Каченовский Михаил Трофимович
О предрассудках

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


  

О предразсудкахъ.

  
   Много было писано и говорено противъ господствующихъ предразсудковъ. Утверждали, что всякой предразсудокъ есть заблужденіе, и что чѣмъ будутъ просвѣщеиные люди, тѣмъ менѣе останется предразсудковъ. Странное умствованіе! Хотѣть управлять людьми, какъ смирными овцами, снявши съ нихъ узы, которыя не дозволяютъ имъ быть свирѣпыми тиграми!
   Не спорю, что есть предразсудки жалости достойные, смѣшные и даже пагубные. Не спорю, что благотворная философія освободила насъ отъ многихъ суевѣрныхъ ужасовъ, которые претворяли человѣка въ несмысленное животное, что она разгнала призраки очарованій, колдуновъ, мертвецовъ и астрологіи; что наконецъ смягчила наши нравы, приучила насъ къ упражненію въ полезныхъ изслѣдованіяхъ, изъяснила намъ права наши и обязанности. Такъ, философія оказала великія благодѣянія роду человѣческому, расторгши оковы невѣжества и суевѣрія: но философы на семъ не остановились; будто бы желая истребить предразсудки, они вздумали доискиваться до самыхъ началъ, такъ называемыхъ, гражданскихъ правъ нашихъ священнѣйшихъ должностей, сокровеннѣйшихъ чувствованій сердца. Хорошо ли они сдѣлали? успѣли ли они въ своемъ предпріятіи? остойны ли они друзьями нашими называться?
   Кто усомнился бы отвѣчашь на сіи вопросы отрицательно, тотъ конечно вооружилъ бы противъ себя цѣлую Европу. Она сказала бы ему: "Разсмотри, что происходило во всѣхъ странахъ, гдѣ принимались все испытывать, все раздроблять, изслѣдывать все, начиная отъ мірскихъ наукъ до ученія вѣры, отъ метафизики до произведеній изящной словесности, отъ музыки до нравственности, отъ важнѣйшихъ предметовъ до самыхъ бездѣлокъ, и близкое къ намъ и совершенно постороннее: чѣмъ обыкновенно такія изслѣдованія оканчивались? Броженіемъ умовъ, учеными вычисленіями личныхъ выгодъ, совершеннымъ равнодушіемъ къ должностямъ своимъ, честолюбивыми затѣями, разгорячавшими самыя холодныя головы, духомъ неповиновенія, вкравшимся даже въ людей правдолюбивыхъ и честныхъ. Вотъ плоды гибельныхъ предприятій изслѣдывать всѣ наши чувствованія, раздроблять всѣ мнѣнія, разрушать всѣ предразсудки.
   Союзы, сопрягающіе взаимно людей между собою, большею частію суть не что иное, какъ предразсудки; ибо предразсудокъ, говоритъ логика, есть разсужденіе, составившееся безъ предварительнаго изслѣдованія той вещи, о которой разсуждаемъ: однакожь это не значитъ рѣшительно, будто сіе разсужденіе противно разуму, но только что разумъ не имѣлъ въ немъ участія. Такимъ образомъ дѣтская любовь, уваженіе законовъ, повиновеніе, стремленіе ко славѣ, правдолюбіе, благодарность и другія чувствованія, возбуждаемыя въ насъ наставленіемъ, примѣрами, движеніемъ собственнаго сердца, безъ предварительныхъ съ нашей стороны умствованій, безъ изслѣдованій разума, суть не что иное, какъ предразсудки. Но кто назоветъ ихъ заблужденіями?
   Человѣкъ прежде ощущаетъ, потомъ уже мыслитъ; прежде подражаетъ, потомъ судитъ. Приличнѣе назвать его питомцемъ впечатлѣній, нежели питомцемъ разума. Природа назначила его быть вмѣстилищемъ предразсудковъ.
   Предразсудки -- возьмемъ слово сіе въ значеніи не столь пространномъ, но болѣе точномъ -- суть понятія необдуманныя, производимыя въ насъ обстоятельствами и по обстоятельствамъ же измѣняющіяся. Мы бываемъ крѣпко привязаны къ нѣкоторымъ мнѣніямъ, свойственнымъ сложенію нашего тѣла, нашимъ привычкамъ, впечатлѣніямъ съ младенческихъ лѣтъ полученнымъ; однакожь многіе случаи не рѣдко заставляютъ насъ отказываться отъ прежнихъ мнѣній, и мы почти всегда отказываемся отъ нихъ, принимаемъ другія, потомъ и сіи оставляемъ при перемѣнившихся обстоятельствахъ; короче, предразсудки перемѣняются въ людяхъ съ возрастомъ, со званіемъ, съ привычками"
   Таковъ ли человѣкъ въ пятнадцать лѣтъ? какимъ бываетъ въ тридцать, въ пятьдесять и далѣе? Въ цвѣтущей юности все является намъ въ прелестномъ видѣ, мы смотримъ на мущинъ? на женщинъ, на всѣ предметы сквозь очаровательную призму воображенія. всѣ женщины кажутся намъ богинями, всѣ мущины друзьями вашими. Въ тридцать лѣтъ картина перемѣняется. Въ пятьдесятъ лѣтъ, краски ея, увы! почти совсѣмъ стираются. Мрачная недовѣрчивость заступаетъ мѣсто свѣтлыхъ призраковъ надежды,
   Предразсудки одной земли совершенно отличны отъ предразсудковъ другой. Представьте себѣ, что въ нѣкоторой странѣ обвиняютъ женщинъ въ отравленіи мужей ихъ; одна изъ нихъ рѣшается умереть вмѣстѣ съ мужемъ, желая доказать свою невинность; вотъ начало костровъ Малабаргкихъ. Вообразите, что въ другой странѣ обитаетъ народъ веселый и насмѣшливый, склонный къ волокитству и злобный; тамъ каждой мущина почитаетъ жестокимъ противу себя поступкомъ всякую ласку, женѣ его оказанную: вотъ начало того безчестія: которое мужья охотно снимаютъ на себя за невѣрность женъ своихъ.
   Предразсудки раждаются отъ одной причины и отъ многихъ; они могутъ быть и полезны и опасны, могутъ совершенствуя врожденныя склонности человѣка ослаблять должности гражданина, и наоборотъ, возвышая должности гражданина превращать добрыя склонности сердца; наконецъ они могутъ быть хорошими въ одно время, и пагубными въ другое,
   Бруты, убивая одинъ сына своего, другой своего благодѣтеля, руководствовались предразсудками гражданина, и забыли о врожденныхъ склонностяхъ сердца.
   Меценатъ и Агриппа охотно пожертвовали бы своимъ богатствомъ, свободою и жизнію любви къ Августу.
   Предразсудки народа, въ землепашествѣ упражняющагося, несходны съ предразсудками народа торговаго. Воинственный народъ мыслитъ неодинаково съ народомъ миролюбивымъ. Примѣровъ насчитать можно было бы очень много: пускай отгадываютъ ихъ сами читатели.
   Говорятъ, что время невѣжества есть время и предразсудковъ; весьма справедливо. Но если сказать, что вѣки просвѣщенія совершенно свободны отъ предразсудковъ; то сіе было бы съ правдою вовсе несовмѣстно. Мы видѣли людей, которые почитали себя весьма просвѣщенными, не вѣровали въ Бога, отвергали возможность чудесныхъ событій, и -- вѣрили Каліостру, клялись, что ужинали съ Клеопатрою и Генрихомъ IV. Мы видѣли и другихъ еще, которые почитаютъ себя совершенно свободными отъ всякаго суевѣрія и предразсудковъ; между тѣмъ сія господа съ жадностію слушаютъ уроки Доктора Галля, сказки Месмеровы и предвѣщанія Лафатеровы.
   Когда предразсудки, законодателемъ производимые или направляемые имъ къ цѣли общаго блага, бываютъ слѣдствіемъ глубокой мудрости; тогда они столько же полезны, какъ и самыя благоразумнѣйшія узаконенія, и даже могутъ заступить мѣсто сихъ послѣднихъ. Такимъ образомъ во времена феодальнаго правленія предразсудки о благородствѣ не менѣе произвели знаменитыхъ подвиговъ, какъ и любовь къ отечеству въ древнихъ республикахъ. Но когда они превратятся и ослабѣютъ; когда, измѣненные разными понятіями и новыми нравами, они сдѣлаются уже только старинными привычками, а не правилами уваженія достойными: тогда не ожидайте отъ нихъ добрыхъ слѣдствій. Не за долго до внутреннихъ мятежей во Франціи одинъ умной человѣкъ сказалъ о дворянахъ, нѣгою и роскошью испорченныхъ: они теперь не что иное, какъ тѣнь своихъ предковъ; отъ того то предразсудки, на которыхъ права дворянства были основаны, потеряли цѣну свою въ народѣ.
   Есть простое и вѣрное средство узнать достоинство предразсудковъ: надобно изслѣдовать, отъ добра, или отъ зла происходятъ они? какъ въ природѣ человѣческой, такъ въ общемъ гражданскомъ порядкѣ и частномъ устройствѣ государственномъ, надобно разсмотрѣть, есть ли соотвѣтственность между начальными причинами предразсудковъ и слѣдствіями ихъ въ нынѣшнихъ нравахъ. Законодатель долженъ вводить, исправлять или истреблять. Нѣкоторые предразсудки, смотря по времени и по нравамъ; но для сего потребна крайняя осторожность. Горе повелителямъ народовъ, горе законодателямъ, которые вооружаются противъ укоренившихся предразсудковъ, будучи не въ силахъ побѣдишь ихъ!
   "Люди ни чѣмъ такъ не обижаются, говоритъ Монтескій какъ нападеніемъ на ихъ предразсудки. Стараетесь притѣснять ихъ -- это значитъ, что вы ихъ нѣсколько уважаете; дотрогиваетесь до предразсудковъ -- явной знакъ, что ихъ презираете. Сенатъ Римскій оказалъ нѣкоторыя почести Цесарю; Диктаторъ не захотѣлъ подняться съ мѣста: тогда знатнѣйшіе Сенаторы начали терять свое терпѣніе."

К.

"Вѣстникъ Европы". Часть XLI, No 17, 1808


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru