и это видно по его глазам. Однако заметно, что и он смущен расспросами Павла. Вот жилось ему, вольному киргизу, бездумно, а пришел этот темноглазый, беспокойный, пытливы. и стал расспрашивать, и оказалось все не так просто, как думалось раньше, и не так жили люди на свете, и не так делали свои дела на земле. Свет был полон загадочного и темного, и только на первый взгляд казалось, что знаешь что-то о нем. "Не знают на земле люди ничего", -- сказал ему как-то Павлик, и алые губы его жалобно и горько дрожали.
   -- Я всего не знаю и не могу рассказывать тебе, Ленев, -- а вот у Тараканова спросил: он опять был в том доме и опять заболел.
   Старается теперь Павлик не показывать своих волнений. Если от всего волноваться, нельзя будет жить. Нет, надо узнавать все спокойно, надо учиться жизни, не выдавая себя, каменным надо быть в этой каменной жизни.
   -- Хорошо, я поговорю с Таракановым, -- говорит другу Павел, и оба входят в пансион.

13

   Идут по пустынному казенному коридору. Высокий и уверенный Тараканов впереди, за ним два "следопыта" -- Умитбаев и Ленев.
   Тараканов слышит за собою шепот и ускоряет шаги; Умитбаев отстает, а Павел следует, тая дыхание, с жутко блистающими глазами.
   Перед дверью в уборную он останавливается на несколько секунд; Тараканов вошел, а Павлику войти страшно. Ведь сейчас он должен говорить с Таракановым и узнать все. Павел стоит и не дышит: войти или нет? Шум шагов раздается за его спиной. Еще кто-то идет, больше медлить нельзя, он толкает дверь и входит в уборную.
   Тараканов там один, лицо его при взгляде на Павла выражает недовольство, он что-то прячет в карман и отходит к водопроводному крану.
   Подходит Павел к другому крану и останавливается и стоит, опустив глаза, не смея поднять их на Тараканова.
   В уборную шумно вбегает "пуговка" Щипков и через минуту убегает с радостным криком. Вот он знает, как жить на свете: он вызубрил, наконец, эти латинские мудрости. "Caleus -- слепой, lupus -- волк!" -- победительно кричит он в коридоре и катит по его паркету как на коньках мимо негодующего дядьки. Вот в каком только возрасте люди знают "все на свете".
   -- Ну, а ты что же? -- спрашивает Павлика Тараканов, обращая к нему свое нахмуренное лицо. -- Что ты не уходишь?
   -- А зачем тебе, чтобы я ушел? Я пришел руки вымыть, -- притаенным шепотом отвечает Павлик.
   Теперь он видит, как изменилось лицо Тараканова: его глаза провалились, меж бровей тревожная складка, он, конечно, болен, Павлу жалко теперь Тараканова. Не противно, а жалко. Он болен, это видно по всему.
   -- Я все знаю. Тараканов, -- громко и опечаленно говорит он.
   Что-то звякнуло в руке восьмиклассника. Лицо его покрылось морщинами и сейчас же стало желтеть.
   -- Что знаешь? -- хрипло, сдавленным шепотом спрашивает Тараканов и делает рукою угрожающее движение.
   -- То, что ты болен, -- коротко и опечаленно отвечает Павлик. Две слезинки брызнули из его глаз и сейчас же побежали по щекам другие, оросив смуглые, втянутые, слабо дрожащие щеки.
   -- Эге, да и разнервничался же ты, малявка, -- грубоватым тоном говорит Тараканов. Успокоенный, даже равнодушный, он усмехнулся. Теперь он увидел, что не опасен ему Павел, и морщина меж его бровей растаяла.
   -- Я знаю и то, что вы ходите к женщинам, -- сказал еще Павлик и впустил голову. Дыхание его прервалось. -- Знаю, что вы заболели от них. И я...
   Теперь в какой-то странной жалости к Тараканову он говорит с ним на "вы" и чувствует себя таким маленьким в сравнении с этим спокойным и грубым, который ничего не понимал на свете, ничего не понимал! И жил просто, как червь.
   -- Зачем это делается? Зачем все это делаете вы?
   Уже совсем успокоенное лицо Тараканова поплыло перед Павликом в усмешке.
   -- Много будешь знать, скоро состаришься! -- беспечно ответил он и громко засмеялся. -- Ни один порядочный гимназист не обходится без этого!.. Сапиенти сат! -- добавил он еще и двинулся к двери.
   -- Нет, почему же, -- проговорил Павлик и сделал вслед ему новое движение. -- Вы скажите...
   Тараканов, явно забавлявшийся "малявкой", задержался.
   -- Потому что заболеть такой штуковиной для взрослого человека своего рода шик!
   -- Это как же "шик"? -- еще раздвинув губы, спросил Ленев.
   -- Плох тог гимназист, который не болел в восьмом классе. -- И уже совсем ошеломляюще в голосе Тараканова прозвенели нотки хвастовства: -- Подожди, малец, и тебе доведется!
   -- Ну уж нет, -- быстро ответил Павлик и отпрянул к камину. -- Нет, мне никогда не придется, это врете вы!
   -- Посмотрим, не закаивайся, -- философски-спокойно ответил Тараканов и пощипал усы. -- Это что -- в пансионе: вот в кадетских корпусах с четырнадцати лет болеют.
   -- Это почему же в кадетских -- с четырнадцати?
   -- Ну, об этом долго рассказывать. Вот учитель наш гимнастики вместе со мной заболел.
   Потеряв дыхание, прислоняется Павлик к стене.
   -- Почему это вы о Карабанове вспомнили?
   Так жутко подумать ему о Карабанове с его саблей, с его новеньким мундиром и о той прекрасной женщине в золотой шляпке, с которой он сидел на маевке...
   -- Но ведь Карабанов любит Антонину Васильевну! -- отчаянно крикнул Павлик. -- Жену географа!..
   -- Что же, ты думаешь, что географы туда не ходят? Как заложат за галстук после всенощной, всей компанией едут под тропики.
   -- Сознайтесь, что вы, Тараканов, все это налгали! -- дрожащим голосом говорит Павлик и жалко ежится, засунув кисти рук в рукава блузы. -- Ни за что не поверю, чтобы Колумб, у которого такая красивая жена, к таким странным женщинам ездил. Притом сам он старый, плешивый, и рот у него как у лягушки! Нет, конечно, вы обманываете меня!
   Глаза Тараканова прищуриваются снисходительно.
   -- А зеленый ты еще, Павел, совсем зеленый! -- с оттенком сожаления замечает он и хлопает Павла по плечу. -- Дело тут не в том, чтобы была женщина молодая и красивая: иногда в самой-то некрасивой и есть особый смак.
   Павел хочет спросить о новом непонятном слове, а Тараканов уже увлекся просвещением неофита.
   -- Одна женщина никогда не сможет удовлетворить настоящего мужчину -- вот он и ходит по сторонам...
   -- Но почему же вы все это так хорошо знаете?
   -- Как почему? Потому что мы, выпускники, с учителями туда вместе ездим! Всей компанией!
   Уже совсем уничтоженный, садится Павел на скамейку.
   -- Как? Учителя ездят вместе с учениками? -- сдавленным шепотом спрашивает он и жалко встряхивает головою, точно мозг его захлестнуло тиной.
   -- Не с учениками, конечно, а с выпускными, понял?
   Охнув, Павлик растерянно садится на табуретку перед камином.
   Как ни старался он сдерживать свои волнения, ничего не выходит. Уже очень странно и страшно.
   "Учителя, гимназия!.. вместе с теми, кого учат!.. Вот это школа!"
   Павлик ощущает в груди скользкое щекотание и не сразу догадывается, что это в нем поднялся смех. "Церкви и отечеству на пользу"... "наставники, родители, учителя....... Голос его начинает осекаться визгливыми
   нотами, и он видит перед собою встревоженные пестрые глаза восьмиклассника.
   -- Уж и дурной же ты, паренек: ничего спокойно выслушать не можешь... -- Тараканов снова направляется к двери. -- Надо ко всему относиться, как Спиноза, а ты просто фитюк.
   -- Нет, вы, пожалуйста, продолжайте! -- вскрикивает Павлик и бросается вслед за уходящим Таракановым. -- Значит, вы так вместе и ездите? Нанимаете извозчика и вместе с учителями!.. С классными наставниками...
   -- Когда доведется, и пешком ходим... -- Толстокожий Тараканов не замечает горькой иронии Павла. -- В прошлую субботу мы ходили с Колумбом, а на страстной...
   -- Почему же именно в субботу? -- колючим голосом осведомляется Павел и все держит толстого восьмиклассника за рукав, как бы боясь, что он не доскажет и уйдет. -- Разе лучше бывает после всенощной?
   -- Не лучше после всенощной, а потому, что на другой день, в праздник, можно вдосталь выспаться... Да с нами вместе и Карабанов был, можешь спросить.
   Теперь новая, еще более острая мысль поднимается в Павлике. Колумб и Карабанов пошли вместе, и оба -- около Антонины Васильевны... Но ведь Тараканов сказал, что они вместе с Карабановым заболели, значит... значит...
   -- Ой, ой! Да что же это? -- Павел вдруг, сам не понимая зачем, изо всей силы взмахивает рукою и хочет хлопнуть Тараканова кулаком в живот, но рука ударяется о косяк двери раз и другой, и Павел в негодовании и отчаянье бежит прочь по гулкому коридору, унося в слухе смех Тараканова.
   Пусто и смрадно было у него на сердце, когда возвратился он к Умитбаеву. О, какая же была жизнь мерзкая и звериная; как скотски жили люди, как зверски проводили ее... Какие слепые были, жестокие, равнодушные, непонимающие, как отвратительна была юность их!
   А старые? Разве старые были лучше? Разве плешивый Колумб, имевший подле себя молодую прекрасную женщину с бирюзовыми глазами, не был еще гаже, чем Тараканов? Неужели же это и есть жизнь и неужели она всегда такой будет? Неужели же в самом деле так никто и не придет и не сметет дочиста всю эту гадость и грязь?

14

   Запала, вклеилась в сердце Павлика фраза Тараканова: "После всенощной всей компанией едут туда". Нельзя было обороть ее, нельзя выкинуть из головы. Собрав воспитанников, ездил в подвал вместе с ними и воспитатель Колумб. Ездил, несмотря на то, что у него уже была женщина, прекрасная жена. Зачем же были ему нужны еще другие женщины? И почему, если он разбойник и мерзавец, он не сидит в остроге, а преподает науки? Почему швейцар не выгоняет его из гимназии шваброй, а низко ему кланяется, и директор подает ему руку, и царь присылает в награду из Петербурга кресты? Ведь звенят же ордена и медали на его мундире во время обедни? Значит, и директор, и швейцар, и царь -- слепые и глупые люди, и вся жизнь построена на лжи, если такого негодяя и развратника не только никто не обличает, но даже ставят наставником и учителем, о здоровье которого еще велят молиться?..
   Ходит Павлик, мерит шагами казенные коридоры и все думает, до боли сжимая себе виски. Подходит Умитбаев -- гонит Умитбаева, встречается с Таракановым -- прячется в дверях.
   Нет, если никто не обличает этого негодного Колумба, никто не выводит его на свежую воду, сделает это он, Павел Ленев. Он должен сделать это. Он должен обнаружить всю мерзость его деяний. Правда, сделать это не так легко, ведь Павел заперт в пансионе, а географ свободен каждый вечер. Но можно все-таки попытаться накрыть его: ведь сказал же Тараканов, что он ездит в тот дом по субботам? Стало быть, в следующую субботу можно будет не пойти к тете Нате или Фиме, а забраться туда, на окраину, к подвалам и подождать Колумба, и накрыть его, и сказать...
   Как он его накроет, что скажет, Павлик не думал. Но нельзя было выбросить из головы засевшую мысль. Надо же было когда-нибудь накрыть географа на его мерзком деле, уличить его и услышать, зачем он это делает и как после всех таких деяний может ходить в дом к жене и в гимназию учить других?
   Так давила, так одолевала Павлика новая мысль, что в конце экзаменов, еще в том же мае, в субботу, сбежав со всенощной, он направился на окраину к тем домам, мимо которых они шли на первомайской прогулке. Он хитер сделался, этот Павлик, еще с вечера пятницы он все прохаживался мимо восьмиклассников, сидевших в пансионском саду...
   Сделав вид, что его интересует игра малышей в свайку, он присоединился к ним, а сам все прислушивался к выпускным, к их смеху и разглагольствованиям Тараканова, говорившего о тополевом садике. Не было никакого сомнения, что выпускные "спрыснут" окончание учебы, что используют субботу так, как надо; но появится ли там и географ Колумб?
   Кривые мелкие переулочки возле тех домов удобны для наблюдений; желтые раскрытые ворота дворов -- еще того больше, да и сами дворы окраины пустые, поросшие бурьяном; народу никого, все у всенощной, молят об отпущении грехов... Может быть, молит о том же и учитель географии? Раза два выходит к знакомому подвалу и проходит по улице Павел. Его ноги вязнут в песке, его сапоги стали желты и брюки отяжелели от пыли; но надо зорко смотреть, не появится ли утлая кособокая фигура Колумба с его вечным зонтиком -- охраной от собак? Но вот чуткое ухо слышит: скрипят рамы низкого дома: открываются окна подземелий... Да, эти же самые, раз увиденные, но запомнившиеся навсегда лица женщин, показываются в них. Однако женщины эти сегодня не так растрепаны; они веселы и нарядны, они ждут посетителей; может быть, они тоже побывали у всенощной, где и им отпущены "грехи"?
   Вот кто-то поет в этом вросшем в землю окне. Белокурая женщина в розовой кофте выпускает на тротуар из окна дымчатого котенка с алой бархоткой на шее и надевает ему на хвост обрывок газеты и, беззаботно смеясь, говорит:
   -- Ну-ка, поймай мне эту бумажку, Кис-Кис!
   Почти охнув, Павлик отскакивает от окна: ведь это его называли девчонки Кис-Кисом -- неужели эта женщина узнала Павла или этот негодяй Тараканов разболтал ей о прозвище Павлика? И не нарочно ли она назвала котенка так?
   С бьющимся сердцем перебегает Павел на другой тротуар -- но вот и здесь звенит тусклое оконце; оно открылось, а в нем -- миловидное, юное женское личико со взбитыми кудерками и глазами ясными, как у Антонины Васильевны, и с зубами острыми, как у лисички. Даже невероятным кажется, что эта девочка "такая же", но вот голос, надтреснутый, сиплый, так не идущий к лицу, милому и нежному, вонзается в ухо Павлика.
   -- Эй, кавалер хорошенький, заходи к нам, угостим!
   Побагровев, путаясь в шинели, бежит Павел прочь от дома. Хорошо еще, что ветер облачный, что нависшие тучи усилили сумерки, с трепещущим сердцем бросается он в какие-то желтые ворота и хочет захлопнуть за собой калитку, как вдруг видит перед собою во дворе согнутую фигуру с зонтиком и, не понимая, что делает, бросается к ней и схватывает за рукав и бормочет, заикаясь:
   -- Да как же вы можете... Как вам не стыдно?
   Удивленно оборачивается маленький сгорбленный человек; зонтик выпал из его руки, и Павел видит перед собой лицо сморщенное и усатое, С бритым седым подбородком, со старчески выцветшими глазами, в которых плещутся испуг и ярость.
   -- Ну, ну, а еще гимназист! Да еще совсем ребенок, чтобы шляться сюда, какой стыд!
   Отстраняется Павлик: нет, это не географ, не Колумб, это какой-то чужой старенький чиновник с кокардой на околыше; если бы не бритый подбородок, можно было бы сказать, что это Чайкин; но как знакомы Павлу эти водянистые глаза -- это же начальник казенной палаты Коссаковский; в городе все знают друг друга, и если старик не признал Павлика, то Павлик хорошо признал старика: ведь это он всегда становится в гимназической церкви рядом с Чайкиным, это он ставит толстые восковые свечи на правом клиросе. Может быть, он этими свечами грехи и замаливает, уже беззлобно и равнодушно, усталой мыслью думает Павлик и молча поворачивается и идет прочь.
   у Так устал он от хождения на окраину, так обескуражен неудачей и так растерян, что нет сил больше думать над всем этим, и, пообчистившись & садике, освежив из крана щеки водой, направляется Павел в дом тети Наты.
   -- Почему так поздно, Павлик? -- спрашивает его удивленная тетка. -- Молился в соборе? Была длинная всенощная?
   -- Да, молился; длинная всенощная была, тетя Ната. Ах, какая длинная.
   -- С архиерейскими певчими?..
   -- Да, с архиерейскими певчими.

15

   Беседа с Умитбаевым и Таракановым и жуткие встречи на окраине отчеркнулись глубокой бороздой в сердце Павлика. До этого на его сердце было печально, но чисто; теперь сполохом вошли в него острые колючие мысли, как, бывает, западет на прогулке по лесу под рубашку ветка с шипами. Словно колючий орех какого-то злого кустарника вдруг внедрился в глубь сердца, и раздвинул стенки его, и поселился в нем.
   Жизнь была полна зла и несправедливостей, и об этом зле все почему-то молчали. Правда, Умитбаев сказал, что какие-то люди порою пытались уничтожить зло жизни, но за это их посажали по тюрьмам. Кто же были эти люди и как они хотели изменить жизнь?
   В гимназии об этом совсем не рассказывалось; программа была по строена на том положении, что жизнь спокойна и прекрасна, что надо, чтоб сделать ее еще лучше, идти в инженеры, учителя, священники, доктора и военные. Если на земле наступал голод, надо было молиться; если в полях засуха -- тоже молиться и ходить с хоругвями; заводились болезни -- опять-таки молиться богу, -- бог всемогущий и непременно все устроит; а вот про военных учителя рассказывали сбивчиво: с одной стороны, по закону божию, нельзя было убивать людей, с другой -- всем вменялось это в обязанность для защиты Отечества. Приходя по обязанности по воскресеньям в церковь, Павел с недоумением вслушивался в молитвы о "покорении под нози врага и супостата": как это понять? Раз он даже попытался на уроке закона божия спросить священника: "А как же, батюшка, "не убий"?" Но священник строго сдвинул брови и ответил: "Вот от вас, Ленев, я этого не ожидал; а еще первый ученик!" И "первый ученик" прекратил расспросы.
   Доходило, конечно, порою до слуха Павлика, что какие-то злоумышленники портили всем спокойную жизнь и даже покушались на царя. Царь ехал с семьей по казенной дороге, а там на пути какие-то революционеры испортили рельсы, чтоб произошло крушение, но вся царская семья осталась невредима. Помнится, по этому случаю было в гимназии особое празднование и во всех церквах звонили в колокола.
   -- Чудесное спасение государя императора с августейшей семьею! -- умиленно возглашал на другой день на уроке закона божия о. Михаил и, расхаживая по классу, торжествующе причесывал исполинским гребнем сивые волосы и объяснял спасение царя чудесным вмешательством промысла божия.
   На уроке слушали его объяснения внимательно, но больше радовались тому, что в тот день было отменено учение.
   -- Еще бы так разика два! -- сказал вполголоса за партою Павлика Василий Пришляков. Он проговорил это без смеха и на вид спокойно, но самый тон его сипловатого голоса вдруг поразил слух Павлика невнятной тревогой.
   И не потому, что при словах Пришлякова сдвинулись брови законоучителя, и не потому, что смешливый Рыкин как-то загадочно фыркнул, но именно потому, что голос Пришлякова показался Павлу колючим, резким и угрожающим, он обернулся на гимназиста.
   Пришляков был сыном того классного наставника, которого звали в гимназии "филозофом", который, как говорили, за что-то сидел в тюрьме и был нелюбим начальством за бедность, сутулый вид, синие очки и рассеянность. Недолюбливали "филозофа" и гимназисты и часто навешивали ему на фалды вицмундира бумажных чертей, но он скоро исчез из гимназии со всей семьей: не то перевели в какой-то уездный город, не то вышел в отставку... До последнего года в гимназии и не помнили о "филозофе", пока осенью внезапно в шестом классе не появился сын "филозофа" Василий Пришляков. Был он худой, неразговорчивый, с втянутыми, как у отца, щеками, с желтым, словно усохшим, и обтянутым на скулах лицом, одетый в старую блузу и необщительный. Говорили, что проживал он где-то на окраине у фельдшерицы-тетки, и Павлик, живя в пансионе, с ним не сближался. Вообще в гимназии не сходились с новичками, а с этим Нелюдимом -- так его прозвали -- сойтись было и совсем не легко. Сразу он занял в классе место какого-то пария, может быть, именно потому что он был сыном "филозофа". Не любили гимназисты и его обычной колкости, и того, что он многих из шестиклассников обзывал "барчуками". Однако после его выступления по поводу "царского чуда" Павлик стал приглядываться к Пришлякову. Невольно останавливалось внимание на его сутулой худой фигуре, на желтом желчном лице, на обособленной манере держаться. Запомнил Павел и то, что в "большую перемену", когда все гимназисты завтракали вкусными бутербродами, Пришляков, отойдя к окну и делая вид, что разглядывает штору, крадучись жевал серые сайки.
   Однажды Павел, будучи дежурным по кухне и, стало быть, получавшим за завтраком двойную порцию, предложил из сочувствия Пришлякову котлету, но тот сурово и презрительно отказался.
   -- Ешь сам губернаторские котлеты! -- не совсем понятно Павлу ответил он.
   Однако после беседы с Умитбаевым внимание Павла все чаще и чаще останавливалось на загадочной фигуре Пришлякова. Может быть, из всего шумного класса он один был угрюм и замкнут, а за этой замкнутостью Павлом ощущалось что-то необщее, что заставляло его думать об этом одиноком и некрасивом гимназисте. В сущности и сам Павлик был одинок; надо было только узнать, чем в жизни недоволен Нелюдим и как он, Пришляков, смотрит на вопросы, тяготившие Павла.
   И случай поговорить с Пришляковым подошел в том же месяце.

16

   Перед роспуском на летние каникулы Пришляков явился в класс с повязкой на ухе. Павел спросил его, не заболел ли, и получил странный и нежданный ответ:
   -- Заполз в ухо клоп, тетка налила туда масла, да, видно, не того.
   За "большой переменой" Павлик озабоченно подсел к Пришлякову.
   -- Это почему же к тебе клоп в ухо заполз?
   Нелюдим, по своему обычаю, иронически усмехнулся:
   -- Потому что вы, барчуки, живете чистенькими, а мы живем в грязи и нужде.
   Но лицо Павла приняло при этих словах такое сочувственное выражение, что Пришляков оставил свою иронию.
   -- Живем мы четверо в одной комнате, тетка спит на диване, старики -- на нарах, а я -- на полу. Вот клоп и заполз.
   -- А кто еще живет кроме вашей тети? -- спросил Павел.
   -- А кроме тетки -- бабка и дед. Говорю: старики.
   -- И все в одной комнате?
   -- Нет, в четырех.
   Смущенно Павлик проглотил пришляковскую насмешку.
   -- А я все-таки хотел бы прийти к вам в воскресенье! -- без видимой последовательности сказал он.
   Пришляков уже злобно прищурился.
   -- Ты чистенький, в новых рубашках; хочешь посмотреть, как живут бедняки. Пожалеть хочешь -- соболезновать?
   Но глаза Павла так удивленно-опечаленно вскинулись, что Пришляков смутился.
   -- Что же, приходи, -- небрежно ответил он и снова поглядел на Павлика -- уже без насмешки.
   -- В воскресенье, как приду в отпуск к тете Нате, я непременно зайду к тебе, Пришляков, -- проговорил Павлик и для крепости пожал Василию руку.
   Рука у Пришлякова была жесткая, шершавая, с рубцами на пальцах.
   Ночью в субботу Павел думал о своем новом знакомце и не знал, что случайное слово желчного гимназиста принесет в его жизнь новые, не менее острые мысли, чем те, которыми он начинал жить.
   Все запомнилось Павлику в то воскресенье, когда он пришел в отпуск к тете Нате и затем отправился к Василию Пришлякову.
   Начать с того, что Пришляков жил на самой окраине города, почти рядом с тем низким и страшным домом, в котором Павлик во время первомайской прогулки впервые увидел раскрашенных женщин. И самый дом до того походил на тот жуткий подвал, что страх охватил при входе сердце Павлика, и он хотел было "навострить лыжи" обратно, как из окна, стоящего прямо на тротуаре, высунулась голова Пришлякова со словами:
   -- Заходи же сюда! Здесь я и живу!
   Смрадными сенями, в которых пахло мышами и капустой, в полумраке Павел добрался до утлой двери, обитой рваной клеенкой. Ход в квартиру Пришлякова был со двора, и здесь ступени спускались как в подземелье, и когда Павел, встреченный Нелюдимом, входя в квартиру, оглянулся, он увидел над собою десяток ступеней, низводивших его как бы в яму.
   "Да, вот как живут бедняки!" -- пронеслось в его сбитом мозгу.
   -- Небось непривычно ходить по трущобам? -- колко спросил его Пришляков.
   Однако, против ожидания Павлика, в голос Нелюдима прокрадывалось тепло; должно быть, он был доволен, что Павел сдержал слово и пришел к нему в гости.
   Два старика поднялись с дивана, когда Павлик вошел, и слепо заморгали глазами.
   -- Дед и бабка! -- коротко объяснил Василий и провел гостя в угол к окну, где стоял заваленный книгами кухонный стол. -- А это вот и моя резиденция! -- сказал Нелюдим, усадив Павла на табурет.
   Павлик растерянно присел и сейчас же получил от него кособокое яблоко:
   -- Вот съешь-ка яблоко, гостем будешь, -- проговорил Пришляков и опять улыбнулся тепло и привлекательно.
   Павлик тотчас же съел яблоко, больше от растерянности и изумления.
   "А он совсем не такой злой, этот Вася!"
   Стали рассматривать ученические тетрадки.
   -- Я сам сшиваю их себе, -- объяснил Василий. -- Это и дешевле и лучше.
   -- Да, конечно, лучше, -- сейчас же подтвердил и Павел.
   Бабка и дед, бормоча что-то, подступили к гостю. Бабка была глуха и долго переспрашивала об одном и том же.
   -- Вот что, дед и бабка, -- решительно проговорил Нелюдим. -- Вы пока посидите себе во дворике, а мы с Павлом займемся.
   -- Чего? -- спросила бабка деда. -- Чего говорит?
   -- Посидеть во дворике! -- ответствовал дед, жуя свисающей челюстью, и надел латаный картузик с большим клеенчатым козырьком.
   -- А-а, ну что же, -- согласилась бабка и стала укутывать платком шею.
   Старики вышли, и Павел с Василием остались одни.
   Разговор первое время не клеился.
   -- Они хорошие, эти старики, только, конечно, надоедают, -- так же кратко объяснил Пришляков. -- А бабка глухая, потому что она семь лет просидела в остроге.
   -- Это почему же в остроге?
   -- Ну, это долго рассказывать... как-нибудь потом.
   Углубились в тетради.
   -- Ненавижу алгебру! -- решительно объяснил Нелюдим.
   -- Я тоже! -- признался Павлик. -- Не люблю и всю математику.
   -- А что же ты любишь?
   -- Стихи! -- Павел сильно покраснел.
   -- Стихи -- ерунда, а вот я люблю политическую литературу.
   Хоть это и было не очень ясно, Павлик не решился расспрашивать и
   только следил, как Василий достает из обшарпанного сундучка под столом небольшие тетради.
   -- Прежде чем писать стихи, надо узнать, как жизнь ставится, -- назидательно и строго проговорил Нелюдим. -- Что ты напишешь, если не знаешь жизни? А стихи -- ерунда!
   Павлик по-прежнему молчал. Все это было ему внове, и "что стихи -- "ерунда", с этим он не был согласен.
   -- А твоя тетя где? -- спросил дн, чтобы выйти из неловкого положения.
   -- Где? На службе, в больнице! Она работает с утра до вечера, как вол.
   "Тетя" и "вол" не очень вязалось, но Павлик опять не расспрашивал.
   -- А ты слыхал что-нибудь о Писареве? -- вдруг спросил Пришляков и мрачно покашлял.
   -- Не особенно! -- пискнул Павлик, устрашившись сказать "нет".
   -- Вот то-то и не особенно!.. -- Пришляков начинал раздражаться. -- Все вы барчуки!
   -- Я не барчук, моя мама -- бедная! -- возразил Павлик, обидевшись за мать. -- Потому я и живу в пансионе, что у нее нет денег, чтобы в городе жить.
   -- А-а! -- брови Пришлякова расправились. -- А вот все другие живут хорошо. И родные у тебя богатые.
   -- Родные -- это не я! -- резонно возразил Павлик.
   Помолчали. Из соседнего дома доносились вопли и брань. Павлик со страхом взглянул на Пришлякова, но тот и ухом не повел: должно быть, привык.
   -- Эту поганую жизнь нужно сломать до основания! -- вдруг сказал Нелюдим и толкнул ногой стол так сильно, точно хотел сломать его до основания.
   Павлик даже охнул от того, что услышал: ведь слова Пришлякова так совпадали с тем, что недавно сказал он Умитбаеву.
   -- Я тоже так думаю! -- тихо и доверчиво прошептал он.
   Пришляков глянул на него и тепло и сурово.
   -- Все честные люди должны думать так.
   На уровне окна мимо них проследовали чьи-то ноги в калошах и форменных брюках, сопутствуемые зонтом.
   -- Наш географ направился в полярную экспедицию, -- равнодушно сказал Василий.
   -- Это в какую же экспедицию?
   -- В желтый дом. Каждое воскресенье ходит.
   Павлик почувствовал, что сердце его скакнуло к горлу и забилось в левом виске.
   -- Но ведь он женатый!
   -- А черт его разберет! -- равнодушно сказал Нелюдим и поднялся. -- Поставим самовар, выпьем чаю, -- добавил он добрее и достал с полки томпаковый самоварчик.
   Павел с почтением смотрел, как работал над самоваром Василий, как умело колол он лучинки, как засыпал в устье самовара угли, как осторожно клал внутрь подожженную бересту и как раздувал в самоваре огонь старым сапогом своего деда, -- ничего этого Павлик делать не умел, и с тайным стыдом он подумал, что тоже вроде барчука. Правда, барчук он неважный, без имений и без денег, без дядей-губернаторов, и жил по милости родственников подле них нахлебником, но все же он работать, как Пришляков, не умел.
   -- Так, значит, ты так-таки ничего и не слыхал о Писареве? -- оглядевшись по сторонам, осведомился Нелюдим и делово покашлял. -- Так слушай!.. -- И, придвинув к Павлику чашку жидкого чая и откашлявшись, начал читать.
   Точно новый мир открылся перед Павликом. Точно кто-то острым ножом вдруг раздвинул стенки его сердца и положил меж них уголек.
   -- Что же это? Что? -- беспомощно шептал Павел и ежился.
   Совсем другой мир открывался перед ним -- мир гнева и борьбы, о которой раньше не думалось. Да, конечно, Павлик не был удовлетворен порядками этого мира, совсем нет; он собирался с ними бороться, уже начал воевать, но война его была какая-то местная: он воевал за душу человеческую, за сердце, за его право чисто и правильно жить, а еще была борьба за тело человека, за его спокойствие, свободу и счастье, ибо и тело человека должно быть счастливым и здоровым, ибо только "в здоровом теле -- здоровый дух".
   Павел уходил в тот вечер от своего нового друга каким-то разбогатевшим. Он вдруг дополнил свои познания о жизни чем-то существенным, первостепенным: он понял, что должен вести войну и за счастье, и за здоровье, и за свободу человека. Правда, что-то покалывало или жгло в том уголке его тела, где гнездилось сердце: ведь сегодня его ножом раздвинули, сегодня в стенки его уголек вложили, и он тлел, беспокоя... И уже совсем перед дверью дома тети Наты он вдруг подумал, что он возмужал и вырос, и его раздвинувшемуся и обогатевшему сердцу вдруг стали как молнии ясны вдохновенные слова поэта:
  
   И угль, пылающий огнем,
   Во в грудь отверстую водвинул...
  
   Как часто декламировал Павлик по вечерам эти пылающие строки! Но только теперь они раскрылись перед ним во всей своей великой глубине.

17

   Несколько дней после встречи с Нелюдимом Павлик ходил гордым и повзрослевшим. Спокойно было на сердце его, спокойно и уверенно. Он знал больше, чем знали Умитбаев, Старицкий, Поломьянцев, даже восьмиклассники. Больше того: он знал больше, чем сами учителя, больше, чем Чайкин, директор, законоучитель и даже страшный фискал Трюмер... И оттого что он знал больше, чем учителя, вдруг стал рассеиваться в его сердце страх перед учителями. Все они служили неправде и злу, а восторжествует на земле уж конечно правда. Раз в таких серьезных книгах было об этом написано, значит, это и было так.
   И прежде всего, конечно, он поделился новыми мыслями со своим другом Умитбаевым. Но, к его удивлению, Умитбаев встретил его слова без особого энтузиазма.
   -- Мы слыхали песни эти, -- сказал он и махнул рукой. -- И мы знаем, куда они ведут.
   -- Куда? -- разочарованно переспросил Павел.
   -- В тюрьму, -- кратко ответил Умитбаев. -- Я уже сказал тебе как-то: "По тюрьмам сидят".
   Глаза Павлика потемнели от злости.
   -- Нет, уж ты, пожалуйста, не запугивай. Не все на свете боятся, как ты... Наконец можно все это проделывать и без огласки! -- совсем детским голосом добавил он, подумал, вспомнил и разъяснил солиднее: -- Кон-спи-ра-тив-не-е!
   -- Это как же "конспиративнее"? -- Умитбаев повернулся к нему своим желтым заспанным лицом и насмешливо усмехнулся. -- Ты хочешь конспиративно в стенах пансиона? -- Его жесткие волосы даже ощетинились от злой иронии. -- В стенах пансиона, да?
   Да, в стенах пансиона! -- раздраженно ответил Павел. -- Я уже говорил с Нелюдимом: он согласился приходить читать, а собираться мы будем в старом цейхгаузе пансиона, на вышке, куда не ходит никто!
   Желтые глаза киргиза все смотрели на Павлика в упор.
   -- А беспокойный ты, друг, совсем беспокойный! -- проговорил он после молчания и поскреб жесткими пальцами шею. -- И чего только тебе не сидится? То "люди живут неверно", а теперь -- в революцию!
   -- А ты не понимаешь, что это -- одно? -- колючим голосом сам проговорил Павлик и торжествующе усмехнулся. -- И то и другое к одному делу относится: к устроению жизни. -- Он хотел было добавить свеже-вычитанными цитатами, но вгляделся в равнодушное, непонимающее лицо приятеля и ответил кратко и просто: -- Мене сана ин корпоре сано. В здоровом теле здоровый дух.
   В конце беседы, когда Умитбаев начал сдаваться и согласился на организацию тайного "кружка спасения", были распределены и конспиративные клички: Умитбаев получил прозвище Дикий, Ленев, по вдохновившему его стихотворению Лермонтова, назвался Пророком, за Пришляковым было оставлено вполне идущее к нему прозвище Нелюдим. Конспиративные клички Поломьяицеву, Старицкому, Зайцеву и другим было решено установить на тайном собрании; барона фон Ридвица, как сына вице-губернатора, было решено в тайное общество не включать.

18

   Внезапно свет зажегся в тревожном сумраке жизни Павлика: его мать переехала в город на житье. И не только переехала: она купила в городе дом, и теперь они могли жить вместе, никогда не разлучаясь.
   Как это случилось, как могло случиться, Павел долго не понимал. Радостью пришибло его, он потерял соображение и только смеялся. Впрочем, он даже заплакал, когда вошел в новый дом.
   Но и мама, его милая мама, была много виновата в том, что Павлик долго не догадывался об ее намерении переселиться. Она скрыла от него, она желала сделать ему сюрприз, умолчала о том, что ей досталось наследство от московской бабушки -- три тысячи восемьсот рублей, -- она привела Павлика в дом и только тогда сказала:
   -- Этот дом принадлежит тебе и мне, маленький, мы купили его!
   В радости она сама запуталась: она назвала сына "маленьким", а ведь Павлу шел семнадцатый, он мог бы обидеться, если бы не радость.
   И еще была странность в этом деле -- случайная, но примечательная. Дом, который мать Павлика приобрела в городе, был куплен у матери Зиночки Шевелевой. И это был тот самый маленький дом, куда раз привела Павла Зиночка на оладьи, где был он жестоко оскорблен, откуда бежал через окно -- как в свое время Григорий Отрепьев.
   Лишь увидел дом Павел -- краска залила его лицо.
   -- Ты разве знаешь этот дом? Ты бывал в нем? -- с удивлением спросила Павлика мать.
   Отвернулся и нахохлился: лучше было умолчать, не рассказывать.
   -- Я очень, очень рад, милая мамочка, что теперь у нас есть дом.
   Низкое темноватое здание серело перед ними; окна приходились в уровень с плитняком тротуара, та же желтая старая с гвоздиками дверь встретила их знакомым молчанием.
   -- Конечно, это не богатый дом, это полуэтаж, но изнутри не видно, что стены в земле, -- сказала Елизавета Николаевна довольным голосом. Понятно, что более всего ее прельщала возможность жить с сыном неразлучно. Наконец-то судьба сжалилась над нею: правда, Павлика из пансиона взять было нельзя, денег на ученье и на житье недостало бы, но теперь можно будет видеться с сыном каждый праздник, каждое воскресенье; на Рождество и Пасху отпуска продолжались по две недели, но главное -- сознание того, что сын тут же, в том же городе, каждый день теперь можно видеть его!
   -- Я, мама, в такой радости, в таком восторге! -- начал было Павлик и смолк сконфуженно. Им отворили дверь.
   Рябая женщина взглянула на Елизавету Николаевну подслеповатыми глазами и, узнав ее, стала искательно улыбаться. Чувство гордости за мать и попутно за себя наполнило Павлика. Вот уже в них заискивают! Погодите только, дайте ему кончить гимназию, а потом... когда его поэмы печатать будут, да пьесы, да повести...
   -- А за сколько ты купила этот дом, мама? -- громко спросил Павел, желая, чтобы услышала прислуга.
   Мать ответила скороговоркой:
   -- За три тысячи четыреста. -- И, указав глазами на женщину, добавила по-французски: -- Мы поговорим об этом потом!
   Павлик несколько опешил. Три тысячи четыреста! Это были не очень большие капиталы. Значит, не такое наследство было получено, чтобы очень загордиться.
   Но думать об этом было некогда: в темноватой прихожей их встретила пожилая сутулая женщина с печальным лицом, а из-за ее спины выглядывало улыбающееся лицо Зиночки Шевелевой.
   -- Добро пожаловать, добро пожаловать, -- сказала мать Зиночки, и косицы-вихры ее задрожали над ушами. -- Желаю вам долгой и счастливой жизни на нашем месте, хлеб вам да соль.
   Она поцеловалась с Елизаветой Николаевной и обратилась вопросительным взглядом на Павлика.
   -- Неужели, мама, вы его не вспоминаете? -- спросила Зина и насмешливо улыбнулась. -- Он у нас оладьи с маком ел!
   Покраснел Павлик, она опять засмеялась, да еще при матери: он так и не отведал тогда пампушек, да и досуг ли было, когда выскочил через окно!
   -- А вы не обращайте на нее внимания, она шалая! -- успокоительно говорит Клавдия Антоновна; по заалевшим щекам Павлика догадалась она, что здесь дело было нечисто, и принимается за посуду и чайницу. -- Вам сколько сахару, Елизавета Николаевна? Или вы с медком?
   -- Он с медком! -- тихонечко шепчет Зина -- так тихонько, чтобы услышал только Павлик. -- Или вы -- с ледком?
   Отодвигается от дерзкой и осматривается гимназист. Морщит брови. Да, вот он снова в этой комнате. Полы те же, желтые, местами протертые добела; стены в зале лоснятся масляной краской, тот же "Король-жених" красуется в засиженной мухами рамке. Все это-- и полы, и стены, и даже, может быть, "Король-жених" -- принадлежит теперь им, маме и Павлику.
   -- А вы теперь куда думаете поехать? -- спрашивает бывшую хозяйку Елизавета Николаевна.
   -- На лето к сестре в Костромскую губернию, а осень и зиму будем жить по соседству: я уже сняла у полковницы Табунковой насупротив мезонин.
   Вздрагивает Павлик. Он, значит, будет жить "насупротив" Зиночки. Вот наказание!
   -- А скажите, зачем это вы дом свой продали? -- с чистым сердцем задает он вопрос Клавдии Антоновне, и мама конфузится и укоризненно взглядывает на Павлика, а Зиночка, эта скверная, насмешливая девчонка, вдруг начинает безудержно хохотать. Павлик сразу понял, что он допустил бестактность.
   Однако старая женщина объясняет с добродушием:
   -- А оттого, что трудно содержать дом стало, молодой человек: задолжала я за эту сорвиголову, за ученье ее, вот и пришлось продать домишко. Как кончит, поступит в учительницы, опять оперимся.
   Зажегшаяся радость меркнет на душе Павлика. Не очень-то приятно делаться домовладельцем. Одному радость -- другому горе. То, что составляет для одного счастье, является несчастьем других.
   -- Значит, мы воспользовались вашим трудным положением, -- упрямо и громко говорит он и бледнеет под внимательным и пристальным взглядом матери. Зина тоже стихла и смотрит на него. Одна только Клавдия Антоновна спокойна, как всегда.
   -- Нет, вы нас ничем не притеснили, -- говорит она ровно и мерно перетирает посуду. -- Все равно мне надо было продавать, а скупщик Звонарев предложил всего три тысячи. Я рада, что хоть хорошим людям досталось.
   Что это? Под столом на пальцы его ложится атласная жаркая ручка. Ложится и греет так крепко и ласково. Не смеет он поднять глаз на Зину: ведь это ее рука прильнула, к нему.
   Пытается он освободить руку -- не может. Собственно говоря, если бы потянуть сильнее, освободиться бы можно, но тогда все обратят внимание -- лучше не двигаться, сидеть так.
   О чем-то давнем, далеком и печальном, о смерти какого-то Игнатия Порфирьевича говорят две женщины, а на пальцах Павлика все лежит, все их греет милая девичья атласная жаркая рука. Поднимает он наконец взгляд. "Будет же, в самом деле!" А ее взгляд так тих и радостен, так ласков и незлобен и вовсе не смешлив. Отчего это? Отчего темные глаза перед ним как свечи теплятся, невинно и тихо? Отчего она, эта задорная, не смеется, не шутит, а сидит так, точно растрогана она?
   -- Вы добренький, вы славненький, я вам этого никогда не забуду.
   О, какой тонкий шепот! Как иголочки, как золотые паутинки проникает он в сердце. Как тает тревога! И мысли уходят и тают, как облака. Как горят глаза этой девушки, как стихла она!

19

   Как бы то ни было, появился дом.
   Павлик домовладелец, его фонды поднимаются, теперь в "свой" дом можно будет даже богача Умитбаева пригласить. Три тысячи да еще четыреста! Экие все-таки деньги бывают на свете. Каково, главное, могущество их. Появились откуда-то, отсчитал кто-то эти три тысячи и четыреста, и жизнь Павлика изменилась в корне, так изменилась, что маме оказалось возможным покинуть деревню со злой теткой Анфой, а ему, Павлу, ходить к маме всякий праздник в собственный дом.
   Начал прежде всего устраивать "собственный дом" Павлик. Он один был в доме мужчина, вся забота на нем, нельзя было еще теперь заставлять трудиться милую маму. Поредели ее чудесные волосы, виски засеребрились, морщинки яснее отпечатались вокруг кротких и нежных глаз... Нет, уж довольно поработала, теперь будет отдыхать, теперь за работу примется Павел, ему уже семнадцатый, он может все делать -- может на охоте уток стрелять, чтоб приносить в дом для матери пищу, и наколоть дров может, и печь истопить.
   -- Я все теперь могу, мама, даже кашу сварить.
   Улыбнулась мама тихой улыбкой.
   -- Нет, уж этого не надо, Павлик, мы найдем себе прислугу -- у тебя будет довольно и других дел, а я тете Анфе уже написала...
   -- Кого?.. -- быстро, почему-то очень быстро спросил Павел.
   -- Да можно было бы и из деревни знакомую выписать, вот Прасковья у нас раньше жила...
   -- Это Пашку, -- вдруг крикнул Павел и поперхнулся. -- Нет, нет, только не Пашку, совсем не надо Пашку, лучше в городе найдем.
   -- Ну, как хочешь, -- медленно ответила мать и повела на него взглядом, удивляясь его волнению и крику. -- Не хочешь деревенских, возьмем здесь, в городе, конечно, мне все равно.
   -- Да, да, в городе, непременно в городе, -- подтвердил Павел и поскорее отошел.
   Еще взбудоражено было острым воспоминанием сердце. Зачем теперь, именно теперь, в первые же часы светлого счастья, вдруг о темном вспомнилось? Довольно уж было всего, теперь надо спокойствия, и тишины надо, и житья с мамой, с милой чудесной мамой, о которой так часто и тщетно мечталось в тишине пансионских ночей.
   -- Я, мама, к себе приглашу в гости Умитбаева, я много гостей к себе стану теперь приглашать, -- сказал он, светлея.
   И посмотрела в эти счастливые глаза мать и вновь улыбнулась радостно, осторожно и тихо.

20

   Так был обрадован Павел приездом матери и нежданной покупкой дома, что на время забыл о новом приятеле Пришлякове и об организации тайного общества.
   Весть о покупке Павликовой матерью дома быстро облетела весь пансион, но, к удивлению Павла, не встретила никаких восторгов.
   -- Это не дом, а землянка! -- пренебрежительно сказал на уроке гимнастики Старицкий. -- В леневский дом можно прямо с улицы на дрожках въехать.
   Павел очень обиделся за дом, маму и себя.
   -- И пожалуйста, и пусть землянка! -- дрожащим голосом проговорил он и в волнении разронял по полу тетради. -- Ты можешь не приходить ко мне, если не нравится, а я очень доволен.
   Насмешливые слова Старицкого подхватили и другие шестиклассники, и среди них сын богатого подрядчика Бочкарев. Схватив шест, изображавший на гимнастике пику, он понесся по паркету на Павла с криком: "Еду на дрожках", и, не рассчитав движения, так ткнул его шестом в ветхую казенную блузу, что разорвал ее с плеча до плеча. Снова грянул хохот, но Бочкарев тут же покатился в угол, а около обиженного домовладельца оказался побуревший от гнева Пришляков.
   -- Что это вы ржете, дурни, и рубахи полосуете! -- закричал он и повел Павла в раздевальную комнату к сторожу. -- Пойдем, Антип Антипыч зачинит.
   Тут только Павлик вспомнил о своей беседе с Нелюдимом.
   -- Ты знаешь, Вася, ко мне приехала мама, -- извиняющимся голосом проговорил он. -- Теперь она будет жить в городе.
   -- Знаю, знаю. -- Нелюдим ввел его в раздевальную. -- Вот, Антипыч, зашей Леневу блузу: барчуки изорвали.
   -- А ведь теперь вам нагорит в пансионе, -- сочувственным голосом заметил Антип Антипыч, принимаясь за иглу.
   -- Ничего не нагорит: изорвал Бочкарев, он и заплатит; мошна у папеньки его толстая, -- возразил Нелюдим.
   Пока Антип Антипыч, крутя головой, зашивал Павлику блузу, Пришляков и Павлик присели на подоконнике.
   -- А ведь я что-то и не видел тебя, Вася, -- сказал Павел другу. -- Не ходил, что ли, в гимназию?
   -- Пойдешь тут, когда фурункул на шее... -- Нелюдим расстегнул воротник блузы. -- Видишь? Температура до сорока доходила.
   -- А что это за фурункул?
   -- А то, чем барчуки не болеют, -- ядовито ответил Пришляков.
   -- От плохой пищи бывает, -- пояснил и Антип Антипыч. -- Кровь дурная в животе заводится, и от ее прыщи!
   -- А я, Вася, кое-кому рассказал, о чем мы читали! -- тихо сказал приятелю Павел, и так как Пришляков мигнул ему на Антипа Антипыча, он замолк. -- И Умитбаев и Поломьянцев к нашему кружку примкнули, -- сообщил Павлик в младшей раздевалке во время большой перемены. -- Чтобы никто не узнал, мы всем и клички обдумали... А читать мы будем в пятницу, во время подготовки к истории, в четыре часа, в старом цейхгаузе, на вышке... Придешь?
   -- Конечно, приду.
   Однако первое собрание "Кружка спасения" прошло не гладко. Из всех завербованных членов тайного общества, несмотря на принятие ими конспиративных кличек, на вышку цейхгауза пришло только двое: Пророк и Нелюдим -- Ленев и Пришляков. Остальные, выразившие наибольшую готовность вступить в члены, а именно: Умитбаев -- Дикий, Поломьянцев -- Толстый и Зайцев -- Тихий -- ушли купаться на Урал, причем было сомнительно, точно ли пошел купаться Зайцев, а не просидел ли он у своей матери, которая, по его словам, заболела? Не явился на собрание также и Марусин, но у него была уважительная причина: к нему приехала из Орска мать.
   С большими, тщательно обусловленными предосторожностями появился во дворе пансиона главный учредитель кружка Нелюдим. Павлик должен был встретить его как гимназиста "вольного", не проживающего в пансионе, у задних пансионских ворот, у бань и конюшни. Пришляков должен был свистнуть два раза в перепелиную дудку, извещая, что пришел, и Павлик со своей стороны должен был ответствовать ему свистом на окарине и затем снять щеколду у черных ворот. Убедившись, что пансионский двор пуст, он провел Нелюдима к цейхгаузу.
   Дальнейший путь уже не представлялся опасным: пансионский цейхгауз за древностью использовался только в нижнем этаже, по фасаду, вышка же его, с полусгнившей лестницей, ежеминутно грозившей рухнуть, служителями не посещалась. Да и сама площадка была обнесена тесовыми стенами в рост человека: только войти в нее и лечь -- никому не заметно...
   И полчаса и час лежали на площадке Пророк с Нелюдимом, ожидая прибытия конспирантов.
   -- Вот всегда этак, -- сердито проговорил Пришляков, очевидно уже имевший в этом отношении горький опыт. -- Всегда эти барчуки брехуны: наговорят с три короба, а как дело -- на попятный.
   -- Что же, все равно будем читать, -- предложил Павел.
   -- Конечно, будем. -- Нелюдим сейчас же достал из сапога серенькую брошюру.
   -- Еще раз посмотреть, не идут ли? -- Павлик приподнялся над оградою площадки. -- Нет, не идут, да и свиста не слышно.
   И, откашлявшись, Пришляков начал читать.
   Может быть, потому, что собрание было немноголюдным, как-то глухо и чуждо отдавались в сердце Павлика слова брошюры. Конечно, он негодовал на равнодушие, на инертность кружковцев, и как-то отдаленно гудел в его ухе голос Нелюдима, который тоже сердился.
   -- Видно, уж не придут, -- проговорил в конце чтения Пророк, и Нелюдим начал снова засовывать в сапог брошюру.
   -- Конечно, надо сначала договориться окончательно, а потом уже действовать... Так или иначе, но собрание не состоялось.
   Первым слез с вышки Павел и, удостоверясь, что никого нет поблизости, сигнализировал Пришлякову.
   -- Да, с барчуками всегда одна волынка! -- сказал, прощаясь у пансионских ворот, Нелюдим. -- Вот поеду после экзаменов в деревню -- там более толковые парни.
   -- Это зачем же ты поедешь в деревню? -- спросил Павел.
   -- Репетитором к одному купчаге на лето нанялся -- детей его обучать буду. Сволочь купец.
   -- Так почему же?
   -- Потому что жрать надо, -- резко ответил Пришляков.
   И ощутил Павлик на сердце тревожные уколы стыда. Вот ему не приходится ездить на летнем отдыхе зарабатывать хлеб. За него хлопочет мама.

21

   Неудача первого собрания несколько охладила пыл Павлика; а тут еще и из бесед его с кружковцами -- с Толстым, Тихим и Диким -- выяснилось их полное равнодушие к делу.
   -- Это надо устраивать после экзаменов на свободе, -- сказал Павлику Умитбаев. -- Дни жаркие, едва успеешь вызубрить по программе да пообедать, как надо и спать.
   В этом, конечно, была известная доля резона: экзамены действительно поглощали все время; а кроме того, лично у Павла отнимали досуг и дела по новоявленному дому -- хозяйские дела.
   -- Вот оно что, брат: домовладельцем делаешься! -- упрекнул Павлика Пришляков. -- Хозяйская тина засасывает, эге?
   Павел смиренно вздохнул. Может быть, Нелюдим и был прав: действительно засасывала "хозяйская тина" -- ведь не на кого было хоть часть обязанностей сложить: не заставишь же слабосильную маму колоть дрова для дома или гвозди из стен вытаскивать.
   А с гвоздями хлопот было в особенности много. Прежде всего следовало выдрать из стен все вколоченные прежними жителями гвозди и вбить иные, свои собственные, и совсем в противоположном порядке. Гвозди прежних хозяев торчали всюду -- и должно быть, потому, что были увезены все картины и кастрюли; с мамой же из деревни прибыла масса ящиков и тюков, приехали из деревни дамы и предки в мундирах, и бабушки в шалях, и девицы в тюлях. В первый же день были закуплены до последнего все гвозди в соседней лавке.
   Не прекословила мама. То, что сын делал, молчаливо одобряла она, чем бы ни тешился он.
   Хотелось стучать -- пусть постучит, полазит, побегает: довольно было ему чужого и казенного, довольно было замкнутого, пусть теперь на вешнем солнце погорит.
   И выставлял Павлик рамы, и перетирал стекла, и стучал, стучал с утра до вечера, заколачивая гвозди. Дощечку прибил на парадной двери, им самим выпиленную лобзиком, и на дощечке было написано: "Павел Александрович Ленев, ученик VII класса", -- а подле дощечки точно золотая блистала пуговка звонка. Как гость придет звонить, сейчас же прочитает: "Павел Александрович, из VII класса", -- да вот, здравствуйте, совсем не кой-как!
   Распорядок назначения комнат, однако, пришлось оставить прежним: как было у Шевелевых. Так хорошо обдумала все старая хозяйка, что трудно было ее перемудрить.
   Сейчас же из темноватой прихожей шла налево крашенная масляной краской гостиная, в которой когда-то так неудачно подали оладьи с маком. Теперь гостиную было не узнать: она походила на лес, вместо картин висели чучела птиц, рога оленей и пальмы, купленные Павликом на толкучке. Портреты бабушек и дам в желтых платьях развесил Павел в комнате матери: мама была женщина -- к ней женщины и подходили; всех же мужчин -- дедов в вицмундирах с красными воротниками, кавалеров в жабо -- Павел развесил по своей комнате, находившейся близ кухни. Мужчины должны быть с мужчинами, дамы -- с дамами, но не наоборот. Этому порядку мама беспрекословно подчинилась.
   По тем же причинам не захотел Павлик и спать с матерью в одной комнате. Конечно, Елизавета Николаевна желала иного, но кровать Павлика не поместилась в простенке из-за печки, и пришлось матери спать отдельно... Правда, можно было дверей на всю ночь не затворять.
   И вот мать спала одна в своей женской комнате, зато у Павлика в "мужской" было мужчин хоть отбавляй. Они висели и по стенам, и над окнами, и в углублениях карнизов, даже на печной вьюшке уселся дед с эполетами, невзирая на возможность пожара.
   Единственное, с чем мама задумала побороться, -- это с хламом, принесенным Павликом с чердака. Павел приволок оттуда брошенные прежними хозяевами ящики и в них -- покрытые столетней пылью склянки и составы, пропахшие мышами. Седая, словно беззубая мышь выскользнула из ящика свирепо, когда Павел дотронулся до порошков. Точно колдун или алхимик жил до Шевелевых в этом доме -- такая масса была порошков и пузырьков. Попыталась Елизавета Николаевна бросить некоторые склянки в помойку, но пришел из пансиона Павел домой и очень рассердился. За гневом последовали и слезы, и в конце концов мать смирилась и с этим, а способный юноша стал химиком, начал "философский камень" искать.
   Так увлекся Павел кабалистикой и алхимией, насчет которой имелось в ящиках специальное руководство, что позабыты были на время и стихи, и даже экзамены. Несмотря на строгое время, забегал алхимик по субботам по дороге домой в аптеку и накупал вычитанных в тайной книжечке снадобий: Kali carbonicum, Kali jodatum, hidrar garum chloricum furum dilutum.
   Да и как было не покупать, когда в книжечке "Доктора магии" было ясно указано: "Natrum chloricum нужно сжечь, чтобы получить прекрасное оранжево-красное пламя". Придет в воскресенье в гости Умитбаев, а Павлик возьмет да, на удивленье ему, и сожжет Natrum chloricum и получит "прекрасное оранжево-красное пламя".
   Но вот была беда: как ни стремился Павлик зажечь Natrum chloricum -- иначе говоря, поваренную соль, не горело оно, не вспыхивало -- хоть плачь! Не всегда верными оказывались и другие советы "доктора магии", и часто, очень часто отходил алхимик от опытного стола огорченный. То не горело, это не плавилось, это не растворялось, это не измельчалось. По "доктору магии" все шло складно, а на деле выходило не ладно. Пришел Умитбаев и на смех поднял: "Вся алхимия -- вранье!"
   И как сразу зажегся, так сразу и остыл Павлик в любви к химии. Правда, он еще покупал порою медикаменты и пробирки, но далеко уже не с тем пафосом, -- не выходила магия на деле, действительно все было "вранье".
   И, оставив магию, опять обратился Павел к тому, что было и вернее и ближе: к стихам.

22

   Снова достал он из тумбочки зеленые тетрадки, столь тщательно запираемые "на ключ, неизвестные даже маме. Перечитывал Павлик, и исправлял, и снова читал, склоняясь к свече, и сладкие звоны рождались в сердце, отчего оно начинало дрожать, а затем эти звоны переходили в мозг, плавились, превращаясь в мелодию, и бежали на бумагу.
   И странно: если в реальной жизни многое тревожило Павлика, столь многое казалось ему и страшным и странным, то здесь, в сладкой тишине ночи, все Страхи рассеивались, и на сердце становилось тихо и сладко. Точно две души и два сердца было у Павлика: одно сердце его болело над темным мира сего, другое умилялось его красоте и сладости; одна душа, жившая в нем, тосковала о горе людей, другая витала над этим горем, как бы предчувствуя конечное его исчезновение... И вот эти две души и два сердца росли и бились одно у другого, не соединяясь, как день и ночь. И когда затихали шумы дня и сменялись тишиною ночи, Павлик начинал думать о первой и вечной своей любви -- о той первой и единственной Тасе, встреченной им далекой новогодней ночью, "средь шумного бала". Он уже давно знал эти стихи наизусть, и, когда встретил, строгое неулыбающееся лицо девочки, взгляд ее суровых глаз поразил его сердце и пленил его единожды на всю жизнь. Он забывал про нее порою, потому что жил -- поэт верно сказал -- "в тревоге мирской суеты", он увлекался другими девушками, но ее образ стоял в его сердце неистребимо и настойчиво. И после всех отклонений приводил его, плененного, как цепью к себе. "Тася!" -- говорил в тишине ночи Павлик, и сердце его начинало зыбко дрожать, и точно клятвы бросала его рука на бумагу, когда он шептал Тасе, что принадлежит ей отныне на века.
   Но она не сходилась с ним, не приближалась к нему, и в этом была причина неизбывной горечи в сладости мечтаний; она оставалась для него недосягаемой, она манила его строгим блеском своих глаз и, как только Павлик протягивал к ней руки, сейчас же отступала в далекую и недоступную звездную даль. Какую тайну несла она в его жизнь? Какая тайна владела ею? Почему губы ее, алые, как горные вишни, никогда, ни разу не улыбнулись ему? Почему глаза ее, опушенные громадными ресницами, смотрели на него горько-сурово, когда Павлик знал и чувствовал всем своим существом, что она любила его и что им никогда не доведется сойтись вместе на этой любви. И он думал о строгом и прекрасном лице Таси, хрупком лице грузинки, похожем на лицо лермонтовской Тамары, охваченной надземным мечтаньем о сказочном неземном существе: ведь любовь его принесла ей смерть, а любовь была сильнее смерти; и, думая об этом, он весь горел, и рука его бросала на бумагу сладко-тревожные исступленные строки; это было подражанье творению гениального поэта, и ложились рифмы, и слагались в мелодию, но стихи эти он не показал бы никому, ни одному человеку в мире, даже обожаемой маме; едва написав, он сейчас же прятал их в стол на замок, на заветный золотой ключик, вот уже второй год носимый в голубой шелковой тряпочке в кошельке.
   И когда сладкие рифмы полонили сознание и в захвате творчества Павлик вдруг начинал говорить, в соседней комнате пробуждалась мать и тихо прислушивалась к бормотанью сына.
   -- Почему ты не спишь, о чем ты говоришь там, Павлик? -- тревожно спрашивала она и уже не прибавляла к словам "мой маленький", потому что Павлик учился в шестом классе, потому что становился юношей он.
   -- Это ничего, мама, я скоро лягу, -- отвечал сын и, погасив свечу, ложился в постель и лежал с открытыми глазами, продолжая, как прежде, высекать волшебные искры из сердца.
   И не протестовала мать ни против писаний, ни против химии, ни против гвоздей и "домоустройства". Ведь это, она думала -- отвлекало мысли Павлика от одного, делая их множественными, не так в одно углубленными и не так "вредными" тому, кто жил и цвел подле нее, единственный, с этими темными пытливыми глазами, единственный на всем свете, с сердцем хрупким, как цветок, единственный, как никто.

23

   Наступил июнь, в городе стало жарко, экзамены кончились, перешел Павел в седьмой класс, и шестого июня, после последнего экзамена, как-то сразу отметилось, что на верхней губе появились усы.
   Не в один день они появились, конечно, и не раз в этом убеждался Павел. Но почему-то всего заметнее стали они именно шестого июня, точно раньше был лишь пушок, легкомыслие, а вот шестого июня, после экзаменов по истории, разом стали настоящие усы.
   Принес Павлик матери и сюрприз к окончанию, да такой еще, что никто не ожидал. Ровно за две недели до этого тайком отправился он в-фотографию, причесался там щеткой и оправил на мундире запрещенную инспектором палочку от цепочки: так с палочкой и снялся, в высоки, широком отцовском крахмальном воротничке.
   Идя домой, посматривал порою Павел на карточку. Смотрело на него юное тонкое лицо с милым овалом, с углубленно-наивными темно-карими глазами. Губы были еще совсем по-детски пухлы, но зато на верхней губе чернели волосы здорово, очень здорово, может быть, больше, чем нужно.
   Да, здесь уж нечего было скрываться, рассматривая в фотографии пробную карточку, посоветовал кое-что ретушеру. То есть, собственно, посоветовал, а так просто: покашлял, но понял толковый фотограф, понял и усмехнулся вежливо, со всей галантностью сказав:
   -- Ах да, усы!
   -- Ну, не усы, -- пробормотал покрасневший Павел, а ретушер выскользнул в соседнюю комнату и через минуту пришел, сияя серыми глазами:
   -- Вот этак не будет ли более в соответствии... Не так ли-с?
   Павлик был так сконфужен, что забыл захватить у фотографа сдачу: вот что делают после экзамена с семиклассником усы.
   И теперь он шел и все поглядывал на карточку. "Похоже-то похоже, только очень молодо", -- раздумывал он. Живой, конечно, Павлик мог быть гораздо солиднее: он мог и брови нахмурить и покашлять; а что фотография? -- улыбается и все. "И даже глупо".
   Однако мама была очень довольна, больше того, слов не было таких, чтобы выразить ее восторг.
   Когда Павел пришел к себе, не одна была Елизавета Николаевна. Сидели у нее гости, а Павлик был этим не особенно доволен: забывать он стал среди стихов о гостях, и вот пришли Нелли и тетя Фима, и Нелли была так теперь высока, что походила на замужнюю даму.
   Давно не виделся он с родственниками. Последние месяцы тетя Фима все болела, ее отправили с Нелли за границу, и теперь они вернулись такие элегантные после Парижа, что было неприятно смотреть.
   -- Как похорошел Павлик, какой стал хорошенький! -- закричала, едва увидев его, тетя Фима.
   А Нелли сделала презрительную гримаску и отошла к печке.
   -- Мне писали про него, что он сочиняет стихи!
   Рассердился Павел. Экая фуфера! Он так и сказал: "фуфера", хотя не знал, что значило это слово и откуда оно к нему пришло.
   -- Я, мама, к тебе на минутку, -- деловито сказал он матери и подвигал бровями. -- Я к товарищу по делу, а вот тебе... велели передать.
   Он подал свою фотографию в конверте и повернулся, чтобы уйти, но вот за его спиной раздались крики и завизжал кто-то как жеребенок и бросился за ним и повлек его из прихожей обратно в гостиную.
   -- Пустите же, пустите меня! -- закричал Павел, а Нелли, как девчонка, кружила его по комнате и выхватывала из рук матери фотографию и прятала за спину, крича:
   -- Павлик, Павлушка! Подари мне эту карточку, я за нее тебя по: целую семь раз!
   -- Если даже семьдесят семь... -- сурово начал Павел, но слова его внезапно оборвались, так как на губы легли, замкнув их, алые уста и припечатали их, и опять отстранились и потом стали печатать его со смехом и визгом в щеки, лоб и глаза.
   -- Нелька, Нелька! Ты совсем сумасшедшая, ты его затормошила! -- кричала над Павликом тетя Фима.
   А опозоренный, растерянный Павел уже бежал по улице с лицом, покрытым розовыми пятнами поцелуев.

24

   Странный сон снится той же ночью Павлику. Павлик сидит на подоконнике в старом дедовском доме в деревне, и дом гол и пуст, из всех комнат вынесена мебель, и окна и двери распахнуты настежь, а на печурке в кухне сидит кошка с янтарными глазами и умывается, кивая Павлу лапой, точно говоря: поди сюда.
   Павел подходит, а кошка вдруг вспрыгивает ему на шею и начинает, злобно урча, царапать ему грудь и щеки. Становится трудно дышать. Павлик схватывает кошку за задние лапы, хочет сбросить, но сил у него нет, она падает навзничь и проваливается через пол в какой-то колодец, а колодец превращается в лесную чащу у оврага, того оврага, где когда-то встретил Павел пару разбойников, мужчину и женщину, которых он в свое время криком напугал. Павел поднимается, смотрит, а вместо кошки пробирается к нему, блестя пестрыми глазами, деревенская девочка Паша, и в руке ее корзинка, а на щеке шрам.
   -- Это зачем же ты пришла сюда? -- спрашивает Павлик.
   -- Собирала ежевику, -- отвечает Паша и усмехается, поводя на Павла блестящими глазами.
   От взгляда ее становится неловко на сердце.
   -- А зачем у тебя щека расцарапана? -- тихонько спрашивает он, пряча в сторону глаза.
   -- А потому расцарапана, что сейчас на меня в кустах кошка набросилась.
   Павел вздрагивает.
   -- Как, и на тебя -- кошка? Вот странно... Впрочем, это все равно, -- добавляет он, вспыхнув, и опять слышит знакомую фразу девчонки:
   -- Как бы было все равно, люди лазили б в окно, а сейчас у нас дверь прорублена.
   И вот, взяв Павла за руку, девочка ведет его из дома в садик, за старые дедовские березы.
   -- Из ежевики тебе мамка варенье сварит, а мы пока что здесь с тобой посидим.
   -- Нет, я пойду домой! -- отказался Павлик, а Паша вдруг кладет ему руки на шею и начинает душить.
   -- Подари мне свою карточку. За нее я поцелую тебя семь раз!
   -- Да что же это, что? -- кричит Павел и пробуждается.
   Не Паша сидит перед ним, а Нелли, эта дерзкая девчонка, что сначала смеялась над его стихами, а потом стала целовать его в щеки, в глаза, в лоб.
   -- Нелька, Нелька, ты совсем сумасшедшая, -- доносится откуда-то голос тети Фимы.
   Павел хочет убежать на спасительный голос, а Нелли крепко схватывает его за рукав и не пускает.
   -- Нет, мы с Кис-Кисом здесь под деревом посидим. Прислонимся головами к этому дереву и начнем смотреть сквозь ветви на облака.
   И все жмется, все жмется Нелли; опять и опять становится Павлу трудно дышать.
   -- Пусти же меня, пусти! -- шепчет Павел, а Нелька, жадно блестя золотыми зрачками, все тянется к нему и вдруг запускает руки в карман его брюк и, повозившись там, достает оттуда пару его любимых шоколадок тубиками, в серебряной обложке с цветком.
   -- Смотри, шоколадки совсем мягкие! -- говорит она и жмется плечиком, а маленькие руки с острыми, точно кошачьими, коготками разворачивают шоколадку, которая теплая гнется как резиновая, и, откусив половинку, запихивает другую прямо в рот Павлику.
   -- Я же не хочу, пусти меня, я не хочу! -- кричит Павлик отчаянно, чувствуя тесноту и странную сладость не только во рту, но и во всем теле.
   И сейчас же начинается музыка, струится нежный мотив, и среди танцующих показывается строгая, неулыбающаяся девушка в белом, с белой астрой в темно-каштановых волосах.
   -- Вот ты совсем забыл меня, а я все слежу за тобою, -- говорит она и показывает бледной атласной рукою: надо сюда!
   И вспоминает Павлик: он опять спутал фигуры танца и пошел не туда, куда надо.
   -- Прошел месяц, и ты вспомнил меня! -- звенит снова странный, манящий, чарующий голос. -- Так будет всегда, ты забудешь и вспомнишь, и будешь вспоминать меня, вспоминать и забывать, и так будет всегда.
   И, очарованный голосом, вдруг начинает смеяться Павлик. Он смеется радостно, долго и счастливо. Тася сказала "всегда" -- она всегда будет с ним, она никогда его не покинет.
   Встревоженное лицо матери склоняется над ним.
   -- Что ты, Павлик мой, отчего ты смеешься? -- тихо и беспокойно спрашивает она.
   Смотрит несколько секунд ей в лицо Павел. Он не в деревне, он в постели, с ним нет никого. Мать хочет наклониться к нему, оправить одеяло, а Павлик, опечаленный пробуждением, шепчет матери:
   -- Я же сплю, зачем ты мне мешаешь, мама?
   Стоит мать со своими внимательными и беспомощными глазами, и шепчут что-то так же беспомощно губы ее. Она чувствует рост сына, но сказать ему, сделать что-то, направить этот рост не умеет. Постояв, отходит, беспомощно вздыхает, ложится в постель и шепчет молитвы, а Павлик, посматривая в ее сторону, закрывается одеялом с головой.
  
   И опять сон падает на сознание камнем. Уходит милая мама, скорбно вздыхая в своей беспомощности перед жизнью; а по комнате с грохотом волокут четыре наставника в вицмундирах громадный, крытый зеленым сукном экзаменационный стол, и сейчас же за ним появляется куча бородатых экзаменаторов в сюртуках с золотыми пуговицами и вонзает в Павла восемь пар фарфоровых глаз.
   -- А ну-ка, посмотрим, что знает шестиклассник Ленев, -- говорит самый старый из них, окружной инспектор Котович, и седые усы у него над морщинистой губою топорщатся, как у кота. -- Он ничего не знает в жизни, и вы, господа, сейчас увидите! -- ядовито добавляет инспектор.
   И все остальные начинают фыркать на Павлика, как коты:
   -- Не знает, не знает!
   -- Нет, я знаю, -- дерзко говорит Павел, ощущая в сердце быстрые уколы. -- Я все знаю на свете: знаю латинские спряжения и стихи!
   -- А не скажете ли вы нам, что испытал Эней, увидя гибель столь любимой им Трои? -- чеканя каждое слово, ехидно морща желтые губы, спрашивает окружной инспектор.
   -- Знаю и это! -- отвечает Павел с презрением и, дерзко вскинув голову, начинает декламировать:
  
   Quos ibi confestas audere in praolta vidi,
   Inscipio superbis: juvenes, fortissima frostra
   Pectora...
  
   -- Знает, знает!.. Достоин перевода в следующий класс.
   Облеченный латинской бронею "знания", идет по жизни Павлик.

25

   С окончанием экзаменов появилась возможность побывать в деревне, но упросил Павел мать остаться в городе. Жаль было расставаться с домом, еще не совсем устроен был он. Теперь придумал Павлик еще себе дело по хозяйству: вымыть все стены дома мыльной водой.
   -- Теперь лето, дом скоро высохнет, а стены масляные, -- говорит он матери, безуспешно сопротивлявшейся. -- Зато потом как будет здесь чисто, как приятно будет зимою жить.
   Однако желание его было удовлетворено лишь частично: ему предоставили вымыть собственную комнату, остальные стены стала приводить в порядок прислуга Пелагея. Хлопотливое это было дело, особенно в комнате Павла, завешанной портретами снизу доверху. Как бы то ни было, вымыл он все стены комнаты, хотя два раза с табуретки слетал.
   Вновь появилась с Пелагеей Елизавета Николаевна, но Павел не сдавался.
   -- Только печку осталось вымыть, мама, и все будет кончено.
   Сняв с печки портреты, Павел приступил к омовению. Как видно, не занимались этим делом прежние владельцы: изразцы были покрыты словно корой. До вечера скоблил и отмывал свою печку Павлик; освеженные, словно помолодевшие, засверкали перед ним наконец изразцы.
   -- Вот, мама, и печка преобразилась! -- хотел было закричать в соседнюю комнату торжествующий Павел и затих перед печью на своем табурете: на одном из вымытых изразцов вдруг появились перед ним чем-то острым нацарапанные строки, захватившие сразу его внимание.
   Было написано всего несколько строк, но их содержание было странным и необычным. Написанное нельзя было назвать стихотворением, в нем не было рифм, но с изумлением и испугом читал Павел одну строку за другой, и жуткой тревогой сломило его сердце, когда он кончил читать. Растерянный, изумленный снова перечитывал он надпись, и странные, точно живые строки горели перед ним, обжигая сердце и мысль, наполняя их искрами, словно светившимися в темноте.
  
   Вот что было написано на старом изразце печи:
   Когда ты придешь сюда и станешь жить здесь,
   как раньше я жила,
   И не будешь спать ночью, одной из ночей,--
   Вспомни, что я жила здесь, я, я,
   Я жила здесь, любившая тебя.
   Я знаю, что ты меня вовсе не любишь,
   Знаю, что ты не полюбишь меня никогда:
   Ведь никогда еще на земле
   Не соединялись двое
   полюбивших.
   Но я навсегда до смерти полюбила тебя --
   Непорочное твое лицо с печальными глазами.
  
   Перечитывал Павлик странное, неизвестно кем и когда начертанное стихотворение, и волнение, страх и сладкая скорбь захватывали его.
   "Что это, что? -- спрашивал он, беспомощно поводя в сумраке глазами. -- Кто мог написать эти строки?" И разве это стихи? Без размера, без рифм, но как волновали они, как пугали, как трогали, как щемили душу, наполняя ее загадочной и сладкой, неизбывной тоской... "Кто мог написать это?"
   Вечерело, кончался день. Елизавета Николаевна сидела во дворе, в садике, и Павел в доме был один.
   "Кто мог написать это?" -- снова задавал он себе вопросы и все разглядывал странную надпись и водил по ней пальцем. Стало страшно оставаться одному в комнате, по которой уже ложились тени ночи. "Мама!" -- хотел было позвать он, бросился к окну, но остановился, упрекая себя в малодушии и беспричинной тревоге. "Что я? Пустяки, детские страхи... Семнадцать лет... Смешно... Устал от экзаменов..."
   И старался не думать Павел, но против воли мысль тянулась к загадочному призыву, к милым, торопливо набросанным буквам, в которых как бы дышала большая, трепещущая, призывающая душа.
   Живая трепетная мысль, живое, точно раненое, окровавленное человеческое сердце билось перед ним и дышало.
   И пытался умерять непонятное волнение Павлик, а в голову снова вступало, что сердцем живым, сердцем верным и одиноким было написано это заклятие. Оно бродило и звенело в крови; оно затуманивало сознание, покоряя его неизъяснимым трепетом и влечением; оно покоряло сердце своей поэтической правдой и болью и роднило его с неизвестным автором строк.
   Где он, этот автор? Где она, эта девушка, искавшая его? Ведь писала это девушка, когда-то жившая здесь. Может быть, так же, как сейчас он, она набрасывала эти призывные строки среди ночи, одна, среди тишины и огромной печали. Она призывала его, любимого, а он был далеко, и его любимая была так же далека от него, и оба они жили в своем разделении, в своей обособленной неизбывной тоске... Где же она сейчас?
   Павлик встал, испытывая дрожь во всем теле. Где сейчас? Сейчас ее, свою, ему было нужно до боли, до смерти.
   "Нет, я и в самом деле переутомился, надо в деревню", -- сказал себе он и хотел пойти к матери, но сердце его все влекло к тайным призывам надписи, и он подошел к изразцам печи и снова приник к тревожно-манящим таинственным словам.
   И так как было уже темно, он зажег свечу и снова начал читать.
  
   Когда ты придешь сюда и станешь жить здесь,
   как раньше я жила...
  
   Как это странно было, странно и тревожно: живет один человек, и уходит, и умирает, а другой остается жить на его месте -- спокойный, радостный, довольный, несмотря на то что прежний невозвратно ушел... разве это не страшно в мире, если приникнуть мыслью к этому?
  
   Ведь никогда еще на земле
   Не соединялись двое полюбивших.
  
   Это было подчеркнуто, в этом было главное, весь смысл и ужас заклятия: именно в том, что "никогда двое полюбивших не соединяются на земле"... было самое страшное в жизни.
   -- Тася, Тася! -- вдруг беспомощно закричал Павел, и тотчас же перед его взглядом сверкнула молния, осветившая все, а в сердце стало пусто, и в глазах померкло пламя свечи...
  
   Когда он пришел в себя, над ним склонялось встревоженное лицо матери, а подле стояла обескураженная Пелагея.
   -- Нет, Павлик, мы непременно поедем в деревню, -- решительно сказала Елизавета Николаевна. Ее голос звенел строго и беспокойно. -- Ты утомился от экзаменов, надо непременно в деревне отдохнуть.
   -- Да я ничего, мама, -- попытался возразить Павлик, а мать опять наклонилась над его постелью и добавила тише, чтобы никто не услышал:
   -- И, пожалуйста, еще... Не пиши по ночам стихи.

26

   Среди ночи Павлик просыпается и начинает думать. Да, он и в самом деле устал от экзаменов, но кто это написал там, на печке, кто?
   Не может быть, чтобы написала это Зиночка Шевелева. Хотя и ясно было из надписи, что писала девушка или женщина, вернее даже девушка, но не Зина же это, насмешливая, пустая Зиночка, которая умела только дразниться! Это мог написать лишь поэт.
   -- Если не Зина, то кто же? -- вслух спрашивает Павел и сейчас же приникает к подушке.
   Он сказал громко, и в соседней комнате зашевелилась мать, он опять разбудил ее, она станет тревожиться. Нет, лучше быть неподвижным, пока она не заснет.
   И снова неподвижен Павлик и лежит, стараясь дышать тише, а в голову снова вклинивается мысль: "Кто написал и зачем?"
   "Никогда еще на земле не соединялись двое полюбивших". Разве он не думал об этом? Разве это не есть мысль? Нет, конечно, эта мысль его, его мысль, и ничья больше, это мысль его души, песнь его сердца, тайная, единая мысль, с которой он жил, с которой ходил по земле, которая явилась в нем, как только он увидел свою единственную Тасю. Правда, он еще не умел оформить эту мысль в сознании, но она мгновенно внедрилась в его сердце, вошла и осталась в нем с тем, чтобы никогда не уйти.
   Тася -- вот кто внушил ему эту мысль. Еще при первом взгляде в ее строгое, прекрасное, исполненное скорби лицо он почувствовал, что она -- олицетворение этой мысли. И вот Таси нет около него, нет -- и не будет; она ушла, она никогда с ним не соединится, и, однако, она в нем, с ним, в его сердце отныне и до века, навсегда, до смерти -- она одна.
   "Никогда еще на земле не соединялись двое полюбивших..."
   Отчего это так в жизни? Кто сделал так? Кто вдохнул в сознание эту жуткую, отравляющую радость мира мысль?
   Ведь он, Павел Ленев, потерял свою Тасю еще весною, той пасхальной ночью; он тогда еще почувствовал, что потерял ее и простился с ней навсегда; и он будет всегда чувствовать, что никогда ее не найдет и никогда с нею не соединится... Он будет жить -- и будет всегда ощущать пустоту в своем сердце, сколько бы ни видел он женщин и девушек, сколько бы ни "любил" их, ибо она только одна, она единственная, неповторимая -- и "никогда еще на земле не соединялись двое полюбивших".
   Да кто это, живой и чуткий, принес в своем сердце эту прекрасную и жуткую, как смерть, мысль о недостижимости абсолютно прекрасного, абсолютного счастья? Может быть, именно потому так прекрасна любовь, что она недостижима во всем совершенстве? Может быть, если б она была достижима, в мире не было бы никакой поэзии, и все поэты должны были бы смолкнуть? Ведь если кто-то нашел идеал, что оставалось делать на земле дальше? Если кто-то полюбил совершенно, зачем было стремление к совершенству в целом? Рай на земле был бы достигнут, зачем же было дальше его искать, зачем биться за него, страдать и исходить кровью?
   И тихо встал Павел и, тихо ступая, чтоб не разбудить маму, достал свою зеленую тетрадку и подошел с ней к окну и при бледных тенях рассвета начал водить по бумаге карандашом.
   Рука его дрожала, записывая нервные, волнующие, захватывающие сердце мысли; все сердце его дрожало, исторгая, казалось, ясные, неоспоримые слова, и, напрягая зрение, он стремился закрепить в нем навсегда то, что было наконец понято, наконец высказано, наконец-то написано.
   Но когда встало утро, и с розовым лучом солнца вторгся летний рассвет, и Павел снова приник к написанному, ничего нельзя было разобрать в прыгающих, бесформенных, непонятных строках. Не была в них ясна ни одна буква, ни одно слово, ни одна строка, ни одна мысль. Как ни приникал к начертаниям Павлик, были видны только непонятные черточки, непонятные знаки.
   И, вздохнув, Павел сложил и спрятал тетрадку: он понял, что никто еще на земле не мог записать то, что бродило в его сердце, никто не мог высказать, -- бессилен и он.
   Все это принадлежало будущему, новым, прекрасным, счастливым людям, но от этого то, что бродило в сердце, было не менее прекрасным.
   ...Следующие дни смирили и сгладили волнения ночи, но внедрившаяся в сердце Павлика мысль не выходила из него. Она словно звенела в крови, производя опьянение и рождая страх.
   И на третью ночь Павел не выдержал и, взяв полотенце, подошел к печи. Оглянувшись на дверь матери, он тихо смочил полотенце водою и начал с бьющимся сердцем стирать таинственную надпись. Зажечь огонь было, конечно, нельзя -- пробудилась бы мама и начались бы снова расспросы, но и в дымном сумраке предутра было можно заметить, как жуткая надпись исчезла с изразца. Успокоенный, Павлик едва добрел до постели, упал на подушку и крепко, без видений, заснул.
   Проснулся он облегченный, радостный тем, что ему теперь лучше. Первый взгляд его обратился к знакомому месту печи. Надписи не было, и он весело засмеялся, почувствовав, что тревога сошла с души. Но ощущение легкости не было продолжительным: подойдя ближе, он отступил в волнении. Не карандашом были написаны строки, а чем-то острым. Да, чернь надписи стерлась, но и на скудном свете утра ясно различимы тени в царапинах изразца -- и снова выявлялась неистребимая мысль... она явилась и сияла, и не было возможности изгладить ее, вытравить, уничтожить, стереть.
   В жутком любопытстве провел Павлик по изразцу рукавом. Снова как будто бы сгладились, но через мгновение снова поднялись и ожили буквы надписи. Как ни смывал Павел водою, во впадинах изразца оттенялись неизгладимые буквы, и оставалось только отступить и навсегда смириться перед тревожащей необоримой властью их.
   И проходили дни, и порою, конечно, сглаживались эти странные ощущения: ведь недаром же высказался прекрасный поэт: "В тревоге мирской суеты". Павлик, казалось, надолго забывал тревожные призывы надписи и смеялся, радуясь просто тому, что он живет и дышит под солнцем, что ему шестнадцать лет, что в небе бегут облака, а в лесах поют птицы... Но как-то разом, неумолимо-внезапно наступало на него прежнее, и мысль -- тревожная, единственная -- захватывала его, сладко и больно ломая сердце.
  
   В конце июня из деревни прибыли лошади, и Павлик с матерью поехали в Ленево.

27

   Еще более неприветным, еще более неуютным показался Павлику деревенский дом, но удержало там его с матерью, правда ненадолго, новое событие: умер душевнобольной дед, отец Елизаветы Николаевны и тетки Анфы. Неинтересен и неприятен был он, этот старик, не хотелось о нем думать и помнить, но приехал Павлик в деревню, и назойливо стали перед ним желтое восковое лицо сумасшедшего, его обрубленный палец, его дикие крики:
   -- Первая -- пли!
   Неприязненно встретил Павла и дед. Глаза его метнули искры, точно Павлик был в чем-то перед ним виноват. И бульдегом в карман дед спрятал костистой рукой, и жевал губами так строго, точно хотел Павлика съесть. Поглядел Павел в эти рачьи глаза, окаймленные вспухшими сине-багровыми веками; ведь был когда-то кавалерийский офицер, влюблявший в себя женщин, увезший у польского магната красавицу дочь и безжалостно бросивший ее, когда она ему надоела. Как могла эта сухая окостеневшая развалина зваться когда-то человеком; или таков закон жизни, бессмысленный закон смены материи, безжалостный, не щадящий ни гения, ни тупицы закон?..
   -- Отчего он с ума сошел, мама? -- спросил Павлик мать в первую же ночь приезда, когда они улеглись.
   И заметно было, как беспокойно завозилась на постели от этого вопроса Елизавета Николаевна. Правда, она ответила то же, чем когда-то отозвалась тетка Анфиса: "От крепкого чая", -- но в ответе ее не было теткиного апломба, явно сквозили смущение и потребность умолчать, что-то скрыть от сына, знать которому не надлежало все.
   "Тоже вот еще -- от жизни с ума сходят..." -- раздраженно подумал Павел, прислушиваясь к вздохам матери и пытаясь заснуть.
   Не спалось, совсем не спалось. Ни в первую ночь, ни во вторую, ни в третью. Что-то отнимало сон: точно бродило что-то в доме -- безглазое, цепкое, тревожащее сердце; точно ощупывало оно сердце: "Не это ли? Не пора ли?"
   И когда раз ночью, в пятницу или субботу, вдруг раздался за дверью теткин вопль, Павел прежде всего почему-то подумал, что тот, безглазый и цепкий, несколько дней бродивший по дому, наконец на шел свое в доме, нашел и взял -- и теперь будет легче.
   Однако легче не становилось, вслед за воплем сейчас же раздались визги: "Папочка, папочка!.." И тут же из-за двери послышалось сипение и клекот, словно приготовились бить старые часы, но не били, а только шипели, как старые прорвавшиеся мехи.
   Уже давно проснувшийся Павлик хотел разбудить мать, но увидел, что ее в комнате не было: очевидно, и она ушла туда, где так странно сипели часы. Павел хотел идти и сам, но вспомнил, как раз увидел отвратительное зрелище грыжи у деда; может быть, там опять происходит что-то тяжелое и некрасивое, лучше было остаться в постели, -- довольно было всего.
   И, прилегши, он слушал шумы, и все тревожнее звучали голоса, все беспокойнее топали босые ноги; затем опять засипели мехи или старые пружины, точно заливало их водою... "Компресс, компресс", -- явственно донесся голос мамы, и Павлик сторожко поднялся. Лили воду, вздыхали, совсем было приподнялся Павел на постели, чтобы на помощь матери прийти, но так одолевал сон, так клонил голову к мягкой подушке, что шептал Павлик: "Сейчас, мамочка, сейчас иду", а мысли таяли, слабла и воля, таяло словно и тело, и руки делались легкими, как лебединые крылья...
  
   Проснулся Павлик оттого, что было слишком тихо. Так тихо, что слышалось биение собственного сердца.
   "Отчего так тихо стало?" -- хочет спросить он, но вспомнил, что ночью на теткиной половине было страшно, и внезапно стала ему понятной причина тишины.
   "Странно, что я вчера... не пришел к маме... -- еще подумал Павел и ощутил на сердце легкую тень стыда. -- Все-таки взрослый мужчина, шестнадцати лет, мог бы, пожалуй, помочь и заснул".
   С тем же чувством неловкости спешно умылся Павел, пригладил волосы щеточкой, скользнул тут же рукою по верхней губе: не подросло ли? -- и вышел на крыльцо.
   Спокойно, с деловым видом направлялся он на теткину половину. "Может быть, и в самом деле следовало немедля помочь?" -- громко сказал он себе, но готовность его тотчас же отлетела и чувство робкой беспомощности оплело сердце, когда он на пороге встретился с мамой, у которой было особенно бледное лицо.
   -- Ты не волнуйся, Павлик, наш дедушка скончался.
   В сердце Павла точно вонзилась игла, в горле сдавило, захотелось внезапно вскрикнуть или всхлипнуть, но усилием воли он подавил малодушие и, сдвинув брови, молча, как взрослый самостоятельный мужчина, прошел в дом.
   Он шел и выпрямлялся, намереваясь казаться значительнее и выше; он даже расправил плечи и кулаки сжал и кашлянул, чтобы спросить громким мужественным голосом:
   -- Что такое здесь происходит?
   Зеленое, как трава, лицо тетки Анфы озлобленно взглянуло на него и отвернулось. Точно сказала Анфиса: "Вот, довел дединьку -- радуйся!" -- словно всю жизнь Павлик только и думал о том, как бы старого деда извести.
   И покашлял мужчина сурово, покашлял внушительно, со всем мужским превосходством. "Что же, смерть -- явление житейское", -- увесистым басом сказал он тетке, но тут же в голову взбрело из латыни, и он чуть не добавил вслух и этого, но густо покраснел. "Magnum beneficium est naturae, quod necessae est mori", -- пронеслось в его голове.
   Но была ли действительно смерть "большим благодеянием природы", подлежало сомнению уже потому, что на глазах матери были видны хрустальные слезы.
   Тетка, конечно, не разумела по-латыни, да разве она и смогла бы понять эту древнюю философию -- она, едва кончившая курс в институте? Если сказать ей в утешение, что смерть "magnum beneficium". "Разве это ее убило бы?" -- подумал Павел еще и внезапно увидел перед собой торчащее куском дерева коричневое лицо с белой спутанной бородой, со старчески разросшимся носом, круглые ноздри которого чернели, как ямы.
   Глаза деда были прикрыты пятаками, на лбу приклеились две седые прядки, но не то, что прядки беспомощно прилипли, не то, что желтая ссохшаяся кожа ужасно и гнусно облепила кости скул, а вот то, что из одной ноздри вдруг выползла, двигая крыльями, зеленая муха, наполнило сердце Павла таким липким неотвратимым ужасом, что он вздрогнул, взмахнул руками и, мгновенно забыв про всякое "beneficium", закричал отчаянно:
   -- Дедушка, милый дедушка, да что же это, что?

28

   Очнувшись, Павлик увидел себя сидящим в дедовском кресле, вся рубашка его была залита водою, а около него на коленях стояла мать, милая мама, с бесценными карими, исполненными слез глазами.
   -- Ведь я же предупреждала тебя, Павлик, Павлик! -- твердила она и все подносила к губам сына блюдце с водою. -- Разве можно так волноваться, разве можно быть таким нервным?..
   И снова чувство гордости зашевелилось в душе шестнадцатилетнего, -- разве подобает так нюнить мужчине? -- и, отстранив от себя блюдечко, Павел поднялся на ноги.
   -- Это я так... от жары, -- внушительно пробормотал он и снова подвигал бровями. -- Не беспокойся: у меня голова закружилась, но теперь все прошло.
   Чтобы доказать матери, что все прошло, решительными шагами направился он к столу, на котором лежал покойник.
   -- Не надо же, не надо, -- услышал он за собой, но отстранил мать и, став близко у ног деда, поглядел в его окаменевшее лицо.
   И, может быть, оттого, что мухи у носа уже не было, не ощущалось волнения на сердце Павлика. Лицо мертвого было правда угрожающее, такое грозное и дикое, что "magnum beneficium" оказалось снова бессмысленной чепухой, но все же можно было выдержать взгляд безглазого -- и с достоинством Павлик стоял у гроба.
   Странно было подумать, что то, что лежало в гробу, было совсем не похоже на то, что называлось дедом. Это было нечто до такой степени чужое жизни, что мысль отказывалась понимать.
   -- Я приму на себя, мама, все хлопоты о похоронах, -- сказал Павлик, стараясь принять спокойный и деловой вид. Говорил -- и сам смотрелся в зеркало: достаточно ли лицо его стало важным и деловым; даже смутное ощущение довольства пронеслось по душе: ведь вот он в доме единственный мужчина, вся тяжесть хлопот именно на нем, и лицо у него сейчас важное, строгое, каким и подобает быть.
   Горели свечи, монотонно читал у гроба псаломщик, тетка все вздыхала в соседней комнате; повздыхает и, зажав рот платком, выйдет и начнет креститься маленькими торопливыми крестиками, так было на второй день после смерти деда, и все это Павел настойчиво наблюдал.
   Еще он видел: удалившись в комнату деда, тетка доставала там из комодов какие-то вещи и прятала за пазуху. Лицо Анфы было искренне убито горем; морщины лба казались расщелинами на осунувшемся лице; плечи у тетки стали кривыми, а на руках вдруг вспухли синие жилы, толстые как веревки, особенно видные, когда оправляла тетка у покойника покров. И, однако, эти пухлые руки что-то прятали за пазуху -- Павел видел! -- какие-то крестики, брошки и блестевшие искрами камни. Одна вещица даже выпала из цепких пальцев тетки Анфисы: выпала, звеня и блистая лучиками. Тетка ее сейчас же подхватила и, оглядевшись, зажала в кулаке.
   Еще день прошел, пришли священники и с ними старый желтоглазый дьячок. Монотонно и угрожающе тянул священник, и дьячок разевал рот яростно, потрясая стены оглушающим ревом.
   -- Ве-ечная память! -- еще заверещали где-то у стены белоголовые певчие мальчики.
   Они жевали тайком баранки и строили друг другу гримасы, пока не получали от регента удар в темя стальным камертоном и, исполнясь благочестия, не начинали усердней подвывать.
   "И зачем это они молятся, когда им не до этого?" -- сказал себе Павлик и нахмурился. Он видел, что всем не до покойника, не до мамы и Анфы. Даже священник, человек к этому делу приставленный, прятал, как видел Павел, за молитвенником зевки.
   Потом ехали в длинном тарантасе к церкви, и тетка сидела рядом с Павлом, щуря распухшие глаза, направляя на слепящее солнце шелковый зонт. "Папочка, папочка", -- все время бормотала она и утирала слезы концом косынки. Так часто вздыхала она, возилась и всхлипывала, что не выдержал наконец Павлик и сурово крикнул на нее:
   -- Да перестаньте ерзать, тетка, вы мешаете сидеть!
   Елизавета Николаевна скользнула по сыну укоризненным взглядом, но Павел увидел, как впервые смутилась под его окриком Анфа, и в Голове его стало сознание, что теперь он -- главный в доме, что он единственный мужчина, которого в доме должны слушаться все.
   Еще припоминает Павлик: после отпевания вновь привезли их всех к дедовскому дому; в своих дрожках притащились и священники, и в зале в это время уже стоял накрытый скатертью длинный стол, уставленный закусками, стаканами и бутылками с вином.
   "Это что же такое? -- недоуменно подумал Паве-л. Но все недоумения его разъяснились до крайности просто: широким крестом благословил яства старый священник, и сейчас же все, за исключением матери Павлика, потянулись к столу и жадно потянулись к тарелкам и бутылкам.
   Единым духом словно смазало с ожаднелых лиц выражение почтительной скорби. Даже священник с удовольствием присел к столу подле тетки и, преобразив лицо из скорбного в предупредительное, подвинул ей баночку с паюсной икрой.
   -- А икра, Анфиса Николаевна, опять вздорожала! -- сказал он аппетитным голосом, и Павлик подумал, что вот тетка Анфа швырнет банку в его пухлое, не по-старчески розовое лицо, но ничего этого не случилось: тетка любезно приняла баночку и загребла себе, заранее облизываясь, полную ложку икры.
   Зазвенели ножи, застучали вилки, захлопали пробки, и послышалось торопливое чавканье жующих ртов. Даже разговоры смолкли, все только насыщались.
   -- Да что же это, что, что? -- громко шепнул себе Павлик и содрогнулся, глянув на неподвижно сидевшую в стороне мать. -- Я не любил деда, а тетка плакала... правда, она же припрятывала и вещи; но ведь она вопила над могилой, как труба, а вот только что дёда похоронили -- и на этом столе лежал он, -- а теперь здесь икра, лососина и наливки, и все пьют и едят, точно едят мертвого деда какие-то черные печенеги, о которых приходилось читать.
   -- А ты что же, Павлик? Помяни и ты дедушку! -- услышал он над собою словно пропитанный маслом голос тетки Анфисы, -- и тотчас же лицо его посерело и исказилось, и он затопал и закричал, прорвавшись слезами:
   -- Подите от меня к черту! Подите все!
   Он убежал, глядя, как все застыли с остекленевшими глазами, с набитыми ртами, с вилками в руках.

29

   После долгих "камуфлетов" не очень-то удобно было задерживаться в деревне, и Павлик с мамой отбыл" восвояси, в город.
   Все остальные три дня после поминок Анфа так и не заговаривала с Павлом. Священник объявил его "неверующим атеистом" и удалился, не окончив трапезы, а следом удалились и все прибывшие помянуть. Можно ли в самом деле было вытерпеть, что их всех послали к черту!
   Через стену лежавший в постели Павлик слышал в ту ночь вопли тетки Анфисы.
   -- Атеист, безбожник! -- кричала она в промежутках между успокаивающим шепотом Елизаветы Николаевны. -- В Сибирь таких надо посылать, на каторгу. Грубиян, нахал, не добром кончит, увидишь.
   Два дня не показывалась во дворе тетка. Она не только не могла без содрогания выносить вида Павлика, но даже слышать голос его.
   -- Да пойми же ты, он нервный, впечатлительный! -- говорила сестре Елизавета Николаевна, но та только отмахивалась и крестилась:
   -- Атеист! Безбожник! Господи, помози!
   Было еще только начало июля, когда они вернулись в город. До начала занятий оставался месяц, и надо было придумать Павлику, чем занять себя в городе после неудачного деревенского визита. Скучно было в городе, пыльно и душно. Решив заняться рыбной ловлей, надумал Павлик навестить своего колючего друга Василия Пришлякова: может быть, он составит компанию на щук и пескарей.
   Сходил на окраину, повидал глухую пришляковскую бабку. Не было Васи Пришлякова в городе: как и говорил он, уехал репетитором в деревню. Стало еще скучнее. Удочки были оставлены, к химии влечение остыло, а к знакомым не тянуло, потому что все стояла с утра до ночи такая жара, что в "песочнице" (так звали город в летнее время) было едва ли лучше, чем в аду.
   Пусто на улицах, пусто на площадях, пусто на единственном бульваре, и совсем пустынно у реки, где одиноко-безмолвно белело здание "вокзала". "Вокзалом" здание называлось не совсем точно: здесь не было никакой железной дороги; скорее, это был театр или, как называли выпускные гимназисты, "шато-кабак". Слыхал Павлик, что сюда приезжали "певички" и хористки, здесь пели и плясали под аккомпанемент гитар, мандолин и рояля; молодые "иностранки" приезжали сюда, в этот вокзал, испытывать свое счастье с семейными горожанами, и доносились порою до Павла слухи, что такой-то измазал в пьяном виде певицу горчицей, а жена такого-то чиновника устроила здесь, выследив мужа, форменный скандал с битьем посуды и стекол.
   Павлик равнодушно слушал эти рассказы, но товарищи жизнью вокзала очень интересовались. Иные, переодевшись, наклеив усы, решались заявляться в таинственные недра вокзала. Трудно было определить, сколько было в их рассказах правды и бахвальства, но особенно интересно, рассказывал Умитбаев, было в нижних подвальных комнатах вокзала. Там можно было уединиться с девицами и проводить время в глубокой тайне.
   Привлекали Павла, конечно, не эти "тайны", а то, что был около него садик, что бежала внизу у фундамента вокзала спокойная тихая река, располагавшая к стихам, -- к маленьким зеленым книжечкам, тайно носимым в карманах. И не то, что наклеены были там на страничках к стихам снимательные картинки -- розы, фиалки и орхидеи, а то, что стихов становилось все больше, побуждало Павла приходить в лесок у вокзала.
   В доме было жарко, в доме за всем беспокойно следила мама, а здесь тихо бежала река, молчаливая, не выдающая секретов. Запрятаться в тени молодых вязков, смотреть в серебряное зеркало, и так легко тогда в рифму к "мечте" приписать "красоте", а к слову "люблю" уж конечно "гублю".
   Все полнели и полнели потайные книжечки, которых не мог увидеть чужой глаз.
   Прятались они днем за зеркалом, ночью под серединой матраца; если порою на ум среди ночи приходила блестящая рифма, трудновато было ощупью, не заскрипев досками, нащупать тетрадку, а еще труднее бывало написать в потемках "на ощупь" новоявленную рифму.
   И только удалившись к речной тиши, можно было без опаски погрузиться в искание рифмы. Правда, порою на поэта набегала с гавканьем приблудшая собака; порою курица появлялась, гонимая петухом, а раз и сам будочник захрустел над Павликом хворостом; уставился на гимназиста, пососал трубочку и побрел к своему посту на вокзал:
   -- Нет чтобы на скамейке, все норовят в кусты!

30

   Случилось так, что и река не помогла: накрыли Павлика.
   Хорошо помнит он день этот: было воскресенье, двадцать восьмого июля. С утра одолевали голову семиклассника рифмы. После обеда от них стало тяжко; едва напившись чаю, убежал Павлик от матери, сказавшись, что к товарищу пойдет.
   На бульваре было в этот день шумно; цепями и парами бродили юноши и молодые девицы, оглашая воздух самыми искренними комплиментами. Мимо заставы барышень, встретивших Павлика воркованьем и смехом, пробрался он к берегу реки и засел в ущелье за вокзалом. Здесь было спокойно. Вокзал высился со стороны реки безопасно: глядели сверху на Павла столбы веранды, да кухонное жерло плиты пылало, готовя посетителям еду; порою из кулинарной двери выходил старичок повар и встряхивал что-нибудь в судке или, поплевывая, вертел мороженое. Павлик занимался рифмами и не услышал, как склонилось над ним юное светлоглазое лицо с рыжей косой, свернутой вокруг затылка жгутом. Странно была одета эта девушка: платье у нее было зеленое, с блестками, чулки красные, тонкие и такие длинные, что казалось, все тело ее состояло из чулок. Павел так искренне был испуган, что забыл спрятать тетрадку и только смотрел во все глаза... Рыжеволосая улыбнулась, ноздри ее тонкого носа дрогнули, как у Нелли, и раскрывшиеся алые губы показали ряд мелких кошачьих зубов.
   -- Ай, ай, здесь хорошенький гимназистик и пишет стихи! -- визгливо закричала кому-то девушка и всплеснула тонкими, словно насквозь продушенными руками.
   Угрюмо поднялся Павел и спрятал книжку в карман. То, что девушка крикнула про стихи, наполнило его злобой. Глаза его сверкнули сердито, как у волчонка.
   -- Что вам надо? Убирайтесь, пожалуйста! -- совсем невежливо крикнул он.
   И опять засмеялась рыжеволосая высоко и тонко.
   -- Ай, ай, он же еще и сердится, он такой сердитый, послушайте, господин офицер!
   Чем-то знакомым пахнуло внезапно на Павлика, каким-то запахом, давно не ощущавшимся, но известным, и не успел он опомниться, как в кустарнике раздался шум и широкоплечий офицер с круглым носом и длинными усами скатился к Павлику на дорожку.
   -- Вот тебе и тетерев! -- услышал он над собой знакомый сочный голос. -- Да ведь это Павлик, сын Лизочки! Ну, молодец же ты, рыжий чертенок, что юнца откопала!
   Одновременно с этим рыжеволосая девушка получила шлепок в спину, а Павлик щелчок в подбородок.
   Онемел семиклассник и глядел широко раскрытыми, изумленными глазами. Ведь это был дядя Евгений, веселый офицер.
   Когда он оттаял от первого изумления, увидел себя сидящим с дядей Евгением за столиком в залитой огнями комнате рядом с рыжей девицей, пьющей из бокала вино.
   -- Так-то, молодчинище, вот мы и встретились, -- очень довольный, говорил дядя Евгений. -- Да не красней, ты теперь вьюноша. Рыжий чертенок, пощупай у него усы!
   "Рыжий чертенок" тотчас же пощупал и, сделав вид, что укололся, начал дуть на палец. Павлик озлобленно двинулся.
   -- Отвяжитесь от меня, пожалуйста!
   Оба соседа засмеялись: и дядя и рыженькая.
   -- Она привязчивая! -- со смехом объявил дядя Евгений и погладил девицу по щеке. -- Как приклеится -- не отстанет, словно пластырь английский.
   Замечание свое он сопроводил пристальным взглядом, и, словно согласным, тоже пристальным взглядом ответила ему девица. Не понял, да и не мог понять сущности этих взглядов Павлик, но что-то оцарапало его в них, возмутило и обожгло, точно говорили двое о чем-то им ведомом и согласном, а ему неизвестном и жутком.
   -- Выпей-ка, выпей, вьюноша! -- тотчас же заговорил Евгений Павлович и налил Павлику какого-то темного вина. -- Пора привыкать и к вину и к рыженьким. Смотри: это угорь! Обовьет, захлестнет!

31

   Чтобы не взглянуть в глаза девушке, Павлик склонился к столу, под рукою его очутился бокал с портвейном, и, смутившись еще больше, в странном желании сделать неприятное самому себе, он поднял бокал и разом выпил его содержимое.
   -- Ого, да ты стреляный! -- крикнул ему дядя Евгений в самое ухо.
   И от крика ли или от вина вдруг ударило Павлика в темя и точно
   зацепило за сердце что-то теплое, пахучее, как гвоздика, зацепило и повлекло за собою так, что в глазах запрыгали искры.
   -- Нет, я в первый раз! -- сказал он каким-то чужим голосом и засмеялся. -- Я никогда раньше не пил вина и в первый раз выпил, -- повторил он и снова засмеялся, и теперь его смех прозвучал в его сознании чуждо и глухо: чужой, незнакомый и словно бесстыдный смех. -- Может быть, это они смеются! -- громко сказал себе Павлик.
   В голове его звенели колокола: мельничная вода с шумом сбрасывалась с колеса в бездну и лилась и прокатывалась, шипя и давая пузырьки. "Зачем они смеются? Зачем, зачем?" -- спросил он еще себя и потом опять засмеялся сам и опять сказал громко, покачивая головою:
   -- Зачем вы смеетесь надо мною? Вы оба нехорошие, и я вас не люблю.
   -- Зато я тебя люблю! -- сейчас же ответил ему высокий голос, дрожавший как струна.
   Повел Павел отяжелевшими глазами. Он не в зале; он в маленькой комнатке на мягком красном диване; дядя Евгений исчез, и с Павликом только одна рыжеволосая, и сидит она странно и неестественно: не на диване, где Павлик, и не в кресле, а на коленях у него, у семиклассника, у него, который стихи пишет, где рифмуется "люблю" и "гублю".
   -- Зачем вы это... так -- неудобно сели? -- спросил он девушку, пытаясь сбросить ее с колен. Но не отгибалась рука, узкая, тонкая, ненавистная и в то же время прекрасная, обвившая шею, принявшую в себя весь ее незнакомый холодок. Пахло от руки гвоздикой или гелиотропом; к самому лицу, к опаленным губам прислонялись жаркие девичьи губы.
   -- Я же люблю тебя, глупенький, -- услышал он еще, и глаза -- блестящие, влажные, потемневшие от света лампы глаза, вдруг уставились в самое его сердце, говоря без слов.
   Тася? Неужели это глаза Таси как звезды блеснули? Неужели это она приблизилась -- она, к кому обращались "люблю" и "гублю", кому пелись молитвы, чьи глаза смотрели так сурово и жутко в самое сердце души? Неужели она найдена, неужели пришла? Неужели это ее рука легла вокруг шеи, и неужели ей шепчет раскрытое сердце благоухающее признание: "Люблю, люблю тебя!" Но нет, этого не бывает на свете, не бывает никогда: еще никогда в мире не соединялись двое полюбивших.
   -- Что ж молчишь? Что не отвечаешь? Ведь я же люблю тебя, темноглазый гимназистик!
   И к губам прильнуло что-то нежное, пахнущее молоком, сиренью и голубем. Но тут же взгляд Павла набегает на два хрупких пальца, лежащих на колене. Пальцы эти были вывернуты, и девичья ладонь невинно высилась, как розовая чашечка, но самые кончики пальцев были шершавы и темны, и это внезапно приняло на себя все внимание Павла.
   -- Что это? Отчего у вас такие пальцы? -- спросил он, чувствуя, как исчезает в нем и сладкое очарование, и хмель неизвестного, и даже грубый хмель вина. И тотчас же потускнело и розовое лицо, поникнув рыжими волосами. И с этого лица схлынул хмель, и оно точно увяло и посерело, и рука сбилась с шеи, глухо плеснувшись о спинку дивана.
   -- А пальцы такие -- от иголки: иголкою исколоты, потому что приходится шить.
   -- Что же вам шить приходится? -- не понимая, спросил Павлик, ощущая, как все растет в нем сознание и трезвость.
   -- А шить приходится все наряды. Потому -- хозяйка хора требовает, чтобы были все нарядные и гостей привлекали...
   И больше всего из объясненного запало в голову Павлика "гостей привлекали".
   -- Вы, значит, гостей и привлекаете? -- тотчас же спросил он неосторожно и наивно.
   И вот на его щеку упали две слезинки, горячие и прозрачные, обжигающие кожу.
   -- Конечно, и привлекаю, потому что обязана; а вот встретила молоденького, чистого -- и вспомнилось вдруг...
   С ущемленным, опустошенным сердцем смотрит за рыжеволосой Павлик. Сошла она с колен, и к столу подходит, и наливает себе в стакан из графина, и пьет быстрыми судорожными глотками, в то время как по пальцам, узеньким, бедным, исколотым иголкой пальцам, бегут соленые прозрачно-горькие струйки.
   -- Ну что, устроились? -- весело блестя глазами, спрашивает вошедший дядя Евгений.
   -- Да, устроились, -- жестко, совсем как взрослый отвечает Павел и поднимается. -- Благодарю вас, дядя Евгений: я понял все.

32

   Душным и пыльным июльским вечером в тихий дом Павла вдруг внедрились шумы: явились гурьбой гости, товарищи его.
   Так было это неожиданно, что Павел на несколько мгновений оцепенел, не мог он поверить этому, никого он не звал, а народу собралось "пропасть" -- одиннадцать человек.
   -- Потому мы и собрались к тебе, что ты нас не позвал ни разу, -- объяснил Умитбаев, явившийся во главе визитеров. -- Если бы звал хоть изредка, не ввалились бы так сразу, а теперь хочешь -- не хочешь, а гостей принимай.
   -- Да нет, я не... -- начал было Павлик смущенно и покосился на мать.
   Ему казалось, что более всего этот шумный визит мучит ее, но он ошибся. Елизавета Николаевна не только не рассердилась, но казалась даже обрадованной: она ласково приняла молодежь, усадила всех в гостиной, со всеми перезнакомилась непринужденно и просто и скоро так все изменила, что все почувствовали себя в уюте, даже те, которые были более смущены.
   Появился на столе самовар, появились булочки, мармелад и варенье; так приветливо угощала семиклассников хозяйка, что Павлик не сводил с матери довольных и радостных глаз. "Вот она какая у меня, вы все видите!" -- словно говорил он товарищам.
   А товарищей собралось совсем не мало для маленького дома: недоставало венских стульев, пришлось забрать гостиные кресла и стол выставить на середину комнаты; в десять минут исчезли все булочки и варенье; наладив беседу, Елизавета Николаевна неприметно удалилась. Не хотелось ей мешать юным, хотелось дать и Павлику простор быть хозяином, как мечтал он, как свидетельствовала дощечка у парадного входа.
   Не все товарищи оказались Павлику милы: неприятно поразил его и смутил приход Рыкина, с которым у него раз была безобразная драка; неприязненно покосился он и на Митрохина, показавшего раз ему мерзкие фотографии; но тут же был и красавец Станкевич, в которого некогда был Павлик влюблен; правда, эта любовь давно бесследно исчезла, но все же и теперь хранилось и веяло в нем расположение к Станкевичу, к его милой и нежной, словно девичьей, красоте. Одно только по-прежнему, даже больше прежнего портило Станкевича: его дурные запущенные зубы, нарушавшие все очарование его улыбки.
   -- Вот, не надо жить таким отшельником, Ленев, -- сказал ему Станкевич и изящно присел в кресло. -- От этого вы рискуете увидеть сразу целую ватагу, -- во всяком случае, дайте мне пожать вашу рапку -- и все...
   Как когда-то давно, он опять обмолвился и вместо "лапку" сказал "рапку", но на этот раз сердце Ленева не расцвело, как раньше, восторгом, -- он только засмеялся, и в голове промелькнуло, как нечто отжившее и наивное: "Очень смешной и странный я был тогда".
   -- Послушайте, а где же Пришляков? -- спросил Павел, пошарив глазами по пришедшим. -- Почему вы с собой не привели Васю?
   -- А Васька все еще не приехал, -- ответил Рыкин. -- Разве ты не знаешь, что он уехал репетировать в деревню?
   -- Нет, я это знаю, -- ответил Павлик и смутился от мысли, что вот все они свободные, отдыхают летом и ходят друг к другу в гости, а Вася Пришляков должен и летом работать. -- Но я думал, что он уже вернулся: ведь скоро ученье.
   -- Он был сначала в одной деревне, затем перебрался в другую, -- небрежно и как-то нерасположенно проговорил Станкевич, и Павел подивился тому, как мгновенно стало неприятным его красивое холеное лицо.
   -- Зачем же он уехал в другую? -- холодно переспросил Павел.
   -- А затем, что он неуживчив, со всеми бранится, ссорится... -- Голос Станкевича звенел уже презрительно, и на сердце Павлика все веяло неприязнью к своему бывшему другу. -- Приехал учить детей у одного уважаемого коммерсанта, а вместо ученья стал преподавать политику... -- Нежные, как девичьи, чудесные губы Станкевича раздвинулись в холодную улыбку, и ряд черных, испорченных зубов тускло блеснул перед Павликом.
   "Какие ужасные зубы!" -- подумал он, и в памяти встало где-то прочитанное: "Какие у тебя зубы, такая и душа".
   Пожал плечами Павел и отошел от Станкевича. Каким милым казался ему раньше этот красавец с дурными зубами, каким привлекательным казался ему даже это явный недостаток!
   -- А что, кажется, и у тебя тоже отец -- коммерсант? -- уже иронически спросил Павел, отходя к столу.
   И почувствовал явившуюся рознь Станкевич и ответил с той же иронией, пожал плечами:
   -- При чем тут "коммерсант" и "коммерция"?
   "При том, что Вася Пришляков вовсе не так хорошо отзывался об этом "коммерсанте"!" -- хотел было возразить Павел, но сдержался, вспомнив обязанность домохозяина быть любезным с гостями.
   Среди беседы, тема которой, конечно, скоро перешла на гимназию, в зале снова появилась Елизавета Николаевна и сообщила, что за ней прислали лошадь от тети Фимы, что она должна съездить поговорить по делу...
   Все поднялись, стали расшаркиваться и прощаться; если при Елизавете Николаевне было непринужденно, то с уходом ее стало еще шумнее и веселее. Между прочим, пошептавшись с Рыкиным, Умитбаев вышел в прихожую и вернулся в залу с темной бутылкой, у которой была красивая вызолоченная голова.
   -- А это мы принесли, Ленев, тебя поздравить с новосельем! -- с важностью сказал он, блестя агатовыми глазами. -- Надеюсь, у тебя найдутся стаканы, чтобы мы могли осушить их?
   Говорил Умитбаев несколько книжно и торжественно, но ведь и держал он в руках торжественную бутылку. В доме Павлика подобных вещей не водилось, он пил шампанское лишь под Новый год, в гостях у тети Фимы, поэтому бутылка действовала своим весом и на него.
   Не без смущения достал он стаканы, но смущены были и прочие поздравители, окружившие его. Правда, сам Умитбаев хотя и хвастал, что он "знаток в откупорке", но шампанское пробкой угодило в зеркало, а струею пены залило скатерть на столе. Лившееся вино удалось Рыкину закупорить пальцем, -- это привело всех в веселое настроение, мигом сняв торжественность минуты. Умитбаев и тут пытался выступить с речью, видимо, как собственник бутылки, он желал возможно долее давать чувствовать свой вес -- но его живо оборвали, назвав письмоводителем, и все жадно приникли к стаканам.
   Некоторая тревога нависла над Павликом: не очень хорошо вышло, что делается это все без матери, но так стыдно было признаться в этом чувстве, что он тотчас же склонился к стакану и сделал несколько глотков.

33

   Конечно, очень понравилось сладкое и душистое вино. Он даже засмеялся, вот до чего понравилось шампанское; а тем временем Умитбаев, видимо решившийся поразить всех до конца, уже доставал из кармана куртки сигары, папиросы и жареный миндаль.
   -- Не могу я обойтись при глотке шампанского без доброй сигары! -- уже явно чужими словами выразился он.
   Но слова были так сочны и смачны, что все почтительно переглянулись, и лишь один Митрохнн сказал независимо:
   -- Это правда, я тоже всегда при шампанском люблю покурить.
   -- А ты, Ленев, не хочешь ли сигаретку? -- спросил Умитбаев, на несколько мгновений скрывшийся в сизом дыму.
   Насколько шампанское было приятно, настолько отвратителен был тяжкий сигарный дым. Снова мысль о матери -- каково будет ей спать -- закралась в сердце Павла, но так было стыдно твердить все про маму -- ведь не маленький он, что лучшим ответом стало опустить губы к стакану. И снова по сердцу поплыло ощущение теплоты и радости; сердце словно катилось куда-то вниз сладко и ровно, и в висках стучало тоже словно сладостно, а губы невольно раздвигались в счастливую улыбку. В самом деле, какое сладкое вино!
   Все шумнее и шумнее делалось в комнате; если бы не анафемский табачный дым, Павлик чувствовал бы себя счастливым как никогда; лица товарищей казались более милыми и добрыми, даже Рыкин, даже Митрохин -- эти, знавшие про грязное, улыбались приятно. Слова, которые ими говорились, были странны, но не менее странным казалось то, что не смущался от них Павел, а только улыбался. Мало того, желание улыбаться становилось в нем все сильнее и крепче, и наконец он оказался не в силах сдержать чувства смеха и вдруг прорвался, засмеявшись на всю комнату высоким тонким смехом, как когда-то раньше, много лет раньше, когда тетка Анфиса слизнула со скатёрти языком каплю варенья, высоким тонким смехом, точно заржал жеребеночек-сосунок:
   -- И-ги-ги! И-ги-ги-ги! И-ги-ги!
   Все поглядели на него изумленно, и глаза у всех были блестящие, плававшие в таких сизых облаках, что Павлик опять не сдержался и снова взвизгнул как жеребенок:
   -- И-ги-ги!
   Одно из лиц, кажется лицо Рыкина, вдруг сделалось обиженным. Должно быть, он о чем-то уверял, что-то доказывал, а Павлик засмеялся.
   Волосы у Рыкина были мокрые и торчали на маковке, как гребень петуха.
   -- Да, да, -- громко и обиженно сказал он и постучал по спинке стула перед лицом Павла. -- Сейчас мне семнадцать, а впервые я стал жить с женщиной пятнадцати лет.
   -- Что, что? -- спросил Павел. Сощуренные глаза его вдруг расширились и приняли беспомощное выражение. -- Что ты говоришь?
   Так счастливо-сладостно было ему, такая бархатная ясность скользила от милого вина по сердцу, так сладко тонуло сердце и жгло виски, и вдруг грубые, мерзкие слова, так не подходящие к той озаренности, завеявшей Павликово сердце.
   -- Я говорю, что узнал женщину два года назад, -- упрямо и обиженно подтвердил Рыкин. -- Она была горничная у тетки и сама приставала ко мне, и раз ночью, в субботу, когда я пришел в отпуск, она пришла в гостиную, где я спал на диване, и...
   Попытался Павел потрясти головой. Нет, он ослышался. Это все от сигары, этот мерзкий дым...
   -- Я, Умитбаев, открою окно, -- проговорил он жалобно и, растерянно оглядываясь на Рыкина, отошел к окну. -- Мама у меня больная, она будет кашлять...
   Обиженной, словно оскорбленной рукой дотронулся он до рамы, и слабо-жалобно звякнуло при этом стекло.

34

   -- Да будет тебе, будет, Рыкин, -- сказал кто-то из темного угла. -- Вот человек, как только напьется, сейчас же начинает о женщинах. Неужели нет более интересной материи?
   Кто говорил это, Павлик не видел. Он все еще стоял у окна и жадно вдыхал свежий вечерний воздух. Так было хорошо -- и вот опять грубые разговоры, грубые слова и все о том же, о том же проклятом тысячу раз.
   Лучше было не оборачиваться, и он продолжал слушать, стоя лицом к окну, благо про него все забыли.
   -- Ты куришь папиросы? -- спрашивал еще кто-то, покашливая и давясь.
   -- Только крепкие! И то, если хорошо затянуться.
   -- Без затяжки какое куренье. Я затягиваюсь вот как -- смотри.
   Послышался зловещий кашель, кто-то выбежал из гостиной, несколько голосов засмеялись хрипло и нестройно.
   -- И все-то он врет, все хвалится, а сам нюня, матушкин сынок.
   Последние слова заставили Павлика отойти от окна и смешаться
   с беседующими. Он чувствовал, что краткое определение очень к нему подходило, очень, и теперь это почему-то было ему стыдно, особенно стыдно, почти до слез.
   -- Ежели я не хлопну утром натощак рюмочку -- я на себя не похож! -- пропищал кто-то воробьиным голосом, стараясь, чтобы выходило возможно внушительнее. -- Если не выпил я, руки у меня так и трясутся...
   -- И все это вранье, -- решительно сказал Умитбаев и поднялся. Он один был совершенно трезв и крепок, и гортанный голос его звучал авторитетно. -- Ленев, мне пора, я собрался, благодарю за хлеб-соль.
   Задвигали стульями и другие гости. Оказалось, что решили уходить все. В сумраке прихожей долго отыскивали свои фуражки, поминутно чиркая спички и отплевываясь от дыма. Двое или трое сбегали на кухню, вернувшись оттуда с намоченными вихрами, и посматривали на других с гордостью.
   -- Мы сделали себе "хераусик", и теперь ни в одном глазу, как младенцы.
   По обязанности домохозяина Павел вышел лично проводить гостей. Когда он раскрыл двери на улицу, пахнуло такой ясной и нежной свежестью от близлежавшего бульвара, что Павлик пошатнулся.
   -- Хороший вечер, теперь бы в тополевый садик! -- сказал Митрохин, силясь закурить папиросу.
   -- Да, вечер хорош, пройтись бы следовало, -- подтвердил Умитбаев. -- Иду, кто со мной?
   -- Я... я... -- раздались быстрые голоса.
   Умитбаев повернулся к Павлику.
   -- А Ленев, конечно, не пойдет?
   Павел вспыхнул, замялся.
   "Сейчас должна приехать мама", -- хотел было сказать он, но сам содрогнулся, что в течение вечера в третий раз упоминает о маме, и решительно взялся за фуражку.
   -- Нет!.. Я с вами иду.
   -- Скажи тогда прислуге, чтобы двери закрыла, -- кратко сказал Умитбаев и пошел вперед.
   Павлик даже обиделся: так быстро решился он идти с товарищами, бросить маму, дом в десятом часу вечера, и никто его даже не похвалил. Все шли по тротуару, громко болтали и заботились лишь о том, чтобы какое-либо начальство не заприметило папиросы.
   "Разве вернуться?" -- тревожно шевельнулось в сердце Павлика.
   Но остаться недостало решимости, и, наскоро объяснив прислуге, что уходит в гости к товарищу, он поспешил вслед за друзьями.
   Здесь его радовало только то, что Станкевич, к которому у него вдруг появилось нерасположение, отказался идти на прогулку и ушел домой.

35

   Кстати, и вечер выдался на этот раз необычно прохладный. Так непривычно весел был вечерний воздух, так мило брели по своим делам редкие прохожие, так невозмутимо курил трубочку на козлах пролетки старенький извозчик, что на сердце Павлика выравнивалось и теплело. Выветривался из головы алкоголь, в мозгу светлело, но мысли все же как-то не острились, они вуалировались, и на сердце не делалось сторожко, как всегда.
   "Все же не такие они злые и дурные, -- думал он про товарищей, идущих кучкою во главе с Умитбаевым, -- они все хвалятся, все стараются выглядеть взрослыми, а сами вовсе не такие, какими хотят казаться..."
   Мягко и радостно билось сердце, и когда они вышли в садик, настроение не испортилось. Хотя они и были семиклассники, то есть взрослые люди, хотя были решительные и независимые, все же к ресторану не прошли главной аллеей, а направились вдоль изгороди, "гимназической тропкой", во избежание встречи с классным наставником. И за стол уселись вдали от фонарей и "для видимости" потребовали две бутылки клюквенной, за которыми притаились стаканы с пивом.
   Раз пошел, нельзя было отказываться, и Павлик принудил себя выпить пиво. С отвращением проглотил он мутную жидкость, явно отзывавшуюся мылом, и по лицам товарищей видел, что все они морщились, но нельзя было, будучи в седьмом классе, не пить пива. Завидовал Павлик Умитбаеву. Как держался он спокойно и просто. Не смущался, не суетился, спокойно разливал по стаканам и спокойно опоражнивал свой, не морщась и не жалуясь на свою судьбу. Разговор снова перешел на гимназию, бранили помощника классного наставника, которого звали "шпиком" за то, что он всегда выслеживал поздно гуляющих гимназистов и потом инспектору доносил.
   -- Так он мне опостылел, что я непременно подговорю парней угостить его половинками! -- сказал живший на окраине семиклассник Оводов.
   -- Это какими же половинками? -- спросил Павел.
   -- Какими -- понятно, половинками кирпичей, чтобы не смел фискалить.
   Тягостное смущение всплыло на сердце Павла. Сказанное казалось ему отвратительным, но спорить и осуждать показалось неуместным.
   "Раз пошел, спорить не надо!" -- с тайным горьким упреком сказал себе он. Да и в чем надо было разубеждать Оводова? В том, что это грубо, жестоко и бессмысленно? Но так представлялось это, вероятно, и самому Оводову, и говорил он лишь потому, что выпил и хотел казаться значительным и веским, что сидели они, как взрослые, самостоятельно, за особым столиком, что пиво пили в складчину и потом будут все вместе расплачиваться, тоже как взрослые. "Или не следовало ходить, или поступать как все", -- внушил себе Павлик еще и, подняв голову, старался выпрямиться и сидеть и говорить "как все".
   Зашуршала на соседней дорожке шелковая юбка. Запахло духами, едкими, как перец, послышался пронзительный смех, и быстрая, юркая барышня подошла к гимназистам, пыхтя папироской. Лицо у нее, заметил Павлик, было бледно, как маска, а губы улыбались беспечно и развязно.
   -- А вот и гимназисты! -- совсем близко от Павла прозвенел голос.
   Не поднимая головы, Павлик видел перед собой зеленое платье с алым цветком на груди, неровно вздымавшимся и словно скрипевшим.
   -- Присаживайтесь, Фенечка, не хотите ли пива? -- спокойно и независимо предложил барышне Умитбаев.
   Подошедшая протянула ребром руку в лайковой перчатке, из дыр которой вылезали костлявые пальцы с обкусанными ногтями, поздоровалась со всеми, присела и почесалась.
   -- А это кто, такой тихонький? -- спросила она про Павла, подавая руку и ему.
   Павел должен был пожать перчатку и потесниться, так как в компании прибавилась барышня, а столик был мал. Привычно играя глазами, она поглядела на Павла, а в это время кто-то чиркнул спичку, и увидел Павлик ужасающее количество пудры на лбу женщины и на ее странном, круглом и маленьком, как пуговица, носу.
   -- Я, впрочем, только на минутку, -- проговорила она и, выпив залпом стакан пива, поднялась. -- Гости дожидаются у столика, мы сегодня при луне поедем кататься.
   С тем же шуршанием она удалилась, а после этого Умитбаев и другие начали отирать руки о скатерть стола.
   -- А зачем вы это делаете? -- осведомился Павлик.
   Положительно во всем он был новичок и ничего не знал. Даже совестно было быть таким несведущим младенцем. Поэтому он нисколько не удивился и спокойно принял краткое известие:
   -- Ты разве не заметил, какой у нее нос?
   -- Ну и что же, что "нос"? -- наивно спросил Павлик, озираясь по сторонам. -- И какой такой "сифилис"?
   Вновь услышанное слово показалось ему красивым и звучным. Походило оно на имя какого-то греческого царя.
   -- Хорошо бы "нос"! А то, бывает, и совсем нет носа, -- сказал Митрохин, и все засмеялись.
   -- Говорят, теперь она безопасна, -- почему-то хвастливо добавил Оводов.
   И ничего-то не понял опять Павел, а постоянно расспрашивать товарищей было совестно, положительно неприлично.
   Точно на иной планете жил он, и упал с нее, и бродил среди чужих, не понимавших его.

36

   Недолго засиделись они за столиком. Умитбаев, находившийся в очень счастливом настроении, изобретал проект за проектом и вскоре объявил, что теперь он зовет всех к своему деду, старому ордынскому хану, где угостит желающих кумысом.
   Уже не осведомлялись друг у друга, кто идет и кто не идет. От вина или от ясного вечера все были согласны, все поднялись и пошли, а со всеми пошел и Павлик.
   Идти было недалеко. Всем был известен особняк Ахметдинова, у которого по праздникам жил Умитбаев.
   Посреди пустынной площади высился красивый двухэтажный дом, низ которого пестрел у окон чугунными решетками, а верх был точно прозрачен от множества зеркальных стекол и веранд. Богато жил старый, покинутый родичами хан.
   Луна висела как раз над домом, когда гимназисты подошли, от луны стекла верхнего этажа отливали серебром, и все, кроме Умитбаева, почувствовали смущение перед дворцом богача. Когда же на звонок Умитбаева в дверях показался старый, степенный, молчаливый слуга с угрюмым лицом, сразу на пришедших пахнуло сказкой Востока. Робко ступая, направились гимназисты по пушистым пестрым коврам вслед за Умитбаевым; чьи-то черные глаза любопытно сверкнули в щели меж дверями, когда они проходили круглой комнатой, состоящей из диванов вокруг всех стен. Сверкнули и спрятались, и тихий гортанный смех прозвенел, как воркование горлинки. Это не был мужской смех: смеялась женщина или девушка, и еще большее смущение охватило гимназистов. Все так же бесшумно следовал слуга за своим юным господином, пока тому не вздумалось спросить по-башкирски, что Павлик, немного знакомый с языком, тотчас же понял:
   -- Дед Исенгалий дома?
   Старик ответил почти шепотом: великий человек нездоров, у него отняло ногу, он лежит у себя... Умитбаев на ходу равнодушно пожал плечами и наконец ввел гостей в свои апартаменты.
   -- Вот здесь я живу, -- объяснил он товарищам и, не повернув головы к лакею, приказал с восточной важностью:
   -- Подай все, что надо, и скажи Бибикей, чтобы пришла.
   Старик бесшумно удалился, а гимназисты, в том числе и Павлик, робко жались подле окон, ие зная, что предпринять дальше.
   -- Пришли, теперь садитесь как гости, -- кратко предложил Умитбаев и сам первый уселся на ковре посреди комнаты на подушки. -- Кумысу выпьем, а Бибикей я заставлю сплясать для нас.
   Едва успели рассесться гимназисты, как появилась девушка в зеленом кафтане, в красных туфлях, с губами красными, с лицом матово-бледным, на котором жутко и опасно горели глаза. Нет, это не девушка была, это было видение, сон, восточная сказка, так она была легка, и мила, и нежна, так глаза ее чернели, что делалось нестерпимо страшно в самом уголке души. Когда она нагнулась, чтобы поднять упавшую браслетку, Павлику представилось, что у нее нет костей, что она вот-вот переломится, так тонка она была. Руки у нее были прелестны, тонки и белы, как мел, с узкими ногтями, не то подкрашенными, не то в самом деле розовыми, как лепестки. Лампы щедро лили со стен свой загадочный свет; было бы приятнее, если бы было темнее, не так было бы страшно быть подле этой восточной девушки, сидевшей на подушке с опущенными глазами.
   Ни на кого не смотрела она, но когда изредка поднимались ее пугающие ресницы, серые или зеленые, словно сыпавшие искры глаза ее останавливались на Умитбаеве и странно темнели, исполняясь не то покорностью, не то робостью, не то лучами любви.
   -- Встань, Бибик, и пляши нам! -- громко приказал Умитбаев, когда старый лакей подал угощения и бесшумно удалился.
   Тихо звякнула думра. Откуда взялась она? Недоумевающе повернул голову Павел на жалобный звон струны и увидел, что держит думру Умитбаев, что лежит он на боку на ковре, и поперек его лба черная морщина, а глаза стали угрюмые, властные, преображенные, пылающие, как угли. Уже не было похоже, что среди них гимназист: дикий монгол, потомок легендарных номадов, тронул струны прадедовской думры -- и полились звуки, один другого жалобнее, один другого печальнее, песни-слезы, песни-крик и страдание стародавней, изжившей себя земли, опаленной древним солнцем.
   -- Ай-е! Да-ай-е! Да-ай-е! Ай-ай-ай! -- застонал откуда-то взявшийся, точно от черной стены отошедший, приводящий в трепет голос -- и вот девушка в зеленом вдруг взмахнула руками, перегнулась -- и голые пальцы ног, сбросив туфли, отделились от ковра, словно повиснув в воздухе. Но это было только мгновение; упали, как обрубленные, бледные руки, а туловище, это гибкое туловище змеи, внезапно согнулось над головой Павлика, и сейчас же почти погасшим взором он увидел близ своих глаз зеленые, совсем кошачьи глаза, сверкнувшие словно гневом, в то время как пунцовые губы раскрылись в призыве.
   -- Ой! -- чуть не крикнул Павлик и отшатнулся, закрыв лицо руками, а зеленая змея уже приникла к следующему, почти коснувшись его губ, а подле третьего вдруг согнулись колени, и из поднявшейся зелени шелка вдруг ало и бесстыдно блеснул бисер шаровар. Кровь залила всю голову Павлика: почему-то ему стыднее, нестерпимее всего показалось то, что девушка была в шароварах, он метнулся в сторону и увидел подле себя пылающие довольством, жестокие глаза Умитбаева, следившего за танцем с фанатизмом факира.
   -- Ай-е-да-ай-е! Ай-ей-ей! -- прокричал он еще и затем отбросил думру и отер пот рукавом. -- Видали? Видал ты это, Ленев? Вот как у нас в степях!
   Когда Павел, а может быть, и другие открыли глаза, Бибикей сидела на своей подушке как ни в чем не бывало, с тем же бесстрастно опущенным взглядом, и только груди ее еще вздымались судорожно, скрытые зеленой паутиной шелка.

37

   Старые, так не идущие к обстановке часы вдруг глухо проревели одиннадцать. Павлик поднялся в ужасе. Ведь он совсем забыл про маму. Что она теперь? Что думает о нем? Или она в ужасе бродит по дому? Или стоит на улице, поджидая его?..
   -- Я иду, мне пора, Умитбаев. -- Он поднялся тревожный и стал искать фуражку.
   Умитбаев все лежал на ковре неподвижный и все смотрел на Бибикей. Лицо его бурое, напряженное, на виске вспухла жила, на левой руке эти жилы чернели, как басовые струны.
   -- Я ухожу, Умитбаев, мне пора! -- повторил Павел, дотрагиваясь до его плеча.
   Умитбаев медленно возвел на него глаза. Странные они были, эти узкие, непроницаемые глаза монгола. Точно страсть напряглась в них, готовая вырваться, точно пламя сжигало их, тлея под черепом, в сердце, отсвечиваясь в темных, как чернила, зрачках. Волосы, толстые и тоже черные, стояли щетиной -- в этот момент красивый Умитбаев походил на злого ощерившегося степного зверя.
   -- Нет, ты не уйдешь, -- медленно и раздельно ответил он и покачал головой, блеснув зубами. -- Ты еще не все видел, ты не видел Бибик, жену мою, и я не выпущу тебя.
   -- Но поздно, уже пора, -- беспомощно проговорил Павлик, ощущая растерянность перед новым обещанием. Что надо было видеть еще? Что хотел показать еще Умитбаев?
   И точно в ответ Умитбаев подошел к девушке и, склонившись, быстро шепнул ей на ухо. Та вздрогнула и покачала головой. Лицо ее заметно побелело даже при свете ламп... Опять склонился Умитбаев, рука его бросила резкий нетерпеливый жест -- и опять отрицательно, уже упрямо качнула головой Бибикей.
   -- Ну?. -- выкрикнул Умитбаев, и тут случилось что-то ошеломляющее, неожиданное и дикое. Черная мускулистая рука его откачнулась, как пружина, и глухо плеснулась о плечо девушки: раз! Бибик вздрогнула уже всем телом, упала на колени, тихо вскрикнув, -- и тут же приникла губами к его руке.
   -- Умитбаев, ты обезумел!.. -- не помня себя, крикнул Павел.
   А черная рука выпрямилась вновь, -- и тут же послышался стеклянный треск шелка -- и зеленая полоска бесшумно пала на ковер, а перед изумленными взглядами гимназистов обиженно и стыдно блеснуло нагое тело девушки. Павлик увидел склоненное смуглое лицо, увидел две руки, беспомощно прильнувшие к острой обиженной груди, потом руки эти поднялись к вспыхнувшему лицу, закрыли его, а перед пораженными глазами мальчиков жалобно белело обнаженное по пояс тело с горько и стыдливо вздрагивающей кожей.
   -- Ты -- подлец, Умитбаев, подлец и негодяй... -- вне себя закричал Павлик и бросился из комнаты. За ним бежало двое или трое... в памяти Павла сохранился только торжествующий и дико-звериный взгляд Умитбаева.
   ...И кто мог так издеваться над девушкой, покорно и бессловесно приникшей к его руке, он ударил ее в плечо, а она в ответ поцеловала его грубую звериную лапу... Какой горечью, какой обидой дышало все это в сердце Павлика... Это попирало в нем то самое тайное, что составляло основу его души... И после всего этого Умитбаев мог притворяться влюбленным в Нелли, -- злой дикий монгол, державший подле себя бессловесную жертву -- рабыню, покорным молчанием встречающую его удары... Что желал он показать Павлику? Свою власть над женщиной, которая, по его законам, для мужчины -- вещь?

38

   Два дня после этого Павел просидел дома. Стыдно и тягостно висели над его душой воспоминания вечера. Стыдно было ему не только за Умитбаева: ощущение горечи проникало и к собственному сердцу. Он стал привыкать к мерзостям, которые так настойчиво показывала ему жизнь. Да, он стал свыкаться с ними, делаться к ним терпимее, равнодушнее. И странно и жутко сознаваться было, но они уже не так возмущали его. Что он сделал, чтобы помешать Умитбаеву? Он только закричал и стал браниться, а затем убежал, а ведь раньше он не так поступал: разве не жестоко избил он кадета Гришу, когда тот попытался при нем раздеть кузину Линочку? Разве не был он тогда страшен -- он, маленький, -- для взрослого кадета? Как он ударил его тогда кулаком в подбородок, как основательно наказал его, а теперь он просто предпочел убежать... Да и сознаться ли?.. Не так уж жутко было теперь видеть все это... совсем не так...
   Думает, роется в душе своей Павлик. Роется в самых глубинах ее, в сумеречных уголках, в самых притаенных потемках, где не так-то все обстоит спокойно и чисто, где стало что-то шероховатым, неровным и цепким... Странно признаться, а какое-то любопытство примешивается теперь к чувству отвращения и гнева. Он сердился, он негодовал на Умитбаева, но в то же время -- и нельзя было скрыть этого -- испуганный глаз его, словно против воли, приникал к невиданному. Даже нельзя было сказать "к невиданному". Уж виделось где-то нечто подобное, глаз уже не был теперь девственным. Воспоминания вспыхнули, как пламя, и жарко горели в крови. Разве не видел он раз, давно, когда шел по огороду с кадетом Гришей, как выбежавшая из воды после купанья девочка стремилась надеть сорочку, а холстина навернулась на поднятых кверху руках, и все тело ее, белое, тонкое и неизвестное, было обнажено и словно светилось округлостями, робко и нежно вздрагивающими от стыда? Может быть, тогда это не все запомнилось, но теперь отметилось именно все, и не только смущенным, но и жадно ищущим взглядом. Этого нельзя было скрыть от себя: ведь вместе с гневом на Умитбаева по душе прокатилось и жалобно-жадное чувство, отразившееся в теле, в какой-то точке его. и увиденное показалось совсем не таким пугающим, как показалось бы раньше. Напротив, было что-то манящее даже в безобразном насилии...
   Срастались и путались корни понимания мира, образовывался в сознании какой-то клубок, в котором черная нить переплеталась со светлой и в котором никак нельзя было потянуть светлой, не захватив черной... Да, никак нельзя было разграничить, где было стыдное, а где прекрасное: в самом стыде было что-то манящее, неотразимо влекущее, призывающее, в самой красоте таился какой-то стыд, и -- страшно сознаться -- тоже жутко манящий...
   "Да что это, что? -- говорит Павлик и жалобно смотрит широкими глазами в злую пасть ночи. -- Кто же научит, кто направит, кто разъяснит, как надо идти по жизни?.. Почему до мельчайших подробностей разъяснены в школе все латинские исключения, а вот душа живая, душа тянущаяся, жаждущая слов, остается неразъясненной, не направленной ни на шаг?"
   И все смотрит, смотрит по сторонам ищущими глазами, а рука цепко протягивается вперед и словно ищет и ищет, точно сорвать хочет что-то с неизвестного -- еще не изведанного, которое скоро будет узнано, -- сорвать и жадно приникнуть.
   "Ну, люди, ну, послушайте!.. -- тихонечко просит он и все поводит по сторонам все еще непорочными глазами. -- Да что это со мной? Что делается? Помогите, объясните, что это, откуда и чем кончится оно?.."
   Но молчит немая, всегда равнодушная, безъязычная природа. Молчат люди, утонувшие в своих постелях со спокойно и тупо закрытыми глазами. Молчат учителя, наставники и просветители, молчат "призванные к руководству", застегнутые на все пуговицы своих вицмундиров. Спросить кого-либо из них? Как они удивятся, как нахмурятся, как напыжатся от обиды, что спрашивает их, "все знающих", зеленый юнец. Может быть, даже поднимут на смех, а то еще пожалуются директору на предмет сбавки поведения. Если спросить Колумба-географа: зачем это вы "на север" ходите? Что будет за это Павлу? Строжайший выговор, тройка в поведении, может быть, исключение -- что?
   Да, все еще крепко и бесшумно вертится на своей заржавевшей оси старый самоуверенный, спокойно бредущий по своим тропкам мир. Когда-то эта ось наклонится, накренится? Когда-то еще этот тысячелетний шар повернется на своей оси в другую сторону -- и по закону инерции сорвутся со своих насиженных мест и полетят в бездну все эти проржавевшие коробки мудрости и благочиния? А пока что этот юный, только что вступивший на пути жизни, должен сам отыскивать себе ответы, должен сам встречать сердцем их острую больную необъяснимую наготу.

39

   В конце июля в доме Леневых совершилось радостное событие, мимо которого было нельзя равнодушно пройти: Павлу Леневу, гимназисту-семикласснику, исполнилось семнадцать лет. По этому поводу особо усердно напекла мама пирожков и посоветовала сыну пригласить родственников.
   -- Они и без того явятся, лучше пригласи, -- сказала мать.
   Павлик пожал плечами. Если все равно придут -- пускай уже лучше приходят по приглашению: из двух зол надо меньшее выбирать. Пришлось ему облечься в мундирчик с галунами, попрыскаться Garden de la Rein и съездить в три-четыре дома со специальным приглашением. И непременно съездить, а не сходить пешком, хотя размер улиц в городе от предстоящего торжества никак не увеличился. Съездить следовало уже потому, что теперь, в семнадцать лет, ходить пешком как-то не полагалось. Солидность одолевала: "noblesse oblige" [Благородство обязывает -- франц.]. То, что было мыслимо пятикласснику, становилось теперь нестерпимым: вдруг да с приглашением -- и явиться пешком. Было нельзя забывать, что у Павлика хранились в копилке бабушкины сотни. Триста двадцать рублей, из которых разве малость поубавилось -- это было не фунт карамели -- было можно извозчика пригласить.
   И для визита своего Павел нанял извозчика, лучшего в городе, с камушками на кафтане.
   -- Я поеду к родным на извозчике, мама, -- сказал он матери и ничуть не покраснел, как настоящий мужчина. -- У меня что-то нога болит.
   Пощадила его самолюбие милая мама, не стала расспрашивать про боли в ноге и даже полюбовалась на извозчика.
   -- Хороший извозчик, только смотри на повороте не упади.
   -- Мама! -- укоризненно крикнул семиклассник, но опять не покраснел.
   Усевшись, он огляделся по сторонам: нет ли свидетелей? И, увидев, что дорогу переходит хромая чиновница, приказал извозчику басом, позаимствовав оборот у дяди Евгения:
   -- Возьми-ка, парень, коня под жабры и вваливай скорей.
   Ехал по улице подбоченившись и чувствовал, как серебряные веточки сияли на фуражке, и пуговицы пальто серебром отливали, и серебряный голос внутри дрожал, и все казалось милым, залитым серебряным светом: улицы, камни, дома.
   Не краснел он и у тети Фимы и Наты, хотя все находили, что он очень возмужал. Все обещались быть на торжестве непременно, особенно девчонки, особенно Нелли, которая дерзила как никогда:
   -- Если бы ты не был родственником, непременно бы тебя замуж взяла.
   Кисюсь и Мисюсь, как это ни странно, словно совсем не росли. Они учились, конечно, в институте и скоро кончали курс, но держались, как куколки, друг за друга и смотрели на Павла восхищенными глазами. Обещали прийти и тетя Фима, и Ната, и оба дяди, мужья их: теперь уж надо было с Павлом считаться; даже Петр Алексеевич, бывший теперь советником казенной палаты, положил сделать молодому человеку визит: торжество обещало быть выходящим из рамок.
   Так оно и случилось. Вечер удался на славу, маленький дом Павлика был переполнен до пределов возможного, все хвалили и дом, и Павла, и сладкие пирожки, но когда за ужином внезапно подали шампанское, общему ликованию не было границ.
   Шампанское устроила, конечно, мама, и устроила не без тайны: не все же было Павлу удивлять ее извозчиками, захотела удивить Павла и она, и тот, улучив момент, улыбнулся ей, благодарный, признательно и нежно.
   Любезного хозяина Павлик представлял в совершенстве. Конечно, он порой давал почувствовать свой вес, особенно девицам, и с этой целью говорил пониженным голосом, и по большей части об университете в Москве.
   -- Там он непременно будет стихи свои печатать!.. -- крикнула Нелли, как уличная девчонка, и тут же, бросившись Павлу на шею, принялась уговаривать: -- Кис-Кис, миленький, прочти нам свои стихи.
   Она так шумела, что в дело вмешалась даже тетя Фима.
   -- Как тебе не стыдно, Нелька, ты взрослая, а дуришь, как кошка.
   -- Я бы прочел стихи, -- проговорил Павел несколько высокомерно, в результате переговоров. -- Только я знаю, что тема будет вам неинтересна.
   -- О чем же тема? -- спросили одновременно, взявшись за руки, Кисюсь и Мисюсь.
   -- О смерти, -- громко объявил Павлик и подвигал бровями.
   -- Что такое, что? -- спросил недослышавший, занятый винтом советник казенной палаты.
   -- О смерти, -- повторил автор и, как мужчина, не покраснел.
   И поглядел на него советник, и склонился к картам, и ответил великодушно:
   -- Пас.
   После стихов о смерти вечер, как и следовало, закончился танцами. Все были очень довольны, был доволен и Павел. Одно только не понравилось ему. После вальса, когда Павлик повел Нелли показывать комнату мамы, она вдруг, оставшись с ним наедине, залезла ему рукой в карман и стала в нем шарить.
   -- Зачем ты залезла ко мне в карман? -- крикнул Павел сердито.
   -- Я хотела посмотреть, нет ли у тебя там шоколадки! -- тихонько шепнула Нелли и, странно взглянув на него, приглушенно рассмеялась. -- А ты совсем как цыпка.
   Если бы не это, все было бы хорошо. Танцевал даже советник казенной палаты, объявивший "пас".

40

   Лезло, лезло в голову назойливое. Беспокойными и угнетающими становились сны. Павлик делался раздражительным и дерзким. Странно было и то, что он порой грубил не только начальству, но даже и маме, милой маме, которая была вся воплощением любви.
   Приходил ли Павел из гостей (теперь он уже не избегал товарищей) -- мать встречала его ласковым приветом, просила рассказать, где был, как повеселились, -- Павел взглядывал в ее милое доброе лицо -- и вдруг раздражение охватывало сердце.
   -- Ах, совсем неинтересно, и не о чем рассказывать! -- быстро бросал он и под удивленным опечаленным взглядом матери проходил к себе.
   Сейчас же стыд за беспричинную злобу охватывал его; становилось жаль, что он ни с того ни с сего мать обидел, и порой он приходил к ней и старался беседой загладить свою резкость, а порой не являлся, ожесточаясь еще больше, сам не зная на что.
   Странные и неловкие мысли вклинивались временами в голову так, что было трудно от них отвязаться. Вдруг охватывало Павла сумасбродное желание разбить вазу, проколоть картину или пробежаться по улице босиком. Проходя по бульвару, он чувствовал порой нестерпимое влечение разбить стекло в магазине и разбросать выставленные на полочках флаконы, браслеты, карамель. Правда, он тотчас же внушал себе, что желания эти несообразны и глупы, и порою изгонял их, но приходили моменты, когда бороться с ними становилось трудно, и странное злорадство обвивало сердце: "И пусть глупо, пусть глупо, а я все-таки разобью..."
   Появились и другие, не очень нелепые желания. Вдруг надоедало носить гимназическую форму. Павлик сбрасывал ее, надевал новенькую визитную пару, сшитую на деньги все той же бабушки, нахлобучивал на голову пушкинскую шляпу, приклеивал усы и в сумраке субботней ночи, рискуя налететь на выслеживающее начальство, бродил по улицам, не подходя ни к кому.
   Порою девицы его останавливали, и знал теперь Павел, какие, -- но к ним не тянуло. Смущенно и строго проходил он мимо них; пробегал по улице из конца в конец и возвращался в свой дом усталый и словно успокоенный.
   Видя, что он раздражается всяким знаком внимания, Елизавета Николаевна старалась делать вид по ночам, что она спит; но случалось, что примечал Павел ее насторожившийся взгляд, -- и вновь бешенство охватывало его, такое бешенство, что хотелось рыдать, биться о стену головой и рвать зубами платок.
   Теперь он уже не мог спать, лежа на спине: приходили такие страшные фантастические сны, что Павлик пробуждался, обливаясь потом. А то сны становились вдруг позорны и стыдны, виделись обнаженные девушки, призывавшие к себе; целый хоровод их ловил Павла, стремившегося убежать. Но куда ни убегал он, на пути вырастали препоны: овраги, реки, скала -- и его ловили и начинали щекотать так, что останавливалось дыхание... Потом мучительницы убегали, но оставались только части их тел: обнаженные руки и ноги, которые безостановочно кружились перед Павликом, сплетаясь, и танцевали, наполняя воздух ощущением стыда.
   Поворачивался Павел на бок, но болело сердце, если лечь на левый; постель казалась то ледяной, то раскаленной, неосознанные мысли бороздили душу, чувствовалось какое-то злое одиночество, оторванность от всего, и в то же время хотелось от всех бежать и закрыться с головой: никого не хотелось.
   Головные боли появлялись внезапно, наполняя мозг не только тяжестью, но и тоской. И грусть нередко прорывалась слезами, и Павел плакал подолгу, с жутким наслаждением, уткнувшись в подушку, и засыпал на мокром ее полотне тяжким тревожным сном.
   Что было нужно ему, чего недоставало, он все еще не знал. Стихи его были заброшены, но внезапно они во сне как молнией пронизывали сердце, и оно сжималось сладко и больно, и бежали рифмы -- уж не о смерти -- о любви, и появлялась она, самая главная рифма, ослепительно яркая, с золотыми глазами на золотых крыльях. Являлась она в образе той одной, которая составляла все его сердце, весь смысл его жизни. В эти ночные явления она почему-то не казалась разделенной навек: она была тут, рядом, так близко, что можно было коснуться ее рукой; но странно: появлялась она почему-то не вся, а только ее часть, и от этого порою становилось нестерпимо стыдно. То видел Павел лишь волосы Таси, то одно лишь плечо. Белое остренькое плечо и часть руки или часть сердца, а то вдруг нога ее -- часть ноги -- в чулке нежно-телесного цвета и в белой туфле -- наступала прямо на сердце Павлика, и так крепко, что было нельзя повернуться.
   -- Неужели это ты, это ты? -- безмолвно и отчаянно кричал он, порываясь к мечте своей, и вот что-то в нем порывалось смутно и сладко, и с дрожью во всем теле он засыпал. Странно сказать, но после такого дикого сна ему на две или три недели становилось лучше. Он делался ровнее, добрее, начинал словно больше любить мать; бежал от товарищей к потайной тетради с рифмами и в горькой тоске думал о стихах -- заклинании той, которую любить было ему не дано. Но пробегали недели -- и вновь ночи становились таинственны и бессонны. И ворочался на постели Павел, и звал кого-то на помощь, и спрашивал: да что это? что?
   Но никто не приходил объяснить.

41

   Раз Павел, не выдержав тоски, решил открыться Умитбаеву. Долго он думал, к кому бы обратиться с расспросами, и ближе Умитбаева не нашел. Все-таки он, хотя и был грубый и поступил тогда отвратительно с Бибикей, был лучше других. Странно было сознаться, но Павел обратился именно к Умитбаеву, а не к другому потому, что был Умитбаев красивее всех. В этом не было никакой логики, но была какая-то правда, какая-то необходимость. Красивее -- значит, и объяснит красивее, чем другие. Не обращаться же к Рыкину? Или к Митрохину -- что? Умитбаев выслушал Павла с видом знающим и обыкновенным.
   -- То, что ты рассказал мне, я сам через себя знаю. И знаю, как вылечить тебя; устрой только, чтобы мать отпустила тебя ко мне.
   Воспоминание о вечере в доме Умитбаева поднялось на сердце, но не встревожило, не смутило. Уж конечно он теперь не допустит ничего нехорошего, а раз это так, можно сходить.
   Ни на минуту не оставляла Павла мысль о том, что Умитбаев поможет ему.
   В субботу -- был это вечер на первое августа -- они вышли из дома Павла вместе, сказавшись, что идут прогуляться. Улицы были безлюдны, и это располагало к откровенности, к тихим беседам.
   -- Всякий человек бывает раз в жизни таким, и для всякого человека есть от этого лекарство, -- уверенно и просто говорил дорогой Умитбаев.
   У дома его деда стояла такая ласковая, доверчивая тишина, что Павлик остановился с дрожью в сердце. От сада с его тополями несло свежестью. Небо синело как сон, звезды еще не появлялись, хотя сумрак густел. Грудь дышала ровно и радостно.
   -- Что же ты -- засмотрелся?
   Павлик сконфуженно взглянул на Умитбаева, который ожидал его в раскрытых дверях. Знакомым рядом комнат направились они к помещению Умитбаева, и то, что теперь было их только двое, наполняло спокойствием сердце Павла.
   На ковре было расставлено угощение, -- видимо, Умитбаев распорядился заблаговременно. То, что было приготовлено много сладостей и фруктов, польстило Павлику, так как он знал, что все это припасено для него.
   Умитбаев казался очень довольным, негрубым, радостным, голос его звучал уверенно и мягко.
   -- Я очень рад, что мы только вдвоем. Тогда было гораздо хуже, пришло много чужих, а ты мой друг, -- сказал он, садясь на подушку.
   Присел и Павлик. Не очень спокойно стало ему, когда прикрытые половинки дверей вдруг бесшумно открылись. Точно чьи-то глаза подглядывали за ними в щель, точно знакомый смех таился в сумраке, и для того чтобы несколько рассеять чувство неловкости, Павел спросил:
   -- А твой дедушка дома?
   Умитбаев в это время наливал ему чай в зеленую турецкую чашечку.
   -- Дед. мой уже три дня как уехал на богомолье. -- Умитбаев засмеялся, и смех его прозвучал вкрадчиво-мягко в завешанной коврами комнате.
   -- Ты что? -- с опаской проговорил Павел. Рука его задрожала, когда он принимал чашку. -- Ты почему засмеялся?
   -- Так, просто так, -- смуглая рука придвинулась к чашке Павлика с темной бутылкой.
   -- Что это ты мне наливаешь?
   -- А это ром. Ром ямайский. Для вкуса.
   -- Я никогда не пил.
   -- Только для вкуса. Каплю.
   В самом деле чай стал вкуснее. Горячее стало на сердце. Запахло остро и сладко, точно цветами высохшей гвоздики. Точно сердце горело и, горя, размягчалось. Чувствовалось, стало все вокруг и ближе и род-нее, яснее и доверчивее и в то же время опаснее. Разговор близился, который был нужен, которого не избежать. Для которого и сошлись. Может быть, немного робел и хозяин, всегда спокойный и самоуверенный. Он часто подливал себе из темной бутылки.
   -- Право, гораздо лучше, что мы только двое -- самые близкие друзья, без чужих. Можно лучше поговорить. Выпей еще. А это шоколад с коньяком.
   -- Но ты мне налил слишком много рома. Чай стал горьким.
   -- Прибавь сахару.
   Замолчали. Смотрели друг на друга. Надо же было говорить, но не шли слова. Обоим было неловко. Павел видел, что и Умитбаев смущен.
   Но теплело на сердце. От рому, от шоколаду с коньяком, от близости ли ноги, дышавшей за стеклами. Странно, что начал первым Павлик, но так неотступно стояла на душе тяжесть незнания, что нельзя было сопротивляться долго. К тому же в голове все завешивалось дымкой. Не так четко, не так остро все было вокруг, не так реально, не так страшно.
   -- Ты хотел мне разъяснить, что со мной, Умитбаев?
   Голова башкира откачнулась, глаза опустились на ковер.
   -- Да, конечно, для этого и сошлись мы... Ты рассказывал мне долго, только все это просто... совсем. -- Опять смуглая, точно бронзовая, рука взялась за бутылку.
   -- Нет, не хочу, Умитбаев, лучше говори.
   -- Ты друг мне, Ленев?
   -- Друг. И что же?
   -- Тогда выпей еще для друга.
   -- Не могу, -- в голове и без того шумит.
   -- И пусть шумит. Это хорошо. Хороший ром. Я держу его тайно от деда. Не закон это наш -- пить ром... Ты говоришь, не понимаешь себя. Я тоже не понимал раньше. А теперь понял. Жениться ты должен, Ленев, вот что.
   Был тревожно и смущенно настроен Павлик, теперь он смеется.
   -- Что, что? -- среди смеха повторял он. Так смешно и даже глупо прозвучало это. -- Жениться мне? В седьмом классе?
   -- Бывает, женятся и в пятом. Не так, как взрослые: на всю жизнь, а на время... на один вечер... на час... на одну ночь.
   Странно и больно дрогнуло сердце. Опасно стало. Опасно и очень понятно. Поднялся Павел на ноги.
   -- Нет, я не хочу.
   -- Ты друг мне, для друга я готов на все. Ты узнаешь, как я люблю тебя: ничего не жалею другу. Бибик мою -- хочешь?
   Тонко, точно стальная пластинка обломился вопрос в сердце Павлика. Разом понял он смысл его. Лицо его стало бледнее скатерти. Попытался отмахнуться, с отчаянием стыда:
   -- Ты пьян, Умитбаев, ты снова пьян.
   -- Больше всех на свете я люблю тебя. И скажу Бибик, чтобы любила тебя -- эту ночь.
   Он поднялся, сделал шаг к двери, и сдавленным криком остановил его Павел.
   -- Ты совсем обезумел, подумай, что говоришь...
   -- Бибик красива, он а понравится тебе. Это я говорю. Бибик -- жена моя, и я уступаю ее тебе. Я могу иметь много жен. Я богат, и закон наш разрешает. Возьми Бибикей, я призову ее.
   Совсем неслышно, точно ожидая приказа, раскрылись двери. Конечно, это было случайно, совсем случайно, оно не могло быть иначе, но в дверях стояла девушка в зеленом бесстыдном тюле; красные туфли ее, шитые серебром, блестели при огнях ламп.
   -- Бибик, это Ленев, мой друг до смерти, он желает побыть с тобой.
   Как тень исчез Умитбаев. Если это был сон, зачем же так явственно хлопнули двери по его уходе? Если это была сказка, сказка сна, -- зачем глаза ее блестели так явственно и поднималась грудь, подымалась и опускалась, и зачем шелест дыхания слышался, подобный шелесту листьев? И глаза горели, близкие, темные, если был это сон?

42

   Как милая и опасная кошечка, она присела на ковер. А Павлик растерянно стоял в сторонке. Он смотрел на девушку как в забытьи, широко раскрытыми затемненными глазами. Мираж веял вокруг сладко опасным маревом. Сверху был явственно виден ему, стоявшему у стенки, ее пробор -- узкая белая полоска, ниточка, делившая круглую прелестную голову на две равные части. Точно два крылышка ворона раздвоились и блестели. Вокруг шеи обвивалась черная, тоже блестевшая коса, другая тяжелым шнуром спускалась на подушку подле молочно-белой кисти руки. Маленькая, точно детская, нога белела невинно, лишенная туфли, и резко разделялись ее белые, изящные, тоже невинные пальцы.
   Так красиво, опасно и священно было это зрелище сидевшей девушки, что Павлику захотелось плакать от умиления. Еще хотелось подойти ближе, опуститься на колени и одним пальцем, мизинцем погладить эту тонкую обнаженную ногу, которая смотрела из-под шелковой дымки.
   -- Садись, садись, русский, -- раздался низкий, мило поломанный голосок.
   Павлик изумился, отступил -- так он был необычен, звук ее голоса, и то, что она заговорила. Точно думал он, -- молчать будет Бибикей, молчать все время, все время, все время, а потом... И вот заговорила она.
   Голосом тихим, как тень, спросил ее Павел:
   -- Разве ты... знаешь по-русски?
   Больше ничего не мог он придумать. Не мог он и заговорить с нею на "вы". Не подходило оно сюда и было оскорбительным в этом таинственном необычайном знакомстве. То, что рассказывалось про женщин другими, было грязно и стыдно; здесь же по сердцу плыло умиление, трепет, почти восторг.
   -- Я говору... спасиби...
   Чуть не вскрикнул Павлик: так мило и нечетко прозвенел ее смешной ответ. Он поглядел на башкирочку искоса. Теперь лицо ее было прямо обращено на него. Он видел эти лучистые, опушенные черными как ночь ресницами, несколько широко расставленные глаза, изумительно разрезанные; видел узкую полоску бровей, словно по волоску нарисованных на мраморе; видел губы, наивно раскрывшиеся, как освеженные росой лепестки.
   -- Ты гимназист? Ты друг его?
   -- Да, я друг его.
   -- Ты любишь его?
   -- Я очень люблю его... и тебя.
   Последнее сорвалось так неожиданно, так внезапно, что в виски стукнуло и сердце затмилось. Глядел Павел на Бибикей во все глаза. Неужели это он сказал?.. Сейчас она убежит, и рассеется марево этой чудесной, единственной в жизни восточной сказки.
   Но не случилось этого. Только смех, мелодичный, тонкий, словно кружевной и прозрачный, прозвенел в высоте:
   -- И меня любишь?.. Меня?
   -- И тебя. Ты такая красивая.
   -- Это я красивая?.. Благодару, спасиби.
   Какое очарование таилось в этой нерусской, мягко поломанной речи! Как звенела она степью, таинственной жаркой восточной степью, о которой рассказывал по зимам Умитбаев, -- степью, пропахшей диким цветом, исполненной незримой жизни трав и птиц. Частью природы священной, как священна была степь, была и она, дитя этой степи, доверчиво сидевшая подле, с этим невинно-страстным лицом, с этими черными волосами, с этим взглядом бездонным, напоминающим ночь апреля. Уж не страшно и не стыдно было сидеть подле нее: на душе расстилались кротость и ясность, и так было священно, как священно двигалась в пространствах веков эта первобытная бездумная восточная жизнь. Чувство близости и нежности, тихое, как голубиная ласка, ширилось и разрасталось на сердце.
   -- Дозволь мне поцеловать твою руку, -- чуть слышно проговорил Павлик и смущенно покраснел.
   -- Руку? У нас не целуют руку.
   -- У вас не целуют, а мне позволь. Или вот это... вот...
   Быстро и неслышно откачнулась голова семнадцатилетнего, и прежде чем девушка успела двинуться, дрожащие губы Павлика приникли к пальцам ее обнаженной ноги. Две слезинки упали тут же на эту смуглую кожу.
   -- Ты плачешь? Что с тобой? Умерла твоя невеста?
   -- Да, моя невеста умерла... Я плачу об этом.
  
   В дверях, недоумевая, стоит Умитбаев.
   -- Ну что ты, Ленев?.. Ты?..
   -- Ты люби ее, Умитбаев, больше жизни люби ее.
   -- Но о чем ты плачешь?
   -- Чистая она у тебя и невинная. И люби ее, Умитбаев, бережно и чисто.
   -- Я люблю так, как умею, как любят все.
   -- Есть другая любовь, Умитбаев, -- ты не знаешь ее.
   -- Не понимаю... Ты странный, Ленев.
   -- Только однажды в жизни любят по-настоящему, Умитбаев, и я до смерти любил бы единую... если бы только мне дали ее.

43

   Слова "я люблю тебя", прочитанные в книгах, все больше и сильнее производили волнение в крови. Павел становился мечтательным и кротким. Так часто, видим мы, после бурных вешних дней наступает кроткая тишина, безветрие, штиль, сглаживаются волны, зреющий колос неподвижен в золотой дреме солнца.
   В сердце он чувствовал уколы и тихую боль. Думалось о жизни кротко и благостно, словно со стороны.
   Да, чудесно-великая и чистая любовь существует на свете, было ясно; только люди не так подходили к ней. Вот Умитбаев подошел иначе и подвел к ней Ленева, а любовь обернулась в целомудрие и перевернула все. И сила его была необычайна, была громадна, и голос его был неотразимый, только надо было услышать его.
   Павлик думал о любви, и точно ею так сладко пахло в комнате. Не мерзкая, не отвратительная она была, как думали о ней в пансионе, а высокая, священная, единая навек. Все дело было в том, что слепые были люди, бродили во тьме и не могли ее отыскать. Искать ее надо было, искать всю жизнь.
   "Но никогда еще на земле не соединялись двое полюбивших".
   Вздрогнув, отклоняется Павел. Лицо его бледнеет, искажается болью. Вот оно, вот свидетельство жизни, -- чего же искать? Не потому ли люди и не находят ее, что она недоступна? А если она недостижима, к чему к ней стремиться?
   Только с минуту перед тем казались милыми и нарядными вещи дома -- и вот сразу посерели и стали обыкновенными. Как же любить, когда любовь недостижима? Не соединяются полюбившие -- вот почему плохи люди, вот причина всего темного на земле. Это отравляло собой все, и те, кто знал это, жили как умели и были по-своему правы. К чему добиваться невозможного? Надо было брать от жизни лишь то, что возможно, что дается, а все химеры оставить. Может быть, без химер даже лучше было жить, вот как живет Умитбаев. Он счастлив, весел, спокоен, его нервы крепки, его кровь