Яковлев Александр Степанович
Глухарь

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.63*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Глухаренок родился в глухом чапыжнике, под еловыми ветвями, нависшими крышей над гнездом..."

  
  
  
  Александр ЯКОВЛЕВ
  
   ГЛУХАРЬ
  
  
   I
  
  
   Глухаренок родился в глухом чапыжнике, под еловыми ветвями, нависшими
  крышей над гнездом. Он, как темный шарик, откатился на слабых беленьких
  ножках в сторону, грудкой прилег к земле и впервые глянул кругом. Над
  головой у него протянулись темные колючие ветви, между ветвями белели
  пятна света, а сбоку, рядом.. что-то ворочалось болыцое, черное и звало:
   "Ко-ко". Глухаренок, услышав зов, быстро поднялся, подбежал к черному,
  ткнулся клювом в мягкие перья, перья раздвинулись перед ним, он просунул
  голову и пролез под крыло матери. Там уже кто-то возился, маленький,
  мягкий, -теплый. Глухаренок пискнул: "Пиу-пиу" и опять услышал те же
  звуки: "Ко-ко". Потом крыло открылось, мать поднялась на ноги, и глухарята
  торопливо отбежали от нее в стороны. Она, осторожно ступая и при каждом
  шаге квохча, пошла. Глухарята - их было восемь - побежали за ней,
  перегоняя друг друга. Они сталкивались, сбивали один другого и пищали
  жалобно: "Пиу-пиу, пи-пи".
   Глухарка с детьми вышла на маленькую полянку, окруженную со всех сторон
  высокими деревьями. Здесь было так много света, что глухаренок
  остановился, закрыл глаза и так минуту целую стоял, покачиваясь. Но мать
  позвала, и глухаренок вместе с другими побежал. Глухарка шла по опушке,
  наклонив голову к земле, полуоткрыв крылья. Она время от времени
  останавливалась, поднимала голову высоко вверх, смотрела во все стороны,
  слушала. А маленькие глухарята, сбившись у ее ног, стояли неподвижно. На
  опушке, возле старой сломанной -сосны, чернела высокая муравьиная куча.
   Глухарка взмахнула крыльями, взлетела на вершину кучи и начала ногами
  разбрасывать ее. Мелкие палочки, хвоя, кусочки земли и вместе с ними
  муравьи и муравьиные яйца полетели во все стороны. Глухарка поспешно
  слетела с кучи, схватила белое яичко в клюв и позвала: "Ке-ке". Глухаренок
  вместе с другими глухарятами бросился к матери, к ее клюву, и первый, так
  как он бегал быстрее других, схватил яйцо и проглотил. А мать уже подняла
  другое яйцо, опять крикнула, глухарята наперебой, отталкивая один другого,
  хватали белые сладкие яйца и глотали их. Это была веселая беготня.
   Муравьи тащили яйца назад, в муравейник. Глухарка еще два раза взлетала
  на кучу и разрывала. Глухаренок уже насытился, ленивее бежал на ее зов,
  ему стало тяжело. Он припадал грудкой к земле, потому что его слабые ножки
  уже не могли его носить. За матерью еще бегали два, самые слабые
  глухаренка.
   Им теперь доставалась вся пища.
   Потом глухарка громким и протяжным "ко-ко" позвала детей с собой, пошла
  вдоль опушки, опять время от времени поднимая высоко голову и слушая, не
  крадется ли враг.
   На поляне торчал большой пень сосны, вывороченной бурей.
   Тонкие корни поднялись вверх, как пальцы чудовища, и между ними
  застряла земля. Под корнем виднелся желтый песок, сверху чуть забросанный
  прошлогодними листьями и хвоей, Мать разрыла листья, грудью припала к
  теплому песку, растопырила крылья, и птенцы один за другим пролезли к ее
  теплому телу. Песок ласково грел их нежные ножки, глухаренок забился
  далеко в перья к самому боку матери; весь сжался в комочек и задремал. Он
  слышал, как справа и слева возились другие глухарята, как вздрагивало
  иногда тело матери, - было хорошо дремать в тепле. Мать повернулась,
  толкнула глухаренка, он перестал дремать, потянулся и, наступая на перья,
  выглянул из-под крыла. Солнце опять ослепило его. Он на миг зажмурил
  глаза, потом, высунув головку далеко между перьями, долго глядел во все
  стороны. Мать большими круглыми глазами заботливо смотрела на него.
   Глухаренок выпрыгнул из-под крыла, обежал кругом матери. Он старательно
  смотрел на землю, маленьким желтеньким клювиком перебирал камешки, кусочи
  дерева и хвои. Он искал муравьиные яйца, как их помнил, - белые, круглые.
  Из-под крыльев матери вылезали и другие глухарята, потягивались,
  растопыривали крылышки, качались, падали, поднимались. Они забегали по
  желтому песку, по листьям. Они попискивали, уже проголодавшиеся. Мать
  ласково сзывала их, не позволяя далеко отбегать. Потом она поднялась на
  ноги, три глухаренка еще дремали под ней. Глухарка, высоко поднимая ноги,
  пошла. И за ней - суетливой толпой глухарята.
   Лес уже изменился: верхушки деревьев покраснели. Было прохладно. На
  другой стороне поляны у корней деревьев ложилась тень. Глухарка подвела
  детей опять к муравьиной куче, разбросала ее и, сзывая детей, кормила из
  своего клюва. Глухаренок ждал ее крика. Со всех ног первый бежал к ней,
  отталкивая других. Потом он что-то понял: он сам отыскал на земле
  муравьиное яйцо, остановился над ним, не решаясь съесть. Он жалобно
  запищал: "Пиу-пиу", - мать подошла; взяла яйцо, сказала: "Ке-ке".
  Глухаренок из ее клюва взял яйцо и проглотил его. И потом, отбежав, он
  отыскал на земле яйцо сам и, уже не дожидаясь матери, съел. Мать сказала
  беспокойно и коротко:
   "Ко", - и быстро пошла от муравейника. Она привела выводок к гнезду.
  Здесь она долго стояла неподвижно, высоко подняв голову, слушала, ждала.
  Кругом было тихо. Глухарка села на гнездо, растопырила крылья. Глухарята
  пробрались через перья к ее телу, повозились, попищали и утихли, засыпая.
  
  
   II
  
  
   Глухарка просыпалась рано, едва в лесу краснела заря, поднималась на
  ноги, вытягивала крылья, одеревеневшие за ночь, а голодные глухарята
  пронзительно пищали. Она быстро выводила птенцов на опушку леса, вела к
  муравейникам, кормила, от муравейников вела к сечи, где у корней
  срубленных деревьев в молодой траве возилось множество насекомых. Она
  сзывала детей, каждому указывала, что можно есть. Пищи было много,
  глухарята насыщались быстро. Сама глухарка тоже ела много, ела насекомых,
  прошлогодние иссохшие ягоды, белые корешки трав и, насытившись, шла с
  птенцами на песок, на солнышко.
   Птенцы старательно прятались в ее теплых перьях, дремали, отдыхали и,
  отдохнув, снова вылезали на свет, бегали вокруг матери, точно веселые
  подвижные шарики. А лес вокруг поляны стоял все такой же темный. Иногда
  над поляной пролетали большие птицы, глухарка вся вытягивалась и строго,
  отрывисто говорила: "Ко", - и все птенцы рассыпались в траву, плотно
  прислонялись к пням, и замирали неподвижно, и были, и были похожи в эти
  минуты на темные кочки. Птица пролетала, глухарка успокоительно говорила:
  "Ко-ко", - и птенцы снова бежали за ней.
   Птенцы росли быстро, и уже на шестую ночь глухарка не повела их к
  гнезду, а осталась ночевать возле поваленной сосны под корнями. Глухаренок
  был больше своих братьев и сестер.
   У него потолстела голова, он был темнее других, бегал быстрее и дальше
  всех от матери, и мать с особенным беспокойством каждый раз звала его. В
  полдень, греясь на солнышке, он уже перестал подлезать под крыло матери, а
  вырывал сеое в песке ямку, ложился в нее боком, раскрывал крылья, то одно,
  то другое, растопыривал перышки, едва наметившиеся, вытягивал ноги с
  широко растопыренными пальцами. Глядя на него, скоро и другие птенцы стали
  вырывать себе в песке ямку и сидели в них, а мать, подняв голову, тревожно
  сторожила.
   В начале второй недели глухаренок почувствовал сладкое томленье в
  плечах и в сгибах своих крылышек. Он замахал ими и такт махая, побежал по
  песку. Это было ново, это задорило.
   Он весело попискивал, убегал далеко в траву, спотыкался. Он не понимал
  что его зовет и что заставляет вот так бегать и так махать крыльями. Мать
  испуганно подзывала его протяжным криком, он повертывался, бежал к ней и
  на бегу опять махал крылышками.
   Глухаренок теперь самостоятельно отыскивал пищу, пожирал и червяков, и
  нежные белые корешки трав, что мать вырывала из земли своими мощными
  лапами. Ножки у него слегка потемнели, стали шерхнуть. Среди нежного пуха
  показались перышки, темные, со стальным блеском.
   С маленькой полянки глухарка перевела детей через лес на сечь. Переход
  был трудный и страшный. Семья шла очень осторожно. Глухарка поминутно
  останавливалась, слушала. Б лесу было сумрачно, прохладно, кое-где
  виднелись болотца, и над ними толклись большие мухи. Глухарята понимали
  опасность, шли молча. Лес становился все темнее. Нужно было пробраться
  через валежник. Птенцы разбивались поодиночке и парами, убегали в сторону,
  теряли из виду мать и вдруг поднимали отчаянный крик: "Пиу-пиу".
  Испуганная мать возвращалась, забирала их, шла дальше. Вот между деревьями
  мелькнул свет, и выводок вышел на просторную, большую поляну, на которой
  кое-где виднелись отдельные деревья.
   Но не успели все выйти на поляну, еще у самой опушки, глухарка вдруг
  крикнула: "Ко",-и шумно взлетела на воздух.
   Глухарята врассыпную бросились в траву, в самые укромные уголки, и
  замерли. Кто-то большой с треском пролезал через валежник, потом пошел
  дальше, еще дальше и, наконец, ушел прочь. Шум больших крыльев раздался
  над головой - это летела мать. Она опустилась в траву, позвала, глухарята
  собрались вместе, пошли. На сечи еды было еще больше, над маленькой
  колдобинкой вились мушки. Глухаренок подпрыгивал, ловил их на лету, это
  его забавляло, и опять, подремав на песке, он расправлял крылышки, бегал,
  махая ими. Он чувствовал, как все тело его становилось легче, - ноги
  едва-едва касались земли.
   Это было на двенадцатый день, когда глухаренок впервые взлетел. Он
  оторвался от земли и так, с вытянутыми книзу ногами, пролетел с полметра и
  упал с размаху в траву. Ему было и больно, и в то же время все его
  существо переполнилось радостью. Он быстро вскочил, пробежался, тотчас
  забыл боль, опять, полетел и, увлеченный своими маленькими полетами,
  далеко убежал от матери, потерял ее из виду, испугался, закричал
  пронзительно. Глухарка прибежала к нему, сердито квохча.
   Все больше и больше беспокойства было у ней. Птенцы один за другим
  поднимались на крылья. Они забывали осторожность, вылетали из травы, их
  было видно издалека. Хищные птицы пролетали над поляной и над лесом.
  Глухарка теперь боялась каждой тени и часто заставляла птенцов прятаться.
  Время от времени она сама взлетала на воздух и, призывно квохча, летела
  через пни, совсем низко над землей, над травами, и птенцы один за другим
  поднимались за ней, летали, махая часто и усердно крылышками. Лишь двое,
  пролетев немного, падали в траву, начинали отчаянно кричать. Глухарка
  делала круг в воздухе, возвращалась к ним.
   Ночевать глухарят мать уводила в глухие чащуги, и всю ночь она
  настороженно слушала, не крадется ли враг. С ночлега уходили, как только
  занималась заря, и бродили по поляне до тех пор, пока солнце не вставало
  столбунцом. а зной не смаривал птенцов.
   Однажды глухаренок увидал: по опушке ползет желтый зверь с черными
  большими глазами. Мать сразу насторожилась, крикнула, взлетела. Глухарята
  взлетели за ней, но желтый вверь - это была лиса - судорожно прыгнул
  раз-другой, и один глухаренок, тот самый, что отставал от других, жалобно
  пискнул.
   Весь выводок в ужасе стремительно пролетел через поляну.
   Обеспокоенная мать оставила всех в траве и, высоко поднявшись в воздух,
  полетела назад к тому месту, где была лиса.
   Она тревожно заквохтала, увидев, как лиса с глухаренком в зубах убегала
  в лес.
   Потом мать быстро летала над поляной, сделала один круг, другой,
  спустилась к птенцам, каждого обошла кругом, щгять сорвалась и улетела в
  лес, туда, где скрылась лиса. И ночью она просыпалась и беспокойно звала.
   Ночи теперь были короткие, теплые, - заря сходилась с зарей. Весь лес
  полон пением птиц. Над болотами носились стрекозы, везде пестрели птицы.
   Однажды вечером мать поднялась на дерево, села на самоа толстой ветви и
  позвала детей. Все семь глухарят взлетели к ней и рассыпались по ветвям
  недалеко от нее. Они ждали-: вотвот мать опять спустится на землю, потому
  что шли сумерки, шла тьма они все устали. Но мать не спускалась.
  Глухаренок цепко схватился за тонкую ветвь и так, в чуткой дреме,
  продержался всю ночь, вздрагивая и боясь упасть. Это был первый ночлег на
  дереве. В эту ночь один глухаренок ооорвался, упал вниз, в темноте тяжело
  бился о ветви и щэичал. Мать тревожно звала, но с места не тронулась,
  ослепленная темнотой. Глухаренок так и ночевал под деревом один.
   Утрами, наевшись, глухарята любили перелетать с ветки на ветку по
  опушке. Им сверху была видна вся поляна. На поляне в траве возились птицы.
  Вон там глухариный выводок, глухарка, совсем похожая на их мать, водит
  своих детей. Низко над болотцами летят серые большие птицы. Нужно
  спрятаться в ветвях чтобы птицы не заметили. Иногда через поляну
  пробиралась лиса. Она пряталась в траве, приникала к корням и пням,-
  минуту лежала неподвижно, зорко высматривая. Тогда все птицы - и-
  глухарка, и птенцы, и сороки, и маленькие белые птички с черными
  хвостиками, что живут в ракитнике над болотами, - все поднимали крик,
  тревожный, как будто предупреждали друг друга: "Берегись, лиса, идет".
  Лиса, злабно оглядываясь, бежала дальше через поляну, скрываясь в лесу.
   Раз глухаренок увидел большого бурого медведя. Медведь разрыл кучу
  муравьев, поставил передние ноги в самую середину муравейника и длинным
  розовым языком слизывал муравьев, ползших по его ногам. В этот день шел
  дождь, летать не хотелось Глухарята сидели на тонких ветвях молодой сосны,
  недалеко от ствола. Медведь повозился с муравейником, пошел по поляне
  дальше. Он ворочал лапой листья, сучья, под ними отыскивал улиток, ел их,
  громко чавкая, вырывал какую-то траву, тоже ел. Он поднял морду, поглядел
  кругом на лес и увидал глухарят. Он перестал жевать и чавкать, подошел к
  сосне.
   Глухарка громко сказала: "Ко". Глухарята замерли. Медведь, подняв
  высоко морду, долго ходил вокруг сосны! Глухарята и мать беспокойно
  смотрели на него сверху. Лапами медведь обнял деревцо и сильно тряхнул.
  Ветви задрожали, глухаренок крепко вцепился пальцами в ветку, раскрыл
  крылья, готовые взлететь. Медведь тряхнул еще раз, два, глухаренок не
  удержался, упал и низом, почти над землей, тяжело махая мокрыми от дождя
  крыльями, полетел прочь. Медведь быстро и ловко, скачками, помчался за
  ним. Глухарка пронзительно заквохтала, полетела за медведем, настигла его,
  заметалась над его головой, повернула в сторону, упав в траву. Медведь
  побежал за ней, но мать перед самым его носом опять поднялась, тяжело ,и
  лениво полетела над травой к болоту. Медведь гнался за.нею, вода брызгами
  полетела из-под его ног. Воды становилось больше, больше, медведь
  кувыркнулся, упал. Тогда глухарка поднялась высоко вверх, быстро полетела
  назад, а медведь остался среди болотины.
   В середине июня поспели ягоды. Сечи и опушки леса за-, краснели.
  Глухарята наедались так, что им тяжело было ходить.
   Но пришла тревога: на полянах появились люди, весь день слышались
  голоса, a пo вечерам и ночью то там, то здесь горели костры, и запах дыма
  заполнял лес. Глухарка уводила детей в глухие заросли, недоступные
  человеку, а на большие поляны выводила их только по зорям.
   В августе у глухаренка уже выпал последний пух. Все тело покрылось
  черными перьями со стальным отливом. Хвост украсился белой каймой. Мать
  уже меньше беспокоилась, улетала иногда от детей надолго, а глухарята пока
  держались вместе.
   Ночи стали длиннее. Заморосили дожди. На утренних зорях глухаренок уже
  один летал над полянами, над лесом, слушал, высматривал - и мир ему
  казался большим и радостным.
  
  
   III
  
  
   Глухарята еще долго ночевали на одном дереве, разместившись на разных
  сучьях. Но, когда прилетали на поляну, все разбредались в разные стороны.
  Каждый жил самостоятельной жизнью. Молодой глухарь больше всего держался
  со своими двумя братьями. Наевшись брусники и клюквы, молодые самцы летели
  к трем соснам, росшим над оврагом. Сосны были старые, дуплистые, с темными
  густыми ветвями. Молодой глухарь забирался на ветки к самому стволу, и в
  дождь сидел неподвижно, втянув голову в крыло. Обычно двое спали, а один
  слушал. Овраг был глухой, очень глубокий, было видать сверху, как у корней
  иногда проходил медведь. Недалеко по опушке бегали зайцы, филин кричал
  откуда-то из дальнего леса. Иногда по утрам долетал звон далекого колокола.
   Осень навалила крепкая и беспокойная. Над лесом постоянно развевалась
  мелкая сетка дождя, небо нависло низко-низко, солнца не было, и в эти дни
  мокрядь и дождь пронизывали - тело, и не хотелось летать, не хотелось
  двигаться. Потом начало замораживать, холод напитал воздух - молодые
  глухари сильно зябли.
   Однажды - это было после погожей ночи - утром молодой глухарк увидел,
  что поляна от края до края покрылась белым инеем. На рассвете иней пропал,
  к полудню опять пошел дождь, и в дожде, точно белые мухи, замелькали
  снежинки. В этот день глухари летали только на ближнее болото, чтобы
  поклевать клюквы. Вернулись скоро и сидели весь день в дреме. К вечеру
  белых мух стало больше, лес зашумел печально, протяжно.
   Ночью пошел густой снег и закрыл всю землю.
   Утром глухари полетели на знакомое болото. Все кругомизменилось. Они
  кружили над полянами, не зная, где сесть, и пугаясь этой незнакомой белой
  земли. Они увидали: два больших белых глухаря ходят по опушке. Молодые
  спустились недалеко от них. Старые сердито захрюкали, но не тронули
  молодых.
   Так все пятеро паслись, разрывая снег крепкими лапами, отыскивая ягоды.
  В лесу, поднимаясь вершиной высоко над соснами и елями, росла громадная
  лиственница. Старые глухари сели на нее, принялись собирать опадавшую
  хвою, уже хваченную Морозом. Молодые попробовали- хвои - им она очень
  понравилась.
   И с того дня они летали к лиственнице кормиться, собирая хвою на земле.
  Каждое утро, пролетая над лесом и над полянами, они высматривали, где
  пасутся старые глухари. Заметив их, молодые опускались недалеко, делали то
  же, что старые. Они научились отыскивать ягоды - рябину и калину. Эти
  ягоды им нравились больше хвои.
   А зима все крепчала, снег лег. глубокий. На земле нельзя уже было
  отыскать пищи. Теперь глухари вели жизнь очень скучную, мало летали, все
  больше сидели на тех же соснах, дремали, лениво посматривали вниз, не
  крадется ли враг. В сильные метели лес шумел грозно, деревья ломались, и
  тогда казалось:
   кто-то страшный крадется. Толстый сук однажды в метель оборвался рядом
  с глухарями и с шумом и грохотом полетел вниз.
   Глухари разом поднялись, долго летали, и ветер рвал их перья.
   Они измучились. Им казалось, что метели не будет конца и что их ждет
  гибель. Но вот ветер утих, глухари успокоились, отдохнули, снова полетели
  к лиственнице и там увидали старых глухарей. Они кормились вместе и вместе
  с ними полетели на ночлег, оставив свое насиженное место. Старые глухари
  тоже жили над оврагом и ночевали в густых ветвях высокой ели. Молодые
  поселились по соседству, тоже на густой ели, рядом.
   Зима установилась крепкая. Завернули сильные морозы.
   По ночам глухарь промерзал так, что у него болело сердце.
   Как-то старые глухари перед вечером спустились на снег, походили у
  корней сосен и стали зарываться. Они скрылись в снегу совсем с головой, и
  сверху нельзя было различить, где они Молодые глухари пригляделись,
  слетели на снег и зарылись.
   В снегу было теплее, чем снаружи, но молодой глухарь все беспокоился,
  ждал, что вот кто-то в снегу сейчас подойдет,( схватит. Он чутко
  прислушивался. Он знал, что старые вот где-то рядом, здесь, если они
  полетят - будет слышно. Он ждал, ждал долго и заснул. Старые зашевелились,
  полетели. Молодой испуганно вылез из снега. Был уже день, совсем светло.
  Глухари, все пять, полетели на лиственницу.
   Дни были очень короткие. Утром и вечером глухари улетали на кормежку,
  питались только хвоями. И эта скудная пища делала их вялыми.
  
  
   IV
  
  
   Зима переломилась, солнце стало пригревать сильнее, дни заметно
  увеличились. Со своих насиженных мест, что были возле стволов елей,
  глухари выбирались на тонкие ветки, открытые солнцу, и здесь, растопырив
  крылья, полусидя, полулежа на ветвях, оставались от утра до вечера,
  грелись. Вечером опять забивались к стволу. Старые летали дольше, странно
  беспокоились; молодые летали за ними, не понимали, почему старые
  беспокоятся. Свое насиженное место старые покидали, ночевали не каждую
  ночь.
   Раз молодые полетели за ними. Недалеко над болотом рос мелкий лес, в
  котором еще белели полянки и кое-где, в молодом лесу, далеко друг от друга
  подымались большие сосны-семенники. Здесь, на небольшой поляне, старики
  опустились на снег и так ходили долго один перед другим, распустив крылья,
  чертили перьями снег. Они ходили молча, важные, пышные, с растопыренными
  хвостами. Брови у стариков закраснели, налились, стали толстые. Молодые
  глухари почувствовали, как их охватывает непонятное беспокойство. Еще вот
  недавно, зимой, они знали, что им нужно только поесть, нужно прятаться от
  врагов, нужно спать. Они ели, спали, прятались. Больше им ничего не нужно
  было. Теперь хотелось еще чего-то. Глухарки прилетали к токам, сидели на
  деревьях, издали смотрели на тОкующих глухарей, молчали. Но их молчаливый
  взгляд почему-то теперь беспокоил молодого глухаря. Старики с каждым утром
  оставались все больше и больше на поляне, напыщенно ходили друг перед
  другом, торопливо чертили снег крыльями. Молодой глухарь тоже спустился на
  снег, тоже растопырил крылья, пошел неловко по снегу, вытягивая шею, весь
  напрягаясь, и какое-то странное чувство, доселе не испытанное, вдруг
  захватило его. Он сделал несколько шагов, остановился, посмотрел кругом.
  Другие глухари ходили молча недалеко от него.
   Молодой опять пошел, сделал круг, шея его невольно вытягивалась,
  непонятное чувство звало его. Хотелось ему кричать, но горло не издавало
  ни звука. Брови его набухли, стали толстыми. Так все пятеро - двое старых
  и трое молодых - каждое утро, прямо с ночлега, летели на поляну,
  долго-долго ходили друг перед другом.
   Просыпались они все раньше и раньше. Небо еще било черное, лишь беловая
  полоска виднелась на востоке. Над головой светилась яркая звезда -
  утренница, и в этот ранний час лес уже пробуждался, высоко над лесом
  проносились утки, посвистывая крыльями, а где-то в небе звонил небесный
  колокол: летели журавли. Молодые глухари по-прежнему держались невдалеке
  от старых: они чувствовали, что старые знают какую-то тайну жизни... Так
  проходили заря за зарей и день за днем.
   Раз утром молодой глухарь проснулся от странного звука.
   С ближнего дерева кто-то покрикивал: "Чок-чок". Глухарь всмотрелся, он
  увидел: внизу, по суку, ходил старый глухарь.
   Он распушил хвост, раскрыл крылья, вытягивал шею, это он кричал:
  "Чок-чок". Молодой также распустил хвост и крылья, вытягивал шею, хотел
  крикнуть и не мог. Глухарки тяжело летали около, задорили. А лес кругом и
  ближняя поляна были полны зовущими звуками. Скрипуче кричали куропатки,
  урлыкали тетерева, весь воздух был полон страсти, и эта страсть захватила
  молодого глухаря, он смешно ходил по суку, подражая старому.
   Заря все разгоралась. Лес стоял, пронизанный красноватым светом. Теперь
  легко можно было различить каждое дерево отдельно. Везде на деревьях и под
  деревьями на поляне, возились птицы, возились по-особенному, так, как
  никогда не видел и не слышал молодой глухарь. Глухуши с томными криками
  носились вокруг дерева, где шел ток, и, слушая их полет, старый глухарь
  пел сильнее и задорней. Порой, сорвавшись с сука, как тяжелый ком, он
  летел за глухушами куда-то в сторону, оставался там недолго, снова
  возвращался на тот же сук, сидел, прислушиваясь, клювом оправляя перья. А
  солнце уже всходило, лес золотел. Глухарь еще недолго пел песню, все реже,
  реже, он раскрывал крылья, вытягивал их далеко назад, вытягивал лапы,
  сперва одну, потом другую, широко раскрывал рот, вздыхал, точно после
  тяжелого труда.
  
  
   V
  
  
   Раз в такое утро старый глухарь ходил по суку взад и вперед, растопырив
  крылья, и пел. Молодой услышал: где-то недалеко затрещали сучья. Кто идет?
  Медведь или лиса? Молодой насторожился. Он тревожно вытянул шею, испуганно
  хрюкнул, а старый пел, не слушая ни треска сучьев, ни хрюканья молодого.
  Молодой подумал, что опасности нет, если поет старый, притаился и ждал. Он
  увидел между темными стволами сосен внизу, на земле, кто-то двигался
  черный, двуногий. Молодой глухарь узнал: это человек - зверь самый
  страшный, от него всегда глухари спасались сломя голову. Почему же теперь
  не улетает старый глухарь? Человек прыгал: прыгнет раз, другой,
  остановится и чего-то ждет. Прилетела глухуша, увидала человека, с
  испуганным криком полетела прочь. Человек уже прыгал недалеко. Прыгая, он
  заполнял весь лес треском, потом сразу останавливался, треск прекращался,
  а старый глухарь пел все задорней и задорней. Когда старый глухарь
  прекращал песню и слушал тишину леса, человек стоял неподвижно. Потом,
  когда опять начиналась песня, человек со всей силой бросался вперед, к
  тому дереву, на котором пел глухарь. Уже все глухуши улетели далеко, уже
  на дальних деревьях испуганные глухари сначала замолчали, потом
  тоже.улетели. Человек еще раз прыгнул под песню глухаря и замер. Вот
  старый глухарь опять запел - и сразу гром потряс весь лес, между деревьями
  блеснул огонь. Молодой глухарь судорожно взметнулся, полетел над лесом. А
  старый, ломая сучья, с грохотом упал с сосны вниз.
   И день, и два, и три молодой глухарь провел в беспокойстве.
   Он настороженно ждал: вот-вот опять покажется человек, опять блеснет
  огонь, загремит гром. Он не летал на тока, днем сидел на самой верхушке
  дерева.
   А лес был прежний. Так же шумели птицы, урлюкали тетерева, так же
  постукивали бекасы на болотах, и так же на других токах токовали глухари.
  И опять странное чувство толкало глухаря к токам, где, подражая старикам,
  он ходил по суку, вытягивал шею, робко пытался петь. Сначала у него песня
  не выходила. Потом, как-то напрягши все силы, он пропел:
   "Тэ-кэ, тэ-кэ". И едва он пропел, как на ближний сучок шумно села
  глухуша, заурлюкала странным голосом, будто звала. Молодой глухарь
  подлетел к ней. Глухуша сорвалась, слетела вниз на маленькую полянку,
  глухарь слетел за нею, с растопыренными крыльями. Вдруг старый глухарь -
  огромный и хищный - бросился на молодого, ударил его лапами и клювом в
  грудь. Молодой перевернулся и в испуге улетел.
  
  
   VI
  
  
   Весна разгоралась пожаром. Уже сходил снег, оставался он только.в
  глухих зарослях у корней деревьев - лиловый и твердый. На полянах стояли
  болотца, вечера были сини, в оврагах весь день шумели ручьи, ветер веял
  теплый и ласковый.- Пригорки дымились паром. Уже меньше кричали на токах
  птицы, перестали плакать в лесах зайцы, старые глухари переселились в
  чащуги и с ними молодой. Муравьиные кучи ожили.
   В траве возле пней зашевелились насекомые, жить стало легче, корму было
  обильно. Молодой глухарь заметил, как истомлены и обессилены были глухари
  старые. Он ходил между ними гордый и сильный, будто причесанный, он готов
  с ними был вступить в драку, он был полон задора. Однажды, рассерженный,
  он бросился на старого глухаря, ударил его, сшиб наземь, и старый глухарь
  покорно побежал в траву, прочь.
   Теперь молодой ростом уже был со старого, у, него выровнялись грудь и
  плечи, перья лоснились, он чуял в себе неукротимую силу. Из чащуги он
  летал к полянам, где было больше травы и где на опушках встречались
  муравьиные кучи. Он теперь знал, как живет лес. Сидя на высоких ветвях, он
  не раз видел, как в траве пробиралась лисица или, ломая сухие сучья,
  пролезал медведь, Он не боялся их, потому что знал: он высоко - ни
  медведь, ни лиса его не достанут. Он боялся только человека, боялся его
  огня и грома. Завидев человека издали, он улетал поспешно. Множество птиц
  хлопотало возле своих гнезд и возле птенцов. Уже опять вывелись молодые
  глухарята, глухарь видел, как пасутся выводки. Уже куропатки ныряли в
  траве со своими птенцами. На дальних широких полянах зазвенели страшные
  человеческие голоса, и по вечерам пахло дымом. Это приехали4 косари из
  деревень. И, боясь человеческого голоса, глухарь улетел в чащугу и сидел
  там, скрываясь вместе с другими.
   Но вот отзвучали человеческие голоса, потухли костры на полянах, и
  опять глухарь облетал по зорям большие пространства. На опустошенных
  полянах он видел стога сена. Берег лесной речки был истоптан человеческими
  ногами, песок взрыт.
   Глухарь долго летал над берегом, высматривая, нет ли где человека,
  потом спустился на песок и здесь, лежа на боку и вытянув ноги, грелся на
  солнышке.
   Поспели ягоды, глухари уже откормились. Теперь не нужно было летать
  долго за кормом. Глухарь выбрал себе поляну недалеко от речки и здесь
  проводил целый день: кормился, валялся в песке, грелся на солнышке. Но
  опять заморосили дожди, солнце потускнело, лес зашумел уныло и беспокойно.
  Меньше стало птиц в лесу, утки вереницами улетали на юг, и случалось, что
  целую ночь глухарь слушал их тоскливые крики в вышине. Глухое болото в
  лесу каждый день заселялось новыми путешественниками, иногда это были
  утки; крикливые и беспокойные, они кормились по берегам, ссорились. Иногда
  здесь останавливались серые гуси, большие, густо гоготавшие.
   В вечерние зори они неизменно взмывали к небу и уносились к югу.
   Молодой глухарь испытывал странное беспокойство: в одиночестве ему
  теперь было не по себе. Он нашел других глухарей-самцов, долго обхаживал
  их и стал жить с ними. С холодами перелеты птиц уменьшились, жизнь в лесу
  замирала.
   Скоро ударили морозы, в воздухе закружились белые мухи.
   Глухари сбились в стаю, - их было восемь, - опять поселились на двух
  соснах, что росли над глухим оврагом, сплошь заросшим ольшаником, березой
  и молодой елью.
   С зимой пришла дрема, кровь текла ленивее, не хотелось далеко летать.
  Мороз пробирался под перья, шарил по телу, глухарь втягивал голову в
  плечи, плотнее сжимал крылья.
   В сильные морозы и метели глухари прятались в снег, сидели там сутками,
  питались они опять только хвоями и молодыми побегами ольшаника. Иногда, в
  солнечные теплые дни, они улетали к пригоркам, лапами разрывали снег,
  добывали ягоды. И зима казалась длинной-длинной, и будто ей не будет конца.
   Однажды на берегу оврага послышался лай. Встревоженные глухари подняли
  головы, присмотрелись, - через поляну несея заяц. У самой опушки он сделал
  огромный прыжок в сторону, скрылся в лесу, и тотчас по его следам из леса
  выскочила собака, охриплым лаем помчалась за ним. Заяц закружил возле
  оврага, собака не отставала. Где-то в стороне раздался треск, и глухарь
  увидел- идущего на лыжах человека. Он не вытерпел, сорвался, полетел
  прочь. Позади него тотчас грохнул гром, чтото с визгом пролетело над
  головой, глухарь метнулся к земле и, задевая ветви сосен, полетел в
  сторону. И с той поры, заслышав лай собаки, он перелетал дальше в чащугу,
  прятался, скрытый самыми темными ветвями. Успокаивался он и снова вылетал
  только в сумерках, когда уже лай прекращался и человек уходил из леса.
   И еще случай: в полудреме молодой глухарь слышал, кто-то карабкается по
  стволу дерева, прыгая с ветки на ветку. Он проснулся, смотрел вниз,
  вытягивая голову. Длинный зверек поднимался вверх по дереву. Глухарь
  подумал, что это белка.
   Белок он видел часто, но не боялся. Зверок осторожно пробрался к
  старому большому глухарю, спавшему на нижних ветвях, и вдруг прыгнул на
  него. Глухарь крикнул, рванулся, полетел вверх, выше дерева. Зверок крепко
  держался за него, но что-то случилось, глухарь камнем упал наземь в снег и
  долго трепыхался. Зверок юрко запрыгал по нем. Глухари всей стаей
  поднялись и полетели прочь, хотя еще кругом стояла тьма.
   А дни уже становились теплее и больше. Уже буйные метели на мягких
  веющих широких крыльях понеслись над лесом.
   Опять старые глухари, а за ними и молодой вечерами стали перелетать на
  токовище, где (это знал молодой глухарь) токовали в прошлом году.
  
  
   VII
  
  
   Четыре зори молодой глухарь вместе со старыми, распустив крылья, чертя
  перьями по снегу, молча ходил по поляне, кружился, будто танцевал. На
  пятую зорю старый глухарь взлетел на сук, затоковал, а за ним тотчас
  взлетел молодой глухарь, уселся поблизости, на сосне, по толстому суку
  прошелся из конца в конец, и песня сама по себе вырвалась из его горла.
   Так каждую зорю они прилетали двое, садились недалеко один от другого и
  токовали. Глухуши с шумными криками носились возле. Старый глухарь улетал
  за ними. Глухуш было много, они садились на ближние ветви, сидели
  неподвижно и молча, будто безучастно, смотрели, как токует молодой
  глухарь. А молодой, пропев песню, весь вытянувшись, замирал, слушал, ждал.
   Он видел, как глухуши все ближе и ближе садятся к нему.
   Иногда глухуша срывалась, летела вниз наземь, кричала зовущим голосом.
  Молодой глухарь, не понимая, смотрел на нее.
   Потом какая-то сила сорвала его с сука, он бросился вниз-за глухушей,
  весь сотрясаясь от странного чувства. Глухуша пробежала по земле и у
  корней сосны прилегла грудкой на мох, оглянулась, тихонько заквохтала.
  Глухарь шумно захлопал крыльями, исступленно начал топтать глухушу ногами.
  Вернувшись на дерево, он запел громче и радостней. Это был гимн жизни, тот
  самый гимн, что весной поют лес, и птицы, и все живое. Он перестал есть,
  целый день и ночь думал только об утренних зорях, стал тревожнее, злее.
  Всеми зорями он пел, звал; глухуши носились возле него, он гонялся за
  ними... Но вот глухуш все меньше и меньше оставалось на токах, они
  прилетали деловито, оставаясь с глухарём недолго.
   Так прошла эта весна. Измученный и обессиленный, глухарь вместе с
  другими забрался в лесную чащу и здесь старательно откармливался целое
  лето. Осенью он опять почувствовал прежние силы и задор и, вспоминая
  весну, прохладными зорями снова летал на место тока и пел, пел задорно, и
  звал, и ждал, но ни одна глухуша не прилетала.
   Осень накатилась быстро - с дождями, унылым шумом, потом зима - с
  метелями и морозами. Глухарь жил лишь одной заботой - не умереть с голода,
  прожить, ни о чем больше не думал. Лишь ночами иногда он вспоминал о
  зорях, о веснах, и ему чудился крик глухуши.
   Но ярче загоралось солнышко, потянуло новым ветром, и прежнее чувство
  задора разбудило глухаря. Прежде стариков, уже один, он полетел на ток.
  Три зори ходил по снегу молча, растопырив крылья и чертя перьями, потом
  поднялся на сук, заходил, запел и в песне забывал обо всем. Его уши
  закрывались, закрывались глаза, он весь трепетал от напряжения. Когда на
  соседних соснах он услышал пение старого глухаря, он задорно бросился в
  бой, прогнал старика прочь, сам вернулся и запел еще с большим торжеством.
  После каждой песни он замирал, слушал глухуш, - вот они недалеко, он их
  чувствовал, иногда видел и тогда задорно, с большей страстью, начинал петь
  снова. К нему слеталось все больше и больше глухей.
   Однажды на заре их собралось сразу пять, они сидели и слушали. Глухарь
  пел, ничего не видя и не слыша. Кончив песню, он увидел, как глухуши с
  беспокойным криком полетели прочь. Он не понял, почему полетели. Он запел
  опять, еще с большей страстью. Он звал их вернуться. Песню за песней пел и
  после каждой слышал крики. Глухуши уже были гдето вдали, а лес затаился и
  замер. Глухарь опять запел. Вдруг что-то со страшной силой ударило его в
  бок, он рванулся, хотел полететь и, ломая ветви, упал вниз к корням
  деревьев. Безумными глазами, вытянув шею, он оглянулся и тут увидал
  страшное человеческое лицо. Человек бежал к нему. Глухарь метнулся,
  прыгнул раз, другой, изо всей силы побежал прочь, прячась между стволами,
  но сзади опять грохнул гром, и глухарь грудью ударился оземь. Человек
  схватил его за шершавые ноги и поднял. Глухарь затрепетал каждым пером, к
  его горлу подкатился клубок, мешал дышать. Глухарь судорожно дернулся и
  умер.
  
  
   1937
  
  
   ЯКОВЛЕВ Александр Степанович (1886 - 1953). Глухарь. Впервые
  опубликован в журнале "Боец-охотник", 1935, No 6. Печатается по изданию:
  Яковлев Александр. Октябрь. Повести и рассказы. М.: Художественная
  литература, 1965.
  
  
  
   Под чистыми звездами: Советский рассказ тридцатых годов / Сост. и
  примеч. Д. Г. Терентьевой; Предисл. Ю, Лукина. - М.: Моск. рабочий, 1983.
  - 511 с. - (Однотомники классической л-ры).
  
  
   В сборник включены рассказы М. Горького, В. Вересаева, К, Федина, А.
  Фадеева, Ив. Катаева, В. Катаева, Б. Горбатова, М. Зощенко, А. Платонова и
  других писателей, созданные в тридцатые годы.
  
  
   4702010200 - 205
   П ---------------- 178-83
   М172(03)-83
  
   Составление, предисловие, оформление издательства "Московский рабочий",
  1983 г.
  
  
   ИБ N 2371
  
  
   ПОД ЧИСТЫМИ ЗВЕЗДАМИ
  
   Советский рассказ тридцатых годов
  
   Составитель
   ДИНА ГРИГОРЬЕВНА ТЕРЕНТЬЕВА
  
  
   Заведующая редакцией Л. Сурова
   Редактор Н. Рылькикова
   Художественный редактор Э. Розен
   Технические редакторы Н. Привезенцева, Г. Бессонова
   Корректоры Т. Семочкина, Н. Кузнецова, В. Чеснокова
  
   Сдано в набор 24.11.82. Подписано к печати 30.03.83.
   Формат 60x84 1/16. Бумага типографская No 3. Гарнитура "Обыкновенная
  новая". Печать высокая. Усл. печ. л. 29,88.
   Усл. кр.-отт. 30,52. Уч.-изд. л. 30,08. Тираж 100 000.
   Заказ 2916. Цена 2 р. 50 к.
   Ордена Трудового Красного Знамени издательство "Московский рабочий".
   101854, ГСП, Москва, Центр, Чистопрудный бульвар, 8, Ордена Ленина
  типография "Красный пролетарий".
   103473, Москва, И-473, Краснопролетарская, 16.
  
  
   OCR Pirat

Оценка: 7.63*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru