Иловайский Дмитрий Иванович
История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


   Д. И. Иловайский

История России. В 5 томах
Том 1. Часть
2
Владимирский период

   Содержание:
   VII. Киев. Волынь и Галич
   VIII. Чернигов и Переяславль. Половецкая степь
   IX. Смоленск и Полоцк. Литва и Ливонский орден
   X. Финский север и Новгород Великий
   XI. Андрей Боголюбский. Всеволод Большое Гнездо и его сыновья
   XII. Земля Суздальская. Рязань и Камская Болгария
   XIII. Строй и гражданственность Древней Руси
   XIV. Монголо-татары. -- Золотая Орда
   XV. Александр Невский и Русь Северо-Восточная
   XVI. Даниил, Миндовг и Русь Юго-Западная
   К основному вопросу начальной русской истории
  
  
  

VII. Киев. Волынь и галич

Характер области полян. - Положение и части Киева. - Верхний город. - Св. София. - Ее стиль, мозаика и фрески. - Золотые ворота. - Десятинная церковь. - Михайловский мон. и другие храмы. - Подол. - Берестове - Выдубецкий мон. - Население Киева. - Города Киевской земли. - Поросье и Черные Клобуки. - Население и города Полесья. - Пределы Волынской земли. - Владимир, Луцк и др. города. - Роман Волынский. - Галицкая земля. - Стольный город. - Города Подгорья и Понизья. - Ярослав Осмомысл. - Боярство. - Семейные раздоры. - Владимир Ярославич и начало галицких смут. - Вмешательство угров. - Княжение Романа в Галиче. - Посольство папы. - Гибель Романа. - Его дети. - Вмешательство Ляхов, Угров и южнорус. князей в борьбу за Галицкое наследство. - Боярские крамолы и казнь двух князей. - Господство угров в Галиче. - Изгнание их Мстиславом Удалым

   Почти четыре века нашей истории Киев с его областью служил средоточием политической жизни русского народа. Эта область, собственно, и называлась Русскою землею; ибо населявшее ее полянское племя считалось Русью по преимуществу.
   Киевская, или Полянская, область занимала выгодное положение в торговом и политическом отношении. Она лежала в стране довольно плодородной, обильной текучими водами и лесом. Многоводный Днепр представлял русскому племени широкую дорогу на север и на юг, а судоходные притоки его, Припять и Десна, открывали удобные пути на восток и на запад как для торговых сношений, так и для военных потребностей. Ни естественные, ни политические пределы Киевской земли никогда не были строго определены. Если взять их в обширном объеме, то на севере эти пределы терялись в болотах и пущах Припятского Полесья, а на юге - в степных пространствах, почти достигавших до порожистой части Днепра; на западе они приблизительно простирались до реки Горыни и Случи и, таким образом, захватывали часть собственно Волынской земли. Только на востоке Днепр служил определенною естественною гранью Киевской области, если не считать небольшую левобережную полосу, принадлежавшую киевским князьям, и обширную Переяславскую область, которая в политическом отношении составляла такую же удельную часть Киевского княжения, как и все Припятское Полесье.
   Полянская Русь, или Киевская земля, в тесном смысле обнимала западное Поднепровье, ограниченное притоками Днепра, Тетеревом на севере и Росью на юге. Небольшая, но историческая река Стугна, текущая в довольно глубокой ложбине, делит означенную полосу на две части, несколько отличные по характеру своей природы. Северная, или собственно Киевская половина, имеет поверхность слегка взволнованную, орошенную множеством речек и ручьев, направляющихся к Днепру. С одной стороны ее наполняют холмы, отделяющиеся от высокого Днепровского берега; с другой - сюда достигают невысокие ветви Карпатских отрогов. Некоторые реки, особенно Тетерев, в своем среднем и верхнем течении, прорывая эти отроги, обнажают гранитные породы и нередко имеют скалистые берега. Вообще черноземная почва, местами перемешанная с песком, представляла прекрасные пажити и обиловала дубовыми, липовыми и березовыми рощами. Только в северном углу этой области за Ирпенью на нижнем течении Тетерева и его притока Здвижи залегает низменная полоса с болотистою песчаноглинистою почвою и сосновым лесом; это уже начало Полесья. Пространство к югу от Стугны, известное в те времена под именем Поросья, образует довольно возвышенную черноземную равнину, кое-где пересеченную оврагами и рытвинами. Эта полоса имеет полустепной характер и обилует тучными пастбищами. Только приближаясь к берегам Роси, поверхность получает неровное холмистое очертание. Сюда достигает один из Карпатских отрогов, который служит водоразделом между притоками Днепра и Буга; возвышенные плоскости, пересеченные долинами и оврагами, наполняют этот водораздел. Рось, особенно в среднем своем течении, довольно глубоко прорезывает залегающий под почвою гранитный кряж и потому обилует порогами и скалами. Ее холмистые прибрежья имеют цветущий вид благодаря зеленым лугам и дубровам, преимущественно грабовым. Бесспорно, это одна из красивейших рек Южной России. Очевидно, она была любимою рекою Русского племени, которое недаром носило с нею одно и то же имя. Почти насупротив устья Десны, между ложбинами двух речек, Лыбеди и Почайны, высокий правый берег Днепра круто упирается в его русло. Глубокие яруги и удолья, когда-то прорытые водными потоками, изрезали этот песчаноглинистый берег в различных направлениях и образовали те знаменитые горы, на которых раскинулся Древний Киев с его предместьями и монастырями. Он состоял из двух главных частей: Верхнего, или собственно Киева, и Нижнего, или Подола. Последний расположился у подошвы Киевских гор на низменной береговой полосе вдоль устья Почайны, которое в те времена представляло залив Днепра, отделенный от него длинною узкою косою, и в летописи называется иногда просто Ручай. Подол был собственно Киевская пристань, населенная торговым промышленным людом. Он пересекается речкою Глубочицею, стекающею с береговых высот в Ручай. Далее за Подолом лежало низменное, болотистое, поросшее кустарником пространство, носившее название Оболонья; по нем протекал другой приток Почайны, речка Сетомль. Крутой подъем, известный под именем Боричева взвоза, вел с Подола в Верхний город, построенный на самой значительной из береговых гор. Средоточие и древнейшую часть его составляла та передовая возвышенность, на которой стояли храмы Десятинный и св. Василия с находившимся тут же княжим каменным теремом. Эта часть, обведенная особою стеною, именуется Старый Киев; ее можно назвать Киевским акрополем. Ярослав распространил Верхний город, присоединив к нему плоскую заднюю возвышенность, отделенную небольшим оврагом. Он воздвиг здесь, на месте славной битвы с Печенегами, знаменитый собор св. Софии; почему и вся эта наиболее просторная часть города называлась Софийскою. В состав Верхнего города потом вошел и южный отрог передовой, или Старокиевской возвышенности, на котором красовался златоверхий Михайловский монастырь; так что часть эта может быть названа Михайловскою. Небольшое удолье, отделяющее ее от старого Киева, составляло верхний конец Боричева взвоза. Итак, Верхний город образовался постепенно из трех частей, Старокиевской, Софийской и Михайловской, обведенных одною общею стеною или собственно валом, который состоял из городней, т.е. деревянных срубов, засыпанных землею. С трех сторон положение города было довольно крепкое: с южной его ограничивало взгорье Крещатицкой долины; здесь в городской стене находились так наз. Лядские ворота; с северной прилегала местность, весьма пересеченная оврагами и отдельными холмами, между которыми текла речка Глубочица с своим притоком Киянкою. Одна из возвышенностей в той стороне носила название горы Щековицы; а примыкающий к ней холм известен в древности под именем Олеговой могилы. Между крутобережьями Киянки защемлено было северное предместье Кожемяки, получившее свое имя, конечно, от кожевников. На той же стороне, выше Кожемяк, находился и так наз. "Копырев конец". Из этого конца вели в город Жидовские ворота; такое название заставляет предполагать, что прилегавшая к ним часть города или, вероятнее, предместья была заселена евреями. С восточной стороны Верхний город круто спускался к Подолу. Только с противной ему, четвертой, стороны он имел отлогие песчаные спуски к соседней равнине; тут в городском валу находились знаменитые Золотые ворота.
   К югу от города за Крещатицкой долиной шел густой бор ("перевесище" летописи). Днепровский берег на этой южной стороне города круто и обрывисто упирается в реку. Самая возвышенная часть берега носила название Угорья, или Угорского; небольшой холм, уступом спускающийся от него к реке и увенчанный храмом св. Николая, известен под именем Аскольдовой могилы; а на верхней плоскости этого Угорья лежало загородное княжее село Берестово. Далее за Берестовом на том же лесистом берегу красовались храмы и здания Печерского монастыря. Еще далее берег прерывается живописным удольем Неводницким, за которым на береговом уступе, над крутым обрывом, в тени зеленых рощ приютился монастырь Выдубецкий.
   Владимир Великий и его преемники украсили Киев многими каменными храмами с помощью византийских художников. Первое место между ними как по своей славе, так по изяществу и богатству украшений бесспорно занимала св. София. Общим видом и взаимными отношениями частей этот храм мало напоминает соименную ему великую Софию Цареградскую. Он принадлежит уже другой эпохе византийского храмового зодчества, той эпохе, когда продолговатая римская базилика укоротилась настолько, что приблизилась К квадрату, имеющему в основании своем равносторонний греческий крест; восточная стена вместо одного абсида представляла большею частию три алтарные полукружия; шаровидный купол, венчавший здание и покоившийся на низких просветах, сделался более выпуклым, сузился в своем основании и стал возводиться на высоком цилиндре; а вокруг него начала располагаться целая система других таких же куполов только меньшего размера. Самым обычным числом их сделалось пять, то есть главный посредине и четыре на концах основного равностороннего креста.
   Киевская София в оснований своем представляла именно квадрат, несколько удлиненный с восточной стороны пятью алтарными полукружиями, между которыми главное помещается, конечно, в средине. Но притворы, или портики, окружившие храм с трех других сторон, изменили его основной вид, давая преобладание ширине всего сооружения над его длиною. С западной стороны оно имело один притвор, или паперть (нартекс); а с северной и южной, кроме таковой же наружной паперти, были тройные внутренние портики. На колоннах и арках наружных портиков утверждена была открытая галерея, которая с трех сторон окружала верхнюю часть здания. Храм был увенчан тринадцатью сферическими верхами, или куполами: над срединой здания, на четырех основных арках возвышался главный, обширный купол; а по сторонам его располагались двенадцать малых куполов; они были обиты свинцом. Эта свинцовая кровля плотно облегала куполы, арки и своды здания или так наз. комары и потому представляла не прямолинейные скаты, а игривые волнообразные линии, уступами понижавшиеся от срединного, или большого, купола. Кроме того, на западной стороне храма по бокам главной двери, но не в равном от нее расстоянии, возвышались две круглые башни, или вежи, и внутри каждой из них вокруг каменного столба извивалась спиральная лестница, ведущая на хоры, или полати, храма, а также на упомянутую выше открытую галерею.
   Храм заключал в себе средний неф и по бокам его по три внутренних портика, полусветлых, обставленных массивными арками. На этих арках покоились хоры, или верхняя внутренняя галерея, обнимающая три стороны, северную, западную и южную. Эти хоры, или полати, имели то же назначение, как и в греческих храмах, то есть служили гинекеем, или женским отделением - черта, заимствованная от греков с принятием христианской религии и храмового зодчества. Кроме того, на хорах помещались особые камеры или кладовые для хранения церковного и отчасти княжего имущества, а также соборной библиотеки и архива, т.е. рукописных книг и грамот, договорных, дарственных, духовных и пр.
   Вся передняя половина главного нефа или его алтарная и предалтарная части были изукрашены роскошною мозаикой. Греческие храмы, а вместе с тем и русские, в то время еще не имели иконостасов, совершенно закрывающих алтарь от взоров молящихся. Алтарная преграда, состояла из ряда мраморных колонок с перекладиной, или архитравом, наверху и мраморными плитами между колонками внизу. Эта невысокая преграда не препятствовала народу созерцать изображения алтарного свода; а когда бывала отдернута облегавшая ее завеса, то весь алтарь был видим молящимся. Отсюда понятно усердие к нему храмоздателя, не щадившего издержек на такое дорогое украшение, каким была на Руси греческая мозаика, или, по древнему нашему выражению, мусия; так назывались священные стенные изображения, составленные из мелких камешков, которые получались преимущественно из стеклянной разноцветной массы, разбитой на кусочки. Над горним местом, на самом полусводе алтаря, на золотом мозаичном же поле, возвышается величественное изображение Божией Матери, которой был посвящен этот алтарь и которая здесь олицетворяла собственно св. Софию, или Премудрость Божию. Святая Дева представлена стоящею с воздетыми кверху руками, то есть в молитвенном положении; на ней голубой хитон, охваченный узким червленым поясом, из-за которого спущен белый убрус. Широкий золотистый покров осеняет ее голову, рамена и спускается на обе стороны до колен. Это художественное изображение, составляющее главное украшение Софийского храма, сохранилось в течение веков, посреди всех опустошений, постигших храм, и получило в народе название Нерушимой стены. Под нею во всю ширину алтарного полукружия идет мозаичное изображение Тайной Вечери. Посредине над горним местом представлена священная трапеза с утвержденной на ней шатровой сенью. С каждой ее стороны Христос: обращенный ликом в правую (от зрителя) сторону, Он преподает чашу шести друг за другом стоящим апостолам; а обращенный в левую преподает хлеб остальным шести апостолам. Далее внизу, под этим рядом апостолов следует такой же мозаичный ряд святителей первых веков христианства, каковы: Николай, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Климент, папа Римский и др. Их имена, как и все надписи киевософийских мозаик, начертаны темными мозаичными буквами на греческом языке. На уступе, который отделяет Нерушимую стену от верхней части алтарного полусвода, помещено в трех кругах поясное изображение Деисуса, т.е. Спасителя, имеющего по правую сторону от себя Божию Матерь, а по левую - Предтечу. Предалтарная мозаика представляет, во-первых, Благовещение, разделенное на две части: на правой стороне алтарной арки св. Дева с веретеном и клубком ниток в руках; а на левой - архангел Гавриил. Далее на четырех арках главного купола изображены сорок мучеников, по десяти на каждой; в четырех треугольниках (парусах), заключенных между дугами этих арок, четыре евангелиста; а в самом куполе помещено колоссальное изображение Спасителя, окруженное ангелами и апостолами; последние в простенках окон.
   Вся остальная внутренность храма была в изобилии расписана фресковою живописью: боковые алтарные полукружия, стены, арки, столбы и своды покрыты как изображениями разных событий из Священной истории, так и отдельными фигурами Христа, Богородицы, Отцов Церкви и мучеников. По своему рисунку эти фрески не отличались от упомянутых мозаических изображений и представляли строгие, сухие фигуры чистого византийского стиля. Фресковое расписание Киевской Софии не ограничивалось самим храмом, а распространялось и на внутренность двух упомянутых башен, или веж. Но здесь оно уже не имело церковного или священного характера; а усвоило себе стиль и содержание живописи светской. Стены башен и массивные столбы, около которых идут витые лестницы, покрыты изображениями разнообразных сцен из быта византийско-царского и русско-княжеского. Охота за дикими животными, фантастические звери и птицы, ипподром, скоморохи, музыканты, акробаты, а также суд и расправа - вот содержание этих довольно загадочных изображений. Византийские художники, вероятно, следовали здесь обычному в их отечестве расписанию царственных чертогов. А еще вероятнее, что все эти лестничные картины разных забав и времяпровождения светских владык имели аллегорическую задачу: напоминать скоропреходящее значение земных благ, земной власти и всю суету сего мира в сравнении с вечною жизнию и с незыблемым значением церкви; так как мимо этих картин всходили на хоры, откуда тотчас открывалась Нерушимая стена и вся внутренняя красота храма.
   По обычаю того времени каждый значительный князь желал по смерти своей покоиться в храме собственного сооружения или в "отнем", т.е. сооружения отцовского. В левом внутреннем притворе Софийского собора поставлена гробница великого князя Ярослава, сделанная в большом размере из белого мрамора наподобие царских саркофагов Византии. Стены и двускатная крыша гробницы украшены изваяниями крестов, деревьев, птиц и рыб. Кроме Ярослава у св. Софии в таких же мраморных гробах покоился прах его любимого сына Всеволода и двух сыновей последнего, т.е. Ростислава и Владимира Мономаха. Мрамор для них, равно для колонн и других украшений, привозился издалека, преимущественно из окрестностей Константинополя, с островов Мраморного моря. А самый храм св. Софии, как и прочие каменные сооружения Древнего Киева, построен из кирпича, имеющего вид почти квадратной плиты. Но что придавало особую крепость таким сооружениям, это слой отличного цемента, своей толщиной и прочностью превосходящий самые кирпичи. Карнизы, охватывающие червлеными лентами верхние части здания, делались из красного шифера. Вместе с другими цветными камнями он употреблялся и для мозаичного церковного помоста.
   Вблизи св. Софии расположены были два монастыря, построенные тем же Ярославом-Георгием: один посвящен его ангелу, т.е. Георгию, а другой - св. Ирине; полагают, что последний назван так в честь супруги великого князя. Около этих двух монастырей находились Золотые ворота, устроенные тем же Ярославом. Они представляли глубокую арку с железными, украшенными позолотою воротами; над аркой возвышалась башня с устроенным внутри ее храмом Благовещения. Овраг и вал, служившие прежде защитою Старого Киева с западной стороны, все еще отделяли его от Софийской части Верхнего города. Большой мост, перекинутый через этот овраг, служил главным соединением обеих частей - тот самый мост, который в 1147 году задержал Владимира Мстиславича, поскакавшего к Федорову монастырю на помощь несчастному Игорю Ольговичу. Федоров монастырь, заключавший в себе прах своего основателя Мстислава - Феодора Владимировича и двух его знаменитых сыновей, Изяслава и Ростислава, помещался тут же около моста по правую сторону; а по левую находилась площадь, называвшаяся Бабин Торжок, за которою далее красовался Десятинный храм Богородицы. Последний изяществом и богатством украшений соперничал с св. Софией, а размерами даже превосходил ее. Он был несколько уже, но гораздо продолговатее Софийской церкви. С восточной стороны он имел три полукружия с сильно выступающим вперед средним, или главным, абсидом, который заключал в себе алтарь; а два боковые назначались для жертвенника и дьяконика. С трех других сторон храм окружали портики, или паперти.
   Внутри он также был изукрашен фресками и отчасти мозаикой. Кроме богатых мраморных саркофагов самого храмоздателя Владимира Великого и его супруги Анны, стоявших посреди храма, в притворе его находились еще гробницы Изяслава Ярославича и некоторых других князей. Площадь, лежавшая по одной стороне Десятинной церкви в северном углу Старого города, была украшена теми двумя медными статуями и четырьмя конями, которые Владимир привез из Корсуня. В противоположном, т.е. южном, углу Старого Киева над самым Боричевым увозом возвышалось другое сооружение Владимира Великого, храм св. Василия, посвященный его ангелу. Этот храм основан на том холме, на котором стоял прежде идол Перуна, подле великокняжеского терема, и, очевидно, имел значение дворцовой церкви. Ярослав и его преемники распространили терем новыми постройками; он, вероятно, и был то, что в летописи называется "Великим двором Ярославовым". Относительно обширности этого двора можно судить по тому, что на нем собиралось иногда целое войско, задавались пиры народу и устраивалась конская потеха, как это мы видели в истории Изяслава П. (Впрочем, тут, может быть, подразумевалась и наружная площадь перед теремом.) Кроме Федорова монастыря в Старом городе помещался мужской монастырь Андреевский, основанный Всеволодом Ярославичем. Он назывался также Янчин; потому что дочь Всеволода, известная Янка, устроила при нем и женскую обитель, в которой сама была настоятельницей. В Старом городе, как надо полагать, находилась и каменная церковь, основанная сыном Мономаха Мстиславом в честь Богородицы Пирогощеи; икона ее, если верить преданию, написанная евангелистом Лукою, была привезена из Цареграда каким-то купцом Пирогостом. Она почиталась чудотворною. "Игорь едет по Боричеву к святой Богородице Пирогощеи", говорит "Слово"; следовательно, по приезде в Киев он прежде всего приносил перед этою иконою благодарственные молитвы за свое освобождение и, вероятно, исполнял обет, данный в тяжкую годину своего плена или бегства.
   Третья, или Михайловская, часть Верхнего города, отделенная от Старого Киева небольшим удольем Боричева увоза, заключала в себе монастырь, основанный Святополком-Михаилом в честь своего ангела. Главы Михайловского храма были покрыты золочеными бляхами; почему он и назывался Златоверхим. По своему архитектурному плану и трем алтарным полукружиям он подходил к Десятинному храму, а мозаичными украшениями алтаря, особенно изображением Тайной Вечери, напоминал св. Софию.
   Заключая в себе самые великолепные киевские храмы, Верхний город был застроен преимущественно домами князей, бояр и дружинников. Кроме главного великокняжеского терема или Великого двора Ярославова, было много других теремов, где проживали младшие князья или княжие вдовы. Летопись называет по именам некоторые дворы, каковы бояр: Коснячка, Чудина, Воротислава, Борислава, Путяты, Гордяты; князей: Глеба, Мстислава, Василька и др. Между тем Нижний город, или Подол, по преимуществу был наполнен промышленным населением. Там находилось самое большое Торговище, или главный рынок. Подолье было укреплено деревянными стенами и тыном (стоянием). У западных его ворот, так наз. Подольских, лежало предместье, известное под именем Копырева конца, лепившееся по взгорьям ручья Глубочицы. По удолью ручья Киянки из Подолья поднимался к Верхнему Киеву (чрез Кожемяки) увоз, более длинный и менее крутой, чем Боричев. В Копыреве конце находился монастырь св. Симеона, принадлежавший роду Черниговских Ольговичей; так как он был основан их родоначальником, Святославом Ярославичем, когда последний занимал великокняжеский стол. Другой монастырь, принадлежавший тому же роду, Кирилловский, помещался далее за Подолом по дороге в Вышгород на лесистом взгорье, которое называлось Дорогожичи. Монастырь этот был основан Всеволодом Ольговичем, также во время его Киевского княжения. Неподалеку от Кириллова монастыря находился и загородный терем Ольговичей, известный в летописи под именем Нового двора. Мы видели, что Святослав Всеволодович в 1194 году скончался на этом Новом дворе и был погребен в "отней" Кирилловой обители. Судя по этим сооружениям, Ольговичи тяготели более к Нижнему городу, чем к Верхнему.
   Древнерусские князья любили строиться и воздвигали не одни храмы, но и терема, как городские, так и загородные. Вокруг Киева было несколько дворов, где князья проживали преимущественно в летнее время. Тут было привольнее посреди разных хозяйственных занятий; а лесистые окрестности представляли им все удобства предаваться своей любимой забаве, т.е. охоте. Главный двор великокняжеский находился подле сельца Берестова, посреди густого бора, на Угорской возмышенности; почему и носил также название двора Угорского или Подугорского. Он был любимым местопребыванием еще Владимира Великого и его сына Ярослава. Известно, что любимец последнего, священник Берестовской церкви свв. Апостол, Иларион, первый из русских людей был возведен в сан Киевского митрополита. Несколько позднее встречаем здесь подле княжего терема небольшой каменный храм Спаса Преображения. Владимир Мономах также любил проживать на Берестове; сюда собрал он для совета своих тысяцких, когда дополнил Русскую Правду уставом о резах, или процентах. Тут же в Спасо-Преображенском храме погребены Юрий Долгорукий и сын его Глеб, оба княжившие в Киеве. В тесном соседстве с Берестовом устроилась знаменитая Печерская обитель с ее изящным Успенским храмом и с ближним женским монастырем св. Николая, в котором, по преданию, постриглась мать св. Феодосия. В то время как у Ольговичей был свой собственный загородный двор за Подолом подле Кириллова монастыря, у Мономаховичей был свой особый родовой терем с монастырем на холму Выдубецком, то есть совершенно в противоположной стороне от города. Этот терем, носивший название Красного двора, принадлежал родоначальнику Мономаховичей, Всеволоду Ярославичу, которым был основан и смежный Выдубецкий монастырь св. Михаила. Известно, что при Мономахе здесь был игуменом Сильвестр, сочинитель первой русской летопиеи, или так наз. "Повести временных лет". Из Мономаховых потомков в особенности благодетельствовал Выдубецкому монастырю Рюрик Ростиславич. Михайловская церковь этого монастыря сооружена над самым береговым обрывом. Днепровские волны постоянно подмывали берег, и алтарная часть церкви грозила обрушиться вместе с нетвердою почвою. Рюрик, будучи великим князем Киевским, не пожалел издержек, чтобы укрепить каменного стеною обрыв, на котором стоял храм, и поручил это дело славному в его время русскому зодчему Петру Милонегу. Сооружение начато в июне 1199 года, а окончено в сентябре следующего года. Оно было отпраздновано как важное событие. Рюрик с женой, сыновьями Ростиславом и Владимиром, снохою Верхуславой и дочерью Предславой прибыл в монастырь и после благодарственного молебна задал пир игумену Моисею со всей братией; причем щедро оделил всех подарками. Летописец - один из продолжателей Сильвестра - до небес превозносил Рюрика по этому случаю.
   Красный двор служил любимым пребыванием Юрия Долгорукого. Но у него был еще другой загородный двор, за Днепром, прозванный Раем. Надобно полагать, что последний находился там же, где лежал заднепровский городок Юрия, иначе называвшийся Песочным. Днепр в среднем своем течении сопровождается множеством отделяющихся от него рукавов и озер; поэтому обилует островами и заливными лугами. Особенно таков он под Киевом. Здесь левый берег представляет широкую низменную полосу, которая покрыта целою сетью рукавов, озер и протоков. Главный рукав носит название Черторыя. Вешняя вода покрывала острова и соседние низменности; а после себя оставляла заливы и озера (например, Долобское). Эта водная Днепровская сеть, умноженная еще рукавами Десны, делала неудобною переправу через Днепр под самым городом; главная переправа совершалась или под Вышгородом, т.е. выше устья Десны, или ниже устья Черторыя насупротив Неводницкой пристани, т.е. под Выдубецким монастырем. Здесь-то около последнего устья, вероятно, и лежал Песочный городок с княжим теремом, или Раем, на отлогом песчаном возвышении, на краю обширного соснового бора.
   Главная Киевская пристань находилась на устье Почайны, на Подоле. Здесь, конечно, была самая оживленная часть города, особенно весною в полую воду, когда сверху приплывали суда, нагруженные товарами варяжскими, а также сырыми произведениями Северной и Средней России, преимущественно мехами; а снизу приспевали "гречники", то есть русские караваны с дорогими тканями, изящными металлическими изделиями, южными плодами, винами и другими греческими товарами. Надобно полагать, что кроме разного рода греческих мастеров в Киеве проживали и византийские торговцы. Латинские гости, т.е. купцы из варягов и немцев (а также западных славян), имели здесь не только свои особые дворы и лавки, но и собственные каменные храмы. Были тут и восточные торговцы, именно мусульмане из Камской Болгарии и евреи из Хазарии. Может быть, от последних торговцев или от хазарских пленников, здесь поселенных, один угол Подола носил название "Козаре". Вместе с гречниками в Киев проникали и купцы итальянские, именно генуэзцы (фрягове) и венециане (венедици), которые во время Крестовых походов захватили в свои руки значительную часть восточной торговли. На Подоле всегда можно было найти и русских гостей из Чернигова, Смоленска, Суздаля, Галича и пр.; но первое место между ними, конечно, занимали деятельные, предприимчивые новгородцы. Купцы иноземные и иногородние вели торговлю по преимуществу оптовую, т.е. имели дела с местными киевскими торговцами.
   О многочисленности населения древнерусской столицы можно судить по следующим известиям. Еще в начале XI века Дитмар, епископ Мерзебургский, заметил в своей хронике, что в Киеве более четырехсот церквей и восемь торжищ, а жителей несметное множество. Положим, он сильно преувеличил число церквей; однако во время огромного пожара 1124 года, испепелившего Подол и часть Верхнего города, по словам нашей летописи, сгорело до 600 церквей. Впрочем и это число не совсем вероятно, хотя бы сюда и были включены все малые церкви (божницы) и часовни. Замечательно еще известие летописца о море, бывшем в 1092 году. В короткое время, говорит он, гробовщики продали до 7000 гробов. Во всяком случае мы едва ли будем далеки от истины, если предположим, что Киев в эпоху наибольшего процветания, т.е. в XII веке, со своими предместьями вмещал в себя более 100 000 жителей. Как истые представители поляно-русского племени, киевляне отличались подвижным, предприимчивым и вместе промышленным духом. Но слава, приобретенная их городом, как средоточием великой страны, богатства, накопленные в нем обширной торговлей и данями с подвластных русских земель, а также постоянные распри - князей за обладание Киевом и происходившее отсюда заискивание народного расположения - не могли не внести в характер его жителей некоторых расслабляющих сторон и привычек. Своею наклонностью к веселой и роскошной жизни, своими вспышками своеволия или неуважения к власти и заметным ослаблением воинственного духа киевляне стали отчасти напоминать византийцев, которым они во многом подражали, особенно в страсти к дорогим нарядам и украшениям. Конечно, такою страстью отличалась преимущественно женская половина населения, которая красивыми нарядами старалась еще более возвысить свою природную славянскую миловидность. По словам одного польского хрониста, ничто так не пленяло иноземцев в Киеве, как его русоголовые, темнобровые женщины, блиставшие "дивною красотою лица и стана".
   После столицы важнейшими киевскими городами или пригородами Киева были Вышгород, Белгород и Васильев. К северу от Киева возвышенный левый берег отступает от Днепровского русла и оставляет значительную низменную долину, отчасти поросшую лесом и кустарником, отчасти образующую заливные луга. Верстах в десяти от столицы цепь холмов снова подходит к самому Днепру, и здесь-то на высоком берегу стоял крепкий Вышгород, защищавший подступ к Киеву с северной стороны. Вышгород составлял иногда особый удел; но киевские князья отдавали его обыкновенно сыну или другому близкому родственнику. Он имел для древней России и важное религиозное значение; так как здесь стоял богатый каменный храм с мощами князей-мучеников Бориса и Глеба, куда приходили богомольцы из разных краев России. Белгород представлял твердыню, воздвигнутую на правом берегу Ирпени на значительной крутизне, верстах в двадцати с небольшим от Киева. Он был охраною Киева с западной стороны, т.е. со стороны Волыни. А Васильев был расположен на левом берегу Стугны, от Киева около сорока верст. Берег покрыт невысокими холмами; но город, судя по остаткам насыпей, был укреплен двойными или тройными валами и служил для Киева надежною защитою с южной стороны. Пространство, заключенное между этими главными пригородами и самым Киевом, кипело густым зажиточным населением. Здесь было рассеяно много сел и менее значительных городов, каковы: Звенигород (памятный ослеплением Василька Ростиславича), Здвижен, Пересече н и др. За Стугной вдоль ее течения тянулся вал, издавна насыпанный для обороны собственно Киевской области от внезапных набегов степных варваров. Здесь начиналось так наз. Поросье, или южная половина Киевской области. За этим валом насупротив города Васильева лежало поле Перепетово, названное так по своим двум великим могильным курганам, из которых один носил имя Перепетова, а другой - Перепетовки. У конца вала за устьем Стугны стоял на берегу Днепра город Треполь. Ниже Треполя на высоком береговом холму расположен был древний Витичев, с пристанью внизу; эта пристань служила первою стоянкой торговых караванов, отправлявшихся из Киева в Грецию. В XI веке город запустел, вероятно, разоренный варварами; но в 1095 году он возобновлен под именем Святополча; великий князь Святополк-Михаил перевел сюда жителей Юрьева, сожженного Половцами. Под Витичевым находилась и переправа или, как тогда говорилось, "брод" через Днепр на Переяславскую сторону. Но главная переправа на пути из Киева в Переяславль производилась несколько ниже, около городка Заруба, расположенного напротив устья Трубежа и известного своим пещерным монастырем, из которого вышел митрополит Климент Смолятич. Подле него находился так наз. Варяжский остров. Еще ниже на Днепре, около устья Роси, стоял город Канев среди весьма холмистой местности. Это была последняя киевская крепость на правой стороне Днепра. Канев возник, по-видимому, на том же месте, где упоминается город Родня, под которым решилась борьба Ярополка с Владимиром в 980 году. Отсюда шли ряд городов и насыпные валы вверх по Роси: она после Стугны представляла вторую укрепленную киевскую линию. Замечателен в особенности так называемый "Змеев вал", который, начинаясь немного выше устья Роси, идет на запад то по левой, то по правой стороне этой реки и около верхнего ее течения заворачивает на северозапад. Из городов второй укрепленной линии наиболее замечателен Корсунь, находящийся там, где Рось делает самый южный изгиб. Под Корсунем эта река встречает скалистые холмы, разбивается между ними на несколько рукавов и протоков и образует пенистые, живописные пороги. Далее на Роси лежали Богуслав и упомянутый выше Юрьев, хотя и сожженный Половцами, но спустя несколько лет возобновленный тем же Святополком-Михаилом. Где-то около Роси на одном из ее притоков лежал и Торческ, бывший средоточием киевских торков, или Черных Клобуков. Довольно возвышенная плоскость, простирающаяся между Стугною и Росью, а также и к югу от последней, приблизительно до реки Тясмина, своим полустепным характером и тучными пастбищами вполне соответствовала потребностям Черных Клобуков, которые сохраняли еще многие привычки кочевых народов и главное богатство свое почитали в больших стадах коней, овец и рогатого скота. Они продолжали отчасти жить в открытом поле подвижными вежами, или селениями, из войлочных кибиток; но имели и становища, огороженные валами, куда собирали свои семьи и стада в военное время; в опасных же случаях укрывались под защиту русских городов Поросья. Кроме Поросья, кочевые полчища Черных Клобуков тянулись и на восточной стороне Днепра, т.е. в украйнах Переяславской и Чернигово-Северской. Черные Клобуки, очевидно, сохраняли и обычное кочевникам деление по родам, находившимся под управлением своих родовых старшин и князьков. Разнообразие имен, под которыми встречаются иногда эти служилые инородцы Древней Руси, объясняется именно их родовым делением. Кроме общего имени "Черных Клобуков" и племенных названий "Печенеги" и "Торки", встречаются еще в летописях названия "Берендичи", "Турпеи", "Коуи", "Каепичи", "Бастеева чад": это собственные имена разных родов, большею частию дававшиеся по именам их ханов; впрочем, под словом "Берендичи" или "Берендеи" разумелись и вообще Торки, или Черные Клобуки. Последнее название получили они от своего любимого головного убора, высоких бараньих шапок черного цвета. Верхи этих шапок делались иногда из какой-либо цветной ткани и свешивались набок (как теперь у казаков). Их смуглые лица осенялись черными усами и бородою. Наиболее знатные носили широкие шелковые кафтаны персидского покроя.
   Поселенные на южных пределах Руси с обязанностию быть ее передовыми конными стражами от соплеменных с ними половцев, Черные Клобуки естественно подвергались неотразимому влиянию Русской народности и постепенному с ней слиянию. Особенно это влияние заметно в собственной Киевской украйне, или на левом Поросье. Здесь постепенно возникают городки со смешанным населением из Черных Клобуков и Руси. Их родовые старшины, или ханы, за военные заслуги получали иногда такие городки в свое державство, т.е. пользовались известными с них поборами. Черные Клобуки в большинстве еще сохраняли свое язычество; но при смешении с Русью между ними стало водворяться и христианство. Скрещение Руси с этими инородцами положило начало той русско-украинской народности, которая позднее является в истории под именем Казаков или Черкас. Последнее имя указывает еще на примесь Прикавказских и Таврических Казар или Черкесов, в разное время селившихся на русских украйнах, особенно во время угнетения их родины Половцами и во время падения древнерусского Тмутараканского княжества*.
   ______________________
   * Для очерка Киевской области и города Киева, кроме летописных известий и личного знакомства с топографией и древностями, я имел под руками следующие пособия: Митрополита Евгения "Описание Киево-Софийского собора и Киевской иерархии". Киев 1825. Его же ""Описание Киево-Печерской лавры". К. 1826. Изданный Фундуклеем: "Обозрение Киева в отношении к древностям". К. 1848. и "Статистическое описание Киевской губернии". СПб. 1852. Пахилевича - "Сказания о населенных местностях Киевской губернии". К. 1864. Блазиуса - Reise im Europaischen Russland Braunschweig. 1844. Петцольда - Reise im westlichen und sudlichen europaischen Russland. Leipzig. 1864. Гакстгаузена - Studien uber die Zustande Russlands. Hannover - Berlin. 1847 - 1852. Беляева - "О географических сведениях в древней России" (Записки Географич. Общества. Кн. VI. 1852). Погодина - "Исследования, замечания и лекции". Т. III. глава 3. Н.Барсова - "Материалы для историко-географического словаря России". Вильна 1865. Кандидатское сочинение Н.Линниченка "Вече в Киевской области". К. 1881. Обстоятельное сочинение М. Грушевского "Очерки истории Киевской земли". К. 1891. Самым богатым пособием для знакомства собственно с древним городом Киевом и его древностями, а также и с самою литературою этого предмета служит обширный и добросовестный труд Н.Закревского "Описание Киева". М. 1868 г., два тома, с атласом, издание Московского археологического общества. Затем следует весьма полезное издание Киевской Комиссии для разбора древних актов - "Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей". К. 1874 (под редакцией профессоров Антоновича и Терновского). Хорошим дополнением к этим изданиям являются исследования софийского протоиерея Лебединцева "О св. Софии Киевской" и профессора Лашкарева "Киевская архитектура X - XII века" (См. Труды Третьего археологического съезда. К. 1878), "Развалины церкви св. Симеона и Копырев Конец" - также Лашкарева (Труды Киевской духовной Академии за 1879 г.). Профессоров Айналова и Редина "Киево-Софийский собор". Исслед. о мозаиках и фресках. СПб. 1889. Заметка Проф. Кондакова "О фресках лестницы в Соф. Соборе" (Зап. Археол. об. III. СПб. 1888). Заметка гр. Бобринского об одной из сих фресок (Ibid. IV. 1889). Того же Лебединцева "Возобновление Киево-Софийского собора в 1843 - 53 гг.". К. 1879. "Древнейшая в России церковь Спас на Берестове" - Сементовского. К. 1877.Кроме того, упомяну "Киевские мозаики" - Крыжановского (в Записках Археолог. Общ. т. VIII. СПб. 1856). Проф. Прахова "Открытие фресок Киево-Кирилловской церкви" (СПб. 1883). Его же "Киевские памятники византийско-русского искусства" (Древности Моск. Археол. Об. XI. 1889). Н.В. Покровского "Древнейшие стенописи в России" (Труды VII Археол. съезда М. 1890) и "Очерки памят. правосл. иконографии". СПб. 1883. Не привожу многих других относящихся к Киеву и его древностям описаний, объяснений, заметок и т.п. принадлежащих, например, Берлинскому, Сементовскому, Муравьеву, особенно Максимовичу (См. 2-й том его сочинений. К. 1877). Что касается до писателей иностранных, польских и малорусских, преимущественно таких, которые были очевидцами многих уже исчезнувших теперь остатков Древнего Киева, то все существенное извлечено из них в упомянутом "Сборнике материалов" (Ляссота, Сильвестр Коссов, Кальнофойский, Павел Алепский и др.). Наконец, заслуживает особого внимания труд гр. Толстого и проф. Кондакова "Русские древности в памятниках искусства". Вып. IV. СПб. 1891 (Древности Крыма, Кавказа и Киева). См. также "Археологический атлас" ко 2-й половине I тома "Истории Русской церкви" проф. Голубинского (Чт. О. И. и Др. 1906. Кн. 2). Хойновского "Раскопки великокняжеского двора". Киев. 1893. Проф. Антоновича "Археологич. находки и раскопки в Киеве и Киев. губ. в 1876 г." (Чт. Об. Нестора лет. Кн. I). Его же "Археологическая карта Киевской губ." (В изд. Моск. Археол. Об. 1895). Разные заметки его и других ученых в Чтениях Общества Нестора летца, каковы: помянутый протоиерей Лебединцев, Воронов, профф. Лашкарев, Котляревский, Дашкевич, Завитневич, Малышевский, Соболевский и некоторые др.). Между прочим, см. Малышевского о Евреях в Киеве в X - XII вв. Кн. 2-я. В книге 6-й Чтений, 1892 г., приведены невероятные объяснения достоуважаемого проф. Соболевского: Немцы от немой, Чудь от чужой, Олег и Ольга от скандинав. Helgi, а также отождествление Обезов нашей летописи с грузинами. Ссылка на Плано Карпини (Obesi; sive Georgiani) будто бы "решает вопрос об Обезах". Нисколько. Карпини тут не авторитет: о Кавказских и Закавказских народах он не имел точных сведений и смешивал их. Русская летопись знала их лучше. Абазги византийских известий и суть Обезы наших летописей или, по позднейшей терминологии, абхазы. В той же книге Чтений находим такое же крайне гадательное объяснение имени Русь проф. Завитневичем: будто бы оно было дано греками, и от них уже усвоено себе русскими. О том см. в моих Разысканиях. Правдоподобные объяснения имени народа Русь от такого же названия в древности р. Волги у проф. Кнауэра (Труды XI Археол. Съезда в Киеве. М. 1901). Первоначальное Киевское поселение было внизу на Подоле и имело торговый характер. Проф. Антонович возводит его к IV веку. См. его заметку о Киевском кладе с римскими монетами III и IV ст. (Древности Моск. Археол. Об. VII. 1878).

Считаю необходимым присоединить следующее замечание относительно урочища или местности, известной в летописи под именем Угорского. Шлецер в своем Несторе (II. 236 стр. перевода Языкова) производил это название от горы, т.е. объяснял его угорьем. Закревский такое объяснение называет странным (стр. 191) и стоит за обычное производство от народа Угры. Это словопроизводство основано на словах русской летописи под 986 г.: "Идоша угри мимо Киев горою, еже ся зовет ныне Угорское /пришедше к Днепру сташа вежами". Но такое известие не выдерживает ни малейшей критики. С ним обыкновенно связывается представление о каком-то переходе угров из их родины от Уральских степей на Дунай. Представление совершенно ложное. Во-первых, угры, по византийским известиям, находились в Южной России и около Дуная еще в первой половине IX века и уже прежде 898 года разрушили Великоморавскую державу в союзе с немцами. А во-вторых, ни в каком случае им не лежал путь от Уральских степей к Дунаю по правому, нагорному и лесистому берегу Днепра мимо Киева. Невозможно также представить себе (как это делали) и переправу кочевой орды с левого берега на правый под Угорским и стоянку вежами на этом обрыве, покрытом тогда дебрями, притом переправу через упомянутую сеть днепровских рукавов, протоков, заливов и болот и стоянку дикой степной орды почти в самой столице сильного Русского княжества! Нет синения, что летописное известие об этой стоянке было плодом местного домысла, пытавшегося объяснить название Угорское, которое невольно напоминало народ угров. Здесь в летописи все та же попытка осмыслить местные топографические названия, какую мы видим в легендах о Кие, Щеке, Хориве, Лыбеди, Оскольдовой и Дировой могиле. Между тем и доселе в Северной России слово "угор" значит крутой, землистый берег реки (Очерки Рус. Истории, географии - Барсова. Прим. 33).

Сюда же относится вопрос о месте княжего загородного дворца Угорского. Например, летопись говорит, что в 1151 г., когда Изяслав II призвал на великое княжение дядю Вячеслава, то дядя поместился на Великом дворе Ярослава, а племянник - "под Угорским". Этот Угорский дворец не знали куда отнести и связывали его с местом Оскольдовой могилы (Закрев. 197). Но невозможно предположить, чтобы княжеский загородный двор, для которого требовался порядочный простор, лепился где-нибудь на уступе горы или внизу у подошвы этой горы, спускающейся почти в самую реку. Мы думаем, что Угорским двором назывался в XII веке не что иное, как княжий двор на Берестове, расположенный на Угорье. Этот дворец по своему значению, очевидно, занимал первое место между княжескими загородными теремами и вообще второе место после Великого двора Ярославова в Киеве. В летописи еще упоминаются однажды ворота Угорские (1151). Возможно, что названный двор входил в черту какого-либо внешнего вала, примыкавшего к укреплениям города. Вот место летописи: "а Коуеве и Торчи и Печенези туда сташа от Золотых ворот по тем огородом до Лядьских ворот, а оттоле они и до Клова и до Берестоваго и до Угорьских ворот и до Днепра". Берестово упоминается здесь по соседству с Угорскими воротами; что ясно может указывать на тождество двора Угорского с Берестовским.

О красоте киевских женщин как одной из причин, по которой поляки Болеслава Смелого не желали расстаться с этим краем, говорят Длугош и Стрыйковский.

Существует список с жалованной грамоты Андрея Боголюбского Киево-Печерскому монастырю на город Василев с принадлежавшими ему владениями и угодьями; как родина св. Феодосия этот город, т.е. княжие доходы с него отдаются Феодосиеву монастырю. Грамота была бы очень важна для знакомства с положением этого края в XII веке, если бы она была достоверна. Но митрополит Евгений, напечатавший ее, называет ее сомнительной, и вполне справедливо. (См. его описание Киево-Печ. Лавры.) Однако весьма возможно, что в основу сего велеречивого и необыкновенно щедрого позднейшего произведения легла какая-нибудь действительно древняя грамота. В ней можно отыскать следы этой древности. Между прочим она говорит о городах "Поросских", иначе "Завальских", т.е. лежавших за Стугненским валом: упоминает следующие могильные курганы: Великую Могилу на Белокняжеском поле, курган на Невеселовском поле, Перелетов и Перепетовку. Любопытно, что все эти четыре древних кургана сохранились до нашего времени. А последние два удержали свои древние названия и украсились народною легендою о погребенных под ними князе Перелете и его супруге Перепетихе. Курган Перепетиха подвергнут был тщательной раскопке Киевскою Комиссиею для разбора древних актов; в нем под обрушившимся сводом из дубов и камней найдены остатки скелетов, глиняных сосудов, деревянных щитов с металлическими бляхами, стрел, железных ножей и топоров, ожерелья из шариков, стеклянных, костяных и цветных камушков и некоторые металлические украшения. (См. "Древности", изданные этою Комиссией, СПб. 1846, с атласом.) М.Андриевского "Перепетово поле" (Киев. Старина. 1882. IX) и "Летописный Юрьев" (Ibid. 1883. IX).

Мнения о положении Торческа весьма разнообразны. По одним, он лежал на берегу реки Торы, впадающей справа в Рось в Тарашанском уезде Киевской губ. Этого мнения держались Карамзин (к т. И, прим. 165), Надеждин и Неволин (см. Исслед. и лекции Погодина. IV. 153). Другие указывают на село Безрадичи на левой стороне Стугны в Киевском уезде (Ревякин в Киев. губ. Вед. 1863. NN 33 и 34). К этому мнению склоняются Пахилевич(39) и Барсов (200). Последнему мнению противоречит известие летописи о походе 1093 года: князья, идя на половцев, осадивших Торческ, перешли Стугну и затем уже встретились с варварами. Следовательно, этот город лежал на правой стороне Стугны. Первое мнение имеет более вероятия; но по смыслу летописных известий о Торческе скорее можно его предположить внутри Поросья, т.е. не на правом притоке Роси, а на левом (м.б., на Руте). См. также некоторые соображения Леоединцена в Чт. Нест. лет. кн. 2. Впрочем, в Древней Руси, по-видимому, был не один город с названием Торческа, или Торцкаго. Относительно положения киевского Звенигорода также высказывались разные мнения. Наиболее вероятно предположение киевского профессора Антоновича, который указывает на городище близ села Хотова, в 15 верстах от Киева по дороге в Васильков ("О местоположении древнего киевского Звенигорода" в Древностях Моск. Археол. Общ. Т. IV, вып. 1. М. 1875 и в кн. 2-й Чт. Нестора лет. 1879). Его же "О городищах в Запад, части Киевской земли", ibid. кн. 3. О положении Заруба и Зарубского пещерного монастыря около теперешних сел Трахтемирова, Зарубниц и деревни Монастырек см. несколько соображений и указание на остатки пещер у Срезневского в "Свед. замет, о малоиз. В. и неизв. памят." 1867. Проф. Богданова "Древние Киевляне по их черепам и могилам" (Издания Об. Люб. Естествознания, Антропологии и Этнографии. 1879).

Известия русской летописи о Черных Клобуках собраны в Исслед. и лекциях Погодина. V. 181 - 208; а также в статье Самчевского "Торки, Берендеи и Черные Клобуки" (Архив Калачова, т. II, ч. I). Замечание о наружности их сделано на основании мадьярского писателя Эрнея, который говорит о Печенегах, поселившихся в Венгрии: там они имели значение той же пограничной конницы, как и у нас. (См. "О Торках, Печенегах и Половцах по мадьярским источникам" - Куника в Учен. Записках Академии Наук по 1 и 3 отд. т. III. вып. 5.) Арабские писатели X века также изображают Печенегов (Баджнаки) народом длиннобородым и усатым (Абу Дулаф в "Сказан. Мусульм. писателей" Гаркави, 185). По известию Константина Багрянородного (De administr. imperio), Печенеги отличались от узов, или торков, более коротким и безрукавым платьем. Но когда остатки тех и других смешались вместе в Южной Руси под именем Берендеев, или Черных клобуков, то, конечно, с течением времени сгладились их различия в одежде. Проф. Голубовского "Печенеги, Торки и Половцы до нашествия Татар". Киев. 1884, и его же "Половцы в Венгрии". К. 1889. Его же "Болгары и Хозары" (Киев. Старина. 1888. X).
   ______________________
  
   К Киевскому княжению причислялось обширное Припятское Полесье с своими неизмеримыми пущами и водными пространствами, которые представляют остатки существовавшего здесь когда-то внутреннего моря. Дремучие влажные леса, бесчисленные речки, озера и болота, песчаноглинистая почва - вот господствующие черты полесской природы. Клочки сухой, удобной для возделывания земли рассеяны здесь в виде оазисов, или островов, на которых, конечно, и сосредоточилось редкое население Полесья. Полесяне, как показывает их наречие, составляли ветвь южнорусского племени; в летописи они являются под именем древлян. Но та часть их, которая занимала область северных притоков Припяти, судя по летописи, носила название дреговичей и по языку своему представляла уже переход к северному, или Кривскому, племени.
   Природа вполне наложила свою печать на характер этого населения и его историю. Угнетенное вечными заботами о добывании насущного пропитания из своей скудной почвы, из своих озер и рек, затерянное посреди непроходимых болот и пущ, оно не могло ни достаточно развить свою гражданственность, ни выработать средоточие для собственной государственной жизни. Поэтому Полесье, несмотря на свою обширность, никогда не пользовалось в истории большим политическим значением. Все его текучие воды собираются в Припять и вместе с нею вливаются в Днепр, недалеко от Киева. По своим сплавным и судоходным рекам, единственным в то же время путям сообщения, полесяне отправляли на продажу в Киевское Поднепровье произведения собственной лесной промышленности, каковы: лодки, ободья, мочало, лыко, деготь и пр., а также мед и звериные шкуры. Отсюда естественным является и политическое тяготение Полесья к Киеву. Мы видим, что до самого падения последнего польские города обыкновенно достаются в удел младшим родичам великого князя Киевского. Только Черниговские Ольговичи менее других стремятся в эту лесную сторону и охотно уступают ее Мономаховичам. Во второй половине XII века восточною частью Полесья, ближайшею к Киеву, владел известный Рюрик Ростиславич; до перехода в Киев его стольным городом был Вручий, или Овруч, расположенный на одном из притоков реки Ужа, на довольно возвышенной местности, окруженной глубокими и крутыми оврагами. Здесь был соборный храм св. Василия, которого основание приписывается Владимиру Великому; но, может быть, он построен или возобновлен Рюриком Ростиславичем, также носившим христианское имя Василия. По развалинам этого изящного храма видно, что он имел пять куполов на десятигранных шеях; что своды его ради их легкости и усиления звуков выведены были из горшков (так наз. голосники), а стены сложены из тонких кирпичей и местами яркокрасного камня, переложенных толстыми слоями цемента, и что подтроечастным алтарем был ход в погребальные склепы. На сохранившейся местами штукатурке видны прекрасные фрески, изображающие лики святых. (Находящийся подле города курган прозван "Могилою Олега", того древлянского князя, который погиб в битве с своим братом Ярополком под самым Овручем.) На верхнем течении Ужа лежали города Ушеск и разоренный Ольгою Искоростен. Под этим городом Уж встречает гряду гранитных утесов и с шумом пробивает себе путь между порогами. Здесь посреди стремнины выдаются два больших камня с углублениями, вымытыми водою; предание дало им название "Ольгиных бань". А при впадении Ужа в Припять лежит город Чернобыль. Зимой 1193 года в окрестностях Чернобыля сын Рюрика Ростиславича занимался ловами, когда к нему прибыли гонцы от Черных Клобуков звать в поход на половцев. Конечно, ни одна русская область не представляла такого раздолья для княжеской охоты, как полесские трущобы, изобильные лесным зверем и всякими дикими животными, каковы в особенности: медведи, вепри, зубры, лоси, рысь, волки, лисицы, куницы, бобры и пр. Раздолье для охоты, разумеется, представлялось только в зимнее время, когда болота и топи покрывались надежным слоем льда. К Овручскому уезду принадлежал и город Брягин, подаренный Рюриком Ростиславичем своей снохе Верхуславе Всеволодовне; он лежал посреди болот на левой стороне нижней Припяти. Поднимаясь вверх по течению Припяти, на правом ее берегу находим важнейшие ее пристани, Мозырь и Туров. Последний лежал в самом средоточии Полесья, и был стольным городом древнего и довольно обширного Туровского княжения. Некоторое время этот удел считался старшим после Киева; он переходил из рук в руки, пока не утвердился за потомством Святополка II Михаила. Древний Туров памятен еще своим епископом Кириллом, знаменитым церковным витией второй половины XII века. Епископы туровские обыкновенно имели свое пребывание в загородном Борисоглебском монастыре. К Туровскому княжеству кроме Мозыря причислялись Пинск на Нине, притоке Припяти, и Городно, между Горынью и Стырем. Городенский удел в XII веке выделился из туровских земель, т.е. получил своих особых князей. В северной части Туровского Полесья, или в земле Дреговичей, наиболее известные удельные города были Клеческ и Случеск. Последний лежал на Случи, важнейшем левом притоке Припяти, и также имел иногда особых удельных князей. Находясь на пограничье с Кривским краем, он нередко подвергался нападениям соседних полоцких владетелей. А западная часть Дреговичей и Пинян принадлежала собственно к Волынскому Полесью.
   Волынская земля занимала область верхней Припяти и важнейших правых ее притоков, каковы Турия, Стоход, Стырь и Горынь. Ни характер природы, ни политическая история Волыни не дают ей определенных границ от земли собственно Киевской; лежавшие между ними уделы причислялись то к Волынскому, то к Киевскому княжению, смотря по течению событий. Приблизительною границею могут быть назначены река Горынь и ее правый приток Случ; так как Погорина (т.е. местность по Горыни) была по преимуществу спорною полосою. На западе Волынь граничила непосредственно с Польскою землею, от которой ее отделяло среднее течение Западного Буга и верховья Вепря - правых притоков Вислы. (Полоса земли между Бугом и Вепрем называлась Украиною.) На севере Волынская земля сливалась с Пинско-Туровским Полесьем, от которого ее северная большая половина почти не отличалась своею природою, т.е. заключала подобные же низменные, болотистые и лесные пространства. Только южная полоса Волыни образует довольно холмистую страну, местами напоминающую близость Карпат, богатую текучими водами, цветущими нивами и рощами лиственных пород. В северной низменной части лежали важнейшие города Волынской земли, составлявшие ее политическое средоточие, именно Владимир и Луцк.
   Владимир, стольный город всей Волыни, расположен на правом берегу реки Луг, впадающей в Буг. Сохранившийся доселе небольшой каменный храм во имя св. Василия считается построением Владимира Великого, как и самый город. Ему же приписывалось и основание соборного храма во имя Успения Богородицы. Когда этот храм пришел в ветхость, князь Мстислав Изяславич (во второй половине XII в.) построил великолепный новый собор Успенский, в котором был потом погребен. Развалины этого собора и остатки стенного расписания свидетельствуют о его красоте и его византийском стиле. Из многих церквей и монастырей Владимирских по летописи известна еще церковь св. Димитрия и монастырь св. Михаила. Обширностию и красотою этот город слыл из первейших в Древней Руси. Он был хорошо укреплен и имел двойные валы, глубокие рвы и толстые стены, хотя и деревянные. Из ворот городских известны по летописи двое: "Гридшины" и "Киевские"; последние, конечно, обращены были на дорогу в Киев. Внутренний город, или кремль, с княжим теремом был обнесен особым валом и стеною; его обтекала кругом речка Смочь, впадающая в Луг. Одно из окрестных селений, называемое Зимино, вероятно, заключало в себе загородный княжий двор, судя по древней каменной церкви также во имя Успения, стоящей на несколько возвышенном, живописном берегу Луга. Луцк, или Луческ, служивший стольным городом весьма значительного волынского удела, лежал на левом берегу Стыря, на большом торговом пути из Владимира в Киев; почему под городом через Стырь был перекинут мост. Луцк является также одним из больших и хорошо укрепленных городов Древней Руси. Загородный двор удельных луцких князей находился в живописном селении, называвшемся "Гай", вероятно, от своих гаев, или зеленых рощ; здесь были построены "разноличные хоромы" и церковь "красотою сияюща", как выражается летопись. Из древнейших храмовых сооружений в Луцке можем указать только на Пречистенский монастырь, основанный в XII веке и возвышавшийся на береговом обрыве речки Глушца, тут же впадающей в Стырь.
   После Владимира и Луцка между многочисленными волынскими городами наиболее значительные: Дорогобуж на Горыни; Чемерин, Пересопница, Дубен и Шумен между Горынью и Стырем, т.е. в самой средине Волыни; Кременец, Бельз и Червен на юго-западе, или на пограничье с Галицкой землей. (Два последние принадлежали к так наз. Червенским городам и входили в состав то Галицкого, то Волынского княжения.) Берестье, Мельник и Дрогичин лежали на правом более возвышенном берегу Западного Буга, или на границе с поляками; Дрогичин в то же время служил оплотом от соседнего дикого народа ятвягов. Каменец на Смотриче, притоке Днестра, Межибожье и Колодяжен на верхнемтечении Южного Буга - защищали Волынский край с юга, или со стороны Половецкой степи. В той же стороне, на верховьях Случи и Буга, между Волынским и Киевским краями находилась область Болоховская с городами Болохов и Деревич. Любопытно, что в XII веке мы встречаем в этой области особых удельных князей; по-видимому, они не принадлежали к потомству Игоря Старого или Владимира Великого и были последними представителями одного из тех туземных княжеских родов, которых Игорево потомство лишило власти.
   Обитатели Волыни составляли южно-русскую ветвь, известную в летописи под именами Бужан, Дулебов и Волынян. Только северный угол ее, т.е. Пинское Полесье и область Ясольды, левого притока Припети, заселяли Дреговичи. В этом Полесье, хотя и скудно населенном, встречаем довольное число городов; потребность в укрепленных местах на северной волынской украйне вызывалась соседством хищных ятвягов и других литовских племен. Более известны из таких городов Кобрин на Мухавце, притоке Западного Буга, Бельск на одном из притоков Нарева и Слоним на Шаре, притоке Немана*.
   ______________________
   * П. С. Р. Лет. Пособиями для обозрения Полесья и Волыни, как и других древнерусских областей служат упомянутые в 1 примеч. общие историко-географические труды Беляева, Погодина и Барсова, который кроме Матер, для историко-географич. словаря издал еще "Очерки русской исторической географии". Варшава. 1873 (на последнее сочинение см. критику Майкова в Жур. М. Н. Пр. 1874. август, и Замысловского, ibid. 1875. Февраль). Кроме того, Географические словари Щокотова (6 томов) и Семенова (5 томов). Списки населенных мест Рос. империи. Тщательно составленный "Учебный атлас по Русской истории" проф. Замысловского, издание 3-е. СПб. 1887. Весьма подробная и хорошо изданная в отдельных листах "Карта Европейской России" - Военно-топографического отдела Главного штаба. Также "Подробный Атлас Российской империи с планами главных городов" - Ильина. СПб. 1876. L'empire des tsars - Шницлера. "Материалы для географии и статистики России", собранные офицерами Генерального штаба. К сожалению, весьма полезное издание этих материалов прекратилось неоконченным; между прочим, остались не изданы губернии Киевская, Волынская и Подольская. Из этих Материалов Полесья касаются труды подполковника Зеленского - "Минская губерния". СПб. 1864 г. и подполковника Бобровского, "Гродненская губерния". СПб. 1863. Г. Бобровский присоединил к своему труду обстоятельное описание городов и местечек с их историческими древностями, чего не находим у г. Зеленского. Для характеристики Полесья любопытны также очерки Шпилевского и "Заметки о западной части Гродненской губернии" в Этногр, Сборнике Географич. Общества. Вып. 3-й. 1858. Упомянем еще "Девять губерний Западно-Русского края" - Столпянского. СПб. 1866. "Опыт исторической географии Русского мира" - не конченная статья Надеждина (в Библ. для чт., 1837, т. XXII). Проф. ЗаЕитневича "Из археологич. экскурсии в Припятское Полесье". Чт. Об. Нест. лет. кн. IV. "Исторический очерк Турова". Минск. 1877. Кандидата Андрияшева "Очерк истории Волынской земли". Киев. 1888. Канд. Молчановского "Очерк известий о Подольской земле до 1434 г.". Киев. 1885. П.Иванова "Исторические судьбы Волынской земли с др. времен до конца XIV в." Одесса. 1895. М.Грушевского "Волынский вопрос 1097 - 1102г." (Киев. Старина. 1891. V И VI). Относительно спорного вопроса о положении Болоховской области имеем добросовестное исследование Дашкевича: "Болоховская земля и ее значение в Русской истории". (В трудах Третьего Археол. съезда. Киев. 1878. Там же см. рефераты гг. Рогге и Оссовского о некоторых раскопанных на Волыни курганах.) Вывод Дашкевича о положении Болохов. земли по верховьям Буга, Случи и Тетерева подтверждает Грушевский (Чт. Об. Нестора лет. Кн. 7. 1879); хотя г. Молчановский этот вывод оспаривает ("Очерк о Подол, земле"). В этнографическом отношении для Юго-Западной Руси богатым пособием служат "Записки Юго-Западного отдела" Географич. Общества. Киев, 1874 - 75 г. и "Труды экспедиции в Западно-Русский край", снаряженной тем же обществом. СПб. 1872. (Юго-Западный отдел состоит из материалов и исследований, собранных Чубинским.) По естественной истории Юго-Западного края много материалов собрано в "Трудах Высочайше утвержденной при университете Св. Владимира комиссии для описания губерний Киевского учебного округа" (кроме многих отдельных сочинений по этому предмету). Из польских трудов важным пособием для древней Западной Руси могла бы служить пользующаяся заслуженною известностью Starozytna Polska Балинского и Липинского. Три тома. Warszawa. 1843 - 1846; но, к сожалению, в описании древнерусских городов почти совсем отсутствуют древние русские памятники, при обилии известий о костелах и других польско-католических или униатских зданиях и учреждениях. Затем следуют путевые и другие заметки поляков о Юго-Западном крае, которые при всей скудости содержания иногда дают некоторые полезные указания (вроде "Podole, Wolyn, Ukraine" Przezdzieckiego, Wilno. 1841). Для наглядного знакомства с некоторыми древностями Волыни служат "Памятники старины в западных губерниях". СПб. 1868 - роскошное издание Министерства Внутр. дел, исполненное по почину П.Н. Батюшкова, в четырех выпусках, обнимающих Владимир, Луцк, Острог и Овруч. К сожалению, "Сборник памятников русской народности и православия на Волыни", издававшийся техниками Волынского губернского правления, прекратился на первом выпуске, заключающем древности Острога (Житомир. 1868 г.). Разные рукописные сведения о древностях Волынской губернии сообщены автору настоящего труда бывшим волынским губернатором графом Подгоричани. Затем имеем ряд изданий преподавателя Волынской семинарии г. Теодоровича, посвященных волынским городам по отношению к церковным древностям. Продолжением правительственных изданий под руководством Батюшкова служат: "Волынь, исторические судьбы края". СПб. 1888. "Подолия - историческое описание". СПб. 1891. По археологии: проф. Антоновича "О скальных пещерах по берегу Днепра" (Труды VI Археол. съезда т. I. Отд 1886). Проф. Самоквасова "Могильные древности Александр, уезда Екатерин, губ." (Ibid.).

Что касается до отношений языка древней Юго-Западной Руси к настоящим наречиям Малорусскому и Великорусскому, то с некоторою достоверностью можем предположить, что ее народный язык (не книжный) был ближе к Малорусскому наречию. Но вообще историческая сторона этого вопроса остается пока неисследованною; хотя и были некоторые к тому попытки. Укажу в особенности на труд Житецкого "Очерк звуковой истории малорусского наречия". Киев. 1876. Он ищет следов древнейшего языка Юго-Западной Руси в Подлясье, т.е. в области Западного Бута, когда-то колонизованной Волынским племенем; так как здесь более сохранилось архаизмов в местном говоре. Мы думаем, что для уяснения вопроса о древнем южнорусском наречии должно также обращаться к языку Угорской, т.е Закарпатской, Руси, которую считаем древнею ветвию Червоно-руссов и Волынян. Говоры всей Юго-Западной Руси в период соединения с Польшею подвергались значительному влиянию польского языка, как родственного; тогда как на Угорской Руси наречие сохранилось в большей чистоте, будучи менее подвержено посторонним влияниям.

Далее, мы пока не выделяем резко наречие древней Киевской области из общего состава языка Южной Руси; а считаем этот вопрос еще подлежащим более точному рассмотрению. Без сомнения, Киевское, или собственно Полянское, наречие легло в основу книжного русского языка наряду с церковнославянским; а этот книжный язык, например, язык Киевской летописи и других памятников того времени, ближе к настоящему Великорусскому наречию, нежели к Малорусскому. На это обстоятельство уже указывали Срезневский ("Мысли об истории Русского языка"), Лавровский ("О языке северных Русских летописей") и Погодин ("О древнем языке Русском", см. его Исслед. и лекции, т. VII). Возражения Максимовича в III томе его сочинений. К. 1880. Заметки о том же предмете см. в трудах Житецкого и проф. Соболевскогс. Но, повторяю, не надобно упускать из виду, что настоящее Малорусское наречие значительно отошло от языка древней Юго-Западной Руси; чему наглядным примером служит летопись Волынская XIII века, по языку немного разнящаяся от Киевской летописи XII века (которой она служит продолжением в Ипатьевском списке). Если принять мнение Погодина, что Волынская летопись написана на общерусском книжном языке того времени, а не на местном наречии, то надобно принять и другое его положение, что местное наречие все-таки должно было бы отразиться на этой летописи, как оно отразилось на летописях Новгородских.
   ______________________
  
   Владимир Волынский как удельное княжество впервые встречается при раздаче русских городов Владимиром Великим его сыновьям. Этой областью владели обыкновенно сыновья и другие близкие родственники великого князя Киевского. Но почти никогда один князь не обладал ею безраздельно; а должен был делиться с другими членами своего рода, что порождало бесчисленные распри и междоусобия за волости. Известны жестокие усобицы, возникшие после ослепления Василька. Мономах, будучи великим князем Киевским, присвоил себе Волынь; с тех пор она постоянно оставалась за его родом; а со времени его внука Изяслава Мстиславича, известного своей борьбой с Юрией Долгоруким, она утвердилась именно за старшей линией Мономаховичей, т.е. за Мстиславичами. Самым знаменитым князем Волынским является внук Изяслава Роман Мстиславич, в юности своей княживший в Новгороде Великом и там прославившийся победою над ратью Андрея Боголюбского в 1169 г. В это время Волынская область уже значительно обособилась от Киевского княжения; но в свою очередь дробилась на уделы между членами старшей линии, с неизбежными распрями за волости и старшинство. Так, отец Романа Мстислав должен был разделить ее со своим братом Ярославом Луцким, а также со своими двумя дядями (Владимиром Андреевичем и Владимиром Мстиславичем). Самому Роману в свою очередь пришлось делиться с родным братом Всеволодом Бельзским, кроме того с несколькими двоюродными братьями и племянниками. Но это был такой князь, который умел держать в подчинении младших родичей и наводить страх на своих соседей, особенно на половцев и ятвягов. Волынский летописец очерчивает Романа следующими поэтическими сравнениями: "Он устремлялся на поганых как лев и губил их подобно крокодилу, землю их облетал подобно орлу; сердит был как рысь, а храбр как тур". По словам того же летописца, Половцы так боялись Романа, что именем его стращали своих детей. А по сказанию позднейшего польского писателя (Стрыйковского) Роман пленных ятвягов запрягал в плуг и заставлял распахивать под пашню поля, заросшие древесными корнями; откуда будто бы произошла поговорка: "Романе, худым живеши, Литвою ореши". Певец о полку Игореве обращается к Роману и двоюродному брату его Мстиславу Ярославичу (прозванному Немым) с такими словами: "А ты буй Романе и Мстиславе! Храбрая мысль возносит вас на подвиги. Высоко стремитесь вы, как сокол парящий на ветрах, когда хочет одолеть какую птицу. У вас стальные папорзи (нагрудники) под латинскими шлемами. От вас потряслись многие земли ханские, Литва, Ятвяги, Деремела, и Половцы повергли свои сулицы, а головы свои преклонили под вашими мечами булатными". В другом месте певец так выражается о трех двоюродных братьях Романа, сыновьях Ярослава Луцкого, называя их вообще Мстиславичами: "Ингвар, Всеволод и все три Мстиславича, непростого гнезда шестокрылые птенцы! Вы не победным жребием разобрали себе волости. К чему у вас золотые шлемы, ляцкие сулицы и щиты? Загородите своими острыми стрелами ворота от поля (Половецкого) в землю Русскую". Впоследствии одного из этих двоюродных братьев, Ингвара Луцкого, Роман посадил однажды на великий Киевский стол. Главные и долгие стремления Романа были обращены на богатое Галицкое наследство, которым ему удалось наконец завладеть.
   Карпаты искони составляли прочную грань между Среднею и Восточною Европою. Волны народных движений, имевших такой широкий простор на Восточноевропейской равнине, обыкновенно останавливались у подошвы этой каменной грани, но не всегда. Самые высокие и широкие части подковообразного Карпатского хребта залегают на северо-западном и юго-западном заворотах этой подковы, т.е. в Татрах и Семиградье. Средняя часть, обращенная на северо-восток, менее высока, имеет незначительную ширину, прорезана многими поперечными долинами горных речек и ручьев и, круто, обрывисто спускаясь на западной стороне, имеет более отлогие и далеко разветвляющиеся склоны на северо-востоке. Это обстоятельство облегчало передвижения из Восточноевропейской равнины в Среднедунайскую, или Паннонскую, особенно по тем горным проходам, где сближались верхние долины каких-либо двух речек, текущих в двух противоположных направлениях. Такими путями проникла в Паннонию и та Мадьярская орда, которая в союзе с немцами разрушила Великоморавскую державу, и те переселенцы из Галиции и Волыни, которые образовали так наз. Русь Угорскую. Галицкая земля раскинулась на северо-восточных склонах и отрогах Карпатского хребта, орошаемых многочисленными притоками Вислы, Днестра и Прута. Она начиналась недалеко от впадений Сана в Вислу и простиралась до самых устьев Дуная. Эта возвышенная, холмистая страна, обильная лесом, текучими водами, тучными нивами и лугами, богатая всякого рода произведениями минерального, растительного и животного царства, особенно обильная соляными копями, является едва ли не самым благодатным краем Древней Руси. Будучи довольно густо населена, она занимала выгодное политическое и торговое положение между Киевом и Волынью с одной стороны, Византией, Венгрией и Польшей - с другой. Население ее составляло ветвь все того же южнорусского племени. Судя по нашей летописи, Карпатские Славяне, или Червоноруссы, в древности носили еще название "Белых Хорватов".
   От Венгерского королевства Галицию отделял Карпатский хребет со своими лесистыми скалами и ущельями. Важнейшие проходы этого хребта с Русской стороны замыкались крепкими городами, каковы, например, Коломыя на верхнем Пруте, известная своею солью, и Санок на верховьях Сана. Горные ущелья хребта служили надежным убежищем людям, спасавшимся от неприятелей или ищущим благочестивого уединения; поэтому здесь расположены были некоторые галицкие монастыри; из них в XIII веке известны нам Лелесов и Синеводский Богородичный; последний в долине реки Стрыя, притоке Днестра. На вершине Серета залегал также один из более значительных карпатских проходов, называемый в летописи "Барсуков дел"; на Угорской стороне он вел в городок Родну, населенный немцами и известный своими серебряными рудниками.
   В северной части Галицкой земли на реке Сане находились Перемышль и Ярославль. Перемышль, расположенный на крутом каменистом берегу Сана при впадении в него Вагра, был один из старейших и самых крепких городов галицких. Отнятый у поляков Владимиром Великим, он служил потом надежным оплотом Руси с этой стороны. Перемышль с своею областью носил еще название "Горной страны", или "Подгорья" (т.е. подгорья Карпат). Пограничьем Руси с Польшею приблизительно была река Вислок, впадающая слева в Сан немного ниже города Ярославля. Но здесь еще не кончалось русское православное население: оно жило и далее на севере между Вислой и Вепрем, в области Судомирско-Люблинской. Достатки принятого когда-то поляками греко-восточного обряда были еще так распространены в этой части Польши, что встречаем славянское богослужение и православные храмы даже на левой стороне Вислы, именно в самом Судомире и на Лысой горе, где впоследствии утвердился бенедиктинский монастырь Святого Креста. Другой из старейших городов Галицкой, или Червонной, Руси был Теребовльна Серете, левом притоке Днестра, на пограничье с собственно Волынской землей. На том же пограничье лежал Звенигород, один из нескольких Звенигородов Юго-Западной Руси.
   С того времени как Червонная Русь объединилась и составила сильное самостоятельное государство, то есть со времени Владимирка, средоточием ее и стольным городом сделался Галич. Он расположился на правом возвышенном берегу Днестра, пересеченном оврагами и ложбинами впадающих в него речек. Долина, образуемая устьем одной из них, а именно Луквы, послужила местом для нижнего города; а господствующий над ней крутой холм - один из береговых холмов, составляющих отроги Карпат - был занят верхним городом, иначе Галицким кремлем, или детинцем, в котором помещался и княжий терем. При тереме находилась придворно-княжеская церковь во имя св. Спаса, соединенная с ним переходами, или открытой галереей. Известно, что с этих переходов Владимирко, идя к вечерне, увидал уезжавшего ни с чем киевского посла, боярина Петра Бориславича, и посмеялся над ним. Действительно, с означенного холма весь нижний Галич был виден как на ладони, а вместе с ним болотистое болонье, простиравшееся к Днестру, и дорога через Днестр в Киев. Но главная святыня Галича, соборный храм Богородицы, помещался не в верхнем, а в нижнем городе. Он воздвигнут самим Владимирком или сыном его Ярославом Осмомыслом, который и был погребен в притворе этого храма. По своему стилю он не отличался от древнекиевских храмов, будучи, без сомнения, построен и украшен также греческими мастерами или под их руководством; тем более что Галицкий край лежал ближе к Византийской империи, чем другие русские земли, и находился с нею в деятельных сношениях, торговых, политических и особенно церковных. (Собор Богородицы, отличавшийся большими размерами и прочностью своей постройки, устоял до нашего времени, при всех постигших его переворотах и переделках.) В стольном Галиче были, конечно, и многие другие храмы; но по летописям нам известен только монастырь св. Иоанна. Точно так же из нескольких ворот города летопись упоминает только о "немецких воротах"; вероятно, вблизи их жили торговцы или поселенцы из Германии. В числе многих могильных курганов, рассеянных в окрестностях Галича, был один, носивший прозвание "Галичина могила" и связанный с народным преданием о каком-то мифическом основателе города. Кроме того, летопись называет еще Быково болото около Днестра и какой-то "Кровавый брод". Река Днестр служила главною артерией Галицкой земли. При всем обилии скалистых берегов, порогов и мелей, она в те времена была многоводнее и представляла значительное судовое движение в Черное море; особенно много сплавлялось по ней судов, нагруженных солью, важнейшим произведением нагорной Галиции, которым она снабжала, между прочим, и Киевскую землю. Ниже Галича по Днестру рассеяны были многие города, каковы Онут, Бакота, Ушица, Калиус и др., большею частию лежавшие на левой низменной стороне реки. Эта левая сторона среднего течения Днестра так и называлась "Понизье" (впоследствии Подолье) в противоположность горной стране Перемышльской. Оно лежало на пограничье с Половецкою степью. Средоточием Понизья, по-видимому, был город Бакота. На юге галицкие поселения или зависимые от Галича встречались по притокам Дуная, Пруту и Серету, до самых Дунайских устьев, и таким образом сходились с землями Влахов и Болгар. Залегавшая здесь полустепная полоса нередко служила для кочевников воротами во время их набегов из южнорусских степей в Подунайские страны, и, конечно, была мало населена. Из городов ее наиболее известен Берлад, находившийся между Прутом и Серетом; а на самом Дунае лежал торговый город Малый Галич (ныне Галац), складочное место товаров, шедших из Руси, Венгрии, Болгарии и Византии. Эта южная полоса составляла иногда особый галицкий удел, которого Берлад был стольным городом; так некоторое время здесь княжил племянник Владимирка Иван Ростиславич, прозванный поэтому Берладником. Сохранилась грамота, данная им в 1134 году купцам месеврийским (Месеврия - болгарская гавань на Черном море), следовательно, одна из немногих дошедших до нас княжих грамот той эпохи, если только она подлинная, не искаженная или не сочиненная впоследствии. В этой грамоте "Иван Ростиславич, князь Берладский", освобождает названных купцов от мыта при складке привезенных ими товаров в Малом Галиче; но при вывозе из сего города за разные, купленные в его земле товары, русские, угорские и чешские, они должны платить мыт*.
   ______________________
   * Оставляем в стороне незамечательные труды ученых иноземцев прошлого века, писавших о Галиции, каковы: Сум, Энгель, Гопе и др. Главными пособиями при изучении истории и древностей, географии и этнографии Галицкой Руси служат для нас издания и труды львовских ученых, каковы: "Историческая повесть временных лет Червонной, или Галицкой, Руси" Д. Зубрицкого. (С польского оригинала перевод Бодянского. Москва. 1845.) Его же "История древнего Галицко-Русского княжества". Три части. Львов. 1852 - 55. Его же Granzen zwischen der russischen und polnischen Nation in Galizien. L. 1849 (полемическое исследование, вызванное польским ученым Мациевским, доказывающее распространение Червонной Руси на север далее Вислока). "Галицкий Исторический Сборник", изданный Обществом Галицко-русской матицы. Три выпуска. Львов. 1854 - 1860. В первом выпуске исследование Антония Петрушевича "О соборной Богородичной церкви и святителях в Галиче". "Науковый Сборник", послуживший продолжением названного издания, того же общества. Двадцать выпусков. Львов. 1865 - 1869. Здесь особенно любопытны историко-археологические исследования того же каноника Петрушевича (Например: "Было ли два Галича", в 1-м выпуске 1865 г., полемическая статья против польского ученого Белевского, помещавшего другой Галич не на Дунае, а в Словацком крае; тут же издана спорная грамота Ивана Берладника 1134 г. "Краткое известие о Холмской епархии и ее святителях". 1866. (В последнем сочинении фактически доказано первоначальное господство православия в Польше.) Там же исследования проф. Исидора Шараневича ("Старинные пути русско-угорские через Карпаты и русско-польские через Сан и Вислу" и "Картина краев пред и за Карпатами з взгляду на старину народную коммуникацию" с указателем. 1869 г.). Особые сочинения того же Шараневича: "История Галицко-Володимирской Руси до 1453 г.". Л. 1863, несколько выпусков о "Стародавних" галицких городах и Kritische Blicke in die Geschichte der Karpaten-Volker im Altertum und im Mittelalter. L. 1871. А.Чоловского О polozeniu starego Halicza. Lwow. 1890.

Далее, кроме упомянутых выше трудов общих или к Юго-Западной Руси относящихся, заслуживают внимания: "История Юго-Западной Руси до половины XIV в." А. Клеванова. М. 1849. (Пересказ Ипат. летописи.) "Судьбы Червонной или Галицкой Руси" Смирнова. СПб. 1860. "Княжение Даниила Галицкого" Дашкевича. К. 1873. "Бессарабская область" капитана А.Защука. СПб. 1862. (Материалы собран, офицерами Генер. штаба.) Головацкого: "О народном убранстве Русинов в Галичине и Северо-Восточной Венгрии". (Отеч. Записки. 1867. NN 23 и 24) и "Карпатская Русь" (Жур. М. Н. Пр. 1875. Июнь. Здесь автор на основании угорского летописца XIII века к Червонной Руси относит и Русь Закарпатскую, или Угорскую, когда-то подвластную русским князьям). "Этнографический очерк Восточной Галиции" Циммермана в Вестнике Геогр. Общества за 1859. N 8. Проф. Линниченка "Взаимные отношения Руси и Польши до конца XII в.". Киев. 1884. Лонгинова "Червенские города". 1885. "О русских поселениях по Дунаю" Срезневского (Изв. Акад. Н. VII, т. 3). "О русских городах по Дунаю" у проф. Кулаковского в Визант. Врем. 1897, Вып. 3. Под руководством Батюшкова изданы "Холмская Русь - исторические судьбы Русского Забужья". СПб. 1887 и "Холмская Русь". Два тома. СПб. 1885 (собственно памятники старины). Заметка о сем издании проф. Н. Барсова в газете Варш. Дневник. 1887. NN 218 - 222. Крыжановского "Забужная Русь". СПб. 1885. Авенариуса "Дрогичин Надбужский и его древности" (Матер, по археологии России. Изд. Археол. ком. IV).

Относительно переселения или прохождения Угорской орды сквозь Карпаты в Паннонию некоторые сомневаются и думают, что угры распространились в Дунайской равнине с юга, со стороны Железных ворот. Относительно грамоты Ивана Берладника 1134 г. румынский ученый г. Богдан отрицает ее подлинность, о чем он представил реферат на Восьмом Археологич. Съезде в 1890 г., в Москве.
   ______________________
  
   Начало особого Галицкого княжества, как известно, было положено двумя братьями Ростиславичами, Володарем Перемышльским и Васильком Теребовльским. Настоящим же основателем галицкои силы и самостоятельности был Владимир, или Владимирко Володаревич. Он объединил под своею властию всю Червонную Русь, увеличил ее приобретением некоторых волынских городов и оставил своему единственному сыну Ярославу могущественное по тому времени княжество. Только помянутый Иван Ростиславич Берладник смущал последнего своими притязаниями на галицкие волости, и Ярослав не успокоился до тех пор, пока его двоюродный брат не умер на чужбине. После того Ярослав до самой смерти своей владел Галицкои землей спокойно, без соперников. При жизни своего тестя Юрия Долгорукого он держал сторону суздальцев против волынцев, то есть младшей линии Мономаховичей против старшей; но по смерти Юрия, будучи не в ладу с женой, перешел на сторону старшей линии и помогал ей войском против Андрея Боголюбского, Дружины его участвовали также в общих южнорусских ополчениях против половцев, при великих князьях киевских, Ростиславе Мстиславиче и Святославе Всеволодовиче. Сам Ярослав, однако, не ознаменовал себя воинственною деятельностию; по крайней мере, после Теребовльской битвы (когда бояре не пустили его в поле на том основании, что он у них один) мы не видим его на челе галицких полков. Он посылает с ними своих воевод, из которых известны Тудор Елчич и особенно Коснятин Серославич. Каким значением пользовалась хорошо вооруженная и устроенная галицкая рать и как почиталось современниками могущество Галицкого князя, можно судить из следующих слов певца о полку Игореве: "Галицкий Осмомысле Ярославе! Ты высоко сидишь на своем златокованном столе; подпер горы Угорские своими железными полками, заступив путь королю; затворил ворота Дунаю, метая бремени (стенобитные камни) за облака, творя суды до самого Дуная. Гроза твоего имени облетает земли; ты отворяешь ворота Киеву и стреляешь с отцовского золотого стола в дальних салтанов (половецких). Стреляй, господине, Кончака поганого кащея за землю Русскую, за раны Игоревы, буего Святославича". Такими словами поэт ясно свидетельствует, что Ярослав, с одной стороны, оберегал карпатские проходы от угров, а с другой - имел решительное влияние в спорах князей за великий Киевский стол; что, владея такими городами, как Малый Галич, он держал в своих руках ключ Дунайской торговли и что грозу его полков испытали на себе половецкие ханы. Эти полки, стоя на склонах Карпатского хребта, действительно представлялись как бы подпирающими самые Карпаты; а слова о высоком сиденье на златокованом столе соответствовали возвышенному положению Галицкого кремля над Днестром.
   Прозвание Осмомысла, конечно, говорит о том уважении, которое Ярослав приобрел между современниками своим умным правлением, своими заботами о благосостоянии Червонной Руси. Продолжительный внутренний мир, который он ей доставил, способствовал процветанию ее торговли, промышленности и земледелия; Галицкая земля в ту эпоху по всем признакам является самою богатою русскою областью. Нижнедунайские владения связывали ее с Болгарией, а чрез нее и с Византийской империей; так как Болгария в то время входила в состав империи. Кроме торговых и церковных сношений с Византией, Галицкий княжий дом имел также родственные, дружеские связи с императорской семьей Комненов. Между прочим, в 1164 году в Галиче нашел убежище византийский принц Андроник, гонимый императором Мануилом, который был его двоюродным братом по отцу; а со стороны матери Андроник, кажется, приходился двоюродным братом Ярославу. Последний ласково принял блестящего принца, известного многочисленными странствованиями и романтическими приключениями, и отделил на его содержание доходы с нескольких своих городов. Веселый собеседник, искусный во всех телесных упражнениях, Андроник принимал деятельное участие в княжей охоте, преимущественно на диких зубров, пировал вместе с князем и даже участвовал в его советах с боярами. Но он пробыл здесь недолго: без сомнения при посредстве Ярослава Мануил помирился с Андроником и прислал в Галич посольство с двумя митрополитами во главе. Ярослав, по словам нашей летописи, отпустил его "с великою честию", т.е. с богатыми подарками, отправив вместе с ним галицкого епископа Козьму и некоторых бояр. Вероятно, этими торжественными обоюдными посольствами вновь был подтвержден союз с. Византией, на время поколебленный приемом Андроника. Мануил нуждался в союзе с Галицким князем, особенно против угров, которые часто беспокоили северные пределы империи. Впоследствии Андроник, уже семидесятилетним стариком достигший престола, был свержен возмутившимся народом и снова думал бежать к Ярославу Галицкому, но дорогою схвачен и затем умерщвлен в Константинополе.
   Мир и внутренняя тишина, наставшие в Червонной Руси при Ярославе, были нарушены только его семейными раздорами. При этом впервые обнаружилась та сила и то значение, которые успело приобрести галицкое боярство по отношению к своему князю и к земле. Ранняя обособленность Галицкого княжения от остальной Руси, а также единовластие и преемство стола от отца к сыну, утвердившиеся здесь прежде других русских областей, много способствовали усилению галицкого боярства. Вместе с княжим родом и бояре его приобрели прочную оседлость и сделались богатыми землевладельцами. В каждой другой области глава княжего рода держал землю посредством своих многочисленных родственников, которым раздавал города и волости в кормление, что означало вместе управление, суд и сбор доходов. В Галицкой земле со времен Владимирка, при изгнании или устранении его братьев и племянников, княжий род сосредоточился в одном лице, и вместо младших родичей князь должен был всю свою землю держать посредством бояр, так что они исключительно являются и воеводами его рати, и наместниками его городов. Притом самое водворение единовластия совершилось и поддерживалось с помощью старшей дружины или бояр, и князь необходимо должен был ласкать дружину, награждать ее, вообще дорожить ее расположением. Таким образом, боярство галицкое получило все способы образовать из себя не только военную, но и земскую аристократию и выделить некоторые роды, наиболее богатые и влиятельные. Их сословным притязаниям немало способствовали близкие примеры западных соседей, т.е. Польши и Венгрии, где аристократическое сословие пользовалось особым значением, владело большою поземельною собственностию и ограничивало королевскую власть.
   Ярослав дурно жил с своею супругою Ольгою, дочерью Юрия Долгорукого, и любил другую женщину, именно Анастасию, принадлежавшую к роду какого-то Чагра. Родственники ее получили при княжем дворе большую силу; чем возбудили неудовольствие в других, более знатных боярах. К тому же Ярослав своему незаконному сыну от Анастасии, Олегу, оказывал явное предпочтение перед Владимиром, законным сыном от Ольги Юрьевны. Семейный раздор дошел до того, что в 1172 году Ольга с своим сыном убежала в Польшу. За нею последовали и некоторые недовольные бояре с воеводою Коснятином Серославичем во главе. В Польше они пробыли около осьми месяцев, и отсюда завели сношения с партией галицких единомышленников. Чтобы быть ближе к ним, Владимир выпросил у одного из волынских князей город Червень. Между тем недовольным боярам удалось произвести в Галиче переворот. Они возмутили жителей, избили Чагрову родню; схватили Настасью и живую сожгли на костре; сына ее заточили; а князя заставили присягнуть в том, что он будет хорошо жить с своей законной женой. Хотя и совершенная под знаменем семейной законности, эта варварская самовольная расправа послужила пагубным примером для дальнейших отношений боярства к княжеской власти.
   Ольга и Владимир воротились в Галич; но домашнее согласие не было восстановлено. Уже на следующем году княгиня и сын ее принуждены были снова бежать из Галича. После некоторых скитаний она удалилась в родной Владимир на Клязьме, где нашла приют у брата своего великого князя Всеволода III, и лет шесть спустя скончалась там, постригшись в монахини под именем Евфросинии. Между тем Владимир искал убежища у разных князей, у Романа Волынского, у князя Туровского, у Давида Смоленского, удяди Всеволода III. Не желая ссориться с сильным Галицким владетелем, князья отсылали от себя изгнанника. Только знаменитый Игорь Северский, женатый на родной сестре Владимира, приютил его в Путивле, пока тот снова не помирился с отцом и не воротился в Галич. Однако полного примирения не было. Выросший посреди семейных раздоров и скитаний, Владимир обнаруживал порочные наклонности и непокорство, а потому не сумел приобрести отцовское расположение. Ярослав продолжал отдавать предпочтение Олегу, которого освободил из заточения и держал при себе. Очевидно, ему удалось на время смирить партию недовольных бояр и восстановить свою власть. Когда же он тяжко заболел и почувствовал приближение кончины, тогда, по словам летописи, этот мудрый, велеречивый, богобоязненный и нищелюбивый князь созвал дружину, граждан, духовенство, и сказал им: "Отцы, и братья, и сыновья! Вот я уже отхожу света сего суетного; я согрешил паче всех людей. Отцы и братья! простите и отдайте". Три дня продолжалось собрание; в эти дни слуги княжие раздавали его имение монастырям и нищим, и будто бы не могли раздать: так велики были богатства, накопленные князем. Впрочем, настоящею целью созванного Ярославом земского веча, как оказывается, было не умилительное раскаяние в своих грехах, а задуманная перемена престолонаследия. Он объявил, что главный стол, т.е. отний Галич, оставляет меньшему сыну Олегу, а старшему Владимиру приказывает дедний Перемыщль. Отсюда ясно, как еще слабо развиты были в те времена понятия о государстве. Ярослав не дорожил единством своей земли, в жертву которому он и отец его принесли всех братьев и племянников. Чтобы доставить престол незаконному, но любимому сыну, он возобновлял удельный порядок в Галиции. Собор, или земское вече, не посмел ослушаться еще живого князя и присягнул на основании его завещания; присягнул на том же и сам Владимир. Но присяга эта не послужила ни к чему. 1 октября 1187 года Ярослав скончался, и на другой день его погребли в соборной церкви Богородицы. Тотчас поднялась сильная боярская партия против сына Анастасии, изгнала Олега и посадила на Галицкий стол Владимира. Таким образом, при всем уме и правительственном искусстве, Ярослав Осмомысл своими семейными отношениями сам положил начало последующим галицким неурядицам.
   Владимир Ярославич имел совсем не такие свойства, чтобы поддержать мир и тишину в Галицкой земле. Он был предан пьянству, разврату и обнаруживал большую наклонность к самовластию. Еще при жизни отца он далеко превзошел его семейной распущенностью: взял жену у одного попа и прижил с нею двух сыновей. Теперь же, не довольствуясь таким соблазном, если нравилась ему чья жена или дочь, брал ее насильно. С боярами своими не любил советоваться о делах. Естественно, бояре начали проявлять сильное неудовольствие. Этим обстоятельством спешил воспользоваться предприимчивый, честолюбивый сосед, т.е. Роман Волынский. Видя неустройства, начавшиеся в Червонной Руси, он возымел намерение овладеть богатою землею. Подговоренные Романом некоторые галицкие бояре уже в следующем 1188 году произвели в столице вооруженное восстание. Не смея напасть на князя, у которого было много приятелей, мятежники послали сказать ему, что они восстали, собственно, против попадьи, которой не хотят кланяться, и требовали ее выдачи. Они хорошо знали, что князь скорее убежит, чем согласится на это требование. Так и случилось. Владимир, вспомнив участь Анастасии, испугался за свою любезную; захватив с собой сколько было возможно золота и серебра, он с попадьей, двумя ее сыновьями и верною частию дружины бежал к угорскому королю Беле III. Мятежники послали за Романом Волынским, и тот поспешил прибыть в Галич. Однако он оставался здесь очень недолго. Король угорский не только приютил Владимира, но и присягнул воротить ему Галич и действительно выступил в поход с многочисленным войском. Когда Роман услыхал о приближении угров, он и жена его поспешили удалиться, забрав с собой то, что осталось от княжей казны, а также бывших на их стороне галицких бояр и боярынь. Но оказалось, что Угорский король хлопотал совсем не для Владимира. Он также хотел воспользоваться неустройствами богатого соседнего края, чтобы завладеть им. Нарушив присягу, Бела посадил здесь своего сына Андрея; а Владимира схватил, отнял у него всю казну и пленником отослал обратно в Венгрию, где его вместе с попадьей заключили в башню. Так начались продолжительное вмешательство угров и их притязания на господство в этой коренной Русской земле.
   Галичане, однако, не думали помириться с иноземным владычеством. Они вспомнили, что на Руси еще есть отрасль их княжего рода, именно Ростислав, сын несчастного Ивана Берладника. Он в то время проживал у Давида Ростиславича в Смоленске. По призыву некоторых бояр Ростислав с небольшою дружиною поспешил в Галицию, взял два пограничные города и пошел на Галич. Но тут обстоятельства оказались для него неблагоприятны. Бела незадолго прислал Андрею сильное подкрепление. Сыновья и братья многих мужей галицких находились заложниками у короля, и мужи эти боялись открыто выступить за Ростислава. Андрей потребовал от галичан новой присяги на верность, и никто не посмел ослушаться. Ростислав явился под самою столицею, полагаясь на бояр, которые клятвенно обещали, что при первой встрече с уграми галичане перейдут на его сторону. Окружавшие князя чуяли измену и советовали ему уйти назад. "Братья, - отвечал князь, - вы знаете, на чем они целовали мне крест; если ищут моей головы, то Бог им судья; а я не хочу более скитаться по чужим землям; лучше голову сложу на своей отчине". Он храбро ударил на утро-галицкую рать; но был окружен, сбит с коня и тяжело раненный взят в плен. Когда его принесли в город, галичане устыдились своей измены к хотели добыть его из рук угров; но те поспешили приложить к ранам какое-то зелье, отчего он и умер Надменные легким успехом, угры - христиане по имени, но зсе еще полудикий народ - предались разным неистовствам: отнимали у граждан жен и дочерей, ставили своих коней в православных храмах, производили грабежи. Тогда угнетенные галичане встужились по своем прирожденном князе Владимире и стали раскаиваться в его изгнании.
   Случилось так, что в это именно время Владимир спасся из своего заключения. На каменной башне, в которой он содержался, был поставлен для него полотняный шатер. Князь изрезал его, свил из полотна веревки и по ним спустился на землю. Двое подкупленных сторожей помогли его бегству и проводили в Немецкую землю, где он явился к императору Фридриху Барбароссе. Последний находился в дружеских сношениях с Всеволодом III Большое Гнездо и, узнав, что Владимир был племянник Суздальскому князю, принял его с почетом и даже помог ему воротить княжение. Впрочем, как истый немец он сделал это недаром, а обязал Владимира платить императору по 2000 гривен серебра в год, следовательно, признать себя как бы вассалом Германской империи. Но такое обязательство, по-видимому, не было исполнено за скорою кончиною Барбароссы. Занятый приготовлениями к Крестовому походу император дал Владимиру несколько рыцарей и отправил его к Казимиру Краковскому, которому поручил изгнать угров из Галича. Надобно заметить, что раздробление Польши и междоусобия сыновей Болеслава Кривоустого подали Фридриху повод вмешаться в дела польских князей и привести их в ленную от себя зависимость. Казимир дал Владимиру войско с лучшим своим воеводою Николаем.
   Едва князь вступил в родную землю, как галичане восстали против угров, прогнали королевича Андрея и с радостию встретили своего законного государя. Это происходило в 1190 году. Чтобы обезопасить себя от соседей, Владимир прибег под покровительство дяди своего Всеволода Суздальского; а тот отправил посольства к уграм, ляхам и южнорусским князьям, и взял с них обещание не искать Галича под его племянником. Претерпенные в изгнании страдания, по-видимому, исправили несколько князя; так что остальное время его правления протекло в мире, и Галицкая земля немного отдохнула от прошлых тревог; но только для того, чтобы вслед затем испытать еще горшие смуты. Поводом к ним послужил все тот же вопрос о престолонаследии. Владимир и Ярослав Осмомысл слишком усердно позаботились об истреблении своих родственников, хотя бы с благою целью доставить единство и спокойствие Червонной Руси. Когда около 1200 года Владимир скончался, род Галицких Ростиславичей пресекся (за исключением двух незаконных сыновей от попадьи). Открылось широкое поле для разных соискателей, а вместе с тем для всяких смут и мятежей.
   Роман Волынский давно ожидал этой кончины и хорошо знал положение дел в Галиче, Едва он получил известие о смерти Владимира, как двинул свои полки. Но, чтобы вернее обеспечить за собою Галицию со стороны угров, он предварительно поехал в Польшу, где у него были родственные и дружеские связи. По матери своей Роман был внуком короля Болеслава Кривоустого и в юности живал при Краковском дворе. В последней четверти XII века на старшем польском столе сидел младший сын Кривоустого, постоянный союзник Романа, Казимир Справедливый. Он приходился Роману родным дядею и был его крестным отцом; к тому же и сам женился на волынской княжне, Елене Всеволодовне, племяннице Романа. Сей последний по смерти Казимира (1194) защищал его малолетнего сына Лешка Белого против дяди Мечислава Старого, потерпел поражение и сам был тяжело ранен. Затем известно, как Роман рассорился с своим тестем Рюриком, великим князем Киевским из-за Поросья. Отослав свою супругу к ее отцу, он вступил во второй брак с польскою княжною, племянницею Лешка Белого; чем еще более породнился с Пястовичами. Сюда-то, в Краков, обратился он теперь за помощью для своего водворения в Галиче. И действительно, польские полки под начальством того же воеводы Николая и самого юного Лешка соединились с полками волынскими и явились под Галичем. В то время король Угорский также шелк Галичу; вероятно, часть бояр, зная характер Волынского князя, предпочитала угров и призывала их в свою землю. Видя, что Роман предупредил его, король воротился назад. Галичане отворили Роману ворота и посадили его на свой стол.
   Наступило непродолжительное, но достопамятное княжение Романа в Галиче. Со всею неукротимою энергией своего пылкого нрава он обрушился на противную себе партию галицких бояр, уже привыкших к крамолам и самоволию, не уважавших княжеской власти. Некоторые из них поплатились жизнию; другие спаслись бегством. "Не раздавив пчел, меду не есть", было любимою поговоркою князя. Современный ему польский летописец (Кадлубек) рассказывает, будто он зарывал живых людей в землю или рассекал их на части; но несомненно, что он обнаруживал чрезвычайную свирепость против бояр, озлобленный их попытками помешать его водворению в Галиче. Смирив внутренних врагов, Роман тем с большим успехом обратился к внешним предприятиям, располагая теперь силами земель Волынской и Галицкой. Около того времени Дунайские Болгары, свергшие с себя византийское владычество, призвали на помощь половцев, вместе с ними начали опустошать Фракию и забирать жителей в неволю; кочевые наездники простерли свои набеги до самого Царьграда. На императорском престоле сидел тогда робкий Алексей III, из фамилии Ангелов. При посредстве митрополита Киевского он просил помощи у Романа. Русские - "христианнейший народ", по выражению византийского повествователя - вступились за Ромеев (Византийцев). Зимою 1202 года Роман пошел в степь на половецкие вежи, разгромил их и освободил множество христианских пленников; чем принудил половцев покинуть Фракию и спешить для защиты собственных жилищ. После того, как известно, он дважды изгонял из Киева своего бывшего тестя Рюрика Ростиславича и распоряжался великим Киевским столом. Могущество Романа достигло своей высшей степени, так что летописец Волынский величает его самодержцем всей Русской земли.
   К тому же времени, вероятно, относится посольство папы Иннокентия III. Римская курия не пропускала ни одного удобного случая, чтобы осуществить свою заветную мысль: подчинить себе Русскую церковь. В этом отношении она находила всегда деятельную помощь со стороны польского католического духовенства. Но последнее в те времена имело много хлопот и в собственной земле, именно в областях Краковской, Судомирской и Люблинской, где не только жило русское православное население, но и между самими поляками сохранялись значительные остатки греко-славянского обряда. Подобные же остатки сохранялись еще и в соседней Чехо-Моравской земле. Любопытно, что около половины XII века для окончательного искоренения этого обряда у западных славян, а преимущественно для борьбы с Русскою церковью епископ краковский Матвей призывал самого знаменитого католического проповедника своего времени, аббата клервосского Бернарда. "Россия - это как бы особый мир", - писал Матвей. "Русский народ, бесчисленный как звезды небесные", будто бы "только именем исповедует Христа, а делами отвергает Его"; только один клервосский аббат может своею проповедью как "обоюдоострым мечом" сокрушить заблуждение этого народа и привлечь его в католичество, ибо "вне католической церкви нет истинного святого таинства". Неизвестно, что помешало красноречивому аббату исполнить просьбу и отправиться к славянским народам. Тем не менее попытки папства против Руси продолжались и особенно усилились в начале XIII века, когда с одной стороны немецкие крестоносцы начали успешное покорение Балтийского края; а с другой - французские крестоносцы завоевали самую Византию, средоточие православия, и водворили там Латинскую империю в 1204 г. Сидевший в то время на папском престоле столь знаменитый Иннокентий III отправил посольство к Роману Галицкому с предложением королевского венца, если тот примет латинскую веру, и с обещанием помочь ему мечом апостола Петра приобрести новые земли. В ответ на это Роман, как рассказывают, обнажил свой меч, и гордо спросил: "Таков ли у папы? Доколе он при бедре моем, не имею нужды покупать себе города иначе как кровью, по примеру наших отцов и дедов, умножавших землю Русскую".
   Может быть, раздраженное тем латинское духовенство немало способствовало последующей вскоре гибели Романа, возбудив сильную вражду между ним и поляками.
   По смерти Мечислава Старого сын его Владислав Тонконогий оспаривал старший польский стол, т.е. Краков, у своего двоюродного брата Лешка Белого. Роман вмешался в эту распрю, приняв сторону Лешка. Кажется, он имел намерение воспользоваться польскими неустройствами, чтобы присоединить к своим владениям Люблинскую область, или Русь Надвислянскую. Но когда он выступил с большим войском на помощь Лешку и начал опустошать пограничную польскую землю, двоюродные братья примирились и послали ему сказать, чтоб он удалился восвояси. Роман потребовал денежного вознаграждения за свой поход или уступки Люблинской волости. Польские князья вступили с ним в мирные переговоры; а между тем собрали большие силы. Роман стоял табором на левом берегу Вислы под Завихостом и, обманутый этими переговорами, не соблюдал должной воинской осторожности. Однажды с небольшой дружиной он отъехал от своего табора для охоты, и тут неожиданно напал на него сильный неприятельский отряд. Князь не смутился и начал мужественно обороняться. Услыхав о нападении на князя, войско поспешило к нему на помощь; но кто-то из врагов уже успел копьем нанести ему смертельную рану. Галичане могли только выручить (или выкупить) труп Романа, который отвезли в Галич и похоронили в соборном храме Богородицы (1205). Гибель такого опасного соседа, как Роман, произвела большую радость между ляхами. Лешко с младшим братом своим Конрадом воздвигли в Краковском соборе особый алтарь свв. мученикам Гервасию и Протасию, ибо в день их памяти был убит Роман. Об этом дне сложились потом у поляков целые легенды, которые небольшую стычку превратили в огромное сражение. Историк польский (Длугош), между прочим, рассказывает, будто в ночь перед битвою Роман видел странный сон: со стороны Судомира прилетела малая стая щеглят и пожрала большую стаю воробьев; будто молодые бояре князя толковали сон в хорошую для него сторону, а старые наоборот. Так погиб этот знаменитый князь, может быть, слишком увлеченный своею неукротимою энергией, пылким нравом и властолюбием. Самая наружность его и свойства были замечательны: среднего роста, широкоплечий, черноволосый, с красноватым цветом лица, черными глазами и крупным горбатым носом, он отличался большою физическою силою и личною храбростию; был косноязычен и в припадках гнева долго не мог выговорить слова; любил веселиться с дружиною, но пил умеренно; любил женщин, но ни одной не подчинялся*.
   ______________________
   * О прибытии Андроника к Ярославу и обоюдных посольствах см. Ипат. лет. под 1165 г. (прибытие вернее отнести к 1164). О пребывании его в Галиче упоминают визант. историки Киннам (Lib. V.), Никита Хониат (Lib. IV) и Ефремий (р. 178). Под 1104 г. Ипат. летопись говорит, что дочь Володаря была отдана за византийского царевича Олексинича, т.е. за сына императора Алексея Комнена. Эта княжна была сестра Владимирку и тетка Ярославу Осмомыслу; вероятно, она же была матерью Андроника, и, таким образом, он приходился двоюродным братом Ярославу. Подобное же соображение см. у Куника в Учен. Зап. Академии по 1 и 3 отд. (Т. II, 715 и 788).

О галицких событиях см. Ипат. лет. О помощи Романа Византийской империи против половцев Никита Хониат. 691 стр. Бон. изд. и Ефремий. 267. Послание епископа Матвея к аббату Бернарду у Белевского Monum.II. 15. О посольстве папы к Роману у Татищева III, 344. О гибели Романа Татищев, ibid. 346; под 1205 г. В Лаврент. о том краткое известие под 1205 г. Польские хроники повествуют, что когда Лешко Белый пришел на помощь Роману, чтобы посадить его в Галиче, то галицкие бояре сильно не желали принять к себе на княжение Волынского князя и предлагали свое подданство самому Лешку, и будто Роман при этом обязался платить дань Лешку. Далее описывают свирепства Романа и его вероломство в отношении к Лешку, которому он потом не только отказал в дани, но и напал на его владения, причем Лешко с малыми силами поразил его большое войско, и Роман пал в сражении. Кадлубек. Lib. IV (Хроника оканчивается 1202 годом) и Богуфал, параграфы 48, 49 и 55 (Белевского Monum. Pol. Hist. II). Велеречивый Длугош все это распространил и особенно разукрасил последнюю битву Романа с Поляками; присоединил к тому еще предсказание Владимиро-Волынского епископа Роману о несчастном конце его несправедливой войны (см. Lib. IV). Наружность Романа описывает Татищев. Мы не считаем себя вправе полагать вместе с Карамзиным, что Татищев выдумал подобные описания: он пользовался теми списками летописей, которые до нас не дошли; между тем и в дошедших до нас нередко находим описание наружности и разных свойств князей. Вопреки Татищеву, польские историки Длугош, Кромер, Меховий уверяют, что тело Романа сначала было погребено в Сандомире, а потом русские выкупили его у Лешка Белого за 1000 гривен серебра и перевезли во Владимир-Волынский. (См. Лонгинова "Грамота Юрия II". Чт. О. И. и Д. 1887, II. 35.)
   ______________________
  
   Ранняя смерть Романа имела великие последствия для Червонной Руси. Он слишком недолго владел Галицким столом, чтобы утвердить его за своим родом, и слишком был жесток с боярами, чтобы привлечь их на сторону своих детей. Вторая супруга Романа осталась после него с двумя сыновьями: четырехлетним Даниилом и двухлетним Васильком. Их малолетство давало полный простор стремлениям внутренних и внешних врагов. Отсюда мы видим продолжительный ряд беспрерывных смут, сопровождавшихся постоянным вмешательством соседних государей, Угорского и Польского. Если Галицкая земля уже в то время не сделалась добычею кого-либо из них, то этому помешали, с одной стороны, существование еще довольно сильных князей Киевских и Черниговских, а с другой - раздробление Польши и неустройства в самой Венгрии.
   Сделаем краткий обзор дальнейших, отличающихся немалою запутанностию галицких событий и переворотов до появления Татар.
   Рюрик Ростиславич, сбросив с себя монашескую одежду и заняв опять Киевский стол, соединился с черниговскими Ольговичами и пошел с ними на Галич, чтобы отнять его у детей своего врага. Очевидно, они рассчитывали на предательство бояр, которые питали нелюбовь к семейству своего грозного гонителя. В этих трудных обстоятельствах вдова Романа обратилась с просьбою о помощи к угорскому королю Андрею II, тому самому, который некоторое время сидел на Галицком столе. По смерти своего отца Белы III он вступил в борьбу с старшим братом Эммерихом за королевский трон и тогда сблизился с Романом Галицким: они заключили союз с условием взаимно поддерживать друг друга. По смерти Эммериха Андрей добился цели своих усилий и овладел короною. Он остался верен своему союзу с покойным князем: приехал на свидание с княгинею в город Санок, обласкал маленького Даниила и помог войском. Угры успели на время ввести свою залогу (гарнизон) в Галич и не допустили крамольных бояр передаться Рюрику. Последний и его союзники ушли назад; но в следующем году они явились снова, захватив с собой и Черных Клобуков. Лешко Белый, великий князь Краковский, также двинулся на Галич. Вдова Романова опять обратилась к Угорскому королю; но прежде нежели он подоспел, народный мятеж заставил ее уехать из Галича с детьми в их наследственную волость, Владимир Волынский. Прибытие Угорского короля с сильными полками остановило движение Лешка и Рюрика; однако связанный смутами в собственном королевстве Андрей ушел назад, не устроив дел Галицких.
   В это время из среды туземных бояр выдвигается какой-то Владислав со своим братом. Летопись называет его "кормиличич" (может быть, сын княжей кормилицы, а еще вероятнее, княжего кормильца, т.е. боярина-дядьки). Он был изгнан Романом за свою неверность, а теперь, пользуясь обстоятельствами, воротился и стал играть видную роль в Галиче. Владислав начал выхвалять достоинства Игоревичей, т.е. сыновей знаменитого Игоря Северского, которые по матери своей приходились внуками Ярославу Осмомыслу и, следовательно, имели некоторые права на его наследие за прекращением мужеской линии. Они участвовали в походе Рюрика и находились на обратном пути, когда к ним пригнали гонцы от бояр, единомышленников Владислава, с предложением Галицкого княжения. Игоревичи поспешили на их призыв. Старший из северских князей Владимир (когда-то половецкий пленник, женившийся на дочери Кончака) сел в Галиче, а брат его Роман - в Звенигороде. Но одного Галицкого княжения им показалось мало: они послали во Владимир Волынский уговорить граждан, чтобы те выдали им малолетних Романовичей и приняли к себе на стол третьего, или младшего, Игоревича, Святослава; в противном случае грозили жестоко наказать их город. Владимирцы, отличавшиеся приверженностию к своему княжему роду, так были возмущены этим требованием, что едва не убили священника, правившего посольство от галичан; однако и здесь нашлись бояре, которые не только заступились за посла, но и начали склонять граждан на сторону его предложения. Видя со всех сторон грозившую измену, княгиня в ту же ночь бежала из Владимира с детьми; беглецы пролезли сквозь какое-то отверстие в городской стене; Даниила нес на руках его дядька Мирослав, а Василька - священник Юрий с кормилицею. Во Владимире действительно сел младший Игоревич, Святослав. Но судьба жестоко посмеялась над честолюбием этих братьев: они дорого заплатили за свое кратковременное обладание Галицко-Волынскою землею.
   Не зная, куда преклонить голову, вдовая княгиня решилась искать убежища на Польской земле у своего родственника Лешка Белого. Хотя ляхи погубили Романа и все еще находились во вражде с его родом, однако добродушный Лешко принял княгиню ласково и сжалился над участью сыновей князя, когда-то бывшего его верным союзником и покровителем. Оставив у себя княгиню и Василька, он отправил Даниила к Угорскому королю и предложил ему сообща воротить Романовичам отцовское наследие. Игоревичи поспешили богатыми дарами смягчить обоих соседей, Андрея и Лешка и на некоторое время отклонить от себя грозу. Но они сами вскоре рассорились между собою. Второй из них, Роман, с помощью Угорского короля отнял Галич у старшего брата Владимира и принудил его бежать в свой Путивль. Вслед затем и Святослав был изгнан из Владимира Волынского Лешком Белым, который отдал этот город своему шурину Александру Всеволодовичу Вельскому. Таким образом, иноплеменное вмешательство разделилось: между тем как Угорский король держал у себя маленького Даниила и подчинил своему влиянию Галицкую землю, Лешко Польский дал удел на Волыни младшему Романовичу Васильку и вообще стал распоряжаться судьбою Волынской земли.
   Галицкие бояре, изменив старшему Игоревичу, Владимиру, недолго ладили с Романом и обратились за помощью против него к уграм. Андрей прислал войско под начальством своего воеводы Бенедикта Бора. Роман до того был беспечен, что угры, конечно, благодаря измене захватили его моющимся в бане. Бенедикт начал управлять страною от имени своего короля; причем как истый мадьяр предался разным неистовствам. Он мучил и бояр, и простых граждан, отнимал у них жен, не щадил и самых черниц. Летопись называет его "томителем" и "антихристом". Выведенные из терпения его насилиями, Галичане уже сожалели о северских Игоревичах и снова звали их к себе на княжение. Те явились с сильною ратью, и Бенедикт бежал в Угрию. Владимир сел опять в Галиче, Роман - в Звенигороде, а Святослав - в Перемышле. Совсем не обладая умом и энергией Романа Волынского, братья на этот раз вздумали следовать его примеру, чтобы обеспечить за собою Галицкую землю, т.е. принялись гнать и истреблять крамольную боярскую партию. Они казнили несколько знатных людей и до пятисот их сторонников из туземного дружинного сословия. Но тем, разумеется, навлекли на себя ожесточенную ненависть этого сословия. Галичане вспомнили о сыновьях своего покойного князя Романа. Некоторые убежавшие в Венгрию бояре, в том числе Владислав Кормиличич, просили Андрея, чтобы он отпустил к ним на княжение малолетнего Даниила Романовича. Андрей послушал их и послал с ними Даниила, дав ему вспомогательное войско; на пути присоединились еще отряды польские и волынские. Жители крепкого Перемышля склонились на коварные речи Владислава Кормиличича и выдали уграм Святослава Игоревича. Звенигородцы начали было оборонять своего князя Романа, но он сам покинул город и на дороге был захвачен в плен. После того Владимир не стал ожидать неприятельской рати и бежал из Галича. Таким образом, Даниил беспрепятственно вступил в этот город и торжественно посажен на отцовский стол в соборном храме Богородицы. Но его победа была запятнана неслыханным на Руси событием. Бояре галицкие, озлобленные против Игоревичей за истребление многих своих родственников и подручников, воспользовались случаем для мести. Великими дарами они склонили угорских воевод выдать им двух пленных князей, Романа и Святослава, и предали их самой позорной казни, т.е. повесили. Это черное дело совершилось в сентябре 1211 года.
   Десятилетний Даниил, конечно, не мог воспрепятствовать такому злодейству. Он не имел силы защищать и собственную мать. Княгиня приехала в Галич, чтобы помочь сыну в управлении; но бояре этого не желали и принудили ее удалиться. Когда она собралась в путь, Даниил плакал и не хотел с нею расстаться. Один из бояр, Александр, тиун Шумавинский, схватил за повод его коня, чтобы отвести от матери. Маленький князь обнажил свой меч и хотел ударить боярина, но не попал и ранил его коня. Мать поспешила взять меч из рук сына; уговорила его остаться в Галиче и сама уехала, сначала в Бельз к Васильку, а потом к Угорскому королю. Она вооружила Андрея против боярина Владислава, его братьев и приятелей, которые забрали теперь в свои руки все управление Галицкою землею. Андрей велел схватить Владислава и подверг его заключению. Мать Даниила воротилась было в Галич; но скоро опять, вследствие нового мятежа, принуждена была вместе с сыном искать убежища в Венгрии, а потом в Кракове. Между тем хитрый боярин Владислав не только успел помириться с королем, но и вошел с ним в согласие о присоединении Галича к Угорскому королевству. Андрей отпустил Владислава с товарищами наперед, конечно, для того, чтобы приготовить все к новому перевороту; а сам с главным войском следовал за ними. Он уже дошел до Лелесова монастыря, как вдруг получил известие о страшных событиях в его собственной земле.
   Вельможи угорские, всегда отличавшиеся непокорным мятежным духом, забрали особую силу во времена расточительного, непоследовательного Андрея II. Супруга его Гертруда, родом немецкая принцесса, женщина решительного характера, возбуждала своего мужа к строгим мерам против своевольных. Под ее покровительством в Венгрии появились многочисленные немецкие выходцы, которые получили места в войске и при дворе королевском. По совету Гертруды и с помощью немецких отрядов король разрушил некоторые замки мятежных вельмож. Все это навлекло на королеву сильную ненависть со стороны угорских магнатов. Особенно озлобляло их дерзкое поведение ее любимого брата Бертольда, которого король не только не укрощал, но и осыпал милостями. Несколько знатнейших магнатов составили заговор против королевы и немцев, и, пользуясь походом Андрея в Галицию, привели в исполнение свой умысел. Они подняли восстание, умертвили многих немцев, в том числе и самое королеву. Бертольд, однако, успел бежать. Король воротился с похода и в крови мятежников потушил восстание.
   Между тем в Галиче произошло второе неслыханное на Руси событие: боярин сел на княжем столе. Владислав Кормиличич воспользовался затруднениями Андрея и сам вокняжился в Галиче. Он держался здесь с помощью наемных угров и чехов и, конечно, признавал себя вассалом Угорского короля. Но такой соблазн не мог долго продолжаться. В галицкие дела снова вмешался Лешко Белый. Он послал сказать Андрею Угорскому: "Не лепо боярину сидеть на княжем столе; лучше возьми дочь мою за твоего сына Коломана и посади их в Галиче". Предложение было принято. Пятилетний Коломан обручен с трехлетнею княжною Саломеей и стал княжить в Галиче под опекою отцовских вельмож и под защитою угорской залоги. Владислав был снова схвачен и заточен в Угрию, где и умер. Летопись прибавляет, что впоследствии никто из русских князей не хотел призреть детей этого боярина за его дерзкую попытку присвоить себе княжеское достоинство. По просьбе Андрея папа Иннокентий III поручил одному архиепископу венчать Коломана королевскою короною в Галиче; разумеется, при этом папа взял обещание подчинить Галицкую церковь Римскому престолу. Однако не вся Галицкая земля досталась Коломану; надобно было поделиться и с польскими союзниками: Лешко взял себе область Перемышльскую; а воевода судомирский Пакослав, служивший главным посредником в переговорах, получил Любачевский округ. Пакослав почему-то благоприятствовал сыновьям Романа Волынского; по его совету Лешко Белый отнял у Александра Вельского Владимир Волынский и отдал его Романовичам, которые таким образом снова водворились в старой отцовской волости.
   По-видимому, все было улажено, и Галицкая земля, поделенная между иноплеменниками, уже навсегда отторгнута от остальной Руси. Однако ее превратности еще не кончились. Коломан и Саломея спокойно княжили в Галиче четыре года. Но сами союзники, наконец, перессорились из-за добычи. Андрею не нравился раздел Галицкой земли; он желал, чтобы сын его владел ею сполна. В 1218 году король воротился из своего крестового похода на восток; вскоре потом он изгнал ляхов из Перемышля и Любачева; что в свою очередь дало толчок к новым переворотам. Оскорбленный Лешко, будучи не в силах бороться с уграми, обратился к самому предприимчивому из русских князей, к Мстиславу Мстиславичу Удалому, тогда князю Новгородскому, и звал его на Галицкий стол.
   Мстислав принял приглашение и действительно с помощью поляков легко изгнал угров из Галича; конечно, ему помогли и сами галичане, наскучившие владычеством иноплеменников, особенно духовенство, видевшее происки папистов. Часть галичан в это время уже возлагала надежды на молодого Даниила Романовича как на своего законного государя; чтобы обезопасить себя с этой стороны, Мстислав заключил союз с Даниилом и выдал за него свою дочь. Приходя в возраст, Даниил стал обнаруживать мужественные, воинственные наклонности; он начал с того, что отнялуЛешка захваченные им некоторые волынские города. Тогда Лешко рассорился с тестем Даниила Мстиславом и снова пригласил Андрея Угорского посадить в Галиче Коломана и Саломею. Король поспешил воспользоваться их раздором и двинул многочисленное войско. После кратковременной борьбы Мстислав покинул Галич, и там опять водворились угры с Коломаном.
   В этой борьбе Даниил явился на помощь Мстиславу и отличился ратными подвигами. Тесть похвалил его мужество, подарил ему своего любимого сивого коня и отпустил его в Владимир; а сам отправился к Половцам. В следующем 1221 году он пришел с наемными отрядами, чтобы вновь добывать Галич. Уграми начальствовал воевода Фильний, человек гордый, с презрением относившийся к русским. "И один камень много перебьет горшков", - говаривал он о них в насмешку. Или похвалялся таким словом; "Острый меч, борзый конь - много Руси!" Однако, когда дело опять дошло до битвы с Мстиславом под самым Галичем, угры в соединении с ляхами были разбиты наголову, и сам Фильний попался в плен вместе с галицкими боярами, державшими их сторону. Мстислав вломился в Нижний город; затем овладел и Верхним, или княжим, замком, где находилась угорская залога с королевичем Коломаном, его супругою и женами угорских начальников. Отсюда Коломан с остатком угров спасся было в соборный храм Богородицы, который Фильнием был заранее соединен с княжим замком и приспособлен к обороне. Осажденные бросали стрелы и камни с верхов храма и держались еще несколько дней; наконец жажда и голод принудили их сдаться. Коломан отправлен в Торческ, где и содержался, пока отец не выкупил его из плена*.
   ______________________
   * Некоторые историки рассказывают, что главою заговорщиков был палатин Бенедикт Бора, бывший галицкий "томитель" и "антихрист". Бертольд будто бы обесчестил его жену в комнатах самой королевы, и это обстоятельство послужило поводом к мятежу. Но другие историки считают такое романтическое событие позднейшею легендою. Доказательства последнего см. у Майлата Geschichte der Magyaren. I. 138.

Рассказ о Галицких событиях изложен на основании Волынской летописи (Ипатьев, список). Кроме того, находим о них некоторые подробности у Длутоша. Помимо неверной хронологии, он иногда путает события и лица; однако местами дополняет наши сведения, так как пользовался и теми источниками, которые до нас не дошли. Между прочим, из его рассказа заимствую известие об осаде Мстиславом прежде Верхнего замка, а потом уже храма Богородицы, где заперлись угры с Коломаном; тогда как по Волынскому летописцу выходит, что Мстислав после победы в поле, вошедши в город, тотчас приступил к осаде храма, как будто княжего замка и не существовало. Слова Длутоша о предшествовавшей храму осаде Галицкой крепости, или замка (castrum, arx), я именно позволяю себе относить к Верхнему городу. (Петрушевич в упомянутом выше исследовании о Соборной церкви разумеет под этими словами вообще город Галич; с чем едва ли можно согласиться.)
   ______________________
   С утверждением Мстислава Удалого в Галиче, казалось бы, Червонная Русь могла наконец отдохнуть от своих переворотов. Но не таков был этот знаменитый князь, чтобы силою характера и дальновидною политикой водворить спокойствие на столь нетвердой почве.
  
  

VIII. Чернигов и Переславль. Половецкая степь

   Земля Чернигово-Северская. - Местная княжеская ветвь и ее раздвоение. - Ядро земли. - Стольный Чернигов. - Собор Спаса и другие храмы. - Окрестности Чернигова. - Новгород-Северский и прочие города по Десне. - Путивль, Курск и Посемье. - Любеч. - Область радимичей. - Вятичи. - Переяславская украйна. - Посулье. - Стольный Переяславль и другие города. - Природа южных степей. - Быт и свойство половцев. - Их религия. - Обратное движение Руси на степь. - Каменные бабы. - Южные торговые пути. - Судьба Тмутараканского края
   Чернигово-Северская земля представляет равнину, которая чем ближе к Днепру, тем низменнее, а на северо-востоке она постепенно поднимается и незаметно переходит в Алаунскую возвышенность. Последняя начинается собственно на верховьях главных днепровских притоков, именно: Сожи, Десны с Семью, Сулы, Псела и Ворсклы. По всем этим верховьям проходит водораздельная возвышенность, отделяющая их от притоков верхней Оки и верхнего Дона. Низменную, ровную поверхность Приднепровской полосы нарушают только речные ложбины и множество примыкающих к ним извилистых оврагов, которые легко образуются вешнею водою в рыхлой черноземно-глинистой почве. Между тем как южная часть этой полосы напоминает близость степи, северная имеет довольно много болот, озер и лесу; а на нижнем течении Сожи характер природы почти не отличается от влажного Припятского Полесья. Прилегающая к водоразделу часть Алаунского пространства имеет характер сухой возвышенной плоскости, взволнованной пригорками и долинами, обильно орошенной текучими водами и богатой густым лесом.
   Всю эту широкую полосу от среднего Днепра до верхнего Дона и средней Оки занимали сплошные славянские племена, а именно: северяне, жившие по рекам Десне, Семи и Суле, Радимичи - по Сожи и Вятичи - по Оке. Наш первый летописец говорит, что племена эти еще в IX веке отличались дикостию своих нравов, что они жили в лесах наподобие зверей, ели все нечистое, имели по нескольку жен; последних похищали, впрочем, по взаимному согласию, во время игрищ, происходивших между селениями. Мертвых сожигали на большом костре, потом собирали кости в сосуд и насыпали над ним курган, причем совершали тризну, или поминальное пиршество. По словам летописца, радимичи и вятичи пришли с своими родоначальниками из земли ляхов; отсюда можно заключить, что эти два племени имели свои отличия в говоре; вероятно, они более приближались к северной группе русских Славян, тогда как Северяне примыкали к южнорусскому говору.
   В Северской земле рассеяно множество языческих могильных курганов, которые, кроме сожженных трупов, заключают в себе принадлежавшие покойникам разнообразные предметы домашней утвари, вооружения и убора. Эти предметы убеждают нас, что, вопреки словам летописца, в том краю еще задолго до принятия христианства находились уже значительные начатки гражданственности; что здесь господствовало предприимчивое, воинственное население. Остатки тризны, каковы кости рыб, барана, теленка, гуся, утки и других домашних животных, а также зерна ржи, овса, ячменя, не только свидетельствуют о земледелии, но и указывают на некоторую степень зажиточности. Все это противоречит приведенному выше известию о дикости Северян, обитавших в лесу и пожиравших все нечистое. Многочисленные городища, т.е. земляные остатки укрепленных мест, ясно говорят о том, что население умело оградить себя от беспокойных соседей и упрочить за собою обладание страною открытою, мало защищенною естественными преградами.
   Два главные средоточия Северянской земли, Чернигов и Переяславль, упоминают в договоре Олега наряду с Киевом. Следовательно, к началу X века это были уже значительные торговые города, происхождение которых восходит к векам еще более отдаленным. По разделу Ярослава I, подтвержденному на Любецком съезде, княжение Черниговское досталось роду Святослава, а Переяславское сделалось отчиною в потомстве Всеволода Ярославича или его сына Мономаха.
   Владения Черниговских князей в конце XII и начале XIII века - в эпоху наибольшего обособления - приблизительно имели следующие пределы. На востоке, т.е. на пограничье с Рязанью, они шли по верхнему течению Дона, откуда направлялись к устью Смядвы, правого притока Оки, и оканчивались на Лопасне, ее левом притоке. На севере они сходились с землями Суздальскою и Смоленскою, пересекая течение Протвы, Угры, Сожи и упираясь в Днепр. Эта река служила гранью Черниговского княжения от Киевского почти до самого устья Десны. Левый приток последней, Остер, отделял его на юге от Пзреяславского удела; а далее на юго-востоке Чернигово-Северская земля сливалась с Половецкою степью.
   В Черниговском княжестве существовал такой же удельно-волостной порядок, как и в других русских областях, т.е. наблюдалось обычное право старшинства при занятии столов, и нарушение этого права вызывало иногда междоусобия. Впрочем, последние встречаются здесь реже, чем в иных землях Руси. По старшинству столов за Черниговом следовал Новгород-Северский, и в течение XII века мы не раз видим следующее явление. Новгород в соединении с другими уделами, лежавшими между Десною и Семью, каковы особенно Путивль, Рыльск, Курск и Трубчевск, обнаруживает наклонность выделиться из общего состава Черниговских владений и образовать особое, собственно Северское княжение, под властию младшей линии княжеского рода; подобно тому, как в первой половине этого века от Чернигова отделилась область Рязанская. Однако разные обстоятельства, особенно географическое положение и энергия некоторых северских князей, успевших не только завладеть Черниговским столом, но и перейти отсюда на великий Киевский, воспрепятствовали такому выделению и обособлению.
   Обладание Черниговом некоторое время колеблется между двумя отраслями Святослава Ярославича: Давидовичами и Ольговичами. Последние в качестве младшей линии наследуют собственно удел Новгород-Северский; но это честолюбивое племя не довольствуется второстепенною ролью. Известно, что Всеволод Ольгович не только изгнал из Чернигова своего дядю Ярослава (Рязанского), но потом занял и самый Киев, предоставив Черниговскую область Владимиру и Изяславу Давидовичам, а Северскую - своим братьям Игорю и Святославу. Младшие, в свою очередь, стремятся по следам старшего брата. Игорь, добиваясь великого стола, погиб жертвою киевской черни; а Святослав, после сражения на Руте, только потому не занял Чернигова, что Изяслав Давидович успел ранее его прискакать туда с поля битвы. Однако он достиг своей цели с удалением Изяслава Давидовича в Киев. Вскоре затем и самый род Давидовичей пресекся. Ольговичи остались владетелями всей Чернигово-Северской земли. Тогда не замедлило повториться прежнее явление: род Ольговичей двоится на старшую, или Черниговскую, линию и младшую, или Северскую. Последняя снова не успевает обособиться благодаря преимущественно тому, что старшие родичи стремятся постоянно за Днепр в Киев, и иногда очищают Чернигов для младшей линии. Таким образом, Новгород-Северский довольно долгое время служит как бы переходным столом, т.е. переходною ступенью в Чернигов.
   15 февраля 1164 г. скончался в Чернигове последний из сыновей Олега Гориславича, Святослав. Старшинство в роде Ольговичей принадлежало теперь его племяннику Святославу Всеволодовичу, князю Новгород-Северскому. Но бояре черниговские желали доставить свой стол старшему сыну умершего князя Олегу Стародубскому (известному нам по московскому свиданию 1147 г.). Вдовая княгиня, сговорясь с боярами и епископом Антонием, три дня таила от народа смерть своего мужа; а между тем отправила гонца за своим пасынком Олегом в его удел. Все соучастники присягнули на том, чтобы до его приезда в Чернигов никто не извещал Святослава Всеволодовича. Но между присягнувшими нашелся клятвопреступник, и это был сам епископ. Тысяцкий Юрий даже не советовал брать с него клятву, как с святителя и притом известного своею преданностию покойному князю. Антоний сам захотел поцеловать крест. А вслед затем он послал тайком грамоту в Новгород-Северский к Святославу Всеволодовичу с известием, что дядя умер, дружина рассеяна по городам, а княгиня находится в смущении со своими детьми и оставшимся от мужа великим имуществом; епископ приглашал князя поспешить в Чернигов. Летописец объясняет такое поведение епископа только тем, что он был грек, т.е. подтверждает распространенное в то время мнение о нравственной испорченности византийских греков. Следовательно, повторялось то же явление, которое произошло после битвы на Руте: Чернигов должен был достаться тому из двоюродных братьев, кто ранее в него прискачет. Получив грамоту Антония, Святослав Всеволодович немедленно отправил одного из сыновей захватить Гомель-на-Сожи, и разослал своих посадников в некоторые черниговские города. Но сам он не поспел вовремя в Чернигов; Олег предупредил его. Тогда князья вступили в переговоры и начали "ладиться о волостях". Олег признал старшинство Святослава и уступил ему Чернигов, а сам получил Новгород-Северский. Спор о волостях, однако, скоро возобновился, потому что старший князь, вопреки условию, не наделил как должно братьев Олега, будущих героев "Слова о полку Игореве", и дело доходило до междоусобия северских князей с черниговскими. Епископ Антоний, преступивший клятву из усердия к Святославу Всеволодовичу, недолго ладил с этим князем. Четыре года спустя он, как известно, был лишен епископии за то, что воспрещал Черниговскому князю вкушать мясо в Господские праздники, которые приходились на середу или пятницу.
   Когда Святослав Всеволодович после долгих стараний добился, наконец, великого Киевского стола и поделил Киевскую область со своим соперником Рюриком Ростиславичем, он передал Чернигов родному брату Ярославу. Около того же времени (в 1180 г.) скончался Олег Святославич, и главою младшей линии Ольговичей остался родной его брат Игорь, который и получил в удел Новгород-Северский. Известны его подвиги в борьбе с Половцами, и особенно поход 1185 г., предпринятый совокупно с братом удалым Всеволодом Трубчевским, сыном Владимиром Путивльским и племянником Святославом Ольговичем Рыльским - поход, столь прославленный неизвестным нам северским поэтом.
   Нельзя сказать, чтобы Ярослав Всеволодович с большою честью занимал старший Черниговский стол; так, в оживленной тогда борьбе южнорусских князей с Половцами он не обнаружил ни энергии, ни охоты. Летопись, вопреки обычаю, даже не нашла ничего сказать в похвалу этого князя, упоминая о его смерти под 1198 годом. Представитель младшей ветви, Игорь Северский, получил теперь старшинство в целом роде Ольговичей и беспрепятственно занял Черниговский стол, но ненадолго: в 1202 году он скончался, не достигши еще преклонных лет. Тогда Чернигов снова переходит к старшей ветви, именно к сыну Святослава Всеволодича, Всеволоду Чермному. Этот беспокойный, честолюбивый князь, верный стремлениям старшей линии, как известно, после упорной борьбы добился Киевского стола; но потом был изгнан оттуда союзом князей волынских и смоленских. При появлении татар мы находим в Чернигове его младшего брата Мстислава; а в Северском уделе княжили потомки знаменитого Игоря Святославича и супруги его Евфросинии Ярославны Галицкой. Мы видели, какой трагический конец имела их попытка наследовать землю Галицкую, когда там пресеклось мужеское колено Владимирка. Только старший Игоревич, Владимир, успел вовремя бежать из Галича.
   Таким образом, несмотря на родовые счеты, возводившие иногда младшую линию Ольговичей на Черниговский стол, история, однако, вела к некоторому обособлению Новгород-Северского удела, пока татарский погром не нарушил естественного хода в развитии Чернигово-Северского края. Впрочем, этому обособлению мешало и самое положение Северской области; вся юго-восточная половина ее лежала на пограничье с Половецкою степью и должна была постоянно бороться с хищными кочевниками. В борьбе с ними удалые северские князья совершили много подвигов; но при этом они нуждались в деятельной поддержке своих старших родичей. Мы видели, как после поражения северского ополчения на берегах Каялы только энергичные меры главы Ольговичей, Святослава Всеволодовича Киевского, спасли Посемье от грозившего ему погрома.
   Ядро Чернигово-Северской земли составлял угол, заключающийся между Десною, с одной стороны, и ее притоками Остром и Семью - с другой, а также примыкающая к нему полоса правого Подесенья. Если будем подниматься вверх по Десне от ее низовьев, то первые черниговские города, которые здесь встречаем, назывались Лутава и Моравийск. Они были расположены на правом берегу реки, как и другие подесенские города, потому что правый ее берег обыкновенно господствует над левым. Лутава находилась почти насупротив Остерского устья, а Моравийск несколько выше ее. Последний известен нам по миру, заключенному здесь в 1139 году после жестокой войны между Мономаховичами и Ольговичами. Вообще оба названных города упоминаются обыкновенно по поводу междоусобий этих двух княжеских поколений из-за Киевского стола. Находясь на прямом судоходном пути между Киевом и Черниговом, они, вероятно, принимали деятельное участие в торговом движении. Это географическое положение их объясняет, почему они нередко служили местом княжеских съездов при заключении мира, а также оборонительного или наступательного союза. Но то же положение подвергало их частым неприятельским осадам и разорениям во время междоусобий черниговских и киевских князей. Однажды (в 1159 г.) Изяслав Давидович, временно владевший Киевом, разгневался на своего двоюродного брата Святослава Ольговича, которому уступил Чернигов. Он велел сказать Святославу, что заставит его уйти обратно в Новгород-Северский. Услыхав такую угрозу, Ольгович сказал: "Господи! видишь смирение мое. Не желая проливать кровь христианскую и погубить отчину, я согласился взять Чернигов с семью пустыми городами, в которых сидят псари и Половцы; а он с своим племянником держит за собою всю волость Черниговскую, и того ему мало". Первым из этих пустых городов Святослав назвал Моравийск; но в его презрительном отзыве о них видно несомненное преувеличение.
   Поднимаясь далее вверх по Десне, мы пристанем к стольному Чернигову, который красуется на ее правом берегу, при впадении в нее речки Стрижня. От устья этой речки направо вниз по Десне, на расстоянии нескольких верст, идут довольно значительные береговые холмы, оставляя небольшую луговую полосу, заливаемую вешнею водою. Это так называемые Болдины горы, по гребню которых и раскинулся самый город, с своими двумя древнейшими монастырями. Внутренний город, или "детинец", огороженный валом и деревянными стенами, был расположен на довольно плоском возвышении, ограниченном с одной стороны долиною Десны, с другой - Стрижня, а с остальных сторон лощинами и оврагами. Лицом он был обращен к Десне или к своей судовой пристани. С противоположной стороны к нему примыкает город "внешний", или "окольный", иначе называемый "острог"; последний был опоясан земляным валом, который одним концом упирался в Стрижень, а другим в Десну. Ворота этого окольного города, обращенные к Стрижню, судя по летописи, назывались "Восточными". Остатки еще третьего окружного вала, отстоящего на значительное расстояние от города, подтверждают, что насыпка валов долго служила в Южной Руси обычным способом защиты от соседних народов, особенно от хищных кочевников, которых набеги в те времена простирались не только до Чернигова, но и далее его к северу. Внутри этого последнего вала, вероятно, находились загородные дворы, княжеские и боярские, а также подгородные хутора, огороды и пастбища. В случае нашествия степной конницы за этими валами укрывались, конечно, окрестные сельские жители с своими стадами и хлебными запасами.
   Главную святыню Чернигова и главное его украшение составлял изящный соборный храм Спаса Преображения, построенный, если верить преданию, на месте древнего языческого капища. Храм этот есть современник Киевской Софии и даже несколькими годами старше ее. Основание ему положено Мстиславом Тмутараканским. При кончине сего князя стены собора, по словам летописи, были сложены уже на такую вышину, что человек, стоя на коне, едва мог достать рукою верх, следовательно, сажени на две. Вероятно, он был заложен года за два, вскоре после удачного похода Мстислава с братом Ярославом на ляхов: поход этот (предпринятый в 1031 году) окончился завоеванием Червонной Руси. Может быть, и самый храм задуман в память сего славного события, подобно Киевской Софии, которая спустя лет пять заложена в память великой победы Ярослава над Печенегами. Построение Спасского собора, по всей вероятности, докончено племянником Мстислава и его преемником Святославом Ярославичем. Мы знаем обычное желание русских князей быть погребенными в храмах, ими самими построенных. А в Спасском соборе погребены не только Мстислав Владимирович, но и Святослав Ярославич, хотя последний скончался, занимая великий стол Киевский.
   Архитектурный стиль, кладка стен и украшения Черниговского собора совершенно те же, что и главных киевских храмов; бесспорно, его строили также византийские зодчие. По своему основному плану и трем алтарным полукружиям он более подходит к киевской Десятинной церкви, нежели к Софийской; но много уступает в размерах и той, и другой. Число верхов, или куполов, по-видимому, не превышало обычных пяти. Киевскую Софию он напоминает своею вежею, или круглою башнею, которая примыкает к северо-западному углу здания, т.е. по левую сторону главного входа. Эта вежа заключает в себе каменную витую лестницу, ведущую на полати храма, или на хоры, назначавшиеся для женского пола и особенно для княжеского семейства. Как и в Киевском соборе, хоры огибают три внутренние стены, т.е. за исключением восточной, или алтарной. Восемь стройных колонн из красноватого мрамора, по четыре на северной и южной сторонах, поддерживают эти полати; восемь других колонн меньшего размера составляют верхний ярус, т.е. обрамляют хоры и, в свою очередь, поддерживают верхи храма. Стенное расписание, по-видимому, исключительно составляла фресковая иконопись. Незаметно, чтобы стены алтаря и предалтария когда-либо украшались мозаичными изображениями. Мозаика в те времена была на Руси весьма дорогим украшением, доступным только главнейшим храмам первопрестольного города.
   В Спасском кафедральном соборе, кроме его строителей Мстислава и Святослава, погребены: сын последнего Олег, внук Владимир Давидович и правнук Ярослав Всеволодович, а также киевский митрополит Константин, соперник известного Климента Смолятича. Любопытно следующее известие. В 1150 году, когда Юрий Долгорукий временно занимал Киевский стол, союзник его Святослав Ольгович взял из киевского Симеонова монастыря тело своего брата Игоря, убитого киевлянами, и перенес его в родной Чернигов, где оно было погребено, по словам летописи, "у святого Спаса втереме", следовательно, не в самом соборе, а в его пристройке. И действительно, на южной стороне храма видно основание какого-то здания с абсидом, или алтарным полукружием. Может быть, это и был упомянутый терем, т.е. небольшой придельный храм с покоем, предназначенным удовлетворять каким-либо нуждам кафедрального собора или епископии.
   Главный княжеский дворец стоял тут же неподалеку от св. Спаса. На восточной стороне последнего находилась каменная церковь во имя архангела Михаила, основанная Святославом Всеволодичем, когда он сидел на Черниговском столе. Тот же князь, очевидно, усердный храмоздатель, построил и другую церковь на княжем дворе, в честь Благовещения Пресвятой Богородицы; она отстояла от св. Спаса несколько далее, чем св. Михаил, и ближе к берегу Стрижня. В этой Благовещенской церкви в 1196 году был погребен двоюродный брат ее основателя Всеволод Святославич Трубчевский, известный Буйтур "Слова о полку Игореве". Летопись замечает по сему поводу, что он всех Ольговичей превосходил добротою своего сердца, мужественным характером и величественною наружностию. Погребение Всеволода совершили с великою честию епископ и все черниговские игумены, в присутствии "всей его братьи Ольговичей". Владимир Мономах в "Поучении детям" вспоминает, что однажды, в бытность свою князем Черниговским, он угощал у себя на Красном дворе отца своего Всеволода и двоюродного брата Олега Святославича, причем поднес отцу в дар 300 гривен золота. Не знаем, где находился этот Красный двор: был ли он то же, что главный княжий терем в детинце, или, что вероятнее, особый загородный дворец.
   Почитание и прославление двух князей-мучеников началось в Чернигове так же рано, как и в Киеве. Между тем как Олег Святославич докончил каменный Борисоглебский храм, начатый его отцом в Вышгороде, а Владимир Мономах сооружал такой же под Переяславлем, черниговский храм во имя этих мучеников, по всем признакам, был построен старшим братом Олега, Давидом. Он был соименником св. Глебу, в крещении Давиду, и любопытно, что Черниговский храм назывался не Борисоглебским, как везде, а Глебо-Борисовским. При нем был устроен и монастырь. Давид Святославич, известный своим кротким, незлобивым характером и благочестием, погребен здесь, конечно, как его основатель. Тут же нашел успокоение и сын его Изяслав Давидович, неудачный князь Киевский, своим беспокойным нравом и честолюбием составлявший противоположность отцу. Был в самом городе и женский монастырь во имя Параскевы Пятницы, может быть, основанный княжною Предиславою, сестрою того же Давида Святославича; по крайней мере известно, что она скончалась монахиней. Храм св. Параскевы своими высокими арками, столбами и куполом и теперь еще напоминает характер византийско-русской архитектуры домонгольской эпохи. Но главное место между черниговскими монастырями всегда занимали обители Ильинская и Елецкая. Обе они расположены на Болдиных горах: Елецкая - возле самого города, посреди садов и огородов, а Ильинская - в расстоянии от него около двух верст, на крутом лесистом обрыве в долине Десны. Происхождение Ильинской обители предание приписывает св. Антонию Печерскому и относит его именно к тому времени, когда Антоний вследствие клеветы подвергся гневу великого князя Изяслава Ярославича и нашел покровительство у его брата Святослава в Чернигове. Здесь он поселился также в пещере, которую сам ископал в Болдиных горах, и около него не замедлила собраться пещерная братия. После его возвращения в Киев Черниговский князь построил над этими пещерами монастырский храм во имя св. Илии. Следовательно, происхождение черниговского Ильинского монастыря было одинаковое с Киево-Печерским. Тому же князю Святославу предание приписывает и основание Елецкой обители с главным храмом в честь Успения Богородицы, может быть, также по примеру Печерской в Киеве. Елецкий Успенский храм и доселе сохраняет общие архитектурные черты с Киево-Печерским. Как Спасский кафедральный собор, так и упомянутые монастыри были щедро наделены землями, разными угодьями и доходами от своих благочестивых основателей и их преемников.
   Вершины Болдиных гор усеяны могильными курганами языческих времен. Из них по своим размерам в наше время выдавались особенно два кургана: один подле Елецкого монастыря, носивший название "Черной могилы", а другой подле Ильинского - "Гульбище". Предание народное связывало их с памятью о своих древнейших князьях. Недавно произведенные раскопки извлекли из них предметы вооружения, охоты, домашнего быта и разные украшения, сильно испорченные огнем, но в некоторых образцах сохранившие следы изящной работы, отчасти греческой, отчасти восточной. По всем признакам эти курганы действительно скрывали в себе останки русских князей или вельмож, сожженных на костре вместе с их оружием и утварью согласно с обычаями языческой Руси. Что же касается до окрестностей Чернигова, то в эпоху домонгольскую они, по-видимому, изобиловали поселками и хуторами. Из ближних сел, судя по летописи, самым значительным было Боловес или Белоус; оно лежало на западе от Чернигова за так называемым "Ольговым полем", на речке Белоус, правом притоке Десны. На этом Ольговом поле обыкновенно располагалась станом та неприятельская рать, которая во время княжеских междоусобий поступала к Чернигову с Киевской стороны.
   От Чернигова идя вверх по Десне, мы встречаем, во-первых, город Сновск, на правом ее притоке Снове, прославленный первою победою над Половцами, в 1068 г., а во-вторых, Сосницу, на речке Убеди, также правом притоке Десны, недалеко от слияния последней с Семью. Затем следует второй по значению город Черниговской земли и вторая после Чернигова судовая пристань на Десне, Новгород-Северский, расположенный на высотах ее правого берега, на плоскости, пересеченной оврагами и лощинами. Он был хорошо укреплен. На крайнем к берегу возвышении находился детинец, огороженный деревянною стеною и заключавший внутри соборный Успенский храм, который, по словам предания, основан на том месте, где в языческие времена стоял идол главного бога и приносились жертвы. За исключением береговой стороны, детинец опоясывался внешним городом, или острогом; последний, кроме вала, был укреплен тыном, или частоколом, и захватывал часть Заручья, которое отделялось от города глубоким оврагом с текущим на его дне ручьем. В город вели с одной стороны ворота Черниговские, с другой - Курские; а у соборного храма над спуском к Десне были ворота Водяные. Предместья, или ближайшие окрестности, с загородными селами, по обычаю главных городов Южной Руси в те времена, были также обведены валом. Вероятно, в черте этого вала находилась и вторая после Успения святыня Новгорода-Северского, монастырь Спасопреображенский, основанный сыновьями Давида Святославича. Этот монастырь возвышался около самого города на живописном взгорье Десны посреди садов и липовых рощ. Здесь, в приделе св. Михаила, был погребен в 1180 г. северский князь Олег Святославич, старший брат знаменитого Игоря и Буйтура Всеволода. Около Новгорода-Северского лежали загородные княжие села и дворы, изобильные челядью, скотом, погребами с медом и вином, складами железа и меди, гумнами со стогами всякого жита и пр. На речке Рахне паслись княжие табуны в несколько тысяч коней и маток. Летопись особенно указывает на село Мелтеково и какое-то сельцо Игорево, т.е. Игоря Ольговича, где был богатый княжий двор и храм во имя св. Георгия (христианское имя Игоря Ольговича).
   Еще выше по Десне, опять на высоком правом берегу, находим Трубецк или Трубчевск, в лесистой местности, огороженный высоким валом и также имеющий значительную пристань. Он сделался известен в конце XII века благодаря своему удельному князю Буйтуру Всеволоду. Наконец на верхнем течении Десны находились Брянск, Вщиж и Карачев; последний - на левом ее притоке Снежати. Эти три города лежали там, где поселения Северян сходились с землей Вятичей, посреди лесов и дебрей, на которые указывает и самое имя Брянска или Дебрянска. Отсюда, собственно, и начиналось судоходство по Десне.
   Другую водную артерию Северской земли составляла Семь, главный приток Десны с левой стороны. Посемье принадлежало к Новгород-Северскому уделу, т.е. составляло владения младшей линии Ольговичей. Здесь первый значительный город, восходя вверх по течению Семи, был Путивль, на крутом правобережном ее возвышении, при впадении речки Путивльки. Так же как на Десне, правый берег Семи выше левого; поэтому на нем и воздвигались города. А низменный левый берег окаймлял степную сторону, откуда постоянно грозили набеги кочевников. Детинец Путивля отделялся от внешнего города рвом и валом с деревянною стеною и по обычаю русских кремлей возвышался прямо над Семью, которая светлою лентою извивается у подошвы правобережных холмов, поросших лесом и кустарником. С южной стены города открывался широкий вид на раскинувшееся за рекою степное пространство; отсюда понятен нам плач Евфросинии Ярославны на этой стене, или заборале. Удел ее сына Владимира Игоревича, Путивль, служил сборным местом для дружин, которые ее супруг Игорь повел в Половецкую степь. Княгиня проводила его до этого города и в Путивльском княжем тереме стала ожидать возвращения своих близких из похода. С городского заборала, без сомнения, она часто смотрела вдаль, прежде с надеждою увидать их победоносные стяги, а потом с отчаянием об участи супруга. В Путивльском "городке" (бывшем детинце) показывают надгробную плиту с именем княжича Василия, погребенного в Спасском монастыре. Здесь был еще храм во имя Вознесения, по известию летописи, щедро снабженный от северских князей серебряными сосудами, шитыми золотом покровами, богослужебными книгами и колоколами. Об изобилии разного рода припасов в княжем дворе свидетельствует большое количество меду, вина и челяди, которое в 1146 г. захватили здесь Изяслав Киевский и его союзники Давидовичи Черниговские. То обстоятельство, что они не могли взять Путивль осадою, а взяли его только по договору, указывает на крепость города.
   Далее по Семи лежали удельные города Рыльск и Ольгов, а на верхнем ее течении - Курск. Последний расположен не на самой Семи, а в нескольких верстах от нее, на продолговатом возвышении между притоком Семи Тускарью и речкою Куром, тут же впадающим в Тускарь. Курский удел был спорным между Черниговским и Переяславским княжением; по своему положению на речном пути он более тянул к первому княжению, за которым и был окончательно утвержден. Население Курской области, лежавшей на украйне с хищными кочевниками, преимущественно перед другими Северянами отличалось бодрым, воинственным духом и своей удалой конницей. В "Слове о полку Игореве" Всеволод Трубчевский, конечно, недаром говорит своему брату: "А мои Куряне - известные наездники; под (воинскими) трубами они повиты, под шеломами взлелеяны, концом копья вскормлены, (степные) пути им ведомы, овраги знакомы, луки у них натянуты, колчаны отворены, сабли наточены; они только и знают, что рыскают в поле, как серые волки, ища себе чести, а князю славы". Однако курское население не пренебрегало и хозяйственною деятельностию; по всем признакам оно было зажиточным благодаря особенно тучной, черноземной почве и умеренному климату. Из жития св. Феодосия видно, что граждане Курска имели загородные хутора и занимались сельским хозяйством и что отсюда ходили в Киев целые обозы с припасами; а весною они, конечно, сплавлялись по Семи в Десну. Последняя несла в Киев произведения почти всей Черниговской земли и области вятичей, каковы: лес, хлеб, садовые и огородные плоды, мед, воск, сало, кожи, пеньковые изделия, конопляное семя или масло и пр. К Посемью принадлежал еще город Глухов, на речке Есмани (которая впадает в Клевань, правый приток Семи), а к Подесенью - крепкий Стародуб, на болотистых берегах Бабинца (который с Воблею впадает в Судость, правый приток Десны). С южной или Переяславской стороны ядро Черниговской земли было защищено целым рядом городов, каковы в особенности: Беловежа, Всеволож и Уненеж (Нежин), расположенные по Остру, левому притоку Десны.
   Черниговская земля хотя своею западной стороной упиралась в Днепр, но имела на нем мало городов; чему не благоприятствовал низменный болотистый характер его левобережья. Только на некоторых более возвышенных местах находились значительные поселения; между ними первое место занимал весьма древний Любеч, раскинувшийся на живописных холмах, пересеченных глубокими оврагами, родина св. Антония Печерского и место знаменитого княжеского съезда в 1097 г. Он служил одною из главных пристаней для судовых караванов на великом водном пути в Киев и Византию, и Константин Багрянородный упоминает его как один из важнейших русских городов. Но в XII веке он находился уже в некотором упадке, судя по выше приведенной жалобе Изяслава Давидовича; князь называет Любеч в числе тех семи бедных, пустых городов, в которых сидели псари и пленные Половцы. Но, без сомнения, Изяславльтолько ради красного слова причислил его к таким городам. Весьма вероятно, что здесь действительно содержалась большая псовая охота; так как в окольной лесистой области водилось множество всякого рода дичи, гусей, лебедей, туров, лосей и т.д. Словам Изяслава Давидовича противоречит и следующее обстоятельство. Около того же времени Изяслав Мстиславич Киевский, воюя окрестности Чернигова и тщетно вызывая своих противников из города в поле, сказал: "Пойдем на Любеч; там у них (Черниговских князей) вся жизнь", т.е. все богатство. Ясно, что под Любечем были княжие села и дворы, изобилующие челядью, скотом, хлебными и другими припасами. Следовательно, он все еще был одним из зажиточных черниговских городов и лежал в местности по тому времени довольно населенной. Близ Любеча на той же цепи лесистых холмов возник Антониев монастырь, которому предание приписывало такое же пещерное происхождение, как в Киеве и Чернигове: св. Антоний, еще будучи мирянином Антипою, ископал здесь пещеру ради молитвенного уединения.
   К северу от Любеча вступаем в область реки Сожи, населенную племенем радимичей, область ровную, песчано-глиниоую, обильную сосновым лесом и болотами, которые узкими полосами тянутся иногда на десятки верст. Главная ее водная жила, т.е. река Сож, несмотря на свои мели, была судоходна; она извилисто течет по долине, покрытой влажным лесом и кустарником, озерами и заливными лугами. Правый берег, как более сухой и возвышенный, представлял и более удобные места для поселения. На нем располагались значительнейшие города и пристани Радимичей, каковы Гомий на нижнем течении Сожи и Чичерск - на среднем. Другой водной жилой этого края служила сплавная река Ипут, левый приток Сожи; однако в исторической известности она уступает небольшой речке Пищани, которая впадает в Сож с правой стороны (близ Пропойска) и ознаменована победою воеводы Волчьего Хвоста над радимичами во времена Владимира Великого. Подобные битвы с Киевскою Русью должны были происходить около берегов Сожи, ибо она представляла кратчайший судовой путь между Киевом и Смоленском. Следовательно, покорение этой области было очень важно для киевских великих князей; оно совершилось, по-видимому, не ранее конца X века. Еще позднее подчинились им вятичи, восточные соседи радимичей и говорившие с ними одним наречием.
   Даже в начале XII века мы видим у вятичей господство туземных князей и языческой религии. Русскому завоеванию нелегко было проникнуть в эту глухую лесную сторону; так как чрез нее не пролегал ни один торный судовой путь. Здесь сходились только верховья рек, текущих в разные стороны; а Русь распространяла свое господство преимущественно по течению судоходных рек. Походы ее в эту сторону, конечно, предпринимались более в зимнее время. Расположенные между владениями русских князей, Северскою землею с одной стороны, Ростовскою и Рязанскою - с другой, вятичи должны были постепенно уступать силе их оружия и также войти в состав их владений. Раздробленные на мелкие княжения и общины, они не могли отстоять себя от могучего русского племени. Летопись не дает нам известий об этой борьбе; только "Поучение" Мономаха бросает мимоходом на нее некоторый свет. Так, когда отец его Всеволод княжил в Русском Переяславле, то посылал юного Владимира в свой дальний Ростовский удел "сквозь Вятичи". Следовательно, этот путь шел сквозь еще непокоренное, враждебное племя. Далее, когда Всеволод сидел на Киевском столе, а Владимир - на Черниговском, то последний две зимы сряду предпринимал походы в землю вятичей на туземных князей Кордна и Ходоту с сыном. Вероятно, с этого времени и началось более прочное завоевание Вятичей, занятие крепких пунктов северскими дружинами и замена туземных князей черниговскими наместниками. Летописное известие о походе Изяслава II в 1146 г. против Святослава Ольговича Северского и отступлении последнего в землю вятичей впервые обнаруживает их принадлежность Черниговскому княжению. Вместе с русским владычеством начала утверждаться здесь и христианская церковь. Известны подвиги киево-печерского инока Кукши, который вместе с своим учеником Никоном проповедовал здесь слово Божие, крестил многих язычников и смертью мученика запечатлел торжество новой религии (в первой трети XII века). Но язычество еще долго сохранялось в этой глухой стороне, особенно между сельским населением, и долго еще вятичи приносили жертвы старым богам в чаще своих лесов, сожигали на больших кострах знатных покойников и насыпали над ними высокие курганы.
   Хотя изобилующая густыми лесами земля Вятичей, однако, имела другой характер сравнительно с низменным, болотистым полесьем Припяти и Сожи. Как часть Алаунской возвышенности, она представляла более сухую и несколько холмистую равнину с хлебородною почвою: юго-восточная ее половина принадлежит уже к черноземной полосе. Население ее занималось преимущественно земледелием и пчеловодством; промышленность и торговля долго не могли здесь развиваться по недостатку больших торных путей. Главная водная жила Ока принадлежала вятичам одним верхним своим течением, только отчасти судоходным. Вятские города располагались, конечно, по этой реке и ее важнейшим притокам, каковы Жиздра, Угра и Протва с левой стороны, Зуша и Упа - с правой. Из городов упомянем: Мценск и Новосил на Зуше, Дедославль на притоке Упы и Козельск - на крутом берегу Жиздры, посреди оврагов и хвойных лесов. Из всех вятских городов только в одном Козельске находим особого удельного князя, в эпоху татарского нашествия; откуда заключаем о его значительности в сравнении с другими*.
   ______________________
   * Кроме названных выше сочинений, путешествий, словарей, карт и прочих трудов, обнимающих Европейскую Россию или значительную ее часть, для Черниговской земли укажем еще следующие пособия: "Историко-Статистическое описание Черниговской епархии" (преосв. Филарета). 7 книжек, Чернигов. 1873 г. (См. "Заметки" на этот труд Н. Константиновича в Записках Черниговского статистического комитета. Кн. 2. вып. 5.) "Черниговская губерния" подполк. Домонтовича. СПб. 1865. и "Калужская губерния" подполк. Попроцкого. СПб. 1864 (матер, собран, офицерами генер. штаба). "Извлечение из археологического путешествия по России в 1.825 г." Свиньина (Труды Об. Ист. и Др. ч. III. кн. 1)! "Книга Большого Чертежа". М. 1846. "Описание рек Черниговского наместничества" в 1785 г. и "Описание рек Черниговского наместничества" в 1781 г. Пащенка (то и другое в Записках Черниг. стат. ком. кн. 2. Вып. 1 - 4). "Топографическое описание Черниговского наместничества в 1781 году" А.Шафонского. (Издан. Судиенко. Киев. 1851.) Любецкий синодик в Чт. О. И. и Д. 1871. кн. 2. "Древние земляные насыпи" Самоквасова (Древн. и Нов. Россия. 1876. 3 и 4). "Северянские курганы и их значение для истории" его же. (Труды Третьего Археологич. съезда. К. 1878.) О том же его рассуждение. (Известия Археол. Общества. СПб. 1878.) В 1878 году в Чернигове на берегу речки Стрижня в подмытой почве обнаружились остатки храма, и раскопки, произведенные Самоквасовым, открыли в нишах фундамента большое количество гробов. Очевидно, под этим храмом находилась усыпальня. Вероятно, это и была церковь Благовещения, в которой погребен буй-тур Всеволод Святославич. П. Голубовского "История Северской земли до половины XIV cт.". Киев. 1881. Монография проф. Багалея "История Северской земли до половины XIV ст.". К. 1882. Его же "Ответ" на рецензию названной монографии г. Линниченка. Харьков. 1884. Исследование Зотова "О Черниговских князьях по Любецкому Синодику и о Черниговском княжестве в татарское время". (Летоп. Археол. Комиссии. IX. СПб. 1893).
   ______________________
  
   К югу от Черниговских владений лежала другая часть земли Северян - княжество Переяславское, расположенное на пограничье с Половецкою степью. Переяславская земля в те времена называлась украйною. Известно, что по разделу Ярослава эта земля вместе с отдаленною Ростовско-Суздальскою областью досталась третьему его сыну Всеволоду, за потомством которого и утверждена на Любецком съезде. С вокняжением Мономахова дома на Киевском столе судьба Переяславля еще теснее связалась с судьбою Киева, и, подобно Туровскому Полесью, Переяславская украйна некоторое время составляла только удельную область киевских князей. Переяславль был как бы вторым после Киева столом в роде Мономаховом, и отсюда князья нередко перемещались на великий Киевский стол. Подобные перемещения и переходы из рук в руки помешали Переяславской земле обособиться и получить свою отдельную династию. Эта область еще менее, чем Туровская, могла обособиться и по своему географическому положению, то есть по причине близкого соседства с половецкими ордами: одними собственными силами она не могла себя отстоять, и защита этой украйны составляла постоянную заботу великих князей Киевских. Они старались держать на Переяславском столе наиболее храбрых между своими близкими родственниками.
   Около половины XII века, между тем как старшая линия Мономаховичей вокняжилась на Волыни и в Смоленске, в Переяславском уделе утвердилась младшая линия, то есть Юрий Долгорукий со своим потомством. Таким образом, этот удел снова очутился в одних руках с отдаленным Ростовско-Суздальским столом, но уже при явном преобладании последнего. Юрий отдал Переяславль своему сыну Глебу; а когда суздальцы взяли Киев, то Андрей Боголюбский, как известно, перевел своего младшего брата Глеба на Киевский стол. Переяславль перешел к сыну Глеба, юному Владимиру. Возмужав, Владимир явился одним из самых удалых князей своего времени и отличился ратными подвигами в борьбе с Половцами. Это тот самый Владимир Глебович, который после поражения северских князей на берегах Каялы своею мужественною обороною спас Переяславль, осажденный Кончаком и другими ханами в 1186 г. В отчаянной вылазке он получил много ран; но уже в следующем году мы встречаем его в соединенном ополчении, ходившем на половцев. Владимир, по обыкновению своему, отпросился у старших князей, Святослава и Рюрика, "ездити напереди с Черным Клобуком", то есть предводительствовать передовою Торкскою конницей. На обратном пути он заболел и скончался. Его принесли в Переяславль и похоронили в соборном храме св. Михаила. За свою щедрость и храбрость он был любим дружиною и народом; по замечанию летописца, "украйна" много о нем плакала. Переяславский стол в это время находился в зависимости от сильного суздальского князя Всеволода III, который был родным дядею Владимиру Глебовичу. Некоторое время Всеволод держал Переяславскую область одним из своих сыновей (Ярославом). Но с 1207 года она опять начала переходить из рук в руки, особенно по смерти Всеволода III, когда на юге возобновилась борьба за Киев между Мономаховичами и Ольговичами.
   Переяславская земля была ограничена на севера Семью и Остром, на западе - нижним течением Десны и левым берегом Днепра приблизительно до устья Сулы; а отсюда ее пределы шли по Хоролу, притоку Псела, пересекали Псел и Ворсклу и приблизительно простирались до верхнего Донца. С этой стороны, т.е. на юге и востоке, они сливались со степью, от которой слегка отделяли их линии земляных валов, издавна насыпанных Русью для защиты от кочевников. Летописное известие о подобном валу, названном шоломя и шедшем по реке Хоролу, встречается при описании Кончакова нашествия в 1184 г. Поверхность Переяславской земли представляет ровную и даже низменную полосу, только в своей восточной части слегка возвышенную и волнистую. Почти все реки этой полосы вместе с своими притоками направляются в Днепр и большею частию имеют тихое течение с берегами, поросшими камышом, луговыми травами и лиственными рощами (Трубеж, Супой, Сула, Псел и Ворскла). Между речными долинами залегают пласты тучного чернозема, который при весьма умеренном климате делает этот край очень плодородным. Земледелие, садоводство и скотоводство могли бы процветать здесь на высокой степени, если бы не украйное положение области. Постоянная опасность от хищных кочевников не благоприятствовала развитию сельского хозяйства и заставляла жителей искать убежища внутри валов и стен. Отсюда мы видим в Переяславской земле весьма значительное количество городов сравнительно с ее довольно редким населением. Уже Владимир Великий для зашиты от Печенегов строил новые города по Десне, Трубежу и Суле. Построение укрепленных мест продолжалось и при его преемниках, особенно с появлением половецких орд. Сначала Половцы сильно потеснили и разорили южнорусскую украйну; но с течением времени Русь в свою очередь снова стала брать верх над кочевниками и постепенно выдвигать на юг свои укрепленные линии, т.е. городки, связанные между собою валами, частоколом, засеками, сторожевыми заставами; для чего пользовались крутыми берегами рек, оврагами, могильными курганами, лесными дебрями и другими местными условиями.
   Князья старались отовсюду набирать ратных людей в украйные города; переводили сюда жителей из других русских областей, особенно пленников, взятых в междоусобных войнах; селили там и пленных ляхов. Следовательно, население этой полосы было довольно сборное. Кроме сторожевых русских дружин для обороны от кочевников служили, как известно, конные торки, или берендеи. Они были поселены не только на Киевской стороне Днепра, на Поросье, но также и на Переяславской. Часть их встречалась даже в Черниговской области под именем коуев. Ярослав Всеволодович Черниговский, как мы знаем, дал несколько тысяч этой конницы Игорю Святославичу для его знаменитого похода на половцев. Где были помещены черниговские торки, в точности неизвестно, вероятно, в полосе, заключающейся между Семью и Остром, т.е. позади Остерской укрепленной линии. Точно так же не можем указать и места поселений Торков переяславских с такою же определенностью, с какою говорили о торках киевских, или Черных Клобуках. По некоторым признакам полагаем только, что переяславские Торки, однажды названные в летописи Турпеями, были поселены на Посуле, т.е. по ту и по другую сторону реки Сулы, преимущественно в углу, который образуется Днепром и Сулою, следовательно, вблизи главной укрепленной линии Переяславского княжества. В военное время семьи и стада этих полукочевых народцев укрывались за валами русских городков Посулья, каковы: Баруч, Бронькняж, Серебряный, Полкостен, Попаш, Вьяхань, Лукомль, Ромен (он же Ромов), Лубно, Желны и др. Последние три, как и большая часть посульских городов, лежали на правом более вызвышенном берегу Сулы: Ромен на верхнем ее течении, Лубно - на среднем, а Желны - недалеко от устья. Сын Мономаха Ярополк, когда был переяславским князем, построил или вновь укрепил город Желны и населил его пленными дручанами, следовательно, кривичами из Полоцкой земли. Между городами, которые выдвигались далее в степи за реки Хорол и Псел до берегов Ворсклы, известен по летописи Лтава, в которой видят позднейшую Полтаву.
   Внутри Посульской линии, т.е. в северо-западной части Переяславской земли, известны: Прилук и Переволока, оба на верхнем Удае, притоке Сулы с левой стороны, Нежатин - где-то на Суле или Трубеже, Саков - на левом берегу Днепра и, наконец, сам стольный город Переяславль-Русский. Он расположился на ровной низменной местности в углу, который образуется слиянием Трубежа с небольшим, но историческим притоком Альтою, в нескольких верстах от впадения Трубежа в Днепр. Наравне с Киевом и Черниговом Переяславль был важнейшим торговым городом Древней Руси; его купцы Днепром и Черным морем ездили в Царырад; о чем ясно свидетельствуют торговые договоры с Греками. Сам Трубеж, теперь незначительная речка, поросшая камышом, когда-то был судоходного рекою. Кремль, или внутренний город, Переяславля занимал вершину помянутого угла; к его основанию примыкал внешний город. А за стенами последнего и на заречьи разбросаны были предместья с садами и огородами; они также защищались несколькими линиями валов. Вместе с многочисленными курганами эти валы, упирающиеся в Днепр, напоминают о минувшем значении города. Процветание Переяславля обнаружилось и в ту эпоху, когда здесь княжил Владимир Мономах. Строительною деятельностию особенно прославился тогда известный постриженник Киево-Печерского монастыря Ефрем-скопец, поставленный переяславским епископом, и в некоторых списках летописи названный митрополитом. Он докончил соборный храм св. Михаила; заложил каменную городскую стену и над ее воротами воздвиг церковь св. Феодора; вероятно, это те ворота, которые в летописи называются "Епископскими". Он воздвиг еще несколько каменных храмов и то банное строение, которого "прежде не было на Руси".
   Постройки эти, однако, не всегда отличались своею прочностию, вероятно, по малой опытности туземных работников, привыкших все строить из дерева. Так, Михайловский собор, лет тридцать спустя после своего окончания обрушился; но потом он был возобновлен. Сам Владимир Мономах также совершил несколько замечательных построек в Переяславле. В 1098 году он заложил каменный храм во имя Успения Богородицы; то была придворная церковь, помещавшаяся на дворе княжего терема. Вероятно, вблизи его находились и те городские ворота, которые назывались Княжими; а ворота, обращенные к полю, носили название "Кузнечих". Когда Владимир Мономах сел на великий Киевский стол, он не забывал родного Переяславля и, как известно, соорудил каменный храм во имя Бориса и Глеба на берегу Альты, верстах в трех от города, на самом месте убиения Бориса или неподалеку от него. Тут же, вероятно, находился и его Красный двор. Кроме того, по летописи известны переяславские монастыри: во-первых, св. Иоанна, в самом городе; в порубе этого монастыря был заключен несчастный Игорь Олегович; а за городом находились обители Рождественская и св. Саввы; Борисоглебский храм, по-видимому, также имел при себе обитель. Хотя загородные монастыри и заключались внутри пространства, защищенного линиями валов от набегов кочевников; но эти валы не всегда оказывались надежною защитою, особенно во время княжеских междоусобий, когда Половцы являлись в русских пределах в качестве союзников какой-либо стороны. Так именно и случилось в 1154 году во время борьбы за Киев Ростислава Мстиславича с Изяславом Давидовичем: Половцы, союзники Давида, пожгли села и монастыри вокруг Переяславля; причем сгорел и прекрасный Борисоглебский храм, сооружение Владимира Мономаха.
   Из переяславских городов упомянем еще об Остерском Городце, судьба которого довольно любопытна. Он находился на левом берегу Остра, близ его впадения в Десну, и приобрел особую известность во время борьбы Изяслава II с Юрием Долгоруким; так как служил главным опорным пунктом Юрия в его предприятиях против Киева. Сюда он укрывался в случае неудач на правой стороне Днепра; здесь был близок к своим союзникам, князьям Чернигово-Северским; а в случае нужды отсюда мог легко уйти в свою Суздальскую волость. После известного поражения на Руте Юрий был осажден в Городце своим счастливым соперником, с которым на этот раз соединились и чернигово-северские дружины. Изяслав потребовал, чтобы Юрий довольствовался Суздалем и отказался от Переяславской области. Не получая ниоткуда помощи, Юрий смирился и присягнул на исполнении требуемых условий. Однако, уезжая, он оставил в Городце сына Глеба с очевидным намерением воротиться в Южную Русь, как только соберется с новыми силами. Тогда Изяслав II в следующем 1152 году вместе с Черниговским князем опять пришел к Городцу и предал его пламени. При этом сгорел и соборный Михайловский храм; он был построен из камня, а верх его "нарублен" из дерева. Более сорока лет Городец находился в запустении. Наконец сын Юрия Всеволод Большое. Гнездо в 1195 г. послал своего тиуна Гюрю с потребным числом людей, которые возобновили стены и храмы Остерского Городца.
   На юг и восток от Переяславской земли широко раскинулись кочевья варваров, обнимавшие всю степную полосу Восточной Европы от нижнего Днестра до Яика. По характеру своей природы южнорусские степи разделяются приблизительно нижним Доном на две части: западную и восточную. Восточная, или Прикаспийская, степь, за немногими исключениями, отличается весьма низменным уровнем своей поверхности, скудным орошением и тощею растительностию; чему причина обилие солончаков и сыпучего песку. Это степь по преимуществу песчаная и соленая; она еще отзывается бывшим морским дном. Хотя и на таких бесприютных пространствах встречались кочевья варваров; но главным образом они располагались в другой, более благодатной, т.е. западной, части. Последняя представляет равнину, постепенно понижающуюся к берегам Черного и Азовского морей. Ее гладкая поверхность однако нарушается крутобережными речными долинами и глубокими балками, по которым бегут водные потоки в весеннее время. Такие балки, впадая в речные долины, часто разрывают их берега на отдельные холмистые возвышения. Эта степь далеко не страдает безволием. Ее прорезывают величественные реки, сопровождаемые многочисленными притоками. Почва ее состоит по преимуществу из пластов чернозема, а подпочва - из твердых каменных пород. В средней полосе степи идут гранитные кряжи, которые нередко обнажаются в речных долинах. Распространяясь постепенно на юго-восток, вместе с отрогами Карпат, эти кряжи заставляют некоторые реки делать колено, обращенное в ту же сторону; причем иногда загромождают их течение каменными глыбами, или порогами (Днестр, Буг, Ингул, Ингулец, Днепр). В северной части степной полосы встречаются по преимуществу известковые породы, которые по берегам рек и болот обнаруживают себя меловыми холмами, белеющими посреди зеленых степей. А в области Донца и Миуса залегают богатые пласты каменного угля. Черноземная степная почва нередко прерывается наносами из песку, ила и глины, которые сопровождают течение рек. В особенности эти наносы обильны у берегов Черного и Азовского морей, где они заволакивают устья рек, заграждают им свободный выход в море и способствуют образованию длинных кос и многочисленных лиманов. Местами почва пропитана солью, например, в низменностях Таврических, где она образует целые соляные озера.
   Сухость черноземной почвы, незначительное количество дождя и открытая поверхность, подверженная влиянию ветров, обусловливали травяной характер растительности наших южных степей. Они оживают в весеннее время, когда покрываются свежею зеленью и пушистым серебристым ковылем. Но к средине лета под влиянием знойного солнца степные злаки засыхают и заглушаются диким неприглядным бурьяном. Леса, по преимуществу лиственные, каковы дуб, берест, вяз, клен, тополь, ясень и т.п., произрастают только там, где им представляется некоторое закрытие от буйных ветров, от зимней вьюги и снежных буранов, т.е. в речных долинах и балках, и вообще в низинах. Берега степных рек, кроме того, обилуют камышом, тростником и разными кустарниками. Пространства, обитаемые половецкими ордами, захватывали в северных своих частях области, в те времена еще обильные лесами, именно на верхнем течении Донца, Дона, Воронежа, Хопра и пр. Довольно значительные леса существовали тогда и гораздо южнее. В войнах русских с Половцами упоминаются, например, Голубой лес и Черный лес, где-то около реки Самары. Далее к югу находится холмистая и каменистая область, которая в древности известна была своими лесными зарослями; это область притоков Азовского моря: Молочной, Берды, Калмиуса и Миуса. Но как сами Половцы, так и кочевые их предшественники и преемники постоянным истреблением лесных зарослей много способствовали расширению любезной им степной полосы в Южной России*.
   ______________________
   * Пособия для обзора Переяславской земли те же, которые приведены выше. Укажу еще на "Записки о Полтавской губ." Арендаренка. Ч. III. Полтава. 1852. Монография В. Ляскоронского "История Переяславской земли с др. времен до половины XIII ст.". Киев. 1897. Кроме того, Максимовича "О городе Переяславле" (Киевлянин. III. M. 1850) и Ляскоронского "Остатки древнего Лукомльского городища" (Киев. Старина. 1893. Сентябрь). См.также описание Остерского замка в 1652. (Архив Юго-Зап. Рос. Ч. VII, т. I. 592). Тут упоминается Старое городище Остерское. Стороженка "Очерки Переяславской старины". Киев. 1900. Проф. Завитневича "Существовало ли Славянское племя Суличи?" (Труды VII Арх. Съезда. Т. I. M. 1890).

Относительно "банного строения", сооруженного в Переяславле епископом Ефремом, выше я привел мнение Карамзина о том, что это была крестильня при соборном храме. Обращу также внимание на буквальное толкование этого места летописи киев. проф. Терновским, который под банным строением разумеет публичные каменные бани, или термы, устроенные по образу византийских; известно, что Ефрем долго пребывал в Царьграде. Это нововведение не привилось на Руси; оно не соответствовало привычкам народа в такой стране, где при обилии лесного материала почти всякая семья имела собственную баню при своем доме. "Изучение Византийской истории и ее тенденциозное приложение в Древней Руси" Терновского. Вып, I. Киев. 1875.

Пособия для изучения южнорусских степей;
"Екатеринославская губерния" капитана Павловича. СПб. 1862. "Земля войска Донского" штабс-капитана Краснова. СПб. 1863. "Херсонская губерния" подполковника Шмидта. СПб. 1863. (Матер, для геогр. и стат. России, собран, офицерами генер. штаба.) Ученые путешественники XVIII столетия: Гмелин - Reise durch Russland, 4 части. S.-Ptrsb, 1774 - 1784; Гильденштедт - Reise durch Russland, 2части. S.-Ptrsb. 1787 - 1791; Паллас - "Путешествие по разным провинциям Российского государства". Часть третья. Половина вторая. СПб. 1788. В XIX столетии, кроме упомянутого выше Петцольда, укажу Коля - Reise in Sudrussland. Dresden und Leipzig. 1841. Две части. (Любопытную критику В.Княжевича на эту книгу см. в Зап. Одесс. Общ. Ист. и Др. Т. I.) Укажу еще на книгу Неймана Die Hellenen im Skythenlande. Berlin. 1855. Монография Лаппо-Данилевского "Скифские древности" (Зап. Арх. Об. IV. 1887). Лазаревского "Александропольский курган". Ibid. VII. 1894). В археологическом отношении для южных степей любопытен доклад Д.Я. Самохвалова на VIII Археол. Съезде, рассуждающий о кладах римских монет в России и Польше и предлагающий разделение по эпохам могил Южной и Центральной России. Тут же сообщены и прения по сим вопросам (Москва. 1897). Мое участие в сих прениях передано не совсем точно. Главное мое замечание состояло в том, что я не отделяю эпохи Сарматской от Славянорусской; ибо Сармат считаю Славянами: сарматское племя Россолан и было племя Рось, или Русь. А затем клады римских монет в Юго-Западной России и Польше большею частию принадлежат второму и третьему векам по Р.Х. Я привожу это обстоятельство в связи с войнами Дакийской, Великой Маркомонской и последующими, которые Римляне вели на Дунае с Дакийцами, Германцами и Сармато-Славянами. Последние вследствие этих войн были оттеснены из Придунайских земель далее на север и северо-восток. Исторический отголосок этих событий я вижу в предании, которое занесено в начальную Русскую летопись: о нашествии Волохов (Римлян) на Дунайских Славян и происшедшем оттуда расселении сих последних.
   ______________________
  
   Наши южные степи представляли полное раздолье для половецких орд. Эти орды не имели никакого политического единства; они делились народы, во главе которых стояли наследственные князья, или ханы. Так, по летописи известны роды: Токсобичи, Колобичи, Тарголове, Улашевичи, Бурчевичи и пр. Только для общих предприятий, т.е. для набегов на соседние земли или для защиты собственной, соединялось по нескольку родов вместе. Для совещания о подобных делах или для заключения мира с соседями ханы собирались на съезд; причем главы более многочисленных и сильных родов, конечно, имели первенствующее значение; они же руководили и военными предприятиями. Те Половцы, которые кочевали ближе к Азовскому морю, по-видимому, назывались Лукоморскими; ибо Азовское море известно было у нас также под именем "Лукоморья". С течением времени каждый род, вероятно, присвоил себе определенные места для кочевья; весною и летом Половцы с своими стадами обыкновенно подвигались на север по мере истребления подножного корма; а к зиме опять постепенно уходили на юг в приморскую полосу. Как и все среднеазиатские кочевники, Половцы жили с своими семьями в круглых войлочных кибитках, или шатрах, которые легко разбирались и перевозились на другие места по мере надобности. Становища их летописи обыкновенно называют "вехами"; упоминают и о некоторых половецких городах, например, Шарукан, Сугров, Балин, Чешуев; но это, по всей вероятности, были зимовники, названные именами ханов. Главное богатство половцев состояло в стадах рогатого скота, верблюдов, овец и особенно в конских табунах. Кроме домашних табунов, степи представляли кочевникам еще многочисленных диких коней, которые в те времена служили одним из главных предметов охоты. Почти сырое мясо было их любимою пищею, а кобылье молоко - любимым напитком; пили также теплую кровь убитого животного. Вообще в выборе пищи половцы, как истые дикари, не затруднялись; при случае пожирали и мясо нечистых животных, каковы волки и лисицы, а также мясо хомяков, сусликов и других землеройных обитателей степи.
   Кроме многочисленных стад, половецкие вежи обиловали иногда всякого рода добром, награбленным у соседей во время удалых набегов, дорогими одеждами, золотыми и серебряными украшениями и пр. Но главную статью их военной добычи составляли пленники, которых они старались захватить как можно более. Печальную для русского сердца картину представляли половецкие полоны. После удачного набега варвары делили между собою пленных и уводили их в степи. Вежи их, по словам летописца, наполнялись тогда исхудалыми, истерзанными христианами, босыми и почти нагими, с оковами на ногах и руках; особенно терпели они много мучения и погибали в зимнее время, не имея чем прикрыть свою наготу и утолить свой голод. Со слезами на глазах они сообщали друг другу: "я из такого-то города", а "я из такой-то веси" или "такого-то рода". Простых пленников Половцы обращали в рабство и продавали корсунским и таманским жидам, откуда они шли преимущественно в восточные мусульманские страны; так что немалое количество русских людей можно было встретить в торговых городах Средней Азии. А те, кто познатнее, обыкновенно содержались под стражею в ожидании выкупа. Впрочем, на Руси и в те времена были уже христолюбцы, которые употребляли свое имение на выкуп бедных пленников из половецкой неволи. Русские князья во время удачных походов в степи старались как можно более отполонить, т.е. освободить соотечественников, и в свою очередь также брали в плен многих половцев, которых обращали в рабство или отпускали за выкуп. Но подобные походы были довольно редки, тогда как половцы делали почти ежегодные набеги и всегда захватывали большее или меньшее количество полону.
   Представляя домашние работы своим женам и рабам, сами Половцы, как хищное разбойничье племя, занимались преимущественно военным делом или наездничеством. Очевидно, они дорожили хорошим вооружением и не жалели имения на приобретение доспехов и конской сбруи у соседних промышленных народов. Главное оружие их как конного народа составляли, конечно, лук и стрелы; упоминаются также копья, сабли, шлемы (аварские), щиты и даже брони. Мы видели, что Кончак при нашествии на Русь в 1184 г. имел в своем войске огромные тугие луки или метательные орудия и даже огнестрельный снаряд под руководством какого-то "бесерменина", т.е. мусульманина из Средней Азии. Обычную одежду половцев составляли кожухи или бараньи полушубки, кафтаны из овечьей и верблюжьей шерсти, а у богатых - из более дорогих тканей и даже из шелка. В одежде и обычаях главное влияние имела на них и на другие турецко-татарские народы преимущественно гражданственность персидско-мусульманская при посредстве Хорезма, т.е. Хивы и Бухары. Наружность этих кочевников на русский взгляд, по-видимому, не была особенно неприятна; по крайней мере Русь охотно брала в плен половецких женщин ("красные девки половецкие", как называет их "Слово о полку Игореве"); а князья наши заключали многочисленные браки с дочерьми половецких ханов. Впрочем, их широколицый, узкоглазый татарский тип без сомнения успел значительно измениться к лучшему, благодаря множеству пленниц, выводимых от соседних арийских народов; особенно это можно сказать о знатных родах.
   Языческая религия собственно половцев нам весьма мало известна. По всей вероятности, подобно другим тюркским народам, они были преимущественно огнепоклонники; кроме того, поклонялись ветрам и воде; приносили коней, быков и овец в жертву своему верховному божеству, Творцу вселенной; имели и своих жрецов-гадателей, или шаманов. Но, по-видимому, это был народ не особенно ревностный к своей религии, а потому довольно веротерпимый. Ханы охотно выдавали своих дочерей за русских князей; причем они принимали крещение. Судя по именам некоторых ханов, можно допустить, что они также были крещены и получили имена от своих русских восприемников; например; Глеб Тириевич, Юрий Кончакович, Роман Кзич, Данило Кобякович. Были и знатные половецкие выходцы, которые вступали в службу наших князей, крестились и сделались родоначальниками некоторых известных русских фамилий. Без сомнения, существовали попытки проповедников, с одной стороны христианских, с другой - мусульманских, распространить свою религию в самой Половецкой степи. Но успехи тех и других оставались незначительны, разбиваясь о дикость нравов и религиозное равнодушие этого народа.
   Продолжительная борьба Руси с Половецкою ордою не приводила к решительному успеху только вследствие раздробления русских сил. Половцы пользовались этим раздроблением, а также постоянным соперничеством и враждою разных ветвей княжеского рода; потомки Владимира Великого ради личных побуждений не стыдились призывать полчища варваров и отдавать им на разграбление русские города и села. Но когда старшим князьям удавалось собрать удельных родичей для общего похода в степи, тотчас обнаруживалось превосходство Руси: варвары почти никогда не могли устоять против соединенных сил даже одной какой-либо части Русской земли. Своим хищным разбойничьим характером и постоянными нападениями степные соседи возбуждали к себе сильную ненависть со стороны Руси; все русские известия о них пропитаны ненавистью к "поганым"; так по преимуществу называют они половцев. Наиболее любимыми князьями являются те, которые были их грозою; таковы Владимир Мономах, сын его Мстислав, Святослав Всеволодович, Игорь Северский, Владимир Глебович, Роман Волынский, Всеволод Большое Гнездо. Постоянная борьба со степью немало поддерживала отвагу и предприимчивость русских князей и их дружины. Особенно налагала она суровый, воинственный отпечаток на жителей южных и юго-восточных украйн, где близкое соседство с варварами вносило немало грубости в русские нравы; но вместе с тем развивало русскую удаль и молодечество.
   В свою очередь Половецкая орда, несмотря на многочисленность, не могла достигнуть большого успеха в своем движении на Русь, потому что также не имела общего главы, единства и была разбросана на великом пространстве. Только страсть к грабежу или необходимость защищать собственные вежи соединяла иногда некоторые соседние роды на короткое время; но и тут ханы не всегда действовали согласно. Между ними также шло соперничество за старшинство; также нередки были мелкие междоусобия, возникавшие из-за пастбищ и добычи. Внося некоторые черты грубости в сопредельное русское население, Половцы в свою очередь несомненно подвергались еще большему влиянию со стороны своих русских соседей. Родственные связи ханов с нашими князьями, многие пленники и отважные русские торговцы пролагали путь влиянию русской гражданственности, которое медленно, но неотразимо вело к смягчению варварства и к начаткам оседлого состояния. В начале XIII века заметно уже явно ослабление той дикой энергии, с которой кочевники стремились на Русь в предшествовавшую эпоху. После тяжких ударов, перенесенных при появлении половцев, Русь наконец освоилась с этим врагом и вновь начала свое наступательное движение на степь. Это движение обещало прочный успех особенно с того времени, как на Руси образовались два сильных средоточия: на юго-востоке, в земле Волынско-Галицкой, на северо-востоке, в стране Суздальской. Таковы были их взаимные отношения, когда из Азии надвинулась черная туча в лице новой кочевой орды, еще более свирепой, а главное - сильной своим единством, своим безусловным подчинением одной воле, одному стремлению. Эта новая орда на долгое время изменила отношения между Русью и степью.
   Поверхность наших степей, как известно, усеяна бесчисленными курганами, которые в течение веков были насыпаны над могилами знатных людей со времен Скифского мира. Еще в недавнее время на вершине многих курганов стояли истуканы, грубо вытесанные большею частию из серого известняка или песчаника и известные в народе под именем каменных баб. Они встречаются не только в Южной России до самого Кавказа, но и распространяются по Западной Сибири до Алтая и в степях киргизов. Происхождение этих истуканов весьма загадочное. По всей вероятности они принадлежали народам Турецкого племени. По крайней мере первое историческое известие о них относится к куманам или Половцам. А именно, французский монах Рубруквист, проезжая землею куманов в половине XIII века, говорит в описании своего путешествия: "У них есть обычай делать из земли насыпь над могилою покойника и воздвигать ему статую, обращенную лицом на восток и держащую в руках чашу на своем лоне". Истуканы эти представляют людей обоего пола и большое разнообразие по своей величине, отделке и подробностям. Одни изображены в прямом положении, другие в сидячем; одни представляют почти полные человеческие фигуры, покрытые одеждою, другие только верхнюю половину, а нижнюю оставляют простым обрубком, с некоторыми чертами ног или одежды.
   Полные истуканы дают наглядное понятие об одежде самого народа и отчасти об его наружности. Голова мужчины большею частию покрыта круглою, остроконечною и невысокою шапкою или шлемом, из-под которого спускаются на спину волосы, заплетенные в три косы и концами связанные накрест. Передняя половина головы и виски, по-видимому, бритые, подбородок также без волос. Тело облечено в узкий кафтан, или кожух, длиною ниже колен, перетянутый поясом, с которого спускаются разные привески; между последними иногда заметны очертания оружия, именно колчан со стрелами, лук и сабля. На верхних частях груди и спины видны какие-то бляхи, соединенные наплечными полосами, может быть, указание на броню. Ноги одеты в узкие порты, иногда обуты в сапоги с довольно высокими, остроконечными напереди голенищами. Женские истуканы значительно многочисленнее мужских; откуда и произошло их общее название "каменными бабами". Изображение полной груди всегда отличает женские статуи, хотя бы покрытые одеждой. У них находим такие же узкие кафтаны, как и у мужчин; края кафтана оторочены; пояс также с привесками или кистями; на шее почти всегда ожерелье из бус в один или более рядов, иногда с привесками, спускающимися на грудь; а на голове шапочки, то низкие, то высокие с полями. Под шапочкой на лбу нередко видна узорчатая бахрома, а на затылок и шею спускается кусок чего-то раздвоенного на два конца. Мужчины и женщины большею частию имеют серьги в ушах. Руки почти у всех сложены на поясе и держат какой-то сосуд. Последний, вероятно, употреблялся для возлияний богам, т.е. имел жертвенное значение. Что касается физиогномии, то при всей грубости работы и при всем разнообразии в чертах перед нами являются плоские, татарские лица, почти круглые или с узким подбородком*.
   ______________________
   * Относительно половцев главные источники и пособия см. выше в прим. 17 и 31. Кроме того служат источниками: путешественники XII века Раби Петахия, XIII века Плано Карпини и Рубруквис, участник Четвертого крестового похода Роберт де Клари, историк крестового похода Людовика IX Жуанвиль, арабский географ XII века Эдриси. Пособия: Погодина V ТОМ Исслед. и лекций, где собраны все летописные свидетельства о них; Беляева " О северном береге Черного моря и прилежащих к нему степях до водворения в этом крае Монголов" (Записки Одес. Об. Истор. и Древ. т. III)., Васильевского "Византия и Печенеги", Успенского "Образование второго Болгарского царства". Од. 1879 (во 2-й главе). О положении русских пленников в Половецкой земле и выкупе их, кроме свидетельства нашей летописи под 1093 г., есть некоторые указания в житиях Евстратия Постника и Никона Сухого. (Памят. Рус. Литер. Яковлева ХСШ и XCV.) О содержании в узах половецких пленников на Руси и выкупе их см. "Сказание о пленном Половчине" (Памятники Старин. Рус. Литер. I). Что некоторые ханы и вельможи половецкие принимали крещение, но продолжали соблюдать языческие обычаи, указание на то находим у Рубруквиса в главе X: он описывает одну половецкую могилу, окруженную конскими чучелами, снабженную кумысом и жертвенным мясом; а между тем погребенный в ней, как ему говорили, был крещен.

Тот же Рубруквис упоминает об обычае Куманов ставить каменное подобие людей на могильных насыпах в честь своих покойников. (Бержерона Voyages faits principalement en Asie. т. I. гл. Х.). Это первое известие о каменных бабах, т.е. о тех грубых изваяниях, которые встречаются на курганах всей Южной и Юго-Восточной России и частию в Сибири. Упоминания о них находим в Книге Большого Чертежа. Многие указания и заметки о каменных бабах рассеяны у туземных и иностранных путешественников по России, Сибири и Прикавказью. Наиболее заслуживают внимания, в XVIII столетии: Фальк, Зуев, Лепехин, Гильденштед и Паллас; а в XIX: Клапорт, Дюбуа де Монпере, Спасский, Гакстгаузен, Терещенко, Кеппен, Пассек. Рассуждения об этом предмете можно встретить в изданиях Одесского и Московского обществ Истории и Древностей, Петербургского и Московского археологических Обществ, Русского Географического общества, Академии Наук, в Журнале Мин. Нар. Просвещения и пр. Подробные указания на литературу этого предмета и свод всех мнений о нем см. в исследовании графа Уварова "Сведения о каменных бабах" (Труды первого Археологического съезда. М. 1871. С атласом изображений). Кроме того, любопытно указание "Об истуканах в Пятигорске" Филимонова (Вестник Общества Древнерусского искусства. Вып. 11 - 12. М. 1876). Доклад генер. Бранденбурга на Москов. Археол. съезде 1890 года "К вопросу о каменных бабах" (Труды съезда. М. 1897). Проф. Ю.Кулаковского "К вопросу о каменных бабах" (Археол. Известия и Заметки. М. 1898. NN 7 и 8). А.Н. Нарцова "О каменных бабах" (Известия Тамбов, ученой Архивн. комиссии. Вып. 50. 1904). В неизданных еще Трудах XIII Археол. съезда в Екатеринославе должен появиться доклад о том же предмете.

Мнения о происхождении этих памятников высказывались довольно разнообразные. Например, Терещенко приписывал их происхождение Скифам, Гильденштед и Паллас - татарам, Клапорт и Спасский - гуннам, а Гакстгаузен - почти всем народам, обитавшим в южнорусских степях, начиная с киммериян и скифов и кончая монголо-татарами. Мнение некоторых ученых о принадлежности этих истуканов гуннам и даже более древним народам основано было на неверном понимании одного места у Аммиана Марцелина. На эту ошибку указал в помянутом своем исследовании гр. Уваров. А именно, Марцелин, описывая неуклюжий, но крепкий склад гуннов, прибавляет, что их можно принять за "двуногих животных или за те грубо сделанные изваяния, которые стоят на мостах с перилами" (quales in commarginantibus pontibus effigiati dolantur incompte). Некоторые ученые (Паллас, Клапрот, Кеппен, Спасский) толковали это место "грубо сделанными изваяниями человеческого подобия на берегах Понта Эвксинского!" Отсюда и происходил ложный вывод, будто уже в IV веке Аммиан Марцелин знал о существовании каменных баб в южнорусских степях. Следовательно, древнейшее достоверное известие о них принадлежит Рубруквису, т.е. половине XIII века, и мы не видим никаких оснований приписывать их происхождение другим каким-либо народам помимо турко-татарских; преимущественно относим их к Куманам или Половцам, а также к татарам первого века их владычества в России, т.е. до принятия ими ислама. (К тому же выводу склоняются более или менее исследователи за последнее время.) Обычай татарских народов ставить каменные истуканы на могилах своих покойников прекратился, конечно, под влиянием мусульманства, которое не терпит языческих изваяний. Любопытно, однако, что Османские турки доселе на могилах своих покойников ставят каменные столбики, верхушки которых обтесываются в виде чалмы или феса. При всем разнообразии каменных баб мы должны предположить, что они принадлежат разным векам, но одному семейству народов, по крайней мере одной языческой религии; ибо их объединяет постоянное присутствие чаши или какого-то сосуда, который держится обеими руками на животе. Может быть, эта чаша употреблялась при жертвенных пиршествах, особенно при тех, которые совершались в честь покойника. Так можно судить по изображениям на пятигорских изваяниях, которые представляют любопытную смесь христианства с языческими обрядами. (См. Филимонова упомянутую статью вместе с заметкою о Сванетии, где доселе можно наблюдать эту смесь христианской религии с жертвенными обрядами.) Один из пятигорских надгробных памятников, там приложенных, имеет крестообразную форму (монолит из песчаника) и со всех четырех сторон рельефные изображения, в том числе крестов. Этот памятник согласуется с известием Иосафата Барбаро, который говорит, что Алане, будучи христианами, на могильных насыпях клали большую просверленную в середине плиту, в отверстие которой вставляли каменный крест, сделанный из одного куска. (Библ. Иностр. писателей. I. гл. I). Алане не принадлежали к татарскому племени, и тип этих изваяний несколько иной. Каменные же бабы ближе всего подходят к монголо-татарскому типу, и более к татарскому, чем к монгольскому. Истое монгольское племя, калмыки, имея в своих степях подобные истуканы, по свидетельству путешественников (напр., Гакстгаузена), не оказывают им никакого уважения и не имеют никаких преданий, с ними связанных. Плоский и нередко весьма неуклюжий тип физиономии, может быть, частию зависел от твердости камня и неискусства степных ваятелей. Судя по недавнему известию Потанина, прототипы этих каменных истуканов встречаются в северной части Монгольской степи Гоби.

Каменные бабы часто были находимы на курганах собственно скифских; но предметы, добытые раскопками скифских гробниц, ясно доказывают, что между ними и сими грубыми изваяниями не было ничего общего. Эти предметы изящной греческой работы и встречающиеся на них изображения самих скифов отвергают всякую мысль о сближении их с каменными бабами. Притом известия древних писателей о скифском погребении не заключают ни малейшего намека на обычай ставить истуканы. Присутствие последних на скифских могилах может быть объяснено тем, что татарские народы не только сами насыпали могильные холмы над знатными людьми, но и пользовались бесчисленными скифскими курганами в южнорусских степях и хоронили в них своих покойников; а иногда, может быть, просто воздвигали свои статуи на этих курганах как на возвышенных местах. Летописцы наши, ничего не знавшие о скифском погребении, по-видимому, все курганы приписывали современному себе степному народу, т.е. половцам. Так, Новгородская летопись под 1224 г. рассказывает, что передовой татарский отряд, разбитый русскими, спрятал своего воеводу Гемябека в курган половецкий; но русские нашли его там и выдали Половцам. Известно, что под скифскими курганами скрываются погребальные ямы, обделанные в виде комнаты. Искатели золота и других дорогих вещей, хоронившихся с знатными покойниками, издавна научились прокапывать мины в эти погребальные камеры, чтобы их обворовывать. Вероятно, с помощью одной из таких мин или отверстий Гемябек спрятался в скифской могиле.

Обычай ставить человекообразные изваяния в память своих покойников, конечно, существовал в Восточной Европе не у одних тюркских народов. Кроме помянутых Алан, встречаем его еще у языческой Литвы. Стрыйковский в своей Хронике упоминает о некоторых литовских князьях, которые ставили болваны в память о некоторых литовских князьях, которые ставили болваны в память умерших родителей; но болваны эти сгнили, потому что были деревянные. Не имеем подобных известий относительно языческих славян; но знаем, что у них были истуканы, которые не могли сохраниться по той же причине. В Краковском Музее древностей находится каменный четырехгранный столб, верхняя часть которого напоминает каменных баб с тою разницей, что у него под одною шапкою четыре лица. Говорят, что его нашли в реке Збруче; польские ученые назвали его идолом Святовита. Об этом истукане см. Срезневского в Записках Археолог. Об. 1853 г.
   ______________________
  
   Широкая Половецкая степь отделяла древнюю Русь от Черного и Азовского морей, а следовательно, и от соседства с главным источником русской гражданственности, т.е. с Греческим миром. Уже Печенежская орда сильно затруднила судоходные сношения с этим миром; а после прибытия половцев они сократились еще более. За исключением Галицкого княжества, южные пределы которого сходились с Дунайской Болгарией, почти единственным путем для сношений Руси с Византией и Таврическим Херсонесом оставался Днепр. По этому пути еще продолжали ходить судовые караваны в Грецию и обратно. Суда, приходившие из Черного моря, поднимались вверх по Днепру до того места, где дальнейшее плавание затруднялось близостью порогов. Здесь товары выгружались и отправлялись далее сухопутьем мимо порогов; потому они нагружались на новые суда и следовали до Киева.
   На том месте, где суда, шедшие с юга, приставали не доходя порогов, находился торговый город Олешье, который и служил складочным пунктом для гречников и залозников. Первые привозили товары из Греции, а вторые - из Тавриды и Приазовья; последнее называлось тогда "Залозьем"; отсюда, между прочим, доставлялись морская рыба и соль, добываемая в таврических озерах. (С другой стороны соль приходила в Приднепровье из галицких копей.) Товары эти отчасти сухопутьем шли на Олешье, где переправлялись на правую сторону Днепра; здесь, таким образом, скрещивалось движение водное и сухопутное. В Олешье кроме купцов русских и греческих проживали также итальянские, которые принимали тогда деятельное участие в черноморской торговле и начали распространять свои фактории на берегах Черного и Азовского морей. Этот город, очевидно, находился под непосредственным покровительством великих киевских князей, и, вероятно, они содержали там сторожевую дружину для обороны от хищных кочевников. Некоторые летописные известия (выше приведенные) свидетельствуют о заботливости великих князей обезопасить от половцев важный для России Греческий путь. Обыкновенно они высылали военные отряды к Олешью, чтобы провожать торговцев, послов и приходившее из Греции духовенство до безопасного места, конечно, до их пересадки на новые суда. Когда же в степи было очень беспокойно и варвары угрожали нападением в больших силах, то великие князья выводили в поле соединенное русское ополчение. Главная его часть останавливалась у Канева, т.е. на рубеже Киевской земли; отсюда князья, вероятно, высылали конные отряды в степь для прикрытия караванов; а сами угрожали двинуться на половецкие вежи и разгромить их в случае нападения на купцов.
   Не одни кочевники мешали торговле своими грабежами; то же делала иногда русская вольница, и даже под начальством князей, особенно безудельных. Так, известный Давид Игоревич напал на Олешье и ограбил там гречников в 1084 г., т.е. в эпоху неурядиц при Всеволоде I. Этот великий князь не нашел другого средства отвратить Давида от подобных подвигов, как дать ему в удел Дорогобуж Волынский. А в княжение Ростислава Мстиславича Олешье подверглось нападению южнорусской вольницы, известной под именем Берладников, которые приходили на судах и, по всей вероятности, ворвались в город со стороны пристани. Дружина, отправленная великим князем в насадах, как известно, догнала Берладников, побила их и отняла все награбленное.
   Схватка с ними произошла у берегов Болгарии, именно около впадения речки Децины в Черное море.
   При всей своей хищности Половцы не прерывали окончательно торговых сношений не только великим водным путем, но и сухопутьем через степи. Известно, как в 1184 г. русские князья, шедшие против Кончака, встретили гостей и узнали от них, что Половцы стоят на берегах Хорола у пограничного вала. Эти гости, или купцы, без сомнения, прошли степь со своим караваном и везли восточные товары в Киев и Чернигов, может быть, с Дона из города Таны, которая находилась поблизости от того места, где когда-то процветала древняя греческая колония Танаис. В конце XII века Тана сделалась важным складочным пунктом мировой торговли: она лежала на великом торговом пути, который шел из Средней Азии чрез Каспийское море и нижнюю Волгу в Дон, Азовское и Черное моря. Купеческие караваны проходили тогда степь Половецкую, конечно, так же, как в наше время они странствовали по степям туркмен и киргизов, т.е. нанимали проводников и охранные отряды из самих Половцев; кроме того, подарками приобретали покровительство ближних ханов; что в свою очередь не избавляло их от опасности быть разграбленными при первом удобном случае. Те же Половцы доставляли купцам коней и вьючных верблюдов и сами пользовались этою торговлею для обмена своего скота, кож и пленников на товары русские, греческие и среднеазийские. Предприимчивые русские гости не только проходили с своими товарами сквозь Половецкую степь и преодолевали опасности от соседних хищников; они умели проникать и в гораздо более отдаленные страны, азиатские и африканские. Так, мы имеем известия, что русские купцы встречались на юге не в одном Константинополе, но и в египетской Александрии, и на востоке в городе Орначе, который лежал в земле сарацин-бесерменов, т.е. мусульман-хивинцев.
   Половецкая орда распространялась и на степную, или северо-западную, часть Тавриды, где она заняла кочевья своих предшественников Печенегов. Здесь Половцы вошли в столкновение с византийскими владениями юго-восточной, или гористой, части полуострова и нередко заставляли их платить дань, т.е. деньгами и товарами откупаться от своих грабежей. Наиболее известные византийские города и замки в той стороне были: Херсон, Сугдея, Феодосия, Символен (Балаклава), Инкерман, Мангуп, Алустон, Горсувит. Там мешались весьма разнообразные племена, обрывки разных народностей, а именно: греки, остатки готов, болгар, хазар, или черкесов, кроме того, евреи и армяне. Последние явились счастливыми соперниками греков в торговле; но в свою очередь должны были уступить первенство итальянцам, которые в течение XII века постепенно забирали в свои руки черноморскую торговлю и начали основывать свои поселения, или фактории, на восточном берегу полуострова; между прочим, Феодосия, или Кафа, подпала в особенности влияния генуэзцев. А с начала XIII века, т.е. со времени основания Латинской империи, на Черном и Азовском море, стали, преобладать соперники генуэзцев, венециане, которые особенно утвердились в упомянутой выше Тане.
   Любопытны за это время, но, к сожалению, темны для нас, судьбы Корчева и Тмутаракани, которые в течение X и XI веков составляли самое южное владение русских князей. Окружающее море и близкое соседство с греческими городами сообщили этому краю важное значение, и князья Черниговские дорожили своим Тмутараканским уделом. Но с появлением половцев их связи с отдаленным владением постепенно ослабевают. После 1094 г., когда Олег Святославич перешел отсюда в Чернигов, летописи не упоминают более о Тмутаракани. Только 90 лет спустя удалые внуки Олега, Игорь Северский и Всеволод Трубчевский, пытаются мечом проложить дорогу сквозь Половецкую орду в свой родовой удел, но попадают в плен на берегах Каялы. Преградою, которую воздвигли Половцы между Черниговскою землею и Тмутараканским краем, воспользовалась ловкая византийская политика Комненов: она поспешила восстановить свое владычество над этим краем, когда-то составлявшим владение Византийской империи. По крайней мере император Мануил Комнен в 1170 году заключил договор с генуэзцами, по которому открыл им доступ во все свои черноморские порты, за исключением Русии и Матархи; следовательно он не допускал их в Азовское море. Матарха, или Таматарха, есть то же, что Тмутаракань; а под именем Русии разумеется Корчево (Керчь). Уже одно это имя свидетельствует о том, что на берегах Боспора Киммерийского долгое время господствовала Русь и существовали значительные русские поселения.
   Завоевание Константинополя латинами повлекло за собою образование нескольких феодальных и самостоятельных владений на месте Византийской империи, основанных отчасти крестоносцами, отчасти греками. Кроме собственно Латинской империи, крестоносцы основали королевство в Фессалонике, гбрцогства в Афинах, Фивах, Морее и на островах; греки удержали за собою деспотство Эпирское в Европе, а в Малой Азии основали две империи, Никейскую и Трапезундскую. Во главе последней явился Алексей Комнен, внук помянутого выше императора Андроника I, умерщвленного константинопольскою чернию в 1185 г. При этом распадении Византийской империи ее Таврические владения (так наз. Заморье) достались трапезундским Комненам.
   В то время когда Корсунь, Готия и Сугдея посылали свои дани и торговые пошлины в Трапезунд, Тмутараканский край подпал иному, не греческому владычеству. По некоторым признакам, здесь снова водворились соседние с Таманью князья Зихии, т.е. те же Черкесы-Хазары (Касоги наших летописей), которые владели этим краем до основания русского Тмутараканского княжества и которые даже при русских князьях составляли часть местной аристократии. По крайней мере у нас есть свидетельство одного католического миссионера из Венгрии, посетившего эти страны перед нашествием Батыя на Восточную Европу. Он говорит, что, "пустившись в море из Константинополя, через 33 дня прибыл в Зихию, в город Матрику (Тмутаракань), где князь и народ называют себя христианами, имеют книги и священников греческих. У этого князя целая сотня жен. Мужчины бреют всю голову, а бороды отращивают с некоторым щегольством; только знатные люди в знак своего благородства оставляют немного волос над левым ухом. Следовательно, Греческая церковь хотя господствовала в том краю, но с значительною примесью местных языческих обычаев, судя по многоженству владетелей. Алания, лежавшая далее на восток от Зихии, по словам того же миссионера, представляла еще более смесь христианства с язычеством; она была разделена на многие мелкие княжества, которые находились в беспрерывных войнах друг с другом. Там господствовал обычай кровомщения; а драки и нападения до того были часты, что жители всякого села отправлялись на полевые работы или на рубку дров не иначе, как все вместе и вооруженные. Только воскресенье пользуется таким почетом, что каждый в этот день может ходить безопасно посреди своих врагов даже без оружия. Так же велико было здесь почитание креста: человек, не имевший при себе большой вооруженной свиты, мог беспрепятственно совершать путешествие, неся крест на конце щита.
   Эти прикавказские народы, входившие прежде в состав Турко-Хазарской державы, после ее распадения сделались независимы. Могущество ее, сильно потрясенное в X веке Печенегами и Русью, в XI веке было разрушено напором Половецкой орды. К XIII веку на нижней Волге существовал только небольшой остаток этой державы, в котором еще властвовали итильские каганы; по всей вероятности, они уже платили дань хищным обитателям степи*.
   ______________________
   * Местоположение Олешья историографы обыкновенно отождествляли с настоящим городом Алешки, лежащим на левом берегу Днепра против губерн. города Херсона. Но г. Бурачек, по моему мнению, основательно показал несостоятельность этого тождества и определил положение Олешья немного ниже порогов, между Александрополем и Никополем, приблизительно около острова Хортицы или перевоза Кичкаского (см. его письмо к проф. Бруну в Известиях Русс, географ. Общ. Т. IX. Вып. V). Такому положению соответствует выражение Новгородской летописи по поводу похода русских князей на Калку: "И не дошедше Олешья сташа на Днепре". Волынская летопись пополняет это известие, говоря, что Галичане на своих ладьях поднялись по Днепру до порогов, около них встретили русских князей и стали у реки Хортицы. О русских в Александрии упоминает еврейский путешественник XII века Веньямин Тудельский (см. у Бержерон, 62 стр.). Об Орне говорится в путешествии Плано Карпини (153 стр. в издании Языкова). Начиная с Карамзина наша историография полагала место Орны на устье Дона и смешивала его с Азовом. Френ доказывал тождество Карпиниевой Орны, или Орнача, наших летописей, с хивинским Ургенджем (Ibn Fozlan's und anderer Berichte). Это мнение поддерживал Леонтьев в его "Розысканиях на устьях Дона" (Пропилеи. Кн. IV), но едва ли справедливо. В том же сочинении Леонтьев доказывал, что Тана лежала на правом рукаве Дона подле нынешней слободы Недвиговки, но мы предпочитаем мнение других ученых и, между прочим, Бруна ("О поселениях итальянских в Газарии". Труды первого Археолог, съезда), по которому Тана была тождественна с городом Азаком, т.е. Азовом, лежащим на левом рукаве Дона. Брун также оспаривает тождество Орны, или Орнача, с Ургенджем. (Изданное им "Путешествие Штильбергера", стр. 31. Зап. Новорос. унив. 1867.)

О дани, которую Половцы брали с Херсона, Сугдии и Готии, свидетельствует Рубруквис. А договор Мануила Комнена с Генуэзцами 1170 г. см. в Acta et diplomata graeca. Ed Miklosich et Muller. T. III. 35. Пособия: Фальмерайер - Geschichle des Kaiserthums von Trapezunt. Munchen. 1827. Финлей - The History of Greece... and of the Empiri of Trebizond 1204 - 1461. London. 1851. Гейд - Die Italiener am Schwarzen Meer. Historishe Briefe an Hrn. Prof. Brun. (Melanges Russes. T. IV. 571). Брун - "О поселениях итальянских в Газарии" (Труды перв. Археологич. съезда. Заметку Ведрова на этот доклад см. ibid.). О принадлежности Таврического Заморья к Трапезундской империи свидетельствует сказание о чудесах св. Евгения, патрона Трапезунда. Корабль, нагруженный данями Херсона и Готии, со сборщиками этих даней шел в Трапезунд; но ветром был прибит к Синопу. Наместник города, вассал сельджукского султана Аладина, разграбил этот корабль и захватил в плен трапезундских чиновников. Отсюда возникла война трапезундского императора Андроника Гида с синопским наместником и потом с самим султаном (1223 г.). Это сказание напечатано у Фальмерайера Original - Fragmente, Chroniken, Inschriften und anderes Materialezur Geschichte des Kaiserthums Trapezunt. Erste Abtheilung. Рассуждение о нем Куника см. Ученые Зап. Ак. Н. I и III отд. Т.П. ("Основание Трапезундской империи" и "О связи трапезундско-сельджукской войны с первым нашествием татар". 705 - 746 стр.) Оно противоречит тому мнению, по которому уже со взятия Константинополя латинами, т.е. с 1204 г., южная часть Тавриды отделилась от империи и получила своих особых независимых владетелей, Манкупских, Феодорейских (Инкерманских) и пр. См. Сестренцевича "Historic du royaume de la Chersonese Taurique" и Тунмана "Die Taurische Statthalterschaft" у Бюшинга, 8-е Гамбургское издание 1787 г. (на которое ссылается автор "Нескольких слов о роде греческих князей Комненов". Москва. 1854. У меня Гальское издание).

"Рассказ католического миссионера доминиканца Юлиана о путешествии в страну приволжских Венгерцев, совершенном пред 1235 годом", издан в Vetera monumenta historica. Hungariam sacram illustrate - Ab. Augustino Theiner. Tomus primus. Romae. 1859. Под N 271. Перевод этого рассказа на рус. язык помещен в Зап. Одес. Об. И. и др. т. V. 998. О странной смеси христианства с язычеством у Алан, или Ясов, свидетельствует также Рубруквис (в главе XIII). Что на Тамани в первой четверти XIII века было восстановлено владычество Черкес-Хазар и она была соединена с Зихией, тому подтверждением служит следующее обстоятельство. Папа Климент V поставил в Матригу (Таматарху) архиепископом францисканского монаха Иоанна "из туземцев". Спустя с небольшим сто лет Матрига именуется столицею зихийского князя Верзахта, которого папа Иоанн XXII в 1333 году письменно благодарил за усердие в пользу католицизма. (См. упомянутую статью Бруна "О поселениях итальянских в Газарии", стр. 380 со ссылкою на Mosheim. 1.163 и Сума "О Хозарах" в Чт. Об. Ист. и Др. 1846. N 3, стр. 57, со ссылкою на Raynaldi Annal. eccles III. 457). Католицизм проник в этот край, конечно, вместе с итальянскими торговцами и колонистами; но господствующая церковь здесь была греческая; о том свидетельствет И византийский писатель Кодин, по известию которого, относящемуся ко второй половине XIII века, архиепископ Зихии и Метрахов (Таматархи) был возвышен в сан митрополита константинопольским патриархом. (De officis. Ed. Paris. 408.) To же известие косвенно подтверждает, что Таматарха, или Тмутаракань, находилась тогда в соединении с соседнею Черкесскою областью, т.е. с Зихией. Для топографии ее см. исслед. Герца "Археологическая топография Таманского полуострова". М. 1879.

На существование жалкого остатка Хазарской державы на нижней Волге в первой половине XIII века указывает помянутый рассказ миссионера Юлиана. Из страны Алан (ясов или осетин) он со своими спутниками шел 37 дней безостановочно по степям, пустынным и бездорожным, пока не достиг "земли сарацин", которая именуется Вела (Vela), и города Бундаза (Bundaz). К сожалению, он не сообщает никаких более точных сведений; а упоминает только, что питался здесь милостынею и что туземный владетель охотно давал ему милостыню: так как будто бы "и государь и народ той страны говорят публично, что они вскоре должны сделаться христианами и подчиниться Римской церкви". Отсюда Юлиан с одним сарацинским священником отправился в Великую Болгарию, в которой также будто бы жители говорят публично, что должны сделаться христианами и подчиниться Римской церкви. Из его скудного известия можно только вывести, что сарацинское государство, о котором идет речь, было бедно и незначительно и что господствующая тогда в нем религия была магометанская. Названия Vela и Bundaz неузнаваемы по своей искаженности. (Напомним название хазарских городов Беленджер и Хаб.-Нела. См. о них у Хвольсона - Ибн Даста, 52 и 58 стр.) Но г. Гаркави доказывает, что Баланджар был названием не города, а целой хазарской страны, в которой главный город назывался Семендер (Известия Археол. Об. СПб. 1878). Его же "Хазарские письма", т.е. испанского раввина Хасдаи к хазарскому царю Иосифу и ответ Иосифа (Еврейская библиотека). Кстати, укажем пропущенное в 4 прим. исследование барона Розена "Пролегомена к новому изданию Ибн Фадлана". (Зап. Восточ. Отд. Археол. Об. XV. 1903).

Известно, что арабские монеты, находимые в кладах Восточной Европы, не простираются далее первой половины XI века. Это обстоятельство, вероятно, стоит в связи с распадением Хазарской державы и напором турецких орд, куманов и сельджуков. Последние, завладев образованными мусульманскими странами Передней Азии, еще более затруднили непосредственные торговые сношения с Восточной Европой. К остаткам распавшейся Хазарской державы, вероятно, относится и область приводимого арабскими писателями города Саксин; о ее жителях, или саксинах, упоминает и русск. летопись под 1229 г. (См. Лавр. сп.). Хвольсон, сличая разные известия о Саксине, помещает его на реке Урале (Ибн Даста. 63 стр.); но это остается вопросом. Говоря о Хазарской державе, мы разумеем собственно волжских и каспийских турко-хазар, которых надобно отличать от черкес-хазар кавказских и крымских; последние были когда-то покорены пришлою турецкою ордою, а при распадении этой державы снова сделались независимы под управлением своих племенных князей. См. также Шестакова "Напоминание о древнем городе Маджаре" (Труды IV Археол. Съезда. Т. I. Казань, 1884). С хазарами связана и судьба алан, или ясов (осетин). В XIII книге "Чтений" Об. Нест. летца см. проф. Ю.Кулаковского "Аланы по свед. классич. и визант. писателей". 1892. Его же "Христианство у Алан" (Визант. Времен. 1898. Кн. I), и "К истории Готской епархии в Крыму в VIII веке". (Ж. М. Н. Пр. 1898. Февраль). Относительно Крыма любопытный материал у Латышева "Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России". СПб, 1896.
   ______________________
  
  

IX. Смоленск и Полоцк. Литва и Ливонский орден

Обособление Смоленских Кривичей. - Ростислав-Михаил. - Роман и Давид. - Торговый договор Мстислава Давидовича. - Стольный город и другие города Смоленской земли. - Полоцкие Кривичи. - Рогволод Полоцкий и Ростислав Минский. - Строптивость полочан. - Двинские камни. - Вмешательство смолян и черниговцев в полоцкие смуты. - Стольный Полоцк. - Св. Евфросиния. - Города и пределы Полоцкой земли. - Литовское племя и его подразделение. - Его характер и быт. - Религия литовская. - Жрецы. - Миссионеры-мученики. - Погребальные обычаи. - Пробуждение воинственного духа. - Родовые союзы. - Природа и население Балтийского края. - Немецкие торговцы и миссионеры. - Мейнгард и Бертольд. - Альберт Бухсгевден и основание Ливонского ордена. - Порабощение ливов и латышей. - Полоцкий князь Владимир. - Порабощение эстов. - Датчане в Эстонии. - Столкновение с новгородцами. - Взятие Юрьева. - Покорение Зимголы и Куронов. - Соединение Ливонского ордена с Тевтонским. - Закрепощение туземцев. - Рига

   Северо-западный угол Алаунского пространства представляет Валдайское плоскогорье, пересеченное живописными холмами и глубокими оврагами. Это плоскогорье можно назвать по преимуществу областью источников. Здесь между холмами залегают многочисленные озера, из которых берут свое начало три великие русские реки: Волга, Днепр и Западная Двина. От этого плоскогорья область Двины и ее притоков постепенно понижается к Балтийскому морю. Ее равнинный характер нарушает только гряда холмов, которые отделяются от плоскогорья, пересекают течение Двины, Верхней Березины, Вилии и теряются в низменностях реки Немана. Все это пространство с его скудною, песчано-глинистою почвою, обилием стоячих и текучих вод, с его дремучими лесами, преимущественно еловыми, издревле было обитаемо многочисленным славянским племенем, известным под именем кривичей. Уже с самого начала Русской истории мы находим в Кривской земле два средоточия, около которых развивалась местная, областная жизнь этого племени. То были Смоленск и Полоцк. Последний, как известно, ранее других областей выделился из общего состава собранной киевскими князьями Руси, получив особую династию в лице потомков урожденной полоцкой княжны Рогнеды и ее сына Изяслава Владимировича. Смоленская же область получила свою особую ветвь русского княжеского рода с половины XII века. Вместе с Волынью она сделалась наследственным владением старшей линии Мономаховичей, т.е. потомков Мстислава I: Волынь досталась в удел его сыну Изяславу II, а Смоленск - другому сыну, Ростиславу. Известна неизменная дружба, которая связывала этих двух братьев, их борьба за Киев с дядею Юрием и черниговскими князьями.
   Ростислав-Михаил ознаменовал себя внутренним устроением Смоленской земли, в особенности попечениями о делах церковных и постройкою храмов. До него хотя упоминаются некоторые епископы в Смоленске, но особой архиерейской кафедры здесь еще не было. В церковном отношении Смоленск причислялся к епископии южного Переяславля. Ростислав еще при жизни своего отца Мстислава испросил позволение устроить особую епископию для Смоленской области, а в исполнение привел уже после его смерти. В 1137 году с благословения киевского митрополита Михаила II смоленским епископом был поставлен грек Мануил-скопец, обративший на себя общее внимание своим прекрасным голосом ("певец гораздый", по выражению летописи). Спустя десять лет, при поставлении Климента Смолятича на Киевскую митрополию собором епископов, этот Мануил, как известно, явился противником его и сторонником греческой партии, которая отрицала право русских епископов ставить себе митрополита без разрешения константинопольского патриарха. Великий князь Изяслав II и митрополит Климент сильно гневались за то на Мануила; но Ростислав, по-видимому, оборонял его от преследования. К той же эпохе относится данная этим князем уставная грамота 1150 года. В ней с клятвою для своих преемников князь подтверждает отделение Смоленской епархии от Переяславской и определяет доходы епископа и соборного Успенского храма. Для них главным образом назначается десятина с тех даней Смоленской земли, которые собирались на князя и княгиню. Из грамоты видно, что десятая часть одних денежных сборов простиралась до 300 гривен; кроме того в пользу Успенского храма назначены села, разные угодья и, наконец, доход от церковных судов.
   С перемещением Ростислава-Михаила на великий Киевский стол Смоленск перешел к его старшему сыну Роману; прочие сыновья (Рюрик, Давид, Мстислав) получили свои уделы также в Смоленской области. Но их честолюбие простиралось за ее пределы. Известно деятельное участие смоленских Ростиславичей в последующих событиях Южной Руси и в киевских переворотах. Сначала они помогали своему двоюродному брату Мстиславу Изяславичу овладеть Киевом; потом двоюродному дяде Андрею Боголюбскому помогли изгнать Мстислава из Киева; но вскоре затем восстали против Боголюбского и прогнали суздальские войска из Киевской земли. Некоторые из братьев в это время получали в ней уделы; именно: Давид сел в Вышгороде, а младший, Мстислав Храбрый, в Белгороде; последний вскоре был призван в Новгород Великий и уступил Белгород Рюрику. Старший брат Роман занял было и самый Киевский стол; но после разных превратностей уступил его Святославу Всеволодовичу Черниговскому, а сам воротился в Смоленск, где скончался в 1180 г., и его каменная гробница поставлена в соборном храме Богородицы. По словам летописца, этот князь был высок ростом, плечист "красен лицом" (красив), нрав имел незлобивый, и смоляне оплакивали его в особенности за доброту. Вдовая же княгиня его (дочь Святослава Ольговича Черниговского), стоя у гроба, причитала такими словами: "Царю мой благий, кроткий, смиренный и правдивый! Воистину тебе наречено имя Роман (христианское имя св. Бориса), коему ты уподобился всею добродетелью. Многие досады принял ты от Смольнян; однако не видели тебя, господина, никогда воздающего им злом, а все возлагающего на Божью волю". По некоторым признакам, действительно характер смолян в это время носил черты, общие с беспокойными новгородцами и киевлянами.
   После помянутого выше вероломного нападения великого князя киевского Святослава Всеволодовича на Давида Ростиславича во время охоты Рюрик Ростиславич послал Давида в Смоленск к старшему брату просить помощи против Ольговичей. Случилось так, что Давид не застал в живых Романа, а приехал туда тотчас после его кончины. Епископ Константин, игумены, священники и граждане встретили Давида с крестами и проводили его в соборный храм, где с обычными обрядами посадили его на стол отний и дедний. Подобные знаки народной преданности не помешали, однако, смолянам потом войти с ним в некоторые распри. Известно, как в 1185 году во время общего похода на половцев смоленская рать у Треполя составила вече против своего князя и отказалась идти далее. Давид, однако, не был так кроток и мягок, как его отец Ростислав или брат Роман. По крайней мере, когда в следующем 1186 году произошли новые смуты и мятежи в Смоленске, он казнил многих "лучших", или именитых, граждан.
   Понятно, что при таких распрях с князем население не всегда усердно поддерживало его во внешних столкновениях. В 1195 году Давиду пришлось оборонять свою землю с двух сторон: от князей черниговских и полоцких. Ольговичи вели борьбу с родом Мономаха из-за Киева; а полоцкие князья враждовали со смоленскими из-за Витебского удела, которым смоленские стремились завладеть. Ярослав Всеволодович Черниговский послал своего племянника Олега Святославича к Витебску на помощь полочанам против смолян; черниговцы на пути начали воевать Смоленскую землю. Давид отправил на них своего племянника Мстислава Романовича. Была вторая неделя Великого поста, лежал глубокий снег. Черниговцы расположились около лесу, притоптали вокруг себя снег и приготовились встретить неприятеля; с ними успел соединиться полоцкий отряд под начальством друтского князя Бориса. Мстислав Романович ударил на черниговцев и обратил их в бегство. Но в то время, как он с конного дружиною гнался за разбитыми черниговцами, смоленский полк, с своим тысяцким отряженный на полочан, при встрече с ними бежал почти без битвы. Полочане не стали преследовать смолян; а ударили в тыл пешему полку Мстислава Романовича и смяли его. Молодой князь вернулся из погони и, считая себя уже победителем, неосторожно въехал в средину полочан и был захвачен ими в плен. Тогда и Олег Святославич воротился на поле битвы с черниговцами. Он выпросил себе у Бориса Друтского его пленника и послал в Чернигов к дяде Ярославу такую весть: "Мстислава я взял и полк его победил, а также Давидов Смоленский полк. Пленные Смольняне сказывают, что их братья не ладно живут с Давидом. Такого удобного времени, как ныне, нам уже не будет, отче; совокупляй свою братию и приходи немедля, чтобы нам взять свою часть". Ярослав и все Ольговичи обрадовались этой вести и поспешили выступить в поход, чтобы напасть на самый Смоленск. Но великий князь Рюрик Ростиславич, находившийся тогда в Овруче, послал наперерез Ярославу своих бояр с крестными грамотами и велел сказать ему: "Ты хочешь брата моего погубить, уже отступился от ряду и крестного целования, то вот тебе назад твои крестные грамоты; ступай к Смоленску, а я пойду к Чернигову; пусть нас рассудит Бог и крест честный". Угроза подействовала, и Ярослав воротился с похода.
   Давид Ростиславич скончался в 1197 году, после семнадцатилетнего княжения в Смоленске. Перед смертью он велел отнести себя в монастырь на Смядыне и постричь его в монашеский чин. Там он и был погребен в построенной его отцом церкви Бориса и Глеба. По словам летописца, Давид был среднего роста, красив лицом, любил монашеский чин и наделял монастыри; имел ратный дух, золота и серебра не собирал, а раздавал своей дружине; злых людей казнил.
   Смоленский стол перешел к старшему племяннику Давида, Мстиславу Романовичу, бывшему черниговскому пленнику. Этот князь занимал его также лет семнадцать; а потом перешел на великий стол Киевский, где посадил его двоюродный брат Мстислав Мстилавич Торопецкий, по прозванию Удалой, изгнавший из Киева Всеволода Чермного. Смоленский стол после того занимали по порядку старшинства другие двоюродные братья, сначала Владимир Рюрикович, а потом Мстислав-Феодор Давидович. Последний особенно известен по своему торговому договору 1229 года с Ригою, Готландом и немецкими городами. Договор этот подтверждает свободное плавание гостей по реке Двине от верховья до устья. Товары немецкие обыкновенно поднимались на ладьях вверх по Двине (и, вероятно, по ее левому притоку Каспле) до той пристани, где они перегружались на телеги, и уже волоком или сухопутьем доставлялись в Смоленск. Для такой доставки существовала туземная артель возчиков, или "волочан", которыми заведовал особый староста, или тиун. В случае какой утраты товара при перевозке через волок убыток платила вся артель. Когда весною на пристани скоплялось много судов с товаром, то смоленские и немецкие купцы метали жребий, чей товар должен быть перевезен наперед. А иногородние русские купцы в таком случае без всякого жребия перевозили свой товар после туземных и немецких. Любопытно, что договор ставит немецким гостям в обязанность: по прибытии в Смоленск подносить княгине в подарок постав или кусок полотна, а тиуну волочанскому дарить готские "перстатыя" рукавицы, т. е. перчатки. На печати, приложенной к этому договору, Мстислав-Феодор называет себя "великим князем". По примеру Киева и Владимира-на-Клязьме этот титул начали присваивать себе старшие князья и других русских областей.
   Смоленская земля занимала весьма выгодное географическое положение. Она лежала в средине Древней Руси, на западной окраине Алаунской возвышенности, и владела верховьями трех больших рек, Днепра, Двины и Волги, которые открывали ей судоходное сообщение почти со всеми краями России; что делало ее посредницею в торговле между Новгородом и Киевом, между Суздальским и Прибалтийскими краями. Скудость почвы возмещалась промышленным, торговым духом населения. Окруженная со всех сторон русскими областями, эта земля мало подвергалась нападениям иноплеменных народов; менее других страдала и от княжеских междоусобий. Необширная по своим размерам, она изобиловала городами и селами, в которых обитало зажиточное население.
   Средоточие этой ветви кривичей, город Смоленск расположен на холмистом левом берегу Днепра, пересеченном глубокими оврагами и лощинами. На самом возвышенном из городских холмов стояла главная смоленская святыня, соборный каменный храм в честь Успения Богородицы, построенный Владимиром Мономахом, конечно, в том же греческом архитектурном стиле, как храмы киевские и черниговские. В этом соборе находилась весьма чтимая икона Богородицы Одигитрии (путеводительницы), по словам предания, написанная евангелистом Лукою; она была перенесена в Россию греческою царевною, матерью Владимира Мономаха. Внук его и главный устроитель Смоленского княжества, Ростислав, также украсил свой стольный город построением храмов и монастырей. Особенно замечательна из них Борисоглебская церковь в Смядынском монастыре, который находится за городом посреди лесов, при впадении речки Смядыни в Днепр, подле того места, где, по преданию, был убит св. Глеб Муромский. Тому же князю приписывают основание храма Петра и Павла в Заднепровском предместье, т.е. на правом берегу реки. Сыновья его подражали отцу в строительной деятельности. Так, памятью Романа служит каменный храм во имя Иоанна Богослова; а Давид Ростиславич соорудил при княжеском тереме храм Михаила и богато украсил его иконами, на которых блистало золото, жемчуг и дорогие каменья. Если верить летописцу, подобной церкви тогда не было в "полунощной стране", и все приходящие дивились ее красоте; а сам князь-строитель имел обычай ежедневно ходить в эту церковь.
   Если Чернигов, столь близкий Киеву, старался разделить с ним славу его святынь и основание своих главных монастырей приписывал Антонию Печерскому, то другие, более отдаленные области русские не замедлили соревновать Киеву в прославлении своих собственных подвижников. Таким образом, мало-помалу почти в каждой из древнерусских земель, особенно в стольных городах, прославляются свои местночтимые угодники рядом с подвижниками греческой церкви или с такими общерусскими святыми, как Борис и Глеб.
   Старейшим смоленским угодником является преподобный Авраамий. Житие его некоторыми чертами напоминает Феодосия Печерского. Видим то же неодолимое влечение к иноческим подвигам с самой ранней юности, то же прилежание к книжному учению и такое же настоятельство монастыря, основанного в честь Богородицы подле самого города. Монастырь этот сделался известен более под именем Спасо-Авраамиевского. Жизнь и подвиги святого относятся ко второй половине XII и к первой четверти XIII века. В первой же половине XIII жил другой местночтимый подвижник, Меркурий, который был пришлецом с Запада и принадлежал сначала Латинской церкви. Он находился на службе Смоленского князя; по словам предания, отразил от столицы татарское полчище; но при этом пал и был погребен в соборном Успенском храме.
   Кроме монастырей, храмов и княжих теремов, Смоленск обиловал гостиными дворами и лавками как туземных купцов, так иногородних и иноземных. Между последними преобладали гости варяжские и немецкие, которые имели не только свои дворы, но и собственные латинские храмы или божницы. Договор 1229 года упоминает о храме "Немецкой Богородицы", в котором, так же как в Успенском соборе, хранились для проверки образцы весовых мер, употреблявшихся в торговле. О том, как был велик и многолюден древний Смоленск, можно судить по следующему известию летописи. В 1230 году свирепствовала в том краю моровая язва. В городе по этому случаю устроено было четыре скудельницы, или общие могилы, и в них похоронено более тридцати тысяч человек! В том же году скончался и сам князь Мстислав Давидович. По торговле и богатству жителей Смоленск уступал только Киеву и соперничал с Великим Новгородом. Изяслав II, приглашая брата Ростислава к совокупному действию против Юрия Долгорукого, говорил: "Там у тебя Новгород сильный и Смоленск".
   Из других приднепровских городов этой земли заслуживают внимания Дорогобуж выше и Красный ниже Смоленска, еще ниже Орша и Копыс. Тут Днепр углом поворачивает на юг и далее своим течением отделяет Смоленскую землю от Полоцкой. Граница смоленская, шедшая на север от утла, перерезывала течение Двины около устья рек Каспли с одной стороны и Усвята - с другой и продолжалась на Ловать, откуда по рубежу новгородскому заворачивала на восток к верховьям Волги; потом следовала ее течению и оканчивалась где-то между Ржевом и Зубцовым, из которых первый город принадлежал смоленским князьям, а второй - суздальским. Северный край Смоленской земли составлял Торопецкий удел, принадлежавший знаменитому Мстиславу Удалому. Город Торопецна Торопе, правом притоке Двины, был одним из наиболее торговых и промышленных смоленских городов. Кроме волжской Ржевы, к этому уделу, кажется, относился тогда и Xолм, стоявший на самой новгородской границе, при впадении речки Куньи в Ловать.
   Восточный край Смоленской земли заключал верховья трех левых притоков Оки, именно: Угры, Протвы и Москвы. Здесь помещались уделы Вяземский и Можайский. Город Можайск, лежавший на берегах Москвы, находился на пограничье с Суздальской землей. А на Протве жил в те времена остаток литовского народца Голяди, который вследствие какого-то движения племен очутился посреди славян и был покорен Русью в XI веке. Вязьма расположена на левом притоке Днепра, речке Вязьме, которая уже самым своим названием указывает на вязкую, т.е. глинистую и болотистую почву своих берегов. Южные уделы Смоленской земли обнимали верховья Десны и Сожи. Здесь, на черниговском пограничье, находились города Ростиславль и Мстислав, оба на притоках Сожи, Осетре и Вехре. Упомянутая выше уставная грамота Ростислава называет многие смоленские села; некоторые из них являются впоследствии; например, Ельня - на верховьях Десны и Прупой (Пропойск) - при впадении Прони в Сож. Последний, вероятно, по своему населению принадлежал уже не столько кривичам, сколько радимичам: ибо тут же недалеко протекала известная их речка Пищана*.
   ______________________
   * Грамота Ростислава-Михаила вместе с дополнительною по тому же предмету грамотою епископа Мануила напечатана в Дополн. к Актам Историческ. I. N 4. Она весьма важна как для разъяснения географического и экономического состояния древней Смоленской области, так и вообще для характера взаимных отношений церковной и светской власти того времени. Любопытно, между прочим, что Смоленский князь в то время имел еще притязание на какую-то волость, захваченную Юрием Долгоруким и отошедшую к Суздальской земле: "Суждали Залесская дань, оже воротить Гюрги, а что будет в ней, из того святей Богородицы десятина". Договорная грамота Мстислава Давидовича с Ригою и Готским берегом помещена в Собрании Госуд. грамот и договоров. Т. П. N 1, кроме того во втором томе "Русских Достопамятностей", с примечаниями Дубенского, и в "Русско-Ливонских актах", изданных Археографической комиссией, с приложением прекрасного исследования о ней академика Куника. Эти две грамоты, наряду с летописью, составляют главный источник при очерке древней Смоленской земли. Апособием, кроме общих приводимых выше трудов и путешествий, служат, между прочим, следующие специальные труды: "История губернского города Смоленска" Муразакевича. 1804, "История города Смоленска" Никитина. М. 1848, "Смоленская губерния" штабс-капитана Цебрикова. СПб. 1862 (Матер, для геогр. и стат. России), "Историко-статистическое описание Смоленской епархии". СПб. 1864. И некоторые статьи в "Памятных книжках" Смоленской губернии. "Княжая местность и храм князей в Смоленске" Писарева. Смол. 1894. И наконец, монография проф. Голубовского "История Смоленской Земли до начала XV ст.". Киев, 1895. В археолог, отношении любопытен труд Сизова о Смоленских курганах. СПб. 1902.
   ______________________
  
   История Полоцкой земли после возвращения князей из греческого заточения крайне темна и сбивчива. Видим только, что смуты Южной Руси, борьба Мономаховичей с Ольговичами и дядей с племянниками помогли Полоцкой земле окончательно освободиться от киевской зависимости. Соперничество разных поколений в потомстве Ярослава I давало полоцким Всеславичам возможность всегда находить себе союзников. Так как с востока их теснили Мономаховичи смоленские, а с юга - киевские и волынские, то Всеславичи сделались естественными союзниками черниговских Ольговичей и с их помощью отстаивали свою самостоятельность.
   Однако Полоцкое княжение не достигло значительной силы и крепости. Оно оказало слишком слабое сопротивление, когда пришлось обороняться от иноплеменных врагов, надвигавших с запада, именно от Литвы и Ливонского ордена. Главные причины его слабости заключались как в недостатке внутреннего единения между Всеславичами, так равно и в беспокойном, строптивом отношении населения к своим князьям. Перевороты, произведенные в Полоцкой земле Мономахом и сыном его Мстиславом I, неоднократное пленение, перемещение и потом изгнание полоцких князей, конечно, перепутали родовые счеты между потомками многочисленных сыновей Всеслава. Мы не находим здесь того довольно строгого порядка, который наблюдался по отношению к старшинству, например, в роде князей чернигово-северских или смоленских. Главный Полоцкий стол становится предметом распрей между внуками Всеслава; но тот, кому удавалось им завладеть, обыкновенно не пользуется большим значением между другими своими родичами, удельными князьями полоцкими. Последние нередко стремятся к самостоятельности и следуют своей собственной политике в отношении к соседним землям. Особенно это можно сказать о князьях Минских. В течение всего столетия, протекшего от возвращения Всеславичей в Полоцк до времени татарского и литовского завоевания, мы не встречаем на Полоцком столе ни одной личности, отмеченной печатью энергии или ловкой политики.
   Распри Всеславичей в свою очередь немало способствовали ослаблению княжеской власти и некоторым успехам народоправления, или вечевому началу. Такое начало, замеченное нами у смоленских кривичей, еще в большей степени проявилось у полоцких, которые в этом отношении еще ближе подходят к своим единоплеменникам, кривичам новгородским. Особенно сильно сказывается оно в жителях стольного города, который подобно другим старейшим городам стремится не только решать междукняжеские распри, но и подчинить своим решениям население младших городов и пригородов. Недаром летописец заметил, что "Новгородцы, Смольняне, Киевляне и Полочане как на духу на вече сходятся, и на чем старшие положат, на том и пригороды станут".
   Характер полоцкой истории в эту эпоху ярко отразился в борьбе двух внуков Всеслава, двоюродных братьев: Рогволода Борисовича Полоцкого и Ростислава Глебовича Минского.
   Женатый на дочери Изяслава II Киевского, Рогволод находился в некотором подчинении у Мономаховичей. Может быть, это обстоятельство и послужило источником неудовольствия против него со стороны полочан Глебовичей Минских, т.е. Ростислава с братьями. В 1151 году граждане Полоцка, тайно сговорясь с Ростиславом Глебовичем, схватили Рогволода и отправили его в Минск, где он был посажен под стражу. Ростислав занял Полоцкий стол, хотя, собственно, и не имел на то права; так как его отец Глеб никогда не занимал этого стола. Опасаясь вмешательства Мономаховичей, Глебовичи отдались под покровительство Святослава Ольговича Новгород-Северского и присягнули "иметь его отцом себе и ходить в послушании у него". Рогволод потом освободился из плена, но не получил обратно своих волостей, и в 1159 году прибег с просьбою о помощи к тому же Святославу Ольговичу, теперь князю Черниговскому. Глебовичи, по-видимому, успели уже не только с ним рассориться, но и возбудить против себя само полоцкое население. По крайней мере мы видим, что едва Рогволод получил войско от Святослава Ольговича и явился в Полоцкой земле, как более 300 мужей дручан и полочан вышли к нему навстречу и ввели его в город Друтск, откуда изгнали Ростиславова сына Глеба; причем пограбили его собственный двор и дворы его дружинников. Когда Глеб Ростиславич прискакал в Полоцк, здесь также поднялось смятение; народ разделился на две стороны, Рогволодову и Ростиславову. Последнему многими подарками удалось успокоить противную сторону, причем он вновь привел граждан к присяге. Граждане поцеловали крест на том, что Ростислав "им князь" и что дай Бог "пожить с ним без извета". Он отправился с братьями Всеволодом и Володарем на Рогволода к Друтску; но после безуспешной его осады противники помирились, причем Рогволод получил еще некоторые волости. Однако смятения в Полоцке не замедлили возобновиться. Строптивые полочане, забыв недавнюю присягу, начали тайно сноситься с Рогволодом. Посланцы их говорили такие речи: "Княже наш! согрешили мы перед Богом и перед тобою в том, что встали на тебя без вины, именье твое и твоей дружины разграбили, а самого тебя выдали Глебовичам на великую муку. Но если ныне не помянешь того, что мы сотворили по своему безумию, целуй нам крест на том, что ты наш князь, а мы твои люди. Ростислава же отдадим в твои руки, и делай с ним, что хочешь".
   Рогволод поцеловал крест на забвение прошлой измены и отпустил послов. Тогда полоцкие вечники задумали вероломным образом схватить своего князя, который, очевидно, окружал себя предосторожностями и не жил в самом городе, а пребывал в загородном княжем дворе за Двиной на реке Бельчице. Полочане позвали князя в Петррв день к "св. Богородице Старой", на братчину, которая устраивалась или целым городом, или каким-либо приходом в храмовой праздник. Но у Ростислава были приятели, которые известили его о злом умысле. Они приехали на пир, имея под плащом броню и с приличным количеством дружины, так что граждане в этот день ничего не посмели предпринять против него. На следующее утро они опять прислали звать его в город под предлогом каких-то важных речей. "Вчера я был у вас; что же вы не молвили мне, в чем ваша нужда?" - сказал князь посланцам; однако сел на коня и поехал в город. Но дорогою его встретил "детский", или один из младших дружинников, который тайком ушел из города, чтобы донести князю об измене полочан. В эту минуту они творили бурное вече против князя; а между тем хищная чернь уже бросилась на дворы главных дружинников, начала их грабить и избивать попадавших в ее руки княжих чиновников, т.е. тиунов, мытников и т.п. Ростислав, ввиду открытого мятежа, поспешил воротиться в Бельчицу, собрал свою дружину и отправился в Минск к брату Володарю, воюя по дороге полоцкие волости, забирая скот и челядь. Между тем Рогволод из Друтска приехал в Полоцк и снова сел на стол деда своего и отца. Но вместе с тем возобновилась его война с Глебовичами Минскими. Рогволод получил помощь от родного дяди своей супруги Ростислава Смоленского, но не даром: он уступил за нее Витебск и некоторые другие пограничные волости. Ростислав Смоленский вскоре перешел на великий стол Киевский и продолжал отсюда помогать Рогволоду против Глебовичей. Однако война с последними не была удачна для Полоцкого князя. Несколько раз ходил он на Минск и не мог взять этого города. В 1162 году Рогволод осадил Городец, в котором оборонялся Володарь Глебович с войском, набранным из соседней Литвы. Здесь Володарь нечаянным ночным нападением нанес такое поражение Рогволоду, после которого тот не осмелился показаться в стольном городе; так как потерял множество Полочан убитыми и пленными. Он ушел в свой бывший удельный город Друтск.
   С того времени летописи не упоминают более о Рогволоде Борисовиче. Но есть другого рода памятник, который, по-видимому, говорит о том же князе спустя девять лет после его поражения под Городцом. Верстах в двадцати от города Орши по дороге в Минск в поле лежит красноватый валун, на плоской поверхности которого высечен крест с подставкою; а вокруг креста иссечена следующая надпись: "В лето 6679 (1171) мая в 7 день доспен крест сей. Господи! помози рабу своему Василию в крещении, именем Рогволоду, сыну Борисову". Очень вероятно, что этот Рогволод-Василий и есть бывший полоцкий князь Рогволод Борисович, который под конец своей жизни должен был довольствоваться Друтским уделом; а помянутый камень находится на земле, очевидно, принадлежавшей к этому уделу. Любопытно, что, кроме Рогволода, сохранилось еще несколько подобных камней в русле Западной Двины. А именно, немного ниже города Дисны в самой порожистой части этой реки возвышается посреди нее гранитный серый валун с изображением креста и надписью: "Господи, помози рабу твоему Борису". Еще ниже лежит другой валун с такой же надписью и крестом. Там же на Двине существует еще несколько камней с надписями, которые невозможно разобрать. По всей вероятности, Борисов камень принадлежит отцу Рогволода, великому князю Полоцкому. А благочестивое обращение к Богу с просьбою о помощи было, конечно, молитвою 6 благополучном окончании какого-либо предприятия; вероятнее всего, она относилась к построению храмов.
   Вскоре после указанных выше событий полочане посадили у себя на столе Всеслава Васильковича, одного из правнуков знаменитого Всеслава. Этот Василько находился в свойстве со смоленскими князьями и только с их помощью держался на своем столе. Но однажды он потерпел поражение от своего соперника Володаря Глебовича, князя Городецкого, и его союзников литовцев, и принужден был искать убежища в Витебске у Давида Ростиелавича, тогда еще одного из удельных смоленских князей. Володарь захватил Полоцк, привел жителей к присяге и затем двинулся на Витебск. Давид Ростиславич оборонял переправу через Двину; но не давал решительной битвы, потому что поджидал на помощь брата своего Романа Смоленского. Вдруг в полночь в лагере Володаря услыхали какой-то шум, как будто целая рать переправлялась через реку. Дружине Володаря почудилось, что это идет на нее Роман, а Давид хочет ударить с другой стороны. Она бросилась бежать и увлекла за собою князя. Утром Давид, узнав о бегстве неприятелей, поспешил в погоню и захватил многих, заблудившихся в лесу. А свояка Всеслава он вновь посадил в Полоцке (1167 г.), который таким образом очутился в зависимости от Смоленска, и последний оказывал ему покровительство в отношении других соседей. Например, в 1178 г. Мстислав Храбрый пошел с новгородцами на полочан, чтобы отнять у них новгородский погост, захваченный когда-то Всеславом Брячиславичем. Но Роман Смоленский отправил сына на помощь Всеславу Васильковичу, а к Мстиславу послал отговаривать от похода. Храбрый послушал старшего брата и от Великих Лук повернул назад. Но зависимость Смоленская была очень неприятна для полочан; равно чувствительна для них была уступка Витебска. Поэтому князья полоцкие снова начали искать союзов с Литвою и с Черниговом. Им удалось наконец воротить Витебский удел, когда Давид Ростиславич получил волость в Киевской Руси (Вышгород). Витебск перешел к Брячиславу Васильковичу, брату Всеслава Полоцкого.
   В 1180 г. произошла замечательная встреча смоленских князей с черниговскими в Полоцкой земле. Давид Ростиславич только что вокняжился в Смоленске по смерти старшего брата; а в Друтском уделе сидел его подручник Глеб Рогволодович, конечно, сын упомянутого выше Рогволода Борисовича. В то время борьба Мономаховичей и Ольговичей из-за Киева находилась в полном разгаре, великий князь Киевский Святослав Всеволодович, возвращаясь из своего похода на Всеволода Суздальского (о чем после), заехал в Новгород Великий, где тогда княжил его сын. Отсюда он пошел в Полоцкую землю; в то же время родной его брат Ярослав Черниговский и двоюродный Игорь Северский пришли с другой стороны, имея у себя наемных половцев, и направились на Друтск, чтобы отнять его у смоленского подручника. Давид Ростилавич поспешил на помощь Глебу Рогволодовичу и старался напасть на Ярослава и Игоря ("дать им полк"), прежде нежели г одоспел Святослав Киевский, с которым соединилась большая часть полоцких князей, в том числе оба брата Васкльковича, Все:лав Полоцкий и Брячислав Витебский, с литовскими и ливонскими наемными отрядами. Но чернигово-северехие князья уклонились от решительной битвы, о заняли крепкое положение на противном берегу Други, и обе рати простояли тут целую неделю, ограничиваясь перестрелкою. Когда же пришел великий князь Святослав Всеволодович с новгородцами и братья начали наводить гать через реку, Давид Смоленский ушел домой. Великий князь сжег острог и внешнюю крепость Друтска, но самого города не взял и, распустив союзников, воротился в Киев. Полоцкая земля, таким образом, очутилась в зависимости от черниговских Ольговичей, но до первой перемены обстоятельств. В 1186 году Давид Ростиславич воспользовался половецким погромом Ольговичей, чтобы смирить Полочан. Он предпринял на них зимний поход из Смоленска; а его сын Мстислав, княживший тогда в Новгороде, пошел ему на помощь с новгородцами; на его стороне были еще два удельных полоцких князя, Всеслав Друтский и Василько Логожский. Полочане смутились и положили на вече такое решение: "Мы не можем стать противу Новгородцев и Смольнян; если впустить их в свою землю, много они успеют сотворить ей зла прежде, чем заключим мир; лучше выйдем к ним на сумежье". Так и сделали: встретили Давида на границе с поклоном и честью; поднесли ему многие дары и уладились мирным образом, т.е. согласились, конечно, на его требования.
   По желанию Давида, Витебск был отдан его зятю, одному из внуков Глеба Минского. Но Ярослав Всеволодович воспротивился этому распоряжению, и отсюда произошло новое столкновение черниговцев с смолянами, в 1195 г. Выше мы видели, чем окончилась встреча противников в Смоленских пределах и как друтский князь Борис помог черниговцам выиграть битву. Витебск был отнят у Давидова зятя. Казалось, что смоленское влияние на полоцкие дела окончательно должно было уступить черниговскому. Но, с одной стороны, усилившиеся в Южной Руси смуты отвлекли внимание черниговцев; с другой - враждебные иноплеменники все более и более теснили Полоцкую землю с запада. Поэтому здесь снова возобладало смоленское верховенство. Доказательством тому служит известная договорная грамота Мстислава Давидовича с Ригою и Готландом. Главную артерию земли Полоцкой, Западную Двину, Смоленский князь признает свободною для торговых судов на всем ее течении, и в конце грамоты объявляет договор обязательным не только для Смоленской "волости", но также для Полоцкой и Витебской. Следовательно, последние находились тогда в зависимости от Смоленска*.
   ______________________
   * Первое известное нам упоминание о Двинских камнях встречается в XVI веке у Стрыйковского в его хронике. Он рассказывает следующее. Случилось ему однажды ехать в числе других жолнеров на стругах из Витебска в Динаминде. Тут он услыхал от одного дисненского купца, что в семи милях от Полоцка ниже на Двине между городами Дриссою и Дисною есть большой камень, на котором высечен крест "русским способом" и славянская надпись: "Вспомози Господи раба своего Бориса, сына Гинвиловаго". Когда струг пристал на ночь близ того места, то Стрыйковский сам ездил в челноке смотреть его. Он объясняет, что эта надпись была сделана по приказу Бориса Гинвиловича в память благополучной доставки из Лифляндии Двиною на стругах кирпича, алебастра и других материалов для построения храма в Полоцке (Kronika. I. 241 стр. Варшав. издания). Другой историк Литовского края Коялович в своей Historia Litvaniae со слов Стрыйковского повторил буквально его известие о той же надписи, переводя ее по-латыни; Miserere, Domine, mancipio tuo Boryso Ginvilonis filio. Но известие Стрыйковского оказывается неверно, и едва ли он сам хорошо рассмотрел надпись во время своей вечерней поездки в челноке. Сементовский, секретарь Витебского статистического комитета, в сочинении своем "Памятники старины Витебской губернии" (СПб. 1867) представил рисунки пяти Двинских камней; из них на трех еще теперь можно читать имя Бориса; на том, о котором говорит Стрыйковский, надпись очень хорошо сохранилась; но слов "сына Гинвилова" ни на одном камне нет и следов. Они оказались прибавкою Стрыйковского. Далее сведения об этих Двинских камнях и Рогволодовом см. в сообщениях Кеппена (Учен. Зап. Ак. Н. по 1 и 3 отд. Т. III, вып. I. СПб. 1855). Платера (Сборник Rubon. Wilno. 1842), Нарбута (Витеб. губерн. Вед. 1846. N 14). Шпилевского ("Путешествие по Белоруссии". СПб. 1858), в газете "Виленский вестник", под редакцией Киркора (1864. N 56), гр. К.Тышкевича "О древних камнях и памятниках Зап. Руси и Подляхии" (Археологич. Вестник, издан, под редакцией А.Котляревского. М. 1867), Кусцинского и Шмидта (Труды первого Археол. съезда LXX - LXXVI) и наконец гр. Уварова (Древности Москов. Археол. Общества. Т. VI, вып. 3). Сапунова "Двинские, или Борисовы, камни" (Витебск 1890).

Главным источником для Полоцкой истории служит Рус. летопись, преимущественно по Ипатьевскому списку. Стрыйковский, ссылаясь на какого-то старого летописца, в своей Хронике говорит, что прямое поколение Всеславичей прекратилось во второй половине XII века; что полочане ввели у себя республиканское правление с вечем и тридцатью судными старцами во главе; что тогда Полоцком завладел литовский князь Мингайло, а сын его Гинвил вступил в брак с Тверскою княжною и принял христианство; что Гинвилу наследовал сын его Борис, тот самый, который построил Св. Софию с некоторыми другими храмами и оставил о себе память на Двинских камнях. Борису наследовал Рогволод-Василий, воротивший полочанам их вечевые обычаи, отнятые Мингайлом; а Рогволоду наследовал сын его Глеб, со смертию которого прекратился род Миигайловичей в Полоцке (Kronika. 239 - 242). То же самое в Pomniki do dziejow Litewskich. Изд. Нарбута. Wilno. 1846. (Так наз. Летопись Быховца.) Некоторые писатели, касавшиеся истории Западной России, продолжали повторять эти известия до позднейшего времени без критического к ним отношения. (В том числе и Август Шлецер - Allgemeine Nordische Geschichte. II. 37.) А между тем уже Карамзин указал на их невероятность и полную несообразность с хронологией (к т. IV, прим. 103). Двинские камни, как мы видели, окончательно изобличили Стрыйковского в прибавке слов "сына Гинвилова". Если принять его свидетельство, то выходило бы, что Борис строил в XIII веке полоцкие храмы, тогда как сын его Рогволод-Василий княжил еще в XII; ибо камень последнего ясно обозначен 1171 годом, и т.п. Погодин и Соловьев также отвергли существование полоцких Мингайловичей, равным образом Беляев ("Очерк Истории Великого княжества Литовского". Киев. 1878). В доказательство того, что в первой половине XIII века в Полоцке еще княжила Русская династия, а не Литовская, прибавлю следующие указания. Во-первых, Генрих Латыш сообщает о полоцком князе Владимире, при котором совершилось водворение немцев в Ливонии. Во-вторых, помянутый торговый договор Смоленска с Ригою и Готландом в 1229 г.; в договор включена Полоцкая и Витебская волость без всякого намека на какую-либо перемену в их князьях. В-третьих, прямое известие Русской летописи (по Воскресен. и Никонов, списку) о том, что Александр Невский в 1239 г. женился на дочери полоцкого князя Брячислава. Относительно помянутого князя Владимира существует некоторое недоумение. Известия о нем Генриха Латыша обнимают целые тридцать лет (1186 - 1216); а между тем русские летописи его совсем не знают. Отсюда явилось предположение, что этот Владимир есть не кто другой, как Владимир Рюрикович, впоследствии князь Смоленский и великий князь Киевский, см. Лыжина "Два памфлета времен Анны Иоанновны" (Изв. Акад. Н. Т. VII. 49). Предположение это, однако, слишком смело; Владимир Рюрикович только родился в 1187 г. Впрочем, также мало вероятности, чтобы в Полоцке княжил один и тот же Владимир и в 1186, и в 1216 гг. У Татищева под 1217 г. (т. III, 403) есть рассказ о полоцком князе Борисе Давидовиче и его второй супруге Святохне, княжне Поморянской. Святохна, чтобы доставить княжение своему сыну Владимиру Войцеху, оклеветала перед князем двух своих пасынков Василька и Вячка. История эта кончается возмущением против нее полочан и избиением ее сообщников поморян. По словам Татищева, рассказ заимствован им из Летописи Еропкина. В помянутом выше своем рассуждении Лыжин считает весь этот романтический рассказ памфлетом, который был направлен против немецкого правительства Анны Иоанновны и сочинен самим Еропкиным. Мнение это пока остается вопросом. По этому вопросу см. г. Сапунова "Достоверность отрывка из полоцких летописей, помещенного в истории Татищева под 1217 г." (Чт. О. И. от 1898. III. Смесь). Он доказывает существование полоцких летописей, откуда этот рассказ заимствовал Еропкин. Из новых трудов по истории края главное место занимают профессоров Довнара Запольского "Очерк Кривичской и Дреговичской земель до конца XII столетия". Киев. 1891 г. и Данилевича "Очерк истории Полоцкой земли до XIV ст.". 1897 г.

Для археологии и этнографии Северо-Западного края укажем след. труды: Сапунова "Витебская старина". Т. V. Витебск 1888. Его же "Полоцкий Софийский собор". Вит. 1888. Его же "Инфлянты". Вит. 1886. Сементовского "Белорусские древности". Вып. I. СПб. 1890. Романова "Белорусский Сборник". 4 выпуска. 1886 - 1891. (Сказки, песни и т.д.). Издан Батюшковым "Белоруссия и Литва". СПб. 1890. (С 99 гравюрами и картой.) "Древности Северо-Запад, края". Издан. Археол. Комиссией. СПб. 1890. Павлинова "Древние храмы Витебска и Плоцка" (Труды IX Археол. Съезда. М. 1895). Еременка и Спицына "Радимические курганы" и "Предполагаемые литовские курганы" (Зап. Археол. Об. VIII. 1896).
   ______________________
  
   Важнейшие поселения в земле полоцких кривичей были расположены по берегам ее главной реки, т.е. Западной Двины. На верхней ее части, на пограничье с Смоленской землею, находился удел Витебский. Город Витебск построен при впадении речки Витьбы в Двину на довольно возвышенном левом берегу последней и, будучи хорошо укреплен, имел также судовую пристань, одну из важнейших на Двине. На среднем ее течении, на правом берегу, при впадении реки Полоты, красовался стольный город Кривской земли Полоцк. Главная его часть, или кремль ("верхний замок"), находился на береговом холму, который возвышается при слиянии Полоты с Двиною. К этому кремлю с востока примыкал внешний город ("нижний замок"), отделенный от него рвом и укрепленный земляным валом с деревянными стенами. Подгородные селения, расположенные на противоположных берегах обеих рек, составляли Заполотье и Задвинье. В Полоцком кремле, кроме теремов княжеских и епископского, по обычаю заключалась главная святыня города, кафедральный каменный собор св. Софии, о семи верхах и главах. Самое именование его показывает, что он был сооружен по подобию храмов киевских, служивших образцами для всей Руси. Кроме Софийского собора в Полоцке, как и в других стольных городах русских, был еще соборный храм во имя Богородицы, которая во второй половине XII века называлась уже "Богородицей Старой", судя по истории Ростислава Глебовича.
   Подобно другим столицам, и здесь кроме храмов благочестивые князья рано сооружают монашеские обители как в самом городе, так и в его окрестностях. Из мужских монастырей наиболее известен Борисоглебский: имена братьев-мучеников особенно часто встречаются в роде полоцких князей. Этот монастырь находился на Задвинье, посреди рощ и кустарников, на склоне глубокой лощины, по дну которой струится речка Бельчица, впадающая в Двину. Он был основан Борисом Всеславичем, говорят, тем самым, который строил Полоцкую Софию. Около того же монастыря находился и загородный княжий двор. Известно, что русские князья по большей части любили пребывать не в городском своем тереме, а в загородном, при котором устраивались разные хозяйственные заведения, особенно любимая их забава, т.е. охота. Загородное житье привлекало их, конечно, не одним чистым воздухом, простором и хозяйственными удобствами, но также некоторым отдалением от шумного веча и строптивой городской черни. По крайней мере подобное заключение можно вывести из приведенной выше истории Ростислава Глебовича.
   Между женскими обителями здесь наиболее прославилась Спасо-Евфросиниевская. В Полоцке по преимуществу перед другими столицами было много княгинь и княжен, посвятивших себя монашеской жизни. Между ними первое место занимает св. Евфросиния, носившая светское имя Предиславы. Житие ее украшено легендами; но историческая его основа не подлежит сомнению. Начало иноческих подвигов ее относится ко времени помянутого полоцкого князя Бориса Всеславича, которому она приходилась племянницей, будучи дочерью его младшего брата Георгия и, следовательно, внучкою знаменитого Всеслава.
   Еще в отроческих летах, когда ей готовилось замужество, Предислава тайно ушла из родительского дома к тетке своей, вдове князя Романа Всеславича, которая была настоятельницею женской обители, находившейся, по-видимому, подле соборного Софийского храма. Здесь Предислава постриглась под именем Евфросинии, к великому огорчению своих родителей. По ее просьбе епископ полоцкий Илия позволил ей некоторое время жить в келье, пристроенной к собору, или в так наз. "голубце". Тут она занималась списыванием церковных книг и деньги, полученные от этого труда, раздавала нищим. Вскоре помыслы ее обратились к обычному стремлению благочестивых русских княгинь, к устроению собственной женской обители. Для этой цели епископ уступил ей свое ближнее сельцо, где был у него загородный дом с небольшою деревянною церковью во имя Спаса-Преображения. Место это лежит в верстах в двух от города на правом берегу Полоты. Здесь Евфросиния устроила новую обитель, в которой была поставлена игуменьей. В число своих инокинь она, к новому огорчению отца, привлекла родную сестру Гориславу-Евдокию и двоюродную Звениславу-Ефразию Борисовну. С помощью родственников на месте деревянного она соорудила и украсила каменный Спасо-Преображенский храм, который был освящен преемником Илии епископом Дионисием в присутствии княжего дома, при многочисленном стечении народа. Евфросиния тем не ограничилась и, чтобы иметь собственных священнослужителей, основала поблизости мужской монастырь во имя Богородицы. В своей обители она мирно пережила грозу, разразившуюся над ее родом во время Мстислава Мономаховича Киевского, который изгнал полоцких князей в Грецию. Миновало время этого изгнания; князья воротились. Миновало и время междоусобия двоюродных братьев ее, Рогволода Борисовича и Ростислава Глебовича. Евфросиния успела постричь в монахини еще двух княжен, своих племянниц. Достигнув старости, она пожелала посетить Святую землю, согласно с благочестивым настроением своего века. Это, по-видимому, было в то время, когда на Полоцком столе сидел ее племянник Всеслав Василькович, а византийским императором был Мануил Комнен. Свой монастырь святая игуменья оставила на попечение сестры Евдокии; а сама, в сопровождении двоюродной сестры и одного из родных братьев, отправилась в Константинополь. Поклонясь святыням Цареградским, она отплыла в Иерусалим, где и приютилась в русском странноприимном доме при Феодосиевском монастыре Богородицы. Там она скончалась и была погребена в притворе монастырского храма.
   Лицо Евфросинии сделалось предметом особого почитания в Полоцкой земле. А прекрасным памятником ее благочестия служит воздвигнутый ею храм Спаса-Преображения (доселе сохранившийся в основных своих частях), небольшой по размерам, но изящной архитектуры, как и все образцы византийско-русского стиля той эпохи. В храме этом хранится крест Евфросинии, сооруженный в 1161 году; он шестиконечный, деревянный, окованный серебром и украшенный драгоценными камнями, заключающий в себе частицы мощей. Одною из преемниц Евфросинии на игуменстве была ее племянница - преподобная Параскевия, дочь Рогволода-Василия Борисовича, которая подарила Спасской обители все свое имение и привела ее в весьма цветущий вид.
   Полоса, лежащая к северу от Двины, представляет несколько холмистую озерную область, которая, по-видимому, не имела густого населения. Полоцкие пределы здесь сходились с новгородскими около верховьев Ловати и Великой. Единственный значительный город, известный по летописи в этой стороне, был Усвять, лежащий на озере того же имени, на пограничье с Смоленскою и Новгородскою землею. Наибольшая и лучше населенная часть Полоцкой земли простиралась к югу от Двины; она обнимала область правых днепровских притоков, Друти и Березины. Эта область представляет лесистую песчано-глинистую равнину, в северо-западной своей полосе часто возвышенную и холмистую, а в юго-восточной - низменную и болотистую; последняя незаметно сливается с Туровским Полесьем. Самым зажиточным краем в этой области был Минский удел, имевший более сухую и плодородную почву, с примесью чернозема, с лиственными породами леса и богатыми пастбищами. Стольный город удела Минск возвышался на береговых холмах реки Свислочи (правого притока Березины). Это один из древнейших кривских городов, наравне с Полоцком и Смоленском. Под самым городом впадала в Свислочь небольшая, но историческая речка Немиза. На ее берегах происходила известная битва Всеслава с Ярославичами в 1067 году. Певец "Слова о полку Игореве" воспел эту битву в таких образах: "На Немизе снопы стелют головами, молотят цепами булатными, на току живот кладут, веют душу от тела; не добром посеяны кровавые берега Немизы, посеяны костьми русских людей". Неподалеку от Минска, к северо-западу, на одном из притоков Свислочи, лежал Изяславль, построенный Владимиром Великим для Рогнеды и ее сына Изяслава. Еще немного далее на север на реке Гойне, притоке Березины, находился Логожск, а на самой Березине - Борисов, основанный Борисом Всеславичем. Подвигаясь от него к востоку, встречаем один из наиболее значительных полоцких городов Друтск, в местности весьма лесистой и болотистой. На юго-востоке крайними полоцкими городами были Рогачев, при впадении Друти в Днепр, и Стрежев, несколько ниже на Днепре; эти города лежали на Чернигово-Киевском пограничье.
   На западе пределы Полоцкой земли терялись в лесах литовских, куда постепенно проникали поселения кривичей. Такие поселения заводились отчасти путем торговых сношений, отчасти силою оружия. Князья русские налагали дани на соседние литовские народы и на удобных береговых холмах рубили русские городки, откуда их дружинники ходили собирать дани и где туземцы могли менять добычу от своих звериных промыслов на хозяйственные орудия, ткани, женские украшения и другие русские товары. Литва довольно легко подчинилась влиянию более развитой русской гражданственности и на украйне своей подвергалась постепенному обрусению; в XII веке мы не раз в полоцких войсках встречаем вспомогательные литовские отряды. Но неустройства и недостаток единения в самой Полоцкой земле мешали прочности русского господства в этих глухих краях.
   По некоторым признакам полоцкие князья владели течением Двины почти до самого Балтийского моря, т.е. собирали дани с туземных латышей. Но они не позаботились упрочить за собой устье этой реки построением крепких русских городов и, по-видимому, не занимали своими дружинами укрепленных мест на ней далее двух замков, носивших латышские названия: Герсике (ныне Крейцбург, пониже Двинска) и Кукейнос (Кокенгузен). Со стороны Немана полоцкие границы пересекали Вилию и направлялись к его среднему течению. На реке Святой притоке Вилии, имеем город с русским названием Вилькомир, потом Новгородок, на одном из левых неманских притоков, и Городно, на высоком правом берегу Немана при впадении речки Городничанки. О процветании сего последнего города наглядно свидетельствуют остатки красивого Борисоглебского храма (известного более под именем "Коложанского"), основание которого восходит к XII веку и который только в наше время разрушен действием воды, подмывшей песчаный рыхлый берег Немана. Храм этот особенно замечателен множеством своих голосников, т.е. глиняных продолговатых горшков, вделанных в стены, как надо полагать, с целью придать более приятности звукам церковного пения. Городно и Новгородок служили оплотом Кривской земли со стороны дикого занеманского племени ятвягов*.
   ______________________
   * "Житие Евфросинии" в Степенной книге. I. 269. Стебельского Dwa swiata na horyzoncie Polockim czyli zywot ss. Evfrozynii i Parackewii. Wilno. 1781. "Жизнь преподобной княжны Полоцкой Евфросинии" - Говорского (Вест. Юго-Запад. и Запад. России. 1863. NN XI и XII). "Памятники старины Витеб. губ." - Сементовского с изображением креста Евфросинии. Надпись на нем заключает заклятие, чтобы никто не дерзал взять этот крест из монастыря Св. Спаса. Та же надпись свидетельствует, что для украшения его употреблено серебра, золота, дорогих камней и жемчугу на 140 гривен и что мастер, его делавший, назывался Лазарь Богша. О Евфросинии и Параскеве у Сапунова Витеб. Старина. Т. V. "Минская Губерния" - подполк. Зеленского. СПб. 1864, и "Гродненская Губерния" - подполк. Бобровского. СПб. 1863. (Матер, для геогр. и стат. России - офицерами генерал, штаба.) "Гродненская Коложанская церковь" (Вестник Запад. России. 1866. кн. 6). Памятная книжка Виленского генерал-губернаторства на 1868 г. под редакцией Сементовского. СПб. 1868 (с некоторыми историческими и этнографическими заметками). Starozytna Polska Балинского и Липинского. Том. III. Warsch. 1846.
   ______________________
  
   Со второй половины XII века отношения Киевской Руси к своим западным соседям начинают изменяться. Среди Литвы подготовляется политическое объединение, которое потом дает ей перевес над соседней Русью. В то же время на устьях Двины возникает враждебный и Руси, и Литве немецкий орден Меченосцев.
   Вдоль восточных берегов Балтийского моря от устьев Вислы до нижнего течения Западной Двины простирается песчано-глинистая равнина, обильная реками, озерами и болотами, сосновыми и дубовыми пущами. Отчасти эта равнина взволнована холмами и пригорками и усеяна валунами и обдомками гранитных скал, которые действием воды были оторваны от горных кряжей Скандинавии и на льдинах перенесены далеко на восток еще в те времена, когда часть Восточно-Европейского материка находилась под водою (т.е. во времена так наз. Ледяного периода). Такова стародавняя родина небольшого, но замечательного Литовского племени, которому суждено было занять немаловажное место в Русской истории.
   Это племя состояло из многих разноименных народов. Главным средоточием их была область нижнего и среднего течения Немана с его правыми притоками Дубиссой, Невяжей и Вилией. Принеманская Литва в географическом отношении делилась на Верхнюю, Аукстоте, или собственную Литву, жившую на среднем Немане и Вилии, и на Нижнюю, Жомойт, или Жмудь (в латинской форме "Самогития"); последняя обитала в приморском крае между низовьями Немана и Виндавой. По языку Верхняя Литва и Жмудь составляли одну и ту же ветвь Литовской семьи. Народцы, жившие далее к северу, составляли другую ветвь этой семьи, именно Латышскую, или Летскую, хотя название ее есть видоизменение того же имени Литва. К этой ветви принадлежали: Корсь, или Куроны, занимавшие угол между Балтийским морем и Рижским заливом; Зимгола (в латинской форме "Семигалия") к востоку от Кореи на левой стороне Двины; Лет-гола, или собственно Латыши, на правой ее стороне до реки Аа и далее, на пограничье с финскими народцами. На запад от Принеманской Литвы жила третья ветвь Литовской семьи, Прусская, которая занимала низменную полосу от нижнего Немана и верхнего Прегеля до нижней Вислы. Название Пруссов, по всей вероятности, связано с именем Русь или Рось, которое носили несколько рек Восточной Европы. К числу этих рек принадлежит и Неман, в нижнем своем течении также называвшийся Русью. Между тем как собственно Литовская и Латышская ветви были сопределены Славяно-Русскому миру, Прусская ветвь соседила с народами Славяне Ляшского корня. Она в свою очередь дробилась на мелкие народцы, каковы: Скаловиты, Самбы, Натании, Вармы, Галинды, Судавы и пр. С юга к Неманской Литве и Пруссам примыкал народ, который по всем признакам можно считать четвертою ветвию Литовского семейства: это Ятвяги. Они занимали область глухих непроходимых пущ, орошаемых правыми притоками Западного Буга и левыми Немана; следовательно, по своему положению Ятвяги врезывались клином между Русскими и Польскими Славянами. Был еще литовский народец, брошенный, как мы видели, в самый восточный угол Смоленской земли, на берега верхней Протвы, именно Голядь, название которой напоминает прусских Галиндов.
   Язык Литовской семьи показывает, что из всех арийских народов она находилась в ближайшем родстве со Славянами. Во время великих народных движений литвины были занесены в Прибалтийские страны, и тут в глуши своих лесов долгое время жили в стороне от исторических переворотов и иноземных влияний: так что Русская история застает их на первобытных степенях гражданственности, и самая речь Литвы более других арийских языков сохранила родство со старейшим своим братом, языком священных индийских книг, т.е. с санскритом.
   Свидетельства средневековых и новейших историков изображают коренных Литвинов людьми крепкого мускулистого сложения, с белою кожею, румяным овальным лицом, голубыми глазами и светлыми волосами, которые, впрочем, с летами темнеют. В домашнем быту нрав их добродушный, обходительный и гостеприимный. Незаметно, чтобы они усердно злоупотребляли береговым правом, т.е. грабили и захватывали в плен потерпевших кораблекрушение. Только племя Куронов было известно морскими разбоями. Но, выходя из мирного состояния, в войнах с соседями Литва являлась народом суровым, хищным и способным к сильному возбуждению. В IX и X веках она была народом бедным и по преимуществу звероловным. Ее дремучие пущи обиловали множеством пушного, рогатого и всякого зверя, каковы: медведи, волки, лисицы, рысь, зубры, олени, лоси, вепри и т.д. Впрочем, местами она уже занималась земледелием, употребляя соху, запряженную парою волов, и взрывая землю дубовым обожженным сошником. Богатые рыбою озера и реки доставляли также средства для ее пропитания. Ей известно было и пчеловодство, но в самом первобытном его виде: из борти, или древесного дупла, собирали мед диких пчел. Заметны и начала скотоводства, особенно любовь к коню; эту любовь Литва, конечно, пронесла с собою из более южных, степных стран, где она когда-то обитала. Кони литовские были малорослы, но отличались крепостию и выносливостью. Литва продолжала употреблять в пищу конское мясо, пила теплую конскую кровь, а кобылье молоко составляло ее обычный напиток. Она была рассеяна небольшими поселками по своим лесам и жила или в земляных, или в бревенчатых дымных хижинах, освещаемых лучинами, и с отверстиями, затянутыми звериною кожею вместо окон. Нам не известны литовские города этой эпохи. Самая природа страны, т.е. непроходимые леса и болота, служила лучшею защитой от неприятельских вторжений. Но многие остатки валов и городищ, в особенности на берегу озер или посреди них на островах, указывают на существование укрепленных мест, в которых обитали мелкие державцы Литовской земли. Начала торговых сношений были положены промышленными людьми, которые приходили, с одной стороны, из Славянобалтийского поморья, где в те времена были уже многие торговые города (Любек, Винета, Волынь, Щетин и др.), а с другой - из земли кривичей. Они меняли свои товары, преимущественно металлические изделия и оружие, на звериные шкуры, меха, воск и пр. В особенности привлекало сюда иноземных торговцев богатство янтаря, которым берега Пруссии славились издревле.
   У Литвы мы находим такие же начатки сословий, как и у других народов, стоявших на той же степени гражданственности. Из среды свободного населения выдвигались некоторые роды, владевшие большим количеством земель и челяди. Из таких знатных родов вышли местные князья, или "кунигасы", которых значение, небольшое в мирном быту, поднималось в военное время, когда они являлись предводителями местного ополчения. Несвободное состояние, рабы и челядь, питалось преимущественно войною, так как пленники по общему обычаю обращались в рабство. Но число их не могло быть велико до тех пор, пока Литва ограничивалась легкими схватками между собою и с соседями. В политическом отношении литовский народ представлял дробление на мелкие, владения и общины, во главе которых стояли или кунигасы, или веча старейшин. Единство племени, кроме языка, поддерживалось жреческим сословием.
   Религия литовская имела много общего со славянскою. Здесь мы находим то же поклонение верховному богу громовнику Перуну, который по-литовски произносился Перкунас. Такое грозное божество олицетворяло по преимуществу стихию огня, вместе разрушительную и благодетельную. Огнепоклонение литвинов выражалось неугасимыми кострами, которые горели в их святилищах перед идолами Перуна. Этот священный огонь назывался Знич и находился под ведением особой богини Прауримы. Солнце как источник света и тепла чтилось под разными именами (Сотварос и др.). Богиня месяца называлась Лайма; дождь олицетворялся под видом бога Летуванис. В числе литовских божеств встречаются славянские Лель и Ладо, означавшие также солнечного и светлого бога. Был особый бог веселья, Рагутис, а свободная и счастливая жизнь находилась под покровительством богини Летувы. Некоторые божества носили различные названия; поэтому до нас дошло большое их количество. Волынский летописец, например, приводит имена литовских богов: Андая, Диверикса, Медеина, Надеева и Телявеля. Мифология литовская успела получить большее развитие, нежели славянская, благодаря долее сохранившемуся язычеству и более влиятельному жреческому сословию. Основою этой мифологии, как и везде, было почитание стихий. Воображение народное, по общему обыкновению, всю видимую природу населяло особыми божествами и гениями; а влияние дремучих лесов ярко отразилось на множестве всякого рода суеверий. Вся жизнь человека, все его действия находились под непосредственным влиянием сверхъестественных существ, добрых и недобрых, которых надобно располагать в свою пользу поклонением и жертвами. Некоторые животные, птицы и даже гады, особенно ужи, пользовались почитанием у литвинов. Рядом с этим грубым идолопоклонством встречаются признаки довольно развитой ступени язычества. Мы находим здесь нечто похожее на индийскую тримурти, или трех высших божеств греческого Олимпа. Подобно Зевесу и его двум братьям, Перкунас повелевает небом; а водная стихия подчинена богу Атримпосу, которого представляли себе под видом водяного ужа, свившегося в кольцо, с головою мужчины средних лет; земное или собственно подземное царство принадлежало Поклусу (славянский Пекло), которого народное воображение рисовало бледнолицым старцем с седой бородой и с головой, небрежно повязанной куском полотна. Сам Перкун изображался крепким мужем с каменным молотом или с кремневою стрелою в руке. Богам посвящались особые леса и озера, которые были таким образом заповедными, неприкосновенными для народа; дуб считался по преимуществу деревом Перкуна, и святилища его обыкновенно располагались посреди дубовой рощи. Главнейшее из них называлось Ромово, которое находилось где-то в Пруссии. Здесь под ветвями священного дуба стояли изображения трех помянутых богов, а перед ними горел неугасимый костер. Обыкновенно особые жрецы, долженствовавшие сохранять чистую, непорочную жизнь, смотрели за этим костром; если он угасал, то виновные в том сожигались живыми, а огонь добывался снова из кремня, который был в руке Перкуна. Здесь же, в Ромове, подле главного святилища жил верховный жрец, называвшийся Криве-Кривейто.
   Жреческое сословие у Литвы не составляло особой касты, потому что доступ к нему был свободен; но оно было многочисленно и сильно своим значением в народе. Оно отличалось одеждою от других людей, особенно белым поясом, носило общее название вайделотов, но делилось на разные степени и различные занятия. Конечно, главным его назначением было совершать жертвоприношения богам и охранять святилища; далее, оно занималось наставлением народа в правилах веры, лечением, гаданиями, заклинаниями от недобрых духов и т.п. Высшую жреческую ступень составляли кревы, которые надзирали за святилищами и вайделотами известного округа и, кроме того, имели значение народных судей. Отличительным знаком их достоинства был жезл особого вида. Они вели жизнь безбрачную, тогда как простые вайделоты могли быть люди семейные. Некоторые кревы достигали особого почета и уважения и получали название "Криве-Кривейта". Из последних наибольшею духовною властию пользовался тот, который жил в прусском Ромове. Его власть, как говорят, простиралась не только на пруссов, но и на другие литовские племена. Приказания свои он рассылал посредством вайделотов, снабженных его жезлом или другим его знаком, перед которым преклонялись и простые, и знатные люди. (Средневековые католические хронисты преувеличенно сравнивали его с Римским папою.) Ему принадлежала третья часть военной добычи. Бывали примеры, что Криве-Кривейто, достигши глубокой старости, сам приносил себя в жертву богам за грехи своего народа и для этого торжественно сжигался живой на костре. Такие добровольные самосжигания, конечно, поддерживали в народе особое уважение к этому жреческому сану.
   Первыми апостолами-мучениками у Литовского народа почитаются св. Войтех и св. Брун. В конце X века архиепископ чешской Праги Войтех (или Адальберт) отправился проповедовать Евангелие языческим народам на берега Балтийского моря, под покровительством польского короля Болеслава Храброго. Он и два его спутника однажды углубились в лесную чащу и, остановясь посреди ее на поляне, прилегли отдохнуть. Скоро их разбудили дикие крики. Миссионеры, не зная того, очутились в заповедном лесу, куда доступ чужеземцам был возбранен под страхом смерти. Старший жрец первый ударил святого мужа в перси; а остальные его докончили. Болеслав отправил посольство с просьбою выдать ему останки Войтеха и освободить из оков его спутников. Пруссы потребовали и получили столько серебра, сколько весило тело мученика. Оно с великим торжеством было положено в Гнезненском соборе. Спустя лет десять или одиннадцать (в 1109 г.) такая же мученическая кончина от языческой Литвы постигла и другого христианского апостола, Бруна, того самого, который ходил в Южную Русь и гостил в Киеве у Владимира Великого. Болеслав Храбрый опять выкупил тело святого мужа и замученных вместе с ним его спутников. Подобная судьба проповедников возбудила сильное негодование в католическом мире, особенно при папском дворе. Тот же Болеслав с большим войском двинулся вглубь Пруссии. Поход был предпринят зимою, когда болота и озера, служившие самой надежной обороной, покрылись льдом, который представлял прочный мост для войска. По неимению крепостей пруссы не могли оказать сильного сопротивления. Поляки разграбили и сожгли много деревень, проникли в самое Ромово и разрушили святилище; идолы богов были сокрушены, а жрецы преданы мечу. Наложив дань на пруссов, король с торжеством воротился домой. После того упало значение прусского Ромова и самого Криве-Кривейто. Местопребывание его вместе с главным святилищем перешло в среду принеманской Литвы на устье Дубиссы, откуда впоследствии перед напором новой религии священный Знич перенесен еще далее - на устье Невяжи, потом на берега Вилии в Кернов и наконец в Вильну.
   Кроме жрецов, у литвинов были и жрицы, или вайделотки, которые поддерживали огонь в святилищах женских божеств и под страхом смерти обязаны были сохранять целомудрие. Были также вайделотки, занимавшиеся разного рода знахарством или ведовством, т.е. гаданиями, прорицаниями, лечением и т.п. Религиозное усердие литвинов особенно выражалось обильными жертвоприношениями животных, каковы конь, бык, козел и пр. Часть жертвенного животного вайделоты сожигали в честь божества; остальное служило для пиршества. В торжественных случаях были в обычае и жертвы человеческие; напр., за победу благодарили богов сожжением живых пленников; чтобы умилостивить некоторые божества, приносили в жертву детей.
   Погребальные обычаи Литвы были почти те же, что у русских славян. Здесь также господствовало сожжение знатных покойников с их любимыми вещами, конем, оружием, рабами и рабынями, охотничьими собаками и соколами. Литвин тоже верил, что загробное существование похоже на настоящее и что там будут те же отношения между господами и слугами. Погребение тоже сопровождалось пиршеством вроде славянской тризны, причем выпивалось большое количество хмельного меду и пива (alus). Остатки сожженных трупов собирались в глиняные сосуды и зарывались в полях и лесах; иногда над могилами насыпали курганы и обкладывали их камнями. Вера в очистительное действие огня была так сильна у этого народа, что были нередкие случаи, когда старцы, больные и увечные заживо всходили на костер и сожигались, считая такую смерть самою приятною богам. Тени покойников часто представлялись воображению литвинов в полном вооружении на крылатых конях. Любопытно, что подобные представления существовали также у ближайшего к Литве славяно-русского племени, кривичей, и сохранялись даже в первые века их христианства. При этом благочестивые люди смешивали представление о покойниках с понятием о бесах или злых духах. Так, киевский летописец под 1092 годом передает следующее баснословное известие. В Друтске и Полоцке бесы рыскали по улицам на конях и насмерть поражали людей; народу были видимы только конские копыта, и тогда шел говор, что "навье (мертвецы) бьют Полочан".
   Политическое дробление Литовского народа и уединенное неподвижное состояние его, нарушаемое местными незначительными войнами, могли продолжаться до тех пор, пока ниоткуда не грозила опасность его независимости. Бедность и дикость Литвы побуждали ее иногда предпринимать мелкие набеги на более зажиточных соседей, т.е. Русь и Польшу; но князья этих стран в свою очередь начали теснить Литву. Таким образом, с юга стали напирать на нее польские славяне, а с востока - русские; те и другие успели ранее ее развить свой государственный быт и свою гражданственность. Вместе с тем христианство начало с разных сторон вторгаться в литовские пределы, Тогда и литовское племя мало-помалу выступает на историческое поприще. Леса и болота оказывались не всегда надежною защитою от внешних неприятелей, явилась потребность собирать и объединять свои силы. В это время у литвинов пробудилась воинственная энергия и усилилась власть военных вождей, то есть власть княжеская, которая постепенно берет верх над влиянием духовенства и жреческого сословия. По свидетельству нашей летописи, уже Владимир Великий и его сын Ярослав ходили на ятвягов и на Литву. С тех пор известия о враждебных столкновениях Руси с Литвою повторяются чаще и чаще. Долгое время перевес оставался за русскими дружинами, которые проникали вглубь литовских земель и брали с них дань скотом, челядью, звериными шкурами, а с беднейших жителей, по сомнительному свидетельству польского летописца, будто бы собирали дань лыками и вениками. Борьбу с Литвою вели преимущественно князья Волынские и Полоцкие. Из Волынских, как известно, прославились в этой борьбе особенно Роман Мстиславич и потом сын его Даниил Галицкий. Не так успешно велась она со стороны полоцких князей. Хотя кривские торговцы и переселенцы продолжали проникать в литовские земли, но сама Полоцкая земля во второй половине XII века уже много терпела от литовских набегов и разорений. Первоначально вооруженная дубинами, каменными топорами, пращами и стрелами Литца совершала набеги большею частию на своих лесных конях и старалась напасть внезапно, оглашая воздух своими длинными трубами. Через реки она переправлялась в легких лодках из зубровой шкуры, которые возила за собою; а за недостатком лодок просто переплывала реки, держась за хвосты коней. Сношения с соседями и награбленная добыча потом дали литвинам возможность приобретать железное вооружение, так что у них появились мечи, шлемы, брони и т.д. Воинственный дух все более к более воспламенялся. В эту эпоху не только встречаем у полоцких князей наемные литовские отряды; но и некоторые литовские князья уже настолько богаты, что нанимают в свою службу отряды из русской вольницы. Оки уже не ограничиваются одними набегами, но облагают данью пограничные земли кривичей и дреговичей и даже завоевывают целые области.
   Певец "Слова о полку Игореве", изображая печальное состояние Южной Руси, терзаемой Половцами, в таком виде рисует положение Руси Полоцкой, угнетаемой Литвою, и прославляет геройскую смерть одного из удельных князей, Изяслава Басильковича: "Уже Сула не течет светлыми струями к городу Переяславлю. А Двина мутно течет у Полочан под грозным кликом поганой Литвы. Один только Изяслав сын Васильков позвонил острыми мечами о шеломы литовские, соревнуя славе деда своего Всеслава; но и сам он лежит в кровавой мураве под червлеными щитами, изрубленный мечами литовскими. Не было с ним брата Брячислава и другого брата Всеволода; один он изранил жемчужную душу из храброго тела чрез золотое ожерелье". Поэт объясняет далее, что полоцкие Всеславичи собственными крамолами наводили поганую Литву на свою землю, подобно тем князьям, которые такими же крамолами навели на землю Русскую поганых половцев.
   Во время борьбы с Русью мелкие литовские князья начали соединяться и составлять союзы для общего действия. Особенно подобные союзы выступают против сильных князей Волынских. По смерти своей грозы, Романа Мстиславича, князья Литовские вошли в переговоры с его женою и сыновьями и прислали посольство для заключения мира. По этому поводу волынский летописец сообщает целый ряд их имен. Старейшего между ними он называет Живинбудом; потом следуют: Давьят и его брат Виликаил, Довспрунг с братом Миндогом, жмудские владетели Ердивил и Выкинт, некоторые члены родов Рушковичей (Клитибут, Вонибут и т.д.) и Булевичей (Вишимут и др.) и некоторые князья из области Дяволтвы, лежавшей около Вилькомира (Юдьки, Пукеик и пр.). Подобные союзы с старейшим князем во главе, естественно, пролагали путь к собиранию литовских родов и племен в одну политическую силу, то есть пролагали путь единодержавию. Последнее явление было ускорено новой опасностью, которая начала угрожать литовской религии и независимости с другой стороны: от двух немецких рыцарских орденов*.
   ______________________
   * Источниками для первоначальной истории, религии и быта Литовского племени служат известия средневековых географов и летописцев, каковы: Вульфстан (который описывает Литву под именем Эстов. См. в переводе Дальмана у Шафарика т. II, кн. 3), Дитмар Мерзербургский, Адам Бременский, Гельмольд, Мартин Галл, Кадлубек, Генрих Латыш, Русская летопись по Ипатьевскому списку. Passio SAdalberti episcopi et martins и Historia de predicatione episcopi Brunonis cum suis capellanis in Pruscia et martirio eorum. (у Белевского Monum. Poloniae Histor. T. I). Наиболее подробные сведения о быте и религии Литвы, особенно пруссов, в Хронике Прусско-Тевтонского ордена Петра Дюисбургского, писавшего в первой четверти XIV века (Chronicon Prussiae. Jena. 1679. Издание Христофора Гаркноха; с присоединением сочинения неизвестного автора Antiquitates prussicae). Из писателей XV века довольно сведений о Литве у Ддугоша, но не всегда достоверных (он пустил в ход известие о дани вениками и лыками, которое, между прочим, повторяется в так наз. Густынской летописи под 1205г.). Из писателей XV века особенно заслуживают внимания: Лука Давид, у которого под руками была летопись Христиана, первого епископа Прусского, Симон Грунау, Ласицкий (De diis Samogitaram. Реферат о нем Мержинского в Трудах третьего Археологич. съезда) и наконец Матвей Стрыйковский - Kronika Polska, Litewska etc. 1876. 2 тома). К тому же XVI веку можно отнести неполную "Хронику Литовскую", известную под именем владельца рукописи Быховца. Издание Нарбута. Wilno. 1846. Далее пособиями служат: Кояловича - Historya Litwaniae. Dantisci. 1650. Изд. Форстера. (Он сильно пользовался Стрыйковским.) Фойгта - Geschichte Preussens. Шафарика - Славян. Древн. Т. I. кн. 3. Обширный труд Нарбута Diezje starozytne narodu Litewskiego. Wilno. 9 томов. Первые три тома, относящиеся до быта, религии и древнейшей истории Литвы, изданы в 1835 - 1838 гг. Этот историк послужил образцом для последующих польских писателей о Литве. Из них особенно укажем Ярошевича - Obraz litwy. 3 части. Vilno. 1844 - 1845 и Крашевского - Litwa. 2 тома. Warschawa. 1847 - 1850. На русском языке: Кеппела "О происхождении языка и Литовской народности" (Материалы для истории проев, в России. 1827). Боричевского по "Сведения о древ. Литве" и "О происхождении названия и языка Литовского народа" (Журн. Мин. Н. Пр. XLII и XLVI). Киркора "Черты из истории и жизни Литовского народа". Вильна. 1854. Кукольника "Исторические заметки о Литве". В. 1764. Беляева "Очерк истории северо-запад, края России". В. 1867. Кояловича "Лекции по истории Запад. России". М. "Литва и Жмудь" (2-й том Соч.). Миллера и Фортунатова "Литовские народные песни". М. 1873. Кроме того Гануша - Die Wissenschaft des Slawichen Mythus, im weitesten den altpreussisch-Lithauischen Mithus mil umfassenden Sinne. Lemberg. 1842. Шлейхера - Handbuch der Lith. Sprache. Шегрена Uber die Wohnsitze und die Verhaltnisse der Jatwagen. S.-Ptrsb. 1858. По поводу ятвягов см. также "Записки о западной части Гродненской губернии" в Этногр. Сборнике 1858 г. Вып. 3. Упомяну еще: неоконченное сочинение Венелина "Леты и Славяне" (Чт. Об. И. и Др. 1846. N 4), где он пытается сближать Литовское племя с Латинским на основании языка и религии, и Микуцкого "Наблюдения и замечания о Лето-Славянском языке" (Записки Геогр. Об. I. 1867); Дашкевича "Заметки по истории Литовско-русского государства". Киев. 1885, и Брянцева "История Литовского государства с древ, времен". Вильна. 1889. Проф. Кочубинского "Литовский язык и наша старина". (Труды IX Археол. Съезда. Т. 1. М. 1895). Ф.Покровского "Курганы на границе современной Литвы и Белоруссии". (Ibid.)

Первоначальная история Литовского народа пока мало исследована и разъяснена. Польские и западнорусские писатели XV и XVI вв., особенно Длугош, Кромер, Матвей Меховий, Стрыйковский и автор Хроники Быховца украсили ее легендами и учеными рассуждениями о скифах, готах, герулах, аланах, ульмигерах и т.п. Между прочим, во главе Литовской истории они Большею частию поставили сказку о римском выходце Палемоне, который с 500 воинов приплыл на берега Немана и здесь основал Литовское княжение, Его три сына Боркус, Кунас и Сперо разделили между собою Литовскую землю; но Боркус и Сперо умерли без наследников, и землю их наследовал Кунас. Сын его Керн построил город Кернов, где утвердил столицу. Литовская земля раздробилась на уделы между его потомками. Под влиянием сходной с этим русской басни о трех братьях Варягах, польские и некоторые русские историки Литвы XIX века, с Нарбутом во главе, не только дали веру сказке о Палемоне и его сыновьях; но и начали доказывать, что он пришел не из Рима, а из Скандинавии, как Рюрик, Синеус и Трувор, и, следовательно, Литовское княжество, подобно Русскому, основано Норманнами. От Палемона и его сподвижника Довшпрунга (соответствующего нашему Оскольду) выведена была генеалогия литовских князей до самого XIII века включительно. Рядом с легендою о Палемоне и его трех сыновьях стоит еще легенда о двух братьях Вайдевуте и Брутене, из которых первый сделался светским владетелем Литвы и имел 12 сыновей, разделивших его земли между собою; а второй был устроителем Литовской религии и первым Криве-Кривейто. Позднейшие писатели и эти мифические лица также причислили к сонму Скандинавов. Относительно Криве-Кривейто любопытно мнение г. Мержинского, высказанное на VI и IX археол. съездах (см. Труды сих съездов): он считает известия о его чрезвычайной власти сильно преувеличенными.
   ______________________

* * *

   Край, известный под именем Прибалтийского, или Ливонского, имеет естественные пределы с трех сторон: Балтийское море на западе, Финский залив на севере и Псково-Чудское озеро с рекой Наровою на востоке. Только на юге и юго-востоке пределы его были очерчены мечом немецких завоевателей, с одной стороны, русских и литовских защитников родины - с другой. Этот край, с принадлежащими ему островами, представляет низменную полосу в северной своей половине и холмистую в южной. Холмистая, пересеченная местность особенно находится в юго-восточной части, между озерами Вирцъерве, Чудским и Западной Двиной; здесь посреди живописных долин и возвышений извивается верхнее течение ливонской Аа и залегают красивые озера. Довольно скудная песчано-глинистая почва, местами усеянная занесенными с севера валунами и целыми скалами, множество речек и небольших озер, сосновые и еловые леса, влажный и довольно суровый климат, морские берега, покрытые большей частью зыбучим песком и отмелями, а потому не представляющие удобных гаваней - вот отличительные черты Ливонского края. Неудивительно поэтому, что он долгое время оставался вне исторической жизни, служа пребыванием полудиких племен и представляя мало привлекательного для более развитых народов соседней Европы. В числе рек, текущих в Балтийское море, встречаются довольно значительные по своей величине, каковы: Пернава, Салис, две Аа (ливонская и куронская) и особенно Виндава; но они отличаются или мелководьем, или порожистым течением и потому несудоходны. Единственная судоходная жила - это Двина; но и она нередко усеяна порогами, так что плавание по ней всегда было сопряжено с трудностями, и торговые суда могли ходить только в короткую весеннюю пору, т.е. в половодье. Отсюда понятно отчасти, почему Древняя Русь не показывала особого стремления распространять колонизацию в эту сторону. Ее сообщение с морем по Двине восходит ко временам очень отдаленным; но она предпочитала ей другой, хотя и более длинный, но зато более удобный путь в Балтийское море: по Волхову и по Неве. Впрочем, вообще нельзя не заметить, что русское племя, постепенно распространяясь с юга на север по течению главных рек Восточной Европы, в продолжение веков усвоило себе все привычки речного (а не морского) судоходства и выработало значительную сноровку, чтобы справляться с речными мелями и порогами. Но, приблизясь к Балтийскому морю, оно остановилось с одной стороны на Ладожском озере, а с другой - на нижнем течении Двины, и не обнаруживало охоты или стремления закрепить за собой концы этих двух путей и утвердиться на самых берегах Балтийского моря. Чем, конечно, и воспользовались народы немецкого корня. Прибалтийский край был обитаем двумя различными племенами, финским и литовским. Всю северную и среднюю полосу его занимали народы финского семейства, известного у Древней Руси вообще под именем Чуди, а у писателей иноземных под именем Эстиев (восточных), или Эстов. Русские летописи отличают особыми названиями некоторых из инородцев; так, они упоминают: Чудь Нерому или Нарову, около реки того же имени, далее за ней Чудь Очелу, потом Ереву на верхней Пернаве и Торму на западной стороне Чудского озера. Чудские и эстонские народцы, обитавшие в северной полосе Балтийского края, ничем особенным не заявили в истории о своем существовании, и наши летописи упоминают о них только по поводу походов, которые русские князья иногда предпринимали в эту сторону для того, чтобы наказать какое-нибудь племя за пограничные грабежи и наложить на него дань. Еще при Владимире Великом Русь уже собирала дани в той стороне; но первая известная попытка утвердиться здесь принадлежала его сыну Ярославу-Юрию. В Унгании (область Чуди Тормы), на возвышениях левого берега Эмбаха, он построил русский городок, которому дал название Юрьева в честь своего христианского имени. До сего места Эмбах от своего устья вполне судоходен; вероятно, тут и прежде находилось финское поселение, носившее туземное название Дерпта. Чудское племя, однако, дорожило своей независимостью, и Русь не один раз должна была вновь завоевывать потерянный Юрьев. Когда стало упадать значение великого князя Киевского и внимание его было отвлечено на юг борьбой с Половцами, покорение Эстонской Чуди остановилось. Соседи ее новгородцы и псковичи совершали иногда удачные походы в ее землю, захватывали в добычу челядь и скот и брали некоторые укрепленные места туземцев. Между последними более других получил известность город Оденпе, по-русски Медвежья голова, лежавший к югу от Юрьева в одном из самых возвышенных, холмистых уголков Ливонского края. Но, с одной стороны, упорная оборона туземцев, с другой - явный недостаток настойчивого движения Новгородской Руси в эту сторону задерживали распространение русского господства.
   Южную полосу Прибалтийского края занимали народцы Литовского семейства, а именно: Латыгола и Зимгола.
   Чудские народцы при столкновении с литовскими, очевидно, отступали перед ними как более одаренным арийским племенем, ибо в древности Чудь, без сомнения, простиралась южнее Двины; но латыши постепенно оттеснили ее далее к северу и заняли ее земли. При этом столкновении в течение веков образовались новые племенные виды, смешанные из обоих семейств. К такому смешению принадлежал народ Ливов, который занимал нижнее течение Двины и морское побережье почти от Пернавы до Муса, или Куронской Аа и далее. А еще далее на запад в приморье жили Куроны, также смешанные из литовской и финской народности, по-видимому, с преобладанием первой, тогда как у ливов преобладала вторая. На берегах Виндавы жил еще какой-то народец венды, неизвестно славянского или другого какого семейства, так как он затерялся бесследно. С двинскими ливами соседила ливонская область Торейда, расположенная по реке того же имени, более известной под именем Аа. К северу от Торейды лежали другие области ливов, Идумея и Метеполе, последняя по реке Салис. Имея значительную латышскую примесь, ливы немного крупнее ростом и крепче сложены, чем эсты, но ближе к ним, чем к Латышам по языку, характеру и обычаям. В одежде их тоже преобладает темный цвет, они также вспыльчивы и упрямы, как эсты, и отличались таким же расположением к морскому хищничеству. Эзельские, ливонские и куронские пираты не упускали случая пограбить торговые суда или воспользоваться их кораблекрушением, и вообще наносили немалый вред торговому судоходству на Балтике. Около половины XII века эти пираты завладели даже частью острова Оланда, и здесь, у самых берегов Скандинавии, устроили свое разбойничье гнездо. Король датский Вольдемар I принужден был отправить против них сильный флот, которому только после отчаянной битвы удалось уничтожить это гнездо (1171). Однако дерзость чудских пиратов и после того была так велика, что спустя семнадцать лет они сделали набег на берега озера Мелара и разграбили торговый город (Зипуну.
   Русское влияние простиралось на страну Ливов более, чем на Эстонию, благодаря водному пути по Западной Двине. Но и здесь полоцкие князья не обнаружили большей настойчивости, нежели новгородцы, и не стремились закрепить за собой устье этой реки или выход в море. Полоцкие укрепления остановились на Кокенгузенских высотах ее правого берега, и князья ограничивались тем, что взимали небольшую дань с поселений, расположенных далее вниз по реке. Хотя русское господство и восточное православие распространялись очень медленно в этом краю, но зато без больших потрясений и переворотов, без истребления и обнищания туземных племен. Ливы и латыши сохраняли свой патриархальный быт под управлением родовых старшин и беспрепятственно приносили жертвы своим богам. Население пользовалось некоторой зажиточностью, и мирное его состояние нарушалось только мелкими порубежными драками и грабежами; причем литовские народцы большей частью обижали Эстонскую Чудь.
   Такое прозябание Прибалтийского края продолжалось до тех пор, пока не пришли немецкие завоеватели, которым путь в эту сторону проложили немецкие торговцы.
   Почти на самой середине Балтийского моря, между Швецией и Куронией, протянулся довольно значительный гористый остров Готланд; его возвышенные берега изрезаны удобными для мореходов бухтами. Около одной из таких бухт на северо-западной стороне острова процветал торговый городок Висби, который служил главным посредником в торговле Северной Руси с варягами, или скандинавами. Варяжские купцы съезжались здесь с новгородскими, смоленскими и полоцкими и выменивали у них русские произведения, особенно дорогие меха, воск и кожи. Эта прибыльная мена не замедлила привлечь и немецких торговцев из Северной Германии. В XII веке совершался важный переворот на южном Балтийском поморье. Обитавшие там славянские народцы, бодричи, лютичи и частью поморяне, теряли свою самобытность, теснимые немцами и датчанами. Славянское поморье подверглось постепенному онемечению, которое началось с наиболее значительных торговых городов, каковы Щетин, Волынь, Росток и Любек. Их морская торговля упала за то время, пока совершалась борьба с немецкими завоевателями, миссионерами и колонистами. Тогда-то появились на Балтийском море торговцы из саксонских и нижненемецких городов, лежавших за Эльбой. Впереди других выступили города Бремен и Гамбург, за ними Минстер, Дортмунд, Сеет и др. Их торговцы также основали свои склады и конторы в Висби и начали производить мену с русскими гостями. Предприимчивые немцы, однако, не ограничились посредничеством Готланда, а постарались в то же время войти в прямые торговые сношения с народцами, обитавшими на восточном берегу Балтики.
   Около половины XII века бременские купцы начали посещать нижнее течение Западной Двины и торговать с прибрежными ливами. Весною их суда приплывали с немецкими товарами, а осенью уходили, нагруженные местными произведениями. То была эпоха сильного религиозного одушевления в Западной Европе. Крестовые походы против неверных находились в самом разгаре. Насильственное крещение славян на Балтийском поморье в особенности усилило миссионерское движение среди немцев. Рассказы купцов о ливонских язычниках не замедлили направить часть этого движения в ту сторону. Между немецкими проповедниками здесь первое место, если не по времени, то по успеху принадлежит Мейнгарду, монаху Августинского ордена из Бременской епархии. Весной 1186 года он приплыл на купеческом судне в Двину и высадился верстах в 35 от ее устья на правом берегу в ливонском селении Икескола (Икскуль), где немецкие купцы уже успели построить свой двор для склада товаров. Жители той местности платили дань полоцкому князю по имени Владимир. Умный монах, чтобы обеспечить свое дело с этой стороны, предварительно испросил у князя позволения крестить язычников и даже сумел так ему понравиться, что получил от него подарки. Затем ему удалось обратить несколько почтенных людей из туземцев, а с их помощью и других, так что в ту же зиму он построил в Икскуле христианскую церковь. Следующей зимой случился набег латышей на эту местность. Мейнгард воспользовался своим знанием военного дела, вооружил жителей Икскуля и поставил их в засаде, в лесу, через который проходили неприятели, обремененные пленными и добычей. Латыши не выдержали нечаянного нападения и, побросав добычу, обратились в бегство. Эта победа много помогла делу проиоведи, и крещение икскульских туземцев пошло еще успешнее. Под предлогом оградить жителей от будущих нападений, Мейнгард с их согласия следующей весной призвал мастеров и каменщиков из Готланда и воздвиг крепкий замок рядом с туземным селением. Точно так же с согласия жителей он построил потом несколько ниже Икскуля замок на одном двинском острове, Гольме, где еще прежде соорудил церковь (откуда получилось название Кирхгольма). Это были первые немецкие крепости в Ливонской земле. Ввиду таких успехов архиепископ бременский Гартвиг возвел Мейнгарда в достоинство Ливонского епископа, впрочем, с подчинением его своей кафедре, на что получил папскую буллу от 25 сентября 1188 года. Один из спутников Мейнгарда, монах Дитрих подвизался в соседней области Торейде на берегах Аа. Однажды язычники, побуждаемые жрецами, схватили его и хотели принести в жертву своим богам. Но предварительно надобно было узнать их волю посредством гадания. Положили копье и заставили перейти через него коня. Последний переступил сначала "ногою жизни". Провели его во второй раз, и опять повторилось то же. Это не только спасло жизнь монаху, но и вселило к нему особое уважение; а когда ему удалось вылечить травами нескольких больных, не только мужчины, но й женщины начали принимать крещение.
   Меингард стал внушать ливам покорность Бременскому архиепископу и требовать десятины на церковь; тогда новообращенные начали подозрительно и даже враждебно относиться к своему апостолу. Произошло обратное движение, т.е. возвращение к язычеству; принявшие крещение погружались в струи Двины, чтобы смыть его и отослать обратно в Германию. Меингард хотел было плыть в отечество и там собрать помощь людьми и другими средствами; но туземцы с притворной покорностью упросили его остаться. Убедясь в их притворстве, он отправил к папе своего товарища Дитриха, и папа велел объявить отпущение грехов всем тем, которые примут крест, чтобы силою оружия поддержать возникающую Ливонскую церковь. Престарелый Меингард, однако, не дождался этой помощи и скончался в 1196 году. Перед смертью он собрал вокруг себя крещеных старшин и увещевал их остаться верными новой религии и принять на его место нового епископа.
   Гартвиг прислал из Бремена преемником ему цистерцианского монаха Бертольда. Встреченный враждебно ливами, он воротился в Германию, с помощью папской буллы собрал отряд вооруженных людей и с ними вновь пристал к епископскому замку Гольму, в 1198 г. Тогда началась открытая война немцев с туземцами. Бертольд отступил к устью Двины и расположился на холме Риге. Здесь произошла схватка с ливами. Хотя последние были уже разбиты, но Бертольд своим конем занесен в средину бегущих неприятелей и поражен копьем в спину. Победители отомстили его смерть, жестоко опустошив окрестную страну, так что побежденные смирились, приняли священников и согласились платить установленные налоги. Но едва немецкие ратники отплыли обратно, как началось новое смыгание крещения в волнах Двины и избиение священников.
   На место убитого Бертольда Бременский архиепископ назначил одного из своих каноников, Альберта, происходившего из довольно знатной фамилии Апельдерн или Буксгевден. Этот выбор оказался очень удачен. Альберт был человек изворотливый, энергичный и предприимчивый. Он менее всего мечтал о славе апостола-мученика, а возложил дальнейшее распространение христианства в Ливонском крае главным образом на силу меча. Поэтому, прежде чем отправиться туда, он приготовил все средства для будущего успеха. Он посетил Готланд, где успел набрать пятьсот крестоносцев, потом Данию, где полушл большое денежное вспоможение. Затем Альберт объехал часть Северной Германии и в Магдебурге выхлопотал от короля Филиппа постановление, чтобы имущества крестоносцев, отправлявшихся в Ливонию, пользовались теми же привилегиями, как и крестоносцев, ходивших в Палестину.
   Весной 1200 года Альберт с ратными и торговыми людьми на двадцати трех кораблях приплыл к устью Двины. Оставив здесь главный флот, епископ на небольших судах поднялся до Гольма и Икскуля. Ливы вооружились, начали новую войну с немцами и заставили их выдержать упорную осаду в Гольме. Но епископ не затруднился прибегнуть к вероломству: ему удалось под видом переговоров заманить к себе ливонских старшин; тогда, под угрозой отправить их самих пленниками в Германию, он принудил их к выдаче заложниками до тридцати своих сыновей. Эти мальчики были отосланы в Бремен и там воспитаны в христианской религии. Епископскую столицу Альберт решил основать поближе к морю и выбрал для этого на правом низменном берегу Двины то самое несколько возвышенное место, на котором пал его предшественник Бертольд и которое называлось Риге по имени небольшой впадающей здесь речки, в четырнадцати верстах от моря. В 1201 г. начата была постройка стен и заложен кафедральный собор во имя св. Марии. Папа, знаменитый Иннокентий III, не только дал свое согласие на основание епископского города, но и даровал ему некоторые привилегии; например, он наложил запрет на посещение немецкими торговцами соседнего с Двинским устья реки Муса, или Куронской Аа, где производилась торговля с туземными зимголами. Вследствие такого запрещения все посещавшие этот край немецкие купцы поневоле должны были приставать в устье Двины. Последнее укреплено особым замком, получившим от самого положения своего название Динаминде (т.е. Двинского устья). Альберт постарался привлечь в епископскую столицу многих купцов и ремесленников из Бремена, Готланда и других мест, щедро оделяя их разными привилегиями, и город благодаря выгодному положению вскоре сделался одним из самых значительных посредников в торговле между Германией и Скандинавией, с одной стороны, и восточной Европой - с другой. Каждую осень Альберт отправлялся в Германию и каждую весну, т.е. с открытием навигации, возвращался в Ригу, приводя с собой новые отряды вооруженных пилигримов. Но эти крестоносцы оставались в Ливонии только одно лето и затем отплывали обратно, в уверенности, что они достаточно заслужили папское отпущение своим грехам. Подобное пилигримство, конечно, не могло удовлетворить Альберта, который желал иметь в своем распоряжении настоящую военную силу. С этой целью он начал раздавать немецким рыцарям замки и владения на ленном праве. Первые из таких ленных баронов явились в Икскуле и Ленневардене; последний замок построен также на правом берегу Двины, выше Икскуля. Усилившиеся войны с туземцами заставили епископа подумать о более действительной мере. Вместе с главным своим сподвижником Дитрихом (тем самым, которому гаданье конем спасло жизнь) Альберт составил план основать в Ливонии монашеский рыцарский орден, по примеру орденов, которые в то время существовали в Палестине. Иннокентий III в 1202 году особою буллою утвердил этот план и дал Ливонскому ордену статут Храмовников, а отличительным знаком его назначил изображение красного креста и меча на белом плаще. Отсюда орден этот и сделался известен под именем Меченосцев (утвержденное папою его именование было Fratres militiae Christi). Вместе с обетами безбрачия, повиновения папе и своему епископу орденские рыцари давали обет всю жизнь вести борьбу с туземными язычниками.
   Первым магистром Ливонского ордена Альберт назначил Винно фон Рорбаха. Теперь завоевание Ливонии и насильственное обращение в христианство пошли еще успешнее. Не одною силою меча Альберт распространял свое владычество, но еще более хитрою политикой и умением пользоваться обстоятельствами. В особенности он старался привлекать к себе ливонских старшин. Один из них, по имени Каупо, приняв крещение, ездил даже в Рим, где удостоился почетного приема и подарков от самого папы; разумеется, по возвращении своем он явился самым усердным слугой Римской церкви и много помог епископу своим влиянием на единоплеменников и усердным участием в войнах с язычниками. Альберт искусно поддерживал вражду туземных племен, являясь с своею помощью одним против других, истребляя язычников их собственными руками. Летописец его подвигов, Генрих Латыш, передает, между прочим, следующий пример подобного истребления. Литва по обыкновению грабила и обижала ближние чудские народцы. Однажды зимою литовцы чрез земли Ливов предприняли набег на эстов под начальством своего князька Свельгата и возвращались оттуда с большим количеством пленников, скота и другой добычи. Узнав о том, немцы вместе с союзными себе земгалами расположились где-то по дороге и поджидали Литву. Последняя по причине глубокого снега двигалась длинной вереницей, идя друг за другом, но, заметив неприятелей, поспешила собраться в толпу. Увидав перед собой большое число, земгалы не решились сделать нападение. Но кучка немецких рыцарей считала отступление постыдным и двинулась вперед. Тут вполне выказалось, какой перевес над туземцами давали им вооружение и боевая опытность. Блиставшие на солнце железные шлемы, панцири и обнаженные мечи немецких всадников навели такой страх на нестройную толпу литвинов, вооруженных первобытными орудиями и стрелами, что они, не выждав удара, бросились спасаться бегством. Тогда и земгалы присоединились к немцам, произошла жестокая бойня, так как глубокий снег мешал бегству литвинов. По словам латыша-летописца, они рассыпались и были избиваемы, как овцы. Головы Свельгата и других убитых неприятелей собраны и увезены земгалами, как трофеи. Затем пленённых Литвой эстов немцы также избили без пощады, видя в них только язычников. Многие жены павших литвинов, узнав о поражении, сами лишили себя жизни, чтобы немедленно соединиться с мужьями за гробом. Так, в одном только селении удавилось до пятидесяти женщин.
   Насильно обращенные ливы часто отпадали от христианства и восставали против своих поработителей, причем захваченных ими немцев иногда приносили в жертву своим богам. Немцы порабощали их вновь; в отмщение избивали пленных целыми толпами и выжигали их селения. Таким образом, в несколько сот лет земля Ливов была покорена совершенно; но вследствие жестокого характера борьбы этот довольно зажиточный край подвергся страшному опустошению и обнищанию. Голод и моровое поветрие докончили дело опустошения, начатое немцами. В последующие века обнищавшее, редкое население ливов слилось с латышским племенем, так что в наше время можно найти только рассеянные кое-где, ничтожные остатки этого некогда значительного народа, давшего свое имя почти всему Прибалтийскому краю.
   Когда совершилось покорение ливов, орден Меченосцев потребовал себе третью часть завоеванной земли и таковую же часть всех будущих завоеваний. Отсюда возникло препирательство между ним и епископом. Орден обратился к папе, и тот решил спор в его пользу. Это был первый шаг к его будущему преобладанию в стране. Епископ скоро мог убедиться в том, что он ошибся в расчете создать себе независимое положение духовного имперского князя и иметь рыцарский орден послушным орудием в своих руках. Последний получил земли по реке Аа, или Гойве. Здесь, на холмах ее левого берега был построен большой, крепкий замок Венден, который сделался местопребыванием магистров и средоточием орденских земель. По соседству возникли другие замки; из них орденская братия владычествовала над окрестным населением, которое она обратила в крепостное состояние. Рыцари, обязанные безбрачием и другими монашескими обетами, очень мало обращали внимания на эти обеты. При поспешном учреждении ордена епископ не мог быть разборчив в выборе его братии, и тот наполнился всевозможными выходцами, искателями добычи и приключений, людьми грубыми и жестокими, которые при удобном случае давали полную волю своим животным страстям и производили над подданными ордена всякого рода насилия; а также заводили ссоры и драки между собою. Тщетно обиженные обращались с жалобами к епископу; он не имел средств обуздать буйных рыцарей. Один из таких отчаянных братьев напал на самого магистра Винно фон Рорбаха и умертвил его, за что, впрочем, был публично казнен в Риге (1209 г.) На место убитого Винно Альберт назначил рыцаря Вольквина.
   За ливами наступила очередь латышей. Завоевание и обращение в христианство последних совершилось уже с меньшими усилиями. Часть латышей, платившая дань полоцким князьям и подчинившаяся русскому влиянию, склонялась к принятию православия, и некоторые селения были уже окрещены по восточному обряду. Таким образом в этом краю немецкая проповедь встретилась с русской, и ливонская хроника передает любопытный способ, посредством которого в одном округе решен был спор между двумя обрядами. Латыши прибегли к гаданию, чтобы узнать волю своих богов, и жребий выпал в пользу латинского обряда. Тогда немецкие миссионеры беспрепятственно окрестили несколько селений. В них немедленно выстроены были латинские храмы, а в числе назначенных сюда священников находился сам автор ливонской хроники Генрих Латыш, окрещенный в детстве и воспитанный епископом Альбертом, к которому он и сохранил навсегда глубокую преданность.
   Распространение немецких завоеваний внутрь страны не могло наконец не вызвать враждебных столкновений с Русью. Первые столкновения произошли на берегах Двины и окончились в пользу немцев, благодаря, с одной стороны, слабости Полоцкого княжения вообще, а также личной неспособности и беспечности полоцкого князя Владимира, с другой - начавшемуся напору Литвы, отвлекавшему внимание Полоцкой Руси в иную сторону. Однажды епископ Альберт отплыл по обыкновению в Германию для сбора крестоносцев и всякого рода пособий. Часть ливов думала воспользоваться его отсутствием и малым числом оставшихся на Двине немцев, чтобы свергнуть их иго; они послали звать на помощь Владимира Полоцкого; тот действительно приплыл на судах по Двине с значительным ополчением. Сначала он попытался взять Икскуль; но, отбитый баллистами, или камнеметательными орудиями, спустился ниже по реке и приступил к Гольму, в котором находились несколько десятков немцев да толпа призванных на помощь ливов, на верность которых, впрочем, трудно было положиться. Однако осада пошла неуспешно, попытка обложить замок дровами и сжечь его не удалась, ибо осажденные своими баллистами метко поражали тех, кто слишком близко подходил к стенам. По словам Генриха Латыша, полочане будто бы не были знакомы с употреблением этих орудий, а сражались издали стрелами. Они попытались устроить небольшие камнеметные орудия по образцу немцев; но действовали так неискусно, что камни их летели назад и ранили собственных ратников. Между тем сама Рига находилась в страхе перед нашествием русских, так как она имела слабый гарнизон и самые укрепления ее были еще не окончены. Чтобы затруднить дороги к городу, рижане набросали по соседним полям железных гвоздей о трех загнутых концах; эти концы вонзались в копыта конницы и ноги пехоты. Между тем некоторые ливы известили князя, что на море показались какие-то корабли. Тогда Владимир после одиннадцатидневной осады Гольма, уже едва державшегося, отступил от него, сел на суда и отплыл обратно, доказав вновь свою близорукость и бесхарактерность (1206). А в следующем году тщетно призывал к себе на помощь Владимира Полоцкого подручный ему державца городка Кукейноса князь Вячко, теснимый немцами, которых владения уже охватывали его со всех сторон. Наконец, отчаявшись в успехе обороны, Вячко сжег Кукейнос и удалился со своим семейством в Русь. Епископ велел на месте сгоревшего городка выстроить крепкий каменный замок и отдал его в лен одному рыцарю. Такая же участь постигла вскоре и другого удельного князя, Всеволода, который владел следующим подвинским городком Герсике.
   В 1210 году существование возникающего Немецкого государства едва не подверглось сильной опасности. Соседние куроны, терпевшие от немцев и фризов помеху в своем пиратском промысле, вздумали воспользоваться обычным отъездом епископа Альберта в Германию и слабостью рижского гарнизона: они послали просить ливов, Литву и Русских, чтобы соединиться и общими силами изгнать ненавистных пришельцев. Те обещали. Многочисленные суда куронов в условленное время явились в устье Двины и с такой быстротой поспешили к Риге, что едва некоторые рыбачьи лодки успели известить об их приближении. Власти тотчас ударили в набатный колокол и призвали к защите города все население; даже церковные служители и женщины взялись за оружие. Немедленно во все стороны поскакали гонцы с требованием помощи, куроны храбро пошли на приступ, закрываясь своими щитами, составленными из двух досок. Кто из них падал раненый, тому ближний товарищ отрубал голову. Рижане с трудом оборонялись целый день; однако устояли до наступления ночи. А на следующий день к ним стала подходить помощь из ближних замков; пришла и часть крещеных ливов под начальством верного Каупо. Между тем из союзников куронских никто не явился. Постояв еще несколько дней на левом берегу Двины, куроны сожгли тела своих павших воинов и уплыли обратно. Юное Немецкое государство на этот раз, как и вообще, спаслось отсутствием единства в действиях своих врагов. Особенно помогла ему замечательная неспособность полоцкого князя Владимира. Епископ Альберт в том же году сумел склонить этого князя к выгодному для Риги торговому договору, который открыл немецким купцам свободное плавание по Двине в Полоцк и Смоленск. При сем изворотливый епископ не только признал права Владимира на дань, платимую прежде жителями, но и обязался сам ежегодно вносить за них эту дань князю. Таким образом, становясь как бы данником Полоцкого князя, он ловко устранил его от непосредственных сношений с туземцами. Полоцкий князь до такой степени близоруко смотрел на возраставшую силу немцев, что вслед за этим договором послал ратную помощь епископу в его войне с эстами.
   Еще худшим русским патриотом оказался князь соседнего Пскова, по имени также Владимир, родной брат Мстислава Удалого. Он вошел в большую дружбу с немцами и выдал свою дочь в Ригу за епископского брата Дитриха. Псковитяне возмутились этою дружбою и выгнали его от себя. Изгнанник удалился в Ригу; епископ принял его с почетом и сделал наместником ливонской области Идумеи.
   Между тем Владимир Полоцкий пригласил Альберта на личное свидание под Герсике, который еще не был захвачен немцами. Он предложил епископу условиться относительно ливов, возобновления торгового договора и общих действий против литовцев. В назначенный день епископ приплыл по Двине в сопровождении некоторого количества орденских рыцарей, ливонских и латышских старшин и, кроме того, немецких купцов, которые сидели в лодках также вполне вооруженные. Владимир потребовал от епископа, чтобы тот прекратил крещение ливов, так как они суть данники его, Полоцкого князя, и в его власти крестить их или оставить некрещеными. Описывая это свидание, Генрих Латыш замечает, что русские князья обыкновенно покоряют какой-нибудь народ не для того, чтобы обратить его в христианство, а для того, чтобы собирать с него дани. Епископ очень ловко ответил, что он обязан чтить божеское повеление более человеческого и сослался на евангельскую заповедь: "Идите и научите вси языцы, крестяще их во имя Отца, Сына и Св. Духа".
   Сказал, что он не может прекратить проповедь, порученную ему римским первосвященником, но что он не препятствует платить дань князю, следуя завету того же Евангелия от Матвея: "Воздадите Кесарю Кесарево, а Богу Богово". Напомнил, что он и сам вносил князю подать за ливов, но что сии последние не хотят служить двум господам и просят навсегда освободить их от русского ига. От ласковых, дружеских увещаний Владимир перешел наконец к угрозам: ливонские города, в том числе и самую Ригу, он грозил предать пламени. Дружине своей он велел выйти из города и стал в боевом порядке, показывая намерение напасть на немцев. Альберт также изготовил к сражению свою свиту. Тогда выступили посредниками Иоанн, пробст рижского собора св. Марии, и бывший псковский князь Владимир, явившийся в этом случае усердным слугой немцев. Им удалось склонить Полоцкого князя не только к примирению с епископом, но и к отказу от ливонской дани и к подтверждению свободного плавания по Двине купеческим судам. Оба вождя обязались сообща действовать против Литвы и других язычников и затем разъехались каждый в свою сторону.
   За порабощением ливов и латышей наступила очередь Эстонской Чуди. Первые удары немцев обрушились на ближние области эстов, Соккалу и Унганию, из которых одна лежала на западной стороне озера Вирц-Ерве, а другая - на восточной. Эсты вообще оказали немцам более упорное сопротивление, чем другие племена; а потому борьба с ними приняла самый ожесточенный характер. Немцы без пощады выжигали селения и вырезывали мужское население, забирая в плен женщин и детей; а эсты в свою очередь подвергали мучительной смерти попавшихся в их руки неприятелей; иногда они сожигали живыми немецких пленников или душили их, предварительно вырезав у них крест на спине. Пользуясь превосходством своего вооружения и военного искусства, разъединением племен и помощью преданной части ливов и латышей, немцы постепенно подвигали вперед порабощение эстов и их насильственное крещение. Одна треть покоренных земель, по установившемуся обычаю, поступала во владение ордена, а две другие - во владение епископа и Рижской церкви. Во время этой борьбы с эстами неудачный полоцкий князь Владимир еще раз является на сцене действия. Эсты, подобно куронам, попытались заключить союз с Владимиром и с своими соплеменниками, жителями острова Эзеля; решено было с трех сторон напасть на немцев. Между тем как эзельцы на своих лодках обещали запереть Динаминде с моря, полоцкий князь условился лично идти Двиной прямо на Ригу. Он действительно собрал большое ополчение из Руси и Латышей. Войско уже готово было к походу; но, садясь в ладью, князь вдруг упал и умер внезапной смертью (1216). И все предприятие, конечно, расстроилось.
   Первая чудская область, покоренная немцами, была Соккала, средоточием которой является крепкий замок Феллин. За Соккалой следовала Унгания. Но тут немцы встретились с другой Русью, Новгородской, которая хогя и не оценила вполне важность немецкого завоевания и не обнаружила настойчивости в этом деле, однако показала более энергии и твердости, чем Русь Полоцкая. Владея Юрьевом и нижним течением Эмбаха, новгородцы собирали дани с ближних Эстов и Латышей. Движение их в эту сторону особенно оживилось с появлением на Новгородском столе Мстислава Удалого. В 1212 году он предпринял удачный поход на Чудь Торму (Унгания) и доходил до ее города Оденпе, или Медвежьей Головы. Спустя два года такой же поход он совершил на Чудь Ереву (Ервия), достигал до моря (Финского залива) и стоял под ее городом Воробьиным. Здесь Чудь поклонилась ему и заплатила дань.
   Тот же Генрих Латыш, который выше говорил, будто Русские заботились только о данях, а не обращали язычников в христианскую веру, сознается, однако, что у латышей и эстов Унганских были уже начатки православия и что именно встреча его здесь с латинством повела за собой военное столкновение новгородцев с немцами. Главная битва между ними произошла около помянутого Оденпе, который старались захватить и те и другие. В этой войне снова выступает Владимир Мстиславич, бывший князь псковский, но уже не союзником, а противником немцев и предводителем руссской рати вместе с новгородским посадником Твердиславом. В союзе с ними находились и многие эсты из областей Соккалы, Эзеля и Гаррии, ожесточенные против немцев насильственным крещением и опустошением своей земли. Русь при осаде Оденпе, занятого немцами и отчасти эстами, действует не только стрелами, но и метательными снарядами. Тщетно сам магистр ордена Вольквин пришел на помощь осажденным с своими рыцарями, а также с толпами ливов и латышей. Город принужден был сдаться русским. После того, под предлогом переговоров о мире, Владимир Мстиславич призвал в русский лагерь своего зятя Дитриха; тут новгородцы схватили его и увели пленником в свою землю (1217).
   Поражение немцев под Медвежьей Головой ободрило эстов, и первым пришлось напрягать все силы, чтобы подавить их восстание. Новгородцы в следующем году нанесли несколько поражений немцам, двинулись вглубь Ливонии и осадили самую столицу ордена, Венден. Но, с одной стороны, недостаток съестных припасов, с другой - известие о нападении Литовцев на их собственные пределы принудили снять осаду и уйти обратно. Стесненное положение, в котором очутились немцы во время этой борьбы с чудью и новгородцами, заставило Альберта искать помощи не только в Германии, но и в Дании. Он отправился к королю Вальдемару II, находившемуся тогда на высшей степени своего могущества, и умолял его защитить ливонское владение Девы Марии. В следующем 1219 г. Вальдемар действительно пристал к берегам Ливонии с сильным флотом и войском. После храброй обороны, он взял приморский городок чуди Ревель и на месте его заложил крепкий каменный замок, а затем вернулся домой, оставив часть войска, которое и продолжало завоевание северной Эстонии. Однако немцы ошиблись в расчете на датскую помощь. Вальдемар вскоре объявил, что завоеванная им часть Эстонии принадлежит Датскому королевству, и назначил в нее епископом датчанина на место убитого при осаде Ревеля епископа эстонского Дитриха. Ливонский орден протестовал; но не имел силы поддержать оружием свои притязания. Тогда произошло любопытное соревнование между немецкими и датскими миссионерами; каждый из них спешил окрестить северную еще языческую часть эстов, чтобы тем закрепить их за своей народностью. При этом немецкие миссионеры ради скорости обыкновенно совершали обряд крещения над жителями целой деревни разом и спешили в другую деревню. А датчане, имея недостаток в священниках, во многие деревни посылали просто служителей с священной водой, которой и окропляли жителей. Случалось иногда, что те и другие крестители сталкивались в какой-нибудь местности, и между ними возникал спор. Или немецкие священники являлись, например, в какое-либо селение, собирали жителей и готовились совершить над ними тень обряда, как из толпы выступал старшина и объявлял им, что накануне датчане их уже окропили. Альберт Буксгевден отправился в Рим и принес жалобу на короля Вальдемара папе Гонорию III. Но он встретил там датское посольство: король признал папу свои верховным ленным владыкою. Потерпев здесь неудачу, Альберт вспомнил, что он когда-то объявил Ливонию леном Германской империи, и потому обратился к императору Фридриху II. Но последний, занятый другими делами, не желал ссориться с сильным соседом. Тогда Альберт покорился обстоятельствам: он отправился опять к Вольдемару и в свою очередь признал его верховным владетелем Эстонии и Ливонии.
   Неожиданные события пришли на помощь ливонским немцам. В 1223 году король Вольдемар был изменнически на охоте захвачен в плен своим вассалом Генрихом, графом Мекленбург-Шверинским, чем и воспользовались некоторые покоренные земли, чтобы свергнуть с себя датское иго. В том числе освободилась и Ливония; только в северной Эстонии удержались еще датчане. В то же самое время произошло первое нашествие татар на Восточную Европу; оно несколько отвлекло внимание Руси от Балтийского моря. Новгородцы, призванные эстами против своих поработителей, хотя продолжали войну и доходили до Ревеля, или Колывани, но действовали без последовательности, временными порывами, и нередко оставляли в покое немцев, занятые внутренними смятениями и частыми сменами своих князей, а также отношениями с Суздальскими.
   Немцы воспользовались благоприятными обстоятельствами, чтобы отнять у Руси ее владения на Эмбахе, т.е. город Юрьев, или Дерпт. В августе 1224 года епископ Альберт и магистр ордена Вольквин, с немецкими рыцарями и пилигримами, также с ливами и латышами, обступили Юрьев. Незадолго перед тем этот город с окрестной областью был отдан в удел князю Вячку, тому самому, у которого немцы отняли Кокенгузен. Гарнизон состоял с небольшим из двух сотен русских и нескольких сотен эстов. Но это был наилучше укрепленный город в Балтийском крае, и немцы принуждены употребить большие усилия, чтобы им овладеть. Расположась в шатрах вокруг города, они соорудили большую деревянную башню, придвинули ее к стенам и под ее прикрытием начали вести подкоп. В то же время действовали метательные орудия, которые бросали в замок стрелы, камни, раскаленное железо и старались его зажечь. Осажденные мужественно оборонялись, отвечая со своей стороны также стрелами и метательными орудиями. Напрасно епископ предлагал князю Вячку сдать город и удалиться с людьми, оружием и всем имуществом. Князь отверг все предложения, надеясь, что новгородцы не оставят его без помощи. Осадные работы продолжались не только днем, но и ночью при зареве костров, песнях, при звуке труб и литавр. Горсть русских должна была проводить на стенах бессонные ночи, ободряя себя также кликами и игрой на своих инструментах (в том числе, по замечанию Генриха Латыша, на каких-то "тарантах", вероятно, дудках). Выведенные из терпения мужественной обороной и медленностью осады, немцы решили наконец взять город приступом, именно в ту минуту, когда осажденные успели зажечь помянутую осадную башню пылающими колесами и вязанками дров. Приставили лестницы; Иоанн Алпельдерн, брат епископа Альберта, первый взобрался на стену; за ним кинулись рыцари, за рыцарями - латыши. Произошла жестокая бойня. После отчаянной обороны все русские и почти все эсты были избиты. В числе павших находился и доблестный Вячко. Немцы пощадили только одного суздальского боярина, которого отправили в Новгород с известием о случившемся. Забрав коней и всякую добычу вместе с оставшимися в живых женщинами и детьми, немцы со всех сторон зажгли замок и удалились; ибо пришла весть, что приближается большое новгородское войско. Но эта запоздавшая помощь, дошедши до Пскова, узнала о падении Дерпта и воротилась назад. Вслед затем Новгород и Псков заключили с Ригой мир. Хитрый Альберт употребил здесь ту же политику, как и против полоцкого князя: он из собственной казны уплатил новгородцам часть дани, которую они получали с некоторых туземных племен, и тем как бы признавал их верховные права. Но в то же время все земли к западу от Чудского озера поступили в непосредственное владение ливонских немцев. Впрочем, кроме внутренних неурядиц Новгород принужден был к уступчивости теми же внешними обстоятельствами, как и Полоцк, т.е. возраставшей опасностью со стороны Литвы: именно в том же 1224 г. Литва сделала набег на новгородские владения, проникла до города Русы и под этим городом нанесла поражение новгородцам.
   После замирения с соседними русскими областями завоевание Балтийского края пошло еще успешнее и вскоре достигло своих естественных пределов. В 1227 году, пользуясь холодной зимой, наложившей ледяные оковы на прибрежную полосу моря, немецкая рать прошла по льду на остров Эзель, последнее убежище эстонской независимости. Немцы, предводительствуемые самим епископом Альбертом и магистром ордена Вольквином, усиленные вспомогательными отрядами ливов и латышей, жестоко опустошили остров и взяли главное укрепление туземцев Моне, причем разрушили святилище их божества Тарапилла, которое представляло изображение фантастической птицы или дракона. Завоеванный остров по обычаю был разделен на три части между епископом, городом Ригой и Ливонским орденом. Вслед затем Вольквин собрал опять сильное ополчение и предпринял поход в Северную Эстонию против датчан. Сами эсты помогали ему при осаде Ревеля, который и был взят немцами; после чего слабые датские гарнизоны изгнаны из целой страны. Орден взял себе провинцию Гаррию, Ервию и Веррию; а епископу Альберту предоставил только Вик, т.е. самую западную окраину Эстонии.
   Около того же времени докончено покорение левого прибрежья Двины и страны Земгалов. Оно совершено с большею легкостью, чем покорение других туземных племен. Следуя простой политике разъединения, немцы являлись союзниками этого племени против соседей, особенно против его литовских соплеменников, а между тем успели захватить несколько важных пунктов и в них укрепиться. Немецкие миссионеры также не встретили со стороны местного язычества такого упорного сопротивления, как в других областях. Последним бойцом за это язычество и угасающую независимость был Вестгард, наиболее значительный и храбрый из туземных князей. Видя, как христианство со всех сторон вторгалось в его страну и священные дубы падали под топором немецких миссионеров без всякого мщения со стороны Перкуна, Вестгард под конец жизни сознал бессилие домашних богов. Он умер почти в одно время со своим великим противником епископом Альбертом, и после него Зимгола окончательно подчинилась немецкому владычеству и христианству. За ней наступила очередь ее западных соседей куронов. Там уже действовали немецкая проповедь и немецкая политика. Проповедники в особенности упирали на то обстоятельство, что только добровольно принявшие христианство сохраняют свободу имущества, тогда как упорных язычников ожидает участь эстов. Между прочим ливонским немцам удалось привлечь на свою сторону одного из влиятельных куронских князей Ламехина, с его помощью они в 1230 - 31 гг. заключили ряд договоров с старшинами куронских волостей (называвшихся на местном языке киллегунде). Куроны обязались принять христианских священников, получить от них крещение, платить подати духовенству и выставлять вспомогательные отряды против других язычников; за то они сохранили пока свою личную свободу.
   Но уже в предыдущем 1229 г. скончался знаменитый епископ Альберт Буксгевден после тридцатилетнего управления юным Ливонским государством, которое было его созданием. Смерть его случилась во время заключения известного торгового договора между Ригой и Готландом с одной стороны, Смоленском и Полоцком - с другой. Прах Альберта с великой церемонией был положен в рижском соборном храме Богоматери. Капитул этой церкви вместе с епископами Дерптским и Эзельским выбрал ему преемником премонстранского каноника Николая из Магдебурга. Архиепископ Бременский заявил свои притязания на прежнюю зависимость от него Ливонской церкви и назначил другое лицо; но папа Григорий IX решил спор в пользу Николая.
   Государство, основанное немцами в Балтийском крае, достигло своих естественных пределов: с севера и запада море, с востока и юга сильные народы, т.е. Русь и Литва. Казалось, для него наступила пора мирного внутреннего развития. Но не так было на самом деле. Внешние враги грозили со всех сторон. Датский король нисколько не думал покинуть своих притязаний на Эстонию; Новгородская Русь ждала только удобного случая воротить свои потери; на юге возникало опасное для немцев литовское могущество; покоренные племена сдерживались от восстаний только страхом жестокого возмездия. А между тем прилив крестоносцев из Германии постепенно уменьшался, и ливонские немцы должны были довольствоваться почти одними собственными средствами в борьбе с окружающими врагами. Со смертью же епископа Альберта сошел с исторической сцены тот ум и та железная воля, которые еще держали в единении разнообразный состав нового государства. После Альберта орден Меченосцев уже явно стремился стать выше своего ленного господина, Рижского епископа, и обратить завоеванный край в свое непосредственное владение, т.е. поставить Ливонию к себе в те же отношения, в каких находилась тогда Пруссия к Ордену Тевтонских рыцарей. Отсюда естественно, почему Ливонский орден начал искать опоры с этой стороны. Едва Альберт успел отойти в вечность, как магистр Вольквин отправил послов к гроссмейстеру Тевтонского ордена Герману Зальца с предложением тесного союза и даже слияния двух соседних орденов.
   Завоевание Пруссии поляками, когда-то начатое Болеславом Храбрым и некоторыми из его преемников, было утрачено во время раздробления Польши на уделы и внутренних неурядиц. Мало того, сами польские области начали страдать от вторжений и грабежей соседних пруссов, и князья польские, выступавшие против язычников, нередко терпели от них поражения. Вместе с тем долгое время оставались тщетными попытки миссионеров продолжать дело, начатое Войтехом и Бруном; некоторые из них нашли в Пруссии также мучительную смерть. Только два века спустя после этих двух, апостолов, т.е. в начале XIII столетия, удалось одному монаху из Данцигского цистерцианского монастыря, по имени Христиану основать христианскую общину в прусской Кульмии, которая лежала на правой стороне Вислы и вдавалась клином между славянами Польши и Померании. Этот Христиан до некоторой степени имел для Пруссии то же значение, какое Альберт Буксгевден для Ливонии. Знаменитый папа Иннокентий III возвел его в достоинство прусского епископа, поручил его покровительству архиепископа Гнезненского, а также князей Польши и Померании, и вообще оказал утверждению католической церкви в Пруссии такую же деятельную, искусную поддержку, как и в Ливонии.
   В соседней польской области Мазовии княжил тогда Конрад, младший сын Казимира Справедливого, не отличавшийся никакими доблестями. Пользуясь его слабостью, пруссы усилили нападение на.его земли. Вместо мужественной обороны Конрад стал откупаться от их набегов. По этому поводу рассказывают даже следующую черту. Однажды, не имея средств удовлетворить жадности грабителей, он зазвал к себе на пир своих вельмож с женами и детьми, во время пира велел гайком забрать коней и верхние одежды гостей и все это отослать пруссакам. При таких обстоятельствах малодушный Конрад охотно последовал совету епископа Христиана и добровольно водворил в своей земле злейших врагов славянства, немцев. Мысль о том подали успехи только что основанного в Ливонии ордена Меченосцев. Сначала Конрад и Христиан, с разрешения папы, попытались основать свой собственный орден для борьбы с язычниками. Их орден получил во владение замок Добрынь на Висле и право на половину всех земель, которые завоюет в Пруссии. Но он оказался слишком слаб для такой задачи и вскоре потерпел от пруссов столь сильное поражение, что не смел более выступать за стены своего замка. Тогда Конрад, по совету с Христианом и некоторыми из польских епископов и вельмож, решил призвать для укрощения свирепых соседей орден Тевтонский.
   Этот орден был основан немцами незадолго до того времени в Палестине, в честь Богоматери, по примеру итальянских иоаннитов и французских тамплиеров. Он принял на себя монашеские обеты с обязательством ходить за больными и сражаться с неверными. Правда, его подвиги в Палестине мало помогли Иерусалимскому королевству; зато он был наделен разными владениями в Германии и Италии. Значение его много поднялось, благодаря в особенности гроссмейстеру Герману Зальца, который умел снискать одинаковое уважение и Фридриха II Гогенштауфена, и противников его, т. е. римских пап. В 1225 году прибыли к нему в Южную Италию послы князя Мазовецкого и предложили Ордену переселиться в области Кульмскую и Любавскую под условием войны с прусскими язычниками. Такое предложение, конечно, не могло не понравиться гроссмейстеру; но он не спешил своим согласием, наученный опытом. Около того времени угорский король Андрей II точно так же призвал тевтонских рыцарей для борьбы с Полозцами и дал ордену во владение Область Трансильвании; но потом, заметив опасность, которая грозила от водворения военной и властолюбивой немецкой дружины, он поспешил удалить тевтонов из своего королевства. Очевидно, угры обладали большим инстинктом самосохранения, нежели поляки.
   Тевтонский гроссмейстер не столько заботился о крещении язычников, сколько имел в виду основать собственное независимое княжество. Он начал с того, что испросил ордену у императора Фридриха грамоту на полное владение Кульмскою землею и всеми будущими завоеваниями в Пруссии; ибо по тогдашним немецким понятиям и самая Польша считалась леном Германской империи. Зальца хотел поставить будущее княжество под непосредственное верховенство империи, а никак не Польши. Затем он вступил в продолжительные переговоры с Конрадом Мазовецким об условиях перенесения ордене в Кульмскую область. Плодом этих переговоров был целый ряд актов и грамот, которыми недальновидный польский князь предоставил тевтонам разные права и привилегии. Только в 1228 году впервые на границах Польши и Пруссии явился значительный отряд тевтонских рыцарей под начальством провинциального магистра Германа Балка, чтобы принять Кульмскую землю во владение ордена. Прежде нежели приступить к борьбе с язычниками, немцы и тут продолжали свои переговоры с Конрадом, пока договором 1230 года не получили от него подтверждения на вечное, безусловное владение данной областью. В то же время они постарались обеспечить себя от притязаний помянутого епископа прусского Христиана, который думал, что Тевтонский орден будет находиться к нему в таких же отношениях, в каких Ливонский - к епископу Рижскому. На первое время орден признал ленные права епископа на Кульмскую землю и обязался платить ему за нее небольшую дань. Благоприятный для ордена случай вскоре помог ему совсем освободиться от этих ленных отношений. Епископ Христиан с небольшой свитой неосторожно углубился в землю язычников для проповеди Евангелия и был захвачен в плен, в котором томился около девяти лет. Ловкий Герман Зальца, остававшийся в Италии и оттуда управлявший делами ордена, склонил папу Григория IX признать прусские владения Тевтонов непосредственным духовным леном папского престола, чем устранялись притязания Кульмского епископа. Кроме того, с согласия папы остатки Добрынских рыцарей и их имения были включены в Тевтонский орден. В этом краю, так же как в земле балтийских и полабских славян, католическая церковь явилась главной союзницей германизации.
   Верховный покровитель ордена папа усердно призывал крестоносцев из соседних стран, Польши, Померании, Гольштинии, Готланда и др., к общей борьбе с прусскими язычниками и даровал этим крестоносцам такие же привилегии и отпущение грехов, как и тем, которые отправлялись в Палестину. Его призыв не остался без ответа. В Западной и Средней Европе того времени еще была сильна вера, что ничто так не угодно Богу, как обращение язычников в христианство, хотя бы посредством меча и огня, и что это самое верное средство смыть с себя все прошлые грехи. Тевтонские рыцари начали завоевание и насильственное крещение Пруссии с помощью соседних католических государей, приводивших крестоносные дружины, особенно с помощью славянских князей Польши и Поморья, которые более, чем немцы, работали в пользу германизации. Каждый свой шаг рыцари закрепляли построением каменных замков и, прежде всего, конечно, постарались завладеть нижним течением Вислы. Здесь первой орденской твердыней явился Торунь, за ним последовали Xельмно (Кульм), Мариенвердер, Эльбинг и т.д. Пруссы оборонялись упорно, но не могли устоять против новой силы, пользующейся превосходством военного искусства, вооружения, единства действий и вообще отлично организованной. Чтобы еще более упрочить свое владычество, вместе с построением крепостей орден деятельно водворял немецкую колонизацию, вызывая для того переселенцев в свои города, наделяя их торговыми и промышленными льготами и, кроме того, раздавая участки земли на ленных правах переселенцам военного сословия. Для утверждения новой веры Немцы особенное внимание обращали на юное поколение: они старались захватывать детей и отправляли их в Германию, где последние и получали воспитание на руках духовенства с тем, чтобы, воротясь на родину, быть усердными миссионерами католичества и германизации. При завоевании Пруссии повторялись почти те же жестокости, опустошения и закрепощение туземцев, какие мы видели при завоевании Ливонии и Эстонии.
   К этому-то Тевтонскому, или Прусскому, ордену обратился ливонский магистр Вольквин с предложением соединить свои силы и отправил для того послов в Италию к гроссмейстеру. Но первое предложение было сделано еще в то время, когда Тевтонский орден едва водворился в Кульмской области и только начинал свою завоевательную деятельность. Ливония отделялась от него еще независимыми литовскими племенами; соединение двух рыцарских орденов могло повести за собою и соединение их врагов для общего отпора. Герман Зальца пока благоразумно отклонил предложение, но не отнял надежды. Спустя несколько лет переговоры о соединении возобновились, и в Марбурге - главном германском приюте тевтонов - происходило совещание орденского капитула в присутствии послов Вольквина. Здесь большинство тевтонов высказалось против соединения. Их орден состоял преимущественно из членов старых дворянских родов, из людей закаленных, благочестивых, гордых своими обетами и суровой дисциплиной; тогда как ряды Меченосцев наполнялись сыновьями бременских и других нижненемецких торгашей, разнообразными искателями приключений и добычи, людьми лишними у себя на родине. В Германию уже проникла молва об их распутной жизни и таком деспотическом обращении с туземцами, которое делало для последних ненавистным само христианство и заставляло иногда возвращаться к язычеству. Тевтоны свысока смотрели на Меченосцев и опасались унизить свой орден таким товариществом. Из Марбурга дело перенесено опять в Италию на рассмотрение гроссмейстера. Герман Зальца на этот раз оказался более расположенным к соединению и представил вопрос о нем на разрешение папы Григория IX.
   Между тем случилось событие, которое ускорило это дело. Магистр Вольквин с сильным войском предпринял поход в глушь литовских земель. Литовцы скрытно собрались в окрестных лесах, откуда выступили внезапно и окружили немцев со всех сторон. Отчаянная битва произошла в день Маврикия в сентябре 1236 г. Тщетно рыцари восклицали: "Вперед, с помощью св. Маврикия!" Они потерпели полное поражение. Сам магистр Вольквин, сорок восемь орденских рыцарей и множество вольных крестоносцев остались на месте битвы. Орден спасся только тем, что Литва не воспользовалась своей победой и вместо движения в Ливонию обратилась против Руси. После того Меченосцы усилили свои просьбы о соединении, которое наконец и было совершено их послами с соизволения Григория IX в его резиденции Витербо, в мае 1237 года. Ливонские рыцари приняли устав Тевтонского ордена; они должны были переменить свой орденский плащ с красным мечом на тевтонскую белую мантию с черным крестом на левом плече.
   Наместник Зальца в Пруссии Герман Балк назначен первым областным магистром (ландмейстером) в Ливонию. Одним из первых его деяний здесь было заключение договора с Вольдемаром II. В споре между орденом й Датским королем за Эстонию папа склонился в сторону короля, и гроссмейстер уступил. По заключенному договору орден возвратил Дании прибрежные Финскому заливу области Веррию с городом Везенбергом и Гаррию с Ревелем. В последнем городе Вальдемар поставил особого епископа для своих эстонских владений. Но он уже не был в силах вытеснить отсюда немецких рыцарей, получивших от ордена земли и разные привилегии. Напротив, чтобы привлечь на свою сторону это военное сословие, он старался удовлетворить его жадность и властолюбие новыми привилегиями и правами на закрепощение туземцев. Вообще датское владычество просуществовало в том краю еще около столетия, но не пустило глубоких корней. Герман Балк восстановил значение Меченосцев удачной войной с соседней Новгородской Русью. Но вскоре и он, и сам гроссмейстер Зальца скончались (1239 г.).
   Дела соединенного ордена пошли хуже. Он должен был бороться в одно время с Русью, Литвой и бывшим своим союзником - поморским князем Святополком. Особенно чувствительные поражения понес новый ливонский ландмейстер Фон Хеймбург от русского героя Александра Невского. К этим поражениям присоединилось еще отчаянное восстание куронов и земгалов. Оба племени, как мы видели, довольно легко подчинились немецкому владычеству и приняли к себе священников. Но скоро они убедились, что обещания миссионеров оставить в покое их имущество и личную свободу были только пустыми словами, что немецкое владычество и немецкое христианство означали всякого рода поборы и притеснения. Пользуясь стесненным положением ордена, Куроны восстали; они умертвили своего епископа и тех священников, которых успели захватить в свои руки, прогнали или перебили поселившихся между ними немцев и заключили союз с литовским князем Миндовгом. За ними восстали и земгалы.
   Подавить это восстание удалось Дитриху фон Грюнингену, которого новый тевтонский гроссмейстер Генрих фон Гогенлоэ назначил ландмейстером в Ливонию и снабдил значительными военными средствами. Суровый, энергичный Грюнинген с огнем и мечом прошел землю куронов и страшными опустошениями принудил их просить мира. Они уже успели было воротиться к своим старым богам, но теперь принуждены были выдать заложников и вновь совершить обряд крещения (1244). В следующем году война возобновилась, когда на помощь угнетенным пришел с литовским войском Миндовг. Однако в решительной битве на высотах Амботенскйх он потерпел поражение.
   Покорив вновь Куронию и Земгалию, немцы утвердили здесь свое владычество укреплением старых туземных городов и построением новых каменных замков на окраинах и внутри страны во всех важнейших пунктах. Таким образом, возникли: Виндава, на устье реки того же имени, Пильтен, выше на правом берегу той же реки, еще выше - Гольдинген на левом берегу ее, против того места, где она образует живописный водопад; далее Донданген и Ангернминде на северной окраине Куронии; Газенпот, Гробин и вновь укрепленный Амботен на юге, на пределах с Литвой и пр. Некоторые из этих замков сделались резиденцией комтуров и фогтов, т.е. орденских или епископских наместников, снабженных достаточной вооруженной силой для поддержания покорности в своих округах. В Земгалии около того времени являются немецкие крепости Зельбург на левом прибрежье Двины и Бауске - на пограничье с Литвой, при слиянии Муса с Мемелем. Это слияние образует реку Аа (Семигальскую, или Куронскую), на левом берегу которой, среди низменной местности, вскоре положено основание Митавского замка. При новом завоевании Куронов и Земгалов они уже были лишены тех прав, которые обещаны им первоначальными договорами. Немцы воспользовались восстанием, чтобы поработить их окончательно, т.е. обратить в такое же крепостное состояние, какое уже было водворено в Ливонии и Эстонии. Таким образом, Ливонский орден благодаря соединению с Тевтонским успел упрочить бывшее дотоле шатким немецкое владычество в Балтийском крае, отбить враждебных соседей и совершенно закрепостить туземные народы. С помощью того же соединения он почти достиг цели и других своих стремлений: стал в более независимые отношения к епископской власти и вообще к духовенству, признавая над собой только верховную, весьма отдаленную власть императора и папы. Но его борьба с епископами, затихшая во время внешней опасности, впоследствии возобновилась из-за спорных ленов, доходов и разных привилегий.
   В этой борьбе весьма видное место получил город Рига. Благодаря выгодному положению на большом торговом пути, а также тесным связям с Готландом и нижненемецкими городами, Рига быстро начала расти и богатеть. Епископы рижские, вскоре получившие архиепископский титул, награждали значительных граждан за разные услуги ленами, или поземельными участками, в окрестной области, а самый город наделяли такими привилегиями, что он получил почти полное внутреннее самоуправление. Это городское самоуправление Риги устроилось по образцу ее митрополии, Бремена, и сосредоточилось в руках двух гильдий, большой, или купеческой, и малой, или ремесленной. Рядом с ними возникла еще третья гильдия, под именем Черноголовых; в нее первоначально принимались только неженатые граждане, отличившиеся в войнах с туземными язычниками, и это учреждение сделалось ядром собственной вооруженной силы города. Кроме своей гражданской милиции, он нередко держал у себя и наемные отряды. Располагая значительными военными средствами, Рига имела возможность оказывать своему архиепископу весьма действенную помощь в его борьбе с орденом и до некоторой степени уравновешивать силы этих двух соперников. Значение ее поднялось еще более, когда она вступила в знаменитый Ганзейский союз*.
   ______________________
   * Источники и пособия для истории и этнографии Ливонского края представляют обширную литературу, благодаря в особенности местной немецкой науке, которая тщательно собирала, издавала и объясняла исторические памятники края. Между собраниями источников главное место занимают: Monumenta Livoniae antiquae. 5 Bde. Riga, Dorpat und Leipzig 1835 - 1847, исполненная преимущественно трудами Наперского. Scriptores rerum Livonicarum. 2 Bde. Riga und Leipzig. 1847 - 1853. Для начальной истории важен первый том, где перепечатана латинская хроника Генриха Латыша, обнимающая период от 1184 до 1226 г., с немецким переводом и с комментариями проф. Ганзена; и рифмований немецкая хроника Дитлиба фон Альнпеке (написанная в конце XIII века) с переводом на новый немецкий язык, в обработке Кальмейера. Затем извлечения из разных хроник у Бунге в его Archiv fur die Geschichte Liv-Estn und Kurlands. Его же Liv-Estn und Kurlandicher Urkundenbuch; 4 Bde. R. 1852 - 59. Петра Дюисбургского Chronicon Prussiae. Издание Гарткноха. Jena, 1679 (также в Scriptores rer. Prussic.) и Луки Давида Preussische Urkunden, собранные Наперским и изданные Археографическою Комиссиею при участии академика Куника. СПб. 1868. "Грамоты, касающиеся до сношений северо-западн. России с Ригою и Ганзейскими городами". Найдены Наперским, изданы Археограф. Комиссией. (СПб. 1857).

Важнейшие пособия;. Urgeschichte des Esthnischen Volkstammes und der Ostseeprovinzen bis zur Eintuhrung der christlichen Religion. Von Fr. Kruse. Moscau. 1840. Necrolivonica oder Alterhumer Liv-Ectn und Kurlands. Von Dr. Kruse. Dorpat. 1842. Russisch-Livlandische Chronographfe. Von Bonnell. Издание Петерб. Академии Наук. 1862. "Хронологические исследования в области Русской и Ливонской истории в XIII и XIV вв." А. Энгельмана. СПб. 1858. Geschichte der Ostseeprovinzen Liv-Estn und Kurland. Von Otto von Rutenberg. 2 Bde. Leipzig. 1859 - 1860. Geschichte der deutschen Ostsee-prozinven. Von Richter. 2 Th. Riga. 1857 - 1858. (С указанием на литературу предмета.) Сведения о литературе (именно 1836 - 1848 гг.) см. у Паукера Die Literatur der Geschichte Liv-Estn und Kurlands. Dorpat. 1848. Еще "Указатель сочинений о коренных жителях Прибалтийского края". X. Баорона. (Зап. Геогр. Общ. по отд. этнографии. И. 1869), а также Bibliotheca Livoniae Historica. Von Winkelman. Zweite Ausgabe. Berlin. 1878. "Материалы по этнографии Латышского племени". Под редакцией Трейланда (Известия Моск. Об. Любителей естествознания и этнографии. XL. 1881). И наконец тенденциозно-немецкая компиляция Эрнеста Серафима Geschichte von Livland. Первый том (до 1582 г.). Гота. 1906.

Относительно почти исчезнувшего племени Ливов любопытно исследование академика Видемана "Обзор прежней судьбы и нынешнего состояния Ливов". СПб. 1870. (Прилож. к XVIII т. Зап. Акад. Н.). Из новейших сочинений укажу еще Бунге Die Stadt Riga im Dreizehnten und Vierzehnten Jahrhundert. Leipzig. 1878; Для водворения Тевтонского ордена в Пруссии главным пособием служит известный труд Фойгта Geschichte Preussens. "Торговые и мирные сношения русских княжеств с Ливонией в XIII в." И.Тихомирова. (Ж. М. Н. Пр. 1876. Май). "Хроника" Генриха Латыша, служащая главным источником для истории водворения немцев в Ливонии, отличается большим пристрастием к ним и особенно к епископу Альберту. По своему простодушию он иногда откровенно передает неблаговидные их черты; но многому, очевидно, дает иной свет. Между прочим, по поводу Юрьева Татищев пишет, что немцы взяли его с помощью вероломства: они заключили перемирие с осажденными; а когда бдительность городской стражи вследствие того ослабела, ночью, подкравшись к городу, зажгли его и, пользуясь пожаром, сделали приступ (III. 431). Неизвестно, откуда он почерпнул это известие; но оно не противоречит общему образу действия немцев. По мнению г. Сапунова (см. выше в прим. 41), Вячко был старшим сводным братом Владимира Полоцкого, а последний был воспитан своею матерью Святохною, тайною католичкой. См. также Харузина "К истории города Герцике". (Археолог, известия и заметки. М. 1895. N 2 - 3). Кроме того, в "Москитянине" 1843 г., N 7, есть дельная статья "Откуда коренные жители Лифляндии первоначально получили христианство, с востока или запада?" Решает, что с востока.
   ______________________
  
  

X. Финский Север и Новгород Великий

Северная природа. - Финское племя и его подразделение. - Его быт, характер и религия. - Калевала. - Ильменские славяне-кривичи. - Избрание князей и развитие народоправления. - Борьба с Суздалем. - Политические партии. - Мстислав Удалей в Новгороде. - Посадник и другие власти. - Народное вече. - Боярство. - Выборный владыка. - Иоанн-Илия и его преемники. - Ильменская область. - Великий Новгород. - Св. София и Софийская сторона. - Двор Ярославов и Торговая сторона. - Городище. - Юрьев и другие окрестные монастыри. - Руса, Псков, Ладога и другие пригороды. - Карелия, Заволочье, Югра. - Вятская община

   От Валдайского плоскогорья почва постепенно понижается на север и северо-запад к берегам Финского залива; а далее снова возвышается и переходит в гранитные скалы Финляндии с их отрогами, идущими к Белому морю. Вся эта полоса представляет великую озерную область; она когда-то была покрыта глубоким ледяным слоем; вода, в течение тысячелетий накопившаяся от таяния льда, наполнила все впадины этой полосы и образовалa ее бесчисленные озера. Из них Ладожское и Онежское по своей обширности и глубине могут быть незваны скорее внутренними морями, нежели озерами. Они соединяются между собой, а также с Ильменем и Балтикой такими многоводными протоками, как Свирь, Волхов и Нева. Река Онега, озера Лаче, Воже, Белое и Кубенское могут считаться приблизительно восточной гранью этой великой озерной области. Далее к востоку от нее до самого Уральского хребта идет полоса низких, широких хребтов, или "увалов", которую прорезывают три величественные реки, Северная Двина, Печора и Кама, с их многочисленными и иногда весьма большими притоками. Увалы составляют водораздел между левыми притоками Волги и реками Северного океана.
   Неизмеримые сосновые и еловые леса, покрывающие обе этих полосы (озерную и увалов), чем далее на север, тем более сменяются мелким кустарником и наконец переходят в дикие бесприютные тундры, т.е. низменные болотистые пространства, подернутые мохом и проходимые только в зимнее время, когда они скованы морозами, Все в этой северной природе носит на себе печать утомительного однообразия, дикости и необъятности: болота, леса, мхи - все бесконечно и неизмеримо. Русские обитатели ее издавна сообщили меткие прозвания всем главным явлениям своей природы: темные леса "дремучие", ветры "буйные", озера "бурные", реки "свирепые", болота "стоячие" и т.п. Даже и в южной половине северного пространства скудная песчано-глинистая почва при суровом климате и полном раздолье для ветров, дующих с Ледовитого океана, не могла способствовать развитию земледельческого населения и прокормить своих обитателей. Однако предприимчивый, деятельный характер Новгородской Руси сумел подчинить себе эту скупую суровую природу, внести в нее жизнь и движение. Но, прежде нежели Новгородская Русь распространила здесь свои колонии и свою промышленность, вся северо-восточная полоса России была уже заселена народами обширной Финской семьи.
   Когда начинается наша история, мы находим финские племена на тех же самых местах, на которых они живут и доселе, т.е. главным образом от Балтийского моря до Оби и Енисея. Северной границей служил им Ледовитый океан, а южные пределы их приблизительно можно обозначить линией от Рижского залива к средней Волге и верхнему Уралу. По своему географическому положению, а также по некоторым наружным отличиям своего типа финское семейство издавна распадалось на две главные ветви: западную и восточную. Первая занимает ту великую озерную область, о которой мы говорили выше, т.е. страну между морями Балтийским, Белым и верхней Волгой. А страна восточных финнов обнимает еще более обширную полосу увалов, средней Волги и Зауралья.
   Древняя Русь имела для финнов другое общее имя; она называла их Чудью. Различая ее по отдельным племенам, некоторым она присвоила название Чуди по преимуществу, а именно тем, которые обитали по западную сторону Чудского озера, или Пейпуса (эсты), и по восточную (водь). Кроме того, была еще так наз. Чудь Заволоцкая, обитавшая около озер Ладожского и Онежского и простиравшаяся, по-видимому, до реки Онеги и Северной Двины. К этой Заволоцкой Чуди примыкала и Весь, которая, по словам летописи, жила около Белоозера, но, без сомнения, распространялась на юг по течению Шексны и Мологи (Весь Егонская) и на юго-запад до верхнего Поволжья. Судя по ее языку, эта Весь и соседняя с ней часть Заволоцкой Чуди относилась к той именно ветви Финского семейства, которая известна под именем Емь и жилища которой тянулись до берегов Ботнического залива. Северо-западную часть Заволоцкой Чуди составляла другая близкая Еми ветвь, известная под именем Карелы. Один карельский народец, живший на левой стороне реки Невы, носил название Ингров или Ижоры; а другой, продвинувшийся также к самому Ботническому заливу, называется Квены. Карелы оттеснили далее на север в тундры и скалы соплеменный себе, но более дикий народ бродячих Лопарей; часть последних, впрочем, осталась на прежних местах и смешалась с Карелами. Для этой западной Финской ветви существует общее туземное название Суоми.
   Трудно определить, в чем заключались отличительные черты финнов западных от восточных, а также где кончались первые и начинались вторые. Можем только сказать вообще, что первые имеют более светлый цвет волос, кожи и глаз; уже Древняя Русь в своих песнях отметила западную ветвь прозванием "Чудь Белоглазая". Средину между ними, по своему географическому положению, занимало когда-то значительное (теперь обрусевшее) племя Мери, жившее по обеим сторонам Волги, в особенности между Волгой и Вязьмой. Часть этого племени, обитавшая на нижней Оке, называлась Мурома. А далее к востоку, между Окой и Волгой, находилось многочисленное племя Мордовское (Буртасы арабских писателей), с его подразделением на Эрзу и Мокшу. Там, где Волга делает крутой поворот на юг, по ту и по другую ее сторону жили Черемисы. Все это Финны собственно Поволжские. На север от них широко расселилось племя Пермское (Зыряне и Вотяки), которое охватило речные области Камы с Вяткой и верхней Двины с Вычегдой. Углубляясь далее на северо-восток, встречаем Югру, т.е. Угорскую ветвь восточных Финнов. Часть ее, жившая между Камой и Печорой, русская летопись называет именем последней реки, т.е. Печоры; а собственная Югра обитала по обе стороны Уральского хребта; потом она стала известна более под именами Вогулов и Остяков. К этой Угорской ветви можно отнести и Башкирское племя (впоследствии почти отатарившееся), кочевавшее в Южном Приуралье. Из башкирских степей, по всей вероятности, вышли предки той Угорской, или Мадьярской, орды, которая турецкими кочевниками была вытеснена из своей родины, долго скиталась в степях Южной России и потом с помощью немцев покорила себе славянские земли на Среднем Дунае. Народ Самоедский, который в этнографическом отношении занимает средину между семействами финским и монгольским, в древности жил южнее, чем в наше время; но другими племенами он постепенно оттеснен на Крайний Север в бесприютные тундры, простирающиеся вдоль прибрежьев Ледовитого океана.
   Древние судьбы обширного финского семейства почти недоступны наблюдениям истории. Несколько отрывочных и неясных известий у писателей классических, в средневековых летописях, византийских, латинских и русских, у арабских географов и в скандинавских сагах - вот все, что мы имеем о народах финского Севера, вступивших в состав Древней Руси и с давних времен подвергшихся постепенному обрусению. Наша история застает их на низких бытовых ступенях, впрочем, далеко неодинаковых по разным племенам. Более северные народцы живут в грязных шалашах, в землянках или пещерах, питаются травой, тухлой рыбой и всякой падалью или скитаются за стадами оленей, которые их кормят и одевают. Между тем другие их соплеменники, поволжские и эстонские, уже имеют некоторые признаки довольства, занимаются звериным промыслом, скотоводством, пчеловодством и отчасти земледелием, живут большими селами в бревенчатых избах, добывают себе разные предметы утвари и украшений от торговцев, которые посещали их земли. Эти торговцы приходили отчасти из Камской Болгарии, но главным образом из Руси, Новгородской и Суздальской, и меняли свои и иноземные товары у жителей преимущественно на шкуры пушных животных. Вот почему в могильных чудских курганах нередко находим не только изделия туземные, русские и болгарские, но даже монеты и вещи, привезенные из таких далеких стран, как мусульманская Азия, Византия, Германия и Англия. При всей грубости и дикости финские народы издревле были известны своим кузнечным ремеслом, т.е. обработкой металлов. Скандинавские саги прославляют финские мечи, которым приписывают волшебную силу, так как сковавшие их кузнецы вместе с тем слыли за людей искусных в колдовстве. Впрочем, язык финнов и памятники, находимые в их стране, показывают, что слава их ковачей должна быть отнесена к "медному веку", т.е. к искусству обрабатывать медь, а не ковать железо. Последнее искусство принесено на Север народами более одаренными.
   Прирожденные Финскому племени черты всегда резко отличали его от славян, Литвы и других арийских соседей. Оно непредприимчиво, необщительно, не любит перемен (консервативно), наклонно к тихому семейному быту и не лишено плодовитого воображения, на которое указывают его богатые содержанием поэтические вымыслы. Эти племенные качества вместе с северной угрюмой природой и отдалением от народов образованных и были причиной того, что финны так долго не могли подняться на более высокие ступени общественного развития и почти нигде не создали самобытной государственной жизни. В последнем отношении известно только одно исключение, именно Угро-Мадьярский народ, получивший примесь некоторых прикавказских племен, попавший на Дунай в соседство латинской и византийской гражданственности и основавший там довольно сильное государство благодаря вражде немцев к славянам. Кроме того, из среды финских народцев выдается Пермское, или Зырянское, племя, более других отличавшееся способностью к промышленным, торговым занятиям. Можно было бы к нему отнести скандинавские легенды о какой-то богатой цветущей стране Биармии, если бы ее приморское положение не указывало скорее на Чудь Заволоцкую.
   Языческая религия финнов вполне отражает на себе невеселый их характер, ограниченное миросозерцание и лесную или пустынную природу, их окружавшую. Мы почти не встречаем у них светлого, солнечного божества, игравшего такую видную роль в религиозном сознании, в празднествах и преданиях арийских народов. Грозные, недобрые существа здесь решительно преобладают над добрым началом: они постоянно насылают разные беды на человека и требуют жертв для своего умилостивления. Это религия первобытного идолопоклонства; преобладающее у арийских народов человекообразное представление о богах было мало развито у финнов. Божества являлись их воображению еще в виде или неясных стихийных образов, или неодушевленных предметов и животных; отсюда поклонение камням, медведям и т.п. Впрочем, у финнов уже в древние времена встречаются идолы, имевшие грубое подобие человека. Все более важные события жизни у них опутаны множеством суеверий, откуда почитание шаманов, т.е. колдунов и гадателей, которые находятся в сношениях с воздушными и подземными духами, могут вызывать их дикими звуками и бешеными кривляниями. Эти шаманы представляют род жреческого сословия, находящегося на первых ступенях развития.
   Поклонение.грозному недоброму божеству наиболее господствовало у восточных Финнов. Оно преимущественно известно под именем Керемети. Этим именем стало называться и самое место жертвоприношений, устроенное в глубине леса, где в честь божества закалывали овец, коров, коней; причем часть жертвенного мяса откладывается богам или сожигается, а остальное служит для пиршества вместе с приготовленным на тот случай одуряющим напитком. Понятия финнов о загробной жизни весьма незатейливы; она представлялась им простым продолжением земного существования; почему с покойником, как и у других народов, зарывалась в могилу часть его оружия и домашней утвари. Несколько менее мрачное религиозное настроение встречаем у западных финнов, которые издавна находились в сношениях с германскими и славянскими племенами и подвергались некоторому их влиянию. У них преобладает почитание верховного стихийного существа Укко, впрочем, более известного под общефинским именем Юмала, т.е. бога. Он олицетворяет видимое небо и повелевает воздушными явлениями, каковы облака и ветер, гром и молния, дождь и снег. Скандинавские саги сообщают любопытный рассказ о святилище Юмалы в легендарной Биармии. В первой половине XI века (1026 г.), следовательно, во времена Ярослава I, норманнские викинги снарядили несколько кораблей и отправились в Биармию, где наменяли у туземцев дорогих мехов. Но этого им показалось мало. Слухи о близ находившемся святилище, наполненном разными богатствами, возбудили в них жажду добычи. У туземцев, как им сказали, был обычай, чтобы часть имущества покойников была отдаваема богам; ее зарывали в священных местах и сверху насыпали курганы. Таких приношений особенно много скрывалось вокруг идола Юмалы. Викинги пробрались к святилищу, которое было огорожено деревянным забором. Один из них, по имени Торер, хорошо знавший финские обычаи, перелез через забор и отворил ворота товарищам. Викинги разрыли курганы и набрали из них много разных сокровищ. Торер захватил чашу с монетами, лежавшую на коленях идола. На шее у него висело золотое ожерелье; чтобы снять это ожерелье, разрубили шею. На происшедший отсюда шум прибежали сторожа и затрубили в рога. Грабители поспешили спастись бегством и успели достигнуть своих кораблей.
   Рассеянная на обширных равнинах Северо-Восточной Европы, Финская семья жила отдельными родами и племенами в глуши первобытных лесов на ступенях патриархального быта, т.е. управлялась своими старшинами, и, по-видимому, только в некоторых местах старшины эти получили такое значение, что могли быть приравнены к славянским и литовским князьям. Несмотря на свой непредприимчивый невоинственный характер, финские народцы, однако, нередко находились во враждебных между собой отношениях и нападали друг на друга, причем более сильные, конечно, старались обогатиться добычей на счет более слабых или отнять у них менее бесплодную полосу земли. Например, летопись наша упоминает о взаимных нападениях Карел, Еми и Чуди. Эти междоусобные драки, а также необходимость защищать себя от соседей иноплеменников порождали своего рода туземных героев, подвиги которых становились предметом песен и сказаний и доходили до позднейших поколений уже в образах весьма фантастичных. При сем вполне обнаруживается народная финская черта. Между тем как у других народов их национальные герои по преимуществу отличаются необыкновенной физической силой, неустрашимостью и ловкостью, причем элемент волшебства хотя и встречается, но не всегда играет главную роль, финские герои совершают свои подвиги преимущественно с помощью колдовства. Замечательны в этом отношении собранные в недавнее время отрывки западно-финского и собственно карельского эпоса, названные Калевала (страна и вместе потомство мифического великана Калева, т.е. Карелия). В песнях или рунах Калевалы сохранились, между прочим, воспоминания о прежней борьбе Карелов с Лопарями. Главное лицо этого эпоса - старый Вейнемейнен - есть великий чародей, в то же время вдохновенный певец и игрок на "кантеле" (род финской бандуры или арфы). Товарищи его тоже обладают даром волшебства, именно искусный купец Ильмаринен и молодой певец Леминкейнен. Но и противники их также сильны в колдовстве, хотя, конечно, не в равной степени; с той и другой стороны постоянно борются вещими словами, заклятиями и другими чарами. Кроме наклонности заниматься колдовством и слагать руны в этом эпосе отразилась еще любимая черта финнов: влечение к кузнечному ремеслу, олицетворением которого является Ильмаринен. Нельзя, однако, не заметить, что подобные вымыслы при всей плодовитости воображения страдают недостатком живости, стройности и ясности, которыми отличаются поэтические произведения арийских народов.
   Хотя финны умели иногда упорно оборонять свою независимость от иноплеменных завоевателей, как это мы видели на примере Эстонской Чуди, но большей частью при своем дроблении на мелкие племена и владения, при недостатке военной предприимчивости, а следовательно, и военно-дружинного сословия они постепенно подпадали зависимости более развитых соседних народов. Так, уже в первые века нашей истории мы находим значительную часть западных и северо-восточных финнов или вполне подчиненными, или платящими дань Новгородской Руси; часть поволжских и поокских народцев входит в состав земель Владимиро-Суздальской и Муромо-Рязанской, а еще часть поволжских и покамских туземцев находится в подчинении у Камских Болгар*.
   ______________________
   * Хотя литература о финском племени вообще довольно обширна, но обработка собственно их истории и этнографии еще весьма недостаточна. Известия о них находим преимущественно у следующих писателей, древних и средневековых; Тацит - De situ, moribus et populis Germaniae. Иорнанд - De rebus Geticis. Путешествие Отера и Вульфстана в IX в. (см. в Antiquites Russes и в Monumenta Бедевского). Константин Багрянородный - De administrando imperio. Адам Бременский - De situ Danaiae. Русские летописи. Арабские писатели (см. Френа Ibn Fozslan's und ander. Arab. Berichte). Ибн Батута (Defremeri et Sanguinetti). Ибн Ласта (Хвольсон). Скандинавские саги, особенно Heimskringla (см. Antiq. Russes).

Пособия:
Шлецера Allgemeine nordische Geschichte. Halle. 1771. Лерберга "О Югрии" и "О жилищах Еми" (см. его Исследования, перевод Языкова. СПб, 1819). Ф.Миллера Der Ugrische Vollksstam und Stromsystem der Wolga. Berlin. 1837 - 39.UIerpeHaHistorisch-ethnographischeAbhandlungeniiberdiefinnisch-russischen Norden. S-Ptrsb. 1861. Здесь особенно важны его следующие трактаты: Bericht uber die wissenschaftliche Reise zur Untersuchung der finnishen Volkschaften in Russlsand; Die Syrjanen, ein historisch-statistisch-philologischer Versuch; Ober die alteren Wohnsitze der Jemen" Wann und wie wurden Sawolotschje und die Sawolokschen Tschuden russisch; Zur Metakkunde der alten Finnen und anderer tschudischer Volker. Труды Кастрепа, изданные академиком Шифнером: Vorlesungen uber die Finnische Mythologie. S-Ptrsb. 1853. Ethnologishce Vorlesugen uber die aknaischen Volker. 1857. Reiseerinnerungen aus den Jahren 1838 - 44. S.-Pt. 1853. Reiseberichte und Breife aus den Jahren 1845 - 49. S.-Pt. 1856. Kleinere Schriften. 1862. (Путешествия и письма в русском переводе в VI томе "Магазина Землеведения и Путешествий" Фролова. М. 1860. Кроме того, об этих путешествиях и трудах Кастрена см. у Гартвига "Природа и человек на Крайнем Севере", перевод Усова. М. 1863). Шафарика "Славянские Древности", т. II. Записки о России иноземцев, особенно Герберштейна и Олеария. Путешествия академиков XVIII столетия, Палласа, Лепехина, Озерецковского, Гильденштеда, а также венгерского ученого Георги. Thomasson's Finnische Mythologie. Reval. 1821. (Перевод Хр. Петерсона с шведского на немецкий). Kalewala, das National-Epos der Finnen. Gelsingfors. 1852. Собрана доктором Ленротом. Немецкий перевод Шифнера. Еще прежде того она передана по-французски Лезон Ледюком в его La Finlande et le Calewala. Paris. 1845. См. также рассуждение Шифнера "Сам-по" - опыт объяснения связи между финскими и русскими сказками, особенно Калевалы и Калевича с Ильей Муромцем (Зап. 2 отд. Ак. Н. т. 1.1862 г.). "Заволоцкая чудь" Ефименка. Арх. 1869. (Вслед за Европеусом он относит эту Чудь к Угорской ветви.)

Многочисленные трактаты о разных сторонах Финской истории, этнографии и древностей рассеяны в след. изданиях: Записки Археолог. Общества (напр., Эйхвальд "О чудских копях" в т. VIII). Вестник, Записки и Этнографический сборник Географического Общества. (Также отчет посланной им экспедиции - "Северный Урал". СПб. 2 т. 1855 - 56). "Записки" и другие издания Академии Наук; из множества рассеянных в них статей о Финнах заслуживают, между прочим, внимания филологические и этнографические труды филологов Видемана и Шифнера. Журнал Министерства Народного Просвещения (Напр. Кеппена "Водь и Водская пятина" 1851, Европеуса "О народах, обитавших в России до Славян", 1868, и "О курганных раскопках", 1872 и статья Л.Н.Майкова в 1877 г. "О древней культуре западных финнов по данным языка", на основании сочинения Алквиста Die Kulturworter der Westfinnischen Sprachen. Helsingfors. 1877). Чтения Об. Истории и древностей при Моек, Универс. (напр., Сума "О Финнах", с датского перевод Сабинина. 1847. N 9 и Стрингольма "Походы Викингов" в переводе Шемякина. 1859 и 1860 гг.). Ученые Записки Казанского университета. Известия Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (Труды отделов этнографического и антропологического).

Труды Археологических съездов; особенно любопытно исслед. гр. Уварова "О Мерянах по курганным раскопкам" в Трудах Первого съезда (Об этом исследовании, а также о труде проф. Корсакова "Меря и Ростовское княжество". Казань. 1872, см. П.Д. Шестакова "Родственна ли Меря с Вогулами" в Учен. Зап. Казан. Универ, 1873. N 1.}. Отделу Эстонской Чуди много трактатов посвящено в Vorlesungen Дерптского Эстонского Общества и разные монографии ученых Прибалтийского края. Напр.: Х.Нейса Esthnische Vollkslieder. Rev. 1850, и Фр. Крейцвальда вместе с Нейсом Mythische und Magische Lieder der Ehsten. S.-Ptsb. 1854. Kalewipoeg, erne esthnische Sage в немецкой передаче Карла Рейнталя. Dorpat. 1857. По так наз. доисторической археологии Финского севера заслуживают внимания труды шведских и финских ученых, каковы: Монтелиус, Аспелин, Алквист и др. Любопытна, между прочим, основанная отчасти на русских источниках диссертация Рейна и Стенбека De Curonibus saeculis XII et XIII Fenniam in festantibus. Helsingfors. 1829. Множество заметок о Финских народцах разбросано в неофициальном отделе губернских и епархиальных ведомостей губерний северной и средней полосы, а также в "Списках населенных мест". См. также "Хронологический указатель материалов для истории инородцев Европейской России" Кеппена. СПб. 1861. Наконец книга Гельсингфорсского проф. Коскинена Finnische Geschichte von den fruhesten Zeiten bis auf die Gegenwort. Leipzig. 1874. Это собственно история прибалтийского Финляндского края. Лихачева "Скифские элементы в чудских древностях" (Труды VI Археол. съезда. Т. I. Одесса. 1886).

Из ряда отдельных вопросов, относящихся к древней истории Финского севера России, укажу на составившееся представление о какой-то самобытной Финской гражданственности, стоявшей когда-то на довольно высокой степени в стране, известной под именем Биармии. Представление это основалось, во-первых, на рассказах Скандинавских саг о Биармии, во-вторых, на многих ценных предметах, находимых случайно или добытых раскопками, преимущественно в Пермском крае. По моему крайнему разумению, означенное представление о древней цветущей Биармии и самобытно развившейся там финской гражданственности основано на некоторых преувеличениях и недоразумениях. Например, рассказ Хеймскринглы о викингах, разграбивших богатства, хранившиеся в святилище Юмалы, отзывается явным преувеличением относительно захваченных сокровищ и в сущности не дает пока основательного повода предположить существование особой, развитой финской культуры. Монеты и лучшие вещи из драгоценных металлов, находимые в Пермском крае, конечно, не туземного происхождения, а добывались с помощию привозной торговли. Говоря о Биармии, не надобно забывать существование промышленного народа Камских Болгар, которых торговцы далеко на север и запад распространяли произведения как собственные, так и привозимые из мусульманской Азии. По всей вероятности, племя Зырян, или Пермяков, соседнее и отчасти подчиненное Болгарам, преимущественно под их влиянием развило свой более деятельный и промышленный характер, которым оно значительно отличается от других Финнов. Это-то Пермяцко-Зырянское племя отождествляют с Беормами и Биармийцами скандинавских саг; хотя последние указывают собственно на прибрежья Белого моря, т.е. на сторону Заволоцкой Чуди. Замечу, кроме того, что помянутые известия этих саг относятся к XI - XIII векам, то есть к тому времени, когда северо-восток Европы был также посещаем и русскими торговцами, и русскими сборщиками даней с туземцев; а от них наши первые летописцы могли получать современные им сведения о народах той стороны и даже о более отдаленной Югре, и, как мы видим, действительно получали (напр., рассказ Гюряты Роговича). Но в летописях наших не находим никаких указаний на существование какого-либо Биармийского царства или высокой Биармийской гражданственности. Из новейших писателей о Биармии укажем г. Тиандера "О происхождении имени Пермь" (Ж. М. Н. Пр. 1901. январь. Он доказывает тождество названий Биармия и Пермь) и его же "Поездка Норманнов на Белое море" (Известия отд. Рус. яз. и слов. Акад. Н. т. VII, кн. 3.1902); а в особенности любопытное исследование С. К. Кузнецова "К вопросу о Биармии". М. 1905 (оттиск из "Этнографич. Обозрения"). Он приводит источники и обширную литературу предмета. В конечных выводах автор различает Биармию и Пермь и доказывает, что источники говорят не об одной, а о нескольких Биармиях, что, кроме Заволоцкой Чуди или Беломорского прибрежья и Северной Двины, Биармию можно приурочивать и к Лапландии, и к Приладожской Карелии, и, пожалуй к Эстонской Чуди.
   ______________________
  
   Когда-то в незапамятные времена поселения славянских кривичей, распространяясь далее и далее на север от верховьев Днепра и Западной Двины, отчасти потеснили, отчасти подчинили себе туземные финские народны. Одна часть этих поселений по реке Великой направилась к Чудскому озеру; другая продвинулась на северо-восток в область верхней Волги; главным же их средоточием сделались прибрежья озера Ильменя. Исток сего последнего, Волхов, послужил славянам прямой дорогой в Ладожское озеро; а отсюда широкая Нева приводила их уже к самому морю. Эта большая дорога к морю навсегда определила в общих чертах дальнейшую историю ильменских славян, много способствуя развитию их торговой предприимчивости. С другой стороны, неизмеримые земли, простирающиеся на север и северо-восток со своей сетью озер и судоходных рек, представляли обширное поприще, где их подвижность и предприимчивость нашли себе свободное поле. Там до самых Уральских гор не встретили они ни сильных народов, ни естественных преград, которые могли бы остановить распространение их господства.
   По всей вероятности, довольно значительное развитие общественной жизни и деятельности, с которым ильменские кривичи являются в истории, наступило в ту пору, когда к ним пришли южные их соплеменники, т.е. энергичное племя Руси со своим княжеско-дружинным строем, со своими объединительными стремлениями и торговой предприимчивостью. История знает Новгородскую Русь в политическом единении с Киевом и находит киевских князей и посадников как в ее стольном городе, так и в областях. Но это было уже такое время, когда славянорусское племя здесь достаточно окрепло, имело обширные владения, значительную торговлю, сознавало свою силу и начало стремиться к более самобытной жизни, т.е. к ослаблению киевской зависимости и развитию народоправления. Стремление это выражалось главным образом в сокращении даней, платимых великому князю Киевскому, в расширении прав народного веча и в выборе князей и посадников, излюбленных самим народом. Благоприятные для таких стремлений обстоятельства начались особенно со времен Ярослава I, который, как известно, за оказанные ему услуги предоставил новгородцам некоторые льготы именно в помянутом выше смысле. По крайней мере впоследствии в своих договорах с князьями новгородцы постоянно ссылались на льготные Ярославовы грамоты.
   После Мстислава Мономаховича соперничество разных ветвей княжеского дома, постепенный упадок великого княжения Киевского и возраставшая самостоятельность областных княжений представляли для Северной Руси полную возможность Приобретать все большую независимость от великого князя Киевского и развивать свое народоправление. Новгородцы, смотря по обстоятельствам, получали князей то из рода Черниговских Ольговичей, то из какой-либо ветви Мономаховичей, Волынской, Смоленской или Суздальской. Между тем как в других русских областях княжеские семьи все более принимали характер местных династий, Новгород постоянно выбирал между ними и потому не получил собственного княжеского дома. Но такой широкий выбор князей в свою очередь послужил источником смут и раздоров в самом Новгороде, как это обыкновенно бывает при избирательном правлений, когда избрание не ограничено строго определенными порядками. А подобные смуты и раздоры задерживали укрепление политического строя и давали возможность каждому сильному властителю вмешиваться во внутренние дела новгородцев, иметь у них приверженную себе боярскую партию и давать им князя из своих рук.
   Частая смена князей началась в XI веке; а в XII она усилилась до того, что в одном этом столетии переменилось их в Новгороде до тридцати. Редкому князю удавалось оставаться здесь более трех лет сряду; а некоторые были призываемы и изгоняемы по нескольку раз. Рядом с избирательным началом шло стремление стеснить круг княжеской власти во внутренних делах Новгородской земли; поэтому, сажая на свой стол нового князя, вече обыкновенно издавало договорную грамоту и заставляло его присягнуть на исполнение заключенных в ней условий, что и означало принимать к себе князя "на всей воле Новгородской".
   При таком стремлении к народоправлению, казалось бы, и самое достоинство княжеское становилось излишним для Новгорода. Однако мы видим, что, наоборот, граждане не любили оставаться без собственного князя даже и на короткое время. Очевидно, понятие о княжеском достоинстве было издревле так присуще всему русскому племени и так укоренилось, что никакая часть этого племени не могла представить себе существование без князя и, прибавим, без княжеской дружины, без его двора. Кроме того, отношения к другим частям Руси также не дозволяли думать об устранении княжеского достоинства. Потомство Владимира Великого все-таки смотрело на Новгородскую землю как на свою прирожденную волость, приобретенную потом и великими трудами своих предков, и не потерпело бы совершенного изгнания отсюда своего рода. Принимая к себе того или другого князя, новгородцы на время его княжения состояли в союзе или под покровительством той ветви, к которой он принадлежал, и союз этот противопоставляли притязаниям других князей. Наконец, для каждой области князь почитался необходимым как верховный судья, а главное, как предводитель войска и защитник земли от внешних врагов; причем его собственная дружина, как военное сословие, составляла ядро земской рати. Русская рать в те времена не могла представить себя без предводителя-князя; ему одному она подчинялась безусловно ("а боярина не все слушали" - замечает летопись). Следовательно, издревле установившиеся понятия, привычки, отношения к соседям и весь склад Русской земли того времени не допускал мысли об устранении княжеского достоинства в Новгороде, при всем стремлении его к народовластию, при всех сменах и обидах, которые претерпевали там князья. И не только в самом Новгороде князь почитался необходимой властью; но в некоторых важнейших пригородах его замечается стремление иметь своих особых князей. Таковых встречаем иногда во Пскове, Торжке, Великих Луках и Волоке Ламском; города эти лежали на пограничье Новгородской земли и более других нуждались в присутствии князя для защиты от соседей. Вследствие стеснений, которые терпели князья в Новгороде и пригородах, они иногда сами покидали Новгородскую землю; но всегда находились другие, которые охотно заступали их место. Кроме чести быть князем богатого и славного Новгорода, их привлекали сюда большие доходы, получаемые от судебных и торговых пошлин, от земельных угодий и прочих статей, назначенных на содержание князя и его дружины. Едва только Новгородская Русь после Мстислава I почувствовала ослабление своей зависимости от Киевского стола и вообще от Южной Руси, как эта зависимость начала сменяться другой, более суровой: со стороны Суздальского княжения. Уже Юрий Долгорукий начал теснить Новгород и изъявил притязание сажать от себя князя, т.е. держать там своего подручника, или наместника. Суздальский князь, как сильный сосед, имел в своих руках весьма действенное средство смирять строптивых вечников. Он перехватывал новгородских даныциков, или сборщиков дани, с инородцев в Заволочье. Он не давал пути новгородским купцам через свои земли и тем прерывал их торговые сношения с востоком, особенно с Камскими Болгарами. Он мог прекратить подвоз хлеба из Низовых, или Поволжских, областей и тем произвести в Новгороде дороговизну, а в неурожайные годы и страшный голод. Ему легко было составить себе в Новгороде преданную партию из бояр, имевших земельные владения по соседству с его волостями, из купцов, торговавших с восточными странами, и т.п. Понятен отсюда гордый тон Андрея Боголюбского, который в 1160 г. послал сказать новгородцам: "Ведомо буди, хочу искати Новгорода добром и лихом". "И с того времени, - замечает летописец, - начались в Новгороде смятения и частые веча".
   Новгородцы искали защиты от Суздальского князя в союзе с волынскими и смоленскими Мономаховичами или с черниговскими Ольговичами. Известно, как в 1169 г. они с юным князем своим Романом Мстиславичем Волынским отразили многочисленную рать Андрея Боголюбского; но уже в следующем году смирились и приняли князя из его рук. Смуты, наступившие в Суздальской земле после убиения Андрея, на некоторое время дали Новгороду вздохнуть свободно с этой стороны. Но едва во Владимире на Клязьме утвердился младший брат Боголюбского Всеволод III Большое Гнездо, как он еще с большей настойчивостью пошел по следам отца и старшего брата и начал теснить Новгород, чтобы привести его в полную от себя зависимость. Он особенно гневался на новгородцев за то, что те приняли к себе двух его племянников, сыновей старшего брата Ростислава, которые были его соперниками в Суздальской земле. Вскоре потом новгородцы призвали на свой стол одного из смоленских Ростиславичей, Мстислава Храброго, известного в особенности отражением полков Боголюбского от Вышгорода.
   В 1178 году новгородские бояре приехали в Южную Русь просить Мстислава к себе на стол. Он не желал расстаться с братьями и с отчиной своей. Но его побуждала собственная дружина; старшие братья также сказали ему: "Тебя зовут с честью, ступай; разве там не наша отчина?" В этих словах ясно высказывается общий взгляд русских князей на Новгородскую землю, как на неотъемлемое владение своего рода. Мстислав послушал совета и отправился, хотя ему очень не хотелось покидать Южную Русь. Новгородцы устроили ему торжественную встречу. Архиепископ Илия, игумены и прочее духовенство встретили его с крестами, окруженные большой толпой народа; ввели его в собор св. Софии и там посадили на стол. Но недолго пришлось ему здесь княжить. В то время западные новгородские волости подвергались нападениям и грабежу своего исконного врага, Эстонской Чуди. Мстислав созвал вече и предложил поход на "поганых". "Если Богу угодно и тебе, князь, то мы готовы" - получил он ответ. С двадцатитысячною ратью Мстислав вступил в Чудскую землю, пожег и попленил ее и воротился со славой и добычей. На обратном пути он усмирил псковитян, схватил сотских, которые волновали народ и не хотели принимать к себе его племянника Бориса. Мстислав не любил сидеть сложа руки. На следующую весну он уже правил поход на полоцкого князя Всеслава: новгородцы вспомнили, что прадед его Всеслав пограбил их город и отнял у них один погост. Но известно, как заступничество старшего брата, Романа Ростиславича Смоленского, заставило Храброго от Великих Лук повернуть назад. Недаром ему не хотелось сменять благодатный южнорусский край на суровую северную природу; вероятно, он имел какое-то предчувствие. Вслед за полоцким походом Мстислав крепко заболел и скончался (1180). Его с великой честью погребли в Софийском соборе и положили в той самой каменной гробнице, где покоился Владимир, сын Ярослава I. По словам летописи, все новгородцы плакали и причитали над ним, прославляя его труды и благодеяния. Он замечает, что покойный князь был среднего роста, красив лицом и благонравен, любил свою дружину, не жалел для нее имения, равно прилежал к церкви и к духовному чину. "Плакали по нем его братья и вся земля Русская, памятуя его доблести, и все Черные Клобуки не могли забыть его приголубления". Он скончался еще в средних летах и оставил на попечение братьям и боярам своих несовершеннолетних сыновей, Владимира и Мстислава. Первого из них, бывшего, по-видимому, отцовским любимцем, мы видели неудачным князем Псковским во время утверждения немцев в Ливонии. Зато другой сын, Мстислав, прозванный Удалым, вполне поддержал славу своего рода.
   После Мстислава Храброго новгородцы против Суздальского князя искали опоры в Святославе Всеволодовиче Черниговском, который в то время утвердился на Киевском столе; они выпросили у него сына к себе в князья, с которым и участвовали в походе Святослава на Всеволода III и в битве 1181 года на реке Влене. В следующем году Всеволод отомстил им внезапным нападением на пограничный их пригород Торжок, который он взял после пятинедельной осады и сжег; а много жителей увел в плен. Любопытно, что столкновения Новгородской Руси с Суздальской в то время успели принять несколько народный характер. Суздальская дружина в этой борьбе стоит вполне на стороне своих князей и враждебно относится к строптивым вечникам за их измены, непостоянство, за их союзы с Ольговичами и другими южными князьями, вместе с которыми они иногда совершали разорительные нашествия на Суздальскую землю. Так, когда Всеволод осаждал Торжок, то граждане предлагали заплатить ему за себя окуп; однако в назначенный срок не заплатили. Князь медлил приступом; но дружина его начала роптать: "Мы не целоваться с ними приехали; они, князь, лгут перед Богом и перед тобою". Тогда сделан был приступ, и город взят на щит, т.е. попленен, разграблен и даже сожжен. Суздальцы поступили так жестоко с новоторами "за новгородскую неправду, за то, что в один и тот же день и крест целуют, и клятву преступают".
   Ввиду подобного разорения в самом Новгороде суздальская партия взяла верх. Граждане выпроводили от себя Святославова сына и просили себе князя у Всеволода. Он дал им свояка, безудельного Ярослава Владимировича. Последний был внуком Мстислава I и новгородской боярыни, сыном того "вертлявого" Владимира Мстиславича, которого мы встречали в борьбе дядей с племянниками за Киевский стол. Сидя в Новгороде, Ярослав, конечно, находился в послушании у суздальского князя; но он, по-видимому, не имел недостатка в уме и мужестве и предпринимал с новгородцами несколько удачных походов на внешних врагов; между прочим, отвоевал у Эстонской Чуди города Юрьев и Медвежью Голову. Он и его княгиня строили в Новгороде храмы и успели составить себе преданную партию. Однако трудно было ладить с непостоянными новгородцами и в то же время угождать Суздальскому князю. В течение семнадцати или осьмнадцати лет Ярослав Владимирович три раза был призываем на Новгородский стол и три раза удаляем из Новгорода; место его заступал кто-либо из смоленских или черниговских князей, смотря по изменчивости новгородских отношений и по тому, какая партия брала верх, суздальская или южнорусская. В последний, третий раз сам Всеволод отозвал его в 1199 г. На его место он послал сначала малолетнего сына Святослава с суздальскими боярами; но спустя несколько лет воротил его домой; причем велел сказать новгородцам: "В земле вашей рать ходит; а сын мой Святослав мал, даю вам сына своего старейшего Константина". Отпуская последнего, Всеволод вручил ему меч и крест с таким словами: " Сыну мой, Константине, на тебе Бог положил старейшинство в братье своей, а Новгород Великий имеет старейшинство княжения во всей Русской земле". Таким назначением и такою лестью Всеволод как ловкий политик угодил новгородцам. Архиепископ Митрофан со всем городом встретил Константина и торжественно в Софийском соборе совершил обряд его посажения на стол (1206 г.). Вместе с тем вече сменило посадника Михаила Степановича и дало посадничество Дмитру Мирошкиничу; а богатая семья Мирошки была главой суздальской партии.
   Влияние Всеволода на Новгород достигло своей высшей степени. Пользуясь обстоятельствами, он хотел навести страх на людей противной партии; по его наказу суздальские приверженцы убили боярина Алексу Сбыславича на самом вече, без объявления вины, с нарушением всех новгородских прав, и однако народ попустил это убийство безнаказанно. Только пущен был слух, что на другой день в церкви Иакова в Неревском конце показались слезы на иконе Богородицы. Вскоре потом новгородская рать участвовала в походе Всеволода на рязанских князей. По окончании похода он отпустил новгородцев домой, причем щедро одарил их, подтвердив их вольности и уставы, данные старыми князьями, и прибавил на словах: "Кто до вас добр, того любите, а злых казните". Но сына своего Константина удержал при себе, также и посадника Димитрия Мирошкинича, тяжело раненного стрелой при осаде Пронска. Очевидно, в политику суздальского князя входил и тот расчет, чтобы один князь недолго заживался в Новгороде и не слишком усвоивал интересы новгородские. Он опять назначил туда сына Святослава. Но прежде чем последний успел прибыть в Новгород, граждане воспользовались отсутствием князя и слишком буквально поспешили применить на деле слова Всеволода.
   Долго накоплявшееся негодование на посадника Димитрия и на всю семью Мирошкиничей за их дружбу с Суздалем и лишние поборы с купцов и волостей вдруг вспыхнуло с дикой силой. Против них собралось вече, и прямо с него народ пошел грабить их дворы; после чего дома самого Дмитрия и покойного Мирошки были зажжены; имущество их захвачено, села и челядь распроданы. Все это вечники разделили между собой; награбленного богатства было столько, что пришлось по три гривны на человека; "а кто захватил тайно, о том единый Бог весть и многие с того разбогатели", - прибавляет новгородский летописец. Когда же привезли вскоре тело посадника Димитрия, умершего от своей раны во Владимире, то город хотел совершить над мертвым свою обычную казнь, т.е. бросить его с моста в Волхов. Но архиепископ Митрофан уговорил толпу, и посадника погребли в Юрьеве монастыре подле отца. Захваченные при грабеже его двора "доски", или записи о деньгах, розданных в долг, народ отдал князю Святославу, когда тот прибыл в Новгород. Двух братьев покойного Димитрия и еще некоторых бояр новгородцы поклялись не держать у себя в городе; князь отправил их к отцу во Владимир. Посадником был поставлен любимый народом Твердислав, сын выше упомянутого Михаила Степановича. Но дело на том не остановилось: взрыв против своих бояр, друживших Суздалю, скоро перешел в открытую вражду и к самому суздальскому князю, который только на словах уважал новгородскую вольность. Всеволод прибег к обычным мерам, т. е. стал задерживать в своих волостях новгородских гостей и их товары. Тогда новгородцы тайком вошли в сношение с торопецким князем Мстиславом Удалым.
   Зимой 1210 года Удалой внезапно явился в Торжке, схватил Святославовых дружинников и заковал в цепи торжковского посадника; а в Новгород послал сказать: "Кланяюсь св. Софье, гробу отца моего и всем Новгородцам; я пришел к вам, слыша о насилии от князей; жаль мне стало своей отчины". Новгородцы тотчас засадили Святослава и его бояр под стражу на Владычнем дворе "до управы с его отцом"; а с Мстиславом отправили большое посольство. Он приехали с торжеством сел на Новгородском столе. Недолго думая, Мстислав воспользовался одушевлением граждан, собрал значительную рать и пошел на Всеволода. Последний хорошо знал противника и не любил рискованных войн. Он вступил в переговоры и получил мир на таком условии, чтобы новгородцы отпустили его сына с боярами, а он отпустил задержанных гостей и товары.
   Вскоре Всеволод III умер, и Новгород мог опять свободно вздохнуть с этой стороны, тем более что в Суздальской земле снова произошли смуты и междоусобия. Соревнуя своему отцу, мстившему новгородские обиды на Эстонской Чуди, Мстислав Мстиславич предпринимал на нее два похода: сначала на Чудь Торму к стороне Юрьева и Медвежьей Головы, а потом на Чудь Ереву; причем прошел и попленил Чудскую землю до моря. Но по обыкновению новгородцы не брали городов и не укреплялись в этом крае, ограничиваясь одним разорением, а иногда наложением дани. Захваченную в походе добычу Мстислав разделил на три части: две отдал новгородской рати, а третью дворянам, или собственной дружине (1214 г.). Но в этом же году двоюродные братья прислали к Мстиславу с жалобой на свои обиды от киевского князя Всеволода Чермного, который теснил их из Южной Руси. Мстислав собрал вече на Ярославском дворе и стал звать новгородцев с собой в поход на Чермного. Новгородцы отвечали ему: "Куда, князь, позришь своими очами, там головы свои повергнем". Новгородское ополчение с Мстиславом дошло до Смоленска и соединилось с смоленским; но тут оба эти ополчения повздорили между собой; причем один смолянин был убит. Новгородцы заволновались и не хотели идти далее. Они быстро забыли свой ответ Мстиславу и даже не пришли на вече, куда он их звал. Тогда этот добродушный князь, вместо упреков, простился с ними, перецеловал старших людей, низко поклонился войску и продолжал поход. Такой поступок тронул впечатлительных новгородцев, чем и воспользовался их посадник Твердислав. Собрав вече, он начал их уговаривать, прибавляя: "как наши деды и отцы страдали за Русскую землю, так и мы, братья, пойдем за своим князем". Вече решило идти. Ополчение догнало Мстислава и усердно помогало ему в удачной войне со Всеволодом Чермным.
   По возвращении из этого похода недолго оставался на севере неугомонный Мстислав. Бранные тревоги Южной Руси влекли его к себе сильнее, нежели торговый, вольнолюбивый Новгород. В следующем 1215 году Мстислав собрал вече и объявил гражданам: "Есть у меня дела в Руси; а вы вольны в своих князьях". И, поклонясь народу, уехал из Новгорода.
   Второе место после князя занимал в Новгороде посадник, а третье - тысяцкий. Первоначально эти сановники назначались князем из своих собственных бояр или из местных новгородских. Посадники здесь, как и везде на Руси, были княжескими наместниками. Но с того времени, как Новгород начал стремиться к самоуправлению, вместе с выборными князьями он хотел иметь собственных, излюбленных вечем посадников и тысяцких, чего и достиг в первой половине XII века. Посадник и тысяцкий наряду с князем заведовали судебной частью и начальствовали над войском. В отсутствие князя посадник заменял его. Он по преимуществу был председателем народного веча. По возвышенному помосту, или "вечевой степени", устроенной на дворе Ярослава при церкви Св. Николая, состоявшие в должности посадник и тысяцкий назывались "степенными". Покидая ее, они навсегда сохраняли свое звание и переходили в число "старых посадников" и "старых тысяцких", которые пользовались особым почетом перед другими боярами и принимали участие в важных делах, т.е. были воеводами, судьями, справляли посольства и заключали договоры, так что иногда наряду со степенным посадником и тысяцким скрепляли договорные грамоты собственными печатями. Кроме власти и почета с должностями посадника и тысяцкого связаны были значительные доходы и даже возможность наживать себе огромное состояние, разумеется, с помощью разных неправд и вымогательств, как это показывает пример посадника Мирошки и сына его Дмитрия. Отсюда понятно, что эти должности сделались главным предметом искательства со стороны новгородской знати, которой и удалось захватить их исключительно в свои руки, так что не можем указать примера не только простого человека, но и купца, который бы достиг посадничьего сана. И даже из боярских семей выделились немногие, которые приобрели как бы право доставлять Новгороду посадников. Их соперничество по этому поводу служило одним из главных источников смут и раздоров, наряду с выбором князей. Так как не выработалось определенного срока для высших должностей, то, естественно, каждый посадник должен был бороться с ухищрениями своих соперников, старавшихся его низвергнуть и сесть на его место. Отсюда такая же частая смена посадников, как и князей, притом находившаяся в непосредственной связи с последними; так что торжество Суздальской или другой партии при выборе князя часто вело за собой и перемену посадника в угоду этой партии. Только некоторым, умевшим приобрести народную любовь или заручиться внешней поддержкой, удавалось не раз возвращаться к должности степенного посадника или занимать ее значительное количество лет. Большей частью из тех же семей посылались посадники и в новгородские пригороды.
   Вот самые известные в летописях боярские роды, доставлявшие Новгороду посадников в эпоху дотатарскую.
   Во-первых, потомство Гюряты Роговича (которого рассказами пользовался наш первый летописец Сильвестр Выдубецкий). Его сын Мирослав Гюрятинич и внук Якун Мирославич по нескольку раз были выбираемы в посадники. На дочери Якуна Мирославича был женат один из внуков Юрия Долгорукого, Мстислав Ростиславич. Во-вторых, семья Мирошки Нездилича, который посадничал более десяти лет; причем два года содержался под стражей у Всеволода III во Владимире-на-Клязьме. Он умер монахом Юрьева монастыря в 1203 г. Его сыновья являются уже вожаками Суздальской цартии в Новгороде; из них Дмитрий, будучи посадником, получил смертельную рану под Пронском. Мы видели взрыв народного неудовольствия против Мирошкиничей, сопровождавшийся разграблением имущества и изгнанием их из Новгорода в начале XIII века. Однако впоследствии, в 20-х годах того же века встречаем любимого народом посадника Иванка Дмитровича, вероятно, внука Мирошки; а еще позднее - его правнука Твердила Иванковича. Последний является посадником во Пскове; но изменой и сообщничеством с немцами он окончательно уронил значение своего рода. Третья и наиболее любимая народом фамилия была та, главой которой является посадник Михаил Степанович; по всем признакам она соперничала с фамилией Мирошки и держалась партии народной, противусуздальской. Михалко умер монахом Аркажьего монастыря в 1206 г. Сын его Твердислав Михалкович избирался в посадники три раза и скончался монахом того же Аркажьего монастыря. А внук Степан Твердиславич посадничал целых тринадцать лет. За посадником и тысяцким следовали сотские и старосты, тоже выбираемые народом. Их значение и круг власти нам не вполне известны. Сотских, по-видимому, было десять. Это деление на сотни, как мы сказали, утратило уже свой старый военно-численный характер и означало деление земское; в особенности ему подлежало торговое сословие. Старосты представляют также весьма древнее славянское учреждение; каждый конец, каждая улица, каждое сословие имели своего старосту. Надзор за сбором податей и исполнением повинностей, а также избирательство менее важных дел и управление волостями, по всей вероятности, составляли круг деятельности сотских и старост. Собирание граждан на вече и другие сходки, вызов к суду и исполнение приговоров принадлежали биричам, шестникам и подвойским; следовательно, они представляли род исполнительных чиновников. Однако, по некоторым признакам, биричи и подвойские занимали видное общественное положение и иногда играли роль в военных походах и посольствах.
   Но самую высшую власть в Новгороде составляло народное вече, которое после упадка княжеской власти все более и более забирало силы. Оно приобрело себе право избирать и сменять сановников, служа для них верховным судилищем, далее: объявлять войну и заключать договоры, установлять подати и повинности, отменять и выдавать всякого рода постановления. Обычное, или правильное, вече собиралось на Торговой стороне, на так наз. "Ярославовом дворище", по зову вечевого колокола, висевшего подле церкви св. Николая. Созывал вече и председательствовал на нем посадник. Приговоры его и вечные грамоты писал и хранил особый вечный дьяк со своими помощниками и подьячими. Другим местом для веча служила иногда площадь у Софийского собора. Недостаток строгой определенности в отправлении вечевого совещания нередко подавал повод к отступлениям от общего правила. Решения, конечно, поставлялись большинством голосов. Но голоса, по-видимому, не считались; а усвоился обычай решать дела огульным криком или большинством на глазомер. Меньшинство иногда не соглашалось, шумело. В случаях смут и раздоров вече становилось орудием в руках какой-нибудь партии; созывалось без соблюдения должного порядка, даже не всегда в обычном месте, и, заключая в себе представителей только от некоторых концов и улиц, постановляло решения от имени всего народа. Бывали и такие случаи, что в одно время с правильно созванным вечем противное ему меньшинство собирало другое вече, и происходила борьба.
   В вечевых собраниях участвовали все свободные сословия Новгорода, которые составляли три главные степени: "бояре", " купцы" и "черные люди". Сословие боярское здесь, как и в других областях Руси, возникло отчасти из древней туземной знати, отчасти из старшин - дружинников, пришедших с русскими князьями на север. В Новгороде они ранее, чем в других землях сделались оседлым землевладельческим сословием; а подчиняясь промышленному характеру Новгородской Руси, начали принимать участие и в торговых делах. То же надобно сказать и о младших дружинниках, или гридях, примкнувших к туземному помещичьему классу; но, по всей вероятности, за ними еще сохранялась военная обязанность, так что они по преимуществу составляли гарнизоны в городах и лучшую часть земского ополчения. Сословие купцов, или гостей, в Новгороде было многочисленно и влиятельно. Хотя торговлей мог заниматься каждый гражданин, но в течение времени выделился особый купеческий класс со своими обычаями, уставами, со своим особым судом. Настоящий (или так наз. "пошлый") купец должен был принадлежать к известной сотне, т. е. к известной купеческой общине, и сделать свой вклад в общинный капитал. Подобно боярам, купцы участвовали в посольствах, судебных и других общественных должностях, а также не были избавлены от военной повинности, и в случае надобности входили в состав земской рати. Как бояре новгородские встречаются иногда под именем огнищан, так купцы, или гости, особенно наиболее богатые, имеют еще название житьих людей. Как бояре занимались иногда торговыми предприятиями, так и многие купцы были землевладельцами и имели большие вотчины в новгородских областях. Все остальное свободное население - мелкие торговцы, промышленники, ремесленники и земледельцы - носило общее название черных, или меньших, людей, а также смердов. Эти люди, конечно, и составляли ту народную толпу, которая наполняла вечевые собрания.
   Нам неизвестно, чем определялась правоспособность граждан участвовать своим голосом в верховном правительстве, т.е. в народном вече. Судя вообще по древнеславянскому родовому строю жизни, такое право принадлежало не каждому взрослому человеку, а только главе семейства, следовательно, отцу, дяде или старшему брату. Но уже самый недостаток строгой определенности этого права и возможность участвовать в совещаниях стольного города жителям областей и пригородов немало препятствовали вечу выработать надлежащую степень правильности и устойчивости. Как и во всех государствах с народоправлением, знатные люди, или бояре, благодаря своим богатствам и связям, успевали составить себе партию из черных людей и с их помощью влияли на постановления веча. Главные их усилия, конечно, направлялись на то, чтобы исключительно захватить в свои руки высшие должности; в чем они и успели. С этой стороны новгородская община может быть названа общиной аристократической. Высшие должности, конечно, помогали некоторым боярским фамилиям увеличивать свое богатство, связи и влияния. Но в то же время подобные должности служили постоянным яблоком раздора в их среде. А это обстоятельство в свою очередь давало другим сословиям (демократическому началу) средство сдерживать слишком большое усилие боярства и иногда напоминать о себе слишком энергичным способом, т.е. расправляться с боярином как с последним людином, казнить его, грабить, изгонять и вообще громко заявлять о своей, народной воле. Таким образом, внутренняя жизнь Новгорода или развитие его народоправления представляет постоянную борьбу двух начал исторической жизни: аристократического и демократического, впрочем, при явном преобладании последнего. Аристократическое начало вообще туго прививалось к славянским народам; оно не совсем для нас симпатично, хотя и встречается в довольно развитой форме там, где разные обстоятельства ему благоприятствовали.
   Рядом с князем и посадником в Новгороде является еще высшая выборная власть, и притом самая влиятельная. Это епископ, или владыка. Будучи главою местного духовенства, он в то же время принимал непосредственное участие в важнейших политических делах Новгорода, между прочим, в переговорах и договорах с русскими князьями и иноземными правительствами; а борьба разнообразных партий открывала широкий путь его влиянию на внутренние отношения. Мало-помалу установился такой обычай, что новгородцы не предпринимали никакого важного общественного дела без благословения владыки.
   Первоначально, как и все русские архиереи, новгородский епископ назначался киевским митрополитом, и преимущественно из греков. В случае какого обвинения он ездил в Киев на судебное разбирательство митрополита, и как последний строго обходился с епископами, видно из примера новгородского владыки Луки Жидяты, который по доносу его собственного холопа Дудика был подвергнут заточению в первой половине XI века. Но стремление новгородцев к политической самостоятельности не замедлило повести за собой и желание самостоятельности церковной: как народное вече выбирало своих князей и посадников, так желало оно выбирать и своих епископов. С другой стороны, политический упадок Киева естественно повлек за собой и ослабление его церковного авторитета. Мы видели, как новгородский епископ Нифонт, происхождением грек, не хотел признавать митрополитом Клима Смолятича, поставленного собором епископов, за что подвергся преследованию и был заключен в Печерский монастырь. Но и тут вражда князей из-за Киевского стола помогла ему: Юрий Долгорукий, завладев Киевом, освободил Нифонта. Это был один из самых энергичных и деятельных владык новгородских; между прочим, он много трудился над украшением св. Софии и построил каменные храмы св. Спаса в Пскове и св. 'Климента в Ладоге. В начале 1156 г. он прибыл в Киев навстречу новому митрополиту, греку Константину, назначенному от Византии вместо изгнанного из Киева Климента Смолятича; но не дождался его, скончался и был погребен в Киево-Печерской обители.
   Новгородцы воспользовались этими замешательствами митрополичьей кафедры и сами выбрали себе епископа из среды собственных игуменов, по имени Аркадия. Народ с князем Мстиславом Юрьевичем, весь Софийский клир, игумены и священники отправились в монастырь Богородицы, взяли оттуда Аркадия и торжественно ввели его во "двор св. Софии", т.е. в епископские палаты. Он вступил в управление Новгородской церковью, а в Киев на посвящение митрополиту Константину ездил уже через два года. Это был первый выборный владыка Новгородский. Преемником Аркадия является знаменитый Илья, более известный под своим монашеским именем Иоанна. Он с лишком двадцать лет управлял Новгородской церковью (1165 - 1186) и приобрел такую народную любовь, что в потомстве личность его окружилась легендарными рассказами. Так, предание связало отражение войск Андрея Боголюбского от Новгорода с молитвами Иоанна и с чудесным знамением от иконы Богородицы, которую владыка по гласу свыше взял из церкви Спаса и вынес на городскую стену. Далее известна легенда о том, как Иоанн, заключив беса в умывальный сосуд, съездил на нем в Иерусалим в одну ночь и как потом бес пытался отомстить святителю, являясь людям в виде девицы, выходящей из келий владыки. Народ осудил святого мужа на изгнание и с "великого" Волховского моста спустил его на плот, отдавая на волю течения; но плот чудесным образом поплыл вверх, против быстрины, и остановился у Юрьева монастыря; при виде чуда люди раскаялись и умоляли святителя о прощении. Иоанн-Илия был первый новгородский владыка, получивший от киевского митрополита титул архиепископа. Глубокое уважение к нему народа основывалось не только на его личных достоинствах, но главным образом на том, что, будучи сам новгородцем, Иоанн явился патриархом и усердным поборником новгородской самобытности против притязаний сильных суздальских князей. Народное уважение выразилось и в том, что преемником ему назначили его родного брата по матери Гавриила, в иночестве Григория. Последний правил церковью до 1193 года, в котором скончался; он был погребен в Софийском соборе рядом с братом.
   По смерти Григория новгородцы приступили к выбору владыки. В этом выборе вместе с народом и князем (Ярославом Владимировичем) принимали участие духовенство, т.е. игумены и священники и, кроме того, "Софьяне"; так, вероятно, назывались причетники Софийского храма и мирские чиновники, состоящие при особе владыки (стольники, чашники и пр.). Самое вече происходило подле св. Софии. Здесь голоса разделились; одни хотели поставить игумена Мартирия из Русы, другие - Митрофана, а третьи по прежнему обычаю - какого-то "гречина" или монаха из греков. По случаю такого разногласия впервые встречаем в Новгороде употребление жребия, по образцу Византии. На соборной трапезе положили три свитка с именами, и с веча послали слепца, который вынул жребий Мартирия. Тогда привезли его из Русы и водворили во владычних покоях; а потом, . снесясь с митрополитом, отправили вновь выбранного владыку на поставление в Киев, в сопровождении "передних мужей". Щедрые дары от богатого Новгорода, конечно, имели немалое участие в том, что киевские митрополиты из греков так легко отступились в пользу народного избрания от своего права назначать владыку.
   Эти выборы, однако, не всегда были свободны от постороннего влияния. Так, в 1201 году, по смерти Мартирия, на архиепископскую кафедру возведен помянутый выше Митрофан, очевидно, по указанию суздальского князя Всеволода, и когда он отправился в Киев на поставление, то его сопровождали не одни новгородские, но и суздальские бояре. Зато сей владыка не пользовался народной любовью и являлся одним из немногих примеров свержения архиепископов. Строптивые новгородцы часто меняли своих князей и посадников; но единственную сколько-нибудь прочную власть в их истории представляет духовный владыка. Десять лет Митрофан правил церковью. Но когда новгородцы рассорились со Всеволодом III и приняли к себе на стол Мстислава Удалого, тогда Митрофан был лишен своего сана; и на его место Новгород возвел бывшего боярина Добрыню Ядрейковича, который постригся монахом в Хутынском монастыре. Этот Добрыня был муж книжный, известный своим странствованием в Царьград, откуда он привез "гроб господень", т.е. киот, заключавший в себе изображение сего гроба. Кроме того, он составил любопытное описание цареградских святынь. Киевский митрополит не воспротивился даже такому народному своеволию, как свержение владыки, и посвятил Добрыню, который в архиерействе назван Антонием. Это был один из наиболее любимых владык; но ожесточенная борьба партий, как увидим впоследствии, и его не оставила в покое.
   После владыки важнейшими лицами новгородского духовенства были игумены монастырей, лежавших в самом городе и его окрестностях. Число их уже в XII веке простиралось до двадцати. Первое место между ними занимали Юрьев, Антониев и Хутынский. Многочисленность монастырей объясняется тем, что в Новгороде не одни князья и княгини, как в других областях, но вообще богатые и знатные люди усердствовали к основанию обителей. Редкая из важнейших боярских фамилий не имела монастыря, ею основанного или ею особо чтимого и наделяемого от своих избытков. Глава подобной фамилии обыкновенно желал после смерти найти успокоение в такой обители, а иногда под конец жизни принимал в ней иноческий сан. Жены и дочери боярские в свою очередь любили основывать женские обители, а также занимать в них место игуменьи*.
   ______________________
   * Главным и богатым источником для очерка Новгородской истории и общественного устройства в дотатарский период служат, конечно, летописи, преимущественно группа летописей так наз. Новгородских, Псковских и Софийских. Далее следует несколько договоров, уставных и дарственных грамот, сохранившихся от этого периода, каковы: Грамота Мстислава и сына его Всеволода-Гавриила Юрьевскому монастырю, 1130 г. (Дополн. к Акт. Историч. I. N2). Уставная грамота Всеволода-Гавриила церкви Иоанна Предтечи на Опоках, 1136 г. (Русск. Достопам. Т. I). Уставная грамота князя Святослава Софийскому собору. 1137 г. (ibid.). Две грамоты игумена Антония основанному им монастырю (Истор. Рос. Иерархии. VII). Договорная грамота Новгорода с немцами конца XII века. (Грамоты, касающиеся до снош. Северо-Зап. России с Ригою и Ганз. городами, а также Русско-Ливон. Акты. N 1.)

Пособия укажу особенно следующие: Kurzgefasste Nachriht von Ursprunge der Stadt Nowgorod und der Russen uberhaupt Миллера Sammlung Russ. Geschichte. II. "Исторические разговоры о древностях Великого Новгорода". М. 1808. (митроп. Евгения). "Опыт о посадниках Новгородских". М. 1821. "Новгородская История" Сумарокова, бывшего Новгород, губернатора. (Чт. О. И. и Др. 1890. Простая компиляция). Погодина - "Исслед. и лекции". Т. V. Соловьева - "Об отношениях Новгорода к великим князьям". (Чт. Об. И. и Др. Год 2, кн. I.) Костомарова - "Северорусские народоправства". 2. СПб. 1863. Беляева "История Новгорода Великого". М. 1864. По отношению к Новгородской церкви см. в историях Рус. Церкви Филарета и Макария. Кроме того, Никитского "Очерки из жизни В. Новгорода". (Правит, совет. Ж. М. Н. Пр. 1869. Октябрь и "Св. Иван на Опоках", ibid. 1870. Август.) Его же "Очерк внутренней истории Пскова". СПб. 1873! "Очерки экономической жизни В. Новгорода" в Чт. О. И. и Др. 1893. Кн. 1 и 2. Отчастии Рожкова "О политических партиях в Новгороде". Ж. М. Н. Пр. 1901. Апрель. Для религиозной стороны Новгорода любопытный источник представляют "Вопросы Кирика Нифонту" (Памятники Рос. Словесности XII века. М. 1821).
   ______________________
  
   Ядром Новгородской земли была область озера Ильменя, которое лежит именно там, где оканчиваются северо-западные склоны Валдайского плоскогорья и начинается низменная полоса, которая простирается к Финскому заливу и Ладожскому озеру. Треугольное озеро Ильмень представляет неглубокую впадину с иловатым, отчасти каменистым дном и пологими, болотистыми берегами. Оно служит водоемом для многочисленных рек и ручьев, стекающих по упомянутым склонам. Наиболее значительные из этих притоков суть: Мета, Пола, Ловать, Полист и Шелонь; верховьями своими они образуют широкий полукруг с южной стороны озера. Вообще их верхнее течение имеет каменисто-песчаное русло, обрывистые берега, нередко заграждено порогами и отличается довольно быстрым течением. Только в нижних частях своих они судоходны. Впрочем, из них Ловать во время весенней воды составляла часть Великого, или Греческого, пути из Южной Руси в Северную. Стоком для всех этих вод, наполняющих Ильменскую впадину, служит только одна река, знаменитый Волхов; он почти в прямом направлении течет на север в Ладожское озеро, посреди отлогих равнин, обильных лугами. Течение его тихое; но в нижних частях Волхов катит свои мутные воды в довольно крутых берегах, изрезанных оврагами и долинами, по которым струится в него множество потоков и речек. Тут дно реки на протяжении нескольких верст представляет плитяные уступы, или пороги, которые делают судоходство по ней свободным только при весенней воде, а против течения (взводное) - возможным только с помощью бечевы.
   У самой вершины Волхова, верстах в четырех от ее истока, широко раскинулся Великий Новгород, на обоих низменных берегах реки. Где находилось древнейшее поселение, зерно этого города, на правобережной Торговой стороне или на левобережной Софийской, о том не сохранилось никаких свидетельств. По всей вероятности, он составился постепенно из нескольких соседних селений. В историческое время он является уже разделенным на части и концы, число которых в эпоху предтатарскую простиралось до пяти: два на Торговой стороне, Славянский и Плотницкий, и три на Софийской, Людин, Загородский и Неревский. Последние три конца были расположены полукругом около Софийского кремля, или детинца, который составлял средоточие Великого Новгорода. Детинец расширен и укреплен новыми стенами еще во время княжения Мстислава Мономаховича. Стены эти уже в то время могли быть каменные, и в особенности их башни. Некоторые из башен заключали проездные ворота, над которыми, согласно благочестивому обычаю, устраивались церкви или часовни. По таким церквам обыкновенно назывались и самые ворота; таковы: Богородицкие, выходившие на большой Волховский мост, Спасские, Покровские, Владимирские и пр. Новгородский детинец, или собственно город, заключал в себе главную святыню Великого Новгорода, соборный храм во имя св. Софии или Премудрости Божией, с находящимся подле него Владычним двором.
   Новгородская София, подобно Киевской, имеет двойные портики по сторонам главного нефа, с массивными четырехгранными столпами, на которых утверждены арки и верхи храма. Внутри его господствует тот же таинственный полусвет; кровля и куполы также обиты свинцом. Но он несколько менее объемом, имеет всего три основных алтарных полукружия, пять куполов и одну крупную вежу, ведущую на хоры, в правом углу нартекса, или западного притвора (над этой вежей возвышается шестая глава собора). Внутренность храма покрыта фресковой стенной иконописью; а мусия ограничилась только немногими украшениями в алтаре по сторонам горного места. Наиболее знаменитую и величественную икону представляет написанное в главном куполе изображение Спасителя, отличающееся строгим ликом и наполовину сжатой десницей. По поводу последней сложилось потом следующее сказание. Цареградские иконописцы по повелению епископа Луки Жидяты написали Спасителя с рукой благословляющей; на другой день она оказалась сжатой. Три раза они исправляли десницу, но тщетно. На четвертый день услышали голос: "Писари, писари, не пишите мне благословляющую руку, но пишите сжатую; аз в сей руце моей Новгород держу; а когда сия рука моя распрострется, тогда будет граду сему окончание". Главные, или Западные, врата храма известны под именем Корсунских. Они состоят из двух деревянных половин, которые с наружной стороны покрыты литыми бронзовыми дощечками, представляющими лики и сцены из Священной истории с латинскими и славянскими надписями. Эти доски, очевидно, немецкой работы, и, судя по изображению на них магдебургского архиепископа Вихмана, были сделаны не ранее второй половины XII века в саксонском городе Магдебурге, который славился своими литейщиками. Когда и какими путями они попали в новгородскую Софию, доселе остается неразъясненным. Точно так же не вполне известно происхождение южных врат храма, называемых Сигтунскими, или Шведскими. Они обложены металлическими листами с изображением крестов, листьев, звезд, работы более изящной, нежели на Корсунских вратах. По словам предания, Шведские врата во второй половине XII века вывезены из шведского города Сигтуны в числе добычи, взятой при морском набеге на этот город новгородцами вместе с эстами и карелами.
   Притворы Софийского храма с самого его основания сделались местом погребения для некоторых князей и многих святителей новгородских; например, здесь покоятся: сам строитель собора Владимир Ярославич с матерью своей Анной, Мстислав Ростйславич Храбрый, Иоаким Корсунянин, первый новгородский епископ, Лука Жидята, св. Никита (бывший затворник Киево-Печерской обители), архиепископы св. Иоанн и Мартирий Рушанин. По имени последнего южный притвор храма назван "Мартирьевской папертью". Сияние святости, окружающее память этих мужей в местных преданиях, увеличивало славу соборного храма и народную к нему привязанность. Софийский собор сделался не только главной святыней Великого Новгорода, но и символом его гражданской жизни: "постоять за св. Софию" означало на языке новгородцев оборону своей политической самобытности.
   К соборному храму примыкали архиепископские покои, которые назывались "домом св. Софии". Они служили местом церковного управления и владычного суда. Наиболее просторная палата этого дома по обычаю именовалась "сенями". Отсюда и произошло выражение "возводить на сени": новоизбранного владыку вводили в эту палату, и тем самым он уже вступал в управление Новгородской церковью; хотя полными своими правами пользовался только после хиротонии, или своего посвящения митрополитом. Софийский собор с принадлежащими к нему или придельными храмами имел многочисленный причт священников, дьяконов, клирошан и прочих церковнослужителей. Большие расходы на содержание владыки и причта покрывались отчасти десятиной из княжеских доходов (даней, вир и продаж), установленной грамотами старых князей. Святослав Ольгович во время своего новгородского княжения установил вместо десятины выдавать владыке и соборному храму определенную сумму во сто гривен из княжих доходов. Кроме того, они получали пошлины с церковных судов, а также с торговых мер и весов, с соляных варниц и пр. При объездах по своей епархии владыка получал еще особую дань от каждого погоста. Но главный источник доходов владыки и Софийского собора поставляли те земли и разные угодья, которые не только князья, но и другие богатые люди жертвовали в пользу церкви, преимущественно на помин своей души. Поземельные владения архиепископские вскоре можно было встретить почти во всех краях Новгородской земли, и притом населенные; на них сидели не только отдельные села, но впоследствии и целые волости. Следовательно, Новгородский владыка имел полную возможность удовлетворять расходам, соответственным его сану и его высокому политическому положению. Кроме Софийского храма, в детинце было еще несколько храмов, и между ними каменный в честь Бориса и Глеба, построенный богатым новгородским гостем Сотко Сытиничем на месте первоначального, деревянного храма св. Софии, который сгорел в 1045 году. Борисоглебский храм стоял над самым Волховом на конце "Пискупдей" (т.е. епископской) улицы, на которой, вероятно, жил софийский, или архиерейский, причет.
   На юго-западной, или Ильменской, стороне к детинцу примыкал конец Людин со своими улицами Редятиной и Волосовой, На последней стояла деревянная церковь св. Власия, которая, по преданию, была основана на месте Волосова капища; в этой церкви священствовал знаменитый Илья (св. Иоанн) до своего избрания в епископы. Северозападную часть Софийской стороны занимал конец Неревский, простиравшийся до речки Гзени, впадающей в Волхов; а его улица, ближайшая к детинцу, называлась Разважа. Между этой улицей и соседней, Ширковой, стояла каменная церковь Федора Тирона, подобная Борисоглебской, построенная богатым купцом Войгостом. Кроме нее, из многих церквей Неревского конца замечательна церковь св. Якова, от которой и самая улица называлась Яковлевой; она была прежде деревянная, но во время священника Германа Вояты переделана в каменную. По известию Новгородской летописи, этот Герман Воята служил у св. Якова сорок пять лет и скончался в 1185 г. (Едва ли он не был первым составителем самой Новгородской летописи.) Между концами Неревским и Людиным находился еще третий конец Софийской стороны, Загородский. Он был меньше других по объему и, кажется, заключал только две значительные улицы, Чудинцеву и Прусскую; но обитатели его имели в своей среде много богатых и знатных семей. Особенно подобным, так сказать, аристократическим, населением отличалась Прусская улица. К ее жителям принадлежала семья знаменитого посадника Твердислава Михалковича. Отец его Михалко Степанович в 1176 году построил деревянную церковь в честь своего ангела, т.е. архистратига Михаила; а спустя сорок три года Твердислав вместо деревянного соорудил каменный храм со стенною и фресковою иконописью. Его современник, другой богатый новгородец, Милонег на той же Прусской улице построил каменную церковь Вознесенья, также украшенную фресковою иконописью.
   Как детинец составлял особую часть Софийской стороны, не принадлежавшую ни к какому концу, и служил религиозным средоточием Великого Новгорода; так на Торговой стороне Ярославов двор с прилежащим к нему торгом был средоточием управления и торговли и имел свои особые власти, хотя и занимал часть Славянского конца. Эта часть лежала на правом берегу Волхова, насупротив детинца. Здесь стоял княжий терем, вероятно, основанный или распространенный Ярославом I; а подле него находился каменный храм, сооруженный Мстиславом Мономаховичем во имя Николая Чудотворца, которого мощи в его время были перенесены из Мир Ликийских в итальянский город Бар. Княжий двор, как известно, служил в Древней Руси местом главного судилища, а также местом собрания городских мужей, которых князь призывал на совет в важных случаях. С ослаблением княжеской власти в Новгороде и усилением народоправленйя этот двор приобрел по преимуществу вечевое значение. Тут, около храма Николая, стояли звонница с вечевым колоколом, изба для вечевых дьяков и помост, или так наз. "вечевая степень", на которой помещались посадник, тысяцкий и другие власти и откуда они обращались к народу.
   От Ярославова двора по берегу Волхова шла широкая площадь, известная под именем Торговища. Здесь в особенности сосредотачивалась торговля Новгорода с иноземными гостями; подле стояли дворы Немецкий и Готский с различными строениями, в которых жили иноземные торговцы и находились склады их товаров. На одной стороне Торговища, рядом с Никольским собором, возвышался храм Параскевы Пятницы, сооруженный "заморскими" купцами, т.е. теми новгородцами, которые посылали свои товары за море. А с другой стороны Торговище простиралось почти до церкви Иоанна Предтечи на Опоках, или на Петрятине дворище. Эта каменная церковь была заложена Всеволодом-Гавриилом Мстиславичем в 1127 г. и наделена от него особыми льготами и доходами. Так, в ее пользу предоставлены пошлины с воску, и при ней находились самые весы, на которых взвешивали воск; ей принадлежали пошлины с товарных складов на соседнем Волховском побережье (буяне). При этом храме состояло особое купеческое товарищество, или артель, члены которой вносили по пятидесяти гривен серебра в свою общую казну. По-видимому, главная привилегия этой артели заключалась в оптовой торговле с немцами и готландцами. Она избирала из своей среды старост, которые заведовали доходами Предтеченской церкви и присутствовали на суде тысяцкого. Этот суд совершался при храме Иоанна Предтечи, и главным образом состоял в разборе спорных дел, возникавших между туземными и иноземными гостями. Готский двор имел свою католическую церковь ("варяжскую божницу", как ее называли русские) во имя св. Олава, а немецкий - свою особую, во имя св. Петра. Последняя была построена на месте православного храма Иоанна Крестителя, который перенесли несколько далее (1184 г.). По этому поводу сложилась позднее такая легенда. Немецкие гости просили позволения поставить свою церковь; владыка новгородский сначала отказал им. Тогда немцы стали грозить, что и в своей земле не дозволят строить православные церкви. Посадник Добрыня, подкупленный ими, склонил народное вече не только согласиться на просьбу немцев, но и отдать им то место, на котором уже стояла церковь Иоанна Крестителя. Вслед затем Добрыня подвергся небесной каре: когда он переправлялся в лодке через Волхов, внезапно поднялся вихрь, опрокинул лодку, и посадник утонул. Волховское побережье Торговища, наполненное торговыми складами и лавками, служило главной пристанью для торговых судов; вообще это было самое оживленное, самое многолюдное место в городе. Тут же находился и "великий мост", который с Ярославова двора вел через Волхов прямо в детинец.
   Славянский конец, которого главная улица называлась Славно, простирался до Федорова ручья, впадающего в Волхов с правой стороны. А за этим ручьем до следующей речки Витки лежал конец Плотницкий. Самое название его показывает, что первоначально он был поселением ремесленников, особенно плотничьих мастеров, которыми в древности славился Великий Новгород. Что здесь селились не одни плотники, указывают названия старинных улиц: Молоткова, Котельницкая, Щитная и др.
   Пять означенных концов с внешней своей стороны были окопаны рвом и валом и укреплены деревянными стенами, т.е. срубами, засыпанными землей, а также огорожены тыном, или частоколом; но башни или костры, заключенные в этих валах, могли быть сооружены из камня, по крайней мере некоторые. Впрочем, незаметно вообще, чтобы новгородцы прилагали большое старание об укреплении своего города. Самой надежной защитой от неприятельских нападений служили им топкие болотистые окрестности и дремучие леса. Кроме топей и болот, окрестности эти изрезаны целой сетью речек, ручьев, волховских протоков и озер; из последних самое большое Мячино, которое тянется налево от Волховского верховья почти вплоть до Софийской стороны. Направо Волхов по выходе из Ильменя отделяет рукав Волховец, а под самой Торговой стороной - другой рукав Жилотуг, который потом соединяется с Волховцем. Между истоками этих двух рукавов правый берег Волхова образует небольшое возвышение; здесь-то и находилось так называемое Городище, или загородный княжий двор, расположенный верстах в трех от города. Князья новгородские с XII века редко жили в самом Новгороде и приезжали на Ярославов двор только в случаях надобности.
   Обычным же их пребыванием было село Городище, где около княжего терема и гридницы помещались жилища его дружины, его охота и разные хозяйственные принадлежности. Здесь усердием князей сооружено несколько придворных храмов и, между прочим, церковь Благовещения, построенная Мстиславом Мономаховичем. Этой церкви было подарено им богато украшенное Евангелие, сохранившееся до нашего времени и известное под именем "Мстиславова" (хранится в Московском Архангельском соборе). Кроме Городища, окрестности Новгорода обиловали другими селениями и поселками. Особенно многочисленны были поселки монастырские. Великий Новгород количеством своих храмов превосходил все другие города Древней Руси (по одним летописям их можно насчитать более пятидесяти) ; точно так же ни один город не мог поспорить с ним числом окрестных монастырей. Почти все места, наиболее удобные для поселения вокруг Новгорода, т.е. более сухие и возвышенные, были заняты обителями.
   Древнейшим и знаменитейшим из новгородских монастырей был Георгиевский, или Юрьев, на левой стороне Волховского верховья, насупротив Городища. Основание его возводится преданием ко времени Ярослава-Георгия. Но строителем каменного Георгиевского храма и щедрым покровителем этой обители был все тот же любимый новгородцами Мстислав Владимирович с своим сыном Всеволодом-Гавриилом. Известна грамота, данная ими Юрьеву монастырю на некоторые земли и судные пошлины. В числе главных вкладчиков в эту обитель, очевидно, была богатая семья посадника Мирошки Нездилича; сам он умер здесь монахом; а подле отца погребен и сын его посадник Дмитрий. Игумен Юрьевского монастыря занимал первое место между другими игуменами и, судя по летописи, назывался "новгородским архимандритом". Избрание его почиталось настолько важным, что в нем принимали участие все новгородские власти. Так в 1226 г. игумен Савватий, чувствуя приближение кончины, призвал к себе владыку Антония, посадника Иванка и другие почетные лица и просил их сообща с юрьевскою братиею выбрать своего преемника. Выбор пал на какого-то гречина, священника из церкви Константина и Елены, которого немедленно постригли в иноки; а затем владыка соборне поставил его игуменом.
   Ближайшие к Юрьеву обители были: Перынский, у самого истока Волхова из Ильменя, основанный, по преданию, на холме, где стояло капище Перуна, и Пантелеймонов, на берегу озера Мячина, основанный, вероятно, Изяславом II - Пантелеймоном; по крайней мере сохранилась его грамота этому монастырю. Несколько далее от Юрьева на берегу того же Мячина озера находился монастырь Благовещенский, учрежденный святым владыкой Иоанном и его братом Григорием. Построение каменного храма в этой обители народ украсил такой легендой. Когда у братьев-строителей недостало денег на окончание здания, они обратились с молитвой к Богородице. На другой день у ворот монастыря явился конь, навьюченный двумя мешками, с серебром и золотом; мешки сняли, и конь исчез. Подле Благовещенского стоял другой монастырь в честь Богородицы, Аркажский, названный так по име ни игумена Аркадия, первого выборного владыки Новгородского. В этом монастыре, подобно своему отцу Михалку, постригся и погребен знаменитый посадник Твердислав; тогда как жена его постриглась в женском новгородском монастыре св. Варвары. Кроме последнего известны еще древнейшие женские монастыри: Воскресенский, на берегу озера Мячина, и Покровский-Зверин, на берегу Волхова за Неревским концом. Судя по названию, надо полагать, что вблизи его находился княжий зверинец.
   Переходя с левого волховского берега на правый, у самого Плотницкого конца встречаем Антониев монастырь, основанный в начале XII века в честь Рождества Богородицы. Антоний Римлянин является одним из первых местночтимых святых Великого Новгорода. Житие его красноречиво повествует о том, как Антоний чудесно приплыл на камне из Рима в Новгород, как он соорудил богатый храм Рождественский на том месте, где пристал камень, и основал при нем обитель. Но летопись Новгородская ограничивается только коротким упоминанием о заложении "игуменом Антонием" каменного храма Богородицы в 1117 году, о сооружении им каменной монастырской трапезницы и его кончине, последовавшей в 1147 году. Далее, верстах в десяти вниз по Волхову, на возвышении правого берега красуется монастырь Хутынский, основанный в конце XII века другим местным святым, Варлаамом. Он в миру назывался Олекса Михалевич, был уроженец Великого Новгорода, сын достаточных родителей. Подобно Феодосию Печерскому и другим угодникам, он с юных лет имел влечение к иноческой жизни и долго ходил по разным пустыням, пока не основал собственной обители на месте, называемом Хутынь. Летопись Новгородская под 1192 годом занесла известие о сооружении на Хутыне храма в честь Спаса Преображения чернецом Варлаамом. Владыка Гавриил освятил и храм, и основанный при нем монастырь; а в следующем году Варлаам уже скончался. Покровительствуемый некоторыми боярскими семьями, одаренный землями, рыбными ловлями и другими угодьями, Хутынский монастырь вскоре занял важное место в числе новгородских святынь, наряду с монастырями Юрьевым и Антоньевым; а основатель его сделался одним из самых любимых героев новгородских легенд.
   В окрестностях Славянского конца и Городища, на правом берегу Волховца, на пригорке Нередица находился монастырь Спас-Нередицкий. Основателем его был тот самый безудельный князь Ярослав Владимирович, который три раза сидел на Новгородском столе. Летом 1198 года он построил здесь храм Спасо-Преображенский, который уцелел до нашего времени в первобытном своем виде и служит одним из самых любопытных памятников Новгородской старины. Это небольшой квадрат с тремя обычными алтарными полукружиями, с узкими окнами и голосниками, т.е. глиняными кувшинами, вделанными в своды и стены. Замечательна особенно фресковая стенная иконопись в довольно строгом византийском стиле с полугреческими, полуславянскими надписями. Между прочим, тут на южной стене под хорами изображен сам основатель храма князь Ярослав. По обычаю византийскому, он стоя держит в руках сооруженную им церковь; а перед ним сидит Спаситель благословляющий. Ярослав изображен в обычной княжеской одежде: на нем большой клобук с меховым околышем и верхний плащ, или корзно, из дорогой шелковой ткани с разноцветными узорами. Князь имеет продолговатое лицо с крупным носом, большими глазами, довольно длинными темными волосами и бородою. Вообще это портретное изображение есть почти единственный в таком роде и потому очень драгоценный для нас памятник русской домонгольской старины.
   Далее заслуживают упоминания из окрестностей Новгорода: Рождественский монастырь в соседстве Плотницкого конца с своими скудельницами, или кладбищем; поле Волотово на правом берегу Волховца с сопкою, или могильным курганом, который позднейшие книжники назвали могилой мифического Гостомысла; а также монастырь Николы на Липне посреди топких болот, около впадения реки Меты в озеро Ильмень. Основание его, по словам предания, принадлежит Мстиславу Мономаховичу: в память своего исцеления от тяжкой болезни действием чудотворной иконы Св. Николая, князь соорудил в его имя, во-первых, соборный храм на Ярославовом дворе, а во-вторых, монастырь близ того места, где обретена икона. Насупротив этого монастыря по другую сторону озера Ильменя лежит княжее село Ракома, в котором живал еще Ярослав I, когда сидел на Новгородском столе*.
   ______________________
   * Пособия для знакомства с древним Новгородом и его окрестностями: Красова "О местоположении древнего Новгорода". Новгород. 1851. Куприянова: Разбор сочинения Красова ("Москвитянин", 1851. XXIII), "Ярославово дворище в Новгороде и находящиеся в нем церкви с их достопримечательностями" (Памяти, книжка Новг. губ. на 1860 г.) и "Прогулка по Новгороду и его окрестностям" (Новгород, губ. Вед. 1862). Архимандрита Макария "Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях". М. 1860. (Любопытный разбор этого сочинения Стасовым см. в Тридцатом присуждении Демидовских наград.) Его же Описание Юрьевского монастыря. М. 1862. и "Опись Хутынского монастыря" (Зап. Археол. Об. XI). Протоиерея Соловьева "Описание Новгор. Софийского Собора". СПб. 1853. Описание того же собора Аполлосом. М. 1847. и Метафрастом. Нов. 1849. Относительно шестой соборной главы замечу, что о "шести верхах" говорит уже Воскресная летопись, стр. 241. Графа М.Толстого "Указатель Великого Новгорода и Святыни и древности В.Новгорода". М. 1862. Аделунга "Корсунские врата". М. 1834 (в переводе с немецкого Артемовым). Георг. Филимонова "Церковь св. Николая на Липне". М. 1859.0 Спас-Нередицких фресках см. в изданиях Прохорова "Христианские Древности" и "Русские Древности". Связанные с новгородскими святынями легенды см. в "Памятниках старинной Русской литературы". СПб. 1860 (О победе над Суздальцами или об иконе Знамения Божией Матери, о св. архиепископе Иоанне, о построении Варяжской божницы и Благовещенского монастыря, об Антонии Римлянине и Варлааме Хутынском и пр.). Еще сказание о Михалицком девичьем монастыре на Молоткове, на Торговой стороне; супруга князя Ярослава Владимировича построила в нем каменный храм Богородицы. (Новгород. 3-я летоп. под 1199 г.). Кроме того: Жития Новгородских святых у Востокова в Описании Румянцевского музея. N CLIV. Прозоровского о В. Новгороде и Пскове по летописям (Зап. Археол. Об. IV. 1887). Н.В. Покровского "Стенописи Новгородские". (Труды VII Археол. съезда. М. 1890). Гр. Толстого и проф. Кондакова "Русские древн. в памятниках искусства". Вып. VI. СПб. 1899 (Памятники Владимира, Новгорода и Пскова).
   ______________________
  
   Отлогие Ильменские прибрежья заняты были не одними пустынными пространствами; они пестрели также лугами, рощами, монастырскими поселками, рыбачьими слободами. Из последних наиболее известна Взвадь, или Озвад, на устье Ловати; в летнюю пору здесь производилась и княжая охота на зверя. Этот южный берег, заключенный между устьями Шелони и Ловати, возвышеннее и круче других берегов, и местами состоит из плитяных утесов. На той же южной стороне Ильменя лежит один из главных новгородских пригородов, Руса, по обеим сторонам Полиста, в который впадает в самом городе речка Порусья. Расположенная в открытой ровной местности Руса по обычаю состояла из внутренней крепости, или детинца, и внешнего города, или посада. Здесь находился Спасо-Преображенский монастырь, в котором игумен Мартирий построил каменный храм Спаса; вскоре затем этот игумен был избран на владычнюю кафедру Новгородскую. Руса замечательна в особенности своими соляными источниками, из которых уже с давних времен жители вываривали соль. Несколько ниже города Полист соединяется с Ловатью, недалеко от ее впадения в Ильмень; таким образом, Руса в летнее время имела с Новгородом судовое сообщение. Река Ловать, впадающая в озеро несколькими рукавами, представляет одну из главных водяных артерий Новгородской земли. Она была частью великого водного "пути из Варяг в Греки". Имея тихое, спокойное течение в нижней своей части, она быстра и порожиста в средней; однако была сплавною и даже судоходного во время весенней воды, начиная от самых Лук. Этот город (после Великие Луки) лежит уже в южном краю Новгородской земли, на пограничье с Полоцкой и Смоленской, в местности волнистой и покрытой густыми лесами. Вследствие своего пограничного значения Луки были довольно хорошо укрепленным городом. С конца XII века, когда упала сила Полоцкого княжения и оно начало подпадать Литовскому влиянию, Луки почитались оплечьем Новгороду от Литвы, и в княжение Ярослава Владимировича здесь, для охранения границ, сидел сын его Изяслав, который тут и скончался летом 1198 г. А осенью того же года полочане вместе с Литвой уже воспользовались смертью князя, напали на Луки и сожгли посад, но не могли взять самого города.
   Как Луки с конца XII века служили оплечьем с юго-запада, от Литвы, так и другой еще более важный пригород, Псков, или Плесков, около того же времени явился главным оплотом Новгородской земли с запада, от немцев, утвердившихся в Прибалтийском крае. Этот город расположился на правом берегу реки Великой, в нескольких верстах от ее впадения в Чудское озеро, посреди низменной ровной области, изобилующей озерами, болотами и песчаными холмами. Ядро города, или детинец (Кром, т. е. Кремль), стоит на возвышенном мысу, который образуется впадением речки Псковы в Великую; тут красуется главная псковская святыня, каменный собор Св. Троицы, с гробницей своего строителя Всеволода-Гавриила. Посад, примыкавший к этому детинцу, впоследствии получил название Застенья, хотя в свою очередь он был тоже укреплен каменной стеной. На другой стороне Псковы возникла часть города, называемая Запсковьем; а слобода, расположенная за рекой Великой, называлась Завеличьем; там был монастырь и каменный храм Св. Спаса, построенный владыкой Нифонтом. Известняковая плита, залегающая под глинистой и песчаной почвой окрестной местности, доставляла обильный материал для каменных храмов и стен Пскова.
   Предприимчивый, промышленный дух, войны-с соседями, латышами и чудью, и дани, с них собираемые, содействуя обогащению жителей, рано возбудили в них стремление к политической самобытности. Уже в XII веке псковитяне пытаются стать в независимые отношения к Великому Новгороду. Первая попытка, как известно, произошла при Всеволоде-Гаврииле, который, будучи изгнан из Новгорода, нашел убежище в Пскове. После его смерти Псков снова является новгородским пригородом; но нередко получает отдельного князя, особенно с началом опасного соседства немцев, когда усилилась потребность в обороне Новгородской земли с этой стороны. В то же время усилилось и торговое значение Пскова: он сделался главным посредником в сухопутных сношениях Северной Руси с Ригой и другими немецкими городами в Ливонии. Псковское же судоходство принуждено было ограничиться протяжением длинного Чудского озера и нижними частями некоторых его притоков. Принимая в себя множество рек и речек, озеро имеет своим стоком реку Нарову, впадающую в Финский залив. Неподалеку от своего устья эта река преграждается плитяным уступом, или известным Нарвским порогом, который запирал доступ к морю судам, плавающим по Чудскому озеру. Верстах в тридцати к западу от Пскова на самом пограничье с Ливонией стоял древний Изборск, когда-то главное русское поселение в том краю. Находясь в стороне от речных путей, он с возвышением Пскова начал терять свое прежнее значение.
   Из всех новгородских пригородов в эпоху дотатарскую только один мог поспорить с Псковом своим торговым и политическим значением. Это Ладога. Она лежала на левом берегу Волхова, верстах в десяти от впадения его в Ладожское озеро; была крайним северорусским узлом того торгового движения, которое совершалось по Великому водному пути, и служила пристанью, куда издавна приходили варяжские корабли. Далее вверх по Волхову эти морские суда не могли следовать; ибо в нескольких верстах уже встречались Волховские пороги. Около последних товары обыкновенно перегружались на более мелкие суда и только в вешнюю пору могли с помощью бечевы пройти пороги против течения; а в другое время товары перевозились на телегах мимо порогов до пристани Гостиного Поля, где снова нагружались на лодки; или же товарное сообщение Ладоги с Новгородом совершалось обозами по санному пути. Богатство и важное значение Ладоги привлекали из-за моря не одних торговцев, но также пиратов и завоевателей. Шведы не раз приплывали с войском и пытались захватить в свои руки этот город, как ключ к Великому Новгороду. Ладога, кроме того, служила опорным пунктом новгородского господства над соседней Чудью и Карелою. По всем этим причинам об ее укреплении прилагались особые заботы. Во время великого княжения Мономаха и новгородского княжения сына его Мстислава ладожский посадник Павел заложил вокруг детинца каменные стены, вместо прежних деревянных (1116 г.). Сохранившиеся доселе остатки ладожских стен показывают, что они были построены из булыжных камней и плитняка с дубовыми связями; по углам возвышаются круглые башни с узкими продолговатыми отверстиями для метания стрел. Здесь, так же, как во Пскове, каменным постройкам способствовали в изобилии рассеянные по окрестной стране породы плитняка. Владыка Нифонт построил в Ладоге каменный храм во имя св. Климента, Внутри детинца была еще каменная церковь св. Георгия, которая, подобно помянутой выше Спасо-Нередицкой церкви, служит в каше время любопытным образцом древних новгородских храмов и их стенного фрескового расписания. В Ладоге, как и в Новгороде, проживали при своих складах купцы готландские; в XIII веке находим здесь латинскую церковь во имя св. Николая; она, вероятно, находилась на той улице, которая называлась "Варяжскою". Новгородские суда, отправляясь из Ладоги в Готланд, переплывали бурное озеро Нево, или Ладожское, и потом широкой, многоводной Невой выходили в море. Любопытно, что в эту эпоху мы не видим со стороны Северной Руси стремления какой-либо твердыней закрепить за собой этот конец Великого водного пути и стать прочной ногою на самом устье Невы; хотя там и собирались дани с окрестных ей чудских народцев. Только впоследствии (в XIV веке) новгородцы как бы спохватились и построили укрепление на Ореховом острове, при выходе Невы из Ладожского озера. Следовательно, и на этой главной водной ветви мы видим то же явление, как и на Двине. Медленно, постепенно распространяла Русь свои поселения на северо-запад и не особенно стремилась к морским берегам, сохраняя стародавнюю привычку к излюбленному судоходству по многочисленным и многотрудным речным путям Восточной Европы.
   На другом краю Новгородской земли, на пограничье с Суздальскими владениями находилось также укрепленное и вместе торговое новгородское поселение, известное под именем Нового Торга, или просто Торжка. Он лежит на Тверце, левом притоке Волги. Верховьями своими Тверца сближается с Мстою или собственно с озером Мстино, из которого вытекает последняя. Только небольшой волок (на который указывает название Вышнего Волочка) разделял тут Ильменско-Ладожский водный путь от Волжского, и потому, естественно, Торжок получил весьма важное торговое значение. Это был один из тех пригородов, где новгородцы держали не только посадника, но и особого князя для обороны от соседей. Торжок служил приманкой для сильных суздальских князей и вообще занимал видное место в их отношениях к Великому Новгороду. Другим узлом, соединявшим Ильмень с Волгой, служило многоветвистое, обильное островами и рыбой озеро Селигер; с одной стороны оно дает начало Волге, а с другой - небольшим волоком отделяется от реки Полы, притока Ильменя. От озера Селигер шел рубеж Новгородской земли с Смоленскою по верхнему течению Волги. Миновав смоленский пригород Ржеву и суздальский Зубцов, новгородские владения переходили на правую сторону Волги, и здесь посреди широкого волока, или сухопутья, стоял пригород Волок, от речки Ламы прозванный Ламским. Отсюда рубеж с Суздальской землей круто поворачивал на север к Белому озеру. В той стороне самым значительным пригородом были Бежичи, на верхнем течении Мологи, средоточие новгородских поселений в области Веси.
   Все означенное пространство вокруг озера Ильменя составляло собственно волю Новгородскую. Здесь славянорусское население преобладало над инородческим, за исключением северной полосы, то есть прибережьев Финского залива и Ладожского озера, где чудские племена еще вполне сохраняли свою народность. Эта Новгородская земля исстари делилась на многие волости и погосты. Но уже в дотатарскую эпоху встречается более крупное деление на так наз. сотни и "ряды"; последние являются предшественниками позднейших пятин. Так, в уставе князя Святослава Ольговича 1137 года видим "Обонежский ряд" и "Бежецкий ряд". То же свидетельство указывает, как рано новгородская колонизация направилась на северо-восток: уже в первой половине XII века пространство между Волховом и Онежским озером, и даже за озером, составляет часть собственной Новгородской земли. А между тем на западной стороне Ладожского озера, в Карелии, Новгород ограничивался собиранием дани, и если он имел там свои поселения, то очень немногие. Зато видны некоторые заботы о водворении христианства в том крае. В 1227 году князь новгородский Ярослав Всеволодович после удачного похода на Емь, по свидетельству летописи, послал крестить Карелу, которая и была крещена в большом числе.
   С северо-западной стороны, т.е. со стороны Финляндии, новгородцы встретили разные препятствия для распространения своего владычества. Во-первых, сама природа не благоприятствовала их движению. Бесчисленные озера хотя и соединены друг с другом протоками, но эти протоки большей частью загромождены скалами и порогами, и потому не представляют удобных водных путей. Во-вторых, туземные чудские племена более, чем другие их соплеменники, отличались бедностью и свирепостью. Ближайшее к новгородцам племя карельское еще без особого труда подчинилось их господству; но следующие за ним племена Еми и Суми занимались морским разбоем и сами производили набеги на Новгородскую землю, а также и на Карелу; так что иногда надобно было предпринимать трудные походы только для их обуздания. В-третьих, новгородцы рано встретились в этом краю со смелыми, предприимчивыми скандинавами, именно со шведами, которые издавна стремились распространить свое владычество по морским побережьям Финляндии и в XII веке начали основывать здесь укрепленные поселения. Вместе с тем они не раз пытались завладеть и самым ключом к Великому водному пути, т.е. берегами Невы и устьями Волхова. Известно, что отсюда они были отбиты новгородцами, которые в течение XII века иногда вступали в битвы со шведскими кораблями в открытом море или вместе с подвластной Карелою нападали не только на берега Финляндии, но и на самые берега Швеции. Однако, как мы заметили, открытое море не было любимой стихией славянорусского племени, и потому новгородцы вообще слабо поддерживали борьбу со шведами в Финляндии; а заботились главным образом о свободном торговом пути в Балтийское море. Таким образом, распространению новгородского господства по обеим сторонам Финского залива почти одновременно был положен предел: на южной - немцами, на северной - шведами.
   Заморским иноземцам немало помогло то обстоятельство, что главное внимание новгородцев в те времена было отвлечено на юго-восток, то есть на отношения к сильным князьям суздальским, и на северо-восток, куда их колонизация распространилась широкой полосой по великим судоходным рекам, почти не встречая себе достойных соперников. Новгородские удальцы достигали западных берегов Белого моря, которое они называли Тре (Терский берег), и здесь облагали данью дикую Лопь. Но главное движение повольников и колонистов направлялось в так наз. Заволочье, т.е. в область Северной Двины и ее притоков. Что туземная, или Заволоцкая, Чудь не без борьбы подчинилась новгородцам, на это указывает судьба князя Глеба Святославича, убитого в том краю, конечно, при наложении, или при сборе, дани (1079 г.). Кроме туземцев новгородские отряды, собиравшие дань, иногда должны были вступать в борьбу с дружинами суздальских князей, которые также имели притязания на тот край и старались подчинить его себе. Новгородцы, однако, сумели пока отстоять Заволочье с этой стороны. Оно в особенности привлекало их обилием пушного зверя, который составлял одну из главных статей новгородской торговли. Не ограничиваясь сбором дани и торговыми сношениями с туземцами, новгородцы скоро завели свои поселения, или погосты, на Северной Двине и ее левых притоках, особенно на Емце, Ваге, на притоке последней, Вели, а также на Сухоне, каковы: Вологда, Тотьма, Шенкурск, Емец и др,; чем и положили начало обрусению Заволоцкой Чуди.
   На восток от Северной Двины начинались неизмеримые пространства, которые благодаря таким судоходным рекам, как Вычегда, Кама и Печора, издавна посещались новгородскими торговцами и повольниками. Эти земли, известные тогда под названиями Пермь, Печера и Югра, новгородцы причисляли к своим владениям. Их дружины время от времени ходили туда и вооруженной рукою собирали дань, где могли; но тем и ограничивались подчиненные отношения того края к Великому Новгороду. Еще в конце XI века новгородские торговцы достигали Северного Урала, и здесь вели меновую торговлю с Югрою. По известию начальной летописи, записанному со слов боярина Гюряты Роговича, торговля эта сопровождалась самыми первобытными приемами. Новгородцы привозили сюда наиболее необходимые в домашнем быту железные орудия, в особенности ножи и топоры, и раскладывали свои товары; туземцы являлись с пушными шкурами и молча, объясняясь знаками, обменивали их на вещи, которые хотели приобрести. Высокие горы и пропасти, покрытые снегом и лесом, заграждали дальнейшие пути предприимчивым новгородцам. Однако уже в то время они, кажется, переваливали за Уральский хребет и доходили до берегов Оби. Из северовосточных окраин Европы привозились не только драгоценные меха пушных зверей, но и дорогие металлы, т. е. золото и серебро, которые благодаря меновой торговле приходили из уральских и алтайских рудников, когда-то подвергавшихся разработке. Торговые сношения, конечно, подготовляли между туземцами новгородское влияние, особенно между промышленными зырянами, в области речки Вычегды. Но сбор дани нередко встречал ожесточенное сопротивление со стороны туземцев, преимущественно Угорского племени, которое не было чуждо воинственного духа, имело укрепленные селения и жило под управлением собственных родовых князей, ревнивых к сохранению своей власти и своей народности.
   Под 1187 годом Новгородская летопись заносит краткое известие об избиении на Печере и за Волоком новгородских сборщиков дани; причем их пало до ста человек. В XII и XIII веках новгородские князья, лично совершавшие походы на Чудь Эстонскую и Ливонскую, обыкновенно не ходили сами в отдаленные северо-восточные края. Сюда Великий Новгород посылал или своих воевод, или ватаги повольников; последние собирались охотою, ради добычи и удальства, вокруг какого-нибудь прославившегося своими подвигами боярского или купеческого сына, который и становился их ватаманом. Вероятно, в связи с помянутым избиением новгородских данников на Печере спустя пять или шесть лет был предпринят большой поход для усмирения возмутившейся Югры.
   Новгородская рать под начальством воеводы Ядрея (отец архиепископа Антония) вошла в Югорскую землю, взяла один город и подступила к другому, более крепкому, в котором заперся какой-то из наиболее сильных туземных князьков. Югра прибегла к хитрости; она завязала переговоры, соглашалась уплатить дань и просила только подождать, пока соберут назначенное количество серебра, соболей и других припасов. А в самом деле князек собирал воинов. Когда их набралось достаточно, он послал звать в город воеводу с двенадцатью лучшими людьми. Тот действительно отправился и взял еще с собою священника Ивана Легина. Все они были избиты накануне праздника св. Варвары (следовательно, 3 декабря). Таким же образом заманили еще тридцать лучших людей; потом пятьдесят. Летопись обвиняет какого-то изменника Савку, который вошел в заговор с югорским князем и, между прочим, посоветовал ему непременно убить Якова Прокшинича; а иначе последний опять придет с войском и опустошит его землю. Этот Прокшинич принадлежал к знатной новгородской фамилии и, вероятно, отличался воинскими доблестями. Новгородская рать уже стояла шесть недель под городом и начала изнемогать от голоду. На Николин день Югра внезапно напала на нее и избила большую часть; осталось только восемьдесят человек. Целую зиму в Новгороде не было вести об этой рати, к великому сокрушению князя Ярослава Владимировича, владыки Мартирия и всего народа. Только следующим летом, 1194 года, воротились оставшиеся в живых. Тут начались перекоры и обычная новгородская расправа. Очевидно, в новгородской рати не было единодушия; распри и соперничество знатных людей проявились даже в виду неприятеля. Кроме Савки, погибшего на походе, воротившиеся обвиняли в измене и других людей. Трое из них были убиты; а прочие откупились от смерти большими деньгами. Затем в течение довольно долгого времени не слышно о походах в Югру, хотя Великий Новгород и продолжал считать ее в числе своих данников.
   От подобных походов, снаряжаемых самим Великим Новгородом, надобно отличать предприятия повольников, или ушкуйников, которые спускались по рекам, заходили в их притоки, зимою перетаскивали свои лодки, или ушкуи, в соседние реки и далеко проникали в земли инородцев,* промышляя себе добычу и открывая новые пути для новгородской торговли и господства в дальних краях. Иногда они оставались там, заводили поселения и таким образом распространяли новгородскую колонизацию. Одна из таковых вольных дружин положила основание особой Вятской земле, или самостоятельной Хлыновской общине.
   Вот как рассказывает об этом событии местная (Хлыновская) летопись.
   В 1174 году дружина ушкуйников спустилась по Волге до Камы. Часть их осталась на берегу сей последней и вздумала здесь поселиться. Другие отправились далее на север и начали воевать встречных вотяков. Рекой Чепцой они вошли в реку Вятку, и тут на левом берегу последней увидали селение, укрепленное рвом и валом. Место это понравилось новгородцам, и они решились взять его силой. Несколько дней воины говели, молились; наконец сделали приступ, и 24 июля, в праздник Бориса и Глеба, овладели городком. Первоначально его назвали "Балванским"; но, основавшись здесь и построив храм во имя Бориса и Глеба, переименовали городок в Никулицы н. Между тем оставшиеся на Каме товарищи нашли свое поселение неудобным и двинулись вверх по реке Вятке, на которой воевали черемисский городок Кокшаров, впоследствии переименованный в Котельнич. Потом обе части соединенными силами между Никулицыным и Котельничим основали третий город на высоком левом берегу Вятки при впадении в нее Хлыновицы и назвали его Xлынов (ныне губерн. город Вятка). Этот последний и сделался средоточием новгородских поселений в Вятской земле, то есть старшим городом, к которому остальные относились как пригороды и погосты.
   Усиленные новыми выходцами из Новгородской и Двинской земли, вятчане не только с успехом отражали нападения соседних черемис и вотяков, но налагали на них дани, и постепенно распространяли свои поселения. Затерянные посреди глухих лесов и чудских народцев, они образовали особую вечевую общину, которая не признавала над собой власти Великого Новгорода, т.е. не платила ему даней и не принимала от него посадников, а управлялась своими выборными властями; причем, однако, сохраняла обычаи и строй новгородской жизни. Это была единственная самобытная русская область, которая обходилась без князя. Отдаленность и затруднительные сообщения (так как Волжский путь шел через Суздальские земли) препятствовали Великому Новгороду силою смирить непокорных колонистов; но он не оставлял своих притязаний на господство. Отсюда возникла продолжительная вражда между ним и Вятскою землею*.
   ______________________
   * Для обозрения Новгородской земли, кроме помянутых общих для России трудов Щокатова, Семенова, Барсова, Погодина, Беляева и "Списков населенных мест", укажу еще пособия: Миллера - Stromsystem der Wolga, Пушкарева и Гедеонова - Описание Росийской империи., Т. I. Четыре выпуска, обнимающие губернии Новгородскую, Архангельскую, Олонецкую и Вологодскую. СПб. 1844 - 46. Бергштрессера - Опыт описания Олонецкой губ. СПб. 1838. Дашкова - Описание Олонецкой губ. СПб. 1842. Озерецковского - Обозрение мест от С.-Петербурга до Старой Русы. СПб. 1808. Гельмерсена - Чудское озеро и верховья реки Наровы (Записки Акад. Н. Т. VII, кн. I. 1865). Куприянова - Материалы для истории и географии Новгород, области. (Вести. Геогр. Общ. 1852. VI). Его же - Старая Руса ("Москвитян.", 1859). Латкина - Дневник во время путешествия на Печору (Зап. Геогр. Общ. VII). Прохорова - Христиан. Древности. 1864 и 1877 гг. ("Стенная иконопись в церкви св. Георгия в Старой Ладоге"). "История Вятского края" - Сост. Васильевым и Бехтеревым. Вятка, 1870. Труды Ивановского по курганам Новгород, губ. (Труды II Археол. Съезда) и по раскопкам в С.-Петерб. губ. 1869. Генер. Бранденбурга о курганных могилах языч. славян в Север. России (Труды VII съезда). Его же "Курганы южного Приладожья" (СПб. 1885) и о "Раскопках в Староладожском городище" (Зап. Археол. Об. IV. 1887). Бранденбурга и Суслова "Старая Ладога". СПб. 1896 (Юбилейное издание Археол. Об. с атласом).

Что касается до известного сочинения Неволина "О пятинах и погостах Новгородских в XVI веке" (Зап. Геогр. Об., кн. VIII), то мы не вполне разделяем его главное положение, что деление на пятины принадлежит собственно Московскому правительству, и отчасти согласны с его возражателями, наприм., Погодиным (Исслед. и лекции. Т. V. 338); но не признаем, что это деление выработалось еще в дотатарский период; хотя и были уже положены его начатки. Относительно начала Вятской земли см. у Карамзина. Т. III, гл. I и прим. 31 - 33 и у Костомарова в I томе "Народоправств..." ссылку на рукопись Публич. Библиотеки N 103. "Два реферата на VII Археологич. съезде в Ярославле А.С.Верещагина" Вятка. 1887 (отдельное издание). Он доказывает недостоверность и позднее сочинение Вятского летописца. Первое упоминание летописи о приходе новгородцев на Вятку было в 1374 г.; а Кто-то взял да и отнес по ошибке на 200 лет ранее, т.е. к 1174 году. Отсюда будто бы и пошла басня об их поселении. Но, кажется, скептицизм автора не вполне основателен.

В 1878 году в Осташковском уезде в погосте Стерже на верховьях Волги найден каменный крест с надписью 1133 года о том, что Иван Павлович "почах рыти реку сю". Это, конечно, тот Иван Павлович, который, будучи новгородским посадником, погиб в битве на Ждановой горе в 1135 г. Надпись свидетельствует, по-видимому, о работах, произведенных здесь новгородцами по углублению русла реки для пользы судоходства. (Крест перевезен в Тверской музей.) Об этом кресте см. статью г. Колосова в изданиях Тверской учен. Архив, ком. 1890 г.

По археологии Новгородско-Псковской земли укажем еще: Глазова о раскопках, произведенных им в Псков, крае в 1899 - 1902 г. (Записки Археол. Об. Т. V. СПб. 1903). Рериха "Некоторые древности пятин Деревской и Бежецкой" (Ibid.) и Спицына "О каменных крестах, преимущественно Новгородских" (Ibid.).
   ______________________
  
  

XI. Андрей Боголюбский. Всеволод Большое Гнездо и его сыновья

Славяно-русская колонизация в Суздальском крае и деятельность Юрия Долгорукого. - Андрей Боголюбский. - Предпочтение Владимира-на-Клязьме, стремление к единовластию и самовластию. - Походы на Камских Болгар. - Подвижники и епископы Суздальской земли. - Сооружение храмов. - Отношения к дружине. - Кучковичи. - Убиение Андрея. - Беспорядки. - Борьба дядей с племянниками и соперничество старших городов с младшими. - Михаил Юрьевич. - Всеволод Большое Гнездо. - Его земская и внешняя политика. - Боярство. - Болгарский поход. - Пожары и постройки. - Семейные дела. - Племянник. - Размолвка с старшим сыном. - Спор Константина и Юрия. - Участие Мстислава Удалого. - Липицкая битва. - Константин, великий князь. - Юрий II. - Новые походы на Болгар и Мордву. - Суздальско-новгородские отношения. - Поведение псковичей. - Смены новгородских посадников и владык

   Земли Суздальская и Рязанская, занимавшие пространство между верхней Волгой и средней Окой с притоками, суть младшие члены великой семьи древних русских областей. В эпоху Владимира Великого и Ярослава I они составляли еще глухие, далекие страны с редким населением. Вот почему при раздаче уделов они или отдавались младшим сыновьям Киевского князя, или служили прибавкою к другим уделам. Так, Суздальская область придана была к Переяславскому княжению Всеволода Ярославича, а Рязанская - к Черниговскому Святослава Ярославича. Когда же потомство их разветвилось, эти области сделались уделами младших ветвей. Ростовско-Суздальский край, как известно, достался меньшому сыну Владимира Мономаха, Юрию Долгорукому.
   Древнее население этого края составляло финское племя Меря, когда-то многочисленное и довольно зажиточное, но давно уже обрусевшее, так что о нем мы можем приблизительно составить себе понятие только по родственным и соседним ему народам, каковы с одной стороны Весь, с другой - Мордва и Черемисы. Согласно с мирным предприимчивым характером племени, мерянские поселения не выдвигались на берега великих судоходных рек как Волга, а уединялись в лесную глушь. По свидетельству русского летописца, средоточием их поселений были места около озер Неро и Клещина, в области незначительных рек Которосло, Большой и Малой Нерли. Здесь встречаем мы старинные города Суздальской земли: Ростов - на озере Неро, Суздаль - на Малой Нерли и Переяславль - на озере Клещино. Вероятно, это были важнейшие мерянские поселения, в которых пришлая Русь издавна утвердилась, т.е. построила детинцы и заняла их своими дружинниками, чтобы отсюда владеть окрестной землей. Славяно-русское движение направлялось в ту сторону двумя путями: с запада из области смоленских и новгородских кривичей, с юга - из земли северян и вятичей. Переяславль-Залесский, лежащий при впадении речки Трубежа в озеро, своим названием напоминает Переяславль-Русский на Трубеже, следовательно, указывает на переселенцев из Южной Руси. Некоторые другие суздальские города своими именами также свидетельствуют о прямом участии русских князей в этой колонизации; таковы: Ярославль на Волге, основанный Ярославом, и Владимир-на-Клязьме, построенный или Владимиром Великим, или Мономахом. Последний, по его собственным словам (в Поучении), несколько раз предпринимал поездки в Ростовский край, конечно, для устроения земских дел. Главным же устроителем края почитается Мономахов сын Юрий Долгорукий. Ему приписывают построение Юрьева-Польского, получившего его имя, далее Коснятина, Москвы и Дмитрова, названного в честь его младшего сына Всеволода-Димитрия. Может быть, он же основал заволжские города Кострому и Галич, прозванный Мерским, или Мерянским, в отличие от Галича-на-Днестре.
   Кроме построения новых городов и обновления старых, Юрий Долгорукий был также усердный храмоздатель, и вообще он много заботился об утверждении христианства в своих инородческих волостях. Из его сооружений доныне существуют соборные храмы в Переяславле и Суздале. Последний город пользовался его предпочтением; он имел свое пребывание в нем, а не в старейшем Ростове. Но едва ли справедливо приписывать Юрию главную честь русской колонизации в том краю. Он уже не имел в своем распоряжении таких обширных чисто русских уделов, как его отец Мономах или дед Всеволод, а тем более прадед Ярослав, и действительно не мог в таком количестве, как они, переводить дружинников и смердов с юга на север. Надобно полагать, что он нашел здесь уже значительное русское поселение, судя по той сравнительной скорости, с какой пошло обрусение туземцев. (Археологические раскопки курганов также свидетельствуют, что славяно-русская колонизация направилась в этот край еще во времена языческие.) Не лишено вероятности одно известие, которое говорит, что Юрий старался привлекать к себе переселенцев разными льготами и "подаяниями", и притом созывал людей отовсюду; так что кроме русских к нему приходило много Болгар, Мордвы и Угров*. Долгорукий был умный, деятельный князь-хозяин; о том свидетельствуют плоды его трудов. Суздальская область вскоре сделалась настолько сильной и богатой, что доставляла своему князю средства для обуздания такого соседа, как Новгород Великий, и для предприятий в Южной Руси. Известно, что Юрий, несмотря на долгое пребывание и усердную деятельность на севере, никогда не переставал стремиться к берегам Днепра, сначала в Южный Переяславль, а потом и в самый Киев. Известно, что под конец жизни он достиг цели своих стремлений и умер на Великом Киевском княжении.
   ______________________
   * Известие о созвании Юрием переселенцев отовсюду принадлежит Татищеву (III, 76). Географические названия указывают, что княжеская колонизация Суздальской земли шла преимущественно из Южной Руси. Например, города: Переяславль, Владимир, Ярославль, Галич, Звенигород, Стародуб; реки: Трубеж, Ирпень с Лыбедью приток Клязьмы, Почайна - приток Ирпени, и пр. Кроме упомянутых выше трудов по Древн. Руси, относительно верхнего Поволжья укажу Миллера Stromsystem der Wolga. Berlin. 1839. Гр. Уварова "Меряне". Проф. Корсакова "Меря и Ростовское княжество". Майкова о юрид. быте Мордвы (Зап. Геогр. Общ. XIV. В. I. 1885). Из последнего времени укажу на исследование г. Спицына "К истории заселения Верхнего Поволжья русскими". Труды 2-го Областного или Тверского Археол. Съезда. Тверь. 1906 г. На основании раскопок Суздальских курганов он делает след. главные выводы: "В основе Великорусской народности лежит великое Кривское племя, и колонизация кривская пришла в Суздальско-Ростовскую землю с верхнего Днепра и верхней З. Двины; Новгородцы не принимали непосредственного участия в заселении этой земли; примесь финской крови в Великорусской народности, по всей видимости, незначительна". В трудах того же Тверского съезда помещено обширное сообщение г. И.А.Тихомирова "Кто насыпал ярославские курганы?" Любопытно по своим подробностям и ссылкам, но страдает иногда сбивчивостью, запутанностью и недостатком исторической критики. По отношению к гуннам, болгарам и Руси он держится отживших теорий. Далее укажем: проф. Богданова "Материалы для антропологии Курганного периода" (Подмосковный район). М. 1867. Плетнева "О курганах и городищах Тверской губ.". В Зап. Археол. Общ. Т. V. (СПб. 1903) несколько относящихся сюда сообщений: Спицына "Медный век в Верхнем Поволжье", Каменского и Спицына "Раскопки близ Балахны", "Галицкий клад", "Городища Дьякова типа", "Раскопки Смирнова в Клинском уезде" и пр. Бекаревича "О раскопках курганов в Костром, губ." (Журин. Костр. Архив. Ком. Заседания 1894 и 1895 гг.).

О стремлении Андрея к самовластию см. П. С. Р. Л. VII. 76 и IX. 221. Походы на Болгар Камских в Лавр., Воскреси., Никонов., в Степей. Книге и у Татищева. О попытках его образовать Владимирскую митрополию, о епископах Леоне и Федоре в Лаврент. и особенно Никон. В последней под 1160 и у Татищева, III. помещено пространное, витиеватое послание патриарха Луки к Андрею о митрополии и о посте в Господские праздники. Карамзин считал его подложным (К т. III прим. 28). Сводный текст этого послания см. в Рус. Ист. Библ. VI. Жития Леонтия и Исайи изданы в Правосл. Собеседнике 1858 г., кн. 2 и 3; а Житие Авраамия Ростовского в Памятниках Русс. Старинной Литературы. I. Разбор их различных редакций у Ключевского "Древнерусские жития святых как исторический источник". М. 1871. гл. I. О споре Леона с Федором см. Мансветова "Киприан митрополит". 174. См. также Рус. Ист. Библ. VI. 68. О построении храмов во всех летописях. Сказание о принесении иконы Богородицы из Вышгорода и основании Боголюбова в Степей, книге и в рукопис. житии Андрея, приведенному Доброхотова ("Древний Боголюбов, городи монастырь". М. 1850). В числе пособий для Андрея укажу Погодина "Князь Андрей Юрьевич Боголюбский". М. 1850. "Сказание о Чудесах Богородицы Владимирской". Издано В. О. Ключевским в трудах Общества Древнерус. письменности. N XXX. СПб. 1878. И.Е. Забелин полагает, что это сказание сочинено Андреем Боголюбским (Археологич. Известия и заметки. 1895. N 2 - 3. Ibid его же о празднике Спаса 1 августа в день победы Андрея над Болгарией, одновременно с Мануилом Византийским над сарацинами).
   ______________________
  
   Не таков был сын и преемник Долгорукого Андрей, прозванный Боголюбским. Как отец, воспитавшийся на юге в старых княжеских преданиях, стремился в Южную Русь; так сын, проведший свою молодость на севере, всю жизнь сохранял привязанность к Ростово-Суздальскому краю и скучал на юге. При жизни отца он не однажды ходил с его дружинниками в Рязанскую землю, а также должен был со своими братьями участвовать в военных походах для завоевания Киевского стола Юрию. Мы видели, как он отличился отвагой в Южной Руси, особенно под Луцком, хотя в то время был уже далеко не первой молодости, имея около сорока лет от роду. Когда Юрий окончательно занял великий стол и роздал своим сыновьям уделы в Приднепровской Руси, то Андрея как старшего посадил подле себя в Вышгороде. Но тот усидел здесь недолго. Его, очевидно, тянуло на север в Ростовскую область, где можно было жить спокойно, мирно заниматься правительственными и хозяйственными делами посреди трудолюбивого покорного населения, вдали от бесконечных княжеских распрей, от половецких набегов и всех тревог Южной Руси. В том же 1155 году он покинул Вышгород и уехал на север "без отней воли", замечает летописец, т.е. вопреки желанию отца иметь его при себе на юге. Андрей воротился в свой прежний удел, Владимир-на-Клязьме. Спустя два года, когда отец его умер, старшие северные города, Ростов и Суздаль, признали Андрея своим князем вопреки завещанию Юрия, который по обычаю назначил суздальскую область своим младшим сыновьям; а старшим, вероятно, предоставил Переяславль-Русский и другие уделы в Днепровской Руси. Андрей, однако, и на этот раз не поселился в Ростове или Суздале; а предпочел им все тот же младший город Владимир, где и утвердил главный княжеский стол. Такое предпочтение, естественно, возбуждало неудовольствие в старших городах, и они начали питать вражду к Владимиру, который называли своим "пригородом".
   Неизвестно, что, собственно, заставило Андрея предпочитать младший город старшим. Новейшие историки объясняют такое предпочтение вечевыми порядками и присутствием в старых городах сильного земского боярства, что стесняло князя, стремившегося водворить полное самовластие. Это весьма вероятно и согласно с характером Андреевой деятельности. Говорят также, что Юрий предпочитал Суздаль Ростову потому, что первый южнее второго и ближе к Днепровской Руси и что Андрей на том же основании перенес столицу во Владимир-на-Клязьме. И это предположение не лишено некоторого значения, так как из Владимира, благодаря Клязьме и Оке, действительно было удобнее сноситься с Киевом и всей Южной Россией, нежели из Суздаля, а тем более из Ростова, который стоял в стороне от больших путей. Кроме того, можно полагать, что в этом случае действовала сила привычки. Андрей провел много лет на своем прежнем удельном городе, много трудов положил на его обстройку и украшение, привязался к нему и, естественно, не имел охоты расстаться с ним. Народная легенда указывает еще на одно основание, имеющее связь с известной набожностью Андрея. Уезжая из Вышгорода, он взял с собой образ Богородицы, который, по преданию, принадлежал к числу икон, написанных евангелистом Лукою, и привезен из Царырада вместе с образом Богородицы Пирогощей. По словам северной легенды, князь хотел было отвезти икону в старейший город Ростов; но явившаяся ему во сне Пресвятая Дева повелела оставить ее во Владимире. Эта икона с тех пор почиталась как драгоценная святыня Суздальской земли.
   Главное значение Андрея Боголюбского в русской истории основано на его государственных стремлениях. Он является перед нами первым русским князем, который ясно и твердо начал стремиться к водворению самодержавия и единодержавия. Вопреки родовым княжеским обычаям тех времен он не только не раздавал своим родственникам уделов в Суздальской земле; но даже выслал из нее в Южную Русь (т.е. на южнорусские уделы) троих братьев, Мстислава, Василька, Михаила, и еще двух племянников Ростиславичей. А вместе с ними изгнал и старых отцовских бояр, которые не хотели исполнять его волю и стояли за соблюдение старинных обычаев по отношению к себе и к младшим князьям. Летописец под 1161 годом прямо говорит, что Андрей изгнал их "хотя самовластец быти всей земли Суздальской". Нет сомнения, что этот князь владел умом поистине государственным и что в данном случае он повиновался не одной только личной жажде власти. Конечно, он сознавал, что дробление русских земель служило главным источником их политической слабости и внутренних смут. Предания о могущественных князьях старого времени, особенно о Владимире и Ярославе, которых, может быть, представляли тогда единодержавными и неограниченными властителями, эти еще живые предания вызывали подражание. Опыты собственной жизни и знакомство с другими краями также не могли не действовать на подобные стремления. Перед глазами Андрея был его шурин, галицкий князь Ярослав Осмомысл, которого сила и могущество основывались на безраздельном владении Галицкою землею. Перед ним был еще более разительный пример: империя Греческая, которая не только снабжала Русь церковными уставами и произведениями своей промышленности, но и служила ей великим образцом политического искусства и государственного быта. Вероятно, и книжное знакомство с библейскими царями не осталось без влияния на политические идеалы князя, на его представления о государстве и верховной власти. Опору своим самодержавным стремлениям он мог найти в самом населении северо-восточного края, рассудительном и трудолюбивом, которому уже сделались чужды некоторые беспокойные привычки Южной Руси. Как бы то ни было, все остальное время своего княжения Андрей, по-видимому, владел Суздальской землей безраздельно и самовластно; благодаря чему он и явился самым сильным из современных князей и мог держать в зависимости не только своих муромо-рязанских соседей, но также иметь влияние на судьбы других русских земель. Известно, как он воспользовался взаимными несогласиями старшей линии Мономаховичей: войска его взяли Киев, и Суздальский князь начал распоряжаться старшим столом, оставаясь в своем Владимире-Залесском. Излишняя горячность и неумеренные выражения самовластия рассорили его с Ростиславичами Смоленскими. После поражения его войск под Вышгородом Киевская Русь освободилась от зависимости, но только на короткое время. Андрей успел восстановить эту зависимость, когда его застигла смерть. Точно так же он смирил строптивых новгородцев, и заставил их уважать свою волю, несмотря на неудачную осаду Новгорода его войсками. Будучи уже довольно преклонных лет, он не принимал личного участия в этих походах, а посылал обыкновенно сына своего Мстислава, давая ему в руководители воеводу Бориса Жидиславича, отличавшегося, вероятно, опытностью в ратном деле. По смерти отца только один раз мы встречаем Андрея во главе Суздальской рати, именно в походе на Камских Болгар.
   Летописцы наши не объясняют, из-за чего происходили войны между суздальскими и болгарскими князьями; так как владения их в то время даже не были пограничными, а разделялись землями Мордвы и других финских народцев. Может быть, причиной ссоры были обоюдные притязания на собирание дани с этих народцев. А еще вероятнее, что причина была торговая. Мы знаем, что русские гости издавна ездили в Камскую Болгарию, а Болгары в Русь; что князья наши заключали торговые договоры с болгарскими державцами. Очень возможно, что договоры эти иногда нарушались и ссора доходила до войны. Возможно также, что новгородские, суздальские и муромские повольники своими грабежами в Камской Болгарии вызывали кровавое возмездие со стороны болгар и нападение их на русские пределы; а затем русские князья в свою очередь должны были предпринимать трудные походы в ту сторону, чтобы восстановить прочный мир. Подобные войны мы видели уже при отце и дяде Андрея, В 1107 году Юрий Долгорукий находился с Мономахом в походе на половцев, причем вступил в брак с дочерью половецкого хана Аепы (матерью Боголюбского). Пользуясь отсутствием князя, Болгары пришли в Суздальскую, землю; разорили много сел и осаждали самый город Суздаль, хотя небезуспешно. Тринадцать лет спустя Долгорукий Волгою ходил на Болгар и, по словам летописи, воротился с победой и великим полоном. Точно такой же поход совершил сын его Андрей Боголюбский в 1164 г,
   В этом походе участвовал подручный ему князь муромский Юрий. Кроме отдаленности и трудности пути, самые Болгары, очевидно, были в состоянии оказывать значительное сопротивление. Естественно поэтому, что набожный Андрей, не полагаясь на одну силу своей рати, прибегал к покровительству божественному. Он взял с собой в поход помянутую святыню, т.е. греческую икону Богородицы. Bо время главной битвы икона была поставлена под стягами, посреди русской пехоты. Битва окончилась полною победою. Князь Болгарский с остатком войска едва успел спастись в стольный, или Великий, город. Воротясь из погони за неприятелем, русские князья со своими дружинами совершили земные поклоны и благодарственное молебствие перед иконою. Затем они пошли далее, сожгли три неприятельских города и взяли четвертый, который летопись называет "славный Бряхимов".
   Война, однако, не окончилась одним этим походом. Спустя восемь лет Андрей снова отправляет рать в ту же сторону; но сам нейдет, а поручает начальство сыну своему Мстиславу и воеводе Борису Жидиславичу, с которыми должны были соединиться сыновья подручных князей Муромского и Рязанского. Новый поход был предпринят зимой в неудобное время. Соединясь с муромцами и рязанцами, Мстислав две недели простоял на устье Оки, поджидая главную рать, которая медленно двигалась с Борисом Жидиславичем. Не дождавшись ее, князь с одной передовой дружиной вошел в Болгарскую землю, разрушил несколько сел и, захватив полон, пошел назад. Узнав о малочисленности его отряда, Болгары погнались за ним в числе 6000 человек. Мстислав едва успел уйти: неприятели были уже в двадцати верстах, когда он соединился с главной ратью. После чего войско русское воротилось домой, сильно потерпев от непогоды и всяких лишений. "Не годится зимою воевать Болгар" - замечает летопись по сему случаю.
   Наряду с политической деятельностью Андрея замечательны также его заботы о делах церковных в своем княжении.
   Начало христианства в том отдаленном краю положено было еще во времена Владимира и Ярослава. Но его утверждение встречало здесь те же или еще большие препятствия, чем в Новгородской земле, со стороны как русского, так и особенно финского населения. Летопись неоднократно повествует о мятежах, произведенных языческими волхвами, которым не раз удавалось возвращать к старой религии многих жителей, уже принявших крещение. При утверждении греческой иерархии на Руси Суздальская земля не вдруг составила самостоятельную епархию. Будучи отнесена к Переяславскому уделу, она иногда управлялась переяславскими епископами, а иногда имела своих особых архиереев, которые пребывали в старейшем ее городе Ростове. Положение этих ростовских иерархов первое время было особенно трудное, потому что они не имели такой опоры в князьях и дружине, как другие епископы. Князья еще не жили сами в той земле; а приезжали сюда только временно и управляли ею посредством своих наместников. Из первых ростовских епископов особенно славны своею просветительною деятельностью св. Леонтий и преемник его Исаия, оба постриженники Киево-Печерской лавры, подвизавшиеся на север в последней четверти XI века.
   Житие Леонтия повествует, что он был изгнан из Ростова упорными язычниками и некоторое время жил в окрестностях его, собирая вокруг себя детей, которых привлекал ласками, научал христианской вере и крестил. Потом он воротился в город и продолжал здесь апостольские подвиги, пока не принял мученического венца от мятежных язычников. Его подвиги и кончина, очевидно, относятся к той эпохе, когда на севере происходили народные возмущения от языческих волхвов, по примеру тех, которых встретил на Белоозере воевода Ян Вышатич. Следующий за ним епископ Исаия, по словам его жития, ходил по Суздальской земле со своею проповедью, укреплял веру вновь крещенных, обращал язычников, сожигал их требища и строил христианские храмы. Ему помогал Владимир Мономах во время своих поездок в Ростовскую землю. В одно время с Исаией подвизался и третий святильник Ростовского края, св. Авраамий, который сам был уроженцем этого края. Он является основателем иноческого жития на северо-востоке, и в этом отношении походит на первых киево-печерских подвижников. Подобно им, он с юных лет чувствовал склонность к благочестию и уединению, удалился из родительского дома на лесистый берег озера Неро и поставил себе здесь келию. В Ростове жители "Чудского конца" еще поклонялись стоявшему за городом каменному идолу Белеса и приносили ему жертвы. Авраамий жезлом своим разрушил этот идол; а на месте его основал первый Ростовский монастырь в честь Богоявления. Подобно Леонтию он привлекал к себе юношей, учил их грамоте и крестил; потом многие из них приняли пострижение в его монастыре. Язычники не раз хотели напасть на него и сжечь монастырь; но преподобный не смущался их угрозами и энергично продолжал свою проповедь.
   Трудами сих трех местночтимых подвижников христианство умножилось в Ростовской земле и пустило здесь глубокие корни. Со времени Юрия Долгорукого, т.е. с тех пор, как князь и его дружина утвердили здесь пребывание, а Ростовская кафедра окончательно отделилась от Переяславской, мы видим православие уже господствующим в этом краю; население главных городов отличается своей набожностью и усердием в церкви. При Юрии Долгоруком епископом ростовским был Нестор, при Андрее Боголюбском - Леон и Феодор. Усиление Суздальского княжества и возвышение его над Киевским естественно повело за собой и притязания ростовских епископов: Нестор, Леон и особенно Феодор уже делают попытки встать в независимые отношения к Киевскому митрополиту и самую Ростовскую кафедру возвысить на степень митрополии. По известию некоторых летописей, Андрей сначала покровительствовал этим стремлениям, имея в виду утвердить новую митрополию за своим любимым Владимиром. Но, встретив неодобрение со стороны Константинопольского патриарха, он оставляет мысль об отделении митрополии, и ограничивается желанием или просто перенести епископию из,Ростова во Владимир, или завести здесь особую кафедру.
   В это время русскую церковь волновал спор о том, можно ли вкушать масло и молоко по средам и пятницам в Господские праздники. Мы видели, что иерархи из греков решили его отрицательно; но решение это не нравилось некоторым князьям, которых поддерживала и часть собственного русского духовенства. Спор местами принял острый характер. Мы видели, как черниговский князь Святослав Всеволодович, раздраженный упорством епископа Антония, изгнал его из Чернигова. Но еще прежде того и почти то же самое произошло в Суздальской земле. Ростовский епископ Леон, обвиняемый в лихоимстве и разных притеснениях, оказался к тому же ревностным противником употребления мяса в Господские праздники. На борьбу с ним выступил Феодор, племянник известного киевского боярина Петра Бориславича, постриженник Киево-Печерской обители, муж книжный и бойкий на словах. Прение происходило в присутствии князя Андрея; по свидетельству летописи, Феодор переспорил ("упре") Леона. Однако дело на том не кончилось. Решили обратиться в Грецию, куда и был отправлен Леон в сопровождении послов киевского, суздальского, переяславского и черниговского. Там он отстаивал свое мнение в присутствии императора Мануила Комнена, стоявшего в то время с войском на Дунае. На сей раз спор против него вел епископ болгарский Адриан. Император склонялся в сторону последнего. Леон выражался так дерзко, что царские слуги схватили его и хотели утопить в реке (1164).
   Но это так наз. Леонтианская ересь продолжалась и после того. Ростовскую кафедру, по желанию Андрея, занял Феодор. Однако он недолго пользовался расположением князя. Гордый и дерзкий, он не хотел признать над собой власть Киевского митрополита и не ехал к нему на поставление. Кроме того, Феодор отличался еще большим корыстолюбием и жестокостью, чем его предшественник; вымогал чрезвычайные поборы с подвластного ему духовенства разными пытками и мучительствами; даже подвергал пыткам княжеских бояр и слуг. Гордость его дошла до того, что на укоризны князя он отвечал приказом запереть все церкви в городе Владимире и прекратить богослужение в самом соборном храме Богородицы. Этот удивительный русский епископ, вероятно, хотел подражать примерам и образу действия властолюбивых иерархов Латинской церкви. Князь вначале сам покровительствовал Феодору; но наконец всеобщими жалобами на него и его дерзостью был выведен из терпения, низложил его и отправил на суд в Киев к митрополиту. Последний, следуя своим византийским обычаям, велел отрезать ему язык, отсечь правую руку и выколоть глаза (1171).
   Благочестие Андрея с особою силою выразилось в его усердии к построению и украшению храмов, в чем он не только подражал своему отцу, но и превзошел его. В 1160 г. был страшный пожар в Ростове; в числе других храмов сгорела соборная церковь Успения Богородицы, "дивная и великая", по замечанию летописца. Она была построена при Владимире Мономахе в том же архитектурном стиле и в тех же размерах, как Успенский храм в Киево-Печерском монастыре. Андрей на месте сгоревшей заложил каменную в том же стиле. Он докончил начатый его отцом каменный храм св. Спаса в Переяславле-Залесском; воздвиг несколько новых храмов и по другим городам. Но главное попечение, конечно, он обратил на свой стольный Владимир. Уже в 1158 году Андрей заложил здесь каменный соборный храм в честь Успения Богородицы; чрез два года окончил его и приступил к стенному расписанию. Для постройки и украшения этого храма он призывал мастеров из разных земель, т. е. не только из Южной Руси, но также из Греции и Германии, в чем ему помогали находившиеся в дружественных с ним сношениях знаменитые его современники Мануил Комнен и Фридрих Барбаросса. Храм этот стал называться "Златоверхим" от своего позлащенного купола. Князь поставил в нем драгоценную святыню, икону Богородицы; одарил его селами и разными угодьями; по примеру киевской Десятинной церкви назначил на содержание его причта десятую часть от торговых пошлин, от княжих стад и жатвы. Как Киевская Богородица имела в своем владении город Полонный, так и Владимирский Андрей отдал целый город Гороховец или доходы с него. Так же по образцу Киева он построил в городской стене каменные ворота, названные Золотыми, с церковью наверху; а другие ворота, по замечанию летописца, украсил серебром. Андрей любил похвалиться изяществом и богатством воздвигнутых им храмов, особенно Успенским собором. Когда во Владимир приезжали какие-либо гости из Царьграда, Германии или Скандинавии, то князь приказывал вести их в Златоверхий храм Богородицы и показать красоту ее. То же он делал с гостями болгарскими и евреями, чтобы расположить их к принятию христианской веры.
   С особенным тщанием Андрей украшал храм Рождества Богородицы, воздвигнутый им в городке Боголюбове, который лежал в десяти верстах от Владимира ниже на Клязьме, около впадения в нее реки Малой Нерли. Священная легенда (впрочем, позднейшего времени) связала построение этого городка и храма с перенесением чудотворной иконы Богородицы из Вышгорода в Суздальскую землю. Когда Андрей из Владимира продолжал путь с иконою в Ростове, - повествует сказание, - лошади вдруг остановились; напрасно их били, впрягали других коней, колесница с иконою не двигалась. Сопровождавший ее священник совершил перед нею молебствие; причем сам князь молился усердно. Потом он заснул в шатре и в полночь удостоился видения: сама Богородица явилась перед ним и повелела оставить икону во Владимире, а на сем месте воздвигнуть каменный храм в честь Рождества. Это место чудного видения названо им "Боголюбимое". Как бы то ни было, Андрей, по замечанию летописца, построил городок Боголюбивый в таком именно расстоянии от Владимира, в каком находился Вышгород от Киева. А посреди городка соорудил храм Рождественский почти одновременно с владимирским Успенским в том же архитектурном стиле, об одном верхе, или об одной главе. Церковь эта так же богато была изукрашена стенным расписанием, узорчатой резьбой, позолотой, иконами и дорогой церковной утварью. Тут же подле нее великий князь соорудил себе терем и пристроил особую каменную храмину, ведущую из терема на полати церкви. Кроме того, в окрестностях городка, на самом устье Нерли, он воздвиг подобный же храм в честь Покрова Богородицы, при котором был устроен монастырь. Вообще Андрей последнее время своей жизни проводил преимущественно в Боголюбове, откуда и получил свое прозвание. Здесь он вполне предавался своей страсти к постройкам; сюда собирал отовсюду мастеров и ремесленников и, бережливый во всем другом, не щадил на них своей богатой казны. Иногда посреди ночи набожный князь уходил из своего терема в Рождественский храм; сам зажигал свечи и любовался его красотой или молился перед иконами о своих грехах. Набожность его выражалась в щедрой раздаче милостыни нищим и убогим. Знакомый, конечно, с летописью Сильвестра Выдубецкого, Андрей, подражая предку своему Владимиру Великому, приказывал развозить по городу брашно и питие больным и убогим, которые не могли приходить на княжий двор.
   Предпочтение, которое великий князь под конец жизни оказывал малому городку, пребывая в нем более, чем в стольном городе, это предпочтение нельзя объяснять исключительно политическими соображениями, например, желанием находиться вдали от земских бояр и вечников, чтобы тем беспрепятственнее утверждать свое самовластие. Мы уже знаем, что русские князья того времени вообще мало пребывали в стольных городах; а обыкновенно с своими ближними дружинниками проживали в загородных дворах где-то поблизости от столицы. Тут они устраивали свои терема, сооружали придворные храмы и целые монастыри, окружали себя разными хозяйственными заведениями и занимались охотой в окрестных лесах и полях. Однако предпочтительное пребывание Андрея в Боголюбове, очевидно, соответствовало его вкусам и хозяйственным, и политическим. Здесь он не окружал себя старшим боярством, предоставляя ему службу в городах, в качестве наместников и посадников, или пребывание в собственных селах и, таким образом, не обращался постоянно к его советам в делах земских и ратных. Он держал при себе младших дружинников, которые в сущности были его слугами, его двором, следовательно, не могли перечить князю, стеснять его самовластие. Но вполне удалить от себя больших бояр он не мог; иначе жестоко вооружил бы против себя все это сильное сословие. Были, конечно, у него некоторые заслуженные или любимые бояре; наконец были между ними его свойственники. Эти-то последние и послужили орудием к его гибели.
   Никого из близких родственников Андрея мы не встречаем в Боголюбовском уединении. Братья и племянники оставались в Южной Руси; старшие сыновья Изяслав и Мстислав умерли; а младший, Юрий, сидел на княжении в Новгороде Великом. Андрей был женат на дочери боярина Кучка. Предание говорит, что Юрий Долгорукий казнил этого боярина за какую-то вину, присвоил себе его поместье, в котором и основал город Москву. Живя в Боголюбове, Андрей, по-видимому, был уже вдов; при нем оставались два Кучковича, братья его жены, в качестве ближних и больших бояр. К этим большим боярам принадлежал также зять Кучковичей Петр и еще какой-то пришлец с Кавказа из ясов или алан, по имени Анбал. Сему последнему великий князь доверил ключи, то есть управление своим домом. Но эти люди, осыпанные милостями, не питали к нему любви и преданности. Умный, набожный князь не отличался мягким нравом в отношении к окружающим, а под старость характер его сделался еще тяжелее и суровее. Избегая слишком близкого общения с подданными и отличаясь трезвостью, Андрей не любил пить и бражничать с своею дружиною, как это было в обычае у русских князей. С таким характером, с такими привычками он не мог пользоваться большим расположением дружинников, которые прежде всего ценили в князьях щедрость и ласковое обхождение. Не видно также, чтобы и земские люди питали к нему привязанность. Несмотря на строгость князя, его корыстолюбивые посадники и тиуны умели преследовать свои собственные выгоды, притеснять народ неправдами и поборами.
   Один из Кучковичей каким-то проступком до того прогневал великого князя, что последний велел казнить боярина, подобно тому, как отец его Юрий казнил самого Кучка. Это событие сильно возмутило бояр, и без того роптавших на самовластие Андрея. Брат казненного, Яким, собрал на совет недовольных и говорил им в таком смысле: "Сегодня казнил его, а завтра дойдет черед до нас; подумаем о своих головах". На совещании решено было убить великого князя. Число заговорщиков простиралось до двадцати; вожаками их, кроме Якима Кучковича, явились помянутый зять его Петр, ключник Анбал и еще какой-то Ефрем Моизович, вероятно, перекрест из жидов, которых Андрей любил обращать в христианство, так же, как и болгар. Подобное возвышение и приближение к себе инородцев, может быть, происходило из недоверия князя к коренным русским боярам и его расчета на преданность людей, всем ему обязанных. Но, без сомнения, и этих, взысканных им проходимцев раздражали непрочность его благоволения и опасение уступить свое место новым любимцам. Именно в то время самым приближенным лицом к князю сделался какой-то отрок Прокопий, следовательно, возвышенный из младших дружинников или дворян. Прежние любимцы завидовали Прокопию и искали случая его погубить.
   Была суббота 29 июня 1175 года, праздник свв. апостолов Петра и Павла. Зять Кучков Петр праздновал свои именины. К нему на обед собрались недовольные бояре и тут окончательно порешили замысел свой немедля привести в исполнение. Когда настала ночь, они вооружились и отправились на княжий двор; умертвили сторожей, охранявших ворота, и пошли в сени, т.е. в приемный покой терема. Но тут на них напали страх и трепет. Тогда - конечно, по приглашению ключника Анбала - они зашли в княжию медушу и ободрили себя вином. Затем поднялись опять в сени и тихо подошли к Андреевой ложнице. Один из них постучал и стал кликать князя.
   "Кто там? " - спросил Андрей.
   "Прокопий", - получил он в ответ.
   "Нет, это не Прокопий", - сказал князь.
   Видя, что нельзя войти хитростью, заговорщики устремились всей толпой и выломали двери. Князь хотел взять свой меч, который, по преданию, принадлежал когда-то св. Борису; но коварный ключник спрятал его заранее. Андрей, несмотря на годы, еще сохранявший телесную силу, схватился впотьмах с двумя прежде других ворвавшимися убийцами и одного из них поверг на землю. Другой, думая, что повержен был князь, нанес ему удар оружием. Но заговорщики вскоре заметили ошибку и налегли на князя. Продолжая обороняться, он горячо укорял их, сравнивал с Горясером, убийцей св. Глеба, грозил Божьей местью неблагодарным, которые за его же хлеб проливают его кровь, но тщетно. Вскоре он упал под ударами мечей, сабель и копий. Считая все конченным, заговорщики взяли своего павшего товарища и пошли вон из терема. Князь, хотя весь израненный, вскочил и в беспамятстве со стенаниями последовал за своими убийцами. Те услышали его голос и воротились назад. "Я как будто видел князя, сходящего с сеней вниз", - сказал один из них. Пошли в ложницу; но там никого не было. Зажгли свечу и по кровавому следу нашли князя, сидящего за столбом под лестницей. Увидя их приближение, он начал творить последнюю молитву. Боярин Петр отрубил ему руку, а другие его докончили. Умертвили также его любимца Прокопия. После того убийцы занялись расхищением княжего добра. Собрали золото, драгоценные камни, жемчуг, дорогие одежды, утварь и оружие; поклали все это на княжих коней и еще до света развезли по своим домам.
   На следующее утро, в воскресенье, убийцы поспешили принять меры для своей безнаказанности. Они опасались дружины, сидевшей в стольном Владимире; а потому начали "собирать полк", т.е. вооружать на свою защиту всех, кого могли. В то же время они послали спросить владимирцев, что те намерены предпринять. И велели сказать им, что совершенное дело задумали не от себя только, но от всех (дружинников). Владимирцы на это возразили: "Кто был с вами в думе, тот пусть и отвечает, а нам его не надобно". Ясно было, что главная дружина встретила ужасную весть довольно равнодушно и не показала охоты мстить за смерть нелюбимого господина. Так как поблизости не было никого из князей, кто бы мог схватить власть твердой рукою, то немедленно гражданский порядок был нарушен. Начался неистовый грабеж. В Боголюбове по примеру дружинников чернь бросилась на княжий двор и растаскивала все, что попадалось под руку. Потом принялись грабить дома тех мастеров, которых Андрей собирал отовсюду для своих построек и которые, по-видимому, успели нажить от них значительное имущество. Чернь напала также на посадников, тиунов, мечников и других княжих слуг, нелюбимых за неправедный суд и разные притеснения; многих из них перебила и дома их разграбила. Из соседних сел приходили крестьяне и помогали горожанам в грабеже и насилиях. По примеру Боголюбова, то же самое произошло и в стольном Владимире. Здесь мятеж и грабежи утихли только тогда, когда соборный священник Микулица и весь клир облеклись в ризы, взяли из Успенского храма всеми чтимую икону Богородицы и начали ходить по городу.
   Киевская летопись сообщает далее любопытные и трогательные подробности.
   Между тем как происходили эти мятежи и разные беззакония, тело убиенного князя, брошенное в огород, лежало там ничем не прикрытое. Бояре грозили убить всякого, кто вздумает оказывать ему почести. Нашелся, однако, честный и добрый слуга княжий, какой-то Кузмище Киевлянин, который, по-видимому, не был во время убийства в Боголюбове, а пришел сюда, услыхав о случившемся. Он начал плакать над телом, причитая, как покойный победил полки "поганых" болгар, а не мог победить своих "пагубоубийственных ворожбит".
   Подошел Анбал-ключник.
   "Амбале, вороже! Сбрось ковер или что-нибудь, что можно подостлать и чем бы прикрыть тело нашего господина", - сказал ему Кузмище.
   "Поди прочь. Мы хотим выбросить его псам".
   "О еретиче! Уж и псам выбросить! Помнишь ли, жидовин, в чем ты пришел сюда? Теперь ты в оксамите стоишь, а князь наг лежит. Но молю тебя, сбрось что-нибудь".
   Ключник как бы усовестился, сбросил ковер и корзно.
   Кузмище обвернул тело князя, отнес его к Рождественской церкви и просил отпереть ее.
   "Вот нашел о чем печалиться! Свали тут в притворе", - отвечали ему пьяные приставники, которые, очевидно, предавались буйству наравне со всеми.
   Кузмище со слезами вспомнил по этому случаю, как, бывало, князь приказывал водить в церковь всяких нехристей и показывать им славу Божию; а теперь в эту же изукрашенную им церковь его самого не пускали его собственные паробки. Он положил тело в притворе на ковер и прикрыл корзном. Тут оно пролежало два дня и две ночи. На третий день пришел Арсений, игумен Козмодемьянского (вероятно, Суздальского) монастыря и начал говорить боголюбским клирошанам:
   "Долго ли смотреть нам на старших игуменов? И долго ли лежать тут князю? Отоприте-ко божницу; я отпою его; а вы положите его в (деревянную) буду или в (каменный) гроб, и когда прекратится мятеж, то пусть придут из Владимира и отнесут его туда".
   Клирошане послушались; внесли князя в церковь, положили в каменную гробницу и отпели над ним панихиду вместе с Арсением.
   Только в следующую пятницу, то есть уже на шестой день после убийства, владимирцы опомнились. Бояре, дружина и городские старцы сказали игумену Феодулу и Луке, домественнику (уставщику церковного пения) при Успенском храме, чтобы снарядили носилки и вместе с успенскими клирошанами отправились за телом князя. А священнику Ми-кулице велели собрать попов, облечься в ризы и стать за серебряными воротами с иконою Богородицы, чтобы встретить гроб. Так и было сделано. Когда со стороны Боголюбова показался княжий стяг, который несли перед гробом, владимирцы, столпившиеся у Серебряных ворот, прослезились и начали причитать. При этом вспоминали добрые стороны князя и его последнее намерение: ехать в Киев, чтобы соорудить там новую церковь на Великом дворе Ярослава, для чего он уже и мастеров послал. Затем с должной честью и молитвенными песнопениями князь был погребен в своем златоверхом Успенском храме*.
   ______________________
   * Убиение Андрея как бы составило предмет особой повести. Оно почти во всех летописях повествуется одинаково; но самое подробное сказание сохранилось в Киевском своде (т.е. в Ипатьевском списке); в нем только и встречается любопытный эпизод о Кузьмище Киевлянине, со слов которого, вероятно, и составлена эта повесть. Позднее оно украсилось еще народным домыслом о казни Андреевых убийц, тела которых зашили в короба и бросили в озеро, прозванное оттого "Поганым". По некоторым, эта казнь учинена Михалком Юрьевичем, по другим - Всеволодом Большое Гнездо. Самый рассказ о ней и носящихся по воде коробах, превратившихся в плавучие острова, подвергся разнообразным вариантам. Вкратце известие о казни убийц в Степен. книге (285 и 308) и пространнее у Татищева (III. 215) с указанием на разнообразие описаний и со ссылкой на Еропкинскую рукопись (прим. 520).
   ______________________
  
   Беспорядки, которые последовали за убиением Андрея, вызвали в лучшей, наиболее зажиточной, части населения желание поскорее прекратить безначалие, т.е. призвать князей, без которых Древняя Русь не могла себе и представить существование какого-либо общественного порядка, а в особенности какой-либо внешней безопасности. Во Владимир съехались бояре и дружинники из Ростова, Суздаля, Переяславля и вместе с владимирской дружиной начали сообщаться о том: кого из потомков Юрия Долгорукого призвать на княжение. Многие голоса указывали на необходимость спешить этим делом, потому что соседние князья, муромские и рязанские, пожалуй, вздумают мстить за прежние притеснения от суздальских и придут ратью, пользуясь тем, что в Суздальской земле нет князя. Опасение это было справедливо; ибо на рязанском столе сидел в то время суровый, предприимчивый князь Глеб Ростиславич. Есть даже повод предполагать, что означенные смуты в суздальской земле и самое убиение Андрея Боголюбского произошли не без некоторого участия Глеба Рязанского, при посредстве его сторонников и клевретов. На съезде Владимирском мы находим его послов, именно двух рязанских бояр Дедильца и Бориса.
   Кроме малолетнего сына Юрия Новгородского, после Андрея остались два младших его брата, Михаил и Всеволод, которые приходились ему братьями по отцу, а не по матери, будучи рождены от второй жены Долгорукого. Еще было у него два племянника, Мстислав и Ярополк Ростиславичи. Под влиянием рязанских послов большинство съезда склонилось на сторону племянников, которые приходились шурьями Глебу Рязанскому; так как он был женат на их сестре. Съезд послал нескольких мужей к Рязанскому князю с просьбой присоединить к ним также своих послов и всех вместе отправить за своими шурьями. И братья, и племянники Андрея в то время проживали у черниговского князя Святослава Всеволодовича. Очевидно, далеко не все суздальцы желали племянников; некоторые еще помнили присягу, данную Долгорукому, посадить на своем столе меньших его сыновей. Кроме того, черниговский князь более Покровительствовал Юрьевичам, нежели Ростиславичам. Поэтому дело устроилось так, что все четыре князя отправились в Ростово-Суздальскую землю, чтобы княжить в ней сообща; старейшинство признали за Михалком Юрьевичем; на чем и присягнули перед епископом Черниговским. Михалко и один из Ростиславичей, Ярополк, поехали впереди. Но когда они достигли Москвы, их встретило здесь новое посольство, собственно от ростовцев, которое объявило Михалку, чтобы он подождал в Москве, а Ярополка пригласили ехать далее. Очевидно, ростовцам не нравился черниговский договор о совместном княжении Юрьевичей с Ростиславичами и о старшинстве Михалка. Но владимирцы приняли последнего и посадили его на свой стол.
   Затем началась борьба или междоусобие дядей с племянниками - борьба, любопытная в особенности по различному отношению к ней суздальских городов. Старейший из них, Ростов, конечно, с неудовольствием смотрел на предпочтение, которое Андрей оказывал младшему перед ним Владимиру. Теперь настало для ростовцев, казалось, удобное время воротить свое прежнее первенствующее значение и смирить Владимир. Называя его своим "пригородом", ростовцы потребовали, чтобы он подчинился их решениям, по примеру других русских земель: "Ибо изначала Новгородцы, Смольняне, Киевляне, Полочане и все власти как на думу на вече сходятся, и на чем старейшие положат, на том и пригороды станут". Раздраженные гордостью владимирцев ростовцы говорили: "Ведь это наши холопы и каменщики; сожжем Владимир или поставим в нем опять своего посадника". В этой борьбе на стороне Ростова стоял другой старший город, Суздаль; а Переяславль-Залесский обнаружил колебание между противниками. Ростовцы и суздальцы собрали большое войско, получили еще помощь от муромцев и рязанцев, осадили Владимир, и после упорной обороны принудили его на время подчиниться своему решению. Михалко удалился опять в Чернигов; в Ростове сел старший Ростиславич Мстислав, а во Владимире младший Ярополк. Эти молодые, неопытные князья вполне подчинились влиянию ростовских бояр, которые всякими неправдами и притеснениями спешили обогатить себя на счет народа. Кроме того, Ростислав привел с собою южнорусских дружинников, которые также получали места посадников и тиунов и также принялись утеснять народ продажами (пенями) и вирами. Советники Ярополка захватили даже ключи от кладовых Успенского собора, начали расхищать его сокровища, отнимать у него села и дани, утвержденные за ним Андреем. Ярополк допустил своего союзника и свояка Глеба Рязанского завладеть некоторыми церковными драгоценностями, как-то: книгами, сосудами и даже самою чудотворною иконою Богородицы.
   Когда таким образом не только оскорблена была политическая гордость владимирцев, но и затронуто их религиозное чувство, тогда они вступили еще с большей энергией и вновь призвали Юрьевичей из Чернигова. Михалко явился с черниговской вспомогательной дружиной и изгнал Ростиславичей из Суздальской земли. Признательный Владимиру, он снова утвердил в нем главный княжий стол; а брата Всеволода посадил в Переяславле-Залесском. Ростов и Суздаль были вновь унижены, не получив себе особого князя. Михалко долгое время жил в Южной Руси и отличался там ратными подвигами, особенно против половцев. Утвердясь во Владимире, он немедленно принудил Глеба Рязанского воротить главную святыню Владимирскую, т.е. икону Богородицы, и все, что было похищено им из Успенского храма.
   Но уже в следующем 1177 г. Михалко скончался, и во Владимире сел младший Юрьевич Всеволод. Ростовские бояре попытались снова оспаривать первенство Владимира и снова призвали Ростиславичей на княжение. Усердным союзником их опять выступил тот же Глеб Рязанский. Он с наемными толпами половцев вошел в Суздальскую землю, сжег Москву, прямым путем через леса устремился к Владимиру и разграбил Боголюбов с его Рождественским храмом. Между тем Всеволод, получив помощь от новгородцев и Святослава Черниговского, пошел было в Рязанскую землю; но, услыхав, что Глеб уже разоряет окрестности его столицы, поспешил назад и встретил неприятеля на берегах речки Колокши, впадающей слева в Клязьму. Глеб потерпел здесь полное поражение, попал в плен и вскоре умер в заключении. Оба Ростиславича также были захвачены Всеволодом; но потом по ходатайству Черниговского князя отпущены к родственникам в Смоленск.
   Такой блистательной победой начал свое княжение Всеволод III по прозванию Большое Гнездо, который снова соединил в своих руках всю Ростово-Суздальскую землю.
   Юность свою Всеволод провел в разных местах, посреди разнообразных обстоятельств и перемен в своей судьбе, что немало способствовало развитию его практического, гибкого ума и правительственных способностей. Между прочим, еще будучи дитятей, он с матерью своей и братьями (изгнанными Андреем из Суздаля) пробыл некоторое время в Византии, откуда мог увезти много поучительных впечатлений; потом он долго проживал в Южной Руси, где навык ратному делу. Усмирением крамольных ростовцев победой над враждебным соседом, Рязанским князем, и окончательным возвышением владимирцев Всеволод с самого начала сделался их любимцем; успехи его они приписывали особому покровительству своей святыни, чудотворной иконы Богородицы. Самое поведение Всеволода на первых порах его княжения является с оттенком некоторой мягкости и добродушия. После победы на Колокше владимирские бояре и купцы едва не подняли мятежа за то, что князь оставил на свободе пленных ростовцев, суздальцев и рязанцев; чтоб утишить волнение, он принужден был рассадить их по тюрьмам. Нечто подобное повторилось спустя несколько лет, при осаде новгородского пригорода Торжка: когда князь медлил приступом, как бы щадя город, дружина его начала роптать, говоря: "Мы не целоваться с ними приехали", и князь принужден был брать город на щит. Из тех же данных историков имеем полное право заключить, что некоторые видные черты в деятельности знаменитого северорусского князя, помимо его личного характера, обусловились окружающей средой, характером северорусского населения.
   Очевидно, неудачный конец, который постиг попытку Андрея ввести полное самовластие, по естественному историческому закону, повел за собой так наз. реакцию в пользу тех, кого он пытался совершенно подчинить своей воле, т.е. в пользу бояр и дружины. Во время междоусобий, происшедших после его смерти, ростовское и суздальское боярство было побеждено и унижено, но только для того, чтобы примкнуть к своим победителям, боярам и дружинникам владимирским, и иметь с ними общие интересы. Как в других областях Руси, города северо-восточные во время этих смут обнаруживают преданность своему княжему роду (потомству Долгорукого) и не зовут князей из какой-либо другой ветви. Но они также не сажают их на свой стол безусловно, а только по известному ряду, или договору. Так, по поводу помянутых притеснений народу от пришлых дружинников Ярополка Ростиславича владимирцы начали творить веча, на которых говорилось в таком смысле: "Мы по своей воле приняли к себе князя и утвердились с ним крестным целованием; а этим (южноруссам) совсем не подобает сидеть у нас и грабить чужую волость. Промышляйте, братья!" Точно так же не без ряду владимирцы посадили у себя Михалка, а потом Всеволода. Этот ряд, конечно, состоял в подтверждении старых обычаев, обеспечивающих преимущества военного сословия или бояр и дружины, а также некоторые права земских людей по отношению к суду и управлению. Следовательно, в Северо-Восточной Руси мы видим пока те же обычаи и отношения дружины к своим князьям, как и в Южной, те же городские веча. Впрочем, все северные князья, до Всеволода включительно, часть своей жизни провели в Южной Руси, имели там владения и приводили с собой на север многих южноруссов, в том числе и киевлян. Северная Русь еще питалась киевскими обычаями и преданиями, так сказать, киевскою гражданственностью.
   В то же время, однако, начинают выступать наружу и те черты отличия, которые впоследствии развились и сообщили Северо-Восточной Руси другой оттенок сравнительно с Русью Киевскою. Боярство и дружина на севере получают оттенок более земский, чем на юге, более оседлый и землевладельческий; они ближе стоят к другим сословиям и не представляют такого преобладания в ратной силе, как на юге. Подобно новгородскому, суздальское ополчение - это по преимуществу земская рать, с боярами и дружиной во главе. Северо-Восточная дружина менее отделяет свои выгоды от интересов земли; она более сплачивается с остальным населением и более содействует князьям в их политических и хозяйственных заботах. Одним словом, в Северо-Восточной Руси мы видим начатки более государственных отношений. Некоторые черты суздальского боярства как будто напомнили честолюбивые стремления современного ему боярства галицкого. Но на севере оно не могло найти такой же благоприятной почвы для своих притязаний. Население здесь отличалось менее впечатлительным и подвижным, более рассудительным характером; по соседству не было угров и поляков, связи с которыми питали и поддерживали внутренние крамолы. Напротив, как скоро Суздальская земля успокоилась под твердым, умным правлением Всеволода III, северное боярство сделалось усердным его помощником. Будучи хладнокровнее и осторожнее своего старшего брата, Всеволод не только не вступал в открытую борьбу с боярством, но ласкал его, соблюдал по наружности старые обычаи и отношения и пользовался его советами в земских делах. В лице Всеволода III вообще мы видим князя, который представил замечательный образец северного, или великорусского, характера, деятельного, расчетливого, домовитого, способного к неуклонному преследованию своей цели, к жестокому или мягкому образу действий, смотря по обстоятельствам, одним словом, те именно черты, на которых построилось государственное здание великой России.
   Когда окончились смуты, вызванные убиением Андрея, и Всеволод восстановил единовластие в Ростовско-Суздальском княжестве, тогда получилась возможность и восстановить его преобладание над соседними русскими областями, Новгородской, с одной стороны, и Муромо-Рязанской - с другой. Стремление к этому преобладанию было не одним только личным делом Владимирского князя, но также его бояр, дружины и народа, которые сознавали свой перевес в силах и успели уже привыкнуть к такому преобладанию при Юрии Долгоруком и Андрее Боголюбском. В обзоре новгородской истории мы видели, как Всеволоду удалось снова водворить суздальское влияние в Великом Новгороде и давать ему князей из своих рук. Еще более решительного преобладания достиг он в Рязанской области. Эту область после Глеба, умершего во владимирском плену, разделили его сыновья, которые признали себя в зависимости от Всеволода и сами иногда обращались к нему за решением своих споров. Но здесь суздальское влияние сталкивалось с влиянием черниговским, так как рязанские князья были младшей ветвью черниговских. Всеволоду пришлось рассориться с своим благодетелем Святославом Всеволодовичем, который считал себя главой не только чернигово-северских князей, но и рязанских, вмешивался в их распри, а также поддерживал Новгород Великий в его борьбе с Суздалем и посадил там своего сына. Дело дошло до открытого разрыва.
   Черниговский князь вместе с северскими дружинами и наемными Половцами предпринял поход в Суздальскую землю. Около устья Тверды с ними соединились новгородцы, которых привел его сын (Владимир). Опустошив прибережья Волги, Святослав, не доходя сорока верст до Переяславля-Залесского, встретил Всеволода III, который, кроме суздальских полков, имел с собою вспомогательные дружины рязанские и муромские. Несмотря на нетерпение окружающих его, осторожный и расчетливый как истый северный князь, Всеволод не хотел рисковать решительной битвой с южнорусскими полками, известными военной удалью; а стал ожидать неприятеля за рекой Вленою (левый приток Дубны, впадающей в Волгу). Он расположил свой стан на ее крутых берегах в местности, пересеченной оврагами и холмами. Две недели стояли оба войска, смотря друг на друга с противоположного берега. Всеволод велел рязанским князьям сделать нечаянное ночное нападение. Рязанцы ворвались в лагерь Святослава и произвели там смятение. Но когда на помощь черниговцам подоспел Всеволод Трубчевскии ("буй-тур" "Слова о полку Игореве"), рязанцы обратились в бегство, потеряв много убитыми и пленными. Напрасна Святослав послал к Всеволоду с предложением решить дело Судом Божиим и просил для этого отступить от берега, чтобы можно было переправиться. Всеволод задержал послов и ничего не отвечал. Между тем приближалась весна: боясь разлития вод, Святослав бросил обоз и поспешил уйти (1181 г.). В следующем году соперники восстановили старую дружбу и породнились женитьбой одного из сыновей Святослава на свояченице Всеволода, княжне Ясской. А вскоре затем (в 1183 г.), когда Всеволод задумал поход на Камских Болгар и просил Святослава о помощи, тот прислал ему отряд со своим сыном Владимиром.
   Сия последняя война возникла вследствие грабежей, которым подвергались болгарские суда на Оке и Волге от рязанских и муромских повольников. Не получив удовлетворения за обиды, болгары вооружили судовую рать, в свою очередь опустошили окрестности Мурома и доходили да самой Рязани. Поход Всеволода III поэтому имел значение общей обороны русских земель от иноплеменников. Кроме суздальских, рязанских и муромских полков, в нем приняли участие черниговцы и смольняне. До восьми князей съехались во Владимире-на-Клязьме. Великий князь в течение нескольких дней весело пировал со своими гостями, а затем 20 мая выступил с ними в поход. Суздальцы Клязьмой спустились в Оку и тут соединились с союзными полками. Конница пошла полем мимо мордовских селений, а судовая рать поплыла Волгой. Достигши одного волжского острова, именуемого Исады, князья остановили здесь суда под прикрытием преимущественно белозерской дружины с воеводой Фомою Ласковичем; а с остальной ратью и с конницей вступили на землю Серебряных Болгар. С ближними мордовскими племенами великий князь заключил мир, и те охотно продавали русскому войску съестные припасы. Дорогой к русским неожиданно присоединился еще половецкий отряд, который был приведен одним из болгарских князей против своих соплеменников. Очевидно, в Камской Болгарии случались такие же междоусобия, как и на Руси, и владетели болгарские также наводили на свою землю степных варваров. Русское войско подступило к "Великому городу", то есть к главной столице. Молодые князья подскакали к самым воротам и сразились с укрепившейся около них неприятельской пехотой. Особенно отличился своим мужеством племянник Всеволода Изяслав Глебович; но вражья стрела пронзила его сквозь броню под сердце, так что он замертво отнесен в русский стан. Смертельная рана любимого племянника сильно опечалила Всеволода; он простоял десять дней под городом; и, не взяв его, пошел назад. Между тем белозерцы, оставшиеся при судах, подверглись нападению окольных болгар, которые приплыли Волгой из городов Собекуля и Челмата; с ними соединились еще болгары, называемые темтюзы, и конница из Торческа; число нападавших простиралось до 5000. Враги были разбиты. Они спешили уходить на своих учанах; но русские ладьи преследовали их и потопили более 1000 человек. Русская пехота воротилась домой тем же порядком, т.е. на судах; а конница также пошла через земли Мордвы, с которой на этот раз не обошлось без враждебных столкновений.
   Тело умершего дорогой Изяслава Глебовича было привезено во Владимир и погребено в златоверхом храме Богородицы. Брат его, Владимир Глебович, как мы видели, княжил в Южном Переяславле и отличился своим геройством при нашествии Кончака Половецкого. Если не об этих Глебовичах, то о рязанских вспоминает "Слово о полку Игоревен, когда обращается к могуществу Суздальского князя: "Великий княже Всеволоде! Ты бо можеши Волгу веслы раскропити, а Дон шеломы выльяти. Аже бы ты был (здесь), то была бы чага (пленница) по ногам, а кощей по резане. Ты бо можеши посуху живыми шереширы (метательными орудиями) стреляти, удалыми сыны Глебовы". Что такое обращение не было одной риторикой и что Всеволод принимал к сердцу обиды Русской земле от варваров, это показывает большой поход его на половцев, предпринятый весной 1199 года с суздальскими и рязанскими полками. Он дошел до половецких зимовников на берегах Дона и разорил их; Половцы не осмелились вступить с ним в борьбу; с своими кибитками и стадами они ушли к самому морю.
   Беспокойные рязанские князья своими распрями и возмущениями доставили много хлопот Всеволоду. Он несколько раз предпринимал походы в их землю и совершенно подчинил ее. Князья соседней Смоленской области также почитали его старейшинство. Что же касается до Южной Руси, то еще при жизни энергичного Святослава Всеволодовича там было восстановлено влияние Суздальского князя. Последний тем удобнее мог вмешиваться в дела Приднепровья, что сам имел в нем наследственную волость Переяславскую, которую держал сначала своими племянниками, а потом собственными сыновьями. Мы видели, что после кончины Святослава Всеволодовича его преемники занимали Киевский стол только с согласия Всеволода III. Такого преобладания он достиг не посылая туда рати, подобно Андрею Боголюбскому, а единственно искусною политикой, хотя и соединенной с некоторым коварством. Известно, как он ловко поссорил Рюрика Киевского с Романом Волынским и помешал тесному союзу этих сильнейших владетелей Юго-Западной Руси, который мог бы дать отпор притязаниям Руси Северо-Восточной.
   С помощью ловкой и осторожной политики Всеволод постепенно водворил порядок и спокойствие в своей земле, утвердил свою власть и имел успех почти во всех важных предприятиях. Незаметно также, чтобы он усердно следовал самодержавным стремлениям Боголюбского. Наученный его судьбой, он, наоборот, является хранителем старинных дружинных обычаев и чтит больших бояр. О каком-либо неудовольствии с их стороны летописи не упоминают; хотя в похвалу Всеволоду и прибавляют, что он творил народу суд нелицеприятный и не потворствовал сильным людям, которые обижали меньших. Из больших бояр Всеволода, отличившихся в качестве воевод, летопись называет Фому Ласковича и старого Дорожая, служившего еще Юрию Долгорукому: они воеводствовали в Болгарском походе 1183 года. Далее упоминаются: Яков, "сестрич" великого князя (племянник от сестры), провожавший в Южную Русь с боярами и с боярынями Верхуславу Всеволодовну, невесту Ростислава Рюриковича; тиун Гюря, который послан был возобновить Остерский Городок; Кузьма Ратьшич, "меченоша" великого князя, в 1210 году ходивший с войском в Рязанскую землю, и др.
   Любопытны действия Всеволода по вопросу о назначении ростовских епископов. Подобно Боголюбскому, он старался выбирать их сам, и исключительно из русских людей, а не из греков, чем, несомненно, исполнял народное желание. Однажды киевский митрополит Никнфор назначил на Ростовскую кафедру Николу Гречина, которого, по словам летописи, поставил "на мзде", т. е. взял с него деньги. Но князь и "людие" не приняли его и отослали обратно (около 1184 г.). Всеволод отправил в Киев посла к Святославу и к митрополиту с просьбой поставить на Ростовскую епископию Луку, игумена у Спаса на Берестове, человека смиренного духом и кроткого, следовательно, такого, который не мог входить в какие-либо пререкания с княжеской властью. Митрополит противился, но Святослав Всеволодович поддержал просьбу, и Лука был поставлен в Ростов, а Никола Гречин - в Полоцк. Когда же смиренный Лука спустя четыре года скончался, великий князь выбрал ему преемником собственного духовника Иоанна, которого и отправил на поставление к Киевскому митрополиту. Иоанн, по-видимому, был также епископом тихим, послушным великому князю и, кроме того, деятельным его помощником в храмоздании.
   Довольно частые войны и походы не мешали Всеволоду усердно заниматься делами хозяйственными, строительными, судебными, семейными и т.д. Он в мирное время не заживался в своем стольном Владимире, а добросовестно исполнял старинный обычай полюдья, т.е. сам ездил по областям, уставляли собирал дани, судил преступников, разбирал тяжбы. Из летописи мы узнаем, что разные события застают его то в Суздале, то в Ростове, то в Переяславле-Залесском, на полюдье. В то же время он наблюдал за исправностью укреплений, строил детинцы или поправлял обветшалые городские стены. Возобновляли запустевшие города (например, Городок Остерский). Огонь в особенности давал пищу для строительной деятельности. Так в 1185 г. 18 апреля страшный пожар опустошил Владимир-на-Клязьме; погорел чуть не весь город. Жертвой огня сделались княжий двор и до 32 церквей; в том числе обгорел и соборный Успенский храм, созданный Андреем Боголюбским. Погибли при этом его украшения, дорогие сосуды, серебряные паникадила, иконы в золотых окладах с жемчугом, богослужебные книги, дорогие княжие одежды и разные "узорочья", или шитые золотом ткани (оксамиты), которые во время больших праздников развешивались в церкви. Многие из этих сокровищ хранились в церковном тереме, или кладовой, на хорах; растерявшиеся служители выбрасывали их из терема на церковный двор, где они также сделались добычей пламени.
   Великий князь немедля принялся уничтожать следы пожара; между прочим, выстроил вновь детинец, княжий терем и обновил златоверхий храм Успения; причем расширил его пристройкой новых стен с трех сторон; а вокруг срединного купола возвел еще четыре меньших, которые также позолотил. Когда окончилось обновление, то в 1189 году соборный храм был вновь и торжественно освящен епископом Лукою. Спустя три или четыре года почти половина Владимира опять сделалась добычей пламени: сгорело до 14 церквей; но княжий двор и соборный храм на этот раз уцелели. В 1199 году 25 июля читаем известие о третьем большом пожаре во Владимире: он начался во время литургии и продолжался до вечерни; причем опять сгорели едва не половина города и до 16 церквей. Обновляя старые храмы, Всеволод украшал свой стольный город и новыми; между прочим, он воздвиг церковь Рождества Богородицы, при которой устроил мужской монастырь, и еще храм Успения, при котором супруга его Мария основала женскую обитель. Но самое знаменитое сооружение великого князя - это придворнокняжий храм в честь его святого, Димитрия Солунского; так как христианское имя Всеволода III было Димитрий. Этот храм до наших дней представляет изящнейший памятник древнерусского искусства. Всеволоду много помогал в его строительной деятельности епископ Иоанн, бывший его духовник. Между прочим, они совершили обновление соборной Богородичной церкви в городе Суздаль, которая обветшала от времени и небрежения. Верхи ее вновь покрыли оловом, а стены вновь оштукатурили. Любопытно по сему поводу следующее известие летописца: епископ на этот раз не обращался к немецким мастерам; а нашел своих, из которых одни лили олово, другие крыли, третьи приготовляли известь и белили стены. Следовательно, строительная деятельность Юрия, Андрея и Всеволода не осталась без влияния на образование чисто русских мастеров-техников; Всеволод III является образцом северного князя-семьянина. Бог благословил его многочисленным потомством; на что указывает и самое прозвание его Большим Гнездом. Нам известны имена осьми его сыновей и нескольких дочерей. На его привязанность к старым семейным обычаям указывают, между прочим, известия летописи о постригах княжих сыновей. Этот древний общеславянский обряд состоял в том, что трех- или четырехлетнему княжичу обрезывали волосы и впервые сажали на коня; причем устраивали пир. В христианские времена к подобному обряду присоединялись, конечно, молитвы и благословение церкви. Всеволод с особенной торжественностью праздновал постриги и задавал веселые пиры. Еще большими пирами и щедрыми подарками сопровождал он женитьбу сына и выдачу замуж дочери. Мы видели, как он выдавал любимую свою дочь Верхуславу-Анастасию за сына Рюрикова Ростислава.
   Всеволод был женат на ясской, или аланской, княжне. Между русскими князьями того времени встречаем не один пример брачного союза с отдельными владетелями кавказскими, отчасти христианскими, отчасти полуязыческими. Очень может быть, что отличная от русских женщин красота черкешенок пленяла наших князей. Впрочем, по всем признакам в XII веке еще продолжались древние сношения с кавказскими народами, установленные во времена русского владычества на берегах Азовского и Черного морей, т.е. в Тмутараканской земле. Выходцы с Кавказа нередко вступали в русскую службу и даже бывали в числе приближенных княжих слуг, каковыми, например, является известный Анбал, ключник Андрея Боголюбского. Супруга Всеволода Мария, хотя и возросшая в полуязыческой стране, подобно многим русским княгиням отличалась особой набожностью, усердием к церкви и благотворительностью. Памятником ее благочестия служит помянутый выше устроенный ею женский Успенский монастырь во Владимире. Последние семь или восемь лет своей жизни великая княгиня была удручена какой-то тяжкой болезнью. В 1206 г. она постриглась в своей Успенской обители, где спустя немного дней скончалась и была торжественно погребена, оплаканная великим князем, детьми, духовенством и народом. Мария, по-видимому, прибыла в Россию не одна, а целой семьей или вызвала к себе своих близких впоследствии, может быть, после какого-нибудь несчастного для ее семьи переворота на родине. По крайней мере летопись упоминает о двух ее сестрах: одну из. них Всеволод выдал за сына Святослава Всеволодовича Киевского, а другую - за Ярослава Владимировича, которого держал на столе Великого Новгорода в качестве свояка и подручника. Супруга Ярослава скончалась также во Владимире, еще прежде великой княгини и была погребена в ее же Успенской обители. Вообще у этой гостеприимной Владимирской четы нашла приют и ласку не одна осиротелая или гонимая родственница. Так, под ее крылом провели остаток своей жизни сестра великого князя нелюбимая супруга Осмомысла Галицкого, Ольга Юрьевна, в черницах Евфросиния (скончалась в 1183 г. и погребена во Владимирском Успенском соборе), и вдова брата Михалка Юрьевича, Феврония, двадцатью пятью годами пережившая своего супруга (погребена в Суздальском соборе). Любя полную семейную жизнь, великий князь по смерти первой супруги, очевидно, скучал своим вдовством, и, будучи почти шестидесятилетним стариком, имея уже много внучат, вступил во второй брак с дочерью витебского князя Василька, в 1209 г. Чадолюбивый семьянин, Всеволод III не всегда был благодушным князем в отношении к своим племянникам и, подобно Андрею, не давал им уделов в Суздальской области, в том числе и сыну Боголюбского Юрию. Впрочем, последний, может быть, своим поведением сам вооружил против себя дядю. Русские летописи не сообщают нам ничего о судьбе Юрия Андреевича. Только из иноземных источников мы узнаем, что, гонимый дядей, он удалился к одному из половецких ханов. Тут явилось к нему посольство из Грузии с брачным предложением. В то время на престоле Грузии сидела знаменитая Тамара, после отца своего Георгия III. Когда духовенство и вельможи грузинские искали ей достойного жениха, то один знатный муж, по имени Абуласан, указал им имя Юрия, как на молодого человека, который по своему происхождению, красивой наружности, уму и храбрости был вполне достоин руки Тамары. Вельможи одобрили этот выбор и отправили одного купца послом к Юрию. Сей последний прибыл в Грузию, сочетался браком с Тамарой и первое время ознаменовал себя ратными подвигами в войнах с враждебными соседями. Но потом он изменил свое поведение, предался вину и всякому разгулу; так что Тамара, после напрасных увещаний, развелась с ним и выслала его в греческие владения. Он воротился в Грузию и попытался произвести мятеж против Царицы; но был побежден и снова изгнан. Дальнейшая судьба его неизвестна*.
   ______________________
   * Источник для борьбы Ростова и Суздаля с Владимиром и для княжения Всеволода III - П. С. Р. лет., особенно Лаврентьевская; а также Летописец Переяславля Сузд. изд. кн. Оболенским. О посещении Всеволодом в детстве Византии в Степен. кн. 285. Подробности о его болгарском походе в сводах Лаврент., Ипат., Воскресен., Тверск. и у Татищева. Известия их, что суда были оставлены у острова Исады на устье Цевки (Цивиди), т.е. в теперешнем Чебоксарском уезде (Татищ. III, прим. 532. Карам, III. прим. 63), это известие, очевидно, неточно. Князья не могли так далеко оставить позади себя суда и идти далее сухопутьем. В известии о походе на болгар 1220 г. Исады указываются на Волге ниже устья Камы, против болгарского города Ошела (см. Воскресен.). Кроме того, в хронологическом отношении не все списки согласны между собою. Так, два старейших свода Ипат. и Лаврент. во второй половине XII века расходятся друг с другом иногда на целые два года. В Лаврент. поход Всеволода на болгар помещен под 1184 г., а в Ипат. - под 1182. О битве Всеволода III с Глебом Рязанским на р. Колокще см. заметку К.Тихомирова в Древностях Моск. Археол. Об. XI. М. 1886. Известие о непринятии Всеволодом на Ростовскую кафедру Николы Гречина и поставлении Луки см. в Лаврен. под 1185, Ипат. под 1183.0 пожарах, постройках Всеволода и его семейных отношениях ibid. О втором браке Всеволода в Воскресн, своде. "Об обряде постриг" Лавровского в "Москвитян.", 1854.0 браке Юрия Андреевича с Тамарой см. Histore de la Georgie traduite par M. Brossel. S-Ptrsb. 1849.1. 412 и далее. Его же: "Сведения о Грузинской царице Тамаре в древнерусской литературе" (Учен. Зап. Акад. Н. по 1 и 3 отд. т. I, вып. 4). "Исторический отрывок из Грузинской истории, переведенный имеретинским царевичем Константином" (Альманах "Минерва" на 1837 г.). Буткова "О браках князей русских с грузинскими и Ясынями" (Северн. Архив за 1825. Часть ХIII). Посредницей в сношениях Руси с Грузией была, вероятно, Алания, или Осетия; так как владетели осетинские с одной стороны находились в родстве с русским и князьями, а с другой - с грузинскими царями. В сказании о Тамаре видим, что на брак ее с Юрием склонили ее вельможи с помощью ее тетки Русуданы, вдовствующей осетинской княгини. Сама Тамара по матери приходилась внучкою осетинского князя и, может быть, находилась в некотором свойстве со Всеволодом III. Ввиду подобных обстоятельств брак ее с Юрием Андреевичем является событием, не заключающим в себе ничего невероятного.
   ______________________
  
   Отказывая в уделах племянникам, Всеволод, однако, по отношению к сыновьям не проявлял никаких забот о последующих успехах единовластия. По обычаю старых русских князей он разделил между ними свои земли и даже обнаружил при этом недостаток государственной дальновидности, в чем, несомненно, уступал своему брату Андрею. У Всеволода оставалось в живых шесть сыновей: Константин, Юрий, Ярослав, Святослав, Владимир, Иван. Старшего Константина он посадил в Ростове, где этот умный князь и приобрел народное расположение. Особенно сблизил его с ростовцами ужасный пожар, который в 1211 году истребил большую часть их города, в том числе 15 церквей. Константин в то время пировал во Владимире на свадьбе своего брата Юрия с дочерью киевского князя Всеволода Чермного. Услыхав о несчастии ростовцев, Константин поспешил в свой удел и приложил много забот к облегчению пострадавших. В следующем 1212 году великий князь, чувствуя приближение кончины, послал опять за Константином, которому назначил старший Владимирский стол, а Ростов велел передать второму сыну Юрию. Но тут Константин, отличавшийся дотоле скромностью и послушанием, вдруг оказал решительное неповиновение отцу: он не поехал на двукратный призыв и потребовал себе обоих городов, Ростова и Владимира. По всей вероятности, при этом случае возобновились притязания ростовцев на старшинство, и действовали внушения ростовских бояр. С другой стороны, Константин, может быть, понимал, что для устранения подобного спора двух городов и в видах сильной правительственной власти великий князь должен иметь в своих руках оба этих города. Всеволод сильно огорчился таким непослушанием и наказал Константина тем, что лишил его старшинства, а Владимирский великий стол отдал второму сыну Юрию. Но, сознавая непрочность такого нововведения, он пожелал укрепить его общей присягой лучших людей своей земли; следовательно, повторил почти то же самое, что 25 лет назад сделал его свояк Ярослав Осмомысл Галицкий. Всеволод созвал во Владимире бояр из всех своих городов и волостей; собрал также дворян, купцов и духовенство с епископом Иоанном во главе и заставил этот земский собор присягнуть Юрию как великому князю, которому поручил прочих своих сыновей. Вскоре потом, 14 апреля, Всеволод Большое Гнездо скончался, был оплакан сыновьями и народом и торжественно погребен в златоверхом Успенском соборе.
   Предосторожности, принятые великим князем для упрочения его последних распоряжений, оказались тщетными. Нововведение его слишком противоречило укоренившимся обычаям и потому не замедлило сделаться источником смут и междоусобий, которые в свою очередь на долгое время пошатнули политическое могущество Суздальской Руси. Константин Ростовский, по словам летописи, "воздвиг брови с гневом на братию свою, паче же на Юрия". Северо-Восточная Россия по смерти Всеволода III главным образом была поделена между этими двумя братьями. Старший из них и не думал отказаться от своих прав. В происшедшей отсюда борьбе младшие братья также разделились между соперниками: Ярослав, князь Переяславля-Залесского, и Святослав, владетель Юрьева, соединились с Георгием; а Владимир Московский - с Константином. Но Георгий удалил Владимира, предоставив ему Переяславль-Южный, где он вскоре попал в плен к Половцам.
   Распря двух братьев и возобновившееся соперничество городов Ростова и Владимира повели к разделению не только политическому, но и церковному или собственно епархиальному. В предшествующую эпоху епископы хотя носили титул Ростовских, но жили преимущественно подле великого князя, т. е. во Владимире-на-Клязьме, конечно, к немалому огорчению ростовцев. Последние воспользовались обстоятельствами, чтобы получить своего особого владыку. Когда епископ Иоанн оставил епископию и удалился в Боголюбов монастырь (1214 г.), то Константин отправил в Киев к митрополиту своего духовника Пахомия, игумена Петровского монастыря, с просьбой посвятить его на Ростовскую кафедру. Митрополит Матвей исполнил просьбу. А Георгий отправил на поставление в Киев Симона, игумена Рождественского монастыря, бывшего духовником его матери, великой княгини Марии, и он был посвящен во епископы Владимиру и Суздалю. Замечательно, что Пахомий и Симон начали свое духовное поприще черноризцами Киево-Печерской обители, которая служила тогда рассадником пастырей Русской церкви. Симон известен еще своей, книжной деятельностью (один из сочинителей Патерика Печерского). Пахомий через два года скончался; северный летописец хвалит его за то, что он не был стяжателем богатства, а, наоборот, отличался щедростью к убогим и вдовицам, "истинный бе пастырь, а не наемник". Его преемником в Ростове является Кирилл, монах суздальского монастыря св. Димитрия.
   Вражда двух братьев за старшинство получила решительный оборот, когда с ней связались отношения новгородские.
   После добровольного отъезда Мстислава Удалого из Новгорода Великого (в 1215 г.) там поднялась Суздальская партия, одержала верх на вече и убедила призвать на княжение Ярослава Всеволодовича. Последний кроме Переяславля-Залесского владел Тверью, следовательно, был соседом Новгороду. Вероятно, вече согласилось на это призвание тем охотнее, что Переяславский князь был женат на дочери Мстислава Удалого. Но скоро обнаружилось, как далеко он не походил характером на своего тестя. Ярослав-Феодор спешил пользоваться преобладанием Суздальской партии и начал свое княжение с того, что велел схватить и заковать двух бояр, принадлежавших к партии, ему враждебной. Такое насилие произвело волнение. Жители Прусской улицы в свою очередь убили двух знатных приверженцев Ярослава и бросили их тела в городской ров. Ввиду начинавшегося мятежа, Ярослав счел свое пребывание в Новгороде небезопасным и, оставив здесь своим наместником Хота Григоровича, сам со многими приверженцами удалился в преданный себе новгородский пригород Торжок, на границу своих суздальских владений. И тут-то он дал полную волю своему мстительному, властолюбивому нраву. В Новгородской волости в тот год случился неурожай, и князь стал задерживать обозы с хлебом, шедшие из Приволжских, или Низовых земель. Тогда в Новгороде настала страшная дороговизна, а затем голод; бедные люди ели сосновую кору, липовый лист, мох и т.п. Отцы начали продавать своих детей. Голод произвел такой мор, что вырытая на этот случай скудельница (общая яма) скоро наполнилась доверху; а неубранные трупы валялись на площадях, улицах, на полях и служили пищей собакам. Угнетенные бедствием новгородцы тщетно отправляли к Ярославу посольство за посольством с просьбой воротиться в Новгород и пустить обозы с хлебом. Ярослав ничего не отвечал и задерживал у себя послов; перехватывал также гостей новгородских. Лютая печаль и стенания царили в Новгороде. В такой крайности граждане обратились к любимцу своему и заступнику, Мстиславу Удалому, и сей последний тотчас явился на их призыв. Он велел схватить Ярославова наместника и поковать его дворян на Городище. Мстислав и граждане взаимно присягнули в верности. "Или ворочу мужей новгородских и волости, или голову свою положу за Новгород", - сказал он на вече.
   Узнав о прибытии Мстислава, Ярослав начал укреплять Торжок и делать засеки на дорогах, ведущих из Новгорода; преградил и реку Тверцу. Надеясь на свою партию, он послал в подкрепление ей еще сто новгородских мужей, чтобы произвести мятеж против Мстислава. Но общее настроение в Новгороде было уже до такой степени ему враждебно, что и эти сто мужей пристали к большинству. Мстислав сначала попытал убеждениями склонить Ярослава к уступчивости и отправил к нему послом Георгия, священника от церкви Иоанна на Торговище. Но Ярослав не только не отпустил задержанных новгородцев, а велел их перековать и разослать по своим городам; товары же их и коней роздал своим людям. Число захваченных, по словам летописи, простиралось до 2000 человек. Тогда Мстислав вновь созвал вече и объявил поход: "Идем отыскивать своих мужей, вашу братию, и свои волости, - сказал он. - Не быть Торжку выше Новгорода, но где св. София, там Новгород. И во мнозе Бог, и в мале Бог и правда".
   Готовясь к решительной борьбе, и тесть, и зять искали союзников. Сторону Ярослава приняли старший брат его великий князь Владимирский Георгий и младший брат Святослав Юрьевский. Мстислав призвал к себе на помощь своего родного брата Владимира Мстиславича с псковитянами и двоюродного Владимира Рюриковича с смольнянами. Кроме того он заключил союз с Константином Всеволодовичем Ростовским, обещая, конечно, воротить ему законное старшинство в Суздальской земле. 1 марта, следовательно, в самый новый год (1217), Мстислав выступил в поход из Новгорода. Спустя два дня некоторые новгородские бояре (Владислав Завидич, Таврило Игоревич, Юрий Алексинич, Гаврилец Милятинич и пр.), с женами и детьми, уехали к Ярославу: это были клятвопреступники, потому что вместе с прочими присягнули стоять против него всем за один; но, очевидно, суздальская партия в Новгороде была очень значительна, Мстислав с Владимиром Псковским пошел Селигерским путем. Следуя верхней Волгой по окраине Смоленской земли, он коснулся собственной Торопецкой волости; причем дозволил новгородцам собирать припасы для себя и своих коней; но запретил брать полон. Он освободил свой приволжский город Ржеву, осажденный братом Ярослава, Святославом Юрьевским; затем взял Зубцов и пошел в Суздальскую землю, вместе с смольнянами, которых привел Владимир Рюрикович. Они повоевали Тверскую волость и взяли Коснятин. Тут они покинули берега Волги и направились на самый Переяславль-Залесский. На пути присоединился к ним Константин Всеволодович с своими ростовскими полками. Ярослав поспешил из Торжка для защиты собственного удела. На помощь к нему явился великий князь Юрий со своими полками, а также младшие братья Святослав и Владимир; призваны были еще князья муромские и какие-то бродники, вероятно, наемная вольница.
   Суздальская рать расположилась недалеко от города Юрьева-Польского на берегах речки Гзы, впадающей в Колокшу. Под самым городом стал Мстислав с новгородцами, а далее на берегах ручья Липицы - Константин с ростовцами. Следовательно, тут, почти в самой середине Суздальской земли, сошлась едва не вся ратная сила Северной Руси.
   Войска Георгия и Ярослава оказались несравненно многочисленнее неприятелей: они собрали из своих волостей всех, кого могли, городских и сельских жителей, конных и пеших. Летописец говорит, что у великого князя Юрия было тут 17 стягов, 40 труб и столько же бубнов; у Ярослава - 13 стягов, а труб и бубнов 60.
   Мстислав Мстиславич еще с похода посылал к князю с предложением помириться. Но Ярослав, возгордившийся многочисленностью своей рати, отвечал:
   "Мира не хочу; если пошли уже, то идите, и один ваш не придется на наших сто".
   "Ты, Ярослав, с силою; а мы с крестом", - велели ему сказать братья Мстиславичи.
   Став под Юрьевом, Мстиславичи вновь пытались завязать переговоры и отправили сотского Лариона сначала к великому князю Георгию с словами:
   "Кланяемся тебе; с тобой ссоры у нас нет, а есть ссора с Ярославом".
   "Я один брат с Ярославом", - сказал Юрий.
   Послали к Ярославу того же Лариона.
   "Отпусти Новгородцев и Новоторов, вороти захваченные волости, возьми с нами мир, а крови не проливай".
   "Мира не хочу. Вы шли далече, а очутились как рыба на сухом месте", - был ответ.
   Снова посылают Лариона, напоминают о близком родстве своем и предлагают мир на том условии, чтобы младшие братья дали старейшинство Константину и посадили его во Владимире, взяв себе остальную Суздальскую землю.
   "Если и отец наш не управил с Константином, то вам ли нас мирить. Пусть он одолеет нас, тогда ему вся земля", - велел сказать Юрий.
   Однако между суздальскими боярами были люди благоразумные, которые не одобряли этого междоусобия и нарушения прав старшинства. Один из них, Творимир, с такой речью обратился к князьям, когда те пировали в шатре с своими приближенными.
   "Княже Юрий и Ярославе! Я бы гадал так, что лучше взять мир и дать старейшинство Константину. Нежели смотреть на то, что их войско мало супротив наших полков. Князья Ростиславля племени мудры и храбры; а мужи их, Новгородцы и Смольняне, дерзки на бой; Мстислава же Мстиславича сами знаете, какая дана ему Богом храбрость перед всею братьею".
   Речь эта не полюбилась. Между боярами Юрия нашелся угодник, который уверял, что никогда еще враг не выходил цел из сильной Суздальской земли; пусть поднимется на нее хотя бы вся Русская земля. "А этих мы седлами закидаем", - прибавил расхваставшийся льстец. Его слова пришлись более по сердцу молодым, неопытным князьям. Созвав дружину и ратных начальников, они, если верить новгородскому летописцу, велели не щадить в битве неприятелей; хотя бы у кого было и золотом шитое оплечье, и тех убивать; а брать только добычу, то есть коней, оружие, платье. Летописец прибавляет, будто Юрий и Ярослав до того возмечтали о своем могуществе, что начали уже делить между собой чуть ли не все русские земли, и даже грамоты велели написать о том, кому из них достанется Новгород, кому Смоленск, кому Галич. А противников своих послали звать на бой к урочищу Липицам.
   Истощив мирные средства, Мстислав и Константин решили прибегнуть к суду Божьему, укрепились взаимными клятвами и пошли на указанное место. Ярослав и Юрий заняли какую-то Авдову гору; насупротив их на другой горе, называвшейся Юрьевой, стали Мстислав и Константин. В лощине между ними протекал ручей Тунег и была дебрь и болотистое пространство, поросшее мелким лесом. Ростиславичи тщетно просили суздальских князей выйти на ровное, сухое место для битвы. Те не только не двигались, но и укрепили еще свой стан плетнями и кольями. Молодежь с обеих сторон выходила и завязывала сражение; главные же силы не двигались. Наскучив ожиданием, Мстислав предложил идти прямо к стольному Владимиру. Но Константин опасался двинуться мимо неприятелей: "Они ударят нам в тыл, - говорил он, - а люди мои недерзки на бой; разбегутся по своим городам". Мстислав согласился с ним и решил сразиться всеми силами. "Гора нам не поможет и гора нас не победит, - сказал он, - пойдем на них с надеждою на крест и на свою правду". И урядил полки к битве.
   Сам Удалой с своей дружиной, с новгородцами и Владимиром Псковским стал в середине; на одном крыле поставил Владимира Рюриковича с смольнянами, а на другом Константина с ростовцами. Липицкая битва произошла рано поутру 23 апреля. Предварительно Мстислав обратился с краткой речью к новгородцам, возбуждая их мужеством, и спросил их, как они хотят биться - на конях или пешие. "Не хотим помереть на конях, - восклицали новгородцы, - но, как отцы наши на Колокше, будем биться пешие". Затем сошли с коней и сбросили с себя "порты" (верхнюю одежду) и сапоги. (Истые потомки славян, о которых еще писатели VI века заметили, что они любят сражаться налегке, в одной рубахе, в рассыпную.) Впрочем, меры эти оказались нелишними; так как приходилось идти через болотистую дебрь и потом взбираться на гору. Вооруженные киями и топорами, новгородцы с криком ударили на неприятелей; за ними следовали смольняне. Суздальцы встретили их густыми толпами и завязался упорный бой. Мстислав закричал своему брату Владимиру: "Не дай Бог выдать добрых людей". И с своей конной дружиной поспешил на помощь новгородцам; а за ним и Владимир с псковичами. Удалой взяд в руку висевший у него на ремне топор и, поражая им направо и налево, трижды проехал сквозь суздальские полки; после чего пробился до самых товаров (лагеря). Набранное большей частью из людей, непривычных к бою, Суздальское ополчение не выдержало стремительного натиска и расстроилось. Первыми побежали полки Ярослава. Юрий еще держался против ростовцев, но и его полки наконец дали тыл. Предстояла еще опасность от алчности победителей, преждевременно бросившихся грабить неприятельский обоз. Мстислав крикнул им: "Братие Новгородцы! Не стойте у товару; но прилежите к бою; если (враги) возвергнутся на нас, то измятут". Новгородцы послушали его; а смольняне бросились преимущественно на грабеж и обдирали мертвых. Впрочем, победа была полная. Одних павших на поле битвы летопись насчитывает 9233 человека, кроме раненых и погибших во время бегства в речках и трясинах. Вопль и стоны их доносились до города Юрьева. Беглецы направились разными дорогами, одни во Владимир, другие в Переяславль, третьи в Юрьев.
   Юрий Всеволодович побежал в стольный Владимир. Имея тучное сложение, он заморил трех коней, и только на четвертом пригнал к городу, в одной сорочке; подклад седельный и тот бросил для легкости. Владимирцы, увидев с городских стен скачущего вдали всадника, подумали, что то был гонец от великого князя с вестью о победе. "Наши одолели!" - раздался между ними радостный клик. Каковы же были их печаль и уныние, когда во всаднике узнали самого великого князя, который начал ездить вокруг стен и кричать: "Твердите город!" За ним стали прибывать кучки беглецов с поля сражения, кто раненый, кто почти нагой; стоны их увеличили смятение. Так продолжалось целую ночь. Поутру Юрий созвал вече.
   "Братья Владимирцы! - сказал он народу, - затворимся в городе; авось отобьемся от них".
   "Княже Юрьи! - отвечали граждане. - С кем затвориться? Братья наши одни избиты, другие взяты, остальные прибегли без оружия; с кем мы станем?"
   "Все это я ведаю. Так не выдайте меня ни брату моему Константину, ни Володимиру, ни Мстиславу; а пусть я выду по своей воле из города".
   Граждане обещали исполнить его просьбу. Очевидно, многочисленность полков, выведенных на Липицкий бой, очень дорого обошлась Суздальской земле, не отличавшейся густым населением. В стольном городе оставались преимущественно старики, женщины, дети, монахи и церковнослужители. Ярослав Всеволодович точно так же прибежал в свой Переяславль, загнав дорогой несколько коней. Но он не только затворился в этом городе, а еще дал волю своей злобе против новгородцев. Он велел похватать в Переяславле и его окрестностях новгородских гостей, заехавших в его землю ради торговли, и запереть их так тесно, что многие задохлись от недостатка воздуха. Было схвачено и несколько смоленских гостей; но посаженные особо, они все остались живы.
   Если бы побежденных усердно преследовали, то ни Юрий, ни Ярослав не ушли бы от плена, и самый стольный Владимир был бы захвачен врасплох. Но Ростиславле племя, по замечанию новгородского летописца, было милостиво и добродушно. Целый день победители стояли на месте побоища; а потом тихо двинулись к Владимиру-на-Клязьме и расположились под ним станом. В городе случились пожары; причем загорался и самый княжий двор. Новгородцы и смольняне хотели тем воспользоваться и просились на приступ. Ростиславичи остались верны своему добросердечию: Мстислав не пустил новгородцев, а брат его Владимир не пустил смольнян. Может быть, и Константин Ростовский воспротивился этому гибельному для города приступу. Наконец Юрий вышел с поклоном и многими дарами и отдался на волю победителей. Ростиславичи посадили на великокняжеский стол Константина; а Юрий получил на свое прокормление Радилов Городец на Волге. Он наскоро собрался и сел в насады с своим семейством и слугами. Владыка Симон также отправился с ним из Владимира. Перед отъездом Юрий зашел помолиться в Успенский собор и поклониться отцовскому гробу. "Суди Бог брату моему Ярославу, что довел меня до этого", - сказал он, проливая слезы. Затем духовенство и граждане с крестами вышли навстречу Константину, торжественно посадили его на отцовском столе и присягнули на верность. Он угостил вирами своих союзников и одарил их великими дарами. Оставалось еще смирить жестокосердного Ярослава. Но, когда союзники двинулись к Переяславлю, этот князь не решился на оборону, а выехал к ним навстречу и отдался в руки старшего брата, прося помирить его с тестем. Константин действительно стал ходатайствовать за Ярослава и успел выпросить ему мир. Однако Мстислав не захотел въехать в Переяславль и принять угощение от зятя. Он расположился станом вне города; взял дары и забрал всех задержанных новгородцев, оставшихся в живых, а также и тех, которые находились в дружине Ярослава; вытребовал и дочь свою, супругу Ярослава, которую, несмотря на мольбы мужа, увез с собой в Новгород*.
   ______________________
   * Любопытно, что эта междоусобная война, столь бесславная для суздальцев, едва упомянута в Суздальском, или так наз. Лаврентьевском, своде. Известие о ней сохранилось в Новгородских летописях, подробнее других - в Четвертой, откуда перешло в позднейшие своды Софийский, Воскресенский, Тверской, Никоновский и у Татищева. В последних события, особенно Липицкая битва, являются уже весьма украшенными и с витиеватыми речами действующих лиц; между прочим, в этой битве участвуют и так наз. "храбры", т.е. богатыри, Александр Попович с слугою Торопом, рязанец Добрыня Златой пояс и Нефедий Дикун (Никон, и Тверск.); следовательно, сюда уже примешался отчасти и богатырский эпос. Хотя в Новгородских события эти рассказаны под 1216 г., однако мне кажется достовернее стоящий в Лаврент. 1217 год, который более согласен с общим ходом дел на Руси и с некоторыми другими известиями. Гр. Уварова "Две битвы 1177и 1216 гг. по летописям и археологич. изысканиям" (Древности Моск. Археол. Об. М. 1869).
   ______________________
  
   Так окончилась эта междоусобная брань, которая глубоко потрясла всю Северную Русь. По-видимому, она нанесла сильный удар политическому значению Суздаля и могла возгордить новгородцев, укрепить их самобытность. Однако последующие события скоро показали, что даже раздробленная, униженная Суздальская Русь сохранила преобладание над Русью Новгородской благодаря своей княжей династии и вообще своему монархическому началу.
   Константин Всеволодович недолго занимал великокняжеский Владимирский стол. Будучи слабого здоровья и чувствуя свою недолговечность, он позаботился заранее устроить дела таким образом, чтобы предупредить новые смуты и междоусобия. А потому сам признал права брата Георгия, или Юрия, на старший стол после своей смерти; причем он, конечно, имел в виду обеспечить уделы собственным сыновьям, которым дядя Юрий должен был заменить место отца. Сыновей он наделил таким образом: старшему Васильку отдал Ростов, а младшему Всеволоду - Ярославль. Вскоре Константин скончался, с небольшим тридцати лет от роду (1219). По словам суздальского летописца, он отличался "кротостью Давида и мудростью Соломона"; смерть его народ почтил плачем великим: бояре оплакивали его как заступника их земли, слуги - как господина и кормителя, убогие люди и черноризцы - как покровителя и утешителя. Этот благочестивый князь подобно своим предшественникам был усердный храмоздатель и к тому же большой книголюбец. Он не жалел издержек на собирание греческих и славянских рукописей. И не только любил читать книги духовного содержания и летописи, но и сам занимался летописным делом. Он завел на своем дворе при церкви Св. Михаила училище, в котором русские и греческие иноки занимались обучением детей. К сожалению, во время большого Владимирского пожара в 1227 году самый двор Константина, вместе с церковью и училищем, сделался жертвой пламени.
   Георгий II, занявший снова великокняжеский стол, является таким же семьянином и добрым хозяином земли, как и его предшественники. Он не отличался ратным духом, избегал частых войн и, наученный Липицким уроком, в случае ссоры легко мирился с соседями, но только не с иноплеменниками. Замечательны в особенности его предприятия против Камских Болгар и Мордвы. При первом удобном случае он возобновил наступательное движение Руси в ту сторону.
   В 1219 году Камские Болгары напали на северную окраину Суздальской земли и обманом взяли город Устюг. А в следующем году великий князь уже посылает против них многочисленную рать, призвав на помощь полки брата Ярослава Переяславского, племянника Василька Ростовского и князя Муромского. Общим предводителем он назначил своего брата Святослава Юрьевского, под которым главным воеводой был Еремей Глебович. Как и в прежние походы, отдельные отряды сошлись на устье Оки и отсюда двинулись на судах вглубь Болгарской земли. Достигнув устья Камы, Святослав послал часть рати вверх по этой реке; с главными силами приплыл к Исадам; здесь высадился на берег и подступил к городу Ошелу. Болгарский князь встретил было русских в поле с конницею; но, разбитый, спасся за городскими укреплениями. Ошел по обычаю болгарских городов был укреплен снаружи дубовым тыном, за которым находились еще двойные оплоты, т.е. два деревянных забора с насыпанным посреди их земляным валом. 15 июня русские пошли на приступ; подрубили тын и оплоты, и зажгли их; потом зашли с другой стороны и также зажгли оплоты. Весь город сделался добычей пламени. Владетель его только с немногими всадниками успел ускакать, множество жителей погибло; остальные выбежали из города и были взяты в плен. Отсюда ополчение поплыло назад. Болгары из Великого города и других мест, услыхав об участи Ошела, собрались конные и пешие на берегу Волги около Исад, чтобы напасть на Русь и отбить полон. Святослав велел воинам надеть брони, поднять стяги, и, разделясь на полки, плыть, играя на бубнах, трубах и сопелях. Таким образом, Русские безопасно прошли мимо Болгар; на устье Камы соединились с отрядом, повоевавшим ее берега, и благополучно воротились домой. У Городца (Радилова) Святослав покинул ладьи и с своей конной дружиной пошел прямо к Владимиру. Великий князь торжественно встретил его у Боголюбова; затем целых три дня угощал его и дружину; причем роздал щедрые подарки конями, оружием, платьем, паволоками, оксамитами. Не довольствуясь тем, на следующую весну он предпринял новый поход и на этот раз сам повел суздальскую рать. Два раза приходили к нему послы от Болгар, умоляя о мире; великий князь не соглашался. Когда он стоял в Городце, поджидая своих братьев, болгарский посол явился в третий раз с челобитьем и великими дарами. Юрий наконец смягчился, заключил такой мир, какой был при его отце и дяде, и послал своих мужей в землю Болгарскую, чтобы привести тамошних князей к присяге по их вере. Великий князь не удовольствовался одним мирным договором, а обеспечил Суздальские и Муромские владения со стороны Болгар и Мордвы построением на самом устье Оки русской твердыни, которая была названа Новгородом Нижним (1221 г.).
   Построение сего города на Мордовской земле встречено было соседней Мордвою с большим неудовольствием. Один из ее князьков, по имени Пургас, был врагом Руси и союзником Болгар. Но другой мордовский владетель, Пуреш, соперник Пургаса, признал себя подручным великого князя Владимирского. Враждебные действия Пургаса побудили Юрия совершить новые походы в ту сторону. Осенью 1228 года он отправил войско с племянником своим Васильком Константиновичем Ростовским и воеводою Еремеем Глебовичем. Русские двинулись было на Нижний Новгород вглубь мордовских поселений, но сильное ненастье принудило их воротиться назад. Тогда великий князь решил предпринять зимний поход, и в январе сам с братом Ярославом, племянниками Константиновичами и Муромским князем, вступив в Мордовскую землю, напал на волость Пургаса. Русские пожгли и потравили жито, избили скот, а пленников отослали домой. Мордва укрылась в леса и тверди; многие, которые не успели спастись, были избиты отроками Юрия. Отроки других князей, желая отличиться или рассчитывая на добычу, потихоньку углубились в лесную чащу, но попали в засаду и были истреблены неприятелями, которые в свою очередь не избежали мести русских. В то же время один из болгарских князей пришел на Пуреша; но, услыхав, что великий князь жжет мордовские села, ночью бежал назад. Русские войска воротились домой с полным успехом. В следующем году Пургас попытался было отомстить за опустошение своей волости и напал на Нижний Новгород; но был отбит; однако успел сжечь загородный монастырь Богородицы. Потом сын Пуреша с наемными Половцами напал на Пургаса и истребил его дружину, в числе которой находилась какая-то наемная русская вольница (бродники); а сам Пургас едва убежал с немногими людьми. Однако враждебная Руси Мордва не прекращала своих нападений, и потому великий князь спустя года три опять послал на нее свое войско с муромской и рязанской помощью. Русские снова пожгли селения и избили много Мордвы.
   Взглянем теперь на отношения суздальско-новгородские после Липицкой битвы. Несмотря на взаимные чувства, связавшие Мстислава Удалого и новгородцев, непоседный князь не мог долго оставаться в их городе. Ему могли наскучить некоторые новгородские порядки, постоянная вражда боярских партий, происки суздальских приверженцев; а, главное, его тянули на юг старые привычки и привязанности. Особенно привлекали его дела Галича, который тогда был угнетен венграми и звал его на помощь против иноземцев. Созвав вече на Ярославском дворе, Мстислав молвил: "Кланяюсь святой Софии, гробу отца моего и вам. Хочу поискать Галича; а вас не забуду. Дай Бог мне лечь подле отца у св. Софии". Тщетно граждане умоляли любимого князя остаться в Новгороде. Он поклонился народу и уехал совершать новые богатырские подвиги в Южную Русь. На место его новгородцы получили князя из того же рода Смоленских Ростиславичей, именно Святослава, который был сыном великого князя киевского Мстислава Романовича. Но Святослав Мстиславич не сумел поладить даже с противусуздальской партией и ее главою, знаменитым посадником Твердиславом Михалковичем.
   Один из суздальских приверженцев, боярин Матвей Душильцевич связал бирича ябетников Моисеича (может быть, предъявившего ему какое-либо судебное решение или правительственное требование) и хотел спастись бегством; но его догнали, привели на Городище и отдали в руки князю. Вдруг по городу был пущен ложный слух (конечно, близкими боярина), будто сам посадник выдал князю Матвея. Торговая сторона всполошилась против посадника и созвонила вече у церкви св. Николы, т.е. на Ярославовом дворе; а на Софийской стороне поднялся против него конец Неревский и собрался на вече у церкви Сорока Мучеников. Ввиду поднимавшегося мятежа князь поспешил выпустить на свободу боярина Матвея. Но народное волнение не улеглось. Граждане трех концов, Славянского, Плотинского и Неревского, собрались в оружии против посадника; а за него вступились Людин конец и Прусская улица, принадлежавшая к Загородному концу; остальные загородцы не пристали ни к той, ни к другой стороне. Сам Твердислав стал во главе своих сторонников и, указывая им на св. Софию, сказал: "Если я виноват, то пусть паду мертвым, если же нет, то оправи меня, Господи". Началась сеча. Одна часть его сторонников ударила на неревлян; другая переметала мост, чтобы не пустить на Софийскую сторону ониполовцев, или жителей Торговой стороны; но последние переехали в лодках. В этой междоусобной свалке много было израненного и несколько мужей пало, в том числе брат Матвея Иван Душильцевич, вероятно, главный поджигатель мятежа. Битва происходила 27 января 1218 года и окончилась, по-видимому, в пользу Твердиславской стороны. После того целую неделю в городе происходили бурные веча. Наконец обе партии помирились и сошлись на общее вече, на котором укрепили свое согласие кресто-целованием. Вдруг князь Святослав присылает своего тысяцкого сказать, что он отнимает посадничество у Твердислава.
   "В чем его вина?". - послало спросить вече и получило в ответ: "Без вины".
   "Радуюсь, что на мне нет вины", - сказал Твердислав народу, - а вы, братья, вольны в посадниках и в князьях".
   Тогда вече постановило такой ответ: "Княже, ты нам крест целовал без вины мужа не лишать власти. Тебе кланяемся, а посадник наш, и мы его не выдадим". Князь уступил.
   В следующем году Мстислав Романович Киевский отозвал Святослава из Новгорода, а на его место прислал младшего сына Всеволода. Но последний также не умел приобрести народное расположение и успокоить новгородские партии. Между прочим, какой-то Семыон Емин отправился с четырьмястами повольников на восток, конечно, для набега на Финнов или на Камских Болгар. Но суздальские князья, Юрий и Ярослав, не пропустили его через свои земли. Емин воротился и стал с товарищами под Новгородом в шатрах. Он начал распускать слух, будто посадник Твердислав и тысяцкий Якун послали наперед к Суздальским князьям и подговорили их не пропускать повольников. В городе опять поднялись смуты, которые на этот раз кончились тем, что Твердислава и Якуна отставили от должностей; посадничество дали Семену Борисовичу, внуку известного Мирошки, следовательно, одному из вожаков Суздальской партии, а тысяцким поставили самого Емина. Впрочем, в том же году по возвращении из похода в Ливонию новгородцы снова восстановили Твердислава и Якуна в их должностях. И опять ненадолго. Всеволод Мстиславич, подобно своему старшему брату, питал неудовольствие против Твердислава, вероятно, за его излишнее усердие к народовластию, и зимой следующего 1220 года снова поднял против него мятеж. Сам князь со всем своим двором или со всей наличной дружиной, в полном вооружении, приехал с Городища на Ярославов двор: тут собралась к нему Торговая сторона, также вооруженная. Новгородский летописец говорит, что князь искал смерти посадника. Твердислав в то время лежал больной. Близкие люди вывезли его на санях к церкви Бориса и Глеба (в Софийском детинце); около него стекались его сторонники. На тот раз не только Людин конец и Прусская улица, но и весь конец Загородский встал за посадника. Они разделились на пять полков и приготовились к битве. Ввиду такой решимости князь прибег к переговорам и отправил в противный стан владыку Митрофана. Последнему удалось помирить враждебные стороны. Угнетенный болезнью Твердислав сложил с себя посадничество и потом тайно от жены и детей удалился в Аркажий монастырь, где и постригся, по примеру отца. Тогда и жена его также ушла в монастырь св. Варвары и постриглась.
   Всеволод Мстиславич ничего не выиграл с удалением Твердислава. Напротив, теперь окончательно усилилась суздальская партия, к которой принадлежали сам владыка Митрофан. Посадничество получил Иванко Дмитриевич, другой внук Мирошки, двоюродный брат помянутого Семена Борисовича. Следствием усиления суздальской партии было то, что новгородцы "показали путь" Всеволоду и отправили посольство из "старейших мужей" во Владимир-на-Клязьме к великому князю Георгию с просьбой дать им на княжение своего сына. Во главе посольства находились владыка Митрофан и посадник Иванко Дмитриевич. Следовательно, прошло только три или четыре года со времени Липицкой победы над Суздальскими князьями, и последние уже воротили свое влияние на дела новгородские.
   Существовали разные и весьма основательные причины, почему в самом Новгороде было сильное тяготение к Северо-Восточной Руси, почему Суздальская партия сохраняла здесь свою силу, несмотря на ослабление Суздальского могущества после Всеволода III. Во-первых, неплодородная почва, при частых неурожаях, не могла прокормить новгородское население, и оно почти постоянно нуждалось в привозном хлебе, который главным образом шел из низовых или приволжских областей. Суздальские князья всегда могли прекратить подвоз его и тем причинить сильную дороговизну в Новгороде, невыносимую для черного народа; в случае же местного неурожая прекращение подвоза просто производило голодный мор. Во-вторых, главный источник своего богатства, т. е. сырые произведения, особенно дорогие меха, новгородские промышленники получали с северо-востока в виде дани разных финских народцев; азиатские товары выменивали они у Камских Болгар. Суздальцы имели в своих руках главные пути на восток, а потому легко могли перехватывать как сборщиков даней, так и торговцев с Болгарией, Муромо-Рязанской землей и пр. В самой Суздальской земле проживало всегда много новгородских гостей, которых в случае размирья князья захватывали вместе с товарами. В-третьих, ведя частые войны с западными соседями, Чудью, Емью, Литвой, Ливонскими Немцами и Шведами, новгородцы нуждались в союзе с сильными и притом соседними князьями, которые могли бы вовремя прислать им свою помощь; а такой помощи естественнее всего было бы ожидать от князей суздальских, и князья эти действительно не раз присылали новгородцам многочисленные полки во время войн с иноплеменниками. Итак, помимо подкупов и ловкой политики суздальских князей, были серьезные причины преобладания Суздальской Руси над Русью Новгородской.
   С 1220 года новгородцы большей частью вновь получали себе князей из рук великого князя Владимирского, и по преимуществу у них княжил брат его, известный Ярослав Переяславский. Но они не могли долго уживаться с ним вследствие его корыстолюбия и необычного для них самовластия. Несколько раз Ярослав был призываем в Новгород; но едва он успевал присягнуть на так наз. Ярославовых грамотах, как вопреки им рассылал по волостям собственных тиунов и слуг для суда и сбора даней. Начинались новые смуты; поднималась народная партия. Князь уходил; но затем обыкновенно захватывал Торжок, Волок и другие новгородские волости, соседние его Переяславскому уделу, задерживал подвоз хлеба, и новгородцы опять смирялись, опять посылали звать его на свой стол. В двадцатилетний период времени до татары кого владычества новгородцы только два раза имели князя из другой ветви, именно Михаила Всеволодовича Черниговского; но и его сам великий князь Юрий предложил им как своего шурина. Находясь в то время в размирье с Новгородом за своего сына, великий князь занял Торжок, потребовал выдачи враждебных ему бояр и велел сказать новгородцам: "Я поил коней Тверцою, напою и Волховом". "Твоймеч, а наши головы" - отвечали новгородцы и начали готовиться к обороне. Юрий смягчился, дал им мир и посадил у них Михаила Черниговского. Легко было новгородцам при Михаиле, который не нарушал их вольностей; но дела собственной земли отвлекали его на юг, и он оба раза недолго оставался в Новгороде.
   Любопытно, что во время новгородских волнений вожаки партии противной Ярославу нередко находили убежище и поддержку в Пскове, который, пользуясь новгородскими смутами, все более и более приобретал самостоятельности. Однажды он вошел даже в союз с врагами Руси, Ливонскими Немцами, против Суздальско-Новгородского князя. Это произошло таким образом. В 1228 году Ярослав с посадником Иванком Дмитриевичем и тысяцким Вячеславом отправился в Псков, куда перед тем удалились вожаки противной ему партии. Кто-то пустил слух между Псковичами, что князь везет с собой в коробах оковы для "вятших" мужей. Псков запер свои ворота. Не доходя до города, князь постоял несколько дней в селе Дубровне и должен был воротиться назад. Он немедленно созвал вече на Владычем дворе и горько жаловался на Псковичей, которые его обесчестили и оклеветали; тогда как он вез для них в коробах не оковы, а дары, именно паволоки и разные овощи. В то время у Новгорода было размирье с немцами; князь собирался идти на Ригу и призвал свои суздальские полки из Переяславля. Они расположились частью в шатрах около Городища, а частью на дворах в Славянском конце. Присутствие суздальцев подняло цены на съестные припасы; что возбудило неудовольствие граждан. Враги князя снова дали знать из Новгорода Псковичам, будто он намерен вести свои полки не на Ригу, а на Псков. Тогда последний поспешил заключить отдельный мир с рижанами, обменялся заложниками и даже собрал к себе на помощь немцев, чудь и латышей. Тщетно Ярослав посылал звать с собою псковичей в поход и требовал, чтобы ему выдали тех, кто его оклеветал. Псков прислал какого-то Гречина (вероятно, священника) с ответной грамотой к князю и братье новгородцам. В предыдущий поход - говорилось в ней - князь и новгородцы ходили на Колывань, на Кес (Венден) и Медвежью Голову; брали окуп с городов, грабили села и с добычей возвратились домой, не заключив мира; а немцы и чудь выместили на псковичах, избили их людей на озере, других увели в плен; теперь же псковичи сами заключили мир с рижанами; братьи своей князю не выдадут, хотя бы их самих (суздальцы) перебили, а жен и детей взяли себе. Новгородцы после того объявили князю: "Без своей братьи Псковичей нейдем в Ригу". Напрасно уговаривал их Ярослав; они остались при своем, и поход не состоялся. Тогда и псковичи отпустили от себя иноплеменников; разыскали сограждан, которые, по слухам, брали подарки от Ярослава, и выгнали их из города, говоря: "Ступайте к своему князю, а нам вы не братья".
   Понятно, что при такой разладице, угнетавшей Северную Русь, немцам нетрудно было утвердить свое владычество в Прибалтийском крае.
   Бурные волнения и ожесточенная вражда партий, происходившие в Новгороде в этот период времени, сопровождались частой сменой не только посадников и тысяцких, но и таких священных лиц, как владыка или архиепископ Новгородский. Смотря по тому, какая партия одолевала, суздальская или народная (стоявшая за самостоятельность), менялся и архиепископ. Мы видели, что в княжение Мстислава Удалого, при упадке суздальской стороны архиепископ Митрофан был низведен с престола и на его место поставлен Антоний (Добрыня Ядрейкович). Но когда Удалой вторично и навсегда покинул Новгород и суздальская сторона подняла голову, она воротила из изгнания Митрофана. Таким образом явилось два архиепископа в одно время. Чтобы решить спор, их отправили на суд к митрополиту. Последний решил в пользу Митрофана, как старейшего по избранию, и тот правил Новгородской церковью еще около четырех лет, до своей смерти (1223 г.). Тогда народная партия пыталась воротить Антония; но суздальская поспешила выбрать хутынского чернеца Арсения. Опять явилось два архиепископа, которые несколько раз чередовались друг с другом, смотря по тому, суздальский или черниговский князь сидел в Новгороде. В 1228 году, когда Ярослав удалился на время из Новгорода, простой народ начал кричать на вече против Арсения за своего любимца Антония. На ту пору случилась продолжительная, теплая и чрезвычайно дождливая осень; нельзя было ни сена добыть, ни убрать с полей. "От того так долго стоит у нас тепло, - вопила чернь, - что Арсений выпроводил владыку Антония на Хутынь, а сам сел на его место, дав мзду князю". С веча чернь бросилась на Владычий двор и силой выгнала Арсения, "пихающе его за ворота как будто какого злодея", - прибавляет летописец. Владыка едва успел спастись от смерти, запершись в Софийском храме. Народ отправился на Хутынь и привел оттуда Антония. Последний на этот раз недолго оставался на кафедре. Он сделался болен и лишился языка. Михаил Всеволодович Черниговский, княживший тогда в Новгороде, сказал народу: "Нелепо быть сему граду без владыки; так как Бог возложил казнь на Антония, то поищите себе какого-либо из попов, игумнов или чернецов". Голоса разделились между тремя лицами: одни предлагали дьякона Спиридона, монаха Юрьевского монастыря; другие Иосифа, епископа Владимиро-Волынского; третьи опять какого-то Гречина. Чтобы решить спор, хотели отдать дело на усмотрение митрополита; но по желанию князя Михаила прибегли к жребию: очевидно, последний обычай в то время только входил в силу. На трапезе в Софийском соборе положили три свитка с именами и послали взять один свиток юного княжича Ростислава Михайловича: вынулся жребий Спиридона. Его привезли из Юрьевского монастыря и ввели во владычие палаты. А в следующем (1230) году Спиридон отправился в Киев на поставление к митрополиту Кириллу, который сначала посвятил его в сан священника, а затем уже в архиепископа.
   Этот год был для Новгорода временем тяжких бедствий. Ранний мороз побил озими. Произошла страшная дороговизна; кадь ржи стали покупать по 20 и 25 гривен, а пшена по 50. Бедные люди начали разбегаться по чужим городам; оставшиеся стали умирать голодной смертью, так что трупы валялись по улицам, собаки пожирали младенцев. Владыка Спиридон велел приготовить скудельницу у храма свв. Апостолов на Прусской улице; в нее свезли более 3000 трупов, так что она наполнилась доверху; устроили еще две скудельницы, и те скоро наполнились. Голод дошел до того, что простолюдины не только ели мох, сосновую и липовую кору и всякую падаль, даже пожирали человеческие трупы, а иные резали и ели живых людей. Впрочем, таких извергов власти жгли огнем и вешали. Самые родительские чувства замирали: одни отцы и матери продавали детей в рабство чужим купцам, а другие смотрели на смерть детей и не делились с ними добытым куском хлеба. (Моровая язва свирепствовала тогда же в Смоленске и некоторых других русских областях.) К страшному голоду присоединился еще ужасный пожар в начале следующего 1231 года. Сгорел почти весь Славянский конец; огонь был так свиреп, что перелетал через Волхов. Наконец прибыли немецкие корабли с хлебом и спасли Новгородцев от конечной гибели. Но и посреди таких бедствий партии ожесточенно враждовали; сильные, богатые люди продолжали бороться за власть.
   Особенно многие мятежи, убийства и грабежи были вызваны враждой посадника Внезда Водовика с сыном знаменитого Твердислава, Степаном, который сам добивался посадничества. Когда оставленный в Новгороде отцом малолетний князь Ростислав с посадником Водовиком поехал в Торжок, противная им партия подняла большой мятеж, убила известного боярина Семена Борисовича, разграбила как его двор, так дворы самого Водовика и других вожаков Черниговской партии; огромные их имущества народ разделил между собой по городским сотням. ("Они трудишася сбирающе, а си в труд их внидоша", - заметил новгородский летописец.) Посадником поставили Степана Твердиславича; а на стол опять призвали Ярослава Всеволодовича. С того времени Ярослав занимал Новгородский стол уже без соперников; причем не считал нужным самому жить в Новгороде, а обыкновенно держал там своих наместников и двух юных сыновей, Феодора и Александра. По смерти старшего брата Феодора вместо отца стал княжить один Александр, впоследствии знаменитый герой Невский*.
   ______________________
   * О великом князе Константине Всеволодовиче см. свод Лаврентьевский и Никоновский. О его библиотеке и занятии летописным делом у Татищева. Т. III. 416 и 446. прим. 601, 602 и 625. К числу пособий относится Беляева "Великий князь Константин Всеволодович Мудрый" (Временник Общ. И. и Др. М. 1849, кн. 3). О походах Юрия II на Камских болгар и Мордву см. Лаврен., Воскресен., Тверской., Никонов., Татищев. О суздальско-новгородских отношениях см. Новгородские летописи, преимущественно Первую.
   ______________________
  
  

Xii. Земля Суздальская. Рязань и Камская Болгария

Залесье. - Владимир-на-Клязьме. - Соборы Успенский и Дмитровский. - Храмовой суздальский стиль. - Окрестности Владимира. - Боголюбов. - Покровский храм. - Суздаль, Юрьев, Переяславль-Залесский, Ростов Великий и его соборный храм. - Другие суздальские города. - Рязанский край. - Стольный город. - Укрепления на Оке и Проне. - Муром. - Глебовичи Рязанские. - Подчинение края Всеволоду III. - Епископ Арсении. - Братоубийство. - Характер населения. - Мордва. - Пределы, торговый характер и политическое устройство Камской Болгарии. - Ее города

   В самом средоточии Восточно-Европейской равнины, между Клязьмой и северным загибом Волги, залегает страна, послужившая колыбелью той Ростово-Суздальской народности, которая впоследствии сделалась известна под именем Великой Руси, а вместе с ней и того государственного строя, который в течение последующих веков распространился на всю помянутую равнину.
   Широкая лесная полоса земли Вятичей отделяла Суздальский край от Южной Руси, и потому этот край является в нашей истории с именем Залесья. Некоторые города его носят прозвание "залесских" в отличие от своих южнорусских одноименников (Переяславль, Владимир). Судьба не наделила его роскошной почвой, благорастворенным климатом или поразительными красотами природы. Но она дала ему почти все, что нужно для развития здорового, деятельного и промышленного населения. Климат довольно умеренный, наглядно отличающий все четыре времени года, континентальный по отдаленности от морей, но содержащий значительное количество атмосферной влаги. Почва, большей часть глинистая или суглинистая, однако во многих местах перемешанная с черноземом, в состоянии собственными произведениями с избытком прокормить население; но требует постоянного упорного труда для своей обработки. Здесь с успехом произрастают рожь, ячмень, овес, просо, гречиха и пр. Лесу изобилие, но далеко не такое, чтобы он напоминал непроглядные трущобы более северной полосы. Встречаются хвойные породьгрядом с лиственными; ель и береза, сосна и дуб, верба и осина рассеяны отдельными рощами или перемешиваются друг с другом и дают лесному бору прекрасное разнообразие. Роскошные луга, в особенности поемные, доставляют отличный корм для скота. Поверхность почвы представляет равнину, но далеко не плоскую и однообразную, а, напротив, взволнованную и местами весьма холмистую. Низменная по окраинам данного пространства, эта равнина несколько поднимается к его середине и образует холмистый водораздел между правыми притоками Волги и левыми Оки и Клязьмы с целой сетью небольших озер, болот, рек и речек. Вообще воды такое же изобилие, как в лесу, но также не до излишества. Реки внутри этого края только отчасти судоходные, а более сплавные. Летом первобытные пути сообщения не слишком затруднительны; а зимой, когда воды скованы толстым слоем льда и вся страна покрыта сплошным снегом, всюду открывается прямая дорога.
   Древнейшие или замечательнейшие города Суздальского края вопреки тому, что мы видели в большей части других русских земель, встречаются не на широком судовом пути, не на самых берегах Волги, а несколько в стороне, на берегах озер или незначительных рек; таковы: Ростов, Суздаль, Переяславль-Залесский и Юрьев-Польский. Это явление объясняется тем, что впервые обитатели края Меряне, как истые Финны, не склонные к судоходству, не любили селиться на большой открытой дороге, а выбирали места глухие, уединенные, расположенные вдали от бойкого движения и бранных тревог. Славянорусское племя, нашедши уже значительные поселения внутри края, естественно, старалось прежде всего занимать их и укреплять за собой построением кремлей и острогов, в которых появились княжеские и боярские терема, а с принятием христианства и соборные храмы. В то же время Суздальская Русь не упустила из виду берегов широкой Волги и поставила на них целый ряд новых городов. Но последние были слишком отдалены от Южной Руси. А потому, пока существовали живые тесные связи с Приднепровьем и продолжалось тяготение русских областей к славному Киеву, из русских колоний Суздальского края взял верх над другими Владимир, лежавший южнее помянутых городов.
   Владимир-Залесский расположен на среднем течении Клязьмы, одного из наиболее значительных притоков Оки, на левом нагорном ее берегу, возвышающемся футов на двести над уровнем реки. С западной и северной стороны его огибает речка Лыбедь, впадающая (с Ирпенью) в Клязьму. По обычаю наших древних городов, Владимир состоял из внутреннего города, т. е. детинца, или кремля, и внешнего, или острога. (Первый назывался еще почему-то "Печерным" городом, а второй - "Новым".) Отличие от других заключалось в том, что наружный город состоял из двух отдельных друг от друга частей, лежавших по бокам кремля. Причиной тому было узкое положение города между Клязьмой и Лыбедью: кремль с одной стороны упирался в Лыбедь, а с другой - в берег Клязьмы. На последний выходили так наз. "Волжские" ворота, а на Лыбедь - "Медные" и "Оринины". Ворота внешнего города, обращенного к устью Лыбеди, именовались "Серебряными"; а в другом внешнем городе ворота, обращенные в противную сторону, т.е. на юго-запад, назывались "Золотыми". Подобные названия заимствованы, конечно, из Киева и Царьграда. Золотые ворота были сооружены из камня и имели наверху храм Ризоположения.
   Внутри Кремля почти над самым обрывом Клязьмы красовался соборный храм Успения Богородицы, знаменитое сооружение Андрея Боголюбского, заключающий главную местную святыню, т.е. Боголюбовскую икону, принесенную Андреем из Вышгорода и богато окованную золотом. Владимирский Успенский собор представлял прекрасный образец того изящного храмового стиля, который выработался в Суздальской земле в XII и первой половине XIII века. В основании своем он сохранил общий план киевских или византийско-русских церквей, т.е. основной квадрат, несколько удлиненный троечастным алтарем на восточной стороне. Внутри он был покрыт фресковой иконописью; кроме того, блистал разноцветными плитами и позолотой, пущенной по карнизам, аркам и наддвериям, а также позолоченной сенью над алтарным престолом. Белый камень, из которого строились суздальские храмы (привозившийся, как полагают, водой из Камской Болгарии), по своей мягкости представлял удобный материал для резьбы, и храмы эти снаружи обыкновенно украшались изящным поясом из резных колонок и другими рельефными изображениями. Обилие этих так наз. "обронных" украшений составляет главную особенность суздальского храмового стиля от церквей южнорусских и новгородских. Другая особенность суздальских храмов состояла в том, что они были об одном верхе, т.е. одноглавые. Владимирский Затоверхий собор также первоначально построен одноглавым. Но после пожара 1185 года, когда Всеволод III обновил этот храм, общий вид его несколько изменился. Три новые стены воздвигнуты были с южной, западной и северной сторон, и таким образом стены Андреевские очутились внутри храма; в них были пробиты арки и просветы для большего соединения с придельными частями. Вместе с тем над последними возведены четыре купола, или главы, которые с прежней, или срединной, составили пять глав; чем Успенский собор стал отличаться от прочих одноглавых храмов Суздальского края. Притворы этого собора заключают в себе гробницы многих князей и епископов владимирских. Палаты епископские помещались подле самого собора.
   Неподалеку стоял и княжий двор; но от него не сохранилось никаких остатков. Зато существует храм, построенный на этом дворе Всеволодом III - Димитрием в честь своего святого, Димитрия Солунского, и по обычаю того времени соединенный с княжим теремом переходами, которые вели на полати, или хоры церковные. Это наиболее уцелевший и самый изящный из всех суздальских храмов дотатарской эпохи, сохранившихся до наших времен. Он построен был в конце XII века, следовательно, когда характерный стиль этих храмов достиг значительной степени развития. И, действительно, Дмитриевский собор служит прекрасным образцом суздальского стиля. Высота его весьма гармонирует с его основанием. Восточная сторона здания состоит из трех алтарных полукружий; а три остальные стороны наружными полуколоннами как бы разделены на три части с дугообразными верхами (комарами). Под каждой дугой помещено по одному узкому, продолговатому окну; а в каждой средней части входная дверь также с дугообразной аркой. Кровля храма обита по самым сводам и дугам, и все здание венчается возвышенным тамбуром с полусферическим куполом.
   Этот суздальский стиль, получивший свое начало из киевского, строго сохранил все главные отличия стиля Византийского; но присоединил к нему черты, свидетельствующие о собственном русском вкусе, о зачатках самостоятельного русского художества. Некоторые знатоки старины считают сии черты заимствованными с Запада от стиля романского (возникшего также на византийской основе), в особенности из Северной Италии, где тогда процветала ломбардо-венецианская школа этого романского стиля. Хотя западное влияние на русское искусство в те времена является до некоторой степени естественным, если вспомнить, что не только Южная, но и Северная Русь находилась в сношениях с Германией, которая владела тогда значительной частью Северной Италии и сама подчинялась влиянию итальянской образованности. Суздальские князья, как мы знаем из примера Андрея Боголюбского, призывали для своих сооружений мастеров из разных земель, следовательно, не одних греков, но также немцев невероятно, итальянцев. Однако несомненно, что в XII веке у нас были уже свои русские мастера, вносившие в постройки и украшения начала собственного русского вкуса, на развитие которого издревле влияло не одно художество греческое, но также восточное, в особенности персидское. Последний, т.е. восточный элемент нашего вкуса, ярко выражался в любви к пестрым, узорчатым украшениям. Князья и духовенство, конечно, не дозволяли мастерам при сооружении храмов отступать от византийских образцов в существенных частях, но, кажется, оставляли им достаточно свободы в подробностях, особенно в тех скульптурных или обронных украшениях, которыми покрыты все три помянутые стороны придворного Дмитриевского собора. Во-первых, дугообразные арки входных дверей испещрены рельефными узорами; далее над ними идет роскошный узорчатый пояс, пересекающий наружные стороны на два яруса. Пояс этот состоит из колонок, или столбиков, соединенных вверху дугообразными перемычками; а между колонками помещены скульптурные фигуры первосвященников, епископов, мучеников и пр. Рельефные изображения людей, зверей, фантастических животных, трав и пр., представляющие иногда целые группы или сцены, частию священного, а частию мирского содержания, наполняют собой весь верхний ярус фасадов и, наконец, под куполом в барабане все промежутки между просветами. Обилие обронных украшений показывает, что они пришлись по вкусу в особенности Северо-Восточной Руси. Они обратились исключительно на внешние стороны храма, потому что здесь только предоставлялась им некоторая свобода, тогда как во внутренности его не допускалось никаких существенных отступлений от византийских образцов: тут стенная иконопись составляла главное и едва ли не единственное его украшение. Кроме того, были иконы, писанные на досках; в числе их особым почитанием пользовалась доска, принесенная из Солуня с самой гробницы мученика Димитрия, и, вероятно, с его изображением. Летопись говорит, что доска эта источала миро и что вместе с ней была принесена сорочка святого, также положенная в Дмитровском соборе. Хоры, или полати, для женщин здесь и в других суздальских храмах не огибают трех внутренних стен, как в византийских и южнорусских древних соборах, а ограничены только западной стороной.
   Совершенно в том же стиле и в тех же размерах, как Дмитриевский собор, и на том же берегу Клязьмы красовался в кремле выстроенный тем же Всеволодом III храм Рождества Богородицы с мужским монастырем. А во внешнем городе над речкой Лыбедью находился женский монастырь с храмом Успения Богородицы, основанный супругой Всеволода Марией, где она постриглась и была погребена; потому монастырь и получил название "Княгинина". Он приобрел еще особый почет с того времени, как в нем положены были мощи мученика Авраамия. Этот Авраамий, занимавшийся торговлей, приехал откуда-то с востока в Великие Болгары. Тут мусульмане схватили его и начали принуждать к отречению от Христа; когда же ни ласки, ни угрозы не могли поколебать его веры, то он был умерщвлен. Русь, проживавшая в Болгарах также по торговым делам, сначала спрятала тело мученика на христианском кладбище; а в следующем 1230 году принесла его во Владимир на Клязьме. Георгий II Всеволодович со своим семейством и епископ владимирский Митрофан с клиром, игуменами, окруженные народной толпой, торжественно встретили мощи за городом и положили их в Успенском Княгинине монастыре. Великий князь и епископ, конечно, не бессознательно старались возвысить Владимир и сравнять свой стольный город с его старейшим соперником Ростовом, который имел в своих стенах мощи св. мученика Леонтия. Наполнять столицы христианскими святынями было общим стремлением древних русских властей. Так, еще прежде Авраамия во Владимир принесена была часть мощей св. Логина и положена в монастырской церкви Вознесения перед Золотыми воротами.
   Кроме упомянутых, не говоря о многих деревянных, Владимир-Залесский имел еще несколько каменных храмов, известных по летописям; например: во имя Георгия, построенный Юрием Долгоруким, и в честь Преображения, заложенный Андреем Боголюбским, оба с мужскими монастырями, и, наконец, церковь Воздвижения, построенная на торговище Константином Всеволодовичем.
   Окрестности Владимира обиловали рощами, нивами, поемными лугами и озерами. Из последних наибольшую известность получило так называемое Пловучее, верстах в семи от города на левой стороне Клязьмы, посреди соснового леса. По этому озеру плавают носимые ветром торфяные островки, с которым народное предание связало потом казнь, постигшую убийц Андрея Боголюбского. Убийцы эти будто бы по приказанию Всеволода III были заключены в короба и брошены в озеро; но вода не приняла злодеев, и короба с их трупами, обросшие мохом, остались на поверхности озера. В числе окрестных селений по обычаю стольных русских городов того времени встречается село Красное, на левом нагорном берегу Клязьмы; в нем, вероятно, находился загородный княжий двор. Но гораздо большую известность приобрело другое селение, Боголюбово, лежащее версты три или четыре далее от Владимира на том же берегу Клязьмы при впадении в нее Малой Нерли. Это любимое пребывание Андрея Боголюбского было обращено им в городок, укрепленный земляным валом и рвом, украшенный каменным княжим теремом и в особенности изящным Рождественским храмом.
   За валами Боголюбова, в расстоянии от него с небольшим версты, на самом устье Нерли Андрей воздвиг еще каменный храм в честь Рождества Богородицы, и при нем устроил монастырь. По всем признакам здесь находилась судовая пристань: ибо только от этого места Клязьма, приняв в себя Нерль, становилась судоходной рекой. Во время походов на Камских Болгар к этой пристани обыкновенно сходились суздальские полки, и здесь садились на суда, чтобы спуститься в Оку и потом в Волгу. Следовательно, здесь совершались напутственные молебны перед отправлением судов, и весьма естественно, что Боголюбский пожелал ознаменовать местность построением церкви, а может быть, она построена по обету князя после его удачного похода на Болгар в 1164 году. Есть правдоподобное предание, что белый известковый камень, который суздальские князья заставляли привозить из Болгарии для своих сооружений, в этой пристани перегружался на более мелкие суда, и эта часть камня, оставшаяся на берегу при перегрузке, употреблена на облицовку стен Покровского храма. Сохранившийся до нашего времени, он теперь одиноко стоит посреди лугов, рек и озер, и самое устье Нерли в течение веков отдалилось от него на расстояние версты. Покровский храм по своему архитектурному стилю есть совершенный прототип Дмитриевского собора, только в меньших размерах; обронные украшения его еще не так обильны и роскошны.
   Далее вниз по Клязьме на ее берегах находилось несколько незначительных суздальских городов, служивших, вероятно, пристанью для судов, например, Стародуб и Гороховец. Андрей Боголюбский, назначив на содержание Владимирского Успенского собора десятину из княжих доходов, отдал ему и все доходы с Гороховца; почему он и назывался "городом св. Богородицы". Из четырех значительнейших левых притоков Клязьмы, каковы Колокша, Нерль, Теза и Лух, две последние, по-видимому, еще мало были заселены; может быть, на них и встречались укрепленные места, но летописи о том не упоминают. Возможно, что на Тезе уже тогда лежало торговое селение или город Шуя; так как это единственный из помянутых притоков, способный к судоходству. Гуще заселены берега двух остальных речек, протекающих по самой середине Суздальской земли. Здесь находились значительные города Суздаль и Юрьев Польский.
   Древний стольный Суздаль лежит верстах в четырех от Нерли, на ее правом притоке, речке Каменке, в тридцати верстах от Владимира, посреди ровной местности. Суздальский кремль занимал небольшой полуостров, образуемый изгибом Каменки. Здесь по обыкновению стоял княжий двор и главная святыня, т.е. соборный храм. Последний, посвященный празднику Рождества Богородицы, был основан еще Владимиром Мономахом; но Юрий Долгорукий, избравший Суздаль своим стольным городом, вместо деревянного собора построил каменный. Это именно тот храм, который при Всеволоде III и епископе Иоанне обновлен русскими мастерами без помощи немцев. Такое свидетельство летописи о русских мастерах в Суздале, конечно, находится в связи с промышленным характером населения и его наклонностью к разным художествам. Без сомнения, здесь уже в ту эпоху было положено начало и той северорусской иконописной деятельности, которая сделалась известной преимущественно под именем Суздальской, с промыслом торговых ходебщиков включительно. Во времена великого князя Юрия II Всеволодовича Рождественский собор пришел в такую ветхость, что верх его начал падать. Вследствие чего он был вновь перестроен великим князем и освящен епископом Симоном в 1225 году; а стенное его расписание окончилось только спустя восемь лет; пол его был вымощен "красным разноличным мрамором". Кроме собора в Суздале нам известны еще: каменный храм св. Спаса, также основанный Юрием Долгоруким, два мужских монастыря, Козмодемьянский на Яруновой улице и Дмитриевский подле кремля во внешнем городе, а также женский Ризположенский за городским валом. В последнем во время Юрия II Всеволодовича постриглась черниговская княжна Феодулия, в иночестве Евфросиния, невеста одного из суздальских князей, умершего до свадьбы; она сделалась игуменьей этого монастыря и заслужила славу св. подвижницы. Из окрестных селений самое замечательное - это Кидекша, на берегу Нерли, с загородным княжим двором и Борисоглебским храмом, который был построен Юрием Долгоруким. Существовало предание, будто на том месте когда-то съехались святые братья, Борис Ростовский и Глеб Муромский. Но вероятнее, что Долгорукий соорудил его в честь тезоименитства своего сына Бориса, которому назначил в удел самый Суздаль. Действительно, под Кидекшенской Борисоглебской церковью сохранились каменные гробницы Бориса Юрьевича, его супруги Марии и дочери Евфросинии. Это загородное княжее село, по обычаю времени, было обнесено валом; а его Борисоглебская церковь до сих пор принадлежит к числу памятников храмового суздальского стиля; но она значительно пострадала от времени.
   К западу от Суздаля на верховьях Колокши при впадении в нее речки Гзы лежит город Юрьев, основанный Юрием Долгоруким и названный впоследствии "Польским", т.е. Полевым (вероятно, в отличие от другого Юрьева, Поволжского); впрочем, он недаром получил свое название, ибо действительно лежит в местности почти безлесной, но замечательной своим черноземом. Вместе с городом Долгорукий воздвиг в Юрьевской земле соборный храм в честь своего святого, Георгия Победоносца. Из сыновей Всеволода III Юрьевский удел достался Святославу Всеволодовичу. Известно, что в борьбе Константина Ростовского с Георгием Владимирским юрьевский князь держал сторону второго брата, и вблизи этого города происходила знаменитая Липицкая битва. Почти одновременно с Суздальским собором обветшал и угрожал падением собор Юрьевский. Святослав, подобно брату Георгию, разобрал верхи этой церкви (1230) и в течение четырех лет перестроил ее заново, по свидетельству летописи еще красивее, чем была прежняя. Вкус к обронным украшениям, очевидно, в это время достиг полного своего развития; так что стены Юрьевского собора почти сплошь покрыты роскошными узорами, высеченными из белого камня. От других суздальских храмов он отличался тем, что ко всем его трем фасадам прибавлены портики, или крытые паперти, которые устроены не на всем протяжении этих фасадов, а только для входных дверей.
   Перейдя от Юрьева на северо-запад через небольшой холмистый водораздел, мы из области левых притоков Клязьмы вступаем в область правых притоков Волги и двух наиболее крупных озер Суздальской земли, Клещина и Неро, на которых стоят два древнейших города этой земли: Переяславль-Залесский и Ростов Великий.
   Почти круглое Клещино, или Плещееве, озеро, имеющее до десяти верст в длину и до восьми в ширину, принимает в себя реку Трубеж, а выпускает Вексу, которая, пройдя озеро Сомино, получает название Большой Нерли и впадает в Волгу. Волнистое и глубокое, это озеро издревле славилось обилием рыбы и, естественно, привлекало поселенцев в свои берега, большей частью возвышенные и открытые, а местами низменные, болотистые и поросшие хвойным лесом. Здесь-то при самом впадении речки Трубежа в озеро лежал Переяславль. Хотя построение его приписывают также Юрию Долгорукому; но Юрий, собственно, перенес уже существовавший город на более удобное место, распространил его и построил в нем каменный собор во имя Спаса Преображения. Переяславский собор есть старейший из всех суздальских храмов, дошедших до нас и единственный из построек Долгорукого, сохранившийся почти вполне благодаря особенно массивности своих стен, сравнительно с их умеренной высотой. Скудостью и простотой обронных украшений он указывает на первоначальную эпоху суздальского храмового стиля. Всеволод III вновь перестроил деревянные стены Переяславского кремля; а внешний город, или посад, был укреплен большим земляным валом и рвом, наполненным водой. Из монастырей здесь замечателен Никитский, расположенный на самом возвышенном месте в окрестностях Переяславля. Он уже существовал в то время, когда переяславский гражданин Никита Столпник оставил свой дом, семью, имущество, приобретенное неправдами, и ушел в соседний монастырь, где на уединенном столпе начал спасаться постом, истязанием плоти и молитвой (в XII в.). Доставшись Ярославу Всеволодовичу, Переяславль-Залесский сделался стольным городом довольно значительного удельного княжества, к которому принадлежала часть Поволжья с Зубцовом, Тверью и Коснятином. Владея этой частью, Ярослав, как известно, теснил соседних новгородцев, запирал им торговые пути, не пропускал к ним хлеба и захватывал пограничные их города, Волок Ламский и Торжок. Большая Нерль с довольно крутыми и хорошо заселенными берегами в те времена еще сохраняла свою способность к судоходству. В шестидесяти верстах к северу от Переяславля-Залесского лежит Ростов Великий на пологих, болотистых берегах озера Неро. Это самое большое из суздальских озер (до 12 верст в длину и до 7 в ширину) с иловатым дном, которое местами поросло болотными травами; оно не так глубоко, как Клещино, но также изобилует рыбой. Исток его Векса, приняв с левой стороны речку Устью, течет далее под именем Которосли и впадает в Волгу. Которосль, быв тогда судоходной, давала возможность прибрежным обитателям Ростовского озера принимать участие в судовой Волжской торговле. Возникший в глуши мерянских лесов и болотистых дебрей, слишком удаленный от сообщений с Южной Русью, Ростов Великий, несмотря на свое старейшинство в Суздальской земле, как известно, не привлекал к себе знаменитейших суздальских князей и должен был уступить политическое первенство младшему городу, Владимиру-на-Клязьме. Тем не менее это был наиболее прославленный святынями и едва ли не самый обширный и самый промышленный город Северо-Восточной Руси, долго сохранявший свои старинные вечевые обычаи, гордое местное боярство и свое церковное первенство. Константин Всеволодович был первый северный князь, известный своей привязанностью к Ростову; он же воздвиг и главную святыню города, соборный храм Успения Богородицы. Это тот самый собор, который был сначала построен Владимиром Мономахом по образцу Успенского Киево-Печерского храма, совершенно в тех же размерах и точно так же расписанный внутри. Очевидно, он и послужил, так сказать, родоначальником того суздальского храмового зодчества, памятники которого привлекают нас своим изяществом и стройностью своих частей. В 1160 году, как известно, Ростовский собор сгорел (кажется, он был каменный с дубовым верхом). Андрей Боголюбский на том же месте воздвиг новый каменный храм; но впоследствии своды его упали, что случалось тогда нередко по неискусству строителей, так как каменное дело в те времена только начало развиваться в Северной Руси. Константин Всеволодович после страшного пожара на место обрушившейся церкви заложил новую (25 апреля 1213 г.); но построение ее шло медленно, вероятно, вследствие наступивших распрей между Всеволодовичами. Освящение новосозданного храма совершено уже при следующем ростовском князе Васильке Константиновиче епископом ростовским Кириллом II (14 августа 1231 г.).
   Епископ Кирилл, бывший прежде духовником князя Василька, тогда только что воротился из Киева от митрополита, который рукоположил его во епископа. Он, по словам летописи, украсил соборную церковь "многоценными" иконами с пеленами, киотами/сосудами, рипидами и всякими "узорочьями"; устроил так наз. "Золотые двери" на южной стороне, поставил честные кресты и мощи святых в прекрасных раках. Особое значение этому собору придавали гробницы Леонтия и Исаии, святых предшественников Кирилла. В нем находилась еще одна местная святыня: икона Богоматери, по преданию, писанная киево-печерским иноком Алимпием и принесенная в Ростов Владимиром Мономахом. Освящение храма Кирилл совершил весьма торжественно, соборне со всеми игуменами и священниками; а князь с братьями своими и сыном отпраздновал его пирами. Летописец изображает Кирилла украшенным пастырскими добродетелями, начитанностью в Св. Писании и даром слова: и князья, и простые люди приходили послушать его поучения. Следовательно, славою проповедника он уподобился своему соименнику Кириллу, епископу Туровскому. Есть известие, что при нем в ростовском Успенском соборе пели на два клироса: на одном по-гречески, а на другом по-русски. По всем признакам успехи книжного просвещения в Ростове, вызванные книголюбцем Константином Всеволодовичем, продолжались там и при его сыне Васильке, в особенности трудами епископа Кирилла, так что Ростов в те времена служил едва ли не главным средоточием духовного просвещения Северо-Восточной Руси,
   По общерусскому обычаю Ростов состоял из кремля, или "рубленого" города, т.е. укрепленного бревенчатыми стенами, и города "земляного", или внешнего, обведенного валом с деревянным тыном (частоколом) и деревянными башнями. К последнему примыкали еще предгородия, или посады и слободы. Княжий терем и епископские палаты в Ростовском кремле, конечно, были деревянные; о них мы почти ничего не знаем, кроме того, что на княжем дворе были еще церкви Михаила Архангела и Борисоглебская, а на епископском - Иоанна Предтечи. О многолюдстве Ростова и многочисленности его храмов может свидетельствовать пожар 1211 года, когда, по словам летописи, одних церквей сгорело 15. Недаром Ростов назывался "Великим". Подобно Новгороду Великому он делился на концы; один из них именовался "Чудским". За валами Ростова, у самого озера Неро, возник Авраамиев Богоявленский монастырь; основателем его был один из трех главных светильников Ростовской земли, Авраамий. Он жил во времена первого ростовского епископа Феодора, сокрушил идол Волоса, и, по преданию, соорудил церковь во имя Богоявления на том самом месте, где стоял этот идол, а при церкви устроил монастырь. Вообще прибрежья Ростовского озера обиловали монастырями, селами и слободами, в которых жило трудолюбивое промышленное население, занимавшееся рыболовством, огородничеством, солеварением, разведением хмеля, льна, звероловством и другими лесными промыслами, а отчасти хлебопашеством; последнее было мало развито вследствие неплодородной почвы. Благодаря судоходству по Которосли ростовцы могли сплавлять свои произведения на Волгу, и таким образом принимали участие в торговом движении между Новгородом Великим и Камской Болгарией.
   С раздроблением Суздальской земли после Всеволода III к Ростовскому уделу принадлежали значительная часть Суздальского Поволжья и обширная страна за Волгой от Белоозера до берегов Унжи. Но и самое это Ростовское княжество в свою очередь распалось на уделы: собственно Ростовский, Ярославский, Костромской, Белозерский и пр. Волга, широким северным загибом обтекающая серединную полосу Суздальской земли, не могла не привлечь на свои берега русские торговые поселения. А эти поселения по обыкновению обеспечивались построением кремлей и острогов. В данную эпоху поволжские города еще уступают в своем значении внутренним городам Ростово-Суздальской земли; но некоторые из них уже забирают силу благодаря своему положению на широком водном пути и своим торговым пристаням. Большей частью они расположились на устьях судоходных притоков Волги, которые делали их рынками значительной соседней области. Таковы: Зубцов, на устье Вазузы, Тверь - Тверды, Кснятин - Большой Нерли, которая связывала Клещино озеро с Волгой; следовательно, Кснятин был пригородом и пристанью Переяславля-Залесского; далее Углич или собственно Угличе Поле; затем Ярославль при устье Которосли, соединяющей Ростовское озеро с Волгой; следовательно, первоначально это был пригород и пристань Ростова Великого.
   Кремль, или детинец, Ярославля возник на мысу между Волгой, устьем Которосли и ее притоком Медведицей; а поселение за Медведицей, окопанное валом, образовало так наз. Земляной город. В кремле на крутом берегу Волги находились по обычаю деревянный княжий терем и подле него каменный Успенский собор, построенный известным храмоздателем Константином Всеволодовичем Ростовским; а в Земляном городе был каменный храм Спасо-Преображенский, с монастырем, заложенным тем же Константином Всеволодовичем и оконченный его сыном Всеволодом, удельным Ярославским князем. За городом, также на крутом берегу Волги, находился монастырь Петровский, которого игумен Пахомий, духовник князя Константина, является первым Ростовским епископом, отдельным от Владимиро-Суздальского. О богатстве и значении Ярославля в начале XIII века свидетельствует отчасти известие летописи, по которому во время большого пожара 1221 года там сгорело до семнадцати церквей; но княжий двор при этом уцелел. Ярославль был в то время уже стольным городом особого удела.
   Еще далее вниз по Волге на левом луговом берегу ее встречаем город Кострому при устье реки Костромы, которая несла на Волгу произведения своей лесной природы и лесных промыслов, как то: пушных зверей, смолу, деготь и пр. Еще ниже на том же берегу Волги лежал Городец Радилов. И наконец в земле Мордовской на высоком мысу, при слиянии Оки с Волгой, красовался вновь основанный Нижний Новгороде каменным собором Спаса Преображения и с загородным монастырем Богородицы. Последний был сожжен при нападении Пургаса в 1229 году и возобновлен спустя десять лет уже братом и преемником Георгия II Ярославом Всеволодовичем,
   Владения Суздальских князей обнимали еще за Волгой обширный лесной край, которого грани сходились с владениями новгородскими, и, конечно, могут быть определены только приблизительно. С одной стороны, этот край простирался до рек Сухоны и Юга, на слиянии которых возник город Устюг. А с другой он обнимал поселения Веси на нижнем течении Мологи и все Пошехонье или область Шексны до самого Белого озера, на низменных болотистых берегах которого около истока Шексны стоял древний Белозерск. Внутри означенных пределов известен еще в те времена город Галич, лежащий при подошве высоких холмов на болотистых берегах озера, богатого рыбой, в особенности ершами и снетками. В отличие от южнорусского Галича он назывался Мерским, потому что лежал в земле Мери. Из Галицкого озера выходит Векса, приток реки Костромы; следовательно, Галич Мерский имел судовое сообщение с Волгой.
   Из городов, которые заключались в юго-западной полосе Суздальской земли, нам известны Дмитров и Москва. Они лежат на возвышенной волнистой равнине, прорезанной глубокими оврагами и долинами речек, покрытой рощами и местами болотистой. Оба города возникли на небольших, но судоходных реках: Дмитров-на-Яхроме, приток Сестры (которая, соединяясь с Дубной, впадает в Волгу); а Москва - на реке Москве, левом притоке Оки. Основание обоих городов приписывается Юрию Долгорукому. Летописи рассказывают, что в 1154 году, когда Юрий с супругой находился в полюдье на реке Яхроме, у него родился сын; он дал ему христианское имя Димитрия, и тут же в честь его заложил город Дмитров, который был назначен в удел новорожденному, впоследствии знаменитому Всеволоду Большое Гнездо. А город Москва, переименованный из селения Кучкова, впервые, как известно, встречается в 1147 году по поводу съезда Юрия Долгорукого с союзником своим Святославом Ольговичем Новгород-Северским. Этот город лежал на пограничье Суздальских владений с Рязанскими, Черниговскими и Смоленскими, на пути из Южной Руси в Северо-Восточную.
   На западе, в верховьях рек Москвы и Протвы, владения Суздальские сходились с Смоленскими; а на юге, на верховьях Цны, Пры и Гуся (левых притоков Оки) и на нижнем течении самой Оки, пределы Суздальские сливались с Муромо-Рязанскими*.
   ______________________
   * Кроме Амвросия ("История Российской иерархии"), см. "Взгляд на архитектуру XII века в Суздальском княжестве" (в "Трудах первого Археологического съезда". См. там же различные мнения по вопросу о Суздальской архитектуре и Романском на нее влиянии Даля, Артлебена, Лашкаре-ва и Мансветова). Дмитриевский собор во Владимире на Клязьме". М. 1849 - Издание гр. Строганова. "Памятники древнего Русского Зодчества". М. 1851. - Изд. Рихтера "Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества" Мартынова. М. 1846. "Христианские древности" - Прохорова. СПб. 1875. "Памятники древности во Владимире-Клязьменском" - В. Доброхотова. М. 1849. Его же "Древний Боголюбов город". М. 1852. "Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале" соборного ключаря Федорова (Временник Об. И. и Д. Кн. 22. 1855). "История Владимирского Успенского собора". Владимир. 1877. "О Переяславле Залесском" графа Хвостова. 1823. "Древние святыни Ростова. Великого" - гр. Толстого. М. 1860. "Археологические заметки о городах Суздале и Шуе". - К. Тихонравова. "История губерн. города Ярославля" - протоиерея Троицкого. Ярославль. 1853. "Взгляд на историю Костромы" - кн. А.Козловского. М. 1840. "Костромская губерния" - Крживоблоцкого. СПб. 1861 (Материалы - офицерами генерал, штаба). "Опыт описания Вологодской губернии" - Брусилова. СПб. 1833. "Запись на камне при кресте в Юрьеве-Польском" (в Сведд. о малоизвест. памятниках. Срезневского. 1867). "Описание Переяславского никитского монастыря" - священника Свирелина. М. 1878. "Древности Суздальско-Владимирской области". Издание Владимир, статист, комитета. Владимир. 1880. Н.В. Покровского "Стенописи Владимиро-Суздальские" (Труды VII Археол. съезда). Его же "Страшный суд" в "Памят. Визант. и Рус. Искусства" Одесса. 1887. Помянутый выше VI выпуск "Русс, древностей" Гр. Толстого и проф. Кондакова-Георгиевского "Клад, найд. во Владимире-на-Клязьме". (Археолог, известия и замет. 1896. NN 11 - 12), Бунина "О времени основания г. Владимира-на-Клязьме". (Ibid. 1898. NN 5 - 6). Гр. Уварова "Суздальское оплечье" (Древности Моск. Археол. Об. V. М. 1885). Ивановского "О раскопках на берегах р. Сити" (Труды IV Археол. съезда. Т. I. Казань. 1884).
   ______________________
  

* * *

   Рязанский край занимал среднее течение Оки и особенно распространялся на южной ее стороне, в области правых ее притоков Осетра и Прони. Это такая же равнина, как и другие русские земли; пригорки и углубления также сообщают ей волнообразный характер. Почва, сначала глинистая, чем далее идет к югу, тем более и более переходит в черноземную. Страна была богата лесами; но они оставляли довольно пространства лугам и нивам. Водораздельная полоса притоков Оки и Дона также обиловала лесом и кроме того болотистыми дебрями; но далее к югу леса более и более редели и уступали место кустарникам, которые переходили в открытую степь.
   Первый известный по летописям русский город в этой глухой Мордовско-Мещерской стране был Рязань. Она лежала на правом возвышенном берегу Оки, несколько верст ниже устья Прони, именно там, где Ока после своего юго-восточного изгиба поворачивает на северо-восток. Рязань сделалась главным столичным городом всего края, когда он выделился из общего состава Русской земли. Первой святыней этого города был каменный соборный храм во имя Бориса и Глеба, стоявший в кремле подле княжего двора. Гробницы из тесаного камня, наиденные в остатках храма, конечно, принадлежали членам княжей семьи. Вообще в Муромо-Рязанской земле, как видно, особенно чтилась память св. Глеба Муромского и его брата Бориса.
   Отсюда, из этого средоточия земли, укрепленные поселения направились главным образом вверх по Оке, по правому ее берегу, который господствует над левым, и, будучи местами довольно высок и обрывист, представляет все удобства для проведения оборонительной линии. Из многих городов и городков, рассеянных по этому берегу, первое место принадлежит Переяславлю-Рязанскому, который впоследствии сделался стольным городом всей земли вместо Рязани. Он расположен на крутой береговой возвышенности Оки или собственно рукава ее, Трубежа, в угле, происшедшем от впадения речки Лыбеди. Вершину этого угла занимает рязанский кремль с храмом св. Николая. Далее на берегу Трубежа идет острог и внешний город, отделенный от кремля высоким валом и широким рвом, с соборным храмом Борисоглебским. Верстах в двенадцати ниже Переяславля, также на обрывистом береговом холме, при впадении речки Гусевки в Оку стоял город Ольгов, может быть, основанный Олегом Гориславичем. А идя от Переяславля вверх по реке, самым замечательным городом является Коломна, близ впадения в Оку реки Москвы. Этот город служил оплотом Рязанского княжества со стороны соседнего Суздаля: он стоял на том водном пути, которым суздальские князья отправлялись в Рязанскую землю. Еще далее, также на правой стороне Оки, близ впадения в нее Осетра, стоял город Ростиславль, основанный в половине XII века рязанским князем Ростиславом Ярославичем. Последний город служил оплотом со стороны Чернигово-Северских владений.
   В одно время с главным направлением - от стольного города вверх по Оке, построение Рязанских городов пошло от того же места вверх по Проне и образовало другую линию укреплений, обращенную на юг, оттуда грозили постоянные набеги половцев и других кочевников. Левый берег Прони, подобно правому Оки возвышенный и холмистый, довольно хорошо соответствовал такому назначению. В средине этой линии стоял город Пронск, на крутом берегу Прони, окруженный глубокими лощинами и оврагами. За Пронею расстилалось низменное, открытое пространство, которое носило название "Половецкого поля".
   Полоса, заключенная между Пронею и средней Окой, составляла неизменное, основное ядро Рязанской земли, около которого пределы ее в разные времена то сжимались, то расширялись. На западе она приблизительно ограничивалась течением реки Осетра и, кроме Ростиславля, ограждена была от Чернигово-Северских соседей еще построением на Осетре города Зарайска. На противоположной стороне рязанские пределы шли довольно далеко, углубляясь в финские леса и половецкие степи. А именно: на востоке они терялись в мордовских дебрях, где на нижнем течении Мокши, правом притоке Оки, встречаем город Кадом; на юге же рязанские города и селения покрывали берега верхнего Дона и его притока Воронежа. Крайним укрепленным местом со стороны Половецкой степи был город Елец, на нижнем течении Быстрой Сосны, впадающей в Дон. Впрочем, этот город был спорным между Рязанскими и Черниговскими князьями. Северная, или так наз. Мещерская, сторона Оки представляет низменную болотистую полосу с тощею песчаной почвой, почти сплошь покрытую хвойным лесом. Здесь мы не знаем ни одного города, за исключением прибережьев Оки; в лесной глуши кое-где были разбросаны скудные поселки Мещеры, и только на некоторых притоках Оки, особенно на берегах Пры, встречались более значительные селения.
   Ниже по Оке, начиная приблизительно от устьев Мокши с одной стороны и Гуся с другой, до нижней Клязьмы лежал собственно Муромский удел в земле финского народца Муромы, вероятно, одноплеменной с Мордвою. Тут по Оке, несомненно, находилось несколько городов, хотя летопись упоминает только об одном Муроме. Он был расположен на высоком холму левого берега в местности, покрытой дремучими лесами. Имея довольно деятельные торговые сношения с Камскими Болгарами, Муром очень рано сделался одним из зажиточных городов древней России. До начала XIII века, т.е. до основания Нижнего Новгорода, он служил едва ли не самым значительным укрепленным пунктом на северо-восточной окраине и нередко должен был выдерживать нападения со стороны Мордвы и Камских Болгар. Со времени Юрия Долгорукого Муромское княжество все более и более отделялось от Рязани и увлекалось под Суздальское влияние, так что в начале XIII века сохраняло одну тень самостоятельности. Только безусловной покорностью соседу муромские князья приобрели себе право на спокойное владение своими волостями. Связь Мурома с Рязанью, впрочем, долго не прекращалась; кроме родства княжих ветвей ее поддерживали церковные отношения: оба княжества составляли одну епархию. Но самой живой непрерывной связью служила им судоходная Ока.
   Кроме почитания св. Глеба Муромского, были и другие князья, местночтимые в Муроме и Рязани. Таков св. Константин, который выдержал упорную борьбу с туземными язычниками и победил их; после чего совершилось крещение муромцев на реке Оке, подобно крещению киевлян при св. Владимире. В этом князе Константине не без основания признают Ярослава Святославича, родоначальника князей Муромо-Рязанских, того Ярослава, который был изгнан из Чернигова своим племянником Всеволодом Ольговичем при Мстиславе Мономаховиче (в 1127 г.). Около начала татарского ига встречаем третьего местночтимого муромского князя, по имени Петра, который вместе с супругой своей Февронией сделался предметом священной легенды. Гробница их находится в Муромском соборе Рождества Богородицы. Самым древним монастырем в Муроме почитается Спасо-Преображенский.
   Гораздо более, чем старшая, или Муромская, ветвь Ярославичей, получила историческое значение ветвь младшая, Рязанская. Между тем как первая легко подчинилась сильному Суздалю, вторая, напротив, отличалась упорной, подчас ожесточенной, с ним борьбой за самобытность Рязанской земли. Князья Рязанские отмечены в истории общей печатью жестокого, беспокойного, энергичного характера. Наиболее видным представителем этой борьбы и этого характера был внук Ярослава Глеб Ростиславич. Известно, что после убиения Андрея Боголюбского он с помощью преданной партии вздумал ставить от себя князей в самой Суздальской земле. Но вмешательство это привело к поражению на Колокше от Всеволода Большое Гнездо. Глеб умер в плену (1177). Княжество Рязанское раздробилось на уделы между его сыновьями. Старшего из них Романа Всеволод отпустил из плена, "укрепить его крестным целованием", т. е. взять присягу быть верным своим подручником. Этот Роман Глебович попытался было свергнуть суздальскую зависимость с помощью тестя своего Святослава Всеволодовича Черниговского. Но младшие братья Романа, княжившие на Проне и враждовавшие со старшими Глебовичами, приняли сторону Суздальского князя. После известной встречи на берегах Влены черниговское влияние было устранено, и вновь утверждена зависимость Рязани от великого князя Суздальского. Всеволоду III тем легче было утвердить эту зависимость, что беспокойные Глебовичи часто ссорились и заводили междоусобия из-за волостей; причем младшие, или Пронские, Глебовичи искали опоры в Суздале против старших, или собственно Рязанских, Глебовичей. Ясно, что Пронский удел уже в те времена стремился выделиться из общего состава земли и обособиться от влияния старших рязанских князей. Вследствие этих междоусобий и повторявшихся попыток к свержению суздальской зависимости Всеволод III несколько раз сам предпринимал походы или посылал свою рать в Рязанскую землю и подвергал ее опустошению.
   В 1207 г. великий князь отправился в поход на Киев против Всеволода Чермного и по обыкновению послал звать с собой князей Рязанских и Муромских. Когда он остановился на устье Москвы реки под Коломною, то на другом берегу Оки его уже дожидались рязанские отряды под начальством двух Глебовичей с их сыновьями и племянниками, всего до восьми князей. Тут же была и Муромская дружина с своим князем Давидом. Двое из младших рязанских князей донесла Всеволоду, что старшие их родичи замышляют против него измену и вступили в тайные сношения с Всеволодом Чермным. Всеволод позвал всех рязанских князей к себе в лагерь, принял их очень радушно и пригласил к обеду; но с собой посадил только двух доносчиков; а остальные шестеро сели обедать в другом шатре. К ним великий князь послал бояр и князей, в том числе помянутых доносчиков, чтобы уличить обвиненных в измене. Тщетно сии последние клялись в своей невинности. Шестеро князей были схвачены с боярами (22 сентября) и отвезены во Владимир-на-Клязьме. На другой день Всеволод переправился за Оку; но вместо похода на Киев он послал судовую рать с съестными припасами вниз по Оке; а сам пошел на Пронск, огнем и мечом опустошая Рязанскую землю.
   В Пронске княжил тогда один из внуков Глеба, Кир-Михаил, который был женат на дочери Всеволода Чермного и отказался от участия в походе на своего тестя. Услыхав о приближении грозы, Кир-Михаил удалился к своему тестю; а Пронск после трехнедельной упорной обороны сдался 18 октября, когда граждане изнемогли от жажды, будучи отрезаны от воды. Всеволод отдал город Давиду Муромскому, а сам пошел к Рязани, сажая по городам своих посадников. Не доходя двадцати верст до города, он остановился возле села Добрый Сот и готовился к переправе через Проню. Тут предстали перед ним рязанские послы с повинною головою, Арсений, первый епископ Муромо-Рязанской епархии, отделившейся от Черниговской (с 1198 г.), явился усердным ходатаем за Рязанскую землю и несколько раз присылал сказать Всеволоду: "Господин великий князь, ты христианин; не проливай же крови христианской, не опустошай честных мест, не жги святых церквей, в которых приносится жертва Богу и молитва за тебя; мы готовы исполнить всю твою волю". Всеволод согласился даровать мир рязанцам, но с условием, чтобы они выдали ему остальных князей; затем повернул в свою землю и под Коломной переправился через Оку. Следом за ним спешил епископ Рязанский. Был ноябрь месяц. Сильный дождь, сопровождаемый бурею, взломал лед на Оке. Несмотря на опасность, Арсений переехал реку в лодке и догнал Всеволода около впадения речки Нерской в Москву. Епископ умолял великого князя освободить рязанских князей, но без успеха. Всеволод повторил требование, чтобы присланы были остальные потомки Глеба, и велел епископу следовать за собою. Рязанцы после вечевых совещаний решили на время покориться необходимости; взяли остальных князей с княгинями и отослали их во Владимир.
   В следующем 1208 году Всеволод отправил в Рязань сына своего Ярослава, отпустив с ним епископа Арсения; а по другим городам разослал своих посадников. Недолго, однако, рязанцы смирялись перед могущественным соседом. Во-первых, не все князья были захвачены. Оставшиеся на свободе наняли половцев и отняли Пронск у Давида Муромского. Между тем в некоторых городах начались возмущения и даже истребление суздальских дружинников, вероятно, позволявших себе разные притеснения и вымогательства. Жители Рязани вошли в тайные сношения с Пронскими князьями и призвали их на помощь, обещая выдать им Ярослава Всеволодовича. Уведомленный о том, Всеволод немедленно пришел с войском к Рязани; расположился недалеко от города, вызвал к себе сына с рязанскими боярами и лучшими людьми и задержал их. Так как рязанцы вместо изъявления покорности говорили великому князю "по своему обыкновению дерзкие речи", то он приказал жителям выйти в поле с женами, детьми и легким имуществом, а стольный город зажечь. Такой же участи подверглись и некоторые другие места, вероятно, те, в которых произошли возмущения. Жителей разоренных рязанских городов Всеволод разослал по разным местам Суздальской земли; а лучших людей и епископа Арсения взял с собой во Владимир.
   Хотя такими жестокими мерами Рязанская земля была усмирена и унижена и управлялась уже суздальскими наместниками и тиунами; но подчинение Суздалю опять продолжалось недолго. Пронские князья не признавали этого подчинения и продолжали свои враждебные действия. Случившаяся вскоре кончина Всеволода III снова изменила суздальско-рязанские отношения. Начавшаяся затем борьба великого князя Владимирского Юрия II с его братом Константином Ростовским побудила первого освободить из плена рязанских князей и их бояр. Отпуская на родину, Юрий одарил их золотом, серебром и конями и утвердился с ними крестным целованием. Этим поступком великий князь Владимирский избавлял себя от лишних забот удерживать в покорности строптивых рязанцев и надеялся, конечно, иметь в них союзников для своей борьбы с старшим братом. Незаметно, однако, чтобы в последующих междоусобиях рязанцы, подобно муромцам, ходили на помощь Юрию против Константина.
   Таким образом раздробление и смуты Суздальской земли помогли рязанцам воротить самобытность. Но в свою очередь рязанские князья не замедлили возобновить собственные споры о волостях, споры, которые ознаменовались даже страшным братоубийством.
   Это было в 1217 году, когда сыновья Глеба Ростиславича уже все умерли и Рязанская земля была поделена между его внуками. Главный виновник черного дела явился из их среды, именно Глеб Владимирович, который еще десять лет тому назад отличился в качестве одного из двух доносчиков на своих дядей и братьев перед великим князем Всеволодом III. Он, по-видимому, княжил теперь в самой Рязани; но, не довольствуясь старшим столом, замыслил избить родичей, вероятно, для того, чтобы захватить их волости. Заодно с Глебом действует родной его брат Константин. Их злодейский замысел приведен в исполнение с помощью самого наглого вероломства. Глеб приглашает к себе князей на "ряд", т.е. для того, чтобы дружеским образом за чаркой крепкого меду уладить на время бесконечные споры об уделах; подобные съезды были в обычае того времени. Шестеро внуков Глеба Ростиславича, не подозревая западни, явились на его призыв; один из них приходился ему родным внуком, а остальные пять двоюродными. Князья со своими боярами и слугами приплыли на лодках и высадились на берегу Оки, верстах в шести от стольного города на месте, называемом "Исады", где, вероятно, находился загородный княжий двор или содержалась княжая охота. Здесь под тенью густых вязов разбиты были шатры. 20 июля, в день пророка Илии, Глеб пригласил в свой шатер остальных князей и принялся их угощать с видом радушия; а между тем приготовленные слуги и Половцы ожидали только знака, чтобы начать кровопролитие. Когда веселый пир был в самом разгаре и головы князей уже порядочно отуманились, Глеб и Константин вдруг обнажили мечи и бросились на братьев. Все шестеро были убиты; вместе с князьями погибло множество бояр и слуг.
   Конечно, в таком гнусном деле главное значение имела самая личность братоубийцы; но многое объясняется также характером времени и края. Надобно представить себе ту отдаленную эпоху, когда волости и старшинство служили предметом жестоких раздоров для князей и поддерживали их страсти в постоянном напряжении. Надобно вспомнить о той грубости нравов, которая еще упорно сопротивлялась благотворному влиянию христианства и оставалась верна своим языческим началам, особенно по соседству с таким дикарями, как Половцы. Незаметно, чтобы эта черная страница Рязанской истории произвела особое впечатление на современников. Летописец начинает свой рассказ обычным воспоминанием о Каине, о Святополке, о дьявольском прельщении и т.п. Затем, едва он успел передать о самом злодеянии, как обращается к другим событиям и забывает сказать о его ближайших последствиях. Мы видим только, что оно не достигло своей цели. Еще оставались в живых некоторые другие братья убиенных. Один из них, Ингвар Игоревич, вместе с братом Юрием явился мстителем и, получив помощь от великого князя Владимирского Георгия II, одолел братоубийц, которые потом бежали в степи к своим союзникам Половцам (1219). Есть предание, что Глеб в безумии окончил свою жизнь; впрочем, такое наказание для братоубийц в русских летописях является как бы общим местом. Недолго после того жил и сам Ингвар Игоревич; а после его смерти Рязанский стол, по обычному праву старшинства, перешел к его брату Юрию. Тишина, наступившая в Рязанской земле и продолжавшаяся до нашествия татар, а также самое поведение Юрия Игоревича в бедственную годину нашествия, говорят в пользу этого князя или собственно его уменья держать в повиновении младших родичей и охранять Рязанскую самобытность со стороны Суздаля.
   В княжение двух Игоревичей, Ингвара и Юрия, Рязанская земля, очевидно, успела оправиться от погромов Всеволода III и последующих междоусобиц. Сам стольный город, сожженный Всеволодом, не только опять отсроился и укрепился, но и вновь разбогател благодаря своему выгодному положению на торговом пути из Южной Руси в Камскую Болгарию. Здесь проживали со своими товарами гости южнорусские, которые привозили сюда и греческие товары, преимущественно разного рода паволоки, драгоценную утварь и церковные украшения. Новгородцы также посещали Оку и привозили немецкие произведения, именно оружие, полотна и пр. А из Болгарии шли сюда разные металлические изделия, шелковые и бумажные ткани и другие предметы роскоши. Из Рязанской земли иноземные купцы вывозили сырые товары, каковы: меха, воск, кожи и т.п. Вообще эта земля славилась богатством своих естественных произведений, обилием бортных угодий, бобровых угонов, рыбы, скота и всякого рода дичи.
   Но относительно успехов гражданственности и просвещения Рязанский край по всем признакам отставал от других русских земель, что весьма естественно, если обратить внимание на его украинное, пограничное положение по соседству с хищными Половцами и дикой Мордвой. Самое христианство утверждалось здесь медленно; а вместе с тем не скоро совершалось и обрусение туземных финских народцев, и только основное ядро края, т.е. полоса между Окой и Проней, могло считаться русским и христианским по своему населению. Сильная инородческая примесь в составе населения, тесные сношения с кочевниками, приходившими в качестве то грабителей, то союзников, постоянная нужда быть настороже своей земли, под оружием, - резко отразились на характере рязанцев, которого верными представителями являются их князья. Строптивость и грубые нравы, а также неукротимый дух и наклонность к молодечеству - вот отличительные черты этого характера. Боярское и вообще дружинное сословие, по всем признакам, было довольно многочисленно и пользовалось большим влиянием на дела. При дроблении земли и своих частых распрях князья, естественно, старались привязать к себе дружинников разными милостями и пожалованьем земельных владений. Бояре иногда злоупотребляли своим правом совета и ради личных целей поддерживали раздоры князей. Так, летопись упоминает о "проклятых думцах" Глеба и Константина, замысливших избиение братии. С другой стороны мы видим несомненную привязанность дружинного сословия к своей земле или к своим князьям; за них оно храбро сражалось на поле битвы и вместе с ними терпеливо томилось во владимирских темницах. Очевидно, это сословие уже сделалось оседлым, землевладельческим, следовательно, крепким земле, имеющим свои местные интересы, родовые предания и привязанности.
   О значительном количестве рязанского военно-служебного сословия дает нам некоторое понятие одна жалованная грамота, в которой упоминается об основании Ольгова монастыря, возвышающегося насупротив города Ольгова, по другую сторону устья Гусевки. Рязанский князь Ингвар Игоревич вместе с братьями своими Юрием и Олегом, построил здесь храм во имя Богородицы (может быть, в благодарность за свое спасение от убийц и за победу над ними). При заложении храма с князьями находилось 300 бояр и 600 мужей, или простых дружинников. Князья пожаловали в монастырское владение девять бортных участков и пять погостов со всеми угодьями. Любопытны названия этих погостов и количество семей, их населявших; они свидетельствуют о несомненном обрусении и значительной населенности того пространства, которое служило основным ядром Рязанской земли. Вот эти погосты: Песочна, Холохолна, Заячины, Веприя и Заячков; в общей сложности они заключали в себе более тысячи крестьянских семей.
   Многочисленное Мордовское племя, охватившее восточные края земель Суздальской и Рязанской с областью реки Суры, отделяло эти земли от страны Камских Болгар. Летописные известия о походах в ту сторону суздальской рати, с участием муромо-рязанской дружины, бросают некоторый свет на состояние этого финского племени, подразделенного на Мокшан, Эрзян и Каратаев. Страна их была покрыта дремучими лесами. Мордва вела жизнь оседлую, занимаясь скотоводством, звероловством, пчеловодством, отчасти земледелием, и жила в небольших селениях. Хотя о мордовских городах русская летопись не говорит; но, употребляя иногда слово "тверди", заставляет предполагать какие-то особые места, более или менее укрепленные. Очевидно, Мордва не была чужда и торговой деятельности по соседству с Болгарами и Русью. Мы не видим у нее никакого политического средоточия; она управлялась туземными старшинами и даже имела своих родовых князей. Сии последние иногда находились во враждебных отношениях между собой; таковы упомянутые выше Пургас и Пуреш. Междоусобия заставляли их искать себе союзников, и в свою очередь облегчали соседним народам доступ в глубину мордовских земель: так, Пуреш прибегал к покровительству великого князя Владимирского, а Пургас - к князьям болгарским. Они оказывались настолько богаты, что могли нанимать иноземных ратников: на службе Пургаса находим сбродную русскую дружину; а сын Пуреша приводит на него половцев. Сами Мордвины не чужды воинственных наклонностей; обычное их вооружение составлял длинный лук; а постоянное упражнение в охоте за пернатой дичью и пушным зверем делало их хорошими стрелками. В те времена Мордва была погружена еще в грубое идолопоклонство, почитала старые широковетвистые деревья, источники и приносила жертвы своим высшим божествам, каковы Шкай, Керемет и пр. Мордвины вообще отличались большим упорством в сохранении своих языческих верований и обрядов. Христианство делало успехи только в некоторых мордовских поселениях, входивших в состав земель Суздальской и Муромо-Рязанской. Точно так же некоторые восточные ветви этого племени, обитавшие в пределах Камской Болгарии, по-видимому, подчинялись влиянию мусульманства.
   Мы не знаем в точности, где за Мордвою начинались непосредственные владения Камских Болгар; полагаем, что приблизительно между правыми притоками Волги - Сурой и Свиягой. На север они простирались немного далее слияния Вятки с Камой, на юге до Самарской луки, а на востоке терялись в степных пространствах Башкирии. На означенные границы указывают линии древних болгарских городищ с остатками земляных валов и другими признаками укрепленных поселений. В эти пределы входили племена Мордвы, Черемис, Вотяков и Башкир, подчиненные непосредственно господству Болгар.
   Хотя исторической наукой до сих пор не разъяснено с точностью, к какой семье народов принадлежали сами болгары, однако по некоторым известиям с достоверностью можно сказать, что ядро этого смешанного народа составляли славяне. Ревность к магометанской религии, арабская письменность и значительное влияние арабской гражданственности немало способствовали ослаблению его родства с христианскими славянами. Благодаря своему предприимчивому, промышленному характеру болгары сделались посредниками в торговых сношениях Средней Азии с Восточной Европой. Караваны, нагруженные металлическими изделиями, т.е. разными украшениями, утварью, оружием, монетой, а также дорогими тканями мусульманской Азии, из Ховарезма (Хивы), через Башкирию приходили в землю Камских Болгар; а болгарские и русские купцы развозили эти товары Волгой и другими судоходными реками в соседние русские и финские страны. Из своей земли они вывозили шерсть, медь, Мамонтовы зубы, а в особенности дорогие меха и выделанные кожи (юфть). Мехами и кожей по преимуществу собирали они дань с туземных народцев или выменивали на них изделия собственной и азиатской промышленности. Какое множество серебряной монеты из мусульманских стран Азии привлекала эта торговля, о том можно судить по многочисленным кладам, которые открывались и продолжают открываться на значительном пространстве Восточной Европы. Эта монета не только служила посредствующей ценностью, но и привозилась как товар вследствие большого на нее запроса: она употреблялась у народов Северо-Восточной Европы как предмет украшения, особенно в большом количестве унизывала шейные и головные уборы женщин.
   Политическое устройство Камской Болгарии в общих чертах напоминает несколько и устройство самой Руси того времени. Мы видим здесь того же великого, или верховного, князя (царь, властовец) и князей, ему подчиненных и подручных. Были ли сии последние не что иное, как местные владетельные роды, признававшие над собой господство болгарского царя, или это были члены одного княжеского рода, получавшие уделы, подобно потомству Владимира Великого, - достоверно мы не знаем; возможно, что там существовало и то, и другое. Во всяком случае, очевидно, в Камской Болгарии, как и на Руси, происходили иногда споры и междоусобия за волости, и точно так же раздробление мешало политическому могуществу. Поэтому в войнах с Русью болгарские князья большей частью оказывались слабейшей стороной, т.е. принужденными к обороне собственной земли. Однако об их воинственности, искусстве укреплять и оборонять свои города свидетельствуют те же походы русских князей, которые обыкновенно ограничивались погромом сельских жителей и редко брали болгарские города. Эти города, как свидетельствуют их остатки, большей частью окружены были высоким тройным валом и соответствующим рвом; летописи наши указывают еще на наружный дубовый тын, или частокол, и двойной оплот, т.е. двойную бревенчатую стену.
   Средоточием, или столицей Болгарской земли, был город Булгар, в наших летописях известный под именем Великого города или "славного" города Бряхимова (т.е. Ибрагимова, по имени царя, современного Андрею Боголюбскому). Он находился в земле так наз. Серебряных Болгар, на левом берегу Волги, немного ниже устья Камы. Высокие массивные минареты вместе с развалинами каменных мечетей, надгробных молелен и бань до нашего времени указывали место этого когда-то действительно великого и славного города. Главное русло Волги протекает от него в значительном расстоянии; но долина, находящаяся между руслом и городом, изрезана протоками реки, а в вешнюю пору покрывалась водой; без сомнения, в эту пору суда могли приставать к тому возвышенному берегу, на котором стоял город, и именно к той его внешней части, в которой проживали иноземные христианские торговцы, преимущественно русские и армянские.
   Кроме стольного, или "Великого", нам известны еще несколько других болгарских городов, каковы: Ошел, недалеко от столицы, только на другом, нагорном берегу Волги; Биляр, на Малом Черемшане, который, соединяясь с Большим Черемшаном, впадает в Волгу с левой стороны; Жукотин, на левом берегу Камы (близ нынешнего Чистополя); Собекуль, Челмат и другие, которых положение в точности неизвестно*.
   ______________________
   * Для Рязанской земли см. "История Рязанского княжества". Д. Иловайского. М. 1858. (Там указаны источники и пособия.) На это сочинение рецензия Устрялова в "Отчете о пятом присуждении наград гр. Уварова". СПб. 1862. "О князьях Муромских, причтенных к лику святых" Квашнина-Самарина в упомянутых трудах Тверского Археол. съезда. По археологии края см. А.В.Селиванова "О раскопках в Старой Рязани" (Рязань. 1890) и о "Раскопках Борковского могильника" (Труды IX Археол. съезда. Т. I. М. 1895). О том же могильнике см. Черепнина (Труды Рязан. Архив. Комисс. за 1895 г.). Его же "Зарайский курган и Кузьминский могильник" (Ibid, за 1895 г.). Его же "Раскопки Пронских курганов" (Ibid. 1898). Рождественского "Черепа из древних могил Рязан. губ" (Ibid. VIII. 1893).

Главным источником для знакомства с Камской Болгарией в XI - XIII вв. служат наши летописи, т.е. известия о походах русских князей в ту сторону. К тем пособиям, которые упомянуты в 4 примечании, должно присоединить Гергарда Миллера - Abhandeung von den Volkern, welche vor Alters in Russland gewohnet haben (Magazin Бюшинга. XVI. 305 - 320. Halle. 1782) и прекрасный труд Шпилевского - "Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии". Казань. 1877. Здесь находится и подробное указание на литературу предмета. Только мнение его, что под Великим Городом наши летописи разумеют не Булгар на Волге, а Бюлар на Черемшане - это мнение пока ожидает подтверждений. Его же "Город Булгар" (Труды IV Археол. Съезда. Т. I. Казань 1884). Муллы Багауддинова "Очерки истории Болгарского и Казанского царств" (Ibid.). Лялина "Обозрение сочинения С.М. Шпилевского" (Сборник Археол. Института. II. СПб. 1879). Исслед. В. Н. Поливанова "Муранский могильник". М. 1896. (Близ Самар. луки, считается Мордовским.) Упомяну еще "Три надгробные булгарские надписи" муллы Хусейн-Фейз-Ханова (Извест. Археолог. Об. IV. 395). Самое богатое собрание булгарских древностей находилось у г. Лихачева в Казани. (О нем см. в Известиях Петерб. Археолог. Общ. Т. VI. 182 стр.)
   ______________________
  
  

XIII. Строй и гражданственность Древней Руси

Условия национального единства. - Стародавность княжей власти. - Дружина. - Ее оседлость и содержание. - Дружинно-княжеский быт. - Земское вече. - Многочисленность и характер древних городов. - Сельская община. - Земледелие. - Скотоводство и рыболовство. - Соль. - Бортничество. - Жилища и зодчество. - Утварь. - Русские художники. - Иконопись. - Оригинальность орнаментов. - Одежда и ее украшения. - Вооружение. - Сообщения. - Торговля внутренняя и внешняя. - Монета. - Русская церковь и остатки язычества. - Духовные писатели. - Книжное просвещение. - Заточник. - Летописи. - Поэзия

   Что такое была Русь в эпоху предтатарскуго?
   Собрание земель, более или менее обособленных, имевших во главе разные ветви одного княжего рода, которые успели приобрести значение местных династий, за исключением Великого Новгорода и стольного Киева. Сии последние получали князей из той или другой ветви, смотря по обстоятельствам, следовательно, оставались, так сказать, в общем владении потомков Владимира Великого. Киев сохранял еще значение средоточия в церковном и вообще гражданском отношении. Сам Владимир-Залесский подчинялся его главенству в этом отношении. Хотя Суздальская Русь и преобладала над остальными землями своим могуществом, но ее политическое верховенство не было общепризнанным. Она выступила с своими притязаниями только при двух князьях (Андрее Боголюбском и Всеволоде III), умевших держать в единении самое Суздальскую землю; а потом, при их преемниках, на время утратила свое преобладание, по причине собственного раздробления. Следовательно, в данную эпоху Русь почти не имела политического средоточия. Историк может наблюдать в ней то же самое явление, какое видим и в других странах, когда они предоставлены самим себе, т.е. когда над ними не тяготеет сильное внешнее давление: естественным путем, чувством самосохранения начинает вырабатываться некоторая система политического равновесия. Если какое-либо княжение слишком усиливалось и начинало теснить соседей, то вызывало против себя союзы других князей. Союзы эти часто видоизменяются и усложняются; но в конце концов обыкновенно успевают отстоять политическое существование отдельных земель и препятствуют упрочению какого-либо могущества, опасного для их самостоятельности.
   Хотя Русь была окружена более или менее неприязненными ей народами, но никто из этих соседей не был настолько силен чтобы угрожать ее независимости. Поляки, в то время сами раздробленные на уделы, Угры, Литва, Немцы, Шведы, Камские Болгаре и Половцы могли угрожать только пограничным владениям. Они иногда временно господствовали в какой-либо области, как Угры в Галиче, или захватывали земли, населенные инородцами и мало ценимые Русью, как Немцы и Шведы на Балтийских побережьях, или разоряли своими набегами русские украйны, как Половцы; но более ничего не могли сделать. Не стесняемый извне, русский народ имел возможность беспрепятственно развивать свой удельно-вечевой порядок и свою самобытную гражданственность.
   При всем дроблении на отдельные самостоятельные земли и недостатке политического средоточия, Русь того времени все-таки представляет важные и разнообразные условия, которые связывали ее части в одно целое и до некоторой степени налагали на них печать национального единства:
   1. Уже самый характер природы препятствовал полному обособлению отдельных земель - характер равнины, не разделенной никакими естественными преградами и покрытой огромной сетью внутренних вод. Три главные ее бассейна, Волжский, Днепровский и Двинский, сближаясь своими вершинами и переплетаясь бесчисленными притоками, связывали части этой равнины естественными и по тому времени наиболее удобными путями сообщения; следовательно, поддерживали живое единение, промышленное и торговое, а вместе с тем влияли на единение политическое.
   2. Один и тот же богатый русский язык царил на всем этом огромном пространстве. Два его главных наречия, северное и южное (впоследствии великорусское и малорусское), хотя уже существовали в те времена, но, по-видимому, были еще так близки, что стояли скорее на степени говоров, легко понятных друг другу. Областные отличия уже тогда были многочисленны, вырабатываясь под влиянием географического разнообразия и местных инородческих примесей; но они не нарушали единства языка. Сильным связующим началом для всех областей служила и книжная словесность, в основу которой лег церковнославянский язык со своими переводами богослужебных и священных книг. Письменная речь также разнообразилась по областям под влиянием местных говоров; но и это влияние, пока еще слабое, не нарушало единства книжного языка.
   3. Православная церковь служила могущественной связью, распространяя единение религиозных догматов и обрядов, налагая на все русские области единство своей иерархии. Старые языческие предания, конечно, продолжали жить в народе: они разнообразились по различным местным условиям и инородческим примесям и вторгались в религиозную жизнь народа в виде многочисленных суеверий. Но христианская церковь везде противопоставляла им свою непреложную систему вероисповедания, строго выработанную и закрепленную вселенскими соборами. Греческое православие распространяло во всех русских областях одни и те же виды храмового зодчества, иконописания и других художеств, служащих для внешнего украшения и благолепия церкви, и тем неотразимо влияло на объединение как самих приемов в образных искусствах, так и вообще художественных вкусов.
   4. Хотя разнообразие климата, почвы, естественных произведений, инородческих примесей и других областных условий способствовало развитию некоторых отличий в быте и характере населения, но эти отличия не нарушали единства основных черт и общего склада русской жизни, как семейной, так и общественной. Во всех областях Руси, мы находим одни и те же семейные отношения, общественные учреждения, сословия, тот же характер княжеской власти, суда и управления, то же отношение между дружиной и земством, те же вечевые обычаи - по крайней мере в общих, главных чертах.
   5. Единение русских земель в особенности поддерживал один и тот же княжеский род - многоветвистое потомство Старого Игоря, долгое время сообща владевшее всеми этими землями и наблюдавшее известный порядок родового старшинства при замещении Киевского и других главных столов. Если князь умирал, не достигнув старшего стола, то его сыновья теряли право на этот стол. Но происходившие отсюда князья-изгои, упорно отстаивали свое право на участие во владении Русскою землею. (Оттуда, как известно, многие междоусобия.) Кроме того, порядок родового старшинства уже рано встретил себе противника в стремлении князей наследовать дедину и отчину.
   6. В неразрывной связи с потомством Игоря распространились повсюду и русские дружины, которых первоначальное ядро составила Среднеднепровская, или Киево-Черниговская, Русь. Разместясь со своими князьями в разных областях Восточной Европы, эти дружины постепенно слились с высшим слоем туземного населения, как славянского, так отчасти и инородческого, и везде послужили основой местной аристократии, военной и землевладельческой.
   Понятие о неразрывности русских земель с одним княжеским родом успело настолько везде вкорениться, что в самом Новгороде Великом, при всем его стремлении к самобытности и народоправлению, не возникала еще и мысль о возможности управляться без русского князя, происходившего из того же племени Игоревичей. При постепенном упадке великого Киевского княжения, объединившего все русские земли, областные ветви этого племени все еще не забывали о своем общем происхождении, о своем общем владении Русскою землею, о необходимости действовать сообща в некоторых случаях. Сознание этой кровной связи и этой общности яснее всего выразилось в княжеских съездах, которые являются как бы верховным судилищем для самих князей и верховным советом или рядом для важнейших вопросов, каковы в особенности раздел волостей между князьями и совокупные предприятия против внешних врагов. В течение почти двух столетий, от Ярослава до монгольского ига, мы видим довольно частые княжеские съезды, как поместные, касавшиеся только известной области, так и более общие, на которых обсуждались дела или целой Руси, или значительной ее части. Однако таких почти всеобщих и знаменитых съездов, как Любецкий и Витичевский, мы уже почти не встречаем во второй половине XII и в первой XIII века. (Исключение составляет Киевский съезд при первом появлении Татар.)
   Та степень единения, на которой в это время находились русские земли, была более или менее дейсвительна для охранения Руси от соседних народов. Но она оказалась далеко не достаточна, когда с востока, из Азии, надвинули новые полчища варваров, направляемые одной деспотичной волей, одним хищным стремлением.
   Тщетно стали бы мы искать строго (юридически) определенных общественных отношений и учреждений, т.е. стройного государственного порядка на Руси в домонгольскую эпоху. Ее общественный строй носит на себе печать неопределенности и бесформенности в смысле наших настоящих понятий о государственном быте. Общественные слои находятся еще в периоде брожения и не застыли в известных рамках. Писаный закон и юридические уставы едва только проникают в народную жизнь; обычаи и предания, унаследованные от предков, еще господствуют над всеми ее сторонами; но в то же время постепенно уступают влиянию греческой церкви и других начал, принесенных извне или вытекающих из столкновения и перекрещивания с инородцами. И однако в этой Руси, разделенной на несколько земель и подразделенной на множество волостей, мы уже видим твердые основы государственного быта и ясно обозначенные ступени общественной лестницы.
   Первой и самой прочной основой является родовая наследственная княжеская власть, без которой почти все русские люди искони не могли себе и представить существование своей земли. Мы видим, что неумеренное самовластие или тирания некоторых князей возбуждали неудовольствие и даже месть со стороны дружинников или народной толпы. Но при этом самое понятие о княжеской власти, как необходимой общественной связи, не только не страдало, а иногда, с помощью церкви и книжников, поднималось еще на более ясную степень сознания, в особенности после неурядиц безначалия. Любопытны, например, рассуждения русского летописца по поводу убиения Андрея Боголюбского и мятежа черни, которая избила его детских и мечников и разграбила их дома, будучи озлоблена против них за разные поборы и притеснения. "Они не видели глаголемого: где закон, там и обид много, - замечает летописец. - Пишет апостол Павел: всяка душа властем повинуется, власти бо от Бога учинены суть; естеством бо царь земным подобен есть всякому человеку, властью же сана вышыпи, яко Бог. Рече великий Златустец: яже кто противится власти, противится закону Божью; князь бо не туне носит меч, Божий бо слуга есть". Вот уже когда наши церковные книжники стали переносить на русскую почву и применять к своим князьям византийскую теорию царской власти.
   Князь и его дружина - эти две неразрывные основы государственного быта - продолжают служить его представителями и охранителями в данную эпоху. Князь неразлучен с своей дружиной; с ней он "думает", или совещается, о всех делах, ходит на войну, на охоту, в объезд или полюдье; с ней же пирует и бражничает. Дружины наших древних князей вышли из того энергичного славянского племени, которое обитало на среднем Днепре, в Киево-Черниговской области, и называло себя Русью. Вместе с потомством старого Игоря дружины эти распространились по другим областям Восточной Европы, объединили их и постепенно сообщили им свое имя Руси (которое и получило обширный смысл). Мало-помалу они складывались в особое военнослужащее сословие, которое, однако, еще долго не имело замкнутого характера; по мере новых завоеваний оно принимало в себя как местные славянские дружины, так и военных людей из инородцев. Кроме того, князья охотно принимали в свою службу иноземных выходцев, каковы были варяги, немцы, поляки, угры, половцы, хазары, или черкесы, ясы, или алане, и пр. Но эти иноземцы, вступая в среду дружины, нисколько не нарушали ее чисто русского характера и нередко становились родоначальниками знатных русских фамилий. Дружина полунала от князя содержание и жалованье деньгами, съестными припасами и другими естественными произведениями, которые она собирала для него в виде даней. Кроме того, уже в ранние времена дружинники получают земельные участки и угодья и владеют селами. Семьи старших дружинников, или бояр, сосредотачивая в своих руках значительную поземельную собственность, и иногда в разных областях Руси, естественно полагают основание высшего сословия на Руси, или родовой землевладельческой аристократии.
   С разделением Игорева потомства на отдельные ветви, имевшие характер местных династий, дружинники также приобретали все большую и большую оседлость в качестве военного, правительственного и владельческого класса. Соперничество удельных князей и желание иметь около себя возможно более сильную и преданную дружину, конечно, возвысили значение и права дружинников. Они считали себя людьми военными, людьми, которые служат кому хотят; не понравится у одного князя, они переходят к другому. Не должно думать однако, чтобы такие переходы в действительности случались часто. Напротив, верность дружины своему князю, по понятиям народным, составляла одно из первых ее качеств. Переход был затруднен и тем, что он сопровождался лишением и отчуждением пожалованного князем недвижимого имущества. Сыновья дружинников обыкновенно становились такими же верными слугами князя или его преемника, как их отцы. Древнерусская дружина была выделившееся из народа военное сословие, а не отряд каких-нибудь наемников вроде варягов, немцев, половцев и пр. На это указывает отчасти ходившая на Руси в XI и XII веке любимая княжеская поговорка, приписанная Владимиру Великому: "Была бы дружина, с нею я добуду серебро и золото".
   В противном случае князь говорил бы наоборот: "Было бы серебро и золото, а с нею я добуду себе дружину". С деньгами действительно можно было добыть себе дружину, но уже наемную, и преимущественно иноплеменную.
   О размере денежного жалованья в те времена можно судить по следующему указанию летописи, относящемуся к первому периоду татарского ига. Сетуя на усилившуюся роскошь князей и дружинников и на их несправедливые поборы, летопись вспоминает древних князей с их мужами, которые умели оборонять Русскую землю и покорять другие страны. "Те князья, - говорит она, - не собирали многое имение, не выдумывали новых вир и продаж с народа; а если были справедливы виры, то брали их и давали дружине на оружие. А дружина добывала себе корм, воюя иные земли, и билась, говоря: "Братья, потягаем по своем князе и по Русской земле". Не говорили тогда: "Князь, мне мало двести гривен"; не возлагали на своих жен золотых обручей; но жены их ходили в серебре. Те князья и дружина расплодили землю Русскую". Следовательно, в эпоху предтатарскую двести гривен серебра было приблизительно обычным жалованьем, которое получали старшие дружинники; а младшие, конечно получали менее.
   В XII веке часть младшей дружины, отроков и детских, жившая при князе, на его дворе, в качестве его телохранителей и слуг, судя по прямым указаниям летописи, стала называться дворянами; этому названию впоследствии суждено было получить обширное значение. При размножении Игорева потомства и дроблении земель на уделы численность отдельных дружин, постоянно находившихся при князе, не могла быть велика; в данную эпоху она обыкновенно состояла из нескольких сот человек. Число это было достаточно для охранения внутреннего порядка и для мелких междоусобных войн. Но в случае больших предприятий и в войнах с соседями князья созывали свою дружину, рассеянную, по городам и волостям, и, кроме того, набирали рать из городского и сельского населения; причем помогали ее вооружению из собственных запасов. Дружинники составляли ядро этой временной рати, большей частью пешей; тогда как княжая дружина была обыкновенно конная. При воинственном духе русского народа, при его наклонности к удальству и при отсутствии сословной замкнутости того времени нередко простолюдины, особенно побывавшие на войне, уже не расставались с оружием и поступали в разряд дружинников. Князья охотно брали в свою службу всяких удалых людей; таким образом, дружина их всегда могла подкрепляться приливом свежих энергичных сил из народа. Простолюдин, отличившийся ратными подвигами, мог возвыситься даже до боярского сана; но подобные случаи были, кажется, редки; по крайней мере в дотатарскую эпоху, за исключением летописного предания о Яне Усмовиче, победившем в единоборстве печенежского богатыря при Владимире Великом, можем привести указание только на две галицкие боярские семьи, возвысившиеся из простолюдинов, именно: Домажиричи и Молибоговичи, которые происходили "от племени смердья" (Летописное упоминание о том под 1240 г.).
   Дружина, служившая вооруженной охраной княжеской власти, естественно сделалась главным органом управления и суда. Из среды своих бояр и отроков князья назначали посадников, тысяцких, тиунов, биричей и т.п. В те времена еще не было распределения власти по различным отраслям, и княжие чиновники часто соединяли в одном лице заведование как военными и гражданскими делами, так судебными и хозяйственными. Кроме жалованья от князя, в их пользу шла некоторая часть вир и продаж, т.е. судебных пеней и пошлин. По Русской Правде, при посещении волостей жители верви, или общины, обязаны были доставлять судьям, их помощникам и служителям потребное количество съестных припасов и корм для их коней на все время судебного разбирательства. Мало-помалу вошло в обычай, чтобы чиновники и судьи вообще получали от жителей подарки и приношения как деньгами, так и естественными произведениями.
   Отсюда развилась впоследствии целая система так называемого кормления. Летописи и другие источники сообщают нам иногда о народном неудовольствии на княжих посадников и тиунов, которые угнетали население произвольными поборами, продажами (судебными пенями) и разными вымогательствами; что особенно случалось при князьях беспечных и слабых характером или при таких, которые слишком потворствовали своим дружинникам. Преимущественно страдало от них население в том случае, если князь приходил на стол из другой области и приводил с собой иногороднюю дружину, которой раздавал места правителей и судей. Примеры тому мы видим, во-первых, в Киеве, когда великим столом завладели Всеволод Ольгович, пришедший с черниговцами, а потом Юрий Долгорукий, окруженный своими суздальцами; во-вторых, в Суздальской земле, когда внуки Долгорукого, два Ростиславича, пришли из Чернигова в Ростов и Суздаль с южнорусскими дружинниками и позволяли им обижать жителей своим лихоимством. И наоборот, князья деятельные, справедливые и твердые характером старались не давать в обиду земство своим боярам и слугам; сами надзирали за всем управлением; не ленились часто отправляться в полюдье, т.е. совершать объезды по городам и волостям, причем сами разбирали тяжбы и наблюдали за сбором даней. Примеры таких князей представляют в особенности Владимир Мономах и его внук Всеволод Большое Гнездо.
   Содержание своей семьи и дружины или своего двора требовало от князей больших расходов и, конечно, заставляло их постепенно изыскивать новые источники, так что к концу данного периода последние успели развиться в довольно сложную и разнообразную систему. В первоначальную эпоху главными источниками служили военная добыча и дань с покоренных народов - доходы, подверженные многим случайностям. С развитием большей оседлости и мирных отношений к соседям, с утверждением более государственных порядков в собственной стране доходы получили более определенные и постоянные виды с различными их подразделениями. На первом месте остались дани, которыми облагались волости по количеству своего населения и по богатству естественных произведений. Затем идут виры и продажи, более разнообразные торговые пошлины, в особенности мыт, взимавшийся с провозимых товаров. Кроме большого количества съестных припасов, мехов и других естественных произведений, которые в виде даней и оброков население доставляло в княжью казну, русские князья имели и свое собственное хозяйство, более или менее обширных размеров - хозяйство, которое они вели собственной челядью или рабами. У них были свои особые села; а при некоторых селах находились княжие дворы с кладовыми и погребами, в которых накоплялись большие запасы железных и медных вещей, меду и всякого товару; на гумнах стояли сотни стогов разного хлеба; на лугах паслось по нескольку тысяч коней и пр. Князья имели также по волостям своих рыболовов, бобровников, бортников и других промышленников. А княжая охота, достигавшая иногда весьма значительных размеров, хотя служила для князей предметом забавы и телесных упражнений, в то же время доставляла им большое количество всякого зверя и дичи, следовательно, и мясо для потребления, а также меха и кожи. При совокупности всех этих источников весьма естественно, что те князья, которые отличались хозяйственным характером, домовитостью и бережливостью, накопляли иногда у себя большие богатства, состоявшие из драгоценных металлов, одежды, оружия, утвари и всяких товаров.
   Уже в ту эпоху мы находим вокруг князя выделившиеся из дружины придворные чины для разного рода службы (большая часть их впоследствии получила характер почетных титулов). Таковы: дворский, стольник, меченоша, печатник, ключник, конюший, ловчий, седельничий; кроме того писец, или дьяк. Были еще выбиравшиеся из бояр кормильцы, или дядьки, которым отдавались под присмотр юные княжичи. Домашним и сельским хозяйством князя, кроме ключников, заведовали старосты, тиуны конюшие, и т.п., которые назначались как из дружинников, то есть людей вольных, так и из челядинцев или рабов.
   Вообще дружинно-княжеский быт Древней Руси пред: ставлял многие черты еще языческой эпохи, слегка изменившиеся под влиянием времени, особенно под влиянием Греческой церкви и живых связей с Византией. Напр., одним из важных обрядов в княжеском быту представляются "постриги". Очевидно, этот обряд идет из глубокой древности и находится в связи с обычаем знатных людей у русских и болгар брить бороду и выстригать волосы на голове, за исключением чуба, как это мы видим на примере Святослава Игоревича и древних болгарских князей. Когда мальчик достигал приблизительно трехлетнего или четырехлетнего возраста, ему впервые остригали волосы и торжественно сажали на коня, который вообще служил неразлучным спутником воинственных русских князей и дружинников. Родители ребенка сопровождали это торжество пиром и попойкой, смотря по степени своего богатства и своей знатности. В христианские времена сарматский обычай древних руссов полностью выстригать голову и брить бороду постепенно смягчался под влиянием Византии. Князья и бояре начали отпускать бороды, сначала небольшие, а также носить короткие волосы на голове. Но обычай совершать торжественно постриги над ребенком и сажать его на коня еще оставался и сопровождался пиром. Только этот обряд был уже освящен благословением церкви; острижение волос, вероятно, производило духовное лицо, а у князей, может быть, сам епископ. Точно так же участие церкви освятило и важный обряд вокняжения, или "посажения на стол", конечно, существовавший уже в языческие времена. Теперь он совершался в соборном храме; а затем, конечно, следовали пиры и угощения. Особенно щедрым угощением и обильными попойками сопровождались браки русских князей, которые заключались весьма рано, обыкновенно в отроческом возрасте. Вообще русские князья и дружинники как истые Славяне любили весело жить. Когда князья не были заняты войной или охотой, то свой день с раннего утра посвящали правительственным и судебным занятиям вместе с княжею думою, состоявшей из бояр; а после обеда проводили время с дружиной за стопами крепкого меду или заморского вина, причем нередко их забавляли рассказчики, песенники, гусляры и разного рода "игрецы" (плясуны, скоморохи и акробаты). Надобно полагать, что наиболее богатые дворы княжеские изобиловали людьми, искусными в такого рода увеселениях. Некоторые музыкальные и акробатические забавы, по всей вероятности, распространились на Руси особенно из Византии. (Фрески на лестницах Киево-Софийского собора дают наглядное представление об этих разнообразных забавах.)
   Бояре очень естественно старались подражать князьям в своем быту. Они тоже имели на своем дворе многочисленную челядь или рабов, которыми также вели большое хозяйство и на своих землях. На войну или на охоту они выступали в сопровождении собственных вооруженных слуг, или отроков, так что имели как бы собственную дружину. Особенной пышностью и многолюдством окружали себя те бояре, которые занимали должности воевод, посадников и тысяцких. За исключением отправлявших службу по городам и волостям, бояре обязаны были ежедневно рано поутру являться в терем к своему князю, чтобы составлять его совет, или думу, и вообще помогать ему в делах. Между боярами и дружинниками упоминаются иногда любимцы, или "милостники", которые пользовались особым доверием князя, что, конечно, возбуждало зависть и неудовольствие в других думцах. Любопытно еще обстоятельство, что молодые сыновья бояр, по-видимому, жили при самом князе и входили в состав его отроков, или младшей дружины. От них-то, вероятно, впоследствии и распространилось на всю эту младшую дружину название "дети боярские".
   Живя по-дружески, по-братски с дружиной, советуясь с ней о всех делах, творя с ее помощью суд и расправу, князь в важных случаях призывал на совет городских мужей или старцев, то есть собирал вече. Русское вече, или обычай сходки, совещания об общем деле есть такое же древнее учреждение, как и княжеская власть. В эпоху историческую видим совместное их существование на Руси, но при явном подчинении вече князю. Междоусобная борьба князей за волости и частая нужда искать поддержки у местного населения способствовали развитию и укреплению вечевых обычаев. Вече старших, или стольных, городов приобрело такую силу, что нередко решало и самый спор князей о том, кому сесть на стол. Решению его обыкновенно подчинялись и пригороды, то есть города областные, младшие. Припомним слова летописи, сказанные по поводу соперничества Владимира Залесского с Ростовом и Суздалем, которые считали его своим пригородом: "Новгородцы бо изначала и Смольняне, Кияне и Полочане и вся власти, якоже на думу, на веча сходятся; на, чем же старейшие сдумают, на том и пригороды станут". Наибольшего развития своего народное вече достигло в Новгороде Великом, где оно приобрело значение верховной власти и стало выше власти княжеской. Оно присвоило себе право выбирать и низлагать князей, епископов, посадников и другие правительственные лица, а также, в случае народного неудовольствия, карать самых знатнейших своих граждан смертью, изгнанием и разграблением имущества. Своим вечевым народоправлением Новгород все более и более выделялся из ряда Русских земель. Мы видим, однако, что и в Суздальской земле выступают на передний план веча Ростовское и Владимирское в тревожную пору, наставшую за смертью Андрея Боголюбского. Вообще народный совет усиливается во времена смутные, беспокойные, в особенности междукняжеские. Вече стольных городов не только поддерживает или призывает на свой стол кого-либо из спорящих князей, но и заключает с ним ряд; следовательно, принимает его на известных условиях, на договоре и, сажая его на свой стол, заставляет целовать крест, то есть присягать на этом договоре (что в Новгороде вошло в постоянный обычай). Но в спокойное время, особенно в тех землях, где какая-либо ветвь получила оседлость и значение местной династии, встречаем редкое упоминание о вечах.
   За исключением Великого Новгорода, народное вече нигде не представляет нам твердых определенных форм, и мы тщетно пытались бы разъяснить вечевые обряды, способ собирания голосов, пределы вечевой власти и т.д. Можем указать только некоторые общие черты. Обыкновенно вече выбирал сам князь или его посадник, тысяцкий или другой какой-либо сановник. Созывали его биричи и подвойские (иногда с помощью набатного колокола). Местом собрания служили или княжий двор, или площадь подле соборного храма. Сановник с какого-либо возвышения, например, с церковной паперти (если не было особо устроенного помоста, как в Новгороде), обращался с речью к народу и объявлял, зачем он созван. Граждане после беспорядочного совещания друг с другом более или менее шумными кликами выражали свое мнение; а вопрос о большинстве просто решался на глазомер, без точного счета голосов. Так называемого ценза не существовало, и в вечевых собраниях участвовали все свободные граждане, но не молодежь. При сильном развитии семейной или отцовской власти в Древней Руси младшие братья, сыновья и племянники не имели особого голоса в присутствии главы семейства; а потому, если и приходили на вече, то для того только, чтобы слушать молча совещания старших людей или поддерживать своих в случае какого насилия. Пригорожане могли иногда участвовать в вече своего главного города, и наоборот, жители последнего участвовали в вече пригорода.
   Большое народное вече, как мы сказали, собиралось не часто, а только в важных случаях, преимущественно во времена смут и безначалия. Более постоянным учреждением является, по-видимому, малое вече, когда лучшие люди, т.е. городские старцы или домовладыки, наиболее зажиточные и семейные, созывались на княжий двор для совещания вместе с его боярами и дружиной под непосредственным председательством самого князя. Иногда приглашалось к князю на вечевое совещание духовенство; а в особенно важных случаях призывались дружинники и земские лучшие люди из пригородов и волостей, пример чему мы видели в истории Ярослава Осмомысла и Всеволода Большое Гнездо, вздумавших изменить общий порядок при наследовании главного стола. (Из этих именно собраний впоследствии развилось то, что известно под именем земского собора, или "великой земской думы".) Обычай собираться на сходку для совещаний был, очевидно, распространен издревле в земском населении Руси и производился не только в городах, но и в волостях, т.е. между сельскими жителями, особенно по вопросам хозяйственным, например: по разделу или переделу полей, по раскладке и разверстке княжих даней и разных повинностей, по снаряжению людей на войну и т.п. Вечевые обычаи не оставляли земских людей даже и в военных походах.
   Городское население в древней России составляло главную основу государственного быта и решительно преобладало над сельским населением. Летописи упоминают в дотатарскую эпоху до трехсот городов. Но, без сомнения, это число далеко не соответствует их действительному количеству, если под городом разуметь то, что и разумелось в древности, то есть всякое укрепленное или огороженное поселение.
   До объединения Руси под одним княжеским родом и вообще в языческую эпоху, когда каждое племя жило особо и дробилось на многие общины и княжения, не только внешние враги, но и частые взаимные ссоры заставляли население огораживаться от неприятельского нападения. Города неизбежно и постепенно умножались вместе с переходом славянорусских племен от кочевого и бродячего быта к оседлому. Еще в VI веке, по известию Иорнанда, леса и болота заменяли славянам города, т.е. служили им вместо укреплений против неприятелей. Но и это известие нельзя принимать буквально. Уже в те времена, по всей вероятности, были укрепленные поселения и даже существовали значительные торговые города. С большим развитием оседлости и земледелия число их сильно возросло в последующие века. Около трех столетий спустя после Иорнанда другой латинский писатель (неизвестный, по имени географ Баварский) перечисляет славянские и неславянские племена, населявшие Восточную Европу, и считает у них города десятками и сотнями, так что в сложности получается несколько тысяч городов. Если бы его известие и было преувеличено, все-таки оно указывает на огромное количество городов в древней России. Но из такого количества еще нельзя заключать о густоте и многочисленности самого населения страны. Города эти были собственно городки или небольшие селитьбы, окопанные валом и рвом с прибавлением тына, или частокола, и только частью имели стены из плетней и бревенчатых срубов, наполненных землей и камнями с башнями и воротами. В мирное время население их занималось земледелием, скотоводством, рыбным и звериным промыслом в окрестных полях, лесах и водах. На эти сельские занятия горожан прямо указывает летопись, влагая в уста Ольги следующие слова, обращенные к осажденным жителям Коростеня: "Чего хотите досидеться; все ваши города уже передались мне и обязались платить дань и возделывают свои нивы и свою землю; а вы хотите лучше голодом поморить себя, чем заплатить дань". Но при первой военной тревоге население укрывалось в свои городки, готовое выдержать осаду и дать отпор неприятелю. Сообразно с потребностями защиты и самое место для города обыкновенно выбирали где-нибудь на береговом возвышении реки или озера; по крайней мере с одной стороны он примыкал к дебрям и болотам, которые не только препятствовали неприятельскому нападению с этой стороны, но и служили укрытием на случай взятия городка. Разумеется, чем открытее была страна, чем более подвергалась неприятельским нападениям, тем большая потребность существовала в поселениях, окопанных валами, как это и было в южной полосе Древней Руси. В местах же лесистых, болотистых и вообще защищенных самой природой, укрепленных таким способом селений встречалось, конечно, меньше.
   Когда русское племя посредством собственных дружин распространило свое господство в Восточной Европе и когда эти дружины объединили восточных славян под властью одного княжеского рода, естественно, должны были уменьшиться и опасность от соседей, и взаимные драки между славянским племенами. Русь, с одной стороны, обуздывала внешних врагов, которых нередко громила в их собственной земле; а с другой стороны, княжеская власть запрещала в своих владениях драки, возникшие из-за обладания полем, лесом, пастбищем, рыбною ловлею или из-за похищенных женщин, а также нападения с целью грабежа, добычи рабов и т.п. Налагая дани на туземное население, князья взамен, кроме внешней защиты, давали им суд и расправу, т.е. обязывались более или менее защищать слабых от обид сильнейшего, другими словами, полагали начало государственному строю. Поэтому жители множества городков вследствие большей чем прежде безопасности могли постепенно расселяться по окрестным местам в неукрепленных хуторах и поселках, чтобы удобнее заниматься сельским хозяйством; самые городки нередко получали более мирный характер, постепенно превращаясь в открытые селения. Отсюда все более и более размножалось сельское население, преданное земледелию и другим хозяйственным занятиям. Так было преимущественно во внутренних областях; но по окраинам и там, где существовало более опасности, а также в землях покоренных инородцев князья уже сами заботились о поддержании и сооружении хорошо укрепленных городов, в которых размещали своих дружинников. Вообще в эту русско-княжескую эпоху постепенно выработалось различие между городским и сельским населением.
   Если число укрепленных селитьб не было так многочисленно, как прежде, зато самые города сделались значительнее и стали вмещать в себе население более разнообразное по своему делению на классы и сословия. Они постепенно становятся средоточием для окрестной области как в военно-правительственном отношении, так и в промышленно-торговом; по крайней мере, это должно сказать о городах наиболее значительных. Такие города обыкновенно состояли из двух главных частей: "детинца" и "острога". Детинец, иначе кремль, считался внутренней частью, хотя он редко приходился внутри, а обыкновенно одной или двумя сторонами был расположен над самым береговым спуском. В нем помещались соборный храм и двор князя или его посадника, а также дворы некоторых бояр и духовных лиц. Здесь пребывала и часть младшей дружины, или детские, составлявшие городскую оборону (от них и название "детинца"). Острогом назывался внешний, или окольный, город, примыкавший к детинцу. Он также опоясывался валом, стенами и башнями, а с наружной стороны - еще рвом, наполненным водой; такой крепостной ров обыкновенно назывался греблею. Стены и башни в Древней Руси были деревянные; только в немногих городах встречались каменные. Понятно, что при обилии леса и недостатке гор и камня укрепления в Восточной Европе носили иной характер, чем в Западной, где замки и города укреплялись еще по образцу римских колоний. Впоследствии окольный город стал более известен под именем "посада"; в нем преимущественно жило население торговое и разного рода ремесленники. Необходимой принадлежностью его было "торговище", или "торжок", куда в известные дни съезжались люди из окрестных деревень для обмена своих произведений. В больших городах с умножением населения вокруг острога заводились новые селитьбы, носившие названия "предгородия", "застенья", а впоследствии - "слобод", обитатели которых занимались или земледелием, или огородничеством, рыбной ловлей и другими промыслами. Эти предгородия в свою очередь опоясывались валом. Кроме того, около больших городов в более или менее значительном от них расстоянии насыпались валы с той целью, чтобы в случае неприятельского нашествия окрестные сельские жители могли укрыться за ними не только с своими семьями и с хлебными запасами, но и со своими стадами. Особенно в Южной Руси, где грозила постоянная опасность от кочевников, и доселе можно видеть остатки многочисленных валов по соседству с важнейшими древними городами.
   В те времена, когда еще не было строгого деления по сословиям и занятиям, когда была так сильна потребность в защите себя, своей семьи, своего имущества и жилища, все свободное население должно было иметь привычку к оружию, чтобы в случае нужды встать в ряды войска. Горожане по преимуществу сохраняли свой воинственный характер; при обороне городов, равно и в больших походах княжие дружинники составляли только ядро военной силы; но, конечно, они были и лучше вооружены, и более привычны к воинскому делу, более искусны в употреблении оружия. Земская рать, по-видимому, имела своих особых начальников в лице "тысяцких" и "сотских". Названия эти напоминают те времена, когда все свободное население делилось по тысячам и сотням и с таким делением выступало на войну. А потом сотские и десяцкие обратились в земских чиновников, заправлявших некоторыми текущими делами, особенной раскладкой и сбором даней и повинностей*.
   ______________________
   * Пособиями для общественных отношений и учреждений Древней Руси служат Плошинского "Городское состояние русского народа в его историческом развитии". СПб. 1852. Погодина "Исследования и лекции". Т. VII. Соловьева "История отношений между князьями Рюрикова дома". М. 1847. В. Пассека "Княжеская и докняжеская Русь" (Чт. Общ. И. и Др. 1870, кн. 3). Сергеевича "Вече и князь". М. 1867. (Подробную рецензию Градовского на это сочинение см. в Ж. М. Н. Пр. 1868. Октябрь.) Беляева "Лекции по истории русского законодательства". М. 1879. Лимберта "Предметы ведомства веча в княжеский период". Варшава. 1877. Самоквасова "Заметки по истории Русского государственного устройства и управления" (Ж. М. Н. Пр. 1869. Ноябрь и Декабрь). Его же "Древние города России". СПб. 1870. Его же "Начала политического быта древнерусских славян". Вып. I. Варшава. 1878. В двух последних сочинениях проф. Самоквасов доказывает несостоятельность прежде господствовавшего мнения о малочисленности городов в древнейшей Руси - мнения, основанного на нескольких гадательных фразах летописца о быте русских славян до так наз. призвания Варягов. (Некоторые писатели, по недостатку критики, до того полагались на эти фразы, что самое построение городов на Руси считали делом призванных Варягов.) Лучшая рецензия по теории о городах проф. Самоквасова принадлежит проф. Леонтовичу (Сборник Госуд. Знаний. Т. II. СПб. 1875).

В последнем сочинении г. Самоквасова ("Начало полит, быта") представлен обзор разных теорий политического быта русских славян в эпоху призвания; таковы теории: родовая, общинная, задружно-общинная и смешанная. Представителями патриархального и родового быта являются Соловьев и Кавелин, общинного - Беляев, Аксаков и Лешков, задружно-общинного - Леонтович (см. его статью в Ж. М. Н. Пр. 1874. NN 3 и 4), а смешанного - Затыркевич ("О влитии борьбы между городами и сословиями на образование строя Русского государства в домонгольский период". Чт. Об. И. и Др. 1874). Критика на него проф. Сергеевича в Ж. М. Н. Пр. 1876. N 1. Проф. Никитский ("Теория родового быта в древней Руси". "Вестник Европы". 1870. Август) развивает теорию рода фиктивного или политического. Помянутого проф. Самоквасова "Главнейшие моменты в государст. развитии древней Руси". Варшава. 1886. (Примыкает к родовой теории междукняжеских отношений.) Проф. Хлебникова "Русское государство и развитие русской личности (Киев. Университет. Известия. 1879. N 4). Мы не входим в разбор всех этих теорий; так как они более или менее исходным своим пунктом берут мнимое призвание Варяжских князей, считая его историческим фактом и полагая его началом Русской государственной жизни. Даже г. Затыркевич, признавая более древнее происхождение Русского государственного быта, в то же время как-то сплетает его с призванием Варягов и считает Русь выходцами из Скандинавии. С своей стороны мы возводим начало нашего государственного быта с туземными русскими князьями во главе ко времени гораздо более раннему, чем эпоха мнимого призвания Варягов. Во внутренних отношениях видим в Древней Руси существование общины и веча рядом с дружинно-княжеским началом, но при явном подчинении сему последнему. (Несколько моих мыслей о происхождении государственного быта вообще см. в Известиях Моск. Общ. Естествознания, Антропологии и Этнографии за 1879 г.: "О некоторых этнографических наблюдениях".) Что касается до местных славянских князей, существовавших до подчинения их Киеворусскому княжему дому, то летопись сохранила нам несколько имен. Таковы: в X веке древлянский Мал и полоцкий Рогволод, а позднее встречаем у Вятичей Ходоту, современника Владимиру Мономаху. Вятичи позднее других племенных князей подчинились Киевскому княжему роду. Этот род на место побежденных князей сажал своих членов, или своих посадников.
   ______________________
  
   Сельское население Древней Руси, как мы сказали, мало отличалось от городского. В мирное время оно занималось земледелием, звериным или рыбным промыслом, смотря по характеру природы, и жило в тех хуторах и поселках, которые были рассеяны вблизи городов. С развитием большей безопасности размножилось число хуторов и деревень, и даже самые городки превращались в открытые селения. Тогда и название "смерд", обозначавшее вообще простых горожан и сельчан в совокупности, постепенно усвоилось сельскому, земледельческому населению по преимуществу. По мере размножения этого населения составлялись поземельные общины, носившие разнообразные названия "верви", "волости", "погоста" и пр. Главной связью между селениями, входившими в состав такой общины, служили общее пользование землей, а также совокупная уплата даней и оброков в княжую казну. Общинное пользование землей существовало у Русских Славян, как у всех народов, у которых земли было изобилие, а обработка ее находилась еще на низкой ступени развития. Киево-русские князья, объединившие этих славян, конечно, не создали поземельной сельской общины; они нашли ее уже в обычаях и нравах народных и пользовались ей для собирания своих даней и оброков, а равно судебных вир. Понятно, что княжим волостелям и тиунам при этих сборах удобнее было иметь дело с общиной, или вервью, нежели с каждой отдельной семьей, а потому при князьях Игорева дома славянская поземельная община получила поддержку и дальнейшее развитие.
   При неутвердившихся еще понятиях о личной поземельной собственности, при подвижности сельского населения, всегда готового в случае опасности или истощения почвы оставить свои непрочные жилища и перейти на другие, более удобные земли, при большом запасе пространства, еще незаселенного и невозделанного, весьма естественно, что русские князья-завоеватели смотрели вообще на Русскую землю как на собственность своего рода и за пользование ею облагали население разными повинностями, данями и оброками. Поэтому они жаловали своим дружинникам и духовенству не только земли еще пустые, но и заселенные. В последнем случае князь передавал владельцу свое право собирать с населения те дани и оброки, которые платились за пользование землей, и сверх того взимать некоторые судебные пошлины; следовательно, передавалось также право суда и расправы, но обыкновенно за исключением татьбы и убийства, т.е. уголовных преступлений, подлежащих суду князя и его тиунов, или суду, так сказать, государственному.
   Не одно совокупное пользование землей заставляло сельское население соединяться в отдельные общины и верви. К тому же влекла сводных людей и самая потребность общежития, столь развитая у славянорусского племени, а также потребность взаимной поддержки и помощи как для охранения своих земель и угодий от захвата соседними жителями, так и при исполнении больших работ, например, при постройке плотины, моста или гати, при расчистке лесных пространств под нивы и пажити. Последнее условие в особенности влияло в северных областях, обильных дремучими лесами и дебрями. Здесь на укрепление и развитие общинного быта влияло еще то обстоятельство, что славянское население в тех краях было пришлым, и, чтобы удержать свое господство над туземными народцами, оно должно было держаться более в совокупности.
   Сельские общины долгое время по своему быту не отличались от городских и сохраняли те же вечевые обычаи, собираясь на мирские сходки для раскладки и разверстки повинностей, вообще для обсуждения своих хозяйственных нужд. Но члены этих общин не были закреплены за той землей, которой пользовались; нередко отдельные семьи и даже целые поселки, недовольные налогами или скудной почвой, оставляли прежнюю оседлость и переселялись на новые места. Такая подвижность земледельческого населения, конечно, немало препятствовала правильному развитию сельского хозяйства; но она же много способствовала русской колонизации, т.е. заселению или обрусению обширных пространств Восточной и особенно Северо-Восточной Европы.
   Рядом с свободной сельской общиной возникали еще деревни и поселки из людей несвободных. Как сами князья, так и пожалованные землями дружинники нередко поселяли на пустующих местах своих челядинцев, или холопов, и устраивали там дворы с разными хозяйственными заведениями. Но в эпоху дотатарскую количество такого холопского населения было еще незначительно в сравнении с свободным сельским населением.
   Уже в ту эпоху преобладающею на Руси промышленностью является земледелие. Развитие его, конечно, находилось в тесной связи с почвой и климатом. Между тем как в черноземной полосе южнорусской оно приносило богатую жатву, хотя и страдало иногда от засухи, саранчи, землеройных животных, червей и т.п. врагов; в северных краях, особенно в Новгородской земле, земледелие развивалось с великим трудом. Ранние осенние или поздние весенние морозы нередко побивали хлеб и производили голодные годы, и только подвозы из других русских областей или из чужих стран спасали население от мора. Между тем как в южной полосе обилие свободных тучных полей, при относительной малочисленности населения, давало возможность часто распахивать и засевать целину, или новину, т.е. девственную почву, а потом в случае истощения запускать ее на долгое число лет, в северной полосе земледелец должен был вести упорную борьбу со скудной почвой и непроходимыми лесами. Чтобы добыть кусок удобной земли, он расчищал участок леса, вырубал и жег деревья; остававшаяся от них зола служила удобрением. Несколько лет такой участок давал порядочный урожай, а когда почва истощалась, земледелец покидал ее и углублялся далее в лес, расчищая новый участок под пашню. Такие расчищаемые из-под леса участки назывались притеребы. Вследствие подобного передвижного земледелия и самое крестьянское население усвоило себе подвижной характер. Но вместе с тем наше крестьянство далеко во все стороны распространяло славянорусскую колонизацию и своим потом или своей страдою (тяжелой работой) закрепляло новые земли за Русским племенем.
   Разные свидетельства удостоверяют нас, что обработка земли производилась теми же орудиями и способами, какие сохранились на Руси до нашего времени. Весной сеяли хлеб яровой, а осенью - озимый. Но юге точно так же более пахали "плугом", а на севере - сохой, или "ралом"; запрягали в них коней, но, по всей вероятности, употребляли для плуга и волов; вспаханную ниву, или "ролью", проходили бороной. Колосья снимали также "серпом" и "косою". Сжатый или скошенный хлеб, складывали в копна, а потом свозили его в гумна и клали там в "скирды" и "стола"; перед молотьбой просушивали его в "овинах", а молотили "цепами". Обмолоченное зерно, или "жито", держали в "клетях", "сусеках" (закромах), но большей частью хоронили в ямах. Мололи зерно в муку преимущественно ручными жерновами; о мельницах упоминается еще редко и только о водяных. Сено убирали так же, как теперь, т.е. косили траву на лугах (иначе "сеножатях", или "пожнях") и складывали в стога. Главную статью хлебных произведений и народной пищи уже тогда составляла рожь, как самое подходящее для русской почвы растение. На юге производилась и пшеница; кроме того, упоминаются просо, овес, ячмень, горох, полба, чечевица, конопля, лен и хмель; только гречи в те времена не встречаем.
   Что касается до разведения овощей, или огородничества, то и оно не было чуждо древней России. Имеем известие об огородах, разводимых около городов и монастырей, особенно где-нибудь на болоньи, т.е. в низменном месте подле реки. Из огородных растений упоминаются репа, капуста, мак, тыква, бобы, чеснок и лук - все те же, которые доселе составляют обычную принадлежность русского хозяйства. Имеем указание на существование также в городах и монастырях садов, заключавших разные плодовые деревья, а главным образом яблоки. Орехи, ягоды и грибы, конечно, и тогда служили на потребу русского человека. Для зажиточных людей торговля доставляла дорогие иноземные овощи и плоды, привозимые с юга, из пределов Византийской империи, особенно сухой виноград, или изюм.
   Ржаной хлеб издревле пекли кислым. Во время неурожаев бедные люди подмешивали другие растения, особенно лебеду. Были хлебы и пшеничные. Из пшена приготовляли кашу, а из овса делали кисель, который ели иногда с медвяной сытой. Умели делать сладкие пироги с медом и молоком. Из конопляного и льняного семени выбивали масло; из молока также били масло; умели делать и сыр. Мясная пища, по-видимому, была весьма распространена в Древней Руси благодаря, между прочим, обилию дичи и постоянным занятиям охотой. Предки наши не только ели тетеревей, рябчиков, журавлей, оленей, лосей, туров, вепрей, зайцев, и пр., но не гнушались медвежатиной и белками, против чего восстало духовенство, относя их к "скверне", т.е. к нечистым животным. Духовенство восстало и против употребления в пищу животных, хотя бы чистых, но не зарезанных, а удавленных, считая последних "мертвечиной"; сюда относило оно тетеревей и других птиц, которых ловили силками. Во время голода простолюдины, конечно, не обращали внимания на подобные запрещения и ели не только липовую кору, но и псину, кошек, ужей ит.п., не говоря уже о конине, которая в языческие времена вообще употреблялась русскими в пищу. Главную же статью обычной мясной пищи доставляли, конечно, домашние птицы и животные: куры, утки, гуси, овцы, козы, свиньи и рогатый скот; последний в старину назывался "говядо". Строгое соблюдение постов, которым отличалось русское православие впоследствии, в первые три века нашего христианства еще только входило в число благочестивых обычаев, и, несмотря на усилия духовенства, многие русские люди пока не отказывались от употребления мяса в постные дни.
   Скотоводство было такое же распространенное на Руси занятие, как земледелие, но еще более стародавнее. Разумеется, оно не имело значительного развития в северной лесной полосе, а процветало более в южных землях, где было изобилие пастбищ и даже степных пространств. Впрочем, насколько эти земли изобиловали рогатым скотом, мы не имеем прямых сведений. Встречаем более указаний на процветание коневодства, но и то собственно княжеского. О размерах сего последнего можно судить по летописному известию о том, что у новгород-северских князей на одной только речке Рахне паслось несколько тысяч кобылиц (в 1146 г.). Впрочем, князья должны были прилагать особую заботу о конских табунах уже потому, что они доставляли коней не только своей дружине, но и частью земской рати, собиравшейся в военное время. Кони знатных людей обыкновенно отличались особым тавром, или "пятном". Южная Русь пользовалась также соседством кочевых народов и приобретала от них большое количество коней и волов путем торговли; а в военное время стада и табуны степняков служили главной добычей русских дружин; но и кочевники в свою очередь при набегах угоняли русский скот. Особенно славились иноходцы и скакуны угорские, которых летопись называет "фарами". Вообще "борзый" конь высоко ценился на Руси и составлял утеху русского молодца.
   Наряду с земледелием и скотоводством важное место в народном хозяйстве занимало рыболовство, при великом обилии рыбных озер и рек. Оно издревле производилось теми же снастями и орудиями, как в наше время, т.е. неводом, бреднем, длинной сетью, или мрежею, и удочкой. Наиболее распространенный обычай рыбной ловли был посредством еза, т.е. перегородки из кольев, набитых поперек реки, с отверстием в средине, тоже огороженным, куда заходит рыба. Наряду с дружинами звериных ловцов князья имели целые дружины ловцов рыбных; отправляясь на промысел, они обыкновенно назывались "ватагами", а начальник их именовался "ватаманом". Между прочим, новгородцы предоставляли своим князьям право посылать рыболовные ватаги на Северное Поморье, именно на Терский берег; а сами посылали свои ватаги на другие берега Поморья, где, кроме рыбы, ловили также моржей и тюленей. В местах особенно рыболовных издревле образовался целый класс людей, занимавшихся преимущественно этим промыслом. Вследствие запрещения мяса инокам монастыри особенно дорожили рыбными угодьями; а потому князья и богатые люди старались наделить их такими водами, где в изобилии водилась рыба. Иноки сами занимались ловлей и получали рыбный оброк с жителей, сидевших на монастырской земле. Наиболее ценной рыбой на Руси считался всегда осетр. Нужда запасаться рыбой на зимнее время, особенно с постепенным водворением постов, научила приготовлять рыбу впрок, т.е. вялить ее и солить. Русские уже тогда умели приготовлять икру.
   Соль получалась на Руси из разных мест. Во-первых, она добывалась в Галицкой земле на северо-восточном склоне Карпатских гор; особенно известны соляные ломки в окрестностях Удеча, Коломыи и Перемышля. Из Галича соляные караваны направлялись в Киевскую землю или сухопутьем через Волынь, или в ладьях спускались Днестром в Черное море, а оттуда поднимались вверх по Днепру. Во-вторых, соль добывалась из Крымских и Азовских озер. Частью она также развозилась морем и Днепром, а частью - сухопутьем на телегах. Уже тогда сущестствовал, по-видимому, особый промысел соляных возчиков (чумаков), которые ездили из Южной Руси к этим озерам за солью. Пошлина с соли составляла одну из статей княжих доходов; иногда торговля ею отдавалась на откуп. В Северной Руси соль или получалась путем иноземной торговли, или добывалась посредством выварки. Последняя производилась и на берегах Белого моря, и в разных других местах, где почва была пропитана соляными осадками; особенно в большом количестве добывалась она в Старой Русе. В Новгороде существовал целый ряд купцов, занимавшихся соляным промыслом и называвшихся "прасолы". В Суздальской земле известны своими варницами Солигалич, Ростов, Городец и пр. Выварка соли производилась очень просто: копали колодезь и делали в нем раствор; потом наливали этот раствор на большую железную сковороду ("црен") или в котел ("салга") и посредством кипячения вываривали соль.
   Обычные напитки Древней Руси составляли квас, брага, пиво и мед, которые варились дома; а вина получали путем иноземной торговли из Византийской империи и Юго-Западной Европы. Пиво варилось из муки с солодом и хмелем. Но особенно распространенным напитком был мед, который служил главным предметом угощения во время пиров и попоек. Он варился с хмелем и приправлялся некоторыми пряностями. Русь, как известно, любила выпить и с радости, и с горя, на свадьбе и на поминках. Знатные и богатые люди вместе с вином и пивом держали всегда большие запасы меда в своих погребах, которые назывались по преимуществу "медушами". Какие огромные запасы были у князей, мы видели при захвате двора северского князя в Путивле, в 1146 году, и это весьма понятно, так как князья должны были постоянно угощать крепким медом свою дружину. В те времена, когда еще не знали употребления сахара, мед служил на Руси приправой не одних напитков, но и сладких яств. Такому великому запросу на него удовлетворял широко распространенный пчелиный промысел, или бортничество. Бортью называлось естественное или выдолбленное в старом дереве дупло, в котором водились дикие пчелы; а роща с такими деревьями называлась бортным угодьем, или "ухожаем". Бортный промысел встречается на всем пространстве Русской земли, при различных условиях почвы и климата. Князья в своих волостях наряду с звериными и рыбными ловцами имели и особых бортников, которые занимались бортными ухожаями и варкой меда. Иногда эти ухожаи отдавались вольным людям с условием платить княаю известную часть меда. Кроме того, в числе даней и оброков в княжую казну видную часть составлял мед. Обычной мерой для того служило "лукно", или определенной величины короб из лубка (откуда наше "лукошко").
   Бортники в Северо-Восточной России назывались еще "древолазами": требовалась некоторая ловкость и привычка лазить по деревьям, так как мед приходилось иногда доставать на значительной высоте. Вообще бортный промысел был очень выгоден, потому что, кроме меда, он доставлял и воск, который не только шел на свечи для храмов и зажиточных людей, но и составлял весьма значительную статью отпуска в нашей торговле с иноземцами*.
   ______________________
   * От помянутых теорий древнего русского быта должно отличать еще вопрос о сельской общине в древней России, хотя в полемической литературе по этому вопросу он нередко смешивается с означенными теориями. Главными поборниками исконного общинного устройства крестьянского сословия и землевладения являются: К. Аксаков (его Сочч. М. 1861). В. Лешков ("Русский народ и Государство". М. 1858) и в особенности И.Беляев (Крестьяне на Руси. М. 1860). Представителем противного мнения выступил г. Чичерин (см. собрание его статей в "Опытах по истории Русского права". М. 1858). По его мнению, происхождение Русской крестьянской общины вытекло из финансовых установлений, т.е. из тягла и повинностей, обусловленных круговою порукою. (Ответы ему Беляева см. в Русс. Беседе 1857 г.) Довольно много остроумных соображений выставлено с той и другой стороны; но обе они происхождение нашей сельской общины приводят в связь с мнимым происхождением Русского государства и дают участие в этом вопросе пришлой варяжской дружине. Сторонники исконной поземельной общины имеют за собою более исторической правды; но они придают ей слишком договорный, юридический (искусственный), слишком идиллический характер; Преувеличивают значение и распространение в древней России общинного и артельного начала. Любопытно в этом отношении сочинение Соколовского "Очерк истории сельской общины на севере России". СПб. 1877. Оно отождествляет ее с волостью; но также мешает ее историю с мнимым призванием варягов и полагает, что прежнее (идиллическое) состояние северорусской общины нарушилось.с появлением иноземных князей и их чиновников.

Беляева "Несколько слов о земледелии в древней России" (Времен. Общ. И. и Др. XXII). Прекрасное сочинение Аристова "Промышленность Древней Руси". СПб. 1866. Кроме летописей, о земледелии, скотоводстве, рыболовном и бортном промыслах встречаются многие указания в Русской Правде, Житии Феодосия и Патерике Печерском, а также в договорных и жалованных грамотах. Например, о рыболовных ватагах говорится в договорах Новгорода с великими князьями (Собр. Г. Гр. и Дог. I).
   ______________________
  
   Жилища Древней Руси, при изобилии лесу, были сплошь деревянные, начиная от хижины бедного селянина до палат княжеских. Основой русского жилья послужил бревенчатый квадратный сруб, или так называемая "клеть"; а когда эта клеть снабжалась очагом или печью, то называлась "истопка" или "изба". Несколько клетей, связанных в одно целое, получали название "хором". Жилище богатого человека от бедного, собственно, отличалось количеством клетей или обширностью хором. Обыкновенно хоромы состояли из трех главных частей: во-первых, зимнее жилье, или изба, во-вторых, собственно клеть, или жилье летнее без печи, служившее зимой вместо кладовой; между ними находилась третья, просторная и светлая комната, называвшаяся сени или сенница, служившая приемной для гостей. Русские люди любили строить высокие хоромы; означенные три части составляли обыкновенно второй ярус здания; под ними находились подклеты, куда складывались разные хозяйственные припасы и принадлежности; в них же заключались погреба и медуши. А к сеням пристраивались на столбах ступени, или лестницы, с крытой площадкой наверху, что и называлось "крыльцом". Самые сени иногда утверждались на столбах, без подклета; по крайней мере так можно заключать из некоторых мест летописи, когда мятежная толпа подрубала или грозила подрубить сени. Над последними еще надстраивалась светлая горница, терем, или "повалуша"; потом словом "терем" стали обозначать вообще высокое жилье. Кровля обыкновенно делалась крутая, двускатная. Верхнее ребро этих скатов называлось "кнесом" (князем); по концам его обыкновенно красовались резные коньки, т.е. две конские головы, обращенные в разные стороны. Покрывалась кровля соломой, а у богатых - тесом или гонтом, т.е. мелкими дощечками, так что гонтовое покрытие имело вид чешуи. Хоромы стояли посреди двора, огороженного тыном, или плетнем; по углам и сторонам его располагались хлевы, конюшни и другие постройки для челяди, домашнего скота, птицы, для сена, хлеба и прочих хозяйственных предметов. Баня, или мовница, по-видимому, служила принадлежностью всякого зажиточного дома.
   Разумеется, чем зажиточнее был хозяин, тем просторнее его двор и сложнее его хоромы; они заключали по нескольку сеней, клетей и теремов. Судя по остаткам городских валов, видно, что в городах было немного места для дворов и вообще жили тесно. Поэтому богатые люди, в особенности князья, любили более пребывать в своих обширных загородных жилищах, называя их обыкновенно "раем", "красным двором", "красным селом" и т.п. Отличительной принадлежностью княжих хором, или теремов, между прочим, служили просторные сени или столовая комната, в которой князья проводили время с своей дружиной в совете и пирах; были особые клети для пребывания очередных гридей, или дружинников, охранявших князя; такие клети назывались "гридницей". Терема княжеские украшались резными карнизами, расписывались внутри и снаружи разноцветными красками. Наверху вдоль кнеса, по-видимому, шел гребень, расписанный разными узорами с позолотой; а может быть, позолотой украшался потолок; по крайней мере название терема "златоверхим" встречается и в народных песнях, и в "Слове о полку Игореве". Так, в "Слове" великий князь Святослав Всеволодович, передавая боярам свой недобрый сон, говорит: "Уже доски без кнеса (стоят) в моем тереме златоверсем". Свое пристрастие к пестрым, узорчатым украшениям Древняя Русь, без сомнения, вполне прилагала к жилищам. Затейливая резьба и раскраска покрывали, конечно, передние, лицевые стороны, особенно испещрялись ими наличники окон; так что древние русские хоромы, при недостатке правильности и соответствия в частях (симметрии), отличались несомненной живописностью и вкусом. Относительно узорчатой резьбы Русь издавна достигла значительной художественности. Вообще деревянное мастерство, или плотничество, несомненно, процветало на лесном Севере.
   Новгородцы особенно славились этим мастерством. Еще в начале XI века киевляне при встрече с ними, под Любечем, кричали: "А вы плотницы суще, а приставим вас хором рубити". По некоторым признакам уже тогда существовали плотничьи товарищества, или артели, и значительные постройки, каковы дома богатых людей, храмы, городские стены, башни, мосты и т.п., совершались на началах подряда артелями, во главе которых стояли известные мастера. А в Южной Руси, в местах бедных лесом, конечно, и в ту эпоху сельские жилища подходили к малорусским хатам нашего времени; т.е. стены их состояли из плетня или жердей, обмазанных глиной и выбеленных мелом.
   Каменные постройки на Руси были еще очень редки. Самое мастерство каменщиков стало распространяться только вместе с сооружением богатых храмов, башен, или веж, и некоторых городских стен, под влиянием мастеров греческих и немецких. Однако летопись еще до Владимира Великого упоминает в Киеве о каменном тереме княжеском. В следующие века число каменных теремов на княжих дворах, без сомнения, стало умножаться. В XII веке каменное мастерство уже настолько подвинулось в Суздальской Руси, что владимирцы сделались им особенно известны. Ростовцы недаром же отзывались о них в 1175 г.: "То наши холопы и каменщики". Не говоря о многих каменных храмах, воздвигнутых в этом крае, и доселе в Боголюбове сохраняется часть каменных палат, относимых к Андрею Боголюбскому.
   Деревянным постройкам Древней Руси соответствовала и домашняя утварь, которая также выделывалась по преимуществу из дерева. В источниках встречаем те же названия посуды и утвари, которые и доселе существуют в русском быту; например: стол, столец (стул), скамья, кровать ("тесовая"), ларь, бчелка (бочка), ведро, лохань, блюдо, чаша, локоть, ковш, ложка и т.д. Все это указывает на существование промыслов: столярного, токарного, бондарного и т.п. Были в большом употреблении изделия из лубка, лыка и мочала, каковы: сита, решета, коробья, лукна, рогожи и пр.
   Древняя Русь, однако, не ограничивалась одной деревянной утварью. Мы имеем положительные свидетельства, что существовали разные металлические мастерства; особенно процветал кузнечный промысел, который приготовлял домашние орудия и утварь из железа, меди и олова, например: котлы, сковороды, замки, пилы, косы, серпы, долота, заступы, рала, гвозди, ножи, топоры и т.п. Изделия из дорогих металлов, доступные только высшим сословиям или шедшие на украшения и утварь церковную, частью доставляла иноземная торговля, но частью и собственное русское мастерство. Так, встречаются известия о серебряных чашах, блюдах и ложках, золотых и серебряных кубках, турьих рогах, служивших вместо стаканов и оправленных в серебро или золото, а в особенности о серебряных и золотых оправах крестов, икон и богослужебных книг, преимущественно Евангелия, также о золотых и серебряных гривнах, обручах, монистах и других украшениях мужского и женского наряда. Изделия эти восходят ко временам еще языческим; ибо уже в договоре Игоря с Греками упоминается о русских печатях, золотых и серебряных: первые служили в Царьграде знаком русских послов, а вторые - гостей. В могильных курганах отдаленной эпохи встречается много украшений из золота и серебра, еще более, конечно, медных и железных вещей.
   Летописи упоминают о присутствии на Руси художников греческих и немецких (а в Юго-Западной Руси и польских). Но нет сомнения, что даровитый русский народ имел своих собственных мастеров почти по всем отраслям художества. Например, на существование русских литейщиков, приготовлявших вещи из свинца и меди, а также умевших делать из них сплавы вроде бронзы, указывают летописные известия, в особенности по поводу построения храмов; для сих последних отливались колокола, устроивались медные или бронзовые врата, медные или свинцовые кровли и помосты, иногда слитые из олова и меди. Для исполнения таких работ требовалось значительное количество людей сведущих.
   Источники передают нам немногие имена туземных мастеров той эпохи; тем с большим тщанием история должна сохранять эти имена для потомства.
   Из русских зодчих известны: "мастер" Петр, который, по словам летописи, "трудился" над сооружением каменного храма Св. Георгия в новгородском Юрьеве монастыре, по поручению князя Всеволода-Гавриила в 1119 году; "художник" Милонег, в крещении также Петр, возведший в 1200 г. стену под Выдубецким монастырем, по поручению великого князя Рюрика; Коров Яковлевич, "мастер" с Лубянской улицы в Новгороде, построивший каменную монастырскую церковь Св. Кирилла в 1201 г., на иждивение двух богатых бояр; Алекса, "мужхитр", которого в 1276 г. волынский князь Владимир Василькович послал строить город Каменец (Литовский) и который уже при отце его Васильке многие города "рубил" (то есть строил их дубовые стены). Рубруквис, посол французского короля Людовика IX к великому хану Мангу в половине XIII века, говорит об одном молодом Русском в Орде (не называя его по имени), который хорошо знал строительное искусство.
   Из других художников упоминаются: Авдий, "хитрец", или ваятель, который украсил резаными на камне узорами двери храма Св. Иоанна, воздвигнутого в Холме Даниилом Романовичем; золотых и серебряных дел мастер Лазарь Богша, соорудивший крест по заказу Евфросинии Полоцкой в 1161 г., и другой золотых дел мастер Кузьма, взятый в плен монголами, которого встретил в главной Орде Плано Карпини; последний видел его работы трон и печать, изготовленные для хана Гаюка.
   Далее известны: Нежила, "серебряник", и Гаврило, "щитник", оба новгородцы, павшие в бою с Литвой в 1234 г.; Антон, "котельник", тоже новгородец, который пал в известной Липицкой битве с суздальцами в 1216 году. А в 1200 г. в одной битве с Литвой в числе павших новгородцев находился Страшко "сребреник весец", то есть надзиравший за достоинством или пробою серебряных изделий, поступавших в торговлю; но, вероятно, он и сам был мастер.
   По поводу татарского нашествия волынский летописец говорит о великом числе всякого рода мастеров, бежавших от варварского плена; в том числе были "седельники" и "лучники", "тульники" и "кузнецы железу, меди и сребру".
   Относительно той отрасли художества, которая впоследствии приняла на Руси весьма обширные размеры, то есть церковного иконописания, мы имеем из эпохи дотатарской одно только русское имя; то был Алимпий, монах Киево-Печерской обители, ученик тех цареградских мастеров, которые расписывали Печерский Успенский храм. В этой отрасли учителями нашими были исключительно греки ("греческое" и "корсунское" письмо). По-видимому, все главные храмы русские того времени расписывались греческими мастерами, и сохранившиеся образцы церковных фресок свидетельствуют о полном господстве на Руси современного им византийского стиля с его соответствующими религиозному настроению строгими ликами и умеренными, сухими тонами раскраски. Нет сомнения, однако, что уже в ту эпоху греческие мастера имели многочисленных русских учеников. Кроме икон, писанных на доске, внутренние стены храмов тогда сплошь покрывались фресковым расписанием, так что одни греки уже с самого начала не могли удовлетворять великому запросу на иконописцев и, конечно, исполняли свои работы при помощи русских учеников. Вероятно, к концу данного периода уже существовали русские товарищества, или "дружины" иконописцев, которые работали под руководством своих "старейшин" и брали подряды на расписание церквей, как это мы видим немного позднее в Новгороде и вообще в Северной Руси. Но мастера, руководящие такими дружинами, по-видимому, еще долгое время были греки. Так, по известию летописи, в конце XII века в Новгороде расписал одну церковь на воротах кремля Гречин Петрович; имя его, однако, обличает в нем не природного грека, а скорее южного славянина, прибывшего из пределов Греческой империи.
   Стесненные твердо установленными преданиями и правилами греческого иконописания русские живописцы мало могли проявлять свои вкусы и свою творческую способность в произведениях этой отрасли искусства. Но есть другого рода памятники, которые наглядно свидетельствуют об их игривом воображении, об их способности не к одному только рабскому подражанию. Это рисунки заставок и заглавных букв, которыми обильно украшены страницы некоторых рукописных книг, дошедших до нас от той эпохи (начиная с Остромирова Евангелия). Образцами для них, конечно, послужили таковые же византийские и отчасти болгарские миниатюры; но русское художество внесло сюда много своеобразных подробностей, а также замечательное, живое сочетание красок и форм. Отличительную черту этих рисунков составляет прихотливое сплетение ремней и веток: с разными фантастическими зверями и птицами, особенно с драконами и змиями, которые своими хвостами перевивают фигуры людей и звериных чудовищ. Стиль этих произведений находится в полном соответствии с помянутыми выше затейливыми обронными узорами и изображениями на стенах суздальских храмов. Есть известия, что такие же обронные украшения на церковных стенах употреблялись не только на Северо-Восточной, или Суздальской Руси, но также и в Юго-Западной, или Волынско-Галицкой, и что скульптурные изображения покрывались еще разными красками и позолотой.
   Нет сомнения, что во всех подобных украшениях (орнаментах) в сильной степени проявилось самостоятельное русское художество и своеобразный русский вкус. Сей последний при известной даровитости племени с незапамятных времен воспитывался на роскошных образцах искусства и промышленности как греческой, так и восточной (преимущественно персидской), которые путем военной добычи, торговых и других сношений постоянно протекали в Восточную Европу, о чем наглядно свидетельствуют многие металлические изделия, покрытые изящными орнаментами, и остатки узорчатых тканей, находимые в могилах языческой Руси. Особенно замечательна в этом отношении пара турьих рогов, найденная в большом Черниговском кургане, окованная серебром с изображениями переплетающихся между собой фантастических птиц и растений.
   Как в своих жилищах и постройках Древняя Русь обнаруживала много своеобразного вкуса и соответствия с окружавшей природой, так своеобразна была она и в одежде своей, хотя многое заимствовала у других народов, особенно у византийцев по части дорогих тканей и украшений. Основную одежду составлялиполотняная сорочка или рубашка и узкое нижнее платье, запущенное в сапоги. Поверх сорочки надевались "свита", или "кожух". Это было платье с рукавами более или менее длинное, обыкновенно спускавшееся ниже колен и подпоясанное. Дружинники и торговцы поверх свиты надевали плащ, называвшийся "корзно" или "мятль" (т.е. мантия), который обыкновенно застегивался на правом плече, чтобы оставить свободной правую руку. У простых людей сорочки и свиты, конечно, делались из грубых полотен и шерстяных тканей; а богатые носили более тонкие суконные ткани и нередко шелковые. У людей знатных, у бояр и князей, на свиту употреблялись такие дорогие привозные ткани, как греческие паволоки разнообразных цветов, синие, зеленые и особенно красные (багряница, или червле-ница). Подол обшивался золотой или узорчатой каймой; нижняя часть рукавов покрывалась золотистыми "поручами"; атласный воротник был также золотистый. На груди нашивались иногда петлицы из золотого позумента; кожаный пояс или кушак богатых людей украшался золотыми или серебряными бляшками, дорогими камнями и бисером. Сапоги они носили из цветного сафьяна и нередко расшитые золотой ниткой. На корзно богатые люди употребляли самые дорогие ткани, особенно оксамит. Это была привозимая из Греции золотая или серебряная ткань, расшитая разноцветными шелковыми разводками и узорами, и очень плотная. Довольно высокая шапка или, как тогда называлось, "клобук", у знатных людей имел верх цветного бархата и соболиную опушку. Известно, что князья не снимали свои клобуки даже и при богослужении. В зимнее время были, конечно, в употреблении меховые одежды, у богатых - из дорогих мехов, а у простых людей бараньи. Самое слово "кожух" по всей вероятности" первоначально означало то же, что наше "полушубок", т.е. свиту из бараньего меха. Была также в употреблении теплая шерстяная свита, или фофудья (фуфайка).
   Роскошь наряда выражалось более всего в разного рода дорогих украшениях и привесках. Самым обычным и самым древним украшением Руси были гривны, или металлические обручи. Первоначально словом "обруч", по-видимому, означался браслет или прут, согнутый спиралью и надевавшийся на руку. "Гривною" назывался обруч, носимый на шее, или на гриве; у бедных это просто крученая проволока - медная или бронзовая, а у богатых - серебряная или золотая. Находимые нередко в числе других предметов древности попадаются русские гривны весьма изящной работы. Кроме гривны, носили еще на шее ожерелья, или мониста, которые состояли или также из крученой проволоки, или из цепи с разными привесками. Из последних наиболее распространенными были: металлические и финифтяные бляхи ("цаты"), спущенное на грудь подобие коня, составленное из пластинок и колец (вероятно, то, что в летописи названо "сустуг"), а в христианские времена и крест. Носились также металлические кольца на руках ("запястья"), шарообразные металлические пуговицы, пряжки для застегивания, перстни и т.п. Князья русские сверх того при парадной одежде имели бармы, т.е. широкое оплечье, шитое золотом или обложенное жемчугом, дорогими каменьями и золотыми бляхами с разными на них изображениями.
   Женский наряд отличался еще большим обилием украшений; между ними первое место занимали разнообразные ожерелья, бисерные или из цветных стеклянных бус, у бедных же просто из обточенных камушков. В особенности были обычны женские ожерелья, или мониста, украшенные монетами; для чего употреблялись монеты, получаемые из разных стран, но более всего серебряные восточные деньги. Пристрастие к металлическим обручам доходило до того, что в некоторых местах женщины когда-то носили браслеты на ноге или кольцо на большом пальце ноги. Серьги были в общем употреблении; их имели даже мужчины (обыкновенно в одном ухе). Самую обычную форму серег составляла кольцом завитая проволока с тремя надетыми на нее шариками, медными, серебряными или золотыми. Головные женские уборы также обсаживались бисером или жемчугом, обвешивались монетами и другими привесками. У замужних женщин было в обычае накрывать голову "повоем" (повойником). Выше мы видели свидетельство о том, как усиливалась роскошь особенно между женщинами при их страсти к дорогим нарядам. В XIII веке летописец, вспоминая простоту быта древних князей и дружинников, говорит, что последние не возлагали на своих жен золотых обручей; но ходили их жены в серебре. Роскошь выражалась также в дорогих мехах. Известный посол Людовика IX к татарам Рубруквис заметил, что русские женщины носили платья, внизу обложенные горностаями.
   Что касается волос и бороды, то Русь после принятия христианства, очевидно, подчинилась в этом отношении греческому влиянию; она покинула привычку выбривать почти всю голову и бороду, оставляя чуб и усы. На изображениях мы видим ее уже с довольно длинными волосами и с бородой; только юноши изображаются безбородые. Впрочем, обычай бриться уступал постепенно. Так, изображения князей в рукописях и на монетах XI века имеют коротко подстриженную бороду; а в конце XII века видим у них уже длинную бороду, по крайней мере на севере (изображение Ярослава Владимировича в Спас-Нередицкой церкви).
   Вооружение Древней Руси было почти такое же, как и других европейских народов в Средние века. Главную часть оружия составляли мечи, копья, или сулицы, и луки со стрелами. Кроме прямых обоюдоострых мечей, употреблялись и сабли, то есть с кривыми восточными клинками. Употреблялись еще секиры, или боевые топоры. Между простым народом было в обычае иметь при себе нож, который носили или за поясом, или прятали в сапог. Оборонительное оружие, или доспех, составляли: железная броня, преимущественно кольчужная, а иногда дощатые латы ("папорзи"); далее, железный шлем воронкообразной формы с кольчужной сеткой вокруг шеи и большой деревянный щит, обшитый кожей и окованный железом, широкий наверху и суживающийся к низу, притом окрашенный в любимый Русью красный цвет (червленый). Помянутый выше спиральный обруч, вероятно, служил не только украшением, но и защитой для руки. У знатных людей обручи были золотые или серебряные позолоченные. (На что указывает известная присяга старшей русской дружины при заключении Игорева дрговора с Греками.) Лучшее, дорогое оружие получалось путем торговли из других стран, из Греции, Западной Европы и с Востока. Так, "Слово о полку Игореве" воспевает шеломы латинские и аварские, сулицы ляцкие, а мечи называет "харалужными", то есть из восточной вороненой стали. У князей и бояр оружие украшалось серебром и золотом, особенно шлемы, на которых отчеканивались нередко лики святых и другие изображения. На шлем надевался иногда меховой чехол, или "прилбица". Тулы (колчаны), вмещавшие стрелы, также покрывались иногда мехом. Седла и ременная конская сбруя украшались металлическими бляхами и разными привесками.
   Стремена у князей, по-видимому, бывали позолоченные ("Вступи Игорь князь в злат стремен", говорит "Слово"). Верховая езда уже потому была в общем употреблении, что она служила главным средством сухопутного передвижения; на "колах" (то есть на телеге) и на санях перевозили тяжести, а также женщин, людей немощных и лица духовные. Любопытно, что в составе конской упряжи источники не упоминают о дуге; возница сидел верхом на запряженном коне; о чем свидетельствуют и некоторые рисунки в рукописях того времени*.
   ______________________
   * П. С. Р. Лет. Коплена Ober Alterthum und Kunst in Russland. Wien. 1822. Его же "Список русским памятникам". М. 1822. Забелина "Черты самобытности в древнерусском зодчестве" (Древн. и Нов. Россия. 1878. 3 и 4). Его же "О металлическом производстве в России до конца XVII века" (Зап. Археол. Общ. V. 1853). Хмырова "Металлы, металлические изделия и минералы в древней России". СПб. 1875. Сахарова "О рус. иконописании". СПб. 1850. Ровинского "История русских школ иконописания до конца XVII века" (Зап. Археол. Об. VIII. 1856). Буслаева "Общие понятия о Русской иконописи" (Сборник на 1866 г. Общества древнерус. искусства в Москве), "Христианские древности и Археология". СПб. 1863, 1864 и 1871. Изд. Прохорова. Его же "Русские древности". СПб. 1871 и 1875. "Древности Росс, государства", изданные роскошно по Высоч. повелению, по рисункам академика Солнцева. М. 1849 - 53. "Памятники древнего росс, зодчества". Изд. Рихтером. М. 1851. Histoire de l'omement russe du XI au XVI siecle d'apres les manuscripts. Avec 100 planches en couleur. Paris. 1872 - Издание, принадлежащее Художественно-промышленному музею в Москве, предпринятое его директором Бутовским. Своеобразное изящество собранных здесь русских орнаментов побудило знаменитого французского архитектора и ученого Виоле ле Дюка принять на себя особый труд, посвященный истории Русского искусства: L'art Russe, ses origines," ses elements constitutifs, son apogee, son avenir. Paris. 1877.

Талантливое сочинение Виоле ле Дюка, признающее за древнерусским искусством самобытное творчество и решительный перевес восточных, азийских влияний и элементов над западноевропейскими и отчасти над византийскими, возбудило оживление вопроса о Русском искусстве и вызвало довольно значительное число возражателей. Между цоследними наиболее заслуживают внимания: профес. Буслаев - "Русское искусство в оценке французского ученого" (Критич. Обозрение. М. 1879. NN 2 и 5). СПб. Его же "Русское искусство и архитектура в России от X по XVIII век". СПб. 1878 (издание гр. Строганова). Аббата Мартынова - L'art Russe (Revue de l'Art chretien. II serie, tome IX). Его же Architecture Romane en Russie. Эти возражатели, хотя и указали некоторые слабые стороны труда Виоле ле Дюка, но не могли опровергнуть главных его положений. Между прочим, они поддерживают преувеличенное мнение о влиянии западного Романского стиля на архитектуру и орнаменты Суздальских храмов XII - XIII вв. Из числа сторонников Виоле ле Дюка особенно энергично выступил автор помянутой "Истории Русского орнамента" Бутовский в своей брошюре "Русское искусство и мнения о нем" etc. M. 1879.

Источниками для изучения русских одежд служат древние фрески и рукописи, каковы особенно: фрески Киевософийские, Спас-Нередицкие, Староладожские; рукописи: Святославов сборник, житие Бориса и Глеба и др. Пособия: Срезневского "Древние изображения свв. князей Бориса и Глеба" (Христиан. Древности, изд. Прохорова. СПб. 1863). "Древние изображения Владимира и Ольги" (Археологич. Вестник. М. 1867 - 68). "Древние изображения князя Всеволода-Гавриила" (Свед. и заметки о малоизвест, памятниках. СПб. 1867). Прохорова "Стенная иконопись XII века в церкви св. Георгия в Старой Ладоге" (Христиан. Древности. СПб. 1871) и "Материалы для истории Русских одежд" (Русские Древности. СПб. 1871). Далее для наглядного знакомства с украшениями русской одежды представляет богатый материал множество разнообразных металлических вещей, добытых раскопками курганов или случайно найденных в земле. Кое-где сохранились, между прочим, и остатки самых тканей. Из множества заметок об этих находках укажу: "О великокняжеских убранствах, найденных в 1822 г. близ с. Старая Рязань". СПб. 1831. О тех же находках, с рисунками, см. письма Калайдовича к Малиновскому. М. 1822. Гр. Уваров о металлических украшениях и привесках, найденных в Мерянской земле ("Меряне и их быт" в Трудах первого Археологич. съезда. То, что автор относит здесь к Варягам, мы считаем недоразумением и относим к Руси). Филимонова "Древние украшения великокняжеских одежд, найденные во Владимире в 1865 г." (Сборник Москов. Об. Древнерус. искусства. 1866 г.). О том же владимирском кладе см. Стасова (в Известиях Петерб. Археологич. Об. Т. VI). Между прочим, г. Стасов замечает, что найденные при этом остатки шелковых одежд отличаются узорами византийского стиля, а золотые и позументные имеют затканные шелком фигуры фантастических животных того же стиля и соответствуют таковым же скульптурным изображениям на Дмитровском соборе во Владимире (130 стр.). Эту статью, дополняет заметка владимирского археолога Тихонравова (ibid. стр. 243). Он говорит, что в ризницах Владимирского Успенского собора хранятся лоскутки княжеских одежд, снятых при открытии их гробниц. Между прочим, в гробнице Андрея Боголюбского найдена шелковая материя с вытканными на ней узорами, травами и обращенными друг к другу львами, которые совершенно сходны с изваянными изображениями львов на наружных стенах Дмитриевского собора. Н.П. Кондакова "Русские клады". СПб. 1906. Тут о бармах и других украшениях княжеской одежды. Его же "Изображение русской княжеской семьи в миниатюрах XI века". СПб. 1906. Тут описаны 5 византийских миниатюр, найденных в "Кодексе Гертруды", или рукописной латинской псалтири, находящейся в Ломбардии. Автор полагает, что эти миниатюры исполнены во Владимире-Волынском незадолго до безвременной кончины князя Ярополка Изяславича, которого мать, бывшая польская княжна, носила католическое имя Гертруды. Для сравнения приводятся изображения на стенах Киево-Соф. собора и Спас-Нередиц. ц., миниатюры изборника Святослава и т.д. Максимович слово "фофудья" объяснял греческой тканью, из которой шились кафтаны с поясами, или "фофудаты" (его Соч. III. 424.). А слово "прилбица" он объяснял меховой шапкой (ibid). См. об этом слове в моих Историч. соч. Вып. 2-й. Там же моя заметка об обычае князей вешать свои одежды в храмах, по поводу вопроса о "Златых вратах" Владимирского Успенского собора, Тип Киевской серьги, см. Археолог, известия и заметки. 1897. N 3, стр. 74. Прозоровского "Обутварях, приписываемых Владимиру Мономаху" (Зап. отд. рус. и славян. Археологии. III. 1882). Для русского княжеского быта любопытно также исследование проф. Анучина "Сани, ладья и кони как принадлежности похоронного обряда" (Древности Моск. Археол. Об. XIV. 1890). Его же "О формах древних русских мечей". (Труды VI Археол. съезда. Т. I. Одесса. 1886).
   ______________________
  
   Главным средством сообщения служило судоходство: по рекам совершались и торговое движение, и военные походы. Но значительную часть года, особенно в Северной Руси, реки были покрыты льдом; кроме того, между речными системами залегали так называемые "волоки", по которым сообщение происходило сухопутьем, то есть перевозили товары и всякие тяжести на колах, или на санях. Самое удобное время для сухопутных обозов, конечно, была зима, когда речки, болота и топи затягивались крепкой корой; во всякое же другое время, особенно весной и осенью, грязи итопи представляли великие препятствия для сообщения. Непроходимые дебри и непроглядные лесные трущобы, обильные хищными зверями, также служили немалым затруднением; в последних легко было заблудиться и погибнуть без вести. Поэтому устройство гатей, мостов, лесных просек и речных переправ на важнейших путях издавна было одной из главных забот правителей и населения. Но и зимой русскому человеку нередко приходилось бороться с жестокими морозами, сильными вьюгами и глубокими снегами. В постоянной борьбе со всеми этими трудностями закалялись энергия и терпение русского народа. Он сумел преодолеть многочисленные естественные препятствия и воспользоваться некоторыми благоприятными условиями, особенно богатой речной сетью, чтобы проникнуть в самые далекие, глухие края Восточной Европы, проторить к ним дороги, завести в них поселения и починки и оживить их своей промышленной и торговой предприимчивостью.
   Рынки, или "торги", составляли необходимую принадлежность не только города, но и всякого значительного селения. Сюда собирались крестьяне из окрестных мест и обменивали свои произведения на железные или медные орудия, утварь и пр. Стольные княжие города были вместе и важнейшими торговыми пунктами, куда направлялись товары из далеких областей Руси. Главным средоточием торгового движения в Южной Руси служили Киев и Чернигов, а в Северной - Новгород и Смоленск. Например, в Киев направлялись караваны с солью как от таврических озер, так и с Карпатских гор из галицких копей. А в Новгород шли обозы с хлебом из краев суздальских и рязанских.
   Своей предприимчивостью во внутренней торговле северорусские торговцы, кажется, превосходили южнорусских. Так новгородских гостей, а отчасти и смоленских можно было встретить почти во всех областях русских; ростовско-суздальские гости ездили в Киев и Чернигов. Благодаря такому взаимному обмену товаров между русскими областями внутренняя торговля на Руси была довольно развита и удовлетворяла насущным потребностям населения. Зато в торговле внешней, в сношениях с иноземцами купцы южнорусские, то есть галицкие, киевские, черниговские и переяславские, не уступали и самим новгородцам. Торговые сношения Южной Руси были направлены преимущественно на Византийскую империю. Хотя половецкие орды и стесняли движение по Днепровскому пути; но известно, что судовые караваны наших "гречников" продолжали плавать почти ежегодно по этому пути; а смелые русские гости ходили с своими обозами сухопутьем даже сквозь степь Половецкую в Тавриду, к устьям Дона, Кубани и к Нижней Волге, где меняли меха, невольников и другие произведения своей земли на товары греческие, итальянские и восточные, или азиатские. С востока из мусульманских стран получались, между прочим, пряные коренья, бисер, жемчуг и серебряная монета в большом количестве. В свою очередь, иноземные купцы проникали в Южную Русь, и многие из них постоянно пребывали в Киеве. Между прочим, сюда в XII веке приезжали для закупки мехов купцы из дальних краев Германии и западного Славянства, например, из Баварии и Чехии. Один польский летописец (Мартин Галл) заметил, что сама Польша служила для иноземных купцов только дорогой в Русь.
   Между тем как суздальское купечество ездило в Камскую Болгарию, в землю Мордвы и других соседних Финнов, новгородские торговцы, с одной стороны, по судоходным рекам проникали в Заволочье и к Уральскому хребту; а с другой - они не довольствовались постоянным пребыванием у себя варяжских и немецких гостей, но сами плавали по Балтийскому морю, отправляясь за немецкими и варяжскими товарами на остров Готланд и промышленные города Славяно-Германского поморья. В торговле с Западной Европой деятельное участие принимали еще смольняне, витебляне и полочане. На сырые произведения Русской земли, преимущественно меха, воск и кожи, а также на дорогие товары греческие и восточные Северо-Западная Русь выменивала европейские сукна, полотна, металлические изделия, вина, сельдей, серебро, хлеб, соль и пр.
   Торговое движение в древней России должно было преодолевать великие препятствия, полагаемые природой и людьми. С одной стороны, долгие и трудные пути сообщения, особенно частая распутица, с другой - недостаток правосудия, народные смуты, княжие междоусобные войны, нападения хищных половцев и других соседей, а также грабежи собственных русских повольников, бродников и вообще разбойничьих шаек - все это ложилось тяжелым бременем на промышленность и торговлю, а следовательно, и на цены товаров. И надобно удивляться энергии и предприимчивости русского торгового люда, умевшего бороться с такими препятствиями. Немалое затруднение встречал он со стороны частых застав, на которых взималась с товаров пошлина, или мыт. Эти мытные заставы, воздвигаемые ради умножения княжих доходов, устраивались обыкновенно на мосту, на перевозе, при въезде в город. Далее, существовали пошлины при складе товара в гостином дворе, на торгу, или на рынке, "померное" (в продаже на меру), "весчее" (при продаже на вес) и т.д. Пошлины эти хотя сами по себе были и не велики, но многочисленны и, при частых злоупотреблениях и вымогательствах от мытников и других чиновников княжих, замедляли торговые обороты и возвышали цену товаров.
   За недостатком собственной монеты торговля Древней Руси была по преимуществу меновая, в особенности с иноземцами, Значительная часть торговых оборотов совершалась на веру, то есть в кредит; о чем ясно свидетельствует Русская Правда, которая посвящает несколько статей порядку взыскания долгов с несостоятельного торговца. На существование кредита указывает и так называемое "резоимание", то есть ссуда денег или вещей ради "лихвы", или роста. Духовенство в своих поучениях сильно восставало против высоких процентов, которыми заимодавцы угнетали своих должников, и грозило первым вечной мукой, особенно тем, которые обращали бедных должников в свои холопы. Но в обществе еще мало развитом, при недостатке безопасности и большом риске проценты неизбежно бывают высоки. Судя по Русской Правде, законными, то есть умеренными, резами считалось до 20% в год; но из нее же мы видим, что иногда резы простирались до 40 и даже до 60%. ,
   Деньги в древней России назывались вообще "кунами". Слово это ясно указывает, что когда-то обычным мерилом ценности служили меха, и по преимуществу куньи. Первоначально употреблялись для обмена, конечно, ценные меха; но торговая потребность в более мелких и разменных единицах заставила прибегнуть к дроблению меха; отсюда явились так наз. "резани" (т.е. отрезки) и "ногаты" (лапки). В позднейшее время встречаем еще "полушки" и "мордки", точно так же перешедшие и в название металлических единиц. От таких частей меха недалек был переход до кожаных денег, т.е. лоскутов кожи с княжими клеймами. В половине XIII века французский монах Рубруквис заметил, что у Русских вместо монеты служат маленькие кусочки кожи с цветными знаками. Но подобные деньги, если и существовали, не имели повсеместного на Руси обращения. Такое обращение могла иметь только звонкая монета. Последняя добывалась, как всякий товар, торговлей с иноземцами. Особенно большое количество ее доставлялось с востока из стран мусульманских. (Впрочем, может быть, эти арабские серебряные деньги служили более для шейных и головных украшений, чем для потребностей торговли.) Денежной металлической единицей повсеместно на Руси служила "гривна". Судя по названию, некоторые справедливо догадываются, что эта единица произошла именно из металлического шейного обруча, имевшего более или менее определенный вес; так что гривна стала обозначать вместе и вес, и монету, т.е. слиток того же веса. Не только форма этого слитка, но также его достоинство и вес, а следовательно, и ценность разнообразились по разным областям Руси. При том различалась еще гривна серебра от гривны кун. Вторая была вдвое менее первой, но также обозначала металлические деньги; она, собственно, и составляла ходячую монету. Новгородская гривна кун весила полфунта серебра, или 48 золотников, смоленская - четверть фунта, а киевская - треть. Гривна кун заключала в себе 20 ногат, или 25 кун, или 50 резаней.
   Чеканка мелкой монеты, золотой и серебряной, началась на Руси по образцу византийскому, после принятия христианства. Хотя она и не была многочисленна, но в ее существовании удостоверяют находки некоторого количества таких монет (особенно Нежинский клад, найденный в 1852 г. и заключавший до двухсот "сребреников", как их называет летопись). На лицевой их стороне обыкновенно выбивалось изображение государя, сидящего на престоле в полном наряде, с надписью "Владимир", или "Ярослав", или "Свято-полк" и пр.; на обратной же находим какой-то знак (вероятно, верхушка скипетра) с надписью вокруг: "А се его серебро" или "злато"*.
   ______________________
   * Вопрос о древнерусской денежной системе, при обилии нумизматов и нумизматических коллекций, имеет у нас значительную литературу. Назову следующие труды: Круга " Критические разыскания о древних рус. монетах". СПб. 1807. Казанского "Исследования о древнерусской монетной системе" (Зап. Археол. Общ. III). Каченовского "О кожаных деньгах" (посмертное издание. М. 1849). Погодина "Исслед. и лекции". IV. гл. 7. Волошинского "Описание древних русских монет, найденных близ Нежина". Киев. 1853. Беляева "Были ли на Руси монеты до XIV столетия?" (Зап. Археол. Общ. V. Он решает вопрос положительно). Его же "Об отношении гривны XII века к рублю XVI века" (Времен. Об. И. и Др. XXIII). Заболоцкого "О ценностях в древней Руси". СПб. 1854. Куника "О русско-византийских монетах Ярослава I". СПб. 1860. Письма к нему по тому же предмету Бартоломея и гр. Уварова (в Известиях Археол. Общ. Т. II и IV). Прозоровского "О монетах Владимира Св.". Труды IV Археол. съезда. Т. I. Казань 1884. Его же "Монета и вес в России до конца XVIII столетия" (Зап. Археол. Об. XII. 1865). Тщательный труд последнего прекрасно выяснил систему и ценность металлической монеты Древн. Руси. Рецензия на это сочинение академика Бычкова в девятом присуждении наград гр. Уварова. СПб. 1867. Того же Прозоровского "Древние греко-римские меры и их отношения к русским" (Изв. Археол. Об. IX. 1880). и "О кунных ценностях" (Сборн. Археол. Института. IV. СПб. 1880). Далее: проф. Усова "О древних русских деньгах по Русской правде" (Древности Моск. Археол. Об. IX. 1883). Гр. И.И.Толстого "Допетров. нумизматика". Вып. 1-й. "Монеты В. Новгорода" (СПб. 1883). Вып. 2-й. "Монеты Псковские" (СПб. 1886). Петрова "Монеты в. князя Киевского Изяслава Ярославича" (Труды IX Археол. съезда. Т. I. 1895).

Относительно восточных, или мусульманских, монет VII - XI веков, во множестве находимых в России, а также о древних торговых сношениях ее с Востоком самое обстоятельное сочинение принадлежит П.С. Савельеву "Мухаммеданская нумизматика". СПб. 1846. См. также Погодина "О русской торговле в удельный период". "Киевлянин". III. M. 1850.
   ______________________
  
   Вообще успехи русской гражданственности находились в тесной связи с успехами христианства. Коренные русские области в данном периоде можно считать уже вполне подчинившимися Православной церкви и усвоившими себе грековосточную иерархию. Во главе русской иерархии стоял киевский митрополит, назначенный обыкновенно из греков. Попытки Ярослава I и Изяслава II выбирать в этот сан русских людей не имели пока продолжателей. Константинопольский патриарх при помощи преданной ему части русского духовенства сумел устранить такое нововведение, чтобы удерживать в большей зависимости от себя русскую иерархию. Немало помогал ему в этом случае все больший и больший упадок Киевского великокняжеского стола: ни один великий Киевский князь и не подумал повторить попытку Изяслава II, хотя мог бы воспользоваться стесненным положением самого греческого патриарха во времена латинского господства в Константинополе. На епископских кафедрах того времени хотя все еще встречаем также греков, но они постепенно уступают место духовным русского происхождения. В особенности таковыми пастырями снабжала русские области знаменитая Киево-Печерская обитель. Древнейшие архиерейские кафедры, кроме Новгорода, сосредоточены были в Южной Руси, именно: в Киеве (митрополичья), Чернигове, Южном Переяславле и Владимире-Волынском. Киевская область, кроме митрополита, имела даже двух епископов: в Белгороде и Юрьеве. Но с развитием областной самостоятельности умножалось и число епархий, т.е. особых кафедр; ибо каждая область, точнее, князья каждой области, стремились иметь своего собственного епископа. Таким образом являются епископии Полоцкая, Червонорусская (Перемышльская) и Туровская; Смоленская и Ростовская отделяются от Переяславской, Рязанская - от Черниговской. Не довольствуясь тем, некоторые области распадаются потом на две епархии, именно: Суздальская на Ростовскую и Владимирскую, Галицкая на Перемышльскую и собственно Галицкую (потом еще Холмскую).
   В Русской церкви уже в те времена возникал обычай, чтобы митрополит собирал собор епископов для разрешения важнейших вопросов. Например, мы видим, что вопрос о постах в середу и пятницу, перешедший к нам из церкви Греческой, довольно долго волновал Русскую церковь и обсуждался собором русских епископов, которых созвал митрополит Константин в Киеве (в 1168 г.).
   Христианская проповедь продолжала действовать среди инородцев, подчиненных русскому владычеству; вместе с крещением, конечно, продвигалось вперед их обрусение. Но в этом отношении, как уже выше замечено, русское духовенство было чуждо духа нетерпимости и насилия. Хотя в деле общения язычников оно опиралось на княжескую и вообще светскую власть; но не побуждало ее действовать огнем и мечом, как это мы видим в истории церкви Латинской. Отсюда еще не следует заключать о равнодушии и недеятельности нашего духовенства в данном случае; постепенное утверждение грековосточного христианства на всем обширном пространстве русских областей явно тому противоречит. Мы даже находим в те времена начатки русского православия у народов соседних, т.е. у тех, которые еще не были подчинены русскому владычеству, каковы Литва и Эстонская Чудь. Труднее проникало русское православие в степь к кочевым и полукочевым народцам; так что и подвластные Руси Черные Клобуки еще большей частью сохраняли свое язычество. Некоторые русские князья отличались ревностью к обращению язычников и мусульман; так, Киевские, Черниговские и Рязанские князья привлекали на свою службу многих выходцев из Половецкой Орды, крестили их и наделяли землями; Суздальские князья старались обращать Мордву и Камских Болгар. В особенности такой ревностью к вере известен Андрей Боголюбский. Но, кажется, еще большим усердием в этом деле отличался его племянник Ярослав Всеволодович. По крайней мере, летописи сообщают нам только один пример, когда недавно покоренное инородческое племя было окрещено, по-видимому, не без принуждения со стороны светской власти; именно, часть Корелы была окрещена по распоряжению Ярослава Всеволодовича, когда он княжил в Новгороде Великом (в 1227 г.). На северных русских окраинах существовали еще значительные остатки языческого населения; возбуждаемое своими волхвами, оно иногда давало себя чувствовать мятежами и разными волнениями; в таких случаях князья или их наместники оружием усмиряли непокорных и казнили волхвов. Такие мятежи и волнения встречаются в землях Новгородской, Суздальской и Муромской. Пример их видим в Новгороде даже в XIII веке. Любопытно, что строгая казнь зачинщиков совершилась в княжение того же Ярослава Всеволодовича. Именно, по свидетельству новгородского летописца, в 1227 году четыре волхва, смущавшие народ какими-то ложными знамениями и внушениями, были сожжены на Ярославском дворе, т.е. на вечевой площади.
   Смирившееся внешним образом перед силой Православной церкви язычество продолжало жить в понятиях и верованиях народных, выражаясь множеством всякого рода суеверий, обрядностей, предрассудков, примет и т.п. Многие, именуясь христианами, приносили еще жертвы языческим богам; отлагали пищу и напитки Роду и Рожанице (т.е. покойным предкам). Пастыри церкви должны были вести постоянную борьбу с такими остатками язычества. Борьбу эту они простирали и на самые увеселения народные, праздники и игрища; ибо игрища сии были древнего происхождения и большей частью имели тесную связь с языческими верованиями. "Не подобает христианам игр бесовских играти, еже есть плясанье, туденье, песни мирские и жертвы идольские; еже молятся огневе под овинам и вилам, и Мокоши, и Симарглу, и Перуну, и Роду, и Рожанице, и всем, иже суть тем подобии", - пишет в своем увещании неизвестный по имени "христолюбец", или "ревнитель правой веры". Он восстает вообще против нехристианского образа жизни и особенно порицает "неистовое пьянство" - сей издревле господствующий народный порок.
   Обрядовая, или внешняя, сторона христианства занимала малопросвещенную паству едва ли не более самих догматов веры, и мы видим, как возникало множество всякого рода вопросов при разных случаях и обстоятельствах церковной практики. Низшее, или служебное, духовенство за разъяснением их обращается к высшим пастырям, т.е. к своим епископам. Любопытный образец подобных вопросов представляет "Впрашание Кириково". Монах и священник (по другим известиям, дьякон) Кирик, или Кирияк, обращался с вопросами к знаменитым новгородским архиереям Нифонту, Иоанну, а также и к некоторым другим лицам и получил от них ответы. Из последних таким образом составился целый свод отчасти важных, отчасти мелких правил, которые применялись если не везде на Руси, то по крайней мере в Новгородской епархии. Многие вопросы здесь наглядно свидетельствуют о народных суевериях и нравах того времени. Между прочим, из правил, относящихся к обрядам крещения и миропомазания, узнаем, что тогда встречались еще новообращенные не только из инородцев, но также из самих славян: так, для болгарина (Камского), половчина и чудина полагается сорок дней оглашения, а для славянина - только восемь. Узнаем, что матери нередко носили больных детей не к священнику на молитву, а к волхву для причитаний над ними. Особенное обилие вопросов относится к совершению священником литургии и разных треб, а также к наложению епитимий. Любопытны некоторые вопросы, обнаруживающие взгляд на женщин. Например: может ли священник служить обедню в одежде, в которую вшит женский плат? "Чем погана жена?" - отвечает епископ и разрешает служить. Из тех же вопросов видно, что существовал следующий суеверный обычай: в случае охлаждения к себе мужа, жена давала ему пить воду, которой омыла свое тело. За такой грех церковь налагает строгую епитимию, например, отлучение от причастия на целый год. В случаях супружеской неверности к женщине церковные правила, очевидно, относятся строже, чем к мужчине; так, муж вправе отослать от себя неверную жену, а сам он в подобном случае осуждается на епитимию; обычай грешить с рабынями подвергается только порицанию. Некоторые вопросы замечательны по своей наивности, например: можно стучать в зубы яйцом на пасху до обедни? Можно ли давать молитву осквернившемуся сосуду, не только деревянному, но и глиняному? Из вопросов Кирика, между прочим, узнаем, что обычай паломничества, или хождения к святым местам по обету, в те времена был очень распространен на Руси, так что нередко обращался в праздное шатание и отнимал руки от работы. Епископы налагают епитимию на тех, которые давали обет идти в Иерусалим. Из этого можно заключить, что Святая земля, куда совершались походы западных крестоносцев, сильно влекла к себе и русских людей; они отправлялись туда целыми толпами, подобно известному игумену Даниилу с его "дружиною". Около ста лет спустя после "Хождения" Даниила являются записки другого русского паломника, боярина Добрыни Ядрейковича, того самого, который постригся в Хутынском монастыре и потом был новгородским архиепископом под именем Антония. Он, впрочем, описал не все свое путешествие на Восток, а только виденные им святыни и достопримечательности Царьграда. Описание его обилует многими любопытными подробностями.
   Не одними правилами и ответами на помянутые вопросы из церковной практики действовала русская иерархия для утверждения христианского благочестия и добрых нравов в народе. Для той же цели служила проповедь с церковной кафедры. Замечательным образцом духовного красноречия того времени служат проповеди Кирилла, бывшего епископом Туровским во второй половине XII века. Он писал (не дошедшие до нас) пастырские послания к современнику своему Андрею Боголюбскому и обличительные послания против известного епископа Ростовского Феодора; сочинял каноны и молитвы. Но слава Кирилла основана в особенности на его проповедях, или поучениях, которые были обращены к пастве в большие, или Господские, праздники и заключали их объяснения. Эти поучения служили потом образцами для наших церковных проповедников, усердно переписывались и потому дошли до нас во многих списках. Объяснения его исполнены иносказания, т.е. обилуют притчами, аллегорическими и символическими сравнениями и образами; поэтому при всем красноречии своем они едва ли были понятны народу, и в этом отношении уступают поучениям митрополита Иллариона, хотя и заслужили Кириллу от его современников название русского Златоуста. На его сочинениях видно сильное влияние библейской и византийской словесности и вообще знакомство с творениями греческих Отцов Церкви. Впрочем, возможно, что не все сочинения, связанные с именем Кирилла, принадлежали именно епископу Туровскому. Кроме митрополита Киевского Кирилла, родом грека, правившего Русской церковью в 1224 - 1233 гг. и славившегося своей ученостью, известен еще своими поучениями и любовью к книжному делу ростовский епископ Кирилл Н( 1231 - 1262); по словам летописи, князь, вельможи и не только жители Ростова, но также из окрестных городов приходили в соборную церковь Богородицы послушать поучения его "от святых книг".
   К знаменитым русским иерархам и писателям дотатарской эпохи принадлежит также старший современник Кирилла Ростовского, Симон, первый отдельный епископ Владимиро-Суздальский (1215 - 1226). Мы имеем любопытное его послание к печерскому иноку Поликарпу. Симон сам принял пострижение в Киево-Печерской обители; там оставался у него друг, чернец Поликарп. Сей последний не скрывал своего намерения, по примеру других печерских постриженников, подняться на высшие степени духовной иерархии, тем более что он уже побывал на игуменстве в двух монастырях. Ему покровительствовала сестра великого князя Георгия И, Верхуслава Всеволодовна (о ее браке с Ростиславом Рюриковичем сказано выше): она прочила его на епископскую кафедру в Новгород или в Смоленск, или в Юрьев, и писала о том Симону, прибавляя, что не пожалеет для этого истратить (на подарки) тысячу гривен серебра; сам великий князь хотел было назначить его наместником Владимирской епархии. Но епископ Симон решительно им воспротивился, и по сему-то поводу сочинил к Поликарпу послание, в котором сильно порицал его честолюбие, и живыми красками изобразил всю славу и благодать, присущие такому святому месту, как Печерская обитель. Он увещевал инока не покидать этой обители, смирить свою строптивость и подчиниться совершенно своему игумену. "Кто не знает красоты соборной Владимирской церкви, а также и Суздальской, которую я сам создал? - пишет Симон. - Сколько они имеют городов и сел, и десятину сбирают по всей этой земле, и всем тем владеет наша худость. Но как перед Богом говорю тебе: всю сию славу и власть ни во что вменил бы, если бы мне хотя колом торчать у ворот или сором валяться в Печерском монастыре". Далее, чтобы подтвердить примерами великое значение и святость этой обители, Симон повествует о некоторых печерских подвижниках и чудесах, ими совершенных. Затем он приводит предания о построении печерского храма Богородицы, о чудных видениях и обстоятельствах, которые сопровождали это построение.
   По всей вероятности убеждения Симона подействовали на Поликарпа; он смирился духом и остался в своей обители. По крайней мере мы имеем его послание к своему игумену Акиндину. В этом послании Поликарп по желанию Акиндина повествует о других печерских иноках, прославивших обитель, о которых слышал от того же епископа Симона.
   Повествования Симона и Поликарпа в соединении с сказанием Нестора о св. Феодосии и начале Печерского монастыря составляли впоследствии тот сборник житий, который сделался известен под именем."Печерского патерика". Эти сказания, направленные к прославлению святой обители, обнаруживают стремление подражать византийским патерикам, или сборникам житий, Восточной церкви. Отсюда мы видим, как в русских сказаниях повторяются многие черты, общие с тем, что выработала патрология греческая. И самые иноки русские, знакомясь с греческими жителями, естественно, вдохновлялись аскетическими подвигами своих образцов и стремились подражать им со всем рвением людей, недавно обращенных и глубоко верующих. По примеру киевских и южнорусских сказаний, в северных областях Руси начали слагаться письменные повествования, имевшие целью прославление местночтимых святых, каковы были в особенности знаменитые епископы или игумены - основатели важнейших монастырей. Так, в Ростове записываются сказания о св. Леонтии и Исаии, в Новгороде - об епископе Иоанне, Антонии Римляне и Варлааме Хутынском, в Смоленске - о св. Авраамии. Жития таких местночтимых святых нередко составлялись или их учениками, или ближайшими преемниками. Например, житие Авраамия Смоленского составлено учеником его иноком Ефремом. (Вначале краткие, подобные жития с течением времени, при списывании, обыкновенно подвергались разным переделкам и дополнениям.) Дошедшие до нас произведения русской словесности дотатарской эпохи большей частью обнаруживают в сочинителях значительную начитанность, т.е. не только знакомство с книгами Св. Писания, библейскими и евангельскими, но и с литературой греческой вообще. Это знакомство, конечно, приобреталось при помощи постоянно размножавшихся славянских переводов. Обилие рукописей, сохранившихся до нашего времени при всех разрушительных переворотах, ясно свидетельствует о том их количестве, которое обращалось на Руси в те времена, об усердном их переписывании и о любви к чтению грамотных русских людей. Но предки наши почерпали свои сведения о классических писателях древности и Отцах Церкви не прямо из их произведений, а из тех извлечений, переделок и толкований, которыми обиловала византийская словесность. Из таких отрывочных статей, переведенных на славянский язык, составлялись тогда большие рукописные сборники ("изборники"). Подобные сборники, заключая в себе статьи содержания богословского, философского, повествовательного и пр., представляли, таким образом, своим читателям разнообразную духовную пищу. Отсюда любознательные люди знакомились с рассказами о Троянской войне и Александре Македонском, с некоторыми идеями Аристотеля и Платона, с сочинениями Василия Великого, Иоанна Златоуста и других Отцов Церкви. Отсюда знакомились они даже с произведениями арабской литературы; чему примером служит повесть об Акире Премудром и Синагрипе царе, заимствованная из сказок "Тысяча и одна ночь". Такие сборники носили разные названия, смотря по своему преобладающему содержанию; а именно: палея, если заключала в себе ветхозаветные сказания; но к этим сказаниям часто примешивались отрывки из так наз. апокрифических ("отреченных") книг, т.е. недостоверных, не признаваемых церковью за подлинные; далее, пчела - сборник притчей, нравственных правил и изречений, взятых из писателей духовных и светских; златая цепь - избранные места из толкований на Св. Писание и из поучений Отцов Церкви; прологи патерик - сборники житий святых, хронограф - сборник исторических повествований из истории Библейской, Греческой, Византийской и Славянских народов (например, хронографы Иоанна Малалы, Георгия Амартола и т.д.).
   Хотя грамотность еще не была широко распространена на Руси, однако дело книжного просвещения по всем признакам шло успешно. Обучением грамотности занималось, конечно, духовенство. Без всякого сомнения, начатки училищ, положенные Владимиром Великим и Ярославом Мудрым, распространялись и умножались при их преемниках. Училища эти, заводимые обыкновенно при соборных церквах, особенно процветали в стольных княжеских городах под непосредственным попечением епископов. Кроме чтения, письма, счета и церковного пения, в некоторых епископских школах обучали и греческому языку, что было нетрудно при существовании многих греков в составе русского духовенства. Из подобных училищ выходили священники и другие церковнослужители, которых требовалось, конечно, великое число; из них выходили не только многочисленные списатели и переписчики, но и переводчики; ибо несомненно, что, кроме болгарских переводов, русские в те времена имели и собственные переводы разных произведений византийской литературы. Некоторые князья в особенности известны своим покровительством книжному просвещению; они покупали дорогой ценой славянские и греческие рукописи, заставляли еще переписывать и переводить, и собирали таким образом у себя значительные книгохранилища; кроме того, прилагали особую заботу об училищах, отделяя значительную часть из своих доходов на их содержание. Таковы, например: Роман Ростиславич Смоленский, Ярослав Осмомысл Галицкий и Константин Всеволодович Ростовско-Суздальский. Есть известие, что последний имел в собственном хранилище одних греческих книг более тысячи; он принадлежал к образованнейшим людям своего времени и сам занимался письменным делом; между прочим, по-видимому, сочинил для своих детей поучение, подобно Владимиру Мономаху. (Такие поучения детям были тогда в обычае по примеру Византии.)
   Не говоря о князьях русских, которые, кажется, были все грамотны и, конечно, в детском возрасте поручались для того особым наставникам, значительная часть дружинников и, многие горожане также владели грамотностью. Следовательно, не одни дети духовенства посещали школы, основанные при соборных церквах, но также дети дружинников и горожан. Этим обстоятельством объясняется то явление, что в дотатарский период книжное просвещение не было исключительно сосредоточено в среде духовного сословия. Жития русских святых нередко показывают нам примеры юношей, которые под влиянием чтения благочестивых книг оставляют мирскую суету и уходят в монастырь. Уже тогда в русских обителях, как известно, процветали списывание и сочинение книг; обители эти исполнялись людьми разнообразных сословий и состояний; между ними были, конечно, и неграмотные; но едва ли не большинство приходило уже с познаниями в чтении и письме. Наконец, до нас дошли и сочинения таких русских людей, которые не принадлежали к духовному сословию; например, загадочное "Слово" Даниила Заточника.
   Этот Даниил по всем признакам принадлежал к сословию дружинному; за какую-то провинность был удален (заточен) своим князем и пишет к нему послание; но к какому именно князю, трудно решить вследствие разногласия самих дошедших до нас списков "Слова". По одним указаниям, полагают, что то был Юрий Долгорукий, по другим - внук его Ярослав Всеволодович, по третьим - Ярослав Владимирович, безудельный князь Новгородский конца XII века. Местом ссылки некоторые списки называют Лач-озеро; а по другим можно подумать, что то был город Переяславль. "Кому Любово, - говорит Заточник, - а мне горе лютое, кому Белоозеро, а мне черные смолы, кому Лач-озеро, а мне на нем сидя плач горький". В другом же списке: "Кому ти есть Переяславль, а мне Гореславль". Выходки автора против дурных советников княжеских и злых жен заставляют предполагать, что он пострадал вследствие каких-то наветов. Например: "Князь не сам впадает в печаль; но думцы вводят. С добрым думцею князь высока стола додумается, а с лихим думцею думает, и малого стола лишен будет". Или: "Лепше вол ввести в дом свой, нежели злая жена понята. Лучше в утлой ладье по воде ездить, нежели злой жене тайны поведать" и т.д. "Слово" вооружается также против монахов, принявших на себя ангельский образ не по внутреннему призванию. Вообще оно изобилует остроумными поговорками и народными пословицами. Например: "Княжего тиуна бойся как огня, а служителей его - как искр"; "Глупого учить - в худой мех воду лить" и пр. Начитанность автора обнаруживается знакомством его с летописями и хронографами, а также многими заимствованиями из литературного сборника, известного под именем "Пчелы". И сам он выражается о себе таким образом: "Хотя я в Афинах не рос и у философов не учился; но как пчела собирает по разным цветам, так и я по разным книгам собираю сладость словесную".
   Очевидно, произведение Заточника пользовалось в Древней Руси большой известностью. Может быть, какое-либо другое лицо, также впавши в немилость, воспользовалось им и, применив его к своим обстоятельствам, тоже обратилось с этим посланием к своему князю и господину. По причине такой переделки и многих переписываний явились, конечно, и самые разногласия в списках. Сочувствие читателей к автору, пострадавшему от злых людей, выразилось еще следующей особой добавкой к " Слову", очевидно, присочиненной впоследствии: "Сии словеса аз Даниил писах в заточении на Белоозере, и запечатав в воск, и пустив во озеро, и взем рыба пожре, и ята бысть рыба рыбарем, и принесена бысть к князю, и нача ее пороти, и узре князь сие писание, и повеле Даниила свободити от горького заточения".
   Политическое раздробление Руси на отдельные княжества, или земли, естественно, должно было отразиться и на произведениях русской словесности, получивших областные оттенки в языке и характере изложения или имевших задачей местные, необщерусские интересы. Таковые областные оттенки отражались, например, при составлении жития святых местночтимых подвижников, при записываний святительских поучений, народных преданий и т.п. Яснее же всего обнаруживается некоторое разнообразие русской книжной словесности того времени на летописном деле. В этом отношении можем преимущественно указать на три средоточия: Киев, Владимиро-Ростов и Новгород Великий; что вполне соответствует и трем главным средоточиям русской политической жизни в эпоху предтатарскую.
   Как и во всех отраслях просвещения, Киев для всей Руси служил образцом в деле летописном до самого окончательного своего упадка и разорения. Начальная Киевская летопись, или "Повесть временных лет", составленная в Выдубецком монастыре игуменом Сильвестром при Владимире Мономахе, продолжалась после Сильвестра в том же монастыре трудами его преемников. Тесные связи сего монастыря, а следовательно, и самой Киевской летописи, с родом Мономаха выражаются постоянным ее расположением в пользу Мономаховичей и прославлением великих князей из этого рода. В особенности это обстоятельство обнаруживается по поводу построения великим князем Рюриком Ростиславичем стены Выдубецкого монастыря в 1200 г. (о чем сказано выше). Летописец по сему поводу сочиняет горячее похвальное слово Рюрику. По всей вероятности, или таким летописцем был сам игумен Выдубецкий - того времени Моисей, или летопись составлялась кем-либо из монахов под его непосредственным наблюдением, при покровительстве и по поручению самих великих князей. По примеру Мономаха, преемники его, конечно, принимали близкое участие в летописном деле и доставляли летописцам необходимые сведения о совершавшихся событиях. Киевская летопись, как и следовало ожидать, следит за событиями целой Руси. Хотя наиболее подробностей она сообщает об истории Южно-русской но не упускает из виду и Северной Руси. Например, самое обстоятельное повествование о смерти и погребении Андрея Боголюбского мы находим именно в Киевском летописном своде.
   Летописцы суздальские являются прямыми последователями и продолжателями летописцев киевских, так что по дошедшим до нас сводам трудно определить, с какого именно времени началась особая летописная деятельность в Суздальской земле. Это обстоятельство тем естественнее, что и тут предметом летописания является все тот же род Мономаховичей в виде его младшей линии. По всём признакам Киево-Выдубецкий свод здесь усердно переписывался и продолжался под наблюдением местных епископов и самих князей. Если в Киеве летописное дело, по-видимому, не находилось в непосредственной связи с митрополитами, которые были люди пришлые, родом греки, то в других областях Руси, наоборот, оно имело тесные связи с архиерейской кафедрой, особенно там, где утвердились чисто русские иерархии, как это мы видим в Ростове и Новгороде. Существуют основания полагать, что Суздальская летопись велась именно при архиерейской кафедре в Ростове, а не во Владимире-Залесском; известно, что, уступив последнему первенство политическое, Ростов оставался средоточием просвещения в Северо-Восточной Руси. Судя по некоторым намекам того северного летописца, который писал в конце дотатарской эпохи, можно заключить, между прочим, о непосредственном участии в его деле епископа ростовского Кирилла II, отличавшегося ревностью к книжному просвещению.
   В Новгороде Великом относительно летописей мы находим более самостоятельности, чем в Суздале, то есть менее зависимости от Киева. Но и там в основу этого дела положена была начальная Киевская летопись Сильвестра Выдубецкого; новгородские же продолжатели его по большей части описывали только события своего родного города и своей земли, мало интересуясь судьбами других русских земель. Так как в Новгороде не утвердилась ни одна княжеская ветвь, то летопись, вероятно, велась без участия князей, под исключительным надзором архиепископов. Любопытно, однако, что по некоторым признакам она велась не при Софийском соборе, а при церкви св. Якова в Неревском конце. По крайней мере есть повод думать, что одним из первых составителей Новгородского летописного свода был священник этой церкви Герман Воята, поставленный епископом Нифонтом (в 1144 г.). Возможно, что он предпринял летописное дело по поручению знаменитого владыки св. Иоанна, усердного поборника новгородской самобытности и, очевидно, был лицом, приближенным к архиерейскому дому. Герман Воята скончался при брате Иоанна, архиепископе Гаврииле, сопровождая его на пути в Псков (в 1188 г.), после сорокапятилетнего священства при церкви св. Якова. В числе продолжателей его в первой половине XIII века упоминает о себе пономарь Тимофей. Сей последний мог быть собственно списателем, или переписчиком; а если и вел летопись, то, конечного слов своего священника; ибо трудно предположить, чтобы такое дело владыко поручил прямо пономарю. Близкое участие в составлении летописи, кажется, принимал архиепископ Антоний, бывший боярин Добрыня Ядрейкович, новгородский патриот и писатель; он известен своим паломничеством на Востоке и помянутым выше описанием цареградских святынь. Едва ли ему не принадлежит и повесть о взятии Царьграда Латинами, вошедшая в состав Новгородской летописи. Эта летопись имеет областные отличия как по языку своему, так и по характеру. Хотя в основу книжной речи обыкновенно полагался язык церковнославянский, но здесь на каждом шагу можно видеть следы местного северорусского наречия. А в изложении новгородские летописцы отличаются от киевских краткостью и сжатостью, доходящей до сухости; но оно не лишено энергии и выразительности. Видно, что это были люди деловые, практические, заботившиеся о сущности дела, не склонные приводить большие выписки из книг Св. Писания и пересыпать рассказ собственными рассуждениями, как это делали летописцы южнорусские.
   До нас не дошли летописи смоленские, полоцкие, черниговские и рязанские, и мы не знаем, существовали ли они в самостоятельном виде. Судя по некоторым, хотя отрывочным, но точным известиям, вошедшим в позднейшие своды, надо полагать, что и там велись какие-то записки при архиерейских кафедрах. Мы имеем только особую летопись Галицко-Волынскую, которая подобно Суздальской, является продолжением Киевского летописания и также прославляет род Мономаха, то есть старшую его линию; но составлена она, очевидно, уже позднее татарского нашествия*.
   ______________________
   * Важнейшие пособия и издания по истории Русской церкви, Русской словесности и просвещения в домонгольский период: Преосвящ. Филарета Черниговского "История Русской церкви". Изд. 4-е. Чепегов. 1862 и его же "Обзор Русской духовной литературы" (Учен. Зап. Ак., кн. III. СПб. 1856). Преосв. Макария "История Русской церкви" (первые три тома). Иером. Амвросия "История Русской иерархии". М. 1807 - 1815. Т. Барсова "Константинопольский патриархиего власть над Русскою церковью". СПб. 1878. Соловьева " Взгляд на состояние духовенства в древней России" (Чтения Об. И. и Др. N 6. 1847). Милютина "О недвижимых имуществах духовенства в России" (Чт. Об. И. и Др. 1859, кн. IV и 1860, кн. 3 и 4). Казанского "История монашества в России до св. Сергия". М. 1854. Проф. Голубинского "История Русской Церкви". Т. I. Второе издание. М. 1901. По агиографии: архим. Леонида "Святая Русь, или сведения о всех святых и подвижн. благочестия на Руси", СПб. 1891. Академика Срезневского "Древние памятники Рус. письма и языка X - ХIV вв". Второе (посмертное) изд. СПб. 1882. Н. Лавровского "О древнерусских училищах". Харьков. 1854. Сухомлинова "О языкознании в древней России" (Учен. зап. Ак., кн. 1.1854). "О чтении книг в Древней Руси" (Правосл. Собеседник. 1858.4. II). "Памятники Российской словесности XII века", изд. Калайдовичем. М. 1821. Из этих памятников "Слово Даниила Заточника" издано Ундольским по другой редакции в "Русс. Беседе". 1856. II и Срезневским в "Извест. 2-го Отд. Ак. Н.", т. X; а проповеди Кирилла Туровского Сухомлиновым во втором томе "Рукописей гр. Уварова" с обширным рассуждением "О сочинениях Кирилла Туровского". СПб. 1858. (Первый том Рукописей не явился.) "Памятники Старинной Русской Литературы", изд. гр. Кушелева-Безбородко. СПб. 1860 - 62 (Повести, Легенды и отреченные сказания). Шевырева "История Русской Словесности, преимущественно древней". Три тома. М. 1846 - 1858. Срезневского "Древние памятники Русского письма и языка". СПб. 1863 (первоначально в Известиях Академии). Буслаева: "Историческая хрестоматия Церковнославянского и Древнерусского языков". М. 1861; его же "Исторические очерки русской и народной словесности и искусства". 2 тома. СПб. 1861 (собрание исследований и статей, рассеянных по разным изданиям). Аристова "Хрестоматия по Русской истории" (до XVI века). Варшава. 1870. Ор. Миллера "Опыт обозрения Русской словесности". Вып. 1 (период дотатарский). Второе изд. СПб. 1865. Погодина "Образование и грамотность в древний период Рус. истории". Ж. М. Н. Пр. 1871, Январь. Ключевского "Древнерусские жития святых как исторический источник". М. 1871. Яковлева "Памятники Русской Литературы XII и XIII вв." СПб. 1872 и его же "Древнерусские религиозные сказания". Варшава. 1875. Хрущева "О Древнерусских повестях и сказаниях" (XI - XII столетия). К. 1878.

В Ж. М. Н. Пр. 1880, ноябрь, статья Модестова "Послание Даниила Заточника". Он считает это лицо несуществовавшим и видит тут просто поучение от дружины князю, а прежде всего Юрию Долгорукому. В.М. Ист-рина "Исследования в области древнерусской литературы". СПб. 1906. Рецензия на это сочинение А.И. Соболевского в Ж. М. Н. Пр. того же года, июнь. Между прочим, он полемизует с автором по вопросу о времени составления полной Палеи: Истрин относит его ко времени Татарского ига, а Соболевский - кдотатарскому. При сем последний настаивает на том, что в дотатарский период не было разделения литературы на северную и южную, а была одна общерусская. Еще ранее того см. ряд статей проф. Истри-на в "Извест. Ак. Н. От. Рус. яз." 1989. Т. III. "Замечания о составе Толковой палеи". Тут он разбирает сборники: Златая цепь, Матица, Измарагд, Маргарит и пр. Для языка собственно см. Колосова "Очерк истории и форм русского языка XI - XVI вв." и А.И. Соболевского "Лекции по истории русск. языка".

Труды и пособия для изучения вопроса о русских летописях указаны мною в примеч. 23. Мои соображения о принадлежности Киевского свода Выдубецкому, а не Печерскому монастырю приведены в Розыск, о нач. Руси, в статье "Еще о норманизме". Мнению об отдельных письменных сказаниях и повестях, будто бы введенных в летописные своды позднее, я по-прежнему не придаю широкого значения. Например, рассказ об убиении Андрея Боголюбского не считаю повестью, отдельно написанною неизвестным лицом; полагаю, что она написана просто киевским летописцем со слов очевидца, может быть, того же Козьмы Киевлянина, который был в службе у Андрея, оплакивал его смерть и укорял Анбала. К прежним своим соображениям прибавлю следующее. Если бы все те части сводов, которые у нас стали считать отдельными писанными повестями, были действительно таковыми, то нет никакого вероятия, чтобы они дошли до нас только в летописных сводах; хотя некоторые из них, наверное, сохранились бы в каких-либо рукописных сборниках.

Относительно Новгородской летописи я считаю не только "остроумными", но и основательными соображения Прозоровского в пользу Германа Вояты как составителя этой летописи (Жур. Мин. Нар. Пр. 1852. Июль). Возражения Погодина, считающего Вояту переписчиком, а не сочинителем, едва ли убедительны. (Исслед. и Лекции. Т. V. 342 - 344). Летописец называет Нифонта святым и притом уже архиепископом; это показывает только, что он начал свой труд по кончине Нифонта, вероятно, при архиепископе Иоанне и по его поручению; приближенность Вояты к архиерейскому дому обнаруживается обстоятельствами его смерти, и нет основания предполагать, что летопись должна была вестись непременно священником Софийского собора, а не церкви Св. Якова или какой-либо другой. Точное и довольно подробное известие о Германе Вояте под 1188, конечно, было записано его продолжателем, может быть, тоже священником церкви св. Якова, продолжавшим летопись также по поручению архиепископа.

Срезневского "Исследования о летописях Новгородских" в Известиях Акад. Н. 2 отд. Т. II. Исследование Яниша "Новгородскаая летопись и ее московские переделки". 1874. Исследования г. Сенигова о Новгородской летописи в Чт. О. И. и Др. 1887. N 4. Он приурочивает начало этой летописи к началу новгородской самостоятельности от Киева и отчасти к началу христианства. Того же Сенигова исследование "О древнейшем летописном своде В. Новгорода" в Летописи занятий Археогр. Комиссии. Вып. VIII. 1888.
   ______________________
  
   При известной певучести русского и вообще славянского племени, при сильно развитой у него стороне чувства и воображения, нет сомнения, что в те времена, как и после, русский человек любил выражать песней и радость, и горе, петь при торжественных случаях жизни, как, например, на свадьбе, или слагать былины на память о своих вождях и героях. Но такие произведения народной поэзии, слагавшиеся людьми неграмотными, не дошли до нас, потому что не были записаны. Люди грамотные согласно с благочестивым направлением письменности и не могли записывать подобных произведений, носивших на себе еще яркие следы мифологических, или языческих, представлений. Песни порицались духовенством наравне с плясками и народными играми.
   По всей вероятности, уже в эти времена получили начало те эпические сказания, или былины, которые воспевали Киевского князя Владимира Красное Солнышко и его богатырей. Но по известным былинам, дошедшим до нас в позднейших переделках и наслоениях, трудно судить, в каком виде они существовали в эпоху дотатарскую. Точно так же можно предположить, что уже в эту эпоху начали слагаться новгородские былины о Садко, богатом госте, и об удалом повольнике Василии Буслаевиче, или Богуслаевиче. Садко, или Содко, был, по-видимому, лицо историческое. Новгородская летопись под 1167 годом говорит о Содко Сытиниче, который заложил каменный храм Бориса и Глеба в Софийском детинце. А под 1228 - 29 гг. она упоминает о знатном новгородце Богуславе Гориславиче (который мог быть отцом ватамана повольников Василия Богуславича).
   Имеем основание предполагать, что в Южной Руси в те времена пелись хвалебные песни князьям еще при их жизни по поводу какого-либо подвига. Так, по известию одного польского летописца (Длугоша), когда Мстислав Удалой разбил Угров и Поляков и освободил от них Галич (в 1221 г.), то в честь его немедленно была сложена хвалебная песнь, которой его приветствовали галичане. Затем имеем доказательства, что иногда существовали придворно-княжеские певцы или поэты - дружинники, слагавшие песни в честь князей, которым они служили. Князья, конечно, весьма дорожили такими людьми и старались иметь их в своей службе. Выдающиеся таланты на этом поприще не могли быть многочисленны. Тем не менее можем указать на три лица. Во-первых, какой-то баян или певец, которого "Слово о полку Игореве" изображает песнотворцем, прославляющим преимущественно род Святослава Ярославича, следовательно, поэтом черниговосеверским, жившим приблизительно во второй половине XI века. Во-вторых, сам не известный нам по имени автор "Слова о полку Игореве", воспевавший князей той же Чернигово-Северской ветви и живший во второй половине XII века. В-третьих, Митуся, о котором упоминает Галицко-Волынская летопись под 1241 годом. Она называет его "Словутским певцом", который по гордости не хотел прежде служить Даниилу Романовичу. Произведения первого и третьего до нас не дошли. Зато сохранилось творение второго, этот превосходный образец древнерусской героической поэзии.
   Автор "Слова о полку Игореве" очевидно, был дружинником, но в то же время человек книжно весьма образованный, знакомый с произведениями русской и болгарской, а следовательно, и греческой словесности. Его высокий поэтический дар блещет в каждом обороте речи, в каждом сравнении и уподоблении, несмотря на то, что творение его дошло до нас с значительными искажениями и пропусками. Уменье сочетать возвышенную книжную речь с живой, народной, вообще энергия, образность, изящество его языка превосходят все, что только нам известно из древнерусской словесности. Поэт с замечательным искусством воспользовался теми мифологическими верованиями, которыми еще было напитано народное воображение. Вся природа изображается у него существом живым, чувствующим и горе, и радость вместе с действующими лицами. Русский княжий род является у него потомством самого Дажбога, и это было, конечно, не что иное, как народное верование, удержавшееся от языческих времен. (Следовательно, домысел о призвании русских князей из-за моря и их иноземном происхождении никогда не был собственно народным преданием.) Баян и вообще певец у него называется внуком бога Белеса; ветры его - внуки Стрибога, солнце именуется Хорсом и т.д. Такие уподобления, как и самая обработанность языка, а также многие обороты и поговорки, очевидно, сделавшиеся обычными в дружинном быту или взятые из народной речи, ясно указывают, что этот род поэзии издавна процветал при русских княжих дворах, имел уже свои правила и приемы; а в "Слове о полку Игореве" достиг замечательной степени своего развития. Если до нас не дошли другие произведения того же рода и самое "Слово" найдено (в конце XVIII века) только в одном сборнике, виною тому могло быть вообще нерасположение духовенства к такого рода сочинениям, наполненным языческими представлениями (а в темные века татарского ига только духовенство было грамотным сословием, занимавшимся, между прочим, списыванием рукописей); возможно при том, что многие подобные песни слагались поэтами-дружинниками, но не были никем своевременно записаны.
   Верный тому княжему колену, которому сам служил, т.е. Чернигово-Северскому, поэт с любовью изображает его членов, и младших, и старших; с великим уважением относится он к современному главе этого колена, Святославу Всеволодовичу, который тогда занимал великий стол Киевский. Вообще Черниговские Ольговичи в этом произведении являются пред нами с чертами весьма симпатичными; тогда как Киевская летопись (Выдубецкий свод), прославляя постоянно колено Мономаховичей, мало дает нам подробностей о деяниях Ольговичей или относится к ним недружелюбно. Местный черниговосеверский патриотизм не мешает, однако, певцу "Слова" распространять свое теплое сочувствие на две области Русской земли и с уважением отзываться о Мономаховичах того времени, каковы Всеволод Большое Гнездо или Рюрик и Давид Ростиславичи, а также о Ярославе Осмомысле Галицком и пр. При этом поэт обнаруживает замечательное знакомство с политическим положением и с характером природы русских областей. Он с особой силой указывает на распри князей, как на главную причину бедствий, которые Русская земля претерпевала от иноплеменных варваров. Эта горячая любовь ко всей Русской земле, к ее славе и чести, а также скорбь о недостатке единения между ее князьями сообщают всему произведению особую привлекательность для русского сердца и, конечно, немало способствовали спасению "Слова" от забвения до позднейших веков.
   Ни одно произведение Древней Руси не рисует перед нами с такой живостью и наглядностью ее дружинно-княжеский быт, как "Слово о полку Игореве", - явление вполне естественное, потому что автор его, несомненно, сам принадлежал к дружине. Князь и дружина его - предметы прославления; везде они представляются понятиями неразрывными, и при том едва ли не олицетворяющими собой понятие о всей Русской земле. Народ, или собственно "черные люди", остаются у него совершенно в тени, на заднем плане. С этой стороны русская придворно-княжеская поэзия имела такой же. аристократический характер, как и рыцарская поэзия трубадуров и миннезингеров в Западной Европе. А если судить по художественному симпатичному изображению Ярославны, супруги Игоря, то и со стороны женских идеалов (в которых отражаются общественные нравы) наша поэзия едва ли уступала современной ей поэзии западной.
   "Слово о полку Игореве" есть живой отрывок из древнерусской жизни; наряду с изящным Владимиро-Дмитровским собором и другими важнейшими памятниками оно служит наглядным доказательством той сравнительно высокой степени, до которой достигала русская гражданственность в эпоху предтатарскую*.
   ______________________
   * Что русские былины получили начало в эпоху дотатарскую, см. о том исследования Л.Майкова "О былинах Владимирова цикла". СПб. 1863, Также Погодина "Замечание о наших былинах" (Ж. М. Нар. Пр. 1870. Декабрь). Последний несколько преувеличивает древность настоящей их формы. Еще более глубокую древность придает им Бессонов в своих примечаниях к изданию песен, собранных Киреевским. Любопытно обширное исследование В.Стасова "Происхождение русских былин" "Вест. Европы". 1868, кн. 1, 2, 3, 6 и 7). Он сближает их с сказками восточными (индийскими, персидскими, тюркскими); полагает, что эти последние распространились у нас от татар в эпоху ига и вообще отказывает русским былинам в туземном самобытном происхождении; с чем, конечно, нельзя согласиться. Наиболее основательные опровержения эта теория встретила в сочинении Ор. Миллера "Илья Муромец и богатырство Киевское". СПб. 1870. (На последнее сочинение см. рецензию Буслаева в Ж. М. Й. Пр. 1871. Апрель.) В летописях хотя и упоминаются некоторые богатыри, относимые к дотатарскойэпохе, но только в позднейших сводах, составленных не ранее XVI века. См. также "Русская поэзия в домонгольскую эпоху" Жданова (Киевск. Унив. Изв. 1879. Июнь). В.Ф. Миллера "К былине о Камском побоище". (Извест. Отд. Рус. яз. Ак. Н. VII, кн. 2). Это о Калкской битве: тут конец богатырям, которые окаменели.

Отрывок из песни, или похвального Слова, сложенного в честь Мстислава Удалого, Длугош приводит в рассказе о победе его над Уграми и изгнании их из Галича под 1209 годом. Хронология его по отношению к русским событиям, как известно, не отличается верностью, и подробности их нередко спутаны; но означенный отрывок, очевидно, заимствован им из источника, до нас не дошедшего.

После трудов, указанных выше в примеч. 29, литература "Слова о полку Игореве" обогатилась следующими новыми исследованиями и изданиями: Ооновского "Слово о полку Игореве", У Львови. 1876. ("Текст" с "перекладом" на русско-галицкое наречие и добросовестными учеными "пояснениями".) Вс. Миллера "Взгляд на Слово о Полку Игореве". М. 1877. Хотя главная мысль автора (о нерусской народности Баяна и византийско-болгарских книжных образцах, которым близко подражал певец "Слова", едва ли может найти подтверждение; но книжная подготовка певца доказана им с достаточными основаниями. (На что, впрочем, указывалось и прежде и что особенно развито в обширном, исполненном эрудиции труде кн. Вяземского "Замечания на Слово о П. Игореве". СПб. 1875.) Несколько дельных замечаний на исследование Вс. Миллера см. Ор. Миллера (Ж. М. Н. Пр. 1877. Сентябрь) и Е.Барсова "Критический очерк литературы Слова о П.Игореве". (Журн. Мин. Н. Пр. 1876. Сентябрь и Октябрь). Его же "Критические заметки об историческом и художественном значении Слова о П. Игореве" ("Вестник Европы". 1878. Октябрь и Ноябрь). Автор этих заметок Барсов довольно успешно отстаивает самостоятельное творчество певца "Слова" и полную принадлежность последнего Русской поэзии; причем полемизует с упомянутым исследованием Вс. Миллера. Наконец заслуживают внимания объяснения Потебни "Слово о полку Игореве". Воронеж, 1878 и добросовестный труд А. Смирнова "О Слове о полку Игореве". Воронеж. 1877 и 1879. (Два оттиска из журнала "Филологические Записки"; в первом выпуске "Литература Слова", во втором - "Пересмотр некоторых вопросов".) Д.И. Прозоровского "Новый опыт объяснительного изложения Слова о п. Игореве". (Записки отделения Русской и Славянской Археологии. Т. III. СПб. 1882.) Козловского "Палеографические особенности погибшей рукописи о П. Игореве" (Труды Моск. Археол. Об. XIII. Вып. 2. 1890). Проф. Багалей полагает, что автор "Слова" был уроженец" Северской земли (Чт. Об. Нестора летописца. Кн. 2. 1888. стр. 160). Самый обширный труд о сем "Слове" принадлежит помянутому Е.В. Барсову. Несколько томов, изданных в 1880-х годах.

Сравнение "Слова о полку Игореве" с соответствующим довольно подробным рассказом Киевской летописи (по Ипат. списку) подтверждает выше приведенное мною мнение, что напрасно преувеличивают число отдельно сочиненных повестей и сказаний, вставленных в летописи. Киевский летописец на таком основании мог бы только взять рассказ певца и приспособить его к своему делу; однако он излагает свой самостоятельный рассказ также со слов людей сведущих. Свое мнение о существовании придворно-княжеских певцов-поэтов я высказывал еще в 1859 г. (Журнал "Русское Слово". Декабрь), по поводу рассуждения Буслаева о Русс, поэзии XI и начала XII века. Относительно Баяна, воспевавшего Черниговских князей в конце XI века, замечу еще, что это имя следует принимать за нарицательное, т.е. оно означало вообще певца (вроде позднейшего бандуриста), и притом "вещего" (см. Словари Востокова и Миклошича под этим словом: "влъхвом и баяном").

Что касается до словутного певца Митуси, то некоторые считали его церковным певчим, например, Максимович (Основа. 1861. Июнь). Это мнение совсем невероятно; Митуся случайно захвачен в плен вместе со слугами Перемышльского владыки и притом со слугами-дружинниками; отсюда еще не видно, чтобы он сам служил владыке, а не князю, т.е. Ростиславу Михайловичу. Нельзя его считать и вообще певцом в нашем буквальном значении этого слова (т.е. певуном или человеком, умеющим хорошо петь). Таковые ценились тогда наряду с скоморохами и игрецами, и Даниил Романович не стал бы хлопотать о том, чтобы залучить в свою службу гордого Митусю, если бы он не был известный в свое время придворный певец-поэт, прославлявший князей. Потому-то, конечно, знаменитый князь и хотел иметь его в своей службе.

Кроме помянутого указания Длугоша, мы находим еще в самой Ипат. летописи указания на придворно-княжеский эпос, т.е. такой, который посвящен был прославлению князей. Отрывком из такого эпоса представляется нам то место этой летописи, где описывается начало княжения Романа Волынского, под 1201 г. Вероятно, это отрывок из поэтического "Слова", посвященного прославлению Романа. Отсюда же мы узнаем, что и у половецких князей были гудцы, т.е. певцы, сопровождавшие свои песни звуками струнного инструмента. А далее, под 1251 г. по поводу победы Даниила и Василька над ятвягами, летопись замечает: "и песнь славну пояху има". Ясный намек на похвальное слово князьям, сложенное вслед за победою (аналогия с известием Длугоша).
   ______________________
  
   Раздробление Древней Руси на уделы, столь невыгодное для нее в отношении к иноплеменным народам, имело другие, благоприятные стороны в отношении гражданственном. Оно обусловливало существование не одного, а многих средоточий, из которых распространялись на окрестные области начатки просвещения и христианских нравов. Каждый значительный стольный город служил таким средоточием. Каждый князь в своем уделе должен был непосредственно помогать и делу церкви, и книжному просвещению, и делу правосудия, способствовать успехам искусств, промышленности, торговли и всякой отрасли общественного порядка. Каждый двор княжий был не только собранием опытных, умных бояр и дружинников или привлекал людей книжно образованных, но и по естественному течению дел служил источником и образчиком более смягченных нравов.
   Как и везде при монархическом строе, отсюда распространялись на окрестную область начатки образованности, гражданских обычаев и отношений. Так как каждое из сих средоточий имело чисто русский характер, то, следовательно, вместе с распространением русской образованности подвигалось вперед почти одинаковое, дружное обрусение разнообразных земель, подчиненных дому Владимира Великого.
   Уже в первые века нашей эры славянорусское племя, жившее вблизи Черноморских греческих колоний, воспринимало в себя некоторые начала богатой греко-римской гражданственности. Многие памятники быта, найденные, при раскопке южнорусских могильных курганов, указывают также на торговые и другие сношения (чрез посредство прикавказских народов) с Персидской империей Сасанидов, которая была в те времена представительницей азийской образованности. С распространением своего господства на большую часть Восточной Европы и с принятием христианства по грековосточному обряду, русская гражданственность получила еще более широкое развитие. Тесные связи с Византией влияли непосредственно на усвоение книжного просвещения, искусств и промышленности греческой; развитию книжного дела помогали отчасти и связи с единоплеменными Дунайскими Болгарами, от которых мы получили многие славянские переводы. Далее, Русь воспринимала в себя начатки и западноевропейской гражданственности при посредстве торговых, военных и других связей с Венгрией, Польшей, Германией и Скандинавией. С востока через Камскую Болгарию и Хазарию мы получали произведения арабско-мусульманской культуры, которые также оказывали некоторое влияние на наше искусство и промышленность.
   При своей богато одаренной, восприимчивой натуре русское племя умело до известной степени усвоивать помянутые начала и влияния и на основе собственных преданий, обычаев и вкусов вырабатывать своеобразную самобытную гражданственность. Все обещало ей блестящее развитие, которое могло поставить Восточную Европу наравне с Западной. Но злейшим врагом этой гражданственности была соседняя степь с ее кочевыми варварами. Уже Печенеги и особенно Половцы задержали успехи русской образованности. Затем, едва Русь справилась с этими врагами и начала об: ратное движение на степь, как из Азии надвинулись новые тучи степных варваров, против которых оказался несостоятельным политический строй удельно-вечевой Руси. Русская гражданственность подверглась жестокому погрому; а после него наступила тяжелая, долгая борьба за национальную самобытность, сопровождаемая развитием крепкой государственной организации; для чего потребовались все народные силы и средства.
  
  

XIV. Монголо-татары. - Золотая Орда

Родина монголов. - Сказания о Чингисхане. - Его завоевания. - Татары в Половецкой степи. - Киевский сейм. - Поход русских князей в степь. - Калкское поражение. - Затишье в Северной и тревоги в Южной Руси. - Близорукая политика Мстислава Удалого и новое вмешательство угров. - Утверждение Даниила Романовича в Галиче. - Разные бедствия и явления. - Возрастание Монголо-Татарской империи. - Поход Батыя на Восточную Европу. - Военное устройство татар. - Нашествие на Рязанскую землю. - Разорение Суздальской земли и стольного города. - Поражение и гибель Юрия II. - Обратное движение в степь и разорение Южной Руси. - Падение Киева. - Поход в Польшу и Венгрию. - Основание Кипчакского царства. - Известия о татарах Плано Карпини и Рубруквиса

   Высокие равнины Средней Азии издревле служили колыбелью кочевых народов турецкого и монгольского корня; первые занимали западную часть этих равнин, а вторые - восточную, или так называемую степь Гоби. Между тем как турецкие народы находились под влиянием мусульманской цивилизации Передней Азии, монгольские испытывали непосредственное влияние Китая. Знаменитая каменная стена, как известно, мало достигала своей цели. Кочевники не только прорывались через нее и грабили китайские области, но иногда завоевывали самую страну и возводили на престол Китая собственные династии, которые, в свою очередь, обновляли могущество империи и налагали дань на своих степных соплеменников. Так, в XII веке над всей северной половиной Китая господствовало манчжурское племя Ниучей, которые держали в своей зависимости значительную часть монголов. Но по обыкновению завоеватели подчинялись влиянию гораздо более цивилизованного, хотя бы покоренного народа, принимали его нравы, образ жизни и утрачивали некоторые племенные черты, а вместе с тем утрачивали свою дикую энергию и воинственность.
   Родиной того монгольского племени, из которого вышли наши завоеватели, была горная окраина степи Гоби, лежащая за Байкалом, орошаемая Ингодою, Ононом, Керлоном и другими источниками Амура, обильная лесом и пастбищами. Племя это подобно другим монголо-татарским кочевникам делилось на разные части, или кочевья, так называемые юрты, улусы, орды и т.п. Всякая орда имела свои знатные семьи, или сословие благородных (нойоны, беки), а также свой княжеский или владельческий род, из которого выбирались ханы. Власть ханская была ограничена сеймом, или собранием знатных, которое созывалось в важных случаях и называлось курултаем. Этот курултай выбирал самих ханов или подтверждал их наследственные права. При таком политическом строе умный, энергичный хан часто мог сосредоточить в своих руках неограниченную власть над своим племенем. Подобный хан, не довольствуясь собственным уделом, нередко налагал дань на соседних ханов, силой отнимал у них часть подданных или ловкой политикой переманивал их в свою орду. Вследствие того в степи иногда слагалась довольно могущественная монархия, которая могла выставить многие десятки тысяч вооруженных людей, и тогда она становилась страшной для ближних оседлых государств. Но редко такое могущество переживало своего основателя. Со смертью его оно делилось между братьями или сыновьями, а потом падало в их междоусобиях. Тем не менее постоянное занятие охотой, почти беспрерывные мелкие войны между ханами и частые набеги на соседей ради добычи развивали и поддерживали телесную крепость и воинственный дух монгольских племен. При этом у их предводителей вырабатывались иногда замечательно хитрый, острый ум, находчивость и умение пользоваться обстоятельствами для достижения своих целей.
   Подобно всем основателям великих монархий или родоначальникам знаменитых династий Чингисхан не имеет недостатка в баснословных преданиях, которыми позднейшие мусульманские летописцы (татарские и персидские) украсили его происхождение и подвиги. Например, в числе его предков упоминают некоего Огуз-хана, который, будучи еще грудным ребенком, проявил себя ревностным мусульманином, а потом, сделавшись ханом, покорил многие народы. Далее повествуют о ханше, по имени Алангоа, которая, оставшись вдовою, от солнечного света родила трех сыновей; младший из них был предком Чингисхана. Отец последнего, Есукай-Багадур, отличался храбростью и предприимчивостью; он успел соединить под своей властью многие соседние роды и поколения, так что ему платили дань от тридцати до сорока тысяч семейств. Чингисхан родился около 1160 года по Р.Х. и получил имя Темучина. Те же баснословные сказания прибавляют, что он явился на свет с куском запекшейся крови в сжатой руке и что некто при этом случае предсказал ему будущую славу и завоевание всего мира.
   Темучину было только тринадцать лет, когда скончался его отец. Большая часть родов, подвластных Есукай-Багадуру, воспользовалась смертью последнего, отказалась платить дань его сыну и откочевала от его юрта. Не довольствуясь тем, мятежники нападали на его кочевья, отгоняли скот, брали пленников и вообще вели с ним обычные между соседями войны. Для молодого Темучина начался долгий период различных испытаний и превратностей судьбы. Не раз в войнах с соседними племенами он терпел неудачи, измены, различные обиды и попадал в руки врагов, от которых избавлялся почти чудесным образом. Зато в течение этого периода закалились его характер и мужество; развились его изобретательный ум и военный гений вместе с холодной, расчетливой свирепостью. Есть известие, что несколько лет он пробыл у Ниучей, в Китае, и воспользовался тем временем, чтобы познакомиться с зрелой гражданственностью китайского народа, а в особенности изучить там разные приемы военного искусства, более усовершенствованные, чем у диких кочевников, сильных только своей конницей и своим умением стрелять из лука, в чем они упражнялись с детских лет. Один современный ему китайский летописец изображает Темучина человеком, не похожим по наружности на других монголов, людей неуклюжих, с короткими ногами, с плоским скуластым лицом и тупым носом, с узкими, далеко расставленными глазами, без верхних ресниц, с редкими волосами на бороде и усах. Он, напротив, отличался очень высоким ростом, большим лбом и длинной бородой. Вероятно, по монголо-манчжурскому обычаю, он брил переднюю часть головы и носил длинную косу.
   Вот одна из тех баснословных превратностей, которые постигали будущего грозного завоевателя в молодости, на его родине. Раз враждебное племя Тайджигутов напало на кочевье Темучина и его братьев и потребовало от их матери выдачи только его одного. Темучин спрятался в недоступной пещере, на берегах реки Онона, провел там девять суток без пищи и питья. Наконец он вышел из своего убежища, решив, что, если ему суждено умереть, то есть воля Тенгри (или неба, почитаемого монголами за верховное божество). Подстерегавшие враги схватили его, отвезли в свое кочевье и заключили в оковы, а на шею, сверх того, надели деревянную колодку. Одна старая женщина сжалилась над молодым пленником и подложила ему кусок войлока на плечи, чтобы колодка не слишком их терла. Случилось, что Тайджигуты справляли большой праздник и допьяна напились кумысу. Темучин разбил ножные оковы, ударил ими своего сторожа и, убежав, спрятался в болоте. Враги искали его; но тут один из их же племени, заметив его в воде, послал искавших в другую сторону. Он же потом спрятал его у себя в возу с овечьей шерстью, а когда обманутые сыщики удалились, дал ему быструю кобылицу, и Темучин благополучно вернулся в свое кочевье. Таким образом, во время неудач и превратностей счастья он всегда находил людей, которые помогали ему избавляться от опасности. Щедростью и лаской он умел привлечь к себе сердца и приготовить многих союзников, которые способствовали его возвращению. Темучину было уже за сорок лет, когда долгая, настойчивая борьба с разными препятствиями и обстоятельствами увенчалась наконец полным успехом, и судьба сделалась постоянно к нему благосклонна. Тайджигуты соединились с некоторыми племенами, когда-то отложившимися от Темучина, и пошли на него с большим войском. Он собрал все подвластные себе тринадцать родов, расположил их один подле другого в виде кольца и мужественно встретил неприятелей. Упорная битва окончилась полным их поражением. Семьдесят тайджигутских беков, захваченных в плен, Темучин велел бросить в семьдесят кипящих котлов. Большая часть побежденных родов признала над собой его власть. Затем последовал ряд удачных войн с другими монголо-татарскими ханами; число подвластных орд начало быстро возрастать. В этих войнах верным его союзником был старый Ван-хан, или начальник сильного племени Кераитов по имени Тулуй, много обязанный его отцу Есукай-Багадуру. Помогая друг другу, Темучин и Ван-хан не раз одолевали враждебные им союзы других ханов. Однако побуждаемый своим сыном, который завидовал возраставшему могуществу Темучина, старик впоследствии разорвал союз и затеял междоусобие. Оно окончилось поражением и смертью Тулуя и его сына, а племя Кераитов подчинилось победителю. Теперь Темучин уже не имел более соперников между монгольскими ханами. В 1203 году он созвал большой курултай на богатых пастбищами берегах Керлона, угостил собравшихся роскошным пиром и заставил провозгласить себя верховным ханом монгольских орд. Рядом с знаменем своего рода, состоявшим из четырех конских хвостов, он развернул другое, из девяти хвостов яка, или дикого буйвола, по числу девяти монгольских колен. Тут же, по словам предания, один вещий человек (конечно, шаман) объявил народу, будто он послан самим небом возвестить, что Темучину предназначено овладеть вселенной и что отныне он должен называться Чингисханом. (По некоторым толкованиям - "великий хан".)
   Обширные завоевания быстро последовали одно за другим. Постепенное подчинение западных или турко-татарских орд привело Чингисхана в столкновение с Гурханом; такой титул носил тогда владетель Кара-Китая, или Восточного Туркестана. Последний был завоеван. Затем подчинены уйгуры, самое образованное из турецких племен, обитавшее в Алтайских горах. (От них монголы заимствовали азбуку.) Потом подверглось разгрому царство Тангутское, лежавшее в Южной Монголии, сопредельное Китаю. При этих завоеваниях Чингисхану помогали не только его военный гений и многочисленные войска, но еще более - уменье пользоваться взаимной враждой, ошибками и неспособностью соседних государей. Соединив под своей властью большую часть монголо-татарских и турко-татарских кочевников Средней Азии, Чингис обратил оружие на Китай, т.е. на северную его половину, или империю манчжурских Ниучей, которых династия называлась Кин; государь их носил титул Алтунхана. Китайское правительство, беспечно допустившее быстрое возрастание Чингисова могущества, вдруг потребовало от него прежде платимой дани. Отсюда возникла упорная война. Темучин проник за Каменную стену и внес опустошение внутрь империи. Ниучи, уже успевшие утратить отчасти свой воинственный дух, не могли противостоять в открытом поле; а защищались в укрепленных городах, которые явились вначале неприступными для монголов, как исключительно конного войска. Но тут же они научились искусству брать эти города, отчасти долгим обложением и голодом, отчасти - усвоив себе стенобитные машины, уменье делать подкопы и другие осадные приемы, употреблявшиеся в Китае. Взяв и разграбив какой-нибудь город и подступая к другому, Монголы выставляли обыкновенно плененных жителей впереди своего войска и принуждали их исполнять разные осадные работы. Таким образом, защитникам приходилось бросать стрелы и другие метательные снаряды в своих несчастных соотечественников, что, конечно, ослабляло мужество первых. Борьба с сильной империей однако была нелегка. Чингисхан предпринимал несколько походов на Китай, прежде нежели ему удалось овладеть столицей Пекином и поколебать владычество Ниучей. Полное завоевание этой империи было окончено уже при его преемнике. В борьбе с Китаем монголам помогли в особенности его внутренние неустройства, как то: убийство и свержение государей их соперниками, измена некоторых военачальников, нелюбовь китайского населения к своим манчжурским завоевателям и проч. Всеми этими обстоятельствами монгольский хан умел искусно воспользоваться; кроме того, к союзу против империи Кинов он привлек Сунгов, властителей другой, южной, части Китая.
   Во время этой борьбы внимание Темучина частью было отвлечено в другую сторону, т.е. на запад, войной с другим могущественным государем Азии, именно с Магометом, султаном Ховарезма, или Юго-Западного Туркестана. Магомет оружием расширил свое царство с одной стороны до берегов Каспийского моря, а с другой - до реки Инда, и завладел большей частью Персии. В начале турецкий султан и монгольский хан заключили между собой дружеский и торговый договор. Но надменный Магомет не оценил Чингизова могущества и легкомысленно нарушил договор: он отказался удовлетворить хана за монгольский караван, разграбленный в турецких владениях, и за убийство Чингизовых послов. Отсюда возникла жестокая война, покрывшая пеплом и сотнями тысяч трупов многие цветущие дотоле страны, в особенности область Амударьи, средоточие Магометова царства. И тут Чингисхан ловко воспользовался обстоятельствами для борьбы с неприятелем, в особенности взаимной враждой султана и багдадского халифа Аль-Нассира. Халифат находился уже в полном упадке, и Магомет вздумал подчинить его своей верховной власти. Тогда халиф сам начал возбуждать против него монгольского завоевателя. В империи Магомета одна часть жителей следовала суннитскому толку, другая шиитскому. Султан покровительствовал последнему; поэтому халиф возбуждал против него суннитских подданных, чем увеличивал разлад в Ховарезмской империи, и без того составленной из разнообразных, чуждых друг другу народов. Уже при самом начале войны Магомет оказался слабее своего противника в открытом поле, а потому так же, как и китайский государь, принужден был ограничиться защитой укрепленных городов. Чингисхан и его сыновья прошли опустошительным потоком по неприятельской земле. Несмотря на отчаянное сопротивление, города один за другим падали в руки монголов; причем одна часть способных носить оружие обыкновенно присоединялась к войску победителей, а другая без пощады истреблялась или обращалась в рабство. Так пали, между прочим, славившиеся своей торговлей и мусульманской образованностью Бухара, Ходжент, Самарканд, Балк, Ургенч, Мерв, Герат и др. Истребляя жителей или забирая их в плен, чтобы с корнем вырвать всякую возможность сопротивления и бунта на будущее время, Чингисхан приказывал щадить только художников и ремесленников, как людей для него полезных. Ужас, наведенный зверством и непобедимостью монголов, немало способствовал их дальнейшим успехам. Многие города сдавались на их милость, признавая бесполезным всякое сопротивление.
   Видя измену вассальных владетелей и теснимый монголами, Магомет, с остатками своего войска и двора, отступал из одной области в другую. Для его преследования Чингис отрядил двух своих лучших полководцев, Джебе-Нойона и Субудай-Багадура, с несколькими десятками тысяч конницы. Тогда начались, с одной стороны, деятельная погоня, а с другой - старание спастись от плена быстрыми переходами то в ту, то в другую сторону: Наконец султан бросился к берегам Каспийского моря, в отдаленную область Мазандеран. Но и сюда скоро явились его неутомимые преследователи. Удрученный горем и болезнью, Магомет спасся на один каспийский остров, где и скончался (1221 г.), назначив своим преемником старшего сына Джелальэддина. Этот мужественный, предприимчивый государь на некоторое время продлил упорную борьбу с грозным ханом и даже одержал несколько побед над монголами; но он уже не мог спасти Ховарезмской империи, которая была вконец опустошена и совершенно завоевана*.
   ______________________
   * Важнейшие источники о монголо-татарах и Чингисхане представляют, во-первых, китайские летописцы. О них см. в "Истории первых четырех ханов из дома Чингисова" - отца Иакинфа Бичурина. СПб. 1829 и в "Истории и древностях восточной части Средней Азии" - проф. Васильева (Записки Археол. Общ. т. IV. СПб. 1859). Во-вторых, персидский летописец Рашид Эддин. Он жил при дворе монгольских владетелей Персии и написал в начале XIV века свой "Летописный сборник". Часть его летописи переведена на рус. язык профес. Березиным. См. Труды восточного отделения Археол. Общества. XIII. СПб. 1968. Еще ранее им же сделано извлечение из Рашид Эддина о нашествии монголов на Россию в Жур. М. Н. Пр. 1854 и 1855 гг. Рассказы Рашид Эддина о монголах и Чингисхане обыкновенно повторялись следующими мусульманскими летописцами, напр., хивинским ханом Абульгази в XVII веке (Его: "Родословная история о татарах", изданная в рус. переводе при Акад. Наук. 2 тома и "Родословие Турецкого племени" в рус. переводе в издании Березина "Библиотека восточных историков", т. И. Казань. 1854 г.) и неизвестным автором "Шейбаниады" в XVI в. (Ibid) т. I. 1849 г. Сюда же можно отнести извлечение из Персидской всеобщей истории Хайдемира (в переводе Григорьева "История Монголов" СПб. 1848 г.). В-третьих, буддийско-монгольская летопись Алтай Тобчи (золотое сокращение) издана в Труд. Восточ. отд. Археол. Общ. VI. СПб. 1858, с русским переводом ученого бурятского ламы Галсан Гомбоева. Летопись служила главным источником для "Монгольской Истории" Санон Сэцена, который подобно Абульгази был ханом одного Монгольского поколения. (Перевод этой истории на немец, язык был сделан академиком Шмидтом, S-Ptrsb. 1829). В-четвертых, армянские. См. "Историю монголов инока Магакии. ХIII века". Перевод и объяснения Патканова. СПб. 1871. Его же: "История монголов по армянским источникам". СПб. 1873 - 74 гг. В-пятых, для изображения быта и нравов монголо-татар превосходным источником служат европейские путешественники XIII века: Плано Карпини, Аспелин, Рубруквис и Марко Поло (Voyages faits princi-palement en Asie. La Haye., 1735). Первые два в русском переводе Языкова ("Собрание путешествий к татарам"); а Марко Поло в переводе Шемякина (Чт. Об. И. и Др. 1861, кн. 3 и 4. и 1862, кн. 1 - 4). В-шестых, византийские историки Нйкифор Грегора, Акрополита и Пахимер. (Извлечения из них в Memoriae Populorum Стриттера т. III, часть 2.) В-седьмых, западные летописцы, например, Матвей Парижский.

Пособия: Палласа Sammlungen historischen Nachrichtem iiber die Mongolische Volkerschaften. S-Ptrsb. 1776. Иакинфа Бичурина "Записки о Монголии". СПб. 1828. и "История о народах Средней Азии". СПб. 1848. Досона - Historie des Mongoles 4. vol. La Haye et Amst. 1834 - 35. Хаммера Geschichte der Goldenen Horde. Pest. 1840. Вольфа Geschichte der Mongolen oder Tataren. Breslau. 1872. Иванина "О военном искусстве и завоеваниях монголо-татар при Чингисхане и Тамерлане". СПб. 1775. Пржевальского "Монголия и страна Тангутов". СПб. 1875.

Относительно названий "монголы" и "татары" источники представляют смешение и путаницу. По-видимому, оба названия первоначально относились к одному племени; причем Монголы считаются как бы частью татарского семейства. Мы же употребляем эти названия в том смысле, какой они получили в науке на основании деления народов по языку, т.е. татар относим к племенам тюркским.
   ______________________
  
   Помянутое преследование монголами султана Магомета приобрело важное значение в Русской истории: с ним связано первое нашествие сих варваров на Русь. Во время этого преследования Джебе-Нойон и Субудай-Багадур далеко углубились на запад, в прикаспийские страны, и вошли в область Азербайджан. По смерти Магомета, они получили от Чингисхана вместе с подкреплениями, разрешение идти из Азербайджана далее на север, чтобы воевать страны, лежащие за Каспием и Уралом, особенно турецкий народ кипчаков или куманов (половцев). Полководцы перешли реки Араке и Кур, вторглись в Грузию, разбили грузинское войско и направились к Дербенту. У владетеля Шемахи они взяли десять проводников, которые должны были указать им пути чрез Кавказские горы. Варвары отрубили одному из них голову, грозя поступить так же и с другими, если они не поведут войско лучшими путями. Но угроза произвела противоположное действие. Проводники улучили минуту и убежали в то именно время, когда варвары вошли в неведомые для них горные теснины. Между тем извещенные об этом нашествии некоторые кавказские народы, в особенности аланы и черкесы (ясы и касоги русских летописей), соединясь с отрядом половцев, заняли окрестные проходы и окружили варваров. Последние очутились в весьма затруднительном положении. Но Джебе и Субудай были опытные, находчивые предводители. Они послали сказать Половцам, что, будучи их соплеменниками, не желают иметь их своими врагами. (Турко-татарские отряды составляли большую часть отправленного на запад войска.) К своим льстивым речам посланцы присоединили богатые дары и обещание разделить будущую добычу. Вероломные Половцы дались в обман и покинули своих союзников. Татары одолели последних и выбрались из гор на северную сторону Кавказа. Тут, на степных равнинах, они уже свободно могли развернуть свою конницу и тогда начали грабить и разорять вежи самих половцев, которые, полагаясь на заключенную дружбу, разошлись по своим кочевьям. Они таким образом получили достойное возмездие за свое вероломство.
   Тщетно Половцы пытались противиться; они постоянно терпели поражения. Татары распространили ужас и разорение до самых пределов Руси, или до так называемого Половецкого вала, который отделял его от степи. В этих битвах пали знатнейшие ханы Кипчака Даниил Кобякович и Юрий Кончакович, бывшие в свойстве с русскими князьями и носившие, как видим, русские имена. Оставшийся старейшим между ханами Котян с несколькими другими бежал в Галич к зятю своему Мстиславу Удалому и начал молить его о помощи. Не таков был Галицкий князь, чтоб отказываться от ратного дела, чтобы не помериться с новым, еще не испытанным врагом.
   Наступила зима. Татары расположились провести ее в южных половецких кочевьях. Они воспользовались зимним временем и для того, чтобы проникнуть на Таврический полуостров, где взяли большую добычу и в числе других мест разорили цветущий торговлей город Сугдию (Судак).
   Между тем, по просьбе Мстислава Мстиславича, южнорусские князья собрались на сейм в Киеве, чтобы общим советом подумать о защите русской земли. Старшими князьями здесь были три Мстислава: кроме Удалого, киевский великий князь Мстислав Романович и черниговский Мстислав Святославич. За ними, по старшинству, следовал Владимир Рюрикович Смоленский. Вероятно, тут же присутствовал и четвертый Мстислав (Ярославич), прозванием Немой, старший из князей волынских; по крайней мере, он участвовал потом в ополчении. Был тут и Котян с своими товарищами.
   Половецкие ханы неотступно просили русских князей вместе с ними ополчиться против татар и приводили такой довод: "Если не поможете нам, то мы будем избиты сегодня, а вы завтра". Просьбы свои они подкрепляли щедрыми подарками, состоявшими из коней, верблюдов, рогатого скота и красивых пленниц. Один из ханов, по имени Бастый, во время сейма принял крещение. Самым усердным их ходатаем явился, конечно, Мстислав Удалой. "Лучше встретить врагов в чужой земле, нежели в своей, - говорил он. - Если мы не поможем Половцам, то они, пожалуй, передадутся на сторону татар, и у тех будет еще более силы против нас". Наконец он увлек весь сейм; решен был общий поход. Князья разъехались, чтобы собрать свои полки и сойтись вместе на условленных местах. Послали также просить помощи у великого князя Владимиро-Суздальского Юрия Всеволодовича. Он не отказал и отправил на юг суздальскую дружину с племянником своим Васильком Константиновичем Ростовским. Посылали и к рязанским князьям, но те, неизвестно почему, не подали никакой помощи.
   Поход в степи, по обычаю, открылся весной, в апреле месяце. Главное сборное место во время таких походов находилось у правобережного городка Заруба и так называемого Варяжского острова. Здесь производилась переправа через Днепр на пути из Киева в Переяславль, который лежал тут же поблизости, на другой стороне. Конница приходила сюда сухопутьем, а пехота приплывала на судах. По словам летописи, судов набралось столько, что воины переходили по ним как посуху с одного берега на другой. Здесь собирались князья киевские, смоленские, черниговские, северские, волынские и галицкие, каждый с своей дружиной. Сюда же к русским князьям явились послы от татарских военачальников. Последние проведали о сильной рати и попытались, по своему обычаю, ловкими переговорами разъединить союзников.
   "Слышали мы, - говорили послы, - что вы идете на нас; мы же земли вашей не занимали, городов и сел ваших не трогали и пришли не на вас, а на половцев, наших холопов и конюхов. Возьмите с нами мир: у нас нет с вами рати. Слышали мы, что Половцы и вам много зла творят. Мы их бьем отсюда, и если они к вам побегут, то бейте их от себя и забирайте их имущество". Хитрость, употребленная с Половцами в Кавказских горах, без сомнения, была уже известна русским князьям. Последние не только не хотели слушать льстивых татарских речей, но и, вопреки всем обычаям, по наущению половцев, велели умертвить самих послов. От Заруба ополчение, держась правого берега, двинулось далее к югу и прошло пороги. Между тем галицкая пехота, под начальством двух воевод, Юрия Домамирича и Держикрая Володиславича, (если верить летописцу) на тысяче ладей спустилась вниз по Днестру в море; потом поднялась вверх по Днепру, миновала Олешье и остановилась около порогов на устье речки Хортицы, "на броду у протолчи", где и встретилась с войском; шедшим сверху. Пришла и главная рать половецкая. Все соединенное ополчение едва ли не простиралось до ста тысяч ратников. И оно заключало в себе цвет русского племени.
   Во второй раз явились татарские посланцы и сказали: "Вы послушались половцев, послов наших умертвили и идете против нас; а мы вас ничем не трогали; пусть рассудит нас Бог". На этот раз послов отпустили.
   Меж тем, услыхав о близости передовых татарских отрядов, Даниил Романович Волынский и другие молодые князья в сопровождении Юрия Домамирича поспешили с легкой дружиной перебраться через реку и поскакали в степь, чтобы посмотреть на невиданных дотоле врагов. Воротясь в стан, молодежь рассказывала, что татары смотрят людьми самыми простыми, так что "пуще" (хуже) половцев. Но опытный в военном деле Юрий Домамирич утверждал, что это добрые ратники и хорошие стрелки. Он уговаривал князей не терять времени и спешить выходом в поле. Навели мосты из ладей, и войска начали переправу на левый берег Днепра. Одним из первых переправился Мстислав Удалой. С передовым отрядом он ударил на сторожевой полк неприятельский, разбил его, далеко гнался за ним и захватил много скота. Татарский воевода Гемибек спрятался было в одном из тех могильных курганов, которыми так изобилуют наши южные степи, но был найден. Половцы выпросили его у Мстислава и убили. Поощренные этой победой, русские князья смело углубились в степи, следуя обычным Залозным путем, который вел к Азовскому морю. Татары отступали, и только сторожевые отряды время от времени затевали мелкие сшибки. После осьми или девятидневного степного похода русская рать приблизилась к берегам Азовского моря. Здесь татары остановились и выбрали удобное для себя место за речкой Калкой (приток Калмиуса).
   Первые успехи и отступление татар усилили и без того существовавшую у русских людей уверенность в своих силах и некоторую беспечность: они начали свысока относиться к неприятелю, который, очевидно, уступал им и числом, и вооружением. Но единодушие князей, по обыкновению, было непродолжительно; уже во время похода возникли соперничество и разные пререкания. Общего начальника не было; а было несколько старших князей, и каждый из них распоряжался своими полками отдельно, мало справляясь с другими. Состояние русской рати и ее слабые стороны, по всей вероятности, не укрылись от таких опытных, искусных военачальников, каковы были Джебе и Субудай, получивших большой навык воевать и управляться с самыми разнообразными народами. Недаром они провели зиму в половецких кочевьях и, без сомнения, нашли возможность разведать все, что им нужно было знать по отношению к Руси и ее вождям. Нет сомнения, что дарами, ласками и обещаниями они постарались найти перебежчиков и изменников, как это делали в других странах. По крайней мере наша летопись упоминает о вольной дружине русских бродников, которые с воеводой своим Плоскиней оказались на Калке в татарском ополчении. Особенно много перебежчиков нашлось, вероятно, между Половцами. Решаясь принять битву, татарские воеводы более всего могли рассчитывать на русскую рознь, и они не ошиблись.
   Главным виновником бедствий явился тот самый Мстислав Удалой, который всю свою жизнь провел в ратных делах и пользовался тогда на Руси славой первого героя. Нет сомнения, что собравшиеся князья признали бы временно его старшинство и подчинились бы его предводительству, если бы он сколько-нибудь обладал политическим смыслом и твердостью характера. Но этот самонадеянный рубака не только не озаботился какими-либо военными предосторожностями, а напротив, считая татар верной добычей своего меча, опасался, чтобы кто другой не отнял у него славу победы. К тому же в самую решительную минуту он сумел очутиться в какой-то распре с своим двоюродным братом Мстиславом Романовичем Киевским. Не предупредив последнего, Удалой, очевидно, ведший передовую или сторожевую рать, переправился за Калку с галицко-волынскими полками и отрядом половцев и начал наступать на татар, выслав впереди себя Яруна с Половцами и своего зятя Даниила Романовича с волынцами. Татары, закрываясь плетенными из хвороста щитами, метко поражали стрелами наступавших. Русские бодро продолжали нападение. Особенно отличился при этом Даниил Романович; он врубился в толпы врагов и сгоряча не чувствовал раны, которую получил в грудь. Вместе с ним ратоборствовал другой из молодых князей, Олег Курский. Один из волынских воевод (Василько Гаврилович), сражавшийся впереди, был сбит с коня. Двоюродный дядя Даниила Романовича, Мстислав Немой, думал, что это упал его племянник; несмотря на свои преклонные лета, он бросился к нему на выручку и также начал крепко поражать врагов. Победа казалась уже близка. Но вдруг татары стремительно ударили на половцев; последние не выдержали их натиска, бросились назад на русские полки и привели их в замешательство. Искусный враг улучил минуту, чтобы, не дав времени опомниться, нанести полное поражение галичанам и волынцам. А когда они обратились в бегство, татары напали на другие русские отряды, еще не успевшие выстроиться для битвы, и громили их по частям. Остатки разбитого ополчения побежали назад к Днепру.
   Это бедствие совершилось 31 мая 1223 года.
   Одна часть татарского войска пустилась преследовать бегущих, а другая осадила великого князя киевского Мстислава Романовича. Последний является вторым, после галицкого князя, виновником поражения. Не видно, чтобы он пытался поддержать значение своего старейшего стола и водворить единодушие в русском ополчении. Напротив, есть известие, что, надеясь на собственный полк, он предавался беспечности и похвалялся один истребить врагов. Он расположился на возвышенном каменистом берегу Калки и, огородив свой стан телегами, три дня отбивался здесь от нападения татар. Варвары прибегли к обычному коварству. Они предложили великому князю дать за себя окуп и мирно удалиться с своим полком. Воевода бродников Плоскиня на кресте присягнул в исполнении договора. Но едва киевляне покинули укрепленный стан, как татары ударили на них и произвели беспощадное избиение. Мстислав Романович и находившиеся при нем два младшие князя были задушены и брошены под доски, на которых начальники варваров расположились, для обеда. Летописцы говорят, что одних киевлян погибло на Калке до десяти тысяч; так велико было наше поражение.
   Татары, отряженные для преследования бегущих, также успели избить много народу и кроме того шесть или семь князей; в том числе пал Мстислав Черниговский. Остаток его полка спасся с его племянником Михаилом Всеволодовичем (впоследствии замученным в Орде). Владимир Рюрикович Смоленский во время бегства успел собрать вокруг себя несколько тысяч человек, отбился от врагов и ушел за Днепр. Главный виновник бедствия, Мстислав Удалой, также успел достигнуть днепровской переправы вместе с Мстиславом Немым и Даниилом Романовичем; после чего он велел жечь и рубить ладьи, чтобы не дать возможности татарам перейти на другой берег. Жители некоторых пограничных городов думали умилостивить варваров и выходили к ним навстречу с крестами, но подвергались избиению.
   Варвары, однако, не стали углубляться в пределы Руси, а повернули назад в Половецкую степь. Затем они направились к Волге, прошли по земле Камских Болгар, которым также успели нанести большое поражение, и Уральскими степями, обогнув Каспийское море, воротились в Азию к своему повелителю. Таким образом, монгольские завоеватели на опыте изведали состояние Восточной Европы и те пути, которые вели в нее. И этим опытом они не замедлят воспользоваться.
   А между тем как воспользовались тем же опытом русские князья? Подумали ли они о том, чтобы на будущее время принять более действенные меры для защиты Руси? Нисколько. Те же беспечность и самонадеянность, которые предшествовали Калкскому поражению, и последовали за ним. Бедствие это не нарушило обычного течения русской жизни и междукняжеских отношений с их мелкими распрями и спорами о волостях. Татары скрылись в степях, и русские думали, что случайно грянувшая гроза пронеслась мимо. Современный летописец наивно заметил, что варваров этих "никто хорошо не знает, какого они племени и откуда пришли. Только премудрые мужи разве ведали, которые в книгах начитаны: одни называли их Татарами, другие Таурменами, третьи Печенегами, иные считали их тем самым народом, который, по словам Мефодия Патарского, был загнан Гедеоном в пустыню между востоком и севером, а перед кончиной света явится и попленит всю землю от Востока до Евфрата, Тигра и до Понтского моря". До какой степени русские политики того времени мало знали о великих переворотах, совершавшихся в глубине Азиатского материка, и как мало опасались за будущее Русской земли, показывают слова того же современного суздальского летописца о Васильке Константиновиче Ростовском. Этот князь опоздал с своей северной дружиной: когда он достиг Чернигова, сюда пришла весть о Калкском побоище. Суздальцы поспешили вернуться домой, а летописец весьма радуется такому благополучному возвращению князя. Простодушный книжник, конечно, не предчувствовал, какая гроза собиралась над самой Суздальской Русью и какая мученическая кончина от рук тех же варваров ожидала Василька! Слова и тон этого летописца служат отголоском и самого северорусского общества, посреди которого он жил. Только впоследствии, когда татары наложили свое тяжелое ярмо, наши старинные книжники более оценили несчастное Калкское побоище и начали украшать его некоторыми сказаниями, например, о гибели семидесяти русских богатырей, в том числе Добрыни Златого Пояса и Александра Поповича с его слугой Торопом*.
   ______________________
   * Полн. Собр. Рус. летописей. Особенно Ипатьевский список, тождественный с ним Академический и Новгородская лет. В Лаврент. сокращено, хотя, очевидно, это рассказ одного и того же автора. В. Лаврент. и Акад. Калкская битва приведена под 1223 г., в Ипат. и Новгород. - под 1224 г. Вернее, первый год. См. Куника "О признании 1223 года временем битвы при Калке". (Учен. Зап. Акад. Наук по 1 и 3 отделению, т. II, вып. 5. СПб. 1854. Ibidem его же заметки: "О связи Трапезундско-Сельджукской войны 1223 года с первым нашествием татар на северное Черноморье". "О перенесении иконы Николая из Корсуня в Новгород в 1223 г.", "О походе татар по Нейбурской летописи" и пр.) Его же: Renseignements sur les sources et recherches relatives a la premiere invasion des Tatares en Russie (Melanges Asiatiques. Т. II. Вып. 5. S-Ptrsb. 1856 г.).

О гибели 70 богатырей, или "храбров", упомянуто в позднейших сводах (Воскресенском, Никоновском, Тверском, Новгородском четвертом). Главным героем сказания о них является тот же ростовский богатырь Александр Попович с своим слугою Торопом, которые отличились в Липицкой битве. Сказание (помещенное в Тверском своде) баснословит так: по смерти Константина Всеволодовича Ростовского этот Александр собрал других богатырей и уговорил их, вместо того чтобы служить разным князьям и в междоусобиях избивать друг друга, идти всем в Киев и поступить на службу к великому князю киевскому Мстиславу Романовичу. Вероятно, не без связи с этою богатырскою дружиною приведена и следующая похвальба Мстислава Романовича, сказанная при получении вести о нашествии татар: "Пока я сижу в Киеве, то по Яико и по Понтийское море, и по реку Дунай сабле (вражской) не махивати".

О событиях Юго-Запад. Руси см. Волынскую летопись по Ипат. списку. О землетрясении и солнечном затмении см. Лаврент.
   ______________________
  
   В это время Северная Русь сравнительно с Южной представляла значительное затишье и развитие мирной деятельности. Благодаря домовитому, благочестивому характеру суздальских князей и согласию, наступившему в семье Всеволода Большое Гнездо, Северная Русь делала очевидные успехи на поприще гражданственности. Между прочим, к тому же времени относятся особенно частые известия летописи о церковных торжествах, о построении и украшении храмов в главных суздальских городах. Некоторые из этих сооружений, сохранившиеся до сих пор, ясно свидетельствуют о развитии художеств в Северной Руси. Мирное течение жизни нарушалось, впрочем, походами на Мордву, Болгар, на Ливонских Немцев и Литву, а более всего смутами Новгорода Великого, который не ладил со своим князем Ярославом Всеволодовичем Переяславским и продолжал бороться против суздальского влияния.
   Но зато в Южной Руси по-прежнему длилась взаимная княжеская вражда и происходили междоусобные войны с участием иноплеменников, т.е. угров, поляков,и половцев. На великом княжении Киевском после гибели Мстислава Романовича сел его двоюродный брат Владимир Рюрикович; но он, кажется, не пользовался и тем значением между своими родичами, которое еще сохранял его предшественник, а заботился только о том, чтоб удержаться на великом столе. В Чернигове после Мстислава Святославича сел его племянник Михаил Всеволодович; но он должен был выдержать борьбу с своим соперником Олегом Курским. Междоусобие решилось в пользу Михаила, благодаря участию великого князя суздальского Георгия, которому Михаил приходился свояком. Георгий с своими племянниками, князьями Ростовскими, ходил к нему на помощь и помирил его с Олегом (1226). Примирению этому немало способствовал и присланный из Киева Владимиром Рюриковичем митрополит Кирилл, отличавшийся своей ученостью.
   Утратив политическую гегемонию над другими областями Руси, Киев пока еще не имел совместника в делах церковной иерархии, и сюда по-прежнему отправлялись из других областей паломники, а также вновь назначенные епископы, чтобы принять поставление из рук митрополита. Последнее торжество совершалось соборне и давало иногда повод к многолюдным съездам князей, духовенства, бояр и разных именитых послов. Так, северный летописец под 1231 г. описывает поставление в Киеве Кирилла во епископа Ростовского. Соименный ему митрополит посвящал его в служении с четырьмя епископами, Черниговским, Полоцким, Белгородским и Юрьевским, а также с игуменами киевских монастырей, между которыми первое место занимал Акиндин, архимандрит Печерский. Посвящение совершалось в соборном храме св. Софии, а обильная трапеза устроена была в Печерском монастыре. На этом празднике присутствовали многие областные князья, в том числе Михаил Всеволодович Черниговский с своим сыном Ростиславом. Их принимал великий князь Владимир Рюрикович; а "киевскую тысячу (главное воеводство) держал" боярин Иоанн Славнович.
   Самая тревожная воинственная деятельность кипела в то время на юго-западном крае Руси, вокруг Галича, который с своим крамольным боярством продолжал служить непрерывным яблоком раздора между соседними князьями, русскими и иноплеменными.
   Мстислав Мстиславич Удалой после Калкского поражения вернулся в Галич и, оставаясь неисправим в деле политики, продолжал делать одну ошибку за другой. Роль злого гения в Юго-Западной Руси долго играл князь Бельзский Александр Всеволодович, который сильно враждовал с двоюродными братьями, Даниилом и Васильком Романовичами, пытаясь отнять у них то ту, то другую волость. Этот Александр Бельзский сумел поссорить Мстислава Удалого с его зятем Даниилом Романовичем, оклеветав последнего в каких-то замыслах и даже в намерении убить своего тестя. Уже между ними началась братоубийственная война. Даниил и Василько, получив помощь от ляхов, повоевали землю Бельзскую и часть Галиции; а Мстислав призвал Владимира Рюриковича Киевского и Котяна с Половцами. К счастью, клевета вскоре обнаружилась. Когда Мстислав потребовал от Александра доказательств, последний не посмел сам явиться к нему, а прислал своего боярина Яна, который очень неловко запутался в показаниях и тем изобличил своего князя. Мстислав помирился с Даниилом и наградил его великими дарами; между прочим, подарил ему своего борзого коня, которому не было равного. По своему добродушию он не лишил Александра его удела, вопреки совету других родичей; а оставил его безнаказанным.
   Но едва уладилась эта ссора, как обнаружилась другая клевета, которая также произвела большой переполох. Один из вероломных галицких бояр по имени Жирослав уверил своих товарищей, будто Мстислав хочет выдать бояр Котяну Половецкому на избиение. Бояре поспешили спастись бегством в Карпаты и оттуда вступили в пререкания с князем, ссылаясь на Жирослава. Князь послал к ним своего духовника Тимофея, который присягнул перед боярами в том, что у Мстислава ничего подобного не было на уме. Бояре воротились. Уличенный во лжи Жирослав был только изгнан из Галича и удалился на службу к другому южнорусскому князю.
   Самым естественным преемником Мстислава Удалого на Галицком столе являлся зять его Даниил Романович, которого отец также занимал этот стол, и сам он в малолетстве уже княжил в Галиче. Народ полюбил его и желал снова иметь своим князем; Мстислав также склонялся в его сторону. Но между галицкими боярами существовала сильная партия, которую можно назвать Угорскою. Эта партия хлопотала во что бы то ни стало устранить Даниила и вообще помешать утверждению новой Русской династии, помешать упрочению над собой туземной княжеской власти. Боярство галицкое неуклонно стремилось к своеволию, к безусловному захвату высших земских должностей, поземельных владений и разного рода доходных статей, которые должны были поступать собственно в княжую казну. Особенно пример своевольных угорских магнатов заразительно действовал на Галицкое боярство. Значительная часть его склонялась к тесному союзу с уграми и предпочитала иметь на своем столе иноплеменного королевича: привыкший к угорским порядкам, обязанный своим столом боярской партии и принужденный опираться на нее, естественно этот королевич менее кого-либо мог стеснять боярские вольности. Близорукий Мстислав приблизил к себе тех самых бояр, которые были ревностными сторонниками угров, именно Судислава и Глеба Зеремеевича. И вот эти лица начали смущать Мстислава, уверяя его, что ему невозможно удержаться в Галиче, что бояре не хотят его и что единственное средство предотвратить мятеж - это выдать поскорее меньшую свою дочь за угорского королевича Андрея и посадить его на Галицком столе. "Если отдашь Галич королевичу, - говорили советники, - то всегда можешь взять его назад; а если отдашь Даниилу, то во веки не будет твой Галич". Очевидно, под старость Мстислав окончательно лишился здравого смысла: он послушался советников и отдал Галич Андрею (сыну короля Андрея II); за собой оставил только Понизье и удалился в город Торческ. Здесь в следующем 1228 году окончил свою бурную жизнь этот столь знаменитый и вместе столь легкомысленный русский князь.
   С вокняжением королевича Андрея на берегах Днестра руководителем его и главным правителем земли сделался боярин Судислав. Отсюда начинается самая тревожная, самая неустанная деятельность Даниила Романовича Волынского, направленная на добывание Галицкого княжения. Приступая к описанию этой деятельности, Волынский летописец говорит: "Начнем рассказывать бесчисленные рати и великие труды, частые войны, многие крамолы, частые восстания и многие мятежи; они (т.е. два брата Романовича) уже с малых лет не имели покою". При смерти Мстислава Удалого, Романовичи владели только частью Волынской земли; но благодаря их неразрывному согласию и замечательной энергии Даниила спустя десять лет они владели уже почти всей Юго-Западной Русью, т.е. всей Волынью, Галицией и даже Киевской землей. Даниил начал с того, что занял оставшееся, от Мстислава Понизье; затем подчинил себе князей Пинских, которым помогали князья Черниговские и Владимир Рюрикович Киевский. Союзником Даниила является Лешко Польский, который вскоре был убит своими соперниками, Святополком Одоничем и Владиславом Старым. В происшедшей отсюда польской усобице Даниил и Василько в свою очередь помогли брату Лешко Кондрату Мазовецкому; причем, по замечанию летописи, так далеко ходили в Ляшскую землю, как никто из русских князей, кроме Владимира, "который землю крестил". Вслед затем Даниил с помощью преданных себе Галичан "изгнал королевича Андрея из Галича вместе с боярином Судиславом. Народ провожал последнего камнями и кричал ему: "Ступай вон из города, мятежниче земли!" Но за сына вступился король угорский Андрей II; произошла упорная война с переменным счастьем. В ней с обеих сторон участвовали наемные Половцы. Даниилу кроме того помогали ляхи; а на стороне угров действовали изменник Александр Бельзский и часть крамольных галицких бояр.
   Руководимые семьей Молибоговичей бояре составили даже заговор на жизнь обоих братьев Романовичей. Однажды Василько Романович в шутку обнажил меч против кого-то из заговорщиков; они испугались, думая, что их намерение открыто, и некоторые, в том числе Молибоговичи, бежали. Но остальные не покинули своего замысла, и один из них пригласил Даниила на пир с намерением его умертвить; в заговоре участвовал и помянутый Александр Бельзский, надеявшийся занять Галицкий стол. Тысяцкий Даниила предупредил его о заговоре, и князь, уже ехавший на пир, воротился с дороги. Он схватил 28 заговорщиков, но по доброте своей не предал их казни и простил. Бояре не оценили этой доброты и тем еще высокомернее стали обращаться с князем. Раз один из них на пиру плеснул из чаши вином в лицо Даниилу. Но он и тут стерпел обиду. Отправляясь в поход на изменника Александра Бельзского, он мог собрать вокруг себя только восемнадцать отроков, оставшихся ему верными. Князь созвал галичан на вече и спросил, сохранит ли к нему верность народ в его отсутствие? "Мы верны Богу и тебе, господину нашему, - закричало вече, - ступай с Божьей помощью". При этом сотский Микула напомнил ему поговорку отца его: "Господине, не погнетши пчел, меду не есть".
   Александр бежал к угорскому королю и побудил его вновь идти на Даниила. Война на этот раз была неудачна для последнего. Некоторые города сдались уграм. Король подступил к Владимиру Волынскому, который был хорошо укреплен и имел значительный гарнизон. Воины со щитами, в блистающих доспехах стояли на стенах. Король подивился красивому виду и (если верить Волынскому летописцу) заметил, что такого города он не встречал и в немецких странах. Во Владимире начальствовал старый пестун Даниила Мирослав, обыкновенно отличавшийся храбростью. Но тут, Бог весть почему, он смутился перед неприятелем, впустил короля в город и без согласия княжего заключил с ним мир, по которому Александр получил Бельз и Червен. Братья Романовичи много укоряли Мирослава за то, что, имея значительную рать, он согласился на подобный договор. Боярин утверждал, будто Червен не был включен им в "ряд" с королем.
   Галич вследствие боярской измены снова попал во власть угров и королевича Андрея (1231). Однако, спустя три года, Даниил с помощью преданных ему граждан опять отвоевал стольный город Червонной Руси; а королевич Андрей умер во время его осады. За изменником Александром Бельзским Галицкий князь гнался без отдыха три дня и три ночи; наконец схватил его близ городка Полоного на Хоморском лугу (Хомора - левый приток южной Случи). Неизвестно, что сталось с пленником; только летопись о нем более не упоминает.
   Но вопрос о Галицком наследстве все еще не был разрешен окончательно.
   Одновременно с борьбой за Галич возобновилась борьба за Киев между старыми соперниками, Мономаховичами и Ольговичами: Михаил Всеволодович Черниговский оспаривал Киевский столу Владимира Рюриковича. Даниил был союзником последнего и не раз помогал ему; а на противной стороне находились враждебные ему князья Болоховские. Однажды под Торческом он вместе с Владимиром Рюриковичем потерпел поражение от Чернигово-Северских князей и наемных половцев; причем Владимир захвачен в плен Половцами. Крамольные галицкие бояре воспользовались несчастьем князя и призвали на свой стол Михаила Всеволодовича Черниговского (1235). А Киев в это время переходил из рук в руки: мы видим здесь то Северского князя Изяслава Владимировича (внук героя "Слова о полку Игореве"), то успевшего выкупиться из плена Владимира Рюриковича, то известного Ярослава Всеволодовича Переяславско-Суздальского. Когда же во время Батыева нашествия Георгий II был убит и брат его Ярослав удалился на север, чтобы наследовать великое княжение Владимиро-Суздальское, тогда Михаил Черниговский захватил для себя Киев, а в Галиче оставил сына своего Ростислава. Неопытностью последнего и воспользовался Даниил Романович.
   Ростислав отправился в поход на литовцев, и в его отсутствие Даниил подступил к Галичу. Подъехав к стенам, он начал взывать: "О мужи градские! Доколе хотите терпеть державу князей иноплеменных? " Граждане, всегда склонявшиеся на его сторону, услыхав его голос, начали говорить друг другу: "Вот наш державец, данный нам Богом" и, по словам летописца, "пустились к нему как дети к отцу, как пчелы к матке, как жаждущие к источнику". Тщетно пытались удержать народ черниговские сторонники, с дворским Григорием и епископом Артемием во главе; наконец и сами они, скрывая досаду и приняв на себя умиленный вид, вышли к Даниилу и сказали: "Приди, князь, и прими город". Данило вступил в Галич, принес благодарственные молитвы в соборном храме Богородицы и водрузил свое знамя на "Немецких" воротах. Тогда бояре, бывшие в походе с Ростиславом, также поспешили к Данилу, и, упав ему в ноги, просили прощения за то, что держали иного князя. Данило простил их. На этот раз он окончательно утвердился на Галицком столе. Вскоре потом, когда Михаил Всеволодович из страха перед татарами бежал в Угрию, Галицкий князь захватил в свои руки и самый Киев. Брат его Василько держал Волынь. Следовательно, Романовичи располагали теперь силами почти всей Юго-Западной Руси; оставшиеся в ней мелкие удельные князья были их подручниками. Казалось бы, эти объединенные земли могли противостать надвигавшейся татарской туче. Но объединение было только кажущееся, поверхностное; обширные владения не имели тесной сплоченности; не существовало необходимой для борьбы с татарами и хорошо устроенной военной силы; да и было уже слишком поздно для того, чтобы приготовить какой-нибудь действительный отпор.
   Время между Калкской битвой и Батыевым нашествием замечательно еще обилием летописных известий о разных бедствиях и явлениях природы, которые, естественно, должны были смутить умы и настроить их тревожным образом. Таковы: огромные пожары, например, в Новгороде Великом и во Владимире-на-Клязьме; явление кометы (1233 г.); необыкновенная засуха на севере, от которой загорались леса и далеко распространялся дымный туман; чрезвычайно сильные дожди, сопровождаемые наводнениями (в Новгородской земле в 1228 г. и в Галицкой в 1229 г.); страшный голод, повлекший за собой мор во многих местах Руси, особенно в Новгороде Великом (1230 г.). В том же 1230 г. 3 мая случилось большое землетрясение, которое отозвалось и на севере, в Новгороде и Владимире, но особенно сильно было в Киеве и Переяславле-Русском. В Печерском монастыре храм Богородицы расступился на четыре части, то есть дал большие трещины. Там в этот день праздновали память Феодосия Печерского; присутствовали митрополит Кирилл, великий князь Владимир Рюрикович с боярами и толпой киевлян; в каменной трапезнице сверху попадали камни и уничтожили кушанья и напитки, приготовленные для празднества. А в Переяславле-Русском соборный храм св. Михаила расселся на две стороны и упала часть храмового верха; причем попортила иконы и паникадила. Любопытно, что вскоре затем, в том же мае месяце, случилось на Руси солнечное затмение, которое в Киевской земле сопровождалось какими-то огненными и разноцветными столпами (северным сиянием?), что навело великий ужас на жителей. Многие вообразили, что настал конец миру, и начали прощаться друг с другом. Спустя шесть лет солнечное затмение повторилось.

* * *

   Между тем с востока, из Азии, надвинула грозная туча. Кипчак и всю сторону к северу и западу от Арало-Каспия Чингисхан назначил своему старшему сыну Джучи, который должен был докончить покорение этой стороны, начатое Джебе и Субудаем. Но внимание монголов пока еще было отвлечено упорной борьбой на востоке Азии с двумя сильными царствами: империей Ниучей и соседней с ней Тангутской державой. Эти войны с лишком на десять лет отсрочили разгром Восточной Европы. К тому же Джучи умер; а за ним вскоре последовал и сам Темучин (1227), успев перед смертью лично разрушить царство Тангутское. В живых оставалось после него три сына: Джагатай, Огодай и Тулуй. Преемником своим, или верховным ханом, он назначил Огодая как наиболее умного между братьями; Джагатаю предоставил Бухарию и восточный Туркестан, Тулую - Иран и Персию; а Кипчак должен был поступить во владение сыновей Джучи. Темучин завещал своим потомкам продолжать завоевания и даже начертал для них общий план действия. Великий курултай, собранный на его родине, то есть на берегах Керлона, подтвердил его распоряжения. Огодай, еще при отце начальствовавший в Китайской войне, неустанно продолжал эту войну до тех пор, пока не разрушил вконец империи Ниучей и не утвердил там своего владычества (1234 г.). Тогда только он обратил внимание на другие страны и между прочим начал готовить великий поход на Восточную Европу.
   В течение этого времени татарские темники, начальствовавшие в Прикаспийских странах, не оставались в бездействии; а старались удержать в подчинении кочевников, покоренных Джебе Субудаем. В 1228 г., по известию русской летописи, "с низу" (с Волги) прибежали в пределы болгар саксины (неизвестное для нас племя) и Половцы, теснимые татарами; прибежали также из страны Прияицкой разбитые ими сторожевые отряды болгарские. Около того же времени, по всей вероятности, были покорены башкиры, соплеменники угров. Спустя три года татары предприняли разведочный поход вглубь Камской Болгарии и зазимовали в ней где-то не доходя Великого города. Половцы с своей стороны, по-видимому, пользовались обстоятельствами для того, чтобы оружием отстаивать свою независимость. По крайней мере их главный хан Котян впоследствии, когда искал убежища в Угрии, говорил угорскому королю, что он два раза разбил татар.
   Покончив с империей Ниучей, Огодай главные силы монголо-татар двинул на завоевание Южного Китая, Северной Индии и остальной части Ирана; а на покорение Восточной Европы отделил 300 000, начальство над которыми вручил молодому племяннику своему Батыю, сыну Джучиеву, уже успевшему отличиться в азиатских войнах. В руководители ему дядя назначил известного Субудай-Багадура, который после Калкской победы вместе с Огодаем докончил покорение Северного Китая. Великий хан дал Батыю и других испытанных воевод, в том числе Бурундая. В этом походе участвовали и многие молодые Чингисиды, между прочим, сын Огодая Гаюк и сын Тулуя Менгу, будущие преемники великого хана. От верховьев Иртыша полчище двигалось на запад, по кочевьям разных турецких орд, постепенно присоединяя к себе значительные их части; так что за реку Яик оно перешло в количестве полумиллиона ратников по крайней мере. Один из мусульманских историков, говоря об этом походе, прибавляет: "От множества воинов земля стонала; от громады войска обезумели дикие звери и ночные птицы". Это уже не была отборная конница, предпринявшая первый набег и сражавшаяся на Калке; теперь медленно двигалась огромная орда с своими семьями, кибитками и стадами. Она постоянно перекочевывала, останавливаясь там, где находила достаточные пастбища для своих коней и прочего скота. Вступив в Поволжские степи, Батый сам продолжал движение на земли Мордвы и Половцев; а на север отделил часть войск с Субудай-Багадуром для завоевания Камской Болгарии, которое сей последний и совершил осенью 1236 года. Это завоевание по обычаю татарскому сопровождалось страшным опустошением земли и избиением жителей; между прочим Великий город был взят и предан пламени.
   По всем признакам, движение Батыя совершалось по заранее обдуманному способу действия, основанному на предварительных разведках о тех землях и народах, которые решено было покорить. По крайней мере это можно сказать о зимнем походе на Северную Русь. Очевидно, татарские военачальники уже имели точные сведения о том, какое время года наиболее благоприятно для военных действий в этой лесистой стороне, изобилующей реками и болотами; посреди них движение татарской конницы было бы весьма затруднительно во всякое другое время, за исключением зимы, когда все воды скованы льдом, достаточно крепким, чтобы выносить конные полчища.
   Только изобретение европейского огнестрельного оружия и устройство больших постоянных армий произвели переворот в отношении народов оседлых и земледельческих к народам кочевым, пастушеским. До этого изобретения перевес в борьбе часто был на стороне последних; что весьма естественно. Кочевые орды почти всегда в движении; части их всегда более или менее держатся вместе и действуют плотной массой. У кочевников нет различия по занятиям и привычкам; все они воины. Если воля энергичного хана или обстоятельства соединили большое число орд в одну массу и устремили их на оседлых соседей, то последним трудно было оказать успешное сопротивление разрушительному стремлению, особенно там, где природа имела равнинный характер. Рассеянный по своей стране земледельческий народ, привыкший к мирным занятиям, не скоро мог собраться в большое ополчение; да и это ополчение, если успевало выступить вовремя, далеко уступало своим противникам в быстроте движений, в привычке владеть оружием, в уменьи действовать дружно и натиском, в военной опытности и находчивости, а также в воинственном духе.
   Всеми подобными качествами в высокой степени владели монголо-татары, когда они явились в Европу. Темучин дал им главное орудие завоевания: единство власти и воли. Пока кочевые народы разделены на особые орды, или роды, власть их ханов имеет, конечно, патриархальный характер родоначальника и далеко не безгранична. Но когда силой оружия одно лицо подчиняет себе целые племена и народы, то, естественно, оно поднимается уже на высоту недосягаемую для простого смертного. Старые обычаи еще живут у этого народа и как бы ограничивают власть верховного хана; охранителями таких обычаев у монголов являются курултаи и знатные влиятельные роды; но в руках ловкого, энергичного хана уже сосредоточено много средств, чтобы сделаться безграничным деспотом. Сообщив кочевым ордам единство, Темучин еще усилил их могущество введением однообразной и хорошо приспособленной военной организации. Войска, выставленные этими ордами, устроены были на основании строго десятичного деления. Десятки соединялись в сотни, последние - в тысячи, с десятниками, сотниками и тысячниками во главе. Десять тысяч составляли самый большой отдел под названием "тумана" и состояли под начальством темника. Место прежних более или менее свободных отношений к предводителям заступила строгая военная дисциплина. Неповиновение или преждевременное удаление с поля битвы наказывались смертью. В случае возмущения не только участники его подвергались казни, но и.весь род их осуждался на истребление. Изданная Темучином так называемая Яса (род свода узаконений) хотя и была основана на старых монгольских обычаях, но значительно усиливала их строгость по отношению к разным поступкам и носила поистине драконовский или кровавый характер.
   Беспрерывный и долгий ряд войн, начатых Темучином, развил у монголов замечательные по тому времени стратегические и тактические приемы, т.е. вообще военное искусство. Там, где местность и обстоятельства не мешали, монголы действовали в неприятельской земле облавой, в которой они особенно привычны; так как этим способом происходила обыкновенно ханская охота на диких зверей. Полчища разделялись на части, шли в обхват и потом сближались к заранее назначенному главному пункту, опустошая огнем и мечом страну, забирая пленников и всякую добычу. Благодаря своим степным, малорослым, но крепким коням, монголы могли делать необыкновенно быстрые и большие переходы без отдыхов, без остановок. Кони их были закалены и приучены переносить голод и жажду так же, как их всадники. Притом последние обыкновенно в походах имели с собой по нескольку запасных коней, на которых пересаживались по мере надобности. Неприятели их были часто поражаемы появлением варваров в то время, когда считали их еще на далеком от себя расстоянии. Благодаря такой коннице разведочная часть у монголов стояла на замечательной степени развития. Всякому движению главных сил предшествовали мелкие отряды, рассеянные впереди и с боков, как бы веером; позади тоже следовали наблюдательные отряды; так что главные силы были обеспечены от всякой случайности и неожиданности.
   Относительно вооружения монголы хотя имели копья и кривые сабли, но по преимуществу были стрелки (некоторые источники, например, армянские летописцы, называют их "народ стрелков"); они с такой силой и искусством действовали из лука, что длинные стрелы их, снабженные железным наконечником, пронизывали твердые панцири. Обыкновенно монголы старались сначала ослабить и расстроить неприятеля тучей стрел, а потом уже бросались на него врукопашную. Если при этом встречали мужественный отпор, то обращались в притворное бегство; едва противник пускался преследовать их и тем расстраивал свой боевой порядок, как они ловко повертывали коней и вновь делали дружный натиск по возможности со всех сторон. Закрытие их составляли щиты, сплетенные из тростника и обтянутые кожей, шлемы и панцири, также сделанные из толстой кожи, у иных покрытые еще железной чешуей. Кроме того, войны с более образованными и богатыми народами доставляли им немалое количество железных кольчуг, шлемов и всякого рода вооружения, в которое облекались их воеводы и знатные люди. На знаменах их начальников развевались хвосты коней и диких буйволов. Начальники обыкновенно сами не вступали в битву и не рисковали своей жизнью (что могло произвести замешательство), а управляли сражением, находясь где-нибудь на возвышении, окруженные своими ближними, слугами и женами, конечно, все верхом.
   Кочевая конница, имея решительный перевес над оседлыми народами в открытом поле, встречала, однако, важное для себя препятствие в виде хорошо укрепленных городов. Но и с этим препятствием монголы уже привыкли справляться, научившись искусству брать города в Китайской и Ховарезмской империях. У них завелись и стенобитные машины. Обыкновенно осажденный город они окружали валом; а где был лес под руками, то огораживали тыном, таким образом прекращали самую возможность сообщения города с окрестностями. Затем ставили стенобитные машины, из которых метали большие камни и бревна, а иногда и зажигательные вещества; таким образом производили в городе пожар и разрушение; осыпали защитников тучей стрел или приставляли лестницы и лезли на стены. Чтоб утомить гарнизон, они вели приступы беспрерывно днем и ночью, для чего свежие отряды постоянно чередовались друг с другом. Если варвары научились брать большие азиатские города, укрепленные каменными и глиняными стенами, тем легче могли они разрушать или сжигать деревянные стены русских городов. Переправа через большие реки не особенно затрудняла монголов. Для того служили им большие кожаные мешки; их туго набивали платьем и другими легкими вещами, крепко стягивали и, привязав к хвосту коней, таким образом переправлялись. Один персидский историк XIII века, описывая монголов, говорит: "Они имели мужество львиное, терпение собачье, предусмотрительность журавлиную, хитрость лисицы, дальнозоркость вороны, хищность волчью, боевой жар петуха, попечительность курицы о своих ближних, чуткость кошки и буйность вепря при нападении".
   Что могла противопоставить этой огромной сосредоточенной силе древняя раздробленная Русь?
   Борьба с кочевниками турецко-татарского корня была для нее уже привычным делом. После первых натисков и Печенегов, и Половцев раздробленная Русь потом постепенно освоилась с этими врагами и взяла над ними верх. Однако она не успела отбросить их назад в Азию или покорить себе и воротить свои прежние пределы; хотя кочевники эти были также раздроблены и также не подчинялись одной власти, одной воле. Каково же было неравенство в силах с надвигавшей теперь грозной монголо-татарской тучей!
   В военном мужестве и боевой отваге русские дружины, конечно, не уступали монголо-татарам; а телесной силой, несомненно, их превосходили. Притом Русь, бесспорно, была лучше вооружена; ее полное вооружение того времени мало чем отличалось от вооружения немецкого и вообще западноевропейского. Между соседями она даже славилась своим боем. Так, по поводу похода Даниила Романовича на помощь Конраду Мазовецкому против Владислава Старого в 1229 г. Волынский летописец замечает, что Конрад "любил русский бой" и полагался на русскую помощь более, чем на своих ляхов. Но составлявшие военное сословие Древней Руси княжие дружины были слишком малочисленны для отпора напиравшим теперь с востока новым врагам; а простой народ в случае надобности набирался в ополчение прямо от плуга или от своих промыслов и хотя отличался стойкостью, обычной всему русскому племени, но не имел большого навыка владеть оружием или производить дружные, быстрые движения. Можно, конечно, обвинять наших старых князей в том, что они не поняли всей опасности и всех бедствий, грозивших тогда от новых врагов, и не соединили свои силы для дружного отпора. Но, с другой стороны, не должно забывать, что там, где предшествовал долгий период всякого рода разъединения, соперничества и развития областной обособленности, там никакая человеческая воля, никакой гений не могли совершить быстрое объединение и сосредоточение народных сил. Такое благо дается только долгими и постоянными усилиями целых поколений при обстоятельствах, пробуждающих в народе сознание своего национального единства и стремление к своему сосредоточению. Древняя Русь сделала то, что было в ее средствах и способах. Каждая земля, почти каждый значительный город мужественно встречали варваров и отчаянно защищались, едва ли имея притом какую-либо надежду победить. Иначе не могло и быть. Великий исторический народ не уступает внешнему врагу без мужественного сопротивления, хотя бы и при самых неблагоприятных обстоятельствах.
   В начале зимы 1237 года татары прошли сквозь мордовские леса и расположились станом на берегах какой-то реки Онузы. Отсюда Батый отправил к рязанским князьям, по словам летописи, "жену чародейку" (вероятно, шаманку) и при ней двух мужей, которые потребовали у князей части их имения в людях и в конях.
   Старший князь, Юрий Игоревич, поспешил созвать на сейм своих родичей, удельных князей рязанских, пронских и муромских. В первом порыве мужества князья решили защищаться, и дали благородный ответ послам: "Когда мы не останемся в живых, то все будет ваше". Из Рязани татарские послы отправились во Владимир с теми же требованиями. Видя, что рязанские силы слишком незначительны для борьбы с монголами, Юрий Игоревич распорядился таким образом: одного из своих племянников послал к великому князю Владимирскому с просьбой соединиться против общих врагов; а другого с той же просьбой направил в Чернигов. Затем соединенное рязанское ополчение двинулось к берегам Воронежа навстречу врагу; но избегало битвы в ожидании помощи. Юрий попытался прибегнуть к переговорам и отправил единственного своего сына Феодора во главе торжественного посольства к Батыю с дарами и с мольбою не воевать Рязанской земли. Все эти распоряжения не имели успеха. Феодор погиб в татарском стане: если верить преданию, он отвечал отказом на требование Батыя привести ему свою прекрасную супругу Евпраксию и был убит по его приказанию. Помощь ниоткуда не являлась. Князья Чернигово-Северские отказались прийти на том основании, что рязанские не были на Калке, когда их также просили о помощи; вероятно, черниговцы думали, что гроза до них не дойдет или еще очень от них далека. А нерасторопный Юрий Всеволодович Владимирский медлил и также опоздал со своей помощью, как в Калкском побоище. Видя невозможность бороться с татарами в открытом поле, рязанские князья поспешили отступить и укрылись со своими дружинами за укрепления городов.
   Вслед за ними полчища варваров хлынули на Рязанскую землю, и, по своему обычаю, охватив ее широкой облавой, принялись жечь, разрушать, грабить, избивать, пленять, совершать поругание женщин. Нет нужды описывать всех ужасов разорения. Довольно сказать, что многие селения и города были совершенно стерты с лица земли; некоторые известные имена их после того уже не встречаются в истории. Между прочим, спустя полтора столетия путешественники, плывшие по верхнему течению Дона, на холмистых берегах его видели только развалины и пустынные места там, где стояли когда-то цветущие города и села. Опустошение Рязанской земли производилось с особой свирепостью и беспощадностью еще и потому, что она была в этом отношении первой русской областью: варвары явились в нее, исполненные дикой, ничем не обузданной энергии, еще не пресыщенные русской кровью, не утомленные разрушением, не уменьшенные в количестве после бесчисленных битв. 16 декабря татары обступили стольный город Рязань и обнесли его тыном. Дружина и граждане, ободряемые князем, в продолжение пяти дней отражали нападения. Они стояли на стенах, не переменяясь и не выпуская из рук оружия; наконец стали изнемогать, между тем как неприятель постоянно действовал свежими силами. На шестой день татары сделали общий приступ; бросали огонь на кровли, громили стены бревнами из своих стенобитных орудий и наконец вломились в город. Последовало обычное избиение жителей. В числе убитых находился Юрий Игоревич. Его супруга с своими родственницами напрасно искала спасения в соборной Борисоглебской церкви. Что не могло быть разграблено, сделалось жертвой пламени. Рязанские предания украшают рассказы об этих бедствиях некоторыми поэтическими подробностями. Так, княгиня Евпраксия, услыхав о гибели своего супруга Феодора Юрьевича, бросилась из высокого терема вместе с маленьким сыном своим на землю и убилась до смерти. А один из рязанских бояр по имени Евпатий Коловрат находился на Черниговской земле, когда пришла к нему весть о татарском погроме. Он спешит в отечество, видит пепелище родного города и воспламеняется жаждой мести. Собрав 1700 ратников, Евпатий нападает на задние отряды татар, низлагает их богатыря Таврула и наконец, подавленный многолюдством, гибнет со всеми товарищами. Батый и его воины удивляются необыкновенному мужеству рязанского витязя. (Подобными рассказами, конечно, народ утешал себя в прошлых бедствиях и поражениях.) Но рядом с примерами доблести и любви к родине между боярами рязанскими нашлись примеры измены и малодушия. Те же предания указывают на боярина, изменившего родине и передавшегося врагам. В каждой стране татарские военачальники умели прежде всего отыскать предателей; особенно таковые находились в числе людей, захваченных в плен, устрашенных угрозами или соблазненных лаской. От знатных и незнатных изменников татары узнавали все, что им было нужно, о состоянии земли, о ее слабых сторонах, свойствах правителей и т.п. Эти предатели служили также лучшими проводниками для варваров при движении в странах, дотоле им неведомых.
   Из Рязанской земли варвары двинулись в Суздальскую, опять в том же убийственном порядке, облавой охватывая эту землю. Главные их силы пошли обычным суздальско-рязанским путем на Коломну и Москву. Тут только встретила их суздальская рать, шедшая на помощь рязанцам, под начальством молодого князя Всеволода Юрьевича и старого воеводы Еремея Глебовича. Под Коломной великокняжеское войско было разбито наголову; Всеволод спасся бегством с остатками владимирской дружины; а Еремей Глебович пал в битве. Коломна взята и разорена. Затем варвары сожгли Москву, первый суздальский город с этой стороны. Здесь начальствовали другой сын великого князя, Владимир, и воевода Филипп Нянька. Последний также пал в битве, а молодой князь захвачен в плен. С какой быстротой действовали варвары при своем нашествии, с такой же медленностью происходили военные сборы в Северной Руси того времени. При современном вооружении Юрий Всеволодович мог бы выставить в поле все силы суздальские и новгородские в соединении с муромо-рязанскими. Времени для этих приготовлений было бы достаточно. Более чем за год нашли у него убежище беглецы из Камской Болгарии, которые принесли вести о разорении своей земли и движении страшных татарских полчищ. Но вместо современных приготовлений мы видим, что варвары уже двигались на самую столицу, когда Юрий, потерявши лучшую часть войска, разбитого по частям, отправился далее на север собирать земскую рать и звать на помощь братьев. В столице великий князь оставил сыновей, Всеволода и Мстислава, с воеводой Петром Ослядюковичем; а сам отъехал с небольшой дружиной. Дорогой он присоединил к себе трех племянников Константиновичей, удельных князей Ростовских, с их ополчением. С той ратью, какую успел собрать, Юрий расположился за Волгой почти на границе своих владений, на берегах Сити, правого притока Мологи, где и стал поджидать братьев, Святослава Юрьевского и Ярослава Переяславского. Первый действительно успел прийти к нему; а второй не явился; да едва ли и мог явиться вовремя: мы знаем, что в то время он занимал великий Киевский стол.
   В начале февраля главная татарская рать обступила стольный Владимир. Толпа варваров приблизилась к Золотым воротам; граждане встретили их стрелами. "Не стреляйте!" - закричали татары. Несколько всадников подъехали к самым воротам с пленником, и спросили: "Узнаете ли вашего княжича Владимира?" Всеволод и Мстислав, стоявшие на Золотых воротах, вместе с окружающими тотчас узнали брата, плененного в Москве, и были поражены горестью при виде его бледного, унылого лица. Они рвались на его освобождение, и только старый воевода Петр Ослядюкович удержал их от бесполезной отчаянной вылазки. Расположив главный свой стан против Золотых ворот, варвары нарубили деревьев в соседних рощах и весь город окружили тыном; потом установили свои "пороки", или стенобитные машины, и начали громить укрепления. Князья, княгини и некоторые бояре, не надеясь более на спасение, приняли от епископа Митрофана пострижение в иноческий чин и приготовились к смерти. 8 февраля, в день мученика Феодора Стратилата, татары сделали решительный приступ. По примету, или набросанному в ров хворосту, они влезли на городской вал у Золотых ворот и вошли в новый, или внешний, город. В то же время со стороны Лыбеди они вломились в него через Медные и Ирининские ворота, а от Клязьмы - через Волжские. Внешний город был взят и зажжен. Князья Всеволод и Мстислав с дружиной удалились в Печерный город, т.е. в кремль. А епископ Митрофан с великой княгиней, ее дочерьми, снохами, внучатами и многими боярынями заперлись в соборном храме Богородицы на полатях, или хорах. Когда остатки дружины с обоими князьями погибли и кремль был взят, татары выломали двери соборного храма, разграбили его, забрали дорогие сосуды, кресты, ризы на иконах, оклады на книгах; потом натаскали лесу в церковь и около церкви, и зажгли. Епископ и все княжее семейство, скрывшееся на хорах, погибли в дыму и пламени. Другие храмы и монастыри владимирские были также разграблены и отчасти сожжены; множество жителей подверглось избиению.
   Уже во время осады Владимира татары взяли и сожгли Суздаль. Затем отряды их рассеялись по Суздальской земле. Одни пошли на север, взяли Ярославль и попленили Поволжье до самого Галича Мерского; другие разграбили Юрьев, Дмитров, Переяславль, Ростов, Волоколамск, Тверь; в течение февраля было взято до 14 городов, кроме многих "слобод и погостов".
   Между тем Георгий Всеволодович все стоял на Сити и поджидал брата Ярослава. Тут пришла к нему страшная весть о разорении столицы и гибели княжего семейства, о взятии прочих городов и приближении татарских полчищ. Он послал трехтысячный отряд для разведок. Но разведчики вскоре прибежали назад с известием, что татары уже обходят русское войско. Едва великий князь, его братья Иван и Святослав и племянники сели на коней и начали устраивать полки, как татары, предводимые Бурундаем, ударили на Русь с разных сторон, 4 марта 1238 года. Сеча была жестокая; но большинство русского войска, набранное из непривычных к бою земледельцев и ремесленников, скоро смешалось и побежало. Тут пал и сам Георгий Всеволодович; братья его спаслись бегством, племянники также, за исключением старшего, Василька Константиновича Ростовского. Он попал в плен. Татарские военачальники склоняли его принять их обычаи и заодно с ними воевать Русскую землю. Князь с твердостью отказался быть предателем. Татары убили его и бросили в каком-то Шеренском лесу, подле которого временно расположились станом. Северный летописец по этому поводу осыпает похвалами Василька; говорит, что он был красив лицом, умен, мужественен и весьма добросердечен ("сердцем же легок"). " Кто ему служил, хлеб его ел и чашу его пил, тот уже никак не мог быть на службе у иного князя", - прибавляет летописец. Епископ ростовский Кирилл, спасшийся во время нашествия в отдаленный город своей епархии, Белозерск, воротясь, отыскал тело великого князя, лишенное головы; потом взял тело Василька, принес его в Ростов и положил в соборном храме Богородицы. Впоследствии нашли также голову Георгия и положили в гроб его.
   В то время как одна часть татар двигалась на Сить против великого князя, другая дошла до новгородского пригорода Торжка и осадила его. Граждане, предводимые своим посадником Иванком, мужественно защищались; целые две недели варвары потрясали стены своими орудиями и делали постоянные приступы. Тщетно новоторы ждали помощи из Новгорода; наконец они изнемогли; 5 марта татары взяли город и страшно его опустошили. Отсюда их полчища двинулись далее и пошли к Великому Новгороду известным Селигерским путем, опустошая страну направо и налево. Уже они дошли до "Игнач-креста" (Крестцы?) и были только в ста верстах от Новгорода, как вдруг повернули на юг. Это внезапное отступление, впрочем, было весьма естественно при обстоятельствах того времени. Выросшие на высоких плоскостях и на горных равнинах Средней Азии, отличающихся суровым климатом и непостоянством погоды, монголо-татары были привычны к холоду и снегу и могли довольно легко переносить северорусскую зиму. Но привычные также к сухому климату, они боялись сырости и скоро от нее заболевали; их кони, при всей своей закаленности, после сухих степей Азии также с трудом переносили болотистые страны и влажный корм. В Северной России приближалась весна со всеми ее предшественниками, т.е. таянием снегов и разлитием рек и болот. Рядом с болезнями и конским падежом грозила страшная распутица; застигнутые ею полчища могли очутиться в весьма затруднительном положении; начавшиеся оттепели могли наглядно показать им, что их ожидало. Может быть, они проведали также о приготовлениях новгородцев к отчаянной обороне; осада могла задержать еще на несколько недель. Есть, кроме того, мнение, не лишенное вероятия, что тут сошлась облава, и Батый за последним временем счел уже неудобным составлять новую.
   Во время обратного движения в степь татары опустошили восточную часть Смоленской земли и область Вятичей. Из городов, ими разоренных при этом, летописи упоминают только об одном Козельске, по причине его геройской обороны. Удельным князем здесь был один из Черниговских Ольговичей, малолетний Василий. Дружинники его вместе с гражданами решили защищаться до последнего человека и не сдавались ни на какие льстивые убеждения варваров.
   Батый, по словам летописи, стоял под этим городом семь недель и потерял множество убитыми. Наконец, татары своими машинами разбили стену и ворвались в город; граждане и тут продолжали отчаянно обороняться и резались ножами, пока не были все избиты, а юный князь их будто бы утонул в крови. За такую оборону татары по своему обыкновению прозвали Козельск "злым городом". Затем Батый докончил порабощение половецких орд. Главный их хан Котян с частью народа удалился в Венгрию, и там от короля Белы IV получил земли для поселения, под условием крещения половцев. Те же, которые остались в степях, должны были безусловно покориться монголам и увеличить их полчища. Из половецких степей Батый рассылал отряды, с одной стороны для покорения Приазовских и Прикавказских стран, а с другой - для порабощения Чернигово-Северской Руси. Между прочим, татары взяли Южный Переяславль, разграбили и разрушили там соборный храм Михаила и убили епископа Симеона. Потом они пошли на Чернигов. На помощь последнему явился Мстислав Глебович Рыльский, двоюродный брат Михаила Всеволодовича, и мужественно защищал город. Татары поставили метательные орудия от стен на расстоянии полуторного перелета стрелы и бросали такие камни, которые с трудом поднимали четыре человека. Чернигов был взят, разграблен и сожжен. Попавший в плен епископ Порфирий оставлен в живых и отпущен на свободу. Зимой следующего 1239 года Батый посылал отрядына север, чтобы докончить покорение Мордовской земли. Отсюда они ходили в Муромскую область и сожгли Муром. Потом опять воевали на Волге и Клязьме; на первой взяли Городец Радилов, а на второй - город Гороховец, который, как известно, составлял владение Успенского Владимирского собора. Это новое нашествие произвело страшный переполох во всей Суздальской земле. Уцелевшие от прежнего погрома жители бросали свои дома и бежали куда глаза глядят; преимущественно спасались в леса.
   Покончив с сильнейшей частью Руси, т.е. с великим княжением Владимирским, отдохнув в степи и откормив своих коней, Татары обратились теперь на Юго-Западную, Заднепровскую Русь, а отсюда положили идти далее, в Венгрию и Польшу.
   Уже во время разорения Переяславля Русского и Чернигова один из татарских отрядов, предводимый двоюродным братом Батыя, Менгу-ханом, приблизился к Киеву, чтобы разведать о его положении и средствах обороны. Остановясь на левой стороне Днепра, в городке Песочном, Менгу, по сказанию нашей летописи, любовался красотой и величием древней русской столицы, которая живописно возвышалась на береговых холмах, блистая белыми стенами и позлащенными главами своих храмов. Монгольский князь попытался склонить граждан к сдаче; но те не хотели о ней и слышать и даже убили посланцев. В то время Киевом владел Михаил Всеволодович Черниговский. Хотя Менгу ушел; но не было сомнения, что он воротится с большими силами. Михаил не счел удобным для себя дожидаться татарской грозы, малодушно оставил Киев и удалился в Угрию. Вскоре затем первопрестольный город перешел в руки Даниила Романовича Волынского и Галицкого. Однако и этот знаменитый князь, при всем мужестве своем и обширности своих владений, не явился для личной обороны Киева от варваров, а поручил его тысяцкому Димитрию.
   Зимой 1240 года несметная татарская сила переправилась за Днепр, облегла Киев и огородила его тыном. Тут был сам Батый со своими братьями, родными и двоюродными, а также лучшие его воеводы Субудай-Багадур и Бурундай. Летописец русский наглядно изображает огромность татарских полчищ, говоря, будто от скрипа их телег, рева верблюдов и ржания коней жители города не могли слышать друг друга. Свои главные приступы татары устремили на ту часть, которая имела наименее крепкое положение, т.е. на западную сторону, с которой к городу примыкали некоторые дебри и почти ровные поля. Стенобитные орудия, особенно сосредоточенные противу Лядских ворот, день и ночь били стену, пока не сделали пролома. Произошла самая упорная сеча, "копейный лом и скепание щитов"; тучи стрел омрачали свет. Враги, наконец, ворвались в город. Киевляне геройской, хотя и безнадежной обороной поддержали древнюю славу первопрестольного русского города. Они собрались вокруг Десятинного храма Богородицы и тут ночью наскоро огородились укреплениями. На следующий день пал и этот последний оплот. Многие граждане с семействами и имуществом искали спасения на хорах храма; хоры не выдержали тяжести и рухнули. Это взятие Киева совершилось 6 декабря, в самый Николин день. Отчаянная оборона ожесточила варваров; меч и огонь ничего не пощадили; жители большей частью избиты, а величественный город превратился в одну огромную груду развалин. Тысяцкого Димитрия, захваченного в плен израненным, Батый, однако, оставил в живых "ради его мужества".
   Опустошив Киевскую землю, татары двинулись в Волынскую и Галицкую, побрали и разорили многие города, в том числе стольные Владимир и Галич. Только некоторые места, отлично укрепленные природой и людьми, они не могли взять с бою, например, Колодяжен и Кременец; но первым все-таки овладели, склонив жителей к сдаче льстивыми обещаниями; а потом вероломно их избили. Во время этого нашествия часть населения Южной Руси разбежалась в дальние страны; многие укрылись в пещеры, леса и дебри.
   Между владельцами Юго-Западной Руси нашлись такие, которые при самом появлении татар покорялись им, чтобы спасти свои уделы от разорения. Так поступили Болоховские. Любопытно, что Батый пощадил их землю под тем условием, чтобы жители ее сеяли пшеницу и просо на татарское войско. Замечательно и то, что Южная Русь сравнительно с Северной оказала гораздо слабейшее сопротивление варварам. На севере старшие князья, Рязанский и Владимирский, собрав силы своей земли, отважно вступили в неравную борьбу с татарами и погибли с оружием в руках. А на юге, где князья издавна славились военной удалью, мы видим иной образ действия. Старшие князья, Михаил Всеволодович, Даниил и Василько Романовичи, с приближением татар покидают свои земли, чтобы искать убежища то в Угрии, то в Польше. Как будто у князей Южной Руси достало решимости на общий отпор только при первом нашествии татар, а Калкское побоище навело на них такой страх, что участники его, тогда еще молодые князья, а теперь уже старшие, боятся новой встречи с дикими варварами; они предоставляют своим городам обороняться в одиночку и гибнуть в непосильной борьбе. Замечательно также, что эти старшие южнорусские князья продолжают свои распри и счеты за волости в то самое время, когда варвары уже наступают на их родовые земли.
   После Юго-Западной Руси пришла очередь соседних западных стран, Польши и Угрии. Уже во время пребывания на Волыни и в Галиции Батый по обыкновению посылал отряды в Польшу и к Карпатам, желая разведать пути и положение тех стран. По сказанию нашей летописи, помянутый воевода Димитрий, чтобы спасти Юго-Западную Русь от совершенного опустошения, старался ускорить дальнейший поход татар и говорил Батыю: "Не медли долго в земле сей; уже время тебе идти на угров; а если будешь медлить, то там успеют собрать силы и не пустят тебя в свои земли". И без того татарские вожди имели обычай не только добывать все нужные сведения перед походом, но и быстрыми, хитро задуманными движениями воспрепятствовать всякому сосредоточению больших сил.
   Тот же Димитрий и другие южнорусские бояре могли сообщить Батыю многое о политическом состоянии своих западных соседей, которых они нередко посещали вместе со своими князьями, часто роднившимися и с польскими, и с угорскими государями. А это состояние уподоблялось раздробленной Руси и весьма благоприятствовало успешному нашествию варваров. В Италии и Германии того времени в полном разгаре кипела борьба Гвельфов и Гибеллинов. На престоле Священной Римской империи сидел знаменитый внук Барбароссы, Фридрих II. Помянутая борьба совершенно отвлекала его внимание, а в самую эпоху Татарского нашествия он усердно занимался военными действиями в Италии против сторонников папы Григория IX. Польша, будучи раздроблена на удельные княжества, так же, как и Русь, не могла действовать единодушно и представить серьезное сопротивление надвигавшей орде. В данную эпоху мы видим здесь двух старших и наиболее сильных князей, именно, Конрада Мазовецкого и Генриха Благочестивого, владетеля Нижней Силезии. Они находились во враждебных отношениях друг с другом; притом Конрад, уже известный недальновидной политикой (особенно призванием немцев для обороны своей земли от пруссов), был менее всех способен к дружному, энергичному образу действия. Генрих Благочестивый находился в родственных отношениях с чешским королем Венцеславом I и с угорским Белою IV. Ввиду грозившей опасности он пригласил чешского короля общими силами встретить врагов; но не получил от него своевременной помощи. Точно так же Даниил Романович давно убеждал угорского короля соединиться с Русью для отпора варваров, и также безуспешно. Угорское королевство в то время было одним из самых сильных и богатых государств в целой Европе; его владения простирались от Карпат до Адриатического моря. Завоевание такого королевства должно было особенно привлекать татарских вождей. Говорят, Батый еще во время пребывания в России отправил послов к угорскому королю с требованием дани и покорности и с упреками за принятие Котяновых половцев, которых татары считали своими беглыми рабами. Но надменные мадьяры или не верили в нашествие на свою землю, или считали себя достаточно сильными, чтобы отразить это нашествие. При собственном вялом, недеятельном характере, Бела IV был отвлекаем еще разными неустройствами своего государства, в особенности распрями с непокорными магнатами. Сии последние, между прочим, были недовольны водворением у себя половцев, которые производили грабежи и насилия, и вообще не думали покидать своих степных привычек.
   В конце 1240 и начале 1241 года татарские полчища покинули Юго-Западную Русь и двинулись далее. Поход был зрело обдуман и устроен. Главные силы Батый сам повел через Карпатские проходы прямо в Угрию, которая и составляла теперь его ближайшую цель. По обе стороны были заранее отправлены особые армии, чтобы охватить Угрию огромной лавиной и отрезать ей всякую помощь от соседей. По левую руку, чтобы обойти ее с юга, пошли разными дорогами чрез Седмиградию и Валахию сын Огодая Кадан и воевода Субудай-Багадур. А по правую руку двинулся другой двоюродный брат Батыя, Байдар, сын Джагатая. Он направился вдоль Малой Польши и Силезии и начал выжигать их города и селения. Тщетно некоторые князья и воеводы польские пытались сопротивляться в открытом поле; они терпели поражения в неравном бою; причем большей частью гибли смертью храбрых. В числе разоренных городов были Судомир, Краков и Бреславль. В то же время отдельные татарские отряды распространили опустошения свои далеко вглубь Мазовии и Великой Польши. Генрих Благочестивый успел приготовить значительное войско; получил помощь тевтонских, или прусских, рыцарей и ожидал татар у города Лигница. Байдархан собрал свои рассеянные отряды и ударил на это войско. Битва была очень упорна; не смогши сломить польских и немецких рыцарей, татары, по словам летописцев, прибегли к хитрости и смутили неприятелей ловко пущенным по их рядам кликом: "Бегите, бегите!" Христиане были разбиты, и сам Генрих пал геройской смертью. Из Силезии Байдар через Моравию направился в Угрию на соединение с Батыем. Моравия входила тогда в состав чешского королевства, и оборону ее Венцеслав поручил мужественному воеводе Ярославу из Стернберка. Разоряя все на своем пути, татары между прочим осадили город Оломуц, где заперся сам Ярослав; но тут потерпели неудачу; воевода даже успел сделать счастливую вылазку и нанести некоторый урон варварам. Но эта неудача не могла иметь значительного влияния на общий ход событий.
   Меж тем главные татарские силы двигались сквозь Карпаты. Высланные вперед отряды с топорами частью изрубили, частью выжгли те лесные засеки, которыми Бела IV велел загородить проходы; их небольшие военные прикрытия были рассеяны. Перевалив Карпаты, татарская орда хлынула на равнины Венгрии и принялась жестоко их опустошать; а угорский король еще заседал на сейме в Буде, где совещался со своими строптивыми вельможами о мерах обороны. Распустив сейм, он теперь только принялся собирать войско, с которым и заперся в смежном с Будою Пеште. После тщетной осады этого города Батый отступил. Бела последовал за ним с войском, число которого успело возрасти до 100 000 человек. Кроме некоторых магнатов и епископов, на помощь к нему пришел и его младший брат Коломан, владетель Славонии и Кроации (тот самый, который в юности княжил в Галиче, откуда был изгнан Мстиславом Удалым). Войско это беспечно расположилось на берегу речки Сайо, и здесь неожиданно было окружено полчищами Батыя. Мадьяры поддались паническому страху и в беспорядке толпились в своем тесном лагере, не смея вступить в битву. Только немногие храбрые вожди, в том числе Коломан, вышли из лагеря с своими отрядами и после отчаянной схватки успели пробиться. Все остальное войско уничтожено; король был в числе тех, которым удалось спастись бегством. После того татары беспрепятственно целое лето 1241 года свирепствовали в Восточной Венгрии; а с наступлением зимы перешли на другую сторону Дуная и опустошили западную его часть. При этом особые татарские отряды также деятельно преследовали угорского короля Белу, как прежде султана хорезмского Магомета. Спасаясь от них из одной области в другую, Бела дошел до крайних пределов угорских владений, т.е. до берегов Адриатического моря и, подобно Магомету, также спасся от своих преследователей на один из ближайших к берегу островов, где и оставался, пока миновала гроза. Более года татары пребывали в Угорском королевстве, опустошая его вдоль и поперек, избивая жителей, обращая их в рабство.
   Наконец в июле 1242 года Батый собрал свои рассеянные отряды, обремененные несметной добычей, и, покинув Венгрию, направил обратный путь долиной Дуная чрез Болгарию и Валахию в южнорусские степи. Главным поводом к обратному походу послужило известие о смерти Огодая и вступлении на верховный ханский престол его сына Гаюка. Сей последний еще ранее покинул полчища Батыя и вообще не находился с ним в дружественных отношениях. Надобно было обеспечить за своим семейством те страны, которые пришлись на долю Джучи по разделу Чингисхана. Но кроме слишком большого удаления от своих степей и угрожавших несогласий между Чингизидами, были, конечно, и другие причины, побудившие татар воротиться на восток, не упрочив за собою подчинения Польши и Угрии. При всех своих успехах, татарские военачальники поняли, что дальнейшее пребывание в Венгрии или движение на запад были небезопасны. Хотя император Фридрих II по-прежнему увлекался борьбой с папством в Италии, однако в Германии повсюду проповедовался крестовый поход на татар; князья германские совершали везде военные приготовления и деятельно укрепляли свои города и замки. Эти каменные укрепления было уже не так легко брать, как деревянные города Восточной Европы. Закованное в железо, опытное в военном деле западноевропейское рыцарство также не обещало легкой победы. Уже во время пребывания в Венгрии татары не раз терпели разные неудачи и, чтобы одолеть неприятелей, часто должны были прибегать к своим военным хитростям, каковы: ложное отступление от осажденного города или притворное бегство в открытом сражении, лживые договоры и обещания, даже поддельные грамоты, обращенные к жителям как бы от имени угорского короля, и т.п. При осаде городов и замков в Угрии татары весьма щадили собственные силы; а более пользовались толпами пленных русских, половцев и самих угров, которых под угрозой избиения посылали заваливать рвы, делать подкопы, идти на приступ. Наконец и самые соседние страны, за исключением Среднедунайской равнины, по гористому, пересеченному характеру своей поверхности уже представляли мало удобств для степной конницы*.
   ______________________
   * Для нашествия татар на Северную Русь служат своды летописей Лаврентьевский (Суздальский) и Новгородский, а для нашествия на Южную - Ипатьевский (Волынский). В последнем рассказано весьма необстоятельно; так что о действиях татар в Киевской, Волынской и Галицкой землях имеем самые скудные известия. Некоторые подробности встречаем еще в позднейших сводах, Воскресенском, Тверском и Никоновском. Кроме того было особое сказание о нашествии Батыя на Рязанскую землю; но напечатано во Временнике Об. И. и Др. N 15. (О нем, вообще о разорении Рязанской земли см. в моей "Истории Рязанского княжества", глава IV.) Известие Рашид Эддина о походах Батыя переведено Березиным и дополнено примечаниями (Жур. М. Н. Пр. 1855. N 5). Г. Березиным развита и мысль о татарском способе действовать облавой.

О нашествии татар на Польшу и Венгрию см. Польско-латинские хроники Богуфала и Длугоша. Ропеля Geschichte Polens. I. Th. Палацкого D jiny narodu c'eskeho И. Его же Einfal der Mongolen. Prag. 1842. Майлата Ceschichte der Magyaren. I. Гаммер-Пургсталя Geschichte der Goldenen Horde. Вольф в своей Geschichte der Mongolen oder Tataren, между прочим (гл. VI), подвергает критическому обзору рассказы названных историков о нашествии монголов; в особенности старается опровергнуть изложение Палацкого по отношению к образу действия чешского короля Венцеля, а также по отношению к известному сказанию о победе Ярослава Штернберка над татарами под Оломуцем.
   ______________________
  
   Монголо-татары Джучиева улуса заняли своими кочевьями все Кипчакские степи. Остатки Печенегов, Торков и половцев, обращенные ими в рабство, впоследствии легко слились с ними, благодаря родству происхождения и языка. На пределах Южной Руси расположено было несколько отдельных орд под начальством особых темников, которые охраняли Кипчак и наблюдали за покорностью завоеванной страны. Степи Таврические и Азовские Батый предоставил во владение одному из своих родственников, а ту часть Джучиева удела, которая находилась в Юго-Западной Сибири и Северном Туркестане, отдал брату своему Шибану. Сам Батый и сын его Сартак с главной своей ордой расположились в степях Поволжских и Подонских. В летнее время татарские орды кочевали в северных частях степи, а на зиму спускались ближе к морям Черному и Каспийскому. Ханы первоначально не имели определенного местопребывания и также кочевали со своим двором и войском. Ставка, или орда, ханская от своих золотых украшений называлась "Золотою Ордою". Это название распространилось на все царство Батыево; кроме того, от прежних владетелей степи, кипчаков, или половцев, оно стало известно под именем "Кипчакской Орды". Главное местопребывание хана называлось еще Сарай; впоследствии оно утвердилось преимущественно на Ахтубе, рукаве нижней Волги, там, где теперь город Царев. Сюда должны были являться на поклон Батыю государи завоеванных им стран. А отсюда некоторые из них отправлялись в глубину Азии ко двору верховного монгольского хана; ибо Кипчакский улус сначала составлял только часть необъятной Монгольской империи; первые преемники Чингиза и Огодая еще сохраняли свою власть над всеми ее частями.
   Когда умер Огодай (1241), правительницей царства сделалась самая влиятельная из его жен, Туракина. Она решила доставить престол своему старшему сыну Гаюку; для чего требовалось согласие великого сейма, или курултая, который мог выбирать любого из потомков Чингисовых. Уже не все его потомки жили тогда в согласии; между ними обозначились две партии: на одной стороне стояли дети Огодая и Джагатая, на другой - семейства Джучи и Тулуя. Прошло более четырех лет прежде нежели Туракине удалось добиться для своего сына торжественного избрания на великом курултае (1246). Один итальянский монах по имени Плано Карпини видел этот курултай, собравшийся на древней родине монгольских ханов, и оставил потомству любопытное описание своего путешествия на Волгу в Кипчакскую Орду и к источникам Амура в орду верховного хана.
   Приведем главные черты из этого описания.
   Папа Иннокентий IV отправил к татарским ханам монахов с предложением мира и с проповедью христианской религии. Во главе посольства был поставлен Плано Карпини, принадлежавший к Францисканскому ордену.
   Зимой 1245 года посольство отправилось на восток, в Богемию и Польшу. У Конрада Мазовецкого оно встретилось с его союзником и родственником по жене Васильком Волынским, братом Даниила Романовича. По просьбе поляков Василько взял с собой это посольство и оказал ему гостеприимство в своей земле. Католические монахи не упустили случая предъявить русскому князю и духовенству папскую грамоту, заключавшую увещание воссоединиться с Римской церковью. Они получили уклончивый ответ, что такой вопрос не может быть решен в отсутствие Даниила, уехавшего в орду к Батыю. Василько дал послам проводников до Киева. На этом пути они подверглись опасности от литовцев, которые в то время участили свои набеги на Русскую землю. Дорогой они видели очень мало жителей, потому что большая часть населения была или избита или уведена в неволю. Киев, бывший прежде столь великим и многолюдным, они нашли бедным городком; в нем оставалось не более 200 домов, жители которых находились в жестоком рабстве у татар. Батый утвердил этот город за Ярославом Всеволодовичем Суздальским, который держал его посредством своего тысяцкого Димитрия Ейковича. По совету сего последнего монахи оставили в Киеве своих лошадей, потому что они не годились для степи, где только кони кочевников умеют отыскивать себе корм, разрывая снег копытами. Тысяцкий дал им коней и проводников до Канева, за которым находилась первая татарская застава. Тут послов остановили; но когда они объяснили причины своего посольства, начальники стражи отправили их к Куремсе. Этот темник, или воевода, начальствовал 60 000 войском и оберегал пределы Кипчака на правой стороне Днепра. У порога воеводского шатра монахов заставили три раза преклонить левое колено и запретили им наступать ногой на порог. В шатре они должны были представиться воеводе и его свите стоя на коленях. На всяком шагу от них требовали подарков. К счастью, в Польше они запаслись разными мехами, преимущественно бобровыми, которые и раздавали теперь понемногу. Куремса отправил их к Батыю. Ехали они Половецкими степями около берегов Азовского моря весьма скоро, меняя лошадей по три и по четыре раза в день. В конце Великого поста они достигли Батыева местопребывания.
   Прежде чем представить послов хану, татарские чиновники объявили им, что надобно пройти меж двух огней. Те попытались спорить. "Ступайте смело, - сказали им. - Это нужно только для того, что ежели вы имеете при себе яд, то огонь истребит всякое зло". "Если так, то мы готовы идти, чтобы не оставаться в подозрении", - отвечали послы. По вручении подарков их ввели в ханскую ставку, заставив наперед преклониться и выслушать опять предостережение не наступать на порог. Речь свою они произнесли перед ханом на коленях; а потом вручили папскую грамоту, прося для ее перевода дать им толмачей; что и было исполнено.
   "Батый живет великолепно, - описывает Карпини. - У него привратники и всякие чиновники, как у императора, и сидит он на высоком месте, как будто на престоле, с одною из своих жен. Все же прочие, как братья его и сыновья, так и другие вельможи, сидят ниже посредине на скамье, а остальные люди за ними на полу, мужчины с правой, женщины с левой стороны. Близ дверей шатра ставят стол, а на него питье в золотых и серебряных чашах. Батый и все татарские князья, а особливо в собрании, не пьют иначе как при звуке песен или струнных инструментов. Когда же выезжает, то всегда над головою его носят щит от солнца или шатерчик на копье (зонт). Так делают все татарские знатные князья и жены их. Сей Батый очень ласков к своим людям; но, несмотря на это, они чрезвычайно его боятся. В сражениях он весьма жесток, а на войне очень хитер и лукав, потому что воевал очень долго". "В войске Батыевом считается шестьсот тысяч человек; из них 150 000 Татар, а 450 000 иных неверных и христиан".
   По приказу Батыя монахи отправлены в Азию ко двору верховного хана. Их везли с прежней скоростью. За Уралом они вступили в безводную степь Кангитов (ныне Киргизскую), где, как и в Половецкой, видели повсюду рассеянные человеческие черепа и кости. Потом они миновали землю "бесерменов" (хивинцев), Кара-Китай, Монголию и наконец прибыли в главный ханский стан. Гаюк пока до своего избрания не принял послов, а велел явиться к его матери, бывшей правительницею царства. Она имела огромный светло-пурпурный шатер, в котором могло поместиться слишком две тысячи человек; вокруг шатра шла деревянная ограда, расписанная разными изображениями. В его окрестностях расположились со своими людьми все татарские воеводы и знатные люди, составлявшие великий курултай. Они разъезжали на богато убранных конях; у многих коней узда, нагрудник и седло были густо покрыты золотом. Сами воеводы один день - являлись все одетые в белый пурпур, на другой день - в красный, на третий - в голубой, на четвертый - в ткань, шитую золотом. Они собирались в шатер и рассуждали там об избрании хана, выпивая при этом огромное количество кумысу. Между тем остальной народ располагался далеко за оградой. В толпе этой находились многие послы и владетели покоренных народов, прибывшие с дарами, в том числе великий князь суздальский Ярослав Всеволодович. Четыре недели прожили здесь монахи, прежде нежели совершились обряды избрания и возведения на престол Гаюка. Для этого последнего обряда в живописной долине между гор на берегу красивой речки устроен был шатер на столбах, обитых золотыми листами. Этот шатер назывался "Золотой Ордою". 25 августа 1246 г. около него собралось чрезвычайное множество народу. После чтения молитв и всенародных поклонов, обращенных на юг, воеводы вошли в шатер, посадили Гаюка на золотое седалище, положили перед ним меч и преклонили колена; а за ними сделал то же и весь народ. На приглашение принять власть Гаюк произнес: "Если вы хотите, чтобы я владел вами, то готов ли каждый из вас исполнять то, что я ему прикажу, приходить когда позову, идти куда пошлю, убивать кого велю?"
   Получив утвердительный ответ, он продолжал: "Если так, то впредь слово уст моих да будет мечом моим". После того вельможи разостлали на земле войлок, посадили на него хана и в свою очередь сказали ему, что если он будет хорошо править, соблюдать правосудие и награждать вельмож по достоинству, то приобретет славу и весь свет покорится его власти; в противном случае лишится и самого войлока, на котором сидит. С этими словами посадили подле него на войлок его главную жену и обоих торжественно подняли вверх. Потом принесли ему множество золота, серебра и драгоценных камней, оставшихся в казне его предшественника. Хан роздал некоторую часть вельможам, а остальное велел хранить для себя. Торжество окончилось усердной попойкой и пиршеством, продолжавшимися до вечера. Гаюк при возведении на престол на вид имел от роду от 40 до 45 лет. Он был среднего роста и весьма серьезен, так что в это время никто не видел его смеющимся или шутившим. Он оказывал большую терпимость к христианам, имел при себе даже христианских священников (несториан), которые открыто совершали богослужение в часовне, построенной перед его большим шатром. Некоторые из его христианских слуг уверяли папских монахов, будто он намерен и сам принять крещение. По окончании помянутых обрядов Гаюк начал принимать многочисленных послов от разных народов, которые поднесли ему в дар бессчетное множество бархата, пурпура, шелковых, шитых золотом кушаков, дорогих мехов и пр. Около его шатров стояло до пятисот повозок, наполненных золотом, серебром и шелковыми одеждами. Все это было разделено между ханом и воеводами; а затем каждый из доставшейся ему части наделял своих людей. Еще много недель пришлось ждать монахам, пока они исполнили свое посольство и получили позволение воротиться в Европу. В течение этого времени они очень бедствовали, терпели голод и жажду. К счастью, судьба послала им на помощь одного доброго русского пленника, по имени Козьму. При всей своей свирепости и кровожадности монгольские завоеватели, как известно, щадили людей, знавших какое-либо художество. К числу таких людей принадлежал Козьма, бывший золотых дел мастером. Он показывал монахам только что изготовленный им для хана престол и ханскую печать его же работы.
   Получив наконец ответную грамоту для папы, посольство тем же порядком воротилось назад.
   К описанию своего путешествия Плано Карпини присоединил любопытные заметки о монгольских нравах и обычаях. Между прочим, он указывает на обилие всякого рода суеверий и колдовства; что весьма естественно у дикого языческого народа. Ворожба по крику и полету птиц и особенно по бараньим лопаткам была чрезвычайно распространена между монголами. Как огнепоклонники они окружали огонь великим уважением; не только втыкать в него нож, но и прикасаться ножом или рубить топором близ огня считалось большим грехом. Также строго запрещалось прикасаться плетью к стрелам, бить лошадь уздой, выливать на землю молоко и т.п. Кто входя к воеводе наступал на порог его ставки, того убивали без милосердия. Монголы обожали солнце, огонь, воду, землю и приносили им в жертву часть своей пищи и питья, особенно поутру перед началом еды; но сколько-нибудь устроенного торжественного богослужения (кажется) не совершалось. Были у них идолы, сделанные из войлока наподобие человека и поставленные по обеим сторонам двери; у воевод идолы приготовлялись из шелковых тканей и ставились посреди шатра, а другие - в крытой повозке вне его. О загробной жизни они имели самые грубые понятия и думали, что также будут жить и на том свете, т.е. размножать свои стада, есть, пить и пр. Поэтому знатного человека погребали с его шатром, поставив перед ним чашу с мясом и горшок с кобыльим молоком; зарывали с ним вместе кобылу с жеребенком, коня с уздой и седлом, а также серебряные и золотые вещи. Еще при этом одну лошадь съедали, а шкуру ее, набив соломой, развешивали на шестах над могилой. Иногда погребали с покойником и его любимейшего слугу. После того родственники умершего и все имущество его должны быть очищены огнем. Обряд этот состоял в том, что раскладывали два костра; подле них ставили два копья, соединенные наверху веревкой с привешенными к ней полотняными лоскутами, и под этой веревкой проводили людей, скот и самые кибитки, или юрты. В это время две колдуньи, стоя с двух сторон, прыскали на них водой и произносили заклятия. Их юрты круглые; они сделаны искусно из палок и прутьев и покрыты войлоком. Наверху оставляется отверстие для света и дыма; ибо посредине раскладывается огонь. Эти юрты легко разбираются и навьючиваются на верблюдов; но есть и такие, которые нельзя разобрать; а их перевозят на возах, запряженных быками. Монголы отличаются чрезвычайной жадностью. Вещь, которая им понравилась у иноземца, они вынуждают подарить себе или отнимают насильно. Иностранные послы и владетели, приезжавшие к ним, должны раздавать подарки на каждом шагу. Владея огромными стадами овец и баранов, варвары от чрезмерной скупости редко едят здоровую скотину, а более хворую или просто падаль.
   Употребляют в пищу не только лошадей, но и собак, волков, лисиц и т.п., а по нужде даже человечье мясо. На походе могут несколько дней оставаться без пищи и продовольствоваться, например, тем, что вскрывают жилу у лошади и пьют кровь. (Свирепость их простирается до того, что иногда сосут кровь пойманного врага.) Зато при возможности чрезвычайно невоздержанны в пище, а также исполнены неутомимой похоти. Неразборчивости в пище соответствует крайняя неопрятность: никогда не моют ни посуды, ни платья, до крайности засаленных. Привычка разводить огонь из коровьего и конского помета - приобретенная в безлесных степях - была так сильна, что и в местах лесистых, каковы источники Амура, разводили огонь из помета, особенно для ханской потребности. Во взаимных сношениях монголы вообще дружны, редко ссорятся между собой, почти никогда не воруют друг у друга и не соблазняют женщин своего племени. Впрочем, за последнее преступление назначена смертная казнь; а за мелкие проступки жестоко секут. Каждый имеет жен сколько может содержать и покупает их у родителей. Женщины исполняют все работы; а мужчины в мирное время занимаются только охотой и стрельбой; о лошадях имеют большое попечение; ездят на очень коротких стременах. Женщины также ездят верхом, и некоторые стреляют не хуже мужчин. Платье мужское и женское одного покроя; только замужние женщины отличаются головным убором; последний представляет высокую, круглую корзину, которая к верху постепенно расширяется и оканчивается четвероугольником с воткнутым в него металлическим прутиком или пером. Войлочные шапки мужчин имеют небольшие поля, загнутые вверх спереди и с боков, но опущенные сзади. Мужчины выстригают макушку и кроме того полосу от одного уха до другого; подбривают также на лбу; затем оставшиеся напереди волосы отпускают до бровей, а назади отращивают как женщины, заплетают их в косы и кладут каждую за ухом.
   Способы прически монголы, вероятно, переняли у китайцев, у которых вообще многое заимствовали. В особенности подражание Китаю отразилось у них на деспотическом характере верховной власти и на целом устройстве созданной ими огромной монархии. Уже удельные ханы, как Батый, и даже его воеводы держали себя надменно и повелительно, и доступ к своей особе окружали разными церемониями. Еще большими церемониями, коленопреклонениями и почти божеским почитанием окружена была особа верховного хана. Власть его сделалась безграничной. "Никто не смеет жить нигде, кроме того места, которое хан ему назначит. Он назначает, где кочевать воеводам, тысячники - сотникам, сотники - десятникам. Что бы он ни приказывал, в какое бы время и где бы ни было, на войну ли, на смерть ли, все это исполняется беспрекословно. Так же беспрекословно отдают ему, если у кого потребует незамужнюю дочь или сестру. Ежегодно или через несколько лет собирает он девиц из всех владений татарских; из них оставляет себе тех, которых хочет, а других раздает кому вздумается. Гонцам его или послам, прикодящим к нему, жители обязаны давать корм и лошадей". При дворе ханском встречаем уже целую лестницу разных чиновников, а также секретарей или писцов. В обложении покоренных народов разнообразными налогами и поборами, в назначении численников и баскаков, в устройстве ямской гоньбы для ханских посланцев, разносивших ханские повеления, и т.п. - видно несомненное влияние китайских и отчасти персидских образцов, примененных к условиям полудикого степного быта.
   Таковы были завоеватели, наложившие продолжительное ярмо на наше отечество.
   По словам того же Карпини, порабощение Европы, прерванное смертью Огодая и последующим междуцарствием, должно было возобновиться с утверждением на престоле Гаюка. На том же курултае, где совершилось его избрание, решено было вновь собрать огромное войско и послать на Запад опять через Венгрию и Польшу. Но Гаюк питал неприязнь к своему двоюродному брату Батыю и уже хотел идти на него войной, как был застигнут внезапной смертью (осенью 1247 г.). Наступило новое междуцарствие, с управлением старшей жены Гаюка; вместе с тем рушился план нового похода на Европу. Батый, теперь самый сильный из монгольских владетелей, собрал курултай в Туркестане и заставил выбрать ханом самого приязненного себе из двоюродных братьев, Менгу, сына Тулуева. В следующем году это избрание подтверждено и на великом курултае в Каракоруме или на родине Чингисидов. Дело, однако, не обошлось без враждебных попыток со стороны потомков Огодая и Джагатая; за что некоторые из них поплатились жизнью или лишением владений. Ханство Персидское, или удел Тулуя, Менгу передал своему брату Гулагу; другому своему брату Кубилаю отдал Китай, а за Батыем утвердил его Кипчакское царство. Итак вследствие избирательного престолонаследия уже начались смуты в Монголо-Татарской империи, которые неизбежно должны были привести к ее распадению.
   Отвлекаемый делами в Азии Батый поручал занятие русскими и вообще европейскими отношениями старшему сыну Сартаку, который с своей ордой кочевал в степях между Волгой и Доном. Сартак держал при себе многих христиан несторианского исповедания; отсюда распространился слух, будто и сам он сделался христианином. На основании этого ложного слуха французский король Людовик IX во время своего пребывания на острове Кипре отправил к нему посла, именно монаха Рубруквиса, в 1253 году. Последний направился к татарам Черным морем, Тавридой и Донскими степями.
   Проезжая мимо Таврических соляных озер, Рубруквис заметил, что сюда приходят за солью со всех сторон Руси; Батый и Сартак поэтому сделали добычу соли важным источником своих доходов, обложив каждую нагруженную телегу пошлиной в два куска полотна. О самой Руси путешественник слышал как о стране, сплошь покрытой лесами и сильно опустошенной татарами: они продолжали разорять ее ежедневно; а тех жителей, которые не в состоянии более давать золото и серебро, угоняли в неволю со всеми их семействами и заставляли пасти стада. Татарские кочевья наполнились подобными толпами пленников из разных народов, но, по-видимому, более всего русскими людьми; ибо варвары к мусульманским народам относились снисходительнее, чем к христианским. Такое отношение объясняется отчасти тем, что среднеазийские мусульмане показывали менее отвращения к татарским обычаям и стояли ближе к их образу жизни, чем европейские христиане. Например, обычный и любимый напиток татар был кумыс, угощение которым они считали за большую честь; русские, по преимуществу перед другими христианами, смотрели на этот напиток с омерзением, и если бывали принуждены к его употреблению, то после того брали у своих священников отпускательные молитвы, как бы оскверненные идолослужением. Также относились они к употреблению в пищу конины, падали и животных, зарезанных рукой язычника иди мусульманина. Достигнув реки Дона, Рубруквис нашел на его берегах русское селение, устроенное по приказу Батыя и Сартака, чтобы перевозить на лодках или паромах через реку послов и торговцев. За эту повинность селение было освобождено от обязанности давать коней проезжающим. Представившись с обычными коленопреклонениями пред лицо Сартака, Рубруквис был отправлен им в орду Батыеву; так как молодой хан не решился дать ответную грамоту на письмо короля Людовика. На этом пути западные монахи были в большом страхе от разбойников; ибо многие бедняки, переселенные татарами в степи из Руси, Венгрии и Алании, соединялись в шайки по двадцати или тридцати человек и по ночам рыскали на степных конях, грабя и убивая всякого встречного. На берегу Волги монахи также нашли татарско-русское селение, занимавшееся перевозом послов, ехавших к Батыю и обратно. Батый в свою очередь не дал никакого ответа послам французского короля, а приказал им ехать на родину монголов в Каракорум и к великому хану Менгу. Рубруквис совершил это путешествие по азиатским степям с такими же великими трудностями, как и предшественник его Плано Карпини. Он несколько месяцев провел в главной Орде; видел при дворе великого хана многих христиан несторианского исповедания, свободно отправляющих свое богослужение; но встретил полное равнодушие к своей проповеди со стороны монголов. Это равнодушие особенно ярко выразилось в словах самого хана. Отпуская монахов обратно из своей Орды, Менгу сказал, между прочим, следующее: "Мы, монголы, веруем, что есть только один Бог; но как рукам Он дал много пальцев, так и людям назначил многие пути в рай. Вам, христианам, Он даровал Священное Писание; но вы его не соблюдаете; а нам дал волхвов; мы их слушаемся и живем в мире".
   Рубруквис воротился тем же путем на Волгу к Батыю; причем видел только что основанный им город Сарай, где хан проводил часть зимы с своим кочевым двором. Отсюда посол направился через Дербент в Армению и далее, пока снова достиг Кипра. Отчет о его путешествии, представленный королю Людовику, подобно Карпиниеву, изобилует любопытными описаниями татарских обычаев и особенно главной Монгольской орды*.
   ______________________
   * Источники и пособия для Волжской, или Золотой, Орды: Хаммер Пургсталь Geschichte der Goldenen Horde. Pesth. 1840. Это сочинение, как известно, отличается недостатком критического отношения к своим источникам. Плано Карпини и Рубруквис см. в собрании Бержерона Voyages faits principalement en Asie. Haye. 1875. Кроме того, первый, т.е. Карпини, в переводе Языкова в "Собрании путешествий к татарам". СПб. 1825. А Рубруквис в русской сокращенной передаче Языкова в Трудах Рос. Академии. Ч. III. 1840 г. ("Сартак, Батый и Мангу-хан"). The travels of ibn Batuta. By Samuel Lee. London. 1829. Извлечение из этого путешествия, относящееся к Золотой Орде см. в Jourunl asiatique. IV serie. XVI. Френа "Монеты ханов Улуса Джучиева". 1832. Савельева "Монеты Джучидские, Джагатайские" и т.д. в Записках Археологич. Общ. XII. Джефремери Fragments do geographies et d'historiens etc. У Вельяминова-Зернова "Касимовские цари". 1.226. Саблукова "Очерк внутреннего состояния Кипчакского царства" в прибавлениях к Саратов. Вед. 1844 и в Известиях Казанского Об. Археологии, Истории и Этнографии. XIII. Вып. 3. Казань. 1895. Березина "Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева (преимущественно по ханским ярлыкам) в Трудах восточного отделения Археол. Общ. VIII. СПб. 1864. Ламы Галсана Гомбоева "О древних монгольских обычаях и суевериях, описанных у Плано Карпини" (Записки Арх. Общ. XIII). И.Д. Беляева "О монгольских чиновниках на Руси, упоминаемых в ханских ярлыках". (Архив Ист.-Юрид. Свед. Калачова, Кн. I. 1850.) Для Сарая собственно: Терещенка "Четырехлетние поиски в развалинах Сарая". (Жур. М. В. Д. 1847. Кн. 9) и его же "Окончательное исследование местности Сарая" в Зап. Акад. Н. по I и III отд. Т. II. Вып. I. Григорьева "О местоположении столицы Золотой Орды Сарая" в Ж. М. В. Д. 1845 "Об исследованиях Сарая в "Москвитян". 1848 г. N 1, Бруна "О резиденции ханов Золотой Орды до времен Джанибека" в Трудах третьего Археолог, съезда. Киев. 1878. Г. Брун полемизирует против выше названной статьи Григорьева и поддерживает мнение о существовании двух Сараев: древнейшего, ближе к Каспийскому морю, около Селитряного городка, и позднейшего, на месте Царева. См. еще "Раскопки в Сарае" (т.е. в Цареве) два письма С. Попова в газете "Современ. Изв." за 1883 - 84 гг. На существование второго Сарая указывают и татарские монеты, на которых иногда стоит: "Старый Новый". Обильный материал для истории и этнографии Золотой Орды издан Тизенгаузеном: "Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды". Т. I. СПб. 1884. В предисловии любопытно указание на происхождение Золотоордынской истории Хаммера-Пургшталя из конкурса, объявленного Петерб. Академией Наук.
   ______________________
  
  

Xv. Александр Невский и Русь Северо-Восточная

Русские князья в Орде. - Тяжкие дани. - Судьба Ярослава. - Мученичество Михаила Черниговского. - Александр. - Невская победа. - Ледовое побоище. - Соперничество с братом Андреем. - Политика в отношении к татарам. - Новгородские смуты. - Татарские численники и сборщики даней. - Последнее путешествие в Золотую Орду и кончина Александра. - Установленный им характер татарской зависимости. - Распадение Чингисовой империи. - Мусульманство в Золотой Орде. - Братья и преемники Александра. - Раковорская битва. - Довмонт Псковский. - Договоры с Новгородом. - Междоусобия Александровых сыновей. - Князья Ростовские. - Митрополит Кирилл II и оставление Киева. - Рязань. - Положение Чернигово-Северской украйны. - Борьба новгородцев со шведами и псковичей - с немцами

   Суздальские и рязанские князья, уцелевшие от татарского меча, после Батыева нашествия снова заняли свои наследственные уделы и принялись вызывать жителей, укрывшихся в леса и дебри, очищать землю от гниющих трупов, возобновлять сожженные города и храмы.
   Старший Владимирский стол после гибели Георгия II наследовал следующий за ним брат Ярослав Всеволодович; младшим братьям (Святославу и Ивану) он отдал Суздаль и Стародуб-Клязьменский, а потомкам старшего своего брата Константина Всеволодовича оставил их наследственные волости: Ростов, Ярославль, Углич, Белоозеро. Но скоро русские князья узнали, что они уже утратили свою независимость и свободу распоряжаться собственной землей; что у них есть господин; что над Русью тяготело жестокое варварское иго. По возвращении из Венгрии, расположась станом на берегах Волги, Батый послал звать русских князей в Орду под угрозой лишения уделов и самой жизни. Страх, наведенный погромом, был еще так силен, что никто не думал о новом сопротивлении. Гордые, вольнолюбивые русские князья и бояре смиренно склонили свою выю под татарское ярмо. Ярослав Всеволодович показал пример: с некоторыми сыновьями и боярами он отправился в Орду в 1243 году. Батый был доволен его покорностью и утвердил за ним старейшинство между русскими князьями, признав его великим князем Киевским и Владимирским. Другие князья суздальские, равно рязанские и северские, тоже с боярами своими поспешили в Орду, чтобы выхлопотать ханские ярлыки, или грамоты, на владение своими наследственными уделами. Там, представляясь пред лицо хана, они подвергались тем же унизительным обрядам, о которых упоминает Плано Карпини, т.е. проходили между двух огней, кланялись идолам, становились на колена. Разумеется, князья должны были являться к своим владыкам с большими дарами, раздавать также подарки ханским женам, воеводам и чиновникам, которые вымогали эти подарки с великою жадностью.
   Вместе с утверждением князей в их наследственных волостях русский народ был обложен тяжелою данью; кроме того, подобно другим покоренным народам, он должен был выставлять вспомогательные дружины в татарских войнах. По словам русской летописи, татары, облагай данью, предварительно подвергали перечислению жителей, оставшихся после Батыева разгрома. То же подтверждает и Плано Карпини, который в бытность свою на востоке слышал, что от Гаюка и Батыя был послан какой-то сарацин (мусульманин) на Русь для сбора дани. Этот сборщик от каждого отца, имевшего троих сыновей, брал по одному из них; неженатых мужчин и незамужних женщин, равно и нищих, татарские чиновники уводили в Орду. Остальное население, перечислив "по их обычаю", приказали, чтобы каждый, малый и большой, даже младенец однодневный, бедный и богатый, давал дань по шкуре медведя, бобра, соболя, чернобурой лисицы и хорька. Кто не мог заплатить дани, того уводили в рабство. Россия, как страна бедная звонкой монетой и богатая мехами, была обложена именно меховою данью, излишек которой потом продавался купцам азиатским и европейским. То же самое делалось с русскими людьми, которых огромное количество было уводимо в татарскую неволю, о чем согласно свидетельствуют русские летописи и иноземные источники (Плано Карпини). И действительно, базары городов крымских и азовских наполнились русскими невольниками и невольницами. Там купцы, особенно приходившие из Венеции и Генуи, скупали молодежь и перепродавали ее в мусульманские страны, каковы: Малая Азия, Сирия, Египет, Северная Африка, Испания. Многие знатные фамилии двух названных итальянских республик приобрели свои богатства с помощью гнусной торговли христианским народом.
   Карпини сообщает также, что в покоренных землях ханы держат своих баскаков, или наместников, которые наблюдают за покорностью жителей, если же замечают противное, то призывают татар и подвергают страну новому разорению и убийствам; что не только татарские князья и наместники, но и всякий знатный татарин, приехав в покоренную землю, повелевает как государь. Баскаки действительно были поставлены почти во всех главных городах покоренной Руси; а в стольном Владимире жил "великий баскак" Владимирский.
   Отпуская русских князей в их земли, Батый обыкновенно удерживал у себя кого-либо из их родственников в виде заложников. Но так как он сам считался только наместником великого хана, то некоторых подчиненных владетелей отправлял от себя в главную Орду на поклон великому хану. Первым из русских князей был отправлен к Гаюку один из сыновей Ярослава по имени Константин. Но Гаюк, по-видимому, не удовольствовался тем и, отпустив сына, потребовал к себе отца. Великий князь вторично, с братьями и племянниками, должен был явиться к Батыю. Сей последний некоторых князей послал еще на поклон в другую орду, к своему сыну Сартаку; а самого Ярослава отправил в Каракорум к Гаюку.
   В сопровождении многих бояр и слуг, великий князь предпринял это трудное путешествие по азиатским бесприютным пустыням. При переходе по безводным степям туркестанским он потерял часть своих бояр и слуг, умерших от жажды. В главной Орде Ярославу, подобно другим владетелям и послам, пришлось долго жить, пока происходил великий курултай, занимавшийся избранием хана. Там он терпел много унижения и нужды. По словам Карпини, приставленные к нему и к другим вассальным владетелям татары обращались с ними высокомерно и сажали их ниже себя; впрочем, великому князю русскому оказывали некоторое предпочтение перед другими. Наконец после возведения на престол Гаюка Ярослав был отпущен домой. Но тут настала его кончина (1246). Карпини сообщает слух, что его отравила бывшая правительницею татарского царства Туракина, мать Гаюка. Она позвала его к себе и, как бы оказывая ему честь, потчевала из своих рук; а, возвратясь в ставку, он тотчас занемог и скончался на седьмой день. Ханша будто сделала это для того, чтобы совершенно завладеть русскою землею. Такой слух считается не совсем достоверным, потому что татары ничего не выиграли от смерти Ярослава. Но он не противоречит событиям. В обычае монгольских ханов было, при завоевании какой-либо земли, возможно более истребить в ней народу, чтобы ее обессилить, а также истребить тех правителей, которые даже при изъявлении покорности считались почему-либо опасными для татарского владычества. Русские летописи подтверждают известие об отраве, прибавляя, что великий князь был оклеветан перед ханом каким-то изменником Федором Яруновичем.
   Подобная кончина, постигшая Ярослава Всеволодовича на пятьдесят седьмом году его жизни далеко от родины, посреди ненавистных варваров, окружила его имя в глазах современников славою страдальца за Русскую землю. Вообще великие труды и лишения последних лет его жизни искупили те непривлекательные жесткие черты, с которыми он первоначально является в истории, особенно в своих отношениях к Великому Новгороду.
   Однако не все русские князья смиренно перенесли те уничижения, которым подвергали их в Золотой Орде. Между ними, после Василька Константиновича Ростовского, нашелся и другой пример самопожертвования, соединенного с религиозным одушевлением. То был Михаил Всеволодович Черниговский, известный соперник и вместе родственник Даниила Романовича (женатый на его сестре); он приходился тестем и замученному татарами Васильку Ростовскому. Выше было упомянуто, что из страха перед полчищами Батыя Михаил покинул первопрестольный Киев. Со своим двором и сокровищами он некоторое время искал убежища то у венгерского короля, то у польских князей. Между прочим, в Силезии толпа немцев напала на его обоз; убила его внучку, а обоз разграбила; после чего он удалился к мазовецкому князю Конраду, который тоже приходился ему родственником. Во время пребывания татар в Венгрии Михаил воротился в Киев, и тут проживал не в разоренном городе, а на одном днепровском острове. Когда же Батый потребовал русских князей к себе в Орду, Михаил Всеволодович, очевидно, не желал подчиниться татарскому ярму и снова удалился к венгерскому королю, который около того времени сделался ему свояк, потому что выдал свою дочь за его сына Ростислава. Оскорбленный тем, что ни король, ни собственный сын не воздали ему должной чести, Михаил воротился в свое наследственное княжение, в Чернигов. Но без Батыева соизволения князь уже не мог владеть собственным наследством. Пришлось покоряться необходимости, т.е. ехать в Орду и там выпрашивать себе ханский ярлык на княжение. Духовник Михаила священник Иоанн, отпуская его в путь, увещевал не следовать примеру других князей и не поклоняться в Орде огню и идолам в угоду хану, а лучше претерпеть мучения и самую смерть за христианскую веру. К тому же убеждал он и Михайлова ближнего боярина Федора. Тот и другой обещали исполнить духовный завет.
   Когда Батый разрешил Черниговскому князю предстать с дарами пред свое лицо, пришли монгольские шаманы и по обычаю провели Михаила с его спутниками между священными огнями; затем приказали ему сделать земной поклон на юг тени Чингисхана. Тут Михаил объявил, что вера христианская повелевает кланяться только Святой Троице и запрещает поклонение кумирам. Донесли хану о таком ответе русского князя. Разгневанный Батый послал одного из вельмож, Елдегу, возвестить Михаилу, что он будет казнен, если не исполнит обычных обрядов. Михаил отвечал, что готов пострадать за правую веру. В Орде находился тогда юный ростовский князь Борис Василькович, по матери своей внук Михаила. Татары подослали Бориса, чтобы он уговорил своего деда не упорствовать. Со слезами начал. Борис упрашивать Михаила, склоняя его исполнить волю цареву. Бывшие с Борисом ростовские бояре также приступили к Черниговскому князю с просьбами и говорили, что они со всей своей областью примут на себя епитимию за него. Тут черниговский боярин Федор, опасаясь, чтобы слезы внука и любовь к дочери не поколебали старика, начал укреплять его мужество и решимость, напоминая завет духовного отца и данное ему обещание. Слова Федора устранили всякое колебание.
   "Нет, не послушаю вас, не погублю своей души", - сказал Михаил. И, сняв с себя верхний княжеский плащ, бросил его ростовским боярам со словами: "Возьмите славу света сего; я не хочу ее".
   Елдега пошел доложить Батыю о непреклонной решимости русского князя. Сего последнего между тем обступило множество народа, татар и христиан; некоторые из толпы даже уговаривали его оставить упорство. Но князь и боярин, произнося молитву, причастились запасными дарами, которые отпустил с ними духовный отец, и приготовились к смерти. Она не замедлила. Подъехали ханские телохранители, соскочили с коней, схватили Михаила за руки и за ноги и, растянув его на земле, принялись бить кулаками под сердце; потом перевернули ниц и стали топтать ногами. Один из русских людей, изменивших своей религии и народности и вступивших в службу ханскую, по имени Домант, родом путивлец, мечом отсек голову умирающему князю. За князем тем же мукам и отсечению головы был подвергнут верный его боярин. Это событие совершилось 20 сентября 1246 года, следовательно, почти одновременно с гибелью великого князя Суздальского в Монголии. Тела мучеников брошены были на съедение псам; но в числе ордынских христиан нашлись благочестивые люди, которые тайно их схоронили. Внука Михайлова, Бориса Васильковича, Батый после того отправил в Придонскую Орду к сыну своему Сартаку. Последний принял его благосклонно и отпустил на Ростовское княжение.
   Как ни тяжки были дани, наложенные татарами на русский народ, как ни велики были унижения и поругания, которым подвергались в Орде русские князья и бояре, - все это. можно назвать благом сравнительно с тем положением, в котором очутилась бы Россия, если бы варвары сами поселились в ней, заняли бы своими полчищами ее стольные города, устранив природных властителей, взяли бы управление ею в собственные руки, подобно тому, как поступили османские турки с балканскими славянами. К счастью, по своей дикости, политической незрелости и по своей привычке к степному быту золотоордынские ханы ограничились вассальными отношениями и удовлетворяли своей жадности посредством тяжких даней. Пребывая пока в грубом язычестве, они не отличались религиозным фанатизмом, не воздвигли гонения на православную веру и казнили только за непокорность. Оставляя неприкосновенными церковь и наследственную княжескую власть, они дали возможность будущему возрождению самобытности, над чем немедленно начали трудиться наиболее дальновидные энергичные из русских князей. Во главе их является наш национальный герой Александр Невский*.
   ______________________
   * П. С. Р. Лет. О перечислении татарами жителей см. Воскресен. свод под 1246.0 клевете изменника Федора Яруновича на Ярослава ibid. В Ипатьев, под 1250 г. говорится, что татары Ярослава "зелием умориша". Беляева "Великий князь Михаил Черниговский". Киевлянин. III. M. 1850. Убиение Михаила Черниговского записано сокращенно в сводах Ипат. и Лаврент. Оно сделалось предметом особого сказания, которое помещено в позднейших сводах, Воскресен., Тверск. и Никоновском. (Также в Макарьевских Минеях, издание Археограф, комиссии. Сентябрь. СПб. 1869.) Срезневский заметил, что сказание это "написано современником, впрочем, по слухам, отчасти не совсем верным" (Известия Второго Отд. Ак. Н. X. 195). Сопоставление его с кратким известием о том же событии у Плано Карпини говорится, что Михаил прошел между огнями, но отказался поклониться на юг Чингисхану. Кроме того, по Карпини, от Батыя приходит с убеждениями к Михаилу вместо его внука сын Ярослава Суздальского. А сказание повествует, что Михаил не пошел и между огнями. Вообще оно дает событию такой смысл, что князь для того, собственно, и отправился в Орду, чтобы принять там мученический венец; тогда как в Ипатьев, своде прямо говорится, что Михаил поехал хлопотать о волости. Впрочем, увещания духовного отца и обет не кланяться идолам указывают на то, что он заранее готовился к мученичеству: ему, несомненно, были известны обряды, которым подвергались в Орде русские князья.

В числе таких обрядов Сказание, по некоторым сводам, упоминает о поклонении не только идолам и огню, но еще какому-то кусту. Именно, в Воскресенском и Тверском говорится о поклонении "солнцу и кусту и идолам"; в Никоновском нет куста, а упоминаются солнце, луна, огонь и идолы. В Ипатьевском же по поводу приезда Даниила Романовича в Орду приводится поклонение солнцу, луне, земле, дьяволу и умершим предкам, "водяще около куста поклонятися им", и затем прямо говорится, что Ярослав кланялся "кусту", а Михаил и боярин Феодор убиты, потому что "не поклонишася кусту" (535 - 6 стр. нов. издания). Гаммер из этого куста сделал какой-то "священный пояс Магов и Индусов", по-персидски Ketsi, der Gold. Horde. 137), и это чрезвычайно натянутое толкование некоторыми принято (напр., у Вольфа, 389). Но при описании самых обрядов, которым подвергали иноземцев в Орде, как в русских летописях, так и у Плано Карпини говорится только о прохождении между двух огней (все очищающих) и поклонении идолам или на юг тени Чингисхана ("Чигисаканова мечтания", как выражается Ипатьев, летопись). Карпини, сообщающий о том обстоятельное известие, ни о каком кусте не упоминает. Нет ли тут какой ошибки, т.е. искажения первоначального текста? Например: вместо куста не должно ли разуметь жертвенник или "костер", т.е. все тот же священный огонь, занимавший самое видное место в обрядах монголо-татарской религии? Или: не стояло ли в первоначальном тексте рассказа вместо кусту слово "хвосту", т.е. поклонение тому конскому или буйволову хвосту, который развевался на главном знамени Золотоордынского хана? Впрочем, и поклонение кусту не есть что-либо необычайное. В Западной России, именно в Пинском уезде, до сих пор существует праздник куста; на завтра Троицына дня деревенские девушки выбирают из своей среды самую красивую и надевают на нее род платья, сплетенного из березовых и липовых ветвей; она получает название "куста" и идет впереди, а за нею все девушки попарно (Памяти, книжка Виленского генерал-губернаторства на 1868 г., стр. 80). Известный ориенталист Тизенгаузен склоняется к тому, что тут "кусту" ошибочно вместо "костру" (Протоколы Москов. Археол. Общ. Заседание 17 марта 1883 г.).

Любопытно сравнить помянутые монголо-татарские обряды с такими же очистительными обрядами посредством огня, которым подвергались византийские послы в VI веке в среднеазийской орде турецкого хана Дизавула (Менандра Exerpta de legationibus. Общие черты Турко-Хазарского царства, основанного на нижней Волге в VI в., и Золотой-Орды Батыевой указаны мною в "Розыск, о начале Руси". Стр. 834). О религии монголов вообще см. прекрасную статью Д.Банзарова "Черная вера или шаманство у монголов" (Учен. Зап. Казанского Универс. 1896. Кн. III).

Плано Карпини упоминает еще об одном русском князе Андрее Сарвогльском, который около того же времени был убит в Орде по приказу Батыеву вследствие взведенной на него клеветы, будто он выводит из Орды татарских лошадей и продает их в другие места. Младший брат и вдова убитого приехали к Батыю просить, чтоб их не лишали наследственной волости. У татар был обычай брать за себя жену умершего брата, и Батый приказал вдовой русской княгине последовать татарскому обычаю, т.е. выйти замуж за своего деверя. Напрасно она отвечала, что лучше умрет, нежели нарушит уставы своей церкви; их обоих насильно принудили к брачному совокуплению. (У Языкова 89, прим. 55). Отсюда, впрочем, нельзя выводить какое-либо общее правило в отношениях ордынских ханов к русским князьям; в этом случае просто выразилось глумление варваров над покоренными владетелями. Карамзин (т. IV, прим. 62) считает упомянутого здесь князя Андрея сыном Мстислава Романовича Киевского (прежде бывшего Смоленским), погибшего на Калке: он ссылается на одну синодальную летопись, где сказано, что в 1245 г. царь Батый убил князя Андрея Мстиславича. А может быть, это сын также погибшего на Калке Мстислава Святославича Черниговского? Последнее тем вероятнее, что Карпиниев Сарвогльский удел можно сблизить с Воргольским уделом, о котором наши летописи упоминают под 1283 - 4 гг., говоря об Олеге, князе Рыльском и Воргльском. Речка Ворголя - приток Сосны.
   ______________________
  
   Александр Ярославич принадлежит к тем историческим деятелям Северной Руси, в которых наиболее отразились основные черты великорусской народности: практический ум, твердость воли и гибкость характера, или умение сообразоваться с обстоятельствами. Большую часть своей юности он провел в Новгороде Великом, где под руководством суздальских бояр заступал место своего отца Ярослава Всеволодовича; а с 1236 года, когда Ярослав получил Киевский стол, Александр остался самостоятельным новгородским князем. Эти годы, проведенные в Великом Новгороде, бесспорно имели большое влияние на развитие его ума и характера. Деятельная, кипучая жизнь торгового города, постоянное присутствие западных иноземцев и почти непрерывная борьба веча с княжеской властью, конечно, производили на него глубокое впечатление и немало способствовали развитию той выдержанности характера и той гибкости, соединенной с твердою волею, которыми отличается вся его последующая деятельность. Внутренним качествам соответствовала и самая наружность Александра, красивая и величественная.
   В 1239 г. двадцатилетний Александр Ярославич вступил в брак с дочерью полоцкого князя Брячислава. Венчание происходило в Торопце, где он и "кашу чини", т.е. давал свадебный пир; "а другое в Новгороде"; следовательно, по возвращении в свое княжение Александр и здесь устроил широкое угощение. Вслед затем он с новгородцами ставит городки на реке Шелони, т.е. укрепляет западную окраину их владений; очевидно в таких укреплениях существовала тогда настоятельная нужда.
   Как известно, Великий Новгород был столь счастлив, что гроза Батыева нашествия миновала его и только юго-восточная часть его земли подверглась разорению. Но в то же самое время западные соседи, как бы сговорясь между собою, спешат воспользоваться разгромом Северо-Восточной Руси, чтобы теснить Великий Новгород, отнимать у него волости, грабить, разорять его пригороды и села. То были: Шведы, Ливонские Немцы и Литва. Здесь-то, в борьбе с этими внешними врагами, Александр обнаружил свои блистательные дарования и покрыл себя неувядаемой славой. Первыми испытали на себе его тяжелую руку шведы. Известно, что уже давно происходили столкновения с ними новгородцев на северных прибрежьях Финского залива, где шведы постепенно распространяли свое владычество, а вместе с тем и свою религию. Но нам неизвестно в точности, что послужило ближайшим поводом к шведскому походу на новгородцев в 1240 г., в царствование короля Эриха Эриксона. Очень вероятно, что он был предпринят под влиянием папских посланий, побуждавших шведов и ливонских немцев оружием подчинить католицизму русские Прибалтийские земли. Настоящею же целью шведского похода было, по-видимому, завоевание Невского побережья, а следовательно, и захват главного пути новгородской торговли с Северо-Западною Европою; причем, может быть, имелась в виду и Ладога, которою издавна стремились завладеть варяжские конунги.
   Когда в Новгород пришла весть о появлении шведского ополчения в устьях Невы, Александр не захотел терять времени на посылку за помощью к своему отцу, тогда великому князю Владимирскому, ни даже собирать рать из разных пригородов и волостей новгородских. Он понял, что успех зависит от быстроты и решительности. А потому, помолясь в Софийском соборе и взяв благословение у владыки Спиридона, немедля выступил только с новгородскою и собственною дружиною; на пути присоединил ладожан и с этими немногочисленными силами поспешил встретить врагов. Он нашел их расположившимися станом на южном берегу Невы при впадении в нее речки Ижоры, и, не дав им опомниться, стремительно ударил на них (15 июля 1240 г.). Шведы потерпели полное поражение; следующею ночью они поспешили на своих шнеках удалиться в отечество. По словам русской летописи, ладожане и новгородцы потеряли будто бы не более двадцати человек убитыми. Она описывает при этом подвиги шести русских витязей, наиболее отличившихся; любопытно, что трое из них были новгородцы, а остальные трое принадлежали к собственной дружине князя. Например, новгородец Гаврило Олексинич, преследуя неприятелей, спасавшихся на корабль, вскочил на доску, был сброшен с нее в воду вместе с конем; но вышел из воды невредимым и снова вернулся в битву. Сава', один из княжих отроков, пробился к златоверхому шатру шведского предводителя и подрубил его столб; шатер рухнул; что обрадовало русских и навело уныние на врагов. Другой отрок княжий, Ратмир, пеший избил много врагов, был окружен ими и пал от тяжких ран. Невская победа обратила на Александра общее внимание и доставила ему громкую славу. Какое сильное впечатление произвела на современников эта победа, указывает сложившаяся тогда же легенда о явлении перед битвой св. Бориса и Глеба некоему Пелгусию, старейшине Ижорской земли.
   Более упорная война должна была произойти с ливонскими немцами. Около того времени орден Меченосцев, подкрепив себя соединением с Тевтонским орденом, возобновил наступательное движение на Русь Новгородскую и в особенности направил свои удары на ближайшую к нему Псковскую область. В самый год Невской битвы немцы вместе с русским изменником Ярославом Владимировичем (пошедшим по стопам своего отца Владимира Псковского) взяли псковский пригород Изборск. Псковичи выступили против них, но потерпели поражение. Затем немцы осаждали самый Псков, где тогда происходили внутренние смуты. По словам летописи, врагов подвела какая-то изменническая партия с Твердилом Иванковичем во главе. Этот Твердило (кажется, потомок известного новгородского посадника Мирошки Нездилича) захватил себе посадничество в Пскове и начал свирепствовать против своих соперников; так что многие граждане с семействами своими бежали в Новгород. Не встречая отпора, немцы распространили свои завоевания и далее; перешли за реку Лугу и, чтобы упрочить за собой этот край, заложили крепость в Копорском погосте. Вместе с толпами передавшихся им Чуди и Води они доходили уже за тридцать верст до Новгорода, захватывали купцов с товарами, отнимали у поселян коней и скот; так что и землю пахать было нечем. К довершению бедствий в то время усилились набеги литовцев на Новгородскую землю. А между тем случилось так, что новгородцы сидели тогда без князя.
   Всегда ревнивые к своим вольностям и ограничению княжеской власти граждане успели рассориться с Александром, и он удалился к отцу в Суздальскую область. Новгородцы послали к Ярославу просить князя, и тот назначил другого своего сына Андрея. Но они понимали, что в таких трудных обстоятельствах им нужен Александр, и отправили владыку Спиридона с боярами просить именно его. Ярослав исполнил их просьбу. Александр ловко и быстро поправил дела. Он разорил строившуюся крепость Копорье, прогнал немцев из Водской области и перевешал многих переветчиков из Чуди и Вожан. Но между тем немцы при содействии изменников успели захватить в свои руки самый Псков. Александр выпросилу отца на помощь себе низовые, или суздальские, полки с братом Андреем; неожиданно явился под Псковом и взял в плен немецкий гарнизон. Отсюда, не теряя времени, он двинулся в пределы Ливонии.
   Перед выступлением в этот поход на немцев Александр по своему благочестивому обыкновению молился усердно в соборном храме. Между прочим, по сказанию летописи, он просил Господа рассудить его прю с этим велеречивым народом. А немцы, собравши большую силу, будто бы похвалялись тогда "покорить себе Славянский народ". Во всяком случае из летописного рассказа видно, что борьба Руси с немцами в то время приняла уже характер племенной вражды, разгоравшейся от немецких притязаний на господство, действительно непомерных. Характер ожесточения в этой борьбе подтверждает и немецкая летопись, которая говорит, что в ней погибло до семидесяти рыцарей; а шесть рыцарей, взятых в плен, будто бы были замучены.
   Когда передовые новгородские отряды потерпели неудачу, Александр отступил на Чудское озеро, и здесь на льду дал битву соединенным силам немцев и ливонской Чуди, где-то близ урочища Узмени. Это так наз. Ледовое побоище произошло 5 апреля; но лед был еще крепок и выдержал тяжесть обеих сражающихся ратей. Немцы построились в свой обычный порядок клином (или, как Русь называла его, свиньею) и насквозь пробили русские полки. Но последние не смутились: после жестокой рукопашной сечи русские смяли и поразили наголову неприятеля; а потом гнали его по льду на расстоянии семи верст. Одних рыцарей было взято до пятидесяти; они пешие шли за конем Александра, когда он с победными полками торжественно вступил во Псков, встреченный гражданами и духовенством с крестами и хоругвями. Сочинитель Сказания о великом князе Александре, изображая его славу, распространившуюся "до гор Араратских и до Рима Великого", восклицает: "О псковичи! Если забудете великого князя Александра Ярославича (освободившего вас от иноплеменников) или отступите от его рода и не примете к себе кого-либо из его потомков, который в несчастьи прибегнет к вам, то уподобитесь Жидам, которые забыли Бога, изведшего их из работы египетской и пропитавшего в пустыне манною и печеными крастелями". После Ледового побоища ливонские немцы прислали в Новгород с просьбою о мире и заключили его, отказавшись от Водской и Псковской областей, возвратив пленных и заложников. Таким образом, Александр отбил движение Ливонского и Тевтонского ордена на восточную сторону Чудского озера; этим миром установлены между обеими, сторонами приблизительно те границы, которые оставались и в последующие века.
   Русь Новгородская умеренно воспользовалась победою, оставив за немцами Юрьев и другие владения на западной стороне Чудского озера; ибо, кроме их, было тогда много и других врагов. Между прочим, Литва, все более и более забиравшая силу, вторглась в самую глубь новгородских владений. В 1245 г. она проникла до Бежеца и Торжка. Возвращаясь отсюда с большим полоном, преследуемые новоторами и тверичами, литовские князья укрылись в Торопец. Но пришел Александр с новгородцами, освободил Торопец от Литвы и отнял у нее весь полон, истребив до восьми литовских князей с их дружинами. Новгородцы после того воротились домой. Но Александр считал нужным довершить удар, чтобы отбить у Литвы охоту нападать на Русь. Он с одним своим двором, т.е. с одною княжею дружиною, преследовал литовцев в Смоленской и Полоцкой земле и разбил их еще два раза (под Жижичем и под Усвятом).
   Таким образом, Александр силою меча укротил всех трех западных врагов Руси. Но иначе приходилось ему действовать на другом поприще, со стороны азиатских варваров.
   Сочинитель Сказания о Невском герое повествует, будто по смерти отца его Ярослава Батый послал звать Александра в Орду и велел сказать ему: "Мне Бог покорил многие народы; ты ли один не хочешь покориться моей державе? Если хочешь сохранить свою землю, то приди ко мне, да увидишь честь и славу моего царства". Александр взял благословение у ростовского епископа Кирилла и отправился в Орду. Увидев его, Батый молвил своим вельможам: "Истину мне говорили, что нет подобного ему князя"; воздал ему большие почести и даже многие дары. Такие рассказы суть не что иное, как обычное украшение повести о любимом герое. В Орде не осыпали дарами наших князей; наоборот, последние должны были там усердно раздавать подарки хану, его женам, родственникам и вельможам. По другим летописным известиям, молодой князь еще прежде бывал в Орде Батыевой, вероятно, сопровождая туда своего отца: без сомнения, от сего последнего он научился смирять себя перед грозной татарской силой и не помышлять более ни о каком открытом сопротивлении. По смерти Ярослава следующий за ним брат Святослав Юрьевский занял старший Владимирский стол. Но теперь всякие перемены в княжениях производились не иначе, как с ханского соизволения. Поэтому Александр и брат его Андрей вновь поехали в Золотую Орду, вероятно, хлопотать о княжениях. Батый отправил их в великую Орду к хану Менгу. Братья совершили это трудное и далекое путешествие. Они воротились домой спустя около двух лет, неся с собой ханские ярлыки на оба великие княжения: Александр - на Киевское, Андрей - на Владимирское. И в прежнее время племянники не всегда уважали старшинство своих дядей, а теперь над князьями явилась власть еще высшая, неуважение к старым родовым обычаям встречается все чаще. Уже до возвращения Александра и Андрея младший их брат Михаил, князь Московский, отнял великое Владимирское княжение у дяди своего Святослава. Но Михаил, прозванный Хоробритом, скоро погиб в битве с Литвою.
   Александр, очевидно, не был доволен тем, что Владимирское княжение досталось младшему перед ним брату Андрею. Хотя Киев и считался старше всех городов Руси, но он лежал в развалинах. Невский герой не поехал туда, а пребывал или в Новгороде Великом, или в своих суздальских волостях, ожидая удобного случая завладеть стольным Владимиром. Неосторожность Андрея помогла ему в достижении этой цели.
   В то время в Суздальской Руси была еще слишком свежа память об утраченной свободе и независимости, как в среде князей и дружинников, так и в самом народе. Многие с нетерпением сносили постыдное иго. К числу их принадлежал и Андрей Ярославич. Будучи великим князем Владимирским, он женился на дочери знаменитого Даниила Романовича Галицкого и, вероятно, заодно с тестем начал питать замысел о свержении ига. Но нашлись соперники и недоброжелатели, которые донесли Сартаку о замыслах Андрея. Хан послал против него войско под начальством ордынского царевича Неврюя с воеводами Котяном и Алабугою. Услыхав о том, Андрей воскликнул: "Господи! доколе мы будем ссориться и наводить друг на друга татар; лучше мне уйти в чужую землю, нежели служить татарам". Он, однако, отважился на битву, но, конечно, был слишком слаб, чтобы выиграть ее, и бежал в Новгород. Не принятый новгородцами, он с женою и боярами своими удалился за море к шведскому королю, у которого и нашел убежище на время. Нашествие Неврюя на Суздальскую землю повело за собою новое разорение некоторых областей; особенно пострадал при этом Переяславль-Залесский. Есть известие, не знаем насколько справедливое, которое приписывает посылку татарского войска на Андрея проискам самого Александра Ярославича. Знаем только, что во время Неврюева нашествия (1252) Александр находился в Орде у Сартака и воротился оттуда с ханским ярлыком на княжение Владимирское. Митрополит Киевский и всея Руси Кирилл II пребывал тогда во Владимире. Он, духовенство со крестами и все граждане встретили Александра у Золотых ворот и торжественно посадили его в соборном храме на отцовском столе.
   Александр деятельно принялся уничтожать следы последнего татарского нашествия на Суздальскую землю: возобновлял храмы, укреплял города и собирал жителей, укрывшихся в леса и дебри. Но времена были тяжелые, неблагоприятные для мирной гражданской деятельности. Все десятилетнее великое княжение свое Александр I Невский провел в непрерывных трудах и тревогах, причиненных внутренними и внешними врагами. Более всего доставили ему беспокойства дела новгородские. Хотя монгольское иго, сильно тяготевшее над Суздальскою землею, сначала и ослабило ее преобладание над Новгородом Великим, однако при первой возможности повторились прежние взаимные отношения этих двух половин Северной Руси. Утвердясь на великом княжении Владимирском, Александр возобновил политику своих предшественников, т.е. старался постоянно держать Новгород под своею рукою и назначать туда князем, в сущности же, своим наместником, кого-либо из собственных сыновей. Это место занял его сын Василий. Юноша шел по стопам отца, и вскоре успел отличиться в борьбе с Литвою и ливонскими немцами, которые вновь открыли враждебные действия против новгородцев и псковичей. Но большинство граждан Великого Новгорода более всего дорожило своими вечевыми порядками и вольностями и снова стало тяготиться зависимостью от сильного Суздальского князя. В связи с этими отношениями происходила обыкновенная смена посадников. В 1243 г. умер Степан Твердиславич; он представляет единственный известный нам пример посадника, который сохранял свое место тринадцать лет и умер спокойно при своей должности. Когда Василий Александрович занимал Новгородский стол, посадником был Анания, любимый народом как ревностный защитник новгородских вольностей. Но семья Твердислава не оставляла своих притязаний на посадничество; внук его Михалко Степанович, по-видимому, добивался этого сана уже с помощью суздальских сторонников. Торжество народной стороны, однако, высказалось в том, что она изгнала Василия Александровича, а на княжение к себе призвала Ярослава Ярославича, младшего брата Александрова.
   Великий князь не замедлил показать, что не намерен терпеть такое своеволие. Он быстро явился с суздальскими полками в Торжок, где еще держался его сын Василий; а отсюда двинулся на Новгород. Ярослав поспешил уехать; в городе произошли обычные смятения и бурные веча. Меньшие люди, т.е. простонародье, руководимые посадником, вооружились, одержали верх на главном вече и присягнули стоять всем как один человек и никого не выдавать князю, если тот потребует выдачи своих противников. А вятшие, или более зажиточные, держали сторону князя и замышляли передать посадничество Михалку Степановичу. Последний с толпою вооруженных людей удалился в Юрьевский монастырь, в соседство Городища, или княжеской резиденции. Чернь хотела было ударить на двор Михалка и разграбить его; но великодушный посадник Анания удержал ее от насилия. Между тем некоторые переветчики уходили к великому князю и извещали его о том, что делалось в Новгороде. Расположив свою рать вокруг Городища, Александр прислал на вече требование о выдаче посадника Анании, грозя в противном случае ударить на город. Граждане отправили к великому князю владыку Далмата и тысяцкого Клима с мольбою не слушать наветов злых людей, отложить гнев на Новгород и на Ананию и занять вновь их стол. Александр не склонялся на эти просьбы. Три дня обе стороны стояли друг против друга с оружием в руках. На четвертый день Александр велел сказать на вече: пусть Анания лишится посадничества, и тогда он отложит свой гнев, Анания удалился, и великий князь торжественно вступил в Новгород, встреченный владыкою и духовенством со крестами (1255 г.). Посадничество получил Михалко Степанович, а на княжеский стол воротился Василий Александрович.
   В это время шведы попытались было снова отнять Финское прибрежье у Новгорода и вместе с подручным себе народцем Емью начали строить крепость на реке Нарове. Но при одном слухе о движении Александра с суздальскими и новгородскими полками они удалились. Однако Александр хотел дать им новый урок и продолжал поход вглубь страны, обитаемой Емью; причем много народу избил или взял в полон. По словам летописи, русская рать должна была преодолевать большие трудности на этом походе в холодную, туманную погоду, в краю, наполненном скалами и болотами. Цель была достигнута; долгое время после того шведы не отваживались нападать на пределы Новгородские.
   Уже в следующем 1257 году новгородские смуты возобновились. Причиною их на этот раз был слух, что татары хотят ввести в Новгороде свои тамги и десятины.
   В 1253 г. умер Батый, а вслед за ним и Сартак. В Кипчакской Орде воцарился брат Батыя Берке. Около того времени великий хан Менгу велел произвести общую перепись жителей во всех татарских владениях, дабы более точным способом определить количество дани с покоренных народов. Такое распоряжение тяжело отозвалось в Русской земле. Конечно, в связи с этим делом и для смягчения его условий Александр Ярославич летом 1257 года ездил с подарками в Орду, сопровождаемый некоторыми удельными суздальскими князьями, в том числе братом Андреем, который успел воротиться из Швеции и примириться с татарами. А следующею зимою приехали из Орды численники; сосчитали население в землях Суздальской, Рязанской, Муромской и поставили своих десятников, сотников, тысячников и темников. Только чернецы, священники и прочие церковнослужители не были записаны в число, потому что татары духовенство всех религий освобождали от даней. Такое изъятие было установлено еще Чингисханом и Огодаем, которые руководились при этом не одною монгольскою веротерпимосгию, но, вероятно, и политическими соображениями. Так как духовенство у всех народов составляло самый влиятельный класс, то основатели великой Татарской империи избегали возбуждать религиозный фанатизм, опасное действие которого они могли заметить особенно у мусульманских народов. Татары обыкновенно переписывали всех мужчин, начиная с десятилетнего возраста, и собирали дани отчасти деньгами, отчасти наиболее ценными естественными произведениями каждой страны; с Руси, как известно, они получали огромное количество мехов. Главные дани были: десятина, т.е. десятая часть хлебного сбора, тамга и мыт, вероятно, пошлины с торгующих купцов и провозимых товаров. Кроме того, жители обложены были разнообразными повинностями, каковы, например, ям и корм, т.е. обязанности давать подводы и съестные припасы татарским послам, гонцам и всяким чиновникам, особенно поборы на ханское войско, ханскую охоту и пр.
   Тяжесть всех этих налогов и повинностей, а в особенности жестокие способы их сбора, конечно, были известны новгородцам, и потому они сильно взволновались, когда услыхали, что и к ним придут татарские численники. Доселе Новгород не видал татар в своих стенах и не считал себя подчиненным варварскому игу. Начались бурные смуты. Горячие головы, называя изменниками тех, которые советовали покориться необходимости, призывали народ положить свои головы за св. Софью и Новгород. Среди этих смут был убит нелюбимый посадник Михалко Степанович. Сторону горячих патриотов держал и сам юный князь новгородский Василий Александрович. Услыхав о приближении отца с ханскими послами, он не стал дожидать его и убежал во Псков. На этот раз новгородцы так и не позволили себя перечислять и, поднеся дары ханским послам, выпроводили их из своего города. Александр сильно разгневался на сына Василия и отправил его на Низ, т.е. в Суздальскую землю; а некоторых его дружинников жестоко покарал за их мятежные советы: кого велел ослепить, кому отрезать нос. Варварское иго уже давало себя знать в этих наказаниях.
   Напрасно новгородцы думали, что они избавились от татарских численников. Зимою 1259 года Александр снова приехал в Новгород с ханскими сановниками Беркаем и Касачиком, которых сопровождала многочисленная татарская свита. Предварительно пущен был слух, что войско ханское уже стоит в Низовой земле, готовое двинуться на Новгород в случае вторичного неповиновения. Здесь опять произошло раздвоение: бояре и вообще вятшие люди изъявили согласие на перепись; а меньшие, или чернь, вооружились с кликами: "Умрем за св. Софью и за домы ангельские!" Клики эти напугали татарских сановников; они просили стражу у великого князя, и тот велел стеречь их по ночам всем детям боярским; а новгородцам он грозил опять удалиться и предоставить их в добычу ужасной ханской мести. Угроза подействовала; чернь успокоилась и допустила численников. Татарские чиновники ездили из улицы в улицу, перечисляя дома и жителей и высчитывая количество даней. Чернь злобствовала при этом на бояр, которые сумели устроить таким образом, что дани были налагаемы почти равные на богатых и бедных; следовательно, для первых они были легки, а для последних тяжелы. По окончании переписи сановники татарские удалились. И то уже было немалым благом для Новгорода, что в нем, вероятно, по ходатайству великого князя, не поселились баскаки, как в других стольных городах. Александр поставил здесь князем другого сына своего, Димитрия. Как неприятна и тревожна была для него эта последняя поездка в Новгород, показывают слова, сказанные епископу Кириллу. На обратном пути во Владимир великий князь остановился в Ростове, где его угощали двоюродные племянники, князья Борис Василькович Ростовский и Глеб Васильевич Белозерский с своею матерью Марьей Михайловной (дочерью замученного в Орде Михаила Черниговского). Разумеется, первым делом по приезде сюда было помолиться в соборном Успенском храме и поклониться гробу св. Леонтия. Тут, принимая благословение и целуя крест из рук известного книжника, престарелого епископа Кирилла, Александр сказал ему: "Отче святый! твоею молитвою я здрав поехал в Новгород, твоею же молитвою здрав и сюда приехал".
   Спокойствия, однако, не было. Едва в Новгороде затихли волнения, вызванные татарскою данью, как еще большие возникли в самой Суздальской земле, и по той же причине.
   Около этого времени ордынские властители начали отдавать на откуп дани и налоги магометанским купцам из Средней Азии, т.е. хивинским и бухарским; русский народ называл их вообще бесерменами. Заплатив вперед большие суммы в ханскую казну, естественно, откупщики старались потом вознаградить себя с лихвою и выжимали из народа последние его средства. За всякую отсрочку платежей они налагали непомерные росты, или проценты; отнимали скот и все имущество, а у кого нечего было взять, того или детей его брали и потом продавали в рабство. Народ, еще живо помнивший о своей независимости, не вынес такого крайнего угнетения; сюда присоединилось и возбуждение религиозное, так как фанатичные мусульмане начали ругаться над христианскою церковью. В 1262 г. в больших городах, каковы Владимир, Ростов, Суздаль, Ярославль, Переяславль-Залесский, жители восстали при звоне вечевых колоколов и выгнали от себя татарских сборщиков дани, а некоторых избили. В числе последних находился какой-то отступник Зосима, в городе Ярославле он был монахом, но потом перешел в мусульманство, сделался одним из сборщиков дани и пуще иноплеменников притеснял прежних своих соотчичей. Его убили, а тело бросили на съедение псам и воронам. Во время этого возмущения некоторые из татарских чиновников спасли себя тем, что приняли христианство. Например, так поступил в Устюге знатный татарин Буга, который потом, по словам предания, своею набожностию и добротою приобрел общую любовь.
   Естественно, что за этим мятежом неминуемо должно было последовать жестокое возмездие со стороны варваров. И действительно, Беркай собирал уже рать для нового нашествия на Северо-Восточную Русь. В такое критическое время выказалась вся политическая ловкость Александра, сумевшего отвести новую грозу. Он отправился к хану, чтобы " отмолить людей от беды ", как выражается летопись. Так как новгородцы снова находились в войне с ливонскими немцами, то, отъезжая в Орду, великий князь распорядился защитою Руси с этой стороны. Он послал свои полки и брата Ярослава Тверского на помощь сыну Димитрию. Новгородско-суздальская рать вошла в Ливонскую землю и осадила Дерпт, или старый русский город Юрьев. Последний был сильно укреплен тройными стенами. Русские взяли внешний город, но не могли овладеть кремлем и ушли, не успев отвоевать этого древнего достояния своих князей. Главною причиною неуспеха было то, что русские опоздали: они условились с литовским князем Миндовгом напасть на немцев в одно время; но пришли уже тогда, когда Миндовг воротился домой. Между тем Александр с большим трудом умолил разгневанного хана не посылать войска на Суздальскую землю; причем, разумеется, должен был великими дарами подкупать всех, которые имели влияние на хана. Ему помогло еще и то обстоятельство, что Сарайский хан был отвлечен междоусобною войною с своим двоюродным братом Гулагу, властителем Персии. Берке продержал Александра в Орде многие месяцы, так что великий князь наконец тяжко заболел, и тогда только был отпущен. Имея не более сорока пяти лет от роду, Александр мог бы еще долго служить России. Но постоянные труды, беспокойства и огорчения, очевидно, сломили его крепкое тело. На обратном пути, плывя Волгою, он остановился передохнуть в Нижнем Новгороде; затем продолжал путь, но не доехал до Владимира и скончался в Городце 14 ноября 1263 года. По обычаю благочестивых князей того времени он перед смертью постригся в монахи. Автор Сказания об Александре говорит, что когда во Владимир пришла весть о его кончине, митрополит Кирилл в соборной церкви объявил о том народу, воскликнув: "Чада моя милыя! Разумейте, яко погибаем!" Митрополит и духовенство со свечами и дымящимися кадилами, бояре и народ вышли в Боголюбове навстречу телу великого князя и потом положили его в монастырском храме Рождества Богородицы. Уже современники, по-видимому, причисляли покойного князя к людям святым, к угодникам Божиим. Автор его жития, в молодости знавший Александра, прибавляет следующую легенду. Когда тело князя положили в каменную гробницу, митрополичий эконом приступил к нему и хотел разжать его руку, чтобы архипастырь мог вложить в нее отпустительную грамоту. Вдруг покойный простер руку и сам взял грамоту у митрополита.
   Главное значение Александра в русской истории основано на том, что его деятельность совпала со временем, когда характер монгольского ига только что определялся, когда устанавливались самые отношения покоренной Руси к ее завоевателям. И нет никакого сомнения, что политическая ловкость Александра много повлияла на эти устанавливающиеся отношения. В качестве великого князя он умел не только отклонять новые татарские нашествия и давать некоторый отдых народу от страшных погромов; но и знаками глубокой покорности, а также обещанием богатых даней умел отстранять более тесное сожительство с варварами и удерживать их в отдалении от Руси. И без того по своей дикости и степным привычкам не расположенные к городской жизни, особенно в северных лесистых и болотистых странах, не привычные к сложной администрации народов оседлых и более общественных, татары тем охотнее ограничились временным пребыванием в России своих баскаков и чиновников с их свитою. Они не тронули ни ее религии, ни ее политического строя и совершенно оставили власть в руках местных княжеских родов. Ханы и вельможи их находили столь удобным и легким пользоваться огромными доходами с покоренной страны, не утруждая себя мелкими заботами суда и управления, а главное, оставаясь среди своей любимой степной природы. Александр действовал в этом смысле усердно и удачно; отстраняя татар от вмешательства во внутренние дела России, ограничив ее только вассальными отношениями и не допуская никакого послабления княжеской власти над народом, он, конечно, тем самым содействовал будущему усилению и освобождению Руси. По-видимому, он ловко умел также уклоняться от известной обязанности подчиненных владетелей водить свои дружины на помощь хану в его войнах с другими народами. Повторяем, то был блистательный представитель великорусского типа, который с одинаковой ловкостью умеет и повелевать, и подчиняться, когда это нужно.
   Автор жития сообщает любопытное известие о посольстве папы Римского к Александру. Папа прислал к нему двух "хитрейших" кардиналов, чтобы научить его латинской вере. Кардиналы изложили перед ним Священную историю от Адама до Седьмого вселенского собора. Александр, посоветовавшись с своими "мудрецами", т.е. с боярами и духовенством, дал такой ответ: "Все это мы хорошо ведаем, но учения от вас не принимаем"; затем с миром отпустил посольство. И действительно, мы имеем папские грамоты к Александру и его предшественникам, которые показывают настоятельные усилия Римской курии подчинить себе Русскую церковь. А в грамоте Иннокентия IV к Александру с этою целью приводятся даже ложные ссылки на Плано Карпини, по словам которого будто бы отец Ярослава в бытность свою в великой Орде у Гаюка обратился в латинство. В известных записях Карпини нет о том ни слова*.
   ______________________
   * Легенда о Пелгусии, равно и подвиги шести мужей вошли в сказание об Александре Невском, которое встречается в позднейших летописных сводах (Новгород, четвертом, Софийском, Воскресенском, Никонов.). Приводим эту легенду (по Новг. четвертому).

"Бе некто муж, старейшина в земли Ижерской, именем Пелгусии; поручена бе ему стража морская; всприят же святое крещение, и живяше посреде роду своего погана суща, и наречено бысть ему имя в святом крещении Филипп; живяше богоугодно, в среду и пяток пребывая в алчбе; тем же сподоби его Бог видению страшну. Уведав силу ратных, иде противу князя Александра, да скажет ему станы, обрете бо их. Стоящю же ему при край моря, стрегущю обои пути, и пробысть всю нощъ в бдении; яко же нача всходити солнце и услыша шум страшен по морю, и виде насад един гребущ, посреди насада стояща Бориса и Глеба в одеждах червленых, и беста руки держаще на рамах, гребци же седяща аки в молнию одены. И рече Борис: "Брате Глебе! вели грести; да поможем сроднику своему Александру". Видев же Пелгусии таковое видение и слышав такой глас от святую, стояше трепетен дондеже насад отъиде от очию его; потом скоро поехав к Александру: он же видев его радостныма очима, исповеда ему едину, яко же виде и слыша. Князь же отвеща ему: "сего не рци никому же".

Замечательную аналогию с этим рассказом представляет подобная же легенда, которою украсилась победа современника Александрова, чешского короля Пшемысла Оттокара, над угорским Белою на берегах Моравы в 1260 г. Сам Оттокар в письме своем к папе рассказывает, что один преданный ему благочестивый муж, оставшийся дома по болезни, в день битвы удостоился видения. Ему явились покровители Чешской земли свв. Венцеслав, Адалберт и Прокопий; причем Венцеслав сказал своим товарищам, что войско их (чехов) слабо и надобно ему помочь (Тургенева Histor. Russ. Monumenta, II. 349).

Хотя составитель Сказания об Александре говорит, что он писал по рассказам отцов, а об Невской победе слышал от участников и даже от самого Александра; однако рассказ об этой битве обилует явным преувеличением относительно врагов. Во-первых, в неприятельском ополчении кроме Свеев (Шведов) будто принимали участие Мурмане (Норвежцы), Сум и Емь. Убитых врагов будто бы было так много, что наполнено три корабля одними знатными людьми; а прочих, которым ископали ямы, было без числа. Не более 20 убитых с русской стороны слишком тому противоречит и показывает, что битва вообще не имела больших размеров. Имя шведского вождя обыкновенно не упоминается, хотя он называется королем Римским (т.е. латинским, или католическим). Только в немногих сводах летописей прибавлено Бергель, т.е. Бергер (Новгор. четверт.). При описании битвы в некоторых списках еще говорится, что тут был убит воевода их Спиридон (Новгор. первая); тогда как имя Спиридона носил в это время архиепископ Новгородский. Что касается до известного Фолькунга Биргера, женатого на дочери короля Эриха, то он возведен в достоинство ярла несколько позднее, в 1248 г. (Geschichte Schwedens von Geijer. I. 152).

П. С. Р. Лет. Летописи упоминают о поездке Александра к Сартаку и походе татар на Андрея под одним годом, не связывая между собою эти два события. Прямое известие о наговоре Александра хану против своего брата Андрея находим только у Татищева (IV. 24). Карамзин считает это известие вымыслом Татищева (Т. IV, прим. 88). Беляев старается оправдать Александра от этого обвинения ссылкою на умолчание известных нам летописей и повторяет мнение князя Щербатова, что наговор был сделан дядею Святославом Всеволодовичем, к которому и относит слова Андрея: "доколе будем наводить друг на друга татар" ("Великий князь Александр Ярославич Невский". Временник Об. И. и Др. IV. 18). Соловьев в своей истории полагает известие Татищева вполне достоверным (Т. II, прим. 299). Мы тоже находим его достоверным, если принять во внимание все обстоятельства; Александр, очевидно, считал себя обиженным после того, как Владимирским столом овладел его младший брат, вероятно, употребив для того перед ханом какие-нибудь ловкие извороты.

О великом княжении Александра Невского см. Летописи Лаврент., Новгород., Софийск., Воскресен., Никонов, и Троицкая. См. папские грамоты: к Юрию Всеволодовичу (Historica Russiae Monumenta. I. N. LXXIII) и Александру Ярославичу (ibid. LXXXVIII). Leden des heiligen Alexandri Newsky у Миллера в Sammlung Russischer Geschichte. I.
   ______________________
  
   Между тем огромная Монголо-Татарская империя все более и более распадалась на части; чему много способствовали избирательный порядок и неопределенность престолонаследования. При таком порядке почти каждая перемена верховного монгольского хана стала сопровождаться междоусобиями. Когда умер Менгу, то после трехлетних замешательств и кровавых столкновений на престоле утвержден курултаем снова один из сыновей Тулуя, родной брат Менгу, Кубилай (1260), и опять с помощью хана Сарайского, т.е. своего двоюродного брата Берке. Кубилай из родины Чингисхана переселился в Северный Китай, и главное внимание свое сосредоточил на покорении остального Китая, или государства Сунг. При нем великий ханат обратился в Китайскую империю и постепенно утратил свою власть над другими монголо-татарскими владениями, так что последние преобразились в отдельные, самостоятельные государства. Из них Кипчакское ханство, или улус Джучиев, явился едва ли не самым могущественным и в то же время наиболее сохранившим характер Чингисовой империи, ибо в нем кочевой быт остался преобладающим благодаря обширным и привольным степям; тогда как в Китае, Персии и отчасти Туркестане монголо-татары подчинились влиянию туземной гражданственности и сделались оседлым населением. Зато Кипчакские Джучиды скорее других потомков Чингиса переменили веру своих отцов. Тот же Батыев брат Берке был первый золотоордынский хан, который принял мусульманство и начал усердно покровительствовать ему в своих владениях. Впрочем, эта перемена является вполне согласною с обстоятельствами.
   Улус Джучиев первоначально заключал в себе только небольшую часть настоящих монголо-татар, пришедших из собственной Монголии и составлявших ядро Батыевых полчищ. Большинство же этих полчищ было набрано из народов тюрко-татарских, обитавших в степях Средней Азии и Южной Сибири. В Восточной Европе тюркские орды значительно усилились присоединением покоренных половцев с остатками Торков и Печенегов, так что при самом дворе золотоордынских ханов недолго держалось их родное монгольское наречие. Господствующим языком сделалось наречие тюркское. Турецкие народы Средней Азии уже давно находились под влиянием соседней мусульманской гражданственности и отчасти уже приняли ислам, подобно своим соплеменникам туркам-сельджукам, завоевателям Передней Азии. Религия эта более чем какая-либо соответствовала их дикому состоянию и хищным инстинктам. Когда Джучиды утвердили средоточие своего царства на берегах Волги, то Золотая Орда, уже заключавшая в себе значительное число мусульман, подверглась еще сильному влиянию магометанской пропаганды с двух сторон: с севера из Камской Болгарии и с востока из Бухары и Хорезма. Город Великие Болгары, хотя и разоренный полчищами Батыя, как видно, успел вскоре оправиться от этого разорения благодаря промышленному характеру своих жителей и сделался даже обычным летним местопребыванием Кипчакских Джучидов. Любопытно, что дошедшие до нас монеты с именами этих ханов в первые полвека татарского владычества преимущественно биты в Булгаре, о чем говорят их арабские надписи; только в конце этого периода встречаются монеты, битые в Сарае и Хорезме. Замечательные остатки каменных мечетей и терм, относящиеся к эпохе Золотой Орды, ясно свидетельствуют, что Великие Болгары в ту эпоху вновь достигли процветания своей мусульманской гражданственности и, следовательно, оказывали значительное воздействие на своих завоевателей.
   Но и самая метрополия болгарского мусульманства, издавна славившаяся школами и проповедниками и отличавшаяся промышленным характером, т.е. часть Средней Азии, лежащая по Оксусу и Амударье (Хорезм и Бухара), состояла в деятельных торговых сношениях с Золотой Ордою и даже по временам входила в состав улуса Джучиева.
   Хивинский хан XVII века, Абульгази (потомок Батыева брата Шибана), рассказывает в своей летописи, что Берке был обращен в магометанство именно бухарскими купцами (а по другим известиям, неким дервишем из Хорезма). Тому же хану Берке приписывают построение и самого города Сарая на берегах волжского рукава Ахтубы; вероятно, он предпринял собственно построение дворцов, мечетей, терм и караван-сараев в этом зимнем местопребывании золотоордынских ханов. Число проживавших в Золотой Орде русских пленников, купцов, ремесленников и князей с их дружинниками было так значительно, что митрополит Кирилл поставил в Сарай особого епископа, Митрофана, конечно, с ханского дозволения, в том самом году (1261), к которому относят обращение Берке в ислам. Такое обстоятельство указывает, что хан этот не изменил своей веротерпимости в отношении к покоренным народам. Пределы новой епархии обнимали потом земли по нижней Волге и притокам Дона; почему она и называлась обыкновенно "Сарская и Подонская". (К ней же причислена епархия Южного Переяславля.)
   Раздор Берке с его двоюродным братом, персидским ханом Гулагу, возникший из-за пределов их владений, усилился с водворением ислама в Сарае, под влиянием мусульманских улемов. Гулагу, оставшийся язычником, около того времени окончательно разрушил Багдадский халифат и умертвил последнего халифа. Берке заключил союз против двоюродного брата с его злейшим неприятелем, сирийско-египетским султаном Бибарсом. Последний был родом из половцев; мальчиком татары продали его в Крыму венецианским купцам. Потом он попал в мамелюкскую гвардию египетского султана; возвысился до степени военачальника; наконец хитростию и преступлениями достиг престола. Он не забыл города Крыма, где его продали в неволю; посылал скупать здесь таких же молодых невольников в мамелюкскую гвардию и украсил этот город богатыми мечетями и караван-сараями.
   Междоусобие двух ханств, естественно, должно было ослабить татарское могущество и принести некоторое облегчение ига, наложенного на Россию; чем, как мы видели, искусно умел пользоваться Александр Невский. Беркай умер в Грузии посреди своей войны с преемником Гулагу, в 1266. Ему наследовал племянник его Менгу Темир. Наш летописец замечает, что на Руси сделалась тогда "ослаба от насилья бесерменского" и что татар было избито в междоусобной войне такое множество, как песку морского. В это время и в самой Золотой Орде уже начинаются внутренние смуты и разделение; к чему особенно подавала повод та же неопределенность престолонаследования.
   Еще при жизни Беркая из ордынских царевичей возвысился некто Ногай, который начальствовал над ордою, кочевавшею в степях между Доном и Днепром, и сделался самостоятельным ханом, грозным для своих соседей. Император Михаил Палеолог, знаменитый уничтожением Латинской империи в Константинополе и восстановлением Византийской, искал союза с Ногаем против Болгар Дунайских и не затруднился отдать ему в жены собственную дочь. Подобное раздвоение Золотой Орды, казалось, благоприятствовало дальнейшему облегчению ига, тяготевшего над Русью. Но не таковы были ближайшие преемники Александра Невского, чтобы воспользоваться обстоятельствами для блага отечества. Его вынужденную покорность перед ханами они обратили уже в простое раболепство, и в своей погоне за великокняжеским столом сами приводили татар для опустошения русских земель.

* * *

   Александр оставил после себя трех сыновей: Димитрия, удельного князя Переяславля-Залесского, Андрея Городецского и Даниила Московского. Во время его кончины они были еще очень молоды; а последний, Даниил, родоначальник великих князей и царей Московских, имел только два года. Стол великого княжения Владимирского, с соизволения хана, занимали по очереди младшие братья Александра, сначала Ярослав Тверской (до 1272 г.), потом Василий Костромской (до 1276). Любопытно, что уже Александр Невский не постоянно жил во Владимире; а братья его, добившись великого стола, редко посещали стольный город; но проживали более в своих наследственных уделах, т.е. в Твери и Костроме, где и были погребены. Начавшееся отчуждение великих князей от Владимира, кроме его разорения, может быть объяснено также пребыванием в нем баскаков с толпою татар, нагло, грубо обходившихся с жителями и неуважительно с самими князьями. Последние, конечно, избегали такого близкого соседства с варварами.
   Наиболее выдающимися в эту эпоху представляются события новгородские. После татарского нашествия, когда Киевское и Черниговское княжения окончательно упали и вообще порвалась прежняя связь Юго-Западной Руси с Северной, суздальские князья уже не встречают себе в Новгороде соперников между иными коленами Владимирова потомства. Со времени Александра Невского великие князья владимирские обыкновенно получают и княжение новгородское, которое держат посредством своих сыновей, племянников или наместников из бояр; а сами они только изредка приезжали в Новгород и гостили на Городище. При таких условиях, казалось бы, самобытности Великого Новгорода грозил скорый конец; тем более что неразборчивые на средства суздальские князья стали получать от ханов не одни ярлыки на какое-либо княжение, но в случае нужды и войско для приведения этих ярлыков в исполнение. Однако новгородцы не только сумели еще надолго отстоять свою самобытность; но в эту именно эпоху их народоправление и торговые обороты достигли еще большего развития, чем прежде. Если не существовало более южных Изяславов и Мстиславов, которых можно было противопоставить Суздалю, то в среде самих суздальских князей новгородцы умели находить союзников себе и соперников великому князю Владимирскому.
   В пользу тесного сближения Новгорода с Суздальскою Русью в XIII веке действовала продолжавшаяся опасность со стороны внешних врагов, т.е. шведов, эстонских датчан, ливонских немцев и Литвы. Без помощи низовых полков великого князя Владимирского новгородцам и псковичам трудно было бы отстаивать свою землю от сих алчных соседей. В этом отношении особенно замечателен Раковорский поход 1268 года.
   Новгородцы одновременно находились во вражде с немцами, с датчанами и с Литвою, так что не знали, куда обратить свои силы. Подумав на вече, решили идти за реку Нарову к городу Раковору (Везенбергу), т.е. на Эстонскую Чудь и ее владетелей датчан. Начали собирать войско; порочные мастера принялись строить стенобитные орудия (пороки) на дворе у владыки. Наместник великого князя Ярослава Ярославича, его племянник Юрий Андреевич послал просить помощи у дяди. Тот сам не пошел, а отправил низовые полки с своими сыновьями (Святославом и Михаилом) и племянниками; в том числе был сын Александра Невского Димитрий Переяславский. Услыхав о таких приготовлениях, ливонские немцы из городов Риги, Феллина, Дерпта и других прислали в Новгород послов с предложением мира и с уверениями, что они не будут помогать эстонцам. Послы присягнули в Новгороде; потом новгородское посольство ездило в Ливонию и приняло такую же присягу от ливонских епископов и рыцарей-меченосцев, или "божьих дворян", как их называет новгородская летопись. Русское ополчение вошло в Эстонию и по обычаю принялось опустошать неприятельскую землю. Между прочим туземная Чудь спряталась с своим имуществом в какой-то трудно доступной пещере, так что русские стояли три дня и не могли проникнуть в нее. Но один из порочных мастеров сумел как-то пустить в нее воду; Чудь выбежала вон и была избита, а имущество ее досталось в добычу. Затем русские приблизились к Раковору; но тут, к удивлению своему, увидели перед собою большую рать, подобную густому бору. Оказалось, что ливонские немцы обманули и соединились с датчанами. Однако русское ополчение не устрашилось и тотчас стало в боевой порядок. Новгородцы поместились в середине против главного немецкого полка, или железной свиньи; по сторонам стояли низовые полки и псковичи. Битва была очень упорна и напоминала Ледовое побоище. Русь наконец сломила железный полк рыцарей, гнала немцев до самого города Раковора и на расстоянии семи верст покрыла поля их трупами. Но вожди ее, увлекшись преследованием, как это часто бывает, забыли военные предосторожности. Возвратясь назад, они увидели, что запасный немецкий отряд ворвался в русский обоз. Молодежь хотела ударить на него. Наступила ночь, и опытные люди удержали ее, говоря, что в темноте может произойти беспорядок и избиение своих собственных людей. Немцы, не дожидаясь света, ушли. Победители стояли три дня на костях, т.е. на поле битвы, и затем воротились домой. Отступление это объясняется тем, что победа стоила очень дорого; особенно много потеряли новгородцы, сражавшиеся с главным рыцарским полком. В числе убитых бояр находился сам посадник Михаил, а тысяцкий Кондрат пропал без вести. Война продолжалась.
   В следующем году немцы пришли на Псков. Но псковитяне имели такого вождя, который был именно нужен в это трудное время. В соседних с Русью литовских землях произошли большие смуты и междоусобия по смерти князя Миндовга. Многие знатные литвины тогда бежали из отечества от преследования своих. Так, до 300 литовских семей удалились в Псков, где приняли крещение и поселились. Вслед за ними сюда же прибыл и один из литовских князей по имени Довмонт с своими родственниками и дружиною. Он также крестился и получил имя Тимофея. С помощью брака Довмонт породнился с русским княжим домом: он женился на дочери Димитрия Александровича, т.е. на внучке Александра Невского. Вскоре псковичи поставили его своим князем. Начальствуя во Пскове, он отличился ратными подвигами. Первые его подвиги были направлены на защиту Псковской области от своих соплеменников, которым он не раз наносил поражение, и сам ходил в землю Литовскую. При этом составитель Сказания о Довмонте, увлекаясь своим героем, рассказывает не совсем вероятные дела. Так, однажды он сделал обычный набег на землю литовского князя Герденя с тремя девяностами псковичей (они, как видно, считали свои дружины не сотнями, а девяностами). На обратном пути после переправы через Двину Довмонт послал два девяноста вперед с добычею и пленными, а с остальным расположился в шатрах недалеко от берега посреди рощи; он ожидал погони. Действительно, вскоре сторожа прибежали с известием, что идет сам Гердень с несколькими князьями и 700 воинов и уже перебродил реку. Тогда Довмонт обратился к своей дружине с такими словами: "Братья мужи псковичи, кто стар, тот мне друг, а кто молод, тот брат. Слышал я, что о мужестве вашем знают во всех странах. Потягаем, братья, за Св. Троицу и св. церковь, и за свое отечество!" Одушевленные им псковичи ударили на врагов и разбили их, так что Гердень едва спасся бегством с остатком своей дружины, а у псковичей пал только один человек. В другой раз Довмонт с 60 псковичами будто бы победил 800 немцев. Они укрылись на один речной остров; псковитяне зажгли на нем траву, и немцы, принужденные спасаться, частию потонули, частию были избиты. Довмонт по преимуществу сделался грозою сих надменных соседей, т.е. ливонских немцев. Он тоже участвовал в Раковорской битве и после нее сильно опустошил Виррию, или Раковорскую область, до самого моря. В следующем 1269 году сам магистр Ливонского ордена Отто фон Роденштейн прибыл с большим войском, сухопутьем и озером в лодках. Он разорил Изборск и подступил ко Пскову. Псковитяне послали гонцов в Новгород с просьбою о помощи и сами пожгли свои посады, чтобы они не достались врагу. Немцы сильно стеснили город, который начали громить из своих стенобитных орудий. Горожане собрались на торжественное богослужение в соборном храме Св. Троицы. Тут Довмонт положил свой меч пред алтарем и горячо молился. После богослужения игумен Исидор с духовенством препоясал этим мечом князя и благословил его на брань. Одушевленные верою Довмонт и небольшая, но храбрая псковская дружина сделали отчаянную вылазку, во время которой нанесли немцам большой урон. Когда же на десятый день осады магистр услыхал о приближении новгородского отряда с князем Юрием Андреевичем, то не стал дожидать его; а поспешно снял осаду и удалился.
   После того новгородцы начали собирать большое ополчение, чтобы предпринять новый поход вглубь неприятельской земли. Великий князь Ярослав, находившийся тогда в Новгороде, опять послал сына (Святослава) с низовою ратью; на этот раз к ней присоединился и великий баскак владимирский Амраган с своим отрядом. Услыхав о приготовлениях, немцы прислали с просьбою о мире и отступались от своих притязаний на земли по р. Нарове, Новгородцы, как люди торговые, не любили продолжительных войн и охотно заключили мир на этом условии. Дабы не отсылать свои полки назад без всякого дела и без всякой добычи, великий князь хотел отправить их на север за р. Неву на мятежную Карелу, державшую сторону датчан и шведов. Новгородцы, однако, упросили его отказаться от этого намерения и не разорять Карелу, своих данников.
   От времени Ярослава Ярославича дошли до нас две любопытные договорные грамоты новгородцев с сим князем - образчики тех рядов, которыми они определяли отношения княжей власти к своей земле. По первой грамоте, составленной при занятии Ярославом Новгородского стола, этот князь по примеру предшественников своих обязывается присягнуть на разных условиях, льготных для Новгорода Великого. Главные условия суть следующие. В правители новгородских волостей князь не может назначать собственных мужей, но только новгородцев, и не иначе как приучастии посадника, а без вины их не сменять. Ни сам он, ни дворяне его не могут покупать сел в новгородских волостях, или получать в дар, или выселять к себе оттуда людей. Князь не должен творить суд без участия посадника и не может требовать подсудимых для расправы к себе, в Суздальскую землю. Он получает с новгородских волостей установленные дани и судебные виры; пользуется исстари определенными для его двора сенокосами (пожнями); должен отступиться от тех пожней, которые захватил его брат Александр, и вообще отказаться от тех насилий, которые были учинены этим покойным князем; также пользоваться определенными местами для охоты и посылать своих ловчих только в известное время. Новгородские гости в Суздальской земле платят на мытных заставах не более двух векшей с воза или с ладьи.
   Очевидно, сильные суздальские князья не всегда стеснялись подобными договорами и, смотря по обстоятельствам, более или менее отступали от них. Ярослав Ярославич, кроме собственных сил опиравшийся на поддержку татар, ознаменовал свое княжение в вольнолюбивом городе разными самовластными поступками. Пока была опасность со стороны Ливонских и Эстонских соседей, новгородцы, нуждаясь в помощи суздальских полков, молчали. Но когда опасность миновала, противная великому князю партия зашумела, взяла верх на вече, и тут же на Ярославом, или вечевом, дворе начала расправляться с его сторонниками. Некоторые из них спаслись в храме Св. Николая, другие убежали к князю на Городище, в том числе тысяцкий Ратибор; народ разграбил их дворы и разрушил дома. Вече прислало князю грамоту с исчислением его неправд. "Зачем, - говорилось в этой грамоте, - отнял Волхов гогольными ловцами, а поле заячьими? Зачем взял двор у Олексы Мартинича, а серебро (деньги) у Никифора Манускинича, Романа Балдыжевича и Варфоломея? Зачем выводил иноземцев, которые у нас живут?" Были исчислены и другие неправды; а в заключение объявлялось, чтобы Ярослав уезжал из Новгорода; новгородцы же промыслят себе другого князя. Ярослав вступил было в переговоры с вечем; обещал исправить свои вины и вновь присягнуть на всей воле новгородской. Но вече осталось непреклонно и грозило всем городом идти на Городище, чтобы силою прогнать князя. Ярослав удалился. Новгородцы послали было за сыном Невского Димитрием Переяславским, который уже княжил у них прежде. Но тот отвечал, что не возьмет стола перед дядею. Между тем великий князь велел захватить новгородских торговцев в суздальских городах, и не только начал собирать против Новгорода низовые полки, но и послал в орду Ратибора просить помощи у хана. Изменник своему родному городу, Ратибор возбуждал хана такими наговорами: "Новгородцы не хотят тебе покоряться: мы просили у них дани для тебя, а они нас кого выгнали, кого избили, дома наши разграбили; Ярослава обесчестили". Менгу-Темир уже приказал войску выступить на помощь великому князю, когда новгородцы нашли себе заступника; то был родной брат Ярослава, Василий Костромской. "Кланяюсь Св. Софье, - прислал он сказать в Новгород, - жаль мне своей отчины". С некоторыми новгородскими боярами Василий отправился в Орду и уговорил хана воротить войско, раскрыв перед ним клеветы Ратибора.
   Ярослав и без татар собрал большие силы; при нем находились также племянник Димитрий с переяславцами и Глеб с смольнянами. Но и новгородцы, руководимые любимым посадником Павшею Ананьичем, были единодушны и энергически приготовились к защите. Они возвели новые укрепления вокруг города, вооружились от мала до велика и вышли в поле; пехота стала за ручьем Жилотугом, конница - за Городищем. Узнав о том, Ярослав не пошел прямо на Новгород, а повернул на Русу и оттуда вновь вступил в прежние переговоры. Новгородцы, однако, стояли на своем, а когда к ним подошла помощь из пригородов и волостей, псковичи, ладожане, карела, ижора и вожане, новгородская рать сама двинулась в Русу и остановилась ввиду суздальской рати на другой стороне реки Шелони. По желанию великого князя в распрю вступился митрополит Кирилл и прислал новгородцам увещательную грамоту, в которой убеждал их помириться с великим князем и брал на себя епитимию, если они присягнули друг другу не возвращать его на княжение. В случае же непослушания митрополит грозил наложить на новгородские церкви запрещение. Новгородцы наконец уступили, и вновь приняли на свой стол Ярослава. Написали опять договорную грамоту, которая дошла до нас в подлиннике. В ней к прежним условиям прибавились новые, каковы: отпустить гнев на владыку, посадника и мужей новгородских; не принимать доносов от раба на господина; отпустить задержанных новгородцев; не стеснять привилегий немецкого гостиного двора, торговать с ним только при посредстве новгородских купцов и пр. Любопытно, что на обороте этой грамоты помечено: "Сажали Ярослава татарские послы Чевгу и Бакши с грамотою Менгу-Темира"