Федотов Павел Андреевич
Поправка обстоятельств, или Женитьба майора

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Предисловие к картине)



                               П. А. Федотов

                Поправка обстоятельств, или женитьба майора
                          (Предисловие к картине)

----------------------------------------------------------------------------
     Поэты 1840-1850-х годов
     Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
     Л., "Советский писатель", 1972
     Вступительная статья и общая редакция Б. Я. Бухштаба
     Составление, подготовка текста, биографические справки и примечания
     Э. М. Шнейдермана
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                        Вот майором десять лет,
                        А надежды нет как нет
                        В подполковники подняться:
                        Всё смотры мне не клеятся,
                        Всё робею на смотрах.
                        Слово "смотр" наводит страх.
                        Право, хуже всякой бабы!..
                        Нервы, что ли, стали слабы?
                        Чуть начальник впереди
                     10 Покажись, стеснит в груди
                        И, как иглами уколот,
                        Весь вздрогнешь, по телу холод
                        И мурашки пробегут,
                        Зубы дробь во рту забьют,
                        Как в карете стекла; волос
                        Станет дыбом, рвется голос,
                        Звон глухой гудит в ушах,
                        Звезды бегают в глазах,
                        Поле будто всё кружится -
                     20 И изволь тут отличиться!..
                        Пить для храбрости?.. И пил,
                        Да лишь вдвое наглупил.
                        Позапрошлый год стояли
                        Мы в каре и всё стреляли.
                        Вдруг командуют: "Вперед!"
                        С фланга мне пришел черед.
                        Уж недаром ненавижу
                        Я каре; засуетясь,
                        Тут забыл назначить фас,
                     30 Гаркнул: "Марш!" И что же вижу?
                        Фасы - кто куда лицом,
                        Как стояли врозь крестом,
                        Дуют-дуют по долине...
                        Я ж торчу один шестом,
                        Одуревши, в середине.
                        Музыканты тоже врозь,
                        Кто куда... Беда, хоть брось!
                        Не забуду и поныне,
                        Как тогда со всех сторон,
                     40 Как на падаль тьма ворон,
                        На меня поналетели
                        Командиры, - ели, ели!
                        Как душа осталась в теле!
                        А начальники у нас,
                        Как расходятся подчас,
                        Матер[щиной] так и хлещут,
                        И иные этим блещут.
                        Прошлый год, судьбе назло,
                        Мне как будто повезло:
                     50 На смотру и в построеньях
                        Лучше шло, чем на ученьях.
                        Я ошибся только раз,
                        Да и то дым пушек спас.
                        Ну, я думал: в добрый час!
                        Чтоб не сглазить, перед старшим
                        Церемониальным маршем
                        Нам пройти уж нипочем!
                        Не замеченный ни в чем,
                        Верно, буду я представлен!
                     60 План уж был в уме составлен,
                        Как полковника схвачу,
                        Как и выше поскачу.
                        И в мечтах лечу, лечу...
                        Вижу: армия большая,
                        Все колоннами идут
                        И, знамена преклоняя.
                        Все мне почесть воздают;
                        Барабаны громко бьют,
                        Громко музыка играет,
                     70 И народ кругом зевает,
                        Дамы так ко мне... а я
                        Так марширую свободно...
                        Но постой, мечта моя!
                        Наяву идут повзводно,
                        Вот идут, идут, идут,
                        Ровным шагом землю бьют,
                        Поле чистое трясется,
                        Эхо близких рощ и гор
                        Вторит музык стройный хор,
                     80 Сквозь аккорды крик несется:
                        "Рад стараться, ваше...ство!"
                        И на лицах торжество.
                        Взвод щетинистой грядою
                        Взвод сменяет чередою;
                        Всё вперед, вперед, вперед..,
                        Вот подходит мой черед.
                        Рад - и страшно, сердце бьется:
                        Что, как вдруг с ноги собьется
                        Батальон мой?.. Никогда!
                     90 Нет, взошла моя звезда!..
                        Но... и вдруг мечта остыла,
                        Точно громом поразило,
                        Точно с неба слышу: "Стой!.."
                        Барабанов смолкнул бой,
                        Стихло всё, остановилось,
                        Разом в землю пригвоздилось,
                        Замерло - лишь там и сям
                        Потихоньку по рядам
                        Офицеры пробегают
                    100 И ряды свои ровняют;
                        Вот и те уж по местам,
                        Все чего-то ожидают,
                        Все боятся; но зачем?
                        Для чего бояться всем?
                        Есть за всех один несчастный -
                        Это !.. О рок ужасный!
                        Так и есть: в мой пятый взвод
                        Прямо корпусный идет.
                        Вот всевидящее око!
                    110 Он подметил издалека
                        У канальи у одной
                        В пятом взводе под сумой
                        С табаком кисет проклятый.
                        Погубил меня взвод пятый!
                        Ждал схватить иль чин, иль крест,
                        А попался под арест!
                        Хуже ж всех годов мне это
                        Было нынешнее лето.
                        Только третий боевой
                    120 Как пойдет - хоть волком вой!
                        Знал претвердо на ученье,
                        Тут не то - нашло затменье!
                        А жолнера поутру
                        Как просил я на смотру
                        Подсказать мне, но лукавый
                        Всё об Леленьке кудрявой
                        Об своей, видно, мечтал,
                        В голове всё, видно, бал.
                        Молодежь!.. А мне от бала
                    130 От его уж так попало,
                        Хоть в отставку подавай!
                        Эх, отставка - вот так рай!..
                        Никаких смотров не знай!
                        Сам себя лишь только знаешь,
                        Сам себе лишь отвечаешь.
                        Вот другим везет... а я?
                        Знать, такая колея!..
                        Больше ль знает Пятогреев?
                        Иль умней меня Михеев?
                    140 Ха-ха-ха! или Рубцов?
                        Уж глупейший из глупцов!
                        А Зубанов с красной рожей,
                        На говядину похожей,
                        А Биршнапс, а Муано?
                        Все полковники давно,
                        Все с полками набивают,
                        Чай, карман да поживают,
                        Как царьки; один лишь я...
                        Просто дрянь судьба моя!
                    150 Всюду запятые, точки.
                        Знать, родился не в сорочке.
                        Нет, довольно! Решено -
                        Выйду! Уж пора давно
                        На покой, чего тут ждать?
                        Ведь мне каждый смотр обидно
                        Перед фронтом срам глотать.
                        А устав мудрен! Мне, видно,
                        Нечего здесь больше ждать,
                        Генералом не бывать!..
                    160 Да и это незавидно!
                        Ну, положим, генерал...
                        Экой важный капитал!
                        Что от этого прибудет?
                        Ведь начальство всё же будет,
                        Так же будет распекать,
                        Да тогда еще стыднее.
                        А ведь с чином не умнее
                        Станешь - так же будешь врать!..
                        Содержанья и прибудет,
                    170 Так расходов втрое будет:
                        Надо уж себя держать
                        На вельможескую стать;
                        И шитье, да и нельзя же
                        Обойтись без экипажа...
                        Голь, как нынче, будет та же.
                        Вышел бы, да вот беда:
                        Чем кормиться-то тогда?
                        Пансион?.. Велико дело!
                        А уж крепко надоело!..
                    180 Разве к статским перейти?
                        От смотров хоть бы уйти,
                        Но и там беда повсюду:
                        В статской я надворным буду,
                        А надворный там велик,
                        Там надворный, без сомненья,
                        Уж начальник отделенья -
                        Я ж к бумагам не привык.
                        Что ж я буду за начальник?
                        Мне любой столоначальник
                    190 Завернет везде кавык:
                        Там, где взять, - себе оставит,
                        А бумажку ту представит
                        Мне, с которой лишь беда,
                        И распутывай тогда!
                        А как дел-то сам не знаешь
                        Да в законах не смекаешь -
                        Не подскажет важный чин,
                        И, не справившись один,
                        Поневоле всякой мошке
                    200 Поклонись чернильной в ножки,
                        А не то тебя под суд
                        Эти мошки упекут.
                        В статской важны чин и званье,
                        Но важней законов знанье.
                        Впрочем, есть и там места,
                        На которых и спроста,
                        Без особенной науки,
                        Можно греть порядком руки.
                        Не об жалованье речь,
                    210 Совесть можно сбросить с плеч!
                        Не такие нынче годы!
                        Говорится про доходы.
                        Например, - комиссарьят,
                        Или провиантский штат,
                        Иль полиция, таможня...
                        Вот уж, говорят, там можно!
                        Только с прочими делись,
                        А иначе берегись!..
                        Прах возьми! Да я б делился,
                    220 Да и сам бы понажился!
                        Этак бы сначала дом
                        В пять этажей, да притом
                        Чтоб и в нем всего битком.
                        После сбил бы помаленьку
                        В хлебном месте деревеньку.
                        А хозяйством править лень -
                        Клал в ломбард на черный день
                        Чистоган... Когда б понажил,
                        Я б раскланялся и зажил,
                    230 Как второй Сарданапал,
                        И тогда задай-ка бал...
                        Глядь, в числе гостей попал,
                        С уверениями в дружбе,
                        Тот, кто прежде так на службе
                        Просто со свету сживал.
                        Принимая всех радушно,
                        Я б простил великодушно
                        Прошлое врагам моим,
                        Я бы даже на смех им
                    240 Задавал обеды часто.
                        "Ваше пр-во" тогда б уж баста!
                        Клим Матвеич, Петр Лукич, -
                        Поименно просто кличь.
                        Вот к такому бы местечку
                        Приютиться человечку
                        Славно б!.. Кто ж добру не рад!
                        Только вот что говорят:
                        Что туда без денег вряд
                        Попадешь... подсунуть надо,
                    250 Да ведь как!.. Исчадья ада
                        Ведь нельзя сказать берут -
                        Чисто-начисто дерут,
                        Начиная с самой справки.
                        Ты придешь: как точно в лавке,
                        Там на всё уж такса есть,
                        И не стоит мало несть.
                        Единичными рублями
                        Там с простыми писарями
                        Не поладишь, им на чай
                    260 Тож полсотенку подай, -
                        Вот тогда язык развяжут
                        И вакансию укажут,
                        Да научат и уму,
                        То есть сколько и кому
                        Да и в руки ль самому.
                        Может, где важней супруга
                        Иль секретная подруга,
                        Что и к ним с поклоном снесть,
                        Где и к ним лазейка есть.
                    270 Ведь с бумагами ему, чай,
                        Неровён бывает случай,
                        Часто в ночь... так дай ему.
                        Умный писарь - член в дому.
                        Он и там смекнет делишком,
                        Где, хоть это редко слишком,
                        Что начальник - правовед
                        Иль студент задорных лет -
                        Щекотлив вдруг до дохода;
                        Ведь в семье не без урода, -
                    280 Их глупцами и зовут.
                        Ну, так писарь верно тут,
                        Как всегда, на шаг от плюхи,
                        Знает хоть, когда он в духе.
                        Что ж, и это верный ключ;
                        Гром гремит не всё из туч,
                        Часто из... Так писаря,
                        Откровенно говоря,
                        Даром, что ли, прижимают?
                        Нет, себе, чай, цену знают!
                    290 С виду мошки; а министр,
                        Как ни будь умом он быстр
                        И глубок, а донесенье
                        Иль секретное решенье
                        Пишет сам ли?.. Писаря -
                        Четко нужно для царя.
                        А министру до того ли?..
                        У великих всех людей
                        Быстро бьет фонтан идей,
                        В спехе брызжет поневоле,
                    300 Да наставит лишь крючков:
                        Почерк гениев таков.
                        А иной бы рад стараться,
                        Да спасует... а, признаться,
                        Поглядишь: барчата все
                        Бойко мелют по-франсе.
                        А взгляни в чистописанье -
                        Тотчас встретишь оправданье:
                        "Кантонистов, что ли, нет?
                        Это низко нашим чадам!"
                    310 Русский ум наш крепок задом.
                        А вот тут... с писцом секрет
                        Государственный и важный
                        Раздели... Хоть не продажный
                        Этот писарь, может быть,
                        Да мадерцы как не пить?..
                        Часто нехотя напьется,
                        А напьется - и проврется,
                        И, что чтится за секрет,
                        Глядь, обходит весь уж свет.
                    320 И шути тут с писарями!..
                        Еще милостивы с нами!
                        Много ль есть учителей,
                        Чтобы смысл науки всей,
                        Смысл в ученье столь глубоком,
                        Как достать местечко с соком,
                        Передал одним уроком
                        И полсотни только б взял?..
                        Бескорыстья идеал!
                        Право, сотню дам охотно.
                    330 Так, купив себе маршрут
                        И карман набивши плотно,
                        Отправляйся выше... тут,
                        Тут уж тысячи берут.
                        Выше - уж десятки тысяч!
                        Ух бы их на конной высечь!
                        Поневоле после всяк,
                        Заплатив за место так,
                        Всё вернуть скорей захочет
                        И, как жадный волк, наскочит
                    340 Вымещать всё над казной.
                        И бессовестно иной
                        Вслух кричит: "Казна богата!
                        Грех обидеть ближних, брата,
                        У казны ж не грех украсть,
                        Есть кому ее накласть;
                        Коль казны и недостанет,
                        Так министр кой-как натянет:
                        Министерский ум глубок,
                        Он из камня выжмет сок -
                    350 И казна опять богата!"
                        Так, забывши всё, что свято,
                        Рассуждается у нас.
                        Только если в добрый час
                        Совесть как-нибудь разбудишь, -
                        Вовсе иначе рассудишь.
                        Тут увидишь, что казна
                        Не для кражи собрана.
                        Сборы все и приношенья
                        На благие учрежденья
                    360 С нас правительство берет.
                        Стало, кто казну дерет,
                        Тот у ближних благо крадет.
                        Пусть кто хочет душу гадит,
                        Мне ж таких не надо мест -
                        Совесть грозная заест.
                        Всё терпением залечим,
                        Да притом подсунуть нечем:
                        Шарф на выжигу, темляк,
                        Ну хоть два, хоть три, да знак -
                    370 Вот и всё... Нет, с этим дудки!
                        С этим близ трактира будки
                        Не получишь. Вот мечтай,
                        Замки строй и рассуждай:
                        Ноль на ноль сто раз помножа,
                        Всё в итоге будет то же.
                        Всюду деньги! Даже в рай
                        Хочешь - денежки подай,
                        Хоть умри без покаянья.
                        Но когда есть состоянье,
                    380 Лишь пожертвуй в церковь вклад,
                        Да побольше - что тут ад!
                        Нипочем! Весь век молиться
                        Будет пастырь за тебя.
                        А без денег за себя
                        Сам молись. Беда, коль грянет
                        Невзначай последний час
                        И застанет средь проказ!
                        Бедный! Кто тогда предстанет
                        Пред судьей на небесах
                    390 Выручать тебя в грехах?
                        Кто врата отворит рая?
                        Чья молитва? Отпевая,
                        Пастырь, сам как бы стыдясь
                        Бога за тебя, свой глас
                        Не возвысит в песни сладкой,
                        А, как будто бы украдкой,
                        Он сквозь зубы над тобой
                        "Со святыми упокой"
                        Проворчит в скороговорку
                    400 И в червивую каморку
                        Не проводит бедняка:
                        Вишь, от церкви далека.
                        С стройной, громкою мольбою
                        Над богатым к небесам
                        Из кадила фимиам
                        Вьется пышною, густою
                        Ароматною волной.
                        Бедным фимиам иной.
                        Им, посмотришь, и кадило
                    410 Только-только бы чадило.
                        Деньги, деньги - счастья ключ!
                        Но постой! Надежды луч
                        Не совсем угас покуда,
                        Не совсем еще мне худо -
                        Дай-ка я за ум возьмусь:
                        Почему я не женюсь?
                        Да, женюсь, и на богатой,
                        Дам щелчка судьбе рогатой.
                        Как богатой мне не взять!
                    420 Иль невест богатых мало?
                        Иль во мне что недостало?
                        Чем не муж я? чем не зять?
                        Штаб, густые эполеты,
                        Шпоры, конь, усы и лета!
                        Что ж, в поре я, просто хват,
                        Хоть немножко толстоват...
                        Это возбудит почтенье;
                        Хуже ж, если б был худой.
                        Скажут - верно, он больной
                    430 Иль худого поведенья.
                        Всё, что надобно жене
                        Ждать от мужа, есть во мне:
                        Чин высокоблагородный,
                        И притом собой дородный.
                        Что ж еще? Уж для купчих -
                        Это сущий клад для них.
                        Кстати ж, слышал, у Кулькова,
                        У подрядчика лесного,
                        У купца-бородача,
                    440 Старовера, богача,
                        Хлебосола записного,
                        Уж назначен миллион
                        Дочери. Когда бы он
                        Отдал мне ее... Не худо!
                        Аппетитненькое блюдо!
                        Право, нечего зевать,
                        Надо сваху засылать,
                        А потом принарядиться
                        Поновей, понадушиться,
                    450 Можно и духов достать
                        И помады хоть у франтов,
                        У бригадных адъютантов,
                        Взять у них же орденок,
                        Да батистовый платок,
                        Да часы на случай, с дочкой
                        Коль придется говорить,
                        Пальцем баловать с цепочкой
                        И носочком такту бить;
                        Шарф надеть, позвонче шпоры,
                    450 Да, поднявши плечи, грудь,
                        Эполетами тряхнуть,
                        Да погромче в разговоры...
                        Посмотрю я, как тогда
                        Мне откажет борода!
                        С бородой, в сибирках, тести -
                        Деньги есть, так ищут чести.
                        Раз при мне один купец,
                        Мужа дочери смекая,
                        Как заботливый отец,
                    470 Все сословия сличая,
                        Вот что вывел наконец:
                        "Выдать за купца не худо,
                        Да не худо, как покуда
                        Хорошо дела идут;
                        Но беда подчас и тут.
                        Сколько б в руки ни попало
                        Денег, - кажется всё мало:
                        Хочется учетверить - 

                        В оборот рискнет пустить
                    480 Да с казной в подряды вступит,
                        Думая, что вот-то слупит!
                        Ан, глядишь, в капкан попал,
                        Поминай свой капитал!
                        До ковша в дому опишут
                        Да в мещане перепишут.
                        А мещанин - что холоп:
                        Чуть набор - забреют лоб.
                        Зять - солдат, и дочь - солдатка, -
                        Нет, для батюшки несладко.
                    490 Я умри, умри жена -
                        Дочь пропадшая. Она -
                        Иль на месте оставайся
                        Век замужнею вдовой,
                        Иль цыганкой век шатайся.
                        . . . . . . . . . . . . .
                        . . . . . .Вот подчас
                        Что случается у нас,
                        У купцов, от оборотов!
                        Долго ль дело до банкротов!
                    500 А коль чуть остерегись,
                        С капитальцем поприжмись,
                        Так беда от патриотов -
                        Только и звенит в ушах,
                        Что торговля-де в руках
                        Наша вся у иноземцев,
                        Англичан, французов, немцев,
                        А что наши-де купцы
                        Просто неучи, глупцы.
                        Вот как хочешь и вертися.
                    510 Впрочем, если попадися
                        Зять почетный гражданин, -
                        А, тут не кафтан один
                        Шитый, тут уж есть и льготы;
                        Впрочем, всё же обороты!..
                        То ли дело дворянин!
                        По уму хоть бы не годен
                        И душой неблагороден -
                        Всё ж себе он господин,
                        Хочет - спит, а хочет - служит
                    520 И об детушках не тужит:
                        Хочет - воспитает сам,
                        Нет - раздаст по корпусам;
                        И того нет - всё ж барчаты -
                        Не посмеют взять в солдаты.
                        Но коль выше забирать,
                        О, так надобно, чтоб зять
                        Непременно был военный, -
                        Это самый сан почтенный!..
                        Ни фальшивых нет весов,
                    530 Нет ни взяток, ни крючков,
                        Что в других так ненавистно:
                        Тут всё чисто, бескорыстно".
                        Оттого-то, как магнит,
                        Так мундир к себе манит
                        Всех, кто с чистою душою
                        И невинной простотою.
                        Дети... дай им барабан,
                        Дай гусарский доломан,
                        Саблю, знамя... А в предмете
                    540 У девиц в семнадцать лет,
                        Хоть в глуши живут, хоть в свете,
                        Всюду, вечно эполеты,
                        Шпоры, усики, колеты.
                        Да и все, - явись в мундире,
                        Все дают дорогу шире.
                        Да еще бы!.. Кто же нас
                        И спасает в грозный час?
                        Шутка, право, нелегка ведь
                        Лоб и грудь свою подставить,
                    550 Чтоб другой лишь был прикрыт,
                        И за всё лишь полусыт.
                        Поневоле уваженье
                        К ним питаешь и почтенье!
                        Только немцы на Руси,
                        Боже нас от них спаси,
                        То есть те, что здесь торгуют,
                        Про мундир всегда толкуют,
                        Что не стоит он гроша.
                        А в нем нет, знать, барыша!
                    560 Говорят вишь: "Гольден трессен,
                        Абер только нихтс цу фрессен!.."
                        С жиру бесятся они,
                        А на совесть загляни -
                        Что всё держит? Штык российский.
                        Что же, прусский, иль австрийский,
                        Иль <еще> иной какой
                        В мире водворит покой,
                        Чтоб спокойно проживали
                        Да спокойно торговали?..
                    570 А, да что и говорить,
                        С ними бисер лишь сорить!
                        Бросив родину святую
                        И навек в страну чужую
                        За одним лишь барышом
                        Кто бежит - что толку в нем?
                        Уж плохие эти братья,
                        Их иудины объятья!
                        Деньги бары к ним везут,
                        Деньги сами здесь сосут
                    580 И живут, как бары, пышно.
                        В благодарность только, слышно,
                        Всё мерещится им кнут, -
                        А народ зовут рабами
                        И бесчестными плутами!
                        Честен немец в мелочах,
                        Только царство их в бедах
                        Век Россия выручала.
                        Что ж, своих сынов, что ль, мало
                        У отечеств славных их?
                    590 Нет, не мало, коль от них
                        Нам, и дома мы, а тесно;
                        Отчего ж им неизвестна
                        Плутовская наша честь,
                        Рабская 
- всё в жертву несть,
                        Чтоб спасти страну родную?
                        С честью их забравши сбрую,
                        Деньги, трубку и кисет,
                        Всякий там бежит от бед,
                        Чтобы как в тревоге шумной
                    600 Свой титул благоразумный,
                        Разорясь, не запятнать,
                        Чтоб у нас им щеголять.
                        Чести он у них замена;
                        Нипочем для них измена,
                        Так от них нельзя и ждать,
                        Чтобы должное воздать
                        Бескорыстной чести ратных -
                        Это чуждо душ развратных.
                        Но корысть что хочешь ври,
                    610 А посмотришь, все цари
                        И у нас и в целом мире
                        Отчего всегда в мундире?
                        Знать, в мундире что-то есть,
                        Что ему такая честь!
                        Слухи ж ходят об невесте
                        Таковы, что ей не к чести,
                        Да она, быть может, тут
                        Как ни в чем... Ведь это плут
                        Распустил всё Курозвонов,
                    620 Подпоручик. По его,
                        Я ведь тоже из бурбонов.
                        У него ведь ничего
                        Нет святого, - хвастунишка,
                        Пустомелишка, мотыжка;
                        Хуже нет в полку у нас,
                        А посмотришь, как подчас
                        Нос подымет, глазки сузит,
                        Зафидонит, зафранцузит.
                        И с презрением на свет
                    630 В свой расколотый лорнет
                        По верхам глядит!.. О, я бы
                        Вышколил его, когда бы
                        В мой попался батальон:
                        Надежурился бы он!..
                        Соком бы бурбон достался,
                        Ни к чему бы придирался.
                        Младшего легко прижать
                        И всегда остаться праву,
                        В каждом что-нибудь сыскать
                    640 Можно, что не по уставу;
                        Ну хоть пуговица будь
                        Набок нумером чуть-чуть -
                        И довольно. Сбил бы с тона,
                        Я бы дал ему бурбона,
                        Дурь бы в нем поунялась.
                        Вот что сбредил: будто раз
                        Сваха вдруг к нему явилась,
                        Уверяя, что в него
                        До безумия влюбилась
                    650 Дочь Кулькова, и его -
                        Было свахе порученье -
                        Звать к обедни в воскресенье,
                        И обещан миллион.
                        Будто б и поехал он,
                        Да взглянул: ряба, в веснушках,
                        Да в таких как будто в мушках,
                        Носа, глаз не разберешь,
                        И как двадцать пять одёж.
                        Двадцать пять, и все на вате,
                    660 Вот какая в перехвате...
                        Руки! Плечи! Но, скрепясь,
                        Будто он на этот раз
                        Подмигнул ей для потехи.
                        Сваха видит: есть успехи,
                        И с зарей к нему опять,
                        Тащит в дом уж представлять.
                        Будто был он у Кульковых
                        И что тьму достоинств новых
                        Там он в дочке их открыл,
                    670 То есть, что бы ни спросил, -
                        И аза в глаза не знает,
                        Книгу в руки забирает
                        Вверх ногами, как подашь,
                        И по всякой "Отче наш",
                        "Богородицу" читает
                        По складам, не жди конца,
                        Кличет "тятенькой" отца,
                        Словом, словом - просто дура,
                        На невест карикатура...
                    680 Будто он - поклон и вон,
                        Несмотря на миллион.
                        Видишь, партией такою
                        Он рассорился б с роднёю,
                        Что родные -все князья,
                        Говорит: "И сам-то я
                        Был пажом и по талантам
                        И ученью первым был;
                        Верно б, в гвардии служил,
                        Был бы флигель-адъютантом,
                    690 Если б ротный командир
                        Не придрался. И мундир
                        Был уж сшит Преображенский...
                        Мужичина деревенский!..
                        Сам курил, а нам курить
                        Вздумал строго запретить.
                        Ну, конечно, нагрубили -
                        Мы почти уж сами были
                        Офицеры!" - И затем
                        Им надели лямки всем,
                    700 И в полку нам без того бы
                        Не видать его особы.
                        И давно б он вышел вон,
                        Да в полку хороший тон
                        Без него пиши пропало!
                        Нас ему, вишь, жалко стало,
                        Да полковницу притом,
                        Что она всегда по нем,
                        Чуть его в гостиной нет...
                        С муженьком постыл ей свет,
                    710 А иначе почему ж
                        Так к нему придирчив муж?
                        Службу он ведь твердо знает,
                        И полковник распекает
                        За жену - не за устав,
                        А что он всегда был прав,
                        Несмотря что раз в неделю
                        Верно он свою постелю
                        На гауптвахту посылал.
                        Словом, столько он болтал,
                    720 Лгал по поводу Кульковых,
                        Столько фраз про них суровых
                        В полк изволил распустить,
                        И затем всё, чтоб отбить
                        И других, кому жениться
                        Вдруг охота разгорится,
                        Чтоб, попав в Кулькова дом,
                        Не разведали о нем
                        И, конечно б, осмеяли,
                        Как узнали б о скандале,
                    730 С каковым его Кульков
                        Сам прогнал. А от долгов,
                        Как мундир уж был в закладе,
                        Как пришлось уж Христа ради
                        Занимать у денщиков,
                        Как за всё уж он хватался
                        И к Кульковым подбирался,
                        От чего ж и бредил он,
                        Что какой-то миллион
                        Скоро где-то он достанет,
                    740 Всех купать в шампанском станет.
                        Бредил месяц или два,
                        Знать, надеялся сперва,
                        И тогда про дом Кулькова
                        Никому в полку ни слова,
                        А напротив, иногда
                        Говорил, что не беда
                        Человеку борода:
                        И за что ж ее поносят?
                        Ведь ее французы ж носят,
                    750 И что в царстве, наконец,
                        Дело первое - купец.
                        Будь век мир - солдат не нужен.
                        Честен люд - судья досужен,
                        Некого судье судить,
                        Некого солдату бить,
                        А покушать всяк попросит
                        И одежду тоже носит.
                        Где же взять всё?.. У купца.
                        Видно, видно шельмеца!
                    760 Так Кулькова пусть красою
                        И не славится большою,
                        Да в красе и толку нет!
                        Будь теперь хоть маков цвет,
                        Будь она хоть розан, всё же
                        Будет, верно, в сорок лет
                        На ровесниц всех похожа.
                        Кто тогда их разбирать
                        Станет голову ломать,
                        Кто тогда была какая,
                    770 Иль кривая, иль косая, -
                        Все равны, а той лишь честь,
                        У которой деньги есть,
                        У какой попить, поесть
                        Можно вкусно, той и честь.
                        Где обед хорош и вины,
                        Где на славу в именины,
                        Пир на праздниках дают -
                        Все туда с поклоном льнут,
                        Все покушать даром падки,
                    780 Да к тому ж, коль блюда сладки,
                        Так посмотришь, не один
                        Там хлебает господин,
                        Позабыв породу, чин.
                        Выгодным найдя смиренье,
                        Там забыл про вдохновенье,
                        Примирясь с толпой, поэт...
                        И кого, кого там нет!
                        Штука важная обед!
                        И спроси из нас любого,
                    790 Хоть профессора иного,
                        Про хозяйку: что, умна ль?
                        Что, любезна ль? что, ловка ль?
                        Да подобной нет - все скажут;
                        Сласти всем язык подмажут.
                        И про нас заговорят,
                        Что такие есть ли вряд.
                        
                            Майор зовет денщика.
                        
                        Сидор, Сидор! Спишь? Живее,
                        Поликарповну скорее!
                        Ну, что свахою слывет.
                    800 Знаешь, где она живет?
                        Отыщи ее где хочешь,
                        Ты недаром похлопочешь;
                        Да смотри, не будь глупцом:
                        Баба станет обо всем,
                        Об житье-бытье моем
                        У тебя осведомляться,
                        Так прошу ей не поддаться...
                        Первое, что спросит, - чин.
                        Отвечай, что господин
                    810 Твой майор еще покуда,
                        Но чрез год он, худо-худо,
                        Будет полный генерал.
                        Побожись, что не соврал:
                        Бабе только побожиться
                        Да с божбой перекреститься -
                        Всё за чистое сойдет.
                        Об достатке речь зайдет,
                        Не проврись про кухню нашу,
                        Что едим век щи да кашу,
                    820 А скажи: на днях умрет
                        Барский дядя пребогатый,
                        Что огромные палаты,
                        Что заводов, деревень,
                        Что чего не счесть и в день,
                        Всё, чем заживо он правит,
                        То, мол, всё ему оставит,
                        Что наследник, мол, один
                        У него мой господин.
                        Что, мол, добр; солдат как учит -
                    830 Он не бьет их и не мучит,
                        Что и сам, мол, я пока
                        В жизнь не слышал "дурака".
                        Хоть под левым глазом сине
                        У тебя, да сам, разиня,
                        Напросился на кулак -
                        Ты сапог мне подал как?
                        Ну, уж с этим разом баста,
                        Помиримся. Только глаз-то
                        Чем-нибудь затри, закрась,
                    840 В лазарет зайди. На мазь
                        В счет поставь пятиалтынник.
                        Да и весь ты, точно блинник,
                        Весь засален, весь в дырах, -
                        Это в счет идет у свах.
                        Где б достать всё поновее?
                        У кого-то есть ливрея?
                        У женатых попроси, -
                        Вот записку отнеси.
                        Кстати, помни, подстригися, -

                    850 Вишь, как пудель!.. И явися
                        К свахе, будто на парад.
                        Еще тут важнее, брат,
                        Надо лгать, а так ведется,
                        Что смелее франтам врется
                        И скорее верят... Да,
                        Сколько хочешь лги тогда!..
                        Что, мол, просто барин славный,
                        А уж к службе - ох, исправный!..
                        Чуть про службу спор и толк,
                    860 Сам полковник, целый полк,
                        Смотришь, прут к нам за советом.
                        Барин, мол, там первый в этом,
                        И, мол, диво ли, когда
                        В рот хмельного никогда.
                        Даже трубки он не курит,
                        Карт и в руки не берет,
                        А гостей коль соберет,
                        С ними только балагурит,
                        Да и то коли когда
                    870 Чуть об девушках нескромно
                        Молодежь заври - беда!..
                        Для него и то скоромно.
                        В обхожденьи ласков, прост,
                        Аккуратно держит пост,
                        Не бывал ни раза болен,
                        Как бывают иногда
                        Все другие господа.
                        Бедных любит, богомолен
                        И что им и царь доволен!
                    880 И что, кажется, его,
                        Господина моего,
                        Он к себе в министры прочит -
                        Это целый полк пророчит!..
                        И лукавая одна
                        Пребогатая княжна
                        К нам уж сваху засылает:
                        Вишь, ужасно влюблена
                        В барина. Да пусть страдает!..
                        Барин свистни, так княжон
                    890 Налетит со всех сторон -
                        Выбирай себе любую.
                        Да не хочет. Нет, уж он
                        Выбрал сердцу дорогую.
                        С год, мол, день и ночь ему
                        Всё вертится на уму
                        Дочь какого-то Кулькова
                        (Может быть, и нет такого).
                        А меж тем: Кульков! Кульков!
                        Затверди ты это слово.
                    900 Тут ведь нет немецких слов,
                        Трудных так для денщиков,
                        Помни про кулек!.. не сбейся,
                        Будешь говорить - не смейся!..
                        Побожись, что по ночам
                        Бред мой часто слышишь сам,
                        Вдруг, мол, вскрикнет: "О Кулькова!
                        О мой ангел! друг!" - и скова
                        Прихрапнет, потом опять,
                        Да ведь за ночь-то раз пять,
                    910 Как в горячке!.. Утром встанет,
                        Так, глядишь, на нем лица нет!
                        Просто страх меня берет.
                        Так и жди - с ума сойдет.
                        Ну, потеря!.. Спять, пожалуй,
                        У кого умишка малый,
                        А ведь барин по уму
                        Не спустил бы никому!..
                        Да чего, преосвященный,
                        Раз приехавши к нему,
                    920 Говорит: "Хоть ты военный,
                        А уж друга не оставь,
                        Ты мне проповедь поправь!"
                        Он ведь с ним на "ты", почтенный,
                        Вот так просто, как друзья;
                        Значит - ум!.. А нынче я
                        За него весьма боюсь
                        И тебе уж поклонюсь
                        В ножки, добрая моя.
                        Ты судьбой людскою мечешь,
                    930 Холостую скуку лечишь
                        И безденежья недуг
                        Лечишь ты, - так будь нам друг,
                        Припаси и нам лекарства,
                        Сбереги подпору царства!
                        Понял, Сидор? Ну, смотри,
                        Бабе ты очки вотри.
                        Ты, я знаю, как захочешь,
                        Так на шею черту вскочишь,
                        Ты, я знаю, брат, не глуп...
                    940 Например: откуда суп
                        С курицей у нас являлся?
                        Я тогда уж притворялся,
                        Молча ел. - Ведь денег я
                        Не давал... Казна моя
                        Станет лишь на щи да кашу.
                        Помнишь, как-то простоквашу,
                        Как-то жареный петух,
                        А в моих подушках пух?..
                        Что, нашел?.. Нашел, ну, ладно!
                    950 Ты всегда соврешь прескладно.
                        Так пойди ж, похлопочи,
                        Тут ведь есть магарычи.
                        Как женюсь, разбогатею,
                        И тебя, братец, пригрею
                        И наградою заслуг
                        Уж не старый архалук,
                        Как теперь, - тогда придется,
                        Как у важных бар ведется,
                        В галунах ливрею сшить,
                    960 В аксельбанты нарядить.
                        Голод нынешний забудешь.
                        У меня ты просто будешь
                        Целым домом заправлять,
                        Да другими понукать,
                        Да прикрикивать - и только!
                        Любо? - Хлопочи ж, изволь-ка!..
                        
                        1848

                                 ПРИМЕЧАНИЯ   
   
     248. П, 1854, No 1, с. 19, в статье В. В. Толбина  "П.  А.  Федотов"  -
отрывки (276 ст.) с пересказом или пропуском  наиболее  острых  в  цензурном
отношении мест; "Поправка  обстоятельств,  или  Женитьба  майора",  Лейпциг,
1857, с. 14, без указания автора, под загл. "Рассуждение майора" (508  ст.),
вместе с No 254, помещенным в качестве предисловия, со множеством пропусков,
в том числе и ряда острых в политическом отношении  мест;  "Русское  слово",
1862, No 4, с.  13,  в  статье  А.  Г.  Витковского  "Воспоминания  о  Павле
Андреевиче  Федотове",  под  загл.   "Рассуждение   майора,   или   Поправка
обстоятельств" - отрывки (143 ст.), соединенные пересказом исключенных мест,
со следующим примечанием,  намекающим  на  цензурный  характер  изъятий:  "К
сожалению, по не зависящим от нас обстоятельствам мы не можем привести  всех
стихов и принуждены ограничиться слабейшими из них..." (с. 17); PC, 1872, No
5,  с.  739,  как  вторая  часть  трехчастной  поэмы  "Майор",   под   загл.
"Размышления майора, или Поправление обстоятельств" (530 ст.; вместе с  NoNo
254 и 250, названными здесь "Предисловие к читателям" и "Содержание  картины
"Приезд жениха""), опубликовано В. П. Поповым, восстановившим, как сказано в
редакционном предисловии, "более правильный  текст  "Майора"  по  нескольким
имеющимся у нас спискам" (с. 733), с приложением  вариантов  (с.  754)  и  с
дополнением (PC, 1872, No 8, с. 211), где (по  нескольким  спискам  либо  со
слов друзей Федотова, а также  по  экземпляру  лейпцигского  изд.  1857  г.)
приводятся наиболее резкие в цензурном отношении стихи; Лещинский, с. 146, с
указанием: "Печатаемый нами текст поэмы восстановлен по  рукописи  Федотова,
находящейся в Институте литературы Академии наук" (с. 140;  однако  автограф
поэмы ни в ПД, ни в других рукописных хранилищах нами не обнаружен, текст же
в кн. Лещинского имеет большое  число  разночтений  по  сравнению  со  всеми
публикациями и списками поэмы). Печ. по кн. Ростковского, Приложение, с. 33,
где опубликовано по списку  П.  И.  Рейслера,  одного  из  ближайших  друзей
Федотова (наиболее полному  и  исправному  по  сравнению  со  всеми  другими
публикациями и известными нам списками), с восстановлением пропущенных здесь
ст. 10, 44-47, 70, 302, 321, 441 и 784 и исправлением явных искажений в  ст.
11, 30, 105, 234, 241, 354-355, 377, 403, 490, 548, 565, 620, 754-755, 914 и
943 по другим публикациям и  спискам.  Ст.  495  -  начало  496-го  заменены
строками точек во всех публикациях и обнаруженных нами  списках.  Датируется
1848 г., временем завершения работы над картиной "Сватовство  майора"  (см.:
Н. Харджиев, К изучению жизни и творчества П. А.  Федотова.  -  "Искусство",
1956, No 8, с. 67; та же дата  в  кн.:  "Московская  Румянцевская  галерея".
Редакция и объяснительный текст И. И.  Романова,  М.,  [1905],  с.  57  и  в
нескольких списках поэмы. Иные даты: "около 1846 г." - Сомов, с. 9; "1846" -
PC, 1872, No 5 и Лещинский, с. 39; "1849"  -  PC,  1872,  No  8  -  все  без
мотивировок; сведения о распространении поэмы в 1846-1848 гг.  отсутствуют).
Еще  при  жизни  автора  поэма  была  очень  популярна  и  получила  широкое
распространение в  списках;  несколько  десятков  их  хранится  в  различных
архивах Москвы и Ленинграда. Текстуальные расхождения между списками  поэмы,
порой значительные,  следующим  образом  объясняются  младшим  современником
Федотова,  А.  И.  Сомовым:  "Автор,  чувствуя...  несовершенства,  старался
устранить их и поэтому постоянно переправлял и сокращал  свое  произведение,
вследствие чего оно ходило по рукам в различных редакциях, причем позднейшие
отличались большею гладкостью стиха и краткостью" (Сомов, с.  10).  Впрочем,
краткость  списков  -  это  часто  результат  отсутствия  в  них  не  только
несовершенных, но  и  цензурно  острых  мест.  Кроме  того,  нередки  случаи
искажения  текста  при  многократной  переписке.  А.  И.  Сомов  вспоминает:
"...автор не предназначал  эту  пьесу  для  печати,  для  которой  она,  при
тогдашних условиях цензуры, была и совершенно неудобна. Но он  охотно  читал
ее в знакомых домах, давал друзьям ее  списывать,  а  те,  в  свою  очередь,
позволяли  другим  делать  с  нее  копии,  которые   таким   образом   скоро
распространились по всему городу  (Петербургу),  и  не  было  дома,  где  не
читалась и не  переписывалась  бы  эта  "забавная"  и,  что  всего  главнее,
"нецензурная" поэма" (там же). Поэма получила распространение также в Москве
и  в  провинции,  была  популярна  в  офицерской  среде  (см.:  Вл.  Ашукин,
Федотов-поэт. - "Русский инвалид", 1902, 14 ноября).  Цензура  долгое  время
препятствовала проникновению поэмы  в  печать.  Цензурному  преследованию  в
России подверглось анонимное лейпцигское издание  1857  г.  Комитет  цензуры
иностранной сообщал министру народного просвещения 25  февраля  1858  г.  об
изъятии экземпляра поэмы в этом издании у московского  книгопродавца  Кнута:
"Комитет препровождал  сию  книгу  в  С-Петербургский  цензурный  комитет  и
спрашивал: не была ли она в рукописи представлена на рассмотрение внутренней
цензуры. В ответе своем комитет сей изъявил: 1. что помянутое  стихотворение
писано покойным Федотовым и 2. что в нем  есть  некоторые  довольно  жесткие
места, которые следовало бы исправить;  но  как  этого  теперь,  за  смертью
автора, сделать невозможно, то обстоятельство это, составляя  препятствие  к
дозволению в продажу или в свет означенной  брошюры,  может  быть  разрешено
только Главным управлением  цензуры".  В  свою  очередь  Главное  управление
цензуры определило: "не дозволять сие сочинение к ввозу в Россию" (ЦГИА,  ф.
772, оп. 1, ед. хр. 4398). В 1867  г.  неизвестным  лицом  была  предпринята
попытка опубликовать текст поэмы без купюр (эта рукопись не  сохранилась)  в
составе представленной им  в  цензуру  рукописи  сборника  "Старые  тетради.
Сборник сочинений разных авторов в прозе  и  стихах",  который  включал  еще
несколько произведений других  авторов,  "ходивших  по  рукам  в  рукописных
списках,  вследствие  неудобства  издания  их  в   печати".   На   заседании
Петербургского цензурного комитета, состоявшемся 13 декабря  1867  г.,  было
принято решение о запрещении этого издания: "Те же причины,  которые  делали
невозможным  напечатание  их  доселе,  существуют  и  поныне".  Произведение
Федотова  характеризовалось  следующим  образом:   "В   этом   стихотворении
представляется в грустном виде положение военного человека, судьба  которого
зависит от произвола и личного взгляда начальника, который за малейшую и  не
заслуживающую никакого внимания ошибку может лишить насущного  хлеба  своего
подчиненного, употребившего большую часть жизни  на  военную  службу  и  уже
неспособного  более  ни   к   какому   другому   делу"   (ЦГИА).   "Поправка
обстоятельств", как и No 250, тематически связана с  центральным  живописным
произведением Федотова, картиной "Сватовство майора", и представляет как  бы
предысторию героя картины. Действующие лица поэмы -  майор,  купец  Кульков,
невеста, сваха - присутствуют и на полотне. Среди  поэтических  произведений
художника  поэма,  несмотря  на  налет   дилетантизма,   является   наиболее
значительным по остроте и широте  сатирического  показа  современной  автору
российской  действительности.  Ст.  24.  Каре  -  боевое  построение  пехоты
четырехугольником. Ст. 29. Назначить фас - скомандовать построение в  линию,
лицом  к  неприятелю.  Ст.  81.  Ваше...ство  -  ваше  превосходительство  -
титулование  генералов  и  соответствующих  гражданских  чинов.   Ст.   115.
Крест--здесь: орден в форме креста. Ст. 119. Третий  боевой  -  определенный
боевой порядок, построение войск для  ведения  боя.  Ст.  123.  Жолнер  (или
жалонёр) - солдат или офицер, поставленный для указания  линии,  по  которой
должна строиться воинская  часть.  Ст.  173.  Шитье  -  золотая  вышивка  на
генеральском мундире. Ст.  178.  Пансион  -  пенсия.  Ст.  180.  Статский  -
штатский. Ст. 183. В статской я надворным буду. Имеется в виду  соответствие
майорского чина  гражданскому  чину  надворного  советника.  Ст.  186,  189.
Начальник отделенья, столоначальник - см. примеч. 197. Ст. 213.  Комиссарьят
(комиссариат)-учреждение, ведавшее снабжением армии. Ст. 227. Ломбард -  см.
примеч. 207. Ст. 230. Сарданапал - имеется в виду последний ассирийский царь
Ассурбанипал (668-626 до н. э.), отличавшийся пристрастием  к  роскоши.  Ст.
241. Пр-во - сокращ. превосходительство. Ст. 308. Кантонист -  в  крепостной
России - солдатский сын, числившийся со дня рождения за военным ведомством и
подготавливаемый к военной службе в низшей военной школе. Ст. 335. Конная  -
площадь, где торговали лошадьми; кроме того,  там  производились  экзекуции.
Ст. 368. Темляк - петля с кистью у рукоятки сабли.  Ст.  369.  Знак  -  знак
отличия, орден. Ст. 371. Близ трактира будки Не  получишь.  Имеется  в  виду
должность  полицейского-будочника;  на  посту   его   ставилась   деревянная
полосатая будка. Ст. 398.  "Со  святыми  упокой"  -  цитата  из  молитвы  "О
умерших" православного "Молитвослова". Ст.  423.  Штаб  -  штаб-офицер;  так
назывались офицеры в чине  от  майора  до  полковника  включительно.  Густые
эполеты. В дореволюционной  русской  армии  эполеты  -  парадные  офицерские
погоны, украшенные бахромой и позументами; различались в зависимости от чина
по величине и украшениям. Здесь: пышные штаб-офицерские, в отличие от  узких
-  у  младших  офицеров.  Ст.  433.  Чин   высокоблагородный.   Штаб-офицеры
титуловались "ваше высокоблагородие". Ст. 465. С бородой, в сибирках,  тести
-  т.  е.  из  простонародья;  бороду  носили  представители  купеческого  и
крестьянского сословий. Сибирка -  короткий  кафтан  со  сборами.  Ст.  511.
Почетный  гражданин  -  звание,  учрежденное  в  России  в   1832   г.   для
представителей   зажиточных   и   именитых   городских   обывателей.   Закон
предоставлял почетным  гражданам  ряд  преимуществ:  свободу  от  рекрутской
повинности, от телесных наказаний и т. д.  Почетное  гражданство,  личное  и
потомственное, было установлено с целью удержать "вредное стремление купцов,
ученых и художников  к  достижению  (через  службу)  дворянства".  Ст.  522.
Раздаст по корпусам - т. е. по закрытым военным учебным заведениям. Ст. 538.
Доломан - гусарский мундир,  расшитый  шнурами.  Ст.  543.  Колет  -  здесь:
форменная короткая облегающая куртка. Ст. 560. "Гольден трессен. Абер только
нихтс цу фрессен!" ("Golden Tressen, Aber nichts  zu  fressen".  -  нем.)  -
"Золотые галуны, Да только нечего жрать!" Ст. 621. Бурбон -  здесь:  грубый,
заносчивый, невежественный администратор. Ст. 624. Мотыжка - мот.  Ст.  628.
Зафидонит - от фр. fi  done!  -  междометия,  выражающего  пренебрежительное
отношение к чему-либо. Ст. 689. Флигель-адъютант - офицер царской свиты. Ст.
691. Мундир... Преображенский - мундир лейб-гвардии  Преображенского  полка,
осуществлявшего охрану царя и дворцовых помещений. Ст. 812. Полный генерал -
в просторечии: высший генеральский чин (генерал от кавалерии, артиллерии или
инфантерии).  Ст.  841.  Пятиалтынник  -  15-копеечная  монета.   Ст.   918.
Преосвященный - титул епископа. Ст. 956. Архалук - короткий кафтан. Ст. 960.
Аксельбанты - см. примеч. 181.

Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru