Достоевский Федор Михайлович
Дневник писателя 1876. Ноябрь - Декабрь

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рукописные и подготовительные материалы.


   Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в тридцати томах
   Том двадцать четвертый. Дневник писателя 1876. Ноябрь -- Декабрь
   Л., "НАУКА", 1982
   
   <Записи к "Дневнику писатели" 1876 г. из рабочих тетрадей 1875--1877 гг.>
   <Записная тетрадь 1875--1876 гг.>
   <Записная тетрадь 1876--1877 гг.>
   Рукописные материалы
   Подготовительные материалы
   Другие редакции
   Варианты
   Примечания
   

<ЗАПИСИ К "ДНЕВНИКУ ПИСАТЕЛЯ" 1876 г. ИЗ РАБОЧИХ ТЕТРАДЕЙ 1875-1877 гг.>

<ЗАПИСНАЯ ТЕТРАДЬ 1875-1876 гг. (ЗТ1)>

   1875. От 5-го ноября "Москов<ские> ведомости". О египетском наследстве (Черняев).
   
   От 6-го ноября "Голос". Фельетон из Берлина, о нигилятине в русских школах.
   

"ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ"

   От 8-го ноября. Суббота. {Было: От 7-го ноября. Пятница.} В среду был у к<нязя> Мещерского Черняев. "У нас всего 6 400 000 патронов, и так как порох в металлических трубках, то химически разложился (sic) {(так) (лат.).} и стрелять нельзя. Ружей по новой системе у нас всего только 70 000, а из всех других стрелять нельзя". Я сказал, что союз трех сев<ерных> держав сделает то, что Турцию не разделят, а каждая будет беречь ее, и останется каждая одна к другой во вражде (через турецкие дела). А Англия меж тем {Далее было начато: кон<ечно?>} займет-таки Египет тоже, чтоб беречь его, {тоже ~ его вписано.} а уж раз займет, то и не выйдет, Черняев вдруг заметил: "А нам что за дело, что Англия займет Египет, и пусть ее!" (sic).
   Черняев тоже уверял, что перевооружение России назначено окончить к 1889 году (sic).
   
   Хлестаков по крайней мере врал-врал, да всё же хоть капельку да боялся во время вранья, что вот его возьмут да и вытолкают. Современные Хлестаковы не боятся и врут с полным спокойствием.
   
   Все спокойны, все безмерно самолюбивы, и, уж кажется, одно это должно бы мучить вечным беспокойством. Напротив, современный самолюбец не трепещет за себя, как он вошел, как он стоит, хорошо ли он сказал. Нынче все спокойны, и всякий уверен, что всё принадлежит ему одному. А нет, то он и застрелится.
   "Папа, простите меня, 27 лет, и я ничем не проявил. Я застрелюсь". Это еще хорошо, тут какая-то гордость. А другой просто стреляется из-за того, что он не так богат, как Овсянников. Для чего ж и жить, как не для гордости? {Все спокойны ~ для гордости? вписано на полях.}
   
   Если не религия, но хоть то, что заменяет ее на миг в человеке. Вспомните Дидро, Вольтера, {Далее было: Руссо} их век и их веру... О, какая это была страстная вера. У нас ничего не верят, у нас tabula rasa. {пустота; букв. "чистая доска" (лат.).} Ну хоть в Большую Медведицу, {Далее было начато: в яв<ление?>} вы смеетесь, -- я хотел сказать, хоть в какую-нибудь великую мысль. {Если не религия ~ великую мысль, вписано на полях предыдущей страницы.}
   
   Наша консервативная часть общества не менее говенна, чем всякая другая. Сколько подлецов к ней примкнули, Филоновы, Крестовский, поэт <5>, {Здесь и далее в ломаных скобках указаны страницы записных тетрадей.} с своей поэмой, граф Сальяс с своим легкомыслием, генерал -- злой дурак, грязные в семействе Авсеенки и Крестовск<ого>, Фадеев с своим царем в голове.
   
   Фантастическая идея Ордена чести вместо дворянства (в виде юмористической поправки идей Фадеева насчет купцов).
   
   Но семинарист действует всем гуртом. Семинарист всегда в гурте. Это существо стадное. {На полях рядом с текстом: Но семинарист ~ стадное. -- помета: Здесь. К словам: существо стадное -- незачеркнутые варианты: а. скотина стадная б. лицо стадное.}
   
   Рассказ Некрасова о последних днях Решетникова (революционеры, старого Гаврилу) в параллель с изящным Авсеенко -- Юхотский плакал, обтянутая.ручка, фойе и деликатес.
   
   Бездарная средина (они гнездятся... и т. д.).
   Граф Толстой. Письмо Тургенева. Ноябрьская книжка "Русского вестника" (смот<ри> "Русский мир", No 216).
   
   NB. Общество земледельческих колоний и ремесленных приютов (по-видимому, значительное, познакомиться). Детская колония за пороховыми заводами.
   
   "Голос". Воскресенье, 9-го ноября {Было: октября} 75. {На полях рядом с текстом: No. Общество ~ 9-го ноября 75. -- пометы: Здесь. NB. Справиться.}
   "Болезненные произведения". Но самое здоровье ваше есть уже болезнь. И что можете знать вы в здоровье? <6>
   
   "Голос". Понедельник, 10-го ноября. Фельетон. О сумасшествии двойника. Голядкин.
   
   Любовь к России. Как ее любить, когда она дала такие фамильи -- Сосунов, Сосунков, надо переделывать в Сасунова и Сасункова, чтоб никак не напоминало о сосании, а, напротив, напоминало бы о честности.
   
   Человек, который рад проползти из Бадена в Карльсруе на карачках (на руках и на ногах), чтоб только сделать своему литературному сопернику неприятность. Человек, который сидит у себя и употребляет свое время, чтоб выдумывать, какие он скажет оскорбительные словечки, встретясь с таким-то и таким-то, как повернется к ним, как обидит их.
   
   Ce n'est pas l'homme, c'est une lyre {Это не человек, это лира (франц.).} (о Ламартине).
   
   NB. В Симбирске на памятнике Карамзину один из барельефов изображает Карамзина, читающего Александру 1-му свою "Историю", оба в древних костюмах, то есть голые, по крайней мере на 9/10. {На полях рядом с текстом: No. В Симбирске ~ на 9/10. -- помета: Здесь!!!}
   
   Из письма Гоголя с того света о спиритизме и чертях, ссылка на Послание к Римлянам, глава II, стих 9.
   NB. "Русский мир" сам признал себя на 5 рублей поплоше перед прочими газетами. Но он говорит, что это {Было: Но это} в видах пропаганды, если так, то есть надежда, что на следующий год он будет предлагаться даром, а еще на следующий год так даже с приложением {Далее было начато: уж} от редакции по 10, а может, и по пятнадцати рублей на подписчика, -- только чтоб читали мнения и догадки боевого генерала Черняева. <7>
   
   -- Юбилеи Тургенева, телеграмма ил Петербурга от писателей, такие-то и такие-то, и Д<остоевский> последний, но лишь {но лишь вписано.} по сочувствию к таланту, а {Было: но} не к лицу.
   
   "Русский мир" -- это как человек, который сердится в потемках, "зачем не пылки, зачем не пылки?"
   
   ... Но почему г-н Тургенев взял путешествие на карачках в Карльсруе именно на себя? Я нигде не упомянул, что говорю про него, и почем знать, может быть, нашлись и еще готовые проползти? Что же до последующих объяснений г-на Т<ургене>ва, то думаю, что на них мне отвечать неприлично, ибо уж если человек приписал себе раз карачки, то оп не мог и отвечать на это иначе как в состоянии нервическом, {Было: с взвизгиваниями} в котором {Далее было начато: взв<изгивают>} бегают но комнате, бьют стену кулаком, громко взвизгивают и плачут в голос, так что будят соседей. В таком состоянии человек может написать бог знает что, и как же ему отвечать?
   
   Заграничный {Заграничный вписано.} выкормок. Русский -- заграничный выкормок. {На полях рядом с текстом: Заграничный ~ выкормок. -- помета: Здесь!!!}
   
   Левиты, семинаристы, это -- это нужник общества.
   
   Миговое дело (минутное в смысле). <8>
   
   "Московск<ие> ведомости", No 291, 14 ноября, пятница, статья "Литературная кунсткамера", о "Подростке".
   "Москов<ские> ведомости", No 292. Воскресенье. Politische Correspondenz. Опровержение сенсационной телеграммы "Русского мира" {Было: "Русского вестника"} об остановке отпуска провианта Австрии в Черногорию. "Русский мир" решительно захотел подписчиков, принимают публику за какой-то {какой-то вписано.} Ташкент и штурмуют ее самым беспардонным манером.
   
   Основная идея и всегда должна быть недосягаемо выше, чем возможность ее исполнения, н<а>пр<имер> христианство. {На полях рядом с текстом: Основная идея ~ христианство. -- помета: Здесь!!!}
   
   Нелепость весьма часто сидит {Незачеркнутый вариант: заключена} не в книге, а в уме читающего. {К словам: сидит не в книге ~ читающего -- незачеркнутый вариант: происходит не от автора, а оттого, что она сидит в уме читающего}
   
   А не понимаешь ты не оттого, что неясен писатель, а оттого, что неразвиты, сам туп, тупы твои способности. Тупы и неразвиты.
   
   "Гражданин", No 46, 16 ноября: известия о попах (с папиросками и не хотящих учить читать).
   
   "Московские ведомости", No 296, 20 ноября. Известия о нашей внешней хлебной торговле (одесский доклад). И статья Джона Лемуана ("Débats") об английской политике, Египте и Суэцком канале.
   
   Князь Светозаров -- эта благодетельная тупица.
   
   Люди из бумажки. Княжна Мери. Человек со вкусом этого не может читать без скуки.
   Бедненькие, миленькие, маленькие. <9>
   
   Теперешнее поколение -- плоды нигилятины 60-х годов. Это страшные и отвратительные плоды.
   Но их очередь придет. Подымается поколение детей, которые возненавидят своих отцов.
   
   "Московские ведомости", No 297, 21 ноября.
   1) Извлечение отзывов из всех важных английских газет о покупке акций Суэцкого канала.
   2) Об обязательном обучении (из Петербурга).
   
   "Русский мир" удешевил газету.
   
   А Балда приговаривал с укоризною,
   Не гонялся б ты, Кузьма, за дешевизною.
   
   Об удивительном слоге, которым теперь пишут, особенно в провинциальных газетах. См. выдержки Порецкого из "Киевского телеграфа" ("Гражд<анин>", No 47, 23 нояб<ря>). Набрать выдержек в таком духе и в каждом No "Дневника" приводить курьезами, как нынче пишут, для искоренения и осмеяния.
   
   Да и что может сказать этот сухощавый духом {Незачеркнутый вариант: умственно} (но не телом {Незачеркнутый вариант: но не телесно}) человек? Хотя и толстый телом человек?
   
   "Русский мир" -- приют всех бездарностей и оскорбленных самолюбий.
   
   Лгушка.
   
   Он у меня обедал, я его кормил.
   
   Столоверчение. Бунт столов в Министерстве народного просвещения. <10>
   
   О том, что "Московск<ие> ведомости" первая у нас политическая газета.
   
   "Московские ведомости", No 301, середа, 26 ноября. Из брошюры "Pro Nihilo" {"Из-за ничего" (лат.).} отрывки и передовая статья на эту тему.
   "Голос", 26 ноября, No 327. Дело Овсянникова.
   "Голос", 27 ноября, No 328.
   
   Наш либерализм даже ретрограден, {Было: Либерализм ретрограден} за него Станислава дают, другое дело славянофильство: какие суровые требования! Как он ненавистен рутине, норовящей наделать великих дел шутя или нашаромыжку. Либералов сажают в министерства, чтоб были, так сказать, à la hauteur. {на высоте (франц.). Либералов сажают ~ à la hauteur, вписано на полях.}
   Семинарская редакция: что за вседовольство, что за всеблаженство.
   
   Спи, честный труженик, танцевал с стаканом в руке, притоптывая, и осмеивал в офицерских виршах то, грязи от подошв чего не стоил. {На полях рядом с текстом: Спи ~ не стоил.-- помета:!!!}
   
   "Голос", 28 ноября, No 329 -- дело Овсянникова.
   (Записочка одного застрелившегося.)
   
   Трем из них одна рубаха,
   Остальных спасает бог.
   Что ж возможно кроме axa
   Здесь воскликнуть -- разве ох!1
   1 К тексту: Что ж возможно ~ разве ох! -- незачеркнутый вариант: Что ж, друзья, я кроме axa // Здесь воскликну -- разве ох!
   
   "Голос". Суббота, 29 ноября, No 330. Дело Овсянникова.
   
   "Московские ведомости", No 303, 28 ноября. Передовая статья о Герцеговинском восстании. <11>
   
   Раз кто-то раздавил эту физиономию каблуком, да и ушел, так и осталось в этой физиономии нечто как бы раздавленное на всю жизнь.
   Un homme heureux qui n'a pas l'air content. {Человек счастливый, но кое-чем недовольный (франц.). На полях рядом с текстом: Раз кто-то ~ content -- помета: Здесь!!!}
   
   О придуманности и ненатуральности общества сострадания к животным (человеколюбивого) или общества сострадания к крупным скотам, 15 руб. с извозчика, умерщвлять собак хлороформом.
   
   "Голос", No 331, 30 ноября. Дело Овсянникова.
   
   Специализация доктор<ов>, так что не знаешь, кого позвать полечиться, выколотый глаз, Соколов, немытые руки, папироска.
   
   "Голос", 1-е декабря. Дело Овсянникова и статья "Indépendance Belge" о перемене карты Европы, признанная за сумасшествие. Но никогда, может быть, Европа не была ближе к именно такому перевороту и переделке {Далее было начато: как} территории, как в наше время (распространить).
   
   О учителях российской словесности (до классицизма -- ври что угодно) -- составляли карьеры.
   
   Наш чиновник -- олицетворенное ничегонеделание. В Дрездене за эти деньги -- и какая услужливость с достоинством. У нас ломание над публикой без достоинства. Дайте же ему поломаться-то. Почтальоны железнодорожные.
   
   Отсылка {Далее было начато: ком<итетом>} Минист<ерством> иностр<анных> дел денег Герцеговине 12 ноября, а мы-то делали предложения Ионину.
   Воспоминания о заседаниях комитета. <12>
   
   "Голос", 5 декабря. Пятница. Реферат об здании для хранения редких и драгоценных вещей в Лондоне, с выкачиванием воздуха из главных подвалов. Тот же No. Зверство доктора над девушкой, которая застрелилась. Предрассудок о мире. Мечи и плуги. Никогда не будет. Без крови и войны загниет человечество. Разврат. Трусость. Все развратники и роскошники трусы. Сарданапал. (Смотри "Голос", фельетон Лароша.)
   В коммунизме пойдут один на другого. Без великой мысли не живет человечество. Мнение, что будут открыты такие орудия истребления, что нельзя будет воевать. Вздор. В войне не ненавидят, даже любят врага. Не за что ненавидеть. Уважают врага. Сходятся, дружатся. Вовсе не жаждут крови, а прежде всего своею кровью жертвуют. Свою отдают, мир после войны всегда оживляется.
   -- Да, но что вы отстаиваете: царство жида. {На полях рядом с текстом: Предрассудок ~ жида. -- помета: Война.}
   Танцы. Замужняя {Замужняя вписано.} женщина и танцы. Менуэт как объяснение в любви. Кадриль.
   Что такое танцы? Весенняя повадка животных, только в нравственно разумном существе. {На полях рядом с текстом: Танцы ~ существе. -- помета: Бал.}
   
   В нем, может быть, и много внутреннего ума, но наружного -- никакого. Выскажет что-нибудь, только взглянешь на него или с соседом переглянешься. А сядет написать, то весь свет удивит. И вот это г-н с умом более внутренним, чем наружным...
   
   В "Биржевых" от 7-го декабря, воскресенье, в фельетоне Суворина, смешной парадокс об Овсянникове: что если б он и не был виноват в поджоге, то всё равно его за прежние безнаказанные грехи надо обвинить теперь в поджоге. <13>
   
   Самое первое стремление дипломата это, разумеется, иметь как можно меньше врагов и как можно больше друзей. Дипломат, друзья всегда враги, а потом друзья. Итак -- важней врагов, чтоб уж ближе был переход к друзьям. {Дипломат ~ к друзьям, вписано.}
   
   Но, боже мой, я перед ним виноват, а стало быть, я должен ему отмстить. {На полях рядом с текстом: Но, боже мой ~ отмстить. -- помета: Здесь!!!}
   
   "Голос", понедельник, 2 декабря, No 339.
   Дело драки на улице учительниц, кандидата математических наук и Лимберга. {В рукописи здесь и далее: Линберг} Осуждение девицы М. за неприличную позитуру и за нарушение тишины на улице, девица В. -- речь в суде о беззащитности бессильных женщин, тогда как девица М. верхом сидела.
   
   "Гражданин", No 49, 7 декабря. Об Овсянникове.
   
   "Дым", о красоте, Потугин, ругательство на Россию, красота Белинского. {Далее было: мы <б-->.}
   
   Тургенев и Виардо, переводил Гоголя, "Вий", хотел под стол залезть.
   
   Потугин именно самородок, на которого сам злится. Потугин -- это сам г-н Тургенев. Ошибка в том, что Потугин семинарист, семинарист меньше бы и точнее говорил.
   
   Красота, вспомните лакейские ливреи маркизов и маркиз, падающих на носки (Казанова).
   
   Сконфузил юношу, хищное животное, единобрачие. А воспитательные дома? Юноша-то и говорить бы не стал, не только что плакать, соврал Потугин (Тургенев и Писарев). <14>
   
   "Непочтительный Коронат". Весь комизм мальчишки, командующему дяде. Ложь. Подлизывание к юношеству -- позор. {На полях рядом с текстом: "Непочтительный ~ позор. -- помета: Здесь!}
   Байрон, Каин, ложь -- ложь со времен французской революции.
   
   Идут мужики и несут топоры, что-то страшное будет (вероятно, это красота, по-вашему?). А если долго нас помещики душили?
   
   О г-же Стечкиной -- восстановление права литературной собственности. (Как о рекламе.)
   
   У Тургенева -- костюм Чурилы, а ваши фалдочки, прикрывающие ваше заднее место, а стеклышко в глазу, а лакеи-маркизы, походка Чурилы и ваша походка, ляшки.
   В прекрасном народы страшно ошибались. Барельеф Карамзин и Александр Павлович. {В прекрасном ~ Александр Павлович, вписано.}
   
   Вы выпродали имение и выбрались за границу, тотчас же как вообразили, что что-то страшное будет.
   "Записки охотника" и крепостное право, а вилла в Баден-Бадене на чьи деньги, как не на крепостные, выстроена?
   
   Девица Стечкина, чувство меры нарушено, неделикатно так выставляться с самой собою, конец вашей повести и какой-нибудь современный вопрос.
   Пусть я паду в битве, как не в меру. Исступление уродливого самообожания с самой уродливой неделикатностью и с самой уродливой самовыставительностью. <15>
   
   Статья.
   1) Потугин. Тургенев (красота).
   Цивилизация.
   2) Цивилизация, откинув религию, тем самым признала смерть свою, ибо должна нести в себе рабство -- хотя бы в виде пролетариата и обоготворения прав собственности.
   3) Религия же это всё разрешает.
   (NB. Каким образом? Собственное достоинство пролетариата и свобода духа, без плотоядности собственника). {На полях рядом с текстом: 3) Религия ~ собственника.) -- пометы: !Здесь. Война.}
   (NB. Трудно сказать, как бы это Христом разрешилось. Обоюдная скорбь друг за друга смягчила бы и капитал и возвысила бы пролетариат.)
   Виновно же католичество римское и протестантское. Катков (та же ли вера у нас, как у римлян, тот ли Христос, Христос, которому понадобились иезуиты). И наконец, торжество восьми мильонов пролетариата и петролея.
   
   Ложь с начала столетия. Ложь в журналах, ложь еще в Каине, и ложь-то и хвалилась.
   
   Каин -- причина: Байрон хромой.
   Направление Лермонтова -- причина: урод, кочергу ломал.
   
   NB. NB. NB. NB. NB. Политическая статья. О {Далее было начато; сос<тоятельности>} Франции и о мнимой состоятельности Германии.
   Скоро умрут несколько представителей Европы. Мы накануне. А главное, не надо забывать 8 миллионов пролетариев. К разрушению примкнет половина Франции. {На полях рядом с текстом: NB. NB. со половина Франции. -- пометы: Война. NB.}
   
   Немцы {Было начато: Вой<на>} не могли бы уничтожить Францию. Уничтожить Париж, расстрелять пролетариев. Выкупить землевладения и оставить у немцев. Но это не в силах Бисмарка. <16>
   
   "Непочтительный Коронат". Плотоядность молодежи. Да ведь вы сами того хотели. Чтоб никакого духа, вы истребили бога. -- Но и без бога надо быть гуманным, любить человечество. -- Но на кой черт я буду гуманен. Я хочу, чтоб весело, весело, весело, чтоб со мной спали, и резать, и резать, чтоб есть слабого сильным.
   Скажут: вам стыдно это? -- Почему? А мне наплевать на вас. {Скажут ~ на вас. вписано на полях.}
   
   NB. Смотри ноябрь, "Русский вестник". Кружок в Цюрихе.
   NB. Гуманность есть только привычка, плод цивилизации. Она может совершенно исчезнуть.
   Либерализм -- дурная привычка.
   
   С уничтожением крепостного права кончилась (не закончилась) реформа Петра и петербургский период. Ну и sauve qui peut. {разброд; букв, "паника" (франц.).}
   На минуту наступит американизм.
   Народ идет. Вот идеалы которого осмеял Потугин. {На полях рядом с текстом: С уничтожением ~ Потугин. -- пометы: 1), Здесь.}
   Кончив внутренний период: а между тем надо быть готовым. Папа. Император -- немец.
   В Германской империи внутреннее неустройство заставит их, для единения, броситься на Францию или на Россию (как Наполеон на Крым). {На полях рядом с текстом: Кончив ~ на Крым.) -- фигурная скобка и помета: Война.}
   В Германской империи идеи столь же мало, как и во Франции. Во Франции по крайней мере коммунистические, а в Германии лишь: да здравствует немецкая гордость. <17>
   
   Так как наши окраины придется нам или отдать или сохранить и так как мы {Далее было начато: мирн<о>} не отдадим их ни за что без боя, то лучше бы позаботиться о их закреплении, обрусении {Вместо: о их ~ обрусении -- было: о них.} теперь. Здравая политика. {На полях рядом с текстом: Так как ~ политика. -- помета: Война.}
   "Новое время", No 325. Суббота, 13 декабря 75. Биография Погодина.
   
   Благоговейное замечание Тургенева в "Дыме", что Раштадт в 1862-м году был еще союзного крепостью. Да пусть его.
   
   В "Дыме" Литвинов, жалкая роль, сам не верил искренности побега и говорил себе, что это в романах, да в Симбирской губернии от скуки, -- а когда Ирина отказалась, первый на нее разъярился. Даже страсти нет плотской. 4<ерт> энает что такое. Его бы надо реально и обличая выставить, а у Тургенева идеально -- и вышло дрянь (этакий тип выставляют реально, то есть обличая). {(этакий ~ обличая) вписано.}
   
   В повести "Собака" совсем не умеет выводить рассказчиков, не знает быта. Никто не говорит в обществе: милостивый государь мой, и никто не говорит: бежал, такие лансады делал, что у Наполеона первая танцовщица, которая в день его ангела танцует, не догнала бы.
   NB. Очень выделанно и придумано. Так не говорят. <18>
   
   В "Дыме" Тургенева заметно страшное падение художественности.
   Он не знает России. Что за люди? Что за лица? Что за Губарев, что за женщины с новейшими машинами? Всё сочинено.
   
   Журнальная литература вся разбилась на кучки. Явилось много жидов-антрепренеров, у каждого жида по одному литератору (и если имеются другие, то фиктивные), {Далее было: и издают.} но по одному есть. И издают.
   
   "Биржевые ведомости", No 344. Воскрес<енье>, 14 декабря. Фельетон Незнакомца -- заключение об Овсянникове и краткая история Училища правоведения (40 лет, открытие в 35-м году).
   
   "Голос", No 345. Воскрес<енье>, 14 декабря. В передовой статье несколько хороших слов о наших среднеазиатских (военных) делах и о необходимости увеличения войска. Пугают вдали Китаем и Японией.
   Речь Спасовича (окончание). {Речь ~ (окончание), вписано.}
   
   "Голос", 15 декабря, No 346. Сообщение судьи Клокачева по делу Лимберга и Морозовой (неприличная позитура! До позитуры ли при столь высоких вопросах!)
   
   Художественностью пренебрегают лишь необразованные и туго развитые люди, художественность есть главное дело, ибо помогает выражению мысли выпуклостию картины и образа, тогда как без художественности, проводя лишь мысль, производим лишь скуку, производим в читателе незаметливость и легкомыслие, а иногда и недоверчивость к мыслям, неправильно выраженным, и людям из бумажки. <19>
   Одна образованная {Одна образованная вписано.} поповна и Седльце. Г-н Тургенев похож на эту образованную поповну. Замечание о Раштадте. Ну и пусть его, какое мне дело! Какое нам всем до этого дело? Да и какое дело до этого хотя бы кому бы то ни было?
   
   О хищных животных, единобрачие. Тургенев в упоении выдумал. У нас воспитательный дом. Мать, положим, может кормить грудью, но лишь до той степени, в какой это не противоречит ее гражданским обязанностям.
   
   "Дон-Жуан" Байрона, Посвящение, строфа X.
   
   Главное, это направление (современное западничество (а все-таки оно современное западничество, как ни называй его)) чрезвычайно потворствует лени: мы, дескать, непримиримые, мы стоим в стороне (то есть ничего не делаем). А так как при этом и почет, то Россия и осталась в течение 20 лет на одни свои {Далее было начато: слов<а>} силы.
   О подлецы! вы все только смеялись и всех позорили. Это так легко. Вы необразованны, вы ничего не понимаете.
   
   Направление! Мое направление то, за которое не дают чинов.
   
   ... Тут просто драка была, а кандидат прав просто наказывал за буянство, пьянство и бесчинство, -- стало быть, со стороны Лимберга драка была пьяная, а со стороны кандидата облагороженная.
   Судья Клокачев -- продался и больше ничего. <20>
   
   Встреча с<о> студентом Медицинской академии, просящим милостыню. Мнение <нрзб.> дом Фридрихса (живут цыганами). {На полях рядом с текстом: Встреча ~ цыганами). -- пометы: Здесь и !!]}
   
   300-рублевые стипендии от казны всем русским студентам, с тем, однако, чтоб обязательно прослужили потом 4 года казне на каком угодно поприще, по своему желанию.
   
   Направление, так сказать, сплетническое.
   
   Не могут не определиться лучшие люди, в смысле сознателей правды народной, -- не могут, потому что человеку паче всего нужно то, перед чем преклониться.
   
   Потугин. Выставка лондонская. Закон народонаселения: и потому глупенький Потугин сердится на Россию за то, что в ней всего 65 милл. народу, а не 165. Через 50 лет будет 165 милл., и увидите сами, что мы будем, может быть, первые на выставке. Это ясно как дважды два. Это закон. Не воля государя выстроила железные дороги, а они сами выстроились. Именно сами, как бы ни казалось, что по чьей-нибудь воле. Всё происходит от известных законов человеческой природы. Они неизменны, а потому отрицать в русском народе способности и радоваться, что немцы выше нас умом, могут только ничего не знающие русские барчонки за границей. Притом же мы на выставку не могли ведь поставить наше политическое единство (то есть народную идею государства) или нашу веру. {Далее было начато: вы} Это тоже выработанная вещь. {Это ~ вещь, вписано на полях.} Политическое единство Германия, например, приобрела лишь 5 лет назад, ну а мы его выработали раньше ее многими веками.
   
   И к<- - -> на русский народ.
   
   Литвинов -- надо было отметить и показать, что он сам больше всех виноват, и лицо комичное, из разряда Пироговых, а не патетичное. <21>
   
   Он ей показал, как султан князю Меньшикову, в шарабане место подле себя в 53 году, но если б она села на место, он первый был бы несчастен, и если б не улизнул от нее {от нее вписано.} с первой станции, то единственно по недостатку характера. Зато ночью бы улизнул наверно. Характеры сплошь неясные и выдуманные. Г-н Тургенев слишком мало знает действительность (из повести "Собака") и много сочиняет наобум.
   
   Специальности врачей, специализировались, -- один лечит нос, а другой переносицу. У одного всё от болезней матки.
   
   История, как Лиля сломала ручку.
   
   В русском человеке (большей частию) из простонародья нужно отвлекать красоту от наносного варварства. Кто истинный друг человечества, у кого хоть раз билось сердце по страданиям народа, тот поймет и извинит всю непроходимую насевшую грязь и возьмет бриллианты. (У нас же народ теория у любителей его до сих пор, да так и останется.) Впрочем, о щекотливых предметах заговаривать не стану. {(У нас же ~ стану, вписано.}
   
   История Лимберга и Морозовой.
   
   Конспект номера. {Конспект номера, вписано на полях.}
   1) Направление. Болезни.
   Итак, доктора.
   "Непочтительный Коронат" (особенно головлята).
   В русском человеке отвлекать (иначе ложь).
   Лимберг и Морозова.
   Медицинский студент Академии.
   Перечитать "Дым".
   Политика.
   Приюты. Больницы и проч.
   
   Ап. Григорьев. Эта вечно декламирующая душа.
   
   Эмс. Обедня в Эмсе, и мошенник, спрятавшийся под престолом у Спаса на Сенной. <22>
   "Голос", No 348. Скверная реклама об детских изданиях Вольфа. Присяжный поверенный Языков о роли литературы в деле Овсянникова.
   
   Где же было добыть деятелей для такой огромной реформы, вот и явились {Далее было начато: деят<ели>} Филоновы.
   
   Газета. Реклама. Стечкина. Цебрикова, чем наполнить. Признание девицы, обе ножки, со мной и не то делали. Преимущественно для барышень, не умеющих выйти замуж, да-с и нет-с. Воображения, фантазии нет. Реклама чем безнравственна? Не безнравственнее откр<ыт>ых плеч, груди, танцев. А впрочем, чем безнравственнее, тем больше разойдется. Фантазии нет, а то бы разбогатеть можно. И разбогатеть даже не умеют, -- дома терпимости. (Гром) Некрасов. {На полях рядом с текстом: Газета. ~ Некрасов. -- фигурная скобка и помета: Реклама!}
   
   Фантазии и воображения нет в писателях.
   
   Прозаичность духовенства.
   
   Об русской гордости: Гоголь, Островский, я думаю, что государственные люди (Потемкин и проч.). Немцы поправили. Экономия. Огромность значения поправляла (Потемкин).
   Великий Пушкин -- без гордости.
   
   Семинаристы, как status in statu, {государство в государстве (лат.).} -- вне народа.
   На людей слабых умом сильно действует чувство местности и привычки. Г-н Тургенев в романе "Дым" пишет о городе Раштадте (и, главное, так серьезно). Какое мне дело до города Раштадта, отошел он или нет куда-нибудь, хоть бы провалился, так всё равно.
   
   В России мы чувства местности не имеем. Ну что такое, н<а>прим<ер>, Владимир? и зачем его знать, а Костромы так даже и стыдимся. Но только что русский переедет в Европу, так тотчас же он и местен, и гнездлив, ах, и Раштадт. <23>
   
   "Русский вестник". Ноябрь, 75. Борьба дима с аристократией. Слова Платона о тиранах. Тираны происходят из демократии (стран<ица> 13). No. Это свежие люди; это первое наблюдение над человеком в обществе.
   Древнегреческие тираны. Асса, требующий 300 000. Михайловский сердится.
   NB. Семинарии надо поскорее возвысить до гимназий, то есть, так сказать, обратить в гимназии, уже и потому, что тем уничтожится рассадник нигилятины (см. "Внутр<еннее> обозрение" Елисеева, "От<ечественные> зап<иски>, декабрь). Смешные проекты Елисеева для возрождения духовенства (два попа: требник {Незачеркнутый вариант: требный} и учитель).
   (Михайловскому.) Мне рассказывали компетентные люди, что Тюильри сожжено частным образом, каким-то шалуном, подобравшим шайку, без ведома коммунаров. Но что же бы это значило?.. Не лишайте исторического факта его величавости, страх (разрыв с историей, разрыв навеки, и это при падении коммунаров). Это коммуна, раненная насмерть, {раненная насмерть вписано.} поднявшая голову и крикнувшая в последний раз: вот так исчезнете не только вы, но и следы ваши и история ваша. А вы хотите непременно их сделать невинными вроде героев Августа Коцебу. Разве они могут происходить. Они должны приходить самостоятельно со всем новым. {На полях рядом с текстом: (Михайловскому.) ~ со всем новым. -- пометы: Читал. "От<ечественные> зап<иски>", Война.}
   
   Жаловаться: вот, дескать, как с нами поступили (расстреляли коммунаров, декабристы), -- на то шел, да ведь ты сам то же бы сделал -- не глупо ли кричать: "О, как меня мучили". Грустно <24> не это, а то, что не умиротворишь и миром ни за что не кончишь. Да и невозможно примирение ни за что и -- и нежелательно. (Ибо лишь на основании Христа примирение возможно.) А тут на экономическом расчете, след<овательно>, чем скорее, тем лучше, только бедные наши внуки... а может, даже и дети. И, уж конечно, не прейдет этот род, и увидит этот божий гром хоть кто-нибудь из теперь живущих.
   Но судьи смотрят ужасно прозаично: для него драка по зубам или за волосы есть просто драка по зубам и за волосы, и больше ничего.
   Или взять, что Овсянников отвечает за всю эпоху. Но Овсянников лицо мелкое, комическое, хотелось бы, чтоб было величественнее. К тому же эта эпоха и всегда была и будет, хотя часть людей всегда будет восставать против. И хорошо, восставайте, но не делайте несправедливость. "Мне не нравится, что Овсянников за всю жизнь свою наказан" (Суворин). Меры нет, как у г-жи Морозовой.
   
   Вот вы найдете это ужасно ретроградным, потому что не совпадает с общим мнением. Вы любите общее мнение и волочитесь за ним: место злачное и доходы. Вы как прежние п<- - -> {п<- - -> зачеркнуто позднее, другими чернилами.} сенаторы. Я с общим мнением согласен.
   
   Общеотвлеченный либерализм: мало натаскали денег Спасовичи, издатели и проч.
   
   А что Спасович взял с общества {Далее было начато: ком<мунального>.} страхового. Ведь немало, наверно Тургенев за "Дворянское гнездо" или Толстой за "Детство" и "Отрочество" взяли дешевле. А может, и за всё собрание-то сочинений взяли дешевле. <25>
   
   Каин, Байрон хром. Смеялся над Вордсвортом за таможню. Оранжевые цвета. Отдал ли бы свою аристократию. Удивительно, что Пушкин отказался так скоро. Лермонтов. Байрон хром, будь его нога пряма -- он был бы спокойнее. Лермонтов гнусен. Самолюбие. Стечкина. Реклама. Газета "Реклама".
   
   Сабуров и Андриянова. Украл 30000 без всякого чувства дворянской чести.
   14-ое декабря было диким делом, западническою проделкою, зачем мы не лорды? Русский царь играл тоже в эту игру (с Екатерины начиная). Но Екатерина была гениальна, а Александр -- нет. Освободили ли бы декабристы народ? Без сомнения нет. Они исчезли бы, не продержавшись и двух-трех дней. Михаилу, Константину стоило показаться в Москве, где угодно, и всё бы повалило за ними. Удивительно, как этого не постигали декабристы. Необразованность, потребность впутаться, мерзавца, как Пестель, считать за человека, -- то же и теперь: члены Земледельческого клуба. Меж тем с исчезновением декабрист<ов> исчез как бы чистый элемент из дворянства. Остался цинизм: нет, дескать, честно-то, видно, не проживешь. Явилась условная честь (Ростовцев) -- явились поэты. Это до того опоганило, что, когда раскусили Белинского, всё повалило за ним, до того, что даже теперь насильно, хотят видеть сверху то же самое, что при прошлом царствовании.
   И, однако же, личность Николая. {На полях рядом с текстом: Сабуров ~ личность Николая. -- помета: Здесь!} <26>
   
   Он ей указывает (после всех-то комически-мелких потуг. {Далее было начато: беж<ать>} увозить иль не увозить?) великолепно, как султан Абдул-Меджид Меньшикову на место йодле себя в шарабане, на место на железной дороге.
   
   И этому ли вместе с Потугиным решать судьбу России под русским деревом в Баден-Бадене?
   Молчите, вы не компетентны, вы недоросли русской жизни и комические дурачки.
   И тогда все будут "des (hommes) heureux, qui n'ont pas l'air content".
   И тогда все обратятся в счастливых, но недовольных, des hommes heureux, qui n'ont pas l'air content.
   Il était humble et hautain comme tout les fanatiques. Il avait la religion de ses fonctions et il était espion comme on est prêtre. {Он был скромен и надменен, как все фанатики. Он свято чтил свои обязанности, и он был шпионом, как бывают священником (франц.).} Это был шпион без всякой злобы.
   
   Ces gens-là, quand ce n'est pas de la boue, c'est de la poussière. {Если эти люди не грязь, то они пыль (франц.).}
   
   "Голос". Суббота, 20 декабря, 75, No 351.
   Замечание отца Герасима против Осинина насчет вздутого соглашения Боннского съезда с восточною церковью (No).
   И в телеграммах. Числа, положенные окончательно Национальн<ым> собранием, о выборе депутатов и сенаторов и распущении Национальной" собрания.
   
   Политика.
   Политическая же идея о Франции не в выборе Собрания, а вообще в ее положении. Ибо Собрание может что-нибудь с самого первого шага решить, и вдруг явится министр и скажет, что это решение не согласно с намерениями и планами маршала спасти Францию, -- и Национальное собрание тотчас же отменит решение, а если не отменит, то сочтется за бунт, и его раскассируют. <27>
   
   Студент ищет места швейцара. "Голос". Воскресенье, 21 декабря.
   Южная линия Сибирской железной дороги, будущность Китая.
   Достаточно только некоторого расширения кругозора и мысли или толчка от реформ, несомненно имеющего {имеющего вписано.} последовать даже от самых первоначальных военных реформ (при которых не может не прийти сознание силы, сплоченности и единства), чтоб не догадаться, что кругом пустые и богатые земли, {Далее было: а из} Сибирь не Средняя Азия, а их, китайцев, бесконечно много, чтоб не {Далее было начато: зах<ватить>} помыслить захватить эти земли, С первой военной идеей (которая несомненно придет после, например, военной реформы) чтоб не догадаться, до какой степени эти земли слабы и незащищенны и даже в дальнейшем защищены быть не могут (а тут фантазия; три-четыре миллиона, оружие усовершенствованное, киргизская степь и бараны и проч.), всё это может быть не сейчас, но, конечно, лет через 50; надо иметь в виду. {На полях рядом с текстом: Южная линия ~ иметь в виду. -- пометы: О Японии (см. ниже). Китай.}
   
   Незнакомец говорит: "Истинная скорбь не выражается в пошлых фразах, придуманных на досуге, не выражается оценка человека в тех речах, которые обыкновенно говорятся над его могилой". О какая книжная и маленькая мысль! Знаете, г-н Незнакомец, что истинная скорбь выражается весьма и весьма часто в самых пошлых фразах и обрядах, а речи над могилами так еще очень любят (смерть матери, проповедь св. Барнила, и все плакали). Вы этого еще не знаете, г-н Незнакомец!
   
   "Биржевые <ведомости>". Воскресенье, 21 декабря. <28>
   
   Суворину. Я вам скажу, что ваш либерализм есть ремесло, или дурная привычка. Сама собою эта привычка не дурная, но у вас она обратилась в дурную. Вы скажете, что, напротив, не ремесло, а что вы были согреты чувствами и т. д. А я скажу, что ничем вы не были согреты, а просто-запросто отправляли выгодную профессию, и что вообще нам далеко до нагревания...
   Острота. Рюрик, Синеус, Трувор и Погодин -- очень {Далее было начато: непочтен<ная>} дурная.
   
   А о судье Клокачеве вам предрешать нечего. Это устрашение. Тут всё в факте: сидела ли верхом. Докажите, что этого не было. Но это может решить лишь (суд) высшая инстанция суда и т. д.
   А насчет удовлетворения в письме г-на Морозова, то не вам бы говорить (фельетон о прыжке с Исаакиевского собора).
   
   Сравнение либерального фельетона с бывшим булгаринским: {Вместо: либерального ~ булгаринским -- было: Незнакомца с Булгариным} та же самая крепкая опора сзади.
   
   "Московск<ие> ведомости", No 324. Суббота, 20 декабря. Об изменении прав дворянства (передовая).
   О спиритизме. Отчет опытов Менделеева.
   
   Незнакомцу. Потому что нельзя себе позволять иных выражений (вроде репутации Потехина), и вы знаете почему.
   -- Почему?
   -- Я вам скажу. Потому что {Потому что вписано.} все мы обязаны Сыть людьми порядочными, а порядочный человек такого отношения к другому человеку позволить себе не может. А если на случай и не захочет продолжать быть порядочным человеком {Далее было: там} (почему-нибудь тяжело станет), то всё же хоть видимо мы должны воздержать себя, из уважения к порядочности, если только хотим принадлежать к цивилизации. Не хотите -- другое <29> дело. Тогда и делайте что хотите, но на такие желания частных лиц общество {Вместо: но на такие желания ~ общество -- было начато: тогда общество} имеет полицию, которая и ограждает его.
   
   ... Всегда должна быть мерка порядочности, которую мы должны уважать, даже если и не хотим быть порядочными. (Стечкиной). {На полях рядом с текстом: Всегда должна ~ Стечкиной.) -- помета: Бал!}
   
   Аристотель. "Русск<ий> вестник". Статья Куторги. Ноябрь. Тирания есть монархия, имеющая в виду только пользу монарха (в противоположность монархии, имеющей в виду пользу всеобщую), олигархия есть правление, имеющее в виду лишь пользу богатых (в противоположность правления аристократов, в смысле лучших людей), и наконец, демократия есть правление, имеющее в виду лишь пользу неимущих {Далее было начато: в противоположность). Под строкой помета: полити<ка>.} (об общественной же пользе не заботится никто из них).
   Смотри заложенные страницы в статье.
   
   Мнение и убеждение "Дневника писателя": нам всего ожидать от народа: он только даст нам лучших людей. Но для того нужны условия, при которых мог бы дать народ лучших людей. Петр создал лучших людей из дворянства и из доблести людей, подходивших снизу. {людей, подходивших снизу, вписано.} Из службы, наконец, а всех остальных людей связал податью. {а всех ~ податью, вписано.}
   Теперь идея Петра раздвинута бесконечно, и уже от народа требуют лучших людей. Но надобно, чтобы народ был в состоянии их выставить.
   (Кто руководители? И потерпит ли народ руководителей? Перед образованием он должен склониться. Но сочтет ли за образование. Приобретет лишь знание.) <30>
   Примет ли он это за образование или за приобретение знания. Прав ли Аксаков? Аксаков бесспорно прав. Идеал в любви.
   У него должны явиться руководителями не Потугины и успокоенные современные либералы {Успокоенный либерал! Теперь царствует успокоенный либерал (примеч. Достоевского).} с своей ленивой {ленивой вписано.} программой: переводить буквально с французского. Напротив, народ, при первых лучах образования, тотчас увидит теперь, до чего дошли копиисты и во что они обратились (то есть дворянство, вельможею и петербуржцы). {На полях рядом с текстом: Мнение и убеждение ~ петербуржцы).-- дважды повторенная помета: Вступление!}
   NB. Напротив, отеческая монархия, при коей больше, чем республика, их идеал. У нас никогда монархия не может быть тиранией в идеале -- а лишь в уклонении.
   
   У нас: те, которые поддерживают цивилизацию (то есть гражданский порядок Европы), поддерживают, стало быть, европеизм, то есть они западники. А стало быть, они должны поддерживать дворянство, ибо только дворянство было {Далее было начато: подд<ерживающим?>} проводником европеизма. Между тем наши западники (Незнакомец, Тургенев, Журналист) и проч<ее>. Говорят и уверяют, что стоят за народ, и когда говорят им, {Было: народ говорит им} что народ не может быть без личности, а вы-де отвергаете все наши народные начала и смеетесь над ними, то они сердятся и говорят, что они истинные народники, но с тем только, чтоб этот народ не имел ничего своего. Но они <31> ошибаются, ибо они не народники, а лишь аристократы и барчуки.
   
   Народ обладает двумя идеями непосредственно:
   1) Православием.
   2) Монарха никогда не считает тираном, наиболее свободы. Он не понимает, как монарх может его бояться, а поэтому не дать ему всей возможной гражданской свободы.
   Свое цельное {цельное вписано.} управление имеют лишь три нации: Англия, Россия и Америка (?).
   До этих идей надо додуматься. Если их не понимают, то не потому, что идеи глупы, а потому, что непонимающие головы глупы. {На полях рядом с текстом: Народ обладает ~ глупы. -- дважды повторенная помета: Здесь.}
   
   Рекламы Вольфа и рекламы о Вольфе. (No. Кроме "Голоса" и в фельетоне Суворина. "Биржевые <ведомости>" от 21 декабря.)
   
   Хвалят неистово, представляют дело как бы разрешением задачи.
   
   Солон измельчил земельную собственность в Афинах законом, запретившим скупать землю беспредельно в одни руки. Конвент <32> во Франции раздробил крупную собственность эмигрантов и церкви на {Далее было начато: учас<тки>} мелкие участки и стал продавать ввиду беспрерывного тогдашнего финансового кризиса Франции. Мера эта обогатила Францию и дала ей возможность через 80 лет уплатить 5 мильардов. Но, способствовав временному благосостоянию, мера эта на страшно долгое время парализовала стремления демократические и раздавила революцию в самом корне, чего, разумеется, не хотели революционеры, но так вышло, ибо безмерно умножилась армия собственников и наступило безграничное владычество буржуазии, первого врага демоса. Без этой меры не удержалась бы буржуазия ни за что столь долго во главе Франции. Но вследствие того ожесточил<ся> и дим. {Но вследствие ~ дим. вписано.} Тем не менее дим идет, он не раздавлен и кончит тем, что всё {всё вписано.} победит, и если буржуа не уступят вовремя, то произойдут ожесточительные дела. Но они не уступят вовремя, даже совсем никогда ничего не уступят, {даже совсем ~ не уступят вписано.} и вот что ожидает Францию... Францию ли только?
   Тираны. Бонапарты. Коммунизм. Политика Бисмарк<а>.
   
   Чурила Пленкович, Потугин, падающие маркизы, маркизы-лакеи, танцующий польку современный Алкивиад, закрывший фалдочками свои {Было: своими} задние места и делающий скверненькие вскидывания, -- вам это, может быть, нравится и вы это находите красивее, чем у Чурилы (да и ходил {Далее было: не} Чурила не так, как переделал его в былине потом мужик в Олонецкой губернии. Костюмы наших князей известны, они были очень богаты и очень красивы), -- тут есть нечто, г-н Тургенев, что никак не подходит под какой-нибудь общий закон, вот уже спокон века. Разве голое тело одно подходит, а во что одевался человек, то, быв очаровательным в свое время, в весьма скорое потом становится омерзительным. Разумеется, одно скорее, другое медленнее. Фалдочки {Было: Но фалдочки} и фраки времен империи и реставрации скорее стали скверными, чем костюмы {На полях рядом с текстом: Чурила Пленкович <>э чем костюмы -- помета: Бал!} <33> древних князей наших и их дружины, которые и теперь хороши. Но для нас хороши, а в Афинах, может быть, были бы забракованы и осмеяны. Повторяю, остался незыблемым (в красоте) лишь костюм Бельведерского Аполлона и Венеры Милосской. Между тем в Симбирске барельеф -- Карамзин и Александр, и вот в старину, уж верно, это казалось красивым, коль решились увековечить на памятнике, а между тем нам теперь уж смешно. Так что и костюм Аполлона Бельведерского не всегда хорош.
   Это всё известно, и можно бы здесь пропустить, но я говорю, чтоб показать ту степень злобы, которой объяты г-да Потугины на Россию. Хоть за костюм да осмею с ненавистью и солгу; ибо, скрыв о фалдочках и о том, что и Чурила наряжен так лишь в деревне, Потугин сказал ложь о России {о России вписано.} из злобы. Нерассуждающим действительно может показаться: "Как Россия ниже всех стран даже и в красоте костюма".
   Потугин и заплакавший нигилист: ложь и незнание действительности. Не заплакал бы, если б и был сбит. Не сбили же вы Писарева, он просто молчал. Нигилист бы ответил, что не надо вовсе семьи и кормить птенцов. Нигилисту мерещится свой идеал. Если хотите, недурен (я ведь лишь про идеал). Но идеал этот невозможен, так как он мерещится, но, вероятно, возможно будет иное.
   
   Непочтительный Коронат, красив? Но иным кажется, что красив.
   
   Идеал нигилистов высшего полета, хотя не нынешних и не наших. Успеет ли общество поправиться. Уступят ли демосу -- конечно, много, очень много уступить надо, но зато всем спасение. <34>
   Правды извне трудно ожидать. Но Китай, Япония?
   
   Семинарист, как вам известно,
   И в этом смысле -- демократ.
   
   Но может ли семинарист быть демократом, даже если б захотел того?
   У Петра было одно создание -- дворянство (всё остальное лопнуло). Теперь и дворянство порешили, что же осталось -- ничего. Теперь славянофилы и западники могли бы примириться: и те и другие ждут всего лишь от одного народа, но славянофилы верят в народ потому, что допускают в народе свои начала, а западники соглашаются верить в народ единственно под одним условием: чтоб не было у него {у него вписано.} никаких своих начал. А потому драка продолжается. Но драка дракой, а любовь любовью, и почему дерущиеся за волосы не могут любить друг друга. Напротив, это очень {Обрыв текста. Но драка дракой ~ это очень вписано. На полях рядом с текстом: У Петра ~ это очень -- помета: ! Вступление.}
   
   Честность и искренность нашего общества в высшем смысле, честность нашего юношества, идея и идеал прежде всего, вера в идею, земные блага лишь потом. В этом паше общество сходно с народом, и это его пункт соединения с народом. В народе много подлецов, но и подлец не говорит: так и надо, а воздыхает и чтит добродетель. А если есть изверги, то народ осуждает их. Если юноша говорит: так и надо, обожаю подлость, то потому лишь, что считает это за истину, а не иначе, если бы он не считал его за истину, то не пошел бы за ним, несмотря даже на то что многие из них увлекаются простым честол<юбием>. {а не иначе ~ честол<юбием> вписано.}
   
   Овсянников, нажива, с матер<инск>ой колыбели, но ведь он мужик, и нажива ему много значила. "Идея" Подростка. {На полях рядом с текстом: Честность ~ "Идея" Подростка. -- пометы: Вступление. Здесь.}
   
   Страшный толчок ожидает общество: дорога в Сибирь, соединение с Сибирью, торговлю можно вызвать в 10 раз, а в бесплодных степях земледелие, усиленное скотоводство и даже фабрики. Россия, соединенная дорогами с Азией, скажет новое слово, совсем новое. Теперь лишь начинается.
   Китай.
   Обратил внимаипе на статью "Голоса". <35>
   
   Идея Мальтуса о геометрической прогрессии населения без сомнения неверна; напротив, достигнув известного предела, население может даже совсем останавливаться. La population reste stationnaire; {Население остается постоянным (франц.).} тут, конечно, многообразные причины (так что при другом социальном положении и во Франции могло бы еще двинуться вперед население), но тем не менее, кажется, будет вернее всего последовать аксиоме, правда, еще не доказанной, но лишь предрешаемой, именно: что территория может поднять ту численность населения, которая лишь сообразна с ее средствами и границами, а далее la population restera stationnaire. {население будет оставаться неизменным (франц.).} Эта аксиома ждет, может быть, всю Европу. Таким образом, многоземельные государства будут самые огромные и сильные. Это очень интересно для русских.
   
   Образование начинается лишь тоже с известной густоты населения. Да и вся цивилизация. Тут должны быть твердые научные правила. {Было: выводы} Но способствует и характер народа: у немцев прежде образование, а потом уже политическая мысль, а у русских наоборот.
   
   Начинается этот зуд разврата...
   Война есть повод массе уважать себя, призыв массы к величайшим общим делам и к участию в них (песни солдатские и народные). (Будьте беспристрастны, выслушайте.) {На полях рядом с текстом: Война есть повод ~ выслушайте.) -- помета: Война.} Вы <36> другого {Было: такого} образа участия масс на равной ноге с интеллигенцией (управляющей массой по праву) не найдете для высших дел (для участия в высших делах). Кроме войны -- везде царствуют ум, наука, сметка, талант, а масса беспрекословно должна слушаться, то есть жертвовать своей инициативой. Война вдруг возводит всех -- и уже не интеллигенцией, а великодушием. Правом умереть за выгоды отечества, всех, самые низшие возвышаются до самых высших и становятся им равными как человеки. Кроме войны, я никак не вижу проявлений для массы, ибо везде талант, ум и лучшие люди. Массе иногда остается лишь бунт, чтоб заявить себя. Иногда и заявляет, но это неблагородно и мало великодушия. Образование, чего нет у народа, богатство, протекция. Умирать вместе -- это соединяет. О, другое дело гражданская усобица. {Образование ~ усобица, вписано между строк и на полях.}
   Как ни уравнивай права революциями, {революциями вписано.} но до этого удовлетворения не доравняешь.
   
   Я вас не считаю честным литератором, г-н Су<вор>ин.
   
   Он не то что глуп, но в нем не так много ума.
   
   Критик Михайловский, цитующий в статьях своих стихи своего патрона Некрасова.
   Знаете, я бы этого не делал.
   
   В "Русск<ом> мире", No 262, среда, 24 декабря 75. Статья В. С<оловьева> обо мне.
   
   "Дым". Вот такой-то господин едет в вагоне и осуждает всех и решает, что всё это дым. Мне досадно, что ему дано это право. Он хуже всех и не имеет тут слов. Даже если б себя осуждал, но себя осуждать он и не думает.
   Автор должен был поставить в надлежащем свете, автор этого не сделал. <37>
   
   В "Московск<их> ведомостях". Декабрь. Среда, 24, No 328. Об овсянниковск<ом> деле и роли печати -- превосходная передовая статья. Известие о монахах, задушивших девицу Верещагину. {На полях рядом с текстом: В "Московск<их> ведомостях" ~ Верещагину. -- помета: Здесь.}
   
   "Голос". Четверг, 25 декаб<ря>, No 356. {Было: 30} Известие из "Киевского телеграфа" о таинств<енном> убийство в Умани. Лом. Павлуша. (Гамлеты и Дон-Кихоты). {На полях рядом с текстом: "Голос" ~ Дон-Кихоты.) -- помета: Здесь}
   
   Такое ораштатение бывшего даровитого русского писателя.
   
   Тургеневу недостает знания русской жизни вообще. А народную он узнал раз от того дворового лакея, с которым ходил на охоту ("Записки охотника"), а больше не знал ничего.
   
   Сколько формы французского романа вошло к вам, г-н Тургенев?
   
   Был на бале детском и проч. в Клубе художников, 26.
   Елку не застал. Горы. Дети. Очень беззастенчивы, богато одеты, Петрушка, характер его. Медведь с кружкой на герцеговинцев свидетельствует, кроме замысловатости и несомненного остроумия, о постоянном желании клуба веселить посетителей. Давка, солнца, толпа (достать воздуху). Живая картина, ослы. (Устройство буфета, слуги.) Люди, боящиеся говорить oui et non, {да и нет (франц.).} общество не компетентно. Если б каждый знал, сколько в сердце его простодушия, искренности, добрых и великодушных чувств, -- то если б захотели все, то осчастливили бы всех. Теперь каждый думает: а ну <38> как меня назовут дураком? Попробуйте заговорить, и человек потеряется, пропадет и зверски на вас посмотрит. {Далее было начато: А между тем} Правда, для того чтоб не казаться дураками, зевают и говорят, что скучно, от боязни, что их сочтут за дураков, если они что похвалят и если б они рискнули сказать, что им весело. Это, конечно, умно, но это штука старая, а стало быть, оглупела. Вот первый ее выдумавший был умен. Но если б знали все эти господа, как они вдруг сделались бы умнее и умны в полном смысле слова, если б они вдруг захотели стать простодушными, искренними и любовными. Какие бы сокровища ума, таланта и остроумия открылись бы у иного генерала совсем неожиданно. Чиновник. Искусство, Петрушка (Горб<унов>: не ходит). Неужели на фарфоровых чашках золотой век? Танцы, женам не танцевать. Толкается молодое поколение (не все, но очень многие. Конечно, это свобода, но...). Остальные вежливы, и публика превосходна. Описание танцев, вертящих польку, костюмы, обыкновенно танцует маленький, или юнкер, или инженер, вид<ел> их. {обыкновенно танцует маленький, или юнкер, или инженер, вид<ел> их. вписано.} (Потугин. Костюмы, Чурила Пленкович, Александр и Карамзин.) Я потому, что перечел "Дым". Несколько слов о "Дыме" (едких).
   
   Молодое поколение. Павлуша, цельные люди.
   Колония малолетних (сестра без места).
   
   Господи, что было в Содоме? Младенцы в колыбелях, яслях. Истреблен род сей. Ты ищешь виновных. Человек простил Маргарите -- Фауст.
   
   Иов у бога.
   
   ... Для себя, свои права; для людей, права людей. В этом разница между словом Христа и словом социализма.
   
   Колония. Одним словом, тут царит отчасти Шиллер, но это прекрасно (PC. Тот несколько иронически вообще о колонии).
   
   Добрые люди дали возможность мне это видеть. Добрые и истинные граждане.
   
   К тому же жить так мало -- вдруг всё исчезнет!
   
   Коронат -- да не клевета ли это на молодых людей? Неужели они до такой степени грубы, глупы и тупы? <39>
   
   Я Горбунову, положим, одному художнику (и уж вполне художнику) об Александринке.
   О, где те водевили, когда один пролез под стол, а другой его вытащил из-под стола.
   (А теперь мертвая петля.)
   Пойдемте <слушать> Петрушку.
   Толкаться (и воспитывает в молодом поколении чувство свободы), но, например, драться кулаками было бы еще свободнее. Белинск<ий>. Ведь почем вы знаете, может быть, даже и этот гаркнувший среди залы капитан был убежден, что он либерален и действует прогрессивно. {Белинск<ий>. ~ прогрессивно, вписано в низу с. 43.} Мне всегда казалось, что у нас только форма и составляет цивилизацию и не будь формы -- все бы на бале передрались, потому что мы не имеем внутренней потребности уважать в другом человека, как это всё еще есть и продолжает быть в Европе, а что нас этому научили лишь механически, хотя всегда оставалось: grattez le russe. {поскоблите русского (франц.).} Но неужели дворянин, хотя бы с наружной цивилизацией, уничтожил<ся> с освобождением крестьян. {На полях рядом с текстом: Толкаться ~ с освобождением крестьян. -- пометы: Бал; "Петерб<ургская> газета"}
   Вот почему и хорошо, что одеваются в платья, радующийся вид. Тут неискренность, лицемерие. Лицемерие есть дань... Но формы были необходимы, их надо удержать. Это потенция. Танец, что такое танец? веселит бессознательно, выбор женихов, даме нельзя танцевать. {Вот почему ~ танцевать, вписано.}
   
   Присяжные заранее осудили Овсянникова.
   Но неужели так?
   
   Не все, а очень многие. Пишу "очень многие" для того, чтоб не писать "все". <40>
   "Незнакомец" находится в фальшивом положении, потому что вдруг вообразил себя почему-то гением, и главное один: никто ровно не помогал ему в этом. Теперь во всяком фельетоне слышится препротивненькая фальшь: хочется {Было: а. всё хочет б. всё он хочет} говорить игриво и просто, {и просто вписано.} но хочется {Было: но всё хочется} также говорить нечто чрезвычайно премудрое, до того премудрое, что никому и в голову не придет, хочется подавлять остроумием -- смотр<и> фельетон "Бирж<евые ведомости"), No 357. {смотр<и> ~ No 357 вписано.} И вот, к удивлению нашему, ни игривости не видно, ни мудрости не заметно. А какое-то таращенье, какое-то теребление богом данной порции ума и таланта, чтоб раздать их в размеры Сухаревой башни. Немного похожи на г-на Тургенева, {Было: последние произведения г-на Тургенева} исписавшегося за последние десять лет и всё продолжающего теребить свой талантишко ежегодно в "Вестнике Европы" {ежегодно в "Вестнике Европы" вписано.} и доить {Далее было: иссохшим} убогую корову своего остроумия с иссохшим вымем.
   
   "Незнакомец" в фельетоне No 357 "Биржевых <ведомостей>", говоря о спиритизме, говорит, что христианское учение о бессмертии лучше, а тут духи глупы. Незнакомец ошибается насчет глупости духов. Если это черти, то ничего они не могли сделать хитрее и умнее, {Было: глубже} как представиться сначала, в первый период спиритизма, глупцами и мелкими насмешниками и обманщиками. И, уже конечно, ими управляет какой-нибудь огромный нечистый дух, страшной силы и поумнее Мефистофеля, прославившего Гете, но уверению Я. П. Полонского. Этот главный адский дух поглубже политик, чем предполагает г-н Суворин. Спиритизм {Было: Если спиритизм} штука важная, и черти давно уже, должно быть, ждали эпохи, когда люди дойдут до <41> столов. (Повторяю: всё в том предположении, если это черти, то есть духи). Теперь и г-н Суворин не хочет поверить именно по глупости духов. Явись черти с открытиями законов природы и тайн земных -- и жизнь людей была бы украдена, а люди бы, осыпанные благами, стали бы не тосковать, а сначала вопить от восторга: кто подобен зверю сему, он сводит огонь с небеси. И неужели бы "Незнакомец" поверил? И тут -- о безотрадности учения, конфисковавшего жизнь. {И неужели бы ~ конфисковавшего жизнь, вписано.} Потом бы люди загнили, покрылись бы язвами и стали бы кусать языки свои, в муках, увидя, что жизнь у них украдена за хлеб, за камни, обращенные в хлебы, за возвещенные даром, без труда, {без труда вписано.} столоверченским стуком духов открытия и тайны природы. Они бы познали тогда, что счастье не в счастье, а лишь в его достижении. {Они бы познали ~ в его достижении, вписано.} И если б прямо с этого начали, то кто бы устоял. Я думаю, и г-н Суворин подался бы сначала и закричал: кто подобен зверю сему? Но черти хитры, им надо не того царства, которое легко и нечаянно устроилось, а им надо такого, которое бы прочно устроилось и само за себя постояло без их труда. {и само ~ без их труда вписано.} Царство на уме и открытиях, сообщенных с того света, может быть, и провалилось бы под конец. Вскинулись бы люди и закричали: "Гнием! Не одним хлебом жив {Далее было начато: буд<ет>} человек" -- и перестали бы волхвовать. И так это царство непрочное, а царство, устроенное на раздоре и, если возможно, на крови, прочнее. А уже раздор начинается: умные люди отворачиваются именно потому, что духи глупы, отворачиваются и смеются над людьми, чрезвычайно достойными уважения и умными, но поверившими столам. Из толпы дело переходит в науку, разъединение и насмешки усиливаются, начи{В низу листа запись: Я не отрицаю... и что переходное время, может быть, даже необходимо, разумеется очень опасно, оставлять общест<во> без руководителя, а какие могут быть руководители: вы нападаете на то, что не может защищаться <2 нрзб.>}<42>нается брань и раздоры сильные. Но чтоб не терять адептов, а приобретать их в геометрической прогрессии, духи употребляют новые хитрости: они бесстыдно пасуют перед серьезно неверующими, перед людьми науки, перед критиками и ревизорами. Сеансы не удаются, раздор и насмешки усиливаются, а рядом с тем, чуть отвернутся ревизоры, то в кругу оставшихся {оставшихся вписано.} истинно верующих вдруг начинаются явления немыслимые (фотограф в Париже). {(фотограф в Париже) вписано.} Столы пляшут, стучат, говорят, иногда прекрасно, и даже подымаются на всех четырех ножках, а затем приходят тени из ада. {Далее было начато: в виде пре} Сомневаться невозможно, адепты лезут, а скептики не могут убедиться: раздор. Но черти хитры: они вдруг выберут скептика, врача, ученого, писавшего и кричавшего против них на всю Европу, {Далее было начато: умна ревизионная ком<иссия>} -- выберут и всё ему покажут самым любезнейшим образом, удостоверят его как дважды два; новый скандал, новый раздор. И так растравливая и постепенно развивая сильней и сильней свою славу, черти дойдут наконец до такого раздора, что начнется и кровь. Это несомненно начнется, если, например, начнут внешним образом стеснять спиритизм {Далее было начато: Я убежден} за то, что он прорвется к народу. Тогда он мигом разольется, как зажженный керосин, и всё зажжет. Каждая запрещенная мысль тотчас же, чуть запрещена, ставится на пьедестал самими же запретителями. Не запрещали бы Страуса и Ренана, и кто бы знал про них у нас, например? Всякая запрещаемая {Было: запрещенная} мысль подобна тому самому петролею, которым обливали полы и столы Тюильри зажигатели перед пожаром. Вы запрещаете такую-то мысль -- значит, вы уже пролили чашку петролея в оберегаемое вами здание: не беспокойтесь, пропитается и в свое время загорится. Люди не <43> хотят это видеть, а черти видят ясно {ясно вписано.} и видят, что нельзя и не запрещать; в самом деле человек со всем своим умом слаб перед фактом. Ну что, например, если спиритизм хлынет в народ и 9/10 его {Далее было начато: и он} перейдут в спиритскую веру за отсутствием, кажется, почти всякой помощи от своих духовных руководителей. Жалко будет, не правда ли? Они не взбунтуются, но ведь будет жалко, жалко, не правда ли? Как задержится просвещение, развитие... Вся беда в том: черти ли это в самом деле или просто фокус? Гоголь с того света уверяет, что черти. Он прислал письмо, дразнить чертей не следует. Великий святитель уверил, что черти -- ужасно трудный вопрос, ужасно трудный, особенно если прямо поставить вопрос, {К словам: поставить вопрос -- незачеркнутый вариант: сказать} что черта никогда не бывало.
   Я шучу, господа.
   Если не черти, то, разумеется, может оказаться пустяками, даже жаль. Но если это черти, то действуют они до того хитро, что даже можно полюбоваться.
   А пойдут все брат на брата, а раздором лишь укореняется идея. Чем так твердо укрепилось лютеранство и разные секты в Европе, тем, что за них была кровь пролита. {Если не черти ~ кровь пролита, вписано.}
   Насчет цензуры -- три вещи запретить, остальное запрещать опасно и невыгодно.
   Духовные руководители, попы, отказывающиеся учить. Поп-требник и поп -- проповедник Елисеева.
   Не беспокойтесь, черти свое дело знают... Только вот, черти ль это...
   
   
   Вот у нас, например, сколько уж перессорились и обидели один другого из-за спиритизма.
   
   А тут вдруг: открывается вам электрический телеграф (если б он не был открыт), рой там-то -- найдешь клад или найдешь залежи каменного угля (огонь с неба, особенно если вырубят леса). Так ведь это было бы слишком просто. Чем гадка религиозная идея спиритизма: кража вашей свободы, и они говорят, что это сошествие духа святого! Никогда бог не позволит сделать такой ужасной вещи (шутки) с человеком. А между тем сначала адепты были бы наверно, закричали бы и завопили, сказали бы: <44> конец материальным нуждам, теперь лишь духовная жизнь! {Далее было начато: Но} И кричали бы, и были бы адепты, а какие бы умные люди это кричали бы! А и не заметили бы, что духовной жизни уж больше нет: украдена, иссяк источник, ибо источник духовной жизни есть труд и свободное исследование накопленных богатств, имеющих целью {Далее было начато: свободная мысль, имеющая целью отда<ть>} и идеалом {Далее было: отдать все ближним} не свою плоть, {Было: плоть своего} а счастье ближнего.
   
   Хотя бы из мертвых воскрес, и того не послушают. Ужасная истина. Фома.
   
   И потому черти говорят глупо и загадочно и, главное, не говорят ничего нового, -- и в этом огромный ум! Вот так умники! Правда, они смеются и лгут, но ведь на то они черти! Только черти ли? Если не черти, то, конечно, выйдет {Далее было начато: что не} безмерная глупость. Это в духовной стороне спиритизма. Другое дело опыт: тут еще никто, кажется, ничего не может сказать. В самом деле, если б дело было решенное, не собирались бы исследующие комиссии (Менделеев). {Только черти ~ (Менделеев), вписано.}
   
   Есть ли черти? Никогда не мог представить себе сатаны. Иов. Мефистофель. Сведенборг: дурные люди ... о Сведенборге. {На полях рядом с текстом: Есть ли ~ о Сведенборге. -- помета: Здесь!}
   Преступники: система наказания лишением воли. Гнусность каторжных работ и веселость работ attrayant'ных. {привлекательных (франц.).} Содержание преступника, скажут, выйдет лучше житья на воле, и человек поскорее сделается преступником, чтоб не жить в иной адской жизни на воле?
   Но то-то и есть, что лишение свободы есть самое страшное истязание, которое почти не может переносить человек. Я это видел (Орлов), {(Орлов) вписано.} они не боялись ни плетей, ни сквозь строя. Одно лишь лишение свободы ужасно. Вот на этом принципе и должна быть построена система наказаний, а не на принципе истязаний. <45>
   
   Меня уверяли, что будет неясно, что такое "Дневник", -- разъясню, что такое "Дневник".
   
   Повар отрубил руку дворнику. "Голос". Воскресенье, 28 декабря, No 357.
   Насчет рассказов Кони и Ковалевского об обидах от околодочных. Тут никто не виноват, тут нравы.
   
   Мак-Магон. Честный солдат, храбрый солдат, но всё это, чтоб не сказать, что он умный солдат. Вот про "умного-то" и никто не говорил. Вся политика -- любовь к родине. Разгонит Собрание. Чревата будущность. Республика необходима. Все династии необходимо должны быть врагами Франция и упрочивать свой авторитет. Наполеон. Честный Шамбор. Республика -- единственное спасение от Коммуны. Соседи всего более ненавидят друг друга, но Наполеон связался бы с коммунарами. Покоя нет. Будущность чревата. Что-то недоделанное в мире.
   
   Война, мечи расковать на орала. Ложная мысль. Загниет человечество в этаком мире. Надобен мир по-иному -- Христов.
   
   До Христа и не перестанет война, это предсказано.
   
   Если только это черти: вот как бы только это узнать повернее. {На полях рядом с текстом: Если только ~ повернее. -- помета: Здесь} <46>
   Не могу представить сатану.
   Изображения в поэмах.
   У Иова: это потому, что ты дал ему. Не слыхали ль вы этот голос, господа? Не раздается ли он и теперь. Социализм, Прудон. {Не раздается ~ Прудон. вписано.} Какой вековечный голос!
   
   "Голос". 28 декабря, No 357. Воскресенье. Письмо Потехина. (NB. Ждать ответа Суворина.)
   
   Если б когда исчезла земля, конечно, Библия. Все характеры. Читать детям. {На полях рядом с текстом: Если б когда ~ детям. -- помета: Здесь.}
   
   Это критики по натуре, или, еще лучше, через натуру.
   
   Это мы все люди скорой, но непрочной ненависти {Далее над строкой начато: Я даже не верю ненависти "Голоса" к "Биржевым <ведомостям>", бывших "Отеч<ественных> з<аписок>" к бывш.} (в pendent вечной {Было: в противоположность быстрой} великорусской доброте: Пушкин). Типы {Незачеркнутый вариант: Люди} с прочной ненавистью очень высоко ценились при своем появлении (Сильвио, Герой нашего времени), так ценились наравне с иностранцами (Котлубаями и проч.) и нерусскими людьми, и которых уважать надо хоть только потому, что они нерусские. {На полях рядом с текстом: Это мы все ~ нерусские. -- помета: Вступление.}
   
   У нас всё можно сделать (No, рассказы Кони и проч.). Известие о судебном приставе, взыскавшем 1000 р. ("Голос", No 358, понедельник). Уличи их, они начнут лгать, что никогда и ничего не было. Кассиры бегут с кассами... Никакой чести, никакого понятия о долге! Как можно тут жить и можно ли жить?
   
   "Голос", No 358. Застрелился священник. Начальство не обратило внимания. Да и чего обращать: там сон и покой... <47>
   Всем хочется казаться благородными. Делать подлость с благородством... Это бы еще хорошо, значит, всё же боятся благородства, всё же коли {Было: ценят благородство, всё же} прибегают к нему. И {И вписано.} "лицемерие хорошо, потому {Было: уж тем} что это есть дань, которую платит порок добродетели". {На полях рядом с текстом: Всем хочется ~ добродетели". -- фигурная скобка и помета: Бал.}
   "Голос", 358. Статья об вотчинной записи (заметка на статью Маркова) (позволяется в государственных крестьянах делиться на подворные участки по желанию % голосов общества сельского. {Было: сельского общества} Высочайший указ 24 ноября 1866 года).
   
   Во Франции до сих пор свирепствует псевдоклассицизм. Франция подалась в эпоху реставрации, {Франция ~ реставрации вписано.} тогда как Германия и Англия явились более неподатливыми. В революцию всякая трикотеза называлась матерью Гракхов. {На полях рядом с текстом: Во Франции ~ Гракхов. -- фигурная скобка и помета: Политик<а>.}
   
   Благочинный доносил о беспутном желании, но консистория не обратила внимания. Экая ревность по вере, подумаешь. {На полях рядом с текстом: Благочинный ~ подумаешь. -- помета: !! Попы.}
   
   Североамериканские штаты начали с твердого упора реформатского. Но дух исчез, а доказательство, между прочим, сильное распространение спиритизма. Но развитие народ<ов> и дальнейшая жизнь их обусловливаются лишь тем, во что верует народ, что считает идеалом добра и истины. Французы ухлопали свою веру ради энциклопедии и до сих пор давят бесправных людишек по праву. Ничего не вышло. Мы еще можем {На полях рядом с текстом: Североамериканские штаты ~ еще можем -- фигурная скобка и помета: Спиритизм.} <48> надеяться! Народ у нас еще верует в истину... если только наши "батюшки" не ухлопают нашу веру окончательно.
   
   Писатели-аристократы, писатели-проприетеры. Лев Толстой и Тургенев -- проприетеры.
   Полевой поместил в {Незачеркнутый вариант: приложил <к>} своей истории литературы картинку дома Тургенева в Баден-Бадене. Какое отношение имеет дом Тургенева в Баден-Бадене к русской литературе? Но такова сила капитала. {На полях рядом с текстом: Писатели-аристократы со сила капитала. -- фигурная скобка и помета: Капитал.}
   
   "Голос", No 359. Статья о невозможности преподавать закон божий учителям (NB. Конечно, нельзя учителям, черт знает чего тот наскажет, тут дело убеждения, но где же наши священники? Брюхо, пища, и "Голос" говорит: по необеспеченности). "Голос" говорит, что попы не могут проповедовать, ибо не обеспечены. {"Голос" говорит ~ не обеспечены, вписано.} Но это не то. Обеспечить их надо, но желательно бы было в них видеть и подвиги самоотвержения, ибо где же мы их увидим? {На полях рядом с текстом: "Голос", No 359 ~ увидим? -- фигурная скобка и помета: Попы.}
   (И без нигилизма и без закона божия можно преподать самое скверненькое вольномыслие.)
   А между тем 10 попов на юге отказались.
   Поп застрелился, а что делать дальше, в монастырях? Есть они, есть, и я знаю таких, но надо, чтоб их было больше. Надо, чтоб не замирала в них мысль. Есть такие (положим, и того довольно, что есть).
   
   А тут проекты Елисеева. {На полях рядом с текстом: (И без нигилизма ~ проекты Елисеева. -- фигурная скобка и помета: Попы.} <49>
   

Программа 1-го No.

   Доктора.
   Бал.
   Колония и т. д.
   
   В том же 359 No "Голоса" заседание покровительства животным. Оно прекрасно, потому что имеет нравственно-воспитательную цель и привьется к обществу непременно. Мужики бьют по глазам. Сидит на телятах (гадко). Фельдъегерь в 37-м году в затылок -- это гаже. Тогда не могло существовать общество. {Далее было начато: Теперь} А теперь может, потому что теперь никого не бьют в затылок; или бьют? Женщина и четверо детей просят. Грудные на руках, с ручкой ходят. Или забивают жен в волостях, а тут собирают<ся> о том, чтоб бродячую собачку, ежели надо умертвить, то как-нибудь хлороформом! Всё прекрасно, и хлороформ прекрасен, но как бы это сделать в меру и в равновесие со всем. А тут как подумаешь о птенцах воспитательного дома и сравнишь судьбу их с собачками с хлорофор<мом>. Мужик сострадателен, про мужика скажу, что он научит даже членов отдела, но есть моменты, когда он теряет терпение. Я не про затылки одни говорю. Ну вспомните Антона Горемыку. Вспомните факт, что вывел в поле детей и всех заморозил. А тут хлороформ. Тоже и корм скоту: вот <50> их лошадей продают по 2 руб., потому что кормить нечем. А коли и самим вдобавок нечего и есть?
   И потому всё прекрасно, а потому как бы это всё в меру устроить... А впрочем, нравственно-воспитательная цель, и действительно так, действительно так, да здравствует общество.
   (А мужик, как читали лет пять назад, осужденный в 15 р. штрафу, да и 10 р. страшно за мгновение нетерпения.)
   Собака умирает без сознания. Это не гильотина и приготовление к ней (6 недель), {Далее было начато: Victor} (смотр<и> бессмертн<ое> произвед<ение> Victor Hugo), не виселица -- в тех странах, где так особенно процветают общества покровительства животных.
   И вообще последний вывод: ясно, что общество имеет предел своей деятельности, тот забор, о который оно наткнется и остановится, этот забор есть нравственное состояние общества, крепко соединенное с социальным устройством его, способствующим делу. Когда общество само станет нравственнее, то само будет более любить животных и станет гуманнее. Вот тогда-то и надо преследовать жестоких, вязать у них руки и перевоспитывать их по возможности -- потому что они жестоки будут, уже не имея извинений или мало имея их. Если же не иметь того в виду {Далее было: и идти} теперь и идти напролом на забор, карать сплошь {Далее было начато: кулаком вводя нравс<твенность>} жестоких, то это значит кулаком вводить нравственность, а стало быть, стукаться лбом о забор. А посему да уцелеет чело общества и да здравствует общество, ибо нравственно-воспитательная цель (смотри выше). {На полях рядом с текстом: Собака умирает ~ смотри выше). -- помета: !!! Непременно!!!} <51>
   
   "Голос", No 359. Вторник, 30 декабря. Статья "Заграничные известия". Поставлены числа сроков французских выборов в сенат и в палату депутатов.
   16 янв<аря> -- выбор делегатов для избрания сенаторов.
   30 января -- выбор сенаторов.
   20 февраля -- палаты депутатов. Вероятно, нового стиля?
   
   Тацит, бунт легионов в Панонии, солдат-мим Вибуленус плакал и рыдал неподдельно: отдайте брата, а брата и не было. Всю жизнь молчал и раз сыграл комедию -- выразил всего себя, того только и надо было. Это был актер. {На полях рядом с текстом: Тацит ~ актер. -- помета: !! Тут.}
   
   NB. По поводу театра: что такое актер, Vibulenus. Актером родятся. (Vibulenus ничего не мог получить и власти не искал.) У Тацита объективно и не объяснено. У нас тотчас же бы закричали: непонятно. Но непонятность от своего ума тупости, за то, что у нас считается понятным. Наворахтают вздору, и кто: первейшие! {На полях рядом с текстом: NB. По поводу ~ первейшие! -- фигурная скобка и помета: !! Тут. Далее было начато: Tou}
   
   Типы бывают вековечные. А {Далее было: вы} у вас одно лишь: среда заела. (...Tout autres que Dieu ne les a faites et qu'elles ne sont réellement.) {(... Совсем иные, чем их создал бог, и каковы они на самом деле.) (франц.).}
   
   1793 год, это было время матерей Гракхов.
   У меня есть Тацит этого года. Quai des Augustins. {Набережная августинцев (франц.).} <52>
   
   Иванища вредны.
   Но как странно: мы, может быть, видим Шекспира. А он ездит в извозчиках, это, может быть, Рафаэль, а он в кузнецах, это актер, а он пашет землю. Неужели только маленькая верхушечка людей проявляется, а остальные гибнут (податное сословие для подготовки культурного слоя). Какой вековечный вопрос, и, однако, он во что бы ни стало должен быть разрешен.
   
   Чтение для детей Щербинской. "Голос", см. ниже.
   Только одна середина кричит; теперь деньги, а не талант, только одна середина боится и отчаивается, а, наконец, кончает уважением и преданностью. Порядочный человек не может разделять этих мыслей. {На полях рядом с текстом: Только одна ~ этих мыслей. -- помета: Вступление.}
   

Сабуров

   А порядочных, может, более, чем мы думаем. Вот этот фельетонист, если б его подкупил Овсянников, взял бы он 50000 или не взял. Может быть, не взял бы, зная, что это может профильтроваться, открыться. Ну а если б так дать, что ни за что бы не открылось? Знаете, что, может быть, не взял бы. Он фанфарон, он плут, он Vibulenus, a, пожалуй, не взял бы. Значит, кроме плутовства и актерства, есть и благородство. Да, есть, и, может, гораздо больше, чем мы {Далее было начато: по} думаем. {На полях рядом с текстом: А порядочных ~ думаем. -- пометы: !!!! Бал. Все подерутся.}
   
   Лермонтов, дурное лицо, в зеркало. Байрон -- жалкая хромоножка. Обеспеченность чести и личности. Кроме анекдотов о Кони -- о избитом ученом извозчиком: "Ничего не будет!" -- и уехал. Не жаловался чиновник. Да и что же бы он сделал, когда сорвал каску? {На полях рядом с текстом: Лермонтов ~ сорвал каску? -- фигурная скобка и помета: !!! Здесь.}
   А кстати, чем обеспечена честь и чем заменить дуэль? Лучше всего не иметь чести -- как преподавало начальство в 30-х и 40-х годах. Но если привозили шпагу, то привозили и Европу. А дуэль вовсе не глупость: те, <53> которые отрицают ее, излагают только мысль, но незавершившуюся, а дуэль есть факт с начала века. Генералы же, говорившие, что шпага дана вам для защиты отечества, не знали или забывали о том, что те, которые обнажали ее для защиты своей чести, те-то и сумели стоять честно перед врагом, а люди спокойные и Пироговы оказались только интендантами и "скептиками".
   
   Как 8-е сентября --
   Мы за веру и царя и т. д. и т. д.
   
   Елка, ребенок у Рюккерта, Христос, спросить Владимира Рафаиловича Зотова. {На полях рядом с текстом: Елка ~ Зотова. -- фигурная скобка и помета: Здесь!}
   Те, которые не имели крестов на шее или по крайней мере в петлице, те в случае опасности, разумеется, погибали бесследно, но {Далее было: уже} таков был закон природы, и никто не жаловался. Не то теперь. Кресты не спасут вас, ничто не спасет. Вдруг оказывается на гулянье на ваших взрослых девиц: освидетельствовать их.
   Положим, он был жестоко наказан.
   Но в Москве тоже.
   В "Русск<ом> мире" верх невероятности.
   Да это у меня с натуры!
   А если б они были с изъяном? {На полях рядом с текстом: Те, которые оэ с изъяном? -- запись: Необеспеченность личности. Здесь.}
   
   Извозчик и т. д.
   Церковь -- Кони и т. д. <54>
   Ab ovo. {С самого начала (лат.).}
   
   "Московские ведомости", No 332. Вторник, 30 декабря. Корреспонденция "Теймс" об отсутствии пятен в солнце с усилением холоду на земле.
   Извозчик бил барина. История. Барин -- вид профессора. Не жаловался. Но что, если б он пожаловался. Ничего не будет. Порют у себя жен. Ведро водки, три целковых. Дали власть самосуда. {На полях рядом с текстом: Извозчик бил ~ самосуда. -- фигурная скобка и запись: Ничего не будет.} Но если они были так измяты и унижены крепостным состоянием умственно, то как же вдруг они так умственно оказались трезвыми, что им дан самосуд. Самосуд -- вещь не текущая, не теперешняя. Суд, как идея, выше мужика, выше современного поколения, в нем будущее. Будущее не должно портиться и мараться, иль уж так обречено поколение? Широкий взгляд, согласен, но тяжело. Правда, мы далеко живем, в Петербурге. Посекут бабу, ведь крика не услышим. Но у нас мужики и сами дерутся...
   
   Почему не кликнуть клич вновь по земле на память великого русского человека Александрам Пушкина.
   
   Почему в "Голосе", у которого 15000 подписчиков, {у которого 15 000 подписчиков вписано.} не открыть такую подписку в двух строках, возобновляемых в 1-е число каждого месяца.
   В газете "Голос" открыта постоянная подписка на памятник Пушкина, впредь до восполнения необходимой для сооружения памятника суммы.
   
   Почему всем другим газетам не выйти с ручкой: мы, дескать, настолько ретроградны. {На полях рядом с текстом: Почему в "Голосе" ~ ретроградны. -- фигурная скобка и: !}
   Кто этот подписал 1 копейку Лермонтову, почему его имя не объявлено, если он сам его выставил.
   Il faut avoir le courage de son opinion, {Надо обладать мужеством иметь собственное мнение (франц.).} и имя его запомнила бы вся Россия. Запомнила же Греция имя Ферсита.
   Это милостыня постоянная, постоянно протя<55>нутая ручка стыдила бы наших дураков.
   Может быть, многие хотели бы дать, но не знают, куда дать. Теперь новое поколение идет, теперь, может быть, и дадут.
   
   Студентов 117 -- не внесших плату за слушание курса. Семинаристы, бедные люди. А где же дворяне?
   
   Крушение поездов с вагонами (рекрутов) есть дело государственное, а не одних только акционеров той дороги, где происходит несчастье. Да и не одних акционеров: {Да и не одних акционеров вписано.} если б акционеров, то еще можно бы примириться, их много, они набивают карман, значит, мне приятно, что они набивают карман из государственной идеи, что прибавляются капиталисты, и хоть у меня сломана нога, а все-таки мне приятно: способствовал-де ногой набивке карманов капиталистов; но тут совсем и не о акционерах {Было: капиталистах} дело, а просто о нескольких торжествующих жидах, христианских и нехристианских, вот этих-то я не могу перенести, и мне грустно. {На полях рядом с текстом: Крушение поездов ~ мне грустно. -- фигурная скобка и помета: ! Крушение поездов!}
   Голубев? Сначала я негодовал на "Незнакомца".
   Как они ни вертелись перед судом (то есть их адвокаты), а все-таки мне было неприятно.
   "Ведь до чего ж это дойдет?" -- сказал Салтыков.
   Но теперь нет, теперь я это оправдываю, то есть не то оправдываю, что Голубева обидели, именно Голубева. Какое мне <56> дело до Голубева? Громкого Голубева, широкогазетного Голубева! Нет мне до него дела. А как он ни называется, Голубев или иной, а сидит там этот человек, или эти человеки, что губят сотнями рекрут (те убиты (3), а 68 только сгорели!). Какое мне дело до того, как он называется, Голубев или Неголубев? Тут Голубев был не лицом, а символом, началом произвола, эгоизма, рабского подобострастия и нахальнейшего из нахальнейших отношений ко всем, которые не имеют специальной защиты.
   Я говорю специальной... да...
   "Русский мир", 1-е января. Корреспонденция из Самары в "Совр<еменных> известиях" о вбитии кола в мертвеца. {в мертвеца вписано.} Присяжные -- оправдательный приговор. Такие приговоры укореняют лишь предрассудки.
   
   (?) Местная печать. Газета "Сибирь". Справиться в "Отеч<ественных> записках" (профаны) (? в "Гражданине") и проч.
   
   Тацит, Annales. Liv. I, LVII. Car chez ces Barbares le plus déterminé est celui sur lequel on compte le plus. Bismark. {Анналы. Кн. I, LVII. Ибо у этих варваров наибольшим доверием пользуется тот, в ком больше дерзости. Бисмарк, (франц.).} (Сказано про Арминия.) Верно до сих пор.
   Tibère: il versait l'amertume sur ses meilleures actions {Тиберий: он истолковывал в худшую сторону все его поступки (франц.).} (Тацит, Liv. I, стр. 189). {Вверху страницы запись: Несколько восторжествовавших жидов.} <57>
   Островский и Шекспир, а было время, когда этому поверили, впрочем, всего один человек поверил, да и то, как говорят, сам автор, -- но ведь верил же, ведь было же произнесено слово "Шекспир", и вдруг такое иссякание.
   Надутости в Гусеве хватило бы на двух Авсеенок, виноват, на пол-Авсеенки.
   
   Нет такого прекрасного, чтоб не нашлось еще прекраснее, и нет такого дрянного, чтоб не нашлось еще дряннее. Едет извозчик.
   -- Хуже твоей лошади, должно быть, нет.
   -- Нет, есть и хуже. Великое утешение. {На полях рядом с текстом: Нет такого прекрасного ~ утешение. -- фигурная скобка и помета: Бал}
   
   Лексикон Березина. "Достоевский был редактором "Русск<ого> мира", чем окончательно уронил себя в публике". Сим объявляю, что я никогда не был редактором "Русского мира" и в почтенной газете сей никогда не участвовал и что {и в почтенной газете ~ не участвовал и что вписано.} почтенному издателю это померещилось. Я знаю, впрочем, что это известие принадлежит одному из {Далее было: его} сотрудников издания, {Было: почтенному г-ну В. З<ото>ву} тому самому, про которого еще в 60-х годах мне рассказывали, что он и на извозчике едет-то, книжку читает, до того торопился он, не теряя минуты, приобретать всякие {всякие вписано.} познания. Писатель, впрочем, сей далеко не пошел. {Писатель ~ не пошел, вписано на полях. Далее было начато: Но} Напротив, {Напротив вписано.} излишнее приобретение слишком уж всяких познаний, {слишком ~ познаний вписано на полях. Сюда по помете Достоевского.} может быть, произвело некоторый (временный) беспорядок в уме его и рассудке, и в этакую-то {Над словом: этакую-то -- знак: NB} минуту я и подпал под перо его. Желаю ему доброго здоровья. {На полях рядом с текстом: Лексикон Березина, ~ здоровья. -- помета: О направлении.}
   Отделение критики. Отчего почти никогда не пишут об архитектуре? <58>
   Ибо надобны хоть какие-нибудь да познания. (Классический век. Ионический ордер. Колонна {Было: Ионическая колонна} -- изображает собою тело {тело вписано.} цветущего и красивого молодого человека, а колонна {колонна вписано.} коринфского ордера -- стройное девичье.)
   
   Чем я уронил себя. Я был год редактором "Гражданина" и, приняв журнал с 1000 подписчиков, через год оставил его с тремя тысячами. Вот уже признак, что не уронил себя в публике. А если хотите в чем уличить меня, то пусть найдут хоть строчку, подписанную мной, неблагородную. Это славянофильское-то направление неблагородное? Его могли назвать всем чем угодно, но только не бесчестным, г-н читающий на извозчиках. {На полях рядом с текстом: Чем я уронил ~ на извозчиках. -- помета: О направлении.}
   Так же точно в "Новом времени" изменили за деньги. Статья Льва Толстого, про него ни слова, а мне польза. Нет, напротив, Лев Толстой напечатал лишь самую суть своих убеждений, а я лишь роман, поэму, образный вымысел. {Нет, напротив ~ вымысел, вписано на полях.} А почему вы знаете мое направление (не я пришел, а "Отеч<ественные> записки" взяли моего духу). Знаете, г-н либерал, что я либеральнее вас. Или вы думаете, что славянофилы не либеральны? Но вы все до того отвлеченно, до того витаете в пространстве и в облаках, а напротив, если б мы были где-нибудь при Тиверии или Меттернихе, то вас поощряли бы, давали бы вам кресты и толстые журналы ваши каждый месяц шлепались бы на нас, как... Другое дело славянофилы; эти требуют многого, и они непримиримы. {Далее было начато: их} Они требуют твердых оснований... Их при Тиверии или Меттернихе всегда их бы не любили... {Было: их всегда не любили больше} цензура и подозревала, и крестов не давали бы... Да и не возьмут они их сами за убеждения... Там дело чисто, {дело чистое вписано.} убеждениями не торгуют... Вот что, г-н. {Далее было начато: Нез<накомец>} Не понимаете вы, что говорите. И так и не будете понимать этого множество лет. <59>
   Возьмите отчет об Обществе пропаганды, к которому я имел несчастье принадлежать, там слишком ярко обозначено, как я умел себя держать, не поддаваясь на выгоду. Не Федора Достоевского вам упрекать в перемене убеждений.
   Но вы скажете, теперешний Достоевский и тогдашний не то, но, приняв убеждения {Далее было начато: славяно<фильские?>} иные (христианские и несла<вя>нофильские) и соединясь по возможности с нашим народом (еще в каторге я почувствовал разъединение с ним, разбойник многому меня научил). Но я нисколько {Было: Я несколько} не изменил идеалов моих и верю -- но лишь не в коммуну, а в царствие божие. {Далее было: В этом я поспорю не только с вами.} Вам меня не понять, а потому я не объясняюсь точнее, но знайте, что я все-таки {все-таки вписано.} "либеральнее вас" и даже гораздо. {и даже гораздо вписано. Далее было начато: Вам} Ибо даже либерализм таких, как вы, есть бессмысленное ретроградство. Я принадлежу частию {частию списано.} не столько к убеждениям {к убеждениям вписано.} славянофильским, вернее, {Было: то есть Незачеркнутый вариант: сколько} к православным, то есть к убеждениям {к убеждениям вписано.} крестьянским, то есть к христианским. {Далее было: убеждениям} Я не разделяю их вполне -- их предрассудк<ов> и невежества не люблю, но люблю сердце их и всё то, что они любят. Еще в каторге. {Я не разделяю ~ в каторге, вписано между строк и на полях.}
   Не у подписчиков, а упал в глазах честных людей, {Далее было начато: ну, этого рассужд<ения>} то есть что подписчики "Гражданина" принадлежат к разряду бесчестных. Но такого рассуждения я уже не допускаю совсем.
   
   Он может отрицать во мне всякое дарование (этот почтенный человек), но находить в строках, писанных мною, что-нибудь, чем бы я мог унизить себя...
   Но у нас не Тиверий и не Меттерних, и мы, слава богу, еще очень дышим. {На полях рядом с текстом: Но вы скажете ~ очень дышим. -- помета: О направлении.} <60>
   
   О цензуре.
   Мы неограниченная монархия и, может быть, всех свободнее, таких народов (то есть сходных), как мы, только три. При таком могуществе императора -- мы не можем не быть свободны. Под конец.
   Тирания и свобода.
   Наполеон III употреблял силы на укрепление династии, а мы нет. {На полях рядом с текстом: О цензуре, ~ а мы нет. -- фигурная скобка и помета: ! Непременно!}
   
   И как этот мужик Марей трепал меня по щеке и гладил по головке. Я это забыл, то есть не забыл, а только в каторге припомнил.
   Эти воспоминания дали мне возможность пережить в каторге. {На полях рядом с текстом: И как этот ~ пережить в каторге. -- помета: Непременно.}
   Я потому это всё написал, что мне всё это наконец надоело.
   Но довольно же, довольно, хотя это именно относится к "Дневнику", потому что всё это волновало меня.
   
   Он к людям на праздник приходит угрюм,
   К гробам их подходит с улыбкой.1
   1 На полях рядом с текстом: Он к людям ~ с улыбкой. -- помета: ! Бал!
   
   NB. Под престолом у Спаса.
   Павлуша.
   
   Елка. Мальчик.
   Я начинаю с рассказов неестественных и фантастических. (Я к ним ездил --- подождите, в два места, на бал и в колонию.) {(Я к ним ~ и в колонию.) вписано.}
   
   Мальчик с ручкой.
   Елка в клубе.
   Танец. Танцы замужних. {Танец. Танцы замужних, вписано.}
   Поездка в колонию.
   Всё об детях, всё об детях. {Далее было: Разговоры.} А об Овсянникове. {А об Овсянникове, вписано.}
   Разговоры об случаях обеспеченности. Вагоны, полицейские истор<ии>. Голубев.
   Направление.
   Критика.
   Политика.
   
   (Страхи перед провинциальной печатью.)
   Ничего не делают.
   Новые поколения.
   Гусев. Павлуша.
   Коронат. Филонов.
   Народ. Дворянство.
   1) Доктора. Заседания покровительства животным.
   
   Будущее России; будущее Европы. Война.
   
   Об народе -- волк. {Об народе -- волк, вписано на полях.} <61>
   
   Вл. Зотов. Я любовался такою ученостью, но я никак не предполагал таких чувств ко мне.
   
   Ви-ишь! И тронул мне концом пальца угол дрожавшей губы (животинку-то остановил). {На полях рядом с текстом: Ви-ишь! ~ остановил). -- фигурная скобка и помета: Здесь.}
   
   Белинский в каторге, -- я благоговел.
   Некрасов (повесить в избе Белинского).
   Кстати: люди книжные. Елисеева проект о 2-х попах.
   
   Американская дуэль; какая низость, какая мерзость! {На полях рядом с текстом: Американская дуэль ~ мерзость! -- фигурная скобка и помета: Здесь!!!}
   
   Дуэль. В человеке, кроме гражданина, есть и лицо. Судья судит гражданина и иногда совсем не видит лица. А потому всегда возможно впечатление этого невидимого лица, которое остается только с ним, и судья ничего в нем не увидит. Даже закон не предусмотрит всех тонкостей. Но отнять лицо {Далее было: у гражданина} и оставить только гражданина нельзя: вышло бы нечто хуже коммунарского стада.
   Есть преступления и впечатления, которые не подлежат земному суду. Единый суд -- моя совесть, то есть судящий во мне бог; но это совсем уж другое.
   
   Дочь Жорж Занда выходила замуж, был муж (не дрался), у Белинского: да каких же вы детей хотите от ваших подлых, вонючих браков? Но дочь Жорж Занда краснела за мать. {На полях рядом с текстом: Дочь Жорж Занда ~ за мать. -- фигурная скобка и помета: Надо!!} <62>
   
   Вступл<ение>.
   Безмерное самолюбие и самомнение не есть признак чувства собственного достоинства.
   
   "Овсянников на скамье подсудимых". Овсянников виновен бесспорно, но этот жар гражданский, возросший не в размерах. Было множество дел, которые могли возбудить жар гражданский, но они прошли бесследно, их не хотели даже заметить, но тут миллион. {Далее было начато: Сколько жар<а>} Тут и не нахальство Овсянникова, жар гражданский не обидится и нахальством. А миллион, просто миллион -- вот в чем беда. Дескать, миллион у Овсянникова, зачем {Далее было: же} не у нас. Дави Овсянникова. {На полях рядом с текстом: "Овсянников на скамье ~ Дави Овсянникова. -- фигурная скобка и помета: ! Надо!}
   Как смеют у него быть миллионы, зачем не у нас, дави Овсян<н>икова.
   
   У нас сейчас есть Лёв Толстой,
   Сей Лев породы царской.
   
   Два чрезвычайно странные стиха, и против которых никто не протестовал. Напечатано в декабрьской книге "Русского вестника", в которой объявлено публике о продолжении сотрудничества графа Льва Толстого.
   Или -- два чрезвычайно глупые стиха. Осмеливаюсь {Далее было: об} думать, что, сделав это замечание, нисколько не посягаю на великое значение великого дарования {Было: таланта} графа Льва Толстого. Напечатаны эти два странные {странные вписано.} стиха в декабрьской книге "Русск<ого> вестника", в котором и т. д. Но тут не реклама, тут наивность. Тем {Далее было начато: особен<но>} и замечательно. {Но тут ~ и замечательно, вписано.}
   Граф Лев Толстой -- конфетный талант и всем по плечу. <63>
   
   Вступл<ение>.
   -- Эх, боже, да зачем же и жить, коли не для гордости.
   
   Республика уже тем одним необходима Франции, что только одна она может избавить Францию от двух бед, которых она всего больше боится: от войны, возмездия Германии, которую одна лишь республика не {Далее было начато: пред<примет>} рискнет предпринять, и от коммунизма, ибо {Далее было: соседи} республиканцы соседи коммунарам, а политические {политические вписано.} соседи всегда враги друг другу, даже и во время дружбы, {Было: в дружбе} и т. д. Это надобно объяснить. {Это надобно объяснить, "писано. На полях рядом с текстом: Республика ~ объяснить. -- пометы: Надо! Политика.}
   
   "Голос", No 4. Воскресенье. Характерное убийство в Семенове Нижегородской губернии (в противуположность Павлуше, которому не померещится). Нужно наблюдать природу человека во всех ее видах. Я люблю тех, которым мерещится.
   Там же из Вятки насчет тяжбы крестьян с Калининым.
   О сокращении водки в Самаре и корреспонденция из Парижа о политических делах (для точности).
   
   Но и в самом свирепствовании против Овсянникова слышалось не негодование против миллионов, а скорее поклонение миллионам. Не придали бы им в таком случае такой суеверной важности.
   
   "Московские ведомости", No 3. Продолжение политического обозрения Европы (подробнее, чем где-нибудь, выяснены факты). <64>
   
   Э-эх, зачем же и жить, как не для гордости! Я ухватил это простодушное восклицание редко, но всё же задумывающегося иногда человека. {Было: но задумавшегося раз человека}
   
   Типично и характерно. Вся эпоха!
   И кто боится социалистов, коммунистов и коммунаров -- все они ничем не пожертвуют для пользы общей, никто.
   О, пожертвуют сначала, впопыхах, как стадо баранов, но единственно, чтоб не отстать от других, то есть из гордости и тщеславия, но мигом опомнятся и разграбят и разгромят друг друга во что хватит силы.
   И потому, хотя коммунизм наверно будет и восторжествует, но мигом провалится. Утешения, впрочем, в этом немного.
   Для него другое племя надо.
   
   Идеал коммунизма и христианства.
   
   "Овсянников на скамье подсудимых!" В Париже больше бы настучали и поскорее бы забыли. Легкомысленны? Нет. Больше со вкусом. Да и жизнь наша не так скоро разгорается. Народ и мужики массой стали знать и разговаривать об Овсянникове лишь в конце процесса.
   
   Народ -- не все извозчики. А может, и несправедливо? Задумывались из них иные.
   Как можно? Присяжные, гласный суд. "Э-эх, -- задумывался он, и {Было: но} уж не хая гласного суда и не сомневаясь, а так об жизни: -- был, дескать, человек, и вот!!" И уж если б нуждался Овсянников в баранках и калачах, то сколько б ему натащили.
   Я не смеюсь. Ужасно прощает народ, и не один простой народ. Этого нет нигде. Жан Вальжан, Германия, все свидетельствуют. Один наш народ всё прощает; но и в суд верует. О, пока у разбойника нож в руках, он с ним борется, не прикроет его, выдаст и отыщет, но чуть изобличен -- прощает. Каторга. Отказ от общества, от мира, от свободы. {На полях рядом с текстом: "Овсянников на скамье ~ от свободы. -- фигурная скобка и помета: Потугин.} <65>
   
   Ничему не удивляться есть уже, разумеется, признак глупости, а не ума.
   
   Воспитатели, независимый вид. Я любил бы этот вид собственного достоинства гораздо более, если бы в нем было более простоты... и в самом деле достоинства, а то...
   Необычайная беззастенчивость, но мало ласковости. Я ведь не говорю ласкательства. Ласковость есть только искренность, и ласковым может быть даже самый порочный ребенок... и взрослый преступник.
   Но взрослый преступник больше видал, чем малый ребенок, он более ценит доброе, чем этакой ребенок? Этот видел лишь мир вверх ногами, в новом виде и свете. {На полях рядом с текстом: Ничему не удивляться ~ и свете. -- фигурная скобка и пометы: ! Это! Непременно! Это!}
   
   Все проедены самолюбием, (и даже) не исключая писателя Григория Данилевского, Л-ки.
   
   "Голос" о действиях в Средней Азии, новое поражение Автобачи Скобелевым.
   Дон-Кихот, люди из киселя. Несколько тысяч убитого неприятеля и 1 уб<итый> из наших. Эривань. Славны бубны за горами (вставить в мнение об увеличении наших средств в Туркестане). Кауфман всё ездит.
   
   О духовенстве, о проекте требника и проповедника. Свящ<енник> Переверзев семерых детей, в том же "Голосе".
   "Голос". Вторник, 6-го января, No 6. {На полях рядом с текстом: "Голос" о действиях ~ No 6. -- помета: ?}
   
   Казалось бы, достаточно в Туркестане трех рот вместо 27 000. Послать 5 человек на ханство, и они "молодецки" исполнят дело. <66> Народ споили и отдали жидам в работу, status in statu.
   Отрицание необходимо, иначе человек так бы и заключился на земле, как клоп. Отрицание земли нужно, чтоб быть бесконечным. Христос, высочайший положительный идеал человека, нес в себе отрицание земли, ибо повторение его {Далее было: и} оказалось невозможным. Один Гегель, немецкий клоп, хотел всё примирить на философии и т. д.
   
   "Гражданин", No 1. Петербург. Летопись. Крушение поездов. Мелкие людишки -- выходи из вагона, выноси на рельсы, если б не было кому заступиться, да и ничего не выйдет. Голубев. Дороги, да ведь это дело народное, общее, а не нескольких жидишек и не нескольких действительных статских и тайных советников, бегающих у них на посылках. О Петр Велик<ий>, того ли ты хотел. Но конечно того! Конечно того! Ибо должен же был ты понимать если ты был гений, что дело {Далее было: тем} именно тем, а не чем другим, должно было кончиться... Но все-таки за что же жена, дети мои должны погибать на поездах, а если я крикну, что они погибли, то тотчас же является надлежащая власть, не простая, а государственная, и вас кладут на платформу станции, и поезд трогается, и начальник станции сует вас, кто бы вы ни были, со всеми горестями и обидами вашими, в каталажку, до следующего утра... Черт возьми! Никогда еще ничего подобного не было на Руси! Самовольство жидов доходит до безграничности. {На полях рядом с текстом: О Петр Велпк<ий> со до безграничности.-- фигурная скобка и пометы: И это! Необеспеченность.} <67>
   
   Банкротство консервативной партии, бойцы были Катков и Леонтьев -- устарели. Н. Данилевский, написав правильную книгу "Россия и Европа", уехал наслаждаться ботаникой, вместо того чтоб стать бойцом за правду. Славянофилы в Москве исчезли. "Русский мир" -- позор бессилия и неумения вести дело.
   
   Похороны генералов, 6 медных пуговиц. Что было при жизни. Бархатные подушки, ордена. Заронить по себе мысль, оставить доброе воспоминание, звук. {На полях рядом с текстом: Похороны генералов ~ звук. -- фигурная скобка и помета: Бал.}
   
   "С.-П<етербургские> ведомости", 7-го января, No 7. Статья о всеобщей военной повинности в Японии. Манифест микадо (в высшей степени любопытный), и -- отзыв об одной брошюре о том, что будет весной 1876 года. Враки "С.-П<етербургских> ведомостей", ибо, без сомнения, республика, если устроится, имеет силу отразить Германию. Нападение отражается лишь единством. Враг отражается лишь согласием. {На полях рядом с текстом: "С.-П<етербургские> ведомости" ~ лишь согласием. -- помета: Китай, политика.}
   
   У нас цивилизация началась с разврата. {У нас ~ с разврата, вписано.}
   Всякая цивилизация начинается с разврата. Жадность приобретения. Зависть и гордость. Развратом взяла реформа Петра Великого. {На полях рядом с текстом: У нас цивилизация ~ Петра Великого. -- помета: Бал.}
   
   "Московские ведомости". Января 6, No 5. Заявление на станции Воронеж (из газеты "Дон"). Ростов Донск<ой> Воронежск<ой> дороги. (Перечень событий прошлого года.)
   Делай что угодно, и, может быть, даже совсем не от небрежности, лености, равнодушия или свинства, а поживут еще даже и из насмешки. В вагоне г<- - -> -- чистить ли? Да и так доедут.
   -- Доедут, Ив<ан> Серге<ич>?
   -- Доедут, батюшка Сергей Иваныч, почему ему не доехать. Улыбается Ив<ан> Серг<еич>: "А в самом деле не чисти, вот посмотрю-ка я..." {На полях рядом с текстом: "Московские ведомости" ~ посмотрю-ка я..." -- фигурные скобки и помета: Необеспеченность!} <68>
   Да и что мне в Голубеве? Г-на Голубева я совсем не знаю; я говорю лишь об идее... и потому назовем его Воробьевым, Лембке, Розенбаумом. {Лембке, Розенбаумом вписано.} Итак, Воробьев бунтует, Воробьев обижает<ся>, Воробьев разбойничает... Как <х - - -> на именинах. {На полях рядом с текстом: Да и что мне ~ на именинах. -- помета: Необеспеченность.}
   
   Но Воробьев уходит, хочется побунтовать и Подворобьеву, чиновнику помельче.
   
   Да этаким манером "их сколько хошь извести можно", и как говорил в мировом суде гусиный гуртовщик про гусей, когда извозчик переехал умышленно {умышленно вписано.} колесом его гусю длинное его горло. {Вместо: гусю ~ горло, было: гусю горло}
   
   Злоба на железнодорожные порядки наши нарастает всё сильнее и сильнее.
   
   Искусственное возбуждение социализма есть (и у нас),-- наши юноши уже 30 лет идут (за это) в ссылку за эти бредни. Ибо если там, в Европе, и вопрос, то у нас бредни. У нас много своих социальных вопросов, но совсем не в той форме и совсем не про то. Во-вторых, у нас ужасно много совсем нового и непохожего против Европы, а в-третьих, у нас есть древняя нравственная идея, которая, может быть, и восторжествует. Эта идея -- еще издревле понятие свое, что такое честь и долг и что такое настоящее равенство и братство между людьми. На Западе жажда равенства была иная, потому что и господство было иное.
   Извозчик -- перочинным ножом. Зараза беспорядка. Я его видел.
   Бал, собрались радоваться, нет, не радуются, да и только.
   Бриллианты.
   Костюм выше, красота.
   Показаться красивее. Значит показать, как я понимаю красоту, как я развит, как я это усвоил.
   Нет, на бал ехать женщине задача. {На полях рядом с тестом: Бал, собрались ~ задача. -- фигурная скобка и помета: Бал.}
   Потугин говорит, что любит Россию. Ну, вздор. Нас-то не надуете. <69>
   Бал, генералы поумнели... Но это очень, очень трудно. Тип Петрушки. {На полях рядом с текстом: Бал ~ Тип Петрушки. -- фигурная скобка и помета: Бал}
   
   Вуйки, не выйдете замуж.
   
   Петрушка с вставками (театр -- живое дело).
   
   Процесс Овсянникова. Осудить балы.
   А сколько бы веселых...
   
   -- Да... если б капуста росла...
   -- Огород бы был, конечно!
   -- Что говорить.
   -- Мы разошлись.
   
   Кажется, актер Григорьев 2-й (карикатуривший купцов, но весьма недурно) {(карикатуривший ~ недурно) вписано.} позволял себе иные вставки (с чьего разрешения, не знаю).
   
   Портниха может только оглуплять еще больше.
   Дома -- едят, с<- - ->. Долги. {Долги, вписано.}
   Лицемерие есть {Далее было начато: пор<тниха?>} та дань...
   -- Да поймите вы, гораздо лучше... Ваше превосходительство.
   
   О рекламах, о "Котенке Киска". {На полях рядом с текстом: Кажется, актер ~ о "Котенке Киска". -- фигурная скобка и помета: Бал.}
   
   Нет, скорее собрание полетит, чем Мак-Магон.
   Да и Франция всегда, во всю историю своей революции (кроме 1-го собрания 89-го года), не уважала собрания, ею же выбранные, и всегда предпочитала и поддерживала всех, кто взнуздывали ее собрания и разгоняли их, продукты же этих собраний, конституции и законы, ими изданные, все летели к черту (не уважала Франция свои собрания). Бунтовщиков же, захватывавших власть, всегда слушалась. Так и теперь: {Далее было начато: собр<ание>} разлетится собрание, но солдат останется.
   
   "Голос". Четверг, 8 генваря, No 8. Разбор "Котенка Киски", работнику нужна только грамотность.
   
   Жизнь скучна {Далее было начато: для} без нравственной цели, не стоит жить, чтоб только питаться, это знает и работник. Стало быть, надо для жизни нравственное занятие. {На полях рядом с текстом: Нет, скорее ~ нравственное занятие. -- помета: ! Политика!} <70>
   
   Вступл<ение>.
   
   Либералы. Они связали себя как веревками и, когда надо высказать свободное мнение, трепещут прежде всего: либерально ли будет? Все трепещут, все до единого и выкидывают иногда такие либерализмы, что и самому страшному деспотизму и насилию не придумать.
   Главное, что у нас либералы совершенно не знают иногда, что либерально, что нет. {Главное ~ что нет. вписано на полях.}
   
   Война. Парадокс. Нет, война лучше теперешнего положения общества. Я в смысле, чтоб не на ферботе ее.
   
   Бал. Подерутся. Петербург. Газета о драках в Москве, их можно назвать славянофилами, только практически они поверили, что можно наконец сбросить европейские формы, что это уже позволяют, что это хорошо.
   Чичиков -- формы любит и Сквозник-Дмухановский, и он знает, что эта форма хороша, хотя в домашнем быту он кулачник, -- и хороша именно тем, что на него не похожа. Он любит и уважает ее за это. Вообще в бале много идеала. Это хорошо, чем идеальнее, тем лучше, но идеал не полон. Если б простодушие. Молодежь танцует, а взрослые играют в благородство. {На полях рядом с текстом: Чичиков ~ в благородство. -- фигурная скобка и помета: Бал.}
   
   "Голос". Четверг, No 9. Января 9. Известие о Чихачеве, директоре Русского общества. 1) О том, что министр путей сообщения -- крайнее неудовольствие -- за сокрушенный поезд с рекрутами. 2) Известие о жене, вытащенной из вагона начальником станции (он считает себя всевластным, он настолько дерзок и необразован, что считает себя тут компетентным). 3) О краже из кельи архимандрита Виктора 180000 р. <77>
   Господи, благодарю тебя за лик человеческий, данный мне. (В противуположность самоубийцам). {На полях рядом с текстом: Господи ~ самоубийцам.) -- помета: Вступление.}
   
   Вы чувствуете, что это (мир, звезды) не выше вашей мысли, и за это счастье чувствовать это вы обязаны лишь вашему лику человеческому.
   
   Вступл<ение>. Желательно к нашим батюшкам "еще и до прибавки жалованья прибавилось духу".
   
   Я никогда не мог понять мысли, что лишь 1/10 людей должны получать высшее развитие, а что остальные 9/10 служат лишь матерьялом и средством. Я знал, что это факт и что пока иначе невозможно и что уродливые утопии лишь злы и уродливы и не выдерживают критики. Но я никогда не стоял за мысль, что 9/10 надо консервировать и что это-то и есть та святыня, которую сохранять должно. Эта идея ужасная и совершенно антихристианская. Ote toi de là que je m'. {На полях рядом с текстом: Но я никогда не стоял ~ je m<'y mette>. -- запись: Слова Гизо}
   Г-н В. З<отов> есть навьюченный книгами человек...
   Но у него под конец всё смешалось, и потому и обнаружилась неясность. {Но у него ~ неясность, вписано.}
   
   Когда появились "Бедные люди", г-н В. З<отов> уже гремел в литературе, писал "Дочерей Карла Смелого", романы, повести, всё это прошло бесследно, а я вдруг славу: г-ну В. З<отову> тогда же стало завидно, и вот он мне и отмщает теперь известием, что я родился в 1818-м году. "Русский мир" унизил себя. У меня таких врагов много за ту внезапную славу. Он говорит мне про неясность (не подтверждая ничем, ни одним примером). На это я сделаю лишь одно замечание: неясность происходит не всегда от писателя, а оттого, что у самого {самого вписано.} читателя {Далее было: у} в голове {Далее было: иногда} неясно. Г-н В. З<отов> есть навьюченный книгами человек, но теперь у него смешалось, вследствие чего и могла обнаружиться неясность. Ныне, впрочем, даже гордятся непониманием: человек смотрит на произведение художника и вдруг гордо говорит: я не понимаю, и проходит мимо. Но непонимание {Над словами: Но непонимание -- написано: Не считают} сие, опять-таки {Далее было: может} и весьма часто, происходит не потому, что непонятен художник, а потому, что ты туп... Разумеется, сих резких {резких вписано.} слов я не отношу прямо {прямо вписано.} к г-ну В. З<отову>, а утверждаю лишь, что у него неясно. <78>
   Он, что говорится, навьюченный книгами человек. Вот от этой-то навьюченности могла {К словам: Вот от этой-то ~ могла -- не зачеркнутый вариант: Вот отчего в его способностях и могла} под конец образоваться некоторая неясность. Так что под конец у него уж всё у него смешалось. Я лишь о происхождении неясности. {Так что ~ неясности, вписано.}
   Некоторые произведения мои. "Слабое сердце" (самое первоначальное {Далее было: и написанное}) помещено {Далее было: одним} в последнем моем гораздо позднейшем {гораздо позднейшем вписано.} периоде моей литературной деятельности.
   Правда, он может сказать с презрением: ну не всё ли равно, когда вы родились? Так-то оно так, но всё же для аккуратности. Неряшество.
   Маленькая страничка, и столько ошибок.
   Говорю, разумеется, в самом почтенном для пего смысле, но все-таки он из навьюченных.
   
   Лексикон. И если в остальных статьях такая же неясность, то нельзя хорошо заключить об издании Березина, но полагаю, что издание всё же лучше, и вот почему: статья г-на В. З<отова> есть статья пристрастная... (завистливая). Почему же не сказать наконец правду? Я серьезно хочу написать мои записки, но уже написать с полной правдой, но до сих пор боялся затронуть самолюбия (г-н В. З<отов>, я никогда не имел удовольствия быть с ним знакомым).
   Но почему же, наконец, не написать?
   Этот г-н В. З<отов> писал бесчисл<енные> драмы. Всё это прошло бесследно, протекло, как вешние воды, но лишь без пользы сих последних, ибо не напоило скудного поля нашей беллетристики. Вот тогда-то и появились "Бедные люди". Я знаю, что появление их уязвило и потрясло множество самолюбий, ибо "Бедными людьми" я сразу стал известен, а они протекли, как вешние воды... С тех пор некоторые люди (в литературе) ужасно не полюбили меня, хотя я вовсе не знал их лично. Кстати, г-на В. З<отова> я никогда не имел удовол<ьствия>. {С тех пор ~ не имел удовол<ьствия>. вписано на полях.}
   Я серьезно хочу написать мои заметки. Кстати, г-н В. З<отов>. Я никогда не знал и не имел удовольствия быть с ним хоть сколько-нибудь знакомым.
   
   Я, конечно, употребляю слово "навьюченный" {Далее было начато: употр<ебляю>} в самом почтенном для него смысле... так сказать, в виде ученого... так сказать, говоря как бы об ученом. Так что под конец у него всё это и смешалось.
   
   "Слабое сердце" к 60-м годам.
   Тогда как к самому первоначальному периоду, к сороковым годам.
   
   Но ведь если эти люди (Зотовы) стоят того, за мелкую тридцать лет продолжающуюся зависть. Но через эту ненависть сами они ведь не станут талантливее.
   И уже одно то должно бы их было удержать, что через эту ненависть сами они не станут талантливее. {И уже одно то ~ талантливее, запись на полях.} <79>
   Ф. И. Тютчеву, напротив, казалось "Преступление и наказание" выше. Я горячо защищал свое мнение.
   У Виктора Гюго бездна страшных художественных ошибок, но зато то, что у него вышло без ошибок, равняется по высоте Шекспиру. Писатель не без таланта. Впрочем, Пушкин мог сказать это. Что за страшный вид лирическое французское стихотворение!
   
   Иезуиты -- воина. То есть да будет брат; или будь всем {всем вписано.} брат, или голова долой (ou la mort). {(или смерть) (франц.). ou la mort вписано.} Бесконечная разница. {На полях рядом с текстом: Иезуиты ~ разница. -- помета: Война.}
   Вагоны (хоть что-нибудь).
   Общество сострад<ания> животным, и извозчик, бивший барина (ничего не будет!).
   Тургенев. "Собака". Этюд мистического в человеке.
   
   В Потугине: славянофилы и западники могли бы помириться.
   Война.
   И всё. О спиритизме после.
   
   Гамма. Но неужели вы думаете, что гибель этих 200 человек не производит на народ омерзительно-вредное влияние своим цинизмом: всё делать с деньгами можно, всё сила ломит, всё деньга купит, только в том правда и есть. Овсянников на скамье подсудимых {Текст: Гамма, ~ подсудимых. -- вписан на полях.} <80>.
   
   Московские ведомости", января 10, No 8.
   Обозрение за прошлый год (суды) и проч.
   Дело об оскорблении врачебно-полицейским надзирателем Федором Ивановым дворянки Розенфельд (освидетельствование честной женщины). Приговорен в исправительное заведен<ие> на 2 г. 9 мес. Подробности о крушении поезда с новобранцами. {На полях рядом с текстом: Подробности ~ с новобранцами. -- помета: Здесь.}
   "Голос", 11 января, No 11. Воскресенье. Фельетон Гаммы по поводу самоуправства железнодорожных компаний, status in statu.
   
   О, если б это (Литвинов, султан Абдул) был психологический этюд. Порисоваться думал над бедным существом. Зверская жестокость.
   
   Чем кончаются случаи с керосиновыми лампами. Ни одной газеты нельзя прочесть без... дети горят, взрослые... полы и проч. более предохранительное и несгораемое.
   
   Нет, война благороднее.
   "Московск<ие> ведомости", января 14, No 12.
   Проповедь против спиритизма.
   Корреспонденция из Петербурга об обязательном обучении. Передовая статья о бессарабском земстве, запретившем латинский язык в женской гимназии.
   
   "Голос". Пятница, 16-е января. О падении наших курсов за границей с беглым исчислением причин.
   
   Славянство и роль России aima mater. {матери-кормилицы (лат.).} Отзыв Божидаровича.
   Они указывают на Польшу? Но Россия, защищаясь, взяла Польшу. Если б не взяла она Польшу, то Польша б взяла родовое наше. <81>
   Мало того, взяв, Россия тотчас раскаялась. Александр Благословенный, и сама возбудила стремления: по Днепр и т. д. Приняла ли Польша это как милость, как материнское дело России? Как бы не так.
   Польша есть пример политической неспособности жить между славянскими племенами.
   Да зачем они нам? Единение высшее духовное.
   
   Да здравствует великорус, но пусть он больше думает о себе.
   Победить великодушием.
   

ВОЙНА

   Россия со времени того, как вошла в состав Европы, ущербу Европе не нанесла, а лишь вся служила Европе, нередко {нередко вписано.} в страшный ущерб самой себе. Надо признаться, что вступление наше <в> Европу во многом сбило нас с толку, с настоящего понимания своих целей, и до того, что теперь, может, уж и не возвратиться к настоящему пониманию.
   Будущее России ясно: мы будем идти, может быть, без войны с Германиею, -- будем идти до тех пор, пока бросится к нам устрашенная Европа и станет молить нас спасти ее от коммунаров. Станет не молить, а требовать: ибо-де вы спасаете и себя, должны <82> спасти и себя. И тут-то мы, может быть, слишком наглядно в первый раз увидим, как мы не похожи на Европу и как разны у нас наши сущности... {Далее было: так} и какую мы до сих пор сделали политическую ошибку, столь рабски записывая себя европейцами. А у коммунаров будущность. Это единственная европейская идея, имеющая там будущность. Консерватизм.
   Но об этом в следующ<ий раз>. Рос<сия>, о войне, о Китае. Статья "Голоса".
   Скверные, капризные дети. Они с любовью готовы попирать, что мы не чистого славянского происхождения. Малорусы. Кацапы.
   Не увлечемся сейчас в войну.
   Я говорю о будущности более или менее отдаленной, ну, так в 1/4 столетия... {Текст: Скверные, капризные ~ в 1/4 столетия...-- на полях стр. 82.}
   
   Не было бы России, обратились бы в жалкую армяно-григорианскую ересь.
   Много ли выиграла Россия. {Много ли выиграла Россия, вписано.}
   Даже европейские ее окраины стали не так крепки с начала нынешнего столетия, чем были они в конце прошлого.
   

Окончательная программа.

   Колония. Батюшки.
   Спиритизм. Черти. Цензура.
   О покровительстве животным.
   О покровительстве людям. {О покровительстве людям, вписано дважды.}
   Не говорю "водка", но что-то носится.
   Вагоны -- неужели не имеют влияния.
   Ничего не будет. {Текст: Не говорю ~ Ничего не будет. -- ниже на странице. Сюда по помете Достоевского.}
   "Живио" и славянство. Статьи "Голоса". Обещание о войне.
   Березин.
   
   Спиритизм -- обращение камней в хлебы и умерщвление идеи и духа.
   
   Курьер -- это одна из картин моего детства.
   Марей. Картинка из детства, я об ней не думал, то есть не забывал я, но раз, потом, долго спустя, -- о, какое, мне снятся, и часто, -- и вдруг вспомнился Марей; право, иные детские картинки дают возможность посмотреть совсем иначе. <83>
   
   Ничего не будет.
   .. .Хлестнул лошадь и уехал...
   Разумеется, городовой...
   И как это странно: где городовой.
   А вот только вот сейчас прошел.
   О полиции.
   2 мильона сколько-то раз, но...
   
   Покровительство животным. Книжность и непрактичность в излишнем и спешащем жаре.
   Я еще давно читал о страшно приговоренн<ом> извозчике.
   
   Я только хотел бы отметить идеальность и {идеальность и вписано.} неналаженность нашего общества в каком бы то ни было практическом применении. Увы, мы были на 200 лет отучены от всякого дела, от опеки, в которую были взяты; и теперь только тем {тем вписано.} и спасаемся, что рабски копируем с иностранного, несмотря даже на явную неприложимость иностранного к нашей земле (о славянофилах).
   
   Кстати, расскажу анекдот из моего юношества.
   Фельдъегерь. Вот бы тут проповедовать гуманность! Главное ведь это не картина, а даже символ. В самом деле: он варвар, что так настегал лошадей, но ведь каждая плеть его была вызвана колотушкой ему же в спину, без колотушек этих он бы не стегал. Повторяю: это не картинка из воспоминаний, а символ, символ, вырезать на печати обществу, что картинка действительная, клянусь. Научите сначала быть с людьми гуманными, и тогда русский человек поймет, что надо быть гуманным и со скотами. Но теперь уж нет того, это в 37-м году, -- правда, 37-й год далеко, но так ли это? Впрочем, суды, барина нет, не берут ли, что хотят. И не посеется ли бесправица. Поклонение деньгам, носятся грубые идеи, уничтожающие веру. В пожар крестьяне отстаивают кабаки, а не церкви. Вагоны, {Далее было: мальчик} перочинный нож. Да и мы сами, наши дочери в полицию.
   Ничего не будет.
   
   Надо кореннее браться за дело или сообразоваться с положением дела. Самарск<ий> голод, и собака от хлороформа.
   Ничего не будет. {Ничего не будет, вписано.}
   Тем не менее дай бог идее всякого счастья. Тем более, что русский мужик гуманен. Марей.
   Теперь нет фельдъегеря? Вы думаете? Положим, я вам уступлю фельдъегеря, хотя про себя знаю, что он только в новом мундире и никуда не пропал. Но вместо фельдъегеря есть что-нибудь еще хуже, есть зелено вино, есть 200-миллионный побор с вина и тут же рядом самосуд.
   Есть еще кроме этого беспорядок идей, материализм -- что вы {Было: народ} думаете, не влияет Воробьев? Какие же тут гуманные идеи прививать. {Текст: Теперь нет фельдъегеря? ~ идеи прививать. -- вписан на полях.} <84>
   Спиритизм.
   
   Березин.
   Иная наша {наша вписано.} либеральная газета есть именно тот напрасно поторопившийся {напрасно поторопившийся вписано.} капитан, забравшийся на средину в московском бале и гаркающий {Было: гаркнувший} на национальном наречии. Бедненький! {Было: Увы, бедненький} Он ведь в самом деле {ведь в самом деле вписано.} думает, что он -- Европа. Милостивый государь, вы лишь капитан, а не либерал, {а не либерал вписано.} вы национальны, и вас выведут. Выведут, милостивый государь, выведут! {Далее было: Скоро, и это очень скоро, подождите}
   
   Растет то поколение, которое сменит вас и неминуемо вырастет. Оно сидит теперь еще в 5-м классе гимназии, но оно подрастет и придет, и следа вашего тогда не останется. {Растет то поколение ~ не останется, вписано на полях.}
   
   Вы, вы только мешаете доброму делу. {Вместо: доброму делу -- было: либерализму}
   Скоро будет. Уже подрастает поколение, которое будет гуманно, человечно и великодушно.
   
   Библия принадлежит всем, атеистам и верующим равно. Это книга человечества. Если когда-нибудь исчез бы весь род человеческий...
   Кроме того, у нас есть великая школа богословия, это наша обедня, открытая для всех.
   
   Что есть молитва? Молитва есть возношение ума.
   
   Ну кто из нас, например, силен в догматах.
   Даже и специалисты-то наши в этом случае не всегда иногда компетентны. И потому предоставим специалистам.
   
   И рвется печать, обличая железные дороги, а те-то там смеются, а те-то смеются.
   
   Марей.
   Общество покровительства животным. {Общество покровительства животным, вписано на полях.}
   Что же до {Далее было начато: умер<ших>} забот об хлороформе, то мужику это покажется пока совсем непонятным, может быть, даже смешным, что всего хуже. А на случай поймет, то укажет вам на своих самарских ребятишек, умерших с голоду у иссохших грудей матерей их, пока здесь господа {господа вписано.} сходились и рассуждали о хлороформе. Нет, ему пока еще не до хлороформа. А между тем я сам за хлороформ, не следует умирать идее! Я только невпопад {невпопад вписано.} хотел сказать, {Я только ~ сказать вписано.} только и торопиться {Далее было: слишком} не следует, не то книжно выйдет, и мужик не поймет.
   1) Перочинный нож.
   Каска и профессор.
   2) Сначала надобно хоть капельку тут положить порядка. {1) Перочинный нож. ~ положить порядка, вписано на полях.} <85>
   
   Что-то носится, бесправие, мужик чем-то остервенен.
   А над всем мамон и жид, а главное, все им вдруг поклонились.
   
   Пусть это {это вписано.} не Голубев; я не буду употреблять слово "Голубев", г-н Голубев чист {Далее было: и безгрешен} как голубица и безгрешен, но зато Воробьев виноват. Какой еще Воробьев, кто такой? Не знаю кто, господа, и мне всё равно, но есть такой Воробьев, который кутит и буянит, гноит товары.
   
   Неужели вы думаете, что не проникло в народ, ведь он видит же, что можно сделать с деньгами.
   
   Хлороформ. Не обращать прекрасную мысль в книжное дело и пощадить и мысль и себя.
   
   Ведь главная мысль общества какая: наверно, не столько собачки, {Далее было: и коровки} сколько люди, огрубевшие, негуманные, полуварвары, ждущие света. Вы их осветить хотите, привив им гуманность даже к животным, не так ли? Так не лучше ли заняться прежде их положением и по крайней мере вникнуть: готовы или не готовы они обстоятельствами к восприятию вашей прекрасной проповеди. Будьте же погуманнее.
   
   Но люди гуманны, я знаю это с самого детства, и опять-таки расскажу один детский анекдот.
   NB. 19 января. Мнение В. В. Гр<игорье>ва. Отменили везде в школах телесное наказание, прекрасно; но чего же, между прочим, достигли? Того, что в поколении нашего юношества явилось много страшных трусов, {Вместо: что в поколении ~ страшных трусов -- было: что поколение нашего юношества -- страшные трусы} боятся малейшей физической боли, и до того, что при малейшей опасности, угрозе или физическом страдании, трудных уроках, экзаменах {Далее было: иные} сейчас вешаются. {К словам: сейчас вешаются -- незачеркнутый вариант: тотчас падают духом, стреляются или вешаются. Далее было: Тому много примеров.} Стали страшно невыносливы.
   Действительно, всего вернее объяснить несколько подобных случаев с нашими юношами единствен<но> трусостью. Но странная, однако, точка зрения на предмет. {Действительно ~ на предмет, вписано на полях.}
   NB. Выгонят его из 4-го класса гимназии и -- куда ему деться? Прямо идет в народ. Ныне ужасно много идет в народ и действует <86> успешно -- не прежними утопиями и социальными нелепостями, которые народу непонятны и смешны, а прямым призывом к бунту: не надо, дескать, платить подати, и кончено. Это народ понимает.
   
   Восточная (турецкая) пословица. Если ты направился к цели, начнешь {Незачеркнутый вариант: станешь} дорогой {дорогой вписано.} останавливаться, чтоб швырять камнями {Было: бросать камни} во всякую лающую на тебя {Вместо: лающую на тебя -- было: пристающую к тебе} собаку, то никогда не дойдешь до цели.
   Если ты направился к цели и примешься {Было: начнешь} дорогою швырять камнями {Было: бросать камни} во всякую {Далее было начато: соб<аку>} лающую на тебя собаку, то никогда не дойдешь до цели.
   
   "Голос". Воскресенье. Дальнейшее об участи Перова. No 18, 18 января.
   
   Закончу одною знаменательною и забавною турецкою пословицею, отчасти идущею к делу.
   
   Библия. Эта книга непобедима. Эту книгу не потрясут даже дети священников наших, пишущие в наших либеральных журналах.
   
   У нас уже был опыт, во что обратились {Далее было: сжатые} идеи, сжатые в то время, когда в университете шагистика, и как уродливо они потом отрыгнулись. {Вместо: как уродливо ~ отрыгнулись -- было: как они отрыгнулись}
   
   Дай бог всем здоровья. Кстати, беда, если вы больны, доктора наши прекрасны, -- но все специализировались -- нос, а другой переносицу.
   
   Голубев, да еще с такими подробностями душевных и духовных движений его {Далее было начато: да еще с министр<ом>} перед оскорбленным министром. Но я переменил взгляд, пусть Голубев невинен и чист как слеза, зато Воробьев виноват, зато преследуйте Воробьева.
   
   Кто Воробьев? Я не знаю, мифическое лицо, но чрезвычайно сильное лицо. <87>
   
   Животные. {Животные, вписано.} А чтоб "образить", огуманить, так сказать, русского человека.
   
   Вся беда моя в том, что я в этих чертей никак не могу уверовать, так что даже это уж и {это уж и вписано.} жаль: слишком ведь они умны. {Было: ведь неумны}
   
   Свистунов и Назимов. О декабристах.
   
   Счастье не в счастье, а лишь в его достижении.
   
   В. З<отов>. Ну какое кому дело до того, когда вы родились, и не все ли это равно? Я с этим готов согласиться, {Было: Я согласен с этим} но всё же для аккуратности и хотя бы для слова лексикона. А то подумают и т. д.
   
   ...Отнятие всей личной и духовной свободы у людей, умерщвление личности. В этом смысле спиритское учение есть учение страшное. Никакой сатана, кроме настоящего, не мог бы придумать ничего подобного.
   
   Над русским народом стоят две вещи вместо фельдъегеря -- водка и мамон, каким образом водка займет место фельдъегеря?
   Она губит и скотинит его и нищает его. Пьяному не до сострадания не только к животным, но даже к детям своим, к жене своей. {к жене своей вписано.}
   Литератор Аполлон Григорьев.
   Отравляет водкой источник будущей силы, нищета и нравственное состояние нового поколения. {На полях рядом с текстом: Отравляет водкой ~ нового поколения. -- запись: Силе впредь.}
   
   "Образить" -- словцо народное: дать образ, восстановить в человеке образ человеческий. "Образить человека", {Было: его} "ты хоть бы образил себя, -- говорят, напр<имер>, долго пьянствующему. {"Образить человека" ~ долго пьянствующему, вписано.} Слышано от каторжных. <88>
   
   2-е, деньги -- фельдъегерь понятен был, хоть уродливое, хоть узурпаторское, но представление известной власти, которой нельзя не подчиниться, иначе земля стоять не будет, иначе земля стоять н<е> будет, и это все понимали.
   Ныне деньги. И народ говорит: а, значит, деньги всё, значит, и всегда так было, да мы не знали {Далее было начато: ны} (Воробьев). Значит, никакой другой силы и власти нет, кроме денег. Вот это всего труднее, коли так пойдет мысль.
   
   Я не хочу мыслить и жить иначе как с верою, что все наши девяносто миллионов русских, или сколько их тогда будет, {или сколько их тогда будет вписано.} будут образованны и развиты, очеловечены и счастливы. {очеловечены и счастливы вписано.} Что свет и высшие блага жизни завещаны лишь в 10-й доле, по цивилизации Потугиных. С условием 10-й лишь части счастливцев я не хочу даже и цивилизации. {С условием ~ и цивилизации, вписано.} Я верую в полное {Вместо: верую в полное -- было: хочу полное} царство Христа. Как оно сделается, трудно предугадать, но оно будет. Я верую, что это цар<ство> сов<ершится>. {Фраза: Я верую, что это цар<ство> сов<ершится>. -- ниже на странице. Сюда по помете Достоевского.} Но хоть и трудно предугадать, а значки в темной ночи догадок всё же можно наметить хоть мысленно, я и в значки верю. (Славянофилы и западники.) И пребудет всеобщее царство мысли и света, и будет у нас в России, может, скорее, чем где-нибудь. А потому всякое подобное общество, несмотря даже {даже вписано.} на хлороформ и собачек и все прочие основания, {и все прочие основания вписано.} мне дорого и радостно, и я его люблю всем сердцем. Но не надобно же и стулья ломать, надо быть хоть капельку практичнее и реальнее. Изучите лучше причины, по которым народ звероподобен, {Далее было начато: а ведь в самом} и по мере того и действуйте. Ведь в самом деле не для собачек же вы.
   И это вы непременно сделаете, ибо если это не барская затея, а истинная ревность, то вы непременно придете к этой идее, что лучше действовать на народ. А народ наш сострадателен. Только бы образить его.
   Так ли я понимаю вашу прекрасную, достойную высшей похвалы идею, подписанное общество. Если я не принадлежу к вашему обществу, то душою я к нему принадлежу. Я люблю животных, но русского человека люблю больше всего. {Так ли я ~ больше всего, вписано на полях. На полях рядом с текстом: Я не хочу мыслить со всего. -- помета: Здесь.} <89>
   
   Марей. Он любит свою кобыленку и зовет ее кормилицей. Если же есть в нем минуты нетерпения и прорывается в нем татарин и начнет он хлестать свою завязшую в грязи с возом кормилицу кнутом по глазам, то вспомните про фельдъегеря, тут: воспитание, привычки, воспоминания, зелено вино, Воробьев.
   
   Впечатления, описание которых, час за часом, минута {Было: минуту} в минуту, нам передал В. Гюго в бессмертнейшем произведении своем "Condamné à mort".
   Начинается этот зуд разврата. {На полях рядом с текстом: Начинается этот зуд разврата. -- помета: Здесь.}
   
   Но русский народ добр, и общество на русский народ понадеялось.
   
   Наше время не до покровительства животным. Я сам отвергаю это положение, как абсурд и невозможность.
   Если это причина.
   Не с конца источник черпать, а плотину.
   Заключение об обществе.
   Если б больше брали во взгляд основные причины.
   А то черпать воду с конца, и тогда умерщвление хлороформом будет смешным. Черпать снизу, и народ долго этого не поймет. {Черпать снизу ~ не поймет, вписано на полях.}
   Об 9/10 в самом конце. <90>
   
   Черти.
   Если б католичество уничтожилось, то, разумеется, должно бы было тотчас же уничтожиться протестантство, ибо против кого же было бы тогда протестовать. И действительно, протестантство, мы видим это, граничит с прямым атеизмом и тотчас бы охотно ушло в него, а если держится до сих пор в виде религии, то единственно оттого, что до сих пор еще протестует, то есть борется и воюет против св. папы.
   
   О, черти знают, что значит запрещенная мысль, для них это сущий клад. Черти отлично хорошо знают, что иная запрещенная мысль есть тот самый петролей и т. д.
   
   Общество из 750 влиятельных членов, если б оно захотело хоть немного поспособствовать устранению причин, то облегчило бы себе и свою пропаганду, приготовило бы почву. А то бочка Данаид -- как вы думаете, ручей? Устранением прав мамона и жида, православного или неправославного. {Устранением прав ~ неправославного, вписано на полях.}
   Вот что я называю тем равновесием, о котором говорил выше. А пропаганда ваша пойдет, народ наш -- добрый народ. Я это слишком изведал. Расскажу и еще анекдот. Марей, поляк.
   Итак, в путь, общество, доброй дороги, огуманить людей, с высоты 9/10-х, -- это никому не помешает, если все будут добры, образованны и богаты.
   Я хотел сказать лишь по поводу, но я ревностный член общества.
   
   Черти. Раздор, -- но ведь это почти занятие, в раздоре свои философы и премудрые, {в раздоре свои философы и премудрые вписано.} а тут именно в занятии-то и будет нуждаться человек.
   
   Черти. Другая партия начинает преследовать, запрещать, а черти знают силу в сей запрещенной идее.
   
   Я тебя обидел, следовательно, я должен тебе отомстить. <91>
   
   Биограф В. З<отов>.
   Всё это дает мне мысль написать литературные воспоминания мои. Всё же я могу кое о чем рассказать, ровно 30 лет, как я литератор. Я давно думал. {Я давно думал, вписано.} Может быть, стану помещать и в "Дневнике", по главам, а пока в заключение кончу одной турецкой пословицей, настоящей турецкой, не сочиненной мною:
   Пословица.
   Это я на всякий случай.
   Ф. Д<остоевский>.
   
   Ведь сочувствуя обидчику, вы таким образом не сочувствуете обиженному, неужто вы этой простой вещи не понимаете.
   Гнило -- гуманное время.
   Идеал либерализма и адвокатуры. Не хочу проникать в тайну семейств и не знаю всего характера г-на Кронеберга. Сложен всякий человек и глубок, как море, особенно современный, нервный человек. {особенно ее человек вписано.} Но, однако ж, то, что уже предано гласности, суду и газетам, то стало достоянием публичного обсуждения и молчать нельзя же.
   
   Клевета на меня в "Иллюстрированной газете". "Русский мир", No 23. Суббота, 24 января.
   
   Потугин кричит, что ничего Россия не выдумала. Она выдумала уничтожение крепостного права, а в Европе, в вашей цивилизации, везде крепостные освободились бунтом, с оружием в руках, и пролита была кровь; льется и теперь, и будет литься. "Что мы выдумали?" -- спрашиваете вы, мы выдумали уничтожение крепостного права без крови. А вы бросаетесь грязью, бесстыдники! <92>
   
   "Голос", 24, 25, 26, 27 января. Дело Марии Кронеберг. {В рукописи: Кроненберг}
   "Голос", 28 янв<аря>, No 28, дело Кронеберг.
   "Московск<ие> ведомости", No 25, 27 января. (О церковных старостах.)
   "Биржевые вед<омости>", No 31. Воскрес<енье>, 1 февраля. Суворин о Кронеберге.
   Суворин. Есть неискренность и декламация {ругая почти за каждый его фельетон и ужасно любя читать его фельетоны).
   
   Программа. Дело Кронеберг. {Мысль Поб<е>д<о>н<осцева>: осрамлена навек. Моя мысль: одно слово о том, что не стоит семья, чтоб ее сохранять за злодейство, и что это клевета на семью.) (О том, что ходил к Суворину.)
   Ответ "Петербургской газете" (об "Иллюстрированной газете" Зотова, клевета).
   ? Потугин и красота.
   ? Гений чистой красоты.
   Китай, Япония. Подымчивость наций Средней Азии.
   Славянофилы и западники.
   Клевета на меня в "Иллюстрированной газете". "Вешние воды".
   No. No. {Непременно описать два-три приключения; походить кое-где.)
   Анекдот о перестановке голов.
   Извозчик, избивший профессора.
   Марей.
   ? (Славянство и роль России. "Голос", 16 января. Пятница).
   
   Непременно. О том, что война лучше теперешнего положения общества.
   О том, что Мак-Магон полетит.
   Петрушка и Горбунов.
   Павлуша ("Голос", No 4) и убийство монашенок.
   Об американской дуэли и вообще о дуэли.
   Vibulenus.
   
   NB. NB. О местной печати. Пересмотреть газеты непременно. Крики Михайловского в "От<ечественных> записках" (декабрь).
   
   ? Памятник Пушкину, памятник Лермонтову (подписал 1 копейку. Кто он?)
   La population reste stationnaire. {Далее было начато: Поли<тика>} Опыт (фантазия) о будущих политических судьбах Европы.
   О декабристах.
   (Смотр<и> в начале отметок.) <93>
   
   NB.? (С Ивановой о пансионе.)
   О том, зачем Михайловский сердится на отзывы Q сожжении Тюильри.
   О специальности врачей.
   Потугин. С уничтожением крепостного права кончилась петровская реформа (книга Победоносцева). Народ идет, что-то скажет? (См. заметки вначале.)
   Барон Дельвиг, укравший часы в Москве. "Москов<ские> ведомости", No 32, февр<аля> 4.
   О провинциальной прессе. Хочет ли и надо ли правительству развитие провинциальной прессы.
   Университетские города (Шрам и проч.).
   О ноте держав султану. "Москов<ские> вед<омости>", февр<аля> 4, No 32.
   
   Коллективность как начало вмешательства и хозяйства Европы в турецких делах. России нельзя следовать принципу коллективности, не ее принцип. Славяне для нее вовсе не то, что славяне для Европы. Но сами славяне? Это источник будущих несчастий России. Мыши, делай им добро и проходи мимо. Мы не можем раствориться в славянстве, мы выше.
   Они внесут к нам начало раздора и разъединения.
   Славяне.
   Мы должны только жить для себя, не пугайтесь этого: жить для себя -- у великоруса значит жить для других. Не то хохол, кацап (история детей Ив<ана> Г<ригорьеви>ча).
   Предсказание.
   Фарисей. "Олонец<кие губернские> вед<омости>". {Предсказание. ~ вед<омости>". вписано на полях.}
   
   Словечко Побед<оносцева> о паспортах.
   
   С Вас<илием> Вас<ильевичем> Григорьев<ым> поговорить о провинциальной печати и об наших восточных окраинах. О славянстве.
   Спасович. "Ce n'est pas l'homme c'est une lyre". Это о Ламартине. Но и о всяком поэте, о всяком художнике. Физиология и психология поэта как лгуна. Это ему за талант. И, так сказать, plus de noblesse que de sincérité. {больше благородства, чем искренности (франц.).} Vibulenus.
   Фейерверк и Жемчужников.
   О Базунове.
   Люди на балу -- выше типов Шекспира. Растление могло соскочить мгновенно. К. Аксаков. {К. Аксаков, вписано.} Народ будет такой же и так же растлен, он дойдет до этой же черты. Хотя, конечно, всего должно ожидать от народа. Хотя ожидающие всего от народа тем самым отвергают Петра и его реформу.
   
   Ответ "Биржевым <ведомостям>". Бал, лучше Шекспира. Отчего не бросить благодушный упрек людям. Это не превознесенье людей перед народом. Это только слово об их испорченности и что, в сущности, они прекрасны. А народ и публика один <94> и тот же. Только народ, пожалуй, перейдет еще этот фазис разврата и лжи. Он и сам развратен и лжив, но не так еще, а теперь будет так, с цивилизацией. {На полях рядом с текстом: Только народ ~ с цивилизацией. -- запись: К. Аксаков.} Так ли ото по-вашему? Я бы желал ошибиться или чтоб вы мне сказали что-нибудь утешительнее. А если с ним это и случится, то давайте-ка способствовать вместе, чтоб обошлось дело легче и прямее к цели. Вы мне протягиваете руку, ну и пойдемте вместе. Микроскопическим действием, как герой, выкупавший на волю. А насчет Шекспиров и Гомеров, то искусство, без сомнения, ниже действительности. (Художник и синтез взгляда его: типы и проч.) И если б особь каждая могла проявиться вся, но она не может, ибо мысль изреченная есть ложь.
   У меня много надежд, что народ отстоит свой облик и не начнет цивилизацию с разврата. Пусть через этот фазис переходили мы. {У меня ~ переходили мы. вписано на полях.}
   
   Цивилизация испортит народ: это ход дела, в котором рядом с светлою и спасительною идеей вторгается столько ложного и фальшивого и столько скверных привычек, что разве в поколениях впереди взрастут светлые семена, а ложь и мрак будут на первом плане. Сами же мы пропили нашу цивилизацию, начали с разврата, и лишь очень долго спустя у нас стал толк. {Сами же ~ стал толк, вписано на полях.} (Нестеров, кавалергард, освещение -- это всё, как в Европе, но разве это кавалергарды?)
   
   Или ограничиться лишь беглой заметкой Авсеенке; насчет возможности сцены в бардаке, две барыни, истинный факт, а две девицы, осмотренные в своей невинности?
   
   В "Петер<бургской> газете" оценка Авдеева взята буквально из "Голоса", безо всякого обозначения. В том же No ругательство на Гамму.
   
   "Ан<на> Каренина". Герои. Эти люди до странности неинтересны.
   
   Да моя болезненность здоровее вашего здоровья, доктор и больные.
   
   NB. Визит к Петрову. Древности Петербурга осмотреть.
   Статья.
   
   Алексеевский равелин. Ростовцев, Филиппов. Кончил раздумье. Мечтал об имевших детей. Чья это кровь? Филиппов -- бежать (фехтовальщик перерубил).
   
   Зачем к "Дневнику писателя"? Как зачем? Мне это снится до сих пор. <95>
   
   "Голос". Суббота, 7 февр<аля>, No 38. О сибирском университете и о деле капитана (раздражение, начальство с подчиненными, выставляют язык). Декабристы, зачем мы не лорды.
   Один из местных Вагнеров, выражение "Голоса".
   О балете "Дон-Кихот". О Дон-Кихоте.
   
   Прекрасное в веке: Пиквик, "Notre-Dame", "Misérables". Первые повести Жорж Занда, лорд Байрон (хромая нога), Лермонтов, Тургенев, "Война и мир", Гейне, Пушкин. Вальтер Скотт. Вальтер Скотт не легитимист, а {Далее было начато: вел<икое?>} осмысленное, высшее сердечное примирение после ненависти к прошлому. "Notre-Dame" не то, ненависть, и т. д. (Музыка.)
   Наши концеесьонеры; да ведь вы же, свиньи, учите Вальтер Скотту детей ваших.
   
   Поэт: "И меж детей ничтожных мира" и т. д. Я боюсь только, чтоб господин Спасович не принял это на себя.
   
   Обида. Густав Христианович. Он занимал звено в машине, да ведь эти звенья ничтожность? Да и вовсе не надо, чтоб они были чтожности и делали хорошо. Пусть делают дурно или как-нибудь, но они живут и составляют машину. Была бы машина.
   Какая ошибка! И это у нас, где первым делом сомнения нет о власти.
   Но у нас и наивности (Николай). Требовали чести, честности и хорошего исполнения, не имели ни малейшего понятия об условиях, что хорошего никак быть не может, кроме единичных явлений, а целое никуда не годится.
   И нечего дивиться, что они даже не подозревали, как надо делать, когда сами отрицатели были еще глупее, делали еще хуже (декабристы).
   
   "Писаная бумага" -- то есть франдузская конституция. Мак-Магония.
   "Русский мир"; No 38 (воскресенье, 8). 1) Полешка и Кущевский. 2) О картинах Брюллова в Академии, Потугин. 3) Выписки из "Московских ведомостей" о североамериканских ходячих мнениях насчет Камчатки.
   
   У нас можно быть врознь, можно ужасно ругаться за убеждения, но столько искренности в желании добра и теплой веры в обществе, в юном поколении. Вы ругаете всех, "всё проваливается", но уж самая жаль и уныние свидетельствуют о горячем желании вашем устройства общего дела. {На полях рядом с текстом. У нас можно ~ общего дела. -- помета: Здесь.} Согласны ли <96> в определении общего дела? Куды! Из-за этого-то и драка, но всё хорошо.
   Не наступит ли пора взаимного понимания (не взаимного восхваления). Острите, смейтесь, шутите, но искренно идущего к благородной цели отметьте как идущего к благородной цели.
   
   Февраль.
   Об Зотове. "Иллюстрированная газета".
   Вопрос о художественности разрешается просто: худо иль лучше написать. Прекрасный человек, но не сумеет выразить мысль.
   
   Меня все встретили приветливо, кроме... (бордель), всем угодил. А ведь это нехорошо? Нет, хорошо. Все ищем общее благо, деремся, но все мы люди хорошие. Славяноф<илы> и западник<и>. Кончился петров<ский> период с уничтожением крестьян, и, кажется бы, примириться, так нет же, война продолжается. Вздор. Потугин. О Потугине и его бреднях. О Тургеневе. Я перечел. {На полях рядом с текстом: Меня все встретили ~ Я перечел. -- помета: Здесь.}
   Два процесса. Спасович, поэт, Vibulenus.
   В крепости.
   "Губернские ведомости".
   Война, Марей и проч. О сибирск<ом> университете.
   О бардаке. В. Зотов.
   
   Обида. Христиан Христианович.
   О Базунове.
   
   Общество вспомоществования бедным ученикам при 5-й гимназии. "Голос", No 40, 9-го февраля.
   
   Есть {Было начато: Нет ничего} у нас повсеместное честное и светлое ожидание и желание добра, общего дела, ничего обособленного, кастового. Если же и встречается, то непременно и всеми презирается. {Если же и встречается ~ презирается, вписано.}
   Для народа наступила эпоха подвергнуться такому же точно разврату мысли, как и у нас в петровск<ий> период (я не то что гадаю, я верю, а потому это для меня важно). Но, конечно, не в той, так сказать, исторической форме, как у нас, а в несколько другой, но разврату, как и у нас, ибо мы приняли благодеяния света в виде разврата. И потому наступает огромный новый период для народа и русской жизни.
   Тем не менее будет единицами серьезное принятие и -- дело будет сделано. <97>
   Спасович. "C'est n'est pas l'homme c'est une lyre" -- это воскликнуто было с глубоким плутовством, то есть как бы в виде самой высшей хвалы, а между тем что смешнее, как походить на лиру.
   В народе адвок<ат> -- "нанятая совесть", то есть подкупленная не одними деньгами, либерализмом, славой, поэзией (лирством). Как же я без капиталу, и вот лира загремела; да не талант. "Семейное, семейное" и т. д. Стоит ли семейство-то, не клевета ли? Тут истязание. Мелены. Король.
   
   Святыня семьи, Спасович, но по этой аргументации лучше и не вчинать дела, {Далее было начато: святыня} потому что, если {если вписано.} надо всегда оправдывать отцов. Отцы против детей -- другое дело (Бутлеров).
   
   Девочку наказали два раза: и розгами, и в школе, и невестой, и в замужестве навсегда.
   Вы у ней, может быть, отняли отца. {Вы у ней ~ отца, вписано на полях.}
   Есть дела, которым трудно выходить на гласный суд. Человек принадлежит обществу. Принадлежит, по не весь.
   Муж с женой, они в раздражении друг на друга, он меня обнимал, она сладострастна, но она мне сама сказала: почему ты так уверен в моей верности?
   -- Что вы на это скажете? Где.
   -- Это шутка. Можно ли, можно ли мои слова. Вы у ног моих...
   -- Г-н судья, если мне напоминают такие слова, то это не принадлежит суду, это дело любвп (целовал ноги).
   -- Но, однако, позвольте, в этот момент вы сознались ей в подозрениях ваших.
   -- Г-н судья, опять так и т. д.
   -- Но, безумные, зачем же вы вышли (но они безумцы. Есть водевиль "К мировому!").
   А если притянул их прокурор?
   Человек принадлежит обществу. Прпнад<лежпт>, но не весь.
   Есть места в моем сердце, которые, очевидно, не может понять судья. Я не о праве говорю. А просто бесполезно, потому что ни судья, пи присяжные их не поймут.
   Итак, Кронеберга было не надо тащить. <98>
   
   "Я тебя родил". Ответ Франца Мора. Рассуждение этого развратного человека я считаю правильным. А не знаете, так справьтесь. Шиллер ведь так давно писал, да и драма так давно не дается на сцене.
   
   Белинский. Поэт -- это ведь как б<- - ->.
   Нравоучение составлявшие -- не одна, дескать, отзывчивость, а глубоко нравственное чувство, выработавшийся взгляд и способность управлять своею отзывчивостью. Но как согласить это, например, с адвокатом. {Но как ~ с адвокатом, вписано.} А тут вдруг: "C'est une lyre".
   Какое бы великое призвание: защищать невинного. Но как бы ни было велико, все-таки бессмысленно и страшно грубо. Стало быть, оно хорошо лишь тогда, когда адвокат убежден в невинности или если знает, что виноват, но знает, что надо пощадить. Да если б и просто милостыни просил, и то хорошо.
   Но так ли на деле: нет, я убежден, если б я не был убежден, то -- и проч. Кто поверит? Особенно если гонорар. {Далее было начато: Коми<ческие>}
   Я уже знаю, что это не Спасович, ибо он не взял гонорара.
   Комические и несерьезные лица актера, почему в Англии актер не считается джентльменом, несерьезным человеком. Человек -- актер. Vibulenus.
   
   Актеры в жизни. У англичан идеал реализм, положительное и проч.
   "C'est une lyre"... И так легок на подъем душою.
   Итак, гуманнейший человек и либерал, а как пришлось защищать дранье... И так драть? "C'est une lyre".
   
   Ребенок не узнал отца. Да как же бы он его узнал? Дети в эти лета всегда забывают после долгого отсутствия. Неужели г-н Спасович этого не знает. На детей за это сердиться нечего.
   
   Ребенок принял дурные привычки, но кто в них виноват? Дурное воспитание у Комба, дранье дома и незнание отца, что в носу струпья.
   
   Людовик 17-й. Этот ребенок должен быть замучен для блага нации. Люди некомпетентны. Это бог. В идеале общественная совесть должна сказать: пусть погибнем мы все, если спасение наше зависит лишь от замученного ребенка, -- и не принять этого спасенья. Этого нельзя, но высшая справедливость должна быть та. Логика событий действительных, текущих, злоба дня не та, что высшей идеально-отвлеченной справедливости, хотя эта идеальная справедливость и есть всегда и везде единственное начало жизни, дух жизни, жизнь жизни. <99>
   Кто определит, спрашивает Снасович, сколько ударов должен нанести отец, чтоб не судили его за излишек, за эксцесс (дался этот эксцесс!). Эксцесс, отступление, -- необразованные люди любят иностранное словечко и считают, что прибавили силы и серьезности выражению, даже красоты.
   
   Как кто определил? Да само же сердце отца должно определить. Христос, обнимая детей, определил, как на них надо смотреть. Сами вы, г-н Спасович, должны знать, где предел ударов, если у вас бьется что-нибудь sous la mamelle gauche. {в груди слева (франц.).}
   Вам ведь что надо? Вам надо, чтобы присяжные не могли осудить Кронеберга как истязателя и, во-вторых, как отца. {Далее было начато: Ну и} Но он и не мог быть осужден как отец, на власть отца и не нападали, и нельзя нападать. Как истязатель -- дело другое. {Далее было начато: Но тут есть} Вы вот доказали, что он и не истязал, правда, тут есть признание Кронеберга, что он бил строго, с излишком, бил в раздражении. И признанием этим всё сказано. Г-н Кронеберг сам считает это за несчастье. Но и тут Кронеберг, по закону, как вы подвели, не мог быть осужден. Чего же вам больше, г-н Снасович.
   Нет, вы лира, и вам надо больше. Вам надо не одно только оправдание подсудимого, но и оправдание поступка внутри человека совестью, вам надо извратить общественную совесть, чтоб блистательнее была победа, а то как<ого> же вам без ней и толку? И потому вы махаете через край, вы стремитесь доказать, что так и надо, образ ребенка, {Вместо: образ ребенка -- было: что ребенок} кричащего: "Папа, папа!",-- вам кажется чуть не смешным. Вы на маленького ребенка публично клеветали, что нельзя не драть, клеветали, -- потому что семи лет нельзя воровать деньги. Сами говорите, что это от причин, от слуг, от Комба, от Женевы, оттого, что отец {Было: Кронеберг} по целым дням не дома, а в то же время утверждаете, что действительно ребенок виновен и Кронеберг прав, воспылав гневом. Вам истязание кажется добрым делом, не было, дескать, ничего. И из чего вы бьетесь, извращая совесть человека? Ведь вы и без того знаете, что клиент ваш безответствен, что, оказывается, истязания (сломанной ноги, что ли) не было, что его не накажут, нет, вам надобно даже и жалость к ребенку искоренить и непосредственное чувство бедной Титовой осмеять, офальшивить? Но ведь это излишне. То-то "лира". <100>
   То есть.
   Во-первых, вы доказали, что это не истязание, -- это главное, и что нельзя судить отца за превышение власти, -- и довольно с вас. Но вам надо истребить в сердце слушателя {Вместо: в сердце слушателя -- было: перед читателями} самый образ девочки, кричащей "папа, папа". Ничего, дескать, это всё пустяки, так надо. Это-то и есть настоящая гуманность. Нет, вы этого не истребляйте, это называется гуманность, человеколюбие, сердце человеческое, любовь, не посягайте на это из роскоши торжества вашего.
   О, вы скажете: я сам говорил, что Кронеберг не педагог, что он плохой отец и разом нельзя требовать и т. д.
   Говорили-то вы говорили, но, во-первых, как вы говорили? Сказав, не вывели следствия, утаили его, а следствие прямое, несправедливость власти такого отца и главы , а во-вторых, забыли про то или скрыли то, что, раз сказав, что он не педагог, что девочка была заброшена и что она безответственна, -- тем самым и потому-то и ужасно впечатление, произведенное таким отношением к ребенку, -- именно тем самым, именно потому-то. Тут несправедливость, тут неправда! От кого несправедливость и неправда -- всё равно, пусть даже ни от кого, а судьбой, да так и есть, но ведь жалко, жалко, но вам именно жалость-то и надо искоренить -- для полной победы! Вы говорите: не жалко, взгляните на ее щеки, это-де принесло пользу, -- итак, сечь, даже неумеренно -- нехорошо.
   Принадлежит, но не весь.
   Но раз вытащили, и что же нам делать.
   
   Святость семьи.
   Это кощунство. Семья слишком свята, чтоб взводить на нее клевету. Семья не может держаться жестокостью. Наказывать нельзя (до предела, разум<еется>), ну, до сломания ноги (и Спасович согласится), но жалеть, что семья должна стоять на несправедливости к ребенку (ибо ребенок {В рукописи: ребенка} безответственен и виноваты развратители), и жалеть, что ребенка оскорбили и измучили, должно во всяком случае. А вам самую жалость надо искоренить для полноты торжества. Лира, подлинно вспомнишь Белинского.
   
   Я не могу судить отца, я не могу нападать на Кронеберга, хотя жалеть я вправе; но раз это дело вытащено, -- и я должен судить его. Не касаюсь отца, души его, убеждений, я тут некомпетентен, но факт уже публичен, его уже вытащили, и он стал делом совести, я хочу судить на основании данных, сказанных самим г-ном Спасовичем. <101>
   Зачем вы смешиваете вашу задачу: оправдать клиента, который во всяком случае неуязвим на государственном суде (если не сломал ногу), с моим судом, с нашим человеческим, гуманным? Оставьте нам этот суд, не плюйте на человеколюбие, не плюйте на жалость нашу, не смейтесь над нею, не порочьте ребенка в гадком месте речи, когда его выгодно вам опорочить {когда его ~ опорочить вписано.} (а в другом сами признавая, что он безответствен и что не так надо исправлять его). Нам жалко, что вы истязаете ребенка в речи вашей, потому что за него некому заступиться. К чему вам ее щеки? ее здоровье? Нам жалко его, оставьте нам нашу жалость. Ваша задача и без того ведь достигнута, отца невозможно осудить {Вместо: отца невозможно осудить -- было: отец оправдан} юридически -- чего же вам более? Лира!
   
   Я вам скажу: мало того, его не совсем возможно осудить и по суду человеческому: пусть несправедлив его взгляд на воспитание (плохой педагог, как вы говорите), пусть он не исполнил {Было: не вполне исполнит} задачи отца и не понял, что он тогда только имеет власть (в совести своей, разумеется, сам себе судьей), когда исполнил свои обязанности; но я знаю и то, что нельзя судить человека семейного за всякий момент его в жизни, мало ли что бывает в семействе. (Мне говорил человек потрясенный: я люблю моих детей, и дети мои знают и любят меня, но я сам бросился и чуть не убил их раз, такой был момент, если б меня не удержали.) Я понимаю, что семейную жизнь нельзя раскрывать за каждый шаг, не я и раскрыл, не я вытащил всё это на вид. Мало того, Кронеберг признал дочь, хочет сделать ей всё, -- он ошибся, одним словом, я даже в совести моей готов быть осторожным. Но я его оставляю, {Далее было начато: но я} а сужу лишь вас! Не нападайте на основное, не извращайте, не смейтесь над святыней, не говорите парадоксов, б<--->.
   
   Талант.
   
   Я помню Lamartine, выходившего к депутациям, критика , лира.
   
   "C'est lyre". Прием был тот, что он будто бы похвалит, ценя его лирой, а между тем сам знает, что едчайшим образом смеется над ним, потому что ничего нет глупее, как приравнять к лире.
   Депутацией.
   Тронула лиру и запела.
   Но лира хорошо еще, просто глупо, но есть и еще черта, это капитал.
   Спасович, услуги. Кони больше нравился. <102>
   И вообще.
   Адвокат, какое величие и какая дрянь.
   Я возьму последнюю речь. Дело Кронеберга. Прутья, характерные пункты.
   Человек обществу -- не весь. Девочку осрамил.
   
   Отца оскорбили. Я не знаю души его. В семействе муж и жена едины: лизал мои ноги. Нельзя семейство {Далее было: если} публично, если только не сломали рук и ног.
   На то общественная совесть, развитие.
   Но {Далее было начато: извр<ащение>} если гласно, то я могу заняться, но извращение совести, лира.
   Прослежу речь лиры.
   Так ли стенограф "Голоса".
   Эксцесс -- отбыл урок, позволю заметить.
   
   Рубцы от палок, скоро проходит, жжет, неужто не истязание. (Сквозь строй.)
   И далее над девочкой, в испуге
   Смешно судить за чернослив, конечно, один чернослив, или, лучше сказать, чернослив тут равняли банковым билетам. Но ведь трогательно, за чернослив нельзя.
   Главное, долго об ребенке.
   Семья, святость семьи, не кощунствуйте, не подтасовывайте. {не подтасовывайте вписано.} Это дело другое. Два дела разные. {Два дела разные, вписано.} Семья свята, но и жалость и справедливость {и справедливость вписано.} так же святы, как и семья, и если б так вышло, что семья должна стоять на безжалостности, то не стоило и стоять {Незачеркнутый вариант: и быть} семье. Всё счастье, что это не так. Семья (идеал ее и отношений, начала гуманности, святые, добрые чувства). Сокруши ребра, но тому, который понимает; я сам оправдал бы г-на Кронеберга юридически и, может быть, много унес бы мыслей благоприятных ему в сердце моем, но оставьте мне и жалость мою.
   
   Вы говорите: ее не испугаешь, она "шустрая". (Каково словцо.) (Словцо, выпадающее из лиризма). Вы почему знаете и для чего вам это надо? Довольно того, что перед вами ребенок, кто за него заступится?
   Ведь в другом процессе вы бы сейчас на среду. А тут среду слишком вскользь.
   
   NB. Теперь о девочке, даже и о невесте, бесславие. И о г-не Кронеберге (жесток). А может быть, вовсе не жестокий, нервный, больной, великодушный даже, он не эгоист, он дрался за чужое дело, признавая, <103> что те обижены. Он бешен, вспомните "Семейную хронику", -- он дурной педагог.
   
   NB. Лира! Да лира ли только, нет, и слава, как же без капиталу.
   
   Содержание No.
   Меня все встретили.
   Но ведь в мелочах-то и дело. Смотреть в целом согласились.
   Процесс занимал меня.
   Война и бордель.
   
   Меня тревожили погода и медведь (предсказание).
   ...так как клиенту угрожало слишком страшное наказание за истязание, то г-н Спасович не мог не употребить всех средств, ему предоставленных. "А ну как не оправдают". И потому он принужден был искоренить самую жалость в сердцах, подшутить над ребенком -- "шустрая, дескать", выставить тайный порок ее (как будто бы и не об семилетней говорит и как будто не знает, что телесное истязание усиливает этот порок), сравнивать чернослив с банковыми билетами, опозорить кого же: ангела божия, мало того: вывесть и показать, как она испорчена, как научилась притворяться, наконец, заговорить о святости семьи.
   Но пусть провалится всё и семья, если истязание; г-н Спасович {Далее было: был} достаточно красен, но всё долой, он поклонился розге... Таков талант и таковы обязанности адвоката... всё отчего... Да, эти дела нейдут на суд. Но, однако же, какие идут? Перелом ноги, синяки? Где же предел? {Где же предел? вписано.} Мальчик и лебединые перья. Доктор бил мальчика, но жалость, жалость.
   Оставьте же и тут жалость, не смейтесь над <104> драньем ребенка и над исступленным криком: "Папа! папа!" Не выводите на позор ребенка, не заставляйте ее, заученно-испуганно кривляясь, говорить: "Je pas voleuse, menteuse" {Вероятно, ошибочно, вместо: "Je suis voleuse, menteuse"; сp. ниже, стр. 153.} -- и целовать руки... Или это было уже так необходимо? Может быть, нет? Плевать на жалость-то бы не надо было, давить и иронически смеяться над самым истинным, чистым чувством не следовало бы все-таки. (Прекрасная Елена.) Нет, тут была и лира, и талант. Оставьте жалость. Одним словом, нечто неразрешимое.
   
   Принужден был доказывать, что не было истязания, тогда как сам не знает, как определить его, и сводит к определению о переломе костей.
   Или, может быть, лира? О златострунная! Вот эта-то злато-струнность... и т. д.
   
   Неужто вы не знали, что память четырехлетнего исчезает через год, а через 1 1/2 наверно. Скажут: эти выводы г-на Спасовича неопасны, всем известен закон природы детей, да, но в целом опасно: тут {опасно: тут вписано на полях. Далее было начато: оставля<я>} вдохновенное лицо, чувство истины, жар правды, -- всё это в целом созидает известное и окончательное впечатление.
   
   Зачем разъединять сердца отца с детьми? Пусть г-н Кронеберг и не разъединится, но вообще это правда, и {Далее было начато: мо<жет?>} должно, наверно, разъединиться. Что-то такое останется навсегда, что-то будет долго во взаимных взглядах недоговоренного (разумеется, взяв нервность сторон). {Далее было начато: С дру<гой>}
   Этих процессов не надо, но, с другой стороны, кто же заступится за дитя? Ведь жалко, жалко!
   
   Даже ведь, может быть, позорили ее будущее.
   Il en reste toujours quelque chose. {Ведь какой-то след непременно останется (франц.).}
   Может быть, всё сердце его обливалось слезами, когда он принужден был обижать ребенка и несть такой вздор... или нет? Или это только играла лира? Я думаю, что лира. Если б Спасович защищал противную сторону, лира подсказала бы ему противуположные аргументы, а он с таким же жаром пустился бы их расписывать.
   Вот что значит иметь талант! {Вместо: Вот ~ талант! -- было: Талант! Талант!} Talant oblige. {Талант обязывает (франц.).} <105>
   Талант. {Талант, вписано.} Говоришь не то что против себя, а распинаешься и хвалишь то, о чем до того всю жизнь не думал, или проклинаешь в другом такие пороки, которые в самом нем с ног до головы. Скажут, смешно так рассуждать. Да я и не про то: мне жар этот, этот жар-то излишний в таких случаях, то есть всё, в чем можно было бы обойтись и без такого усилия жару, -- это-то вот противно! Ибо чувствуешь, что тут уж перестала правда, что человек заигрался, что это лира звучит. Ибо лишнее и в правде -- ложь. {Ибо лишнее ~ ложь, вписано на полях.}
   
   Глаза в огне, лицо горит,
   Сам плачет, и мы все рыдаем.
   
   Убить жалость, и вот она. Она "шустрая" -- вот {вот вписано.} ее щеки -- вот {вот вписано.} ее пороки -- вот {вот вписано.} эксперт Суслова должна показывать о пороках. Но ведь это ребенок, безответственный... (Замечательно, что красные щеки и пороки друг другу противуречат, но в целом впечатление.) {(Замечательно ~ впечатление.) вписано.} Но этого мало, как глубокий психолог, надо произвесть отвращение, и жалость исчезнет, тайные пороки
   Помилуйте, да ведь за это-то и секли! Это-то и мучило отца.
   Согласен, но ведь не должно смущать Сп<асови>ча, который прежде всех и всего знает, что 7-летняя девочка во всем этом безответственна.
   
   Разговор, тогда же записанный.
   
   Всё же нам никак нельзя без капиталу. Это чтоб капиталу нашего решиться, это нам никоим образом невозможно. {Далее было: [ибо] потому, так как же мы [тогда будем! сами останемся} Уж видно, маменьке так и придется пребыть... {Далее было: потому что никоим образом} и не дал, потому что-таки невозможно, чтоб нам самим без капиталу.
   
   Это чтоб нам без блеску, эффекту, это нам никоим образом невозможно. Да, без блеску вы будете правы, а с излишним блеском вы будете несправедливы.
   Нет, уж как же нам без блеску. Всё же нам без блеску невозможно, потому что нам если без блеску, то это никак нельзя. Всё же нам без этой самой лиры невозможно. <106>
   
   Ведь "Голос" не может отрицать, что раздвоенность человека (статья К. Аксакова в "Братской помочи") есть гибель человека, но он заступается за раздвоенность, думая, что это либерально.
   
   Талант, да, во всем нужен талант, даже в направлении.
   
   Суетливое, соблазнительное зрелище, нецеломудренное зрелище.
   
   Дело Кронеберга.
   Принадлежит, но не весь.
   И не поймет судья.
   Нецеломудренное зрелище.
   
   Но, однако, кто же заступится за малых сих.
   Где истязание кончает<ся>, у г-на Спасовича сломанная нога; но -- послушаем г-на Спасовича, обратим внимание.
   Я, признаюсь, только бы г-на Спасовича и стал писать, как бы новый фазис мне представился в адвокатстве. Были аблокаты, были подковырники-клещи, {Далее было начато: язык} читал я на языках и проч. Но вот г-н Спасович назначен от суда (снял шляпу). Но г-н Спасович взялся защищать, он должен был защищать. Сильное наказание Все средства. Но... кто такой по преимуществу г-н Спасович? Vibulenus.
   О биограф<ии> его ни слова. Он блестящий адвокат, талант. Признаюсь, по речи -- Кони -- духу времени кадит. Но вообще вопрос о таланте -- талант, б<- - ->ство, Белинский, "c'est une lyre" и как же нам без капиталу -- всё вместе сошлось и в то же время самая святая цель: оправдать.
   Но рассмотрим всю речь: я хочу показать, какие трущобы могут иногда ждать человека, какие извращения чувств и понятий, -- разумеется, для святейшей цели, так что выслушаете нелепость, возмутитесь, а потом вдруг подумаете: "А что ж бы он стал делать? Нет, тут в адвокатике {в адвокатике вписано.} не одни ягодки! Недаром..." И под конец: "Нет, уж тут лира пересолила". {На полях рядом с текстом: О биограф<ии> ~ пересолила". -- запись: Лира пересолила.} <107>
   ...Final:
   А всё оттого, что подняли вопрос.
   Не юрист я, а все-таки эти вопросы не должны бы подниматься.
   И опять-таки: кто же защитит малых сих? Сломанная нога. Разве закон переменить, не в Сибирь, а выговор или опеку.
   Но посягать на семью.
   Нельзя, нельзя -- но опять-таки: "Папа! папа!"
   Знаете что: семья, если на папе, то лучше б и не стоять ей. Ведь это клевета на семью.
   Не знаю, как разрешить.
   Но главное, главное, зачем г-н Спасович даже "папу, папу" хотел задавить в наших сердцах, жалость сокрушить.
   Привыкли мы к этому, загнили
   И сюда тотчас
   
   О войне -- мечи на орала.
   Хвала войне.
   Париж -- и окраины восточные (славяне). Nota держав, см. вначале. {(славяне), ~ вначале, вписано.}
   Жить для себя у великоруса -- жить для других. А после всего Потугин,
   Значение Тургенева.
   В. Зотов. Клевета. Поясность в голове читателя.
   О губернской печати. Бордель.
   Высокое образование мужика.
   Народ пройдет через разврат.
   Коли наплыв новых слов, значит, и наплыв новых понятий.
   Ответ на клевету Зотова. <108>
   
   Талант и при направлении необходим. Талант есть способность сказать пли выразить хорошо там, где бездарность скажет и выразит дурно.
   Сим исчерпывается весь вопрос о художественности и направлении.
   Мне ответят, не весь: что станете вы делать с художественным произведением, в котором нет направления и верной мысли? На это я отвечу, что в всяком истинно художественном произведении, хотя бы оно толковало о других мирах, не может не быть истинного направления и верной мысли. Об этом поговорим еще. А как же г-н Спасович? Вот отрицаете же вы истинное направление и верность мысли в его защитительной речи, а между тем кричите, что он талант.
   То-то и есть, что речь неталантлива. Пересолил и отсюда новый закон: как только художник захочет отвернуться от истины, тотчас же станет бездарен и потеряет на ту минуту весь свой талант.
   
   Стенографы "Голоса", -- я думаю, какую бы ни взять стенографию, ту или другую, "Голос" по средствам своим может держать хорошего стенографа.
   
   Меня все приняли. Это хорошо.
   Бал. "Биржевые <ведомости>", не превознесение перед народом.
   Все приняли.
   Скорая, но непрочная ненависть до того комична.
   Нечего ссориться, хорошие мы люди, у нас честн<ое> разделение в идеях. {Далее было начато: Я кор}
   Славянофилы и западники. Петровск<ий> период.
   Бал -- прекрасные (см. "Зеленую книжку").
   Любители народа. Теория.
   К. Аксаков. Народ перейдет разврат. {На полях рядом с текстом: Все приняли, ~ перейдет разврат. -- запись: Чудный край через Алтай.}
   Ибо кто не верит в красоту народа, тот ничего в нем <не> понимает. Не в сплошную красоту народа, а в то, что он уважает как красоту. К тому же в нем свет и мрак вместе. Свет, положительная сторона его такова, что научит нас и возродит весь мир. Мрак таков, что мы, испорченный народ, необходимо должны прийти с излечением. Chacun de nous peut profiter. {Каждому из нас может быть полезно (франц.).}
   Но я бы желал, чтоб не с разврата начал народ. {На полях рядом с текстом: Ибо кто не верит ~ начал народ. -- записи: Я Макара, Лев Толстой Каратаева. Вот сущность славянофильства. Со словечками.} <109>
   
   Спасович. Дело это покончено, делу этому месяц.
   (Ложь в адвокатах, в суде.)
   
   Есть восторжествовавшие жиды, и есть восторженные жиды.
   Полетика.
   
   Базунов -- принимают за американизм.
   
   Хотя американизм<у> можно поучиться
   Когда пойдут новые слова, то признак, что новые понятия -- слово "стушеваться".
   Заплатить столько -- воля ваша, нельзя воротиться. Разве дать двадцать на сто.
   
   Любители народа, почти все, смотрят у нас на народ как на теорию, и ровно никто его не любит таким, каким он есть. Напротив даже, если... то на фербант, не смею утверждать. {Напротив ~ утверждать, вписано.}
   
   Всё же нам никак нельзя без капиталу, потому что если без капиталу, то нам это никак невозможно.
   Нам хоть бы жалость-то этот великий талант оставил: нет, он разбил, загрязнил, стер и это -- как же, дескать, нам без капиталу.
   
   Он кончает, что отец был вполне вправе и даже в обязанности наказать девочку и что после этого наказания она-де вот стала лучше. "Что, дескать, не говорите, а дранье-то вот что значит. Воротиться бы, дескать, попросту к дранью, да и кончено бы дело".
   
   У нас началось с разврата. Чувство рыцарской чести вбивалось палкой. Когда же дошли до того, что Ермолов сказал, отчего же мы не лорды, то ответ на вопрос сей последовал 14 декабря. Что такое 14 декабря? Бунт русских помещиков, пожелавших стать лордами, тем не менее к ним примкнуло всё великодушное и молодое.
   
   Война. Потребность перехвалиться перед другим в великодушии. Скажут -- хвались {хвались вписано} в науке и проч.
   
   Заявить личность есть самосохранительная потребность. <110>
   
   Я убежден, что судьей Европы будет Россия. Она придет к нам с коммунизмом, рассудить ее. И Россия решит вовсе не в пользу одной стороны. Ни одна сторона не останется довольна решением.
   
   Всё в будущем столетии.
   
   Сильных держав не будет, все силы будут разрушены между-усобной борьбой демоса с высшими (у нас и высших-то не будет). Надо быть России готовой. Почему Россия так будет сильна -- об этом потом.
   Восточные окраины и Сибирь.
   
   В ближайшем будущем Европа: междуусобная борьба и численность прогрессивно идущего населения.
   
   Папа -- предводитель коммунизма.
   
   У России нет больше врагов и не будет, как славяне.
   
   О Базунове. Американизмы. Наши американцы: Оболенский, Овсянников, Надеин. Бывший помещик, генерал. Кряж оседлых помещиков.
   
   50 лет. Известный цикл идей. Не знаю, почему именно я должен представить, что это духи, если не умею объяснить. Наша университетская комиссия во всяком случае не компетентна, и если собралась, то неизвестно зачем. Если даже все члены ее убедятся, что это не фокусы, а особые необъяснимые явления, то они не сознаются, потому что побоятся Европы: точно Европа на них обращает внимание (непременно).
   
   Если даже и выше моих средств к объяснению, то... {Если даже ее то... вписано на полях.}
   
   Новая поэма. Две великие идеи бунта и смирения, оба требуют подвига, великолепный материал, показатели своего и оригинального, укажете нам дорогу. Le courage de son opinion. {Новая поэма ~ son opinion, вписано.}
   О выборах в Париже. Мерило народа не то, каков он есть, а то, <что> считает прекрасным и истинным, по чем воздыхает и т. д.
   
   Про Марея -- о животных. Разум и вера исключают одно другое.
   
   О спиритизме. Un mot de {Одно слово о (франц.).} Сеченов. Фома и математическое убеждение. Фома. Он прибег бы к самой логической и необходимой мысли, при сем всегда рождающейся. Если я не имею сил и средств объяснить это, то еще не значит, что оно не может быть объяснено. Строго. Даже математика. Как вы думаете, математика убедила бы Нероновых мучеников? {О спиритиаме. ~ мучеников? вписано на полях.}
   Католичество с коммунизмом... Учением весьма нечистым, так сказать, даже обратно противоположным.
   Будь братом ou la mort. <111>
   Доходили ли у нас до обмороку-то (адвокаты), хотя и рассказывали что-то про это. {хотя ~ про это. вписано.} Но плакали, кажется, наверно. "Проливали слезы". Хорошо, если он так убежден. Это утешительно даже для человечества. Ну а если притворяется? Уж как тогда грустно, потому что ведь очень может быть, что притворяется (за интерес). И подумать только, что за деньги, как грустно (ну а если не за деньги, то, конечно, почтенно).
   
   И вот под покровом такой несокрушимой и необходимой пользы -- какой разврат!
   
   Давайте подвига, безмерного, невозможного, по инициативы, собственного своего слова -- никакого.
   
   О том, что народ наш был отучен Петром от всякого дела. Не для себя. Если бы для себя, то и для всех. А теперь земства спеться не могут. Мировые посредники: жалование буду брать. 200-летняя отвычка от дела.
   
   Взятка, так что служба обращалась не в дела, а в обделывание делишек.
   
   Мое предсказание: Гамбетта -- республика. Враги -- соседи. Но хорошо ли это? Вряд ли коммунизм не пойдет на сделки. Папа -- на сделки. К России обратятся. Россия служила Европе. Но, верно, к тому времени мы, отученные двумя столетиями от всякого дела, будем самостоятельны и рассудим иначе. И тут: отучены от всякого дела, Петр. {и тут ~ Петр, вписано.}
   Гамбетта. Замечательно, что на этот раз землевладельцы захотели республики, хорошо ли? Папа. Все это гадание.
   
   Статья "Голоса", Китай, прежде Китая американцы. Надо брать заране.
   Убиты: какие телеграммы из Парижа?
   
   Принадлежит, но не весь. Личность, мы можем знать из частного, человек на столько касается общества, остальное угадываем, но есть то, об чем мы и понятия составить не можем, и это в каждом человеке; да иначе он не был бы такою конкретною {такою конкретною вписано,} особью, личностью. <112>
   Правда, кто же заступится за маленьких? Этот вопрос так и остался неразъясненным. Не можем же мы поверить, что истязание начинается со сломанной ноги. Святость семьи.
   Лира, капитал.
   Но жалость-то нам эту оставьте!
   Да-с, а клиента-то сошлют?
   Правда.
   И вот до чего был доведен талантливый адвокат. Он должен кончить святостью семьи.
   
   Но в чертей веровать не хочу: это было бы слишком глупо и слишком грубо.
   (Колокольчики, факт, как бы не существовавший.)
   
   Спасович... Тут нужно или потоньше формулировать, что значит по закону истязанье, или судить при закрытых дверях, или ничего не делать и не судить совсем, если только не сломана нога... Не знаю, не знаю, я не юрист, {я не юрист вписано.} но что-то тут надо сделать. А я только хотел об роли адвоката поговорить. Вот мы их осуждаем за то, что куши берут. Иногда недаром деньги берут.
   Гамбетта (коммунары). Потому что они правы. Гамбетта -- загадка.
   
   ... Католичество, вдруг провозгласившее огромную идею непогрешимости, другими словами, всемирного владычества (хорошую или дурную, всё равно), но задачу колоссальную, идею древнего Рима, и это именно в то время, когда объединенная Италия обратилась в такое маленькое буржуазное королевство (греческое) по буржуазному шаблону свободы и прав человеческих. Как хотите, а раздавленное умирающее существо, слабое, как мелкое насекомое, и вдруг с такими претензиями (не сдаюсь, умру владыкой), -- это колоссально, это достойно (соединюсь с народом, всё оставили). Это может быть. Эту идею я высказал прежде всех в романе "Бесы", потом я встречал ее в "Теймсе" у нас, -- но, боже, какое несчастье ожидает наших детей, обратятся к нам.
   Мы не то время, но о войне, о будущем поговорим (о наших окраинах опять не успел).
   Да, было бы смешно, если б не грозило будущим. {Да, было ~ будущим, вписано.}
   
   Я меньше всего верю в чертей. <113>
   
   Если б я был в комиссии, я бы ни за что не согласился признать явление: как я, профессор С.-П<етербургского> университета, и вдруг я признаю явления, когда еще ни один из университетов Европы не признал их, а признали их лишь отдельные лица? Вот почему думаю, что и комиссия не признает: и вижу, да не верю. Это понятно.
   
   Фома.
   Раздеть медиума.
   
   Под столом колокольчик, -- для меня всё это ничего не значило.
   Люди честные, я не моту заподозрить, а я заподозривал 53 года.
   Рассердил медиума.
   
   Разве иезуитство не торговало телом Христовым.
   Работники наивны, они дивятся Христу и поверят ему.
   Католичество уступят, что они должны идти с мечом (а в этом-то и всё различие). {На полях рядом с текстом: Разве иезуитство ~ всё различив). -- помета: Война.}
   
   Спасовичу. Святыня семьи. Мы, слава богу, еще русские, а не французские буржуа, которые защищают свое семейство и собственность мимо всяких соображений, потому только, что они -- семейство и собственность и составляют у них так называемый Tordre. Нет, мы даем себе отчет и даже в минуту "необходимости" будем действовать скорее по совести, чем по необходимости.
   Полноте, г-н Спасович, полноте, образумьтесь, какие тут банковые билеты!.. правда, вы в таком положении.
   
   Отвлекая от настоящего дела, позвольте спросить вас, г-н адвокат: все ли вы случаи тиранства {Далее было: семьи} прикрыли святостью семьи. Можете ли вы сказать, что не стали бы защищать (обвинять) ни за что, пугаясь святости прав {прав вписано.} семьи, и не кощунствуете ли вы здесь против семьи. Семья -- дело столь святое, {Далее было: что} конечно нельзя. Я сам говорил вначале. Но неужели один перелом ноги.
   Мне собственно то, что вы про святыню. Я же говорил только про неестественность. {На полях рядом с текстом: Отвлекая ~ про неестественность. -- помета: Здесь.} <114>
   
   Злодейская семья сама себя уже тем разрушила, и в ней не осталось ничего святого и достойного сохранения.
   Предположить только, что бог велит во что бы то ни стало, букву.
   
   Вы, повторяю, {повторяю вписано.} отстояли отца, вы хорошо сделали, потому что он не тиран, потому что он действительно любит дочь, которую усыновил, не бросил, за которой ездил, потому что тут лишь {Далее было начато: нет} дурной педагог, случай, наконец, нервы... Нельзя, нельзя за это в Сибирь идти...
   Но оставьте же нам жалость.
   Да, а коль сошлют...
   Вот вам и фальшь, и серьезный, чистый человек, как ястреб, устремляется на ребенка, на девочку, на наши чувства.
   Г-н Спасович кончает семьей.
   Защита розог.
   Ну, розги-то, пожалуй, для очень-то маленьких детей, но желательно было бы и очень маленькие розги, для очень-то маленьких. А, не правда ли? Или, может быть, и розги невелики, не шпицрутены... "Какие это розги, а вот посекли, и хорошо вышло".
   
   Да кто ж за нее заступится? Дайте хоть в печати-то заступиться.
   
   Итак, за дранье? Но тут уж, мне кажется, взыграла лира. Эта черта уж совсем не нужна была для оправдания подсудимого. Может быть, польстить массе?
   
   В самом деле, разрушено семейство, никто не защищен, и все несчастны. {В самом деле ~ несчастны, вписано на полях.} <115>
   "Голос". Суббота, 21 февраля, No 52.
   В фельетоне о Сванетии, суждение иностранцев о будущности России.
   О застрелившихся.
   
   Какое бесчеловечие! И кто мог бы защитить этого ребенка.
   Конечно, отец, он тут же сидит, но ведь ему нельзя: его судят с его ребенком, и он, уже естественно, не может сказать ни одного слова. Вот постановка суда. {Вот постановка суда, вписано.} Какая фальшь! Какая неестественность!
   
   Он ее признал, он ее сыскал, он ездил за ней, нашел, усыновил. {Он ее признал ~ усыновил, вписано на полях.}
   
   Розги, дранье.
   Но тут уж, мне кажется, пересолил. Тут уж лира. {Вместо: кажется, пересолил. Тут уж лира. -- было: кажется, лира.} Лира-то, впрочем, и прежде {прежде вписано.} во всей речи довольно часто поигрывала. {Было: звенела}
   
   Семья. Здесь я отвлекаю дело от дела Кронеберга, тут злодейства никакого произведено не было.
   Но если б злодейство, такое, однако же, которое ускользает от суда. Стали бы вы защищать такую семью? Лучшие буржуа {буржуа вписано.} и не существовали.
   
   Тут искусство изумительное, выше всякой похвалы, если только смотреть как на искусство. Каждое из этих обвинений не выдерживает ни малейшей критики, и сам адвокат знает, что каждый присяжный это поймет. Но наш адвокат психолог, ему знаком склад ума и сердца человека. Пусть каждый тезис не выдерживает критики, пусть каждый присяжный понимает это. <116> Ничего! не боюсь 1 Ибо знаю, что в целом, в группировке достигну впечатления, подействует.
   Il en reste toujours quelque chose.
   Но ему даже самую жалость надо было искоренить, и вот последнее впечатление, прибереженное...
   
   Не можем же мы быть уверены, что битье по лицу есть самая гуманная вещь.
   
   Я погубил мой No, заняв его весь разбором. Но никто не разбирал этой речи, характер адвокатов -- характер воздействия их на присяжных.
   
   Как ястреб на птичку, крутит ее в своих когтях -- со все^ блудодействием своей отзывчивости. Со всею силою своего отзывчивого таланта.
   
   Он был поставлен в такое положение. Он должен был пожертвовать ребенком, он ее бесчестит, ставит на позор: "Кража, привычки, чернослив..."
   
   Ему бы прямо сказать: вот что эакон полагает истязанием. Не примените же к Кронебергу...
   
   Но это была бы страшная ошибка. Ему этого мало, самую жалость искоренить. <117>
   
   Но ребенок рос не в доме. Эти существа вторгаются в душу, когда выросли с нами! {Далее было начато: Но и}
   
   О, как бы он распространялся о страдании этой девочки и расписывал, если б был ее защитником. Нет, как хотите, а тут что-то грустное.
   
   Не трогайте, не обижайте малых сих.
   
   В этом слове шустрая как бы презрение ко всем ее страданиям.
   
   Дотрагиваться до лица -- не предрассудок, а всегда бесчестие и страшная обида. Что лицо человека есть образ его личности, духа, достоинства. {Что лицо ~ достоинства, вписано на полях.}
   Водевильничать, повеселить присяжных. Папы, дескать. Всё это старые дурные манеры (приемы). Это когда-нибудь выведется, внове еще у нас.
   
   Ведь сам же Кронеберг говорил, что больно, зачем же вам непременно, чтоб не больно, а чтоб не сочли за истязание. Но об истязании лишь после речь, а главное дело -- жалость искоренить, чтоб не было: "Папа, папа!" Таким образом, начало сделано, дело передано с ненужными <118> подробностями и даже {даже вписано.} весело.
   
   Или начнут подличать, или грустно умрут, складывая ручки к богу.
   
   Аграфена -- верх искусства, он только прикоснулся, и осталось: воровка, научила девочку, это всякий подумает, дискредитировать свидетеля. Нет, это уже верх ловкости. Этого мы бы с вами не выдумали, читатель. {Нет, это ~ читатель, вписано.}
   
   Эта Титова, может, и преувеличила, по жалость, она полюбила ребенка. Взяла для Аграфены. Это она выдумала. Г-ну Спасовичу это ничего не значит. Но тут, собственно, лира, а не человек.
   
   Да ведь она это выдумала. Ведь подбили {Было: заставили же ее} говорить: "Je suis menteuse, voleuse, и папа меня сек не больно". Что же сделалось? Где в самом деле власть отеческая?
   Перед этим: ножки {ножки вписано.} обварила горячим варом. Эта школа изворотливости ума. Это самое полное проявление самой блудодейственной отзывчивости. Это школа извращения {Было: а. Эта школа извращения б. Начато: Это постоян<ное> извращение} здорового {здорового вписано.} чувства и нравственных правил, постоянная, неустанная, по мере надобности, {по мере надобности вписано.} в виде государственного установления и возведенная в принцип, -- о, никогда еще не было ничего развратнее, развратительнее и циничнее в земле русской. {в земле русской вписано.} Это школа разврата, возведенная в доблесть и воздвигнутая торжественно для всеобщего подражания. {Вместо: и воздвигнутая ~ подражания -- было: в подражание} Переметные сумы.
   
   Я в этом ничего не смыслю, я не юрист.
   Семья: Возводите это в принципы за границей. А у нас -- никакая из святынь наших не боится свободного исследования, знали ли вы это, г-н Спасович. Ну так знайте. {На полях рядом с текстом: Семья ~ Ну так знайте. -- помета: Здесь.} Мы русские и гордимся нашими особенностями. Наше православие само переводит Библию. У нас нет святынь quand même. {несмотря ни на что (франц.).} Святыня наша -- наша вера, святыня -- наша правда . Мы хотим, чтоб святыня наша была настоящая святыня, а не условная, не то пусть не стоит, не стоит она того. Мы не станем отстаивать наших святынь, когда перестанем верить в святость их. {У нас ~ в святость их. вписано на полях и между строк.}
   
   Кажется, я один из всех, первый назвал вещь своим именем. Я не посягаю на адвокатство в принципе, нет, а на то, во что оно обратилось у нас. Мы же всё щелкали языком и похваливали. <119>
   
   Пусть каждый обрушится на меня всею массой презрения и негодованья. Ничего-с! Я ничего не боюсь, знаете почему? А потому, что каждый из вас, оставшись потом сам с собою, все-таки скажет про себя: "А ведь он прав". С меня и довольно.
   
   Самовар, обварила ручку. Дайте ему, и как он завизжит. Он приплетет и банковые билеты. "Он, дескать, подрастет и украдет банковые билеты". Гнев, среда... отзывчивость... И приговора достиг бы. Стипендии имени ее бы достиг, и публика аплодировала бы за то, что грудному ребенку не обварила, а варила руку.
   
   Надо же милой лирочке поиграть-позабавиться, ну вот и позвенела, и вышел эксцесс.
   
   Петя-мальчик
   Сел на стаканчик,
   В дудочку заиграл,
   Мамашеньку утешал.
   
   Как вы требуете от вашей маленькой, чтоб она сделалась святой. Да вот вы и большой, и со всем умом вашим не можете святым сделаться, лжете и отзываетесь. (Я ко всем и всякому обращаюсь, а не к одному г-ну Спасовичу.)
   Удовлетворяющие клиентам, бедные, несчастные.
   
   Я погубил мой No, но пусть не останется без протеста.
   
   Нет, г-н Спасович, не вводите к нам этих дрянных правил.
   
   Я не г-ну Спасовичу возражаю, а г-на Спасовича {В рукописи: г-ну Спасовичу} вне обстоятельств могут не понять, могут подумать, что он серьезно. <120>
   
   "Это идеал!" -- скажут.
   И неужели же все установления в теперешнем состоянии общества должны быть непременно одержимы параличом и проклятием.
   
   Перед социализмом стыдно!
   Мы не золотого века хотим, а только чтоб быть почестнее!
   Потому что есть всему мера и всему черта.
   
   Март. О войне и о Европе.
   Об анонимных письмах.
   О распределении читателей по губерниям, выводы.
   "Анна Каренина".
   "С.-П<етербургские> в<едомости>", 29 февр<аля>.
   "Москов<ские> ведомости", No 55, середа (о лесоразведении).
   "Новое время". Четверг, No 5 (князь Дадьян и Николай).
   Оскорбление.
   Необразование.
   Один из местных Вагнеров (справиться).
   "Новое время" о Брюллове (не любил "Историю" Карамзина), No 6 (а в 5-м No о высоком значении Добролюбова).
   Фельетон Суворина в воскресенье, 7-го марта. "Новое время", No 8 (о Каткове), а в No 7 -- или 6-м -- об высокой образованности Брюллова за то, что ему не понравилась "История" Карамзина.
   "Московск<ие> ведом<остю". Суббота, No 58, 6-е марта, о въезде дона Карлоса в Англию.
   NB. О превосходстве полптич<еских> статей в "Моск<овских> ведом<остях>" пред всеми прочими (справиться с прежними выписками в этом роде).
   
   "У нас сейчас есть Лев Толстой" и т. д. Не говоря ни pro, ни contra {ни за, ни против (лат.).} про существенное значение стихов, сами эти стихи до того странны {В рукописи ошибочно: странно} и до того неясны, {и до того неясны вписано на полях.} до того как-то неупотребительны, что появление их в таком издании, как "Р<усский> вестник". .. "Сей лев" -- каламбур ли со Львом {"Сей лев" ~ со Львом вписано на полях.} -- или о породе его: как лев-автор, как лев -- писатель романов, но это будет неуклюже, писатель романов с силою льва, но тогда что значит "породы царской".
   А какофония, прочтите-ка стих:
   
   У нас сейчас есть Лев Толстой --
   С чем-то непрожеванным во рту.
   
   Английские религии без Христа и бога, по Победоносцеву.
   
   В "Голосе" (No под синими книгами) сказано, что русск<ий> человек дрянь, но и т. д. Нет, я этого не говорил.
   
   Явления бегают за наукой, наука бежит от явлений.
   Из статьи Аксакова. <121>
   
   "Новое время", No 9, 8-е марта. Заметка "Москов<ских> в<едо>-м<остей>" о лесоразведении (поменыпе-де рвения), отвечать: напротив -- больше рвения.
   
   Пятница, 5-е марта, No 63, "Биржевые ведомости", в фельетоне Заурядный читатель про Островского.
   
   Что лучше: добро или зло? Решение ему -- человечество.
   Главное. Жидовщина. Земледелие в упадке, беспорядок. Например, лесоистребление, делают сделки денежные жиды (обед с десерта). Фет: о выпахивании. {Фет: о выпахивании, вписано на полях.} Признак: тогда усаживается что-нибудь твердо, когда твердо стоит земледелие. (No. Ни того, откуда придет земледелие, с чем связано -- мы не разбираем.) Тогда явятся и лучшие люди. Откуда явятся? Дворянство ли, семинаристы ли, или сами собой из землетрясения выскочат.
   
   Откуда же внешний толчок придет -- воина.
   О войне вообще.
   Затем Европа и, может, об окраинах.
   NB. Герцеговинцы. "Новое время" по "Москов<ским> ведомост<ям>", No 12. Статья Суворина о плюсовой литературе. {Статья ~ литературе, вписано на полях.}
   
   Сыскать историю.
   О святом Ниле Сорском и о собственности. "Новое время", 8-е марта, No 9.
   
   "Голос". Вторн<ик>, 9 марта, No 69. О ловле рыбы в Ильмене (купчишки, государственное дело, как же без капиталу. О движении русских войск в Средн<ей> Азии. Английские газеты).
   
   В "Нов<ом> времени" о петербургс<ких> чиновниках (гигиена) из журн<ала>4 "Здоровье".
   
   Сход<ить> в Академию, в маг<азин> Овчинникова, в воспитательный дом, в подвальные этажи. {На полях рядом с текстом: Сход<ить> ~ этажи. -- помета: Здесь.}
   Война иногда лучше мира: ввернуть встречу Ильи со каликою Иванищем.
   (Олень, басня Езопова.)
   Люди лучшие: и неужто таков закон, чтоб всегда были Иванищи -- среда. Откуда возьмутся. <122>
   
   Встреча с 104-летней старушкой.
   (Оставь на погляденьице.)
   (Пятны на солнце.)
   (О паспортах, вредящих производительности в России, передовая "Москов<ских> ведом<остей>", No 59. Воскресенье, 7 марта, NB.) Отыскать замечание Победоносцева о паспортах (паспорт -- защита).
   Паспорт зависит от общины и от воли ее, а община связана лишь всего более финансовой круговой порукой.
   Сохранить общину с входом и выходом свободным, по крайней мере до известного времени.
   "Гражданин" от 7 марта (о переводе Библии вновь с еврейского на славянский).
   
   О том, что Россия постоянно жила для Европы. И, уж конечно, реформа Петра послужила гораздо больше в пользу немцев, чем русских (см. выше).
   "Новое время", No 3 ("Гражд<анин>", 7 марта) -- выписки из "Молвы": письмо крестьянина о телесном наказании. NB. Подделка. Телесное наказание розгами, по всей вероятности, прекратится не ранее как с совершенным истреблением лесов Европейской России, то есть, значит, продержится по крайней мере еще лет пятнадцать. Ибо, кажется, совершенное исчезновение деревьев последует всё же не ранее 15 лет, несмотря даже на крики газет, что нельзя стеснять, что будем с медведями. {Ибо, кажется ~ с медведями, вписано.}
   
   Побольше бы чувства, сердца, да действительного, а не то чтоб только в литературе.
   Перечитать материал.
   
   Старушка, 104 года.
   Гадание в карты, валет.
   Лизавета Кузьминичиа и дрезденская мадонна.
   Нянюшка Алена Фроловна.
   Генерал -- высунул язык.
   (Лизавета Смердящая.)
   Илюша и Иванпще.
   Спиритический сеанс 13 февр<аля>. О Фоме Неверном.
   Язык в зеркале.
   Если есть какие идеи на Западе, то они лишь социальные, коммунистические (новая вера, новые основания нравственные, старые отвергнуты, напрасно Н. М<ихайловский> сердится за то, что атеисты). {Далее было начато: Но есть}
   
   "Голос", No 70, среда, 10 марта, из Америки о среднеазиатском вопросе"
   
   "Голос", No 71, 11 марта, четверг, известия о сечениях, о Купернике и проч.
   Строгая статья о спиритской комиссии. <123>
   
   "Новое время", No 12, 11 марта. Четверг. Литературное обозрение (бестолковщина). О плюсовых идеалах. Там же: мнение о герцеговинском вопросе всех газет ("Московские ведомости").
   
   "Что такое лучшие люди?" и т. д. (слова, которыми начать статью) или "Вред или польза войны?" Какая дичь вопроса и т. д.
   
   Программа peut être, {возможная (франц.).} "Новое время", No 13, пятница 12 марта (о Восточном вопросе -- смешное решение). О спиритизме и о том, что он глубже лекции Менделеева и что глубина его лежит в шатании современных людей и т. д. А не современных? Так ли это, как вы думаете? Тут искание нравственного успокоения при потере религии -- и вот где настоящая глубина. {На полях рядом с текстом: Тут искание ~ настоящая глубина. -- запись: Идолище.} А успокоиться и не шататься не так-то скоро можно. В чем лучшее и что лучшее, вот вопрос. То же "Новое время" о плюсовых людях... Где их взять? Где хорошие люди? {Далее было: где идеалы} Хорошие люди соприкасаются с идеалами. Во Франции -- в "Misérables". В твердой Англии -- Диккенс, идеал его слишком скромен и незамысловат. В наше время поднялись вопросы: хорошо ли хорошее-то? Хорошо ли, например, терпение и смирение Христово? Как должно устроиться равенство людей, -- через любовь ли всеобщую, утопию, или через закон необходимости, самосохранения и опытов науки. Но в Евангелии же предречено: что законы самосохранения и опыты науки ничего не отыщут и не успокоят людей. Что люди успокаиваются не прогрессом ума и необходимости, а нравственным признанием {Далее было начато: кра<соты>} высшей красоты, служащей идеалом для всех, перед которой все бы распростерлись и успокоились: вот, дескать, что есть истина, {и успокоились ~ есть истина вписано.} во имя которой все бы обнялись и пустились действовать, достигая ее (красоту). Как требовать от литературы нашей идеала положительного. С Петра народ на фербанте, а в нас самих мы резуверились. Белинского спасли будущие грезы: науки и новых оснований. {С Петра ~ новых оснований, вписано на полях.} Я сказал, что ждать от народа, от православия. Я указал на Тургенева и проч. Но это лишь попытки, намеки. Возможнее рисовать реальные фигуры страдальцев от внутреннего недоумения. Увы, я всю жизнь писал это. Существуют, правда, типы Каратаевых, -- но это лишь народ. Существует семейство, изображенное Львом Толстым. Но семейство это преходит. Что же вы подразумеваете под плюсовыми достижениями. Вы не в состоянии будете объяснить это. Потугин. Взгляните на Потугиных, -- вам поневоле придется остановиться на литературе Дела. Но у них потому и талантов нет, что дело еще не разъяснено и что оно пока еще лишь мечта.
   Свалившийся и придавивший кирпич ("Бесы").
   
   Шатание наше от вторгшейся к нам Европы, а если уж Европа шатается, то как не шататься нам? Свалившийся ~ не шататься нам? вписано на полях.{} <124>
   
   Кстати о спиритизме. Сеанс 13-го февраля. Отвращение от чертей. Факиры. Чудо, тайна. Масоны.
   
   Вопрос герцеговинцев. Славяне. Византия. Православная империя. Славяне и их отношение к нам.
   
   Война. Война вообще. Война носится в воздухе, в будущем, дети наши. Все европейские недоумения должны решиться даже в нынешнем столетии.
   "Глубокая тишина царила в Европе, когда Фридрих Великий" и проч. Папа -- и проч. Франция. Она не выжила. Она носит идею -- коммунизм. Она была обманута христианством, утомилась и отвергла его, отвергнув завоевателей. Теперь она хочет сама решить и хочет делиться. Но делиться нельзя, то устроиться разумно, научно и человеколюбиво, любя друг друга, работая и живя друг для друга -- и будучи крепки один другим. Одним словом, та же церковь, религия, храм, но без Христа. Забыли только, что всё это утопия. Не знают, хлебом ли одним. {Забыли ~ хлебом ли одним, вписано на полях.} Научно, без религии, -- но человек не захочет отдать своих стеснений за хлеб, -- возможности нет представить разрешение. Между тем начинена вся Европа. И дети наши увидят. А не пойдет ли папа. Я говорил в романе "Бесы". Тогда всё рухнет об Россию. Вот тут мы должны быть целы и выставим православие.
   
   Потому что спиритизм отвечает огромной массе людей, как и легкомысленно верующих, так и праздных на чудеса, так и просто глубоко верующих (Прибыткова).
   
   У нас ученые вряд ли найдут столько храбрости, чтоб подтвердить явление.
   
   Не возрастет ли и не очистится ли наше православие в представителях и предстоятелях его в борьбе с этим учением. <125>
   Разговоры со столом, как с интеллигентным лицом, отвратительны, ибо грубы. Человек, стыдящийся поверить будущей жизни, преклоняется перед несколькими звуками и верит!
   
   Явление подымающихся столов -- надо проверить. Любопытно тоже, почему, если это духи, они так слабы, капризны, непременно стол, при таких условиях раздражают душу и нервы.
   
   Древняя трагедия -- богослужение, а Шекспир отчаяние. Что отчаяннее Дон-Кихота. Красота Дездемоны только принесена в жертву. Жертва жизни у Гете. Но этого мало: обществу надо действительного счастья и моленья, -- плюсовые ли типы Шекспира. Шекспир наших времен тоже вносил бы отчаяние. Но во времена Шекспира была еще крепка вера. Теперь же все действительно хотят счастья. Надо всем науки. Но наука еще захватила так мало людей. {Но наука ~ мало людей, вписано на полях.} Общество не хочет бога, потому что бог противоречит науке. Ну вот и от литературы требуют плюсового последнего слова -- счастья. Требуют изображения тех людей, которые счастливы и довольны воистину без бога и во имя науки {без бога и во имя науки вписано.} и прекрасны, -- и тех условий, при которых всё это может быть, то есть положительных изображений.
   Если хотите, человек должен быть глубоко несчастен, ибо тогда он будет счастлив. Если же он будет постоянно счастлив, то он тотчас же сделается глубоко несчастлив.
   Афоризм Прутк<ова>. Счастье не в счастье, а лишь в достижении.
   
   Чувство гармонии природы, как у Гете. {Если хотите ~ как у Гете, вписано на полях.}
   
   Математическое верование самое трудное уверяющее. Фома уверовал потому, что желал уверовать. Я не желал уверовать и не поверил. Стуки (машинкой, и одно подозрение, хотя я и никого не мог заподозрить) не действовали на мое сердце, ровно на звон под столом и поднятие и проч. (надо проверить). Но если б я желал уверовать, дело было бы иначе. Я, впрочем, не видел высших тайн. Факир не торжественность и мальчишество чудес. {и мальчишество чудес вписано на полях.} Повесть в Париже -- все смеются. Осужден мировым судьей.
   
   Спиритизм -- какая глубокая чья-то насмешка над людьми, изнывающими по утраченной истине, и тут кто-то говорит: постучите-ка в стол, и мы вам, пожалуй, ответим, что вам делать и где ваша истина. <126>
   
   "Наше общество шатается". Это легко лишь сказать, но в дисгармонию его никто не хочет вникнуть. Старые писатели даже и не понимают, критики тоже. Молодой человек собирается и читает Евангелие, другой изобретает религию, проповедует нигилистам, бежит в Америку, жена {Было: женщина} его слушает курсы. Всё это исключения, скажете вы? Так ли? А где же ваше неисключение-то, эти {Далее было начато: прися<жные>} жиды нажившиеся, эти присяжные поверенные? (Куперник.) Шатаются! Да ведь самая эта шатость есть чрезвычайное знамение. На чем же, вы думаете, они установятся? На науке? А где же установилось что-нибудь на науке? В Европе держатся и лепятся еще на старых отживающих началах, а другая половина людей кричит, что надо прочь эти начала, и ужасно шатается {и ужасно шатается вписано.} и т. д. (земледелие, NB).
   Дело это далеко не решено.
   
   Шекспир -- поэт отчаяния. Где примирение. {Далее было начато: В} Было в вере, но вера утрачена, в чем же, где этот муравейник? Не у масонов ли? Право, мне мерещилось всегда, что у них какая-то тайна, адово разумение, {Далее было: но такая-то} тайна муравья. Но такая тайна равносильна обращению человека в муравья, коли дан разум. Да и человек не захочет муравьиного гнезда. Предположится наукой найденный муравейник. Потребуются лишения, условия, ограничения личности. Для чего я стану ее ограничивать. Для хлеба. Не хочу хлеба, и взбунтуется. И еще долго пройдет, когда встанет человек. {И еще ~ человек, вписано.} Я хочу не такого общества научного, научного вписано.{} где бы я не мог делать зла, а такого именно, чтоб я мог делать всякое зло, но не хотел его делать сам (выписка из "Подростка", Атеизм). Смотри: Кайданов.
   
   Из любви к человечеству? Кстати, в Англии вера без бога, в человечество. Но ведь это то же самое.
   Слушайте: выписка из Атеизма не то ли самое?
   
   Один человек, который следпт за этим, рассказывал мне. что в Англии есть веры (секты) и т. д.
   
   Выписка о воспитательности протестантизма и о встрече дона Карлоса.
   
   NB. Словечки в синих книгах.
   Дон-Кихот:
   
   Полон чистою любовью,
   Верен сладостной мечте --
   
   и тут вдруг Николай и Дадьян.
   
   Тогда поездка была важным делом, тогда не было железных дорог.
   
   Несчастливость и одна мысль о том, что он искоренит, -- это ее убило задолго до железной дороги, обошедшей втрое на версту, или до откупов.
   
   Кончить войну этими словами о зле. Да ведь вы проповедуете братоубийство. Может быть, нет. Это только жертва жизнию. Когда будет рай. Видите ли, рая не будет, но будет наука! Вот видите ли, я не хочу муравейника. NB. (Зло.) <127>
   
   Вопрос герцеговинский, так как он стал, Россия, разумеется, не сможет разрешить без объявления войны, но к тому не пришло время. {Далее было начато: Чту<т>}
   
   Английская секта. И верят в бога, но чтут как бывшую веру {Далее было: в} человечества. Это действительно есть обоготворение и обожание человечества, удивительная любовь, я был прав. Атеизм, любовь и грусть.
   
   "Московск<ие> ведомости", март, 4, No 56. Передовая по поводу брошюры Чихачева, много вздору. {На полях рядом с текстом: "Московск<ие> ведомости" со вздору. -- помета: Здесь.}
   
   "Московские ведомости" бесспорно самая основательная из наших политических газет, {бесспорно ~ газет вписано на полях.} говорят, что, пока Россия и Пруссия в дружбе и занимаются своим делом, не будет столкновения. Но уж одна эта постановка вопроса намекает лишь на пока, следственно, не отрицает худого во времени. Весь же вопрос в том: когда это время будет.
   Восточный вопрос переменил центр тяжести, он не в Париже, не в entente cordiale {сердечный союз (франц.).} и даже не в Англии. Семя его перелетело вихрем обстоятельств на берлинскую ниву, и что же в том, что он глубоко еще закопан в земле: природа возьмет свое, и зерно даст росток.
   В<осточный> вопрос теперь в Берлине, да и всё теперь таится и гнездится в Берлине. Приписывают же "Москов<ские> ведомости" даже и установление республики Бисмарку. {В<осточный> вопрос ~ Бисмарку, вписано на полях.}
   
   Удайся республике установиться и дать благосостояние, и вот на пее и закричат тогда французы: зачем же, дескать, сильная республика не хочет возобновить наши потери. И вот опять {Далее было начато: всяко<е>} правительство принуждено будет объявить войну, чтоб утвердиться, именно чтоб показаться твердым и доказать, как оно твердо и сильно. Всё это произойдет по логике вещей. А коммунизм -- и чтоб отвлечь общество от страху и грустных мыслей?
   
   Эта боязнь Германии возмездия от Франции есть пока гарантия нашего мира (то есть нашего с Германией).
   Мне говорили, что Кириллов не ясен. Я бы вам рассказал про Малькова. Недоконченные типы. Текущая жизнь, слово Гончарова. Придавленные камнем из "Бесов" и т. д.
   
   Искреннее.
   
   Маршал Себастьян. Теория превосходная, то есть что французу ни в каком случае не надо желать быть англичанином, а каждому надо быть в своем виде. К Потугину.
   
   Война и будущие идеи Европы. Коммунизм. Падение Бисмарка. Папа. Россия -- оплот -- всё фантазия. Правда ли, что у нас ружей мало? Правда ли, что еще только в Черном море в 3, в 4 миллиона? {Далее на стр. 129--130 замыслы романов "Отцы и дети" и "Мечтатель" (наст. изд., т. XVII, стр. 6--8).} <128>
   Реальность и истинность требований коммунизма и социализма и неизбежность европейского потрясения. Но тут наука -- вне Христа и с полной верой. Должны быть открыты такие точные уже научные отношения между людей и новый нравственный порядок (нет любви, есть один эгоизм, то есть борьба за существование) -- науке верят твердо. Массы рвутся раньше науки и ограбят. Новое построение возьмет века. Века страшной смуты. {Далее было начато: Деспотизм за кусок. Всё св<едется>} А ну как всё сведется лишь на деспотизм за кусок. Слишком много отдать духа за хлеб.
   Если любить друг друга, то ведь сейчас достигнешь. Чтоб любить друг друга, нужно бороться с собой, -- говорит церковь. Атеисты кричат: измена природе. Бремена тяжкие, тогда как это лишь наслаждение. А затем римская церковь прибавила: не рассуждать, слушаться, и будет муравейник. Науку приняли за бунт.
   
   Папе стоит сказать: {Папе стоит сказать вписано.} да, друзья мои, вы братья, но если вас не хотят братья, то ведь мир нелеп. Ou la mort. {Ou la mort, вписано.}
   Коммунизм произошел из христианства, из высокого воззрения на человека, но вместо самовольной любви нелюбимые берутся за палки и хотят сами отнять то, что им не дали не любившие их. В этом виновна римская церковь. Человечество хоть с отвращением повиновалось ей, но до науки. Она восстала, {Далее было начато: а энц<иклопедисты>} и, когда наступило время, энциклопедисты стали проповедовать людям и всему миру, что она настала и что можно обойтись без церкви и без Христа. Тогда последовала революция, она довольствовалась очень малым, но потом социализм.
   
   Наука в нашем веке опровергает свое в прежнем воззрении. Всякое твое желание, всякий твой грех произошли от естественности твоих неудовлетворенных потребностей, стало быть, их надо удовлетворить. Радикальное опровержение христианства и его нравственности. Христос-де не знал науки. {Поверх текста: всякий твой грех ~ не знал науки -- запись: Сам Христос велит, и еще долго пройдет, пока... Смотри.} Непременная потребность новой нравственности (ибо единым хлебом не будет жив человек). Собственность, семья, уверяют они, держалась лишь на старой нравственности. Закон науки {Не зачеркнутый вариант: необходимости} или закон любви? Но закон науки не устоит, не стоит того хлеб. А приняв закон любви, придете к Христу же. Вот это-то и будет, может быть, второе пришествие Христово. Но пока что перенесет человечество?
   Мы увлеклись и нафантазировали, но знайте, что всё это случится, или по крайней мере начнет случаться, при нас. Как падут Бисмарки. Всё застанется врасплох. Россия. Православие. Посм<отр>ите, что такое православие. Герцеговинцы -- решения газет и проч.
   Ждать смирения, то есть победить зло красотою моей любви и строгого образа воздержания и управления собою.
   
   Распаль в палате. О любви к ближнему.
   Все ваши проклятые вопросы верны. Смирение вовсе не сила!
   
   Все пороки ваши лишь от обстоятельств и от среды. А потому прочь эту среду и создать новую во имя науки. Всё это правда, наука только лишь начинается. Нет бога, потому что отыскать его негде (г-н Шкляревск<ий> рука).
   Заметьте, No, тут прямо учение об уничтожении воли и уменьшении личности человеческой. Вот уж и жертва людей науке.
   
   Наука есть дело великое, но всего человека она не удовлетворит. Человек обширнее своей науки. Это Евангелие. {Распаль в палате, ~ Это Евангелие, вписано на полях.} <131>
   "Новое время", No 15, "Церковно-обществ<енный> вестник" о спиритизме.
   "С.-П<етербургские> ведомости" об священнической одежде.
   "Голос". Воскресенье, 14 марта, No 74. Монстрюозностъ сообщений.
   Политика.
   Литературн<ая> критика.
   И разные случаи.
   
   "Московск<ие> ведомости", No 65 (13 марта). Передовая статья о герцеговинцах.
   
   "Биржевые <ведомости>", No 72. Воскресенье. О Купернике.
   
   Большой разлад в спиритизме. Сомнения нет, что скоро прочтем в газетах взаимные обвинения.
   
   Длинная рука в Париже. Желающие веровать уверуют, не желающие будут смеяться.
   
   Поутру 15-го программу. Войну пересмотреть.
   
   Вместо красоты людей в типах красота правил, и дурной человек, делающийся вдруг прекрасным в обороте жизни при наитии нормальных, естественных чувств. Это христиански -- хорошо.
   Если же литература обратная (дела), то, разумеется, ничего не будет, как ни старайтесь.
   "Пострадать хочу!"
   
   В "Голосе", 15 марта, No 75. Хвалебный гимн целости и зрелости французской республики. Но забыли, что республика вечно будет в подозрении. И что у президента в голове (которого так чтит армия, с удовольствием замечает "Голос") ни одной политической мысли в голове, кроме j'y suis et j'y reste. Да и вечно суждено быть тому во Франции, что каждое правительство прежде всего должно заботиться о своем водворении и укоренении и, стало быть, лишь 1/2 сил своих может употребить на Францию, а остальное всё на себя. Тут пример Наполеона II 1-го. <132>
   "Голос", No 75. Смотр<и> отмеченные чертой места. Мы наиболее сочувствуем республике, потому что сочувствуем свободе. Кто наиболее может быть свободен, так это мы. У нас нет спору о власти... Власть могла бы дать у нас все льготы... и если до сих пор что мешает тому, {Было: сему} то это без сомнения наш европеизм.
   У нас настоящий свободолюбец должен быть наиболее монархичен. Вот наша сила политическая, и мы должны на нее опереться, чтобы употребить ее в дело.
   
   Гамме. Не имея идеалов, то есть не имея добрых желаний, каким образом мы можем стать честны, -- у меня же есть шанс, а вы шансу не оставляете. Надеюсь, вы на мое возражение не рассердитесь.
   
   Гамме. Читал о Купернике прежде. {прежде вписано.} Читал "Голос" (о пучке фактов), читал о плюсовых. Всё о древней литературе (богослужение). О новейших, об литературе отчаяния, об общечеловеческой правде Льва Толстого. Выписка. О Дон-Кихоте. О Шекспире, Диккенсе. "Misérables" (единственный идеал), у Диккенса -- не идеал, у нас -- "Отрочество", у Тургенева -- "Дворянское гнездо". Романы дела, к сожалению, не удались. Прекрасное в идеале недостижимо по чрезвычайной силе и глубине запроса. Отдельными явлениями. Оставайтесь правдивыми. Идеал дал Христос. {Идеал дал Христос, вписано.} Литература красоты одна лишь спасет. Где наши лучшие люди. Читал анекдот о Розене. Читал о факирах и принце Вельском. Читал о спиритах. Правда отношений, где критериум: была вера. Затем разные гуманные чувства -- все из веры вышли. Затем неправда -- правдой. {Читал о факирах ~ правдой, вписано. Далее было: Старушка.}
   
   Читал No "Голоса".
   Много о герцеговинцах. О войне.
   Республика. Коммуна. Все начинено. Закон необходимости и закон Христов. Церковь протестантская, выписка -- и богослужение атеистов. {Церковь ~ атеистов, вписано на полях.} Лучшие люди. Проклятые вопросы. А потому не может быть литературы. И потому могут писать {Было: пишут} лишь литераторы, еще верующие в вековечный порядок. Шатающиеся -- да, но шатание это не временное, не одно русское.
   Старушка.
   
   Значит, план тот: что и как читал: одно за другим. 16<-го>, завтра утром, о лучших людях и о войне -- приискать. {На полях рядом с текстом: Значит, план ~ приискать. -- пометы: Здесь. NB.}
   
   Читал о спиритизме, о священнических одеждах, читал о въезде дона Карлоса.
   
   Шекспир еще при Христе, тогда разрешалось, теперь же неразрешимо и обратилось в литературу. Тревожили отчаяние, вопросы. Сам читал. {Читал о спиритизме ~ Сам читал, вписано на полях.}
   
   Шекспир еще при Христе. Тогда разрешалось. Теперь неразрешимо и вновь выступило. Гамлет. Дон-Кихот. Проклятые вопросы (смотр<и>.) Не знают, что правда, что нет. Богослужение в Англии. У нас пишут те, которые верят (выписка о протестантах). Лучшие люди, дворянство, банки, -- выступят лучшие люди откуда-то, что-то скажут, с чем-то придут. Дело, Писаревы хотели поскорее решить, но не удалось, да и мало таланту. На Западе у безмерно талантливых писателей, у Жорж Занда, тоже не удалось.
   
   Офицера Дружинина. Вот уж подлинно идея, попавшаяся Иванищу. {Офицера ~ Иванищу. вписано.} <133>
   Во Франции желание жить и коммунизм с богослужением.
   
   Отделаться одной, так сказать, научно-экономической необходимостью, кроме задачи найти разрешение муравейника, ведь вы потребуете жертв, а согласится ли на них личность человека. Без богослужения нельзя, я богослужение, в самом широком смысле. Атеизм и богослужение человечеству.
   Выгодой не возьмешь, надо богослужение. {Выгодой ~ богослужение, вписано на полях. Далее было: Стрелял для эффекта.}
   
   Куперн<ик> так, для внушения ямщику, для эффекта.
   
   Вот вы увидите, что дело кончится пустяками, а впрочем, дело забавное.
   
   Всякая нравственность выходит из религии, ибо религия есть только формула нравственности.
   
   Калика Иванище судит о Христе, о нелепости того, что он заплакал, воскрешая Лазаря.
   
   Старушка. Если этот факт рассказать художественно, то есть вдохновился бы им великий художник, то могла бы выйти прехорошенькая картинка, {В рукописи: картинку} с мыслию, с умением и даже с "проклятыми вопросами", но под обаянием картинки вы не побоитесь проклятого вопроса.
   
   Кроме проклятых вопросов -- есть наши вопросы, тоже проклятые. Наприм<ер>. Откуда к нам придут теперь лучшие люди? Дворянство ли, народ ли (Фадеев), но в народные идеалы не верят многие и не знают их, даже говорят, что лучше совсем не надо идеалов.
   (Полунаука, Россия, полунаука.)
   Калика Иванище есть средина, полуобразование. Калика Иванище ученый, литератор, -- он пишет о чем угодно. (О Христе, заплакал, как пример решений.)
   
   Да откуда он узнал, что "надо немцев бить". О войне, нет, эта война мне не дается.
   Но вот суждение о войне.
   В следующ<ий> раз о войне, о Европе.
   Роль дворянства, Фадеев, идеал.
   Иванище теперь решает, а прежде решали сильные и лучшие. Скажут, что пусть и теперь решают лучшие люди. Да так и есть, и за ними всегда окончательное слово, но Иванище многого не понимает, оттого много смуты.
   
   Сакс, имеющий возможность знать (и по уму и по гуманности своей), во что обратится для нее этот шаг. <134>
   
   1) Гамма. {Далее было: 2) В "Молве" письмо о розгах. На полях рядом с этим текстом помета: Читал.}
   О доне Карлосе, маршал Себастьян. {Далее было: 3) о князе Дадьяне, Митрофании, об одеждах священников.}
   4) О факирах.
   8) О калике Иванище (полуобразование).
   5) О Купернике -- 3.
   6) О титуле королевы Виктории, серьезно свидетельствующем о серьезности опасений (уж мотивированный тем титул).
   О спиритизме (всё) --9 + 4. Читал о пучке фактов -- 5.
   7) Читал о плюсовой литературе -- 10. (Коммуна.)
   О герцеговинцах.
   И о европейских делах.
   Слышал и о старушонке.
   11)0 краже у австрийского посланника.
   Кайданов.
   12) Война.
   13) Старушка. Иванище ли это говорил или Илья.
   Пучок Езопов, Куперник, пучок фактов. О спиритизме. Калика Иванище. О воине. И закончить Европой слегка.
   Москва -- 3-ий Рим.
   Петерсон -- 5.
   6-е. О войне. Герцеговинцах. Коммунизм и Европа.
   Вера атеистов, протест первых .
   Читал-де о титуле, об одеждах священников. О краже у австрийского посла<нника>. Читал кое-что о Митрофании.
   
   Калика Иванище и спиритизм.
   Выкачивать воздух. Решение научное в противуположность нравственному: не воруй. {Москва -- 3-ий Рим. ~ не воруй, вписано на полях.}
   
   Мне кажется, литература нашего периода кончилась. Гадательная литература утопистов (дела) ничего не скажет и не найдет талантов.
   
   Опять на народные силы, когда народ, как мы, твердо станет (но когда это будет), он проявит своего Пушкина.
   
   А затем что-нибудь рассказать.
   Сегодня я {Далее было начато: сстре<тил>} сделал довольно любопытную встречу.
   
   Война. У нас много казенных понятий, так и о войне.
   
   Иванище всегда любит и наклонен произвести скорее окончательное решение.
   
   Литература дела -- это, так сказать, аристократическая литература образования, {Далее было начато: бредн<и>} хотя и об народе, -- это только {это только вписано} бредни господ и госпож о всеобщем равенстве и проч.
   
   Подойдет ли весь человек под рассудок и под выводы науки. Захочет зло делать и сам оставить самовольно церковь атеистов.
   
   Атеизм из "Подростка". {На полях рядом с текстом: Подойдет ли ~ из "Подростка". -- запись: Коммунизм.}
   
   Союз всех властей против католичества. 1-е. Война.
   2) Обозрение, Мак-Магония, Гамбетта -- соседи.
   3) Папа. Союз всех властей против католичества.
   4) Пойдет в коммунизм. Коммунизм. <135>
   
   Происхожден<ие>. Коммунизм. От падения победителей. Демос. Религия . О раздроблении собственности. Римская церковь. Коммунизм, даст ли разум нравственные законы, захочет ли человек жить без моления. Церковь атеистов. Знает ли наука натуру человека. За хлеб захочет ли отдать жертвы. Значит, всё еще теория. Правее всех утописты. У них всё же {У них всё же вписано.} закон любви. Атеизм из "Подростка". Луи Бланы и Распали -- и раздраженные коммунары. Зачем у нас Михайловский. Это закон. Католическая церковь может сделать последнее блудодеяние. А между тем нужны понятия нравственности, где их взять: собственность, проклятые вопросы почти все решены антихристиански. Надежда на науку. {А между тем ~ на науку, вписано на полях.}
   
   Закон разумного соглашения и закон своеволия: то есть пусть я делаю зло.
   
   В следующем No -- как у нас отразились плюсовые запросы: война.
   
   NB. Но влияние науки в нашем веке, еще щепки.
   
   Закон разумной необходимости есть первее всего уничтожение личности (мне же, дескать, будет хуже, если нарушу порядок. Не по любви работаю на брата моего, а потому что мне это выгодно самому).
   Христианство же, напротив, наиболее провозглашает свободу личности. Не стесняет никаким математическим законом. Веруй, если хочешь, сердцем. {На полях рядом с текстом: Закон разумной необходимости ~ сердцем. -- помета: 153}
   
   И по христианству, и из самих слов Христа можно тоже вывесть, что любовь есть выгода, по крайней мере принимать выгоду, но делаю я всё же не для выгоды, а для любви. Не хочу зла и т. д.
   Церкви атеистов -- Луи Бланы, коммунары, правы, возмездие.
   Бисмарк не устоит, разобьется о Россию. Православие. То-то православие. Петерсон. Война. Старушка.
   
   Разумная необходимость -- это всё тот же хлеб (из камня).
   
   "Москов<ские> ведомости", No 68, вторн<ик>, 16 марта. Передовая о паспортах. Статья англичанина Скайлера о русской литературе за 1875 год.
   
   Центр тяжести Восточного вопроса -- Берлин, что в том, что Австрия, по-видимому, оставлена хозяйкой этого движения. Надобно же ее вознаградить за немецкие земли. <136>
   
   Спиритизм. Рука в Париже. Сказка была бы забавна ввиду важнейшей психологической черты в душе человека. {Далее было: Мы} Воскресим мертвого -- и никто не верит, "фокус"! Это свойство распространяется и не на одни чудеса, а и на всякую новую, светлую идею, прежде неслыханную, -- тут свирепствует Иванище, Как же распространяются новые веры или новые мысли? Скажут мне очень просто: всегда тут есть женщина именем Фамарь и член ареопага, не разделяющие с Иванищем -- и идущие и составляющие узел и выступающие, когда переменится ветер.
   
   Может быть, я знаю одного странного рассказчика, мечтателя, он рассказал бы.
   
   От народа же мы и ждем, а столицы по преимуществу не народ.
   
   "Московские ведомости", No 69, середа, 17 марта. О герцеговинском вопросе, о мнении "Русского мира" о военных гимназиях и о петербургских газетах.
   
   Захочет ли Европа делить Турцию. Ведь нет. След<овательно>, придется герцеговинцам покориться. Я не говорю, что это хорошо (напротив, ужасно дурно для герцеговинцев). Я только говорю, что так будет. Во всяком случае центр тяжести этого вопроса в Берлине, {Далее было начато: а не где-ниб<удь>} да и всех вопросов, кажется.
   
   То-то и есть, что Иванищи-то, кажется, и управляют, а не Ильи Муромцы.
   
   Буржуа, Бисмарк, и никто-то не понимает друг друга, и нам-то проповедуют мир, надолго мир в Европе, и нет, дескать, никаких мотивов, чтоб он нарушился.
   
   NB. Церковь атеистов после спиритизма. Спиритизм же заключить словами, что мистическая потребность -- сила. С ней, господа, нужно считаться -- и тут об английской церкви, потребн<ость> молиться. {На полях рядом с текстом: NB. Церковь атеистов ~ молиться. -- помета: Здесь.}
   
   Что ж такое, что воры остаются.
   Пусть лучше воры остаются, только чтоб они не крали. {Далее было: (<нрзб.> Очески )} <137>
   
   Богородице.
   Кроткой молельщице за людей. "Скорой заступнице и помощнице". Дон Карлос -- что за фигура. Вот единица.
   
   Война. Мнение "Московск<их> вед<омостей>" и "Русск<ого> мира".
   Военный и штатский.
   Война лучше.
   
   Математическим доказательствам трудно верить.
   
   Жертвовать, молиться и обожать.
   
   В нашем обществе мало поэзии, мало пищи духовной. Кстати, мне хочется сказать несколько слов о наших поэтах и открыть отдел в "Дневнике"...
   
   No 21. "Новое время", 20 марта. Опять за истребление лесов. Дразнят "Голос" за статью Ев. Маркова. Да неужели истребление лесов такое либеральное дело.
   
   Наука -- теория. Знает ли наука природу человеческую? Условия невозможности делать зло -- искореняют ли зло и злодеев? И не явится ли голос, который скажет, хочу иметь возможность делать зло, но... и т. д.
   
   Константинополь православен, а что православное, то русское.
   
   Тут Рим восторжествовал, тут восторжествовал Julian Отступник.
   
   Проклятые вопросы. Всё это будет, конечно, гораздо деликатнее высказано (папой), но сущность останется та же.
   
   Окончательный состав мартовск<ого> номера.
   21) Коммунизм. Папа, Бисмарк, зло. Россия -- готова ли будет.
   22) Дон Карлос. Въезд. Сир Лауренс. Английский народ. Протестантизм, выписка. Атеистическая церковь. Моление. Атеизм из "Подростка".
   23) Боборыкин о Потугине. Прием коварный.
   24, 25, 26<-го>: читал (кратко). Австрийск<ий> посланник. Война. <138>
   Читал преедкую статью о тайносоветническом направлении умов в высшей России.
   
   После АТЕИЗМА Версилова, любовь и грусть. {На полях рядом с текстом: После ~ грусть. -- помета: Здесь.}
   Нет, бога слишком трудно искоренить. Моление и жертва. Преклониться. Об этом, кажется, не знает-таки наука. Нет, если что устроится, то, может быть, слишком не похожее на идеи теперешних коммунаров, да и жрецов науки. {да и жрецов науки, вписано.} Да и дай бог.
   
   Католики -- пойдут в народ.
   Их бы не следовало раздражать Бисмарку.
   
   Граф Шамбор, капельку смешнее, {капельку смешнее вписано.} но не карикатурное смешное, а почтенное смешное, как в Дон-Кихоте.
   
   Дону Карлосу. Тогда к нему власти засылали узнать косвенно, что бы он сказал, если б впустить его в Мадрид, и не даст ли какой-нибудь программы. Но он надменно отклонил всякую мысль о переговорах, даже не признавая в засылавших {в засылавших вписано на полях.} воюющей стороны и именуя их сплошь революцией. Сжато, полусловом, но, однако ж, ясно, он дал знать, что "король сам знает, что ему надо тогда делать", и больше ничего не сказал. {Вместо: и больше ничего не сказал -- было: и только} От него тотчас, разумеется, отстали, а вскорости позвали короля Альфонса. Затем он стал расстреливать своих генералов, и, надо отдать справедливость, были до последнего верны ему.
   Англичанин выслушал его важно {Было: хладнокровно} и, нисколько не тронутый, тотчас ответил.
   Война. Конечно, всё это либерально, но вряд ли так, не спокойно ли больше, чем либерально?
   Конечно, изворотливая робость может быть либеральна, то есть, главное, на поле же сражения. К чему, дескать, {Далее было начато: ист<реблять>} я буду истреблять моего ближнего, и не лучше ли расковать мечи на орала, и прогрессивнейше {Далее было начато: уд<рать>} сдастся али удерет с поля битвы, но зато {зато вписано.} присвоение чужой собственности даже, может быть, уж и не либерально, может быть, даже и не так либерально. {может быть, даже ~ либерально, вписано.} А впрочем, трудно решить. {Было: и тут сказать}
   Мысль прогрессивная и либеральная, ... но на поле битвы это было бы уж слишком изворотливо. А офицера может навести на мысль, что искушали... Вдруг придет в голову офицеру после такой либеральной в вашем роде мысли. {Мысль прогрессивная ~ в вашем роде мысли, вписано.}
   Так что Восточный-то вопрос, то есть вопрос об объединении православия (и более ничего), нам бы никому сдавать не следовало. <139>
   (Вопросы религиозные в Англии были всегда и постоянно самым важным делом, к величайшему удивлению всех цивилизованных русских.)
   Он сумел подхватить его смертельную черту, его законченность на земле, по которой он повинен смерти. Этот Доббедь, кажется, не имеет здравого понятия о православии, а судит о нем так, как они судят, например, о России. Но какова же духовная нищета, когда, признав безобразие протестантизма, он хочет его поддерживать за его воспитательности, в сущности истинно за то, за отворенные настежь ворота и за страшную его незаконченность. Всё это объясняется взглядами и чувствами настоящего западного человека, ставящего на первый план {Над строкой запись: Налоги на первом плане} утилитаризм веры, нечто как бы похожее на тех государственных людей, атеистов всех стран и народов, выговаривающих премудрые изречения вроде таких, что бога нет и вера вздор, конечно, но религия нужна для черного народа, потому что без нее его не сдержать. Оставив всякий вопрос о религии, -- какая, однако же, неискренность лежит в основах того общества, {Далее было: в котором} какое отчаяние в правильное развитие людей, когда возможны такие фразы {Было: вопросы} государств<енных> людей-атеистов и такие откровенные статьи об утилитаризме протестантизма (Доббель), который глуп и дик, но который надо поддерживать, потому что, что же станется без того с человеком и с обществом. Это одна из форм. {Это одна из форм, вписано.} Неприлично мудрецу препираться с юношей.
   В самом деле, здорово ли то общество, где такие суждения. И искренни или глубоко неискренни такие убеждения, как о протестантизме. Сидней Доббель. Кто он тут? Обманывал прежде всего себя разумеется, стало быть, он искренен, но всё это граничит как бы с каким-то отчаянием. {Дел ее было начато: И, однако, в том же европейском обществе сам}
   (Я нарочно беру самое характерно-твердое, Англию) есть глубоко-искренние и нравственные вещи. {Было: глубоко-наивные и искренние вещи} Вот что мне рассказывал человек компетентный и следящий об одной секте в Англии.
   Какое отчаяние, какие похороны человечества, какое нездоровое ощущение, но потребность, потребность моления, преклонения: слез, жертв, служения. И это вполне, по-видимому, крепко созрело в Европе те<пе>рь. Нет, состояние Европы страшное, и какой мир впереди. {И это ~ мир впереди, вписано.}
   Повторяю, весь вопрос праздных людей в том, что всё это далеко, а пока живи, пей, ешь и веселись и не думай об душе, так рассуждают и католик, и революционер.
   Купец и ригорист
   Нет, те, коим принадлежит высокая забота о человечестве и о его будущем, тем принадлежит власть, кто бы они ни были, а от других отымать. Но этого не хотят знать в Европе. {Повторяю ~ в Европе, вписано на полях.}
   Атеизм. По поводу церкви, истинном. {По поводу церкви, истинном, вписано на полях.}
   Коммунизм, {Далее было: Англия} папа, дон Карлос и Англия, но гостепр<иимная>, {но гостепр<иимная> вписано.} дающая убежище после крови и резни и на которую логично рассчитывал дон Карлос, отвергавший всякие переговоры со своими противниками, -- всё это доживает век свой.
   Шамбор. Инквизиция. Фронд<ирующие> друзья.
   Генералов расстрелял. Мадридское правительство. В манифесте его богородице, уехал, обещал воротиться.
   Въезд его был весьма характерен.
   Себастьян.
   Всё это так и теперь <140>
   
   Состав апрельского номера.
        Чурила.
        Сборник казанский.
        Иванище.
        Спиритизм.
        Мечтатель.
        Герцеговинцы (1) и Вост<очный> вопрос.
   Смотри лист простой бумаги.
   
   Где лучшие люди. Юрий Самарин, не спавший ночь от статьи Васильчикова. "Новое время", No 24, вторник, 23 марта, взамен того полные робкой изворотливости жидишки и купчишки, фадеевские дворяне без чести и совести, сосущие Россию. {Где лучшие люди, со сосущие Россию, вписано.}
   
   Война.
   Заметьте, что мы их бесспорно станем наконец сами презирать за их бедность, несмотря на то что сами виновны в их бедности, по жестокости и подлости нашей, которая несомненно умножится в мирное время.
   Сластолюбие вызывает сладострастие, сладострастие -- жестокость.
   
   Война. Да и какая комическая мысль, если б было государство с разоружением и проч., где армия мечтала бы о "мечи на орала", где начальство мечтало бы о разоружении и проч., неужели это либерально.
   Вы скажете, что и кроме войны есть много великих идей для воспитания и испытания человеческого. Правда, но когда еще они дойдут и не затемнятся ли, напротив, в мирной жизни с капитализацией, бесчестием, подлостью. Тогда как тут они неминуемы сами собой. Жизнь высшего общества, обособление давнишнее, и, кажется, знают о России даже менее, чем знают о ней иностранцы и лорд Редсток.
   У нас, кстати, лорд Редсток. Обратил. Где бедные? (Мечутся.) Капля в море, капля отравы. Уничтожают данный церковью образ и ищут своего. Христос в кармане. Секты трясучек, Миллениума или всемирной и древнейшей секты хлыстов. {или всемирной ~ хлыстов, вписано.} Похоже на спиритов. Но у Редстока не вертят и не пророчествуют. {Но у Редстока не вертят и не пророчествуют, вписано.} Грубость развития общества, в некоторых из этих сект завелись чрезвычайно грубые мысли. {В некоторых ~ мысли. вписано.} А если так, так и новая группа. Правда ли, что он хочет ехать в Москву. А чем он кончит: оснует какую-нибудь хлыстовщину. Не смейтесь и не презирайте: хлысты глубоки, глубже, чем известные, праздным умом принесенные законы о благодати. Мы надеемся, что наше духовенство на этот раз не будет поддерживать молельню еретика. Может быть, вся сила его обаяния в том, что он лорд и проповедует не "хлопску веру", как называли нашу веру магнаты Западного края, когда за нее в прошлом и запрошлом столетии мучили народ, а барскую, "чистую". Замечательно, что вся наша печать как бы игнорирует лорда Редстока, подымать такие факты кажется ей или мелочным, или почему-то не либеральным. {Замечательно ~ нелиберальным. вписано.}
   
   Юрий Самарин. Кто же остался? Консервировать нечего. Многие поражены: ищут бедных, чтоб помогать им, хотят раздать имущество. Так и должно быть, так всегда бывает в начале всякой гуманной силы. {Многие поражены ~ гуманной силы, вписано.}
   
   Чернышев. {Над словом: Чернышев. -- помета: Здесь.} Появляются молодые люди с чрезвычайно странными особенностями. Они входят к вам и просят, чтоб их выслушали, пишут письма, присылают статьи. Я бы мог привести несколько примеров. Странно то, что многие как откуда-то с неба упали. Казалось бы, общее либеральное направление должно бы было всё обобщить. Напротив, начинают толковать совсем об другом. {Далее было начато: Неожи<данное>}
   
   Не наступает ли неожиданное поколение, отвергающее отцов, смеявших<ся> над духовным развитием и не имевших сами никакого. Во всяком случае всё это рознь.
   А коли так, вот все-то, которые заботятся о будущем, о целом, о всех, и вырвут власть и получают обаяние. Вспомните, что я говорил выше о социалистах.
   
   Ничто не смущает эти<х> обособлен<ных>, ничто не сближает их. Они факт<ически> стоят рядом друг с другом, и каждый ничего, кроме самого себя, знать не хочет и не видит на свете. Грустно, хотя оптимизм бросившейся в народ молодежи не даст ли противоположные плоды? Я выставляю лишь факт.
   А впрочем, всё это могут быть лишь единичные явления, но почему не принять к сведению. Об этом, может быть, еще и поговорим. {Ничто не смущает ~ поговорим, вписано на полях.} <141>
   
   Утилитаризм мнений. Да, пожалуй, и утилитаризм. Мы очень торопились и очень мало жили практически и стыдимся многих самых естественных вещей, потому что они не подходят под теорию.
   
   Вопр<ос>. О нов<остях?> д<ня?>. В наш век война, кроме междоусобной, лучше вечного мира. По крайней мере, более {Было: настолько же полезна, как и} полезна, чем вредна. {На полях рядом с текстом: Утилитаризм мнений, ~ вредна. -- пометы: Воина. 100.}
   
   "Голос", четверг, No 85, 25 марта. Отчет назначенной над спиритизмом комиссии.
   Отчет медиумич<еской> комиссии: надобно воздерживаться от неумеренного употребления литературных красот.
   
   Являются молодые люди, отпор, идея, вытащенная на улицу. {На полях рядом с текстом: Являются ~ на улицу. -- помета: Здесь.}
   
   Рядом с ужасами о идущих в народ несомненно замечается явление совершенно обратное и противоположное -- бессердечности, сухости и глумления. {бессердечности, сухости и глумления, вписано на полях.}
   
   Своих отцов мелких -- безбожников или баловных хапуг и тиранов, фанфаронов, {Над словом: фанфаронов -- запись: Либерализм возн<ик>} право на бесчестье.
   О, я всегда предчувствовал, {Было: надеял<ся>} что им противны станут отцы их.
   
   Кстати, я как нарочно читал весь месяц ужасно много странного. Читал об обществе добродетели, читал о Купернике и долго ломал голову, как разрешить этот психологический случай, и, кажется, разрешил его, но об этом несколько не стоит говорить, читал о герцеговинск<ом> вопросе. Читал, как у австр<ийского посланника> читал, наконец, в "Русском мире". Читал отчет о спиритизме. {Читал отчет о спиритизме, вписано на полях.}
   
   Всё это одного безумия люди.
   
   Положительно заверяю "Новое время", что таких людей еще много и даже в наше время еще, может быть, увеличилось. {Положительно ~ увеличилось, вписано.} Но не в том дело, что они есть, а в том, как они судят, а с Юрием Самариным мы лишились твердого и глубокого мыслителя, и вот в чем утрата.
   
   Они смеялись над верой своего народа, считая себя за народ.
   
   Ирония и слезы.
   К тому же ведь она скажет же ему и знает, что скажет: "Я вас люблю, к чему лукавить", так ведь за это он должен же заплатить, женщина не отдается без жестокости.
   
   Во всей нашей молодежи страшное брожение, начиная с подростков, и в самых различных смыслах. Куда это доведет. Разрушаются семейные гнезда самими отцами, и ничего другого не могло выйти.
   А так как молодежь чиста, светла и великодушна, то и не {На полях рядом с текстом: Во всей ~ то и не -- помета: Здесь.} <142> может она {Далее было: кроме разве великосветской. Над строкой запись: но здравомыслящим} так прямо начать жизнь с цинизма и разврата, а, напротив, начинает с жертвы, с отпора, с великодушных стремлений, и не виновата же она в том, что в стремлениях этих не видно ни толку, ни связи, ни конца, ни начала...
   Много ли было страдавших душою Белинских!
   
   Я много читал газет.
   Это глумление с цинизмом и насмешкой не могло не произвести отпора. Мне кажется, так и должно было быть.
   Странно ничего не сказать, например, о герцеговинцах. {Далее было: Презрительный и высокомерный тон отчета нехорош}
   
   Мысль самая великодушная и либеральная, но не знаю, хороша ли {Далее было: на поле битвы} в самом пылу сражения, ибо после такой мысли остается лишь повернуться и препрогрессивно удрать с поля битвы.
   Но нехорошо, если наши офицеры провозгласят и на поле битвы, даже и ни в каком случае не может быть либерально. {Но нехорошо ~ не может быть либерально, вписано на полях.}
   Да и никогда не простит нам Европа нашего европеизма, не хочет она нас совсем. <143>
   
   В апрельск<ом> No. Непогрешимость папы и русск<ие> насильствен<ные> общин<ы>. Ю. Самарин. Высшее единение людей, чем бы мы отличались от Европы.
   
   Славянский комитет и его цель. Герцеговин<а>.
   Война.
   Просители -- молодые люди, передающие друг другу, где им дали, валеты, шантажники, Павлуша, юнкерские училища и т. д.
   
   Чурила.
   Казанский сборник.
   Иванище.
   Спиритизм.
   Мечтатель.
   Воспитательн<ый> дом или что-нибудь сенсационное.
   Авсеенко.
   Будущая архитектура домов, нет дров и проч. Уничтожение личности, переход в стадность. Коммунизм.
   Что такое собственность?
   Старая дева. Подполье. {Что такое ~ Подполье, вписано на полях.}
   

АВСЕЕНКЕ

   1. Вам хотелось только напасть на меня (клика).
   Нападали прошлый год, извращали рассказ о повешенной.
   Не было ума в литературе до Писемского.
   
   2. Но ведь вздыхал же Белинский о том, что Татьяна не дала Онегину, вздыхаете же вы, что народ перенес крепостное право с таким глубоким терпением, не отстранился и не проклял царя.
   
   Я бы не отвечал, но извращение моих слов про народ я не могу простить.
   Главное потому, что в "Русский вестник".
   
   ...и потом напыщенно учит меня: почему мы должны надеяться <на> народ?
   Да ведь это вы у меня же взяли.
   
   О погружении в народ собственных пустых сосудов.
   У кого на голове пустой сосуд. <144>
   
   Далее Авсеенко говорит: дело в том, что до сих пор народ не дал нам идеала деятельной личности.
   Как? И это после слов ваших (см. отметку -- стр. 370).
   Так вы только видите кулаков и мироедов?
   Если б не было пустого сосуда, я бы вам сказал, что вы бесстыдник.
   
   Я не хочу унижаться ни до одного ругательного слова, но "Русскому вестнику" стыдно бы было писать, в приложении ко мне, о пустопорожних сосудах ("Преступл<ени>е и наказан<ие>" и проч.).
   
   Я полагал бы, что обо мне можно бы выразиться иначе.
   
   Русская деятельность пассивна. Но до реформы Петра окраины были крепче, колонизация сильнее.
   Путаница понятий наших об добре и зле (цивилизованных людей) превосходит всякое вероятие.
   
   Разве "Русскому вестнику" не приходилось бороться. Да в 63-м году решение о пользе? Или нигилятина.
   
   Есть совершенно святые, частные ли это случаи (няня Алена Фроловна) или общего свойства всему народу?
   
   Вы с народом не встречались.
   
   Вы всё говорите про веру, считая ее ни во что. Да это всё.
   
   Пьянство, распутство, неудержимость, но рядом с этим другие факты, не как исключения, а как общее правило, -- вот где главное. Взгляд на преступление (народный) и проч.
   
   Народ. Он развратен, но взгляд его не замутился, и когда надо бывает решить: что лучше? его ли развратные поступки или то, что есть правда народная (то есть выработанные понятия о добре и зле), то народ не отдает своей правды. О, есть понятия, выработанные и ошибочно, но до первого столкновения (большого) с действительностью. (NB. Так, например, неурядица 1612 года кончилась же нижегородским решением.) Я беру это лишь как бы для аналогии.
   
   "Народ спас государство?" Неужто пассивно? Нет, тут надо деятельности, ведь он был связан. И пружина только отпор дает.
   
   Тогда и политические наши вопросы понимались, может быть, лучше, чем теперь (герцеговинцы, Восточный). Петр нового ничего не сказал в русской политике. Напротив, после Петра был дурной перерыв русской политики. Затем' Екатерина, а затем хоть бы к окраинам России. <145>
   
   Вы недостойны говорить о народе, -- вы в нем ничего не понимаете. Вы не жили с ним, а я с ним жил. Ваши понятия о культуре не превышают перчаток и карет.
   
   "Окраины России". Высший смысл этой книги совпадает с древним пониманием народа о своем значении. 3-й Рим -- Москва, а 4-го не будет.
   
   Я за роман ("Подросток") не в претензии. В "Русском вестнике", конечно, могли не читать, не знать моего романа.
   
   Что мы несем из Европы? Пред чем народ должен бы был преклониться? {Пред чем ~ преклониться? вписано.} Нет, отнюдь не нравственные начала, пред которыми надо преклониться, а, во-первых и главное, образованность, расширение горизонта, умножившееся и усиленное пониманием своей идеи через сопоставления с западноевропейским миром, историческое понимание древнего мира, потребность порядка. Само собою разумеется, что обладают всем этим {Над строкой начато: воссоеди<нение?>} из наших западников не вы, г-да Авсеенки, и не только образованность несем. Склад же жизни европейской и порядок ее современный нам никак нельзя копировать, как требует Потугин (буржуа и разложение Европы). А нравственные начала наши тоже нельзя отдать. Знакомство с древними идеалами и с новейшими вы несете народу через образованность, {Было: нельзя отдать, но через образованность} через расширение горизонта, и найдутся пути новые к новому нашему будущему складу и порядку. В чем эти новые задачи? В всеслужении человечеству. {В чем эти ~ человечеству, вписано на полях.} Мы несем образованность {Далее было начато: и во} во всей широте этого слова, и вот всё, что мы принесли. И это немало. Это толчок к всемирному значению России.
   
   Нравственные же вещи Европы нельзя копировать; мстительность, возмездие, жестокость, честь рыцарская -- всё это очень плохо. Вера их хуже нашей. Гуманность же, которую вы столь цените, без сомнения ниже нашей (взгляд народа на преступника, прощение и забвение обид, широкое понимание исторической {исторической вписано.} необходимости -- это у нас лучше, чем на Западе). Бунт парижан 93 года -- это не гуманность. Гуманные начала даны в нашей вере, и эти {и эти вписано.} наши начала лучше. Если есть скверность, то есть и святое рядом. Вот почему надо удивляться и перед чем надо благоговеть, что народ это вынес. Если же народ развратен, то потому, что он был прикреплен, лишен самодеятельности, был податною единицею.
   Вы утверждаете, что чуть народ проявит деятельность, то сейчас он кулак. Это бесстыдно. Это неправда. {Это неправда, вписано на полях.} Няня, переход через Волгу в "Семейной хронике" и сто миллионов других фактов, деятельность самоотвержения, великодушия. Множество множеств. Что вы в вашем Петербурге видели, кроме перчаток.
   
   Воспринятие всемирной древней культуры латинской и древнегреческой, но и только.
   
   Если у Victor'a Hugo понимание мирской необходимости {Воспринятие всемирной ~ мирской необходимости не закончено, вписано на полях.} <146>
   
   Спросят: откуда видно такое значение России? Конечно из православия, потому что православие именно это повелевает и к тому ведет: "Будь на деле братом и будь всем слуга". Как Франция была державой христианнейшей и католической, так Россия всегда православною. Православие -- штундизм пусть! Нам именно надо заявить себя связанными государственно с православием. Это всё, что мы имеем. {Спросят: откуда ~ мы имеем, вписано.}
   Образованность уже была нам полезна тем, что, как мы ни оторваны от народа, а например, в политической идее понимают нашу служебную роль Европе, то есть человечеству. Весь вопрос в том: поймем ли мы вполне пути к тому. В мартовском дневнике я высказал {Было начато: говори<л>} опасения, что мы понесем кровь и железо.
   Понимал ту драгоценность. Это был<о> правосл<авие>, чистая истина вне истин<ы> просв<ещения>. {Понимал ~ просв<ещения>. вписано.}
   Древняя Россия была деятельна политически, окраина, но она в замкнутости своей готовилась быть не права, обособиться от человечества, а через реформу Петра мы само собою сознали всемирное значение наше. {Далее было: Скажут, так ведь ~ от цивилизации, а не от народа?} Гораздо расширились, и это вовсе не от соприкосн<овения> с европейск<им>. Сила была в свойствах русск<их>. Это же от цивилизации, а не от народа? А я отвечу, что если б не было такого народа, как русский, то ни от какой реформы мы бы не расширились, а стали бы англичанами, немцами. А теперь мы расширились, и неужели реформа вышла случайно. Нет, из народных же начал. Но если мы теперь расширились, то еще с начала нынешнего столетия чувствовалось слишком мелочное приложение сил, то есть один культурный слой действовал, а теперь расчеты разбиты, и народ непременно войдет как деятельное лицо. Подождите поколение и увидите, сколько привнесет народ в нашу деятельность.
   
   Разврат есть неправдивость поступков сознательная, грязь в семействе.
   
   Бесспорно глупейшего из писателей.
   
   Лаврецкий есть фигура русская. Пьер там и хорош, где черты русские, -- князь Болконский тоже.
   
   Рыцарские понятия о чести, -- но они не всегда христианские, понятия о законе, -- но много слишком кары, узость взгляда. Понятие о государстве? У нас высшее. Деловитость? У нас умели делать дело. У нас перестали уметь с Петра, но только на культурный период, когда высший слой учился, а парод был закреплен в невежестве.
   В древнем мире нашем деловитость была, -- но тощие средства, малая густота населения, отчужденность от мира других народов (бывшая причиною предрассудков). Замкнутость России, из которой рвалась она, -- но умели окраины блюсти и соблюсти государство, единство, торговлю, колонизацию. Но с реформой деятельность народная прекратилась через наложенную опеку и заменилась на 200 лет деятельностью государственною. Тут много было плачевного. <147>
   Но реформа не вела к подражанию и к копированию. Великий Петр уверен был, что мы превзойдем. Нужна была образованность, состоящая в знании миров других народов, в сообщении с ними, в служении им, в знании древнего мира, раздвинута безмерно идея политическая. Не выдумана новая, ибо у нас уже была, какой и не выдумать, а лишь раздвинута.
   Мы принесем народу необходимость образования sine qua non.
   Народ наш не пассивен. Он терпел не как скот. В деле раскола он не поддался же. Но раскольники же слуги царя. Он не хотел разрывать государства бунтом против помещиков. Что из того, что он сделал это, не решая на сходках. Чувство было пока в народе.
   
   Что же культурного-то, по-вашему, мы принесли народу: перчатки, кареты.
   
   Кроме образования, науку, которая там выработалась раньше, всем миром Европы, и на которую так польстился Петр. (Зато у нас государственное единство.) У немцев-то без земли, а у нас-то с землею. Что же, неужели мы это сделали пассивно? Нет, скажете вы, мы сделали это по-европейски. Если б по-европейски, мы бы не отдали без боя, мы сделали по-русски, сознав себя русскими. Вот почему я и говорю: воротились русскими. В этом и надежда. А не на кареты и на перчатки.
   
   Я вам не говорю о православии ничего (хотя это всё), хоть в сравнении с католичеством, выработавшим иезуитство, и с кваканием протестантизма, но государство, но освобождение народа с землею.
   
   Созидается общество началами нравственными. В нравственных началах вы ничего народу не принесете лучшего, ибо у него православие, а у вас ничего. Он не знает привилегий. {ибо у него ~ привилегий, вписано.} Одну науку? Но наука не созидает одна общества (социализм).
   
   Гуманность. Это нам из Европы-то нужна была гуманность? Она нужна была для таких, как все вы, нанимавших швейцаров и читавших Руссо, нужно для всех оторвавшихся, а народу не надо. Он прощал. Прочли бы Андрея Критского, и довольно.
   
   (Восточный вопрос.)
   
   Наше назначение быть другом народов. Служить им, тем самым мы наиболее русские. Все души народов совокупить себе. Несем православие Европе, -- православие еще встретится с социалистами. Но не об том хочу теперь говорить. Всё это еще спорно и требует разъяснения, -- а что бесспорно -- это значение наше быть другом народов, другом людей, другом ума человеческого. Зачем преследовать штундистов?
   Природа дала нам страшные силы у себя дома и слабость на нападение. {(Восточный вопрос.) ~ на нападение, вписано на полях.} <148>
   
   Есть грязь, но {Есть грязь, но вписано.} народ не одобряет свое злое, а мы злое считаем за доброе. Может быть, есть вещи дурные, за которые он стоит миром. Но это лишь предрассудки.
   
   Высшая нравственная идея, выработавшаяся {Было: оставшаяся на За<паде>} всей жизнью Запада, есть грядущий социализм и его идеалы, и об этом нет возможности спорить. Но христианская правда, сохранившаяся в православии, выше социализма. {социализма вписано.} Тут-то мы и встретимся с Европой... то есть разрешится вопрос: Христом спасется ли мир или совершенно противоположным началом, то есть уничтожением воли, камнем в хлебы. {то есть разрешится ~ в хлебы, вписано. На полях рядом с текстом: Высшая нравственная идея ~ в хлебы. -- помета: Здесь.}
   
   Ведь это всё Белинский же писал, тот самый, которого вы, Авсеенко, еще так недавно унижали. Но у Белинского была правда и его заблуждение, а у вас и правда выходит заблуждением.
   
   -- Потому что вы ничего не понимаете.
   -- А если не понимаю, как же вы так много говорите со мной.
   -- Да я и не с вами совсем {совсем вписано.} говорю. Хоть и обращаюсь к вам, а не с вами говорю.
   
   Исказили сюжет.
   Честно ли это литератору?
   Вот почему я и не могу сопоставить себя с вами и вам ответить.
   А чтоб судить об уме-то, о Пушкине не было мысли.
   Теперь он пишет (в смешном виде и кратко).
   А ответ "Р<усскому> в<естник>у" и недоумение же в публике.
   Белинский о Татьяне.
   Крестовский о чести.
   Крепостные о ненависти к господам.
   Где в Европе-то это хорошее. (Картина.) Victor Hugo. "Misérables".
   Гнусности спиритизма.
   Неискренность в общественных сходках. (Страхов у меня на вечере), у князя Одоевского, "Анна Каренина" Льва Толстого и проч. {Где в Европе-то ~ Льва Толстого и проч. вписано на полях.}
   
   Народ преклонится перед правдой (хоть и развратен) и не выставит никакого спору, а культура выставит спор и тем заявит, что культура его есть только порча.
   
   Культура в народе загадка, и во всяком случае они не будут похожи на окультуренного г-на Авсеенку, {Не зачеркнутый вариант: на культурного г-на Авсеенку. Далее было: такого} довольно и одного такого.
   Романист перчаток, карет и лакеев.
   
   Он же крадет у меня.
   Но как понимают? видно, что краденое.
   (Выписка противуречия.)
   Нам нечего приносить. Татьяна.
   Вы сходитесь с Белинским, которого вы позорите.
   Но знайте, что Белинский прав, когда и виноват, -- нужно иметь ум.
   А у вас лишь та самонадеянность, которая всегда свидетельствует о ту<пости?> ваших способностей. <149>
   
   О казанском сборнике "Новое время", 8 апреля, No 38. <150> {Далее на стр. 151--164 записи расходов.}
   

3-й No, мартовский.

   Литература
   Провинциальная печать и что-нибудь трущобное. {и что-нибудь трущобное, вписано.} <176>
   Идея воспитания для нашего общества.
   Но мы сами для нее не созрели.
   Хвалимся быть европейцами.
   Славяне боятся нас.
   Дорастил! православие и свободу народностей.
   Греки -- архипелаг. {Далее записи расходов и долгов.}
   
   О купцах в Пассаже.
   
   No в
   
   Об заграничной корреспонденции.
   
   Об отсылке газетам провинциальн<ым>. <186>
   
   Честным человеком быть всего выгоднее.
   
   Жиды, явится пресса, а не литература.
   
   Спирит. Несуществующий факт (с платком) важнее всего, что вы можете сказать, все вы вместе. <187>
   

<ЗАПИСНАЯ ТЕТРАДЬ 1876--1877 гг. (ЗТ2)>

   8 апреля 1876 г. Четверг.
   8-е апреля. Барон Родич, очень может быть, сказал вождям о нашей политической несостоятельности безо всякой злобы, а совсем наивно, искренно веруя в истину своих слов. В самом деле (должен был он думать) -- ведь Берлин нас русским никогда не даст; если Берлин нас и проглотит, то доест лишь наши немецкие земли да, пожалуй, слишком уж цивилизованных славян-чехов, которые могут впоследствии превратиться в немцев. Нам же за это отдаст турецких славян. Одним словом, уж конечно, Берлин теперь -- владыка Восточ<ного> вопроса, а не кто другой, а Россия пусть занимается Средней Азией, и Берлин ее в том поощряет. О, конечно, Константинополь Берлин нам не отдаст, но ведь это еще, во-1-х, далекое дело, а во-2-х, мы и сами, пожалуй, впоследствии как-нибудь возьмем Константинополь. Ну а Россию надобно <4> ограничить, и, кроме того, России нас Берлин никогда не выдаст, вот в чем весь пункт. А коли так, то, стало быть, Россия и не может воевать ни с нами, ни с Турцией за славян, а стало быть, я и прав, что так сказал. Пусть русские обижаются, это ничего. Погорячатся и привыкнут. Главное, их надо отучить от Восточного вопроса строгостью. Таким образом, соглашение великих восточных держав уже к тому одному полезно, что им совершенно уничтожается Восточный вопрос и становится берлинским вопросом. К тому же у России, как говорят, и средств нет вести вопрос иначе, у ней мало ружей, у ней много еще неустроенного, так что она ни в каком случае горячиться не может, а коли так, то почему же мне было не высказать вождям того, что я высказал? <5>
   Авсеенке. {Авсеенке вписано на полях} Ну, а вы-то, культурные-то вы люди, укоряющие народ, хороши вы во всем?
   О Потугине (не забыть).
   И о том, что писатели народны (Тургенев, Гончаров) и проч.
   Милорд Георг, -- и который лет 50 с лишком составлял отраду русских лакеев.
   "Голос", No 103. На "Московские ведомости". Письмо Офросимова на жалобу Рюмина о безбожии школ.
   Лучшие люди. {Лучшие люди, вписано на полях.} Где наши лучшие люди? Всплывут во время опасности. Над этою сиротскою неумелостью.
   Авсеенке. {Авсеенке. вписано на полях.} Он говорит, что надо было вселять культурою гуманность в помещиков. Нанимали учителей из Швейцарии, но почему же, о легкомысленный мальчик, сами-то они всё с бою отдали, не освободили народ с землею, а без земли. Ведь они освободили у нас с землею не в подражание культурным европейцам, а потому, что сознали в себе, с царем во главе, русских людей и сделали по русской правде.
   Там злоба, а не гуманность. <6>
   
   "Московск<ие> ведом<ости>", No 91, 13 апр<еля>. О язычестве в Германии из немецких газет и проч.
   
   Авсеенке. {Авсеенке. вписано на полях.} Ну, а культурные-то люди у нас теперь твердо сплочены, как вы думаете? Имеют они свою крепко сознанную основу, свою твердую мысль? Не в разброде ли они, напротив, после крестьянского погрома, как муравьи в развороченном муравейнике?
   И не учат разве одно, что всё разрушить и что чем хуже, тем лучше, а другие, что они даже и физически, породой выше крестьян?
   Золотушный, подагрик, -- он, видите ли, кровью лучше. (Помещик на железной дороге.)
   А вы что понимаете в строгом голосе славянофилов?
   Крадут то у Белинского, то у славянофилов.
   Да будь вы самый навьюченный книгами, вы и то не будете значить, потому что мысли нет. <7>
   
   Авсеенке. {Авсеенке. вписано на полях.} Что в Европе-то есть хорошего? (картина).
   
   "Голос" -- 13-го апреля -- похвала Авсеенке.
   

Состав No апрельского.

   Высунутый язык.
   Авсеенке.
   О войне.
   Спиритизм.
   Мечтатель.
   Ответ на мнение о нехарактерности русской истории ("Фауст Щигровского уезда").
   Напротив: удельный период, период нашествия и проч. {Ответ на ~ нашествия и проч. вписано.}
   Будущая архитектура домов, нет дров и проч. Уничтожение воров. Переход в стадность. Коммунизм.
   
   "Голос", 15 апр<еля>. Четверг. О китайской истории франко-прусской войны... "Какая верная мысль!" Таких мыслей можно написать сколько угодно, и пишутся они, потому что не понимается сущность дела. Так и вы: сущности не понимаете, и вот вам доказательство: {Вместо: и вот вам доказательство -- было: и в доказательство, вот вам} вы говорите, что народ русский подъял царство... и вдруг на обороте... что все качества его пассивные, значит, вы ни на той, ни на другой странице ничего не поняли из того, что сами написали про русский народ. Да и теперь не понимаете, да и никогда не поймете. Тут жупел. {Рядом с текстом: О китайской истории ~ Тут жупел. -- на полях помета: Авсеенке} <8>
   
   "Новое время", 15 апреля. Передовая о герцеговинцах, No 45.
   

План статьи о герцеговинцах:

   Война. Австрия, не даст ее Пруссия, справедливость барона Родича. Без того можно бы было образовать отдельное новое княжество из Боснии и Герцеговины и гарантировать Австрии, что славянские маленькие княжества не соберутся во что-нибудь крупное. Да и не сделают они того вовсе сами по бездарности своей и по отсутствии чутья политического: первым делом будут подлизываться к Австрии и бранить и обвинять Россию.
   Но барон Родич и неспособность к войне России? "Русский мир" об изворотливой робости. Не либерально. О войне.
   
   "Новое время", 15 апр<еля>, No 45. О неприглядности русской истории для романиста, в статье "Фауст Щигровского уезда".
   "Новое время". Замечание князю Мещерскому "Церковно-общественного вестника" (о недостаточности жалования духовенс<тву>). Насчет лорда Редстока. Корреспонденция об обиде раскольнику в Пензе: что это за шалыган бросил образа. <9>
   
   Зачем у них трогать молельни и церкви? Неужто еще продолжается подобный закон?
   
   Авсеенке. Белинский о Татьяне. Крестовский, {Белинский о Татьяне. Крестовский вписано.} Фадеев, гимназисты, убившие мужиков. {Не зачеркнутый вариант: ямщиков} Может быть, это случайные прыщи и наросты? Так ли, не генерические ли явления <нрзб.> предел социалисты? {предел социалисты вписано.} Да, но есть критики Авсеенки. Нет-с, я разочаровываюсь в Авсеенках. Авсеенки -- я вам скажу, что это такое. (Консервативная партия. Катков.)
   Ананий Яковлев. Правда жидов. А в политике: государственная ли вещь истребление лесов. {Ананий ~ лесов, вписано на полях.}
   NB. Застрелившийся в Останкине учитель. "Московские ведомости" No 122, 17 мая. Каирова. {Ж. Застрелившийся ~ Каирова. вписано на полях.} <10>
   Жаль, что пишущие такие длинные письма столь мало думают.
   Все эти мысли, по легкости обвинения и по той очевидной легкости, с которою они тотчас же стали вашим убеждением (вскочили в ваше убеждение), -- показывают, что они вовсе не продуманы вами. Горячность же ваша тоже не заслуживает симпатии, потому что она вам не стоила никакого страдания, вследствие малого думания над этими идеями. Любопытнее все<го> то, что вы совсем не знаете русскую действительность (ибо предполагали возможность напечатания). После такого крупного факта незнания самой простой действительности -- я вправе заключить, что вам и русский человек и русское православие мало знакомы в действительности и деятельно и всё это лишь старые застарелые нападки, принятые на слово из известных целей или наклонностей. <279>
   
   Final Авсеенке. Я рад, что я забыл об Авсеенке. Вымарывать же некогда. Надо будет заменить чем-нибудь.
   Авсеенке. "Ведь любой австрийский жандарм в истории представляет высшие начала просвещения, чем ее славянские крестьяне". Знаете, эти слова -- вот ваше учение. Скажете нет? Да уж когда вы русский народ поставили ниже себя (культурного человека), так стали бы вы щадить славян? <10>
   

Окончательный состав апрельского No.

   1) Авсеенке с обширностью. Кстати о славянстве.
   2) Спиритизм.
   3) Мечтатель (его биография).
   4) Надо бы герцеговинцев.
   5) Откуда явятся лучшие {Было: русские} люди?
   6) И о войне.
   
   18 апре<ля>. Просто: Авсеенке {Авсеенке вписано.} и Мечтатель, без спиритизма.
   
   Мечтатель, приезд и отец, но война и спиритизм -- всё от Мечтателя. <11>
   
   Авсеенке. Иные военачальники еще в 30-х годах ругали солдат такими словами, что совестно было слушать.
   Пестель. Засекал людей: (вот что заставляют меня делать!) Это говорил один деятель; не хочу я марать его имя, хоть он и в могиле.
   Авсе<енке>. Были Одоевские.
   Victor Hugo -- историческая необходимость (Louis XVII). Не необходимость, а неминуемость, это я пойму с хищным типом хищного народа французского.
   
   Авсеен<ке>. А. Не беспокойтесь, это не восклицание (а!), а только заглавная буква имени.
   
   Авсеен<ке>. Для чего же они не освободили своих крестьян. Правило крови и железа не наше. А ведь это самые важные вопросы.
   Авсеенке. Народ развратен, но у него религия, там идеалы и начертание. Не зная догматов, он <12> знает (в большинстве) святых своих жития (я не розню от народа 12 мильонов раскольников). Там, где кончается религия, начинаются лишь мечтанья. В мечтаниях и вы проводите время. В "Анне Карениной". Ведь вы не поймете. В. С. (его слова). Гражданский брак. Я говорил с ним; какой добрый и интеллигентный малый и как невинно развращен.
   
   Авсеенке. Ведь это всё равно, что говорить, что вся наша вера дурна, потому что монахи убивают друг друга.
   
   Авсеенке. Из "Голоса", No 105, 16 апреля... "Позаботились ли мы" и т. д.
   Нет, мы не позаботились, это ниже нашего культурного аристократизма, а вера его "хлопьска вера", как у панов польских вера русского народа. Но паньска вера была все-таки католическая, у нас барская вера -- атеизм, равнодушие и холодный, прискучивш<ий> {холодный, прискучивш<ий> вписано.} разврат, возведенный в нравственность. Мы, напротив, о вере народа и о православии имеем каких-нибудь полсотни либеральных анекдотов или глумительных рассказов, как поп исповедует старуху или как мужик молится и проч. <13>, а больше ничего не знаем. И вы ничего не знаете, критик. Если б вы знали и действительно понимали то, что вы написали о вере, "спасшей Россию" и проч., то вы не поглумились бы над народом, обозвав его чуть не сплошь кула<ком> {обозвав его чуть не сплошь кула<ком> вписано.} за пятницы, за посты, за Флора и Лавра, и не стали бы вы ставить вашу глупенькую культуришку (которой нигде нет подобной в Европе по низости уровня знаний), а под пятницами, жупелами и под грязным народным невежеством усмотрели все-таки чистую веру, огонь религии, Христа настоящего, всепрощающего и вселюбящего (его понял народ, несмотря на пятницы), {Далее в тексте ошибочно: на} Богородицу, скорую заступницу и помощницу, -- одним словом, обоготворение любви, кротости и смирения, служения {Было: в служении} всем, как слуга, и веру, что из этого-то добровольного состояния слуги и выйдет свобода, равенство и братство для всех. Одним словом, вы бы рассмотрели, что {Далее было: а. Как в тексте, б. народная жизнь} ваша жизнь -- пустая, отрицательная, полная пыхтения, литературных <14> мелких ненавистей и завистей, а народная жизнь полна сердцевины, силы, непосредственности и мысли, а вот ее-то вы, стремясь в нее с вашею глупенькою культурою, и хотите уничтожить. О маленькие, о ничтожненькие!
   Знает же народ Христа своего потому, что во много веков перенес много несчастий и в последнем горе своем слышал об этом Христе от святых своих, тогдашних представителей и веры и народа, работавших для него и положивших {Hезачеркнутый вариант: клавших} за него голову.
   Не презирайте веру народа! Впрочем нет, презирайте: это вам прилично.
   Вот ваша статья и все ваши мысли вышли из продолжающегося презрения к русскому народу, сохраняющемуся упорно в культурных классах (и чем дальше, тем хуже) с реформы Петра и с закрепощения <15> крестьян, окончательно происшедшем тоже при Петре. Вы, в сущности, оставшиеся {оставшиеся вписано.} крепостники без крестьян.
   Вы хоть и не презираете веру народа на словах, но тут же, нравственно, ставите ее ниже культуры.
   
   Ведь наша русская жизнь, несмотря на 200-летнее подражание Европе, в главнейших функциях своих оставалась вполне своеобразною, но вам, кучке жалких перчаточников, хочется "подогнать" Россию, согнуть ее в бараний рог и сделать культурною. Это всё от презрения вашего к России и к народу. {Рядом с текстом: Ведь наша русская ~ к народу. -- на полях помета: Авсе<енке>}
   
   Я вам возражаю еще и потому, что возражаю лицу собирательному, мечтательному, ибо таких, как вы, много еще, даже Потугину, вместе с вами, хотя Потугин перед вами царь по таланту, несмотря на то, что слишком уж наивно {наивно вписано.} невежествен. Потугиным я займусь потом, {Далее начато: вы все} а вам мимоходом прибавлю, что вы невежественнее и Потугина. Не <16> улыбайтесь с презрением, читая это: если вы и прочли несколько книг (немного, однако ж), {(немного, однако ж) вписано.} то всё же не обладаете способностью усвоения смысла их. Это, так сказать, навьючение себя книгами, а не чтение. Итак, я отвечаю как лицу собирательному {Рядом с текстом: Я вам возражаю ~ собирательному. -- на полях помета: Авсеенке.}
   Отвечайте: да, и не "Русскому вестпику": "Р<усский> в<ест>ник" сам всё это знает, хотя и напечатал статью Авсеенки, но есть действительно бесчисленное число таких же Авсеенок. Я сам в вагоне. Красный нос.
   В чем же их культура, чем они тщеславятся? Перчатками. Я докажу его. {Рядом с текстом: Отвечайте ~ докажу его. -- на полях помета: Авсеенке.}
   
   Я никогда не верил гнусной (практической и хищной) идее, что только верх образован, я хочу и верую, что у нас будет этот социальный порядок, что и мужик будет понимать великую мысль (через православие), {(через православие) вписано.} которая так великолепно и стройно заключает множество великих мыслей, которые уже оно заключает в себе. <17>
   Вы не ходите, вы растлите.
   Он иногда высказывает суждения и, так сказать, мысли, ну и там всё, как у всех, но он часто сбивается. {Рядом с фразой: Он иногда ~ сбивается. -- на полях помета: Авсеенке.}
   Вы говорите, что привлекательность народа исчезает и тотчас же является в форме мироеда и самодура. А няня? Несчастный, вы этого не видели. (А в нашем обществе нет мироедов и самодуров?)
   Вы требуете, чтоб там все были святы?
   Да ведь вы дикие после этого.
   Как вы думаете, пассивная или активная деятельность отдать свои четыреста рублей! Вы скажете, что это не русское, а это культурное? Да ведь в пароде нет культуры.
   Перчатки -- это не порок, это слабость.
   Перчатки -- оставьте их. Мы и так за них дорого платим. Да и надеваем-то их большею частию сами не зная зачем? {Рядом с текстом: Вы говорите ~ не зная зачем? -- на полях помета: Авсеенко.          } <18>
   И знаете ли, почему освободили народ с землей? А вот именно потому, что преклонились перед народной правдой. Вам это непонятно? Ну когда-нибудь поймете. {Рядом с текстом: И знаете ли ~ поймете. -- на полях помета: Авсеенке.}
   
   Вы скажете, суды и новы<е> законы, порядок, власти, последовавшие за освобождением крес<тьян>. Не точь ли в-точь мы скопировали их с европейских, вот точь-в-точь, как велел Потугин. {последовавшие ~ велел Потугин. вписано между строк и на полях.} Но ведь всё, что взято из Европы, в сущности, не привилось, а держится, лишь кое-как соединяясь с народным обычаем, и получило далеко не европейскую форму. А иное так просто оказалось вздором и до сих пор лишь вредит и ждет лишь, пока народ выкажет свой полный взгляд на дело, -- тогда и переродится по-своему. У нас уже многое в этом роде так случилось. Знаете ли, почему освободили с землей?
   А знаете ли, почему произошли реформы нынешнего царствования?
   Эти реформы не удовлетворительны, но они не внешние, они соответствуют внутренним желаниям нашим. И как теперь народным силам развязали руки, они и выкажутся.
   Вам, как факиру, -- росток в 18 дюймов в 20 минут.
   А знаете ли, {Далее помета: (выше)} потому и произошли реформы нынешнего царствования, и хоть многое неудовлетворительно, но всё же лучше, чем выписанное прямо с немецкого. {Эти реформы ~ прямо с немецкого. -- вписано между строк и на полях.} <19>
   
   Образование: полное примирение, совершенное беспристрастие рядом с полным сознанием и своей нравственной правды (православие).
   
   Стань всем слуга.
   
   Разумеется, мы не отдадим им нашей земли, мы должны сохранить свой русский тип, а стало быть, сохранить землю под собою.
   И не славянской только семьи.
   Из православия, -- из которого выйдут все разрешения.
   
   Мы представим изумительное зрелище народа без захватов. Мы не станем поляка обращать в русского, но когда поляк или чех захотят быть действительно нашими братьями, мы {Далее начато: действ<ительно>} дадим автономию, ибо и при автономии не разрушится связь наша, и они будут тянуть<ся> к нам, как к другу, к старшему брату, к великому центру.
   
   Великое дело любви и настоящего просвещения. Вот моя утопия! <20>
   
   Прочтите биографию Петрова, при великом таланте -- какая добросовестность, какое изучение искусства, неслышное, невидное, ради долга, всё это тихо и неизвестно, и вы не удостаиваете обратить внимание {К словам: не удостаиваете обратить внимание -- незачеркнутый вариант: не обращаете внимание} -- русское, некультурное, кулаки, мошенники! {Рядом с фразой: Прочтите ~ мошенники! -- на полях помета: Авсеенке)}
   
   Крестовск<ий>. Честь, берущая свое достоинство в слепом соблюдении известных наружных форм, а не черпающая его из внутренней потребности души человеческой. {Рядом с текстом: Крестовс<кий> ~ человеческой. -- на полях помета: Ав<сеенке>}
   
   "Голос", No 108. Понедельник. Джоы Тиндаль о спиритизме. {Рядом с текстом: "Голос" ~ о спиритизме -- на полях помета: Конечно не Тернера}
   Final -- Авсеенке: любить всех, установить царство мира и славы божия, на основании народных православных начал.
   -- Да ведь этого нет, -- крикнут мне, -- это утопия.
   -- Давайте стараться, сомкнёмтесь, пойдемте вместе, давайте руки, положим головы.
   У Победоносцева, аще в девятый час.
   Андр<ея> Критского. <21>
   
   Прочтите "Канон" Андр<ея> Критского и просветитесь. Народ много таких молитв знает, а не знает, так слушает.
   
   Я спрошу у Крестовского, у писателя, как он не видит, что он кругом виноват. Если и вправду, что его оскорбили, -- все-таки виноват?
   
   Скажут: Скучно говорить об этом, всё это говорено {Было: на свете всё говорено} и переговорено. Но на свете всё переговорено, а нового очень мало. И если пятьдесят раз сказать, отчего не сказать в 51-й. Ведь и об чем другом заговорите, всё тоже окажется, что в 51-й. Про иные же вещи не старо говорить и в 501-й.
   
   ЭТО НЕ ПЕРО, ЭТО МОЛИТВА, К ЭТОМУ НАДО ИМЕТЬ СОСТРАДАНИЕ.
   
   Дуэль, -- приняв букву, мы расширили способность к дурным поступкам. <22>
   
   Швейцар, потом их стали нанимать прямо в швейцары.
   Стыдиться своей грязной веры, хлопьска вера.
   Освоб<од>или народ по народным началам. Если б как европейцы, то на пролетарском основании, как остзейские немцы. У нас многое из Европы не принялось, а переделывалось своеобразно.
   Что это -- активный или пассивный поступок, г-н Авсеенко?
   Расширение взгляда. Расширение взгляда должно состоять в направлении нашей образованности. {Далее между строк помета: 20 лет.}
   Другое дело, если б народ сопротивлялся обучению, науке, и даже по принципу какому-нибудь, по каким-нибудь там началам своим народным, так что нам приходилось бы предпринять подвиг и вступить с ним в огромную и опасную борьбу, так сказать, в крестовый поход. Но ведь этого нет совсем, народ жаждет науки, из народа, бывали примеры, выходили даже своего рода <23> самоучки европейской науки, и народ не гнушался ими, а, напротив, хвалил их. Может быть, вы ужо так глубоко ставите иные омерзительные предрассудки народные, плод глубокого его невежества, по ведь еще совсем не доказано, что парод так глубоко стоит за них, а с другой стороны, предрассудков в нашей интеллигентной среде совсем не меньше, чем у народа, и далее найдутся гораздо злокачественнее его собственных предрассудков, иногда даже совсем невинных.
   Всё это слова, тут не швейцары, а тут паука, которую вы в самом начале устранили из речи, а наука и всё. Но ведь тогда вы собственную культуру и собственный подвиг ваш необыкновенно умаляете. Тогда вы уже совсем почти не выше народа. Это дело каких-нибудь десятков лет весьма малых, и увидите, что из народа явится чрезвычайно много научных деятелей, и тогда народ сравняется с вами. Где же ваше преимущество и чем вы гордитесь? Мой помещик, так тот прямо и откровенно объявил, что он телом выше народа, что его тип изменился перед народом.
   Так что паука вовсе не составляет какого-нибудь существенного и непримиримого различия между обоими классами русских людей, то есть между простонародьем и верхним культурным слоем, и выставлять науку {Было начато: говорить об науке} как главное и существенное различие наше от народа, повторяю, совсем нейдет к теперешней речи -- и неверно, а различие искать надо совсем в другом. {Всё это ~ в другом, вписано на полях стр. 23.}
   Я никогда не отступлюсь от своих слов, если не изменю убеждений. Мы несомненно больше народа одарены, например, самолюбием, болезненным и ипохондрическим, гадливостью к людям, мрачною ненавистью, цинизмом, жаждой безличности, рядом с ненасытною жаждою славы, самого пустозвонного самолюбия. страстью к известным привычкам {жаждой безличности ~ привычкам вписано.} и болезненною робостью перед собственным мнением бросить эти привычки. У нас ужасно много предрассудков. Мы видим доблесть в даре одно худое видеть, тогда как эго одна лишь подлость, и т. д. и т. д., всего никак не исчислишь, но об этом потом, но прибавлю словцо о женщинах. Я сказал выше, что в женщинах наша надежда. {бросить эти ~ надежда, вписано на полях. Рядом с текстом: Я никогда не отступлюсь ~ надежда. -- на полях помета: Женщины}
   А все наши чувства чести, все наши шаткие попятил долга, гуманности {Вместо: все наши ~ гуманности -- было: либерализма} -- разве не предрассудки и не на предрассудках основаны? Разве не было чести в древней России? {Разве не было ~ России? вписано.} Возвратись из Европы, мы приняли новые формулы, стали необыкновенно шатки, трусливы и безличны, а про себя циничны и сплошь нигилисты. Разумеется, я говорю <24> лишь про тех, которые живут и думают. Остальные же наживаются и не знают, для чего живут на свете.
   Если я сказал, что демос спокоен, то именно в том смысле, что он не может быть не спокоен при таком несомненно демократическом настроении общества, журнального плутовства, фальши в обвинении противников, даже клеветы.
   Много фальши в обвинении, но такое направление несомненно хорошо.
   Это инстинктивное обращение к народу и ожидание от него многого. Теперь не буду говорить. Отложу, чтоб сказать в целости. Но я сказал дурно про общество. О шатании. Но ведь в конце я от него же и жду спасения. Это спасение в расширении идеи русской. Меня поймают: нельзя же про такое общество говорить так дурно, как я. Но говоря дурно, я и ценил, может, больше многих. Жду спасения в расшир<ении> идеи русской. {Меня поймают ~ русской, вписано.} Я объясню это потом. Не от цивилизации расширение, а от соприкосновения с Европой самостоятельно создавалось в русском. Но пока о шатании. {Далее было: Право} Гадливость <нрзб.>
   Но женщины потребуют статьи, а не беглых слов. Сами они.
   И если есть теперь ошибки, то это неспроста, гарантия, что вылечат, недуги временные.
   Да вот хоть бы черта этого расшир<ения> демокр<атии> общества. Не оттуда мы взяли его, ибо оно противоположно Европ<ейской> идее; нигде там нет ничего бескорыстнее нашего демократа. {Далее было: и мы может быть гораздо остервенелее стоим за них, чем народ за свои. Текст: Если я сказал ~ демократа, вписан между строк и на полях стр. 24.}
   
   Уж как грязен, как нечист народ в своих семейных началах. Потому-то я и сказал, что воздыхает, а этого не поняли. {Рядом с текстом: Уж как грязен ~ не поняли. -- на полях помета: "Евг<ений> Онегин".}
   
   Шатость мысли соединяется почти с младенческим неразумением.
   
   Народ развратен; но дело в том, что он свое злое не считает за хорошее, а мы свою дрянь, заведшуюся в сердцах и в уме нашем, считаем за культурную прелесть и хотим, чтоб народ пришел у нас учиться.
   
   Даже братья славяне оставят мысль, что мы их хотим проглотить, а эти уж самые подозрительные. <25>
   Красота богов и идеала, они являются прямо обнаженные, но не боги и не идеал этого не вынесут. У обыкновенных, текущих людей красота условна. И тогда только очищается чувство, когда соприкасается с красотою высшей, с красотою идеала. Это соприкосновение с красотою идеала есть и в былинах наших, и в сильной степени. Там есть удивительные типы Ильи Муромца и фантастического {Вместо: и фантастического -- было начато: и удивитель<ного>} Святогора и проч. Потугин отлично об этом знал, но ему надо было оплевать народ русский за его безвкусицу, сделать смешным, возбудить к нему презрение и отвращение, и вот он выдернул картину прошедших мод и современной блестящей даме показал, какую глупую шляпку одевала ее маменька в 20-х годах {Далее было начато: Всё р<авно>} (то есть дело шло про Чурилу, по всё равно значение то же). Потугин только забыл взглянуть на себя и на то, как он сам был одет и в чем всю жизнь находил прекрасное. <26>
   ВАЖНОЕ. Заключительные слова Авсеенкп ("Новое время"), No 52. Ответ на это в том, что вы считаете народные начала и православие его за пустяки, а мы нет. Напротив, за всё, что только может быть важно. Вот почему народ для вас -- лишь неизвестный странник и ждать от него мысли и образа -- ирония, а для нас он есть всё и единственная надежда, потому что обладает всем, а именно православием и нравственностью православия, хотя и в стихийном лишь виде. Вот почему для нас народ не странник только неведомый, а и руководитель, и что бы ни ждало его, какие бы мучения и колебания ни стерегли его на дороге, он хоть и уклонится, может быть, временно, но никогда не собьется с пути, потому что то, что он несет <27> с собой, то есть православие и выходящие из него начала, слишком ценны и вески и пропасть ни в каком случае не могут, да и самих несущих уберегут, так что, если мы примкнем к нему даже теперь, то спасемся с ним вместе сами. {так что, если ~ вместе сами, вписано.}
   Кто же считает православие за глупость и проч., тому слова мои непонятны.
   
   Короче, вы никогда не {Далее было начато: были ру<сскими>} понимали народа, а всё время его презирали, никогда вы не понимали православия и не были православными, {Далее было начато: и даже} а потому не можете и ценить его, наконец, может быть, уже давно вы не русские, а лишь выродившийся уродливо продукт реформы.
   
   Может быть, из обманывающегося, но глубоко гуманного чувства, а вы и в правде-то вашей негуманны, так что самые заблуждения Белинского, если у него только есть они, выше вашей правды, да и всего, что вы натворили и написали. <28> {Далее на стр. 29 наброски замысла "Мечтатель" (см. наст. изд., т. XVII, стр. 8).}
   
   Спиритизм. Ну две случайности, и того довольно, для разрушения веры, потому что я не хочу верить. Совершенно обратно с теми, которые хотят верить, гадание в карты.
   
   Спиритизм. Победоносцев. Но почему не говорить. Общественное зло. Комиссия с пружинками. Не поняла общественного зла. Главное бы утилитарную цель преследовать, а теперь кто вам поверит (с точки зрения одного лишь мелкого плутовства. Даже не заблуждения, не желания заблудиться). {(с точки зрения ~ заблудиться). вписано на полях.} У Майкова нет пружинок. Я сам у Вагнера 7 раз, нет, я не отбивал сам, не налегал пальцем.
   Комиссия не домыслилась до самого простого факта.
   (Церебрация -- -- --)
   
   Когда я пошел к Аксакову, -- странное ощущение нехотения верить. Учтивость возмутила меня; два имени. {два имени вписано.} Под столом органчики. {Рядом с текстом: Учтивость ~ органчики. -- на полях помета: год ссылки} Фома. Математичес<кие> доказательства. Подробно впечатление неверия или, лучше сказать, -- нехотения верить.
   Ничтожность культуры. Сеченов. Жажда чудес. Неизменность понимания. Христианство <30> и восточные чудеса.
   
   Гипотеза чертей. Керонский, Майков. Я хотел было рассердиться. Нет, это дело ждет исследований дальнейших. Сражаться водворени<ем> не образования, а возбуждени<ем> высших интересов, чем праздность. Дух низок. Неужели так трудно подымать дух человеческий? Средина, буржуазия пришла, капитал, купцы.
   
   А ведь я только верю, что спиритизм -- явление, не объяснимое одними только {одними только вписано.} проведенными под столом пружинками и непомерною глупостью занимающихся им.
   
   Фома. Убеждение математическое. Оно ничто. Убеждение нравственное важно. Но если убеждены, то какая низменность нравственного чувства, какая низменность нравственного запроса. <31> А между тем как будто и противуречит низменности. Подъем в запросах, в женщинах особенно. Желание участвовать бескорыстно для дела, для молитвы. Пишут письма, учатся, читают, вникают, требуют разъяснений. Подъем женщины у нас не подвержен никакому сомнению.
   
   Ценят всего более свежее чувство, живое слово, а главное и выше всего -- искренность. Мужчины и были шатки, теперь же пуще развратились стяжанием, цинизмом. Жаль, что женщина слаба, устает, не выносит разочарования. {Мужчины ~ разочарования, вписано между строк.}
   "Дневник писателя" сблизил меня с женщинами. Я получаю письма и вопросы: о том, что делать. Дышут такою искренностью, глубоко серьезное явление.
   -- Она лжет.
   -- Нет искренна. Она в век жидовства изображает поклонение идее. В жажде высшего образования -- серьезность.
   
   Пусть, как жена Щапова, она утолит свою грусть и разочарование самопожертвованием и любовью. Не как Писарева, но и та и другая -- одинаково мучительные явления. Мучительные по той участи, которой обе могли быть достойны, и по тем благодеяниям, которые могли бы излить на свет. {Я получаю ~ на свет, вписано между строк и на полях.}
   
   Оттого, что вы надавливаете, тем самым вы себя и обманываете. Ну вот хоть бы это разъяснили, а не так высокомерно без подробностей.
   Ведь я знаю, что я надавливаю. Поверьте, что есть гораздо более недоверия к себе, чем вы думаете. Вы нас считаете за очень простых дураков.
   
   Отрицают, равнодушные.
   Э, я не думаю об этом. Сеченов. Керонский. <32>
   
   Но по неимению фактических доказательств, чтоб опровергнуть инсинуацию о Щапове, я должен был объяснить источник, из которого идет она.
   В редакции "Времени" эти отношения держались высоко, грязи не было.
   Брата никто не мог потребовать к себе.
   Пусть объявится сотрудник, которого он разорил или такой, который бы его притянул к суду за присвоение чужой собственности.
   Брат не имел историй в судах с своими сотрудниками и с сотрудницами за присвоенные деньги, как я читал в газ<ете> 1500. {Пусть объявится ~ в газ<ете> 1500. вписано.}
   Мне очень неприятно напоминать об этом г-ну Благосветлову.
   
   Потом я читал, как собственник-социалист писал хвалебные вещи о возвышении цены квартир.
   
   Это не слог М. М. Достоевского в обращении с людьми. Слово-ер-с он никогда не употреблял. Это не был подобострастный семинарист, начинающий делать карьеру, и наглый, и бесстыдный, когда ее сделает.
   
   "Время" помещало статьи Щапова осторожно, и я наверно знаю, что не особенно за ними гонялось. Напротив, я очень помню, что Щапов сам приносил и предлагал свои статьи редакции. <33>
   
   Щапов был без твердого направления деятельности. Щапов был человек, не только не выработавшийся, но и не в силах выработаться.
   
   "Дело" в деле чести не авторитет.
   Что ж, он был ласков с теми, которым делал добро, и особенно с теми, кому делал добрее, как бывают в таких случаях всегда сострадательные и деликатные люди.
   
   Справиться с матерьял<ом>.
   Расширить взгляда своего он никогда не мог, европейского образования но имел и бродил в нем лишь ощупью.
   
   Сделали бы это многие, даже из тех, может быть, не сделали бы, которые до того прославились потом своим либеральным направлением, что нажили из-за него капитальные дома в Петербурге. {К тексту: Сделали бы ~ в Петербурге -- незачеркнутый вариант: Сделали бы это многие, даже из наживших капитальные дома [с кв<артирами>] своим либерализмом?}
   
   
   Ну не нелепость ли это? Взываю к публике.
   
   Деньги вперед -- это будет согласнее со всеми воспоминаниями и со всеми свидетельствами о том, как велось {велось вписано.} и издавалось "Время" и какой тон был в редакции, {и какой тон был в редакции вписано.} свидетельствами, которых, повторяю, и теперь можно набрать довольно, если очень понадобится, {если очень понадобится вписано.} несмотря на 14-летний срок.
   
   Сущностью передачи этих двух мировых поэтов. {Рядом с фразой: Сущностью ~ поэтов. -- на полях полета: Замечат<ельно?>} <34>
   
   Это лебезятничество. Не желая давать ему в руки денег.
   Я не узнаю в этом разговоре брата, а потому заключаю, что и всё не так происходило.
   
   "Время" издавал не я, в денежные расчеты брата я никогда не входил, но я уверен и знаю, -- никогда и быть не могло, чтоб он уклонялся от уплаты под разными предлогами.
   
   Спиритизм. Не то поражает, что они этим удовлетворились, а поражает низменность уровня нашего развития.
   С духами говорят учтиво, да еще на французском языке, как будто они какое-то высшее общество. Право, в сумме впечатлений, может быть, было и это. {Рядом с текстом: С духами ~ было и это. -- на полях помета: Спиритизм.}
   Не реальному, а идее, одна сторона треугольника менее суммы двух прочих, тут и не верить-то нечему (о лорде Редстоке). {Не реальному ~ Редстоке). вписано на полях.}
   
   Христос -- 1) красота, 2) нет лучше, 3) если так, то чудо, вот и вся вера, засим уже проповедь Иоанна Златоуста, аще в девятый час -- помните.
   
   Обратно теперь математические доказательства, чуть волосок и неверие (без поднятия духа и умиления).
   Это уже восторг, исступление веры, всепрощение и всеобъятие. Крепко обнимемтесь, поцелуемтесь и начнем братьями.
   Где, смерть, твое жало, где, аде, победа? (9-й час занялся, если ты был Нерон глумитель.) Хоть иерарх берет на себя разрешение почти как бы невозможное, но это от проникновения духом Христа, объявившего проклятие блудникам и тут же простившего блудницу, и то и другое верно.
   Ничтоже сумняшеся.
   Ну поколеблете вы эту веру позитивистическими доказательствами?
   Ведь я знаю, что выше этой мысли обняться ничего нет; что вы мне с вашим позитивизмом дадите мне взамен? Тогда пойду за вами, когда дадите мне лучшее. А пока от вас еще этого не видно. Вы только головы рубили и еще хотите рубить...
   И вдруг низменность спиритизма, постучать. Нет, тут уже низменность общества. Где же весь этот реализм, позитивизм, студентские движения, куда всё это делось.
   
   Скажут: что вы, ведь это только уголок. Да, но в этот уголок все сбежались, всякие. <35>
   
   Страниц 31.
   Апрель. Глава первая. 1) Идеалы растительной стоячей жизни. Кулаки и мироеды. Высшие господа, подгоняющие Россию. 2) Культурные типики. Повредившиеся люди. 3) Сбивчивость и неточность спорных пунктов. 4) Благодетельный швейцар, освобождающий русского мужика. Глава вторая. 1) Нечто о политических вопросах. 2) Парадоксалист. 3) {Далее было: За умершего.} Опять только одно словцо о спиритизме. 4) За умершего. <36>
   
   "Новое время", No 56. О спиритизме.
   Авсеенко. Почему все русские, культурясь в Европе, даже министры, даже с императрицы <начиная> всегда примыкали к тому слою европейцев, который был либерален (к левой стороне) и сам отрицал свою же культуру? Не сказалась ли в этом русская душа, которой европейская культура была всегда, с самого Петра, ненавистна и сказывалась бессознательно даже чуждою русской душе? Мало того, те, которые были наиболее русские чуть<ем>. {Мало того ~ чуть<см>. вписано.} Вот почему мы и примкнули к революционерам, желавшим свое же разрушить. Об России же заключили по ошибке, тогда как в России мы естественно должны бы были стать, напротив, консерваторами, ибо порядок русский был иной и обратно противуположный, но мы сочли одинаково варварским. {желавшим свое ~ варварским, вписано.} Белинский, например, по страстно увлекавшейся натуре своей, примкнул прямо уже к социалистам, отрицавшим уже весь порядок Европы, и если и прилагал то же к России, то лишь не зная ее. И действительно, он мало или, лучше сказать, предрассудочно понимал Россию и чрезвычайно мало знал ее. Знал Россию фактически, хотя ужасно многое постигал инстинктом, предчувствием.
   Надо заметить, что весь европ<ейский> порядок он прилагал прямо к России, не задумываясь о различии, и вот в этом его различие с славянофилами. Кроме тою, разница с славяноф<илами> та, что не в народе обновл<ение>.
   Он видел только порядок. Но парод любил, и только вся разница его с славянофилами состояла в том, что он не возлагал на народ надежд обновляющих, тогда как славяноф<илы> не только видели самостоятельные обновляющие начала в пароде, но уже проницали и те пути, которыми может пойти возрождение России в народном духе. Путям этим Белинский не верил, а главное, мало их и изучал. Да и славянофилов-то, кажется, мало читал. Как бы в отчаянии он стал ожидать всемирного уже обновления от начинавшегося социального движения в Европе и страстно увлекся им. Тем не менее серьезностью своего отрицания цивилизации совпал, отрицая Европу, соприкоснулся с славянофилами, хотя и с другого конца. Чтоб пояснить это любопытное явление русской жизни, прибавлю, что Белинский был несравненно консервативнее русский, чем Гагарины. {и чрезвычайно мало ~ чем Гагарины, вписано между строк и на полях.} Тем не менее, примкнув к крайней <37> левой, бессознательно выказывал крайне русского и уж гораздо тем самым близок стал к славянофилам, чем те наши тогдашние западники, которые до того боготворили Запад перед Россиею, что перешли в католичество, к правой стороне (любопытно, что скорее к католичеству, чем к лютеранству). Все западники к правой -- становились немцами. Все к левой -- оставались русскими, многие -- к славянофилам. {(любопытно ~ к славянофилам, вписано между строк.} Такие западники действительно были: именно из высших помещиков. Они и теперь есть. {именно из высших ~ теперь есть, вписано.} Эти уже совершенно стали не русскими, а европейцами, по характеристическая черта их, по которой их всегда можно было знать, это та, что, примыкая к Европе и становясь европейцами, они тотчас же примыкали {Между строк начато: Напротив, все те, на которых цивилизация действовала разрушительно, разрушая в них русское} к край<ней> правой, то есть теряли уже последнюю русскую черту, теряли русское чутье. Те же, повторяю, которые примыкали к левой и к крайней левой Европы, -- те все сплошь оказались и заявили себя тем самым русскими, отрицавшими европейскую культуру и имевшими к ней природное отвращение. Белинский, например. {Белинский, например, вписано.} Но сказаться русским еще было мало: отрицая Запад, они не знали, что они русские, и третировали себя еще ниже Запада. Этот слой продолжается до сих пор, они-то и суть западники в противоположность славянофилам, которые выжили в себе потребность и сознательно научились не отрицать Россию.
   Займемся ими. Шатость их и т. д.
   Социализм.
   Православие.
   
   Здесь остановлюсь, ибо длинная тема, успеем. Но что принесли из Европы. Политические.
   
   Говорят про русских в Европе европейцы, что все они сплошь революционеры, между тем спи революционеры только в Европе, и если бы сумели отнестись к себе сознательно, то в России эти революционеры должны бы стать консерваторами (причина -- малое знакомство с Россией). Они и Россию принимают за ту же Европу.
   Если же они и об России так заключили, то это потому, что еще тогда об России было им некогда думать, решали вопросы иные. Думали об России славянофилы.
   Если б они больше были знакомы с Россией, то стали бы славянофил<ами>. Но до сих пор это незнакомство продолжается. Славянофиль<ское> учение до сих пор неизвестно, хотя к нему примкнут.
   
   Миллер провозгласил славянофильское учение народным. А я выдумал примирить славянофилов с запад<ника>ми. На первый раз даю тезис:
   Славянофилы, которые отрицали западную цивилизацию, взятую как идеал России.
   
   Теперь же <к> концу идей заметней, так сказать, преддверие к делу.
   
   Ибо православие даже менее обрядно, чем штундизм. Кончат посудой. Редсток тоже. {Говорят про русских ~ Редсток тоже, вписано на полях стр. 37 и 38.} <38>
   
   КАКУЮ НЕСЕМ ДРАГОЦЕННОСТЬ НАРОДУ.
   
   "Новое время", 24 апреля. Суббота, No 54. О пьянстве Щапова.
   Несем идею высшую, чем только прожить (см. laissez-faire). {делай что хочешь (франц.).}
   Какую несем драгоценность? И скажут народы: нет, их идеал лучше. Православный {Далее было: народ} Христос лучше, чем тот, который согласился в Испании на инквизицию. А почем вы знаете, понимал ли это Петр. {Далее было начато: В великой душе} Если и не понимал вполне, то предчувствовал, {Вместо: предчувствовал -- было начато: чувство<вал>} в великой душе должны были быть и великие предчувствия. Жаль, что судьба должна была дать ему слишком грозную душу. Антокольский и белоручка Петр. {Антокольский и белоручка Петр, вписано на полях.}
   
   Кончить проповедью Златоуста: "Аще в 9-й час" и т. д.
   
   Сильное NB. Вот почему славянофильство кажется учением, как бы эгоистическим, то есть что спасут мир русские. Да, но с другого конца, не вбирая в себя личность, а, напротив, признавая все личности, по лишь указывая идеал (всемирной души, женской).
   
   Письмо помещика -- эта молодежь, недоумение. Они должны бы были быть славянофилами, то есть всепримирением брать, а не проповедовать, что чем хуже, тем лучше, и будь моим братом или голову долой. Так же Тернер и Янышев, только недоумение.
   Православие, государственность, но православие-то и есть та вера, про которую сказано: не знаете, какого вы духа.
   В моей идее: во мне драгоценность и спасение человечества, думает немец, неужели нет? Не во мне, а в идее моей, думает русский, будь всем слуга, всё признай хорошее, единение. Вот моя личность (трезвость нужна) -- гражданин света.
   Г-н Тернер говорил, как иностранец. От<ец> Янышев чиновник. Обязанность русского. <39>
   
   Майский No. Игуменья Митрофания.
   Спиритизм. {Далее между строк вписано: Женщины}
   Воспитательный дом, аффект.
   Женщины.
   Письмо о идущих в народ.
   Письмо о жидах.
   Мечтатель.
   Язык и отец.
   Крайняя левая европейцев.
   Шатанье людей. Драгоценность народу.
   Политическая, если будет что-нибудь. {Рядом с текстом: Майский No ~ если будет что-нибудь. -- на полях незачеркнутые варианты:

слева

справа

   Ответы на письма.
   
   Каирова.
   Византийская история.
   Жидки.
   Крайняя левая.
   Левая.
   Драгоценность народу.
   Демос доволен.
   Спиритизм.
   Аффект. Воспитательный дом.
   Женщины.
   Женщины.
   Воспитательный дом, аффект.
   Спиритизм.
   Мечтатель.
   Драгоценность.
   Каирова.
   Расширение.
   
   }
   
   "Голос", 28 апрел<я>. Смерть унт<ер>-офицера Данилова. Юбилей Петрова (еще прежде, около 25 числа). Дело Каировой. Заключение в "Новом времени", No 60, пятница, 30 апреля.
   Аффект! Помилуйте, всё так можно сказать, каждое впечатление -- аффект. А кто знает границу (какие такие эксперты?), где можно положить нормой, что уж за этой чертой аффект безответствен. Да всякое приключение -- аффект! Восход солнца -- аффект, взгляд на луну -- аффект, да еще как! Наклонность <40> к лунатизму значит.
   Обварила ручку ребенку, значит, аффект, надоел очень, нервы расстроил. (В семье, дескать, пьяницы были: да у кого не было в семье пьяниц.)
   Главное ученье о среде. Есть ведь черта среды.
   Кто жалеет губителя, тот не жалеет жертву. Дойдем до того, что не только оправдывать будем, по хвалить начнем. "Протестовала, дескать".
   Купила заранее бритву. Как же необдуманно? Без аффекта, обдуманно. "Нет, не нанесла ударов" (присяжные). Кто же их нанес? Домой. "Она сама себя высекла".
   У нас журналы хвалят такой приговор.
   Всегда буду протестовать во имя здравого смысла.
   
   Что такое за эксперты в душе человеческой? Какая такая эта наука, которой можно выучиться в университете? <41> Не много ли приписывают? Наше предрассудочное невежество непросвещенной и отвыкшей от рассуждения толпы и средины.
   
   В системе уголовных наказаний:
   Извержение из общества всем миром (единственное наказание, хоть без истязаний) и непременное возвращение в общество, если будет достоин, чтоб не оставлять души в отчаянии, -- вот принципы, которые надо бы принять непременно. Другое дело их организация -- это великий будущий труд. Но думаю, что два эти принципа разрешил как русский человек.
   
   Удаление от общества необходимо для правды общественной.
   
   "Новое время", No 64, вторник, 4 мая.
   Буйство Иероглифова у Базунова. <42>
   
   Г-н Григорович, представлявший собою обучившегося {Незачеркнутый вариант: научившегося} русскому мужику иностранца. Сей иностранец в русской народной жизни, считавшийся некоторое время за русского. Точно так он теперь и искусству.
   
   "Новое время" No 66, 6-го мая, о женском вопросе.
   
   Штундизм (прозелитизм). "Новое время" от 12 мая, ждет. Хлыстовщина, и тогда обессилит.
   
   NB. Контингент священников и монахов. Убеждения. Тернер и Янышев.
   Когда с попов сословность слезет, тогда уничтожатся и секты, и атеизм, ибо контингент атеистов все-таки дает духовенство.
   
   Сословность -- отвлеченность, социализм.
   Петр Великий. Великие души не могут не иметь великих предчувствий. Петр не мог не быть западником, но вряд ли он был в таком тесном смысле, как петербургский западник или иезуит Гагарин. И если б увидал славянофилов, наверно бы их понял, взял бы Хомякова и Юрия Самарина и сказал бы, вот <43> птенцы моего гнезда, хотя, по-видимому, они и против меня говорили.
   Этот аристократ был в высшей степени русский аристократ, то есть не гнушавшийся топора. Правда, он топор брал в двух случаях: и для кораблей и для стрельцов.
   
   Империя, после турков, должна быть не всеславянская, не греческая, не русская -- каждое из этих решений не компетентно. Она должна быть православная, -- тогда всё понятно.
   
   К шатанию. Тернер.
   С православием мы выставляем самую либеральную идею, какая только может быть, общение людей во имя общения с будущими несогласными нам. {К шатанию, ~ нам. вписано на полях.}
   
   Каирова. Но присяжные могли это вынести, зная твердо, что не могут дать другого решения. Русские самый терпеливый парод в свете, а русские присяжные заседатели в особенности. {Но присяжные ~ в особенности, вписано на полях.} Наши присяжные всё вынесут, даже Утина. Довольно бы было и одного прокурора Случевского. Кстати: г-н Утин начал свою речь с благодарности прокурору за то, что защитил Каирову. Г-н Утин не захотел только быть вполне оригинальным, а то бы ему следовало, выслушав блестящую защитительную речь прокурора, прямо начать обвинять Каирову. Я не думаю, чтоб присяжные очень удивились. {Довольно бы было ~ удивились, вписано между строк и на полях.}
   Но или она была в аффекте, или поступила так, "как бы мы все поступили". Что ж, надо всем быть безумными? Безумие-то и похвально?
   Развязн<ость> и безум<ие>, вероятно, в натуре. Этого не было, но по газет<ам> отчасти получается именно это впечатлен<ие>. Утин. {Развязн<ость> и безум<ие> ~ Утин. вписано на полях.}
   Милосердия сколько угодно, по не хвалите поступок. Назовите его злом.
   "Наконец, надо быть милосердым" (не по одной обязанности). Жалеть Каирову и смеяться над Великановой -- не значит проявить милосердие.
   Ручки-ножки -- чудовищное слово! Самое обыкновенное слово. {Далее было начато: Да ведь всё} <44>
   Наши поверенные и заседатели (и суд, кажется, тоже) предполагают кажется, что когда идут резать, то бывают хладнокровны.
   Кто жалеет обидчика, тот не жалеет обиженного.
   Застань Великанова Каирову и порежь ее бритвой, и мне сдается, что, кроме грязи и каторги, она ничего бы не добилась на суде, в своем ужасном качестве законной жены.
   
   Возлюбила много. Я уверен, что г-н Утин чрезвычайный христианин, но, однако, Христос вовсе не о такой любви выговорил свои вечные слова, и такая инсинуация несколько гадка. Несмотря на то, что простил во храме (пред страданием) и такую любовь, {Несмотря на то ~ такую любовь вписано между строк.} но не такую любовь, про такую любовь он прямо сказал: иди и впредь не согрешай. {Рядом с текстом: Застань Великанова ~ не согрешай. -- на полях помета: Утин}
   
   Да ведь вы же сами сказали, что Великанов человек невозможный до того, что {Вместо: невозможный до того, что -- было: невозможный и что} факт любви Каировой всего пуще свидетельствует о ее безумии. Как же вы удивляетесь после того словам Великановой: ручки-ножки. С невозможным человеком и жить невозможно. Ну, раз говорят невозм<ожно> -- реви потом.
   
   Великанова расположилась в чужой <нрзб.> квартире. Я понял лишь, что Великанова расположилась у своего раскаявшегося <45> мужа, который ее же и призвал. Но ведь ниоткуда не следует, что Великанова рассчитывала, что Каирова заплатит и по ее приезде. Я так понял, что как только приехала Великанова, то и квартиру оставила за собой. Тут ей трудно было распознать, кто платит: муж или Каирова? Муж звал к себе, -- значит, муж и квартиру оставил за собой, тем более, что Каирова удалилась, и муж уверил, что Каирова удалилась.
   
   Но Великанова через две недели играла. Для чего это замечание? Или г-ну Утину жаль, что ее не зарезали? Нельзя сказать, что Великанова мало вынесла: она вынесла чувство смертного страха, страдания. Вообще минута не совсем была привлекательная. Мне вот жалко, что Каирова сидела 10 месяцев, но за что же я стану бранить Великанову? И сказать, что она одна пострадавшая, -- слишком сильно. А в вину Великановой нельзя ставить. Выбросила падчерицу. Девочка спаслась чудом из 4-го этажа, неужели это оправдывает мачеху? "Новое время", No 73, 13 мая.
   Я только робко осмеливаюсь сказать, что зло надо было назвать злом, а не подвигом.
   Каирова, все эти бритвы могут быть очень симпатичны. Не люблю всех этих любвей без долгу. Ложь и фальшь. Противно. То есть не любви, а всё, что из этого выводят, и факты, бог с ними, все грешны, а я не судья. {Ложь и фальшь. ~ не судья, вписано между строк.}
   Воспитательный дом (падчерица из окна). Обваренная ручка из самовара. Воспитательный дом -- долг. Аффект страшное слово. Среда заела -- неужто избавляет <46> от долга. Но в долге больше блаженства, чем весело жить с интрижками, имея под боком воспитательный для последствий. Но еще блаженные с интрижками, блаженны. Эти страстные натуры -- самоубийцы. {Но еще блаженные ~ самоубийцы, вписано между строк.}
   Конечно, весело дать роспуск всем своим способностям и, так сказать, насладиться жизнью. Довольно монахов-то. Я помню симпатичный план писателей французских 40-х годов, которые предлагали учредить, так сказать, сатурналий, чтоб возвратить всё отнятое у тела долгими веками монашества. Ужасно странно и то, что эти же писатели изображали монашеское житье и монаха не иначе, как в виде жирных красных парней с бутылкой в руке, с клубничным перемигиванием с как<ой>-нибудь красоткой, так что трудно представить, что такое у человечества было отнято. Правда, было несколько аскетов во всех землях и во все века, но ведь так немножко. Через христианст<во>, напротив, сознал<и> многие, что в душе правы, в христианстве действительно сознали, что в нравств<енном> долге счастье. {Конечно, весело ~ долге счастье, вписано на полях.}
   
   КАРИКАТУРЫ, БЕССПОРНО ЗАСЛУЖЕННЫЕ. {Карикатуры, бесспорно заслуженные, вписано между строк.}
   
   Начало романа. Мечтатель. Два критика. Но я не вправе писать роман: за мной две статьи. Но я не буду писать, о чем обещал. Скажу лишь про русских европейцев левой и правой. О идущих в народ (письмо). {О идущих в народ (письмо), вписано между строк.} И что мы несем народу? Расширение мысли. Православие. Кстати, Тернер. (Самарин. Речь Миллера.) Каульбах и проч. Константинополь и православие. (О шатости же и почему народ выше -- до другого раза.)
   Еще о спиритизме.
   0 женщинах.
   Воспитательный дом. Вознаграждение детей образованием, профессией, правами, поднятием духа (а то их презирают, они стыдятся, оттого дурные). Любовь к отечеству.
   Да, но соблазн для законных. Правда, вы законные, из 4-го этажа, ручка из-под самовара. Но возвысить идею и о законных. Государству надо понять, что дети принадлежат не одним отцам. Проповедовать мысль о взаимных тяготах.
   
   Читал письмо о барышне, кончив<шей> самоубийством. Нет высшего сознания жизни, то есть сознания долга и правды, что единственно составляет счастье. И как она устала, о как она устала, какое матерьяльное понимание в счастье, распределение денег. Придут выть. Как противно.
   
   Отучать от науки, от гражданства длинным периодом чинных генералов и запрещенных книг, с умом неприготовленны<м>, без познаний. {Читал письмо ~ без познаний, вписано на полях.} <47>
   
   Войди в дом мой. Всё это прекрасно. Может быть, мечта? Какая же мечта, если наши присяжные не признают преступления.
   Но зато Каировы ненавистны.
   
   Утин. Кощунство. Если б он наивно сказал, было бы только невежество и грубое понимание Христа -- и более ничего. Но г-н Утин тут же прибавил: если б не кощунственно. Значит, сам знает, что это не подходит. К чему же сказал? Конечно, захотелось пошутить над своей же клиенткой Каировой, -- плоская шутка, дурного вкуса, но присяжные всё вынесут.
   Воспитательный дом. В самом деле, давайте мечтать. Почему государству не дать им полного образования. Убыточно? Нет, выгоднее, больше деятелей.
   Неужели невозможна мысль расширения мысли о детях как о гражданах. Обязательность образования. Об этом поговорим. А теперь laissez-faire. Промышленность сама сделает дело, даст хлеб, обогатит жидов. Общую бы деятельность направить в новую сторону, государственную, общественную, православную, а не лично-жидовскую. О жидах. Status in statu. {Государство в государстве (лат.).} О шатости поговорим после, <48> потом. Я обещал {Незачеркнутый вариант: хотел} сказать, чем народ лучше нас, ибо в народе нет шатости. Но это в другой раз. А теперь лишь о правой, левой.
   
   Очищается место, приходит жид, становит фабрику, наживается, тариф -- спаситель отечества. Да ведь он себе в карман! Нет: он дал хлеб работникам. И вот и всё. А государство поддерживает жида (православного или еврейского -- всё равно) всеми повинностями, тарифами, узаконениями, армиями. И вот и всё. Не такова мысль русская, мысль православия. Будь свободен, но неси тяготы всех. Люби всех, и тебя любить будут (не из-под палки). Станови хоть и сам. Детей не отнимают у отцов, но пусть отцы проникаются мыслью общения. Детей вместе. Разрушить семейство нельзя. {Разрушить семейство нельзя, вписано.} Польза. Прекрасные. Всеобщий долг (а не клубничка). Жиды. Status in statu. Время шатания. И т. д. Правой, левой. {Рядом с текстом: Люби всех ~ левой. -- на полях помета: Тернер.}
   Жиды. "Новое время", No 74, 14 мая. Пятница. Заявление г-на Гриневича о жидах в обществе <49> для содействия русской промышленности и торговле. На него напали. Жидам ли у нас не найти защитников? Средства у них есть на то. {Средства у них есть на то. вписано.} И что за аргументы? Что наши кулаки и мироеды не хуже. Если существует такой парх как кулаки, {Было: жиды} то следует ли из того необходимость жидов? И тех и других надо ограничить. Наши мироеды через жидов большею частию вошли в свои привилегии. Возражают, говорят про образование. Что такое образование, какая глупость: не лучше ли просто подождать золотого века и тогда уже ограничить жидишек. Земледелие надо поддержать, ибо промышленность рождается из земледелия, а у нас мимо земледелия, началась спекуляция. Ограничить права жидов во многих случаях можно и должно. Почему, почему поддерживать это Status in statu. Восемьдесят миллионов существуют лишь на поддержание трех миллионов жидишек. Наплевать на них. <50>
   
   В том же No "Нового времени", No 74, из немецкой брошюры о второстепепности Бисмарка.
   Можно ответить какому-нибудь "великому русскому", сделав выписку о Бисмарке, что "иначе вы даже с Бисмарком не сравняетесь".
   
   "Москов<ские> ведомости", No 119, мая 13. Статья о чешских переселенцах на Волыни, о нашем шагании (как пример). Предоставление им веры и языка из либерализма для того-де, чтоб избежать нелиберального шовинизма.
   
   "Москов<ские> ведомости", No 119, мая 13. В той же статье о чехах свидетельство о том, что наше духовенство и не почесалось обратить чехов, желавших присоединиться к нашей церкви. {Рядом с текстом: "Москов<ские> ~ нашей церкви. -- на полях помета: Семинаризм}
   
   "Новое время", No 76. Убийство двух девочек в Киеве в университетском ботанич<еском> саду.
   
   Аффект, девочки. Аффект, ребенок, столкнутый из окна. <51>
   Что ж, твердо вы уверены, что не существует такой черты, за которую нельзя переходить в аффекте. Всё от среды.
   Милосердие -- другое дело, по не развращайте парод, не наливайте зла нормальным состоянием. {Рядом с фразой: Милосердие ~ состоянием. -- на полях помета: Здесь Утин}
   
   Для чего не изнасиловать девочек и т. д.
   Еще теперь стыдятся и отговариваются аффектом, но скоро перестанут стыдиться. Присяжные поверенные, как Утин, намекают на будущее. Прав, права, так и следует.
   "Московс<кие> ведом<ости>", No 120, суббота. Корреспонденции о пощечине Ратькову-Рожнову.
   
   Что сказать об жидах, что сказать о православии (Тернер).
   О Каировой. Об унт<ер>-офицере Данилове, о Петрове.
   О том, что столкнула падчерицу.
   
   В чем свобода? В том ли, чтоб предаться всем возможным течениям или овладеть собой и своими стремлениями? {Рядом с текстом: В чем свобода ~ стремлениями? -- на полях помета: Каирова, Утин.} <52>
   Был в воспитательном доме, всё {Вместо: всё -- было начато: сидящи<х>} дети матерей, сидящих на ступенях дач и точащих бритвы на своих соперниц. Искривленья пошлых чувств; сами не зная, надо ли убить или не надо. По-моему, если б она наверно знала, что убьет, было бы лучше по твердости понятия и решения, тогда как, зная ненаверно, выходило одно лишь баловство, из амбиции, из сладострастия, из ненависти. Что вы думаете, что я это презираю? Нет, я знаю, до чего это может довести, безначалие вне вас, в внешнем законе (ибо общество есть закон, не говоря уж о казенном законе) и безначалие внутри вас, {безначалие вне вас ~ внутри вас вписано на полях.} но всё же это грех, не говорите, что так и надо, не провозглашайте безответственность. Но о воспитательном я потом.
   
   Земледелие есть враг жидов.
   
   Но наша шиллеровщина мне нравится.
   
   Дети общие. <53>
   
   Каирова и воспитательный дом.
   Аффект.
   Письмо о молодежи в народ. Правой, левой. Колебания. Левой -- ближе к славянофилам. Белинский и Боборыкин. Боборыкин о моем лиризме. Да ведь отрицая же себя. А ты не только отрицая, но еще веруя, что послужил и европейскому человечеству. Об этом в следующем No.
   О женщинах.
   Спириты. {Левой -- ближе ~ Спириты, вписано между строк и на полях.}
   
   О жидах. О чехах, о православии.
   
   Тернер. Пусть католич<еские> церкви на Невск<ом> просп<екте> так и остаются, но чехи -- обратить их надо.
   
   Драгоценность народу.
   Спасение от образования и от женщин. {Вместо: Спасение от образования и от женщин. -- было: О женщинах.}
   
   Спириты.
   Возьмите вопрос о жидах, о лесоистреблении, шатании, в народе покамест нет, об этом после (и о том, что несем народу), а пока лишь соображение: правой-левой, но Белинский не знал России, об этом потом, а теперь корреспонденту о молодежи, оптимизм, пройдет пора шатания, образование, женщины.
   Спиритизм.
   Сами излечатся от народа.
   
   Космополит. Так как я вижу, что нет космополита, кроме русского, стало быть, это существенная черта русского, вот его и особенность.
   Духовное единение. Православие. Взамен матерьяльного единения, силой католичества, римского единения.
   
   А славянофилы-то и космополиты уж и начинают с того, с уничтожения исключительно русской идеи, сравнительно со славянством. Но ведь славянство лишь первое собирание. Оно расширится на всю Европу и мир как христианство. Вы смеетесь над православием, а вот редстокисты, увидите, кончат-таки тем, что будут плясать около чана и есть каждый из своей чашки, штундисты тоже. Это свойство человеческого. -- Я очень рад, что написал это. Может быть, очень близкие потомки доживут до этого и вспомнят.
   
   Но не уничтож<ение> России, а смирение мысли России. {Но не уничтож<ение> ~ России, вписано на полях.} <54>
   
   Воспитательн<ый> дом.
   Когда будет тот первый момент, когда эти дети узнают, что они не обыкновенные дети. Должно быть, и нет момента, с 1-го мгновения от нянек. Узнают, что они хуже всех. Почему? Это уж долю спустя, по не очень: потому-де, что отец твой и мать бесчестные. Почему бесчестные?
   Чувства. Средина и бездарность подла. Верхушка: злодейство или благородство, или и то и другое вместе. Вот где героя романа взять. У Victor Hugo -- enfant trouvé {подкидыш (франц.).} сыщик. Конечно, все эти бритвы на лестницах симпатичны, но...
   
   Чистота не мешает, особенно у нас, особенно у детей. Слава . Или стушеваться в ничтожество. Но не превозноситесь. Везут гроб. Почем вы знаете, взгляд, слово не вредило ли? и проч. {Чистота ~ и проч. вписано на полях.}
   
   Зло -- злом.
   ...Надобно уничтожать причины преступлений (среду). Но не в одних причинах преступление, не в среде.
   Не уничтожайте личность человека, не отнимайте высокого образа борьбы и долга. Об этом много еще будем говорить.
   
   Петр Великий хлопотал о ближайшей пользе, но мы не знаем его предчувствий.
   В жизни его -- мечтательн<ость>, ригоризм , с вопросами философскими он не мог быть знаком. {В жизни ~ знаком, вписано между строк.} <55>
   Речь Утина. Средства определяют обстоятельства дела. Червонный валет или отец, укравший для голодного ребенка.
   Беспрерывно говорит: любила как свое творение. Да что же она из него сотворила? Детские слова.
   Судя по такой защите, вот что может померещиться публике, что будь на месте Каировой Великанова, то каторга, тогда как, может быть, было бы не так.
   Может быть, глубокое христианство внушило г-ну Утину эту мысль, а вышло совсем не то. {а вышло совсем не то. вписано.} Это юнкерская мысль. Юнкера действительно полагают, что Христос, говоря о том, что возлюбила много, подразумевал вот именно эту самую клубничку.
   
   Эта ночь, это точение бритвы тяжело.
   К тому же почти наверно можно сказать, что она не знала, что делала. То есть аффекту я не верю ни на грош, да и никто, я думаю, {да и никто, я думаю вписано.} но не знала, кончит ли? Раскольников, опустивший топор. Правда, гадко. Но всё же возбуждает глубокое сострадание. Но Утин разрушил всё, перешагнул меру. Он сказал, так должно (выписка). Самое-то падение человека возбуждает сострадание. Что ж, ведь она была не жена. Корреспондент-то прав, никакого удержу. {Самое-то ~ удержу, вписано между строк.} Это всё равно, что так должно.
   Бремена тяжкие. Правда, ее оправдали и оправдали бы наверно, но зато она мучилась. Может быть удовлетворено чувство справедливости. {Бремена ~ справедливости, вписано.}
   Но ведь тот же Великанов, столько вравший, мог ей соврать, что платит он или что теперь платит он, а что постель его.
   
   Родится, бьется, кричит, заявляет право существования, как будто и имеет его. А его в нужник. А тут еще явится адвокат, что возлюбил много, я не про господина Утина теперь говорю. А кстати, если б убила Великанова -- каторга. <56>
   
   Один столбец политики. Султан.
   Православие и славянство. Константинополь как столица России немыслим, а Константинополь как столица православия -- должен. Православие и Россия как старший элемент его.
   
   Об "Идиоте" -- в ответ L на его рецензию "Парадоксалиста". У вас, господа, вместо сердца кусочек чего-то казенного. {Рядом с текстом: Об "Идиоте" ~ казенного. -- на полях помета: "Голос", No 138, среда, 19 мая.}
   
   То, что нет преступления, -- есть один из самых грубых предрассудков и одно из самых развращающих начал.
   
   Рассказ Алчевской насчет мальчика, зарезавшего за 10000.
   
   Воспитат<ельный> дом. Известно, что приобретаются ужасно сложные идеи у младенцев, и процесс этот неуловим. Так что нам нечего гордиться нашим умом. Каспар Гаузер. <57>
   
   Слова Велика<новой> ручки-ножки. {Слова Велика<новой> ручки-ножки, вписано на полях.}
   Да у вас, господа, в семействе, несмотря на всю вашу благовоспитанность, не бывало таких слов.
   Фальшь преследую.
   Но г-н Утин расходился и похвалил преступление.
   Если уж блистать гуманностью, то можно бы быть гуманным и к Великановой (да и смешон, груб этот прием).
   
   Политика. Мурат. Франции дорого продать. Рано. Мешает многому Австрия.
   Константинополь, что ж, столица греков. Надо раздробить, ибо с славянами передерутся, -- без России не обойдется.
   
   Столица православия. Великорус. {Рядом с текстом: Политика. Мурат ~ Великорус. -- на полях помета: Политика.}
   Беспорядки в Турции, в которых Англия, не зная, что делать, вероятно, примет свою традиционную политику поддержки Турции изо всех сил. Но эта политика невозможна без союза с Францией. Придется соблазнять Францию. Решение Франции всё значит. Найдется ли во Франции голова, чтоб суметь подороже продать себя. {Рядом с текстом: Беспорядки ~ себя. -- на полях помета: Рано!}
   
   Захочет ли Бисмарк отступиться от того, чтоб Восточный вопрос очутился в Берлине. <58>
   
   Аплодисмент. Суд не может не быть для определения, что зло, что добро, для единства мысли и определения). Наказание же может быть изменено.
   Удалять других обязано, исправлять, переделать трудом, желают страдать.
   Кто знает, впоследствии: ты ne прав, брат нага, иди от нас. Пусть принимают его в другой общине или в другом даже народе. Но и это и все систе<мы> фантастичны. {Удалять других ~ фантастичны, вписано между строк.}
   Расписание 21, 22 -- Утин.
   23--24 -- Среда.
   25 -- Воспитательный дом.
   26--27 -- Рассказ Алчевск<ой> и пр.
   28 -- 2-й корреспондент. Молодое поколение. Начало и Турция.
   29 -- Турции конец.
   Демос. Даже в Англии, даже в Америке вы найдете склад общества более обособленный, более аристократический, чем у нас. Я только про шатость и что несем с собою и т. д.
   
   Да и всё почти г-н Утин преувеличил, я не желаю говорить худое; она слишком несчастна.
   Возлюбила много. Если б отнесся к делу гуманнее, то был бы обдуманнее, был бы обдуманнее, не сказал бы такую глупость. А кстати юнкера.
   
   Юнкеров, гимназистов, кадетов.
   Так что как бы оправдал. Это кажется у них (подкрепляет) от излишних избыт<ков> юношеских сил. От избытка казарменных {Незачеркнутый вариант: юнкерских} сил при взгляде на женщину. {Рядом с текстом: Возлюбила много ~ женщину. -- на полях помета: Утин. От избытка ~ женщину, вписано между строк.}
   И старших надзирательниц, говорящих даже по-французски. {Рядом с фразой: И старших ее по-французски. -- на полях помет: Восп<итательный> дом.}
   
   Воспитательн<ый> дом. Тяжеловесность. L -- насчет войны.
   Я просто, что не стоило сохранять.
   Наказание. Почем знать, может быть, суд решит, ты виновен, брат, и он обнимется с нами. <59>
   NB. Правой-левой, или в самом высшем свете, или в нигилистах -- одно явление.
   Воспитательный дом. Дуня, ножка, хоть бы мать ей за это. И с каким благоговением вы смотрите на эту грудь, няню, любовь -- за их материнское чувство, и -- какое омерзение Каирова. Нет, в пашем обществе еще много сантиментальности и ложных понятий (ложных взглядов).
   Мне взгляды эти ясные баб понравились, точно они своих ведь держут. Матери.
   

Май

   Глав<а> первая. 1) Из частного письма. {Было: Отрывок из письма.} 2) Областное новое слово. 3) Суд и г-жа Каирова. 4) Г-н защитник и Каирова. 5) Г-н защитник и Великанова. Глава вторая. 1) Нечто об одном здании. Соответственные мысли. 2) Одна несоответственная мысль. 3) Несомненный демократизм. Женщины.
   
   ЖЕНЩИНЫ.
   
   Воспитательный дом. Другой корреспондент. Демос. Демос (Алчевск<ая>). Об шатании нашем. Об нем поговорить, я обещал, что несем, а теперь лишь мысль сообщу: правой, левой. В правой-левой, по Боборыкину. {В правой-левой, по Боборыкину. вписано.}
   Шатость, которой нет в народе, несмотря даже на Киликинскую волость. Что несем, несмотря на шатость, а теперь лишь правой-левой.
   Где мои спириты? Наобещали слишком. {Где мои спириты? Наобещали слишком, вписано на полях.} <60>
   
   К нашему шатанию. "Новое время", No 82. Суббота, 22 мая 76. Выписка из "Церковно-общест<венного> вестника" о штундизме и Редстоке.
   NB. Неученое, грубое неверие лучше ученого, тонкого.
   NB. Киликинская волость, Оренб<ургской> губ<ернии>.
   К нашему шатанию. О том, что боимся наказывать преступника. Преступление есть болезнь (будто бы), Суворин. Обиженная дама у Палкина. Полицейские боятся потерять свое достоинство. Били и толкали городового. Чуть не били и толкали участкового пристава (помощника).
   
   Убийство двух девочек в Киеве.
   
   К шатанию. Тернер. И о "Церков<ном> общ<ественном> вестника", похвала Редсток<у> за бога неверующим. <61>
   
   ИЮНЬСКИЙ No.
   
   Ответ критикам L. Преступление и наказание. Рассказ Алчевской и проч. Женщины.
   
   Ответ корреспонденту о демосе (в народ). Киликинская волость. {Далее было: Правой-левой. Турция, роль России.} Шатание. Роль России.
   
   Почему умерла Писарева? Утомила бабочная специальность. Ехала получить образование, расширить мысль и втюрилась в бабки. Усталость, апатия. Живая натура. Не вытерпела и разочаровалась. Прокляла.
   
   27 МАЯ (8 ИЮНЯ) УМЕРЛА ЖОРЖ ЗАНД, ВЕЛИКОЕ, ПРЕКРАСНОЕ ИМЯ!
   
   "Новое время", No 88. Суббота, 29 мая, биография Жорж Занд.
   В том же No наши газеты о востоке, о войне и о взятии Константинополя.
   Карамзин. Шидловский.
   
   Жорж Занд. Моя юность. "Фауст" Губера. "Ускок". Училище. Человеколюбие! Венеция. Социализм. Жорж Занд прежде всего в нашей ссылке. Человечество. <62>
   Мать.
   Была собственница.
   
   По обыкновению всех до единого социалистов, отрицающих собственность вообще, но {отрицающих собственность вообще, но вписано.} владеющих сами хоть какою-нибудь собственностью: Victor Hugo, Herzen, Ж. Занд и проч.
   Тогда было не то, это впоследствии пошел ряд обучившихся русскому мужику писателей.
   
   Заронить прекрасное в душу; она не знает картины. Мадонна. Егор-Занд, не верила.
   Нечто честное, твердое, не отдам идеи.
   Идеалистика по преимуществу.
   Обучившиеся русскому мужику иностранцы.
   Страна святых чудес.
   С тех пор явился сор людей дрянных.
   Мы дрянь, так и все пусть дрянь. Почему же мы дрянь? Великого нет ничего, а стало быть, захотеть и можно стать великим. Буржуа.
   Осталась тогда одна поэзия. Затем уничтожилась всякая наука н пошли железнодорожники.
   Тогда было время беззаветной веры в великое.
   Любила аристократию, но основала на совершенстве души человеческой, с которой являлась гордо, не в виде юмора, не в виде Белкина, Горно или капитанши, а прямо ставила цариц.
   "Жанна". Шекспир.
   Женщины должны плакать и носить траур.
   Взяла у нас всего более русской силы (общечеловечности).
   

Кончить расширением мысли.

   Это был поэт буржуазного отложения социального (образованного). Народ не имел поэта. Не облагорожено, без прекрасного.
   Кажется Ж. Занд высказала всю свою мысль до 50-х годов. Прекрасные позднейшие произведения уже не несут в себе какого-нибудь нового слова.
   Считали себя выше Христа. В героинях нет смирения, но есть жажда добровольной жертвы, подвига.
   Что значила для Белинского? Обида, поэт во Франции не то, что у нас. Это несет на всё человечество. Такой была поэзия 19-го века Франции. {Это был поэт ~ Франции, вписано на стр. 64.}
   
   Нет союзников, все против нас, но златые последствия были бы. Освободили свой народ, освободили бы и другой. Освободители. И у себя бы поставили твердо мысль. Не всё жиды и банки. Говорю потому, что если не теперь, то очень скоро придем к тому. <63>
   "Церков<ный> вестн<ик>". Редсток. Лучше грубый атеизм, чем ученый. Кончат атеизмом, а если нет, то станут трясучками и особная чашка.
   Религия не одна только форма, она всё. От отца к сыну атеисты действовали как православные. Вы относитесь свысока к православию. Гибер, архиепископ Парижский.
   Но какое комическое заявление. Мы-то вот не сумели удержать веру в бога, так хоть Редстоку не препятствуйте. Сами признаются.
   Васильев у Редстока.
   ЛИБЕРАЛЬНОЕ ПРАВОСЛАВИЕ (на августовский No всё соединить вместе и статью о двоеженстве священников и вечный счет доходов.)
   "Новое время", No 90. Политика. 31 мая статья еретическая из "Церков<но>-обществ<енного> вестника". О двоеженстве. <64>
   

БУДУЩИЕ ИДЕИ

Июль--Август

   Русское самодержавие. Об обеспеченности самодержавия. Все свободы разом и все земские соборы, потому что слишком обеспечена власть. Только у нас одних. Наша своеобразность.
   
   Могло бы быть и теперь, но держит еще наше общество. Не понимает оно сущности русской, ибо оторвалось от почвы. Декабристы (западники). Славянофилы ведут к истинной свободе, примиряя.
   Всечеловечность русская. Наша идея. Всечеловечен, казалось бы, расплылся, но нет, он тем-то в высшей степени единица.
   Слить эту статью с драгоценностью, которую несем народу <65>
   
   "Моск<овские> вед<омости>" No 134. Воскресение.
   БИЛЕТНИК выживает старого ветерана. Сообщено "Московск<ими> ведомостями") из "Недели". (По сему поводу рассказ Маши.)
   
   NB. Я сказал в майском No о демократизме. В том ли демократизм, чтоб поддерживать разврат без удержу и отпугивать капиталы, руки и ум от земли. Вместе с теми истреблять и леса, ибо крестьяне истребляют с остервенением, чтоб поступить к жиду. Митрофанушка, все ему няньки, кормят его до боли в желудке, смерть причиняют.
   
   Отвлекают примирение с народом. Он, дескать, эксплуатирует его. Да неужели они не понимают, что будь только деньги у капиталиста, так он и среди всякой бесправицы доведет до эксплуатации. След<овательно>, если кого наши либералы и преследуют, так это только честных помещиков, земледельцев, которые среди народа могли бы послужить к его же силе и просвещению. <66>
   О, не развращайте {Было: не смущайте} народ бесправицей. Наше время вроде смутного времени при междуцарствии. Скажут мне: "А что же вы кричали про народ и пели ему дифирамбы? Вот признаете же его собакой и канальей?" Врете вы, я же его и люблю, коли хочу спасти от разврата, а вы-то вот и губите, было бы у вас либерально. Стало быть, вы эксплуатируете народ, развращая его, для либерального вида ваших газет.
   
   Что будет с Россией без лесу? Положение хуже Турции. Ждет жид.
   

ИДЕЯ

   О том, что литературе (в наше время) {Вместо: в наше время -- было: в наш век} надо высоко держать знамя чести. Представить себе, что бы было, если б Лев Толстой, Гончаров оказались бы бесчестными? Какой соблазн, какой цинизм и как многие бы соблазнились. Скажут: "Если уж эти, то..." и т. д. Тоже и наука.
   
   NB. Это бы по поводу Струсберга и процесса банка в Москве. <67>
   
   Восточный вопрос. Православье. Драгоценность народу. Всем слуга: это от православия. Православье не католицизм (различие), не лютеранство (гимн победе), не секты (чашки и сегодня меня возьмут на небо), а в православьи всем слуга, всех утешает, всем помогает, все личности сохраняет, а не глотает. Не будет фабрик. Всё -- служение всем -- расширение взглядов, драгоценность народу. Малоруссия, {Было: Малороссия} язык через триста лет уничтожится. Быть малороссом, чехом -- мелкая идея, быть всеславянином -- выше, а для чего быть всеславянином? Чтобы сказать всеславянское слово. Какое оно? Православье, а главный выразитель -- великорус (Палеологи, двуглав<ый> орел). А! Великорус, скажет малоросс. Да, великорус, но хотите -- примыкайте, хотите -- нет, будьте вольны и свободны. Это дело вольное и свободное. <68> Но идея не созрела. Славяне не понимают, она лишь в России. И потому мы должны лишь служить славянам и облегчать их участь, а там как они хотят: примкнут или нет к федерации -- всё равно.
   Федерация всех славянских земель, но Константинополь русский (знамя). Столица православия.
   

"Новое время". Четверг, 10 июня, No 100.

   Приведена в Политическом обозрении моя фраза о "ключе в шкатулке у кн. Бисмарка", но так, как будто это сказал не я, а кто-то другой, иметь в виду.
   
   "Новое время", No 103. Речь Робера учительницам (народным) в училище Максимовича, на {Было: при} выпускном экзамене. <69>
   
   Одно из сравнений. Тарантул, забежавший ночью в спальню. Его не поймали. Piccola bestia. Флоренция. Пренеприятное ощущение было спать в этой комнате. Впросонках, во сне, грезилось.
   
   Смерть Аполлона Григорьева, рассказать факт.
   
   Ж. Занд не мысль, Жорж Занд -- убеждение. Благородная натура, художник, не лишенная ошибок. Литература -- знамя чести.
   
   Правой -- левой. Ап. Григ<орьев> о Белинском (к славянофил<ам>).
   
   Кстати об Аполлоне Григорьеве.
   
   Константинополь, расширение взгляда, православье (не охраняем нашу личность, но отдаем ее) (см. в син<их> книжках).
   
   Политическая статья.
   
   Ответ на письмо.
   Самоубийцы (дочь Герцена). Боятся ли самоубийцы? Εκκου. (Дочь Герцена.) Тоска, надо скорее русскому русской жизни, русской мысли. Дочь Герцена. Паук во Флоренции.
   
   Ответ на письмо (о Каировой).
   
   Спиритизм -- "Церковно-обществ<енный> вестник".
   
   Оскорбление дамы у Палкина.
   
   Народ -- Митрофанушка, поступить к жиду (см. Билетники).
   
   Письмо самоубийцы.
   
   Εκκου -- дайте я с собой сделаю, а только чтоб не со мной делали. Защитить кого-нибудь -- он и не думает об этом.
   
   Жорж Занд. Типы. Потребность жертвы и личности в типах. Тем и спаслась. Не то запуталась бы.
   Она основывала свой социализм на нравственном чувстве, а не на муравейной необходимости. Сама не зная, была христианкой. (Типы. Личность.)
   No. Нет нравственного удовлетворения, а есть мертвая необходимость открытия науки. Чтоб уничтожить личность (запросы ее и требования, и никто кроме нее не был), выдумали среду, законы и воображают, что личность подчинится этим законам.
   Это одни из тех, которые взяли у нас всего более русской силы, любви, жалости.
   И потом <не закончено>
   <Она основывала> св<ой> соц<иализм> на потребности нравственного обновления человечества сообразно с ростом и развитием человеческого, гражданского и политического. Ж. З<анд> не мысль, а убеждение. Убеждения ее были величайшею верою. В типах потребность жертв и развитие личности. Позднейшие выводы науки. {св<ой> соц<иализм> ~ науки, вписано.}
   

2
О расширении взгляда.

   (NB и заключить: всё это еще 1000 раз повторить и объяснить надо.)
   Она принадлежала к недовольным судьбами революции 93 года (не хотела признать {Было: быть} в буржуазии идеала).
   
   Не единым хлебом жив человек. На потребности жертвы.
   Это наша, хотя ее и отвергли Сенковские и Булгарины.
   
   Пьянствовала с Леру -- у Ледрю Роллена -- разврат. Самая чинная, мать семейства, курятник и даже собственница.
   
   Особенно хороши девушки. {Далее было начато: Я} Кончилась к 50-м годам. Я говорю только про мысль. Художественность продолжалась.
   
   Наша. Значила у нас. Насколько вошла в нашу ссылку.
   Она не знала христианства. Лежит проклятие. <71>
   Не гуманности нам учиться у западных поэтов, но расширению мысли и тому, что у них прекрасно и здорово.
   В позднейшем было много, с чем можно не согласиться. Но г-н Тургенев все-таки рано потерял благоговение.
   Стыдился очень-то хвалить.
   
   Жорж Занд.
   Расширение мысли. -- В Твери Робер. -- Литература -- знамя чести. Тарантул.
   Политическая. (Скоро готовиться, п война была бы кстати.) NB. (Когда к войне готовы бывают?)
   Правой -- левой.
   Аполлон Григорьев.
   Самоубийцы -- ответ на письмо. Дочь Герцена.
   Ответ на письмо: зачем Утину. О зле и добре, о черте, о среде. Есть или нет преступление.
   

Политика:

   Объявлена война. Я не мой Парадоксалист, но иногда лучше. Конечно, хорошо, если мир не будет нарушен, но quand même, вынося даже побои, как у болгар, -- нехорошо. Россия страшно сильна у себя дома. Если те раскатают Турцию, что несомненно, то дадут ли им что-нибудь приобресть. (Австрия.) Россия. Столица православия. Константинополь -- гибель России, а как столица православия нет. <72>
   

Самоубийцы

   В Твери Робер.
   Здесь Еххом -- Дочь Герцена, письмо самоубийцы.
   Piccola bestia.
   Селип -- Ирачков,
   Рагозин -- сердце. <73>
   В Твери Робер. {В Твери Робер. вписано.}
   Константинополь -- столица православия. {столица православия вписано.}
   Расширение взгляда состоит в том, что мы не в себя живем" как Англия, и не в себе считаем достижение целей, -- а в всеобщей родственности и концепции.
   Сохранить единицы славянские, единя их в одном православии.
   
   Взгляд русский составился в том, что мы православны, но это узость -- стаканы и ложки раскольников {стаканы и ложки раскольников вписано.} -- через реформу деятельное православие. Извинение и примирение со всеми мыслями Европы. {Европы вписано.} О Европе мы можем теперь, после двух веков, заключить, что христианством они не взяли, хотят взять наукой, социализмом. Отрицание христианства не во гнев Н. Михайловскому. {Отрицание ~ Н. Михайловскому, вписано на полях.} У нас православие, по главное единение. Единение, во-первых, в уничтожении ложек и стаканов. Во-вторых, в родственности с европейскими идеями, в-третьих, -- нежелание политического захвата, способность мирить.
   
   Столица православия -- вот наша идея, чего же боится Европа.
   
   Россия останется в России, но станет государем Константинополя как хранительница православия. <74>
   

Здесь, 29 июня.

   Надо заметить, что если Европа и смотрит на славян в настоящее время так бесчувственно, то именно через Россию, потому что русские тоже славяне.
   
   Писарева, естеств<енные> науки, великие мысли, целое земли, а не специальности, учиться краске для выделки ситцу (все равно не то, так другое), Писарева, акушерство, что дало душе, сердцу, жаждущ<им> вопросам, цинизм необразованных людей, долбивших свою специальность из хлеба.
   
   Великая идея, питать ее будет, останется же, затоскует (педагогический экзамен).
   
   Воззвание. Помощь славянам. Европа помогает. Пришла и потом: необходимо полное университетское {университетское вписано.} образование, чтоб усмирить волнение. Подъем слишком серьезен, и только в самой высшей науке столько серьезности, чтоб усмирить волнение.
   Писарева. (Я кроме того, что было напечатано в "Н<овом> вр<емени>", не знаю про Писареву.)
   
   Герцен.
   
   Письмо застрелившейся.
   
   Объявление, что до августа.
   
   Как отговаривать. Педагогические курсы, не найдется ничего под оборотом медали, затоскует.
   
   А права, которые дает образование, завоюются сами собою.
   
   В служении человечеству не нашла удовлетворения.
   Из книжного мира, из книжных отвлеченных убеждений. <75>
   

НА АВГУСТ ТЕМЫ

   О том, что русский народ {Незачеркнутый вариант: мужик} вовсе не так сквернословен (скверномыслен), как изображали его Гоголь (заплатанный х...) и генералы-командиры солдат в 40-х годах.
   Рассказ батюшки Ив<ана> Румянцева о Сесицком ругателе и зуботыке (исправнике). {Далее было: а. Начато: Гоголь был б. Гоголь великорусского народа совсем не знал} <76>
   

2

   Состав августовского No
   NB. Кстати. Письмо Рагозина. Пробить сердце. Вот глубокое рассуждение: ибо что такое "пробить сердце"? Привить нравственность, жажду {Незачеркнутый вариант: потребность} нравственности. Умом же ни до чего не дойдешь.
   
   NB. Кстати о Селине (профессоре киевском) и его диссертации о том, что мы вступили в совершенную неизвестность.
   
   NB. Письмо неизвестного о спиритизме (колебанье частиц в организме).
   
   NB. Прочесть Потулова о спиритизме.
   
   NB. Письмо Порецкого -- (рассердился).
   
   NB. Русские за границей не порядочного тона. Порядочный тон заключается в искренности и честности. Этого нет потому, что интеллигентные русские безнравственны.
   За границей и преступник -- нравственный. (Zola, la belle Lise).
   Селин о потере идеала с нашествия Наполеона.
   
   "Полная неизвестность". У нас, может быть, и рады бы верить, да не знают чему.
   Der silberne Löffel. {Серебряная ложка (нем.).}
   
   Отчего Писарева устала и отравилась: не нашла требований духу. Множество женщин идут, и оборот медали.
   
   Колонизация Крыма. "Московс<кие> ведомости". Правительство должно. Кроме того, что укрепит окраину. Не то вторгнется жид и сумеет завести своих поселенцев (не жидов, разумеется, а русских рабов). Жид только что воскрес на русской земле, для жида наступил новый фазис. Жид как раз попал у нас на либеральность.
   
   В Германии говорят, что мы не готовы к сражению (про военное министерство), про офицеров. (Ба! где это я читал о ворующих офицерах.) Это они вздор, -- думал я про себя.
   
   Орангутанг. Если он думает, то как же в 2000 лет он ничего не выдумал, ну хоть арифметику. Но он ничего не выдумал, не только арифметики, но даже и слова, чтоб выразить свою душу. А разве это естественно: уж коль есть душа, то непременно природа дала бы и слово.
   
   Нет общего дела, и потому всё разбилось на личности.
   
   Параллель семьи социальной. Брак association libre (esclave) Zola {свободное товарищество (рабство) Золя (франц.).} и брак по Христу, где esclave немыслимо.
   
   Отчего же реальным миром до сих пор управлял лишь идеал? Идеал жертвы всех 1000 мильонов Ротшильда, сравнительно с чувством самосохранения реалистов.
   
   Piccola bestia.
   
   Демократизм один остался за нами (при безнравственности).
   Народное начало настало.
   
   Но вместо аристократии лучшие люди. Кто же у нас лучшие люди? Сами установятся <77>
   

1
Состав августовского No

   1) О Зола и проч. (Я так и знал, что закричат о парадоксах).
   
   2) Победой<осцев> о Герцене.
   
   3) О спиритизме. (Мое гадание в карты.)
   
   4) Эмс. Путешествие в Эмс, дорога, жиды, наплевал с озера -- добродушие немцев: Was suchen Sie? {Что вы ищете? (нем.).} Характер немца, дама, pour hommes {мужской туалет (франц.).} любопытнейшая черта. Не засмеялись. Русский и дочь (враждебные взгляды).
   
   (NB. Описание моего весеннего приключения в части.)
   В 71-м году настроение немцев в Дрездене. Графиня Кушелева-Безбородко, обругавшая немцев.
   Описание обедни в Эмсе и проч<ее>.
   
   5) О славянах -- Европа -- венец человечества -- туркам всё позволила. (Мысль как далека от дела в человечестве!)
   
   Смерть Ап. Григорьева. Женщины по Страхову. {Женщины по Страхову, вписано.}
   
   Высунутый язык.
   
   Крым ("Москов<ские> ведомости"). О татарах. (NB. О жидах.)
   
   Немецкий нищий (дал 1 марку). Баба с резедой. Смерть провинции или нет?
   
   Лилавета Смердящая (попробовать).
   
   (Антоний Римский.)
   
   Не высказывай свою мысль до конца!
   
   Письмо Куриленкова насчет пропадающей корреспонденции по железным дорогам.
   Письмо Левитского об адвокате Чигоринцеве, продавшем дело своего клиента его противнику (право на бесчестье, москов<ский> капитан, мало нравственности). Всё это потому, что нет общего дела и разбились на личности. То есть и есть общее дело, но не видно оно всем. Точки зрения разбились по личностям.
   У немцев есть и общее. Объединенная Германия. В смысле славы и чести немцев: вот, дескать, каковы мы, немцы. А пуще своя буржуазия. Выработалась она живым делом и дорога. {Всё это потому ~ дорога, вписано на полях.}
   
   Сравнение с заграничными: тут нет заведомого злодейства, тут и в злодеях убеждение в чести и честность. У нас же не только нет честности, по и мысли об ней. Безнравственно прямо. Голый разврат эгоизма, не стыдящийся своей скверной наготы и боящийся только палки, но и той не боящийся. Это всё картины интеллигентного необразованного общества. Но сохраняется и высшая интеллигенция, по страшно подумать: всё седые, всё 40-е годы. А новые -- в новых один цинизм, разделись догола, и ведь не для развратного удовольствия разделись (Руссо) -- совсем нет, безо всякой мысли, просто как дикие, как скоты. Собака грызет кость, другая ворчание. Вот эмблема: стащить кость и сгрызть ее одному. Дикие! дикие! Орангутанг.
   
   Письмо Сафонова о подравшихся офицерах. Право сильного, освящаемое обществом, право мести. Личность не обеспечена. (Раздраженный Карлов.) Общество правил нравственности не имеет. NB. Из Европы, стало быть, ничего не принесло, а хоть есть индивидуумы высокой чести, по так как они влияния не имеют, то их придется считать пока за частные случаи, не успевшие сплотить из себя гражданского общества.
   
   NB. Прочесть очерк Лебедева в "Новом времени". <78>
   

3
Состав августовского No

   Ибо главная нелиберальность Карлова в том, что он военный. Взять из Герцела, из "Станкевичева круга" для возраженья Селину.
   
   Для возражения "Биржевым" {Далее было: фраза Герцена} (Баден-Баден, Константинополь). "Вы подражаете тем, которые на Россию начали уже смотреть, как на Баден-Баден" (фраза Герцена). Это нисколько не обеспечивает будущего, но делает его крайне {Вместо: крайне -- было: очень} возможным".
   
   Лучшие люди. Вопрос, чтоб узнать, что такое лучшие люди, {К словам: чтоб узнать ~ люди -- не зачеркнутый вариант: о лучших людях.} и ставить нельзя: всякая сила, хотя бы и дурная, по что в самом деле лучшие люди? Просто честный человек, христианин. Стало быть, завидовать нечему. Но надо, чтоб и аристократ уважал такого. Надо настроить так общественное мнение. Лучший человек и всегда был так, но не там, где аристократы. Сильные люди. Не сильные лучшие, а честные. Честь и собственное достоинство только сильнее всего. (Вставить о русских в Эмсе, нет собственного достоинства.)
   
   Вот в Берлине я видел орангутанга.
   
   Параллель семьи христианской и социальной. Красота христианской семьи. Парадокс. Да, но когда это будет, в действительности другое. {Далее было начато: Нет} Но идеал. Парадок<с>. Нет уж, пусть лучшие идеалы дурны, да действительность хороша. Но принцип, принцип выше. И т. д.
   
   Война теперь была бы для нас не совсем вредна, по крайней мере не вполне вредна. Не всё же одним жидам в карман. Она бы сдвинула и сблизила много разъединенных сил и многому дала бы новый толчок.
   
   Талант, да во всем нужен талант, даже в направлении.
   
   У нас уже был опыт, во что обратились идеи, сжитые в то время, когда в университетах вместо науки завелась шагистика, и как уродливо эти идеи потом отрыгнулись.
   
   Потому что женщина есть большая власть. <79>
   

4

Состав август<овского> No

   Это что у меня враги-то? Да честный человек с тем и живет, чтоб иметь врагов.
   
   У честных врагов бывает всегда больше, чем у бесчестных.
   
   Закрываться, фыркать и мстить другому за свое ничтожество.
   
   Парадоксалист. У нас всякому врачу надо сказать: врачу, исцелися сам.
   Помилуйте, да он публикует вот, что лечит от секретных болезней, так ведь это будет неучтиво.
   
   Непременно о русских, говорящих по-французски (см. 5) и учащих детей. Какая старая тема (орудие выражения мысли). Иностранные языки ужасно полезны, но не иначе как когда заправился на русском. То же в классических языках -- никакой пользы без русского языка. А русский язык именно в загоне. {Рядом с текстом: Непременно ~ в загоне. -- на полях пометы: Здесь. Это уже в Эмсе.} И по-французски мыслить не научится, и будет международный межеумок, каких у нас уже довольно. {И по-французски ~ довольно, вписано.}
   
   Эмиграция дворянства, Крым (земледелие) (см. 7).
   
   И лежит на постели, как узел.
   
   Он горд и незыблем. Встреча с русским.
   
   Обшмыга.
   
   Жид-юнкер произведен в офицеры (см. 9).
   
   Русские. Быстро раздражаются. Всякий-то хочет отмстить кому-то за свое ничтожество.
   
   Всякий должен иметь право на землю. У нас это народное начало. Декабрист Якушкин. Мы ваши, а земля наша. {Рядом с текстом: Всякий должен ~ наша. -- на полях помета: Собств<енность>} Собствен<ность> -- святейшая вещь: личность. Но до известного предела. Немецкие бароны, отдельные государи, сплотились же в государство. Безграничную собственность можно сравнить с баронством: у них пролетарии. Но эта безграничность неправильна. Собственности должна быть ограничена. Но у нас и на Западе! -- Полное уничтожение собственности ужасно.
   
   Не надо бояться неестественностей социальных. Коммуна парижская -- вредна, потому что бунт и насилие. Лучше позволить по частям, охотникам. Что неестественно в этих мечтаниях, то уничтожится само собою и чем скорей, тем лучше. Лучший акробат (<в>верх ногами) кончит же тем, что пойдет как все на ногах. <80>
   
   Итак:
   Эмс, дорога -- все анекдоты, англичанка, мнение Страхова, смерть Аполлона Григорьева -- описание моего приключения в части.
   Эмс, дети и всё. Газет<ная> комната. Турция и Европа и проч. Крым, мнение "Моск<овских> вед<омостей>".
   Парадоксалист.
   
   Zola -- "От<ечественные> записки" и "Биржев<ые> ведом<ости>". Церковь в Эмсе; похвала "Церковно-обществ<енного> вестника". О штундизме Редстока. Спиритизм. {Церковь в Эмсе ~ Спиритизм, вписано.}
   Пересмотр переписки. No. Сюда же: о Герцене. (О смерти Писаревой.) Сюда же "Смерть провинции или нет?" <81>
   
   Эмс. Картинки.
   Спящая торговка булками.
   Дети. Совещающиеся три девочки и мальчик. Девочка с сироткой. Купающиеся дети.
   Мальчик, идущий в школу. Громкий хохот детей. Дети грудные с няньками. Танцующие дети русских на музыке. Разодетые дети.
   Нищая старуха с резедой. Больная, опирающаяся об стену. Нищий прессованный с зубом и с узелком. Положили засушить в книгу, так что уже теперь ходит профиль, а не человек.
   Служение в церкви.
   Толкающиеся русские.
   Немецкая честность, украла грош, на землянике. Кушанье чем дальше, тем хуже.
   Соседка. Греческие дамы.
   Картина Эмса перед закатом солнца.
   Сквернейшие товары. Осматривающий их император Вильгельм.
   Девушки у источников.
   Толпа у источников.
   Русские не могут иметь хорошего топа. Нет нравственности. Адвокат Чигоринцев. Свободные установления тогда хороши, когда они у людей себя уважающих, а стало быть, и долг свой, долг гражданина. Человек же русский не имеет никакой веры -- по профессору -- потерял всякий идеал и веру в него в начале столетия -- ошибочно шел, как, н<а>при<мер>, декабристы. Человек русский потерял всякое к себе уважение. Но заботится о декоруме. Ревниво боится за себя. Лжет беспрерывно. Совести не имеет никакой.
   Адвокаты наши станут наконец так бессовестны, что решительно станут невозможны; к бессовестному не пойдут, а совестливых или тех, которые себя считают такими, станет так немного, и они так будут изыскиваемы, что поневоле станут дороги.
   У нас именно потому, что всякий потерял всякую веру, а стало быть, всякий взгляд, так дорога обличительная литература. Все, которые не знают, за что держаться, как быть и кому верить, видят в ней руководство. И хоть это руководство лишь отрицательное, но именно его-то нашим и надо; тем им и сподручнее, потому что явись {Было: начн<и>} кто с положительным идеалом, они же первые, озлобясь, отвернутся, весь порок их заговорит, защищая себя, они с цинизмом осмеют, а отрицательное ни к чему не обязывает, а, напротив, дает руководство скалить зубы над всем и даже над самым хорошим. А это легко и мило. Скалит зубы человек и думает, что исполнил долг добродетели.
   
   Ланн. Недалеко, Арминия жену взяли. Тацит.
   На музыке.
   
   Из почтамта сам прислал письмо.
   
   Самое высшее джентльменство уметь понять шутку; наш поймет (наш очень широк), но обидится: не на меня ли, дескать, он клонит. Сам подгоняет себя в обиде. <82>
   

Эмс

   Палкинские: благослови их бог, пусть пошалят.
   Эмс. Нашла 20 марок.
   
   Немцы в Русской церкви.
   
   Англичанка вдруг забежала не в то место, которое назначено для женщин, а для мужчин, -- не успели скрыть от нее. Всплеснула руками -- -- -- -- {Так в рукописи.}
   О грязн<ых> выходках, Авсеенко. Грязь в душах. Две девицы, попавшие в часть исследовать девственность.
   
   У источника Геба. Она очень была недурна собою два года назад, но теперь решительно обращается в немку.
   
   Страхову. Русской женщине некому подражать, да и незачем. А станет кому подражать, то ступит на самую дурную дорогу.
   
   ЧТО-НИБУДЬ ТЕПЛОЕ, ДЕТИ, ЧТО ЗА СЧАСТЬЕ РЕБЕНОК...
   
   Засушенный, цивилизация. Здесь довольны и не замечают подымающейся тучи. У нас недовольны, не верят себе, лучшие люди. (Анекдот в части. Их 10 000.)
   
   Лучшие люди.
   Лучшие люди познаются высшим нравственным развитием и высшим нравственным влиянием. {Лучшие люди познаются ~ влиянием, вписано на полях.}
   Что нас ожидает? Мнения перепутались.
   
   ГЛАВА 3-я. ПАРАДОКСАЛИСТ. ПУТАНИЦА МНЕНИЙ.
   
   Слово я есть до того великая вещь, что бессмысленно, если оно уничтожится. Тут не надо никаких доказательств. Всякое доказательство несоизмеримо. Мысль, что я не может умереть, -- не доказывается, а ощущается. Ощущается как живая жизнь. Палец мой живет, и я не могу отрицать, что он существует. Точь-в-точь и я: раз сказав "я есмь", я не могу допустить себе, что я не буду, не могу никак.
   
   Всякий должен иметь право на землю, хотя бы ее обработывали и другие (умереть в Саду) (душных фабрик не надо).
   Наш атеизм есть только разъединение с народом, оторванность от земли. Если б вы сидели на земле и ее обработывали, вы бы верили в бога. <83>
   

Подробнейшая программа август<овского> No
(Короче)

   Глава 1-я. Сдав No, сел в вагон. Отдохнуть. Увы! В Эмс, а не туда. (Стихи Рылеева.) {Увы! ~ (Стихи Рылеева.) вписано.} Уголок. Вижу больше, чем вы. В вагоне, чтоб не быть с русскими, -- газеты. О русских, особенно за границей. Знал такого-то. Мещет взгляды и проч. Развернул газеты, "Биржевые". Не в "Биржевых" дело, а Баден-Баден. Понес кару, зачем высказался. Говорить недомолвками лучше. Отрицатели. {Отрицатели, вписано.} О Восточн<ом> вопросе ("Биржев<ые>"). Я не держусь мнений Грановского. Краткий, но сильный разбор Грановского (злобу патриота принять в соображ<ение>). "Биржев<ые>". Баден-Баден. Но идеал всегда восторжествует. {Далее было начато: Литерату<рная>} Это все не по поводу "Биржевых", до "Биржевых" мне нет дела, но собственно и "Биржевые" меня повеселили. Литературная нечестность. Ну да что уж.
   Киреев. Вост<очный> вопр<ос> всегда народен, но он будет именно народен, когда искренно славяне и православье.
   Война и уверенность в ней. {Вместо: Война ~ в ней. -- было: Немцы в вагонах лучше.} Разговор людей необразованных. О войне. Отрицал. Граф<иня> Кушелева. Робкая изворотливость. {Над фразой: Робкая изворотливость. -- вписано: ружья} Банкиры. Немцы в вагонах лучше. Больше товарищества, ухода друг за другом. Кондукторы. -- Was suchen Sie? -- Gemäldegalerie. {-- Что вы ищете? -- Картинную галерею (нем.).} История с англичанкой. Не засмеялись. Грязь. {Далее было начато: Это по<сле?>} В "Подростке" находил Ав<сеен>ко грязь. {Далее было: Это после-то} Это в рассказе-то матери. Впрочем, и было на что глядеть из окна вагона, и было о чем думать: земледелие, землевладение. Декабрист Якушкин. {Впрочем ~ Якушкин. вписано на полях.} Неправдоподобность, но это снято с истинного происшествия. Это после-то сыщика и двух девиц, это после-то повторившейся в Москве истории с дамой. На Сенной две дамы. Возвестил, что "Русский вестник" поправлял мою грязь. Я не отвечал. Этого не было. Из каких источников. Ставрогин (не верующий, и торжество живой жизни, укор одного грязного поступка). Грязь ли англичанка. Лучше всех англичанка, и т. д. Взял {Было: Кстати: взял} брошюру о подчинении женщины. Написана хорошо. Промахи Милля. Вовсе не враждебная женщине. Но вдруг проскочило, что англичанки лучше. Неправда. Полячки, француженки. Закон природы, что своя русская должна нравиться больше. Типы. {Далее было начато: Самая} Русские женщины лучше всех.
   Кстати: издал Аполлона Григорьева. Знают ли, как он умер? Смерть его. Женщина.
   

Глава 2-я. Эмс. Многоязычная толпа. Уединение.

   Опять русские. Французский язык. {Французский язык, вписано.} Немцы, англичане идут по делу -- русский оглядывается, comme il faut. Нет и не может быть собственного достоинства. (Было у отрицателей. Частные случаи.) И т. д. Почтамт. Прислал письма. Какой бы русский чиновник. {Далее было: Описание Эмса.} Blödige 5 pf. Лермонтов<у> памятник. Русские в церкви. Немцы вон. Редсток, протестантизм. {Рядом с текстом: Опять русские ~ протестантизм. -- на полях помета: Французский язык.}
   Описание Эмса. Скверные товары. Старуха и засушенный старик и всё. Ключ. Девушки. Музы. Здешние работницы. Наши бы служанки ужаснулись. {Далее было: Дети. Всё о детях.}
   Отрадно, что Россия так встала и жертвует. Что говорят про пожертвования Англии? Правда ли? Укоряют. Любопытно узнать цифру. Да и про Австрию кричат о многих миллионах гульденов. Это любопытно. {Отрадно ~ любопытно, вписано.}
   Читальня. Турецкий вопрос. "Москов<ские> ведомости" всех лучше. Впрочем, рискованнее. Крым. {Далее было: О лучших людях} Опять русские. Собственного достоинства нет. Нет дела. О лучших людях.
   Описание приключения в части.
   Дети, всё о детях. <84>
   
   Глава 3-я. Разговор с Парадоксалистом. Я сказал, что он был мечтатель. Я объясню, какого рода были его мечты.
   А ведь я был два раза влюблен.
   
   Глава 4-я. Ответ на переписку. (NB. Уже в Петербурге.)
   Дочерью Герцена заключить. А начать с Селина. Дуэль.
   
   Селину -- важнейшее. Утратилось соединение с народом. {Над словами: соединение с народом -- вписано: идеал} Это правда, но (статья Герцена) началась потребность соединиться с ним снова только двумя путями: через Европу (Белинский) и славянофилы (смотри статью "Мой парадокс" в июне). Иначе не явились бы декабристы и Белинский с одной стороны и славянофилы с другой. С той и другой стороны было самое наивное изучение народа, открывали тайны и законы его, его начала (и тем сами засвидетельствовали о происшедшем после Петра разрыве). Изучение народа было искреннее и добросовестное. Об русском народе спорили (Белинский и славянофилы), решали дело, как быть и на каких основаниях соединиться с ним. Декабрист Якушкин искренно удивлялся, что не мог потрафить ему. Прямо можно сказать, что все наступившие затем споры и разногласия западников и славянофилов имели сущностью и главной темой задачу: на каких началах и основаниях воспроизвести вновь соединение с народом. А что это соединение было утрачено -- об этом уж никто и не спорил. {Рядом с текстом: Селину -- важнейшее ~ не спорил. -- на полях помета: Селину}
   
   Землевлад<ение>. Работник на фабрике -- дети не в душных подвалах. Как же частная-то собственность? Не знаю. Собственники должны сделать уступки. У нас общинное землевладение.
   Чтоб этот засушенный нищий и эта старуха не протягивали руки на старости. Братство.
   
   Селину. ... Но согласитесь, что до 12-го года соединение с народом шло бессознательно: никто не дорожил им и никто не хлопотал о нем. Напротив, всё европейское и тогда выше ставили, хотя от многих русских привычек и вкусов никак не могли отказаться и даже до стыда ими не дошли {и даже ~ не дошли вписано.} (см. мемуары Екатерины, баня). Но стыдиться этих вкусов начали действительно с 12-го года. Но в то время начинается забота и тоска о соединении с народом (славянофилы и западники). (NB. Одно и то же соединение, но разные пути.) Начал Пушкин, и так продолжалось {Далее было: чуть не} до освобождения крестьян. Избранные тосковали и укрепили свою идею тоски в обществе. Но в параллель шла страшная масса неизбранных средины. Те, считая себя сливками образованности, продолжали все больше и больше стыдиться народа. Наше время есть та точка, когда и в средину уже начинает проникать тоска избранных по соединению с народом. Когда поймут идею и воспоследует соединение. <85>
   
   Стелловский. Этот замечательный литературный промышленник кончил тем, что сошел с ума и умер.
   
   ПОСЛЕСЛОВИЕ (или в Эмсе. А еще ПРИПИСКА в августе потом, какая случится.)
   
   Приписка в августе. Сербам не удалось. Еще в Эмсе сражение под Заичаром поразило. Слухи, мною полученные. Сербы бежали. Не от недостатка сердца, а оттого, что не солдат. Североамериканцы перед ЮГОМ тоже. Положение Черняева. Теперь сербы могут кричать против нас. Начнутся обвинения всех каждого, явятся у них после несчастья раздоры и партии. Самое главное обвинение непременно будет на русских. Чехи, 40 Пушкиных. Славяне нас не уважают. Нас первых боятся, что мы их присоединить к себе хотим. Но пусть. Россия мать. Полюбят и догадаются. (Смотри выше.)
   
   Страхов. {Далее было начато: Не гов<орю>} Англичанка совершенная женщина. Не говорю, откуда выписка и чья, потому что не имею времени разобрать брошюру.
   
   В части. Я считал это приключение мелким, но и {Было: все} мелкое имеет иногда свою мудреную сторону.
   
   PICCOLA BESTIA.
   
   Землевладение. Землевладение теперь, после крестьянской реформы -- хаос. (Законы о рабочих.) Едва только устанавливается. Когда и на каких основаниях сложится -- это загадка. Будущие землевладельцы будут лучшие люди (хотя об лучших людях еще поговорю), а теперь прежнее дворянство грозит обратиться в пролетариат, в опасный пролетариат. Когда установится землевладение, тогда только и явится у нас порядок. (Желательна связь с общиной будущих землевладельцев.) <86>
   

3-я

   С {Было: После} французского языка начать 3-ю главу, с уединения и затем местоположение, римляне. И затем место историческое. Объявлена война. Вильгельм и проч., дети. Англичанка, засушенный. Землевладение. Словечки. (Может быть, приключение в части.)
   Глава 4-я, {Было: 3-я} ответ Селину и проч.
   
   Дурной признак, когда перестают понимать иронию, аллегорию, шутку. Упадок образования, ума, признак глупости. Корреспондент, мудрец с заметками. Бал -- точно я хвалю бал. Если не бал -- то попойка. А тут сдерживает что-то капитана. Порок -- дань добродетели, перифраза мудреца, дурак. Кто же не знает, что добродетель унижена, по добродетель никогда не платит дани, а если согласится, то она не добродетель. Она принуждаема бывает, но дело в том, что тут факт: как ни торжествует порок, но отчего ж он не становится выше я. Порочные люди всегда кем-то принуждаемы говорить, что добродетель все-таки выше, и все-таки молятся добродетели. Этот факт первой величины и ужасной глубины, факт из неразрешимейших -- вдумывались ли вы в него? Буквы "ѣ" не умеют ставить.
   Дети. Дети. La population reste stationnaire, {Население остается постоянным (франц.).} ошибка Мальтуса. Дюма-fils. {сын (франц.).} <87>
   Критические замечания. Zola.
   Мне разбирать некогда, ну возьму первое попавшееся, ну вот в "Le ventre de Paris".
   "Le ventre de Paris", стран. 30 о капусте и моркови (натянутый восторг). (Это не искусство; бросается и не знает уж, что сказать.)
   Стран. 34. Florent человек, бежавший из Кайены, и будто бы до того запутался в пяти улицах между привезенными в телегах легюмами, что не нашел дороги и прохода. Все это вздор, все это картины преувеличенные. (Вот, дескать, как я описываю капусту!) -- Глупости!
   Живописец Клод. Это не человек. Этот вечный восторг смешон. Это восторженные фигуры Кукольника в его {Далее было начато: художе<ственных?>} драмах, как Доминикино, цаца, ляля. Только те говорили о Рафаэле, а эти о капусте.
   Florent умирает с голоду и с гордостью отвергнул помощь честной женщины. Zola считает это подвигом, но в этом сердце нет братства, какой же он республиканец. Возьми от нее помощь и воздай другим от избытка благодарного сердца -- вот и будет рай на земле.
   Главное: всё это неверно, всё это преувеличено, а потому далеко не réalité, {реальность (франц.).} a потому не следовало бы {К словам: не следовало бы -- незачеркнутый вариант: нельзя.} плевать на Жорж Занд.
   Вывеска. Он будет описывать каждый гвоздик каблука и через четверть часа, как солнце взойдет, он будет опять описывать этот гвоздик при другом освещении. Это не искусство. Скажи мне одно слово (Пушкин), но самое нужное слово. А то кидается во все стороны и тащит десять тысяч слов, и {Было: но} всё не может высказать, и это с самым полным самодовольствием. Но пощади же и меня.
   
   Увертюра "Тангейзера".
   
   Это, дескать, любовь к природе. Нет, это любовь к своей собственной болтовне и уверенность в своих писательских совершенствах.
   
   А все набывает день, то есть прибывает.
   Если не сияющий, то маслено-радостный взгляд (у Майковых).
   
   И поглядела на него с строгим удивлением.
   
   Дамы? Ну дамы, разумеется, одна другой лучше, только хорошеньких нет ни одной. Ну, а хорошенькие есть? Нет, хорошеньких нет ни одной.
   
   Г-н А<всеенко> -- самое тупейшее литературное существо из всех населявших русскую литературу.
   
   Женщины ужасно щекотливы? -- А вы пробовали щекотать?
   Стрюцкие -- рвань, сапожники пропили, мастеровые и проч.
   "Tout Paris pour Chimène a les yeux de Rodrigue". {"Весь Париж смотрит на Химену глазами Родриго" (франц.).}
   
   H. H. С<трахов>. Как критик очень похож на ту сваху у Пушкина в балладе "Жених", об которой говорится:
   
   Она сидит за пирогом
   И речь ведет обиняком.
   
   Пироги жизни наш критик очень любил и теперь служит в двух видных в литературном отношении местах, а в статьях своих говорил обиняком, по поводу, кружил кругом, не касаясь сердцевины. Литературная карьера дала ему 4-х читателей, я думаю, не больше, и жажду славы. Он сидит на мягком, кушать любит индеек, и не своих, а за чужим столом. В старости и достигнув двух мест, эти литераторы, столь ничего не сделавшие, начинают вдруг мечтать о своей славе и потому становятся необычно обидчивыми и взыскательными. Это придает уже вполне дурацкий вид, и еще немного, они уже переделываются совсем в дураков -- и так на всю жизиь. Главное в этом славолюбии играют роль не столько литератора, сочинителя трех-четырех скучненьких брошюрок и целого ряда обиняковых критик по поводу, напечатанных где-то и когда-то, но и два казенные места. Смешно, но истина. Чистейшая семинарская черта. Происхождение никуда не спрячешь. Никакого гражданского чувства и долга, никакого негодования к какой-нибудь гадости, а напротив, он и сам делает гадости; несмотря на свой строго нравственный вид, втайне сладострастен и за какую-нибудь жирную грубо-сладострастную пакость готов продать всех и всё, п гражданский долг, которого не ощущает, и работу, до которой ему все равно, и идеал, которого у него не бывает, и не потому, что он не верит в идеал, а из-за грубой коры жира, из-за которой не может ничего чувствовать. Я еще больше потом поговорю об этих литературных типах наших, их надо обличать и обнаруживать неустанно. <266>
   

СЛОВА И ПОГОВОРКИ

   Мечталка.
   Самая маленькая мысленочка.
   Молчалин -- это не подлец. Молчалин -- это ведь святой. Тип трогательный.
   
   Бытие только тогда и есть, когда ему грозит небытие. Бытие только тогда и начинает быть, когда ему грозит небытие.
   
   Вы приобрели много знаний не по уму, так что за недостатком-то ума и не знаете, как справиться с этими знаниями.
   
   Смотрит так, как будто не понимает того, о чем думает (идиот). <265>
   
   Он по крайней мере писал так, что читать можно было, а ведь другой, чтоб самую крохотную мысленочку провести, целый воз сена привезет.
   А насчет слогу, то очень многие у нас полюбили писать с каким-то {Было: а. с каким б. с самым} даже надменным {Было: обильным} многословием. Какое мне Дело до публики, я мысль провожу. В старину по крайней мере писали так. что читать можно было, -- ну, Белинский, например, а ведь нынче иной, чтоб только самую крохотную мысленочку провести, целый воз сена {Далее было: сперва} привезет сначала. <267>
   

СЛОВА И ПОГОВОРКИ

   Пора костям на место.
   
   Вы думаете утонул: скоро вам надо!
   
   Или если и не были несчастны, то не были и счастливы.
   
   Семинарист.
   Семинарист, сын попа, составляющего status in statu, a теперь уж и отщепенца от общества, а казалось бы, надо напротив. Он {Было: Поп} обирает народ, платьем различается от других сословий, а проповедью давно уже не сообщается с ними. Сын его, семинарист (светский), от попа оторвался, а к другим сословиям не пристал, несмотря на все желание. Ou образован, но в своем университете (в Духовной академии). По образованию проеден самолюбием и естественною ненавистью к другим сословиям, которые хотел бы раздробить за то, что они не похожи на него. В жизни гражданской он многого внутренне, жизненно не понимает, потому что в жизни этой ни он, ни гнездо его не участвовали, оттого и жизнь гражданскую вообще понимает криво, лишь умственно, а главное отвлеченно. Сперанскому ничего не стоило проектировать создание у нас сословий, по примеру английскому, лордов и буржуазию и проч. С уничтожением помещиков семинарист мигом у нас воцарился и наделал много вреда отвлеченным пониманием и толкованием вещей и текущего.
   
   Вы, верно, хотели сказать одно, а сказали другое. Вы не сердитесь, это случается... {Далее было начато: толь<ко>} с очень уж большими мыслителями.
   И без того уже (NB, то есть без французского воспитания) интеллигентный {Было: русский интеллигентный} русский в огромном числе экземпляров есть не что иное как умственный пролетарий, пришедший через бонн и гувернеров, нечто без земли под собою, без почвы и начала, носимый ветром Европы. {Далее было начато: нет} Можно сказать: блаженны нищие духом, но нельзя сказать: блаженны пролетарпйствующие духом. А уж этот-то французского воспитания, в самом даже лучшем случае, то есть если он даже об чем и думает и что-нибудь читает, выходит {Было: есть} не более как международный межеумок. Вы его встречаете часто.
   Маменьки высшего света могут тешиться на своих подростков: это безукоризненно гантированный молодой человек и т. д., {Рядом с текстом: А уж этот-то ~ и т. д. -- на полях пометы: Здесь. I.} проглотивший несколько модных увражей... аржанов, при этом страшная дерзость, но ум которого бродит в вечных тенебрах. Вот вся от них выгода. Все они, разумеется, надеются {Незачеркнутый вариант: готовят себя} править государством. <268>
   
   Как же распространяются новые мысли, когда вашу мысль осмеют с первого раза. {Рядом с фразой: Как же ~ с первого раза. -- на полях помета: II.} Не будем об этом беспокоиться. Премудрый ареопаг осмеет вас и освищет, но всегда является где-нибудь, в невидном уголку, женщина именем Фамарь и Дионисий, член ареопага, и идея не умирает (в ход идет), растет и множится и побеждает мир... а мудрецы умолкают.
   
   Piccola bestia.
   
   Baptiste, tout de suite ce mot à son adresse. Tout de suite. Madame ignore peut-être le temps qu'il fait; c'est à ne pas mettre un chien dehors.
   Mais, Baptiste, vous n'êtes pas un chien. {Батист, тотчас же передайте ему эту записку. -- Тотчас? Госпожа может быть не знает, какая стоит погода. Собаку на улицу не выгонишь.-- Но, Батист, вы ведь не собака (франц.). -- Рядом с этим текстом на полях помета: III.}
   
   Султан даровал {Далее было: амнистию} полную амнистию всем болгарским инсургентам, исключая шефов и зачинщиков и всех {Далее было: деятельно} участвовавших в восстании действием. Спрашивается, кому же он даровал амнистию? Всем не участвовавшим в восстании?
   
   В повесть Некрасову. Современный человек. И мстит за все обиды, которые никто ему не сделал и не думал делать.
   
   Некрасову. Я-то дурак, да и родом так, а вы... и т. д. {Рядом с фразой: Я-то ~ и т. д. -- на полях помета: IV.}
   
   Вот тот выезжает на любвеобильности. Любвеобильность хорошая вещь; но ведь можно и заездить клячу.
   
   "Journal des Débats". О, как обидно ему, что Конста<нтино>поль будет наш. Он жалуется, "Journal des Débats".
   У них главная и первая складка, их сущность, их главная черта -- в том, что существующее теперь будет вечно продолжаться. Умы их робки. О, он вольнодумничает, ему хоть сейчас коммуна, а на самом деле считает все эти камергерства незыблемой стеной. Тут много лакейского.
   
   Как не казаться ему, что тут des pentureux? {картины (франц.).}
   
   Жизнь хороша, и надо так сделать, чтоб это мог подтвердить на земле всякий. {Рядом с фразой: Жизнь ~ всякий. -- на полях помета: V.} <269>
   
   Женщины. Которые выразились даже в наших нетвердых идеалах. Татьяна -- и друг<ие>.
   
   У стояния была (то есть молилась). {Рядом с фразой: У стояния была (то есть молилась). -- на полях помета: VI.}
   
   Это была натура русского священника в полном смысле, то есть матерьяльная выгода на первом плане и за сим -- уклончивость и осторожность.
   
   Эка важность, корову купил. -- Прачков.
   Опричь Машеньки. Супротив Мих<айловского> театра. {Рядом с текстом: Эка важность ~ театра. -- на полях помета: VII.}
   
   Во Франции пролетарии без земли, а собственники насильщики земли. Братства нет, спокойствия во владении землею нет, тихой радости нет. И в результате получаются собственники французской земли, а не дети ее. {Рядом с текстом: Во Франции ~ дети ее.-- на полях помета: VIII.}
   
   Скорей не будет 1-го числа, чем "Вестника Европы". Коли "В<естник> Е<вро>пы" не вышел, то, значит, 1-го числа не было. Или: "Вестник Европы" не вышел -- ну, значит, 1-го числа не (будет) было. {Рядом с текстом: Или ~ было. -- на полях пометы: IX. X}
   
   Единственно возможное слово России о Константинополе: "Да, он нейтрален, но нейтральность эта под моим покровительством".
   
   Пустышка.
   
   Нет, в самом деле, на каком же языке я пойму латинский и греческий языки?
   
   Это какой-то господин, имеющий вид негосподина. {Рядом с фразой: Это ~ негосподина. -- на полях помета: X.}
   
   Без копейки и рубля не будет.
   
   "Голос" имеет вид дурака, которому дан голос. <270>
   Порядок: Казань и Каз<анская> бож<ья> матерь. Иван Грозный. Молодые люди, ищущие труда.
   
   Галерея стариков наших; их надо перешевелить.
   
   Фабричный, убивший жену (ну где бы то ни было), и извозчик (пегая лошадь) в Москве о своей покойнице жене и проч.
   
   Князь, я не верю вашей наружности, я всегда считаю, что ваша наружность есть ваш физический недостаток, а не нравственный, наружностью вы не джентльмен, а душою джентльмен. {Рядом с фразой: Князь ~ джентльмен. -- на полях помета: XI.}
   
   Злобных песен русский народ не слагал. Он поет, например, "Барыню", но {Рядом с фразой: Либерально-пресмыкающееся издание (Стасюлевич).-- на полях помета: XII.} с веселостью, а не с негодованием. (В "Барыне" больше веселости, чем негодования.)
   
   Мы перегнали. Да я с вамп и не равнялся.
   
   Либерально-пресмыкающееся издание (Стасюлевич). {Далее было: в барыне}
   
   NB. Христос есть бог, насколько Земля могла бога явить. {Рядом с фразой: NB. ~ явить. -- на полях помета: XIII.}
   
   И скуп, как копейка.
   
   Чацкому, если б его сослали! Ты всего-то из банной мокроты зародился, -- как сказали бы ему, {К словам: сказали бы ему -- незачеркнутый вариант: говорили} ругаючись, покойники из "Мертвого Дома" (а ведь половина, должно быть, теперь уж покойнички), когда хотели обозвачить какое-нибудь бесчестное происхождение. {Рядом с текстом: Ты всего-то ~ происхождение. -- на полях помета: XIV.}
   
   Чем больше вы удаляетесь от "фактицизма", тем лучше. <271>
   

СЛОВА И ПОГОВОРКИ

   Язык-то не лопатка, знает, что гладко.
   
   На грош амуниции, да на рубль амбиции. Чацкий.
   
   Сам как блоха, а возится как соха.
   
   Обшлепница.
   

Международный межеумок.

   Безукоризненно гантированный молодой человек, проглотивший множество модных увражей, но ум которого бродит {Вместо: бродит -- было: продолжает блуждать} в вечных тенебрах, а сердце жаждет всю жизнь одних аржанов. Со страстью к аржанам. Но в каких тенебрах не блуждал его ум.
   Обе фразы принадлежат двум нашим критикам (Дружинину и Авсеенко). {Рядом с фразой: Обе фразы ~ Авсеенко). -- на полях помети: XV.}
   
   Тот прежде дела умирает от соображения, что, дескать, век мой короток, все равно ничего не успею сделать. Соображение неправильное, и видно, что человек оторвался, от человечества оторвался. Что ж такое, что ты начнешь дело, да не кончишь его. Другие за тебя докончат, и Петр не кончил дело, а разве, разве что начал. {человек оторвался ~ начал вписано на полях.}
   
   Делай дело так, как будто ты век собираешься жить, а молись так, как будто сейчас собираешься умереть.
   
   Конца краю нет.
   
   (У нас так можно сказать: все что либерально, то и дрянно, то и пагубно.)
   А у вас (у Лароша) вместо сердца -- какой-то казенный кусочек (кусочек чего-то казенного) (нечто казенное) и т. д. L. {Рядом с фразой: А у вас ~ L. -- на полях помета: XVI.}
   
   Народ злой, изо всех сил злой.
   -- А вы злы, вы изо всех сил злы. <274>
   
   -- А они думают, что я за сапог (деньги) спрятал (то есть украл). {Рядом с фразой: А они ~ украл). -- на полях помета: XVII.}
   
   ... Чтобы служить связывающей идеей, около которой все бы единилось.
   
   Не единым хлебом жив человек. То есть человек, если только он человек, и сытый не успокоится, а накормите корову, и она будет спокойна так же, как и иной либерал, купивший, например, {Незачеркнутый вариант: наконец} на свой либерализм собственный дом. Г-н Благосветлов (достигнувший своего дома).
   
   Человек ограниченный (Белинский), который не в состоянии разглядеть в виноватом невиноватого, а в ином и праведном виновного. Уж у него, кого признал праведным, -- вечно праведен, а злодеем, -- тот вечно злодей. Книжки и женщины -- книжки.
   
   Он какой-то скучный? Да, какой-то несчастный. {Рядом с текстом: Он ~ несчастный. -- на полях помета: !!!}
   
   Чацкий. Принадлежит к нашему умственному пролетариату. Можно сказать: "Блаженны нищие духом", но трудно сказать: {К словам: но трудно сказать -- незачеркнутый вариант: не скажете} "<Блаженны> пролетарии духом".
   
   И уж как они тогда гремели и сверкали (то есть славились). {Рядом с фразой: И уж ~ славились). -- на полях помета: !!!}
   
   У нас не науки, а до сих пор все еще "научки", как говаривал в старину один редактор, издатель ежемесячного журнала, когда у него еще существовали отделы и рубрики и одна из них под названием "науки и художества": "Ну вот повестица, ну <275> там критичка, ну "научки" тоже -- вот и номерок составился -- хе-хе-хе...".
   
   Многие из наших писателей о народе так и остались обучившимися русскому мужику иностранцами. {Рядом с фразой: Многие ~ иностранцами. -- на полях помета: !!!}
   
   Вы, господа, вы -- всё величины серьезные и собою довольны. Я же в сравнении с вами -- трость, колеблемая ветром, и где уж мне быть собою довольным!
   
   И сколько тут обозначилось силы духа, которого у него, соломенного человека, никогда не будет.
   
   Да ведь не из пальца ж я высосал, слытал Же, стало быть, от кого-нибудь. {Рядом с фразой. Да ведь ~ от кого-нибудь.-- на полях помета: !!!}
   
   Ор. Миллеру. Любвеобильность -- вещь, положим, и недурная, но ведь можно и заездить клячу. Всё {Далее было: люби} одно да одно -- оно и присластится, не любовь то есть, а любвеобильность.
   
   Эта сытая корова, успокоившаяся подобно г-ну Благосветлову, насытившемуся от дел своих и достигшему собственного дома (на углу Надеждинской и Манежной) на углу Благонадежной и Манежной. {Рядом с фразой: Эта сытая ~ Манежной. -- на полях пометы: Торговля либерализмом. !!!}
   
   NB. Варьант о Благосветлове. {Далее было начато: Все эти} Надо быть честным и иметь обаяние чести на публику, без чего не достигнете доброго влияния никаким талантом. {Далее было начато: Все же эти} И в самом деле: взгляните на торгующих либерализмом, вот он собрался с силами и рискнул газетку. Теперь не многих надует. Теперь разве лишь дурак не знает, что чуть он растолстеет, и весь жар соскочит, и сытая корова наконец успокоится подобно г-ну Благосветлову, насытившемуся от Дел своих и воротившись в дом свой, и т. д.
   Или варьант... и успокоится подобно сытой корове, которой дайте есть, и она успокоится подобно г-ну Благосветлову, успокоившемуся и т. д. <276>
   
   Вы принадлежите к шатающимся по миру европейцам, впрочем в самом благородном смысле слова, и по миру надо считать вовсе не по миру, и я вовсе не верю, что вы заняли у скупердяя Виктора Гюго сто франков.
   
   У нас критика от руки, по вдохновению. Прочел несколько романов, а, давай я стану писать отделение критик. Вот почему столько бессодержательности. При огромном таланте можно высказать много чувств (Белинский), но все-таки не быть критиком. Но этюд (ученый!), как писатели (Шиллер, Жорж Занд) имели влияние на Россию и насколько, был бы чрезвычайным и серьезным трудом. Но этого нам долго ждать. История перевоплощения идей из одной в другую.
   
   Реалисты неверны, ибо человек есть целое лишь в будущем, а вовсе не исчерпывается весь настоящим. {Рядом с фразой: Реалисты неверны ~ настоящим. -- на полях помета: !!!}
   
   В одном только реализме нет правды.
   
   Фотография и художник.
   
   Зола просмотрел в Ж. Занде (в первых повестях) поэзию и красоту, что гораздо реальнее, чем оставлять человечество при одной только грязи текущего.
   При одной только "жизненной правде" (правде, по мнению Зола), из которой нельзя извлечь никакой мысли.
   
   Реализм есть фигура Германна (хотя на вид что может быть фантастичнее), а не Бальзак. Гранде -- фигура, которая ничего не означает.
   "Не может не стать почти русской силой" (тут поставлен вопросительный знак). Да как же не сила? Этому удивляются! Пушкин и "Кавказский пленник" -- разве не сила. Жуковский и влияние с ним Шиллера -- разве не сила. Зарождающийся социализм и Белинский -- да неужто и Белинский не сила? Именно всё это сила и даже страшно себя проявившая.
   Что за странное сомнение, что за странный вопросительный знак. <277>
   
   Пятница, 24 мая 1874 г. О М. Л. Языкове в "С.-П. ведомостях". <278>
   
   Европейская дипломатия, вступаясь за славян
   
   Россия дала залог миролюбия.
   
   Piccola bestia.
   
   Халаты. Моя идея о Константинополе.
   Размеры Баден-Бадена.
   Фюрстен Липпе-Детмольд.
   Павшие офицеры -- изувеченные.
   Разочарование. Марк<ов>, "Вест<ник> Европы".
   Молодые люди просят работы.
   Ответ Селину. Правда ли, что было народное движение. {Рядом с фразой: Правда ли ~ движение. -- на полях помета: NB.} Прачков -- Рагозину, Герцену.
   О дуэли.
   

СЕНТЯБРЬСКИЙ No

   О чиновниках, что для кого сделано, они для России или Россия для них. Петр Великий помещик. Идеалист.
   
   Франция уничтожена, ее нет в Европе.
   Союз. (10 миллионов французов в данный момент отказываются быть французами и защищают свою родину.)
   

ОТВЕТЫ НА ПИСЬМА

   NB. Перечень курьезов за месяц. (NB. Завожу отдельную рубрику.)
   
   "Голос" и pronunciamiento. {военный переворот (исп.).}
   
   "Вестник Европы", с иронией о провозглашаемой нашей зрелости. (Ослы!) Но всякое доброе единение есть уже зрелость, а вы проповедуете разъединение. Мало того: единение есть высочайшая зрелость, последнее слово ее, французы черт знает что отдали бы за единение.
   
   Единственно возможное слово России о Константинополе: "Да, он нейтрален, но нейтральность эта под моим покровительством". Константинополь международный город, значит, вечная драка за него и не кончен Восточный вопрос. Константинополь русский. {Рядом с текстом: Единственно ~ русский. -- на полях помета: Баден-Баденство.}
   
   Россия дала залоги такого миролюбия, какого не представляет почти вся ее история.
   
   Письма: приищите работу, уроки. Если вы добрый человек. Труднее, чем вступить на престол. Проект общества. Частное. Казенный миллион.
   
   Государство дает. Гордость их благотворением не должна обижаться: образованные члены общества выйдут -- пожалуй, обязательство возврата из жалования.
   Рассадник требований чиновников для правительства. <88>
   
   О павших и изувеченных русских в Сербии (офицеров и солдат). Предлагаю обратить на это внимание. Собранные уже деньги.
   
   Европейская дипломатия, вступаясь за славян, все более и более отнимает у нас наше обаяние на славян. Баден-Баден.
   
   Нельзя выгнать орду турецкую из Европы. Не надо. Иван Грозный и Казань. Будут продавать халаты. (Будет страшное-де потрясение. Тут ровно ничего не будет и никакого потрясения.)
   
   Молодые люди, работы.
   
   Фабричный, убивший жену, ну где бы то ни было, мужик на пегой лошади.
   
   Письма семьи Герцена. {Рядом с текстом: Нельзя выгнать ~ семьи Герцена. -- на полях пометы: Порядок. NB.}
   
   О пьянствующих офицерах в Белграде и через два дня умирающих (фельетоны Висковатова).
   Насчет Суворина и грубости нападок на него.
   
   Статьи Маркова, "Вестника Европы", "Голоса", No 252, 12-го сент<ября>.
   
   Piccola bestia.
   
   Вопрос о дуэли.
   
   -- Князь, я не верю вашей наружности и т. д.
   
   Обратная минута, минута сомнений. Пьяные офицеры (Суворин, Висковатов). Поднялась ли Россия или нет? ("Голос", 12 сентября о Немировиче-Данченко). Статьи {В рукописи: Статья} высшие: Маркова и "Вестника Европы".
   
   "Вестник Европы": было и при кандиотах и при гостях-славянах, а что вышло? -- А что же было дурного? Почему дурно собираться в единение. Сидеть в углу и пыхтеть: как мы умны, о, как умны! <89>
   
   "Г-жа такая-то, в роли молодой вдовы, выразила энергический тип молодой девушки..." -- Вот что значит писать готовыми фразами (наперед сочиненными).
   
   Дуэль, дикие нравы, происшествия в мае в участке с оскорбленной капитаншей.
   
   Помещики и дети их, спускающиеся до типографских наборщиков.
   Идеи чести и проч. не было. Не было чем заменить крепостное владение. (Где же лучшие люди?)
   С другой стороны, семейства людей (А. М-ча).
   Без лучших людей земля не стоит. Где же лучшие люди? {Рядом è текстом: Дуэль ~ лучшие люди? -- на полях помета: NB.}
   
   -- Нет семьи, -- говорит Щедрин.
   (Война была бы полезна, а не вредна.)
   
   Во Франции общество -- коммуна и буржуа. Две ясные партии.
   У нас не явилось партий. Хаос. Нужны лучшие люди.
   
   Ответы на письма.
   Наша глупость всегда скажется. (Краевск<ий> о pronunciamiento.)
   
   Восторженное признание королевства Милана. Тут протест против Порты, против status quo и против всех притязаний Австрии на Балканский полуостров. Это именно в русском духе. Ура!
   
   Макс. Цитует слова Марлинского (бессмысленные) об историческом выстреле и восхищается ими.
   Марков -- "Голос", No 249, сентября 9. "ИДЕЯ И ЦИФРЫ".
   
   Ответ Селину (Прачков).
   
   Посещение молодых людей -- офицеров, в сравнении с народом -- тоже искренность. <90>
   
   "Новое время", No 196-й. Чрезвычайно слабая передовая статья о том, что заяви только Россия о своем бескорыстии и что не будет приобретать территорий, то вся Европа будет за нее. Вздор. Независимые славянские княжества еще опаснее Европе: она понимает, что они всегда будут слушаться России.
   
   Идея. Дело не в равновесии Европы теперь: нечего России к нему обращаться и ему угождать, а надо смело нарушить его {В рукописи: ее} и создать новую комбинацию двух или трех сил. Германия и Россия. Вот почему вопрос: кто позволит взять Константинополь, есть глупость. {Вот почему ~ глупость, вписано.}
   
   Правда, два огромные соседа всегда кончат тем, что съедят друг друга, но когда еще это будет. (Англия будет ссорить.)
   
   "Новое время", No 196. {Далее было начато: Протест} Согласие комиссии скупщины на королевский титул.
   А в No 195 цитуется о том, как "М<осковские> ведомости" в ответ "Agence Russe" Краевского заявляют, что никогда они не давали такого глупого мнения, как выдумал Краевский в своей телеграмме.
   
   NB. Краевский просто с глупости (не без тайных денег, конечно, откуда следует получить их).
   
   Но я говорил о "Гражданине", которого предполагаю на чьем-нибудь тайном жалованье. На чьем же? Ну хоть от Ф. П. Баймакова.
   
   Легион. Что за легион? Нечто штатское. Эскадрон.
   
   В Австрии кутит Венгрия, полная ненависти к России. Считает себя за первоклассную державу. <91>
   
   Равновесие Европы отрицается. При Наполеоне I его не было. Потом учредилось, но кто хотел и кто мог, тот нарушал его, а другим служило для придирок. Я уже писал: смел с лица земли империю. России надо быть самостоятельною. Мы оттого верили в равновесие, потому что поверили в нашу самостоятельность, или, лучше сказать, в серьезность нашей самостоятельности. Мы преклонялись перед Европой. Теперь эмансипация наша от Европы наступает.
   
   "Вестнику Европы". Остроумие есть дар -- долговязое положение. Отрицаете, а не знаете, что сказать. Зайцев. Вы не похожи на прежних -- Белинского, Герцена. Вы -- торгующие либерализмом и выходящие в 1-е число. Старые п<- - ->ны -- песок сыплется, {Далее было начато: Либера<лы?>} выродились из прежнего, в нечто либерально-пресмыкающееся. Туда же, острить. {Туда же, острить, вписано.} Ах вы парикмахеры! Я не скажу, что у вас нет ума: обыденный ум у вас есть, но повыше чего-нибудь у вас действительно нет. Вы средина. {Я не скажу ~ средина. вписано на полях.}
   
   Либерально-западническая партия, желающая как можно менее самостоятельности для России.
   
   Остроумие есть дар, и если вы его не имеете -- зачем вы пускаетесь?
   
   "Вестник Европы". На чувстве, а не на убеждении -- ребеночек: дай, барин, грош ради Христа (стр. 351), и ребеночек умирает, и нищий делает взлом. (Вагнер. Как бестолков.) "Не знаем, с кем воевать". -- "Нельзя желать войны". -- "Кто же войны желает, но освободить надо". -- "С кем же воевать?" Глубокомысленный вопрос, а у самого откусят нос.
   
   Какая забота о магометанах: что будет, если казанский татарин пожертвует? Поблагодарят его, пожертвование примут и будут на его счет успокоены, что он не предан фанатизму и проповедь мусульманская до него не коснулась. И отчего вы так заботитесь ~ татарине или кавказце? Понятно: вы хотите <92> выставить, что "единоверчество" есть ретроградство, фанатизм и что мы нашего татарина начнем в отмщение за славян живого жечь? Зачем же вы извращаете факты? А еще о полицейское сыскном порядке заговорили. Злобные инсинуации. Либерально-пресмыкающиеся.
   
   А славяне действительно за веру избиты, как райя, поганая райя. Перейди они в магометанство, и они тотчас же бы стали равными. Вот посоветуйте!
   
   "Еще более возвышенный, чем единоверие". Почему "еще более возвышенный"? Единоверие, то есть общая вера, {Вместо: общая вера -- было: вера в} в то, что в Евангелии сказано Христом окончательное слово развития человеческого. -- Вера заключает в себе все гуманности и все самые возвышенные точки зрения, а люди Евангелия красивее вас. Почему же мне жалеть о 12 000 избитых и в то же время не жалеть (гораздо больше), что избиты они за лучшее свое дело и качество, за христианство и за веру во Христа.
   А пуще всего то, что так народ относится, а вы этого не можете понимать. Факт, как бы вам он не нравился. {Рядом с текстом: "Еще более возвышенный ~ не нравился. -- на полях помета: Фактическая точка.}
   
   Garibaldi; la république avant la France. {Гарибальди; республика прежде Франции (франц.).}
   
   Воевали две равносильные державы, и не пришел бы помогать Гарибальди. Но кончился Наполеон, и настала республика, и Гарибальди пришел помогать молодой республике и республиканцам.
   
   Спросим себя, что вышло из всех тех зрелостей и стали ли мы зрелее? Конечно стали. Если б мы не встречали Палацкого и кандиотов, то играли бы в карты. Позвольте же нам порадоваться, что мы не играем в карты. Вы хотите, чтоб все застыло в величествии, чихнуть не позволяете, живая жизнь. Почему же не зрелее? Ведь вот читали же "Вестник Европы". И чем же дурно, что <93> мы, может быть, несколько преждевременно порадовались своей зрелости? Да это со всеми народами, во всех народах, это живая жизнь.
   
   Франция не то сделала для Италии. Заметьте себе, что тут ничего не сделала Франция и Наполеон, что Франция очень-таки не сочувственно смотрела потом на подвиги Гарибальди и сказала "jamais". {никогда (франц.).} Франция очень покойна была в то время. Разве стала считать себя более зрелой, чей прежде? Это смешно. Общество было недовольно Наполеоном, эпоха смешанная, а в первую революцию Франция, основанная во Франции, гордилась собой и действительно считала себя зрелее. А уж при Наполеоне-то I как гордились собою все 2/3 или даже 3/4 его царствования, до тех пор, пока буржуазное восхищение поддалось наконец разочарованию, а вместе с тем и проснулись подавленные революционные силы.
   
   Просто педант, жалкий учитель, аттестат зрелости. Да тут совсем другое. {Далее было начато: Кто не} Вам кажется, умирать легче (вот "Вестник Европы" издавать, конечно, более ваше дело). Пусть легче, но ведь кто не может более легкого, тот не сделает и более тяжелого. Если мы считаем жертву за славян долгом нашим, то в результате воспитываем в себе хотя чувство долга. Вы же прямо приглашаете перейти к мелочной работе внутреннего совершенствования. Но где вы найдете чувство долга к тому, если не воспитаете долг прежде. Одно без другого не выйдет. Совершенствование человека, как и нации, есть цельная органическая работа. Вы говорите, что вы не осуждаете пожертвований, но вы хотите, чтоб мы, жертвуя, не чувствовали никакого удовольствия. Да у вас никакой жизни не выйдет. Глупый, тупой учитель. Пустышка. Вы, пожалуй, скажете, что боитесь, чтоб мы, удовлетворясь подвигами, не сложили рук на дальнейшее. Но какой <94> же дурак это сделает и что за глупая мысль. Но именно тут-то и родится, {Вместо: родится -- было начато: коп<ится>} усилится и уничтожится чувство долга к дальнейшему. Иначе оно и не приходит, как постепенною жизнью. Вам бы хотелось, чтоб мы не радовались на себя, не чувствовали бы упоения? Но тогда не было бы совсем и жертв. И сидели бы на месте и играли в карты, как играли всё нынешнее столетие {К словам: все нынешнее столетие -- незачеркнутый вариант: двести лет сряду} перед этим. Жизнь иначе не делается, как так. Опасения же ваши за аттестат зрелости столь наивны, что странно представить, как могло быть истрачено столько бумаги и чернил на такие пустяки. Пропись.
   
   -- Культурные и мистические верованья.
   -- Я вам ни одного мистического верованья еще не дал. Вы считаете человеколюбие выше.
   Это потому, что вы в зуб не знаете вопроса. Я православие определяю не мистическими веров<аниями>, а человеколюбием и этому радуюсь, там блудница и тайна, а у нас нет ее. Этот воз нравоучений. Либерально-пресмыкающиеся. {Этот ~ Либерально-пресмыкающиеся, вписано на полях.}
   

Остроумие

   Сколько глупости у нас, выгнать турок из Европы.
   
   Константинополь наш.
   
   Молодые люди, работы.
   
   Нет, лучше я не подам. Тут чем хуже, тем лучше. Их расплодится больше, и тогда {Вместо: и тогда -- было начато: а толь<ко>} государство увидит, что надо их всех сделать богатыми, и уничтожит нищих, и т. д.
   Но так я буду думать, как тяжело в желудке, или засыпать на холоде, да и в последний раз, а потом уж буду рассуждать о принципах.
   Вы скажете, что такого дурака не будет, да ведь вот вы же говорите. Обыкновенный ум признаю. {Обыкновенный ум признаю, вписано на полях.}
   
   А между тем при всей высоте их ролей, сколько ведь низостей-то!
   
   Вот знали, кого привесть в пример! Трудно представить себе, до какой степени способны дать себе аттестат зрелости и восхищать собою европейские народы, до того что и не знают, сколько в них гадкого. {А между тем ~ гадкого, вписано в верху листа.} <95>
   

13-го сент<ября>

   "Новое время" No 195. Похороны Раевского. Из Тамбова секта очищенцев. Адресе николаевцев. Протест "Москов<ских> ведомостей" против бессмысленной телеграммы "Голоса".
   
   "Голос", 12-го сент<ября> -- сомнения и проч. "Вестник Европы".
   Крит. {В рукописи ошибочно: Крот} А развились ли мы. Как же нет? (ваше слово доказательств точных, не спрашивайте же и с нас). Получилось все то, что можно получить. Райские птицы еще не летают. Это правда, да ведь их никто и не ждал, но общество стало серьезнее, стало податливо и стало знакомиться с известным циклом идей и политических воззрений, а не играть в карты -- и слушать либерально-пресмыкающуюся, спокойную, самодовольную наставительную болтовню. Вы вот про зеркало говорите, нет вот, тут-то в зеркало смотрятся, так смотрятся. Иначе откуда бы взяли такой воз нравоучений, праздных и никуда не нужных? Ну кому в голову придет -- что аттестат прелости сделает нас равнодушными? Апатия, напротив, сделает нас равнодушными. {Рядом с текстом: Крит ~ равнодушными. -- на полях вписано: Крит}
   
   Вы скажете, что нет никакой зрелости в пожертвованиях, в служении и в умирании. Нет, позвольте заступиться, есть, и значительная. Прекрасно, если такое чувство обхватит всех: лучше равнодушной апатии и эгоизма или карт или сивухи, француженок и проч. И хоть те не перестали, но все же уменьшились. Пробила всех идея и чувство, значит, доросли до идеи и до чувства. Это есть некоторая и даже значительная степень зрелости, и почему же не порадоваться ей? Похвалить нельзя ли, что ли? Да почему же нельзя? Вы-то не хвалитесь, что ли? (в зеркало.) Вот беда, если мы так и останемся и дальше не пойдем. {Рядом с текстом: Вы скажете ~ не пойдем. -- на полях вписано: Атт<естат> зрелости.}
   
   Позвольте вам сказать, что Франция ровно ничего не сделала для Италии. Тут Наполеон и политик<а> (отчасти после Орсини). Страшно влияет иной раз этакая личная психологическая штучка. Была бы другая политика -- вышло бы другое. А Франция и шевельнулась бы. Это не значит, что там нет сторонников, работников, буржуа. Большинство любит идею подчинения Италии, {Было: Франции} даже республик<анцы> смотрели на Гарибальди и потом "jamais". И все-таки я не думаю, чтоб это было так трезво. Какой еще унизительный пример насчет Гарибальди. <96>
   
   NB. Сперва о зрелости, а потом о единоверии, о татарах.
   Уничтожены ли у нас где-нибудь инородцы в пользу великорусов. Вот ведь охота такой казенщиной пробавляться. Татары. О церкви и православьи пишет Достоевский остроумно. {Татары ~ остроумно, вписано.}
   
   Отделить судьбу мистическую от гражданской. Тут речь вовсе не о том, {Вместо: не о том -- было: не о вере} об чем вы думаете. Хотя элемент веры очень важен в народе. Здесь же, в настоящем случае, элемент веры в живой жизни, есть честь, совесть, человеколюбие, источник всего -- Христос. Что ж, вы, что ли, лучше Христа? Я вам не представил ни одной мистической идеи.
   
   Да, конечно, с одной стороны...
   Но если взять с другой стороны... Что лучше: с одной стороны и с другой стороны, или наивный Вагнер?
   
   Вы fruits secs. {бесполезные люди; букв.: сушеные фрукты (франц.).} Вы не Грановский.
   
   Что вот, дескать, все увлеклись, но один остановил.
   
   Аттестат зрелости, давали лишь писатели, а сочувствие к кандиотам все же было искреннее.
   
   Чего же вам хочется? Чтоб потилицей жертвовать, что ль. Не увлекаться, без поэзии. Нет, вы отнекиваетесь. Так чего же? А вот чтоб не забыть, что все-таки мы не зрелы, и в гордости оставить {Было: не взять} дела, которые у нас самих, и т. д.
   Да кто ж это забудет, какой дурак!
   
   Театр. Опера. Все в восторге -- опера оперой, но не забыть, что у нас есть вопрос о полиции, или бал -- не забыть грамотность. Да не забудем -- все в свое время! Но вы скажете, это нейдет, не то <97>, несоизмеримо.
   Ну в школе сидят, но не забыть, что есть больные.
   Ну на Бородинском поле -- и это хорошо, что вы так сражались, но не забудьте, что есть много гражданских дел.
   
   Казенный либерализм.
   
   Шаблонное человеколюбие, либерально-пресмыкающееся направление.
   
   "Угрюмые тупицы" либерализма.
   
   Главное. Теоретическое отношение к делу, то есть, если хотите, даже и не теоретическое, а просто -- лениво домашнее, тут мысли нет, тут шаблон.
   Насчет же политической зрелости я не виноват, если вижу ее лишь в народном чувстве (присутствие и возможность этого чувства есть очень важный факт и результат) {Над словом: результат -- вписано: зрелость} и еще пущей, может быть, в том, что и из интеллигентного класса многие сошлись и чувством и делом с народом. Касательно же сознательного отношения к делу -- то журналистика не очень отличилась. Одни лишь "Московские ведомости" на высоте зрелости. Отношение к делу -- а из прочих я бы назвал немного, очень немного газет серьезных, а чтоб всегда им верил, то почти ни одной.
   
   Орсини, а еще вернее будущее опекунство. Франция и романские племена. Тьер. Вспомните, что Франция очень верна своим историческим преданиям.
   И когда потом Кавур стал продолжать свое дело, а Гарибальди захватил Неаполь, -- думали ли вы, что Франции это было приятно, да и не то что Наполеону, а Франции?
   А знаменитое "jamais". (Не помните?) <98>
   
   Франция ух не любит благодетельствовать даром. Захват, Наполеон I. А у нас бескорыстие. Вам это указывали. Тыкали пальцем, да вы не обращаете внимания. "На православное дело". Вот тем-то и хороша эта формула, что в ней бескорыстие. На дипломатов наших будет иметь влияние.
   
   И опять: "Франция больше сделала". Но ведь с Сербией покончено. Но движение народное все же благонадежнее, чем расчет политики Наполеона III. {Рядом с текстом: Франция ух не любит           ~ Наполеона III. -- на полях пометь: Франция.}
   
   Воображаете, что они аттестат зрелости и забудут главное: все это фантастично, все это не так, как в жизни делается. Старые, неисправимые идеалисты.
   
   Пуганая ворона куста боится.
   
   Думаю тоже, что и немцев нельзя в очень уж большой скромности и воздержности упрекнуть. Разве вот англичан? Те так скромны, так принижены, можно даже сказать. {Рядом с текстом: Думаю ~ сказать. -- на полях помета: Англичане.}
   
   ВОТ АКСИОМА : никогда не будет такого момента (такого состояния вещей), чтоб Константинополь не был чей (чьим)-нибудь (не принадлежал кому-нибудь). Это аксиома. Ее нужно заметить.
   
   Даже и теперь могла бы быть (в фантазии, разумеется) такая комбинация, при которой одной силе достался бы Восток, а другой Запад, и кто против этих двух сил? Я не говорю, что это будет, или должно быть, я против такого решения, я говорю только, что факт этот мог бы быть.
   
   Рутина, блаженствует и вдруг является Наполеон <99>, Бисмарк, чудо, но опять привыкают, опять блаженствуют, и вдруг опять комбинация, опять чудо. Характеристика простоволосых в том, что они при каждой комбинации считают всё уже законченным, являются слова: равновесие (никогда не бывшее) и проч.
   
   Пока существовала Казань, нельзя было предсказать, кому будет принадлежать европейская Россия: русским или татарам?
   
   Мы поблагодарим татар и что же далее? Что вы хотели сказать? Вы что-то хотели сказать?
   
   Вы насчет зрелости: эта фраза в последнее время стала производить неприятное впечатление, вы за нее и ухватились... Да кто же думает, что совершенно созрели и что надо остановиться. Какому глупцу придет на ум эта мысль. А потом, какому педанту... пришло в голову порисоваться.
   
   О том, что турки всячески нарушали перемирие и переводили свои войска из одного места в другое. "Н<овое> в<ремя>", No 197, 15 сент<ября>. Совр<еменные> изв<естия>.
   
   Бедные наши солдаты, бедные наши севастопольцы с Георгиями, старые наши майоры, санитарные отряды и походные церкви -- все это социалисты и коммунисты! Уроды и уродики! Однако ж они могут достигнуть некоторой цели. Михаил Григорьевич, бедный социалист. "Новое время", No 197. Восточные дела. Корреспонденция "Теймса" из Вены. {"Новое время" ~ из Вены, вписано на полях.}
   
   Вот слова "Москов<ских> ведом<остей>" о социализме и избиении социалистами болгар, No 234 (14 сентября). Передовая.
   
   Равновесия европ<ейского> не существовало. Правда, дипломатическое давление Европы {Далее было: бывало и} в пользу прав и обязанностей равновесия бывало иногда весьма сильно для иных держав... но это были овечки. Для волков же ни разу закон не был писан. Я только замечу, что волком в нынешнее столетие Россия ни разу не была, а всё овечкой, правда, добровольной и рыцарской овечкой, но все же овечкой. <100>
   
   "Москов<ские> ведом<ости>" лучшая из газет. Остальные желтороты. Желтороты даже и седые из газет. Нравится, что вот и я еще сужу о политике, да еще о каких делах-то! Есть {Было: Особенно есть} мелкие черты желторотости: называть английского первого министра премьером (вероятно, так его называют по-английски). Когда жидишку Дизраэли сделали виконтом Биконсфильдом -- это было у нас чуть не праздником для газет. Подумать, что иные нарочно писали об Англии, чтоб употребить выражение "лорд Биконсфильд". Да и вообще иностранные собственные имена возбуждают у нас обаяние: ну как сравнить, например, по величию благозвучия такие собственные имена как, например, {такие ее например вписано.} "лорд Дарби", "лорд Сомерсет", "Герезон Давоншир" -- в сравнении с такими именами как Нарышкин, например, Салтыков, Плещеев или князь Репнин, Козловский, {Вместо: в сравнении ~ Козловский -- было: или с Нарышкиным, например, с Плещеевым, с князем Козловским.} Ростовский, Кутузов. Уступают решительно. "Сомерсет" -- так уж и слышно, что он Сомерсет. Это нечто важное, ну а что такое наше русское имя. Монтано, например, как грациозно, и строго и грациозно. А тут Иванов, Куприянов -- фу, как неблагозвучно.
   Что тут такого? Любование ли тем, что он премьер, а не просто первый министр, подшучивание ли над этим (только вряд ли?), фамильярность ли маленькая газеты с английским министерством (ну, это очень может быть) или просто невиннейшая из похвальб, что вот, дескать, и я знаю, что в Англии первый министр называется не первым министром, а премьером. И в самом деле: когда он пишет "премьер Биконсфильд", то это увеличивает {Было: возбуждает} в нем чувство {Было: какое-то чувство} собственного достоинства, как будто и он премьер или по крайней мере на высоте событий и, уж конечно, понимает теперь всю политику. {Далее было: А если он не премьер, так около премьера вертится. Текст: Что тут такого ~ политику. -- вписан вдоль полей и в верху листа.}
   
   Биконсфильд, Израели романист, верно, сам сочинил, какая прелесть. А если и была такая земля, и проч.
   
   Конечно это всё доказательства {К словам: всё доказательства -- незачеркнутый вариант: заметки} ничтожные (о политической желторотости газет), но ведь параллельно с тем и всё остальное. <101>
   
   Сомерсет -- и вдруг в сравнении с тем Стасюлевич -- какое неблагозвучие!
   
   Бородинское поле, вы умираете, но это всего легче, гораздо труднее обратить внимание на свои гражданские несовершенства, на изучение края.
   -- Не замай, барин, обратили внимание, дай только здесь-то дело кончить, не мешай.
   -- Я ничего и не говорю и даже не желаю мешать. Я отойду в сторону, подальше, в ретирадное место, откуда и буду делать мои наблюдения над этим, {откуда ~ над этим вписано.} весьма, впрочем, легким делом, но я лишь боюсь, что вы возгордитесь, дадите себе аттестат зрелости, тогда как...
   -- Да дай пожить-то, барин. Ну, попразднуем маленько, не без этого, а потом и дальше пойдем. Да и нигде, нигде так не делается, чтоб не попраздновать маненько.
   Мы ли хвалимся, французы, те, эвона, на весь мир как хвалятся! А англитане-то! А немцы-то...
   Но о французах именно и пишете и даже в пример подаете. Освобождение Италии. Какое странное понятие о фактах!
   Константинополь. Вернее всего, что его оттягает Англия, то есть все будет поддерживать Турция, ее либерализм, величие, необходимость и независимость, а как дойдет до крайнего момента и как увидит, что нельзя больше, то возьмет и займет его. Она даже начала: Египтом и Безикской бухтой. Так что России придется иметь дело уже с Англией, а у Турции, полагаю, она никогда не решится занять Константинополь.
   Черняев: я оставил без ответа, ибо что можно тут отвечать, чтоб ответить, нужно начинать ужасно сначала, а в ином обществе и при иных вопросах это не только неудобно, но даже и неприлично.
   Египет, "Москов<ские> вед<омости>".
   У нас способнейшие люди не понимают Восточного вопроса.
   
   Аттестат-то созрелости, пожалуй, дадим: почему махонькую не пропустить, погордимся.
   
   БОРОДИНО.
   
   -- А на нас-то извольте посмотреть: мы бы вот сейчас ударили...
   -- Нет, я лучше удалюсь в сторону и оттуда буду сочувствовать. {Аттестат-то ~ сочувствовать, вписано вдоль полей и в верху листа.} <102>.
   
   Piccola bestia, -- умирают от тарантула вовсе нечасто.
   
   Стушевался.
   
   NB. 1) Может, пустяки, а может, страшное и радикальное потрясение политическое.
   2) Кто боится тарантула: не думаю, чтоб биржевые жиды и бессердечные дипломаты. Честные люди, они тверды, но нельзя не бояться. Война хоть и добро. У нас сомне<ния> в офицере, в движении общества. Желторотость газет.
   
   ЛУЧШИЕ ЛЮДИ. Главное. Где лучшие люди? Мы не остались при сословии и предрассудке, а лишь при идеале. Литературный идеал -- демократ. Народный -- идеал доброго человека лучше. К тому же принципы вроде "учение свет". Всё вместе {Вместо: Все вместе -- было начато: В выс<шей>} в высшей степени демократично -- заметьте себе это. Чиновник, сделанный Петром (идеал хорошего человека не удержали), никому в голову не придет, что статский советник и действ<ительпый> дается за совершенство нравственное, тогда как в строгом смысле так и должно бы быть, да и при установлении так и рассчитывали, это несомненно (или хотели заменить род (местничество); местничество где-то изображено вроде подавленного чудовпща, и на место его явились чистые ангелы регистраторы, надворные и статские советники). По крайней мере чин определялся вселять столько уважения, а носящий его определялся до того с достоинством соблюдать его, чтоб и общество и народ признал его за всё самое лучшее. Но не так. Восторжествовал демократизм. Но ведь это лишь идеал, а в действительности {а в действительности вписано.} <не закончено>. Но начало чести... {Далее было: и т. д.} 200 лет прививок, кроме того, человек есть человек: высший идеал простить и величием невозмутимости своей, спокойствия своего при обиде -- невольно покорить. Но когда еще люди будут таковы? Между тем закон <103> прямо требует идеал: прости. И не соображает ответа: но ведь я ношу шпагу, где же честь, иначе цинизм, и вам же, обществу же вред. Но ведь простить из идеала -- только свято, а простить из цинизма, из срама, из цинизма эгоизма, т. е. трусости, -- подло. Но есть законы, -- говорит закон. То-то и есть, что нет.
   
   Неуловимость сильнее всего.
   Карлов, собаки, ну какой мировой судья
   На детей, на жену (которых общество всегда поддерживает. Письмо корреспондента).
   Да, корреспондент прав, и этого нельзя вынести, общество начнет вас презирать и не уважать. Восстановить себя можете, лишь сами убив.
   

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ КОНСПЕКТ СЕНТЯБ<РЬСКОГО> No

   Слушали проект каких-то немцев, а не мой. {Фраза: Слушали ~ не мои. -- вписана на полях.}
   
   Piccola bestia. Халаты. Восточный вопрос. Египет, Черняев. Константинополь наш, равновесия нет. Новый фазис политики (двойни).
   Вестник Европы, (весь ответ).
   Рагозину. {Вместо: Рагозину -- было: Селину}
   Об дочери Герцена. {Вместо: Об дочери Герцена -- было: Селину}
   Селину. О дуэли и Печорин.
   Последняя страничка о событиях. <104>
   
   "Современные известия" воруют у меня, только пишут глупо. "Новое время" в восторге, No 198, 16 сентября.
   
   О, "Вестник Европы" -- говорит, что он не хочет мешать народу, и, однако, движение народа ему ужасно противно. Это Грановский, после статьи своей, увидевший движение народа именно в том смысле, в котором он отрицал его.
   
   Кандиоты. Это дело делается инстанциями: сначала кандиоты, потом гости-славяне, потом встреча броненосца -- почему всему этому не быть.
   
   Мы созрели -- никогда этого не будет. Если б и явились этакие чудаки, то сейчас подле явились бы другие, и нигде как в России: дух отрицанья, дух сомнения. Более как в России нигде, а вы выставляете Францию.
   
   Основание в Европе -- две силы.
   
   Англичанин кажется скромным? Или немец: в самом деле смиренный-то человек, а скромность-то какая! А недовольство-то собой какое, начиная с Бисмарка и Рихарда Вагнера до Ревельского... {Рядом с текстом: Англичанин ~ до Ревельского... -- на полях вписано: Немец. Англичанин.}
   
   Остроумие. И если вам бог не дал, то нечего и решаться на остроты. Почтенное навьюченное нравоучениями существо.
   
   Статьи восточные из "Вестника Европы" полезны для ума, но... видите ли, я более люблю -- уж лучше кончу. {уж лучше кончу, вписано.} <105>
   
   Европейскому равновесию повинна одна Россия.
   
   Вы идеалисты 40-х годов, но вы устарели и обратились в нечто хотя и весьма почтенное, но навьюченное целым возом устарелых неподходящих {Незачеркнутый вариант: готовых} нравоучений, ненужных, первобытных, до того, {Далее было: устарелых} что даже стыдно читать. А впрочем, тут может быть просто ленивое отношение к делу, нечто либерально-пресмыкающееся по шаблону. Уступает Белпнско<му> Грановск<ий>.
   Ну кто испугался за то, что мы дальше не пойдем, потому что возгордимся и успокоимся? И кто может принимать это за серьезное и глубокомысленное? А впрочем, вы, может быть, и в самом деле испугались, от вас это станется. {Текст: Уступает ~ станется. -- вписан на полях.}
   
   Изучите православие, это не одна только церковность и обрядность; это живое чувство, вполне, вот те живые силы, без которых нельзя жить народам. В нем даже мистицизма нет -- в нем одно человеколюбие, один Христов образ.
   
   ЭТО
   Я не отрицаю в вас ум, но ум, конечно, не по мерке русскому движению и Восточному вопросу. О, конечно, статьи восточные из "Вестника Европы" полезны для ума, но... но уж лучше я тут кончу.
   
   Да отчего же и не похвалиться? Ведь нас все так ругают, и сами мы так себя 30 лет сряду ругаем. {Рядом с текстом: О, конечно ~ ругаем. -- на полях помета: Аттестат зрелости.}
   
   Признайтесь, что вы хотели сострить, а? Но видите ли: остроумие есть, во-первых, дар природы и... а впрочем, я тут прерву: к чему прикасаться к наиболее щекотливым пунктам. Раздражен. Я бы желал, чтобы обращались лучше, не то и мы сумеем ответить.
   
   ... Многие люди, ординарные умом и отсталые, но по ограниченности своей считающие себя на высоте движения.
   Вы оказались не на высоте движения, вы его не понимаете. Это неменьше, это наибольше. Тут встреча наша с народом. Оказались не способны мыслить, правильно чувствовать, не способны ни на что решиться, погибнете под вашим возом {Незачеркнутый вариант: ворохом} либеральных нравоучений и проч. {погибнете ~ и проч. вписано на полях.} <106>
   

ГЛАВНЕЙШЕЕ

   "Новое время", No 201, воскресение, 19 сентября. Статья: "Что делать?". С английского "Daily News". Программа английских либералов.
   

ВАЖНЕЙШЕЕ

   22 сентября, "Голос". Мнение "Journal des Débats" об обществ<енном> мнении России, так же легко возбуждается, как и потушается. Ввернуть в ответ "Вестн<ику> Европы", в месте о критянах и проч.
   
   За единоверие или не за единоверие.
   Да помогите просто. Ведь стоите же вы за татар.
   Тот за веру, тот за то, что они свободу, а все слабым угнетенным и избиваемым. <107>
   

ВАЖНЕЙШЕЕ

   Если б они были не настолько развиты, чтоб драться за свободу.
   А оказались бы до того забиты, что уже и не мечтали бы о свободе, а просто выли бы над своими ребятишками, у которых мучители отрезывали по одному пальчику каждые пять минут, чтоб продолжить их мучение в глазах отцов (так же было), то на вас вдруг нападет холодность: нет, они не возвысились до понятия о свободе, сего единственного блага людей, а посему я и удержу мои пять руб<лей> в моем портмоне. Ваше-то понимание ведь тоже христианское, а? Как вы думаете? А потому нечего вам стоять фертом перед народной формулой на православное дело.
   

Удаляться на печь

   Никогда не удостоят вникать в реальную правду вещей, а удаляются в свои теоретические определения, сделанные когда-то на веселой сходке (Герцен, Одоевский), а между тем оказавших <ся> в иных случаях страшной близорукостью и несправедливостью. Неопытность видения дел -- вот что у нас есть. Вы хотите, чтоб не так уж слишком, чтоб поменьше.
   
   Именно теперь, именно в эту минуту английские и немецкие органы печати советуют нашему правительству приняться за укрощение поднявшегося русского духа. Но это уже конечно другое, вы самому обществу советуете, чтобы оно поукротилось. <108>
   
   "Новое время", четверг, 23 сент<ября>, No 205. Прокламация софтов в Константинополе из газеты "Temps".
   
   Вы сердитесь на рубрику, положим, это ваше дело, -- но почему разбирать, та, дескать, причина, по которой жертвов<али>, благородна, а та нет.
   Народ просто жертвует.
   
   Находить вероисповедную нетерпимость в русском человеке -- грешно, просто грешно.
   Мало ли не сыпалось обвинений на голову русского человека. Это стыдно.
   

FINAL

   Если б это только было из раздражительности вашею сами-любия: дай-ка, дескать, скажу умней всех, то это бы было в высшей степени простительно.
   Человеку ненаходчивому ужасно нравится отличиться.
   Но так как вы действительно верите в эти свойства (не отрицайте, вы верите), то это только показывает ваше жалкое незнание и проч.
   
   Вред<ная> теоретичн<ость>, вредное распространение ложных идей. Седые греховодники против русского народа. {Текст: Вред<ная> теоретичн<ость> ~ народа. -- вписан на полях.} <109>
   

ЕДИНОВЕРИЕ

   NB. Искать причины помощи не допускает Евангелие. Просто получай, самарянин.
   А если раз допустить причину помощи
   ...То сейчас же войдет в ум и рассуждение. Нет достаточной причины, нет ему помочь, он не любит свободы -- сего первого блага людей.
   
   Почему вы хотите похерить историческое требование, сохранившееся в живой жизни, и подставить вместо того другую книжную и несравненно более сбивчивую, ошибочную и низшую мысль.
   Не говоря уже о том, как смешно пробовать сдвинуть стену. Ведь не сдвинете. Западнические Кифы Мокиевичи.
   
   А что если б слон родился из яйца.
   А что если б не было истории, а стало быть, не было ни пра-вославья, ни единоверия, тогда помогали для более высшей мысли, для свободы --сего первого блага людей. <110>
   
   Единоверие
   Самарянин, тому и учит Евангелие, чтоб не смотреть на веру. Вместо веры <в> себя, но у вас хуже. Но раз вы поставили рубрику
   Свобода -- сие первое благо
   то болгари<ну> уж не помогу (а черногорцу)
   
   Ведут к церковным вопросам и т. д. Но приложимо ли это в данном случае хоть сколько-нибудь?
   
   Аттеста<т>. Аттестат зрелости, что за стариковское педантство.
   
   Final. Вы отпетые, нынче наступает время не то.
   
   САМОБИЧЕВАНЬЕ в нашем обществе. <111>
   1) Piccola bestia.
   2) Слова, слова, слова!
   3) Комбинации и комбинации.
   4) Халаты и мыло.
   
   1) Застарелые люди.
   2) Кифомокиевщина.
   3) Продолжение предыдущего. {Вместо: Продолжение предыдущего -- было начато: Вы тоже}
   4) Статья Кифомокиевщина, страхи и опасения. <1>
   
   Халаты и мыло.
   Веские слова.
   
   Об народе они пробавлялись сотней анекдотов, ужасно их веселивших, чему я свидетель -- за тупейшим нередко непониманьем того,
   
   Что сквозит и тихо светит
   В простоте его смиренной. {Рядом с текстом: Халаты и мыло, ~ смиренной. -- на полях зачеркнутый план: Глава 1-я. 1) Смерть Жорж Занда. 2) Несколько слов о Жорж Занде. Глава вторая. 1) Мои парадокс. 2) Вывод из парадокса. 3) Восточный вопрос. 4) Утопическое понимание истории. 5) Опять о женщинах.} <2>
   

Октябрь

Октябрьский No
(Первоначальная программа)
4 элемента

   1) О вспомоществовании молодежи.
   2) Ответ на письма.
   3) Рассказ.
   4) Восточн<ый> вопрос (в самом конце).
   
   СНАЧАЛА:
   О том, что такое лучшие люди. Чин и богатство (помещики), потом купцы. {Далее было: Помещики кончились (дворяне)}
   У народа свои идеалы... Протащились и в лучших. Много аттестатов (идеалы разные, сбивчивость, путаница. Печорин). Кончились помещики, кончились лучшие люди. Реформы, жиды, наси, купцы. (Мелькает талант, образование, но главное деньги. Чин хочет пасовать.) Придворные. Народ молчит. (Разврат и его тронул.) Народные идеалы. Проповедь социализма (оттого успех, что нет идеала лучших). Помощь славянам как раз подоспела (помещичество и семейство разрушается). В России загадка.
   
   (Струсберг, Полянский, позорно плачут.)
   
   Герцена дочь.
   Бродяги. Пауперизм.
   С образом из окна.
   Лучшие люди. <112>
   

Текущее -- октябрь.

   Текущее для окт<ябръского> No.
   Поверка лошадей. Участковый пристав, {Вместо: Участковый пристав -- было: Околоточный} справляющийся: нет ли служивших в военной службе -- толчок в обществе и на Бирже. {Рядом с текстом: Текущее ~ на Бирже. -- на полях помета: Молодежь}
   
   Редакция издания (Гайдебуров), не находя удобным (NB, по всей видимости, слово удобным означает "цензурно возможным" и проч.). {Рядом с фразой: Редакция изданиями проч.). -- на полях помета: Переписка}
   

Идеи, от которых иду (аксиомные). {Рядом с фразой: Идеи ~ (аксиомные). -- на полях помета: Общество.}

   1) Положительная польза в том, что получатся образованные люди. Умножение интеллигентной силы.
   2) Уменьшение интеллигентного пролетарства, бегства в народ. Укрепление семейного начала.
   3) Они отдадут.
   4) Вера в молодые силы, в их благородство.
   5) Надежда на будущее единение. У них своя alma mater. Чувство общей благодарности, укоренение принципов и правил, уже самими ими выведенных из жизни, а не преподающих<ся> в школе в виде обязательных формул и проч.
   
   По университетским городам, но с сохранением общего единения.
   
   В народ. Валеты. Бродяги (близость к мошенничеству, разъединение, дурные элементы). Неисчислимо больше дурного, чем хорошего для государства. За 500000 можно бы устранить. Много ли 500000 для такого блага? <114>
   
   Единение молодежи и прием ею нравственного единения и правил от воспитателей прямо от вольного общества.
   И обратно знакомство и общества и государства (в лучших представителях его) с молодежью, с обществом. Узнание, что вечность и что {Далее было: простит} извечность. Справедливость. Выгоднее броненосца или поповки, берущей не 500000, а четыре миллиона (хотя и лоновки необходимы). {Рядом с текстом: Единение молодежи ~ необходимы). -- на полях помета: Главное}
   
   Не может быть столкновений общества с правительством. Уже в самом обществе могут быть элементы (и непременно будут) {(и непременно будут) вписано.} пожелания добра правительству, еще высшие и сильнейшие, чем сами чиновники от правительства.
   
   Я мог наговорить вздору, хотя я еще и не представляю плана, но основные мысли (аксиомы), из которых я выхожу -- безошибочны, я верю в это. А во вздоре меня всегда могут поправить те, которые понимают это лучше меня. {Рядом с текстом: Я мог наговорить ~ лучше меня. -- на полях помета: -- Общество}
   
   Броненосец, тут я вижу такую броню. {Рядом с фразой: Броненосец ~ броню. -- на полях помета: Броненосец.}
   
   Некрасов, ушедший от отца. {Рядом с фразой: Некрасов ~ отца. -- на полях помета: Общество.} <115>
   
   Много скандалу -- и никакого результата. Везде биржевая игра, все биржевики (высшие правители России). Бюджет и финансы хорошо, но что стоит гривенник, за то дают рубль. Две России: биржевая-жидовская и христианская. Купцы примыкают скорее к биржево-жидовской. Без образования, без развития, мамон, разбогатевшие мужики. {Рядом с текстом: Много скандалу ~ мужики. -- на полях помета: Струсб<ерг>}
   

Лучшие люди

   Лучшие люди. Где теперь и что такое теперь лучшие люди. Без лучших людей земля не стоит. {Без лучших людей земля не стоит, вписано.} Чины -- пали. Дворянство пало. Все форменные установки лучшего человека -- пали. Остались народные идеалы (юродивый, простенький, но прямой, простой. Богатырь Илья Муромец, тоже из обиженных, но честный, правдивый, истинный). В обществе хоть и профессор, хоть и ученый, талант, но чтоб честный и истинный. Понятно, что надо бы такому мировоззрению удержаться в народе -- единственное наше спасение. Но если будут почитать купцов, мамону. Эти борются, эти хотят осилить народное мировоззрение, "Были бы денежки, были бы сижки".
   Огромные народные потрясения, вроде войны, были бы спасительны.
   
   Война бывает каждые 25 лет. Не останавливают ее ни развитие, ничего. Значит, нормальное состояние. {Рядом с текстом: Война бывает ~ состояние. -- на полях помета: Война.}
   
   Простейшее соображение: если и перемирие для возможности конгрессов на 6, 5, 3 месяца или 6 нед<ель> (все равно) -- то, положим, военные действия и все эти демаркационные линии будут строго определены. Ну а резня болгаров, продолжающаяся. Ведь <116> для России это всё то же? (PC Смерть в Петербурге 4 октября крещеного солдата-татарина от двух его бывших единоверцев-татар, разумеется за то, что он окрестился. Вот вам пример шариата под носом. Так если это в Петербурге, то как же уберечь болгар, -- которые там, у себя, то есть у турок? (О солдате-татарине см. "Новое время", No 218, среда, 6-го октября.) {Рядом с текстом: Простейшее соображение ~ 6-го октября.) -- на полях помета: Война.}
   

Аксиома

   Нам надо всегда знать и помнить, и быть убежденным, что в решительных общемировых вопросах Россия, если пожелает сказать свое слово или провести свое мировоззрение самостоятельно, -- всегда встретит против себя всю Европу, без исключения, и что, в строгом смысле слова, -- у нас в Европе нет и никогда не будет союзников. {Рядом с текстом: Аксиома ~ союзников. -- на полях помета: Война.}
   Лучше бы разделиться Европе на две силы, на Германию и всеславянскую (Англия в стороне). Тогда бы и кончено, и обе силы могли бы ужиться вместе, решительно друг другу не мешая. (Перемена карты Европы окончательная и радикальная.) Устранение романского племени. Мог бы только разве соединить папа. Остальные <117> европейские народики могли бы процветать в мелких отдельностях. Но политически две бы только силы. {Рядом с текстом: Лучше бы ~ силы. -- на полях пометы: Война. Здесь. Главное. NB.}
   
   Конечно это мнение о "Вестнике Европы" сделано для старинного, древнего "Вест<ника> Евр<опы>", а не теперешнего, издающегося под редакциею г-на Стасюлевича, к тому же совсем в другом формате, да и бумага совсем не та, но... {Вместо: к тому же ~ но... -- было: а. конечно, совсем в другом формате, и совсем не на той бумаге, но... б. совсем другой формат, да и бумага совсем не та. Рядом с фразой: Конечно ~ но... -- на полях помета: "В<естник> Евр<опы>"}
   
   "Московские ведомости". Проповедь софтов по шарьяту ("Москов<ские> ведом<ости>", октяб<ря> 5, No 253. {Рядом с текстом: "Московские ведомости" ~ No 253. -- на полях помета: Шарьят}
   
   Для нашего общества нынешнее лето -- это целый курс в университетском факультете. {Рядом с фразой: Для нашего общества ~ факультете. -- на полях помета: Факультет. Далее было: NB. 4, 5, 6. Убийство.}
   
   "Голос", 7 октября, No 277. Статья Лароша, похвала "Вестнику Европы", "будем жертвовать лучше на школы". Без этого, как вы говорите, бездеятельного (?!) неопределенного чувства не будет жертв и на школы. Какая глупенькая мысль, какая маленькая мысль, прямолинейная мысль. {Какая глупенькая ~ мысль, вписано.} Старое г<- - ->но. Откуда вы возьмете восторги на школы при нашей бирже без жертвы кровью. (Милитаризм! Осел!) {Откуда ~ Осел!) вписано.} "Голос" запел было в унисон благородному порыву, потому что не расходятся номера, а в фельетонах у него и L и Мыслете. <118>
   
   Можно ли теперь затушить народное движение в пользу славян, и не было ли бы гораздо большей опасности, если не удовлетворить народ, в который уже прорвались все сведения о страдании славян? {Вместо: о страдании славян -- было: о славянах} См. "Москов<ские> ведом<ости>", 6 октября, No 254, среда. Письмо к издателю. {Рядом с текстом: Можно ли ~ к издателю. -- на полях помета: См. Здесь, важное.}

ЕЩЕ О КОНСТАНТИНОПОЛЕ

   "Новое время" от 3-го октября, No 215, статья из провинции, накануне решения Восточн<ого> вопроса. Газета печатает ее "как образец чисто русских взглядов на славянское дело". Опять Константинополь -- общее место, нейтральный. (И Игнатьев и Данилевский и образцы взглядов -- все.) Да есть ли толк в этих головах! Может ли, приготовлен ли Конста<нтино>поль к тому, чтоб быть нейтральным, ничьим. Вольные города выживали свою форму сами длинною жизнию, а здесь что можно сотворить из ничего. Ибо что такое Константинополь -- огромная масса магометан, центр -- магометане, к ним примкнут евреи, армяне и даже славяне против греков. Начнется война за преобладание, точь-в-точь та же, что и теперь в Турции. <119> Греки не могут не потребовать большей свободы. Турки не смогут не начать избивать их как теперь и как сильнейшие. Патриарх поссорится за Софию, за христианство. Поссорятся за способности. Греки способнее, хитрее и образованнее турок, турки же сильнее массой, но греки не могут уже смотреть на них как на господ, ибо турки потеряли авторитет калифатства. (Да и все греки (Афины) будут с греками константинопольскими заодно). {(Да и все ~ заодно.) вписано на полях.} Война и резня (славяне, может быть, за турок). Придется гарнизон поставить международный. Хорош вольный город с международным гарнизоном. Будет даже не общее место, а гнилое место. Само собою кончится тем, что заведутся для порядка англичане и присвоят себе всё.
   Международный гарнизон в Дарданеллах тоже удивителен. (А интриг-то: каждый начальник гарнизона к себе тянет. Ведь необходим общий губернатор, не правда ли, кто же его будет ставить по выбору турки.) {(А интриг-то ~ турки.) вписано на полях.} Чуть война с Россией, и Европа запирает России Дарданеллы! Да неужели нам вечно сидеть взаперти и не видать моря!
   Константинополь наш, должен быть наш и больше ничей. (Поццо ди Борго.) Смотри статью Соловьева "Восточный вопрос".
   
   Чтоб овладеть морем, нужно взять проход в море раз навсегда.
   
   Сейчас после того вторая статья: "ЕВРОПА И ДВЕ СИЛЫ".
   
   Франция -- нация вымершая и сказала всё свое. Да и французов в ней нет. Ибо социалисту и народу-работнику -- всё равно. Буржуа -- всё равно. Бонапартисты перейдут к немцам. Легитимисты -- труп, остаются республиканцы, идеальная République {республика (франц.).} -- название без тела. <120>
   

Важная страница

   О МОЛЧАЛИНЕ.
   Глупая статья "Русского мира" против статьи "Голоса" о помощи турецкому капитану (перешедшему в христианство).
   
   Православие не разъединяющий, а, напротив, всесоединяющий мотив: это "рубрика", по которой к нам примкнет весь Балканский полуостров, не только с славянами, но и с греками и Константинополем.
   
   Россия в Крымскую войну не бессилье свое доказала, а силу. Тогда можно было так говорить для реформ будущих, но теперь дело иное, и надо сказать правду. Несмотря на гнилое состояние вещей, вся Европа не могла нам ничего сделать, несмотря на затраты и долги ее в тысячи миллионов. {Рядом с текстом: О МОЛЧАЛИНЕ ~ миллионов. -- на полях помета: Здесь и наброски: Обособление. Токарев. Доктора. Барыня, мне отвечающая.}
   
   Да и внутреннее состояние наше крепче, как нигде. Самодержавие. Европейский взгляд на него у царей (ограждаются гвардиями) и будущий поворот его на русскую почву, то есть все свободы, ибо не боятся (как на Западе) народа и подданных. <121>
   
   Аполлон Григорьев.
   Просят переводов.
   Две России -- жидовская и христианская.
   
   "Новое время", No 224, вторник, 12 октября. О Струсберге и его великой идее. И известие прослушали мухи, медовые духи -- путей сообщенья полно жидками: -- Всё цветными еврейчиками. Status in statu. Я готов, это прямая обязанность христианина. Но status in statu не надо усиливать, сознательно усиливать, но я вовсе не о том. Я о великой идее. {Я готов ~ великой идее, вписано.}
   
   -- Я пострадал от доноса, а вы нет.
   -- За это вас не только не оштрафуют, но даже в теперешнюю минуту беспорядочной подымчивости и криков: "В Сербию!" или "За славян!" дадут вам же самим крест за умеренность и аккуратность. За это дают отличие за умеренность и аккуратность! {Рядом с текстом: Я пострадал ~ аккуратность! -- на полях помета: В случае "В<естник> Евр<опы>". О доносе.}
   
   А если вы не любите Россию, то я и не стану утверждать, что вы ее любите. Это уж извините! Я хочу остаться свободным не только с тощ но и с другой стороны. Мой девиз за правое дело, а кто не прав, пусть сам на себя пеняет.
   
   "В<естнику> Евр<опы>". Вам хотелось сказать умнее всех, а между тем это у вас не вышло.
   
   "Новое время", No 226. Четверг. -- "Предложение Лофтусу отправиться в Ливадию не означает ли полное бессилие Англии?"
   -- "Держите карман. Вот она вам задаст бессилие!" {Рядом с текстом: "Новое время" ~ бессилие!" -- помета: Бессилие Англии.}
   
   "Journal de St. Pétersbourg". Газета для лакеев.
   
   "Московские ведомости", четверг, No 262. Струсберг о банкирах. (Великая идея.)
   -- Великая ли идея? От вашей великой идеи кто-нибудь должен страдать. Зид. С насих.
   
   (Лучшие люди.)
   Тут статья "Голоса", 7 октября, Лароша похвала "Вестнику Европы". Станем сбирать на школы. Не будет и школ без этого бездеятельного чувства. С великими идеями Струсберга. <122>
   
   Начиная с слезливо-кающихся негодяев до взаправду {Незачеркнутый вариант: серьезно} не понимающих, почему они негодяи. {Рядом с фразой: Начиная ~ негодяи. -- на полях помета: Струсберг.}
   
   "Московские ведомости". No 263, 14 октября. Передовая о конгрессе рабочих в Париже, возрождение социализма. Параллель с Восточным вопросом. Великолепное сравнение.
   
   "Московские ведомости". Тот же номер о Красном кресте. (Токарев). Сепаратизм врачей -- обособление. Ему надо начать отличаться.
   
   "Московские ведомости". Тот же номер о продаже женщин и детей в Константинополе. Лофтусы дозволили. Студенты в Пеште в честь Турции. Шатания в мире.
   
   Шатание. Рады, что накинулись на Струсберга. Члены совета не смотрели: да и все так у нас всегда смотрят. {Рядом с текстом: Шатание ~ смотрят. -- на полях помета: Струсб<ерг>}
   
   "Новое время". Суббота, 16 октября, No 288. Тосты Кетчера. {Рядом с текстом: "Новое время" ~ Кетчера. -- на полях помета: "Новое время". Кетчер.}
   

NB.

   Глупо общество. Прямолинейность. Так как я заимствую, то должен сказать: Суворина. Много выражений погибло. Друг у друга. Стушеваться. (Молчалин. Треугольная ранка. Замер на шпаге, как стрекоза, но был строг, Шекспир погибает по глупости.)
   
   "Биржевые" от субботы, 16 ("Нов<ое> время", 17 окт<ября>). О вреде взятия Константинополя и проч.
   
   О адвокате Норейке.
   
   "Нов<ое> вр<емя>" -- газету, которую я читаю не всегда с большим удовольствием, но успех которой показывает, до какой степени надоел "Голос", тщащийся что-то сказать "Биржевым". <123>
   
   Никогда фантазия {К слову: фантазия -- незачеркнутый вариант: действительность} не может выдержать сравнения с действительностью.
   

Щедрин

   Это я знал.
   1) Две смерти. Дочь Герцена. Холодный мрак и скука. Мачеха.
   2) Потом из окна с образом. Смиренное самоубийство. Мир божий не для меня. Как-то потом долго думается.
   О сумасшедших.
   
   Бродяги. Пауперизм. Слухи про университет. Верить этому.
   
   Переводов? Оставляет угрызение совести. Но тут еще поэты, а то Стелловские. {Но тут ~ Стелловские. вписано.}
   
   Кто будут наши лучшие люди? Те, кто понимают, в чем состоит счастье.
   В богатстве?
   В нравственной свободе? {Те, кто ~ свободе? вписано.}
   Струсберг -- великая идея.
   Россия жидовская, червонных валетов и христианская. Про Россию думают, что слишком легко всё с ней сделать. (Западники.) Между тем всё идет по своим законам. {Про Россию ~ законам, вписано.}
   Потушить христианскую опасно. Статья Лароша. На школы. Сепаратизм врачей. Обособление. Токарев, доктора. Барыня, мне отвечающая. Целого нет в верхней оболочке. Опять-таки целое в народе.
   И: последние известия.
   О Константинополе. Об Англии. Все тащут, вот бы и мне.
   О Лофтусе. Да, держите карман.
   Я прежде. Гражданств<енность?>. {Я ~ Гражданств<енность?>. вписано.}
   Стелловский, Аполлон Григорьев. (Лучшие люди. Одни деньги.)
   И как сметь так много думать о себе?
   Подала дама. {Рядом с текстом: И как сметь ~ дама. -- на полях помета: С образом}
   
   NB. СЛОВА И СЛОВЕЧКИ.
   
   Англия на этот раз драться не будет. Помяните. Но она займет все места, которые ей надо и которые надо бы чтоб Россия заняла прежде нее, и уж из этих мест ее не выживете. А драться, нападать мешать, как в 54-м году, она <на> этот раз не будет. {Рядом с текстом: Англия ~ не будет. -- на полях помета: Важное.}
   
   Струсберг. "Новое время", No 229, 17 октября, воскресенье. Фельетон (Полянский).
   
   "Петербург<ская> газета". Воскресенье, 17 октября, о МАЧЕХЕ.
   
   Что командор велик -- мысль тяжела, не из зависти к командору, -- а по своему суду самого себя, что сам клубничка.
   Но он не клубничка.
   Отразить храбростью.
   
   Я попробовал образец критики.
   Такой критики давно не слыхано. Мне хотелось пошалить. <124>
   Струсберг все-таки лучше Овсянникова. Овсянниковы -- испорченный народ.
   
   ПУШКИН -- этот главный славянофил России.
   Не проходило 25 лет в сложности и не проходило поколения, у какого бы то ни было народа Европы, без войны, и это с тех пор, как запомнит история, так что прогресс и гуманность одно, а какие-то законы -- другое. Тем не менее идеал справедлив. Да и сказано самим идеалом, что меч не прейдет и что мир переродится вдруг чудом. Но зато сказано, что вторичное явление идеала будет встречено избранными, лучшими людьми, составу которых будут способствовать и все прежние лучшие люди. {Рядом с текстом: Не проходило ~ лучшие люди. -- на полях пометы: Война. Лучшие люди.}
   
   Если он действительно лучший человек, то вот он теперь, когда он потерял все привилегии лучшего человека, -- вот он теперь и останется лучшим человеком, вот он теперь и будет хранить честь и совесть. {Рядом с фразой: Если он ~ совесть. -- на полях помета: Дворяне.}
   
   Душа восстала против прямолинейности явлений. {Рядом с фразой: Душа ~ явлений. -- на полях помета: Дочь Герцена.}
   
   Как бы явиться исполнительницей приказаний Европы ("Новое время", 20 октября). {Рядом с фразой: Как бы явиться ~ 20 октября). -- на полях помета: Народ и пресса.}
   
   Хоть и с Владимиром на шее, но мужик, но только развращенный. Овсянников вышвыривающий. {Рядом с текстом: Хоть и ~ вышвыривающий. -- на полях помета: Купечеств<о>}
   
   Всё бы это сделали мы все, точно так же, но попалось то всё, что хвалилось собою и выдавало себя за лучших, считало себя и прочило. В это же лето рядом сказали и России -- чего она требует. {Рядом с текстом: Всё это ~ требует. -- на полях помета: Струсберг} <125>
   
   Эту войну народ объявил. {Рядом с фразой: Эту войну народ объявил. -- на полях помета: Война.} Le peuple c'est moi. {Народ -- это я (франц.).}
   
   Дочь Герцена.
   Или по прямолинейности ей сообщенного взгляда, или не вынесла прямолинейности, а душа потребовала более сложного.
   
   "ГОЛОС", 20, СРЕДА: Статья Жемчужникова. Возразить короче и энергичнее. (Мешаете.)
   
   Как не стыдно говорить Жемчужникову о сознании. Народ гораздо больше и лучше вашего знает то, что он делает, потому что у него сверх ясного ума еще сердце есть, а у вас {Было: ведь у вас} только старенький, сбивчивый, отвлеченный либерализм, который вдобавок еще оказывается бессердечным либерализмом. Посмотрите: народ помогает славянам, чтоб помочь несчастным, болея сердцем (и таким он всегда был сострадательным и всегда готов бывал отдать и кровь и жизнь несчастному, а не с неба это упало, как вы пишете). {Над словами: как вы пишете) -- вписало: только в прошлом году} Вам же до сердечного боления за славян, {за славян вписано.} до действительного сочувствия нам, интеллигенции, {нам интеллигенции вписано.} дела нет, потому что вы это считаете последним делом, почти презираете (то есть живую-то жизнь, самое первое и главное дело), а у вас, напротив, самым первым делом и на первом плане -- мертвый принцип, дескать, так в Европе по принципу гуманности, то и мы должны так же. Вот этого-то сознания вы и требуете, чтобы он сознал, что это, дескать, гуманнее, и мы, так сказать, облагородились и к Европе приблизились, {чтобы он сознал ~ приблизились вписано на полях.} а между тем у народа гораздо больше знания, потому что он не только знает, но и чувствует. Вот вам пример: такие как вы, европейцы, {Не зачеркнутый вариант: Жемчужниковы} люди принципов, освобождали крестьян не из-за того, что им тяжело было, не думаю (о, не говорю про исключения), а оттого, что принцип крепостничества был осужден в Европе. Неужели не так? В огромной массе желавших освобождения было именно так.
   Книжные вы люди, ослы, навьюченные книгами.
   
   О русских, павших в сражениях при Кревете. {Рядом с фразой: О русских ~ при Кревете. -- на полях помета: Война.}
   
   "Московск<не> ведом<ости>", среда, No 268, среда, финал передовой статьи. <126>
   
   Общество вспоможения устроится, я верю. Верю потому, что для меня разрешился вопрос, кто наши лучшие люди.
   
   Солдат идет умирать. Пусть есть что-нибудь и лучше. Важно не то. Важна решимость души их. Он видит, что это лучше, и непременно захочет лучшего, до положения жизни. До подвига. {Рядом с текстом: Общество ~ До подвига. -- на полях пометы: Лучшие люди. Лучшие люди.}
   
   Книжные люди! Забыли даже, как живут живою жизнию, и живете по книге.
   
   Неужели думаете, что он не сознает?
   И что лучше: сознать или сделать.
   
   Вы дешево купили себе ваши убеждения и прямолинейность.
   Что за дешевизна!
   
   О самодержавии как о причине всех свобод России. (NB. Тут-то разница во взглядах русских иностранцев и русских -- русских, по-иностранному -- тирания, по-русски -- источник всех свобод.) {Рядом с текстом: О самодержавии ~ всех свобод.) -- на полях помета: ПЕРЕДОВАЯ} <127>
   
   NB. Отчаянное положение Черняева. Интриги.
   
   Картинка. Это не народ. Шваль.
   
   Черняев. "Новое время", No 234, 22 октября. "Биржевые ведомости", 21 октября.
   
   Младо и старо. Не от врагов {К словам: Не от врагов -- незачеркнутый вариант: Не врагами} пали славяне, а своими раздорами. Модники как Полетика. Неулетика.
   
   Конспект: Жемчужников.
   Школы.
   Полетика. Черняев.
   Сербы.
   Лучшие люди.
   
   В "Русском мире" защищаются сербы и артиллерия, тогда как всем известно, что они бежали.
   Деликатность Черняева. (О дуэли не писали, о давлении министров не писали.) А "Биржевые" упрекают, что Черняев клеветал на Сербию (см. "Нов<ое> время", No 234). {Рядом с текстом: В "Русском мире" ~ No 234). -- на полях помета: Черняев.}
   
   1) Черняев.
   Не гений ("Н<овое> вр<емя>"). Но стать во главе движения всей Европы -- есть гениальное прозрение. И {Далее было: дается тут} такая задача удается только гению. Новое слово -- ну сделайте так, умирающий от зависти Полетика не сделает никогда. Гениально, если он честолюбец, гениально, и если он всеславянин. По военному же отношению наши штабные не найдутся, а с отказавшейся артиллерией и Суворов повернул бы назад. Имя Черняева теперь принадлежит истории и не умрет никогда, а г-н Полетика исчезнет бесследно. <129>
   
   -- Кто бессмертен? -- Г-н Краевский бессмертен.
   Черняев. Вместо того, чтоб усилить армию русским контингентом, ему не высылали русских, а к Новоселову. Но не только русских, а и патронов. Министры затеяли ссору в последний момент.
   Дуэль. Мы слышали и прежде, что все действия Черняева парализуются. Князь же Милан не принимает отставки министра, произведшего измену Отечеству в артиллерии на другой день. Это сербские политические головы, ссоры славян, не достойных независимости. Мы народу, а не этой швали помогаем. Им нужна голова и крепкая рука. Славянам нужен император.
   
   Русских ненавидели. Токарев попал в такт с этой ненавистью (Токарев и Черняев).
   
   Токарев должен был показать Черняеву и сербам вообще легкомыслие их поведения. Сюзерен.
   
   Черняев, подняв русских, мог взять Константинополь (Россия -- была готова). А Токарев и сербы воспротивились, тогда как это было на руку нашему правительству. Дело бы кончилось без объявления войны, а Россия имела право сама воевать, ибо воевала же Англия открыто. {Рядом с текстом: Черняев, подняв ~ открыто. -- на полях помета: Черв<яев>}
   
   Если б чиновники (Карцов и Токарев) поддержали Черняева, то Россия вошла бы как решающая -- свысока под конец и предписывающая условия. <130>
   
   Черняев действовал не один. Он имел огромный совет русских офицеров. (Уезжали с голоду, из разочарования.)
   
   Но сербы трепетали за их славную будущность и, главное, от личного раздражения к Черняеву.
   
   Чиновник возвестил при этом Европе, что русский народ в разладе с своим царем, чего быть не могло. К чиновнику примкнули и чиновничьи журналы, "Голос", "Journal de St. Pétersbourg" и под конец, в необыкновенно низкой статье, даже у нас небывалой, "Биржевые ведомости". {Рядом с текстом: Черняев действовал ~ "Биржевые ведомости". -- на полях помета: Черняев}
   
   Напрасно {Вместо: Напрасно -- было начато: Долго ж} пророчут "Биржевым" ("Пет<ербургская> газета") кару за Черняева. Нет уж, теперь фазис другой. Напротив, "Биржевые" найдут поддержку в реакции. Всё, что было против движения, -- всё жидовское и подлое, все червонные валеты -- все теперь рады несчастью Черняева. {Рядом с текстом: Напрасно ~ Черняева. -- на полях помета: Черняев.}
   
   Турки уступили, -- теперь они рассердятся за то, что уступили, и отмстят. Нам надо держать саблю вон из ножен. Всё или ничего от Турции. Если же мы уступим, то нам поневоле придется на следующий же год воевать. Кроме того, шарьат, и не только Кавказ и Средняя Азия, но и наши татары задурят. Это будет толчок в мусульманстве. Уничтожением великоруса расшатались границы. <131>
   
   Говорят, Сербия такое маленькое княжество, с губернию, воевало со всей Турцией. Неправда, воевал один Черняев, и как только поставили Черняева в невозможность воевать, сербы позорно предали родину и славянское дело (выходкой министра), а сербская армия позорно побежала с поля битвы. {Рядом с текстом: Говорят ~ битвы. -- на полях помета: Черняев.}
   
   Министр Николич. Способность убить предводителя своего народа накануне решительной битвы. {Рядом с текстом: Министр Николич ~ битвы. -- на полях помета: Черняев.}
   
   Черняев возродил всё славянское дело -- вот что сделал Черняев. Черняев, может быть, неразумен, с дурным характером, но он гений. Если б он был поумнее (не гений), то он бы подлизался к Николичу, но он их обошел. Ординарный ум это непременно бы сделал. Черняев не нашел нужным сдерживать свою раздражительность, может быть заносчивую, мелочную, но он не нашел, слишком веруя в свои силы.
   
   2) Славянство умело только изнывать и хвастаться, но восстать не умело. С Черняевым восстало. {Рядом с текстом: 2) Славянство ~ восстало. -- на полях помета: Черняев.}
   
   Выстрел.
   Даже до выстрела в предводителя своего народа, и это в самый решительный момент борьбы. {Далее было начато: когда смерть}
   
   "Новое время", No 235. Суббота, 23 октября. Выписки из всех газет за Черняева. <132>
   

ЗДЕСЬ

   Порядок:
   Герцен.
   С образом.
   Черняев и реакция (всё) и вдруг:
   С чиновничеством совпадают и Жемчужников и школы.
   
   Лучшие люди. Штрусберг. Россия жидовская и христианская. {Рядом с текстом: Лучшие люди ~ христианская. -- на полях помета: Final}
   
   NB. Лучшие люди, дворянин, семинарист. Купец есть лишь развратный мужик. Он всегда готов соединиться с жидом, чтоб продать всю Россию. Самое еще лучшее было в нем -- любовь к колоколам и к дьяконам. Но есть свой высший Владимир на шее и обед, родня с баронами. Наконец в народе идеалы. {Рядом с текстом: NB. Лучшие люди ~ идеалы. -- на полях помета: Короче.}
   
   Теперь я увидал, что такое лучшие люди, по крайней мере они будут, народ хочет, чтоб они были, и проч. Нынешнее лето лучшие люди определились.
   

NB. Отметки NB.

   В статье моей о Черняеве, может быть, много неверного и по слухам, но в целом и по существу своему она верна <133>
   
   3) Славянское дело во что бы то ни стало должно было начаться, то есть перейти в деятельный фазис, а его никто не хотел начинать в этом смысле. Начал Черняев. {Рядом с текстом: Славянское дело ~ Черняев. -- на полях помета: Черняев}
   
   4) Скажут, начал вовсе не ради славянского дела, а из честолюбия. Из гениального прозрения. Поверил в силу и в потребность славянского дела, иначе бы не взялся за него, особенно если честолюбцы, потому что честолюбцы в таких случаях любят бить более наверную.
   Но оставим эту щекотливую тему о честолюбии.
   
   Министр {Вместо: Министр -- было начато: Ник<олич>} -- выстрел в предводителя своего народа. Затем в последовавших за тем битвах артиллерия уже была взбунтована и милиция дралась скверно (нарушено было доверие к генералу). Легли русские. А "Русский мир" говорит про недостаток и патронов -- про патроны-то мы давно уж слышали. {Рядом с текстом: Министр ~ слышали. -- на полях помета: Черняев}
   
   5) Черняева можно сравнить разве с Гарибальди, человеком простодушнейшим до странности, а тоже, может быть, очень честолюбивым, но непременно гениальным. Но Гарибальди не сам начал, а пошел по инициативе Кавура, а Черняев сам начал. (Объединение Италии, объединение славян.) Правда, уж то, что Гарибальди примкнул к Кавуру, показывает его гениальность. Жемчужников бы не примкнул. Когда Гамбетта к Тьеру, -- то это выше поставило его, чем инициатива в воздушном шаре.
   Правда, Гарибальди только пошел за Кавуром, а Черняев все сам начал, но... {Рядом с текстом: Черняева ~ но...-- на полях помета: Черняев.} <134>
   
   Защитники как дипломаты требовали всего. Это ложная тактика. Самая бы лучшая тактика, что они обыкновенные люди. {Рядом с текстом: Защитники ~ люди. -- на полях помета: Штрусберг}
   
   6) Дух русский был выше сербов. Они узнали теперь, что такое доблесть и какие есть люди. Из русской крови, за них пролитой, вырастет и их доблесть -- не сейчас, конечно. Теперь начнутся пререкания, зависть. Интеллигенция ихняя будет бранить русских, наговорит, что через нас и всё несчастье вышло, но явится, как всегда бывает, реакция мненью. Сербы вспомнят о русских, убитых за них. Они станут благословлять нас и удивляться нам.
   
   "Петербургск<ая> газета", No 208. Пятница, 22 октябр<я>. Великолепно ответила "Биржевым". {Рядом с текстом: Дух русский ~ "Биржевым". -- на полях помета: Черняев.}
   Опять дипломатия. Опять пенки снимать. А болгары-то, болгары -- что с ними теперь будет. Игнатьев. {Опять дипломатия ~ Игнатьев, вписано.}
   Говорят о конференции великих держав да еще в Константинополе. Вот уж совершенно бы лишнее. Россия не должна уступать. Небось, не вызовут. Вызовут тогда, когда действия России покажутся уж слишком опасными. А теперь какой-нибудь француз будет говорить о своем согласии или несогласий и возражать России; очень нужно его согласие. Константинополь обратится в гнездо интриг. Австро-Венгрия {Над словом: Австро-Венгрия -- вписано: Дряни} смела говорить, что Россия ее боится. Да Россия не боится и всего их союзу, то есть Франции, Англии, Австрии и Турции вместе. Теперь она с ними одна разделается, только бы мы остались в дружбе с Германией. При <135> этом условии всякая война для нас несравненно выгоднее, потому что мир слишком дорого стоит. Поэтому если войну, то вести уж такую, чтоб уж всё разом было кончено. {Рядом с текстом: Опять дипломатия ~ кончено. -- на полях помета: КОНФЕРЕНЦИЯ} <136>
   После таких проповедей шарьата им надо пищи, и вдруг подчинение России. Надо пищи, и вот болгары, Тимур, для доказательства, что русский царь не мог же запретить. У нас есть столько пекущихся о несчастных, приличная роль после ультиматума.
   Газета -- чтоб умеренно не хвастливая. {После таких ~ не хвастливая, вписано.} <135>
   

Программа.

   Вот это, что сейчас, о войне.
   О Черняеве, о слухах, {Над словом: о слухах -- вписано: подробнее} "Русский мир" то опровергает, то сам не верит. {Рядом с фразой: О Черняеве ~ не верит. -- вписано: Мы предсказали червонных валетов.}
   Но из всего ясно, что интриги министров и высшей интеллигенции. (Две Сербии.) Раздражение против русских. {Раздражение против русских, вписано.} Мы говорили уже об этом. Но степень мелочности ужасающая. Прав мой художник, сказав, что действительность превышает всякое воображение. Накануне битвы, предводителю народа и т. д., патроны. Новоселов. Токарев. Чиновничество. Много комического, если б попал туда иной чиновник тайный или действительный тайный, то на Черняева с строгостию. Вот около них-то и группировались недовольные министерством. Реакция и у нас. {Много комического ~ у нас. вписано.} Реакция тотчас же ухватилась у нас за несчастье сербов. Черняев-де не достоин дела, {Было: своего дела} которое натащил на себя...
   Не гений.
   Нет, гений ("Петербургская газета") {Над словами: "Петербургская газета" -- вписано: Гарибальди} и проч.
   
   О сербах и интригах великолепная статья "Москов<ских> ведом<остей>", No 270, октября 22. Бритые подбородки с строгими и злобными взглядами за беспорядок. {Бритые ~ беспорядок, вписано.}
   
   "Русский мир". Суббота, 23, No 260, отвергает все известия тревожные.
   
   "Биржевые", No 293. Суббота, 23 окт<ября>. Бессмысленность и неблагородство.
   
   и т. д.
   Потом Россия жидовская и христианская. Лучшие люди, червонн<ые> валеты и уж под конец Жемчужников и школы. <136>
   
   Развитие.
   Были и из русских в значительных чинах в Белграде, что смотрели на Черняева свысока и одобряли министров (интриги англичан). Положение Черняева ужасное -- поссорился с князем. Патроны.
   
   Объявились лучшие люди. За это одно можно заплатить много денег и много крови.
   Россия народная сказала, кого она хочет считать своими лучшими людьми. Не биржевиков, меряющих аршином близорукой выгоды. Крови жалко, но пусть умрем, -- скажет русский. А вы смотрите, как "Биржевые": зачем мало выгоды? Но уж в том великая выгода, что мы узнали, что вас не хочет Россия, не поклонились еще жиду. А Россия жалеет и тех, которые грабили народ и расстреливали его, когда он волновался. Не мне, бывшему в Сибири, говорить, что это сказки.
   
   НАЙТИ ПРИЕМ КОРОЧЕ. {Рядом с текстом: Объявились ~ КОРОЧЕ. -- на полях помета: Лучшие люди}
   
   Что такое выгода России? Выгода России в том, если она облегчила страдания славянских племен, хотя бы ей это материальной немедленной помощи не принесло. Но великая идея России вознесена и ореол сияет. Если вы в этом выгоды не понимаете, то молчите или издавайте ваш журнал для таких как вы или для приверженцев Штрусберга.
   Выгода России -- в таком, наконец, что она пошла заодно с народом. <137>
   
   Червонные валеты. {Рядом с текстом: Что такое выгода ~ Червонные валеты. -- на полях помета: "Биржевые"}
   
   "Новое время", No 236. Воскрес<енье>, 24 октября. Ответ "Биржевым".
   
   Лучшие люди. Кратко. Прежде бояре -- около князей и царей.
   Потом указаны классы, чиновники.
   
   Бояре успели перевесть новую силу на себя, но демократизация явления, семинарист, обособленный человек.
   Затем в наше царствование уничтожился формальный чин лучших людей.
   Но зато тем с большей силою начались попытки, адвокаты, купцы, жиды Струсберги. Сердце замирало за успех.
   Оставался народ, надежда на народ,-- но у него юродивые, какие-то там Иванушки, сам Илюша герои.
   И вот в это лето весь народ вдруг говорит и указывает, кто его лучшие люди, -- не штрусберги, не жиды, всё та же полная веры наивность, но не жиды. Жидовская страшно грозила, примыкала интеллигенция, школы, миро, то есть жидовские рассуждения...
   
   Отдохнуло сердце.
   И ведь как нарочно обе России концентрировались в одно и тоже время: христианская и жидовская. К жидовской и школы. И затем Болгария и Черняев -- гений (кратче до неимоверности), влияние чиновников.
   
   Алексей божий человек.
   Пострадать. Я сам был свидетелем.
   Жажда подвига, что деньги, лучше духовный подвиг. Спрашивают, где христианство, -- вот оно тут.
   С Кавказа. <138>
   
   Черняев. Наших здешних "штатских военных".
   ...Поднять дело славянства и поставить его именно на теперешнюю точку... то есть чтоб оно уж непременно должно было быть решено.
   
   Лучшие люди. Оставалась надежда на народ, но он лежал в косной массе. У него Алексеи -- человеки божии.
   Но нынешним летом он показал, что для него лучшее дело. Выйдя из крепостничества, не поддавшись разврату и сивухе, -- сказал, что такое считает он лучшим делом, а стало быть, и указал своих лучших людей, тех, которые идут на подвиг.
   
   7) И если б знали наши петербургские нападчики на Черняева, до какой степени невозможно уж теперь сделать, чтоб народ от него отказался! То они не напали бы на него. Но они еще не верят тому и не понимают народного движения. {Но они еще ~ движения, вписано на полях.} Статские советники с бритыми подбородками и с теми, которые -- запретить.
   
   Все эти петербургские полководцы {К словам: петербургские полководцы -- незачеркнутый вариант: военные} пока еще штатские и хотят порох выдумать, его не нюхавши. {К словам: и хотят ~ не нюхавши -- незачеркнутый вариант: и выдумывают порох, которого еще не нюхали. Рядом с текстом: Все эти ~ не нюхавши. -- на полях помета: Черн<яев>} <139>
   
   Люди науки, по люди науки не исчерпывают всего. Никакой наукой не составите общества, если нет благородного материала, живой жизни и доброй воли, чтоб жить честно и любовно. Наука {В рукописи: Науку} укажет выгоды и докажет только, что выгоднее быть честным. {Рядом с текстом: Люди науки ~ быть честным. -- на полях помета: Лучшие люди.}
   
   Они пишут про нас, что разграблен Веллингтон Плеси, польские графы (кто? правительство), а мы, {Далее было: стыдимся} то есть вся печать, стыдимся за промах газеты "Голос" о наживе Биконсфильда. Но "Голос" вовсе еще не так промахнулся. {Рядом с текстом: Они пишут ~ промахнулся. -- на полях пометы: Позор. Извинения Шувалова}
   
   Что народ указал нам лучших людей -- это так бесспорно.
   Но определен ли лучший человек наукой? {Рядом с текстом: Что народ указал ~ наукой? -- на полях помета: Лучшие люди.}
   
   В Европе выгода -- у нас жертва.
   
   В последнее время начало становиться жутко за народ: кого он считает за своих лучших людей? Жид. Адвокат, банкир, интеллигенция. {Рядом с текстом: В последнее время ~ интеллигенция. -- на полях помета: Лучш<ие> люд<и>}
   

ЗДЕСЬ. И ВДРУГ

   Несомненно, что к народному воззрению должны примкнуть все, вся интеллигенция, все сильные мира, около царя стоящие. Демократизм не испугает. У нас нечему пугаться. Сила царская.
   
   Такому народу могут быть даны все свободы -- он не нарушит их. <140>
   
   Ответ анониму.
   Порох ваш истрачен даром.
   
   Вы пишете, {Не зачеркнутый вариант: говорите} что не раскаиваюсь. {Незачеркнутый вариант: не раскаиваетесь}
   Нет, я бы поступил на вашем месте лучше, я бы {Далее было: раскаялся}
   просто не стал обижать, тем более анонимно.
   Только забыли, что таких мошенников почти все. {Рядом с фразой: Только забыли ~ все. -- на полях помета: Лучшие люди.}
   
   Купец. Правда, жертвует, но европеец (Владим<ир> на шее) даже и не жертвует. {Рядом с текстом: Купец ~ не жертвует. -- на полях помета: Лучик ~ люди} <141>
   

ЗАМЕТКИ

   Заметки. Комитет для вспомоществования вдовам и сиротам павших на войне и пожертвования по следующему адресу: Сергиевская, д. No 17 (от 11 утра до 1 часу). Всего поступило по 1-е октяб<ря> 6258 руб. (Смотри "Новое время", No 214, суббота, 2-е октября.)
   
   Шариат -- духовный и нравственно-юридический кодекс у мусульман. Истолкователи шариата -- духовенство, и оно проповедует войну против христиан ("Русский мир", 2 октября). <236>
   
   Ассимиляция (совоплощение). (Хлыщ.) Ав<сеенко>. Языков (добровольцы, бальничары, дремадолит). Бельлетристика -- Бельлетрика.
   
   Этакие дела надо делать вполне, а не для красы (то есть благодеяния).
   
   Все они одна другой лучше, но ни одной хорошенькой.
   
   Мы любим и желаем новых женщин прежде всего в образе высокочеловечественном, а не в образе, потерявшем всякий смысл человеческого, в образе чего-то мечущегося и угорелого (у Мещерского в его письме о Сербии, казачка -- Лист и бомбардирующая меня письмами.)
   
   Лови Петра с утра, а ободняет, так провоняет.
   
   Какая разница между демоном и человеком? Мефистофель у Гете говорит {Далее было начато: Я есть часть} на вопрос Фауста: "Кто он такой" -- "Я часть той части целого, которая хочет зла, а творит добро". Увы! человек мог бы отвечать, говоря о себе совершенно обратно: "Я часть той части целого, которая вечно хочет, жаждет, алчет добра, а в результате его деяний -- одно лишь злое". <265>
   

Октябрь

   Глава первая. 1) Простое, но мудреное дело.
   2) Несколько заметок о простоте и упрощенности.
   3) Два самоубийства.
   4) Приговор.
   Глава вторая. 1) Новый физис Восточного вопроса.
   2) Черняев.
   3) Лучшие люди.
   4) О том же. <280>
   

Ноябрь

   1) Статью поязвительнее об нашей русской доброте. "Слаба, не выдерживает". Англия вдруг что скажет, -- ни царь, ни Горчаков, ни придворные, ни пресса -- все добры ужасно. Пусть Англия нас похвалит -- и мы ей всё отдадим, может быть, и славян.
   
   2) О Константинополе непременно. Тот не русский, который не признает нужды завладеть Константинополем (Царьград). Достойны ли мы к решению Восточного вопроса, если мы так смешно понимаем его. Славяне и русские в будущем. Скоро {В рукописи: Ссоры} не будет у нас врагов более славян. Но всё это будут домашние и семейные ссоры. Франция в будущем. (Ничто.) {Рядом с текстом: О Константинополе ~ (Ничто.) -- на полях помета: Константинополь.}
   
   3) Главная ошибка в политике России это то, что ее задачи такие умеренные.
   
   4) О том, что содержание семейств славян вообще, укрывающихся в Сербии и Черногории, должна бы теперь, еще до объявления войны (и даже будет ли война или нет), взять на себя Россия. Это непременно должно быть после высочайших слов в Кремле о геройской борьбе славян за правое дело. Чтоб сделать честь этим словам, Россия должна {Вместо: Россия должна -- было: мы должны} послать славянам хоть миллион для прокормления. Манифестация твердая перед Европою. (Ввиду зимы.) Поручить Славянским комитетам, имеющим своих распорядителей и представителей. <142>
   
   5) Femme cosaque -- удивляем Европу. Но у нас еще не установилась жизнь, мы только что начинаем жить.
   
   6) Колоссальная пощечина в воздухе: да и что ж делать, коли эту щеку нельзя не бить (исключая народ).
   
   7) Но трактаты (Парижский, 1856) опровергаются лишь фактическим опровержением, то есть войною, без войны же не изменяются и имеют, напротив, страшную живучесть.
   
   8) Четверг, 4-го ноября. No 247, "Новое время". Младенческая статья о Восточном вопросе. Владение Константинополем решено лишь с флотской точки зрения и решено бессмысленно. Но владение Константинополем важно и с других точек зрения, наприм<ер>, хоть бы с той, что тот славянский народ, который первый овладеет Константинополем, и придавит собою все остальные племена Балканского полуострова, а во-вторых, то, что начнется вражда греков с славянами. А потому, чтоб не было вражды ни греков с славянами, ни славян между собою, и не было бы поэтому ни измен общему славянскому делу, ни предательства его Англии, -- потому и нужно, чтоб Константинополь достался в руки сильной посредствующей державы, до того сильной, что с нею спорить уж нельзя будет, а потому ей и достанется опека (самая благодетельная) над освобожденными славянскими племенами. И, главное, чтоб Россия тут одна была, а Германию вмешивать нечего. {Рядом с текстом: Четверг со нечего. -- на полях пометы: "Новое время". Константинополь.}
   
   NB.) СТАТЬЮ О КОНСТАНТИНОПОЛЕ ПОМЕСТИТЬ НЕПРЕМЕННО (всегда любопытно).
   Дело Англии, говоря à la longue, {в итоге (франц.).} во всяком случае отчаянное: ведь славяне, хоть и будут облагодетельствованы Англией, а все-таки притянутся к нам: там, дескать, наш корень и наш центр. Так что Англия лишь сохранит их для нас. Единение славян с нами дело, решенное историей. А Константинополь? <143>
   
   Если же грекам отдать Константинополь, то в православии водворится огромная схизма, вследствие отделения уже не одних болгар, а и всех славян от вселенской единящей патриархии из-за политического противоречия грекам, владеющим Константинополем. {Рядом с текстом: Если же грекам ~ Константинополем. -- пометы: Константинополь. Здесь.}
   1) И мы потеряем славян, 2) так как мы не захотим же отделиться от вселенской церкви. 3) Нам отнюдь нельзя допускать ссор греков и славян; нам мириться надо, для того взять Константинополь и положить себе в карман.
   
   Начать статью так: "Вопрос о Константинополе считается несвоевременным, мечтательным, но в нем понимание (сущность) разрешения всего Восточ<ного> вопр<оса>" и т. д. {Рядом с текстом: Начать статью так ~ и т. д. -- на полях помета: Константинополь.}
   
   Заважничал, корову купил, русизм, более русская, а и по-русски не говорит. В Петербурге от поколения к поколению, дети растут, камер-юнкеры, а в Россию не едут будущие наши правители. Лови Петра с утра.
   
   Посади свинью за стол и т. д. Русский характер. Перейти предел. Фотий. Платон Зубов разве не Пугачев. В наше время адвокаты, писатели и проч.
   
   Лови Петра с утра и т. д. То есть всё к сроку, искусство или так, или инстинкт сердечный именно поймать мгновенье, попасть в точку, не опоздать и не упредить, ни раньше ни позже. Таково и мы объявили решение (то есть высочайшие слова и проч.). И свой восторг не износился и не разочаровался, и врагов облили холодной водой именно в потребную минуту. Еще далее, -- и они решительно бы презирать нас стали за бессилие: такой большой колосс и {Далее было: так слаб} такие глиняные ноги, так слаб. (Глиняные ноги народ русский.) Уже банкиры предложили, говорят, недостойные условия для займа денег России ("Новое время", No 249, 6-е ноября). А теперь всё в точку. {Далее было: Лови. Лови Петра с утра, а ободн<яет>} Опоздали бы, и восторг русский износился бы, и Европа смотрела бы на наш грозный (но поздний шаг) как на выходку отчаянную припертого к стенке человека. Подлинно высшее правило жизни: ловить точку. Лови Петра с утра и проч.
   
   (Нам и нельзя было не объявить войны. (Лев Полонский, не благодеяний) это правда.) <144>
   
   Завитки.
   
   Завитки -- это заигравшаяся ложь. (Соединить с ПОСАДИ СВИНЬЮ ЗА СТОЛ. ЗУБОВ, ПУГАЧЕВ (сел на престол).) Скобелев, наказующий кнутом (то же "Новое время", "Русская старина"), Шарнгорст, Набоков и водочка -- Ростовцев за дверью и проч.
   NB. Соединить это и с КОРОВУ КУПИЛ.
   
   О Корниловой. Я из любопытства был у ней.
   
   Корову купил -- соединить Кокодессом, готовящимся поступить в Госуд<арственный> совет (процесс отчуждения от России, в Петербурге, где все более и более, от поколения к поколению, не знают России).
   
   О Мещерском и его очерках.
   

ЛЕС

   NB. Лес и безлесье -- справиться о тексте закона у Ник<олая> Петр<овича> Семенова.
   
   Социалисты чтут христианство в идеале (хоть и ругают его. Развить. NB. Далее Христа в нравственном отношении ничего не сказали). Но не чтут в действии, деятельны. Ибо если б все деятельно были христианами, то ни одного социального вопроса не было бы поднято. Были бы подняты вопросы экономические, кухонные, например лесу нет и простору нет, поневоле коммунизм, исчезновение семьи и проч. Были бы христиане, уладили бы всё. Но невозможно быть христианами пока всем, возможны лишь отдельные случаи.
   (Может быть, эти отдельные случаи ведут и сохраняют таинственно людей.) Невозможно, может быть, и по законам, каким-нибудь законам природы человеческой, н<а>прим<ер> война каждые 25 лет. {Рядом с текстом: Социалисты чтут ~ 25 лет. -- на полях пометы: Социализм и христианство. Война каждые 25 лет.}
   
   О самодержавии как о причине всех свобод России. (NB. Тут-то разница во взглядах русских-иностранцев и русских-русских: по-иностранному -- тирания, по-русски -- источник всех свобод.) Таким образом, если правительство (если б только это было мыслимо) чуть-чуть забоится своих подданных, то оно тотчас станет не русским и не национальным. Со стороны главы правительства это невозможно, а потому и все свободы. {Рядом с текстом: О самодержавии ~ все свободы. -- на полях помета: Передовая. Ноябрь.} <145>
   
   Возьмите энтузиазм, окружающий беспрерывно царя и царское слово. Сами русские не дадут не только укорениться, но даже и появиться беспорядку даже в случае самых полных свобод. В этом случае Россия, может быть, самая свободная из наций. {Над словами: самая свободная из наций -- вписано: С этой точки} Вот русское понимание самодержавия.
   
   Война, Прудон, человечество не хочет войны, и, однако же, каждое 25-летие. (Буржуа, хочет мира, работники. Человечество так дурно устроено, что не может не поддерживать свое дурное зданье мечом.) Великодушие в войне, в мире -- жестокость.
   
   Спиритизм. Нелепость теорий и неопровержимые факты. Научное исследование -- самая нормальная дорога, но надо других исследователей: наши необразованны. Тот же Менделеев, например, если, исследуя, не в силах будет {Было: не в силах будучи} отрицать факт, то в случае добросовестности и не пошлости непременно перейдет в спиритизм с самой дурной его стороны, не остановится на пороге, оттого, что необразован.
   
   Наши специалисты могут быть людьми науки, но они необразованны (устраняю все личности Менделеевых и проч.).
   
   Это не Фауст, не Гумбольдт -- ученые с мировою мыслью и с мировым обобщением; это маленькие техники и ремесленники.
   
   Для всеобщего успокоения нужно систему великих держав превратить в систему двух сил; ибо остальные три силы -- мираж. {Рядом с фразой: Для всеобщего успокоения ~ мираж. -- помета: 2 силы.}
   Мак Ивер. Необыкновенно благородный тон. Простодушие военное. Высокий доблестный дух. Выставка об истязаниях наших пленных. Языки рвали веревками. Каково матерям русским о пропавших без вести. Старухи обугленные. Наши туркофильские газеты. Если б они служили за деньги, то не могли бы предать лучше. Но сколько бы они получили денег? Англия богата. Расхолодить энтузиазм -- вот их цель была. Я не верю, чтоб они брали деньги, но если деньги им дороже всего, то конечно они дали маху. {Я не верю ~ маху, вписано на полях.} После {Было: При} неудачи дела они набросились на Черняева. Обманывали-де телеграммы. Главное -- глупая цель отвлечь энтузиазм общества теперь и после слов царя. Да если б за деньги, то никогда бы не могли они заработать более фунтов стерлингов. Но мы не знаем их целей. Но хотя ревность их и достойна оплаты, но выказали они замечательно мало ума. И это такие газеты, которые расходились в 15 000 экземпляров! Странно и удивительно. {Рядом с текстом: Мак Ивер ~ удивительно. -- на полях помета: Мак Ивер.}
   
   О том, что вся Англия вела с нами войну все лето, посылала флоты и проч. А мы, при несомненном добром сердце царя, не послали ни гроша, отказали умиравшим с голоду мученикам. Даже дальновидная Австрия истратила множество денег от казны и хорошо посеяла свои гульдены: ее помощь будут помнить славяне. Почему бы нам хоть теперь не послать славянам миллиона два? Хорошо посеем. Ведь сказано же в Манифесте и т. д. (О геройской войне за святое дело и т. д.) <148>
   
   Дорог аршин. Откормленные поросята.
   
   Пожертвования сократились, но тут-то бы правительству два мильона. Посеять. {Рядом с текстом: Пожертвования ~ Посеять. -- на полях помета: После Мак Ивера и Краевского.}
   
   "Новое время", No 254. Четверг, 11 ноября. Из "Р<усского> архива" о французском языке (корову купил). {Рядом с текстом: "Новое время" ~ купил). -- на полях помета: о французском языке.}
   
   Россия служит принципам великодушия, бескорыстия и человеколюбия. Что же видим в Европе. Итак человечество разделилось на две части.
   
   Черняев. "Новое время" от 12 и 13 и "Русск<ий> мир". О Черняеве.
   
   Во всяком случае ни г-н Полетика, ни г-н Краевский не обладают значительным умом. {Далее было: Или} Даже и просто умом. Это наконец выяснилось {Незачеркнутый вариант: объяснилось} настолько, что теперь об этом уже можно произносить утвердительно. {К тексту: Даже и просто ~ утвердительно. -- незачеркнутый вариант: Теперь это уже можно сказать утвердительно.}
   
   У Андрея Ал<ександровича> (нападки на Черняева), я хочу верить, не от злобного сердца, а чтоб {Вместо: а чтоб -- было: а для} доставить оригинальность газете. Другой из них (Полетика) действительно, может быть, завидовал: зачем не он, при его богатстве, освободил Сербию?
   
   "Москов<ские> вед<омости>" и "Русский мир" -- 13 ноября, "Москов<ские>", 12-го. Все, что и предсказал о избиении Болгарии и об англичанах, которые захватят Константинополь и станут совращать славян, подтвердилось.
   Веселитс<кий> Божид<арович>. Воскресение, 14 марта. Два миллиона от правительства голодным. Уж и так допустили в Болгарии.
   
   "Новое время", 14 ноября, No 257. О свободе проливов и не ладо Константинополя. Что такое свобода проливов? Когда надо, ведь их же запрут, чем они обеспечены? <151>
   Memento. {Помнить ат.).} "Русский мир", "Новое время", от 14-го ноября. О каперстве. О {Далее было: взимании} двойной гильдейской пошлине в виде жертвы Отечеству. {Рядом с текстом: Memento ~ Отечеству. -- на полях помета: Memento.}
   
   Крейсерство позволительно, каперство нет. Вздор -- не только каперство, но и бомбардировки Одессы непозволительны. Совершенно те же башибузуки. У турок разрывные пули. Непременно будут. Употреблять ли и нам? Нет, стыдно, бесчестно, лучше поплатимся временным страданием, но уж зато обязанность наша тогда человеческая взять гарантии и меры, чтоб уж впредь не воевала такая страна как Турция ни с кем и никогда, потому что эта страна не понимает: почему воспрещаются разрывные пули.
   
   А Франции лучше бы не к выставке готовиться, а к войне. (NB. "Новое время", No 258, 15 ноября.)
   
   В том же No "Нов<ого> времени" о воровстве в дворянском сословии и проч.
   
   История Восточного вопроса есть история {Вместо: История Восточного вопроса есть история -- было: Восточный вопрос есть вопро<с>} нашего самознания. В статье "Нов<ого> врем<ени>", 16-го, No 259 (в фельетоне), сказано, что если б собственные интересы указать, то было бы гораздо больше одушевления в народе. Кому ведь какой интерес? У нас именно народ интересуется высшей идеей помощи братьям -- выше интереса, и это вовсе не идеально, как говорите вы европейским языком. Это идеально в Европе, потому что там нет ни одного народа, который бы поставил интерес братьев выше собственной выгоды, и потому там это идеально, а у нас реально.
   Последняя окрошка европейничанья. Наши идеи возьмут верх.
   История вопроса (опять то же "Новое время"). Пустословие разбирать, из-за каких причин мы связаны с Восточным вопросом -- из благодеяний или из собственной защиты. Наш народ всегда хочет быть одушевлен высшею мыслью.
   Я. Полонский.
   Loftus, республика -- да пусть их.
   
   У нас в премудрости цари хотят решать сообща с народом. Lbi еще перешли сильн<ее?>.
   
   1) Затянулось дело, начались словоизвержения; высшая идея благодеяний и всегда в этом. Но народ наш вряд ли на выгоду подымется. Высшее чувство благодеяний и Царьград. 2) Что такое Царьград. Новое слово миру славян и проч. {Затянулось дело ~ и проч. вписано вдоль полей.} <152>
   
   Loftus, республика -- да пусть их, сильнее нет нашей республики. Народ в единении с царем.
   
   Лев Полонск<ий>. "Благодеяние полезно и нам", -- да это и всегда было известно, доброе всегда добрый плод приносит, и даже во сто крат, и нечего тратить бумаги и чернила на эти старческие определения. Говорил же я взять Константинополь.
   Но есть свое у каждого народа: наш вот не пойдет из-за такой выгоды, которая еще в небе летает, воевать Босфор, а за славян пойдет. Награды не требуют, умирают (у Мещерского -- встречают добровольцев молча и что дашь). У англичан же непосредственные интересы, и они пойдут. У них торговля, у нас что-то другое. Вы думаете, станут купцами, переменятся, поумнеют. Не дай бог, у нас другая идея. У них товар, у нас другое. Мы скажем свое слово. Тут проявилось нечто действительно народное, {Незачеркнутый вариант: национальное} и вам это претит. {Рядом с текстом: Лев Полонск<ий> ~ претит. -- на полях помета: "Новое время", No 259.}
   
   "Новое время", 260 No, говорится именно о том, что у России нравственные интересы в Восточн<ом> вопросе пересилили матерьяльные.
   
   Еще раз. О том, что с Турцией нельзя ни о чем уговариваться, -- взять под опеку.
   
   Отдать опеку Англии -- изменить четырем векам нашей политики.
   
   ПИСЬМО ЮРКЕВИЧА. От пошатнувшейся семьи, чтоб он непременно считал своих родителей лучшими. А они не внушили даже ему долга многое выносить, по примеру того, как и все выносят, для других и для ближних.
   
   Тут не баллы: эти же баллы прежде не доводили до сего.
   -- Эти еще вешаются, а если б взрослый был: "Эх, пойду в подлецы! Добрым-то, знать, хуже, не оценили, дескать, меня", малодушие; сейчас просит награды. <153>
   
   Так же и насчет всякого нравственного долгу, сейчас можно приискать нравственную лазейку, чтоб освободить себя.
   В одной тюрьме с наставницами грубы. -- А они в народ. Убеждения наши, дескать, не те, просто ругаться от тоски хочется, и освобождают себя от всякого стеснения.
   
   Я не в народ идущих только виню, а все племя, за грехи отцов. Да и не отцов. Разрушилось нечто прежнее, modus in rebus. {порядок вещей (лат.).} Теперь надо создать другое. Всякий выход хорош. Война хороша. Сами придут, уважая себя, и других заставят себя уважать. А потому война не за хапугу, а за благодеяние наиболее кстати, ибо тут есть за что уважать (и тут же перейти на Л. Полонского).
   
   У этого существа (гимназиста) каждую минуту все оканчивается. Ему легко умирать, потому что слишком малоценное оставляет.
   
   НЫНЧЕ (при туманностях) имеют право жить люди подлые, то есть остаются в живых болезненные средней силы (mens sana). {здоровое тело (лат.).} И пусть эти болезненные даже героичны и великодушны (лично). Не беспокойтесь, зато так раздражительны, самолюбивы, что в следующих поколениях народят подлецов. Правда, в течение долгого срока излечатся племена в высшие. Но зато всё будут прибывать вновь и вновь слабые и т. д. на очень долгое время, в продолжение многих столетий. {К словам: в продолжение многих столетий -- незачеркнутый вариант: на многие столетия.}
   
   "Домашняя беседа". Объявление: этот язык. Это я называю твердостью. Так говорит человек, твердо убежденный в своей силе и в своем успехе. Вот бы дипломатии перенять такой язык, чем вилять-то. А впрочем, с Россией почти так точно и говорят (смот<ри>. Среда, 17, "Русск<ий> мир". Объявление о "Домашней беседе").
   Strepito belli propelentur artis. {Грохот войны разгоняет искусства (лат.).}
   Письмо ко мне: Приищите место. <154>
   
   "Моск<овские> вед<омости>", No 296. Книга об употреблении евреями христианской крови. Цена 2 руб. По Садовой у Кораблева.
   
   Маркиз Солсбери, его поездка (см. выше: Россия добродушно уступает, Салтыков, способен, способен). {Рядом с текстом: Маркиз Солсбери ~ способен).-- на полях помета: "Новое время" Солсбери. 19 ноября, No 262.}
   
   "Москов<ские> ведомости", No 296, о каперстве.
   Там же письмо К. М. из Парижа о французских настроениях против нас.
   Как бы ни выставляли бескорыстие России слова и обещания царя, но дело естественной логикой вещей ломит к развязке и война с Европой неизбежна. Тут не царь, не Биконсфильд и всё не то, что мы захватим или не захватим на этот раз. Тут Восточн<ый> вопрос в целом и в будущем, а стало быть, и усиление России славянами, а Европа допустит это лишь в крайнем случае. Всё лекарство было бы в настоящую минуту опять, в сотый раз, уклониться от решения, решить дело компромиссом, но это страшно невыгодно для России, ибо мы вредим целому в Вост<очном> вопросе, то есть отдаем пашу идею, уступаем наше вековое право и проч. Выгоднее война, выгоднее кончить разом и хорошо.
   
   Нашему царю определено судьбой поправить наше упущенное влияние на Востоке. Задача очень легка теперь, ибо 2/3 дела уже сделано самой логикой вещей. Теперь уже ясно, что славянам нельзя жить у турок и никакие гатти-гумагоны не помогут. Надо, во всяком случае, придумать новую комбинацию. Но, повторяю, Англия придумает по-своему, она освободит славян, но сама, а нам и понюхать не даст. И пусть нам же в карман. Благодетеля всегда ненавидят, и славяне, облагодетельствованные Англией, потянутся к нам. А мы облагодетельствуем, то, напротив, потянутся к Англии. И т. д.
   
   "Новое время", No 263. Мнение Гладстона о том, чтоб Англия, а не Россия, облагодетельствовала славян. Телеграммы. {Рядом с текстом: "Новое время" ~ Телеграммы. -- на полях помета: Я говорил. Вдоль этого же текста три фигурные скобки и три вопросительных знака.} <155>
   

Декабрь

   ЗДЕСЬ ВАЖНОЕ. "Нов<ое> вр<емя>", No 263 из "С.-П<етербургских> ведом<остей>" Гирса о том, как братья-славяне отнимают у русских одежду. Это поставить рядом с сообщениями Мещерского о уносе раненых: "Что дашь?".
   
   Обуржуазившаяся дрянь, кроме народа, столь славная будущность.
   
   Мы выше этих дрянных мелочей. У Щедрина генерал, играющий селезенкой, выше своего подлого современного сына, хотя в нем сам виноват.
   
   5 декабря. По поводу банкрутства Баймакова. Уж одно то, сколько можно сделать прелестнейших банкрутств и всё свалить на правительство: "Вот, дескать, объявило войну, бумаги упали, вот я и банкрут".
   
   "Новое время", 4 декабря. Заурядный читатель (выписка) о Демерте. Все эти души -- стертые пятиалтынные прежде чем жили, все эти Демерты, Помяловские, Щаповы, Курочкины. Они, видите ли, пили и дрались в пьяном виде. Значит, тем и приобрели либеральную доблесть. Какие невинности. Когда другие страдают, они пьют, то есть наслаждаются, ибо випные пары давят на их мозг и они воображают себя генералами -- непременно генералами, хоть не в эполетах, то по крайней мере истребляющими, принижающими и наказующими. Дешево и гнило. Дрянь поколение. Это старое -- 60-х годов. Теперь они все перепились, и толку из них никакого не вышло. Ничего и никого они не дали. Но да здравствует молодежь современная.
   
   6 декабря. У Лермонтова сказка о Калашникове. Белинский, под конец жизни совсем лишившийся русского чутья (талантливейший из западников), думал в словах Грозного: я топор велю наточить--навострить -- видеть лишь издевку, лютую насмешку тигра над своей жертвой, тогда как в словах Грозного именно эти слова означают милость.
   Ты казнь заслужил -- иди, но ты мне нравишься тоже, и вот я и тебе честь сделаю, какую только могу теперь, но уж не ропщи -- казню. Этот лев говорил сам со львом и знал это.
   NB. Вы не верите? Хотите, удивлю вас еще дальше? Итак, знайте, что и Калашников остался доволен {Было: хоть доволен.} этой милостью, а уж приговор о казни само собой считал справедливым. Этого нет у Лермонтова, но это так. <156>
   
   6 декабря... "Мы что-то будем", "Из нас что-то выйдет". Вот что мерещится и двигает способную к движению часть нашего народа. От своих пророков и поэтов наше общество требует страсти и идеи. (Будем честными). Все вообще жаждем {Вместо: Все вообще жаждем -- было: Жаждем} осмыслить и узнать великую идею, к которой мы способны.
   
   О Пантелееве ("С.-П<етербургские> вед<омости>", No 336. Воскресн<ый> фельетон). Буренин о Пантелееве. NB. Все мы воспитались в самой фантастической бездеятельности и в двухсотлетней отвычке от всякого дела. Чиновная деятельность была формулой бездеятельности. Только предлагалось и позволялось заняться развратом. Общество, отученное и которому запрещена всякая самодеятельность {Было начато: деят<ельность>} гражданина, -- не только не сложилось, но разложилось до заразы собою даже низших слоев. Не выработалось ничего. Выработались совершенно фантастические характеры {Далее было: явился} (Пантелеев). Мысль обратилась в мечтательность, в предположительность. (Ничего удивительного, что явились социалисты рьянее западных (там само правительство приучило).) Ничего удивительного тоже, что эти социалисты были крепостники, как в средних веках, ибо потеряли малейшее чувство долга и гражданственности. Гуляли лишь мысль и эстетическое чувство, а дело слушалось самого грубого эгоиста. Фантастические факты, как 14 декабря. Фантастические споры западников и славянофилов, начавшиеся в то время, когда и те и другие уже перестали быть русскими. Новая эра царя-освободителя: но пока беспорядок.
   Ответ: Pensée universelle. {Всеобъемлющая мысль (франц.).} Прежде всяких вопросов, что из нас выйдет и что мы будем, надо просто-запросто стать русскими. Нам это легко, ибо если пропали мы, то остался русский народ. Он весь цел и здоров. Ура! Гнилому гнить, а здоровому жить. Спешите! Лови Петра с утра, а ободняет, так провоняет. {Было: обвоняет} Так и думал Великий Преобразователь, взглянувший на Россию таким широким и работящим помещиком (обративший всю Россию в как бы одно огромное помещичье хозяйство).
   6 декабря. Я хотел в дневнике говорить о том, что надо быть самостоятельными и русскими людьми. 6-го декабря. Настеганные бараны. <157>
   
   7 декаб<ря> -- "Московские ведомости", No 314, декабря 6-го. Понедельник.
   8 статью "Отовсюду": о романе "Что делать" в разборе "Revue des deux Mondes".
   
   7 декабря. Коммунизм! нелепость! Ну можно ли, чтоб человек согласился ужиться в обществе, в котором у него отнята была бы не только вся личность, но даже и возможность инициативы доброго дела. Вместе с тем сняты были бы (и преследовались насмешкой) даже малейшие ощущения в сердце вашем чувства благодарности, без которого не может и не должен жить человек. Учение "скотское".
   
   Коммунизм мог явиться в конце только прошлого царствования, в котором завенчана была петровская реформа и когда русский интеллигентный человек дошел до того, что за неимением занятия стал цепляться за все бредни Запада и, не имея опыта жизни для критической поверки, сразу применил французину к себе, досадуя на русских, зачем из них ничего нельзя сделать. Пролетарии у французов. Кстати, правда ли, что у них опять подымается вопрос об общинном хозяйстве. {Пролетарии у французов ~ хозяйстве, вписано.}
   
   "Нов<ое> время". Вторн<ик>, 7 дек<абря>, No 280. Уничтожьте у нас общину, и народ тотчас же будет у нас развращен в одно поколение и в одно поколение доставит собой материал для проповеди социализму и коммунизму. Например, мы легкомысленнейшим образом проповедуем уничтожение общины -- одной из самых крепких, самых оригинальных и самых существенных отличий сути народа.
   NB. Уничтожат общину -- порвутся последние связи порядка. Если в высшем обществе порядок разорван, а нового не дано, но по крайней мере было утешение, что народ в порядке (каком ни есть, но порядке), ибо осталась связь и крепчайшая: общинное землевладение. Но разорвут и эту связь -- и что тогда? Нового еще нет, ничего не взошло (да и посев-то был ли?), а старое с корнем вон -- что ж останется!? Пропадем как мухи. Теперь идти в народ смешно и только жалко, ну а тогда будет не смешно ведаться с общиной? {Например, мы ~ ведаться с общиной? вписано.}
   
   Социализм, коммунизм и атеизм -- самые легкие три науки. Вбив себе их в голову, мальчишка считает уже себя мудрецом. Кроме того, поддаются эти науки легче всякой на популярное изложение. <158>
   
   "Новое время", No 281. О "Ревизоре", совсем не понятом Боборыкиным, и о Краевском, исключенном из Слав<янского> благ<отворительного> комитета, отзыв в "Биржевых". Сказать непременно.
   
   Несколько уродливых мнений (18-го столетия, проду<кта> Запада).
   
   Пантелеев, дочь, от Сохи Андреевпы.
   
   Главная педагогия -- это родительский дом.
   
   Буренин требует современных типов в литературе, большего вникновения в жизнь (Пантелеев). В то же время в "Голосе" ряд статей о критике и искусстве. А только что появившееся замечательное произведение искусства, моя повесть, о ней ни слова.
   
   Здесь. Журналы наши -- монстры, форма западная, листы наполняются механически. Мнения и политического почти не нашлось. Между тем тут факты -- всё это сорится. Группировать. Экономические факты, нравственные факты, освещать, сортировать, не фантазируя и не мудрствуя лукаво, но на основании данных, древний летописец и т. д. Все делается рабски, мы рабы, не научились быть самостоятельными. Нет самостоятельности. Заметьте, что наш либерализм и наша даже красота именно тем характеризуются, что преследуют всякое зарождение на Руси самостоятельности. И это с самого начала нашего либерализма, с Белинского, с Герцена. Они только мелкое либеральничанье, но в главном самые страшные консерваторы и есть, status quo .--.--. Красные отрицают всё, но рабски неоригинальны. Отрицание же всего -- потому что <159> дешево достается, не требует малейшего изучения. Две {Было: Две-три} науки, атеизм и коммунизм (ибо у нас никогда не было социализма, его прямо разрешили формулой коммунизма и примером интернациональной коммуны), не требуют никакой науки и школы, неученый может даже не прочесть, а услышать от товарища, н уж (искренно и чистосердечно) презирает всех. Кругом них рабское молчание и сочувствующих и не сочувствующих. Последние хуже, потому что рабское и трусливое молчание. (Тут за молодежь.)
   
   Прибавьте бродяжество и толпу, но и это без инициативы, и это слишком старо. {Рядом с фразой: Прибавьте ~ старо. -- на полях помета: Здесь}
   
   NB. Меня всегда поддерживала не критика, а публика. Кто из критики знает конец "Идиота" -- сцену {Далее было начато: иску<снейшую?>} такой силы, которая не повторялась в литературе. Ну, а публика ее знает... и т. д. Буренин, разбирая Григоровича и Потехи<на> ("Нов<ое> вр<емя>", No 283), перешел к Решетникову, по поводу народных романов. А "Записки из Мертв<ого> Дома", где множество народных сцен, -- ни слова. В критике "З<аписки> из Мерт<вого> Дома" значат, что Достоевский обличил остроги, но теперь оно устарело. Так говорили в книжн<ых> магази<нах>, предлагая другое, ближайшее обличение острогов.
   
   NB. Гнилое племя, которое не может жить без пощечины, тоскует без пощечины, и даже если их и удовлетворить, то они тогда будут очень огорчены и начнут давать пощечины своим друзьям и самоубежденникам.
   
   NB. Сущность их сатиры в том, чтоб во всяком хорошем поступке приискать подлеца. Тем и удовлетворяются, долг исполнили.
   
   Здесь. Одна из характернейших черт русского либерализма -- это страшное презрение к народу и взамен того страшное аристо-кратничание перед народом (и кого же? каких-нибудь семинаристов). Русскому народу ни за что в мире не простят желания быть самим собою. (No. Весь прогресс через школы предполагается в том, чтоб отучить народ быть собою.) Все черты народа осмеяны и преданы позору. Скажут, темное царство осмеяно. Но в том-то и дело, что вместе с темным царством осмеяно и все светлое. Вот светлое-то и противно: вера, кротость, подчинение воле божией. Самостоятельный склад наш, самостоятельные склад понятий о власти. {Самостоятельный склад ~ о власти, вписано.}
   Демократы наши любят народ идеальный, {идеальный вписано.} отвлеченный, в отношении к которому тем скорее готовы исполнить свой долг, что он никогда не существовал и существовать не будет. <160>
   
   Анна П<етровна> Борейша. Аристократы направления, называющие тварями надзирательниц.
   
   NB. "Московск<ие> ведомости", No 316 (передовая). Все наши журналы, чуть началась конференция, как бы ропщут и жалуются, что "вот, дескать, все не верят России, тогда как Россия заявила, что она не хочет приобретений и т. д.". Смешно удивляться поведению Европы, смешно роптать, но всего смешнее винить Европу в этом случае. Да что бы Россия ни говорила тут, в таком деле, на слово никто не поверит. Ведь Россия всё же хочет занять Болгарию, и хоть бы она там три года стояла и ничего не взяла (а Европа этому не поверит), то влияние на славян окажет своим могуществом -- а это для Европы хуже победы и завоевания. Славяне увидят, что Россия сильна, на своем настояла и подкладочную сущность Парижского трактата разорвала, -- и вот в будущем у ней приобретена нравственная сила в Балканском полуострове, когда будет кончаться Восточный вопрос. А ведь Англия же знает, что он когда-нибудь кончится, ну вот и не надо этого Европе, вот и ревность, вот и ненависть, вот и нелепый проект бельгийского занятия. Но ведь это всё же неестественно: Россия не может отказаться от самой себя.
   
   Ergo. {Итак (лат.).} Результат: России нужно надеяться на свой меч, а не на дружбу Европы, и на занятии настоять силой, объявив и продолжая объявлять, что ей ничего и не надо кроме гарантии реформ для славян, никаких завоеваний для себя.
   
   Отказ Германии от Парижской выставки: какая страшная враждебность, многознаменательная враждебность.
   
   О, лучше б я им не сказывал.
   О, лучше б я про себя таил,
   Про себя таил, сам не знаю что.
   
   Заметьте тоже, что общество это (московское, грибоедовское) не лучше, не хуже никакого, и что такие общества всегда и бывают везде (мы не говорим "должны быть").
   
   Ревизор -- Кювье. <161>
   
   -- Тот черномазенький, он турок или грек.
   Все мировоззрение, все чувства этого мелко-желчного человека в этом выражении.
   Наталья Дмитриевна -- (которого убил Карлов).
   
   В противуположность Алеко.
   
   NB. Алеко -- убил. Сознание, что он сам не достоин своего идеала, который мучает его душу. Вот преступление и наказание. (Вот сатира!)
   
   Пушкин кричит про Чацкого: "Но кому это он все говорит, это непростительно!" Напротив, напротив, он не мог бы иначе, это художественно, и он вполне себе верен. В своем мирке. Всего только хвост спереди. Только Грибоедов выставил Чацкого положительно, тогда как надо бы отрицательно. {Только Грибоедов ~ отрицательно, вписано на полях.} Доволен Чацкий малым. Свежо предание, а верится с трудом -- то есть он и не замечает, что и теперь точно то же. Не в той форме, не в том мундире -- вот для него уж и разница. Мелко плавает. Основной сущности зла не понимает.
   
   Но вот Алеко убил, что ж вы думаете, он будет кричать: "Пойду искать по свету. Карету мне, карету". Дескать, люди виноваты, не я. Или, лучше сказать, Москва виновата. Нет, Алеко остается.
   
   Новейшая сатира тем бесплодна, двусмысленна и даже вредна, что не умеет или не хочет сказать, чего хочет. Напротив, над всем противуположным обличаемому ею злу тоже смеется и приравнивает к тому же знаменателю. К чему она так делает? Боится краснее себя.
   
   13 декабря. Понед<ельник>. Программа декабр<ьского> дневника.
   1) Год кончен. О цели издания.
   2) Сатира: Чацкий, Ревизор, Алеко -- Щедрин.
   3) Три науки: атеизм, социализм и коммунизм. Ученый дом.
   4) О Корниловой.
   5) О девочке. Пантелеев. {Пантелеев, вписано.}
   
   У нас сатира. У нас скорее литература дала положительное, чем сатиру. Наши сатирики не имеют положительного идеала в подкладке. Идеал Гоголя странен: в подкладке его христианство, но христианство его не есть христианство. Сатира последнего времени не свободна, боятся красных. <162>
   
   "Московск<не> ведом<ости>", No 318. Суббота. Замечательнейшая статья "Моск<овских> ведом<остей>" об ослиной демонстрации 6 декабря. Они правы: очень может быть, что кому-то надо грозить Европе коммунизмом, идущим из России, и остервенять Европу против России. Статья "Journal de Débats". Действительно странное совпадение.
   
   Турок -- молодец против овец, а против молодца и сам овца.
   
   NB. Остроты Чацкого не остроты, а дерзости. Да так и должно быть: он преследует не сущность дела, а лишь лица, бранится с ними и говорит им личности.
   
   NB. У Островского как-то начали было смешиваться положительные стороны жизни с сатирой. Из сего последовало лишь общее недоумение и непризнание Островского критикой даже доселе.
   
   NB. Тот, чьей волей могли появиться {Вместо: могли появиться -- было начато: поя<вились>} великие произведения Гоголя в русском языке. (Как Кювье.) С мелкого городка до высочайших петербургских учреждений.
   
   Эта наивность, не замеченная Грибоедовым, то есть Грибоедовым вместе с Чацким, считавшаяся (обоими) за заслугу или добродетель. О, другое дело, если б Грибоедов вывел эту драгоценную черту мелкого характера как художник, сам сознавая ее мелочь и комизм, но выводящий ее как реальную правду... Но тогда всё положительное в типе Чацкого должно бы было исчезнуть, а Грибоедов выводил прямо, торжественно положительный тип, страдальца не от себя, а от общества, почти идеал человека, которому бы надо быть (или по крайней мере молодого человека). Рассмотрим же, что это за такая положительность.
   
   У нас сатира боится дать положительное. Островский хотел было. Гоголь ужасен. Но Грибоедов дал. Весь Чацкий (и уродство комедии) -- затем Алеко. И потом новая сатира, боятся сказать, чего хотят. (Подразумеваемая мерзость "Jour Débats".) Почти правда. Вот эту положительную сторону русской самостоятельности мы и хотели выразить нашим изданием. Приветствовали движение года, примолкнет либерализм, старики.
   Самостоятельные начала (войны). Община.
   О войне, что сказать Россия должна? {Далее было начато: Реш<ит>} Война решит перемену направления.
   Затем о деле молодежи. Замечания на интригу "Моск<овских> ведомостей") {Рядом с текстом: У нас сатира ~ "Моск<овских> вед<омостей>" -- на полях пометы: Здесь. Конспект.} <163> и о настеганных баранах. Но энтузиазм. Вот этому-то энтузиазму и нужен исход.
   Корнилова.
   И девочка.
   
   Сатира наша, высказавшись положительно, боится потерять свое обаяние, боится, что скажут ей: "А, так вот что у вас в подкладке, немного же".
   
   Гоголь по силе и глубине смеха первый в мире (не исключая Мольера) (непосредственного, безотчетного), и это бы надо нам, русским, заметить.
   
   Это бахвальство Гоголя и выделанное смирение шута.
   
   Аристократа поляка, разделившего на песью кровь и барскую. (Мои догадки, что польский {Было начато: малороссийско-} характер воздействовал на малоросса (опять отчасти) и малороссу эта спесь, этот задор спесивый показался à la longue {в конце концов (франц.).} прекрасным.) {Рядом с текстом: Гоголь по силе ~ прекрасным.) -- на полях пометы: NB. NB. NB.}
   
   Вообще либерализм и сатира: "О, если б мы могли, {Незачеркнутый вариант: захотели} то такой бы идеал воздвигли, что весь мир бы засиял и озарился светом я, но... нам не дают сказать, а потому -- а потому мы только зубоскалим".
   
   NB. Алеко. Разумеется, это не сатира, а трагедия. Но разве в сатире не должно быть трагедии? Напротив, в подкладке сатиры всегда должна быть трагедия. Трагедия и сатира -- две сестры и идут рядом и имя им обеим, вместе взятым: правда. Вот это бы и взял Островский, но силы таланта не имел, холоден, растянут (повести в ролях) и недостаточно весел, или, лучше сказать, комичен, смехом не владеет.
   Островскому форма не далась. {Далее было начато: Сравнит<ельно>} Островский хоть и огромное явление, но сравнительно с Гоголем это явление довольно маленькое, хотя и сказал новое слово: реализм, правда, и не совсем побоялся положительной подкладки.
   
   Этот ничтожный слепорожденный пшик нашей жизни (тот, кого убил Карлов).
   
   NB. Гоголь. И рядом с гениальным ореолом выставилась чрезвычайно противная фигурка.
   
   Прежняя сатира не могла и не успела указать своего положительного идеала, а новейшая хоть и не умеет тоже, но и не хочет. Напротив, если б умела и могла, то была бы несчастна. <164>
   
   Здесь. "Москов<ские> ведомости", No 321, вторник. Настеганные бараны. Пештская газета. Неопровержимо доказанная политическая интрига в демонстрации 6-го декабря.
   

Программа

   Корнилова.
   Девочка.
   Прошел год. Об идее и цели издания. Самостоятельность. Ибо всё самостоятельное подвержено сомнению, возьмем теперешний вопрос Восточный, он крепче всего, ибо кроется в началах народных. {ибо всё самостоятельное ~ народных вписано на полях.}
   Мы живем в дикое время. 6-го декабря. Прекрасное и высокое.
   Пантелеев, сложили характеры, нет автора, была повесть.
   
   Удивляются, что Европа не верит России, но что перебирать. Высшая идея (шотландский профессор), ибо если б это в России было заявлено, то слова эти были бы подвержены осрамлению. Община (несколько кратких слов). Коммунизм. 6-го декабря.
   6 ноября.
   Пантелеев -- нет автора,
   Но либерализм отрицает положительное разъяснение Пантелеевых. {Рядом с текстом: Пантелеев ~ Пантелеевых. -- на полях пометы: И типы и явления} Разъяснение -- это наша несамостоятельность. Но либерализм хочет несамостоятельности и презирает народ. Европейничание (колоссальная пощечина).
   Сатира (не откровенна).
   
   Я хочу кончить о литературе. Скорее положительные пробы, {Незачеркнутый вариант: типы} чем сатира. "Дворянское гнездо" -- пробы далеко не узнанные, но много принесшие. Наша литература дала больше положительных типов, чем отрицательных, ибо сатира -- не имеет подкладки.
   Между тем мы имеем гениального Гоголя.
   
   И, однако, мы имеем такого сатирика, как Гоголь. Что же за причина, что общество осталось неудовлетворено?
   Та, что сатира не может выставить положительного типа.
   Мало того: сама его не имеет (не умеет сказать) и тем породила страшное замешательство в обществе (ибо "Мертвые души" были популярнейшею вещью), возник спор.
   Новейшая сатира и не хочет пощечины, {Далее было: мерзавца} предположение мерзавца.
   Островский, -- но он мало сказал.
   Указывать начали на Грибоедова. Да, это наивное время всё сказало, -- Чацкий положительный тип.
   Алеко.
   Я хочу ввести критику, разберу "Горе от ума". {Рядом с текстом: Да, это наивное время ~ "Горе от ума". -- на полях помета: в январский No} <165>
   
   "Новое время", No 289. Заметки об архитектурных занятиях для женщин.
   
   О, и Гоголь думал, что понятия зависят от людей (кара грядущего закона), но с самого появления "Ревизора" всем хотя и смутно, но как-то сказалось, что беда тут не от людей, не от единиц, что добродетельный городничий вместо Сквозника ничего не изменит. Мало того, и не может быть добродетельного Сквозника.
   
   В "Горе от ума" увлек блеск, сатира на Москву, а глубины никакой.
   
   NB. Чацкий: А вам на что? Глупее ничего нельзя и представить.
   
   NB. Не выставлено психологическое оправдание любви Софьи к Молчалину, не намечтала ему качеств.
   
   Пишут, мы охладели к Вост<очному> вопросу. Это неправда: народ не охладел, адресы искренны и проч. Интеллигенты охладели или, лучше сказать, реакция. {Рядом с текстом: Пишут ~ реакция. -- на полях помета: Здесь.}
   
   Тут дело ясное: считать ли дело славянское -- органически русским, в политическом отношении, например, равным лишению морей, границы 12 года, Киева, Смоленска, Петербурга, Крыма и Кавказа. Или только забавой русских. Вот в постановке вопроса народностей и национальностей вопрос о Востоке, о восточных христианах слился в народном понятии не в одно человеколюбие и не в одну политическую задачу (как преимущественно б головах нашей интеллигенции), но, преимущественно и на первом плане, в вопрос о судьбах восточного христианства, то есть в вопрос о судьбах православия, то есть в вопрос о Христе и о служении ему, о подвиге служения ему. {и о служении ~ служения ему вписано.} Вот что я подчеркиваю и указываю. Это идея моя, никто не указывал на это, но это так, и это истина. А зная это, мы должны признать, что Восточный вопрос -- русский по преимуществу, национальный, народный и всегда популярный. В народе даже сложилось понятие, что Россия для того только и живет, чтоб хранить христианство. {чтоб хранить христианство вписано.} Вникните, в этом вопросе мелькают, например, такие черты, что старообрядцы тотчас же соединяются с русскими в желании жертвы, между тем они отлично знают, что и все эти славяне -- еретики. Ключ всем разрешениям. <166>
   
   В поэзии нужна страсть, нужна ваша идея, и непременно указующий перст, страстно поднятый. Безразличие же и реальное воспроизведение действительности ровно ничего не стоит, а главное -- ничего и не значит. Такая художественность нелепа: простой, но чуть-чуть наблюдательный взгляд гораздо более заметит в действительности.
   
   "Москов<ские> ведом<ости>", No 322. В передовой: ненавистные о русских отзывы в "Débats" и "Liberté".
   
   "Развлечение". Жрать, да спать, да гадить, да сидеть на мягком.
   
   Для вас пиши вещи серьезные, -- вы ничего не понимаете, да и художественно писать тоже нельзя для вас, а надо бездарно и с завитком. Ибо в художественном изложении мысль и цель обнаруживаются твердо, ясно и понятно. А что ясно и понятно, то, конечно, презирается толпой, другое дело с завитком и неясность: а мы этого не понимаем, значит, тут глубина. (NB. Повесть "Пиковая дама" -- верх художественного совершенства -- и "Кавказские повести" Марлинского явились почти в одно время, и что же -- ведь слишком немногие тогда поняли высоту великого художественного произведения Пушкина, большинство же наверно предпочло Марлинского.)
   
   Нынче век силы чугунной (и убеждения чугунные, должно быть).
   
   Обязанность не знать высшей цели и жизни вечной, а заменить ее любовью к человечеству, переданная этой несчастной с совершенно неразъясненным вопрос<ом>: для чего же я буду любить человечество? и проч.
   Отсутствие бога нельзя заменить любовью к человечеству, потому что человек тотчас спросит: для чего мне любить человечество? <167>
   
   У иных могут быть не только убеждения, но и что-нибудь еще чугунное.
   
   1) Англичанин прежде всего старается быть {Далее было: и остаться} англичанином и сохраниться в виде англичанина, и любить человечество не иначе, как в виде англичанина.
   2) Мы настолько же русские, насколько и европейцы, всемирность и общечеловечность -- вот назначенне России. Действительно, несем в своем зародыше какую-то сущность общечеловека и впредь так будет, и народ, развившись, такой будет. {Действ<ительно> ~ такой будет, вписано.}
   Посмотрите на великоруса: он господствует, но похож ли он на господина? Какому немцу, поляку не принужден он был уступать. Он слуга. А между тем, тем-то -- переносливостью, широкостью, чутьем своим он и господин. Идеал его, тип великоруса -- Илья Муромец. {Текст: Посмотрите на великоруса ~ Илья Муромец.-- написан в низу листа и знаком перенесен в данный контекст.}
   Таким образом, чем сильнее {Вместо: Таким образом, чем сильнее -- было: И чем сильнее} мы разовьемся в национальном русском духе, тем сильнее отзовемся и европейской душе, примем ее стихии в нашу и породнимся с нею духовно, ибо вот это всечеловечность, и... и, может быть, и им, европейцам, стали бы полезны, сказав и им наше русское особое слово, котор<ое> они еще, развившись {В рукописи ошибочно: разбившись} насильственно, еще не слыхали. Наша способность языка, понимания всех идей европейских, сердечное и духовное ее усвоение -- вес это, чтоб разрозненные личные народные единицы соединить в гармонию и согласие, и это назначение России. Вы скажете, это сон, бред: хорошо, оставьте мне этот бред и сон.
   Я объявляю (пока еще без доказательств), что любовь к человечеству -- немыслима, {Далее было: совсем} непонятна и совсем невозможна без совместной веры в бессмертие души человеческой. Пусть пожмут плечами мудрецы наши, по эта истина {Было: аксиома} мудренее их мудрости, и я верую, {Далее было: впоследствии} непременно станет когда-нибудь аксиомой во всем человечестве.
   
   Как-то не хватает тех связен, которые соединяют человека с жизнью, как-то слабее и ничтожнее становится он.
   
   Приговор -- примут за положительное учение, которое так и надо. Пожалуй, может случиться, что прямо последуют ему.
   
   Между прочим (и, положим, некстати), заявляю, что перестают понимать юмор и шутку. Это очень худой признак -- признак упадка умственных способностей в поколении, надо ждать всего от подростков, в них надежда. <168>
   
   Повесившийся мальчик... Конечно, подражательное. Но что-то глубоко эгоистическое, {Рядом с текстом: Повесившийся ~ эгоистическое -- на полях помета: Здесь} нервно самолюбивое, страшно стремящееся к разъединению вырастает в будущем поколении. Связующее оказывается все больше и больше слабым, давления не выдерживающим. Обособление, обособляющиеся -- что ж, так и должно быть. Мы, кажется, дошли до самой последней степени разъединения с народом. Пример 6-е декабря. {Рядом с текстом: Обособление ~ 6-е декабря. -- на полях пометы: Здесь. 6-е дек<абря>}
   
   Сатира. Либерализм, сатира играют в прятки.
   
   Мы ассимилировались, совоплотились с ними, (с Европой.)
   
   Буренин. Не поймут первые. Нельзя судить, не разъясняя мысль, а вот мысли-то и не поймут, не желая согласиться. Пантелеев так ясен. Отвлеченность. Теперь только началось накопление практического умения. Но плод еще далеко, и общество глубоко не созрело для разъяснения себя самого себе же самому. А разъяснителей слушать не будет. {Рядом с текстом: Буренин ~ не будет. -- на полях помета: Буренин}
   В этом смысле чрезвычайно замечательна судьба нашей сатиры. Нет подкладки. Либерализм отвлеченный и стал аристократизмом, стал недемократичен, и чем дальше, тем больше разрывает с народом. В сатире предположение мерзавца. "Débats".
   Кстати: слова ректора. Великое слово. Точки прикосновения с Европой еще остались. И к чему бояться славянщины, национальности? Мы в высшей степени породнимся с Европой именно, когда станем национальными и перестанем скитаться по Европе международными межеумками без уважения.
   
   Да и любовь, по-ихнему, есть выгода, добро я делаю для своей выгоды из самосохранения (в высшем смысле и так-то, как будто это что опровергает в самостоятельности существования идеи любви?). Я люблю в крайнем случае потому, что меня любят. Но как вселить любовь к всему человечеству как к одному лицу. Из расчета, из выгоды? Странно. Почему мне любить человечество? {Рядом с текстом: Да и любовь ~ человечество? -- на полях помета: Герце<н>} А как у меня вдруг явится расчет другой? Скажут, фальшивый. А я скажу, а вам-то какое дело -- я и <169> сам знаю, что фальшивый, но ведь фальшивый-то в общем, в целом, а пока я и очень, очень могу проявиться своеобразно, для личности, для игры, по личным чувствам. Проявился же Наполеон I, а ведь уж наверно в идее ничего не лежало из любви к человечеству. Впрочем, эта идея возбудит спор, и я оставляю себе разъяснить ее в дальнейшем, но здесь скажу лишь, что идея любви к человечеству есть одна из самых непонятнейших идей для человека как идея. Нам явлен был лишь великий идеал в форме чувства. Возможность ясна: идеал был и есть. Но от этого не легче. А главное, при отсутствии идеи бессмертия.
   Одна из самых непонятнейших идей для человека как идея, она явилась раз лишь в форме воплотившегося бога, в объективном образе -- неразъясненная (а породившая) и укрепившая собою лишь чувство.
   
   6-е декабр<я>. Эта бы с презрением. Не виновата ли семья. "У нас нет семьи", -- вспомнились мне слова одного из наших талантливейших сатириков, сказавшего мне это.
   
   6-е декабр<я>. У меня был проект для них, и если только помогут обстоятельства, то я (непременно) {Было: когда-нибудь} его изложу.
   
   И если б им позволено было всё говорить, то они, может быть, были бы страшно огорчены.
   Сатира наша, н<а>пример, она и не молчит, она пишет и прекрасно пишет, но -- как будто она сама не знает, что вам ответить.
   А найдется либеральнее меня. Правда, это рассуждение лишь временное, но, пока сосредоточивалось в преследовании всякой самостоятельности России, таким образом перешло в аристократизм. {Рядом с текстом: И если б им ~ в аристократизм. -- на полях пометы: Либ<ерализм>. Сатира}
   
   Либеральное наше европейничанье. Разрыв с народом. Презрение к народу (это демократов-то). Они идут в народ, народ их бьет, и вот они враги народу и презирают его. Он, дескать, ни на что не способен. Изучать правду народную не хотят. Примеров тысячи и десятки тысяч, и они ужасают своею распространенностью. {Далее было начато: а. при б. И своими Рядом с текстом: Либеральное ~ распространенностью. -- на полях пометы: Здесь. !!!} <170>
   Еще на днях Боборыкин в своей лекции об Островском заявил о том, что у нас не могло быть исторической драмы, ибо не было исторических характеров. (Лекции бездарные. Автор говорил, например, что от драматурга требуется верность истории, тогда как тут же имел пример и сам цнтовал его, что у Шекспира не было верности истории, а лишь верность поэтической правде. Верностью поэтической правде несравненно более можно передать об истории нашей, чем верностью только истории.) И что ж, другой журнал, доселе называвший лекции Боборыкина пустыми, тотчас же похвалил их, как он сказал о том, что в России не может быть драмы (другое дело-де в Англии). Аплодируют Конради и проч. и проч. (см. "Новое время", No 293, 20 декабря). Таким образом, сами не замечают, что, отделяясь все далее и далее от народа, становятся аристократами и образуют касту и уже не мыслями только, а действием. Ибо, разорвав совсем с убеждениями и духом народа, образуют явно status in statu с презрением к низшим, к необразованной черни, к черной кости. "Хлопьска вера". Потом захотят сохранить свой раскол, свою касту, захотят удержать в государстве свое первенство, свою власть. {Далее было начато: Принуж<дены?>} Образованный не захочет заседать с мужиком, потому что они разных воззрений и образования. Захотят себя гарантировать, оградить, и неужели они не понимают, что действительно к тому идет, к тому клонит? <171>
   Всё это сбудется мало-помалу, теперь более, чем прежде, потому что прежде разнились лишь в мыслях и духе, а теперь уже сталкиваются практически. И возненавидят одни других. Образуется вроде нового феодального права. И эти-то считают себя либералами, демократами!
   
   "Новое время", No 293, 20 декаб<ря>. "Москов<ские> ведом<ости>". Удивления бесплодные о том, какое, дескать, чудо, что Турция всем приказывает, а все слушают. Праздная болтовня. {Рядом с текстом: "Новое время" ~ болтовня. -- на полях помета: "М<осковские> ве<домости>"}
   
   Сатира. А потому сатира наша оставляет одно лишь недоумение и еще способствует даже шатанию мысли, а не то, что утверждает ее. {Далее было начато: а. Я не говорю про высших сатириков. У низших же б. Тут даже} Такой вид, как будто, высказавшись положительно, боится потерять свое обая<ние>. Сатира не определен<на>. Обязана пахнуть своей подкладкой. {Такой вид ~ подкладкой, вписано.}
   Тут даже, кроме того, просто может быть маленький либеральный расчетец, -- дескать, если я скажу мою мысль, то такая-то клика, нашего же либерального лагеря, найдет ее слишком умеренной и примирительной, и меня освищут. При этом хорошо, если освиставшие будут ловки. {При этом ~ ловки, вписано.} Между тем если и освиставшие выскажут свою мысль, то с ними случится то же самое.
   
   У нас забыты все доблести наших добровольцев, и люди, позорные люди, битые, но нажившиеся, у которых в сердцах никогда не было ни одного порыва, кричат лишь о их пьянстве и позорном поведении. (Летающие пощечины, сладость самоунижения. Жидовское царство при этом.)
   
   Жидовское царство. Иные ("Голос") въехали (закопались) в ложное перед Россией положение, сами не зная из-за чего, из какой-то бестолковщины, другие ("Биржевые <ведомости>") прямо сердятся на современное положение (застой), выставляя идеал богатства и богатых свиней. Но а свинье надо самоуважения, хотя в некоторых случаях, несмотря на то, что это невероятно. {хотя в некоторых ~ невероятно вписано.} Без некоторого самоуважения и богатым не будешь. Потеря {Далее было: чести} народной чести ведет потерто и личной чести, деньги за сапог, и будет царство мошенников. Унижаться перед Турцией во что бы ни стало, только чтоб мир. <172>
   
   Если отсутствие высшего смысла в бессмертии, то и гражданского. Развратились. Вряд ли годно поправиться.
   
   Весь православный Восток должен принадлежать православному царю, и мы не должны делить его (в дальнейшем на славян и греков).
   
   В славянском вопросе не славянство, не славизм сущность, а православие. {Далее было начато: Январь. Стр<юцкие>}
   

ТЕКУЩЕЕ -- ОКТЯБРЬ-НОЯБРЬ

   Осмотреть старый материал сюжетов повестей (Из романа "Дети"). Девушка с образом.
   
   О статье С. Соловьева по Восточн<ому> вопросу. (В Архив?)
   
   Анна Петровна Борейша -- надзирательница (помощница, смотрительница) в доме предварительного содержания преступников.
   Управляющий тюрьмой полковник Федоров.
   
   Корнилова: "Как будто воля не моя была, а чья-то чужая (когда выбросила в окно). Я {Далее было: было} идти в участок совсем не хотела, а как-то сама пришла".
   
   Степан Корнилович Корнилов в экспедиции заготовления государственных бумаг. (Черпальщик, лет 30). <235>
   

Декабрь

   Глава первая.
   1) Опять о простом, но мудреном деле.
   2) Запоздавшее нравоучение.
   3) Голословные утверждения.
   4) Кое-что о молодежи. {Было: о юношах}
   5) О самоубийствах и о высокомерии. Глава 2-я.
   1) Анекдот из детской жизни.
   2) Разъяснение об участии моем в издании будущего журнала "Свет".
   3) На какой теперь точке дело.
   4) Словечко об "ободнявшем Петре". {Вместо: Словечко ~ Петре". -- было: По поводу одной пословицы.}
   
   Он прав: Без детей ни брака, ни семейства, ни жизни. Благородного подвига жаждут, ни бог, ни судьба не пошлет, а дети и неспособного на благородный подвиг -- дадут сделать благороднее. Дети благородят. А без благородного не проживешь, к тому же могут быть еще сомнения: да благородно ли то, что я делаю. А подвиг материнский исключает всякое сомнение.
   
   Семейства нет, Щедрин, ласкающий ребенка.
   
   Самоубийство мальчика (экономические причины)
   
   Вопьюсь в вас. <282>
   

РУКОПИСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

КРОТКАЯ

Черновые наброски (ЧН)

<1>

   Может, дескать, шить, и даже, так сказать, из хлеба.
   
   Образ принесла.
   
   Этот образ -- слушайте, слушайте.
   
   Я заметил что-то высокомерное, вы, может быть, не знаете моей жизни.
   
   (<нрзб.> злые обстоятельства.)
   
   Я познакомился с Лукерьей и вызвал ее.
   
   Осенний вечер.
   
   Не особенно талантлив, не особенно умен, довольно дешевый эгоист, но характера твердого. {Рядом с фразой: Не особенно талантлив ~ характера твердого. -- запись: Так благородно}
   
   Всё это сказано было с особенного рода гордостью -- вы сами знаете, как это говорится.
   
   Я имею наружность приличную, даже молодцеватую.
   
   Я понял, что, если я буду унижаться и просить прощения, что я закладчик, -- я буду смешон и жалок. Я начну хвалить себя и топыриться -- буду смешон и глуп. Я потому суров, горд, страдает молча {страдает молча вписано.} и даже жизни своей не рассказывал. О, это, впрочем, может быть, нехорошо, что я сам жизни не рассказал, а она от других узнала. Надо бы было потихоньку, потихоньку на жалость бить. Гордее, разумеется, но жизнь рассказать. Л то она сама потом всё узнала в комическом виде. Но я думал иначе, и вопрос: для чего женил<ся>.
   
   Я ошибся.
   
   Бунт, к теткам.
   
   Офицер, у теток.
   
   Офицер.
   
   Меня об дуэли?
   
   Я про дуэль.
   
   О, я на улице -- под бильярдами.
   
   А теперь вы святы? (То есть с кассой ссуд?) Я даже удивился. Неужто объясниться хочет. Я замолчал и вышел к пришедшему просителю.
   
   Для чего же она позволила.
   
   Из ненависти ко мне, напускной и порывистой, она оскорбить меня, но когда дошло до дела.
   
   Я после понял, что это такое было. Просто металась и оскорбить меня хотела и порисовалась этим, увидала в такой низости, что вся правда в душе ее поднялась, ее ли, это ли создание, могли пленить они, эту чистоту и силу правды. Она только могла гнушаться. {Рядом с текстом: Из ненависти ко мне ~ гнушаться. -- запись: Существо} К чести моей скажу, я всегда в ней знал это. Я другою ее и не воображал. Почему ж я любил-то ее, почему ж ценил-то ее, почему ж женился-то?
   
   На улице ее захватил, привел, посадил, револьвер.
   
   Сцена до пения.
   
   Тут я решил, что я ни за что.
   
   Бывает, что бессознательно поглядишь.
   
   Она знала, что я видел.
   
   Это и я несознатель<но>. Да здравствует электричество человеческой мысли.
   
   Я чувствовал, что я испугаю ее моею готовностью принять смерть.
   
   Вы спросите: твердо ли я надеялся. Отвечу как перед богом милостивым: "Нет". {Далее было начато: вообра<зите>}
   
   Вы спросите: а почему он не спас ее от преступления, не встал. Да, я не спас, да, я сделал подлость, но отчаяние.
   
   Я победил, а она навеки побеждена.
   Побеждена, но не прощена.
   
   Лукерья не хочет.
   Молился на коленях 5 минут, хотел молиться час, но всё думаю, думаю, думаю, вихрь в голове, и больные мысли, и больная голова, что ж так молиться, один грех. Странно тоже, что мне спать не хочется: в большом, в слишком большом горе, после первых сильнейших взрывов -- всегда спать хочется. Кстати, приговоренные к смертной казни, говорят, чрезвычайно крепко спят в последнюю ночь. Да так и надо, это природа делает, а то силы бы не вынесли.
   
   Вылечили.
   
   Началась злоба.
   Было ли ломание?
   Я не ломался, жена, стрелявшая в мужа, не жена ему.
   После револьвера.
   Было ломанье. {Над текстом: После револьвера. Было ломанье. -- помета: Здесь}
   
   Здесь NB. Главное: без психологии, одно описанье, {одно описанье вписано.} до самого падения в ноги, и там уж он объясняет всё: как он ее любил, как он, может быть, ломался, но это простительно.
   
   Я должен признаться, что я был уколот упреком в трусости, а потому и лежал.
   
   Вызов во взгляде исчез.
   
   Робкая кротость. Но робость прошла, и она не боялась глядеть.
   
   Мстил ли я.
   
   Пелена. Что такое эта пелена.
   
   Здоровье, но не очень.
   
   Падение в ноги.
   Всё это вдруг случилось. Песенка. Лукерья и прежде говорила, что поет. "Ишь, барыня поет". {"Ишь, барыня поет", вписано.} Что ж, да она обо мне совсем позабыла.
   Но вдруг другая жилка затряслась во мне: {Далее начато: но} надтреснутый голосок. {Рядом и над текстом: Падение в ноги. ~ надтреснутый голосок. -- запись: Робкая кротость -- и помета: Здесь}
   
   Подобная же мысль была весьма уместно выражена {Далее было начато: в ром<ане>} еще прежде в романе графа Сальяса "Пугачевцы".
   
   Строгое удивление: кроткое удивление, но строгое, строгое, долгое, недоумевающее. "Любви, любви, ты хочешь любви?.." Я не вынес и упал, свалился к ногам ее. Она отнимала ногу, а я целовал пол, где стояла нога.
   
   Ты сняла с меня ложь.
   Ведь я знаю же, что касса ссуд -- низость.
   
   Перед самоубийством страшная сцена мольбы о прощении, после которой он уверился, что она не презирает его.
   

<2>

   Открыв кассу, я нарочно усилил всю эту казенщину, то есть образ, бульдога. Револьвер. Слушайте, слушайте.
   
   Ждал выстрела. Право, ждал искренно. О, во мне есть серьезное.
   
   Такая, как она, вдруг спустит. Кроткие так, отдаются движению, не рассуждают. Револьвер. По покатой инерции ослабления чувства. Фу, какой я вздор написал. А ведь это инерция, и покатая. Захватит тебя, спусти, спусти курок, спусти. Э, попал. {Револьвер, ~ Э, попал, вписано на полях.}
   
   Сначала исхудала, видимо, мучилась угрызениями (сама она мне объявила потом в истерике), а потом забывать меня стала.
   
   О, как я ее любил. Ведь вы этого не знаете. Но ведь и она поняла, что я ее любил каждый час, каждую секунду во весь этот год. (Это он ей потом, после объяснения.) {(Это он ~ после объяснения.) вписано.}
   
   Привел ее за руку. Она села. Ей было стыдно, ужасно. Но она изо всех сил хотела не стыдиться.
   
   Я ее испугал. Она моей любви испугалась, она думала, что я про нее позабуду и что так мы и будем. А ведь если так, то ведь она не предполагала никаких чувств во мне. Человеческих. Без негодования предполагала, не осуждаю: так, дескать, человек ординарный, из той породы людей, равнодушно. Но в этом равнодушии, в этом именно отсутствии негодования -- сколько презрения. Она просто забыла меня, забыла, даже песенки начала петь, {забыла, даже песенки начала петь вписано.} о моем существовании забыла. {Далее было: Сколько презрения! И тут вдруг я с любовью, с целым вулканом чувств! Испугалась, испугалась. Спросила себя серьезно: принять или нет, не вынесла и [не] лучше умерла. Ужасно, ужасно, тут есть несколько обстоятельств совершенно ужасных.
   

1

   Я имел право себя обеспечить и открыть эту кассу. Вы отвергли меня, вы прошли мимо с презрительным молчанием, на мой страстный порыв к вам. Теперь я вправе оградиться стеною, собрать эти тридцать тысяч и окончить жизнь где-нибудь в Крыму, в имении, благо теперь еще они дешевы, вдали от всех вас, с идеалом в душе, с любимой женщиной, с семьей, если бог пошлет, и -- творя всем добро, помогая окрестным поселянам. Одним словом, повторяю, это все глупо, но это так было. О, вы не знаете мою жизнь, и она не знала. А я и не рассказывал, подожди, дескать, -- пока.}
   Само собою, что вылетают слова слишком нетерпеливые, наивные и неожиданные, непоследовательные, себе противуречащие, но искренние, хотя бы даже и ужасно лживые, ибо человек лжет иногда очень искренно, особенно когда сам себя желает уверить в правде своей лжи. {непоследовательные ~ в правде своей лжи вписано.}
   Как бы подслушивал ходящего и бормочущего.
   
   Видите ли, я не сумел сделать, я просто не сумел сделать, а то всё было: я ее любил, я великодушен, но я не сумел, что-то я тут не сумел. Но -- довольно! довольно! Кончено так кончено. Чего же теперь, не правда ли? {Но -- довольно! довольно! ~ не правда ли? вписано. Рядом с этой фразой помета: bis}
   
   Отдать Добронравову, прочь это прошлое, а ты прости его.
   
   Не раздать ли бедным, кроме 2000, оставить те на Булонь.
   
   Я, собственно, ведь для чего женился? (Это в антракте после револьвера.) (Не упустил случай.)
   
   ДО ПОРЫВА. Забыла она про меня, что ли? {Над словами: Забыла ~ что ли? -- помета: поет. На полях рядом с текстом: ДО ПОРЫВА, ~ что ли? -- помета: Здесь}
   
   С горстку. Так ведь это недоразумение.
   Я так и закричал: "Это недоразумение!"
   И я завопил на весь двор: "Люди, {Далее было начато: судьба} это недоразумение!"
   
   А разве нет? Разве не недоразумение?
   
   В том-то и дело, что она хотела действительно меня убить и надумала это ночью. Это я узнал от нее вчера же. {Рядом с текстом: В том-то и дело ~ вчера же. -- помета: Здесь}
   
   Я отдал два заклада. Я возвратил деньги: пришли, ползали на коленях, благодарили. Она видела.
   
   Что за задумчивость, что за странная задумчивость!
   Была весна. Запела. "Это как птичка",-- подумал я.
   
   Видите ли, уговор лучше денег, пусть откроет глаза, -- мне кажется, я начинаю мешаться.
   
   И дурная улыбка ее прошла.
   
   В утро револьвера купил новую койку.
   
   Я мечтатель.
   
   Я знаю, я знаю.
   
   Касса ссуд -- это позор, позор.
   
   Я искал раскаяния, я не сомневался в том.
   
   Конспект: после горячки.
   Она моя!
   История дуэли.
   Теперь побеждена.
   Добрые дела.
   Кротость.
   Белье.
   Чтение.
   Купил новую койку.
   Вина.
   Под конец во мне недоумение на себя.
   О, я даже тогда понимал, что ошибался.
   Что-нибудь да говорили, но я не давал распространяться, да и она сдерживалась, чтоб не распространяться.
   Она: "Мы рознь. Я думала, вы меня оставите так". {Было: совсем}
   
   -- Согласимся, что мы требовали один от другого невозможного. Я ипохондрик, а ты прямолинейна. Для чего мы мучаем друг друга? Не лучше ли б объясниться. Но я и не знал тебя, как тебя люблю. После револьвера я был удовлетворен в моей гнусной гордости и нарочно разжигал в сердце обиду. Теперь вдруг пелена упала и проч.
   Это всё в судорожных объяснениях любви. {-- Согласимся ~ любви, вписано на полях.}
   
   Ведь несколько дней, да, пять или шесть дней -- и вот давеча, да ведь это было давеча, еще давеча!..
   
   Я сказал это неосторожно. {Рядом с этой фразой начато: Я говор<ил>}
   Что она преступница.
   Что она понимает и ценит всё мое великодушие.
   

5 глава

   Да, это было недоразумение.
   Одну бы каплю подождать.
   Если б я только 5 минут раньше -- и навеки прошло.
   Это был случай. Я бы ее уверил во всём совсем.
   Ну на что, зачем она убила себя? Конечно, внезапность.
   О, я понимаю (читатель).
   Пирожки. {Пирожки, вписано.}
   
   К чему мне законы? Бог, а жена, где она? У меня теперь нет законов, нет ничего, -- чем могут они испугать меня.
   
   Да, удивл<ение>, и строгое.
   
   "Это я-то говорила с блеском, я! Вы, оттого что меня любите, преувеличили". Было много девичьего, тем-то и мило. {Было много девичьего, тем-то и мило, вписано.}
   
   Ей, в объяснениях, когда кается: "Потому что они (офицеры) были наполовину и правы, потому что я тогда действительно струсил, и вот это и гнело меня самого всё время, и я, вот уж шестой год, не хочу сознаться, что я тогда струсил, а я тогда струсил..."
   -- Полноте, полноте, успокойтесь, это не так, вы сами себя теперь мучаете, простите меня, это я виновата...
   
   Последнее объяснение: "Я буду вас уважать..."
   
   Ведь оставаться со мной -- значит, надо было принять мою любовь.
   
   Разве я из унижения целую пол? Я целую потому, что это мне сладко.
   
   Должно быть, внезапно, потому что и записки не написала.
   
   Лукерью чуть не потревожили. Из окна и со двора видели ее, впрочем, бросающуюся, четверо или пятеро свидетелей.
   
   Я ведь предчувствовал, что ты забывать меня стала, я догадался.
   Она думала, что всё так и останется. Она отучилась любить меня.
   
   Нет, когда с Ефимовичем она сидела, ведь было легче, когда с револьвером стояла надо мной, ведь было легче -- потому что она все-таки тогда любила меня, а теперь она отучилась любить меня. Но я уже теперь не хотел выпускать ее из рук. {Но я уже ~ из рук. вписано.}
   О, как вдруг упала эта пелена!
   
   И после первых ног и ее припадка (я мало говорил, только в Булонь) {(я мало говорил, только в Булонь) вписано.} -- и наступило отчаяние, пелена.
   
   Я подходил к ней судорожно и говорил. Я все надеялся до последней минуты... {Я все надеялся до последней минуты... вписано.}
   О, как я {Было начато: ~ как она} ее мучил (излияниями)!
   
   О, как она винила себя!
   
   Строгое удивление. Я показался так глуп, так беден и жалок.
   
   О, как я гордился пред тобою за револьвер.
   О, я всю зиму только и делал, что любовался моим подвигом, оттого и тебя забыл.
   
   Я ей только напомнил о ее поступке, потряс и напугал воспоминанием.
   
   Я мало еще понимал, всё еще продолжал не понимать (то есть что ей страшна моя любовь).
   "Я буду уважать вас". Странные слова, но мы обнялись. Явилась Лукерья.
   Она бросилась ко мне, плакала, обнимала судорожно. {Я мало еще понимал ~ судорожно, вписано на полях.}
   
   Final. Вот теперь, когда я всё это перебирал в голове, я понимаю: не приняла любви, думала, это так. И до того тяжела была любовь, что приняла лучше смерть. Это было внезапно. {Final, ~ внезапно, вписано в верхней части страницы и на полях.}
   
   Глупая и комедиантская мысль мелодрамы, но если б возможно было не хоронить ее. Я не могу представить, что ее {Было начато: Я не могу представить, что я} унесут.
   
   Нет, однако, серьезно, как же я тогда буду?
   
   Это мысль ложной мелодрамы, приличная Кукольнику, которого так осмеяли, но, значит, она верна, если она есть у меня. И вообще я заговариваюсь. Дело в том, что Лукерью не отпущу никогда -- она расскажет. Я убежден, что я не знаю еще бездны подробностей.
   
   Струсил. Меня, впечатлительного, ипохондрического человека, поразила обстановка, буфет, и как это я вдруг выйду, и не выйдет ли глупо? Струсил. А потом перед товарищами уж и не хотел признаться.
   
   Жиль Блаз и проч. и сообщение (кто сколько съел). Как хохотали! Ну мог ли, мог ли я ожидать!
   Рассказ про Фауста. {Рассказ про Фауста, вписано на полях.}
   Вот как говорит Лукерья.
   
   Для чего, для чего она умерла? {Над этой фразой запись: Перевоспитать ее.} Я бы и оставил ее только так, если б ей хотелось, чтоб осталось так. Она не верила, она характеру моему не верила, ипохондрии моей не верила. Нет, нет, я вру, и не это. Просто потому, что со мной надо было честно, всецело, любить так любить, не то что как с лавочником, а так как она была слишком целомудренна, слишком честна, то и не хотела меня обмануть под видом любви полулюбовью или четвертьлюбовью. Ведь она знала, ведь она видела, что она для меня всё и что я потребую всего, всего. {Вместо: и что я потребую всего, всего -- было начато: и я потребую всего, чего она дать не}
   
   А главное, что это ведь всё так, косный, обидный случай, внезапный случай! {Вместо: А главное ~ внезапный случай! -- было: Случай, случай!} О, как обидно! Ведь {Было начато: Ес<ли>} как подумаешь, что если б я пришел раньше, или кто вошел, или даже Лукерья, -- и ничего бы никогда не вышло.
   
   Заострившийся носик (провалившиеся глаза)... Не знаешь ты, каким бы раем я оградил тебя! Ну, ты бы меня не любила -- ну что ж, всё и было бы так, всё бы и оставалось так. Рассказывала бы только мне как другу... Ну, если б полюбила другого -- ну и пусть, и об этом бы пусть рассказала. {и об этом бы пусть рассказала вписано.} Ты бы шла с ним и смеялась, а я бы смотрел на вас с другой стороны улицы и смеялся бы, потому что ты с ним смеешься.
   Стран<ная> мысль -- если б ее не хоронить, потому что как же ее завтра унесут? О, пусть бы только открыла глаза. {Стран<ная> мысль со открыла глаза, вписано.}
   
   Она говорила в последней сцене: "Я буду вас уважать". Я обнимал ее, плача в восхищении, но внезапная новая какая-то и чрезвычайно сильная боль вдруг подступила к моему сердцу: "Зачем она сочла нужным сказать {Было начато: обе<щать>} мне, что она меня будет любить и уважать. К чему необходимость этого обещания -- значит, целая бездна еще между нами не договорена". {На полях рядом с текстом: Она говорила ~ не договорена". -- запись: Она мучилась преступлением, не выносила напоминания, истерика.}
   
   Касса ссуд -- падение воли и ума, ложная идея самобичевания и самовосхваления -- дескать, "довели, так вот вам позор так позор, {позор так позор вписано.} тверд и не боюсь вас".
   
   Строгое удивление, потом стыдилась и смеялась в стыде и вдруг заплакала.
   
   Да, я ее испугал, она была испугана, вот разгадка (перед выбросом из окна)! Да и устала в зиму-то. {Да и устала в зиму-то. вписано.}
   
   Я ее вдруг сделал другом... Это после такого-то отчуждения, но вполне другом, уже ничего не скрывая, как на исповеди, как на исповеди! Куды, более чем на исповеди, не скрывая даже того, что от себя скрывал. Я выдумал, например, что действительно струсил.
   
   Что так и забыл ее, так оно и будет... О, я тогда еще не мог осмыслить. Нет, смысл еще не возвратился весь.
   
   Здесь: {Было: План}
   1) взрывы к Мозеру,
   2) то и то,
   3) стала разговаривать, что читала "Жиль Блаза",
   4) стал хвалить, это я-то, не говорите,
   5) рассказ про пирожки,
   6) вдруг упала к ногам, буду уважать, поцеловал, застыдилась, бросилась на кровать плакать, я вышел. {Вместо: поцеловал ~ я вышел -- было: я вышел}
   
   Зачем сказала, что она будет уважать? Зачем нашла нужным сказать это?
   
   Поцеловал, она вся вспыхнула.
   
   Тут лавочник, это он говорил, что с горстку.
   
   Ботиночки ее тут (вдруг). Как же ботиночки тут, а ножек ее нет. {Как же ~ нет. вписано.}
   
   Мы смеялись накануне, а наутро она строго подошла ко мне и сказала, что она будет уважать.
   
   Измучил я ее, вот что! Устала. {Устала, вписано.}
   
   Ведь она бы непременно написала: вот, дескать, не вините в смерти. Нет, тут недоразуменье! И с чего, с чего ей было умертвить себя? {Далее было начато: Ну} О, я ведь понимаю (честная), но все-таки (я бы стоял на другой стороне тротуара). Со мной еще можно жить, то есть допустить меня при себе. Не знаю, устала она от жизни, устала. Нет, это случай внезапный, а то написала бы. Я это всё говорил Лукерье -- у той только одно слово: измучилась очень барыня, ведь так плакала без вас иногда! "Так что ж ты мне не сказала, что ж не сказала!" -- закричал я. Нет, я ни за что не отпущу Лукерьи. Ботиночки.
   
   (Чего ж она не подождала. Еще бы капельку, капельку.) {(Чего ж она ~ капельку.) вписано.}
   
   Малокровие, может быть, просто от малокровия, от недостатка жизненной энергии. Да, действительно, могла устать. Устала в зиму. {Устала в зиму, вписано.}
   
   Я могу положительно сказать, что она была гораздо образованнее меня (в послед<нем> монологе). Как тонко понимала. И наконец, могла же она смеяться Гренадск<ому> епископу... Стало быть, была спокойна, был мир в душе. Я подошел и мир этот нарушил. А ведь она верила ему, верила, что я не подойду никогда. Да и не думала обо мне вовсе. {Да и не думала обо мне вовсе, вписано.} Дитя! дитя! 10-летнее дитя!
   
   Рыдал, рыдал, бедный, но под конец так измучил, что сам испугался.
   И ведь нет, ведь накануне еще (пирожки). Я помню, я помню, еще когда невестой, рассказывала о пирожках (вот когда я холодной водой). {Я помню ~ холодной водой). вписано.}
   
   Ведь это было несколько дней, и вот нынче вдруг подошло.
   
   Она повторяла: "Я не стою, я не стою". О, как она плакала. Я поцеловал. {Я поцеловал, вписано.}
   
   Поцеловал -- она вспыхнула, точно девочка, точно не муж поцеловал.
   
   Одно только слово пронзило меня -- уважение.
   
   Я только помню, {Далее было начато: пом<ню>} что, когда я воротился, она была еще теплая. Главное, они все глядят на меня. Я вхожу в ворота, а они глядят. Я вспоминаю как во мраке, что я подошел молча и долго глядел, нагнулся и гляжу. Они все обступили и говорят мне что-то.
   

<3>

РАССКАЗИК. КРОТКАЯ. ЗАПУГАННАЯ (sic)

   С строгим удивлением. С горстку. Всё это будет возрастать (то есть впечатление в дальнейшем).
   
   Вот пока она здесь, еще хорошо: подхожу и смотрю каждые десять минут, а унесут ее завтра, и -- как же я останусь один? Я привык, чтоб она тут сидела и прежде, к песенке ее привык как же я без нее?
   
   Наталью призываю, та плачет, что она говорила, не жаловалась ли.
   Я хожу, хожу, хожу. Как же я буду?
   
   NB. Это уже во время песенки, как бы мимоходом: я знал, что я тогда потряс ее (навсегда) (в сцене с револьвером).
   Я был уверен, что потряс ее. {Я был уверен, что потряс ее. вписано на полях.}
   
   Я не хотел знакомств: определенный раз в месяц в театр и т. д. (у нее не было матери). Были сестры двоюродные -- рубль.
   
   Гроб белый, цветы (это я велел принесть цветы). Наталья принесла букет.
   
   Кроткая. Стала ужасно молчалива и никуда не просилась. Песенка. Молодость.
   
   С ним поговорила перед самым убийством очень ласково (и даже нечто игривое), но коротко.
   
   Стояла, уперши в лоб руку и как бы улыбаясь (длинною улыбкою).
   
   Она отвергла мою любовь. Запугал ее.
   
   После револьвера, за чаем, посмотрела на меня скользя (судорожно) и вдруг на миг быстро улыбнулась, как бы ошибясь, и вдруг быстрая холодная дрожь мгновенно прошла по ее телу и лицу.
   
   Служил в офицерах, касса ссуд, револьвер.
   
   Каждое утро платил, по субботам (не чаще). Чистое белье.
   
   Заставлял ее выдавать ссуды и записывать, не захотела, офицер стал ходить.
   
   Я был обижен людьми (мимоходом: из полка я вышел по приговору офицеров, что не принял дуэли). Я хотел нажить очень немного, очень, тысяч тридцать, купить имение или выехать sa границу.
   
   Я высмотрел сиротку, которую отдадут.
   
   Я скитался по Петербургу, с рукой, ночевал в приютах. Жажда порядочности захватила меня, когда вдруг шесть тысяч получил.
   
   Вот {Вот вписано.} как образовался мелкий тиран.
   
   Она не знала, что я держу кассу ссуд. Я сказал -- контору. Узнав про ссуду, она сначала была не очень удивлена, но потом.
   
   Револьвер. Она была поражена. Она уважала меня?
   Выдержав револьвер, я отмстил за всё моему мрачному прошлому, {Далее было: и} -- офицерам, меня выключившим, и позору скитания, и всему.
   Я это понял несколько дней спустя после сцены с револьвером. Я долго понимал это. Я протягивал понимание нарочно на год, чтоб насладиться, и я наслаждался. {Я это понял ~ и я наслаждался, вписано на полях. На полях сверху, над текстом: Револьвер, со и я наслаждался. -- помета: Здесь}
   
   Я был виноват -- да, но меня довели, меня довели. (Это он в середине). {(Это он в середине.) вписано.}
   
   Я ждал выстрела, но мне казалось, что если я побежду, то выстрела не будет (то есть пересилю).
   
   Привел ее за руку, она села и с вызовом смотрела на меня, но она боялась, она боялась.
   
   Она была запугана еще в доме. Она вышла за меня как за освободителя. Но я принял холодно. Ложный расчет! (NB. Хотели продать.) Я принял холодно, но сам помышлял: вот буду в клуб-пике-то.
   
   NB. Вся катастрофа со свадьбы до револьвера произошла быстро, в 5 месяцев.
   
   Строгое удивление. И в этом строгом удивлении, "тут только", в первый раз (!) я постиг -- всё, чего не понимал я, {всё, чего не понимал я вписано на полях.} -- ту совершенную и давнишнюю отчужденность ее от меня! А ведь я, представьте, я всё думал, что она меня любит и терзается любовью ко мне и угрызениями совести. Я как деспот наслаждался этой мыслью все 1 1/2 года. (No. Это -- подчеркнутое -- про себя и мельком.)
   
   Мельком. Костюм мой, старое пальто, но чистота (белье например).
   
   Ждал выстрела (и отмщал всем -- и за руку, и за изгнание). Этого ничего не было (то есть в мыслях), но это всё сидело в том чувстве того мгновения.
   
   В самом конце уже после: я хожу, хожу, хожу -- я не знаю, презирала она меня или нет? Не думаю, что презирала, не может быть, чтоб презирала меня после револьвера! {не может быть ~ после револьвера! вписано на полях.} Странно ужасно: почему мне ни разу не приходило в голову во всё это время, что она меня презирает. Я в высшей степени был уверен в противном, {Я в высшей степени был уверен в противном вписано} до самой той минутки, когда она поглядела на меня тогда с строгим удивлением. Тут-то я сразу понял, {Далее было начато: что} и презрение понял, {и презрение понял вписано.} безвозвратно, что она меня всё время, всегда {всё время, всегда вписано.} презирала. Ах, пусть, пусть! Пусть презирала, только -- только как же она в гробу, а я один! Как же я один? Пусть бы презирала. {Пусть бы презирала, вписано.} Давеча еще ходила, говорила... {Было: Давеча еще была жива, ходила, говорила...} Совсем не понимаю. {Было: Но не понимаю, совсем не понимаю.} Она выбросилась из окошка. Это я знаю, теперь мертвая. Это тоже верю. Ну пусть бы встала и сказала. Одно бы только слово, поглядела б на меня и что-нибудь {что-нибудь вписано.} сказала. Одно, одно... {Далее было начато: За это всю жизнь} Я опять позвал Лукерью. Я теперь не отпущу Лукерью... {Далее было: ни за что} Она много с ней говорила.
   
   Она теперь в гробу, в зале. Я всё хожу. Я хочу себе уяснить это. Вот уж 6 часов как хочу сделать и всё не соберу в точку мыслей. {Вот уж 6 часов ~ в точку мыслей, вписано на полях.} Это вот как было. Я далеко не литератор, и наплевать. {Я далеко не литератор, и наплевать, вписано.} Я просто расскажу, расскажу, как сам понимаю. В том-то и ужас, что я всё понимаю. Это, если хотите знать, то есть если с самого начала брать.
   
   ... Она ко мне приходила закладывать вещь, чтоб публиковаться в "Голосе" о том, что вот, дескать, так и так, гувернантка, согласна и на отъезд, и уроки давать на дому. {Вместо: о том, что вот, дескать, так и так ~ на дому -- было: гувернантка, дескать, в отъезд}
   Принесла образ. {Принесла образ, вписано на полях.}
   
   Что я был выгнан на дуэль -- она это всё узнала.
   
   Песенка, в неделю раз, всё слабее, я вдруг заметил. Встал, вышел (захотелось выйти), но дошел лишь до конца переулка. На улице загляделся -- собака, лошадь, или поговорил с кем, стал задыхаться, воротился, прошел по комнате, сел, взял за ручку: "Скажи мне что-нибудь" (что-то глупое, потому что у меня дух захватывало). Вдруг с строгим удивлением (я ужасно удивился), но вдруг всё прошло, и я так и рухнул к ногам ее, целовал ей ноги. {Далее было начато: С ней прип<адок>.} Я, кажется, не много говорил, я только прямо сказал ей, что повезу ее в Булонь купаться в море. Я таял от любви к ней. С ней припадок.
   
   Ричард Шекспира. О, я люблю поэтов, с детства, с детства. Я оставлен был один, в школе, по праздникам (никогда прежде о школе), с товарищами я был не товарищ, меня презирали. Мне только что прислали 3 целковых, и я тотчас же побежал купить "Фауста" Губера, которого никогда не читал. Я есмь зло, которое творит добро. {На полях рядом с текстом: Песенка, в неделю раз ~ творит добро.-- запись: Я есмь зло. Это объяснил ей. Она: "Я понимаю".} Вечером я купил лакомства, но мне стыдно было, потом я всё говорил -- она молчала (вскользь всё), то есть, я вам скажу, она вовсе от меня не отворачивалась. Ей тяжело было со мной, это правда. Я это видел. Ох да! Но я думал, что всё пересилю! {Я это видел, ~ пересилю! вписано на полях.} Но вовсе не отворачивалась. И так три недели. И главное, в последний день я рассмешил ее, рассмешил уходя.
   
   Она отвергла мою любовь. Это пусть! Это пусть, но пусть она оживет, пусть она того хоть офицера любит, а я буду сзади, с другого тротуара смотреть.
   
   Когда я обвенчался, я ввел ее в дом, гордясь своим превосходством.
   
   Портрет папы, в Эрмитаже.
   
   Она так и {так и вписано.} позабыла о моем существовании.
   
   Пусть бы подошла и упала передо мной молча, и мы {Было: я} тут же бы обнялись, тоже молча.
   Но она как бы забыла о существов<ании>. {Но она ~ о существованию, вписано.}
   Я видел, что она начала меня любить.
   
   Зачем я ей не рассказал мою жизнь? Но мне стыдно было. Я очень целомудрен. И горд. Не-е-ет! Тут что-то другое, а я не целомудрен и не горд. Впрочем, не в названии, а я только не сказал и дурно сделал.
   
   Она поцеловала меня (я думал, через силу). Ведь она готовилась, она чемодан укладывала.
   
   Мне нравилась идея, что мне вот уже сорок один год, а ей нет шестнадцати, эта идея мне нравилась. Потому что ей не было 16-ти.
   
   Купил Шекспира. Спросила меня: что такое компромисс? Я отвечал.
   
   В тот раз она опять проспала на диване, одетая, {одетая вписано.} и еще два дня, а потом я молча купил железную кровать и ширмы и поставил в другой комнате.
   
   Она сначала выходила выдавать (заклады), но одной даме выдала даром. Ссора.
   
   Она спросила меня о дуэли.
   
   Я вставал ночью и ломал над нею руки и плача и в радости говорил: "Всё же она жива... тут... {Далее было начато: Она} Я сделаю, я всё сделаю, и она увидит, еще есть время". {еще есть время вписано.} Она спала и не догадывалась, что я стою. Коечка ее маленькая, железная, дешевая, я 3 целковых всего на толкучем дал.
   
   Я теперь Лукерью не отпущу, она мне всё расскажет.
   
   Мелькающие фразы непременно в конце: "Я хотел перевоспитать характер". ПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА: "Нет, однако же, как же теперь быть".
   
   Взять тон оскорбленного? Взять или нет? Или высокомерно спокойного?
   
   Мелькали даже мысли. Зачем мелькали, они всегда при мне. {Мелькали ~ при мне. вписано.}
   
   По мере того как она укоряла, я нарочно был строг с закладчиками.
   
   После выстрела. Я встал победителем, я был горд, это было нехорошо (гордиться). А ведь я добр, я добр. Но вот так изломан. Я захотел ей отмстить. Захотел или нет? Была мысль.
   
   Всё это тогда, когда душа была в трущобах унижения, всё это сложилось во мне, чтоб отмстить... вот такому какому-нибудь существу, то есть не отмстить (я добр), а так, дать знать (это я ей говорил, после объяснений. NB).
   
   Когда захочет сказать что-нибудь умное, то вдруг слишком наивно покажет лицом, что хочет сказать что-нибудь умное. Слишком поспешно. Так и видно, что она ужасно ценит и ум, и ужасно во многое верует, что незыблемо. Молодость. (Это я ей говорил после объяснения.)
   
   Знаешь, я боюсь твоей интеллигенции, то есть я всегда подозревал интеллигенцию, быв уверен всё это время, но занят был этим вздором, а теперь.
   

Отрывок белового автографа (ВА)

   И ведь ей того только и хотелось, и она начала верить тому, что оставлю так! Поверила до того, что запела, и вдруг -- я муж и мне надо любви, -- вот чего она испугалась. А я-то, я-то думал, что она только и делает, что любит меня! Но завтра, завтра, она проснется, и я всё ей скажу... Главное, тут эта поездка в Булонь. Я почему-то думал, что Булонь это всё, что в Булони что-то заключается окончательное. В Булонь, в Булонь! Я с безумием ждал утра.
   1. О, я понимал беду иногда, но Булонь, и каждый день: завтра проснется -- и я всё расскажу. 2. Измучил. 3. Несмотря на ее замешательство. 4. Я вдруг сделал из нее друга. 5. Исповедь. 6. Касса -- самобичев<ание>. 7. В Булонь, несколько дней, 5 дней. О, я не выпущу приготовле<ний> в Булонь. Она согласилась молча. 8. А может, из деликатности. 9. Я ей говорил -- что я. 10. Нарочно начал о постороннем. 11. Grenade. 12. Смеялась. 13. Спокойствие, и ведь верил<а> же. 14. Archevêque de Grenade. Стало быть, уж начиналось спокойствие. 15. Я думала, что вы меня оставите так, -- вот ведь что она произнесла! О, какое слово, слово десятилетней девочки! 16. Образованнее меня. 17. И как я припом<нил> -- прежде анекдот. Пирожки. О, я плак<ал>. 18. Плакала -- особенно раз, когда сказал, что она остра. 19. Истерики. 20. Давеча, еще давеча подошла, ломая руки. 21. Сложи<в> руки. 22. Но она оправилась. 23. Я спешил вернуться, без нее я быть не мог. 24. Вошел, в воротах. 25. Вот как было. 26. Любопытно, уважала ли она меня? 27. Знаю, не подсказывайте. 28. Опоздал! {О, я понимал беду ~ Опоздал! -- разрозненные наброски к разделам 3--4 главы II.}
   

ОГЛАВЛЕНИЕ (Ог)

Глава первая

Кроткая. Фантастический рассказ

   От автора.
   1) Кто был я и кто была она?
   2) Брачное предложение.
   3) Благороднейший из людей, но сам же и не верю. {Вместо: сам же и не верю -- было: сам-то ему не верю}
   4) Всё планы и планы.
   5) Кроткая бунтует.
   6) Страшное воспоминание.
   

Глава вторая

   1) Сон гордости.
   2) Пелена вдруг упала. {Вместо: вдруг упала -- было: спадает}
   3) Слишком понимаю!
   4) Только {Было: Всего} пять минут опоздал. {Вместо: Только ~ опоздал. -- было: Убила не себя, а меня.} Объяснение.
   

ДРУГИЕ РЕДАКЦИИ

Декабрь, глава первая, § IV

<1>

   Я никогда потом не мог разубедить себя в этой мысли, и, однако же, с тех пор прошло двадцать пять лет и утекло чрезвычайно много воды. {Далее начато: Так даже} Впоследствии я пришел к личному моему убеждению, {Впоследствии я пришел к личному моему убеждению вписано.} что чем менее на твердой, естественной и народной почве стоит наше общество, тем сильнее в нем эта потребность "высшей мысли" {Далее было: и именно в самой юной части его, еще только лишь приготовляющейся жить} и "высшей жизни" и что в идеализме нашем заключается, {Было: есть} несомненно, как бы нечто болезненное, чего нет или мало у других наций. {и "высшей жизни" ~ наций вписано.} В этом смысле {В этом смысле вписано.} даже самый нигилизм есть, конечно, в основе своей {в основе своей вписано.} потребность высшей мысли. Нигилизм можно в этом смысле отчасти сравнить с атеизмом. То же самое беспокойство, которое увлекает и манит жаждущую веры душу к небесам, заставляет и атеиста отвергать веру в эти небеса. Атеизм есть только обманчивое спокойствие, ибо никогда атеизм не овладевает душою индифферентной (иначе он не атеизм, а лишь жалкий индифферентизм). Душа, успокоивающая себя полным отрицанием, может быть, всего более жаждет положительного подтверждения. {Далее было: Но сделав один вывод (о потребности идеализма), я в то же время сделал и другой, тоже по сие время при мне оставшийся и с [годам<и>] течением времени еще укрепившийся. Это -- что нигде на свете, кроме как у нас, может быть, нет столько мошенников и лакеев мысли, столько самого низменного подбора людей, как в так называемом классе интеллигентном. Это как бы полная и всегда присущая противуположность идеалистам. Это так называемая золотая средина, которая [как бы], кажется, так и родится бездарною и развратною. Между тем она}
   Но этот идеализм как часто становится жертвою самой грубой средины. Особенно в последнее время, вероятно, с распространением полуобразования, кажется, всё больше и больше является {Было: рождается} совершенно бездарных и развратных людей. При отсутствии всякой потребности в идеале и в высшей мысли, они тем не менее льнут к прогрессу, потому что около него им выгоднее. И, может быть, нигде на свете не распложается столько лакеев мысли и промышленников в либеральном деле, {Вместо: в либеральном деле -- было: в либерализме} как у нас в последнее время, так как этим людям, без сомнения, живется легче на свете и так как они чрезвычайно нахальны, вследствие своего тупоумия, {и так как они ~ тупоумия вписано.} то труждающаяся и обремененная молодежь наша, "молодежь идеала" -- слишком легко подчиняется им окончательно и отдается им в полное рабство. {Вместо: отдается им в полное рабство -- было: отдается в рабство. Далее было начато: то, что для них есть высшая} Отрицание для них -- не высшая мысль и не потребность ее, а лишь право на бесчестье. Всякая высшая мысль, до которой они прикасаются, -- немедленно ими опошливается. В будущем мечтательном {Далее было: так называемом реальном} устройстве общества они видят лишь право {Обрыв текста.}
   

<2>

   места и карьеры еще с школьной скамейки. Не то чтоб они были без страстей и вечно благоразумны. Напротив, благоразумие в них редко бывает, а страстишки бывают даже и сильные. Тут инстинктивное непосредственное ощущение почти с детства матерьяльного интереса и самосохранения во что бы ни стало. {и самосохранения во что бы ни стало вписано.} Идеи великодушные, требующие труда, страдания и жертв, им могут быть знакомы, но редко волнуют их.
   Но есть третий разряд, "самый несчастный". {Вместо: "самый несчастный" -- было: и самых несчастных} Это юные и чистые души, с порывом к великодушию, с жаждою идеи высшей сравнительно с ординарными и материальными интересами, {Было: идеями} управляющими обществом. Этими юными душами часто овладевают идеи сильные, всего чаще чужие, всего чаще у нас -- захожие {Вместо: захожие -- было начато: а. на б. привозны<е>} европейские, {Далее было начато: всего чаще нравственные, великодушные [клоня<щиеся>] сулящие счастье человечеству и требующие} из разряда {из разряда вписано.} сулящих счастье человечеству и для того требующих коренной реформы человеческих обществ. Эти идеи сваливаются на эти души как камень и как бы придавливает их на всю жизнь, -- так, что вся остальная жизнь их состоит как бы из корчей и судорог под этим свалившимся на них камнем. Разумеется, все эти три разряда я привожу отвлеченно: на деле тут столько варьяций уклонений при благородном преследовании высшей цели; столько подчас сознательной плутни с самим собой, столько уступок подлости из видов высшего благородства, столько самолюбия и эгоизма в виде героических жертв. Политические преступники из этого разряда часто преувеличивают вину свою при допросах единственно из самолюбия, так что жертва собою, которою думают они принести пользу обществу и "общему делу", явно обличается их эгоизмом, совершенным равнодушием к общему делу и служением лишь одному самолюбию.
   Возьмите теперь ту среду, то общество, в котором возникает этот третий, "несчастный" разряд нашей молодежи, и спросите себя: может ли быть что-нибудь беззащитнее, а в наше время так даже {Обрыв текста.}
   

ВАРИАНТЫ

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ. 1876

КРОТКАЯ

Варианты чернового автографа (ЧА)

   Стр. 5--6.
   8-20 Текста: От автора. Я прошу извинения ~ из всех им написанных. -- нет.
   Стр. 6.
   21 I. Кто был я и кто была она / Глава 1-я. 1 <> {Под знаком главы дата: 19 ноябр<я> / 76}
   22 еще всё хорошо / еще хорошо
   23 поминутно / каждые десять минут <>
   23 а унесут завтра / а унесут ее завтра <>
   24-26 в зале на столе ~ белый гроденапль / а. в гробу, в зале, гроб белый, белый гроденапль <> б. в зале, на столе, два ломберн<ых> составили, в подвен<ечном> плат<ье>, а гроб -- завтра <>
   25 а впрочем, не про то / а впрочем, я не то <>
   26-26 я все хожу и хочу себе уяснить это. / Я всё хожу. Я хочу себе уяснить это. <>
   28-29 Я просто расскажу по порядку. / а. Начато: Я просто расскажу, расскажу к<ак> б. Я просто расскажу с самого начала и по возможности по порядку. <>
   29 (Порядок!) / (Порядок! Да в том-то и штука, что порядок.) <> вписано на полях.
   29 Господа, я далеко не литератор / Я далеко не литератор <>
   29-30 Слов: и вы это видите -- нет.
   30 да и пусть / да и наплевать
   31 всё / всё это
   34 оплатить / заплатить <>
   36 После: и проч., и проч. -- вписано на полях: [Одним словом] Дело известное. <>
   36-37 и я, конечно, не различал ее от других / а. и я даже ее не различил от других б. и я даже сначала ее и не различил от других <>
   37 проходит как все, ну и прочее вписано на полях.
   37-38 А потом стал различать. / потом уже стал различать. <>
   39 как будто / как бы <>
   40-42 (я думаю ~ как человека) / (я думаю, и со всеми чужими, меня, конечно, от других не различала)
   43 И всё молча, вписано на полях.
   44 просят, торгуются ~ что дадут / а. просят, она -- что дадут б. просят, чтоб больше дали денег за их заклад, эта нет; что дадут <>
   44-45 Фразы: Мне кажется, я всё путаюсь... -- нет.
   45 Да; меня прежде всего / Меня прежде всего <>
   Стр. 7.
   1-2 дрянненький медальончик / дрянненький какой-то медальончик прошлого столетия <>
   2 Слов: вещи в двугривенный -- нет.
   2-3 знала, что цена им гривенник / знала им цену
   2-3 что цена им гривенник вписано на полях.
   3 я по лицу видел / я видел <>
   3 они для нее / они ей <>
   4-5 оставалось у ней от папаши и мамаши / оставалось ей от папы и мамы [Я после уз<нал>] <>
   5-5 позволил себе усмехнуться на ее вещи / позволил себе усмехнуться <>
   7 с публикой / с закла<дчиками>
   8 вежливо и строго. "Строго, строго и строго". / вежливо, но строго; строго и строго.
   9 (то есть буквально) / то есть буквально остатки <>
   10-11 и я не удержался ~ как бы остроты / а. и я не удержался, что-то ей сказал б. и я не удержался, отказал и что-то такое прибавил острое <>
   12-13 не выронила / не сказала
   13 вышла / молча вышла
   13-15 Тут-то я и заметил ~ в особенном роде. / Тут-то я ее и заметил особенно и подумал что-то о ней тогда же, так что-то, не помню [Но подумал] что, но что-то именно в особенном роде. <>
   15 Да; помню и еще / Помню и еще <>
   15-16 впечатление / одно впечатление <>
   18 тогда уж было / тогда было <>
   19-20 фразы: А впрочем ~ не в том был синтез. -- нет.
   23 принял однажды камей / принял камей <>
   23 Слов: (так, дрянненький) -- нет.
   24 ничего / ничего, ни-че-го <>
   25 После: допустил камей. -- который вещь любительская, а на рынке ничего не значит. <>
   26 это я помню / я помню <>
   28 вещица так себе, любительская / а. вещь хорошая б. вещица так себе <>
   29 Слов: потому что мы -- только золото -- нет.
   31 это сухость / сухость <>
   32 я не удержался и сказал / я сказал <>
   32-33 Слов: как бы с некоторым раздражением -- нет.
   33 а / ведь
   33-34 у вас Мозер не примет / никто и нигде не примет <>
   34 я особенно подчеркнул / я нарочно оттенил <>
   34-35 Фраза: Слово "для вас" ~ в некотором смысле. -- вписана на полях.
   34-35 и именно в некотором смысле / в некотором смысле <>
   35 Фразы: Зол был. -- нет.
   36-37 не бросила денег ~ А как вспыхнула! вписано на полях.
   36-37 то-то бедность / то-то бедность-то <>
   37 А как вспыхнула! / А как вспыхнула-то! <>
   37 Я понял, что уколол. / Но я понял, что уколол ее. <>
   37-38 она уже вышла / она ушла
   38 спросил себя / сказал себе
   39 Фразы: Хе-хе-хе! -- нет.
   39-40 Помню, что ~ "Стоит ли? стоит ли?" / а. И задал вопрос: "Стоит ли?" б. И, помню, задал вопрос два раза: "Стоит ли? стоит ли?"
   41-42 Очень уж я тогда развеселился. / Очень уж я весело тогда смеялся, <>
   41-44 Очень уж я тогда ~ на ее счет мысли, вписано на полях.
   42 Но это было / Но было
   42-43 я с умыслом, с намерением; я ее испытать хотел / я с умыслом, с намерением ее испытать хотел <>
   43-44 потому что у меня ~ на ее счет мысли / а. Начато: У меня зародилась) б. потому что у меня вдруг зародилась некоторая на ее счет мысль <>
   46 Ну вот с тех пор / С тех пор <>
   46-47 Разумеется ~ все обстоятельства стороной / а. Начато: То есть я так объясняю, что началось, но б. Начато: Скажу вперед, что я, разумеется в. Разумеется, я разузнал тотчас и все обстоятельства г. Разумеется, я тотчас же постарался разузнать и все обстоятельства <>
   Стр. 7--8.
   47-1 и ждал ее прихода ~ скоро придет, вписано на полях.
   Стр. 7.
   48 Я ведь предчувствовал / Я ведь знал <>
   Стр. 8.
   1 Когда пришла / а. Начато: Дело в том, что б. Когда она пришла <>
   2-3 Я ведь ~ имею манеры. Гм. / а. Я ведь прекрасно воспитан и сразу поразил ее. б. Я ведь прекрасно воспитан и имею манеры, я сразу поразил ее. <>
   3 Тут-то я догадался / Я тут догадался <>
   5 никак не умеют / не умеют <>
   6 После: скупо -- очень даже <>
   6-7 только сами не уставайте, если вам надо / только не уставайте <>
   8 Это потом уже ~ я узнал. / а. Это потом уж я про "Голос" узнал. б. Это потом уж я про "Голос" и про всё это узнал, но узнал-таки. Все они так. <> Слова: но узнал-таки. Все они так. -- вписаны на полях.
   10-13 согласна в отъезд ~ и т. д., и т. д., всё известное! / согласна и на отъезд, и условия, дескать, присылать в пакетах, и т. д., и т. д., а потом: согласна на всё, и учить, и в компаньонки, и за хозяйством смотреть, и за больной ходить могу, и шить умею. <>
   13-14 Разумеется, всё это ~ в разные приемы / Начато: Разумеется, всё в разные приемы
   14 а под конец / и под конец <>
   15 так даже и / так даже
   15-16 После: Нет, не нашла места! -- Про это я всё [потом от нее] узнал [то есть подробности, а я только тогда, помню, взял да испытал ее раз: я взял "Голос". Зная все-таки, что она публикуется, я [как] вдруг как добрый [вдруг] заговорил, что вот бы вам в "Москов<ские> в<едомос>ти" послать, в Москве-то, может, скорей найдете место. Она вдруг догадалась, что я всё знаю, и так внимательно и доверчиво посмотрела, [так] что мне истинно жаль стало:
   -- Да я ведь здесь, как же я в Москву попаду?
   -- По почте объявление пошлете в редакцию. Там не дороже здешнего. Я вам пошлю, коль поручите.
   -- Ну а как потом в Москву попаду?
   -- А нанимающий вышлет денег...
   -- Ну это... [нет] Кто же вышлет... Там тоже, должно быть, своих много публикуется.
   Действительно, я сказал глупость, но мне хотелось не то: [я]]<>
   16 Я решился ~ испытать / И как подошло к отчаянию, я решился ее в последний раз испытать вписано на полях.
   18 особа / девица <>
   18 ищет места / ищет место <>
   19 преимущественно у пожилого вдовца / Начато: у вдовца один<окого>
   19-20 может облегчить в хозяйстве. / Может заниматься хозяйством. <>
   21 видите / дескать
   21 сегодня утром / Начато: у<тром>
   22 место нашла / найдет... занятие <>
   22 Фразы: Вот как надо публиковаться! -- нет.
   23-24 и тотчас ушла / ушла [Придешь, думаю] <>
   24-25 Впрочем, я был тогда ~ и не боялся / Впрочем, я был уверен и к тому же я уже не боялся, что [она] рассердится <>
   25-26 никто принимать не станет / никто не принимает <>
   27 уже вышли / а. вышли, б. даже вышли <>
   27 приходит / а. пришла б. приходит опять <>
   27 такая / и такая <>
   28 что-то вышло дома / что-то есть
   28 и действительно вышло / и действительно было
   29 что вышло / что было
   29-30 как я вдруг ей тогда шику задал / как я вдруг ей шику задал <>
   30-31 Такое у меня вдруг явилось намерение. / Мне это вдруг захотелось, и я разом поднялся. <>
   32 Слов: (решилась принести) -- нет.
   33 а то я все путался вписано на полях.
   34 всё это хочу припомнить / вcе хочу припомнить, все хочу припомнить <>
   35-36 После: Эти черточки, черточки... -- Ну да уж что!
   37-38 Слов: домашний, семейный, старинный -- нет.
   40 Говорю / Я говорю
   40 Слов: а образ унесите -- нет.
   43 После: вам самим... -- начато: довер<ить> впр<очем>
   45 Слов: не буду снимать, а -- нет.
   46 После: с другими образами -- а расписку и писать не будем
   47 Слов: как открыл кассу -- нет.
   47-48 просто-запросто / просто <>
   48 После: десять рублей -- начато: а я вам
   Стр. 9.
   1-2 Слов: я непременно выкуплю -- нет.
   3 После: прибавил я -- начато: с усм<ешкой>
   6-7 и если теперь ~ что я вынес... / и если теперь вы видите... то теперь, после всего, что было... [теперь] <>
   8 Вы мстите / А теперь вы мстите <>
   8 перебила / спросила <>
   9-11 в которой было ~ безобидно сказала) / но в которой, впрочем, было много [веселости] невинного, так что почти безобидно <>
   12-13 Слов: нового направления -- нет.
   14-15 заметил я тотчас же полушутливо-полутаинственно / а. сказал я вдруг ей тоже шутливо б. заметил я тотчас же шутливо <>
   16 Я -- я есмь / Я есмь
   17 После: быстро -- внимательно
   19 После: Постойте... -- да
   19 Что это / Что же это
   19-20 Откуда это? Я где-то слышала... / я как будто... Как будто уже слышали? читали? <>
   21 в этих выражениях / с этими выражениями
   24 То есть не читали вовсе. Надо прочесть. / То есть, может быть, и но читали, -- заметил я, не пощадив. -- Надо прочесть внимательно. <>
   25-26 не предположите во мне так мало вкуса / не полагайте [во мне], что во мне так мало вкусу <>
   28 Закладчик закладчиком и останется. / Начато: Закладчик закладчик и есть, а
   28 Знаем-с. / Начато: Этого не скрасишь [а у меня] <>
   31 Ей хотелось сказать / Ей, конечно, хотелось сказать <>
   32 не сказала / не сказала ничего <>
   32-33 зато я знал ~ угодил ей / Зато я знал, что она это подумала и что я удивил ее
   Стр. 9--10.
   34-1 Видите, -- заметил я ~ ничего не забыл! вписано на полях.
   Стр. 9.
   34-35 -- Видите, -- заметил я ~ делать хорошее. / -- Видите, -- заметил я на прощанье, -- на всяком месте много можно сделать хорошего [а потому я за мое место, на которое, по крайней], где бы вы ни были и у какого бы дела ни поставила вас судьба. <>
   35-38 фразы я конечно ~ ничего не делаю, но... -- нет.
   37-38 Конечно можно делать ~ смотря на меня. / Конечно можно много сделать на всяком месте хорошего, -- со сказала она проникнутым голосом, смотря на меня. <>
   39 Именно на всяком месте, -- вдруг прибавила она. / И именно на всяком [месте, -- сказала она... но только она мне это сказала], -- она вдруг прибавила, и так, что как будто меня пронзило. <> Далее помета: (См. усиленно серьезно.).
   39 О, я помню / О, я помню, я помню <>
   41-42 такое умное / умное <>
   42-43 покажет лицом, что / Начато: покажет лицом, что хочет
   43 говорю тебе теперь умное / говорю тебе умное <>
   44-45 а так и видишь / а так и видишь весь <>
   45-44 и верует, и уважает / а. и верует в это, уважает это б. и верует в это, и уважает <>
   46 Слов: как она -- нет.
   47 О искренность! / О молодость, о искренность! <>
   Стр. 10.
   1 Помню / О, помню! всё помню! <>
   1 я разом порешил / а. у меня в первый раз вошла в голову эта мысль б. я разом всё порешил <>
   2 на последние поиски / на поиски <>
   3-4 прежнюю подноготную я знал уже всю / а прежнюю подноготную я знал уже давно всю <>
   3-5 Слова: прежнюю подноготную ~ подкупил. -- вписаны на полях.
   4 что я / что уж я <>
   7 смеяться / засмеяться
   7 После: давеча -- или
   7 любопытствовать / полюбопытствовать
   7-8 о словах Мефистофеля ~ под таким ужасом. / а. о словах Мефистофеля? б. о словах Мефистофеля, сама будучи под таким впечатлением. <>
   8-12 Но -- молодежь! ~ да великодушна. / а. А впрочем, молодость [а молодость и] и -- что всего важнее -- некоторое великодушие: и на краю, дескать, гибели, а слова Мефистофеля поразили и хоть минутку внимания, а уделила им. б. Но молодость и -- что всего важнее -- великодушие молодости, потому что молодость всегда хоть капельку, хоть в кривую сторону, да великодушна. Дескать, хоть и на краю гибели, а великие слова Гете поразили внимание. Я это тогда же оценил, я очень умею ценить. <>
   12-15 Текста: То есть я ведь про нее ~ когда уж не сомневаешься-то. -- нет.
   16-17 И то когда я соберу всё в точку / то когда же я кончу <>
   17 дело / главное дело <>
   18 II. Брачное предложение / 2 <>
   20 перод тем / перед этим
   21 После: у беспорядочных теток -- начато: а. Одна тетка так б. Это
   33 другая / другая тетка <>
   26 как бы из высшего мира / а. гораздо над ними вверху б. поверх этого мира в. как бы из высшего над ними мира <>
   26-27 штабс-капитан / поручик <>
   27 блестящего полка вписано на полях.
   27 блестящего / известного
   27 независим / независимый
   27 После: и проч. -- Главное, деньги <>
   28 только с уважением / даже с уважением только <>
   30 успела выдержать, урвалась выдержать / успела-таки выдержать, урвалась <>
   30-32 урвалась ~ с ее стороны вписано на полях.
   31-32 а это значило ~ с ее стороны / значит, каков же характер, то есть в стремлении к высшему и благородному. <>
   32-34 Текста: Я ведь ~ И в этом ли дело! -- нет.
   35 не только белье / Начато: не только белье чинить
   35 а / но <>
   36 били, попрекали куском / [побили] били, буквально попрекали куском <>
   37 намеревались / вознамерились <>
   37 После: продать -- но тут вышла сцена, так что она, кроткая, даже в часть бегала <>
   37 грязь подробностей / подробности
   38 передала / а. рассказывала б. рассказала <>
   39-40 а с двумя бакалейными / а богатый, с двумя бакалейными <>
   40 вот вписано на полях,
   41 Тихая, дескать / Эта -- тихая
   41 а я для сирот / а я ведь для сирот <>
   42 После: сироты -- начато: Стал
   42-44 Присватался ~ она в ужасе. / Присватался, стал сговариваться с тетками, а она в ужасе. Кроме того, ему уже 50 лет. Она, разумеется, в ужасе. <>
   44 зачастила ко мне для публикаций / а. зачастила ко мне с публикациями б. Начато: зачастила ко мне с заклад<ами>
   Стр. 11.
   1 дали подумать / а. Как в тексте, б. дали ей подумать <>
   1 Дали ей эту капельку / а. Дали капельку б. Дали эту капельку <>
   1 только одну / только одну капельку <>
   2 жрать / есть о
   3-4 Я уж это всё знал ~ и порешил. / Это я всё узнал, сообразил и порешил, <>
   6 шепнуть / шепнуть ей <>
   7 После: в самом неотложном виде. -- [Она] Вышла [ну] а я наверх, разом [кончилось] кончили. [Меня, разумеется, предпочла.] <>
   7 После: доволен -- в тот вечер <>
   8 Фразы: И вообще я весь тот день был ужасно доволен. -- нет.
   10 я вписано на полях.
   10 сочту за счастье / я сочту за счастье
   10-12 Во-вторых ~ обстоятельства дела". / Второе: растолковал, чтобы не [удивилась] удивлялась моей манере: [я] человек, дескать, я прямой. <>
   12-13 После: И я не врал, что прямой. -- А впрочем, врал иль не врал?
   13-14 то есть выказав человека о воспитанием / то есть видимо выказав человека с манерой <>
   14-15 а это главное. / а это-то и главное. Это-то их [очень молодых] и поражает и пленяет, а я бил на то. <>
   15-16 Что же, разве ~ сужу, вписано на полях.
   16-17 Текста: Я должен говорить pro и contra ~ хоть это и глупо -- нет.
   17-18 я прямо объявил тогда / а. я прямо сказал б. я прямо объявил <>
   18-19 без всякого смущения, что, во-первых, не особенно талантлив / безо всякого, знаете, смущения, что [я] не особенно талантлив <>
   21 После: остался доволен) -- вписано на полях: я и теперь доволен, вспоминая это <>
   22 очень, очень может быть -- заключаю / очень, очень может быть, что заключаю
   22-23 много неприятного и в других отношениях / слишком много [неприятного] неприятных вещей и во многих других отношениях <>
   24 известно / вы сами знаете
   24 После: как это говорится -- а. С достоинством, б. Особенно если человек говорит благородную правду. <>
   24-27 Конечно ~ то-то и это-то". / Я имел настолько вкуса и высокого чувства, что, объявив мои недостатки, не пустился объявлять достоинства: "Но, дескать, я имею то-то, то-то, то-то"... и отлично сделал -- потому что она сама, естественно, начала тотчас же искать достоинств, <вписано на полях> [Я] Вскользь прибавил, конечно, что я [обеспеч<ен>] довольно обеспечен и если чем могу похвалиться, то разве твердым характером. <>
   27 Я видел / И хоть я видел <>
   27 боится / Начато: боялась и спраши<вать>
   28 Слов: видя, что боится -- нет.
   29 прямо / и прямо о
   30 После: ничего не будет -- пока ничего. [Чем дольше я говорил, тем больше мне самому нравилось.] <>
   30-31 разве впоследствии ~ достигну / разве впоследствии, когда главной цели достигну. У меня, дескать, цели. <> вписано на полях.
   31 решительно увлекал меня / решительно удавался
   31 После: увлекал меня. -- "Лучше, дескать, я потом вдруг выкажусь ей мягче [а сначала нечего очень стлать] [думал я] [решил я], когда она уже войдет ко мне в дом, и она приятно удивится и, разумеется, впятеро будет ценить". <>
   32 если я и взял / если и взял <>
   33 После: эту кассу -- вписано на полях: (а это главное надо было прибавить, я ведь и тогда всё понимал в ее взгляде) <>
   33 одну лишь цель / одну цель <>
   33-34 есть, дескать, такое одно обстоятельство... / a. есть обстоятельства и что, наконец, таков век. б. есть, дескать, такие обстоятельства, вскользь упомянул и про направление века. Одним словом, я пустил несколько загадочных и таинственных фраз, чтоб подкупить юное воображение. <>
   34 Но ведь я имел право так говорить / [Я ведь имел] Но ведь я имел право на то <>
   36-44 я действительно имел такую цель ~ можно подкупить воображение. / я действительно имел цель, я всю жизнь сам первый ненавидел эту кассу (ненавидел ли, однако? есть ли у нас в ком ненависть ко злу серьезная?), и ведь, в сущности, хоть и смешно говорить самому себе таинственными фразами, а я "мстил же обществу", как сострила она утром, то есть, видите ли, скажи я ей [прямо] прямыми словами [что]: "Да, я мщу обществу", -- и она бы усмехнулась, как утром, и вышло бы в самом деле смешно, ну а косвенными намеками и таинственным видом оказалось, что можно подкупить и воображение [и волю], а [затем], стало быть, и волю. <>
   44 К тому же я / К тому же и я
   44 я тогда уже / я ведь тогда уже о
   46 гаже меня и что я / гаже меня и я
   46 я, стоя у ворот, являюсь освободителем / я, как ни верти, а являюсь "освободителем" <>
   Стр. 11--12.
   46-2 Текст: Понимал же ведь я это ~ судить человека? -- вписан на полях.
   Стр. 12.
   2 Но подлости ли? / (Но подлости ли? подлости ли?) <>
   2 Как ведь тут судить человека? / Как судить человека? Ну-тка, судьи, вставайте судить, подымайте камни! <>
   2-3 Фразы: Разве не любил я ее даже тогда уже? -- нет.
   4 Постойте ~ ни пол слова / а. А между тем о благодеянии ни слова б. А между тем о том, что я совершаю благодеяние, я, конечно, ни слова <>
   5-6 "Это я, дескать, остаюсь облагодетельствован, а не вы". / "Это я, дескать, вами облагодетельствован, а не вы мной".
   6 Так что я это даже словами выразил / Это я даже выразил <>
   7-8 и вышло, может быть, глупо ~ в лице /и вышло, может быть, нехорошо, потому что заметил складку в лице <вписано на полях>. [А что так оригинально, у ворот, к теткам не заходя, то ведь она тем-те самым и поняла, что я всю подноготную про нее знаю и что мне, стало быть, надо ее слово, ее, которую я, напротив, освободить пришел, а не теткины принужденья.] <>
   8 Но в целом решительно выиграл. / а. Одним словом, я выиграл, б. Но в целом я несомненно выиграл. <>
   8-10 Слов: Постойте ~ в голове шевелилось -- нет.
   10 ты высок, строен, воспитан / К тому же мне хоть и сорок лет, но я высок, строен, сухощав, воспитан <>
   11 ты / я <>
   11-12 Вот что играло в моем уме. / Кто недурен собой [наверно, про это знает], то, право, знает про то. [(Ведь простительно же, а?)] <>
   12 Разумеется, она тут же / Она тут же <>
   13-14 долго думала / подумала, и даже долго думала <>
   14 Так задумалась, так задумалась / Так задумалась <>
   15 "Ну что ж?" / "Ну что же-с?" <>
   16 Слов: "Ну что же-с?" -- с словоерсом. -- нет.
   18-19 И такое ~ мог прочесть! / а. И такое у ней было серьезное, грустное личико, задумчивое. Так, что я даже не ожидал, б. И такое у ней было серьезное, грустное личико при этом, что я даже не ожидал, в. И такое у ней было серьезное, грустное личико, такое, что я даже не ожидал. <>
   19 Слов: А я-то обижался -- нет.
   19 Неужели, думаю, она / Неужели она <>
   20 После: выбирает?" -- [подумал я] подумалось тогда мне вдруг <>
   20-21 о, тогда со тогда не понимал! / а. О, тогда я не понимал, о, тогда я не понимал, б. О, тогда я не понимал, ничего-то я тогда не понимал. <>
   21 Фразы: До сегодня не понимал! -- нет.
   22 за мною вслед / мне тогда вслед <>
   22 когда я уже уходил / когда я уходил <>
   23 сказала впопыхах / сказала мне со слезами <>
   23-24 что нашу барышню / что вы нашу барышню <>
   24 только вы ей это не говорите, она гордая / только вы ей не говорите, что я вам это сказала, -- прибавила, -- она [такая] гордая. Я ушел с гордостью, а Лукерью положил взять к себе. <>
   26-28 Ну, гордая! ~ О, как я был доволен! / а. Ну, гордая! -- подумал я [я люблю гордых],-- и ушел ужасно довольный. О, как я был доволен! б. Ну, гордая! -- подумал я. -- Я люблю гордых. Гордые особенно хороши, когда, ну, когда покоряются вам, не правда ли? О, низкий, неловкий человек! [Но как я был тогда доволен.] О, как я был доволен! Слепец! Слепец! Теперь не слепец. Ничего-то, ничего-то я тогда не понимал. Вот теперь так понимаю. Теперь понимаю, именно всё понимаю теперь. <>
   28-30 Знаете ~ такая мысль / a. Знаете, может быть, даже такая мысль б. Потом она и объясни: просто-запросто у ней была такая мысль в. У ней была такая мысль <> К этому тексту -- наброски: 1. Знаете, когда она тогда стояла задумавшись, чтоб отве<тить> 2. У ней была такая мысль, когда стоила задумавшись, чтоб ответить мне "да": если уж 3. У ней могла быть вот какая мысль
   32 лавочника, пусть поскорей убьет пьяный до смерти! / купца, который забьет <нрзб.>, а не закладчика, который цитует на "Фауста". <> Слова: а не закладчика ~ из "Фауста" вписаны на полях.
   32-33 А? Как / а. А как б. Как <>
   33 могла быть / может быть
   33 После: мысль? -- почему же ведь она так долго стояла. Ну а я этого тогда не понял. <>
   34-35 Я сейчас ~ эту мысль / а. Я сейчас написал, что могла быть мысль б. Я только что сказал, что могла быть у нее мысль <>
   37-38 я аль купец? ~ Гете? / а. я иль купец? я иль купец? б. я иль купец? я иль закладчик, цитующий Гете? {Так в рукописи.}
   38 Это еще вопрос! / Это еще ведь вопрос! <>
   8-39 И этого не понимаешь / И этого не понимаю <>
   39 ответ на столе / ответ там на столе <>
   39 а ты говоришь / а я говорю <>
   39 После: ты говоришь "вопрос"! -- разрозненные наброски к разделам 3--5 главы I: 1. 40 лет. 2. Я отбил. Опускаю грязь. Подарил, а купец ничего. Я было хотел свадьбу à l'angl. Она не позволила, теткам оказано было всё надлеж<ащее> почтен<не>. Дал я им по 100 руб., подарил, а купец. Но я дал слово, что потом. Женился. Я приучал ее. Кусок, рубль. Было мгновение, что любила. 3. Усилить строгость, так я и в дом ввел ее под строгостью. 4. Началось скоро. 5. Молодежь презирает деньги. Я напер на деньги (рядом помета: Закладчику так что она всё больше и больше умолкала. Я этого не боялся. Я знал, что женщина усвоит тон мужчины, а любящая всё усвоит и обоготворит. В любви же ее я был уверен. О, любовь я хотел создать. <К последней фразе незачеркнутый и незаконченный вариант: Но любовь-то я и хотел.) Главное, я был уверен, любит. Главная мысль та, чтоб не мямлить, не лизать с самого начала, а [показаться оригинальным] поразить воображение. Ну что, закладчик. Значит, есть же причины, коль такой великодушный человек и т. д. Если надо ошибить, испугать если надо, даже тем лучше. Суров, горд и в нравственных утешениях ничьих не нуждается. Страдает молча. Увидит, что есть великодушие, только она не умела видеть, тем более станет ценить. Не правда ли? Не правда ли, что было хорошо. Но... но все-таки это была игра. Ну а на вопрос, перед ней стоящий: "Для чего ж женился?" -- ответ даю : а для того, чтоб облагодетельствовать ее же, оттого что великодушен, увидел несчастную, погибавшую, погибшую. И не требует благодарности. Хочешь люби, хочешь нет. Вот это-то и главное. Это я тогда выдумал. Вот всё ходя. Выдумал? [Я сам] Ничего не выдумал, оно так и было. Я совершенно так в себя верил. Ну а потом, потом, думал я, потом, когда она уж будет достаточно испугана и юная целомудренная гордость побеждена, -- потом я ей выложу мои чувства. Я позволю ей наконец заглянуть в мое сердце, и она так и бросится. Вот как я мечтал. О, господи, так оно всё и было. Я не то что верил, я так и поступал. Я и любил ее так, -- именно как за создание мое, как за существо, которому я дал свет и жизнь. 6. Я ошибся. 7. Кто тут 1-й начал, но у нас с первого шагу пошло неладно. 8. Ввел в дом, рубль, театр, книги. 9. Я ей еще в невестах сказал, что рубль, в месяц раз в театр, 2 комнаты, чинить белье. Это ничего не испугало. 10. Строгость с [довер<ителями?>]. Закладчики. Она молчала, но странно приглядывалась, и я усилил. <Рядом с записями 9, 10 помета "Здесъ как с горы", несколько выше карандашом еще раз "С горы".> 11. Началось с далекого, началось и раньше с приглядывания (не гордость, а заносчивость). 12. Белье жене. Жену надо прельщать изяществом. 13. Закладчик, деньги, процент. 14. Мои деньги. 15. Я не сдержался и сказал ей. Топанье ног. 16. Стал к теткам. Одна шельма -- офицер. Продал за 210 руб. 17. Дуэль. "Как, вы струсили дуэли?" (Под этой записью стоит цифра "5", обозначающая, по-видимому, что данный эпизод войдет в раздел 5 главы 1.> 18. Свиданье с офицером, револьвер. Я вошел и взял ее, револьвер.
   39 Да и / Да <>
   39-42 Да и наплевать ~ Голова болит... вписано на полях следующего листа рукописи.
   40 Не во мне совсем дело... / Не в том дело, не во мне дело, <>
   40-42 Текста: А кстати ~ решить не могу. -- нет.
   43 III. благороднейший из людей, но сам же и не верю / [4] 3. Через полюс <>
   44 Не заснул, ~ в голове. / а. Одним словом, я ее тогда отбил. Отбил у купца и у теток, б. Я опять-таки продолжаю. Не могу оторваться. В голове вихрь. <>
   44-45 Хочется ~ О, грязь! / Опускаю всю грязь [этих] подробностей. Именно грязь, <>
   46 После: вытащил! -- Ведь [тетки ее продать хотели!] если б не купец, тетки бы ее продали. Буквально, буквально! А не то -- хоть на улицу, решительно некуда идти. Но опускаю грязь [подробностей]. Всё это возмущает душу. <>
   Стр. 12--13.
   46-1 Ведь должна же ~ мой поступок! / Одним словом, она поневоле должна была оценить мой поступок. [Я был заручен и знал это. То есть тогда я не сомневался и вообще в то время я был в хорошем расположении.] Тем-то я и был заручен и знал это. То есть тогда я не сомневался. Я очень, очень долго ни в чем не сомневался. И вообще в то время я был в хорошем расположении. <>
   Стр. 13.
   1-2 Нравились ~ сорок один / а. Нравилось мне тоже знаете что? Что мне сорок первый б. Нравилось мне тоже знаете что: представьте себе, мне нравилось, что мне сорок первый <>
   2-4 Это меня пленяло ~ очень сладостно. / Тут есть какая-то сладострастная мысль в этом ощущении. Впрочем, не низкая: низкая если и всё в этом, то есть как у толстого купца, а я -- я хотел любить ее искренно, искренно излить все дары, но -- сначала приготовить ее, обделать ее, так сказать, пересоздать и переформировать. Я начал эту переформировку еще женихом. Кое в чем, впрочем, я ей уступил. <>
   6 например / и например <>
   7 После: в Москву -- начато: в гости<ницу>
   7-8 (там у меня кстати же случилось дело) / (где у меня были дела) <>
   10 как к родственницам ~ ее / чтоб видеться с нею <>
   11 надлежащее / а. всё должное б. всё надлежащее, она на этом сама настояла <>
   11-12 Я даже подарил этим тварям / [Мало того] Я даже подарил теткам <>
   12-13 ей, разумеется, про то не сказавши / а. ей то не сказывая б. про то ей не сказывая
   13 чтобы не огорчить ее низостью обстановки / Но надо же было победить теток. <>
   13-14 Тетки тотчас же стали шелковые. / а. Сделались шелковые, б. Сделались тотчас шелковые. <> Далее вписано на полях: (А купец и об этом не позаботился: он только торговался и всего один фунт леденцу из своей лавки привез.)
   14-18 у ней ничего не было ~ наплевать обо мне. / у ней ничего не было, и она ничего не хотела, то есть от меня, потому что кто бы ей что сделал. Мне, однако же, удалось доказать ей, что совсем ничего -- нельзя. Сделали всё самое скромное, на мой счет разумеется, чтоб ее не обидеть, а когда делали, я как можно меньше об этом говорил. <>
   18-19 Разные мои идеи ~ успел тогда передать / В Москву ехать отложили, но [идеи свои] основные мои идеи я ей все-таки передал <>
   19-20 Фразы: Поспешил даже, может быть. -- нет.
   22-24 рассказывала своим лепетом ~ про отца и мать / рассказывала таким страстным лепетом всё, детство, младенчество, про папашу, про мамашу <> Далее вписано на полях: И знаете [про], она на теток мне вовсе не жаловалась: напротив, умалчивала, скрывала, их в другом свете выстав<ляла>. Система.
   24-25 всё это упоение тут же обдал сразу холодной водой / всё это упоение обдал [отчас<ти>] сразу холодной водой [Признаюсь] [Так я тогда рассчитал] <>
   25 в том-то / в этом-то <>
   25 После: идея -- и я только, может быть, слишком уж поспешил передать ей <>
   26 но всё же / но... но всё же <>
   27 увидала, что мы разница и что я -- загадка / а. Как в тексте, б. увидала, что я -- загадка <>
   27-28 А я, главное / а. Я, главное б. А я-то <>
   28-29 Фразы: Ведь для того ~ глупость сделал! -- нет.
   30 и в дом ее ввел / и в дом ввел к себе <>
   32-34 да и нельзя было иначе ~ клевещу-то на себя! / Да и нельзя было иначе, я должен был создать эту систему, иначе как бы я объяснил кассу ссуд. <> вписано на полях.
   34 Система была истинная. / Система истинная. Я объясню. <>
   35 то судить / так судите <>
   37 это очень трудно / это трудно <>
   39-40 я напер на деньги / То есть когда тотчас же? А вот тогда женихом в ответ на ее упоение. <>
   44-45 привить широкость ~ не так ли? / привить широкость [взгляда] взгляду, прямо к сердцу привить, к сердечному взгляду, -- да так и надо было, не правда ли? не правда ли? <>
   Стр. 13--14.
   46-16 Возьму пошлый пример ~ и я стоил того. / Я тотчас же дал знать, почти молча, полусловом (а я мастер молча говорить, я всю жизнь мою проговорил молча и прожил сам с собою целые трагедии). Я ведь ужасно был несчастен, ужасно был выброшен всеми, выброшен и забыт, а она не знала этого. Всё это я положил, чтоб она узнала, но -- не рассказом от меня, а чтоб сама догадалась! Именно так оно было: чтоб сама догадалась. Я всю идею, всю систему [одним словом теперь] -- в одном слове сейчас, теперь выразил! [Но надо было сделать, чтоб она догадалась, и вот] Вот в этом-то перевоспитание и состояло, то есть состоять должно было: [всё это тогда еще был только план, будущее] а тогда всё это еще был лишь план, только будущее. "Но если состоится, -- думал я, -- если догадается сама, -- то всё навеки побеждено, она моя, и вся моя [раба моя], для собственного же ее счастья". <>
   Стр. 14.
   16 О, я / Я же, я -- я <>
   16 я всегда / и всегда <>
   17-18 Слова: Вот именно ~ так поступить -- вписаны на полях.
   18-23 Текста: тогда ~ и глупо! -- нет.
   23-24 я прямо ~ на то, что безжалостно) / Итак, мы начали тогда с великодушия. Я прямо, я безжалостно (и я напираю на это слово) <>
   26-27 Почему не стоит? ~ бытия" / Почему не стоит? [Именно так.] Потому что дешево ей досталось, не живши, первые впечатления, дескать, бытия, натуры <>
   28 всегда легко / легко <>
   29-30 и это дешево ~ страстно хочется! / например, это дешево: тут кровь кипит, тут сил избыток, красоты хочется. <>
   32 Слов: с клеветой -- нет.
   32-34 Слов: где вы ~ на земле -- нет.
   34-35 ну-тка ~ откажетесь! / ну-тка, попробуйте-ка, нет, откажутся. Всё это я ей объяснил. <>
   35-36 Фразы: А я ~ этот подвиг. -- нет.
   36-37 начала примолкать, совсем даже / а. Начато: начала умолкать и б. начала примолкать, совсем даже примолкла <>
   37 только глаза ужасно открывала, слушая / а. Как в тексте, б. только глаза ужасно открывала <>
   29 я вдруг увидал / вдруг увидел <>
   39-41 улыбку ~ некуда было идти... / [улыбка] улыбку, так этак повыскочила улыбочка, молчаливая, нехорошая, и откуда взялась, тогда взялась. Так вот ты какая, думаю. Понимаю твою улыбку: "Дескать, касса-то ссуд?" Вот она в чем, улыбка. А насчет кассы я приготовился. Чем приготовился, вы дум<аете>? Как приготовился? Как вы думаете? Стал объяснять, защищаться -- ничуть? Ни слова. Гордое молчание. Видите ли: я ужасно туп стал. Никак не могу этого сразу высказать и всё возвращаюсь. То-то больное-то место. <> Слова: я ужасно ~ место. -- вписаны на полях.
   42 Знака раздела: IV -- и заголовка -- нет.
   Стр. 14--15.
   43-48 Текста: Кто у нас тогда ~ Тут главное -- эта касса ссуд. -- нет (см. вариант к стр. 17, строке 9 -- стр. 353--354).
   Стр. 15.
   43-44 Позвольте-с / Видите <>
   44-45 не может не подчиниться мужчине вполне. / не может не подчиниться мужчине. Позвольте еще, вы спросите зачем. <>
   46 это -- это аксиома / а. Как в тексте, б. и это же -- я был так уверен -- это аксиома <>
   47 Что ж такое, что там в зале лежит / а. Что же такое, что она там в зале б. Что же, что вы мне покажете на то, что там, там в зале на двух столах <>
   48 и тут сам Милль ничего не поделает! / [Ведь оригинальности в женщине нет -- это всем известно. Женщина тем и потеряла, что она неоригинальна. Тут сам Милль ничего не поделает.] И тут сам Милль ничего не подскажет. <> вписано на полях.
   Стр. 16.
   3-6 Это великодушно ~ на столе? О-о! вписано на полях.
   4 Женщин погубила одна лишь неоригпнальность. / а. О, женщину погубила одна лишь неоригинальность. <> б. Неоригинальность-то и сгубила женщин. <>
   5-6 И что ж ~ на столе? / [Да что ж] И что ж, что вы мне укажете там [на столе] в зале. <>
   6 на столе / в вале <>
   6 О-о! / Разве это оригинально! О, подражание! <>
   7 Слушайте / А <>
   7 После: уверен. -- Любовь-то эту я и хотел пересоздать и переформировать. <>
   8 ко мне / мне <>
   8 После: тогда -- после всех моих мыслей <>
   8-9 Любила, значит, вернее -- желала любить. / а. О, она любила, любила! и долго еще потом любила, б. О, она любила, любила! Вернее, желала любить. Да, вот так. Это так. А я... Нет, не могу продолжать, у меня дух захватывает, в. Начато: О, она еще долго потом г. О, она и долго еще потом любила. <>
   9-10 Фразы: Да, вот так ~ искала любить. -- нет.
   10 А главное ведь в том / а. А главное в том б. Главное в том <>
   10 Тут / а. как в тексте. б. тогда <>
   10-11 никаких таких не было / не было никаких <>
   11 подыскивать / приискивать <>
   11 После: оправдания. -- Главная моя мысль была, чтоб не мямлить, не лизаться в самом начале, не просить прощения ни в чем, не оправдываться, а р-разом поразить воображение! Ошибить его, испугать его, если надо, [даже] и тем даже лучше. Да и в чем прощения просить? Последняя фраза вписана на полях. Рядом с текстом: Главная моя мысль со и тем даже лучше. -- на полях запись: Где мои мысли? <>
   11-12 Вы говорите ~ все говорят. / Например, закладчик. <>
   13 из людей / человек
   15 выговорить словами, то выйдет / выговорить и выйдет
   16 Выйдет стыдно самому. / Тотчас смешно и стыдно выйдет самому, только что вы выговорите. <>
   16 После: Нипочему. -- или уж я не знаю
   18 "великодушнейший из людей". Это смешно / великодушнейший человек стал закладчиком -- и понял, что глупо <>
   19 ведь это / ведь оно <>
   19-20 Ведь это правда ~ правденская правда! / а. Ведь это правда, ведь это самая правденская правда! б. Ведь это правда была, то есть самая, самая правденская правда! <>
   19-20 После: самая, самая правденская правда! -- Именно великодушный. <>
   20 Да, я имел } Я имел <>
   23 ответили / отвечали <>
   23 обидой на всю мою жизнь / а. страшной обидой б. обидой <>
   24 вправе был / вправе <>
   24-25 После: собрать эти тридцать тысяч рублей -- которые положил собрать <>
   26-27 После: купленном на эти тридцать тысяч -- (благо, теперь еще имения дешевы)
   27 а главное / и, главное <>
   23 После: без злобы на вас -- без злобы, всех прощая <>
   29 После: бог пошлет, и -- творя всем добро [за вынесенное от вас зло] <>
   31 а то что могло быть глупее ~ вслух расписал? / а. Начато: а то ведь как глупо б. Начато: а то ведь как глупо бы вышло в. а то ведь глупее быть ничего не может, если вслух сказать г. а то что могло быть глупее, если б я это вслух ей тогда же сказал -- [да] и объяснять нечего. <Слова: глупее ~ объяснять нечего.-- вписаны на полях.> [Именно глупо, перед самим собой даже. А почему, почему? потому что трусы и человеконенавистники! Правды о ближнем не выносим! А между тем это всё была правда.] [Ну так] [Ну] И мог ли я, стало быть, перед ней говорить, ей оправдываться? <>
   32-33 Текста: Вот почему ~ она поняла? -- нет.
   33-34 Шестнадцать-то лет, первая-то молодость / [Да] Господи, шестнадцать-то лет, первая молодость <>
   34 что могла она понять / а. что она поймет б. что она поняла бы <>
   34-35 После: из моих страданий -- [меня подвигших на кассу ссуд.] Прямолинейна. <>
   35-37 Тут прямолинейность ~ и -- баста / Ей, главное -- касса ссуд, и баста! [Просить прощения, что закладчик, затем ее заставить просить или начать в другом тоне, то есть потворством, хвалить своя, "дескать, прямо великодушный человек",-- тогда она покатится, быть может, со смеху. А потому и гордое молчание.] Прямолинейность, юность [нравственность и убеждение, что добродетель человеческая ничего не стоит и так легка], незнание жизни и юные дешевые убеждения! Слова: незнание жизни ~ убеждения! -- вписаны на полях.
   37-39 Слов: (а разве я ~ брал ли я лишнее?) -- нет.
   39-41 Текст: О, как ужасна ~ мучитель! -- вписан на полях.
   40 нестерпимый / нетерпимый
   40 тиран души моей / тиран <>
   41 Ведь я наклевещу на себя, если [так] этого не скажу! вписано на полях; над этой фразой помета: Здесь. Далее начато: О, не я виноват за то, что там в зале. Не я виноват! Правда, скверно, что я ничего
   41 После: не скажу! -- Нет, я тогда заключился в молчание, в гордое молчание. Не прощения же мне было просить у ней за всю мою жизнь, за все вынесенные мною страдания. Нет, итак, гордое молчание насчет кассы. <>
   41-47 Текста: Вы думаете ~ как небо -- нет (см. вариант к стр. 17, строке 3--4 -- стр. 352--353).
   47 ни в чьих / ничьих <>
   47-48 После: не нуждается -- вот фигура! <>
   48 Фразы: Так оно и было, не лгал, не лгал! -- нет.
   Стр. 17.
   2 После: не сумела заметить -- даже едкие насмешки à la Мефистофель <>
   2-3 и как догадается ~ то оценит вдесятеро / а. и тогда вдесятеро станет ценить, б. и как догадается под конец, что не сумела заметить, то вдесятеро станет ценить <>
   3-4 и падет в прах ~ Вот план. / Не правда ли? Не правда ли? [Но до этого-то и надо было довести ее, чтоб развилась и сознала и сама догадалась. Вот задача. Вот вся моя система. О, я был столь горд [и], что даже не рассказал ей из моей истории, из моих страданий почти ничего. И это я, может быть, худо сделал, что тогда не рассказал ничего про жизнь!] Вот задача. Впрочем, может быть, худо сделал, что тогда не рассказал ничего про жизнь [хоть отчасти, хоть потрясая картинами]! Она даже в худую сторону приняла, что я прячусь. [Всё равно она] [А то она] Сама она потом всё узнала, из-под руки, и тогда еще, тогда, когда я перед ней в обидном чине благодетеля, пересказали чужие, в комическом виде, о, в каком унизительном виде. [И даже, кажется] В таком, что если б она невестой еще узнала, то [не вышла бы за меня] вышла бы за купца, а не за меня! Нет, надо было рассказать самому... Так хоть отчасти, потрясая картинами.
   Но я ведь был сам в упоении, именно в упоении гордости, а потому и молчал, как Юпитер. Суров, горд, страдает молча. О, подлец! Я знал, например, что перед ней растет вопрос как гора с каждым днем: "Для чего же такой женится?" Вопрос оскорбительный, очень унизительный. Но я молчал [я гордо молчал], я хотел, чтоб она сама отыскала [правду], для чего женится, и сама догадалась: "А вот, дескать, для того и женится, чтоб [меня осчастливить, облагодетельствовать меня, спасти меня, из ямы помойной спасти, из ямы позора] тебя осчастливить, облагодетельствовать, спасти тебя из ямы помойной, из ямы позора..." Ну, скажи я это ей тогда словами, что бы было, что бы вышло? [А ведь оно так и было, я именно захотел спасти] [Между тем это правда была] В том-то и штука была, что я молчанием говорил, а не словами [я сказал], всё сказал, но молчанием! <К последней фразе -- варианты: а. Начато: Я молчанием говорил б. Начато: Я ведь не молчал, я в. И вышла гнусность [тогда как было великодушие] вместо великодушия. О, конечно, я женился и для себя, потому что [кроткую нашел, юную, неиспорченную] [юную нашел, неиспорченную] юную, неиспорченную душу нашел, из которой мог наконец создать себе друга, но разве [это непозволительно при великодушном поступке] непозволительно пожелать себе счастья даже при великодушном поступке? [Неужели нельзя себе собственного счастья пожелать в таком деле? Именно в великодушном деле. А великодушный поступок действительно был: увидал несчастную, погибавшую и не мог пройти мимо, не протянув руки, и пожертвовал своего судьбою, пожертвовал и не [требует] требую благодарности! Хочешь, люби его, хочешь нет, а он долг исполнил. Но главное, пусть сама догадается! Так я тогда решил. Я это всё выдумал тогда ходя.] и что ж из всего это<го> великодушия она поняла, что я взял ее, чтоб было хоть над кем-нибудь за прошлое несчастье натешиться. Вот как она поняла! А я-то всё ждал, как дурак. [Ну а потом] Потом, потом, думал я, потом, когда юная целомудренная гордость будет [достаточно] [побеждена (великодушием побеждена!), потом и я ей покажу мои чувства, тогда, по только лишь тогда допущу ее заглянуть в мое сердце вполне, и она бросится в мои объятия] побеждена и усмирена (то есть великодушием побеждена!), потом уже я ей покажу и сокровищницу мою, и увидит она, что это за сердце, которое она так обижала, и... и... и бросится передо мной во прах. Во прах, а я протяну объятия! О, я с самого начала полюбил ее как мое созданно. [И это было бы прочнее, чем если б я стал оправдываться! Вот как я мечтал! Да и вовсе не мечтал [вовсе]. Так оно и было с самого начала и до сих пор. Я с самого начала любил ее как мое создание, которому дал свет и жизнь!] Вы думаете, я ее не любил? Кто может сказать, что я ее не любил! [О-о!] О! Видите ли, и тут ирония, тут вышла злая ирония судьбы и природы! Мы прокляты [наша жизнь проклята], жизнь людей проклята вообще! Я ведь понимаю же теперь, что я в чем-то тут ошибся! [Вот тут] Тут что-то не так вышло! При самых добрых намерениях. Всё было ясно, план мой был ясен, как небо. <> Тексты: [Между тем это правда была] со вместо великодушия; И что ж из всего это<го> великодушия ~ как дурак; Во прах ~ как мое создание -- вписаны на полях.
   4-5 Но тут я ~ тут сделать. / Но я это-то не сумел тут сделать. Что-то я тут или забыл, или упустил и. виду. [Просто не сумел, вот и всё.] <>
   6 После: Кончено так кончено. -- Не так ли? Ведь не так ли?
   8-9 я не побоюсь со лицом к лицу / я не боюсь стоять перед правдой <>
   9 После: она виновата!.. -- Был у ней, Лукерья плачет. Эти ломберные столы... [Если б] Я вот что хочу: я хочу псалтырь читать. Но по-славянски не умею и псалтыри нет! Послать в церковь; ночь. Господи, лучше не думать, лучше бы не думать, вписало на полях предыдущего листа.
   

4

   Нет, к черту стоны. [Я хочу всё припомнить. Надо скрепиться и припомнить. О, я вытяну в нитку... И тогда увидите, тогда всё увидите!] Слушайте, как это было по фактам,-- вы сами увидите, что я прав. [Но] Главное, если б только можно было это пересказать. Слушайте. Кто у нас тогда первый начал? Никто. Само началось, с первого шагу. Я сказал, что я ввел ее в дом под строгостью. И, однако, с первого шагу смягчил. Еще невесте ей объявил, что она займется [выдачей] приемом закладов и выдачей денег, и она ведь тогда ничего не сказала. (Это заметьте.) Мало того -- принялась за дело даже с усердием. Ну, конечно, квартира, мебель -- всё осталось по-прежнему. Квартира -- две комнаты -- одна большая зала, где отгорожена и касса, и другая, тоже большая, наша комната, одна [тут и укладка, тут и спальня]. Мебель моя скудная. [Да] Даже у теток была лучше. [В киоте всегда горящая лампада.] Киот, всегда горящая лампада -- это в зале. У меня шкаф и в нем несколько книг и укладка [сундук в моей комнате и] -- ключи у меня. Еще невесте сказал, что на наше содержание, то есть на пищу (мне, ей и Лукерье, которую я переманил), определяется в день рубль и не больше. "Мне нужно тридцать тысяч в три года, а иначе денег не наживешь". Она не протестовала, но я сам возвысил содержание на тридцать копеек. Тоже и театр. Я сказал невесте, что не будет театра, и, однако ж, положил раз в месяц театр [в местах за креслами], и прили<чно>, в кресл<ах>. Ходили вместе, были раза три. Смотрели "В погоню за счастьем" в "Птицы певчие", кажется. (О, наплевать, наплевать!) Молча ходили и молча возвращались. И почему, почему мы е самого начала принялись молчать? [И когда] Сначала ссор не было, [а] и тоже молчали. Она всё как-то, помню, тогда особенно приглядывалась исподтишка, и опять-таки эта улыбка, и как-то я заметил, что приглядывается, но я усилил молчание. Раз или два был порыв, но только в самом начале, бросилась обнимать меня; но так как порыв был болезненный, истерический, а мне надо было твердого счастья, то я принял холодно. [Что ж после порывов-то и начиналась еще пуще ссора.] Не порывы утихли, да и оба раза после порывов и разгоралась ссора.
   То есть ссор не было, [а] но было молчание и -- и всё больше и больше дерзкий вид с ее стороны. Бунт и независимость -- вот что было, только она не умела. Да, это кроткое лицо становилось всё дерзче и дерзче. Верите ли, я ей становился поган. [О, я все] [То есть нравственно. Фивически -- не думаю.] [Не что] В том, что она выходила порывами из себя, в этом не было сомнения. [Как] Ну как, например, выйдя из такой грязи и нищеты и позора, после мытья-то полов [(а это было у них)], начать вдруг фыркать на нашу бедность. То есть не на бедность, видите ли, а на мое-де скаредство: "Цели, дескать, имеет, твердый характер показывает!" От театра вдруг сама отказалась, и всё пуще и пуще насмешливая складка, а я усиливаю молчание, а я усиливаю молчание.
   Не оправдываться же? Тут главное [опять-т<аки>] эта касса ссуд. Позвольте-с. Бедность была, ну а в чем надо -- и роскошь, в белье например, в чистоте. [Я, впрочем, всегда мечтал, что чистота в муже прельщает женщину.] У теток была грязь и грязь и одна грязь, и физическая, и нравственная. Но я, я всегда мечтал, что чистота в муже прельщает жену. [Но пустяки! пустяки!] Впрочем, глупости! <> Слова: [Но] Главное ~ пересказать. -- Вписаны на полях.
   10 Знака раздела: V -- и заголовка -- нет.
   11-12 Ссоры ~ по-своему / а. Ссоры наши начались из-за кассы ссуд: она вдруг вздумала [принимать] выдавать деньги по-своему, б. Стыдно вспоминать даже, ссора началась с того, что она вдруг вздумала выдавать деньги по-своему <> На полях рядом с этими словами помета "Здесь", а над нею три параллельные черты, отмечающие, по-видимому, начало раздела 5 главы I.
   12 выше стоимости / свыше <>
   13 Слог, на эту тему -- нет.
   13 После: не согласился -- и она раз или два выронила по едкому словечку.
   16 ну, известно, сувенир / ну, известное <>
   16-17 Принялась / Так принялась
   17 жалобно ныть, просить / жалобно так просить <>
   18 сохраним / не пропадет
   11 не стоил / не стоит <>
   20-21 Должно быть ~ по глазам жены / а. Начато: Должно быть, она увидела по главам ее, что можно б. Должно быть, она увидела что-нибудь по глазам ее <>
   21-22 та обменяла ей / а. она выдала ей б. жена выдала <>
   24 После: на постели -- начато: ее и д<урная>
   25 дурная / и дурная <>
   25 стояла / а. зашевелилась б. заискрилась
   25 на ее губах / а. Как в тексте. б. на губах [О, как я уже не любил тогда эту улыбку! <>
   25-26 Тогда я ~ голоса / а. Тогда я, очень разгорячившись, но вовсе не возвышая голос <> б. Тогда я, вовсе не возвышая моего голоса <>
   26 объявил спокойно / объявил <>
   33 я приглашал / приглашал <>
   33 не скрыл / не скрывал
   30 вдруг вся затряслась / она вдруг затряслась
   30-31 что бы вы думали / что же вы думаете <>
   33 Я оцепенел от изумления / а. Я остолбенел от изумления б. Я, разумеется, от изумления остолбенел <>
   33 Слов: такой выходки -- нет.
   33 Но не потерялся / Но я не потерялся <>
   33-33 я даже ~ прямо объявил / а. я не сделал даже движения, не возвысил голоса, я прямо объявил б. я даже движения не сделал, голоса не возвысил, а только прямо объявил <>
   33 Слов: мне в лицо -- нет.
   33 После: в невестах. -- Кстати замечу, что я совершенно прервал с тетками: и ее к ним не пускал, и их не пускал к себе. <>
   39 воротилась / пришла
   39 После: ни слова. -- На ночь легла на диване. До тех пор всегда спали вместе. Брак так брак. [Нет духу всё припомнить. Надо скрепиться и припомнить.] Видите [мне трудно это припомнить. Я постараюсь короче. А, словом], я не пойду туда теперь, в залу, я боюсь [ее] моей злобы [короче, короче], моей злобы на нее боюсь, потому что я буду неправ. А это покороче уж расскажу. [Вот что: я сходил к теткам, потому что <нрзб.> день -- от теток, к величайшему изумлению, узнал, но тетка взялась разыскать <нрзб.> офицером.] <> Далее на полях разрозненные наброски к разделу 5 главы I, пронумерованные Достоевским: 1. Назавтра тоже с утра ушла. На послезавтра опять! [С тех пор пошел бунт.] Краткий, но быстрый период был бунт. Характер изменил<ся>, и сперва был не тот, и потом не тот. Я сходил к теткам. Она у них не была. Она была у подруги. Тетки, бунт. Паскуда. Брат ходил закладывать. 2. Она вышла при мне. На другой день вечером она вдруг заговорила. "Вас выгнали". 3. Пошел к шлюхе. 200 рублей.
   41 направился / пошел <>
   41 с самой свадьбы / с самого брака
   42 После: к ним. -- Объяснились обидно.
   43 Выслушали меня с любопытством / Выслушали меня <>
   44 Но я / Я о
   48 Через два дня ~ ко мне / а. Начато: Через два дня она мне все разыскала. Была такая Юлия Самсоновна, ее подруга в ги<мназии> б. Через два дня она приходит ко мне [через два дня]: "Я ведь знаю, что вы один сидите".
   47 бывший ваш прежний / ваш прежний <>
   48-49 Я был очень изумлен. Этот Ефимович вписано на полях.
   48-49 Я был ~ Ефимович / Начато: а. Офицер этот б. Начато: Этот
   49 нанес / сделал
   49 а с месяц назад / а недавно
   Стр. 18.
   1 Слов: будучи бесстыден -- нет.
   1 зашел / а. Как в тексте. б. находил <>
   1 закладов / заклада <>
   1-2 и, помню ~ начал смеяться / а. и с [женой] ней тогда начал смеяться б. и с женой тогда, вспомнил я, смеялся <>
   3 сказал / прямо сказал <>
   3-4 Слов: вспомня наши отношения -- нет.
   4-5 но и мысли ~ не было / но мысли об чем-нибудь у меня и в голове не было <>
   5 а так просто подумал, что нахал вписано на полях.
   6 а так просто подумал, что нахал / а. Начато: пред богом б. Начато: просто так в. а так просто, думал, нахал <>
   6 Теперь же / А теперь
   7-8 После: Юлия Самсоновна -- начато: которая
   11 в двое суток / через двое суток <>
   11 буду стоять / стоял
   12 за притворенными дверями / за припертыми дверями [а в другой комнате]
   12 слышать / а. слушал б. слушать <>
   12-13 первый rendez-vous / первое rendez-vous <>
   13 с Ефимовичем / с поручиком Ефимовичем. [Она была приодета, сидела за столом, а он перед ней ломался. И что ж? Я прослушал почти около] <>
   13-14 В ожидании же / А
   14-15 слишком знаменательная для меня / а. выразительная б. ужасная в. решительная для меня <>
   17-18 Мне вдруг ~ что / а. Я, впрочем, замечу, что б. Мне вдруг, смотря на нее, помню это, влетела тогда в голову идея, что <> Слова: смотря на нее ~ что -- вписаны на полях.
   19 перед сим / перед этим <>
   19 она была / а. Как в тексте, б. она стала <>
   19-20 После: совсем не в своем характере -- так что я даже тогда дивился
   20 Слов: можно даже сказать -- в обратном характере -- нет.
   21 являлось / а. Это было б. Явилось <>
   22 само ищущее смятения / ищущее смятения <>
   22-23 Напрашивающееся на смятение. / Напрашивающееся. [Ей всё хотелось, я видел это, чтоб я сам заговорил.] <>
   23 однако же / однако <>
   24 то хотя бы и перескочила меру / то хоть как бы ни [перешла] переходила меру <>
   25 ломит / ломает <>
   25 Слов: сама себя подгоняет -- нет.
   26 невозможно / трудно
   27 Оттого-то этакие и выскакивают / Оттого-то этакая и выскакивает <>
   28 так что не веришь собственному наблюдающему уму / так что не веришь [глазам] факту и собственному наблюдающему уму <>
   28-31 Привычная же к разврату душа ~ превосходствовать. / Привычная же и развратная душа, напротив, всегда сумеет сдержаться в некотором виде порядка. [Видит она, что я молчу] Сидит она и бьет ножкой. <>
   33 вдруг спросила она / вдруг спросила <>
   33 и глаза ее / и глаза <>
   34 После: засверкали. -- Узнала, набрала поскребок.
   35-36 попросили из полка удалиться / изгнали из полка <>
   36 впрочем / уже
   37 Выгнали как труса? / Как труса? <>
   41 Знайте, -- не удержался я тут / Знайте, -- но удержался я <>
   42 такой / этой
   42 и принять все последствия / приняв все последствия <> вписано на полях.
   44 После: не сдержался -- ослабел
   44-45 пустился в оправдание себя / оправдывался
   45 только этого / того-то <>
   43-46 этого нового моего унижения вписано на полях.
   Стр. 19.
   2 как бродяга ходили вписано на полях.
   2 и по гривеннику / а. по двугривенному б. по гривеннику <>
   4 в доме Вяземского ночевывал / в доме -- ночевал <>
   4 Да, правда / Да <>
   5 Слов: после полка -- нет.
   7-8 Это было ~ отчаянием моего положения. / а. а падение воли моей было, было отчаяние б. а падение же воли моей было, было вызвано отчаянием в. а падение же воли моей было, и эти все поступки были вызваны отчаянием [и весьма мо<жет>] <>
   10 О, теперь вы лицо -- финансист! / [И] Так что теперь вы святы? <>
   11 это намек на кассу ссуд / это насчет кассы ссуд
   12 жаждет / хочет <>
   13 позвонил / пришел <>
   14 в залу / в другую комнату <>
   15 предо мной / передо мной <>
   17 и она / а она <>
   22 и предполагал вписано на полях.
   23-24 Фразы: Не знаю, понятно ли выражаюсь. -- нет.
   25 Вот что вышло, вписано на полях.
   26-26 и целый час присутствовал / я присутствовал
   26 при поединке / при остроумнейшем поединке <>
   27 с светской развратной, тупой тварью / с светский гадкой и тупой тварью <>
   27 с пресмыкающеюся душой / с ничтожеством
   28 думал я, пораженный / думал я <>
   32 в ее словах и маленьких словечках / в ее насмешках <>
   33 в ее осуждении / в ее презрении <>
   34 И в то же время ~ простодушия. / а. И в то же время столько наивности, столько чуть не детского девического простодушия б. И в то же время столько чуть не детского девического простодушия. <>
   35-36 Слов: над его жестами -- нет.
   37 и не предполагая / и не подозревая <>
   37-39 Сначала я бы мог подумать ~ кокетство -- "кокетство / Я было думал сначала, что тут [вот] просто кокетство <>
   39 чтоб / чтобы <>
   41 Из ненависти только ко мне / Из ненависти ко мне <>
   42-43 могла решиться затеять это свидание / могла решиться на это свидание <>
   43 то у ней тотчас открылись глаза / и у ней открылись глаза <>
   44 чтобы / чтоб <>
   44-46 Слов: чем бы то ни было -- нет.
   46 но, решившись ~ беспорядка / и решилось на такую грязь, именно не вынеся беспорядка <>
   46-47 И ее ли ~ из этих великосветских тварей? / Но ее ли, безгрешную и чистую, могла прельстить [эта] этакая светская тварь, как Ефимович, или кто-нибудь в его роде? <> Слова: или кто-нибудь в его роде? -- вписаны на полях.
   47-48 Напротив, он возбудил лишь смех. / а. Начато: Скажу более, она возбудилась даже б. Он возбудил лишь смех. <>
   Стр. 20.
   1 После: сарказм -- и презрение к шуту
   1 этот шут / он
   1-2 под конец совсем осовел и сидел нахмурившись / совсем осовел и сидел под конец нахмурившись <>
   4 повторяю / повторю <>
   6-8 Я как будто встретил ~ И мог разве я вообразить ее другою? / Я как будто встретил одно знакомое. [И мог разве я вообразить ее другою?] Я как будто шел затем, чтоб это встретить. И мог разве я вообразить ее другою?
   8 я любил / я любил ее <>
   8-9 Из-за чего ж ~ на ней? вписано на полях.
   9 женился / я женился <>
   9-10 я слишком убедился / я убедился <>
   10 сколь она меня тогда ненавидела / сколь она меня ненавидела <>
   11 непорочна / беспорочна <>
   12 После: двери -- и войдя в комнату
   13 звонко и вписано на полях.
   15-16 я не возражаю, уводите, уводите! / а. я ни слова, ни слова, -- хохотал он б. я не возражаю, ведите, ведите, -- хохотал он. <>
   16-18 и знаете ~ сами рискнете... / а. И поверьте, -- закричал он нам вслед, -- с вами и запрещено драться, но я к вашим услугам, если вы как-нибудь там наконец надумаетесь и решитесь, б. Знаете, -- крикнул он [мне] нам вслед, -- хоть с вами и нельзя драться порядочному человеку, но я к вашим услугам, если вы сами наконец решитесь. <>
   19 на пороге / у порога <>
   23 После: взглядом. -- вписано на полях: Она как бы сама хотела вызвать скорей развязку.
   23 После: бледна -- начато: но
   24 в насмешку / в всегдашнюю насмешку, но в насмешке этой была уже горечь
   24-26 но смотрела она ~ вызовом / а. Смотрела она, впрочем, с гордой суровостью, вызовом б. Смотрела она уже с гордым, с страшным вызовом <>
   25 серьезно убеждена была / она серьезно убеждена была
   26-28 в первые минуты / Начато: в первую < минуту)
   28 Заметьте: револьвер этот был ей уже знаком. / [Два слова об этом.] Револьвер этот был уже ей знаком. <>
   28-29 Заведен он был у меня / а. Этот револьвер заведен был у меня б. Он заведен был у меня <>
   30-31 сильного лакея / сильных лакеев
   31 как, например, держит Мозер / как, например, у Мозера <>
   31-32 отворяет / отпирает <>
   32 кухарка / служанка
   33 самозащиты / защиты <>
   34 ко мне в дом / ко мне <>
   34-35 очень интересовалась этим револьвером / а. очень им заинтересовалась б. очень заинтересовалась револьвером <>
   36 устройство и систему / а. устройство системы б. устройство, систему <>
   36-37 кроме того, убедил раз выстрелить в цель / [а затем и] дал един раз выстрелить <>
   37 Заметьте всё это. / Итак, она была с ним знакома. Заметьте, заметьте это. <>
   37 Не обращая / Но не обращая
   38-39 Слов: Я был очень обессилен -- нет.
   39-40 Она продолжала сидеть ~ около часа / а. Она сидела на одном месте около часу б. Она же продолжала сидеть на одном месте, не шевелясь, еще около часу <>
   42 После: это тоже заметьте... -- горизонтальная черта, отмечающая конец раздела 5 главы I и по первоначальному варианту находившаяся после фразы: Теперь это страшное воспоминание... (см. ниже, вариант к стр. 20, строке 44).
   48 Знака раздела: VI -- и заголовка -- нет.
   44 Теперь ~ воспоминание... / Здесь, только здесь одно воспоминание, страшное воспоминание.
   48 уже почти совсем / уже совсем <>
   Стр. 21.
   2 гляжу / смотрю [я даже притих и полузакрыл глаза. Через мгновение я] <>
   3 я вижу / я увидел <>
   5 После: до постели -- начато: и хоть не слышно, но я слышал
   5-8 Я слышал всё; хоть и настала мертвая тишина / а. Затем настала мертвая тишина б. Я слышал всё, хотя настала мертвая тишина. [Тут-то вдруг, в одно мгновение, я решил] <>
   6 Слов: но я слышал эту тишину -- нет.
   8-9 Слов: мне в глаза -- нет.
   10 Но мы глядели друг на друга не более мгновения. / Я думаю, это продолжалось не более полсекунды.
   11 и в то же мгновение решил / и тут-то я решил <>
   12-13 что бы ни ожидало меня / что бы ни вышло <>
   14-15 вдруг открывает глаза, даже приподымает на секунду голову / а. вдруг открывает глаза, открывает на секунду и даже приподымает голову б. вдруг открывает глаза и даже на секунду приподымает голову <>
   16 затем / и затем <>
   17 Слов: ничего не помня -- нет.
   21 После: не видал -- хотя на мгновение и открывал глаза <>
   21-22 увидав то, что я увидел / увидав и сознав <>
   23-24 Да, невероятно, ~ угадать и правду, -- это-то / а. Невероятно, но она могла угадать и правду, и это-то б. Да, невероятно. Но она могла ведь угадать и правду, -- это-то <>
   24-26 Текста: всё в то же мгновение, ~ в уме моем, и -- нет.
   26 да здравствует ~ мысли! / О, да здравствует электричество человеческой мысли! <>
   27-28 в таком случае ~ я уже раздавил ее / В таком случае, подумалось мне мгновенно, в таком случае [я, конечно, мог напугать] я уже напугал ее <>
   29 и у ней теперь может дрогнуть рука / и у ней [могла] может дрогнуть рука <>
   29-30 Прежняя решимость со впечатление. / Решимость ее могла разбиться [другим впечатлением] о другое чрезвычайное впечатление. <>
   31 Говорят / Начато: Я дум<аю>
   33 уже был взят в руки / Начато: уже был в <руках>
   33 и вас что-то вызывает непобедимо спустить курок / вызывает, тянет вас непобедимо спустить курок, и баста <>
   36-37 Но сознание ~ на покатости. / Но в таком случае именно сознание, что я всё видел, всё знаю и жду смерти молча, могло удержать ее. [Вы спросите, однако: твердо ли я надеялся, что] <>
   40 перед /пред <>
   43 на меня / надо мной <>
   43 обожаемым мною / столь любимым мною
   44-45 Кроме того, я знал ~ что я не сплю. / Кроме того, не сознавая того, я знал всей силой моего существа, что между нами идет борьба, страшный поединок на жизнь и смерть, поединок вот того самого вчерашнего труса, выгнанного за трусость товарищами. Я узнал это, и она это уже теперь знала или подозревала после моего мгновенного на нее взгляда. <> вписано на полях. К этому тексту набросок на полях: Вчерашний трус, выгнанный из гвардии [не мог открыть глава] <нрзб.>
   Стр. 22.
   1-4 Текста: Может быть ~ каждый час моей жизни. -- нет.
   5 зачем же ее не спас / зачем же не спас и ее <>
   6 этот вопрос / а. эти вопросы б. этот ужасный вопрос <>
   6-7 Слов: каждый раз -- нет.
   7 припоминал ту секунду / как теперь припоминал те секунды <>
   8 я погибал, я сам погибал / я и сам погибал <>
   9 так кого ж бы я мог спасти? / а. и никого уж не мог бы спасти б. Начато: и никого уж не мог в. так кого же бы мог спасти? <>
   9-10 так кого ж ~ кого спасти? вписано на полях.
   9-10 И почем вы знаете ~ кого спасти? / [А может] Ну а если я и не хотел спасти? <>
   10 мог чувствовать / мог почувствовать <>
   11 Сознание, однако ж / а. Но сознание б. Сознание, однако <>
   11 После: кипело -- вписано на полях: Вы скажете, что это невозможно? Конечно. Но можно, чувствуя, сознавать и в секунду пережить мир сознания. Да здравствует электричество человеческой мысли.
   16 к столу / у стола
   17 принял от нее стакан чая / взял от нее чаю <>
   17 я на нее взглянул / я поглядел на нее <>
   19-21 и вдруг ~ в глазах. / Я [удержал<ся>] [продолжал смотреть] не опустил перед ней глаз, и вдруг -- и вдруг она бледно усмехнулась бледными губами бледным робким вопросом. <>
   21 "Стало быть, всё еще сомневается и спрашивает себя / [Она всё еще спрашивала] Стало быть, всё еще [спрашивала] спрашивает себя, подумал я вдруг. <> Слова: подумал я вдруг -- вписаны на полях.
   25 огородить / заслонить <>
   25-27 но я ей не сказал ни слова, ~ уже более нет. / а. Я ей не сказал ни слова, но и без слов понятно стало, что я видел и знаю. б. но я ей не сказал ни слова. И без слов дал понять ей уже без сомнения, что видел всё и всё знаю. <>
   27-29 На ночь ~ свою постель / [Вечером она] Ночью она молча легла в эту новую свою постель, а револьвер я оставил опять как всегда на столе.
   28 как всегда / опять как всегда <>
   Стр. 22--29.
   32-30 Текст: Глава вторая. I. Сон гордости ~ Я с безумием ждал утра. -- утрачен.
   Стр. 29.
   31 III. Слишком понимаю / 3 <> {Рядом помета карандашом: Короче}
   32 А ведь это было / а. Наутро то же самое... Но боже мой, ведь это было б. А ведь [толь<ко>] это было, это было о
   33 После: вторник! -- [О боже] Как я все эти дни ее мучил! Мучил ли? <>
   34 немного времени / немного подождала
   34-35 только бы капельку ~ мрак! / каплю бы только подождала -- и я бы [уговорил ее], я бы развеял мрак... <>
   35 Да разве она не успокоилась? / Дело в том, что ведь она успокоилась
   35-36 она на другой же день со уже с улыбкою / а. Она слушала меня, она на другой день уже мне улыбалась б. Она слушала меня на другой день уже с улыбкою <>
   36-37 несмотря на замешательство / несмотря на всё замешательство
   37-38 было замешательство или стыд. Боялась тоже, очень боялась. / было замешательство ~ мной, или стыдилась, или боялась [будто <нрзб.>]. А впрочем, как же и не бояться.
   38-40 Боялась тоже ~ не бояться? вписано на полях.
   39 я не буду противуречить / а. Как в тексте, б. Я не буду противу очевидного спорить. <>
   40 как же было ей не бояться? / как же [и не] ей было и не бояться? [Это было так неожиданно] Как же не бояться! <>
   40-42 Ведь мы ~ и вдруг всё это... / а. Так отвыкли и вдруг!! <> б. Ведь мы так было стали друг другу чужды! Мы так друг от друга отвыкли! <>
   42 Но я не смотрел на ее страх, сияло новое!.. / а. Начато: Но ведь я понимал же, что еще немножко и... б. Но ведь это всё прошло, всё, засияло новое!.. <>
   42-43 Правда, несомненная правда / а. Как в тексте, б. Правда несомненная <>
   44 После: ошибок -- но я не мог удержаться
   44 и как проснулись / как проснулись <>
   Стр. 29--30.
   45-3 тотчас вдруг сделал ошибку ~ всю жизнь скрывал. / а. тотчас вдруг сделал ее моим другом. Это было слишком скоро, слишком, и таким вполне другом, уже ничего, ничего не скрывая, как на исповеди... Куды, более чем на исповеди! Не скрыв даже того, что от себя скрывал, б. тотчас вдруг сделал ее моим другом. Я поспешил, слишком, слишком. Я тотчас же хотел ей всё рассказать -- вот ошибка, в поспешности ошибка. Я бросился к ней как с исповедью. Куды, более чем <с> исповедью! Я не скрыл даже того, что от себя скрывал. <> Слова: Я поспешил ~ ей всё рассказать. -- вписаны на полях.
   Стр. 30.
   4-5 Я прямо высказал ~ в ее любви. / Я прямо ей высказал, что всю зиму только и делал, что любовался моим подвигом [и над ней тщеславился], моей победой, <>
   8-9 поразила обстановка, буфет поразил; поразило то / поразила обстановка, буфет <>
   9-10 как это я ~ глупо? / и как это я вдруг выйду и не выйдет ли это глупо? <>
   11-12 и ее за то мучил ~ чтобы ее за то мучить / и ее [за то] за это мучил, за это одно только и ее
   12-13 Вообще я говорил ~ как в горячке, вписано на полях.
   13 Она сама / Она, сама она <>
   13-15 Она сама ~ вы себя мучаете" / О, ей тяжело было слушать: она брала меня за руки, и так ласково, и всё просила перестать: "Вы преувеличиваете... я, ей-богу, боюсь..."
   15 опять чуть не припадки! / и опять чуть не припадки! [И это все 5 дней, до сегодня! до сегодня!] <>
   16-17 Она всё просила ~ и не вспоминал, вписано на полях.
   16 чтобы / чтоб <>
   16-17 не вспоминал / не напоминал <>
   18-19 Я не смотрел ~ только это и говорил! / а. Но я верил счастью! Главное, весна, Булонь и обновление, б. Но я не смотрел: весна, Булонь! Там солнце, там новое наше солнце, я только это и говорил! <> Слова: там новое ~ говорил! -- вписаны на полях.
   20 После: Добронравову, -- а. О, я стыдился, стыдился перед ней за кассу, б. О, как я стыдился, как стыдился перед ней за кассу. <>
   22 съездили бы / съездим <>
   24-25 улыбнулась / улыбалась о
   25 улыбнулась / улыбалась <>
   25-26 чтобы меня не огорчить / чтобы показать, что она вторит, чтоб меня не огорчить. <> Слова: чтобы показать, что она вторит -- вписаны на полях.
   26 После: в тягость -- а. но она ведь тут, ведь мы вместе, она поймет, я уговорю! -- вот что сияло в моей душе, и я не отходил от нее. Ей было это всё внове, б. но -- она ведь тут, ведь мы вместе навеки, навеки! -- вот чем сияла жизнь, и я не отхо<дил от нее>. Ей было это всё чуждым ужасно, в. но -- Булонь, Булонь! Новые впечатления, Европа, <>
   26-29 не думайте ~ на виду! / не думайте, что я так глуп и такой эгоист! Я всё ведь видел, всё до последней черты видел и знал, всё мое отчаяние! <> вписано на полях.
   31 Я говорил / Я говорил ей <>
   31 После: плакал... -- а. Но всё это ей было ново, так она от всего отвыкла, б. Начато: О, я видел, что она давно
   31-32 О, я ведь и переменял разговор ~ про некоторые вещи. / Я старался всячески переменять [разговоры] разговор, отнюдь не напоминать про некоторые вещи. <>
   33 И даже ведь она оживилась / а. Тогда она даже оживилась б. И даже она оживилась <>
   33-34 ведь я помню ~ не видел? вписано на полях.
   34-35 И если бы ~ воскресло. / О, если б это не случилось [она бы оживилась навсегда] [всё было бы воздвигнуто], и всё бы воскресло. <>
   37 и о том ~ прочитала! а. я что она в эту зиму прочитала б. о том, что она в эту зиму прочла <>
   38-39 эту сцену Жиль Блаза с архиепископом Гренадским / а. cцену Жиль Блана и архиепископа Гренадского б. сцену в "Жиль Блазе" [Жиль Блаза] с архиепископом Гренадским <>
   39 После: смехом -- а. смеялась б. засмеялась <>
   40 точно как прежде в невестах (миг! миг!) / а. Начато: О, я заметил, что она ужасно в эту зиму выиграла, она недавно прочла б. точно прежде невестой. Миг! Миг!
   40 Слов: как я был рад! -- нет.
   40-42 Меня это ужасно поразило ~ счастья / [И главное, главное -- поразило это меня] И меня то поразило, что ведь нашла же она [без меня, когда читала это] столько спокойствия духа и счастья <>
   42 чтобы / чтоб <>
   43 Слов: когда сидела зимой -- нет.
   44 вполне начала уже верить / вполне начала верить <>
   46 О, десятилетней девочки мысль! / а. Какая наивность, десятилетней девочки мысль! б. [Мысль] О мысль, десятилетней девочки мысль! Фатум! <>
   47 И ведь верила ~ останется так / а. Начато: И ведь верить даже начала, что так и б. И ведь верить даже начала, что всё останется так <>
   Стр. 30--32.
   48-1 до шестидесяти лет / на всю жизнь <>
   Стр. 32.
   1 И вдруг ~ надо любви! / а. Да и хотелось-то, хотелось-то как ей этого, и вдруг тут я, муж, и мужу надо любви! б. И вдруг я подхожу, муж, и мужу надо любви! <>
   2 После: о слепота моя! -- [Отвыкла, отучилась [забыла] она от меня!.. Но зато будущее, будущее. Слепота, но и будущее! [Я будущему верил и был прав! [прав!]] [Вот что меня оправдывало.] Будущее всё оправдывало. [В будущее я верил страстно.] Нет, вовсе неправда. Не было слепоты. <> Слова: Не было слепоты. -- вписаны на полях.
   3 Ошибка тоже была ~ с восторгом / Ошибка тоже, что я, я на нее смотрел [с восторгом] так восторженно. [Мои восторги, убежден, смущали [меня] ее.]
   3 Слова: Ошибка тоже, что я -- вписаны на полях.
   3-4 Слов: надо было скрепиться, а то восторг пугал -- нет.
   4 Но ведь и скрепился же я / а. Но зато я скрепился <> б. Надо было сдержать себя. А то испугал. Но [и тут я во многом прав] ведь я, однако ж, скрепился. <>
   5 уже /уж <>
   5-6 не показал виду, что... ну, что я муж / не показал вида, что я... ну, что я муж [ей] ее [Я очень боялся потрясти ее, я видел] [Я ведь учился, всё время учился, как мне теперь быть. И, кажется, вот этим-то я и ободрил ее, что не целую ног.] <> Слова: Я ведь учился ~ теперь быть; что не целую ног -- вписаны на полях.
   6-7 я только молился! / я ведь только [ей] молился, все эти дни, все пять дней! <>
   7-8 Но ведь нельзя же было совсем молчать ~ не говорить вовсе! / Но ведь нельзя же было молчать, ведь нельзя же не говорить вовсе! <>
   10 После: развитее меня. -- начато: Это бы<ло>
   10-11 Она очень покраснела и конфузясь сказала / а. Она краснела и говорила б. Она покраснела и конфузясь сказала <>
   11 После: я преувеличиваю. -- начато: Я напомнил ей прелесть всего того, что она переговорила со мной когда-то, еще когда я был женихом, и что я так грубо не умел ценить. Не то что не умел, а не хотел, но я ей показал, что я всё [<нрзб.> это] помню, всё ценю и тысячу раз о том думал, когда всю зиму молчал. Она слушала, конфузясь. Она не могла вынести, когда я вспоминал про эти наши отношения или про эту зиму или про что-нибудь... [Третьего дня] Еще вчера я вдруг рассмешил ее, чем же? Я вспомнил ее один маленький-маленький, совсем детский, анекдотик, который она рассказала мне невестой, про свое детство и как тогда смеялись, когда еще были живы родители. Нет, я расскажу это. Как-то они все вдруг, несколько знакомых семейств, поехали по приглашению на какой-то пикник, за город, где в каком-то вокзале все танцевали и веселились. Но когда пришлось [разъезжаться] уезжать
   11-15 Тут я, сдуру-то со простодушии. / [Когда] [Вот тогда я не сдержался] [И тут вдруг я сглупу] И вдруг я, не удержавшись, сглупу сказал ей, что я, когда стоял тогда за дверью и слушал ее поединок с той тварью, то был в восторге от ее ума, блеска остроумия при таком детском простодушии, <>
   15-17 пролепетала было опять ~ зарыдала... / пролепетала было мне: "Вы это преувеличили" -- и вдруг [всё лицо ее] она вся омрачилась, она [закрыла лицо руками] закрылась руками и зарыдала, затряслась. <> Рядом на полях запись: Преступление мучило.
   17-19 Тут уж и я ~ во вторник, / О, тут уж я не выдержал, я [упа<л>] опять упал перед нею [я уверял ее, что считаю ее верхом чести, святыни, что я слишком, слишком неправ, чтоб не понять [того] всего того, что вышло у нас потом, с [должной] надлежащей точки, что я, я сам во всем виноват... Но я не успокоил ее.] С ней и опять, опять вышел припадок, и опять, опять! О, как я ее мучил! <>
   19-20 вчера вечером / вчера, вчера вечером <>
   23-36 Слушайте и вникните ~ трепетал от страху за вчерашнее. / а. Ведь когда мы сошлись давеча у самовара, я смотрел на нее, трепеща от страха за вчерашнее, но она даже поразила меня [своим даже] своим спокойствием, и всё просияло в душе моей. б. Ведь когда мы сошлись давеча у самовара, [сначала] она даже поразила меня своим спокойствием, вот ведь что было! [О, всё просияло в душе моей, а я так трепетал] А я всю ночь трепетал от страха за вчерашний припадок, и всё просияло в душе моей. <> Текст: вот ведь что было! ~ за вчерашний припадок. -- вписан на полях.
   26 подходит / подошла
   27 становится сама передо мной / а. она стала передо мной б. становится передо мной <>
   28 начала говорить мне / а. она сказала мне вдруг б. говорит мне сама <>
   28 мучает и теперь / и мучит теперь, будет мучить всегда. <> Слова: будет мучить всегда -- вписаны на полях.
   30 слишком / слишком, слишком
   30-31 "я буду вашей верной женой, я вас буду уважать... / "[с этого дня] я буду вам верной женой, я вас буду уважать [я...]". Тут она не докончила, она [хотела стать передо мной на колени] валилась слезами. <>
   31-33 Тут я вскочил ~ после долгой разлуки. / а. Я вскочил и вдруг обнял ее. Это было воскресение из мертвых. Я обнял ее крепко, крепко, и я в первый раз после столь долгой разлуки как муж поцеловал ее еще в губы. Она вся вспыхнула от стыда, боже! боже! О, я это помню. В каком восторге я ушел со двора и зачем я ушел? Но я так торопился. Боже, ведь если так, ведь если потом это случилось, ведь мука, может быть, была в лице ее, когда она приняла супружеский поцелуй, но я [этого] ничего не заметил, ничего! [И в каком восторге я ушел со двора] [Тут я вышел со двора в восторге.] Я это на том свете богу скажу, люди этого не знают, а это было давеча, давеча утром за самоваром. Последняя фраза и слова: ведь если так ~ случилось -- вписаны на полях. б. Я вскочил и обнял ее крепко, безумно. Я целовал ее, целовал ей лицо, губы, как муж, как в первый раз поело столь долгой разлуки. <>
   33-34 до зачем только я давеча ушел / И зачем я уходил
   34 всего только на два часа / всего-то на два часа <>
   35-37 о боже! ~ о господи! / О боже! Только бы пять минут, пять минут бы раньше воротиться! [А когда сходил с лестницы, то подумал: зачем она сказала, что "отныне буду вас уважать", зачем нашла нужным сказать это...] [А я так] И я так спешил воротиться, точно знал. [Эти пять дней я без нее не мог пробыть ни минуты. А [как] когда подходил [(господи, теперь только припоминаю)] ... А знаете, я вдруг припоминаю теперь, да, именно сию минуту, что, когда я подходил, я вдруг подумал: "А зачем она сказала, что отныне буду вас уважать, зачем нашла нужным сказать это, уверять [что уважает] в уважении..." Так только мелькнуло это [грустно мелькнуло], странно как-то [<нрзб.>], потому что вдруг] А тут вдруг эта толпа [в вор<ота~] в наших воротах, эти взгляды на меня... [Господи! Господи!.. да ведь это всё случилось...] Господи! <>
   39-40 она всю зиму ~ рассказывать будет / она всю зиму тут была, смотрела, она всё расскажет Слова: она всю зиму тут была, смотрела -- вписаны на полях.
   40-42 когда я вышел из дому ~ что-то спросить, не помню / когда я вышел, то она -- и всего-то, всего-то минут за двадцать каких-нибудь до моего прихода -- она вдруг вошла к барыне в нашу комнату что-то спросить <>
   43 тот самый образ / тот самый образ-то <>
   44-46 как будто сейчас только перед ним молилась / как будто сейчас перед ним молилась <>
   46 После: поцеловала ее. -- начато: Что
   47 "Счастливы вы, говорю, барыня?" -- "Да, Лукерья" / "Счастливы вы, барыня?" -- "Да, Лукерья, счастлива" <>
   48 следовало бы барину / надо бы барину <>
   Стр. 33.
   1 "Хорошо, говорит, Лукерья / "Хорошо, Лукерья <>
   4 у стены / у окна
   5 а к руке / Начато: а на руку, на ладонь
   7 из той / из другой <>
   7 Вижу я / Вижу [в ней] <>
   7-8 как будто она улыбается, стоит, думает и улыбается / а. как будто улыбается, стоит и улыбается б. как будто она улыбается <>
   8-9 Посмотрела я ~ а сама про себя думаю / Посмотрела я еще, повернулась тихо, вышла, не заметила она <>
   10 отворили / отворила
   10-12 я тотчас пошла сказать ~ в отворенном окне / Я вхожу, хочу сказать, что свежо, барыня, что не простудилась бы, и вдруг вижу, она вся стоит [на] в отворенном окне <>
   13 тут же / тут <>
   14-16 Она услышала ~ бросилась из окошка!" / Она вдруг услыхала, хотела было обернуться, да не обернулась, шагнула [и вдруг выбр<осилась>], образ прижала к груди и вдруг выбросилась с четвертого этажа. <>
   17-18 я только помню ~ еще теплая. / Когда я в ворота вошел, она еще была теплая. <>
   18-19 Главное, они все ~ передо мной расступаются / Вижу народ, кричат, увидали меня, вдруг все замолчали -- на меня смотрят. [Я смотрю на них.] [Вижу, они расступились] [Нако<нец> они расступились] [Вдруг они расступились] Они все вдруг расступились <>
   20-21 Я помню ~ говорят мне. / Я [подошел] подхожу [и помню] и ничего не говорю, с минуту нагнулся, смотрел, они [обступили, говорят мне] все обступили, они мне что-то говорят... <>
   21-22 Лукерья тут была ~ говорила со мной, вписано на полях.
   22 а / но <>
   22-31 Помню ~ Невозможность! / а. Я еще помню какой-то (это наш лавочник) всё кричал мне, что с горстку крови изо рта вышло, с горстку. Я еще его спросил: "Что такое с горстку?" И вдруг, и вдруг я задрожал, возопил на весь двор: "Люди, это недоразумение! О, недоразумение" б. [Еще] Только помню, какой-то тут мещанин всё кричал мне в лицо, что с горстку крови изо рта вышло, с горстку, и указывал на камень [где была кровь], на котором были брызги крови. А я слушал, слушал их. Я [еще] тронул кровь пальцем, запачкал палец, гляжу на палец, а он мне: "С горстку!" Я его еще спросил: "Что такое с горстку?" О недоразумение! О дико, дико! Недоразумение! Неправдоподобие! Невозможность! <> Фраза: Я тронул кровь ~ "С горстку!" -- вписана на полях. Далее на обороте предыдущего листа рукописи разрозненные наброски к разделу 4 главы II: 1. Как же нет? 2. Да разве нет? Чем назвать, как неправдоподобием? За что умертвила себя эта женщина -- вот вопрос -- позвольте. 3. Испугалась любви моей. Ну, коли бы я был так тебе противен. Счастье с милым, а я бы на другом тротуаре. 4. Неужто я уж так опротивел, что одна мысль... Честна уж очень. Широкость-то сердца я хотел тогда привить. О. что за странные идеи. 5. "Я буду вас уважать". Кому она сказала это. 6. Мы только отвыкли в зиму, разучились, а <нрзб.> можно было опять приучиться. 7. Я знаю, отчего умерла. Но ведь это значит случаи. Ведь если б я 5 минут. 8. Случай. А то бы оставила записку. 9. Не уверена была. Но вот беда: тогда бы не написалось письма. 10. 5 минут -- и ей бы никогда потом не пришло в голову! 11. Что мне теперь наши законы. Ваша вера, ваше государство -- что мне? 12. Судья крикнет: "Молчите, офицер". А я скажу ему: "А чем вы меня устрашите? чем?" 13. Открыть только раз глаза. Мы бы обменялись взглядом, и она бы всё поняла! 14. Ожила, только глаза -- раз глаза -- и довольно. 15. Пусть взглянет, как давеча, вот когда давала клятву, что будет верной женой. 16. Стучит маятник. Мертвый камень, ответь! 17. Ботиночки ее стоят, точно ждут ее. 18. Да и вовсе не был приглашен к такому участию. 19. Очень много убеждений, ипохондрических убеждений, которые он выработал себе сам.
   32 IV. Всего только пять минут опоздал / 4 <>
   34 Для чего, зачем / Для чего, для чего <>
   35-38 все-таки вопрос / вот вопрос <>
   38 голову ломать / головы ломать <>
   38-39 обещаний слишком много надавала ~ ясно, вписано на полях.
   42 Вопрос стучит ~ в мозгу стучит, вписано на полях.
   43-44 она тому не поверила, вот что! / Она не поверила, она характеру моему не поверила, ипохондрии моей не поверила, вот что!
   46 купца / лавочника
   Стр. 34.
   1-2 чтоб согласиться на такую любовь, какой надо купцу / а. чтоб любить меня, как любила бы лавочника б. чтоб согласиться на любовь, какую надо купцу, любить так, как [требуется] надо лавочнику. <> Слова: согласиться на любовь, какую надо купцу -- вписаны на полях.
   2 обманывать / обмануть [под ви<дом>] <>
   3 обманывать полулюбовью / обмануть и полулюбовью <>
   3-4 После: четвертьлюбовью. -- Она знала, что я потребую всего, вот что!
   4 Честны / Честна
   4 Широкость сердца-то / Широкость-то сердца <>
   4 хотел / я хотел
   5 Странная мысль. / а. Что за странная идея! Я хотел перевоспитать характер, б. Начато: Странное намерение]
   6-7 презирала ли она меня или нет / презирала она меня или нет <>
   7 чтоб /что <>
   11 С строгим именно. / Строгим именно <>
   12-14 Ах, пусть ~ жила, жила! / а. Ах, пусть, пусть! Пусть бы презирала всю жизнь, но -- как же она в гробу? как же я один? б. Ах, пусть, пусть! Пусть бы презирала всю жизнь, но -- пусть бы только б жила, жила! <>
   15-16 даже за пять минут / за пять минут [Устала, что ль, жить? О, пусть бы открыла глаза, встала и сказала одно слово!] <>
   17 После: ни за что! -- Кстати, давеча стояла и говорит: "Я вас буду любить, я вас [теперь] буду теперь уважать". Для чего она это сказала, что уважать будет, для чего нашла нужным [оказать, нашла нужным] уверить меня, что [уважает] будет уважать. К чему такая необходимость такого обещания! [О, целая] [Боялась, что я сомневаюсь, что ли] знала, что я сомневаюсь,-- вот оно! [Но пусть, пусть не уважала бы!] О, целая бездна лежала между нами недоговоренного, необъясненного. Слова: Знала, что я сомневаюсь -- вписаны на полях. Весь текст зачеркнут и восстановлен.
   18 О, нам еще можно было "говориться. / а. Потому что конечно можно было сговориться, б. О, конечно можно било сговориться. <>
   19 Слов: друг от друга -- нет.
   20-21 сойтиться и начать опять новую жизнь / а. оговориться и сойтись и начать всё сызнова Слова: и начать всё сызнова -- вписаны на полях, б. вновь начать всё это <>
   23 После: всё поняла. -- а. Неужто ж я так уж опротивел ей, что одна мысль... Устала она в зиму -- вот что! Опоздал! б. Вcё! всё! <>
   24 Главное со всё это случай / а. А главнее, что всё это случай б. Главное, что обидно, что трагически обидно, это то, что всё это случай <>
   25-23 всего, всего только пять минут опоздал! / а. Как в тексте, б. всего, всего только пять минут, <>
   27-28 После: не пришло в голову. -- начато: А главное, я был бы тут, я бы
   28 После: всё поняла. -- а. [Какой] О случай, бесчувственный случай, которому дела нет! б. Как же не случай? в. О, это обидно г. О, как обидно.<>
   28-29 А теперь опять пустые комнаты, опять я один. / Опять пустые комнаты, опять я один, [опять заклады] <> вписано на полях.
   29 стучит / качаясь стучит
   30 ему ничего не жаль / ему ничего не жалко <>
   30 После: вот беда! -- Человек один на земле -- вот беда!
   31 Фразы: Я хожу, я всё хожу. -- нет.
   34-35 как все оставляют / и проч.
   35 не могла рассудить / не могла бы рассудить
   35 могут потревожить / потрев<ожат>
   36 даже / хоть
   36-37 так ты и толкнула ее / так убила <>
   37 затаскали бы без вины / затаскали бы, без вины бы затаскали
   39 кинулась / бросилась <>
   39-40 Но ведь и это тоже случай ~ видели, вписано на полях.
   40 что люди стояли / а. что были люди б. что случились люди <>
   40-41 Нет, всё это ~ безотчетное мгновение. / а. Значит, это было только мгновение. б. Нет, всё это было только одним мгновением. Слова: одним мгновением -- вписаны на полях, в. Нет, всё это только, только мгновение. <>
   41-42 Внезапность и фантазия! / а. Случай, внезапность, фантазия! б. Внезапность, фантазия! <>
   41-43 Всё мгновение продолжалось ~ и улыбалась. / Всё [то] мгновение продолжалось, может быть, каких-нибудь десять минут, не справилась с впечатлением, всё решение -- вот когда у стены стояла, опершись рукой, и улыбалась. [Как же, как же не случай! Это ясно, как день! Пять минут, всего только пять минут!]
   46-47 Влетела в голову мысль ~ перед нею. / Влетела в голову мысль, зажглась, и она не могла устоять перед нею. [Как же не случай, это ясно как день!] <> вписано на полях.
   43 Тут / Нет, тут <>
   43 После: как хотите. -- начато: Главное, пять минут
   Стр. 35.
   1-2 истощения / недостатка
   2 После: жизненной энергии? -- а. Измучил я ее, вот что. б. Устала она в зиму, вот что! Измучил я ее, вот что. <>
   5-6 ничего не размозжила, не сломала / ничего не повреждено <>
   6 одна эта / эта <>
   7 Внутреннее сотрясение. / Внутри сотряслось. <>
   7-8 если бы можно было не хоронить / а. если б ее не хоронить б. если б можно ее не хоронить <>
   8-9 то ... о нет, унести почти невозможно! / а. Начато: то как же мм будем... б. то... да ведь это [же] почти невозможно! <>
   9 должны унести / должно унести <>
   11 но как же так опять никого в доме / но как же никого не будет в доме
   11-12 опять две комнаты ~ с закладами / а. две комнаты, и я с закладами. Согласитесь, что тяжело, б. опять две комнаты, и, кроме меня, никого
   13 Измучил я ее -- вот что! вписано на полях.
   17 что я не признаю / что не признаю <>
   18-19 А я закричу ему ~ чтобы я послушался? / а. Начато: А я скажу, где б. А я закричу ему: где теперь [у вас] у тебя такая сила, которой бы я послушался? [Я не верю в вашу силу и вам жить не хочу.] <>
   19 мрачная косность / мертвая косность <>
   19-20 После: всего дороже? -- Зачем же мне жить после этого? Ответьте мне, судья, зачем?
   20-21 Зачем же мне теперь ~ всё равно! / а. Это преступление судьбы, и что мне после того ваши законы? Я отделился, б. И что же мне после того все ваши законы [?] [Ступайте.] и ваш мир! Я отделяюсь. О, мне всё равно! <> Текст: и ваш мир! ~ всё равно! -- вписан на полях.
   22 Слепая, слепая! / О слепая, о милая!
   22 Мертвая / Мертва <>
   23-24 я бы насадил его кругом тебя / и я бы насадил и кругом тебя <>
   24 и пусть / и пусть, и пусть!
   25 всё бы и оставалось так / а. Как в тексте, б. всё бы я и оставил так <>
   26-27 вот бы и радовались ~ глядя друг другу в глаза / вот бы и [смеялись] [радовались] смеялись радостно, глядя друг другу в глаза вписано на полях.
   27 фразы: Так бы и жили. -- нет.
   28 После: другого -- начато: зате<м>
   28 После: пусть! -- вписано на полях: И это пусть рассказывала бы! <>
   30 О, пусть всё ~ хоть раз глаза! / а. О, пусть, пусть, но пусть она оживет! О, я знаю, что это нельзя, я ведь не безумный, не пусть бы она открыла хоть раз глаза, б. О, пусть, только бы пусть ожила она! Нет, серьезно, хоть это невозможно, но пусть бы она открыла хоть раз глаза. в. О, пусть, только бы пусть ожила! пусть бы она открыла хоть раз глаза. <>
   30-31 На одно мгновение, только на одно! / На одно мгновение, только на одно! всего на одно! Да больше и не надо, я не стою! Последняя фраза вписана на полях.
   31 взглянула бы на меня / взглянула бы на меня своим взглядом
   33 После: когда -- начато: дав<ала>
   33 О, в одном бы взгляде всё поняла! / а. Нет, серьезно, один бы только взгляд: взглянула бы на меня и всё поняла! б. О, взглянула бы и всё поняла! Я бы всё ей успел сказать. <>
   34-41 Косность! ~ Два часа ночи. / а. О, косность! О, природа! Стучит маятник, бесчувственно-косно. Ночь. б. Косность! О, природа! Человек один на земле -- вот беда! "Есть ли в поле жив человек?" -- кричит русский богатырь. Кричу и я, не богатырь. Никто не откликается. Никто не ответит. Взойдет солнце -- и разве оно не мертвец? [Мертвец, мертвец!] Везде мертвецы! Стучит маятник, бесчувственно, противно. Ночь. в. Косность! О, природа! Люди одни на земле -- вот беда! "Есть ли в поле жив человек?" -- кричит русский богатырь. Кричу и я, не богатырь. Никто не откликается. Никто не ответит. Говорят, солнце живит вселенную. Взойдет солнце -- и разве оно не мертвец? Всё мертво, и [везде] всюду мертвецы. Одни только люди -- [и всё молчание] и всё кругом них молчит. Люди, любите друг друга. Кто это вам сказал! Чей это завет? Стучит маятник, бесчувственно, противно. Два часа ночи. <> Текст: Люди одни ~ Два часа ночи. -- вписан на полях.
   42-43 что ж я буду? / как же я буду?
   42-43 После: что ж я буду? -- О, случай, мертвый случай... О, опоздал, опоздал!
   

Варианты чернового автографа (ЧА)

<Декабрь, глава вторая, § § I и II>

   Стр. 55.
   2 Цифры: I -- нет.
   2 Слов: Анекдот из детской жизни -- нет.
   3 Расскажу / Расскажу один коротенький анекдот <>
   4 Живут / Живет <>
   5 Семья небогатая / Люди небогатые <>
   6-7 посещает ~ школу / ходит в Петербург в школу
   7-8 когда ~ домой / а. когда [уходит] туда отправляется и когда возвращается из школы, то б. уезжая в школу или возвращаясь из школы домой <>
   8 После: карете -- начато: а зимой
   9 отправляющейся / отходящей
   12 у нас ~ установилась / вдруг у нас стала
   12 После: первопут -- начато: в светлые
   13 два-три / два <>
   13 После: морозу -- а. Начато: и когда мне вдруг однажды [разговорившись со мной], везя меня в санках, извозчик и уже немолодой, лет сорока и [даже] хваля после б. (и когда мне вдруг однажды извозчик и уже немолодой, лет сорока, везя меня в санках и разговорившись со мной, после горячих похвал наступившим славным дням и погоде [вдруг], помолчав, внезапно произнес: "Вот теперь в такой день жениться хорошо") <>
   14 сказала ей / сказала: [что ты] <>
   17 всё / их <>
   20 Назавтра / Только как раз бог назавтра
   20 После: часу -- начато: когда ей надо было возвратиться
   20-21 После: кондуктор -- начато: проезжавший как раз мимо домика, где они жили, общ<ественной>
   21 кареты / кареты, проезжавшей
   24 дурной девочкой / дурная девочка <>
   27 Слов: прости меня -- нет.
   27 После: Саша -- начато: Записка была
   28 представить / себе представить
   29 занятия / все занятия <>
   30 Случился / Подвернулся
   31-32 вызвавшийся ~ в Петербург / а. вызвавшийся съездить в город б. вызвавшийся сам ехать тотчас в город <>
   32-33 справившись ~ ночь / а. искать и искать хоть какие-нибудь следы и хоть всю ночь. б. искать и искать [и], но какие-нибудь хоть следы найти и хоть целую ночь. <>
   33 После: ночь. -- Разумеется, надежда была небольшая <>
   34 Главное ~ соображение / но соображение <>
   34-35 воротиться / воротиться сама
   35 Слов: раскаявшись в прежнем решении -- нет.
   36 не застанет / не будет
   37 довериться / доверить дело <>
   37 горячему участию / участию
   38 После: человека -- начато: Затем она
   38 В случае же / Во всяком случае <>
   38 не отыщется / а. не явит<ся> б. не разы<щется> <>
   38-39 положили ~ полиции / положили заявить полиции чем свет <>
   40-41 так как ~ понять / а. и так можно понять. б. можно понять и без описания <>
   42 рассказывает / говорит <>
   43 После: слышу -- начато: вошла
   43 Слов: во дворе -- нет.
   44 по лесенке / по лестнице <>
   45 к тебе / домой <>
   46 руки ~ ладошками / [ручки по<том>] ладонями, как бы в мольбе <>
   Стр. 56.
   4 как только / как <>
   4 как ~ солгала про уроки / как я вчера солгала тебе <>
   6 так ~ решилась / так я и решилась
   6 ходить не буду / не пойду
   8 После: Да как же -- начато: ты быть-то хотела
   8 Слов: ты с собой-то быть хотела -- нет.
   9 так где же / а. где же жить-то? б. где же ты быть-то хотела <>
   11 Слов: а прозябну -- в Пассаж зайду -- нет.
   12-13 так как уж нибудь / как-нибудь <>
   14 на булку / в день <>
   15-16 А там не знаю / Ну а там я не знаю <>
   21 этот вагон / вагон <>
   24 все ездят / ездят <>
   26 мне / мне издали <>
   27 После: лезешь? -- Кто такой?
   23 соскочила / выскочила <>
   28 подходит / идет
   29 здесь / барышня <>
   32-33 Слов: и забиты досками -- нет.
   33 если б пройти / Начато: на ночь
   34 После: темно -- так и проспишь до утра.
   34-36 Зашла ~ пролезть. / а. Зашла я с переулка и вижу, хоть и заколочены были досками двери, а всё есть место пролезть. б. Вот и зашла я с переулка и сыскала такое место, хоть и заколочены досками двери, а всё есть место пролезть. <>
   37 я пошла ~ в угол / я пошла в угол вписано.
   38 Вот, думаю, тут / Ну, думаю, вот тут <>
   39-40 приподнялась / привстала <>
   40 в самом углу / в углу <>
   40-41 и точно ~ смотрят / и как будто вижу на меня [уж смотрят двое или трое] оттуда глава смотрят, на меня показывают <>
   43 ту самую / ту <>
   43 на улицу / на улицу выскочила <>
   43 а они ее зовут / а. а они, слышу, смеются б. а они, слышу, что-то кричат мне вслед <>
   43 Слов: Успела выскочить -- нет.
   43 пустой / совсем пустой <>
   44 После: опять -- и пошла по улицам
   46 После: не знаю -- но только, думала, очень уж поздно <>
   46 Гостиного / Гостиного двора <>
   46 совсем / совсем почти <>
   48 После: девочку -- начато: я бы ему призналась
   Стр. 56--58.
   48-1 Я уж ~ он бы мне -- вписано.
   Стр. 58.
   1 Думаю / Только думаю <>
   1-2 я всё об этом, иду / я это <>
   2 гляжу / вижу <>
   3 После: думала -- что уж очень поздно и <>
   4 Фразы: "Ах, думаю, поеду к маме!" -- нет.
   4 Села я / прыгнула я в дилижанс <>
   4-5 и так ~ к тебе / и так рада, так рада я, мамочка, теперь, что к тебе <>
   5 воротилась / а. приехала б. опять воротилась! <>
   6 После: ах, мамочка! -- начато: Начали обниматься
   8 Спрашиваю ~ дальше / Рассказывает дальше мать: спрашиваю я ее -- вписано на полях.
   9 чтоб не ходить / не ходить <>
   13 только ~ школу / она в гимназию <>
   13 веришь ли / веришь <>
   13 никогда почти / никогда
   14 Слов: каждый день -- нет.
   15 а на улице очень весело / а по улицам весело ходить <>
   16 в школу / в гимназию <>
   18-19 про это / это всё <>
   19 тогда же подумала / и подумала тогда <>
   19-20 и стало ~ школе / и [только] стало мне с того разу скучно в школе <>
   20-21 Только ~ дня / только до самого вчерашнего дня [мне] и намерения не имела <>
   21 и решилась / с вечера и решилась <>
   22 правда / [совершенная] истина <>
   23 После: рассказали его -- и позволили записать его (разумеется, с полным [in ] анонимом) <>
   24 напечатать / будет напечатать <>
   24 его / записанное <>
   24-25 Фразы: Мне позволили ~ incognito. -- нет.
   27 я знаю / мне кажется, и я это знаю
   28 юных душах / очень юных [душах] головах <>
   29 дозревших / созревших <>
   29-30 хоть ~ возмужалости / самой еще первой возмужалости
   31-32 (двенадцати- или тринадцатилетний) / (двенадцать лет) <>
   33 После: в мальчике -- я сам знал одного из мальчиков же в мое время, который совсем и серьезно решился бежать и уже не из школы только, а совсем и из России и бежать именно в Венецию, в которую он восторженно влюбил<ся> по прочтении повестей Гофмана и Жорж Занда. (Только он не бежал (хотя остановлен лишь совершенно случайным, но неодолимым препятствием), а нынче как-то смелее на решение.)
   33 Кстати о мальчиках / А впрочем и насчет мальчиков <>
   34 напечатанное "а известие / известие во всех газетах <>
   37 После: города -- [Нет], тут вовсе не одна глупость, [тут много причин, весьма сложных, весьма любопытных] и вполне достойных внимания. [Недостойны внимания и другие.] Тут возраст, требующ<ий> огромного внимания отцов и наставников. <>
   37 а вместе ~ пистолет / вместе с пистоле<том>, котор<ый> они с собой взяли. Всё это -- бесспорно глупо. <> вписано.
   
   Стр. 58--59.
   33-9 Текста: Вообще и прежде ~ родителей. -- нет.
   Стр. 59.
   8 И как / Как <>
   8 веб это / всё <>
   8 то еcть всё / всё <>
   10 с кем / с кем же <>
   10 родными детьми / детьми
   10-11 Подумать ~ матери / У меня мороз прошел по спине в том месте рассказа <>
   13 и плачет / почти плача <>
   12-14 что встретится ~ с собою / о добром человеке, который сжалился бы и пригласил бедную девочку ночевать
   14 После: это -- так могло, так легко могло случиться! <>
   14-18 Текста: желание ее ~ "добрыми человечками"! -- нет.
   18 Ну а потом, наутро? / а. А потом, наутро: б. А потом, потом...
   18-18 признаться / признаться матери
   19-20 и грядущая ~ ужиться / и способность ужиться с этим, [и, пожалуй, повторить и... и...], а затем, ну а затем уж всё... и это с двенадцати лет. <>
   20-24 Текста: а потом во и всё остальное -- нет.
   28 Текста: И всё шито-крыто. Ведь шито-крыто в полном смысле слова! -- нет.
   33 А эта ~ школы / А гимназистка, которая ходит и <>
   37 После: заходит, -- и имеет столько влияния на подруг своих. В этом возрасте всегда объявляются некоторые характеры, которым все подчиняются, все подражают, родящиеся, чтоб иметь авторитет и властвовать. Невинность [девочки может быть] полная, но ведь улица [две недели на] Петербург, уж Невский проспект, конечно, целые недели на улице -- вот уроки-то! вот школа! Будь невинен, как самое первобытное существо, а всё же не избегнешь познания добра и зла хоть отчасти. Но довольно. Родители, столь занятые делами, может быть, прочтут мой анекдот. Он не длинный. <> Далее запись на полях: и не приписывать факта одной [еди<нственной>] глупости
   27-43 Текста: и нашу девочку ~ юных существ -- нет.
   Стр. 60.
   1-3 Разъяснение ~ "Свет" / а. Об участии моем в издании журнала "Свет" б. Мои оговорки об участии моем в издании будущего журнала "Свет" <>
   3 После: "Свет" -- начато: Ровно два
   3 В "Дневнике писателя" / а. В октябрьск<ом> б. В "Дневнике писателя" два месяца назад <>
   3 После: "Свет" -- начато: Николаем Петрови<чем>
   6 стали меня расспрашивать / во всех сторон стали меня [спрашивать) расспрашивать <>
   6-7 о будущем моем в нем участии / о моей в нем деятельности. Все спрашивающие и [на письмах] письмами и словесно [реш<ительно>], как я вижу теперь ясно, почему-то решительно [приняли, что я] [и продолжают принимать] принимают, что я участвую в [мысли] новом журнале [вступаю может быть в новую деятельность и] [всецело так] [гораздо] [несравненно] более, чем упомянуто обо мне в объявлении профессора Вагнера, мало того, что я начинаю, так сказать, новую деятельность, расширяю прежнюю, перехожу в "Свет", одним словом [по весьма ясным, беспрерывно задаваемым мне вопросам], из [задаваемых мне даже до сих] продолжающихся ныне вопросов, я вывожу, что меня считают как бы соредактором журнала, чуть не соиздателем [его] и уж непременно участником его основной мысли [замысла журнала], задуманного плана [намерения] [его всего замысла] и проч. и проч. Далее наброски: Если и не считают соредактором; потому что вопросы всё больше и больше продолжают<ся>, я получаю письма, из которых вижу, что меня принимают чуть не за соиздателя "Света".
   7-39 Я отвечал всем ~ газетное объявление. / [Я сначала мало обращал на них] [Но вы правы] Я отвечал всем, кому мог ответить, что в журнале "Свет" я, по приглашению Н. П. Вагнера, обещал поместить лишь рассказ и что [в этом и будет состоять всё мое участие] этим и ограничится в не ч участие. Но теперь я [вижу] [счел] прямо вижу [почти] необходимым оговорить [всё] это [письменно] даже печатно. По продолжающимся мне беспрерывно вопросам я [решительно] заключаю, что [большая] [некот<орая>] часть читателей и подписчики моего "Дневника" (письменно и словесно) совершенно уверены почему-то, что я начинаю какую-то новую деятельность. На это [прямо] и объявляю, теперь уж печ<атно>, что буду издавать по-прежнему в 1877 году лишь "Дневник писат<еля>" и что [это<му> изданию] "Дневнику" будет принадлежать по-прежнему вся моя деятельность [нераздельно]. Что о новом издании "Свет" я знаю [решительно столько же, сколько всякий мог узнать, всякий прочитавший] лишь по объявлени<ю> профессора И. П. Вагнера. [Что] [Действ<ительно>] я не знаю решительно ничего более, [ни мыслей ни замыслов] совсем и не участвовал ни в замысле, ни в плане, ни в соредакторстве и т. д. Даже самая идея нового журнала мне еще почти совсем неизвестна, так что я жду появления его первого No с любопытством. Полагаю, что особую близость мою к журналу "Свет" все вывели из того, что в моем издании было помещено о нем самое первой объявление, а потом как-то так случилось, что это объявление [почему] не повторилось [потом весьма] довольно долгое время ни в одной другой газете, принимающей объявления. Но в [моем издании] "Дневнике" всегда печатаются и печатались и другие литературные объявления о разных изданиях и книгах. Во всяком случае, повторяю [что деятельность моя в "Дневнике" не разделится], что обещать дать рассказ [не значит] в другое издание еще не значит [перенесть в это издание всю свою деятельность] [в него] перейти в то издание и что [даже] самое искреннейшее мое желание успеха предприятию многоуважаемого Н. П. Вагнера основано всего [только] лишь на личной моей надежде увидеть в его [издании] журнале нечто и новое, и оригинальное, и полезное [по крайней мере судя по прекрасному подбору имен сотрудников] [лпгаь на надежде] [ибо, но] Далее я ничего о нем не знаю [ибо], издание мне совершенно чужое и [мне] ровно столько же мало мне известное, как и всякому прочитавшему о [журнале "Свет"] о нем в газетном объявлении. Рядом запись на полях: Как и в прошлый год; что я принадлежу ему всецело, и в будущем году я буду. <Не закончено>
   

Варианты наборной рукописи

<Декабрь, гл. II, §§ I--III>

   Стр. 55.
   3 После: Расскажу -- один коротенький анекдот
   6 Семья небогатая / Люди небогатые
   14 сказала ей / сказала
   22 соскочив мимоездом / соскочив
   28 Можно / Можно себе
   29 занятия / все занятия
   31-32 вызвавшийся / Начато: возвр<атившийся>
   34 представившееся / представляемое
   36 После: сама -- начато: и е<сли>
   35-36 и если / но если
   37 горячему участию / Начато: участию гор<ячему>
   Стр. 56.
   4 как только я / как я <>
   81 этот вагон / вагон
   28 После: мне -- начато: изда<лека>
   32 строится, еще только / еще строится, только
   41 побежала / побежала я
   42 на улицу / на улицу выскочила
   42 а они меня, слышу, зовут / а они меня что-то <не закончено>
   43 Успела / Только я успела
   43 После: что -- думала
   46 Гостиного / Гостиного Двора <>
   Стр. 58.
   9 в школу чтоб не ходить / в школу не ходить
   19 После: так же -- начато: только до самого
   21 и решилась / с вечера и решилась
   22 правда / истина <>
   23 После: рассказали его -- и позволили записать, разумеется, с полным incognito
   26 incognito / incognito лиц
   34 в газетах / во всех газетах
   40 но теперешний юный народ / но только теперешний народ
   41-42 и гораздо короче на сомнения и размышления вписано.
   42-44 Прежние, надумав проект ~ не исполняли / прежние задумывали, да не исполняли
   46 надумают / задумают
   Стр. 58--59.
   46-4 Впрочем, прежних связывало ~ всё это от чего-нибудь. / а. меньше удержу и, уж разумеется, это почему-нибудь б. меньше удержу, односторонне голова работает и, уж разумеется, это от чего-нибудь
   Стр. 59.
   1 После: эти -- потонели
   1 стали несколько слабее / а. стали гораздо тоньше б. стали гораздо слабее <>
   2 После: внешнего -- начато: авторит<ета>
   5-6 случаи, происходящие от глупости / случаи от глупости
   6-7 вполне нуждается в особенном внимании / достоин особенного полного внимания
   8-9 "делами" и не делами родителей / "делами" родителей
   9 то есть всё / всё
   10 После: родными детьми. -- начато: У меня мороз
   14-18 ведь это желание ее ~ "добрыми человечками" / ведь его так легко могло случиться и что у нас так [бессчетно много "добрых людей"] кишит этими "добрыми людьми" <>
   18 Ну а потом / А потом
   19-24 и грядущая способность ~ и все остальное. / и способность молча, про себя с воспоминанием этим ужиться, а потом об нем задуматься <3 нрзб.> и всё думать и думать, но уже с чрезвычайным разнообразием представлений.
   26 А эта другая девочка / А <3 нрзб.> девочка
   32-35 а бродяжить весело ~ возможны и бродячие девочки / но, значит, возможны и бродячие девочки
   38-39 а главное, повторяю еще и еще / но главное
   39 этот интереснейший возраст / интересный возраст
   40-41 младенческую, трогательную невинность / а. младенческую невинность б. именно младенческую трогательную невинность <>
   41-43 уже приобревший вписано.
   43 с такими идеями / с идеями
   43-44 о которых / которые (и это всегдашний факт) чрезвы<чайно>
   46 Это-то вот раздвоение / Эти два раздвоения
   48 После: много -- страшного в жизни
   Стр. 60.
   1 Разъяснение / Моя оговорка
   6 как стали / как со всех сторон
   8 всем, кому мог ответить вписано.
   11-12 с вопросами не перестают / вопросы не перестают
   13 вижу из этих писем, что читатели / вижу из тех, что [все] очень часто читатели
   18 редактировании / редакторстве
   22 авторская / Начато: литер<атурная>
   22-26 что же до нового ~ не участвую. / что о новом издании "Свет" я знаю лишь по объявлению Н. П. Вагнера, ни в замысле, ни в плане его, ни в соредакторстве [нового] его не участвую
   26-27 и я жду ~ познакомиться / так что я жду появления его первого No с большим любопытством
   28-28 напечатано было / явилось
   30 довольно долгое время / на долгое время
   31 После: газете -- а. Но в "Дневнике писателя" и прежде еще литературные б. Но в "Дневнике писателя" <нрзб.> объявления о других изданиях и прежде.
   35 и даже на убеждении вписано.
   36-37 далее и подробнее / далее
   38 пока столько же / а. совершенно столько же б. пока совершенно столько же
   40 Заголовок: III. На какой теперь точке дело -- вписан.
   42 весьма лестное ~ между тем и / а. прием, который даже не ожидал, но собою недоволен, всё от того, что б. Как в тексте, но вместо: между тем и -- между тем я и
   Стр. 61.
   3 и даже бывал понят превратно / так что идея была понята превратно
   2-3 наиболее себя / лишь себя
   3-4 читатели мои / читатели "Дневника"
   5 "Дневника" в будущем / а. его в будущем б. мое и "Дневника" и в будущем в. "Дневника" и в будущем <>
   6 пока состояла / состояла
   6-7 разъяснять / разъяснить
   7 После: самостоятельности -- оправдать эту идею
   12 вперед / прямо <>
   15 в текущих политических событиях / в текущих вопросах
   15-16 из наших статей / а. из статей "Дневника" б. из статей <>
   17 "Дневник" желал лишь / мы хотели
   19 относительно нас / для нас
   19 дело / всё дело
   19-20 не в одном славизме / не столько в славизме
   25 хотя, без сомнения / хотя и без сомнения
   27 разрешения его / о разрешении его
   36 единственно поэтому вписано.
   38-39 в том заключена вся идея народа / в том вся идея народа
   40-41 великая и непереставаемая /великая, непереставаемая
   41 Слов: с древнейших времен -- нет.
   41-43 непрестанная, может быть ~ государства нашего / непрестанная, может быть, никогда и это чрезвычайно важный факт, чтоб отметить его <> вписано.
   44-44 пожертвовали от себя целый (и превосходный) / пожертвовали целый
   47 они в деле веры не сообщаются / они не сообщаются
   Стр. 62.
   1 православного христианства / христианства <>
   3-6 сроках ~ различия вписано. Вместо: и надежда -- было: и в сладкой надежде
   6 Слов: и даже хотя бы только в будущем -- нет.
   8 подтверждает отчасти / отчасти
   10-11 иными фиктивными / а. фиктивными б. и частью фиктивными
   14 всё вселенское / вселенское
   15-16 выскажут ее вполне сознательно / выскажут ее
   16 а эти / и что эти
   17 бесспорно / несомненно
   18 прямо можно сказать / я прямо утверждаю
   18-19 уже во всем народе нашем / в народе
   21 Вот главный факт, вписано.
   23 несравненно более / весьма
   23 определенный вид / определенный и несколько иной вид
   24 народом своим и духом его / [пока] наиболее пока лишь только одним народом своим <>
   26-28 Слов: как в некоторых ~ ненатуральными -- нет.
   33 вечное и всегдашнее до самого конечного своего разрешения / для нас русских дело вечное и всегдашнее
   27 несомненно должен / должен
   38 иное / другое <>
   40-41 сущность самой жизни народа русского / сущность народа русского <>
   41 непременно должен / всё же должен
   44 другими остальными / иными другими
   46 Это единение ~ политическим, вписано. Выше между строк начато и зачеркнуто: и может быть вовсе не политическим един<ением>
   46-47 в тесном смысле ~ значении / политический в тесном смысле
   Стр. 62--63.
   48-2 разрешатся при этом ~ задачи / разрешится само собою по достижению главной задачи
   Стр. 63.
   3-3 Слова: повторяем -- нет.
   3-4 вид незыблемый и всегдашний / смысл существенный, незыблемый и всегдашний
   4 После: всегдашний. -- а. Ведь отсюда ясно, что мы не можем его оставить и уклониться от его разрешения. Следственно, и в каждом будущем политическом шаге мы, естественно, должны стараться работать для будущего, иметь в виду целое, б. Отсюда ясно, что мы не можем его оставить, не добившись окончательного разрешения. <>
   5 отношении / смысле
   5-6 наши национальные идеалы / идеалы наши <>
   8-9 очень хорошо понимает насущный смысл дела. Не / гораздо лучше и вернее понимает главный смысл дела, чем весьма многие из наших интеллигентных русских. У нас наши публицисты печатно и беспрерывно задают, например, такие вопросы: "Как может Турция, при своем положении, как бы приказывать всей собравшейся в Константинополе конференции". Или: "Как может не верить Европа слову России, слову монарха русского о том, что он не желает завоеваний и приобретений, а хочет лишь облегчения участи страдающих славян". Но Европа вполне верит слову русского монарха (еще бы нет! Характер и сердце монарха русского слишком известны миру), верит всецело; но не
   11-13 всё еще ~ отказаться / неуклонно намерены помочь славянам и непременно исполним свое намерение и никогда от этой помощи не будем отказываться
   13 и теперь это / это
   15 приложим-де новый камень к той / приложим новый камень той
   17 Ибо, помогая славянам / а. Помогаем потому что б. А потому что
   17-18 продолжаем укоренять и укреплять / укореняем и укрепляем
   18 в Россию и в ее могущество / а. к России б. к России и к ее могуществу <>
   23 для успокоения Европы / для успокойствия Европы и всего мира
   24 пока вписано.
   25-26 вещественных приобретениях на Балканском полуострове / временных завоеваниях по клочкам Балканского полуострова
   28-29 не бояться ей, Европе / не бояться Европе
   31 России и русских / России
   37 После: памяти! -- И удивляться тому, что Европа так тревожится, даже не веря вполне слову русского царя, стало быть, нечего.
   37 И вот на какой теперь точке дело, вписано.
   

ПРИМЕЧАНИЯ

   
   В двадцать четвертом томе печатается "Дневник писателя" за ноябрь и декабрь 1876 г. со всеми рукописными материалами, относящимися к нему, в том числе к входящей в ноябрьский выпуск повести "Кроткая". Кроме того, здесь публикуются записи к "Дневнику писателя" за 1876 г. из двух рабочих тетрадей Достоевского.
   Основной текст повести "Кроткая" и рукописные материалы к ней подготовлены Т. А. Лапицкой; основной текст декабрьского выпуска -- В. Е. Ветловской, подготовительные материалы к нему и варианты чернового автографа -- Е. И. Костюченок, варианты наборной рукописи -- Г. В. Степановой. Текст записей к "Дневнику писателя" из тетради 1875--1876 гг. подготовлен И. Д. Якубович, из тетради 1876--1877 гг. -- Е. И. Кийко (апрель--июнь) и Т. И. Орнатской (июль--декабрь).
   Историко-литературный и реальный комментарий к "Кроткой" составлен В. А. Тунимановым, примечания к декабрьскому выпуску "Дневника писателя" и к записям из рабочих тетрадей -- В. Д. Раком (для комментария к тетради 1875--1876 гг. частично использованы примечания Г. М. Фридлендера, опубликованные в т. 83 "Литературного наследства").
   Редакциоино-техническая подготовка тома осуществлена И. Д. Якубович.
   Редакторы тома -- Е. И. Кийко и Г. М. Фридлендер.
   

ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ. 1876

КРОТКАЯ

Источники текста

   ЧН -- Черновые наброски (<1>, <2>, <3>). 11 л., 17 стр. Конец октября-- первая половина ноября 1876 г. Хранятся: ГБЛ, ф. 93.1.2.11/20; ИРЛИ, ф. 100, No 2944S, ССХб.4 и No 29631, CCXIб.2 (на листе с текстом недатированной записки М. А. Александрова к Достоевскому); ЦГАЛИ, ф. 212.1.16; см.: Описание, стр. 65, 66, 60. Опубликованы: Сб. Достоевский, II, стр. 489--508; ЛИ, т. 83, стр. 593--597. Наброски ГБЛ публикуются впервые.
   ЧА -- Черновой автограф главы I и разделов 3--4 главы П. 12 л., 17 стр. 19 ноября 1876 г. Хранится: ИРЛИ, ф. 100, No 29448, ССХб.4; см.: Описание, стр. 69. Опубликован: Сб. Достоевский, II, стр. 439--489.
   БА -- Отрывок белового автографа от слов: "И ведь ей того только и хотелось" -- до слов: "Я с безумием ждал утра" (конец раздела 2 главы II) рукой Л. Г. Достоевской (с набросками Достоевского к разделам 3--4 главы II). 1 л., 1 стр. Вторая половина ноября 1876 г. Хранится: ИРЛИ, ф. 100, No 29448, ССХб.4; см.: Описание, стр. 65. Публикуется впервые.
   Ог -- Оглавление. 1 л., 1 стр. Вторая половина ноября 1876 г. Хранится: ЦГАЛИ, ф. 212.1.16; см.: Описание, стр. 60. Опубликовано: ЛИ, т. 83, стр. 600.
   ДП, 1876 -- Дневник писателя. Ежемесячное издание Ф. М. Достоевского. 1876. Ноябрь. СПб., 1876.
   Рсб -- Русский сборник. Бесплатное приложение для подписчиков на журнал "Гражданин", т. 1, ч. I. СПб., 1877, стр. 127--172 (без предисловия "От автора").
   ДП, 1879 -- Дневник писателя за 1876 г. Ф. М. Достоевского. СПб., 1879.
   
   Впервые напечатано: ДП, 1876 (Объявл. о выходе -- 30 ноября. Ценз. разр. -- 1 декабря 1876 г.). обр;
   В собрание сочинений впервые включено в издании: 1883, т. XI, стр. 137--172. Печатается по тексту ДП, 1876 со следующим исправлением:
   Стр. 14, строка 30: "избыток" вместо "избытков" (опечатка во всех прижизненных изданиях).
   

1

   3 июня 1876 г. Достоевский узнал от К. П. Победоносцева (см.: ЛН, т. 15, стр. 131) о самоубийстве дочери Герцена, Лизы. Достоевский несколько раз возвращался к этому факту в записной тетради 1876--1877 гг.
   По-видимому, писатель предполагал воспользоваться им в июльско-августовском или сентябрьском выпусках "Дневника", но намерения этого не осуществил.
   В начале октября Достоевский прочел в городской хронике газеты "Повое время" заметку: "В двенадцатом часу дня, 311-го сентября, из окна мансарды шестиэтажного дома Овсянникова, No 20, по Галерной улице, выбросилась приехавшая из Москвы швея Марья Борисова. Борисова приехала из Москвы, не имея здесь никаких ридственников, занималась поденною работою и последнее гремя часто жаловалась на то, что труд ее скудно оплачивается, а средства, привезенные из Москвы, выходят, поэтому устрашилась за будущее. 30 сентября она жаловалась на головную боль, потом села пить чай с калачом, в это время хозяйка пошла на рынок и едва успела спуститься с лестницы, как на двор полетели обломки стекол, затем упала и сама Борисова. Жильцы противоположного флигеля видели, как Борисова разбила два стекла в раме и ногами вперед вылезла на крышу, перекрестилась и с образом в руках бросилась вниз. Образ этот был лик Божией Матери -- благословение ее родителей. Борисова была поднята в бесчувственном состоянии и отправлена в больницу, где через несколько минут умерла" (НВр, 1876, 3 октября, No 215). "Черта", особенно поразившая Достоевского, -- образ богородицы в руках самоубийцы: "Этот образ в руках, -- замечает он, -- странная и неслыханная еще в самоубийстве черта! Это уж какое-то кроткое, смиренное самоубийство. Тут даже, видимо, не было никакого ропота или попрека: просто -- стало нельзя жить, "бог не захотел" и -- умерла, помолившись. Об иных вещах, как они с виду ни просты, долго не перестается думать, как-то мерещится, и даже точно вы в них виноваты. Эта кроткая, истребившая себя душа невольно мучает мысль" (см. наст, изд., т. XXIII, стр. 146).
   Первое упоминание о Борисовой в тетради Достоевского ("С образом из окна") соседствует с очередной записью о дочери Герцена. Последующие записи (вторая половика октября) имеют уже характер сопоставления обоих самоубийств: "Две смерти. Холодный мрак и скука. <...> Потом из окна с образом. Смиренное самоубийство. Мир божий не для меня. Как-то потом долго думается"; "Герцен. С образом". Так подготавливается § 3 ("Два самоубийства") главы I октябрьского выпуска "Дневника писателя". О том, что "кроткая" самоубийца с образом продолжала глубоко занимать творческое воображение Достоевского, свидетельствуют заключительные строки статьи "Два самоубийства": "Вот эта-то смерть и напомнила мне о сообщенном мне еще летом самоубийстве дочери эмигранта. Но какие, однако же, два разные создания, точно обе с двух разных планет! И какие две разные смерти! А которая из этих душ больше мучилась на земле, если только приличен и позволителен такой праздный вопрос?" (наст. изд., т. XXIII, стр. 146). "Приговор" и "Кроткая" содержали ответ Достоевского-художника на этот и другие, поставленные в "Двух самоубийствах" "праздные вопросы".
   В конце октября, видимо, родилось и стремление Достоевского художественно воплотить тему "кроткого, смиренного самоубийства". Свидетельство тому -- запись в тетради, рядом с планом октябрьского выпуска: "Осмотреть старый материал сюжетов повестей (из романа "Дети"). Девушка с образом" (стр. 313). "Девушка с образом" -- самый ранний заголовок будущей повести. Но замысел самостоятельного художественного произведения о самоубийстве с образом возник позднее. Скорее всего, речь шла вначале о вставном эпизоде наподобие рассказа о самоубийстве Оли в "Подростке". Как вставная новелла фигурирует сюжет о выбросившейся из окна самоубийце (наряду с другими) в плане романа "Мечтатель", датированном 6 ноября: "Жена удивляется (история Карла Иванов<ича?> и выбросившейся девушки)" (см. наст. изд., т. XVII, стр. 9).
   Но автор "Дневника писателя" полагал, что он "не вправе" уходить в художественное творчество, а должен выполнить взятые на себя "публицистические" обязательства. Поэтому Достоевский оставляет в стороне план романа, переходя к сочинению статей для очередного выпуска "Дневника писателя"; все же работа над статьями для "Дневника" не может остановить подспудную, ставшую неодолимой потребность в художественном творчестве. Тем более что включение в состав его небольших художественных произведений уже стало традицией ("Мальчик у Христа на елке", "Столетняя", "Мужик Марей"). Первоначальные наброски к повести соседствуют с сюжетами публицистических статей, о чем свидетельствуют записи от 11--17 (и далее) ноября.
   Но "рассказик" постепенно разрастался, не оставляя времени для сочинения политических статей, которые пришлось перенести в следующий, декабрьский выпуск. "Кроткая" же заняла целиком ноябрьский выпуск: "Я прошу извинения у моих читателей, -- писал автор, -- что на сей раз вместо "Дневника" в обычной его форме даю лишь повесть. Но я действительно занят был этой повестью большую часть месяца" (стр. 5).
   Повесть вобрала в себя один из эпизодов "Мечтателя" (рассказ о выбросившейся из окна девушке), а также некоторые моменты биографии главного героя: "отказ от дуэли" и неодолимое стремление к истине (в "Кроткой" усиленное, принявшее форму стремления к самой последней истине, "правденской правде").
   "Осмотр" сюжетов будущих повестей, состоявшийся в конце октября--начале ноября, неоспоримым и существенным образом повлиял на содержание и форму повести. Особенно "пригодились" в "Кроткой" Достоевскому записи 1869 г. к двум небольшим произведениям, задуманным после "Идиота": "No. После библии зарезал" (см. наст, изд., т. IX, стр. 119) н "План для рассказа (в "Зарю")" (там же, стр. 115--119). {В "Кроткой" трансформированы мотивы и из другого замысла Достоевского -- "Романа о князе и ростовщике" (наст. изд., т. IX, стр. 122--125): скандальной дуэли, "добрых дел", совершаемых "втайне" философствующим Ростовщиком с "идеей": "(Идея Рос<товщик>а и секрет: "Нужен упорный труд для самовоспитания. Тогда полюбишь природу и найдешь бога". Но Рос<товщик> не любит и покамест ростовщик (но прорываемся) благодеяниями))" (там же, стр. 125).} Из первого в "Кроткую" переходит "подпольный" герой (схема характера) и ситуация "камерной" семейной драмы: "Сам настоящий подпольный, в жизни щелчки. Озлился. Безмерное тщеславие. <...> Жена не может не заметить, что он образован, потом увидала, что не очень; всякая насмешка (а он всё принимает за насмешку) раздражает его, мнителен <...>. Одно время даже затеялась у него с Женой настоящая любовь. Но он надорвал ее сердце" (там же, стр. 119). Развиты в "Кроткой" и два других мотива задуманной повести: строгая регламентация культурного досуга -- "В театр и в собрание по разу", {В "Кроткой": "Я сказал невесте, что не будет театра, и, однако ж, положил раз в месяц театру быть, и прилично, в креслах" (стр. 15).} выслеживание "любовника" и подслушивание свидания: "Любовник, в доме на дворе, из окна в окошко, выследил. Подслушивает свидание" (там же).
   Наброски к рассказу для "Зари", пожалуй, еще в большей мере пригодились Достоевскому во время работы над "Кроткой": "Скупец, мститель, ростовщик, и вдруг слухи совсем противные <...> Слух о трусовстве <...> Вообще это тип. Главная черта -- мизантроп, но с подпольем. Это сущность, но главная черта: потребность довериться, выглядывающая из страшной мизантропии и из-за враждебной оскорбительной недоверчивости <...> Эта потребность -- судорожна и нетерпелива, так что он с страшною наивностью (горькою, сожаления достойною, даже трогательною наивностью) бросается вдруг на людей b, разумеется, получает щелчки, но, получив щелчок раз, не прощает, ничего не забывает, страдает, обращает в трагедию" (там же, стр. 115, 116). Конфликтные ситуации между ростовщиком и Кроткой являются прямым развитием мотивов наброска: "Несколько возмутительных сцен недоверия, жадности и жестокосердия к кредиторам. Воспитанница замечает, что в нем как бы оскорблено тщеславием <...> Несколько колких слов его по поводу покупки и легкий, короткий, остроумно-язвительный и загадочный разговор с Воспитанницей" (там же, стр. 116). Характер и суть супружеских столкновений в "Кроткой" здесь уже намечены. То же относится и к другим записям: о "трусости" героя -- "Раз она заговорила о трусости (о пощечине), он заподозрил и замолк -- и затем страдание, мрак и холодность"; мотив "прошлого", тяготеющего над ростовщиком-гусаром, о котором он рассказывает ей: "Рассказывает ей жизнь свою, бия себя в грудь, отучает ее от доверчивости, рассказывает, как с ним поступили"; испытания и подслушивания, до которых опускается герой, веря наветам ее родных: "Он ее испытывает. Он даже подслушивает <...> На нее наговаривают даже ее родные, и он так подл, что слушает, идет исследовать разные фантастичные эпизоды, верит ужасным подлостям и глубоко страдает за свою подлость, когда видит, что вздор"; предвестие трагического финала "Кроткой": "Наконец он ее надорвал, ей тяжело, между ними слезы и проч." (там же, стр. 116--117). Таким образом, наброски плана для рассказа в журнал "Заря" можно рассматривать как отдаленные, но черновые заготовки к "Кроткой".
   Помимо указанного самим Достоевским газетного сообщения о самоубийстве Борисовой в повести получили отражение и другие реальные факты "текущей действительности", в частности "Дело о подлоге завещания капитана гвардии Седкова". {Дело это изучено и на связь его с замыслом "Кроткой" впервые указано Г. М. Фридлендером.} Седков -- петербургский ростовщик, выгнанный из полка за то, что давал офицерам деньги взаймы под проценты. Он по расчету женился на 16-летней девушке. Невыносимая жизнь в доме мужа привела молодую жену ростовщика Софью Константиновну к мысли о самоубийстве, но попытка не удалась. Муж привлекает ее к участию в своих ростовщических делах. После смерти ростовщика Седкова подделала завещание мужа. Процесс освещался в прессе (Г, 1875, с 28 марта (No 87) по 9 апреля (No 99); "Судебные ведомости", 1875, No 67--70); обвинителем выступал А. Ф. Кони, с которым Достоевский находился в дружеских отношениях. {См. речь Кони по делу Седкова: Кони, т. III, стр. 307--334.} Есть все основания предположить, что некоторые обстоятельства дела, характеры и судьбы главных участников этой уголовно-семейной драмы получили художественное преломление в повести Достоевского.
   

2

   Первая группа набросков к "Кроткой", обозначенных нами <1>, сделана в конце октября--начале ноября 1876 г. Они отрывочны, разрозненны, покрывают страницы в самых разных направлениях (в данном издании они располагаются нами в соответствии с последовательностью материала в печатном тексте). Многие найденные здесь формулировки и словечки ("Строгое удивление", "Пелена", "Да здравствует электричество человеческой мысли", "Я победил, а она навеки побеждена" -- стр. 317, 318) почти без изменений перешли в окончательный текст. Но в этой группе набросков нет еще записей к заключительному 4 разделу главы второй "Всего только пять минут опоздал". Заметка "Подобная же мысль была весьма уместно выражена еще прежде в романе графа Сальяса "Пугачевцы"" расположена рядом с другими заметками, проясняющими смысл этой параллели: о пении Кроткой и об удивлении человека, проснувшегося от "сна гордости": "Что ж, да она обо мне совсем позабыла" {Ср. с другими записями: "Сначала исхудала, видимо, мучилась угрызениями (сама она мне объявила потом в истерике), а потом забывать меня стала", "Она просто забыла меня, забыла, даже песенки начала петь, о моем существовании забыла" (стр. 319).} (стр. 318) и об историке измученной героини: "Перед самоубийством страшная сцена мольбы о прощении, после которой он уверился, что она не презирает его" (стр. 313).
   Достоевский имел в виду эпизоды из названного романа Е. А. Салиаса де Турнемир (1840--1908), относящиеся к переживаниям Милуши, приговоренной мужем к постригу в монастырь, и к уходу героини из жизни после того, как она убедилась в измене и равнодушии к ней князя Данилы. {С рецензией В. Г. Авсеенко на роман Салиаса Достоевский полемизировал в период работы над "Подростком" (см. наст. изд.. т. XVI, стр. 6--7; т. XVII, стр. 268, 396; Долинин, стр. 40--43). Есть о "Пугачевцах" упоминание и в набросках (от 6 ноября) к роману "Мечтатель" (см. наст. изд., т. XVII, стр. 9, 439).} Характерная и "уместная" черта в поведении героини Салиаса, запомнившаяся Достоевскому, -- переодевание в присутствии мужа, о котором Милуша в своем горе позабыла: "Милуша не обращала внимание ни на что, кроме своей косы, и не заметила движения мужа <...> Милуша сидела на постели, понурившись, и глубоко задумалась, глядя на пол <...> Под взглядом Данилы она очнулась, ярко зарумянилось ее лицо и, собрав в руку ворот сорочки, она отвернулась от мужа" (Салиас, т. III, стр. 331--332). Измученная и сломанная "системой" офицера-ростовщика, героиня Достоевского также "забывает" о существовании мужа: тягостное молчание, господствовавшее в больших и чистых комнатах держателя гласной кассы ссуд, вдруг прерывается пением Кроткой. И это пение стремительно направляет повесть к трагическому финалу: сначала "падает нелепа", затем -- бурные и ее крушившие Кроткую признания мужа, и, наконец, самоубийство отчаявшейся и не могущей принять любовь мужа женщины.
   Возможно, что Достоевский, размышляя над трагическим концом Кроткой, вспоминал и последние переживания Милуши перед уходом из жизни, и то, что "хищный" герой Данила "ее странное спокойствие и молчание <...> не понял" (там же, стр. 450). Ростовщик в повести Достоевского, погруженный в собственные думы и выдерживающий "систему", упустил "самое главное, самое роковое", прозвучавшее в словах, невольно вырвавшихся у Кроткой в ответ на неудержимый, почти истерический порыв мужа: "А я думала, что вы меня оставите так..." (стр. 28). Рассказ Лукерьи о мгновениях, предшествовавших самоубийству Кроткой, также имеет отдаленное сходство с описанием в "Пугачевцах" психологического состояния Милуши, принимающей последнее решение: "Милуша села в углу избы перед новым столом, оперлась лицом себе на руки и просидела так неподвижно и молча около часу..." (Салиас, т. III, стр. 453). Столь же сложным образом преломились в "Кроткой" и другие "уместные" психологические черты и ситуации семейной драмы героев романа Салиаса (см. там же, стр. 449--490).
   Следующую стадию работы над "Кроткой" отражают наброски, обозначенные <2> и созданные, вероятно, в первой половине ноября. Записей к разделам 1--3 главы первой здесь вообще нет; основная масса заметок относится к разделам 2--4 главы второй, мало или вовсе не разработанным в набросках <1>. Мучительный путь прозрения героя -- основная, доминирующая тема в набросках <2>. В сложном комплексе психологических мотивов особенно выделен и подчеркнут мотив трудности -- и даже трагической невозможности -- для героя понять смысл происшедшего.
   Группа черновых записей, обозначенная <3>, датируется приблизительно серединой ноября. Характер героя в этих набросках обрисован значительно резче, чем в окончательном тексте; подчеркнуты мстительность, сластолюбие, деспотизм: "Я принял холодно, но сам помышлял: вот буду в клубнике-то"; "...всё думал, что она меня любит и терзается любовью ко мне и угрызениями совести. Я как деспот наслаждался этой мыслью все 1 1/2 года" (стр. 328).
   Наброски <3> предшествуют написанию связной редакции повести. Здесь даны два варианта заглавия ("Кроткая. Запуганная") и содержится много композиционных и стилистических указаний: "С строгим удивлением. С горстку. Всё это будет возрастать (то есть впечатление в дальнейшем)"; "В самом конце уже после: я хожу, хожу, хожу -- я не знаю, презирала она меня или нет?"; "Мелькающие фразы непременно в конце: "Я хотел перевоспитать характер". Последняя фраза: "Нет, однако же, как же теперь быть?" (стр. 326, 329, 332).
   На полях черновых набросков <2> и <3> находим также авторские пометы. Так, двумя параллельными чертами отмечены мотивы, относящиеся к разделам 1--2 главы второй, кружком с двумя черточками -- к разделу 2, а двумя фигурными скобками -- к разделу 4 той же главы, и т. д. Видимо, перед тем, как приступить к связной редакции, Достоевский перечитывал и размечал наброски <2> и <3>.
   Черновой автограф связной редакции (ЧА), не дошедший до нас в полном виде (утрачены л. 13--16 авторской пагинации, соответствующие разделами 1--2 второй главы), датирован Достоевским 19 ноября 1876 г. {По предположению А. С. Долинина, "первый черновой, сплошной текст" -- "тот, который получается, если реставрировать его из-под груды нанесенных на нем изменений", -- был написан до 19 ноября (Сб. Достоевский, II. стр. 426).} Сплошной текст трижды (на л. 5, 9 и на обороте л. 17) прерывается набросками: первая их группа намечает главные мотивы разделов 3--5 главы первой, вторая -- раздела 5 главы первой, третья -- раздела 4 главы второй. Причем в дальнейшем работа над текстом шла в направлении, определяемом этими набросками. Предисловие "От автора" отсутствует. Нет названий разделов (только номера), за исключением раздела 3 первой главы, озаглавленного "Через полюс". В главе первой не шесть разделов, а четыре в отличие от окончательной редакции. Границы разделов в черновом автографе и печатном тексте для двух первых главы первой и двух последних второй главы совпадают. Раздел 3 первой главы в рукописи почти соответствует разделам 3--4 той же главы в окончательном тексте. Раздел 4 первой главы в рукописи соответствует разделам 5 и 6 той же главы в окончательном тексте.
   Анализируя работу Достоевского над указанной рукописью, А. С. Долинин пришел к выводу, что черновой автограф отражает две стадии работы над повестью, а дата "19 ноября" фиксирует момент, когда Достоевский приступил к новой правке рукописи. Исследователь справедливо отмечал, что между разделами 1, 2, 5 и 6 главы первой в окончательном тексте и разделами 1, 2 и 4 той же главы в рукописи существенных расхождений нет; исправления здесь почти всецело стилистические. То же можно сказать о разделах 3 и 4 главы второй. Значительнее всего отличаются разделы 3 и 4 главы первой окончательной редакции и раздел 3 той же главы рукописного текста (Сб. Достоевский, II, стр. 436--437).
   Редакции повести, о которых дает представление черновой автограф, не были, по-видимому, единственными. Известен, например, относящийся ко второй половине ноября 1876 г. отрывок текста (БА), записанный рукою А. Г. Достоевской: окончание подглавки 2 главы второй, имеющее существенные расхождения с окончательным текстом; здесь же -- наброски Достоевского к последующим двум разделам главы второй.
   Последним в ряду сохранившихся материалов стоит Оглавление (Ог), названия подглавок в нем почти целиком совпадают с названиями их в окончательном тексте (за исключением последнего, четвертого раздела главы второй). Оглавление возникло во второй половине ноября, когда, очевидно, уже началась работа Достоевского над наборной рукописью.
   На окончательную отделку текста повести и написание предисловия "От автора", видимо, ушла почти вся последняя декада ноября. Болезнь несколько задержала работу, о чем свидетельствует письмо Достоевского от 21 ноября К. И. Масленникову: "... я заболел и ничем не занимался, а теперь подавлен моими занятиями". Печатный текст повести существенно отличается от черновой рукописи. Отпали многие мотивы и эпизоды, опущенные, вероятно, по художественным причинам, из-за стремления Достоевского добиться предельной сжатости повествования: рассказ Кроткой о пикнике и пирожках, публикация в "Московских ведомостях", визит героя к шлюхе (стр. 325, 341, 355). Подвергнул Достоевский текст черновой рукописи и значительной стилистической правке. Но более всего изменения коснулись образа героя-ростовщика, который в черновой рукописи больше подходит под разряд "хищных" героев, {Так, "система" героя в черновой рукописи была более агрессивной и жестокой: "Главная моя мысль была, чтоб не мямлить, не лизаться в самом начале, не просить прощения ни в чем, не оправдываться, а р-разом поразить воображение! Ошибить его, испугать его, если надо..." (стр. 351).} в печатном тексте смягчены мотивы утонченной жестокости и сладострастия. Такие изменения в психологическом портрете героя были вызваны внутренними причинами, и они прямо связаны с переменами в эмоциональном строе повести и перераспределением трагических мотивов: некоторые утратили первоначальную резкость и частично были сокращены (сладострастие, касса ссуд, система), другие, напротив, были усилены и проведены через весь монолог: молчание, отчаяние, "суд", вина, смерть.
   

3

   Офицер-ростовщик "Кроткой", {Сочетание этих двух столь различных "профессий" восходит к процессу 1866 г.: убийство студентом Даниловым ростовщика (и отставного капитана) Попова и его служанки Нордман -- сниженный "вариант" преступления Раскольникова, порожденный действительностью.} как все герои Достоевского, -- своеобразный философ и в этом своем качестве потомок антиквара из "Шагреневой кожи" и Гобсека из одноименной повести Бальзака. Герой Достоевского мстит обществу подобно Неизвестному из драмы Лермонтова "Маскарад". Частично и самый жизненный путь ростовщика Достоевского напоминает биографию пушкинского Сильвио и лермонтовского Неизвестного. Последний, покинув свет, познал иной мир ("общество отверженных людей") и поклонился "деньгам". {"Наш анонимный ругатель далеко еще не тот таинственный незнакомец из драмы Лермонтова "Маскарад" -- колоссальное лицо, получившее от какого-то офицерика когда-то свое "мщение"", -- писал Достоевский в 1877 г., гиперболизируя сюжет драмы Лермонтова (ДП, 1877, май--июнь, гл. I, раздел 2).} Он знаком с произведениями модных позитивистов, вроде Милля, включает в свою "систему" образования жены приобщение ее к шедеврам мирового искусства. Самый язык его -- язык, присущий образованному и мыслящему человеку 1870-х годов. В черновых набросках к "Кроткой" "современность" языка героя была еще больше подчеркнута: "Знаешь, я боюсь твоей интеллигенции, то есть я всегда подозревал интеллигенцию, быв уверен всё это время, но занят был этим вздором, а теперь" (стр. 332, курсив наш, -- Ред.). Выделенные курсивом слова-термины, по всей видимости, навеяны книгой И. Тэна "Об уме и познании", {О книге Тэна, русский перевод которой находился в библиотеке Достоевского, см.: наст. изд., т. XII, стр. 363.} а точнее, первым предложением в ней: "Если я не ошибаюсь, то под словом intelligence теперь разумеют то, что некогда разубеди под словами entendement и intellect, то есть способность познавать, по крайней мере я принял это слово в таком смысле" (И. Тэн. Об уме и познании. СПб., 1872, т. I, стр. 1).
   Достоевский передает герою повести свою любовь к роману Лесажа "Жиль Блаз" (о нем подробнее см. стр. 392--393) и к "Фаусту" Гете. К цитируемым закладчиком словам Мефистофеля: "Я -- я есмь часть той части целого, которая хочет делать зло, а творит добро..." (стр. 9; "Фауст", ч. 1. "Кабинет") Достоевский обратится еще раз в набросках к "Дневнику писателя" 1877 г. и "перевернет" афоризм черта, применив его к человеку вообще: "Какая разница между демоном и человеком? Мефистофель у Гете говорит на вопрос Фауста: "Кто он такой" -- "Я часть той части целого, которая хочет зла, а творит добро". Увы, человек мог бы отвечать, говоря о себе совершенно обратно: "Я часть той части целого, которая вечно хочет, жаждет, алчет добра, а в результате его деяний -- одно лишь злое"" (стр. 287--288). {Автобиографические психологические мотивы в характеристике героя обнажены в первоначальных набросках к "Кроткой": "О, я люблю поэтов с детства, с детства. Я оставлен был один в школе, по праздникам (никогда прежде о школе), с товарищами я был не товарищ, меня презирали. Мне только что прислали 3 целковых, и я тотчас же побежал купить "Фауста" Губера, которого никогда не читал" (стр. 330). Ранее в набросках к некрологу Жорж Санд писатель среди других сильных читательских впечатлений называет и перевод Э. И. Губера (1814--1847) "Фауста" (об этом переводе см.: В. Жирмунский. Гете в русской литературе. Л., 1937, стр. 527--536): "Жорж Занд. Моя юность. "Фауст" Губера. "Ускок". Училище" (см. стр. 219). Те же слова Мефистофеля произносит черт в "диалоге" с Иваном Карамазовым (см. наст. изд., т. XV, стр. 82).}
   Главная задача автора состояла в том, чтобы найти верный "тон" и единственно возможную повествовательную форму, способную передать трагизм "факта" -- одновременно "простого" и "фантастического". Поискам верного "тона", структуре внутреннего монолога уделено значительное место в первоначальных черновых набросках. Характерно стремление Достоевского избежать чрезмерной "психологии": "Здесь NB. Главное: без психологии, одно описанье, до самого падения в ноги, и там уж он объясняет всё: как он ее любил, как он, может быть, ломался, но это простительно" (стр. 317) и далее развернутое объяснение для себя специфической формы монолога: "Само собою, что вылетают слова слишком нетерпеливые, наивные и неожиданные, непоследовательные, себе противуречащие, но искренние, хотя бы даже и ужасно лживые, ибо человек лжет иногда очень искренно, особенно когда сам себя желает уверить в правде своей лжи. Как бы подслушивал ходящего и бормочущего" (стр. 319).
   Из последней заметки родилось знаменитое предисловие "От автора" о объяснением "фантастичности" формы произведения: "Но отчасти подобное уже не раз допускалось в искусстве: Виктор Гюго, например, в своем шедевре "Последний день приговоренного к смертной казни" <...> допустил еще большую неправдоподобность, предположив, что приговоренный к казни может (и имеет время) вести записки не только в последний день свой, но даже в последний час и буквально в последнюю минуту" (стр. 6).
   Повесть В. Гюго Достоевский вспоминает и цитирует и в 60-е годы, {См. наст. изд., т. IX, стр. 429--430, 432, 433, 449. Книгу Гюго Достоевский цитирует и в прощальном письме к брату из Петропавловской крепости 22 декабря 1849 г. (наблюдение А. Л. Бема).} и позднее, в частности в набросках к февральскому выпуску "Дневника писателя" за 1876 г., предвосхищающих ее оценку в "Кроткой": "Впечатления, описание которых, час за часом, минута в минуту, нам передал В. Гюго в бессмертнейшем произведении своем "Condamné à mort" (см. стр. 128). {И несколько ранее (декабрь 1875 г.) в набросках к январскому выпуску ДП за 1876 г. Достоевский упоминает "бессмертн<ое> произведение) Victor Hugo".}
   Возможно, что и обращение Достоевского к читателям "От автора" родилось по аналогии с предисловием Гюго к первому изданию повести (см.: Гюго, т. I, стр. 197). {Достоевский колебался, избрать ли ему форму монолога или предпочесть "записки", как у Гюго. Об этом свидетельствует такая черновая запись: "Револьвер. По покатой инерции ослабления чувства. Фу, какой я вздор написал" (стр. 318). Герой повести Гюго сам (в шестой главе) так объясняет происхождение своих листков: "Почему бы мне в моем одиночестве не рассказать себе самому обо всем том жестоком и неизведанном, что терзает меня? Материал, без сомнения, богатый; и как ни короток срок моей жизни, в ней столько еще будет смертной тоски, страха и муки от нынешнего и уж последнего часа, что успеет исписаться рука и иссякнут чернила. Кстати, единственное средство меньше страдать -- это наблюдать собственные муки и отвлекаться, описывая их" (Гюго, т. I, стр. 235).}
   Форма монолога в "Кроткой" близка и к внутреннему монологу Жана Вальжана в "Отверженных", который предшествует решению, коренным образом изменившему жизнь героя. "Монотонное и зловещее хождение" {"Это хождение облегчало и в то же время как бы опьяняло его. Когда с нами случается что-либо необычное, мы стараемся двигаться, словно предметы, встречаемые нами на пути, могут подать нам благой совет" (Гюго, т. VI, стр. 274).} Жана Вальжана, подобно офицеру-ростовщику, собирающему "мысли в точку" {"Мысли его опять начали мешаться. В них появились какая-то неподвижность и тупость, свойственные отчаянию" (Гюго, т. VI, стр. 275).} и почти сходящему с ума от дум, буря в душе героя, тщетно пытающегося успокоить совесть, {"Ему никак не удавалось мыслить отчетливо. Всевозможные доводы, которые намечало его воображение, словно теряли форму и, колеблясь, рассеивались, как дым" (Гюго, т. VI, стр. 275--276).} подводят к монологу ростовщика "Кроткой", мучительно пробивающегося к истине (ср.: "Я хожу, хожу, хожу. Как же я буду?", "по всё думаю, думаю, думаю, вихрь в голове, и больные мысли, и больная голова..." -- стр. 327, 317).
   Достоевский, видимо, хорошо помнил и своеобразное "предисловие" Гюго к внутреннему монологу Жана Вальжана. Гюго писал, предваряя внутренний монолог героя: "Люди, конечно, разговаривают сами с собой; нет такого мыслящего существа, с которым не случалось бы этого. Быть может даже, слово никогда не представляет собой более чудесной тайны, нежели тогда, когда оно, оставаясь внутри человека, переходит от мысли к совести и вновь возвращается от совести к мысли. Только в этом смысле и следует понимать часто встречающиеся в этой главе выражения вроде: "он сказал", "он воскликнул". Мы говорим, мы беседуем, мы восклицаем в глубине своего "я", не нарушая при этом нашего безмолвия. Все внутри нас в смятении, все говорит за исключением уст. Реальные душевные движения невидимы, неосязаемы, но тем не менее они реальны" (Гюго, т. VI, стр. 264).
   Гюго "озвучивает" внутренний монолог Жана Вальжана и оговаривает (объясняет) условность выражений "он сказал", "он воскликнул". Достоевский избирает иную форму, превращаясь в "стенографа", записывающего случайно подслушанный монолог человека, который не может не говорить, но, конечно, не подозревает, что его кто-то слышит.
   В первоначальных набросках дважды упоминается Шекспир: "Ричард Шекспира", "Купил Шекспира" (стр. 330, 331). Возможно, именно Шекспир "подсказал" Достоевскому форму монолога героя: речь, обращенную к миру, к невидимым слушателям. Сбивающаяся, мечущаяся в поисках оправдания и истины речь офицера-ростовщика сродни монологам Отелло {Особенно словам Отелло во 2-й сцене V действия:
   Моей женой, моей женой! Какой?
   Нет у меня жены... О, тяжело!..
   О страшный час! о час невыносимый!
   Мне кажется, сейчас луна и солнце
   Затмятся совершенно, -- и земля
   От ужаса под нами затрясется.
   (Шекспир, т. I, стр. 130)} и короля Лира в последних актах трагедий Шекспира, а также -- монологу Ричарда III (д. V, сц. 3), где герой-злодей с предельной искренностью выносит себе смертный приговор, отметая жалкие оправдания.
   Вскоре после появления "Кроткой" Достоевский получил несколько читательских писем с отзывами о повести (Л. Ф. Суражевской от 17 декабря 1876 г. (Материалы и исследования, т. 2, стр. 307), Н. П. Балкина от 24 декабря 1876 г. (ИРЛИ, ф. 101, No 29643, ССХ16.2)), которые, видимо, и дали ему основания для жалоб на молчание критики: "А только что появившееся замечательное произведение искусства, моя повесть, о ней ни слова".
   Достоевский оказался несправедлив к критике, которая откликнулась на появление повести несколькими благожелательными и лестными рецензиями. "Заурядный читатель" (А. М. Скабичевский) в статье "Мысли по поводу текущей литературы. "Кроткая", фантастический рассказ г-на Достоевского" высоко оценил психологическое искусство писателя, но не был удовлетворен образом самой Кроткой: "Главное достоинство этой повести в психическом анализе, в той массе поразительных противоречий, какие раскрываются перед вами в натуре героя ее. Перед вами рисуется характер весьма оригинальный, эксцентрический в своем роде, но не лишенный правдоподобия. Девушка очерчена бледнее, характер ее выдается менее рельефно и психические процессы ее мало выяснены" (БВ, 1876, 10 декабря, No 341).
   Критик "Одесского вестника" С. С. (А. И. Кирпичников) в статье "Новый роман Потехина и новый рассказ Достоевского" назвал "Кроткую" "шедевром", восхищался мастерством художника, который "с изумительной яркостью воспроизвел перед глазами читателей всю душевную драму, которая происходила в душе самоубийцы..." (ОВ, 1876, 16 декабря, No 277). Рецензент "Московского обозрения" Б. в статье "За две недели" выразил удовлетворение тем обстоятельством, что вместо обычного политического фельетона Достоевский поместил в "Дневнике писателя" художественное произведение: "Истинный талант и в самой обыденной жизни, в сферах низменного существования сумеет всегда выбрать что-нибудь представляющее живой интерес для читателей. Доказательство тому -- небольшой рассказ "Кроткая", который г-н Достоевский поместил в последнем нумере своего "Дневника писателя". Это ежемесячное издание есть не что иное, как фельетон, веденный до сих пор нашим даровитым романистом. В нем он откликается на вопросы дня, и хотя вел свои заметки с одинаковым талантом, но не всегда оказывался самостоятельным в обсуждении общественных вопросов. Ему слишком мешает его мировоззрение, в котором элемент чувства играет чересчур большую роль. Г-н Достоевский -- идеальный мистик во множестве современных вопросов, и мы не раз, читая его "Дневник писателя", сожалели о том, что он не дает нам больше беллетристических очерков вместо рассуждений публициста" ("Московское обозрение", 1876, 19 декабря, No 12). Критик московского еженедельника хотя и высказал некоторые, ставшие уже к тому времени стереотипными замечания об "утомительной" художественной манере Достоевского, но в целом охарактеризовал повесть как заметное и яркое литературное явление: "Этот рассказ был бы еще сильнее, если и автор в состоянии был отделаться от неизбежных своих психологических длиннот, но и в настоящем своем виде он ни в одной литературе не прошел бы незамеченным, о у нас заменяет собой только срочный ежемесячный фельетон". {Откликнулись на повесть Достоевского и другие газеты: "Русский мир" (1876, 15 декабря, No 300), "Новое время" (1876, 24 декабря, No 297).}
   Продолжали доходить до автора и читательские отзывы о повести. К. В. Назарьева (1847--1890) {Второстепенная писательница 1870--1880-х гг.} восторженно писала Достоевскому 3 февраля 1877 г.: "Ваша "Кроткая" -- это верх психического анализа страдания. Вы -- поэт страдания, Вы самый симпатичный, самый глубокий наш писатель. Вы выстрадали Ваш талант, оттого Ваши творения перевертывают ч<елове>ка, заставляют его со страхом смотреть в себя" (Письма читателей, стр. 180).
   Глубокое впечатление "Кроткая" произвела на M. E. Салтыкова-Щедрина, говорившего И. Л. Белоголовому (1834--1895): "У него есть маленький рассказ "Кроткая"; просто плакать хочется, когда его читаешь, таких жемчужин немного во всей европейской литературе" (M. E. Салтыков-Щедрин в воспоминаниях современников, т. 2. М., 1975, стр. 262). {21 декабря 1876 г. Салтыков-Щедрин в письме обратился с просьбой к Достоевскому дать небольшой рассказ для февральской книжки "Отечественных записок".} Художественное совершенство повести Достоевского признавал автор "Жестокого таланта" Михайловский (Н. К. Михайловский. Литературно-критические статьи. М., 1957, стр. 249). Отзывы о "Кроткой" западных писателей неизменно высокие. К. Гамсун преклонялся перед повестью Достоевского: "Это крошечная книжечка. Но она слишком велика для всех нас, она недосягаема для нас по своему величию. Пусть все признают это" (К. Hamsun. Samede Verker, bd 3. Oslo, 1963, s. 254--255). A. Жид назвал "Кроткую" "изумительной вещью", это "одно из самых мощных творений Достоевского, своего рода роман, являющийся, собственно говоря, не чем иным, как длинным монологом, подобно "Запискам из подполья"..." (А. Жид. Собрание сочинений, т. II. Л., 1935, стр. 408).
   Первый перевод "Кроткой" (на французский язык) появился уже в декабре 1876 г. в "Journal de St. Peterabourg". {Попытку перевести "Кроткую" на французский язык предприняла также С. Е. Лурье (о ней см. наст. изд., т. XXIII). Лурье сообщала Ф. М. Достоевскому в письме от 7 мая 1877 г.: "Я начала переводить Вашу "Кроткую" (мой любимый рассказ), и если Вы ничего против этого не имеете, то я постараюсь переводить лучше. Этот язык очень трудно дается для перевода, я прилагаю при этом начатый перевод, не кончила я первой главы, потому что не знаю, что Вы на это скажете" (ИРЛИ, ф. 100, No 29768, CCXIб.7).} Другие ранние переводы "Кроткой" на европейские языки: норвежский и немецкий -- 1885; шведский -- 1886, финский -- 1887, итальянский -- 1892.
   
   Стр. 6....составили два ломберных... -- Столы для карточной игры ломбер (франц. l'hombre).
   Стр. 6.... гроденапль... -- Плотная шелковая ткань (франц. gros de Naples).
   Стр. 7. "Строго, строго и строго". -- Неточная цитата из повести Гоголя "Шинель" (1842, Гоголь, т. III, стр. 164). Ранее эту гоголевскую "административную" формулу Достоевский употребил в "Скверном анекдоте" (см. наст. изд., т. V, стр. 45).
   Стр. 7. ...позволила себе принести остатки ~ старой заячьей куцавейки... -- Ср. ранее в "Подростке" (рассказ матери Оли): "Снесли мы куцавейку, на заячьем меху была..." (см. наст. изд., т. XIII, стр. 143).
   Стр. 7. ...у Мозера... -- Фамилия этого закладчика (как и другого -- Добронравова) придуманная. Весной и летом 1875 г. Достоевский снимал в Эмсе номер у супругов Мозер (Moser и Meuzer; см. письма к А. Г. Достоевской от 29 мая и 10 июня 1875 г.).
   Стр. 8. Она тогда из последних сил публиковалась... -- Мотив "публикаций" в "Голосе" перешел в "Кроткую" из "Подростка" (см. наст. изд., т. XIII, стр. 87, 143, 145, 146). В "Кроткой" перечисляются обычные темы многочисленных газетных объявлений искателей места, вроде: "Приезжая молодая благородная девица желает места экономки, компаньонки, даже может и шить в доме, ученая кройке или быть конторщицей, или продавщицей, согласна и в отъезд"; "Девушка, безукоризненного поведения желает получить место горничной или няни"; "Горничная ищет места; может служить за лакея"; "Горничная желает иметь место к одиноким, с мелкою стиркою, с аттестатом" (Г, 1876, 6 октября, No 276).
   Стр. 14. ..."первые впечатления бытия"... -- Неточная цитата из стихотворения Пушкина "Демон" (1823). У Пушкина:
   
   В те дни, когда мне были новы
   Все впечатленья бытия...
   
   Стр. 14. ...кровь кипит и сил избыток... -- Неточная цитата из стихотворения Лермонтова "Не верь, не верь себе, мечтатель молодой..." (1839). У Лермонтова: "То кровь кипит, то сил избыток!..".
   Стр. 15. ...смотрели "Погоню за счастьем" и "Птицы певчие"... -- "Погоня за счастьем" -- драма П. И. Юркевича (ум. 1884), цензурное разрешение на издание которой было выдано 2 октября 1876 г. (Холщевников, стр. 136--137). "Птицы певчие" -- оперетта Ж. Оффенбаха "Перикола" (1868), либретто А. Мельяна и Л. Галеви.
   Стр. 15. В женщинах нет оригинальности ~ и тут сам Милль ничего не поделает! -- Герой тщетно пытается найти утешительные аргументы в книге английского философа-позитивиста Дж. Ст. Милля "Подчиненность женщины", два перевода которой на русский язык вышли в 1869 г. Книгу Милля подробно разбирал H. H. Страхов в статье "Женский вопрос" ("Заря", 1870, No 2, стр. 106--149), с которой Достоевский полемизировал в "Бесах" (см. наст. изд., т. XII, стр. 342--343, 359) и "Дневнике писателя" (наст. изд., т. XXIII, стр. 88, 389). Мысли закладчика восходят к следующим словам Милля, процитированным Страховым: "Если мы рассмотрим произведения женщин в новейшие времена и сравним их с произведениями мужчин по литературной или художественной части. -- окажется, что недостаток, в котором можно укорить их, весь сводится почти исключительно на одно -- впрочем, надо сознаться, что это одно чуть ли не самое главное: на недостаток оригинальности..." (Н. Н. Страхов. Борьба с Западом в нашей литературе. Исторические и критические очерки. СПб., 1882, стр. 169).
   Стр. 19. -- Я и на Сенной в доме Вяземского ночевывал. -- Ср. слова Свидригайлова в "Преступлении и наказании": "...и в доме Вяземского на Свиной в старину ночевывал..." (см.: наст. изд., т. VI, стр. 224; т. VII. стр. 385). Описание знаменитой "Вяземской лавры" содержалось в статье "Голоса", появившейся незадолго до начала работы Достоевского нал "Кроткой": "Не преувеличивая, можно сказать, что этот дом -- рассадник и вместилище всевозможных безобразий, до каких только может дойти человек, угнетенный нищетою и невежеством. При одном взгляде на наружный вид этого дома делается жутко. Устроенная вокруг дома, во дворе, каменная трехэтажная галерея имеет не окна, а большие дыры, без стекол, без рам и даже без оконных косяков, в которых, притом, разбросаны самые вонючие предметы. Чрез эти обвалившиеся оконные дыры видны узкие, невообразимо грязные и темные не то коридоры, не то каменоломенные проходы. Самый двор дома переполнен множеством открытых помойных и мусорных ям, к которым невозможно подойти и на несколько шагов, вследствие зловония. В этом-то вертепе живет, в настоящее время, около семи тысяч народа, оборванного, грязного, не видавшего, кажется, отроду ни гребенки, ни мыла и, в большинстве случаев, почти поголовно пьяного. Нет, кажется, такого преступления, на которое не были бы способны многие из обитателей этого дома. На эту мысль наводит уже внешний вид вяземских обитателей: грязное до черноты белье, растрепанные волосы, закоптелые лица и дикие взгляды, приводящие в ужас постороннего посетителя..." (Г, 1876, 28 октября, No 298).
   Стр. 21. Говорят, что стоящие на высоте как бы тянутся сами книзу, в бездну. -- Подобную мысль Достоевский высказал ранее в "Записках из Мертвого дома": "Все это может быть похоже на то ощущение, когда человек с высокой башни тянется в глубину, которая под ногами, так что уж сам наконец рад бы броситься вниз головою: поскорей, да и дело с концом!" (см. наст. изд., т. IV, стр. 88).
   Стр. 22. Приговоренные к смертной казни чрезвычайно, говорят, крепко спят в последнюю ночь. -- Вероятно, Достоевский имеет в виду следующее место в повести Гюго "Последний день приговоренного к смерти": "Я сказал ему, что хочу спать, и бросился на постель. От сильного прилива крови к голове я и в самом деле уснул. В последний раз я спал таким сном" (Гюго, т. I, стр. 281).
   Стр. 23. ...я восторжествовал, и одного сознания о том казалось совершенно для меня довольно. -- Слова героя содержат вольную цитату из "Скупого рыцаря" (1830) Пушкина; ср. со словами Барона во 2-й сцене: "Я знаю мощь мою: с меня довольно Сего сознанья..." (также см.: наст. изд., т. XIII, стр. 75).
   Стр. 24....сестрин муж в Москве промотал наше маленькое состояние и мою в нем часть... -- По предположению А. Л. Бема автобиографический мотив; речь идет о П. А. Карепине, муже сестры писателя В. М. Достоевской (см.: А. Л. Бем. Словарь личных имен к "Дневнику писателя".-- В кн.: О Dostojevském. Praha, 1972, s. 301, 306).
   Стр. 26. ...фраппировало. -- Поразило (от франц. frapper).
   Стр. 26. ...эти медики бывают иногда свысока небрежны... -- Сентенция о "медиках" отражает постоянное недовольство мнительного больного Достоевского пользовавшими его докторами. Так, Достоевский в письме от 26 июля 1874 г. жаловался жене: "Этим Ортом я, все время, не совсем доволен; он обращается как-то легкомысленно и лечит точно наугад".
   Стр. 27. ...к Полицейскому мосту... -- Ныне Народный мост (через реку Мойку).
   Стр. 28....повезу ее в Булонь купаться в море... -- Булонь -- французский порт и курорт. Достоевский посетил Булонь в июне--июле 1862 г.
   Стр. 31. ...сцену Жиль Блаза с архиепископом Гренадским. -- В четвертой главе ("Архиепископа поражает апоплексический удар. О затруднении, в котором очутился Жиль Блас, и о том, как он из него вышел") седьмой книги плутовского романа А.-Р. Лесажа (1668--1747) "История Жиль Блаза из Сантильяны" (1717--1735) герой, воспользовавшись сове-то ми архиепископа, в крайне дипломатичной и осторожной форме высказывает критические замечания по поводу его последней, явно неудачной проповеди. Разговор о проповеди завершается изгнанием Жиль Блаза и раздраженным напутствием самолюбивого оратора: "Вы еще слишком молоды, чтоб отличать хорошее от худого. Знайте, что я никогда не сочинял лучшей проповеди, чем та, которая имела несчастье заслужить вашу хулу. Мой разум, слава всевышнему, ничуть еще не утратил своей прежней силы. Отныне я буду осмотрительнее в выборе наперсников; мне нужны для советов более способные люди, чем вы <...> Прощайте, господин Жиль Блас, желаю вам всяких благ и вдобавок немного больше вкуса" (А.-Р. Лесаж. Похождения Жиль Бласа из Сантильяны. Л., 1958, стр. 429).
   Сцена в "Кроткой" названа "шедевром" -- и это безусловно мнение самого Достоевского, неоднократно ее припоминавшего в странных житейских и литературных обстоятельствах. Достоевский писал А. Е. Врангелю 14 июля 1856 г., рассказывая о происшедшем между ним и М. Д. Исаевой недоразумении: "Со мной то же случилось, что с Gill Blas'ом и Archevêque de Grenade, когда он сказал ему правду". К тому же литературному сравнению прибегает Достоевский и в письме от 5 сентября 1873 г. к Д. Д. Кишенскому: "... я убедился, что между нами произошла классическая и вековечная история Жиль Блаза с архиепископом Гренадским". Об отношении Достоевского к роману Лесажа также см.: наст. изд., т. IX, стр. 522.
   Стр. 35. "Есть ли в поле жив человек?" -- кричит русский богатырь.-- Возможно, видоизмененная цитата из романа Герцена "Кто виноват?" (1846): "Моя жизнь не удалась, побоку ее. Я точно герой наших народных сказок <...> ходил по всем распутьям и кричал: "Есть ли в поле жив человек?" Но жив человек не откликнулся..." (Герцен, т. IV, стр. 166; слова Бельтова).
   Стр. 35. Говорят, солнце живит ~ разве оно не мертвец? -- Образ мертвого солнца навеян ассоциациями из Апокалипсиса. Солнце из "источника жизни" превращается в символ смерти: "Четвертый ангел вылил чашу свою на солнце; и дано было ему жечь людей огнем. И жег людей сильный зной; и они хулили имя бога, имеющего власть над сими язвами... " (гл. 16, стр. 8--9); после снятия агнцем шестой печати: "... я взглянул, и вот произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь" (гл. 6, ст. 12).
   Стр. 35. "Люди, любите друг друга" -- кто это сказал? чей это завет? -- "Сие заповедую вам, да любите друг друга" (Евангелие от Иоанна, гл. 15, ст. 17). Там же: "Сие есть заповедь моя, да любите друг друга, как я возлюбил вас" (гл. 15, ст. 12). Герой-атеист, цитирующий слова Мефистофеля из "Фауста" Гете и знакомый с Миллем, не может вспомнить, кому принадлежат эти слова. В черновых набросках равнодушие героя к религии еще более подчеркнуто. Он не может молиться и в его хорошо подобранной библиотеке нет псалтыри: "Я вот что хочу: я хочу псалтырь читать. Но по-славянски не умею и псалтыри нет! Послать в церковь; ночь. Господи, лучше не думать, лучше бы не думать" (стр. 353).
   

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

   Стр. 323. ...Кукольнику, которого так осмеяли... -- Речь идет о драмах и драматических фантазиях ("ложных мелодрамах") И. В. Кукольника (1809--1868) -- "Джакобо Санназар" (1833), "Джулио Мости" (1833), "Доменикино" (1837--1838). Нечто подобное "глупой и комедиантской мысли мелодрамы" ("Странная мысль: если бы можно было не хоронить?") действительно присутствует в мелодраме "Джакобо Санназар" (Н. Кукольник. Сочинения драматические, т. II. СПб., 1852, стр. 71, 73). Возможно, что и отклоненный Достоевским заголовок последнего раздела второй главы повести ("Убила не себя, а меня") восходит к словам Джакобо Санназара: "Я умер навсегда чужою смертью!" (там же, стр. 74).
   Драматические фантазии Кукольника, изобилующие внешними эффектами, ходульные и претенциозные, с точки зрения Достоевского, были справедливо осмеяны. В критических замечаниях о романе Э. Золя "Чрево Парижа" (см. стр. 238--239) Достоевский по поводу героя Золя -- художника Клода -- вспоминает драмы Кукольника: "Живописец Клод. Это не человек. Этот вечный восторг смешон. Это восторженные фигуры Кукольника в его драмах, как Доминикино, цаца, ляля. Только те говорили о Рафаэле, а эти о капусте". В "Кроткой" Достоевский совершает своеобразный и смелый "перевод" некоторых "глупых" мотивов "ложных мелодрам" Кукольника на трагически-искренний язык монологиста повести, снимая налет искусственности и фальши. Об отношении Достоевского к Кукольнику также см.: наст. изд., т. XVIII, стр. 273.
   Стр. 330. Портрет папы, в Эрмитаже. -- В "просветительскую" часть системы ростовщика, судя по этой записи, помимо походов в театр и приобщения к шедеврам мировой литературы уходило и знакомство с живописью. Трудно сказать определенно, какой именно портрет папы имел в виду Достоевский. В Эрмитаже их было два: этюд к портрету папы Иннокентия X (1644--1655) иснанского живописца Веласкеса (Velasquez, 1589--1660) и портрет папы Климента IX (1667--1669) итальянского художника Карло Маратта (Maratta, 1625--1713).
   

ДЕКАБРЬ

   Стр. 37. Как раз несколько дней спустя после приговора над несчастной беременной Корниловой ~ преступница-убийца, Кирилова. -- Двадцатисемилетняя кронштадтская мещанка Анна Кирилова, бывшая около полутора лет на содержании у директора Сампсоньевского машинно-вагонного завода, инженера-технолога Семена Францевича Малевского, которому было около тридцати лет, убила его сонного утром 2 августа 1876 г. двумя выстрелами из револьвера в голову. (ПГ, 1876, 3 августа, No 150; Г, 1876, 3 августа, No 213; СПбВед, 1876, 5 августа, No 214). Дело слушалось 2 ноября 1876 г. в первом отделении С.-Петербургского окружного суда. Подсудимая объяснила, что она очень любила Малевского. Поздно вечером 1 августа, придя к нему на квартиру, она застала у него в спальне женщину, но не ушла, как требовал Малевский, а сидела под дверью. В это время ей попался на глаза револьвер, и она сделала из него несколько выстрелов, "сама не зная куда и зачем". После ухода женщины Малевский объявил ей о разрыве отношений и отобрал револьвер, посмеявшись над нею, что она стреляла, ни в кого не целясь. Тем не менее она провела у него ночь, а наутро, проснувшись и одевшись, подошла взглянуть на спящего Малевского. Тут ее внезапно поразила мысль, что ей нужно будет уйти навсегда; не помня себя, она взяла револьвер и выстрелила Малевскому в голову. Далее в отчете говорилось: "Подсудимая--молодая, симпатичная девушка, с очень приятным добродушным личиком, на котором выражается большое внутреннее страдание, одета весьма прилично и скромно, во время привода присяжных к присяге плакала.
   После кратковременного совещания, г-да присяжные вынесли оправдательный приговор, причем зала заседания, переполненная публикою, разразилась громкими рукоплесканиями. Г-н председательствующий сделал публике внушение и приказал судебному приставу очистить залу заседания от публики. Подсудимая, при объявлении ей приговора, упала на скамью подсудимых в истерическом припадке; многие из публики прослезились" (ПГ, 1876, 3 ноября, No 216; ср.: НВр, 1876, 5 ноября, No 248; Г, 1876, 7 ноября, No 308).
   Стр. 38. Как раз случилось одно весьма благоприятное обстоятельство, доставившее мне скорую возможность посетить Корнилову и с ней познакомиться. -- Чиновник департамента Министерства юстиции К. И. Маслянников, прочитав октябрьский номер "Дневника писателя", проникся сочувствием к Корниловой и послал Достоевскому письмо (31 октября 1876 г.), в котором просил его повидаться с осужденной и убедить ее подать прошение о помиловании или смягчении участи (Письма читателей, с. 193--194). Следуя совету Маслянникова, Достоевский немедленно по получении письма отправился к прокурору Петербургской судебной палаты Э. Я. Фуксу и обратился к нему с просьбой разрешить свидание с Корниловой. Назавтра было получено разрешение на несколько свиданий, а на следующий день Достоевский был у Корниловой. О своих хлопотах и посещении осужденной он подробно рассказал Маслянникову в письме от 5 ноября 1876 г. Настоящая главка "Дневника писателя" многими деталями и в ряде мест почти теми же словами повторяет это письмо. К. И. Маслянников впоследствии написал воспоминания об участии Достоевского в деле Корниловой ("Эпизод из жизни Достоевского. (Материал для биографии)". -- НВр, 1882, 13 октября, No 2830; включено в кн.: Биография, стр. 102--109 раздела Приложения).
   Стр. 38....гораздо моложе, чем я предполагал о нем, служит черпальщиком в экспедиции заготовления государственных бумаг... -- В записной тетради Достоевский определил возраст С. К. Корнилова как приблизительно 30 лет (см. выше, стр. 314). Черпальщик -- рабочий, вычерпывающий из чанов бумажную массу. Экспедиция заготовления государственных бумаг -- находившееся в ведении Министерства финансов предприятие, на котором изготавливалась бумага для денежных знаков, гербовых и почтовых марок.
   Стр. 39. ...заплакала, вспомнив об одном показании ~ никогда не говорила. -- Показания давал пристав участка, куда явилась Корнилова, совершив преступление. В отчете о судебном заседании по этому поводу говорилось: "Пристав Нольде-Старченко показал, что, придя к нему объявить о своем преступлении, подсудимая говорила, что с полгода собирается убить ребенка, недели две уже как принималась привести свое намерение в исполнение, но все не удавалось" (Г, 1876. 18 октября, No 288).
   Во втором письме к К. Н. Маслянникову (21 ноября 1876 г.) Достоевский писал: "Она горько заплакала, припоминая показание тюремного пристава против нее в том, что будто она с самого начала своего брака возненавидела и мужа и падчерицу: "Неправда это, никогда я этого не могла ему сказать"".
   Стр. 39--40. Я еще накануне посещения узнал ~ ей сообщил. -- Защитником Корниловой был присяжный поверенный Вильгельм Иосифович (Осипович) Люстих (Люстbг) (1844--1915). Познакомившись с ним в хлопотах по этому процессу, Достоевский в ноябре 1878 г. поручил ему вести дело, связанное с очередными спорами вокруг наследства тетки Достоевского А. Ф. Куманиной (ЛН, т. 86, стр. 466--468). Ср. наст. изд., т. XXII, стр. 349.
   Достоевский узнал о кассационной жалобе во время второго визита к Э. Я. Фуксу за разрешением на свидания с Корниловой (см. примеч. к стр. 38). Очевидно, из беседы с Фуксом у него сложилось твердое мнение (которое он высказал и в письме к Маслянникову от 5 ноября 1876 г.) о том, что решение Сената будет неблагоприятным. В связи с этим все надежды он возлагал на прошение о помиловании, о чем и сказал Корниловой. "Я ей не утаил о возможности просьбы на высочайшее имя, если не удастся кассация", -- писал он Маслянникову.
   Стр. 40. Раза два я потом опять заходил к ней. -- Второй раз Достоевский был у Корниловой между 5 и 21 ноября 1876 г. (письмо к К. И. Маслянникову от 21 ноября 1876 г.).
   Стр. 40....с г-жой А. П. Б....-- Анна Петровна Борейша (Гроссман, Семинарий, стр. 66; ср. запись в тетради 1876--1877 гг., стр. 313).
   Стр. 40--42. И вот на днях меня известили ~ с участием присяжных заседателей. -- Это предложение почти дословно воспроизведено Достоевским из письма к нему К. И. Маслянникова от 11 декабря 1876 г., в котором последний извещал его, что "приговор суда по делу нашей клиентки Корниловой кассирован вследствие нарушения 693 ст<атьи> уст<ава> уг<оловного> суд<опроизводства> и поступил на рассмотрение другого отделения суда, с участием присяжных заседателей" (Письма читателей, стр. 195). Указанная статья Устава уголовного судопроизводства 1864 г. гласила: "Сведущие люди не могут быть избраны из лиц, участвующих в деле, или из состоящих по делу свидетелями, судьями или присяжными заседателями" (Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе, т. 39, отд. 2, 1864. СПб., 1867, стр. 264). Формальным поводом для кассирования приговора, как значится в обнаруженном И. Л. Волгиным решении уголовного кассационного департамента Сената, послужил "допрос одного и того же свидетеля и в качестве эксперта, и в качестве свидетеля по одному и тому же делу" (Письма читателей, стр. 195). В "Братьях Карамазовых" Достоевский воспроизвел эту ошибку из дела Корниловой: доктора Герценштубе и врача Варвинского допрашивают на процессе Дмитрия Карамазова и как экспертов, и как свидетелей, вызванных прокурором (наст. изд., т. XV, стр. 486--487).
   Стр. 42....выбросив девочку и заглянув в окно посмотреть, как она упала... -- Введенный в заблуждение опечаткой в "Петербургской газете", Достоевский вторично неправильно описывает поведение Корниловой (см. наст. изд., т. XXIII, стр. 406, примеч. к стр. 137).
   Стр. 44. Некоторые из тех друзей моих ~ я ошибся. -- В ноябре 1876 г. Л. X. Хохрякова под свежим впечатлением от "Приговора" побывала у Достоевского с целью получить от него объяснения об этой главке. Достоевский сказал ей, что "Приговор" не основан на реальном факте, а целиком написан им самим; на ее вопрос, не является ли он сам атеистом, писатель ответил: "Я деист, я философский деист!". Хохрякова указала ему, что "Приговор" может довести до мысли о самоубийстве даже человека, о нем не помышлявшего, и что, "осознав необходимость уничтожения или разрушения", человек может прийти к убеждению о необходимости убить близких, желая "только их счастья". Это восприятие "Приговора", по словам Хохряковой, сильно взволновало Достоевского:
   "-- Боже, я совсем не предполагал такого исхода, -- сказал он, вскочив с места.
   Он начал быстро ходить по комнате, почти бегать, волновался до того, что дошел до какого-то исступления, и то ударял себя в грудь, то хватался за волосы.
   -- И ведь это не вы первая, -- сказал он, остановившись перед мною на одну секунду, -- мне уж говорили об этом и, кроме того, я получил письмо.
   И снова забегал, чуть не проклиная себя.
   -- Меня не поняли, не поняли! -- повторил он с отчаянием, потом вдруг сел близко ко мне, взял меня за руку и заговорил быстрым шепотом:
   -- Я хотел этим показать, что без христианства жить нельзя, там стоит словечко: ergo; оно-то и означало, что без христианства нельзя жить. Как же это ни вы, ни другие этого словечка не заметили и не поняли, что оно означает.
   Потом он встал, выпрямился и произнес твердым голосом:
   -- Теперь я даю свое слово до конца дней моих искупать то зло, которое наделал "Приговором"" (Хохрякова, стр. 5).
   Стр. 45. ...присылает мне один автор, г-н Эние, свою статейку, учтиво-ругательную, напечатанную им в Москве в еженедельном журнале "Развлечение". -- Ение. Дневник благонамеренного сатирика. -- "Развлечение. Юмористический журнал с карикатурами", 1876, 14 декабря, No 51, стр. 391--392.
   Статья кончается пожеланием, чтобы "писатели поменьше дарили своим вниманием всех этих "судий и отрицателей жизни"".
   Стр. 46. О, Фальстафы жизни! Ходульные рыцари!.. -- Фальстаф -- персонаж пьес Шекспира "Генрих IV" (изд. 1598--1600) и "Виндзорские насмешницы" (изд. 1602); здесь в смысле -- бесполезный человек, отличающийся нравственным нигилизмом и похвальбой.
   Стр. 50. Я получаю очень много писем с изложением фактов самоубийств... -- В декабре 1876 г. Достоевский получил три таких письма. Ф. М. Плюснин, сын купца из г. Слободского Вятской губернии, писал ему 10 декабря о случившихся в ноябре двух самоубийствах: отравилась послушница женского монастыря, доведенная до отчаяния преследованиями игуменьи, и застрелился ссыльный поляк Грабовицкий, тяжело больной и бедный человек, не имевший даже заработка (ИРЛИ, ф. 100, No 29814. CCXIб.9). Л. П. Блюммер из Саратова сообщал 16 декабря о двух самоубийствах, совершенных без видимой причины людьми, жившими внешне вполне благополучно (ИРЛИ, ф. 100, No 29646. CCXIб.2). Помощник инспектора Кишиневской духовной семинарии М. А. Юркевич рассказал о самоубийстве гимназиста в день именин (ИРЛИ, ф. 100, No 29911. CCXIб.14). Это письмо частично напечатано в январском выпуске "Дневника писателя" за 1877 г. (гл. И, § 4 "Именинник" -- наст. изд., т. XXV).
   Стр. 51. "Да семейства у нас вовсе чет", -- заметил мне недавно, возражая мне, один из наших талантливейших писателей. -- Этим писателем, как указано в записной тетради (см. выше, стр. 250), был M. E. Салтыков-Щедрин. Он же имеется в виду и далее в "Дневнике писателя", где говорится об "умных людях" и "руководителях", от которых молодежь "может заимствовать <...> лишь взгляд сатирический, но уже ничего положительного" (Борщевский, стр. 293--295). Ср. наст. изд., т. XXIII, стр. 406, примеч. к стр. 144.
   Стр. 51--52. Молодежь шестого декабря ~ указанным "Московскими ведомостями"... -- 6 декабря 1876 г. в Петербурге на Казанской площади состоялась революционная демонстрация, которая была первым политическим мероприятием созданной в том же году организации "Земля и воля". В передовой статье "Московских ведомостей" (1876, И декабря, No 318) M. H. Катков объяснил эту демонстрацию (как и вообще все русское революционное движение) "заграничной интригой", имевшей целью "пугать Россию революцией" накануне Константинопольской конференции. Ср. также: M Вед, 1876, 14 декабря, No 321. Выражение Достоевского "настеганное стадо", возможно, восходит к словам "настеганные бараны", содержавшимся в указанной передовой статье M. H. Каткова: "Кто-нибудь нанимает же рыцарей пера писать тенденциозную ложь? Труднее ли, дороже ли стоит нанять погонщиков, чтобы бросить на улицу настеганных баранов?". Однако выражение "настеганная толпа" встречается у Достоевского и раньше -- в подготовительных материалах к "Подростку" (наст. изд., т. XVI, стр. 168, 293).
   Стр. 54. "Никто же плоть свою возненавиде". -- Цитата из Евангелия: "Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и господь церковь" (Послание к Ефесянам св. апостола Павла, гл. 5, ст. 29).
   Стр. 54. Года полтора назад мне показывал один высокоталантливый и компетентный в нашем судебном ведомстве человек пачку собранных им писем и записок самоубийц... -- Предсмертные письма и записки самоубийц Достоевскому показывал А. Ф. Кони (Гроссман, Семинарий, стр. 66).
   Стр. 55--59. Анекдот из детской жизни. -- Примечание А. Г. Достоевской: "Действительный случай, происшедший с дочерью г-жи Хохряковой; сообщен матерью девочки. Г-жа Хохрякова служила на телеграфной станции где-то за Невской заставой" (Гроссман, Семинарий, стр. 66). Л. X. Хохрякова рассказала Достоевскому о побеге своей дочери, очевидно, в ноябре, когда беседовала с ним у него на квартире о "Приговоре" (см. примеч. к стр. 44).
   Тема убежавших из дома и скитающихся детей давно привлекала внимание Достоевского. Она была намечена еще в 1867 г. в подготовительных материалах к "Идиоту" (наст. изд., т. IX, стр. 145). Писатель вернулся к ней в 1872 г. в плане "Новые повести" (наст. изд., т. XII, стр. 8), а затем коснулся ее в "Дневнике писателя" за 1873 г. в очерке "Одна из современных фальшей" (см. след. примеч.). Она присутствует в "Подростке" (наст. изд., т. XIII, стр. 64; т. XVII, стр. 368) и подготовительных материалах к нему (наст. изд., т. XVI, стр. 5), а также в плане неосуществленного романа "Отцы и дети" (наст. изд., т. XVII, стр. 7). Своеобразное, отличное от этих замыслов отражение она нашла в рассказе "Мальчик у Христа на елке" (наст. изд., т. XXII, стр. 14--17).
   Стр. 58....помните вы года четыре назад напечатанное в газетах известие со бывший с ними пистолет. -- Об этом случае Достоевский ранее писал в очерке "Одна из современных фальшей" (наст. изд., т. XXI, стр. 135, 457). Очевидно, он читал и сообщение об учениках московского реального училища, бежавших в марте 1876 г. в Герцеговину (НВр, 1876, 24 марта, No 25; 1 апреля, Jft 37; МВед, 1876, 3 апреля, No 85; БВ, 1876, 21 марта, No 79; 3 апреля, No 92; РМ, 1876, 24 марта, No 82).
   Стр. 58. Прежние, надумав проект (ну хоть бежать в Венецию, начитавшись о Венеции в повестях Гофмана и Жорж Занда, -- я знал одного такого)... -- Возможно, Достоевский говорит о самом себе. О его увлечении Венецией см. наст. изд., т. XXII, стр. 331, примеч. к стр. 27; об отношении к "венецианским" повестям Жорж Санд см. наст. изд., т. XXIII, стр. 33, 35--36. Гофманом Достоевский увлекался в пору пребывания в Главном инженерном училище. В письме к брату от 9 августа 1838 г. он сообщал, что летом, в лагерях в Петергофе, им был прочитан "весь Гофман". Д. В. Григорович, друживший с Достоевским в училище, вспоминал: "Первые литературные сочинения, читанные мной на русском языке, были мне сообщены Достоевским; это были: перевод "Кот Мурр" Гофмана..." (Григорович, стр. 47). Вспоминая о Гофмане в связи с Венецией, Достоевский имел в виду такие повести, как "Дож и догаресса" (1819; русск. пер. 1823, 1836), "Принцесса Брамбилла" (1821; русск. пер. 1844).
   Стр. 58. ...а теперешние надумают да и выполнят. -- Реминисценция рассказа M. E. Салтыкова-Щедрина "Непочтительный Коропат". См. наст. изд., т. XXII, стр. 315--316.
   Стр. 59. ...это вовсе не единичные случаи... (ср. ниже: Но вот, стало быть, возможны и бродячие девочки.) -- В печати сообщалось, например, о двух тульских девочках одиннадцати-двенадцати лет, убежавших из дома "в леса", а также о попытке побега мальчиков на Цейлон (БВ, 1876, 2 апреля, No 91).
   Стр. 60. Разъяснение об участии моем в издании будущего журнала "Сеет". -- 24 октября 1876 г. Н. П. Вагнер обратился к Достоевскому с письмом, в котором просил его поместить в "Дневнике писателя" объявление об издании журнала "Свет", о котором они "уже говорили" (ЛН, т. 86, с. 451). В ответном письме от того же числа Достоевский, приглашая Вагнера занести ему домой объявление, писал: "... непременно постараюсь отвести требуемые полстранички, а Вас поздравляю с предприятием" ("Советские архивы", 1969, No 2, стр. 114). В опубликованном объявлении среди сотрудников будущего журнала был назван Достоевский. В январе 1877 г. Н. П. Вагнер просил вторично напечатать его объявление в "Дневнике писателя", но письмом от 26 января Достоевский категорически ему в этом отказал, сославшись на то, что, несмотря на разъяснение в декабрьском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., некоторые читатели продолжали его считать сотрудником "Света". В январском выпуске "Дневника писателя" за 1877 г. Достоевский предполагал поместить еще одну заметку о своем неучастии в журнале Н. П. Вагнера, но в последний момент снял ее (см. письмо к метранпажу М. А. Александрову от конца января 1877), чтобы, как считал А. С. Долинин, этим вторичным заявлением не обидеть Н. П. Вагнера, с которым он находился в дружественных отношениях (Д, Письма, т. IV, стр. 465). Журнал издавался с января 1877 г. под названием "Свет. Орган общечеловеческого развития. Ежемесячное научно-художественное издание". По сообщению С. В. Белова, неопубликованные письма Н. П. Вагнера к Достоевскому, хранящиеся в ГБЛ, "полны настоятельных просьб о сотрудничестве в журнале" (ВЛ, 1967, No 5, стр. 166).
   Однако Достоевский не только не принял прямого участия в журнале, но воздерживался и от косвенного. Из письма Н. П. Вагнера от 9 октября 1877 г. (Письма читателей, с. 190--191) видно, что в течение 1877 г. он не обращался к писателю за советами потому, что тот его к тому не поощрял.
   Стр. 61. Московские старообрядцы снарядили и пожертвовали от себя целый (и превосходный) санитарный отряд и послали его в Сербию... -- См. наст. изд., т. XXIII, стр. 385.
   Стр. 63. Вот почему Европа всеми средствами желала бы взять себе в опеку славян ~ восстановить их навеки против России и русских.-- Об этих проектах уже говорилось в сентябрьском выпуске (см. наст. изд., т. XXIII, стр. 114--116).
   Стр. 63. ...она бы и желала, чтоб Парижский трактат продолжался сколь возможно долее... -- Парижский договор, которым окончилась Крымская война, был подписан воевавшими странами при участии Австрии и Пруссии 30 марта 1856 г. Турции гарантировалась целостность и независимость. Россия лишалась ряда территорий в устье Дуная и Южной Бессарабии. Чернов море объявлялось нейтральным, России и Турции запрещалось иметь на нем военный флот и военно-морские арсеналы. Россия была обязана срыть все укрепления на берегах Черного моря. Проливы Босфор и Дарданеллы закрывались для военных судов всех стран, но султану давалось право пропускать при необходимости легкие военные суда дружественных держав.
   Действия русской дипломатии после 1856 г. определялись во многом стремлением добиться отмены унизительного для России договора. Воспользовавшись удобным моментом, когда франко-прусская война сделала невозможной войну европейских держав с Россией, канцлер А. М. Горчаков разослал правительствам Англии, Франции, Австро-Венгрии, Италии и Турции циркуляр (19 (30) октября 1870 г.), в котором заявлялось, что Россия не считает себя более связанной статьями договоров, ограничивающими ее права на Черном море. Лондонская конвенция 13 марта 1871 г. отменила статьи, запрещавшие России иметь на Черном море военный флот и укрепления, но оставила в силе установленный договором режим проливов.
   Стр. 63. ...вот откуда происходят тоже и все эти проекты о бельгийцах, о европейской жандармерии и проч., и проч. --11 декабря (29 ноября) открылась Константинопольская конференция для мирного разрешения конфликта между Турцией и славянскими народами Балканского полуострова. На предварительных заседаниях (И декабря (29 ноября)--21 (9) декабря), проходивших без участия Турции, представители шести европейских держав выработали программу требований к Турции; в их число входило учреждение особой наблюдательной комиссии по выработке специального судебного устава для христианского населения Европейской Турции. В распоряжение этой комиссии предполагалось предоставить отряд бельгийцев или итальянцев численностью в 4 000 человек. Достоевский обратил внимание на передовую статью "Московских ведомостей" (1876, 9 декабря, No 316), в которой в связи с различными проектами решения судьбы славянских народов Турции говорилось: "Речь идет о занятии турецких провинций австрийскими, французскими, итальянскими войсками, наконец, швейцарскими стрелками и бельгийской жандармерией. Итак, все государства Европы по очереди приглашаются улаживать восточные затруднения. Устраняется только Россия, и она должна в видах примирительности и уступчивости безропотно отойти в сторону и отдать дела Востока в руки своих противников".
   Стр. 63. ...об "ободнявшем Петре". -- Ободнять -- пробыть, провести где-либо день (см.: Даль, т. II, стр. 609). Смысл приводимой далее пословицы "Лови Петра с утра, а ободняет, так провоняет" (стр. 64) объяснен в записной тетради 1876 г. (см. стр. 290, а также: наст. изд., т. XIV, стр. 155, 296; т. XV, стр. 548).
   Стр. 63. В последнее время многие говорили ~ даже озлобление.-- См., например, в передовой статье "Нового времени" (1876, 14 декабря, No 287): "На днях мы указывали на некоторое охлаждение к славянскому делу со стороны части нашего общества...". Об этом же свидетельствовал "Русский мир" (1876, 7 декабря, No 293): "Общественное мнение Европы заметно охладело к Восточному вопросу; охладела к нему, быть может, и некоторая часть русского общества". Разочарование в летнем движении, переходящее в злобные на него нападки, отмечал П. Бартенев " статье "О некоторых суждениях и взглядах" (МВед, 1876, 1 декабря, No 309). Ср.: СПбВед, 1876, 8 декабря, No 339; Гр, 1876, 29 ноября, No 44, стр. 1036--1040 (В. П. Мещерский. Кое о чем на тему: увы, мы отвыкли от войны).
   

<ЗАПИСИ К "ДНЕВНИКУ ПИСАТЕЛЯ" ИЗ РАБОЧИХ ТЕТРАДЕЙ 1875-1877 гг. (ЗТ1, И ЗТ2)>

   В комментарии к записям Достоевского из рабочих тетрадей не поясняются, как правило, заметки, нашедшие отражение в основном тексте "Дневника писателя" в том же месяце или ближайшем к нему, когда они были занесены в тетрадь. Исключения делаются в тех случаях, если затруднительно установление связи между записью в тетради и соответствующим ей местом окончательного текста и если хронологический разрыв между черновой записью в тетради и ее использованием в тексте "Дневника" составляет несколько месяцев. Повторные записи, как правило, не комментируются, нов примечании к первой обычно указываются страницы (все или выборочно), на которых находятся другие, касающиеся того же предмета и той же темы.
   

<ЗАПИСНАЯ ТЕТРАДЬ 1875--1876 гг.>

   Стр. 66. 1875. От 5-го ноября "Москов<ские> ведомости". О египетском наследстве... -- В "Московских ведомостях" (1875, 5 ноября, No 282) в сообщении из Лондона от 4 ноября говорилось о речи премьер-министра Великобритании В. Дизраэли на банкете у лондонского лорд-мэра. Касаясь судьбы бывших турецких владений, Дизраэли упомянул "о значительности английских интересов на Востоке". Вопрос о Египте был злободневным в связи с намерением Англии приобрести акции Суэцкого канала. Купив их 26 ноября 1875 г. у египетского хедива, Англия стала фактической хозяйкой канала, а Египет попал от нее в зависимость. Ср. стр. 404, примеч. к стр. 70.
   Стр. 66....Черняев. -- Михаил Григорьевич Черняев (1828--1898), генерал-лейтенант в отставке, участник завоевательных походов в Средней Азии, редактор-издатель консервативной газеты "Русский мир".
   Стр. 66. От 6-го ноября "Голос". Фельетон из Берлина... -- Имеется в виду анонимная статья "Русская школа. Письмо из Берлина" (Г, 1875, 6 ноября, No 307) -- продолжение ранее напечатанного первого письма (25 сентября, No 265). В обеих статьях излагалось содержание чтений в берлинском педагогическом кружке о постановке школьного дела в России. В письме, заинтересовавшем Достоевского, пересказывалось содержание второго чтения о "распространении революционной пропаганды в русской школе". Докладчик, проживший в России более десяти лет в качестве учителя, утверждал, что основную вину за распространение революционных идей в гимназиях несут "Московские ведомости" M. H. Каткова и П. М. Леонтьева, которые устремляли "все свои усилия единственно к тому, чтоб произвести совершенную смуту в понятиях о настоящем значении классических и реальных общеобразовательных училищ, возбудить дух партий в русской школе и, таким образом, не дать установиться в России правильной училищной системе". Доказывая преимущество реального образования, докладчик ссылался на аналогичную точку зрения русских педагогов.
   Стр. 66. ...у к<нязя> Мещерского... -- О Владимире Петровиче Мещерском (1839--1914), издателе еженедельной газеты-журнала "Гражданин", редактором которой в 1873--апреле 1874 гг. был Достоевский, см. наст. изд., т. XXI, стр. 360--369.
   Стр. 66. ...союз трех сев<ерных> держав... -- Соглашение между Александром II, Вильгельмом I (Германия) и Францем-Иосифом I (Австро-Венгрия) о совместных действиях для сохранения в Европе сложившегося положения и подавления революционного движения; заключено в сентябре 1872 г. и называлось Союзом трех императоров.
   Стр. 67. ...Овсянников. -- Петербургский купец-миллионер; в дни, когда Достоевский записал комментируемую фразу, внимание прессы и общественного мнения было привлечено к Овсянникову ожиданием громкого и скандального процесса по его делу (ср. ниже, стр. 405 и наст. изд., т. XXII, стр. 390).
   Стр. 67. ...Филоновы...-- Андрей Григорьевич Филонов (1831--1908), педагог-реакционер, в 1873--1883 гг. инспектор 4-й петербургской прогимназии, автор ряда учебных руководств, выдержанных в казенно-благонамеренном духе. Достоевский упомянул его здесь, очевидно, в связи с тем, что тот в речи, произнесенной в 1875 г., призывал гимназистов доносить на своих товарищей. Речь Филонова вызвала полемику (см.: Г, 1875, 26 октября, No 296; Гр, 1875, 2 ноября, No 44, стр. 1060--1062: 16 ноября, No 46, стр. 1112). Ср. стр. 80, 108.
   Стр. 67. ...Крестовский... -- Всеволод Владимирович Крестовский (1840--1895), писатель; в 1860-х годах сотрудник "Времени"; позднее выступил с рядом "антинигилистических" романов ("Панургово стадо", 1869; "Две силы", 1874; и др.).
   Стр. 67. Граф Сальяс... -- Имеется в виду Евгений Андреевич Салиас де Турнемир (1840--1908), исторический романист, автор романа "Пугачевцы" (1873--1874), который читал Достоевский в период работы над "Подростком" (см. наст. изд., т. XVI, стр. 6--7; т. XVII, стр. 268, 396).
   Стр. 67. ...Авсеенки... -- Романист и критик Василий Григорьевич Авсеенко (1842--1913), с которым Достоевский резко полемизировал в апрельском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. (см. наст. изд., т. XXII).
   Стр. 67. ...Фадеев... -- Ростислав Андреевич Фадеев (1824--1883), отставной генерал, публицист консервативной дворянской оппозиции, сотрудник газеты "Русский мир", где в 1874 г. напечатал серию статей, составивших книгу "Русское общество в настоящем и будущем (Чем нам быть?)" (СПб., 1874). С идеями Фадеева относительно роли и места дворянства в пореформенной России Достоевский полемизировал в "Подростке" (см.: наст. изд., т. XVII, стр. 262--264; Е. И. Семенов. Роман Достоевского "Подросток" (проблематика и жанр). Л., 1979, стр. 17--35). Ср. наст. изд., т. XXII, стр. 371, примеч. к стр. 104.
   Стр. 67. Фантастическая идея Ордена чести... -- "Идея" Достоевского полемична по отношению к мысли Фадеева о предоставлении крупным купцам дворянских прав: "Единственная группа людей вне дворянства, обладающая у нас самостоятельным значением, а потому имеющая несомненное право голоса в общих делах, это -- купечество. <...> русский привилегированный слой, составляющий учреждение чисто общественное, должен открываться всякой общественной силе, упрочивающей себя наследственно. Поэтому в России следовало бы облегчить по возможности переход в дворянство крупным купцам, остающимся купцами. По нашему мнению, было бы совершенно согласным с современными потребностями предоставить им право просить о возведении в дворянство детей, обеспеченных значительною недвижимою собственностью; почетных же граждан, владеющих капиталом определенной величины, сравнять с дворянами во всех правах" (Р. А. Фадеев. Русское общество в настоящем и будущем. СПб., 1874, стр. 86--88). См. в записной тетради 1872--1875 гг. полемические замечания к этому месту книги Фадеева (наст. изд., т. XXI, стр. 271). Проект Ордена чести (légion d'honneur), который мог бы "в двух видах совершиться: или от правительства, или от себя", упоминается в записях 4--5 апреля 1875 г. в подготовительных материалах к "Подростку", где его выдвигает Версилов (наст. изд., т. XVI, стр. 332). В окончательном тексте (наст. изд., т. XIII, стр. 177--178) этот проект высказывается в виде превращения дворянства в "собрание лучших людей", доступ в которое открывал бы "всякий подвиг чести, науки и доблести" (см. подробно: наст. изд., т. XVII, стр. 332--333). Дальнейшим развитием проекта должна была стать "юмористическая поправка".
   Стр. 67. Рассказ Некрасова о последних днях Решетникова...-- В связи с публикацией в "Отечественных записках" романа "Подросток" Достоевский в 1875 г. часто встречался с Некрасовым. Очевидно, при одной из этих встреч Некрасов и рассказал ему о "последних днях" писателя-разночинца Ф. М. Решетникова, умершего 9 марта 1871 г.
   Стр. 67....(революционеры, старого Гаврилу)... -- Намек на строки из стихотворения Дениса Давыдова "Современная песня" (соч. 1836; напеч. 1840):
   
   А глядишь: наш Мирабо
   Старого Гаврилу
   За измятое жабо
   Хлещет в ус да в рыло.
   
   Достоевский неоднократно цитировал это стихотворение (см. наст. изд., т. XVIII, стр. 114; т. XXIII, стр. 32).
   Стр. 67. ...Юхотский плакал, обтянутая ручка, фойе и деликатес.-- Детали из романа В. Г. Авсеенко "Млечный путь", кн. 1, гл. II (PB, 1875, No 10, стр. 798--806).
   Стр. 67. Граф Толстой ~ "Русский мир", M 216). -- В указанном номере "Русского мира" (8 ноября 1875 г.) был помещен обзор Вс. С. Соловьева "Русские журналы" (подпись: Вс. С), в котором, в частности, излагалось содержание напечатанного в ноябрьской книжке "Вестника Европы" письма И. С. Тургенева по поводу смерти поэта А. К. Толстого (ср.: Тургенев, Сочинения, т. XIV, стр. 224--226) и были приведены три выдержки. Пересказав содержание помещенного там же некролога А. К. Толстого, написанного M. M. Стасюлевичем, Вс. С. Соловьев высказал пожелание, "чтоб люди, близкие покойному поэту, не откладывали собирание материалов для его биографии и чтоб труд этот выпал :на долю человеку, способному совершить его достойным образом".
   Название журнала "Русский вестник" значится в комментируемой заметке, очевидно, по ошибке, вместо "Вестник Европы". Ноябрьскую книжку "Русского вестника", где также был напечатан некролог А. К. Толстого за подписью А. (В. Г. Авсеенко), Достоевский читал много позже. Запись о статье М. С. Куторги из этого номера была сделана между 17 и 20 декабря (см. выше, стр. 81). О чтении статьи А. М. Бутлерова "Медиумические явления" Достоевский сообщал Н. П. Вагнеру в письме от 21 декабря. Упоминание рассказа А. Незлобина "Кружок" находится в тетради между заметками, датируемыми 13 декабря, причем возможно, что к этому моменту рассказ был известен Достоевскому лишь по рецензии Вс. С. Соловьева (см. выше, стр. 75 и примеч. к ней). Эти факты опровергают сформулированную на основании комментируемой записи гипотезу Н. Ф. Бельчикова, согласно которой некролог, напечатанный в "Русском вестнике", явился одним из побудительных толчков к ряду последующих полемических заметок о "Дыме" и Тургеневе (Н. Ф. Бельчиков. Тургенев и Достоевский. (Критика "Дыма"). -- "Литература и марксизм", 1928, No 1, стр. 65--66; ЛЯ, т. 83, стр. 472). Записи о Тургеневе начинаются в ноябре, о "Дыме" -- около 8 декабря (см. выше, стр. 68, 73).
   Стр. 68. Общество земледельческих колоний ~ "Голос". Воскресенье, 9-го ноября 75. -- В указанном номере "Голоса" (No 310) был напечатан краткий отчет о деятельности Общества земледельческих колоний и ремесленных приютов за октябрь 1875 г. См. наст. изд., т. XXII, "тр. 325--326.
   Стр. 68. "Голос". Понедельник, 10-го ноября, со Голядкин. -- В номере "Голоса" за указанное число (1875, No 311) был помещен фельетон "Новости иностранной литературы" (без подписи), посвященный книге английского психиатра А. Уинтера "Области, сопредельные с умственным расстройством, и другие статьи по тому же предмету"- A. Wynter. The Borderlands of Insanity and Other Allied Papers. London, 1875) и двум романам Жорж Санд -- "Фламаранд" ("Flamarande", 1875) и "Два брата" ("Les deux frères", 1875). А. Уинтер доказывал, что "черта, отделяющая здравый рассудок от умственного расстройства, чрезвычайно тонка <...>. В известном состоянии сознания человек может находиться в постоянной борьбе с самим собою и с подстрекательствами двойника совершить или сказать то, что претит его природе в нормальном состоянии". Рассуждения английского ученого в изложении автора фельетона напомнили Достоевскому о герое его повести "Двойник", который находился в аналогичном психическом состоянии. С этим фельетоном связаны, по всей видимости, размышления Аркадия в заключительной главе "Подростка" о "двойнике" Версилова (наст. изд., т. XIII, стр. 445--446). См.: В. Н. Захаров. Проблемы изучения Достоевского. Петрозаводск, 1978, стр. 66--67.
   Стр. 68. Человек, который рад проползти из Бадена в Карльсруе на карачках... -- Очевидно, имеется в виду Тургенев, живший долгое время в Баден-Бадене и имевший там собственный дом. Баден-Баден расположен приблизительно в 30 км от Карлсруэ, который упоминается в "Бесах" в связи с писателем Кармазиновым, чей образ является карикатурой на Тургенева (см. наст. изд., т. X, стр. 349--350).
   Стр. 68. В Симбирске на памятнике Карамзину... -- Памятник по проекту скульптора С. И. Гальберга был открыт в 1845 г. Изображение, которое имеет в виду Достоевский, представлено левым барельефом постамента. Известны насмешливые отзывы о памятнике ряда современников Достоевского. Осмотрев памятник в конце 1850-х годов, Н. А. Крылов, как он впоследствии вспоминал, иронизировал над тем, что "с одной стороны голый Карамзин стоит с свитком, а с другой стороны этот же голый Карамзин сидит на кровати, а к нему из рога изобилия сыплются червонцы" (Н. А. Крылов. Очерки из далекого прошлого. -- ВЕ, 1900, No 5, стр. 167). Ср.: В. А. Тихонов. Воспоминания об И. Ф. Горбунове. -- "Исторический вестник", 1899, No 1, стр. 180.
   Стр. 68. ...Послание к Римлянам, глава II, стих 9. -- "Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых иудея, потом и эллина".
   Стр. 68. "Русский мир" сам признал себя на 5 рублей поплоше...-- В "Русском мире" (1875, 9 ноября, No 217) было помещено объявление о подписке на 1876 г., в котором сообщалось о снижении годовой подписной платы с 16 до 10 рублей. М. Г. Черняев был редактором-издателем "Русского мира".
   Стр. 69. Юбилей Тургенева... -- В статье П. Библиографа (псевдоним П. П. Васильева) "Первое печатное произведение И. С. Тургенева" (МВед, 1875, 12 ноября, No 289) упоминалось, что "Общество любителей российской словесности при Московском университете намерено в нынешном году почтить юбилейным торжеством И. С. Тургенева". Очевидно, прочитав это сообщение, Достоевский задумался о форме своего участия в юбилее. Однако известие оказалось ложным. (См.: Тургенев, Сочинения, т. XV, стр. 376; Тургенев, Письма, т. XI, стр. 534--535).
   Стр. 69. Левиты... -- Священнослужители низшего духовного сана у древних евреев.
   Стр. 69....статья "Литературная кунсткамера", о "Подростке".-- Статья "Литературная кунсткамера. Письма к издателю, V" за подписью "Странник" (МВед, 1875, 14 ноября, No 291) была откликом на некролог В. С. Курочкина, помещенный в "С.-Петербургских ведомостях" (1875, 24 августа, No 224), в котором была дана высокая оценка В. С. Курочкина как редактора-издателя "Искры". С реакционных позиций отрицательно характеризуя "Искру", автор "Литературной кунсткамеры" говорил о сочувствии журнала Парижской коммуне, выраженном в NoNo 13--21 за 1871 г. Порицая демократическую публицистику и ее пристрастив к "европейскому социализму", которого "знать не хочет Европа", автор в конце статьи сравнивал ее с героем "Подростка", который в пансионе "стыдится" своей матери и "бегает" за французом Тушаром.
   Стр. 69. "Москов<ские> ведомости", No 292 ~ Опровержение сенсационной телеграммы "Русского мира"... -- Имеется в виду следующее сообщение: "В опровержение депеши, полученной газетою "Русский мир" из Рагузы от 11-го ноября, будто бы Австрия отказалась доставлять в Черногорию запасы хлеба для собравшихся туда 65 000 герцеговинских беглецов и что вследствие того грозит неизбежный голод, венская "Politische Correspondenz" официально сообщает, что австрийское правительство уже довольно долгое время и правильно доставляет хлеб для беглецов в Черногорию, что эта помощь доставляется безвозмездно и до сих пор не было никакого распоряжения о прекращении оной" (МВед, 1875, 16 ноября, No 292).
   Стр. 69. ...принимают публику за какой-то Ташкент... -- В ночь с 14 на 15 июня 1865 г. М. Г. Черняев (в 1875 г. редактор-издатель "Русского мира") отрядом около 2 000 человек при 12 орудиях неожиданным дерзким штурмом взял Ташкент, который обороняла тридцатитысячная армия.
   Стр. 70. "Гражданин", No 46, 16 ноября: известия о попах... -- См. наст. изд., т. XXII, стр. 329. О попах "с папиросками" Достоевский писал в той части очерка "Маленькие картинки" (1874), которую вычеркнул из окончательного текста по настоянию цензора И. А. Гончарова (см. наст. изд., т. XXI, стр. 315--316, 470--471).
   Стр. 70. "Московские ведомости", M 296, 20 ноября, ~ Суэцком канале. -- В этом номере в сообщении из Москвы было помещено изложение "Докладной записки о причинах упадка одесской торговли и средствах к ее поднятию", представленной в Совет торговли и мануфактур его Одесским комитетом. В записке указывалось, что с конца 60-х годов на заграничных рынках торговля России хлебом столкнулась со все более усиливавшейся конкуренцией Америки. Авторы записки выражали убеждение, что Россия "окончательно утратила свое значение в хлебной торговле, что ей приходится снизойти на второй план и что даже тут она может сохранять место только под условием напряженных усилий".
   Здесь же под заглавием "Г. Джон Лемуан о восточной политике Англии" напечатан перевод статьи французского публициста и политического деятеля Джона Эмиля Лемуана (Lemoinne, 1815--1892) в парижском "Journal des Débats" о "Новом повороте британской политики на Востоке". Лемуан порицал Англию за ее желание захватить Египет и Суэцкий канал и писал, что нет причин, которые помешали бы в ответ на это России захватить Константинополь, Франции -- Бельгию, Германии -- Голландию и т. д. Ср. стр. 400, примеч. к стр. 66.
   Стр. 70. Люди из бумажки. -- Это выражение несколько раз повторяется в произведениях Достоевского. В "Бесах" так характеризует западников и "нигилистов" Шатов (см. наст. изд., т. X, стр. 110; ср. т. XI, стр. 170). В подготовительных материалах к "Подростку" это выражение употреблено по отношению к Версилову (см. наст. изд., т. XVI, стр. 400). В февральском выпуске "Дневника писателя" за 1877 г. (гл. II, § 1 "Один из главнейших современных вопросов") "людьми из бумажки" названы персонажи "Анны Карениной", "эти мелкие, ничтожные и лживые люди".
   Стр. 70. Теперешнее поколение со возненавидят своих отцов. -- Эту мысль Достоевский развил в мартовском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. II, § 4 "Единичные явления)) (наст. изд., т. XXII, стр. 101--102). Ср. также стр. 123.
   Стр. 70. "Московские ведомости", No 297, 21 ноября, ~ (из Петербурга). -- В указанном номере газеты говорилось: "На захват Англией Суэцкого канала следует смотреть не просто как на торговую сделку, а как на событие политическое, первостепенной важности". В подтверждение этого приводился ряд отзывов из английской прессы ("Times", "Daily News", "Morning Post" и др.), заинтересовавших Достоевского. Ср. стр. 400, примеч. к стр. 66.
   В корреспонденции "Из Петербурга", помеченной 18 ноября, сообщалось о том, что "в сферах правительственных" и "в среде нашего городского общества" оживленно обсуждается вопрос об обязательном начальном обучении. В связи с этим газета ставила вопросы о программе обязательного обучения и материальном обеспечении народных училищ.
   Стр. 70. "Русский мир" удешевил газету, -- См. стр. 403, примеч. к стр. 68.
   Стр. 70. А Балда приговаривал ~ за дешевизною. -- Заключительные строки "Сказки о попе и о работнике его Балде" А. С. Пушкина (1830), цитируемые по искаженному тексту, опубликованному В. А. Жуковским в 1840 г. под заглавием "Сказка о купце Кузьме Остолопе и работнике его Балде" и в таком виде печатавшемуся в собраниях сочинений Пушкина при жизни Достоевского (искажения были устранены в 1882 г.).
   Стр. 70. См. выдержки Порецкого из "Киевского телеграфа"... -- Эти выдержки приводились в статье "Отголоски несообразные (из современного обозрения)" (Гр, 1875, 23 ноября, No 47, стр. 1125--1126). Автор статьи в "Киевском телеграфе" (1875, 2 ноября, No 131) полемизировал с теми, кто "в нашу тяжелую годину хлопочут о развитии художественности и эстетичности убогой русской литературы", утверждая, что за "пышным нарядом" скрываются "глубокие рапы, болячки". Порецкий приводил "жемчуга красноречия": "общие общественные интересы", "фокус пожеланий", "тоска безделья" и т. д.
   Александр Устинович Порецкий (1819--1879) -- журналист и переводчик, приятель Достоевского с 40-х годов, сотрудник "Времени", официальный редактор "Эпохи" после смерти M. M. Достоевского, сотрудник "Гражданина" в период редакторства Достоевского и позднее.
   Стр. 71. Столоверчение. Бунт столов в Министерстве народного просвещения.-- Ср. аналогичную тему в "Подростке" (наст. изд., т. XIII, стр. 425).
   Стр. 71. "Московские ведомости", No 301, середа, 26 ноября, ~ на эту тему. -- Передовая статья, которую имеет в виду Достоевский, была посвящена вышедшему в Швейцарии памфлету бывшего прусского дипломата графа Г. фон Арнима (1824--1881) "Pro nihilo" (1875), направленному против канцлера Бисмарка. Арним доказывал, что Бисмарк из личного соперничества добивался его увольнения со службы pro nihilo.
   Стр. 71. Дело Овсянникова. -- Дело слушалось в Петербургском окружном суде с 25 ноября по 6 декабря 1875 г. Отчеты о судебных заседаниях печатались в "Голосе" начиная с 26 ноября (No 327) и до 20 декабря (No 351). Одновременно отчеты печатались во всех других крупных газетах. Как показывают последующие многочисленные записи в этой тетради (стр. 72, 73, 77, 80 и др.) и заметки в подготовительных материалах, Достоевский регулярно читал отчеты в "Голосе", а также отклики на процесс в других газетах.
   Стр. 71. Наш либерализм даже ретрограден ~ a la hauteur. -- Ср. характеристику русского либерализма в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 1 (наст. изд., т. XXII, стр. 7), а также запись о либерализме на стр. 76.
   Стр. 71. (Записочка одного застрелившегося.) -- Достоевского заинтересовала следующая заметка в "Голосе" (1875, 28 ноября, No 329): "Вчера мы сообщили краткое известие о застрелившемся в Александровском парке молодом человеке, теперь можем добавить, что покушавшийся на самоубийство оказался елисаветградским мещанином Александром Афанасьевым, 23-х лет. В кармане его платья найдена записка следующего содержания: "Я уже убил не одну и погубил многих; я разбойник и жить на свете не могу. Афанасьев". 26-го ноября Афанасьеву была сделана операция извлечения пули, и доктора надеются на его выздоровление".
   Стр. 71. "Московские ведомости", No 303, 28 ноября. -- Передовая номера газеты была посвящена начавшемуся летом 1875 г. восстанию в Боснии и Герцеговине против турецкого ига. Газета заявляла о поддержке Россией требований восставших и о необходимости предоставления автономии всем христианским провинциям Оттоманской империи.
   Стр. 72. О придуманности и ненатуральности общества сострадания к животным... -- О Российском обществе покровительства животным Достоевский писал в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. III, § 1 (наст. изд., т. XXII).
   Стр. 72. ...Соколов... -- Возможно, Достоевский имеет здесь в виду Н. И. Соколова (1844--1899), известного врача, профессора частной патологии и терапии Петербургской военно-медицинской академии. Ср. наст. изд., т. XXI, стр. 267.
   Стр. 72. "Голос", 1-е декабря ~ о перемене карты Европы... -- В "Заграничных известиях" в "Голосе" (1875, 1 декабря, No 332) приводилась статья из газеты "Journal de St. Pétersbourg", в которой в ответ на сообщение бельгийской газеты "Indépendance belge" о готовившемся будто бы с участием русской дипломатии "совершенном преобразовании Европы в территориальном отношении" говорилось, что это утверждение -- "нездоровая пропаганда" и что "переделыватели карты Европы" вышли из моды. В заключение обозреватель ссылался на берлинский официоз "Nord-Deutsche Allgemeine Zeitung", где было заявлено, что автор статьи в бельгийской газете "имеет полное право поступить в дом умалишенных". Стр. 72. Наш чиновник -- олицетворенное ничегонеделание, ~ Почтальоны железнодорожные. -- Эту тему Достоевский развивал в июльско-августовском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. II, § 3 "Немцы и труд. Непостижимые фокусы. Об остроумии" (наст. изд., т. XXIII).
   Стр. 72. Отсылка Минист<ерством> иностр<анных> дел денег Герцеговине... -- На общем собрании членов Общества попечения о раненых и больных воинах обсуждался вопрос об оказании пособий жертвам восстания в Боснии и Герцеговине. Как сообщил 28 ноября председатель Общества, сенатор, генерал-лейтенант И. М. Гедеонов, Общество назначило в сентябре в помощь жертвам восстания 10 000 рублей и открыло дальнейший сбор пожертвований. Через посредство Министерства иностранных дел Общество просило разрешить отправку уполномоченного в Черногорию для распределения пособий и помощи раненым. По докладу Гедеонова собрание членов Общества приняло решение выделить в помощь герцеговинцам еще 25 000 рублей. Уполномоченным Общества был избран князь П. А. Васильчиков (Г, 1875, 1 декабря, No 332). Здесь же газета сообщала о заседаниях Петербургского отдела Славянского благотворительного комитета 12 и 19 октября. Среди членов общества, принимавших участие в обопх этих заседаниях, упомянут Достоевский.
   Александр Семенович Ионин (1837--1900) --русский генеральный консул в Рагузе. На заседании Славянского комитета 19 октября зачитывалась присланная Главным управлением Общества попечения о раненых и больных воинах копия отчета А. С. Ионина о распределении 10 000 руб., пожертвованных Обществом в сентябре.
   Стр. 72. "Голос", 5 декабря, ~ застрелилась. -- В "Голосе" за указанное число (1875, No 336) излагалось содержание доклада К. Я. Маевского (на заседании Общества архитекторов в Петербурге), посвященного устройству "лондонского дома для хранения ценных редких вещей и документов". Чтобы воспрепятствовать злоумышленникам, сообщалось в докладе, "из кладовых дома с помощью особой помпы выкачивается весь воздух". Ср. также стр. 169.
   В том же номере пересказывался из газеты "Новости" "рассказ матери об истории самоубийства ее дочери-акушерки". Воспитанная в "глухой провинции", самоубийца Куколевская решила "посвятить себя на такой труд, который был бы существенно полезен обществу". Для сдачи экзаменов и получения диплома она приехала в Петербург, где познакомилась и сошлась с доктором М. А. К<раеви>чем, обманувшим ее, отобравшим у нее деньги и пытавшимся выгнать ее из квартиры, где они до этого жили имеете.
   Стр. 72--73. Предрассудок о мире ~ царство жида.-- К мысли о социальных и нравственных последствиях войны Достоевский будет неоднократно возвращаться в настоящей тетради (см. стр. 90, 97, 116, 120 и др.), предполагая развить ее в "Дневнике писателя". Этот замысел осуществлен в апрельском выпуске за 1876 г., гл. II, § 2 "Парадоксалист" (наст. изд., т. XXII).
   Стр. 72. Мечи и плуги. -- Имеется в виду библейское предсказание о времени, когда люди "перекуют мечи свои на орала и копья свои на серпы" (Книга пророка Исайи, гл. 2, ст. 4).
   Стр. 72. Сарданапал ~ Лароша.) -- Фельетон Г. Лароша "Музыкальные очерки" о постановке оперы А. Фоминицина "Сарданапал" (на сюжет трагедии Байрона) в Мариинском театре в Петербурге (Г, 1875, 26 ноября, No 327).
   Стр. 73. В "Биржевых" от 7-го декабря ~ парадокс об Овсянникове ~ надо обвинить теперь в поджоге. -- В своем очередном еженедельном фельетоне "Недельные очерки и картинки" (БВ, 1875, 7 декабря, No 337) А. С. Суворин писал: "Общественное мнение обвинит г-на Овсянникова не за то дело, которое привлекло его на скамью подсудимых, а за всю его деятельность, за всю его жизнь <...> Прокуратура заслуживала бы благодарности и в том случае, если бы г-н Овсянников был невинен в поджоге, ибо она подвергла необходимой епитимий человека, незаслуженно пользовавшегося известным почетом, и заставляла других быть осмотрительнее и честнее".
   Стр. 73. "Голос", понедельник, 2 декабря, No 339. ~ верхом сидела. -- В номере "Голоса" за 8 декабря (у Достоевского ошибочно -- 2 декабря) было перепечатано сообщение о деле, разбиравшемся у мирового судьи в Петербурге 3 декабря (Г. A. M<ачтет>. Странно решенное дело. -- "Неделя", 1875, 7 декабря, No 49, стр. 1648--1649). Происшествие состояло в том, что коллежский регистратор И. Лимберг, будучи пьяным, стал приставать на улице к народной учительнице А. Морозовой и ее приятельнице, учительнице Л. Викторовой, но был задержан и избит кандидатом математических наук Я. Ковальским. На суде "г-жа В<икторо>ва в волнении и с негодованием, почти задыхаясь, говорила судье о плачевном положении у нас женщин, которых всякий нахал считает себя вправе оскорблять, надеясь на их слабосилие, беззащитность". При допросе свидетелей городовой заявил, что он "застал Лимберга лежащим на земле, а М<орозо>ва, будто бы, сидя на нем верхом вместе с Ковальским, била его". Судья приговорил Морозову к четырехдневному аресту "за неприличную позитуру и нарушение тишины". Ковальский был приговорен к штрафу в 20 руб. или, в случае несостоятельности, к пятидневному аресту; Лимберг -- к аресту на 5 дней и штрафу в 10 руб. Ср.: Г, 1875, 15 декабря, No 346. Достоевский далее неоднократно возвращался к этому делу (стр. 77, 78 и др.).
   Стр. 73. "Гражданин", No 49, 7 декабря. -- В этом номере была напечатана обширная статья "Дело Овсянникова", и вслед за ней излагался "Приговор по делу Овсянникова" (стр. 1174--1180). Газета писала: "Овсянников был 17 раз под судом и всегда был оправдываем; Овсянников был любимый подрядчик военного министерства почти полвека; Овсянников был царем петербургской биржи; Овсянников был осыпаем милостями и наградами". Далее намекалось на соучастие в аресте Овсянникова владельца арендованной им мельницы купца-миллионера В. А. Кокорева и высших чиновников интендантского ведомства военного министерства.
   Стр. 73. "Дым", о красоте, Потугин ~ красота Белинского. -- Настоящей заметкой открывается ряд записей к неосуществлениой полемической статье, направленной против Тургенева, которую Достоевский, по-видимому, собирался включить в состав январского выпуска "Дневника писателя" за 1876 г. См. подробно: Н. Ф. Бельчиков. Тургенев и Достоевский (Критика "Дыма"). -- "Литература и марксизм", 1928, No 1, стр. 63--94; ср. стр. 403. примеч. к стр. 67, а также записи выше о Тургеневе (стр. 67, 68, 69). О "красоте" в "Дыме" Потугин говорит: "...мы не одним только знанием, искусством, правом обязаны цивилизации, но что даже чувство красоты и поэзии развивается и входит в силу под влиянием той же цивилизации и что так называемое народное, наивное, бессознательное творчество есть нелепость и чепуха" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 236). В основе этого утверждения Потугина лежит мысль Белинского, что "художественная поэзия всегда выше естественной или собственно народной" (Белинский, т. V, стр. 308). См. также: М. К. Азадовский. "Певцы" Тургенева. -- Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка, 1954, т. XIII, вып. 1, стр. 149.
   Стр. 73. Тургенев и Виардо, переводил Гоголя... -- О сборнике повестей и рассказов П. В. Гоголя, переведенных на французский язык Л. Виардо и И. С. Тургеневым, а также о переводах "Пиковой дамы" и "Капитанской дочки" Достоевский писал ранее в очерке "По поводу выставки" в "Дневнике писателя" за 1873 г. (наст. изд., т. XXI, стр. 68--69, 424--425). Об этом переводе он вспомнил в июльско-августовском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. III, § 2 "На каком языке говорить будущему отцу отечества?" (наст. изд., т. XXIII, с. 81--82).
   Стр. 74. Потугин именно самородок... -- Намек на тираду Потугина против русских "самородков" ("Дым", гл. XIV), для которой поводом служит встреча с одним из них, музыкантом, который заявляет, что он "ничего", "нуль", потому что не учился, но что у него "не в пример больше мелодий и больше идей, чем у Мейербера". По этому поводу Потугин, в частности, говорит: "... наш самородок "трень-брень вальсик или романсик, и смотришь -- уже руки в панталоны и рот презрительно скривлен: я, мол, гений. И в живописи то же самое, и везде. Уж эти мне самородки!" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 230--231).
   Стр. 74. Ошибка в том, что Потугин семинарист... -- Имеются в виду слова Потугина, что он "священнического поколения", "духовного происхождения" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 170, 174).
   Стр. 74 Красота ~ (Казанова). -- Неясно, какое место из мемуаров Казановы имеет в виду Достоевский. Описание костюма дворянина XVIII в., содержащееся в отрывке из мемуаров, напечатанном во "Времени" (1861, No 1, стр. 173), подчеркивает не красоту, а несообразность одежды, в которую был вынужден облачиться Казанова после побега из венецианской тюрьмы; в этом описании отсутствуют упоминаемые Достоевским детали.
   Стр. 74. Сконфузил юношу ~ (Тургенев и Писарев). -- Имеется в виду рассказ Потугина о том, как он разбил аргументы юноши-"нигилиста" против брака и довел его чуть не до слез, указав ему, что хищные животные, к которым юноша причислял и человека, живут в единобрачии, так как "и вдвоем-то детей едва выкормишь" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 235). В качестве доказательства того, что Потугин "соврал", Достоевский, очевидно, хотел напомнить читателям рассказ Тургенева в "Воспоминаниях о Белинском" (1869) о встрече с Д. И. Писаревым весною 1867 г. В беседе с ним Тургенев высказал свое несогласие с его статьей "Пушкин и Белинский" и, в частности, с трактовкою в ней стихотворения "19 октября" (1825), назвав этот "поход против стихотворцев" "антикварной выходкой" и "архаизмом". Рассказ кончается словами: "Не знаю, что подумал Писарев, но он ничего не отвечал мне. Вероятно, он не согласился со мною" (Тургенев, Сочинения, т. XIV, стр. 36).
   Воспитательные дома -- приюты для подкидышей и беспризорных детей.
   Стр. 74. "Непочтительный Коронат". -- Рассказ Салтыкова-Щедрина, напечатанный в "Отечественных записках" (1875, No 11) в качестве XVI очерка цикла "Благонамеренные речи". В этом же номере были помещены главы 5--7 третьей части "Подростка". Посвященный глубоко волновавшей Достоевского теме молодого поколения, но решавший ее совсем в ином, чем Достоевский в "Подростке", революционно-демократическом духе, рассказ Щедрина вызвал пристальное внимание Достоевского. Ср. стр. 75, 79, 88, 92, 108 и наст. изд., т. XXII, стр. 5, 315-316.
   Стр. 74. Байрон, Каин... -- В мистерии Байрона "Каин" (1821), на тему библейской легенды, убийство сыном Адама Каином своего брата Авеля представлено актом протеста против тирании и деспотизма, проникнутым богоборческим пафосом. В дальнейшем Достоевский несколько раз возвращался в тетради мыслью к этому произведению (см. стр. 75, 82, 102, 133), объясняя его идейное содержание особым состоянием духа Байрона, вызванным врожденною хромотою. Подобное объяснение содержалось, например, в статье И. Шерра, предпосланной собранию сочинений Байрона, имевшемуся в библиотеке Достоевского (Библиотека, стр. 126; Гроссман, Семинарий, стр. 22): "...при красивом лице и сложении, <Байрон> имел несчастие явиться на свет кривоногим. Этот недостаток стал главным источником угрюмой мизантропии Байрона. Постоянные насмешки, которые ему приходилось выслушивать от школьных товарищей и даже матери над его хромотою, произвели глубокое впечатление на необыкновенно чувствительного мальчика и рано довели его до того горького настроения, которое впоследствии заставило его сказать однажды: "Как, черт возьми, можно было создать свет, подобный нашему? С каким намерением, для какой цели можно было создать франтов, и вельмож, и магистров, и женщин известного возраста, и кучу мужчин всякого возраста, и, наконец, даже и меня! К чему же?" Может быть, не будет слишком смело предположить, что в душе мальчика, который, в детской досаде, сопоставлял учение катехизиса о всеблагом провидении с своим телесным недостатком, данным на его долю промыслом, возникал уже зародыш того мрачного, подкапывающегося скептицизма, который демонически царит во всех созданиях Байрона" (Сочинения лорда Байрона в переводах русских поэтов, изданных под ред. Н. В. Гербеля, т. 1. Изд. 2-е. СПб., 1874, стр. XI. Мистерия "Каин" в это собрание не входит).
   Стр. 74. Идут мужики и несут топоры... -- Эти пародийные "стихи, должно быть сочиненные каким-нибудь прежним либеральным помещиком", Достоевский вложил в уста Степана Трофимовича Верховенского в "Бесах" (наст. изд., т. X, стр. 31; т. XII, стр. 286--287).
   Стр. 74. ...долго нас помещики душили? -- Начало стихотворения, ставшего революционной песней, популярной в 1860-х годах; печаталось неоднократно с 1861 г. в нелегальных и заграничных революционных изданиях. С наибольшей вероятностью приписывается В. С. Курочкину, но в прошлом приписывалось и другим лицам. См.: Поэты "Искры", т. 1. Л., 1955 (Библиотека поэта. Большая серия), стр. 768--770; Вольная русская поэзия второй половины XIX века. Л., 1959 (Библиотека поэта. Большая серия), стр. 726--728.
   Стр. 74. О г-же Стечкиной... -- О полемике Л. Я. Стечкиной с редакцией журнала "Русский вестник" по поводу не согласованных с нею сокращений в ее рассказе "Первая гроза" см. наст. изд., т. XXII, стр. 390. Ср. выше записи на стр. 80, 82, 85.
   Стр. 74. У Тургенева -- костюм Чурины...-- Имеется в виду ироническое описание в "Дыме" костюма Чурилы Пленковича (см. наст. изд., т. XXII, стр. 302--393). Ср. выше записи на стр. 87--88, 91 и др.
   Стр. 74. Вы выпродали имение... -- Эти слова обращены к И. С. Тургеневу.
   Стр. 74. Пусть я паду в битве... -- Статья Л. Я. Стечкиной кончалась следующей тирадой: "У меня, при всей неизвестности моей, хватит достаточно сил на обличение несправедливости, как бы сильна она ни была. И наконец, предположив невозможное, предположив, что я паду раздавленная в непосильной борьбе, я не знаю, на чьей стороне будет слава: на стороне ли пигмея, у которого не хватило материяльных сил против гиганта, или на стороне этого мощного гиганта, который так благородно, так согласно с своим олимпийским величием дал убежище просившему его, дал для того, чтобы воспользоваться и тем немногим, что имел слабый пигмей?".
   Стр. 75. ...и петролея. -- Имеется в виду сожжение Тюильри (см. стр. 81, 131 и примеч. к ним, а также наст. изд., т. XXII, стр. 339).
   Стр. 75. Направление Лермонтова -- причина: урод, кочергу ломал. -- См. наст. изд., т. XXII, стр. 340--341. Ср. записи на стр. 82, 102.
   Стр. 75. NB. Смотри ноябрь, "Русский вестник". Кружок в Цюрихе.-- Достоевский имеет в виду рассказ А. Незлобина "Кружок (из записок социал-демократа)" (PB, 1875, No 11), содержавший грубую карикатуру на русскую революционную молодежь. А. Незлобин -- псевдоним журналиста Александра Александровича Дьякова (1845--1895). Запись сделана, возможно, под впечатлением от сочувственного отзыва о рассказе в обзорной статье Вс. С. Соловьева "Русские журналы" (РМ, 1875, 6 декабря, No 244). Внимание Достоевского, несомненно, должны были привлечь следующие строки статьи: "Одно из самых печальных явлений, на какое только можно натолкнуться, -- это человек, потерявший почву, разорвавший всякую связь с прошедшим и в то же время не нашедший твердой опоры ни в настоящем, ни в будущем. В последние годы это печальное явление начинает встречаться все чаще и чаще и становится далеко не случайным в большей части нашего общества <...> Вот почему в последних произведениях Достоевского, самого современного и самого чуткого из наших лучших писателей, мы встречаем так много лиц, мечущихся во все стороны, жадно ищущих чего-то и безнадежно погруженных в темноту безрассветную". К числу таких людей Соловьев относил персонажей рассказа А. Незлобина. Книжку "Русского вестника", в которой был напечатан рассказ, Достоевский читал, очевидно, позже, в конце второй декады декабря (см. стр. 403, примеч. к стр. 67).
   Стр. 76....(как Наполеон на Крым). -- Имеется в виду Наполеон III и Крымская война (1853--1856).
   Стр. 76. "Новое время", No 325 ~ Биография Погодина. -- В указанном номере газеты (1875, 13 декабря, No 325) был помещен без подписи краткий некролог М. П. Погодина (ум. 8 декабря 1875 г.), содержавший основные биографические данные о нем.
   Стр. 76. Благоговейное замечание Тургенева в "Дыме"... -- "Взрыв трубных звуков прокатился по аллее: это военный прусский оркестр из Раштадта (в 1862 году Раштадт был еще союзного крепостью) начинал свой еженедельный концерт в павильоне" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 270).
   Раштадт -- город в герцогстве Баденском, которое входило в Германский союз. В 1849 г. здесь началась Баденская революция, подавленная прусскими войсками, державшими с тех пор в крепости свой гарнизон. В августе 1866 г. Германский союз прекратил существование, а в сентябре между Пруссией и герцогством Баденским был подписан мирный договор, так что в марте 1867 г., когда был опубликован "Дым", в Раштадте не было прусских войск, и Тургенев счел необходимым пояснить, почему в его романе все же говорится о прусском военном оркестре, играющем в Баден-Бадене. Ср. стр. 77, 80, 91.
   Стр. 76....говорил себе, что это в романах... -- Имеются в виду размышления Литвинова, готовящегося уехать с Ириною: "Литвинов очень серьезно размышлял обо всем этом: решимость его была сильная, без малейшего колебания, а между тем, против его воли, мимо его воли, что-то несерьезное, почти комическое проступало, просачивалось сквозь все его размышления, точно самое его предприятие было делом шуточным и никто ни с кем никогда не бегав ал в действительности, а только в комедиях и романах, да, пожалуй, где-нибудь в провинции, в каком-нибудь чухломском или сызранском уезде, где, по уверению одного путешественника, людей со скуки даже рвет подчас" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 303). В следующей главе, после получения письма от Ирины с отказом от побега, но предложением продолжить связь: "Каждое выражение в письме Ирины возбуждало его негодование, самые уверения ее в неизменности ее чувства оскорбляли его" (там же, стр. 308).
   Стр. 70. ...милостивый государь мой... -- Это обращение дважды употребляет один из персонажей повести "Собака" (см.: Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 124).
   Стр. 76. ...бежал, такие лансады делал... -- У Тургенева: "А какие скачки, какие лансады по саду задавал! Кажется, самая первая танцорка, что у императора Наполеона в день его ангела пляшет, -- и та за мной бы не угналась" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 138). Лансада -- крутой и высокий прыжок верховой лошади. ...у Наполеона... -- речь идет о Наполеоне III.
   Стр. 77. ...женщины с новейшими машинами? -- Имеется в виду Матрена Семеновна Суханчикова, одна из отрицательных героинь "Дыма", которая утверждает, что для своего освобождения женщины должны "запастись швейными машинами и составлять общества" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 160).
   Стр. 77. "Биржевые ведомости", M 344. Воскрес<енье>, 14 декабря. Фельетон Незнакомца... -- В фельетоне А. С. Суворина "Недельные очерки и картинки" шла речь о последних судебных заседаниях и приговоре по делу Овсянникова. Особенно резко осуждались защитники обвиняемых. Вторая половина фельетона была посвящена празднованию сорокалетия Училища правоведения.
   Стр. 77. "Голос", No 345. Воскрес<енье>, 14 декабря, ~ Речь Спасовича (окончание). -- В передовой этого номера говорилось о "новых боевых подвигах русских войск" в Средней Азии, но одновременно отмечалось, что беспорядки там указывают на "крайнюю недостаточность численного состава наших войск в Туркестанском военном округе" (ср. стр. 112). Далее в передовой, со ссылкой на газету "Сибирь" (1875, 30 ноября, No 23), обращалось внимание на "значительные успехи в культурном отношении, которые сделаны в Китае и Японии". В связи с этим высказывался упрек царскому правительству, что оно обрекает на "упадок, застой, бездействие и страшную апатию" Сибирь, "обреченную служить местом для отбывания уголовного наказания, которая искусственно снабжается всякими подонками восьмидесятимиллионного населения страны, управляемой на старых, давно отживших и осужденных нами самими основаниях". Вопросу о необходимости заселения и развития Сибири, использования ее природных богатств, укрепления ее границ, постройки Сибирской железной дороги Достоевский придавал большое значение и неоднократно возвращался к нему позднее в этой тетради (стр. 83--84, 88, 89 и др.) и в подготовительных материалах (наст. изд., т. XXII, стр. 137 и др.). Ср. подготовительные материалы к "Подростку" (наст. изд., т. XVI, стр. 170, 385; т. XVII, стр. 413--414).
   В этом же номере "Голоса" было помещено окончание речи адвоката В. Д. Спасовича по делу Овсянникова. Спасович выступал на этом процессе защитником интересов страховых обществ "Якорь" и "Варшавское", в которых была застрахована подожженная Овсянниковым мельница. Начало речи -- в предыдущем номере газеты. О Спасовиче см.: наст. изд., т. XXII, стр. 346--347.
   Стр. 77. "Голос", 15 декабря, No 346... -- В этом номере был напечатан официальный текст решения мирового судьи Клокачева по делу Морозовой, Лимберга и Ковальского (см. примеч. к стр. 73).
   Стр. 77. У нас воспитательный дом. Мать, положим, может кормить грудью... -- Устав Воспитательного дома позволял матери самой кормить ребенка.
   Стр. 78. "Дон-Жуан" Байрона, Посвящение, строфа X. -- Указанная строфа в прозаическом переводе, имевшемся в библиотеке Достоевского (Библиотека, стр. 126); Гроссман, Семинарий, стр. 22): "Если Мильтон, преследуемый, в дни злополучия, злыми языками, взывал с просьбой о мести ко времени, и если время, этот великий мститель, точно раздавило его врагов, сделав имя Мильтона синонимом великого, то это потому, что он не лгал в своих песнях, не употреблял своего таланта для преступления, не оскорблял отца, чтоб сделать удовольствие сыну, и умер, как жил, ненавистником тиранов" (Сочинения лорда Байрона в переводах русских постов, изданных под ред. Н. В. Гербеля, т. 2. Изд. 2-е. СПб., 1874, стр. 2). Однако дальнейшие записи ("смеялся над Вордсвортом за таможню" -- см. стр. 82) дают основание предположить, что Достоевский допустил здесь в записи ошибку, имея в виду на самом деле шестую строфу посвящения к "Дон-Жуану".
   Стр. 78. Не могут не определиться лучшие люди... -- Этим замечанием открываются в тетради записи, относящиеся к проблеме "лучших людей", которую Достоевский поднял в "Подростке" (наст. изд., т. XIII, стр. 177--178, 376--377, 453--454; т. XVII, стр. 202--264, 332--334; см. также: Е. И. Кийко. Русский тип "всемирного боления за всех" в "Подростке" (по материалам чернового автографа). -- РЛ, 1975, No 1, стр. 155--161; Е. И. Семенов. Роман Достоевского "Подросток" (проблематика и жанр). Л., 1979, стр. 17--35). Над этой проблемой писатель неизменно продолжал размышлять в период подготовки к изданию "Дневника писателя" и далее в 1876--1877 гг.; его раздумия отразились в многочисленных заметках в обеих записных тетрадях (см. стр. 85--86, 156--158, 167--169, 176, и др.). Косвенно проблема была затронута в рассуждениях Парадоксалиста в апрельском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. (гл. II, § 2) и подробно рассмотрена в октябрьском выпуске того же года (гл. II, § 3-4).
   Стр. 78--79. Потугин. Выставка лондонская ~ на русский народ.-- Достоевский полемизирует со следующими словами Потугина в "Дыме": "Посетил я нынешнею весной Хрустальный дворец возле Лондона; в этом дворце помещается, как вам известно, нечто вроде выставки всего, до чего достигла людская изобретательность <...> Ну-с, расхаживал я, расхаживал мимо всех этих машин и орудий и статуй великих людей; и подумал я в те поры: если бы такой вышел приказ, чю вместе с исчезновением какого-либо народа с лица земли немедленно должно было бы исчезнуть из Хрустального дворца всё то, что тот народ выдумал, -- наша матушка, Русь православная, провалиться бы могла в тартарары, и ни одного гвоздика, ни одной булавочки не потревожила бы, родная: всё бы преспокойно осталось на своем месте, потому что даже самовар, и лапти, и дуга, и кнут -- эти наши знаменитые продукты -- не нами выдуманы" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 232--233). Ср. рассуждения Достоевского в апрельском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 2 "Сбивчивость и неточность спорных пунктов" (паст, изд., т. XXII, стр. 110--111, 377--378). О "законе народонаселения" ср. стр. 89.
   Стр. 79....из разряда Пироговых...-- Главный персонаж повести Н. В. Гоголя "Невский проспект". Ср. стр. 102 и примеч. к ней.
   Стр. 79. Он ей показал ~ место подле себя... -- Сцена отъезда Литвинова ("Дым", гл. XXV): "Он вскочил в вагон и, обернувшись, указал Ирине на место возле себя. Она поняла его. Время еще не ушло. Один только шаг, одно движение, и умчались бы в неведомую даль две навсегда соединенные жизни... Пока она колебалась, раздался громкий свист, и поезд двинулся" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 313). Ср. стр. 82--83, 119.
   Стр. 79. ...как султан князю Меньшикову... -- Александр Сергеевич Меньшиков (1787--1869), любимец Николая I, главнокомандующий русской армии и флота в Крымской войне, бездарно себя проявивший в этой должности и отстраненный от нее 15 февраля 1855 г. В феврале 1853 г. Меньшиков был послан Николаем I с чрезвычайной миссией в Турцию, где он вел переговоры с султаном Абдул-Меджидом (1823--1861) и его министрами. Один из эпизодов этих переговоров, окончившихся в мае 1853 г. разрывом дипломатических отношений между Россией и Турцией, имеет в виду Достоевский (Тарле, т. VIII, стр. 143--189).
   Стр. 79. История, как Лиля сломала ручку. -- Имеется в виду случай с дочерью Достоевских Любовью (1869--1926), который произошел в 1872 г.; о нем подробно рассказала Л. Г. Достоевская (см.: Достоевская, А. Г., Воспоминания, стр. 220--231).
   Стр. 79. В русском человеке ~ да так и останется.) -- Это рассуждение отразилось в февральском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 2 "О любви к народу. Необходимый контракт с народом* (паст, изд., т. XXII, стр. 43).
   Стр. 79--80. Конспект номера ~ Больницы и проч. -- Этот план реализован не был.
   Стр. 80. ...мошенник, спрятавшийся под престолом у Спаса на Сенной. -- Об ограблении Спасо-сенновской церкви в Петербурге см. наст. изд., т. XXII, стр. 394. Ср. запись далее (стр. 108).
   Стр. 80. "Голос", No 348. ~ в деле Овсянникова. -- В этом номере (1875, 17 декабря) была напечатана пространная захметка рекламного характера о книжном магазине М. О. Вольфа, которому, по словам газеты, "принадлежит честь образования у нас детской литературы". Ср. запись далее (стр. 86) и примеч. к ней. Здесь же в судебной хронике пересказывалось выступление 5 декабря на процессе по делу Овсянникова присяжного поверенного А. И. Языкова, защитника одного из обвиняемых. В своей речи Языков порицал печать за то, что она высказывала мнение о виновности подсудимых до окончания судебного разбирательства, и просил присяжных не основывать свое мнение на предвзятых суждениях репортеров.
   Стр. 80. Цебрикова... -- Мария Константиновна Цебрикова (1835-- 1917), писательница демократического направления, печатавшаяся в "Отечественных записках" в 1870-е годы; активная поборница женского равноправия, много писавшая по педагогическим вопросам и критиковавшая старую систему воспитания и реакцию в области образования; автор "Детских рассказов" (1875), "Записок гувернантки" (1875) и др.
   Стр. 81. "Русский вестник" ~ Древнегреческие тираны. -- Имеется в виду статья М. С. Куторги "Борьба демократии с аристократией в древних эллинских республиках пред персидскими войнами" (PB, 1875, No И). Куторга цитирует следующие слова Платона из его трактата "О государстве": "Тирания выходит только из демократии, а не из какого-либо другого правительства, ибо крайняя вольность перерождается в сильнейшее и необузданное рабство" (стр. 12--13). Ср. стр. 85, 87 и запись в подготовительных материалах (наст. изд., т. XXII, стр. 142, 394).
   Стр. 81. Михайловский сердится. -- Судя по записи далее о статье Г. 3. Елисеева и по сделанной в непосредственной близости от этой записи помете на полях ("Читал "От<ечественные> зап<иски>""), комментируемая фраза может относиться к восемнадцатой главе "Записок профана" Н. К. Михайловского, напечатанной в "Отечественных записках", 1875, No 12. В ней Михайловский полемизировал со статьей Д. Л. Мордовцева "Печать в провинции" (см. наст. изд., т. XXIII, стр. 356--357), в частности с его "теорией больших городов". Там же он разбирал статью П. Ч. (П. П. Червинского) "Отчего безжизненна наша литература?" ("Неделя", 1875, 2 ноября, No 44). Придерживаясь мнения, что "литература <...> и все общество только тогда избавятся от дальнейшего обнищания <...>, когда примут во внимание нужды и воззрения народа" (03, 1875, No 12, отд. 2, Современное обозрение, стр. 290), Михайловский тем не менее не принимал тезиса Червинского "город наша погибель, а паше спасение в деревне" и оспаривал его утверждение о том, что ""надлежащее слово" <...> скажут люди деревни, а не города, и уж всего менее Петербурга" (там же, стр. 283). По поводу этих слов Михайловский, в частности, писал: "Фраза г-на П. Ч. есть только фраза (ее давно уже г-н Достоевский сказал: "Власы спасут себя и нас")" (там же, стр. 290; ср. наст. изд., т. XXI, стр. 41).
   В дальнейшем Достоевский неоднократно вспоминал эту статью Михайловского. В нескольких черновых записях она фигурирует в связи с проблемою провинциальной печати (см. наст. изд., т. XXIII, стр. 357). Две записи (стр. 90, 109) относятся к цитате из поэмы Н. А. Некрасова "Кому на Руси жить хорошо", которую привел в этой статье Михайловский. В мартовском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. из статьи в перефразированном виде приведена мысль о том, что в России "консерваторам нечего консервировать" (см. наст. изд., т. XXII, стр. 75, 354--355); ср. аналогичную запись в тетради (стр. 177).
   Стр. 81. Семинарии надо поскорее возвысить до гимназий ~ требник и учитель). -- Первая половина "Внутреннего обозрения" Г. З. Елисеева в "Отечественных записках" (1875, No 12) была посвящена вопросу о причинах ухода семинаристов из семинарий в университеты и лицеи. Одной из причин Г. З. Елисеев считал "невозможность совместить свои идеалы с званием священника". В статье предлагались следующие реформы: "1) Уничтожить те безразличные для существа духовного звания отличия, которые теперь многих отклоняют от него. 2) Выдвинуть на первый план просветительскую деятельность духовенства и этим поднять его значение в обществе. 3) Для этого поставить приготовление к духовному званию или, что то же, духовную школу совсем на другие основания". Как "единственное средство возвысить <...> духовенство", Елисеев предлагал "ввести в нем разделение труда, предназначив одну часть духовенства для исправления треб, другую -- исключительно для просветительской деятельности". Вторая половина статьи Елисеева была посвящена процессу Овсянникова. Ср. стр. 95, 99, 109, 112 и записи в подготовительных материалах (паст, изд., т. XXII, стр. 137, 138, 142, 144).
   Стр. 81. (Михайловскому) ~ со всем новым. -- См. примеч. к записи в подготовительных материалах "Чтение о Тюильри..." (наст. изд., т. XXII, стр. 392). Ср. запись далее (наст. том, стр. 131).
   Стр. 81. ...вроде героев Августа Коцебу. -- Август Фридрих Фердинанд фон Коцебу (1761--1819), немецкий писатель, монархист-реакционер, агент царского правительства и Священного союза; его пьесы характеризовались слащавой сентиментальностью и мелодраматизмом.
   Стр. 81. Или взять, что Овсянников отвечает за всю эпоху...-- Имеется в виду следующая оценка процесса Овсянникова в фельетоне А. С. Суворина "Недельные очерки и картинки" (БВ, 1875, 30 ноября, No 330): "Это современная история в лицах и биографиях, полный курс истории. Это история винного откупа со всею его жестокою обстановкою, с миллионами жертв, проклятий, плача и разврата <...> Это история грабежа казны, народных сил и денег <...> Это история рубля...".
   Стр. 81--82. "Мне не нравится, что Овсянников за всю жизнь свою наказан" (Суворин). -- Имеется в виду "парадокс об Овсянникове" (см. примеч. к стр. 73).
   Стр. 82. А что Спасович взял с общества страхового. -- Речь идет о гонораре В. Д. Спасовича за представительство интересов страховых обществ в деле Овсянникова. Ср. примеч. к стр. 77.
   Стр. 82. Смеялся над Вордсвортом за таможню. -- Английский поэт-романтик озерной школы, литературный противник Байрона Вильям Вордсворт (1770--1850) в 1813 г. получил по протекции место акцизного чиновника. Байрон, усмотрев в этом плату за политическое ренегатство, резко сатирически упомянул эту синекуру Вордсворта в шестой строфе посвящения к "Дон-Жуану": "Вы -- правда -- получали свое вознаграждение; но работали, конечно, не для него одного. Вордсворт сидит на своем месте в таможне, да и все вы порядочно дрянной народ, хотя все-таки поэты и занимаете место на бессмертном холме" (Сочинения лорда Байрона в переводах русских поэтов, изданных под ред. Н. В. Гербеля, т. 2. Изд. 2-е. СПб., 1874, стр. 2). Ср. выше примеч. к стр. 78.
   Стр. 82. Оранжевые цвета. -- Очевидно, неточная реминисценция последней, семнадцатой строфы посвящения к "Дон-Жуану", в которой Байрон противопоставляет политическому ренегатству поэтов-лейкистов неизменность своих демократических убеждений: "Если я не льщу, то потому что сохранил еще свои цвета, желтый и голубой. Политические мои взгляды еще не воспитались. К тому же отступничество нынче до того в моде, что сохранить свои убеждения составляет почти геркулесовский подвиг. Не так ли мой тори? мой ультра-отступник -- Юлиан?" (Сочинения лорда Байрона в переводах русских поэтов, изданных под ред. Н. В. Гербеля, т. 2. Изд. 2-е. СПб., 1874, стр. 3). Желтый и голубой были цветами партии вигов.
   Стр. 82. Сабуров и Андрианова. -- См. наст. изд., т. XXII, стр. 391. Ср. запись далее (наст. том, стр. 102).
   Стр. 82. 14-ое декабря было диким делом ~ И, однако же, личность-Николая. -- Набросок к статье о декабристах, которую Достоевский предполагал написать для январского выпуска "Дневника писателя" за 1876 г. (см. наст. изд., т. XXII, стр. 32). Этот замысел, к которому Достоевский возвращался и позднее, осуществлен не был. Ср. стр. 126, 131, 133, 146 и записи в подготовительных материалах (наст. изд., т. XXII, стр. 137, 138, 143 и др.).
   Стр. 83....под русским деревом в Баден-Бадене? -- "Русским" называлось дерево, у которого имели обыкновение собираться русские, находившиеся в Баден-Бадене (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 144,-546). Стр. 83. Il était humble et hautain со comme on est prêtre. -- Слова из характеристики полицейского Жавера в "Отверженных" (ч. I, кн. V, гл. 5). Первое предложение будет впоследствии записано Достоевским в подготовительных материалах к "Братьям Карамазовым", где оно будет связано с развитием замысла образа Смердякова (наст. изд., т. XV, стр. 205, 609--610; Е. И. Кийко. Из истории создания "Братьев Карамазовых" (Иван и Смердяков). -- Материалы и исследования, т. II, стр. 126--128). Стр. 83. Ces gens-là, quand ce n'est pas de la boue, c'est de la poussière. -- Слова, которыми Жавер характеризует людей, находящихся "на дне", в частности исчезнувшую семью Жана Вальжана ("Отверженные", ч. I, кн. VI, гл. 2).
   Стр. 83. "Голос". Суббота, 20 декабря, 75, No 351. ~ и распущения Национ<ального> собрания. -- В этом номере газеты был напечатан отчет о заседании 11 декабря 1875 г. Общества любителей духовного просвещения. На заседании обсуждались решения состоявшейся в Бонне конференции, посвященной проблеме сближения между старокатолической и православной церквами. Вопреки мнению профессора Петербургской духовной академии И. Т. Осинина, преподаватель Петербургской духовной семинарии иеромонах Герасим отрицательно отнесся к предложенному старокатоликами проекту соглашения, видя в нем уступки католическому "воззрению, исторически сложившемуся на Западе".
   В телеграмме из Версаля от 30 декабря сообщалось: "Национальное собрание в сегодняшнем заседании окончательно назначило: выборы делегатов на 16-е января, сенаторов по департаментам -- на 30-е января, депутатов -- на 20-е февраля и собрание обеих палат -- на 8-е марта 1875 года". Обостренный интерес Достоевского в эти дни к вопросам французской политики был связан с конфликтом между партиями республиканской ориентации в Национальном собрании Франции и президентом-монархистом маршалом Мак-Магоном (см. о нем: наст. изд., т. XXI, стр. 483 и т. XXII, стр. 340). Этот конфликт находился в центре внимания русской печати (см., например: Г, 1875, 13 декабря, No 344; 17 декабря, No 348).
   Стр. 83. "Голос". Воскресенье, 21 декабря, ~ Китая. -- В номере за указанное число (1875, No 352) Достоевского заинтересовало объявление: "Студент желает получить место швейцара. А. Д. С. Офицерская ул., д. 13, кв. No 21".
   Передовая статья этого же номера была посвящена состоявшемуся 18 декабря утверждению Александром II южного направления проектировавшейся Сибирской железной дороги (Нижний Новгород--Тюмень через Екатеринбург). Газета одобрила это решение. Мысль Достоевского шла дальше: его беспокоила политика царизма, обрекавшего Сибирь на роль места ссылки и не заботившегося о ее развитии и защите. Ср. стр. 411. В этом смысле Достоевский был склонен считать, что Сибирь заслуживает еще большего внимания правительства и общества, чем Средняя Азия.
   Стр. 84. "Истинная скорбь не выражается в пошлых фразах..." -- Слова из фельетона Незнакомца (А. С. Суворина) "Недельные очерки и картинки" в связи со смертью профессора Московского университета, академика, историка М. П. Погодина (БВ, 1875, 21 декабря, No 351).
   Стр. 84. Рюрик, Синеус, Трувор и Погодин... -- Характеризуя Погодина как "среднего русского человека, каким он являлся в разные эпохи последних пятидесяти лет" и который "не поднимался выше ходячих мнений толпы", Суворин писал: "... он всего касался, все трогал, начиная от норманства и кончая дарвинизмом и духовидением, но жил он душою только в норманском вопросе; только Рюрик, Синеус и Трувор были постоянными и неизменными посетителями его души, так что в отдаленном будущем может сложиться такая легенда: и пришли к славянам четыре брата: Рюрик, Синеус, Трувор и Погодин..." (БВ, 1875, 21 декабря, No 351).
   Стр. 84. А о судье Клокачеве ~ не вам бы говорить... -- Третий раздел указанного выше фельетона А. С. Суворина, озаглавленный "Женщины и судья", был посвящен делу Морозовой и Лимберга (см. примеч. к стр. 73). Суворин высмеивал фальшивую "стыдливость" судьи Клокачева, который счел поведение Морозовой "неприличным" и в то же время не постеснялся раскрыть в протоколе, который он опубликовал в "Голосе" (см. примеч. к стр. 77), ее полное имя. Клокачеву предсказывалось, что его могут не выбрать на следующий срок и что его ожидают неприятности со стороны мирового съезда. В конце фельетона Суворин сообщал, что муж Морозовой послал Клокачеву письмо, в котором требовал, чтобы судья перед нею извинился. Клокачев же представил это письмо в полицию и настаивал на высылке Морозова из столицы на том основании, что он будто бы угрожал ему дуэлью (в письме содержалось слово "удовлетворение"). Градоначальник оставил жалобу судьи без последствий.
   Стр. 84. "Московск<не> ведомости", No 324. Суббота, 20 декабря, ~ Менделеева.-- Передовая статья этого номера была посвящена опубликованному правительственному узаконению, расширявшему права дворянства. Узаконение отменяло требование о несении дворянином государственной службы как предварительном условии, дававшем дворянину право на участие в делах дворянских собраний. Отныне, по словам газеты, дворянин становился "правоспособен в кругу деятельности своего сословия уже по тому самому, что он дворянин, безо всяких условий, кроме образования".
   В том же номере под заглавием "Медиумизм в России" был помещен отчет о состоявшейся 15 декабря публичной лекции Д. И. Менделеева, который ознакомил слушателей с протоколами заседаний комиссии для изучения спиритизма, созданной при Петербургском физическом обществе. Работа комиссии показала необоснованность утверждений поборников спиритизма.
   Стр. 84. ...(вроде репутации Потехина)... -- В фельетонах А. С. Суворина "Недельные очерки и картинки" (БВ, 1875, 30 ноября, No 330; 7 декабря, No 337; 14 декабря, No 344) присяжный поверенный П. А. Потехин, в связи с его защитою Овсянникова, обвинялся в пристрастии и недобросовестности; ему предлагалось "удалиться с честью" из петербургского совета присяжных поверенных, пока его товарищи не забаллотировали его вследствие его замаранной репутации. Ср. примеч. к стр. 97.
   Стр. 85. Аристотель. "Русск<ий> вестник". -- Достоевский приводит со своим комментарием слова Аристотеля ("Политика", III, 5, 4), которые в переводе М. С. Куторги читаются так: "Тирания есть монархия, имеющая в виду только пользу монарха, олигархия -- пользу богатых, а демократия -- пользу неимущих; об общественной же пользе не заботится никто из них" (PB, 1875. No 11, стр. 44). Ср. примеч. к стр. 81.
   Стр. 85. ...нам всего ожидать от народа ~ народ лучших людей.-- Этот программный тезис развит в февральском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 2 "О любви к народу. Необходимый контракт с народом". О проблеме "лучших людей", которой посвящены следующие" далее записи, см. примеч. к стр. 78.
   Стр. 85. Прав ли Аксаков?-- См. наст. изд., т. XXII, стр. 42, 342.
   Стр. 86. Рекламы Вольфа ~ Кроме "Голоса" и в фельетоне Суворина. -- В своем очередном фельетоне "Недельные очерки и картинки" (БВ, 1875, 21 декабря, No 351) Суворин одобрительно характеризовал изданную Вольфом антологию "Жемчужины русской поэзии", а также ряд детских изданий и писал, что Вольф "мог бы занять первенствующее место между русскими издателями, если бы он почаще поручал составление книг людям знающим и талантливым". Ср. стр. 80 и примеч. к ней.
   Стр. 87. Солон измельчил земельную собственность в Афинах... -- Изложение земельной реформы Солона содержалось в статье М. С. Куторги (PB, 1875, No 11, стр. 32). Ср. примеч. к стр. 81.
   Стр. 87. Конвент во Франции ~ Политика Бисмарк<а?>. -- Это рассуждение (частично дословно) вошло в мартовский выпуск "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 4 "Мечты о Европе" (наст. изд., т. XXII, стр. 85).
   Стр. 88. Семинарист, как вам известно... -- Перефразировка двух стихов из "Родословной моего героя" А. С. Пушкина (1836):
   
   Я мещанин, как вам известно,
   И в этом смысле демократ...
   
   Стр. 88--89. У Петра было одно создание ~ увлекаются простым честол<юбием>. -- Это рассуждение вошло в февральский выпуск "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 1 "О том, что все мы хорошие люди. Сходство русского общества с маршалом Мак-Магоном" (наст. изд., т. XXII, стр. 40--42).
   Стр. 89. Идея Мальтуса о геометрической прогрессии населения со у русских наоборот.-- Проблема, зависимости между численностью населения и степенью развития государства намечена Достоевским в тетради 1872--1875 гг. (наст. изд., т. XXI, стр. 267). В настоящей тетради ее ранее развивает заметка, полемизирующая со словами Потугина о Всемирной выставке (стр. 78); к этим мыслям писатель возвращается и позднее (стр. 131, 147).
   О полемике Достоевского с идеями Т. Р. Мальтуса см.: наст. изд., т. VIII, стр. 312; т. IX, стр. 448--449; т. XI, стр. 181; т. XII, стр. 188, 351--352; т. XX, стр. 178, 367. Ср. запись далее (стр. 238) и наст. изд., т. XXIII, стр. 94
   ...La population reste stationnaire...-- Ср. июльско-августовский выпуск "Дневника писателя" за 1876 г., гл. IV, § 3 "Детские секреты" (наст. изд., т. XXIII, стр. 93).
   Стр. 90. Начинается этот зуд разврата... -- Эта мысль развивается в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. См. наст. изд., т. XXII, стр. 30.
   Стр. 90. Критик Михайловский, цитующий ~ Некрасова. -- Поводом к этой записи явились "Записки профана" в "Отечественных записках" (1875, No 12, отд. 2, Современное обозрение, стр. 285), где Михайловский цитирует из поэмы "Кому на Руси жить хорошо" стихи о Белинском и Гоголе:
   
   Ой, люди, люди русские,
   Крестьяне православные!
   Слыхали ли когда-нибудь
   Вы эти имена? То имена великие,
   Носили их, прославили
   Заступники народные!
   Вот вам бы их портретики
   Повесить в ваших горенках,
   Их книги прочитать...
   
   Ср. примеч. к стр. 81.
   Стр. 90. В "Русск<ом> мире", No 262 ~ Статья В. С<оловьева> обо мне.-- В указанном номере "Русского мира" (1875. 24 декабря) был напечатан обзор В. С. (Всеволода Соловьева) "Русские книги", в большей своей части посвященный романам "Старьте гнезда" А. К. Шеллера-Михайлова ("Дело. 1875) и "The Way We Live Now" ("Как мы теперь живем") А. Троллопа (PB, 1875). В основных мыслях обзора видно непосредственное влияние соответствующих страниц "Подростка". В конце статьи отмечалось значение Достоевского "в современной литературе как глубоко искреннего и замечательного толкователя самых характеристичных и печальных явлений нашей эпохи" (см. подробнее: наст. изд., т. XVII, стр. 350).
   В письме к Вс. С. Соловьеву от 28 декабря 1875 г. Достоевский писал: "Статьи ваши в "Русском мире" читаю постоянно и NoNo эти аккуратно покупаю. Порадовался за независимое положение ваше в этой газете. Самый последний фельетон ваш читал с особенным удовольствием. Очень занимательно и понятно, -- что для теперешних читателей самое важное".
   Стр. 90. Вот такой-то господин едет в вагоне... -- Речь идет о размышлениях Литвинова в "Дыме" (см.: Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 315--317).
   Стр. 90. В "Московск<их> ведомостях". Декабрь. Среда, 24, No 328 ~ передовая статья. -- В передовой статье этого номера говорилось о значении дела Овсянникова: "Оно ярко осветило некоторые стороны нашего быта; оно показало в подробностях систему наших интендантских подрядов; оно еще раз раскрыло пред публикой деятельность наших банков; процесс вызвал некоторые вопросы об адвокатуре и возбуждает вопросы о печати; наконец, он показал в блистательном виде нашу "юстицию"".
   О роли печати газета писала; "Иные <...> из наших периодических издании обращают <...> гласность, с одной стороны, в какую-то побочную обвинительную инстанцию для человека, подпавшего суду, с другой -- в балаганное упражнение для потехи невзыскательных слоев "почтеннейшей публики"". Газета протестовала против суждений печати (до вынесения приговора) о подсудимых и о свидетелях, а также против опубликования списков присяжных, решающих дело. Протест "Московских ведомостей" вызвали также недоброжелательные отзывы прессы о подсудимых "более видного общественного положения". Ср. подготовительные материалы (наст. изд., т. XXII, стр. 137).
   Стр. 90. Известие о монахах... -- В том же номере "Московских ведомостей" было напечатано сообщение из "Воронежского телеграфа" (1875, 16 декабря, No 95) о том, что 18 декабря в Острогожском окружном суде должно было рассматриваться "дело о послушниках Котове и Вележеве и о иеродиаконе Алимпии, обвиняемых в задушении (в здании монастыря, в келий) девицы Верещагиной".
   Стр. 91. "Голос". Четверг, 25 декаб<ря>, No 356. ~ Павлуша. -- В указанном номере газеты излагалось сообщение "Киевского телеграфа" (1875, 19 декабря, No 151) из Умани о грабеже в доме уманского домовладельца Филипповича. Одним из грабителей оказался бывший ученик училища садоводства, родственник богатого местного землевладельца (Павлуша). Накануне он был в гостях у Филипповича. Во время грабежа Павлуша ломом раскроил голову кухарке, узнавшей, очевидно, его, а "его сотоварищи, по-видимому, боясь, что Павлуша их выдаст, убили его этим же ломом и бежали. Преступников открыть не удалось". Газета называла всю эту историю "загадочной". Ср. стр. 108, НО, 130, 179 и записи в подготовительных материалах (наст. изд., т. XXII, стр. 137, 142, 144).
   Стр. 91. (Гамлеты и Дон-Кихоты.) -- Возможно, что эта заметка, подсказанная по ассоциации сообщением о Павлуше, является откликом на статью А. М. Скабичевского "Наша современная беззаветность" (ОЗ. 1875, No 10); второй раздел статьи был посвящен пересмотру тургеневской трактовки образов Гамлета и Дон-Кихота. Скабичевский признал 40--60-е годы эпохой "гамлетства", а 70-е -- "донкихотства", так как, рассуждай он иронически, человек 70-х годов активен и, какие бы поступки ни совершал, не страдает рефлексией и не мучается укорами совести. В те дли, когда была сделана комментируемая запись, Достоевский читал отзыв об этой статье в обзоре "Из текущей жизни" в "Гражданине" (1875, 21 декабря, No 51, стр. 1254--1255).
   Стр. 91. Был на бале детском и проч. в Клубе художников 26. ~ Описание танцев, вертящих польку... -- О своих впечатлениях от бала в клубе художников 26 декабря 1875 г. Достоевский рассказал в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, §§ 3--4 (см. наст. изд., т. XXII, стр. 9--13), где частично нашли отражение некоторые из записанных далее (стр. 92--93) мыслей и замечаний. Эти записи получили развитие также в наброске, не вошедшем в окончательный текст январского выпуска (наст. изд., т. XXII, стр. 180--181).
   ... солнца... -- Электрическое освещение.
   ...Горб<унов>... -- Иван Федорович Горбунов (1831--1895), актер, писатель, рассказчик-импровизатор. Об отношении к нему Достоевского см.: наст. изд., т. XV, стр. 592--593; ср. т. XXII, стр. 393, примеч. к стр. 141.
   Стр. 92. Господи, что было в Содоме? -- Согласно библейскому мифу, города Содом и Гоморра в Палестине за тяжкие грехи их жителей были разрушены огненным дождем и землетрясением (Бытие, гл. 19, ст. 24--25).
   Стр. 92. Иов у бога. -- Библейскую "Книгу Иова" Достоевский перечитывал в Эмсе летом 1875 г. в связи с работою над "Подростком". О впечатлении, которое она на него оказывала с детских лет, и отражении ее в "Подростке", а позднее в "Братьях Карамазовых" см.: наст. изд., т. XIII, стр. 330; т. XVI, стр. 388; т. XVII, стр. 386; т. XIV, стр. 89, 264--265; т. XV, стр. 202.
   Стр. 92. ...мертвая петля.) -- Имеется в виду комедия Н. А. Потехина "Мертвая петля", поставленная в 1875 г. на сцене Александрийского театра в Петербурге и имевшая шумный успех.
   Стр. 93. ...смотри фельетон "Бирж<евые ведомости>", No 357. -- Очередной фельетон А. С. Суворина "Недельные очерки и картинки" (БВ, 1875, 28 декабря, No 357) содержал краткий обзор нашумевших событий 1875 г. (споры о спиритизме, крах Московского коммерческого ссудного банка, дело Овсянникова, смерть П. М. Леонтьева и др.).
   Стр. 93--96. "Незнакомец" в фельетоне No 357 "Биржевых <ведомостей>", говоря о спиритизме ~ исследующие комиссии (Менделеев). -- Черновой набросок к главе о спиритизме январского выпуска "Дневника писателя" за 1876 г., гл. III, § 2 (наст. изд., т. XXII, стр. 32--37).
   Не запрещали бы Страуса и Ренана... -- Давид Фридрих Штраус (1808--1874) -- немецкий теолог и философ-младогегельянец. Жозеф Эрнест Ренан (1823--1892) -- французский писатель, историк и филолог-востоковед. Достоевский имеет в виду их труды, посвященные критическому анализу Нового завета, в которых доказывалось, что Иисус Христос был исторической личностью, а не "сыном божиим". Об отношении Достоевского к сочинениям Ренана см.: Б. И. Кийко. Достоевский и Ренан. -- В кн.: Материалы и исследования, т. 4, стр. 106--124.
   Фома.- Здесь и в дальнейших записях (стр. 148, 150, 158, 161) имеется в виду Фома Неверный. Ср. наст. изд., т. XV, стр. 526--527.
   Стр. 96. Сведенборг...-- Эммануэль Сведенборг (1688--1772) -- шведский ученый и теософ-мистик; упоминается здесь как человек, утверждавший, что он отчетливо представляет сатану, поскольку во время пережитого им в 1743--1745 гг. душевного и религиозного кризиса ему "было видение" Страшного суда. Ср. наст. изд., т. XXII, стр. 137, 389.
   Стр. 97. ...(Орлов)... -- Каторжник, описанный в "Записках из Мертвого дома", ч. I, гл. IV "Первые впечатления" (наст. изд., т. IV, стр. 46--48). Ср. запись в подготовительных материалах (наст. изд., т. XXII, стр. 138).
   Стр. 97. "Голос". Воскресенье, 28 декабря, No 357. -- В заметке, заинтересовавшей Достоевского, сообщалось, что повар, рубивший мясо, попал по руке дворнику и отрубил ему всю кисть.
   Стр. 97. Насчет рассказов Кони и Ковалевского... -- Эти рассказы Достоевский слышал, очевидно, 27 декабря 1875 г. во время поездки с А. Ф. Кони и М. Б. Ковалевским в колонию для малолетних преступников. См. наст. изд., т. XXII, стр. 137, 144, 326, 389; ср. запись далее (стр. 98).
   Стр. 97. До Христа и не перестанет война... -- то есть до "второго пришествия", до "конца света". Ср. наст. изд., т. XXII, стр. 124, 383.
   Стр. 97. У Иова: это потому, что ты дал ему. ~ Какой вековечный волос! -- Имеется в виду возражение сатаны на похвалы, которых удостаивается от бога Иов, "человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла": "И отвечал сатана господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его ты благословил, и стада его распространяются по земле; но простри руку твою и коснись всего, что у него, -- благословит ли он тебя?" (Книга Иова, гл. I, ст. 8--11). Сопоставление комментируемой заметки с тематически близкой записью в подготовительных материалах к "Подростку" ("Новых идей нет: идеи все те же одни, начиная о Иова. Прудон и Иов -- искушение Христа" -- наст. изд., т. XVI, стр. 346) обнаруживает, что ответу сатаны Достоевский придавал то же символическое значение, что и "камням, обращенным в хлебы", о которых говорится в евангельской притче об искушении Христа дьяволом в пустыне. Истолковывая в письме к В. А. Алексееву от 7 июня 1876 г. символический образ "камни и хлебы" как "теперешний социальный вопрос, среда", т. е. как социалистическое учение, которое "устраняет Христа и хлопочет прежде всего о хлебе", Достоевский указывал: "Это не пророчество, это всегда было" (см. подробно: наст. изд., т. XV, стр. 407--409; т. XVII, стр. 283--284). Таким образом, соединение в одном ряду имен библейского праведника Иова и французского социалиста-анархиста П.-Ж. Прудона (1809--1865) обозначает у Достоевского хронологические границы, "извечность" существования теории "среды", всецело сводящей психику человека к воздействию материальных условий его жизни. Не исключена возможность, что это сочетание представляет реминисценцию отзыва Герцена в "Былом и думах" (Герцен, т. XI, стр. 497--499) о драме французского социалиста-утописта П. Леру "Иов" (ср. наст. изд., т. XVII, стр. 423). Герцен, в частности, упомянул, что в этой драме, которая "прилажена к современным вопросам", есть разговор Иова с Прудоном (на самом деле в пятом акте, сцены 19--23, дух Прудона беседует с автором; см.: P. Leroux. Job, drame en 5 actes, avec prologue et épilogue par le prophète Isaie, retrouvé, rétabli dans son intégrité, et traduit littéralement sur le texte hébreu. Grasse--Paris, 1865, p. 177--180, 419--420). Нет никаких свидетельств, что Достоевский читал саму пьесу Леру, в которой, кстати, сопоставление Иова и Прудона имеет иной смысл, нежели в комментируемой записи.
   Стр. 97. "Голос", 28 декабря, No 357 ~ ответа Суворина.) -- В этом номере было помещено письмо защитника Овсянникова, присяжного поверенного П. А, Потехина с протестом против "неправильных и оскорбительных толков" в газетах о его роли в процессе Овсянникова и обстоятельствах его частной жизни. Потехин заявлял, что, несмотря на оскорбительный характер многих статей, он до окончания дела не считал себя вправе на них отвечать. Речь шла, в частности, о фельетонах А. С. Суворина (ср. примеч. к стр. 84).
   Стр. 98. Это мы все люди скорой, но непрочной ненависти ~ они нерусские.-- См. февральский выпуск "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 1 (наст. изд., т. XXII, стр. 40).
   Стр. 98. Известие о судебном приставе... -- В "Голосе" (1875, 29 декабря, No 358) были перепечатаны из "Биржевых ведомостей" (1875, 25 декабря, No 355) сообщения о поборах судебных приставов в Ковенской губернии. Один из них взыскал с крестьян деревни Т., отстоявшей от уездного города на расстоянии 20 верст, "за разъезды и иные исполнительные действия" 1600 рублей; другой при взыскании с крестьян 16 рублей в пользу помещика взыскал также в свою пользу 240 руб.; и др.
   Стр. 98. Застрелился священник... -- "Голос" (1875, 29 декабря, No 358) сообщил со слов "Киевского телеграфа" (1875, 21 декабря, No 155), что в селе Цыблях Переяславского уезда Полтавской губернии "застрелился священник о. Иван Андриевский, долгое время не в äiеру пьянствовавший", и что "благочинный доносил в консисторию о грязной жизни покойного год назад, но консистория не обратила никакого внимания".
   Стр. 98. "Голос", 358. Статья об вотчинной записи... -- Имеется в виду статья "Владенная запись" за подписью П. Ш. (Г, 1875, 29 декабря, No 358), содержавшая возражение на ранее напечатанную в "Голосе" (1875, 3 декабря, No 334) статью Е. Л. Маркова "Владенная запись. (Заметка из житейской практики)". В отличие от защитника общины Маркова, П. Ш. считал, что крестьянам следует предоставить право "раздела мирских земель на подворные участки и продажи подворных участков". Он выступал против всяких "принудительных правительственных мер" в этом вопросе. Исправляя ошибку Маркова, П. Ш. приводил текст высочайшего указа 24 ноября 1866 г., статья четвертая которого предоставляла обществам государственных крестьян право, по согласию двух третей их членов, разделить мирской надел на подворные участки.
   Стр. 98. Трикотеза (франц. tricoteuse от tricoter -- вязать).-- Трикотезами во времена французской революции XVIII в. называли женщин, которые присутствовали на заседаниях Конвента и Революционого суда и, следя за происходившим там, одновременно занимались вязанием.
   Стр. 98....матерью Гракхов,-- См. наст. изд., т. XXII, стр. 392.
   Стр. 99. Проприетер (франц. propriétaire) -- собственник. В "Зимних заметках о летних впечатлениях" Достоевский рассказал, как хозяева отеля в Париже записали его в книгу не литератором (homme de lettres), a "propriétaire" (наст. изд., т. V, стр. 66). В подготовительных материалах к "Подростку" есть запись о писателе, назвавшем себя "проприетером" (наст. изд., т. XVI, стр. 229 и примеч. т. XVII, стр. 416).
   Стр. 99. Полевой поместил со картинку дома Тургенева в Баден-Бадене. -- См.: П. Н. Полевой. История русской литературы в очерках и биографиях. Изд. 2-е. СПб., 1874, стр. 739 ("Вилла Тургенева в Баден-Бадене"). Это издание было в библиотеке Достоевского (Библиотека, стр. 144; Гроссман, Семинарий, стр. 36).
   Стр. 99. Программа 1-го No -- Из этой первоначальной программы в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. осуществлен только пункт "Колония".
   Стр. 99--100. В том же 359 No "Голоса" заседание покровительства животным со нравственно-воспитательная цель (смотри выше). -- Этими заметками, для которых поводом послужил напечатанный в указанном номере "Голоса" (1875, 30 декабря) отчет о юбилейном заседании Российского общества покровительства животным, Достоевский воспользовался в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. III, § 1. Ср. стр. 108, 119.
   ... забивают жен в волостях... -- Возможно, Достоевский вспоминает здесь случай, о котором он читал в "С.-Петербургских ведомостях" (1874, 1 мая, No 118) и о котором есть записи в тетради 1874--1875 гг. (наст. изд., т. XXI, стр. 272, 525) и подготовительных материалах к "Подростку" (наст. изд., т. XVI, стр. 5 и примеч. т. XVII, стр. 395). Ср. стр. 103.
   ... вспомните Антона Горемыку. -- Достоевский приводит в пример главного персонажа повести Д. В. Григоровича "Антон Горемыка" (1847), крепостного крестьянина, живущего в страшной нищете и подвергающегося гонениям со стороны жестокого и мстительного управляющего.
   ...бессмертн<ое> произвед<ение> Victor Hugo... -- Имеется в виду "Последний день приговоренного к смерти" (1829). Ср. стр. 128.
   Стр. 101. "Голос", No 359 ~ "Заграничные известия". -- В "Заграничных известиях") указанного помора газеты (1875, 30 декабря) сообщалось, что во Франции избирательная агитация находится в полном разгаре", и назывались даты предстоявших выборов в Сенат и Палату депутатов.
   Стр. 101. Тацит, бунт легионов в Панонии, солдат-мим Вибуленус ~ Это был актер.-- См. наст. изд., т. XXII, стр. 138, 156, 391. Ср. записи далее (наст. том, стр. 102, 104--105, 134 и др.).
   Стр. 101. У меня есть Тацит этого года. -- Как явствует из этой записи, а также из цитат, выписанных далее (стр. 104--105), у Достоевского было следующее издание: Annales de Tacite, en latin et en franèais. Règnes de Tibère et de Caïus. 3-е éd., rev. et corr.; par J. H. Dotteville. ...t. 1. Paris, chez Froullé, Imprimeur--Libraire, Quai des Augustins, No. 39, 1793 (Oeuvres de Tacite, t. 2. Annales, t. 1).
   Стр. 101. Иванища вредны. -- Как видно из ряда последующих записей (стр. 157, 158, 168--172), имеется в виду Калика Иваншце, персонаж былины "Илья Муромец и Идолище", которую Достоевский мог прочесть в сборниках П. Н. Рыбникова и А. Ф. Гильфердинга. Из этой же оылины далее упоминается Идолище (см. стр. 159).
   Стр. 101. Но как странно ~ должен быть разрешен. -- Ср. аналогичное рассуждение в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. (наст. изд., т. XXII, стр. 31), а также записи далее (стр. 116--117 и примеч. к ним, 127--129, 193).
   Стр. 101. Чтение для детей Щербинской. -- Имеется в виду книга: Чтение для детей, сочинение Ольги Щербинской. СПб., 1875. См. уничтожающую рецензию на эту книгу в "Голосе", 1876, 8 января, No 8. Ср. стр. 115 и примеч. к ней.
   Стр. 102. Обеспеченность чести и личности. -- Этот пункт, как видно из последующих записей (стр. 108, 113 и др.), должен был включать разные случаи произвола. В окончательном тексте январского выпуска "Дневника писателя" за 1876 г. он вылился в рассуждение о произволе железнодорожных компаний (см. наст. изд., т. XXII, стр. 30--31) и его влиянии на нравственное состояние общества. Остальные упоминаемые далее случаи в окончательный текст не вошли.
   Стр. 102. ...чем обеспечена честь и чем заменить дуэль?-- Размышления о чести и дуэли и мотив отказа от дуэли встречаются в ряде набросков, планов и черновых записей Достоевского в 1870-х годах. См.: наст. изд., т. XI, стр. 31--33; т. XVI, стр. 17, 86, 171; т. XVII, стр. 9, 268--269. Ср. в "Подростке" в связи с проблемою дворянства (наст. изд., т. XIII, стр. 177) и дальнейшие записи в настоящей и следующей тетрадях (стр. 109, 130, 133 и др.). Мотив отказа от дуэли присутствует в "Подростке" и в повести "Кроткая".
   Стр. 102....Пироговы... -- Имеется в виду тип поручика Пирогова из повести Н. В. Гоголя "Невский проспект", до такой степени равнодушного к своей чести, что за мелкими житейскими радостями и развлечениями быстро забывает и оставляет без последствий нанесенное ему оскорбление. В очерке "Нечто о вранье" Достоевский назвал этот персонаж "страшным пророчеством, пророчеством гения, так ужасно угадавшего будущее -- ибо Пироговых оказалось безмерно много..." (наст. изд., т. XXI, стр. 124). Ранее во "Введении" к "Ряду статей о русской литературе" Достоевский писал, что Гоголь "постиг назначение поручика Пирогова" (наст. изд., т. XVIII, стр. 59).
   Стр. 102. Как 8-е сентября... -- Начало напечатанной впервые Герценом ("Полярная звезда", 1857, кн. 3) севастопольской песни, в сочинении которой принимал участие Л. Н. Толстой. См.: Толстой, т. IV, стр. 424--425; "Полярная звезда", кн. 9. М., 1968, стр. 66--67. 8 (20) сентября 1854 г.-- дата сражения при Альме.
   Стр. 102. Елка, ребенок у Рюккерта, Христос... -- См. примечания к рассказу "Мальчик у Христа на елке" (наст. изд., т. XXII, стр. 322-- 323).
   Стр. 102. Вдруг оказывается на гулянье на ваших взрослых девиц...-- См. наст. изд., т. XXII, стр. 393. Ср. записи далее, стр. 121--122, 432, 235.
   Стр. 102. Но в Москве тоже. -- 1 апреля 1875 г. надзиратель московского врачебно-полицейского комитета Федор Иванов, остановив жену дворянина Александра Розенфельда, стал делать ей непристойные предложения. Она обратилась за помощью к городовому, но была отправлена в квартал, где на нее был составлен акт. Дело о ее оскорблении слушалось 9 января 1876 г. Иванов был осужден на два года наказания в исправительном арестантском отделении (МВед, 1876, 10 января, No 8; Г, 1876, 14 января, No 14). Ср. стр. 119, 235.
   Стр. 102. В "Русск<ом> мире" верх невероятности. Да это у меня с натуры! -- Очевидно, имеется в виду отзыв В. Г. Авсеенко об эпизоде заманивания Оли в публичный дом ("Подросток", см. наст. изд., т. XIII, стр. 144): "Факт сам по себе совершенно невозможен в действительности, и потому никак нельзя сказать, чтобы он необходимо вытекал из обстоятельств рассказа. Автора просто покинуло чувство действительности, как покидает оно его каждый раз, когда он увлекается идеей -- показать читателю всю глубину человеческого падения и ввести его в самые тайные гнездилища порока и разврата". (А. О. <В. Г. Авсеенко). Очерки текущей литературы. Еще раз о "Подростке" г. Достоевского. -- РМ, 1875, 27 февраля, No 55). Эту же мысль Авсеенко повторил и позднее в статье "Литературное обозрение" (PB, 1876, No 1, стр. 496--508): "В "Подростке" есть подробности, возмущающие образованное чувство, есть грязностп, по нашему мнению, решительно непозволительные в литературном произведении. О них приходится тем более пожалеть, что они вовсе не вызваны требованиями так называемого реализма; напротив, факты и сцены, наиболее неприличные в этом романе, наименее близки к действительной жизни, наименее реальны. Для примера укажем хотя бы на эпизод о бедной девушке, объявившей в газетах, что ищет уроков (в первой части романа); приключения, какие пришлось испытать этой девушке, решительно невозможны в действительной жизни и совершенно не нужны в романе" (стр. 507). Дальнейшие записи в тетрадях (стр. 132, 134, 141 и др.) и в подготовительных материалах (наст. изд., т. XXIII. стр. 163, 166) показывают, что Достоевский неоднократно собирался ответить на эти отзывы в "Дневнике писателя".
   Стр. 103. Корреспонденция "Теймс" об отсутствии пятен в солнце... -- См. наст. изд., т. XXII, стр. 390. Ср. вапись далее, стр. 157.
   Стр. 103. Ферсит. -- Персонаж "Илиады" Гомера, имя которого стало нарицательным; трусливый, злобный, безобразный греческий воин, вступивший в спор с вождями греческого войска и избитый за это Одиссеем. Упоминается Достоевским в "Неточке Незвановой" (наст. изд., т. II, стр. 158, 504).
   Стр. 104. Студентов 117 -- не внесших плату за слушание курса. -- "Русский мир" (1876, 1 января, No 1) со ссылкою на "Петербургский листок" (1875, 30 декабря, No 248) сообщил, что в "нынешнем учебном году число исключенных из Петербургского университета за невзнос платы достигло громадной цифры ста семнадцати человек, тогда как в прежние годы число это никогда не доходило и до 100".
   Стр. 104. "Русский мир", 1-е января ~ предрассудки. -- В указанном номере (1876, No 1) в отделе "Внутренняя почта", в корреспонденции из Самары, сообщалось о слушавшемся в Самарском окружном суде 4 декабря 1875 г. деле крестьянок Васильевой. Прохоровой, Петровой и Михайловой, которые ночью разрыли могилу женщины, "слывшей при жизни колдуньей", так как верили, что она насылает на них голод и другие беды, и вбили в труп осиновый кол. Присяжные вынесли им оправдательный приговор. Достоевский неправильно раскрыл приведенное в "Русском мире" сокращенное название газеты, из которой было заимствовано сообщение; следует: "Современность" (1875, 30 декабря, No 149).
   Стр. 104. Местная печать ~ и проч. -- Запись сделана при чтении статьи Вс. С. Соловьева "Прошлый год в литературе" (РМ, 1876, 1 января, No 1). Обозревая полемику по вопросу о провинциальной печати, Соловьев сочувственно излагал содержание статьи Г. Е. Катанаева "К вопросу о сибирском университете" ("Сибирь", 1875, 12 октября, No 16; 19 октября. No 17; 7 декабря, No 24; 14 декабря, No 25; подпись: Г. К-в; Соловьев опирался на ту часть статьи, которая была напечатана в No 17). Сибирский краевед ратовал за создание "второстепенных умственных центров" и развитие "провинциальной литературы". Резко возражал Соловьев Н. К. Михайловскому, который откликнулся на дискуссию в статье "Записки профана. XVIII. Разные разности" (ОЗ, 1875, No 12). Газету-журнал "Гражданин" Достоевский вспомнил, очевидно, в связи с тем, что там в фельетоне А. У. Порецкого "Отголоски несообразные (из современного обозрения)" (Гр, 1875, 23 ноября, No 47, с. 1126--1127) он встречал отзыв о статье "Задачи сибирской печати" ("Сибирь", 1875, 5 октября, No 15); неизвестный автор, скрывшийся за псевдонимом Сибирячка, выступил со страстным обличением сибирской провинциальной косности и призывом развивать местную печать. О том, что Достоевский читал обзор Порецкого, свидетельствует запись о нем, сделанная в тетради ранее (стр. 70). О полемике см. подробно: наст. изд., т. XXIII, стр. 356--358.
   Стр. 104. (Сказано про Арминия.) -- См.: Annales de Tacite... 3-е éd., rev. et corr.; par J. H. Dotleville, t. 1. Paris, 1793, p. 139. Арминий (18 или 16 до н. э.--21) -- вождь германского племени херусков, поднявший восстание против римлян, которое положило конец римскому господству над германскими племенами. Эту главку "Анналов" Тацита Достоевский вспомнит в июле 1876 г., находясь в Эмсе (см. стр. 233 и примеч. к ней).
   Стр. 105. Tibère ~ стр. 189). -- Annales de Tacite. ...p. 189. Тиберий (42 до н. э.--37), римский император с 14 по 37 гг. н. э. Тацит рисует его лицемерным и жестоким тираном. В цитируемой фразе ("Анналы", кн. I, гл. 62) речь идет об отношении Тиберия к римскому полководцу Германику.
   Стр. 105. Островский и Шекспир, а было время, когда этому поверили... -- Намек на стихотворение А. А. Григорьева "Искусство и правда. Элегия -- ода -- сатира" ("Москвитянин", 1854, No 4, отд. VIII, стр. 76--82), в котором сопоставлялись две "правды" -- "старая" (Шекспир в исполнении Мочалова) и "новая" (театр Островского).
   Стр. 105. ...и вдруг такое иссякание. -- Этот отрицательный отзыв об Островском мог быть вызван комедией "Волки и овцы" (ОЗ, 1875, No 11) или первым действием комедии "Бедные невесты", напечатанным я сборнике "Братская помочь пострадавшим семействам Боснии и Герцеговины" (СПб., 1876), в издании которого Достоевский принимал участие и который получил и читал еще в декабре 1875 г. (см. наст. изд., т. XXII, стр. 344, примеч. к стр. 45).
   Стр. 105. ...в Гусеве... -- Александр Федорович Гусев (1842--1904), профессор Казанской духовной академии, автор религиозно-философских статей, печатавшихся в "Православном обозрении" и направленных против материалистических тенденций естествознания второй половины XIX в. В 1875--1876 гг. здесь печаталась его статья "Джон Стюарт Милль как моралист" (1875, No 1, 3, 8, 9; 1876, No 6).
   Стр. 105--108. Лексикон Березина ~ потому что это всё волновало меня. -- Настоящие записи, направленные против биографической заметки В. Р. Зотова о Достоевском, помещенной в "Русском энциклопедическом словаре" И. Н. Березина, представляют собою первоначальный набросок третьего раздела третьей главы январского выпуска "Дневника писателя" за 1876 г. ("Одно слово по поводу моей биографии"). См. наст. изд., т. XXII, стр. 37--38, 339--340. Судя по пометам на полях к отдельным из этих записей (см. стр. 106, примеч. 1; стр. 107, примеч. 7; стр. 108), Достоевский первоначально предполагал, отталкиваясь от заметки В. Р. Зотова, написать более пространную статью, объясняющую "направление" "Дневника писателя". Ср. стр. 117--119, 126, 129.
   Стр. 106. Статья Льва Толстого, про него ни слова, а мне польза.--Достоевский вспоминает, возможно, соседу с А. Н. Майковым и H. H. Страховым, о которой он писал жене 6 февраля 1875 г.: "Об романе моем ни слова и, видимо, не желая меня огорчать. <...> Я, было, заговорил насчет того, что если Толстой напечатал в "Отеч<ественных> записках", то почему же обвиняют меня, но Майков сморщился и перебил разговор, но я не настаивал". Речь шла о статье Л. Н. Толстого "О народном образовании" (ОЗ, 1874, No 9). В те дни Достоевский мнительно ожидал отрицательных отзывов о "Подростке", а также упреков и пересудов за спиною по поводу того, что роман печатался в "Отечественных записках".
   Стр. 106....(не я пришел, а "Отеч<ествениые> записки" взяли моего духу). -- Достоевский объясняет в этих словах мотивы своего сотрудничества в "Отечественных записках". Анализ действительных причин появления романа "Подросток" на страницах журнала см.: наст. изд., т. XVII, стр. 256--259, 345--346.
   Стр. 106. ...Меттернихе... -- Австрийский канцлер Меттерних (см. наст. изд., т. XXIII, стр. 365) упоминается здесь как реакционный государственный деятель, проводивший политику подавления революционного, либерального и освободительного движений в Европе.
   Стр. 106. Возьмите отчет об Обществе пропаганды... -- Достоевский имеет в виду изданный в 1875 г. Э. Л. Каспаровичем в Лейпциге сборник "Общество пропаганды в 1849 г. Собрание секретных бумаг и высочайших конфирмации" (первое издание официальных материалов по делу петрашевцев).
   Стр. 107....к убеждениям крестьянства, то есть к христианским.-- Слова "крестьянин" и "христианин" однокоренные (от древнегреч. χριστιανός).
   Стр. 107....мужик Марей... -- Эта тема, предназначавшаяся первоначально для январского выпуска "Дневника писателя" sa 1876 г., получила развитие в февральском выпуске (гл. I, § 3 "Мужик Марей").
   Стр. 108. Он к людям на праздник приходит угрюм, // К гробам их подходит с улыбкой. -- Цитата из стихотворения В. Г. Бенедиктова "Певец" (1837). Возможно, именно эти строки подразумеваются записью в подготовительных материалах к "Подростку": "Сравнение нигилизма с появлением поэта Бенедиктова (ОН)" (наст. изд., т. XVI, стр. 168).
   Стр. 109. Некрасов (повесить в избе Белинского). -- Имеются в виду стихи Некрасова о Гоголе и Белинском из поэмы "Кому на Руси жить хорошо" (см. примеч. к стр. 90).
   Стр. 109. Американская дуэль... -- Си. наст. изд., т. XXII, стр. 389.
   Стр. 109. У нас сейчас есть Лёв Толстой...-- Стихи из пятой песни поэмы Д. В. Аверкиева "Тоска по родине" (PB, 1875, No 12, стр. 810). Ср. стр. 156.
   Стр. 110. Республика уже тем одним необходима Франции ~ Это надобно объяснить. -- Эту мысль Достоевский развил в мартовском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 4 "Мечты о Европе" (наст. изд., т. XXII).
   Стр. 110. "Голос", M 4. Воскресенье со для точности). -- В указанном номере (1876, 4 января) были помещены: 1) Сообщение из Семенова Нижегородской губернии о разбиравшемся в окружном суде деле по убиению келейниц (см. примеч. к записи в подготовительных материалах "... Мерещились" -- наст. изд., т. XXII, стр. 390; о Павлуше см. наст. том, стр. 418); 2) Корреспонденция из Вятки о разбиравшемся 5 декабря 1875 г. в Вятском окружном суде деле. Мещанин Калинин захватил землю у крестьян починка Алешинского вопреки сенатскому указу 1858 г. Тем не менее с помощью Сената и полиции впоследствии Калинин добился пересмотра дела и признания своих прав на эту землю, что вызвало крестьянские волнения, подавленные войсками. Суд приговорил 13 наиболее активных крестьян как "подстрекателей" к 6--9 месяцам тюремного заключения. 3) Корреспонденция из Самары о принятом городской думой 2 декабря 1875 г, постановлении сократить в 1876 г, число питейных заведений с 159 до 28. 4) Корреспонденция из Парижа за подписью К. Р. от 7 января (н. ст.) о конфликте республиканцев и монархистов в только что распущенном Национальном собрании и о новых выборах. Газета высказывали твердое убеждение, что "Франции безусловно необходимо, для упрочения настоящею порядка вещей, послать в обе палаты исключительно одних республиканцев", способных противодействовать монархическим устремлениям президента Мак-Магона.
   Стр. 110. "Московские ведомости", No 3. Продолжение политического обозрения...-- Передовая указанного номера "Московских ведомостей" (1876, 4 января) содержала продолжение обзора "событий минувшего года", начатого в предыдущем номере. Обозревались события политической жизни Франции (борьба монархистов, бонапартистов и республиканцев в Национальном собрании, его роспуск и предстоявшие выборы), Англии (рост авторитета консервативного министерства Дизраэли, отказ лидера либеральной партии Гладстона от политической деятельности, усиление английской колониальной экспансии), Италии (упрочение монархии после объединения Италии, борьба папы против нового порядка), Испании (восстановление династии, непрекращавшаяся борьба карлистов против Альфонса XII), Соединенных Штатов (предстоявшие президентские выборы, столетие войны за независимость), Японии (поворот страны к европеизации и буржуазной цивилизации, обострение отношений с Китаем и Кореей).
   Стр. 111. Народ -- не все извозчики. -- Ср. стр. 101.
   Стр. 111--112. Воспитатели, независимый вид ~ в новом виде и свете. -- Очевидно, впечатления от колонии малолетних преступников (см. наст. изд., т. XXII, стр. 326).
   Стр. 112. "Голос" о действиях в Средней Азии... -- В "Голосе" (1876, 6 января, No 6) было помещено сообщение из г. Намангана, перепечатанное из "Туркестанских ведомостей", в котором говорилось о победе генерала М. Д. Скобелева 12 ноября 1875 г. при г. Балыкчи над главными силами кипчаков под начальством Вали-хана-тюри. По сведениям газеты, в Балыкчи в это время находился автобача -- главный предводитель кипчаков. Неприятель потерял убитыми более 2000 человек, в то время как потери Скобелева составляли одного убитого, восемь раненых и 2 контуженных.
   Стр. 112. Дон-Кихот, люди из киселя. -- Сравнение приведенных в сообщении "Голоса" (см. предыдущее примечание) цифр потерь русских войск и неприятеля оживило в памяти Достоевского суммарно те эпизоды "Дон-Кихота", в которых рассказывалось или упоминалось о победах, одержанных рыцарями в одиночку над полчищами врагов, чьи тела, по легкости, с какой их рассекал меч героя, уподоблялись марципанам, бобам, тесту. Конкретные сравнения, употребленные в романе, в памяти писателя уже, по-видимому, стерлись, а сохранилось общее смутное впечатление, на основе которого, очевидно, и родился образ "людей из киселя". Вполне вероятно, что в его оформлении участвовали также реминисценции романа В. Г. Авсеенко "Млечный путь", где один из персонажей называет русскую действительность "трясиной", "серым гороховым киселем". По его словам, в России "есть только какая-то бесформенная слякоть, в которой все тонет. Ее ничем не проймешь: хлыстанешь по ней бичом, рубец тотчас затянет, кисельная поверхность опять сплывется" (PB, 1875, No 10, стр. 733). Эта характеристика привлекла внимание, и ее неоднократно вспоминали в печати. Например, Г. А. Ларош в своем очередном фельетоне "Литература и жизнь" (Д 1875, 20 ноября, No 321) писал: "А пока мы представляем действительно "кисель" <...>: всякая форма, даже не особенно твердая, мгновенно отпечатлевается на этом киселе и мгновенно же над образовавшимся углублением снова сходятся края зыбкой, бесформенной массы. Материализм вчера, спиритизм сегодня, либерализм на прошлой педеле, а на этой самое бешеное крепостничество -- так шатается и скачет из крайности в крайность пресловутый "культурный человек", который "учился понемногу чему-нибудь и как-нибудь" и не умеет скрыть свою несостоятельность даже под тогой ученого профессора, надетой на него воображением услужливого романиста". Цитаты о "киселе" приводил в своем отзыве о романе Н. К. Михайловский в восемнадцатой статье "Записок профана", которую читал Достоевский (03, 1875, No 12, отд. 2. Современное обозрение, стр. 279). Образ "людей из киселя" трансформируется у Достоевского позднее в "склизняков, принимаемых за людей", и будет обыгран со ссылкою на роман Сервантеса в сентябрьском выпуске "Дневника писателя" за 1877 г., гл. II, § 1 "Ложь ложью спасается". Ср.: В. Е. Багно. Достоевский о "Дон-Кихоте" Сервантеса. -- Материалы и исследования, т. III, стр. 126--135.
   Стр. 112. Кауфман...-- Константин Петрович Кауфман (1818--1882) -- генерал-адъютант, командовал русскими войсками в Средней Азии, с 1876 г. -- командующий Туркестанским военным округом и туркестанский генерал-губернатор. 6 декабря 1875 г. он выехал из Ташкента в Петербург, куда прибыл 27 декабря (Г, 1875, 14 декабря, No 345; 28 декабря, No 357).
   Стр. 112. Свящ<енник> Переверзев... -- В "Голосе" (1876, 6 января, No 6) была помещена следующая заметка: "Нам сообщают о следующем необыкновенном явлении: Орловской губернии, Малоархангельского уезда, в селе Успенском, жена священника Переверзева произвела на свет семерых детей, которые вскоре и умерли".
   Стр. 112. "Гражданин", No 1. Петербург. Летопись. -- В "Петербургской летописи" указанного номера "Гражданина" (1876, 5 января, стр. 3) говорилось: "Страшное несчастие на Одесской железной дороге, в котором до 200 человек убитых и раненных смертельно, из числа 400 новобранцев, имело последствием отправление на место происшествия из Петербурга комиссии для расследования катастрофы, под начальством генерал-лейтенанта Серебрякова <...>. Все общество крайне озабочено вопросом: будет ли наконец что-нибудь сделано с железнодорожным начальством или и это будет передано, как множество подобных дел, воле божией?".
   Стр. 113. Необеспеченность. -- Имеется в виду необеспеченность чести и личности. Ср. стр. 102 и примеч. к ней.
   Стр. 113. Н. Данилевский, написав ~ "Россия и Европа" ~ стать бойцом за правду. -- О книге Н. Я. Данилевского "Россия и Европа" и отношении к ней Достоевского см.: наст. изд., т. XXIII, стр. 377, примеч. к стр. 49. С лета 1872 г. Н. Я. Данилевский, имевший ученую степень магистра ботаники, постоянно поселился на Южном берегу Крыма.
   Стр. 113. "С.-П<етербургские> ведомости", 7 января, No 7 ~ согласием. -- В этом номере было напечатано сообщение о том, что "в Японии был издан в минувшем году закон об общесословной воинской повинности, сходный в основных положениях своих с новейшими европейскими уставами по тому же предмету". Газета привела в связи с этим перевод прокламации микадо от 21 ноября 1875 г., в которой порицалась "феодальная система управления, тяготевшая над Японией более тысячи лет", и выражалось желание, чтобы отныне "весь народ составлял войско" (ср. примеч. к стр. 77). В том же номере газета возражала автору вышедшей в Париже анонимной брошюры "Франция и Германия будущею весною" ("La France et Allemagne au printemps prochain". Paris, 1876), который доказывал, что Германия готовится к новой войне против Франции и что единственное средство для французов отразить нападение --всемерно содействовать упрочению республиканского строя. "Германия, в настоящее время, не имеет никакого интереса, никакой надобности воевать с Франциею", -- писала газета. Автор корреспонденции считал также, что в разбираемой им брошюре республике необоснованно приписывалось "универсально-оборонительное свойство, которым она вовсе не обладает".
   Стр. 113. У нас цивилизация началась с разврата. Всякая цивилизация начинается с разврата. -- Дополнение к примечанию к соответствующей фразе в февральском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. (наст. изд., т. XXII, стр. 344): Достоевский, возможно, помнил похожую мысль, высказанную Н. К. Михайловским в рецензии на роман "Бесы": "Как и всякая другая, наша цивилизация зачата в грехе" (ОЗ, 1873, No 2, отд. 2, Современное обозрение, стр. 341).
   Стр. 113. "Московские ведомости". Января 6, No 5. ~ (Перечень событий прошлого года). -- В указанном номере газеты был дан перечень законодательных актов и правительственных распоряжений 1875 г., в частности по ведомству путей сообщения. Газета отмечала, что многие важные вопросы (например, уменьшение числа несчастных случаев, ответственность дорог за сохранность грузов) остались нерешенными. О заявлении на ст. Воронеж см.: наст. изд., т. XXII, стр. 17, 325.
   Стр. 114. Потугин говорит, что любит Россию.-- ее страстно люблю и страстно ее ненавижу. <...> Да-с; я и люблю и ненавижу свою Россию, свою странную, милую, скверную, дорогую родину" (Тургенев, Сочинения, т. IX, стр. 173--174).
   Стр. 115....Григорьев 2-й... -- Петр Григорьевич Григорьев (1807-- 1854), актер Александрийского театра в Петербурге и автор многочисленных фарсов и водевилей, из которых особым успехом пользовался фарс "Филатка и Мирошка соперники" (1833). Исполнитель характерных и бытовых ролей, Григорьев с большим успехом играл роли купцов.
   Стр. 115. О рекламах, о "Котенке Киске". -- В "Голосе" (1876, 8 января, No 8) в отделе "Библиография" был помещен уничтожающий разбор книжки О. Щербинской "Чтение для детей" (СПб., 1875), в частности повести "Котенок Киска". Здесь же рецензент протестовал против "спекуляций на детские души" М. О. Вольфа и других издателей, видя их в предпраздничных "зазываниях" (т. е. рекламе). Из повести Щербинской "Катя" приводились рассуждения героя: "Хорошему ремесленнику довольно только быть грамотным. На что ему грамматика, все части света, вся древняя, средняя и новая история?" (Ср. стр. 80, 82, 86, 101 и др.).
   Стр. 115. Нет, скорее собрание полетит, чем Мак-Магон. ~ солдат останется. -- В русских газетах в эти дни печатались сообщения из Франции о ходе предвыборной борьбы и строились предположения о действиях президента Франции маршала Мак-Магона, монархиста по убеждениям, в случае победы на выборах республиканцев. В частности, в "Голосе" (1876, 8 января, No 8) излагалось предвыборное письмо министра иностранных дел герцога Деказа, который заявил, что "он, по примеру маршала Мак-Магона, останется верным служителем тех законов, которыми установлено правительство республики". Ср. также стр. 130. Слова "солдат останется" обыгрывают приписываемую Мак-Магону фразу "j'y suis, fy reste" (здесь стою, здесь останусь) (ср. наст. изд., т. XXII, стр. 42, 341--342).
   Стр. 116. "Голос". Четверг, No 9. Января 9 ~ 180000 р.-- В этом номере были напечатаны следующие сообщения: 1) "Газете "Биржа" пишут из Одессы, что директор Русского общества <пароходства и торговли Н. М.> Чихачев получил по телеграфу уведомление от министра путей сообщения с выражением крайнего неудовольствия по поводу крушения поезда с новобранцами" (ср.: "Биржа", 1876, 7 января, No 7); 2) Сообщение "С.-Петербургских ведомостей" (1876, 8 января, No 8) о происшествии 26 декабря 1875 г.: начальник станции Альма на Лозово-Севастопольской дороге насильно вытащил из вагона пассажирку (ср. наст. изд., т. XXII, стр. 30, 332); 3) Из "Русских ведомостей" (1876, 3 января, No 2; 4 января, No 3; 6 января, No 5) -- сообщение о краже в Москве 1 января 1876 г. из кельи архимандрита о. Виктора денег и о находке 184 254 рублей, составлявших часть украденной суммы. Здесь же сообщалось, что похититель--крестьянин Динабургского уезда Александр Иванович Варнас, 27 лет, еще не обнаружен. Достоевского могло заинтересовать то обстоятельство, что деньги были спрятаны в щели пола в "ретирадном месте", что давало основание для сопоставления с поведением Раскольников а.
   Стр. 116--117. Я никогда не мог понять мысли, что лишь 1/10 людей должны получать высшее развитие ~ совершенно антихристианская. -- Дополнение к примечанию к соответствующей фразе в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. (паст, изд., т. XXII, стр. 333). Мнение, подобное тому, с которым полемизирует Достоевский, высказал Э. Фенан в книге "La réforme intellectuelle et morale" (1871). Оно несколько раз цитировалось и обсуждалось в полемике вокруг этой книги между Н. Н. Страховым и Н. К. Михайловским, за которой Достоевский следил, вероятно, с самого начала (см. наст. изд., т. XVII, стр. 284--285: Е. И. Кий к о. Достоевский и Ренан. -- В кн.: Материалы и исследования, т. 4, с. 114--115). В частности, в рецензии на роман "Бесы" Михайловский писал: "Пот многих позволяет немногим вести благородную жизнь, говорит Ренан и повторяет г-н Страхов. Таково несомненно фактическое условие первых шагов всякой цивилизации" (ОЗ, 1873, No 2, отд. 2, Современное обозрение, стр. 341). В статье "Десница и шуйца Льва Толстого", которую также читал Достоевский, приводилась следующая цитата из книги Ренана: "Мы уничтожили бы человечество, если бы не допустили, что целые массы должны жить славою и наслаждением других" (ОЗ, 1875, No 5, отд. 2, Современное обозрение, с. 135). Ср. записи ранее (наст. том, стр. 101) и далее (наст. том, стр. 127--129, 193).
   Стр. 117. ...навьюченный книгами человек... -- Это образное выражение Достоевского, которое позднее несколько раз варьируется в заметках в тетради 1876--1877 гг. (стр. 188, 193, 263), представляет перефразированное изречение из Корана (сура 62, ст. 5; указано В. Н. Фойницким): "Те, кому было дано нести Тору <первые пять книг Ветхого завета>, а они ее не понесли, подобны ослу, который несет книги" (Коран. Пер. и коммент. И. Ю. Крачковского. М., 1963, стр. 445; ср.: Le Koran. Trad. nouv. faite sur le texte arabe par M. Kasimirski. Nouv. éd. Paris, 1859. p. 461). В тетради 1876 г. записано также выражение "ослы, навьюченные книгами" (наст. том, стр. 277); ранее Достоевский его употребил в "Селе Степанчикове" (наст. изд., т. III, стр. 90). В записной книжке 1863-- 1864 гг.: "Навьюченный книгами г-н Дудышкин" (наст. изд., т. XX, стр. 170).
   Стр. 117...."Дочерей Карла Смелого"... -- Драма В. Р. Зотова "Дочь Карла Смелого" (1852).
   Стр. 117....он мне и отмщает теперь известием, что я родился в 1818 году. -- Возмущаясь этою ошибкою, которую он считал намеренным искажением фактов со стороны автора заметки, Достоевский в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. назвал 1822 годом своего рождения (наст. изд., т. XXII, стр. 37); ср. его слова ранее в том же выпуске: "... в тридцать седьмом году, когда мне было всего лишь около 15 лет отроду... Был май месяц..." (там же, стр. 27). Подлинная дата рождения писателя 30 октября (11 ноября) 1821 г. установлена по метрическим книгам Московской духовной консистории и подтверждена указанием в кн.: Биография, стр. 5 (Гроссман, Жизнь и труды, стр. 23).
   Стр. 117. "Слабое сердце"... -- Повесть опубликована в 1848 г.
   Стр. 118....я никогда не имел удовольствия быть с ним знакомым). -- Достоевский был знаком с Зотовым с конца 40-х годов (ср. наст. изд., т. XXII, стр. 339, примеч. к стр. 37--38).
   Стр. 119. Ф. И. Тютчеву, напротив, казалось... -- Ср. письмо Достоевского к X. Д. Алчевской из Петербурга 9 апреля 1876 г.: "Victor Huèo, которого я высоко ценю, как романиста (за что, представьте себе, покойник Ф. Тютчев на меня даже раз рассердился, сказавши, что "Преступление и наказание" (мой роман) выше "Misérables"), хотя и очень иногда растянут в изучении подробностей, но, однако, дал такие удивительные этюды, которые, не было бы его, так бы и остались совсем неизвестными миру".
   Стр. 119. Писатель не без таланта. -- Достоевский, по-видимому, цитирует отзыв Пушкина о Гюго на память, допуская неточность. В статье "О Мильтоне и Шатобриановом переводе "Потерянного рая"" Пушкин называет Гюго "неровным" и "грубым". В другой заметке, которая в полном виде не была известна Достоевскому, так как была напечатана в собрании сочинений Пушкина под редакцией П. В. Анненкова лишь в отрывках (см.: Сочинения Пушкина, т. I. СПб., 1855, стр. 297--298), Пушкин называет Гюго "поэтом и человеком с истинным дарованием" (Пушкин, т. XII, стр. 141; т. XI, стр. 219).
   Стр. 119. Иезуиты ~ Бесконечная разница. -- Эта мысль будет развита в мартовском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 5 "Сила мертвая и силы грядущие" (наст. изд., т. XXII, стр. 89). Ср. стр. 148, и примеч. к ней.
   Стр. 119. В Потугине... -- Имеется в виду неосуществленная полемическая статья против И. С. Тургенева. Мысль о возможном, но несостоявшемся примирении славянофилов и западников высказана в февральском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 1 (наст. изд., т. XXII, стр. 40--41).
   Стр. 119. Гамма. -- Имеется в виду фельетон Гаммы (Г. К. Градовского) "Листок" (Г, 1876, 11 января, No 11), в котором говорилось о неограниченном самоуправстве железнодорожных компаний, называемых автором "государством в государстве". Ср. наст. изд., т. XXII, стр. 332--333.
   Стр. 119. "Московские ведомости", января 10, No 8 ~ о крушении поезда с новобранцами. -- Передовая статья этого номера была посвящена обозрению деятельности в 1875 г. судебных и земских учреждений. Среди наиболее нашумевших судебных процессов здесь упомянуты процесс игуменьи Митрофании (1874), чья кассационная жалоба разбиралась в 1875 г. в Сенате (см. наст. изд., т. XVII, стр. 392), дело Овсянникова, дело Коршунова, похитившего в Московском учетном банке 28000 руб., дело о подлогах биржевого маклера Вальтера, похитившего 400000 руб. и скрывшегося с ними за границу, и др. В Отделе "Судебная хроника" сообщалось о разбиравшемся 9 января в Московском окружном суде деле надзирателя московского военно-полицейского комитета Ф. Иванова по оскорблению им жены Дворянина А. Розенфельда (см. примеч. к стр. 102). В отделе "Железные дороги" газета перепечатала сообщение "Вестника железных дорог" о подробностях тилигульской катастрофы.
   Стр. 119. Чем кончаются случаи с керосиновыми лампами. -- Достоевский имеет в виду участившиеся пожары, о которых имелось много сообщений в январских газетах. Поводом для настоящей записи могло явиться, например, сообщение "Голоса" (1876, 12 января, No 12, ср.: СПбВед, 1876, 12 января, No 12) о несчастном случае с Софьей Гладковой, уронившей керосиновую лампу и получившей сильные ожоги. Ранее "Голос" сообщал, например, о крестьянке Пелагее Цветковой, на которой загорелось облитое керосином платье (Г, 1875, 2 декабря, No 333); о двенадцатилетнем Игнатии Матвееве, который получил сильные ожоги, когда, "играя, уронил со стола керосиновую лампу" и на нем загорелась рубашка (Г, 1875, 30 декабря, No 359); о пожаре в Кишиневе, где "от непогашенной лампы" сгорел театр (Г, 1876, 9 января, No 9).
   Стр. 120. "Московск<ие> ведомости", января 14, No 12 ~ в женской гимназии. -- В указанном номере внимание Достоевского привлекло "Слово на 12 января 1876 года, говоренное в церкви имп. Московского университета профессором богословия, протоиереем Н. А. Сергиевским". Ср. наст. изд., т. XXII, стр. 336, примеч. к стр. 32. Корреспонденция "Из Петербурга" в этом же номере была посвящена обязательному начальному обучению. Газета напоминала, что этот вопрос, поднятый в предыдущем году, не был решен, и излагала прения по нему в Педагогическом обществе. В передовой статье газета протестовала против вторжения земских учреждении в области, им "неподведомые", ограничивая их деятельность вопросами местного хозяйства в узком смысле слова. В статье критиковалось Бессарабское губернское земское собрание, опротестовавшее введение латинского языка в Кишиневской женской гимназии без разрешения земства. Газета защищала классическое образование.
   Стр. 120. "Голос". Пятница, 16-е января ~ причин. -- В передовой статье "Голоса" за указанное число (1876, No 16) поднимался вопрос о причинах падения курса рубля на 10% в 1875 г. Главной причиной газета считала повышение государственным банкам учетного процента, вызвавшее "суматоху на нашем денежном рынке" и "путаницу за границей".
   Стр. 120. Отзыв Божидаровича. -- Имеется в виду Гавриил Сергеевич Веселитский-Божидарович (1841--1930), журналист из обрусевшей сербской семьи, организатор Международного комитета в Париже для сбора средств в помощь семействам участников герцеговинского восстания, бежавшим от преследования турок. В своем фельетоне "Листок" (Г, 1876, 11 января, No 11) Гамма (Г. К. Градовский) сообщал, что Веселитский-Божидарович, "русский по рождению и воспитанию", приехал в Петербург, где "играет <...> роль <...> новинки", и что "у него по три, по четыре приглашения на вечер". 11 января 1876 г. он присутствовал на заседании Петербургского Славянского комитета, где сделал доклад о положении в Боснии и Герцеговине. В конце своего выступления он сказал: "Герцеговинцы <...> не верят еще сочувствию, идущему с Запада. Всякое пособие для них есть пособие из России <...> Они <...> часто говорят, что если б Ее было России, то не было бы и "часног крста" (честного креста), т. е. не было бы трехперстного знамени, не было бы православной веры <...> Я заключу мою благодарность возгласом сербов, раздающимся теперь от Дуная до Адриатического моря и от восточных Альпов до Балканов -- "живио, царь русский! живио, братья руссы!" (Рукоплескания и крики "живио!")" (Г, 1876, 15 февраля, No 46). Достоевский, возможно, присутствовал на заседании и слушал доклад или же прочел в газетах его краткое изложение, в котором также приводились заключительные слова речи, например: Г, 1876, 13 января, No 13.
   Стр. 120. Они указывают на Польшу ~ Единение высшее духовное. -- О воззрениях Достоевского на исторические взаимоотношения России и Польши в XIX в. см.: наст. изд., т. XX, стр. 97--101, 252, 253, 316--318.
   Но Россия, защищаясь, взяла Польшу, ~ Как бы не так. -- Достоевский касается здесь истории утраты независимости Польши в XVIII в., а также либерально-конституционной политики Александра 1 по польскому вопросу. Считая присоединение Царства Польского к России в XVIII в. вынужденным актом, неизбежным в исторической обстановке того времени, Достоевский полагает, что будущее Польши связано с "высшим духовным" единением ее с другими славянскими народами (в том числе России) при забвении прежних взаимных политических претензий и столкновении. Отсюда, с одной стороны, слова: "... зачем они нам?", в которых выражено признание права Польши на самостоятельность, а с другой -- призыв к Польше отказаться от исторических предубеждений против России.
   Стр. 120. Россия со времени того, как вошла в состав Европы... -- Запись связана с одной из центральных политических идей публицистики Достоевского, восходящей к взглядам Достоевского-петрашевца (см. наст. изд., т. XVIII, стр. 316) и нашедшей впоследствии развитие в февральском выпуске "Дневника писателя" за 1877 г., гл. I, § 4 "Меттернихи и Дон-Кихоты". Ср. стр. 148.
   Стр. 120. Будущее России ясно, ~ Консерватизм...-- См. мартовский выпуск "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 5 "Сила мертвая и силы грядущие" (наст. изд., т. XXII, стр. 90--91). Ср. стр. 108, 147, 148 и примеч. (стр. 439).
   Стр. 121--129. Окончательная программа ~ ф. Д<остоевский>. -- Наброски к январскому выпуску "Дневника писателя" за 1876 г., местами перемежающиеся с записями, нашедшими отражение в последующих выпусках. Тема "Марей", которую на этом этапе Достоевский предназначал для январского выпуска, вошла в февральский выпуск (гл. I, § 3 "Мужик Марей"; ср. примеч. к стр. 107). Из "окончательной программы" не были осуществлены пункты "Цензура", ""Живио" и славянство" (ср. стр. 120), "Обещание о войне". Пункт "Ничего не будет" (об извозчике, избившем ученого) должен был примыкать к рассуждениям о произволе, царившем на железных дорогах, но в окончательный текст не вошел.
   Стр. 122. Я только хотел бы отметить идеальность ~ (о славянофилах). -- Эта мысль в измененном виде отразилась в февральском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г., гл. I, § 1 (наст. изд., т. XXII, стр. 39--42).
   Стр. 126. Литератор Аполлон Григорьев.-- Здесь упомянут в связи с его запойным пьянством, ускорившим его смоеть.
   Стр. 127. Но не надобно же и стулья ломать... -- Неточная цитата из "Ревизора" Н. В. Гоголя (д. I, явл. 1). Городничий говорит здесь об "учителе по исторической части": "...как добрался до Александра Македонского, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. <...> Сбежал с кафедры и что силы есть хвать стулом об пол. Оно конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? от этого убыток казне". Ср. наст. изд., т. VIII, стр. 211.
   Стр. 129. Общество из 750 влиятельных членов... -- Имеется в виду Российское общество покровительства животным.
   Стр. 129. ...бочка Данаид. -- Согласно древнегреческому мифу, 50 дочерей аргосского царя Даная по приказанию отца убили в брачную ночь своих мужей, силою на них женившихся, и за это преступление были осуждены вечно наполнять водою бездонную бочку.
   Стр. 129. Ведь сочувствуя обидчику... -- Эта и следующая записи, связанные с размышлениями Достоевского над делом С. Кроненберга, открывают черновые заметки к февральскому выпуску "Дневника писателя" за 1876 г. Делу Кроненберга в нем посвящена целиком вторая глава (см. наст. изд., т. XXII).
   Стр. 129. Клевета на меня в "Иллюстрированной газете". "Русский мир", M 23. Суббота, 24 января. -- В указанном номере "Русского мира" в обозрении Вс. С. Соловьева "Современная литература" давался отпор "клевете" на Достоевского в "Петербургских письмах", помещенных в "Иллюстрированной газете" (1876, 18 января, No 3) (см. подробно: наст. изд., т. XVII, стр. 350--351). Ср. стр. 130, 134, 145.
   Стр. 130. "Московск<ие> ведомости", No 25, 27 января.-- В указанном номере была помещена статья (за подписью "Р") "К вопросу о контроле церковных сумм". Автор статьи сообщал, что протоиерей московского Никитского собора А. Г. Никольский собрал церковных старост и сообщил им указ Синода о контроле над церковными старостами и обязательной каждомесячной проверке церковных сумм, взяв с них подписку о подчинении этому указу. В передовой газета указывала на важность вопроса, поднятого в статье Р., и требовала строгого контроля над деятельностью церковных старост, которые до этого были, по словам газеты, единоличными, "безотчетными распорядителями церковных капиталов".
   Стр. 130. "Биржевые вед<омости>", No 81. Воскрес<енье>, 1 февраля.-- Фельетон Незнакомца (А. С. Суворина) "Недельные очерки и картинки" в этом номере "Биржевых ведомостей" был посвящен делу Кроненберга. "В деле г. Кроненберга, -- писал Суворин, -- присяжные должны были принять в соображение немало мотивов, выяснившихся на следствии и в речи защитника. Судя по тому, что подсудимый сам говорил на суде, он человек искренний, и если жестоко обращался с дочерью, то единственно потому, что хотел ее "исправить". Средство для этого выбрано безобразное, варварское, внушающее сильное отвращение, но присяжные не имели никакого основания считать подсудимого злодеем или нравственным уродом, которого можно терпеть только в Сибири. Оправдав его, они поступили разумно".
   Стр. 130. Ответ "петербургской газете"... -- Об отзывах "Петербургской газеты" на первый выпуск "Дневника писателя" см.: наст. изд., т. XXII, стр. 291, 294. Достоевский упомянул один из них в начале февральского выпуска (там же, стр. 39).
   Стр. 130. Гений чистой красоты. -- Цитата из стихотворения А. С. Пушкина "К***" <А. П. Керн> (1825). Ср. наст. изд., т. VIII, стр. 207.
   Стр. 130. Китай ~ Средней Азии.-- Ср. выше, стр. 77, 411.
   Стр. 130. Анекдот о перестановке голов. -- Эта тема неоднократно упоминается в черновых записях Достоевского 1874--1875 гг. См. подготовительные материалы к "Подростку" (наст. изд., т. XVI, стр. 6, 180; т. XVII, стр. 396); запись от 9 марта 1875 г. в тетради 1872--1875 гг. (наст. изд., т. XXI, стр. 263); замысел "История Карда Ивановича" (наст. изд., т. XVII, стр. 12--13). Подобный эпизод упоминается и в "Подростке" (наст. изд., т. XIII, стр. 429).
   Стр. 131. (С Ивановой...) -- Елена Павловна Иванова (1813--1868), сестра А. П. Иванова, мужа сестры Достоевского Веры Михайловны.
   Стр. 131. ...(книга Победоносцева). -- Имеются в виду "Исторические исследования и статьи" К. П. Победоносцева (СПб., 1876). Эта книга открывается обширной работой: "Исторические очерки крепостного нрава в России XVII и XVIII столетия" (стр. 1--229). Прослеживая становление и развитие в России крепостного права, Победоносцев большое внимание уделил законодательству Петра I в этой области. В противовес славянофилам, в работе указывалось на государственную необходимость крепостного права в петровскую эпоху и на то, что сложилось оно еще ранее, в XVII в. Об отношении к нему Петра I в статье говорилось: "... в законодательстве Петра относительно крепостного права новостью была только форма учреждения, а сущность его осталась в прежнем виде" (стр. 122). Петр, по мнению Победоносцева, не был ни противником, ни поборником крепостного права, а смотрел на него как на существующий факт и стремился использовать его в соответствии с нуждами государства (стр. 116--127). В "Очерках" также говорилось о том, что реформы Петра I в области нравов и обычаев способствовали резкому культурному и нравственному отделению верхов общества от крестьянства и вообще простого народа, которое было формально закреплено петровским законодательством.
   Стр. 131. Барон Дельвиг, укравший часы в Москве. -- 23 января 1876 г. в Московском окружном суде слушалось дело отставного поручика барона Дельвига, укравшего часы у отставного унтер-офицера Козырева. Признав себя виновным, Дельвиг объяснил, что совершил преступление "вследствие крайней бедности". Свидетель показал, что Дельвиг "помещался на чердаке, вся одежда его пришла в ветхость, знакомых у него в Москве не было, и он терпел страшную крайность". Присяжные оправдали подсудимого (МВед, 1876, 4 февраля, No 32). Ср. стр. 227.
   Стр. 131. Хочет ли и надо ли правительству развитие провинциальной прессы. -- Правительственная программа 1871 г. для неофициальной части губернских "Ведомостей", имевшая целью отстранить их от участия в общественной жизни, предусматривала значительные ограничения допускаемого на их страницы материала и требовала ориентировки на "Правительственный вестник". См.: Русская периодическая печать (1702--1894). Справочник. Под ред. А. Г. Дементьева [и др.]. М., 1959, стр. 259-- 261.
   Стр. 131. О ноте держав султану. -- Передовая статья "Московских ведомостей" (1876, 4 февраля, No 32) была посвящена коллективной ноте европейских держав Турции, так называемой "ноте Андраши" (см. наст. изд., т. XXII, стр. 357). Признавая этот документ важным дипломатическим шагом, газета высказывала сомнение в возможности осуществления Турцией требуемых от нее реформ. Необходимым условием проведения этих реформ в жизнь газета считала предоставление автономии восставшим провинциям. Ср. стр. 144.
   Стр. 131. Это источник будущих несчастий России. -- Выступая с горячей поддержкой борьбы южных славян за независимость, Достоевский -- ив этом состояла его историческая слабость -- не мог провести разделительной черты между политикой царизма в славянском вопросе и целями национально-освободительной борьбы. И вместе с тем писатель в какой-то мере все же ощущал их несовпадение. Отсюда его опасения возможных конфликтов между самодержавием и южными славянами. Подробнее эти свои опасения Достоевский выразил в "Дневнике писателя" за 1877 г. (ноябрь, гл. II, § 3 "Одно совсем особое словцо о славянах, которое мне давно хотелось сказать").
   Стр. 131. Мыши, делай им добро и проходи мимо. -- См. наст. изд., т. XIII, стр. 175, где приведены те же слова, и т. XVII, стр. 370 -- комментарии об их возможных источниках.
   Стр. 131. ...жить для себя -- у великоруса значит жить для других. -- Эта мысль получила развитие в "Дневнике писателя" за 1877 г. (февраль, гл. I, § 4 "Меттерних и Дон-Кихоты") и в речи о Пушкине (ДП 1880, август, гл. II). Ср. записи ранее (стр. 120: "Да здравствует великорус со ущерб самой себе") и далее (стр. 144).
   Стр. 131....Ив<ана> Г<ригорьеви>ча).-- Имеется в виду брат жены писателя, Иван Григорьевич Сниткин.
   Стр. 131. Фарисей. "Олонец<кие губернские> вед<омости>". -- Заметка, возможно, вызвана помещенной в "Олонецких губернских ведомостях" (1876, 28 января, No 7, стр. 76--77) статьей "Освящение церкви в Горском приходе, Олонецкого уезда (из корреспонденции г-д учителей Г. Туманова и И. Миролюбива)". Статья наполнена лестью по адресу епископа Олонецкого и Петрозаводского Иоанафана, чьи именины, пришедшиеся на день освящения церкви, отмечались праздничным обедом после богослужения. В конце статьи говорилось: "... ученики местного одноклассного образцового училища со своими учителями также поспешили выразить архипастырю чувства любви и преданности <...> Нельзя было при этом не заметить, что горяне с доверенностью относятся к училищу и с любовью и уважением к учителю г-ну Туманову, который особенно ласков о детьми, содержит училище в примерном порядке, с знанием и опытностью ведет дело обучения. Нельзя поэтому не пожелать, чтобы подобные учителя дольше оставались в училищах такой лесистой, дикой Корелии". В указанном номере газеты было напечатано объявление об издании "Дневника писателя".
   Стр. 131. Словечко Побед<оносцева> о паспортах. -- В статье К. П. Победоносцева "Исторические очерки крепостного права в России XVII и XVIII столетия" говорилось о "плакате" 1724 г., который устанавливал правила о паспортах для крепостных, отлучавшихся из имения, где они имели постоянное жительство: "Плакатом 1724 г. положен