Хомяков Алексей Степанович
Хомяков А. С.: биобиблиографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.35*7  Ваша оценка:


   ХОМЯКОВ, Алексей Степанович [1(13).V.1804, Москва -- 23.IX(5.Х).1860, с. Ивановское, ныне Данковского р-на Липецкой обл.; похоронен в Москве] -- поэт, философ, публицист. Родился в старинной дворянской семье, где получил блестящее домашнее образование (русскую словесность одно время преподавал ему А. А. Жандр, известный писатель и друг А. С. Грибоедова). В 1821 г. X. держит при Московском университете экзамен на степень кандидата математических наук. Он сближается с бр. Веневитиновыми и входит в созданный ими кружок университетской молодежи, тяготевшей к немецкой идеалистической философии (кружок "любомудров"). В это же время у X. возникают и литературные интересы: он пишет стихи, работает над исторической поэмой "Вадим", оставшейся незавершенной, переводит античных авторов (Вергилия, Горация и др.). В 1821 г. впервые выступил в печати, опубликовав в "Трудах Общества любителей российской словесности" перевод сочинения Тацита "О нравах и положении Германии".
   В 1822 г. X. определяется на военную службу в Астраханский кирасирский полк, через год переводится в конную гвардию в Петербург, где устанавливает знакомства с литераторами-декабристами и даже печатает в "Полярной звезде" К. Ф. Рылеева и А. А. Бестужева стихотворения "Бессмертие вождя" (1824) и "Желание покоя" (1825). Политические идеи декабризма оказались ему, однако, чуждыми. В 1825 г. он оставляет службу и уезжает за границу, где занимается живописью и пишет историческую драму "Ермак" (прочитана X. по возвращении в Москву в доме Веневитиновых в 1826 г., поставлена на сцене в 1829 г., отд. изд. в 1832 г.). X. принимает участие в русско-турецкой войне (1828--1829), после окончания которой выходит в отставку и занимается хозяйством в своих имениях. Литературная деятельность X. в эти годы не прекращается. Он активно сотрудничает в "Московском вестнике", "Телескопе", "Московском наблюдателе" и др. журналах. Его стихи отметил в предисловии к "Путешествию в Арзрум" А. С. Пушкин (Полн. собр. соч.-- М., 1957.-- Т. VI.-- С. 639). В 1832 г. X. завершает историческую драму "Дмитрий Самозванец" (опубл. в 1833 г.), сочувственно встреченную критикой.
   В конце 30 гг. политическая активность X. падает. Он начинает выступать с пропагандой славянофильских идей, которые, впрочем, были заметны уже в некоторых ранних его стихотворениях ("Орел", 1832; "Мечта", 1834, и др.). Основные положения славянофильской доктрины впервые были изложены X. в статье "О старом и новом" (1839), не предназначавшейся для печати и прочитанной на одном из вечеров И. В. Киреевского. С тех пор в журнале "Москвитянин", "Московских сборниках", позднее в "Русской беседе", а также в салонах А. П. Елагиной, Свербеевых и Аксаковых X.. с неутомимой энергией отстаивает свои взгляды и получает широкую известность как блестящий полемист и оратор. В эти годы он усиленно занимается самообразованием, изучает санскрит, греческий, еврейский и нек. др. языки. Круг его научных интересов расширяется. В 1838 г. он приступает к своему основному историческому сочинению -- "Записка о всемирной истории" (ч. 1--2; опубл. в 1871--1873 гг.). Этот обширный труд, представляющий собой обзор всей мировой истории с точки зрения славянофильского учения, остался незаконченным. В нач. 50 гг. X. все больше начинает интересоваться вопросами религии. В трех брошюрах, изданных за границей под общим названием "Несколько слов православного христианина о западных верованиях" (1853--1858), он выступает ярым защитником православия, в котором только и сохранился, по его мнению, истинный христианский дух. Публицистическая и научная деятельность X., начавшаяся в 40 гг., наложила свой отпечаток и на его поэтическую практику, которая свелась в основном к пропаганде все тех же славянофильских идей. И когда в 1844 г. вышел первый и единственный его прижизненный сборник "24 стихотворения", В. Г. Белинский выступил с резкой рецензией, отметив у автора лишь способность "слагать громкие слова в фразистые стопы" (Полн. собр. соч.-- М., 1955.-- Т. VIII.-- С. 473).
   При несомненной цельности мировоззрения X. его общественно-политические взгляды отличались известной противоречивостью. Сторонник самодержавной власти, он выступил за созыв Земского собора и проведение ряда либеральных реформ (свободное выражение общественного мнения, отмена смертной казни, учреждение открытого суда с участием присяжных заседателей и т. п.). X. требовал уничтожения крепостного права, но в то же время предлагал сохранить основы дворянского землевладения. Исторические построения X. были непосредственно связаны с его политической программой. Основываясь на учении Шеллинга о "народном духе", он развивал мысль о противоположности коренных начал России и Западной Европы. Русская община представлялась ему союзом людей, основанном на православии, на "внутреннем законе", т. е. взаимном согласии между государством и народом, отсутствии классового антагонизма и сословной вражды. Западноевропейские государства, с их "кровавыми переворотами", т. е. революциями, основаны, по мнению X., на "внешнем законе", т. е. на насилии, рационализме, подчинении церкви государству. С социально-политическими идеями были тесно связаны философские концепции X. В своих сочинениях "По поводу отрывков, найденных в бумагах И. В. Киреевского" (1857),
   "О современных явлениях в области философии" (1859) и "Второе философское письмо к Ю. Ф. Самарину" (1860) X. писал о кризисе европейской философии, выросшей на основе рационалистических вероучений католицизма и протестантизма. Истинная философия, по мнению X., может быть создана лишь на основе православия. Путь к постижению истины открывает не разум, а вера, в которой X. усматривал силу развития всего человечества.
   Основная проблема критики X.-- "восстановление наших частных умственных сил" путем оживления традиции, соединения с стародавнею и все-таки нам современною русскою жизнью" ("О возможности русской художественной школы", 1847). Отмечая в современной ему литературе преобладание "отрицательного" отношения к действительности, X. видел причину этого явления в отрыве литературы от народной почвы, в преклонении перед жизнью и культурой Западной Европы. Основоположником "положительного" направления он считал С. Т. Аксакова. X. отрицательно относился к теории "чистого искусства", характеризуя ее как "одностороннее явление германской эстетики".
   Первые поэтические опыты X. были выдержаны в романтическом стиле. Основная тема его ранней лирики, во многом близкой лирике Д. В. Веневитинова и С. П. Шевырева,-- постижение поэтом внутреннего единства природы и духа, стремление к пантеистическому слиянию с миром ("К заре", "Молодость", 1827; "Вдохновение", 1828; "Стансы", 1829, и др.). Одна из значительных тем ранней лирики X.-- тема о сущности и назначении поэзии. Поэт в стихах X. выступает посредником между человеком и природой. Человек стремится понять "тайный глас природы" и слиться духом с мировой душой ("Сон", 1826). Философская по своему содержанию, ранняя лирика X. лишена гражданского, обличительного пафоса.
   С 30 гг. в поэзии X. начинают преобладать историко-публицистические мотивы, трактуемые в духе славянофильства. В ряде стихотворений он выступает за сближение славянских народов под эгидой русского самодержавия ("Прощание с Адрианополем", 1830; "Орел", нач. 30 гг.; "Гордись!", 1839, и др.). В лирике X. 30--40 гг. отразилась и оппозиционность славянофилов существующему строю, их критика цензурно-полицейского гнета. Он прославляет свободу слова и духа ("Навуходоносор", 1849), обличает рабство и угнетение. В этом отношении особенно характерно его стихотворение "России" (1854), имевшее большой успех в прогрессивных кругах общества и распространявшееся в многочисленных списках. X. стремился преодолеть стиховые каноны легкой, салонной поэзии. Его лирике, насыщенной философским содержанием, свойственна декламационная- патетика, тяготение к архаическому словарю.
  
   Соч.: 24 стихотворения.-- М., 1844; Полн. собр. соч.: В 8 т.-- М., 1900--1904; Стихотворения.-- Прага. 1934; Стихотворения и драмы / Вступ. ст. Б. Ф. Егорова.-- Л., 1969; О возможности русской художественной школы // Русская эстетика и критика 40--50-х годов XIX века.-- М., 1982. Лит.: Белинский В. Г. Русская литература в 1844 году// Полн. собр. соч.-- М., 1955.-- Т. VIII.-- С. 461--474; Он же. Совет "Москвитянину" // Там же.-- Т. IX.-- С. 306--307; Лясковский В. Н. А. С. Хомяков; Его биография и его учение.-- М., 1897; Бердяев Н. А. А. С. Хомяков.-- М., 1912; Языков Д. Д. А. С. Хомяков: Его жизнь и литературная деятельность.-- М., 1904; Бухштаб Б. Я. Поэты сороковых годов // История русской литературы.-- М.; Л.. 1955.-- Т. VII.-- С. 682--687; Гуковский Г. А. Пушкин и проблемы реалистического стиля.-- М., 1957.-- С. 68--70; Маймин Е. А. Хомяков как поэт // Пушкинский сборник.-- Псков, 1968.-- С. 69--114; Кулешов В. И. Славянофилы и русская литература.-- М., 1976; Литературные взгляды и творчество славянофилов.-- М., 1978; Янковский Ю. Патриархально-дворянская утопия.-- М., 1981; Кошелев В. А. Эстетические и литературные воззрения русских славянофилов (1840--1850-е годы).-- Л., 1984.

А. И. Баландин

  
   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 2. М--Я. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
  

Оценка: 6.35*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru