Катенин Павел Александрович
Ответ г. Сомову

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


  

Павел Александрович Катенин

  

Ответ г. Сомову

  
   Русские писатели о переводе: XVIII-XX вв. Под ред. Ю. Д. Левина и А. Ф. Федорова.
   Л., "Советский писатель", 1960.
   Пропуски восстановлены по первой публикации
   OCR Бычков М. Н.
  
   Благодаря О. Сомова за внимание; обращенное им на мою статью об октавах, хочу и ему заплатить тем же, отвечая на его учтивую Критику, хотя: сожалею, что обязан пропустить его первые три или четыре страницы. Если б он какими-нибудь доказательствами подкреплял свое мнение о причинах, почему древние Эпики, писали экзаметрами без рифм, а новые октавами с рифмами тогда было бы о чем речь завести; но что отвечать на догадки?
   Советую однако Г. Критику не повторять, что Итальянцы на необходимости, всегда употребляют рифмы; ни на каком языке может быть, нет такого множества стихов белых (versi sciolli): ими написаны Триссинова большая Поэма Освобожденная Италия, Ручелаиевы Пчелы, Аламаниево Земледелие, Тассов Aminta, Гуариниев Pastor fido , и пр. и пр. и пр.; ими переводил Каро Виргилия и Чезароти Гомера; ими наконец сочинены все известные мне Итальянские Трагедии и Оперы.
   Советую ему также не доказывать против себя разнообразие русского языка и способность его к принятию всех форм: тогда у него спросят, почему одна октава осуждена им на изгнание?1 Он скажет, что в ней нет необходимости, что и без того можно соблюсти дух и отличительные свойства подлинника; но это все возможно и в прозе, по крайней мере до некоторой степени, а совершенно передать стихотворение можно только в стихах, совершенно сходных с подлинником; оно трудно: тем лучше, не всякий возьмется не за свое дело. Г-н Сомов говорит, что человек с меньшим дарованием, нежели я, напишет хуже моего: бесспорно; зато человек с большим дарованием напишет лучше: ему и честь и слава!
   Не знаю, что мне сказать Г-ну Сомову на разбор его одной моей октавы. Смешно играть перед перед публикой роль Оронта, и говорить:
  
   Et moi jе vous soutiens que mes vers spnt fort bous!
  
   но, может быть и надобно, чтоб и Альцест-Критик старался пояснее доказывать свои мнения: например, что в стихе:
  
   И гул глухой во мгле сугубит звук
  
   нет даже тени стиха:
  
   E l'aer cieco a quel romor rimbomba,
  
   и что, когда хриплая или сиплая труба отдается в сводах пространной пещеры, наполненной мглою, тогда слышны резкие звуки, а не глухой гул.
   Глагол piombare бесспорно происходит от слова piombo, свинец, и во всех своих значениях выражает что-нибудь относящееся к свойствам сего тяжелого металла. Известный Стихотверец Монти, описывая страшное безмолвие Парижа в день смерти Короля Людовика шестнадцатого, говорит:
  
   Sol per tutto un bisbiglio ed un terrore,
   Un domandare, un sogguardar sospetto,
   Una mestizia che ti piomba al core.
  
   Здесь оно значит: давит, гнетет сердце как свинец; в переложенной же мною октаве: бьет, или падает на землю быстро, шибко как свинец. Довольно похожее на это находим мы выражение в Басне Крылова, где голубь,
  
   Вниз камнем ринувшись, прижался под плетнем.
  
   Одним словом перевести по-русски piombare нельзя; я перевел двумя: хорошо ли, худо ли, не мне судить; но не по ошибке.
   Сожалею, что Г. Сомов в статье своей, которой главным достоинством смею почесть соблюдение всех учтивостей и приличий принятых в свете, поместил свинцовые пули: такого рода аттическую соль должно бы, мне кажется, исключительно предоставить Критику, скрывающемуся иногда от любопытных под именем Марлинского.
   Не знаю после этого, не в шутку ли г. критик уверяет, что переводить эпопею все равно как ни попало, хотя бы размером русских песен; если же вправду он думает, что под искусным пером все размеры хороши, отчего в нем такая ненависть к октаве? Опять, если она именно ему противна, к чему приводить октаву г. Жуковского?2 Слова нет, что она ближе моей к итальянской, но я предлагал написать не одну, и так надлежало бы критику выставить в пример не одну, а хоть начало другой, и доказать, буде можно, что слух не оскорбится, когда после двух женских стихов встретит третий, женский же, на другую рифму. Не имея стихов г. Жуковского перед глазами, я в доказательство противного приведу три стиха из оды Ломоносова:
  
   Но если хочешь видеть ясно,
   Сколь росско воинство ужасно,
   Взойди на брег крутой высоко...
  
   Всякий человек, одаренный ухом чувствительным, заметит, сколько такое несочетание рифм неприятно и сколько мысли г. Сомова не доказаны, чтоб не сказать, как он, недоказательны.
   Со всем тем, искренно соединяюсь с ним в желании, чтоб и другие не оставили без внимания моего предложения: если оно дельное, оно принесет пользу; если нет, что-нибудь всегда в споре откроется, и я утешусь мыслию, что от самой ошибки моей открылась истина.

1822. Ответ г. Сомову.-- "Сын отечества", No 17.

  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1 В ответ на "Письмо к издателю" П. А. Катенина (см. стр. 120--122 наст. изд.) О. М. Сомов написал статью ("Сын отечества", 1822, ч. LXXVII, No 16), в которой выступил против предложения Катенина пользоваться октавой при переводе "Освобожденного Иерусалима" Тассо.
   2 Сомов в своей статье ссылался на написанное октавами стихотворение Жуковского "На смерть королевы Виртембергской", в котором после женского окончания в последнем стихе предыдущей октавы новая октава начиналась стихом, также имеющим женское окончание.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru