Иловайский Дмитрий Иванович
История России. Том 2. Московско-Литовский период или собиратели Руси

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:


   Д. И. Иловайский

История России. В 5 томах
Том 2
Московско-Литовский период или собиратели Руси

   Содержание:
   I. Москва и Тверь. Калита и его сыновья
   II. Гедимин, Ольгерд и судьба Юго-Западной Руси
   III. Димитрий Донской и начало освобождения
   IV. Ягайло и начало Польско-Литовской Унии
   V. Василий Московский и Витовт Литовский
   VI. Василий Темный и Русь Восточная
   VII. Свидригайло и Казимир IV. Начало Крымского царства
   VIII. Вечевые общины Новгород и Псков
   IX. Русская гражданственность в татарскую эпоху
   X. Церковь и книжная словесность в ту же эпоху
   XI. Торжество объединения и независимости при Иване III
   XII. Литовские отношения и внутренние дела при Иване III
  
  
  

I. Москва и Тверь. Калита и его сыновья

Легенды об основании Москвы. - Историческое ее происхождение. - Даниил Александрович - первоначальник собирания Руси. - Юрий Данилович. - Начало Тверского княжения. - Михаил Тверской. - Митрополит Петр. - Хан Узбек. - Соперничество Твери и Москвы из-за Новгорода и великого княжения Владимирского. - Мученическая смерть Михаила. - Гибель Юрия. - Александр Михайлович и избиение Татар в Твери. - Иван Калита и судьба Александра. - Политика Калиты и его примыслы. - Дружба с Петром митрополитом и водворение митрополии в Москве. - Постройки Калиты и его духовные грамоты. - Симеон Гордый. - Известие Батуты о Золотой орде. - Москва при Симеоне. - Черная Смерть. - Рязань и Муром. - Тверь. - Начало Нижегородского княжения. - Иван II Красный. - Алексий митрополит. - Московские тысяцкие. - Причины возвышения Москвы.

   Почти в самой середине Восточно-Европейской равнины, в одной из наиболее возвышенных местностей Алаунского пространства, в отлогой котловине лежит город Москва, с именем которой неразрывно связано понятие о средоточии Великорусского племени и Русской государственности по преимуществу. Подобно и другим древним средоточиям государственной жизни, происхождение города Москвы сделалось достоянием легенды и разных домыслов, которые не замедлили изукрасить ее начальную историю. Известно, что этот город впервые упоминается под 1147 годом, когда Суздальский князь Юрий Долгорукий принимал здесь и угощал Святослава Ольговича Северского, своего союзника в борьбе с племянником Изяславом II Киевским. В летописях Москва называется иначе Кучковым. У сына Долгорукого, Андрея Боголюбского, как мы знаем, были бояре Кучковичи, два брата с своим зятем. Великий князь казнил одного из братьев; а другой брат и зять составили заговор и убили самого Андрея. Этих имен и обстоятельств было вполне достаточно, чтобы потом сложилась известная легенда.
   Сущность ее следующая:
   Был когда-то богатый и знатный боярин, по имени Степан Кучко, который владел несколькими "красными" селами на берегах реки Москвы. Раз он прогневал князя Юрия Долгорукого тем, что не воздал ему надлежащей чести; князь велел его казнить; а двух сыновей и дочь, красавицу Улиту, отослать во Владимир к своему сыну Андрею. Этот последний женился потом на Улите, а братьев ее сделал своими близкими боярами. Между тем села Кучковы князь Юрий присвоил себе; их красивое местоположение очень понравилось князю, и он построил тут город, который от реки назван Москвою.
   Это первоначальное сказание, как обыкновенно бывает, впоследствии подверглось еще разным прибавкам и переделкам, так что явилось как бы несколько сказаний. По одному из них, Юрий Долгорукий любил жену своего тысяцкого Кучка и казнил его за намерение перейти на сторону Изяслава Киевского. По другому, более позднему, сказанию, уже не Юрий Долгорукий казнит Степана Кучка и строит город Москву, а сын Александра Киевского - Андрей, который мстил боярину и его сыновьям за убийство своего брата Данила Александровича. Наконец, еще более поздние книжники сочинили сказку о построении Москвы Князем Данилом, который, посреди болот и лесов, нашел здесь хижину пустынника Букала, и на месте этой хижины возник впоследствии великокняжеский двор. Очевидно, названия московских местностей и урочищ, каковы Кучково (село), Кучково поле, Букалово и т.п., давали повод к различным домыслам, которые связывались с именами разных князей, имевших действительное участие в истории Москвы*.
   ______________________
   * Все помянутые сказания с их вариантами приведены Карамзиным (к т. 11, прим. 301), преимущественно по рукописям Синодальной библиотеки. О любовной связи Юрия с женою Кучки говорит Татищев на основании какой-то раскольничей рукописи. (Истор. Росс. 11, 300 и прим. 418). Имя Москва, по его толкованию, значит крутящаяся, искривленная. По другим толкованиям река Москва прежде называлась Смородиною. Буслаева - "Местный сказания владимирский, московский и новгородския" (Летоп. Русс. Литературы. - Изд. Тихонравова, т. VI). Далее: "Сказание о начале Москвы" во Времен. Об. И. и Др. кн. II. Смесь. Это сказание (о помянутом убиении Даниила Александровича Кучковичами и построении Москвы братом его Андреем) сообщено Чертковым из одной поздней Новогородской летописи. Беляев, на таком основании, в примечании высказывает догадку о Москве как Новогородской колонии. Сию неосновательную догадку он потом развил в особой статье ("Сказания о начале Москвы". Рус. Вести. 1868г. Март), где Степан Кучка является уже Новогородским земским боярином, поборником старых владельческих притязаний против усиливающейся княжей власти. Ту же догадку принял и Снегирев в "Историч. и археологич. описании Москвы". (Издание Мартынова. Т. I.). Разбор сего издания сделан Забелиным ("Древности Москвы и их исследования". Вестн. Европы. 1867. Март и июнь). В Тверской лет. под 1156 г. находим такое известие: "князь великий Юрий Володимерович заложи град Москву на устьи же Неглинны, выше реки Аузы". Так как выше под 1147 г. летопись уже упомянула о Москве, то последнее известие может быть истолковано в смысле расширения или обновления городских стен. О Московской котловине и положении Москвы, которой самою природою указано быть центром Руси, Рулье речь "О животных Московской губернии" (А.П. Богданова "Карл Францевич Рулье". М. 1895. 113).
   ______________________
  
   Ничего подобного мы не встретим в старших летописных сводах. Там Москва если и упоминается впервые под 1147 годом, как место встречи Святослава Ольговича с Юрием Долгоруким, то является по смыслу этого известия уже одним из существовавших городов Суздальского Залесья.
   Около средины своего течения (ближе к устью) извилистая река Москва в одном из своих изгибов преграждается небольшим каменистым порогом. Вода с шумом бежит по этому порогу и только в полую воду покрывает его на значительную глубину. Этот небольшой порог (ныне подле храма Спасителя, под бывшим Каменным мостом) и послужил первоначальной причиной к возникновению знаменитого города. Выше порога река по своему мелководью только сплавная, а ниже его она судоходна. Известно, что в древней России важнейшим средством сообщений служили судоходные реки. Главный путь из Южной Руси в Северо-Восточную или из Чернигово-Киевской в Суздальскую шел вверх по Десне, по всей вероятности, до Брянска, а отсюда небольшим волоком или сухопутьем - в Оку (может быть, сухопутье шло, собственно, до Козельска, т.е. до нижней Жиздры, левого притока Оки). Далее Окою суда спускались до устья Москвы, поднимались вверх по этой реке и доходили до упомянутого порога. Здесь путники покидали суда и сухопутьем отправлялись в стольные города Ростов, Суздаль и Владимир Залесский. В том же пункте с этим путем перекрещивался другой, который шел из Юго-Восточной Руси в Северо-Западную, из Муромо-Рязанской земли в Новгородскую и Смоленскую, к верхней Волге и верхнему Днепру. Такое положение, на границе нескольких волоков с одним из важнейших водяных путей, очень рано сделало Москву узлом перекрещивающихся торных дорог, по которым ходили и русские князья с своими дружинами, и русские торговцы с своими товарами.
   Найденные в недавнее время остатки языческих кладбищ и разные предметы доисторического быта свидетельствуют, что на берегах реки Москвы, около устьев Яузы и Неглинной, существовали поселения уже в глубокой древности. Следовательно, при распространении Русского владычества в Залесском крае посреди Финского народца Мери, князья не могли не оценить такого выдающегося пункта; а потому естественным является построение городка на Боровицком холме или на возвышенном мысу, при впадении болотистой речки Неглинной в Москву-реку. Холм сей, как показывает его название, был прежде покрыт густым бором. Это построение деревянного Кремля и занятие его отрядом русских дружинников относятся ко времени никак не позднее первой половины XI века, которая была эпохою утверждения христианства и русской народности в Залесье.
   Мы знаем, что Владимир Мономах еще в молодости своей несколько раз ездил в Ростовский край и, вероятно, от его внимания не ускользнула Москва с ее выгодным положением. Когда же Залесский край стал выделяться из общего состава Русских областей, то этот город приобрел еще большую важность для Суздальских князей: он очутился на пограничье Суздаля с владениями Рязанскими, Черниговскими и Смоленскими. Первый самостоятельный Суздальский князь Юрий Долгорукий, вероятно, расширил и еще более укрепил Москву. Поэтому неудивительно, что с его именем связаны первое летописное о ней известие и затем помянутые легенды о ее основании.
   При своем выгодном положении, торговом и промышленном, естественно, Москва рано сделалась и средоточением особого удельного княжества; может быть, уже при Юрии Долгоруком некоторое время здесь сидел один из его сыновей (Ростислав). Потом встречаем удельным Московским князем одного из сыновей Всеволода III (Владимира), затем одного из сыновей Юрия II (также Владимира). Во время Батыева нашествия Москва была первым Суздальским городом, который сделался добычей Татар, так как последние двигались с юго-востока, со стороны Рязани.
   Известно, что при взятии Москвы молодой князь Владимир Юрьевич попал в плен, а главный его воевода (или пестун княжича, или Московский тысяцкий) Филипп Нянька пал в битве. Летопись говорит, что Татары избили жителей, сожгли город, церкви, монастыри, села и взяли "много имения". Отсюда мы вправе заключить, что Москва в то время была уже значительным городом, который, по русскому обычаю, состоял из кремля или внутренней крепости и посада или внешнего города, расположенного по соседним холмам и также укрепленного валами и стенами; в городе были не только церкви, но и монастыри; а около посада и по другую сторону реки Москвы существовали разные села и деревни.
   Следующим удельным князем Московским является младший брат Александра Невского Михаил, по прозванию "Хоробрит", и настолько сильным, что он захватил великое княжение Владимирское (у дяди своего Святослава). Впрочем, он вскоре пал в битве с Литовцами (1248 г.). Затем мы видим удельным князем на Москве самого младшего из сыновей Александра Невского, Даниила, с которого и начинается непрерывное и довольно быстрое возвышение Московского княжения над всеми другими. Этот умный, деятельный князь, ребенком оставшийся после своего отца, вырос и возмужал в печальное для России время посреди таких бурных событий, каковы татарские погромы и междоусобные брани, поднятые его старшими братьями из-за Владимирского стола, в которых волей-неволей он должен был принимать участие. Потом, в союзе с другими князьями, он боролся против утвердившегося на великом столе брата Андрея Городецкого по поводу его попыток к захвату некоторых земель. Трудное время обыкновенно вырабатывает характеры, замечательные по своей энергии, изворотливости и настойчивости в достижении целей; таковыми явились Даниил Александрович и сын его Иван Калита. При жизни своих дядей и старших братьев Даниил не мог иметь законных притязаний на великое княжение Владимирское - эту общую цель всех наиболее сильных князей того времени. Зато всю свою энергию он употребил на увеличение и округление собственного Московского удела, в чем имел успех при помощи оружия и ловкой политики; потому и может быть назван "первоначальником" собирания Русских земель под главенством Москвы. Он сделал такие два важных примысла к своему уделу, как Коломна и Переяславль-Залесский.
   Еще прежде Суздальские князья стремились отрезать от Рязанской области ее пограничный город Коломну, который по своему положению на левой стороне Оки тянул более к Суздальской земле. Для Московских князей Коломна получила еще большую важность: она запирала устье реки Москвы и была, можно сказать, необходима для округления их владений. Даниил воспользовался смутным состоянием Рязани, т.е. ее княжескими усобицами, затеял войну с великим Рязанским князем Константином Романовичем, захватил Коломну, разбил противника под стольным Переяславлем Рязанским и какою-то хитростью взял в плен самого Константина (1301 г.). В то же время главных северно-русских князей немало волновал вопрос о том, кому перейдет в наследство Переяславль-Залесский после смерти его князя, больного, бездетного Ивана Дмитриевича (внука Невского). К этому наследству стремились и родные его дяди Андрей с Даниилом, и двоюродный Михаил Тверской. Но Даниил Московский сумел привлечь племянника на свою сторону и, после его смерти (1302 г.), по духовному завещанию, наследовал Переяславль с весьма значительною по тому времени волостью.
   Этот замечательный князь, увеличивая свои владения, по всем признакам, был домовитым хозяином и много заботился также об устроении своего стольного города. Несмотря на татарские разорения (особенно при нашествии Дюденя в 1293 г.), Москва, очевидно, успевала оправиться и обстроиться, так что после Даниила она является сравнительно цветущим и весьма крепким городом. Памятником сего князя, между прочим, служит основанный им за Москвой-рекою Данилов монастырь (с храмом во имя Даниила Столпника). Даниил Александрович скончался в 1304 г. (по другому известию в 1303 г.), еще в поре мужества; ему было с небольшим сорок лет. Перед смертью, по обычаю благочестивых людей, он постригся и принял схиму. Погребен он был в том же Даниловом монастыре*.
   ______________________
   * По известию жития Даниила Александровича, помещенному в Степенной книге, он принял иноческий сан и был погребен в основанном им Данилове монастыре и притом по собственному желанию не в самой церкви, как обыкновенно погребались князья, а ради смирения вне храма, посреди прочей усопшей монастырской братии. В 1330 г. сын его Калита, построив каменный храм Спаса Преображения на княжем дворе в Московском Кремле и устроив при нем монастырь, перевел сюда архимандрита с братией из загородной Даниловой обители, и поручил ему ведать оба монастыря. Впоследствии, по нерадению Спасских архимандритов, Данилова обитель запустела и от нее остался только храм Даниила Столпника; место его прозвалось сельцо Даниловское. Великий князь Иван III в свою очередь перевел придворный монастырь за город на Крутицкую гору (Новоспассий монастырь); а Спас Преображения (т.е. Спас на Бору) обратил в мирской соборный храм и поручил его придворным протоиереям. По сказанию того же жития, однажды Иван III, забавляясь охотой, проезжал мимо Даниловского. Под одним из его молодых бояр споткнулся конь, и он принужден был остановиться. Тут явился ему незнакомый муж и сказал, что он князь Даниил Московский, погребенный на сем месте. Незнакомец велел передать великому князю Ивану: "ты всячески забавляешься, а меня предал забвению". Великий князь приказал петь панихиды и раздавать милостыни в память о своем предке. Но только после еще нескольких чудесных знамений, уже царь Иван Грозный велел соорудить здесь каменную церковь, поставить келий, собрать братию, и таким образом возобновил Даниловский общежительный монастырь. (Степ. кн. 380 - 383 стр.) А при царе Алексее Михайловиче и патриархе Никоне в 1652 г. гроб князя Даниила перенесен внутрь храма.

Никонов, свод под 1303 г., говоря о кончине Даниила Александровича, прибавил, будто он погребен на Москве у Михаила Архангела. Карамзин (т. IV, пр. 189) повторяет это известие, ссылаясь еще на Троицкую летопись. Доказательства против сего мнения и ссылка на рукописи, источники приведены в брошюре архимандрита Амфилохия о князе Данииле Александровиче и Даниловском монастыре. М. 1866 г.
   ______________________
  
   У Даниила Александровича осталось пять сыновей, между которыми, конечно, и была поделена его волость. Старший из них, Юрий, сидел в Переяславле-Залесском, когда пришло туда известие о кончине отца. Любопытно, что Переяславцы при этом известии не пустили Юрия в Москву на отцовское погребение. Вероятно, жители опасались захвата со стороны его дядей, Михаила Тверского или Андрея Городецкого. А может быть, в этом случае сказалось желание старого города, чтобы княжеский стол был утвержден в нем, а не в Москве, которая считалась сравнительно младшим городом. Как бы то ни было, Юрий занял стол Московский; а Переяславль передал следующему за ним брату Ивану (Калите); следовательно, этот город должен был удовольствоваться вторым местом. Во всяком случае, ясно, что жители его уже сами тянули к Москве и предпочитали ее князей другим соседним князьям. Так рано сказывается тяготение к Москве в окрестных русских областях.
   Одним из первых деяний Юрия Даниловича, как Московского князя, было отнятие Можайского удела от соседней Смоленской области. Уже в год смерти отца, он с своими братьями предпринял поход на Можайск и взял его, а удельного Можайского князя Святослава (Глебовича) пленником привел в Москву. Приобретение Можайской волости было третьим важным примыслом после Коломны и Переяславля; оно округляло Московские владения с запада. Можайск лежит на верховьях Москвы; следовательно, все течение этой реки находилось теперь в руках Московских князей. Таким образом Юрий Данилович сделался едва ли не сильнейшим князем северо-восточной Руси. Но уже в самом начале своего княжения он заявляет не одну энергию, а также жестокость своего характера и крайнюю неразборчивость в средствах. Так, он велел убить помянутого выше Рязанского князя Константина Романовича, захваченного в плен Даниилом и, вероятно, не соглашавшегося на какой-нибудь постыдный для себя договор. Почти в то же время умер дядя Юрия Андрей Городецкий, и честолюбивый племянник немедленно начал добиваться великого княжения Владимирского, хотя отец его никогда не сидел на этом княжении. Но тут он встретил соперника себе в Тверском князе, который приходился ему двоюродным дядей, и имел за собой все права на старшинство. Тогда-то началась исполненная трагических событий борьба Москвы с Тверью.
   Почти в одно время с Московским начало выделяться и Тверское княжение из состава Суздальских волостей. Хотя город Тверь впервые упоминается в летописи в начале XIII века (в 1209 г.), однако, нет сомнения, что он существовал гораздо ранее. Такой пункт, как впадение реки Тверцы в Волгу, лежавший на водном пути из Новгорода в Низовые земли, не мог оставаться без судовой пристани, как только усилилось движение по этому пути, торговое и военное. Построение или, скорее, обновление и лучшее укрепление Тверского кремля, по всей вероятности, было делом Всеволода III, оценившего всю важность этого пункта при частых столкновениях Суздальцев с Новгородцами: в виду пограничного новгородского пригорода Торжка, лежащего на Тверце, необходимо было укрепить ее устье со стороны Суздаля. Первым удельным князем Тверским является внук Всеволода Ярослав Ярославич, один из младших братьев Александра Невского. Из предыдущего мы знаем, что он был преемником Невского на великом княжении Владимирском и жил большею частью не во Владимире, а в своем наследственном городе Твери. Он старался воспользоваться достоинством великогб князя для увеличения своего удела, между прочим на счет своих соседей Новгородцев, и, кажется, не без успеха, хотя и встретил с их стороны мужественное сопротивление. Во всяком случае, Ярослав оставил своим преемникам довольно сильное и округленное княжество. Оно не было велико по объему, но заключало в себе значительные по тому времени торговые верхне-волжские города, каковы, кроме Твери: Ржев (спорный с соседними Смолянами), Зубцов, Старица (или Новый Городок), Кснятин; кроме приволжских, замечательны еще Тверские города: Кашин, Микулин, Холм и др.
   После непродолжительного княжения старшего Ярославова сына Святослава, тверским князем является младший его сын Михаил, рожденный от второй супруги Ярослава Ярославича новгородской боярыни Ксении. В начале своего княжения юный Михаил Ярославич, очевидно, находился под опекою своей матери Ксении и опытных отцовских бояр. Возмужав, он является деятельным, предприимчивым князем. При жизни своего двоюродного брата Андрея Городецкого, Михаил действует против его самовластия в союзе с другим двоюродным братом Даниилом Московским. Но смерть Андрея влечет за собою коренную перемену во взаимоотношениях Твери и Москвы.
   Оба князя, Тверской и Московский, отправились в Орду хлопотать о ярлыке на великое княжение Владимирское. В Орде хан и его вельможи не столько обращали внимание на старшинство, сколько на дани и подарки. Кто дороже заплатил, кто обязался вносить большую дань, тот и получал ярлык. На первый раз верх остался за Михаилом Тверским. Но еще прежде, нежели соперники успели вернуться из Орды, их наместники и бояре уже открыли междоусобную брань. По смерти Андрея Городецкого часть его бояр не захотела оставаться на службе его сына Михаила, князя Суздальско-Нижегородского, и отъехала в Тверь к Михаилу Ярославичу, предпочитая, конечно, служить более сильному и богатому князю, наследнику великого стола Владимирского. Знатнейшим из этих отъехавших бояр был какой-то Акинф. Он явился во главе тверской рати, которая пошла на Переяславль-Залесский: Тверичи думали воспользоваться отсутствием Юрия и отнять у него спорный Переяславль. Кажется, они имели доброхотов между переяславскими боярами. Но тут начальствовал брат Юрия, знаменитый впоследствии Иван Калита. Вовремя предупрежденный об опасности, он успел призвать помощь из Москвы; укрепил присягою переяславских бояр; потом выступил навстречу Тверичам и разбил их наголову. В этой битве погиб и сам боярин Акинф. Вообще около того времени заметно в некоторых суздальских городах какое-то столкновение между боярами и черными людьми. Так, в год смерти великого князя Андрея Александровича, в Костроме народ целым вечем поднялся на главных бояр, причем двое из них умерщвлены чернью. В следующем году такое же восстание произошло в Нижнем-Новгороде: там чернь избила нескольких бояр. Вероятно, причиною мятежа были притеснения и вымогательства княжеских наместников и чиновников, а может быть, бояре затеяли какую-нибудь крамолу или измену. Смуты эти случались в отсутствие князей, которые должны были часто ездить в Орду за ярлыками и по другим делам, и вообще подолгу там проживали. По крайней мере, есть известие, что сын и преемник Андрея Городецкого в его Суздальско-Нижегородском уделе Михаил Андреевич, воротясь из Орды в Нижний-Новгород, казнил многих вечников, виновных в самовольной .расправе с боярами. Вскоре потом Михаил Андреевич и брат его Василий скончались; остались малолетние сыновья последнего, Александр и Константин. Великий князь Михаил Ярославич, усердно хлопотавший об увеличении своего наследственного княжения, после неудачи с Переяславлем-Залесским, захотел воспользоваться удобным случаем и своим великокняжеским достоинством. Он вздумал захватить такой важный пункт, как Нижний-Новгород, и послал туда войско с своим сыном, юным Дмитрием. Мы видели, что часть суздальско-нижегородских бояр отъехала в Тверь. Вероятно, и оставшиеся бояре тянули туда же. (Может быть, помянутый мятеж вечников был в связи с какой-либо боярскою крамолою в этом смысле). Но тут великий князь встретил неожиданное препятствие со стороны духовной власти. Когда тверское войско достигло Владимира, митрополит Петр наложил церковный запрет на дальнейший поход. Три недели простоял здесь Дмитрий Михайлович, пока добился, чтобы митрополит его "разрешил" (т.е., вероятно, снял отлучение от церкви); юный княжич затем вернулся домой, распустив рать*.
   ______________________
   * П. С. Р. Лет. Своды Лаврент. Ипат. Воскресен. Новогород. Четвертый, Троицкий (Карамз. ГУ, прим. 189 и 191). Никонов. Степей, кн. Татищев. Прекрасным пособием для данной эпохи является добросовестный труд Борзаковского "История Тверского княжества". Спб. 1876.
   ______________________
  
   Итак, духовная власть, дотоле стоявшая обыкновенно на стороне старейших или великих князей, тут поступила наоборот. Следовательно, с самого начала соперничества Твери с Москвою церковный авторитет препятствует усилению первой, т.е. действует в видах будущей собирательницы Руси. Разумеется, такое отношение к соперникам со стороны митрополита Петра не было простою случайностью. Деятельность этого святителя тесно связана с возвышением Москвы и заслуживает особого внимания истории.
   Житие Петра (составленное его младшим современником Прохором, епископом Ростовским, впоследствии распространенное и украшенное митрополитом Киприаном) не богато биографическими данными. Мы узнаем только, что он родился на Волыни, семи лет был отдан в книжное учение; сначала учился плохо, а потом после одного чудесного видения во сне стал оказывать необыкновенные успехи. Двенадцати лет он вступил в монастырь, где с великим смирением прислуживал братии. Тут же он научился иконописному искусству. Достигши степени дьякона, а потом священника, Петр удалился в одно пустынное место на берегах речки Рата, построил там церковь, Основал собственную обитель и сделался ее игуменом, причем продолжал заниматься своим любимым искусством, т.е. иконописанием. Подобно тому, что видим и в других житиях знаменитых древнерусских игуменов, начиная с Феодосия Печерского, слава о подвигах Петра распространилась; князья и вельможи начали оказывать ему особый почет. Случилось митрополиту Максиму во время своего последнего объезда русских областей побывать в той стороне. Игумен Петр с своей братией представился митрополиту, чтобы взять у него благословение, причем поднес ему икону Богородицы собственного письма.
   Вскоре потом митрополит Максим скончался (1305 г.); он был погребен уже не в Киеве, а во Владимире на Клязьме, в соборном Успенском храме. Некто игумен Геронтий, вероятно с согласия великого князя Михаила Ярославича, завладел митрополичьей кафедрой и утварью и отправился в Царьград для поставления в митрополиты. В то же время Юрий Львович, князь Галича и Волыни, задумал по смерти Максима исполнить давнее желание галицких князей, т.е. устроить особую Галицко-Волынскую митрополию. С конечным упадком Киева и явным стремлением митрополитов основаться на северо-востоке, в Суздальской земле, естественно усилилось в Галиче желание иметь для юго-западной Руси своего отдельного иерарха или, по крайней мере, утвердить в нем местопребывание всероссийского митрополита. Юрий убедил ратского игумена Петра отправиться в Царьград с галицким посольством и с княжею грамотой к патриарху Афанасию. Судьба устроила так, что Геронтия противные ветры долго задержали в море, а плаванье Петра было скорое и благополучное, и он успел ранее своего соперника прибыть в Константинополь. Афанасий и византийский двор благосклонно приняли просьбу галицкого князя, и Петр был рукоположен в митрополиты. Но патриарх на этот раз, как и прежде, неодобрительно отнесся к мысли о разделении русской митрополии: Петр при поставлении своем получил обычный титул митрополита "Киевского и всея Руси". Когда вслед затем прибыл Терентий, патриарх отказал ему в посвящении, отобрал у него все священные принадлежности архипастырского достоинства и передал Петру; в числе этих священных предметов находилась и та икона Богородицы, которая была написана Петром и поднесена Максиму (1308 г.).
   Новопоставленный митрополит, подобно своему предшественнику, хотя первое время пробыл в Киеве, однако, потом утвердил свое пребывание не здесь и не в Галицкой земле, а в Суздальской во Владимире на Клязьме, т.е. в соседстве с великим князем. Отсюда, из Владимира, он совершал многотрудные странствования или объезды по русским областям для устроения церковного порядка, причем старался водворять вообще внутренний мир и воздерживать беспокойных князей от их нескончаемых распрей за волости. Распри эти сопровождались великим разореньем, ибо соперники обыкновенно искали помощи у Татар и сами приводили отряды этих хищников в русские области.
   В северной Руси, однако, часть духовенства, по-видимому, была недовольна возведением на митрополичий престол галицкого кандидата. Главным противником ему явился тверской епископ Андрей, сын полоцко-литовского князя Герденя, вероятно, на основании своего знатного происхождения питавший честолюбивую надежду самому занять митрополичью кафедру и теперь снедаемый завистью. К патриарху византийскому отправлен был какой-то донос на Петра, и настолько важный, что патриарх прислал ученого клирика для разбора дела в совокупности с русским духовенством. По этому делу съехался церковный собор в Переяславле-Залесском. Когда прочтена была обвинительная грамота и поднялись на соборе прения и шум, Петр сказал: "братия и чада о Христе, я не лучше Ионы пророка; если из-за меня такое великое волнение, то извергните меня, и да утихнет молва". Дело, однако, кончилось обличением клеветников, и Андрей, вероятно, раскаялся; по крайней мере Петр простил его и сказал: "мир ти о Христе чадо, не ты сотворил сие, но изначальный завистник рода человеческого, дьявол". В какой-то связи с этим собором находилось также обличение возникшей около того времени ереси, зачинщиком которой явился один новгородский протопоп: он учил о погибели земного рая и хулил монашество, так что, увлеченные им, многие иноки покинули монастырь и вступили в брак. На соборе Переяславском, кроме Ростовского и Тверского епископов, многих игуменов и священников, присутствовали и некоторые князья с своими боярами, именно тверские княжичи Дмитрий и Александр; а главное, тут находился Иван Данилович Калита, сидевший тогда на Переяславском уделе. По всем признакам он держал сторону митрополита, тогда как во главе противников последнего стоял тверской епископ, и, вероятно, не без поддержки своего князя. Нет сомненья, что здесь завязались тесные, дружеские отношения Петра митрополита с Иваном Калитой, которые впоследствии немало способствовали возвышению Москвы. Когда же вскоре затем великий князь Михаил Ярославич вздумал отнять Нижний-Новгород у потомков Андрея Городецкого, то митрополит Петр, как мы видели, воспрепятствовал дальнейшему походу Тверской рати*.
   ______________________
   * Степей. Никонов. Татищев. Кипрнаново распространенное житие Петра в Степей, книге. А Прохорове краткое помещено в Истор. Р. Церкви Макария. Т. IV, приложение 3. В Никонов, заимствовано из Степей, книги. Об игумне Геронтии и Переяславском Соборе у Борзаковского в Истории Твер. княжества. Приложение 2. Хотя известие о Соборе у Татищева занесено под 1313 г. (в житии без года), но и преосв. Макарий, и Борзаковский основательно доказывают, что он не мог быть позднее 1311 года: в этом году игумен Прохор посвящен Петром в Ростовского епископа; а на соборе он участвовал как игумен (он же автор жития Петрова). Преосв. Филарет относит этот собор ко второй половине 1310 года. ("Русс, святые". III. 578). Татищев говорит, будто к ереси новогородского протопопа пристал епископ Андрей и что самый собор был собран для обличения этой ереси. Он же указывает недеятельное участие в нем князя Ивана Даниловича в пользу митрополита Петра. См. также Карпова "Св. Петр митрополит" (О герки из Истории Рос. церковной иерархии в Чт. Об. И. и Др. 1864. Кн. 3) и Григоровича "Историч. Исслед. о Соборах, бывших в России", Летопись Археографич. Комиссии. Вып. 2-й. Спб. 1869. Далее, проф. Павлова о начале Галицкой и Литовской митрополии. (Рус. Обозрение. 1894. Май) и церковно-историческое исследование Тихомирова "Галицкая митрополия". (Рус. Беседа. 1895. Май-Октябрь).

По поводу объездов русских областей Петром митрополитом летописи приводят следующее любопытное известие о междоусобии в Брянской области, в которой около того времени водворился род князей Смоленских. Святослав Глебович (вероятно, тот самый, у которого Юрий Данилович Московский отнял Можайск) выгнал племянника своего Василия Александровича из Брянска и сел на его место (1309). В следующем году Василий пришел на дядю с татарской ратью. В Брянске поднялось большое народное волнение. В это время в городе случился Петр митрополит. Он советовал Святославу поделиться волостью с племянником или совсем оставить город и не вступать в битву. Но князь, надеясь на преданность к себе граждан, не послушал совета и выступил из города против племянника. В происшедшей битве Брянцы изменили Святославу и, побросав стяги, обратили тыл перед Татарами. Мужественный Святослав продолжал сражаться только с одним своим двором, т.е. с собственной небольшой дружиной, и пал в этой битве. Татары ворвались в город и по обычаю предались грабежу. Митрополит Петр затворился в церкви, и пробыл там, пока миновала опасность. Кн. Василий Брянский не ограничился тем; в том же 1310 году он со своими союзниками Татарами ходил на соседний Карачаев, и убил его князя Святослава Мстиславича (внук Михаила Всеволодовича Черниговского). В 1314 году Василий Брянский умер. Ему наследовал брат его Димитрий. А потом встречается в Брянске князем Глеб Святославич, вероятно, двоюродный его брат, сын помянутого Святослава Глебовича. (Воскресен. Никонов. Татищев).
   ______________________
  
   Около того времени восстановилось единство Татарской Орды, нарушенное в особенности ханом Ногаем, который долгое время самостоятельно властвовал в степях Черноморских. Поставленный с его же помощью в Золотой или Волжской Орде хан Тохта пошел на него войною. Престарелый Ногай потерял битву на берегах южного Буга и в бегстве был смертельно ранен каким-то русским всадником из войск Тохты (1299), после чего Ногаева Орда воссоединилась с Волжскою. Объединение, а следовательно, и усиление Орды, конечно, отозвалось и новым отягчением татарского ига над Россией. Тяжесть его почувствовалась еще более при новом хане Узбеке, который был племянник и преемник Тохты (1313 г.). Этот молодой хан, воспитанный в магометанской религии, возобновил и укрепил в Золотой Орде мусульманство, упавшее в царствование его дяди, который воротился к вере своих предков. Умный и энергичный Узбек снова возвел Кипчакское царство на ту же степень могущества и возвратил ему те же пределы, которые оно имело при первых своих ханах, Батые и Берке.
   По установившемуся обычаю, при воцарении нового хана, к нему на поклон являлись подчиненные владетели и хлопотали о новых для себя ярлыках или грамотах. В том числе приехали и русские князья с Михаилом Тверским во главе. Узбек утвердил за Михаилом великое княжение Владимирское, однако продержал его в Орде более года, прежде чем отпустил в Русь. С Михаилом ездил в Орду и митрополит Петр, также согласно с установившимся обычаем, чтобы хлопотать о подтверждении тех льгот, которые были даны русскому духовенству первыми татарскими ханами. Несмотря на свое усердие к мусульманству, Узбек остался верен Чингис-хановым правилам веротерпимости, и приказал выдать митрополиту новый ярлык. Сим ярлыком запрещалось баскакам, таможникам, даныцикам и всяким татарским чиновникам производить какие-либо поборы с имущества церкви и всего духовенства, а митрополиту вменялось в обязанность только молиться за хана, его семью и его царство*.
   ______________________
   * Хаммер Пургсталя Geschicte der Goldenen Horde. Григорьева "О достоверности ханских ярлыков русскому духовенству". М. 1842. Ярлык Узбека митрополиту Петру см. в С. Г. Г. и Д. П. N 7. Русский всадник, думавший получить награду от хана Тохты, принесши ему голову его врага Ногая, был казнен по приказу хана за то, что, будучи простолюдином, осмелился убить такого знатного человека (Тизенгаузена "Сборник к истории Золотой Орды". 114, 160).
   ______________________
  
   Но в то именно время, когда Михаил Тверской считал обеспеченным за собою великое княжение, он принужден был вступить в смертельную борьбу с Юрием Московским. Поводом к ней послужили отношения Новгородские.
   Уже со времен Андрея Боголюбского и Всеволода III все великие князья Владимирские стремились подчинить себе Новгород и держать его посредством своих наемников. Но, благодаря взаимному соперничеству и междоусобиям потомков Всеволода, Новгородцы всегда находили себе союзников в среде самих Суздальских князей и пока успешно отстаивали свою самобытность.
   Михаил Тверской, получив великое княжение, посадил своих наместников и в Великом Новгороде. Разные вымогательства и самовластные поступки этих наместников не замедлили рассорить Новгородцев с Михаилом. А последний при первом же столкновении употребил обычные меры: он захватил соседний пригород Торжок с некоторыми другими волостями и запер Волжский путь, т.е. прекратил подвоз хлеба с Низовых областей. Новгородцы смирились, заплатили значительную сумму денег (1500 гривен серебра) и возобновили старые договоры, определявшие права и дани великокняжеские в их земле. Но поведение наместников и после того не изменилось; договоры постоянно нарушались. Тогда Новгородцы также прибегли к обычному средству: против Тверского князя, который был для них тяжел в особенности по своему близкому соседству, они призвали его соперника, князя Московского; для чего воспользовались отсутствием Михаила, когда он был в Орде Узбековой. Юрий изгнал тверских наместников и сам сел на столе Новгородском. Но вскоре затем Московский князь должен был также отправиться в Орду, по требованию Узбека. Он оставил в Новгороде своими наместниками брата Афанасия и князя Федора Ржевского. Между тем, воротился из Орды Михаил Ярославич в сопровождении ханских послов, по обычаю окруженных большою толпою Татар. Он немедленно пошел на Новгородцев, разбил их ополчение под Торжком, захватил в плен Афанасия и Федора Ржевского со многими новгородскими боярами, взял с Новгорода окупа 5000 серебряных гривен, принудил его заключить новый выгодный для себя договор и снова посадил в нем своих наместников (1315 г.).
   И на этот раз мир с Тверью продолжался недолго. Уже в следующем году произошли волнения в Новгороде и сильное движение против тверской партии, причем двое граждан, заподозренные в перевете, были умерщвлены (какой-то Игнат Веско и Данило Писцов). Тверские наместники вновь были изгнаны. Михаил с сильною Низовскою ратью пошел к самому Новгороду. Но граждане приготовились к энергичному отпору, укрепили город новым острогом; Псковичи, Рушане, Корела, Ижора и Вожане пришли к ним на помощь. Михаил не решился на битву и отступил. На обратном пути его рать заблудилась в лесах, озерах и болотах и сильно терпела от голода; часть коней пала, остальных съели; даже жевали кожу со щитов и голенища от сапог. Много воинов погибло в этом походе; оставшиеся в живых едва добрались до дому пешие, побросав оружье.
   Юрий Данилович пробыл в Орде почти два года и сумел войти в милость к хану Узбеку. Будучи вдовым, он женился на ханской сестре Кончаке, принявшей в крещении имя Агафий, и затем получил ярлык на великокняжеское достоинство. Домогательства его поддерживали послы новгородские, которые принесли многие жалобы на Михаила, и жалобы эти, конечно, подкрепляли денежными подачками приближенным хана. Юрий воротился в Русь и тотчас затеял войну с Тверским князем. Собрав большие силы, он вошел в Тверскую землю. В его ополчении находились некоторые Суздальские князья и татарские послы с своим отрядом; в числе послов первое место занимал Кавгадый, человек Близкий к хану. Война шла, по-видимому, не из-за великого стола, от которого Михаил уже отказался, а из-за того, кому держать богатый Новгород. Михаил сначала колебался выступить решительно против Юрия и Кавгадыя, конечно, из опасения раздражить Узбека. Но когда враги, опустошив правую сторону Волги, готовились перейти и на левую, Тверской князь, посоветовавшись с боярами и взяв благословение у епископа, пошел на Юрия и встретил его при селе Бортеневе, в сорока верстах от Твери. После упорной битвы, Тверичи, озлобленные опустошением своей земли, поразили наголову Москвичей и Татар; отбили множество пленных, и захватили многих бояр московских; вместе с последними попала в тверской плен и супруга Юрия, Кончака-Агафия. В этой битве отличился особенно Михаил, обладавший высоким ростом, крепкими мышцами и храбростью. Хотя доспех его был весь иссечен, однако на теле не оказалось ни единой раны.
   Но сия победа имела для него гибельные последствия. Напрасно он старался задобрить Кавгадыя: после битвы привел его с татарскою дружиною в Тверь; затем одарил и отпустил с большою честью. Коварный татарин говорил ему льстивые слова, а в душе своей затаил жажду мести: вероятно, по татарским понятиям о чести, он в особенности питал злобу за отнятие у его Татар многочисленных тверских пленников, которых те считали своею неотъемлемой добычею, своими рабами.
   Посредником между Юрием и Михаилом на этот раз явился Новгород, куда ушел Московский князь после своего поражения. Посольство Новгородское с владыкою Давыдом во главе заключило новую договорную грамоту с Тверским князем о своих границах, о свободном пропуске хлеба и пр. Причем условлено было, чтобы оба соперника снова отправились в Орду и отдали свои споры на решение хана. Михаил обязался освободить из плена жену Юрия и его брата. К несчастью Тверского князя, Кончака в это время умерла в Твери, и его враги распустили слух, будто она была отравлена. Михаил отправил в Москву своего боярина Марковича, вероятно, по поводу той же кончины. Юрий, не уважая обычаев, убил посла, а затем поехал в Орду вместе с Кавгадыем. Последний принялся вооружать Узбека против Михаила, взводил на него разные клеветы, между прочим, обвинял в утайке даней. Юрия и Кавгадыя поддерживали своими жалобами на Тверского князя и послы новгородские. Между тем, Михаил прислал в Орду юного сына Константина, а сам пока медлил своим приездом. И этим обстоятельством воспользовались его враги, указывая на его непокорность хану.
   Наконец, в августе 1318 года, Михаил Ярославич выехал из Твери, напутствуемый благословениями епископа Варсонофия и слезами своей семьи. Супруга его Анна Дмитриевна (дочь Ростовского князя) и сыновья провожали его часть пути. Во Владимире он встретил ханского посла Ахмыла, который сказал ему: "зовет тебя царь, поезжай скорее; если не поспеешь через месяц, то уже назначена рать на тебя и на твои города. Кавгадый оболгал тебя перед царем, говоря, что ты не приедешь в Орду". Слова эти смутили близких князю людей. Бояре стали советовать ему, чтобы он обождал, пока минет ханский гнев, и послал бы вместо себя одного из старших сыновей, Дмитрия или Александра, которые сопровождали отца до Владимира. Но Михаил отверг этот совет, чтобы не навлечь нового татарского разорения на свою землю. Он написал рядную грамоту, по которой разделил свои волости между детьми, и отпустил сыновей домой; а сам с несколькими боярами и слугами поехал в Орду, сопровождаемый своим духовным отцом, игуменом Александром, двумя священниками и дьяконом.
   6 сентября князь достиг Орды, которая тогда кочевала около устьев Дона. Он, по обычаю, роздал подарки ханским вельможам и женам; поднес дары самому хану, и сначала оставался в покое. Но Кавгадый, пользовавшийся особою милостью Узбека, не переставал действовать, и, спустя полтора месяца, хан велел своим вельможам разобрать дело Михаила Тверского с Юрием Московским. Судьи собрались в шатре, недалеко от ханской ставки, и позвали Михаила. Прежде всего ему объявлены были грамоты Суздальских князей, возводивших на него следующее обвинение: "многие дани брал в городах наших, а царю их не отдавал". Князь доказывал несправедливость обвинения и ссылался на записи всего того, что он роздал хану и князьям ордынским. Через неделю Михаила привели опять на суд, на этот раз уже связанным. К первому обвинению прибавили еще два: "бился против царского посла и уморил супругу великого князя Юрия". Напрасно Михаил оправдывался, говоря, что посла встретил во брани, потом с честью отпустил его; клялся, что неповинен в смерти Агафий. Судьи не слушали его оправданий, а внимали обвинительным речам Юрия и Кавгадыя. Хану донесли, что Михаил повинен смерти. Узбек согласился на этот приговор, но медлил его исполнением. Между тем, к Михаилу приставили стражу и стали гнать от него бояр и слуг. На шею ему надели деревянную колодку, так что он не мог лечь и проводил бессонные ночи, во время которых находил утешение в чтении псалтыря. Так как и руки его были связаны, то отрок сидел перед ним и перевертывал листы рукописи. Орда двинулась далее на юг, к Кавказским горам; впереди ее ехал хан со своим двором и забавлялся охотой. Однажды Кавгадый велел вывести узника на торг, и разными способами наругался над ним в присутствии многочисленной разноплеменной толпы, которая с любопытством смотрела на такое унижение прежде сильного и славного русского князя. Верные слуги предлагали князю спасти себя бегством в горы; говорили ему, что уже готовы и кони, и проводники. Но Михаил отверг это предложение, чтобы не подвергнуть избиению своих бояр, слуг, своего сына и других Тверичей, пребывавших в Орде. Он мог также опасаться, чтобы раздраженный хан и весь его род не лишил наследственной волости и не отдал ее другому князю.
   Прошло около четырех недель со времени приговора. Орда перешла уже реку Терек и расположилась под городом Тетяковым, близ Железных ворот (Дербента). Отогнавши от князя бояр и большую часть слуг, Татары, по обычной своей веротерпимости, оставили при нем игумена и священников и не мешали им совершать божественные службы в княжем шатре. 22 ноября 1318 года, в среду, Михаил велел им очень рано отпеть заутреню и часы; потом сам прочел причастное правило, исповедовал свои грехи духовному отцу и причастился. Князь, вероятно, был извещен своими доброхотами, что в этот день должна совершиться его казнь. Он подозвал к себе сына Константина и передал ему свои последние распоряжения о разделе вотчины, о своей супруге и боярах; поручил ему беречь тех, которые были с ним в Орде. Затем он снова стал облегчать свою скорбь чтением псалтыря и молитвами.
   Во время этих благочестивых занятий в его шатер вбежал отрок, весь бледный, и упавшим голосом объявил:
   "Господине княже! Идут уже от Орды Кавгадый и великий князь Юрий Данилович со множеством народа прямо к твоей веже".
   "Ведаю на что идут, на убиение мое", - сказал со вздохом князь, и отослал поскорее сына Константина к главной ханше, под ее покровительство.
   Кавгадый и Юрий остановились на торгу в некотором расстоянии от вежи Михаила и сошли с коней, а к нему отрядили толпу убийц. Эти последние, в числе которых были и русские отступники, бросились на его вежу, как дикие звери, и разогнали всех служивших ему. Князь стоял и молился; сначала схватили за деревянную колодку, надетую на его шею, и так сильно ударили об стену шатра, что она проломилась. Князь вскочил на ноги; но его снова повергли на землю и принялись бить нещадно пятами. Наконец, какой-то изверг, по имени Романец, вонзил ему нож в ребра и вырезал сердце. Убийцы разграбили все, что было в княжем шатре, сняли с князя и саму одежду; потом воротились на торг и объявили об исполнении своего дела. Кавгадый и Юрий подъехали к шатру. "Разве он не дядя тебе; зачем же тело его так брошено нагое?" - злобно заметил Кавгадый Юрию. Великий князь велел своим слугам прикрыть мученика, и один из них набросил на него свою котыгу (верхнюю одежду). Тело Михаила привязали к доске, положили на телегу и повезли на Русь, в сопровождении нескольких бояр и слуг Юрия. Когда они приехали в Маджары, довольно большой и торговый город на берегах реки Кумы, бывшие там русские гости, знавшие Михаила, хотели прикрыть его останки дорогими тканями и поставить их к церкви. Но жестокосердые Московские бояре не допустили до этого, а поставили тело за сторожами в каком-то хлеве. То же самое повторили они и в другом городе, Бездеже. Наконец, тело привезли в Москву и здесь схоронили.
   На следующее лето Юрий воротился на Русь, ведя с собою из Орды пленниками Михайлова сына Константина, его бояр и слуг. Тогда только Тверичи узнали достоверно о судьбе своего князя. Супруга его Анна и его старший сын и преемник Дмитрий отправили во Владимир посольство, со вторым его сыном Александром во главе, просить великого князя, чтобы он отпустил тело Михаила в Тверь. Едва умолили Юрия отпустить тело, и то уже после заключения мира между Москвой и Тверью. Тверские бояре с игуменом и священниками отправились в Москву и привезли оттуда останки своего князя, которые и были погребены в Тверском Спасском соборе, им самим построенном. Подобно своему соименнику Михаилу Черниговскому, также замученному в Орде, Михаил Тверской причислен к лику святых. Его вдовая княгиня Анна Дмитриевна постриглась в инокини; она почти на целые пятьдесят лет пережила своего супруга и скончалась в Кашине, удельном городе своего меньшего сына Василия*.
   ______________________
   * Лет. Новогород. Софийск. Тверск. Воскресен. Никонов. Степей. Татищев. Вошедшее в летописные своды сказание о пребывании Михаила Тверского в Орде и его мученической кончине сочинено, по-видимому, современником события со слов одного из священников, сопровождавших князя в Орду. См. о том же: Соколова "Св. князь Михаил Тверской". Тверь. 1864. Борзаковского "История Тверского Княжества". Ключевского "Древнерусские жития святых". М. 1871 (71 стр.). Литература вопроса о причислении к свягым и мощах Анны Кашинской приведена у Борзаков. в прим. 523.

О развалинах города Маджар см. в Бишинговом магазине V. 533. В путешествиях Гильденштеда (II, 27) и Палласа (I. 264). Положение Бездежа доселе в точности неизвестно. Карамзин полагал его на рукаве Волги близ Енотаевска (к т. IV прим. 238). Г. Милюков сближает его с Биштагом Ибн-Батуты или с Пятигорском (Его реферат, читанный в Моск. Археологич. Общ.). Это название не единичное: Бездеж как название села (ныне местечка Кобрин, уезда) встречается в XVI веке ("Писцовая книга Пинского и Клецкого княжеств" (Вильна. 1884. 122 - 124. Бобровского "Гроднен. губ. II. 1056).

Город Тверь, значительно распространенный и обстроенный Михаилом, неоднократно опустошен был в его время пожарами. Любопытно летописное известие о пожаре 1298 года. "На святой неделе в субботу, на ночь свитающи недели Фомине в городе (т.е. в кремле) на Твери, зажжеся двор княжь. Сеже чудо бысть како заступи Бог князя: колико людей в сенех спяще не очутили, ни сторожеве, но сам князь с княгинею, очутив огнь, изиде вон со княгинею, и не успе ничего вымчати; и тако погоре не мало имения, золота и серебра, оружия, порт". (Лавр. Воскрес. Никон. 1).

От княжения Михаила Ярославича дошел до нас целый ряд его договорных грамот с Новгородом Великим, числом до десяти. См. Соб. Гос. Гр. и Дог. Т. I. NN4 - 14.
   ______________________
  
   Казалось бы, Москва взяла решительный верх над Тверью и последняя должна была навсегда смириться. Но борьба еще далеко не кончилась; изменчивое расположение ордынского властителя вскоре повернуло отношения соперников в обратную сторону. Юрий Московский взял с Дмитрия Михайловича Тверского 2000 руб. так называемого "выходного серебра", т.е. назначенного для выхода или дани в Орду, но эти деньги пока удержал у себя и отправился княжить в Новгород. Дмитрий поехал в Орду, донес хану о присвоении Юрием выходного серебра и вообще так его очернил, что Узбек разгневался на Московского князя, дал ярлык на великое княжение Владимирское Дмитрию Михайловичу, по прозванию "Грозные Очи", и отпустил его на Русь с большим татарским послом. Когда Юрий отправился в Орду, чтобы оправдаться перед ханом, Дмитрий, опасаясь новой перемены, поспешил туда же. Неизвестно, что именно побудило Тверского князя к убийству своего соперника; может быть, его волновала жажда мести за своего отца и он дал волю своему пылкому нраву; недаром же он имел прозвание Грозные Очи. Может быть, он слишком понадеялся на ханскую к себе милость. Известно только одно: раз при встрече с Юрием Дмитрий собственноручно его убил (1324). Московские бояре отвезли тело своего князя в Москву, где он и был погребен в храме св. Михаила Архангела. Преемник его и брат, Иван Данилович Калита, занял Московский стол еще при жизни Юрия, который последние годы проводил преимущественно в Новгороде. Пережив всех братьев, он теперь соединил в своих руках все Московские волости.
   Между тем, Узбек сильно разгневался на самоуправство Тверского князя; однако, долго медлил своим решением. Наконец, около восьми месяцев спустя, он велел убить самого Дмитрия., Но и после того он дал ярлык на Владимирское княжение не брату Юрия Ивану Калите, а брату Дмитрия Александру Михайловичу. Судя по некоторым известиям, Александр весьма щедро раздавал в Орде подарки и подкупал ханских любимцев так усердно, что вошел в большие долги. Но это торжество Твери над Москвой было кратковременное. Следующее неожиданное событие снова перевернуло их отношения к Орде и друг к другу.
   Татарские послы, сопровождаемые более или менее многочисленными отрядами, часто приезжали на Русь по разным делам, например, для получения выхода или дани, для посажения на стол князя, вновь пожалованного ханским ярлыком, и пр. Тяжки были для жителей эти посольские приезды, так как они сопровождались грабежом и разорением. Жители обязаны были доставлять корм и все нужное для посольской свиты и ее коней, причем Татары позволяли себе возможные обиды и насилия; вообще они смотрели на Русских, как на своих рабов, и обходились с ними крайне грубо и презрительно. Несмотря на свою обычную терпеливость, Русский народ иногда не выносил этих обид; местами происходили бурные вспышки и даже избиения ненавистных варваров. Мы видели еще при Александре Невском народные мятежи в северно-русских городах, поднятые против жестоких откупщиков и сборщиков татарских даней. Такие мятежи, по-видимому, послужили к перемене самой системы этих сборов. По крайней мере, в следующую эпоху мы уже не встречаем в северной Руси бесерменских откупщиков и непосредственные сборы с населения. Вместо того, сами князья собирают дань с своих владений и отвозят ее в Орду или вручают ханским послам. Это было уже значительным облегчением для Русских областей. Но, как мы сказали, обиды и насилия от ордынских баскаков и послов продолжали вызывать кровавые столкновения жителей с Татарами в северных городах. Например, подобное столкновение произошло в 1302 году в Ростове; причем жители собрались против "злых" Татар и выгнали их из своего города.
   В 1327 году к великому князю Александру прибыл с большою свитою знатный ордынский посол Чолхан, известный в наших летописях под именем Щелкана и Шевкала, сын того воеводы Дюденя, который жестоко разорил Северную Русь при сыновьях Александра Невского. Он занял в Твери старый княжий двор, устроенный отцом Александра Михаилом, и держал себя с великой гордостью; а его Татары творили разные обиды и насилия жителям, что не замедлило произвести в последних озлобление против ненавистных гостей. В народе стали ходить слухи о намерении Чолхана самому сесть на Тверском княжении, чему могло подать повод его пребывание на княжем дворе. К этим слухам присоединились обычные толки об опасности для православной веры, которую Татары хотят истребить. Наконец, ничтожный случай послужил поводом к кровавому событию. Какой-то дьякон, прозвищем Дюдко, повел свою молодую, тучную кобылу поить на Волгу. Некоторым Татарам понравилась кобыла, и они захотели отнять ее. Это случилось утром 15 августа в праздник Успения, и был торговый или базарный день. Дьякон завопил народу: "О, мужи Тверстии, не выдавайте!" Многие бросились ему на помощь. Татары обнажили свои сабли и начали рубить противников. Но число последних возрастало, а к Татарам мало-помалу пристали и все их товарищи. Кто-то ударил в набатный колокол; народ собрался, всем вечем пошел на Татар и начал их избивать. Остаток их заперся было с Чолханом на княжем дворе, но разъяренная чернь не пощадила его и зажгла. Все татарское посольство погибло; избиты были и находившиеся в городе ордынские купцы. Только татарские табунщики, пасшие коней за городом в поле, успели сесть на лучших скакунов и бежать в Москву, а оттуда дали весть в Орду о гибели своих.
   Надобно полагать, что Иван Калита немало обрадовался такому случаю погубить своего соперника. Узбеку, по-видимому, донесли, что народное восстание было поднято самим великим князем Александром Михайловичем, хотя нет точных указаний на его личное участие в этом событии. Прежде нежели Александр мог придумать, каким образом умилостивить разгневанного хана, 50000 Татар, предводимые пятью темниками, уже соединились с Московским князем, которому хан поручил наказать мятежников. Это войско нагрянуло на Тверскую область и жестоко ее опустошило; Татары набрали в ней огромное количество полону и всякой добычи. Города, в том числе сама Тверь, были разорены; жители спасались бегством в леса и дебри, как в Батыево нашествие. Александр Михайлович и не пытался прибегнуть к обороне. В виду грозного нашествия, он со своим семейством бежал в Новгород, но не был там принят из страха перед Татарами и удалился во Псков.
   После того (в 1328 г.) Иван Калита отправился в Орду, где получил от хана ярлык на великое княжение Владимирское. А Тверское княжение хан отдал брату Александра Михайловича Константину, который вызвал жителей из лесов, восстановил разоренные города и вообще успел несколько изгладить следы татарского погрома. Между тем, Узбек велел русским князьям "искать" Александра. Калита и другие князья собрались в Новгород и отсюда посылали в Псков склонить бывшего Тверского князя к поездке в Орду. Но Псковичи не пустили Александра, обещая умереть за него в случае нужды. Дело в том, что они были рады видеть у себя на столе такого знаменитого князя: иметь своих собственных князей и сделаться независимыми от Новгорода составляло их давнее желание. Калита с товарищами и Новгородцами пошел было на Псков войною; но, узнав о решимости и приготовлениях Псковичей к обороне, придумал такую меру: по его просьбе, митрополит Феогност послал проклятие и отлучение от церкви Александру и всему Пскову, если требование князей не будет исполнено. "Братья и друзья! - сказал Александр Псковичам, - да не будет на вас проклятие меня ради!", и уехал в Литву. Князья удовольствовались тем, и оставили Псковичей в покое. Спустя короткое время, Александр воротился в Псков под покровительством Гедимина и спокойно княжил там еще несколько лет. Однако он скучал о своей вотчине и дедине, о Твери; а главное, его мучила мысль, что дети его и все потомство будут лишены княжения в Тверской земле; Псков же не мог сделаться наследственным столом в его роде. Сначала Александр отправил к Узбеку сына Федора, чтобы расположить хана к милости, а потом и сам отправился в Орду с повинною, и, конечно, свое смирение подкрепил великими дарами ханским любимцам. Узбек простил его и возвратил ему Тверское княжение. Но такой оборот дела не был по вкусу Московскому князю: вместо смирного и послушного Константина ему снова пришлось ведаться с таким гордым и строптивым соседом, каков был Александр. Их соперничество возобновилось. Некоторые Тверские бояре также были недовольны возвращением беспокойного Александра: предвидя новые смуты, они покинули Тверь и перешли на службу к более сильному князю, т.е. в Москву.
   Калита с своими сыновьями отправился в Орду и усердно старался очернить пред ханом Тверского князя. Его хлопоты увенчались успехом: Узбек потребовал к себе Александра. Этот последний отправил наперед сына Федора, а потом поехал и сам. Он уже получил вести от сына и чуял беду; но так же, как отец его, на этот раз предпочел лучше самому погибнуть, нежели новым бегством лишить своих детей наследственного княжения. Когда, со слезами провожаемый своей семьей, епископом и духовенством, боярами и гражданами, князь сел в ладью, то поднялся сильный ветер; гребцы долго не могли справиться с ним, и ладью все относило назад. Это обстоятельство было сочтено худым знамением.
   В Орде от своих доброхотов Александр узнал, что хан очень на него гневен и определил ему смертную казнь; узнал потом, что назначен и сам день казни, именно 29 октября (1339 г.). В этот день он встал рано и велел бывшим с ним священникам отслужить заутреню. Потом сел на коня и поехал собирать вести о своей участи; послал за тем же к главной ханше. Все вести подтвердили, что смертный час близок. Воротясь в ставку, Александр исповедовался у своего духовного отца и принял св. дары; то же сделал и сын его Федор и бывшие с ним бояре; никто не чаял остаться в живых. Вскоре прибежали княжие отроки и с плачем возвестили, что уже идут Черкасы и Татары, посланные на убиение. Князь сам вышел к ним навстречу. Варвары схватили его, сорвали с него одежды и нагого подвели к сидевшему на коне и окруженному большою свитой вельможе Товлубию, который распоряжался казнью. "Убейте", крикнул Товлубий. Убийцы тотчас пронзили Александра и сына его Федора, и когда те упали на землю, отрубили им головы. Бояре и слуги большею частью в ужасе разбежались в разные стороны. Некоторые из них однако остались; взяли тела своих князей и отвезли их в Тверь, где они и были погребены в Спасском соборе. На Тверском столе снова сел смирный, осторожный Константин Михайлович. Победа Москвы над Тверью выразилась, между прочим, в том, что Калита велел снять колокол у Тверского Спасского собора и привести его в Москву*. Иван Данилович, по прозванию Колита (т.е. денежный мешок или кошель, в переносном смысле - скопидом), с одной стороны, является перед лицом истории с неприглядными чертами человека жестокого и пронырливого, который раболепствовал в Орде, чтобы снискать милость хана, и прибегал ко всяким козням, чтобы погубить своего соперника. С другой стороны, мы видим умного, заботливого хозяина своей земли, водворившего в ней спокойствие и безопасность от татарских разорений. "Седе на великое княжение Иван Данилович, - говорят летописцы, - и бысть тишина Христианом на многа лета, и престаша Татарове воевати Русскую землю". Таковы обыкновенно бывали и в других странах основатели государственного могущества, собиратели какой-либо раздробленной народности, действовавшие в условиях, в духе своего времени и не всегда затруднявшиеся в выборе средств для достижения главных целей. Хотя бы к этим целям такой деятель стремился эгоистично, т.е. имея в виду прежде всего возвышение собственное и своего рода, тем не менее, потомство, пользующееся плодами его политики, обыкновенно вспоминает о нем с уважением и признательностью. В отношении к первым Московским князьям народное уважение и признательность еще увеличиваются в виду того, что, начав собирать разрозненные части Русской земли и полагая основание нашему национальному единству, они тем самым приготовляли постепенное, верное избавление Руси от варварского ига и ее будущее полное торжество над темными силами Азии,
   ______________________
   * Соф. Воскр. Никон. Твер. Новогород. Псков. Татищ. Относительно избиения Шевкала с Татарами повод к мятежу (т.е. случай с кобылою) сообщает Тверская летопись; тогда как другие рассказывают, будто сам Александр поднял и повел народ на Татар; что не совсем вероятно. Наиболее обстоятельное известие об убиении Александра в Орде также находим в Тверск. летописи.
   ______________________
  
   Как истый хозяин и скопидом, Иван Данилович Калита хотя значительно увеличил собственное Московское княжение, но совершил это увеличение не оружием и кровопролитием, а денежною куплею. Он "примыслил" от соседних княжений несколько городов и волостей с большим количеством слобод, которые покупал у обедневших князей, бояр и монастырей. При нем Московская земля, во-первых, заключала в себе все течение реки Москвы с городами: Можайском, Звенигородом, Москвою и Коломною; далее, на юго-запад она простиралась от Коломны вверх по Оке, с городками Каширою и Серпуховом; а на северо-востоке владения Московские охватывали уже часть Поволжья, заключая в себе волжские города Углич и Кострому. Они перешли далеко и на северную сторону Волги: Калита купил у обедневших местных князей (потомков Константина Всеволодовича Ростовского) не только Углич, но также Галич Мерский и Белоозерск; впрочем, пока оставил их во владении наследственных князей, довольствуясь полною покорностью последних. Для подчинения себе удельных Ростовских князей он пользовался также семейными связями. Так он выдал двух своих дочерей за Василия Давидовича Ярославского (внука Федора Черного) и Константина Васильевича Ростовского. Последний из них, т.е. Константин Ростовский, находился в совершенном повиновении у тестя: Московские бояре распоряжались в его стольном городе. В 1330 году прибыл в Ростов московский наместник Василий Кочева с товарищем своим Миняем и учинил великие притеснения гражданам, вымогая от них деньги (вероятно, для татарского выхода). Старшего ростовского боярина Аверкия они подвергли побоям и поруганию, на время повесив его вниз головою. Тогда многие местные бояре от такого насилия переехали в другие земли. Древний славный город Ростов, еще недавно изгнавший от себя Татар, подвергся окончательному унижению. Другой же зять Калиты Василий Ярославич (подобно Дмитрию Тверскому, носивший прозвание "Грозные Очи"), наоборот, не только не хотел подчиниться своему тестю, но даже по родовым отношениям считал себя старше Московского князя и вступил против него в союз с его врагом Александром Михайловичем Тверским. Эти союзы слабейших князей по временам немало сдерживали честолюбивые стремления и захваты Москвы, заставляя ее действовать осторожно и выжидать случаев к их разъединению.
   Не дешево стоили Калите его земельные примыслы. Еще более того приходилось ему тратить на свои частые поездки в Орду, на татарские дани, на подарки и подкупы ордынских царевичей и вельмож. Необходимые на это средства он приобретал, конечно, главным образом доходами с собственных земель и своею бережливостью. Благодаря наставшему в его время сравнительно большему спокойствию, внутреннему и внешнему, Московские волости стали скоро оправляться от прежних разорений; земледелие, торговля и промыслы оживились, а вместе с тем возросли и княжие доходы. (Есть известие, что Калита строго преследовал в своей земле татей и разбойников). Другим источником сделался сбор татарской дани. Калита, в качестве великого князя Владимирского, по-видимому, добился от хана позволения самому взимать эти дани или выходы с областей Северной Руси и доставлять их в ханскую казну. Разумеется, от этих сборов немалая доля оставалась в руках великого князя. А так как это взимание всегда могло опираться на татарскую помощь, то и подчинение удельных князей Москве пошло успешнее. Надобно полагать, что и самые примыслы Калиты или приобретение волостей большею частью находились в связи с несостоятельностью некоторых удельных князей, разоренных преимущественно татарскими данями и весьма убыточными поездками в Орду. Особенно важным источником великокняжеских доходов служил богатый торговый Новгород. Кроме обычных даней и сборов накнязя и его наместников, Калита, при удобном случае, старался прижать Новгородцев, чтобы возможно более получать с них на татарские выходы. В 1332 году он потребовал себе так называемого "серебра закамского", т.е. даней, которые они взимали с чудских Приуральских народдев. Новгородцы отказали; Калита пошел на них ратью, захватил их пригороды Торжок и Бежецкий Верх и начал опустошать соседние Новгородские волости. Но соперник его Александр Тверской в то время сидел в Пскове подручником Гедимина Литовского. Новгородцы вошли в сношение с Александром и Гедимином и призвали к себе Гедиминова сына Наримонта; Калита переменил тон и помирился с Новгородом. В конце своего княжения он снова потребовал от Новгородцев большую сумму денег, ссылаясь на лишние требования выхода со стороны хана. Новгородцы опять уперлись. Калита отозвал своих наместников. Вскоре он умер, и распря окончилась уже при его сыне.
   Относительная большая тишина, безопасность и зажиточность, которыми начала пользоваться Московская область, сравнительно с другими русскими землями, естественно привлекали сюда переселенцев из этих других земель, и население заметно стало умножаться. Многие бояре от удельных князей стали переходить на службу к "великому князю всея Руси", как стал именовать себя Иван Данилович. (Просто "великими князьями" назывались тогда почти все сколько-нибудь значительные владетели областные и даже удельные.) В Москву приезжали бояре из Твери, Чернигова, Киева, Волыни и т.д.; даже из Орды выезжали в Москву знатные люди, которые принимали крещение, вступали в Московскую службу, получали поместья и жалование. Из них известен татарский мурза Чет, в крещении Захарий (предок Бориса Годунова). А из русских приезжих бояр известен Родион Нестерович, который прибыл из Киева с многочисленным двором, т.е. с большим количеством своих отроков и слуг. Знатнейшие из этих приезжих бояр иногда становились выше собственных московских думцев и близких людей; отсюда уже в те времена начались между ними споры о местах или так называемое "местничество".
   Забота о возвышении своего отчинного города над всеми другими и сметливость Калиты особенно выразились в отношениях его к церковной власти. Оказывая глубокое уважение митрополиту Петру и защищая от соперников, он сумел не только сделать его своим другом, но и побудил его постепенно оставить стольный Владимир и переселиться на жительство в Москву. Митрополиты русские имели обычай пребывать всегда вблизи великого князя; следовательно, Петр охотно покидал Владимир, который в действительности уже перестал именоваться великим княжением. Замечательно, что переселение это совершилось еще в то время, когда спор за первенство между Москвою и Тверью находился в полном разгаре и еще трудно было предвидеть его решение. Но уже само пребывание митрополита в Москве, сообщая ей значение церковной столицы, тем самым способствовало и ее перевесу над соперницей, так как привлекало на.ее сторону сочувствие народное.
   Формального или торжественного переселения собственно не было; а просто во время своих частых объездов русских областей митрополит все реже и реже возвращался во Владимир, все долее и долее гостил в Москве. Достигнув глубокой старости, он начал думать о том, где будут положены его кости. Предшественник его Максим, первый киевский митрополит, переселившийся на север, был погребен во Владимирском Успенском соборе, и этот собор, после Киево-Софийского, сделался, так сказать, митрополитальным. Если Петр желал утвердить митрополию в Москве, то надобно было позаботиться о сооружении в ней достойного соборного храма, в котором также он мог бы найти себе успокоение. По словам его жития, Петр начал просить Ивана Калиту (тогда еще не получившего ярлык на великое княжение) воздвигнуть в Москве такой же каменный собор во имя Успения Богородицы, какой был во Владимире. Позднейший распространитель жития, митрополит Киприан, при этом влагает в уста Петру такое пророчество: "если, сыне, послушаешь меня, то сам прославишься паче всех князей, и весь род твой, и град сей возвеличится над всеми русскими городами; святители будут обитать в нем и руки его взыдут на плеща врагов его; также и мои кости будут положены в нем". Калита поспешил исполнить его желание и заложил каменный Успенский храм в Московском Кремле, близ своего двора, летом 1326 г. Но едва выведено было основание и едва Петр успел приготовить в стене нишу с каменной гробницею для себя, как он скончался в декабре того же года, и был погребен в этой гробнице. Таким образом, св. Петр начал собою ряд московских иерархов-угодников, столь много содействовавших прославлению Москвы у Русского народа. На следующий год Успенский храм был окончен и освящен Ростовским епископом Прохором (автором первоначального краткого жития Петрова). Но этот Успенский собор ни размерами своими, ни украшениями далеко не мог равняться с изящным созданием Андрея Боголюбского и Всеволода III. Московский князь, владевший пока частью Суздальской земли и бывший смиренным данником Золотой Орды, конечно, является беднее помянутых своих предков. При том, художество русское, достигшее замечательного развития в первой половине XIII века, было задавлено варварским игом и пока еще не успело возродиться к новой жизни.
   Последнее пребывание и погребение в Москве митрополита Петра хотя в значительной степени подвинуло в ее пользу вопрос о перенесении митрополии, однако, окончательное решение зависело от его преемника. Константинопольский патриарх на этот раз снова поставил грека, по имени Феогноста. Но когда Феогност прибыл в Киев, а оттуда во Владимир на Клязьме (1328 г.), спор между Тверью и Москвой уже решился в пользу последней; Александр Михайлович находился в изгнании, а Калита получил ярлык на великое княжение. Естественно, что новый митрополит скоро уступил влиянию последнего и переехал на житье в Москву, в соседство великого князя, к неудовольствию и зависти русских князей, понимавших значение этого шага. Феогност сделался таким же преданным пособником Калиты, каким был Петр. Мы видели, как ловко Московский князь употребил духовное оружие против своего соперника, заставив Феогноста погрозить отлучением Псковичам, если они не изгонят от себя Александра Тверского.
   Кроме Успенского собора, Калита украсил Московский Кремль еще несколькими каменными храмами. На Боровицком холму, на самом великокняжеском дворе была деревянная церковь Спаса Преображения. Калита построил, вместо деревянной, каменную и устроил при ней монастырь; "мнихолюбивый" князь перевел сюда часть иноков и архимандрию из отцовского Данилова монастыря, подчинив его Спасо-Преображенскому. (Этот последний послужил усыпальницей древних Московских княгинь). Около того же времени он построил, вероятно, в честь своего ангела, каменную церковь Иоанна Лествичника, "что под колоколами", как выражается летопись (на месте позднейшей колокольни Ивана Великого). На самом краю Боровицкого холма, над спуском его к Москве-реке, стояла деревянная церковь Михаила Архангела (может быть, основанная помянутым Московским князем Михаилом Хоробритом). В ней покоились останки Юрия, брата Калиты. Он воздвиг на ее месте каменный храм, назначив ему служить усыпальницей для себя и своего потомства. (Но гроб брата, при разборке деревянного храма вынесенный в Успенский собор, после не был возвращен на прежнее место). Все эти каменные храмы были малых размеров и не отличались большим изяществом. Наглядным их образцом для нас служит помянутый Спасо-Преображенский храм, отчасти уцелевший в прежнем своем объеме и более известный в народе под именем "Спаса на Бору". (Означенные четыре каменные храма, т.е. Успения, Спаса, Иоанна и Михаила, построенные Калитой, были расписаны иконными фресками при его сыне Симеоне Гордом). Что касается до храмов деревянных, то Москва уже обиловала ими в то время; по крайней мере, летопись по поводу одного пожара сообщает, что сгорело при этом 18 церквей. Это бедствие, столь часто опустошавшее наши древние города, однажды истребило и сами кремлевские стены. Иван Данилович после выстроил новые стены из дубового леса - следовательно, более крепкие чем прежде, но, все-таки, деревянные.
   Последним событием княжения Калиты был поход против Смоленского князя Ивана Александровича. Этот князь, по-видимому вступивший в союз с Гедимином Литовским, оказался непокорным хану данником, и Узбек послал на Смоленск татарское войско с воеводою Товлубием, приказав соединиться с ним северо-восточным Русским князьям. Действительно, князья Рязанский, Суздальский, Ростовский, Юрьевский и некоторые другие привели свои отряды; но Калита не пошел сам, а послал Московскую рать с двумя воеводами. Соединенное ополчение ограничилось опустошением окрестностей Смоленска и, не взяв города, воротилось назад. Калита, очевидно, не так усердствовал в этом случае, как против своего .соперника Александра Тверского. А может быть, он не пошел лично в поход по причине тяжкой болезни. Вслед за тем он скончался (31 марта 1341 года),приняв перед смертью пострижение и схиму; его погребли в созданном им храме Михаила Архангела.
   От Ивана Калиты дошло до нас два духовных завещания, впрочем, по времени относящиеся не к концу, а к началу его двенадцатилетнего великого княжения. Такие завещания, по-видимому, составлялись им перед каждою поездкою в Орду; ибо эти поездки, кроме долгого пути, исполненного всяких лишений, представляли опасности и от изменчивого расположения ханов, так что ни один русский князь не мог быть уверен в своем благополучном возвращении. В помянутых завещаниях Калита делит свою землю между тремя сыновьями: Симеоном, Иваном и Андреем. Старшему он отказывал лучшую часть земли с наиболее значительными городами, Можайском и Коломною, Ивану - Звенигород и Рузу с волостями, Андрею - Серпухов и Лопасну, также с волостями, и еще некоторые волости супруге своей Елене с меньшими детьми (девочками); но она скончалась восемью годами прежде него. Кроме волостей и доходов, великий князь делит между ними и свои одежды, утварь и украшения, как-то: золотые цепи, пояса, унизанные жемчугом и дорогими каменьями, золотые чаши и ковши, серебряные блюда и чарки, шубы из дорогих тканей с соболиною подкладкою, с жемчужными наплечниками и с нашитыми металлическими бармами, шапки с золотым верхом, мониста, кольца, ожерелья и проч. Не забывает завещатель и о церквах, которым приказывает раздать сто рублей и часть рухляди священникам; причем Владимирскому Успенскому собору отказывает какое-то "блюдо великое о четыре кольца". Три сельца он отказывает на церковь в "поминание" о своей душе.
   Грамоты бросают свет и на государственные понятия, и на домашнее хозяйство Московского князя, которого уже ближайшее потомство стало называть "собирателем Русской земли". С одной стороны, мы видим как бы все ту же удивительную систему, все то же дробление земли между сыновьями. Но, всматриваясь ближе, замечаем уже значительную разницу с прежнею системою. Во-первых, младших сыновей, жену и дочерей великий князь приказывает старшему сыну, чтобы он был им печальник, т.е. отдает их под его покровительство. Во-вторых, сам раздел земли устроен так, что младшим братьям трудно выйти из повиновения у старшего. Их уделы не представляют особых, сколько-нибудь округленных владений; их волости отчасти окружены владениями старшего брата, отчасти перемешаны с ним. Наконец, уделы их довольно незначительны в сравнении с его частью. Притом они назначены только из собственных, наследственных волостей. Город Москва хотя и отказан в общее владение всех трех братьев, но, конечно, государем его был старший из них, а младшие пользовались каждый своею "третью", т.е. третьей частью известных доходов. Затем к старшему должны были перейти вся область Переяславля-Залесского и все дальние приобретения в Поволжье; ему же предоставлялось добыть себе от хана ярлык на великое княжение Владимирское. Следовательно, в Московском княжестве того времени уже начинается заметный переход к единодержавию. В том же завещании находим любопытное указание на отношение бояр к князьям. Калита упоминает об одном боярине (Бориско Ворков), которому пожаловал село, купленное в Ростовском уезде, и делает такое распоряжение: если боярин останется служить кому-либо из сыновей, то село оставить за ним; а если не останется, то село у него отнять. Следовательно, бояре по-прежнему были вольны в своей службе; но князь жалует им земли только под условием этой службы*.
   ______________________
   * Соф. Воскр. Никон. Степей. Татищев. Две духовные Калиты в Соб. Г. Г. и Д. I. NN 21 и 22. Г. Полежаев время второй грамоты относит к 1331 году. ("Московское княжество в первой половине XIV в." Спб. 1878). От Ивана Калиты дошли до нас еще две маловажные грамоты: одна, данная вместе с Новогородскими посадником и тысяцким на Двину, предоставляет "Печерскую сторону" в ведение какого то Михаила, а другая освобождает печерских сокольников от даней и повинностей. (Акты Ар. Экс. I NN 2 и 3). Во второй грамоте Иван Данилович на зывает себя "князь великий всея Руси". О покупке Калитою городов Углича, Белозерска и Галича упоминается в завещании Димитрия Донского; если мы и после того встречаем в тех городах туземных князей, то Соловьев с вероятностью объясняет это тем, что Калита при покупке оставил им часть владетельных прав (Ист. Рос. III, прим. 417). "Събрателем Русской земли" Калита назван в Слове о житии и преставлении Димитрия Донского (Воскр. лет.). О прозвании Ивана Калитою см. у Карамз. к т. IV прим. 321. Бестужев-Рюмин справедливо сомневается в толковании Карамзина, что Иван носил при себе мешок с деньгами для раздачи бедным; скорее прозвание Калитой употреблено в переносном смысле, т.е. означает, что он копил деньги. Рус. Ист. I. 393. Однако древнерус. книжное сказание принимает это прозвание в благотворит, смысле: "бе бо милостив зело и ношаше при поясе калиту всегда насыпану сребрениц и куде шествуя даяше нищим сколько вымется" (Веселовского "Разыскания в области рус. духовного стиха" Сборн. Акад. Наук. XLVI. 104). Что "калитой" назывался большой кошелек, носимый на поясе, на это ясно указывает также и Духовная грамота Димитрия Донского, в которой упоминается "пояс золот с калитою, да с тузлуки".

Сбивчивое известие о приезде к Ивану боярина Родиона Нестеровича у Карамзина т. IV, прим. 324. По этому сказанию боярин Акинф изображается местником Родиона, отъехавшим из Москвы в Тверь. Но по Никонов, летописи он был во главе тех бояр великого князя Андрея Александровича Городецкого, которые после его смерти отъехали прямо в Тверь, желая, конечно, служить его преемнику на великом княжении Михаилу Ярославичу. Неправдоподобное столкновение Акинфа с Родионом см. у Марковича "О местничестве". Киев. 1879. Ч. I, стр. 175 - 178. Об утеснении Ростова Василием Кочевою и Миняем говорится в житии св. Сергия. (Никон, лет.). Об основании Успенского собора в житии св. Петра. Из пособий для истории главных кремлевских храмов Москвы укажу: "Путеводитель к святыне и достопамятностям Москвы" - архимандрита Иосифа. Издание пятое. М. 1878. "Историч. Описание Москв. Успенского собора". М. 1880. "Московский Архангельский собор" - протоиерея Лебедева. М. 1880 г. Сей последний в конце своей книги отстаивает известия о первоначальном погребении в Архангельском соборе Московских князей Даниила Александровича и сына его Юрия. Относительно первого выше мы заметили о несостоятельности такого мнения. Но относительно второго князя едва ли может быть сомнение: известие о его погребении в летописях (Никонов, и Воскресен.) отличается такою точностью и такими подробностями, которые не могли быть выдуманы. "Положили его в церкви Архангела Михаила на десной стране: бе же на погребении его митрополит Петр и архиепископ новгородский Моисей и ростовский владыка Прохор, и рязанский владыка Григорей, и тверской владыка Варсунофий; погребен же бысть в первую суботу святаго поста". Заслуживает внимания еще известие этих летописей о том, что тело замученного в Орде Михаила Ярославича Тверского, будучи привезено в Москву, в 1319 г. погребено было "в церкви Святаго Спаса в монастыре". Это противоречит известию тех же летописей и Степенной книги, по которому, как мы видели, устроение придворного Спасопреображенского монастыря принадлежало Ивану Калите, в 1330 году. Такое противоречие стараются объяснить тем, что Калита построил каменную церковь Спаса и только перевел сюда из Данилова архимандрию, а что монастырь существовал и прежде при Спасском деревянном храме (см. "Новоспасский монастырь" архим. Аполлоса. М. 1843). Очень может быть, что Смоленский поход 1340 года находился в связи с враждебными отношениями Брянских князей к своим родичам князьям Смоленским. Вражда, конечно, происходила из-за волостей, и Брянские князья вмешивали в нее Татар. Так, в 1333 году Брянский Князь Димитрий вместе с Татарами ходил на того же Смоленского князя Ивана Александровича, своего родного или двоюродного брата, и после нескольких битв заключил с ним мир (Никон.). Во время Смоленского похода 1340 года князем Брянским является двоюродный брат Ивана Александровича Глеб Святославич. Вслед за этим неудачным походом, 6 декабря того же года, т.е. в самый Николин день, Брянцы ("злые крамольники", по выражению летописи) сошлись вечем; вывели своего князя Глеба из церкви св. Николы и убили. (Воскр. Никон. Новгород. IV-я, Тверск.). Во время этого события в Брянске случился митрополит Феогност, но не мог укротить мятежников (как тридцать лет назад митрополит Петр в подобном же случае). К мятежу, вероятно, возбуждал Брянцев кто-либо из родственников Глеба, домогавшийся его удела. Ожесточенная борьба из-за волостей между князьями Восточной Руси и огрубение нравов под варварским игом проявились в ту эпоху неоднократными убийствами родственников. Так, в предыдущем году Козельский князь Андрей Мстиславич был убит своим племянником Василием Пантелеевичем. А в том же 1340 году Рязанский князь Иван Коротопол, возвращаясь из Орды, встретил дорогою своего двоюродного брата Александра Михайловича Пронского, который отправлялся с выходом в Орду. Коротопол схватил его, ограбил, привел пленником в свою столицу и там велел убить. Этот случай сверх того представляет нам обычный в те времена пример перехватывания на дороге князей, отправлявшихся в Орду, их соперниками. Летописи нередко сообщают известия о подобных случаях. Так, в 1304 г., когда Юрий Московский и Михаил Тверской спешили в Орду хлопотать о ярлыке на великое княжение по смерти Андрея Городецкого, то Юрия Тверичи хотели перехватить на дороге в Суздале; но он успел пройти в Орду другим путем. Затем, когда в 1324 году тот же Юрий Московский из Новгорода отправился в Золотую Орду и, по-видимому, с выходом, то на реке Урдоме (Ярослав, области) его перехватил Александр Михайлович, брат Димитрия Тверского, получившего тогда ярлык на великое княжение; у Юрия была отнята его казна, и сам он едва спасся бегством (в Псков). Калита посылал однажды перехватить на дороге в Орду своего непокорного зятя Василия Давидовича Грозные Очи; но Ярославский князь отбился от московского отряда, состоявшего из 500 человек, и благополучно съездил к хану Узбеку. Соловьев правдоподобно объясняет такие случаи тем, что старшие князья "хотели одни знать Орду, т.е. собирать дань и отвозить ее к хану" (Ист. Рос. III. 296. Трет. изд.). Кроме того, не пустить в Орду соперника значило помешать ему повернуть милость хана на свою сторону и получить ярлык на какой-либо старший стол. Но любопытно, что Узбек, по-видимому, сквозь пальцы смотрел на подобные случаи. Великие князья старались также мешать непосредственным политическим сношениям Новгорода с Золотой Ордой; так, Михаил Ярославич Тверской, в то время великий князь Владимирский, в 1316 г. перехватил на дороге новгородское посольство, отправлявшееся к Узбеку.
   ______________________
  
   После кончины Ивана Калиты сыновья его, а также князья Тверской, Суздальский, Ярославский и другие владетели Северо-Восточной Руси отправились в Орду. Некоторые из них стали было хлопотать о ярлыке на великое княжение Владимирское; но расположение Узбека к покойному Московскому князю, подкрепленное богатыми дарами хану и его любимцам, решило вопрос в пользу старшего сына Калиты - Симеона, прозванного Гордым; по выражению летописи, ханом "даны под руце его все князи русские". Воротясь в Русь, он торжественно сел на великокняжеском столе во Владимире, т.е. венчался в соборном храме со всеми установившимися обрядами. Решение вопроса в пользу Симеона было последнею услугою Узбека Московскому княжему дому. Осенью или зимою того же 1341 года умер этот хан, с именем которого связана высшая степень могущества Золотой Орды и утверждение в ней ислама. Особенно он был памятен Русским князьям: при нем до десяти князей сложили свои головы в Орде. Но замечательно, что, будучи усердным мусульманином, он не изменял обычной веротерпимости татарских ханов. Кроме льготных ярлыков, которые получили от него русские митрополиты Петр и Феогност, о том свидетельствуют его дружеские сношения с папою Венедиктом XII: по его просьбе, хан дозволял латинским миссионерам водворять католичество в некоторых подвластных Татарам землях Черноморских и Кавказских, например, в стране Ясов или Алан. Но сам Узбек остался равнодушен ко всем увещаниям папы принять христианскую веру. Византийские императоры из дома Палеологов, в виду многочисленных врагов, теснивших империю на востоке и на западе, заискивали расположение татарских ханов и не затруднялись посылать в их гаремы своих собственных дочерей. Пример тому подал основатель этой династии Михаил Палеолог, который одну свою дочь, Марию, послал хану Гулагу в Персию, а другую, Евфросинию, - известному хану Ногаю. (Впрочем, та и другая были побочные дочери). Узбек также имел в числе своих главных жен дочь императора Андроника III.
   Знаменитый арабский путешественник XIV века Ибн-Батута оставил нам любопытное известие о посещении им столицы Узбековой и о поездке ханской супруги, помянутой византийской царевны, к ее отцу в Константинополь (около 1333 г.).
   Из Синопа Ибн-Батута приплыл в Корсунь; отсюда на местной телеге (арбе) проехал в Кафу (Феодосию), которая причислялась уже к владениям Узбека. Затем он посетил город Крым и отсюда отправился по Черноморским и Донским степям в столицу Кипчакского царства Сарай. В степях он видел многочисленные стада всякого скота, особенно овец, которые паслись без присмотра, охраняемые единственно строгостью татарских законов против воровства. По этим законам укравший скотину должен был воротить ее с придачею своих девяти штук такой же стоимости; если он оказывался несостоятельным, то отдавал собственных детей; если же не имел детей, то его самого предавали смерти.
   "После многих дней пути, - говорит Батут, - я прибыл в Азак (Азов), небольшой город, расположенный на морском берегу. В нем пребывает эмир, поставленный султаном Могамед-Узбек-ханом; он оказал нам почет и гостеприимство. Отсюда мы проехали в Маджар, значительный, красивый город. Татарские женщины в тех краях пользуются большим уважением, в особенности вдовы вельмож и ханов. Женщины эти благочестивы, а также щедры на милостыню и другие добрые дела. Они ходят без покрывал с совершенно открытыми лицами (очевидно, мусульманский гаремный быт еще не успел наложить свою печать на Кипчакских татар).
   Я отправился в султанский лагерь, который тогда находился в области, известной под именем Биш-Таг (Бештау) или Пятигорье; мы прибыли на место, где султан только что расположился со своим двором. В этот лагерь, называющийся "урду" (Орда), мы приехали в первый день месяца Рамадана. Тут мы увидали подвижный город с его улицами, мечетями и кухнями, дым от которых поднимался по мере их движения. Но, когда был дан знак остановиться, все это сделалось неподвижно. Султан Могамед-Узбек очень могуществен, пользуется обширною властью и есть повелитель неверных (т.е. не мусульман). Он принадлежит к семи великим царям света, каковы суть государи Запада (Фец-Мароко), Египта и Сирии, обоих Ираков (Персии), Кипчака, Туркестана, Индии и Китая".
   Затем следует описание ханского церемониала, напоминающее известие Плано Карпини о Батые.
   У Могамеда-Узбека был обычай каждую пятницу после молитвы сидетьподтак называемым "золотым шатром", который очень богато украшен; посреди его ставился возвышенный трон (собственное ложе), обитый серебряными позолоченными листами с дорогими каменьями. Хан восседал на троне; его четыре жены сидели рядом с ним, две по правую и две по левую сторону. Подле трона стояли его два сына, также один на правой стороне, другой на левой; впереди трона сидела его дочь. Когда входила какая-либо из этих жен, Узбек вставал и, взяв ее за руку, отводил на ее место. Они были без всякого покрывала. Потом пришли великие эмиры, для которых были приготовлены сидения по левую и по правую сторону от трона. Перед ханом стояли царевичи, его племянники и другие родичи. Ближе к двери, но лицом к трону, помещались сыновья эмиров, а за ними и другие войсковые чиновники. Каждый входивший кланялся хану и потом занимал свое место. После вечерней молитвы главная жена или ханша возвращалась к себе; за нею следовали остальные, каждая в сопровождении своих красивых рабынь.
   Хан принял арабского путешественника очень благосклонно; потом прислал ему в подарок баранов, коня, кожаный сосуд с любимым татарским напитком, т.е. с кумысом. Ибн Батута особое внимание обратил на тот почет, которым были окружены ханские жены. Всякая из них имела свое отдельное помещение, свой особый штат слуг и служанок; во время пути перед ее кибиткою ехал отряд татарских всадников, а за нею следовали красивые Мамлюки. По обычаю татарской вежливости, арабский гость, прежде чем удостоиться ханского приема, посетил главных ханских жен.
   С изволения Узбека, Ибн Батута отсюда отправился на север в город Булгар, чтобы удовлетворить своему любопытству, которое особенно было затронуто рассказами прежних арабских путешественников (например, Ибн Фадлана) о чрезвычайной краткости ночей в это время года. Действительно, по словам Батуты, едва он кончал вечернюю молитву по закату солнца, как должен был начинать утреннюю молитву перед солнечным восходом. В Булгаре он слышал о какой-то стране мрака, лежащей за совершенной пустыней, на расстоянии 40 дней пути, куда можно было ездить только на собаках. В эту страну отправляются обыкновенно торговцы и. меняют там свои товары туземцам на дорогие меха. Речь, конечно, шла о торговле с Самоедами, Остяками и Вогулами. Батута сильно желал посетить таинственную страну мрака, но долгота пути и сопряженные с ним опасности отклонили его от этого намерения. Пробыв в Булгаре три дня, он воротился к хану и последовал за ним в город Астрахань, лежавший на берегах Ателя (Волги), одной из величайших рек целого света. Здесь хан проводил самое холодное время, когда река покрыта льдом. В это время одна из жен Узбека, дочь Византийского императора, выпросила у него позволение съездить в Константинополь и посетить своего отца. Батута, тоже желавший посетить Константинополь, добился разрешения сопровождать на этом пути ханшу или "бай-лунь" ("баялынь" русской летописи). Ее сопровождал пятитысячный военный отряд, кроме многочисленной свиты слуг и рабынь. На расстоянии десяти дней пути от Сарая они достигли города Укака. А на расстоянии одного дня от этого места лежали какие-то "горы Русских", народа, "исповедующего христианство, рыжеволосого и голубоглазого, некрасивого (по понятию араба) и вероломного". В тех горах находились серебряные руды, и потому у Русских была в ходу какая-то серебряная монета в пять унций весом. (Речь идет, вероятно, о Тмутраканских Руссах.) Затем путники прибыли в Судак, а потом через Баба-Салтун (Бабадаг) достигли Византии.
   Батута более месяца пробыл в Константинополе и был отпущен назад царевною, пожелавшей остаться у своего отца. Он воротился в Астрахань, но уже не застал там Узбека, который со своим двором переехал в Сарай. По словам Батуты, это был красивый и обширный город; в нем пребывал ученый имам, которомухан оказывал великое уважение. Отдав хану отчет в путешествии ханши и получив от него большие подарки, Батута отправился в телеге, запряженной верблюдами, в Ховарезм, отстоявший на 40 дней пути от Сарая. После десятидневного путешествия он достиг татарского города Сарайчика, лежащего на берегах широкой реки Улусу (Урал); берега эти были соединены мостом. Затем он достиг города Ховарезма, который тогда принадлежал к Кипчакскому царству и управлялся эмиром или наместником Узбека. Этот город очень понравился ему благочестием жителей, т.е. их ревностью к исламу*.
   ______________________
   * Geschichte der Goldenen Horde - von Hammer. Карамзин к т. IV, прим. 334. Письма папы Венедикта XII к Узбеку, его жене Тайдуле и сыну Джанибеку в 1340 г. (Записки Одес. Об. Ист. и Др. V). Извлечение из Ибн Батуты сделано мною по английскому переводу краткой редакции: The Travels of Ibn Batuta. By Samuel Lee. London. 1829. Русский перевод путешествия Ибн Батуты в Золотую Орду, сделанный г. Тизенгаузеном по Парижскому полному изданию Дефремери, вышел в 1884 г. ("Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды"). По Ибн Батуту старшая и самая любимая жена Узбека называлась Тайтуглы (Тайдула), отличавшаяся скупостью. По замечанию Эломари, жены золотоордынских ханов участвуют в управлении (Ibid., т.е. у Тизенгаузена, 229). Этими объясняется участие ханш в судьбе русских князей и русского духовенства. См. также о средневековых путешествиях из Кюльба в переводе Шемякина (Чт. О. И. и Д. 1864. III).

Упоминаемый Ибн Батутою город Укак или Укек, по изысканиям Френа, лежал на правом берегу Волги к югу от Саратова, где теперь селение Увек. Определение у Ибн Батуты расстояния от Увека до Судака (следовательно и до гор Русских) он считает ошибочным ("О бывшем Монгольском городе Укеке" в Трудах Рос. Академии. Ч.Ш. Спб. 1840). См. также у Ламанского "Славяне в Азии, Африке и Испании". Примечания, стр. 89. О местоположении, находках монет и посуды в развалинах Укека см. путевые заметки П.А. Пономарева (Древ, и Нов. Россия. 1879. N 4). "С. юго-востока". (Моск. Вед. 1888, N 137). Кн. Л.Л. Голицына и С.С. Краснодубровского "Доклады и исслед. по археологии и истории Укека". Саратов. 1891. Сообщение Духовника, производившего наблюдения на Увеке в 1893 г. при проведении железного полотна. (Археологические Известия и Заметки. Москва. 1894. N 5). Городище Увешино, около Саратова, упоминает в Книге Большого Чертежа, стр. 51. А на стр. 55, около р. Маныча, упоминаются "люди каменные болваны, против тое соли, что емлют Азовцы". (Очевидно, это каменные бабы). Относительно Сарая любопытна статья Кобеко "К вопросу о местоположении Сарая" (Зап. Восточ. Отд. Археол. Общества. Т. IV. Вып. 3 и 4. Спб. 1890). На основании русских источников, он различает два Сарая: Старый (Ак-Сарай) в Селитряном городке в 80 верстах от Астрахани, и Новый (Сараи Большие) близ Царева в 400 верстах от Астрахани.
   ______________________
  
   По смерти Узбека его второй сын Джанибек убил своего старшего брата (Тинибека) и младшего (Хыдыбека), и, подобно отцу, сделался единодержавным властителем Кипчакского царства. Почти все русские Северо-Восточные князья по установившемуся обычаю отправлялись в Орду на поклон новому хану, везя много даров как ему самому, так и его любимцам и женам, чтобы получить новые ярлыки на свои уделы. Поехали также Симеон Гордый и митрополит Феогност; последний хлопотал о подтверждении льготных ханских ярлыков русскому духовенству. Джанибек утвердил Симеона на великом княжении и милостиво его отпустил, а Феогноста задержал. Какие-то русские клеветники донесли хану, что митрополит пользуется большими доходами, так что стяжал себе много золота, серебра и всяких богатств. Хан потребовал от него ежегодных даней и за отказ в них велел держать его в тесноте. Митрополит роздал 600 рублей на подарки хану, ханшам и ордынским князьям, и едва добился, чтобы его отпустили на Русь. Однако, он получил новый ярлык от Джанибека и ханши Тайдулы, которым подтверждались прежние льготы православному духовенству.
   После того Симеон Иванович вместе с своими братьями несколько раз ездил в Орду и сумел до конца удержать за собою благоволение и покровительство Джанибека. Благодаря этому расположению хана, мы в княжении Симеона почти не встречаем в летописи известий ни о татарских разорениях в Северной Руси, ни о баскаках или великих ханских послах, которых посещение иногда равнялось целому набегу. При таком внешнем затишье Московское княжество пользовалось и внутренним миром, благодаря ничем ненарушенному согласию и дружбе всех трех братьев или скорее полному послушанию, которое младшие братья сохраняли в отношении к старшему. Отношения эти Симеон вслед за своим вокняжением скрепил особым договором, по которому братья, утвердясь на отцовском разделе, обязались быть всем "за один", почитать старшего брата "во отцево место", иметь с ним общих друзей и недругов. Старший брат, которого они называют "господин великий князь", в свою очередь, обязался не обижать младших относительно их уделов и без них не "доканчивать ни с кем". Этот договор был скреплен взаимною клятвою и целованием креста у отцовского гроба, т.е. в Архангельском храме. Согласию Московских князей, вероятно, немало способствовало то обстоятельство, что младшие братья, получив себе части в самом городе Москве, по-видимому, остались в ней на житье, а не пребывали в своих удельных городах; таким образом, они находились в тесном единении, или, точнее сказать, в полной зависимости у великого князя. Симеон, очевидно, хорошо воспользовался умным распоряжением Калиты относительно раздела столицы на трети.
   Когда Москва взяла верх над Тверью, Новгородцы недолго могли радоваться унижению своего ближайшего соседа и скоро почувствовали на себе тяжелую руку Московских князей. Вслед за утверждением Симеона на великом столе Владимирском, в Торжок прибыли московские наместники и сборщики дани (вероятно, татарской), причем не обошлось без разных притеснений. Новоторы обратились с жалобою в Великий Новгород. Тот прислал несколько бояр с вооруженным отрядом; Московских наместников схватили и заключили в оковы; а Симеону послали сказать: "ты еще не сел у нас на княжение, а уже бояре твои насильничают". Но чернь Новоторская, услыхав о сборах великого князя в поход и тщетно ожидая войска из Новгорода, возмутилась против бояр и освободила московских пленников. Один из Новоторских бояр (Семен Внучек) был убит на вече; другие успели бежать в Новгород; некоторые боярские дома и ближние села были разграблены чернью во время этого мятежа. Между тем великий князь собрал большую низовую рать и вместе с князьями Суздальским, Ростовским, Ярославским двинулся к Торжку. Новгородцы, с своей стороны, начали готовиться к обороне, а в то же время отправили к великому князю владыку и тысяцкого с боярами бить челом о мире. Симеон согласился заключить мир по старым грамотам, но с тем, чтобы Новгородцы уплатили Черный бор со всех своих волостей и, кроме того, тысячу с Торжка. Есть известие, что великий князь подверг при этом Новгородцев следующему унижению: он потребовал, чтобы тысяцкий и бывшие с ним в посольстве бояре явились к нему босые, и на коленях, в присутствии князей, просили прощения. Такое известие до некоторой степени вероятно: недаром же Симеону дано прозвание Гордого. К тому же он сердился на Новгородцев еще за грабежи их повольников в некоторых его волостях. После Торжковского мира Симеон послал в Новгород своего наместника; а спустя несколько лет, по просьбе приезжавшего в Москву владыки Василия, он сам ездил в Новгород, был там торжественно посажен на стол и пробыл три недели.
   Все время Симеонова княжения мы не видим никаких столкновений его с удельными князьями Суздальской Руси; очевидно, он умел их держать почти в таком же послушании, как своих младших братьев. Соседние княжения, Тверь и Рязань, также присмирели. Только раз встречается в летописях известие о каком-то размирье с Смоленским князем и о походе Симеона на Смоленск (1351 г.); но тут смоленские послы встретили его на реке Угре и заключили с ним мир. Конечно, в связи с Смоленскими отношениями явились к нему на том же подходе послы Ольгерда Литовского и также заключили мир. Оба великих князя состояли в двойнрм свойстве. Отец Ольгерда Литовского Гедимин находился в дружеских сношениях с отцом Симеона Иваном Калитой и выдал одну из своих дочерей за Симеона Ивановича. Хотя при Ольгерде, когда Москва' и Литва, каждая объединяя свою часть Руси, сблизились своими пределами, начинаются уже некоторые враждебные столкновения; но дело пока не доходит до решительной борьбы. Сам Олыерд, незадолго до помянутого Смоленского похода, женился на свояченице Симеона, тверской княжне Ульяне Александровне.
   Симеон Иванович был женат три раза. Первая его супруга Айгуста Гедиминовна, в крещении Анастасия, рано скончалась; она постриглась в черницы перед смертью и была погребена в Кремлевском монастыре Спаса Преображения (1345 г.). В том году Симеон женился на Евпраксии, дочери Федора Святославича, одного из мелких Смоленских князей, которого он перезвал к себе, дав ему в управление Волок Ламский. Но уже в следующем году великий князь отослал Евпраксию к отцу, приказав выдать ее замуж за другого, и тот действительно выдал ее за князя Федора Фоминского, также из рода Смоленских. Некоторые источники сообщают нам следующую странную причину этого развода: "великую княгиню на свадьбе испортили; ляжет с великим князем, и она ему кажется мертвец". Хотя тут еще не было законной причины для развода, однако, Симеон после того женился в третий раз, именно на тверской княжне Марье, дочери бывшего соперника Калиты, т.е. казненного в Орде Александра Михайловича. Митрополит Феогност, конечно, исполняя волю великого князя, давал разрешение на новые браки его собственный и его бывшей жены. Точно так же, по желанию великого князя, он разрешил Ольгерду Литовскому и брату его Любарту жениться на двух родственницах Симеона; Любарту на его племяннице, а Ольгерду, как сказано, на его свояченице.
   Несколько значительных пожаров посетили Москву при Симеоне и, следовательно, давали обильную пищу его строительной деятельности. Что же касается до украшения стольного города, то он усердно продолжал начинания отца. Именно почти все каменные Московские храмы, построенные Калитой, были расписаны внутри фресковой живописью. Это расписание стоило обыкновенно немало трудов и издержек, так как по обычаю того времени все внутренние стены сверху донизу покрывались иконным письмом. Любопытно при этом известие летописей о том, что Успенский собор расписывали Греки, иконописцы митрополита Феогноста, и окончили его в одно лето (1344 г.); Архангельский же собор расписывали русские писцы, Захарий, Иосиф и Николай с своею "дружиною"; но в то лето не успели окончить и половины церкви, ради ее обширности. Затем расписаны были Иван Лествичник и монастырский Спас Преображения. Этот придворно-княжеский монастырь пользовался особою щедростью великой княгини Анастасии Гедиминовны; она же на свою казну наняла "дружину" мастеров расписывать церковь Спаса; начальники дружины были родом Русские, но ученики Греков, по имени: Гойтан, Семен и Иван, а дружина их состояла уже большею частью из их учеников. Первый, т.е. Гойтан, судя по имени, едва ли не был выходец из юго-западной Руси, может быть, привезенный или вызванный оттуда той же литовско-русской княжною, первой супругой Симеона. Возможно также, что еще первый Московский митрополит Петр, родом Волынец, сам искусный в иконном письме, покровительствовал развитию этого искусства в Москве и призыву мастеров из юго-западной Руси. Великий князь и его младшие братья, по-видимому, сообща участвовали в расходах на украшение Кремлевских храмов. По крайней мере есть летописное известие, что в одно время с их расписанием на общее иждивение братьев были слиты пять колоколов, три большие и два меньшие (вероятно, для звонницы над церковью Ивана Лествичника); "а лил их мастер Бориско".
   В 1352 году страшное бедствие посетило Россию: моровая язва, известная под именем Черной Смерти. Говорят, она была принесена из Китая и Индии в Сирию на берега Средиземного моря; оттуда на кораблях завезена в Южную Европу; обошла Францию, Англию, Германию, Скандинавию, везде опустошая население; а наконец кораблями же завезена через Балтийское море в Псковскую и Новгородскую землю. Эта чрезвычайно заразительная болезнь обнаруживалась кровохарканием (следовательно, происходило сильное поражение легких и начиналось разложение крови); после чего на третий день следовала смерть. Кожа умирающих сплошь покрывалась темными пятнами, отчего произошло и само название язвы Черною Смертью. Летопись Русская говорит, что священники не успевали отпевать покойников отдельно; каждое утро они находили в своих церквах по двадцати и тридцати мертвецов; творили над ними общую молитву, и затем в одну могилу опускали по пять и по десять трупов. Заметив прилипчивость язвы, многие, конечно, стали убегать от умирающих, хотя бы и самых близких людей; но было довольно и таких, которые, наоборот, показывали свое мужество и страх Божий и служили больным до конца. Церкви и монастыри в это время обогатились великими вкладами и земельными имуществами; ибо богатые люди, ожидая смертного часа, спешили отказать свое имение на вечное поминовение о своей Душе. Язва постепенно распространилась почти на всю Россию, именно на земли Смоленскую, Киевскую, Черниговскую и Суздальскую. Как пример ее опустошительности, летопись прибавляет, будто в городах Глухов и Белозерск не осталось ни единого человека; все перемерли.
   Эта Черная Смерть посетила и Москву. В марте 1353 года скончался митрополит Феогност и погребен в Успенском соборе (в приделе Поклания вериг апостола Петра, "об едину стену с митрополитом Петром чудотворцем"). Едва минули ему "сорочины", т.е. шесть недель, как в полном цвете лет (36-ти) скончался великий князь Симеон Иванович, успев перед смертью постричься под именем Сазонта и составить духовное завещание, которое дошло до нас. Все его дети умерли еще прежде отца. Поэтому свои наследственные и купленные им волости или собственно доходы с них, а также собственное золото и серебро он отказал своей любимой третьей супруге Марье Александровне. Братьям своим он приказывал жить за один и слушать владыку Алексея, равно и старых бояр, которые служили еще отцу их Ивану Калите. Вслед за Симеоном скончался его младший брат Андрей и также погребен в Архангельском храме. Спустя несколько недель после его смерти, родился сын его Владимир (впоследствии прозванный Храбрым). Главою княжеского семейства и преемником Симеона остался средний брат Иван Иванович; он получил волости старшего брата по кончине его супруги и, таким образом, соединил в своих руках все Московские владения, за исключением части брата Андрея, перешедшей к его сыну Владимиру; но этот сын был еще ребенком и, конечно, находился в полной опеке у своего дяди*.
   ______________________
   * Лет. Воскресен. Никонов. Новогор. Псков. Софийск. Татищев. О странной причине развода Симеона с Евпраксией и ее браке с князем Фоминским упоминает "Родословн. книга князей и дворян Российских и выезжих". М. 1787. II. 207. Договорную грамоту Симеона с братьями и его духовную см. в С. Г. Г. и Д. NN 23 и 24. Ярлык царицы Тайдулы митрополиту Феогносту о льготах русскому духовенству в С. Г. Г. и Д. N 9. О запустении Глухова и Белозерска от Черной смерти говорит Никон, лет. О Черной смерти см. у Тизенгаузена в помянутом "Сборнике" отрывки из Эйлани и ссылку на Кремера Ueber die grossen Seuchen des Orients nach arabischen Quellen. Wien. 1880 (стр. 529 - 531 Сборника).
   ______________________
  
   Если посмотреть на соседние с Москвою важнейшие княжества того времени, то увидим, что их внутренние смуты и внешние отношения немало способствовали решительному возвышению над ними и быстрому возрастанию Московской силы.
   Рязанская область, во-первых, уже по самому географическому своему положению находилась под более сильным давлением варварского ига, нежели Московская. Она постоянно терпела разорения от татарских грабежей и от баскаков. Во-вторых, из состава Рязанских волостей по-прежнему продолжал выделяться удел Пронский, переходивший обыкновенно во владение младшей ветви княжего рода. Пронские князья стремятся или при случае завладеть старшим, Рязанским столом, или поставить себя в более самостоятельные отношения к старшей ветви. Отсюда нередкие усобицы, которыми не упускали воспользоваться Московские князья, входя в союз с младшими, т.е. с Пронскою ветвью. Известно, что уже Даниил Александрович отнял у Рязанцев Коломну и захватил в плен рязанского князя Константина; а Георгий Александрович потом велел умертвить пленника и навсегда утвердил за Москвою Коломну со всеми ее волостями. Сын и преемник Константина Василий был убит в Орде (1308 г.), Рязанский стол перешел к племяннику Константина Ивану Ярославичу Пронскому; но и он впоследствии также гибнет в Орде, казненный там по повелению хана Узбека (1327 г.). Очень вероятно, что оба эти князя погибли не без участия Московских соседей, т.е. Юрия и Ивана Калиты. При последнем Рязань, по-видимому, подпала даже некоторой зависимости от Москвы. Сын и преемник Ивана Ярославича Иван Коротополы и затеял вражду с двоюродным братом своим Александром Михайловичем Пронским; однажды перехватил его на дороге, когда тот отправлялся с выходом в Орду; ограбил, привел пленников в Переяславль Рязанский и там велел убить (1340 г.). Очевидно, старшие князья препятствовали подобным сношениям младших с ханом; и хотели одни знать Орду, т.е. собирать дань и отвозить ее к хану. Тогда один из сыновей Александра Пронского выхлопотал себе ярлык на Рязанский стол, и с помощью Татар отнял его у Коротопола, который вскоре где-то погиб. Таким образом, Рязанское княжение вновь перешло к младшей ветви, и она на этот раз окончательно разделилась на Рязанскую и Пронскую. Около 1350 года на Рязанском столе встречается юный внук Александра Михайловича Олег Иванович, впоследствии знаменитый соперник Дмитрия Донского и обновитель Рязанской самобытности.
   Несмотря на разные смуты и угнетения от Татар, Рязанское княжество в эпоху Татарского ига успело значительно расширить свои пределы. Во-первых, на юго-востоке эти пределы перешли реку Воронеж и углубились в опустевшие после разгрома Половцев Придонские степи до самого Хопра. По крайней мере, это мы видим из спора между епископами Сарайским и Рязанским за границу их епархий. Грамотами митрополитов Максима, Петра и Феогноста такой границей была признана река Хопер с ее притоком Великой Вороной. Точно так же Татарский погром Чернигово-Северской области, повлекший за собой ее упадок и дробление, помог Рязанцам распространить свои пределы на запад на счет этой области. Но потом часть этих приобретений, именно северо-западная, была отнята у Рязанцев Московскими князьями; сюда принадлежали волости по реке Лопасне, Кашира, Боровск, Верея и пр.
   Любопытны относящиеся ко времени Симеона Гордого известия летописи о глухом Муромском крае. После неоднократных Татарских разорений город Муром сильно запустел. Обновителем его явился местный князь Юрий Ярославич. В 1351 г. князь первый поставил в городе свой двор; примеру его последовали бояре; за ними начали строиться купцы и черные люди. Обновили также церкви, украсили их иконами и снабдили книгами. Но Юрий недолго пользовался плодами своих трудов. Спустя два года является ему соперником какой-то Федор Глебович, вероятно, его родственник; выгоняет его из Мурома и сам садится на его место. Неизвестно почему, Муромцы были ему рады, и многие граждане отправились вместе с ним в Орду хлопотать за него у хана. Через неделю после его отъезда Юрий воротился в Муром, собрал остальных граждан и пошел в Орду судиться с Федором. Долго судили их Ордынские вельможи и, наконец, утвердили Муромское княжество за последним. Юрий был выдан своему сопернику, подвергся тяжкому заключению и умер в великой нужде.
   Муромское и Рязанское княжества, хотя давно уже обособились друг от друга в политическом отношении, - в церковном продолжали еще составлять одну епархию. Муромо-рязанские епископы имели свое пребывание то в Рязани, то в Муроме. Ко времени помянутого Юрия Ярославича относится окончательное их перемещение в Рязань, если верить одной местной легенде. Эта легенда повествует, что епископ Василий, призванный в Муром князем Юрием, был оскорблен Муромским народом, который возмутился против него, ослепленный наглою клеветой, и хотел даже его умертвить. Епископ, после горячей молитвы в храме Благовещения, взял из него икону Богородицы, сошел на берег Оки, простер свою мантию по воде и, ступив на нее, в виду народной толпы, быстро поплыл против течения. Василий был принесен в Рязань, где князь Олег и духовенство с крестами встретили св. епископа*.
   ______________________
   * "История Рязанского княжества" Д. Иловайского. М. 1858. Там же см. доказательства, что Олег Иванович был сын не Ивана Коротополого, а Ивана Александровича.
   ______________________
  
   В Твери преемником погибшего в Орде Александра Михайловича был известный уже нам его брат Константин, постоянный союзник Ивана Калиты и сына его Симеона. Целые семнадцать лет он княжил спокойно, находясь в мире с младшими родичами; но под конец, неизвестно почему, рассорился с своим племянником Всеволодом Александровичем, удельным князем Холмским, и матерью последнего Анастасией. Отсюда начался ряд смут и неурядиц в Тверском княжении. Дядя и племянник, для решения своей распри, отправились в Орду к хану Чанибеку. Там Константин Михайлович умер (1345). Всеволод Александрович выхлопотал себе ярлык на старший Тверской стол, но этим нарушил родовое право старшинства, которое еще продолжало господствовать на Руси. Был еще жив один из его дядей, младший из сыновей Михаила Ярославича, Василий Кашинский. Он решил ехать в Орду за ярлыком; но так как туда нельзя было явиться с пустыми руками, то Василий собрал дани с Тверской области, в том числе и с Холмских волостей своего племянника. Всеволод уже возвращался из Орды с ханским послом, когда в городе Бездеже встретил едущего к хану своего дядю. Племянник напал на Василия и ограбил его, так что последний вернулся ни с чем. В Тверской земле, вследствие этой распри, произошли сильные смуты и народное волнение; многие жители начали покидать места и переселяться в другие княжения. Наконец, тверскому епископу Феодору удалось помирить обе стороны, причем племянник уступил дяде старший стол. Василий добился также и ханского ярлыка на Тверское княжение. Распря, однако, вскоре возобновилась из-за третей: дядя не хотел отдать племянникам треть в самом городе Твери, т.е. третью часть Тверских доходов. (Подобное разделение на трети мы видели в Москве.) После долгих споров Василий, наконец, уступил и отдал племянникам их треть (1359).
   В этих Тверских смутах любопытно, во-первых, то обстоятельство, что они не сопровождались таким кровопролитием, как в других княжениях: Тверские князья воздерживались от междоусобных войн. Во-вторых, замечательно отношение к ним сильнейших соседей. Великий князь Симеон Гордый, хотя и женатый на родной сестре Всеволода Александровича, в его распре с дядею принял сторону последнего, которому, очевидно, и помог утвердиться на Тверском столе, в особенности своим влиянием в Орде. Впрочем, во время этой распри Василий Михайлович сам вступил в близкие родственные связи с Симеоном, женив на его дочери одного из своих сыновей. Племянник же нашел себе союзника в другом свояке, именно в Ольгерде Литовском, также женатом на его родной сестре, у которого не раз искал приюта и помощи, теснимый своим дядею. Окончательное примирение Василия с его племянниками и уступка им Тверской трети, вероятно, состоялись под угрозою военного вмешательства со стороны сильного Литовского князя, который не преминул воспользоваться обстоятельствами и захватил себе город Ржев. Таким образом, в эту эпоху обозначилось дальнейшее положение Твери между двумя соперницами и собирательницами Руси, т.е. между Литвою и Москвой.
   Из числа удельных княжеств, на которые распалась земля Ростовско-Суздальская, между потомками Всеволода Большое Гнездо, около того же времени (т. е. половины XIV века) усилилось и начало играть некоторую роль княжество Нижегородское. Оно занимало самый восточный край Ростовско-Суздальской земли. Основателем этого княжества был сын Александра Невского Андрей, который последнее время своей жизни, как известно, владел великокняжеским Владимирским столом. Собственный его удел составляла область Суздальская в тесном смысле, т.е. имевшая своим стольным городом древний Суздаль. Но князь жил обыкновенно не в Суздале, а в Городце (Радилове) на Волге, отчего он обыкновенно в истории называется Андреем Городецким. К его же уделу принадлежал и Нижний Новгород. Мы знаем, что по смерти его сыновей, Михаила и Василия, остались малолетние внуки, Александр и Константин Васильевич; в их малолетство Тверь пыталась захватить Нижний Новгород, но встретила противодействие со стороны Москвы. После того Суздальское княжество, по-видимому, находилось под непосредственным Московским верховенством. Когда же по смерти старшего брата своего Александра Суздальского, не оставившего сыновей, Константин Васильевич Нижегородский наследовал его удел (с изволения хана Узбека) и соединил в своих руках все волости деда своего Андрея Городецкого, то он явился одним из сильнейших князей Северо-Восточной Руси. Летопись выражается о нем, что он "княжил честно и грозно, боронил вотчину свою от сильных князей и от Татар". Эти слова означают, что Константин, с одной стороны, умел приобрести расположение хана Чанибека и отстранять от своей земли Татарские разорения, а с другой - держал себя довольно самостоятельно по отношению к великому князю Симеону Гордому, хотя признавал его старшинство. Мы видели, что он в числе других удельных князей участвовал в походе Симеона на Торжок, т.е. на Новгородцев.
   Столицу своего княжества Константин утвердил не в древнем Суздале, а в Нижнем Новгороде, гораздо более отдаленном от Москвы и Московского влияния. Этот город вообще занимал очень важное политическое и стратегическое положение. Он господствовал над окрестным Мордовским краем и над узлом широких водных путей, будучи расположен на слиянии Оки с Волгой, на высоких береговых холмах, известных под именем "Дятловых гор". Местное Нижегородское предание не преминуло осмыслить это название легендою о каком-то чародее Дятле, который будто бы жил тут в одном ущелье и предрек соседней Мордве приход Русских и построение ими крепкого каменного города. Константин Васильевич немало сделал для укрепления и украшения своей столицы. Между прочим, он перестроил и расширил главную святыню его - каменный Спасопреображенский собор. Он распространил свои владения еще далее на восток в глубь Мордовских земель и закреплял за Русью этот глухой край новыми русскими городками и поселками, выводя поселенцев из своей Суздальской вотчины и призывая их из других русских земель. Княжение его обнимало все правое Поволжье между Юрьевцем и устьем Суры*.
   ______________________
   * "История Тверского Княжества" В. Борзаковского. Спб. 1876. "История Нижняго Новгорода до 1350 года" и "Нижегородское Великое Княжество" П. Мельникова в Нижегород. губерн. Вед. 1847. NN 2, 3, 4. Родоначальником Суздальско-Нижегородских князей в большей части родословных назван не сын, а брат Александра Невского Андрей Суздальский. Но ошибочность этого родословия удовлетворительно доказана в Истории Соловьева. III. Стр. 283 - 284 (второго издания). Только Василия, вопреки Никонов, летописи, на основании родословных, мы считаем не сыном Михаила Андреевича, а его братом, т.е. не внуком Андрея Городецкого, а его сыном. Следовательно, Константин Васильевич приходился не правнук Андрею, а внук, что более согласно и с хронологией.
   ______________________
  
   Этот Константин Васильевич Суздальский или Нижегородский по смерти Симеона Гордого явился соискателем брата его Ивана на великий Владимирский престол. Он вспомнил, что принадлежал к старшей ветви в потомстве Александра Невского сравнительно с Московскими князьями, ибо дед его Андрей Городецкий был старший брат Даниила Александровича, деда Симеона и Ивана; притом Андрей умер великим князем, тогда как Даниил совсем не занимал Владимирского престола. Князья-соперники отправились решать свой спор в Орду. Здесь Константина Суздальского поддержало Новгородское посольство, вероятно, помогавшее ему и деньгами на раздачу подарков: Новгородцы уже убедились в той опасности, которая начала угрожать их самостоятельности со стороны Москвы, и искали опоры против нее в Суздальско-Нижегородском князе; по своей отдаленности от Новгорода последний считался ими более безопасным. Но Москвичи превозмогли; хан Чанибек остался верен своему расположению к потомству Калиты и дал ярлык на Владимирский стол Ивану Ивановичу Московскому.
   Иван II, прозванием Красный (т.е. Красивый), политическим искусством и твердостью характера далеко не походил на отца и старшего брата. Летопись называет его "кротким, тихим и милостивым". Соседи не замедлили воспользоваться такою переменою на Москве. Рязанцы вслед за смертью Симеона Гордого, пользуясь отъездом его преемника в Орду, внезапно напали на Лопасну и отняли у Москвитян эту спорную волость, а наместника лопасненского Михаила Александровича взяли в плен и держали его в тесном заключении, пока не получили за него выкупа. Ни Новгородцы, ни Константин Суздальский, несмотря на ханский ярлык, не хотели признать Ивана великим князем. Суздальский князь только в следующем году, перед смертью, помирился с ним (1354); тогда и Новгородцы также заключили мир с Иваном. Не только князья Тверские, но и Муромские, прежде столь послушные великому князю Владимирскому, теперь в своих междоусобных распрях, как мы видели, мало обращают внимания на Москву. В особенности усилилась в то время для Восточной Руси опасность со стороны Литвы. Ольгерд воспользовался обстоятельствами; начал теснить Смоленское княжество, вмешался в Тверские смуты и, как известно, захватил значительный приволжский город Ржеву. Еще более воспользовался он смутами в восточных уделах Чернигово-Северской земли и завладел Брянской областью.
   К опасностям внешним присоединилась еще и церковная распря.
   При возведении св. Петра на митрополичий престол мы видели попытку Галицкого князя основать особую митрополию для юго-западной Руси, по крайней мере, утвердить в своих владениях его местопребывание. Попытка эта в то время окончилась неудачей. Но она непременно должна была повторяться все настойчивей по мере более и более утверждающегося политического разделения Руси на восточную и западную, с двумя особыми средоточиями. В сороковых годах XIV века, когда в Константинопольской церкви происходили сильные богословские распри (по вопросу о свете Фаворском), в Галиче, с дозволения духовного Констатинопольского собора, открыта была особая митрополичья кафедра, которой подчинены были все епархии Галицкие и Волынские (Владимирская, Холмская, Перемышльская, Луцкая и Туровская). Это церковное отделение юго-западной Руси сильно огорчало митрополита Феогноста и великого князя Симеона Ивановича, и они обратились в Константинополь с жалобами на то к патриарху. Им помогла перемена в лицах. В 1347 году на Византийском престоле сел Иоанн Кантакузен; тогда же переменился и патриарх, который был противником своего предшественника. По желанию императора и патриарха, состоялось новое соборное постановление, которым отменена особая Галицкая митрополия и все ее епархии снова подчинены Феогносту, митрополиту Киевскому и всей России. Но он успокоился не надолго. Политическая рознь обеих половин Руси продолжала действовать в этом вопросе. Ольгерд Литовский, владея большею частью западно-русских областей и самим Киевом, вскоре возобновил попытку или отделить их от церковного подчинения митрополиту, жившему в Москве, или снова утвердить местопребывание его в Киеве. Сначала он выставил соперником Феогносту какого-то инока Феодорита. Этот последний, потерпев неудачу в Констатинополе, уехал оттуда в Тернов и здесь болгарским патриархом был рукоположен в русского митрополита; затем прибыл в Киев и стал требовать себе подчинения от русских епархий. Но тогда Цареградский патриарх со всем освященным собором осудил его, на основании канонов, и отрешил; о чем уведомил русских епископов (1352 г.). Это решение, по-видимому, подействовало; по крайней мере, источники потом молчат о Феодорите. Но последовавшая вскоре кончина Феогноста подала повод Ольгерду снова выставить своего кандидата на митрополичью кафедру; что доставило много хлопот и огорчений Феогностову преемнику, знаменитому Алексею митрополиту.
   Москва, как мы знаем, очень рано стала привлекать из других областей знатных и незнатных переселенцев, находивших здесь более спокойствия и безопасности. Особенно стремились сюда выходцы из Южной Руси, с одной стороны, угнетаемой Татарами, с другой теснимой Литвою. В конце XIII века из разоренного Татарами Чернигова выехал в Москву боярин Федор Бяконт (родоначальник Плещеевых) и вступилв службу Даниила Александровича. Боярин Федор, очевидно, пользовался княжеским расположением, так что воспреемником его старшего сына Елевферия был Иван Данилович Калита, тогда еще юноша (около 1300 года). Отрок Елевферий обнаружил большую охоту к учению книжному, а потом полюбил пост и молитву, сделался молчалив и мечтал о поступлении в монастырь; что не мало печалило его родителей. На двадцатом году Елевферий, наконец, исполнил свое желание: вступил в Московский Богоявленский монастырь и постригся под именем Алексея. Здесь он сдружился с иноком Стефаном (старшим братом знаменитого впоследствии подвижника Сергия Радонежского). Оба инока обратили на себя внимание митрополита Феогноста и великого князя Симеона Гордого, так что, по желанию последнего, Стефан был поставлен Богоявленским игуменом и затем сделался духовником великокняжеским. Алексея же, после двадцатилетнего его пребывания в монастыре, Феогност взял к себе и возвел его в сан митрополичьего наместника, т.е. поручил ему ведать церковные суды и управлять церковными имуществами. Впоследствии, с соизволения великого князя, престарелый Феогност поставил Алексея епископом в стольный Владимир и назначил его своим преемником на митрополичью кафедру. Но надобно было обеспечить это назначение согласием Констатинопольского патриарха. От Симеона и Феогноста отправлено было посольство в Царьград к императору Иоанну Кантакузену и патриарху Филофею с просьбой по смерти митрополита никого другого не назначать его преемником, кроме епископа Алексея. Когда посольство воротилось в Москву с грамотами от императора и патриарха, которые призывали Алексея в Царьград для постановления, Симеона и Феогноста уже не было в живых. По изволению нового великого князя Ивана Ивановича и всего священного собора, Алексей предпринял далекое и трудное путешествие в Царьград, где пробыл около года и был поставлен на митрополию Киевскую и всея Руси. Имея в виду пример Феодорита, предусмотрительный святитель воспользовался своим долгим пребыванием в Царьграде и выхлопотал соборную грамоту, по которой русским митрополитам, вследствие бедственного состояния Киева,- разрешалось жить во Владимире Суздальском; этот последний признан второю после Киева митрополитальной кафедрой. Таким образом, только в 1354 году, т.е. спустя более пятидесяти лет после перенесения русской церковной столицы на север, это перенесение получило некоторую санкцию со стороны Царьградского патриарха. Но сребролюбие последнего не замедлило нарушить его собственную санкцию.
   Не успел еще Алексей покинуть Царьград, как туда прибыл некто Роман, родственник супруги Ольгерда Юлиании Тверской; Ольгерд прислал с просьбой поставить его митрополитом для православных областей, вошедших в состав Литовского княжества. Напрасно Алексей старался воспрепятствовать этому разделению; щедрые литовские подкупы превозмогли, и тот же цареградский патриарх Филофей поставил Романа на особую Литовскую митрополию. По возвращению обоих митрополитов в Россию, между ними начались постоянные столкновения, ибо Роман не хотел ограничиться назначенными ему пределами, но старался присвоить своей кафедре Киев и вторгался в пределы Владимирской митрополии, требуя себе от местного духовенства усвоенных митрополиту поборов. Спустя два года, Алексей и Роман, для решения своих споров, снова ездили в Константинополь, где духовный собор подтвердил, чтобы ведению Романа подлежали только западно-русские епархии. Но и после того он не оставил своих притязаний на все те области, куда простирались завоевания Ольгерда (например, Брянская), или его политическое влияние (Тверь), или где духовенство неохотно подчинялось Московскому верховенству (Новгород). Только смерть Романа (1361 г.) прекратила эти распри и на время восстановила церковное единство Западной Руси с Восточною.
   Деятельность Алексея митрополита имела важное политическое значение для того порядка вещей, который тогда складывался в северо-восточной России. Как умный, усердный русский патриот, он гораздо более своего предшественника Грека способствовал укреплению и усилению возникавшего Московского могущества всеми церковными средствами, которые находились в его власти. Симеон Гордый недаром хлопотал о его избрании и в завещании своем приказывал братьям слушать их отца - владыку Алексея. Новый митрополит действительно сделался не только главным советником, но и руководителем мягкого характером Ивана Ивановича в делах политических. Между прочим, важны его заслуги в поддержании мирных, дружественных отношений к Орде. Алексей, по установившемуся обычаю, предпринимал туда путешествие для оказания почтения хану и для получения льготного ярлыка русскому духовенству. Житие его повествует о необыкновенном уважении, которое он умел внушить к себе при ханском дворе. Когда мать Джанибека Тайдула сильно заболела глазами, то хан написал великому князю в таком смысле: "Слышал я, что Бог не отказывает молитвам главного попа вашего; пусть приедет и помолится о моей царице". Алексей отправился в Орду и, по словлм жития, чудесным образом исцелил Тайдулу. Вскоре потом добродушный Джанибек был умерщвлен собственным сыном Бердибеком и соумышленниками его, князьями ордынскими, во главе которых стоял темник Товлубий (1357 г.) Бердибек захватил престол, причем избил до 12-ти своих братьев. Когда в Москву приехал татарский вельможа Кошак послом с разными требованиями от этого свирепого и жадного хана, Алексей, по просьбе великого князя, снова отправился в Орду; умел смягчить Бердибека и (вероятно, не без содействия той же Тайдулы) получил даже от него новый ярлык, подтверждавший привилегии Русской церкви и духовенства. Кроме помянутых путешествий в Царьград и Орду, деятельный Алексей совершал неоднократные объезды подчиненных епархий; рукополагал новых епископов, смирял непокорных и вообще усердно заботился о поддержании мира и согласия в Русской церкви посреди разных смут и внешних опасностей того времени*.
   ______________________
   * Житие Алексея митрополита, краткое в II. С. Р. Л. (VIII. 26 - 28), и пространное в Степей, книге (I. 444); того же содержания "Повесть о Алексее митрополите всея Русии" в Никонов, летоп. (IV. 55). Авторами первого считается епископ пермский Питирим, а второго Пахомий Логофет; оба писали в XV в. О других житиях Алексея, существующих в рукописях, см. Макария "История Рус. Церк." т. IV. 33. Критический разбор Алексеева жития, составленного Пахомием, см. у Ключевского "Древнерусск. жития Святых", 132 и далее. В названной сейчас книге преосв. Макария приведены относящиеся к этому времени константинопольские патриаршие грамоты по изданию Миклошича и Миллера Acta Patriarchatus Constantinop. Vindob. 1860 - 1862. Из того же издания эти акты проф. Павловым перепечатаны в "Русской Историч. Библиотеке", изд. Археограф, комиссией. Т. VI. Спб. 1880 г. Ярлык Алексею от царицы Тайдулы на свободный проезд в Царьград через земли Ордынские и ярлык ему же от царя Бердибека в подтверждение льгот русскому духовенству, 1357 г. см. в С. Г. Г. и Д. II. NN 10, 11. См. также Карпова "Св. Алексей Митрополит" (Очерк из ист. Рос. церк. иерархии. Чт. Об. И. и Д. 1864 кн. 3). Проф. Василевского "Записи о поставлении русских епископов при митр. Феогносте в Ватиканском греч. сборнике" (Ж. М. Н. Пр. 1888. 11). Вышеупомянутые монографии проф. Павлова "О начале Галицкой и Литовской митрополии" и Тихомирова "Галицкая митрополия". Византийский историк Никифор Григора (Lib. XXVIII) сообщает следующий любопытный факт; великий князь Семен Иванович и другие русские князья пожертвовали большую сумму на восстановление упавшей в 1345 г. аспиды с восточной стороны храма св. Софии Цареградской. Профессор Голубинский полагает, что с этим пожертвованием находилось в связи греческое соборное постановление об отмене особой Галицкой митрополии. ("Митрополит Феогност". Богослов. Вестник. 1893. Февраль). В тексте настоящего тома я исправляю ошибку первого издания относительно Тайдулы, которую наши историки, церковные и светские, называли супругой Джанибека. В источниках, изданных г. Тизенгаузеном, она везде называется женою Узбека, матерью Джанибека. Да и помянутые ярлыки прямо не выдают ее за жену Джанибека.
   ______________________
  
   При таком мягкосердечном князе, каким был Иван Иванович, легко подчинявшийся влиянию более сильных характеров, весьма естественно увеличивается значение княжеских думцев, т.е. боярства. Хотя основное его право служить какому угодно князю, или иначе, право отъезда существовало еще в полной силе и постоянно подтверждалось княжескими договорами; но с образованием местных княжеских династий, т.е. с оседлостью князей, естественно возрастает и оседлость их бояр, которые все более и более получают значение земское. Вместе с тем, должно было возрасти значение тысяцких, из которых каждый в своем округе заведовал и ратными, и земскими делами. А тысяцкий главного города, т.е. Москвы, конечно, стоял во главе всего боярства и был ближайшим советником князя. При Симеоне Гордом Московским тысяцким мы видим знатного боярина Василия Протасьевича Вельяминова, который происходил от варяжского выходца Шимона и его сына Георгия, бывшего тысяцким в Ростове при Владимире Мономахе. Другой знатный боярин, Алексей Петрович прозванием Хвост, завел какую-то крамолу против великого князя; судя по следующим обстоятельствам, очень возможно, что он был соперником Вельяминова в притязании на сан тысяцкого и считал себя обиженным. Симеон отобрал у него недвижимое имущество и изгнал из своего княжения, и в договорной грамоте с братьями обязал их не принимать к себе на службу этого мятежного боярина; а брата Ивана заставил поклясться, что он не отдаст обратно боярину полученную часть его имущества. Очевидно, Симеон Гордый недаром поставил такое условие; вероятно, он имел в виду какие-либо их личные отношения. И действительно, сделавшись великим князем, Иван не только воротил Алексея Петровича, но и дал ему сан Московского тысяцкого. Это предпочтение, соединенное с гордым характером Алексея, очень не понравилось другим большим боярам, и в особенности многочисленной сильной семье Вельяминовых. Взаимная вражда кончилась тем, что 3-го февраля 1356 года, рано поутру, когда благовестили к заутрене, на городской площади нашли тело убитого Алексея Петровича. Подозрение в убийстве тотчас пало на противных ему бояр. По-видимому, покойный тысяцкий имел многих сторонников между Московскими обывателями, так как возникли в народе волнения и даже мятеж. Вследствие чего два больших боярина, Михаил Александрович и зять его Василий Васильевич Вельяминов (сын помянутого выше тысяцкого Василия Протасьева), с женами и детьми, воспользовавшись последним зимним путем, отъехали в Рязань. (Михаил Александрович мог быть тем самым Лопасненским наместником, который побывал в плену у Рязанцев и, следовательно, имел случай близко ознакомиться с их молодым князем Олегом Ивановичем.) Однако, отъезд этих бояр, имевших за себя значительную боярскую партию, по-видимому, был очень неприятен Московскому князю, и в следующем году он снова перезвал их в свою службу. Потом семье Вельяминовых удалось опять завладеть саном тысяцкого, в лице того же Василия Васильевича.
   Из числа многих Московских бояр того времени, называемых источниками, обратим внимание на первого известного по имени предка династии Романовых, Андрея Кобылу. (По словам позднейшего домысла, он будто бы происходил от одного знатного выходца из Прусской земли.) Летописи упоминают об Андрее в 1347 г. по следующему поводу. Когда Симеон Гордый женился на тверской княжне Марье Александровне, то за невестою ездили в Тверь бояре Андрей Кобыла и Алексей Босоволоков.
   В 1359 году 13 ноября скончался Иван II Красный, подобно брату Симеону еще в полном цвете лет, оставив после себя двух малолетних сыновей, Димитрия и Ивана, и племянника Владимира Андреевича, также малолетнего. По его духовному завещанию повторился почти тот же раздел Московского княжества на три части, который произошел между сыновьями Калиты. За племянником утвержден бывший удел его отца Андрея; Димитрий, как старший, получил Можайск и Коломну с волостями (т.е. бывший удел Симеона Гордого), а младший сын Иван - Звенигород и Рузу (т.е. бывший удел его отца Ивана Красного). В этих уделах рассеяны были волости вдовствующих княгинь: Марьи, жены Симеона Гордого, и Ульяны, вдовы Ивана Калиты. Особые волости Иван II назначил и супруге своей Александре (дочери Димитрия Брянского). Москва также осталась в общем владении князей, т.е. доходы с нее разделены на трети. Иван Красный, подобно отцу и старшему брату, перечисляет в своем завещании дорогую утварь, как-то иконы с золотыми окладами, золотые или золотом и жемчугом украшенные цепи, пояса, шапки, ковши, бармы и пр. Точно так же отпускает на волю своих чиновных слуг, именно, казначеев, тиунов и посельских, со всеми их семьями и родственниками.
   Иваном Красным закончился начальный ряд Московских князей-собирателей Руси. Оседлая, хозяйственная деятельность, стремление увеличить свою вотчину и дедину всякого рода примыслами, воздержание от дальних рискованных предприятий - вот их отличительная сторона, на основании которой можно назвать их князьями-восточниками по преимуществу. Напрасно было бы отыскивать в их деятельности какие-либо резкие черты нововводителей, изменявших прежним княжеским обычаям и преданиям. Мы видим по наружности те же родовые отношения в княжеской семье, т.е. старшему князю наследует его брат (если таковой налицо), и каждый член семьи получает свой удел из общего ее достояния. Но, с другой стороны, нельзя не заметить, что во взаимных отношениях этих членов совершается важная перемена сравнительно с прежним временем. Старший или великий князь пользуется вполне отеческою властью над своими братьями и племянниками. Видна какая-то крепость семьи, какое-то согласие и единодушие, которые в такой степени давно уже не встречались в междукняжеских отношениях древней Руси. Конечно, немало способствовала этому согласию и отсутствию всяких серьезных распрей та счастливая случайность, что княжеская семья в течение довольно долгого периода оставалась малочисленной, так что самое большее дробление волостей не превышало трех мужских уделов (начиная с Ивана Калиты до Дмитрия Донского включительно). А совместное пребывание членов семьи в стольной Москве и некоторая чересполосность их владений уничтожала вредное влияние и этого небольшого дробления на общий ход дела. Затем решительное преобладание старшего или великого князя над младшими обуславливалось теми сравнительно большими средствами, которые доставляло ему обладание великим княжением Владимирским. Тою же малочисленностью княжеской семьи и недолговечностью ее членов обуславливался преобладающий порядок наследства от отца к сыну; из этого порядка встречаем только два исключения, когда наследство переходит к младшим братьям (Ивану I и Ивану II); но при этом случайно старшие братья не оставили мужского потомства. Следовательно, обстоятельства сложились так, что, когда княжеское семейство размножилось, власть великого князя успела окрепнуть и усилиться; прямой переход наследства от отца к сыну уже приобрел свойство предания, привычки; а что особенно важно, население успело оценить выгоды такого перехода и было решительно на его стороне.
   Несомненно, что и само географическое положение влияло на усиление и возрастание Москвы, на ее роль собирательницы Руси. Она лежала почти в центре русских областей, со всех сторон была загорожена ими от внешних врагов; на нее не падали их непосредственные разрушительные удары. Северская и Рязанская области отделяли ее от Татарской Орды, и на эти украйны налегала главная тяжесть варварского соседства. Однако Москва не настолько была отдалена от степных варваров, чтобы одно географическое положение спасало ее от погромов. Вот тут и сказалось политическое искусство Московских князей. Тверь лежала еще дальше от Татар, имела географическое положение не менее, если не более выгодное, и в начале явилась счастливою соперницею Москвы в соискании великого княжества Владимирского. И все-таки ее князья не поддержали ни внутреннего согласия, ни расположения ханов, и навлекали на свои области татарские погромы. Между тем, Московские князья сумели приобрести и упрочить за собою продолжительное благоволение и даже покровительство со стороны Золотой Орды; чем ловко пользовались для борьбы со своими соперниками, для нарушения, так сказать, политического равновесия в системе русских княжений. Мы видели, что в прежнее время каждое усилившееся княжество или, собственно, княжая ветвь обыкновенно вызывала против себя соединенные силы (коалицию) других князей. И в данном периоде находим некоторые попытки подобных коалиций против Москвы; но Московские князья ловко умели расстроить такие попытки, причем особенно опирались на ханские ярлыки и даже на открытую Татарскую помощь.
   Ряд Московских князей, предшественников Димитрия Донского, чужд какого-либо однообразия; они являют нам далеко не одинаковые характеры и даже довольно разнообразные типы, каковы: весьма подвижный и предприимчивый Юрий Данилович, спокойный, рассудительный Иван Калита, умный и решительный Симеон Гордый, смирный, нерешительный Иван Красный. Но по отношению к Орде все они действуют почти одинаковым образом, все они с виду равно покорны и угодливы перед ханами, а в сущности ловко обращают их в орудие своего возвышения и усиления. Но в этом случае они не были изобретателями какой-либо особой коварной политики. Они только умно и настойчиво следовали тому образу действия, который был намечен их знаменитым родоначальником Александром Невским и вызывался тогда самими обстоятельствами. И другие князья, например, Тверские, пытались следовать той же системе действия, но не с таким умением и последовательностью.
   Успеху Московской политики также немало способствовал тот период единовластия, в котором находилась Орда при Узбеке и Джанибеке, когда ловкая политика Москвы, применяясь к известным характерам и обстоятельствам, имела достаточно времени, так сказать, наладить свое дело.
   Соображая все обстоятельства, нельзя не придти к тому заключению, что самым сильным двигателем сравнительно быстрого возвышения Москвы было внешнее давление, постоянная внешняя опасность от Татар, их варварское иго. Русский народ, конечно, не мог примириться с этим игом; народный инстинкт постоянно искал выхода из такого унизительного, рабского положения, постоянно искал надежного средоточия. И едва только семья Даниила Александровича Московского начала выделяться из среды русских князей своею умной политикой и хозяйственной деятельностью, народ как бы увидал луч света в той непроглядной тьме, которая его окружала. Боярство стало покидать и соседние, и отдаленные области, и переходить на более почетную, более обеспеченную Московскую службу. Простонародье оставляло беспокойные места и переселялось в сравнительно тихие Московские пределы. Некоторое время народное сочувствие колебалось еще между Москвою и Тверью в виду отважных, симпатичных характеров Михаила Ярославича и его сына Александра Михайловича, Но когда ловкие Московские политики сумели привлечь на свою сторону самих Татар, а с их помощью взяли верх над Тверью, народные симпатии Восточной Руси с неудержимой силой устремились на Москву: давно искомое средоточие было найдено, а вместе с ним найдена возможность воротить утраченную самобытность, о которой вздыхало столько поколений.
   В то же время в Западной половине Руси совершались освобождение ее от ига и политическое объединение деятельностью Литовских князей. Приближалось время, когда эти князья, сделавшись могущественными владетелями, потеснят и саму Русь Северо-Восточную. Но к тому времени Московская сила успела достаточно окрепнуть. Следовательно, и с этой стороны большой опасности уже не предстояло*.
   ______________________
   * Две духовные грамоты Ивана Ивановича, относящиеся к 1356 году и почти тождественные по содержанию, см. в С. Г. и Д. NN 25 и 26. К грамотам этим привешена серебряная позолоченная печать. На одной ее стороне подпись: "печать князя великаго Ивана Ивановича", а на другой стороне, по обычаю того времени, оттиснуто изображение святого, которого имя носил князь, с надписью: "агиос иоан". Вопросу о возвышении Москвы и начале единодержавия, кроме рассуждений, рассеянных в сочинениях Полевого, Погодина, Соловьева, Беляева, Костомарова и др., посвящены были особые статьи: Станкевича "О причинах постепенного возвышения Москвы" (Учен. Зап. Моск. Универс. 1834) и Вешнякова "О причинах возвышения Моек, княж.". Спб. 1851. Не совсем справедливо оспаривая мнения Карамзина, Погодина, Соловьева и Станкевича, Вешняков сосредоточивает причины этого возвышения главным образом на личности Московских князей. О том же вопросе трактуют Полежаев в гл. VII помянутой выше монографии и Забелин в Историч. Вестнике за 1881 г. N 2, 3 и 4. В сочинении Дьяконова "Власть Московских государей" (Спб. 1889) XIV век почти обойден.
   ______________________
  
  

Ii. Гедимин, Ольгерд и судьба Юго-Западной Руси

Начало Гедиминовой династии. - Отношения Гедимина к Руси и к Немцам. - Мнимое намерение креститься. - Легенда об основании Вильны. - Ожесточенная борьба Литвы с Немцами. - Ольгерд и Кейстут. -Рейды Крестоносцев и войны с ними Кейстута. - Отношение Ольгерда к Новгороду и Смоленску. - Подчинение Северщины, Брянска, Киева и Подолья. - Волынь и Галич. - Юрий I и Юрий II. - Болеслав Тройденович. - Вопрос о Галицко-Волынском наследстве. - Захваты Казимира и борьба его с Любартом Гедиминовичем. - Постепенное обрусение Гедиминовской династии. - Христианские мученики в Вильне. - Православие Ольгерда.

   В южной части Жмуди (теперь Ковенского уезда), на правом берегу Дубиссы, есть местечко Эйрагола. В XIII веке тут возвышался небольшой деревянный замок, где жил один из местных Литовских державцев. Это укрепленное поселение, по словам предания, и было колыбелью того княжеского рода, которому суждено объединить Литву и Западную Русь и возвести Литовско-Русское княжество на степень сильного европейского государства. Но начало и возвышение Гедиминовой династии окружено густым туманом, по недостатку исторических свидетельств. Первого значительного князя этой династии, Лютувера или Лютовора, мы знаем только по имени. Он, по-видимому, соединил под свою власть часть северной Литвы и Жмуди в то время, когда на Новгородском великом столе (в Черной Руси) сидел Тройден; а по смерти последнего Лютовор, или сын его Витен, завладел и самим великим Литовско-Русским княжением. Уже при жизни отца Витен, кажется, владел Полоцким уделом и, предводительствуя литовско-русскими дружинами, отличился своею борьбою с западными соседями Литвы, т.е. Поляками и Крестоносцами. По смерти Лютовора (около 1293 года) Витен удачно продолжал и эту борьбу с напиравшими на Литву соседями, и дело объединения литовско-русских земель. Истинным же основателем нового могущества почитается Гедимин (с 1316 года), приходившийся Витенуили братом, или сыном*.
   ______________________
   * Что новый княжеский дом вышел из Айраголы, о том говорит летопись Быховца, которая, не упоминая о Лютувере, прямо переходит к Витену, и заставляет последнего возвыситься службою при дворе Тройдена (13 - 14 стр.). О Лютувере как Литовском князе упоминает Прусская Хроника Дюсбурга, под 1291 г. (III. 323 стр. Франкфуртского издания); это известие повторяют другие прусско-немецкие летописцы (Scriptores rer. Prussian I. 532 и III: 682) и Стрыйковский (I. 267 издание 1846 г.). О Витене как сыне Литовского князя говорит Дюсбург под 1292 г., а под 1296 называет Литовским князем (rex) самого Витена. Но еще ранее Витен встречается князем в Полоцке, судя по одной грамоте, где полоцкий епископ Яков называет его своим "сыном", конечно, в переносном смысле. (Русско-Ливон. акты, 20 стр.). Может быть, тот же Витен разумеется в ливонской грамоте 1290 года под именем Литовско-жмудского князя Бутегейда (ibid. 21 стр.). Что касается до Гедимина, то о его отношениях к Витену существует большое разногласие у хронистов и позднейших писателей. Летопись Быховца (14) называет Гедимина сыном и преемником Витена, который умер от громового удара; то же повторяют Стрыйковский (I. 354) и Коялович (Historia Lituaniae I. 244). Но у немецко-прусских хронистов XV века явилось сказание о том, будто Гедимин был сначала конюшим у великого князя, а потом в заговоре с его молодою женою убил великого князя, Витена, и завладел его престолом (Annales Olivienses). Эта легенда перешла потом к Длугошу (I. Lib. X. 60), Кромеру, Меховию, Вельскому, Гвагнини, Нарушевичу (Historia naroda Polskiego VIII. 138) и Фойггу (Geschichte Preussens IV. 314). От польских летописцев то же сказание, но с вариантами зашло в некоторые русские хронографы; на них указывает Карамзин, который принял это сказание за факт (т. IV. 127, прим. 266. Издание 1842 г.). К тому же мнению склонился Соловьев (III, изд. 2, 306, прим. 420 - 422). Но Нарбут и некоторые другие польские писатели (Ярошевич Obraz Litwy и Лелевель Histoire de la Lithuanie et de la Ruthenie) отвергли такое сказание как басню и приняли известие Быховца. Нарбут справедливо указывает на то, что немецко-прусский хронист писал о Гедиминовой династии под влиянием вражды к ней Прусско-Тевтонского ордена с явным желанием унизить происхождение литовских государей (Dzieje Narodu Litewskiego. IV. 456). Он ссылается при сем на грамоту Гедимина к папе Иоанну XXII, где Гедимин говорит о предшествующих литовских князьях как о своих предках - progenitores nostri; причем о Витене однако выражается просто: predecessor noster. (ibid. Dodatki, стр. 51). Этот вопрос о происхождении Гедимина решает одна из грамот, изданных Наперским в 1868г. (Русско-Ливонские акты. N LIII, стр. 31). Здесь магистрат города Риги в своей грамоте, писанной Гедимину в 1323 г., называет Витена его братом и предшественником: guod pacem et treugas nobiscum contrahere essetis parati, sicut Vithene bonae raimoriae frater vester et antecessor nobiscum habuit. На эту грамоту, как на решающую вопрос, указал профес. Никитский ("Кто такой был Гедимин" - Русс. Старина. 1871. Август). То же мнение повторяет Антонович в своем первом выпуске "Очерка Истории Великого княжества Литовского" (стр. 40, прим. 3) Таким образом, известие хроники Быховца оказалось приблизительно верно. Оно будет совершенно верно, если окажется, что в данном списке помянутой грамоты не могла вкрасться описка: frater вм. pater. Пока мы имеем для решения вопроса только одно это документальное свидетельство. Русские летописные своды очевидно выражаются о Гедимине не как об узурпаторе, а как о законном литовском государе. См. наприм. слова Воскресен. свода об Ольгерде, где он сравнивается со своими предшественниками, отцом и дедом (П. С. Р. л. VII, стр. 207). А выше та же летопись (стр. 25 в главе "Начало государей литовских") прямо называет Гедимина сыном Витена. Поводом к помянутой легенде о простом происхождении Гедимина могло послужить то же предание, которое Летопись Быховца рассказывает о Витенесе как о коморнике и маршалке (конюшем) великого князя Тройдена, только с прибавлением дальнейшего романтического вымысла.
   ______________________
  
   В это время великое княжение Литовское во внутреннем устройстве, очевидно, подпадает решительному влиянию своих русских областей, т.е. влиянию русской гражданственности. Оно особенно отразилось на характере военного дела. Беспорядочные древнелитовские ополчения сменились более стройными многочисленными полками, которые не ограничиваются прежними набегами и грабежом, а совершают более или менее продолжительные походы на Поляков и Крестоносцев; осаждают и берут города, причем действуют стенобитными машинами и устраивают правильные лагеря. Великие князья Литовские не полагаются на одну естественную защиту своей земли, т.е. на болота и озера, а ограждают свои границы рядом новых замков и вновь укрепленных городов; причем местные жители обязываются выставлять очередных людей для содержания гарнизонов. Значительную часть литовских войск составляют чисто русские полки, которых вооружение и устройство были весьма близки к западным народам, и во главе этих войск нередко стоят русские вожди, преимущественно из местных удельных княжеских родов. Самое видное место между такими предводителями занимал Давид, князь и староста Гродненский, женатый на дочери Гедимина, неоднократный победитель Ливонских и Тевтонских рыцарей.
   Гродно, Новгородок, Слоним и Волковыйск, как известно, принадлежали так наз. Черной Руси, которая составляла первую русскую область, вошедшую в состав великого княжения Литовского еще в первой половине XIII века. Следующая затем русская область, подчинившаяся Литве при Миндовге, была земля Полоцкая. Она, впрочем, еще долгое время составляла особый удел. После Герденя, владевшего ею независимо от великого княжения при Войшелге и Тройдене, здесь мы находим Витена. А по смерти его, между тем, как княжение Литовское перешло к Гедимину, Полоцкий удел достался младшему брату этого последнего, Воину. Гедимин значительно увеличил количество русских областей, вошедших в состав великого княжества Литовского. Некоторые удельные князья Юго-Западной Руси, которые были слишком слабы для независимого существования, в прежнее время тяготели отчасти к Киеву, отчасти к Владимиру-Волынскому или к Полоцку. С упадком или ослаблением этих средоточий они неизбежно должны были подчиниться сильному Литовскому государю. Таковы были князья Минские, Туровские и Пинские, которых мы видим подручниками Гедимина; а потом их уделы были уже просто присоединены к Литве. Таким присоединениям много помогало стремление русских областей избавиться от Татарского ига, которому они предпочитали сравнительно более легкое Литовское господство. Как искусный политик, Гедимин умел приобрести расположение этих областей своим умным управлением, а главное - явным покровительством и даже предпочтением, которое он оказывал русским людям и вообще русскому началу в своем государстве. По некоторым признакам можно предполагать, что и сама Киевская область при Гедимине уже колебалась между зависимостью Татарскою и Литовскою. Свое политическое искусство Гедимин особенно проявлял в целом ряде родственных связей, посредством которых он или подготовил присоединение к Литве новых русских областей, или приобрел важных союзников. Оставаясь язычником, он как сам имел русских православных жен (Ольгу и Еву), так и детям своим не только устраивал христианские браки, но и не препятствовал им принимать крещение. Одного из своих сыновей, Ольгерда, Гедимин женил на Марье Ярославне, дочери Витебского князя, не имевшего мужского потомства; а потому, по смерти своего тестя, Ольгерд наследовал Витебский удел (в 1320 г.). Другого сына, Любарта, он женил на дочери одного из двух последних Волынских князей, по смерти которых Волынь досталась Любарту (1325 г.). Далее, одну дочь свою, Августу, он выдал за сына московского князя Ивана Калиты (т.е. Симеона Ивановича); другую, Марию, за его соперника, тверского князя Димитрия Михайловича; третью, Альдону, - за Казимира, сына польского короля Владислава Локетка, а четвертую - за мазовецкого князя Болеслава Тройденовича. Особенно оказались выгодны д\я Литвы два последние брака: вместо прежних врагов Гедимин имел теперь в Поляках надежных союзников против их общего неприятеля, т.е. против немецких Крестоносцев*. В борьбе с ними соединенные ополчения Литвы и Польши перешли к более наступательному образу военных действий и нанесли Тевтонскому Ордену целый ряд чувствительных потерь: наиболее важное поражение потерпел он от Поляков в битве под Пловцами (1331 г.).
   ______________________
   * О браках см. Никонов. III. 181. Тверская. 414. Latopisiec Litwy, изданн. Даниловичем. 27. Древняя Рус. Вивлиофика. Изд. втор. XVI, стр. 168. Длугош, lib. X. Родословье Витебских князей у Быховца, стр. 81. О Воине как Полоцком князе говорится в рус. летописях: "Приходиша из Литвы к Новгород послы: брат великаго князя Гедымина Воиний полоцкий князь и князь Василий Минский и Федор Святославич" (Воскресен. 199. Софийск. Перв. 217). Что касается до известия Стрыйковского, будто Литва овладела Полоцком в 1307 году (I. 349) и будто дотоле он находился в зависимости от Ливонии, а только с этого года Витен владел этим городом (Нарушевич, VIII. 137), тому противоречит помянутая выше грамота (Рус.-Ливон. акты. 20 стр.).

Рассказ о завоевании Киева и Волыни Гедимином и о великой битве его с соединенным ополчением южно-русских князей на Ирпени в 1320 г., приводимый так наз. Летописью Быховца, составленною не ранее XVI века и повторенный с ее слов Стрыйковским и Густынской летописью, - этот рассказ отсутствует в более ранних источниках и оказывается одним из поздних и недостоверных вымыслов, как на это указывал еще Карамзин (IV. 129), а за ним повторили Стадницкий (Synowie Gedymina, II. 20), Зубрицкий - История Галицко-Рус. княжества, III, стр. 262 и далее; наконец подробно и основательно доказал проф. Антонович в своем "Очерке Истории великого княжества Литовского" стр. 52 - 65 (1878 г.). Но с другой стороны, если Волынь бесспорно в это время имела еще собственного князя из потомков Даниила Романовича, то относительно Киева остается некоторое сомнение в его полной независимости от Гедимина. Приведенный в русских летописях под 1331 годом случай с владыкою Новгородским Василием, которого на пути из Волыни под, Черниговым нагнал киевский князь Федор с татарским баскаком и хотел ограбить, - этот случай недостаточно объясняет дело. Правда, мы видим в Киеве удельного князя Федора, действовавшего в товариществе с татарским баскаком; но в то же время он, вероятно, делал угодное Гедимину, преследуя владыку Новгородского, который именно не поехал на Литву, чтобы не попасть в руки враждебного ему великого князя Литовского. (Кроме того, в числе помянутых выше Гедиминовых послов, приходивших в Новгород в 1325 году, назван Федор Святославич наряду с князьями Полоцким и Минским. Не одно ли это лицо с Федором, князем Киевским?) Киевский князь, признавая свою зависимость от Узбека, старался угождать и Гедимину, пока Киевская земля не была окончательно отвоевана преемником Гедимина у Татар. Соображения о князе Федоре и разбор легенды о завоевании Киева Гедимином еще см. Грушевского "Очерк истории Киевской земли" (Киев. 1891. 467-484).
   ______________________
  
   В отношении к другому немецкому Ордену, Ливонскому, Гедимин воспользовался той междоусобной враждою, которая кипела между этим Орденом, с одной стороны, и городом Ригою и Рижским архиепископом - с другой. Еще предшественник Гедимина, Витен вступил в союз с Ригою и подавал ей военную помощь против рыцарей. Архиепископы Рижские постоянно приносили папе жалобы на поведение рыцарей, которые своею алчностью к добыче, к захвату и всякого рода несправедливостям побудили Миндовга к отречению от христианства; они отвращают Литовцев от крещения, следовательно, поступают вопреки прямому своему назначению. Орден, со своей стороны, жаловался на архиепископа и Рижский магистрат, которые не стыдятся заключать союзы с Литовцами и тем поддерживают их упорство в сохранении язычества. В виду таких противоречивых жалоб, папа то принимал сторону архиепископа, то склонялся в пользу Ордена. Посреди этих препирательств, вдруг в 1323 году Рижский магистрат сообщает в Авиньон, тогдашнюю папскую резиденцию, послание Гедимина папе Иоанну XXII: великий князь Литовский изъявил готовность принять крещение и подтверждал, что действительно интриги и жестокости Ордена до сих пор отвращали Литовцев от христианства и препятствовали прямым сношениям великого князя с папою. Кроме этого послания, Рижский магистрат разослал еще, от имени Гедимина, три грамоты, две к Орденам Доминиканскому и Францисканскому с просьбою прислать в Литву священников, знающих Литовский язык, и одну - к немецким прибалтийским городам (Любеку, Ростоку и др.) с предложением пользоваться правом свободной торговли в землях великого княжества Литовского и прислать колонистов всех сословий для поселения их на самых льготных условиях.
   Обрадованный папа отправил Крестоносцам предписание немедленно прекратить военные действия против Литвы, в виду ее предстоящего крещения. Рижский архиепископ, епископы Эзельский, Дерптский и Ревельский поспешили в том же 1323 году заключить с Гедимином мирный договор, к которому поневоле должен был присоединиться и Ливонский Орден. В следующем 1324 году прибыли в Ригу папские делегаты; от имени папы они утвердили договор Ливонских властей с Гедимином, а затем отправили к нему в Вильну посольство, чтобы условиться о мерах относительно главной своей задачи: введения христианства в Литву. Но тут их ожидало самое неприятное разочарование. В Вильне уже существовали два католических монастыря, Францисканский и Доминиканский. В случаях дипломатических сношений с западными народами, Гедимин пользовался католическими монахами для перевода своих грамот на латинский язык. Неизвестно в точности, как это произошло; но в данном случае исполнявшие роль его секретарей францисканские монахи, Бертольд и Генрих, неверно передали по-латыни смысл упомянутых Гедиминовых посланий. Вместо употребленных им почтительных выражений в отношении папы и вместо обещания полной веротерпимости для христиан и покровительства христианским миссионерам, секретари придали этим выражениям такой смысл, будто Гедимин просит папу о принятии его в лоно католической церкви. Кто был главным виновником мистификации - собственное усердие секретарей, или внушенное Рижским магистратом, или, наконец, не совсем искренний образ действий самого Гедимина - доселе осталось неразъясненным.
   В ноябре 1324 года, при торжественном приеме, послы спросили великого князя: пребывает ли он в своем намерении принять святое крещение. Гедимин потребовал, чтобы ему повторили содержание его послания к папе.
   "Я этого не приказывал писать, - сказал он. - Если же брат Бертольд написал, то пусть ответственность падет на его голову. Если когда-либо имел я намерение креститься, то пусть меня сам дьявол крестит! Я действительно говорил, как написано в грамоте, что буду почитать папу как отца, но я сказал это потому, что папа старше меня; всех стариков, и папу, и Рижского архиепископа, и других, я почитаю как отцов; сверстников своих я люблю как братьев, тех же, кто моложе меня, я готов любить как сыновей. Я говорил действительно, что дозволю христианам молиться по обычаю их веры, Русинам по их обычаю и Полякам по своему; сами же мы будем молиться Богу по нашему обычаю. Все мы ведь почитаем Бога".
   После такого ответа послы поспешили воротиться в Ригу, и папские делегаты покинули этот город, потерпев полную неудачу в своей миссии. Тем не менее, граждане Риги считали утвержденный папою мирный договор 1323 года вполне действительным. Но Крестоносцы немедленно возобновили военные действия, за что Рижский архиепископ отлучил их от церкви, как не подчиняющихся папскому авторитету. В Ливонии также возобновилась междоусобная война, в которой епископы и городские общины опирались на свой союз с Гедимином. В этой войне Орден истощил свои силы и принужден был заключить невыгодный для себя договор с архиепископом и городом Ригой (1330 г.)*.
   ______________________
   * Относящиеся к Ливонским делам грамоты у Наперского "Русско-Ливонские акты", стр. 30 - 50. Отчет послов о помянутой аудиенции у Гедимина, ibid. стр. 42. Затем Даниловича Skarbiec, стр. 139- 140, 147, 153 - 165. Алугош, Дюсбург, Виганд, Германа де Вартберга Chronicon Livoniae. См. также Васильевского "Обращение Гедимина в католичество" (Жур. М. Н. Пр. 1872. Февраль) и Антоновича "Очерк Истории в. кн. Лит.".
   ______________________
  
   Собиратель Западнорусских земель, Гедимин был современником Ивана Калиты, собирателя Восточной Руси. Рано или поздно Литовский и Московский великие князья должны были встретиться на этом пути собирания. Но при Гедимине серьезной встречи еще не могло произойти. Их разделяла еще целая полоса самостоятельных областей, Тверских, Смоленских и Чернигово-Северских. Притом всякое движение в эту сторону приводило Литву в столкновение с сильною при Узбеке Золотою Ордою, взимавшей дань с упомянутых областей и явною покровительницею Москвы. А Гедимин избегал решительных войн с Татарами, и мы имеем известия только о двух татарских походах на Литву; причем на одном походе с Татарами, по приказу Узбека, соединились и восточнорусские князья; но походы эти, кроме грабежей и полону, не имели других важных последствий. В своей борьбе с Крестоносцами Гедимин, по-видимому, даже пользовался татарскими наемными отрядами. Эта борьба более всего поглощала его силы и отвлекала его внимание от Восточной Руси. Но если не вооруженное столкновение, то явное соперничество с Москвою обнаружилось уже при Гедимине по поводу их отношений к северным вечевым общинам, Новгороду и Пскову, где Литовское влияние выступало, при случае, противовесом более сильному и более постоянному влиянию Московскому.
   Заботы Гедимина о населении пустынных земель и водворении европейской промышленности в Литовской части своего государства сказались не только приглашением западных колонистов и дарованием им разных льгот, но также и основанием новых городов. Кроме нескольких крепких замков, выстроенных на северной и западной границах Литвы и Жмуди, Гедимину приписывают построение двух важных городов в собственной Литве, именно Трок, близ озера Гальве, и Вильны на берегу реки Вилии, правого притока Немана. Оба эти города по очереди были местопребыванием Гедимина, пока он не утвердил окончательно столицу великого княжества в Вильне, расположенной в живописной котловине, которую с востока, юга и запада окружают песчаные холмы, изрезанные глубокими оврагами и отчасти покрытые зелеными рощами. Об основании Вильны сложилась особая поэтическая легенда.
   Однажды Гедимин поехал из древней литовской столицы Кернова на охоту на другую (левую) сторону Вилии. Здесь, посреди глухих пущ, понравилось ему одно место; он заложил город, назвал его Троки и перенес сюда свою столицу. Но, немного времени спустя, случилось ему охотиться на берегу Вилии. Тут, на одной горе, возвышающейся при впадении речки Вильны в Вилию, он убил большого тура. Наступила ночь; было уже поздно возвращаться в Троки, и великий князь расположился с своею свитою на ночлег у подошвы той же Турьей горы на самой луке, образуемой впадением Вильны, в так называемой долине Свинторога, где со времени князя этого имени устроено было языческое святилище и сжигались тела Литовских князей при их погребении. Ночью Гедимину приснился странный сон: на вершине Турьей горы стоял железный волк и издавал такой рев, как будто в нем выло сто волков. Поутру он призвал верховного жреца и гадателя Лиздейко и просил его истолковать сон. Сам этот Лиздейко младенцем был найден в орлином гнезде великим князем Витеном, также во время его охоты, отдан на воспитание кривитам, и сделался потом верховным жрецом или Криве-Кривейтом. Он истолковал сон таким образом: железный волк означает знаменитый столичный город, который должен возникнуть на том месте; а сто ревущих волков предвещают его будущую всемирную славу. Гедимин поспешил исполнить это толкование и немедленно заложил тут, на Турьей или Лысой горе, верхний город, а внизу, в Свитогоровой долине - нижний, и перенес сюда свою столицу, которую назвал Вильной, по имени текущей здесь речки.
   В этом баснословном предании есть одна частица исторического основания, именно связь новой столицы с древним языческим святилищем и с жилищем верховного жреца или Криве-Кривейта. Дело в том, что главное Литовское святилище или так называемое Ромово, существовало когда-то в Пруссии, но, разоренное в начале XI века Поляками, было перенесено вместе с резиденцией Криве-Кривейто в собственную или Принеманскую Литву, на устье реки Дубиссы. С утверждением в Пруссии крестоносцев, это святилище подверглось новым опасностям и должно было передвигаться все далее на восток; некоторое время оно пребывало в Кернове, на Вилии, а окончательно основалось в упомянутой долине Свинторога при впадении речки Вильны в ту же реку Нерис (по-литовски), которая по-славянски назвалась Вилия или Велия (т.е. Великая). По всей вероятности, здесь уже прежде существовало небольшое поселение с местным святилищем, а теперь тут водворился Криве-Кривейто, и перед идолом Перкуна зажжен был неугасимый огонь из дубовых ветвей или так называемый "Знич". По всем признакам, реакция или борьба национальной Литовской религии против вторгавшегося со всех сторон христианства, принудившая Миндовга отступиться от новой религии и возвратиться к старой, эта реакция продолжалась и при Гедимине; ее подкрепляла ненависть против Прусских и Ливонских крестоносцев, вводивших крещение силою меча, опустошений и захватов земли. Жреческое сословие получило новую силу и, разумеется, усердно поддерживало эту реакцию. При таком настроении народа Гедимин, как умный политик, действовал в том же духе и пользовался этим настроением и влиянием жрецов как для успешной защиты Литовской независимости от западных соседей, так и для упрочения своей собственной власти. Естественно поэтому, что он старался всегда жить в ладу с Криве-Кривейто и иметь его под рукою, а свою столицу нераздельною с главным святилищем. Со своей стороны, и Криве-Кривейто, конечно, желал месту главного святилища и своего пребывания придать более блеска и обратить его в средоточие Литвы не только религиозное, но и политическое. По другому, более вероятному преданию, даже не сам Гедимин видел помянутый выше сон о железном чудовище, а этот сон рассказал ему Лиздейко, чтобы склонить великого князя к перенесению своей столицы на устье речки Вильны (или Вилейки).
   Будучи великим князем Литвы и Жмуди, Гедимин в то же время носил титул великого князя Русского; русские области, по крайней мере, вдвое превосходили объемом земли собственно Литовские; дружина великого князя состояла в значительной части из русских людей. Отсюда, естественно, новая столица с самого начала является в значительной мере городом русским, и уже при Гедимине здесь существовал православный храм св. Николая. Великий князь не только не стеснял своих русских подданных в исповедании их религии, но такую же веротерпимость он показывал и в отношении католических миссионеров и колонистов. Выше мы видели, что при нем в Вильне существовали два католических монастыря, Францисканский и Доминиканский. Однако, соседство этих монастырей и доступ католических монахов ко двору великого князя, очевидно, были неприятны как литовским жрецам Ромова, так и православным русским жителям. Сам отказ Гедимина от намерения креститься, выраженного в упомянутых выше грамотах, католические послы в своем донесении объяснили народным неудовольствием. По их словам, Жмудские язычники несколько раз приходили к великому князю, грозили восстанием, низвержением с престола и истреблением всего его рода, если он примет веру ненавистных им Немцев; подобные же угрозы высказывали и русские православные, опасавшиеся потерять свободу своего исповедания. Отсюда понятно то затруднительное положение, какое испытывал Гедимин посреди трех неприязненных друг другу религий: язычества, православия и католичества. Близко знакомый с христианством, имея детей, женатых на православных русских княжнах, Гедимин, конечно, не мог питать большого благоговения перед огнем Перкуна, священными ужами и другими суевериями Литовского язычества. Родственные связи и большинство подданных влекло его к православию; но в таком случае усиливалась поднимаемая папой вражда западных соседей к Литве, т.е. Немцев и Поляков. А приняв католичество, Гедимин хотя и получал папскую защиту от Немцев, но, как мы видели, вооружал против себя Жмудинов и Русских. Таким образом, он до конца жизни оставался язычником.
   Между тем кипела ожесточенная борьба Литвы с обоими Немецкими орденами, Прусским и Ливонским. О степени этого ожесточения может свидетельствовать следующее событие.
   В те времена еще продолжались путешествия знатных европейских рыцарей в Пруссию с благочестивой целью принимать участие в войне или, так сказать, в истреблении Литовских язычников. В 1336 году прибыло из Германии до двухсот князей, графов и простых рыцарей. Гохмейстер устроил, ради дорогих гостей, род большой охоты на язычников. Сильный Тевтонский отряд вторгся в пределы Жмуди и осадил замок Пиллене, в котором заперлись 4000 Литовцев, собравшиеся сюда из окрестных сел с их женами, детьми и наиболее ценным имуществом, под начальством местного князька или державца Маргера. Напрасно Немцы заваливали рвы землей, разбивали бревенчатые стены своими осадными машинами и делали приступы; Литовцы защищались отчаянно и отражали эти приступы. Тогда одному рыцарю пришло в голову зажечь деревянный замок посредством стрел, обмакнутых в горючий состав. Это средство удалось; замок запылал во многих местах. Когда осажденные увидали, что нет более спасения от Немцев, они предпочли умереть все до единого. Сложили огромный костер и предварительно сожгли на нем свое имущество; потом начали избивать отцы своих детей, мужья своих жен и бросать в тот же костер. Затем литовские мужи разделились попарно и один другому вонзили мечи прямо в грудь. Оставшиеся еще в живых протягивали свои шеи под топор одной старой жрицы; исполнив свое дело, она сама бросилась в пламя. Все это совершилось под наблюдением Маргера; когда избиение окончилось, он заколол собственную жену, скрытую им в подземелье замка, а затем поразил себя. Ворвавшиеся в замок рыцари были поражены представившеюся им картиною дикого геройства и любви к родине со стороны неукротимых Литовских язычников.
   В той же борьбе со своими злейшими врагами, Прусско-Тевтонскими рыцарями, погиб и Гедимин после славного двадцатипятилетнего княжения.
   Неподалеку от западных границ Литвы и Жмуди, на правом берегу Немана, был воздвигнут крепкий литовский замок Велона для защиты со стороны Тевтонского Ордена. Не могшие взять его силою Немцы, чтобы принудить к сдаче продолжительною осадою и голодом без большой потери со своей стороны, построили вблизи два небольших замка. Тогда Гедимин, в сопровождении нескольких сыновей, явился с войском для освобождения Велоны и, в свою очередь, осадил немецкие замки. Но гарнизоны их были снабжены несколькими огнестрельными орудиями, которые только что входили в употребление в Западной Европе и впервые появились в войске Тевтонского Ордена. Еще неизвестные Литовцам, эти огнестрельные снаряды казались им громовыми стрелами бога Перкуна. Здесь-то Гедимин нашел себе смерть, пораженный пулею из неуклюжего, первобытного ружья. Сыновья отвезли его тело в Вильну, и там оно было сожжено на огромном костре в так называемой Кривой долине Свинторога, по древнелитовскому обычаю, в парадной одежде и вооружении, вместе с любимым конем и слугою, с частью неприятельской добычи и тремя пленными Немцами (1341)*.
   ______________________
   * Предание об основании Вильны в хронике Быховца 16 - 17; оно повторяется с некоторыми украшениями у Стрыйковского I. 369 - 373 и Кояловича I. 262 - 65. "Очерк Истории города Вильны" - Васильевского (Памятники Рус. Старины. Изд. Батюшковым. Вып. V). Что Гедимин не сам видел известный сон, а слышал его от Лиздейка, о том сообщает загадочный дневник посольства графа Кибурга (Зап. Новорос. Универ. Т. II, стр. 13). О Маргере и замке Пиллене см. у Фойгта. Geschichte Preussens. IV. 535. Год Гедиминовой смерти неверно отнесен у Длугоша к 1337 г., у Стрыйковского и Кояловича к 1328, у Виганда к 1337. В 1338 г. Гедимин заключил новый договор с Ригою и Ливон. Орденом (Русско-Ливон. акты. 68). Мы принимаем указание Русских летописей, Никоновской (III. 174) и Воскресенской (207), и Летописи, изданной Даниловичем (164), из которых первая относит смерть Гедимина к 1340 году, а вторая и третья еще с большей достоверностью к 1341 г.
   ______________________
  
   Известно, что в Литовской земле, как в Русской и Польской, существовал обычай деления областей между членами княжеского семейства. Гедимин еще при жизни раздавал сыновьям свои области, в особенности вновь присоединенные, на правах удельных князей. После него осталось семь сыновей: Монвид, Наримунт, Кориат, Ольгерд, Кейстут, Любарт и Явнут. Они поделили Литовско-Русские земли на семь уделов, а восьмой, Полоцкий, принадлежал племяннику Гедимина, Любку (сыну Воина). Кроме того, еще существовали многие мелкие удельные князья из потомков Владимира Великого. Гедимин погиб так внезапно, что, по-видимому, не успел распорядиться великим княжением, т.е. назначить себе преемника, у которого удельные князья должны были находиться в подчинении. Неизвестно в точности, случайно или с соизволения отца, младший из братьев, Явнут, является князем стольного города Вильны с некоторыми большими пригородами. Но, очевидно, он не пользовался правами старшего князя и не мог иметь никакой власти над братьями. Следствием такого неопределенного отношения Литовских князей между собой, с одной стороны вновь основанное государство находилось в опасности разложиться на несколько удобных самостоятельных владений, а с другой соседям представлялся удобный случай воспользоваться этим разъединением для захвата ближних областей. И действительно, Польский король не замедлил объявить притязания на Волынь; а на северо-западе постоянная опасность грозила от двух Немецких Орденов.
   К счастью, для Литвы это смутное время продолжалось не более пяти лет. Конец ему положили соединенными силами два самых видных и даровитых князя из сыновей Гедимина; то были Ольгерд и Кейстут, рожденные от одной матери и связанные взаимною неразрывною дружбой. Удел Кейстута, имевший столицею Троки, составляли Жмудь и часть Черной Руси с городами Гродно и Берестье. А Ольгерд владел частью собственной Литвы с городом Крево и Витебским уделом, доставшимся ему после смерти тестя. Его удел увеличился еще целою Полоцкой областью, после того как его двоюродный брат Любко Воинович погиб в походе с ним на помощь Пскову против Немцев (1341 г.). Таким образом, Ольгерд соединил в своих руках большую часть Кривской Руси. По общему свидетельству современников, он всех своих братьев превосходил умом, политическою дальновидностью и чрезвычайно деятельным характером. Кроме того, у него была еще черта, весьма редкая для князей того времени - это великая трезвость, т.е. совершенное воздержание от всяких хмельных напитков, вина, пива и меда. Хитрость его выражалась особенно в том, что обыкновенно он никому из приближенных не открывал заранее своих планов, и когда собирал рать, никто не знал, в какую сторону эта рать направится. Осторожный, скрытный характер Ольгердакак нельзя лучше дополнялся характером его друга и брата Кейстута, который, напротив, отличался добродушным нравом и крайнею отвагою, хотя и не был чужд некоторого коварства. Между тем как Ольгерд, женатый на русской княжне и долго пребывавший в своем Русском уделе, усвоил себе русскую народность и даже втайне исповедовал православие, Кейстут, наоборот, оставался чистым литовином, навсегда сохранил преданность старой языческой религии предков и был очень популярен среди Литовцев и Жмудинов. По самому географическому положению уделов, их внимание и деятельность были направлены в разные стороны; Ольгерда занимали более всего отношения к Восточной Руси, к Новгороду и Пскову, а Кейстут стоял на страже Литвы от Тевтонских рыцарей. Отсюда, из Пруссии и явился главный толчок к скорейшему восстановлению потрясенного единства великого Литовско-Русского княжения.
   Зимою 1345 года в Литве получены были известия о приготовлениях Ордена к большому походу: из Германии, Голландии, Бургундии, Венгрии и Западнославянских земель прибыли сильные отряды военных гостей с королями Венгерским и Чешским во главе. Необходимо было принять быстрые и решительные меры. Ольгерд и Кейстут условились в один заранее назначенный день внезапно явиться под Вильною и захватить столицу вместе с Явнутом. Но Ольгерд и тут показал осторожность: двинувшись из Витебска, он остановился в Крево и там ожидал развязки. А Кейстут, напротив, в условленный день быстрым переходом из Трок достиг Вильны и ночью на рассвете захватил оба Виленские замка; Явнут попался в плен. После того прибыл Ольгерд и был торжественно возведен на великокняжеский престол. Оба брата скрепили свой союз и перемены в распределении уделов клятвенным договором. Остальные братья волей-неволей должны были признать переворот 1345 года. Явнут, недовольный полученным им небольшим уделом (Заславль Литовский) , убежал в Москву и там крестился; но потом помирился с братьями и воротился в свой удел. Совершив этот переворот, Ольгерд и Кейстут успели со своей стороны приготовить достаточные силы для обороны от внешних неприятелей; а потом, когда крестоносцы вторглись в Литву, братья внезапным нападением на Ливонию развлекли внимание Немцев. Последние, к тому же, попали в пустынные топкие места, из которых они поспешно воротились назад, и весь их грозный поход окончился полною неудачей.
   После того крестоносцы изменили несколько свой образ действия по отношению к Литве. Вместо больших походов они предпринимают частые и мелкие вторжения (так называемые у летописцев Ордена рейзы), т.е. внезапно врываются в ту или другую пограничную область; жгут селения и гумна, истребляют часть жителей; а остальных утоняют в плен вместе с захваченными конями, быками и другим скотом, если только жители не успевали вовремя узнать об опасности и укрыться со скотом и имуществом в глухие лесные и болотистые трущобы. Иногда в один год было по несколько таких вторжений, так что, в течение великого княжения Ольгердова (1345 - 1377 гг.), по летописям Ордена, насчитывается около сотни походов на Литву со стороны Пруссии и Ливонии. Иногда подобные разбойничьи набеги предпринимались даже помимо собственно орденских начальников, простыми рыцарями с отрядами охотников; причем не обращалось внимание на перемирие, время от времени заключаемое между Орденом и Литвой. Одновременно с такою почти непрерывной мелкой войною магистры Тевтонского Ордена возводят многочисленные крепкие замки вдоль Литовских границ, чтобы обезопасить свои земли от нападений Литвы и дать опорные пункты для немецких вторжений. В тех же видах, Орден всеми силами препятствовал Литовцам укрепить их границу и старался немедленно разрушить все вновь возводимые ими крепости или взять уже прежде существовавшие. Особенно усилия Немцев обратились на город Ковну, который по своему важному положению при впадении Вилии в Неман служил главною оградою Литвы с запада, потому был сильно укреплен каменными стенами и имел еще внутренний замок с крепкими каменными башнями. После нескольких неудачных покушений овладеть им, наконец, магистр Тевтонского Ордена Винрих фон Книпроде собрал все свои силы, призвал на помощь Ливонских рыцарей и многочисленных гостей из Европы и предпринял правильную осаду со стенобитными машинами. После двухмесячной осады ему удалось разрушить стены и овладеть развалинами города вместе с небольшим остатком храброго гарнизона (1362 г.). Но Литовцы вскоре рядом с этими развалинами выстроили новую Ковну и точно так же обратили ее в сильную крепость.
   В своей борьбе с Немцами Литовцы следовали тому же образу действий. Они также предпринимали внезапные вторжения в пограничные Орденские земли, но не столь мелкими отрядами, ибо таковые легко могли подвергнуться истреблению посреди многочисленных немецких замков, соединенных друг с другом и с внутреннею страною хорошими дорогами. Поэтому Литовские вторжения не были так часты, как Немецкие; Литовцы точно так же жгли селения и предместья городов, угоняли скот и уволили в плен жителей. В случае удачного похода, они сжигали в жертву богам часть захваченной добычи вместе с одним из пленных рыцарей. В течение этого более чем тридцатилетнего периода летописцы упоминают только две значительные битвы, в которых Литовские князья понесли поражение от крестоносцев: на берегах речки Стравы, впадающей в Неман, в 1348 году, и у прусского замка Рудавы, в 1370 г. Очевидно, сила и энергия той и другой стороны приблизительно были равны, и потому решительного перевеса не оказалось ни на той, ни на другой. Несмотря на все усилия крестоносцев, им не удалось раздвинуть свои пределы вглубь Литовских земель, и границы остались те же, которые были намечены в предыдущем столетии. Объединенная Литва остановила совокупный напор Прусских и Ливонских Немцев и отстояла свою самобытность.
   Героем такой долгой, непрерывной борьбы с Немцами явился Кейстут Гедиминович, князь пограничных с ними Литовских областей. История этой борьбы украшена его личными подвигами и даже чудесными приключениями. Так, однажды Кейстут попал в засаду и был взят в плен. Его с торжеством привезли в Мариенбург и заключили в замке (1361 г.). Но тут приставленным к нему слугою оказался крещеный литвин Альф. В последнем, при виде Литовского героя и в разговорах с ним, пробудилась любовь к родине, и он помог бегству пленника. Заметив в стене своей камеры какое-то отверстие, Кейстут постарался его расширить; повешенный на стене ковер скрывал это отверстие от глаз посторонних, а куски камня и штукатурки слуга тщательно выносил вон. Однажды ночью Альф принес Кейстуту белый рыцарский плащ с нашитым на нем черным крестом. Они пролезли в отверстие, спустились со стены, сели на лошадей самого великого командора, и, никем не остановленные, выехали из замка. Дорогою повстречался им один рыцарь; не узнав Кейстута, он обменялся с ним обычным между Орденскими братьями приветствием. Затем Кейстут, бросив коней, пробирался только по ночам, а днем укрывался в лесных и болотистых местах. Так он достиг Мазовии, где отдохнул у своего зятя, князя Януша, и потом благополучно воротился на родину. Вскоре затем, Кейстут, во время одной битвы, снова попал в плен, но ему удалось как-то немедленно ускользнуть из неприятельского лагеря.
   Сам брак Литовского героя с любимейшею его женой Бирутой предание украшает романтическими обстоятельствами. На песчаном холме морского берега (близ гавани Полонги) в сосновом бору находилось святилище богини Прауримы, в котором пылал огонь, постоянно поддерживаемый девственными жрицами или вайделотками. В числе этих жриц была дочь одного знатного Жмудина, красавица Бирута. Услыхав о ней, Кейстут пожелал ее видеть и, однажды, возвращаясь из похода в Пруссию, заехал в Полонгу. Плененный красотою и разумом Бируты, он вознамерился вступить с нею в брак. Но жрица отказала, ссылаясь на свой обет девства. Тогда Кейстут насильно увез ее к себе в Троки и женился на ней. В числе детей, рожденных ему Бирутой, был знаменитый впоследствии Витовт*.
   ______________________
   * О перевороте в пользу Ольгерда и посажении его в Вильне см. Летопись издан. Даниловичем, стр. 29. Густын. лет. 350. Коялович 1282. (Иначе в Воскр. лет. П. С. Р. Л. VII. 254). О характере и подробностях борьбы Кейстута с Немцами у Крашевского во второй части его Litwy, у Стадницкого Olgierd i Kjestut (Lwow. 1870), Oddzial III. и Антоновича Оч. ист. Вел. кн. Лит. стр. 112 - 125. Два последние со ссылками преимущественно на орденских летописцев Германа Вартберга, Виганда Марбургского, Иоанна Посильче, Hochmeisterchronik и пр. (Script, гег Prussic). О Бируте у Быховца, 17 - 18, и Стрыйковского, II. 44. Крашевского. Litwa II. 282. В рассказе о плене и бегстве Кейстута из Мариенбурга я следую преимущественно Виганду (Scriptores rerum Prussikarum т. II). См. также Нарбута Dzieje narodu Litewskiego. т. V.
   ______________________
  
   Неустанная борьба Кейстута на севере и западе против крестоносцев хотя и требовала иногда присутствия и помощи со стороны его брата великого князя Ольгерда, но вообще она оставляла последнему свободные руки для деятельности на востоке и юге, чтобы продолжать дело подчинения соседних русских земель Литовскому верховенству. Если при Гедимине на этом поприще Литва еще могла избежать столкновения с Москвою, то при Ольгерде, идя в том же направлении, она неизбежно должна была встретиться с своей соперницей по собиранию Руси. Прежде всего повод к этому соперничеству подавал Новгород Великий, который еще при Гедимине начал искать союза с Литвой в отпор властолюбивым и корыстолюбивым притязаниям Московских князей. Симеон Гордый, как мы видели, заставил Новгородцев смириться перед Москвою (1345 г.). После того Ольгерд идет войной на Новгород, под маловажным предлогом, что посадник (Остафий Дворянинцев) обругал его псом. Поход этот повлек опустошение некоторых Новгородских волостей и окончился миром, который, вероятно, снова восстановил в Новгороде униженную Литовскую партию. Большее влияние Ольгерд оказывал на ближайшую к себе Псковскую область, благодаря стремлению Псковитян обособиться от Новгорода и их нужде в помощи против Ливонских Немцев; вследствие чего Псковичи нередко принимают к себе князя или наместника из Литвы. Так Ольгерд дал им в князья своего сына Андрея, удельного князя Полоцкого, крещенного по православному обряду.
   Еще большее влияние возымел Ольгерд на другую соседнюю русскую область, Смоленскую.
   Когда-то лежавшее в средине Русских земель и наименее подверженное внешним опасностям, Смоленское княжество очутилось теперь в самом невыгодном положении между двумя соперницами по собиранию Руси. Не имея достаточно сил отстоять свою самобытность, оно поневоле должно было выбирать между тою или другою зависимостью, хотя и пыталось противопоставить их друг другу. Прежде всего Смоленское княжение испытывало на себе тяжелую руку Москвы: в княжение Александра Глебовича (племянника Федора Ростиславича Черного) Московский князь Юрий Данилович отнял у Смольнян Можайские уезды. Это обстоятельство повлекло за собою сближение Смоленских князей с Литовскими. Гедимин был их союзником, хотя еще не решительным; а Ольгерд уже явно выступил их защитником против дальнейших Московских захватов, и, как мы видели, одними переговорами ему удалось в 1352 г. остановить поход Симеона Гордого на Смоленск. Но подобные услуги оказывались, конечно, недаром: они ставили Смоленск в прямую зависимость от Литвы; чтобы упрочить эту зависимость, Ольгерд захватил смоленский пригород на Волге Ржеву, важный по своему положению на границе с владениями Московскими и Тверскими (1355 г.). Тогда Смоленский великий князь Иван Александрович (сын Александра Глебовича) попытался было освободиться от Литовской зависимости в союзе с Москвою и Тверью. Но Симеона Гордого уже не было в живых, а преемник его Иван Иванович не отличался решительным характером. Ольгерд отнял у Смольнян еще некоторые пригороды (Белую, Мстиславль) и заставил их смириться. Преемник Ивана Александровича, смоленский князь Святослав Иванович (1359 - 1386), уже является подручником великого князя Литовского, так что соединяется с ним в походах на Москву и посылает свои дружины ему на помощь против крестоносцев. Таким образом, в соперничестве между Москвою и Литвой, как мы видим, Новгород с самого начала клонится более на сторону Московской зависимости, а Смоленск - на сторону Литовской. Последнему обстоятельству немало способствовали естественное тяготение и промышленные условия, именно тесные, исконные связи Смоленских Кривичей с Витебскими и Полоцкими и один общий торговый путь с верхнего Днепра волоком и Западной Двиною к Немецким и Варяжским городам. А этот путь со всеми Двинскими Кривичами уже находился во власти Литовско-Полоцких князей.
   Если великое княжение Смоленское еще на время отсрочит потерю своей самобытности, то земля Чернигово-Северская уже при Ольгерде вошла в состав западной собирательницы Руси, т.е. Литвы. Известно, что эта земля во время Татарского ига раздробилась на мелкие уделы между потомками Михаила Всеволодовича; их ожесточенные взаимные распри за волости и соседство хищных Татарских Орд совершенно обессилили Чернигово-Северскую землю. Уже в XIII веке она подвергается Литовским набегам, а Смоленские князья пытаются захватить в свои руки ее соседние волости. Из среды Чернигово-Северских уделов в то время наиболее значительным является Брянск, лежавший на границах Северянской земли с Вятичами. Доблестный брянский князь Роман Михайлович был последним достойным представителем энергичного племени Черниговских Ольговичей. После него Смоленским князьям удалось действительно завладеть Брянским уделом, конечно, с соизволения Золотой Орды. Затем отрывочные известия русских летописей указывают нам на частые смуты: новые князья отнимают Брянск друг у друга; городское вече иногда поднимает мятеж. Так, в 1341 году брянские вечники убили своего князя Глеба Святославича (двоюродный брат Ивана Александровича Смоленского). Лет пятнадцать спустя, летописи упоминают о кончине брянского князя Василия и последовавших за нею великих смутах от лихих людей ("замятия велия и опустение града"). Этими неурядицами ловко воспользовался Ольгерд, уже давно стороживший добычу и еще прежде нападавший на Брянск; на этот раз захват Брянской волости, вероятно, обошелся ему без особого усилия. Затем ему уже легко завладеть другими более мелкими уделами Чернигово-Северскими. Важнейшие города он роздал в уделы сыновьям, а именно: Чернигов и Трубчевск - Дмитрию, Брянск и Новгород-Северский - Корибуту; а племяннику Патрикию Наримонтовичу, по-видимому, предоставил Стародуб-Северский. Но города, принадлежавшие собственно земле Вятичей, оставались пока в руках местных русских князей, Козельских, Новосильских, Одоевских, Тарусских, Воротынских, Белевских, Елецких и пр. Эти мелкие князья, конечно, должны были выбирать между Московской и Литовской зависимостью и находились пока между ними в неопределенном положении; но они очевидно более тянули к Восточной Руси, т.е. к Москве. Сама Брянская область, по некоторым признакам, тянула туда же; только благодаря ранней кончине Симеона Гордого и нерешительности его преемника, а также смутам, наступившим в Орде по смерти Джанибека, удалось Ольгерду беспрепятственно завладеть Северней и Брянским уделом*.
   ______________________
   * Об отношениях новгородских, псковских, смоленских и северских см. летописи Новгородские, Псковские, Воскресен. Софийск. Никоновскую. О распределении Чернигово-Северских уделов между сыновьями Ольгерда см. Антоновича стр. 135, со ссылкою на помянник Антониева Любечского монастыря. Только переход большинства мелких уделов земли Вятичей под владычество Литвы (стр. 134) мне кажется слишком рано относить ко времени Ольгерда. Исслед. Р. Зотова: "О Черниговских князьях по Любецк. синодику и Черниговском княжестве в Татарское время". 1892. Любец. Синодик издан, в Чт. О. И. и Д. 1871. кн. 2. Голубовского "История Смоленской земли до начала XV ст." Киев. 1895.
   ______________________
  
   Открытое столкновение двух соперниц-собирателей Руси сделалось неизбежно, когда на Московском столе явился энергичный деятель в лице возмужавшего великого князя Дмитрия Ивановича. Поводом к такому столкновению послужила борьба Твери с Москвою; причем Ольгерд, женатый во втором браке на тверской княжне Юлиане Александровне, явился союзником Тверских князей. Война Ольгерда с Дмитрием однако не имела решительного характера и только на время поддержала Тверскую самобытность (об этих отношениях скажем после).
   Вся Северная Русь с самого начала оказывала явное тяготение к Москве. Между тем, Русь Южная, угнетаемая непосредственно Татарскими Ордами, легко склонялась к Литовскому господству. Почти одновременно с Чернигово-Северской украйною на левой стороне Днепра, Ольгерд завладел Киево-Подольской украйною на правой его стороне, также отняв ее у Татар. Уже при Гедимине Киевская область, по-видимому, находилась в полузависимости от Литвы. Ольгерд в начале своего княжения действовал осторожно со стороны Татар, избегал решительных столкновений с Золотою Ордой и даже предлагал Джанибеку свой союз в 1349 г. Но Симеон Гордый сумел расстроить заключение этого направленного против Москвы союза, так что Джанибек даже выдал ему Литовских послов. После Джанибека, когда наступил смутный период в Золотой Орде, Ольгерд начал действовать решительно; он окончательно присоединил к своим владениям Киевское княжение и отдал Киев в удел одному из своих сыновей (Владимиру). В то же время он покорил земли между Бугом и Днепром. Северная часть этих земель принадлежала прежде Галицко-Волынским князьям и называлась Понизовьем, а теперь сделалась известна под именем Подолья (в тесном смысле). Здесь собирали дани татарские баскаки и темники, властвовавшие в соседних Днепровско-Бутских степях. В Подолье было много селений и несколько городов (Бакота, Ушица, Каменец и др.), разоренные укрепления которых Татары не позволяли возобновлять. Страна эта во время Монгольского ига не подчинялась никакому Русскому княжескому роду, а была разделена на мелкие волости; во главе их были поставлены атаманы, которые, между прочим, занимались сбором дани для Татар. И прежде соседние с Подольем Татарские темники и князья нередко играли роль особых ханов, благодаря своему отдаленному от Сарая положению; а теперь, во время неурядиц и раздробления Золотой Орды, они были предоставлены собственным силам. Ольгерд нередко вступал с ними в отдельные союзы и нанималу них вспомогательные войска для своих походов на Поляков и крестоносцев. Но так как это были ненадежные союзники, переходившие иногда на сторону его врагов, то великий князь Литовский воспользовался помянутым смутным временем в Золотой Орде, когда заднепровские улусы не могли ожидать никакой помощи с Волги. Он начал с ними успешную войну; одержал большую победу на Синих водах (приток Бута) над тремя Татарскими князьями, Кутлубеем, Хаджибеем и каким-то, по-видимому, крещеным Дмитрием (около 1362 г.), а затем очистил от их господства всю Подолию и соседние южные степи между Днепром и Днестром. Остатки разбитой Орды удалились отчасти на нижний Дунай в Добруджу, а отчасти в Крым. Так легко обошлось ему покорение этой обширной страны. Подольскую область он предоставил в удел своим племянникам, сыновьям Кориата Гедиминовича; первою их заботой была постройка крепких замков и возобновление старых городских укреплений, чтобы обезопасить страну от будущих татарских нападений. Предосторожность вполне разумная, ибо Золотоордынские ханы нисколько не думали отказываться от своих притязаний на Подолье и заднепровские степи*.
   ______________________
   * Летописи издан. Быховцем и Даниловичем, Густынская, Никоновская, Стрыйковский. Важное пособие представляет сочинение Стадницкого Synowie Gedymina. Monwid-Narumunt, Jewnuta и Koriat (Львов. 1881), где рассмотрены свидетельства о завоевании Подолья и о князьях Кориатовичах. Грушевского "Очерк ист. Киев, земли" (соображения о присоединении Киева, стр. 485 - 497). Вольфа - Rod Gedimina. Krakow. 1886. Далее, Молчановского "Очерк известий о Подольской земле до 1434 года". Киев. 1885. В Главе XII он разбирает известия о завоевании Подолья Ольгердом и сообщает биографические сведения о четырех братьях: Юрии, Константине, Александре и Федоре. Но напрасно он настаивает на полной при них самостоятельности Подольской земли и отрицает притязания польского короля Казимира на Подолье как часть завоеванной им Волыни. Им же приводимые факты доказывают, что земля эта уже тогда была спорной между Польшей и Литвою и признавала то ту, то другую зависимость, смотря по ходу их борьбы за Галицко-Волынск. наследство. О том же предмете, т.е. о Подолье, см. Дашкевича "Заметки по Истории Литовско-Русского государства", 74 - 89.
   ______________________
  
   Не так легка для Литовских князей была борьба с Поляками за Галицко-Волынское наследство.
   Выше мы видели, что внук знаменитого Даниила Романовича Юрий Львович в начале XIV века, по праву наследства, соединил в своих руках княжества Галицкое и Волынское, следовательно, почти всю Юго-Западную Русь. То, что в Северо-Восточной Руси явилось плодом долгих усилий целого рода князей Московского дома, т.е. собрание разрозненных Русских земель, здесь, на Юго-Западе, совершилось как бы само собою и не один раз. Можно было надеяться, что дело князя Романа и его сына короля Даниила - создание сильного Галицко-Волынского государства - наконец увенчается успехом: одновременно с Владимиром Клязьменским и Москвою разовьется другое, чисто русское, средоточие в противоположном углу Руси, т.е. во Владимире Волынском или во Львове Галицком. Однако этого неслучилось: ни люди, ни обстоятельства не соответствовали подобной задаче. Извне Юго-Западная Русь окружена была со всех сторон враждебными соседями, каковы Угры, Поляки, Литва и Татары, что при ее открытых, доступных границах представляло большую трудность для обороны. Внутри эта Русь не имела хорошо сплоченного и вполне однородного населения. Главные города ее уже тогда изобиловали разными иноплеменниками, особенно Немцами и Евреями, захватившими в свои руки значительную часть промышленности и торговли. После татарских погромов Галицко-Волынские князья слишком усердно и неразборчиво вызывали в свою землю колонистов из всех соседних стран. Эти колонисты, конечно, оставались чужды русскому патриотизму. Что касается до боярского сословия, то хотя мы не видим в Галиции повторения тех крамол, какие там происходили в первой половине XIII века, а на Волыни бояре даже отличались преданностью своим князьям, однако, по всем признакам, притязания и привычки этого сословия недалеко ушли от того времени и значительно стесняли княжескую власть.
   Благодаря единению братьев Романовичей, Даниила и Василька, - единению, более или менее продолжавшемуся при их ближайших потомках, Татарское иго никогда не могло прочно утвердиться в Юго-Западной Руси; чему способствовали и сама отдаленность ее от Золотой Орды, а также потребность Татар в русской помощи против возрастающей силы Литвы. После Льва Даниловича и Владимира Васильковича Волынь и Галич, по-видимому, ограничивались легкой данью и более номинальной, нежели действительной зависимостью от Татар. Но вместо сих последних на северных пределах Волынско-Галицкой Руси возникало Литовско-Русское государство с энергичным и предприимчивым родом во главе. А на западе трудами Локетка восстановлены были единство и сила Польши. При таких обстоятельствах Юго-Западная Русь требовала, с своей стороны, целого ряда даровитых, энергичных князей, подобных Роману и Даниилу. Вместо них, наоборот, мы видим во главе ее личности, ничем не выдающиеся. А потом сам род Даниила внезапно прекращается и оставляет Юго-Западную Русь, так сказать, на жертву ее соседям.
   Источники не дают нам почти никаких подробностей о Юрии I, после того как он сделался королем Галиции и князем Волыни. Знаем только, что в первый же год его правления Ляхи отняли назад завоеванный его отцом город Люблин. По всему видно, что Юрий отличался миролюбием, и если имел какие столкновения с соседями, то весьма незначительные, так как достоверные источники о них не упоминают. Знаем еще, что, по примеру своего деда, он держался в особенности союза с Тевтонским Орденом против великих князей Литовских. Юрий Львович, как мы видели выше, не остался равнодушен к тому, что глава Русской церкви покинул Южную Русь и переселился на север. Галицко-Волынский князь попытался поставить на общерусскую митрополию своего собственного кандидата в лице игумена Петра или, по крайней мере, получить в его лице особого митрополита для Юго-Западной Руси. Но эта попытка, как известно, не имела успеха; митрополит Петр не только последовал примеру предшественника, т.е. предпочел Северную Русь, но и поселился в самой Москве. Очевидно, были серьезные причины для такого предпочтения; новый митрополит, хотя и южанин родом, понял, или точнее, почувствовал, что не на юге возникал тогда прочный политический порядок, способный доставить Русской церкви надежное и достойное обеспечение.
   На печатях своих Юрий Львович изображается восседающим на троне с короною на голове и скипетром в руке, с латинской надписью вокруг: Domini Georgi regis Russiae; на оборотной стороне виден всадник со щитом и знаменем, с надписью: Domini Georgi principis Lodimeriae. Он скончался в 1316 году, оставив двух сыновей, Андрея и Льва, между которыми снова разделилась его держава: Галиция и Володимерия (т.е. большая часть Волыни, с городом Владимиром) досталась старшему Андрею, а Луцкий удел младшему Льву.
   Неизвестно в точности, с кем из них воевал Гедимин, с отцом Юрием I или с названными сейчас его сыновьями. Дело заключается в том, что Литовский князь, по некоторым признакам именно в 1316 году, присоединил к своим владениям, отнятую у Галицко-Волынских князей, Берестейскую область с частью бывшей Ятвяжской земли (впоследствии так называемую Подляхию). Но затем мы видим Андрея и Льва в мирных и даже дружеских отношениях не только с магистром Прусско-Тевтонского Ордена, но и со своими соседями, государями Польши и Литвы. Владислав Локетек в письме своем к папе Иоанну XXII, в 1324 году, с прискорбием извещает о смерти обоих русских князей-братьев, которые при жизни своей служили для Польши защитою от татарских нападений. Родственные связи еще более скрепили эти дружеские отношения к соседям.
   Со смертью Андрея и Льва прекратилось прямое мужское потомство Даниила Романовича. Ближайшим претендентом на их наследие выступил потомок его по женской линии, именно юный Болеслав Тройденович, сын мазовецкого князя Тройдена и Марии, дочери Юрия Львовича, следовательно, внук этого последнего. Кажется, он уже владел каким-то соседним русским уделом. Опасаясь смут и раздела земли между другими претендентами, бояре Червонорусские согласились призвать на Галицко-Волынский престол Болеслава, но, как надобно полагать, под условием принять восточный обряд. Действительно, он является в Галиции уже православным и носит имя своего деда Юрия. Однако, по-видимому, не вдруг, а постепенно признали его Галицкие и Волынские города. Так есть известие, что граждане Львова впустили его с дружиной в город только после того, как он присягнул соблюдать их старые права и обычаи и не расхищать сокровищ, хранившихся в княжих замках.
   От Юрия II дошло до нас несколько грамот, подтверждающих старые дружественные договоры с Прусскими магистрами и сохранившихся на латинском языке. Они подписаны то во Львове, то в стольном Владимире (Lodomiria). В них Юрий титулует себя "Божией милостью" "прирожденным" князем или просто России или всея Малыя России. Но по-видимому, бояре, призвавшие его на стол, заставили его поступиться частью княжеской власти в их пользу, и он княжил как бы под опекой высшего боярского совета или думы; по крайней мере, означенные грамоты писаны от имени князя и этих вельмож (barones). В числе их на первом месте видим однажды Феодора епископа Галицкого: потом упоминаются: Димитрий Дядько (т.е. пестун князя), Хотько Яромирович и Василько Кудринович, дворские тиуны; Михаил Елизарович, воевода Бельзский; Бориско Кракула, воевода Львовский; Грицко Коссакович, воевода Перемышльский; Федор Отек, воевода Луцкий, Юрий Лысый и Александр Молдавич. Любопытно, что при Юрии II возобновилась попытка иметь для Юго-Западной Руси особого митрополита, каковым, с соизволения Константинопольского патриарха и синода, на время явился названный выше галицкий епископ Феодор. Но из истории Москвы мы знаем, что потом патриарх отменил особую Галицкую митрополию.
   Вступив в брак с одной из дочерей Гедимина, возмужав и утвердясь на Галицком престоле, Юрий II, по всем признакам, пытался освободить себя от боярской опеки и действовать самовластно. Польское происхождение и католическое воспитание не замедлили сказаться в его измене православию. По настояниям своего старшего родственника Владислава Локетка (действовавшего по внушениям римского папы), легкомысленный Юрий-Болеслав возвратился в католичество. Он стал унижать русских вельмож, окружать себя Немцами, Поляками и Чехами, которым раздавал высшие и наиболее доходные уряды, оказывал пренебрежение к Русской церкви, к народным обычаям и местным законам. Кроме того, он возбудил против себя негодование высокими поборами и налогами, а также своею крайней распущенностью и насилием над женщинами; причем не давал пощады женам и дочерям самих бояр. Не такие были Галицкие бояре, чтобы терпеливо переносить как измену православию, так и подобные оскорбления. В их среде снова закипела крамола и составился заговор на жизнь князя. В виду окружавшей его иноземной дружины, они не посмели напасть на него открыто, а воспользовались одним пиром, на котором поднесли Болеславу отравленный напиток. Говорят, отрава была так сильна, что тело несчастного князя разнесло на куски (в марте 1340 г.)*.
   ______________________
   * Известие о смерти Андрея и Льва Георгиевичей заключается в письме Владислава Локетка 1324 года к папе Иоанну XXII, помещенном в Annal. Eccles. у Рейнальда, у Нарушевича т. VI, и в извлечении у Карамзина к т. IV, прим. 275. Дружественная грамота этих двух князей к прусскому магистру Карлу Бефорту от 1306 года, писанная во Владимире, хранится в Кенигсбергском архиве. Она напечатана у Карамз. в прим. 268, к IV т. Льготная грамота Андрея Георгиевича, данная во Владимире Волынском Торунским купцам в 1320г., помещена в Supplem. ad, historica Russiae monumenta, стр. 126. Четыре дружественные грамоты Юрия II к прусским магистрам, с привешенными к ним княжескою и боярскими восковыми печатями, хранились также в Кенигсберг, архиве. Они в извлечении, а четвертая (от 1335 г., в которой Юрий называет себя Die gratia dux totius Russiae Minoris) вполне приведены Карамзиным в прим. 276 к т. IV; что повторено и у Зубрицкого в "Истории Галицко-Русского княжества", III, стр. 249 - 254. У Фойгга Codex dipl. Pruss. III. См. также содержание грамот у Даниловича Scarbiec diplomator (Wilno. 1860) стр. 145, 162, 163, 168, 173, 174. О насильственной смерти Болеслава Тройденовича повествуют Длугош и швейцарская Chronica Vitodurana; о последней см. у Стадницкого Synowie Gedymina. T. II. Lwow. 1855, стр. 11 и 13, прим. 27. Пособия для этой эпохи, кроме Стадницкого, это: Зубрицкого "История Галицк.-Русс. княжества". Львов. 1852 - 1855 гг. Т. III, и его же "Критико-Историческая повесть Червонной Руси", а также Шараневича "История Галицко-Володимирской Руси". Львов. 1863. Смирнова "Судьбы Червонной или Галицкой Руси". 1860.Каро-Geschichte Polens. II.

По отношению к Юрию II и Болеславу Тройденовичу в первом издании второго тома Истории России я еще держался прежнего, Карамзинского, мнения об их раздельности. Но почти одновременно с этим томом (немного ранее) появилось исследование чешского ученого Ржежабека "Юрий II, последний князь всей Малой Руси" (Casopis Musea Ktalovstvi Ceskeho. 1883.1 - III), где он доказывает тожество Юрия II и Болеслава Тройденовича. И прежде высказывалась эта мысль, наприм., польским ученым Белевским ("Monum. Pol. II". 620) и потом Рейфенкугелем в его "Die Grundung der romisch-katholischen Bisthuraer in den Territorien Haliczund Wladimir" (Archiv fur Oester. Gesch 1875. 52. Bd.). Но всего полнее и основательнее доказано означенное тожество Ржежабеком. Мнение его немедленно нашло последователей между русскими учеными. Таковы: Линниченко - "Замечания на статьи Ржежабека" (Учен. Зап. Акад. Наук 1885 года. Там же помещен и его перевод исследования Ржежабека. Но любопытно, что ни перевод, ни рецензия доселе не вышли в свет, и последняя обязательно сообщена мне автором в оттиске. Он, между прочим, указал на статью Рейфенкугеля, по-видимому, оставшуюся неизвестной Ржежабеку), Дашкевич - "Заметки по истории Литовско-Русского государства" (Киев. 1884), Лонгинов - "Грамоты малорусского князя Юрия II и вкладная запись кн. Юрия Холмского" (Чт. Об. И. и Д. 1887. II) и Филевич - "Борьба Польши и Литвы-Руси за Галиц.-Влад. наследие". Прежнего мнения об отдельности Юрия и Болеслава держатся: Андрияшев - "Очерк истории Волынской земли до конца XIV столетия" (Киев. 1887), Любавский - "Областное деление и местное управление Литовско-Русского государства" (Чт. Об. И. и Д. 1892. Ill), Иванов - "Исторические судьбы Волынской земли до конца XIV века" (Одесса. 1895) и некоторые другие (наприм., Купчанко - "Die Schicksaie der Rutenen". Leipzig. 1887). По нашему крайнему разумению, доказательства Ржежабека в пользу тожества не только остаются никем не опровергнутыми, но они подкрепляются и некоторыми другими фактами, на которые он не указывал; например, ему осталась неизвестна грамота Юрия II на введение Магдебургского права в городе Саноке, от 20 января 1339 года (Codex dipl. Pol. III. N 88); тогда как, по прежнему мнению, Юрий II умер около 1336 года. Эту грамоту, между прочим, приводит Владимирский Буданов (Ж. Мин. Н. Цр. 1868. Август).
   ______________________
  
   Тогда-то во всей силе выступил на историческую сцену вопрос о Галицко-Волынском наследстве.
   Тут обнаружилась предусмотрительность Гедимина в деле родственных союзов. Один из его сыновей, Любарт, был женат на внучке Юрия I (по одним дочери Андрея, а по другим Льва Юрьевича) и уже при Юрии II, по-видимому, владел Дуцким уделом. Этот Любарт и выступил теперь ближайшим претендентом на упомянутое наследство, по крайней мере на Волынские земли. Но он встретил себе сильного, искусного соперника в своем зяте (муже своей сестры) польском короле Казимире Великом, сыне и преемнике Владислава Локетка. Был и еще один важный претендент, король Угорский. Известно, что Угры предъявляли свои притязания на Галицию еще по пресечении потомства Володаря Ростиславича, и королевичи их не один раз сидели на Галицком столе (Андрей и Коломан). Но Казимир в этом случае воспользовался родственными связями с королем угорским Карлом Робертом, который был женат на его сестре (Елизавете) . Польский король от своей супруги Анны Гедиминовны не имел детей, и с ним прекращалось мужское потомство Пястов. С согласия своих вельмож, Казимир признал наследником Польской короны своего племянника Людовика, т.е. сына своей сестры Елизаветы и Карла Роберта. Этим самым устранялось соперничество Угров в вопросе о Галицком наследстве; ибо по смерти Казимира вся Польша, а следовательно, и вновь присоединенные к ней земли должны были перейти к Людовику Венгерскому.
   Существовавшее издавна стремление Поляков к захвату соседних Русских земель в данную эпоху получило особую силу; с одной стороны, вследствие потери Балтийского поморья, которое было отторгнуто у них Тевтонским Орденом, а с другой - вследствие отчуждения Силезии, которая также делалась добычею германизации. Сокращенные в своих пределах, теснимые Прусским Орденом, Поляки естественно искали вознаграждения и расширения с другой стороны, т.е. со стороны благодатных земель Галицкой и Волынской Руси, в дела которой они давно уже привыкли вмешиваться.
   Если верить бытописателям, польский захват начался следующим образом: как только в Кракове была получена весть о смерти Болеслава-Юрия, Казимир, желая предупредить Литовских князей, немедленно, т.е. раннею весною 1340 года, выступил в поход с одной придворной конной дружиной и некоторой частью наскоро собранного войска. Опасаясь задержек и рассчитывая на внезапность своего появления, он обходил лежавшие на его пути крепкие замки и большие города, а пробирался лесами и окольными дорогами. Действительно, ему удалось застать врасплох стольный город Галиции Львов. Сначала он ворвался в предместье св. Юрия и произвел избиение его жителей, пытавшихся обороняться, чем навел страх на самих горожан. Неприготовленные к долгой обороне, не имея для того ни достаточных припасов, ни военных средств, жители Львова, спустя несколько дней, сдались Казимиру, на условиях, обеспечивающих им жизнь, имущество и веру. Король привел граждан к присяге на подданство и завладел теми княжими сокровищами, которые хранились в двух городских замках, верхнем и нижнем. На первый раз он не оставил здесь гарнизона, потому что имел с собою слишком мало войска. Чтобы оборонять эти два обширные деревянные замка в случае народного возмущения, требовалась значительная сила. Поэтому король велел сжечь их стены и, прежде, нежели народ опомнился от нашествия и от пожара, Казимир со своей дружиной покинул город, увозя с собой захваченные сокровища, заключавшие много золота, серебра, в том числе драгоценные кресты, короны, сосуды, княжие одежды, жемчужные украшения и пр. Но он удалился для того, чтобы тем же летом воротиться в Галицию уже с большим войском. Тогда он занял своими гарнизонами, кроме Львова, и некоторые другие значительные города, которые или сдались ему добровольно, или покорены силой оружия (Перемышль, Любачев, Галич, Теребовльидр.). Таким образом, король захватил часть Галиции и Волыни. Источники упоминают при этом о некоторых вероломных действиях со стороны Поляков. Так, будто бы польские вельможи, заманив Перемышльских бояр на свидание под предлогом переговоров, изменнически напали на них и перебили, после чего захватили и сам Перемышль.
   Казимиру при этом захвате Русских земель помогли более всего наступившее в них безначалье, отсутствие какого-либо общего правительства и быстрота нападения. Но то, что далось так легко при первом натиске, пришлось отстаивать с большими усилиями и кровопролитием. Со стороны Литовско-Русских князей вначале не видно энергичного сопротивления Польскому захвату; вероятно, тому помешали случившаяся вскоре смерть Гедимина и происшедшее в Литве разъединение между его сыновьями. Но тут выступили на сцену некоторые Галицкие бояре и подняли восстание. Несоблюдение условий, на которых Русские города сдавались королю, и его старание разными почестями и льготами привлекать Русских людей к переходу в католичество скоро возбудили в народе негодование против Поляков. Во главе восстания стали два знатных боярина: один из мелких удельных князей, владетель города Острога на Волыни, Данило (потомок удельных Туровских князей и родоначальник князей Острожских) и помянутый выше пестун Болеслава-Юрия, Димитрий Дедко, который по смерти этого князя владел Перемышлем (может быть, полученным от Болеслава Тройденовича, которому он помог вокняжиться на Руси). Они призвали на помощь Татар; последние все еще не покидали своих притязаний на Галицко-Волынскую землю, как на свою данницу, и с неудовольствием смотрели на ее захват Поляками. Соединенным силам Русских и Татар удалось вытеснить Поляков из некоторых Галицких городов и распространить свои нападения вглубь самой Польши. Но когда Татары с награбленною добычей ушли назад, восставшие русские бояре заключили с Казимиром новый договор, в силу которого они, по-видимому, признали некоторую зависимость Галицкой земли от Польского короля, под условием сохранить им собственное управление этой землей. По крайней мере, Дмитрий Дедко после того называет себя "князем" и "наместником земли Русской", выдает от своего имени грамоты, обеспечивающие разные привилегии Немецким купцам в городе Львове.
   В то же время притязания короля на Галицко-Волынское наследие вызывали войну его с Литовскими князьями Гедиминовичами. Первое столкновение с ними окончилось перемирием, заключенным около 1345 года. По этому перемирию за королем признавалось владение только Львовской землей; тогда как земля Владимирская, уделы Луцкий, Бельзский, Холмский, Берестейский и даже Кременец остались в руках Литовских князей. Следовательно, перевес в борьбе оказался на стороне последних. Но вот в 1348 году Литовские князья потерпели поражение от крестоносцев на берегах Стравы. Вскоре потом Казимир возобновил войну, и быстрым нашествием во главе сильного войска захватил Владимир, Луцк, Берестье и некоторые другие важнейшие города Волыни, и предложил Любарту довольствоваться Луцким уделом под верховной зависимостью от Польского короля. Однако, такая удача продолжалась недолго: Литовские князья соединились и не только изгнали Поляков из Волыни, но и произвели опустошения в коренных Польских областях. Тогда папа Климент IV назначил Казимиру десятую часть церковных доходов с Польши для войны с Литовскими язычниками и велел польским епископам проповедовать крестовый поход. В то же время Казимир получил помощь от своего племянника и наследника своей короны, угорского короля Людовика. Но Ольгерд, со еврей стороны, заключил союз с татарскими ханами Подолья. Война с переменным успехом тянулась еще около пяти лет (до 1356 года), и обе стороны, по-видимому, остались при прежних владениях. Спустя десять лет (в 1366 году), война за Галицко-Волынское наследство возобновилась в третий раз и была вначале также удачна для Казимира. Но этот король умер, не докончив спора (в 1370 г.). Пользуясь временем междуцарствия в Польше, Литовские князья снова успели отвоевать Волынь. Наконец, уже в 1377 г., т.е. незадолго до своей смерти Ольгерд заключил мир с польско-угорским королем Людовиком. По этому миру Волынь, т.е. Владимирский и Луцкий уделы, а также Берестейская область отошли к Литве, а Галиция, с присоединением уделов Холмского и Бельзского, осталась за Польшей. Король Людовик предоставил управление Галицией одному из силезских князей, Владиславу Опольскому, на правах удельного князя*.
   ______________________
   * Летопись, изд. Даниловичем. Хроника Яна из Чарнкова и Rocznik Traski (в Monum. Белевского, т. II). Витодуран, Длугош, Кромер, Стрыйковский. Хроника Быховца, Меховий, Коялович. Тейнера Vetera Monumenta Poloniae et Lithuaniae. 1860.1. Фейера Codex diplomaticus Hungariae. IX. Договорная грамота о перемирии Литовских князей (Явнута, Кейстута, Любарта и пр.) с королем Казимиром и Мазовецкими князьями помещена в Актах Запад. России. N I. Без даты. Пособия: Нарбут, Зубрицкий, Стадницкий (т. II. Lubart xiaze wolynski), Шараневич и Антонович. Зубрицкий указывает еще на один южно-русский памятник той эпохи, колокол при соборной церкви св. Юрия во Львове с надписью: "в лето 6849 (1341) сольян бе колокол сии святому Юрью при князе Димитрие игуменом Евфимием". (Историко-крит. повесть, стр. 78 и далее). При этом он теряется в догадках: кто такой был этот князь Димитрий, княживший во Львове в 1341 году, когда Львов был уже под властью Казимира Польского? Мы полагаем, что тут можно разуметь воеводу и пестуна Юрия II, известного Димитрия Дедко, который вследствие помянутого выше восстания завоевал на некоторое время тень самостоятельности для Львовской земли и стал во главе ее управления. В помянутой грамоте торунским гражданам он именует себя: Demetrius Detko provisor seu capitaneus terrae Russiae. (Voigt. Codex diplom. Prussicus. III. p. 83. Datum in Lemburga). По всей вероятности, он происходил из русских удельных князей; а потому и сам носил княжеский титул, подобно своему товарищу князю Данилу, владетелю Острога.

Из новых трудов по данным событиям, которые в источниках представляются весьма запутанно, сбивчиво и противоречиво, укажу, кроме вышеупомянутых трудов Андрияшева, Иванова и Лонгинова, на монографии: Горжицкого - "Polaczenie Rusi Czerwonej z Polska przez Kasimerza Wielkiego" (Lwow. 1889), Вейтера - "Wiadvyslaw ksiaze Opolski" (Lwow. 1889), Мильковича - "Студия критични над историею русско-польскою", часть I (Львов. 1893), А. Чоловского - "Lwowzaruskichczasow".(We Lwowie. 1891) и любопытное исследование профессора И.П. Филевича "Борьба Польши и Литвы-Руси за Галицко-Владимирское наследие". Спб. 1890 (Сначала помещено в Ж. М. Н. Пр.). Он особенно критично отнесся к повествованию Длугоша и отрицает его рассказ о двух походах Казимира в Галицию в 1340 году, т.е. признает только один поход, и притом неудачный. Но так как положительная сторона вопроса остается пока недостаточно разъясненной, то мы оставляем в тексте (основанное на Длугоше и Траском) почти прежнее изложение, с некоторой оговоркой, только отбросив явные преувеличения Длугоша, и тем более, что в общих чертах оно не противоречит ссылкам г. Филевича на документы папской канцелярии, помещенные у Тейнера (стр. 56 - 57 Исследования). Названные сейчас монографии вызвали со стороны профес. И.А. Линниченка ряд очерков, озаглавленных: "Критический обзор новейшей литературы по истории Галицкой Руси" (Ж. М. Н. Пр. 1891. Май, Июнь, Июль). Именно он возражает против некоторых частных выводов Лонгинова (наприм., против толкования его о Дмитрии Детко служебным званием детский); отрицает главный вывод Горжицкого, будто Казимир имел все законные права на Червонную Русь, был прямым наследником Юрия II, будто он уже предпринимал меры к скорейшему объединению ее с Польшей посредством введения церковной унии и польского гражданского права. В то же время он полемизует и с профес. Филевичем по некоторым сторонам его монографии; а далее возражает Вейтеру главным образом по поводу его мнения, что Владислав Опольский пытался водворять в Червонной Руси чисто венгерские порядки; скорее он вводил немецкие порядки, наприм., Магдебургское право. Впрочем, на монетах Владислава, битых на Руси, находим букву "L" с короной и надпись "Ludovicus rex Ungariae" (на другой стороне изображение льва, стоящего на заднихлапах, - герб Червонной Руси, - и надпись: "Vladislaus Dux"). В конце "Обзора" профес, Линниченко помещает свои соображения о "Червонорусском судоустройстве XIV - XV веков", по поводу брошюры известного польского ученого Ромуальда Губе о том же предмете, и критики на Губе профессора Лиске, издателя актов Червонной Руси. Но исследованию почти всего внутреннего строя г. Линниченко посвятил потом целую диссертацию под заглавием: "Черты из истории сословий в Галицкой Руси XIV - XV вв." М. 1894 г. В эту диссертацию вошла его статья: "Юридические формы шляхетского землевладения и судьба древне-русского боярства в юго-западной Руси XIV - XV в." ("Юридич. Вести." 1892 г. NN 6 - 7). Профес. Филевич напечатал статью: "К вопросу о борьбе Польши и Литвы-Руси за Галицко-Владимирское наследие" (Ж. М. Н. Пр. 1891. Декабрь). Здесь он отвечает своим критикам: Чучинскому ("Kwartalnik Histor". 1891.), Лисевичу ("Przewodn. nauk i liter." 1891.) и профес. Линниченку (помянутый "Критич. обзор"), и поправляет некоторые стороны своего вышеназванного исследования, наприм., относительно вероисповедания Юрия II, событий 1340 года, договора, помещенного в Ак. Зап. Р. N 1, без даты (г. Линниченко относит его к 1351 г., а Филевич настаивает на 1352). Договор 1366 года, ограничивающий Люба рта только Луцкою землею. Этот двойной договор Казимира (отдельный с Любартом и общий с братьями Гедиминовичами) представляет также спорный пункт (Archiwum LubartowiczowSanguczkow. Т. I. We Lwowie, 1887. N 1 и Нарушевича Historya. XI, 246. Пр. 2. Приводимый Нарушевичем второй договор г. Филевич считает подделкой). Чтобы дополнить перечень сочинений о Червонной Руси в данную эпоху, укажем еще на Матиова - "Der polnisch-ungarische Streit um Galizien und Lodomerien"(Lemberg. 1886) и на цитованную в диссертации г. Линниченка статью Прохаски "W sprawie zajecia Rusi przez Kazimierza Wielkiego". Сей последний указывает на генеалогию Мазовецких князей, заимствованную Нарбутом из латинской рукописи XVI в. и напечатанную им по-польски в "Pomniejscze pisma histor" (Wilno. 1865. p. 206). Он сообщает, что "Болеслав, сын Тройдена, получивший княжение в Червонной Руси как наследство матери, отравленный Русскими в 1340 г., имел женою Офку, в христианстве Марию, дочь в. кн. лит. Гедимина, сброшенную под лед в Вислу у Завихоста 5 февраля 1342 г.". Г. Прохаска полагает, что она погибла за свою преданность католицизму; но сие заключение необоснованно; да и самый факт такой гибели еще ждет подтверждения.

В помянутом выше "Критическом обзоре" г. Линниченко приводит любопытный эпизод из борьбы Польши с Литвою за Галицко-Волынское наследство - эпизод, заимствованный из одной угро-латинской летописи, собственно, из ее отрывка, который был издаваем Губером (Ludwig von Ungarn die ungarischen Vassallenlander), Флорианом (Historia Hungariae fontes Domestici) и Левицким (Kwartalnik Historyczny. 1889 г.).

В 1351 г. у горский король Людовик прибыл в Польшу на помощь своему дяде, королю Казимиру, против Литовских князей, из которых Любарт незадолго перед тем был захвачен в плен Поляками. Дошедши от Кракова до Люблина, Казимир опасно заболел, и тут остался; Людовик один продолжал поход с польско-угорским войском. Пробираясь лесами, через 15 дней он достигло Литовской границы и послал несколько знатных людей к Кейстуту. Они остались заложниками, а Кейстут отправился к королю и заключил с ним мир на таких главных условиях: во-первых, принять со своими братьями и всем народом крещение, если папа дарует ему королевскую корону; во-вторых, давать Угорскому королю военную помощь, а от него и Казимира получать ее против Крестоносцев и Татар. Для своего крещения Кейстут должен был вместе с королем отправиться в Буду. В день Успения Богородицы он явился в палатку Людовика и скрепил мирный договор клятвою по литовскому обычаю. Для сего привели быка рыжей масти и привязали его к двум столбам; после чего Литовский князь вонзил нож в серединную жилу быка, откуда широким потоком брызнула кровь. В этой крови Кейстут и его свита омочили руки и лицо, призывая своего верховного бога в свидетели своей клятвы. Потом он отрубил быку голову и вместе со своими Литовцами три раза прошел пространство между головой и шеей. Король, со своей стороны, присягнул соблюдать договор и затем освободил из заключения Любарта. Все вместе они направились в Венгрию; но через три дня обратного похода Кейстут, вверенный польской страже, внезапно ночью убежал вместе со своими домой и отпустил польско-угорских заложников. Опечаленные Людовик и Казимир прибыли в Краков, откуда первый вернулся к себе в Буду. Таким образом, Кейсгут с помощью вероломства освободил из плена брата Любарта и отвратил на этот раз нашествие на свою землю Угров и Поляков. Но если вспомним трагическую судьбу Литовского князя, то увидим, что подобное вероломство не осталось безнаказанным.
   ______________________
  
   Так, после большого кровопролития и взаимных разорений, решен был этот долгий спор за Галицко-Волынское наследство. Но, в виду последовавшего вскоре соединения Литвы с Польшей, и само это кровопролитие в сущности оказалось бесполезным для той и другой стороны.
   Тесные отношения Литовской династии к Западнорусским областям не могли не оказывать влияния на саму эту династию: она все более и более русела и крестилась по православному обряду. Если уже семейство Гедимина состояло отчасти из православных членов, то семейство Ольгерда почти сплошь было православное. Обе его супруги, первая княжна витебская Мария и вторая княжна тверская Юлиания, воспитывали своих детей в православии и, живя в Вильне, открыто исповедовали свою религию, имели при себе православных священников и воздвигали здесь храмы. Предание приписывает Марии построение в Вильне Пятницкой церкви (где она была потом погребена), а Юлиании сооружение каменной соборной церкви св. Николая. Сам Ольгерд, по некоторым известиям, был также окрещен в своей молодости. По крайней мере, он был уже православным в то время, когда находился в браке с витебской княжной и занимал Витебское княжение. О том Русская летопись свидетельствует по следующему поводу. В 1342 году, по просьбе Псковичей, Ольгерд ходил к ним на помощь против Немцев и, когда Немцы были прогнаны, Псковичи просили Ольгерда креститься и сесть у них на княжение. Ольгерд отвечал: "Я уже крещен и есть христианин, а другой раз креститься не хочу". Вместо себя он предложил юного сына своего Вингольда, который, действительно, был немедленно окрещен в Пскове под именем Андрея и посажен там князем. Очевидно, без того всегда осторожный и скрытный, Ольгерд, из политических видов, скрывал от народа свою принадлежность к христианству; особенно он это делал в Вильне, чтобы не возбудить против себя Литовских язычников, или собственно языческих жрецов, еще сохранявших свое влияние на народ.
   Жрецы с неудовольствием смотрели на появление христианских храмов в Нижнем городе, рядом с святилищем Перкуна, и на великую княгиню, окруженную православным духовенством, которое не только отправляло богослужение, но и занималось обращением язычников в христианство. Между прочим, духовник великой княгини Марии, монах Нестор, успел склонить к принятию крещения двух знатных Литвинов из свиты великого князя. Это сильно раздражало жрецов, и они обратились к Ольгерду с требованием наказать отступников. Ольгерд, недавно севший на Виленском столе и еще недостаточно укрепившийся на нем, опасался народного возмущения. Он уступил требованию жрецов: Кумец и Нежило, в крещении Иоанн и Антоний, были заключены в темницу, где оставались целый год. Несмотря на все угрозы и истязания, они остались верными своей религии и примером своей твердости обращали к ней других язычников, за что и были наконец преданы мученической смерти. Вскоре за ними такой же смерти был предан их родственник Круглец, принявший крещение под именем Евстафия. Это мученичество трех православных Литвинов совершилось в 1347 году. По всей вероятности, торжеству языческой партии в Вильне в то время способствовала также и кончина великой княгини Марии, умершей в предыдущем году.
   В 1349 году Ольгерд вновь женился на православной княжне, Юлиане Тверской, и двор великой княгини вновь сделался сосредоточением православия в Литовской столице. Один из Немецких рыцарей или послов, посетивших Вильну при Ольгерде, говорит, что при частых отсутствиях мужа великая княгиня Ульяна Александровна редко выезжала из Виленского замка, вполне посвящая свое время воспитанию детей и разным женским работам. При ней находилось большое число девиц, которые под ее надзором ткали, вышивали и вместе с ней ходили на церковную службу. "Были мы в придворной церкви во время обедни, - пишет Немец, - придворные женщины находились на верхней галерее (на церковных полатях или хорах), завешенной зеленой сеткой, так что можно было видеть только их тени". На том месте, где были преданы смерти три помянутые выше мученика, великая княгиня Ульяна заложила храм во имя св. Троицы, и здесь потом некоторое время покоились тела этих мучеников, признанных святыми православной церковью. Ольгерд, подобно Галицким князьям, хлопотал, как мы видели, получить особого митрополита для Западной России, чтобы разъединить ее с Москвой в церковном отношении. Хлопоты эти при нем еще не увенчались успехом. Предание говорит, что митрополит Алексей во время своих объездов по русским областям посетил также Вильну и здесь лично освятил вновь построенный храм Пресвятой Девы (впоследствии Пречистенский собор).
   За исключением помянутых трех мучеников, сделавшихся жертвой собственно Виленских жрецов, не видно, чтобы православие подвергалось гонению от Литвы, и оно мирно, постепенно распространялось в княжеской семье и дружине. Но рядом с Русским православием уже давно вторгалось в Литву Римское католичество, со стороны Польши и двух Немецких Орденов. Атак как последние распространяли его мечом и огнем, порабощением и разорением туземцев,- то католичество слыло на Литве под именем "Немецкой веры" и было ненавистно народу. Возбуждению против католичества, вероятно, способствовало отчасти и распространившееся на Литву влияние Русской гражданственности с ее нерасположением к папизму. Однако усилия Римской курии и католических соседей, особенно Поляков, не оставались бесплодны. И великие князья Литовские, давая льготы многим немецким переселенцам, тем самым способствовали водворению католичества в своих городах, а иногда из политических видов прямо ему покровительствовали, и даже в минуты опасности от Немцев принимали хотя на время католическую религию (Миндовг) или манили папских агентов обещанием принять ее (Гедимин и Кейстут). В Вильне еще при Гедимине мы видели существование двух католических монастырей; дальнейшая судьба их неизвестна; но в начале Ольгердова княжения они, кажется, уже не существовали. Во вторую половину его княжения католические монахи водворились здесь вновь, с помощью одного из любимцев великого князя, по имени Гаштольда.
   Этот последний, после завоевания Подолии, был поставлен старостой или наместником в Каменце. Влюбленный в дочь одного польского пана (Бучацкого), он получил ее руку под условием принятия христианства по католическому обряду, и в крещении назван Петром. Потом Ольгерд поставил его воеводой в городе Вильне. Петр Гаштольд, сделавшийся ревностным католиком, призвал в Вильну четырнадцать Францисканских монахов и, с дозволения Ольгерда, заложил для них монастырь Богородицы на своем дворе, на том месте, где после стоял дворец католических епископов (ныне генерал-губернаторский), около 1365 года. Присутствие этих монахов, занимавшихся, конечно, насаждением католичества в Литовской столице, одновременно с жестокими войнами против Немцев, возбудило сильное неудовольствие в языческой толпе. Она воспользовалась однажды отсутствием Ольгерда и Гаштольда, отправившихся в поход на Москву (в 1368 г.), напала на монастырь и сожгла его. Семь монахов были убиты на месте, а другие семеро привязаны к деревянным крестам и пущены вниз по Вилии, с словами: "вы пришли к нам с заката солнечного, - на запад и ступайте". По возвращении из похода, по жалобе Гаштольда, великий князь жестоко наказал граждан Вильны за возмущение и убийство монахов; говорят, было казнено тогда до пятисот человек. Очевидно, Ольгерд на этот раз чувствовал себя так крепко на престоле, что не опасался неудовольствия язычников. После того Гаштольд опять призвал в Вильну Францисканских монахов; но построил им вновь монастырь Богородицы не на прежнем месте, в центре Нижнего города, а на окраине его, "на песках", где у него также был двор.
   Сам Ольгерд умер не только в православной вере, но и принял перед смертью схиму, по увещанию своей супруги Юлиании и ее духовника печорского архимандрита Давида. Он был погребен в помянутом выше храме Пречистенском, который, по словам Русской летописи, был им самим построен. Несмотря на это христианское погребение, если верить другому известию, Литовские язычники, с своей стороны, справляли похороны великого князя по своим старым обычаям; причем сожгли на костре много лошадей с разными дорогими вещами.
   Указанная выше записка неизвестного нам Немецкого крестоносца, посетившего Вильну при Ольгерде во вторую половину его княжения, так описывает его наружность: "Князь имеет величавый вид, румяное, продолговатое лицо, большой нос, глаза голубые и выразительные, брови густые, светлые, бороду длинную, светло-русую, с проседью, такого же цвета волосы на голове, спереди уже выпавшие, чело высокое. Он выше среднего роста, ни толст, ни худощав; говорит звучным и приятным голосом, отлично сидит на коне, но ходит немного прихрамывая на правую ногу, почему опирается на трость или на отрока. По-немецки хорошо понимает и может объясняться, но в беседах с нами всегда имеет при себе переводчика". По словам той же записки, когда Ольгерд не был в походах, которые обыкновенно предпринимал в начале каждой весны, то лето проводил в замке Медники, лежавшем на восток от Вильны*.
   ______________________
   * О крещении Ольгерда в православную веру, в молодости, говорят летописи, Быховца (20 Стр.), Густынская (349) и Никонов. (III. 178). Первые две указывают, что он принял православие именно при своем браке с Витебскою княжною. О посхимлении его перед смертью из летописи, приведенной Карамзиным в прим. 50 к т. V (причем, очевидно, неверно прибавляется о крещении его тоже перед смертью). Православное исповедание Ольгерда ясно свидетельствует и так наз. Дневник графа Кибурга. (Записки Новорос. Универс. Т. II. Од. 1868. "Ягелло-Яков Владислав" Смирнова. Приложение, стр. 30. Но этот источник спорный). Отрывок о наружности Ольгерда и богослужении в придворном храме извлечен Нарбутом из рукописи, о которой, к сожалению, он не дает подробных сведений. (Dzieje naroda Litewskiego. Т. V. 236 - 237). О трех мучениках православия в Литве повествует Минея Макария, откуда рассказ заимствован в Четь-минеи Димитрия Ростовского. О них же упоминает Софийская перв. летопись под 1341 г. О Петре Гаштольде и избиении францисканских монахов известно только из Летописи Быховца. См. также Васильевского "Очерк Истории города Вильны" стр. 13 - 16. Елагина "Первые христианские мученики в Литве". Ж. М. Н. Пр. 1843. N 6.
   ______________________
  
   Ольгерд, несомненно, в высокой степени обладал теми качествами, которыми отличаются основатели и распространители какой-либо новой политической силы, нового государства, выступавшего на историческую сцену. Вместе искусный, осторожный политик и неутомимый ратный вождь, умный организатор и ловкий дипломат, он является непосредственным продолжателем Гедимина и, несмотря на многие препятствия, на необходимость одновременно вести борьбу с соседями в разных сторонах, успел почти докончить собрание Западной Руси под Литовской династией и раздвинуть пределы Литовско-Русского государства от Балтийского моря до Черного и от Западного Буга до верхней Оки.
  
  

III. Димитрий Донской и начало освобождения

Смуты в Орде и вокняжение Димитрия Ивановича. - Михаил Александрович Тверской. - Борьба Димитрия с Михаилом Тверским, Ольгердом Литовским и Олегом Рязанским. - Кончина Алексея митрополита. - Сергий Радонежский и основание Троицкой Лавры. - Митяй, Киприан и другие соискатели митрополичьего престола. - Союз Севере-Восточных князей. - Поражение на Пьяне и победа на Боже. - Действия Мамая. - Решимость Димитрия и благословение его Сергием. - Поход Московского ополчения к Дону. - Военный совет. - Волынский Боброк и Владимир Храбрый. - Куликовская битва и ее значение. - Поведение князей Рязанского и Суздальского. - Тохтамышево нашествие и вероломное разорение Москвы. - Примирение с Олегом Рязанским и поход Новгородский. - Завещание и кончина Димитрия. - Его бояре.

   Почти в одно время с кончиною Ивана II Московского произошла перемена в Золотой Орде. Свирепый отцеубийца Бердибек, в свою очередь, пал от руки заговорщиков вместе с своим любимцем темником Товлубием (собственно Тоглубегом). Это убийство было началом "великой замятии" (по выражению наших летописей), т.е. целого ряда кровавых переворотов: ханы, один за другим, вступают на престол через трупы своих предшественников. В это время могущество Золотой Орды, конечно, пошатнулось и стало клониться к упадку. После Бердибека ордынские князья посадили на престол хана Кулпу, но, спустя шесть месяцев, он уже был свержен и убит новым ханом Небрусом. Некоторые Русские князья, по своей обязанности являться на поклон каждому новому хану и за новыми ярлыками, успели прибыть в Орду при Кулпе и были свидетелями его свержения. Другие прибыли уже при Неврусе. Этому хану и пришлось решать вопрос о том, кому должно достаться великое княжение Владимирское. В Орде съехались князья Тверские, Рязанские, Ростовские, Ярославские, Суздальские и пр. Димитрий Иванович Московский, по своему малолетству, не явился, а прислал своих бояр просить хана о ярлыке на великое княжение.
   Как по смерти Симеона Гордого соперником его брату Ивану явился суздальский князь Константин, так теперь соперником Димитрию Московскому выступил сын Суздальского князя Димитрий Константинович. После Константина его княжение разделилось между сыновьями: старший Андрей взял Нижний Новгород, второй Димитрий получил Суздаль, а третьему Борису достался Городец. Но не старший брат Андрей Константинович явился соискателем великого княжения, а второй - Димитрий. Если верить некоторым нашим летописцам, хан, недовольный отсутствием Димитрия Московского, предложил это княжение Андрею Константиновичу. Но тот по своему смирному характеру, не желал ссориться с сильной Москвой, отказался и ограничился ярлыком на собственное княжение. Тогда честолюбивый брат его Димитрий Нижегородский начал сильно хлопотать в свою пользу, раздавая дары ханше и ордынским князьям. В этом случае ему помогли Новгородцы, уже с опасением смотревшие на возвышение Москвы. Хан склонился на его просьбу и дал ему великое княжение. Димитрий Константинович прибыл во Владимир, сопровождаемый ханским послом, и сел на великом столе "не по отчине и не по дедине", как выражается летопись. Отсюда он послал своих наместников в Новгород (1360). Но торжество его было непродолжительно.
   В том же 1360 году на Волжскую или Саранскую Орду пришел хан Синей или Заяицкой Орды Хидырь-бег; Неврус, преданный своими мурзами, был побежден и убит. Пришлось Русским князьям опять ехать в Орду на поклон хану Хидырю; в числе их на этот раз был и Димитрий Московский. Он успел благополучно выбраться в обратный путь; но другие князья Северо-Восточной Руси были застигнуты в Орде новым кровавым переворотом: Хидырь-хана сверг с престола и убил собственный его сын Темирхоза (1361). Прошел еще с небольшим месяц, и новый отцеубийца был уже низвержен. Начальник Донской орды темник Мамай выставил хана Абдула. Но у последнего явилось несколько соперников; главным из них был брат Хидырь-бега Амурата которого признали Саранские мурзы и Волжская Орда. Русские князья также склонились на сторону этого последнего. К нему обратились оба Димитрия, Суздальский и Московский, за ярлыками на великое княжение Владимирское. Амурат решил дело в пользу Москвы. Димитрий Иванович собрал войско, выгнал Димитрия Константиновича из Переяславля и Владимира и торжественно, т.е. с обычными обрядами, сел на великом Владимирском столе (1362). Когда же к нему в Москву приехал посол из Мамаевой Орды от хана Абдула и также привез ему ярлык на великое княжение, князь принял посла с почетом и одарил. Узнав о том, Амурат сильно разгневался и послал ярлык Димитрию Константиновичу. Суздальский князь снова поспешил занять Владимирский стол. На этот раз он пробыл во Владимире только одну неделю. Явился Димитрий Московский с большим войском и не только изгнал соперника из Владимира, но последовал за ним и осадил сам Суздаль. Димитрий Константинович просил мира и получил его, отказавшись навсегда от своих притязаний на великое княжение (1363). После того и другие князья Суздальской Руси снова признали верховенство Москвы (в том числе Константин Ростовский). А мелких удельных князей, Галицкого Димитрия и Стародубского Ивана, великий князь за что-то выгнал из их уделов, и те удалились в Нижний Новгород к Андрею Константиновичу.
   В следующем 1364 году с нижней Волги и Каспийского прибрежья Волжским судовым путем занесена была в Ростовско-Суздальский край сильная моровая язва. Она выражалась у одних кровохарканием, у других поражением каких-либо желез на теле, после чего на другой или на третий день человек умирал. Язва сначала появилась в Нижнем Новгороде, а отсюда проникла в земли Рязанскую, Московскую и Тверскую; повторилось почти такое же опустошение, какое, десять лет назад, причинила Черная смерть. Много князей умерло во время этого поветрия. В числе их находились младший брат Димитрия Московского Иван и Нижегородский князь Андрей. Удел Ивана достался великому князю Димитрию; а Нижний Новгород сделался предметом распри между Димитрием Константиновичем Суздальским и младшим его братом Борисом Городецким. Честолюбивый Борис, женатый на дочери Ольгерда Литовского, успел было захватить Нижний и выхлопотать ярлык из Орды. Но там продолжалась быстрая смена ханов, и подобные ярлыки потеряли свою решающую силу. Димитрий Константинович, тоже доставший себе ярлык, обратился к бывшему своему сопернику Димитрию Московскому, уже как к великому князю, и просил его помощи. Великий князь потребовал от Бориса, чтобы он уступил Нижний старшему брату. Борис упорствовал. Димитрий, руководимый митрополитом Алексеем, прибегал к оружию духовному, из Троицкого монастыря был вызван знаменитый игумен Сергий и отправлен звать Бориса в Москву для того, чтобы великий князь рассудил его спор с братом. Но Борис продолжал упорствовать. Тогда игумен Сергий, имея полномочие от митрополита, затворил церкви в Нижнем Новгороде и прекратил богослужение. Между тем, митрополит заранее отчислил Нижний Новгород и Городец от епархии суздальского владыки Алексея, который по-видимому держал сторону младшего брата. Наконец, Димитрий Московский двинул свою рать на помощь Димитрию Константиновичу. Борис смирился, уступил Нижний брату и удалился в свой Городец.
   В следующем 1366 году союз Московского князя с Суздальским был скреплен браком пятнадцатилетнего Димитрия Ивановича с младшею дочерью Димитрия Константиновича Евдокией; свадьба была сыграна в январе месяце в городе Коломне. А старшая ее сестра Мария была выдана за Николая Васильевича Вельяминова, одного из сыновей Московского тысяцкого. Воротясь в Москву, великий князь занялся возобновлением своей столицы.
   Около того времени страшный пожар опустошил Москву. Пожары случались в ней довольно часто; но "Всесвятский" пожар, происшедший летом 1365 года, был самый ужасный. Он назван так потому, что начался около церкви Всех Святых. Стояла очень сухая, знойная погода; вдруг поднялась буря с сильным вихрем и разметала головни по всему городу; в одном месте гасили, а в десяти загоралось, так что не успевали ничего спасти из имущества; погибло много людей. В два часа времени выгорел весь город, т.е. все три его части: Кремль, Посад и Заречье. При возобновлении Москвы, Димитрий и его двоюродный брат Владимир Андреевич решили вместо прежних дубовых стен Кремля построить каменные; для чего в течение зимы заготовлен был камень, а весной начали ставить стены и башни. Вскоре этим каменным стенам пришлось сослужить свою службу.
   Неустройства в Орде и междоусобия за ханский престол продолжались. Пользуясь ими, некоторые татарские вельможи и царевичи начали отделяться от Золотой Орды и основывать свои владения. Так, мурза Тагай основал особое татарское владение в Мордовской земле и сделал своей столицей город Наровчат. Он производил нападения и грабежи в соседних пределах Рязанских; в 1365 г. с Татарами и Мордвой напал на сам Переяславль Рязанский, взял его, сжег и разграбил; но на обратном пути потерпел поражение от князя Олега Рязанского и Владимира Пронского. В стране Камских Болгар утвердился ордынский князь Булат Темир, который начал грабить соседние пределы Суздальской земли; но (в 1367 г.) потерпел поражение отсоединенных сил Димитрия Константиновича и брата его Бориса на берегах реки Пьяны и бежал в Золотую Орду, где был умерщвлен по приказу хана Азиса (преемника Амуратова). На место Булат Темира в стране Болгар утвердился было новый хан Гасан; но Суздальские князья, в сопровождении посла Азисова, ходили на Гасана; свергли его и поставили князем той страны другого татарского царевича (1370). Таким образом, благодаря Ордынским междоусобиям, Русские начали мало-помалу безнаказанно бить самих Татар, вмешиваться в их взаимные отношения и подготовлять способы к свержению ига*.
   ______________________
   * Воскресен. Никон. Татищ. Hammer-Purgstall. Мельников ("Нижегород. Велик, княжество" в Нижег. Губ. Вед. 1847 г.).
   ______________________
  
   Но прежде нежели дошла очередь до открытой борьбы с Ордой, Москве вновь пришлось возобновить упорную борьбу со своей старой соперницей Тверью, а отчасти и с другой соседкой, с Рязанью.
   В Тверской земле около того времени выступил замечательный князь в лице Михаила Александровича, одного из сыновей казненного в Орде Александра Михайловича. Этот Михаил Александрович родился в ту пору, когда отец его проживал изгнанником в Пскове, и его восприемником от купели был новгородский архиепископ Василий, приезжавший тогда в Псков по своим делам. В детском возрасте Михаил осиротел; мать отправила на воспитание в Новгород к крестному отцу, владыке Василию, под руководством которого мальчик выучился грамоте, полюбил чтение книг и благочестие. Пребывание в Новгороде, по всей вероятности, имело и другое влияние на юного княжича: близкое знакомство с бытом и складом бойкой гражданской жизни вольнолюбивого города подействовало на его впечатлительную, даровитую природу и способствовало развитию его политического смысла. Недаром впоследствии он явился достойным соперником Димитрия Донского и сумел приобрести такую привязанность своих Тверитян.
   Михаил Александрович получил в удел город Микулин и, пока жив был его старший брат Всеволод Холмский, конечно, действовал с ним заодно против их дяди Василия Кашинского, владевшего великим столом Тверским. Помянутая выше моровая язва 1364 года произвела большое опустошение и в среде Тверского княжеского дома. Кроме матери Михаила, вдовой великой княгини Настасьи, от нее умерли три его родные брата, в том числе Всеволод Холмский, и еще двоюродный Семен Константинович. Важно то, что этот Семен Константинович, помимо родного брата Еремея, отказал свой Дорогобужский удел двоюродному брату Михаилу Александровичу Микулинскому; ему же "приказал" и свою княгиню (т. е. поручил его попечению). Еремей изъявил притязания на Дорогобужский удел; его сторону принял и старший в семье дядя Василий, великий князь Тверской (прежде Кашинский). За решением спора обратились в Москву к третейскому суду митрополита Алексея. "По митрополичью благословению" дело разбирал тверской владыка Василий и решил его в пользу Михаила. Еремей и дядя Василий обратились в Москву с жалобой на неправильное решение и просили помощи против усилившегося Микулинского князя, который имел опору в своем шурине Ольгерде Литовском. Любопытно, что жители самой Твери приняли сторону Михаила и, по-видимому, хотели посадить его у себя вместо Василия Кашинского. Москва воспользовалась случаем деятельно вмешаться в дела Тверского княжения, чтобы решительно подчинить его своему влиянию.
   Великий князь юный Димитрий и митрополит Алексей позвали Михаила Александровича в Москву на третейский суд с его двоюродным братом Еремеем. Михаил приехал. Но здесь, когда он не хотел отступать от спорного удела, его схватили и заключили под стражу вместе с его боярами. Хотя, спустя немного времени, по случаю приезда Ордынских послов, Михаила отпустили из Москвы, но причиненное насилие, очевидно, зажгло в нем сильную к ней вражду. Вскоре потом, по смерти дяди Василия (1368), Михаил наследовал великий стол Тверской, и отсюда началась его упорная борьба с Димитрием Московским. Даже соединив в своих руках большую часть Тверской земли, Михаил не был в состоянии бороться с Москвой без посторонней помощи. Он обратился за ней к своему шурину Ольгерду Литовскому, Склоненный сестрой его, а своей супругой Ульяной, тот не отказал ему, и отсюда произошло первое военное столкновение между двумя собирательницами Руси.
   Ольгерд, сообща с Михаилом, предпринимал три похода на Москву. По своему обычаю, он старался действовать быстротой и неожиданностью. В первый свой поход Литовский великий князь, явясь внезапно в Московских пределах, разбил сторожевой полк на реке Тростне (Рузского уезда), и затем двинулся на саму Москву. Димитрий затворился в Кремле и предварительно велел сжечь посад, чтобы в нем не укрепился неприятель. Незадолго выстроенные каменные стены Кремля оказали надежную защиту, и Ольгерд, постояв дня три под Москвой, ушел назад, ограничившись грабежом и разорением окрестных сел и монастырей. Это было первое неприятельское нашествие вглубь Московской земли со времени вокняжения Ивана Калиты; уже более сорока лет Москва пользовалась отдыхом от подобных разорений.
   Московский князь после того отступился было от вмешательства в споры между Михаилом и некоторыми Тверскими удельными князьями; но не надолго. Спустя года два, Димитрий напал на Тверское княжество и отплатил ему разорением некоторых городов. Михаил ушел опять в Литву, и опять при содействии сестры упросил Ольгерда о помощи. С Литовским князем, как и в первый раз, кроме Тверичей пошла и Смоленская рать. Опять союзники осадили Москву, но не могли взять города, а только пожгли посады и опустошили окрестности. Услыхав, что двоюродный брат Димитрия Владимир Андреевич стоит в Перемышле и собирает рать, осторожный Ольгерд поспешно заключил перемирие и ушел домой (1370). В следующем году это перемирие было скреплено браком Владимира Андреевича с дочерью Ольгерда Еленой.
   Ободренный успехом, Михаил Тверской отправился в орду Мамаеву и там испросил себе ярлык на великое княжение Владимирское; таким образом он возобновил старые притязания Твери на старшинство. Но в Москве уже не обращали большого внимания на ханские ярлыки; когда Михаил с ордынским послом Сарыхожею прибыл к Владимиру, граждане не впустили его в город, и он со стыдом должен был удалиться в Тверь. А Сарыхожу Димитрий пригласил в Москву и дарами склонил его на свою сторону. Затем Димитрий сам отправился в Орду, где не щадил денег, и Мамай, довольный его покорностью, снова утвердил за ним великое княжение Владимирское. Хотя хлопоты в Орде дорого обошлись Димитрию и он вошел в большие долги, однако, ясно было, что Москва богаче Твери и легче могла покупать нужные ярлыки. Мало того, Димитрий при этом выкупил сына Михаила Ивана, который задолжал в Орде 10000 рублей, отстаивая перед ханом старшинство своего отца. Московский князь взял с собой Ивана Михайловича в Москву и держал под стражей, пока отец не заплатил долга. R происшедшей затем новой войне Михаила с Димитрием деятельное участие приняли Новгородцы: они начали теперь опасаться вновь возраставшего усиления Тверского князя, который хотел посадить в Новгороде своих наместников и возобновил притязания на некоторые соседние Новгородcкие земли. На стороне Москвы оказался и удельный князь Кашинский. Но на помощь Михаилу в третий раз явился Ольгерд. Они соединились и опять пошли на Москву. На этот раз им не удалось застать Димитрия врасплох. Молодой Московский князь, очевидно, уже приобрел опытность и начал обнаруживать свои военные способности. Димитрий Иванович вышел им навстречу и разбил сторожевой литовский полк. Ольгерд поспешно отступил и остановился за одним крутым оврагом. Тут несколько дней противники стояли в виду друг друга; потом снова помирились и разошлись (1372). Борьба Михаила с Димитрием однако не кончилась. Московский князь снова вмешался в Тверские дела по поводу распри Михаила с его двоюродным племянником князем Кашинским. Вражду подожгли, кроме того, два московских перебежчика. В сентябре 1374 года скончался в Москве последний тысяцкий Василий Васильевич Вельяминов; перед смертью он постригся и погребен в монастыре Богоявления. Великий князь не назначил ему преемника, конечно, находя этот древний сан, возбуждавший зависть и интриги бояр, более не нужным и неудобным для своей столицы. Один из сыновей покойного, Иван Васильевич, вероятно, обманувшийся в своей надежде наследовать дедовский и отцовский сан, отъехал в Тверь, за ним последовал некто Некомат Сурожанин, т.е. один из купцов, торговавших южными товарами, приходившими из Черноморья. Эти переметчики взялись выхлопотать Михаилу в Орде новый ярлык на великое княжение Владимирское, и Некомат летом 1375 года действительно привез ярлык от Мамая с обещанием прислать на помощь татарское войско. В надежде на Татар и Литву, Михаил опять объявил войну Димитрию и двинул свою рать на Углич. Понимая опасность, Димитрий стал действовать с замечательной быстротой. Он собрал подручных себе князей, числом более двадцати, и, не теряя времени на осаду других городов, прямо пошел на Тверь, которую обложил на обоих берегах Волги, построив через нее два моста. На помощь ему приспели и Новгородцы, озлобленные на Тверского князя за жестокое разорение Торжка в предшествующую войну. Начались усердные приступы. Но тут Михаил Александрович также обнаружил замечательную энергию: он отбил все приступы и делал удачные вылазки. Преданные ему Тверитяне мужественно отстаивали своего князя и собственную самобытность от своей соперницы Москвы. Целый месяц Тверь уже находилась в жестокой осаде, а помощь не являлась ни от Орды, ни от Литвы; городу грозил неизбежный голод. Михаил смирился и ударил челом Димитрию о мире, который и получил. По заключенной между ними договорной грамоте, Тверской князь признал себя младшим братом Московского, равным удельному князю Владимиру Андреевичу; обязался давать военную помощь Димитрию и отказался от всяких притязаний на великое княжение Владимирское и Новгород Великий. Кашинский князь по этой грамоте признан независимым от Тверского. Последний отказывался также от союза с Литвой. В случае какого порубежного спора между Тверским и Московским князем, обе стороны признавали своим третейским судьей великого князя Олега Ивановича.
   Так окончилась достопамятная борьба Михаила Тверского с Димитрием Московским победою последнего. Тем не менее, Михаил сумел отстоять целость и самостоятельность своего княжения; вскоре он снова воротил под свою руку и Кашинский удел*.
   ______________________
   * Лет. Тверская, Воскресен. Новогор. Софийск. Никонов. Татищев, Договорные грамоты великого князя Димитрия Ивановича с Михаилом Тверским и с Ольгердом Литовским в С. Г. Г. и Д. I. NN 28 и 31. (Договорная грамота 1375 года с Тверским князем здесь ошибочно отнесена к 1368 г.). Беляева - "Михаил Александрович, великий князь Тверской (в Чт. Об. И. и Др. 1861. кн. 3). Борзаковского ("История Тверского княжества". Спб. 1876). В борьбе Димитрия Московского с Михаилом Тверским и Ольгердом Литовским духовная власть усердно помогала первому. Так митрополит Алексей отлучил от церкви Смоленского князя Святослава Ивановича за его измену Димитрию и переход на сторону Ольгерда. Цареградский патриарх Филофей подтвердил это отлучение. Оно распространялось и на других русских князей, поступивших подобно Смоленскому. (Рус. Ист. Библ. VI. Приложения NN 20 и 21). После того Смоленский князь отстал от союза с Ольгердом.
   ______________________
  
   Другим достойным соперником Димитрию Московскому явился Олег Рязанский, который своими талантами, энергией и умением привязать к себе население не уступал Михаилу Тверскому. Он также выступил усердным бойцом за самобытность своего родового княжества, т.е. за независимость его от сильной Москвы. Но в первые годы княжения Димитрия мы видим Олега в числе его союзников. Так, в 1379 году, во время второго нашествия Ольгерда на Москву, Рязанские и Пронские полки отправлены были ей на помощь; впрочем, они не пошли далее своих границ и действительной помощи не оказали. Вслед за тем (а может быть, и вследствие того) союзники рассорились, и Димитрий Московский послал на Олега войско под начальством боярина Димитрия Михайловича Волынского. Олег бодро выступил навстречу.
   Рязанцы уже успели позабыть неудачи прежних войн с Москвитянами; первые двадцать лет Олегова княжения пробудили в них сознание собственных сил и они заранее обнаружили уверенность в победе. По словам неприязненного им северного летописца, "Рязанцы, свирепые и гордые люди, до того вознеслись умом, что в безумии своем начали говорить друг другу: не берите с собою доспехи и оружия, а возьмите только ремни и веревки, чем было бы вязать робких и слабых Москвичей. Последние, напротив, шли со смирением и воздыханием, призывая Бога на помощь. И Господь, видя их смирение, Москвичей вознес, а гордость Рязанцев унизил". Решительная битва произошла недалеко от Переяславля-Рязанского, на месте, называвшемся Скорнищево (1371 г.). "Тщетно махали Рязанцы веревочными и ременными петлями, - продолжает тот же летописец; - они падали как снопы и были убиваемы как свиньи". Москвичи одолели, и Олег Иванович едва убежал с малой дружиной. Ременные и веревочные петли, о которых здесь упоминается, вероятно, были не что иное, как арканы, употребляемые Рязанцами по примеру их степных соседей. Они-то, конечно, и подали летописцу повод говорить о легкомыслии Рязанцев, будто бы не хотевших брать с собой оружия и собиравшихся прямо вязать Москвитян веревками.
   После того Москвичи посадили на Рязанский стол двоюродного брата Олега Владимира Дмитриевича, удельного князя Пронского. Очевидно, Москва воспользовалась старыми неладами между Рязанью и Пронском, и Пронский князь занял Рязанский стол как подручник великого князя Московского. Но Олег вскоре изгнал Владимира из Переяславля-Рязанского и воротил себе старший стол. Внимание Димитрия в то время было занято возобновившейся борьбою с Михаилом Тверским и Ольгердом Литовским. Притом и Ордынские отношения близились к развязке. Димитрий нуждался в союзниках; поэтому он примирился с Олегом, и даже вошел с ним в дружеские связи. Выше мы видели, что договорная грамота 1375 года признает великого князя Рязанского Олега третейским судьей в спорных делах между Москвой и Тверью*.
   ______________________
   * Воскрес. Никонов, и Татищев. Иловайского - "История Рязанского княжества". 161 - 165.
   ______________________
  
   Спустя около двух лет по замирении Москвы с Тверью, сошел в могилу князь Литовский и Западнорусский Ольгерд (1377); его смерть повлекла за собой важные перемены и события. Великим княжением Литовским завладел средний его сын Ягелло. Обиженный последним, старший сын Андрей, княживший дотоле в Полоцке, ушел в Псков, жители которого и посадили его на своем столе; при чем Андрей признал себя подручником Димитрия Ивановича. Московский князь спешил воспользоваться наступившими в Литве смутами, чтобы отнять у нее некоторые волости в Северской земле. Московское войско, предводимое Владимиром Андреевичем Серпуховским, Димитрием Михайловичем Волынским и тем же Андреем Ольгердовичем, завоевало города Трубчевск и Стародуб (1379); причем другой сын Ольгерда, Димитрий Трубчевский, не только не оказал сопротивления, но, по примеру брата Андрея, со своим семейством и дружиной вступил в службу великого князя Димитрия и получил от него в наместничество Переяславль-Залесский.
   На следующий год после Ольгерда скончался знаменитый митрополит и великий подвижник русский Алексей. Его руководство Московской политикой при великом князе Иване Красном и в малолетство Димитрия Ивановича, его усердная патриотическая деятельность в пользу объединения Северо-Восточной Руси под верховенством Москвы сообщают ему в Русской истории значение подобное тому, какое имеет во Французской знаменитый кардинал Ришелье. Во-первых, он строго наблюдал за сохранением мира и согласия в самом княжеском семействе; так, мы видим несколько договорных грамот, заключенных при его посредстве между Димитрием Ивановичем и двоюродным братом последнего Владимиром Андреевичем. Этими грамотами улаживались возникавшие вопросы о волостях и скреплялись новыми клятвами дружба и согласие князей; причем Владимир постоянно обязывается повиновением великому князю, которого имеет себе "в отца место". Во-вторых, при столкновениях Московского князя с другими русскими князьями Алексей не только решительно принимал сторону первого, но иногда против его соперников употреблял церковное оружие и всю силу своей духовной власти. Мы видели, что во время спора двух братьев Константиновичей он посылал игумена Сергия в Нижний Новгород с полномочием затворить там церкви и прекратить богослужение, а из ведения епископа Суздальского отписал при этом Нижегородскую область за то, что он держал сторону, противную Москве. Мы видели, как усердие свое к этой последней св. Алексей простер до того, что допустил взятие под стражу тверского князя Михаила, положившегося на третейский суд митрополита и лично прибывшего в Москву. А когда вслед затем (в 1368 г.) возникла война с Ольгердом и смоленский князь Святослав явился в ней соратником Литовского князя, вопреки предшествовавшему клятвенному договору своему с Димитрием, то митрополит предал Святослава церковному отлучению. Так же поступил он и с некоторыми другими князьями, изменившими подобному договору.
   Понятно, что противники Москвы, в свою очередь, возненавидели Алексея, особенно Ольгерд Литовский и Михаил Тверской. Они неоднократно обращаются с жалобами на него в Константинополь к патриарху. "Доныне не было такого митрополита, каков этот митрополит: благословляет Москвитян на пролитие крови! - писал Ольгерд патриарху Филофею в 1371 г. - И ни к нам не приходит, ни в Киев не отправляется. А кто целовал крест ко мне и убежит к нему, митрополит снимает с него крестное целование. Бывало ли такое дело на свете, чтобы снимать крестное целование?.. Подобало митрополиту благословлять Москвитян, чтобы нам помогали, так как мы ратуем за них с Немцами. А мы зовем митрополита к себе, и он нейдет к нам". В силу такого поведения Алексея, Ольгерд просит патриарха назначить отдельного митрополита для Русских областей, подвластных Литве, так же и для тех, где сидели шурин его (Михаил Тверской) и его зятья (Борис Суздальский и Иван Новосильский).
   Еще прежде Ольгерда польский король Казимир, завладевший Галичем, требовал у того же патриарха назначить особого митрополита для Малой России, грозя, в противном случае, обратить подвластную себе Русь в латинство. В виду такой угрозы, патриарх действительно поставил некоего епископа Антония особым митрополитом в Галич с подчинением ему епархии Холмской, Туровской, Перемышльской и Владимиро-Волынской. Этот пример, конечно, поощрял и Ольгерда в его стремлении получить особого митрополита. Но Византийские власти, светская и духовная, медлили исполнить его просьбу: хотя писали в Москву о его жалобах, но, очевидно, старались поддержать единство Русской церкви и не желали оскорбить митрополита Алексея и великого князя Димитрия, от которых приходили в Царьград посольства с ответными грамотами и богатыми дарами. Наконец (в 1373 г.), патриарх Филофей отправил в Россию своим послом инока Киприана, родом Серба, чтобы он, разобрав взаимные жалобы Ольгерда и митрополита Алексея, постарался их примирить. Но хитрый, честолюбивый Киприан воспользовался этим посольством, чтобы себе самому проложить дорогу к Русскому митрополичьему престолу. Он сумел сначала войти в доверие к Алексею и успокоить его разными обещаниями, а потом отправился в Литву и подольстился к Ольгерду. Киприан воротился в Царьград с грамотами (неизвестно, подлинными или подложными), в которых Литовские князья настоятельно просили поставить его митрополитом. Патриарх на этот раз уступил и рукоположил Киприана в митрополита Киевского и Литовского с правом распространить свою власть и на Восточную Россию по смерти Алексея. Киприан поселился в Киеве, и тут выжидал кончины Московского святителя. Таким образом, в Русской церкви оказалось тогда три митрополита в одно время.
   Святитель Алексей, достигши глубокой старости, в виду приближавшейся кончины, желал иметь своим преемником подобного себе русского подвижника и патриота, игумена Сергия Радонежского. Но пора нам рассказать, хотя вкратце, происхождение и жизнь этого игумена. Если политическую деятельность митрополита Алексея мы сравнили с Ришелье, то патриотические заслуги Сергия Радонежского дают ему значение русского аббата Сугерия.
   Жил в Ростовской области некто боярин Кирилл со своей супругой Марией. Прежде они были знатны и богаты, а потом обеднели вследствие татарских разорений и тяжких даней в Орду, а также неурожаев и других несчастий. Когда же Ростовская область подверглась притеснениям от воевод, присланных Иваном Калитой, Кирилл и Мария покинули прежнее местожительство и переселились в городок Радонеж, лежавший в Московской области в уделе младшего сына Калиты Андрея. Вместе с ними сюда переселились и некоторые другие ростовские семьи, привлекаемые разными льготами и добрым управлением наместника Терентия Ртища. У Кирилла и Марии было три сына: Стефан, Варфоломей и Петр. Средний из них, Варфоломей (будущий игумен Сергий), родился около 1320 года; в детстве своем он не отличался большими способностями и, когда настало время учиться грамоте, отставал от своих братьев. Но потом терпением и трудом (а по словам жития, молитвой одного старца-инока) развил свой смысл и полюбил чтение священных книг. Вместе с благочестием у него возрастала охота к иноческой жизни. Братья его женились: Варфоломей же просил родителей отпустить его в монастырь. Не получая на то согласия, он только после их кончины исполнил свое заветное желание. Между тем, старший брат Стефан, овдовев, сделался монахом Хотькова Покровского монастыря. Варфоломей передал младшему брату Петру все оставшееся после родителей имение, и ушел к брату Стефану в Хотьков монастырь, лежавший неподалеку от Радонежа. В этом монастыре были погребены их родители Кирилл и Мария, перед смертью принявшие иноческий чин.
   Варфоломей, жаждавший молитвенного уединения, упросил брата Стефана поискать с ним такое место, где можно было бы основать пустынножительство. После разных поисков в соседних лесах, они нашли удобное место неподалеку от Хотькова, верстах в 10 или 12 от Радонежа, на овражистых берегах речки Кончуры, посреди глухого бора. Здесь они срубили келью и маленькую церковь, которая, с соизволения митрополита Феогноста, и была освящена во имя Живоначальной Троицы. Это происходило в начале княжения Симеона Гордого. В таком глухом, уединенном месте братья терпели крайний недостаток в пропитании и прочих предметах жизни. Старший, Стефан, недолго оставался тут и отправился в Москву, где и поступил в Богоявленский монастырь, что на Большом посаде (в Китай-городе). Тут он сдружился с иноком Алексеем, впоследствии знаменитым митрополитом, вместе с ним приобрел благоволение Феогноста и был потом поставлен игуменом Богоявленского монастыря. Великий князь Симеон Иванович сделал Стефана своим духовником; а примеру великого князя последовали его ближние бояре Василий Протасьевич Вельяминов с братом Федором и другие. Это придворное значение Стефана, конечно, не осталось без влияния на судьбу основанной им с братом отдаленной Троицкой обители и на будущие дружеские отношения Алексея митрополита с Сергием Радонежским.
   Варфоломей оставался непоколебим в своем лесном уединении. Он принял иноческое пострижение с именем Сергия; изнурял свою плоть постом и непрерывными трудами, с терпением переносил все лишения и опасности от хищных зверей, ибо в том же лесу обитали многие волки и медведи. Одного медведя подвижник даже приручил к себе, разделяя с ним свою скудную пищу; для него он ежедневно отлагал хлеб на известном пне. Когда был недостаток в пище, святой сам терпел голод, но кормил медведя, который за то показывал ему привязанность. Прошло года два или три в таком уединении. Слух о пустынном подвижнике стал распространяться. К нему начали приходить иноки и проситься в сожительство. Волей-неволей он должен был согласиться на их просьбу. Собравшаяся братия построила себе кельи и начала отправлять ежедневную службу в церкви, но не литургию, так как не было священника. Наконец, по усиленной просьбе братии, Сергий согласился принять на себя сан священника и игумена. Для посвящения он отправился в Переяславль к епископу Афанасию Волынскому, который в то время управлял церковными делами за отсутствием митрополита Алексея, ездившего в Царьград. Епископ совершил посвящение Сергия. Как настоятель обители Сергий сильно напоминал св. Феодосия Печерского, которого житие, без сомнения, было ему известно и послужило для него образцом. Он, в свою очередь, также служил братии примером строго воздержания и неутомимого труда; также исполнял сам все монастырские работы, т.е. рубил дрова, носил воду, молол жито, сеял муку, пек просфоры, варил кутью; носил бедную одежду, покрытую заплатами; также строго наблюдал в обители благочестие, для чего ночью обходил кельи, и, если слышал веселые разговоры и смех, то наутро призывал к себе провинившихся и увещевал их, но обыкновенно без гнева и суровости, а тихими, кроткими словами. Хоть Сергий не отвергал никого из приходивших к нему, но всегда медлил пострижением, давая послушнику время испытать себя и привыкнуть к монастырскому житию.
   Между тем, начались приношения и вклады от разных христолюбцев; некоторые приходящие иноки отдавали в монастырь свое имущество. Обитель украсилась новым, более просторным, храмом и разными постройками. В окрестностях ее стали селиться многие крестьяне и обрабатывали землю. Из Москвы богомольцами, торговыми и служилыми людьми проложен был в Троицкую обитель торный путь, который отсюда направился и далее в старые северные города, Переяславль и Ростов. Слух о св. подвижнике и его монастыре достиг Царьграда, и патриарх Филофей прислал Сергию крест и схиму с грамотой, в которой советовал ему устроить в своей обители общежитие. Игумен, с благословения митрополита Алексея, исполнил желание патриарха. Все монастырское имущество составляло собственность братии; никто не мог иметь своего отдельного достояния. Учреждены были должности келаря, подкеларника, уставщика; распределены обязанности трапезников, поваров, хлебников, служителей больным. Кроме того, Сергий устроил при монастыре странноприимство, где получали пристанище нищие и убогие богомольцы. В это время, т.е. в княжение Димитрия Ивановича, св. игумен уже пользовался большим уважением при великом княжеском дворе и особым расположением митрополита Алексея. Они совокупно заботились о распространении и процветании в России монашеского чина, и Троицкая обитель сделалась тогда митрополией или рассадником значительного числа севернорусских монастырей.
   Упомянем только важнейшие из них.
   Старший брат Сергия, Стефан, оставил свое игуменство в столичном Богоявленском монастыре и удалился в Троицкую обитель к меньшому брату. Но, кажется, Стефан не отличался кротостью и смирением и неохотно подчинялся настоятельству меньшого брата в монастыре, которому основание они положили вместе. По крайней мере, однажды за вечерней, стоя на клиросе, Стефан по какому-то поводу спросил канонарха (уставщика): "Кто тебе велел взять эту книгу?" - "Игумен Сергий", отвечал монах. - "Кто тут игумен?
   Не я ли первый сел на это место и церковь воздвиг? " - возразил Стефан и прибавил к тому еще несколько запальчивых слов. Преподобный Сергий в то время священнодействовал в алтаре и слышал эти слова. После вечерни, когда братия собралась в трапезу на ужин, он, не сказав никому ни слова, ушел из монастыря. Обходив разные пустыни, Сергий остановился на реке Киржач и там, с помощью своих почитателей, основал новую обитель во имя Благовещения. Но потом, уступая просьбам Троицкой братии и убеждениям митрополита Алексея, воротился в свой монастырь, а управление Киржачским поручил одному из своих учеников.
   В числе учеников Сергия находился его родной племянник Феодор, сын того же старшего брата Стефана. Этот Феодор с юных лет пристрастился к иноческому житию и, воспитанный под руководством дяди, подобно ему, пожелал основать собственный общежительный монастырь. Сергий не противился такому желанию и отпустил племянника с несколькими из своей братии. Они выбрали в окрестностях столицы красивое место на возвышенном берегу реки Москвы, называемое Симонова, с благословения Сергия, построили здесь церковь во имя Рождества Богородицы, и при ней учредили монастырь, настоятелем которого сделался Феодор (около 1370 г.). Потому он приобрел такое уважение, что, подобно отцу своему, бывшему когда-то духовником великого князя Симеона, назначен в духовники великому князю Димитрию Ивановичу. Посланный однажды великим князем по церковным делам в Царьград, он так понравился патриарху, что был им возведен в сан архимандрита, а его монастырь объявлен патриаршей ставропигией (т.е. изъят из ведения епархиального архиерея). Впоследствии он был поставлен епископом на Ростовскую кафедру.
   Далее, по просьбе князя Владимира Андреевича, св. Сергий ходил в его удельный город Серпухов, в окрестностях которого и основал (в 1374 г.) Зачатейский монастырь, прозванный по своему местоположению Высотским. Настоятелем его он поставил также одного из своих учеников. Вновь основанные монастыри Сергий обыкновенно посещал лично, благословлял и наставлял иноков, и все подобные путешествия совершал пешком; по замечанию его жития, он до глубокой старости никогда не ездил на коне. Сам митрополит Алексей обратился к пособию преподобного, когда устраивал новую обитель в исполнение своего обета. Однажды, во время плавания в Царырад, святитель испытал на море страшную бурю. В виду крайней опасности, он дал основать церковь и монастырь во имя того праздника, в который достигнет пристани. Корабль пристал к берегу 16 августа, т.е. в праздник нерукотворенного Спасова образа. По просьбе святителя, Сергий дал ему достойнейшего из своих учеников Андроника, и этот последний сделан был настоятелем основанного митрополитом на берегу Яузы монастыря, который стал известен под именем Спасо-Андроникова. Но наибольшими попечениями митрополита Алексея пользовался другой основанный им общежительный монастырь, Чудов, построенный в самом Кремле близ Успенского собора (в 1365). Название свое он получил от каменного храма в честь чуда Михаила Архангела. В число первоначальной его братии также переведены были некоторые старцы из Троицкой Лавры. Святитель возвел этот монастырь в достоинство архимандрии и щедро наделил его селами и разными угодьями*.
   ______________________
   * Просьба Казимира патриарху Филофею о поставлении Антония митрополитом в Галич, акты Константинопольского патриархата, относящиеся к митрополиту Алексею, и жалобы на него Ольгерда см. в Рус. Историч. Библиот. Т. VI, в приложениях. О коварном поведении в отношении к нему Киприана ibid. N 30. В той же грамоте упоминается о претерпенном от Ольгерда в юго-западной Руси митрополитом Алексеем задержании и ограблении. Затем Степен. кн. Ник. Лет. Житие Сергия в Никонов, лет. IV. 203 - 239. О нем в Истории Рус. Церкви Макария. IV, 177 - 189 и в приложениях NN XIX и XX. О редакциях Жития Сергия Епифаниевой и Пахомиевой у Ключевского: "Древнерусские Жития Святых", гл. Ill и IV. Лицевое, т.е. украшенное рисунками, Житие Сергия, составленное Епифанием и дополненное Пахомием - рукопись Троицкой Лавры, изданная литографным способом в 1853 г. См. также в Макарьевских Минеях. Сентябрь. Изд. Археогр. ком. Спб. 1883 г. Житие преп. Сергия, написанное Екатериной Второй, изд. Об. Древ, письменности. Спб. 1887. Житие преп. Сергия. Составил Иеромонах Никон. Изд. 2-е. М. 1891. "Житие преп. Сергия и похвальное ему слово, написанное Епифанием Премудрым в XV в." Сообщил Архим. Леонид ("Памятники" Древ. Письменности. Спб. 1885). Голубинского "Препод. Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра". Сергиев п. 1892.
   ______________________
  
   Тщетно престарелый святитель предлагал Троицкому игумну быть ему преемником на Русской митрополии, для чего хотел предварительно возвести его в сан епископа. Преподобный Сергий решительно отказался от этой великой чести, главным образом по своему смирению и любви к пустынному житию, а отчасти, вероятно, и потому, что хорошо знал о желании великого князя возвести на митрополичью кафедру своего любимца Митяя. Этот Митяй родом был с Рязанского прибрежья Оки из города Тешилова, сын священника, и некоторое время служил священником в городе Коломне. Тут он имел случай обратить на себя внимание великого князя Димитрия. Митяй отличался высоким ростом, окладистой бородой и вообще сановитой, красивой наружностью. Будучи наделен от природы прекрасным голосом, даром слова и обладая начитанностью в Священном писании, он умел пленить великого князя как приятностью своего церковного служения, так и сладкой, поучительной беседой. Димитрий взял его к себе духовником и печатником, т.е. поручил ему хранить и прикладывать к грамотам великокняжескую печать. Многие бояре, по обычаю, подражали государю и также поступили в число духовных детей попа Митяя. Он все более входил в честь и славу; вместе с тем, росли его властолюбие и надменность; он стал щеголять дорогими светлыми одеждами и многочисленной прислугой. Когда умер Иван Непеица, архимандрит придворного Спасского монастыря, великий князь велел поставить на его место своего любимца. Чудовский архимандрит Елисей, прозванный Чечетка, совершил пострижение Митяя, нарекши его Михаилом (1476). "Еще до обедни был мирской поп, а после обедни архимандрит", - говорили современники о таком быстром возвышении. Но Спасская архимандрия служила только ступенью к самому высшему духовному сану, который назначал ему великий князь. Митрополит Алексей приближался к своей кончине, и Димитрий неоднократно просил его благословить в свои преемники архимандрита Михаила. Алексей ссылался на то, что Митяй еще новичок в монашестве и что ему прежде нужно искуситься в подвигах иноческих. То лично, то через брата Владимира Андреевича или ближних бояр Димитрий повторял свою просьбу о благословении. Алексей, наконец, согласился преподать Митяю благословение, сказав при этом: "если будет на то воля Господня и Пречистой Богородицы, преосвященного патриарха и вселенского собора, то и я благословлю его".
   Вскоре потом восьмидесятилетний Святитель отошел в вечность, и, согласно с его желанием, был погребен не в Успенском соборе, а в своем любимом Чудовом монастыре. Митяй немедленно переселился на митрополичий двор и принял в свое ведение дела церковные. В это время цареградский патриарх Макарий, желая угодить сильному русскому князю, прислал Митяю грамоты, в которых признавал его преемником Алексея и звал в Константинополь для рукоположения. Вследствие того, Митяй счел себя вправе, еще не будучи поставлен, возлагать на себя белый клобук и митрополичью мантию, восседать во время богослужения в алтаре на митрополичьем месте, вообще окружить себя всем блеском этого сана; ему служили и сопровождали его при выходах многочисленные митрополичьи бояре и отроки. Он чинил церковные суды и собирал в свою казну митрополичьи доходы. С духовенством обходился гордо и строго, а провинившихся и непокорных сурово наказывал, причем многих сажал в темницу и смирял железными веригами. Его гордость и суровость не замедлили возбудить против него великое неудовольствие в русском духовенстве.
   Во главе недовольных стояли епископ Суздальский Дионисий и два известных игумена, преподобный Сергий Троицкий со своим племянником Феодором Симоновским; они вошли в сношение с помянутым выше сербом Киприаном, который проживал в Киеве и управлял церковными делами Западной Руси. Он с большою свитой отправился в Москву, чтобы предъявить свои права на митрополичий престол всея Руси. Великий князь видел в нем не только соперника своему любимцу, но также избранника и сторонника враждебной Литвы. А потому, едва Киприан явился в Москву, как его схватили и заключили под стражу; у его свиты отняли коней и все имущество; а на другой день выпроводили его с бесчестьем из Москвы. В этом случае Московский князь поступил с Киприаном точно так же, как однажды Ольгерд обошелся с митрополитом Алексеем, когда тот посетил свою паству в Юго-Западной Руси. Киприан прислал с дороги скорбное послание к игумену Сергию и Феодору, где описал причиненное ему оскорбление. Он отправился со своими жалобами в Византию. Между тем, Митяй вздумал было избавить себя от путешествия в Царьград, где сторонник его патриарх Макарий был свержен духовным собором. Он склонил великого князя созвать собор русских епископов, который поставил 6bi его, Митяя, в митрополиты, следуя некоторым прежним примерам на Руси (митрополитов Илариона и Климента). Но против такого поставления, не согласного с установившимся преданием, восстал Дионисий Суздальский, который притом не хотел явиться к Митяю с поклоном и за благословлением, как то сделали другие, собравшиеся в Москву, епископы. На укор Митяя по сему поводу Дионисий отвечал: "Тебе следовало придти ко мне за благословением; ибо я епископ, а ты поп". По просьбе Митяя, великий князь велел задержать Дионисия, когда тот собрался было ехать в Константинополь. Дионисий дал слово не ездить туда без воли великого князя, в чем представил поручителем за себя Сергия Радонежского. Но, получив свободу, нарушил слово и из Нижнего Новгорода Волгой поехал в Грецию. Раздраженный Митяй обратил свой гнев на преподобного Сергия, грозил разорить его монастырь и разогнать иноков. Он уже давно питал неудовольствие на Троицкого игумена, считая его виновником тому, что святитель Алексей не хотел благословить его, Митяя, своим преемником.
   В виду возникших несогласий, Митяй, по желанию великого князя, отправился наконец в Царьград на поставление, в сопровождении большой свиты, в состав которой входили три архимандрита, несколько игумнов, протоиереев и почти весь клир соборной Владимирской церкви. Кроме митрополичьих бояр, при этой свите находился великокняжеский посол, большой московский боярин Василий Кочевин-Олешинский. Сам великий князь с детьми и боярами провожал своего любимца несколько переходов от столицы. Он не только снабдил его денежною казною, но еще дал ему несколько чистых грамот за своею печатью (бланки), чтобы, в случае надобности, он мог в Царьграде занимать деньги под великокняжескую кабалу (вексель). Митяй отправился через Рязанскую землю и Донские степи; в последних он был задержан Татарами Мамаевой Орды, но вскоре с честью отпущен самим Мамаем. В генуэзском городе Кафе (Феодосии) он сел на корабль и поплыл в Константинополь. Но на море Митяй разболелся и умер в виду самого Царьграда. Его погребли в константинопольском предместье Галате.
   Это путешествие разрешилось еще более неожиданным образом, когда спутники Митяя самовольно вздумали, вместо умершего, выбрать нового митрополита из своей среды. При этом голоса разделились: одни желали Ивана, архимандрита московского Петровского монастыря, а другие Пимена, архимандрита Переяславского. После многих споров одержала верх сторона последнего, к которому пристали великокняжеский посол и бояре. Завладев казной Митяя, Пимен воспользовался чистыми грамотами за княжескими печатями и на одной из них написал от имени Димитрия послание к императору Иоанну Палеологу и патриарху Нилу с просьбой поставить его, Пимена, Русским митрополитом.
   Когда же встретились препятствия и сомнения со стороны Цареградского духовного собора, перед которыми хлопотал о своих правах Киприан, Пимен и его пособники воспользовались другими чистыми грамотами, и на имя великого князя заняли большие суммы под высокие проценты у итальянских и других купцов. С помощью богатых даров и посулов, их старания увенчались успехом: в июле 1380 года состоялось соборное постановление, в силу которого Киприан поставлен митрополитом Литвы и Малой России, а Пимен рукоположен в митрополита Киева и Великой России. Но когда последний прибыл в Северную Русь и приближался к Москве, великий князь Димитрий велел его схватить, снять с него белый клобук и послать на заточение в Чухлому. В Москве приняли на митрополию Киприана*.
   ______________________
   * "Повесть о Митяе" в Ник. IV. Отчасти в Степен. кн. Грамота митр. Киприана к игумнам Сергию и Феодору в Рус. Истор. Библиот. VI. N 20. Соборное определение патриарха Нила 1380 г. о Киприане и Пимене ibid. N 30 Приложений. Любопытно, что в этом византийском документе уже ясно Северо-Восточная Русь называется "Великою Россией" в противоположность Малой или Юго-Западной. О Митяе и обманном поведении Пимена в соборном определении 1389 года, ibid. N 33 Приложений. А еще прежде перевод этого акта, сделанный проф. Григоровичем, помещен Калачовым в 3-й книге Архива Историко-юридич. сведений о России. См. также Карпова "Церковная Смута" (Очерки из ист. Рос. церк. иерархии в Чт. Об. И. и Др. 1864 кн. 4). А. I. (архимандрита Леонида?) "Киприан до восшествия на Московскую митрополию" (ibid. 1867, кн. 2).
   ______________________
  
   Прежде нежели решился этот спор между Киприаном и Пименом, в Северо-Восточной Руси совершились великие политические события: началась освободительная борьба Москвы с Золотою Ордой.
   Неурядицы, продолжавшиеся в Орде, и ее раздробление между несколькими ханами-соперниками служили очевидным поощрением в попытках Русских князей к свержению ненавистного ига. Мы видим, что северовосточные князья в это время начинают довольно сильно действовать против Татар в явном союзе друг с другом. Душою этого, естественным путем слагавшегося, союза конечно является Москва, т.е. великий князь Димитрий Иванович и его умные бояре. К Московскому князю непосредственно примыкают его ближайшие подручники или младшие удельные князья Суздальской земли, каковы Ростовские, Ярославские, Белозерские и пр. Затем в тесном союзе с Москвой мы видим старшего Суздальско-Нижегородского князя и тестя великого Димитрия Константиновича с братом Борисом Городецким. Только тверской князь Михаил Александрович выделялся из союза Суздальских и Великорусских владетелей, и продолжал упорствовать в своей вражде с Москвой. Но зато великий князь умел привлечь в союз против Татар старую соперницу Москвы с юго-восточной стороны, т.е. Рязань, в лице ее главного князя Олега Ивановича, не говоря уже о послушных Москве князьях Муромских и Пронских. Союз с Рязанью был особенно важен, потому что она загораживала собой Московское княжение от татарских нашествий, а в противном случае открывала Татарам путь в самое сердце Великой Руси. Наконец, к Москве, как мы знаем, тянули удельные князья земли Вятичей (потомки св. Михаила Черниговского), каковы Карочевские, Козельские, Новосильские, Тарусские и др., теснимые с одной стороны Литвой, с другой - разоряемые Татарами. При Димитрии Ивановиче они являются усердными его союзниками. Огражденная от непосредственного соседства с Татарами широким полукругом союзных земель Нижегородской, Муромо-Рязанской и Северской, Москва могла постепенно и своевременно развивать и подготовлять свои силы для решительной борьбы с Ордой. Из своего средоточия она могла направлять помощь в ту или другую сторону для отпора кочевым варварам. К сожалению, помощь эта не всегда поспевала вовремя, чтобы предупредить разрушительный набег степных наездников на союзную область, и это обстоятельство значительно ослабляло крепость самого союза. Так, в 1373 году, по свидетельству летописи, Татары из Мамаевой Орды напали на рязанского князя Олега Ивановича, разорили и пожгли его города и увели в плен много народу; великий князь Димитрий с братом Владимиром Андреевичем пришел на помощь слишком поздно; он ограничился тем, что стал на берегу Оки и не пустил Татар перейти на северную сторону. Почти в то же время видим смелое действие против Татар в Нижнем Новгороде. Граждане подняли мятеж против Мамаевых послов и их грабительной дружины; причем избили до тысячи Татар, а остальную их дружину, вместе с главным послом Сарайкой, заперли под стражу. В следующем 1375 году, когда князь Димитрий Константинович велел развести пленную татарскую дружину по разным городам, Сарайко убежал на владычен двор, поджег его и стал там защищаться. Одна татарская стрела при этом едва не попала в епископа Дионисия и коснулась его мантии. Рассвирепевший народ избил всех Татар вместе с Сарайкой. И это избиение, подобное Тверскому 1327 года, на первое время осталось безнаказанным для жителей Нижнего. Присланное Мамаем вслед войско ограничилось опустошением Запьянья, т.е. области за рекой Пьяной или восточного пограничья Нижегородского княжения.
   В это-то время закончилась упорная борьба Димитрия Московского с Михаилом Тверским. Мирный договор 1375 года развязал руки Димитрию для более решительных действий на юго-востоке. И уже в следующем году мы видим зимний поход единенного Московско-Суздальского войска в Камскую Болгарию на местных татарских владетелей. Князья, конечно пользовались тем, что эти владетели, как и некоторые другие, старались отделиться от Золотой Орды и основать независимое ханство. В этом походе Суздальской ратью начальствовали сыновья Димитрия Константиновича Василий и Иван, а Московской - служилый князь Димитрий Михайлович Волынский-Боброк. 16 марта, в понедельник, на шестой неделе великого поста соединенная рать подступила к городу Казан и (впервые тут упоминающейся), где основал свою резиденцию болгаро-татарский хан Асан. Туземцы вышли навстречу Русским и начали осыпать их стрелами из луков и самострелов; в то же время с городских стен на них "пускали" какой-то гром, чтобы напугать воинов; а некоторые выехали на верблюдах, стараясь всполошить их коней. Но Русь бодро ударила на неприятеля и вогнала их обратно в город. Затем она принялась опустошать окрестную сторону, забирала пленников, пожгла их суда на Оке, села и зимовники. Казанский хан Асан и царевич (салтан) Махмет ударили челом о мире и получили его, заплатив окупу три тысячи рублей на воевод и войско, да по тысяче рублей великому князю и его тестю Димитрию Константиновичу. Кроме того, Русь посадила в Казани своего дорогу с таможенными сборщиками. Следовательно, туземные владетели признали себя в зависимости от Русского великого князя. Ободряемые подобными успехами, Русские князья и в других областях начинают отважно выступать на борьбу с Татарами. Так, на Северской украйне в это время отличился своими воинскими подвигами один из карачевских князей Федор Андреянович Звенигородский, по словам летописи, богатырь ростом и силой.
   Неустройства Золотой Орды, жестокий мор и другие соседи отвлекли внимание Татар от Руси. Однако, темник Мамай, распоряжавшийся в Орде именем послушных ему ханов, замыслил рядом решительных ударов одного за другим смирить непокорных Русских князей. В то время к нему перешел из Заяицкой или Синей Орды царевич Арапша (Араб-шах), малый телом, но искусный и свирепый воитель. Мамай дал ему войско и послал на Суздальско-Нижегородское княжество весной 1377 года. Извещенный о том своим тестем, Димитрий Московский сам пришел к нему на помощь с сильной ратью. Побыв некоторое время в Нижнем и не получая вестей об Арапше, великий князь воротился в Москву, оставив своему тестю значительную часть рати. Соединясь с Суздальским ополчением, эта рать пошла отыскивать Татар и перешла за реку Пьяну (приток Суры) в Мордовский край. Главное начальство было вручено сыну Димитрия Константиновича Ивану. Тут получилась ложная весть, что Арапша остановился где-то далеко на Волчьих водах и что он страшится встречи с Русью.
   Полагаясь на подобные вести, воеводы предались беспечности. Стояла жаркая июльская погода. Воины сложили на телеги свои брони, щиты и шлемы и расхаживали в охабнях и сарафанах; всадники, расстегнув петли, ездили нараспашку и даже спускали с плеч кафтаны. Рогатины, сулицы и копья сложены были в кучи, а иные даже не были еще насажены. Захватив где-нибудь у жителей пиво и мед, напивались допьяна, и в таком виде предавались безмерному хвастовству; каждый хвалился один выйти на сто татаринов; "кто может против нас стати? " - восклицали ратники. Бояре и воеводы сами подавали пример распущенности, и, забыв о мерах воинской предосторожности, потешались охотой на зверей, как будто находились у себя дома посреди глубокого мира. Очевидно, несколько успешных действий против Татар до такой степени ободрили Русских, что они быстро перешли к пренебрежению относительно своих поработителей. Наказание за такое легкомыслие не замедлило. Арапша был недалеко и знал, что делается в Русском стане. Мстительные Мордовские старшины подвели его скрытыми дорогами. Царевич разделил свое войско на пять полков, которые 2 августа внезапно, с разных сторон, ударили на Русскую рать. Застигнутая ими рать, бросившаяся бежать обратно за Пьяну, потонула в этой реке. Много бояр и воевод погибло в тот день; в числе погибших был и главный начальник ополчения, молодой князь Иван Димитриевич, который вслед за другими хотел на коне переплыть реку, но утонул. Арапша после этой победы поспешил к Нижнему Новгороду. При его приближении князь Димитрий Константинович, лишившись своего войска, не думал более о сопротивлении и ускакал в Суздаль; а часть граждан бросилась на суда и спаслась Волгой в Городец. Татары ворвались в беззащитный Нижний Новгород, захватили оставшихся людей, разграбили город, церкви, монастыри, и, зажегши их, ушли с огромным полоном и всякого рода добычей. Примеру Татар последовала и Мордва; она собралась, внезапно ударила на область Нижегородскую и разграбила то, что осталось от погрома Арапши. Когда Димитрий Константинович успел восстановить некоторый порядок в своем княжении и собрал новую рать, то первым делом Русских князей была месть коварной Мордве. Суздальская рать, под начальством Бориса Константиновича Городецкого и Семена, одного из сыновей Димитрия Константиновича, соединилась с московским воеводой Федором Андреевичем Свиблом, и следующей зимой жестоко повоевала Мордовские волости; причем ограбила и пожгла их села и зимницы, и увела в плен большое количество женщин и детей. Многие Мордвины, приведенные живыми в Нижний, были подвергнуты разным казням; между прочим их влачили по льду на Волге и травили псами. (Утонувший в Пьяне княжич Иван был вынут из воды и погребен в Нижегородском Спасском соборе еще в августе, т.е. вскоре по уходу Арапши.)
   Мамай спешил воспользоваться ударом, нанесенным главному союзнику Московского князя, и готовил такой же удар как ему самому, так и другому его союзнику Олегу Рязанскому. Уже Арапша после похода в Суздальскую землю, той же осенью, изгоном (набегом) ходил на Рязанскую землю и часть ее попленил и пограбил. Захваченный врасплох, Олег Иванович попался было в плен, но вырвался и убежал, весь израненный татарскими стрелами. Летом следующего 1378 года Мамай отправил на Рязань и Москву большое войско под начальством мурзы Бегича. Димитрий Иванович понял грозившую опасность и на этот раз не опоздал своею помощью; он лично приспел со своей ратью на южную сторону Оки и встретил Татар на берегах ее правого притока Вожи, верстах в 15 от Переяслава-Рязанского. Несколько дней оба войска стояли друг против друга на разных берегах. 11 августа Татары первые перешли речку и вступили в бой. Но Димитрий уже изготовил свою рать. Одним ее крылом начальствовал Даниил Пронский, другим - московский окольничий Тимофей Вельяминов. Сам великий князь ударил на врагов с главным полком. Татары недолго выдерживали бой и побежали обратно за Вожу. При этом много их было побито и перетонуло в реке. В числе павших находился сам Бегич и некоторые знатнейшие мурзы, как-то: Хазибей, Коверга, Карулук, Кастрок. Наступившая ночь помешала преследованию со стороны Русских. На следующее утро был густой туман. Только когда он рассеялся, Димитрий перешел через реку и погнался за Татарами. Нагнать их было уже невозможно; но зато Русь собрала большую добычу, потому что враги в поспешном бегстве побросали свои шатры и телеги, наполненные разным добром. (Памятником Вожинской битвы служат высокие курганы, под которыми погребены павшие воины.)
   Доселе Димитрий сохранял еще даннические отношения к Орде, хотя платил дани гораздо уменьшенные в сравнении со своими предшественниками. На Воже была одержана первая большая победа Руси над своими поработителями. Это уже было открытое и решительное восстание великого Московского князя против Золотой Орды. Можно представить себе ярость Мамая и золотоордынских мурз, когда беглецы принесли им весть о своем поражении. Прежде всего он спешил выместить свою досаду на Рязанской области. Собрав остатки разбитой рати, он бросился на Рязань. Не ожидая такого скорого возвращения Татар после их поражения, Олег Рязанский оказался неготовым к обороне и удалился на левую лесную сторону Оки. Татары пожгли его стольный Переяславль и некоторые другие города, разорили множество сел и увели большое количество пленников. Это внезапное нападение должно было послужить предвестием более страшной бури, т.е. опустошения самого Московского княжения. Но, испытав его могущество, Мамай решил приготовить прежде большие силы, чтобы напомнить Руси Батыево нашествие. Приготовления его совершались тем успешнее, что Мамаю удалось восстановить единовластие в Золотой Орде. Он велел убить молодого хана Могамеда и самому себе присвоил ханский титул, хотя и не принадлежал к царскому роду Джучидов.
   Во время описанных событий в Орде проживал помянутый выше московский крамольник, сын тысяцкого Иван Васильевич Вельяминов. На Воже после поражения Татар Русские захватили в их стане одного попа с мешком каких-то трав и зелий. В нем заподозрили лазутчика или злоумышленника, подосланного Вельяминовым; подвергли его пытке, а потом сослали на озеро Лаче ("идеже бе Данило Заточенник", - прибавляет летопись).
   А в следующем 1379 году сам Иван Вельяминов, отважившийся явиться на Руси, с помощью какой-то хитрости был схвачен в Серпухове и привезен в Москву. Семья Вельяминовых была тогда еще в силе. Тимофей Васильевич, дядя Ивана, состоял окольничим и большим боярином; а Николай Васильевич, брат Ивана, находился в свойстве с великим князем (имея женой его свояченицу). Однако, не помогли Ивану ни известная боярская вольность, ни знатная родня: Димитрий изрек над ним смертный приговор. Утром, 20 августа, за стенами столицы, на Кучкове поле, в присутствии многочисленной толпы, Вельяминову мечом отрубили голову. Эта публичная казнь знатного боярина, судя по словам летописи, у многих вызывала слезы и вообще произвела на народ сильное впечатление. Очевидно, молодой Димитрий Московский, мужественно справляясь с внешними врагами, и дома у себя держал власть твердой рукой. Сообщник Ивана Вельяминова, сурожанин Некомат, спустя несколько лет, также был казнен в Москве*.
   ______________________
   * П. Соб. Р. Л. Особенно летописи Воскресенская и Никоновская, также Татищев. Арабшах происходил от Шейбана, одного из сыновей Джучи. Савельев полагает, что он не пришел служить Мамаю, а действовал "за свой счет", и после разорения Нижнего провозгласил себя ханом Золотой Орды; по крайней мере, в Тетюшском кладе, найденном в 1856 году, оказалось две монеты 1377 - 78 гг. с именем Арабшаха. Он полагает также, что болгарский царь Гасан 1370 года и казанский хан Асан 1376 года есть одно и то же лицо. ("Монеты джучидские джагатайские и пр. вэпохуТохтамыша" - П.С. Савельева в Записках Археол. Общества. Т. XII. 1865 г.).
   ______________________
  
   Не успел великий князь Димитрий Иванович со своими боярами и дружиной отдохнуть от недавних походов против Татар и Литвы, как летом 1380 года в Москву пришла грозная весть: Мамай поднялся со всей своей ордой и идет на Русь. Не довольствуясь тем, что собрал всю свою силу Татарскую и Половецкую, старый хан нанял еще в свою службу отряды Бесермен (закаспийских мусульман), Алан, Черкес и крымских Фрягов (Генуэзцев). Мало того, он заключил союз с недругом Москвы великим литовским князем Ягеллом Ольгердовичем, который обещал соединиться с ним, чтобы вместе разгромить Московскую землю. Вести добавляли, что Мамай исполнился великой ярости против Русских князей за поражение татарского войска на реке Воже, что он хочет их совершенно истребить, а вместо них посадить на Руси своих баскаков; грозит даже искоренить саму православную веру и взамен ее ввести свою бусурманскую (т.е. мусульманскую). В подтверждение этих вестей прискакал гонец от великого князя рязанского Олега Ивановича. Этот последний, бывший перед тем временем в единении и приязни с Московским князем, извещал, что Мамай уже перешел на правую сторону Дона и прикочевал к устью реки Воронежа или к пределам Рязанской земли.
   Опечалился Димитрий Иванович при виде такой черной тучи, надвигавшейся на Русь, и прежде всего, по обычаю благочестивых Русских князей, прибег к молитве и покаянию. А затем, ободрясь духом и не теряя времени, послал гонцов во все концы своей земли с повелением, чтобы наместники его и воеводы спешили с ратными людьми в Москву. Разослал также грамоты к подручным себе и соседним князьям Русским, убедительно просил их как можно скорее идти к нему на помощь со своими дружинами; прежде же всего послал за своим двоюродным братом и другом Владимиром Андреевичем Серпуховским. Последний не замедлил явиться на этот призыв. Вскоре со всех сторон стали собираться в Москву ратные люди. Начали прибывать и подручные князья.
   Между тем приехали послы от самого Мамая и потребовали у великого князя того же выхода (дани), который Русь платила Орде при хане Узбеке, и той же покорности, какая была при старых ханах. Димитрий собрал своих бояр и подручных князей. На совете присутствовали и духовные лица. Духовенство говорило, что подобает утолить ярость Мамаеву великой данью и дарами, чтобы не пролилась кровь христианская и не были разрушены святые храмы от неверных.
   Эти советы уважены. Великий князь одарил татарское посольство и отпустил его назад; а вместе с тем отправил к хану со многими дарами и с. мирными предложениями собственного посла Захария Тютчева, которому даны были два толмача, умеющие говорить по-татарски. Плохая однако была надежда умилостивить дарами злого Татарина, и военные приготовления деятельно продолжались. По мере того как увеличивалось собиравшееся в Москву Русское ополчение, росло в Русских людях воинственное воодушевление, росла охота помериться силами с Татарской Ордою в открытом поле и уничтожить вконец ненавистное иго. Недавняя победа на Воже была у всех в свежей памяти. Воспрянула древняя отвага в русском сердце, воскресал дух русской удали и молодечества, на время придавленный тяжелой судьбой. Вновь росло сознание Русского народного единства и Русской силы.
   Бодрость духа сказывалась также в обычных пирах и попойках, которыми сопровождались сборы на войну. Великий князь и его бояре усердно угощали областных князей и воевод, прибывающих со своими дружинами.
   Был пир у боярина Николая Васильевича Вельяминова, который держал Коломенскую тысячу (был Коломенским воеводой). На пиру в числе других князей присутствовал и Димитрий Иванович с братом своим Владимиром Андреевичем. Вдруг прискакал гонец от Захария Тютчева с новыми недобрыми вестями. Тютчев, достигнув Рязанских пределов, узнал, что Мамай неотложно идет на Московскую землю и что к нему пристал не только Ягелло Литовский, но и Олег Рязанский. Последний изменил Димитрию и теперь сносится грамотами с ханом и с Ягайлом. Олег приглашает Ягайла поделить между собой Московские волости; он уже уверяет Мамая, что Димитрий не отважится выйти против Татар и убежит на север в самые дальние места.
   Хан условился с Ягайлом и Олегом сойтись на берегах Оки на Семенов день, т.е. первого сентября, чтобы отсюда всем вступить в Московскую землю.
   Весть об измене Олега Рязанского наполнила еще большей скорбью сердце великого князя. Однако, она нисколько не поколебала его решимости и бодрости. На общем совете положили ускорить приготовления к войне, идти навстречу Мамаю в самые степи, не дожидаясь его прихода в Московскую землю, и, если можно, предупредить его соединение с Ягайлом и Олегом. Тем князьям и воеводам, которые не успели еще придти в Москву или которым не по дороге было заходить в нее, Димитрий послал гонцов с грамотами, чтобы шли прямо к Коломне: этот город назначен сборным местом всех Русских ополчений. А, между тем, великий князь снарядил крепкую сторожу, т.е. конный разведочный отряд, под начальством трех надежных дружинников: Родиона Ржевского, Андрея Волосатого и Василия Тупика. Они должны были ехать в придонскую степь на Быструю Сосну под самую Орду Мамаеву, чтобы "добыть языка", т.е. захватить пленников, от которых можно было бы в точности узнать о положении дел и намерении неприятеля.
   С нетерпением ожидал князь вестей от этих разведчиков. Не дождавшись их, он снарядил вторую сторожу под начальством Климента Поленина, Ивана Свяслова и Григория Судока и приказал им возвращаться как можно скорее. Дорогой эта вторая сторожа повстречала Василия Тупика, который отряжен был от первой сторожи наперед с добытым языком или с вестями. Разведчики приехали в Москву и донесли князю, что Мамай, несомненно, идет на Русь со всей Ордой, что великие князья Литовский и Рязанский действительно с ним в союзе, но что хан не спешит: с одной сторО' ны, он поджидает на помощь Ягайло с Литвой, а с другой - ждет осени, когда на Руси поля будут убраны и Орда может воспользоваться готовыми запасами. Молва прибавляла, что, уже собираясь на Русь, хан разослал по своим улусам такой наказ: "не пашите землю и не заботьтесь о хлебе; будьте готовы на русские хлебы".
   Димитрий Иванович повелел областным полкам спешить под Коломну к 15 августа, т.е. к Успеньеву дню. Но прежде нежели выступить в дальний поход, благочестивый вождь поехал взять благословение у святого мужа в обитель Живоначальной Троицы. Она в те времена еще не отличалась ни каменными величественными строениями, ни позлащенными главами богатых храмов, ни многочисленной братией; но уже была знаменита подвигами своего основателя и игумена Сергия Радонежского. Слава его суровой аскетической жизни и духовной прозорливости была уже так велика, что князья и бояре нередко просили его молитв и благословения; сами епископы и митрополиты (напр. Алексей и Киприан) обращались к нему за советами и помощью.
   В эту достославную обитель 15 августа, в день св. Фрола и Лавра, приехал Димитрий Иванович Московский, в сопровождении некоторых князей, бояр и многих своих отроков или дворян, дабы, по выражению летописи, "Живоначальной Троице помолиться и у игумена Сергия благословиться". Надеялся он, конечно, услышать от святого мужа и какое-либо пророческое слово. Отстояв обедню в Троицком храме и приняв игуменское благословение, великий князь хотел ехать в обратный путь, ибо время было дорого. Но Преподобный упросил его остаться еще немного и вместе со своими спутниками разделить скромную монастырскую трапезу.
   После трапезы игумен сказал великому князю: "Почти дарами и воздай честь нечестивому Мамаю; да видев твое смирение, Господь Бог вознесет тебя, а его неукротимую ярость и гордость низложит".
   "Я уже сие сотворил, отче, - отвечал Димитрий. - Но он наипаче с великою гордостию возносится".
   "Если так, - молвил Преподобный, - то его ждет конечно погубление и запустение; а тебе от Господа Бога и Пречистыя Богородицы и святых его будет помощь, и милость, и слава".
   Из числа монастырской братии выдавались два инока своим высоким ростом, крепким сложением и мужественным лицом. Их звали Пересвет и Ослябя; до поступления в монастырь они слыли богатырями, умели строить полки к битве и отличались ратными подвигами. Пересвет, в миру носивший имя Александра, был знатного рода: он происходил из Брянских бояр.
   "Дай мне сих двух воинов от твоего полку чернеченского", - сказал великий князь Сергию.
   Преподобный ничего не возразил и велел обоим братьям, не медля, изготовиться к ратному делу. Послушные иноки с охотой исполнили повеление игумена и тотчас облеклись в оружие. Сергий дал еще каждому из них схиму с нашитым на нее крестом для того, чтобы возлагать поверх шлемов.
   "Мир вам, братия моя, возлюбленная о Христе, Пересвете и Ослябя, постраждите яко доблии воины Христовы; понеже пришло ваше время". - И, обратясь к Димитрию, прибавил: "Воттебе, княже, мои оружники, атвои извольники".
   Отпуская гостей, игумен осенил крестом великого князя и его спутников, окропил освященной водою и вновь сказал пророческим голосом:
   "Господь Бог будет тебе помощник и заступник; Он победит и низложит твоих супостатов и прославит тебя".
   Преподобный Сергий, хотя и строгий, отрекшийся от мира подвижник, был, однако, пламенный русский патриот. Он горячо любил родину и никому не уступал в ревности к ее освобождению от постыдного ига. Вещие слова преподобного наполнили радостью и надеждой сердце великого князя. Возвратись в Москву, он не медлил долее своим выступлением.
   Если мы вернемся с небольшим за полтораста лет назад и припомним сборы южнорусских князей в поход против Татар, тогда еще неведомых врагов, только что появившихся на пределах Руси, то увидим великую разницу. В то время наши князья, Мстислав Удалой Галицкий, Мстислав Киевский и другие, гордые своими славными предками и своими храбрыми дружинами, привыкшие к победам Руси над степными варварами, отправлялись в степи шумно и весело; соперничали друг с другом и спорили о том, кто старше; а некоторые думали, как бы напасть на врага прежде других, чтобы не разделять с ними победы и добычи. Гордость и строптивость их была наказана жестоким поражением на берегах речки Калки. Теперь не то. Наученные горьким опытом и смиренные тяжким игом, севернорусские князья, собравшиеся вокруг Димитрия Московского, покорно и единодушно идут за своим вождем; они понимают, что в их единении заключается главная сила Русской земли. Сам великий князь приготовляется к делу обдуманно и осторожно; призывает часто на совет князей и бояр, неоднократно посылает разведывать о силах и намерениях неприятеля; а главное, предпринимает все не иначе как с молитвой и с благословением церкви.
   20 августа, ясным утром Московская рать выступала в поход. Димитрий Иванович с князьями и воеводами сначала горячо молился в соборном Успенском храме; припадал здесь ко гробу ев, Петра митрополита и просил его о прмощи против врагов. Заступавший митрополита епископ служил напутственный молебен; осенил крестом великого князя и его спутников и окропил их освященной водой. Из Успенского собора Димитрий перешел в ближний храм архангела Михаила и там поклонился гробам своего отца и деда. Затем он простился с супругой и детьми (Василием и Юрием), сел на своего любимого коня и выехал из Кремля к войску. Оно запрудило все улицы и площади, прилегавшие к Кремлю. Отборная часть его выстроилась на главной (Красной) площади тылом к Большому посаду (ныне Китай-город), а лицом к трем кремлевским воротам, именно: Никольским, Фроловским (ныне Спасским) и Константино-Еленским (ближние к Москве-реке). Посланные из Кремля священники и диаконы с хоругвями, иноками и освященной водой обходили площадь, осеняли крестами и кропили ратников.
   Полки представляли величественное зрелище. Воины и кони их имели бодрый вид; доспехи и оружие ярко блистало на утреннем солнце. Кольчатые железные брони или стальные калантыри (панцирь из блях), шлемы с остроконечными верхушками (яловицами), продолговатые щиты, окрашенные в любимый красный цвет, тугие луки и колчаны со стрелами, острые копья, частью кривые булатные сабли, частью прямые мечи - вот в чем состояли доспехи и оружие русских воинов того времени. Над войском во множестве развевались знамена на высоких древках или так называемые "стяги"; а поднятые вверх копья имели подобие целого леса. Наиболее нарядными, большей частью позолоченными доспехами и также яркими, сверху наброшенными плащами или приволоками отличались предводители русской рати, т.е. князья и воеводы. Из среды их особенно выдавался сам Димитрий Иванович как своим великокняжеским облачением, так и мужественной, сановитой наружностью. Это был высокий, плотный мужчина, темноволосый, с окладистой бородой и большими, умными глазами. Он находился еще в полном цвете сил и здоровья; ему было не более тридцати лет отроду. Рядом с ним выехал из Кремля его любимый двоюродный брат Владимир Андреевич, который был еще моложе Димитрия. Вокруг них ехала свита из собравшихся в Москву подручных князей, каковы: Белозерские Федор Романович и Семен Михайлович, Андрей Кемский, Глеб Каргопольский и Кубенский, удельные князья Ростовские, Ярославские, Устюжские, Андрей и Роман Прозоровские, Лев Курбский, Андрей Муромский, Юрий Мещерский, Федор Елецкий и другие.
   Все Московское население высыпало на проводы ополчения. Женщины голосили, расставаясь со своими мужьями, братьями и родственниками. Великая княгиня Евдокия Дмитриевна с супругой Владимира Андреевича Еленой Ольгердовной и другими княгинями и с боярынями московскими у Кремлевских ворот делали последние проводы отъезжающим. В слезах Евдокия не могла и слова вымолвить. Великий князь, смотря на нее, сам едва не заплакал; однако удержался, чтобы не подать пример слабости для воинов, и только кроткими словами утешал супругу.
   Остановясь перед ратью, он сказал громко окружающим его:
   "Братия моя милая, не пощадим живота своего за веру христианскую, за святые церкви и за землю Русскую!"
   "Готовы сложить свои головы за веру Христову и за тебя, Государь великий князь!" - отвечали голоса из толпы.
   Затем ударили в бубны, затрубили в трубы, и войско двинулось в поход. Во избежание тесноты, рать разделилась и пошла на Коломну тремя дорогами: одну ее часть с Владимиром Андреевичем великий князь отпустил на Брашево (Бронницы), другую с Белозерскими князьями послал Болванской дорогой, а третью сам повел на Котел. Евдокия, княгини и боярыни взошли на высокий великокняжеский терем и, сидя в "набережных сенях", долго еще сквозь слезы смотрели в южные окна через Москву-реку и Замоскворечье на удаляющееся ополчение, которое бесконечной змеей растянулось по дорогам. За войском следовал длинный обоз с съестными запасами и всякой походной рухлядью. Кроме того, воины, по обычаю русских походов, сложили на телеги более тяжелые части своего вооружения, т.е. брони, щиты и т.п. А князья и бояре имели при себе особые обозы и многочисленных слуг.
   Семейство свое и город Москву великий князь на время отсутствия поручил воеводе Федору Андреевичу Кобылину (сын упомянутого выше Андрея Кобылы). Он взял с собой в поход из Москвы десять гостей - сурожан, т.е. русских купцов, ездивших по торговым делам в Кафу, Сурож (Судак) и другие крымские города, а также посещавших и саму Золотую Орду. Эти бывалые люди хорошо знали южные пути, пограничные города и селения, степные зимовники и кочевья Татар; они могли служить войску как надежными проводниками, так и опытными людьми для закупки и отыскания продовольствия и всяких других потребных вещей (род провиантской артели). Надобно полагать, что эти русские люди оправдали доверие великого князя и хорошо служили войску, так как летописи сохранили нам все их имена: Василий Капица, Сидор Ельферьев, Константин Волков, Козьма Коверя, Семен Кортонос, Михаиле Самарев, Тимофей Весяков, Димитрий Черный, Дементий Сараев, Иван Ших.
   24 августа великий князь достиг города Коломны. Не доезжая нескольких верст до города, на речке Сиверке, при ее впадении в Москву-реку, встретили великого князя воеводы уже собравшихся здесь полков. В городских воротах Димитрия ожидали коломенский епископ Герасим и священники с крестами и иконами. На другой день после заутрени происходил великокняжеский смотр всему войску под Коломной на широком лугу или так называемом Девичьем поле, причем собственно Московская дружина с великокняжеским знаменем стояла в каком-то саду Памфилове. При звуке воинских труб и бубнов Димитрий с Владимиром Храбрым объезжал ряды войск, и сердце его радовалось, смотря на эту многочисленную, бодрую рать. Тут он разделил все ополчение на обычные четыре походные полка и каждому назначил предводителей. Главный или великий полк он оставил под личным своим начальством; в свой полк поместил и удалых князей Белозерских. Кроме собственной Московской дружины, в этом главном полку находились местные воеводы, начальствовавшие следующими дружинами: Коломенскою - тысяцкий Николай Васильевич Вельяминов, Владимирскою - князь Роман Прозоровский, Юрьевскою - боярин Тимофей Валуевич, Костромскою - Иван Родионович Квашня, Переяславскою - Андрей Серкизович. Полк правой руки великий князь поручил двоюродному брату Владимиру Андреевичу Серпуховскому и придал ему князей Ярославских; под Владимиром воеводами были: бояре Данило Белоус и Константин Кононович, князь Федор Елецкий, Юрий Мещерский и Андрей Муромский. Левая рука вверена князю Глебу Брянскому, а передовой полк двум князьям, Димитрию и Владимиру Всеволодовичам (Друцким?).
   Надобно полагать, что здесь великий князь окончательно убедился в измене Олега Рязанского, который до этой минуты хитрил и продолжал дружески сноситься с Димитрием. Вероятно, это обстоятельство и побудило этого последнего, вместо того, чтобы перейти Оку под Коломной и вступить во внутренние пределы Рязанской земли, уклониться несколько к западу, чтобы их миновать. Может быть, принимая это направление, он также давал время присоединиться к нему тем московским отрядам, которые еще не успели собраться.
   На следующее утро упомянутого смотра князья и бояре отстояли обедню в соборном Коломенском храме, благословились у владыки Герасима и выступили в дальнейший поход левым прибрежьем Оки. Достигнув устьев реки Лопасны, войско остановилось. Тут присоединился к нему воевода Тимофей Васильевич Вельяминов; он привел тех ратников, которые собрались в Москве уже после выступления великого князя. Димитрий выслушал новые вести о положении своих неприятелей и повелел войску в этом месте перевозиться за Оку. Когда окончилась переправа, он вновь сделал смотр всему ополчению, и вновь велел его сосчитать. Летописцы наши, очевидно, преувеличивают число русского войска, говоря, что насчитали более 200 000 ратников. Мы будем ближе к истине, если по некоторым соображениям предположим, что их было слишком сто тысяч. Во всяком случае летописцы совершенно верно замечают, что такой великой рати еще никогда не выставляла Русская земля. А, между тем, эта рать собрана была далеко не со всей Русской земли, но только во владениях Московского великого князя и подручных ему мелких удельных князей Северо-Восточной Руси.
   Ни один из областных князей того времени не принял участия в столь славном предприятии, хотя Димитрий всюду посылал гонцов с грамотами. Князья эти или боялись Татар, или завидовали Москве и не желали помогать усилению своего соперника. Не говоря уже об Олеге Рязанском, великий князь тверской Михаил Александрович также не пришел на помощь Москвитянам. Даже собственный тесть Московского князя Димитрий Константинович Нижегородский не только сам не явился, но и совсем не прислал своих дружин зятю. Не явились также Смоляне и Новгородцы. А Черниговцы, Киевляне и Волынцы в то время находились под властью Литовской. Димитрий Иванович однако не смущался безучастием других областей. Он только жалел, что у него мало пешей рати, которая при скором походе не могла всегда поспевать за конницей. Поэтому он оставил у Лопасны помянутого воеводу Тимофея Васильевича Вельяминова, чтобы тот собрал все отставшие или рассыпавшиеся отряды и в порядке привел бы их в главную рать. По всем признакам, воевода успешно исполнил это поручение.
   От Лопасны войско двинулось прямо к верхнему Дону, направляясь вдоль западных рязанских пределов или собственно по древней земле Вятичей. Великий князь строго наказал, чтобы ратники на походе не обижали жителей, не грабили и не убивали их. Он, очевидно, избегал всякого повода раздражать против себя Рязанцев, чтобы они не вздумали враждебно действовать у него в тылу. И действительно, благодаря разумным распоряжениям вождей, весь этот переход совершился довольно скоро и благополучно. Притом и сама погода благоприятствовала походу: хотя осень уже начиналась, но стояли ясные, теплые дни, и почва была сухая.
   Во время этого похода Димитрий Иванович получил еще помощь. К нему приспели со своими дружинами два Ольгердовича, Андрей Полоцкий, княживший тогда во Пскове, и Димитрий Корибут Брянский. Этот последний (особый от упомянутого выше Димитрия Трубчевского) подобно брату Андрею, поссорившись с Ягеллом, временно вступил в число подручников великого князя Московского. Димитрий Иванович обрадовался приходу двух Ольгердовичей в особенности потому, что они славились своей воинской опытностью, атаюке могли быть полезными на случай войны с их братом Ягеллом.
   Следуя на всем этом походе правилам осторожности и предусмотрительности, великий князь постоянно собирал вести о положении, силах и намерениях своих неприятелей. Между прочим, он отрядил вперед расторопного боярина Семена Мелика с отборной конницей; в"ее числе находились московские дворяне Кренин, Тынин, Горский, Чириков, Карп Александрович и другие, известные своим удальством и смелостью. Им дано поручение ехать под самую татарскую . сторожу, наблюдать за неприятелем и сообщать о нем верные сведения. Очевидно, разведочная часть (то, что мы называем рекогносцировкой) - это необходимое условие успеха на войне - составляла особую заботу главного предводителя Русской рати и его умных советников.
   Приблизясь к Дону, Димитрий Иванович остановил полки и расположился на месте, называвшемся Березой, где и подождал отставшую пешую рать. Тут явились к нему дворяне Петр Горский и Карп Александрович, присланные боярином Меликом с добытым языком, т.е. с захваченным в плен татарином, который оказался из свиты самого Мамая. Под угрозой жестокой пытки начали допрашивать его и узнали следующее: Мамай стоит уже на Кузьминской гати; подвигается вперед медленно, ибо все ожидает Олега Рязанского и Ягелла Литовского; о близости Димитрия Московского он пока не ведает, полагаясь на грамоты Олега, который уверял его, что Московский князь не отважится выйти навстречу. Однако можно было думать, что дня через три Мамай перейдет на левую сторону Дона. В то же время пришли вести и с другой стороны: Ягелло, выступивший на соединение с Мамаем, стоял уже на берегах Упы у Одоева.
   Димитрий Иванович начал совещаться с князьями и воеводами.
   "Где давать битву? - спрашивал он. - Дожидаться ли Татар на этой стороне или перевозиться на ту сторону?" Мнения разделились. Некоторые голоса склонялись к тому, чтобы не переходить реку и не оставлять у себя в тылу Литву и Рязанцев; в случае неудачи легче будет отступить и уйти в свою землю. Но другие были противного мнения, в том числе и братья Ольгердовичи, которые с особой убедительностью настаивали на немедленной переправе за Дон.
   "Если останемся здесь, - рассуждали они, - то дадим место малодушию. А если перевеземся на ту сторону Дона, то крепкий дух будет в воинстве твоем. Зная, что отступить и бежать некуда, что остается только победить или лечь костьми, воины будут сражаться мужественно. А что языки (вести) страшат нас несметной татарской силой, то не в силе Бог, но в правде". Приводили также Димитрию известные по летописям примеры его славных предков: так, Ярослав, переправясь за Днепр, победил окаянного Святополока; Александр Невский, перейдя реку, поразил Шведов. Напоминали и необходимость предупредить соединение Ягайла с Мамаем.
   Великий князь решительно принял мнение Ольгердовичей и поощрял более осторожных воевод такими словами:
   "Любезные друзья и братья! Ведайте, что я пришел сюда не затем, чтобы на Олега смотреть или реку Дон стеречь, но дабы Русскую землю от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить; честная смерть лучше плохого живота. Лучше было бы мне нейти против безбожных Татар, нежели, пришед и ничтоже сотворив, воротиться вспять. Ныне же пойдем за Дон и там или победим и все от гибели сохраним, или сложим свои головы за святые церкви, за православную веру и за братью наших христиан".
   На решимость Димитрия немало подействовала и полученная перед тем грамота от игумена Сергия. Посылаемые от великого князя на Москву гонцы извещали его супругу, духовенство и оставшихся бояр о походе Русской рати. Преподобный игумен справлялся о ней с горячим участием и прислал великому князю грамоту, в которой вновь благословил его на подвиг, побуждал биться с Татарами и обещал победу. "Чтобы еси, господине, таки пошел, - писал он. - А поможетти Боги Пречистая Богородица". С грамотой Сергий прислал Димитрию и освященный хлебец или просфору.
   7 сентября, в пятницу, накануне праздника Рождества Богородицы, Русское войско придвинулось к самому Дону. Великий князь велел нарубить деревьев и хворосту в соседних дубравах и наводить мосты для пехоты, а для конницы искать бродов; что не представляло больших трудностей, так как Дон в тех местах еще близок к своим верховьям и не отличается ни шириной, ни глубиной своего течения.
   Распоряжения эти оказались вполне благоразумны, и более нельзя было терять ни одной минуты. К великому князю прискакал со своей сторожей Семен Мелик и доложил, что он уже бился с передовыми татарскими наездниками и что гнались за ним до большой Русской рати; что сам Мамай уже на Гусином броду; он теперь знает о приходе Димитрия и спешит к Дону, чтобы загородить Русским переправу до прибытия Ягайла. О последнем также получилось известие, что он уже двинулся от Одоева навстречу Мамаю.
   К ночи Русская рать успела переправиться за Дон и расположилась на лесистых холмах при впадении в него реки Непрядвы. За этими холмами лежало широкое десятиверстное поле, называвшееся Куликовым; посреди его протекала речка Смолка, к верховьям которой с обоих сторон шли отлогие спуски. За этой-то речкой, на противоположных возвышениях разбила свой стан орда Мамая, который пришел сюда в то же время, но уж к ночи, и таким образом не успел помешать русской переправе. На самом возвышенном месте поля, на так называемом Красном холме, поставлен был шатер самого хана, а около него располагались ставки его ближних воевод или темников. Окрестности Куликова поля представляли пересеченную овражистую местность, были покрыты кустарником и рощами, а отчасти дебрями, т.е. лесными зарослями на влажных местах.
   В числе главных воевод у Димитрия Ивановича находился Димитрий Михайлович Боброк, Волынский боярин. В те времена Москва, как мы знаем, привлекала к себе большое количество выходцев из других русских земель. Особенно приходили многие бояре и дворяне из Северной и Черниговской земли, а также из земли Волынской. Это были люди большей частью предприимчивые, опытные и усердные. К таким-то выходцам принадлежал и один из безудельных князей Волынских, Димитрий Михайлович, прозванный Боброк. Он вступил в службу Московского князя и далее породнился с ним, получив руку его сестры Анны. Боброк уже успел отличиться несколькими победами, предводительствуя полками великого князя Московского в его войнах с соседями. Вообще он слыл человеком очень искусным в ратном деле, даже знахарем. Он умел гадать по разным знамениям, и вызвался показать великому,князю приметы, по которым можно узнать судьбу предстоявшего сражения.
   Летописное сказание передает таким образом это гадание. Ночь была теплая и тихая. Великий князь и Димитрий Боброк сели на коней, выехали на Куликово поле, стали между обеих ратей и, обратясь лицом к Татарам, начали прислушиваться. До них доносились великий клич и стук, как будто происходило шумное торжище или город строили и в трубы звучали. Позади татарского стана слышались завывания волков; на левой стороне, носясь в воздухе, клектали орлы и граяли вороны; а на правой стороне, над рекой Непрядвой, вились стаи гусей, лебедей и уток и трепетно плескали крыльями, как бы перед страшной бурей.
   "Что слышал еси, господине княже?" - спросил Волынец,
   "Слышал, брате, страх и грозу велию", - отвечал Димитрий.
   "Обратись, княже, на полки русские".
   Димитрий повернул коня. На русской стороне была тишина великая.
   "Что, господине, слышишь?" - переспросил Боброк.
   "Ничего не слышу, - заметил великий князь, - только видел я будто зарево, исходящее от многих огней".
   "Господине княже, благодари Бога, Пречистую Богородицу, великого чудотворца Петра и всех святых, - молвил Боброк, - огни суть доброе знамение. Призывай Господа Бога на помощь и не оскудевай верою".
   "Есть у меня еще примета", - сказал он, сошел с коня и припал к земле правым ухом. Долго прислушивался, потом встал и понурил голову.
   "Что же, брате, поведай мне, какова примета?" - спросил Димитрий.
   Воевода не отвечал ни слова и был печален, даже заплакал. Слезы эти смутили великого князя, и он усиленно просил рассказать примету. Боброк наконец заговорил:
   "Господине княже, скажу тебе единому; ты же никому не поведай. То две приметы: одна тебе на велию радость, а другая на велию скорбь. Слышал я землю горько и страшно плачущую надвое: на одной стороне будто женщина кричит татарским голосом о чадах своих и бьется, проливая токи слез; а на другой стороне будто девица плачет и вопит свирепым голосом в великой скорби и печали. Много я тех примет испытал и во многих битвах бывал. Уповай на милость Божию: ты одолеешь поганых Татар; но воинства твоего христианского падет многое множество".
   Димитрий, в свою очередь, прослезился при этих словах и сказал: "Да будет воля Господня". Он обещал никому не говорить о знамениях, чтобы не смутить сердца воинов.
   Действительно, в эту ночь, если верить сказанию, волки страшно выли, и было их такое множество, как будто сбежались со всей вселенной. Всю ночь также слышались граяния воронов и клектанье орлов. Хищные звери и птицы как бы чуяли близкое кровопролитие и запах многочисленных трупов.
   Утро 8 сентября было очень туманно: густая мгла мешала видеть движение полков; только на обеих сторонах поля раздавались звуки воинских труб. Но часу в 9-м туман начал рассеиваться, и солнце осветило русские полки, строившиеся в боевой порядок. Полки эти уже выдвинулись вперед и заняли такое положение, что правым боком они упирались в овраги и дебри речки Нижнего Дубика, впадающей в Непрядву, а левым в крутоярье Смолки, там, где она делает северный заворот. На правом крыле Димитрий поставил братьев Ольгердовичей, а князей Белозерских поместил на левом. Пехота большей частью была выставлена в передовой полк. Этим полком по-прежнему начальствовали братья Всеволодовичи; к нему же присоединились боярин Николай Васильевич Вельяминов с Коломенцами и Семен Мелик со своим сторожевым отрядом. В большом или среднем полку под самим великим князем воеводствовали Глеб Брянский и великий московский боярин Тимофей Васильевич Вельяминов. Кроме того, Димитрий отрядил еще запасный или засадный полк (что теперь называется "главный резерв"), который поручил брату Владимиру Андреевичу и упомянутому Волынскому боярину Димитрию Михайловичу Боброку. Этот конный полк стал в засаду за левым крылом в густой дубраве над рекой Смолкой, так что он был совершенно скрыт от взоров неприятеля. Выбор этого места обнаруживал весьма проницательный воинский взгляд. Полк был помещен таким образом, что мог легко подкрепить сражающихся, а кроме того прикрывал обозы и сообщение с мостами, наведенными на Дону, т.е. единственный путь отступления в случае неудачи.
   Устроив полки, великий князь на своем борзом коне объезжал ряды воинов и говорил им: "Возлюбленные отцы и братия, Господа ради и Пречистой Богородицы и своего ради спасения подвизайтеся за православную веруй за братию нашу". Бодрость и мужество светились на лицах русских ратников; воинственные клики слышались в ответ на этот призыв.
   На челе великого или главного полку стояла собственная дружина великого князя и развевалось его большое черное знамя с вышитым на нем ликом Спасителя. Димитрий сошел с богато убранного коня, снял с себя златотканый плащ или великокняжую приволоку; возложил ее на любимца своего боярина Михаила Андреевича Бренка, посадил его на своего коня и велел носить перед ним большое черное знамя. А сам покрылся сверх брони простым плащом и пересел на другрго коня. Он вынул из-за пазухи крест с заключенной в нем частицей Животворящего древа, приложился к нему, вкусил освященную просфору игумена Сергия и, творя молитву, поехал в сторожевом полке, чтобы впереди его собственноручно ударить на врагов.
   Тщетно князья и воеводы удерживали его. "Тебе подобает стоять особо от битвы, - говорили они, - и смотреть на сражающихся, а потом честить и жаловать оставшихся в живых и творить память по убиенным. Если же тебя, Государя, лишимся, то уподобимся стаду овец без пастыря; придут волки и распутают нас".
   "Братия моя милая, - отвечал Димитрий, - добрыя ваши речи и похвалы достойныя. Но если я вам глава, то впереди вас хочу и битву начать. Умру или жив буду - вместе с вами".
   Часов в одиннадцать утра с противоположных холмов двинулась татарская рать, откуда брала свое начало речка Смолка, т.е. к середине Куликова поля. Страшно было смотреть на эти две грозные силы, шедшие друг на друга. Вид их был неодинаков. Русское воинство отличалось червлеными щитами и светлыми доспехами, сиявшими на солнце; а татарское от своих темных щитов и серых кафтанов издали походило на черную тучу. Передний татарский полк в средней своей части, так же как и русский, состоял из пехоты (может быть, наемные генуэзские кондотьеры). Она двигалась густой колонной, причем задние ряды клали свои копья на плечи передних; у последних они были короче, а у задних длиннее. В некотором расстоянии друг от друга рати вдруг остановились. Тут с татарской стороны выехал воин огромного роста, подобный древнему Голиафу, чтобы по обычаю тех времен начать битву единоборством и своим примером поощрить войско. Он был из знатных людей и назывался Чели-бей (по другим Темир-мурза).
   Увидел его инок Пересвет, вместе с Ослябем шедший также в передовом полку, и сказал воеводам: "Сей человек себе подобного ищет; я хочу с ним видеться". "Отцы и братия, - воскликнул он, - простите меня грешного; брате Ослябе, моли за меня Бога! Преподобный отец игумен Сергий, помоги мне молитвою своею". И затем с копьем в руке поскакал на врага, имея на шлеме Сергиеву схиму с крестом. Завидев его, Татарин понесся ему навстречу. Противники ударили друг на друга с такой силой, что кони их упали на колени, а сами они мертвыми поверглись на землю.
   Тогда обе рати двинулись в битве: Русские, призывая на помощь Господа и Богородицу, а Татары - Аллаха и Магомета. Димитрий показал пример мужества и воинской отваги. Он переменил несколько коней, сражаясь в передовом полку; когда же обе передовые рати смешались, отъехал к великому полку. Но дошел черед до этого последнего, и он опять принял личное участие в битве. А противник его хан Мамай со своими ближними темниками и телохранителями наблюдал сражение с вершины Красного холма.
   Скоро место, где сошлись обе рати, сделалось до того тесным, что ратники задыхались в густой свалке. Расступиться в сторону было некуда; с обоих боков препятствовало тому свойство местности. Такой страшной битвы никто из Русских и не помнил. По выражению наших летописей, "копья ломались как солома, стрелы падали дождем, пыль закрывала солнечные лучи, мечи сверкали молниями, а люди падали как трава под косой, кровь лилась как вода и текла ручьями". Битва была по преимуществу рукопашная, следовательно самая кровопролитная. В тесноте воины схватывали противника левой рукой, а правой рубили его или кололи. Многие умирали под конскими копытами. Но и кони едва могли двигаться от множества трупов, которым в самое короткое время покрылось поле битвы. Полки смешались друг с другом: в одном месте одолевали Татары, в другом Русские. Ржание и топот коней, клики сражавшихся, треск оружия и стоны раненых производили такой шум, что воеводы передней рати тщетно пытались водворить порядок; никто их не слышал; да и сами они большей частью скоро пали геройской смертью.
   Пешая русская рать уже полегла костьми. Пользуясь своим превосходством в числе и смертью многих русских вождей, Татары расстроили наши передние полки и стали теперь напирать на главную рать, т.е. на полки Московский, Владимирский и Суздальский. Тут некоторые молодые, неопытные Москвичи подались назад и произвели замешательство, так что толпа Татар прорвалась к большому знамени, подрубила у него древко и убила боярина Бренка, приняв его за великого князя. Но Глеб Брянский, Тимофей Васильевич и другие воеводы успели восстановить порядок и опять сомкнуть большой полк. Между тем на правой руке Андрей Ольгердович одолевал Татар; но он не дерзал гнаться за неприятелем, чтобы не отдаляться от большого полку, который не подвигался вперед. На последний навалило сильное Татарское полчище и пыталось его прорвать, но тщетно; хотя и тут многие воеводы, старавшиеся служить примером для воинов, уже были убиты.
   Мы видели, что Димитрий и его опытные помощники, знакомые с татарской тактикой и очевидно хорошо осведомленные о местности, поставили полки таким образом, что Татары не могли их охватить ни с какой стороны. Следовательно, им оставалось только одно: где-либо прорвать русский строй и тогда уже ударить ему в тыл. Видя неудачу в центре, они с особой яростью устремились на левое наше крыло, куда их начальники и направили свои подкрепления. Здесь некоторое время кипел самый ожесточенный бой. Наконец, когда начальствовавшие левым полком князья Белозерские все пали смертью героев, этот полк замешался и стал все более и более подаваться назад под напором врагов. Теперь большому полку угрожала опасность быть обойденным с боку и с тыла; все Русское войско таким образом было бы отрезано от Донского пути, приперто к Непрядве и подверглось бы истреблению. Недаром Татары устремили главные свои усилия на левое наше крыло, а не на правое. Их воеводы, конечно, знали, в какой стороне находилось самое чувствительное место Русского войска. Уже раздавались неистовое гиканье и победные клики Татар. Но тут-то и сказалась замечательная предусмотрительность в приготовлении и расположении нашего засадного полка.
   Уже давно князь Владимир Андреевич и воевода Димитрий Волынец из своей засады с напряженным вниманием следили за битвой (с помощью нескольких воинов, взобравшихся на деревья). Сердце горело у молодого князя, и он рвался в бой, особенно когда видел, что Татары в каком-то месте начинали одолевать Русских. Нетерпение его разделяли и многие другие пылкие юноши. Но опытный воевода сдерживал их пылкость.
   "Какая польза от нашего стояния ? Кому мы будем помогать после, когда уже будет поздно? " - наконец стали ворчать более нетерпеливые, особенно при известии, что Татары начали теснить наше левое крыло.
   "Подождите еще немного, несносные вы Русские дети, - бранил их Боброк. - Будет еще вам кем тешиться, пить и веселиться".
   Жестокая битва длилась уже часа два, и действительно требовалось большое терпение смотреть на нее и оставаться в бездействии, не лететь на помощь своим. Доселе Татарам помогало еще то обстоятельство, что солнечный свет ударял Русским прямо в очи, и ветер дул им в лицо. Но вот мало-помалу солнце зашло с боку, а ветер вдруг потянул в другую сторону. В то же время уходившее в беспорядке левое крыло и гнавшая его татарская рать поравнялись с той самой дубравой, где стоял засадный полк.
   "Теперь и наш час приспел! - воскликнул Волынец Боброк. - Дерзайте братия и други. Во имя Отца и Сына и Святого Духа!"
   "Как соколы на журавлиное стадо", так устремилась русская засадная дружина на Татар, и ударила им в бок и в тыл. Это неожиданное нападение свежего войска сильно смутило врагов, утомленных долгой битвой и потерявших свой воинский строй. Они скоро были совершенно разбиты и рассеяны.
   Между тем, Димитрий Ольгердович, предусмотрительно помещенный со своим отрядом за большим полком (т.е. в резерве), поспешил закрыть его бок, открывшийся с отступлением левого крыла, и таким образом главная татарская сила, продолжавшая напирать на большой русский полк, не успела его расстроить. Теперь же, когда значительная часть неприятельского войска была рассеяна и засадная дружина подоспела на помощь главной рати, последняя двинулась вперед. Русская стойкость и здесь взяла верх. Татары, горячо нападавшие в начале боя, успели уже утомиться; а поражение их правого крыла и появление свежего русского полка окончательно лишили их бодрости. Главная их рать дрогнула и стала отходить назад. На спуске Красного холма, подкрепленные последними ханскими силами, Татары около своих таборов приостановились и вновь вступили в бой. Но не надолго. Русские неудержимо ломили вперед и охватывали врагов со всех сторон. Все татарское полчище обратилось наконец в дикое бегство. Сам Мамай и его ближние мурзы на свежих, быстрых конях поскакали в степь, оставив свой стан со множеством всякого добра в добычу победителям. Русские конные отряды, посланные в погоню за Татарами, гнали их и били до самой реки Мечи, следовательно, на расстоянии приблизительно сорока верст; причем захватили множество верблюдов, навьюченных разным имуществом, а также целые стада рогатого и мелкого скота; в этих стадах, как известно, заключалось главное богатство кочевого Татарского народа.
   "Но где же великий князь? Где первоначальник нашей славы?" - спрашивали друг друга оставшиеся в живых князья и воеводы.
   Особенно беспокоился брат и друг Димитрия, Владимир Андреевич. Он "стал на костях", т.е. на поле битвы, под большим черным знаменем, и велел трубить сбор. Когда воинство сошлось около него, Владимир начал расспрашивать, кто последний видел великого князя. Некоторые говорили, что видели его сильно раненого и что, вероятно, он лежит где-нибудь между трупами; кто-то сообщил, что встретил его крепко оборонявшегося от четырех Татар и уходившего от них. Князь Стефан Новосильский рассказывал, как видел Димитрия пешего и от ран его едва идущего с побоища, но не мог помочь ему, потому что сам в это время отбивался от трех Татар. Все эти рассказы не объясняли главного: куда же девался великий князь? Тогда Владимир Андреевич во все стороны разослал дружинников искать его и обещал большую награду тому, кто найдет его живым.
   Воины рассыпались по Куликову полю и начали прилежно осматривать лежавшие повсюду кучи трупов. Некоторые увидали на убитом великокняжескую приволоку и думали, что нашли Димитрия; но это оказался боярин Бренк; другие за великого князя приняли было Федора Семеновича Белозерского, который был похож на него; третьи нашли павшего коня и несколько слуг Димитрия; но самого его не было видно. Наконец, два Костромича, по имени Федор Сабур и Григорий Хлопищев, уклонясь несколько на правую сторону поля, в какой-то дубраве усмотрели великого князя, лежащего под ветвями вновь срубленного дерева; они соскочили с коней, подошли к нему и убедились, что он жив. Хлопищев остался при нем, а Сабуров поскакал с радостной вестью к Владимиру Андреевичу. Все князья и бояре поспешили на указанное место, сошли с коней и поклонились до земли великому князю.
   "Брат мой милый, великий княже Димитрий Иванович, слава господу Богу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери! Молитвами и помощью угодников божих мы победили своих супостатов!"
   "Кто глаголет сия?" - проговорил Димитрий, открывая глаза.
   "Это я, брат твой Владимир; возвещаю тебе, что Бог явил тебе милость, даровав победу над врагами".
   Обрадованный Димитрий с трудом встал на ноги, и то при помощи других. Шлем и латы его были иссечены; когда их сняли, то не нашли у великого князя никакой смертельной раны, ибо крепкие доспехи защитили его от острия мечей и копий. Но тело его было покрыто язвами и ушибами. Имея в виду значительную тучность Димитрия, мы поймем, до какой степени он был утружден продолжительной битвой и как был оглушен ударами, большая часть которых пришлась по голове, плечам и животу, особенно когда он лишился коня и пеший отбивался от врагов. Надобно еще удивляться тому, что он, будучи отрезан от своих, имел довольно силы добраться до срубленного дерева, прежде нежели упал без чувств под его ветвями. Отвага Димитрия Ивановича и желание его лично начать битву с врагами, подобно удалым древнерусским князьям, которые обыкновенно бились на челе своих дружин, - эта отвага едва не стоила ему жизни и едва не обратила радость от победы в скорбь и печаль. А если отсутствие великого князя в последние критические минуты боя не помешало нашей победе, то этим Русь была обязана, во-первых, тому же Димитрию Ивановичу, который своими умными мерами и распоряжениями, особенно устройством засадного полка, приготовил торжество русского оружия. Во-вторых, победа досталась нам потому, что большая часть русских воинов, от князей и бояр до простых ратников, свято исполнила свой долг и не только поддержала древнюю славу русского имени, но и грядущим поколениям оставила высокий пример доблести и любви к родине.
   Наступала уже ночь. Димитрия Ивановича посадили на коня и отвезли в его шатер. Владимир Андреевич приказал весело трубить в трубы, чтобы все воинство узнало и возрадовалось о сохранении великого князя.
   Следующий день был воскресный. Димитрий прежде всего помолился Богу и возблагодарил Его за победу; потом выехал к воинству, хвалил его подвиги и обещал каждого наградить по заслугам. Затем с князьями и боярами он начал объезжать Куликово поле и осматривать побоище. Печально и ужасно было зрелище поля, покрытого кучами трупов и лужами запекшейся крови. Христиане и Татары лежали, смешавшись друг с другом, Димитрий без слез не мог смотреть на павших своих воинов. Особенно плакал он, когда наезжал на трупы княжеские и боярские. Князья Белозерские Федор Романович, сын его Иван и племянник Семен Михайлович лежали вкупе с некоторыми своими родичами и многими дружинниками; видно было, как крепко стояли они друг за друга и как все пали героями, Считая с Белозерскими, вообще пало до пятнадцати русских князей и княжат, в том числе два брата Тарусские и Димитрий Монастырев.
   Проливал слезы великий князь над трупами своего любимца Михаила Андреевича Бренка и большого боярина Николая Васильевича Вельяминова. В числе убитых находились также: Семен Мелик, Валуй Окатьевич, Иван и Михаил Акинфовичи, Андрей Серкизов, Андрей Шуба, Иван Александрович, Лев Морозов, Тарас Шатнев, Димитрий Минин и многие другие бояре и дворяне великого князя.
   Проезжая мимо тела Пересвета и его противника татарского богатыря, великий князь сказал окружающим:
   "Видите, братие, начальника битвы; он побелил подобного себе, от которого многим пришлось бы пить чашу смертную".
   Инок Ослябя также был в числе павших.
   Смотря на великое множество убитых христиан и еще большее количество Татар, Димитрий Иванович обратился к Волынцу Боброку со словами:
   "Брате Димитрий, воистину разумлив еси, и не ложна примета твоя! Подобает тебе всегда быть воеводою".
   Великий князь велел воинам отделять по возможности христианские тела от Татарских и первых предавать земле священникам с обычными молитвами. Восемь дней оставался он еще близ места битвы, давая время войску погребсти своих братии, отдохнуть и придти в порядок. Между прочим, он приказал сосчитать число оставшейся рати. Сосчитали, и нашли налицо только сорок тысяч человек; следовательно гораздо более половины выступившей в поход рати пришлось на долю убитых, раненых, пропавших без вести и малодушных, покинувших свои знамена.
   Меж тем, Ягайло Литовский 8 сентября только на один день пути находился от места битвы. Когда же до него достигла весть о победе Димитрия Ивановича Московского, то он пошел назад так поспешно, как будто за ним кто-нибудь гнался, хотя Димитрий и не думал его преследовать. Тут только Ягайло догадался, что позволил себя обмануть своему мнимому другу Олегу Рязанскому, который сообщал ему неверные сведения о Димитрии Московском. "Никогда Литва не была учима от Рязани, - говорил Ягайло, - зачемжеяныне впал в такое безумие? "
   Наконец, войско изготовилось к походу. Над великими братскими могилами православных воинов священники отслужили панихиду и провозгласили им вечную память. Русская рать переправилась на левый берег Дона и выступила в обратный поход. Обоз ее увеличился множеством захваченных у Татар кибиток, нагруженных одеждами, оружием и всяким добром; за войском гнали отбитые табуны и стада коней, верблюдов, буйволов, баранов. Кроме того, Русские везли на родину многих тяжко раненых воинов в колодах, которые состояли из распиленного вдоль отрубка с выдолбленной серединой. В числе этих воинов находились иноки Пересвет и Ослябя. Проходя опять вдоль западных Рязанских пределов, великий князь вновь запретил войску обижать и грабить жителей. Но, кажется, на этот раз дело не обошлось без некоторых враждебных столкновений с Рязанцами со стороны отдельных московских отрядов. Когда Димитрий, оставив позади главное войско, с легкой конницей прибыл в Коломну (21 сентября), то у городских ворот его встретил тот же епископ Герасим, в сопровождении духовенства с крестами и иконами; проводил в соборную церковь и совершил литургию с благодарственным молебном. Побыв в Коломне дня четыре и не успев еще отдохнуть от сильного утомления, великий князь поспешил в свой стольный город.
   Гонцы, отправленные тотчас после Куликовой битвы в главные города Московского княжения, уже давно известили жителей о славной победе, и настало народное ликование. 28 сентября Димитрий с братом Владимиром торжественно вступил в Москву. Его встречали радостная супруга с детьми, множество народа, духовенство с крестами и со всем освященным собором. Литургия и благодарственный молебен были совершены в соборном Успенском храме. Такие же молебны пели по всему городу; молились о здравии великого князя, всех князей и всего христолюбивого воинства. Затем Димитрий раздавал многие милости по церквам и монастырям, оделял убогих и нищих, а в особенности вдов и сирот, оставшихся после убиенных воинов. Ратники, собранные из областей и уцелевшие от побоища, не доходя до Москвы, уже были распущены по своим домам.
   Из Москвы великий князь с боярами вскоре отправился в монастырь Троицы, чтобы и там возблагодарить Бога и принять благословение у игумена Сергия.
   "Отче, твоими святыми молитвами я победил неверных, - говорил Димитрий, - твой послушник инок Пересвет убил богатыря татарского. Но Божьим попущением, за многие грехи наши, избито великое множество воинства христианского; отслужи, отче, обедню и пой панихиду по всем избиенным".
   После панихиды великий князь щедро одарил монастырь и братию. Он переночевал у Троицы и на другой день воротился в Москву.
   Тела иноков Пересвета и Осляби были догребены под Москвой в Рождественской церкви Симонова монастыря, основателем и первым игуменом которого, как известно, был родной племянник и пострижник Сергия Радонежского, Федор, в то время духовник великого князя Димитрия. Тогда же были основаны многие храмы в честь Рождества Богородицы, так как победа совершилась в день этого праздника. Кроме того, Русская церковь установила ежегодно праздновать память по убиенным на Куликовом поле в так называемую субботу Дмитровскую, ибо 8 сентября 1380 года пришлось в субботу.
   Московский народ радовался великой победе и прославлял Димитрия с братом его Владимиром, дав первому прозвание Донского, а второму Храброго. Русские надеялись, что Орда повержена во правах и ярмо татарское сброшено навсегда. Но этой надежде не было суждено сбыться так скоро.
   При известной набожности Димитрия Ивановича Московского и горячем участии в его предприятии против Мамая со стороны таких пастырей Русской церкви, как Сергий Радонежский, естественно, сказания о Куликовской победе тогда же были украшены разными благочестивыми легендами о видениях и чудесах. Вообще это было в обычае древнего русского благочестия: знаменитые победы своего оружия приписывать явной небесной помощи. Но ни одна русская победа не украсилась столькими знамениями и видениями, как Куликовская.
   Чем ближе знакомимся мы с описанным подвигом, тем более убеждаемся в его величии и в том, что он действительно должен составлять нашу национальную гордость во всех отношениях. Главный виновник его, великий князь Московский Димитрий является перед нами и замечательным политиком, и превосходным стратегом, и, наконец, доблестным воином. В настоящее время, при нашем могуществе и неизмеримой территории, нам нелегко представить себе, каких трудов и усилий стоило пятьсот лет назад Московскому великому князю (которого владения обнимали каких-нибудь три, четыре настоящих губернии) собрать, вооружить и вывести в поле полтораста тысяч человек! И не только собрать их, но и сплотить довольно разнообразные части этого ополчения в одно целое воинство, воодушевленное одним духом, одной идеей. Слава Куликовской победы ярко озарила Московских собирателей Руси и усилила народное к ним сочувствие, а следовательно, в свою очередь немало способствовала делу государственного объединения*.
   ______________________
   * Источником для изображения данного события служат главным образом Русские летописные своды. Именно: Новогородский (так наз. Четвертая Нов. летопись. Пол. Соб. Р. Л. IV. То же и в Первой Новогородской, но очень кратко). Софийский (прибавление к Первой Софийской летописи. П. С. Р. Л. Т. VI). Воскресенский (П. С. Р. Л. Т. VIII). Так наз. Летопись Аврамка (П. С. Р. Л. Т. XVI). В этих четырех сводах повествование о "Побоище великого князя Димитрия Ивановича на Дону с Мамаем" представляет одну и ту же редакцию, и разнится немногими, незначительными вариантами. (Только Летопись Аврамка имеет более сокращений и отличий). Далее, Никоновский свод. Он заключает наиболее подробное и обстоятельное изложение из всех сказаний о Куликовском походе. Между прочим тут передаются: путешествие Димитрия к Сергию Радонежскому, гадание на Куликовом поле, благочестивые видения, единоборство Пересвета, действие засадного полка, нахождение Димитрия под срубленным деревом, обратный поход и встреча. Этих эпизодов совсем нет в предыдущих сводах. Поведение и сказание о побоище великого князя Димитрия Ивановича Донского, изданное Снегиревым в Русском Историческом Сборнике Московского Общества Истории и Древностей. Т. III. 1838 г. По своему содержанию и подробностям оно очень близко к рассказу Никоновской летописи; отличается же от нее главным образом по языку, который иногда переходит в пиитический склад и отзывается некоторым подражанием Слову о Полку Игореве. Это сказание сохранилось во многих списках, которые заключают много вариантов, а также разнствуют между собою некоторыми вставками и пропусками. Судя по одному из списков, сочинителем его считался какой-то Софоний Рязанец (вероятно, выходец из Рязанской области в Москву). Некоторые анахронизмы, например, Ольгерд, поставленный вместо Ягайла, или явные прибавки, например, участие Новогородцев в Куликовской битве, ясно указывают на позднейшие переделки и неточную передачу первоначального текста в Сказании.

Слово о великом князе Димитрии Ивановиче и о брате его князе Владимире Андреевиче, яко победили супостата своего царя Мамая (т. наз. Задонщина). Оно найдено в одном старинном сборнике Ундольским и издано с предисловием Беляева во Временнике того же Общества Истории и Древн. кн. XIV. М. 1852 г. (Кроме того, издано Срезневским в Извест. 2-го Отд. Акад. Наук. Т. VI, вып. V, и Архим. Варлаамом в Учен. Зап. того же Отд. V). Это слово не заключает собственно никаких подробностей о походе и самой битве; оно представляет несколько поэтических картин, явно составленных по образцу Слова о Полку Игореве. Например, плач Евдокии и боярских жен на Москве есть подражание плачу Ярославны в Путивле; а изображение Димитрия Ивановича и Владимира Андреевича во время битвы напоминает Игоря и его брата Буйтура Всеволода. Неизвестный автор Слова в начале своем прямо ссылается на Софония Рязанца, у которого он, кажется, и заимствовал содержание своего произведения. Что Софоний Рязанец, по-видимому, существовал и в древней Руси считался автором Сказания о Донском побоище, на это есть третье свидетельство, именно в Тверской летописи, где он назван "брянским боярином". Там, впрочем приведен только небольшой отрывок из его "писания на похвалу великому князю Димитрию Ивановичу и брату его Владимиру Андреевичу". Кроме помянутых источников имеем еще "Слово о житии и преставлении Димитрия Ивановича царя Русского. (Издано в П. С. Р. Лет. IV, VI и VIII и в Историч. Сбор. Общества И. и Др. III). В этом Слове помещено краткое описание войны Димитрия с Мамаем, очевидно, основанное на тех же источниках.

Следовательно, нет сомнения, что такое великое событие, как Донской поход Димитрия Ивановича, имело своего современного певца или сказателя-панегириста, подобно многим другим важным событиям древней Руси. Обычай сочинять похвальное слово или песнь в честь князей тотчас после совершения ими какого-либо подвига - этот обычай идет на Руси из глубокой древности. Действительно, вскоре после самого похода сочинена была похвальная песнь о нем, в честь Димитрия Ивановича и двоюродного брата его Владимира Андреевича, и притом сочинена не только грамотным, но и начитанным автором, которого наши источники называют Софонием Рязанцем. Сочинение это в числе своих образцов имело поэтическое Слово о Полку Игореве и вообще исполнено риторических украшений. Автор его едва ли был боярином; скорее, это сочинение духовного лица. Похвальная повесть Софония не дошла до нас в целом и настоящем своем виде. Но она послужила главным источником для всех помянутых выше Сказаний и Слов. Ею воспользовался и тот летописный рассказ, который вошел в своды Новгородский, Софийский и Воскресенский. Ею вдохновился и из нее заимствовал свои картины автор Слова о Задонщине. Наконец, та же самая повесть является в Никоновском своде и в указанном выше "Поведании о Побоище", но только с большими переделками, пропусками и вставками. Рассказ Никоновского свода по языку более применен к летописному повествованию, а Поведание несомненно сохранило по большей части и самый язык Софониева "писания", риторический или украшенный. Сказание Софония очевидно получило большое распространение в древней Руси, и часто списывалось. Но позднейшие списатели или переписчики много его искажали или по невежеству и недосмотру, или намеренными переделками. Каждой области лестно было заявить о своем участии в великой Куликовской битве. И вот явились, например, списки Сказания с длинной вставкой об участии Новгородцев в походе Димитрия, хоть это совершенная басня. Тверские писатели вставили участие в походе Тверичей с племянником своего великого князя Михаила Александровича, хотя это тоже сомнительно. Присутствие митрополита Киприана в Москве во время события есть также позднейшая вставка. Может быть, имя его после поставили на место того епископа, который занимал в эту минуту главное место в московском духовенстве (едва ли не Герасим Коломенский). Точно так же если не все, то некоторые благочестивые легенды, приводимые особенно Никоновской летописью, вероятно сложились или умножились уже впоследствии, на основании каких-либо кратких намеков первоначальной Повести. Эта первоначальная Повесть была написана вскоре после события и притом лицом, если и не участвовавшим в походе, то, по крайней мере, получившим верные сведения от участников и очевидцев; на что существуют прямые указания в Поведании и летописных сказаниях. Например, имена убитых князей и воевод повторяются везде почти одинаковые и почти в одном порядке (исключая явные описки) не только во всех списках Поведания и в Никоновском своде, но и в других указанных нами летописных сводах. Имена десяти гостей-сурожан повторяются одинаково и в Поведании, и в Никоновской летописи; то же можно сказать и относительно имен высылавшихся вперед разведчиков. Дети Димитрия упоминаются только те, которые были у него во время похода. Такие точные данные могли быть записаны только современником.

Кроме приведенных указаний на Снегирева, Беляева и Срезневского, см. разнообразные мнения о Софоний, Сказаниях и их редакциях Карамзина (к Т. V прим. 65), Строева (Ж. М. Н. Пр. 1834), Шевырева (История Рус. Слов.), Соловьева (Ист. Рос. IV. гл. 3), Преосв. Филарета (Обзор Духовн. Лит.), Бестужева-Рюмина (Рус. Ист. Введение 40), и Хрущева - "О памятниках, прославивших Куликовскую битву" (Труды Третьего Археологич. Съезда. II. и Чтения в Общ. Нестора кн. I. V. 1879). Из отдельных монографий о Куликовской битве упомяну: Савельева - Ростиславича ("Димитрий Донской первоначальник Русской славы". М. 1837), который полемизует по поводу Димитрия с Полевым, т.е. с "Историей Русского народа", Афремова ("Куликово поле". М. 1849) и Костомарова (в Академич. Месяцеслове на 1864 год). Довольно обширное изложение этого события в Киевском Синопсисе (К. 1768 г.) есть то же Сказание или Поведание, только переделанное на литературную повесть XVII века. Брошюрка Макарова ("Село Монастырщина и Поле Куликово". М. 1826) заключает в себе несколько сведений о сельской Монастырщинской церкви Рождества Богородицы, основанной, как полагают, на месте погребения русских воинов. Но он сообщает мало топографических данных о самом Куликовом поле.

При своем изложении " старался принимать в соображение совокупность известий; а в случае их взаимных противоречий, выбирал наиболее достоверные. Должно, однако, сознаться, что сличение разных редакций представляет великую путаницу по отношению к именам князей и бояр, начальствовавших отдельными частями на походе и особенно во время битвы. Затем очерк самой битвы во всех известных нам редакциях сказаний представляет замечательную темноту и полное отсутствие подробностей. Сказания эти, столь переполненные благочестивыми размышлениями, посланиями и беседами главных лиц, легендарными видениями и знамениями, вообще очень бедны фактической стороной; что, по моему мнению, и обличает в авторе первоначальной Повести о Мамаевом побоище, во-первых, духовное лицо, а во-вторых, не самоличного участника и очевидца битвы (хотя бы и современника ее).

По указанным источникам, о самой битве (за исключением начала сечи) известны только два момента: поражение русского войска и победоносный удар засадного полка. А между тем по этим же источникам битва длилась не менее трех часов. Сколько же должно было совершиться разных ее оборотов, различных движений и усилий с той и другой стороны в течение этих трех часов! Едва ли дело было так просто, что вся масса русской рати одновременно обратилась в бегство, а затем явился один запасный полк и мгновенно перевернул все в обратную сторону. Отчего же татарские наездники, вопреки своему обыкновению, не обошли Русских и не заметили ранее засадного полка, или почему же Татары не имели никакого резерва? Татарские темники и сам Мамай были люди много воевавшие и опытные в ратном деле. Но, конечно, в действительности битва была не так несложна, чтобы заключать только два момента, резко противоположные друг другу. Несомненно, что с обеих сторон было выказано все имеющееся налицо военное искусство и употреблены в дело все известные тогда приемы и все наличные средства. Татары несомненно превосходили нас числом; но это все-таки не было такое подавляющее превосходство, которое могло разом одолеть всю русскую рать. Недаром же Мамай медлил и все ждал на помощь Ягайла. По сказаниям даже выходит, что только вследствие противного ветра Волынец Боброк долго удерживал засадный полк от помощи своим, уже погибавшим. Как будто в подобных случаях своевременная помощь может зависеть от ветра.

Я полагаю, что если и более подробные сказания почти всю битву сосредоточивают около засадного полка и не говорят о других частях, то причиной тому, во-первых, действительно важная роль, которая пришлась на долю этого полка. Во-вторых, самая первоначальная повесть Софония Рязанца имела своею задачею собственно похвалу Димитрию Ивановичу и брату его Владимиру Андреевичу. Поэтому, восхвалив подвиги Димитрия Ивановича, лично сражавшегося с неприятелем, она почти прямо переходит к засадному полку Владимира Андреевича, решившего победу; а действия иных полков, иных воевод оставляет совершенно в тени. Но, к счастью, сохранились некоторые другие сведения о ходе Куликовской битвы, именно в Истории Татищева (IV. 280 - 281). Сколько нам известно, доселе историками не было обращаемо должное внимание на эти сведения, при описании Куликовского боя. А между тем, несмотря на свою краткость, они удовлетворительно объясняют нам ход битвы, во второй ее половине, и дают настоящее место действию засадного полка. Ими я воспользовался при своей попытке очертить взаимное положение ратей и постепенный ход боя, а также указать, кто в Русском войске начальствовал середнею и передовою ратью, правым и левым крылом, С достоверностью можно полагать, что последним, т.е. левым крылом, начальствовали именно князья Белозерские и что в предпоследний момент боя усилия Татар устремились именно на это крыло. Потому-то тут и было самое большое число убитых (в том числе и все князья Белозерские). После передовой рати, неудаче подверглось только левое крыло, а не все войско бежало, как обыкновенно изображается. В связи с этим моментом боя находится вопрос, где был помещен засадный полк: за правым или левым крылом?

Сказания не отвечают прямо на этот вопрос. Они говорят только, что великий князь отпустил брата своего Владимира вверх по Дону, в дуброву. Но тут явная ошибка: надобно читать "вниз", а не "вверх" по Дону; ибо, принимая исходным пунктом нашей переправы и расположения за Доном устье Непрядвы, верх Дона приходится на другой стороне Непрядвы, где не было сражения. По рассказу же Татищева выходит, что засадный полк ударил в тыл и бок Татарам, когда они погнали перед собою левый полк и поровнялись с дубровою. Следовательно, засадный полк стоял за левой рукой. Если от известий Татищева мы обратимся к обозрению самого Куликова поля и его окрестностей, то убедимся, что нигде в ином пункте он и не мог быть поставлен, как на левой стороне, над лесистым оврагом речки Смолки, который мешал татарской коннице охватить русское крыло с этой стороны и заранее открыть присутствие засадного полка. В помещении последнего видна замечательная предусмотрительность Димитрия и его советников. Этот полк был поставлен так умно, что в одно время служил и резервом, и прикрытием как обоза, так и единственного пути отступления вместе с наведенными на Дону мостами. Автор "Исторического обозрения Тульской губернии" Афремов в своем плане Куликовской битвы (приложенном к помянутому его сочинению "Куликово поле"), по нашему мнению, приблизительно верно обозначил место засадного полка. Князь же Голицын в своем специально военном сочинении ("Русская военная история". Часть 1-я. Спб. 1877) и в приложенном к нему плане, неизвестно на каком основании, помещает засадный полк за правым крылом, на берегу Непрядвы, куда Татарам стремиться не было и большого расчета. Затем, по известию того же Татищева, когда Русская рать, подкрепленная засадным полком, сбила и погнала Татар, то Мамай также ввел в дело подкрепления (конечно, последние); Татары около своих таборов остановились и возобновили сражение; но тут были уже окончательно разбиты. Такой ход дела очень вероятен и ничему не противоречит. Так как Татищев пользовался и теми списками летописей, которые до нас не дошли, то очень возможно, что относительно Куликовской битвы он, кроме помянутых сказаний, имел под руками и еще источник, который остался нам неизвестен.

Прибавим еще несколько слов о поведении Димитрия Ивановича Московского в день битвы. Павший в его одежде боярин Бренк и ветви срубленного дерева, под которыми нашли великого князя, нисколько не могут уменьшить славу его личного геройства в этот день. Возлагая свою одежду на любимца, Димитрий никоим образом не мог предвидеть все случайности предстоявшего боя, предвидеть, что боярина непременно убьют вместо него самого. Если бы Димитрий остался на своем месте, то и отсюда никак не следует, чтобы он был непременно убит. Очень может быть, что самое замешательство, временно случившееся в большом полку, произошло именно вследствие того, что Димитрия не было на великокняжеском месте, а Бренк не мог вполне его заменить. Никто не ставит в упрек прадеду Фридриха II, великому курфирсту Бранденбургскому, то обстоятельство, что он во время Фербелинского сражения, 1675 года, в виду направленных на него выстрелов, поменялся своим белым конем со шталмейстером; после чего тот действительно был убит. Если бы великий князь искал безопасности, то он не поехал бы в передние ряды, чтобы самому рубиться с неприятелем; а, наоборот, поместился бы за войском, как советовали ему бояре и как поступил его противник Мамай. Или он мог бы остаться при засадном полку, который хотя и покрылся наибольшею славою, но пострадал менее всех прочих частей войска. Нет сомнения, что Димитрий, как еще молодой человек, исполненный сил и энергии, увлекся в Куликовской битве личной отвагой (а, может быть, желал своим примером поощрить воинов), и действительно подверг себя таким опасностям, посреди которых уцелел почти чудесным образом. Если до изнеможения утомленный битвою (не забудем о его тучности), лишившийся коня, окруженный врагами, отрезанный во время свалки от всякой помощи, он сумел еще добраться до закрытия и спастись, то это опять-таки свидетельствует о его энергии и находчивости. Надобно заметить, что тогда средством спасения в случае ран и крайней опасности во время боя употреблялся, по-видимому, такой способ: упасть среди трупов и пролежать до минования опасности. И этот способ не считался унизительным для храбрецов. Пример тому представляет князь Стефан Новосильский. Когда Владимир Андреевич расспрашивал, кто видел в бою великого князя, то Новосильский, не без некоторого хвастовства, сообщил, что видел, как Димитрия обступили четыре Татарина; что он (Новосильский) напал на этих Татар и троих убил, а четвертый убежал, когда же он погнался за этим четвертым, то на него самого напали другие Татары и нанесли многие раны, и он спасся только тем, что остальное время битвы пролежал между трупами ("Поведение". Истор. Сбор. III. 62). Димитрий однако не прибег к этому именно способу. Источники согласно свидетельствуют, что Великий князь был осыпан ударами по голове, плечам и животу, и что доспехи его были все иссечены. Если же на теле его не оказалось глубоких ран, то этим он конечно был обязан превосходному качеству своей брони и своего шлема. Припомним, что нечто подобное случилось с французским королем Филиппом Августом, в сражении при Бовине 1214 года. И в Русских летописях находим другой подобный пример. В 1317 году, как мы видели, тверской князь Михаил Ярославич сразился с Юрием Московским и татарским воеводою Кавгадыем, и победил их. "Самому же князю Михаилу видети доспех свой весь язвен, на теле же не бысть никоея раны". (П. С. Р. Лет. V. 209. VII. 190). Впрочем в Ростов, летоп. о Димитрии говорится: "найдоша великаго князя вельми язвена лежаща". И если далее сказано: "доспех его весь бяше избит, но на теле его не бысть язвы", то это, конечно, означает отсутствие именно глубоких или опасных ран.

Если Димитрий Иванович в данном случае заслуживает легкого упрека, то именно за его излишнюю отвагу и увлечение воинским пылом. Но на это можно отвечать тем, что победителя не судят. А унижать его за то, что он не явился сказочным богатырем вроде Ильи Муромца, не только неисторично, но и просто грешно (со стороны некоторых писателей). Лично выигравший две такие битвы, как Вожинская и Куликовская, и собственноручно рубившийся с врагами до полного изнеможения, Димитрий вполне заслужил славу князя-героя. На основании моего повествования и сих соображений (в отдельной брошюре, изданной ко дню 500-летнего юбилея Кулик, битвы), Д.Ф. Масловский, наш военный историк, поместил (в Воен. Сборнике 1881 г. NN 8 и 9) "Опыт критич. разбора похода Димитрия и Куликовской битвы".
   ______________________
  
   Мы видели, что союз самых крупных восточнорусских княжений, с Москвой во главе, оказался непрочен и распался в тот самый момент, когда он более всего был нужен. Татарские погромы, предшествовавшие Куликовской битве, сделали свое дело, т.е. разъединили союзников, и Димитрию пришлось принять решительную борьбу только с силами собственного княжения и ближайших или мелких своих подручников. Не говоря уже о Новгородцах и Тверичах, которые не желали помогать усилению Москвы, собственный тесть Московского князя Димитрий Константинович Суздальский не пришел к нему на помощь: он еще не опомнился после поражения на Пьяне и погрома, произведенного в его области царевичем Арапшей. Другой союзник Димитрия Ивановича Московского, Олег Рязанский, также не соединился с ним в решительную минуту и по тем же причинам. Севернорусские летописи, умалчивая о поведении Нижегородского князя, с особой силой нападали на князя Рязанского и беспощадно очернили его как гнусного изменника. А между тем поведение Олега если не вполне оправдывается, то объясняется его трудным положением между Татарской грозой с одной стороны и усиливающимся Московским княжением - с другой. Подобно Твери, Рязань, как отдельное самостоятельное княжение, не могла сочувствовать возраставшему усилению Москвы, которое явно грозило их самостоятельности. В то же время близкое соседство со степью подвергало Рязанцев неминуемому разорению, в случае ханского гнева. Восемь лет Олег был верным союзником Димитрия, и в это время его земля испытала четыре татарских нашествия. Собственными силами Рязанцы не могли защитить себя от подобных нашествий, всегда более или менее неожиданных; а Москвитяне подавали помощь слишком поздно. Борьба Москвы с Ордой во всяком случае была невыгодна для Рязанцев, потому что на их полях происходили кровавые встречи соперников; сама победа союзника влекла за собой только новые бедствия, как например Вожинская битва, за которую поплатилась все та же Рязанская земля; между тем как жители Московских волостей спокойно предавались своим мирным занятиям, защищенные Окой, которую обыкновенно в подобных случаях спешили прикрыть московские сторожевые отряды.
   Устрашенный слухами о великих вооружениях Мамая и его союзе с Литвой, Олег, в сущности, хотел остаться нейтральным и по возможности удалить театр войны от внутренних областей своего княжества. Для этого он вступил в сношения с Мамаем и Ягайлом и обещал соединиться с ними против Димитрия. Переговоры эти производились посредством одного из рязанских бояр, Епифана Караева, довольно скрытно от Москвитян; по наружности рязанский князь продолжал дружить с Димитрием и послал предостеречь его об опасности. В действительности Олег не только не соединился с Татарами и Литвой, а напротив, как надо полагать, ложными вестями о Москвитянах и хитрыми переговорами задержал движение союзников в свою землю. Иначе, с какой же стати Мамай так долго медлил в Придонских степях, а Ягайло потерял время у Одоева? Почему они не спешили к берегам Оки, где по условию должны были соединиться с Олегом 1 сентября? Следовательно, в данном случае коварная политика Рязанского князя была направлена исключительно в интересах его княжения, и эта политика, по-видимому, удалась: грозные силы Мамая уничтожены. Рязанская область спасалась от нашествия трех больших ратей, собственная дружина осталась цела; а, между тем, могущественный сосед, несмотря на победу, был настолько ослаблен, что сделался менее опасным чем прежде.
   Как бы то ни было, Димитрий Иванович обнаружил сильное неудовольствие на Олега за его отступление от союза и двусмысленное поведение в эпоху Куликовской битвы. Однако, на этот раз до войны не дошло; новым договором с Москвой (1381 г.) Олег уступил ей некоторые пограничные места и обязался иметь с Димитрием общих врагов и друзей; следовательно, принужден был признавать себя в некоторой от него зависимости. Но подобные условия в те времена редко исполнялись добросовестно*.
   ______________________
   * С. Г. Г. и Д. I. N 32. Разбор источников и соображения о поведении Олега Рязанского в эпоху Куликов, битвы см. в моей Истории Рязан. княжества, 168 - 177.
   ______________________
  
   Меж тем, в Орде совершались события и перемены, имевшие важные следствия для Руси.
   Несмотря на страшное поражение, Мамай успел собрать новые силы и, злобствуя на великого князя Московского, намерен был отомстить ему внезапным набегом на его землю. Но соперником ему явился хан Заяицкой или Синей Орды, по имени Тохтамыш. Этот последний в юности, спасаясь от преследования своего родственника (Урус-хана), нашел убежище у властителя Джагатайских Татар, знаменитого Тамерлана, и впоследствии с его помощью сел на престол Синей Орды! Так же как и ханы Кипчакской или Золотой Орды, Тохтамыш происходил из рода Джучидов, именно от старшего Батыева,брата. Естественно, он не хотел признавать Саранским ханом Мамая, завладевшего престолом не по праву, и воспользовался его поражением на Дону, чтобы самому сесть в Сарае. Собранные против Дмитрия силы Мамай должен был обратить на Тохтамыша. Счастье и тут ему изменило: у Азовского моря на берегах Калки, когда-то видевшей первое поражение Русских от Татар, Мамай был разбит соперником. Царевичи и темники Золотоордынские покинули побежденного хана и передались Тохтамышу. Спасаясь от погони, Мамай с немногими людьми укрылся в таврический город Кафу или Феодосию, к своим 'прежним союзникам Генуэзцам; но жители Кафы вероломно его убили, чтобы воспользоваться оставшимися у него сокровищами.
   Восстановив единство и могущество Джучиева улуса, соединив под своей властью обе Орды, Золотую и Синюю или Волжскую и Заяицкую, энергичный Тохтамыш естественно хотел получать дани со всех тех земель, которые повиновались Батыю и Узбеку, и немедленно известил Русских князей о своем воцарении в Сарае. Князья с честью приняли и проводили его послов, а вслед за ними отправили своих бояр с подарками к хану, его женам и вельможам. Тохтамыш, конечно, понял, что великий князь Московский после Куликовской победы считает себя как бы независимым от Татар и намерен ограничиться одними посольскими отношениями и подарками. Хан попробовал по прежнему обычаю отправить на Русь большого посла, по имени Акхозю, с отрядом Татар. Он дошел до Нижнего; но в Москву ехать не решился; послал туда несколько человек из своей свиты, и те не осмелились войти в самый город. Очевидно, после Куликовской битвы Русские, особенно Москвичи, враждебно и самоуверенно стали относиться к самим Золотоордынским Татарам; а последние, наоборот, сделались боязливы. Тогда Тохтамыш задумал нанести внезапный и сильный удар, чтобы восстановить прежние отношения. Но и сам он, вероятно, находился под общим впечатлением Куликова поля и потому употребил все меры, чтобы не дать Димитрию времени собрать полки, а захватить Русских гостей, особенно в Болгарах, и товары их пограбить; гостей захватили главным образом с той целью, чтобы они не дали знать в Москву о приготовлениях хана к походу. Потом Тохтамыш переправил свою рать на правую сторону Волги и быстро пошел на Русь. В Нижнем, однако, узнали о походе; тесть Димитрия Донского, Димитрий Константинович, на этот раз так же изменил зятю и общерусскому делу, как и во время Куликовской битвы. Он отправил двух сыновей своих, Василия и Семена, с изъявлением покорности. Хан шел так скоро, что Суздальские князья едва нагнали его уже близ Рязанских пределов. Подобно Димитрию Суздальскому, Олег Рязанский, несмотря на недавний договор с Москвой, думал только о спасении собственной области от нового разорения; встретил с дарами Тохтамыша, упросил его не воевать Рязанской земли, и, обведя около ее пределов, указал ему броды на Оке и дал проводников. А в Москву на этот раз он не послал и вестей о татарском нашествии.
   Однако, у Московского великого князя в ордынских пределах были устроены "доброхоты", как выражается летопись, т.е. между самими Татарами находились люди, получавшие от князя подарки и за это извещавшие его о том, что делалось в Орде. От них, а также из Нижнего Новгорода, Димитрий успел получить вести; он начал собирать войско и вместе с братом Владимиром уже двинулся было к Коломне навстречу Татарам, разослав гонцов к подручным князьям, чтобы спешили к нему на помощь. Но тут сказались последствия того страшного напряжения, которое Северная Русь сделала в эпоху Куликовской битвы. После испытанных в ней огромных потерь, Русь, по выражению летописи, "оскудела" ратными людьми. Требовался довольно продолжительный отдых для восстановления сил и для нового возбуждения воинственных инстинктов в народе. Удельные князья, также истощенные потерями и, может быть, не совсем довольные усилившеюся Московской зависимостью, на этот раз не обнаружили ревности к борьбе с Татарами. Никто не спешил на помощь Димитрию.
   В среде его собственных воевод по-видимому возникло разномыслие. Напрасно кто-то из тысяцких предлагал идти к Оке, стать на переправах и оттуда послать к хану посольство с, дарами и с мольбой укротить свою ярость; если же просьбы и дары не подействуют, то, отступая, всеми средствами задерживать Татар на их пути и тем дать время для сбора рати. Донской герой не принял этого совета и не решился ждать Татар с теми малыми силами, какие у него были под рукой. Он отступил к Переяславлю, а оттуда мимо Ростова прошел в Кострому; брата Владимира Андреевича отрядил к Волоку (Дамскому), чтобы там он ожидал помощи от Новгородцев и от Тверского князя, к которым отправлены были гонцы. В Москву Димитрий послал приказ готовиться к обороне; княгине же своей велел с детьми спешить к себе в Кострому.
   Тохтамыш беспрепятственно перешел Оку; взял и сжег Серпухов, и затем двинулся прямо на Москву, пленя и разоряя все на своем пути.
   В покинутой великим князем столице весть о приближении Татар произвела большое смятение. По выражению летописца народ в эту минуту походил на овец без пастыря. С одной стороны из окрестностей многие жители со своей рухлядью спешили укрыться в Москву; с другой - богатые граждане спешили с имуществом и семьями выехать из города, чтобы бежать в дальние места; но чернь подняла мятеж, и если отпускала их, то предварительно ограбивши. Мятежники звонили в колокола и собирались на шумные веча; решено было занять все ворота стражей и не выпускать никого из города. Бояр перестали слушаться. Высшим лицом в городе оставался митрополит Киприан, которого в предыдущем году великий князь призвал в Москву и торжественно принял в митрополию. Но он первый потерял голову; думал только о своей личной безопасности, и решил уехать вместе с великой княгиней Евдокией и ее детьми. Чернь едва согласилась выпустить их из города. В это время в Москву прибыл, вероятно, назначенный от великого князя воеводой, один из православных Литовских княжичей, внук Ольгерда, прозванием Остей (может быть, сын Андрея Ольгердовича Полоцкого). Он принял начальство, восстановил некоторый порядок в городе и приготовил его к осаде. Выстроенные Димитрием каменные стены представляли надежную защиту; жители вооружились, в том числе сурожане, суконники и другие купцы, и вместе со множеством граждан и крестьян, сбежавшихся из ближних городов и волостей, составили значительную рать. Скоро от страха и смятений они перешли к противоположной крайности, т.е. к излишней самоуверенности и пренебрежению неприятелем.
   23 августа 1381 года передовые татарские отряды появились под Москвой. Стража с городских ворот, увидав их, затрубила в трубы. Татары остановились за два или за три перестрела от города. Толпа неприятелей подъехала к стенам и спрашивала о великом князе. Им отвечали, что он отсутствует. Татары начали ездить вокруг города, осматривая его рвы, забрала, ворота, башни. Кругом все было чисто: так как граждане пожгли все посады и даже загородные монастыри; не оставили ни одного тына или бревна, из опасения примета к городу. Между тем как добрые люди молились, постились и причащались в ожидании горькой смерти, буйная часть граждан предавалась пьянству и грабежу тех домов, хозяева которых бежали из города; особенно опустошались запасы меда и вина, находимые в их погребах; причем много было пограблено кубков серебряных и стеклянных. Разгулявшиеся буяны, шатаясь, ходили по городу и хвастались своей будущею победой над врагами; некоторые влезали на стены, оттуда сквернословили, плевали на Татар и вообще делали против них разные бесстыдные выходки. В ответ на это Татары грозили обнаженными саблями и знаками показывали, как они будут рубить головы. Граждане ошиблись, думая, что перед ними вся татарская рать; на следующее утро пришел сам Тохтамыш с главными силами, и темные тучи варваров облегли город со всех сторон. Осажденные первые начали бросать стрелы в неприятеля; в ответ на это Татары открыли частую и меткую стрельбу; стрелы их сыпались как сильный дождь и омрачали воздух; многие граждане падали мертвыми на забралах. Были у Татар и такие искусные люди, которые стреляли без промаха с коней на всем скаку, направо и налево, вперед и назад. Во время этой перестрелки часть варваров приставила лестницы и полезла на стены. Москвичи обливали их кипящей в котлах водою и отразили приступ. Он возобновлялся три дня сряду, но безуспешно: башни и забрала были снабжены самострелами и камнеметательными орудиями, каковы: пороки, тюфяки и даже л ушки, тут впервые упоминаемые. Были и в числе Москвичей искусные стрелки; так некий суконник, по имени Адам, с башни над Фроловскими воротами поразил из самострела прямо в сердце одного из первых ордынских князей, чем причинил большую печаль самому хану.
   Видя, что город нельзя взять открытой силой, и опасаясь пришествия великокняжеской рати, варвар употребил коварство.
   На четвертый день к стенам по оласу (парламентерами) подъехали знатные татарские вельможи с такими речами: "Царь вас своих людей и своего улуса хочет жаловать; вы не виноваты; не на вас он гневается, а на великого князя Димитрия. От вас же он ничего другого не требует, а только то, чтобы вышли к нему с честью и дарами купно с вашим воеводою; царь хочет только видеть ваш город и побывать в нем". Такое предложение, конечно, было сделано слишком неискусно и подозрительно, чтобы ввести в заблуждение сколько-нибудь осторожных людей. Но в числе ханских посланцев находились два Суздальские князя, помянутые Василий и Семен Дмитриевич. Застращенные Тохтамышем или сами поверившие его лживой клятве, они на кресте присягнули, что хан говорит искренно и что он не сделает никакого зла гражданам, если те послушаются его. Их присяга показалась многим Москвичам достаточным основанием для того, чтобы поверить хану и смириться перед ним. Напрасно князь Остей и некоторые воеводы пытались убеждать граждан, чтобы они повременили еще немного, пока Димитрий и Владимир Андреевич соберутся с силами и придут на помощь. Толпа зашумела и настояла на своем. Отворились Кремлевские ворота, и Остей в сопровождении бояр вынес дары хану; за ним следовали архимандриты, игумены и священники с крестами; потом шли черные люди. Тут, по данному знаку, одни Татары бросились на эту процессию и произвели избиение; другие устремились в отворенные ворота и ворвались в город; третьи влезли на стены по приставленным лестницам. Начались страшные сцены убийств и грабежа; граждане, застигнутые врасплох, метались во все стороны, и более не думали о сопротивлении. Избиение прекратилось тогда, когда руки Татар утомились и сабли их притупились. Многие искали спасения в каменных церквах; но Татары разбивали их двери, и, посекши христиан, расхищали церковную утварь, или обдирали дорогие украшения с икон и книг. Кроме храмов, варвары разграбили богатства, десятилетиями накопленные в боярских дворах, и склады товаров в домах сурожан, суконников и других купцов. Насытившись грабежом, убийством и захватив огромный полон, состоявший преимущественно из здоровых мужчин, молодых женщин и девиц, варвары зажгли город и тем произвели его окончательное разорение. "Дотоле, - говорит летописец, - город Москва был велик и люден; он кипел многолюдством; славою и честию превзошел все грады Русской земли; в нем обитали князья и святители. А в сие время отошла слава его, и вся честь в единый час изменилась, когда он был взят и пожжен". Это бедствие случилось 26 августа 1381 года. В особенности невозратима была потеря сгоревшего в соборных храмах великого множества книг; кроме собственных рукописей, в них снесены были на хранение книги из всех окрестных монастырей и посадских церквей. Нет сомнения, что в этом пожаре погибли и многие памятники отечественного бытописания. Не одна Москва пострадала в это нашествие. Когда была взята столица, Тохтамыш разослал отряды опустошать волости и другие города Московского княжения. Татары разграбили тогда и пожгли Владимир, Звенигород, Можайск, Юрьев, Дмитров, Боровск, Рузу и Переяславль-Залесский. В этом последнем многие граждане спасались тем, что сели на суда и отплыли на середину озера.
   Во время этого разорения один татарский загон, подошедши к Волоку, наткнулся на стоящего там Владимира Андреевича; последний ударил на Татар и поразил их. Беглецы принесли о том весть Тохтамышу. Этой небольшой победы было достаточно, чтобы напугать хана: таково было впечатление Куликовской битвы. Опасаясь прибытия великокняжеской рати, боясь потерять добычу и бесчисленный полон, хан стянул свои загоны и стал поспешно уходить. На обратном пути однако Татары успели взять Коломну, а потом пограбить и попленить землю Рязанскую. Таким образом и Олег Иванович был достойно наказан за свое малодушие и близорукую, эгоистичную политику. По некоторым известиям, и в этом случае поведение двух Суздальских князей, сопровождавших хана, было позорное: по своим личным расчетам и неприязни к Олегу, они не удерживали, а еще натравливали Татар на разорение Рязанской земли. В награду за то, хан послал в Нижний к Димитрию Константиновичу своего шурина Шихомата и князя Семена Димитриевича с ярлыком на великое княжение Владимирское; а другого Димитриева сына, Василия, взял с собой в Орду в качестве заложника.
   Когда Димитрий Иванович с братом Владимиром и боярами воротился в столицу, то проливал горькие слезы, смотря на московское пепелище. Везде лежали кучи трупов и стояли обгорелые развалины. Он немедленно принялся созывать из лесов разбежавшихся жителей, возобновлять город и очищать его от трупов; причем велел давать по рублю за восемьдесят тел людям, занимавшимся погребением их. Роздано было 300 рублей; следовательно, число погребенных простиралось до 24 000; да, кроме того, много народу сгорело во время пожара или потонуло в реке, куда бросались от страха перед варварами. А если определим число уведенных в неволю Москвитян хотя бы в двадцать или двадцать пять тысяч, то город Москва и ее окрестности лишились в это нашествие по меньшей мере от 50 до 60 тысяч своего населения.
   Конечно, нам легко было бы теперь обвинять Димитрия в том бедствии, осуждать его за нерешительность и оставление Москвы на жертву варварам. Но мы не должны забывать о том, каких усилий и сколько времени требовалось тогда, чтобы собрать и вооружить ополчение в несколько десятков тысяч человек; особенно после Куликовских потерь. Нет сомнения, что в народе уверенность в освобождение от ига сменилась на время горьким разочарованием, когда он увидал свежие полчища варваров, разорявших его землю, и это разочарование отразилось в нерешительном образе действия самих вождей. Затем, если мы у самого Димитрия не находим той бодрости, предусмотрительности и воинского пыла, которые он обнаружил в эпоху Вожи и Куликова поля, то имеем основание предполагать, что его здоровье и энергия были надломлены чрезмерным напряжением сил в достопамятный день 8 сентября 1380 года. Принимая в расчет все эти обстоятельства, не можем однако освободить его от упрека в недостатке распорядительности и заботливости о своей столице в эпоху Тохтамышева нашествия. Если бы она была вовремя поручена надежным воеводам и не была так предоставлена на волю случая и мятежной толпы, то могла бы продержаться столько времени, сколько было нужно для помощи. Может быть, великий князь слишком понадеялся на присутствие митрополита Киприана для поддержания порядка в столице. Этот ученый серб не мог заменить такого патриотичного пастыря, как св. Алексей, и в минуту бедствия думал только о своей личной безопасности. По крайней мере известно, что Димитрий гневался на Киприана за то, что он покинул Москву и удалился именно к старому сопернику Московского князя, Михаилу Тверскому, который отправил к Тохтамышу посла с дарами и с мольбой не воевать Тверского княжения и получил от хана милостивый ярлык. Вскоре по возвращении Киприана в столицу, Димитрий изгнал его из Москвы, и тот снова воротился в Киев. А на Владимирскую или Восточнорусскую митрополию великий князь вызвал из заточения опального Пимена.
   После Тохтамышева нашествия Московскому князю волею-неволею приходилось снова признавать себя данником Золотой Орды. С одной стороны, надобно было предупредить дальнейшие нашествия, а с другой - к тому же побуждала измена общерусскому делу и соперничество с Москвой больших соседних княжений, т.е. Рязанского, Суздальско-Нижегородского и Тверского. Тотчас после нашествия в Орду на поклон к Тохтамышу отправились сын Димитрия Константиновича Семен, брат Борис Городецкий и Михаил Александрович Тверской с сыном. Тверской князь не замедлил воспользоваться бедствием Москвы и возобновил свои домогательства о ярлыке на великое княжение Владимирское. Надобно было помешать его домогательствам. Димитрий однако сам не поехал, а отправил в Орду своего старшего сына Василия (1383 год). Хан остался доволен изъявлением покорности со стороны сильного Московского князя и оставил за ним великий Владимирский стол; однако, молодого Василия удержал при себе, требуя за него 8000 руб. окупа. Если тесть великого князя Димитрий Константинович Нижегородский не спешил лично явиться перед ханом, тому препятствовало его болезненное состояние; в том же 1383 году он скончался. Этот князь омрачил конец своей жизни изменой собственному зятю и раболепием перед Татарами. Но, судя по местным свидетельствам и преданиям, он пользовался уважением своих Нижегородцев. Димитрий
   Константинович памятен еще в Русской истории тем, что при нем монах одного нижегородского монастыря Лаврентий переписал летопись или составил летописный свод (так называемый Лаврентьевский). Сыновья и брат Димитрия Константиновича, бывшие в Орде, немедленно подняли распрю о Нижегородском столе, как старшем в их семье. Хан решил спор в пользу дяди, т.е. Бориса Константиновича.
   Первое время после Тохтамышева нашествия было очень трудно для Московского княжения: пришлось заплатить большую дань, потому что хан, вероятно, потребовал платежа и за предыдущие годы. На это собирались деньги со всякой деревни по полтине (а деревней назывались тогда небольшие поселки в несколько дворов); "тогда же и золотом давали в Орду", прибавляет летописец. А во Владимире, по его словам, пребывал в то время лютый или хищный ханский посол, по имени Адаш. Но это тяжелое время продолжалось недолго. Спустя два года, молодому князю Василию Димитриевичу удалось убежать из Орды в Подолию, откуда он ушел в землю Волошскую к воеводе Петру, а потом пробрался в Германию. Во владениях Прусского Ордена он встретился с Витовтом Литовским. Витовт, по возвращении на родину, помолвил за него свою дочь Софью и с честью отпустил его в Москву в сопровождении Польских и Литовских бояр. В этих странствиях Василий провел около двух лет, пока наконец воротился к отцу. Не видно, чтобы его бегство из Орды навлекло на Москву какое-либо наказание от хана. Вообще в последние годы своего княжения Димитрий Иванович снова перестал унижаться перед Татарами и, кажется, ограничивался только легкой данью. Куликовская победа все-таки оказала свое действие на отношения Руси к Орде. Атакие внезапные, и потому удачные, набеги на Москву, как Тохтамышев 1381 года, не всегда могли повторяться*.
   ______________________
   * О Тохтамыше, его нашествии и дальнейших его отношениях к Руси летописи Воскресен. Никонов. Новогородская Четвертая. Прибав. к Софийск. (т. VI), Супрасльская рукопись (М. 1856), летопись Авраамки, Татищев, Geschichte der Gold. Horde - Хаммера. О личности князя Остея помянутые летописи свидетельствуют только, что он был князь Литовский, внук Ольгерда. Но под 1385 г. летописи Воскресен. и Никонов, (последняя уходит вперед на год) упоминают Александра Андреевича "нарицаемаго Остея" московским наместником в Коломне, а также Михаила Андреевича Полоцкого, внука Ольгердова, отряженного в числе московских воевод на Рязань и там погибшего. Не был ли он братом Александра Андреевича Остея? А сей последний и князь Остей, начальствовавший в Москве в Тохтамышево нашествие, не есть ли одно и то же лицо? В таком случае повесть об этом нашествии ошибочно упоминает его в числе убитых Татарами; может быть, он только был захвачен ими в плен.
   ______________________
  
   В эти последние годы удалось Димитрию покончить возникшую из-за Татар вражду с Олегом Рязанским.
   В первое время после Тохтамышева нашествия великий князь, очевидно, был сильно возмущен тем пособничеством, которое вероломный Олег оказал хану против Москвы, несмотря на их недавний договор. Пользуясь силами, собранными против Татар, Димитрий посылал на Рязанскую землю свои полки, которые и наделали ей зла более Тохтамыша. Олег затаил желание мести и три года не обнаруживал никаких признаков вражды, собираясь с силами и дожидаясь удобного случая. В 1385 году он вдруг появился под Коломной; 25 марта, в день Благовещения, город был взят и разграблен; а коломенский наместник Александр Андреевич Остей вместе со многими боярами и лучшими людьми отведен в плен. Возникшая отсюда новая война не была удачна для Москвы, хотя Димитрий послал на Рязань многочисленную рать под начальством Владимира Храброго. В решительной битве Москвитяне потеряли многих бояр, в том числе Ольгердова внука Михаила Андреевича, и должны были отступить. Димитрий предложил мир; Олег потребовал слишком больших уступок. Несколько раз посылал к нему своих бояр великий князь, но Олег оставался непреклонен.
   В сентябре 1386 года Димитрий Иванович вновь посетил Троицкий монастырь и его знаменитого основателя. Набожный князь велел отслужить молебен, накормил братию, роздал милостыню, а потом обратился к Сергию с просьбой, чтобы он принял на себя посольство в Рязани и уговорил бы Олега к вечному миру. Лучшего посредника невозможно было выбрать. Роль миротворца в те времена княжеских междоусобий была одной из главных заслуг духовенства. И кто же мог сильнее всех подействовать на упрямого Рязанца своими увещаниями, как не Сергий, о святости которого уже давно разглашала народная молва? Той же осенью он отправился в путь, сопровождаемый несколькими старшими боярами великого князя. Прибыв в Переяславль Рязанский и вступив в княжий терем, по словам летописи, чудный старец долго беседовал с князем о пользе душевной, о мире и о любви. Его тихие и кроткие речи произвели такое впечатление на суровое сердце Олега, что он умилился душой, забыл свою вражду и заключил с Димитрием вечный мир и любовь в род и род. С великой честью и славой после того воротился в Москву преподобный Сергий. В следующем году политический союз был скреплен родственными отношениями: сын Олега Федор женился на Софье, дочери Донского. Мир 1386 года в действительности оправдал свое название "вечного"; с того времени не было ни одной войны не только между Олегом и Димитрием, но и между их потомками.
   В то же самое время удалось Московскому князю смирить строптивых Новгородцев.
   Причиной ссоры с ними были разбои новгородской вольницы, которая на своих ушкуях ходила по Волге и Каме и грабила их прибрежные волости, а иногда нападала на значительные города, как русские, так и болгарские, например, Ярославль, Кострому, Нижний, Жукотин, Великие Болгары и проч. Разграбление последних городов, принадлежащих тогда Татарам, навлекало гнев Золотоордынских ханов. Димитрий не раз грозил Новгородцам и требовал, чтобы они уняли свою вольницу; но тщетно. Постоянно отвлекаемый более важными делами с Тверью, Литвой, Рязанью и Татарами, он принужден был долгое время оставлять новгородские разбои безнаказанными. Между тем, дерзость их возрастала: в 1375 году, во время последней войны Димитрия с Михаилом Тверским, новгородские ушкуйники, в числе 1500 человек, явились под Костромой. Местный воевода Плещеев (как говорят, брат Алексея митрополита) вышел против них с 5000-й ратью. Одна часть Новгородцев встретила Плещеева, а другая спряталась в лесу, в засаде, и, выждав минуту, ударила в тыл Костромичам. Последние были разбиты; после того разбойники взяли город и грабили его целую неделю. Забрав с собой более ценное имущество и множество плененных жителей, они поплыли далее; разграбили и сожгли Нижний. Потом разбойничали на Каме; в Болгарах продали пленных жен и девиц мусульманам, а сами отправились вниз по Волге, грабя гостей христианских и бесерменских. Таким образом, разбойники достигли Астрахани; но здесь получили себе достойное возмездие: князь Астраханский захватил их обманом и велел избить всех до единого; награбленная ими добыча вся досталась бесерманам.
   Такой погром Костромы и Нижнего сильно разгневал великого князя; но он все еще не находил удобного времени наказать Новгородцев. Наконец, к разбоям присоединилась еще распря Новгорода с Москвой в 1385 году, по поводу так называемого "черного сбора", т.е. подати, которую собирали бояре великого князя с новгородских волостей. Эта распря ускорила разрыв. В следующем году, помирившись с Олегом Рязанским, Димитрий Иванович лично отправился против Новгорода с братом Владимиром Андреевичем и со всеми подручными князьями. Новгородские послы встретили его на пути с челобитьем о мире. Димитрий не дал мира и продолжал поход. Он остановился в 15 верстах от Новгорода. Сюда явился послом сам новгородский владыка Алексей с той же мольбой о мире и с предложением внести князю 8000 рублей за виновных граждан. Но Димитрий был так разгневан на Новгород, что владыку отпустил без мира. В виду близкой опасности, Новгородцы проявили решительность и энергию: они вооружились, укрепили город новым острогом, пожгли и все строения вне городского рва и решили обороняться до последней крайности. Эта решимость, вероятно, подействовала на великого князя, который не желал довести дело до большого кровопролития, и, когда к нему явилось третье посольство, состоявшее из одного архимандрита, семи священников и пяти житьих людей, от каждого конца по человеку, Димитрий смягчился и согласился на мир. Новгородцы взяли 3000 рублей у св. Софьи с полатей, т.е. из своей общественной казны, и внесли немедленно великому князю; остальные 5000 рублей решено было доправить с Заволочья, так как и Заволочане участвовали в волжских разбоях. Великий князь воротился в Москву, послав в Новгород своих наместников и черноборцев.
   Любопытно, что как ни велики были дружба и согласие Димитрия Ивановича с его двоюродным братом Владимиром Андреевичем, однако и между ними под конец княжения не обошлось дело без маленькой ссоры. Виновниками ее, по-видимому, были бояре младшего брата, чем-то недовольные. Не знаем, из-за чего собственно возникло неудовольствие; вероятно, из-за каких-либо сели деревень; известно только, что в 1388 году великий князь велел взять под стражу некоторых бояр Владимира и заточить их по разным городам. Владимир, со своей стороны, захватил несколько деревень великого князя. Однако, ссора быстро кончилась, и примирение было скреплено новой договорной грамотой, которая определяла взаимные отношения братьев. Эта грамота ясно свидетельствует о постепенном возрастании великокняжеской власти в отношении к младшим родственникам. Димитрий здесь уже называет себя "отцом" Владимира; а сын Димитрия Василий именуется "старшим братом" своего дяди. Владимир обязывается держать "честно и грозно" великое княжение под Димитрием и его сыном Василием и служить великому князю "без ослушанья". Димитрий только подтверждает за Владимиром его наследственный третной удел и треть московских доходов. Любопытно следующее выражение грамоты: "А оже ны Бог избавит, ослабонит от Орды, ино мне два жеребья, а тебе треть". В этих словах ясно видно сознание Димитрия, что окончательное свержение ига есть только дело времени, что, может быть, оно очень близко. Тут же определена приблизительно и сама ордынская дань в пять тысяч рублей, из которых на долю Владимира приходилось триста двадцать рублей. В этой грамоте видно вообще старание великого князя определить и обеспечить присягой подчиненные отношения своего двоюродного брата к своему сыну и преемнику Василию. Димитрий как бы предчувствует собственную близкую кончину*.
   ______________________
   * О войне и мире с Олегом см. мою Историю Рязан. княжества. О ссоре с Новгородом летописи Новгород. Воскресен. Никонов. Договор с Владимиром Андреевичем с С. Г. Г. и Д. N 33.
   ______________________
  
   От природы своей Димитрий Иванович, по всем данным, отличался крепким телосложением и цветущим здоровьем. Летописцы особенно хвалят его умеренность в образе жизни, его целомудрие до брака и после брака. Казалось бы, его ожидала долгая жизнь и глубокая старость. Но судьба решила наоборот. Мы имеем полное право предположить, что чрезвычайное напряжение и сильные ушибы, понесенные им в походе 1380 года и в самой Куликовской битве, надломили его здоровье. Дотоле деятельный и всегда готовый сесть на коня, чтобы лично встретить неприятеля, после того он как бы уклоняется от личного участия в войне, и мы видим его только один раз во главе ополчения, именно в походе 1386 г. на Новгород - в походе, окончившемся без битвы.
   Весной 1389 года великий князь опасно занемог. Первой его заботой было составить новое духовное завещание; ибо после составления первого (в 1370 годах) некоторые обстоятельства уже изменились и прибавилось число сыновей: теперь их было пятеро, да его супруга Евдокия находилась в последнем периоде беременности. В завещании своем Димитрий разделил города Московского княжения между четырьмя сыновьями: Василию дал Коломну, Юрию Звенигород, Андрею Можайск, Петру Дмитров (пятому, хилому Ивану, вскоре потом умершему, назначил несколько сел). Свои две трети города Москвы он разделил таким образом: половину дал старшему сыну Василию, а другую половину трем остальным сыновьям. Но главное, чем он обеспечил решительное преобладание старшего над его братьями, это - передача ему великого княжения Владимирского: "а се благословляю сына своего князя Василия своею отчиною великим княжением". Димитрий это княжение называет уже своей отчиной и не допускает мысли о переходе его в какой-либо другой княжеский род. Он не только не рассчитывает в этом отношении на будущие ханские ярлыки, но вновь выражает надежду на полное избавление от ига; очевидно, сознание, что Куликовская победа не пропала даром, не покидало великого князя и на смертном одре. "А переменит Бог Орду, дети мои не имут давати выхода, и который сын мой возьмет дань на своем уделе, то тому и есть", - говорится в духовной по поводу распределения между братьями 1000 рублей дани, назначавшейся с волостей собственно Московского княжения. Василий получил также удел Переяславский и Кострому, которые причислялись к великому княжению Владимирскому. А "куплю" своего деда Ивана Калиты, города Галич, Белоозеро и Углече-Поле, Димитрий разделил между тремя другими сыновьями. Он наделил также свою супругу многими селами и доходами; поручил сыновьям во всем слушать свою мать, и особенно подчиняться ее решению при разделе волостей (в случае смерти кого-либо из братьев). Свидетелями при составлении духовной записаны два игумена, Севастьян и знаменитый Сергий, десять знатнейших бояр.
   На некоторое время великому князю сделалось легче, и семья его возрадовалась. Великая княгиня разрешилась сыном (Константином). Но вдруг болезнь приняла острый оборот. Димитрий призвал к своей постели еще слабую супругу, сыновей и бояр своих и простился с ними. Сыновьям он вновь и настоятельно приказывал иметь любовь между собой и во всем слушаться своей матери. Конечно, зная по опыту, как русские княжеские семьи страдали от распрей и междоусобий, он надеялся, что власть матери поддержит мир и согласие между его детьми. Затем умирающий обратился к боярам, напомнил их верную службу, как он родился перед ними, воевал врагов, и землю Русскую держал вместе с ними, любил их самих и детей их, с ними веселился и скорбел. "Вы же не нарекостеся у меня бояре, но князи земли моей", - говорил он, и увещевал их также верно служить его княгине и сыновьям. 19 мая Димитрий скончался, имея 39 лет от роду, следовательно еще в полном цвете лет. А на другой день, по обычаю того времени, его уже погребли в Архангельском соборе рядом с отцом и дедом. Митрополит Пимен в ту пору отсутствовал в Москве и пребывал в Царьграде; печальный обряд совершил гостивший в Москве трапезунтский митрополит Феогност с некоторыми русскими епископами и игуменами, в том числе преподобным Сергием.
   Неизвестный автор "жития и кончины" Димитрия, прославляя его качества, упоминает, между прочим, что он "книгам неучен бяше добре, но духовные книги в сердце своем имяше". Мы знаем, что, оставшись малолетним после отца посреди трудных обстоятельств, окруженный враждебными соседями и соперниками, Димитрий не мог посвятить много времени книжному учению и очень рано выступил на поприще действий. Его ум и природное дарование развивались под непосредственным влиянием людей и обстоятельств. И то, что он успел совершить в течение своей недолгой жизни, вполне упрочило за ним благодарную память России до самого отдаленного потомства. Новейшие историки говорят, что он собственно воспользовался теми силами, которые его предшественники собирали кропотливо, без шуму, и что гром его битв затмил скромные деяния первых собирателей Руси. Это верно, но в то же время и совершенно естественно. Было бы грехом с его стороны не воспользоваться этими силами для свержения постыдного ига. Решительная, открытая борьба за народную независимость и самобытность всегда будет высоко цениться, пока есть на земле мужество и любовь к родине.
   Если спросят, к кому, к каким боярам Димитрий обращался перед своей кончиной, кому он поручал великое княжение и своего юного преемника, то прежде всего укажем на те десять боярских имен, которые записаны в конце его духовной грамоты. Тут на первом месте мы видим Димитрия Михайловича Боброка-Волынского, зятя и главного воеводу великокняжеского, славного походами на Рязань, Казань, Литву и особенно отличившегося на Куликовом поле. За ним следует старый окольничий и воевода Тимофей Васильевич, брат последнего тысяцкого и едва ли не последний известный нам представитель знатной семьи Вельяминовых, после того как старший сын тысяцкого сложил голову на плахе, а младший, Николай, пал на Куликовом поле. Но еще была жива их мать вдова тысяцкого Марья; по свидетельству летописи, она вместе со старшим сыном великого князя Василием крестила последнего его сына Константина, который родился за три или четыре дня до отцовской кончины. Далее идут: Иван Родионович, прозванный Квашня (сын Родиона Нестеровича, который выехал из Киева в Москву при Калите), Александр Андреевич Остей (внук Ольгерда), старый боярин Федор Андреевич, прозванный Кошка (сын Андрея Кобылы и предок Романовых), сын его Иван Федорович, Федор Андреевич, прозванием Свибл (потомок известного боярина Акинфа) и проч. Некоторые другие бояре и воеводы московские времени Димитрия названы нами выше в числе героев Куликова поля*.
   ______________________
   * О кончине Димитрия повествуют помянутое в прим. 31 "Слово о житии и преставлении Димитрия Ивановича царя Русского" (II. С. Р. Л. IV и VII; Историч. Сбор. О. И. и Др. III). См. также Ник. лет. и Татищева. Две духовные его в Соб. Г. Г. и Д. I. NN 30 и 34. Приводимые мною прозвания некоторых бояр, записанных свидетелями в духовной 1389 года, Квашня, Кошка, Свибл, Остей, в этой духовной Грамоте не упоминаются, а взяты из летописей и родословных книг.
   ______________________
  
  

Iv. Ягайло и начало польско-литовской унии

Сыновья Ольгерда. - Старшинство Кейстута. - Интриги Немецкого Ордена. - Вероломство Ягайла и гибель Кейстута. - Выступление на сцену Витовта. - Вопрос о Польском наследстве. - Ядвига. - Соглашение Поляков с Ягайлом. - Австрийский принц Вильгельм. - Переход Ягайла из православия в католицизм, брак с Ядвигою и вступление на Польский престол. - Новые интриги Ордена. - Крещение Литвы. - Воссоединение Галиции с Польшею. - Скиргелло - наместник в Литве. - Вероломный союз Витовта с Орденом против Ягайла. - Утверждение Витовта на Литовский престол. - Захват Смоленска. - Загадочный дневник Кибурга. - Кончина Ядвиги.

   От своих двух жен Ольгерд имел большое потомство: по разным источникам, насчитывается двенадцать сыновей и пять дочерей. Наиболее известные его сыновья от Марии Витебской: Андрей-Вингольд Полоцкий, Владимир Киевский, Димитрий-Корибут Брянский и Димитрий Трубчевский; от Юлиании Тверской: Яков-Ягелло, Симеон-Лугвень, Коригелло, Скиргелло и Свидригелло. В Литовском великом княжении пока в полной силе господствовала та же система, как и в древней Руси. Но порядок в наследовании великим столом, очевидно, еще не успел получить определенный вид. Как после Гедимина, так и теперь после Ольгерда, мы видим вопрос о старшинстве спорным. Старшим в целом роде Гедиминовичей оставался Кейстут; но, уступая желанию своего брата Ольгерда, волю которого он привык уважать в течение столь долгого времени, престарелый литовский герой признал над собою старшинство племянника, т.е. одного из Ольгердовичей, и остался по-прежнему удельным князем Трокским. Выбор Ольгерда пал не на самого старшего из своих сыновей, Андрея Полоцкого, а на старшего сына от второго брака, на Ягелло или Ягайла. На этот выбор несомненно повлияла мать сего последнего Юлиания, которая употребила все усилия, чтобы доставить великий Виленский стол своему любимцу Ягеллу. Но так же, как и по смерти Гедимина, согласие в княжеской семье скоро нарушилось.
   Не только самое достоинство великого князя служило предметом соперничества и распрей, но и лицо, захватившее это достоинство в свои руки, обыкновенно старается обуздать самостоятельные действия удельных князей, уменьшить их силу и вполне подчинить их своей верховной власти. Стремление это, конечно, имело государственный характер, и на его стороне находился естественный, обычный ход истории. Нигде победа верховной власти и государственного единства над удельным порядком не совершалась без борьбы, более или менее упорной, и без кровопролития. Таков общий смысл событий, последовавших в Литве и Западной Руси за смертью Ольгерда.
   Княжение Ягайла началось междоусобием с его старшим братом Андреем Полоцким: последний не захотел уступить своего старшинства младшему брату. Не имея достаточно сил бороться с Ягеллом, которого поддерживал дядя Кейстут, Андрей удалился в соседний Псков, где он был князем еще в своем детстве и где его теперь также приняли на княжение. Затем он отдался под покровительство великого московского князя Димитрия Ивановича и вместе с его воеводами ходил на Северскую украйну в 1379 году. Москвитяне, как мы видели выше, воспользовались распрями в семье Ольгерда и отняли у Литвы некоторые города, в том числе Стародуб и Трубчевск; причем князь Трубчевский Димитрий Ольгердович, подобно брату Андрею, сделался московским подручником и получил удел в Суздальской области. В следующем 1380 году Андрей и другой его брат Димитрий-Корибут Брянский с своими дружинами принимали славное участие в Куликовской победе; между тем как соперник их великий князь Литовский Ягелло явился союзником Мамая, и бесславно воротился с похода, услыхав о поражении Татар. Чтобы наказать Андрея, Ягелло объявил его лишенным Полоцкого удела и передал этот удел своему единоутробному брату Скиргеллу. Когда сей последний прибыл в Полоцк, граждане, издавна имевшие славу строптивых вечников, вместо того, чтобы посадить его на своем столе, посадили на старую клячу и с ругательствами выгнали из города. Тогда Ягелло послал для наказания их русско-литовское войско под начальством того же Скиргелла. Но во время осады пришла весть о княжении Кейстута на Виленском столе; осаждавшее войско покинуло Скиргелла и ушло к Кейстуту.
   Хотя Ягайло своим великокняжеским столом более всего был обязан великодушию дяди Кейстута и его уважению к памяти Ольгерда, однако, молодой государь скоро начал тяготиться отношениями к дяде. Несмотря на свои старые годы, Кейстут оставался таким же, как и прежде, деятельным, мужественным бойцом за Литовскую независимость со стороны двух Немецких Орденов и, кроме того, принимал непосредственное участие в управлении всем великим княжением; для чего он часто ездил из своих Трок в стольную Вильну. Племянник видел, что при жизни дяди, столь любимого Литовским народом, ему приходится играть второстепенную роль. Между боярами Виленскими также нашлись люди, которые из личных видов постарались возбудить неудовольствие или подозрительность Ягайла. Между ними особенно известен его любимец Войдылло, который, будучи простого происхождения, достиг высших ступеней при дворе Ольгерда, а теперь породнился с самим великим князем: он женился на родной сестре Ягайла, Марии, оставшейся вдовою от первого своего мужа, князя Давида. Кейстуту этот брак сильно не понравился, и он громко выражал свое неудовольствие на родство с холопом. Войдылло, пользуясь своею близостью к Ягайлу, начал вооружать его против дяди. В том же духе, по-видимому, стала действовать собственная мать Ягайла, вдовствующая великая княгиня Юлиания. Такими отношениями между дядею и племянником не замедлил воспользоваться сосед и непримиримый враг Литвы, Тевтонский Орден.
   Война Литвы с Орденом шла почти непрерывно; между тем как Кейстут бодро выдерживал тяжесть этой войны, Ягайло действовал вяло и слабо поддерживал дядю. В 1379 году удалось заключить между Литвою и Орденом десятилетнее перемирие, но довольно странное: оно относилось не ко всем землям, а только к некоторым пограничным областям с той и другой стороны. Это перемирие заключил Ягайло сообща с Кейстутом. Вслед затем со стороны Ордена начались коварные внушения Ягайлу против его дяди. Так, великий командор (Гельфенштейн) дружески извещал Юлианию о замыслах Кейстута, который будто бы намерен отнять у племянника все его владения. Между Ягайлом и Орденом завязались тайные переговоры; они велись главным образом чрез помянутого Войдылла. Последствием их сношений был новый и притом таинственный договор Ягайла с Орденом, договор, который не распространялся на Кейстута и его владения. Чтобы скрепить этот трактат личным свиданием великого князя с торжественным орденским посольством, устроена была в 1380 году их встреча в поле под Давидишками под видом общей охоты, сопровождавшейся пирами и празднествами. В блестящей свите Ягайла находился связанный с ним тесною дружбою молодой Витовт Кейстутьевич; но заключение договора совершилось при этом в такой тайне, что он веселился, ничего не подозревая. Последствия не замедлили выразиться в усиленных нападениях Ордена на удел Кейстута и в страшных разорениях его земель, особенно Жмуди. Полное бедствие Ягайла и пощада, которую рыцари оказывали его собственным владениям, возбудили подозрения в душе старого героя. Все его нападения на рыцарей терпели неудачу, как будто кто-то их заранее предупреждал о его намерениях. Кейстут осадил замок Байербург и потребовал помощи от племянника. Ягайло не пошел сам, а послал брата Корибута с малочисленным отрядом. Осада затянулась; орденское войско успело придти на помощь гарнизону и заставило Кейстута отступить. Теперь, когда у него явилось сильное неудовольствие на племянника, Орден поспешил подлить масла в огонь. Один из командоров (фон Либштейн), приходившийся кумом Кейстуту (потому что крестил его дочь Дануту, при выходе ее замуж за Мазовецкого князя), под видом дружбы и свойства уведомил Трокского князя о тайном договоре Ягайла с Орденом. Юный Витовт старался защитить своего друга от такого обвинения и считал его невероятным. Но Кейстут решил действовать. Значительная часть великокняжеского войска тогда находилась в отсутствии: она под начальством Скиргелла, как мы видели, осаждала Полоцк. Кейстут внезапно напал на Вильну и захватил Ягайла врасплох со всем его двором. Тут, в великокняжеской канцелярии, между разными бумагами, он нашел и самый текст тайного договора с Орденом. Улика была налицо. Витовт не мог долее оправдывать своего друга; однако постарался сделать все для смягчения своего отца. Кейстут поступил великодушно с племянником: спустя немного времени, он освободил его из-под стражи и дал ему в удел Крево и Витебск, т.е. предоставил ему те же земли, которыми владел его отец Ольгерд до своего княжения в Вильне. Великий Виленский стол занял теперь сам Кейстут. Единственная кровавая расправа, которую он учинил, постигла Войдылла, уличенного в изменнических сношениях с Орденом: Войдылло был повешен.
   Получив свободу и значительный удел в свое распоряжение, Ягайло воспользовался ими только для того, чтобы низвергнуть своего великодушного дядю. Он немедленно возобновил тайные сношения с Орденом, прося у него помощи против Кейстута, которую Орден охотно обещал. Затем, не без соглашения с Ягайлом, брат его Димитрий Корибут, получивший в удел Северскую землю, отказался признать Кейстута великим князем. Поручив Вильно и Троки сыну Витовту, Кейстут лично отправился под Новгород Северский против Димитрия Корибута и велел Ягайлу спешить туда же с своим войском. Сей последний действительно выступил в поход, но не на помощь дяде; он внезапно явился под Вильною, и, благодаря измене начальника гарнизона Ганулона, овладел стольным городом. Отсюда он двинулся на Троки; дорогою с ним соединились Тевтонские рыцари, и они общими силами взяли Троки, где хранились богатства Кейстута. Витовт с своею матерью Бирутою убежал в Гродно. Извещенный об этом событии, Кейстут снял осаду Новгорода Северского и также отправился в Гродно, а отсюда в Берестье, расположенное на границе с владениями его зятя Януша Мазовецкого, к которому он обратился за помощью. Но Ягайло уже вошел в сношения с Янушем; последний воспользовался затруднительными обстоятельствами тестя, и, едва тот уехал в родную Жмудь, как напал на его Прибужские владения и захватил города Дрогичин и Мельник. Престарелый герой однако не терял мужества; собрал новое войско на Жмуди, и, соединясь с сыном Витовтом, двинулся к Трокам. Недалеко от этого города встретил его Ягайло с своими немецкими союзниками, и, не отваживаясь на решительную битву, прибег к вероломству. Он обратился к Витовту как к своему прежнему другу и просил помирить его с дядею. Витовт, все еще питавший расположение к двоюродному брату, склонился на его убеждения и уговорил отца поехать в лагерь Ягайла на личное с ним свидание. Они удовольствовались тем, что к ним прибыл Скиргелло и именем Ягайла поклялся в их безопасности. Какой-то злой рок толкал старого героя в пропасть, и он доверчиво шел навстречу своей гибели. Едва Кейстут и Витовт явились в лагерь Ягайла, как их окружили и сказали им, что здесь, в поле, неудобно вести переговоры и что для этого надобно отправиться в Вильну. А их войску послали приказ разойтись, объявив, что князья поехали в столицу для заключения мира. В Вильне на Кейстута наложили оковы и отослали его в Кревский замок. На широкой, безлесной и каменистой равнине, при впадении ручья Шляхтянки в речку Кревку, принадлежащую к системе правых притоков Немана, находятся развалины древнего Кревского замка с близлежащим бедным жидовским местечком. (Ныне Ошмян. уезда, Вилен. губ.) Стены замка, построенные из камня и красного кирпича, образуют неправильный четырехугольник; они имели 20 аршин вышины и 150 шагов протяжения и были окружены широким рвом, который наполнялся водою из Шляхтянки и Кревки. Ворота с подъемным мостом вели в замок, среди которого находился маленький пруд, образовавшийся из бивших здесь ключей. На северном углу возвышалась квадратная башня, разделявшаяся на четыре этажа, в которых были устроены жилые помещения; до сих пор еще видны их готические окна. Под ними помещался еще подвальный этаж, обложенный большими камнями, с маленьким окошком вверху. В эту тесную и смрадную подземную темницу был брошен престарелый литовский герой. Четверо суток томился он здесь в оковах, а на пятую ночь пришли "коморники великого князя Ягайлы" Прокша, Лисица, Жибентяй, Кучук и некоторые другие и удавили Кейстута золотым шнурком от его собственной ферязи. Бывший с ним верный его слуга русин Григорий Омулич пытался защитить своего господина и был также умерщвлен. В народе пущен был слух, будто Кейстут сам лишил себя жизни. Затем тело его привезли в Вильну и предали торжественному погребению по литовскому языческому обряду. Возле главного святилища на долине Свинтогора вырыли яму в полтора человека глубиною; над нею склали огромный костер, на который положили труп Литовского богатыря, одетый в его лучшее платье, и с его вооружением; вместе с ним возвели на костер его любимого слугу и лучшего коня, а также по паре гончих и борзых собак, положили рысьи и медвежьи когти и охотничий рог. Затем жрецы совершили обычные жертвоприношения и молитвы, и зажгли костер (1382 г.).
   Любимая супруга Кейстута Бирута по одним известиям была утоплена его врагами, а по другим она умерла гораздо позднее. Ее дядя Видимунд был посажен на кол; казням или жестоким гонениям подверглись и еще некоторые знатные Жмудины, приходившиеся ей родственниками. Сын ее Витовт, содержавшийся в Вильне, узнав об участи отца, разразился горькими упреками против вероломного Ягайла и впал в горячку. Великий князь велел больного узника перевести в тот же Кревский замок, где, по-видимому, готовил ему ту же участь. Но его спасла преданность и находчивость его второй супруги Анны, княжны Смоленской. Она выпросила позволения вместе с двумя служанками навещать мужа. Во время одного из своих посещений она переодела Витовта в платье служанки, которая заняла его место. Невысокий рост и женоподобное лицо молодого Витовта помогли обмануть стражу. Вышедши из башни, супруги направились в уединенный угол замка; Витовт перелез стену, за которой ждал его проводник с конями. Он бежал сначала к мужу своей сестры Янушу Мазовецкому: но, не чувствуя себя здесь безопасным от козней Ягайла, отправился в столицу Пруссии Мариенбург к магистру Тевтонского Ордена, Конраду Цольнеру, и нашел у него радушный прием.
   Немецкий Орден помогал Ягайлу погубить Кейстута; но теперь, когда эта цель была достигнута, отношения рыцарей к своему союзнику изменились. Водворение в Литве единодержавия совсем не было в их интересах. Напротив, постоянною их целью было поддерживать в ней смуты и междоусобия. Вот почему они охотно взяли под свое покровительство Витовта, чтобы теперь противопоставить его Ягайлу. Точно так же они помогли деньгами Янушу Мазовецкому в войне с Ягайлом, который хотел воротить захваченные Янушем русские города по Бугу. В то же время возникла для юго-восточных литовско-русских владений новая опасность со стороны Золотой Орды, обновитель которой хан Тохтамыш сделал тогда удачное нашествие на Восточную Русь и сжег Москву. В таких затруднительных обстоятельствах Ягайло употреблял все усилия отвлечь Орден от помощи Витовту. Но напрасно он заключал с ним новые договоры и устраивал свидания на островах реки Дубиссы; причем уступал рыцарям западную половину Жмуди, предлагал оборонительный и наступательный союз на 4 года и обещал в течение этого срока принять католическую веру со своим народом. Орден хотел, чтобы Ягайло отдал Витовту его отцовский удел, т.е. Трокское княжество, и решил добиться оружием этой уступки. Витовт обязался принять это княжество от рыцарей на ленных правах, т.е. заранее признавал себя в зависимости от Ордена. Чтобы скрепить свою дружбу с немцами, он, по их убеждению, крестился в католическую веру. Ягайло обещал уступить Ордену часть Жмуди, а Витовт уступал всю Жмудь.
   Военные действия, открытые Витовтом с помощью рыцарей, сначала были удачны; союзники завоевали Троки и сожгли Вильну. Но на этот раз Ягайло обнаружил необычную для него воинскую деятельность. Вместе с своим братом Скиргеллом он вновь отнял Троки (в 1383 г.); а в следующем году они истребили значительный рыцарский отряд, неосторожно углубившийся в Литву и занявшийся опустошением края. Таким образом война затянулась. С своей стороны, Ягайло, убедясь, что в своем бывшем друге он нашел деятельного и опасного врага, сторону которого приняли многие Литвины и почти вся Жмудь, решил помириться с ним, и чрез тайных послов обязался возвратить ему отцовское княжество, если он отстанет от союза с Орденом. Тяготившийся этим союзом и принятыми на себя обязательствами, особенно уступкою Жмуди, Витовт не долго колебался и покинул рыцарей. Мало того: еще не объявляя о своей измене союзу, он коварным образом захватил некоторые рыцарские замки и истребил их гарнизоны. Но и тут Ягайло не преминул хотя отчасти обмануть Витовта. Последний получил русские владения своего отца, т.е. Брест, Дрогичин, Гродно, Мельник, Каменец и проч., но не Троки, которыми владел теперь родной брат Ягайло Скиргелло. Витовт однако до времени скрыл свое неудовольствие, и принялся усердно помогать Ягайлу как в продолжавшейся его войне с Орденом, так и в открывшихся тогда его видах на Польскую корону*.
   ______________________
   * Летописи, изданные Быховцем и Даниловичем. Хроника Виганда. Длугош, Стрыйковский, Коялович, Scarbiec Даниловича. Kodex duplomatyczny Litwy - Рачинского. Archivum Lubartowiczow - Sanguzkow. I и II. Фойгт - Geschicte Preussens. V. Нарбут, т. V. Крашевского - Litwa. II. Warsch. 1850. Шайнохи - Jadwiga i Jagiello I и II т. Lwow. 1861. Kapo - Geschichte Polens. II, Gotha. 1863. Смирнова - "Ягелло и первое соединение Литвы с Польшею" (Зап. Новорос. Университета. Одесса. 1868). См. у последнего прим. 87 и 91, где разбираются старания оправдать Ягелла в вероломном захвате и удушении Кейстута со стороны Шайнохи, писателя талантливого, но пристрастного. Согласно с Смирновым высказался об этом событии и Стадницкий (Olgierd i Kiejstut. Lw. 1870).
   ______________________
  
   В 1370 году скончался король Казимир Великий, последний Пястович на Польском престоле. Еще существовали мужские представители некоторых линий этого дома, например Силезской (Владислав Опольский), Мазовецкой (братья Януш и Семовит), и даже в старшей Куявской линии, к которой принадлежали Владислав Локетек и Казимир Великий, еще не угасло мужское потомство (Владислав Белый). Но то были родственники более или менее дальние, и Казимир, как известно, при жизни своей укрепил наследство за женской линией собственного рода, именно за сыном своей сестры Елизаветы, королем Венгерским Людовиком. В течение двенадцатилетнего обладания Польским королевством Людовик остался совершенно чужд Польскому народу. Тотчас после коронования он уехал в Венгрию; причем имел предосторожность увезти с собою корону и другие королевские регалии, из опасения, чтобы Поляки в его отсутствие не короновали кого-нибудь другого. Управление Польшей он поручил своей матери Елизавете, следовательно, природной Польке. А затем все его заботы относительно этой страны ограничивались собиранием королевских доходов и старанием обеспечить ее корону за одной из своих дочерей, так как после него, подобно Казимиру, не оставалось детей мужского пола. Сначала он хлопотал о старшей своей дочери Екатерине. После многих переговоров, подкупов и разных уступок польской шляхте ловкая Елизавета склонила Поляков на Кошицком сейме отменить заключенный (в 1355 г.) с Людовиком договор, по которому его дочери устранялись от наследства Польской короны, и признать Екатерину наследницей. Но, как нарочно, Екатерина в это время умерла. У Людовика оставались еще две дочери: Мария и Ядвига. Пришлось вновь начать ту же работу.
   Главным помощником правительницы Елизаветы был Краковский канцлер и архидиакон (впоследствии епископ) Завиша, сын Краковского воеводы Добеслава. Ему удалось склонить на сторону короля аристократическое сословие Малой Польши; но сопротивление оказывала демократически настроенная, мелкопоместная великопольская шляхта, крепче державшаяся старых обычаев и нерасположенная к женскому правлению. Наконец и это препятствие было сломлено, и на новом сейме в Кошицах (1374 г.) Поляки согласились признать своей будущей королевой одну из дочерей Людовика, по выбору их отца, матери или бабки. Дорого обошлось Польскому государству это наследование. Уже и прежде польская шляхта мало-помалу освободилась от разных государственных податей и повинностей; а теперь король согласился избавить ее окончательно от всех податей, оставив только в самом незначительном размере королевскую или так называемую кролевщизну, иначе Lanowe (по два гроша с каждого лана земли); а военную повинность отныне она несла обязательно и на свой счет только в случае неприятельского вторжения; во внешних же походах должна была сопровождать только самого короля, и притом получать вознаграждение. Таким образом, ограничение королевской власти и шляхетские привилегии, ко вреду Польского государства, сделали большой шаг вперед в царствование Людовика.
   Так как Поляки не были довольны управлением Елизаветы, то она уехала в Венгрию, и на ее место король назначил галицкого наместника Владислава, князя Опольского. Но он принадлежал к линии Силезских Пястов, которая успела уже онемечиться и была поэтому нелюбима в коренной Польше. Вскоре Владислав был также отозван, и заменен триумвиратом Добеслава, его сына Завиши и калишского воеводы Сендзивоя. При сих правителях дела пошли еще хуже; беспорядки увеличились, вельможи обижали людей бедных и незнатных; правосудия, за отсутствием короля, искать было негде. В это время умирает король Людовик (1382). Перед смертью он завещал Польскую корону дочери Марии, обрученной с Бранденбургским маркграфом Сигизмундом, сыном императора Карла IV; а Венгерскую корону отказал младшей дочери Ядвиге, помолвленной за Вильгельма, герцога Австрийского. Молодой Сигизмунд явился было в Польшу в качестве наместника и будущего короля; но своим гордым поведением он вооружил против себя многих Поляков, которые уже не любили его как немца. Он должен был удалиться. В то же время Венгры не признали распоряжения покойного короля, и, находя двенадцатилетнюю Ядвигу слишком молодой, провозгласили своей королевой Марию. Тогда Поляки, не желавшие составлять провинцию Мадьярского королевства, на сейме Вислицком объявили послам королевы-матери (по имени также Елизаветы), что они признают своей королевой ту из ее дочерей, которая обяжется жить в Польше. Часть Великополян, с генеральным старостой Домаратом во главе, продолжала стоять за Сигизмунда и Марию. Мазуры выставили кандидатуру своего князя Семка, т.е. Семовита. Между этими партиями начались кровавые столкновения; особенно свирепствовал Домарат, с наемными немецкими отрядами разорявший земли его противников.
   Королева-мать Елизавета наконец назначила наследницей своего мужа на Польском престоле младшую дочь Ядвигу. Общее желание прекратить наставшее смутное время было так сильно, что большинство Поляков единодушно признало это назначение (1383). Однако смуты продолжались почти до конца следующего года, когда Елизавета решилась наконец расстаться с своей дочерью и отпустила ее в Польшу. 15 октября в Кракове совершилось коронование четырнадцатилетней Ядвиги. Но тут возник новый и весьма важный вопрос: кому быть супругом Польской королевы?
   Еще в детстве Ядвига сделалась невестою ровесника своего, австрийского принца Вильгельма. Их отцы решили этот брак, чтобы соединить Венгрию и Австрию в одно могущественное государство. В 1378 г., когдажених и невеста достигли семилетнего возраста, над ними совершен был брачный обряд в австрийском городе Гамбурге. Затем их разлучили с тем, чтобы по прошествии пяти лет соединить уже действительным браком. В течение этого срока Ядвига воспитывалась в Вене, а Вильгельм в Будах, чтобы заранее привыкнуть к местному языку, обычаям и знатным лицам. Но Людовик Венгерский умер до истечения срока; а его вдова королева Елизавета, как славянская (Сербская) принцесса, не расположенная к Австрийскому дому и вообще к Немцам, медлила заключением действительного брака. Меж тем обстоятельства изменились: Венгерскую корону получила старшая дочь Мария, а младшая Ядвига, как мы видели, избрана на Польский престол. Юная, прекрасная королева, отличавшаяся благочестием, считала себя законною супругой принца Вильгельма; так как союз с ним был освящен церковным обрядом, хотя и совершенным в детстве. Но иначе смотрели на этот брак польские паны. Вильгельм как Немец, с его отдаленным от них и небольшим государством, им положительно не нравился, и они желали для своей королевы более выгодного брака. По этому поводу возникло несколько партий, каждая с своим кандидатом. Часть Великопольской шляхты стояла за Семовита Мазовецкого, как природного Пяста; но вельможи Малой Польши выставили своим претендентом Ягайла Литовского, и его сторона оказалась самая сильная и влиятельная.
   С тех пор как Западная Русь объединилась под властью Гедиминова дома, Русско-Литовское государство сделалось сильным и опасным соседом для Польши. При всяком столкновении предприимчивые Литовские князья производили вторжения и варварские опустошения в Польских землях. Столкновения эти особенно ожесточились с той поры, когда возник вопрос о Галицко-Волынском наследстве. Мы видели, что он повлек за собою ряд упорных войн при Казимире Великом и Людовике Венгерском; в конце концов Галиция осталась за Польскою короною, Волынь за Литвою. Людовик Венгерский сначала управление Галицией предоставил Владиславу Опольскому на правах удельного князя. Но Владислав не поладил с русскими боярами и духовенством: будучи ревностным католиком, он хотел продолжать дело Казимира Великого и всеми средствами пытался распространять в Галиции католицизм, склоняя туземцев к перемене религии разными льготами и оказывая во всем предпочтение католикам, которыми себя окружал. Видя, что Владислав не умел успокоить Червонную Русь, ни защитить ее от соседних Литовских князей, на сторону которых стало тянуть русское население, Людовик вознаградил Владислава Опольского другими владениями, а Червонную Русь присоединил непосредственно к Венгрии и занял галицкие города угорскими гарнизонами. Разумеется, такое распоряжение сильно не понравилось Полякам, смотревшим на Червонную Русь как на собственное приобретение. Их неудовольствие усилилось еще более по смерти Людовика, когда поставленные им старосты, считая Червонную Русь чуждою для себя землею, начали продавать села и даже значительные города (Кременец, Перемышль, Снятинь и друг.). К довершению смут, возникших во время вопроса о наследнице Польской короны, Ягайло, одолевший Януша Мазовецкого и отобравший обратно захваченные им города, не ограничился Мазовией, а сделал в 1384 году вторжение в Малую Польшу и сильно разорил ее; причем доходил до Вислицы, расположенной в нескольких милях от Кракова.
   Естественно поэтому, что Малопольские паны, которых земли постоянно страдали от литовских разорений, с великим усердием схватились за мысль о браке своей юной королевы с великим князем Литовским. С помощью этого брака они не только избавлялись от опасности со стороны соседа, но и делали его своим неразрывным союзником: открывалась полная надежда на соединение обеих стран в одно могущественное Польско-Литовское государство, страшное для всех своих соседей, в том числе и для Прусско-Ливонских Немцев, которые теснили и Литву, и Польшу, стараясь поддерживать их взаимную вражду.
   Соединение с Литвою было для Поляков гораздо привлекательнее, чем соединение с Венгрией. Они уже испытывали на деле, что связь с последнею не представляла больших выгод: она не защитила их от Литвы и Немцев; король оставался в Венгрии и пренебрегал Польшею; гордые мадьярские вельможи и не допустили бы его действовать иначе; одним словом, Польша в этой связи должна была играть роль второстепенную и даже подчиненную, быть только провинцией Мадьярского королевства. Совсем другого для себя могли ожидать Поляки от призвания на свой престол полуварварской, полуязыческой династии, которая неизбежно подчинилась бы влиянию Польской гражданственности и открыла бы Полякам пользование своими обширными и плодородными владениями в Юго-Западной Руси. Ревностным пособником Малопольских магнатов при исполнении этого плана явилось высшее польское духовенство, так как брак с Ядвигой мог быть предложен Ягайлу только под условием его перехода в католичество и с ним крещения всего его народа в туже веру.
   Источники не сохранили нам подробностей о предварительных сношениях и переговорах между Поляками и великим князем Литовским. Мы видим только, что предложенный брак с юною, прелестною королевою и польская корона обаятельно подействовали наЯгайла: он согласился на все условия, которых от него потребовали, т.е.: на перемену собственной православной религии, крещение своего народа, соединение Литвы с Польшею в одно государство, и, сверх того, обязался возвратить Полякам не только всех пленных, но и отвоевать назад некоторые земли, отнятые у них соседями. Литовские вельможи, имея во главе князя Скиргелла, приехали в Краков в качестве сватов от своего государя. Но Поляки не позаботились заранее расположить Ядвигу к этому браку. Против их настойчивых предложений она попыталась найти защиту у своей матери. Тогда соединенное польско-литовское посольство из Кракова отправилось в Венгрию к Елизавете и привезло ее согласие на брак с Ягайлом. После чего созванный в Кракове сейм решил вопрос о супруге королевы также в пользу великого князя Литовского. Торжественное польское посольство прибыло к нему в город Крево, и получило от него письменное подтверждение всех его обещаний. Ягайлу оставалось только приехать в Краков для исполнения обряда, как вдруг решительность его соперника едва не испортила все дело.
   Услыхав о намерении польских панов выдать Ядвигу за Литовского князя, Вильгельм вздумал помешать этому намерению внезапным прибытием в Краков и соединением с своею нареченною супругою. Польские вельможи сначала действительно были озадачены его неожиданным появлением; однако, с своей стороны, тоже решились во что бы ни стало воспрепятствовать намерениям принца. Краковский каштелян запер перед ним ворота королевского замка и запретил его впускать, так что Вильгельм принужден был с своею свитою остановиться в предместьи. Но юная королева, продолжавшая считать его своим законным супругом, в сопровождении придворных дам стала отправляться на свидания с принцем. Эти свидания устраивались в одном францисканском монастыре; причем молодые кавалеры и дамы, составлявшие свиту, услаждали себя музыкою и танцами. Между статным Вильгельмом и красавицей Ядвигой не замедлила возникнуть горячая сердечная привязанность, и они решили на самом деле исполнить заключенный в детстве брачный союз. Принц тайком прокрался в королевский замок, и некоторое время скрывался в покоях королевы, сделавшись действительным ее супругом. Когда краковские вельможи узнали о его поступке, они не обратили внимание на последнее обстоятельство, а с позором выгнали принца из замка и отдали приказ страже не выпускать королеву за его ворота. Ядвига снова отправилась было в предместье на свидание с мужем; когда же ворота остались перед нею запертыми, она схватила топор и принялась сбивать тяжелые замки. Но, конечно, руки ее были для этого слишком слабы; а один из вельмож, именно преданный ей краковский подскарбий Димитрий из Горая, успел наконец убедить королеву в том, что ей не оставалось ничего более как покориться своей участи. После того Вильгельм, видя, что дальнейшее его пребывание в Польше становится опасным, поспешил уехать; ибо Ягайло с многочисленною свитою уже находился на пути в Краков.
   Окруженная суровыми, непреклонными панами, покинутая собственной матерью, юная королева все еще продолжала отказываться от брака с Литовским князем, которого воображение и доходившие до нее слухи рисовали ей в виде свирепого, зверообразного язычника, умертвившего собственного дядю. А главное, ее набожность и скромность возмущались мыслью о новом браке после только что совершившегося, действительного супружества. Но духовенство постаралось успокоить все ее сомнения на этот счет; действуя на ее благочестие, оно указывало на великую заслугу обратить в христианство целый языческий народ и, следовательно, столько душ спасти от вечной муки. Магнаты, в свою очередь, указывали ей на смутное положение страны и внешние опасности, из которых представлялся только один выход: тесное единение с соседним Русско-Литовским государством. Наконец, утомленная долгою борьбою, Ядвига уступила, и, желая собрать более точные сведения о наружности и характере своего нового жениха, с этим поручением отправила навстречу к нему одного из своих приближенных, Завишу Олесницкого. Ягайло принял посла очень ласково, и, зная о тайном поручении, пригласил его с собою в баню, чтобы показать ему все свои телесные качества. Воротясь в Краков, Завиша успокоил Ядвигу, описав ей привлекательными чертами наружность, характер и обхождение Ягайла. Ягайло считал в это время уже за тридцать лет. Он был среднего роста, худощав, имел небольшую голову клином, покрытую редкими волосами, продолговатое лицо с узким подбородком и маленькие черные глаза с блестящим, беспокойным взглядом; брил бороду и носил длинные, тонкие усы. Бывший в молодости любимцем и баловнем своих родителей, он отличался неровным характером и распущенностью. Ленивый на всякий другой труд, физический или умственный, он до страсти любил охоту, которой ежегодно по нескольку месяцев без устали предавался в литовских пущах. Между тем как двоюродный брат его Витовт получил порядочное образование, знал языки немецкий и отчасти латинский, благодаря своему воспитателю, одному пленному тевтонскому рыцарю, Ягайло даже не выучился ни читать, ни писать и, кроме литовского и русского, не знал никаких языков. Непосредственное влияние женственного воспитания, кроме развитой чувственности, отражалось во множестве суеверий и разных примет, которыми был одержим Ягайло, а также в его непрерывном опасении разных козней и целом ряде предосторожностей, которыми он себя окружал. Постоянно стараясь всех задабривать и привязывать к себе, он отличался большою расточительностью в раздаче земель и всяких подарков своим вельможам. Но при всей наружной мягкости и даже слабости характера, Ягайло нередко раздражался до бешенства, а из эгоистических расчетов был способен на большую и обдуманную жестокость, как это показала судьба его дяди Кейстута.
   Когда обстоятельства настоятельно требовали, он покидал обычную лень, и на время являлся деятельным политиком. Многие и важные его успехи в политических делах историки объясняют обыкновенно его замечательным счастьем и удачею, которые действовали, так сказать, помимо его собственных усилий. Это не совсем верно: Ягайло, несомненно, был одарен от природы недюжинным умом, был хитер и дальновиден, и, если бы получил надлежащее воспитание, то, вероятно, явился бы одним из замечательнейших государственных людей своего времени. Польские магнаты конечно хорошо осведомились, с кем имели дело; они не ошиблись в своих расчетах на увеличение собственных привилегий и на разные подачки из королевских имуществ, благодаря щедрости будущего короля, обязанного им польскою короною.
   В феврале 1386 года Ягайло прибыл в Краков. 15 числа произошел формальный его переход из православия в католичество, и вместо Якова он назвался Владиславом. Заодно с ним перешли из православия в католицизм некоторые сопровождавшие его братья и родственники, в том числе Коригелло и Витовт. Последний, как мы видели, во время пребывания своего в Пруссии, крестился из язычества в католическую веру. Потом во время княжения своего в Западной Руси он принял православие, а теперь из угождения Ягайлу вновь перешел в католицизм и получил имя Александра. Тогда же и многие литовские бояре из свиты великого князя крестились в католическую веру. 18 февраля совершился торжественный брак Ягайла с Ядвигою. В тот же день на радостях он выдал грамоту, которою еще более расширялись права и привилегии, дарованные польским панам и шляхте королем Людовиком на Кошицком сейме 1374 года. А вскоре затем, 4 марта, последовало коронование Ягайла польскою короною. Оно сопровождалось шумным весельем в Кракове: пиры, танцы, рыцарские турниры, певцы и скоморохи поочередно сменяли друг друга*.
   ______________________
   * Длугош, Стрыйковский, Нарбут, Шайноха, Морачевский (Dzieje Rzeczy pospolitej. I. Poznan. 1851). Kapo, Стадницкий (Synowe Gedymina и Bracia Wladyslawa-Jagella), Смирнов. Вопрос об отношениях Ядвиги к Вильгельму Австрийскому и указания разных источников на их действительное супружество (вопреки уверениям Шайнохи), вслед за Морачевским, удовлетворительно разъяснены и сгруппированы у Смирнова в примеч. 208. Решающее значение в этом вопросе имеет свидетельство Длугоша, у которого прямо говорится о двухнедельном супружеском сожительстве Вильгельма с Ядвигою в Краковском замке и о том, что Ядвига на брак с Ягеллом смотрела как на любодеяние (facinus guogue adulterii exhorrens. Lib. X. p. 105). Kapo со своей стороны указывает на некоторые противоречия в свидетельствах и сначала как бы берет отчасти сторону Шайнохи (Gesch. Polens. II. 505), но потом полемизует с ним (ibid. III. 39). Точно так же Смирнов, полемизуя против Шайнохи, разобрал вопрос о мнимом язычестве Ягеллы и подтвердил, что его крещение в Кракове было только переходом из православия в католичество, и что восточная церковь в католических известиях того времени не только называлась схизмою, но иногда приравнивалась к язычеству (idolatria). См. стр. 158 - 174 и соответств. примечания. См. также Нарбута Pomniejsze pisma historyczne. 89 - 100. О наружности и нравах Ягелла см. у Длугоша (Lib. X. 103). О переходах Витоата из католичества в православие и обратно см. у Барбашева "Витовт и его политика до Гринвальдской битвы". Приложение N 2. О степени распространения православия среди Литвы и Жмуди и продолжительности его существования - у Дашкевича "Заметки по Ист. Лит. Рус. Государства". 105 - 108. Г. Юргевич в своем "Опыте объяснения имен князей литовских" (Чт. Об. И. и Д. 1883. Ill) объясняет имена Ягайла, Скиргайла, Свидригайла и др. из имен христианских.
   ______________________
  
   За празднествами последовало торжественное путешествие новобрачной королевской четы в Великую Польшу для успокоения этой страны, в которой еще продолжались смуты и усобицы, вызванные междуцарствием. В то же время обещанное Ягайлом соединение Литвы с Польшею подверглось вопросу. Против нового короля составилась целая коалиция; душою ее был Прусско-Тевтонский Орден. Хотя главною задачей Ордена была борьба с язычниками и распространение католичества на востоке, однако рыцари весьма неприятно отнеслись к событиям в Кракове. Во-первых, переход Ягайла в католичество и предстоявшее крещение языческой Литвы, лишая Ордена нравственного повода к дальнейшим захватам с этой стороны, естественно, должны были окончательно уменьшить и без того ослабевшее рвение западных крестоносцев приходить на помощь Ордену. Во-вторых, и еще важнее, соединение Литвы с Польшею совершенно изменяло взаимное отношение сил и грозило опасностями не только владениям, но самому существованию Ордена. Поэтому рыцари сначала всеми способами старались помешать браку Ягайла с Ядвигою и приняли сторону Вильгельма Австрийского. Когда же это не удалось, они очень охотно поддержали замыслы известного Андрея Ольгердовича Полоцкого.
   Еще прежде, в борьбе своей с Ягайлом и Скиргайлом, Андрей отдался под покровительство Ордена и признал себя его ленником. Теперь же он хотел воспользоваться неудовольствием русского населения в великом княжестве Литовском на переход Ягайла в католичество, и вздумал отнять у него русскую часть великого княжества. К союзу Андрея с Немцами приступил и князь смоленский Святослав Иванович, желавший воротить некоторые города, отнятые у Смоленских князей Ольгердом, в особенности Мстислав. Меж тем как он осадил сей город, Андрей и Немцы вторглись в великое княжество с севера. Известия об этих вторжениях застали Ягайла еще в Кракове. Он немедленно отправил в Литву некоторых своих братьев, которые находились заложниками у Поляков как поручители в исполнении данных Ягайлом обещаний. В виду серьезных обстоятельств, польские паны отпустили Литовских князей с условием воротиться по первому требованию. 29 апреля 1386 года большое литовское войско, имея во главе Скиргелло с братьями Димитрием Корибутом и Симеоном Лугвенем, приблизились к Мстиславлю. Святослав Иванович отступил от города и неподалеку от него на берегах речки Вехры (правый приток Сожи) принял сражение. Смоляне были разбиты наголову; сам Святослав пал, пронзенный копьем; оба сына его Юрий и Глеб попали в плен. Скиргелло по жене оказался в родстве с Юрием Святославичем; поэтому не только вылечил его от ран, но и посадил на Смоленском столе; а Глеб некоторое время оставался в плену. Избавившись таким образом от одного неприятеля, в следующем году сам Ягайло вместе с Скиргеллом обратился против Андрея Полоцкого; последний был также побежден, взят в плен и заключен в один польский замок (Хенцинский), где просидел несколько лет. В награду за свою храбрость и верную службу Скиргелло был назначен наместником короля в Литву, и с обычными церемониями венчан на великокняжеский стол в Вильне.
   Во время этих событий совершилось крещение литовских язычников и апостольские труды Владислава-Ягайла.
   В начале 1387 года в Вильне был созван сейм. Сюда прибыл король Владислав, в сопровождении королевы Ядвиги и блестящей свиты из польских магнатов и некоторых высших духовных лиц; здесь собрались его братья (Скиргелло Трокский, Владимир Киевский, Димитрий Корибут Новгород-Северский, Витовт Гродненский) и другие удельные Литовские князья со многими литовскими боярами. На этом сейме решено было крестить в католическую веру всех природных Литовцев обоегр пола и всякого звания. Чтобы облегчить дело крещения, Ягайло поступился частью своей великокняжеской власти. Доселе многочисленное литовское боярство находилось в таком подчинении у князя, что оно не могло без его соизволения ни распорядиться своим имуществом, ни даже выдать замуж своих дочерей по собственному усмотрению. Теперь подобные права даровались всем тем боярам, которые примут крещение. За ними оставлена только обязанность строить княжие замки и отправлять военную службу на собственный счет. Таким образом литовское боярство или военнослужилое сословие отныне в своих правах и вольностях стало постепенно приравниваться к польскому дворянству или шляхте. Далее, Виленским горожанам, после принятия католичества, обещано введение у них немецкого городового устава или так называемого Магдебургского права. А простолюдинов заохочивали к крещению белыми суконными свитами, большой запас которых Ягайло привез с собою.
   Знич или священный огонь, горевший в нижнем Виленском замке перед идолом Перкуна, был погашен; росшие крутом священные дубы вырублены и священные ужи перебиты. Как и везде в подобных случаях, народ был смущен бессилием своих богов, не оказавших никакой защиты святилищу, и после того легче склонился на убеждения католических проповедников. Воспитанные в великом послушании и даже благоговении к княжеской власти, виленские Литвины почти без сопротивления последовали примеру своего государя. А бедных людей, дотоль носивших только грубый холст или бараньи шкуры, не мало привлекали белые суконные свиты. Крещение простого народа в Вильне напоминало то, что мы видели когда-то в Киеве. В назначенные дни, по распоряжению князя, собирались язычники к реке Вилии; их разделяли на группы, мужчины и женщины отдельно; священники окропляли святою водою, читали молитвы, и целым группам давали какое-либо одно христианское имя. Сам Ягайло принимал усердное участие в деле крещения, и так как было еще мало священников, владевших Литовским языком, то он лично являлся им на помощь и объяснял народу правила новой веры. Окончив крещение виленских Литвинов, он предпринял для той же цели поездки в другие места Виленской и Трокской областей. Всего, как говорят, он окрестил таким образом до 30 000 литовских язычников. Жмудь пока сохранила еще свою религию. Оставлена пока неприкосновенною и греческая религия, которую исповедовало русское население Вильны и других литовских городов. Некоторые литовские бояре и князья, успевшие прежде принять крещение по восточному обряду, остались ему верны, в том числе Скиргелло, любимый брат и главный сподвижник Ягайла. Однако со стороны сего последнего, очевидно, были принудительные меры по отношению к некоторым боярам, так как дело не обошлось без мучеников православия. Русская летопись говорит, что король велел казнить двух из своих литовских вельмож, не хотевших переменить восточное православие на "латинскую веру".
   В том же 1387 году на месте Перкунова святилища в Вильне был заложен кафедральный собор во имя св. мученика Станислава, освященный потом гнезненским архиепископом Бодзантою. А затем начали воздвигать в Литве и другие католические храмы. На содержание храмов и духовенства король отделил многие села и деревни с их доходами и сделал щедрые вклады. Имущества духовного сословия были освобождены от налогов и повинностей. Главою Литовской католической церкви или первым Виленским епископом является некто Андрей Басило, родом поляк, бывший сначала одним из францисканских монахов в Вильне, потом секретарем венгерской королевы Елизаветы и Серетским епископом в Молдавии. Этот Андрей Басило, как полагают, служил едва ли не самым деятельным посредником между Ягайлом и польскими магнатами во время переговоров о браке с Ядвигою и Польской короне. Подобно ему, большинство первых священников в новокрещенной Литовской стране было также из Поляков, и только отчасти они были набраны из Немцев.
   Переход великого князя Литовского в католичество и вступление его на польский престол решили издавна происходившую здесь борьбу между западным и восточным обрядом не в пользу последнего, и именно в то время, когда Литва находилась под сильным и непосредственным влиянием православно-русской гражданственности. Отныне с этим влиянием входила в столкновение гражданственность латино-польская, вооруженная авторитетом власти, светской и Церковной. Брак Ягайла с Ядвигою получил всемирно-историческое значение и в том смысле, что он повел к политическому соединению трех соседних народов, т.е. Поляков, Литовцев и Западноруссов. Польская народность, дотоль сравнительно небольшая и не игравшая значительной роли в Европейской истории, соединясь с обширным Русско-Литовским государством, быстро возвысилась на степень могущественной державы в восточной половине Европы и приобрела важное влияние на ее дальнейшие судьбы.
   Не вдруг, однако, совершилось государственное объединение Литвы и Западной Руси с Польшею; оно должно было пройти еще разные ступени и подвергнуться некоторым колебаниям.
   Одной из первых забот королевской четы было воссоединение с Польской короною Галицкой земли, которую Людовик присоединил к Венгрии. В то время, когда в Кракове происходили сватовство и потом брак Ягайла с Ядвигою, в Венгрии разыгралась кровавая драма с матерью сей последней. Неудовольствие против королевы-правительницы Елизаветы и ее любимца Николая Гара вызвало возмущение, которое однако было подавлено. Противная ей партия выставила претендентом на Венгерскую корону родственного ее мужу Карла Неаполитанского; но он был вероломно завлечен в засаду в самых покоях королевы, брошен в тюрьму и там умерщвлен. Спустя несколько месяцев, Елизавета сделалась жертвою мщения со стороны приверженцев убитого Карла. Во время поездки в юго-западные области королевства, она в свою очередь попала в засаду и была захвачена в плен толпою Кроатов, под начальством Иоанна Хорвати. Ее любимец умерщвлен немедленно; а королева вместе с своей дочерью Марией, наследницей Венгерской короны, заключена в один замок на берегу Адриатического залива. Когда союзные Венециане хотели освободить королеву и приступили к замку, Хорвати бросил им через стену труп задушенной Елизаветы и угрожал то же сделать с Марией, если неприятели не отступят. Прошло еще несколько месяцев, пока Мадьярам и Венецианам удалось склонить хорватского вельможу к освобождению Марии. После десятимесячного плена юная королева наконец соединилась с своим супругом Сигизмундом, который между тем был возведен на Мадьярский престол. Именно этим смутным временем, наступившим в Венгрии за умерщвлением Елизаветы, Ядвига воспользовалась для возвращения Галиции. Пока ее супруг занимался крещением Литвинов, она стала во главе военного отряда и, в сопровождении многих польских магнатов, отправилась в Червонную Русь. Некоторые города поддались ей без сопротивления. Столица этой Руси, Львов вступил с нею в переговоры и, получив подтверждение разных городских привилегий, отворил ей ворота. Угорские гарнизоны удалились в Венгрию. Только начальник замка в Галиче, по имени Бенедикт, оказал упорное сопротивление. Но потом, когда из Литвы король двинул в Галицию значительное войско с Витовтом и другими подручными князьями, Бенедикт наконец сдал Галич. Воссоединение Червонной Руси с Польскою короною Ягайло ознаменовал щедрым пожалованием русских земель многим польским магнатам, каковы особенно: Ясно Тарковский, Спытек Мелыдтынский, Гневош из Далевиц, Петр Кмита, Добеслав и его сын Креслав Курожвенки, Димитрий Горай и др. Это были именно те магнаты, которые играли видную роль в предыдущих событиях и оказали услуги Ягайлу. Даже Семовит Мазовецкий, женившийся на сестре Ягайла Александре, получил в приданое за ней город Бельз с его округом.
   Обстоятельства ясно показывали, что Ягайло не в силах был немедленно исполнить свое главное обещание Полякам, т.е. соединить великое княжество Литовское с Польскою короною. Слишком буквальное исполнение его грозило мятежами и смутами, ибо в Русско-Литовских областях еще господствовала удельная система, которая могла быть отменена только постепенно. Всякий обиженный брат, дядя или племянник верховного государя легко мог найти поддержку и в собственной земле, и у соседей. Наиболее крупными удельными князьями из потомков Гедимина в то время были: Федор Любартович, владевший Владимиром Волынским, Владимир Ольгердович, сидевший в Киеве, Александр Наримунтович в Пинской области, братья Кориатовичи на Подолье, Витовт в Берестейской, Гродненской и Луцкой земле, Димитрий Корибут в Новгород-Северской, Михаил Явнутович в Заславском уделе, Вигант в Керновском, Симеон Лутвень Ольгердович был тогда князем в Великом Новгороде и т.д. Кроме того на Волыни и в Полесье оставалось еще много мелких удельных князей из потомков Владимира Великого, каковы князья Бельзские, Пинские, Слуцкие, Острожские и др. Общим наместником королевским в Литовско-Русских областях, как мы видели, сделан был любимый братЯгелла Скиргелло, сидевший в Трокском уделе. Но этот Трокский удел и послужил причиною последующих важных событий. Витовт имел притязание на него, как на свое отцовское наследие, и питал большое неудовольствие за то, что Троки были отданы Скиргеллу. Это неудовольствие еще увеличилось, когда Скиргелло был возведен в достоинство великого князя с оставлением за ним Трокского удела. В это именно время (в 1387) старший сын великого князя Московского Димитрия Ивановича Василий, бежавший из Орды, посетил Витовта в Луцке, где и был помолвлен с его дочерью Софьею.
   Вскоре потом неприязненные отношения между Витовтом и Скиргеллом перешли в открытую, упорную борьбу. По характеру своему соперники составляли резкую противоположность друг другу. Скиргелло при своей храбрости и отваге был вспыльчив и груб, предан пьянству, и под влиянием винных паров часто позволял себе буйство и жестокие поступки. Иногда товарищи его пиров и попоек платились за них ранами и увечьями от пьяного князя. Скиргелло гордился знанием лекарственных средств, и нередко, протрезвившись, он принимался сам лечить пострадавших от его рук. Меж тем Витовт уже не был тем доверчивым, беспечным, неопытным юношей, каким он явился в эпоху борьбы Ягайла с Кейстутом. Школа разных испытаний и превратностей воспитала его государственный ум и закалила его характер. Бесстрастный и властолюбивый, расчетливый, энергичный и неутомимый в достижении своих целей, воздержный в образе жизни - вот с какими чертами является он в последующей своей деятельности.
   Витовт был усердным помощником Ягайла в достижении Польской короны. Он, конечно, надеялся, что с переселением последнего в Краков будет вознагражден целым Трокским уделом своего отца, а, может быть, и достоинством великого князя Литовского. Ягайло же не только предоставил все это Скиргеллу, но вдобавок обидел Витовта тем, что отобрал назад данную ему часть Волыни, т.е. Луцкийудел. После помолвки Софьи Витовтовны с сыном Димитрия Донского, Ягайло и Скиргелло стали относиться еще подозрительнее к Витовту, запретили ему сношения с Пруссиею и Москвою, окружили его шпионами, преследовали его родственников и друзей, брали с него новые обязательства в верности и т.п. Все это вызвало наконец Витовта на новую борьбу. В конце 1389 года он вошел в заговор с некоторыми виленскими жителями, недовольными правлением Скиргелла, и попытался захватить Виленский замок посредством вооруженных воинов, которые были скрыты в возах, будто бы нагруженных съестными припасами. Но эта военная хитрость не удалась; заговор был открыт, и виленские сторонники Витовта брошены в темницы. Тогда ему ничего не оставалось более как бежать к соседям, что он и сделал. Снабдив сильными гарнизонами свои важнейшие крепости (Гродно, Брест, Каменец и пр.), сам Витовт с ближними родственниками и боярами вновь удалился в Пруссию, где заключил с Орденом союз против Ягайла и Скиргелла. Хотя Орден не забыл недавней измены Витовта, однако, он был рад случаю внести новое междоусобие в соседнюю страну и помешать соединению Литвы с Польшею. Кроме Гродненско-Берестейского удела на стороне Витовта вскоре оказалась почти вся Жмудь и часть православного литовско-русского населения в других областях, недовольная переходом Ягайла в католичество.
   Происшедшая затем трехлетняя война была упорна и кровопролитна. Главный ее интерес сосредоточился на Вильне, которая подвергалась двукратной, но безуспешной осаде. В первый раз, в 1390 г., ее обложило большое ополчение, состоявшее из войск Ордена и литовско-русских отрядов Витовта. Многие заграничные гости участвовали в этом ополчении; тут были рыцари немецкие, французские и английские; в числе последних находился граф Генрих Дерби, впоследствии король Генрих IV. Но оказалось, что Гедимин знал, где выбрать место для своей столицы: Вильна занимала весьма крепкое и удобное для обороны положение. Нижний или Кривой замок, куда укрылось население города, удалось взять только с помощью измены: многие жители держали сторону Витовта и во время приступа зажгли город: стены этого замка были деревянные, и потому пожар быстро распространился. Множество народа погибло от меча и пламени; в числе убитых находился и брат Ягайла Коригелло, главный начальник гарнизона. Но верхний замок, укрепленный каменными стенами, устоял, несмотря на то, что Немцы имели у себя пушки, которыми громили стены. Надобно заметить, что король вел эту войну собственно силами великого Литовско-Русского княжества; а Польша не принимала в ней непосредственного участия. Только гарнизон Верхнего замка состоял исключительно из Поляков, под начальством коронного вице-канцлера Климента из Москажова. Во избежание измены, он выслал из замка всех Литовцев и Русских и затем геройски отбил все приступы. Этой обороне впрочем много помогал частыми вылазками Скиргелло, несмотря на тяжелую головную рану, которую он получил во время попытки остановить движение неприятеля к Вильне. Он занимал третий замок, на ту пору временно выстроенный между Верхним и Нижним. Наступил октябрь с его холодами, и крестоносное войско после пятинедельной безуспешной осады воротилось в Пруссию.
   В это время умер великий магистр Тевтонского Ордена Конрад Цольнер, и место его заступил Конрад Валленрод, который решился энергически продолжать дело Витовта в Литве, и стал собирать силы для второго похода. Между первым и вторым походом на Вильну прибыло в Мариенбург торжественное посольство от молодого великого князя Московского Василия Дмитриевича за его невестою. Витовт отпустил свою дочь с большою свитою, во главе которой был поставлен его подручник князь Иван Ольгимунтович Ольшанский; невеста отправилась из Данцига морем, а потом чрез Ливонию достигла пределов Северной Руси. Значение Витовта после этого союза еще более возросло в глазах Ордена; ибо Москва, и без того внушавшая опасения соседям Руси, после Куликовской победы значительно выросла в их глазах.
   Когда в следующем 1391 году вновь собрались иностранные гости из Германии, Франции, Англии и Шотландии, Конрад Валленрод поспешил выступить в поход, так что он не успел справить в Пруссии обычный пир перед походом, или так наз. "почетный стол", в честь гостей. Этот романтический обычай, сопровождавшийся нередко богатыми подарками гостям, сам по себе производил большое впечатление на европейское рыцарство, и одно торжественное возвещение о таком почетном столе привлекало в Пруссию многих воинов из отдельных стран. На сей раз угощение гостям устроено было уже в Литовской земле под стенами Ковны; по своей роскоши, дорогим подаркам и вообще по огромным издержкам этот почетный стол превзошел все бывшее прежде. Отсюда огромное ополчение вновь двинулось на Вильну. Но литовские и польские воеводы приняли теперь опустошительную систему обороны. Они сами жгли Троки, а потом выжгли все окрестности Вильны, так что страна представляла пустыню, в которой большое неприятельское войско не находило средств продовольствия. Виленский замок предварительно был снабжен обильными запасами, и его польский гарнизон, предводительствуемый Яско Олесницким, приготовился выдержать продолжительную осаду. Поэтому соединенное ополчение принуждено было опять без успеха уйти от Вильны; оно разделилось на отряды и занялось покорением менее значительных крепостей. Переход нескольких городов в руки Витовта, вследствие измены жителей, показал, что сочувствие литовско-русского населения в этой борьбе не было на стороне Ягайла. А так как Поляки не хотели оказать ему деятельной помощи, то король решил наконец помириться с своим сильным соперником и прибег к переговорам.
   Сводный брат мазовецких князей (Януша и Семка) молодой Генрих, еще в детстве нареченный Плоцким епископом, прибыл в замок Риттерсвердер, построенный рыцарями близ Ковны и назначенный для местопребывания Витовта. Генрих объявил пограничным орденским комтурам, что он прислан с мирными предложениями, и не возбудил с их стороны никаких особых подозрений. В действительности он имел от Ягайла поручение вступить в тайное соглашение с Витовтом об условиях их примирения. Здесь, живя несколько недель в Риттерсвердере, юный нареченный епископ влюбился в сестру Витовта Рингаллу, и, несмотря на свое духовное назначение, вступил с нею в брак. Убеждения влюбленного подействовали на Витовта тем сильнее, что он уже сам тяготился своею зависимостью от Ордена; ему наскучило служить орудием в руках Немцев для достижения их эгоистических целей. Витовт решил вторично изменить своим договорам с Немцами и поступить с ними самым вероломным образом.
   Наученные опытом первой измены, рыцари на этот раз держали заложниками по разным замкам родственников и бояр Витовта. В начале 1392 года большая часть родственников была освобождена и отпущена к нему: супруга его Анна также соединилась с мужем. В руках рыцарей оставались еще брат его Конрад и два малолетних сына. Но честолюбие уже настолько овладело Витовтом, что он не затруднился пожертвовать собственными детьми. В конце июня он вдруг сбросил с себя личину: внезапно захватил гарнизон Риттерсвердера и сжег замок; потом также разорил еще несколько замков, построенных рыцарями на Литовской земле; затем отправился в Вильну, где был с почестями принят Яско Олесницким. Весть об этой измене привела Орден в ярость; князь Конрад и оставшиеся в Мариенбурге литовские бояре были закованы в цепи; а сыновья Витовта вскоре умерли отравленные. Меж тем, Ягайло и Ядвига лично прибыли в Литву для примирения, которое и было утверждено договорною грамотою 4 августа 1392 года. Витовт получил достоинство великого князя Литовского на правах самостоятельного государя; он обещает польскому королю только свое содействие и помощь в случаях нужды. Ягайлу пришлось даже примирить Витовта со Скиргеллом. Последний получил Киевское княжество с титулом "великого князя Русского"; спустя года три, он скончался в Киеве, и, оставшись до конца верным православию, погребен в Печерской Лавре. Некоторые родные братья Ягайла однако были недовольны таким возвышением над ними Витовта и происшедшими тогда переменами в уделах, в особенности Владимир, силою лишенный Киева, Корибут Северский и Свидригайло Витебский. Последний завладел Витебском по смерти своей и Ягайловой матери Юлианы, которая скончалась в 1392 или 93 году.
   Но их попытки к сопротивлению окончились полною неудачею, и дали Витовту возможность сделать важный шаг к уничтожению удельной системы и объединению Литовско-Русского государства. Он присоединил к своим владениям Северский и Витебский уделы. Также неудачно окончилось новое нашествие прусско-тевтонских рыцарей, которые хотели отомстить Витовту за его измену, и воспользовались его борьбою с удельными князьями, из которых Свидригайло Витебский бежал в Пруссию и отдался под покровительство Ордена. Но орденские войска и осадные орудия вновь оказались не в силах одолеть Виленские твердыни и принуждены были отступить, заключив перемирие с Витовтом (1394). После того он с неослабною энергией продолжал объединение западно-русских земель под своею властью и уничтожение крупных уделов. Так смерть Скиргелла отдала в его руки Киевское княжество; около того же времени он завладел частью Волыни (отданною Владимиру Ольгердовичу взамен Киева) и Подольем, которое отнял у Федора Кориатовича, самого младшего из братьев, еще оставшегося в живых. Братья Кориатовичи успели привести в некоторый порядок и отчасти вновь заселили этот край, запустевший от татарских разорений*.
   ______________________
   * Длугош, Стрыйковский, Коялович, Scarbiec, Летопись, изд. Даниловичем, Лет. Быховца, Виганд, Archivum Sanguszkow. (Тут любопытны: вопервых, договор 1386 г., по которому Юрий Смоленский признает себя ленником короля Владислава и в. князя Скиргайла; во-вторых, поручная грамота 1393 г. Олега Ивановича Рязанского Ягайлу-Владиславу за своего зятя, князя Корибута, в его послушании королю. Т. I. NN 4 и 17). Договор 1387 г. Ягайла со Скиргайлом в Моп. med. aevi. VI. N XI. Голенбевского - Panowanie Wiadyslawa Jagella. W. 1846, Пшездзецкого - Zycie domowe Jadwei и Jagella. W. 1854, Нарбут, Фойгт, Морачевский, Шайноха, Шараневич, Стадницкий, Смирнов, Kapo (Dritter Theil. Gotha. 1869). Ярошевича - Obraz Litwy. II. Wilno. 1844. Крашевского - Litwa za Witolda. 1850. О Зниче и Криве см. исслед. Мержинского в Трудах IX Археол. съезда. М. 1895. Барбашева "Витовт и его политика". Спб. 1885.
   ______________________
  
   Все это были русские земли, приобретенные для Литовского княжеского рода уже предшественниками Витовта. Сам он умножил их новым и весьма важным приобретением: ему удалось отнять у потомков Владимира Великого одну из коренных русских областей, именно Смоленское княжение.
   Смоленск уже находился в некоторой зависимости от Литвы. Мы видели, что на старшем Смоленском столе Скиргелло посадил Юрия Святославича. Но Юрий должен был поделиться землею с своим братом Глебом и другими родственниками. Отсюда возникли споры и междоусобия. Конечно, не без связи с подобными распрями произошел отъезд Юрия, который отправился к своему тестю Олегу Рязанскому и, вероятно, хлопотал о его помощи против своих родичей. Этими обстоятельствами воспользовался Витовт. В то время было нашествие Тамерлана. Под предлогом похода на Татар, на помощь своему зятю великому князю Московскому, Витовт как бы случайно явился около Смоленска. Глеб Святославич выехал ему навстречу. Витовт принял его ласково, одарил и отпустил; причем предложил быть третейским судьею для Смоленских князей в их распрях и обещал оборонить их от Юрия и Олега Рязанского. Князья поверили его расположению и действительно приехали к нему в стан с своими боярами. Но тут Витовт сбросил маску: он велел схватить князей и их свиту, а город, оставшийся без предводителей и никем не обороняемый, был застигнут врасплох и взят. В Смоленске были посажены Витовтовы наместники и оставлен литовский гарнизон (1395).
   Но еще оставался на свободе Юрий Святославич. Его тесть Олег Рязанский вступился за его права, и тем охотнее, что Литовское господство переступило уже на правый берег Оки: надобно было подумать о защите собственных границ. В происшедшей затем войне обе стороны вторглись в пределы соседа и опустошали их; но перевес борьбы явно склонился в пользу Литвы. В этой борьбе сторону Витовта держал и сам великий князь Московский. В 1396 году он вместе с митрополитом Киприаном лично приезжал в Смоленск на свиданье со своим тестем и праздновал с ним Пасху. Он даже посылал потом отговаривать Олега от похода на Литву и обещал помирить его с Витовтом. А осенью того же года Витовт с большими силами напал на Рязанскую землю и предал ее опустошению; причем "литовцы сажали людей улицами и секли их мечами". По выражению летописца, Витовт "пролил Рязанскую кровь как воду". После этих подвигов прямо из Рязанской земли он заехал к своему Московскому зятю в Коломну, где пировал с ним несколько дней.
   Около того времени известный хан Тохтамыш, побитый Тамерланом, а потом изгнанный из Золотой Орды своим соперником Темир-Кутлуем, нашел убежище с женами, детьми и с большим количеством своих Татар у Витовта. Последний водворил его в Лидском замке. Люди, пришедшие с Тохтамышем, умножили число поселившихся в Литве и Западной Руси Татар; последние отчасти состояли из пленников, взятых в предыдущих войнах, а отчасти сами приходили сюда вследствие собственных междоусобий. С того времени татарские колонии встречаются в Вильне и во многих литовско-русских городах и селах. Эти поселенные в Литве и Руси Татары сохраняли свободу религии и обычаев и были обязаны только военною службою*.
   ______________________
   * Лет. Воскресен., Софийск., Никонов., Татищев. Мухлинского "Исследование о происхождении и состоянии Литовских Татар" (Торж. Акт Спб. Универс. 1857г.).
   ______________________
  
   Витовт был теперь одним из могущественных государей Европы. Но его стремления к славе и к новым приобретениям, по-видимому, не имели пределов.
   К этой эпохе (к 1397 году) относятся любопытные записки, известные под названием "Дневник графа Конрада Кибурга". Граф Кибург, начальник госпиталей Тевтонского Ордена, отправленный в Литву с каким-то поручением к великому князю, будто бы оставил дневник своего путешествия и пребывания в Вильне.
   Приводим сущность этого загадочного дневника, хотя некоторые его части, очевидно, дошли до нас не в первоначальном своем виде, а с разными прибавками и украшениями.
   Немецкое посольство на судах по Неману приплыло в Ковну, было радушно принято начальником замка, русским боярином по имени Иваном Федоровичем, и несколько дней дожидалось здесь, пока отправленный боярином гонец известил великого князя и пока получились от него приказания. Укрепления Ковенского замка, построенного из камня, в то время носили следы разрушения от немецких осад и были снабжены пушками. Гарнизон его составляли несколько тысяч Литовцев и Жмудинов. Но посольству не дозволили близко осмотреть замок и поселили его в предместье. Из своих окон посол мог наблюдать разбитый на другом берегу лагерь конницы, которая состояла из нескольких отрядов, весьма разнообразно одетых и вооруженных: тяжелая кавалерия была закована в железо по образцу польской, а легкая вооружена только "палками" (конечно, копьями) и сидела на своих тощих конях. Был еще отряд из пожилых людей с длинными бородами, в темно-серых верхних плащах, с остроконечными капюшонами, которые издали делали их похожими на братьев миноритов, и только разноцветные нижние кафтаны отличали их от францисканцев. Какой-то князь Юрий (вероятно, Пинский или Бельзский) в тот день производил ученье этой конницы.
   22 июня посольство, сопровождаемое приставленным к нему литовским чиновником, по имени Оттокаром Остыковичем, бегло говорившим по-немецки, верхом на конях достигло стольного города Вильны. У городских ворот встретили его военные и городские чиновники, с наместником Монивидом во главе. Францисканские монахи прежде всего пригласили Немцев заехать в их монастырь и помолиться в церкви Девы Марии "на Песках". У ворот Виленского нижнего замка их приветствовали великокняжеские дворяне с хлебом-солью и кубком пива на золотом блюде; затем послы вошли помолиться в кафедральный собор, где духовенство встретило их с кадилами и св. водою. Их поместили на берегу Вилии в деревянном, но хорошо укрепленном посольском доме, где они нашли разные удобства, приятное отдохновение после дороги, и вообще остались весьма довольны радушием и гостеприимством Литовцев. Великого князя пока не было в столице, и послы имели достаточно времени наблюдать главные лица и разнообразное население Вильны. В особенности граф Кибург распространяется в похвалах первому католическому епископу Литвы, Андрею Басило, который принял послов в своем доме и угостил их обедом. Это был бодрый, высокого роста, благообразный старец, с приятными манерами, бойко говоривший по-латыни и по-немецки. Он уверял послов, будто новообращенная Литва отличается особым усердием к христианству и покорностью папским велениям и находится на пути к принятию западноевропейской культуры.
   В тот же день вечером послы, по приглашению епископа, осматривали кафедральный собор в сопровождении старого священника, члена капитулы, родом Немца. Здание, как известно, было воздвигнуто на месте языческого капища, которого стены остались нетронутыми, за исключением передней или алтарной части. По причине чрезвычайной ширины этого здания (во время язычества бывшего открытым сверху), внутренность его при переделках в храме была разделена тремя рядами массивных столбов, на которых утверждена двускатная кровля. По углам его возвышались четыре башенки, да еще три на ребре кровли. По бокам храма устроены отделенные решетками места или каплицы и разные приделы с особыми алтарями; а главный алтарь стоял там, где прежде горел неугасаемый огонь Перкуна. Украшения Храма не отличались изяществом; но повсюду блестели отлитые из дорогих металлов канделябры и разные стоячие или висячие светильники. Полумрак, господствовавший в храме, и однообразный напев псалмов навевали меланхолическое настроение. Вдруг в приделе Иоанна Крестителя показалось яркое освящение от зажженных на алтаре свечей, и около него столпился народ, дотоле почти незаметный в огромном здании. Здесь священник начал служить вечерню; голос его вскоре сменил певческий хор, а последнего потом заглушила музыка, загремевшая на верхней галерее. Трубы, гобои, бубны, огромные котлы издавали могучие звуки; они стихли постепенно и нежно, когда послышалось мужественное пение "Gloria Patri et Filio". Очевидно, такое богослужение было рассчитано на то, чтобы производить сильное впечатление на недавних язычников, и действительно, при первых звуках этого пения, народ падал на землю. А когда запели "Magnificat", раздался звон колоколов, висящих в передних окнах собора.
   Кибург описывает потом ночное пиршество, устроенное в честь послов наместником Монивидом в его летнем местопребывании, в предместьи Лукишках. Пир сопровождался музыкой и пением и происходил в просторной комнате, освященной восковыми свечами, за большим овальным столом. Кибург обратил внимание на то, что тут не было определенных мест по чинам, а каждый сел, где хотел, и отсюда вывел заключение, будто бы у Литовцев все равны.
   По словам Кибурга, как в самом городе, так и в предместьях его были прежде рассеяны языческие капища, иногда каменные, посвященные различным божествам; а теперь на их местах большею частью воздвигнуты христианские храмы. Между прочим в предместье Антокольском находились заповедная роща, посвященная всем богам, и деревянное капище. За этим предместьем начинался большой лес, в котором разбросаны были зверинцы виленских бояр и их охотничьи дома, окруженные тыном.
   Так как день Иоанна Крестителя совпадал с народным праздником Купала, общим у Русских и Литвинов, то послы вечером, в сопровождении своего пристава Оттокара, ездили за город в соседние рощи и долины, где происходило это народное празднество. Тут они увидели множество шалашей, наметов и разведенных огней; стон стоял от говора и песен толпившегося простонародья; молодежь предавалась пляскам, пожилые люди бражничали. В особой и весьма живописной долине горел огромный костер, вокруг которого ходили или сидели на траве, покрытой коврами, люди высших сословий, мужчины отдельно от женщин. Некоторые закусывали подле низких столов; другие слушали пение старцев; слуги светили восковыми факелами. На двух дальних пригорках поочередно играла музыка, а кругом на холмах пылали смоляные бочки и смолистые деревья.
   Кибург весьма хвалил положение города; он очень хорошо укреплен, и соседние возвышенности, ущелья, овраги и леса представляли все удобства для обороны от неприятеля; в лесах легко укрывались жители предместий в случае нападения. Немец подтверждает, что не сон о железном волке подал Гедимину мысль основать здесь свою столицу, а выгоды местоположения и существовавшие здесь поселения с святилищем Перкуна. Эти поселения он превратил в город; причем Русинам назначил известную его часть, Немцев и Поляков также поместил отдельно от Литовцев. Все население города простиралось теперь до 25 000 человек, а гарнизон его до 6000. В своих замечаниях о двух народностях края, т.е. Литвинах и Русских, Кибург благосклоннее относится к первым, а ко вторым показывает нерасположение; тут отразились, конечно, его собственные антипатии к православию и рассказы епископа Андрея Басило, от которого он, по-видимому, главным образом заимствовал свои этнографические сведения. Так, Литовцев он описывает народом высокого роста, темноволосым, честным и весьма способным к военному делу; а Русины, по его словам, менее ростом, рыжеволосы и вообще несимпатичны. Русские женщины некрасивы и притом еще портят себя безобразными головными уборами; а Литвинки и сами красивы, и головы убирают со вкусом; деревенские же девушки ходят простоволосые, имея искусно причесанные, хорошие волосы. Но зато Литвинки отличаются более свободными нравами, а Русинки содержатся в строгости; Литвины ленивы и очень привержены к крепким напиткам, потому менее зажиточны, чем Русины. При дворах Литовских князей и в их дипломатии употреблялся язык Русский, и письменность в их канцеляриях была исключительно Русская. Чтению и письму молодые люди обыкновенно учились в русских монастырских школах. Многие ученые Русины во времена Татарского ига с восточной стороны Днепра ушли в Литву и принесли сюда свои познания. Об этом господстве русской письменности и русской образованности в Литве епископ Андрей сообщил Кибургу с великим сожалением. Вслед за епископом и Кибург выражает сожаление о том, что, обращая Литовцев в католическую веру, оставляют в покое Русинов, которых вера, по его словам, "есть не что иное, как ересь и манихейство". Из этих рассуждений ревностных католиков, уже в конце XIV века можно было предвидеть будущие гонения на Русскую церковь в Польско-Литовском государстве.
   Витовта орденский посол изображает весьма деятельным и умным государем. Он в короткое время своего единодержавия успел уже восстановить полный порядок, нарушенный предыдущими смутами и междоусобиями, и пополнить опустевшую великокняжескую казну. Он сам объезжает провинции, надзирает за хозяйством коренных имений, посещает вассальных князей и таким образом собирает большие доходы. Когда же не ездит по волостям, то живет или в Новых Троках, где имеет великолепный каменный замок на острове озера, или в Старых Троках в деревянном дворце. В Вильне Витовт бывает редким гостем, и тогда поселяется в прекрасном, но небольшом, деревянном доме на берегу Вилии. За недостатком помещения двор его располагается здесь военным лагерем. Он не любит ни охоты, ни шумных пиров; очень умерен в пище и питье, в обращении весьма сдержан и даже холоден, мало смеется, всякое известие хорошее или дурное выслушивает с лицом бесстрастным; но для своего народа очень доступен. Великая княгиня Анна часто сопровождает мужа в его поездках по краю и вообще имеет на него большое влияние.
   Когда Витовт прибыл в Вильну, то он принял орденское посольство при весьма торжественной обстановке с обычными придворными церемониями. У входа во дворец оно нашло богато одетых слуг и толпу комнатных дворян. Двери аудиенц-залы охраняли восемь огромных стражников с большими усами и бритыми подбородками, с бердышами из серебра и полированной стали, в высоких черных меховых шапках, обвитых спирально золотыми цепями, которых кисти падали на плечи; на подбородке эти шапки застегивались золотистой чешуей. Великий князь сидел на троне, т.е. на богато украшенных креслах; по сторонам его стояли по два пажа в белых одеждах; далее на стульях помещались его вельможи и секретари. Эта публичная аудиенция ограничилась взаимными поклонами и вручением письма от великого магистра и спросом о его здоровье. После того начались частные аудиенции, которые происходили в дипломатической канцелярии, помещавшейся в просторной комнате, обитой роскошными восточными коврами. Большой стол был также покрыт дорогим ковром; на нем находились вызолоченное распятие, великокняжеская митра, меч и род золотого скипетра. На передней стене утверждено было изображение Богородицы, отлитое из золота и серебра; перед ним горела хрустальная лампада, висящая на золотой цепочке. На голове великого князя была шляпа, походившая на "испанское сомбреро"(?); одет он был в желтый шелковый камзол, застегнутый до горла золотыми пуговицами на золотых петлицах, в розовые порты и красные кожаные сапоги с золотыми шпорами. Из-за шитого золотом пояса выглядывала рукоять кинжала, осыпанная дорогими каменьями; сверх камзола был накинут короткий кафтан гранатного цвета и литовского покроя. Витовт недурно говорил по-немецки и иногда примешивал латинские фразы, так как он был воспитан пленным орденским рыцарем. При своей полноте великий князь казался не совсем здоровым; впрочем, его лицо было моложаво, а в его взгляде заключалось что-то весьма привлекательное - черта, которую он наследовал от своей матери*.
   ______________________
   * Русский перевод дневника Кибурга, составленный М. Смирновым, см. в приложении к названной выше его диссертации "Ягелло-Яков-Владислав". Он сделан не прямо с оригинала, а с польского перевода, сообщенного Нарбуту Онацевичем. Перевод этот впервые издан Нарбутом в собрании разных статей и выписок из рукописей (Pomniejsze pisma historyczne, szczegolnie do historyi Litwy odnoszace sie. Wilno. 1856). Ho так как оригинал, которым пользовался польский перевод, доселе остается в неизвестности, то многие заподозрили его подлинность. Смирнов однако верил в эту подлинность. Что дневник не выдуман - с этим надобно согласиться, судя по некоторым характерным подробностям, вполне соответствующим тому времени; но едва ли польский перевод не внес в него некоторых неточностей и прибавок. Например, костюм Витовта и его драбантов что-то слишком напоминает польских королей XVI столетия. Точно так же и некоторые черты празднества Купалы в окрестностях Вильны отзываются позднейшим временем. Это мое мнение, высказанное в первом издании, я позволю себе в некоторой степени поддерживать и теперь после того, как мне указали на статью достоуважаемого В.Г. Васильевского о данном вопросе, озаглавленную: "Ученый подлог, либо забавная ошибка". Статья эта, затерянная на страницах одного провинциального издания (Виленский Вестник, 1869 г. N 56), ускользнула от моего внимания при первом издании настоящего тома. Автор статьи совершенно отрицает подлинность дневника графа Кибурга и самое его посольство в Вильну на следующих основаниях: граф Кибург, по свидетельству хроники Иоанна Посильге, был послан во Франкфурт на Майне на собрание курфирстов, которое разошлось не ранее 23 мая, следовательно, не мог 4 июня выехать из Рагниты (на Немане) в Вильну, как о том говорит дневник. 12июля 1397 года, по словам дневника, он воротился в Рагниту; а того же 12 и 13 июля граф Кибург подписался на двух документах в городе Гданске. (Эти два документа изданы Бунге в его Liv-Esth-und Kurland. Urkundenb.). Отсюда автор статьи выводит alibi гр. Кибурга. Далее он разными фактическими сопоставлениями доказывает, что дневник не может быть относим ни к какому другому году, кроме 1397. Потом указывает на умолчание в дневнике о цели посольства, некоторую специально литовскую тенденцию в разговоре епископа виленского Андрея с графом Кибургом и т.д. Но в своем скептицизме г. Васильевский заходит слишком далеко. Например, он ставит на вид дневнику то, что тот полагает существование поселения Вильны ранее 1322 года, как бы заранее опровергая тем показание Стрыйковского, и подтверждает православие Ольгерда, тоже как бы заранее решая вопрос о его вероисповедании, спорный для ученых нашего века. По моему разумению, тут является не только натяжка со стороны автора статьи, но и косвенное подтверждение подлинности данных известий. Ибо, если Ольгерд исповедовал свое православие втайне, то сообщение дневника совсем не было излишним для его современников. Притом, какая же могла быть задняя мысль при подтверждении Ольгердова православия у католика Онацевича, которого г. Васильевский считает автором этого подложного дневника? А затем действительно могли быть ошибки в числах, если не в самом годе, и тогда предполагаемое alibi подвергается сомнению. Мы не думаем, чтобы это в самом деле были поденные заметки, которые велись во время пути; скорее, можно предположить, что посол составил свою записку по возвращении домой, причем легко мог описаться в числах и днях.

А так как, по-видимому, у нас недостает начала записки, и нет в ней указания на задачу посольства; если же она предназначалась для великого магистра, то и не было нужды напоминать ему об этой задаче. Возможно также, что записка эта в действительности принадлежала не графу Конраду Кибургу, а брату его графу Рудольфу Кибургу или даже лицу иной фамилии. Но в общих частях содержание дневника осталось не вполне опровергнутым и после статьи г. Васильевского. При первом издании сего тома мы имели в виду сравнение дневника с несколько позднейшим путешествием рыцаря Жильберта де-Ланнуа. Если бы кто вздумал обработать и распространить это путешествие, то получилась бы полная аналогия с Дневником в том виде, в каком мы его теперь имеем. Отдавая справедливость критике г. Васильевского, мы однако продолжаем думать, что в основу Дневника, изданного Нарбутом, положена какая-либо действительная записка об Орденском посольстве в Вильну. А потому, оставляя вопрос открытым, позволяем себе пока сохранить в своем тексте сделанное при первом издании извлечение из Дневника.
   ______________________
  
   Хотя Дневник не говорит о цели орденского посольства, но, вероятно, оно имело задачею поддержать доверие Витовта к Ягайлу и привлечь великого князя к союзу с Орденом, т.е. по возможности воспрепятствовать столь опасному для Ордена соединению Литвы с Польшею. Обстоятельства вскоре помогли Немцам в этом деле.
   Новым поводом к раздору между Витовтом и польскою королевскою четою послужил вопрос о разделе Подолья. Хотя Витовт уступил часть этого края Ягеллу и сей последний сделал там своим наместником краковского воеводу Спытка из Мелынтина, но Спытек скоро попал в зависимость от Витовта и был собственно ленником литовским, а не польским. Вельможи польские были недовольны. Они счиг тали Подолье принадлежащим Галицко-Волынской Руси, следовательно, владением Польской короны, так как со времени Казимира Великого Галиция и часть Волыни были присоединены к Польше. Магнаты сумели в этом духе настроить Ядвигу как наследницу Казимира Великого и Людовика Венгерского, и Ядвига вдруг потребовала от Витовта, чтобы он, владея Подольем как леном Польской короны, в качестве ленника платил бы ей известную ежегодную дань.
   Подобное требование весьма раздражило Витовта, который очень ревниво относился к своему достоинству такого же независимого литовско-русского государя, каким были его славные предшественники Гедимин и Ольгерд. Он созвал в Вильну русских и литовских бояр и спросил их, считают ли они себя подданными Польской короны, обязанными платить ей дань. Разумеется, ответ был отрицательным. В то же время великий князь Литовский предложил великому магистру Тевтонскому Конраду Юнгингену съехаться с ним на обычном месте, т.е. на острове реки Дубиссы. Осенью 1398 года этот отъезд состоялся с великим торжеством и в присутствии блестящей свиты с той и другой стороны. Тут был заключен отдельный от Польши литовско-прусский союзный договор, по которому Витовт сделал важные уступки Ордену со стороны Жмуди и, между прочим, согласился на подчинение ему Пскова; а Орден обещал с своей стороны помочь Витовту в завоевании Новгорода Великого. На пирах, которыми сопровождался съезд, литовские и русские бояре, зная горячее желание Витовта, провозглашали тосты за его здоровье, как "короля" Литвы и Руси.
   Известие об этом союзном договоре Литвы с Пруссией было тяжелым ударом для Ядвиги. Принесенная в жертву политическим расчетам и не нашедшая семейного счастья в браке с Ягайлом, она искала утешения в благочестии. При ее надломленном организме над нею тяготил еще упрек в бесплодии; чтобы упрочить новую династию на Польском престоле, нужен был наследник, а королевская чета после двенадцатилетнего брака еще не имела детей. Наконец мелькнул луч утешения. Обрадованный Владислав Ягайло пригласил самого папу назваться крестным отцом будущего ребенка, и делал приготовления к большим празднествам. Но в июне 1399 года Ядвига разрешилась от бремени дочерью, которая прожила только недели три; а вслед за нею скончалась и сама Ядвига. Имея в виду, что с ее смертью ослабляются права ее супруга на Польскую корону, она на смертном одре завещала ему вступить в брак с Анною, дочерью графа Цилли и внучкою Казимира Великого; чем вновь укреплялись его права на Польский престол. Ягайло потом исполнил ее завещание*.
   ______________________
   * Фойгта - Geschichte Preussens. IV. 99-101. Каро - Gesch. Polens. III. 168 - 179. Scarbiec Даниловича. I. NN 694 - 700.
   ______________________
  
  

V. Василий Московский и Витовт Литовский

Брак Василия с Софьею Витовтовной. - Присоединение Нижнего Новгорода и войны с его князьями. - Борьба Тохматыша с Тамерланом. - Нашествие последнего на Русь и внезапное возвращение. - Поражение Витовта на Ворскле. - Юрий Смоленский и борьба Василия с Витовтом. - Нашествие Эдигея на Москву. - Борьба Литвы и Польши с Тевтонским Орденом. - Гринвальдская битва. - Городельская уния. - Крещение Жмуди. - Отделение Киевской митрополии от Московской. - Новое разорение Киева Татарами и бегство Свидригайла. - Хлопоты Витовта о королевской короне и Збигнев Олесницкий. - Съезд государей в Луцке. - Неудача и смерть Витовта.

   В самом начале княжения юного Василия Димитриевича у него вышла какая-то размолвка с дядей Владимиром Андреевичем Храбрым. Сей последний покинул Москву и с своими старшими боярами уехал к себе в Серпухов, а оттуда в Торжок. Но спустя немного времени, внутренний мир был восстановлен и скреплен новым договором, по которому дядя вновь признал себя подручником великого князя, т.е. своего племянника, а Василий придал к уделу Владимира два города (Волок и Ржеву, которые потом переменил на Городец, Углич и др.). Затем великий князь вступил в брак с Софией, дочерью Витовта Кейсгутьевича. Помолвка с нею совершена была уже несколько лет тому назад, во время пребывания Василия в Западной России. Была ли эта помолвка неприятна Димитрию Ивановичу или по какой другой причине, только брак состоялся уже после его смерти. Бояре великокняжеские, ездившие за невестою в столицу Прусского Ордена Мариенбург, проводили ее Балтийским морем и чрез Новгород в Москву. Здесь (в 1390 г.) венчание новобрачной четы было совершено митрополитом Киприаном, который после кончины Димитрия и своего соперника Пимена, умершего в Царьграде, снова воротился на северную митрополию. Родственные связи Московских князей с домом Гедимина Литовского начались еще прежде и доселе не влекли за собою каких-либо важных последствий. Новый брак сначала тоже не предвещал ничего особого. Отец Софии находился тогда в удалении от отечества, будучи обижен от своего двоюродного брата Ягайла, короля Польско-Литовского. Можно было только надеяться, что Витовт явится союзником против враждебного Москве Ягайла, и едва ли кто предполагал, что не этот государь, а именно Витовт окажется самым опасным соседом для Москвы, что он широко воспользуется родственными к ней отношениями в свою пользу и во вред Восточной Руси.
   Если Димитрий Донской yen ел укрепить за Москвою волости, непосредственно принадлежавшие великому княжению Владимирскому, то сын его Василий сделал еще важный шаг на пути земельного приобретения и собирания Северо-Восточной Руси. В следующем 1391 году он поехал в Орду на поклон к хану Тохтамышу и не только был утвержден им в достоинстве великого князя, но и начал хлопотать о ярлыке на княжение Нижегородское и некоторые другие уделы. В Нижнем Новгороде сидел Борис Константинович, только что утвержденный здесь самим Тохтамышем. Последний, очевидно, колебался и не вдруг согласился на ходатайство Василия. Но Московский князь приехал в Орду с большим запасом золота и серебра. Он поднес великие дары хану, и, по выражению летописи, умздил царских советников, чтобы те просили за него хана. Тохтамыш уступил, и выдал Василию ярлык на Нижний Новгород и Городец, а также на Муром, Мещеру и Тарусу. При возвращении в Русь великого князя сопровождал царский посол с татарским отрядом: он должен был, так сказать, ввести Василия во владения тем, что ему было пожаловано в ярлыке. Но ханское пожалование в этом случае имело значение только формального согласия на перемену владетеля и некоторой помощи сильнейшему против слабейшего. Русские князья в то время уже не настолько зависели от ханов, чтобы по приказу последних покорно уступать свои наследственные уделы соперникам. Привести в исполнение помянутый ханский ярлык предоставлялось самому Василию. Но он заранее принял возможные меры для обеспечения успеха: Московский князь уже приготовил в Нижнем Новгороде сильную боярскую партию в свою пользу как деньгами, так и обещаниями великих милостей. Будучи по матери внуком Димитрия Константиновича, Василий в глазах Нижегородцев мог иметь значение родственного, близкого им князя. Да и самое обособление этой области от великого княжения Владимирского еще не успело пустить глубоких корней в народе и в местном служилом сословии; еще свежа была память об Александре Невском, родоначальнике князей Московских и Нижегородских. При таком условии значительная часть дружинно-боярского сословия естественно предпочитала служить более богатому и сильному Московскому князю; а население надеялось под его защитой получить более спокойствия со стороны соседних Татар, Мордвы и со стороны собственных князей: ибо Нижегородский стол служил тогда предметом распри между Борисом Константиновичем и его двумя племянниками.
   Из Коломны Василий поехал прямо в Москву, а в Нижний отправил ханского посла с некоторыми своими боярами. Услыхав о том, Борис Константинович собрал своих бояр и дружину и со слезами напоминал об их недавней ему присяге. Старший боярин Василий Румянец успокоил князя и уверял, что все они готовы положить за него головы. А между тем этот Румянец уже изменил ему, передался на сторону Василия и только старался как бы искуснее обмануть Бориса. Когда ханский посол с московскими боярами подъехал к Нижнему, Борис не хотел их впускать в город; но Румянец выставил их послами, пришедшими подкрепить мир и любовь, убедил князя положиться на верность своей дружины и принять посольство. Едва Татары и Москвитяне вступили в город, как начали звонить в колокола. Граждане стеклись на вече, и тут послы объявили им, что город переходит во власть великого князя Московского. Напрасно Борис звал к себе своих бояр и дружину и умолял не выдавать его врагам. "Господине княже, не надейся на нас; мы уже не твои!" - сказал ему Румянец. Борис и его немногие доброхоты из бояр были взяты под стражу и разосланы по московским городам. Василий приехал в Нижний и посадил здесь своих наместников. Таким образом присоединение целого большого удела на первое время не стоило Москве ни капли крови; столь искусно подготовлена была здесь почва. Вместе с Нижним перешел к Москве и прежний удел Бориса - Городец на Волге. Во владении Нижегородской княжей ветви еще оставался Суздаль, куда и был отпущен Борис. Спустя два года он скончался, и погребен, как выражается летопись, "в своей вотчине" в Суздале. Но племянники его, сыновья Димитрия Константиновича Василий Кирдяпа и Семен, с оружием в руках упорно отстаивали свои наследственные права на Нижний Новгород. Естественно, они не могли удовлетвориться одним Суздальским уделом, который должны были делить еще с своими двоюродными братьями, сыновьями Бориса Константиновича.
   Василий и Семен по смерти дяди ушли в Орду, чтобы хлопотать о ярлыках и о помощи у Тохтамыша. Но он сам вскоре потерял свое царство: в Золотой Орде возобновились перемены и смуты. Тогда Суздальские князья стали искать помощи против Москвы у соседних татарских владетелей в Камской Болгарии. Однажды Семен Дмитриевич напал на Нижний вместе с каким-то царевичем Ейтяком, у которого была тысяча Татар. Сидевшие тут Московские воеводы, по-видимому, имели мало войск; три дня отбивались они от осаждавших. Эти последние потом заключили мир и утвердили его присягою; но, воспользовавшись этим договором, вероломно ворвались в город и предали его разграблению. Семен Дмитриевич, точно так же своею ложною клятвою вместе с братом помогший прежде Тохтамышу захватить Москву, оправдывался тем, что не он нарушил присягу, а Татары. Однако более двух недель он не мог держаться в Нижнем, и бежал отсюда, как скоро услыхал о походе большой Московской рати, которую великий князь послал под начальством брата своего Юрия Дмитриевича и старейших бояр. Эта рать последовала за союзниками Семена в их землю, и разграбление Нижнего отомстила погромом их собственных городов, каковы: Великие Болгары, Жукотин, Казань, Керменчук и другие. Три месяца воевала она Камскую Болгарию и воротилась с большою добычею (1399 г.) Года два спустя, Московские воеводы захватили жену и детей Семена Дмитриевича, укрывавшихся в Мордовской земле. Чтобы выручить свою семью, Семен перестал бегать по татарским местам, помирился с великим князем и после того удалился в Вятку, где вскоре и умер. "Сей князь, - замечает летопись, - много претерпел напастей и истомы в Орде и на Руси, добиваясь своей вотчины; восемь лет сряду он служил четырем ханам, поднимая рать на великого князя Московского; но ничего не успели всуе трудился". Брат его Кирдяпа помирился с великим князем и временно получил от него Городец, где и умер.
   Со смертью этих князей однако не окончилась борьба за Нижний Новгород: ее продолжали их двоюродные братья, сыновья Бориса Константиновича, и продолжали с помощью тех же союзников, т.е. татарских владетелей Камской Болгарии. По временам им удавалось наносить немалый вред Московскому княжению. Так однажды они вместе с князьями Болгарскими и Жукотинским разбили великокняжеского брата Петра Дмитриевича близ известного приволжского села Лыскова (1411 г.). Около того же времени наиболее беспокойный из этих братьев, Даниил Борисович, послал изгоном на Владимир Залесский боярина своего Семена Карамышева и какого-то татарского царевича Талыча; у них было полтораста Татар и столько же Руси. Владимир тогда был плохо укреплен, а великокняжий наместник Юрий Щока находился в отсутствии. И вот в полдень, когда граждане по обычаю предавались сну, Татары, подкравшись лесом, внезапно появились из-за Клязьмы. Сначала они захватили городское стадо, пасущееся в поле; потом разграбили посад, а затем ворвались внутрь города и бросились на соборный Успенский храм Богородицы, чтобы захватить его драгоценности. Успенский ключарь, поп Патрикий, родом Грек, запер двери; взял золотые и серебряные сосуды и прочую дорогую утварь, сколько успел собрать, и скрыл все это в верхних потайных каморах за церковными полатями; затем сошел вниз, отнял лестницы и начал со слезами молиться перед образом Богородицы. Враги выломали двери, ободрали ризы с икон и ограбили все, что было можно; а попа Патрикия начали мучить, допрашивая, где спрятаны остальные сокровища. Тот молчал. Его ставили на раскаленную сковороду, забивали щепы за ногти, сдирали кожу. Наконец прорезали ему ноги, продели в них веревку и привязали к хвосту коня; но мужественный Патрикий претерпел все муки и скончался, не открыв потайного хода. Ограбивши все церкви и весь город, враги предали его пламени и ушли с большим полоном и добычею. Бывшие у них пленниками потом рассказывали, будто татарские и русские грабители захватили во Владимире столько добычи, что многие одежды и вещи не могли увезти с собою, они складывали в копны и сжигали, а золота и серебра взяли так много, что деньги делили между собою мерками.
   Итак, бескровное в начале приобретение Нижнего Новгорода потом обошлось Москве недешево. Вражда и беспокойство от Суздальских князей продолжались почти до конца Васильева княжения. Эти князья удержали за собой пока Суздаль и, кажется, Городец. Василий, по-видимому, оставлял до времени местных князей также в Муроме и Тарусе. Только Нижний Новгород он считал столь важным пунктом, что не допускал для него вассальных отношений, а держал там непосредственно своих наместников. С этими приобретениями пределы Московского княжения раздвинулись на северо-восток по Волге до впадения в нее с одной стороны Суры, с другой Ветлуги, а на юго-запад по Оке до ее притока Угры*.
   ______________________
   * Воскрес., Никон., Тверск., Татищев. О браке Василия с Софьею Витйвтовной: Никон. IV. 151. Script, rer. Prus. III. 167. Bunge Liv-Esth-und Curi. Urkundenbuch. III. 157. До какой степени Нижний Новгород был еще спорным, пока длилась борьба с Суздальскими князьями, видно из духовных грамот Василия Дмитриевича. В первой грамоте (1406 года) он выражается: "а даст Бог сыну моему держати Новгород Нижний да Муром" (С. Г. Г. и Д. I. N39). Во второй (1423 г.): "а еже ми даст Бог Новгород Нижний" (ibid. N 41). Только в третьей грамоте (1424 г.) Василий благословляет сына своими примыслами: Новгородом Нижним и Муромом (ibid. N 42). О Тарусе, как примысле, в духовных пока не упоминается. Любопытно, что Василий при самом начале своего княжения уже наметил присоединение Мурома и Тарусы, что видно из его договорной грамоты с дядей Владимиром Андреевичем в 1389 году: "а найду себе Муром или Тарусу или иныя места" (ibid. N 35). В договорной грамоте Москов. князя с Рязанским в 1402г. упоминаются князья Тарусские наравне с Новосильским, как подручники Москвы; "те князи со мною один человек" (ibid. N 36). Следовательно, великий князь довольствовался их верною службою и пока не заменял их своими наместниками. Что же касается до Мещеры или области Мещерского городка, лежащего на Оке, то он был куплен еще отцом Василия Димитрием Донским у местного владетеля Александра Уковича; о чем говорится в договорных грамотах Москвы с Олегом Рязанским 1381 г. и с сыном его Федором 1402 года (ibid. NN 32 и 36). Мещерский городок, разоренный Татарами, около того времени возобновлен под именем Нового Низового Городка, а после он назван Касимовым по имени Татарского царевича, которому был пожалован Иваном III. Любопытно, что покупкою Мещерской волости, лежавшей между землями Рязанскою и Муромскою, Димитрий Донской отделил одну от другой эти земли, которых князья принадлежали к одной ветви и которые в церковном отношении составляли одну епархию. По поводу сношений с Византией, см. письмо патриарха Константиноп. Антония IV к Василию Дмитриевичу в Рус. Ист. Библ. VI. Приложения. Он упрекает Василия за непозволение поминать Византийского царя в диптихах. О том см. проф. Сокольского: "О характере и значении эпанагоги". (Византийский Временник. Т. I. Вып. I).
   ______________________
  
   Смуты и междоусобия, происходившие тогда в Золотой Орде, немало помогли успехам Москвы и Литвы на поприще собирания Руси.
   Тохтамыш был последним ханом, успевшим восстановить единство и могущество Кипчакского царства и сделать его страшным для своих соседей. После Батыя и Узбека он является третьим знаменитейшим властителем Золотой Орды. Но его собственное высокое мнение о своем могуществе, без сомнения, внушило ему несчастную для него мысль вступить в борьбу с тем самым Тамерланом, которому он был обязан своим воцарением на Сарайском престоле. Главною причиною его вражды, вероятно, была династическая ревность. Как прямой потомок Чингиз-хана, Тохтамыш с неудовольствием смотрел на главенство Тамерлана (собственно Тимур-Ленга), который происходил от местных князей Джагатайской Орды и не имел законного права на верховную власть. Тимур сам сознавал за собою недостаток этого права и потому держал при себе кого-либо из потомков Чингизовых, которому предоставлял достоинство верховного хана, конечно, номинальное. Тохтамыш видел в Тимуре второго Мамая и надеялся, вероятно, точно так же низвергнуть его владычество над Чингизидами. Поводом к столкновению послужило, по-видимому, отнятие у Кипчакского царства некоторых Закаспийских областей и, между прочим, важного города Ургенча, на Аму-Дарье. Тохтамыш открыл неприязненные действия нападением на пограничные с его царством Джагатайские улусы. Тимур, выступив из своей столицы Самарканда, перезимовал в окрестностях Ташкента, куда собралась его огромная рать, и в 1392 году двинулся прямо на север к реке Тобол. Отсюда он свернул на запад, переправился через Яик там, где Тохтамыш его не ожидал, и затем где-то в Приволжских степях дал великую битву Золотоордынскому хану, который также успел собрать большие силы: в числе его войска находились отряды Камских Болгар, Черкес, Алан, Башкир и даже Русских. Сражение было упорное. Но военное искусство, введенное у Татар Чингизом и значительно усовершенствованное Тимуром, а также неизменное счастье последнего одержали вверх. Разбитый Тохтамыш спасся на правую сторону Волги, а его рассеянные орды, преследуемые неприятелем, устлали степь своими трупами на расстоянии целых 200 верст. Но Тамерлан ограничился только разграблением Золотой Орды и ушел назад, обремененный громадною добычею, состоявшею из пленников, скота и всякого имущества. После его удаления Тохтамыш продолжал властвовать в Кипчакском царстве и скоро оправился от своего поражения.
   Прошло три года. Тимур стоял лагерем у подножия Кавказа, на берегу Куры, когда узнал, что Тохтамыш готовится к новой против него войне. Тогда он Дербентским проходом перешел на северную сторону Кавказа и встретился с Тохтамышем около берегов Терека. Эта вторая их исполинская битва также показала, что Тохтамыш имел не особенно преувеличенное мнение о своем могуществе и был почти достойным противником Тимуру. Кипчаки уже расстроили левое крыло неприятельской армии, потеснили ее центр и проникли до самого Тимура. Последний едва спасся от смерти или плена. Воины левого крыла бросились на колена, выставили перед собою щиты и из этой ограды осыпали стрелами нападавших Кипчаков. Когда же некоторым Тимуровым воеводам удалось зайти в тыл неприятелю, часть Кипчакского войска подалась назад. Еще победа далеко не была решенною; но Тохтамыш не обладал железной энергией своего противника и, утомясь битвой, отчаявшись в успехе, обратился в бегство с своими приближенными беками и мурзами. Тогда его войско упало духом и было окончательно разбито. Тимур торжественно принимал поздравления с победой от окружавших его ханов и от своих сыновей, которые при этом, по татарскому обычаю, сыпали ему на голову горсти драгоценных камней.
   На этот раз победитель не оставил в покое своего побежденного противника. Он преследовал его далеко на север и принялся жестоко разорять Кипчакское царство, посылая сильные отряды на восток до Волги, на запад до Днепра. Во время этого похода часть его орды вступила в южные пределы Рязанского княжества; несчастный город Елец со своим удельным князем Федором и со всем населением сделался жертвою нашествия. Отсюда Темир Аксак или Железный Хромец - как называют его наши летописи - двинулся на север, разоряя селения по обоим берегам Дона.
   Известие о новом страшном нашествии привело в ужас и смятение Северную Россию. Но тут молодой Московский князь обнаружил бодрость духа и распорядительность. Василий Димитриевич поспешил собрать северное ополчение и, поручив Москву своему дяде Владимиру Андреевичу Храброму, сам стал во главе ополчения и расположил его под Коломною на берегу Оки, готовясь умереть или отразить нашествие. В храмах столицы меж тем духовенство и народ усердно молились об отвращении бедствия. По желанию великого князя, митрополит Киприан послал во Владимир за иконою Богоматери, принесенною когда-то Андреем Боголюбским из Киева. Митрополит с духовенством и Владимир Андреевич с боярами и народом торжественно встретили эту драгоценную святыню за городскими стенами на так называемом Кучковом поле; потом поставили ее в соборном Успенском храме. Заступничеству Богоматери и было приписано совершившееся в то время отступление Татар. По возвращении в Москву великий князь, в память этого избавления, построил в честь Богородицы храм на Кучковом поле и при нем основал монастырь (Сретенский); с тех пор Русская церковь уставила праздник Сретения 26 августа, т.е. в день принесения иконы в Москву.
   Наступившие осенние холода и непогоды, а также бедность страны, столько раз разоряемой Татарами, конечно, немало повлияли на решение Железного Хромца оставить дальнейший поход на север и повернуть на юг к Азовскому морю. Там он разорил богатый город Азов, складочное место генуэзских и венецианских товаров; потом разгромил Черкесов и Алан и направился в Грузию; но, услыхав о мятеже Астраханских татар, он посреди зимы, несмотря на глубокие снега, явился перед Астраханью. Тщетно жители усилили свои укрепления вновь сооруженными ледяными стенами: город был взят и разорен. В тот же поход Тамерлан разграбил и разорил Золотоордынскую столицу Сарай и затем ушел назад в Азию*.
   ______________________
   * Cheref-eddin-Aiy Histoire de Timur-bec. Trad, par Petis de Lacroix. P. 1792. Charmoy - Expedition de Timur ou Tomerlair centre Togtamiche, 1391. (Mem. de I'acad. des sciences. VI serie. St. Prsb. 1835). Хаммер Пургсталь - Geschichte der Goldenen Horde. Иванина "О военном искусстве и завоевания Монголо-Татар при Чингиз-хане и Тамерлане". Спб. 1875. "Жизнь и деяния великого Тамерлана". Соч. Клавихо. Днев. путешествия в Самарканд. Текст с переводом и примеч. И.И. Срезневского". (Сборник Акад. Н. XXVIII. Спб. 1881). "Автобиография Тамерлана". Перевод с тюркского Н. Лыкошина. Ташкент. 1894. Строгую заметку Н.И. Веселовского на этот перевод см. в Ж. М. Н. Пр. 1896. Январь. По сказанию мусульманского писателя Ибнарабшаха, главным виновником войны Тимура с Тохтамышем будто бы явился эмир Идику (Эдигей). Он у Тохтамыша был в числе начальников левого крыла, но потерял его расположение и, угрожаемый смертию, обманул его и бежал к Тимуру, которого подстрекнул к походу на Дешт-Кипчакского хана. После поражения Тохтамыша Идику обманул Тимура и ушел от него с своими Татарами в Золотую Орду, судьбами которой распоряжался в течение 20 лет. (Тизенгаузена - "Сборник". 457 - 474). По известию Эддзехеби, Идики (Эдигей) был только вторым эмиром, т.е. начальником левого крыла, а первым или начальником правого крыла был Текини (Тегиня); тем не менее Идики пользовался наибольшем влиянием на султана (Ibid. 553). Но известный мурза Тягиня принадлежит позднейшему времени.

В Русских летописях Тимур Аксак или Железный Хромец (буквальный перевод татарского Тимур-Ленк) сделался предметом двух особых легенд или сказаний. Во-первых, сложилось сказание о том, как он был сначала атаманом разбойников, постепенно сделался могучим государем, и как победил Баязета, султана Турецкого. Во-вторых, сказание о его войне с Тохтамышем и нашествии на Русь, связанное с легендою о чудотворной Боголюбской иконе, перенесенной из Владимира в Москву. Содержание этой легенды следующее: в тот самый день, когда чудотворную икону принесли в Москву, Темир Аксак, две недели стоявший станом на берегах Дона, увидел во сне высокую гору, с которой шли к нему святители с золотыми жезлами в руках, и вдруг в воздухе над ними явилась жена в багряных ризах, окруженная множеством светлых воинов, которые грозно устремили на него свое оружие. Хан в испуге проснулся, и вскоре велел своей рати идти назад. По этой легенде Русь обязана своим избавлением от Тимура заступничеству Богоматери и молитвам московского святителя Петра митрополита. См. летописи: Софийскую 2-ю, Воскресенскую, Тверскую, Никоновскую (в которой эти сказания повторяются дважды, по двум редакциям, почти то же у Татищева) и Степей, книгу.
   ______________________
  
   Удар, нанесенный Кипчакскому царству этим Татарским завоевателем, был столь жесток и силен, что после того оно уже не могло достаточно оправиться. В Сарае всегда проживало много русских пленников, торговцев, послов и даже князей. Они были свидетелями Тимурова погрома, и, конечно, вся Русь скоро о нем узнала. Естественно, явилось убеждение, что наступил конец Татарскому игу. Однако события вскоре показали, что Орда все еще не так бессильна, как о ней думали. Первому пришлось испытать на себе эту силу гордому государю Литвы и Западной Руси.
   Тамерлан отдал Золотую Орду одному из сыновей Урус-Хана, бывшего Тохтамышева соперника. Но по уходе завоевателя в Сарае возвысился старый хитрый мурза Эдигей, служивший некоторое время у Тамерлана; он стал играть роль Мамая, т.е. свергать и возводить ханов и управлять их именем. Он посадил на престол одного из царевичей ордынских, Тимур Кутлуя. Меж тем Тохтамыш нашел убежище во владениях Витовта. Этот последний вздумал воспользоваться низверженным ханом для того, чтобы подчинить своему влиянию самую Золотую Орду, и с ее помощью расширить пределы своего государства на счет соседей, особенно со стороны Северной и Восточной России. Для этих целей надобно было прежде всего воротить престол беглецу, и, когда из Орды прибыло посольство в Литву с требованием о выдаче Тохтамыша, Витовт отвечал: "иду на Кутлуя". Поход, предпринятый Литовско-Русским государем против Татар, имел характер крестового похода. Папа Бонифаций IX особую буллою к духовенству Польши и Литвы велел проповедовать такой поход против нечестивых мусульман и давал разрешение от грехов всем участникам его. Витовт собрал большую рать; с ним соединилось до пятидесяти подручных ему мелких удельных князей Литвы и Юго-Западной Руси. Многие польские паны с своими дружинами приняли участие в походе; из их среды особенно выдавался Спытко из Мелыптина, владевший частью Подолья на правах литовского вассала. В состав Витовтовой рати вошел и значительный татарский отряд, предводимый Тохтамышем. Даже Тевтонские рыцари пришли к нему на помощь с несколькими стами панцирных всадников. При войске, кроме самострелов, находились и огнестрельные орудия, т.е. пушки и пищали. Польская королева Ядвига была еще жива и, томимая тяжелым предчувствием, не одобряла этого предприятия. Но Витовт, надменный своим могуществом, не хотел слушать предостережений и в июле 1399 года торжественно выступил в поход. По всем признакам, гром Куликовской битвы возбуждал его соревнование, и он надеялся собственною великою победою затмить славу Димитрия Донского.
   Семидесятитысячное христианское войско благополучно перешло за Днепр около Киева и углубилось в степи. Миновав Суду, Хорол, Псел, оно остановилось на берегу Ворсклы; на другом берегу ее появилась татарская орда, предводимая ханом Тимур Кутлуем. Этот последний, видя превосходство в силах на стороне противника, вступил с ним в переговоры, чтобы выиграть время: он поджидал к себе на помощь Эдигея с другою татарскою ордою. "Зачем ты идешь на меня, когда я не нападал на твой пределы?" - велел спросить Кутлуй. "Господь дал мне владычество над миром; плати мне дань и будь моим сыном", - гордо отвечал Витовт. Хан обещал платить дань; только на одно требование он не соглашался: чтобы на татарских монетах значились имя и печать Витовта. По этому поводу Татарин просил три дня сроку на размышление, а между тем осыпал великого князя подарками и занимал его своими посольствами. Но вот подоспел Эдигей с новыми силами. Он попросил Витовта выйти на берег реки для личного свидания. "Храбрый князь, - сказал он, - если Тимур Кутлуй хочет быть твоим сыном, так как он моложе тебя, то, в свою очередь, будь ты моим сыном; я старше тебя; поэтому плати мне дань и вели изображать мою печать на литовских монетах". Раздраженный такою насмешкою, Витовт приказал войску покинуть свой лагерь, огороженный телегами с железными цепями, затем перейти реку Ворсклу и начать бой. Благоразумный Спытко Мелыптинский пытался предостеречь великого князя и советовал ему заключить мир в виду большого превосходства Татар (число которых простиралось будто бы до 200 000). Но его советы возбудили ропот среди легкомысленной молодежи. Особенно горячился один польский пан, по имени Павел Щуковский. "Если тебе жаль расстаться с твоей красивой женой и твоими большими богатствами, - воскликнул он, - то не смущай по крайней мере тех, которые не страшатся умереть на поле битвы!" "Сегодня же я паду честною смертию, а ты трусом убежишь от неприятеля", - будто бы отвечал на это Спытко.
   Сражение возгорелось 12 августа, во вторник, уже поздним временем, т.е. далеко за полдень. Поднятая страшная пыль скрывала движения Татар. Варвары успели окружить христианских рыцарей, перебили у них коней и заставили их защищаться пешими. Надежда на пушки оказалась обманчива; эти неуклюжие, неповоротливые орудия мало вредили легкой татарской коннице, которая то рассыпалась, то соединялась в массу, смотря по ходу боя. Однако Витовт успел было потеснить стоявшего перед ним Эдигея. Но Тимур Кутлуй зашел в тыл христианскому войску и решил победу. Первый обратился в бегство Тохтамыш с своими Татарами; а за ним вскоре последовал и Витовт с своими боярами и братом Сигизмундом. Наступившая ночь покровительствовала их бегству. Много Литовско-Русских князей и вельмож полегло на поле битвы или попало в плен. В числе павших находились двое Ольгердовичей, Андрей Полоцкий и Димитрий Корибут Брянский (столь успешно предводительствовавшие на Куликовом поле), далее Глеб Святославич Смоленский, Иван Юрьевич Бельзский и другие. Спытко Мельштинский так же остался на месте; а хвастливый пан Щуковский действительно спасся бегством. Весь лагерь со всеми запасами и пушками достался в добычу неприятеля. Очевидно, Витовт, соревнуя Димитрию Донскому, на этот раз не сравнялся с ним быстротою действия, умными предосторожностями и выбором места для битвы. На открытом ровном поле, не огражденном ни с какой стороны естественною защитою, тяжелое или малоподвижное христианское войско подверглось всем невыгодам своего положения в виду обычной татарской тактики. Татары преследовали бегущих до Киева. Тимур Кутлуй взял большой окуп с этого города "будто бы 3000 руб., да еще с Печорского монастыря 30 руб.". Варвары опустошили Киевскую и Волынскую области до самого Луцка, и затем воротились в свои степи, обремененные огромною добычей и пленниками. Тимур Кутлуй вскоре после этого похода умер; Эдигей возвел на престол Кутлуева брата Шадибека. Несколько лет спустя, Тохтамыш погиб в южной Сибири; по некоторым известиям, он пал от руки самого Эдигея*.
   ______________________
   * Длугош, Стрыйковский, Летопись Быховца, Хроника Даниловича. Софийская, Воскресенская, Никоновская. Татищев почти буквально повторяет Никоновскую.
   ______________________
  
   Поражение Витовта на Ворскле имело немаловажные последствия для восточной Европы. Ослабив, хотя и временно, великое княжество Литовское, оно нанесло удар замыслам Витовта на Северную и Восточную Россию и задержало расширения его пределов с этой стороны. В Москве не без тайного удовольствия смотрели на ожесточенную борьбу двух своих главных врагов: Орды и Литвы. Поражение этой последней немедленно отразилось на судьбе Смоленского княжения.
   Смольняне, тяготившиеся литовским владычеством, вошли в сношение с своим прирожденным князем Юрием Святославичем, жившим в Рязани у своего тестя Олега. В 1400 году Юрий со слезами начал просить тестя: "Прислали ко мне смоленские доброхоты с известием, что многие хотят меня видеть на моей отчине и дедине; сделай милость, помоги мне сесть на великом княжении Смоленском". Олег исполнил его просьбу. В следующем 1401 году Рязанский князь явился под Смоленском и объявил гражданам, что если они не примут к себе Юрия, то он не уйдет до тех пор, пока не возьмет города и не предаст его огню и мечу. В городе произошла распря: одни стояли за Витовта, другие за Юрия. Последняя сторона пересилила, и в августе месяце Смольняне отворили ворота. Юрий дал волю своему жестокому нраву и отпраздновал свое возвращение убийством наместника и главных сторонников Витовта. В происшедшей затем войне Литвы с Рязанцами и Смольнянами Витовт сначала потерпел неудачу. Олег думал, что настала пора отнять у Литвы некоторые ее захваты в области Северян и Вятичей, и отправил своего сына Родослава для завоевания Брянского княжения. Но счастье опять изменило ему и перешло на сторону противника. Витовт послал против Рязанцев войско под начальством искусного вождя Симеона Лугвеня Ольгердовича, с которым соединился Александр Патрикиевич, удельный князь Стародубский. Возле городка Любутска (на Оке) Рязанцы понесли жестокое поражение (1402). Сам Родослав попался в плен и был заключен в темницу, где томился целые три года, пока не был выкуплен. Престарелый Олег не перенес этого тяжелого удара и вслед за тем скончался.
   Тогда изменилось и положение Юрия Смоленского.
   Хотя весною 1404 года Витовт тщетно осаждал Смоленск и громил пушками его крепкие стены, но и после своего отступления он обнаруживал твердое намерение овладеть городом. Притом многие бояре и граждане, возмущенные жестокостями Юрия, дружили Литовскому государю. Не имея более никакой помощи извне, Юрий обратился к Московскому великому князю. Он лично прибыл в Москву и умолял Василия Димитриевича оборонить его от Литвы, обещая быть ему верным подручником. Василий хотя и не отказывался помочь Юрию, но медлил и, очевидно, колебался поднять оружие против своего тестя. Вероятно, влияние энергичной Софии Витовтовны немало участвовало в этом колебании. А между тем Витовт воспользовался отсутствием Юрия, снова подступил к Смоленску, и бояре сдали ему город летом того же 1404 года. Он также отчасти казнил, отчасти изгнал многих своих противников; но, как ловкий политик, постарался привлечь к себе жителей разными льготами и отвратить их от Юрия. Весть о взятии Смоленска возбудила в Москве сильное негодование, которое обрушилось на Юрия; он поспешил уехать в Новгород, где был принят радушно и получил в управление несколько городов.
   Теперь сделалось ясно, что Витовт, оправившись от поражения на Ворскле, возобновил свои притязания на земли Новгородско-Псковские. Уже в следующем 1405 году он напал на Псковскую область, взял город Коложе, избил и пленил много народу. Новгородцы по обыкновению или не поспевали вовремя со своею помощью или совсем отказывали в ней. Тогда Псковичи обратились с просьбою о защите к великому князю Московскому, Он наконец понял всю опасность, грозившую от Литвы, решил разорвать мир с своим тестем и послал свои полки воевать сопредельные литовские земли. В течение трех лет (1406 - 1408) война между тестем и зятем возобновлялась ежегодно. Три раза Василий и Витовт выступали друг на друга с большим войском; но каждый раз они уклонялись от решительной битвы и расходились, заключив перемирие. Очевидно, на эту нерешительность влияли и родственные отношения, и обоюдная осторожность в виду сильного противника. Последняя их встреча произошла в сентябре 1408 года на реке Угре, составляющей границу их владений. Постояв друг против друга на противоположных берегах этой реки, оба великие князя заключили мир, по которому каждый остался при том, что имел. Витовт после того не предпринимал более серьезных попыток ни против Москвы, ни против Новгорода и Пскова; следовательно, этою войною Москва удержала Витовта от дальнейших захватов на севере и востоке Руси.
   Та же война имела и другие следствия. Многие знатные Русские и Литвины, по тому или другому поводу недовольные Витовтом, воспользовались его разрывом с Москвою, и искали в ней убежища. Особенно много было выходцев из ближайших южнорусских областей, Черниговской и Северской. В числе их явился (в 1408 г.) родной брат польского короля, удельный Северский князь Свидригелло Ольгердович, который не хотел быть подручным Витовта, имея сам притязания занимать великокняжеский Литовский стол. Василий очень обрадовался такому выходцу, и дал Свидригеллу в кормление несколько важнейших городов, а именно Владимир, Переяславль, Юрьев, Волок Ламский, Ржев и половину Коломны. Такая щедрость к иноплеменнику возбудила неудовольствие Северноруссов, которое отразилось и в их летописях, и тем более, что Свидригайло во время происшедшего затем нашествия Эдигея, вместо ожидаемой от него храброй обороны, постыдно бежал назад в Литву с своею многочисленною свитою, ограбив на дороге город Серпухов. Может быть, он рассчитывал с помощью Василия свергнуть Витовта или разделить с ним Литовско-Русские земли, и, обманувшись в этих расчетах, обнаружил теперь свое неудовольствие на Московского князя. Но и в Литве ему не посчастливилось: он был схвачен и заключен под стражу в городе Кременец.
   Замечательна судьба последнего Смоленского князя.
   Юрий Святославич недолго побыл в Новгороде, и, когда произошел разрыв Василия с Витовтом, вновь явился в Москве вместе с бывшим удельным князем Вяземским Семеном. Великий князь дал им в кормление город Торжок. Тут буйный нрав бывшего Смоленского князя, соединенный с наклонностью к разгулу, довел его до гнусного преступления. Он воспылал страстью к прекрасной Юлиании, супруге своего товарища и подручника князя Семена Вяземского. Встретив решительное сопротивление со стороны добродетельной Юлиании, хотел употребить насилие, и, когда она стала защищаться ножом, убил ее. В то же время убил и ее супруга. Как ни грубы еще были нравы того времени и как ни много позволяли себе князья, однако такое вероломное нарушение всех правил человеческих и христианских возбудило общее негодование против Юрия. Изгнанный Василием или сам поспешивший покинуть Торжок, Юрий ушел в Орду. Но не нашедший нигде приюта, после нескольких месяцев скитания, он, больной и с удрученным духом, укрылся в один из рязанских монастырей к некоторому игумену Петру, и тут вскоре окончил свою жизнь*.
   ______________________
   * Лет.: Софийская, Воскресен., Тверск. и Никонов. О поступке Юрия с Юлианией кратко в Софийской и Воскресенской. См. ссылки Карамзина на лет. Архангельскую и Троицкую (к т. V. прим. 196).
   ______________________
  
   Продолжавшиеся смуты и нестроения в Золотой Орде поощряли великого князя Московского к достижению полной независимости. Честя небольшими дарами послов татарских, он почти прекратил уплату даней, под предлогом народной бедности, и совсем перестал ездить в Сарай. Он не был там ни при Темир Кутлуе, ни во все восьмилетнее царствование Шадибека. А между тем во время своей войны с Витовтом Московский князь получил от последнего хана войско на помощь. Уже и Шадибек был свержен, и на место его Эдигей возвел Кутлуева сына Булат-бея. Василий Дмитриевич не только не ехал на поклон к новому хану, но еще дал убежище у себя соперникам его, двум сыновьям Тохтамыша, конечно, с явным желанием поддерживать смуты и междоусобия ордынские. Эта более смелая и решительная политика в отношении к Золотой Орде находилась в связи с переменою влиятельных лиц при Московском дворе. Старые бояре, советники и сподвижники Димитрия Донского, большею частью умерли или утратили свое влияние; Василий окружил себя более молодыми и менее опытными боярами, которые выросли при других впечатлениях. Они с детства были напитаны славою Куликовской победы, стыдились мусульманского ига и пренебрегали татарскою силою. Во главе этой партии молодых бояр стоял любимцем Василия Иван Федорович, сын Федора Андреевича Кошки.
   Золотоордынские ханы, несмотря на упадок Кипчакского царства, отнюдь не думали покинуть своих притязаний на Русские земли, которые они привыкли считать своим улусом, и тем более, что другие князья Восточной Руси, Тверские, Рязанские, Суздальские, все-таки продолжали ездить в Орду и хлопотать там о ярлыках на свои уделы. Эдигей недаром помогал Василию против Витовта; он даже старался разжигать их временную вражду, чтобы ослаблять силы своих соперников. Когда же они все-таки помирились, Татарин задумал сокрушительным ударом напомнить Москве ее зависимость от Орды. Но Куликовская битва была постоянно в памяти у Русских и Татар. Подобно Тохтамышу, Эдигей решил действовать внезапным, неожиданным набегом. Зная, что Москва, наученная опытом Тохтамышева нашествия, в самой Орде имеет подкупленных доброхотов, которые немедленно известят ее о приготовлениях к походу, Эдигей употребил следующую хитрость. Он воспользовался еще неостывшею враждою между Василием и зятем его Витовтом, и объявил, что собирается воевать Литву. Он послал гонца к Василию Димитриевичу с грамотою, в которой извещал, что хан Булат со всеми силами идет на Витовта мстить ему за обиды, причиненные Москве; от Василия грамота требовала только прислать к хану кого-либо из братьев или знатных бояр с изъявлением почтения. Великий князь отправил некоего боярина Юрия, который встретил Эдигея на походе и тотчас взят был под стражу, так что не мог ни о чем известить Василия. Это происходило зимою 1408 года. Татары уже приближались к Москве, когда там узнали наконец, в чем дело. Собирать земскую рать уже не было времени, и Василий Дмитриевич поступил так же, как отец его в подобном случае. Он с супругою и детьми поспешил уехать на север и укрылся в Кострому; а столицу поручил дяде Владимиру Андреевичу Храброму и двум своим братьям, Андрею и Петру. Чтобы затруднить осаду, власти тотчас распорядились жечь посады, находившиеся вне городских стен. В городе произошло при этом сильное смятение. Многие граждане, бросив заботу об имуществе, думали только о собственном спасении. Из посадов и окрестных сел одна часть жителей рассеялась в бегстве, другая толпилась у городских ворот, ища убежища в городских стенах. Чернь, по обычаю, воспользовалась беспорядком и предалась грабежу.
   1 декабря появилась татарская рать. Видя, что хитрость вполне удалась и что Москвитяне не готовы дать какое-либо сопротивление в открытом поле, Эдигей распустил отряды во все стороны жечь и грабить Московские города и волости. Тогда были взяты и разорены Переяславль, Ростов, Дмитров, Серпухов, Нижний и Городец. Татары рыскали по Московской земле как хищные волки и брали в плен тысячами, так что, по словам русской летописи, иногда один Татарин гнал перед собою человек сорок пленных, связанных на свору как псов. Захваченное врасплох население было объято паническим ужасом. В погоню за великим князем Эдигей отрядил царевича Бегибердея с тридцатитысячным войском. Но оно не успело догнать Василия и воротилось без успеха. Меж тем престарелому сподвижнику Донского, Владимиру Храброму, удалось восстановить порядок в столице и устроить оборону. Твердые стены, снабженные как новоизобретенными орудиями, т.е. пушками и пищалями, так и старыми самострелами и камнеметательными машинами или пороками, представляли надежную защиту против степной конницы. Эти стены оборонялись многочисленными ратниками, ибо их число увеличилось сбежавшимся из окрестностей народом. В такую тяжкую пору многие жители забыли житейские суеты и предались благочестию. Духовенство, старики и женщины усердно молились в храмах о Божьей помощи.
   Сам Эдигей расположился в селе Коломенском и оттуда руководил осадою. Он послал к князю Ивану Михайловичу Тверскому приказ спешить к нему с своим ополчением, пушками и всякими градобитными орудиями. Но Тверской князь на этот раз не захотел служить варварам против Москвы и поступил довольно ловко. Он выступил в поход с небольшою дружиною, шел медленно, дошел до Клина, и отсюда, под предлогом болезни, воротился назад; таким образом не возбудил против себя ни Эдигея, ни великого князя. Зная, что в столице не было заготовлено съестного припасу на долгое время и что там неминуемо наступит голод, Эдигей требовал сдачи и объявил, что будет стоять хоть всю зиму. Но судьба отвратила окончательное бедствие. Вдруг из Сарая прискакал гонец от хана Булата, который просил Эдигея как можно скорее спешить в Орду, где он едва не был свергнут одним из своих соперников. Очевидно, Кипчакское ханство уже так оскудело силами, что, по уходе Орды на Москву, некем было защитить Сарай от какого-то мятежного царевича. С другой стороны и великий князь, конечно, не бездействовал и собирал северную рать на помощь своей столице. Эдигей нашелся: он потребовал от Москвичей 3000 рублей денежного окупа за свое отступление. В Москве ничего не знали о его собственных затруднительных обстоятельствах и охотно уплатили требуемую сумму. Тогда Эдигей поспешно ушел из России, обремененный огромным полоном и добычею. Дорого стоило Северо-Восточной Руси это нашествие: от самого Дона до Белоозера и Галича страна была разорена. Множество жителей, спасшихся от татарского плена в лесах и дебрях, погибло там от голода и стужи.
   После своего нашествия, поощренный удачею, Эдигей прислал великому князю грамоту с исчислением вин, за которые тот понес наказание. Вот эти вины: принятие к себе сыновей Тохтамыша; насмешки над царскими послами и орденскими купцами; отказы лично являться в Орду и даже присылать туда своих родственников или старших бояр. "Прежде, - пишет Эдигей, - был у тебя добрый к Орде человек боярин Федор (Кошка); а ныне у тебя любимец и казначей сын его Иван. И ты бы молодых людей не слушал, а слушал бы старейших бояр и старцев земских, и тогда не разорилась бы твоя держава от твоей гордости. Когда тебе от кого обида, от князей Русских или от Литвы, ты к нам шлешь жалобные грамоты, помощи у нас просишь и покою нам не даешь. А про улус свой писал, что он обнищал и выхода взять нечего. И это все ты лгал. Слышали мы, что ты сбираешь по рублю с двух сох. И все то серебро куда деваешь? Если бы все было по-старому и по правде, то не учинилось бы того зла твоему улусу, и христиане твои остались бы целы".
   Но и после Эдигеева нашествия Василий Дмитриевич не спешил признать себя татарским данником, в виду продолжавшихся смут в Золотой Орде и частой перемены ханов. Только когда сам Эдигей был изгнан из Сарая и там воцарился сын Тохтамыша Джелалэдин Султан, союзник Витовта и покровитель Суздальских князей, враждовавших с Василием, этот последний решился лично отправиться в Орду с дарами и покорностью. Во время его там пребывания Джелалэдин был свержен и убит собственным братом Керимбердеем (1414 г.), который явился, напротив, врагом Витовта и другом Василия. (Может быть, он принадлежал к царевичам, нашедшим убежище у Московского князя.) Таким образом, даннические отношения Москвы к Золотой Орде опять возобновились; хотя Керимбердей в свою очередь был вскоре свержен также собственным братом, и смуты ордынские почти не прекращались*.
   ______________________
   * Об Эдигеевом нашествии см. летописи: Воскресенскую, Тверскую и Никоновскую. Грамота Эдигея в Соб. Г. Г. и Д. П. N 15, а также в Никонов, лет. и у Татищева.
   ______________________
  
   Одним из главных последствий поражения Витовта на Ворскле было подкрепление связи великого княжества Литовско-Русского с Польским королевством. Ослабленный этим поражением, Витовт должен был смягчить свой высокомерный тон ни от кого не зависимого государя и искать у своего двоюродного брата Ягайла поддержки против сильных соседей, т.е. Северо-Восточной Руси, Золотой Орды и двух Немецких Орденов. В январе 1401 года состоялся съезд двоюродных братьев в Вильне. На этом съезде Литовско-Русские князья и бояре торжественным актом обязались всеми силами оказывать всякую помощь Польскому королю и по смерти Витовта никого не иметь своим великим князем, кроме Владислава-Ягайла. С своей стороны польские чины обязались в случае смерти Владислава никого не избирать на свой престол без согласия Витовта. Таким формальным актом подтверждена была политическая уния Литвы с Польшей, обещанная Ягайлом при его короновании, и великий князь Витовт признавался только его пожизненным наместником в Литве и Руси. Но при этом не было более речи о ежегодной дани, которую требовала с великого князя покойная королева Ядвига. Благодаря этой унии, т.е. поддержке Поляков, Витовт, как мы видели, скоро оправился от поражения и возобновил наступательное движение на Северную и Восточную Русь. Но особенно тяжкий удар Польско-Литовская уния нанесла ближайшему своему соседу, беспощадному врагу Славян и Литвы, т.е. Немецкому или Тевтонскому Ордену.
   Главным поводом к их взаимному столкновению служила Жмудь, которую Витовт во время борьбы с Ягайлом отдал своим союзникам, Тевтонским рыцарям, и которая оставалась языческою страною и после крещения собственной Литвы. Немцы начали вводить там христианство, по своему обычаю, огнем и мечом, для чего предпринимали туда опустошительные походы с двух сторон, из Пруссии и Ливонии. Несчастные Жмудины платили восстаниями против своих притеснителей и обращались с просьбою о помощи к своему прирожденному князю, т.е. к Витовту. Этот последний пока избегал разрыва с Орденом и даже иногда помогал ему в усмирении Жмуди; но ждал только удобного случая воротить себе эту наследственную землю. В то же время возникли неудовольствия между Орденом и Ягайлом вследствие того, что король Венгерский Сигизмуд заложил Ордену часть своего Бранденбургского маркграфства, именно так называемый Неймарк или Новую Мархию, границы которой с Польшей были очень неопределенны и спорны. Поляки не могли также простить тевтонам потерю своего Балтийского поморья. Всегда тлевшая под пеплом искра племенной вражды между Славянами и Немцами готова была вспыхнуть при помощи дуновения ветра.
   Пока был жив великий магистр Конрад фон Юнгинген (1393 - 1407), отличавшийся миролюбием, набожностью и мягкостью характера, он умел устранять всякое решительное столкновение с соседями. Это миролюбие его наконец наскучило беспокойной орденской братии и вызвало реакцию в другую сторону; по смерти Конрада рыцари преемником ему выбрали его близкого родственника Ульриха фон Юнгингена, который был известен совсем противоположным характером, т.е. отличался решительностью и военной отвагою.
   В 1408 году в Литве случился неурожай. Польский король послал ей из своих Куявских земель 20 судов, нагруженных хлебом. Когда этому речному каравану пришлось плыть в пределах Пруссии, Тевтонские рыцари, рассчитывавшие продавать свои хлебные запасы в Литву по дорогой цене, захватили караван под предлогом, что в нем скрыто оружие. Напрасно Поляки требовали вознаграждения за такой наглый захват. Их отношения к Ордену становились более и более натянутыми. Между тем на Жмуди возобновились восстания против Немцев, искусно подстрекаемые Витовтом. В 1409 году с обеих сторон производились большие военные приготовления. Явившиеся посредниками в этих распрях, король Чешский Венцель, задолжавший Немцам значительную сумму денег, и его брат король Венгерский Сигизмунд (вскоре Германский император) обнаружили явное пристрастие в пользу Ордена, и потому успели только водворить короткое перемирие, которым та и другая сторона воспользовалась для окончания своих приготовлений и сосредоточения больших военных сил. По истечении этого перемирия, обе неприятельские армии сошлись на пределах Пруссии и Польши при деревнях Грюнвальде и Таненберге, где и произошла знаменитая битва 15 июля 1410 года.
   В сказаниях летописцев количество соединенного польско-литовско-русского войска исчисляется свыше полутораста тысяч человек; в том числе у Витовта было до 30 000 легкой татарской конницы, предводимой его союзником султаном Саладином, одним из сыновей Тохтамыша, а у Ягайла до 20 000 конного войска, набранного в Чехии и других западно-славянских землях. Число орденской армии будто бы простиралось до 90 000; из них более 30 000 заключали наемные отряды, набранные преимущественно в Германии. Но все эти цифры преувеличены и, если уменьшим их наполовину, то будем ближе к истине. Если превосходство в силах было на стороне Славян и Литвы, то лучшее воинское устройство и лучшее вооружение оставались на стороне Ордена, у которого была также более многочисленная артиллерия. Правое или Витовтово крыло вначале не выдержало натиска рыцарей и подалось назад; но тут полк Смоленский остановил стремление Немцев; а тем временем левое, т.е. польское, крыло потеснило неприятелей. Битва была очень упорная и кровопролитная и окончилась совершенным поражением Немцев. До половины их числа пало на поле вместе с великим магистром и 200 орденскими рыцарями; множество пленников со всем лагерем и военными орудиями достались в добычу победителям. Витовт принимал личное участие в битве. Общим предводителем считался Польский король; но он мало распоряжался, а большую часть времени провел в теплых молитвах, стоя на холме позади войск, окруженный большою свитою. Таким образом эту битву выиграл не какой-то полководец; победа была одержана народным славянским ополчением. Из русских областей в ней участвовали полки галицко-волынские, киево-северские, полоцко-витебские, смоленские и проч. Из них своим мужеством в этот день отличились особенно Смоляне; но главную честь победы стяжали несомненно Поляки. Дотоле занимавшая скромное место в ряду европейских держав, Польша, благодаря тесному единению с Литвой и Западной Русью, после этой битвы высоко поднялась во мнении целой Европы.
   Это была одна из тех битв, которыми решалась участь целых государств. И действительно, в первые дни после нее казалось, что все здание с такими трудами созданного Прусско-Немецкого государства готово рушиться и сделаться добычею победителя. Король во все стороны разослал требования покорности; города и области Пруссии начали сдаваться ему один за другим; при этом выступили наружу вся ненависть туземного прусского населения к завоевателям Немцам и даже нелюбовь самих немецких горожан и сельских дворян к рыцарям-монахам. Но с другой стороны не замедлила обнаружиться неспособность главного предводителя и недостаток единодушия в славянском лагере. Король слишком долго медлил и величался своими лаврами на месте победы. Вместо того, чтобы тотчас ударить на самое средоточение Орденского государства, на его столицу Мариенбург, Ягайло только на десятый день явился под его стенами. Тем временем один из орденских комтуров, энергичный Генрих фон Плауен, успел стянуть сюда остатки военной орденской силы, запастись провиантом и принять все меры, необходимые для упорной обороны. Осада Мариенбурга затянулась. В польско-литовском войске открылись болезни. На помощь Ордену шли подкрепления из Ливонии и Германии; Сигизмунд, новоизбранный Германский император, угрожал королю открытою войною . Первый покинул осаду Витовт; говорят, на него повлияли коварные внушения Немцев насчет слишком усилившегося польского могущества, угрожавшего Витовтовой самостоятельности. Потом ушли Мазовецкие князья, Семовит и Януш. А наконец и сам Ягайло снял осаду. Прусские города между тем стали переходить в руки Немцев. Война тянулась до следующего 1411 года, и окончилась миром в Торуне, по которому Орден удержал за собой почти все владения; только Жмудь отошла к великому княжеству Литовскому, а земля Добрынская к Польской короне. Следовательно, невелики были материальные выгоды победителей в сравнении с тем, что могла им дать победа при Грюнвальде. Зато моральные последствия победы все-таки были огромные. В этом отношении Грюнвальдскую битву можно сравнить с битвой Куликовской*.
   ______________________
   * Главные источники: Длугош, Иоанн фон Посильге или Линденблат. Пособия: Фойгт Geschichte Preussens; Нарбута Dzieje N. Lit. T. VI. Шайноха. Рутенберг Geschichte der Ostseeprovinzen T. II. и Каро Geschichte Polens. Т. III. Нельзя не упомянуть при этом о явном пристрастии последнего писателя, хотя довольно обстоятельного: в его изложении едва ли не главная честь Грюнвальдской победы достается татарскому вспомогательному войску, значение и число которого сильно преувеличены. Далее: изданный Прохаскою, Codex epistolaris Vitoldi. (Monumenta medii aevi historica res gestes Pploniae illustrantia. Tomus VI). Krakow. 1882. Барбашева исслед. о Таненбергской битве в Ж. М. Н. Пр. 1887. Декабрь. (Вошло в его книгу "Витовт - последние 20 лет княжения". Спб. 1891).
   ______________________
  
   Более тесное сближение великого княжества Литовского с Польской короной продолжалось и после того, под давлением той же общей опасности, угрожавшей со стороны Немцев: оправившийся от поражения Орден, в лице своего нового магистра, помянутого фон Плауена, уже задумывал воротить свои потери; причем опирался на сочувствие и помощь Германии, где новый император Сигизмунд, хотя и принадлежал к Чешскому королевскому дому, однако был усердным поборником германизма и противником славянства. Для Ордена была чувствительна утрата Жмуди; ибо эта область служила звеном, соединявшим Тевтонских Немцев с Ливонскими, и в будущем могла повести к их полному слиянию. Вошедши в состав Славяно-Литовского государства, она навсегда разрывала земельную связь между двумя Немецкими Орденами.
   Одним из главных проявлений усиления Польши и дальнейшего сближения с нею Литвы, была так называемая Уния Городельская.
   В 1413 году в октябре месяце съехались на берегах Западного Бута, в русском местечке Городло, с одной стороны Ягайло и польские вельможи, с другой Витовт и литовские бояре. На этом сейме составлен был новый торжественный акт унии Литвы с Польшей. В нем повторялось условие 1401 года относительно общего избрания преемников как Витовту, так и Ягайлу. Далее, на будущее время должны были в вопросах, касавшихся обеих стран, собираться общие сеймы, преимущественно в Люблине или Парчове, по образцу Городельского. Наконец, для вящего их объединения Литовское боярство получило не только владельческие права и привилегии Польской шляхты, но и самые польские гербы. Для этого знатные литовские роды были распределены или точнее приобщены к польским родам, имевшим свои знаки или гербы по образцу западно-европейского рыцарства. Так, воевода Виленский Монивид приобщен к польскому гербу Леливы, Трокский Явн - к гербу Задора, каштелян Виленский Мингайло - к гербу Равич и т.д. Этим приравнением литовских бояр к польским и распространением духовно-шляхетских сеймов на Литву сделан дальнейший шаг вперед в смысле влияния польско-шляхетского направления на литовскую государственность, т.е. на ослабление власти великого князя Литовского, прежде почти неограниченной. Главный же шаг вперед Городельская уния сделала в смысле влияния собственно польско-католического; так как одинаковые с польской шляхтой права и привилегии получили литовские бояре только католического исповедания. Они могли давать в приданое дочерям части из своих земель, но только в том случае, если дочери выходили за католиков. В Литве были установлены высшие должности (уряды) и достоинства по образцу Польши, например, воеводы и каштеляны; но на эти уряды должны были избираться только католики.
   Таким образом, благодаря католической ревности литовских государей, перешедших из православия, т.е. Ягайла и Витовта, собственно Литовское население великого княжества окончательно было закреплено Католической церкви и польскому влиянию. Очевидно, помянутые исключительные статьи были направлены против Грекорусской церкви, которой еще держалась часть потомков Гедимина и их боярства.
   Хотя опасный враг Польши и Литвы, Генрих фон Плауен, около того времени был низвержен Орденскими рыцарями и лишен магистерского достоинства за свои самовластные стремления, однако притязания Немцев на Жмудь не прекращались. Чтобы теснее сплотить ее с великим княжеством, Ягайло и Витовт решили докончить начатое Немцами истребление язычества и вполне водворить там католическую церковь. С этой целью после Городельского сейма они отправились в Жмудскую землю и лично принялись крестить язычников. Как прирожденным Литовским князьям, действовавшим то строгостью, то ласкою и дарами, им удалось легче совершить это дело, чем ненавистным для туземцев жестоким и жадным иноплеменникам. Ягайло сам переводил молитвы и поучения для народа и нередко сам толковал ему правила веры на его родном языке. Очевидно, к миссионерской деятельности он был более склонен, чем к деятельности военной. Вместе с крещением народа король и великий князь строили в важнейших жмудских поселениях храмы парафиальные (приходские); кафедральный же храм возведен был в городе Медниках, который сделан местопребыванием особого Жмудского епископа. А высшим гражданским сановником здесь поставлен был особый Жмудский староста. Это крещение Жмуди впрочем не обошлось без кровопролития. Спустя несколько лет там произошли мятежи новообращенных, подстрекаемых старыми языческими кривитами и вайделотами. Мятежники убивали или изгоняли христианских священников, разрушали церкви. К религиозным причинам мятежа присоединились и сословные; так как знатные роды, обольщенные шляхетскими привилегиями, держали сторону правительственную и церковную, то простой народ жег и грабил их дворы и имущества. Мятежи эти Витовт усмирил оружием и многими казнями*.
   ______________________
   * Акт Городельской унии см. у Даниловича Skarbies. Т. II NN 1025 и 1026. Codex ep. Vitoldi. О крещении Жмуди Длугош и Коялович. Пособия те же Нарбут и Каро.
   ______________________
  
   По отношению к своим православным или русским областям, Витовт еще более энергически проводил политику, начатую его предшественниками, т.е. противодействие их церковному подчинению Москве. Мы видели, что ни галицко-волынские короли и их польские преемники, ни великие князья литовско-русские не мирились с перенесением митрополичьей столицы из Киева в Москву; а потому или старались возвратить митрополита в Киев, или иметь для своих областей отдельного митрополита. Отсюда в течение XIV века не раз повторялось совместное явление двух русских митрополитов, одного в Москве, другого в Киеве, при существовании третьего, Галицкого. Мы видели, что Киприану, сначала митрополиту Литовско-Русскому, удалось пережить своих Московских соперников (Митяя и Пимена) и снова соединить церковь восточно- и западно-русскую. Хотя он, подобно своим предшественникам, пребывал также в Москве, но умел сохранить за собою расположение великого князя Витовта и даже короля Ягайла. Киприан нередко посещал западно-русскую паству, оставался там подолгу, ездил на свидание с Витовтом и Ягайлом и вообще искусно поддерживал единство русской митрополии (за исключением епархий Галицкой и Перемышльской, на которые однако имел некоторое влияние). Последнее время своей жизни этот ученый иерарх проводил преимущественно в митрополичьем подмосковном селе Голенищеве, где в тихом уединении предавался своим любимым книжным занятиям, т.е. переводам и сочинениям. Здесь он и скончался, достигнув весьма преклонных лет, 16 сентября 1406 года. До конца верный своим литературным наклонностям, он перед смертью написал прощальную грамоту к своей пастве, и эта грамота, согласно его завещанию, была торжественно прочтена народу в Успенском соборе над гробом почившего святителя.
   В то время уже открылись враждебные действия между Василием Димитриевичем и его тестем Витовтом; последний тем ревностнее стал хлопотать в Константинополе об отдельной Литовско-Русской митрополии и предложил кандидатом на Киевскую кафедру полоцкого епископа Феодосия. Патриарх отклонил это предложение и назначил преемником Киприану морейского грека Фотия (в 1408 г.). Этот последний не был столь же искусным дипломатом, как его предшественник. Он только в 1410 г. прибыл в Москву, и тут большое внимание посвятил устройству собственного митрополичьего дома, которого имущества, а именно многие села и угодья, были отчасти разорены во время Эдигеева нашествия, отчасти захвачены боярами и другими лицами. Ревностными заботами о возвращении расхищенного он нажил себе недоброжелателей в самой Москве; а во время своих поездок в Западную Русь он и там многих восстановил против себя поборами с духовенства и церковных земель. Кроме политических соображений, Витовт неприязненно смотрел на то, что митрополичьи доходы, собираемые с Западной и Литовской Руси, идут на усиление и обогащение ее соперницы Москвы. Потому он решил воспользоваться неудовольствием западно-русского духовенства на Фотия и учредил у себя отдельную митрополию, т.е. докончил дело, начатое его предшественниками.
   Выбор Витовта пал на Григория Самвлака (собственно Семивлаха), прибывшего из Болгарии или Молдо-Влахии, монаха, отличавшегося ученостью и книжностью подобно Киприану (по некоторым известиям, приходившегося даже племянником этому последнему). Император и патриарх Византийские вновь отказались утвердить разделение Русской митрополии. Этот отказ Византийского двора тем понятнее, что он около того времени вступил в родственные связи с домом Калиты: именно, сын и соправитель императора Мануила Палеолога, Иоанн, женился на Анне Васильевне, дочери великого князя Московского. Не добившись согласия от Византии, Витовт поступил по примеру древнерусских великих князей, Ярослава I и Изяслава II, а также по примеру Сербов и Болгар: он собрал в Новогородке Литовском синод западно-русских епископов (полоцкого, черниговского, луцкого, владимирского, холмского, туровского, смоленского), и отчасти ласкою, отчасти угрозами склонил их соборне поставить Григория на Киевско-Литовскую митрополию, в 1406 году. В своей грамоте к епископам Витовт жаловался на то, что император и патриарх "на мзде" поставляют русских митрополитов; говорил о церковных неустройствах и хищениях Фотия, и прибавлял, что, будучи сам иной веры, он не желает навлекать на себя упреков в небрежении о Киевской церкви. Епископы с своей стороны издали соборную грамоту, в которой оправдывали отпадение от Фотия, хотя и подтверждали свое единение с церковью Греческою. На этот шаг Фотий отвечал пространным окружным посланием к своей пастве, где, на основании церковных канонов, решительно протестовал против разделения Русской церкви и поставления Григория. А в Киев и Псков (который Литва склоняла на свою сторону) он написал особые послания, в которых грозил отлучением всякому, кто примет благословение от "мятежника" Григория. В Киеве эти протесты пока остались без последствия.
   По некоторым соображениям можно заключить, что Витовт при избрании Самвлака и отделении митрополии имел еще заднюю мысль: как католик он желал угодить папе и положить начало церковной унии западно-русской церкви с Римскою. В это именно время происходил знаменитый Константский собор, и Витовт отправил туда Самвлака с некоторыми русскими епископами и боярами, чтобы они сообща с польскими духовными и светскими вельможами приняли участие в соборе. Но Григорий Самвлак оказался ревностным поборником восточного православия. По рассказу летописей, он даже однажды обратился к Витовту с вопросом: "зачем ты, князь, держишься веры Латинской, а не православной, Греческой?" Витовт будто бы отвечал: "если ты хочешь не только меня, но и всех людей моей земли видеть в Греческой вере, то иди в Рим состязаться с папою и его мудрецами. Когда ты победишь, то мы примем Греческий закон, а в противном случае я всех своих подданных обращу к Латинской вере". И затем послал его на Константский собор. Хотя бы этот рассказ и не отличался достоверностью, тем не менее западно-русский митрополит не обнаружил никакого стремления к церковной унии с Римом. Вероятно, с одной стороны вследствие его ревности к православию, а с другой - неудовольствия православных бояр и духовенства на разделение Русской церкви, Самвлак вскоре принужден был покинуть западно-русскую митрополию, именно в 1419 г. После того Витовт не хлопотал уже о выборе ему преемника, а помирился с Фотием, и единство русской церкви восстановилось, хотя и временно*.
   ______________________
   * П. С. Р. Л. III. V. VIII. Никон., Стелен., Летоп. Даниловича, Акты. Истор. I. NN 19, 40. Акты Зап. Р. NN 23. 24. 25. 35. Некоторые грамоты перепечатаны в Русс. Историч. Библиот. изд. Археогр. ком. Т. VI. Соч. Самвлака см. Опис. Славян, рукоп. Моск. Синод. Библ. От. П. ч. 3 и в Ист. Рус. Церкви Макария. Т. V. Прилож. N X. О митрополите Фотии см. Горского в "Прибавл. к Творен. От. Церк.". М. 1852. Летопись Археогр. Комиссии. Вып. 3. (Послание Конст. патриарха к митр. Фотию о Григории Цамвлахе). Сырку - "Новый взгляд на жизнь и деятельность Гр. Цамблака" (Ж. М. Н. Пр. 1884. Ноябрь). Тут передается исследование румын, епископа Мельхиседека о жизни и сочинениях Цамблака (Букурешт. 1884). По уверению сего автора, Самблак был родом из Тернова из семьи Влашской, по удалении из России был митрополитом в Молдавии и игумном Дечанского монастыря. См. также Н. Д. "Григорий Цамблак митрополит Киевский" (Рус. Беседа. 1895. Январь). Вообще по уверению румынских писателей, он был ни Серб, ни Болгарин, а Валах, пребывал митрополитом в Сочаве и умер будто бы в 1452 г.
   ______________________
  
   При Самвлаке сама древнерусская митрополия подверглась новому великому бедствию. Известный мурза Эдигей, вследствие золотоордынских переворотов принужденный покинуть Сарай, захватил власть над Татарами Крымскими и Черноморскими и стал здесь во главе особого ханства. В 1416 году он сделал внезапный набег на Южную Русь, перешел Днепр и бросился на Киев. Только Киевский замок, обороняемый польско-литовским гарнизоном, не был взят Татарами; но сам город был ими страшно разорен и разграблен; особенно пострадали от грабежа и пламени храмы и монастыри, в том числе Печерский. Таким образом, древняя столица Руси, едва успевшая несколько оправиться от Батыева погрома, теперь вновь покрылась развалинами. Этот набег, предшественник последующих крымских набегов на Россию, как думают, произошел не без подстрекательств со стороны Прусских Немцев. Нужно заметить, что после Грюнвальдской битвы враждебные действия их против Польши и Литвы, с малыми перерывами, не прекращались почти 12 лет, и окончились только миром на озере Мельно (в 1422 г.). Но известно, что Витовт покровительствовал недовольным ханам и мурзам в Золотой и Крымской Орде, давал им у себя убежище и помогал иногда войском, чем поддерживал ордынские смуты; к тому же в Литовско-Русских пределах жило много Татар, признавших себя подданными великого князя и нередко сражавшихся под его знаменами против своих соплеменников. Поэтому хитрый старик Эдигей, чувствуя себя и свое потомство непрочным на ханстве спустя несколько лет после своего набега, прислал Витовту в подарок коней и верблюдов, нагруженных разными драгоценностями, и просил его о мире. "Знаменитый князь, - писал он, - мы оба дожили до седой старости; отдадим покою остаток нашей жизни; кровь, которую мы проливали в битвах, уже высохла, бранные слова, которыми мы осыпали друг друга, развеял ветер; пламень войны очистил наше сердце от гнева и сам угас от времени". Мир был действительно заключен; но, кажется, Эдигей признал себя при этом как бы подручником Витовта (1419).
   Княжение Витовта, долго не нарушаемое никаким соперником, в то время было несколько обеспокоено Свидригайлом. Уже около десяти лет сидел он в заключении в волынском замке Кременец. Комендант замка родом из Пруссии, Конрад Франкенберг, обходился с узником почтительно и не препятствовал навещать его разным гостям. Во время происходивших тогда пограничных действий против Татар военные отряды нередко двигались мимо этого города или в его окрестностях. Сторонник Свидригайла Даниил или Дашко, сын князя Острожского Федора, воспользовался обстоятельствами, чтобы, не возбуждая подозрений, прибыть в эту сторону во главе значительной дружины и войти в тайные сношения с заключенным Ольгердовичем. Двое из доверенных лиц Дашка, по имени Димитрий и Илья, в 1418 году, в великий четверг явились в Кременец под видом людей, потерявших все свое имущество в походе против Татар и лишенных средств воротиться на родину. По их просьбе Франкенберг зачислил их в состав своего гарнизона. В ночь на самое Светлое Воскресенье Дашко Острожский и его соумышленник Александр Нос, один из князей Пинских, с своим отрядом тихо подъехали к воротам замка. По заранее условленному знаку, Димитрий и Илья отворили ворота и спустили подъемный мост. Заговорщики ворвались в замок, перебили стражу и освободили узника. Конрад Франкенберг, услыхав шум, выбежал с мечом в руках, храбро вступил в бой и пал мертвым. Свидригайло с своими освободителями поскакал в Луцк, где был двор Витовтов, наполненный всякого рода имуществом. Потом он удалился в Молдавию, а оттуда в Венгрию к королю Сигизмунду. Последний взялся быть посредником для примирения его с братьями. Владислав-Ягайло, вообще весьма привязанный к своей родне, не только сам примирился с Свидригайлом (входившим в союз с Немецкими рыцарями против Литвы и Польши), но и помог ему войти в соглашение с Витовтом. Вследствие этого соглашения Свидригайло получил себе в удел Брянск и Новгород Северский, где и оставался спокойно до конца Витовтова княжения. Князья Острожский и Пинский, освободившие его из заточения, ясно показывают, что в областях собственно русских между удельными князьями были противники стремлениям Витовта к водворению единодержавия и распространению католичества в Западной Руси*.
   ______________________
   * Длугош. Летописи Соф. и Воскресен. Коцебу - "Свидригайло".
   ______________________
  
   К двадцатым годам XV столетия Витовт достиг вершины своего могущества и своей славы. Его владения раскинулись от Балтийского моря до Черного и от Западного Буга до Оки; влияние же его простиралось и далее на Русь Северную и Восточную. Великий князь Московский в своем завещании поручал его защите и опеке своего юного сына; а по смерти Василия Дмитриевича князья Рязанский и Тверской попали в некоторую зависимость от Витовта. Псков и Новгород в то же время испытали на себе тяжесть Витовтова оружия, и деньгами покупали у него мир. Татары Крымские и Черноморские оказывали почтение и страх перед его именем. О последнем свидетельствует бургундский рыцарь Жильбер де Ланнуа в записках о своем путешествии на восток. В 1421 году, в качестве посланца английского короля Генриха V, Ланнуа посетил владения Витовта. Он нашел великого князя и его супругу в городе Кременце, окруженными многочисленною свитою, в которой находились князья и княгини, бояре и татарские вельможи, а также послы от Пскова и Великого Новгорода. Витовт щедро одарил гостя, снабдил его грамотами и проводниками, так как Ланнуа отправился далее чрез Валахию, Турцию и Византию в Сирию и Египет. Войны и смуты, свирепствовавшие тогда на Балканском полуострове, побудили его из Валахии ехать кругом Черного моря на Кафу, и здесь он имел случай, при столкновении с Татарами, убедиться в том уважении, которым пользовалось между ними имя Витовта.
   Но самую важную сторону Витовтовой политики составляли, конечно, его отношения к Польше. Тесный союз Литвы и Руси с Поляками, скрепленный кровью на Грюнвальдском поле и подтвержденный Городельскою унией, после того ничем не нарушался и служил главною их опорою против внешних неприятелей. Союз этот поддерживался непрерывною взаимною дружбою двоюродных братьев-государей. Владислав-Ягайло под старость обнаруживал особую привязанность к родной Литве и часто посещал ее, подолгу предаваясь здесь любимому своему занятию, т.е. охоте за дикими животными. Братья нередко устраивали съезды, на которых рядом с пирами и удовольствиями происходили обыкновенно их совещания о политических вопросах. Как менее сильный характером, Ягайло в этих вопросах готов был подчиниться энергичному, настойчивому Витовту. Этот последний был бы полным его руководителем, если бы слишком часто не встречал себе противодействия со стороны королевской канцелярии и панов радных, т.е. польских вельмож. Во главе коронной канцелярии стоял Збигнев Олесницкий, епископ Краковский. Еще будучи молодым человеком, на Грюнвальдском поле он находился в свите короля, и тут имел случай спасти его, когда Немцы с отчаянным натиском прорвались до самой королевской свиты и едва не убили Ягайла. С тех пор началось быстрое возвышение Збигнева Олесницкого. Это был даровитый и деятельный представитель национальных польских стремлений там, где дело касалось Польско-Литовской унии. Как руководитель королевской дипломатической канцелярии и как видный член вельможных сеймов, Збигнев постоянно оказывал противодействие тем начинаниям Витовта, которые не согласовывались с чисто польскими интересами.
   Витовт, привыкший, подобно своим предшественникам, самовластно распоряжаться в собственном государстве, с неудовольствием смотрел на действия канцелярии и на возраставшее значение шляхетских сеймов, которые, благодаря слабому характеру Владислава-Ягайла, все более и более ограничивали королевскую власть. Лично Витовт тяготился своими вассальными отношениями к Польской короне: хотя фактически он был самостоятельным государем, но юридически на основании договоров, например Городельского, не мог отрицать этих отношений, и тем более, что польские вельможи при удобных случаях напоминали ему, будто он только наместник их короля. Витовт печалился о будущей судьбе своей родной Литвы. Он не предвидел большого добра от ее унии с таким государством, в котором утверждалось правление вельмож. Эта уния привлекала его тем менее, что Литовско-Русское княжество очевидно должно было занять в ней положение не только второстепенное, но и подчиненное. Он понимал, что Поляки смотрели на Литву и Западную Русь, как на земли ими приобретенные, как на свою добычу. Таким его настроением ловко воспользовались те соседи, для которых соединение Литвы с Польшей было крайне нежелательно; ибо оно давало политический перевес над ними соединенному государству, а некоторым грозило потерею самостоятельности, например, Прусским Немцам. Естественно поэтому, что Тевтонские магистры постоянно старались расстроить унию. Усердным их союзником в этом отношении явился император Германский и король Венгерский Сигизмунд. Он имел притом еще особый интерес: отвлечь Витовта от союза с своими мятежными Чешскими подданными, т.е. Гусситами, которые получали поддержку из Западной Руси и даже предлагали Витовту Чешскую корону. Великий князь пока отклонил их предложение и послал на помощь Чехам одного из внуков Ольгерда, Жигмунда Корибутовича, со значительным отрядом. После того император Сигизмунд деятельно начал поощрять Витовта к тому, чтобы упрочить за его государством полную политическую самостоятельность, и, как на главное средство, указал на приобретение королевского достоинства. Витовт имел уже около 80 лет от роду; он не оставлял после себя мужского потомства; так как оба сына от Анны Смоленской погибли, будучи заложниками у Тевтонских рыцарей, а поздний брак его с третьей женой, Юлианой княжной Ольшанской, был бездетен. Между тем Ягайло, будучи вдовцом, по желанию того же Витовта, вступил в четвертый брак с русскою княжною Софьей, юною племянницей Юлианы Ольшанской; причем Софья отреклась от православия в пользу католицизма (1422). Спустя два года, она родила семидесятишестилетнему королю сына Владислава, а потом произвела на свет другого сына, по имени Казимира. На Брестском сейме 1425 года шляхта и духовенство признали новорожденного Владислава наследником короны Ягайла, за что и получили от него расширение своих льгот.
   Несмотря на свою старость и бездетность, Витовт с жаром ухватился за мысль о королевском венце. С этою целью он устроил в 1429 году съезд государей в волынском городе Луцке, который служил одним из любимых его местопребываний. Сюда приехал король Ягайло, в сопровождении блестящей свиты своих вельмож и со многими духовными особами, во главе которых находились архиепископ Гнезненский Ястрембец и епископ Краковский Збигнев Олесницкий, Сюда прибыли молодой Василий Васильевич Московский, внук Витовта, в сопровождении митрополита Фотия, а также князья Тверской и Рязанский. Тут же находились хан Перекопской Орды, магистры Тевтонский и Ливонский, папский легат, византийский посол. Здесь собрались многие удельные князья Литвы и Западной Руси, подчиненные Витовту. Император Сигизмунд по обыкновению заставил себя ждать: вместо 6-го он прибыл 22-го января, с своею супругою Варварою, со свитою вельмож угорских, чешских и немецких. Ягайло и Витовт с своими боярами и со множеством народа выехали за город к нему навстречу; в числе встречающих были местные епископы Русский, Латинский и Армянский с своим духовенством и хоругвями, а также и еврейские раввины. Император благоговейно поклонился реликвиям, которые держал латинский епископ, а на представителей других религий не обратил внимания. Затем, при звоне колоколов, при звуке труб и литавр, он въехал в город. Говорят, собралось до 15 000 гостей, которые не могли все разместиться в Луцке, а наполнили также окрестные села и деревни.
   Предметы открытых дипломатических совещаний на этом съезде были следующие. Во-первых, Сигизмунд предложил Ягайлу лишить Молдавию самостоятельности и разделить ее между Польшей и Венгрией под тем предлогом, что Молдавский воевода не оказал помощи в войне с Турками. Но этому предложению воспротивились польские паны, так как Молдавский воевода признавал себя вассалом Польши. Во-вторых, император, как глава христианского мира, по поводу Гусситских войн обратил внимание съехавшихся государей и вельмож на церковные распри и нестроения; он приглашал их содействовать взаимному примирению и единению обеих церквей, Западной и Восточной, обещая для этой цели собственной властью настоять на сознании нового вселенского собора. По словам польского хрониста (Длугоша), он позволил себе даже выразить по этому поводу некоторое свободомыслие. Греческая церковь, по его словам, святостью своих догматов не уступает Латинской, а православные священники отличаются от католических только бородою и брачными узами; но первые довольствуются одною женою, тогда как вторые имеют их десяток и более. Такие речи весьма польстили Русскому духовенству, присутствовавшему на съезде; но не понравились Полякам. В-третьих, Сигизмунд приглашал съехавшихся государей предпринять общую борьбу против Турок и оказать деятельную помощь утесненной от них Византийской империи. Но и это предложение Поляки отклонили под разными предлогами.
   По почину того же Сигизмунда, завязались дружеские переговоры с Ягайлом о принятии Витовтом королевского достоинства. Ягайло не противоречил, но и не соглашался сделать какой-либо шаг к тому без соизволения польских панов. А когда этот вопрос был передан на их обсуждение, то возникли оживленные прения, и тут Збигнев Олесницкий в пламенной речи возражал против такого проекта, как явно нарушающего все договоры и клятвы, которыми утверждена уния Литвы с Польшей. Возбужденные Олесницким, паны поступили решительно: чтобы положить предел дальнейшим разговорам о короновании Витовта, они внезапно уехали из Луцка; устрашенный их угрозами, Ягайло последовал за ними, даже не простясь с хозяином. Этот поступок смутил и расстроил съезд. Сигизмунд также вскоре уехал, условившись с Витовтом о новом съезде, на котором во что бы ни стало должно было состояться коронование последнего.
   Разъехались и прочие гости, тоже приглашенные вновь собраться в Вильне на торжество Витовтова коронования. Луцкий съезд продолжался около семи недель и стоил великому князю огромных расходов. Каждую неделю на продовольствие гостей, по словам летописцев, выходило 700 бочек сыченого меду, кроме вин мускатного, мальвазийского и других напитков, 700 яловиц, 700 баранов и вепрей, по 60 зубров, по 100 лосей, кроме разных других мяс и всякой дичи.
   Препятствия только раздражили Витовта, и он упорно стал хлопотать об их устранении; чтобы сломить противодействие польских сенаторов, великий князь прибег к подкупу, и ему действительно удалось набрать между ними значительную партию в пользу своего намерения; только Збигнева Олесницкого он ничем не мог склонить на свою сторону. Напрасно папа Мартин V, принявший сторону Поляков, не только не дал своего согласия на коронование Витовта, но и увещевал его оставить это намерение. Напрасно Ягайло предлагал сложить с себя собственную корону в пользу Витовта; последний не поддавался подобным польским хитростям. С другой стороны и Поляки не хотели слушать уверений, будто его королевское достоинство нисколько не нарушит Польско-Литовской унии. Упорство Витовта, по всей вероятности, кроме Сигизмунда, немало поддерживалось вельможами западно-русскими, которые неодобрительно смотрели на унию с католическою Польшей. Существование этой православной партии, схизматической по понятиям католиков, и сношения Витовта с Гусситами, вероятно, более всего склонили папу на сторону Поляков в данном вопросе.
   В сентябре следующего 1430 года собрался съезд князей в литовской столице, Вильне, приблизительно в том же составе и с тем же блеском, как и Луцкий съезд. По особой усердной просьбе Витовта, Ягайло также прибыл на съезд, опять в сопровождении многих панов и Збигнева Олесницкого. Подкупленная часть панов не противилась намерению Витовта; но Олесницкий оставался непреклонен. Меж тем, уже все было готово для совершения коронации; ожидали только торжественного императорского посольства, которое долженствовало привезти корону и прочие королевские регалии. Но посольство не являлось. Дело в том, что император отправил наперед в Литву одно доверенное лицо с письмами и проектом коронационного церемониала; но это лицо попало в руки Поляков; а из захваченных у него бумаг они узнали весь план действия своих противников. Пользуясь таким открытием, Поляки расставили вооруженные отряды в надлежащих пограничных местах и заслонили императорскому посольству дорогу через Великую Польшу. Не будучи в силах открыть себе путь вооруженною рукою, посольство остановилось в Бранденбургии и стало ожидать дальнейших распоряжений. После напрасного и долгого ожидания коронации, Виленский съезд сам собою начал постепенно разъезжаться. Тяжкое огорчение от этой неудачи разрушительно подействовало на здоровье престарелого Витовта. Он заболел каким-то вередом между плечами (карбункул?) и переехал со своим двором из Вильны в Трокский замок. Спустя две недели, 27 октября 1430 года, знаменитый Витовт скончался. Он был торжественно погребен в Виленском соборе св. Станислава. Сильное впечатление, произведенное на современников смертью грозного и могущественного Литовско-Русского государя, отразилось по обычаю в разных знамениях, которые, по понятиям народа, предвещали эту кончину. Так, по словам летописцев, в тот год в Смоленске явился голый, бесшерстный волк и много пожрал людей, а Трокское озеро в течение семи дней казалось покрытым кровью*. После Гедимина и Ольгерда, Витовт был третьим и последним в ряду главных объединителей Литвы и Западной Руси, вознесший Литовско-Русское государство на высшую степень могущества и величия. Он еще более, чем его предшественники, подвинул вперед собственно внутреннее объединение разных областей этого государства совершенным ослаблением удельной системы. Удельных князей Литовских и Русских он держал в строгом подчинении, нередко перемещал их из одной области в другую; а некоторых Русских князей и совсем устранял от их уделов и заменял своими наместниками и воеводами. Но ослабляя княжеский элемент в Западной Руси и теснее сплачивая ее с католическою Литвой, он тем самым облегчал здесь будущие успехи Польско-Литовской Унии, против которой боролся в последние годы своей жизни. Сам несколько раз переменив исповедание, Витовт естественно отличался веротерпимостью: будучи католиком, он не притеснял православия в своих Русских областях и вообще подчинял вопросы церковные своим политическим видам. Стремясь возвести Литовско-Русское княжество на степень самостоятельного королевства, он как бы предвидел, какие беды впоследствии произойдут из подчиненных отношений этого княжества к Польше с ее католическою нетерпимостью. Но созидание им литовско-русской государственной самостоятельности не могло быть прочно при данных условиях. Во-первых, оно требовало целого преемственного ряда государей, действовавших в том же направлении, а Витовт не оставил по себе прямого престолонаследника, и отсюда должны были возникнуть новые споры и смуты. Во-вторых, переход коренной Литвы из-под влияния православно-русской гражданственности к подчинению гражданственности польско-католической неизбежно вел за собою ее разъединение и раздор с Русскою народностью, т.е. с огромным большинством населения. В-третьих, наконец, Литовско-Русское государство в эту эпоху не имело настоящего, плотного ядра или сосредоточения для своего политического и национального развития и представляло какую-то неорганическую смесь разнообразных народностей и различных классов населения. При существовании сильных притязательных соседей, такие государства обыкновенно недолго сохраняют свою самостоятельность.
   ______________________
   * Летописи Быховца, Даниловича, Длугоша, Стрыйковского. Guillebert de Lannoy et ses vogages. Par I. Lelewel. Poznan. 1844. Это, снабженный польским переводом, отрывок из путешествий Ланнуа, изданных в 1840 г. в Монсе. Русский перевод отрывка, относящегося к Южной Руси, и примечания Бруна к этому путешествию см. в III томе Записок Одес. Общества Ист. и Древ. Письма и грамоты, относящиеся до вопроса о королевском достоинстве, см. в Skarbiec diptomatow etc. T. II. и Codex epist. Vitoldi. Пособия: Нарбут, Крашевский, Шараневич, Каро, новейшие сочинения Антония Прохаски - "Ostatnie lata Witolda" (Warszawa 1882) и Барбашева - "Витовт. Последние двадцать лет княжения" (Спб. 1891).
   ______________________
  
  

Vi. Василий Темный и Русь Восточная

Великокняжеское семейство. - Притязания дяди Юрия. - Его неудачная тяжба с племянником в Золотой Орде. - Боярин Всеволожский. - Золотой пояс. - Междоусобия. - Ослепление Василия Косого. - Кончина Фотия. - Митрополит Исидор и Флорентийская уния. - Хан Улу-Магомет. - Пленение Василия Московского Татарами и большой выкуп. - Вероломный захват и ослепление его. - Димитрий Шемяка великий князь. - Восстановление Василия на престоле. - Судьба Шемяки. - Успехи Московского единодержавия. - Митрополит Иона и окончательное отделение Западнорусской иерархии. - Михаил Тверской и его преемники. - Олег Рязанский и его преемники. - Основание царства Казанского. - Начало Касимовского ханства.

   При Василии Дмитриевиче постепенно сошли в могилу следующие члены великокняжеского семейства, оставившие по себе ту или другую память в истории Москвы. В год вокняжения Василия умерла его тетка Марья, нареченная в инокинях Марфа, мать Владимира Андреевича Храброго. Памятником ее доселе остается Рождественская женская обитель, которую она основала и в которой была погребена (на Посаде или в так называемом Белом городе, по летописи "монастырь у Рождества на рве"). Мать великого князя Евдокия провела последние годы своей жизни ревностной монахиней-подвижницей и также основала свой собственный монастырь, во имя Вознесения, в Кремле. Нареченная в монашестве Евфросиния, она скончалась в 1407 году и погребена в этом Вознесенском монастыре, а не в придворном Спасском, где дотоле погребались московские княгини и княжны. Спустя три года умер и двоюродный дядя Василия Владимир Андреевич Храбрый. Этот верный сподвижник Донского ознаменовал себя также и верным служением своему племяннику Василию; чем немало способствовал водворению на Москве прямого престолонаследия от отца к сыну, а не к брату или старшему в княжем роде. Он оставил после себя пять сыновей, между которыми и разделил свой удел; а супругу Елену Ольгердовну наделил многими селами и угодьями. Все семейство свое он в завещании поручает попечению великого князя. При таком дроблении его удела, естественно, сыновья Владимира Храброго являются покорными слугами великого князя.
   Но прежде нежели окончательно утвердился порядок престолонаследия по прямой нисходящей линии, ему пришлось еще раз подвергнуться испытанию и вступить в решительную борьбу с древнеславянскими понятиями о естественном старшинстве дяди над племянником. Василий Дмитриевич оставлял после себя только одного сына Василия; так как другие сыновья умерли ранее отца, то ему не пришлось делить между ними свои земли, что было благоприятным условием для возникающего единодержавия. Но у Василия I оставались еще четыре брата (Юрий, Андрей, Петр и Константин). Старший из этих четырех братьев, Юрий Звенигородский, еще при жизни великого князя не хотел признать старшинства над собою своего племянника. (Некоторое время ему следовал и младший брат Константин, за что подвергался опале.) Поэтому в духовной своей грамоте Василий Дмитриевич, отказывая великое княжение сыну, поручает его попечительству своего тестя Витовта и других братьев, но не упоминает о Юрии. Василию Васильевичу было только десять лет, когда скончался его отец. Митрополит Фотий немедленно послал в Звенигород звать Юрия в Москву, чтобы присутствовал при вокняжении его юного племянника. Но Юрий, наоборот, решил воспользоваться малолетством последнего для собственных притязаний на великое княжение и поспешил уехать в отдаленный город своего удела, Галич Мерский, чтобы там без помехи собрать силы, и вслед затем начал враждебные действия. Кроме старого обычного порядка наследования, Юрий в своих притязаниях ссылался на духовное завещание своего отца Димитрия Донского, где, между прочим, говорится следующее: "а по грехом отымет Бог сына моего Василия, а кто будет под тем сын мой, ино тому сыну моему княжь Васильев удел". Но, конечно, о переходе удела к следующему сыну здесь сказано на случай ранней или бездетной кончины Василия. Иначе трудно объяснить себе это место завещания, написанного в то время, когда Василий Дмитриевич еще не вступал в брак, а остальные сыновья Донского были очень юны.
   После нескольких нерешительных военных действий, мать великого князя Софья и его другие дядья, посоветовавшись с митрополитом, боярами и даже с его дедом Витовтом, отправили митрополита Фотия в Галич уговаривать Юрия к миру. Узнав о том, Юрий приготовил ему торжественную встречу; чтобы поразить его великим числом своего народа, а следовательно и своей рати, он собрал городскую чернь и крестьян из ближних волостей и выставил их на горе подле города, а сам встретил его с своими детьми и боярами. Митрополит прежде всего вступил в церковь Преображения, стоявшую на Посаде или в нижней части города подле озера, и совершил молебствие. Потом, вышед из церкви, он сказал князю Юрию, указывая на чернь, покрывавшую гору: "Сыну, никогда я не видел столько народа в овечьей шерсти"; чем дал понять, что хитрость князя не удалась и что от крестьянских серьмяг еще далеко до ратных доспехов. Юрий не соглашался на мир, а хотел только перемирия. Разгневанный его отказом, митрополит, не благословив князя, уехал из города. Тогда князь сел на коня, догнал митрополита за озером в селе Пасынкове и едва умолил его воротиться в город, чтобы благословить как княжеское семейство, так и весь народ. После того, если верить летописцу, мор немедленно прекратился; князь с честью отпустил митрополита, а вслед за ним послал в Москву двух бояр, для заключения мира. Юрий обязался не искать собственною силою великого княжения и отдать дело на решение Саранского хана. Но пока никто не спешил ехать в Орду, и самый спор на время затих. Уступчивость Юрия на этот раз объясняется не столько гневом митрополита, сколько опасением могущественного Витовта, который, вероятно, объявил, что не даст в обиду своего внука.
   Между тем, посетившая Россию моровая язва произвела большое опустошение как в Новгородской и Тверской областях, так и в Московской. Во время этой язвы, продолжавшейся более двух лет, умерло несколько членов княжеского семейства, в том числе четыре сына Владимира Андреевича Храброго; потом вскоре сошли в могилу два родных дяди великого князя (Петр и Андрей) и митрополит Фотий. А главное, в 1430 г. скончался Витовт; место его в Литве и Западной Руси заступил Свидригайло бльгердович, свояк и приятель Юрия Дмитриевича Галицкого. Тогда этот последний возобновил свои притязания на великое княжение. После разных переговоров и сборов, летом 1430 года, Василий, помолясь в Успенском соборе и раздав обильную милостыню по всем церквам и монастырям, отправился в Орду. За ним поехал туда же, на ханское судьбище, и Юрий Дмитриевич. Таким образом, ослабевшая зависимость Восточной Руси от Золотой Орды вновь была подкреплена на этот раз братоубийственною враждою самих потомков Димитрия Донского.
   Оба соперника приобрели себе пособников в Золотой Орде. Сторону Василия держал Минбулат, московский дорога (собственно даруга, т.е. татарский чиновник, ведавший сбором дани с Московских областей); он приютил великого князя в своем улусе. А за Юрия стоял влиятельный мурза Ширин-Тягиня, который взял его на зиму в свое крымское кочевье, похваляясь, что непременно доставит ему великое княжение. В числе бояр, сопровождавших Василия, первое место занимал опытный, хитрый Иван Дмитриевич Всеволожский, служивший еще отцу и деду великого князя. Он воспользовался отсутствием Юрия и Тягини и похвальбу этого последнего сумел представить ордынским вельможам в таком виде, что если она исполнится, то, стало быть, царь во всем слушается Тягини и все вельможи находятся у него в подчинении. Уязвленные подобными ядовитыми речами, они, в свою очередь, так настроили хана Улу-Махмета, что он обещал казнить Тягиню, если тот вздумает хоть слово молвить за Юрия. Таким образом, хан уже был предрасположен в пользу Василия. В его расположении, конечно, немалую роль играли и щедро раздававшиеся в Орде московские подарки.
   Весною 1432 года Тягиня воротился с Юрием из Крыма и, предупрежденный о ханской угрозе, не смел ничего говорить против Василия. Улу-Махмет назначил торжественное судилище о великом княжении, собрав в своей ставке ордынских вельмож и обе противные стороны. Тут произошли великие пререкания: Василий опирался на прямое наследование после отца и деда; а Юрий ссылался на обычаи, засвидетельствованные летописцами, и на духовную своего отца Димитрия Донского.
   Тогда выступил боярин Иван Дмитриевич; поклонясь хану и вельможам его, он сказал приблизительно следующее: "Государь, вольный царь. Позволь молвить слово мне, холопу великого князя. Мой государь великий князь Василий ищет стола своего великого княжения, а твоего улуса, по твоему царскому жалованию, и по твоим девтерям (записям) и ярлыкам; а господин князь Юрий Дмитриевич хочет взять великое княжение по мертвой грамоте отца своего, а не по твоей жалованной грамоте вольного царя, по которой государь наш князь великий Василий Дмитриевич дал великое княжение сыну своему Василию; а уже который год он сидит на столе своем, по твоему жалованью, о том, господин, самому тебе ведомо".
   Эта льстивая дипломатическая речь боярина, разумеется, очень понравилась Улу-Махмету, и без того расположенному в пользу Вас олия. Он присудил великое княжение племяннику, и даже, по азиатскому обычаю, велел Василию сесть на коня, а Юрию вести его за повод. Но Василий не захотел бесчестить своего дядю. Так как в это время возникло междоусобие Улу-Махмета с Кучук-Махметом (Большого с Малым), то, опасаясь измены мурзы Тягини, хан, по его просьбе, увеличил удел Юрия городом Дмитровым, который принадлежал умершему незадолго его брату Петру. (Но Василий вскоре потом и этот город взял себе.) В Москву вместе с Василием прибыл ханский посол Мансур-Улан-Царевич, и, по выражению летописи, "садил его на великое княжение у Пречистый у Золотых дверей", т.е. присутствовал при торжественном венчании Василия великим князем. Здесь, по-видимому, мы имеем первое известие о великокняжеском венчании уже не во Владимирском, а в Московском Успенском соборе.
   Присуждая великое княжение племяннику, хан подтверждал в Москве порядок прямого престолонаследия, которое способствовало водворению Московского единодержавия и самодержавия, а тем самым подготовляло свержение Татарского ига. Следовательно, недальновидные ханы действовали против Татарских интересов вообще. Но им в то время часто приходилось бороться уже за свою личную власть и безопасность. Так и теперь, вновь возникшие ордынские смуты и мятежи дали возможность Юрию снова оружием отыскивать великое княжение, не обращая внимания на ханский приговор.
   Главным подстрекателем Юрия при возобновлении междоусобия явился тот самый боярин Всеволожский, который так ловко устроил торжество Василия в Орде.
   Боярин не бескорыстно усердствовал великому князю: он желал выдать за юного Василия свою дочь и взять с него обещание в этом смысле. Такое желание не заключало в себе ничего особого, потому что в то время князья нередко женились на боярских дочерях или выдавали собственных дочерей за бояр. А Всеволожский сам происходил из рода княжеского (Смоленского), и старшая его дочь уже была замужем за одним из сыновей Владимира Храброго (Андреем). Но мать великого князя, гордая Софья Витовтовна, воспротивилась обещанному ее сыном браку, и обручила его с княжной Марьей Ярославной, внучкой Владимира Храброго. Иван Дмитриевич сильно оскорбился; он перешел (или, по выражению того времени, "отъехал") в Галич Мерский, на службу к Юрию, и стал возбуждать этого последнего к отысканию великого стола. Меж тем как Юрий собирался вновь выступить против племянника, в Москве произошло столкновение, которое ускорило открытие враждебных действий. Сыновья Галицкого князя, Василий Косой и Димитрий Шемяка, присутствовали на свадебном пиру у великого князя (1433). На Василии Косом был золотой пояс, осыпанный дорогими каменьями. Вдруг один из старых московских бояр признал этот пояс и сообщил его историю Софье Витовтовне. Оказалось, что он был получен Димитрием Донским от князя Суздальского в приданое за дочерью последнего Евдокией; но тысяцкий Василий Вельяминов во время свадьбы Донского подменил этот пояс иным, менее ценным, а настоящий передал сыну своему Николаю, женатому на другой дочери того же Суздальского князя. Николай Вельяминов (павший на Куликовом поле) в свою очередь дал тот же пояс в приданое за дочерью, которая вышла замуж за Ивана Дмитриевича Всеволожского. Этот последний потом этот пояс также дал в приданое за дочерью князя Андрею, сыну Владимира Храброго; по смерти Андрея он обручил его дочь, а свою внучку, за Василия Косого и передал ему драгоценный пояс. Софья Витовтовна, узнав все эти обстоятельства, тотчас велела снять пояс с гостя. Трудно поверить летописи, чтобы она решилась так жестоко оскорбить его, имея в виду почти семидесятилетнюю давность подмены пояса, если бы таковая и действительно произошла. Вероятно, тут примешались какие-либо иные причины вражды, а пояс послужил только придиркою. Как бы то ни было, Косой и Шемяка тотчас уехали с пира, пылая мщением к великому князю и его матери*.
   ______________________
   * Три духовные грамоты Василия Димитриевича в С. Г. Г. и Д. I. NN 39, 41, 42. Герберштейн (Rerum. Moskov.) сообщает, будто Василий Дмитриевич, подозревая жену свою в неверности, завещал великое княжение не сыну Василию, а брату Юрию. Соловьев (Ист. Рос. IV. прим. 49) основательно заметил, что эта сказка выдумана была людьми, враждебными потомству Василия. Договорные грамоты Василия Васильевича с Юрием Дмитриевичем ibid. NN 43 и 44. Междоусобие, суд в Орде, брак в. князя и случай с поясом см. лет. Воскресен. и Никонов. Тут нельзя не заметить некоторых неточностей. Во-первых, едва ли Всеволожский предлагал Василию свою дочь; если он женился до Куликовской битвы, то ему самому было теперь не менее 70 лет. Может быть, речь шла не о дочери его, а именно о той внучке, которую он после своего отъезда из Москвы обручил за Василия Косого. Во-вторых, в других летописях (Софийская и Архангел.) говорится, что боярин Захарий Иванович Кошкин (предок Романовых) на свадьбе великого князя схватился за пояс Косого, и сказал: "этот пояс пропал у меня, когда крали мою казну".
   ______________________
  
   Захваченный почти врасплох нападением Юрия, великий князь не успел собрать достаточно сил, был разбит и потом попал в плен. Юрий сел на Московском великом княжении. Но за пленного князя явился ходатаем любимый боярин и главный советник Юрия Семен Морозов, или подкупленный стороною Василия, или недовольный возраставшим влиянием Всеволожского. Он уговорил своего князя отдать племяннику в удел город Коломну. Но едва Василий прибыл в этот город, как к нему стали собираться московские бояре и дворяне, отказываясь служить Юрию. Таким образом сильно выступала наружу преданность служилых людей прямому престолонаследию, которое обеспечивало им спокойное пользование землею, имуществом и всеми правами; тогда как князья, с младших уделов переходившие на старший, приводили с собою толпу собственных бояр и дворян, которые неизбежно теснили туземных. Этот оборот дела сильно раздражил помянутых Юрьевичей против виновника его, т.е. против боярина Морозова. Василий Косой и Димитрий Шемяка собственноручно убили отцовского любимца в дворцовых сенях, а затем уехали из Москвы. Тогда и Юрий, видя себя почти всеми оставленным, уехал в Галич. Василий воротился в Москву. По новому договору дядя признал над собою старшинство племянника. Есть известие, что при этом старый боярин Всеволожский жестоко поплатился за свою измену: он был схвачен и ослеплен по приказу Василия, а его села отобраны в казну великокняжескую.
   Так как Василий Косой и Димитрий Шемяка не приступили к договору и продолжали войну, то Юрий скоро нарушил этот договор, вновь соединился с своими сыновьями против племянника, опять изгнал его из Москвы и вторично сел на великом княжении (1434). Но вслед затем он умер скоропостижно. Старший сын его Василий Косой хотел было занять великий стол; но собственные его братья, Димитрий Шемяка и Димитрий Красный, отказались признать его великим князем и добровольно призвали в Москву Василия. Косой однако не оставил своих притязаний и продолжал борьбу. В этом междоусобии видную роль играло беспокойное, воинственное население новгородской колонии Вятки, соседней с Галицким уделом; Галицкие князья пополняли свои полки наемными дружинами Вятчан, которые, при своих одичавших нравах, немало усиливали жестокий характер междоусобной войны. После разных опустошительных нападений Косого на северные великокняжие волости, Бежецкий Верх, Вологду, Устюг и пр., он встретился с великим князем в Ростовской области (при селе Скоротине). Видя превосходные силы противника, Косой вздумал прибегнуть к вероломству и заключил с ним перемирие до следующего утра. Едва Василий, в надежде на перемирие, распустил свои полки для сбора продовольствия, как Косой двинулся на стан великого князя. Василий не растерялся: он немедленно послал гонцов во все стороны, а сам схватил военную трубу и начал трубить. Быстро собрались его полки и одержали решительную победу. В этой битве отличился перешедший на московскую службу из Литовско-Русского княжества воевода Иван Баба, потомок князей Друцких. Летопись говорит, что он "изрядил по литовски" свой полк, вооруженный копьями. Василий Косой был взят в плен и отвезен в Москву (1436). Вслед затем союзники его Вятчане совершили отчаянный поступок. Великокняжеский наместник в Ярославле, князь Брюхатый, стоял с войском под этим городом на берегу Волги, при впадении в нее Которосли. Несколько десятков Вятчан однажды ночью подплыли к стану и на заре прокрались в самую палатку воеводы, пользуясь утренним туманом; они схватили князя Брюхатого, его жену и бросились влодки. Произошла тревога; разбойники, подняв топоры над головами пленников, остановили преследование и успели достичь другого берега. Затем похитители взяли 400 рублей выкупа за князя и княгиню, но удержали их в плену и отвели в Вятку. За такое вероломство поплатился Василий Косой: великий князь велел его ослепить*.
   ______________________
   * Собр. Г. Г. и Д. I. NN 49 - 60. Акты Историч. I. N 40. Акты Археограф. Эксп. I. N 29. Лет. Воскресен., Софийская и Никонов. Об ослеплении боярина Всеволожского говорит Тверская лет. А эпизод о князе Брюхатом рассказан в Арханг. лет. Карамз. к т. V прим. 281.
   ______________________
  
   Эта жестокость в свою очередь вызвала подобное же возмездие с противной стороны. Но пока московское междоусобие затихло на некоторое время, уступив место другим событиям.
   В 1431 году скончался митрополит Фотий. По примеру своего предшественника Киприана, перед смертью он написал к русской пастве прощальную грамоту, в которой вспоминает о разных превратностях своей жизни и скорбях, претерпенных им, говорит о благоустроенных и умноженных им церковных имуществах, которые просит великого князя и великую княгиню соблюсти, и преподает свое благословение Русским князьям с боярами и со всем народом. Преемником его на митрополии явился Иона. Этот последний был родом из Северной Руси, именно из Солигалицкого края, и свое иноческое поприще проходил в московском Симонове монастыре. Житие его повествует, что митрополит Фотий, посетив однажды этот монастырь, в пекарне его увидел спавшего глубоким сном Иону, который в то время исполнял наложенное на него послушание и трудился над печением хлебов. Митрополит не велел будить хлебопека и предсказал братии будущее его возвышение. Потом сам Фотий возвел Иону в сан епископа Рязанского и Муромского. В этой епархии еще значительная часть Финского населения коснела в язычестве; Иона ревностно заботился об ее обращении, и ему удалось окрестить многие селения Мордвы, Муромы и Мещеры. Великий князь Московский пожелал видеть его на митрополичьей кафедре по смерти Фотия. Оставалось только отправить Иону в Царьград на поставление. Наступившее затем междоусобие дяди с племянником надолго помешало этому поставлению. Пользуясь московским междоусобием, в Литовской Руси выбрали своего митрополита, именно смоленского епископа Герасима, который в Царьграде был поставлен на митрополию Руси Западной и Восточной. Но этот митрополит вскоре подвергся весьма трагической кончине: за тайные сношения с своим соперником Сигизмундом князь Свидригайло схватил Герасима, и велел его сжечь (1435). Тогда Василий Васильевич, с согласия великого князя Литовского, отправил Иону в Царьград на поставление. Но когда он прибыл туда, император Иоанн Палеолог и патриарх Иосиф уже успели возвести на Русскую митрополию некоего грека, по имени Исидора.
   Император Иоанн VI известен своими деятельными сношениями с Римской курией по вопросу о соединении церквей: со всех сторон теснимый Турками, он искал спасения в церковной унии, надеясь через посредство папы получить помощь от Западной Европы. Вопрос этот обсуждался на известном Базельском соборе, куда Иоанн VI (в 1434 году) прислал трех уполномоченных, которые и заключили здесь предварительные условия для соединения Греческой церкви с Латинскою. Одним из этих уполномоченных и наиболее усердным к делу соединения был Исидор, игумен цареградского монастыря св. Димитрия. Желая и Русский народ увлечь за собою в церковную унию с Римом, император и патриарх поставили на Киевскую митрополию именно этого Исидора, который и прибыл в Москву в сопровождении епископа Ионы и его свиты. Великий князь был недоволен таким оборотом дела; но, ничего не зная о цареградских видах, принял нового митрополита, потому что не хотел производить разрыва с константинопольским патриархом и уважал императора Иоанна как свойственника (женатого на сестре Василия Анне, впрочем, тогда уже умершей). К еще большему неудовольствию Василия Васильевича, не успел Исидор торжественно водвориться на своруй архипастырской кафедре, как начал проситься в Италию на собор латинского и греческого духовенства, который имел притязание быть восьмым вселенским собором и который собрался теперь в Ферраре, чтобы окончить дело соединения церквей (1437 г.). Очень неохотно великий князь согласился отпустить митрополита на этот собор; причем взял с него обещание в чистоте сохранить древнее православие. Исидор отправился с большою свитой, среди которой находились епископ суздальский Авраамий, архимандрит Вассиан, суздальский иеромонах Симеон (описавший потом это путешествие) и приближенный к Исидору монах Григорий. В Твери князь Борис Александрович с великими почестями принимал митрополита и его свиту, к которой присоединил и своих послов, с боярином Фомой Михайловичем во главе. В Новгороде и Пскове его принимали также торжественно и в честь его устраивали пиры. Большой почет оказывали ему и в Ливонских городах, особенно в Юрьеве и Риге. Но тут уже начались некоторые уклонения в поведении митрополита: когда навстречу ему из Юрьева вышли со крестами Немцы и Русские обитатели города, Исидор прежде подошел и приложился к латинскому кресту, потом к православному, а затем вместе с Немцами отправился в их храм, чем произвел большое недоумение в своей свите. В Риге посольство пробыло несколько недель; после чего морем поплыло в Любек, а оттуда через Германию и Альпы достигло Феррары. Сюда же прибыл византийский император Иоанн Палеолог с своим братом Димитрием, константинопольским патриархом Иосифом, с митрополитами, епископами, игумнами и многими вельможами. В апреле 1438 года открылись торжественные заседания собора под председательством папы Евгения IV. Несколько месяцев спустя, вследствие моровой язвы и других неудобств, собор переехал из Феррары на ту сторону Аппенин в город Флоренцию, которая тогда была временной резиденцией папы Евгения. Среди греческих членов собора боролись два течения или две партии: одна стремилась к унии с Римом, в надежде получить помощь против Турок; а другая не хотела жертвовать церковными интересами ради мирских целей и признать главенство папы, filiogue, чистилище, опресноки и т.д. Душой этой последней был Марк, митрополит Эфесский. Но во главе первой, более многочисленной, находились сам император и патриарх; а красноречивым представителем этой партии на соборных заседаниях явился ученый никейский митрополит Виссарион; связанный с ним давнею приязнию, Исидор всецело примкнул к партии, стоявшей за унию, и немало содействовал ее временному успеху. В июле 1439 года в флорентийском соборном храме совершено было торжественное провозглашение унии; причем один из кардиналов прочел латинский текст буллы, заключавший определение собора, а Виссарион греческий ее перевод. В числе подписавшихся двадцати митрополитов находится имя Исидора. Только немногие из Греков, с Марком Эфесским во главе, отказались подписать эту буллу. Евгений IV назначил Исидора папским легатом для Ливонии, Западной и Восточной России. С этим титулом Исидор в октябре покинул Флоренцию, и через Венецию, Венгрию и Польшу прибыл в Западную Россию. Здесь первым его делом было обнародование акта Флорентийской унии, которое, по-видимому, не встретило немедленного противодействия, может быть, по своей неожиданности и естественному недоумению. Не то было в Москве.
   Латинский крест с распятием и три серебряные палицы, которые несли перед митрополитом при его же въезде в столицу, не мало смутили народ. На богослужении в Успенском соборе он помянул папу прежде вселенских патриархов; а по окончании службы приказал торжественно с амвона прочесть грамоту о соединении церквей: в ней говорилось, что Дух Святой исходит от Отца и Сына, что опресноки могут также превратиться в Тело Христово как и квасной хлеб, что усопших ожидает чистилище и пр. Все эти нововведения, составлявшие, по русским понятиям, главные заблуждения Латинской ереси, произвели большой соблазн в духовенстве и народе. Великий князь назвал Исидора не пастырем и учителем, а волком; велел свести его с митрополичьего стола и заключить в Чудове монастыре; после чего собрал епископов, чтобы обсудить его преступление (1440 г.) Но Исидор не стал дожидаться решения своей участи: так как, очевидно, его стерегли не особенно строго, то вместе с своим учеником, монахом Григорием, он бежал сначала в Тверь, откуда пробрался в Литву; а потом отправился в Рим. Василий Васильевич не послал за ним погони и, по-видимому, был доволен такою простою развязкой дела.
   В самом Константинополе, как известно, Флорентийская уния встретила такое неудовольствие среди населения, возбужденного преимущественно монахами, что император и патриарх не решились пока на торжественное провозглашение этой унии в Софийском соборе. Новопоставленный патриарх Григорий Мамма, ревностный приверженец унии, принужден был покинуть свою кафедру. Он удалился в Рим, где и жил на папском иждивении. События подтвердили всю тщету надежд на обещанный папою Крестовый поход против Турок. Возбужденный им, польско-угорский король Владислав Ягайлович отважно двинулся на Балканский полуостров; но при Варне он пал, и христианское войско потерпело полное поражение от Мурада II (1444). Остаток Византийской империи после того не мог уже получить никакой серьезной помощи от Запада. Меж тем любопытна судьба Исидора. По прибытии в Рим он был принят Евгением IV с распростертыми объятиями и возведен в сан кардинала, подобно своему другу Виссариону; причем продолжал именовать себя русским митрополитом. После Евгения IV Исидор пользовался также расположением его преемника Николая V, продолжал служить едва ли не главным посредником между Римскою курией и Византией, получил в свое ведение епископию Сабинскую в Италии и кафедральный храм в генуэзской части Константинополя, т.е. в Галате. Во время турецкой осады Исидор принял деятельное участие в обороне Царьграда, привел из Италии снаряженный им самим небольшой военный отряд и начальствовал даже частью приморской стены. При взятии города он однако сумел спастись бегством в Италию (1453 г.) Он жил после того еще десять лет. По смерти Григория Маммы, папа назначил кардинала Исидора ему преемником, т.е. патриархом Константинопольским, но, конечно, только титулярным.
   Теперь уже не было более препятствий для утверждения в сане нареченного на митрополию епископа Рязанского Ионы. Великий князь отправил к Царьградскому патриарху грамоту с изложением Исидоровых ересей и с просьбою о разрешении собору русских епископов поставить нового митрополита. Но пришло известие (по-видимому, от афонских старцев), что сами император и патриарх приступили к унии с латинством. Поэтому московское посольство было возвращено с дороги. Нареченному митрополиту Ионе после бегства Исидора пришлось еще целые восемь лет ожидать своего поставления. А, между тем, все эти церковные замешательства и неимение настоящего архипастыря на Руси имели значительное влияние на политические события того времени. Отсутствие высшей церковной власти, обыкновенно действовавшей в примирительном духе, немало содействовало широкому развитию московского междоусобия и жестокостям, его сопровождавшим*.
   ______________________
   * Летописи Соф., Воскр., Никон., Степей, кн., Акты Историч. 1. NN 39, 41, 47, 262. Некоторые грамоты перепечатаны в Историч. Библиот. VI. NN 61 и 62. Послание Афонских старцев в Россию об изменнике Исидоре и впадении греческого царя в "латинскую прелесть" и ответ великого князя Василия, см. Летоп. Занятий Археогр. Комиссии, вып. III, прилож. стр. 29 - 34. Пособия на русском языке: "История Флорентийского собора". Свящ. Смирнов. Спб. 1805. "История Флорентийского собора". М. 1845. Делекторского "Флорентийская уния и вопрос о соединении церквей древней Руси". (Странник. 1893. Сентябрь-Ноябрь). Любопытно издание отца Пирлинга La Russie et le Saint-Siege. Paris. 1896. Первая глава: Les Russes au Concile de Florence. Кроме печатных трудов, о. Пирлинг пользовался многими итальянскими архивами, особенно Ватиканским, а также некоторыми в других странах. Судя по ссылке его на сообщение Миланези в одном Флорент. историч. журнале, 1857 г., в числе лиц, подписавших декрет об унии, находится и русский епископ Авраамий (стр. 42).
   ______________________
  
   Около того времени случилось следующее событие, повлекшее за собою возобновление этого междоусобия.
   Осенью 1438 года в Русских пределах появился с толпою Татарин хан Улу-Магомет, изгнанный из Золотой Орды своим соперником Кучук-Магометом. Улу-Магомет захватил город Белев, лежавший тогда на пограничье Литовских владений с Московскими и, по-видимому, надеялся воротить себе престол с помощью Василия, обязанного ему великим княжением. Но Василий Васильевич, желая избавить свои земли от грабежей Магометовых Татар или не желая ссориться с его счастливым соперником, обладателем Сарайского престола, послал на Улу-Магомета своих воевод, с которыми соединились и его двоюродные братья Юрьевичи, Димитрий Шемяка и Димитрий Красный. Они осадили Татар в Белеве. Напрасно хан просил мира, обещал стеречь Русскую землю от других Татар и никогда не требовать с нее дани. Русские воеводы не согласились ни на какие условия. Но вместе с ними под Белевым стоял мценский воевода Григорий Протасьевич, по-видимому, присланный великим князем Литовским на помощь Москвитянам. Этот Протасьевич изменил своим союзникам, передался на сторону хана, и помог ему нанести сильное поражение московским полкам. После того Улу-Магомет удалился на северо-восток и остановился около Нижнего Новгорода. Здесь вокруг него собралось много Татар, и хан стал делать нашествия на русские области; однажды он несколько дней держал в осаде самую Москву.
   Весною 1445 года к великому князю пришла весть, что Улу-Магомет послал на него двух своих сыновей, Махмутека и Ягуна. Василий Васильевич лично выступил для отражения Татар, призвав к себе на помощь некоторых удельных князей; они'пришли наскоро с малым числом ратников. 6 июля Русские расположили свои станы на берегу речки Каменки, возле города Суздаля. В тот же день произошла тревога; князья облеклись в доспехи, подняли знамена и вышли в поле; но тревога оказалась ложною. Возвратясь в стан, великий князь весело поужинал в своей палатке с князьями и боярами и бражничал с ними до глубокой ночи. На следующее утро в среду, 7 июля, он встал, когда уже взошло солнце, и велел служить заутреню. После заутрени Василий хотел опять лечь и соснуть; вдруг пришла весть, что Татары уже переходят вброд речку Перл. Василий тотчас разослал слуг по всем станам; а сам облекся в доспехи и, распустив знамена, выступил с князьями в поле. Но всех воинов оказалось у них только полторы тысячи. Некоторые князья еще не успели с ним соединиться; какой-то находившийся в его службе татарский царевич Бердидат, шедший к нему на помощь, на ту пору заночевал в соседнем городе Юрьеве; а князь Димитрий Шемяка ни сам не пришел, ни полка своего не прислал.
   Встреча с неприятелем произошла возле Евфимиева монастыря. Татары были многочисленнее Русских; по словам летописи, число их простиралось до 3500. Русские мужественно ударили на врагов, и после короткой сечи обратили их в бегство. Но во время преследования наши рассеялись в беспорядке, а частью принялись грабить павших неприятелей. Этим моментом воспользовались Татары и употребили свою обычную тактику; внезапно они повернули коней и дружно напали на Русских со всех сторон. Последние не устояли и в свою очередь обратились в бегство. Многие бояре и некоторые князья захвачены в плен; в числе их находился сам великий князь; он мужественно отбивался от врагов, но получил многие раны и ушибы; только благодаря крепкому шлему и панцирю, раны его оказались не опасны. Вообще Василий Васильевич воинскою отвагою напоминал своего знаменитого деда Димитрия Донского; подобно древним русским князьям, он любил собственноручно рубиться с неприятелем на челе своей дружины; но, очевидно, ему не доставало той трезвой предусмотрительности и того предводительского таланта, которыми был одарен его дед. Димитрий Иванович в тридцать лет выиграл у Татар великую Куликовскую битву, а Василий Васильевич в этом возрасте сам попал в руки Татар после незначительной схватки. Впрочем, та же Куликовская победа, как известно, породила у Русских излишнюю самоуверенность и даже пренебрежение к Татарам. Татарские царевичи сняли с великого князя кресты-тельники и отослали в Москву к его жене и матери, а его самого отвели к своему отцу в Нижний Новгород; но прежде того успели попленить и пограбить области Владимира и Мурома.
   Плач и рыдания поднялись в Москве, когда пришло туда известие о плене великого князя. Переполох увеличился опасением внезапного нашествия Татар; окрестные жители искали убежища внутри стен. К довершению смятения страшный пожар опустошил столицу; после чего семейство великого князя со многими боярами уехало в Ростов. Тогда чернь стала укреплять ворота и готовить город к осаде, причем била и грабила зажиточных граждан, которые хотели бежать из города. Но Татары не явились, и смятение мало-помалу утихло. К тому же, и плен великого князя продолжался недолго.
   Из Нижнего Новгорода Улу-Махмет с своею ордою и пленниками ушел далее на восток, в город курмыш на Суре, т.е. на самый край Московских владений. Отсюда он послал мурзу Бегича к Димитрию Шемяке, вероятно, с лестными предложениями. Шемяка весьма обрадовался несчастию Василия, и в свою очередь отправил к хану посла с просьбою не отпускать пленника. Но случилось недоразумение. Не получая долго ответа от Шемяки, хан счел его своим врагом, склонился на мольбы великого князя и отпустил его из плена, обязав клятвою заплатить огромный выкуп. Вместе с Василием, осенью того же 1445 года, приехали в Москву некоторые ордынские князья и мурзы с толпою Татар для получения означенного выкупа; часть их, впрочем, осталась в России в качестве московских подручников. Надобно заметить, что Василий, пользуясь ордынскими раздорами и соперничеством, старался привлекать к себе царевичей и мурз, принимал их в свою службу и раздавал на их содержание: целые волости, т.е. передавал им право собирать в свою пользу доходы с этих волостей. Такие подручные татарские князья обязывались при первом требовании являться с своими отрядами на помощь великокняжеским полкам даже и против собственных соплеменников. Многим Русским людям, однако, не нравилась такая раздача христианских городов и сел в управление ненавистных варваров. А когда великий князь наложил тяжкие подати, чтобы собрать сумму, нужную для выкупа, то неудовольствие в народе усилилось и проникло в самую столицу. Этими обстоятельствами поспешил воспользоваться Димитрий Шемяка, не перестававший мечтать о великом княжении. Галицкий князь склонил на свою сторону другого двоюродного Василиева брата, Ивана Андреевича Можайского. Последний храбро дрался в Суздальском бою, был ранен, сбит с коня, но успел пересесть на другого и ускакать. Он, по-видимому, был недоволен своим малым уделом, и надеялся разделить с Шемякой великокняжеские области. Князья эти вошли в тайные сношения с Московскими недовольными, в числе которых были многие бояре и гости, и даже монахи. Во главе крамольников стал боярин Иван Старков.
   Шемяка и Можайский съехались в Рузе и отсюда ежедневно пересылались с крамольными Москвичами, умышляя против великого князя. Недолго пришлось им ждать удобного случая для открытого действия. Ничего не подозревая, Василий выехал на богомолье в Троицкую Лавру с двумя малолетними сыновьями, Иваном и Юрием, в сопровождении небольшого числа бояр и слуг. Это было в феврале 1446 г. Московские заговорщики немедленно дали знать о том обоим князьям в Рузу. Князья, не теряя времени, поспешили к столице и захватили ее ночью врасплох, конечно, с помощью своих соумышленников, которые отворили им городские ворота. Мать великого князя Софья и супруга Марья были взяты в плен; казна великокняжеская разграблена; верные бояре также схвачены и ограблены; грабежу подверглись и многие зажиточные граждане. В ту же ночь, с 12 на 13 февраля, Шемяка отрядил Ивана Можайского в Троицкую Лавру, чтобы захватить самого Василия. Великий князь слушал обедню, когда к нему прискакал рязанец Бунко с известием о приближении врагов. Бунко прежде служил великому князю, а незадолго до того отъехал от него к Димитрию Шемяке. Василий не поверил ему, заподозрив (нередкий в те времена) умысел поссорить его с двоюродными братьями, с которыми недавно заключил клятвенный договор. Он велел даже прогнать Бунка из монастыря; впрочем, на всякий случай выслал сторожей на Радонежскую гору. Ратники Ивана Можайского усмотрели этих сторожей издалека и сообщили о них своему князю. Он велел изготовить целый обоз из саней, в которые поместили по два вооруженных человека, закрыв их рогожами и полостями; а за каждыми санями шел третий человек, как бы за возом. Беспечная стража пропустила мимо себя передние возы; вдруг обоз остановился; выскочили ратные люди, и, окружив сторожей, всех их забрали. Глубокий снег, лежавший по сторонам проторенной дороги, помешал кому-нибудь из них убежать и дать знать в монастырь. Только когда всадники Можайского скакали с горы к ближайшему селу Клементьеву, их увидали из монастыря, и там произошло страшное смятение. Великий князь бросился на конюшню, но тут не было приготовлено ни одного коня; все старцы оторопели и впали в уныние. Есть впрочем известие, что Троицкие монахи, по крайней мере, некоторые, держали тогда сторону противников Василия. Он поспешил назад и думал найти убежище в каменном храме св. Троицы. Пономарь запер за ним церковные двери, а сам ушел и где-то спрятался.
   По словам летописи, передовые всадники, как "свирепые волки", ворвались в монастырь и подскакали к Троицкому храму; начальник их, боярин Никита Константинович, вскочил на коне на лестницу к самым церковным дверям; но, слезая с коня, упал и больно ушибся о камень. Потом подъехал Иван Можайский с главным отрядом и начал спрашивать: "где великий князь?" Услыхав его голос, Василий сам отпер ему южные двери, и, взяв в руки икону с гроба св. Сергия, начал молить его о пощаде своего зрения, обещая постричься в том же Троицком монастыре. (Стало быть, враги уже прежде грозили ему ослеплением). Он напомнил брату, как над гробом Святого они вместе целовали крест и эту самую икону и клялись не мыслить никакого лиха друг на друга. Князь Иван в смущении отвечал, что никакого лиха он не замышляет, а что все это делается ради Татар, пришедших в Москву: видя Василия в беде, они уменьшат его выкуп и тем облегчат народ. Поставив икону на место, Василий упал у гроба Сергия, рыдая и обливаясь слезами. Иван вышел из церкви, сказав боярину Никите: "возьми его". Когда Василий приподнялся с пола, Никита взял его за плечи со словами: "пойман еси великим князем Димитрием Юрьевичем". "Воля Божия да будет!" - смиренно отвечал пленник. Его посадили в простые сани вместе с одним монахом и отвезли в Москву; бывших с ним бояр схватили, а прочих слуг ограбили.
   Второпях враги забыли о двух маленьких сыновьях Василия, Иване и Юрии, которые успели спрятаться; а когда те уехали из монастыря, мальчики с оставшимися при них людьми убежали к князю Ивану Ряполовскому в его село Боярково, находившееся под Юрьевым. Взяв обоих княжичей, Ряполовский с братьями, Семеном и Дмитрием, и со всеми своими людьми ушел в Муром и заперся в этом городе, где около него собралась значительная дружина.
   14 февраля великого князя привезли в Москву и посадили на Шемякином дворе. Спустя три дня враги ослепили его, причем выставили ему следующие вины: "Зачем привел татар на Русскую землю и надавал им города и волости в кормление? Татар и речь их любишь без меры, а христиан томишь без милости; злато, серебро и имение раздаешь Татарам. Зачем ослепил князя Василия Юрьевича?" После того Василия с его супругою послали на заточение в город Углече Поле, а мать Софью в Чухлому. Сам Шемяка сел в Москве на великом княжении. Но ему, так же, как отцу его Юрию, недолго пришлось сидеть на нем. И его попытка только вновь воочию показала, что прямой порядок престолонаследия уже пустил глубокие корни в Московской Руси.
   Во-первых, не признали Димитрия князья Ряполовские (потомки князей Северских), запершиеся в Муроме с детьми Василия. Не признал его также свояк последнего, т.е. брат его жены князь Василий Ярославич Серпуховской; он с князем Семеном Оболенским, в сопровождении своей дружины, ушел в Западную Россию к Польско-Литовскому королю Казимиру, который дал ему в удел города Дебрянск, Гомий, Стародуб, Мстиславль и некоторые другие. В Москве Димитрию Шемяке присягнули бояре и дети боярские, но не все. Федор Басенок, отказавшийся дать присягу, был заключен в оковы, но успел убежать в Коломну, и там, подговорив многих служилых людей, ушел с ними в Западную Русь к Василию Ярославичу. В самой Москве скоро обнаружились ропот и негодование на Шемяку. Может быть, его галицкие бояре и дворяне своими захватами восстановили против него московское служилое сословие; может быть, народ страдал от их неправых судов, вследствие чего сложилось предание о "Шемякине суде". Население не могло быть довольно и тем, что Шемяка начал дробить Московскую землю, собранную великими трудами предшествовавших князей; так, Суздальское княжение он отдал было своему союзнику Ивану Можайскому. Как бы то ни было, Шемяка почувствовал свою непрочность и прежде всего постарался получить в свои руки сыновей Василия. По его просьбе владыка Рязанский, нареченный митрополит Иона, отправился в Муром и уговорил Ряполовских отдать ему княжичей, которых принял в Муромском соборном храме Рождества Богородицы "из пелены у Пречистыя на свою епитрахиль"; причем именем Димитрия обещал свободу слепому Василию. Шемяка наградил Иону тем, что велел ему сесть на митрополичьем дворе; но Василия не только не освободил, а еще и детей его вместе с ним заключил в Углич.
   Тогда поднялось большое движение по Московской земле. Некоторые бояре и многие боярские дети стали сговариваться, как бы освободить пленного Василия, Во главе этого движения стали князья Ряполовские и Иван Стрига Оболенский (потомок Михаила Черниговского). Уговорились с разных сторон, разными отрядами, в известный день сойтись всем под Угличем, овладеть городом и освободить пленника. Часть людей действительно явилась сюда в назначенное время; но Ряполовских задержало войско, высланное на них Шемякою. Они побили это войско, а потом вместе со Стригою Оболенским ушли в Литву к Василию Ярославичу, и стали побуждать его к общему походу на выручку великого князя. Видя, что московские служилые люди все более и более покидают его, Шемяка послушался, наконец, увещаний владыки Ионы, который не переставал сетовать на то, что сделался орудием его обмана, взяв Васильевых детей из Мурома. "Что тебе может сделать слепец? - говорил епископ. - А дети его еще малы; укрепи его крестным целованием и нашею братией владыками". Димитрий Шемяка отправился в Углич с игумнами, боярами, епископами и выпустил из заточения Василия, прося у него прощения. Слепец показал при этом великое смирение, сам обвинял себя и говорил, что пострадал за собственные грехи. Шемяка укрепился с ним новым клятвенным договором, после чего задал большой пир в знак примирения, а затем отпустил Василия с семьей на житье в дальний город Вологду.
   Едва Василий Васильевич очутился на свободе, как роли немедленно переменились, и новые клятвы вновь преданы забвению. Из Вологды Василий под предлогом богомолья, отправился в Кириллов Белозерский монастырь. Сюда собрались к нему многие бояре и дети боярские, покинувшие Димитрия Шемяку и Ивана Можайского. Игумен этого монастыря Трифон разрешил Василия от "проклятых" (т.е. клятвенных) грамот, которые тот дал Шемяке, и грех клятвопреступления взял на себя. Отсюда Василий уже не вернулся в Вологду, а отправился в Тверь. Князь Тверской Борис Александрович вступил с Василием в союз против Шемяки; причем обручил свою дочь Марью за старшего Васильева сына Ивана.
   Меж тем Василий Ярославич, князья Ряполовские, Оболенские и Федор Басенок забрали всех своих людей и шли из Литвы в Московскую землю на освобождение Василия, не зная того, что он уже на свободе. На дороге они получили известие о случившемся. В одном месте им повстречался татарский отряд; завязалась перестрелка. - "Кто вы такие?" - спросили Татары. - "Москвичи, - отвечали им, - а идем с князем Василием Ярославичем искать своего государя великого князя Василия Васильевича". - "Да мы, - отозвались Татары, - с двумя царевичами Касимом и Ягупом, братьями Махмутека, также пошли искать великого князя за его к нам добро и хлеб; слышали мы, что братья учинили над ним злодеяние". Тогда оба отряда соединились и вместе двинулись на помощь к Василию. Димитрий Шемяка и Иван Можайский с своею ратью стояли у Волока Дамского, заслонив Василию путь из Твери в Москву. Василий отрядил туда боярина Плещеева с небольшою дружиною; так что боярин незаметно прошел неприятельскую рать и внезапно явился под Москвою, в самую заутреню на Рождество Христово. Случилось так, что княгиня Юлиания, вдова одного из сыновей Владимира Храброго, поехала с Посада к заутрене в Успенский собор и для нее отворили Никольские ворота. В эти отворенные воррта въехал Плещеев с своим отрядом и захватил Кремль. Наместник Шемяки, галицкий боярин Федор, был на ту пору у заутрени в Успенском соборе, но ему удалось бежать; наместник Ивана Можайского, прозванием Чешиха, также поскакал из города; но истопник великой княгини, прозванием Ратопча, схватил его и воротил назад. Бояре и слуги князей Галицкого и Можайского были перевязаны и по обычаю ограблены; Москвичи вновь приведены к присяге на верность великому князю Василию, и воеводы его принялись укреплять столицу на случай осады (1447).
   Видя, что с одной стороны с Тверской ратью идет сам Василий, а из Литвы приближается его свояк Василий Ярославич, и столица уже взята, Шемяка и князь Можайский ушли в Каргополь. Отсюда они, по просьбе великого князя, отпустили из плена его мать Софью, которую отправили в сопровождении боярина Михаила Сабурова и нескольких боярских детей. Любопытно, что Сабуров и его товарищи не воротились к Шемяке, а остались служить великому князю.
   Шемяка и Можайский попросили мира, который и получили. Но беспокойный Галицкий князь не исполнил заключенных с ним условий, и, владея в Москве жребием своего отца, т.е. частью города, пользовался тем, чтобы посредством своих московских тиунов подговорить граждан против великого князя. Получив в свои руки несомненные улики такого вероломства, Василий отдал это дело на рассмотрение духовных особ. Тогда от лица всего русского духовенства написано было Шемяке укорительное послание, под которым подписались пять владык: Ростовский, Суздальский, Рязанский (Иона), Коломенский и Пермский. Послание вспоминает грех отца Шемяки Юрия, потом переходит к поступкам самого Шемяки, сравнивает его с Каином и Святополком; упрекает его в измене, разбойничьем нападении на великого князя и ослеплении последнего, и оправдывает покровительство Василия Татарам вероломством самого Галицкого князя, который не помогал великому князю в его борьбе с Ордою. В заключение послание убеждало Шемяку исполнить мирный договор; в противном случае отлучало его от церкви и предавало проклятию.
   Угрожаемый не одним проклятием, но и полками великого князя, Шемяка вновь подтвердил присягою мирный договор. Но вскоре опять изменил ему и возобновил междоусобие. Оно длилось еще несколько лет. Наконец рать великого князя, предводимая одним из князей Оболенских, пришла под самый Галич, который Шемяка сильно укрепил и вооружил пушками; а пешую рать свою он выставил на горе вне городских стен. После упорной сечи Шемяка был разбит и бежал в Новгород. Галич потом сдался самому Василию, и граждане присягнули на верность великому князю (1450). Сражение под Галичем было последнею значительною битвою княжеских междоусобий на Руси. После того Шемяка делал еще несколько попыток, ходил на Устюг и Вологду; но все ограничивалось только бессмысленным разорением русских областей. Наконец, в Москве сочли нужным прибегнуть к подкупу приближенных Шемяке лиц, чтобы отделаться от упрямого и беспокойного врага. Говорят, что умер он в Новгороде, поевши курицы, отравленной собственным его поваром (1453). С вестью о его смерти из Новгорода прискакал в Москву подьячий Василий Беда, за что и был пожалован в дьяки*.
   ______________________
   * Летописи: Софийская, Воскресенская, Никоновская, Тверская и Архангельская. Исчисление разных вин, сказанное Василию при его ослеплении. В Новогород. Четвертой. Послание духовенства к Шемяке см. в Акт. Истор. I. N 40. Об отправлении Шемяки в житии Пафнутия Боровского (Макар. Минеи). По Львов, лет. отравивший Шемяку был его боярин и любимец Иван Котов. Относящиеся к этой эпохе междукняжеские договорные грамоты см. в С. Г. Гр. и Д. I. NN 61 - 81, 84, 85.
   ______________________
  
   Так окончилось это продолжительное, почти двадцатилетнее междоусобие, единственное в потомстве Калиты. Оно дорого стоило Московскому населению и на время отсрочило окончательное свержение Татарского ига; оно имело и свои важные последствия в смысле развивавшегося единодержавия. Это междоусобие наглядно показало, какие глубокие корни пустил прямой порядок престолонаследия от отца к сыну вместо древних родовых счетов о старшинстве. Он доставлял стране более спокойствия и избавлял ее от бесконечных междукняжеских распрей. Поэтому все сословия явно стали на его сторону и помогли его победе. Вместе с победою этого порядка неизбежно усиливались единодержавие и самодержавие великого князя Московского; так что и самые междоусобия княжеские на будущее время сделались мало возможны.
   При жизни Димитрия Шемяки Василий Темный заметно щадил других удельных князей, которые могли бы соединиться с его соперником. Но когда не стало последнего крупного бойца за отжившие княжеские притязания, Василий обнаружил неумолимую строгость против всяких крамольных покушений и без пощады отнимал уделы. Так, его двоюродный брат Иван Андреевич Можайский, несколько раз изменявший великому князю и даже пытавшийся вмешать Казимира Литовского в Московские междоусобия, вскоре по смерти Шемяки был изгнан из Можайска и удалился в Литву, а его удел присоединен к великому княжению. Даже заслуженный подручник и свояк великого князя, Василий Ярославич Серпуховской, потом за какую-то крамолу был схвачен и умер в заточении. Сын этого князя (Иван) ушел туда же, куда бежали сын Шемяки (тоже Иван) и изгнанный князь Можайский, т.е. во владения великого князя Литовского. Там изгнанники мечтали о возвращении своих наследственных областей и составляли бесплодные планы против Московского государя. Под конец Васильева княжения уничтожились почти все. Московские уделы, существовавшие в потгмстве Калиты; оставался пока только один Верейский, которого князь (Михаил Андреевич, родной брат Ивана Можайского) был всегда верным подручником Василия и не подавал ни малейшего повода к опале. С какою суровостью Темный преследовал теперь всякую политическую крамолу в Московском княжестве, видно из следующего примера. Незадолго до его смерти открыт был заговор детей боярских, находившихся прежде в службе Василия Ярославича: они сговорились нечаянно явиться под Угличем, освободить содержащегося там в заточении их бывшего князя и бежать с ним за Московские пределы. Василий наказал их очень строго: их били кнутом, отсекали руки и ноги, отрезали носы, а некоторым отрубили головы.
   Уничтожая уделы в Московском княжестве, Василий успел подвинуть далее влияние Москвы на соседние княжества, Тверское и Рязанское. Кроме того, он предпринял большой поход на Новгород и утвердил его зависимость от Москвы. При нем московские воеводы покорили Вятку, это гнездо беспокойной и хищной вольницы.
   В развитии Московского единодержавия и самодержавия самым видным сотрудником Василия Темного явился митрополит Иона, достойный последователь своих знаменитых предшественников XIV века, т.е. св. Петра и Алексея.
   Когда Василий Темный утвердился окончательно на великокняжеском престоле, он решился возвести Иону на митрополию посредством собора русских епископов, ибо обращаться за этим в Царьград было затруднительно. Бежавший из Москвы в Рим Исидор, получив здесь достоинство кардинала, не только продолжал именовать себя русским митрополитом, но и был признаваем в этом сане самим Царьградом, т.е. императором и патриархом. По призыву великого князя, в Москву собрались епископы Северо-Восточной Руси - Ростовский, Суздальский, Коломенский и Пермский; а владыки Новгородский и Тверской прислали грамоты с изъявлением своего согласия на поставление Ионы. Совещания епископов, архимандритов, игумнов и прочего духовенства происходили в Архангельском соборе. Обратились к правилам апостолов и древних церковных соборов, вспомнили примеры Илариона и Климента, и наконец 5 декабря 1448 года, во время торжественной литургии, возложили на Иону митрополичий омофор и дали ему в руки великий митрополичий посох. Так был поставлен в Москве первый чисто русский митрополит независимо от Византии. Однако на Руси понимали всю важность этого шага и всеми способами старались доказать его законность. Иона написал окружное послание к своей пастве, еще особое послание в Киев, потом неоднократные послания в Западную Русь: в своих грамотах он оправдывал свое поставление настоятельными нуждами Русской церкви. Старания эти были далеко не лишние: ибо и в самой Москве встречались видные духовные лица, которые неодобрительно отнеслись к нарушению исконных преданий. Так, игумен Пафнутий Боровский не велел в своей обители называть Иону митрополитом и не хотел исполнять его распоряжений. Услыхав о том, Иона пожаловался великому князю; вызвал Пафнутия к себе, собственноручно наказал его своим жезлом за непочтительные слова и заключил в оковы. Только посидев довольно времени в темнице, Пафнутий смирился, покаялся и, получив благословение, был отпущен в свой монастырь.
   Когда в Москву пришла весть, что на византийском престоле вместо Иоанна Палеолога, поборника Флорентийской унии, сел брат его Константин (1449), то великий князь велел приготовить ему приветственную грамоту, в которой излагался весь ход дела как Исидора, так и Ионы, и испрашивалось последнему благословение великой Цареградской церкви, относительно которой Русская церковь навсегда сохраняет единение и повиновение. Но сношения с Константинополем в те времена сделались очень затруднительны как по опасностям от Татар и всяких разбойничьих шаек, свирепствовавших по дорогам к Черному морю, так и по смутам в самой Византийской империи, которая находилась, так сказать, при последнем издыхании. Наконец, пришла весть о взятии Константинополя Турками и гибели Константина Палеолога (29 мая 1458 г.). Это печальное для православного Востока событие способствовало почти полному освобождению Русской церкви от цареградской зависимости. И прежде из Византии нередко приезжали духовные лица в Россию для сбора пожертвований в пользу бедствующей Греческой церкви, теснимой Турками, а теперь эти приезды участились. Нуждаясь постоянно в материальных пособиях со стороны Москвы, греческие патриархи или молчанием, или прямым согласием подтверждали то самостоятельное, независимое положение, в которое стала теперь Московская митрополия.
   Если Иона был усердным сторонником Василия Васильевича в его борьбе с соперниками, еще нося звание нареченного митрополита, то, возведенный на первосвятительную кафедру, он воспользовался всею силою своей духовной власти, чтобы поддержать объединительные и самовластные стремления великого князя Московского. Так, в помянутом окружном послании к своей пастве, когда еще длилась борьба с Шемякою, он с особою настойчивостью увещевает всех быть верными, послушными своему "государю" великому князю; жестоко порицает Шемяку за его клятвопреступления и за пролитие христианской крови, и грозит церковным отлучением тем, кто не покорится и не побьет челом своему государю. Потом он писал послание в Новгород и Вятку, стараясь отвлечь их от союза с Шемякой. Точно так же митрополит вооружался на главного союзника Шемяки, т.е. на Ивана Андреевича Можайского, и, когда тот бежал в Литву, писал о его преступлениях против своего брата "государя" великого князя к Смоленскому епископу; этим письмом Иона давал понять, что надобно всячески отклонять литовские власти от оказания какой-либо помощи Ивану Можайскому против Москвы*.
   ______________________
   * О поставлении Ионы на митрополию Летописи Соф., Никон., Степен. кн., Акты Истор. I. N 262 и 263. Окружное поел. Ионы о своем поставлении с порицанием Шемяки, ibid. N 43. Его послания в Киев, Литву, Смоленск, Новгород, Вятку и пр., ibid. NN 45, 47, 53, 56, 62, 63, 66, 261, 272, 273. Карпова "Св. Иона, последний митрополит Киевский и всея Руси" (Очерки из ист. Рос. Церк. иерархии. Чт. Об. и др. 1864. Кн. 4).
   ______________________
  
   Уже во время Киевского периода русские митрополиты, верные преданиям Византийской церкви, не пытались стать в какие-либо независимые отношения к светской власти, даже во время очевидного упадка этой последней; еще менее были бы уместны такие попытки в Москве, при ее твердой государственной политике. Напротив, в эпоху Московского объединения Северо-Восточной Руси высшая духовная власть естественно сделалась главным его пособником, ибо вместе с политическим единством упрочивалось и единство церковное. Куда простиралось влияние великого князя Московского, там неоспоримо признавался и духовный авторитет Московского митрополита; чем богаче и сильнее становился Московский государь, тем более возвышался в моральном и материальном отношениях высший Московский иерарх. Мы видим, что сами митрополиты из Греков были усердными сторонниками Москвы в деле объединения Руси; тем более усердными поборниками этого дела являлись митрополиты из Русских людей, у которых скорбело сердце, смотря на бедствия Руси, вызываемые ее дроблением, и на ее угнетение от мусульманских варваров. Петр, Алексей, Иона были не только замечательные церковные иерархи, но и великие русские патриоты.
   Тесные связи митрополичьего престола с престолом великокняжеским и с объединительными стремлениями Москвы неизбежно вызывали разлад между московской митрополией и великими князьями Литовскими, как политическими соперниками Московских, особенно после окатоличения первых. Отсюда мы видели ряд попыток получить отдельного митрополита для Западной России. И наконец во время Ионы, несмотря на все его старания сохранить церковное единство, совершилось окончательное иерархическое разделение Русской церкви на две половины: на Киевскую митрополию был поставлен Григорий, ученик бывшего русского митрополита Исидора (1458). Это событие сильно огорчило престарелого Иону. Тщетно он писал послания к западнорусским епископам, а также к князьям, боярам и всему западнорусскому народу и увещевал их крепко стоять за православие и не принимать к себе Григория, на которого собор епископов, созданный в Москве Ионою, произнес отлучение от церкви. Спустя три года после того, Иона скончался посреди забот и огорчений, причиненных этим разделением. Преемник его, архиепископ Ростовский Феодосии, был, по его примеру, поставлен собором севернорусских епископов. Таким образом этот новый обычай поставления навсегда утвердился в Москве.
   В следующем 1462 году 27 марта за Ионою последовал в могилу и сам великий князь Василий, не достигши еще и пятидесятилетнего возраста. Его смерть была, по-видимому, следствием неудачного лечения. Захворавши, он вообразил, что у него сухотная болезнь; а обычное в то время лечение этой болезни состояло в том, что прижигали горящим трутом разные части тела. Но происшедшие от того раны начали гнить, и повели за собою смертельный исход болезни великого князя.
   Вообще во вторую половину своего княжения Василий II или Темный является уже не тем подвижным, довольно простосердечным и даже несколько легкомысленным юношей, каким мы его видели прежде. Не столько годы, сколько тяжелый опыт, постигшие его превратности судьбы и особенно насильственная потеря зрения развили в нем значительную политическую ловкость, соединенную с суровостью и упорством в достижении своих целей. Эти последние качества являются, впрочем, как бы наследственными в ряду московских собирателей Руси. Но, верный старым княжеским обычаям раздела, Темный уничтожил уделы в Московской земле как бы для того единственно, чтобы вновь разделить ее между своими сыновьями, которых осталось после него пять: Иван, Юрий, Андрей Большой, Борис и Андрей Меньшой. Очевидно, в его время у Московских князей все еще не было ясного понятия об их земле как о едином нераздельном государстве. Понятие это вырабатывалось не единоличными взглядами, а, так сказать, временем, совокупностью всех обстоятельств, одним словом - историей. В духовном же завещании Василия Темного оно выразилось сравнительно с предшествующими завещаниями дальнейшим шагом в материальном преобладании старшего сына над младшими. Иван Васильевич вместе с титулом великого князя получил и все важнейшие города, а именно: треть Москвы, Владимир, Суздаль, Переяславль, Коломну, Нижний, Галич, Устюг, Кострому и проч. Его братьям назначено по нескольку городов и волостей второстепенного значения; например, Юрию Дмитров, Можайск и Серпухов, Андрею Большому Углич, Бежецкий Верх и Звенигород, Борису Волок Ламский, Ржев и Руза, Андрею Меньшому Вологда и Заозерье. Их матери великой княгине Марье Ярославне отказаны доходы с Ростова и многие села. Но важно то, что все уделы братьев, сложенные вместе, далеко не равнялись части их старшего брата и великого князя. А если возьмем в расчет существовавшую тогда крепость семейного быта, обычай повиноваться старшему брату, как отцу, значительно укрепившееся великокняжеское самовластие, все более укоренявшуюся в населении привычку смотреть на Москву, как на свою руководительницу, а на ее князя, как на своего государя, то убедимся, что раздел, произведенный Темным, не представлял большой опасности дальнейшему развитию государственного единства*.
   ______________________
   * О поставлении Феодосия Акты Истор. I. N 69. О болезни и кончине Темного лет. Соф., Воскр., Никон. Духовная его в С. Г. Г. и Д. I. N 86 - 87. Ее писал дьяк Василий Беда - тот, который привез известие о смерти Шемяки. В этой духовной Василий Темный "приказывает" жену и сыновей своему "брату" королю Польскому и вел. князю Литовскому Казимиру по их договорным грамотам. Но это "приказывание", очевидно, тут простая любезность соседу.
   ______________________
  
   Василий Темный сосредоточил в своих руках почти все Московские уделы и значительно подвинул вперед дело объединения Северо-Восточной Руси, окончание которого досталось на долю его ближайшим преемникам. При его смерти эта Русь заключила в себе, кроме великого княжества Московского, еще четыре самостоятельные земли, именно: две вечевые общины, Новгород и Псков, и два особых княжества, Тверское и Рязанское. О вечевых общинах будем говорить особо, а теперь бросим взгляд на судьбы Твери и Рязани во времена двух московских Василиев.
   Знаменитый противник Димитрия Донского, великий князь Тверской Михаил Александрович, после примирения с Дмитрием (в 1375 г.), княжил еще целых 24 года, в течение которых Тверская земля пользовалась внешним и внутренним миром. Нам известны только два обстоятельства, которые слегка нарушили этот мир. После Тохтамышева погрома Михаил вздумал было воспользоваться разорением Москвы и отправился в Орду вновь хлопотать об ярлыке на великое княжение Владимирское. Но эта попытка не имела успеха. Димитрий, как известно, отправил туда же своего старшего сына Василия, и Тохтамыш склонился на сторону Москвы. Не видно, впрочем, чтобы такая попытка вызвала какие-либо враждебные действия между Тверью и Москвою. По смерти Димитрия Донского Михаил жил в мире и дружбе как с Василием Дмитриевичем Московским, так и с Витовтом Литовским. Второе обстоятельство, нарушившее спокойствие Тверичей, была ссора их великого князя с Тверским епископом Евфимием Висленем. Неизвестно, из-за чего она возникла, но можно полагать, что поводом послужили притязания епископа на расширение церковного суда, т.е. на умножение своих доходов. В этом столкновении духовной власти с княжескою Евфимий показал упорный, неуступчивый характер. Князь однако не решил прибегнуть к насилию, а обратился к высшему церковному авторитету, т.е. к духовному собору. По его просьбе митрополит Киприан с несколькими епископами прибыл в Тверь и, собрав здесь местное духовенство, судил Евфимия по "правилам свв. Апостол и свв. Отец". Евфимий был отставлен от епископства и послан на житье в Московский Чудов монастырь, а на его место митрополит поставил в Твери своего протодьякона Арсения, родом Тверитянина (1390 г.).
   По словам летописей, Михаил много занимался внутренним устройством своей земли и был строг в исполнении правосудия, так что в его время будто бы "истребились разбойники, тати, ябедники, корчемники, мытари и злые торговые тамги, всякое насилование и грабление". Вообще эти отзывы о его внутренней деятельности повторяют почти те же черты, какими изображалось княжение Ивана Калиты. Уважение к нему современников и ближайшего потомства выразилось и в особом летописном сказании о кончине этого князя.
   Летом 1399 года в Тверь воротились Михайловы послы, два года тому назад отправленные им в Константинополь с милостынею для храма св. Софии. С ними прибыл и один архимандрит, которого патриарх прислал с благословением для князя Михаила, с иконою Страшного суда, мощами святых, честным миром и с своею грамотою. Князь в это время сильно хворал. Узнав о приближении послов с цареградскими святынями, он решил немедленно сложить с себя мирскую власть и принять иноческий сан. Когда на следующее утро по обыкновению в его терем собрались сыновья, служебные князья, бояре и прочие люди, участвовавшие в его думе или правительственном совете, он никого к себе не принял, а позвал епископа Арсения. Князь объявил епископу о своем намерении постричься, но запретил пока о сем говорить, чтобы супруга и дети не вздумали отклонить его от этого намерения. Однако слух о том скоро распространился по городу и произвел смущение; но никто не осмеливался что-либо сказать самому князю, потому что все знали его строгий, пылкий нрав и боялись его. Меж тем епископ, в сопровождении духовенства и народа, торжественно с зажженными свечами и кадильницами встретил святую икону и прочие дары патриарха. Сам князь встал с ложа и помолился иконе на своем дворе у церкви ев. Михаила. После молебствия он устроил пир для духовенства, нищих и убогих; много роздал им от своего имения; сам подавал им чашу с вином, и говорил: "простите меня и благословите". По окончании пира он простился с детьми, боярами и слугами и заповедал сыновьям слушать старшего брата. Затем отправился с иконою в соборный храм св. Спаса и там поставил ее в алтарь на правой стороне. Вышед на паперть, князь поклонился столпившемуся у храма народу, простился с ним и объявил, что оставляет ему на свое место старшего сына Ивана. Отсюда он уже не вернулся в свой терем, а пошел в находившийся подле соборной церкви монастырь св. Афанасия, где и был пострижен епископом Арсением и наречен Матфеем. Спустя несколько времени князь-инок, чувствуя приближение кончины, созвал тверских игумнов, роздал им серебро на сорокоусты и приказал в своем присутствии записать свое имя в поминанья. Михаил скончался 16 августа, 66 лет от роду.
   Отправляясь в монастырь, он разделил Тверское княжество между сыновьями: второй сын Василий получил Кашин, третий, Федор, - Микулин, а старший Иван - все остальные земли с великим Тверским столом. Кроме Кашинского и Микулинского уделов, в Тверской земле существовали еще другие, более мелкие уделы, принадлежащие боковым линиям (Холмский, Дорогобужский и пр.). В этой земле повторялся почти тот же ход истории: старший сын или великий князь получил столько, что был сильнее всех удельных князей вместе взятых; он также стремился совершенно подчинить их своей воле и даже просто отнимал у них уделы. Следовательно, в Твери, хотя и не в такой степени как в Москве, но очевидно существовало то же стремление к водворению едино- и самодержавия. Но удельные Тверские князья находят поддержку в Москве, куда удаляются в случае притеснений от старшего князя, и Москва нередко берет их сторону; ибо в ее интересах мешать усилению этого князя. Так, преемник Михаила Иван Михайлович несколько раз оружием смирял непослушных ему князей, родного брата Василия Кашинского и двоюродного Юрия Холмского. Несмотря однако на то, что эти князья находили убежище в Москве и даже получали помощь от Татар, оба они были изгнаны из Тверской земли.
   Княжение Ивана Михайловича представляет образчик обычной тверской политики и в другом отношении. Это была политика постоянного колебания между союзом Московским и Литовским, между Витовтом и Василием Дмитриевичем; видно также старание по возможности жить в мире и дружбе с тем и другим сильным соседом, как это свойственно слабейшему владетелю. Однако в этом колебании все-таки история ясно очерчивает московское преобладание, т.е. более заметно тяготение к Москве, чем к Литве. Иван Михайлович был женат на сестре Витовта и первое время находился с ним в дружбе. Но по смерти своей супруги, после окончательного захвата Витовтом Смоленска, когда возникла открытая борьба между Витовтом и Василием, Тверской князь стал на сторону Московского и помогал ему войском. Иван Михайлович был покорным данником Золотой Орды, когда во главе ее стоял Эдигей; однако во время его нашествия на Русь, как известно, Тверской князь не исполнил ханского требования прислать свои пушки и людей для осады Москвы и с дороги воротился назад, за что Татары опустошили часть Тверского княжества, именно Клинскую волость. Далее, великие князья Тверские, чтобы иметь в Москве сторонников и ходатаев, иногда вступают в родственные связи с влиятельнейшими из московских бояр; так, Михаил Александрович женил одного из своих сыновей (Федора) на дочери главного советника Василия Дмитриевича - Федора Андреевича Кошки; а Иван Михайлович точно также своего младшего сына (Юрия) женил на дочери известного боярина Ивана Дмитриевича Всеволожского. Впрочем, после примирения Василия Дмитриевича с Витовтом Иван Михайлович снова является в союз с последним, и даже посылал ему свое войско на помощь против Тевтонских рыцарей.
   Иван Михайлович Тверской скончался в один год с Василием Дмитриевичем Московским. После короткого промежутка в том же 1425 году на Тверском столе утвердился его внук Борис Александрович. Его княжение точно так же представляло колебание Твери между Москвою и Литвой. Сначала Борис является союзником и даже подручником Витовту и преемнику последнего Свидригайлу. Во время наступившего затем междоусобия Василия Васильевича Московского с дядею и двоюродными братьями Тверской князь держит себя нейтрально: Василий и соперники его в случае неудачи находят иногда убежище в Твери. Но когда Московское княжество явно потянуло на сторону Василия Темного, то Борис Александрович, как мы видели, принял его после бегства из Вологды, обручил за его сына Ивана свою дочь Марию, дал ему свое войско на помощь против Шемяки и Ивана Можайского, хотя сам был женат на сестре последнего, Анастасии. На походе из Твери в Москву Василия задержала осада Углича; Тверской князь прислал свои пушки, и город сдался. Утвердясь в Москве, Василий вознаградил Бориса уступкою ему города Ржева, издавна спорного между Москвою, Тверью и Литвой. Вопреки междукняжескому договору, жители Ржева отказались сдать свой город Тверскому князю - любопытный пример тех пограничных волостей, население которых явно тянуло к Москве, предпочитая входить в состав наиболее сильного княжества, где внутренний порядок и внешняя оборона представлялись более обеспеченными и куда, вероятно, привлекали также выгоды торговые и промышленные. Борис должен был лично предпринять осаду Ржева и три недели громил его стены пушками; после чего город сдался. Помянутая выше просьба Эдигея о присылке пушек из Твери, а также действие их под Угличем и Ржевом заставляют предположить, что Тверские князья имели у себя значительную артиллерию уже в те времена, когда огнестрельные орудия только еще заводились в европейских государствах.
   Борис Александрович после того заключил союзные договоры и с Казимиром Литовским, и с Василием Темным; договоры эти опять показывают его колебание между Москвою и Литвой, и опять с явным перевесом в пользу первой. Да иначе не могло и быть: географическим положением, единоплеменностью и единоверием Тверь была теснее связана с Москвою. Митрополит Иона называл Тверского князя таким же своим духовным сыном, как и Московского, и посредством подчиненного себе местного духовенства влиял на политические отношения Тверского княжения. Борис умер в 1461 году, оставив своим преемником малолетнего сына Михаила, рожденного от второго брака (с Анастасией)*.
   ______________________
   * Летописи Соф., Воскресен., Никонов., Тверская. Сказание о кончине Михаила Тверского см. П. С. Р. Л. IV, прибавление, а более подробное в Никон. Договорные грамоты Бориса с Казимиром в Актах Зап. Рос. I. NN 50, 51, а с Василием Темным в С. Г. Г. и Д. I. NN 76, 77. Борзаковского - История Тверского княжества.
   ______________________
  
   Замечательную аналогию с отношениями Тверского княжества к Москве в XIV и XV вв. представляет история княжества Рязанского. Современник Димитрия Ивановича Московского и Михаила Александровича Тверского, Олег Иванович, великий князь Рязанский, также успел соединить в своих руках почти все части древней Рязанской земли и держал в повиновении ее удельных князей; не только Пронский князь, но и Муромский, находившийся под сильным давлением Москвы, был подручником Олега. Он также подчинил себе на западе соседних князей Елецких и Козельских (потомков Михаила Черниговского). А на востоке, в области Мокши и Цны, он увеличил свои владения, приобретя куплей или оружием разные земли у Мещеры, Мордвы и Татар. На обширную строительную деятельность Олега указывают имена многих городов, которые являются в договорных грамотах с конца XIV века и о которых до того времени не было слышно. Самое живое воспоминание о нем встречается в древнем Переяславле Рязанском и его окрестностях (ныне губерн. город Рязань). Этот город, украшенный постройками храмов, княжеских, епископских и боярских палат, при нем окончательно сделался столицею княжества вместо древней или Старой Рязани, разоренной во время Батыева нашествия. Народное предание указывает здесь на бывший Олегов терем, возвышавшийся внутри города, или кремля на крутом берегу окского рукава Трубежа (ныне каменный архиерейский дом). Тут же на княжем дворе воздвигнуты были два придворных храма, Успенский и Архангельский; из них первый послужил усыпальницею для преемников Олега. Местопребывание же рязанских епископов утвердилось не во внутреннем городе или кремле, а на главном посаде или так наз. "Остроге", который, одною стороною примыкая к городу, вытянулся по тому же крутому берегу Трубежа и, подобно городу, был окружен валами и деревянными стенами. Здесь находился кафедральный Борисоглебский собор, а подле него двор Рязанского владыки.
   Укрепляя городами границы свой земли на северо-западе, Рязанский великий князь не мог с таким же успехом обезопасить ее юго-восточные пределы, которые терялись в степях, расстилавшихся по ту и по другую сторону верхнего Дона, постоянно подверженных татарским опустошениям и потому представлявших дикие пустынные пространства. Недостаток естественных границ и укреплений с этой стороны он старался восполнить отрядами сторожевых ратников, расставленными по разным степным притонам. После Тохтамышева нашествия Олег, подобно Димитрию Донскому, снова начал платить выходы в Золотую Орду. Но подчиненные отношения к ее властителям не мешали ему при случае вступить в бой с татарскими хищниками, производившими частые набеги на Рязанские украйны, и иногда наносить им жестокие поражения.
   Любопытную, хотя и отрывочную, картину Рязанского княжества во времена Олега сообщает нам следующее место из записок о путешествии митрополита Пимена в Царьград 1389 года:
   "В Светлое Воскресенье мы поехали (из Коломны) к Рязани по реке Оке. У Перевитска приветствовал нас епископ Рязанский Еремей Гречин; а когда мы приблизились к городу Переяславлю, то выехали к нам сыновья великого князя Олега Ивановича Рязанского; потом встретил нас великий князь с детьми и боярами; а возле города ожидали со крестами (духовенство и народ). Отслужив молебен в соборном храме, митрополит отправился к великому князю на пир. Князь и епископ Еремей угощали нас очень часто. Когда же мы отправились отсюда, сам Олег, его дети и бояре проводили нас с великой честью и любовью.
   Поцеловавшись на прощанье, мы поехали далее, а он возвратился в город, отпустив с нами довольно значительную дружину и боярина Станислава, которому велел проводить нас до реки Дона с большим бережением от разбоев.
   Из Переяславля Рязанского мы выехали в Фомино воскресенье; за нами везли на колесах три струга и один насад. В четверг мы достигли реки Дона и спустили на него суда. На второй день пришли к (урочищу) Кир Михайловым, - так называется одно место, на котором прежде был город. Здесь простились с нами епископы, архимандриты, игумны, священники, иноки и бояре великого князя Рязанского, и воротились восвояси. Мы же в день святых Мироносиц с митрополитом Пименом, Михаилом епископом Смоленским, Сергием Спасским архимандритом, с протопопами, дьяконами, иноками и слугами сели на суда и поплыли вниз по реке Дону.
   Путешествие это было печально и уныло; повсюду совершенная пустыня; не видно ни городов, ни сел; там, где прежде были красивые и цветущие города, теперь только пустыня и безлюдные места. Нигде не видно человека; только дикие животные: козы, лоси, волки, лисицы, выдры, медведи, бобры, и птицы: орлы, гуси, лебеди, журавли и пр. во множестве встречаются в этой пустыне.
   На второй день речного плавания миновали две реки, Мечу и Сосну; в третий прошли Острую Луку, в четвертый Кривой Бор, в шестой достигли устья Воронежа. На следующее утро, в день св. чуд. Николая пришел к нам князь Юрий Елецкий с своими боярами и большою свитою: Олег Иванович Рязанский послал к нему вестника; он же исполнил его приказание, оказал нам великую честь и очень нас обрадовал. Оттуда приплыли к Тихой Сосне; здесь увидали белые каменные столбы, которые стоят рядом и очень красиво подобно небольшим стогам возвышаются над рекою Сосною. Потом миновали реки Червленый Яр, Битюг и Хопер" и т.д.
   Память и уважение, которые до позднейшего времени сохранялись в рязанском населении относительно Олега Ивановича, красноречиво говорят о его заслугах своему краю. Он принадлежит к тем историческим личностям, которые отражают на себе важнейшие черты известной эпохи или известной народности. В лице этого князя ярко обозначились главные стороны рязанского характера: жесткий, упрямый нрав и беспокойная энергия - качества, которые у Олега смягчались несомненною гибкостью ума и стремлениями, не лишенными некоторой величавости. Кроме местного, рязанского характера на Олеге ясно отразились и современные ему великокняжеские стремления к собиранию волостей. Видя, как два главные центра притягивают к себе соседние волости, он хочет уничтожить эту силу тяготения в собственной земле и стремится создать на берегах Оки третье средоточие, около которого могли бы собраться юго-восточные области. Но последующие события подтвердили известную истину, что отдельная, хотя бы и сильная личность не может построить что-либо крепкое, живучее там, где не достает твердой исторической почвы. Впрочем, нельзя сказать, чтобы дело Олега кончилось вместе с его жизнью и не оставило заметных следов в истории. Он настолько оживил и укрепил дух самостоятельности в Рязанском княжестве, что оно просуществовало после него более столетия и пережило все великие уделы.
   Мы видели, что деятельное участие Олега в судьбе своего зятя Юрия Святославича Смоленского привело его к ожесточенной войне с Витовтом. Рязанское войско, предводимое сыном Олега Родославом, понесло тяжкое поражение под Любутском, и сам Родослав попался в плен. Престарелый Олег только несколькими днями пережил это поражение (1402 г.) Еще прежде того князь принял иноческое звание с именем Ионы, а перед смертью он посхимился. Олег погребен в Покровском Солотченском монастыре, который был основан им самим верстах в 15 от стольного города на левом берегу Оки, при впадении в нее Солотчи, посреди зеленых рощ.
   После Любутского поражения некоторые Северские князья, зависимые от Олега, сделались подручниками Витовта. Вместе со смертью Олега рушилось и единение Рязанских уделов. В Муроме водворились наместники великого князя Московского, а Пронск возобновил свое старое соперничество с Рязанью. Тогда Рязань, подобно Твери, должна была примкнуть к тому или другому сильному соседу. И тут мы видим то же колебание между Москвою и Литвой. Старший сын и преемник Олега, Феодор, женатый на Софье, дочери Димитрия Донского, сначала признал себя подручником, или, как выражались грамоты, младшим братом своего шурина Василия Дмитриевича Московского, и только с его помощью отстоял свой наследственный стол от притязаний Пронского князя (Ивана Владимировича). Но по смерти Федора Ольговича (около 1427 года), сын и преемник его Иван Федорович в малолетство великого князя Московского Василия II, судя по договорным грамотам, признал себя не только подручником, но и слугою Витовта. По смерти этого последнего, во время наступивших в Литве смут, Рязань освободилась от Литовской зависимости. В то же время возникшее в Москве междоусобие Василия II с дядею Юрием и его сыновьями, казалось, давало Рязанскому князю возможность воротить себе независимость и с другой стороны. Однако этого не случилось. И Рязань и Пронск, в качестве подручников, примыкают то к Василию, то к Юрию, смотря по тому, кто владел Москвою. Впрочем, незаметно, чтобы Рязанцы принимали деятельное участие в этом междоусобии. Когда же Василий Темный окончательно утвердился на Московском столе, то он укрепил Ивана Федоровича новым договором (1447 г.). Любопытно, что по этому договору Рязанский князь признает Василия своим старшим братом, Ивана Андреевича Можайского равным, а Михаила Андреевича Верейского и Василия Ярославича Боровского младшими. Зависимость от Москвы, главным образом, выражалась обязательством подавать военную помощь и вообще относительно соседей действовать по думе с великим князем Московским.
   Подчинение Москве Иван Федорович выразил весьма наглядно тем, что при смерти своей (1456) он завещал Василию Темному на соблюдение Рязанское княжество вместе с восьмилетним сыном Василием, конечно, по малолетству этого последнего. Великий князь взял мальчика на воспитание к себе в Москву, а в Рязанские города и волости послал своих наместников.
   Хотя некоторое колебание Рязани между Литовскою и Московскою зависимостью напоминает Тверь, но с тою разницею, что здесь еще сильнее обнаружилось преобладание Московского тяготения над Литовским. Кроме общих причин, единоплеменности, единоверия и влияния митрополитов, такому преобладанию способствовали также постоянные столкновения в Северском крае на западных Рязанских границах, мало определенных и нередко менявшихся; эти столкновения питали сильные неудовольствия между Рязанью и Литвой. Была и еще одна важная черта отличия между Тверью и Рязанью, - это разные отношения к Татарам, обусловленные неодинаковым географическим положением того и другого княжества. Между тем как Тверское княжество имело сравнительно небольшой объем, лежало довольно глубоко на север, со всех сторон было окружено русскими областями, и со второй половины XIV века почти не знало татарских разорений, Рязанская земля на своих обширных юго-восточных пределах была совершенно открыта нападениям степных кочевников. Дань, платимая Рязанскими князьями в Орду, не мешала этим кочевникам время от времени совершать губительные набеги на их землю, жечь, грабить и выводить из нее толпы пленников. Из целого ряда таких нападений, приводимых летописями, остановим внимание на следующем.
   В 1444 году пришел на Рязань ордынский царевич Мустафа с татарскою ратью, пограбил волости и села и, остановившись в степи, послал сказать Рязанцам, что они могут выкупить у него пленников. Те действительно их выкупили. Вскоре Мустафа опять пришел в Рязань, но уже с миром и с намерением провести в ней зиму, потому что в степи оставаться было невозможно; осенью она вся погорела пожаром; зима настала самая жестокая, с глубокими снегами и сильными вьюгами; лошади татарские попадали от бескормицы, а всадники мерзли от холода. Мустафа, неизвестно почему, был впущен в Переяславль Рязанский без сопротивления; Татары его расположились отчасти в городе, отчасти в окрестностях. Когда узнали о том в Москве, Василий Темный послал на Мустафу воевод Василия Оболенского и Андрея Федоровича Голтяева с своею дружиною, к которой присоединился отряд Мордвы на лыжах. Рязанцы выслали царевича из Переяславля, и он, кое-как укрепившись на берегу Листани, верстах в десяти от города, приготовился к отчаянной обороне. Нападение произведено было с двух сторон: с одной - московская пехота, вооруженная ослопами, топорами и рогатинами; с другой - Мордва и Рязанские казаки на лыжах с копьями, рогатинами и саблями. Сопротивление, оказанное Татарами, достойно было лучших времен их славы. Цепенея от холода, лишенные возможности бросать свои меткие стрелы, они защищались рукопашным боем, резались крепко и не сдавались в плен; наконец, подавленные числом, неприятели большею частию были перебиты, и сам Мустафа пал в сече со многими мурзами. Это известие летописей о приходе Мустафы любопытно еще потому, что здесь они впервые упоминают о "казаках". По всем признакам, то было легкое войско, которое противополагалось пешей тяжелой рати. Вероятно, такое войско первоначально образовалось именно из тех сторожевых поселений (станиц), которые устанавливались в степных местах для обороны пределов и для наблюдения за Татарами. Во всяком случае, помянутые Рязанские казаки принадлежали к так называемому служилому сословию. А их имя, конечно, одного происхождения с Татарскими казаками или кайсокалш, как называлась в Орде наиболее бедная часть кочевников*.
   ______________________
   * Летописи, преимущественно Никоновская. Договорные грамоты, сюда относящиеся, см. в С. Г. Г. и Д. I. NN 36, 48, 65 и Акт. Арх. I. NN 25, 26. Акты Запад. Рос. I. N 50. Иловайского - "История Рязанского княжества". В связи с вопросом о происхождении Рязанских казаков, т.е. о сторожевой или военной колонизации на юго-восточной Рязанской украйне, находится вопрос о принадлежности к Рязанской земле степного пространства на левой стороне Дона между его притоками Воронежем и Хопром. В XIV веке это пространство носило по преимуществу название "Червленого Яра"; о чем в особенности свидетельствуют грамоты митрополитов Феогноста и Алексея, которые утверждали означенное пространство за Рязанской епархией, вопреки притязаниям на него епископов Сарайских. См. в моей "Истории Рязан. княж." стр. 141 - 144. О "Червленом Яре" см. также Вейнберга "Очерк замечательнейших древностей Воронежской губернии". Воронеж. 1891. 29 стр. По поводу "белых каменных столбов, подобных стогам", упоминаемых в путешествии митр. Пимена, около устья Тихой Сосны, укажу на известие Книги Большого Чертежа, стр. 45: "а ниже устья Сосны на Дону Донская беседа, каменный столб и каменныя суды". Но это известие относится к Быстрой Сосне, а не Тихой. Нет ли тут ошибки в описании "Путешествия"? О Донской беседе как ряде причудливых скал на правом берегу Дона см. в назван, сейчас исследовании Вейнберга стр. 21.
   ______________________
  
   Ко времени Василия II относится начало особого царства Казанского, которое более ста лет было беспокойным соседом России.
   Осенью того же 1445 года, в котором великий князь был в плену у царя Улу-Махмета, орда этого последнего из Курмыша двинулась далее на восток. В это именно время по некоторым известиям, Улу-Махмет с одним из своих сыновей, Юсупом, пал от руки старшего сына Махмутека, который вслед затем является ханом в Казани. То был старый болгарский городок, расположенный на левой стороне Волги. Он упоминается в числе городов, взятых войском Василия Дмитриевича в поход 1399 г. Теперь им владел какой-то татарский князь, которого русская летопись называет Либей (Али-Бек?). Махмутек убил Либея и сам утвердился в Казани. Вскоре этот свирепый энергический хан успел скопить вокруг себя большую орду и завоевать многие окрестные области. Казань сделалась средоточием значительного ханства, которое окончательно отложилось от Золотой Орды и стало жить особою, самостоятельною жизнью. Пределы его приблизительно совпадали с пределами древнего Болгарского царства. Очевидно, сие царство до некоторой степени сохранило свои предания и внутренние связи даже и после Татарского завоевания; а потому, как скоро нашло себе новое средоточие вместо разоренного Булгара, то легко возобновило свое отдельное политическое существование; чему попытки мы видели уже в XIV веке, когда начались смуты в Золотой Орде. Торговый, промышленный дух Волжской Болгарии снова ожил в Казани; этот город вскоре заново обстроился, наполнился большим числом жителей, приобрел важное торговое значение и сделался одним из видных центров мусульманской гражданственности.
   Но уже с самого своего основания Казанское царство стало во враждебные отношения к Москве; ибо ханы его питали старые татарские притязания на дань и безнаказанные грабежи русских пределов. Тогда Василий II усилил систему служебных Москве татарских князей и царевичей, которых старался противопоставить ханам Казани и Золотой Орды. Водворению этой системы помогали в особенности смуты и междоусобия в самой Орде; так как побежденные или обиженные царевичи и мурзы нередко искали покровительства и убежища у Русских великих князей. Образцом таких служебных или вассальных княжеств явилось ханство Касимовское.
   Выше мы видели, что в 1447 году на помощь Василию в его борьбе с Шемякой явились два татарские царевича Касим и Ягуп, братья Махмутека. По всей вероятности они с своею дружиною ушли из Болгаро-Казанской земли от преследований старшего брата, избегая той же участи, которой подвергся их отец Улу-Махмет с младшим сыном своим Юсупом. Касим и Ягуп после того не один раз упоминаются в числе верных подручников и слуг великого князя, как во время его войны с Шемякой, так и при нашествии на Русь разных татарских полчищ. Например, в 1449 г. Татары хана Сеид Ахмета внезапно напали на Московские пределы; царевич Касим выступил против них из Звенигорода, разбил их и отнял у них полон. А в 1452, при известии о приближении хищной толпы Татар с Малбердей-Уланом, Василий, бывший тогда в Коломне, отрядил против него Касима с его Татарами и воеводу Александра Беззубцева с Коломенцами; они догнали и побили Малбердея на реке Битюге.
   Когда окончилась борьба с Шемякой, а между тем усилились враждебные отношения со стороны нового Казанского царства, Василий пожаловал во владения царевичу Касиму разоренный Татарами Мещерский Городок, лежавший на северо-восточных пределах Рязанской области, на левом берегу Оки. Возобновленный под именем Нового Низового Городка (вблизи разоренного), он впоследствии сделался известен более под именем Касимова. Выбор этого места для пожалования Татарам объясняется обстоятельствами. Во-первых, оно находилось в области инородцев-язычников Мордвы и Мещеры, и этих туземцев легче было подчинить Татарину и мусульманину, нежели русское и православное население. А во-вторых, отсюда служебные Татары одинаково могли быть обращаемы и против Золотоордынских своих соплеменников. Кроме того Московское правительство в лице Касимовских ханов имело всегда готовых претендентов на престол Казанский или Саранский, так как эти ханы принадлежали к семье Чингизидов, и действительно оно не раз пользовалось ими для того, чтобы водворять свое влияние в Казани. Известия летописей о царевиче Касиме прекращаются около 1470 года. С именем его местное татарское предание связывает построение каменной мечети и первого ханского дворца в Касимове. Но ныне существующая мечеть выстроена заново в XVIII веке; при ней сохранился только старинный минарет. А от каменного ханского дворца теперь ничего не осталось. Преемником Касима был сын его Даньяр. Но затем мы не видим постоянного преемства в одной линии: ханами Касимовскими, по воле Московских государей, являются иногда татарские царевичи и других линий. Это вассальное ханство существовало около 200 лет*.
   ______________________
   * Летописи: Арханг., Воскр., Никонов., Гваньин - Sarmatiae Europeae descriptio. "Опыт Казанской истории" - Рычкова. Спб. 1767. История о Казанском царстве неизвестного сочинителя XVI столетия". Спб. 1791. "Скифская история Лызлова", изданная Новиковым. М. 1787. Эти три сочинения, изданные в прошлом столетии, представляют смесь разных известий и преданий, достоверных и недостоверных. К сожалению, мы еще не имеем истории Казанского царства в такой же научной обработке, которую представляет обширный труд В.В. Вельяминова-Зернова "Исследование о Касимовских царях и царевичах". Критический свод всех известий, относящихся к возникновению Касимовского ханства, в связи с началом царства Казанского, см. в I томе этого труда (Спб. 1863 г.), в первой главе.
   ______________________
  
  

VII. Свидригайло и Казимир IV. Начало Крымского царства

Свидригайло великий князь. - Захват поляками Подолья. - Их неудачная попытка на Волынь. - Личность Свидригайло и его борьба с Сигизмундом Кейстутьевичем. - Кончина Ягайла. - Торжество Сигизмунда и его убиение. - Выбор Казимира Ягайловича на Литовско-Русский престол. - Заговор Михаила Сигизмундовича и мятеж Смольнян. - Вступление Казимира на Польский престол. - Возобновление унии. - Сеймовые споры Поляков и Литво-Руссов. - Влияние Гаштольда и Збигнева Олесницкого. - Кончина Свидригайла. - Приобретение западной Пруссии. - Киевское удельное княжество и Олельковичи. - Неудачный заговор князей и падение удельной системы в Литовской Руси. - Киевская митрополия. - Сыновья Казимира. - Крымская орда при Эдигее. - Итальянские колонии Кафа и Тана. - Записки Ланнуа и Барбаро. - Династия Гиреев. - Менгли-Гирей.

   Бездетная кончина Витовта влекла за собой важный вопрос о его преемнике на великокняжеском престоле Литвы и Руси и о дальнейшей судьбе Польско-Литовской унии. Правда, еще был жив прежний великий князь, а теперь король польский Владислав-Ягайло Ольгердович. На основании наследственных прав и предшествовавших договоров, он мог прямо соединить на своей голове короны Польши и Литвы; но тому помешали его нерешительный характер и сопротивление, которое он по всей вероятности встретил бы со стороны литовско-русских бояр, привыкших в школе Витовта дорожить самостоятельностью своего государства и опасавшйхся его поглощения Польшей. Кроме польского короля, оставались еще в живых два внука Гедимина: Болеслав - Свидригайло, младший брат Ягайла, и Сигизмунд, младший брат Витовта. Существовали еще племянники Ягайла, внуки Ольгерда, удельные князья Корибутовичи, Лугвеневичи, Владимировичи и др.; но они были греческой веры, следовательно не желательны Полякам и Литвинам католикам. По родственному чувству, Ягайло естественно отдал предпочтение своему родному брату Болеславу - Свидригайлу, в то время удельному князю Новгород-Северска и Брянска, и возвел его на престол Литвы и Руси. Торжественно, по обычаю предков, Свидригайло был венчан великокняжескою короной в кафедральном Виленском соборе, в присутствии съехавшихся со всех сторон литовских и русских князей и бояр. Но Польский король ошибся, рассчитывая найти в младшем брате покорного подручника или просто своего наместника.
   Хотя Свидригелло или Свидригайло, под влиянием Ягайла, подобно некоторым своим братьям, и перешел когда-то из православия в католицизм, но не сделался ревностным католиком и показывал более сочувствия своим прежним единоверцам, т.е. Русинам. Быв попеременно удельным князем в русских землях, Полоцкой и Витебской, на Подолье, на Волыни и в Северщине, по языку, привычкам и родственным связям он вполне сроднился с Русскою народностью и сделался усердным ее сторонником. Вот почему его возвышение на великокняжеский престол в особенности приветствовало русское население, ожидая найти в нем защиту против вторгавшегося с запада католицизма и полонизма. Сам Свидригайло не только не считал себя ленником или присяжником польского короля, но смотрел на великокняжескую корону как на свое неотъемлемое наследие. Он, очевидно, хотел утвердить самостоятельность и независимость Литовско-Русского княжества от Польши, блюсти целость его пределов с этой стороны и даже хлопотать о королевской короне, одним словом, продолжать политику Витовта.
   Польские вельможи были весьма недовольны тем, что король дозволил брату сесть на Великий престол, не связав его никакими ленными договорами и клятвами и не выговорив у него уступки областей, а именно Подолья и Волыни, которые издавна составляли предмет польских притязаний и служили причиною многих войн между Польшей и Литвой в XIV веке. Галиция, включенная в состав Польши при Казимире III, послужила первым и удачным опытом для раздачи бывших княжеских имуществ польским дворянам и духовным и даже для насильственного перехода многих имений от местных, т.е. русских, владельцев в польские руки. Из Галиции эта система распространилась на соседнее Подолье, часть которого Ягайло также присоединил к Польше. Здесь еще быстрее стали распространяться польское землевладение и польская колонизация, благодаря тому, что эта страна, незадолго отнятая Литовско-Русскими князьями у Татар, была довольно пустынна и нуждалась как в населении, так и в укрепленных замках. Поселившиеся тут польские шляхтичи получили в свое владение богатые земли с обязанностью выезжать в поле с известным количеством вооруженных людей. Вместе с водворением польской шляхты здесь основалось и католическое епископство, именно в городе Каменце. Но в правление Витовта почти все Подолье снова отошло в состав Литовско-Русского княжества; в городах и замках сидели назначенные им наместники и старосты, с литовско-русскими гарнизонами.
   Не надеясь на добровольную уступку Подолья и Волыни со стороны Свидригайла, Поляки вздумали захватить их коварным и внезапным образом. В главном подольском городе, Каменце, начальствовал знатный литвин Довгерд. Прежде нежели известие о смерти Витовта распространилось в тех краях, местные польские шляхтичи, с братьями Бучацкими во главе, явились под Каменецким замком, расположились табором в поле, и под предлогом каких-то дружеских совещаний вызвали к себе Довгерда с его дружиной. Тут Поляки сбросили с себя маску, взяли в плен русско-литовского старосту и его товарищей и захватили замок. В то же время им удалось захватить Смотрич, Скалу, Червоноград и таким образом завладеть большею частью Подолья. Но на Волыни они потерпели неудачу, при покушении на Луцк и Владимир: русские воеводы уже знали о смерти Витовта и успели принять меры предосторожности.
   Когда Свидригайло получил известие о вероломном захвате подольских замков, Ягайло еще пребывал в Литве по кончине Витовта, предаваясь своему любимому занятию, т.е. охоте на зверя в литовских пущах. Великий князь воспылал гневом, осыпал короля резкими упреками и объявил его своим пленником до тех пор, пока не получит обратно Подолья. Вспыльчивости своего младшего брата Ягайло противопоставил мягкое, вкрадчивое обращение и кроткие речи. Однако тот не уступал. Польская свита, окружавшая короля, предлагала ему отчаянное решение: убить Свидригайла, захватить Виленский замок и защищаться в нем до прибытия помощи. Но Ягайло отклонил это предложение и заключил с братом договор, которым возвращал ему подольские замки. Король отправил на Подол одного из своих дворян, Тарла Щекаревича, с приказом Бучацкому передать Каменец русскому воеводе князю Михаилу Бабе. Обрадованный Свидригайло наградил Тарла целою сотнею гривен; потом богато одарил короля и его свиту и отпустил в Польшу. Несмотря на свой шестидесятилетний возраст, великий князь дался в обман самым простодушным образом. Некоторые из польских вельмож, находившихся при короле, придумали (и может быть, не без его ведома) следующую хитрость. Они написали Бучацкому особое письмо, в котором советовали не исполнять явного королевского приказа, а Тарла и Бабу заключить под стражу. Письмо это свернули в трубку и облили воском; сделанную таким образом свечу поручили одному из спутников Тарла передать Бучацкому с словами, чтобы тот поискал в ней света. Подобные свечи, зажигаемые перед иконами, тогда нередко посылались в церкви и в домашние каплицы; а потому она не возбудила никакого подозрения. Бучацкий сломал свечу, нашел письмо и буквально исполнил преподанный ему совет. Пылая мщением на вероломство Поляков, Свидригайло поспешил с войском на Подоль и попытался отнять замки силою; но только не многие удалось ему отвоевать, а главные, каковы Каменец и Смотрич, остались в руках Поляков. С своей стороны польские паны, собранные королем на сейм в Судомире, постановили требовать от великого князя уступки не только Подолья, но и Луцка с южною частью Волыни; потребовали также, чтобы он прибыл в Польшу и принес торжественную ленную присягу Польской короне. Свидригайло отказал в этих требованиях и заключил против Польши союз с орденами Тевтонским и Ливонским, а также вошел в сношения с императором германским Сигизмундом. Противодействуя усилению Польши, император поощрял названные немецкие Ордена подать помощь великому князю Литовскому и пообещал венчать его тою самою королевской короной, которая назначалась для Витовта; но сам он был слишком занят еще продолжавшеюся борьбою с чешскими Гусситами, чтобы оказать какую-либо действительную поддержку Свидригайлу. От польского короля прибыл в Литву к великому князю посол с упреками за союз с врагами отечества, т.е. с Немцами; посол прибавил, что Свидригайло не есть еще великий князь в действительности, пока не признан таковым от польского сейма. Тот, увлеченный обычною своею вспыльчивостью, дал послу пощечину и велел заключить в тюрьму. После такого нарушения всяких международных обычаев оставалось решить спор войною.
   Собрав большое войско, снабженное огнестрельным снарядом, король в июле 1431 года перешел пограничную реку Буг и вторгся на Волынь. Поляки отличались в этой междоусобной войне большою свирепостью, так что русское население края при их приближении бросало свои жилища и с легким имуществом спасалось в лесные или болотистые дебри и другие недоступные места. Король, жалея родное ему Литовско-Русское княжество, старался сдерживать разрушительное рвение своего войска, и, говорят, даже тайно посылал предупреждать жителей о своем нашествии, чем навлек на себя польские упреки в потворстве своему мятежному брату. Владимир Волынский и некоторые другие города были сожжены и разграблены. Свидригайло, между тем получивший помощь от Татар и Волохов, встретил было королевское войско под Луцком; но, видя его превосходные силы, отступил. Город Луцк он выжег сам, чтобы не оставлять его в добычу Полякам; а начальником Луцкого замка поставил русского воеводу, по имени Юршу. Этот Юрша, имевший также у себя пушки, оборонялся столь мужественно и упорно, что все усилия Поляков взять замок остались тщетны.
   Впрочем, и тут они обвиняли своего короля в умышленных ошибках, в явном нежелании действовать быстро и энергично. В лагере польском открылись сильные болезни, конский падежи недостаток продовольствия. В то же время Тевтонский орден, как союзник Свидригайла, объявил войну Польше и напал на северные области. Тогда Поляки предложили мир; великий князь согласился и заключил предварительное перемирие, причем поступил вопреки советам своего союзника, Тевтонского магистра, и даже без его ведома. По заключенному затем мирному договору он удержал за собою то, чем владелдо начала войны, т.е. восточную часть Подолии и всю Волынскую землю, так что ближайшим следствием этой междоусобной войны было только взаимное опустошение пограничных областей. Но зато Свидригайло отстоял свою независимость от Польши. В отношении к ней и к другим соседям он пошел дальше Витовта, ибо не имел его политической ловкости и предусмотрительности: действовал против Поляков весьма резко и старался войти в слишком тесную дружбу с Немцами.
   Польские историки того времени изображают Свидригайла человеком буйного нрава и ограниченного ума, сильно преданным пьянству и вообще ни к чему не способным. Писатели нового времени видят в этом изображении явно пристрастное, несправедливое отношение и даже черную клевету на человека, который явился врагом унии с Польшей и усердным поборником Литовско-Русской самобытности; в доказательство чего приводят ту особую преданность, которую постоянно оказывали ему русское боярство и русское население вообще, несмотря на все превратности его судьбы. Но мы не можем вполне разделить этот взгляд, ибо факты его не подтверждают. Хотя польские историки имели серьезные побуждения чернить характер и деятельность Свидригайла и несколько преувеличили его дурные стороны, тем не менее в их изображении есть значительная доля правды. Если он действительно пользовался преданностью Русских областей, то, конечно, главным образом потому, что остался верен Русской народности, которую усвоил с детства; окружал себя по преимуществу русскими вельможами, был для них очень щедр на раздачу земель и подарков и обходился с ними запросто; пил и бражничал с ними подобно древним русским князьям. Сын тверской княжны, он сам женился на княжне из того же рода, именно на сестре Тверского великого князя Бориса, и вообще дружил с князьями Северо-Восточной Руси. Несмотря на свой переход в католицизм, он не показывал наклонности к его распространению в Западной России, и не обнаружил никакой неприязни к русскому духовенству; а польские прелаты прямо упрекали его в явном сочувствии схизме, как они привыкли называть православную Церковь. Понятно, что Русские области, которые уже на примере Галиции могли познать, к чему клонится пресловутая Польско-Литовская уния, с радостью приветствовали вокняжение Свидригайла и готовы были усердно поддержать его в борьбе за свою политическую самобытность, за сохранение своей религии и народности и за свои имущественные права. Лишенная самостоятельных прирожденных князей, не имеющая более собственного политического средоточия, около которого могла бы сплотиться (подобно тому, как Восточная Русь сплачивалась около Москвы), - Западная Русь по всем признакам находилась тогда в состоянии сильного брожения и тяжелых предчувствий, не зная, куда обратиться, к кому примкнуть. Естественно, она с радостью ухватилась за Свидригайла, как только увидела в его руках нечто похожее на знамя Русской народности. Но она обманулась в своих надеждах: этот человек скоро показал свою полную неспособность бороться с противным течением.
   Если сам Витовт с трудом мог защищаться от ухищрений польской королевской канцелярии, то борьба с нею была совсем не под силу для Свидригайла. Королевские канцлеры, подканцлеры и секретари состояли из лиц духовных; а высшее польско-католическое духовенство, получавшее свое образование большею частью в Краковской Академии и воспитанное на латинских классиках, было искусно и опытно в политике, особенно там, где дело касалось интересов католической церкви. Польская канцелярия приобрела в эту эпоху особую силу и влияние на государственные дела, благодаря как слабости и малообразованности короля Владислава-Ягелла, так и тому обстоятельству, что во главе ее стоял известный Збигнев Олесницкий, епископ Краковский, имевший сан кардинала, человек весьма твердого характера и высоких дарований.
   Когда руководители польской политики увидали неуспех своей попытки смирить Свидригайла открытою войной, то они нашли другое средство, чтобы устранить неудобного для них великого князя. Они выставили ему соперника, которому помогли всеми своими средствами. Этим соперником явился младший брат Витовта - Сигизмунд Кейстутьевич, удельный князь Стародуба Северского, дотоле ничем себя не заявивший и проводивший праздную, ничтожную жизнь. Поляки вошли с ним в тайные сношения и побудили его объявить свои притязания на великокняжеский престол. В то же время подкупом, обещанием наград и разными внушениями они постарались склонить на его сторону собственно литовских бояр-католиков, и без того недовольных влиянием на великого князя со стороны русских православных бояр. Беспечный и недальновидный Свидригайло находился с своим семейством и двором в Ошмянах, когда вспыхнуло внезапное восстание. Осенью 1432 года Сигизмунд явился в Литву во главе значительного вооруженного отряда и едва не захватил в плен самого Свидригайла; последний успел спастись бегством, а супруга его попала в руки неприятелей. Вильна, Троки и Гродна, с помощью измены, сдались Сигизмунду; вскоре вся собственно Литовская часть великого княжества признала его своим государем. В Виленском кафедральном соборе совершено торжественное его коронование, причем прочтена была папская булла, разрешавшая Литовцев от присяги Свидригайлу. Еще прежде того в Гродне, в присутствии польских сенаторов и Збигнева Олесницкого, Сигизмунд присягнул на верность Польской короне, которой при этом отдавал земли Подольскую, Луцкую и уезд Городенский.
   Между тем, Свидригайло, удалившийся в Витебскую область, нисколько не думал уступить великокняжеский престол своему сопернику. За ним оставалась еще большая часть русских областей. Собравши значительные силы в землях Белорусских и Северских и получив помощь от своего зятя великого князя Тверского, он вторгся в Литву; но действовал не совсем удачно и принужден был отступить. Более успеха имели его русские воеводы, действовавшие против поляков на юге, именно какой-то Михаил, потом Александр Нос и князь Федько Острожский; первый оборонял землю Киевскую, второй Волынскую, а третий Подольскую. Особенно отличился своими подвигами Федько, получивший помощь от соседних Волохов и Татар; он не только отразил вторжение Поляков в Подолию, но и завладел главною крепостью, т.е. Каменцом, выманив из нее посредством искусной тактики Бучацкого, которого разбил и взял в плен.
   Во время этой междоусобной войны скончался польский король Владислав-Ягелло, достигши восьмидесятишестилетнего возраста. В мае 1434 года он отправился в Галицию, чтобы принять торжественную ленную присягу от молдавского господаря Стефана, и дорогою остановился в селении Медыке, на берегах реки Сана. Сохраняя до глубокой старости литовскую страсть к охоте и лесной природе, он здесь вечернею порой долго пробыл в роще, чтобы послушать пение соловья; ночь была холодная; король схватил жестокую простуду и умер в местечке Гродеке, немного не доезжая до Львова. Тело его было отвезено в Краков и погребено в кафедральном соборе св. Станислава, а сердце положено в Францисканском костеле того же Гродека. Так окончил свои дни этот достопамятный в летописях Восточной Европы государь. Плодом его долголетнего царствования являются с одной стороны Польско-Литовская уния, с другой - ослабление королевской власти в Польше. По своему положению выборного короля, по беспечному, уклончивому характеру и по своей расточительности, он был таким именно государем, который требовался для польского дворянства и духовенства, чтобы они могли приобретать себе все большие и большие привилегии и расхищать государственные имущества, В свою очередь столь желанная для Поляков уния с обширными Литовско-Русскими областями сообщала политическое могущество Польскому государству; а польскому дворянству и духовенству представляла новые средства для обогащения и для дальнейших успехов католицизма в Восточной Европе. Продолжительность Ягайлова царствования в Польше (около 50 лет) много послужила в пользу этой унии; в особенности ей помогло то обстоятельство, что король пережил столь сильного поборника Литовско-Русской самостоятельности, каким был Витовт.
   Еще при жизни Владислава-Ягайла наследником его короны польские вельможи избрали его сына. Немедленно после его смерти на сейме в Кракове это избрание было подтверждено за старшим из двух сыновей покойного короля, десятилетним Владиславом. Разумеется, коронная рада, с Збигневом Олесницким во главе, теперь окончательно захватила в свои руки управление, пользуясь малолетством нового короля. Она еще деятельнее стала поддерживать в Литве Сигизмунда как войском, так и другими средствами.
   Вместо того, чтобы воспользоваться своими русскими областями, сплотить их теснее и организовать сильное войско, Свидригайло искал главной опоры во внешних союзах, рассылал посольства и грамоты к императору Сигизмунду, к Тевтонским и Ливонским рыцарям, Татарским ханам, воеводам Валахии и Молдавии; искал покровительства у папы и ради его приязни подавал ему надежду на церковную унию, т.е. на подчинение русского духовенства папскому престолу. Эти сношения с папой и все более и более выступавшая наружу неспособность Свидригайла, естественно, охлаждали приверженность к нему православного населения, и тем более, что по своему действительно буйному, необузданному нраву он иногда казнил жестокою смертью тех знатных сторонников Сигизмунда, которые попадали в его руки. Например, одного из князей Ольшанских он велел в Витебске зашить в мешок и утопить в Двине; мало того, не пощадил самого митрополита Герасима, которого по смерти Фотия посадил на Всероссийскую митрополию. Неизвестно в точности, за какую вину (полагают, за тайные сношения с Сигизмундом), Свидригайло велел схватить Герасима и потом сжечь его живого; что и было исполнено в том же Витебске. Казнь не только ужасная, но и до того времени совсем неслыханная для подобных высоких сановников.
   При таких обстоятельствах перевес в борьбе естественно склонился на сторону Сигизмунда. Решительная битва произошла в Жмуди на берегах реки Святой, где-то около Вилькомира. У Свидригайла были полки Смоленские, Витебские, Полоцкие и вспомогательный отряд Ливонских рыцарей. Начальство над своим войском он поручил племяннику Сигизмунду Корибутовичу, который отличался в Гусситских войнах и даже был избран Гусситами в чешские короли. Войско Сигизмунда Кейстутьевича хотя было меньше числом, но лучше устроено; главную его силу составляли Поляки; а начальство над ними он вручил своему сыну Михаилу. Битва была упорная и очень кровопролитная. Сторона Сигизмунда победила; разбитые полки Свидригайла рассеялись, оставив своего храброго, сильно израненного вождя в руках неприятеля. Множество Русских князей и бояр, а также большая часть Ливонских рыцарей полегли в этом бою (1435). Сам Свидригайло спасся бегством и удалился в Киевскую землю. Области Витебская, Полоцкая и Смоленская вслед затем приняли Сигизмундовых наместников. Около того же времени Свидригайло лишился самого храброго и даровитого из своих сторонников мелких удельных князей Юго-Западной Руси, именно Федора Даниловича Острожского. Говорят, оскорбленный самим великим князем и угрожаемый взятием под стражу, он добровольно поддался польскому королю со всеми замками и областями Подолья, которые находились под его начальством; причем получил от него в ленное владение некоторые из этих замков и земель. Впрочем, очень возможно, что на отпадение Острожского повлияли новые постановления: во-первых, приказ, отданный Ягайлом во время борьбы Свидригайла с Сигизмундом и состоявший в том, чтобы никто не смел разрушать или опустошать русских церквей, а также приневоливать Русина к принятию католической веры; во-вторых, объявленное при венчании Владислава III решение короля и вельможного совета, по которому Русское дворянство сравнено в своих правах с Польским. Эти обманчивые постановления, рассчитанные на то, чтобы не только удержать в повиновении королю Галицкую Русь, но и привлечь на свою сторону русское дворянство Подолии и Волыни, очевидно, произвели свое действие и приобрели Полякам многих сторонников в сих землях, недоумевавших, куда примкнуть посреди трудных и запутанных обстоятельств того времени. В руках Свидригайла еще оставались часть Подолии, значительная часть Волыни с городами Луцком и Кременцом и древний Киев, где начальствовал храбрый его воевода Юрша, который отразил нападение Сигизмунда. Однако, будучи не в силах более продолжать борьбу за великокняжеский престол, Свидригайло в 1437 г. отправился в Краков и предложил со всеми своими землями быть ленником Польской короны, умоляя своего племянника о заступничестве против Сигизмунда и действуя подкупом среди королевских советников. Но соперник его также не жалел денег на подкупы и требовал для себя земли Киевскую, Волынскую и Литовскую часть Подолии. Когда его сторона в польской раде превозмогла, Свидригайло, имевший теперь резиденцию в Луцке, опасаясь попасть в руки своего злейшего врага, удалился из Руси и пребывал некоторое время то в Валахии, то в Угрии. Преувеличенные мнения о его сиротстве и бедности в ту пору даже породили ложный слух, подхваченный некоторыми историками, будто Свидригайло некоторое время находился в службе одного богатого Волоха и пас его овец.
   Не только Киев, но и земля Волынская (Володимирия) отдана Сигизмунду, однако с условием, чтобы после его смерти эта земля перешла во владение Польской короны (1439). Междоусобная война таким образом окончилась полною победою Сигизмунда. Но недолго пришлось ему пользоваться ее плодами. Уже в следующем году он сам сделался жертвою тайного заговора.
   Вассальные, униженные отношения, в которых новый государь стал к польскому правительству, возбуждали одинаковое неудовольствие как между русскими, так и чисто литовскими князьями и боярами, поборниками своей политической самобытности; в особенности потомки Ольгерда враждовали против Кейстутова сына, несправедливо, по их мнению, захватившего престол. Это недовольствие еще более увеличивала жестокость, с которою великий князь преследовал всех противников, т.е. бывших сторонников Свидригайла. Заключению в тюрьму, лишению имущества и даже казням подвергались члены самых знатных родов. Мало того, Сигизмунд делал попытки стеснять феодальные права князей и бояр в их собственных владениях и оказывал покровительство земледельческому классу; не доверяя вельможам, он стал приближать к себе людей незнатного происхождения, раздавая им земские уряды и поместья, отнятые у опальных князей и бояр. А когда Сигизмунд разослал приказ собраться на великий сейм, то был пущен слух, будто этот сейм есть только западня, приготовляемая для окончательного истребления князей и бояр. Будучи не в силах открыто свергнуть тирана, окруженного польскою стражею, недовольные составили тайный заговор. Во главе его стали один из русских удельных князей Иван Чарторыйский, Довгерд воевода Виленский и Лелюш воевода Трокский. К участию в заговоре они привлекли одного из собственных слуг тирана, его подконюшого киевлянина Скобейку. Для исполнения своего замысла заговорщики воспользовались сенною повинностью, т.е. доставкою из волостей запасов сена в княжеские конюшни.
   Сигизмунд имел свое местопребывание в большом Трокском замке. В марте 1440 года в ночь на Вербное воскресенье на двор замка въехало триста саней с сеном; но в них было спрятано по два или более вооруженных человека, да при каждом возе находился особый погонщик, всего, следовательно, около тысячи или более. Когда началась заутреня, сын Сигизмунда Михаил из замка отправился с княжими дворянами в город, в кафедральную церковь. Тогда скрытая в возах дружина вышла наружу, заперла ворота замка, и, предводимая Чарторыйским, вошла в великокняжий терем. Престарелый Сигизмунд, не выходя из своей ложницы, слушал богослужение, совершавшееся в смежной дворцовой каплице. При нем был постоянно любимый ручной медведь, игравший роль верного сторожа; когда он выходил на двор и потом возвращался к ложнице, то обыкновенно лапою царапал дверь. Заметив, что медведь в ту пору ходил по двору, князь Чарторыйский и Скобейко, подражая его царапанию, ввели в заблуждение Сигизмунда, и он отпер дверь. Тотчас заговорщики ворвались в покой и осыпали великого князя бранью за его поступки с боярами; затем Скобейко схватил железные вилы, которыми поправляют дрова в камине, и с такою силою ударил старика в голову, что кровь и мозги забрызгали стену, на которой долго потом сохранялись их следы. Любимец и приближенный великого князя, какой-то Славко, пытавшийся закрыть своего господина от убийц, был выброшен в окно и при падении разбился до смерти. Самое тело великого князя в санях вывезли на озеро и там оставили его на льду. (После оно было с честью погребено в Виленском соборе рядом с Витовтом.)
   Когда весть о страшном событии распространилась по городу и произвела смятение между жителями, Михаил Сигизмундович с своей дружиной бежал в Малый Трокский замок, расположенный на острове посреди озера, и там заперся. Лелюш занял большой замок именем великого князя Свидригайла и вывесил на главных воротах его белое знамя; то же сделал Довгерд в Вильне; но один из двух виленских замков, именно Верхний, был также захвачен сторонниками Михаила. Меж тем нарочные гонцы уже поскакали в Молдавию и разыскали там Свидригелла. Он поспешно отправился на Волынь и прибыл в Луцк, где радостно был встречен жителями. Множество заключенных Сигизмундом в разных крепостях Литвы и Руси, теперь выпущенных на свободу, увеличивали общую радость по поводу избавления от тирана. Только литовские простолюдины не разделяли этой радости и сожалели о смерти своего покровителя. В следующем XVI веке один из польских историков говорит, будто он сам слышал жалобную песнь литвинов, в которой они оплакивали смерть своего Жигмонта, убитого Русинами.
   Вместо того, чтобы спешить в Вильну и Троки и упрочить за собою вновь выпавший ему великокняжеский престол, Свидригелло, удрученный преклонным возрастом, медлил в своем любимом Луцке; а тем временем обстоятельства снова переменились не в его пользу.
   В местечке Олыпанах (ныне Ошмян. уезда) у князя Юрия Семеновича собрались знатнейшие литовские сановники, каковы Гаштольд, наместник Смоленский, Кезгайло, наместник Жмудский, Николай Немирович, староста Виленский, Николай Радивиль, маршал Литовский, и некоторые другие. Посоветовавшись между собою, они решили отстранить обоих соперников, Свидригайла и Михаила, и призвать на Литовский престол младшего Ягайлова сына Казимира, еще очень юного; литовским вельможам представлялась надежда воспитать его в обычаях страны и пока самим управлять ею. Аглавное, этот выбор упрочивал тесный союз с Польшей и в то же время давал Литве, особого от Польши, самостоятельного государя. Польские вельможи с своей стороны полагали, что ближайшее наследственное право на Литовский престол принадлежало их королю Владиславу III; но случилось так, что этот последний незадолго перед тем соединил на своей голове с Польской короной и корону Угорскую. Дела Угорского королевства и начавшиеся войны с Турками отвлекли его в другую сторону, и он легко согласился передать Литовско-Русское княжество своему брату. Однако, по настоянию польских панов, Казимир был отправлен в Литву не как самостоятельный государь, а как наместник польского короля, пользующийся титулом просто князя, т.е. не великого. Литовским вельможам это условие крайне не понравилось, и, если верить летописному рассказу, они прибегли к следующей хитрости. Юный Казимир в сопровождении некоторых польских сенаторов и многочисленной блестящей свиты прибыл в Вильну. Литовские вельможи устроили роскошное пиршество и так усердно напоили своих гостей, польских сенаторов, что те все следующее утро проспали глубоким сном. А в это утро успело совершиться торжественное коронование Казимира в Виленском кафедральном соборе; его посадили на великокняжеский престол, надели на него шапку Гедимина, подали ему меч и покрыли великокняжескою мантией (3 июля 1440 г.). Поляки были разбужены громкими кликами, которыми народ приветствовал своего нового государя. Польским сенаторам, получившим по этому случаю богатые подарки, не оставалось ничего более, как скрыть свое неудовольствие и также принести поздравления великому князю.
   В трудное время пришлось юному Казимиру начать свое княжение в Литовско-Русском государстве. Предыдущие смуты и междоусобия сопровождались разными физическими бедствиями: страшные морозы, повлекшие за собой неурожай, сильные разливы рек, моровые поветрия, голодно-переменно или вместе упоминаются у летописцев. Притом далеко не все области с самого начала признали Казимира Великим князем; польский король также не утвердил его в этом достоинстве; а недовольные оборотом дела Поляки выказали готовность поддерживать соперников Казимира, чтобы раздробить великое княжество и тем легче потом привести его в полную зависимость от польской короны. Так Болеслав-Свидригайло получил находившуюся в его руках Волынскую землю и часть Подолии в лен от польского короля. Михаил Сигизмундович соединился с Мазовещдими князьями, отдав им землю Берестейскую; его сторону приняла Жмудь, которая восстала против Казимира и изгнала своего старосту Кезгайла с его наместниками. Русский город Смоленск также поднял открытое восстание. Но во главе состоявшей при великом князе литовской рады или совета вельмож стал умный, опытный Иоанн Гаштольд, пестун или дядька юного Казимира; он постепенно умиротворил великое княжество. Гаштольд лично отправился с войском на западный Буг, где одними переговорами успел склонить Брест и другие города к возвращению под власть великого князя. Точно так же он успокоил Жмудинов, которым назначил другого старосту, по их желанию; а впоследствии, когда там упрочилась власть великого князя, Кезгайло снова был туда возвращен. Михаил Сигизмундович приехал в Вильну и помирился с Казимиром, получив от него в уд ел те самые города, которыми прежде владел его отец Сигизмунд, т.е. Бельск, Брянск, Стародуб и некоторые другие. Но это примирение было неискреннее. Питая зависть и злобу против своего счастливого соперника, Михаил задумал овладеть престолом с помощью вероломного убийства.
   Однажды, когда Казимир, подобно своему отцу скоро пристрастившийся к охоте, занимался левами в литовских пущах, вдруг в соседстве показалось несколько сот незнакомых всадников, вооруженных с ног до головы. Едва лесные сторожа дали знать о том великокняжескому маршалу Андрею Гаштольдовичу, как тот, не медля ни минуты, схватил юного Казимира и ускакал с ним в Троки. Отец его Ян Гаштольд тотчас выслал в погоню сильный конный отряд, который догнал заговорщиков, частью их побил, частью взял в плен, в том числе их предводителей, пять братьев русских князей Воложинских. Захваченные в плен были казнены в Троках. После того Гаштольд лично отправился на Михаила к городу Брянску; но тот, не дожидаясь его прихода, бежал за московский рубеж. Удел его был вновь присоединен к великому княжению. С Свидригайлом дело обошлось еще проще. Он вскоре отрекся от вассальных отношений к своему племяннику, Польскому королю, и принес присягу на ленную зависимость от другого своего племянника, т. е. великого князя Литовского. Казимир оставил престарелому и бездетному дяде спокойное пожизненное владение Волынскою землею. В то же время древний Стольный Киев с его областью он отдал в удел своему двоюродному брату Александру Олельку Владимировичу, князю Копыльскому и Слуцкому, отец которого Владимир Ольгердович долгое время был князем Киевским.
   Не так легко справилась великокняжеская рада с мятежом Смольнян.
   Когда Ян Гаштольд, бывший Смоленским наместником, отправился в Троки на сейм, созывавшийся Сигизмундом, то в отсутствие свое поручил город Андрею Саковичу. Вслед за тем пришла весть об убиении Сигизмунда. Сакович тотчас потребовал от Смольнян присяги в том, что они признают своим господарем того, кого выберут в Вильне князья и бояре Литовские, а его, Саковича, будут держать у себя на воеводстве впредь до нового распоряжения из Вильны. Епископ смоленский Симеон, бояре и местичи дали требуемую присягу. Но, очевидно, память о старой самобытности и нелюбовь к Литовскому владычеству еще были сильны в народе. В середу на Святой неделе черные люди, преимущественно разные ремесленники, кузнецы, кожемяки, мясники, котельники и пр., подняли мятеж против воеводы; надев доспехи, вооружась луками, косами, секирами, они зазвонили в колокол у Бориса и Глеба и собрались тут на вече. Андрей Сакович обратился за советом к боярам, которые держали литовскую сторону. Последние не только посоветовали ему вооружить своих дворян, но и ополчились сами со своими слугами. На конях с копьями наперевес воеводская дружина внезапно ударила на черных людей и многих побила; остальные разбежались. Но это был успех только временный; в городе поднялся еще больший мятеж, и весь город стал вооружаться. Тогда Сакович в ту же ночь с своей семьей и с боярами уехал из города, поручив его маршалку Петрику.
   Смольняне схватили Петрика и утопили его в Днепре; воеводою же своим выбрали князя Андрея Дмитриевича Дорогобужского. А потом, когда узнали о литовских приготовлениях к большому на них походу, призвали на свой стол одного из внуков Ольгерда, именно князя Мстиславского Юрия Лугвеневича. Некоторых воротившихся в Смоленск бояр Юрий велел схватить и заковать, а именья их раздал своим собственным боярам, и вообще начал княжить самостоятельно и независимо. Литовская правительственная рада отправила сильное войско. Три недели стояло оно под Смоленском, пожгло посады и монастыри и захватило большой полон: но города не могло взять и ушло назад. Тогда было собрано еще более многочисленное войско, с которым осенью 1442 года выступил сам Казимир. Не видя ни откуда помощи, Юрий Лугвеневич покинул и удалился в Великий Новгород. Смольняне покорились Литовскому государю; Юрий потом также примирился с своим двоюродным братом и вновь получил Мстиславский удел, при посредстве своего приятеля Гаштольда, у которого прежде крестил детей. Этот Гаштольд по смерти Довгерда назначен Виленским воеводою.
   Едва Казимиру или собственно его дядьке Гаштольду удалось устранить соперников, умиротворить Литовско-Русское княжество и охранить его самобытность от польских притязаний, как возникли новые затруднения и новая опасность с той же западной стороны, т.е. от Польши. Польско-угорский король Владислав III, совершенно отвлеченный отношениями угорскими и борьбою с Турками, почти оставил в покое Литву и Русь. В ноябре 1444 года этот неопытный юноша пал в битве под Варною. Смерть его разорвала только что завязавшуюся унию Польши с Венгрией. Угры выбрали себе особого короля (Владислава Постума или посмертного Альбрехтова сына). Поляки также приступили к избранию, и на сейме в Серазде, в апреле 1445 года, выбор вельмож и духовенства пал на Казимира Ягайловича. Утратив унию с Венгрией, они тем усерднее заботились теперь об укреплении своей унии с Литвой. В случае вступления на польский престол короля из иного, не Ягайлова, дома всякая политическая связь Польши с Литвой и Русью могла бы прекратиться; тогда как выбор Казимира представлял виды не только на поддержание их связи, но и на полное слияние с Польшей; следовательно, такой выбор сам собою вытекал из обстоятельств. Но иначе отнеслись к нему литовско-русские вельможи. Ярко обнаружившееся стремление польских панов к подчинению себе великого княжества и к захвату земель и должностей возбуждало здесь сильное неудовольствие; литовско-русское дворянство теперь стало особенно дорожить отечественною самобытностью; а православное духовенство, конечно, опасалось католической пропаганды.
   Юноша Казимир уже успел привыкнуть к обычаям и языку как Литвы, так и Руси, и страстно полюбил охоту, для которой литовско-русские пущи представляли такое приволье. Притом здесь еще сохраниласьпочти неограниченная власть государя; тогда как в Польше она уже была сильно стеснена привилегиями вельмож и духовенства. Поэтому сначала он подчинился внушениям литовско-русских бояр и отвечал Полякам уклончиво, ссылаясь на то, что смерть его брата пока остается сомнительною, не вполне подтвержденною. Целых два года длились переговоры между Литвой и Польшей, и Казимир продолжал уклоняться. Наконец Поляки прибегли к решительному средству; они выбирают на свой престол одного из Пястов, именно Мазовецкого князя Болеслава, и даже делают приготовления к его коронованию. Такое избрание грозило Литве, во-первых, войною за землю Берестейскую, на которую Болеслав имел притязания; а во-вторых, угрожало новым междоусобием с Михаилом Сигизмундовичем, притязания которого на Литовский престол Болеслав несомненно стал бы поддерживать. Эти причины и убеждения матери, вдовствующей королевы Софьи, заставили наконец Казимира уступить и согласиться на свое избрание. В июне 1447 года совершилось торжественное его коронование в Краковском соборе; на этом торжестве присутствовали члены Ольгердова дома, Свидригайло и Юрий Лугвеневич, а также и некоторые западно-русские князья*.
   ______________________
   * Главный источник для истории Литовской Руси того времени есть Длугош, современник событий и переворотов, совершившихся в ней по смерти Витовта. (Historiae Polonicae Lib. XI - XIII). Далее следуют: Вельский (Kpobika Polska). Кромер (De orig. et rebus gest. Polonorum. lib. XX - XXII). Меховий (Chron. Reg. Polon. LIV). Коялович (Historiae Lituan). Стрыйковский (Kronika. Т. II. Кн. XVI - XVIII). Pomniki do dziejow Litew. изд. Быховца. Lietopisiec Welik. kniazei Litow. изд. Даниловича. (Эти два летописца сообщают подробности о убиении Сигизмунда и Смоленском бунте 1441 года). Scarbiec diplomatow - Даниловича. Т. II. См. также Акты, относ, к истории Запад. Рос. Т. I. NN 37 и 38, и Акты, отн. к ист. Южной и Зап. Р. I. NN 19 и 20. Эти акты, вопреки рассказам польских историков, также показывают, что до самого 1438 года включительно Свидригайло владел Волынскою и Киевскою землею. Он продолжает именовать себя великим князем Литовским и Русским и раздает жалованные грамоты, подписанные то в Луцке, то в Остроге или Киеве. Archivum Sanguszkow. Тут любопытна грамота 1432 года папы Евгения IV, разрешающая Литвинов от присяги Свидригайлу как их в. князю (Т. I. N XXXII). Пособия: Нарбут Dzieje Narodu Litewskiego. T. VII и VIII. Коцебу "Свитригайло великий князь Литовский" (перев. с немец. Спб. 1835). Стадницкий Bracia WladysiawaJagielly. (XI. Swidrygiello-Boleslaw). Зубрицкий "Критико-историческая повесть Червонной или Галицкой Руси". (Перевод с Польского Бодянским. М. 1845). Шараневича "История Галицко-Володимирской Руси до року 1453". Львов. 1868. Каро Geschichte Polens. IV. В. Gotha. 1875. О покушении Михаила Сигизмундовича посредством своих клевретов убить Казимира IV на охоте, сообщает собственно летопись Быховца (стр. 55); причем она постоянно называет его Михайлушка Жигимонтович; а за ней тоже и Стрыйковский (II. 204).
   ______________________
  
   Время, последующее за возведением Казимира на польский престол, отмечено целым рядом бурных сеймов, на которых поляки спорили с Литвинами и Русскими о своих взаимных отношениях. Таковы были сеймы в Петрокове, Люблине, Парчове, Серазде, Корчине и др. Поляки явно стремились к обращению Литовско-Русских областей в провинции Польского королевства, и прежде всего предъявили свои требования на всю Подолию, Волынь, а также на область Западного Буга (Подляхия). Староста Польской части Подолья Федор Бучацкий успел захватить еще несколько замков в Литовской части и занять их польскими гарнизонами. Литовско-русские вельможи сильно вознегодовали на этот своевольный поступок; на сеймах они горячо отстаивали целость своего государства и требовали возвращения тех подольских и волынских городов, которые были захвачены Поляками. С той и другой стороны выставлялись исторические основания для своих притязаний. Литво-Руссы доказывали, что Подольская земля была отнята у Татар Олыердом и отдана его племянникам Кориатовичам, которые построили там новые города или возобновили старые (Смотрич, Бакоту, Каменец и др.), храбро обороняя этот благородный край от Татар, привлекли туда христианское население из соседних стран. А Волынь они считали приобретением Гедимина и его сына Любарта, следовательно, прямым наследием великих князей литовских. Поляки с своей стороны, не совсем справедливо, ссылались на прежние завоевания этих земель королями Пястова дома, особенно Казимиром III; затем ссылались на Городельскую унию и другие договоры с Литовскими великими князьями, особенно договоры с Сигизмундом, который по смерти своей уступал королю едва не все Литовско-Русское княжество. А Надбужанскую область они считали достоянием князей Мазовецких, хотя эта область еще недавно входила в удел Кейстута.
   Поляки упрекали Литво-Руссов в измене клятвам, которыми была скреплена Городельская уния, и, ссылаясь на то, что теперь у них один и тот же государь, предлагали им отменить самый титул особого великого княжества и заменить его общим именем Польши. Литовцы отвергали подобные предложения и с своей стороны высказывали желание, чтобы из акта Городельской унии были исключены слова о вечном присоединении Литвы к Польше; так как эти слова тогда внесены без ведома Литвинов, плохо понимавших латинский текст означенного акта. Кроме того Литовцы требовали от Поляков возвращения захваченных ими западных частей Подолии и Волыни.
   Незавидно было положение молодого короля между этими двумя враждебными сторонами, и он часто недоумевал, что ему делать и как поступать. Вначале, очевидно, он находился еще под влиянием своей привязанности к Литве и советов своего пестуна Гаштольда, так что противился требованиям Поляков относительно присоединения Волыни и Подолии; что могло бы повести не только к неудовольствию, но и к явным мятежам в литовско-русских областях. Но с другой стороны, он не имел достаточно власти, чтобы укрощать назойливые притязания польских панов и духовенства, которые, кроме присоединения Русских провинций, постоянно требовали от него клятвенного подтверждения разных для себя привилегий, полученных от Ягайла, и дарования новых, клонившихся к дальнейшему ограничению королевской власти. Между самими членами польских сеймов выступили тогда две большие и несогласные между собой партии: Великополяне и Малополяне. Первые были вообще умереннее, и равнодушнее относились к вопросу о присоединению Русских земель, с которыми они не находились в соседстве. Вторые наоборот отличались запальчивостью и неумеренностью в своих требованиях. Они явно стремились к захвату староств и всяких урядов, а также к захвату поземельных владений в соседних с ними Русских областях. Главою Малопольской партии являлся все тот же краковский епископ Збигнев Олесницкий; надменный своим кардинальским достоинством, он не хотел уступать первое место на совещаниях и торжествах даже примасу королевства архиепископу Гнезненскому, за которого стояли Великополяне. Первенствующее значение Олесницкого поддерживалось еще самою королевою-матерью Софьей. Эта королева, по происхождению русская и православная, теперь находилась под полным его влиянием, а злые языки утверждали, что она имела с ним не одно только духовное общение.
   Казимир IV нередко должен был выносить гордый тон и суровые упреки со стороны Краковского епископа и делал ему уступки. В одном только вопросе он оставался тверд. Олесницкий, главный виновник возведения на Литовский престол Сигизмунда Кейстутьевича, теперь хлопотал за его сына Михаила и требовал, чтобы король помирился с ним и дал бы ему удел в Литовско-Русском княжестве. Но после известного покушения на его жизнь Казимир не хотели слышать о Михаиле. Последний некоторое время пребывал в Московской земле. С помощью Татар он нападал на Северекие области, которые хотел оторвать от Литовского княжества. Великий князь Московский Василий Темный поддерживал его притязания. С своей стороны Казимир поддерживал соперников Василия, Ивана Можайского и Димитрия Шемяку. Потерпев неудачу в своих предприятиях с этой стороны, Михаил искал убежища в Молдавии, потом в Силезии, потом опять возвратился в Московские владения. Но вследствие вновь заключенного с Литвой мира Темный отказал ему в дальнейшей поддержке. Одно, впрочем, не совсем достоверное, сказание сообщает, что Михаил Сигизмундович умер, отравленный каким-то игуменом; этот последний будто бы дал ему просфору с столь сильным ядом, что князь тут же упал и испустил дух. Испуганный такою быстрою кончиной, игумен, опасаясь мести от двоюродной сестры Михаила, великой княгини Софьи Витовтовны, будто бы тотчас вкусил той же отравы и точно так же умер (1452 г.).
   В том же 1452 году скончался в Луцке и бывший великий князь Литовский, престарелый Свидригайло. Пока он жил и владел большею частью Волыни как ленник Казимира IV, споры об этой области еще не имели решительного оборота. Но вопрос получил вполне жгучий характер, когда приблизилась кончина Свидригайло, и, с одной стороны, Поляки готовились захватить весь Волынский край, а с другой Литво-Руссы принимали меры, чтобы удержать его за собою. Всю жизнь гонимый Поляками и питавший к ним почти ненависть, окруженный волынскими боярами, Свидригайло на смертном одре принял меры, чтобы его удел остался за литовским княжеством. Он призвал своего старосту Немира, князей Чарторыйских, боярина Юршу с другими вельможами, и заставил их поклясться, что они по его смерти никому не отдадут Луцкую землю, как только послам великого князя Литовского. Что и было исполнено, т.е., когда он скончался, Луцкие и другие важнейшие города его были тотчас заняты литовско-русскими гарнизонами во имя великого князя Литовского. Казимир в то время пребывал в Литве. Обстоятельство это сильно раздражало малопольских панов. Они взялись за оружие и объявили поход, чтобы силою отнять Луцк. Но, с одной стороны, сопротивление короля, с другой, отказ Великополян принять участие в войне охладили рвение Малополян, и они принуждены были ограничиться дерзкими укорами, обращенными к королю на сеймах, и горячими спорами с литовско-русскими вельможами. Распри эти одно время дошли до такого ожесточения, что подали повод летописцу сообщить довольно странное известие. Польские паны будто бы уговорились между собою воспользоваться сеймом (созванным или в Петрокове, или в Парчове) и тут изменнически перебить всех съехавшихся литовско-русских вельмож, чтобы тем легче завладеть их областями. Но сих последних предупредил один добрый поляк; тогда они ночью тайно покинули свой стан и уехали в Литву. Отсюда знатнейшие литовские вельможи, как Гаштольд, Кезгайло, Радивиль и некоторые другие, отослали польским фамилиям заимствованные у них гербы и стали печатать грамоты своими старыми печатями. После того королю стоило больших усилий мало-помалу успокоить взаимную ненависть и несколько помирить обе враждующие стороны*.
   ______________________
   * Рассказ о заговоре Поляков на жизнь Литвинов находится в летописи Быховца стр. 57 - 58 и у Стрыйковского кн. XVIII. Первая относит его ко времени, тотчас последовавшему за коронацией Казимира, а вторая к 1451 г. Но Шараневич в своей Истории Гал.-Влад. Руси приурочивает его к Парчовскому сейму 1463 года (442 - 444 стр.); его доводы были бы основательны, если бы весь этот рассказ можно было считать достоверным. По договорной грамоте Василия Темного с Казимиром IV в 1449 г. первый обязался не принимать к себе князя "Михайлушка", а второй - Димитрия Шемяку. Грамота эта, заимствованная из Литов. метрики, издана сначала в Сборнике Муханова (М. 1836) под N 7, а потом в Актах Зап. Рос. I. N 50. Муханов, еще не знавший летописи Быховца (изданной 1846 г.), объяснил Михайлушку князем Михаилом Александровичем Тверским (см. Примечания). В Актах 3. Рос. его ошибка исправлена. Рассказ об отравлении Михаила Сигизмундовича см. в той же летописи Быховца, стр. 56.
   ______________________
  
   На следующем Петроковском сейме 1453 года, где съехались одни Поляки, Казимир, после долгих препирательств, должен был уступить их требованиям и не только подписал грамоту, подтверждавшую их права и привилегии, но и произнес присягу никогда не отчуждать от Польской короны принадлежащие ей земли, в том числе Литву, Русь и Молдавию. Такая в общих выражениях составленная клятва в сущности ничего нового не прибавляла. Важнее то, что король обязался иметь при своей особе постоянную раду из четырех поляков и удалить от себя неприязненных Польше литвинов. Этот Петроковский сейм замечателен еще тем, что во время препирательств с королем поляки для обсуждения вопросов разделились на две избы или палаты: сенаторскую и рыцарскую (верхнюю и нижнюю).
   Все подобные споры между Поляками и Литво-Русью имели самое вредное влияние на важнейшие дела обоих государств. Так, Молдавские господари, угрожаемые Турками, хотя и признали себя вассалами Польши, но нередко отвергали свою зависимость, и, только благодаря смутам и междоусобиям за престол в самой Молдавии, поляки получали возможность вмешиваться в ее внутренние дела и поддерживать тем свое влияние. Особенно гибельны были русско-польские распри для южных Русских областей, страдавших от татарских набегов. Татары не только безнаказанно опустошали и брали большой полон в пограничных землях Киевской и Подольской, но проникали иногда в земли Галицкую и Волынскую. Летописи указывают на отдельные подвиги некоторых польских и русских пограничных воевод, которым удавалось иногда собрать небольшую дружину и где-либо при переправе через реки или в лесных местах ударить внезапно на возвращавшиеся толпы грабителей и отнять у них хотя часть полоненного народа. Но вообще в этих войнах Литво-Русины и поляки редко помогали друг другу; так далеко простиралась их взаимная неприязнь.
   В 1455 году скончался краковский епископ Збигнев Олесницкий, муж замечательного ума и характера, ревностный поборник католицизма и полонизма по отношению к Литовско-Русскому государству; но чрезмерными притязаниями относительно своего государя (напоминавшими историю Фомы Бекета и Генриха Плантагенета) он немало способствовал гибельному для Польши ослаблению королевской власти. Олесницкий умер в то время, когда Польша вступила с своим беспокойным соседом, Тевтонско-Прусским Орденом, в новую и еще более решительную войну, чем то было при Ягайле и Витовте.
   В Пруссии уже давно шла глухая борьба немецких городов и светских рыцарей-землевладельцев против притязаний Ордена, т.е. рыцарей-монахов, которые хотели держать в своих руках всю власть над страною, обременяя ее податями и налогами и стесняя торговлю городов, участвовавших в Ганзейском союзе. В конце XIV века некоторые светские рыцари заключили между собой конфедерацию или так называемое "Товарищество Ящерицы" (по отличительному его знаку) с целью отстаивать свои права против Ордена; к этому товариществу присоединились постепенно почти все торговые города Пруссии. В возникшем споре его с Орденскими властями римский папа и германский император склонялись на сторону Ордена. Тогда прусская конфедерация обратилась к Казимиру, и в марте 1454 года ее уполномоченные подписали акт подданства Прусской земли Польскому королю, выговорив в свою пользу разные привилегии относительно торговли, податей и управления. Но добровольное подданство надобно было утвердить оружием. Немецкий Орден, несмотря на свой упадок, сохранял еще настолько силы и энергии, что оказал упорное сопротивление, и даже нанес Казимиру большое поражение в битве под Хойницами в том же 1454 году. Затем война длилась с переменным счастьем целые 12 лет; пока Немецко-Прусский Орден, истощив все усилия к сопротивлению, попросил мира, который и был заключен при посредстве папского легата в Торуне в октябре 1466 года. По этому миру к Польше отошли земли Хельминская и Поморская, города Мариенбург, Гданск и Эльбинг; а восточная часть Пруссии с своею столицею Кролевцем или Кенигсбергом осталась за Орденом, но в некоторой вассальной зависимости от Польского короля. Главная причина, почему война так затянулась и окончилась все-таки далеко неполным покорением Орденских земель, заключалась в помянутых выше раздорах между Поляками и Литво-Руссами. Последние почти устранились от участия в войне, и вся тяжесть ее пала на Польшу. Таким образом, составляя политическую унию, имея теперь одного общего государя, две страны на этот раз действовали с меньшим единодушием и энергией, нежели в эпоху Ягайла и Витовта, т.е. в эпоху битвы при Танненберге. Один польский историк (Длугош) уверяет, что в Литовско-Русском княжестве противники существовавшей там польско-королевской партии завязали даже тайные сношения с Немецким Орденом.
   Во главе польско-королевской партии стоял боярин Монивид, воевода Трокский; а руководителем литовской оппозиции являлся тот самый Гаштольд, который был прежде дядькой Казимира и главною опорою его при утверждении на Литовском престоле. Партия же собственно русская и православная искала своего средоточия в князе Киевском Симеоне Олельковиче.
   Первым удельным Киевским князем из дома Гедимина был внук его Владимир Ольгердович. В его продолжительное тридцатилетнее княжение (1362 - 1392) Киев успел отдохнуть, обстроиться и вообще оправиться от своего упадка и разорения, причиненного Батыевым погромом. Усвоивши себе православие и русскую народность, Владимир Ольгердович усердно заботился о благосостоянии православной церкви в своей области и стремился даже восстановить митрополичью кафедру в Киеве; почему он поддерживал митрополита Киприана в то время, когда этот последний не был принят в Москве Димитрием Донским и проживал на митрополичьем дворе у Киевской Софии. Известно, что Витовт, утвердясь на великокняжеском Литовском престоле, изгнал из Киева Владимира Ольгердовича и посадил его в ничтожном Копыльском уделе, а Киевский стол отдал Скиргеллу Ольгердовичу (1392). Тщетно Владимир ездил в Москву просить помощи великого князя Василия Дмитриевича; последние годы своей жизни он провел в Копыле; но останки его были погребены в Киевско-Печерской лавре. Скиргелло был вполне русский по своему воспитанию и привычкам и ревностный поборник православия; но его княжение в Киеве продолжалось только четыре года. Однажды после пира у митрополичьего наместника он отправился на охоту за Днепр, тут заболел и вскоре скончался. Молва приписала его смерть отраве.
   После того Витовт, пользовавшийся всяким случаем подорвать удельную систему в Литве и Западной Руси и водворить в них свое единодержавие, не отдал Киевской области в удел никому из литовских или русских князей, а держал ее посредством своих наместников или воевод; первым из них был его доверенный вельможа Иоанн Ольгимунтович князь Ольшанский. В начале великого княжения Свидригайлова Киевским воеводою мы видим его храброго сподвижника Юршу или Юрия. Изгнанный из Литвы и Северо-Западной Руси Сигизмундом Кейстутьевичем, Свидригайло с своими приверженцами наш ел убежище в Киеве, и последний вновь сделался средоточием довольно обширного русского удела. Этот князь, как известно, несмотря на перемену веры, до конца остался преданным и русской народности, и православию, подобно своим старшим братьям Владимиру и Скиргеллу. Выше было сказано, что когда престол великокняжеский перешел к Казимиру Ягайловичу, а Свидригайло получил удел Луцко-Волынский, то руководитель юного Казимира Ян Гаштольд счел нужным сделать уступку русской княжеско-боярской партии и отдать Киевскую область на правах вотчинного княжества сыну Владимира Ольгердовича Копыльскому князю Александру, прозванием Олельку. Будучи внуком Ольгерда, Александр и по жене своей занимал высокое положение: он был женат на дочери Василия Дмитриевича Московского Анастасии, которая по матери была внучкою Витовта. По смерти этого последнего русская партия даже предлагала выбрать Олелька на Литовской великокняжеский престол. Поэтому Сигизмунд Кейстутьевич схватил его как своего опасного соперника и заключил в темницу вместе с женой и двумя сыновьями, где он просидел целых пять лет, т.е. до самой смерти Сигизмунда.
   Пятнадцать лет только управлял Киевскою областью в духе своего отца Владимира. Он скончался в 1455 году, приняв перед смертью монашество, и был погребен в той же Киево-Печерской лавре. Два его сына, Симеон и Михаил, вздумали было разделить между собою Киевскую область на правах вотчины и дедины; но Казимир не признал этих прав; он отвечал им: "дед ваш, князь Владимир, бегал на Москву и тем пробегал отчину свою Киев". Однако великий князь отдал Киев как пожизненный лен старшему, Симеону; а младшему Михаилу предоставил в качестве вотчины Копыль и Слуцк. Симеон Олелькович также до самой своей смерти (до 1471 г.) оставался Киевским князем. Он был искусный, храбрый военачальник и успешно отражал нападения Крымской орды на Киевские пределы. Верный преданиям своей семьи, он много заботился о восстановлении и украшении церквей, разрушенных Татарами. Киев особенно пострадал в 1416 году, когда он был взят Эдигеем и вновь разорен: причем Киево-Печерская лавра, уже претерпевшая погром Батыев, теперь была обращена в развалины. Симеон Олелькович восстановил обитель и почти заново выстроил ее знаменитый Успенский храм, вновь украсил его иконным расписанием и снабдил церковною утварью. В этой же Киево-Печерской обители он нашел успокоение по смерти, подобно своему деду и отцу. После него права на Киевское княжение перешли к его брату Михаилу и сыну Василию.
   Но теперь Польско-Литовский король уже настолько чувствовал упроченною свою власть в Западной Руси, что решил нанести удар русской партии и покончить существование особого Киевского удела. Казимир не забыл того, что литовско-русское боярство не один раз требовало от него, чтобы он или жил постоянно в великом княжестве Литовском, или назначил сюда особого наместника; при чем прямо указывал на Киевского князя Симеона Олельковича. Казимир не только отказался вновь отдать Киев кому либо из Олельковичей, но назначил туда своим воеводою даже не православного вельможу, а католика, сына Гаштольдова Мартына. Киевляне попробовали было не пускать этого воеводу; но Мартын пришел с литовским войском, взял Киев приступом и водворился в так называемом "Литовском замке", который был выстроен между Верхним Киевом и Подолом на особом возвышении (гора Киселевка).
   Михаил Олелькович в то время находился в Новгороде Великом, куда был призван в качестве Казимирова наместника партией Борецких. Узнав о смерти брата Симеона, он покинул Новгород и отправился в Киев; но нашел его в руках Мартына Гаштольдовича и принужден был довольствоваться своим Копыльским уделом. Однако лишение наследственного Киевского стола глубоко его оскорбило. Удельные князья Юго-Западной Руси явно видели, как Казимир IV шел здесь по стопам Витовта, заменяя этих князей своими наместниками и воеводами, и, конечно, не хотели безропотно уступать место единодержавному порядку. Составился какой-то заговор, во главе которого стали тот же Михаил Олелькович, его двоюродный брат Федор Иванович Вельский (также внук Владимира Ольгердовича) и один из князей Ольшанских, родственник Казимира по матери последнего. Планы и намерения заговорщиков остались для нас не вполне разъясненными. По одним источникам, они хотели захватить Казимира в свои руки, низложить его или даже убить и возвести на Литовский великокняжеский престол Михаила Олельковича; а по другим известиям, они задумали овладеть некоторыми восточными областями и вместе с ними перейти под державу великого князя Московского, о чем заранее вошли в переговоры с сим последним. Федор Вельский воспользовался своею свадьбою с дочерью Александра Чарторыйского и пригласил короля на празднество. Король действительно прибыл на свадьбу. Но тут заговор случайно был открыт, и слуги Вельского под пыткою выдали тайну своих господ. Вельский узнал о том ночью; он вскочил с постели, полуодетый бросился на коня, ускакал за московскую границу, и вступил в службу Ивана Васильевича. (Молодую жену его Казимир держал в Литве, и Вельский потом женился в Москве на другой). Товарищи его Михаил Олелькович и князь Ольшанский были схвачены и преданы суду, который приговорил их к смертной казни. Казимир утвердил приговор, и он был приведен в исполнение в августе 1482 года в Киеве перед воротами Литовского замка. Но, как мы сказали, суть этого дела пока покрыта какою-то таинственностью. Видим только, что удельной системе в Литовской Руси нанесен тяжелый удар, от которого она уже не оправилась.
   Некоторые русские князья продолжают еще владеть своими вотчинными областями, каковы: Слуцкие, Пинские, Кобринские, Одоевские, Новосильские, Воротынские, Белевские и пр. Но эти мелкие владетели или "служебные князья" уже не опасны более для политического единства Литовской Руси; они охотно принимают достоинство великокняжеских наместников в больших городах и пользуются сопряженными с ним доходами. Опасность представляли только удельные князья, пограничные с великим княжеством Московским, имея возможность передаваться на его сторону вместе с своими землями. Поэтому великий князь Литовский старается обеспечить их верность особыми договорами или "присяжными записями". Но подобные договоры оказались мало действительны, и под конец Казимирова правления некоторые русские удельные князья все-таки отложились от Литвы и поддались Москве. Только важнейшая пограничная область, Смоленская, была совершенно лишена своего старого княжего рода и крепко держалась посредством литовских воевод; древний город Смоленск, снабженный сильным гарнизоном, служил надежным оплотом Литовско-Русского государства с этой стороны*.
   ______________________
   * Разнообразные известия о заговоре Вольского и Олельковича и его исходе встречаются у немецкого хрониста в XVI веке Альберта Кранца (Vandalia. I. XIII) и в "Русской Хронике" издан. Даниловичем. См. также Нарбута. Т. VIII. Dodat. N X. Герберштейна. Послание кн. Ивана Дмитриевича Вольского к Сигизмунду Августу в 1567 г. - "Вивлиофика" Новикова т. XV. изд. втор. Перепечатано в Скарбце Даниловича т. II. Образчики договорных и присяжных грамот Казимира с удельными русскими князьями см. в Актах Зап. России I. NN 41,48,63. Отрывочные обзоры судьбы удельных княжеств Литовско-Русского государства можно найти в обширном исследовании Любавского "Областное деление и местное управление Литовско-Русского государства". Очерк I. (Чт. Об. И. и Д. 1892. кн. 3). Только автор не совсем верно придает Литовско-Русскому государству "федеральный характер". Точнее это была смесь удельной системы с феодальною. Самый переход этой системы к государственному единству остался недостаточно обследованным и выясненным.
   ______________________
  
   Кроме совершенного ослабления удельной системы в Литовской Руси, в княжение Казимира IV произошло, упомянутое выше, окончательное отделение Западнорусской церкви от Восточной в отношении митрополии. Видную роль в этом отделении играл известный митрополит-униат Исидор, пребывавший теперь в Риме в сане кардинала. По желанию папы Калликста III, он уступил своему ученику, другу и преемнику по игуменству (в монастыре св. Димитрия) Григорию свои права на часть Русской церкви, именно девять епархий, находившихся во владениях Литвы и Польши (Черниговскую, Смоленскую, Перемышльскую, Туровскую, Луцкую, Владимирскую, Холмскую и Галицкую); а бывший цареградский патриарх Григорий Мамма, подобно Исидору проживавший в Риме, рукоположил своего соименника в митрополита "Киевского, Литовского и всей нижней России" (1458 г.). Король Казимир не только не противоречил папскому решению, но и принял Григория под свое покровительство. Однако неудовольствие православных епископов и вообще русской партии на это назначение митрополита-униата из Рима было так сильно, что Григорий не осмелился показаться в Киеве, проживал более при великокняжеском дворе и умер в Новогродке Литовском (1472). Преемником его на Киевской кафедре, спустя года два, избран был епископ Смоленский Михаил; будучи противником унии, он испросил утверждения в своем сане от Константинопольского патриарха и потому беспрепятственно был признан Западнорусскими епархиями. С него собственно и начинается непрерывный ряд Киевских митрополитов, отдельных от Московских. Эти Киевские митрополиты становятся в менее зависимые отношения к светской власти, нежели митрополиты Московские; чему немало способствовало различие вероисповедания великих князей литовских от своих русских подданных. Казимир и его ближайшие преемники целым рядом грамот определяют и подтверждают независимость митрополичьего суда и неприкосновенность церковных имений и почти не вмешиваются в поместные церковные соборы.
   Киев в сию эпоху вновь становится средоточием религиозной жизни и просвещения Юго-Западной Руси. Особенно важно для последующей истории этой Руси то, что миряне, пользуясь более свободными отношениями церкви к светской власти, принимают деятельное участие в церковных вопросах, в соборных заседаниях, даже в выборе иерархов. Их близкое участие в интересах церкви выражается еще образованием церковных братств, имевших задачею основание школ и охранение чистоты православного учения. Город Киев, едва оправившийся от разорений Батыева и Эдигеева, вновь подвергся погрому от крымского хана Менгли-Гирея, который сжег и страшно опустошил его (1482 г.); причем знаменитая Киево-Печерская лавра опять была разрушена. Но усердием духовенства и всех Киевлян она вновь поднимается из развалин; богатые люди отказывают ей имущества и земли; таким образом обитель получила в свое владение многие земли и угодия, рассеянные в разных областях Юго-Западной Руси. Знатные люди нередко поступают в число ее иноков или ищут в ней последнего успокоения. Так, князь Федор Данилович Острожский, когда-то храбрый сподвижник Гусситов в их борьбе с Немцами и искусный полководец Свидригайла в его войне с Ягайлом, под старость постригся в Киево-Печерском монастыре; впоследствии западнорусская церковь причислила его клику святых. Но сам Киев не скоро оправился после Менгли-Гиреева погрома; особенно Верхний или Старый город долго лежал в развалинах*.
   ______________________
   * Относительно Григория Болгарина см. подтвердительную буллу на его поставление папы Пия II от 8 августа 1458 г. в Прибавлениях к т. VI. Поли. Соб. Р. Лет.; а грамоты митрополлта Ионы к Западнорусским епископам о непризнании Григория митрополитом в Актах Историч. I. NN 62 и 63, и его же некоторые другие послания о том же предмете см. в Историч. Библиотеке т. VI. О Григории Болгарине и его преемнике Мисаиле см. Макария "История Рус. Церкви", т. IX. А о Киеве в XIV веке проф. Антоновича "Киев, его судьба и значение с XIV по XVI столетие" (Киевская старина. 1882. Январь).
   ______________________
  
   Казимир IV был женат на австрийской принцессе Елизавете; он имел от нее шесть сыновей и семь дочерей. Сыновья его получили довольно тщательное воспитание: учителями их были итальянский выходец Филипп Бонакорси и краковский каноник Ян Длутош. Последний известен своим большим историческим трудом, именно "Польской историей", которую он довел почти до 1480 года и в которой заключается много любопытных данных по истории Литовской Руси того времени. Старший сын Казимира Владислав по смерти Георгия Подибрада был призван на престол Чехии, а по кончине Матвея Корвина Венгры также выбрали его своим королем. Пятый из сыновей, по имени тоже Казимир, отличавшийся особою набожностью, умер в молодых летах, погребен в Виленском соборе и причтен к лику местных католических святых. Шестой сын Фридрих получил достоинство епископа Краковского, а потом кардинала и архиепископа Гнезненского. Казимир IV во многом напоминал своего отца Ягайла; он так же не любил войны, был нерешительного нрава и так же страстно любил охоту. Летом 1492 года он захворал в бытность свою в Литве и поспешил в Польшу; но дорогой скончался в Гродне. В предсмертном завещании он назначил своим преемником на Польском престоле второго сына Яна Альбрехта, а на Литовском третьего сына Александра. И Поляки и Литвины своим избранием подтвердили волю Казимира. Только четвертый его сын и самый умный из братьев, Сигизмунд, оставался пока непристроенным.
   Таким образом еще раз Литовско-Русское великое княжество, согласно своему желанию, получило особого государя, и Польско-Литовской унии по-видимому вновь угрожала серьезная опасность. Но последующие события показали, что продолжительное царствование Казимира IV, несмотря на разные препятствия, значительно подвинуло вперед дело этой унии и подготовило ее окончательное торжество.
   К эпохе Казимира IV относится важный по своим последствиям переворот в южной Татарской степи; именно, возникновение особого царства Крымского, почти одновременное с началом царства Казанского. По мере упадка и дробления Золотой Орды все более и более выступали на историческую сцену и обособлялись те захваченные Татарами области, которые в более древнюю эпоху имели свое самостоятельное историческое существование. Как на берегах Камы и Средней Волги постепенно возродилось, хотя в несколько ином виде, древнее Болгарское царство, так в степях между Доном и Днепром уже вскоре после Татарского завоевания вновь стала обозначаться преемственность орд Печенежской, Торской и Половецкой. Уже в XIII веке мы видели здесь отделившуюся орду известного хана Ногая, имя которого потом надолго сохранилось в названии Ногайских Татар. С того времени при всяком удобном случае выступала наружу наклонность Крымской или Азовско-Черноморской Орды к обособлению от Сарайской или Нижневолжской. Спустя с небольшим сто лет, история Ногая повторилась в лице Тамерланова сподвижника Эдигея, который после своего изгнания из Сарая захватил власть над Крымскою ордою. После него эта орда на некоторое время воротилась под верховную власть Сарайского властителя, но потом получила себе династию в лице Гиреев и окончательно отделилась от Сарайской державы. В свою очередь и Сарайская или Нижневолжская Орда после окончательного своего упадка некоторое время продолжала еще существовать в виде незначительного царства Астраханского, в котором возродилась тень древней Турко-Хазарской державы в тесном смысле, т.е. той, которая имела своим средоточием Волжский Итиль. Яицкие улусы, называемые в русских летописях обыкновенно Синею Ордою, также стремились к обособлению, имея своим средоточием город Сарайчик.
   Но прежде нежели перейдем к основанию Крымского царства, с Гиреями во главе, приведем некоторые любопытные свидетельства очевидцев конца XIV и первой половины XV века о Татарских ордах, кочевавших в Придонских степях, и политическом положении Тавриды в то время.
   Во-первых, обратимся к помянутому выше описанию путешествия Пимена митрополита в Царьград в 1389 году, и продолжим приведенную выписку о его плавании вниз по Дону.
   "В пятое воскресенье (после Пасхи) миновали устье Медведицы и реки Белый Яр; а во вторник городище Серклию (Саркел?) и татарский перевоз (через Дон); тут впервые увидали мы много Татар. В среду обогнули Великую луку (колено Дона) и миновали улус Сарыхозин. Отсюда мы были одержимы великим страхом; так как вошли в землю Татар, которых по обоим сторонам Дона виднелось множество, подобное песку. В четверг проплыли мимо улуса Бекбулатова и видели огромные татарские стада, состоящие из овец, коз, волов, верблюдов и коней. В пятницу плыли мимо Червленных гор. А в шестое воскресенье миновали улус Акбугин, и I тут опять видели множество Татар и всякого их скота. Но никто из них нас не обидел; только везде спрашивали (откуда и куда едем); получив ответ, давали нам молока и отпускали с миром. Накануне Вознесения мы достигли города Азова, где живут Фряги и Немцы; а в следующее воскресенье сели на корабль, вышли из Донского устья в море и стали на ночь на якорь". Но в эту ночь Фряги, т.е. Генуэзцы, на лодках подошли к кораблю и схватили митрополита Пимена с : его свитою. Дело в том, что Пимен в одно из своих прежних путешествий в Царьград занимал там у Генуэзцев деньги, которых не уплатил. Этим объясняется, почему Пимен спешил в море. Но кто-то донес о нем Генуэзцам; они теперь взяли его и хотели заключить в тюрьму со всеми спутниками. Дело однако кончилось миром; митрополит и его свита дали Генуэзцам сколько могли денег и упросили отпустить их на свободу. После того путешественники благополучно проплыли Азовское или Сурожское море с его устьем (проливом) и вышли на "Великое море" (Черное); потом миновали "Кафинскийлимен" (Феодосийскую бухту) и Сурож.
   Итак мы видим, что Татары кочевали отдельными ордами или улусами, которые назывались по имени своих начальников, каковы Сарыхоза, Бекбулат и Акбуга; последние принадлежали, вероятно, к ордынским царевичам, т.е. к многочисленному потомству Чингизидов. А столкновение русских путников с Фрягами или Генуэзцами напоминает о том преобладании, которое эти деятельные, предприимчивые торговцы получили в восточной или Черноморской торговле Европы после того, как Палеологи одарили их разными правами и льготами за помощь, оказанную при уничтожении Латинской империи и восстановлении Византийской. Вместе с тем Генуэзцы с успехом старались вытеснить из тех стран своих соперников Венециан, возобладавших на Черном море во времена Латинской империи.
   Вскоре после восстановления Византийской империи Генуэзцы основали укрепленное торговое поселение Кафу на берегу обширной и прекрасной бухты на восточной стороне Тавриды или Газарии (как ее называли Итальянцы), на месте древней греческой колонии Феодосии. Это поселение, управляемое присылавшимися из Генуи консулами, быстро процвело и сделалось опорным пунктом для распространения генуэзского владычества на северных берегах Черного и Азовского морей. В следующем XIV веке, отсюда Генуэзцы завладели соседним греческим городом Сугдеею (Сурож русских летописей) и так называемой Готией, т.е. гористым южным побережьем полуострова, до отличной Балаклавской бухты включительно. Но у Кафы был беспокойный сосед, именно татарский город Солкат, лежавший от нее верстах в 25 далее внутрь страны, известный под именем Крыма. Тут утвердили свою резиденцию наместники Золотоордынских властителей, управлявшие кочевьями в Азовско-Черноморских степях и в северной полосе полуострова. Город был украшен несколькими мечетями и славился своими базарами, особенно невольничьим рынком. Кроме Татар здесь обитали Евреи и Армяне. Соседство такого богатого торгового города, как Кафа, представляло некоторые выгоды крымским ханам, именно для получений европейских изделий и для обмена их на собственные сырые произведения, особенно же для сбыта многочисленных пленников, захваченных во время набегов. Ловкие Генуэзцы пользовались обстоятельствами, то заключая с ханами договоры и покупая себе земли и разные привилегии, то с оружием в руках отстаивая свои владения от татарских хищников или вмешиваясь во внутренние их распри и междоусобия. Золотоордынские ханы, получая от Кафинских Итальянцев постоянные подарки, считали их в числе своих данников.
   На Азовском море нам известны две торговые итальянские колонии: Тана на левом устье Дона, близ развалин древнего Танаиса, и Порт Пизанский, основанный Пизанцами на месте нынешнего Таганрога. Татары называли Тану Азак, откуда у Русских она стала известна под именем Азова. В хождении Пимена замечено, что тут (кроме Татар) жили Фряги и Немцы, т.е. Генуэзцы и другие Итальянцы, преимущественно Венециане. Последние являются здесь же в XII веке; они-то собственно и основали Тану. Генуэзцы хотя и стремились совершенно преградить своим соперникам доступ в Азовское море и даже вели с ними жестокие войны, но иногда, наоборот, в виду обоюдной опасности от Татар вступали с ними в союз и оборонялись общими силами. Так, во время золотоордынского хана Джанибека в Тане генуэзец в ссоре убил татарина. Джанибек изгнал Итальянцев из этого города, отдав их дома и имущество на разграбление Татарам. Мало того, он осадил самую Кафу и хотел ее разорить. Тогда Генуэзцы и Венециане (имевшие в Кафе свою часть города) соединились и не только отстояли город, но и нанесли поражение осаждавшем войску; так что Джанибек принужден был заключить с ними мир. После того итальянские купцы снова явились в Тане. В 1395 году она была взята и сожжена Тамерланом, причем пощажены только мусульманские ее жители. Но торговые выгоды этого места были так велики, что, спустя несколько лет, Тана усилиями Итальянцев возникает из пепла и наполняется итальянскими колонистами, между которыми снова возобладали Венециане, и в городе начальствовал консул, назначаемый республикой св. Марка.
   К первой половине XV века относятся любопытные записки двух европейцев, именно уже раз помянутого нами бургундского рыцаря Жильбера де Ланнуа, посетившего Крым, и венецианца Иосафата Барбаро, долго жившего в Тане.
   Выше мы видели, что Ланнуа, в 1421 году отправлявшийся в Сирию и Египет, по политическим обстоятельствам из Южной Руси и Валахии, не поехал на Балканский полуостров, а повернул на восток и направился северным побережьем Черного моря на Крым и Кафу. Тут он посетил молдавский город Монкастро (Аккерман), обитаемый Валахами, Армянами и Генуэзцами. Отсюда часть своих людей и вещей Ланнуа отправил в Кафу, а сам с остальными поехал степью. На берегу Днепра он нашел большое татарское селение, принадлежавшее к владениям Витовта. Начальник этих Татар угостил путников осетрами, сваренными на кирпичах из сушеного навоза (кизяка), и потом велел своим людям переправить посольство на другой берег Днепра на маленьких челноках, сделанных из одного древесного ствола. Во время пути по следующей затем Черноморской пустыне однажды посольство расположилось на ночлег в каком-то лесу; голодные волки напали на пасущихся его коней и угнали их далеко; бывшие при после толмачи и татарские проводники бросились за ними в погоню и воротились только на следующий день с пойманными лошадьми. Когда Ланнуа вступил в Таврические степи, то он подвергся нападению толпы конных Татар, устроивших засаду в камышах. К счастью, в этот день посол и его свита имели на себе шляпы, подаренные Витовтом, и какие-то значки литовской службы; а Татары эти принадлежали к орде Солкатского хана, находившегося в большой дружбе с Витовтом. Они ограничились тем, что взяли с посла разные подарки, состоявшие в золоте, серебре, хлебе, вине и куньих мехах; затем проводили посольство до города Солката или Крыма окольными путями, чтобы избежать встречи с другими вооруженными шайками. Дело в том, что означенный Солкатский хан только что умер, и страна находилась в большом смятении по причине междоусобных распрей: хан Золотой Орды хотел поставить здесь своего подручника, а некоторые местные вельможи желали иметь своего особого хана. По той же причине Ланнуа только мимоездом заглянул в Солкат и поспешил проехать в Кафу. Этот город он нашел укрепленным со стороны суши тройными стенами и цветущим своею торговлею. Генуэзские власти приняли путешественника с честью, отвели ему особую квартиру в городе и прислали в подарок четыре корзинки с конфектами, четыре факела, сто восковых свечей, бочонок мальвазии и хлеба. Посол начал было собирать сведения, отыскивать проводников и толмачей, чтобы объехать Черное море и сухим путем достигнуть Иерусалима. Но, убедясь в трудности и даже невозможности пробраться туда по великим пустыням, сквозь разные народы, он решил ехать морем. В то время в гавани Кафы находились четыре венецианские галеры, прибывшие из Таны и отправлявшиеся в Средиземное море. Ланнуа воспользовался этими галерами, они довезли его со свитою до Константинополя.
   Современник Ланнуа, баварский путешественник по Востоку Шильтбергер, также посетивший Кафу, сообщает следующее о ее разнообразном населении. Во внутреннем городе жители по преимуществу Итальянцы, кроме них Греки и Армяне. Во внешнем городе, окруженном второю стеною, кроме Итальянцев, Греков и Армян, обитали еще Татары, имевшие свою мечеть, и Евреи двух толков, т.е. талмудисты и караимы, а потому имевшие две синагоги*.
   ______________________
   * Хождение митрополита Пимена в Царьград, составленное смоленским иеродиаконом Игнатием, в Никон. Лет. т. IV. "Сказания русских людей" Сахарова. 97 - 107. Отрывок из Ланнуа, относящийся к его посещению Западной Руси и Татар, в указанном выше Познанском издании Лелевеля и в III томе Записок Од. Об. Ист. и Др. с примечаниями Бруна. Записки Шильтбергера изданы в Записках Новор. Университета, т. I, 1867 г. в русском переводе и со многими примечаниями того же проф. Бруна. Относительно генуезских колоний на Черном море главное пособие: Мурзакевича "История Генуезских поселений в Крыму". Одесса. 1837. Его же "Генуезские консулы города Кафы" (Зап. Од. Об. Ист. и Др. т. III). Его же "Донесение об осмотре архива банка св. Георгия" (ibid. т. V). Волкова "О соперничестве Венеции с Генуею в XIV веке" и "Сборник венециано-генуезских грамот 1342 - 1491 гг." (ibid. т. IV).

Его же "Четыре года города Кафы" (ibid. VIII). Юргевича "Устав для Генуезских колоний на Черном море 1449 года", "Генуезские надписи в Крыму" и "Донесение о поездке в Крым в 1861 г." (ibid. т. V). Его же "О могилах генуезских, находимых в России" (ibid. т. VIII) и "Новые Генуезские надписи" (ibid. т. VII). Вообще о Таврич. полуострове той эпохи Сестренцевич-Бугуш Histoire de la Tauride. Brunswich. 1800. (Русский перевод издан в 1806 г.). Кеппена "О древностях южного берега Крыма и гор Таврических". Спб. 1837. Архимандрита Антонина - "Заметки XII - XV века на греч. Сипаксаре, относящиеся к городу Сугдее" (Зап. Од. Об. т. V).
   ______________________
  
   Хотя Ланнуа не называет по имени Солкатского или Крымского хана, бывшего приятелем Витовта и умершего перед приездом рыцаря, но, по всей вероятности, здесь идет речь об известном Эдигее, который под конец своей жизни действительно находился в дружеских отношениях с великим князем Литовско-Русским. Открывшимися между его сыновьями распрями за власть воспользовался Саранский двор, чтобы вновь подчинить себе Крымский улус. В таком положении является этот улус в известиях Иосафата Барбаро, относящихся к тридцатым годам XV столетия.
   Барбаро находился в городе Тане или Азове в то время, когда в Золотой Орде вспыхнуло междоусобие Кучук-Магомета с Улу-Магометом, т.е. Младшего с Старшим. Один из сыновей Эдигея, по имени Наурус, поссорился с Улу-Магометом и, возмутив часть орды, перешел на сторону его соперника Кучук-Магомета. Со своими полчищами они направились из Каспийских степей к нижнему Дону. Чтобы облегчить прокормление людям и многочисленным их стадам, Кучук и Наурус разделили их отряды, которые двигались на значительном расстоянии друг от друга. Барбаро говорит, что еще за месяц до прибытия хана начали появляться около Таны небольшие кучки молодых Татар, по три и по четыре человека, верхами, с запасными конями в поводу; некоторые из них заезжали на час, на два в город. По мере приближения хана эти кучки увеличивались. Обыкновенно передовые или разведочные всадники для своего продовольствия имели при себе кожаные мешки с пшеничным тестом, замешанным на меду, и деревянную чашку; по мере надобности они размешивали это тесто водою и ели. Кроме того, они из своих луков метко стреляли дичь, которая водилась в степи во множестве, в особенности куропатки и драхвы; а в случае нужды питались кореньями, травами и всем, что попадалось под руку. Но теперь стояла зима, и сама река Дон покрыта была толстым льдом.
   Наконец прибыл сам хан и остановился подле Таны в одной старой мечети. Консул или начальник колонии отправил Барбаро для поднесения хану, его матери и Наурусу даров, которые состояли из шелковых тканей, хлеба, вина, пива (буза) и других вещей, числом до девяти, по обычаю страны. Барбаро и его товарищи нашли хана сидящим в мечети на ковре вместе с Наурусом. Оба они показались ему еще молодыми людьми. Хан благосклонно принял подарки. После отъезда хана потянулся за ним весь его народ со своими стадами; сначала явились конские табуны в 60, 100, 200 и более лошадей; за ними стада верблюдов и быков, наконец и мелкий скот. Это движение продолжалось ровно шесть дней, и в течение их все пространство снежной степи, какое только можно было окинуть глазом, было усеяно, как муравьями, двигавшимися людьми и животными. Ворота Таны оставались заперты, и купцы итальянские целый день стояли стражею на городских стенах, так что утомлялись до изнеможения. А между тем они видели только одно левое крыло шедшей мимо Орды. Вся она двигалась лавой, что в огромных размерах представляло подобие того порядка, в каком Татары производили охоту на диких животных (т.е. подобие облавы); диаметр пространства, занятого этою лавой, простирался более чем на полтораста миль. Обоз Орды состоял из бесчисленного множества двухколесных крытых повозок (арбы), обитых собачьими шкурами, войлоком или сукном, смотря по состоянию хозяев; в них помещались женщины, дети и всякое добро. Некоторые повозки нагружены были круглыми кибитками небольшого размера, которые при остановке ставились прямо на землю и тотчас готовы были для жилья.
   Во время движения Орды мимо Таны какой-то знатный татарин, родственник хана, по имени Эдельмуг, заехал в гости к Барбаро, который угощал его в течение двух дней; татарину особенно понравилось вино, и он пил его без меры. Уезжая, гость пригласил хозяина поехать с ним в Орду; Барбаро принял приглашение. Переезжая через устье Дона, пьяный татарин не разбирал дороги, и его неподкованная лошадь, попадая на гладкий лед, непокрытый снегом, беспрестанно скользила и спотыкалась, за что получала частые удары плетью. Вечером они пристали к одному отряду Татар, расположившемуся на ночлег; а наутро продолжали путь посреди этого двигавшегося муравейника. Когда они прибыли к месту, где стоял хан, то нашли его в шатре, окруженного большою толпою народа. Просители и вообще люди, ожидавшие ханского приема, стояли на коленях без оружия, которое лежало поодаль. По знаку хана, проситель вставал, приближался к нему на расстояние восьми шагов, снова падал на колени и в таком положении выслушивал его решение или приказание. Там, где хан останавливался на более или менее продолжительное время, Орда тотчас располагала свои ставки в известном порядке с прямыми широкими улицами и переулками; причем оставлялись просторные площади, на которых устраивались базары; делались печи, в которых варили и жарили мясо и приготовляли разные кушанья из молока, масла и творог; при Орде всегда находились сукновалы, кузнецы, оружейники и всякого рода мастеровые (набранные особенно из пленных невольников). Таким образом, татарский стан представлял вид открытого города, т.е. неукрепленного стенами. Зимою от множества скота такой город был нестерпимо грязен, а летом наполнен ужасною пылью.
   Относительно хищности и прожорливости Татар Барбаро рассказывает следующее. Когда, по вскрытию рек, т.е. весною, он поехал посмотреть на свою тоню или рыбный завод, находившийся верстах в 50 или более от Таны вверх по Дону, то узнал от рыбаков, что в течение зимы они наловили и насолили множество рыбы и икры; но проходившие мимо татарские отряды все это забрали и сожрали как свежую рыбу, так и тухлую, совсем с головками, а также истребили всю соль, заготовленную в большом количестве. При этом они разломали суда и унесли с собою доски (для починки своих повозок) и разрушили соляные мельницы, чтобы добыть из них небольшое количество железных связей. Еще более пострадал другой итальянский купец, также имевший свою тоню. Из предосторожности он велел вырыть большую яму, спустить в нее 30 бочек икры и потом засыпать сверх землею, сжечь на том месте поболее дров, чтобы надежнее скрыть яму. Но Татары отыскали и все расхитили. По известию Барбаро, Татары занимались посевом хлеба; для чего в марте в назначенное ханом время все желающие отправлялись с рабочим скотом, женами и детьми на известное поле, вспахивали его, засевали пшеницею и просом, и потом возвращались в Орду. После того хан с этою ордою старался кочевать, не удаляясь от засеянного поля. Когда хлеб созревал, все желающие опять отправлялись туда с повозками, волами и верблюдами, и собирали жатву, которая по причине плодородия почвы иногда бывает чрезвычайно обильна. Тот же Барбаро с похвалою отзывается о храбрости и неустрашимости кочевников, в пример чего рассказывает, как однажды пятеро Татар и сорок танских горожан напали и уничтожили сотенную шайку Черкес, спрятавшихся в соседнем лесу с намерением чинить набег на город. Барбаро сам участвовал в этом нападении и удивился отчаянной храбрости одного татарского купца.
   Барбаро сообщает и самый исход предприятия Кучук-Магомета и Науруса. Услыхав о приближении их, Улу-Магомет (по-видимому кочевавший где-то на западной стороне Дона) не решился выступить навстречу и бежал из Орды со своими детьми и приверженцами. (Мы уже знаем его дальнейшую судьбу.) После того Кучук-Магомет сделался повелителем всей Орды и в июне месяце снова подошел к Дону на своем обратном пути. Посланные вперед люди заготовили много плотов из леса, тогда еще в большом количестве росшего по берегам этой реки. Кроме плотов, заготовлен был фашинник из хвороста и тростника. Этот фашинник привязывали к плотам и повозкам; к ним же привязывали по несколько лошадей, которых пускали вплавь. Таким способом в два дня вся Орда спокойно переплавилась на другой берег. Когда Барбаро, спустя месяц после этой переправы, поехал водою на рыбную тоню, то он встречал столько плавающих плотов и фашин, что местами река была ими почти запружена, и еще большее количество их было разбросано по берегам. Во время этой переправы Татар через Дон, помянутый выше Эдельмуг опять заехал в Тану и прогостил два дня у Барбаро. Чтобы еще более скрепить дружбу, татарин привел одного из своих сыновей и просил Барбаро считать этого юношу как бы своим сыном; причем плащ последнего надел на хозяина и подарил ему восемь русских пленников из своей добычи, захваченной в России.
   Из воспоминаний Барбаро о Татарах можно заключить, что в этот промежуток времени Крымская или Черноморская орда не имела своего хана, независимого от Золотой Орды. Но вскоре потом она получила такого хана в лице Ази или Хаджи Гирея.
   Темны и сбивчивы известия о происхождении Крымской династии Гиреев. Есть предание, что Черноморские Татары, угнетаемые междоусобиями по смерти Эдигея, сами выбрали себе ханом некоего Ази, юношу из потомства Чингизова, в детстве спасенного от смерти и потом воспитанного в Литовских владениях каким-то простолюдином, по имени Гиреем, и что в благодарность к нему Ази весь род его стали называться Гиреями. По одним, водворение нового хана произошло во времена Витовта и под его покровительством, по другим во времена Казимира IV. Но самое это предание баснословно. Достоверно то, что Ази-Гирей действительно жил в Литве и был из рода Тохтамыша, который, как известно, нашел там убежище со многими своими Татарами. Когда после Эдигея усилились татарские набеги на южно-русские пределы, Казимир IV или его главные советники решили посадить в Крыму преданного себе хана и противопоставить его властителям Золотой Орды; причем воспользовались стремлением крымских мурз к образованию самостоятельного ханства и вошли с ними в соглашение. В 1446 году король отправил Ази-Гирея в Крым в сопровождении многих Татар и с отрядом своего войска под начальством маршала Радивила. Крымские мурзы приняли его и посадили у себя ханом. Ази-Гирей, кроме Крымских улусов, соединил под своею властью также Ногайские улусы, кочевавшие между Азовским морем и Днепром; вообще он почитается настоящим основателем Крымского царства.
   Это окончательное отделение Крыма и Черноморья от Золотой Орды сопровождалось жестоким междоусобием, которое усиливалось еще родовою враждою между потомками Тохтамыша и Темир-Кутлуя; последние властвовали тогда в Сарае (Кучук-Магомет был внуком Темир-Кутлуя). Обязанный своим возвышением Казимиру, Ази или Хаджи-Гирей всю жизнь оставался верным его союзником и не раз наказывал других Татар за их нападение на Литовско-Русские земли. Такими хищными набегами в то время в особенности отличался хан Седи-Ахмет, по-видимому властвовавший в степях между Доном и Днепром. В 1451 году посланный им царевич Мазовша дошел до самой Москвы и сжег ее посады. А в следующие годы Седи-Ахметовы Татары сделали несколько опустошительных набегов в Северию и Подолию. Хаджи-Гирей в свою очередь внезапно напал на Седи-Ахмета, разбил его и заставил искать спасения в Литовских владениях (1455); но там он был заключен под стражу и потом водворен в городе Ковне, где и умер.
   Усиление Крымского юрта почувствовали на себе и генуэзские колонии. Распространяя свое господство в степях на севере от Тавриды, Хаджи-Гирей старался завладеть и юго-восточными побережьями полуострова, и так стеснил Генуэзцев, что они принуждены были признать себя его данниками. Он и самую столицу своего ханства перенес из Солката или Крыма в южную часть полуострова, именно в Бахчисарай. Гробница его находится в мечети этого города. Он умер в 1467 году. Власть Крымского царя, подобно другим татарским ханам, в его собственном юрте была ограничена родовою аристократией, т.е. начальниками знатнейших фамилий, которые имели свои особые владения и распоряжались ими на правах феодальных. Из таких родов в Крыму возвысились особенно пять (Ширын, Барын, Кулук, Сулеш и Мансур), главы которых собственно и распоряжались судьбами ханства. В особенности их влияние сказывалось при выборе ханского преемника; так как многочисленность царских сыновей и неопределенность престолонаследия в Крыму, как и в других ханствах, порождали иногда жестокие распри и междоусобия. Подобные междоусобия возникли и по смерти Хаджи-Гирея, оставившего после себя многих сыновей. Ему сначала наследовал старший сын Нордоулат; но потом престолом завладел один из младших, энергичный, предприимчивый Менгли-Гирей. Этот знаменитый хан неоднократно испытал на себе превратности судьбы: он несколько раз достигал престола и был свергаем соперниками и, наконец утвердился на нем с помощью Турок.
   В 1453 году, как известно, пала окончательно Византийская империя под ударами Османов. Генуэзцы оказывали ей деятельную помощь в этой предсмертной борьбе, и потому должны были подвергнуться жестокой мести со стороны султана Магомета II. Первым его делом был разгром Галаты, генуэзского предместья Константинополя. Тогда Генуэзская республика, в виду предстоявшего нападения Турок на ее Черноморские колонии и своих расстроенных финансов, поспешила передать город Кафу со всеми его владениями в ведение Банка св. Георгия, который обладал достаточными денежными средствами для военных издержек. Но эта мера не спасла колонии. В 1475 г. сильный турецкий флот и войско осадили Кафу с моря и с суши. Внутренние несогласия, измены и неспособность местных властей помогли Туркам овладеть этим крепким городом. Тут в числе разных приезжих торговцев погибло и пограблено много гостей московских (так наз. "сурожан"). Затем Турки покорили себе и другие итальянские торговые колонии в Крыму, а также и некоторые мелкие княжества в южной части полуострова, например, Мангупское.
   В точности неизвестно, какую роль Менгли-Гирей играл в этих событиях. Мы знаем только, что вскоре потом он признал над собою верховную власть турецкого султана, и в некоторых приморских городах полуострова водворились турецкие гарнизоны. Таким образом, только что освободясь от подчинения Золотоордынским ханам, Крымский юрт попал в более крепкое подчинение Константинопольских Османов. Но зато Менгли-Гирей, опираясь на Турок, окончательно утвердился на Бахчисарайском престоле. Он продолжал политику своего отца по отношению к Золотой Орде, т.е. был ее злейшим врагом; но не последовал ему в отношениях к Польско-Литовскому государству. Великий князь Московский Иоанн III сумел сделать его своим усердным союзником в борьбе с Волжскими ханами и с Литовскими государями. Никогда Литовская Русь не испытывала таких страшных опустошений, как при Менгли-Гирее, при котором Крымская орда и получила тот по преимуществу хищный, разбойничий характер, которому она следовала потом в течение трех столетий по отношению к своим христианским соседям; в особенности она истощила население русских областей захватами огромного количества пленников, которые обращались в неволю и составляли значительную часть живого товара на турецких базарах.
   Со времени Менгли-Гирея изменились пределы Литовской Руси на Юге, т.е. со стороны Киевщины и Подолья. При Ольгерде эти пределы далеко выдвинулись в татарские степи, а при Витовте они достигли берегов Черного моря. Он старался оградить свои южные окраины от Татар построением новых крепостей и обновлением старых. Так он вновь укрепил древний Канев, а ниже его по Днепру основал Черкасы и Кременчуг; на острове Тавани, т.е. на главном перевозе в низовьях Днепра, поставил таможню; при море построил крепость на месте позднейшего Очакова и устроил гавань на Гаджибейской бухте или на месте нынешней Одессы. При устье Днестра, против Монкастро или Аккермана, он поставил замок; а выше на Днестре возникла крепость Тягин, названная впоследствии Бендеры. Кроме того, упоминаются в соседней степи и другие крепости и замки. Но Литовско-Русское государство потеряло эти южные окраины в царствование совсем неэнергичного Казимира IV, гораздо более занятого частыми сеймами и помянутыми выше распрями Литво-Руссов с Поляками, чем обороною своих границ. Менгли-Гирей завоевал и уничтожил крепости, основанные при море и в близкой к нему степи, и распространил сюда кочевья своей Орды. Вследствие частых татарских набегов и опустошений, вскоре между этими кочевьями и населенною частью Киевской области образовалась широкая пустынная полоса земли, долго потом служившая поприщем постоянной войны между русскими колонистами с одной стороны и татарскими хищниками с другой*.
   ______________________
   * "Путешествие Иосафата Барбаро в Тану" издано вместе с русским переводом и комментариями В. Семеновым в его "Библиотеке иностранных писателей о России" т. I. Спб. 1836. О городе Тане см. Леонтьева "Розыскание на устьях Дона" (Пропилеи, кн. IV). Что касается окончательного отделения Крымской Орды от Золотой и в особенности происхождения династии Гиреев, в этом отношении господствует порядочная темнота и сбивчивость в историографии вообще, а в особенности у Хаммера в его Geschichte der Goldenen Horde и Geschichte der Chane der Krim (Wien. 1856). По его "Истории Золотой Орды" (стр. 384) Эдигей погиб в сражении на берегах Яксарта только в 1431 году. Более сообразно с обстоятельствами предположение проф. Бруна, высказанное в помянутых выше комментариях к Ланнуа, что Солкатский хан, умерший перед его приездом, "вероятно был Эдигей". Рассказы прежних историков (Дегиня, Сестренцевича, Нарушевича, Карамзина и пр.), основанные на сочинениях Хивинского хана Абульгази, Литвина Михалона, жившего в XVI в. (De moribus Tartarorum, Litvanorum et Moschorum. См. Архив Историко-юрид. свед. М. 1854) и некотор. др., о том, как царевич Ази был воспитан Гиреем и как Татары Крымские получили его себе на царство из рук Витовта, - эти рассказы не выдерживают критики. Мы видели, что в тридцатых годах XV века, т.е. по смерти Витовта, Барбаро не упоминает ни о каком особом крымском царе. С этим обстоятельством совпадает известие наших летописей о том, как Василий Васильевич тягался в Сарае со своим дядею Юрием о великом княжении перед Улу-Махметом; причем сторонник Юрия мурза Ширин-Тягиня ездил с ним на зимовку в Крым в 1432 году; этот мурза, конечно, был главою одного из пяти знатнейших крымских родов (Ширинского), а Крымская Орда, очевидно, находилась тогда в подчинении у Сарайского хана. Поэтому гораздо более достоверно известие так наз. Хроники Быховца под 1446 г., где говорится, что пришли к великому князю Казимиру князья, уланы и все мурзы Ширинские и Бахрынские и от всей орды Перекопской, и просили у него себе на царство Ачгирея, который выехал из орды при Сигизмунде и получил от него город Лиду; Казимир отпустил его с честью в сопровождении земского маршалка Ра дивила, который и посадил его на Перекопском царстве. Нарбут ссылается еще на одну рукопись с выписками из Лидских актов, которые подтверждают, что Хаджи Гирей действительно держал Лидское староство (VIII. 56). Это известие в общих чертах подтверждается грамотою в. кн. Александра Казимировича к Менгли-Гирею в 1492 г., где говорится "также и тебе ведомо, иж и отец твой царь Гаджи-Кгирей у отца нашего хлеб соль ел и оттоль и столца царскаго достал". (Акты Запад. Рос. I. N 102).

Еще материалы и пособия для начальной истории Крымской орды: Негра "Извлечения из Турецкой рукописи, содержащей историю Крымских ханов". (Зап. Од. Об. Ист. и Др. т. I). Григорьева "Монеты Джучидов, Генуезцев и Гиреев, битыя наТаврич. полуострове" (ibid. т. I). Броневского в переводе Шершеневича и с примечаниями Мурзакевича (ibid. т. VI), Кроме того несколько сведений о Крымской истории той эпохи у Длугоша, Кромера, Меховия и Гвагнина. Березина "Тарханные ярлыки Крымских ханов" (Зап. Од. Об. VIII). Спасского "Старый Крым" (ibid. IV). Хартахая "Историч. судьба Крымских Татар" (Вест. Европы. 1866июньи 1867 июнь). Сестренцевича Histoire du Royaume de la Chetrsonese Taurigue. 2 edit. St. Prsb. 1824. Абульгази Histoire Mongolorum et Tatarorum. Casani. MDCCCXXV. Мухамеда-Разы История Крымских ханов (Ассебоссейяр или семь планет. Издана под наблюд. Казембека. Казань. 1832). Вельяминова-Зернова "Материалы для Истории Крыма". В его же "Исслед. о Касимов, царях и царевичах" приведены выписки из Родословной царей Крымских и Астраханских, по рукописному Синопсису Сторожев. монастыря; по этой Родословной Ази-Гирей является сыном Дулат-Бердея, внуком Тохтамыша (Г. 44). Точно так же по Родослов. книге, изданной во Времен. Моск. Об. Ист. и Др. кн. 10, стр. 129 и 222. По этой Родословной отец Ази-Гирёя Дулат-Бердей жил в Литве у Витовта. В том же исследовании Вельяминов-Зернов, по поводу брата Менгли Гиреева Нур-Доулета, бывшего потом Касимовским ханом, приводит любопытную выписку из Дженнаби, восточного писателя XVI века, о Менгли-Гирее. Взятый Турками в плен при завоевании Манкупа и отвезенный в Константинополь, он вместе с другими пленниками осужден был Магометом II на казнь; но помилован в минуту исполнения приговора, осыпан почестями и отправлен в Крым в качестве султанского наместника (I. 101). Эти рассказы Дженнаби, впрочем, не вполне достоверны в своих подробностях. Недостоверно также сообщение Эль-Дженнаби о происхождении Крымских ханов от Кучук Магомета, Тохтамышева сына (?). (Тизенгаузена "сборник". 538).
   ______________________
  
  

VIII. Вечевые общины. Новгород и Псков

Стремление Пскова к самобытности и борьба с Немцами. - Присоединение Эстонии к Ливонскому Ордену. - Пожары и вражда партий в Новгороде. - Его борьба со Шведами. - Король Магнус. - Болотовский договор и Псков, младший брат Новгорода. - Владыка Василий и неудачная попытка церковной самостоятельности в Новгороде и Пскове. - Отпадение Заволочья и возвращение его. - Внутренние новгородские смуты. - Голод и моровая язва. - Владыка Евфимии II. - Поход Василия Темного и Яжелбицкий договор. - Зависимые отношения Пскова к Москве. - Церковные дела в Пскове. - Политический строй Новгорода и правительственный совет. - Пятины. - Община Псковская и ее устройство. - Заметки Ланнуа и любопытная икона.

   Политическая история Великого Новгорода в XIV и XV веках представляет постоянное колебание, сначала между Тверским и Московским влиянием, а потом между Московским и Литовским, пока Москва постепенно не взяла верх над своими соперниками и не уничтожила Новгородской самобытности. В то же время Новгородцы продолжали исконную борьбу за прибрежья Финского залива с своими заморскими соседями Шведами; а Псковичи должны были по-прежнему отстаивать русские пределы со стороны Ливонских Немцев. История этой эпохи усложняется еще взаимными неладами этих двух вечевых общин или собственно стремлением Пскова к своему обособлению, к политическому и церковному отделению от Новгорода - стремлением, которое увенчалось успехом относительно политического, но не церковного.
   Мы видели, что в первый период борьбы между Тверью и Москвою Новгородцы приняли сторону Московского князя против более близкого соседа, т.е. Михаила Ярославича Тверского, от которого они терпели разные притеснения. Но когда усилилась Москва, то она в свою очередь также стала теснить Новгородскую землю. Начиная с Ивана Калиты, почти все великие князья Московские стараются подчинить себе Великий Новгород, т.е. держать в нем своих наместников, стеснять его вольности, собирать с него как можно более даней и присваивать себе его волости. Но в это время Западная Русь собиралась под властью великих князей Литовских, и Новгородцы иногда ищут у этих последних поддержки против притязаний Москвы. Так, во время ссоры с Иваном Калитой, они вошли в сношения с Гедимином; призвали к себе его сына Наримонта, крещеного по православному обряду, и дали на содержание ему и его дружине доходы с городов Ладоги, Орехова, половины Копорья и с Корельской земли, конечно с условием защищать северо-западные Новогородские пределы от внешних неприятелей, которыми в то время были Шведы (1333). Но по-видимому Наримонт, не отличавшийся деятельным, предприимчивым характером, недолго оставался в Новогородской земле.
   Обращаясь к Литве за союзом, Новогородцы могли иметь в виду не одну опасность со стороны Москвы; Может быть, этим союзом они пытались противодействовать политике своего пригорода Пскова, который именно в соседней Литве искал тогда поддержки для своих давних стремлений к отделению от Новгорода. Продолжительное и славное княжение литовского выходца Довмонта в значительной степени подвинуло вперед дело Псковской самобытности и связи с Литвой. После него некоторое время княжил в Пскове его сын Давид, который с своею литовскою дружиною также не раз помогал Псковичам обороняться от нападений Ливонских Немцев. Далее известно, что Александр Михайлович Тверской во время своего изгнания был принят Псковичами, и потом они посадили его у себя на княжение из рук Гедимина. Десятилетнее княжение Александра немало способствовало дальнейшему развитию Псковской отдельности. Однако Псков все еще признавал себя новгородским пригородом, иногда принимал к себе наместников Новогородского князя, посылал свою рать на помощь Новгороду, и в свою очередь требовал от него помощи против Ливонских Немцев. Но так как эта помощь не всегда являлась в случае нужды, то поневоле приходилось обращаться к Литовским князьям.
   В 1341 году у Псковичей возобновилась война с Ливонскими рыцарями из-за убийства псковских послов, проезжавших через землю Летголы. Немцы в начале этой войны успели поставить новый крепкий замок на пограничной псковской земле, на реке Пивже (Нейгаузен). Псков, на ту пору не имея у себя особого князя, обратился в Новгород с просьбою прислать наместника и войско на помощь. По словам Новогородской летописи, Новогородцы исполнили эту просьбу; но будто бы Псковичи вернули их с дороги, сказав, что более в помощи не нуждаются. Псковская летопись, наоборот, говорит, что Новгород не дал никакой помощи. Последнее ближе к истине, потому что Псковичи принуждены были обратиться к другому своему соседу, Ольгерду Литовскому, тогда еще удельному князю Витебскому. Последний воспользовался случаем вмешаться в дела северо-западной Руси, чтобы подчинить ее своему влиянию, и действительно явился вместе с братом Кейстутом и сыном Андреем. Немцы осадили Изборск. Этот передовой оплот Псковской земли с западной стороны незадолго перед тем, по решению псковского веча, посадником Селогой был перенесен на ближнюю, более удобную для обороны, местность, и укреплен каменными, плитяными стенами, которые Немцы теперь тщетно старались сокрушить своими стенобитными орудиями. Немецкая рать однако оказалась так сильна, что Ольгерд не решился напасть на нее, и остановился в некотором расстоянии. Но и Немцы с своей стороны, встретив мужественное сопротивление и опасаясь нападения Литвы, после нескольких дней осады сняли ее и отступили в свою землю. Тогда Ольгерд ушел домой, несмотря на просьбы Псковичей остаться у них на княжении: вместо себя он дал им в князья сына своего Андрея. Война с немцами продолжалась еще около трех лет; Псковичи выдержали ее только одними собственными силами и окончили ее с честью. В числе их предводителей в этих войнах с Немцами отличались литовский наместник князь Юрий Витовтович и служебный изборский князь Евстафий. Впрочем Пскову немало помогли события в самой Ливонской земле.
   Около того времени Датское владычество в Эстонии почти прекратилось вследствие смут и споров за престол в собственной Дании; датско-немецкое вассальное рыцарство Эстонии стало управляться само собой и не признавало над собой почти никакой зависимости. Вместе с тем усилилось бесправное положение покоренных Эстов, которым некуда было обратиться для защиты от жестоких притеснений рыцарей - помещиков. Вообще тяжело было положение туземного крестьянского населения в орденских владениях, но особенно невыносимо оно было в Эстонии. Современный немецкий летописец (Виганд Марбургский) говорит, что рыцари и вассалы бесчестили дочерей и жен Эстов и Эзельцев, отнимали имущество и "поступали с ними, как с рабами". "Наши собаки пользуются лучшим обращением, нежели эти люди", - заметил другой немецкий писатель (Кранц). Выведенное из терпения, туземное население наконец возмутилось и начало в свою очередь разрушать замки и монастыри и предавать мучительной смерти попавших в их руки Датчан и Немцев (1343 г.). Но недаром завоеватели воздвигали в тех краях крепкие замки; в них спаслись остатки местного рыцарства. Крестьяне однако двумя большими скопищами осадили главный город провинции Ревель и местопребывание эзельского епископа Гапсаль. В то же время они обратились за помощью к Шведам, предлагая перейти в их подданство. Рыцарство, вместе с датским наместником Ревеля, с своей стороны, просило о помощи Ливонский Орден. Магистр Бурхард фон Дрейлевен немедленно с сильным войском явился на выручку Ревеля. Мятежники были побиты, и захваченные в плен подверглись изысканным казням. Отсюда Дрейлевен двинулся к Гапсалю; осаждавшие его разбежались при одном известии о приближении Немцев. Восстание было усмирено на острове Эзель и в целой Эстонии с такою жестокостью, что вся страна обратилась почти в пустыню. Положение уцелевшего крестьянства после того сделалось еще тяжелее, закрепощение его за помещиками было почти полное. Датское владычество в Эстонии сменилось владычеством Немцев, и этот порядок был подтвержден тем, что король Вальдемар III отрекся от своих прав на Эстонию в пользу гохмейстера Тевтонского Ордена Генриха Дусмера за 19 000 марок серебра (1346); а гохмейстер потом переуступил эти права за 20 000 марок магистру и рыцарству Ливонского Ордена, который фактически уже владел Эстонской областью.
   В то время, когда происходили эти события в соседней земле, Великий Новгород обуреваем был разными бедствиями и смутами. Часто случались там пожары; но особенно опустошителен был пожар в июне 1340 года. Он начался с улицы Розважи в Неревском конце и истребил значительную часть Софийской стороны; сильный вихрь перебросил пламя через Волхов на Торговую сторону; причем сгорел большой Волховский мост; много домов и церквей погорело и в Славянском конце. Население спешило выносить свое имущество в поле или на огороды, а также на лодки и учаны; но огонь перебрасывало так далеко, что не спаслось и это вынесенное имущество. А чего не пожрало пламя, то было разграблено злыми людьми, которые, пользуясь смятением, не только захватывали всякий товар и вещи, но и убивали тех, кто стерег эти вещи и сопротивлялся грабителям.
   Последние не щадили и самих храмов; известно, что богатые граждане имели тогда обыкновение ставить на сохранение лучшее свое имущество в кладовые при каменных церквах. Злые люди грабили это имущество вместе с дорогою церковною утварью; причем убили несколько церковных сторожей. Едва город начал потом оправляться и вновь обстраиваться, как летом 1342 года произошел новый большой пожар. Напуганное население после того некоторое время боялось оставаться в городе; множество народа жило в полях или в лодках, а лихие люди опять пользовались смятением и грабили. Только усилиями владыки Василия удалось восстановить спокойствие; он собрал игумнов и священников, учредил пост, крестные ходы, молебны; мало-помалу народ воротился в город и снова принялся возобновлять погоревшие жилища.
   Но осенью того же года поднялась сильная смута, вызванная вечным соперничеством богатых семей из-за высокого и прибыльного посадничьего сана.
   В октябре умер посадник Варфоломей Юрьевич; его погребли в отцовском гробе, в церкви Сорока Мучеников, что в Неревском конце; погребение совершал сам владыка Василий с игумнами и священниками. После него остались сыновья Лука и Матвей. Боярская партия дала посадничество Федору Даниловичу, очевидно, члену другой знатной семьи, неприязненной Варфоломеевичам. Тогда Лука собрал толпу повольников из разных оборванцев и беглых холопов, и, без согласия властей, без владычьего благословления, отправился в Заволочье, где, вероятно, его семья имела большие поземельные владения. Он поставил себе укрепленный городок Орелец на Двине, около впадения в нее Емцы; усилил свою вольницу соседними Емчанами и начал грабить Двинские погосты, по-видимому, не разбирая новогородские поселения от туземной Чуди. А сын его Оницифор отсюда отправился воевать берега Ваги, большого левого притока Двины. Заволочане, подвергшиеся грабежу и обидам от повольников, воспользовались разделением их сил и убили Луку, когда он однажды с 200 человек выехал из Орельца на грабеж. Едва весть о том дошла до Новгорода, как чернь, приверженная к семье Варфоломея, восстала на посадника, обвиняя его в том, что он тайком послал подговорить Заволочан на убиение Луки. Чернь разграбила дома и подгородные села, принадлежавшие семье посадника Федора Даниловича; а сам он с братом Андреем успел спастись бегством в крепость Копорье. Сын Луки Оницифор, воротясь в Новгород, бил челом народному вечу на Федора и Андрея, будто они действительно подослали людей на убиение его отца. Владыка послал юрьевского архимандрита Иосифа с некоторыми боярами в Копорье за посадником и его братом. Те приехали в Новгород и клялись, что не думали подсылать убийц. Народ тотчас разделился на две стороны. Оницифор Лукинич и дядя его Матвей Ворфоломеевич собрали своих сторонников на мятежное вече у св. Софии; а Федор и Андрей Даниловичи созвали большое вече на Ярославлем дворе. Архиепископ, очевидно, мирволивший семье Варфоломеевичей, отправился с какими-то требованиями от них на большое вече. Но мятежники, не дождавшись его возвращения, ударили на Ярославов двор, однако были побиты; Матвея захватили и посадили в церковь под стражу, а Оницифор успел убежать. Это было поутру; а по обеде уже весь город вооружился: Торговая сторона за Федора, Софийская за Оницифора. Едва владыке Василию и великокняжескому наместнику Борису удалось помирить обе стороны и утишить восстание. Но борьба партий продолжалась; после того мы видим в Новгороде частую смену посадников; в их числе встречаем Остафия Дворянинцева, а потом помянутых Матвея Ворфоломеевича и Оницифора Лукинича, и снова Федора Даниловича.
   Эта борьба Новогородских партий несомненно происходила в связи с усиливающимся Московским влиянием, которое имело своих противников и сторонников. Такое влияние, естественно, возбуждало неудовольствие в великих князьях Литовских. В 1346 году Симеон Гордый лично приезжал в Новгород; был здесь торжественно посажен на стол и прожил три недели на Городище. Но едва он уехал, как Ольгерд, в предыдущем году захвативший великое Литовское княжение, с сильным войском вступил в Новогородскую землю, повоевал берега Шелони и Дуги, взял окуп с Порхова и Опочки и ушел назад с большой добычей и полоном. Причину своего нападения он объявил довольно странную: "Лаялменя посадник ваш Остафий Дворянинцев, назвал меня псом", - велел он сказать Новогороддам. Последние выступили против неприятеля, но с дороги воротились; созвали вече, и на этом вече убили Остафия Дворянинцева, говоря: "из-за тебя пропали наши волости!" Новогородские раздоры, очевидно, стали иногда сопровождаться недостойными, малодушными деяниями*.
   ______________________
   * Летописи Новгородские, Псковские и Софийские. О войне Пскова с Немцами и событиях в Эстонии см. Scriptores Rer. Livonic. II. Бунге Livl. Urkundenbuch. II. Пособия: Рутенберг (Gesch. der Ostseeprov.) и Боннель (Russ.-Livland. Chronographie).
   ______________________
  
   В это время, когда в Новгороде пребывали наместники великого князя Московского, Псков, как мы видели, имел своим князем Ольгердова сына Андрея и все более и более обособлялся из общего состава Новогородской земли. Великий Новгород наконец принужден был открыто признать Псковскую самостоятельность. Поводом к тому послужили внешние отношения, именно возобновившееся наступательное движение Шведов на северо-западные пределы.
   С небольшими перерывами малая война со Шведами за обладание Корелою длилась почти всю первую половину XIV века: Новгородцы ходили иногда Финским заливом или Ладожским озером разорять шведские поселения в Финляндии и осаждали Выборг, но неудачно; а Шведы в свою очередь делали судовые набеги на новгородские земли и доходили до самой Ладоги. Чтобы запереть неприятелям доступ в Ладожское озеро, Новгородцы наконец догадались построить укрепленный городок на Ореховом острове, на истоке Невы (1323 г.). Несколько раз обе стороны заключали мир, и постоянно его нарушали; этому нарушению немало способствовали сами Корелы: в своем стесненном положении между двумя сильными народами и между двумя исповеданиями, православием и католичеством, они то держались новгородского владычества и крестились по православному обряду, то переходили на сторону Шведов и принимали католичество; поэтому часто терпели разорение от обеих сторон. Таким образом, кроме борьбы за границы эти войны имели и религиозный характер, в особенности со стороны Шведов, подстрекаемых папскими буллами к распространению католической веры.
   Король Магнус Эрихсон, соединивший в своих руках короны Швеции и Норвегии, желая загладить неудовольствие, возбужденное его расточительностью и распущенным образом жизни, вдруг обнаружил чрезвычайную ревность к апостольским подвигам. Он затеял крестовый поход на Новгородцев, чтобы их самих обратить в католическую веру, и к собственному войску присоединил еще много наемных Немцев.
   В 1348 году в Новгород явилось послание от Шведского короля с следующим неожиданным предложением: "пришлите на съезд своих философов, я тоже пришлю своих; пусть поговорят о вере; если ваша вера окажется лучше, то я иду в нее, а если наша, то вы идете в нашу веру; а не захотите быть в единении, буду воевать вас всеми своими силами". Новгородское вече, посоветовавшись с владыкою, придумало ловкий ответ: "если хочешь узнать, какая вералучше, наша или ваша, то пошли в Царьград к патриарху; ибо мы приняли свою веру от Греков; а с тобой спорить о ней не будем; если же есть какое между нами (соседское) неудовольствие, то посылаем бояр к тебе на съезд". Тысяцкий Аврам, Кузьма Твердиславич и иные бояре приехали в Ореховец; отсюда Кузьма Твердиславич отправился к королю, который тогда с своим флотом стоял у Березовых островов, т.е. против Выборга. Но Магнус отослал Кузьму назад уже с решительными требованиями, чтобы Новгородцы приняли католичество. Затем он вступил в Неву и занялся осадою Ореховца; а между тем посылал отряды, которые принялись силою крестить новгородскую Ижору в католическую веру. Новгородцы начали собирать свое земское ополчение, а вперед послали небольшую дружину под начальством помянутого боярина Оницифора Лукинича; ему удалось побить 500 Немцев из тех, которые крестили Ижору. Новгородское ополчение с посадником Федором Даниловичем и великокняжими наместниками двинулось в Ладогу; но не шло далее, поджидая помощи от великого князя. Симеон Иванович Гордый обещал эту помощь и даже пошел было сам с войском; но, отвлекаемый другими делами, с дороги воротился, поручив войско брату Ивану; а последний дошел только до Новгорода и здесь остановился. Благодаря этой медленности и нерешительности как Новгородцев, так и Москвитян, король yen ел взять Ореховец; причем попали в плен тысяцкий Аврам, Кузьма Твердиславич и восемь иных новгородских бояр; завоеванный город был занят шведским гарнизоном. Брат великого князя Иван Иванович, известный своим невоинственным характером, после того ушел с московским войском обратно в Низовую землю.
   Таким образом в самый разгар войны с сильным неприятелем Новгородцы были предоставлены одним собственным средствам. Они старались заручиться по крайней мере помощью Псковичей, с каковою целью околотого времени заключили с ними договор в селе Болотове. По этому договору Псков признавался младшим братом Великого Новогорода. Новгородцы отказались от права назначать посадников в Пскове; владычним наместником на церковном суде в Пскове должен быть природный Пскович; а в Новгород Псковичи не могли быть призываемы к суду как светскому через подвойских, изветников и биричей, так и церковному через Софьян или владычных людей. После того в новгородском ополчении мы действительно встречаем псковскую дружину. Это ополчение из Ладоги двинулось наконец далее и подступило к Ореховцу. Меж тем болезни, недостаток продовольствия, ропот собственных подданных на поборы и военные тягости, соперничество военачальников шведских с наемными немецкими, а также неудачи, постигшие флот, - все это охладило апостольское рвение Магнуса, и он с главным войском ушел за море. Тем не менее шведский гарнизон в Ореховце, состоявший из 800 человек, оборонялся мужественно, и осада затянулась. Вдруг Псковичи получили известие, что Ливонские Немцы нарушили мир и начали воевать Псковскую землю одновременно в разных местах. Псковичи, конечно, всполошились и собрались уходить на защиту собственной земли. Тщетно Новгородцы упрашивали их остаться, напоминая о братстве и только что заключенном договоре. Псковская дружина выступила из лагеря не тайком, не ночью, а в полдень, при звуке своих воинских труб, бубнов и "посвистелей". Шведы со стен смотрели на это отступление и смеялись. Однако дело кончилось не в их пользу.
   Новгородцы на этот раз действовали мужественно и энергично: они стояли под городом всю осень и зиму, от Успеньева дня до 24 февраля 1349 года. Наконец им удалось своими приметами зажечь город и потом ворваться в него. Шведы думали спастись в каменную башню; они были частью изрублены, частью взяты в плен. Война продолжалась еще некоторое время. Новгородцы вновь подступили к Выборгу и пожгли его окрестности. Наконец в самой Швеции возникли смуты: недовольные вельможи объявили Магнуса лишенным престола; в Норвегии посадили королем его младшего сына Гакона, а в Швеции старшего Эриха. В таких обстоятельствах Шведы при посредстве Ливонского Ордена в городе Юрьеве или Дерпте заключили мир с Новгородцами, в 1350 году. По этому миру Корелия была разделена между Швецией и Новгородом; граница проведена по реке Сестре, впадающей в Финский залив. С обоих сторон разменялись пленными. Этот мир Новгорода со Шведами оказался довольно прочен; ибо после того мы только изредка встречаем некоторые мелкие пограничные нападения, не имевшие важных последствий.
   Псковская община также одними собственными силами отстояла себя от Ливонских Немцев в войне 1348 - 49 гг. В этой войне был убит под Изборском храбрый литовский наместник Юрий Витовтович. После того Псковичи, обманутые вообще надеждою на Литовскую помощь против Немцев, послали в Полоцк к Андрею Ольгердовичу и велели сказать ему, что более не признают его своим князем; так как он вместо того, чтобы самому сидеть в Пскове, держал в нем своих наместников. Следствием чего был конечно гнев со стороны Ольгерда, который велел захватить находившихся в Литве псковских купцов, отнять у них товар и коней и самих засадить в тюрьмы; но потом, взявши с них выкуп, отпустил. А сын его Андрей с Полочанами напал на соседнюю псковскую волость Ворнач и повоевал ее (1350). Псковичи потом отомстили ему набегом на Полоцкую область под начальством своего служилого князя Евстафия Изборского.
   В ту эпоху Россию, как известно, посетила великая моровая язва или так называемая Черная Смерть. С особою силою она свирепствовала в Пскове, где продолжалась все лето 1352 года. Все кладбища при церквах так переполнились, что пришлось рыть могильные ямы вдали от церквей. Многие мужчины и женщины спешили удалиться в монастыри и там постричься, чтобы встретить смерть в "ангельском чине". Плач и отчаяние господствовали в городе. В это печальное время по просьбе псковских властей явился владыка Василий, "не в свою чреду", т.е. не в обычное и определенное время, когда происходил "епископский подъезд", адлятого, чтобы благословить паству и преподать ей духовное утешение. Он совершил крестный ход вокруг города с некоторыми мощами святых, со всем духовенством и народом. После того владыка отбыл из Пскова, но дорогою скончался; очевидно, он сделался жертвою той же Черной Смерти*.
   ______________________
   * Летописи те же. Пособия: Долин Geschichte des Reiches Schweden и Гейер Geschichte Schwedens. О Болотовском договоре Новгорода с Псковом сообщают Новогородская Четвертая, под 1348 г. Новогородская Третья и Софийская Первая под 1347 г. Название Пскова младшим братом Новгороду приводится в Новогородской Третьей. О моровой язве в Пскове и кончине владыки Василия см. Новогородскую Четвертую летопись и Псковскую Первую.
   ______________________
  
   Это был один из замечательных новгородских владык, более 29 лет управлявший Новгородской церковью. В 1330 году владыка Моисей удалился в Колмовский монастырь, им самим основанный и расположенный верстах в двух от Софийской стороны, на берегах Волхова. Тщетно Новгородцы просили его воротиться на свой престол; Моисей принял схиму и благословил граждан избрать на его место достойного мужа. Целых восемь месяцев В. Новгород оставался без архипастыря. Наконец, после многих совещаний граждан с духовенством, излюбили поставить архиепископом Григория Калеку, священника при церкви Козьмы и Демьяна на Холопьей улице. Его постригли в иноки, назвали Василием и посалили на владычном дворе. А затем он ездил для своего поставления во Владимир, где тогда находился митрополит Феогност. Василий оправдал свой выбор и явился весьма деятельным владыкою. Он был усердный строитель и, кроме нескольких каменных церквей, воздвиг новые каменные стены вокруг Софийского кремля; в особенности усиливалась его строительная деятельность после больших пожаров, опустошавших Новгород. Василий, как и другие лучшие новгородские владыки, являлся ревностным патриотом в случаях политической невзгоды и не раз сам ездил во главе посольства к Ивану Калите и Симеону Гордому, чтобы утишать их ссоры с Новгородцами. Особенно любопытна его двойственная борьба с одной стороны за церковную самостоятельность Новгорода, с другой - против таковой же самостоятельности Пскова.
   Вместе с своим политическим обособлением от остальной Руси Новгород всегда стремился и в церковном управлении стать в менее зависимые отношения к Русскому митрополиту. Такое стремление усилилось, когда митрополит основал свое пребывание в Москве и когда он стал оказывать явную помощь великим князьям Московским на поприще собирания или политического объединения Руси. Новгородские владыки старались ограничить свои отношения к митрополиту одним постановлением в свой сан и пытались устранить его право высшего духовного суда.
   Это право обыкновенно состояло в том, что митрополит вызывал к себе на суд новгородского владыку, если случалась на него какая жалоба, или посылал доверенных лиц в Новгород для разбора тяжб, подлежащих церковному суду, а иногда лично посещал Новгород для того, чтобы творить там духовный суд, т.е. решать накопившиеся дела. Такие посещения назывались "подъездом" и долженствовали продолжаться по целому месяцу, почему и право на подъезд носило еще название "месячного суда". Эти подъезды совершались редко и обставлялись возможною торжественностью. Навстречу митрополиту выходил владыка с духовенством, с крестами и народною толпою к церкви св. Спаса на Ильине улице. Митрополит, сопровождаемый большою свитою, входил в эту церковь, облачался, и отсюда соединенная процессия с зажженными светильниками впереди направлялась через Торговище и Волховский мост в соборный храм св. Софии. Тут митрополит соборне совершал литургию и с амвона говорил поученье. Местопребыванием митрополита служило подворье у церкви Иоанна Предтечи на Чудинцеве улице. Подъезд сопровождался пиршествами, которые устраивали владыка и граждане, а также поднесением даров. Все это время содержание митрополита и его многочисленных спутников лежало на местном духовенстве и монастырях, которые доставляли съестные припасы и другие потребные вещи. А так как и все пошлины с церковного суда в это время шли в митрополичью казну, то понятно, что такие подъезды были довольно отяготительны для Новгорода, особенно для его владыки. Путешествия этого последнего во Владимир или в Москву также сопровождались большими расходами, преимущественно на подарки митрополиту и великому князю. Естественно поэтому стремление новгородских владык, по причинам политическим и экономическим, ограничиться только путешествием туда для постановления своего в архиепископский сан и присвоить самим себе право высшего церковного суда в своей епархии. Но они встретили энергическое сопротивление со стороны Москвы. Новгород обратился к цареградскому патриарху, и помощью его авторитета думал поставить свое духовенство в более независимые отношения к московскому митрополиту. Патриархия хотя благосклонно выслушивала новгородские посольства и принимала от них дары, но не решилась нарушить древнее единство Русской церкви. Притом подобным новгородским проискам Москва противопоставляла свои внушения в Царьграде.
   Все, чего успел добиться владыка Василий, - это получить некоторые внешние знаки почета; а именно, митрополит Феогност дал ему право носить кресчатые ризы, т.е. епископскую фелонь с нашитыми четырьмя крестами. Кроме того, если верить одному позднейшему сказанию, присвоенный новгородским архиепископам белый клобук начался именно с Василия, который получил его от цареградского патриарха Филофея.
   Как Новгород в XIV веке стремится подкрепить свою политическую самобытность освобождением собственной церкви от полного подчинения общерусскому митрополиту, так и Псков в то же самое время, вместе с политическим обособлением от Новгорода, делает попытки к церковной независимости от Новгородского владыки, т.е. хлопочет иметь своего особого епископа. Сначала он думал добиться этого права с помощью великого князя Литовского Гедимина, из рук которого принял к себе на княжение известного изгнанника Александра Михайловича Тверского. Пользуясь помянутым выше удалением в монастырь архиепископа Моисея и временным сиротством новгородской кафедры, Псковичи выбрали себе епископом инока Арсения, и послали на Волынь к владыке Феогносту в 1331 году с просьбою о поставлении. Эту просьбу поддержали великий князь Литовский и некоторые его подручники западнорусские князья. Но она встретила сильное противодействие со стороны нового владыки новгородского Василия, который почти одновременно с Арсением прибыл тогда к Феогносту для своего поставления. Сам митрополит вообще стоял за сохранение существовавшего порядка в Русской церкви; кроме того, он и не решился бы сделать такой важный шаг, как учреждение новой русской епархии, без согласия великого князя Московского. Арсений получил отказ, и псковское посольство воротилось со стыдом. Литовский князь, недовольный этим отказом, хотел выместить свою досаду на новгородском владыке, так что Василий и сопровождавшие его новогородские бояре с трудом избежали плена, пробираясь из Волыни в отечество окольным путем через Чернигов и Брянск. Под Черниговом они попались было в руки погнавшихся за ними какого-то удельного киевского князя Федора и татарского баскака с шайкою в 50 человек; но Новогородцы мужественно отразили нападение.
   После неудачи с Арсением Псковичи на время покорились решению митрополита, и в 1333 году с почестями приняли владыку Василия, когда он приехал на свой подъезд. По-видимому, примирению с ним не мало способствовал княживший тогда в Пскове Александр Михайлович Тверской, у которого Василий в этот приезд воспринимал от купели новорожденного сына Михаила. (Впоследствии, достигнув отроческих лет, будущий знаменитый князь Тверской Михаил Александрович отвезен в Новгород к владыке Василию, чтобы под его руководством учиться грамоте.) Подъезды Новогородских архиереев во Псков в эту эпоху стали окружаться такою торжественностью и сопровождались такими большими расходами, которые напоминают описанные выше митрополичьи подъезды в Новгород; только они происходили гораздо чаще этих последних. Псковское духовенство с крестами, князь, посадники, бояре и народ встречали владыку у городских ворот и провожали его на подворье. Первым делом владыки было "соборование", т.е. совершение торжественного богослужения в Троицком соборе; причем он "читал синодик" или поминальную книгу. Это чтение сопровождалось пением вечной памяти погребенным здесь князьям и всем пролившим свою кровь за св. Троицу и св. Софью; затем следовали провозглашение многолетия христианам Пскова и Великого Новгорода и проклятие их врагам (при русских епископиях подобное соборование совершалось обыкновенно в первое Воскресенье великого поста). Владычний подъезд во Пскове продолжался также месяц; главное его значение состояло в отправлении церковного суда, освящении новых церквей и сборе владычных пошлин. Местное духовенство в это время должно было доставлять содержание или "корм" владыке и его многочисленной свите или "Софьянам". Кроме корма натурою, оно должно было еще вносить ему денежный оброк, известный под именем "поплешной пошлины", т.е. с каждой священнической головы или плеши (тогда священники отличались выстриженною маковкою или гуменцем). Подъезд также сопровождался дарами, пирами и угощением, которые предлагались от духовенства, городских властей и простых граждан; последние устраивали пиры в складчину целыми концами.
   Но не столько эти угощения, сколько разные пошлины были обременительными для Псковского духовенства и возбуждали с его стороны жалобы. Обременительно было также право владыки назначать своим наместником в Пскове для церковного суда кого-либо из Софьян и требовать Псковичей на суд к себе в Новгород.
   Когда владыка Василий опять прибыл в Псков в 1337 году, по удалении оттуда Александра Михайловича Тверского, Псковичи не только приняли его холодно, но и не дали ему владычнего суда, и он. уехал, изрекши на них проклятие. После того их раздор с владыкою и с Новгородом продолжался целые десять лет и окончился известным Болотовским договором 1347 - 48 года. Условия этого договора, как мы видели, более всего касались ограничения прав владыки. Он обязался назначать своим наместником кого-либо из местных жителей, а также не звать более псковское духовенство на суд в Новгород. Вместе с тем по-видимому были точнее определены владычные пошлины и порядок подъезда; для последнего окончательно установлен четырехлетний срок. Таким образом, Псковичи добились некоторых уступок в пользу своего церковного самоуправления; но зато Новгород сохранил принадлежность Пскова к своей епархии*.
   ______________________
   * Летописи Новогородские. Acta Patriarch. Constant. 1. Беляева "Церковь и духовенство в древнем Пскове" (Чтения в Москов. Общ. Любителей Духовн проев. 1863). Никитского "Очерк внутренней истории Пскова". Спб. 1873. Его же "Очерк внутренней истории церкви в Великом Новгороде". Спб. 1879. Памятники Старин. Рус. Литературы. I. ("Повесть о Новогородском белом клобуке").
   ______________________
  
   Когда скончался владыка Василий, Новгородцы упросили престарелого Моисея вновь занять архиепископский престол. В это время мор или Черная смерть перешла в Новгород, а отсюда распространилась далее по Северо-Восточной Руси. Моисей еще семь лет правил Новгородской церковью, и, удручаемый телесною немощью, опять ушел в монастырь, только в другой, на Сковородке, точно так же им самим основанный. Тогда Новгород прибег к избранию владыки помощью жребия: в Софийском соборе на престол положили три жребия и потом два взяли; а чей остался, тот считался избранным Богом и св. Софьею. Таким способом выбор пал на чернеца и Софийского ключника Алексея, которого тотчас взяли на владычные сени, т.е. водворили в архиепископских покоях. Тверской епископ Федор посвятил его сначала в дьяконы, потом в попы: а в следующем году (1360) он в сопровождении некоторых бояр ездил во Владимир на Клязьме, где соименный ему митрополит Алексей поставил его архиепископом. Но еще прежде этой поездки владыка Алексей имел случай оказать услугу своей пастве делом умиротворения. Вследствие обычной борьбы партий, сосредоточенной около посадничьего сана, в 1359 г. в Новгороде произошел мятеж. Славянский конец восстал против посадника Андреяна Захарьинича и поступил при этом коварным образом. Славяне заняли свои места на вече, имея брони под платьем ("в доспесе подсели бяху"); тут затеяли ссору, свергли Андреяна и объявили посадником Сильвестра Лентеевича. Произошла свалка; Славяне побили и разогнали Заречан или мужей Софийской стороны, которые были безоружны. Вслед за тем поднялась вся последняя сторона, чтобы отомстить за свою братью; а Славяне разобрали Волховский мост. Три дня обе партии стояли в оружии друг против друга. Тогда оба владыки, старый Моисей и нареченный Алексей, с Юрьевским архимандритом и игумнами явились посреди враждующих и начали осенять их крестным знамением. "Дети! - сказал Алексей, - не доспейте себе брани, поганым похвалы, а святым церквам и месту этому пустоты, не соступайтеся на бой". Граждане послушались духовного пастыря и разошлись по домам. Софийцы однако успели пограбить ближние села Сильвестра и некоторых других бояр Славянского конца. Посадником не оставили ни Андреяна, ни Сильвестра; а выбрали третьего, Никиту Матвеевича (м. б., двоюродный брат известного Оницифора Лукинича).
   Владыка Алексей около тридцати лет управлял Новгородскою церковью; он был истый Новгородец по происхождению и по характеру, и продолжал стремление своих предшественников к приобретению возможно большей независимости от московского митрополита.
   Большую часть княжения Димитрия Иоанновича Донского Новгородцы жили в мире с ним и с его наместниками. Сближению Новгорода с Москвою в это время способствовали и отношения к Твери, которая вновь усилилась при Михаиле Александровиче; а последний, действуя в союзе с Ольгердом Литовским, не только возобновил соперничество с Москвою из-за великого стола, но и, подобно своему деду Михаилу Ярославичу, явился жестоким неприятелем Новгородцев, теснил их пределы и отнималу них волости, а однажды взял приступом Торжок и разорил его. Поэтому и Новгородцы с своей стороны усердно помогали Димитрию против Михаила. Насколько они в то время действовали самостоятельно в своих делах, видно из примера литовского князя Патрикия Наримонтовича. Лишенный удела в собственном отечестве, этот князь пришел в Новгород, и вече дало ему в кормление почти те же города, которые некогда держал его отец Наримонт, именно: Орехов, Корельский и половину Копорья (1383). Но в следующем году Ореховцы и Корельцы принесли жалобы на притеснения от князя. Вслед за ними явился сам Патрикий и поднял за себя Славянский конец. Целые две недели продолжались шумные веча. Три Софийские конца снова вооружились против славян; а последние поспешили разобрать Волховский мост. Наконец помирились на том, что Патрикию вместо прежних городов дали Русу, Ладогу и берег Наровы.
   В эпоху Димитрия Донского мы встречаем несколько больших исходов, совершенных новгородскими повольниками на Волгу; причем они грабили купеческие суда, не разбирая и московских; и даже нападали на московские города и селения. Такие грабежи хотя и возбуждали неудовольствие великого князя, однако он долго оставлял их без наказания, отвлекаемый иными более важными делами. Но к этим неудовольствиям присоединились потом и другие.
   Известно, что после митрополита Алексея в русской иерархии наступил довольно смутный период, ознаменованный борьбою нескольких соперников за митрополичий престол. Одно время в России явились даже три митрополита: Дионисий, Пимен и Киприан. Новогородцы вздумали воспользоваться этими смутными обстоятельствами, и на вече 1384 года порешили не давать митрополиту подъезда или месячного суда в Новгороде, не ездить к нему на расправу по церковным делам и предоставить своему владыке, чтобы он сам вершил все духовные дела на основании Номоканона; а посаднику и тысяцкому ведать свои суды, причем для каждой тяжущейся стороны на суде должны присутствовать по два боярина и по два житьих мужа. В таком смысле написана была "докончальная грамота", на соблюдение которой вече присягнуло, и к ней привесили городскую печать.
   С этим решением по времени совпала ссора с Москвою из-за Черного бора, за которым приезжали в Новгород бояре великого князя; но принуждены были уехать, не окончив сбора. Известно, что Димитрий Иванович, уладивший к тому времени все другие свои дела, припомнил Новгороду грабежи его повольников и в 1386 году предпринял на него большой поход. Известно также, что поход окончился мирным договором, по которому Новгородцы согласились на Черный бор и обязались заплатить 8000 руб. за грабежи повольников. О помянутой выше вечевой грамоте, относящейся к митрополичьему суду, в договоре пока ничего не говорится. Вопрос о нем поднялся спустя еще пять лет, уже при следующем великом князе Василии Дмитриевиче. Когда Киприан окончательно утвердился в Москве и восстановил единство митрополии, то обратил строгое внимание на новогородские притязания и зимою 1391 года приехал в Новгород. Владыкою там был Иоанн, преемник Алексея, который добровольно сложил сан и удалился в Деревяницкий монастырь (1388). Владыка, духовенство и народ встретили митрополита с большими почестями и устроили для него обычные пиры; а он совершил торжественно литургию у св. Софии и у св. Николая на Ярославлем дворе. Но когда Киприан потребовал, чтобы Новгородцы уничтожили докончальную грамоту и дали ему верховный митрополичий суд, то получил решительный отказ.
   "Мы уже крест целовали стоять как один человек, - отвечали Новогородцы, - и, запечатав грамоту, души свои запечатали".
   "Дайте мне грамоту, - говорил Киприан, - я сам сорву печать, а крестоцелование с вас снимаю и прощаю".
   Граждане упорно стояли на своем. После двухнедельного пребывания митрополит с гневом уехал из Новгорода и наложилна него отлучение. Новогородцы снарядили посольство в Царьград к патриарху Антонию с жалобою на это отлучение и с просьбою утвердить их решение. Говорят, будто бы послы грозили патриарху, что в случае отказа с его стороны Новогородцы перейдут в латинство. Но Антоний и созванный им по этому случаю собор патриархата хорошо знали положение дела по известиям из Москвы; знали, что подобная угроза, идущая от одной только боярской партии, не заключает в себе ничего серьезного в виду народной преданности православию. А потому Новгородцы получили неблагоприятный ответ от патриарха, который не снял с них отлучения и советовал им подчиниться требованиям митрополита. Когда таким образом рушился расчет на поддержку высшей духовной власти, выступила на сцену светская власть, т.е. великий князь Московский. В 1393 году в Новгород явились послы Василия и вместе с Черным бором потребовали выдать грамоту о церковном суде. Сначала Новогородцы продолжали упорствовать и открыли было войну с Москвою. Но когда великокняжеское войско, захватив Торжок, стало опустошать новогородские владения, партия мира и дружбы с Москвою взяла верх. Вече вновь согласилось на Черный бор, отослало спорную грамоту митрополиту и заплатило ему еще 350 рублей за снятие отлучения и благословение Новгорода. После такой неудачной попытки к церковной самостоятельности, зависимость Новогородской епархии от митрополита, по-видимому, утвердилась еще более чем прежде*.
   ______________________
   * Летописи Новогородская Первая и Четвертая, Софийская Первая. Acta Patriar. Conts. II. Отсюда перепечатаны с рус. переводом две грамоты патриарха Антония в Новгород в Рус. Историч. Библиотеке VI. Приложения NN 37 и 38.
   ______________________
  
   Успешный для Москвы исход церковной распри и обнаруженная при этом военная слабость Новгорода подстрекнули Василия Дмитриевича предпринять на него наступательное движение и с другой стороны, т.е. захватить часть его обширных владений на востоке и северо-востоке. Двинская земля или Заволочье издавна возбуждали притязания великих князей Суздальских и потом Московских. Суздальская земля со стороны Белаозера клином врезывалась между Заволочьем и собственно Новогородскою областью и несколько нарушала их географическую связь друг с другом. В случаях размирья Новгорода с Суздалем или Москвою почти всегда страдали сношения первого с его Двинскими колониями; суздальские, а потом московские отряды перехватывали обыкновенно новгородских даньщиков, ходивших в Заволочье, разоряли и грабили Двинские погосты. Наконец и сами эти колонии начали тяготиться новгородским владычеством, т.е. собиравшимися с них данями и оброками, судными пошлинами, притеснениями назначаемых из Новгорода посадников и старост. Здесь повторяется то же стремление как во Пскове и некоторых других пригородах: часть разбогатевших местных бояр и купцов стала думать о Двинской самостоятельности, о свержении новгородского владычества. Борьба партий, кипевшая в самом Новгороде, отражалась и в его колониях: недовольные или притесняемые своими противниками граждане нередко уходили из Новгорода в Заволочье и заводили там новые смуты. Московский князь вздумал воспользоваться этими обстоятельствами и повторить тот же способ, посредством которого ему только что удалось овладеть Нижегородским княжением. Подкупами и обещаниями разных льгот он склонил многих богатых Заволочан отложиться от Новгорода и поддаться Москве. В 1397 году боярин Андрей Албердов приехал с московским посольством на Двину и убедил Двинян целовать крест великому князю. Главными пособниками Москвитян в этом деле были местные двинские бояре Иван Никитин и его братья Анфал, Герасим и Родион; сами новогородские посадники или воеводы, Иван и Конон, изменили Новгороду и перешли на сторону Москвы. Эти главные изменники захватили и разделили между собою многие земли, принадлежавшие Новгороду и его боярам; при этом они грабили и брали окуп даже с волостей самого владыки. Всей Двинской земле великий князь в следующем 1398 году дал новую уставную грамоту, которою предоставлена была Двинянам почти беспошлинная торговля во всех его владениях. Наместником своим он прислал сюда князя Федора Ростовского. Василий Дмитриевич не ограничился одним Заволочьем: в то время московская рать захватила и другие сопредельные места, на которые уже давно имели притязания великие князья Владимирские и Московские, именно: Волок Ламский, Торжок, Вологду и Бежецкий Верх. По-видимому, в них также существовала партия, желавшая отложиться от Новгорода. Только после занятия этих пригородов великий князь послал в Новгород разметные грамоты или объявление войны, ссылаясь на какие-то маловажные столкновения по поводу "общего" или порубежного суда.
   Захват стольких мест и отпадение целой Двинской земли на время вывели Новгородцев из того политического усыпления или расслабления, в которое они постепенно стали погружаться, по мере того как желание покоя, забота о своих торговых и частных делах и мелкие внутренние распри отодвигали на второй план важные вопросы внешней политики. Сначала Новгород попытался вступить в переговоры и отправил в Москву посольство с владыкою Иоанном во главе, с челобитием и просьбою отложить нелюбье на Новгород, взять с ним мир и воротить ему назад волости. Когда же посольство это вернулось без успеха, Новгородцы воспрянули и проявили сильное воинское воодушевление, возбуждаемое влиятельным боярством, которому угрожала потеря огромных поземельных владений за Волоком. Они целовали на вече крест быть всем "за один брат". Власти, бояре, дети боярские, житьи люди и "купецкие дети" обратились к архиепископу, со словами: "благослови, господине отче владыко, поискати пригородов и волостей; или воротим свою отчизну к святей Софии и к Великому Новгороду, или головы свои положим за святую Софию и за своего господина за Великий Новгород". Архиепископ Иоанн благословил воевод и рать новгородскую, которая выступила в поход на Москвичей и Двинских изменников. Прежде всего они напали на Белозерскую область великого князя; повоевали ее, сожгли старый Белозерск, а с Нового городка взяли окуп; потом повоевали Кубенские волости, окрестности Вологды и осадили Устюг. Во время этой осады их отряды разоряли Московские земли почти до самого Галича Мерского. Они взяли столько полону, что суда их на Сухоне не могли поднять всех пленных; поэтому часть их отпустили за окуп, а часть бросили дорогою. От Устюга новгородская рать осаждала город, поставила пороки и начала ими разрушать стены. Тогда Двиняне стали просить пощады и получили ее; причем выдали своих предводителей. Московского наместника князя Федора Ростовского и его товарищей Новгородцы отпустили, отняв у него только все пошлины, которые он успел собрать с Двинской земли; прежних своих посадников, Ивана и Конона, немедленно казнили, а Ивана Никитина с его тремя братьями заковали для отсылки на суд в Новгород. С московских гостей они взяли 300 рублей окупа, а с Орелецких Двинян 2000 рублей и 3000 коней; ибо всей новгородской рати было налицо 3000 человек. Под Орельцом она потеряла убитыми всего одного человека; укрепления этого городка раскопала. Зимою того же 1398 года рать благополучно воротилась в Новгород. Здесь старшего из братьев Никитиных Ивана подвергли обычной новгородской казни, т.е. свергли с Волховского моста; Герасим и Родион вымолили себе пощаду, обещаясь постричься в монахи; Анфал успел бежать с дороги.
   Великий князь, очевидно, не ожидал встретить такое энергичное сопротивление со стороны Новгородцев, и, слишком полагаясь на средства самих Двинян, не отправил к ним заранее значительной рати. Поэтому Василий вскоре согласился на мир, возвратил Новгороду все захваченные города и вывел из них своих наместников. Может быть, встретились еще и другие неизвестные нам политические обстоятельства или соображения, которые склонили его к уступчивости в этом деле.
   Мятежи и смуты в Заволочье однако тем не окончились. Помянутый выше двинский боярин Анфал, спасшийся бегством в Устюг, уже в следующем году вновь поднял мятеж против Новгорода; с ним соединился и его брат Герасим, убежавший из монастыря. Они грабили и разоряли имения бояр противной партии, пользуясь поддержкою Устюжан и военною помощью Москвы. Однако на этот раз сами двинские бояре, оставшиеся верными Новгороду, вооружили колонистов и усмирили мятеж Анфала. Подобный случай повторился в 1417 году: два ушедшие из Новгорода боярина, Семен Жадовский и Михаил Разсохин, опять при поддержке великого князя, собрали вольницу на Вятке и в Устюге, и, опустясь по Двине, принялись грабить, пленить и жечь приречные волости. Но двинские бояре и на этот раз, собравши значительную дружину, разбили и рассеяли грабителей. После мятежной попытки 1398 года связи Новгорода с Заволочьем, по-видимому, сделались крепче; Новгородцы дорожили этим краем, откуда они получали главный предмет своей торговли - пушного зверя, и конечно позаботились укрепить его за собою разными льготами, усилением колонизации и посылкою туда надежных воевод с достаточными дружинами; край сделался настолько силен, что собственными средствами отражал нападавших Шведов и Норвежцев, приплывавших в Двину Белым морем, например в 1419 и 1446 годах. В том же 1446 году двинские воеводы ходили на восток усмирять Югру, которая время от времени оказывала сопротивление новгородским сборщикам дани. И на этот раз (как в конце XII века) хитрая Югра мнимою покорностью усыпила бдительность воевод и разделила их силы; а потом внезапно ударила на их острожек, избила до 80 детей боярских и разорила укрепление. Остатки дружины с трудом воротились домой. Любопытно, что вслед затем встречаем известие о путешествии новгородского владыки Евфимия II на Двину для преподания своего благословения Заволочанам. О его предшественниках мы не имеем такого известия.
   Хотя при Василии Дмитриевиче Новгород держал у себя наместников Московского князя, однако не затруднялся время от времени принимать разных князей-изгнанников и давать им свои пригороды в кормление. Кроме Патрикия Наримонтовича Литовского, встречаем у них Семена Лугвения Ольгердовича, потом известного Юрия Святославича, изгнанного из Смоленска Витовтом, потом его сына Федора Юрьевича. Из-за последнего Ягайло и Витовт грозили Новгородцам войною в 1412 году; причем упрекали их в том, что они недавно отказались идти вместе на Немцев (в эпоху Грюнвальдской битвы). Новгород ответил, что он равно в мире и с Литвой, и с Немцами. Конечно, он дорожил своею торговлею с Европой при посредстве Немцев, и не желал терпеть убытки ради усиления Литвы и Польши. Князь Федор Юрьевич, услыхав об угрозах Витовта и Ягайла, добровольно уехал из Новгорода, и на этот раз война была отклонена. Но по смерти своего зятя Василия Дмитриевича Московского Витовт уже явно пытается подчинить Новгород Литовскому господству. Подобно дяде своему Ольгерду, он придрался к тому, что его "назвали изменником", с большою ратью пришел в Новгородскую землю, осадил город Порхов и начал громить его из пушек, в 1428 году. Порховские воеводы Григорий Посохно и Исаак Борецкий явились в стан Витовта и предложили окуп. Видя крепость города, Витовт согласился на мир, взяв с Порховцев 5000 рублей, а с Новгородцев другие 5000, да еще владыка Евфимий дал ему одну тысячу за освобождение пленников. Тут ясно сказался начавшийся упадок мужества и энергии со стороны разбогатевшей Новгородской республики; вместо дружной, храброй обороны она начинает просто откупаться от неприятелей деньгами, чем, конечно, еще более привлекала их жадность. Только вскоре последовавшая смерть Витовта избавила Новгородскую землю от его дальнейших попыток.
   Наступившие затем княжеские междоусобия и смуты в Москве и в Литве на время освободили Новгород от давления с той и другой стороны, чем продлили его самобытное существование.
   Великий Новгород однако мало воспользовался обстоятельствами для укрепления этой самобытности. Обычные явления подобных народоправлений, т.е. притеснения бедных людей богатыми и знатными и вражда первых к последним или черни к боярам, время от времени вызывали бурные смятения и глубоко нарушали мирное течение жизни. Новгородские летописи изображают несколько таких взрывов; но по обычаю ничего или очень мало говорят об их поводах и последствиях.
   В апреле 1418 г. какой-то Степанка, обыватель Торговой стороны, повстречал на улице чем-то его обидевшего Данила Ивановича Божина внука, боярина Софийской стороны; схватил его и закричал: "друзи! пособите мне на сего злодея". Сбежавшиеся люди приняли сторону Степанки и с побоями потащили боярина на народное сборище или "людское сонмище". Тут выскочила из толпы какая-то женщина и стала осыпать боярина ударами, говоря, что и ее он тоже обидел. Избитого до полусмерти Данила народная толпа осудила на казнь и сбросила с Волховского моста. Но один рыболов, по имени Личков сын, взял боярина в свой челн и тем спас его от смерти. Видя это, народ озлобился на рыболова и разорил его дом. Тем дело могло и кончиться. Но Данило Божин хотел мстить своему врагу; он как-то успел захватить в свои руки Степанку и начал его мучить. Узнав о том, простонародье Торговой стороны созвало вече; потом, вооружась, как на войну, и подняв стяг, пошло на Козмодемьянскую улицу, где был дом Божина, и разграбило его; но, не нашед здесь Степанки, принялось грабить другие боярские дома на этой улице и по соседству. Устрашенные Козьмодемьянцы сами отыскали Степанку и привели к архиепископу с мольбою отослать его возмутившейся черни. Владыка Симеон отправил его с своим боярином и священником. Но это не утешило мятежа; вероятно, жалобы Степанки еще более подожгли чернь; она принялась грабить боярские дома на Чудинцевой улице и наЛюдгоще, и даже Никольский монастырь, разыскивая там боярские имущества; наконец пошла на Прусскую улицу; но тут встретила вооруженный отпор; после чего побежала на свою сторону и стала созывать еще более народу. Весь город пришел в движение. С обоих сторон вооруженные толпы собрались к Великому мосту. В это время разразилась сильная гроза; но толпы не расходились и готовились к рукопашной схватке. Тогда владыка Симеон собрал часть духовенства, вошел в Софийский алтарь, облекся в архиерейские ризы, велел взять большой крест и образ Богородицы, и всем собором отправился на Волховский мост, протеснившись сквозь толпу. Он остановился посредине моста и начал благословлять крестом на обе стороны; а на Ярославов двор, т.е. на вече, послал юрьевского архимандрита Варлаама преподать благословение посаднику Василию Есиповичу, тысяцкому Кузьме Терентьевичу и всему народу. Архимандрит вместе с властями уговорил людей Торговой стороны разойтись по домам; владыка в то же время убедил разойтись свою сторону.
   Вражда меньших людей против больших однако не утихла. Спустя три года, опять видим подобный же мятеж: обитатели двух концов, Славянского и Неревского, восстали на посадника Андрея Ивановича за то, что он отнял землю у какого-то людина, Климентия Артемьина; разграбили двор посадника и других бояр; в происшедшей драке пало двадцать человек с его стороны и два со стороны мятежников. Смута кончилась сменою посадника.
   В эту эпоху мы читаем уже горькую жалобу новгородского летописца на недостаток правды в самом Новгороде, на притеснения бедным, особенно жителям волостей. "Поднялись ябедники, стали давать ложную присягу; начались грабежи по селам, волостям и по городу, - говорит он по поводу дороговизны хлеба в 1446 году, - и обратились мы в поругание соседям нашим; по волостям нашим происходили частые поборы и великие наезды; везде слышались крик и рыдания, вопль и проклятия на наших старейшин и наш град за то, что не было у нас милости и суда правого".
   В связи с этим недостатком правого суда немалую смуту произвели около того же времени перемены и злоупотребления в денежной системе.
   В 1410 году Новгородцы почему-то решили отменить обращение своих старых серебряных денег или кун, а начали употреблять в торговле иноземную монету, именно литовские гроши и немецкие или шведские артуги. Но, спустя девять лет, нашли употребление этой иноземной монеты для себя неудобным, распродали артуги Немцам и стали вновь лить собственные серебряные деньги, т.е. как крупную монету, гривны или рубли, так и разменную или куны. По-видимому, в Новгороде каждый гражданин мог переливать свое серебро в монету, но не сам лично, а принося его городским денежникам "ливцам и весцам", которые получали зато плату, но обязаны были наблюдать при отливке известный вес; для чего при церкви св. Иоанна на Опоках существовали городские денежные весы. Злоупотребления состояли в том, что богачи переливали свое серебро в монету не настоящего веса и за то давали посулы тем властям, которые обязаны были их поверять. Как бы то ни было, только в обращении появилось много легковесной монеты, особенно крупной, которую торговцы стали браковать, т.е. не принимали от покупателей. Потерпели от таких злоупотреблений более всего бедные люди. В народе начались ропот и волнение по этому поводу. В 1447 году посадник Сокира, по-видимому, желая угодить народу или прекратить злоупотребления, подпоил одного денежного ливца и весца, по имени Федора Жеребца, привел его на вече и начал допрашивать: "какого лил рубли? " Тот оговорил 18 человек. Из них некоторых народ немедленно сбросил с Волховского моста, а которые успели скрыться, у тех разграбил дома и даже их имущество, хранившееся по церквам ("а прежде того по церквам не искивали", замечает летописец, но едва ли верно). "Неправдивые бояре" под угрозой смерти научали Федора оговаривать и еще многих людей. Протрезвясь, он объявил, что со своей братией ливцами лил на всех и на всю землю. Оттого сделалось большое смятение по всему городу. Ябедники и голодная чернь произвели открытый мятеж, и едва кого называл Федор Жеребец, тотчас его убивали, а имущество его грабили и делили между собой, хотя бы оно и хранилось в церкви. Городские власти оказались бессильны против этого мятежа; ясно, что по мере упадка их нравственного авторитета возрастали своеволие и необузданность народной толпы. Посадник Сокира, своим неблагоразумным поступком с Жеребцом сам вызвавший буйство и грабежи черни, с горя разболелся и умер.
   Но эти внутренние мятежи и смуты встречаются не так часто в новгородских летописях, как разные физические бедствия, посещавшие Новгород и его области, т.е. пожары, голодные года, наводнения и моровая язва.
   Пожарным бедствием особенно отмечен 1442 год. В мае этого года пожары возобновлялись три раза: огонь истребил часть Плотницкого и Славянского концов и загородные постройки до самого Антоньева монастыря. Это бедствие сопровождалось самоуправством: разоренные жители кричали о поджогах, хватали подозрительных и одних бросали в огонь, других свергали с моста в Волхов. Но незаметно, чтобы принимались какие-либо меры предосторожности против огня; пожары считались таким же наказанием Божьим за грехи людские, как и другие бедствия, для отвращения которых надобно было прибегать к молитве и покаянию. Точно так же не принималось властями никаких мер на случай голода; хотя Новгородская земля по своему суровому климату и малоплодородной почве часто подвергалась неурожаям, а подвоз из низовых областей затруднялся иногда междоусобными войнами. Так в XV веке, однажды неурожаи продолжались целые десять лет сряду (1436 - 46 гг.). По словам летописца, хлеб так вздорожал, что две коробьи стоили полтину или более, да и то негде было купить. От голода люди падали и умирали по улицам и на торгу, везде были плач и рыдание. Произошло обычное при таком бедствии явление: много народу разошлось по чужим землям, в Литву и к Немцам; а иные из-за хлеба отдавали себя и свои семьи в рабство иноземным гостям, даже бесерменам и жидам. Кроме ранних осенних и поздних весенних морозов, побивавших озимые и яровые, иногда хлеб пропадал от излишней влаги, т.е. от чрезвычайных дождей и весенних разливов. Сам Новгород также нередко страдал от разлития Волхова. Особенно велико было наводнение в апреле 1421 года; тогда Волховская вода не только снесла все мосты, Великий, Нередицкий и Желотугский, но и разрушила до основания многие хоромы; причем затопила некоторые церкви, так что служба в это время отправлялась на полатях или хорах. Вода обступила или залила около 20 окрестных монастырей, где иноки только на лодках или по мосткам могли ходить в церковь на богослужение. "И в прежние годы бывали в Новгороде большие наводнения, о которых повествуют старые летописцы, но такое едва ли когда случалось", - заметил современник его и очевидец.
   Самым страшным физическим бедствием в те времена была, конечно, моровая язва. Так назыв. Черная Смерть 1352 года свирепствовала по всей России, но в особенности опустошила Новгородско-Псковскую землю. В этой земле, кроме того, существовала какая-то особая местная язва, которую летописи называют железой. Вот как они описывают эту болезнь под 1417 годом: "прежде всего человека как будто рогатиной ударит - за лопатку или против сердца, под груди или промеж плеч; он разболится и начнет гореть в огне и харкать кровью (следовательно, поражались легкие); потом выступит пот, за ним дрожь начнет перебирать все суставы; а железа (опухоль) бывает в разных местах, у кого на шее, у кого на стегне, у иного под пазухой, или под скулой, или под лопаткой, или в паху и в других местах; поболеет человек, полежит и умрет". В этом году был особенно сильный мор от железы. Он свирепствовал в Новгороде, Ладоге, Русе, Порхове, Пскове, Торжке, Дмитрове, Твери, по волостям, погостам и монастырям. Умирало столько, что не успевали каждый день погребать (а в древней России умерших обыкновенно погребали в тот же день); в ином дворе осталось один или двое живых, а иные дворы совсем опустели. Набожные люди обыкновенно желали встретить смерть в "ангельском чину" и спешили постригаться. Против такого страшного бедствия, кроме поста и молитвы, было еще в обычае прибегать к постройке церкви в один день; подобная церковь была, конечно, очень небольшая и называлась "обыденка". К этому средству обратились и теперь. Владыка Симеон со всем собором игумнов и священников и с крестами обошел вокруг всего Новгорода, останавливаясь по разным церквам и монастырям, поя молебны Богу, Богородице и всем святым "о престании гнева Божия". Между тем, граждане, кто на лошадях, кто на руках натаскивали из лесу бревна, и в один день 29 октября поставили церковь во имя св. мученицы Анастасии. Владыка в тот же день освятил ее и совершил в ней литургию. В Торжке также поставили тогда обыденку во имя св. Афанасия*.
   ______________________
   * Летописи Новогородские и Никоновская.
   ______________________
  
   Несмотря однако на физические бедствия и внутренние смуты, которые нередко посещали Великий Новгород, материальное его благосостояние возрастало. Та значительная доля гражданской свободы, которой пользовались граждане, поддерживала в них промышленный, предприимчивый дух; обширные поземельные владения и прибыльная торговля с иноземцами способствовали накоплению в Новгороде больших капиталов и массы всякого рода произведений промышленности. Накоплявшиеся здесь богатства в свою очередь выражались дорогими каменными постройками и украшениями. В древней Руси жилища даже и богатых граждан еще были деревянные, только простором и количеством теремов, кладовых и служб отличавшиеся от простых людей. Каменное зодчество обращалось почти исключительно на храмы, стены детинца или кремля и крепостные башни. И едва ли какой другой город Руси в эту эпоху мог сравняться с Великим Новгородом в количестве таких построек. Все эти постройки совершались с благословения новгородских владык или их личными хлопотами и иждивением; для чего богатая Софийская казна и большие доходы с архиепископских владений давали обильные средства.
   Из всех новгородских владык наибольшей строительной деятельностью отличался преемник Евфимия I Бородатого, Евфимий II, бывший игуменом монастыря на Лисьей горе, когда на него пал жребий при выборе нового владыки. Он управлял Новгородской церковью около тридцати лет (1429 - 1458) и пользовался чрезвычайным уважением народа, благодаря своему уму, книжному образованию, приветливости и щедрости, с которой расточал свою казну на построение и иконное росписание церквей. Между прочим он соорудил владычные каменные палаты, вместо прежних деревянных, с каменными службами и поварней; а в саду у себя устроил каменную башню с боевыми часами. Украсил он также новой каменной церковью и трапезой Вяжищенскую пустынь (верстах в 12 от города), где когда-то постригся в иноки и провел свою юность.
   Евфимий II как новгородский патриот имел большое влияние на политические дела; он был очень предан самобытности Великого Новгорода и также стремился поставить свою церковь в более независимые отношения к Московскому митрополиту. Обстоятельства в то время благоприятствовали этому стремлению; известно, что Москва, кроме княжеских междоусобий, подвергалась замешательствам и в церковной иерархии по смерти митрополита Фотия. Евфимий при жизни Фотия оставался почему-то непосвященным; а потом принял посвящение в Смоленске из рук Киевского митрополита Герасима. Последующий затем митрополит всея Руси, известный грек Исидор, менее всего заботился о подчинении Новгорода московскому верховенству; чем также пользовался Евфимий, Но потом, когда миновали эти обстоятельства и Москва вновь усилилась, Евфимий должен был смириться перед московским митрополитом Ионою и, готовясь к смерти, послал просить у него для себя прощальной грамоты.
   Во время двадцатилетнего Московского междоусобья в Новгороде очевидно усилилась Литовская партия, которая желала противопоставить Московским притязаниям покровительство и помощь великого князя Литвы и Западной Руси. Новгород продолжал иногда принимать к себе литовских князей и давать им волости в кормление. Около 1440 года он заключил с Казимиром Литовским договор, по которому последний получил право собирать так наз. Черный бор с ближних к Литве новгородских волостей и держать своих тиунов в некоторых пограничных пригородах. По-видимому, в то же время и соперник великого князя Василия Васильевича Димитрий Шемяка наш ел радушный приему Новгородцев. Василий Васильевич, по выражению летописца, "возверг нелюбье на Великий Новгород и прислал складную грамоту"; а вслед затем вошел в его владения с сильным войском, в котором находились Псковичи и Тверитяне, и принялся опустошать волости. Новгородцы не были готовы к обороне и поспешили отправить посольство с владыкой Евфимием во главе. Он нашел великого князя у города Демана и заключил с ним мир, по которому Новгородцы заплатили Василию 8000 рублей и признали его своим князем на прежних условиях. Когда же в 1446 г. Димитрий Шемяка захватил Москву и ослепил Василия, Новгородцы объявили Шемяку своим князем; а после его свержения вновь признали Василия. Тем не менее, когда Шемяка был изгнан из своего удела, Новгородцы оказали ему гостеприимство, несмотря на неудовольствие Москвы. Известно, что только отравой Московский князь успел освободиться от своего врага и соперника в 1453 г. Тогда-то Василий Темный задумал нанести решительный удар Новгородской самобытности, положить предел его изменам и союзам с врагами Москвы, а также его постоянным спорам за Черный бор и разным пограничным распрям.
   В 1456 году великий князь прислал разметные грамоты в Великий Новгород; в феврале выступил в поход, и по обычаю прежде всего занял Торжок с его волостью. Передовая московская рать, под начальством князя Стриги-Оболенского и Федора Басенка, дошла до Русы, захватила ее нечаянным нападением и пограбила здесь много товаров и всякого имущества. Воеводы отпустили обоз с этой добычей назад к князю; а с остальной дружиной выступили из Русы. Вдруг недалеко от этого города нагнало их конное ополчение Новгородцев в числе 5000 человек, под начальством князя Василия Суздальского, одного из тех, которых Москва лишила уделов. Москвитян было гораздо менее числом. Но московские воеводы заняли место, огороженное плетнями и глубокими снегами, которые мешали движениям новгородской конницы; кроме того, они отдали приказ пускать стрелы не во всадников, покрытых крепкими доспехами, а в коней. Когда кони новгородские начали метаться, становиться на дыбы и сбрасывать седоков, не умевших справиться ни с конями, ни со своими длинными копьями, то произошло у них замешательство, которое скоро обратилось в полное поражение. Многие новгородские бояре, в том числе посадник Михаил Туча, попали в плен; а князь Василий Суздальский только с немногими людьми успел бежать с поля битвы. После того Новгородцы отправили гонца во Псков с просьбой о помощи; Псковичи на этот раз действительно прислали им свою рать. Но Новгородцы уже упали духом и снарядили большое посольство, опять с владыкой Евфимием во главе, чтобы умолять великого князя о мире.
   Владыка нашел Василия Темного в Яжелбицах, за полтораста верст от Новгорода, и тут усильными просьбами склонил его к миру. Надобно полагать, великий князь убедился, что окончательное подчинение Новгорода было бы на сей раз сопряжено еще с большими трудностями и многим кровопролитием; а потому отложил это предприятие до более удобного случая. Однако мир обошелся дорого Великому Новгороду: во-первых, он обязался заплатить 8500 рублей; а во-вторых, мирный договор заключал в себе новые, небывалые доселе условия; важнейшее из них состояло в том, чтобы не быть вечевым судным грамотам и вече не могло перерешать суд княжеский; потому в судных делах отменялась печать В. Новгорода и вместо ее заступала печать великого князя. Кроме того Новгородцы обязались без спору давать Черный бор, когда великие князья того потребуют. Наконец они отказались от права давать убежище противникам великого князя. Хотя по договору все завоеванные места должны быть возвращены, следовательно, древние пределы Новгорода как бы сохранялись: однако, судя по завещанию Василия Темного, он успел присоединить к своим владениям спорные пограничные пригороды: Бежецкий Верх, Волок Ламский, Ржеву и Вологду.
   Таким образом, Яжелбицкий договор по точному своему смыслу оставлял Великому Новгороду только тень прежней самостоятельности. Понятно, какую злобу возбудил он во многих Новгородцах, особенно в тех, которые и прежде принадлежали к противомосковской партии. Это враждебное настроение сильно обнаружилось в 1460 году, когда сам Василий Темный приехал в Новгород с многочисленной свитой и шесть недель пробыл в обычной княжеской резиденции, т.е. на Городище. С ним были два сына Юрий и Андрей, а в числе сопровождавших его бояр находился Федор Басенок, особенно неприятный Новгородцам за их поражение под Русой. Хотя по наружности великому князю были оказаны знаки почета, но граждане держали себя настороже и свое оружие наготове, как бы опасаясь нападения. Есть даже известие, что между ними составился заговор убить Василия вместе с его сыновьями и Федором Басенком. Но уважаемый всеми владыка Иона, узнав о том, убедил заговорщиков покинуть свое намерение; ибо старший сын Василия, Иван, оставшийся дома, тогда привел бы на Новгород все московские и татарские рати*.
   ______________________
   * Новогород. IV. Псков. Софийск. Воскресен. Никон. Акты Арх. Эксп. I. NN 32, 57, 59, 372. Карамз. V, прим. 361. (Тут договор, грамота Яжелбицкая). Подробности битвы под Русою см. в Воскресен. и Никон. О заговоре Новогородцев против Василия сообщает Софийская лет.
   ______________________
  
   Между тем как постепенное подчинение Великого Новгорода Москве сопровождалось с его стороны долгой и упорной борьбой, младший его брат Псков, напротив, сам пошел навстречу этому подчинению: он не был настолько силен, чтобы одними собственными средствами отстаивать свою самобытность посреди теснивших его соседей. В особенности постоянная опасность грозила ему с запада от Ливонских Немцев; с ними никогда не было прочного мира, а заключались только перемирия, которые часто прерывались внезапными нападениями. Немцы стремились расширить свои владения на восток и делали попытки или подчинить себе Псковскую землю, или отвоевать хотя бы часть ее. Тщетны были просьбы Псковичей о помощи, обращенные к Новгородцам. Последние более всего заботились об интересах своей европейской торговли; а так как Ливонские города сделались ближайшими посредниками в этой торговле, то Новгород дорожил миром с Немцами. Да и вообще по своему внутреннему строю он не мог оказывать деятельной военной помощи; а потому обыкновенно отказывал в ней Псковичам, и если иногда посылал ее, то большей частью слишком поздно. Притом во взаимных отношениях старшего брата с младшим редко господствовали дружба и согласие. Несмотря на Болотовский договор, пререкания Псковичей с Новгородским владыкой, особенно из-за его доходов и пошлин, время от времени возобновлялись и даже получали острый характер; а Новгородцы всегда принимали близко к сердцу интересы своего владыки и естественно старались удержать Псков хотя бы в церковной от себя зависимости. Ссоры Пскова с Новгородом ("рагозы") доходили иногда до враждебных действий; так в 1391 и 1394 гг. новгородская рать ходила даже на сам Псков; а во втором походе пушками громила псковские стены, но тщетно; ибо Псковичи всегда тщательно укрепляли свои города, и в особенности не жалели издержек на ограждение самого Пскова прочными каменными стенами и кострами или башнями.
   Мы видели, что Псковичи стали было искать поддержки против Немцев у их постоянных врагов, т.е. у соседних государей Литовских, и потому нередко принимали на свой стол или на свои пригороды князей из Литвы. Но по мере усиления этой последней, она сама становилась опасной для самобытности Пскова. Особенно эта опасность обнаружилась во время Витовта. Тогда Псковичи начали обращаться за помощью к великим князьям Московским, которые казались менее опасными для Псковской независимости или для псковских границ, ибо их владения не были соседними. В конце XIV века, когда Витовт грозил войной Пскову и вывел оттуда своего племянника Ивана Андреевича, Ольгердова внука, Псковичи послали просить себе князя из рук Василия Дмитриевича Московского, которого и получили. Поражение на Ворскле на время отразило грозу со стороны Витовта; но, оправившись, он возобновил свои притязания и даже враждебные действия. Так в 1406 г. он без объявления войны напал на Псковскую землю, разорил пригород Коложе и осаждал другой пригород, Воронач на реке Сороти. Опустошая окрестные волости, Литвины одних мертвых детей наметали две ладьи; о чем с ужасом говорит псковский летописец. Спустя двадцать лет, т.е. по смерти своего зятя Василия Московского, престарелый Витовт под каким-то ничтожным предлогом объявил войну Пскову, и с большой, состоявшей из разных народностей, ратью осадил городок Опочку. Опочане употребили хитрость: они притаились за своими стенами, городок казался оставленным жителями и мост через ров был спущен. Татары, бывшие в войске Витовта, поскакали на мост; но вдруг поддерживающие его веревки были обрезаны, и неприятели со своими конями попадали в ров на заранее вбитые там острые колья. Осажденные воспользовались моментом смятения, сделали вылазку и захватили в плен многих Литвинов, Татар, Ляхов, Чехов и Волохов. После чего Опочане варварски мстили неприятелям за истязания и убийства, производимые ими по волостям. По словам русской летописи, они отрезали у Татар тайные уды и влагали им в рот; а с Ляхов, Чехов и Волохов сдирали кожу. Не взяв Опочки, Витовт двинулся под Воронач. Но Псковичи, не имея у себя большой рати, как замечено выше, особое внимание обращали на укрепление своих городов, воздвигая около них высокие валы и толстые (частью деревянные, частью каменные) стены с башнями. В течение трех недель Витовт громил укрепления Воронача стенобитными машинами и пушками; но город не сдавался. Вороночане успели дать знать во Псков о своем трудном положении. Псковичи пришли просить мира. Витовт сначала упорствовал, но потом смягчился: если верить псковскому сказанию, его устрашила ужасная ночная буря и гроза. Гром и молния разразились с такой силой, что старый князь схватился за шатерный столб и начал вопить: "Господи помилуй!" Вероятнее, однако, что к уступчивости его подвергли с одной стороны неудачи некоторых отрядов, посланных разорять Псковскую землю и побитых Псковитянами, а с другой посольство, присланное его внуком Василием Васильевичем Московским. Витовт согласился на мир с Псковичами, взяв с них тысячу рублей, да еще 450 руб. за освобождение пленных.
   Во время этого нашествия Псков тщетно обращался за помощью к своему старшему брату. Новгород отказал ему. Но спустя два года, как известно, Витовт напал на новгородскую землю, и Новгородцы в свою очередь напрасно просили о помощи Псковичей. Такой эгоистичной близорукой политикой Севернорусских вечевых общин, конечно, и пользовались их внешние враги. Тем же пользовалась и ловкая московская политика. Хотя Москва еще не оказывала Пскову военной помощи против его соседей и ограничивалась пока дипломатическим заступничеством, однако, принимая к себе князей из рук Москвы, Псковичи постепенно все более подпадали ее влиянию. В 1441 году, как мы видели, они послушно исполнили приказ Василия Васильевича, и усердно воевали своих старших братьев Новгородцев заодно с Москвитянами. Вскоре затем они приняли к себе на княжение присланного Василием князя Александра Чарторыйского, одного из потомков Ольгерда, искавшего убежища в Москве после вокняжения в Литве Казимира Ягайловича. Чарторыйский был посажен на Псковский стол с обычным торжеством в Троицком соборе, в присутствии московского посла; причем дал присягу не только Пскову, но и великому князю Московскому; следовательно, признал себя наместником этого последнего. Этот воинственный князь-наместник мужественно сражался с Немцами, обороняя Псковскую землю; но потом Новгородцы переманили его на свою службу.
   В Пскове между тем образовалась партия, с опасением смотревшая на возрастающее подчинение Москве. Во время междоусобной войны Василия Темного с Шемякой Псковичи попытались изменить свои отношения к Москве и начали принимать к себе князей, не спрашивая ее согласия. А в 1456 году они по просьбе Новгородцев даже послали им помощь против Василия Темного; но известно, что эта помощь опоздала и только способствовала заключению Яжелбицкого мира. После того они снова призвали на свой стол Александра Чарторыйского. Но когда Василий, управившись со всеми своими врагами, в 1460 году лично приехал в Новгород, Псковичи, опять угрожаемые Немцами, сами отправили к нему посольство с просьбой вновь признать своим наместником князя Чарторыйского. Василий изъявил согласие, только с условием, чтобы Чарторыйский присягнул ему и его детям. Но гордый Литвин на этот раз' не захотел дать подобную присягу, и, объявив, что он не слуга великому князю, отказался от Псковского стола. Он распрощался с народом на вече; причем заметил: "когда Псковичи начнут соколом ворон ловить, тогда вспомяните и меня, Чарторыйского". Напрасно граждане просили его остаться. Князь выехал из Пскова во главе своей довольно значительной дружины, в которой было 300 всадников, покрытых железными доспехами. Кроме личных достоинств, Псковичи ценили призываемых ими князей именно по количеству и качеству их собственной дружины. Вскоре, по челобитью Псковичей, Василий Темный назначил своим наместником в Пскове князя Ивана Стригу-Оболенского. А преемник Василия великий князь Иван Васильевич впервые прислал отряд московской рати на помощь Пскову против Немцев в 1468 году; после чего зависимость Пскова от Москвы установилась окончательно.
   Теряя политическую самобытность, Псковичи думали по крайней мере с помощью Москвы достигнуть своей давнишней цели: приобрести церковную независимость от Новгорода. При Василии Темном они нашли было поддержку этому стремлению со стороны московского митрополита, известного грека Исидора. Последний однако не решился учредить во Пскове особую епископию, а вздумал поставить во главе местного псковского духовенства архимандрита, который, помимо новгородского архиепископа, был непосредственно подчинен митрополиту или являлся собственно его наместником во Пскове. Но с падением Исидора отменено было нововведение, и псковское духовенство снова подчинено новгородскому владыке. Однако не скоро уладились вновь их мирные отношения. Особенно усилился разлад во время архиепископа Ионы, который был преемником Евфимия II. Как новгородский патриот и поборник самобытности, Иона был весьма чтим Новгородцами и даже прославлен ими за святого мужа. Но Псковичи, наоборот, порицали его за сребролюбие и мздоимство. Между прочим, он разрешал священнодействовать вдовым попам без пострижения в монашество, и выдавал им новые ставленные грамоты, взымая за них по рублю или полтора. Псковичи решили прямо обратиться к великому князю Московскому с просьбой об учреждении у них отдельного епископа, в 1464 г. Иван III сначала уклончиво ответил, что он подумает о том со "своим отцом Феодосием митрополитом всея Русии". Но вскоре последовал решительный отказ, единственно на том основании, что этого никогда прежде не было ("не мочно быти во Пскове владыке, занеже искони не бывал, а не стол во Пскове").
   При первом взгляде на это дело, покажется не совсем понятным, почему Москва препятствовала основанию особой Псковской епархии и тем сама поддерживала связи Пскова с Новгородом; тогда как, по-видимому, в ее интересе было еще более разъединить, чтобы тем легче подчинить себе и тот, и другой. Но, кроме действительного опасения нарушить церковную старину, к которой Москва относилась с большим уважением, тут могли участвовать и тонкие политические расчеты. Во-первых, одновременно со стремлением Пскова к церковному обособлению от Новгородского владыки шло стремление Новгорода к таковому же обособлению от Московского митрополита. Следовательно, противодействуя последнему, Московское правительство считало неудобным покровительствовать первому; чем могло бы возбудить еще большее ожесточение против себя в Новгороде и побудить его к более решительному сближению с Литвой (и пожалуй, с Киево-Литовским митрополитом); тогда как поддерживая архиепископа в этом деле, оно, наоборот, парализовало его усердие в политической борьбе Новгорода с Москвой. А во-вторых, частые распри Псковичей с Новгородским владыкой немало мешали взаимной дружбе и согласию этих вечевых общин; поэтому Москва не имела оснований опасаться тесного политического союза между ними. Вообще она находила более удобным для себя и менее рискованным оставить церковные отношения в прежнем виде вперед до полного подчинения себе и Новгорода, и Пскова. Кроме того, во время ходатайства Псковичей в Москве об отдельном епископе, Новгородцы со своей стороны хлопотали в противном смысле; они даже не хотели пропускать через свою землю псковских послов, отправлявшихся в Москву; а владыка Иона прислал митрополиту грамоту с жалобой на непокорство своей псковской паствы. Разумеется, эти хлопоты сопровождались и приличными дарами.
   Неимение собственного епископа отразилось неустройствами в среде псковского духовенства и наложило вообще на Псковскую церковь особую печать сравнительно с другими русскими областями. Лишенное непосредственного епископского надзора, здесь духовенство усвоило себе некоторые мирские привычки и менее строгие нравы. Миряне со своей стороны оказывали ему менее уважения и все более и более стали вмешиваться в церковные дела, особенно захватывали в свои руки хозяйственную сторону, т.е. ведение церковным имуществом; сам владычний наместник был не только Псковитин, но и лицо гражданское, а не духовное. Вече Псковское также стало присваивать себе высшее решение разных церковных вопросов и старалось подвергать духовенство повинностям и налогам наравне с другими сословиями. Рядом с тем в Псковском обществе, мирском и духовном, развилось большое свободомыслие, чем где-либо на Руси; что и не замедлило еще в XIV веке сказаться знаменитой ересью Стригольников (о которой после). Духовенство со своей стороны, чтобы поставить некоторую преграду вмешательству мирских властей в церковные дела, пыталось несколько теснее сплотиться, т.е. образовать из себя лучше организованные общины или союзы, и обратилось к учреждению соборов. Для этого несколько церквей и монастырей соединялись в одну общину и примыкали к какому-либо значительному храму, который получал название соборного. Древнейший такой собор был Троицкий. Вскоре после Болотовского договора учрежден второй собор при церкви св. Софии; а потом в течение XV века один за другим возникли еще четыре собора (Никольский, Спасский, Похвалы пресв. Богородицы и Входоиерусалимский); итого шесть соборов, между которыми и было распределено все духовенство как белое, так и черное. Соборные храмы отличались от простых тем, что служба в них совершалась повседневно. Внутренняя организация этих соборных общин была подражанием все тем же мирским общинам, каковы концы, улицы и сотни; они имели своих выборных старост, которые заведовали их текущими делами, отстаивали их интересы перед мирскими властями, сносились за них с владычным наместником, наблюдали за исправным взносом владычных повинностей и т.д. Таким образом Псковская церковь все более и более получала демократический характер, и притом с оттенком пресвитерьянским.
   Когда с одной стороны не удалась последняя попытка Псковичей добиться своего особого епископа, с помощью великого князя Московского Ивана III, и снова поднялись распри с Новгородским владыкой из-за пошлин и поборов, которыми он облагал духовенство, а с другой продолжались вмешательства мирских властей и притязания народного веча на подчинение себе церковных дел, - тогда духовенство Псковское сделало еще шаг вперед относительно своей организации в демократическом духе. Так как соборные общины были разрознены между собой, то оно решило поставить их во взаимную тесную связь выбором из своей среды двух представителей, которые должны были служить помощниками владычному наместнику, подобно тому как два степенные посадника считались помощниками великокняжеского наместника. В 1469 году священноиноки и священники всех пяти соборов (шестой тогда еще не был учрежден) явились и просили утвердить такое их решение, чтобы им жить согласно с Номоканоном и чтобы мир в церковные дела не вступался и не нарушал правил свв. Апостоли свв. Отец. Вече изъявило согласие; в этом смысле написана была грамота и положена в ларь св. Троицы (вечевой архив).
   Эта попытка особого церковного устройства в пресвитерьянском духе однако потерпела полную неудачу. Осенью того же года один из двух священников, выбранных в церковные просители, по имени Андрей Коза, по каким-то неудовольствиям бежал в Новгород к владыке и сам же постарался вооружить его против нового постановления. Владыка Иона поспешил в Псков на свой подъезд, был встречен со всеми почестями и после соборования начал требовать, чтобы помянутую вечевую грамоту вынули из ларя и разодрали. На это требование Псковичи почтительно, но твердо отвечали отказом. Владыка уехал, и обратился с жалобой в Москву. На следующий год в Псков явились послы от великого князя и митрополита, которые объявили свою волю, чтобы все церковное управление по-прежнему оставалось за Новгородским владыкой. Вече и духовенство не решились противиться приказу двух высших властей, вынули из ларя грамоту и разодрали. После чего опять все пошло по-старому*.
   ______________________
   * О нашествии Витовта Псковская I. Воскресен. Никон. О князе Александре Чарторыйском, временном учреждении архимандрии, мздоимстве Ионы и ходатайстве у вел. князя об отдельн. епископе в Псков. Первой. А жалоба Ионы митрополиту см. в Акт. Истор. I. N 277. О неудачной попытке поставить двух собственных церковных правителей Псков. Первая. Пособия: помянутые выше соч. Беляева и Никитского.
   ______________________
  
   Итак, в XIV веке севернорусские вечевые общины достигли полного своего развития; а в XV веке они уже явно стали клониться к упадку и обнаружили недостаток средств для борьбы за свою самобытность с собирателями Руси, как с великими князьями Литовскими, так и в особенности с Московскими.
   Что такое собственно Господин Великий Новгород? В политическом отношении он сложился так своеобразно, что нелегко найти для него подобие в других странах. По своему народоправлению и торгово-промышленному характеру он, конечно, напоминает и древние греко-римские республики, и средневековые общины, как Итальянская, так и Северогерманская. В нем также можно проследить внутреннюю борьбу двух главных республиканских партий или собственно течений, т.е. аристократии и демократии. Но что наиболее наложило на него печать своеобразности и что подчинило себе все другие интересы, это была его сравнительно огромная территория. Обширные поземельные владения составляли главное его богатство; из своих земель он извлекал и те естественные произведения, которые служили предметами его заграничного отпуска (меха, кожи, воск, лен, дерево и т.д.). Благодаря этим поземельным владениям, высшее новгородское сословие удержало за собой тот же характер, которым оно отличалось и в других областях Руси, т.е. оно оставалось по преимуществу сословием крупных землевладельцев, хотя и могло принимать некоторое участие в торговых оборотах, продавая произведения своих земель или ссужая людей торгового класса капиталами, конечно, за порядочные проценты. Благодаря большим поземельным владениям, в которых жили или крестьяне-земледельцы, или крестьяне-промышленники (звероловы и рыболовы), платившие с них оброки, новгородское боярство могло окружать себя толпой домашней челяди и иметь многочисленных клиентов между черными людьми, т.е. в беднейшем населении В. Новгорода. Оно распоряжалось голосами этих людей как на большом или народном вече, так и в собраниях по концам и улицам, и с их помощью проводило здесь свои интересы, особенно в деле выборов на высшие должности.
   Хотя между купеческим классом встречались лица, наживавшие большие денежные капиталы и, кроме того, приобретавшие крупную поземельную собственность, однако в XIV и XV веках, очевидно, грани между сословиями и права происхождения уже настолько определились, что купец, как бы он ни был богат, по-видимому не получал боярского звания; по крайней мере источники не указывают нам таких примеров. Да и получить его было не от кого: народное вече не раздавало боярства, а княжеская власть была для того в Новгороде слишком слаба. С другой стороны, не все бояре могли играть видную роль в таком городе; для того требовались прежде всего богатство, а потом уже даровитость и энергия. Поэтому здесь произошло обычное явление, которое история раскрывает нам в древнем Риме и средневековой Венеции: мало-помалу влияние на дела и места высших сановников сосредоточилось в руках важнейших фамилий. Так, Насколько это видно из летописей, сан тысяцкого и в особенности посадника постоянно вращался в кругу известных боярских семей, число которых едва ли превышало два-три десятка. Следовательно это была уже явная олигархия. Должности посадника и тысяцкого в свою очередь способствовали накоплению значительных богатств в руках этой олигархии. Такие должности были очень доходны: в пользу их шли многочисленные судебные пошлины; на содержание их назначены были разные поборы с крестьян некоторых волостей или погостов; кроме того, эти власти имели возможность вымогать большие денежные суммы с торговых людей, в том числе и с иноземцев.
   В предыдущей книге мы уже указывали, что только взаимное соперничество таких фамилий и частые их раздоры за посадничество, при неопределенности его срока, давали возможность остальным сословиям в свою очередь сдерживать дальнейшее усиление боярства, сохранять равновесие между знатью и простыми гражданами, и даже по временам предоставляли полный простор бурным проявлениям народной воли. Поэтому в обычной, так сказать будничной, жизни Великого Новгорода незаметно, чтобы богатая знать резко выделялась из народа какими-либо особыми привычками, особой роскошью и вообще образом жизни. По летописям, она заявляет о себе преимущественно постройкой храмов и основанием фамильных монастырей.
   В древних Греческих и Средневековых итальянских республиках мы нередко видим, что из борьбы демократии с аристократией возникает тирания, т.е. какой-либо смелый вождь народной партии захватывает в свои руки верховную власть. Подобного явления не встречается в Великом Новгороде во все долгое существование его народоправления. Во-первых, при всем развитии своей самобытности, Новгород никогда не был вполне независим и никогда не выходил из состава Русских земель, управляемых княжеским родом Владимира Великого (и отчасти родом Гедимина) и всегда имел у себя или князя, или его наместника. Во-вторых, само взаимное соперничество знатнейших фамилий, ревниво следивших друг за другом, и легкость, с которой возбуждалась вражда партий и свергались посадники, не допускали никакой возможности к исключительному возвышению и утверждению во власти одного какого-либо лица или одной боярской фамилии. Наконец и полное отсутствие готовой военной силы, на которую могло бы опереться какое-либо личное честолюбие, окончательно устраняло всякое проявление туземного монархического начала в подобном народоправлении. Постоянная военная сила в самом Новгороде существовала в виде небольшой дружины при князе или его наместнике, дружины, приходившей с ним из другой области; а туземная земская рать набиралась только на время нужды. Начальство над этой ратью хотя принадлежало прежде всего посаднику и тысяцкому, однако народное вече рано присвоило себе право назначать воевод по своему усмотрению. При всем широком развитии вечевого начала в Великом Новгороде, не должно преувеличиваться значение его народного веча. Это была высшая правительственная и судебная инстанция; но она произносила только окончательные решения; а между тем должно же было существовать какое-либо учреждение, которое обсуждало, исследовало и выясняло всякое важное дело прежде, нежели оно поступало на решение народного собрания. Посадник и тысяцкий были заняты текущими административными заботами и судебными разбирательствами. Хотя посадник председательствовал в народном собрании и предлагал вопросы на его рассмотрение, но не мог, конечно, он один заранее обсудить их и подготовить решение в том или другом смысле. Во всех народоправлениях обыкновенно встречаем мы постоянное коллегиальное учреждение, которое занималось высшими государственными вопросами и пользовалось большей или меньшей степенью власти, смотря по степени развития самого народоправления. В Спарте оно герузия, в Афинах совет или вуле, в Риме сенат, в Итальянских республиках сеньория, в Немецких вольных городах рати т.д. По некоторым признакам имеем право заключить, что Великий Новгород также не был чужд подобного учреждения или подобного совета. Но если и весь его политический строй, и само народное вече не приобрели определенных, строго выработанных форм, то еще менее выработалась здесь определенная и постоянная форма высшего правительственного совета. Поэтому в летописях мы находим более намеки на его существование, чем ясные, положительные указания. Скорее, такие указания встречаются в иноземных источниках, именно в грамотах Ганзейских городов, которым нередко приходилось иметь дело с названным учреждением по своим торговым делам и привилегиям. Судя по новгородским летописям, этот совет или собственное его ядро, кроме состоящих на должности высших сановников, т.е. степенного посадника, степенного тысяцкого и кончанских старост, составляли так называемые старые посадники и старые тысяцкие, число которых, при известной частой смене сановников, могло простираться до нескольких десятков человек. А если взять в расчет указания ганзейских грамот, то в состав совета, по-видимому, входили главы всех боярских фамилий; в одном случае число членов совета или думы определено (скорее преувеличено) в 300 человек. Те же указания называют их "золотыми поясами"; такие украшенные или шитые золотом кушаки, вероятно, составляли отличительную внешнюю черту знатного и богатого сословия. Следовательно, этот совет в сущности был не что иное, как боярская дума, встречающаяся во всех древних Русских княжениях. Сначала и собиралась она на Городище, т.е. подле князя; а когда сами князья перестали там жить и посылали туда своих наместников, приблизительно с XIV века, то и боярская дума стала собираться на владычном дворе, который в это время сделался важнейшим сосредоточением правительственной деятельности в Вел. Новгороде. Каково бы ни было взаимное соперничество бояр в некоторых отношениях, все-таки они имели многие общие сословные интересы, которые заставляли их нередко сплачиваться и дружно отстаивать свое значение и свои привилегии против народной толпы. Поэтому боярская дума не только ограничивала власть высших сановников, но и оказывала несомненное влияние на народное вече, и в тех случаях, когда действовала дружно, склоняла его решения согласно со своими видами. Как народное вече препятствовало развитию самого народного веча; она не давала утвердиться охлократии или полному господству толпы, хотя из этой толпы часто выдвигались люди, отличавшиеся своим "кричаниемнавече", или так называемые "худые мужики вечники".
   Что касается до областного подразделения Новгородской земли, то в эпоху Татарскую она усвоила себе деление на "пятины", т.е. на пять частей, каковы: Водская или область чудского народца Води, простиравшаяся от Новгорода к Финскому заливу, Ладожскому озеру и далее на север от последнего; Обонежская, длинной полосой тянувшаяся от Ильменя через Онежское озеро к самому Белому морю; Бежецкая, занимавшая юго-восточную часть Новгородской земли; Деревская - между реками Метой и Ловатью; Шелонская - между Ловатью и Лугой. Вне этих пятин лежало Заволочье или Двинская земля. Деление Новгородской земли на пятины находилось в связи с известным делением самого Новгорода на пять концов: каждая пятина в правительственном отношении была подчинена начальству соответственного ей конца. Пятины в свою очередь подразделялись на волости и погосты*.
   ______________________
   * Вопрос о Новогородской боярской думе поставлен и отчасти разработан проф. Никитским в его статье Правительственный Совет ("Очерк из Жизни В. Новгорода". Журн. М. Нар. Проев. 1869. Октябрь), где и указаны подходящие места из Рус. летописей, грамот и актов, а также из Сборника Бунге Urkundenbuch и Русско-Ливонских актов, собранных Наперским. Относительно того, что новогородское боярство было сословием крупных землевладельцев, а не торговцев (как некоторые думали), прямые указания мы имеем в Новогородских грамотах, купчих, рядных и особенно духовных (Акты Юридические). Кроме того, см. Ланнуа. Белйев в своей "Истории Новгорода Великого" (57 стр.) приводит одну неизданную грамоту начала XV века о пожертвовании Богородицкому монастырю некоторых земель в ТоЛвойском краю, на Онежском озере. Жертвователи крупные местные землевладельцы названы здесь "скотники и помужники Толвойской земли". В числе их поминаются новогородский посадник и два тысяцких. На существование особых поборов с Новогородских волостей в пользу посадника и тысяцкого указывает Жалованная вечевая грамота 1411 года и на взимание поралья посадника и тысяцкого с "сирот" (крестьян) Терпилова погоста (соседнего с Двинскою слободою), по старине; именно: "по сороку бел, да по четыре сева муки и по десяти хлебов". (Акты Истор. I. N 17).
   ______________________
  
   Псковская община естественно устроилась по образцу Великого Новгорода, как бывший его пригород. Но уже великая разница в объеме и географическом положении их земель должна была во многом отразиться на их внешней истории и внутреннем складе.
   Когда Псковская область выделилась из общего состава Новгородских владений, то обнимала только юго-западную их окраину. Она представляла довольно узкую полосу вдоль по течению реки Великой с ее притоками и по восточному прибрежью озер Псковского и Чудского. В длину эта полоса простиралась верст на 300, а в ширину только местами доходила до сотни верст. Меж тем как Новгородские пределы терялись в неизмеримых пустынных пространствах севера и востока, откуда не угрожала им никакая внешняя опасность. Псковская область, напротив, была со всех сторон стеснена более или менее неприязненными соседями и не имела возможности расширять свою территорию ни в какую сторону. По своему положению будучи предназначена служить передовым оплотом всей Русской земли против Ливонских Немцев и Литвы, Псковская община по необходимости должна прилагать особую заботу о сооружении военных укреплений. Поэтому пригороды ее не были такими же промышленными и торговыми пунктами, как Новгородские пригороды вообще; это был ряд небольших, но хорошо укрепленных городов. Они располагались главным образом по реке Великой, каковы: Опочка, на верхнем ее течении, отстоявшая на 120 верст от главного города; потом вниз по течению Воронач, Остров, Котельно и Володимирец; последний при самом впадении Великой в Псковское озеро. Вблизи Великой по ее притокам стояли Врев и Кошкин городок по правую сторону, Вышгородок и Велье по левую. В северном углу Псковских владений на прибрежье Чудского озера лежал Гдов. Все это были города, более или менее построенные самими Псковичами для обороны своей земли. Но в числе пригородов находился также Изборск, который был древнее самого Пскова. Расположенный на высокой горе, верстах в 30 на юго-запад от Пскова, почти на самой Ливонской границе, Изборск был укреплен плитяными стенами и много раз с успехом выдерживал осаду Немцев.
   Но главную военную опору Псковской земли составлял сам город Псков; по своему положению на высоком берегу Великой, в углу, образуемом впадением в нее Псковы, и в особенности по своим массивным каменным стенам, он в те времена представлял едва ли не наилучший укрепленный город в целой Руси. Вершину помянутого угла занимал Кром или Детинец, огороженный тремя стенами; из них та, которая шла от Псковы к Великой, называлась персями или передней; а на стрелке этого треугольника возвышался Кутный костер, т.е. угловая башня. Пространство между персями и параллельной с ней Довмонтовой стеной называлось Охобнем. А вне Крома и Охобня, опять между Псковой и Великой, помещался посад или собственно город Псков (называвшийся также Застенье), в свою очередь огороженный каменной стеной с кострами или башнями; впоследствии и часть города, лежавшая на другой стороне Псковы или так наз. Запсковье, также обнесена была каменной стеной. Подобно Новгороду, Псков разделялся на концы. В XV веке, когда он достиг наибольшего своего объема, в нем считалось шесть концов: Боловинский, Торговский, Городецкий, Опоченский, Остролавецкий и Богоявленский (Запсковье). Детинец или Кром, с его главной святыней, Троицким собором, так же как и Новгородский Кремль, составлял особую часть, т.е. не входил в состав концов. Как в Новгороде княжий двор или Ярославов находился подле главного Торговища, так и во Пскове княжеский двор стоял неподалеку от Торга, в Торговском конце. Хотя здесь также был и загородный княжий двор, соответствовавший новгородскому Городищу, но князь Псковской обыкновенно жил в самом городе. Городской княжий двор во Пскове, с его большой или судебной избой, не сделался местом народных вечевых собраний, как Ярославов двор в Новгороде. Псковское вече происходило в Детинце, подле Троицкого собора, и созывалось звоном одного из соборных колоколов; а колокольня соборная помещалась на помянутых выше персях или на стене, отделявшей верхнюю часть детинца от нижней или Довмонтовой. На вечевой площади стоял возвышенный деревянный помост или степень, на которой во время совещания сидели князь, посадники и другие правительственные лица и с которых они обращались со своей речью к народу. На соборных сенях, в одной из верхних церковных камор, помещался вечевой архив пли ларь, т.е. сундук с вечевыми грамотами, хранением которого заведовал особый чиновник или ларник.
   При своем небольшом объеме и при отсутствии значительных, богатых пригородов, Псковская земля получила более сплоченный (более централизованный) характер, нежели земля Новгородская. В первой мы не видим таких местных стремлений к обособлению, какие встречаем во второй, вроде Заволочья (и самого Пскова). Пригороды псковские, построенные самим Псковом как его военные колонии, пользуются гораздо меньшей самостоятельностью, нежели пригороды В. Новгорода. Как в церковном отношении все духовенство Псковской земли было поделено между шестью псковскими соборами, так и в отношении правительственном вся Псковская область поделена была между шестью концами города Пскова, причем на каждый конец пришлось на два пригорода с их волостями; ибо во второй половине XV века число псковских пригородов простиралось уже до 12. Псковская летопись сообщает, что раздел происходил по жребию (1468 г.). По всем признакам такое деление находилось в связи с распределением повинностей, и в особенности в связи с отбыванием военной повинности. Эта повинность в древней России была двух видов: во-первых, постройка и поддержание городских укреплений и, во-вторых, набор и содержание земской рати. Так в самом Пскове городские стены (т.е. их постройка и поправка) были разделены между концами, а эти большие отделы в свою очередь подразделены между улицами. Старосты и другие выборные кончанские власти заведовали в приписанных к ним пригородах и волостях как градостроительством, так и вооружением земской рати, которая собиралась и снаряжалась по известной разверстке или "разрубу"; почему и называлась рать "рубленная". Псковская летопись иногда сообщает нам, что для какого-либо похода Псковичи "порубились с десяти сох конь, а с сорока рублев конь и человек в доспехе, а бобыли пешие люди". Если поход предпринимался на судах, то по такой же разверстке или раскладке псковские концы и волости выставляли известное число ладей или насадов. Псковские пригороды получали своих посадников от главного города, а в некоторых, кроме того, сидели княжие наместники, ведавшие судом и расправой. Но дела сколь-нибудь важные пригорожане не смели решать помимо старейшего города. Так, однажды Опочане сами, не спросясь Псковичей, казнили смертью одного коневого татя или конокрада; Псков "опалился" (разгневался) за такое самоуправство и продал Опочку (наложил пеню), взяв с нее сто рублей в пользу Псковского князя (в 1477 г.). Не все Псковские волости или окрути имели у себя город, т.е. были приписаны к какому-либо пригороду, особенно на восточной стороне Псковской земли на пограничье с Новгородской землей, где не было такой нужды в укрепленных пунктах, как на юге и западе. Такие волости, иногда носившие, как и в Новгороде, название губ, ведались своими выборными "губскими старостами", которые сносились прямо с главным городом земли.
   Что касается до общего характера Псковского народоправства сравнительно с Новгородским, то нельзя не заметить в первом более спокойного течения дели более внутреннего мира в продолжение того периода, о котором идет речь. Хотя и здесь во главе населения стояло боярское сословие, но малый объем Псковской земли не давал ему простора для образования класса крупных землевладельцев, и в Пскове мы не видим того олигархического начала, которое столь заметно в В. Новгороде. С другой стороны, не видим и той массы черни, которая то бурным способом проявляет свою нелюбовь к знати, то является послушным орудием в руках боярских партий. Это отсутствие ожесточенной вражды партий и сословий сообщало Псковскому вечу более силы и более устойчивости его решениям; ему справедливо приписывают более демократический характер, нежели Новгородскому вечу - демократический не в смысле простонародного, а скорее в смысле преобладания среднего сословия, т.е. людей небогатых и незнатных, но настолько зажиточных, чтобы самостоятельно и умеренно относиться к вопросам общественным.
   Княжеская власть во Пскове получила еще меньшее значение, чем в Новгороде. Псковский князь еще более имел характер кормленщика; он брал свои судебные пошлины и другие назначенные ему доходы, и только в военное время являлся предводителем; однако нечасто мы встречаем его во главе земского ополчения в эпоху Псковской самобытности. Затем во Пскове мы находим тех же выборных сановников, что и в Новгороде, только с одним существенным отличием. В последнем существовали две высшие исполнительные власти: посадник и тысяцкий; во Пскове же тысяцкого не встречаем; зато после приобретения самостоятельности, именно с конца XIV века и до самого падения Псковского народоправства, мы видим здесь двух степенных посадников. Как были распределены между ними права и обязанности, на это нет указаний в источниках. Только по аналогии с Новгородом можем предполагать, что один степенный посадник был старший, а другой - его товарищ, и этот другой, вероятно, соответствовал новгородскому степенному тысяцкому. В Новгороде местом посадничьего суда был владычний двор в Софийском кремле; а тысяцкому принадлежало председательство в суде торговом, который совершался при церкви св. Иоанна на Опоках; при этой церкви, как известно, с XII века учреждена была купеческая община или гильдия, заключавшая в себе самое богатое новгородское купечество. Имел ли торговый судно Пскове такое же отношение ко второму посаднику, мы не знаем. Есть некоторые указания на то, что псковское купечество имело связь с храмом св. Софии, воздвигнутым в детинце близ Довмонтовой стены. Впрочем судебная власть высших сановников во Пскове была еще более чем в Новгороде стеснена вмешательством народного веча, которое ревниво следило за всеми сторонами общественной жизни. Так в 1458 году Псковичи, недовольные объемом установленной посадником зобницы или хлебной меры, увеличили ее, и привесили палицу к ее образцу; причем прибили на вече старых посадников, виновных в ненадлежащем размере зобницы. Это один из редких примеров кулачной расправы, которую позволяло себе псковское вече и на которую слишком щедры были Новгородцы.
   Меньшее значение псковских посадников сравнительно с новгородскими выразилось и в менее продолжительных сроках их деятельности; так что срок степенного посадничества редко простирался на два года, и заметно стремление к их ежегодной смене; хотя это не мешало старому посаднику впоследствии быть вновь избранным на степень. От такой частой смены во Пскове еще скорее, чем в Новгороде, умножался класс старых посадников, которые также сохраняли некоторое влияние на текущие дела, и, кажется, подобно тому, как в Новгороде, составляли род правительственного совета или боярской думы, которая предварительно обсуждала дела, долженствовавшие поступить на решение народного веча. (Благодаря этой многочисленности старых посадников, из их сыновей в Новгороде и Пскове образовался целый класс так называемых "детей посадничьих".) При отбывании повинностей старые посадники, как и прочие бояре во Пскове, по-видимому не пользовались особыми льготами и несли общественные тяжести наравне с другими гражданами. Так в 1471 г., когда по приказу Ивана III Псковичи стали готовиться к походу на Новгород, то они, по словам летописи, "начата по всем концам рубитися некрепка; а посадников и бояр великих на вече всем Псковом начата обрубати доспехи и с коньми", т.е. посадники и все бояре должны были по разверстке выставить определенное количество конников, покрытых броней ("кованная рать"). Относительно военных расходов Псковское вече задействовало так строго, что даже вздумало принуждать к участию в них само духовенство. Именно, когда Иван велел Псковичам выступить в поход на Немцев, вече решило "срубить" или выставить конного воина с каждых десяти сох земли (новгородская соха обнимала такой участок, который могли в день запахать трое человек на трех лошадях); причем начали класть в разруб священников и дьяконов. Духовенство воспротивилось этому порубу с церковных земель, ссылаясь на правила Номоканона и свв. Отец. Вечники схватили двух старших священников и хотели их наказать кнутом. Между тем начали справляться в старых вечевых грамотах; для чего неоднократно сановники и дьяки "лазили на сени" (т.е. ходили в вечевой архив в Троицком соборе). Убедясь в незаконности своих требований, вече наконец усовестилось и отпустило помянутых священников, которые уже стояли раздетые в одних рубахах в ожидании наказания. Впрочем, такой грубый поступок веча относится к последнему времени Псковской самобытности (1495).
   Сословие купеческое во Пскове не было так могущественно своими капиталами, как в Новгороде; но по всем признакам оно было многочисленно, достаточно, и своим влиянием на общественные дела составляло противовес сословию боярскому. Далее, рядом с боярами как более или менее крупными землевладельцами, в Псковской области встречается сословие мелких помещиков или земцев. Они получали свои участки от псковского правительства в кормлю, т.е. в пользование, за что были обязаны ратной службой; следовательно, они не были полными собственниками своих участков, а только помещиками. По-видимому, это военное сословие было расселено преимущественно по западному рубежу Псковской земли, где грозила постоянная опасность от Немцев.
   Хотя в Псковской истории также встречаются военные отряды из "охочих людей", в случае нужды набиравшиеся, по-видимому, из ремесленников и вообще людей безземельных, в помощь земской "рубленой" рати; но они не вполне соответствуют дружинам новгородских невольников. Эти дружины собирались и устраивались на началах артельного товарищества: подобно артелям или ватагам рыболовов и звероловов, они отправлялись в дальние страны со своими выборными атаманами, чтобы потом разделить между собой награбленную добычу или завоеванную землю. В последнем случае они были проводниками новгородской колонизации на северо-востоке Европы. Псковские вольные дружины иногда также предпринимали походы, но не дальние, преимущественно в области соседней Ливонской Чуди, где поддерживали мелкую войну с Ливонскими Немцами; но они не имели простора ни для приобретения Пскову новых земель, ни для псковской колонизации*.
   ______________________
   * Источники: Новогородские и Псковские летописи. Пособия: "История княжества Псковского". Киев. 1831. (митроп. Евгения). Костомарова "Севернорусские народоправства", Беляева - "История города Пскова и Псковской земли", Никитского - "Очерк внутренней истории Пскова". Его же: "Военный быт В. Новгорода" (Рус. Старина. 1870). "Областной быт В. Новгорода" (1872) и "Экономич. быт В. Новгорода", (чт. О. И. Д 1893 Кн. 2-я).
   ______________________
  
   В заключение обзора Новгородско-Псковской истории в эпоху Татарского ига приведем известие помянутого выше европейского путешественника на восток, именно фламандского рыцаря Гильберта де Ланнуа. В 1413 году он приехал в Пруссию, а оттуда отправился в Ливонию с намерением принять участие в каком-либо походе Немцев на Литву или Русь. Но в Риге гермейстер Ливонский Фитингоф объявил ему, что в ту зиму никакого похода не будет; зато дал ему возможность съездить в Новгород и Псков. Через Венден, Волмар и Вейсенштейн Ланнуа в декабре прибыл в Нарву (у Русских Ругодив), Река Нарова служила границей между Ливонскими и Новгородскими владениями. Зима была очень холодная с глубокими снегами; а дорога до Новгорода представляла пустынную равнину, наполненную лесами, реками и озерами, и путешественник проехал ее, закутанный в свою шубу, не видав никакого жилья. Новгород произвел на него впечатление весьма обширного города; но укрепления его были довольно слабы, за исключением нескольких каменных башен. Ланнуа провел здесь девять дней, посетил епископа, посадника и тысяцкого. Владыка посылал ему ежедневно свежие припасы; а посадник и тысяцкий приглашали на обед; причем кушанья показались ему очень странными и нигде им дотоле невиданными. Епископ "как бы государь" живет в замке на реке, где собор св. Софии; тысяцкого и посадника Ланнуа называет герцогом и бургтрафом. Монета новгородская, по его словам, состоит в слитках серебра весом около одиннадцати унций, без штемпеля; золотой монеты не чеканят, а мелкой служат беличьи мордки. "Женщины распускают две косы на спине, а мужчины носят одну косу". Но вообще заметки рыцаря о Новгороде скудны содержанием и не отличаются наблюдательностью. Причем, он впадает в преувеличения и даже явные несообразности. Например: "есть много больших господ, которых называют боярами, есть и простые граждане, у которых земли до 200 миль в длину, дивно богатые и сильные". Бояре Великого Новгорода будто бы могут выставить до 40 000 коней, а пеших без счету. "Новгородцы по закону своему продают и покупают на рынке друг у друга жен за один или два слитка серебра, по уговору кто даст запросную цену". Последнее известие, очевидно, ложное и ни с чем несообразное. Или кто либо из Немцев, торговавших в Новгороде, подшутил над рыцарем, или он не понял то, что ему рассказывали о продаже холопов, а может быть, и о неестественных случаях, происходивших иногда во время страшного голода, когда по известию самих русских летописей мужья (конечно, черные люди) закладывали или продавали жен, отцы детей.
   Из Новгорода Ланнуа под видом купца проехал в Псков; расстояние между ними 30 миль и дорога шла большими лесами. О Пскове он сообщает еще менее, чем о Новгороде; по-видимому, он даже не был в Псковском кремле, куда, по его словам, "не пускалась никакая франко-христианская душа под опасением смертной казни". Очевидно, Псковичи, в виду постоянной опасности от Ливонских Немцев, подозрительно относились к иноземным купцам и не всегда дозволяли им посещать внутренность своего детинца. "Русские этого города носят длинные волосы, расстилающиеся по плечам, а женщины круглую диадему на задней части головы, подобно как на изображениях святых". Из Новгорода Ланнуа на санях отправился по реке Великой и озеру Пейпус обратно в Ливонию.
   Беглую заметку путешественника о том, как Новгородцы и Псковичи носили волосы, подтверждает отчасти одна икона XV века, находящаяся в Новгороде, в часовне Варлаама Хутынского. Эта, единственная в своем роде, икона разделена на две части: верхняя изображает Деисус, т.е. Спасителя на престоле, а по сторонам его Божью Матерь и Иоанна Крестителя; позади Божьей Матери изображены еще Архангел и Апостол Петр, а позади Иоанна Предтечи Архангел и Апостол Павел. Это и есть собственно икона; в нижней ее части представлено какое-то семейство, молящееся на эту икону, и тут мы видим Новгородцев в их одеждах XV века. Волосы у них не пострижены и кудрями ниспадают на шею. У стариков большие бороды, или окладистые, или клинообразные. Главную одежду их составляют узкорукавые, не доходящие до колен кафтаны, с петлицами на груди, подпоясанные или кушаками, или широкими ремнями с набором и пряжками. Кафтаны эти разных цветов: темного, коричневого и красного. Узкие порты запущены в красные, вероятно, сафьянные, сапоги с высокими голенищами. Поверх кафтанов накинуты плащи с широкими отложными воротниками, застегнутыми у горла, и узкими длинными рукавами; плащи эти тоже разного цвета с тесьмою по подолу, иногда с петлицами, а некоторые воротники украшены вышитыми разводами. Рядом с шестью фигурами мужчин стоит одна женская фигура; у нее приятный круглоликий тип; голова покрыта белым платком или убрусом; обшитые бахромою концы его свешены на плечи; на ней платье красного цвета с весьма широкими рукавами, а сверх платья надет коричневый плащ, у которого рукава до того длинны, что доходят до пола*.
   ______________________
   * Ланнуа. См. также в Географ. Извест. (Русского Географич. Общества. 1850 г. Выпуск первый) статью Савельева о путешествии Гильберта-де-Ланноа в Великий Новгород и Псков. О новгородской иконе с изображением молящегося семейства см. исследование Филимонова в Вестнике Общества Древнерусского искусства. N 6 - 10. М. 1875.
   ______________________
  
  

IX. Русская гражданственность в татарскую эпоху

Главные условия возвышения Москвы. - Развитие великокняжеской власти и сосредоточение боярского сословия. - Княжеско-боярская дума. - Бояре путные и введение. - Начало местничества. - Кормления. - Поместья. - Дети боярские. - Слуги княжие. - Тяглое население. - Крестьянство. - Право перехода. - Уезд и волость. - Подати и повинности. - Уставные грамоты: Двинская и Белозерская. - Новогородская судная грамота. - Псковская судная грамота. - Общие черты древнерусского судопроизводства. - Торговые пошлины. - Торговый путь по Дону и Волге. - Заметки Контарини. - Немецкий двор в Новгороде и торговля с Ганзою. - Вес и мера. - Монета. - Печати.

   Уже до татарского ига, вместе с упадком Киева, история русской политической жизни стала двоиться на северо-восток и юго-запад. В эпоху татарскую, когда Киев окончательно потерял свое значение политического средоточия всей Руси, это раздвоение резко выступило на историческую сцену, и обе половины пошли различными путями в своем дальнейшем развитии. Западная Русь гораздо ранее освободилась от варварского ига и объединилась в государственном отношении; но при этом она не возвратила своей самостоятельности; ибо ее освобождение и объединение совершились под предводительством иноплеменных князей литовских; государственным средоточием ее сделалась полурусская, полулитовская Вильна; а последовавшие затем окатоличение собственной Литвы и уния с Польшею окончательно обособили Западную Русь от Восточной. Вместе с политическим обособлением начало выступать наружу заметнее, чем прежде, и разделение этнографическое, т.е. более резкое распадение русского племени на две главные ветви или народности: Великорусскую и Малорусскую.
   Между тем, в Восточной Руси происходила долгая и трудная работа над государственным объединением внутри и восстановлением независимости извне.
   В данную эпоху Восточная или собственно Северо-Восточная Русь состояла из трех крупных земель княжеских, Московско-Суздальской, Тверской и Муромо-Рязанской, и двух земель общинно-вечевых, Новгородской и Псковской. (Смоленская область, колебавшаяся некоторое время между Восточною и Западною Русью, со времени Витовта примкнула пока к последней.) Над всеми этими землями постепенно возвысилась Москва, принявшая на себя дело государственного единства и национальной независимости. Условия и обстоятельства, благоприятствовавшие возвышению Москвы, более или менее известны. Это, во-первых, выгодное географическое положение ее области, достаточно удаленное от сильных внешних врагов и удобное в промышленно-торговом отношении; далее, ловкая политика Московских князей, сумевшая самих татар обратить в свое орудие; распадение и неурядицы Золотой Орды со второй половины XIV века; тесный союз Московских князей с духовной властию; установившееся в Москве наследование по прямой линии от отца к сыну; слабость и неустройства других княжеств, а также вечевых общин Северо-Восточной Руси и пр. Но не должно забывать при сем главного условия: умного, энергичного Великорусского племени, которое неудержимо потянуло к Москве, как скоро почувствовало в ней надежное средоточие для собрания своих сил в борьбе с варварским внешним игом и внутренними неурядицами. В эту эпоху Великоруссы ясно доказали, что из всех славян они составляют народ наиболее государственный, наиболее способный к единству и дисциплине. У всех исторических народов опасности внешние и давление со стороны иноплеменных врагов служили самым действительным побуждением к государственному объединению и т. наз. правительственной централизации. Однако этот исторический закон довольно слабо отражался на других славянах.
   Стародавняя и вполне туземная на Руси, княжеская власть хотя в общих чертах оставалась та же самая, однако она несомненно усилилась под влиянием новых обстоятельств, главным образом под влиянием того же иноплеменного давления, т.е. татарского ига. Данная эпоха представляет постепенный переход от понятий вотчинных к понятиям государственным. Такой переход относится собственно к власти великих князей, стоявших во главе каждой отдельной земли, Московской, Тверской и Рязанской, и яснее всего отразился на их отношениях к удельным князьям. В каждом из этих местных княжеских родов мы видим стремление старших князей сокращать в свою пользу самостоятельность младших или удельных, подчинять их себе, сделать из них простых своих подручников. Удельные князья еще распоряжаются в своих волостях на правах вотчинников; но они по всякому призыву должны являться со своими дружинами на помощь старшему или великому князю и помимо него не могут вступать в обязательства или союзы с иноземными государями или с великими князьями других русских земель, что считается изменою и подлежит наказанию. До нас дошел целый ряд договорных грамот, которыми князья стараются определить свои взаимные отношения. В этих грамотах повторяются прежние выражения, взятые из родового и семейного быта: договоры вменяют удельным князьям в обязанность иметь великого князя себе отцом, а его сыновей считать себе братьями, старшими или младшими, смотря по обстоятельствам. Но под такими семейными выражениями скрываются уже подручные или вассальные отношения. Значительная часть удельных князей между тем не могла сохранить и этих вассальных отношений, а прямо перешла в служебные. Многие княжеские ветви, обедневшие и измельчавшие вследствие постоянного дробления своих волостей или обременения долгами, или почему-либо лишившиеся своих отчин, поступают прямо на службу к великим князьям, получают за нее жалованье и земли, и становятся таким образом в ряды боярского сословия. Хотя названные явления происходили и в других великих княжениях, но главным образом они развились в земле Московской, где власть и значение великого князя неуклонно шло вперед по пути абсолютизма или самодержавия.
   Кроме уменья Московских князей пользоваться татарскою помощью в борьбе со своими соперниками, варварское иго способствовало их усилению и другой своей стороной, т.е. данью или ордынскими "выходами". С тех пор, как татары перестали непосредственно собирать на Руси дани посредством своих баскаков и бесерменских откупщиков и сборы эти перешли в руки великих князей, естественно, сии последние пользовались ими, чтобы увеличивать собственную казну; ибо они не все собранные деньги доставляли в казну ханскую, и постоянно стремились уменьшать количество дани, а при удобном случае, во время ордынских смут и междоусобий, совсем уклонялись от платежа даней. Между тем с удельных князей они старались взыскивать сполна части, приходившиеся на их долю по общей раскладке; причем эти князья нередко оказывались несостоятельными плательщиками, должали великому князю, закладывали или продавали ему часть своих волостей. Великие князья Рязанские и Тверские также сами вносили в Орду дани со своих княжений; не видно однако, чтобы они воспользовались сим обстоятельством ради своего усиления в той же степени, как Московские. Не одни денежные выходы разоряли удельных князей; на их владения падало и ямское бремя, т.е. обязанность давать подводы татарским чиновникам и содержание проезжавшим татарским послам с их большою хищною свитою; кроме того, дорого обходились им обычные поездки на поклон в Орду, где они должны были много тратиться на подарки не только хану, но его женам и вельможам, почему нередко принуждены были входить в долги и занимать деньги у своих русских или у ордынско-бесерменских купцов. Великие князья иногда уплачивали за них долги, разумеется, приводя их за то в большую от себя зависимость или обязывая отказать себе их волости по духовному завещанию*.
   ______________________
   * Договорные и духовные грамоты Москов. князей в Собр. Г. Гр., Дог. I. NN 21,24, 33, 34, 39, 40, 43, 45, 71, 127 - 128. Татарскую эпоху характеризовали господством вотчинного начала на Руси в особенности Соловьев (в своей "Истории России", IV), Кавелин (см. его "Сочинения") и Чичерин ("Опыты по Истории Рус. права"). Сюда же примыкает сочинение Хлебникова ("О влиянии общества на организацию государства в царский период Русской истории". Спб. 1869). То же господство вотчинного или частного права в Северо-Восточной Руси в данную эпоху развивает Ключевский ("Боярская Дума древней Руси"; (не в такой степени допускает его Бестужев-Рюмин ("Русская История". I); а Костомаров отличает эту эпоху на Руси борьбою монархизма с феодализмом ("Начало единодержавия в древней Руси". Вести. Евр. 1870. Ноябрь и декабрь). Дьяконов ("Власть Москов. государей". Спб. 1889) по отношению к XV веку касается только церковной стороны, наприм., воззрения наших книжников на в. князя Московского как на защитника православия, по поводу Флорент. унии и падения Византии.
   ______________________
  
   Вместе с развитием великокняжеской власти видоизменялось и положение ближайшего к ней боярского сословия. По мере того как некоторые ветви княжеского дома приобретали характер прочно утвердившихся местных династий, их бояре естественно все более и более становились сословием крупных землевладельцев, служебно-поземельной аристократией, земельными вотчинниками. В награду за свою службу они получают теперь почти исключительно пожалования землями и селами. В междукняжеских договорных грамотах еще по-прежнему встречается условие о вольном переходе бояр на службу к другому князю или так наз. право отъезда; но на деле это право отъезда применяется не часто. Хотя по тем же грамотам отъехавший боярин и удерживал за собою владение жалованными вотчинами или приобретенными куплею участками в земле прежнего князя (только не в Новгородской земле); но этот князь или его чиновники всегда имели возможность делать разные стеснения его владельческих прав. А села и деревни, данные в "кормление" или в поместье, т.е. пожизненное пользование, просто отнимались у отъехавшего боярина. Следовательно, прямой интерес боярина заключался в том, чтобы находиться на службе у сильнейшего" или великого князя, который мог бы не только жаловать поместьями, но и защищать его владельческие права, если у него находились отчины в удельных княжествах; а таковые случаи происходили нередко при разделе княжения между сыновьями. Естественно поэтому стремление русского боярства поступать преимущественно на службу великого князя Московского. И наоборот, редко встречаем примеры перехода Московских бояр на службу к иным князьям. С другой стороны, сами Московские государи, несмотря на выражения договорных грамот, неблагосклонно смотрят на отъезды своих бояр к собственным удельным князьям; а на отъезд к другим великим князьям (Рязанским и Тверским) уже начинают смотреть как на измену и при случае наказывать отъезчика. Понятно отсюда, какое важное место занимало вообще русское боярство в числе условий, способствовавших возвышению Москвы над другими княжениями, и как усердно служило оно этому возвышению. По мере расширения Московских пределов упрочивалось землевладение и умножались доходы Московских бояр.
   Главное значение боярского сословия на Руси оставалось все то же, как и в древнейшую эпоху; бояре по-прежнему служили князю помощниками в деле ратном и хозяйственном, в управлении землею, и были его ближайшими советниками или думцами. С раннего утра собирались они в княжеский дворец для заседания в боярской думе и для исполнения разнообразных поручений. Как в XI веке, по известию Жития Феодосия Печерского, однажды святой муж, возвращаясь в свой монастырь, на утренней заре встречал "вельмож, едущих" во дворец великого князя Киевского, так и в конце XIV века, по словам летописи, ранним утром собрались князья и бояре во дворец Тверского князя Михаила Александровича, "обычного градского ради управления" (но на сей раз тщетно ожидали больного князя, который перед смертию решил удалиться в монастырь на пострижение). В другом месте летописец устами умирающего Димитрия Ивановича Московского определяет взаимные близкие отношения князя со своими боярами. "Бояр же своих любите и честь им достойную воздавайте против делу коего-либо, без их думы ничтоже творите" - внушал он своим сыновьям. А обращаясь к боярам, между прочим говорил: "с вами я царствовал и Божиею помощью врагов своих низложил; с вами великое княжение вельми укрепил, мир и тишину княжению своему сотворил и державу отчины своей соблюл; вами города держал и великие волости, к вам имел великую любовь и всех вас чествовал, с вами радовался и скорбел" и пр. Конечно в этих словах выражаются собственно желательные или идеальные отношения между князем и его боярами; но сами эти идеалы и показывают нам, к чему стремились или, по понятиям эпохи, должны были стремиться обе стороны для того, чтобы великое княжение успевало в делах внутренних и внешних. И мы видели, как в трудные времена Московское боярство действительно служило добрую службу и своему княжескому роду, и всей земле.
   Источники не дают нам возможности определить в точности состав и занятия княжеско-боярской думы в данную эпоху. Но судя по некоторым признакам, например, по количеству боярских имен на княжеских жалованных и духовных грамотах, далеко не все члены боярского сословия участвовали в княжеской думе, а только представители знатнейших родов и бояре особенно чествуемые князем ("старейшие и нарочитые"). Занятия этой думы, по-видимому, обнимали все вопросы как чисто правительственные и хозяйственные, так и собственно политические (отношения к соседям и иным землям или политика внешняя.) К участию в Московской княжеско-боярской думе приглашались иногда митрополит и другие церковные иерархи. (Напомним для примера участие духовенства в этой думе передпоходом Куликовским.) А в случаях особенно важных призывались сюда удельные князья, епископы, наместники и воеводы из разных областей Московской земли (как это увидим, например, перед походом на Великий Новгород в 1471 г. Из такого призыва областных, духовных и гражданских сановников в княжеско-боярскую думу развились впоследствии так наз. земские соборы).
   Боярская дума не могла, конечно, в полном своем составе заниматься текущими, ежедневными делами по всем отраслям княжеского хозяйства, управления и суда. Эти отдельные отрасли великий князь обыкновенно поручал или приказывал кому-либо из бояр; откуда впоследствии развилась система Московских приказов. Но в данную эпоху они еще не сложились в эту систему и отчасти носили название путей. В ряду таких хозяйственно-правительственных сановников важное место занимал дворский или дворецкий, который ведал хозяйство княжего двора, дворцовых слуг и дворцовые села. Затем встречаем в грамотах того времени ведомства или пути: сокольничий, конюший, ловчий, а несколько позднее стольничий и чаишичий, от которых получились и титулы ведавших ими бояр. Так, конюший ведал великокняжеских конюхов, коней и луга, на которых они паслись; сокольничий путь управлял птичьею охотою великого князя, ловчий псарями и бобровниками; чашник ведал питейное хозяйство и связанных с ним дворцовых бортников или пчеловодов, а стольник - дворцовые сады, огороды, рыбные ловли и т.д. В числе придворных сановников является еще окольничий, но источники не указывают на его ведомство. От помянутых отраслей княжего хозяйства или путей управлявшие ими лица получили название бояр путных, нередко встречающееся в актах и грамотах того времени. Рядом с ним встречается еще название бояр введеных, значение сих последних не вполне ясно; по-видимому, это название присвоивалось преимущественно городовым и волостным наместникам великого князя и вообще высшему разряду бояр; но иногда бояре введеные почти не различаются от путных. Те и другие пользовались важною привилегией: по княжеским договорным грамотам всякий служилый человек обязан был в случае неприятельского нашествия с своими людьми сесть в осаду в том городе, в уезде которого находилась его вотчина, хотя бы сам он состоял в то время на службе другого князя; но от этой повинности освобождались бояре введеные и путные.
   Вместе с объединением Северо-Восточной Руси, как известно, в Москву из всех русских областей постоянно приливали бояре, переходившие на службу великого князя Московского; в среду их вступали разные знатные выходцы из других земель, особенно из Золотой Орды. Поэтому к концу данного периода объем боярского сословия в Москве весьма увеличился, причем масса пришельцев оттеснила на второе место коренных Московских бояр. По мере присоединения разных уделов, князья удельные также вступали в московскую службу, и эти служилые князья заняли верхнюю ступень Московской боярской аристократии. Но те бывшие удельные князья, которые или отцы которых прежде перехода в Москву успели побывать на службе у других великих князей (Рязанского, Тверского, Смоленского), уже теряли часть своих родовых прав и становились ниже некоторых собственно боярских родов; только переходившие непосредственно из службы великого князя Литовского, по-видимому, не теряли этих прав. Затем из удельных бояр некоторые знатные роды также успевали поместиться в Москве на верхних ступенях боярской лестницы. Отсюда происходили неизбежные столкновения между пришельцами и старыми московскими боярами, которые с неудовольствием видели себя оттесненными на второстепенные и даже третьестепенные места в военном начальствовании, в областном управлении, в придворных чинах, в боярской думе и т.п., ибо во всех таких случаях знатность рода играла большую роль. Таким образом, положено было начало тому явлению, которое в последующей истории Московского государства известно под именем "местничества". Эти споры за места или взаимное соперничество боярских фамилий, в свою очередь, немало способствовали возвышению и усилению власти и значения Московского государя; ибо знатнейшие роды вели соперничество о большей или меньшей к нему близости. В то же время такое соперничество мешало пока внутреннему сплочению самого боярского сословия, и следовательно, с его стороны не могло явиться дружного отпора развивающемуся Московскому самодержавию. По всем признакам, сословные грани на Руси уже успели установиться так прочно, что боярское достоинство вообще было званием родовым или наследственным, и хотя можно найти примеры пожалования в это достоинство со стороны княжеской власти, но такие примеры, по-видимому, были редки*.
   ______________________
   * Главными источниками для изучения боярского и вообще служилого сословия в эту эпоху, кроме летописей, служат договорные и духовные грамоты князей, жалованные и судные грамоты. См. Собр. Г. Г. и Д. Акты Истооич., Акты Юридич., Акты Археогр. Экспед. и т.п. Вместе с сочинениями проф. Загоскина "Очерки организации и происхождения служилого сословия" (Каз. 1876) и "История права Московск. Государства". II. (Дума Боярская. Каз. 1879), лучшее пособие по сему предмету это проф. Ключевского "Боярская Дума древней Руси". М. 1881. Тут же находим наиболее удовлетворительные объяснения вопросов, что такое бояре путные и введеные (см. главы V и VI), и как складывалась иерархическая боярская лестница с ее последствием или местничеством. "Первый разряд, который тонким слоем лег на поверхности московского боярства, составили высшие служилые князья, предки которых приехали в Москву из Литвы или с великокняжеских русских столов: таковы были потомки Литовского князя Юрия Патрикеевича, также князья Мстиславские, Вельские, Пенковы, Ростовские, Шуйские и др.; из простого (т.е. нетитулованного) московского боярства одни Кошкины с некоторым успехом держались среди этой высшей знати. Затем следуют князья, предки которых до подчинения Москве владели значительными уделами в бывших княжествах Тверском, Ярославском и других, князья Микулинские, Воротынские, Курбские, старшие Оболенские; к ним присоединилось и все первостепенное нетитулованное боярство Москвы, Воронцовы, Челяднины и др. В состав третьего разряда вместе со второстепенным московским боярством, с Колычевыми, Сабуровыми, Салтыковыми, вошли потомки мелких князей удельных или оставшихся без уделов еще прежде, чем их бывшие вотчины были присоединены к Москве, князья Ушатые, Палецкие, Мезецкие, Сицкие, Прозоровские и многие др. Этот иерархический распорядок был основан на происхождении, мало поддавался действию личных заслуг, как и произвола московских государей, и делал большие успехи к стремлению стать наследственным. На этом распорядке держалось и местническое боярское отечество, т.е. созданное предками и переходившее по наследству к потомкам служебное отношение лица и фамилии к другим служилым лицам и фамилиям". (Стр. 237). По поводу того, что в Москве около половины XV в. встречаются боярские фамилии, вышедшие из всех концов Руси, тот же автор приводит следующие примеры: "С Волыни шли Волынские, из Киева Квашнины, Разладины, из Чернигова Плещеевы, Фомины, Игнатьевы, из Смоленска Фоминские, Всеволожские, из Мурома Овчины, из Твери Ольферьевы, Безнины, Шетневы, из Орды Сабуровы, Годуновы, Старковы, из Крыма Ховрины-Головины, из Литвы князья Патрикеевы с позднейшими отраслями Голицыными и Куракиными, из Пруссии Кошкины с отраслями своими Захарьиными, Беззубцевыми и с родичами Колычевыми и друг. Фамилии различного происхождения, первые поколения которых некоторое время кружились по Северной Руси, пока не уселись в Москве в половине XV века: Морозовы, Скрябины, Поклевины, Бутурлины, Челяднины и многие др." (стр. 183 - 184). Критические заметки на сочинения о Боярской Думе гг. Загоскина и Ключевского, во-первых, проф. Владимирского-Буданова в Сборнике Государст. знаний. Т. VIII. Спб. 1880, а во-вторых, проф. Сергеевича в его "Рус. Юридич. древности". Т. II. Вып. 2. Спб. 1896. Последний особенно строго разбирает труд Ключевского, впрочем, не с фактической, а с теоретической стороны.

К данной эпохе относится любопытный документ, найденный проф. Соловьевым в деле об известном вельможе XVIII века А.П. Волынском (в Госуд. Архиве) а помещенный в приложениях к XX тому "Истории России" (стр. 484). Это Список с грамоты местные. Содержание его следующее: Димитрий Константинович, великий князь Нижегородский (тесть Димитрия Донского), по челобитью и печолованию своего духовного отца архимандрита Нижегородского Печерского монастыря Ионы и по благословению Серапиона, владыки Нижегородского, Городецкого, Сарского и Курмышского, пожаловал своих бояр и князей, дал им местную грамоту с указанием: "кому с кем сидеть и кому под кем сидеть". Ближайшее к великому князю место назначил он своему тысяцкому Димитрию Алибуртовичу (т.е. Любартовичу, сыну Любарта Гедиминовича) князю Волынскому: "А под Димитрием садиться князю Ивану Васильевичу Городецкому; да против его в скамье садиться Дмитрию Ивановичу Лобанову, да в лавке же под князем Иваном князю Федору Полскому Андреевичу, да садиться боярину его Василию Петровичу Новосильцеву. А пожаловал его боярством за то, что он окупил из полону государя своего дважды великаго князя Димитрия Константиновича, а втретье окупил великую княгиню Марфу. Да садитись боярину князю Петру Ивановичу Березопольскому, да садитись в лавке князю Димитрию Федоровичу Курмышскому. А к местной грамоте князь великий велел боярам своим и дьяку руку прикладывать, а местную грамоту писал великаго князя дьяк Петр Давыдов, сын Русин". Грамота эта любопытна во-первых, в том отношении, что показывает состав княжеско-боярской думы в одном из наиболее крупных уделов второй половины XIV века, и порядок думных мест. Состав не многочислен: всего восемь членов и большая часть их суть служилые потомки удельных князей; причем двоим из таких князей назначены места ниже двух простых (нетитулованных) бояр, братьев Новосильцевых. А эти два брата представляют пример богатых купцов, пожалованных в бояре за денежные услуги великому князю и великой княгине, именно за уплату их долгов (вероятно, ордынских). Замечание о той же грамоте см. еще в V приложении к названному выше сочинению Ключевского, по соображениям которого она относится к 1380 - 81 гг.

Относительно окольничего, одного из придворных сановников, вслед за Соловьевым ("История России", т. IV, глава III) и Калугиным ("Окольничий" в Архиве Истор. Юрид. Свед. Калачова, т. II, кн. 1-я) обыкновенно повторяется мнение, что этот сан мы встречаем только в XIV в., именно со времен Симеона Гордого. Но окольничий упоминается уже в XIII веке. Так мы находим его в числе бояр Смоленского князя Федора Ростиславича в одной судной грамоте 1284 года. (Русско-Ливонские акты. N XXXVII). Из позднейших источников видно, что окольничий при походах и разъездах царских посылался вперед и приготовлял станы или места царских остановок. А из Судебника видно, что ведению окольничьего подлежит "поле" или судебный поединок.
   ______________________
  
   За свою службу князю, придворную, думную и ратную, бояре в этот период стали получать вознаграждение в трех видах: кормление, вотчины и поместья. Первый вид был связан с должностями наместников и волостей. Назначая наместников в свои города, князь давал областям правителей и судей; в то же время он давал своим боярам возможность кормиться на счет жителей, т.е. воспользоваться как судебными пошлинами, так и разными поборами натурою, как то: мясом, хлебом, овсом, сеном и т.п. Так как бояр было гораздо больше, чем наместничеств, то вошло в обычай давать сии последние не на большое количество времени, например на три года, чтобы почти все бояре могли покормиться или нажить себе разное имущество. С тою же целью в значительные города иногда назначалось по два наместника. Кроме должностей наместников и волостелей к разряду кормлений принадлежали и так назыв. "пути" или помянутые выше разные отрасли княжеского хозяйства, с причисленными к ним селами и деревнями; они раздавались в заведование боярам с правом пользоваться известною частью доходов, которые собирались с этих сел и деревень в казну княжескую. Главным же образом в данный период окончательно установился землевладельческий характер боярства и вообще служилого сословия. Жалованные за службу земли оно обыкновенно получало на правах вотчины, т.е. полного и потомственного владения. Но кроме таких вотчин, князья начали раздавать боярам и поместья или земельные участки, назначавшиеся во временное пользование. Эта поместная система должна была способствовать еще большему закреплению служилого сословия за Московским княжением; ибо, если отъехавший к другому князю служилый человек по междукняжим договорам не лишался вотчины, то поместье, конечно, у него отбиралось. С постепенным расширением своих владений Московский великий князь все более получал возможность награждать служилых людей поместьями. Впрочем, поместная система развилась собственно в последующий период*.
   ______________________
   * Некоторые ученые полагают, что в древней Руси не существовало частной поземельной собственности, что поместье есть древнейшая форма землевладения и что из поместий развились вотчины (Лакьера "Поместья и Вотчины". Спб. 1848). Другие как бы смешивают поместья с кормлениями (Неволина "История Росс, гражданских законов" т. II), См. о том же предмете критику Погодина на Лакьера (Москвитянин. 1848 г. ч. 3-я) и Кавелина (Сочинения т. III). Существование частной поземельной собственности в древней России отстаивает Гладков в своей диссертации ("О влиянии общественного состояния частных лиц на право поземельной собственности по началам древн. Рос. законод." М. 1855). О том же вопросе см. в диссертации Градовского ("История Местного Управления в России". Спб. 1868 г. Глава I) и в исследовании Н. Загоскина ("Очерки организации и происхождения служилого сословия в Допетровской Руси". Казань. 1876).
   ______________________
  
   Меж тем как звание боярин осталось неизменно за высшим слоем русского военно-служилого сословия или за старшими княжескими дружинниками, размножившиеся потомки младших дружинников утратили прежние названия отроков, детских и гридей. Они называются теперь отчасти дворянами, а главным образом детьми боярскими. Первое из этих названий, как мы знаем, появилось еще в эпоху дотатарскую, а второе, как надо полагать, вначале действительно означало детей бояр. Обыкновенно сыновья знатных людей в юности начинали свою службу при особе князя в числе его придворных слуг и телохранителей. На это имеем прямое свидетельство летописи. В 1298 году, в Твери случился пожар; ночью загорелись сени во дворце великого князя Михаила Ярославича, и от них сгорел весь его двор. Князь сам почуял огонь и едва успел с княгинею выпрыгнуть в окно; а между тем в сенях спали княжата и боярчонки, кругом было много стражи, но никто не заметил пожара вовремя.
   С течением времени название "дети боярские" распространилось на все низшее служилое сословие, и тем естественнее, что в ряды его стали многие обедневшие и размножившиеся потомки боярских фамилий. Это сословие пользовалось таким же правом отъезда, как и бояре. Оно исполняло второстепенные должности при княжем дворе и в земском управлении; но главною его обязанностию была военная служба, и притом конная. За эту службу боярские дети вместо жалованья также получали кормления, вотчины и поместья; они составили класс средних и мелких землевладельцев. По всем признакам, Московские князья особое внимание обращали на размножение и обеспечение землею этого военнослужилого сословия; а оно в свою очередь явилось важнейшею опорою возраставшей Московской силы.
   К младшему служилому сословию должны быть отнесены и так наз. "вольные слуги" князя или "люди дворные", которые за свою службу также получали кормления и судебные пошлины в качестве таможенников, приставов, доводчиков, праветчиков и т.п.; по выражению того времени, они бывали "в кормлении и в доводе". По междукняжеским договорам они также пользовались правом отъезда ("боярам и детям боярским и слугам межи нас вольным воля" - обычное выражение договорных грамот). Кроме того, у князя были еще слуги полусвободные, находившиеся под ведением дворских; в грамотах они называются "слуги под дворским"; они служили в качестве княжих промышленников и ремесленников, а также в разных низших должностях. Таковы: бортники, садовники, конюхи, псари, ловчие, рыболовы, гончары, бобровники, ямщики, бараши (шатерничие) и пр. За ними следуют слуги не свободные или княжие холопы. Из среды полусвободных слуг, а равно и холопов назначались люди не только в помянутые низшие должности, но также в более важные по княжему хозяйству, домоправительству и письмоводству; таковы: тиуны, посельские, ключники, старосты, казначеи, дьяки и подьячие*.
   ______________________
   * Акты историч. I. N 13, 36, 71. Акты Археогр. Эксп. I. N 9. С. Г. Г. и Д. I. NN 1, 3, 21, 23, 25, 27, 33, 40, 61, 76, 83, 87. Мнения о происхождении сословия детей боярских довольно разнообразные. См. Соловьева (Ист. Рос. IV. Глава III), Павлова ("Об историч. значении царствования Бориса Годунова"), Беляева ("О дружине и земщине в Моск. государстве" - Временник Общ. И. и Др. 1849. N 2. "О служилых людях в Моск. госуд., собственно о боярах". - Ibid. N 3. "Служилые люди в Москов. госуд., слуги или дворяне, а впоследствии дети боярские" - Московский Сборник. Т. I. M. 1852). Свод разных мнений см. в соч. Горбунова "О льготных грамотах монастырям и церквам" (Архив Историч. и практич. сведен, изд. Калачова. Т. VI); причем значительная их часть склоняется к тому, что сословие боярских детей, главным образом, произошло из обедневших отраслей размножившихся боярских родов.

О количестве боярских детей в ту эпоху приблизительно можем судить по известию итальянца Кампензе, относящемуся к первой половине XVI века. (Переведен в "Библиот. Иностран. писателей" Семенова). По его словам, в Рязанском княжестве считалось до 15 000 конницы, в Московском 30 000, а в Тверском 40 000. Но мы полагаем, что в этом известии цифры едва ли не перепутаны; принимая в расчет все обстоятельства, вероятнее расположить их таким образом: в Московском княжестве 40 000, в Рязанском 30 000 и в Тверском 15 000.
   ______________________
  
   Остальная масса населения, т.е. не принадлежавшая к служилому сословию, может быть названа "земством" или населением "тяглым". Оно в свою очередь подразделялось на разные степени. Собственно городской класс состоял конечно из людей торговых и промышленных. Верхнюю ступень этого класса занимали наиболее крупные торговцы, известные под именем гостей, за которыми следовали собственно купцы или менее крупные торговцы. По некоторым данным купеческий класс делился на сотни, гостинные и суконные. А остальной низший слой горожан (мелкие торговцы и ремесленники) стал известен вообще под именем черных людей. (Сие последнее название заменило собою прежних "смердов".) Это городское население обложено было разными пошлинами и повинностями в пользу князя и его наместников; каждый класс тянул свое тягло. Но вообще источники недостаточно разъясняют нам характер и значение городского населения в данную эпоху.
   К черным людям относилось и все сельское население древней Руси, которому в эту эпоху усвоивается по преимуществу название "христиан" или крестьян. (В Восточной Руси кроме того они называются иногда "сироты", в Псковской земле "изорники".) Земли, на которых сидели крестьянские общины, разделялись на три главные разряда: черные, владельческие и монастырские. Черные земли были собственно княжеские или волостные; сидевшие на них крестьяне подчинены были непосредственно княжим волостелям и тиунам, платили подати в княжую казну по сохам и отбывали государственные повинности по мирским разрубам и разметам"т.е. по разверсткам, постановленным на общинном или мирском сходе и приводившимся в исполнение выборными старостами. Сидевшие на землях частных владельцев, бояр, детей боярских и гостей (имевших также право приобретать села и деревни) платили им оброки и также отбывали государственные повинности. Размеры оброков зависели, конечно, от взаимного уговора; наиболее распространенным обычаем было отдавать половину жатвы за пользование землею; такие крестьяне назывались половники или исполовники (брать землю исполу); иногда платили только треть; кроме того, смотря по уговору, отправлялись и разные работы на землевладельцев. В таких же почти отношениях находились и крестьяне, жившие на землях монастырских или вообще церковных. Наглядное понятие о них дает уставная грамота митрополита Киприана, данная Константиновскому монастырю в 1391 году. Крестьяне этого монастыря били челом митрополиту Киприану на нового игумена, который стал требовать с них разные новые пошлины. Митрополит послал спросить прежнего игумена, каковы были при нем обязанности крестьян. Тот отвечал следующее: "большим людям (более зажиточным) из монастырских сел церковь наряжати, монастырь и двор тынити, хоромы ставить, игуменов жеребий весь рольи изгоном (всю игуменскую долю пашни барщиной) вспахать, посеять, сжать и свезти, сено косить десятинами и на двор привезти, лез (рыбу в заколах) бити, и вешний и зимний сады оплетать, с неводом ходить, пруды прудить, бобров осенью ловить; на Велик день (Светлое воскресенье) и на Петров приходить к игумену с подарками; к монастырскому празднику приводить яловицу; рожь молотить, хлебы печь, солод молоть, пиво варить; рожь на семена молотить, лен прясть, невода снаряжать; а если игумен приедет в село на братщину (пир по складчине в храмовой праздник), то сыпци (участники братчины) дают игуменовым коням по зобне овса". Митрополит подтвердил исполнение всех этих повинностей.
   В означенную эпоху крестьянское население, хотя и не имело, по-видимому, личной поземельной собственности, но сохраняло свою личную свободу, не было еще прикреплено к земле, на которой жило, и могло по своей воле переходить на другую землю, т.е. в иную волость или к иному владельцу. А землевладельцы сами поддерживали такие переходы, стараясь разными льготами переманивать крестьян на свои земли из других земель. Дробление Руси на удельные княжества долго способствовало этой свободе перехода, ибо каждое княжество старалось привлекать население из соседних земель и ни одно не имело достаточной силы, чтобы прикрепить крестьян к своей земле. Но к концу данной эпохи, с развитием государственного порядка и единодержавия, а также с большим развитием сословных граней, заметны явные попытки властей стеснять и ограничивать свободу крестьянских переходов; чем пролагался путь будущему прикреплению к земле. Так в некоторых жалованных грамотах на пустоши (незаселенные участки) дозволяется перезывать людей для населения, но только из иных княжений. Главное же ограничение заключалось в назначении срока для переходов. В Московской Руси таким сроком по княжеским грамотам установляется Юрьев день осенний, т.е. по окончании полевых работ, и кто переходил ранее этого дня к другому владельцу, того приказано было возвращать к прежнему, чтобы доживал у него до срока. В Псковской земле срок для переходов назначен еще более поздний, именно Филиппово заговенье. Наконец, в некоторых случаях Московское правительство уже прямо лишает крестьян их старого права перехода. Например, до нас дошли две грамоты, данные Василием Темным Троицкому Сергиеву монастырю по челобитью игумена Вассиана с братьею; пбрвою грамотою великий князь велел в Углицком уезде воротить в монастырские села крестьян, которые ушли из них в села великокняжеские и боярские; а второю он запретил выпускать на другие земли крестьян из монастырского села Присек с деревнями, в Бежецком уезде*.
   ______________________
   * Грамота митрополита Киприана 1390 г. в Актах Арх. Эксп. Т. I. N 11. Грамоты, относящиеся до крестьянских переходов и Юрьева дня, см. Акты Арх. Эксп. I. NN 17, 23, 46, 48, 73, 64, 83. Грамота Василия Темного о селе Присеках в Ак. Ист. I. N 59. Главное пособие И. Беляева - Крестьяне на Руси. М. 1860. Сочинения и статьи по вопросу о сельской общине в древней России указаны в 40 примечании ко Второй части I тома моей Истории России. Прибавим указание на монографию Градовского ("Общественные классы в России до Петра 1". Жур. "Мин. Нар. Пр." 1868), на упомянутую выше книгу Хлебникова ("О влиянии общества на организацию государства") и сочинение Тумасова "Крестьянство до конца XVI века". Киев. 1872. В вопросе о Сельской общине эти писатели примыкают к мнению Беляева, т.е. считают ее происхождение более древним и самостоятельным. Блюменфельда - "О формах землевладения в древней России". Одесса. 1884. Он в своих выводах является сторонником теории задружно-семейной общины.

Меж тем как в Московском великом княжении уже начались попытки к прикреплению крестьян, в Рязанской земле, наоборот, свободный переход крестьян подтверждается междукняжескими договорами даже в конце XV века. Именно в договоре великого князя Рязанского Ивана Васильевича с братом своим удельным князем Федором Васильевичем в 1496 г. находится такое выражение: "а боярам и детям боярским и слугам и Христианом меж нас вольным воля". (С. Г. Г. и Д. NN 127 и 128). Впрочем, это право признается тут только в пределах той же Рязанской земли.
   ______________________
  
   Рядом с свободным сельским населением по-прежнему жило население несвободное или холопы. Этот класс в эпоху татарского ига значительно увеличился переходом в него многих семей из свободного крестьянского сословия. Причиною такого перехода были, главным образом, бедность и притеснения от сильных людей. Неурожаи, падежи скота, грабительства нередко разоряли крестьянина; он входил в долги и кончал тем, что со всей семьей закладывался или записывался в холопы к богатому землевладельцу на время или навсегда; чем надеялся обеспечить себе защиту от притеснений тиунов и сборщиков податей, а также разного рода помощь от своего господина в голодную и трудную пору.
   Областное деление этого периода представляло еще старое дробление на великие и удельные княжества. В административном подразделении княжеств начинает тогда выступать уезд. Так назывался округ, приписанный к какому-либо городу, куда он тянул судом и данью. Название волость также получило более определенный смысл чем прежде: волости теперь стали обозначать части уезда. Во главе города с уездом стоял княжий наместник, а волостью заведывал волостель. Но такое деление было весьма неравномерно; некоторые уезды были незначительны и даже имели своим административным центром не город, а село; другие наоборот обнимали иногда целые земли или княжества, присоединенные к Москве. Притом волостели, по-видимому, не всегда были подчинены наместникам, и сносились прямо с князем. Рядом с делением уездов и земель на волости, встречается деление на станы. Различие между ними заключалось в том, что в центре волости постоянно пребывал волостель; а станом первоначально назывались город или селение с особым двором, где останавливались волостели, тиуны и доводчики во время своих разъездов по округу. Таково было собственно административное деление Московской земли. Новгородская и Псковская земли, как указано выше, имели еще свое особое деление на пятины, погосты и губы*.
   ______________________
   * Пособия: Сергеевича Вече и князь (Русское государственное устройство и управление во времена князей Рюриковичей). М. 1867. Градовского Уезд Московского государства (История местного управления в России. Т. I). Проф. Ключевский указывает на "связь станов со старинным городским делением на сотни". (Отчет о 15-м присуждении наград гр. Уварова, 1873 г. Разбор сочинения Горчакова "О земельных владениях всерос. митрополитов, патриархов и св. Синода". Спб. 1868). Невелика - О пятинах и погостах Новгородских (Записки Рус. Географ. Общ. VIII. 1853 г.). Забелина - библиографический отчет об этом исследовании ("Опыт изучения Рус. древностей" ч. I. M. 1872). Как известно, Невелик относит деление Новогородской земли на пятины ко времени уже Московского владычества. Его мнению следовали: Костомаров ("Северно-русск. Народоправства". II. 63), Чичерин ("Областные учреждения России в XVII в." 68 стр.). Еще прежде Неволина того же мнения держался Ходаковский (Рус. Историч. Сборник. Т. I, кн. 3, стр. 100. 1837 г.). Неволин ссылается на то, что название пятин не встречается в источниках ранее Московского завоевания. Против такого доказательства основательно возразил Соловьев в своей Истории России (Т. IV, прим. 224). Он говорит, что в летописях нет этого названия и после завоевания, и нельзя смешивать летописей по точности данных с актами и писцовыми книгами. В особенности убедительна его ссылка на следующее свидетельство Герберштейна о Новгороде: или: Civitas latissimam ditionem in guingue partes distributam gabebat; или "Город имел обширную область, разделенную на пять частей, из которых каждая часть тянула к начальству своей части" (т.е. своего конца). Впрочем, название "пятины" встречалось и в других местах, как указал тот же Ходаковский. В некоторых актах новогородские погосты называются - потуги. "А купец поедет во сто, а смерд потянет в свой потуг" - говорится в договорных грамотах Новгорода с Москвою 1456 и 1471 гг. (АктыАрх. Эксп. I. N 57 и С. Г. Г. и Д. I. В 20). "Кто купец пойдет в свое сто, а смерд пойдет в свой погост" - в договорах Новгорода с Тверью в первой половине XIV века. (С. Г. Г. и Д. I. N 9 и 15).
   ______________________
  
   Вместе с успехами объединения Восточной Руси под властию Московских князей, как мы заметили, усиливалась и самая эта власть по отношению ко всем слоям населения. Неизбежным следствием такого усиления было падение древних народно-вечевых собраний; только Новгород и Псков хранили пока свое вечевое устройство. В княжеских землях в первую половину татарского периода встречаем иногда известия о народных вечах в больших городах; а во вторую половину такие известия прекращаются. Гнет татарского ига немало способствовал упадку вечевого начала и возвышению княжеской власти, когда с одной стороны, угрожаемый частыми татарскими разорениями, народ прежде всего думал о внешней безопасности, привыкал ожидать ее только от своих князей и отвыкал от политических совещаний; с другой стороны в случаях неповиновения или мятежа князья, как данники хана, имели возможность смирять непокорных, опираясь на татарскую помощь. К концу означенного периода наместники, волостели и другие княжие забирают в свои руки почти все отрасли суда и управления. В качестве выборных чиновников в городских и сельских общинах встречаем только низшие органы власти, каковы старосты и соцкие. А прежние шумные веча о политических делах обращаются теперь в скромные мирские сходы (городские, волостные или сельские), имевшие своею задачею, главным образом, разметы и разрубы, т.е. разверстку податей и повинностей. Наиболее известные статьи этих податей и повинностей следующие. Во-первых, разного рода дань и ям в казну княжескую или сборы с дворов, с произведений земли и всяких промыслов, натурою и деньгами; далее, корм, т.е. доставка припасов княжим чиновникам или кормленщикам, их слугам и коням, доставка подвод, постоев и проводников для княжих чиновников и гонцов; "городовое дело" или обязанность строить крепости, а также дворы для князя, наместника и волостеля; "мостовщина" или постройка мостов и гатей; обязанности кормить княжих коней, косить сено на княжих лугах, устраивать езы или заколы на княжих рыболовнях, выходить на княжую охоту, на медведя, лося и других зверей, и т.д. Подати и повинности земледельческого класса обыкновенно раскладывались по количеству земельной единицы, называвшейся обжею; более крупною единицею обложения является соха, которая равнялась трем обжам. Подати с разных промыслов приравнивались к той же единице. Так, равными сохе считались кожевенный чан, торговая лавка, рыболовный невод и саловаренный прен. Натуральные повинности, смотря по обстоятельствам, иногда перекладываются на денежные. Татарская дань весьма усилила тяжесть поборов с населения русских княжеств. Но любопытно, что с ослаблением ига их тяжесть уменьшалась не в той же степени; ибо князья большею частию сохраняли взимание этих даней, которые обращали в свое собственное пользование.
   По мере развития княжеской власти, мало-помалу выходит из употребления древний обычай русских князей почти ежегодно ездить на полюдье, чтобы самим собирать дани и творить суд на месте. Хотя князья деятельные и заботливые возможно чаще старались посещать свои области, дабы лично надзирать за управлением и судом; но вообще эти дела все более и более поручаются княжим наместникам, волостелям, тиунам и пр. Судебные пошлины составляли важную статью доходов как самого князя, так и его чиновников или кормленщиков. Но отсюда еще не следует заключать (подобно некоторым исследователям-юристам), чтобы на судопроизводство русские князья смотрели только как на доходную статью и не заботились о самой сути дела, т.е. о доставлении народу правосудия; о чем свидетельствуют в значительном количестве дошедшие до нас судебные акты того времени. По всем признакам, главным руководством для судей на Руси по-прежнему служил все тот же свод древних обычаев или законов, который известен под именем Русской Правды. Этот свод, по мере надобности, постоянно пополнялся и видоизменялся новыми статьями, но имеющими большею частию местное, а не общерусское значение. Такого пересмотра, какому он был подвергаем великими князьями Киевскими, например, Владимиром Мономахом, мы уже не встречаем в эпоху окончательного раздробления Руси на отдельные княжения, а тем более в эпоху ее зависимости от татарских ханов. Из этой эпохи от Северо-Восточной Руси до нас дошел ряд местных законодательных актов, так называемых уставных и судных грамот. Наиболее известными и важными из них представляются две уставные грамоты Московских князей "Двинская" и "Белозерская", и две судные грамоты вечевых общин, Новгородская и Псковская.
   Уставная Двинская грамота была дана великим князем Василием Дмитриевичем Двинской земле в 1398 году, т.е. в то время, когда население Заволочья отложилось от Новгорода и признало над собою власть Москвы (но, как известно, на сей раз ненадолго). Эта грамота есть не что иное, как наказ великого князя своим наместникам на Двине, наказ, касающийся только некоторых сторон суда и наместничьих доходов. А именно: в случае убийства, если убийца не будет разыскан, то местная община платит наместникам виру (дикую) в десять рублей; в случае драки, за кровавую рану 30 белок, а за синяк 15; причем боярину, смотря по его отечеству (знатности рода), виновный платит бесчестье не только за побои, но и за словесную брань. Если драка случится на пиру и помирятся, не выходя с пиру, то наместникам и дворянам ничего не платят; но если помирятся после, то платят наместникам по куньему меху. Кто у соседа перепашет или перекосит в поле межу, с того взимается пени по одному барану; если межа обозначает полевую границу разных сел, то 30 белок, а за княжую межу (т.е. на княжей земле) по три сорока белок. Если кто найдет у кого свою украденную вещь, а тот укажет, где приобрел ее, и так повторится до десяти сводов (пока найдут вора), то наместники и дворяне не берут никакой пени с лица, у которого найдена украденная вещь. Татя, пойманного с поличным впервые, штрафуют, смотря по стоимости украденного; во второй раз подвергают взысканию в большей мере, а в третий раз его должно вешать. Всякого уличенного вора нужно пятнать (клеймить). За самосуд 4 рубля пени; а самосудом называется когда кто поймает татя с поличным и, взяв с него посул, отпустит его, т.е. не представит на суд. С каждого тяжбного рубля наместникам идет полтина штрафу. Затем следует определение, сколько судебных пошлин получают дворяне, исполнявшие должности подвойских и доводчиков или судебных чиновников, за езду и позыв на суд. Так, если нужно призвать кого в самом местопребывании наместников, в городе Орельце, они получали по белке хоженого (за ходьбу), за езду от Орельца до Матигор и Холмогор две белки, до Княж-острова четыре белки и т.д., смотря по расстоянию и удобству езды. Если кого нужно заковать в железо, то дворянам полагается четыре белки железного, но если его возьмет кто на поруки, то в железо не ковать. Если господин нечаянно убьет своего холопа или рабу, то наместники его не судят. Если позванный дворянами на суд не явится, то на него наместники выдают "правую бессудную грамоту" (т.е. решают дело без него). От привешения своей печати к судной грамоте наместник берет три белки, а дьяку за письмо две белки. С иногородних гостей сотский и подвойский получают на Двине по пуду ржи. Двинские же гости в Устюге платят наместникам по два пуза соли с ладьи, а с воза по две белки; почти то же платят и в Вологде; в отчинах великого князя они не платят других пошлин, каковы: тамга, мыть, костки, гостиное, явка и пр. Двинским людям еще дается та льгота, что в других областях или не судят, а в случае какого на них иска, они судятся или перед великим князем, или на Двине его наместниками. Следовательно, сия уставная грамота есть в то же время жалованная или льготная.
   Спустя 90 лет (в 1488 г.), внук Василия Дмитриевича великий князь Иван Васильевич дает подобную же уставную грамоту жителям Белозерской области, т.е. наказ своим наместникам на Белоозере.
   Эта грамота в точности повторяет некоторые статьи предыдущей, но излагает их с большими подробностями и вообще полнее определяет как самое судопроизводство, так разные поборы и пошлины с населения. А именно: упоминается о присутствии на суде нескольких выборных обывателей или так называемых "судных мужей" ("а наместникам нашим и их тиунам без соцкого и без добрых людей суд не судити"). Упоминается о лоле или судебном поединке между истцом и ответчиком; причем побежденный, кроме иска, платит пошлины наместнику или его тиуну и доводчикам. Поличным называется только украденное из клети, запертой замком ("а найдут что на дворе или в пустой хоромине, а не за замком, ино то не поличное"). Определяется число тиунов и доводчиков у белозерских наместников, первых два, вторых десять; из них в городе полагается два доводчика, а в станах или в уезде восемь. Каждый доводчик знает только свой стан или "раздел", а в чужой не ездит. "Где доводчик ночует, тут ему не обедать, а где обедает, там ему не ночевать", конечно, для того, чтобы не отягощать жителей доставкою кормов. Во избежание того же отягощения запрещается доводчику ездить с "паробком" и "простой" лошадью, т.е. иметь при себе слугу и порожнюю лошадь для вымогаемых с жителей припасов и вещей. Кормы и поборы, назначенные с жителей в пользу наместников, тиунов и доводчиков, очевидно, были определены; собирать их должны не сами эти чиновники, а земские старосты или соцкие, и доставлять в город два раза в год: о Рождестве Христове и о Петрове дне (корм "Рождественский" и "Петровский"). С сельских жителей корм собирался по сохам или по определенному количеству земли со всех крестьян, княжих, боярских, монастырских и черных. Прежние кормы натурою теперь большею частью уже переложены на деньги. А именно: наместникам с каждой сохи полагается полоть мяса или два алтына деньгами, десять хлебов или десять денег, бочка овса или также десять денег, воз сена или два алтына. Это Рождественский корм; а Петровский определен с сохи по барану или по восьми денег и по десяти хлебов или десяти денег. Тиунам полагается корму в половину наместничьего. А доводчикам еще меньше; причем, видим следующую оценку: коврига хлеба равна деньге, часть мяса и сыр также стоили по деньге, зобня овса две деньги. Кроме того, горожане и становые (сельские) люди дают кто сколько хочет взоежжего корму (вновь прибывшим) наместникам. Далее в пользу наместников назначены торговые пошлины в городе Белозерске, именно явка с гостей, приходивших водою из земли Московской, Тверской и Новгородской, по одной деньге с каждой головы, т.е. с каждого человека, сколько бы ни было людей в судне; причем в больших судах еще взимается гривна с ватамана или начальника. Белозерские наместники держат своих пошлинников и в Волочке, которые взимают в их пользу ту же самую пошлину с приезжих купцов, и гость, заплативший пошлину в Волочке, уже не платил ее в Белозерске. Иногородним купцам запрещается торговать по белозерским монастырям и волостям, т.е. в селах, а также ездить с товаром за Белое озеро: в противном случае взимается пени два рубля, из них один рубль шел наместникам и один таможенникам (великокняжим); а товар отбирался на великого князя. Ездить за озеро и там торговать составляет привилегию посадских людей из Белозерска. Другая льгота местных жителей состоит в том, что тиуны и наместничьи люди не могут незваные приходить на пиры и братчины, т.е. на те пиры и попойки, которые устраивались городскими или сельскими общинами на складчину в известные праздники; незваного гостя, хотя бы и чиновника, жители могли безпенно (безнаказанно) выпроводить вон. Великокняжеские бояре и дети боярские, проезжая по области, не могут требовать от жителей кормов, подвод, проводников и сторожей; а гонцы должны для сего предъявлять свои грамоты. Если приедет великокняжеский пристав звать на суд какого белозерца, горожанина или сельчанина, то для этого вызова в Москву назначается только один срок в году, на великое заговение. На обиды от наместников или волостелей жители могут жаловаться великому князю.
   Довольно подробно переданное нами содержание Двинской и Белозерской грамот дает наглядное понятие о формах суда и управления в древнерусских княжеских областях. По тому же образцу выдавались князьями и другие уставные грамоты. Эти обычные формы выработаны, конечно, всею предыдущею историей дружинно-княжеской Руси. При отправлении суда в областях, представителями княжеской власти являются наместники или волостели с тиунами и разными низшими чиновниками, а представителями местного земства сотские и судные мужи или выборные "добрые люди".
   Теперь посмотрим на законодательные памятники и судоустройство севернорусских вечевых общин Новгорода и Пскова.
   В этих общинах законодательная власть принадлежала народному вечу, которое в то же время было и высшею судебною инстанцией. Нередкие казни бояр в Новгороде, свержение их с Волховского моста, разграбление их дворов и сел в сущности являются актом верховного суда на основаниях Русской Правды; только место князя в этих случаях заступало народное вече. Однако, в законодательных актах, относящихся к судопроизводству, мы видим совместные постановления вечевой и великокняжеской власти. Дошедшая до нас Новгородская судная грамота 1471 года, как сказано в ее начале, поставлена всем Великим Новгородом на вече на Ярославле дворе, "доложа господы великих князей всея Руси Ивана Васильевича и сына его Ивана Ивановича, по благословлению нареченного на архиепископство священноинока Феофила". Эта грамота, следовательно, относится уже ко времени зависимости Новгорода от Москвы и является почти накануне его присоединения к Москве. Тем не менее она есть верное отражение более или менее старых судебных обычаев и порядков.
   Суд в Новгороде, как показывает и названная грамота, распадался на три отдела: святительский, посадничий и суд тысяцкого, первый, т.е. святительский, суд (по примеру остальной Руси) должен производиться на основании греческого Номоканона или Кормчей книги и должен быть для всех равен, "как для бояр, так и для житьих и младших (черных) людей". Из грамоты видно, что новгородский владыка производил суд не лично, а чрез своего наместника и ключника, в пользу которых шла часть судебных пошлин. К суду епископскому, конечно, относились все дела и лица, подчиненные церковной власти. Суду тысяцкого, по некоторым данным, подлежали преимущественно дела торговые и иски о холопстве. Суд посадничий, по-видимому, главным образом обнимал дела уголовные и поземельные иски, в особенности связанные с насилием и тому подобными преступлениями. А так как уголовные дела везде на Руси подлежали непосредственному ведению суда княжеского, и пени с этих дел шли преимущественно в казну княжескую, то, вероятно, отсюда и произошло непременное условие, что посадник новгородский не мог судить без великокняжеского наместника. Впрочем, сам наместник, кажется, редко присутствовал на этом суде, а участвовал в нем чрез своих тиунов.
   Важную принадлежность новгородского судоустройства составлял так называемый доклад или вторая ступень судебного разбирательства (после начатия дела низшею ступенью суда) г происходившая с участием сословных представителей. Этот доклад производился в одной из комнат владычних палат; для него назначались от каждого конца по боярину и по житьему, и еще два пристава, по одному для каждой тяжущейся стороны; всего докладчиков было 12 человек, которые так же, как и сами судьи, присягали на судной грамоте в том, что они будут наблюдать правду и не брать посулов. Следовательно, это род присяжных или то, что в других русских областях называлось "судные мужи". Но их обязанностью было не одно только присутствие на суде, а и близкое участие в разбирательстве дела, которое они подготовляли для судей, и последние уже на основании их доклада постановляли решение. Докладчики должны были заседать три раза в неделю, в понедельник, среду и пятницу, и кто из них не являлся в заседание, платил довольно высокую пеню, боярин по два рубля, а житий по рублю. Неизвестно, на какой срок они назначались; судная грамота требует только, чтобы при каких судьях и докладчиках дело начато, при тех же оно и кончалось, в противном случае с них взимается пеня. Вообще же судная Новгородская грамота назначает месячный срок для всякого суда, т.е. владычнего, посадничего и тысяцкого; "а дале того дела не волочить". Только тяжбы о земле позволяется вести до двух месяцев и дается еще два месяца на разборку межевых доказательств. При подобных тяжбах дело замедлялось, конечно, большими расстояниями, которые должны были проезжать низшие судебные чиновники, т.е. шестники, подвойские, биричи, изветники (и "софьяне" или владычние слуги), отправлявшиеся собирать сведения и вызывать послухов по разным искам на месте. Для поставки послуха грамота определяет срок по такому расчету, чтобы на сто верст приходилось три недели; а помянутым судебным чиновникам полагается пошлины за каждые сто верст по четыре гривны. Как истец, так и ответчик, должны поцеловать крест на этой грамоте, а кто не присягнет, тот и виноват. При сем делается следующее исключение для вдовы боярина или житьего человека: за нее на суде присягает ее сын; а если нет такого сына, то она присягает у себя на дому в присутствии пристава и другой тяжущейся стороны. В исковых делах судьям полагается пошлина на владычнем суде при выдаче судной грамоты, с каждого рубля по гривне, а при выдаче бессудной грамоты с рубля по три деньги; на суде посадника и тысяцкого в первом случае по семи денег, во втором по три. Бессудная грамота выдавалась истцу в том случае, если ответчик в установленный срок не являлся на суд. В делах же уголовных от судной грамоты судьям назначено пошлины четыре гривны, а от бессудной две. Новгородская судная грамота 1471 года имеет по преимуществу уголовный характер. Очевидно, она была вызвана тем недостатком правосудия и тем самоуправством, на которые жалуются летописцы Великого Новгорода в эпоху его упадка, когда бедные и слабые не находили управы на богатых и сильных, и потому с сочувствием обращали свои взоры на великого князя Московского. Насильственное отнятие земли у соседа или открытые наезды и грабежи, по-видимому, сделались частым явлением в Новгородских областях, а когда дело доходило до судебного разбирательства, тут нередко является так называемая наводка или насильственные поступки на самом суде. Это явление, вероятно, развилось из древнего обычая, по которому на помощь или на "пособье" тяжущимся сторонам добровольно приходили в суд их товарищи по концу, улице, сотне или ряду и свидетельствовали в их пользу. Теперь же какой-нибудь богатый, сильный ответчик набирал приятелей или просто подкупленных сорванцов, которые являлись целою толпою, шумели, кричали, мешали судебному разбирательству, а иногда заводили драку и разгоняли самый суд ("сбивали судей с суда") или силою не допускали стороны до поля, т.е. до судебного поединка. Новгородская судная грамота в особенности вооружается против таких насилий и назначает самые большие пени как за "наезд" или "грабеж" спорной земли, так и за "наводку". В обоих этих случаях установлена пеня с боярина по 50 рублей, с житьего человека по 20, а с молодшего по 10. Грамота однако не отменяет вполне помянутый древний обычай, а старается его ограничить, установляя, чтобы для каждой тяжущейся стороны "напособье" к суду и рассказу (или до кладу) могли приходить "ятцы" (пособники) не более как два человека от конца, улицы, сотни или ряду.
   Наиболее полным и развитым актом законодательства в данную эпоху является судная грамота Псковская. Она возникла около половины XIV века, когда Псков окончательно отделился от Новгорода и образовал самостоятельную общину. Первая уставная грамота для Пскова, по-видимому, была написана в то время, когда здесь княжил Александр Михайлович Тверской. Второй подобный устав дан псковичам братом Василия Дмитриевича Московского Константином, который княжил здесь в начале XV века. Эти два устава, сведенные вместе и дополненные позднейшими приписками, и составили так называемую Псковскую судную грамоту, утвержденную вечем в 1467 году, т.е. уже в эпоху Московской зависимости. Сия грамота не только определяет устройство и порядок суда, но в то же время заключает в себе довольно подробный свод гражданских законов в отношении прав семейных и имущественных, возникающих как из наследства и купли, так и из разного рода договоров и обязательств. Имея в основе своей древнюю Русскую Правду, Псковская судная грамота представляет дальнейшее ее развитие, сообразное с историческим течением народной жизни. Она дает наглядное понятие о той высшей степени гражданственности, на которой стояла псковская община сравнительно с другими современными ей русскими землями.
   Суд в Пскове, как и в Новгороде, производился совместно посадником и князем. Местом суда был княжеский двор. Но князь обыкновенно участвовал в суде чрез своих наместников и тиунов; а посадников также иногда заменяли, особенно в областях, сотские, волостели и старосты, губские и пригородские. Как в Новгороде, те же судьи, которые начали суд, должны его и кончать. Низшие судебные чиновники, разводившие призыв к суду и приводившие в исполнение приговоры, те же, что и в Новгороде, т.е. княжие дворяне, подвойские и разные приставы, как княжие, так и псковские, которые постоянно должны действовать совместно. При разъездах им полагается пошлин или прогонов по одной деньге с 10 верст. (Тут сказывается небольшой объем земли сравнительно с Новгородской, где прогоны рассчитывались по сотне верст.) Упоминается также особый суд церковный или владычнего наместника, с точным определением, что ему подлежат попы, дьяконы, монахи, монахини и просвирни. В случае тяжбы мирянина с церковным человеком, суд им должен быть общий, т.е. князь и посадник (или их заместители) судят вместе с владычним наместником. Грамота запрещает посторонним лицам приходить в судебню и помогать тяжущимся сторонам, за исключением малолетних, престарелых, глухих, монахов и женщин, которые могли иметь пособников. Если же кто силою ворвется в судебню или ударит кого из "подверников" (сторожей), того должно посадить в "дыбу" (колодку) и взять с него пени в пользу князя рубль, а в пользу подверников 10 денег. Следовательно, и во Пскове мы находим подобие новгородской "наводки", но, очевидно, не в таких ужасных размерах.
   В тяжбах, за неимением письменных доказательств, допускаются свидетели из "сторонних людей". Особенность псковского судоустройства составляет послух или очевидец, свидетельство которого требовалось в делах о грабеже и драке. Он должен был подтвердить свое показание или присягою или полем (судебным поединком). В последнем случае послуху не дозволяется выставить за себя наймита, тогда как противник его, если был поп, монах, или старик, или увечный человек, то мог на поединок выставить за себя наемного бойца. Поле допускается еще в спорах о земле, о закладе (при займах), в спорах с сябрами. (Так назывались соседи, владевшие землей сообща, или члены какой-либо артели.) Поле дозволялось даже женщине, но только против женщины. За проступки, следуя древней Русской Правде, назначаются денежные пени, даже за такие, как "разбой" и "наход" (соответствующий новгородскому "наезду"). Но были и преступления, которые наказывались смертию; таковы: татьба коневая и кромская (кража в Крому или псковском Кремле), поджог и перевет (государственная измена); кража на посаде, учиненная в третий раз, также наказывается смертию.
   Довольно подробная обработка разного рода займов по "доскам" и записям, с закладом движимого или недвижимого имущества, с поручительством и без оного, указывает на значительно развитые денежные и торговые сделки. Грамота не назначает высшего размера процентов или, как она выражается, "гостинца". Вообще в противоположность Русской Правде, которая узаконила весьма высокие проценты, Псковская грамота стесняет их разными условиями и требует, чтобы они были точно обозначены в записи. Она позволяет давать в займы без заклада и без записи не свыше рубля; а кто будет искать судом долг более рубля только по одним доскам, т.е. по отметкам, вырезанным на деревянных дощечках, тому в иске отказывается. Грамота также довольно полно определяет имущественные и денежные отношения съемщиков или арендаторов земель и угодий к своему хозяину или, как она выражается, "государю". Эти съемщики назывались: "изорник", арендатор пахотной земли, "огородник" - огородной и "кочетник", содержатель "исада", т.е. рыбной ловли. Как для отказа хозяина арендатору, так и для отказа последнего хозяину назначен один срок в году, о Филиппове заговений, следовательно, по совершенном окончании работ. Значительно развитое понятие о собственности выразилось особенно в статьях о наследстве. Собственник мог даже помимо родственников кому угодно отказать свое имущество в духовном завещании или - как оно здесь называется - "рукописании". Наиболее действительным считалось то завещание, копия с которого вносилась в "ларь" Троицкого собора. Если умерший не оставил духовного завещания, то наследство его переходило к законным наследникам или родственникам (к его "племени"), из которых первое место занимают нисходящие, а потом восходящие и даже боковые. Любопытно однако то, что сын, который выделился из семьи при жизни родителей и не кормил их до их смерти, не участвует в разделе. Дети, не отделенные прежде, по смерти отца владели имуществом вместе с матерью. Но вообще Псковская судная грамота не покровительствует совместному владению имуществом, и при всяком споре между братьями предписывает произвести раздел. Относительно имущественных прав женщины, эта грамота представляет значительный шаг вперед сравнительно с Русскою Правдою. Право дочерей наследовать родителям, если не осталось сына, это право во Пскове распространено уже на все свободные классы населения, а не составляет привилегии одного дружинного сословия. Из движимого имущества женщина, даже при мужеских наследниках, могла получать некоторую часть, например, приданое своей умершей родственницы, состоявшее из платьев и разных женских уборов. Наконец, супруги наследуют друг другу, если не вступят в новый брак.
   Как приведенные нами, так и все другие дошедшие до нас законодательные и судебные памятники Руси того времени показывают, что самое отправление суда еще мало изменилось сравнительно с эпохою Русской Правды. Судопроизводство по-прежнему остается устное и гласное. На суде присутствуют "добрые" или "лучшие" мужи, известные также под именем "судных мужей" (род присяжных заседателей). Судебные доказательства, при отсутствии письменных актов, являются те же, что и прежде, т.е. свидетели и присяга. Об испытании раскаленным железом и водою более не упоминается. Зато почти во всех краях Руси продолжали употреблять судебные поединки или поле. Законодательство старается по возможности ограничить и смягчить этот вид Божьего суда, как то заметно особенно из Псковской грамоты. Для сего точнее определяются случаи, когда дозволяется поле; допускаются наймиты или наемные бойцы для людей слабых или неспособных к бою; вообще видно старание уравновесить силы противников и притом избегать смертных случаев. Противники должны иметь на себе доспехи, т.е. железные латы и шишаки, и сражаться одинаковым оружием (большею частию ослопами или дубинами). Если кто был убит на поединке, то его противник получал только доспех убитого и лишался всякого другого удовлетворения; следовательно, в исках, т.е. в большей части случаев, было прямое побуждение щадить жизнь своего противника. Далее обычное наказание осужденного по-прежнему заключается в платеже пени и разных судебных пошлин (продажа). Только в немногих случаях допускается смертная казнь. По произнесении приговора оправданной стороне выдавалась судная или правая грамота, в которой обыкновенно излагался весь ход дела и происходившее при его разбирательстве судоговорение. В княжеских областях того времени можно различить собственно две судебные инстанции: если дело не рассматривалось прямо самим князем, то оно после наместничьего или тиунского суда могло восходить, как тогда называлось, на доклад князю, который и решал его окончательно, в качестве верховной власти. О судебных пытках и телесных наказаниях (кнутом) свободных людей на Руси законодательные памятники еще не упоминают. Однако, по некоторым данным, несомненно, что те и другие уже употреблялись, по крайней мере к концу этого периода. Вместе с установлением смертной казни и клеймения воров они свидетельствуют, с одной стороны, о продолжавшемся влиянии византийского законодательства, с другой - о начавшемся воздействии татарских нравов*.
   ______________________
   * Уставные грамоты: Двинская, Белозерская и Новогородская Судная изданы в Актах Археогр. Эксп. Т. I. NN 13, 92 и 123. А Псковская Судная грамота, известная прежде по отрывку у Карамзина (Т. V, пр. 404), издана вполне Мурзакевичем в Одессе, в 1847 г.; второе издание в 1868. Все эти грамоты вполне перепечатаны и снабжены прекрасными комментариями у Владимирского-Буданова в его "Хрестоматии по Истории Русского права". Ярославль 1871 - 1873 гг. Специальные исследования, заслуживающие внимания: Ф. Панова "Исследование о Новогородской Судной грамоте" (Сборник, изд. студентами Петерб. Университета, Вып. 1-ый. 1857 г.); Калачова "О Псковской Судной грамоте" (в Москвитянине 1848 г. кн. I); Ф.Устрялова "Исследование Псковской Судной грамоты 1467 г.". Спб. 1855, и прекрасное исследование И.Энгельмана "Гражданские законы Псковской Судной грамоты". Спб. 1855. Несколько дельных соображений о той же грамоте см. в соч.: проф. Никитского "Очерк внутренней Истории Пскова"; Спб. 1873, проф. Загоскина "Уставные грамотыXIV - XVI вв." Два выпуска. Казань. 1875 - 76. Общие пособия по судопроизводству и судоустройству данной эпохи: Тобина Die alteste Gerichts-Ordnungen Russlands. Dorp. 1846. А. Куницына "Историческое изображение древнего судопроизводства в России". Спб. 1843. Чеглоком "Об органах судебной власти в России до Алексея Михайловича". (Казань, 1855). Демченко "О показаниях свидетелей по Рус. праву до Петра Великого". Киев. 1869. Дювернуа "Источники права и суд в древней России". М. 1869, и исследование Мейчика "Грамоты XI и XV вв. Московского архива Министерства юстиции". М. 1883. В этом любопытном исследовании между прочим отрицаются крайности некоторых теорий о господстве вотчинного суда в древней Руси по частному праву и доказывается, что источником всякого суда была верховная или княжеская власть, т.е. начало государственное. (Это подтверждается и заметками Михалона "О нравах Татар, Литовцев и Москвитян". Архив Юрид. Свед. Калачова. П. Полов. 2-я. 37.) Беляева "Лекции по Истории Рус. законодательства". М. 1879. Его же "Собрание историко-юридических актов", поступившее в Румянц. музей, описано Д. Лебедевым. (М. 1881 г.). Сергеевича "Лекции и исследования по Истории Рус. права". Спб. 1883. О поле см. Каченовского "Рассуждение о судебных поединках" (Труды Общ. И. и Др.-P. I. M. 1825 г.). Калайдовича "Рассуждение о поединках в России вообще и в особенности о судебных" (Рус. Историч. Сборн. Общества И. и Д. Р. М. 1838. кн. III), также в соч. Пахмана "О судебных доказательствах по древнему Русскому праву". М. 1851. О судебных поединках в России упоминают Михалон и Герберштейн. Подобие Новогородской наводки находим в польском Вислицком статуте 1347 года, в статье 19-й. (Акты Зап. Рос. I. N 2.)

Относительно телесных наказаний имеем известие Никонов, свода под 1442 г.: "тогда же Колударова и Режского кнутом били". Это наказание происходило в Москве, и, по-видимому, за измену во время междоусобия Василия Васильевича с Димитрием Шемякою. В 1462 г. Василий Темный, как известно, велел бить кнутом, резать носы, отсекать руки, а некоторым головы, дружинникам Василия Ярославича Серпуховского, которые хотели освободить своего князя (Воскр. лет.). А в конце XV века даже в Пскове, где нравы несомненно были мягче, нежели в Московской Руси, как мы видели, вече однажды хотело публично наказать кнутом священников (см. Псков, лет. под 1495 г.). Кроме того, в латинской договорной грамоте Ганзейских городов с Новгородом в XIII веке упоминается о наказании вора розгами вместе с его клеймением в щеку. Впрочем эта грамота спорная; некоторые считают ее только проектом договора (см. прим. 59 ко 2-й части моей "Истории России").
   ______________________
  
   Сельское хозяйство, т.е. земледелие, скотоводство, рыболовство, бортничество и т.п., продолжало существовать на Руси в XIV и XV вв. почти в том же виде, как и в эпоху предыдущую. Но погромы татарские, конечно, принесли ему огромный ущерб. Многие прежде довольно цветущие южнорусские области и окраины запустели и обратились в бедные, малонаселенные пространства или в голые степи. Из мест, подверженных татарским набегам, земледельческое население отливало в более удаленные северные области, где ему приходилось в поте лица трудиться над обработкою малоплодородной почвы или снискивать себе пропитание другими промыслами. Деятельный, предприимчивый характер Северо-Восточной Руси или Великорусского племени в ту эпоху сказался именно в развитии разных промыслов, особенно торгового. Не только город, но и ни одно значительное селение было не мыслимо без торгу или торговой площади. На этой площади, кроме торговли, сосредоточивались и разные дела, требующие гласности; например, биричи и другие низшие чиновники здесь "кликали клич", когда нужно было объявить народу какое-либо распоряжение властей, известить о краже для разыскания украденной вещи и т.п. Здесь же начало совершаться наказание кнутом, которое поэтому получило название "торговой казни". Торговая площадь играла важную роль в народной жизни; вместе с обменом товаров, с куплею и продажею здесь шел и обмен сведений и мыслей; это был главный источник и распространитель всякого рода слухов, народной молвы вообще.
   Великим обременением для внутренней торговли служили взимаемые с товаров разнообразные пошлины и поборы, число которых в течение данного периода значительно возросло, вследствие постоянного стремления областных князей увеличивать свои доходы. Одно только перечисление некоторых торговых пошлин дает приблизительное понятие об этом бремени. Таковы: мыт или пошлина на заставах, перевозах, мостах, взимаемая и с воза, и с ладьи; побережное, пошлина с приставших к берегу судов; костки - с торговых людей, а не с товаров; явка - с людей и товаров, прибывших на торг; гостиное - за помещение товара в гостином дворе; тамга, введенная татарами, пошлина при продаже товара; осмничее, дополнительная к тамге плата также при сбыте товара; померное - при отмеривании товара, весчее - при взвешивании, пятно - за наложение тавра на проданную или вымененную лошадь и пр. Кто объезжал заставу, чтобы не заплатить пошлину, или уклонялся от платежа другим способом, с того взыскивалась еще пеня, называемая промыт или протаможье. Хотя отдельно взятые эти пошлины были невысоки, но обременяли торговлю своею многочисленностию, а главное, придирками и вымогательствами со стороны мытников и таможенников. Поэтому лучшие пастыри церкви восставали иногда против мытов наравне с лихоиманием или ростовщичеством, и летописцы прославляют некоторых князей, например, Михаила Александровича Тверского, за то, что при нем "истребилисьразбойники,тати, корчемники,мытарииторговые злые тамги".
   Некоторою сдержкою против умножений торговых пошлин служили и княжеские договоры; причем, князья и вечевые общины стараются своим купцам доставить везде свободный проезд и оградить их от излишних поборов в других княжениях; а потому в договорных грамотах Новгорода с Тверью, Москвой и Литвой или Москвы с Тверью и Рязанью почти постоянно встречаем условия: "а мыты нам держати старые пошлые, а новых мытов нам не замышлять, ни пошлин"; "а гостю гостити с обеих сторон, путь чист без рубежа".
   С разорением Киева и опустошением Южной Руси, торговые центры и пути Восточной Европы несколько изменились. Прекратилось движение больших русских караванов по Днепру в Черное море и Византию. Зато несколько оживился путь по Дону и нижней Волге, по которому направилось движение европейско-азиатской торговли. Приазовская Тана сделалась важным складочным местом этой торговли. Выше, в описании "хождения митрополита Пимена в Царьград", мы видели, что путешественники от Переяславля Рязанского, т.е. от средней Оки, ехали на юг сухопутьем по Рязанской земле до верхнего Дона, и здесь они снова сели в лодки (которые везли за ними на колесах). Другое несколько позднейшее известие (Герберштейна) указывает на город Данков, где купцы, отправляющиеся из Северной Руси в Азов, Кафу и Константинополь, нагружают свои суда: "что обыкновенно делают осенью в дождливое время года, потому что в другое время Танаис в этих местах по мелководию не может поднимать нагруженных судов". Для мелких судов был еще путь из Оки в Дон по системе их притоков, Прони и Воронежа, с небольшим волоком по Рясскому полю. Была также сухопутная торговая дорога от средней Оки до самого Азова или Таны; причем путники (по известию того же Герберштейна) переправлялись через Дон у старинного и разоренного города Данкова, и отсюда направлялись немного к востоку. Но прямая дорога в Азов и Кафу представляла большие опасности от степных варваров; поэтому купцы делали иногда объезд на запад по Литовским владениям. Русские купцы, которые вели эту торговлю с южными странами, назывались у нас "сурожанами", по имени моря Сурожского (Азовского); они вывозили из России дорогие меха, а привозили полковые и бумажные ткани итальянской и греческой работы.
   С упадком древних торговых городов Камской Болгарии главною посредницею между русскою и азиатскою торговлею в эту эпоху была Золотая Орда; что влекло за собою значительное оживление судового Волжского пути. Русские князья с своими боярами должны были часто ездить в Орду и подолгу там проживать; они привозили сюда свои дани, а увозили ханские ярлыки. Вслед за ними отправлялись и русские купцы с своими товарами для обмена их на произведения Средней Азии; поэтому русских торговцев всегда можно было встретить как в самом Сарае, так и в других прикаспийских городах Золотой Орды (или собственно древней Хазарии), каковы Астрахань, Маджары, Бездеж. Кроме судового пути между этим краем и средней Россией существовало также и сухопутное движение торговых караванов, которые из Персии, Бухарин и Золотой Орды направлялись в Москву. Постоянная опасность от кочевых хищников при переезде через степи заставляла русских и татарских купцов не иначе отваживаться на это долгое путешествие, как присоединяясь к свите какого-нибудь знатного посольства. Некоторые сведения об этом пути сообщает нам венецианец Амвросий Контарини, который в семидесятых годах XV века ездил послом от Венецианской республики к персидскому шаху Узун-Гассану для заключения союза против Оттоманских турок, в видах спасения от них Кафы и вообще итальянских колоний в Крыму. Но на обратном пути из Персии Контарини узнал, что Кафа уже взята турками. Тогда он не поехал Черным морем на Крым; а из Грузии направился в Шемаху и Дербент, откуда Каспийским морем прибыл в Астрахань, намереваясь воротиться в отечество через Россию и Польшу. В то время из Персии возвращался посол великого князя Ивана III в сопровождении персидского посла. Контарини присоединился к свите московского посла, которого он называет Марко Росси. В Астрахани все они дождались случая, когда могли отправиться в Москву вместе с татарским посольством и купеческим караваном. "Ежегодно государь Цитраканский, именуемый Касимом, - пишет Контарини, - отправляет посла своего к Великому князю не столько для дел, сколько для получения подарков. Этому послу обыкновенно сопутствует целый караван татарских купцов с Джедскими тканями, шелком и другими товарами, которые они променивают на меха, седла, мечи и иные необходимые для них вещи". Караван, с которым путешествовал венецианец, состоял из 300 человек русских и татар; последние имели при себе более 200 заводных лошадей для прокормления своего на пути и для продажи в России. На сей раз путешествие вдоль берегов нижней Волги было особенно опасно по той причине, что Касим-хан находился в войне с своим дядею, ханом Золотой Орды. Переправясь на правый берег Волги, пройдя узкое место между этой рекой и Доном и вступив в широкое степное пространство, караван уже менее опасался татарских хищников.
   С большими лишениями и трудностями путники достигли Рязанской земли, где могли вздохнуть свободнее. Они миновали Переяславль Рязанский, Коломну и наконец прибыли в Москву.
   Кроме восточных купцов, в этот город, по замечанию Контарини, зимою съезжается много купцов из Германии и Польши для покупки мехов. Он говорил о чрезвычайной дешевизне в Москве хлеба, мяса, кур, гусей, зайцев, рыбы и других съестных припасов. Особенно любопытным показался ему зимний рынок, который устраивался на льду Москвы-реки, где между разными сельскими произведениями, привозимыми из окрестной области, бросалось в глаза огромное количество битых, замороженных свиней и рогатого скота. На том же льду происходили конские беги и другие увеселения; но в этих игрищах участники нередко ломают себе шеи (конечно, речь идет о кулачных боях). Москвитяне, мужчины и женщины, по замечанию того же путешественника, вообще красивы, но грубы и невежественны. Ему понравился также местный напиток, приготовляемый из хмеля и меду; жители к нему очень пристрастны. Об их нравах он говорил: "Утро до полудня проводят они на рынке; а потом отправляются в харчевню есть и пить, так что вечером никакой уже услуги ожидать от них нельзя". Конечно, подобные фразы отзываются слишком поверхностным наблюдением и относятся к его случайной прислуге. Вообще же из записок венецианского путешественника можно заключить, что коренной русский народ представляется ему даровитым, крепким племенем и что Москва уже тогда отличалась своим торговым, промышленным характером. По его же словам, она сбывала татарским народам седла и оружие собственного изделия. А известия иных источников о так наз. "суконниках" или Московской суконной сотне указывают на издавна существовавшую здесь выделку шерстяных тканей.
   Другим торговым средоточием Северной Руси оставался в те времена Великий Новгород.
   Важное значение сего последнего в русской внешней торговле основывалось на его посредничестве между Восточной Европой и Западной, преимущественно на его торговых связях с знаменитым Ганзейским Союзом. С XIII века, т.е. с самого своего возникновения, немецкая Ганза имела здесь одну из главных своих контор. Это было время деятельного распространения немецкой колонизации на Славяно-Балтийском поморье и замечательного развития немецкой торговли во всех Прибалтийских странах. В самом городе Визби на острове Готланде немецкие колонисты и торговцы приобрели положение, преобладающее над туземным или скандинавским элементом. А потом и в Новгороде Великом немцы не только распространили и упрочили свой торговый двор, но и захватили в свои руки соседний двор Готский или Варяжский: около половины XIV века этот двор ратманы Визби отдали внаймы Ганзе, и с того времени он постоянно оставался во владении немцев. Оба двора они соединили общею оградою; кроме того, купили у новгородцев еще несколько кусков соседней земли и также застроили ее своими зданиями, где останавливалась часть немецких гостей, не помещавшихся внутри двора. Высшее управление новгородско-немецким двором сосредоточивалось в Любеке, который был главою Ганзейского союза; кроме того, сей двор получил свой особый устав или так наз. скру. По этой скре, немецкие гости не имели права постоянного пребывания в Новгороде, а разделялись на зимних и летних, кроме того, на сухопутных и морских (смотря по тому, каким путем прибыли в Новгород). Скра определяет взаимные отношения хозяев товара, их приказчиков и прислуги, определяет количество товара, которое мог привести один купец (не более как на 1000 марок). Для заведования двором (и храмом св. Петра) назначался особый старшина или ольдерман. Торговля двора с русскими обставлена разными ограничениями, основанными на началах недоверия; например, запрещалось немцу торговать с русским в кредит, вступать с ним в компанию, брать его товар на комиссию или для доставки в какой-нибудь немецкий город. Внутри двора гости обязаны были соблюдать тишину и порядок, и держать по очереди стражу. Ольдерман двора был облечен такою властию, что мог его обитателя, совершившего важное преступление, даже наказывать смертию. Против местного населения принимались все меры предосторожности; так что, окруженный высоким забором, охраняемый постоянно стражею, а ночью, кроме того, спущенными с цепи собаками, немецкий двор в Новгороде походил на укрепленный лагерь или маленькую крепостцу посреди неприятелей.
   В этой торговле новгородцев с ганзейцами немало было жалоб с той и другой стороны на недобросовестность, порчу и подделку товаров. Например, главный предмет привоза составляли сукна, фландрские, английские, немецкие и польские; особенно в моде были цветные сукна ипские (собственно ипрские) разных сортов; ганзейцы иногда привозили не настоящие сорта, а поддельные под них, или в кусок закладывали сукно другого, худшего, качества и даже другого цвета, или кусок оказывался слишком короток. Вина, преимущественно красные, составляли другую важную статью немецкого привоза; новгородцы жаловались также на случавшиеся подделки вина и разбавку его водою; жаловались еще, что мешки с привозною солью не имели иногда узаконенного веса, серебряные слитки внутри заключали фальшивое серебро и пр. С своей стороны ганзейцы поднимали жалобы на покупаемый ими в Новгороде воск, к которому иногда подмешивались сало, смола, мука, песок и тому подобные вещества, а также на подделку мехов и кож под высшие сорта и пр. Иногда с той или с другой стороны происходили разные обиды, драки, грабежи и даже убийства, доводившие до открытого разрыва Новгород (и Псков) с Ганзейскими городами, т.е. до ареста гостей и временного прекращения торговых сношений. Такой перерыв обыкновенно кончался составлением новых договорных грамот и новою обоюдною присягою на их сохранении. В подобных случаях роль миротворца нередко принимал на себя новгородский владыка; оба архиепископа Евфимия, I-й и II-й, более других стяжали себе между немцами известность их покровителей и защитников. Нужно заметить, что владыки новгородские, надзирая за торговыми весами и мерами и сбывая немцам сырые произведения своих волостей, получали значительную выгоду от этой торговли, и казна их была богата немецкими сукнами и золотыми монетами.
   Кроме Новгорода, в торговле с Ганзою, и преимущественно с ближайшими ее членами, с Ливонскими городами Ригой, Дерптом, Ревелем и пр., деятельное участие принимали Псков, Смоленск, Витебск и Полоцк. Вообще торговля Северо-Западной России с немцами имела значительные размеры и велась в течение нескольких столетий. Казалось бы, эта торговля могла служить широким проводником европейской образованности в древнюю Русь и отразиться на многих сторонах ее жизни. В действительности ее влияние на наше развитие было довольно слабое. Немецкие купцы хлопотали только о наживе и старались захватить в свои руки всю внешнюю торговлю Северо-Западной России с Европою. Действуя сильным организованным союзом против разъединенных русских городов, они легко достигали своих целей. Они недружелюбно относились к поездкам самих русских купцов за море и старались им препятствовать. Это обстоятельство было одною из причин, почему Новгород не развил своего собственного торгового флота.
   С своей стороны и новгородцы, чувствуя эгоистичные стремления немцев, относились к ним недоверчиво; позволяя им вести только оптовую торговлю и устраняя от розничной, они поддерживали то отчуждение, в котором находились немецкие гости посреди туземного населения. Наконец, старание немцев при всяком удобном случае действовать подкупом на местные власти и боярство Великого Новгорода имело свою долю неблагоприятного влияния на политические нравы этой общипы. Культурное же влияние немецкое в Новгороде, конечно, отразилось на домашней утвари, каменных постройках, на торговых приемах, на орудиях веса и меры, т.е. на монетной системе, и т.п.*
   ______________________
   * Источники: летописи, акты и грамоты, преимущественно договорные. "Русско-Ливонские акты". Спб. 1868. Пособия: Аристова "Промышленность древней Руси". Спб. 1866. Бережкова "О торговле Руси с Ганзою до конца XV века". Спб. 1978. См. также на это сочинение рецензию проф. Никитского. Спб. 1880 г. Важнейшие сочинения и издания материалов для истории этой торговли см. в 59 примеч. ко второй части моей Истории России. Для знакомства с Ганзейским двором в Новгороде и его отношениями к туземцам любопытные подробности представляет дело об убийстве Немцами новгородского человека в ночной драке, которая случилась в ноябре 1331 года. Немцы уладили дело помощью подкупов. Отчет об этом случае на старом нижненемецком наречии сохранился в Римском архиве. Он издан у Бунге Liv.-Esth.-Kurland. Urkundenbuch VI. N 3077 и Русско-Ливонских актах. N LXXV. Русский перевод этого отчета Чумиковым в Чт. О. И. и Д. 1893.1. смесь. (В этом отчете или донесении упоминается о 300 золотых поясах). Далее любопытна для отношений немецких гостей в Северо-Западной Руси грамота Рижан к Витебскому князю Михаилу Константиновичу, написанная около 1300 года. В ней рижские ратманы перечисляют разные обиды гостям и лишние поборы с них, понесенные от князя Михаила. (Известия Акад. Н. X. 633 - 636). Никитского "Отношения Новгородского владыки к немецкому купечеству по новым данным". (Ж. М. Н. Пр. 1883. Июль). Его же "Очерки экономической жизни Вел. Новгорода" в Чт. О. И. и Д. 1893.1 и II. (Тут особенно о Немецком дворе и Ганзейской торговле. Заметки его о влиянии немецкой культуры на Новгород на стр. 298). Записки Контарини с переводом Семенова на русский язык изданы в "Библиотеке иностранных писателей о России". Т. I. Спб. 1836.
   ______________________
  
   Относительно веса и меры, употребляемых в русской торговле, укажем на следующие единицы. Самою употребительною единицею веса на Руси издревле был пуд, который заключал в себе приблизительно сорок гривен, (Гривна впоследствии стала называться немецким словом фунт.) Впрочем, в торговле по разным областям различались "большой пуд" и просто пуд, гривна и "гривенка". Высшею единицею веса был берковец, заключавший в себе десять пудов. Упоминаются еще контаръ, приблизительно два с половиною пуда, безмен, в Западной России составлявший около 10 фунтов, и капь - приблизительно четыре пуда, например, "капь воску".
   Наиболее употребительною единицею меры в данную эпоху была зобня или зобница; она составляла "осьмину" или осьмую часть "бочки" (иначе "кади" или "окова"). Атак наз. четверть составляла четвертую часть бочки, следовательно, равнялась двум зобницам; другим названием четверти по-видимому была коровья. Ползобницы называлась "кадка", а полкадки "четвертка" (т.е. четвертая часть зобницы). Для сыпучих тел упоминается еще в Северной России пузо, например пузо ржи, соли и т.п.
   Хотя меха по-прежнему продолжали служить средством для купли и заработной платы, однако развитие русской торговли вело за собою и развитие монетной системы. В этот период крупною единицею звонкой монеты выступает серебряный рубль. Как и самое название его показывает, он произошел из серебряного слитка или из прежней гривны, разрубленной пополам; следовательно, первоначально он составлял полгривны и представлял кусок серебра весом приблизительно в 24 золотника. Впрочем, вес его разнообразился по времени и различным областям. В свою очередь, рубль, рассеченный вдоль, давал две полтины. Мелкая или разменная серебряная монета получила татарское название деньга; а потом слово "деньги" сделалось общим названием для всех монет. Другое, заимствованное у татар название, было алтын, которое означало впрочем не столько монету, сколько известный денежный счет; он собственно равнялся трем деньгам. Обыкновенно сто серебряных денег должно было по ценности составлять один рубль. Но по недобросовестности серебреников (приготовлявших монету) или по другим обстоятельствам, она делалась иногда очень легковесною; так что в Москве в XV веке на рубль приходилось 200 и более денежек. Вот почему "новогородки" (т.е. новгородские серебряные деньги) в конце этого периода стоили вдвое более "московок". Медная разменная монета называлась вообще пуло.
   Каждое самостоятельное княжение било свою разменную монету, серебряную и медную. В значительном количестве дошедшие до нас деньги этого времени обыкновенно представляют маленькие, тонкие, неправильные кружки и овалы с грубо оттиснутыми надписями и весьма различными изображениями. Деньги московские, наиболее распространенные, имеем начиная с великого князя Ивана II Ивановича. На них оттиснуты изображения вооруженных людей пеших и конных, драконов, грифонов, животных, птиц и пр. На этих московских монетах находим надписи с обозначением имени великого князя, иногда с прибавлением "всея Руси", иногда еще слова "деньга московская" (или "пуло московское"). Кроме того, на многих серебряных деньгах встречаются еще изображение татарской тамги и арабская надпись с именем золотоордынского хана; такие надписи делались, вероятно, по требованию ханов в знак даннических отношений. Они попадаются особенно часто во время Тохтамыша на монетах Димитрия Ивановича и Василия Дмитриевича, но потом эти арабско-татарские надписи постепенно исчезают. Деньги и пулы князей Рязанских и Тверских, подобно Московским, также имеют различные изображения и надписи с именами князей.
   Что касается до Новгорода Великого и Пскова, то от них за время самобытности дошло до нас немало серебряных слитков или рублей, но довольно незначительное количество денег и пул. Дело в том, что в эти города, благодаря постоянной внешней торговле, в большом количестве приливала монета иностранная, как серебряная, так и золотая, каковы шведские артиги, любские шилинги, немецкие серебряные марки, золотые корабленики (английские, с изображением корабля) и золотые угорские. При посещении Новгорода Иваном III в 1475 году владыка и бояре подносили ему в подарок по сотне и по нескольку сот золотых кораблеников; из чего видно, в каком количестве накоплялись они в сундуках новгородских богачей.
   Различные изображения на русских деньгах и пулах, надобно полагать, суть не что иное как печати; в древней Руси не только князья имели каждый особое изображение на своей печати, но также бояре, лица духовные и лица незнатные. Эти печати в большом количестве дошли до нас, привешенные к грамотам и актам того времени, иногда металлические (серебряные и особенно свинцовые), но большею частию восковые. Князья, подобно епископам, иногда для печати употребляли изображение святого их имени, а иногда помянутые выше различные фигуры людей и животных. Между прочим, во время Василия Темного на московских монетах и печатях чаще стало появляться изображение всадника, поражающего копьем змия. Этот всадник с копьем почитается за Георгия Победоносца и вместе с тем за герб великого княжения Московского. Тогда как всадник с поднятым мечом по преимуществу усвоивается гербу великого княжения Литовского. Гербом Новгорода и Пскова, судя по монетам и печатям при грамотах, служило изображение бегущего в поле барса*.
   ______________________
   * Шодуара Apercu sur ler monnaies et sur les moggaies etrangeres, gui ont eu cours en Russie. 1836. Черткова "Описание древних Русских монет". М. 1834, и три "Прибавления". Сахарова "Летопись русской нумизматики". Спб. 1842. Кн. Гагарина "О подделке русских монет" в Записк. Археолого-Нумизм. Общества. Т. I. 1849. Кн. Долгорукова "Описание неизданных русских монет". Зап. Археолого-Нумизм. Общ. Т. III. Заблоцкого "О ценностях в древней Руси". Спб. 1854. Его же "Что такое выражение: рубль, рубль Московский, рубль Новогородский?" Ж. М. Н. Пр. 1857. N 7. П.С. Савельева "Монеты Джучидские, Джагатайские и пр.". Записки Археолог. Общ. Т. XII. 1865. (Здесь о "русско-татарских монетах" на стр. 139 - 150). Д.Н. Прозоровского "Монета и вес в России до конца XVIII столетия". Зап. Археол. Общ. Т. XII. Разбор этого сочинения А.Ф. Бычковым в отчете о 9-м присуждении наград гр. Уварова. Спб. 1867. Солнцева "Деньга и пулы древней Руси". М. 1860. Его же "Нумизматические исследования Славянских монет". М. 1865 - 66. Проф. Мрочек-Дроздовского "Опыт исследования по вопросу о деньгах Русской правды". М. 1881.

Изображения на печатях XIV и XV вв. см. в особенности в Собр. Гос. Гр. и Дог. Как и пособия: Иванова "Сборник снимков с древних печатей в Моск. Архиве Минист. Юстиции". М. 1858. "Снимки древних русских печатей государственных, царских, областных, городских и пр.". Издание Комиссии при Моск. Архиве Мин. Иностр. Дел. Вып. 1-й М. 1882. Вместе с историей титула Московск. государей проф. Загоскин рассматривает историю Герба Московск. Государей ("История права Москов. государства". Т. I. Казань. 1877. Внутрен. история права. Гл. 2-я. Там и указание на литературу предмета).
   ______________________
  
  

X. Церковь и книжная словесность в ту же эпоху

Русские иерархи. - Кормчая книга. - Ханские ярлыки. - Церковное землевладение. - Размножение монастырей. - Замечательнейшие из них. - Кирилл Белозерский. - Быт и характер монастырей. - Сказания о Щиловой и Колоцкой обители. - Стефан Пермский. - Легенда о земном рае. - Ересь Стригольников и борьба с нею. - Сугубая аллилуйя. - Суеверия и грубость нравов. - Упадок просвещения и малограмотность священников. - Выдающиеся церковные писатели. - Киприан и влияние югославянское. - Жития Святых. - Епифаний и Пахомий Серб. - Умильные повести и Поведение о Мамаевом побоище. - Новгородские легенды. - Записки русских путешественников. - Литература переводная. - Рукописные сборники. - Апокрифы. - Заговоры и гадания. - Летописи. - Их государственное значение. - Миньятюры. - Иконопись. - Андрей Рублев. - Храмовое зодчество. - Саккос митроп. Фотия.

   Из всех сторон древней русской гражданственности в тяжкую эпоху татарского ига наибольшую твердость и устойчивость оказала Православная церковь, верно хранившая главные уставы и предания прежних времен. Число русских епархий умножилось (до восемнадцати) как вследствие некоторых разделений, так и вследствие распространения самого христианства; являются новые епархии: Холмская, Луцкая, Тверская, Коломенская, Саранская, Пермская и некоторые другие. Постепенное политическое распадение Руси на Северо-Восточную или Московскую и Юго-Западную или Литовскую, как известно, сопровождалось со стороны последней рядом попыток к разделению русской митрополии также на две отдельные кафедры, и эти попытки наконец увенчались успехом. Относительно самих митрополитов совершается важная перемена: с переселением их из Киева во Владимир и Москву, вместо греков или южных славян, чаще и чаще восходят на митрополичью кафедру иерархи из природных русских. На епархиальных или епископских кафедрах греки встречаются уже довольно редко. Такая перемена немало способствовала тому, что православие все более и более входило в плоть и кровь русского народа и получало характер церкви вполне национальной. А в конце этого периода, с падением Византии и водворением на ее месте Турецкой державы, устраняются прежние подчиненные отношения Русской иерархии к Цареградскому патриархату; прекратились поездки туда митрополитов для своего поставления; наша иерархия приобретает почти полную внешнюю независимость, сохраняя однако неразрывные канонические связи с церквами Греческого Востока. Вообще эта внешняя независимость пришла в то время, когда Русская церковь уже настолько прониклась уставами и преданиями Греческого православия, что никакие политические перевороты и бури не могли поколебать ее основ.
   Вместе с внешнею независимостию нашей иерархии однако усиливаются в эту эпоху ее подчиненные отношения к власти государственной или великокняжеской, и только архиереи, отличавшиеся особыми дарованиями и твердым характером, умели отстаивать достоинство своего сана от излишних притязаний со стороны князей или говорить резкую правду прямо им в лицо.
   По сему поводу приведем рассказ о некоем епископе Симеоне, относящийся впрочем к первому периоду татарского ига.
   Однажды полоцкий князь Константин, прозванием Безрукий, у себя на пиру, желая укорить своего тиуна, при всех спросил епископа: "владыко, где быть тиуну на том свете? " "Там же, где и князю", - отвечал епископ Симеон. Князь с неудовольствием возразил: "тиун судит неправо, берет мзду, продает и мучит людей, делает всякое лихо, а я что делаю? " "Если князь добр и богобоязнен, жалеет людей и любит правду, - сказал епископ, - то он избирает тиуном или волостелем так же мужа доброго и богобоязненного, исполненного страха Божия, разумного, правдивого, творящего суд и все по закону Божию; тогда и князь будет в раю, и тиун в раю. Если же князь не имеет страха Божия, христиан не жалеет, сирот не милует, о вдовицах не заботится, то он поставляет тиуном или волостелем человека злого, Бога небоящегося, закона Божия неведующего и суда неразумеющего: только бы князю доходы промышлял, а людей бы не щадил; точно бешеному человеку дать меч и пустить на людей, так и волость давать такому человеку на людскую пагубу; тогда и князь будет в аду, и тиун с ним там же".
   Во внутренних своих делах Русская церковь пользовалась установленным издревле самоуправлением и имела свой особый суд на основании греческого Номоканона или Кормчей книги. Конечно, не все относящиеся к церковному суду уставы византийских императоров могли быть применяемы на русской почве. Поэтому, преимущественно с XIV века, появляются у нас, под именем "Мерила праведного", церковно-юридические сборники, имевшие практическое значение; в них вместе с русскими уставами помещались некоторые извлечения из правил Отцов церкви и Византийских законов. В русских списках Кормчей книги обыкновенно встречается статья из греческого гражданского законодательства, известная под именем "Закона судного людям" или "Судебника царя Константина". Но статья эта несправедливо приписывалась Константину Великому; она есть извлечение ("эклога" или "прохирон") из постановлений более поздних императоров, преимущественно Василия Македонянина и его сына Льва Философа. Такие извлечения из гражданских законов Византийской империи представляют несомненную важность: они ясно указывают, что византийское право не только руководило русским церковным судом, но посредством церкви влияло также на наше гражданское судопроизводство и юридические понятия вообще.
   Привилегированное положение русского духовенства постоянно подтверждалось не только русскими князьями, но и самими поработителями Руси, золотоордынскими ханами. Так, до нас дошло семь ханских ярлыков или льготных грамот, данных русским митрополитам от Кирилла II до св. Алексея включительно. В сущности эти ярлыки подтверждают все те права и льготы, которыми духовенство издавна пользовалось, т.е. право самоуправления, своего собственного суда и свободы от разных податей, повинностей и пошлин. Хотя наши иерархи выхлопатывали в Орде эти ярлыки с помощию денежных подарков и хотя, в смутные времена или при татарских нашествиях, духовенство и его имущество подвергались насилию и разорению от варваров наравне с прочими жителями; но важно было то, что татарские ханы, не утратившие своей веротерпимости даже после принятия мусульманства, признавали за русским духовенством его высшее назначение и требовали его молитв за себя и за свое "племя".
   Как древнерусские области делились на уезды и волости, так и епархии в свою очередь делились на десятины, и начальник их или "десятильники" помогали епископам в делах церковного управления и суда. В каждой десятине находился особый десятильный двор для их жительства, для производства судных дел и для приезда епископов. Вообще внешняя обстановка церковной иерархии на Руси во многом устроилась по образцу светской. У епископов есть свои бояре и дети боярские, свои дворецкие, стольники и чашники, свои волостели, посольские и тиуны; со своих судов они взимают такие же пошлины, со своих населенных земель такие же оброки и повинности. Эта светская обстановка главным образом обусловилась тем, что духовенство древней Руси в имущественном отношении сделалось сословием вполне землевладельческим, благодаря постоянным и щедрым пожертвованиям земель и всяких угодий на помин души как от богатых людей вообще, так в особенности от князей и княгинь. Те особые льготы, которые при пожаловании земель боярам и вообще частным лицам давались в виде исключений, для духовенства мало-помалу сделались почти общим правилом. Так, крестьяне, которых перезовет на свои земли духовенство от других владельцев, освобождались от всяких податей на несколько лет; гражданские волостели, даныцики и другие княжие люди не имели права въезжать со своими требованиями в околицу владычних или монастырских сел; эти села обыкновенно избавлялись от всех княжих поборов и повинностей, за исключением ордынского выхода, подводной повинности и "городского дела", т.е. постройки и поддержки городских укреплений. Наконец, духовенство получало право суда в своих населенных землях, только за исключением самых важных преступлений, каковы душегубство, разбой и татьба с поличным; но в некоторых случаях давалось право судить и эти преступления. Вообще от древней Руси до нас дошло огромное количество относящихся к духовенству всякого рода грамот, жалованных, несудимых, вкладных, тарханных и т.п.
   Что наиболее характеризует эпоху татарского ига, особенно вторую ее половину, по отношению к Русской церкви - это замечательное распространение монастырской жизни в Северо-Восточной России. Татарские погромы нанесли сокрушительные удары развитию материального благосостояния в народе, а вместе с тем и развитию мирской или светской образованности. Усилились стремления к аскетизму и к подвигам благочестия. С одной стороны, энергичные характеры и пытливые умы, ища уединения и полной свободы своим религиозным наклонностям, уходили в глухие, лесные места (пустыни), и там полагали начало новым обителям; с другой, люди, испытавшие какие-либо несчастия, гонимые судьбою, искали тихого приюта за монастырскими стенами. Почитание и прославление некоторых монахов-подвижников, в свою очередь, возбуждали соревнование, и многих направляли на тот же путь. Князья, княгини, вообще знатные и богатые люди нередко соревновали друг другу в основании новых обителей или награждении их селами и разными угодьями; что в особенности способствовало распространению и обеспечению монастырского быта в древней России.
   В Московских областях развитию пустынножительства более всех содействовал преподобный Сергий Радонежский как личною своею деятельностью, так и посредством своих учеников и последователей. Выше мы указали несколько монастырей, устроенных или им самим, или его учениками. Укажем и еще некоторые. В конце XIV века близ Звенигорода на горе Стороже учеником Сергия Саввою основан монастырь Сторожевский, по желанию и при помощи удельного князя Звенигородского Юрия Дмитриевича (одного из сыновей Донского), который наделил обитель селами и угодьями. Современник и последователь Сергия, Димитрий Прилуцкий основал близ города Вологды при луке или колене реки Вологды монастырь, названный Спасо-Прилуцким. Ученик Сергия Авраамий Галицкий или Чухломский основал несколько монастырей в области северного Галича; из них Успенский на берегу Галицкого озера и Покровский на берегу озера Чухломского в одном чудском городке, языческих жителей которого он при сем обратил в христианство. Другой ученик Сергия Иаков в той же Галицкой области близ селения Железный Борок учредил монастырь Предтеченский Железноборский, наделенный землями и угодьями от великого князя Василия Дмитриевича. В Белозерском краю возникли монастыри Ферапонтов и Кириллов, основанные постриженниками московской Симоновой обители, Ферапонтом и Кириллом.
   Кирилл Белозерский, после Сергия Радонежского, занимает самое видное место в ряду подвижников того времени.
   Он назывался в миру Козьма, был родственник известной боярской семьи Вельяминовых и в юности жил некоторое время у окольничего, Тимофея Васильевича Вельяминова. Он ушел в Симоновскую обитель, здесь постригся и стал отличаться своим смирением и послушничеством; сначала трудился в монастырской хлебопекарне, потом в поварне. Преподобный Сергий, посещавший своего племянника, Симоновского архимандрита Феодора, любил беседовать с Кириллом, в котором провидел будущего славного подвижника. Когда Феодор был поставлен епископом в Ростов, на его место братия выбрала Кирилла архимандритом (1390). Но близость столицы, посещения князей и вельмож были не по душе Кириллу, искавшему уединения и безмолвия. Он покинул Симонове, и вместе с своим другом Ферапонтом удалился в Белозерскую область. Они отыскали одно пустынное место на берегу Сиверского озера, и выкопали себе землянку. Вскоре Ферапонт ушел на другое место, лежавшее верст за 15, между озерами, где основал свой монастырь.
   Меж тем, некоторые иноки Симонова монастыря, узнав, куда удалился Кирилл, пришли к нему; стали приходить и многие из окрестной страны с просьбою о пострижении. Тогда Кирилл построил храм в честь Успения Богоматери и положил начало новой обители. Он дал своим инокам весьма строгий общежительный устав, и сам служил постоянным примером его точного исполнения. Житие его говорит, что во время продолжительных богослужений, он никогда не только не садился, но и к стене церковной не прислонялся, и ноги его были "подобно столпам". За общею монастырскою трапезою наблюдалось совершенное молчание, и слышался голос только одного чтеца. После умеренной трапезы братия также молча расходилась по келиям, избегая всяких бесед; посещать друг друга дозволялось только в крайней нужде. В келье у себя никто не мог держать ни особых вещей, ни припасов; даже пить воду ходили в трапезу. Кирилл к тому времени был человек образованный; он много занимался чтением книг и списыванием их, сочинял монастырские правила, писал наставительные послания.
   Слава о подвигах Кирилла была так велика, что князья и бояре обращались к нему за советами и просили его молитв, наделяя его обитель дарами и вкладами. Преподобный благодарил за приношения; но при этом твердым и даже строгим тоном самих князей наставлял в правилах добродетели. Так в одном своем послании к великому князю Василию Дмитриевичу он поучает его смирению и справедливости. "Как на кораблях, - пишет Кирилл; - если ошибется наемный гребец, от того небольшой вред плавателям; если сам кормчий ошибется, то целому кораблю грозит гибелью. Так и с князьями: когда кто из бояр согрешает, то не всем людям творит напасть, а только себе; если же сам князь грешит, то причиняет вред всем ему подвластным". При сем преподобный увещевает Великого князя помириться с князьями Суздальскими и оказать им справедливость, чтобы прекратить кровопролитие. В другом послании, обращенном к брату великого князя Андрею Дмитриевичу Можайскому, в уделе которого находился и самый Кириллов Белозерский монастырь, преподобный распространяется особенно о праведном суде. "Ты властелин в своей отчине и поставлен от Богаунимать людей от лихого обычая. Суд бы, господине, творили праведно как пред Богом; поклепов и подметов бы не было; судьи бы посулов неимали, и были бы довольны своими уроками". "Чтобы корчмы в твоей отчине не было: от нее великая пагуба душам; христиане пропиваются, а души их гибнут. Также, господине, и мытов бы у тебя не было; понеже то куны неправедные; а где перевоз, там пусть взимают за труд. Также разбоя и татьбы в твоей бы отчине не было; а не уймутся от своего злого дела, и ты вели их наказывать". В третьем послании, к другому брату великого князя, Юрию Дмитриевичу Звенигородскому, Кирилл утешает князя по случаю болезни его супруги и обещает молиться за нее. "А что господине, князь Юрий, писал мне грешному, что издавна жаждешь видеться со мною, то ради Бога не делай сего и не приезжай к нам". Преподобный боится в таком случае искушения и лишней молвы в людях; он грозит уйти из монастыря, если князь вздумает приехать. Кирилл управлял своим монастырем в течением тридцати лет, и скон