Карамзин Николай Михайлович
Избранные письма

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


  
   Афанасьева А. К., Эдельман О. В. [Вступительная статья: Письма Н. М. Карамзина, 1806--1825 гг.] // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII--XX вв.: Альманах. -- М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1992. -- С. 7--10. -- [Т.] II--III.
   http://feb-web.ru/feb/rosarc/ra2/ra2-007-.htm
  

Письма Н. М. Карамзина

1806--1825 гг.

   История отечественной культуры конца XVIII -- первой четверти XIX в. неразрывно связана с именем Николая Михайловича Карамзина (1766--1826), историка, писателя, поэта, реформатора русского языка, который, по словам В. Г. Белинского, "преобразовал русский язык, совлекши его с ходуль латинской конструкции и тяжелой славянщины и приобщив к живой, естественной, разговорной русской речи".
   Трудно переоценить вклад Карамзина в духовное развитие русского общества, несколько поколений которого воспитывалось на его произведениях. "Письма русского путешественника" впервые познакомили читающую публику России с жизнью европейских стран в эпоху Великой французской революции. Большой популярностью пользовался основанный Карамзиным журнал "Вестник Европы", литературные сборники Аглая", "Аониды". Заслуженную славу принесли писателю ставшие хрестоматийными повести "Бедная Лиза", "Марфа-посадница" и другие.
   Но главным делом жизни Карамзина, принесшим ему мировую известность, стала история государства Российского". После выхода в свет первых ее томов, по выражению Пушкина, "все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка -- Коломбом".
   В этот же период Карамзиным было написано много писем. К родным и друзьям, к тем, кто помогал в работе, и к тем, кому нужна была его помощь.
   О неоднократных публикациях писем Карамзина говорится в библиографических работах, наиболее полными из которых являются следующие: 1) Пономарев С. Материалы для библиографии литературы о Н. М. Карамзине: К столетию его литературной деятельности (1783--1883) // Записки Академии наук, 1883 г., т. 45 (ок. 2000 записей); 2) История русской литературы XIX века: Библиографический указатель под ред. К. Д. Муратовой. М. -- Л., 1962.
   Таким образом, читателям стали известны сотни писем Карамзина. Однако эпистолярное наследие историка опубликовано еще не полностью.
   В личных архивных фондах и документальных коллекциях ОПИ ГИМ хранится 57 писем и записок Карамзина. Из них 32 никогда не публиковались. Остальные 25 были напечатаны в разное время в различных изданиях. Следует отметить, что только 4 письма были напечатаны в соответствии с современными научными требованиями. (Письма Карамзина к С. С. Уварову: Публикация М. И. Гиллельсона в сборнике: XVIII век. Вып. 8. Л., 1969).
   В подавляющем большинстве случаев письма Карамзина представляют собой двойные листы почтовой бумаги отечественного или иностранного производства, на многих имеются водяные знаки. Текст написан черными чернилами (обладавший слабым зрением Карамзин предпочитал этот цвет) и расположен обычно на первых двух страницах. На последней странице, которая в сложенном письме оказывалась снаружи, рукой Карамзина написан адрес. Здесь же, как правило, сохранилась и его личная печать красного сургуча с изображением дворянского герба. Письма, передававшиеся с оказией, обычно не запечатывались. Часть писем имеет почтовый штемпель, на котором обозначены дата и место отправления.
   Все публикуемые в этом издании письма Карамзина написаны им на русском языке. Историк свободно владел европейскими языками, но в письмах и в разговорах с соотечественниками предпочитал родной язык. Другими языками (главным образом, французским) он пользовался при общении с иностранцами и с теми из сограждан, кто плохо знал русский язык. Его упорное нежелание следовать прочно установившейся моде на французский язык особенно наглядно в письме княжны Е. А. Вяземской к Д. И. Лобанову-Ростовскому, где после написанных ею двух страниц французского текста следует приписка рукой Карамзина на русском языке (см. письмо No 23). Однако по свойствам своего характера Карамзин никому не навязывал своего мнения. Об этом красноречиво свидетельствуют приписки, сделанные рукой жены и дочерей в его письмах почти исключительно на французском языке.
   Письма сгруппированы по адресатам (их 14) и расположены в хронологическом порядке.
   Самая большая группа писем Карамзина (No 1 -- No 21) была адресована супругам М. Н. и Е. Ф. Муравьевым, с которыми его связывала многолетняя дружба.
   Первое из представленных здесь писем было отправлено одному из самых образованных и культурных людей своего времени -- Михаилу Никитичу Муравьеву, сыгравшему очень важную роль в судьбе историка: именно Муравьев выхлопотал у императора Александра I место историографа для Карамзина. Из письма видно, что Муравьев помог Карамзину получить доступ к архивам, присылал ему редкие иностранные издания, необходимые для работы.
   Следующие 20 писем предназначались вдове М. Н. Муравьева Екатерине Федоровне, доброй, умной и энергичной женщине, неизменно оказывавшей большую поддержку семье Карамзина.
   После смерти мужа в 1807 г. Е. Ф. Муравьева поселилась в Москве и целиком посвятила себя воспитанию сыновей Никиты и Александра -- впоследствии видных деятелей декабристского движения. Карамзин был частым гостем этой семьи, помогал Екатерине Федоровне в делах по изданию сочинений ее покойного мужа. Семьи Карамзиных и Муравьевых особенно сблизились в трудные месяцы 1812 г., когда им пришлось покинуть Москву и поселиться в Нижнем Новгороде. После Отечественной войны Е. Ф. Муравьева с сыновьями переехала в Петербург.
   В начале февраля 1816 г. Карамзин приехал в столицу хлопотать об издании первых 8 томов "Истории" и около двух месяцев жил в доме Муравьевых. 18 февраля он писал жене: "Милая хозяйка моя не изменяется в своих ласках. Вот истинная жена Михаила Никитича! Не мог я выбрать лучшего жилища, и это украсило для меня Петербург". Летом этого же года семья Карамзиных переехала в столицу, как предполагалось, на год-два, то есть время издания первых томов "Истории", но, как оказалось, навсегда.
   Осенью 1818 г., когда надежды на скорое возвращение в Москву не осталось, Карамзины переехали к Е. Ф. Муравьевой, сдавшей им верхний этаж своего дома, где они прожили 5 лет, до осени 1823 г. В письме от 28 ноября 1818 г. Карамзин сообщал А. Ф. Малиновскому: "Домом, а особливо любезнейшею хозяйкою, не можем нахвалиться: она в Петербурге едва ли не всех ближе к нашему сердцу".
   Каждое лето Карамзины проводили в Царском Селе, откуда регулярно писали Е. Ф. Муравьевой в Петербург. Эти письма содержат бытовые подробности о жизни семьи историка в императорской резиденции, свидетельствуют о постоянном участии Карамзина в судьбе сыновей Е. Ф. Муравьевой, к которым он относился с неизменной симпатией и нежностью.
   Письма Карамзина передавались из поколения в поколение. В 1867 г. они принадлежали правнуку Е. Ф. Муравьевой М. Л. Бибикову, с разрешения которого 17 писем были напечатаны в "Русском архиве" (No 3 за 1867 г.). Затем письма Карамзина к Е. Ф. Муравьевой оказались в собрании известных московских коллекционеров Чертковых, и ныне они хранятся в семейном архивном фонде последних (ОПИ ГИМ, ф. 445). Три письма из этого комплекса публикуются здесь впервые (No 5, 20, 21), так же как и приписки, сделанные Е. А. Карамзиной и А. И. Тургеневым (No 2, 7, 13, 17); кроме того, уточнена датировка двух писем (No 3, 18).
   Вторая по величине группа состоит из 13 писем Карамзина к другу и родственнику по жене А. П. Оболенскому. Возможно, через младших братьев Оболенского, Василия и Александра, бывших в свое время адъютантами принца Георгия Ольденбургского, Карамзин познакомился с женой принца, сестрой императора, великой княгиней Екатериной Павловной. Это знакомство, переросшее в искреннюю дружбу, имело огромное значение для историка. Екатерина Павловна сумела высоко оценить как писательский талант, так и исторический труд Карамзина. Она покровительствовала историографу и представила его своему брату, императору Александру I, и матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне, как своего друга, что значительно облегчило дальнейшую судьбу "Истории государства Российского".
   Благоприятным фактором было также назначение в 1817 г. А. П. Оболенского куратором Московского университета и попечителем учебного округа вместо враждебно относившегося к Карамзину П. И. Голенищева-Кутузова.
   Письма к Оболенскому проливают свет на некоторые обстоятельства, связанные с ходом работы историка, жизнью его семьи, на отношение Карамзина к выполнению светских обязанностей и т. п.
   Судьбу этих писем до конца не удалось выяснить. В 1919 г. Историческому музею были принесены в дар 23 письма Карамзина, среди которых 13 писем адресованы А. П. Оболенскому. Даритель -- В. Э. Мориц, литературовед, член редакции издания "Сборники Московского Меркурия по истории литературы и искусства" (М., 1917). В первом и единственном выпуске этого издания, осуществленном преподавателями историко-филологического факультета Московского университета, было опубликовано только одно (No 25) из 13 писем Карамзина к Оболенскому.
   Дар Морица включает в себя еще одну группу писем Карамзина, которые также до сих пор не были напечатаны. Это 6 писем историка к своему младшему брату А. М. Карамзину, жившему в Бугуруслане Оренбургской губернии. О родственниках историка известно довольно мало. В свое время были опубликованы его письма к старшему брату Василию, поддержавшему Николая Михайловича в решающий момент его жизни, дав ему денег на переезд в Петербург для издания "Истории государства Российского". Имя сводного брата Александра упоминается в письмах Карамзина очень редко. О своей мачехе (которая была родной теткой его лучшего друга И. И. Дмитриева) он вообще никогда не упоминал. Наличие 6-ти писем за 1817--1824 гг. говорит о том, что Карамзин поддерживал регулярные связи с младшим братом и его семьей.
   Письма Н. М. Карамзина к А. М. Карамзину, как и письма к А. П. Оболенскому, хранятся в музейной коллекции документов по истории науки, культуры и общественного движения в России XVIII -- начала XX в. (ОПИ ГИМ, ф. 281).
   В этой же коллекции хранятся еще 4 письма, входящих в комплекс писем, подаренных Морицом: два -- к А. С. Шишкову и письма к А. И. Тургеневу и С. Н. Глинке. Они также не публиковались (за исключением No 55, которое было не полностью напечатано в труде М. П. Погодина о Карамзине).
   Еще три неопубликованных письма Карамзина были получены Историческим музеем в 1920 г. от известного библиографа, книгоиздателя, редактора и комментатора сочинений русских писателей Л. Э. Бухгейма (1880--1942). Два из них (No 50, 51) адресованы тверскому прокурору А. Е. Аверкиеву, которому Карамзин способствовал в продвижении по службе. Третье письмо (No 22), по-видимому, предназначалось И. А. Аверкиеву, у которого, выехавшая из Москвы семья Карамзина, жила в Нижнем Новгороде осенью 1812 г.
   В архивном фонде графов Уваровых, поступившем в Исторический музей в 1917 г., хранится 4 письма Карамзина к С. С. Уварову за 1811--1813 гг. Они говорят о добрых приятельских отношениях главы литературного направления с одним из наиболее просвещенных людей, попечителем Петербургского учебного округа, будущим активным членом общества карамзинистов "Арзамас" (арзамасское прозвище "Старушка").
   Следует упомянуть еще об одном документе, публикуемом здесь впервые. Это записка, в которой отсутствуют обращение и адрес, но имеется собственное заглавие: "Завещание Карамзина". Она попала в Исторический музей в составе обширной коллекции и личного архивного фонда известного историка и собирателя Е. В. Барсова (1836--1917). "Завещание Карамзина" датировано 12 мая 1816 г., то есть было составлено за несколько дней до окончательного переезда Карамзиных из Москвы в Петербург. Анализ содержания этой записки дает основание уверенно говорить о том, что она адресована одному из друзей Карамзина А. Ф. Малиновскому.
   В настоящем издании вниманию читателей впервые предлагается цельное собрание писем Карамзина, имеющихся в Государственном историческом музее. Все они публикуются по автографам. Письма, написанные на французском языке, воспроизводятся точно, со всеми особенностями орфографии и пунктуации авторов, хотя они в отдельных случаях отступают от современных норм этого языка. В письмах отчетливо прослеживаются архаические черты орфографии XVIII в.: oi вместо ai (êtois, pourrois и т. п.), ês вместо ez (veillês) в глагольных окончаниях; assês вместо assez; tems вместо temps; enfan, agrêmen вместо enfant, agrêment и т. п. Есть и другие отклонения от современного правописания. В орфографии и пунктуации исправляются лишь явные описки. Все неразобранные слова и фрагменты помещены в угловых скобках.
   Все подчеркнутое в автографах выделено в издании курсивом.
  

No 1. Муравьеву М. Н.1

  

Милостивый государь Михайло Никитич!

   С живейшею признательностию чувствую все Ваши милости и одолжения. Теперь ожидаю только, чтобы князь Петр Васильевич2 и Петр Степанович3 сообщили сюда о Высочайшем позволении, мне данном, иметь вход в Архивы и Оружейную Палату. Abhandlungen B. G. W.4 меня также очень обрадовали; не замедлю возвратить их Вашему Превосходительству.
   С сердечною преданностию и с глубочайшим почтением имею честь быть. Милостивый государь! Ваш покорнейший слуга

Николай Карамзин.

   Москва, 20 апреля 1806.
  

No 2. Муравьевой Е. Ф.1

  

Москва, 29 марта 1816.

   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна! Последним словом моим в Петербурге было изъявление моей сердечной к вам благодарности, а первым в Москве да будет тоже!2 Ваша милость и дружба составляют одно из главных благ моей жизни. Зная чистоту вашей души, радуюсь вашей любовию, которая дает более достоинства моему нравственному существу. -- С нежностию целую вашу руку.
   Я щастлив свиданием с милым семейством. Но сын, Андрей3, не здоров: это беспокоит меня, хоть и не вижу еще опасности. У него идут, кажется, зубы; а может быть есть и простуда. Помолитесь за нас: мы же будем за вас молиться.
   Дай Бог что <б> в конце мая мы увиделись или в Царском Селе или в Петербурге благополучно! Хорошо жить в одном месте с вами.
   Обнимаю молодых друзей моих, любезного Никиту Михайловича4 и веселого братца его5. Всем, кто ездит в ваш благословенный дом и вспомнит обо мне, от доброго сердца кланяюсь.
   Простите, почтеннейшая Катерина Федоровна. Я еще не совсем отдохнул от худой дороги; но если Бог сохранит мое остальное семейство, то я готов веселиться и прыгать.
   Любите нас всегда, как мы вас любить будем. Бог с вами и с нами. Душею преданный вам навеки

Н. Карамзин.

  
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Дозвольте и мне, любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна, соединить свою благодарность с мужнею и уверить вас, что умею ценить все ваши дружеские милости, оказанные в бытность его в Петербурге под вашим гостеприимным кровом. Надеюсь, что в будущее мое пребывание в вашем городе не оставите и меня полу-сироту без призрения; без шуток, из чистейших удовольствий в моей новой жизни будет для меня надежда заслужить вашу благосклонность. Примите, почтенная Катерина Федоровна, уверение в моей к вам преданности.
   Адрес: Ея превосходительству Милостивой Государыне Катерине Федоровне Муравьевой в собственном ея доме на Фонтанке у Аничкова мосту, в С. Петербурге.
  

No 3. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село <середина июля 1817 г.>

   Как нам грустно, что мы так давно не видали вас, любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна? Жена моя всякую минуту ждет родить1: оттого не могу оставить ее; иначе был бы у вас. -- А. И. Тургенев2 сказывал мне, что вы желали бы отдать нам ваш верхний этаж: это было бы для нас прекрасно; но боюсь вашей излишней деликатности. С 1-го авг. нам должно или переехать в другой дом или остаться в занимаемом нами. Мы платим 4000 р.; можем дать и более. Скажите слово; но ради Бога без малейшего принуждения. Целую вашу ручку. Душою и сердцем преданный вам

Н. Карамзин.

   Адрес: Ея превосходительству милостивой государыне Екатерине Федоровне Муравьевой.
  

No 4. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 22 июля 1817.

   Берем сердечное участие в ваших заботах, почтеннейшая Екатерина Федоровна. Знаем, что вам нелегко будет расстаться с любезным Никитою Михайловичем и на короткое время1. Дай Бог, чтобы он возвратился к вам благополучно.
   В рассуждении дома, мы уже не думаем о перемене: остаемся у Баженовой2. Состояние Катерины Андр. не дозволяло мне ездить в город, чтобы искать удобнейшего дома; а между тем срок приближился, и нам должно было решиться.
   Жена все еще не родила: жду этой минуты с беспокойством и с надеждою на милость Божию.
   Целую вашу ручку с почтением и с любовию. Жена и дети мои уверяют вас в том же искреннем к вам чувстве. Бог с вами и с нами! Навеки преданный вам
   Н. Карамзин.
   Адрес: Ея превосходительству Милостивой Государыне Екатерине Федоровне Муравьевой.
  

No 5. Муравьевой Е. Ф.

   <Рукой Е. А. Карамзиной>
   S. Sêlo le 27 juillet 1818.
   Bonjour, chère bonne et respectable Madame Mouraview, nous n'avons pas eu encore de vos nouvelles directes, s'entend; car si celles que nous recevions indirectement ne nous eussent satisfaites, il у a longtems que nous aurions rompu le silence pour savoir è quoi nous en tenir sur votre compte. Dieu veuille que la beautê de la saison augmente la bontê de votre sante? et vous fortifie assês pour pouvoir affronter les rigueurs de l'hiver sans en être abattue. J'espàre aussi que l'arrivêe de votre jeune-Ami vous rendra aussi heureuse que vos amis peuvent le dêsirer. -- Pour ce qui est de nous, ma respectable Amie, depuis notre arrivêe ici il n'y a que mon Mari qui a eu le talent de gagner un gros rhume qui ne l'a pas encore tout à fait quittê, il a même renchêri sur ce talent, car ces jours-ci il a beaucoup souffert d'un mal de gorge: mais comme tout cela ne tire pas à consêquence, nous n'avons que des grâces à rendre à la bontê de Dieu et à notre Auguste et tràs aimable Hôte pour son hospitalitê. Rêellement nous jouissons en plein du dêlicieux sêjour de Sarsko-Sêlo. Mais tout en savourant le prêsent encore, ne faut-il pas nêgliger le futur qui pour être moins sûr, n'en est pas moins intêressant. С'est pourquoi nous nous adressons, à vous, chêre Катерина Федоровна, pour savoir vos dispositions dêfinitives au sujet de votre maison: en cas que vous n'en ayês pas encore disposê autrement, dites-nous avec la même franchise si vous voulês nous avoir pour vos locataires avec la modique paye de 5000 R. que nous en mettons à vous avouer que nous ne pouvons surpasser cette somme, vu l'êtat de nos affaires, l'idêe de loger sous le même toit avec la personne que nous respectons le plus à Petersb. ajoute un charme infini au plaisir d'occuper un beau quartier. En attendant votre rêponse comme celle d'oracle, seulement sans ambiguïtê, je suis pour la vie votre toute dêvouêe C. Karamzine.
   Mes filles sous prêsentent leurs respectueux hommages. Veuillês dire mille amitiês de ma part à Mr Alexandre et à Mlle Mouraview.
   <Приписка рукой Н. М. Карамзина>:
   Целую вашу ручку, любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна. Здоровы ли вы? Поздравляем вас с удовольствием нашего доброго Батюшкова3. Надеюсь, что скоро поздравим и с благополучным прибытием милого Никиты Михайловича. Преданный вам навеки
   Н. Карамзин.
   Перевод:
   Ц. Село, 27 июля 1818.
   Здравствуйте, дорогая, милая и уважаемая госпожа Муравьева, мы до сих пор не имеем от вас известий, разумеется, прямых, те же, что доходят до нас косвенным путем, не могут нас удовлетворить. Мы уже давно бы нарушили молчание, если бы знали как вы к этому отнесетесь. Дай Бог, чтобы это прекрасное время года улучшило ваше здоровье и укрепило вас настолько, чтобы благополучно перенести зимние холода. Я надеюсь также, что приезд вашего молодого Друга1 сделает вас настолько счастливой, насколько ваши друзья могут этого желать. Что касается нас, мой уважаемый Друг, то после нашего приезда сюда только мой муж ухитрился получить сильный насморк, который еще не совсем прошел. Он весьма в этом отношении везучий, так как много еще страдал в эти дни и от боли в горле; но поскольку все обошлось без последствий, нам остается лишь возблагодарить Бога и нашего Августейшего и очень любезного Хозяина2 за его гостеприимство. Пребывание в Царском Селе доставляет нам большое удовольствие. Но наслаждаясь настоящим, не следует забывать о будущем, которое хоть и менее ясно, но не менее интересно. Поэтому мы обращаемся к вам, милая Катерина Федоровна, чтобы узнать ваши окончательные намерения относительно вашего дома: в случае, если вы пока им не распорядились иным образом, скажите нам с обычной откровенностью, хотите ли вы иметь нас своими жильцами за скромную плату в 5000 руб., которую, мы должны признаться, не имеем возможности увеличить из-за состояния наших дел. Мысль жить под одной крышей с особой, которую мы уважаем более всех в Петербурге, прибавляет бесконечное очарование к удовольствию занимать прекрасную квартиру. Ожидая вашего ответа, как приговора, только искреннего, я надеюсь, остаюсь на всю жизнь вам преданная

К. Карамзина.

   Мои дочери выражают вам свое почтение. Передайте тысячу дружеских приветов от меня господину Александру и мадемуазель Муравьевой.
  

No 6. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 27 июня 1819.

   Любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна! Напрасно ждали мы от вас письма из Москвы: вы не хотели написать к нам ни строки, и это нам очень грустно, тем более, что мы в своей уединенной жизни ничего об вас не слышим. Бог дал нам сына Владимира1. Катерина Андр. оправляется, но как-то медленно, теперь все еще слаба, хотя и начинает бродить по саду. Все еще надеемся, что вы хотя из Нижнего дадите нам добрую весть о вашем здоровье. Время, кажется, хорошо для путешествующих. Я давно не помню такого прекрасного лета. Мы живем в единообразии, а вы беспрестанно видите новые предметы. Нам покойнее, а вам веселее. Нижний с своею блестящею ярмонкою представится вашим глазам не в том виде, в каком мы его в 1812 году видели2. Всего более желаем вам здоровья. Сто раз целую вашу ручку, обнимаю любезных братьев, Никиту и Александра Михайловичей. Усердно кланяюсь г. Гедике3. Когда ждать вас назад? В октябре? Как еще долго! навеки ваши

Карамзины.

   Адрес: Ея превосходительству Милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой. Отдать Е<го> Высокородию Петру Михайловичу Дружинину, г<осподину> Директору Училищ. В Москве.
  

No 7. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 14 июня 1820.

   Здравствуйте, любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна. Мы думали нынешний день ехать в город, следственно и к вам; но остаемся дома от того, что чувствую себя не совсем здоровым. Пишу к вам с А. И. Тургеневым1. Книги Государю я отдал. Он говорил о незабвенном Михаиле Никитиче2 с истинным чувством; сказал, что знает достоинства Никиты Михайловича, его ум, сведения, ревность к добру и к чести; что рад снова открыть ему путь по службе, когда Никита Михайлович пожелает того3. Это от слова до слова. Я был совершенно доволен отзывом.
   На той неделе авось явлюсь у вас. Целую вашу ручку, обнимаю любезного Никиту Михайловича и Александра Мих. Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

   Адрес: Ея Превосходительству Милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой.
   <Приписка рукой А. И. Тургенева>:
   Зная, что письмо сие прочтете не без удовольствия, немедленно посылаю.
  

No 8. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 5 сент. 1821.

   Сердечно благодарим вас, почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна, за ваше дружеское поздравление. Это был для нас имянинной сюрприз. Мы более удивились, нежели обрадовались.
   Перед отъездом имянинника1 я напомнил Ему о нашем любезном Никите Михайловиче, и даже опять упомянул об нем в письме 1 сент. Отчего это длится, не знаю: не от начальника ли? Увидим.
   Мы, слава Богу! Здоровы, но беспокоимся о Лизе2: ее кормилица занемогла.
   Нежно целую вашу ручку, обнимаю любезного Никиту Михайловича. Жена и дочери у обедни. Бог с вами и с нами! Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

   Адрес: Ея превосходительству Милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой в ея доме у Аничкова мосту на Фонтанке. В С. Петербурге.
  

No 9. Муравьевой Е. Ф.

  

Царск. Село, 14 сент. 1821.

   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна! От всего сердца поздравляем вас и любезного Никиту Михайловича со днем его Ангела, желая дорогому имяниннику всего, чего себе желаем.
   Отдано ли в приказе?1 -- Уведомьте нас, когда вы переедете в город: мы тотчас отправимся к вам в гости, если не ночевать, то обедать.
   Повторяю просьбу, чтобы вы приказали на щет наш нанять работников и вставить двойные окончины2 в наших комнатах хорошенько.
   Целую вашу ручку. Душою вам преданный

Н. Карамзин.

   Адрес: Ея превосходительству Милостивой Государыне Катерине Федоровне Муравьевой.
  

No 10. Муравьевой Е. Ф.

  

Ц. С. 7 окт. 1821.

   Любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна! всею душою разделяем ваши чувства: радуемся, что любезный Никита Михайлович снова в службе, и грустим, что вы с ним должны расстаться. Дай Бог, чтобы не на долго, и с пользою для его службы1! Сам государь сказал мне о вашем к нему письме, прибавив к тому весьма хорошее слово о достоинстве Никиты Михайловича, который, надеюсь, не уедет до нашего переезда в город. Думаем скоро после 20-го окт. быть под вашим кровом. Мы, слава Богу! здоровы. Все мои свидетельствуют вам свою любовь и почтение, а я с нежностию целую вашу ручку. Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

   Адрес: Ея Превосходительству Милостивой Государыне Катерине Федоровне Муравьевой. В доме ея на Фонтанке у Аничкова моста в С. Петербурге.
  

No 11. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 28 июля 1822.

   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна! Вы и мы были в Петергофе, а не съехались. Граф Каподистриа1 помешал и моей беседе с любезным Никитою Михайловичем, к моему сердечному сожалению. Мы собирались к вам, но теперь думаем отложить до 19 августа, чтобы праздновать у вас любезные имянины. Позволите ли приехать нам и с сыновьями? То есть, можете ли поместить всех нас дня на два в вашем обновленном доме? Думаю завтра, если не будет дождя, съездить часа на три в город для свидания с Иван. Иван. Дмитриевым2: полагаю, что вы еще в Петергофе, и не имею надежды видеть вас.
   После засухи льют дожди, так, что грустно. Впрочем мы здоровы, слава Богу, и живем в тишине; мало гуляем, но много читаем. В Петергофе мне всегда приятнее была прогулка в шлюпке по морю, а прекрасной иллюминации мы почти не видали. Целую вашу ручку, обнимаю ваших милых, и свидетельствую мое душевное почтение Александре Николаевне3. Катерина Андр. будет писать к вам завтра. Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

   Адрес: Ея Превосходительству Милостивой Государыне Катерине Федоровне Муравьевой. В доме ея у Аничкова мосту на Фонтанке. В С. Петербурге.
  

No 12. Муравьевой Е. Ф.

  
   Всем семейством поздравляем милого имянинника1, вас, почтеннейшая Катерина Федоровна, и любезнейшего Никиту Михайловича. Всего, что может назваться добром в здешнем Свете, сердечно желаем ему и вам. Будем пить за его здоровье, жалея, что не <в> вашем присутствии. Благодарим за дружеское угощение и за прекрасную прогулку, о которой еще с удовольствием вспоминаю. Мы, слава Богу! здоровы. Авось еще побываем у вас в гостях, если осень будет также хороша, как лето. Целую вашу ручку, обнимаю ваших милых. Навеки ваш

Н. Карамзин.

   Царское Село, 28 авг. 1822.
  
   Адрес: Ея Превосходительству Милостивой Государыне Катерине Федоровне Муравьевой.
  

No 13. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 26 сент. 1822.

   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна! Еще ли вы за городом, или уже в городе? И мы помышляем о вашем городском крове. Сделайте милость, узнайте, вставлены ли у нас двойные окончины нашими платёрами, которым я послал за то и деньги? Да еще просим сделать второе одолжение, приказать, чтобы в людских комнатах заделали щель над дверью, в которую очень несет. Здоровы ли вы с вашими милыми? У нас все хорошо, слава Богу! Нежно целую вашу ручку, обнимаю любезных Никиту Михайловича и Александра Михайловича. Навеки душою и сердцем преданный вам

Н. Карамзин.

   Если принесут на мое имя цыбик1 чаю, то прикажите Дворецкому взять его.
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Que faites-vous, chère et bonne Madame Mouravieff, dans vos îles enchantêes, qui sont devenues, je suppose, un peu le sêjour de Borêe? J'espère pouvoir revenir sous votre toit hospitalier dans le courant du mois prochain; jusqu'à ce moment même la campagne a conservê des charmes; je monte beaucoup à cheval; les promenades à pied ne sont pas nêgligêes pour cela, et dans tous les tems, par un beau clair de lune, comme par un brillant soleil, et, comme aujourd'hui, par un tems tre?s brumeux. Je dêsire que vous vous portiês tous aussi bien que nous, et que vous nous aimiês autant que nous vous aimons. Là dessus je vous embrasse et me rappelle au souvenir de vos Messieurs ainsi que de Mlle Batuschkoff.
   Адрес: Ея превосходительству Милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой. В доме ея на Фонтанке у Аничкова мосту. В С. Петербурге.
  
   Перевод:
   Что делаете вы, милая и дорогая госпожа Муравьева, на ваших волшебных островах, которые стали, я думаю, немного походить на прибежище Борея? Я надеюсь вернуться под вашу гостеприимную крышу в следующем месяце; деревня даже до сих пор сохранила очарование; я много езжу верхом; не пренебрегаем и пешими прогулками, причем в любую погоду, при прекрасном лунном свете, при сиянии солнца, или, как сегодня, при очень пасмурной погоде. Я желала бы, чтобы вы себя чувствовали так же хорошо, как и мы, и чтобы вы нас любили так же, как мы любим вас. За сим, я вас обнимаю и шлю приветы вашим мужчинам, а также девице Батюшковой2.
  

No 14. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 13 авг. 1823.

   Любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна! Мы наняли известный вам дом купца Мижуева1 на Моховой. Я должен сам приехать, чтобы перенести туда книги и фортепиано; но скоро быть не могу, будучи в грусти и в беспокойстве о детях. Между тем можно отослать туда наши не важные мебли2 и адресоваться к прикащику хозяина, который отопрет комнаты и укажет, где что поставить: для чего прошу вас приказать вашему управителю нанять на наш щет трех или четырех носильщиков и посмотреть за ними, чтобы все было цело. -- Все мои свидетельствуют вам и вашим, вместе со мною, свое дружеское почтение. А мы живем теперь в совершенном уединении, ибо все нас бегают как чумных, боясь коклюша наших детей. Нежно целую вашу ручку. Навеки душею преданный вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Ея превосходительству Милостивой Государыне Катерине Федоровне Муравьевой. В доме ея на Фонтанке у Аничкова мосту.
  

No 15. Муравьевой Е. Ф.

  
   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна! Всем семейством усердно вас поздравляем с завтрашним праздником1, столь любезным для вашего сердца нежного; поздравляем почтенного Никиту Михайловича, милостивую государыню Александру Григорьевну2 и Александра Михайловича, желая, чтобы вы весело провели не только этот день, но и весь год. Если бы не болезнь детей, которая нас очень беспокоит, особливо Андрюшина3, то мы поздравили бы вас лично. Будьте вы здоровы со всеми вашими милыми. Целую вашу ручку. Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

   Царское Село, 18 авг. 1823.
  
   Адрес: Ея превосходительству Милостивой Государыне Катерине Федоровне Муравьевой, в доме ея на Фонтанке у Аничкова мосту в С. Петербурге.
  

No 16. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 6 сент. 1823.

   Любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна! Давно не имеем от вас известия: надеемся, что вы здоровы и благополучны со всем милым семейством. Мы все еще слышим жестокий кашель наших детей, и все еще беспокоимся, хотя, слава Богу! и менее прежнего.
   Не имея охоты от больных ехать в город, боясь, чтобы мои книги не мешали отделке ваших комнат, прошу вас приказать, чтобы их вынули из шкапов и в каких-нибудь коробах или в рогожах перенесли в новую нашу квартиру, вместе с фортепиано; но как это нужно сделать бережно, то я пишу к А. И. Тургеневу, чтобы он дал, для сей операции, своего чиновника надежного1, который бы дал себе труд за всем посмотреть, положил бы книги в той комнате, пятой от входа, где будет мой кабинет, и закрыл бы их на полу рогожами. Впрочем даю вам и Александру Ивановичу carte blanche {Неограниченные полномочия, полная свобода действий (франц.).}: сделайте милость, устройте так, чтобы книги были целы: ибо некоторые из них казенные, императрицыны, редкие и проч. Надобно также для переноски выбрать не дождливый день. Утруждаю вас этою просьбою в надежде на вашу дружескую к нам милость.
   Нежно целую вашу ручку, свидетельствуя душевное почтение всем вашим. Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

  
   Когда перенесут книги и все наши вещи к Мижуеву, то их запереть и отдать ключи его прикащику.
   Адрес: Ея превосходительству Милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой в ея доме близ Аничкова мосту. В С. Петербурге.
  

No 17. Муравьевой Е. Ф.

   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна! От всего сердца и всем семейством поздравляем вас со днем вашего рождения1. Нам грустно, что не будем праздновать его с вами: мы не можем переехать в город прежде 10-го ноября. Лишенные великого удовольствия жить под вашим кровом, желаем заменить его частыми свиданиями с вами; по крайней мере остаемся вашими соседями. Дети наши, слава Богу! уже не мучат нас своим кашлем. Дай Бог, чтобы мы всех вас нашли совершенно здоровыми. Целую вашу ручку. Свидетельствуем душевное почтение милостивой государыне Александре Григорьевне. Мысленно обнимаю любезных Никиту Михайловича и Александра Михайловича. Навеки преданный вам

Карамзин.

   Царское Село, 1 ноября 1823.
  
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Vous ne doutez pas, ma bonne et respectable Madame Mouravieff, des vœux que je forme pour votre tranquillitê si ce n'est pour votre bonheur, à un certain âge on у renonce; nous sommes bien peinês de ne pas passer ce jour avec vous ayant pris la douce habitude de le fêter avec votre famille comme en faisant presque membres et rêellement nous le sommes par l'attachement since?re et inaltêrable que nous vous portons. -- Nous nous recommandons à votre bon souvenir en attendant que nous ayons le plaisir de nous trouver à votre table hospitalie?re.

C. Karamzine.

   Veuillez bien me rappeler au souvenir de tous les vôtres.
   Перевод:
   Не сомневайтесь, моя милая и уважаемая госпожа Муравьева, в пожеланиях спокойствия, если не счастья, от которого в определенном возрасте отказываются; мы очень огорчены, что не проводим этот день с вами, приобретя приятную привычку праздновать его с вашей семьей, почти как ее члены, и в действительности мы ими являемся по искренней и неизменной привязанности, которую мы к вам питаем. Шлем вам приветы, в ожидании удовольствия снова встретиться за вашим гостеприимным столом.

К. Карамзина.

   Сделайте милость, передайте от меня приветы всем вашим.
  

No 18. Муравьевой Е. Ф.

  
   Любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна! мы об вас беспокоимся: не испугало ли вас страшное наводнение?1 Здоровы ли вы со всеми вашими? Мы не рады тому, что Бог не дал нам видеть этого общего бедствия. Нездоровье мое задержало нас в Царском Селе. Надеемся переехать к вам в субботу и найти вас всех в добром здоровье. Между тем целую вашу ручку. Душою и сердцем вам преданный

Н. Карамзин.

   Получили ли вы наше письмо 1 ноября?
   Адрес: Ее превосходительству Милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой в ея доме у Аничкова моста. В С. Петербурге.
   На штемпеле дата: 1824 10 ноября.
  

No 19. Муравьевой Е. Ф.

  

Царское Село, 19 авг. 1825.

   Любезнейшая и почтеннейшая Катерина Федоровна! всем семейством поздравляем вас со днем рождения любезного Никиты Михайловича1; поздравляем и всех ваших, начиная с него самого. Будьте все здоровы, спокойны и веселы! Как жаль, что мы лично не празднуем с вами! Я все хилею и дней шесть был опять очень нездоров. Дайте нам о себе весть. Уже нет Тургенева2, через которого мы знали все, что у вас делается! Теперь живем в глуши. Не ленитесь ли? Делаете ли движение? <нрзб.> целую вашу ручку с нежностию. Бог с вами и с нами! Навеки вам преданный

Н. Карамзин.

   Адрес: Ея превосходительству Милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой в ея доме у Аничкова мосту в С. Петербурге.
  

No 20. Муравьевой Е. Ф.

<Без даты>

   Почтеннейшая и любезнейшая Катерина Федоровна!
   Сердечно поздравляем вас со днем вашего щастливого для нас рождения, желая вам всего, что достойно желания. Нам грустно, что мы не будем праздновать с вами в этот день. Комнаты наши еще не топлены; отправим истопника на будущей неделе, и думаем переехать в конце ея. Мы, слава Богу! Здоровы, и не мало не скучали осенью и своим уединением, не только отец и мать, но и дочери, как они уверяют.
   Горюем о кончине нашей доброй соседки, тем более печальной для дочери, что она не была при ней. Вы верно уронили не мало слез.
   Мы имели об вас вести через Александра Ивановича1 и Гурьева2; но теперь, вероятно, они уже не заглянут к нам.
   Вашим милым наше душевное почтение. Целую вашу ручку. Навеки преданный вам
   Н. Карамзин.
  
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Je me joins à mon Mari, chère et respectable Madame Mouraview, pour vous fêliciter sur le jour de votre naissance, mais surtout j'en fêlicite tous ceux qui ont le bonheur de vous appartenir et tous ceux qui jouissent de vos bontês et de votre amitiê; comme j'espère que nous sommes du nombre c'est une vraie fête pour nous, et le toast de famille sera portê de tout cœur à la santê et la prospêritê de notre bonne et chère Катерина Федоровна. -- Nous passons notre tems si tranquillement et si doucement que si ce n'êtoit le dêsir de partager notre tems avec nos amis de Petersbourg nous aurions prolongê notre sêjour ici.
   Adieu ma bonne et che?re Amie, veuillez me rappeler au souvenir de toute votre aimable famille. Et croyez-moi toujours votre toute dêvouêe de cœur et d'âme.

C. Karamzine.

   Перевод:
   Я присоединяюсь к Мужу, милая и уважаемая госпожа Муравьева, чтобы поздравить вас с днем рождения, но особенно я поздравляю всех, кто имеет счастье принадлежать к Вашей семье и всех, кому вы дарите вашу доброту и дружбу; я надеюсь, что мы из их числа и это для нас истинный праздник. Наш семейный тост будет поднят за здоровье и благополучие милой и дорогой Катерины Федоровны. Мы проводим время так спокойно и приятно, что если бы не желание встречаться с нашими петербургскими друзьями, мы продлили бы свое пребывание здесь. Прощайте, дорогой и добрый друг, передайте мои приветы всему вашему милому семейству. И знайте, я всегда вам предана сердцем и душой.

К. Карамзина.

  

No 21. Муравьевой Е. Ф.

  
   <Рукой Е. А. Карамзиной>:
   Le 2 Novembre Sarsko-Selo. <Без года>
   Bonjour, chère et bonne Madame Mouravieff, malgrê notre longue sêparation, elle ne nous fait pas oublier les jours aussi intêressants que celui d'aujourd'hui: veuillês donc, chère Amie, recevoir les fêlicitations et les vœux de toute la famille Karamzine, depuis la principale tige jusqu'au dernier rameau. Nous boirons à votre chère santê et votre prospêritê à notre table de famille en regrettant de ne pas être à la vôtre; mais j'espère dans une quinzaine venir vous demander de nous rendre les places que nous avons pris la douce habitude d'occuper à vos repas hospitaliers. -- Nous passons notre tems tout tranquillement, mon Mari va doucement aussi pour sa santê, mais Dieu veuille seulement que ce ne soit pas moins bien. Mille amitiês à tous les vôtres, ne nous oubliês pas nous autres solitaires. Toute à vous

C. Karamzine.

  
   <Приписка рукой Н. М. Карамзина>:
   Нежно целую вашу ручку, любезнейшая Катерина Федоровна, и поздравляю вас с радостным для нас днем вашего рождения. Дай Бог вам всего хорошего в жизни, начиная с здоровья вашего и всех ваших. В надежде скоро увидеть вас душевно преданный вам

Н. Карамзин.

   Перевод:
   2 ноября. Царское Село.
   Здравствуйте, дорогая милая госпожа Муравьева. Несмотря на долгую разлуку, мы не забыли дни столь радостные, как сегодняшний1. Примите, дорогой друг, поздравления и пожелания от всей семьи Карамзиных, начиная от главы и до самых маленьких ее членов. Мы выпьем за ваше доброе здоровье и благополучие за своим семейным столом, сожалея, что не за вашим; но я надеюсь через две недели приехать просить вас вернуть нам места, которые мы привыкли с удовольствием занимать за вашим гостеприимным столом. Мы проводим время очень спокойно. Муж чувствует себя довольно хорошо для своего здоровья, но дай только Бог, чтобы не стало хуже. Тысяча приветов всем вашим, не забывайте нас в нашем уединении. Ваша

К. Карамзина.

  

No 22. <Аверкиеву?>1 И. А.

  
   Милостивый государь мой Иван Алексеевич!
   Сердечно благодарю Вас за Ваш благоприятный ответ и за добрую волю быть заступником наших крестьян, которым я снова и строго подтвердил, чтобы они во всех случаях, какие могут встретиться, руководствовались Вашими повелениями. Уверяю Вас в моей и всего нашего семейства искренней признательности. Может быть, найду случай видеться с Вами и подтвердить изустно, сколь умею ценить Ваши одолжения.
   С высокопочитанием и душевною преданностию имею честь быть, милостивый государь мой! Ваш покорнейший слуга

Николай Карамзин.

   Москва, 28 генваря 1808.
  

No 23. Письмо княжны Вяземской Е. А.1

  
   к князю Лобанову-Ростовскому Д. И.2
   Се 9 Mai Moscow 1808.
   Се n'est pas, sans grands regrets et sans contradictions à mes dêsirs, que j'ai diffêrê de vous êcrire jusqu'à ce moment, mon cher et respectable Prince, si j'avois suivi l'impulsion de mon cœur il у a longtemps, que vous auriez eu, une lettre, de ma part; mais vous deviez être occupê de trop d'affaires, pour pouvoir vous en distraire, voilà pourquoi, mettant l'êgoïsme de côtê (qui pourtant auroit êtê pardonnable dans ce cas) j'ai conciliê mes dêsirs avec les circonstances. Ayant entendu, à prêsent -- que Vous vous ennuyez assez dans votre Rêsidence, -- j'ai pensê qu'un peu plus un peu moins d'ennui ne faisant pas grand diffêrence, je pouvois vous demander en faveur de l'attachement que nous vous portons tous, de nous donner le plaisir de recevoir quelques lignes de votre part, qui nous mettroient un peu au fait de votre santê et de la manière dont vous passez votre tems, car personne ici ne peut nous contenter à ce sujet. Je sais aussi par l'amitiê que vous nous accordez que vos voudrez savoir, Mon Prince, ce que nous faisons, je vous dirois donc que nous passons notre tems assez tristement, d'abord sans avoir de maladies graves, il у a toujours quelqu'un à soigner, ensuite nous nous trouvons sêparês de presque toutes les personnes auxquelles nous sommes attachêes et dont l'amitiê nous est le plus chère, vous saviez bien que pour moi surtout Vous êtes sûrement le Numêro premier de ces personnes, et que Votre absence ne peut se remplacer. Nous n'avons que les souvenirs, et aussi si vous saviez, comme il est souvent question au Калымажной двор du cher et aimable Prince Labanoff, je voudrois que par un petit coup d'êlectricitê cela se communique à Pultawa, et que vous у pensiez aussi quelquefois à nous. -- Nous nous prêparons à quitter le reste de notre sociêtê, ces jours-ci, pour aller retrouver le cher et bien triste Astafieva, Vous sentez que ce n'est pas sans un grand serrement de cœur que nous allons nous у retrouver, mais il faut habituer à supporter tant qu'on peut les chagrins et les peines, on en a tant dans ce Monde! -- Je vous dirois un mot encore sur Notre cher tuteur Monsieur Nêlêdinsky, êtant sûre qu'il vous intêresse; il s'est remis <нрзб.> qu'on ne <нрзб.> lui resta qu'une lêgère sensation dans la main, et quelquefois une faiblesse dans la tête, surtout lorsqu'il est en sociêtê, il se mênage pourtant beaucoup et a tout à fait changê de genre de vie, j'espère que cet accident lui fera du bien; il n'a plus ses suffocations. Voilà une description bien dêtalliêe de tout ce qui se passe chez nous, je serois au comble de mes dêsirs si j'en recevois une pareille de vous, et que vous m'y disiez quelques mots sur Macha, car je puis ne pas lui êcrire, puisque cela m'est dêfendu hêlas! mais je ne pourrois jamais ne pas у penser bien bien souvent. Mon fre?re qui continue toujours à rire dans tous les tons, vous prêsente ses respects et vous demande la continuation de vos bontês, et moi je vous prie, Mon cher Prince, de recevoir l'assurance des sentimens de respects et d'attachement since?re et inviolable que vous a vouêe à jamais Votre très humble et tout dêvouêe

E. Wiasemskoy.

  
   Madame Karamzine me charge de vous dire mille choses tendres de sa part, entr'autres qu'elle vous aime toujours beaucoup et qu'elle sente bien la privation de votre bonne et aimable sociêtê, d'autant plus que nous ne pouvons espêrer de nous en dêdommager bientôt.
   <Приписка рукой Н. М. Карамзина>:
   К сердечному сожалению нашему не имея от Вас, любезный и почтенный Князь, никакого известия, будем весьма обрадованы, если Вы напишите к нам хотя строчку. Вы конечно не сомневаетесь в нашей искренней к Вам привязанности. Дай Бог, чтобы Вы были совершенно здоровы и находили более и более удовольствия в добре, делаемом Вами Государству и частным людям!
   Навеки преданный Вам Н. Карамзин.
  
   Перевод:
   9 мая Москва 1808.
   Не без большого сожаления и вопреки своим желаниям, я откладывала до сего момента писать вам уважаемый Князь; если бы я следовала велению своего сердца, вы уже давно получили бы от меня письмо; но Вы должно быть заняты слишком многими делами, чтобы возможно было Вас от них отвлекать; вот почему, отбрасывая эгоизм (который может быть простителен в данном случае), я подчиняла мои желания обстоятельствам. Услышав, что Вам теперь довольно скучно живется в вашей Резиденции, я подумала, что чуть больше или чуть меньше скуки не составляет большой разницы и я могу Вас просить, рассчитывая на привязанность, которую все мы к Вам питаем, доставить нам удовольствие получить от Вас несколько строк, которые дали бы нам некоторое представление о Вашем здоровье и времяпровождении, поскольку здесь никто нас не может удовлетворить на этот счет. Я знаю также по дружбе, которой Вы нас дарите, что Вы хотите знать, Князь, что мы делаем; уверяю Вас, что мы проводим время довольно скучно, во-первых, хоть и нет серьезных болезней, всегда есть кто-то, требующий заботы; затем, мы отдалены почти от всех, к кому мы привязаны и чья дружба дороже всего для нас, Вы знаете, что для меня, в особенности, Вы без сомнения первый среди них, и Ваше отсутствие невосполнимо. У нас есть лишь воспоминания, и если бы Вы знали, как часто спрашивают в Колымажном дворе3 о дорогом и любезном Князе Лобанове; я бы хотела, чтобы это посредством небольшого электрического разряда могло сообщиться в Полтаву, и чтобы Вы тоже иногда о нас думали. Мы готовимся покинуть на днях и оставшееся наше общество, чтобы вернуться в дорогое и печальное Остафьево4. Вы понимаете, что мы туда возвращаемся с тяжелым сердцем, но нужно привыкать переносить как должно огорчения и страдания, их столько в этом Мире! Скажу Вам еще несколько слов о нашем дорогом опекуне господине Нелединском5, будучи уверена, что он Вас интересует; <нрзб.> у него осталось лишь слабое ощущение в руке и иногда слабость в голове, особенно когда он в обществе, он однако бережет себя и совсем переменил образ жизни, я надеюсь, что этот случай будет ему на пользу; его больше не мучают удушья. Вот детальное описание всего, что у нас происходит. Мои желания были бы исполнены, если бы я получила подобное от Вас, и Вы сказали бы мне несколько слов о Маше, поскольку я не могу ей написать, так как мне это запрещено. Увы! Но я никогда не смогу не думать о ней очень, очень часто. Мой брат6, который продолжает все время смеяться на все лады, выражает Вам уважение и просит сохранить Ваши добрые чувства к нему, а я прошу Вас, милый Князь, принять уверения в чувствах уважения и привязанности, искренних и нерушимых, преданной Вам навсегда Вашей покорной слуги

Е. Вяземской.

  
   Мадам Карамзина7 мне поручает сказать Вам тысячу нежных слов от нее, между прочих, что она Вас, как и прежде, очень любит, и что ей очень не достает Вашего милого и любезного общества, тем более, что мы не можем надеяться вскорости вознаградить себя им.
  

No 24. <Оболенскому А. П.1 12 марта 1811 г.>

  
   Тверь, воскресенье в полдень.
   Сейчас я возвратился от принца2, любезнейший князь. Он и великая княгиня3 приняли ваше письмо как нельзя лучше. Мы в затруднении, говорили оба: не хотим взять на себя ничего такого, что может произвести для князя неприятности семейственные. Однакож нам жаль отказаться <нрзб.> от мысли видеть его в этом мес<те> и проч. и проч. Далее было сказано: Должность губернаторская не заставила бы князя ездить из места в место; он жил бы спокойно в Твери и в кругу своих родных, так же, как живет в Москве4. Впрочем ни слова досадного; все изъявляло наилучшее мнение об Вас и личное их к Вам благорасположение. Вероятно, что разговор об этом при первом случае возобновится. Я не долго был в Кабинете у Принца. Пока простите. Здесь ожидают гостя5, и нынешний день нет обеда во Дворце. У меня кружится голова от дороги и худо проведенной ночи. Мысленно Вас, почтенный Князь, обнимаю. Всем Вашим мое душевное почтение. Преданный Вам

Н. Карамзин.

  

No 25. Оболенскому А. П.

  

Нижний Новг., 23 Апреля 1813.

   Любезный и почтенный друг!
   Наш сын еще жив1, но не можем позволить себе надежды человеческой. Наташа2 в лихорадке. Катерина Андр. имеет не много сил; мои также весьма изнурились. Бог видит мою слабость невольную: я не чуждаюсь Его; ободряю себя, стараюсь поддерживать, но дрожу всеми нервами; худо сплю, и утро не освежает меня. Сил моих было достаточно только на месяц, а теперь уже исходит другой. Жаль, что вы от нас далеко. Так и быть: Господь с нами. Обнимаю вас и всех ваших милых, прося Бога, чтобы он хранил ваше здоровье и спокойствие. Простите и любите нас бедных. Навеки преданный вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 26. Оболенскому А. П.

  
   С. Петербург, 31 Дек. 1816.
   Почтенный Друг наш! Поздравляем Вас и всех ваших с наступающим Новым Годом. Дай Бог вам всем здоровья и благоденствия!
   А мы очень беспокоимся о Катеньке1: у нее злой кашель, так, что она мало и ест и спит.
   Я показывал Ваше письмо Юрью Александровичу2. Он будет писать к вам. Могу уверить вас, любезнейший Князь, что я не сделал ни добра, ни худа; не давал и советов Юрью Александровичу, а только на вопрос его о письме сказал ему свое мнение.
   Не только в Москве, но и здесь жалуют3 Вас в кураторы Московского Университета. Желаю, чтобы это была правда. Вы во всяком месте будете полезны, потому что любите добро.
   Граф П. А. Толстой4 горюет о смерти брата5. Я был у него два раза; мы говорили об Вас.
   О будущем мало думаю. Мне еще целый год надобно читать корректуры6. Стараюсь не верить предчувствиям! Бог с Вами и с нами!
   Простите, любезнейший князь. Целую руку у почтенной, доброй княгини7, и свидетельствую мою душевную преданность Милостивому государю Князю Петру Александровичу8. Навеки Ваш

Н. Карамзин.

  
   Сию минуту известили меня, что Указ о Кутузове и об Вас подписан, обнимаю любезнейшего Куратора9! Жуковскому10 Государь пожаловал 4000 рублей пенсии и перстень с своим шифром.
  
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Bonjour chers amis je vous fêlicite du fond du cœur et sur la nouvelle annêe et sur votre nouvelle nomination, mon cher Ami, Dieu veuille que premie?re s'êcoule pour vous dans toutes les prospêritês et que la seconde vous procure tous les agrêmens possibles. Je vous embrasse de toute la force de ma tendresse, ainsi que tous les petits choux.
   У батюшки11 нежно ручки целую и поздравляю с новым годом.
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  
   Перевод:
   Здравствуйте, дорогие друзья, я вас поздравляю от всего сердца и с новым годом, и с вашим новым назначением, мой дорогой друг. Дай Бог, чтобы первый прошел для вас в полном благополучии и чтобы второе принесло вам всевозможные милости. Я вас нежно обнимаю, а также всех малюток.
  

No 27. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 25 Генв. 1817.

   Любезнейший Князь!
   Мы Вас ждем в Петербург, а Вы не едете. На всякий случай скажу Вам несколько слов. Я слышал, что письмо Марьи Петровны1 произвело самое лучшее действие, и что ей дана большая аренда; мне хотели прислать записку, но не прислали. Вероятно, что Вы уже знаете все лучше меня. Я опять в простуде, а Катенька в лихорадке. Здесь нам не здоровится, а надобно прожить еще года полтора! Жена должна родить в августе; это обстоятельство и корректура едва ли не удержат нас в городе на все лето. Как идут Ваши университетские дела? Желаем знать, будете ли сюда? Обнимаем Вас от всего сердца, как теперь обнимаю Вас мысленно. Целую ручку у любезной княгини и свидетельствую душевное почтение Князю Петру Александровичу. Навеки Ваш

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в его доме на Рожественке в Москве.
  

No 28. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 20 фев. 1817.

   Почтенный Друг наш! Мы разделяем Ваше беспокойство о Князе Александре Федоровиче1: отврати Бог этот удар! Будем еще надеяться.
   Убедительно прошу Вас, любезнейший Князь, сделать мне одолжение, представить князя П. И. Шаликова2 в помощники издателя Ведомостей3, который идет в отставку. Спасите от жестокой бедности доброго мужа и отца. Ручаюсь Вам, что он хороший человек и пишет лучше многих наших авторов. Иван Иванович Дмитриев4 знает и любит его.
   Хотя дети наши и не совсем здоровы, однакож не жалуемся. Здешнею жизнию не скучаем, хотя и не веселимся. Видим добрых приятелей: других редко.
   Не сомневаюсь в действии моей просьбы. Спешу отправить письмо на почту. Целую ручку у любезнейшей княгини, обнимаю Вас и всех ваших. Навеки преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 29. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 15 марта 1817.

   Почтеннейший Друг! Сердечно благодарю Вас за обязательное исполнение моей просьбы: Вы одолжили меня и дали благосостояние бедному отцу семейства, человеку доброму, весьма не глупому и способному к этому делу, то есть к изданию газет1. Одним словом, Вы меня обрадовали; а мы не часто радуемся в свете! К<нязь> Шаликов от Вас в восхищении. Нам приятно слышать, что и все университетские крайне довольны вашим начальством. Делайте столько добра, сколько можете: Вам этому не учиться. -- Обнимаю Вас со всею дружескою горячностию. Мы, слава Богу! здоровы. Работаю глазами более, нежели умом. По вечерам видим иногда у себя людей приятных; а на выезд почти не имею времени. -- Всем домом и всему дому Вашему изъявляем любовь. Бог с Вами и с нами! Навеки преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Просим Бога о выздоровлении К<нязя> А. Ф. Щербатова2. Нас потешили из Москвы лучшими об нем известиями; но Ваше письмо опять кольнуло нас в сердце. Будем надеяться.
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 30. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 16 окт. 1817.

   Почтеннейший Друг наш! С сердечною радостию поздравляем Вас как щастливого отца и деда. Целую ручку у Княгини. Будьте все здоровы и веселы. Сделайте нам одолжение, поздравьте от нас и М<илостивую> Г<осударыню> Катерину Андреевну и Николая Аполлоновича. Мы берем искреннейшее участие в их радости1.
   Вместе с Вами, любезнейший Князь, благодарим Бога за выздоровление нашего почтенного Князя Петра Александровича2. Мы очень об нем беспокоились.
   Да наслаждается он еще долго маститою старостию к Вашему и нашему утешению! -- Состояние К<нязя> Василья Петровича3 нас тревожит. Он еще молод и сложения не слабого: надеемся на милость Божию. Ему, кажется, надобно быть щастливым с его редким добрым сердцем. Я полагаю, что он не без любви вздумал жениться: как думаете?
   Надеюсь, что Вы, любезнейший князь, будете со всех сторон довольны Двором, к которому мы неравнодушны за все его милости к нам, простосердечным людям.
   С утра до вечера занимаюсь корректурами. Надеюсь отделаться к Новому году; а там -- как Бог даст... Вероятно, пробудем здесь или в Царском Селе до Августа, имея твердое намерение возвратиться в Москву к осени, чтобы там кончить жизнь в тишине, с Богом, с семейством и с друзьями. Желаем спокойствия не только себе, но и отечеству и доброму Государю; а всех нас любит Бог! Да будет Его воля!
   Болезнь кормилицы заставляет нас беспокоиться о малютке4. У нас в доме несколько больных; но мы еще по сие время здоровы.
   Простите, любезнейший. Всех ваших дружески обнимаю. Навеки ваш

Н. Карамзин.

   <Приписка рукой Е. А.&nbsp;Карамзиной>:
   Je vous fêlicite mon cher et respectable Ami, avec les heureuses couches de vos che?res femme et fille, en grâce faites leur agrêer mes tendres amitiês et mes vœux pour leur prompt rêtablissement; je ne puis leur mieux dêsirer que de les engager à me prendre pour mode?le dans ce cas; dans quinze jours je me suis si bien trouvêe apre?s mes couches, que j'ai pu me promener et dans la suite s'êtoit de mieux en mieux. Combien j'ai êtê profondêment affligêe d'apprendre la maladie du bien aimê Papa et j'ai remerciê du fond de mon âme la bontê Divine de nous avoir encore conserver cet être prêcieux. Baisês lui bien tendrement les mains pour moi mon bien cher Ami et dites mille amitiês à toute la chère famille grands et petits. -- Je fais des vœux ardents pour le bonheur du cher Basil. Rappelês nous au souvenir de sa future famille.1*
   Адрес: Его сиятельству Милостивому государю моему Князю Андрею Петровичу Оболенскому. В Москве. На Рожественке в собственном доме.
   Перевод:
   Я вас поздравляю, дорогой и уважаемый друг, со счастливыми родами ваших дорогих жены и дочери, соблаговолите передать им мои нежные дружеские чувства и пожелания скорейшего выздоровления. Я не могу им пожелать ничего лучшего как предложить следовать моему примеру в этом отношении; через две недели после родов я себя так хорошо чувствовала, что могла гулять, а потом было лучше и лучше. Я была глубоко огорчена, узнав о болезни горячо любимого папеньки5 и от всей души благодарю Божию милость, сохранившую нам это дорогое существо. Поцелуйте ему нежно ручки за меня, мой дорогой друг, и скажите тысячу дружеских слов всем членам вашего милого семейства, как взрослым, так и малышам. Я горячо молюсь за счастье дорогого Василия. Передайте приветы от нас его будущей семье.
  

No 31. Оболенскому А. П.

С. Петербург, 23 ноября 1817.

   Любезнейший Князь и Друг наш!
   Пишу к Вам с Баварским министром, Графом Бреем (C de Bray)1, который желает пользоваться Вашим приятным знакомством в Москве. Он человек умный и любезный в обществе, уважаем при Дворе и в свете, здешний хлебосол, и проч. и проч. Он всегда ласкал нас, и мы Вам скажем спасибо за Вашу к нему ласку. Мы говаривали с ним о Вашем почтенном семействе.
   Поздравляем Вас с любезною имянинницею2. Будьте все здоровы и благополучны. Бог хранит нас своею милостию. Живем более уединенно. Скажите нам о себе. И вблизи и в отдалении любим Вас всею душою. -- Целую ручку у почтенной Княгини. Напомните об нас всем Вашим милым, начиная с милостивого Государя, Князя Петра Александровича. Никто более нашего не желает Вам добра. Обнимаем Вас мысленно. Навеки преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Господину князю Андрею Оболенскому куратору Университета в Москве в собственном его доме на Рожественке.
  

No 32. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 16 февр. 1818.

   Любезнейший Князь и Друг! От всего сердца поздравляем Вас с блестящим знаком Царской милости1. Будьте только здоровы со всеми вашими: для того и пьем здоровье нового Кавалера Св. Анны.
   Мы благодарим Бога, хотя иногда и беспокоимся о Катеньке: она еще худо оправляется2.
   Вы, думаю, получили экземпляр моей истории3: читайте или не читайте; лишь только любите нас. До сего времени публика балует меня тем, что раскупает книгу. Остается уже не более тысячи экземпляров.
   Обнимаю Вас со всею дружескою горячностию; целую руку у почтенной Княгини и всем Вашим свидетельствую мою искреннейшую преданность, начиная с милостивого Государя, Князя Петра Александровича. Еще ничего не знаем о свадьбе любезного К<нязя> Василья Петровича4. -- Бог с Вами и с нами! Навеки Ваш

Н. Карамзин.

   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Je vous salue de tout mon cœur, cher Chevalier et le plus digne de l'être; vous ne doutês pas de tout le plaisir que nous avons eu à cette bonne nouvelle, comme à tout ce qui peut vous arriver d'heureux; recevês-en mes fêlicitations bien since?res et des vœux que je forme pour que votre service vous soit toujours aussi agrêable qu'il est utile aux autres. Dites mes fêlicitations à votre che?re et bonne femme qui j'embrasse tendrement ainsi que le mari et toute la chêre famille. Je baise les mains à mon cher et respectable Papa en le fêlicitant de la joie qu'il a dû êprouver en voyant le mêrite rêcompensê dans la personne de son fils. -- En grâce dites-nous quelque chose de satisfaisant sur l'etat de la bonne et chêre Lise; j'ai eu des moments cruels à son sujet, encore n'ai-je appris la nouvelle de sa maladie qu'après que le danger êtoit passê; dans ce moment j'espère qu'elle est parfaitement remise. Dieu le veuille.
   Адрес: Его сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому. В доме его на Рожественке в Москве.
   Перевод:
   Я вас приветствую от всего сердца, дорогой Кавалер и достойнейший из людей, не сомневайтесь в том удовольствии, которое нам доставила эта добрая весть, как и все, что может с вами произойти счастливого. Прибавьте к моим искренним поздравлениям и мои пожелания, чтобы ваша служба так же была приятна для вас, как она полезна для других. Передайте мои поздравления вашей милой и доброй жене, которую я нежно обнимаю, как и ее мужа и все милое семейство. Целую ручки дорогому и уважаемому Батюшке и поздравляю его с радостью, которую он должен был испытать, видя, что заслуги его сына теперь вознаграждены. -- Сделайте милость, скажите нам что-нибудь утешительное о состоянии милой и дорогой Лизы, о которой я сильно беспокоилась и о болезни которой узнала только после того как опасность миновала; сейчас, я надеюсь, что она совершенно поправилась, дай Бог.
  

No 33. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 24 окт. 1818.

   Сердечно благодарим вас, почтеннейший Друг наш, за радостное для нас известие о благополучном рождении любезного Князя Василия, с чем вас и почтеннейшую княгиню усердно поздравляем. Веселитесь им и всеми милыми детьми Вашими. Хотя мы отчасти знали о нездоровье князя Петра Александровича, но Катерина Андр., читая Ваше письмо, поплакала, а я также погоревал с нею. Утешаемся надеждою, что Бог еще подкрепит его силы. Живо представляем себе, в каком вы были беспокойстве, и вместе с вами благодарим Всевышнего, что Он сохранил ваших малюток: мы знаем скарлатину! Надеюсь, что и милая Катя теперь уже оправилась, и что вы можете быть наконец совершенно спокойны после такой сердечной тревоги. Разлука не мешает нам делиться чувствами с вами. Часто говорим об вас, и теперь радуемся мыслию, что можем здесь увидеться месяца через три или скорее. Жена моя беременна: впрочем не гневим Бога и довольны Его к нам милостию. Лето провели в Царек. Селе приятно; все были здоровы, и 6 окт. переехали в город, в дом к К<атерине> Фед<оровне> Муравьевой у Аничкова мосту, где желаем жить тако же щастливо, как жили в Захарьевской улице1. Опять не без скуки занимаюсь корректурами, и не без лени ездим с визитами. К Москве не холодеем: там лучше проводить старость. Простите, любезный Друг. Мы ваши, пока живы. Целую ручку у почтеннейшей княгини. Скажите всем Вашим милым, начиная с почтенного Князя Петра Александровича, сколько мы к ним привязаны. Будьте все благополучны и любите нас. Душою и сердцем преданный Вам

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
  

No 34. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 16 генв. 1820.

   Любезнейший Князь Андрей Петрович и почтенный Друг! Сердечно благодарим Вас за дружеское письмо и за радостное уведомление об умножении вашего семейства милого. Мысленно целуем любезного Родиона: дай Бог ему жить и веселить родителей! Кто богат детьми, богат и любовью; а любовь всего светлее. Вы перегнали нас, благодарящих Всевышнего за полдюжину чад добрых. Нам теперь есть с кем говорить о вас и ваших. Вчера мы обедали с почтенною Марьею Петровною1. Жалеем, что она приехала сюда хлопотать, но душевно обрадовались свиданию с нею. Будем ждать и Вас летом, если будем живы. О Москве не перестаем думать. Мне хотелось бы только издать здесь девятый том истории; но остается еще писать не мало, а пишется мало, впрочем не от разсеяния. Живем не по вашему: сидим прилежно дома, кроме четвергов, когда слушаем музыку, пение у императрицы; или смотрим на игру французских или русских актеров: собрания всегда приятные, тем более, что августейшая хозяйка всегда милостива. Ездить в другие домы лень: жизнь коротка, а дома и тепло и нескучно. Иногда заглядывают к нам добрые, умные люди; иногда умствуем, но не умничаем. За все благодарю Бога. Не жалуемся даже и на морозы; но каковы они? Новый претекст2 сидеть дома, чтобы не морозить людей. -- На сих днях меня честила3 и Академия и публика4: это меня тронуло, но не до слез, хотя я и большой охотник плакать. Любовь моя к отечеству не совсем основана на самолюбии. Умею слушать и брань, и не боюсь потомства. Я заплатил почти весь свой долг России. На том свете сделаем расчет с нею. Есть другой важный заимодавец, которого я мог бы бояться; но Он добр, и стараясь любить Его, забываю страх. -- Душевное и сердечное почтение милостивому Государю Князю Петру Александровичу, которого любезнейшее письмо к нам храним как драгоценность. У почтеннейшей княгини целую ручку. Вас и всех ваших обнимаю с дружескою нежностию. Бог с вами и с нами! Навеки ваш

Н. Карамзин.

  
   Если увидите Николая Сильвестровича5 или будете писать к нему, скажите, как искренно мы любим и уважаем его.
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Je vous fêlicite de tout mon cœur, chers et respectables Amis, avec la nouvelle annêe et un nouveau fils; que le Ciel vous accorde toutes les prospêritês de ce bas monde, dont le bonheur de famille est la plus prêcieuse, j'espe?re que Mr Rodion у contribuera de son côtê comme tous vos autres chers enfans. Comme je dêsire renouveller connaissance avec tout votre petit monde! et combien de nouvelles à faire encore! -- Nous jouissons de la douceur de voir la chère Mme Doktoroff assês souvent, et sûrement je me donnerai la satisfaction de la voir le plus possible pendant son sêjour ici. Adieu, mes bons et chers Amis, vous êtes bien sûrs des sentiments tendres et constants que vous porte votre dêvouêe amie et soeur C. Karamzine.
   Нежно целую ручки у почтенного и любезнейшего батюшки, поздравляю его с Новым годом, прося Бога чтоб он нас утешил на тот год свиданием с ним и чтоб мы нашли его так же здорового как оставили. Всех братцев и сестриц нежно обнимаю.
   <Приписка рукой С. Н. Карамзиной>:
   Permettez-moi, mon cher oncle, de joindre mes fêlicitations à celles de Papa et de Maman, en vous priant de vouloir bien ausi les faire agrêer à Madame la Princesse, et en les accompagnant de bien sincères remerciemens pour le souvenir amical que vous me conservez, et duquel je vous assure que je suis bien touchêe. Ma Soeur me charge de vous têmoigner aussi toute la part qu'elle prend à l'heureuse augmentation de votre famille, en vous exprimant pour elle, ainsi que pour moi, les sentimens de respect et d'affection que nous sommes habituêes à vous porter depuis si longtems.
   Sophie Karamzine.
   Сонюшка и Катенька нежно целуют ручки у почтеннейшего дедушки и надеются, что он сохраняет им милостивое воспоминание.
   Перевод:
   Поздравляю вас от всего сердца, дорогие и уважаемые друзья, с новым годом и новым сыном, ниспошли вам Небо все радости этого мира, из коих семейное счастие есть самое дорогое. Надеюсь, что г-н Родион будет со своей стороны ему способствовать, как и другие ваши милые дети. Как я желаю снова видеть все ваше маленькое общество! И сколько новостей! Мы имеем удовольствие видеть дорогую госпожу Дохторову довольно часто, и я, разумеется, не упущу удовольствия видеть ее как можно чаще во время ее пребывания здесь. Прощайте, мои милые и дорогие друзья, будьте уверены в неизменных нежных чувствах, которые к вам питает ваш преданный друг и сестра К. Карамзина.
   Позвольте мне, дорогой дядя, присоединить свои поздравления к Папиным и Маминым, прося вас сделать милость передать их госпоже Княгине, а также искренне поблагодарить вас за дружескую обо мне память, которой, я вас заверяю, я очень тронута. Сестра поручает мне засвидетельствовать вам свою радость по поводу счастливого прибавления вашего семейства, и выразить за нее и за меня, чувства уважения и привязанности, которые мы испытываем к вам издавна.

Софья Карамзина.

  

No 35. Оболенскому А. П.

  

С-Петербург, 4 ноября 1820.

   Любезный и почтенный Друг наш!
   Я к Вам писал из Царского Села с французским путешественником Ст. Мором; но узнал, что он еще остался здесь до Декабря или Генваря. И так снова пишу, желая знать о здоровье Вашем и всех Ваших; желая также сказать Вам несколько слов о нашем верном дому Оболенских семействе. Мы лето провели изрядно, хотя я и захватил жестокий ревматизм в правой руке, еще более беспокоясь о жене, которая имеет одышку и совсем не кстати беременна; она должна родить около февраля. Помолитесь за нас, любезнейший Друг! Я не делаюсь безбожником. -- Одна дочь невеста, хотя и без женихов; другая почти невеста. Сыновья растут. Большому минуло шесть лет: он уже рассуждает о Троице и душе, показывая ум действительно необыкновенный в такие лета. Мне иногда грустно думать, что я и слишком стар и недовольно богат для воспитания малюток. Государь обещал мне взять в них участие, когда меня не будет; но лучше надеяться на Бога: молю Бога единственно о том, чтобы Он дал им любовь к добру.
   До Вас конечно дошли вести о происшествии в Семеновском полку1: оно не так важно. Авось Бог наставит Государя поступить в этом случае наилучшим образом. Солдаты раскаиваются, офицеры грустят, а публика уже перестает говорить.
   Свидетельствую мое душевное почтение Милостивому Государю Князю Петру Александровичу, целую ручку у любезнейшей княгини и всех ваших обнимаю, а Вас первого. Жены нет дома: я за нее порука в нежнейшей к Вам любви. Будьте благополучны.

Навеки Ваш Н. Карамзин.

  
   Любезнейший Друг! Есть в Вологде Надворный Советник Павел Алексеевич Шипилов2, который служил в Иностранной Коллегии и был долго уездным предводителем: он желает быть директором вологодской гимназии, если откроется вакансия. Прошу Вас об нем, зная его с стороны хорошей.
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому Государю Князю Андрею Петровичу Оболенскому. В доме его на Рожественке в Москве.
  

No 36. Оболенскому А. П.

  

С. Петербург, 11 Апр. 1821.

   Христос Воскресе! Поздравляем всех вас с светлым праздником, почтеннейшего Князя Петра Александровича, Вас, верного Друга нашего, любезнейшую княгиню, милых детей и всех наших общих ближних. Будьте все здоровы и благополучны, к нашему сердечному удовольствию.
   Любезное письмо Ваше, истинно дружеское, тронуло меня до слез: оно писано от сердца к сердцу. Будем любить друг друга пока живы, в надежде, что и смерть не прервет нашей душевной связи.
   Мы, слава Богу! здоровы. Здесь праздник не очень весел; Государь не возвращается1, гвардия идет в поход. Императрица М. Ф. все еще не совсем здорова, хотя ей и лучше: вчера она христосовалась с нами в кабинете. Европейский мятеж позатихает2. Надеюсь, что не тронут гвардии с места; но вчерашний курьер привез новое повеление быть в готовности. Между тем думаем переехать в Царское Село, если нас пустят туда без Государя, в начале мая.
   Скажите от меня ласковое слово почтенным благоприятелям нашим, Николаю Сильвестровичу3 и графу Владимиру Григорьевичу: здоровы ли они? Обнимаю Вас нежно. Бог с Вами и с нами! Навеки ваш

Н. Карамзин

   <Приписка на полях>:
   Деньги пошлю на ближ. почте.
   <Приписка рукой Е. А. Карамзиной>:
   Христос Воскресе! -- Mes chers et bons Amis, je vous salue et vous fêlicite de tout mon cœur en rêitêrant tous les vœux que je forme tous les jours pour votre bonheur. Je vous remercie chère Princesse Sophie pour votre lettre amicale et pour l'aimable comlaisance d'avoir rempli ma commission, tous les effets me sont parvenus avec exactitude par le joli garèon Cherbatoff: vous trouverês ci-joint les 100 Ru. qui reviennent pour le sarafan et le bonnet; mais hêlas! cela ne m'êpargne pas l'acquisition d'un nouveau sarafan de damas, ma capricieuse nourrice ne veut pas entendre de recevoir un habit qui fut portê. Je me porte assês bien exeptê une lassitude assês douloureuse que j'êprouve dans tous mon corps et qui a êtê renforcêe par les fatigues de la dêvotion de la semaine Sainte ayant fait mes pâques. Je sors encore très peu, vous savês que с'est la chose que j'aime le moins. Adieu, mes bons et très chers Amis, continuês à m'aimer pour être quitte envers moi de toute l'amitiê que je vous porte. J'embrasse toute la chère famille, petits et tous mes grands frères et sœurs et particulièrement la chère Мария Петровна de toute la tendresse de mon cœur.
   Христос воскресе! Любезнейший и почтеннейший батюшка, поздравляю вас с светлым праздником, прося Бога чтоб Он меня утешил в жизни, и дал мне счастие вас поздравить лично и целовать ваши ручки, а в ожидании сего, целую заочно.
   Адрес: Его Сиятельству Милостивому государю князю Андрею Петровичу Оболенскому в доме его на Рожественке в Москве.
   Перевод:
   Христос Воскресе! Дорогие и милые друзья, я вас приветствую и поздравляю от всего сердца, повторяя все молитвы, которые я возношу всякий день за ваше благополучие. Я вас благодарю, дорогая княгиня Софья4, за ваше дружеское письмо и любезное согласие исполнить мое поручение. Все вещи доставлены мне в точности милым мальчиком Щербатовым. Вы найдете при сем 100 руб., следующих за сарафан и чепчик; но увы! Это меня не избавляет от покупки нового сарафана из камки5. Моя капризная кормилица не хочет и слышать об уже ношенной одежде. Я чувствую себя довольно сносно, если не считать некоторой болезненной усталости, которую я испытываю во всем теле и которая усугубилась говением на Страстной неделе и причастием. Я еще очень мало выезжаю, вы знаете, что я это менее всего люблю. Прощайте, милые и дражайшие друзья, любите меня по-прежнему, чтобы отплатить мне за те дружеские чувства, которые я к вам питаю. Я обнимаю все дорогое семейство, малышей и всех моих старших братьев и сестер, а особенно дорогую Марию Петровну6, со всей нежностью моего сердца.
  

No 37. С. С. Уварову1

  

с. Остафьево, 1 июля 1811.

   Милостивый Государь мой Сергей Семенович!
   Усердно благодарю Вас и за обязательное письмо и за любопытную книгу Шлегелеву2, при сем возвращаемую3. Я читал ее с удовольствием и заметил для себя некоторые места или, лучше сказать, слова. Много неясного, неопределенного, от того, что Автор сам видит некоторые предметы в тумане. Он злословит Пантеизм4, но заменяет его чем-то весьма неудовлетворительным. Одним словом, историческая часть этой книги лучше умственной; а пиитическая имеет свою цену.
   Прошу Вас считать меня в числе тех, которые умеют ценить Ваши достоинства и приязнь. Я всегда буду рад, когда Вы при каком-нибудь случае обо мне вспомните. Надеюсь сохранить Ваше ко мне благорасположение. Простите. Живу теперь в сельском уединении и готовлюсь перейти из шестого в седьмой том моей истории.
   С душевным почтением и преданностию имею честь быть, Милостивый Государь мой! Вашего превосходительства покорнейший слуга

Николай Карамзин.

  
   Адрес: Его Превосходительству милостивому государю моему Сергею Семеновичу Уварову. В С. Петербург.
  

No 38. Уварову С. С.

  

Москва, 6 марта 1812.

   Искренно благодарю Вас, милостивый государь Сергей Семенович, за Шлегелеву книгу1, и еще более за обещание прислать мне византийцев; крайне одолжите меня, и я не замедлю возвратить их. -- Шлегель пишет умно, но не излишне ли гоняется за призраком новых мыслей? Вторые причины ставит он иногда на место первых и держится исторического мистицизма; везде clairobscur {Светотень (франц.). }. Забавны также комплименты его в честь Австрийского Дому. Слог приятен.
   Мне грустно расстаться с любезным Александром Ивановичем2. Я провел с ним несколько очень приятных часов. -- Простите, будьте благополучны и не забывайте вашего покорнейшего

Н. Карамзина.

   Адрес: Его Превосходительству Милостивому Государю моему Сергею Семеновичу Уварову.
  

No 39. Уварову С. С.

  

Москва, 21 июля 1813.

   Искренне благодарю Вас, Милостивый Государь Сергей Семенович, за обязательное письмо и за присланное сочинение Ваше, которого предмет без сомнения важен для народного воспитания1. Желаю сердечно, чтобы Ваше доброе, патриотическое намерение исполнилось. Хвалю усердие и мысли Ваши. Дай Бог, чтобы щастливый мир2 дал Правительству более способов заняться с успехом внутренним благоустройством России во всех частях! Доживем ли до времен истинного, векового творения, лучшего образования, назидания в системе гражданского общества? Разрушение наскучило. Говорю в смысле нашего ограниченного ума: Божественный видит иначе; но мы, бедные люди, имеем право молиться, в засуху о дожде, в бедах о спасении. -- Питайте в себе усердие к общему добру и веру в возможность лучшего. Наблюдайте, размышляйте, пишите и приятельски сообщайте мне плоды Ваших трудов.
   Богу угодно было испытать мое сердце тяжкою горестию: мы лишились прекрасного и единственного сына, уже шестилетнего3. -- Однакож не это причиною, что я долго не отвечал Вам: Вы писали в Нижний, где меня уже не было4, и пакет Ваш странствовал недель шесть.
   Потрудитесь сказать нашему общему приятелю, Александру Ивановичу Тургеневу, что я люблю и всегда буду любить его, несмотря на то, что он поленился отвечать на мое письмо: и в какое время? Когда мы, изгнанники Московские, оставив в жертву неприятелю и пламени все свое, спаслись только с любовию к отечеству и в самых незнакомых находили друзей.
   Пишу теперь примечания к государствованию Ивана Васильевича и решился печатать написанное, как скоро будет мир. Для того собираюсь ехать в Петербург: однакоже посмотрю еще на обстоятельства.
   Простите. Уверяю Вас в моем душевном почтении и в благодарности за Вашу приязнь. Будьте здоровы и благополучны: чего искренно желает преданный Вам

Н. Карамзин.

   Адрес: Его Превосходительству Милостивому Государю моему Сергею Семеновичу Уварову. Г. Попечителю С. Петербургского Учебного округа. В Петербурге.
  

No 40. Уварову С. С.

  

Москва, 29 Дек. 1813.

   Милостивый Государь Сергей Семенович!
   Искренне благодарю Вас за приятное доказательство Вашего ко мне внимания и за удовольствие, с которым я читал похвалу генералу Моро1. Характер и судьба его действительно трогательна. Вы воздали достойному достойное, языком благородного красноречия. Есть выражения сильные и щастливые. Как историограф я желал бы более исторических подробностей. -- Ивана Ивановича нет в Москве2. Вручу ему экземпляр, когда возвратится.
   Простите и не забывайте преданного Вам покорнейшего слугу

Н. Карамзина

   Усердно поздравляю Вас с наступающим новым годом.
   Адрес: Его Превосходительству Милостивому Государю Сергею Семеновичу Уварову в С. Петербурге.
  

No 41. Лунину А. М.1

  

<1812, Москва>

   Будучи уже несколько дней нездоров и не выезжая, осмеливаюсь сими строками напомнить Вашему Высокопревосходительству о моей всепокорнейшей просьбе: могу ли в течение Генваря получить деньги из Опекунского Совета2, по Вашему милостивому обещанию? Ежели не все 15 000 рублей, то нельзя ли выдать мне теперь хотя 5000 р.? Ибо жена моя должна в генваре и в феврале внести сию сумму в Опекунский же совет по прежнему займу. Крайне изволите обязать пребывающего с душевным высокопочитанием и преданностию, Милостивый Государь! Вашего Высокопревосходительства покорнейшего слугу

Николая Карамзина.

   Генваря 7.
   Адрес: Его Высокопревосходительству Милостивому Государю Александру Михайловичу Лунину.
  

No 42. <Малиновскому А. Ф.>1

  

<Москва>

Завещание Карамзина.

   1, оставляю шесть ящиков, из коих три под No 1, 2 и 3, должны быть отправлены на почту в пятницу 19 мая; а другие три, под No 4, 5 и 6 остаются в архиве до моего востребования. Адресовать ящики на имя историографа К. в город Софию2 или Царское Село.
   2, остается еще в архиве большой сундук с моими книгами до моего возвращения или распоряжения.

Н. Карамзин.

   Мая 12, 1816.
  

No 43. Карамзину А. М.1

  

Царское Село, 1 июня 1817.

   Любезнейший братец!
   Я к вам пишу в Бугуруслан, а вы не получаете моих писем: это мне грустно. Авось это письмо дойдет до вас.
   Дети ваши, а мои любезные племянники, слава Богу! здоровы. Они у нас обедали перед нашим отъездом в Царское Село. Я уже к вам писал, и еще повторяю, что здесь, то есть в Петербурге, учреждается пансион казенной, откуда будут выпускать в офицеры, а в гражданскую службу от 12-го до 10-го класса: не решитесь ли вы отдать туда Бориса2? Платить надобно 1500 руб, следственно еще менее, нежели у Шабо3. -- Вам, любезнейший братец, нет нужды просить меня о племянниках: я готов сделать для них все, что могу. Они ведут себя хорошо.
   Живем здесь в тишине, и благодарим Бога за то, что мы все здоровы по сие время. Я гуляю на вашем коне. Думаю, что жена родит здесь: этой минуты жду с беспокойством. -- Государя видел я только в саду, где он милостиво разговаривал с нами. У вдов<ствующей> императрицы4 мы обедали в Павловске. Главное мое дело и здесь читать корректуры.
   Целую ручку у любезной сестрицы Натальи Борисовны5, обнимаю вас и всех детей. Жена и все наше семейство вам дружески кланяется. Мы часто говорим о вас, любезнейший братец, и с сердечным удовольствием вспоминаем о всех знаках вашей к нам родственной любви.
   И здесь весна была ранняя; но теперь льют дожди. Надеюсь, что и у вас нет засухи.
   Будьте со всеми милыми здоровы и благополучны. Да сохранит вас Бог от всякого горя! Еще раз обнимаю вас. Навеки верный вам брат

Н. Карамзин.

   Адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Александру Михайловичу Карамзину в Бугуруслане.
  

No 44. Карамзину А. М.

  

Царское Село, 14 авг. 1817.

   Любезнейший братец!
   Сердечно благодарю вас за дружеское письмо и спешу известить, что Бог дал нам сына Николая1. По сие время благодаря Бога! и мать и новорожденный здоровы.
   Пышные обещания при учреждении нового пансиона остались без исполнения: из него будут выпускать только в 14 класс; следственно выгоды нет, и Борису лучше остаться там, где он, до нашего переезда в Москву, где однакож не думаем быть прежде будущего августа2. -- Ваши молодые, слава Богу! здоровы: знаю об них через добрых Пазухиных3. Василий4 был на маневрах, но мы сидели дома в Царском Селе, и не видали их.
   Живем тихо и смирно; а скоро будет еще тише, когда Двор уедет в Москву. До сей минуты мы пользовались знаками Его милостивого к нам внимания.
   Увы! Серый жеребец остался хромым; однакож я поездил на нем недели три.
   Вести ваши о хлебах не очень радостны. Во многих местах жалуются на град. По крайней мере здесь хлеб не дешев.
   Все мы, жена, муж, дети, свидетельствуем наше душевное почтение милостивой государыне сестрице Наталье Борисовне и мысленно целуем все ваше милое семейство. Будьте здоровы, благополучны и любите всегда преданного вам брата Н. Карамзина.
   Обнимите за нас любезнейшего брата Федора Михайловича5 со всеми его любезными детьми.
  
   Адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Александру Михайловичу Карамзину в Бугуруслане.
  

No 45. Карамзину А. М.

  

С.-Петербург, 14 генв. 1818.

   Любезнейший братец! Александр Михайлович!
   Сердечно благодарю вас за дружеское письмо. Грустно мне слышать о худом здоровье брата Федора Михайловича: дай Бог, чтобы оно уже поправилось и не мешало ему заниматься попечением о своем семействе любезном! В здешнем свете добрые не всегда благоденствуют; хлопот много, а наслаждений мало.
   Я сам не очень здоров. Печатание истории кончилось: думаю недели через две видеть ее1. Тогда и к вам доставлю экземпляр.
   Вчера обедали у нас и Василий и Борис; один служит, другой учится порядочно. Когда буду выезжать, то увижусь с Шабо и поговорю с ним. Остаемся при прежнем намерении, если будем живы, возвратиться в Москву около половины августа. Тогда поговорим о Борисе.
   Катерина Андреевна вместе со мною свидетельствует душевное почтение любезнейшей сестрице Наталье Борисовне и вас уверяет в своей искреннейшей любви. Всем семейством обнимаем мысленно все ваше. Будьте здоровы и благополучны, милый брат. Мы уверены в вашей дружбе, а вы не сомневайтесь в нашей. Навеки преданный вам брат

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Александру Михайловичу Карамзину в Бугуруслане.
  

No 46. Карамзину А. М.

  

С. Петербург, 4 июля 1818.

   Любезнейший братец!
   Сердечно благодарю вас за дружеское письмо и поздравляю вас с новым офицером. Вы уже знаете, думаю, что Васенька офицер. Это счастливо. Мы спешим снарядить его всем нужным. Борис Сергеевич Пазухин1 взял у меня на его обмундирование 2500 рублей. Когда вы пошлете ко мне сии деньги, то адресуйте на мое имя в Петербург, а не в Царское Село, где ваше письмо лежало недели три. Хотя мы по милости Государя и отправились на сих днях в Царское Село, но проживем там не долго, и вернее надписывать к нам письма в Петербург.
   Кажется, что мы останемся здесь еще на год для второго издания Истории: ибо первое все разошлось еще весною. Вы прислали мне 200 ру. на три экземпляра: у меня уже давно нет ни одного, но я купил их у книгопродавца Сленина2 и велел ему отправить их на ваше имя в Бугуруслан. Уведомьте, любезнейший братец, о получении. Надеюсь, что ваш экземпляр, отправленный мною к вам в феврале или марте, наконец дошел до вас.
   Уведомьте также, что вы думаете сделать с Борисом: оставите ли его еще на год в пансионе у Шабо? Он учится изрядно и бывает часто у нас. О Васеньке генерал его отзывается также хорошо. Содержание его будет вам теперь стоить дороже; но что делать?
   Каково-то у вас лето? У нас в Нижегородской деревне3 весьма плохи хлебы. Вести из других мест также не весьма хороши. Мы ходили здесь в шубах до июня; но теперь время прекрасное.
   Целую ручку у любезной сестрицы Натальи Борисовны и все ваше милое семейство. Жена моя и дети уверяют всех вас в своей родственной дружбе.
   Будьте благополучны, любезнейшие. А мы слава Богу! здоровы и преданы вам всею душою. Ваш верный брат

Н. Карамзин.

  
   Обнимите за меня любезнейшего брата Федора Михайловича со всем его семейством.
  

No 47. Карамзину А. М.

  

Царское Село, 15 мая 1819.

   Любезнейший братец! Давно не имею от вас писем. Вы, кажется, не отвечали на мое последнее, в котором мы всем домом поздравляем вас с щастливым замужеством нашей любезной племянницы. Мы переехали рано в Царское Село, где и тотчас простудились и заперлись; теперь встаю с постели, но еще не выхожу из дому.
   Пазухины1 едут из Петербурга, один определен в Владимире, а другой в Симбирске советником. Я велел сказать человеку Борисову, чтобы он во всех нуждах относился ко мне. В июле надобно будет отдать Борису Шабо 1000 ру., а ваших денег осталось у меня только 200 ру. с чем-то, которые пойдут на платье Борису. Нынешнею зимою я был несколько раз в пансионе у Шабо и могу похвалить его искренно: я не знаю лучшего. Борис учится изрядно. Василья видел я перед отъездом из Петербурга. Оба здоровы.
   Братец Федор Михайлович отправляется к вам водою2.
   Целую ручку у почтенной сестрицы Натальи Борисовны, дружески обнимаю вас и все ваше милое семейство. Жена и дети мои уверяют вас всех в своей душевной привязанности. Будьте здоровы, благополучны и любите преданного вам покорнейшего брата

Н. Карамзина.

  

No 48. Карамзину А. М.

  

С. Петербург, 14 Дек. 1824.

   Любезнейший братец!
   Прежде всего сердечно поздравляем вас и почтеннейшую сестрицу с вашим семейственным благополучием: с радостною помолвкою милой нашей племянницы Авдотьи Александровны. Дай Бог ей совершенного щастия, а вам утешения! Просим вас, любезнейший братец, рекомендовать нас как добрых родных почтенному Алексею Ивановичу: заочно любим его, желая сердечного удовольствия познакомиться с ним лично.
   С радостию исполняя ваше желание, любезнейший братец, я тотчас написал письмо к Генералу Чечерину1, прося об увольнении в отпуск любезного племянника; но еще не имею ответа. Василий Александрович пишет ко мне, что он сам вручит мое письмо Генералу. Денег 1000 ру. отдал ему на дорогу.
   Грустно было нам узнать о вашей тяжкой болезни, милый братец; но сердечно благодарим Бога, что оная миновалась, и что он сохранил вас для семейства, родных и друзей. Вы не сказали мне, какую болезнь имели: вероятно, горячку, как и в прошедшее лето. Надеюсь, что теперь будете здоровее прежнего.
   Вы уже знаете о бывшем здесь наводнении2: погибло около 500 человек, а разоренных множество; но милосердие оказывает им деятельную помощь.
   Простите, любезнейший братец. Мысленно вас обнимаю и целую ручку у почтеннейшей сестрицы. Навеки преданный вам покорный брат

Н. Карамзин.

  
   Все мы, жена и дети, любим вас всех столько же, сколько я вас люблю. Ожидаю вашего ответа на мое прежнее письмо о вашем займе.
   Борис писал ко мне из Москвы, чтобы я попросил Министра финансов3 о вашей суконной поставке; но мне сказали, что Министр в это не входит: кого же и о чем просить?
  
   Адрес: Его высокоблагородию Милостивому государю Александру Михайловичу Карамзину в Бугуруслане Оренбургской губернии.
  

No 49. Императрице Марии Федоровне1

  
   Всемилостивейшая Государыня!
   Имею Счастие представить Вашему Императорскому Величеству мою Историю, полагаясь на Ваше милостивое расположение к Автору гораздо более, нежели на достоинство книги.
   С сердечною радостию слышали мы от Государя Императора и Великого Князя о добром здоровье Вашего Императорского Величества. Москва не престает восхищаться своими Августейшими Гостями, а мы не престаем чувствовать нашего сиротства. Весна будет веселить нас только мыслию о близости лета. Павловское всегда прекрасно: надеюсь около половины мая гулять в садах его с приятностию, но не без грусти: там еще не будет Той, Которою все ожило и расцвело в сих некогда диких местах!
   Повергаю себя со всем семейством к Вашим стопам.
   Всемилостивейшая Государыня! Вашего Императорского Величества всеподданнейший

Николай Карамзин.

   С. Петербург, 24 генваря 1818.
  

No 50. Аверкиеву А. Е.1

  

С. Петербург, 4 Апр. 1821.

   Милостивый Государь мой Александр Егорович!
   Искренне благодаря Вас за Ваше обязательное письмо, столь же искренно желаю, чтобы исправление должности многотрудной принесло Вам и честь и благодарность общую. Принимая живейшее в том участие, я уверен, что Вы ревностным исполнением всех обязанностей доброго чиновника и благородным безкорыстием заградите уста и самому безстыдному злословию. Если я некоторым образом способствовал Вашему определению, то Вы не лишите меня удовольствия слышать, что Тверская губерния довольна выбором Г<осподина> Министра юстиции, коего внимание теперь обращено на Вас. Говорю Вам это не без чувства, будучи одушевлен и непритворным доброжелательством к Вам и любовию к Государственной пользе. Но Вы конечно не имеете нужды в моих, хотя и весьма усердных советах, следуя Вашему собственному влечению ко благу.
   От всего сердца поздравляя Вас и почтеннейшую супругу Вашу с наступающим Светлым праздником, с истинным почтением и преданностию имею честь быть, Милостивый Государь мой! Ваш покорнейший слуга

Николай Карамзин.

  

No 51. Аверкиеву А. Е.

  

С. Петербург, 8 Генв. 1824.

   Милостивый Государь мой Александр Егорович!
   Искренно благодарю Вас за Ваше обязательное письмо и поздравление с Новым Годом, сердечно желая и Вам всех возможных благ в здешнем свете.
   Что касается до перемещения Вашего1, то я не имею никакого сведения о желании Дмитрия Ивановича итти в отставку; но если он действительно оставит службу, то я готов способствовать Вам в этом перемещении, будучи удостоверен, что Вы везде равно окажете Вашу ревность к службе и к чести.
   Примите уверение в истинном почтении и преданности, с коими имею честь быть, Милостивый Государь мой! Ваш покорнейший слуга

Н. Карамзин.

  
   Адрес: Его высокоблагородию Милостивому Государю моему Александру Егоровичу Аверкиеву, г<осподину> Прокурору в Твери.
  

No 52. Тургеневу А. И.

  

Царск. Село, 4 окт. <1823 г.>

   Здравствуйте, любезнейший Александр Иванович! Хотя и пришла невеселая осень, однакож мы еще не собираемся в город: потому низко Вам кланяюсь и прошу исполнить, что означено в приложенной записке1. Прилагаю еще письмецо к Сербиновичу2. Сделайте милость, уведомьте как его отчество: Константин Степанович или иначе? Не знаю, как благодарить его за все, что он для меня делал и делает. -- Я читал реценсии Добровского3 в Jahrbücher der Litteratur4. Обнимаю вас нежно. Что батюшка?

Ваш Н. Карамзин.

   <На полях помета>: О церк. деньгах Яросл.
   Адрес: Его Превосходительству Милостивому Государю Александру Ивановичу Тургеневу. В доме Министерства Духовных дел в С. Петербурге.
   На штемпеле: 1823 окт. 4.
  

No 53. <Тургеневу>1 Н. И.

  

<Без даты>

   Сердечно, сердечно благодарю Вас, почтеннейший Николай Иванович! Вам преданный

Н. Карамзин.

  

No 54. Шишкову А. С.1

  
   Милостивый Государь Александр Семенович!
   Примите мое усерднейшее поздравление2. Вы всегда любили истинное просвещение и старались распространять его Вашими полезными трудами. Достойное достойному.
   Уверенный в Вашем добром ко мне расположении, прошу Ваше высокопревосходительство о милостивом внимании к двум чиновникам, которые теперь имеют честь служить под Вашим начальством в Департаменте Духовных дел: к Борису Михайловичу Федорову3 и Константину Степановичу Сербиновичу. Первый, может быть, известен Вам своими стихотворениями и драматическими сочинениями; второй также хорошо и правильно пишет, знает древние и новые языки. Оба (что еще важнее) отличаются благонравием и поведением беспорочным. Я коротко знаю их и люблю искренно. Они достойны Вашего покровительства.
   Сердечно желая Вам доброго здоровья, с душевным высокопочитанием и совершенною преданностию имею честь быть, Милостивый Государь! Вашего Высокопревосходительства покорный слуга

Николай Карамзин.

   Царское Село, 25 мая 1824.
  

No 55. Шишкову А. С.

  
   Милостивый Государь Александр Семенович!
   Сердечно радуясь, что Ваше высокопревосходительство благоволили исходатайствовать 6000 р. Г<осподину> Глинке1, издателю "Русского Вестника"2 и "Российской Истории"3, для заплаты его долга в типографии Московского Университета, осмеливаюсь, без его ведома, убедительно просить Вас о довершении благодеяния, которого он достоин своим трудолюбием, чистою нравственностию, редким добродушием и крайнею бедностию, будучи отцом многочисленного семейства и не имея никакого дохода, кроме скудной платы от книгопродавцев за его сочинения. Он уже более двадцати лет пишет для публики, начинает стареться, и если перо, от изнеможения сил, выпадет из его рук, то жена и семеро детей останутся без куска хлеба. Нельзя ли сделать милость, доложить Государю Императору о всемилостивейшем пожаловании пенсии этому в строгом смысле доброму человеку, автору полезному и благонамеренному, так, чтобы она, в случае его смерти, могла производиться и бедному его семейству? 1000 или 1200 рублей были бы достаточны для того, чтобы он мог без ужаса думать о будущем и спокойно трудиться до конца дней своих.
   Примите уверение в истинном высокопочитании и преданности, с коими имею честь быть, Милостивый Государь! Вашего Высокопревосходительства покорный слуга

Николай Карамзин.

   С. Петербург, 14 февраля 1825.
  

No 56. <Шишкову> А. С.

  
   Милостивый государь Александр Семенович!
   В надежде на благосклонное Вашего Превосходительства1 расположение дозволяю себе еще утрудить Вас всепокорнейшею прозьбою. Дело о крестьянине нашем села Макателева, отрубившем себе палец2, до сего времени не решится в суде: нельзя ли сделать одолжение, законным образом побудить к тому Правосудие, чтобы бедный крестьянин не был истомлен понапрасну? За что останусь Вашему Превосходительству сердечно благодарным. Примите уверение в душевном почтении и в искреннейшей преданности, с коими имею честь быть, Милостивый Государь! Вашего Превосходительства покорнейший слуга

Николай Карамзин.

   С Петербург. 8 марта 1825.
  
   <На полях другой рукой>: Ответ 18 марта. Писано тогда же г<осподину> Дурнищеву. О решении дела уведомлен.
  

No 57. Глинке С. Н.

  
   Почтенный Сергей Николаевич!
   Мне сердечно жаль, что я не видался с вами. Верьте моему искреннейшему усердию. Обрадуюсь, когда узнаю, что вам дано хорошее место; иначе прозьба о пенсии впереди. Надобно выбирать любое: место или пенсию в 1000 ру. Буду наведываться о месте через Сербиновича1. Александр Семенович теперь в горе: лишился Дарьи Алексеевны2. -- Будьте здоровы с вашим любезным семейством.
   Навсегда вам преданный

Н. Карамзин.

   Царское Село, 5 Сент. 1825.
  
   Адрес: Его высокоблагородию Милостивому Государю моему Сергею Николаевичу Глинке в Москве.
  

Примечания

  

No 1. Муравьеву М. Н.

  
   20 апреля 1806 г. Москва
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 282, ед. хр. 287, л. 111). Опубликовано (без комментариев): Москвитянин, 1845, No 1, паг. VI, с. 14--15.
   1 Муравьев Михаил Никитич (1757--1807), государственный и общественный деятель, писатель. В 1785 г. приглашен императрицей Екатериной II преподавать великим князьям Александру и Константину Павловичам русскую словесность, историю и философию. В 1800 г. был назначен сенатором. С 1802 г. -- товарищ министра народного просвещения (с 1803 г. одновременно исполнял обязанности попечителя Московского университета). Способствовал назначению Н. М. Карамзина на должность историографа в 1803 г. и до самой своей смерти оказывал ему всевозможную помощь в работе.
   5 апреля 1806 г. Карамзин писал Муравьеву: "Мне надобно еще иметь свободный вход в два Архива: в здешний Сенатский и Разрядный (которые находятся под ведением Министра Юстиции) и в Московскую Оружейную Палату, которая засисит от Г<осподина> Валуева Петра Степановича" (Москвитянин, 1845, No 1, с. 14).
   2 Лопухин Петр Васильевич (1753--1827), князь (впоследствии -- светлейший князь), председатель Государственного совета и Комитета министров. С 1803 по 1810 г. -- министр юстиции.
   3 Валуев Петр Степанович (1743--1814), сенатор, камергер, действительный тайный советник, археолог. С 1805 г. -- главноначальствующий Экспедиции Кремлевского строения, Мастерской и Оружейной палаты. Под его руководством в 1806 г. было построено новое помещение и разработано "Положение о новом устройстве Оружейной палаты". Новые правила хранения предметов и документов, находившихся в Оружейной палате, способствовали превращению ее в музей. В 1831 г. Оружейная палата становится первым московским музеем.
   4 "Abhandlungen der Böhmischer Gesellschaft der Wissenschaften" -- "Сообщения Чешского Общества Наук". В письме к Муравьеву от 6 марта 1806 г. Карамзин просил доставить ему это издание из академической библиотеки, 18 мая он извещал Муравьева о том, что эти книги отправлены обратно в Петербург (Москвитянин, 1845, No 1, с. 13, 16).
  

No 2. Муравьевой Е. Ф.

  
   29 марта 1816 г. Москва
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 71--72). Опубликовано (без приписки Е. А. Карамзиной и без адреса): Русский Архив, 1867, No 3, с. 456--457.
   1 Муравьева Екатерина Федоровна, урожд. баронесса Колокольцова (1771--1848), жена (с 1807 г. -- вдова) М. Н. Муравьева, мать декабристов Никиты и Александра Муравьевых, близкий друг семьи Карамзиных.
   2 С начала февраля и до конца марта 1816 г. Н. М. Карамзин находился в Петербурге с целью получить разрешение императора Александра I на издание первых восьми томов "Истории государства Российского". Это время он жил в доме Е. Ф. Муравьевой.
   3 Карамзин Андрей Николаевич (1814--1854), сын историографа.
   4 Муравьев Никита Михайлович (1795--1843), сын М. Н. и Е. Ф. Муравьевых, гвардейский офицер, участник заграничных походов русской армии 1813--1814 гг., видный деятель декабристского движения, приговорен к 20 годам каторги, умер в Сибири.
   5 Муравьев Александр Михайлович (1802--1853), брат Никиты Муравьева, корнет лейб-гвардии Кавалергардского полка, декабрист, осужден на каторжные работы, умер в Тобольске.
  

No 3. Муравьевой Е. Ф.

  
   <середина июля 1817 г. Царское Село>
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 106--107). Опубликовано (с ошибочной датировкой 1818 г.): Русский Архив, 1867, No 3, с. 457--458.
   Датировано на основании того, что в письме от 22 июля 1817 г. Карамзин сообщил Муравьевой о решении остаться на старой квартире (см. No 4); там же говорится о состоянии жены (которая родила в начале августа) и о предстоявшем отъезде Никиты Муравьева, который в августе 1817 г. был уже в Москве.
   1 Екатерина Андреевна Карамзина 3 августа 1817 г. родила сына Николая (1817--1833).
   2 Тургенев Александр Иванович (1784--1845), государственный и общественный деятель, археограф и литератор. В 1810--1824 гг. директор департамента духовных дел. Член литературного кружка "Арзамас" (арзамасское прозвище -- "Эолова арфа"). Близкий друг Н. М. Карамзина, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, П. А. Вяземского. Брат декабриста Н. И. Тургенева. А. И. Тургенев оказывал большую помощь Н. М. Карамзину как в научной работе, так и в повседневной жизни. По выражению М. П. Погодина, Тургенев был "самым верным исполнителем его поручений, сообщал ему всякие новости, доставлял сведения об исторических сочинениях и предприятиях по всей Европе" (Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников. Ч. 2. М., 1866, с. 319).
  

No 4. Муравьевой Е. Ф.

  
   22 июля 1817 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 73--74). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 457.
   1 Н. М. Муравьев с августа 1817 по 1818 г. с Гвардейским корпусом, к которому был прикомандирован, находился в Москве. Осенью 1817 г. участвовал в совещаниях Тайного общества, приведших к созданию Союза Благоденствия.
   2 Н. М. Карамзин снимал квартиру в доме Баженовой на Захарьевской улице (ныне ул. Каляева) с августа 1816 по август 1818 г.
  

No 5. Муравьевой Е. Ф.

  
   27 июля 1818 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 76--76). Публикуется впервые.
   1 Имеется в виду возвращение из Москвы Никиты Муравьева.
   2 Речь идет об императоре Александре I, по приглашению которого семья Карамзиных жила в Царском Селе.
   3 Батюшков Константин Николаевич (1787--1855), поэт, участник Отечественной войны 1812 г., двоюродный племянник Е. Ф. Муравьевой. В 1816 г. вышел в отставку. В июле 1818 г. при поддержке Н. М. Карамзина и А. И. Тургенева была удовлетворена его просьба о зачислении на дипломатическую службу при русской миссии в Неаполе.
  

No 6. Муравьевой Е. Ф.

  
   27 июня 1819 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 69--70). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 458--459.
   1 Владимир Николаевич Карамзин (1819--1879), сын историографа, впоследствии чиновник Министерства юстиции, сенатор.
   2 В 1812 г. семьи Н. М. Карамзина и Е. Ф. Муравьевой, спасаясь от французского нашествия, жили в Нижнем Новгороде.
   3 Гедике (Едике) Федор Федорович (род. 1783), в 1819 г. -- профессор Петербургского университета, домашний учитель А. М. Муравьева.
  

No 7. Муравьевой Е. Ф.

  
   14 июня 1820 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 77--78). Опубликовано (без приписки А. И. Тургенева): Русский Архив, 1867, No 3, с. 459.
   1 См. No 3, примеч. 2.
   2 Имеется в виду М. Н. Муравьев (см. No 1, примеч. 1).
   3 Н. М. Карамзин хлопотал о возвращении на службу Н. М. Муравьева, вышедшего в отставку 13 января 1820 г.
  

No 8. Муравьевой Е. Ф.

  
   5 сентября 1821 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 79--80). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 459--460.
   1 Имеется в виду император Александр I, именины которого 30 августа.
   2 Елизавета Николаевна Карамзина (1821--1891), дочь историографа.
  

No 9. Муравьевой Е. Ф.

  
   14 сентября 1821 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 81--82). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 460.
   1 Речь идет о приказе о зачислении Н. М. Муравьева на службу в Гвардейский Генеральный штаб, состоявшемся 1 октября 1821 г.
   2 Оконные рамы.
  

No 10. Муравьевой Е. Ф.

  
   7 октября 1821 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 83--84). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 460--461.
   1 Вероятно, речь идет о предполагавшейся служебной командировке Никиты Михайловича Муравьева.
  

No 11. Муравьевой Е. Ф.

  
   28 июля 1822 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 85--86). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 461--462.
   1 Каподистрия Иоанн Антонович (1776--1831), граф, приятель Н. М. Карамзина. В 1809--1827 гг. находился на русской дипломатической службе. С 1827 г. -- президент Греции.
   2 Дмитриев Иван Иванович (1760--1837), поэт, ближайший друг Н. М. Карамзина. В 1810--1814 гг. -- министр юстиции. Затем постоянно жил в Москве, изредка приезжая в столицу по делам.
   3 Вероятно, А. Н. Батюшкова, сестра поэта, двоюродная плямянница Е. Ф. Муравьевой.
  

No 12. Муравьевой Е. Ф.

  
   28 августа 1822 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 87--88). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 462.
   1 30 августа именины Александра Михайловича Муравьева.
  

No 13. Муравьевой Е. Ф.

  
   26 сентября 1822 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 89--90). Опубликовано (без приписки Е. А. Карамзиной): Русский Архив, 1867, No 3, с. 462--463.
   1 Ящик или коробка чая весом от 40 до 80 фунтов.
   2 См. No 11, примеч. 3.
  

No 14. Муравьевой Е. Ф.

  
   13 августа 1823 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 91--92). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 463.
   1 Семья Карамзиных жила в доме Мижуева с осени 1823 г. до смерти Н. М. Карамзина. Необходимость сменить квартиру была вызвана тем, что с лета 1823 г. в доме Е. Ф. Муравьевой жил ее двоюродный племянник, поэт К. Н. Батюшков, страдавший тяжелым психическим заболеванием (с 1822 г.).
   2 Мебель.
  

No 15. Муравьевой Е. Ф.

  
   18 августа 1823 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 93--94). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 463--464.
   1 По-видимому, речь идет о семейном празднике Муравьевых.
   2 Муравьева А. Г., урожд. графиня Чернышева (1804--1832), жена Н. М. Муравьева с 22 февраля 1823 г., впоследствии отправилась за ним в Сибирь.
   3 См. No 2, примеч. 3.
  

No 16. Муравьевой Е. Ф.

  
   6 сентября 1823 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 95--96). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 464--465.
   1 За перемещением библиотеки Н. М. Карамзина следил К. С. Сербинович (см. No 52, примеч. 2).
  

No 17. Муравьевой Е. Ф.

  
   1 ноября 1823 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 97--98). Опубликовано (без приписки Е. А. Карамзиной): Русский Архив, 1867, No 3, с. 465--466.
   1 Е. Ф. Муравьева родилась 2 ноября 1771 г.
  

No 18. Муравьевой Е. Ф.

  
   10 ноября 1824 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 99--100). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 466. Письмо датируется по штемпелю: "1824 10 ноября".
   1 Речь идет о наводнении 7 ноября 1824 г. в Петербурге, описанном в поэме А. С. Пушкина "Медный всадник".
  

No 19. Муравьевой Е. Ф.

  
   19 августа 1825 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 101--102). Опубликовано: Русский Архив, 1867, No 3, с. 466.
   1 По данным метрической книги, Н. М. Муравьев родился 9 сентября.
   2 В начале июля 1825 г. А. И. Тургенев уехал за границу. Н. М. Карамзин 10 июля писал И. И. Дмитриеву: "С Тургеневым мы расстались в слезах, и может быть навсегда. Он был здесь нашим нежнейшим другом, истинным родным, без него сиротствуем" (Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям... Ч. 2. М., 1866, с. 323).
  

No 20. Муравьевой Е. Ф.

  
   <без даты>
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, лл. 103--104). Публикуется впервые.
   1 По-видимому, А. И. Тургенев (см. No 3, примеч. 2).
   2 Возможно, Гурьев Дмитрий Александрович (1751--1825), граф в 1810--1823 гг. -- министр финансов, член Государственного совета.
  

No 21. Муравьевой Е. Ф.

  
   2 ноября Царское Село <без года>
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 229, л. 105). Публикуется впервые.
   1 Имеется в виду день рождения Е. Ф. Муравьевой.
  

No 22. <Аверкиеву?> И. А.

  
   28 января 1808 г. Москва
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, л. 46). Публикуется впервые.
   Основание для атрибуции дает то обстоятельство, что данное письмо поступило в Исторический музей вместе с письмами Н. М. Карамзина к Аверкиеву А. Е. (см. No 50, 51).
   1 Аверкиев Иван Алексеевич, советник Нижегородского губернского правления. Письмо, вероятно, связано с хлопотами по управлению имением в Нижегородской губернии (село Макателем), завещанным Е. А. Карамзиной ее отцом, А. И. Вяземским, который умер в 1807 г. Осенью 1812 г. семья Карамзиных жила в Нижнем Новгороде в доме И. А. Аверкиева.
  

No 23. Лобанову-Ростовскому Д. И.

  
   9 мая 1808 г. Москва
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 368, ед. хр. 23, лл. 18--19). Публикуется впервые.
   1 Вяземская Екатерина Андреевна (1789--1810), княжна, дочь А. И. Вяземского и Е. И. Вяземской (урожд. О'Рейли), сводная сестра жены Н. М. Карамзина. С 1809 г. -- жена А. Г. Щербатова.
   2 Лобанов-Ростовский Дмитрий Иванович (1758--1838), князь, генерал от инфантерии, член Государственного совета. В 1817--1827 гг. -- министр юстиции.
   3 Московский дом князей Вяземских находился у Колымажного двора (сейчас на этом месте ГМИИ имени А. С. Пушкина).
   4 Подмосковное имение князя А. И. Вяземского, умершего весной 1807 г.
   5 Нелединский-Мелецкий Юрий Александрович (1752--1829), поэт, сенатор, тайный советник, дальний родственник Вяземских.
   6 Вяземский Петр Андреевич (1792--1878), князь, поэт, государственный и общественный деятель, родной брат княжны Е. А. Вяземской и сводный -- Е. А. Карамзиной.
   7 Екатерина Андреевна, урожд. Колыванова (1780--1851), внебрачная дочь князя А. И. Вяземского и баронессы Е. К. Сиверс, единокровная сестра Е. А. и П. А. Вяземских. С 8 января 1804 г. -- вторая жена Н. М. Карамзина.
  

No 24. <Оболенскому А. П.>

  
   <12 марта 1811 г.> Тверь
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, л. 40). Публикуется впервые.
   Адресат установлен по содержанию письма. Основанием для датировки служит упоминание о приезде гостя, в ожидании которого отменен обед у принца Ольденбургского, то есть императора Александра I, которому Н. М. Карамзин был представлен в Твери 15 марта 1811 г. Карамзин с женой приехал в Тверь в воскресенье, которое приходилось на 12 марта.
   1 Оболенский Андрей Петрович (1769--1852), князь, тайный советник, в 1817--1825 гг. -- попечитель Московского учебного округа. Родственник Е. А. Карамзиной (старший сын Е. А. Оболенской, урожд. Вяземской) и друг Н. М. Карамзина.
   2 Георгий, принц Голштейн-Ольденбургский (1784--1812), тверской генерал-губернатор. Для его резиденции в Твери был построен специальный дворец.
   3 Екатерина Павловна (1788--1819), великая княгиня, сестра императора Александра I. В первом браке за принцем Георгием Ольденбургским (с 1809 г.), во втором -- за королем Вильгельмом Вюртембергским. Поклонница и покровительница Н. М. Карамзина.
   4 Речь идет о должности губернатора в Твери, которая была предложена А. П. Оболенскому и от которой он отказался. Об этом писал в своих воспоминаниях П. А. Вяземский (Московское семейство старого быта).
   5 Гостем был император Александр I, прибывший в Тверь 15 марта 1811 г.
  

No 25. Оболенскому А. П.

  
   23 апреля 1813 г. Нижний Новгород
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 16--17). Опубликовано: Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям... М., 1866, с. 109.
   1 Первый сын Н. М. Карамзина Андрей (род. 1807) умер в мае 1813 г. в Нижнем Новгороде.
   2 По-видимому, дочь Н. М. Карамзина Наталья (1812--1815).
  

No 26. Оболенскому А. П.

  
   31 декабря 1816 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 18--19). Публикуется впервые.
   1 Вероятно, дочь Н. М. Карамзина Екатерина (1806--1867), в замужестве княгиня Мещерская (с 1828 г.)
   2 Вероятно, Юрий Александрович Нелединский-Мелецкий (см. No 23, примеч. 5).
   3 Жалуют -- здесь в значении прочат.
   4 Толстой Петр Александрович (1769--1844), граф, генерал от инфантерии, сенатор, член Государственного совета.
   5 Толстой Николай Александрович (1865--1816), действительный тайный советник, гофмаршал, президент придворной конторы, умер 9 декабря 1816 г.
   6 Имеются в виду корректуры первых 8 томов "Истории государства Российского", печатавшихся в 1816--1817 гг.
   7 Жена А. П. Оболенского, княгиня Софья Павловна, урожд. Гагарина (1787--1869).
   8 Оболенский Петр Александрович (1742--1822), князь, отец А. П. Оболенского, родственник Вяземских по жене, Екатерине Андреевне, урожд. Вяземской (1741--1811).
   9 Имеется в виду указ об отставке попечителя Московского учебного округа и куратора Московского университета Кутузова Павла Ивановича (1767--1828) и о назначении на его место А. П. Оболенского.
   10 Жуковский Василий Андреевич (1783--1852), поэт, друг и родственник Н. М. Карамзина по первой его жене, урожд. Е. И. Протасовой.
   11 См. примеч. 8.
  

No 27. Оболенскому А. П.

  
   25 января 1817 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 20--21). Публикуется впервые.
   1 Вероятно, родная сестра А. П. Оболенского, жена героя Отечественной войны 1812 г. генерала от инфантерии Д. С. Дохтурова, умершего 14 ноября 1816 г.
  

No 28. Оболенскому А. П.

  
   20 февраля 1817 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 22--23). Публикуется впервые.
   1 Щербатов Александр Федорович (1772--1817), князь, генерал-майор, участник войны 1812--1814 гг. Был мужем Варвары Петровны, урожд. Оболенской, родной сестры А. П. Оболенского.
   2 Шаликов Петр Иванович (1768--1852), князь, поэт-сентименталист, журналист, переводчик. В 1823--1833 гг. -- издатель "Дамского Журнала".
   3 Имеется в виду газета "Московские Ведомости", издававшаяся в 1756--1917 гг. В 1813--1836 гг. П. И. Шаликов был ее редактором.
   4 См. No 11, примеч. 2.
  

No 29. Оболенскому А. П.

  
   15 марта 1817 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 24--25). Публикуется впервые.
   1 Речь идет о П. И. Шаликове (см. No 28, примеч. 2).
   2 См. No 28, примеч. 1.
  

No 30. Оболенскому А. П.

  
   16 октября 1817 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 26--27). Публикуется впервые.
   1 Речь идет о рождении детей у жены А. П. Оболенского и его дочери от первого брака (с урожд. Масловой М. А.) -- Екатерины Андреевны, жены Николая Аполлоновича Волкова (ум. 1858).
   2 См. No 26, примеч. 8.
   3 Оболенский Василий Петрович (1780--1834), брат А. П. Оболенского, генерал-майор, участник войн 1805--1814 гг.
   4 По-видимому, речь идет о сыне Н. М. Карамзина Николае (см. No 3, примеч. 1).
   5 См. No 26, примеч. 8.
  

No 31. Оболенскому А. П.

  
   23 ноября 1817 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 28--29). Публикуется впервые.
   1 Н. М. Карамзин писал И. И. Дмитриеву 22 ноября 1817 г.: "На сих днях отправляется к вам посланник Баварский, граф Брей, человек с умом и здешний хлебосол" (см.: Письма Н. М. Карамзина к И. И. Дмитриеву. СПб., 1866, с. 225).
   2 По-видимому, речь идет о дочери А. П. Оболенского Екатерине (см. No 30, примеч. 1), именины которой приходились на 24 ноября.
  

No 32. Оболенскому А. П.

  
   16 февраля 1818 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 30--31). Публикуется впервые.
   1 Речь идет о награждении А. П. Оболенского орденом св. Анны 1-й степени.
   2 Имеется в виду болезнь дочери Н. М. Карамзина см. No 26, примеч. 1).
   3 Первое издание "Истории государства Российского" (тт. 1--8), вышедшее в январе 1818 г. в количестве 3 тыс. экз., было раскуплено менее чем за месяц.
   4 См. No 30, примеч. 3.
  

No 33. Оболенскому А. П.

  
   24 октября 1818 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 32--33). Публикуется впервые.
   1 См. No 4, примеч. 2.
  

No 34. Оболенскому А. П.

  
   16 января 1820 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 34--35). Публикуется впервые.
   1 Вероятно, Дохтурова М. П. (см. No 27, примеч. 1).
   2 Претекст -- предлог. От prêtexte (франц.).
   3 Честила -- здесь в значении чествовала.
   4 8 января 1820 г. Н. М. Карамзин читал отрывки из своей "Истории" в собрании Российской академии. Чтение произвело на присутствующих настолько большое впечатление, что в этот же день решением общего собрания Карамзину была присуждена большая золотая медаль Академии. 12 января историк писал И. И. Дмитриеву: "С начала Академии, как говорят, не бывало такого многолюдного, блестящего Собрания. Забыли правило, и раздалось всеобщее рукоплескание, когда добрый Президент подал мне огромную медаль с изображением Екатерины. Это меня тронуло, меня холодного Меланхолика!" (Письма Н. М. Карамзина к И. И. Дмитриеву. СПб., 1866, с. 280).
   5 По-видимому, Муромцев Николай Сильвестрович, генерал-поручик в отставке, приятель Н. М. Карамзина. По воспоминаниям П. А. Вяземского, перед занятием французами Москвы Муромцев, зная ограниченность средств Карамзина, выезжавшего с семьей из столицы, предложил ему 10 тыс. руб. (П. А. Вяземский. Московское семейство старого быта).
  

No 35. Оболенскому А. П.

  
   4 ноября 1820 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 36--37). Публикуется впервые.
   1 Речь идет о восстании в лейб-гвардии Семеновском полку в октябре 1820 г. Причиной его было бесчеловечное отношение к солдатам командира полка Ф. Э. Шварца. Девять руководителей восстания были наказаны шпицрутенами и сосланы на каторгу. Полк был расформирован, 900 человек отправлены служить в отдаленные гарнизоны.
   2 Шипилов Павел Алексеевич, зять К. Н. Батюшкова (муж его сестры Елизаветы Николаевны).
  

No 36. Оболенскому А. П.

  
   11 апреля 1821 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 38--39). Публикуется впервые.
   1 Император Александр I находился на конгрессе Священного союза, который проходил в октябре -- декабре 1820 г. в Троппау и был продолжен в январе -- марте 1821 г. в Лайбахе. Конгресс был созван по инициативе австрийского канцлера К. Меттерниха с целью подавить революционное движение в Италии против австрийского владычества.
   2 В марте -- апреле 1821 г. австрийские войска подавили восстание в Неаполе и Пьемонте.
   3 См. No 34, примеч. 5.
   4 См. No 26, примеч. 7.
   5 Шелковая ткань.
   6 См. No 27, примеч. 1.
  

No 37. Уварову С. С.

  
   1 июля 1811 г. с. Остафьево
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 17, ед. хр. 80, лл. 54--55). Опубликовано: XVIII век. Сборник 8. Л., 1969, с. 351--352.
   1 Уваров Сергей Семенович (1768--1855), граф, государственный деятель, археолог, автор работ по истории античной литературы и др. Член литературного общества "Арзамас". В 1811--1822 гг. -- попечитель Петербургского учебного округа. С 1818 г. -- президент Академии наук. В 1833--1849 гг. -- министр народного просвещения.
   2 Шлегель Фридрих (1772--1829), выдающийся немецкий критик, писатель, философ, один из теоретиков романтизма.
   С 1808 г. -- на австрийской службе (государственный секретарь, редактор "Австрийской газеты").
   3 Книга Шлегеля "Über die Sprache und Weisheit Indier" ("О языке и мудрости индийцев"), Heidelberg, 1808. В черновике письма С. С. Уварова к Н. М. Карамзину, отправленном в марте 1811 г., записано: "Честь имею я препроводить к Вам Шлегелеву книгу о Индии" (ОПИ ГИМ, ф. 17, ед. хр. 96, л. 4).
   4 Философское учение, согласно которому Бог и Природа объединены или тождественны. По выражению Шопенгауэра, пантеизм -- вежливая форма атеизма.
  

No 38. Уварову С. С.

  
   6 марта 1812 г. Москва
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 17, ед. хр. 80, лл. 56--57). Опубликовано: XVIII век. Сборник 8. Л., 1969, с. 352--353.
   1 Речь идет о книге Ф. Шлегеля "Über die neuere Geschichte" ("О новейшей истории"), Wien, 1811.
   2 По-видимому, Тургеневым А. И. (см. No 3, примеч. 2).
  

No 39. Уварову С. С.

  
   21 июля 1813 г. Москва
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 17, ед. хр. 80, лл. 58--59). Опубликовано: XVIII век. Сборник 8. Л., 1969, с. 353--354.
   1 Речь идет о книге С. С. Уварова "О преподавании истории, относительно к народному воспитанию". СПб., 1813.
   2 Плесвицкое перемирие (23 мая -- 29 июля 1813 г.), заключенное во время заграничных походов русской армии между войсками 6-й антифранцузской коалиции и наполеоновской армией.
   3 См. No 25, примеч. 1.
   4 Н. М. Карамзин возвратился в Москву с семьей 15 июня 1813 г.
  

No 40. Уварову С. С.

  
   29 декабря 1813 г. Москва
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 17, ед. хр. 80, лл. 60--61). Опубликовано: XVIII век. Сборник 8. Л., 1969, с. 354.
   1 Моро Жан Виктор (1763--1813), французский генерал, соперник Наполеона. В 1800 г. Бонапарт назначил его главнокомандующим Рейнской армией, затем изгнал из Франции, заподозрив в участии в заговоре. Моро несколько лет прожил в Северной Америке. В 1813 г. он вернулся в Европу по приглашению Александра I и был советником при Главной квартире союзных монархов. Смертельно ранен в сражении под Дрезденом 15 августа 1813 г. С. С. Уваров напечатал некролог Моро.
   2 И. И. Дмитриев, занимавший в то время пост министра юстиции, по причине придворных интриг получил в середине 1813 г. отпуск на 4 месяца и выехал в Москву.
  

No 41. Лунину А. М.

  
   7 января <1812 г. Москва>
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 445, ед. хр. 102, лл. 45--46). Публикуется впервые.
   Датируется на основании следующих соображений: во-первых, письмо сшито в коллекционной тетради вместе с другими письмами, расположенными в хронологическом порядке, последнее из них относится к 1814 г.; письмо Карамзина соседствует с другими письмами 1812 г. Во-вторых, в письме к И. И. Дмитриеву от 11 января 1812 г. Карамзин сообщал, что первую неделю нового года был болен и не выезжал. В-третьих, в письме от 24 октября 1815 г. к брату Василию упоминается о 15 тыс. руб., взятых Карамзиным ранее из Воспитательного Дома.
   Необходимость занимать деньги вызвана тем, что жалованья историографа и доходов с расстроенных имений было недостаточно для увеличивавшегося семейства Карамзиных. В упомянутом выше письме к старшему брату Н. М. Карамзин писал: "Надеюсь на свою Историю: авось она в течение 2 или 3 лет даст мне способ заплатить долги и устроить себя до конца жизни. Если же обманусь в надежде, то решимся продать часть имения и жить по-мещански" (Атеней. М., 1858, ч. 3, с. 601--602).
   1 Лунин Александр Михайлович (1745--1816), генерал-поручик, соратник А. В. Суворова. Впоследствии Полоцкий губернатор, главный директор Павловской больницы, сенатор, действительный тайный советник, председатель Московского Опекунского совета. Приходился дядей декабристу М. С. Лунину.
   2 При Московском Воспитательном Доме, учрежденном в 1763 г., имелись кредитные учреждения (сохранная и ссудная казна) в качестве одного из источников дохода. Опекунский совет осуществлял управление Воспитательным Домом и его учреждениями.
  

No 42. <Малиновскому А. Ф.>

  
   12 мая 1816 г. <Москва>
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 450, ед. хр. 884, л. 24). Публикуется впервые.
   Данная записка, озаглавленная "Завещание Карамзина", по всей видимости, предназначалась директору одного из крупнейших московских архивов, где постоянно работал Н. М. Карамзин, А. Ф. Малиновскому. В письмах к Малиновскому Карамзин не раз упоминал о ящиках и сундуке, оставленных в архиве. На следующий же день по приезде в Царское Село, 25 мая 1816 г., он сообщал: "Ящики уже получены мною (имеются в виду ящики No 1, 2, 3), об остальных буду писать к вам" (Письма Карамзина к Алексею Федоровичу Малиновскому... М., 1860, с. 7). 2 августа 1816 г. Карамзин писал Малиновскому: "Судьба наша решилась так, что мы должны остаться в Петербурге года на два <нрзб.>. Прошу вас, моего любезнейшего, немедленно отправить ко мне в Царское Село остальные ящики мои с книгами, числом три кажется. Имею в них нужду" (там же, с. 10). В письмах от 12 октября и 6 ноября 1816 г., 12 апреля 1823 г. и 20 февраля 1824 г. Карамзин просил прислать книги из сундука, оставшегося в архиве (там же, с. 12, 14, 69, 75).
   1 Малиновский Алексей Федорович (1762--1840), историк, археограф, писатель, переводчик, сенатор, начальник Московского архива Министерства иностранных дел с 1814 по 1840 г., друг семьи Карамзиных.
   2 Бывший уездный город Петербургской губернии. В 1806 г. соединен с Царским Селом, расположенном в одной версте от Софии. На некоторых письмах Карамзина, посланных из Царского Села, имеется штемпель: "София". 16 марта 1816 г. Карамзин писал брату Василию: "Думаем после завтра ехать в Петербург, или лучше сказать, в Царское Село, где Государь приказал отвести мне дом на лето <нрзб.>. Пишите ко мне, любезнейший братец, в город Софию, то-есть, в Царское Село" (Атеней. М., 1858, ч. 3, с. 605).
  

No 43. Карамзину А. М.

  
   1 июня 1817 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 1--2). Публикуется впервые.
   1 Карамзин Александр Михайлович (род. после 1770 -- ум. после 1846), младший брат Н. М. Карамзина от второй жены отца (Михаил Егорович Карамзин женился на Евдокии Гавриловне Дмитриевой в 1770 г.).
   2 Карамзин Борис Александрович, сын А. М. Карамзина, племянник Н. М. Карамзина.
   3 Шабо, барон, владелец пансиона в Петербурге.
   4 Мария Федоровна, вдова императора Павла I.
   5 Карамзина Наталья Борисовна, жена А. М. Карамзина.
  

No 44. Карамзину А. М.

  
   14 августа 1817 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 3--4). Публикуется впервые.
   1 См. No 3, примеч. 1.
   2 Н. М. Карамзин намеревался с семьей вернуться в Москву после выхода в свет "Истории государства Российского".
   3 Родственника матери Н. М. Карамзина Екатерины Петровны, урожденной Пазухиной.
   4 Карамзин Василий Александрович, сын А. М. Карамзина, племянник Н. М. Карамзина.
   5 Карамзин Федор Михайлович, младший брат Н. М. Карамзина.
  

No 45. Карамзину А. М.

  
   14 января 1818 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 7--8). Публикуется впервые.
   1 В январе 1818 г. были напечатаны первые восемь томов "Истории государства Российского".
  

No 46. Карамзину А. М.

  
   4 июля 1818 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 5--6). Публикуется впервые.
   1 Пазухин Борис Сергеевич (ум. до 1843), титулярный советник, племянник Н. М. Карамзина.
   2 По-видимому, Иван Васильевич Сленин, с которым Карамзин заключил договор о втором издании "Истории государства Российского".
   3 Нижегородская деревня -- главное имение Карамзина (село Макателем и деревня Вторуская), дававшее 6 тыс. руб. дохода.
  

No 47. Карамзину А. М.

  
   15 мая 1819 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, л. 9). Публикуется впервые.
   1 Вероятно, племянники Н. М. Карамзина по матери: Петр Сергеевич и Борис Сергеевич.
   2 В этот же день Н. М. Карамзин писал старшему брату Василию: "Мы уже простились с братом Федором Михайловичем, он дня через два едет водою в Симбирск" (Атеней. М., 1858, ч. 4, с. 56).
  

No 48. Карамзину А. М.

  
   14 декабря 1824 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 10--11). Публикуется впервые.
   1 Вероятно, Чичерин, Петр Александрович, участник всех войн с 1805 по 1831 г. Командовал кавалерийскими частями. С 1826 г. -- начальник 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии, генерал от кавалерии.
   2 Речь идет о знаменитом наводнении в Петербурге 7 ноября 1824 г.
   3 См. No 20, примеч. 2.
  

No 49. Императрице Марии Федоровне

  
   24 января 1818 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 213, ед. хр. 80, л. 7). Опубликовано: Щукинский сборник. Вып. X. М., 1912, с. 222.
   Н. М. Карамзин написал данное письмо по случаю поднесения Марии Федоровне напечатанных накануне первых восьми томов "Истории государства Российского". Хранилось в собрании известного коллекционера П. И. Щукина, поступившем в 1912 г. в Исторический музей. Не исключена вероятность того, что это письмо является собственноручной копией, сделанной Н. М. Карамзиным.
   1 Мария Федоровна, урожд. София Доротея Августа Луиза, принцесса Вюртембергская (1759--1828), с 1776 г. -- супруга великого князя Павла Петровича, с 1796 г. -- императрица. Мать императора Александра I. С 1801 г. -- вдовствующая императрица. Покровительственно относилась к Н. М. Карамзину.
  

No 50. Аверкиеву А. Е.

  
   4 апреля 1821 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, л. 12). Публикуется впервые.
   1 Аверкиев Александр Егорович (1792--1858), тайный советник, сенатор. В 1821--1839 гг. -- тверской и владимирский губернский прокурор. В 1835--1838 гг. -- тверской вице-губернатор. Затем был тульским и подольским губернатором, директором департаментов различных министерств. По всей видимости, письмо Н. М. Карамзина является ответом на благодарность Аверкиева за помощь в получении места тверского губернского прокурора.
  

No 51. Аверкиеву А. Е.

  
   8 января 1824 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 13--14). Публикуется впервые.
   1 Вероятно, речь идет о перемещении А. Е. Аверкиева на должность владимирского губернского прокурора, которую он занимал до 1829 г.
  

No 52. Тургеневу А. И.

  
   4 октября <1823 г.> Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 41--42). Публикуется впервые. Датируется по почтовому штемпелю: "1823 окт. 4".
   1 Записка, прилагавшаяся к письму, отсутствует. Возможно, она связана с пометкой на полях письма: "О церк<овных> деньгах Яросл<авль?>".
   2 Сербинович Константин Степанович (1795--1874), чиновник департамента духовных дел (входившего в состав Министерства духовных дел и народного просвещения). Историк, переводчик, литератор, цензор (с 1826). С 1833 г. -- редактор "Журнала Министерства народного просвещения". Впоследствии -- тайный советник. Познакомился с Н. М. Карамзиным в 1818 г., когда переводил "Историю государства Российского" на французский язык. К. С. Сербинович оказывал историку значительную помощь в работе, делая выписки и переводы из источников; привел в порядок большую библиотеку Карамзина.
   3 Добровский Иосиф (род. 1753), чешский ученый-славист, историк, филолог, критик, журналист. На Западе его исследования долгое время были единственным источником сведений о славянском языке. Работы Добровского переводились на многие языки, в том числе на русский М. П. Погодиным и С. П. Шевыревым.
   4 По-видимому, имеются в виду "Institutiones" Добровского, которые произвели на современников особенно сильное впечатление и были напечатаны в переводе В. Копитора в "Jahrbücher der Literatur" ("Литературный Ежегодник") в 1822 г.
  

No 53. <Тургеневу> Н. И.

  
   <Без даты>
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 247, ед. хр. 7, л. 11). Публикуется впервые.
   Принадлежность записки Н. И. Тургеневу определяется предположительно на основании того, что она хранится среди архивных материалов А. И. и Н. И. Тургеневых, собранных П. И. Щукиным и поступивших в Исторический музей в 1912 г.
   1 Тургенев Николай Иванович (1789--1871), экономист, публицист, брат А. И. Тургенева. Член литературного общества "Арзамас" (арзамасское прозвище "Варвик"). Один из идеологов и основателей Северного общества. С 1824 г. жил за границей. Заочно судим и приговорен к пожизненной каторге.
  

No 54. Шишкову А. С.

  
   25 мая 1824 г. Царское Село.
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, л. 43). Публикуется впервые.
   1 Шишков Александр Семенович (1754--1841), адмирал, государственный деятель, филолог, писатель. В 1812--1814 гг. -- государственный секретарь. С 1813 по 1841 г. -- президент Российской академии. В 1824--1828 гг. -- министр народного просвещения. Возглавлял группу литераторов и языковедов, объединенных в "Беседу любителей русского слова", противостоявшей карамзинскому обществу "Арзамас". Шишков был противником реформы русского языка, осуществлявшейся Н. М. Карамзиным.
   2 Поздравление, вероятнее всего, в связи с назначением А. С. Шишкова 15 января 1824 г. на пост министра народного просвещения.
   3 Федоров Борис Михайлович (1794--1875), драматург, журналист, детский писатель. Одна из его комедий -- "Чудные встречи, или Суматоха в маскараде" (1818) -- посвящена Н. М. Карамзину. В 1823 г. служил секретарем при директоре департамента духовных дел в чине титулярного советника. Впоследствии был театральным цензором, избран членом Российской академии.
  

No 55. Шишкову А. С.

  
   14 февраля 1825 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, л. 44). Опубликовано (не полностью): Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников. Ч. 2. М., 1866, с. 399--400.
   1 Глинка Сергей Николаевич (1776--1847), писатель, издатель, публицист, автор исторических работ, повестей, поэм и пьес. В 1827 г. был назначен цензором Московского цензурного комитета.
   2 "Русский Вестник" -- ежемесячный журнал, издававшийся С. Н. Глинкой в Москве в 1808--1820 гг. и в 1824 г. В 1821--1823 гг. имел название "Новое детское чтение".
   3 Имеется в виду "Русская история" С. Н. Глинки, печатавшаяся частями в "Русском Вестнике", начиная с 1816 г., и выходившая отдельными изданиями в 1817--1825 гг. (три издания). Пользовалась успехом у публики, хотя и представляла собой довольно легковесную компиляцию, лишенную научного аппарата. Н. М. Карамзин дал высокую оценку "Русской истории", желая материально поддержать бедствовавшего в то время С. Н. Глинку. По его ходатайству и по докладу А. С. Шишкова Глинке было пожаловано 6 тыс. руб. и перстень ценой в 3 тыс. руб.
  

No 56. <Шишкову> А. С.

  
   8 марта 1825 г. С. Петербург
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, л. 45). Публикуется впервые.
   1 Вероятно, ошибка Н. М. Карамзина в титуловании: А. С. Шишков имел чин 2-го класса (адмирал) и обращаться к нему следовало "Ваше Высокопревосходительство".
   2 Дела о членовредительстве имели сложную подсудность (гражданскую и духовную) и часто рассматривались по нескольку лет.
  

No 57. Глинке С. Н.

  
   5 сентября 1825 г. Царское Село
   Автограф: ОПИ ГИМ (ф. 281, оп. 2, ед. хр. 44, лл. 14--15). Публикуется впервые.
   1 См. No 52, примеч. 2.
   2 Шишкова Дарья Алексеевна (урожд. Шельтинг), жена А. С. Шишкова.
  

Перевод О. В. ЭДЕЛЬМАН

Публикация А. К. АФАНАСЬЕВА И

О. В. ЭДЕЛЬМАН

   0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru