Филонов Павел Николаевич
Пропевень о проросли мировой

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


ПАВЕЛ ФИЛОНОВ

(1883--1941)

   Поэзия русского футуризма / Cост. и подгот. текста В. Н. Альфонсова и С. Р. Красицкого, персональные справки-портреты и примеч. С. Р. Красицкого
   СПб., Академический проект, 1999.
  
   "От Филонова, как писателя, я жду хороших вещей..." -- писал в связи с выходом в свет книги "Пропевень о проросли мировой" ([Пг., 1915]) В. Хлебников1. Однако книга эта оказалась единственной поэтической публикацией Павла Николаевича Филонова, одного из крупнейших живописцев русского авангарда (он писал еще теоретические трактаты о принципах аналитического искусства). Филонов принимал активное участие в деятельности кубофутуристов. Он иллюстрировал "Изборник стихов. 1907--1914 гг." Хлебникова (Пг. 1914), делал рисунки для сборника "Рыкающий Парнас" (СПб., 1914), создал декорации, а также эскизы костюмов для постановки в декабре 1913 года трагедии "Владимир Маяковский". И хотя контакты Филонова с будетлянами не имели устойчивого характера (в 1914 году в письме к М. Матюшину он резко отзывался о деятельности Бурлюков и считал их относящимися "не к новому искусству, а к эксплуатации нового искусства"2), "Пропевень" является одним из самых
ярких и показательных кубофутуристических произведений.
  
   1. Хлебников В. Неизданные произведения. М., 1940. С. 378.
   2. Цит. по: Мислер Н., Боулт Дж. Э. Филонов: Аналитическое искусство. М., 1990. С. 60.

177--178. ПРОПЕВЕНЬ О ПРОРОСЛИ МИРОВОЙ

 []

ПРОПѢВЕНЬ О ПРОРОСЛИ МІРОВОЙ

I.

Пѣсня о Ванькѣ Ключникѣ.

             Запѣвало;
                       матерѣла пѣнно-кружлива ногами снѣгиня
                       желальна танца протанцеваньемъ неуловливым
                       въ оранжереѣ балеринъ
                       жеребую мѣту немного жутью любимою вѣнчить
  
             Подголосокъ:
                       чарнтѣлъ чар инотьмою озарятель темью бросн
                       разцвѣтатель адово смолой
                       первью головной проваленъ въ смрадный ротъ
                       что хатронѣмо жретъ
  
             Ванька Ключникъ:
                       повороченъ въ смѣлость профиля любынѣ жонъ
                       оцалованъ тайнобраньемъ живобого
                       Евой подъ деревомъ знанья смертнымъ безумьемъ цѣлованъ
                       по зарям зарям разсвѣтнымъ
                       Богоборно двоенѣжнъ умучень
                       Богоравьемъ дѣвъ умученъ въ нѣжави любавной
                       молочное мясо нѣжное бровей выведень ровноокій
                       икс-лучи ткнули нетлѣнно
                       въ дѣвню кооть рыбья зуба
                       пьянъ очми до дна устами вбитыми рыданъ и хороненъ
  

Тлѣни

  
                       забрачье расторжили
                       завели жральну проклянь гаду мора вь рабь
                       рябо рыбу мѣнъ стрявъ
                       тихо-жизнь моря став старинны
                       мертвен съѣда человѣковъ
  
             Говорителъ:
                       чрез жим зубами юно яро-красный
                       вижу ходъ единорога тяжко проломный
                       Грузъ тѣло хрясомъ тяжелитъ
                       Боли проѣли
                       травлено ревомъ мѣднымъ
                       нутро ребрами шкуру огорѣлую рѣжет коряво
                       Орыданья вѣръ старинныхъ гдѣ моря хоронены
                       Мертвецы живлены женскою грудью дойною
                       дайте шаръ я сыграю луну по борту въ уголъ
  
             Провокаторъ съ проплеванным лицомъ:
                       цензоръ неба дрёмая ржа
                       кованьемъ перештопана въ свинью
                       плѣшь медомъ бѣдная командором давлена въ драмѣ
  
             Истлѣвшій командоръ:
                       старая глыбь стала сурово земному лицу
                       нѣжный мой прахъ протухъ
                       корни провили грудь.
                       вымя став травѣ
                       вязанъ костями въ глубь
                       тонью травъ надземье пробилъ
                       стар суров прадѣдовъ склепъ
                       сна проява свинцомъ ляпана
                       мірявая давнь вѣръ живонѣма
                       два пятака на открытыкъ глазахъ
                       образ на лбу
                       чудотворит въ гробу
                       Мнѣ
                       правлю правое налѣво я раздавилъ парня въ бѣлый
                       день скромно мною плюнули я ржалъ по вешнему
                       стирая штаны жены моей нынѣ сяду безмѣрною
                       давью въ лицо смрадно продавлю на восемьдесятъ
                       колѣнъ въ вѣчность
  
             Ванька Ключникъ:
                       я принесъ нѣжности маленько ее можно поливать рас-
                       пустится цвѣтокъ я принесъ прямые глаза тебѣ ихъ дам
                       сам я стану слѣпъ по міру пойду корову отдамъ ста-
                       ринный мечъ подарю и поцѣлуи матери моей немногіе
                       возьми покорно я покорюсь сморщеной кожей струпьями
                       покроюсь по всей вашей волѣ чужа душа мнѣ нутром
                       голоса мстя жаждешь крови розовои раздàвои смертнои
                       лишая жизни убивая не уничтожишь сдѣлавъ трупом
                       мою черную смерть дай проѣхать мнѣ въ лунѣ
                       дѣвни хоры на-моль бравъ явью брови стройно брав
                       станомъ прямотонокъ юнолик ребенок бранно милъ сѣдѣ
                       бородъ взглядъ морей водоворот прожигаю дѣвью плоть
                       наизусть и невзначай неуклонно отвѣчая вѣрною рукою
                       смѣло на любовь и на удары подносителя смертнои
                       отравы взъѣду на луну обниму раздѣленъ на ложѣ
                       просвѣтлѣно лико увѣнчавъ она бремем тяжела нѣжную
                       дорогу вывѣритъ бабьему богу
                       чаром гляда мертвыи Авель оживаетъ на лунѣ обернутъ
                       косматною шкурои
                       Каина руку тяжкую жметъ безалобно ему вѣря онъ лежа
                       Бога молит чернилам гром ополчить Картины выводитъ
                       многомѣрныя неохватныя Миколѣ Можаискому Ченсто-
                       ховскои Богородицѣ растертъ провиваетъ встает попъ-
                       рыжъ клятвой мать проклятьемъ хитро со всего міра
                       туман влѣзъ въ ротъ
  
             Старый князь:
                       Запѣватель громыхая заклинанно млѣй трону подпора
                       медовый корзнелъ князьямъ казнями ряжен лжепрори-
                       цаньями темными
                       Заголенъ багрово-нестыдливъ огромный рѣзникъ онъ
                       лежа нѣмо-босъ пустому духом Боже молить уже продалъ
                       вѣчную душу, а Баварскій король ляагаетъ зубовно-
                       гнилъ измѣнвицу жену полуребенка умертвилъ грозенъ
                       свиньею возсталъ на милую Францію небо ратями крылъ
                       Бога съѣлъ съ косточками Настало цареванье сырожа-
                       бени самоваръ построен до неба сѣли ѣдятъ сладко че-
                       ловѣчину изнутри удаво непобѣдимо взято желѣзохватой
                       хищно двуедин конецъ съѣденъ стало богомъ до газетчика
  
             Княгиня:
                       Ванѣ повѣря омерть приняла мертвую лико мнѣ дѣлили
                       бѣль-груди красно крестом прокляли измѣнно ославно
                       пѣснеи православнои въ устахъ любимыхъ поютъ по
                       ночамъ и старую нѣгу мою со мною хоронятъ душу
                       взяту вновь отдаю моему вѣчному
  
             Старо-нѣмецкій король:
                       возжемте свѣчъ Дьяволу Бойни Желѣзобетонной бранъ
                       плѣнъ рвано раны въ клочья
                       выведена чистая попадень въ мясо
                       сѣяли подъ бороны мѣдныя зубню драконскую чѣм
                       жраву грысть смертно лют волусмердъ гадомъ мохвато
                       проползъ въ молевню Играм мечаво лбѣть уланъ много-
                       борецъ плевомъ мясистъ о крови дѣвьей обнялъ матери
                       горе позоромъ двойню въ мивуту пытая каленымъ,
             Подголосокъ:
                       неболетунъ синевы
                       упавой гибнь грозим
                       хотя мѣрно изголовьемъ пустыремъ равнополосымъ
                       поражатель нѣмогуди
                       вейся вентію лентявои
  
             Княгиня:
                       нѣжно любимъ зем сын чество хранимъ
                       сурова морей нищъ горъ меда земнаго
                       мольбъ жив-дышавы руки овились материны
                       волны берегутъ звѣрь лижетъ птица пѣсню даритъ
                       колѣноземнъ родень жилъ вѣкъ любви стари вѣрнъ вселени
                       съ листиками мурашками открытоспинъ удару рѣжущу
                       пронзени ѣлой
                       догрызть животъ жить чернорабочимъ
  
             Ванька Ключнивъ:
                       а ты со мною убитая?
  
             Княгиня:
                       воть я съ тобой
  
             Командоръ:
                       буду убивать сколько бы не жили
  

 []

  
             Княгиня:
                       буду любить убиваемая всегда
             Командоръ.
                       я проваливаюсь ко всѣмъ чертямъ въ адову сѣру
  
             Провокаторъ съ проплеванымъ лицомъ:
                       хе хи
  
             Княгиня:
                       Ваня! Богь нашъ въ двери дивенъ сѣдъ бѣлъ
                       по веснамъ розовымъ оханье дѣвье бьет въ грудь мятою росной
                       притаимши свѣгами гнѣзда матерей открываютъ въ небѣ Створы
                       тепло землѣ пало
                       въ старомъ саду рай перѳвернулся спину грѣть
                       Настала радость любовная
                       На нѣмецкихъ поляхъ убіенные и убойцы прогнили цвѣтоявомъ
                       скотъ ѣстъ бабы доятъ люди пьютъ живомертвыя дрожжи
                       встаетъ любовь жадная цѣлуетъ кости юношей русскихъ
                       въ черной съѣдени смертной на путяхъ Ивангорода
  
             Ванька-Ключникъ:
                       пушечное объѣданье въ бѣль мозга сорокового
                       жло колес по ступню человѣчьеи грыаью зубочлены тѣлъ
                                           въ земь вбило
                       рваноемом трупни горам живодѣто рядом желѣзнымъ слаборуко
                       рубит яво по коням по суровымъ
                       проявъ мужа мѣдь жадно тяжитъ плевая мѣта
                       раневу под глазами твердогляды встрѣчает троеряд
                       въ клочья подотголос рявом стѣву яру явит
                       орѣжет въ нѣть жовомъ надежно въ высь явит
                       ноги гнѣва по одежѣ вырвано съ костями на вѣкъ
                       роди далекои забыть обнимает кровь красавиц осиро
                       На путяхъ Ивангорода трава палая вбита давлена тяжелью вбивой
                       на путяхъ Ивàнгорода никнутъ онѣми
                       на ставу рѣкъ встало нѣмо горло сжатое пѣсни
                       слова сторонами идут скорбно скорбители рыданы хрясом ломымъ
                       о не намъ пѣть о вѣрѣ въжив-Бога воиновъ широко костныхъ
                       нарывь глыбная хоронитъ хлявь липью льдянистою иметъ
                       ранню утру обнимаетъ душу тягою слѣпо прощупь
                       жрет емъ могалъ ослизло ѣст ихъ головы русекія нео-
                                           цѣно-прекрасныя
   и когда поднимается тѣнь смертная бѣл-росами поля ночи.
                       кроетъ прострѣленным нѣжносурово твердь тѣлъ
                       окрестъ вкрестят свинецъ въ дождь гибели черную хвату невидью
                       сѣятъ надъ протянутои ловомъ
                       вырываютъ въ раи божественно просгыхъ и смѣлыхъ
                       матерямъ женамъ на милои родинѣ подъ овзиромь Бога
                       мѣдь кололовъ вѣковое воетъ ждневыи разъявлень ощеренъ
                       земля ѣжно-черная хлязи стра-брани въ остраньяхъ міра
                       взнесетъ кровью тихою небу
  
             Княгиня.
                       въ пробоень сѣваго камня герцогиня земли давней
                       соловьиную трель водитъ душои человѣчьеи несытои
                       пролеты ключей жувавлиныхъ по ѣлому бредню
                       овиваютъ день неубывыи одвинутъ солнце
                       застоятся небу яловому остно
                       конь понуро вдохнет жар въ ноздри
                       вязанъ коннику ногами под брюхо
                       сѣчен давит наводью въ гриву
                       нѣмь ошаривает тает вьевым стожаром олита руколомом
                                           над изголовьемъ
                       онѣмѣет cмертью томной
  
             Говоритель:
                       хмѣльна жон жестокая добыча
                       камень безполый
                       сѣмя жизни
                       гниль женѣ безплодной
  
             3апѣвало и хоръ:
                       старонеба радоница вѣрен выбор смерти
                       порѣжала раннюю ровень дрожанья
                       горделива красавица
                       тонко колотаго колко радости хоралами
  
             Подголосокъ:
                       тѣло барывя ввѣрила ночи
                       въ быстр-ночи чарователь осторожно ручку тонко-цѣло-
                                           вальную проѣдаеть
                       дама царительннца въ ясное сказанье уронила
                       головушка горячая будь ровенъ.

 []

  

II.

Пропѣвень про красивую преставленицу.

  
             Запѣватель:
                       открывно озвѣзд въ земцентр влюбляньем высоко летуч
                       быстрит голосъ ѣзок продрожь
                       задумчиво бросом жим дыхалъно вдѣт
                       въ олунь авѣздяницу въ зов тайн тѣла царицы
                       въ кровь переливает струями гостя и бредит ложномясом
                       а голубочек ждет прилетит доживет
                       гляд ѣлый ироѣдет глазвицу сахарным песком
                       сны ясноявые ночить по птенчьи
                       о запѣвателемъ вымогает хоранье трубарей
                       а ночь круглѣе колеса валом понынѣ без смѣн продырявленая
                       выѣла прекрасные глааа отрасли щупальцы морозные
                       въ полптич крылит углом пролет голубо
                       о краи видим оломит летѣни лет
  
             Подголосокъ:
                       утопает молчаливъ утопатель
                       отаптывают по глазамъ волнозвѣады ногами стройными
                       въ жижу до похорон рябыхъ тихотъ
                       по рѣченьксѣ поворочено въ окривь смертное желанье
                       по цвѣтным камышам по затону прорябо
                       под-оводу въ струю хрусталеву на полетъ стрекоз
                       сине усмотритъ по каштановым кудрям
                       въ перевивь утыкано кувшинками бѣло
                       ослизл ил рѣчит на берегъ продружь про олюбь
                       что брано от дѣвок ва вѣк до свѣтопреставленья злова
  
             Могильщикъ:
                       въ икотѣ живовторной кольчатые ногачи кунье глѣз-
                       нышко ѣвым ѣдом въѣли опинаются мыедым ясомъ
                       разъядились юдовидами
  
             Огонек заполуночный:
                       огоньком олитым тяжко мя дѣвьи дохи давят по красиво-
                       му дѣтно горынютъ оведут лицу живоживи открывают
                       губы чисто дыхальем озолорят
                       по чердакамъ поднебесным ходят чудеса золотисто о девяносто
                       пяти страницах летучія дамы строгія дарятся плѣну
                       раздѣваются из парчевои одежи въ чайное печенье
                       оперяют зов ороненый камор хованых
                       вговараваютъ разноплеменным языком уговоры райскіе
  
             Могильщикъ:
                       тлѣнь рабѣ незарытой грузит лоб навѣсом уперлася пе-
                       реносица тѣсно небесиои харчевнѣ медово ѣдою червѣть
  
             Амуръ:
                       аах оах еэх мнѣ тяжко о тяжат мальчика о луны о груди
                       материной пріютной о на морями уходъ синев по чуру
                       дѣвьему глубокому
  
             Подголосокъ:
                       измор паросый сребр ожар медвѣжіи ѣаомъ чайныи ро-
                       зан водам свѣтлым номирально моритъ о зимѣ зимает
                       на земнем уводѣ пролетло овѣтнит олетыванье лѣтнь и
                       нѣжно озолотит косу до дѣвьих позвонков кудрями за-
                       шеи высоко высоко щиток грудной въ полволну днев-
                       ную ойдетъ лица румяницей открыто и губы тронуло
                       ровно зовом а ночи безъоко окружатъ тѣло чистои ту-
                       чеи и явят царствованье въ раискія ворота
  
             Хоръ:
                       ворон кормит мясным сырьем
                       гной лепры Божьеи
                       дарят женскіе зовы тохозывыми подозорами
                       безсмертныв дух цѣлованій безсильных
  
             Обратное эхо:
                       Русь проходитъ на морях
  
             Баба:
                       промозжитъ меч челоѣз полудитя рукопугое королюет
                       прожови жалоящера зрѣлит бражлюю жлунь ледовитень
                       мутен прошеперитъ перьями вѣтряными пѣго седьмому
                       небу самоцвѣгь очной разностаит въ рай нелестныи
                       сочно пирожить молочныя пирожныя крольим журом въ
                       живоглыбіи хростъ жароглотами горблыми росы волонь
                       ротоносит самосѣвъ хрустальнаго олунья рустом ѣсным
                       свеклу ало зеленит из безвѣстья бросом поддоннымъ ти-
                       хому полозу гусениц горбый окунь рыбит жоръ шняво
                       на воду роженью брошено творожное нѳбо
  
             Звѣроловъ:
                       ворожи бои въ камору ружейную мертвою свинчаткой
                       въ наговоръ вяжи пулю рубленую въ шнур
                       твердомясые звѣроловы добычники по ведмѣжимъ логам
                       прѣлым прѣют въ звѣрин помет, человѣчинои мужиками
                       желѣзными
                       тяжат черепа горбоносо недвигой гляды въ поѣдателя
                       оплет о мѣрн ножъ лыколиповъ емит от дрожи
                       рушной оступ гибныи
                       зор одубом костн немигой поединщика на брюхатую
                       разлапу
                       ошибáй духъ звѣрый
  
             Молодой охотникъ:
                       поповѣнь утин мѣтит по вêшню
                       по ручью узêнько стелеть клев обит
                       прèявень полозо лѣву клонило
                       озеро пявень обѣягат пугливо
                       сумеромъ ратво лов оленицу стельну ночит на вымя
                       Пêпелен вон вяау вѣтю обрѣжет на кораль опани
                       емъ рябый корбитель ѣвок
  
             Подголосокъ:
                       побѣжден побѣдой побѣждует
                       побѣжден ревностью ревнуетъ
                       бьется сторожит боем побѣду
                       побѣжден жизнью отойдет умрет
                       побѣжден любовью сломан
                       цвѣткомъ никнет ломлым
                       а непобѣдимый ревность твердью жмет на смерть
  
             Xоръ:
                       воин рудит хруном ему Сирин дарит въ зѣво стрѣлу
                       бросом
                       лет пронесет по рѣзи
                       мѣрно ѣлым ронит придорожи руну соболину
                       поцѣлуйн о зовѣ хрипом ранней рати
  
             Солдатъ:
                       оземляют красноты по суху и по болотам
                       вольнѣет русскою кровью ростью дробленой сводит глаз
                       горѣлыи рваным орубо о-руки о-нога о Русскія головы
                       давлень глазами живая ятко жим зубнои давит стоном
                       въ грудь обратно бѣль аах и захивают а слезят и бо-
                       рют на Запад стѣнѣлой недвигой на реву чуж-проѣз
                       чемоданы рвут крош рвань конями Генералами табавом-
                       махрой дѣвом гоным ѣви небои нѣм-оговором по голо-
                       вам по Русым скобкой сѣдина оходит въ сапогах осто-
                       рожно въ землю чужую мерзлую
  
             Насильникъ:
                       раз и два говорю тебѣ "баба, люби!"
  
             Баба:
                       полумальчикъ горячит горячо скоки коня равнолетом до
                       рядов неколебимыхъ Прусскихъ прискакал повоевал
                       по могучим лицам умер и схоронен навсегда а моло-
                       ленькіи молоденькіи-то а! и омертвѣя а лошадь за гро-
                       бомъ идет
  
             Солдатъ:
                       идутъ земляки желѣзные сѣрые тяжкіе великаны сило-
                       носые безмѣрные
  
             Раненый солдатъ:
                       Гляд блѣдн гдѣ мнѣ лицо осит глазами спящ мальчик
                       раем станет старым гостем Богу а сестрица молит свѣ-
                       чею Трех-пудовой выбить нѣмцев из окопов подземных
                       проходило и промежало вам невидно чернотою кос и
                       кивом дня положит руку и солдат бородатыи пад ранен
                       а Господь уносит вторую пулю ряд за рядом и помру
                       срослась съѣлась заперта землѣ полурота свят гвоздь
                       сапог и города выводит мір на головах прямоносых
                       горы разбили руками и до Берлина топорами доруби-
                       лись валенками въ святомъ проглядѣ дѣтских ног въ
                       мозоляхъ спи, пареиь терпѣлив! ваша кровь мать земля
                       ногам я закрою окно и шепну вѣтру "уйди!"

 []

  
             Запѣвало:
                       упокоителем нелестным по мареным ромахам
                       поцвѣтает желтотою палою оререніе ровноцвѣтное
                       по простели полевой там проходителѳм зыбким
                       позвенит сѣдотравною полуволной сладкая теплынь
                       перезовами соловьевыми олюбуетъ ровную припеку
                       проживителями быстро
                       ровностью бредит промежая струи живорыбит летуч на дремой
                       окривит выем ракиты разлапой
                       помирателем слышно дав голос простой мѣрный кукушкин
                       проволнит попереком нарестль ѣзвую отопь задубь брос грустн
                       Грѣшнеи аайденой рам промыча будли броиныя прони-
                       жет рядом лито
                       русо вихрь лег
  
             Ванька Ключникъ:
                       горболоб ножав разлом рож разнолик безпар рядим по-
                       бѣдно силоноя лѣсной веснам сел сильный родил рои-
                       тель ратнаго баловня мол день хрѣн собирает зол вои
                       протлѣнь вѣрен мір орали твх блѣзл единч денч птенч
                       на птах лет вяжет вѣст безлест грустнитель оохан въ
                       заведенье нищенько короновать скрыватель тоша Геор-
                       гій безмѣр порхаль незрим неволей ряжен подневольн
                       маскарь личиню боголичью оживь шкурами ужалый съѣд
                       дѣтлым гаром дѣвьим током жил цвѣточныхъ жив все-
                       ленно побираюсь нечаян олюднель борецъ очимых чуд
                       проѣденным ломтем набосо маркиз пѣнитель уносый за-
                       рельем узаем и вѣчен кончивый концом
             Отмѣтчикъ:
                       откроются нови боголики Невѣ щедрить узернью про-
                       остью язу рыбалками сѣвыми рого-лоск над вѣками
                       взорно черезъ покором парить удивлинья Парижа Лон-
                       дона и даже дикареи упрям ловом лоб одвинет аванзо-
                       вом міром великое волить
  
             Убоица Любимцевъ:
                       роголох рукобуда яр рукозуда хамо-руль проломныи
                       жиломяс дикорост костенѣль ѣлокост сумер яло шайн
                       озолен о трало-вѣры поружиль сверлит смерлово по ро-
                       сàм орлиным ассиріиским тèва волорука вылет рàни
                       зорь заристых меренит столбнѣлью по порогу въ остова
                       под рожу нож у горла зазубрил ожалом машинально
                       воин живоѣдыи кивами вагонами корабельем королями
                       чернобокими зафрахтованьем племенит рѣже младенч жирок
  
             Баба:
                       Горе тебѣ мертводуху
  
             Прелестница:
                       олюбован мнѣ молитвами конечн выѣл сердце
                       жалью устной оживь поцѣлуйа уотам устатель Грустн
  
             Скорбительница:
                       ѣчень ѣвыи махло-хор ѣло-луком росит росным молоком
                       козью праболоть молчаливо на лежѣ дѣвьем говорят груди
                       чайкои пролетлой Мороситель сѣр-дождь даждень уроси-
                       тель равноволоком обратн пройдет через желаній ложицу
                       оболоком в горы святыя а не тѣшит не слезит думу мою
                       жестоко-женскую
  
             Баба:
                       а зубы съѣдены строиные просушѣла губвнную ярь от
                       сухот смертных костяница проростом на груди суходѣ-
                       вьей ждневой а ночами ход о луны перекатами уносом
                       жить хватло воздернет высоко заливом дох скорбл
  
             Дѣвчерка:
                       шествадщітая весна ни жизнь ни вѣк
                       шестнадцатая пора уносная
                       Ночевы по Гибени
                       встает сердце большим
                       въ довѣрье просится
                       медовыми росами
                       любою хрястинкою
                       тихозовами нехотя
                       изнутри осторожено
  
             Ванька Ключникъ:
                       страда омолоти лѣпой тождество снов створных слому
                       гор и вешни прямит росль высокую сѣвая ширелья въ
                       лозы вана ѣльнь зовами міра тих зор пращей ожерезлой
                       дух лет вьет радугами зарит тихосдвигом оземн чтобы
                       двинуло землю вѣно вевѣсты на югъ через Вѣну рани
                       подночья оволок дивый хороведом орым поддыбит бѣг
                       снѣгов гость устами за вином и хлѣбом входит въ небо
                       верхушками пѣнья легок и чист.

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   177--178. Филонов. Пропевень о проросли мировой. [Пг]: Журавль, [1915].
   А. Крученых писал, что "Песня о Ваньке Ключнике" и "Пропевень про красивую преставленицу" написаны "ритмованной сдвиговой прозой (в духе рисунков автора) и сильно напоминают раннюю прозу В. Хлебникова" (Крученых. С. 77). Сам же Хлебников в письме к М. Матюшину (апрель 1915 г.) так отзывался о книге: "От Филонова, как писателя, я жду хороших вещей; и в этой книге есть строчки, которые относятся к лучшему, что написано о войне.
   Словом, книжка меня порадовала отсутствием торгашеского начала" (Хлебников В. Неизданные произведения. М.: Гослитиздат, 1940. С. 378). Сюжет о любви и гибели княгини и ее ключника был распространен в русском песенном фольклоре. Согласно этому сюжету, Ванька-ключник был казнен по приказу князя, княгиня же умерла от горя (см., например: Собрание народных песен П. В. Киреевского. Л., 1983. Т. 1. С. 83, 119, 144 и др.).
  
   177. Евой под деревом знанья... Согласно библейскому сказанию, первые люди -- Адам и Ева -- были изгнаны из рая за то, что вкусили запретный плод с древа познания добра и зла. Икс-лучи -- рентгеновские лучи. Единорог -- мифическое животное с телом быка, лошади или козла и длинным прямым рогом на лбу. Командор -- персонаж трагедии А. С. Пушкина "Каменный гость". Микола Можайский -- Никольский собор (нач. XIX в.) в городе Можайске Московской области. Ченстоховская Богородица -- икона "Ченстоховская богоматерь" (XIV в.), находящаяся в костеле монастыря паулинов в польском городе Ченстохове. Баварский король. Земля Бавария была королевством с 1806-го по 1918 г. Сеяли под бороны медные зубню драконскую... В греческой мифологии посеянные зубы дракона прорастают воинами, которые побивают друг друга. Ивангород -- город в тогдашней Люблинской губернии.
   178. Сирин -- в средневековой мифологии райская птица. Георгий Победоносец -- в христианских и мусульманских преданиях воин-мученик.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru