Филимонов Владимир Сергеевич
С. Яковлев. Арест архангельского губернатора

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любопытная статья об обстоятельствах ареста и краха государственной карьеры В. С. Филимонова


   Сергей ЯКОВЛЕВ

Арест архангельского губернатора

Оригинал здесь: "Правда Севера", Архангельск.

(C) С. Яковлев, 2004

Начальник и подчиненный

  
   22 марта 1829 года в доме губернатора на Троицком проспекте было необычайно светло. За один день израсходовали недельный запас свечей. Шла передача Архангельской губернии от одного начальника другому. Действительный статский советник Иван Яковлевич Бухарин сдавал дела другому действительному статскому советнику - сорокадвухлетнему Владимиру Сергеевичу Филимонову. (Д. с. с. - гражданский чин IV класса по Табели о рангах. Соответствовал чинам генерал- майора и контр-адмирала). При передаче дел присутствовал генерал-губернатор, главный командир Архангельского порта вице-адмирал Степан Иванович Миницкий, вступивший в должность шесть лет назад, 2 мая 1823 года.
   Здесь требуется небольшое пояснение. Должность генерал-губернатора Архангельского и Олонецкого введена по указу Екатерины II от 22 мая 1784 года. По указу Павла I от 12 декабря 1796 года упразднена. Император Александр I 17 марта 1820 года восстановил должность генерал-губернатора Архангельского, Вологодского и Олонецкого и главного командира Архангельского порта. "Правил должность" вице-адмирал С. И. Миницкий в доме генерал-губернатора напротив сохранившейся до наших дней Кузнечевской Троицкой церкви, что на углу набережной и улицы Комсомольской
   Должность архангельского губернатора введена по указу Петра Великого 18 декабря 1708 года. Упразднялась и восстанавливалась, но подчинялась генерал-губернатору. Так что В. С. Филимонов был подчиненным у С. И. Миницкого.
  

Губернатор - поэт

   За всю историю архангельского губернаторства поэт "у руля губернией" был только один. В. С. Филимонов родился 13 февраля 1787 года в Рязани, в семье богатого помещика. В 1805 году поступил в Московский университет. После его окончания служил чиновником в коллегии иностранных дел. Участвовал в Отечественной войне 1812-го и заграничных походах 1813-1814 годов. В 1817-м назначается новгородским вице-губернатором. В 1822-м уходит в отставку и некоторое время живет в Москве. В январе 1825 года переехал в Петербург, одно время работал в Министерстве внутренних дел.
   Если сейчас должностные лица занимаются наукой, то 170 лет назад начальники увлекались стихами, баснями, водевилями и поэмами, "делали литературу". Хорошо владел литературным пером и В. С. Филимонов. В 20-30-х годах XIX века в центральных журналах часто печатались его повести и романы, поэмы и стихи, статьи и драматические произведения. Как владелец водочного завода в Москве и нескольких имений он мог позволить себе издавать журнал "Бабочка", где большое место занимали его переводы из Горация. Самым лучшим произведением В. С. Филимонова является шутливая поэма "Дурацкий колпак". Автор прислал ее А. С. Пушкину.
   17 апреля 1828 года В. С. Филимонов устроил литературный вечер, чтобы "спрыснуть "Колпак". Среди приглашенных были князь Вяземский, Пушкин, Жуковский и многие другие известные литераторы. Здесь А. С. Пушкин зачитал свой ответ на "Дурацкий колпак", чем практически обессмертил литературное имя В. С. Филимонова. Видно, хорошо "спрыснули" и громко читали стихи, потому что о вечере стало известно в полиции.
  

Скандал от губернатора

  
   В конце января 1830 года по Архангельску поползли слухи. Одни горожане говорили, что арестовали Миницкого, другие - что Филимонова, а третьи утверждали, что арестуют того и другого. Сейчас трудно сказать о первопричине конфликта. 25 января Филимонов доносит императору Николаю I "строго по секрету", что "Миницкий убеждал его утвердить решение уголовной палаты по делу о противозаконной поставке муки купцами Грибановыми". Филимонов не согласился, тогда к нему пришел еврей Хаим Качнов и предложил "по этому делу 12 тысяч рублей ассигнациями". А накануне, 24 января, Миницкий "вошел с представлением" к императору, в котором донес, что в 4 часа утра с 18 на 19 января Филимонов прибыл в губернское правление, по всей вероятности, из гостей. Вызвав полицмейстера, он послал его к купцу Качнову, которого, как арестанта, взяли с квартиры и привезли в правление. Здесь Филимонов угрожал Хаиму и заставлял признаться в подкупе его деньгами.
   Император Николай I командирует в Архангельск сенатора генерал-лейтенанта графа Гурьева с наказом разобраться в "происшествии, выходящем из всех мер порядка и терпимости". Точнее, если не прав Миницкий, привезти его в Санкт-Петербург, если не прав Филимонов, то "отрешить его от должности". Сенатор Гурьев увозит Миницкого в Петербург, где 18 апреля 1830 года "по Высочайшему повелению" его отстраняют от "сей должности". Подчиненный оказался изворотливее своего начальника.
  

Воля императора

  
   В это время в Москве сформировалась тайная организация студентов Московского университета и его бывших воспитанников во главе с Н. П. Сунгуровым. В июне 1831 года московская агентура 3-го отделения по доносу студента Поллонина разгромила нелегальный кружок. О программе студенческих действий доложили императору Николаю I. Его величество приказал "немедленно навести порядок".
   Студент Поллонин в доносе сообщал, что члены организации лучшим способом введения в России конституции считают вооруженное восстание. Для этого с помощью офицеров московского гарнизона надо, мол, захватить в Туле оружейный завод и "возмутить находящихся на фабриках людей и всю чернь московскую". Цитата из доноса Поллонина: "Архангельский гражданский губернатор сочувствует обществу и просит прислать к нему на службу кого-нибудь из членов.... Если планы не исполнятся, то тогда можно будет пробраться до Архангельска, где архангельский губернатор приготовит им корабли, и они могут бежать в Англию или куда угодно..." Судьба В. С. Филимонова была решена.
  

Арест его превосходительства

  
   В первых числах июля 1831 года к дому губернатора в Архангельске подъехал конный полувзвод. У старшего по обеспечению мундирного конвоя было высочайшее повеление: "арестовать и доставить в Петербургскую крепость". Из этого документа хочется привести указание императора Николая I: "Содержать в особо хорошей комнате, оставив при нем его крепостных людей и предоставив ему способы к удовлетворительному содержанию, ибо В. С. Филимонов только еще подозревается, но не уличен в возводимом на него преступлении".
   Следствие по секретному "Делу о Филимонове" вел сам император. Его величество через начальника главного штаба военного министерства предложил откровенно рассказать все, что известно о преступном сообществе Сунгурова. Цитата: "Государь император с большим соболезнованием получил известие о таковом событии, что не ожидал от вашего превосходительства, коему было поручено начальство и охранение благосостояния обывателей в целой губернии..." В. С. Филимонов категорически все отрицал. Знакомый, купивший у него одно из имений в 1825 году, показал, что "у Филимонова нет революционных качеств". Можно было рассчитывать на полную реабилитацию, но...
  

Роковые последствия любопытства

  
   Крест на дальнейшей карьере архангельского губернатора В. С. Филимонова поставило обыкновенное любопытство. При аресте у него сделали обыск и среди арестованных бумаг обнаружили переписку с декабристами Батеньковым и Муравьевым, копию письма декабриста Штейнгеля, тетрадь с цитатами из проекта конституции и 65 заметок о государственном управлении. Политика, одним словом. На Филимонова заводят второе "секретное дело". Его величество государь Николай I повелел "узнать о настоящем образе мыслей и понятий Филимонова, потому что он может оказаться весьма важным преступником".
   Здесь надо сделать одно пояснение. Будучи арестованным по делу о восстании 14 декабря 1825 года, полковник барон Штейнгель написал из Петербургской крепости императору Николаю I письмо. В нем дана такая яркая характеристика развития свободомыслия и оппозиционных настроений в России, что его сразу засекретили. Спустя пять лет копию секретного письма находят в арестованных бумагах архангельского губернатора.
   Вопрос государя Николая I был конкретный: когда и от кого получены преступные бумаги? Филимонов дал письменный ответ, а история его сохранила. Родственник Филимонова, генерал-адъютант Потапов, член следственной комиссии 1825-1826 года, дежурил в главном штабе. К нему зашел Филимонов, стал помогать разбирать государственные бумаги. Увидел письмо Штейнгеля, по-родственному попросил почитать листы дома. Пообещал сохранить государственную тайну и на следующее утро вернул бумаги обратно Потапову. Накануне вечером знакомая Филимонова переписала листы. Впоследствии чужой почерк копий спас архангельского губернатора от каторги.
   После четырехмесячного заключения в крепости он был выслан в Нарву под надзор полиции. Филимонову запретили жить в обеих столицах, он остался без средств к существованию. Одинокий и всеми забытый бывший губернатор до самой смерти ощущал роковые последствия истории с письмом. 12 июля 1858 года он тихо умер.
  

Жизнь продолжается

  
   Горожанам было не до "ЧП губернского масштаба". В мае 1831 года в Архангельске разразилась эпидемия "биовар-эль-тора". Так раньше называли холеру.
   22 декабря 1831 года весь день в доме губернатора вновь было светло. Архангельскую губернию принимал действительный статский советник Илья Иванович Огарев. Рядом стоял военный губернатор и главный командир порта адмирал Роман Романович Галл, вступивший в должность 21 апреля 1830 года. Жизнь в доме губернатора продолжалась.
  

22/04/2004

  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru