Фиолетов Анатолий Васильевич
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Переменность ("Лилии стройной и бледной...")
    Клич к совам ("Среди разных принцев и поэтов...")
    Осень (Больное) ("Сегодня стулья глядят странно и печально...")
    Апрель городской ("Апрель, полупьяный от запахов марта...")


Анатолий Фиолетов
                                  (?-1918)

                               Стихотворения

----------------------------------------------------------------------------
     Поэзия русского футуризма / Cост. и подгот. текста В. Н. Альфонсова и
     С. Р. Красицкого, персональные справки-портреты и примеч. С. Р. Красицкого
----------------------------------------------------------------------------

                                 СОДЕРЖАНИЕ

     451. Переменность ("Лилии стройной и бледной...")
     452. Клич к совам ("Среди разных принцев и поэтов...")
     453. Осень (Больное) ("Сегодня стулья глядят странно и печально...")
     454. Апрель городской ("Апрель, полупьяный от запахов марта...")

     Анатолий  Васильевич  Фиолетов  (Шор)  входил в одесскую группу поэтов,
издавшую четыре альманаха - "Шелковые фонари" (1914, без участия Фиолетова),
"Авто  в  облаках"  (1915),  "Седьмое  покрывало"  (1916) и "Чудо в пустыне"
(1917).   Состав   участников   менялся,  и  под  одной  обложкой  оказались
произведения  авторов разной литературной ориентации (среди них - начинающий
Э.  Багрицкий).  Кроме  одесских  поэтов,  в альманахах печатались столичные
"знаменитости" - В. Шершеневич, С. Третьяков и В. Маяковский.
     Из   местных   литераторов   наибольшее   футуристическое  (а  точнее -
эгофутуристическое)  влияние  испытал Фиолетов. О его жизненном и творческом
пути  известно  немного.  Он  автор  единственной  книги  -  "Зеленые агаты"
(Одесса,  1914). После революции Фиолетов работал в одесском угрозыске и был
убит.  Известность  его  как  поэта  почти  не  вышла  за  пределы  близкого
окружения.  Его  друг  поэт  С.  Бобович  писал  о  поэзии Фиолетова: "В его
наивных,   немного   детских,   немного   ироничных   стихах   такая  бездна
художественной   утонченности,  такая  гармоничная  волна  хорошего  вкуса и
благородного чутья, такая чарующая доброта..." {1}

     1.  Цит.  по:  Александров Р., Голубовский Е. Поэт Анатолий Фиолетов //
Альманах библиофила. М., 1980. Вып. 9. С. 239.


                             451. ПЕРЕМЕННОСТЬ

                          Лилии стройной и бледной
                            Быть приказал ярко-черной,
                              Деве с улыбкой победной
                                Стать проституткой позорной.
                                  Звездам сказал: "Не сияйте",
                                Свет погасите в ночах,
                              Людям сиянье не дайте -
                            Будет звездою им Страх...
                          И изменивши узорность
                            Этой презренной земли,
                              Я удалился в Нагорность,
                                Стал недоступным вдали.
                                  Я себя сделал единым,
                                    Вечным и смелым Царем.
                                  Полные ужасом длинным,
                                Люди сказали: "Умрем"!..
                          Я же остался, и буду,
                            Буду Грядущего страж.
                              Мир этот мерзкий забуду
                                Он, как туманный Мираж.
                                  И воссоздавши другое,
                                Новый невиданный мир,
                              Солнце Я дам золотое,
                            Светлый, небесный кумир.
                          Солнцем поставлю кровавый,
                             Яркий, загадочный Мак.
                               Будет он символом Славы,
                                 Тем, кто развеяли Мрак.

                          <1914>


                             452. КЛИЧ К СОВАМ

                       Среди разных принцев и поэтов
                          Я - Анатолий Фиолетов -
                       Глашатай Солнечных Рассветов...
                          Мой гордый знак - Грядущим жить,
                       Из Ваз Небесных Радость пить.
                          Придите все ко мне, чтоб видеть,
                       Чтоб видеть Смысл Красоты.
                          Я буду звонко ненавидеть
                             Всех, кто покинул Храм Мечты.
                       И речь мою услышав, все вы
                          Поймете, что ведь жизнь Сон,
                       А вы, а вы замкнуты в хлевы,
                          Где темнота и нет Окон.
                       О, знайте, что в Грядущем - Радость.
                          И ждать Рассвет - вот это сладость.
                       И оттого Я говорю -
                          Все поклоняйтесь фонарю,
                       Горящему в туманных Снах,
                          В небесных, солнечных Веснах...
                       . . . . . . . . . . . . . . .
                       Грядущим жить Я призываю,
                          Грядущим, где мерцает Рок.
                       И вам, Безликим, повторяю -
                          Я - Фиолетов, Я - Пророк...

                       <1914>


                                 453. ОСЕНЬ
                                 (Больное)

                 Сегодня стулья глядят странно и печально,
                 И мозговым полушариям тоже странно -
                 В них постукивают молоточки нахально,
                 Как упорная нога часов над диваном.

                 Но вдруг, вы понимаете, мне стало забавно:
                 Поверьте, у меня голова ходит кругом!..
                 Ах, я вспомнил, как совсем недавно
                 Простился с лучшим незабываемым другом.

                 Я подарил ему половую тряпку.
                 Очень польщенный, он протянул мне свой хвостик
                 И, приподнявши паутиновую шляпку,
                 Произнес экспромтно миниатюрный тостик.

                 Он сказал: "Знаешь, мой милый, я уезжаю,
                 Закономерно, что ты со мной расстаешься"...
                 Но, тонкий как палец, понял, что я рыдаю
                 И шепнул нахмуренно: "Чего ты смеешься?"

                 Ах, бледнеющему сердцу безмерно больно,
                 И черное небо нависло слишком низко...
                 Но, знаете, я вспомнил, я вспомнил невольно -
                 Гляньте на тротуары, как там грязно и слизко.

                 <1915>


                           454. АПРЕЛЬ ГОРОДСКОЙ

                    Апрель, полупьяный от запахов марта,
                    Надевши атласный тюльпановый смоконг,
                    Пришел в драпированный копотью город.
                    Брюнетки вороны с осанкою лорда
                    Шептались сурово: "Ах choking , ax choking!
                    Вульгарен наряд у румяного франта".

                    Но красное утро смеялось так звонко,
                    Так шумно Весна танцевала фурлану,
                    Что хрупкий плевок, побледневший и тонкий,
                    Внезапно воскликнул: "Я еду в Тоскану"!

                    И даже у неба глаза засинели,
                    И солнце, как встарь, целовалось с землею,
                    А тихие в белых передниках тучки
                    Бродили, держась благонравно за ручки,
                    И мирно болтали сестричка с сестрою:
                    "Весна слишком явно флиртует с Апрелем".

                    Когда же заря утомленно снимала
                    Лиловое платье, истомно зевая,
                    Весна в переулках Апрелю шептала:
                    "Мой милый, не бойся угрозного мая".

                    Но дни, умирая от знойного хмеля,
                    Медлительно таяли в улицах бурых,
                    Где солнце сверкало клинками из стали...
                    А в пряные ночи уже зацветали
                    Гирлянды жасминов - детей белокурых
                    Весны светлоглазой и франта Апреля.

                    <1915>

                                 ПРИМЕЧАНИЯ

     Настоящее издание впервые представляет под одной обложкой  произведения
практически  всех  поэтов,  входивших  в  футуристические  группы,  а  также
некоторых  поэтов,  работавших  в  русле  футуризма.  Большинство   текстов,
опубликованных в малотиражных и труднодоступных изданиях, впервые вводится в
научный обиход. Естественно, при составлении и подготовке текстов возник ряд
сложных проблем, обусловленных характером  материала.  Русский  литературный
футуризм - явление  чрезвычайно  разнородное  в  идейно-эстетическом  плане.
Кроме наличия в футуризме нескольких групп, весьма существенно  отличавшихся
друг от друга, внутри самих этих групп в большинстве случаев не  наблюдалось
единства, а совместная деятельность поэтов часто носила случайный характер.
     В книгу включены произведения,  опубликованные  в  1910-1922  годах,  -
именно  этими  датами  можно  определить   период   существования   русского
литературного футуризма (в 1910 году вышли первые футуристические  альманахи
"Студия импрессионистов" и "Садок судей", 1922-й - год смерти В. Хлебникова,
прекращения существования последней футуристической  группы  "Центрифуга"  и
рождения Лефа). Исключением являются некоторые стихотворения И. Северяниным,
поэта,  первым  из  футуристов  вошедшего  в  большую   литературу,   первым
употребившего в русской литературной практике термин "футуризм" и чье раннее
творчество уже обладает ярко выраженными  чертами  футуризма  северянинского
типа,  а  также  несколько  произведений  В.  Хлебникова  и  И.   Зданевича,
датированных 1922 годом, но опубликованных в 1923 году.
     Главный вопрос,  который  пришлось  решать  при  подготовке  текстов  к
публикации, - вопрос текстологический.
     Составители сборника руководствовались стремлением представить  русскую
футуристическую  поэзию  в  первозданном  виде,  такой,   какой   ее   знали
читатели-современники.  Произведения  даются  по  первой   публикации,   без
позднейшей  правки   (для   большинства   произведений,   ввиду   отсутствия
переизданий, первая публикация и  является  каноническим  текстом).  Однако,
учитывая специфику многих футуристических изданий, приходится признать,  что
в полной мере  задача  воспроизвести  "живой"  футуризм  невыполнима  и  ряд
существенных  потерь  неизбежен.  Так,  литографические  книги,  где  тексты
давались в рукописном виде и  поэзия  сочеталась  с  живописью,  адекватному
переводу на типографский шрифт, естественно, не поддаются. Поэтому  пришлось
отказаться от  включения  в  настоящий  том  некоторых  произведений  или  в
некоторых, исключительных, случаях, давать  вторые  публикации  (большинство
стихотворений Божидара, отдельные произведения Н. Асеева).
     Орфография текстов приближена  к  современным  нормам  (учтены  реформы
алфавита и грамматики), но разрешить проблему орфографии в  полной  мере  не
предоставляется возможным. Кубофутуристы и поэты группы "41?"  декларировали
нарушение грамматических норм как один из творческих  принципов.  Случалось,
что они приветствовали и типографские опечатки.  В  произведениях  "крайних"
(А. Крученых,  И.  Терентьев)  отказ  от  правил  имеет  такой  очевидный  и
демонстративный  характер,  что  любая  редакторская  правка   оборачивается
нарушением авторского текста. Но и во многих других случаях  (В.  Хлебников,
Д. Бурлюк  и  др.)  практически  невозможно  дифференцировать  намеренные  и
случайные  ошибки,  уверенно  исправить  опечатки.  Поэтому  за  исключением
правки,  обусловленной  реформами   последующего   времени,   орфография   в
произведениях кубофутуристов и поэтов группы "41?" сохраняется  в  авторском
(издательском)  варианте.  Очевидные  орфографические  ошибки   и   опечатки
исправляются, за отдельными исключениями, в текстах поэтов других групп,  не
выдвигавших принципа "разрушения грамматики".
     Что касается пунктуации, то она во всех случаях сохраняется без правок,
соответствует  принятым  в  настоящем  издании   принципам   воспроизведения
текстов.
     "Ночь в Галиции" В. Хлебникова, "Владимир Маяковский"  В.  Маяковского,
"Пропевень о проросля мировой" П. Филонова  и  произведения  Н.  Чернявского
ввиду особой важности изобразительной стороны их  издания  или  практической
невозможности привести их  в  соответствие  с  современными  грамматическими
нормами воспроизведения даются в настоящем томе репринтным способом.
     Настоящее издание состоит из следующих разделов: вступительная  статья,
"Кубофутуристы",   "Эгофутуристы",   "Мезонин   поэзии",   ""Центрифуга"   и
"Лирень"", "Творчество", "41?",  "Вне  групп",  "Приложение",  "Примечания".
Порядок   расположения    шести    разделов,    представляющих    творчество
футуристических  групп,   обусловлен   хронологической   последовательностью
образования групп и их выступления в печати. При расположении авторов внутри
этих  разделов  неизбежна  некоторая  субъективность:   учитывались   место,
занимаемое  поэтом  в  группе,  его  вклад   в   футуристическое   движение,
организаторская деятельность. В случае, если поэт участвовал в  деятельности
нескольких групп (А. Крученых, Н. Асеев, С. Третьяков, К. Большаков и  др.),
его произведения включены в раздел группы, где состоялся его футуристический
дебют. Исключение сделано для  С.  Боброва,  В.  Шершеневича  и  Р.  Ивнева,
опубликовавших   свои   произведения   в   эгофутуристическом   издательстве
"Петербургский Глашатай", но  сыгравших  определяющую  роль  в  "Центрифуге"
(Бобров) и "Мезонине поэзии" (Шершеневич).
     Произведения каждого автора расположены в  хронологическом  порядке  по
авторскому  указанию  даты.  При   отсутствии   авторской   датировки   дата
указывается по первой публикации -  в  этом  случае  она  дается  в  угловых
скобках, обозначающих, что произведение написано не позже указанного срока.
     Подборке произведений каждого автора предпослана справка-портрет, целью
которой является  не  столько  изложение  биографических  сведений,  сколько
освещение участия данного поэта в футуристическом  движении.  Тем  более  не
входит в задачи издания изложение жизненного пути авторов,  чье  поэтическое
творчество либо имело эпизодический характер (В.  Шкловский,  Р.  Якобсон  и
др.), либо в главных своих чертах определилось вне футуризма (Б.  Пастернак,
Г. Шенгели и др.).
     В раздел "Вне групп" включены произведения авторов,  не  примыкавших  к
конкретным футуристическим группам,  но  считавших  себя  футуристами,  либо
поэтов, чье творчество  близко  поэтике  футуризма.  Раздел  не  исчерпывает
списка авторов, которых можно в него включить.
     В  раздел  "Приложение"   вошли   основные   манифесты   и   декларации
футуристических   групп.   Порядок   расположения   текстов    соответствует
поэтическому разделу.
     Примечаниям к текстам предшествует список условных сокращений  названий
индивидуальных и коллективных футуристических сборников и других изданий,  в
которых принимали участие футуристы, а также критических работ  и  мемуарных
книг, выдержки из которых приводятся в примечаниях.
     Примечание к отдельному  произведению  начинается  со  сведений  о  его
первой  публикации;  затем,  после  тире,   указаны   последующие   издания,
отразившие эволюцию текста; указание лишь одного источника означает,  что  в
дальнейшем текст не публиковался или не подвергался  изменениям.  В  случае,
если  текст  печатается  не  по  первой  публикации,  указание  на  источник
публикации  предваряется  пометой:  "Печ.   по".   В   историко-литературном
комментарии даются сведения о творческой  истории  произведения,  приводятся
отзывы критиков и мемуаристов. Завершает  примечание  реальный  комментарий,
раскрывающий значение отдельных понятий и слов, а  также  имен  собственных,
встречающихся в тексте.
     В примечаниях учтены  и  частично  использованы  комментарии  к  разным
изданиям  поэтов-футуристов,  выполненные  Р.  Вальбе,  В.  Григорьевым,  Т.
Грицем, Р. Дугановым, Е. Ковтуном, В. Марковым, М. Марцадури,  П.  Нерлером,
Т. Никольской, А. Парнисом, Е. Пастернаком, К. Поливановым,  С.  Сигеем,  Н.
Степановым, А. Урбаном, Н. Харджиевым, Б. Янгфельдтом.

             Список условных сокращений, принятых в примечаниях

     АвО - Авто в облаках. Одесса, 1915
     ЗА - Фиолетов А. Зеленые агаты: Поэзы. Одесса: Издательство С.  Силвер,
1914

                             Анатолий Фиолетов

     451. ЗА. Нагорность - неологизм,  образованный  от  названия  проповеди
Иисуса Христа ("Нагорная").
     452. ЗА.
     453. АвО.
     454. АвО. Choking (англ.) -  задыхающийся,  прерывающийся;  повидимому,
ошибочно употреблено вместо слова  "shoking"  (потрясающий,  возмутительный,
неприличный). Фурлана (итал. forlana) - итальянский народный танец в быстром
темпе. Тоскана - область в Италии.

Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru