Ершов Петр Павлович
Страшный меч

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фрагменты либретто.


Пётр Павлович Ершов.

Страшный меч.

Фрагменты либретто.

Действие I.

Входит Неизвестный.

  
   Неизвестный
   Привет мой вам, друзья и братья!
   Я слышал ваш печальный хор,
   И шел сюда -- делить несчастье ваше.
  
   Хор
   Благодарим тебя, благодарим.
   Неизвестный
   Но вы поведайте причину ваших жалоб.
   Куда бежите вы? Зачем?
  
   1-й крестьянин
   Ты верно странник,
   Когда не ведаешь постигшей нас беды.
  
   Неизвестный
   Я точно странник. Издалека
   От храма Лады я иду,
   Чтоб сеять семена святого мира,
   И смуты силою Белбога прекращать.
  
   1-й крестьянин
   Благословен твой путь священный!
   Благословен твой к нам приход!
  
   Неизвестный
   Но, братья! что же вас волнует?
   Кто тишину и мир ваш возмутил?
  
   1-й крестьянин
   Отец! Печальна наша повесть:
   Война, война далеко гонит нас
   От наших нив, от наших хижин.
   Не в силах я сказать всего...
   Но вот пастух! Он всё тебе расскажет,
   Он знает всё.
  
   Хор
   Он всё, он всё тебе расскажет,
   Он знает всё! Он знает всё!
  
   1-й крестьянин
   Приблизься, друг.
  
   Пастух
                                          Готов исполнить
   Твое желанье. Не красна
   Простая речь простого селянина,
   Но истинна. Итак, внимай.
  
   Хор
   Он всё, он всё тебе расскажет.
   Он знает всё! он знает всё!

Пастух исполняет балладу.

   1-й крестьянин
   Теперь ты знаешь все. Закон гостеприимства
   Не можем мы исполнить над тобой:
   Мы удаляемся отсюда...
   Уж видны признаки начавшейся войны.
   Прости, прости, наш край родимый!
   Тебя нам вечно не видать.
  
   Неизвестный
   Нет! вы увидите опять родную землю,
   Иду туда -- и прекращу раздоры,
   Иль сам погибну я за вас.

Крестьяне в ужасе, они не верят в осуществление замысла Неизвестного, но тот не отступается от своего намерения,  вместе с крестьянами молится Белбогу о даровании мира людям.

   Тебя, бог сильный и благой!
   Тебя - недремлющее око!
   Из бездны горести глубокой
   Зовём усердною мольбой.
   Услышь же слабое моленье
   Бессильных в тягостной борьбе;
   Не в силах мира, но в тебе
   Надежда наша и спасенье.
   (Уходит).

Крестьяне удаляются в противоположную сторону.

Песня Всемилы.

   Сердце! сердце! что с тобой?
   Где всегдашний твой покой?
   Сокрылся, сокрылся покой твой, Всемила!
   И черные тени на сердце легли.
   Давно ль я беспечно жила и любила?.
   Теперь нет отрады нигде на земли!
   Ни пышность, ни сила души не питают;
   У сердца права и законы свои...
   Здесь блеск и величье меня окружают,--
   А сердце все просит, все просит любви!
   Сердце! сердце! что с тобой?
   Где всегдашний твой покой?

Монолог Ратмира.

   Светило дня торжественным закатом
   Венчает путь на светлых небесах;
   Одеянный и пурпуром и златом,
   Последний луч трепещет на водах.
   Как сладко на крылах желанья
   Лететь туда -- в надзвездный край,
   В разлив безбрежного сиянья,
   Туда -- в мечтательный наш рай!
   О, лети, мечта живая,
   В область мира -- и с собой
   Принеси из сада рая
   Мой утраченный покой.

Действие II.

Песня Баяна.

   Баян
   Я посвящаю кубок мой
   Тебе, всемощный звуков гений!
   Ты дал мне силу песнопений,
   Ты окрылил меня мечтой.
   Ты правил слабыми перстами,
   Когда пред взорами князей
   Я славил звучными струнами
   Величье родины моей.
   Ты мне источник вдохновений!
   И восхищенною душой
   Тебе, всемощный звуков гений,
   Я посвящаю кубок мой!
   Пир веселый! Пир привольной
   Нашей стороны родной!
   Пенься влагою раздольной!
   Лейся песнею живой!
   Наш первый кубок за отца,
   За солнце красное России!
   Да сохранят судьбы благие
   Священный блеск его венца.
   Да мир святого православья
   Блаженство в грудь ему прольет.
   Да блеск его самодержавья
   В сынах сынов его цветет.
   Да возрастут плоды святые
   Под сенью славного венца.
   Наш первый кубок за отца,
   За солнце красное России!
   Второй наш кубок за народ
   Святой Руси перводержавной!
   Да в недрах веры православной
   Его величье возрастёт.
  
   1836 г.
  
   Впервые: "Иллюстрированный вестник", 1876, No 7, с. 218, No 8, с. 247.
   Над либретто оперы "Страшный меч" Ершов работал в 1835--1836 гг. Музыку к нему писал известный в то время музыкант и композитор, скрипач и органист Петербургских императорских театров О. И. Гунке (1802--1883), близкий знакомый Ершова. У Гунке Ершов брал уроки музыки и игры на флейте, готовясь записывать песни народов Сибири.
   В те годы столичная оперная сцена была заполнена произведениями иностранных композиторов. Огромным успехом& пользовались "Фра-дьяволо" Обера, "Морской разбойник Цампа" Герольда, "Роберт-Дьявол" Мейсрбера. Русской национальной оперы столичные жители еще не слышали. В Петровском театре в Москве с успехом шла "Аскольдова могила" Верстовского, но и в ней чувствовалось сильное влияние романтико-фантастического направления. Все это не могло не волновать молодого Ершова, недавно так успешно дебютировавшего русской сказкой "Конек-горбунок", и он пытается помочь рождению русской национальной оперы, выбрав сюжетом для своего произведения далекое сказочное прошлое родной страны.
   Действие либретто происходит на юге России во времена княжения Владимира. Независимый князь Ратмир, владетель страшного меча, и княгиня Всемила, обладательница волшебного кольца, любят друг друга. Но Всемила, гордая своим, волшебным могуществом, и в любви согласна только на подчинение себе князя. Ратмир собирает дружину и хочет с помощью оружия овладеть царством Всемилы. Тщетно старается примирить их Неизвестный -- посланник русского князя Владимира. Междоусобную войну разжигает Громвал, чародей, которому подвластны темные злые силы. Он намерен отнять меч у Ратмира и сам завладеть Всемилой. Громвал велит своей дочери Любиме, через ее возлюбленного Олега, воина дружины Ратмира, похитить страшный меч. Олег жертвует любовью, но не изменяет князю. Появление жрецов Лады, богини весны и любви, примиряет Ратмира и Всемилу. Воины князя и девушки Всемилы соединяются вместе. Но один из воинов Ратмира попал в руки "свирепых чтителе кумира Чернобога", ему грозит мучительная смерть. Соединенное войско Ратмира и Всемилы идет освобождать юношу. Во время битвы с жрецами Чернобога на Ратмиру и Всемилу предательски нападает Громвал. Ратмир и Всемила на грани гибели. Их спасает помощь Неизвестного, неожиданно появившись с дружиной храбрых зоинов Владимира, он обращает в бегство Громвала. Но тот успевает завладеть волшебным мечом. Ратмир в отчаянии. Неизвестный говорит, что для того, чтобы обезвредить Громвала, надо уничтожить волшебный перстень Всемилы, так как сила меча Ратмира и волшебство кольца Всемилы взаимно связаны. Всемила бросает кольцо в поток. "Моим оружьем будь любовь!" -- восклицает она. Опера заканчивается обручением Ратмира и Всемилы и пиром дружин Ратмира и князя Владимира.
   Введение в действие оперы демонических сил -- характерное влияние романтики тех лет, его не избежал и Пушкин в  "Руслане и Людмиле". В авторских ремарках "Страшного меча" чувствуется влечение к сценическим эффектам в духе "Роберта-Дьявола". Но либретто имеет и несомненные достоинства. Прежде всего оно талантливо построено сюжетно. На эту сторону творчества Ершова не обращают достаточного внимания. Между тем она важна для понимания его таланта. Именно эта способность помогла юному поэту создать цельную, сюжетно совершенную сказку в стихах. Сюжетное мастерство чувствуется и в других произведениях Ершова -- в "Сузге", в "Кузнеце Базиме", в "Сибирском казаке". Зародыши богатого сюжета ощущаются и в неоконченном "Фоме-кузнеце". Сюжет "Страшного меча" крепок, либретто не распадается на отдельные эпизоды и вставные номера, что, кстати сказать, являлось недостатком опер Верстовского.
   В либретто Ершова есть цельное, единое драматическое действие. Хороши и отдельные поэтические места либретто. Стихи Ершова-либреттиста красивы по интонации, богаты в ритмическом плане и отчётливы в идейном отношении. Здесь утверждается мысль о Православии как великой силе, объединяющей русских людей (через параллель древнего православия, как прославления Прави, мира вечных истин, с православным христианством, воспринятым Владимиром из Византии). Эта мысль освещает заключительную песнь оперы - песнь певца Баяна, где очевиден синкретизм язычества и христианства. Там, где действующими лицами выступают представители простого народа -- крестьяне, воины, девушки-служанки -- из-под пера поэта выходят реалистические произведения, несущие в себе все элементы подлинной, а не казенной народности.
   Опера "Страшный меч" была одобрена к постановке на сцене в июне 1836 г. Рукой Ершова против действующих лиц были проставлены фамилии актеров Александрийского театра. Но сцены опера так и не увидела. Уже готовилась к постановке опера М. И. Глинки "Жизнь за царя" ("Иван Сусанин"), первое представление которой состоялось 27 ноября 1836 г, на сцене Александрийского театра. После нее уже не могло быть речи о постановке оперы Гунке-Ершова. Либретто оперы "Страшный меч" не единственное у Ершова. Из его писем петербургским друзьям известно, что им были написаны и переданы Гунке и другие либретто ("Якутские божки" и т. д.). О судьбе их мы ничего не знаем.

Утков В. Г.

  
   Содержание "Страшного меча" - " большой волшебно-героической оперы, в пяти действиях", отнесено в легендарное прошлое Киевской Руси, в самой первой ремарке указывается: "действие происходит на юге России во время княжения Владимира". Все события получают здесь сказочно-романтическую и одновременно мелодраматическую окраску, так как главные герои - князь Ратмир и чародейка Всемила, являются обладателями магических предметов - страшного меча и волшебного кольца, способных творить чудеса. В опере множество волшебных метаморфоз, но главным её моментом является любовь и соперничество любящих: независимая Всемила влечётся к Ратмиру и в то же время страшится брачных уз, считая свободу высшей ценностью. Воссоединению Всемилы и Ратмира мешают тёмные силы, олицетворением которых выступает волшебник Громвал. Стремясь завоевать Всемилу, он ссоритcя с Ратмиром, что приводит к войне, разорившей некогда благодатный край и заставившей страдать народ. Громвал хочет завладеть ратмировым мечом, в котором видит залог победы над Всемилой. Он пытается сделать сообщницей Любиму, "почитающую себя его дочерью". Любима должна похитить меч Ратмира через своего возлюбленного Олега, дружинника в стане князя. Коварный Громвал стремится погубить чистую душу девушки, убеждая её совершить бесчестный поступок, якобы необходимый для спасения его жизни. Любима готова на всё ради отца, но Олег, преодолевая свои колебания и жертвуя любовью, в последний миг оставляет меч князю. Громвал призывает на помощь все силы ада и клянётся убить Ратмира. Новый сюжетный виток либретто обусловлен активным включением в действие ещё одного персонажа - Неизвестного, который уже появлялся ранее в одном из первых эпизодов "Страшного меча", обещая прекратить раздоры:
  
   За вас, друзья, иду на поле битвы!
   За вас сложу остаток дней моих!
   Да будут мне оружием - молитвы,
   Щитом моим - покров небес благих.
  
   В отличие от Неизвестного оперы Верстовского этот герой является носителем добра, жертвенности и милосердия. И хотя он называет себя служителем языческих богов - Лады и Белбога, его слова свидетельствуют о иной религии - христианской. Именно Неизвестному удаётся прекратить братоубийственную рознь в стране, примирив Ратмира и Всемилу, и одержать победу над войском Громвала с помощью дружины князя Владимира. Роль Неизвестного по мере развития действия становится всё более значительной. Он помогает Ратмиру и Всемиле одолеть жрецов Чернобога, укравших сына одного из витязей Ратмира, что бы принести юношу в жертву языческому истукану. Создаётся впечатление, что действие близится к завершению, но очередное появление Громвала даёт ещё один толчок для его развития. Во время битвы со жрецами Громвал завладел страшным мечом. Единственным средством разрушения магии оружия является кольцо Всемилы. По совету Неизвестного волшебница бросает кольцо в ручей, меч теряет свою силу, а Громвал исчезает в преисподней под пение подземного хора:
  
   Горе! Горе! Горе нам! Наша сила исчезает.
   Наше царство пало в прах,
   И на гневных небесах
   Гибель в молниях сияет.
  
   В "Страшном мече" множество цвето-звуко-световых сцен, обусловленных театральной машинерией и особой топикой этого жанра, предполагающего неожиданную и мгновенную смену пространственных образов по принципу "вдруг", "внезапно". Так, во время сражения объединённых воинств Ратмира и Всемилы с Громвалом чародей "машет мечом", и на пути воинов вырастает высокая гора, а через мгновение она "распадается надвое и открывает пропасть, а на горе вдали замок Всемилы, освящённый волшебным светом". Когда жрецы Чернобога поднимают жертвенный нож, " вдруг являются - Всемила с одной стороны и Ратмир с другой. Он отталкивает жрецов; она разрывает оковы на юноше", Через несколько мгновений - "удар грома, огонь перед истуканом гаснет; жрецы падают ниц", а следом "мёртвая тишина, истукан освещается мёртвым светом; черты лица его выражают злобу". Брошенный в поток волшебный перстень Всемилы воспламеняет влагу, которая "закипает" и одно временно с этим " огненный шар является над замком и рассыпается над ним дождём искр. Замок обнимается пламенем; всё начинает рушиться; обломки здания увлекают за собой Громвала, на месте замка является огненное озеро".
   Но изображение "чудесного", как и мистического, уже не могло удовлетворить Ершова и его современников, осознававших идеологические и художественные задачи своей эпохи по формированию национального искусства, основанного на триаде: православие, самодержавие, народность. В ряде вокальных и хоровых партий ершовского либретто нашли своё выражение характерные черты "русской души" с её радостями и печалями, тоской и надеждой. Главная же идеологема российской империи талантливо воплощалась молодым поэтом в заключительном гимне-здравице "Страшного меча", исполняемом Баяном и хором витязей.

Савченкова Т. П.

   Источники текста: Ершов П. П. "Сузге", стихотворения, драматические произведения, проза, письма, под ред. В. Г. Уткова, серия " Литературные памятники Сибири", Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство, 1984 г. Стр. 228 - 229, 230 - 232, 234, 432 - 434.
   Ершов П. П. "Конек-Горбунок". Избранные произведения и письма. Серия "Новая библиотека русской классики". М. "Парад", 2005 г.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru