Игнатьев Иван Васильевич
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.00*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Василиску Гнедову ("Почему Я не арочный сквозь?..")
    Всегдай ("В холоде зноя томительного...")
    Онан ("Зовет...")
    Мигающее пламя ("Взоры Проклятьем молитвенны...")
    Opus: 15369 ("Зовут грозою Розовых воронок...")
    Opus: 80447 ("Давно покинуто собачье...")
    Opus: -45
    "Я жизнью Жертвую - жИВУ..."
    Opus: -5515 ("Почему, почему МЫ обязаны?..")
    Opus: + - х : ("Улыбнется Ведьма Элегическая...")
    Три погибели ("Я выкую себе совесть из Слоновой кости...")
    "Аркан на Вечность накинуть..."
    "Тебя, Сегодняшний Навин..."
    Непрестанность ("Влекут далекие маки...")
    "Я пойду сегодня туда, где играют веселые вальсы..."

  
  
  
  
   Иван Игнатьев
   (1892-1914)
    []
   Стихотворения
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Поэзия русского футуризма / Cост. и подгот. текста В. Н. Альфонсова и
   С. Р. Красицкого, персональные справки-портреты и примеч. С. Р. Красицкого
   OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   220. Василиску Гнедову ("Почему Я не арочный сквозь?..")
   221. Всегдай ("В холоде зноя томительного...")
   222. Онан ("Зовет...")
   223. Мигающее пламя ("Взоры Проклятьем молитвенны...")
   224. Opus: 15369 ("Зовут грозою Розовых воронок...")
   225. Opus: 80447 ("Давно покинуто собачье...")
   226. Opus: -45
   227. "Я жизнью Жертвую - жИВУ..."
   228. Opus: -5515 ("Почему, почему МЫ обязаны?..")
   229. Opus: + - х : ("Улыбнется Ведьма Элегическая...")
   230. Три погибели ("Я выкую себе совесть из Слоновой кости...")
   231. "Аркан на Вечность накинуть..."
   232. "Тебя, Сегодняшний Навин..."
   233. Непрестанность ("Влекут далекие маки...")
   234. "Я пойду сегодня туда, где играют веселые вальсы..."
  
  
   "Это был холодный дерзатель. Спокойный, трезвый ум, несомненное
  понимание поставленных перед собою задач и очень маленький талант", - такую
  характеристику дал Ивану Васильевичу Игнатьеву (настоящая фамилия -
  Казанский) В. Шершеневич {1}.
   До знакомства с И. Северянином в конце 1911 года, то есть до того,
  как он стал эгофутуристом, Игнатьев печатал во многих периодических изданиях
  свои стихи, рассказы, театральные рецензии.
   Сотрудничая в газетах "Нижегородец" (в 1911-1913 годах) и "Дачница" (в
  1912-м), Игнатьев способствовал появлению на страницах этих газет
  произведений практически всех эгофутуристов; для некоторых это был дебют в
  литературе. В 1912 году Игнатьев организовал издательство "Петербургский
  Глашатай", под маркой которого вышло в свет большинство эгофугуристических
  "эдиций"; тогда же начинает публиковаться одноименная газета (вышло четыре
  номера).
   В начале 1913 года, когда И. Северянин разорвал свои отношения с
  эгофутуристами, Игнатьев стал главой группы, объявив, что перестала
  существовать северянинская "и_н_т_у_и_т_и_в_н_а_я ш_к_о_л_а Вселенский
  Эго-футуризм" и "по инициативе директора "Петербургского Глашатая" Ивана
  Игнатьева возникает Эго-Фугуризм в качестве и_н_т_у_и_т_и_в_н_о_й
  а_с_с_о_ц_и_а_ц_и_и..." {2}. Изменения действительно произошли: во многом
  новое лицо эгофугуризма стали определять поэты-радикалы, по своему методу
  близкие к кубофугуристам, - В. Гнедов и сам Игнатьев. Это отмечал тот же
  Шершеневич: "Даже странно: всем своим существом Игнатьев был совсем близок к
  позициям кубофутуристов, а между тем он их ненавидел, в свой журнал не
  пускал и печатал всякую бесцветную мелюзгу..." {3} Игнатьев же стал и
  основным теоретиком группы. Кроме статей в альманахах, он выпустил брошюру
  "Эго-Фугуризм" (СПб., 1913). Единственный поэтический сборник Игнатьева
  "Эшафот: Эго-футуры" (СПб., 1913, на обложке - 1914) вобрал в себя
  практически все его эгофутуристические стихи.
   В день своей свадьбы 21 января 1914 года Игнатьев неожиданно покончил с
  собой, перерезав горло бритвой. После его смерти эгофутуризм как
  организованное движение перестал существовать.
  
   1. Шершеневич В. Великолепный очевидец: Поэтические воспоминания
  1910-1925 гг. // Мой век, мои друзья и подруги: Воспоминания Мариенгофа,
  Шершеневича, Грузинова: Сборник. М., 1990. С. 496.
   2. Игнатьев И. В. Эго-Футуризм // Засахаре кры. СПб., 1913. С. 8.
   3. Шершеневич В. Указ. соч. С. 496.
  
  
   220. ВАСИЛИСКУ ГНЕДОВУ
  
   Почему Я не арочный сквозь?
   Почему плен Судьбы?
   Почему не средьмирная Ось,
   А Средьмирье Борьбы?
  
   Почему не рождая рожду?..
   Умираю живя?
   Почему Оживая умру?
   Почему Я лишь "я" ?
  
   Почему "я" мое - Вечный Гид,
   Вечный Гид без Лица?
   Почему Безначальность страшит
   Бесконечность Конца?
  
   Я не знаю Окружности Ключ
   Знаю: кончится Бег,
   И тогда я увижу всю Звучь,
   И услышу весь Спектр.
  
   Декабрь. 1912
   Санкт-Петербург
  
  
   221. ВСЕГДАЙ
  
   Аркадию Бухову
  
   В холоде зноя томительного
   Бескрыл экстаз.
   Пленюсь Упоительным
   В Вечно-последний раз.
  
   Узой своею Таинственному
   Я Властелин,
   Покорный воинственно,
   Множественный один.
  
   Ходим путьми василисковыми
   И Он, и Я!..
   Далекое-Близкое! -
   Я не хочу Тебя!
  
   <1913>
  
  
   222. ОНАН
  
   Зовет.
   Отзывается.
   Ярмит.
   Жданное.
   Нежеланное -
   Радостны -
   Твои!
   Окаянное -
   Покаянное
   Ласкает
   Преданностью смертей!
   В державу паяя
   Мозг...
   . . . . . . . . . . .
   Страшнее и
   Сладостнее
   Пригвозд!..
  
   <1913>
  
  
   223. МИГАЮЩЕЕ ПЛАМЯ
  
   Взоры Проклятьем молитвенны.
   В отмели чувств
   Серые рытвины
   Медлительны, как лангуст.
  
   Сердце Бодрю Отчаяньем,
   Пью ужас закрыв глаза.
   Бесцельно раскаянье -
   Тихая гроза.
  
   Жду. Кончаются лестницы -
   Неравенства Светлый Знак...
   Начертит Какая Кудесница
   Новый Зодиак?
  
   <1913>
  
  
   224. OPUS: 15369
  
   Зовут грозою Розовых воронок
   В трубы Проруб.
   А для меня совсем-совсем негромок
   Удар Курка в Железный зуб.
  
   Надолго Вынужденному срединнику
   Закрыть Пугающий привет ВСЕГО.
   И нудны все Соседние пустынники -
   Пустынней НИЧЕГО.
  
   Это называется "Метрополитен".
  
   <1913>
  
  
   225. OPUS: 80447
  
   Давно покинуто собачье -
   Приветствую, Кастраты, вас.
   Хотя и вылетаю изредка на моно-таксо
   в Скачки,
   Но больше не ищу Себя, Олега и Лолетту Ас.
  
   Это - "Тренировка".
  
   <1913>
  
   226. OPUS: - 45
  
   н
   Величайшая
   Е
   Рье
   умомАс
   е
   б
   е
  
   <1913>
  
  
   227
  
   Я жизнью Жертвую - жИВУ...
   Палач бездушный и суровый!
   Я все сорву твои оковы -
   Я так хочу!
  
   Но я умру, когда разряд
   Отклонит Милостивый вестник...
   Хочу смертей в Бесчестном кресле!
   Хочу! Хочу! Хочу! Я рад!..
  
   <1913>
  
  
   228. OPUS: - 5515
  
   Почему, почему МЫ обязаны?
   Почему НЕЖЕЛАНИЕ - рАБ?
   Несвободно свободою связанный,
   Я - всего лишь кРАП.
  
   Мне дорог, мил Электрический
   Эшафот, Тюрьма.
   Метрополитена улыбки Садистические,
   Синема Бельмо.
  
   Хочу Неестественности Трагической...
   Дайте, пожалуйста, вина!..
  
   <1913>
  
  
   229. OPUS: + - S :
  
   Bc. Мейерхольду
  
   Улыбнется Ведьма Элегическая
   Шакалом Проспектных снов.
   Перебираются на небо вывески Венерические
   По плечам Растущих Дворцов.
  
   Обезьянье в капули собрано
   И причесан, надушен Дух.
   Остаток
   Когтей в Перчаттах -
   Притаился - Потух.
  
   Расстегните Шокирующую Кнопку
   И садитесь в Аэро-кеб.
   Я промчу Вас Мудрою Тропкой
   В республику Покоренных Амеб.
  
   <1913>
  
  
   230. ТРИ ПОГИБЕЛИ
  
   Я выкую себе совесть из Слоновой кости
   И буду дергать её за ниточку, как паяца.
   Черные розы вырастут у Позолоченной Злости
   И взорвется Подземный Треугольник Лица.
  
   Я Зажгу Вам Все Числа Бесчисленной Мерзости,
   Зеленые Сандвичи в Бегающих пенсне.
   Разрежьте, ретортами жаля, отверзость и
   Раи забудутся от Несущих стен.
  
   <1913>
  
  
   231
  
   Аркан на Вечность накинуть
   И станет жАЛКОЮ она в РУКЕ.
   Смертью Покинутый
   Зевнет Судьбе.
  
   Заглянуть в Вентилятор Бесконечности,
   Захлопнуть его торопливо ВНОВЬ.
   Отдаться Милой беспечности,
   Бросив в Снеготаялку Любовь.
  
   <1913>
  
  
   232
  
   Тебя, Сегодняшний Навин,
   Приветствую Я радиодепешей.
   Скорей на Марсе Землю Вешай
   И фото Бег останови.
  
   Зажги Бензинной зажигалкой
   Себе пять Солнц и сорок Лун
   И темпом Новым и Нежалким
   Завертит Космос свой Валун.
  
   <1913>
  
  
   233. НЕПРЕСТАННОСТЬ
  
   Влекут далекие маки...
   В ненависть толп
   Сеем осенние злаки,
  
   И дерзновенной атаки
   Возводим довлеющий столп
   Для Себя,
  
   Чтобы рушить вожделенно
   Неизменный
   Миф Бытья.
  
   1913
  
  
   234
  
   Я пойду сегодня туда, где играют веселые вальсы,
   И буду плакать, как изломанный Арлекин.
   А она подойдет и скажет: - Перестань! Не печалься!
   Но и с нею вместе я буду один.
  
   Я в этом саване прощальном
   Целую Лица Небылиц
   И ухожу дорогой Дальней
   Туда к Границе без Границ.
  
   19. XI. 1913
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Настоящее издание впервые представляет под одной обложкой произведения
  практически всех поэтов, входивших в футуристические группы, а также
  некоторых поэтов, работавших в русле футуризма. Большинство текстов,
  опубликованных в малотиражных и труднодоступных изданиях, впервые вводится в
  научный обиход. Естественно, при составлении и подготовке текстов возник ряд
  сложных проблем, обусловленных характером материала. Русский литературный
  футуризм - явление чрезвычайно разнородное в идейно-эстетическом плане.
  Кроме наличия в футуризме нескольких групп, весьма существенно отличавшихся
  друг от друга, внутри самих этих групп в большинстве случаев не наблюдалось
  единства, а совместная деятельность поэтов часто носила случайный характер.
   В книгу включены произведения, опубликованные в 1910-1922 годах, -
  именно этими датами можно определить период существования русского
  литературного футуризма (в 1910 году вышли первые футуристические альманахи
  "Студия импрессионистов" и "Садок судей", 1922-й - год смерти В. Хлебникова,
  прекращения существования последней футуристической группы "Центрифуга" и
  рождения Лефа). Исключением являются некоторые стихотворения И. Северяниным,
  поэта, первым из футуристов вошедшего в большую литературу, первым
  употребившего в русской литературной практике термин "футуризм" и чье раннее
  творчество уже обладает ярко выраженными чертами футуризма северянинского
  типа, а также несколько произведений В. Хлебникова и И. Зданевича,
  датированных 1922 годом, но опубликованных в 1923 году.
   Главный вопрос, который пришлось решать при подготовке текстов к
  публикации, - вопрос текстологический.
   Составители сборника руководствовались стремлением представить русскую
  футуристическую поэзию в первозданном виде, такой, какой ее знали
  читатели-современники. Произведения даются по первой публикации, без
  позднейшей правки (для большинства произведений, ввиду отсутствия
  переизданий, первая публикация и является каноническим текстом). Однако,
  учитывая специфику многих футуристических изданий, приходится признать, что
  в полной мере задача воспроизвести "живой" футуризм невыполнима и ряд
  существенных потерь неизбежен. Так, литографические книги, где тексты
  давались в рукописном виде и поэзия сочеталась с живописью, адекватному
  переводу на типографский шрифт, естественно, не поддаются. Поэтому пришлось
  отказаться от включения в настоящий том некоторых произведений или в
  некоторых, исключительных, случаях, давать вторые публикации (большинство
  стихотворений Божидара, отдельные произведения Н. Асеева).
   Орфография текстов приближена к современным нормам (учтены реформы
  алфавита и грамматики), но разрешить проблему орфографии в полной мере не
  предоставляется возможным. Кубофутуристы и поэты группы "41?" декларировали
  нарушение грамматических норм как один из творческих принципов. Случалось,
  что они приветствовали и типографские опечатки. В произведениях "крайних"
  (А. Крученых, И. Терентьев) отказ от правил имеет такой очевидный и
  демонстративный характер, что любая редакторская правка оборачивается
  нарушением авторского текста. Но и во многих других случаях (В. Хлебников,
  Д. Бурлюк и др.) практически невозможно дифференцировать намеренные и
  случайные ошибки, уверенно исправить опечатки. Поэтому за исключением
  правки, обусловленной реформами последующего времени, орфография в
  произведениях кубофутуристов и поэтов группы "41?" сохраняется в авторском
  (издательском) варианте. Очевидные орфографические ошибки и опечатки
  исправляются, за отдельными исключениями, в текстах поэтов других групп, не
  выдвигавших принципа "разрушения грамматики".
   Что касается пунктуации, то она во всех случаях сохраняется без правок,
  соответствует принятым в настоящем издании принципам воспроизведения
  текстов.
   "Ночь в Галиции" В. Хлебникова, "Владимир Маяковский" В. Маяковского,
  "Пропевень о проросля мировой" П. Филонова и произведения Н. Чернявского
  ввиду особой важности изобразительной стороны их издания или практической
  невозможности привести их в соответствие с современными грамматическими
  нормами воспроизведения даются в настоящем томе репринтным способом.
   Настоящее издание состоит из следующих разделов: вступительная статья,
  "Кубофутуристы", "Эгофутуристы", "Мезонин поэзии", ""Центрифуга" и
  "Лирень"", "Творчество", "41?", "Вне групп", "Приложение", "Примечания".
  Порядок расположения шести разделов, представляющих творчество
  футуристических групп, обусловлен хронологической последовательностью
  образования групп и их выступления в печати. При расположении авторов внутри
  этих разделов неизбежна некоторая субъективность: учитывались место,
  занимаемое поэтом в группе, его вклад в футуристическое движение,
  организаторская деятельность. В случае, если поэт участвовал в деятельности
  нескольких групп (А. Крученых, Н. Асеев, С. Третьяков, К. Большаков и др.),
  его произведения включены в раздел группы, где состоялся его футуристический
  дебют. Исключение сделано для С. Боброва, В. Шершеневича и Р. Ивнева,
  опубликовавших свои произведения в эгофутуристическом издательстве
  "Петербургский Глашатай", но сыгравших определяющую роль в "Центрифуге"
  (Бобров) и "Мезонине поэзии" (Шершеневич).
   Произведения каждого автора расположены в хронологическом порядке по
  авторскому указанию даты. При отсутствии авторской датировки дата
  указывается по первой публикации - в этом случае она дается в угловых
  скобках, обозначающих, что произведение написано не позже указанного срока.
   Подборке произведений каждого автора предпослана справка-портрет, целью
  которой является не столько изложение биографических сведений, сколько
  освещение участия данного поэта в футуристическом движении. Тем более не
  входит в задачи издания изложение жизненного пути авторов, чье поэтическое
  творчество либо имело эпизодический характер (В. Шкловский, Р. Якобсон и
  др.), либо в главных своих чертах определилось вне футуризма (Б. Пастернак,
  Г. Шенгели и др.).
   В раздел "Вне групп" включены произведения авторов, не примыкавших к
  конкретным футуристическим группам, но считавших себя футуристами, либо
  поэтов, чье творчество близко поэтике футуризма. Раздел не исчерпывает
  списка авторов, которых можно в него включить.
   В раздел "Приложение" вошли основные манифесты и декларации
  футуристических групп. Порядок расположения текстов соответствует
  поэтическому разделу.
   Примечаниям к текстам предшествует список условных сокращений названий
  индивидуальных и коллективных футуристических сборников и других изданий, в
  которых принимали участие футуристы, а также критических работ и мемуарных
  книг, выдержки из которых приводятся в примечаниях.
   Примечание к отдельному произведению начинается со сведений о его
  первой публикации; затем, после тире, указаны последующие издания,
  отразившие эволюцию текста; указание лишь одного источника означает, что в
  дальнейшем текст не публиковался или не подвергался изменениям. В случае,
  если текст печатается не по первой публикации, указание на источник
  публикации предваряется пометой: "Печ. по". В историко-литературном
  комментарии даются сведения о творческой истории произведения, приводятся
  отзывы критиков и мемуаристов. Завершает примечание реальный комментарий,
  раскрывающий значение отдельных понятий и слов, а также имен собственных,
  встречающихся в тексте.
   В примечаниях учтены и частично использованы комментарии к разным
  изданиям поэтов-футуристов, выполненные Р. Вальбе, В. Григорьевым, Т.
  Грицем, Р. Дугановым, Е. Ковтуном, В. Марковым, М. Марцадури, П. Нерлером,
  Т. Никольской, А. Парнисом, Е. Пастернаком, К. Поливановым, С. Сигеем, Н.
  Степановым, А. Урбаном, Н. Харджиевым, Б. Янгфельдтом.
  
   Список условных сокращений, принятых в примечаниях
  
   БнВ - Бей! но выслушай: VI альманах эго-фугуристов. СПб.: Петербургский
  Глашатай, 1913
   Всегдай - Всегдай: Эгофутуристы. VII. СПб.: Петербургский Глашатай,
  1913
   ДА - Дары Адонису: Эдиции Ассоциации Эго-футуристов. IV. СПб.:
  Петербургский Глашатай, 1913
   Руконог - Руконог. М.: Центрифуга, 1914
   РЧ - Развороченные черепа: Эгофутуристы: IX. СПб.: Петербургский
  Глашатай, 1913
   Эшафот - Игнатьев И. Эшафот: Эго-футуры. СПб.: Петербургский Глашатай,
  1914 [1913]
  
   Иван Игнатьев
  
   220. ДА - Эшафот, с вар. В. Брюсов отмечал, что это ст-ние трудно
  "принять", однако признавал, что "все же в известной экспрессивности ему
  нельзя отказать" (Брюсов. С. 390). Гнедов Василиск (Василий Иванович;
  1890-1978) - поэт-эгофутурист (см. NoNo 251-282). Вечный Гид - аллюзия на
  Вечного Жида (Агасфера), еврея-скитальца, согласно легенде, осужденного
  Богом на вечную жизнь и скитания за то, что не дал Иисусу Христу отдохнуть
  (или даже ударил Его) на пути на Голгофу,
   221. ДА - Эшафот, без загл. и поев. В. Брюсов писал, что в этом ст-нии
  Игнатьев, "несмотря на несколько темное слово "узой", <...> далеко не
  достигает энергии прекрасного стихотворения на ту же тему Ф. Сологуба: "Я
  Бог таинственного мира..."" (Брюсов. С. 387). Бухов Аркадий Сергеевич
  (1889-1937) - писатель-юморист и сатирик. Ходим путьми василисковыми. Ср.
  псевдоним Гнедова - Василиск; также василиск (лат. basiliscus) - мифический
  чудовищный змей, "царь змей".
   222. БнВ. В. Шершеневич вспоминал: "Шум вокруг имени Игнатьева поднялся
  совершенно неожиданно. В одной из поэм Игнатьев одобрительно отозвался о
  библейском Онане и об его занятиях. Критика возмутилась и протащила по
  страницам всех заметок имя Игнатьева. С этого момента Игнатьева узнала
  широкая публика" (Шершеневич. С. 496). Критик Львов-Рогачевский считал, что
  появление произведения, воспевающего "прелести так называемого тайного
  порока", "было в русской поэзии ново, но и... омерзительно"
  (Львов-Рогачевский. С. 30). Оман - библейский персонаж, умервщленный Богом
  за отказ дать свое семя жене умершего брата ("изливал... на землю") (Бытие;
  38, 4-10); от его имени образовано слово "онанизм".
   223. Всегдай.
   224. РЧ.
   225. РЧ.
   226. РЧ - Эшафот, с авторским примеч.: "P. S. Opus: - 45 написан
  исключительно для взирания, слушать и говорить его нельзя".
   227. Эшафот.
   228. Эшафот.
   229. Эшафот. Мейерхольд В. Э. - см. примеч. 114.
   230. Руконог.
   231. Руконог.
   232. Руконог. Иисус Навин - согласно Ветхому Завету, помощник и
  преемник Моисея; с его именем связывается ряд чудес, в том числе остановка
  солнца и луны.
   233. БнВ.
   234. Руконог. Ст-ниям, опубликованным в "Руконоге" (NoNo 230-232, 234),
  было предпослано следующее редакторское примеч.: "Печатаемые ниже четыре
  стихотворения - пока все, что нам удалось добыть из наследия покойного
  Игнатьева. Первые два были нам присланы для этого сборника самим поэтом в
  ноябре месяце прошлого года, два других извлечены из бумаг покойного П.
  Широковым. Последнее стихотворение, быть может, несколько разъяснит, что
  заставило И. В. Игнатьева покинуть нас так неожиданно. - В начале января нам
  пришлось получить от него письмо, где он выражал надежду, что в будущем
  "Петербургский Глашатай" окрепнет и разовьется, однако дело его явно падало.
  Это и, вероятно, чисто личные причины сделали невозможной жизнь. Мы ждали от
  Игнатьева очень многого, мы верим, что если бы он продолжал свою
  деятельность, мы были бы избавлены от многих нелепостей, процветших теперь
  на покинутой им ниве. - Мы можем лишь пожелать, чтобы другой мир принес
  поэту меньше горя и обиды; чтобы, алчущий правды поэзии, там обрел бы он
  животворный ее источник" (Руконог. С. 4).

Оценка: 8.00*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru