Достоевский Федор Михайлович
Подросток. Рукописные редакции

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


   Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в тридцати томах
   Том шестнадцатый. Подросток. Рукописные редакции
   Л., "НАУКА", 1976

СОДЕРЖАНИЕ

   Подготовительные материалы.
   <Заметки, планы, наброски. Февраль -- 10 (22) июля 1874>
   <Заметки, планы, наброски. 11(23) июля -- 7(19) сентября 1874>
   <Заметки, планы, наброски. 8(20) сентября -- декабрь 1874>
   <Заметки, планы, наброски. Январь -- ноябрь 1875>
   

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

<ЗАМЕТКИ, ПЛАНЫ, НАБРОСКИ>
<
Февраль -- 10(22) июля 1874>

   Гамлет-христианин.
   Повесть о русском сером мужичке Иване Матвеевиче Проходимове.
   Апокрифическое евангелие. (NB. Искушение дьяволово, глиняная птица пред нищими духом. Социалисты и националисты в Иерусалиме. Женщины. Дети.) {(NB. ~ Дети.) вписано.}
   Дети. Мать, вышедшая вторично замуж. Группа сирот. Сведенные дети. Боец за правду. Смерть измученной матери. Протест детей. Бежать? Идут на улицу. Боец один. Странствия, и т. д.
   Школьный учитель, роман (описание эффекта чтений Гоголя, "Тараса Бульбы"). Враги, волостной писарь (корреспонденцией дозволяются).
   Фантастическая поэма-роман: будущее общество, коммуна, восстание в Париже, победа, 200 миллионов голов, страшные язвы, разврат, истребление искусств, библиотек, замученный ребенок. Споры, беззаконие. Смерть.
   
   Застрелившийся и бес вроде "Фауста". Можно соединить с поэмой-романом, и т. д.
   РОМАН О ДЕТЯХ, ЕДИНСТВЕННО О ДЕТЯХ, И О ГЕРОЕ-РЕБЕНКЕ (NB. Избавляют одного страдающего ребенка, хитрости и проч.).
   Нашли подкинутого младенца.
   Федор Петрович (любитель детей и кормилица).
   Федор Петр<ович>, обращаясь к детям по исполнении их поручений, говорит: "Господа, я ваши дела исполнил и спешу дать вам отчет". Или: "Господа, я прочел такую-то книгу", и вдруг рассказывает им о Шиллере или о чем-нибудь политическом и т. д. (NB. Сам взрослый ребенок и лишь проникнут сильнейшим живым и страдальческим чувством любви к детям.) {Здесь и далее в ломаных скобках указывается номер рабочей тетради и страница (см. преамбулу в т. XVII наст. изд.).}
   
   Мы видим омерзительно застаревшихся либералистов (Оресты Миллеры), {(Оресты Миллеры) вписано.} износивших свою чудную идейку, почти жалеющих, что состоялось освобождение крестьян и проч. {Далее было начато: Надвига<ющаяся>} Мы знаем и таких, в которых надвигающаяся туча социализма и успех будущей Коммуны (в Европе) породили бы в России голоштанные попытки и страшное право на бесчестье.
   
   Человек в высших экземплярах своих и в высших проявлениях своих ничего не делает просто: он и застреливается не просто, а религиозно.
   "Московские ведомости", 26 февраля 74, из Бахмута о жене-пристяжной.
   Один хотел бы дать другому 100 000, но не знает, как предложить.
   Батюшки (очерк) (коклеты, черт возьми, попик, студент и проч.).
   Заговор детей составить свою детскую империю. Споры детей о республике и монархии. Дети заводят сношения с детьми-преступниками в тюремном замке. Дети-поджигатели и {Далее было начато: портящ<ие>} губители поездов. Дети обращают черта. Дети -- развратники и атеисты. Ламберт. Andrieux. Дети -- убийцы отца ("Московские> ведомости", No 89, 12 апреля).
   
   Чиновник, его свадьба, подкинутый ребенок: заводит воспитательный дом, принимает подаяние, выходит в отставку.
   И другой чиновник (на обороте) сам дитя, и т. д.
   Момент. Быстрая встреча молод<ого> человека (идеал борьбы) с прежним товарищем, решившимся застрелиться. День с ним. Тот застреливается.
   Маг у Дюссо или в Мал<ом> Ярославце. Переворот голов и проч. (Мальчик-лгун рассказывает это и говорит: "Я сам видел".) {(Мальчик-лгун ~ видел".) вписано.}
   
   Хищный тип (разбор кн(язя) Данилы Авсеенком). Почему дурак князь Данило имеет право на мое внимание. Сопоставление у Авсеенко простого честолюбца, который бы непременно вернулся в Петербург к празднику, с князем Данилом, который, напротив, не вернулся по необузданности натуры своей, ибо страстен, женился на Милуше и хочет быть в страсти свободным. А потом хнычет: зачем не вернулся. NB. Это потому, что он, главное, -- дурак. Настоящий хищный и на Милуше женился бы всецело, и вернулся бы. Было бы безнравственно, но у полнейшего хищника было бы даже и раскаяние, и все-таки продолжение всех грехов и страстей.
   Не понимают они хищного типа.
   NBNB. Иметь в виду настоящий хищный тип в моем романе 1875 года. {Было: к 1875 году}
   Это будет уже настоящий героический тип, выше публики и ее живой жизни, а потому понравится ей обязательно. (А кн<язю> Даниле, например, нечем нравиться.)
   NB. ДУМАТЬ ОБ ЭТОМ ТИПЕ.
   Хищный тип (1875 года).
   Страстность и огромная широкость. Самая подлая грубость с самым утонченным великодушием. И между тем, тем и сила этот характер, что эту бесконечную широкость преудобно выносит, так что ищет, наконец, груза и не находит. И обаятелен, и отвратителен (красный жучок, Ставрогин).
   Снес {Было: Сам} пощечину, отмстил втайне, бесчестил, выносил великие впечатления.
   
   4 мая 74.
   Только что зародился новый месяц. {Хищный тип (1875 года) ~ новый месяц, вписано на полях.}
   
   ТОЧНОСТЬ -- c'est la politesse des rois. {это вежливость королей (франц.).} -- Да ведь вы-то не король.
   Хищ<ный> тип при встрече с Княгиней жертвует своим местом у Князя и говорит ей грубости, но тем нравится.
   Задумал было к скопцам <в> секту (денег).
   Вертится подлячишка Жеромский, {В рукописи: Неромский} адвокатишка. Портрет. (Передоверил противному адвокату.)
   Треснули основы общества под революцией реформ. Замутилось море. Исчезли и стерлись определения и границы добра и зла. Н. В. Д-ко и Жеромский. Нынче честно не проживешь. Характеры среды, русла.
   
   Вечером значит только вечером, а вечор значит вчера вечером.
   
   А вы, знать, рассчитывали около моего процесса почитаться. Или: попитался около него маленько.
   
   Молодой человек (NB великий грешник) после ряда прогрессивных падений вдруг становится духом, волей, светом и сознанием на высочайшую из высот. {Рядом с текстом: Молодой ~ из высот. -- Ст<арая> Русса.} (Не объяснять читателю, просто вдруг. Всё дело в том, что все зачала нравственного переворота лежали в его характере, который и поддался-то злу не наивно, а со злой думы, {Далее было начато: а сознательно} и т. д.)
   
   Он у нас, как месяц молодой, появлялся: только взойдет, тут же и закатится.
   
   Эмс. Думать о хищном типе. Как можно более сознания во зле. Знаю, что зло, и раскаиваюсь, но делаю рядом с великими порывами. Можно так: две деятельности в одно и то же время; в одной (с одними людьми) {(с одними людьми) вписано на полях.} деятельности он великий праведник, от всего сердца, возвышается духом и радуется своей деятельности в бесконечном умилении. В другой деятельности -- страшный преступник, лгун и развратник (с другими людьми). Один же с собой на то и другое смотрит с высокомерием и унынием, отдаляет решение, махая рукой. {Один же ~ рукой, вписано.} Увлечен страстью. Здесь -- страсть, с которою не может и не хочет бороться. Там -- идеал, его очищающий, и подвиг умиления и умилительной деятельности. Обе стороны и люди, тут замешанные, под конец романа встречаются. Злобствует на свой дар живучести среди безверия, подлости и тщеславия.
   
   !?! Задача. Соединить роман: дети с этим натуральнее.
   
   Этот хищный тип большой скептик. Социальные идеи у окружающих его, над которыми он смеется. Разбивает беспощадно идеалы у других (у одного мальчика) и находит в этом наслаждение.
   Черта: Он очень добр и вежлив со всеми, несмотря на свои злодейства. Делает зло спокойно и даже добродушно, дружески и благосклонно смотрит на человека, которого он измучил и который от него погиб: "Друг мой, зачем же ты мне подвернулся. Мне надо было удовлетворить мою прихоть, а я самой маленькой прихотью тебе не пожертвую".
   NB. Иногда же жертвует всем для самой маленькой прихоти другого.
   У него убеждение (хоть и не теория): нет другой жизни, я на земле на одно мгновение, чего же церемониться. Но так как условия общежития установились обществом вроде контракта, то плутуй втайне, нарушай контракт втайне, и если этим нарушается {У него ~ нарушается вписано на полях.} гармония и выходит диссонанс для будущего общества, то -- "Какое мне дело, хоть бы они провалились не только в будущем, но хоть и сию минуту и я с ними вместе, {не только ее вместе вписано.} après moi le déluge". {после меня хоть потоп (франц.).} Параллель: как у нас истощение почвы и истребление лесов. (Но не из теории о том, что нет будущей жизни, это происходит. И он сам смеется над тем, чтоб его характер мог быть таким от теории. Но он ошибается: не от теории, а от чувства этой теории, ибо он атеист не по убеждению только, а всецело.) {Параллель ~ а всецело.) вписано.} У него такая даже наклонность мысли: вот прекрасное видение и впечатление. Так глушить их скорее: всё то существовать будет одно мгновение, а в таком случае лучше бы и не быть этому прекрасному.
   
   ? NB. В НЕГО влюбляется страстно женщина. (В ту молодой юноша 20 лет.) У этой или у другой, жены ЕГО, -- дети. Вражда с детьми. (ОН обольщает одну девочку, которая изменяет шайке детей и матери. Мать умирает.) Ревность матери к ребенку, к своей же девочке. Но в самой средине ревности мать ее допрашивает {Далее было: мучает} и покрывает поцелуями. Но девочка высокомерно и подозрительно холодна. Мать ноет над ней: зачем ты меня не любишь? Девочка {Было: мать} больна и в бреду. Мать над нею. Мать умерла. Девочка чуть с ума не сошла от раскаяния. Упрекает ЕГО {Далее было: за} (тот охладел и смеется). Странные и фантастические упреки, хотя и кроткие. Девочка повесилась. Мать перед смертью влюбилась в Князя.
   
   NB. Мать из хорошего, более высшего общества, чем ОН. NB. Вроде графини В--ой-Дашков<ой>, вышедшей бы замуж за доктора. Оттого и князь, что есть связи в том обществе. {Ревность матери ~ обществе, вписано на полях.}
   ОН бросает ребенка, девочка {Было: та} повесилась. Жучок. Неотразимость раскаяния и невозможность жить после жучка. И это рядом с способностию сознательного зла. ЕГО губит сразу совершенно неотразимо бессознательное жизненное впечатление жалости, и ОН гибнет как муха.
   
   Эмбрион плана. Жена с сведенными детьми, праведница, его адская жертва, всем ему пожертвовавшая, погубившая для него князя Г<олицы>на (история смерти того), предавшаяся мучителю беззаветно. Ее ОН адски мучит для наслаждения ее мучениями. Орава детей и их заговор. Изменница одна девочка, дочь ЕГО жены, ЕГО падчерица. Ранняя любовь ребенка. После смерти матери повесилась (тут-то жучок).
   Мать и маленькая дочь ревнуют друг друга. (У оравы детей советник и руководитель Федор Федорович, идиот.)
   Это -- мрачная ЕГО деятельность. Светлая же в любви к одной девице или чужой жене. (Вот из ревности-то к этой чужой и умерла ЕГО своя жена, мать падчерицы.) Там, с тою и во всей тамошней обстановке, ОН светел, великодушен и героичен.
   !?! NB. ОН втайне делает добро и посещает нуждающихся. Детская орава (империя) это проведала. Тут объявляется тоже героический мальчик, который поражен ИМ, удивляется ЕМУ, изменяет ораве и переходит к НЕМУ, в ЕГО обожатели. Сношения ЕГО с оравой. Но другой героический мальчик, предводитель оравы, император (империя или республика? -- споры), не поддается ЕМУ, усиливает вражду. Он всегда был соперником и врагом перешедшему мальчику, а втайне другом. Теперь он страдает, когда тот перешел, страдает до самоубийства.
   NB. После повесившейся падчерицы, Он не очень жалеет, гораздо более разгорается ОН жалостию (против воли) к {Было: за} умершей жене. (NBNB. Мальчик дает ему пощечину.) На обожавшей ЕГО девушке (праведнице) ОН женился или женится. И тут вдруг жучок. {Далее было: Дети} Детская республика разрушается сама собою.
   
   ПРИМЕЧАНИЕ. Это картина АТЕИСТА. Это главная мысль драмы (т. е. главная сущность ЕГО характера).
   Но вставить непременно {непременно подчеркнуто трижды.} несколько действительных, насущных лиц (как губернатора в "Бесах"), чтоб оживить картину.
   Социальное ЕГО положение -- бывший помещик, проживающий выкупные (но это под сомнением, обдумать).
   
   ЧТОБЫ НАПИСАТЬ РОМАН, НАДО ЗАПАСТИСЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ОДНИМ ИЛИ НЕСКОЛЬКИМИ СИЛЬНЫМИ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ, ПЕРЕЖИТЫМИ СЕРДЦЕМ АВТОРА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО. В ЭТОМ ДЕЛО ПОЭТА. ИЗ ЭТО<ГО> ВПЕЧАТЛЕНИЯ РАЗВИВАЕТСЯ ТЕМА, ПЛАН, СТРОЙНОЕ ЦЕЛОЕ. ТУТ ДЕЛО УЖЕ ХУДОЖНИКА, ХОТЯ ХУДОЖНИК И ПОЭТ ПОМОГАЮТ ДРУГ ДРУГУ И В ЭТОМ И В ДРУГОМ -- В ОБОИХ СЛУЧАЯХ. {ЧТОБЫ НАПИСАТЬ ее В ОБОИХ СЛУЧАЯХ, вписано на полях.} (I, с. 15)
   
   NB. ОН -- праздный человек (прежний помещик, выкупные, заграница), и ЕГО обвиняют враги ЕГО (и обе жены) в том, что ОН праздный. И вдруг явилась случайно для него какая-нибудь деятельность (подсочинить); и ОН оказывается первым деятелем, всё уладившим, тогда как обвинители ЕГО и насмешники ничего тут не сделали.
   
   Федор Федорович, как Баранов; на конторе у какого-нибудь Башмакова и отменно хорошо знает свое дело.
   Федор Федорович {Было начато: Чинов<ник>} женится. (Подкинутый младенец.) Свадьба расходится. Содержание жены. Детки. -- Это бессознательная страсть к детям. С женой, с которою расстроилось, объясняется как книга (ОН вообще говорит как книга), входит в сношения и ужасно как начинает ей нравиться.
   !?! Может быть, эта жена Федора Федоровича и есть та чужая жена, где совершается праведный подвиг ЕГО.
   А может быть, ее сестра.
   Федор Федорович отдал свое имение другим и брату (уж не брат ли его ОН?). В таком случае он брата любит и неизменно с ним ласков, но, когда надо, прямо говорит ЕМУ, что ОН злодеи, но совсем не презирает ЕГО, точно признавая факт, и продолжает быть ласковым. Деятельное лицо, но главное -- только в детях.
   Есть идеи, которым он верит неизменно и слепо. Несколько социальных идей, между прочим. Но не верит в коммунизм.
   Про народность: "В том-то и есть, что я совершенно народен, что я совершенный русский. А впрочем, мне всё равно". И действительно, он мало заботится: народен он или нет? Но странно: народ при соприкосновении с ним (NB сделать это соприкосновение в романе) -- совершенно и прямо признает его за своего.
   (Дети проклинают классицизм. Заговор против Каткова. Но Федор Федорович разбивает их рассуждения в прах, и они становятся обожателями Каткова.)
   NB. Федор Федорович женится не по страсти и не по любви, а по какому-то семейному условию. Невеста холодна с ним ужасно (перед расстроившимся от подкинутого младенца браком). Фед<ор> Федорович хорошей фамилии (захудалые роды).
   NB. Вводить ли дурака в вагоне (юр<одивый>?) (и в бане -- нога) и молодого человека? (молодой человек может соперничать с НИМ). ОН-то и есть любовник чужой жены (праведный подвиг), а эта чужая жена есть бывшая невеста Федора Федоровича.
   Разговор Федора Федоровича:
   Она (в досаде). Нечего сказать, вы таки самодовольны.
   Ф<едор> Ф<едорович>. Я согласен, что это мой чрезвычайный недостаток (NB хотя он и никогда не думал об этом недостатке).
   Она. Нечего сказать, вас не поймаешь на слове.
   Ф<едор> Ф<едорович> (в некотором удивлении). Как, вы меня ловили? А я думал, вы просто говорите.
   Она. Чувствует к Фед<ору> Ф<едорови>чу ласковость, говорит с ним, он ей нравится, но сама в себе говорит прямо: "Нет, он невозможен!" (т. е. как муж, как самец).
   NB. Высокомерие (кажущееся) и спокойствие Ф<едора> Ф<едорови>ча и были причиною ее ненависти к нему и приготовили сцену разрыва после подкинутого ребенка.
   ОНА (и многие) считают Федора Ф<едорови>ча ребенком, ничего не понимающим в жизни и в человеке, и вдруг Фед<ор> Федорович, когда пришло время (по совершенно нечаянно и не думая подготовлять сцену), рассказал ей всю психологию ее души, до глубины ее ужаснувшей, но спокойно и почти холодно. "Но если вы всё это проникли и знаете в людях, то как вы можете оставаться так холодны и спокойны", -- восклицает она ему.
   "Но ведь я не холоден и не спокоен", -- отвечает он ей, но так холодно и спокойно, что как будто не понял замечания.
   Разгадка в том, что он idea fixa, {навязчивая мысль (лат.).} а таковые все спокойны, хотя бы на казнь идти.
   ОН сорока лет, а Федор Федорович, младший брат ЕГО (или еще лучше сведенный брат) -- двадцати семи.
   
   Сведенный брат. (Об этом подумать.)
   
   С НИМ неожиданный (главное для НЕГО неожиданный) припадок ревности к измученной ИМ жене, которой ОН сам изменил. ОН смеется было, считая это припадком самолюбия, {Было: самолюбием} но страсть давит ЕГО (Сон. Гол<ицын>), -- дуэль, мысль о убийстве его на ее глазах и что она скажет. Ее любовь к Г<о>лиц<ыну>. {Было: к нему} Страстная любовь ЕГО к ней. Преступление.
   ОН -- дурного рода, сын какого-то чиновника, но высший и известный человек по образованию. ОН, может быть, стыдится того, что дурного рода, и страдает. (NB. Брат говорит про него или ему: "А ведь стыдишься, что не аристократ".)
   NB. Кандидат на судебные должности. (Не старший ли брат в обедневшей семье, праведник и сидень?) ОН получил до женитьбы пощечину (история и обстановка), за которую она и вышла за НЕГО, а потом ЕГО же этим укоряет (когда "мой князь" и проч.). В НЕМ все низости падения и все ощущения высокой мысли. "Во мне все низости падения" (тайный разврат). Молодой мальчик, работающий у графа, -- ЕГО брат. (Может быть, проповедь о Христе и боге, а ОН атеист.) Изрубил образа.
   Империя детей.
   (Благородного подвига a parte, {в частности (итал.).} как отдельного эпизода не надо.)
   NB. Выровнять и концентрировать (сознать) этот характер сильнее. Сделать его симпатичнее. (Развратный человек. Разврат.)
   
   NB!!! В НЕМ усталость и равнодушие и вдруг (часто) быстрый порыв на какое-нибудь дело (и большею частию развратное и ужасное), часто и на благородное (но ОН непременно его опакостит и под конец кончит чем-нибудь развратным, тайным и ужасным).
   ОН -- проповедник христианства, и потому-то Княгиня и бросила свой свет и всех и пошла за него. А потом ОН разбивает образ (перед или после смерти ее, лучше перед). "Я развратен, я атеист".
   Главное, ОН иногда {Было: всегда} высоко искренен, тем и поражает.
   ОН и есть главный управляющий делами графа, у которого с женою связи, а брат выписан им в помощники (тоже на конторе). С ним-то и история с Lambert.
   NB. (NB. С женитьбой ЕГО на вдове-княгине состояние его несколько поправилось. Но Княгиня мало имеет своего состояния.)
   
   ЗАДАЧА: ВМЕШИВАТЬ ЛИ ДЕТЕЙ?
   
   Федор Федор<ови>ч выигрывает билет, но признает его чужим, ибо купил у чиновника. Его невеста и семейство ее кричат против его намерения отдать. Он ничего не говорит и отдает, что узнается в день брака. Но невеста все-таки думает, что он только часть отдал, и узнает, что отдано всё, уже после венца. А тут вдруг подкинутый младенец. Разъезжаются.
   NB! Дело в том, что товарищ, которому он отдал выигрыш билета, ни копейкой не поделился с ним. Фед<ор> Фед<орович> (по обыкновению) не находит этого ни хорошим, ни дурным и принимает как факт. "В нынешнем обществе и не может быть других явлений и других людей".
   Его ничто не смущает, даже явные оправдания матереубийц, чему старший брат радуется, чтобы всё развалилось, и Фед<ор> Фед<орович> с странным любопытством (I, с. 19) смотрит на НЕГО и отвечает: "Да, да, именно, чтобы всё поскорей развалилось". Но он не понимает, что старший (ОН) говорил в другом (смысле) "развалилось". ОН говорил в том смысле, чтобы всё пошло к дьяволу, а Фед<ор> Федорович> -- чтобы поскорее настало новое общество.
   Фед<ор> Федорович> -- социалист и фанатик, но как бы холодный и расчетливый, а старший -- скептик и ничему не верующий. Фед<ор> Фед<орович> -- весь вера, а ОН -- весь отчаяние.
   Про Христа Фед<ор> Фед<орови>ч отзывается, что в нем было много рационального, демократ, твердость убеждения и что некоторые истины верны. Но не все.
   Старший брат (ОН), при жене и при младшем брате, доказывает Фед<ору> Фед<орови>чу, что Христос основывал общество на свободе и что нет другой свободы, как {Было: чем} у него. {Далее было: Фед<ор> Фед<орови>ч сбит.} А что он, коммунист Фед<ор> Фед<орови>ч, основывает на рабстве и идиотстве. Фед<ор> Фед<орови>ч сбит в аргументах, но не сбит в чувстве. "Что же, можно и Христа систему принять,-- говорит он. -- Только исправить иное".-- "Да ведь тогда ничего от Христа не останется",-- говорит брат. "Признаюсь, я не буду спорить,-- говорит Фед<ор> Фед<орови>ч,-- ибо "это только слова" и всё это нейдет к настоящему делу". И уходит от спора спокойный.
   Но вдруг он поражается одним: подкинутым младенцем. И непосредственно становится любителем детей и христианином. Ему говорят, что в новом обществе дети будут без отцов, ибо семейства не будет (а семейство, так и собственность). Он говорит, что, верно, не так будет, если это натурально. "Да и можно ли не любить детей? Ведь вот отец и мать их побросали, а ведь я же их люблю; такие, как я, всегда будут. О! будут в тысячу раз лучше нас, ибо всё будет любовь и согласие! Все будут отцы и матери, тогда не надо натуральных отцов, а то это почти монополия". {Все будут ~ монополия", вписано.}
   Воспламеняет детей учениями коммунизма. {Воспламеняет ~ коммунизма, вписано на полях.}
   "Недалеко еси от царствия небесного,-- говорит ему один.-- Ты смешал христианство с коммунизмом. Но эту несовместимую смесь делают и теперь многие. А пока кровь и пожары" (драгоценности Тюильри).
   Но кровь и пожары не смущают Фед<ора> Фед<орови>ча. А драгоценности будут лучше, в тысячу раз выше. "Конечно, хорошо бы спасти от будущего огня несколько величайших вещей (Сикстинская Мадонна, Венера Милосская) для великой памяти и для примирения. Но жаль, что это невозможно; они-то первые и должны исчезнуть. Я полагаю, что у тех, которые жгут, кровью обливает сердце".
   -- Напротив, напротив,-- кричат ему.-- Право на бесчестье, а не слезы. Радуются. Ибо это всё подлая середина. Они и жгут-то без идеи. Это мы только понимаем сущность идеи -- голов, направляющих эти подлые руки. {жгут-то ~ руки, вписано на полях.}
   -- Ну вот, видите, сами сказали, что середина, а это верно. Значит, и не могло быть иначе, следств<енно>, чего же роптать?
   -- И ты спокоен! -- восклицает ОН.-- Не то что роптать и бунтовать, а проклясть. Если мир так идет, что подлое дело должно очутиться на месте светлого, то пусть всё провалится: я не принимаю такого мира,-- говорит ОН.
   Всё несчастье ЕГО, что ОН -- атеист и не верует воскресенью, а Фед<ор> Фед<орови>ч уверовал в смысл коммунизма.
   
   Фед<ор> Фед<орови>ч разговаривает потом с будущей своей женой о детях. "Ведь вот вы же не такая книга. Ведь вот вы же весь обратились в живое чувство, в одно ощущение,-- говорит ему жена.-- Но до этого вы были книга. Что вам женщина!"
   -- Ах, если б вы знали, как много значит!
   -- Неужто? вы любили? Любите?!
   -- Да (это говорит он совершенно неожиданно для читателя).
   -- Кого же?
   -- Я вас люблю, {Было: Вас} и т. д.
   -- О, вы не знаете, как я вас любил.
   -- Неужто?
   -- Да я вас и теперь люблю, еще пуще люблю, чем тогда. (Начинаются грациозные отношения между мужем и женой.
   Но не сходятся: Юн невозможен".) (Он при ней чиркает молоко из грудей кормилицы и пьет его. Желтые пеленки). Эта жена Фед<ора> Фед<орови>ча имеет связи с (НИМ), но не связь. Жена ревнует. Связь ЕГО с женою графа. (Старый джентльмен, портрет.)
   Итак, один брат -- атеист. Отчаяние.
   Другой -- весь фанатик.
   Третий -- будущее поколение, живая сила, новые люди. Перенес Lambert'a.
   (И -- новейшее поколение -- дети.)
   

Главное

   Во всем идея разложения, ибо все врозь и никаких не остается связей не только в русском семействе, но даже просто между людьми. Даже дети врозь.
   "Столпотворение вавилонское,-- говорит ОН.-- Ну вот мы, русская семья. {Далее было: говорит ОН} Мы говорим на разных языках и совсем не понимаем друг друга. Общество химически разлагается".
   -- Ну нет, народ.
   -- Народ тоже.
   -- Есть же семьи, и страшное множество.
   -- Это страшное множество есть жалкий призрак,-- отвечает ОН,-- это всё средина, рутина, люди без мысли. Главное -- мы. Мы люди с мыслию, и за нами всё пойдет. Белинский был один, когда задумал свой поворот после статьи своей "Бородинская) годовщина", и что же -- все за ним пошли. Идея его всех победил<а>. Даже рутина лелечет, его не понимая. Так и теперь, все эти семьи и вся эта народность разложится, даже образа от них не останется. {Так и теперь ~ не останется, вписано.}
   -- То-то, что "не понимая".
   -- Зато делая по-его, как и все.
   -- Да ведь ты же говоришь, что они праву на бесчестье только обрадовались.
   -- Это ничего не значит: одни -- праву на бесчестие, а другие -- другому. Другие и одолеют.
   
   Разложение -- главная видимая мысль романа. {Разложение ~ романа, вписано на полях.}
   
   Фед<ор> Фед<орови>ч за классическое образование, на вопрос детей -- отстаивает, признает недоумение. Уверяет, что классическое больше соответствует нашим целям, и удивляется, что либералы отвергли.
   Фед<ор> Фед<орови>ч долго колебался, как сказать детям, говорил, что не приготовлен к вопросу; наконец изучил и приготовил.
   
   Контора хотя в доме графа, но в компании еще с каким-то графом Полетикой, двумя жидами и еще русским капиталистом (железная дорога).
   
   Картина земли под снегом через 100 000 лет. Глупость создания. "Что глупее всего, так это то, что вам докажут, что это вовсе не глупость, а так, факт, тогда как я знаю же почему-то, что это глупо (чтоб пустые холодные шары летали). Игра в Монаке несравненно выше всего, что существует".
   -- Да вам-то что же?
   -- Да ничего. {Было: обидно}
   Старый Князь говорит: "Послушай,-- чь, милый, тебе-то что же, ну пусть их летают" (шары то есть). {Старый Князь ~ то есть), вписало на полях.}
   История пощечины; перенесение пощечины. Беспокойство жены, чтоб не было дуэли. Жена поздравляет ЕГО с твердостью духа, но ОН знает, что она презирает ЕГО. (Пощечина уже заслуженная, во время мучения жены.)
   Разврат ЕГО тайный ей известен (она ночью следует за НИМ и уличает).
   Любовь ее всё более и более, до встречи с Князем. Ей 30, первого ребенка (девочку) она имела 17 лет.
   Князю Г<олицыну> 24 года. {Было: 26 лет}
   
   ОН о святом Феодосии.
   
   Черта. ОН ужасно любопытен, любит сплетни: "Что там у вас такое завелось?" Сам не спрашивает из гордости и ждет, чтоб донесли ему.
   ОН часто в раскаянии и слезах и тогда простодушно валяется у ней в ногах, всё ей рассказывает. Я тебя замучаю, говорит ОН жене, а как ты умрешь, я не перенесу тебя...
   
   ОН ее отравляет. Или просто с ней горячка. {Далее было: и он втыкает ей гвоздь} Ибо она сама не выносит напряжения с Князем, и ОН жалеет, что не задушил ее.
   ОН трус, но тут идет на опасность.
   
   Quêteuse. {сборщица пожертвований (франц.).} У меня нет денег, сударыня.
   Я не человеколюбив, сударыня
   Я не люблю бедных, сударыня.
   Я не человеколюбив, сударыня.
   У меня есть деньги, сударыня, и я надеюсь прожить без людей.
   
   ? NB. У НЕГО есть деньги, и ОН надеется прожить без людей.
   
   ? НАЧАТЬ РОМАН: {Далее было начато: Он таки в} Разговор ее с братом, графом. Граф -- генер<ал>. "ОН высший человек и умный, я очень ЕГО люблю, но ОН глуп, и я даже очень его не люблю". ОН таки вышел в отставку. Та с жаром защищает ЕГО. А дома нападает на НЕГО, что он вышел в отставку. Назло рада. "Ты переменил общество". Княжна Mimi. (?) Его там не принимают. {Назло ~ принимают, вписано на полях.} Тоже смешная и болезная. Они говорят о процессе. Ее процесс о наследстве. "Тут вся наша надежда,-- говорит ОН,-- деньги детей".
   Молодой мальчик, брат, доносит ей, что ОН развратничает ночью. Она прогоняет и не верит. Старший мальчик грубит. Лиза. Приготовление к женитьбе среднего брата Федора Федоровича. Младший; выходит и встречается с Lambert'ом, говорит ему о домашних. {говорит ~ домашних, вписано на полях.}
   "Есть ли дьявол?" -- 3-й брат спрашивает старшего. Между тем бунт детей.
   
   Приготовляется дело с пощечиной. Князь Г<олицын> (по делу о наследстве).
   
   --... Я не могу с этим не согласиться (т. е. что это всё равно и что никто не виноват), но, {Далее было: в таком случае игра двух лавочников в шашки} имея разум, не могу не признать этого ужасно глупым, несмотря ни на какую невинность, и игра двух лавочников в шашки бесконечно умнее и толковее всего бытия и вселенной.
   -- Стало быть, вы все-таки не верите же в бога или так говорите?
   -- Я вывожу так {Было: говорю это} в случае, если нет бога.
   -- А в случае, если он есть?
   -- В этом случае: есть и для меня вечность, и тогда всё тотчас же принимает вид колоссальный и грандиозный, размеры бесконечные, достойные человека и бытия. Всё принимает разум и смысл. {На полях: 3-я часть}
   -- Премудрость подавляет ум человеческий, а он ищет ее. Бытие должно быть непременно и во всяком случае выше ума человеческого. Учение о том, что ум человеческий есть заключительный предел вселенной, так же глупо, как и всё, что есть самого глупого, и то, что глупее, бесконечно глупее игры в шашки двух лавочников.
   
   6 июля.
   ? Не начать ли тем, что ОН проповедник христианства по преимуществу: так и обставить. (Втайне атеист.) Молодой мальчик, брат.
   
   Разговор ее с братом генералом (больным)
   ... Прежде ОН был человек умный и даже полезный. ...ОН хочет сделать себя святым, и чтоб ЕГО мощи явились; шутка! ...И, наконец, это такая идея, даже странно предположить. Светский человек, ходил в нашем платье, ну и всё, и вдруг ЕГО мощи... Une supposition! {Предположение (франц.).} Я ничего не говорю, конечно, всё это святыня. Но вдруг ЕГО мощи. Для светского человека даже как-то и неприлично, чтоб его мощи потом явились.
   ОН ей: "Расстанемся, я тебя замучаю, я тяжел. Дети твои меня мучают. Они глядят на меня как на змея". Ссора с старшим мальчиком. "Или он, или я". Расстаются.
   (Посты.) Девочка пришла сказать ему, что ОН подлец. ОН переехал на квартиру. Crapule {Распутство (франц.).} вдруг после постов. Младший брат.
   
   NB СТРАШНО РЕВНИВ.
   
   Я вдруг в свете занимаю место, и вдруг завтра являются мои мощи. Это совсем даже неприлично. Если б со мной как-нибудь случилось или там как-нибудь предложили небесные силы, то я бы отклонил, {или там ее отклонил вписано.} я бы не пожелал Une supposition... потому, что действительно, может, мощи и в самом деле как-нибудь там являются, и всё это вовсе не такой préjugé, {предрассудок (франц.).} потому что ведь чем ч<ерт> не шутит, и, наконец, всё это неизвестно. C'est de l'inconnu. {Это нечто неведомое (франц.).}
   
   Хищный тип мало того, что ищет груза, мало того, что ищет веры, но он ищет даже отчаяния полного безверия и цинизма,-- чтоб хоть на этом остановиться. А то "не верю же я ни во что и в то же время верю в великую мысль" ("великая мысль" -- это ЕГО частное техническое выражение; условиться на этот счет с читателем). "В чем же моя великая мысль? {Далее было начато: В} То и смешно и нелепо, что не формулирована. Чуть формулировать, то сейчас же и сам осмею. Нет, она является в чувстве, в впечатлении. Живешь, идешь и вдруг говоришь: "Это хорошо",-- так вот это-то и не хорошо". {На полях: 3-я часть}
   
   NB. ОН хоть и говорит, что ОН невежда и мало знает, но надо условиться с читателем: дело в том, что ОН много знает. Есть синтез, есть целый архив выжитого, есть чувства, в которые незыблемо верует. (NB. Чувство же и сгубило ЕГО: не вынес жучка.)
   ОН говорит жене: "Я тебя замучаю, и мне тебя не жалко, пока ты передо мной; а умрешь, я ведь знаю, что уморю себя казнию".
   
   "Хоть бы я был слабохарактерная ничтожность, -- говорит ОН,-- и страдал этим сознанием, высокостию и низкою завистию этого сознания. А то ведь я знаю, что я бесконечно силен,-- чем, как ты думаешь? А вот этою непосредственною силою живучести и уживчивости. Меня ничем не разрушишь, и, что всего подлее, ничем не смутишь. Я беспрерывно бесстыден. {и, что всего ~ бесстыден, вписано.}
   Я могу чувствовать два противоположных чувства вместе. Это бесчестно и даже не по моей воле. {Я могу ~ не по моей воле, вписано на полях.}
   Этими чувствами точными (добрыми), которые заставляют меня теперь говорить: "Это хорошо". Эти чувства, конечно, хорошие, но... Ты понимаешь, что тут после но.
   Я, стало быть, люблю {Было: любить} жизнь. Любить жизнь такому, как я, подло. Я бесчестен до конца ногтей и, главное, рад тому. {Далее было начато: Я ср<амник>} Мое имя: срамник, и больше ничего. {Я бесчестен ~ и больше ничего, вписано на полях.} Неужели земля только для таких, как я, стоит? Всего вероятнее, что так, {Всего вероятнее, что так вписано на полях.} а святые или каменьями побиваются, или самосожигаются(?).
   А Крафты вешаются. Правда, Крафты глупы, а мы умны". {А Крафты ~ мы умны", вписано позднее.}

Большое NB (в план)

   Молодой мальчик, брат (который с Ламбертом и всё), дает пощечину старшему брату. Бежит после этого из семьи. Затем сходится с старшим братом, сдержанно, но неудержимо. Не хочет выказывать почтения -- и выслушивает его с страшным любопытством. ОН слушает его, видя в нем некоторую занимательность. В конце -- ОН погибает от жучка, а младший воскресает в высший подвиг. Обоих замешать в одну и ту же интригу (с Княгиней). М<олодой> челов<ек> парализирует ЕГО злодеяния. ОН, некоторое время, сходится с Ламбертом.
   ОН уверяет, что он продукт и тип людей России, какие они все в данный момент. ОН поддерживает идею: что все такие (подлецы), как он, если только умны. Не знают, смеется ОН или нет. (NB. Не смеется.) И когда ему говорят: "Так все такие подлецы?", то ОН отвечает: "Мы не только подлецы, мы, кроме того, и единственные {и единственные вписано.} носители высшей идеи".
   "Да, {Далее было начато: но Б (?)} но как эстетики, без страдания,-- говорит ЕМУ жена или кто-нибудь.-- Вам страдания надо. Мы {Было: Вы} до страдания не доросли, ибо страдания достойно только неразвращенное сердце".
   "Молюсь о страдании".
   Страдание (жучок), явившись раз, давит его, как таракана.
   
   Я было порадовался тому, что у нас лет уже 15, как всё интеллигентное, вследствие потребностей России, бросилось в реализм и принялось специализироваться, и в этом смысле, божусь тебе, я даже враг всякой учебной реформе, всякому поднятию уровня образования. В нашем любезном отечестве, так уж это само собой устроилось, что всякое поднятие образования есть в то же время поднятие уровня страдания.
   Но, представь себе, я даже сам не знаю, хорошо это или дурно.
   
   Да и лучше, что специализируются. Подымать образование значит подымать уровень страдания.
   
   Что ОН? болтал ли просто со мной, что ЕМУ не с кем болтать. Я видел, что это что-то не то, но в то же время в каждой выходке ЕГО, хоть и измышленной, было столько страдания надорванного и прожитого, что я не мог отстать от него или стать к нему равнодушным. Напротив, привязывался с каждым днем более.
   И кроме того, я всегда подозревал, что это ОН, может быть, только так говорит, со злобы или от страдания, но втайне, про себя, ОН-то и есть фанатик какой-нибудь высшей идеи, то-то и есть, что таинственность продолжала окружать его в глазах моих. {Я было порадовался ~ в глазах моих. вписано на полях позднее.}
   
   Лиза повесилась, потому что разорвала с матерью, и говорит: "Я обидела мать". Повесилась она в то время, когда мать с князем. ОН рад, что повесилась, и не почувствовал. Колоссальное впечатление на мать. Она вдруг отрезвилась от Князя и умерла с тоски. У него 2 смерти на душе. {У него ~ на душе, вписано.} ЕГО же замучил жучок не по жене, а по Лизе (жучок беспорядка). В последний день бегство ребенка (мальчика, брата Лизы).
   
   NB.NB.NB. В семействе сцены и волнение из того, как сгоняют горничную. Картина бытовая.
   
   !NB! У НЕГО нет страсти к Княгине, а просто досада, интрига, злоба и оскорбленное самолюбие. ОН тут-то и хочет погубить Княгиню.
   Просто ОН -- любовник Княгини, не любя ее. {Рядом с текстом: Просто со не любя ее.-- помета: В план} Ищет денег. Младший брат доказывает ей, что ОН хочет обокрасть ее. Княгиня с НИМ разрывает и ЕГО выгоняет. Никогда не принадлежала ЕМУ. Тогда-то ОН и связывается с Ламбертом.
   
   "Я уже потому типичный русский дворянин, {дворянин вписано.} -- говорит ОН,-- что в высшей степени бесчестен. Бесчестность и право на бесчестие оказалось высшим свойством русской души в последние 20 лет".
   "Нет, я, видно, {видно вписано.} гений,-- говорит ОН,-- ив самом деле: другой из середины давным бы давно лопнул, а у меня -- проклятый дар живучести. Нет, я не застрелюсь".
   
   Мальчик (брат) вместо него начинает правду.
   
   Басню, басню надо! План занимательный.
   Месть Княгине.
   
   Сцена с горничной (обнаруживается грязное ЕГО сожитие). Наклеветал, что горничная обворовала. Мальчик, брат, страшно возмущен и укоряет ЕГО. ТОТ тогда берет в руки брата, идя далее его в безверии. Напротив, в вере в злодейство.
   
   Втайне делает добро, но после жучка равнодушен и бросил благодетельствуемых.
   
   ОН жену не ценит как жену, на словах брака не то что не признает, а равнодушен. Но чуть коснулось до НЕГО, то и взбесился (когда она к Князю).
   После пощечины ОН удивляется, что у НЕГО злобы нет. Смеется про себя и вслух говорит, что потому, верно, не чувствует злобы, что действительно стоил пощечины.
   
   -- МНЕ СКУЧНО,-- говорит ОН.
   -- Но ведь вы интригант, сплетник мелочной,-- говорит ему мальчик; -- как же вам скучно?
   -- Не знаю, я интригант и сплетник мелочной, а все-таки скучно.
   

<ЗАМЕТКИ, ПЛАНЫ, НАБРОСКИ>
(11(23) июля -- 7(19) сентября 1874)

   23/11 июля.
   ГЕРОЙ не ОН, а МАЛЬЧИК.
   История мальчика: как он приехал, на кого наткнулся, куда его определили. Повадился к профессору ходить; бредит об университете, и идея нажиться.
   ОН же только АКСЕССУАР, но какой зато аксессуар!!
   

ПОДРОСТОК

   Мальчик не выдержал экзамена из классических) языков. Его и выписали в Петербург на место, как бы для замены старшего брата, женившегося и тем утраченного для семьи. Они же сведенные братья, и те родственницы -- ему ближние тетки, а ТОМУ почти ничего. Мальчик и пропускает идею, что его привезли кормить теток. Ему в семействе отвечают, что пока его самого кормят, и, одним словом, срезали его со всех сторон. Он уже приехал с идеей стать Ротшильдом.
   "Деспот" брат (т. е. ОН), которого он принимал за напыщенного деспота, режет его своей цинической простотой, например признает сам, что ОН необразован и проч. Развращает его. Бесконечность самолюбия.
   Мальчик дружится с Лизой. Он предугадал все отношения ЕГО с Лизой и разрывает с НИМ, презирая ЕГО. Прямо поворачивает на правый путь. Не прощает ЕМУ Лизу.
   
   Молод<ой> человек приехал оскорбленный, с жаждой отомстить. Колоссальность самолюбия, план Ротшильда (его тайна). Устроить тему: не надо Лизы.
   Лета ЕГО жены. Надо иль не надо Князя и ревность? Одна ли Лиза или дети и их бегство после гроба матери? {Рядом с текстом: Лета ЕГО ~ гроба матери.-- помета: ? Решить}
   
   Старый Князь, муж Княгини (сделавший завещание и которого обманывают). Старый болтун. Когда-то щеголь и кавалергард. (Капиталист.) Теперь любит говорить бонмо и с детским (впрочем, совсем невинным, радостным) тщеславием любит заметить недогадливому, что вот, дескать, я сказал бонмо. Зато те, которые хотят к нему подольститься, нарочно замечают его бонмо, и он ужасно благодарен и готов сделать всё для того человека. И добродушие и эгоизм. Припадки скупости. Странный взгляд (единственно серьезная в нем черта), что честь, благородство (всё в смысле чинов) -- теперь, в наш век, ничто, а потому деньги всего лучше. Мысль эту с грустью высказывает. Сохранились и благородные черты. Жену свою не подозревает по лености (или из эгоизма, чтобы отклонить неприятную развязку), что и высказывает и за что ему достается от Княгини, которая имеет на него строгое влияние. Странная черта: он этим строгим влиянием даже хвалится, ему любо внушать всем, что его держат в ежовых рукавицах, чтобы выставить себя таким шалуном, повесой, мальчуганом, от которого чуть отвернутся, так он и накутит. Это он говорит про мощи. Замечательно, что лет 10 или 20 назад он был серьезнее и даже в одном назначении от правительства оказал важные услуги. {Замечательно ~ услуги вписано.} Человек вкуса. Любит очень скабрезные анекдоты и скучает, если об этом не заговаривают. Его свозили к mlle Andrieux, но он приехал смущенный, ему скверно, не то, не эстетично. Он очень интересуется об новой женщине. Свозили к новой. Еще более был смущен. Собрался умирать, и в чем похоронить, и серьезно ждет смерти и blague. {шутит, паясничает (франц.).} (Видел видение.) Урвался к Andrieux, несмотря на то что приготовился к смерти, и вдруг умер. Капиталист и в акционерных компаниях участвует.
   
   Князь раз начал говорить как нигилист и заврался. Всё отрицать (он сенатор или в Государственном совете).
   Женился же он на Княгине 10 лет назад (62 лет) из тщеславия, чтоб говорили: вот какая у него хорошенькая женка. Это он ей сам говорит, чтоб сыграть легкомысленного.
   Смеется над природою человеческою и выставляет в себе и в других психологические черты комизма и мелочи: никаким мундиром не прикроешь, говорит он. Тут много остроумия.
   Князь наслушался атеистов и стал атеистом. "Итак, этого всего ничего нет" (т. е. бога),-- говорит он. "Признаюсь, я это всегда подозревал",-- говорит он. И тут же начинает болтать и рассуждать, что это (т. е. бог) было бы даже и неприлично. "Не знаю, как это выразить, но, по-моему, это даже тривиально. Там всегда на меня розга -- une idée. {вот мысль (франц.).} Я генерал и тут..." "Сознал тщету". "Ну там генерал, генерал, а всё так же сикаем, такие же шалуны". {"Сознал ~ шалуны", вписано на полях.}
   -- И, наконец, если уж всё -- то докажи, чтоб я это видел, так сказать, осязал. Ну, если он (бог) есть, персонально (а не в виде разлитого там духа какого-то, что ли,-- потому что это, признаюсь, еще труднее понять), то в чем же он одет? Какого он росту? Ты, милая, не сердись, я, естественно, вправе это спросить, ибо если он бог, личный бог, т. е. лицо, то какого же он росту, et enfin, {и наконец (франц.).} где живет? Это важный вопрос: где живет? {где живет? вписано.} -- очень важный. Я -- не про паспорты такие какие-нибудь, разумеется. Ну, а всё же, un domicile; {место жительства (франц.).} это придает достоинство идее порядка и, т<ак> ск<азать>, благочиния. {Ну, а всё же ~ благочиния, вписано на полях.} А разумный дух, по-моему,-- пустяки. Это одно затемнение идеи. {Было: дела} Разлитый? Ну что же это, вода, что ли, такая? А по-моему, вовсе ничего не разлито, а просто везде трава растет, как всегда росла, и только, вот и всё. Я это всегда подозревал, всегда.
   
   Старый Князь вечно ЕГО критикует и очень рад над ним за глаза подшутить, но глаз на глаз почему-то боится его. ТОТ уверен, что может его направить куда угодно. Направляет на Княгиню. {Далее было: Женаты на двух сестрах.}
   
   ОН говорит жене: "Я никогда не любил ее (т. е. Княгиню). Это было только тщеславие, зависть только, может быть".
   -- А на Лизу зачем польстился?
   -- Лиза была враг сызначала, мне нужна была покорность ее. Льстило мне.
   
   Мальчик (брат Лизы) был больной, вроде юродивого. Любил Лизу. ОН был врагом мальчика. При жизни жены разрывал рот. Когда все умерли, хотел приблизить к себе мальчика. Идет с ним. Тот бежал.
   
   Мальчик (Подросток) страстно мечтает, как он накопит, но никому не говорит, чистит сапоги в мечтах и проч.
   NB важное. Об Ламберте ни слова до появления Ламберта (всё в рассказе).
   Об идеях, занимающих Подростка (кроме Ротшильда), тоже всё в свое время (н<а>прим<ер>, картина ледяной земли). Тут вдруг его замечания, показывающие, что он уже думал, чувствовал, волновался.
   (Женщины, желание женщины, волнующее его), сцена его с mlle Andrieux, a потом как он имел б<----->. {сцена ее имел б<----->. вписано.}
   
   Приехал, отыскал Витю, тот его свел с гимназистом бежать в Америку. С Витей о боге: "Да, вот еще что я забыл сказать" и проч.
   Первая ночь его в доме, когда он воротился от Вити. Горничная. Мечты про себя (о Ротшильде). Счел перед сном деньги.
   На другое утро его в канцелярии (у Ст<арого> Князя). Там разговор Ст<арого> Князя с ЕГО женой и об мощах. Мальчик расхохотался. Разговорился с Князем.
   Дома застал сцену с горничной. Сцену из-за детей. Поссорился с братом (с НИМ). Высказал, что его кормить теток выписали.
   Поднял письмо в канцелярии и узнал тайну Княгини.
   Пощечина ЕМУ.
   Мальчик сходится с НИМ из-за пощечины (сперва враждебно). Сцены жены ЕГО с ним за ревность. Свидание ЕГО с Княгиней, последнее. Узнает всё. Княгиня его обидела незамечанием его. Поклялся мщением.
   Появление Князька.
   Появление Ламберта.
   ? NB. Может быть, Лизу совсем не надо. Тогда ей 24 года, и она с Князем. {Далее было: ?NB. Ей 26 лет и у ней двое детей 8 и [2] 7 лет.}
   Может быть, ОН составлял завещание и пугает ее, что завещание ничего не значит (5% и под залог имений), а Князь {Было: он} нового не напишет, особенно, как он покажет Ст<арому> Князю любовные записки.
   ? Молодой Князь, к которому ОН ревнует (племянник старика и законный наследник), не имел с Княгиней никаких сношений (что-нибудь странное было, ЕГО обманувшее), а вдруг жена его влюбилась в Князя.
   Тогда он ревнует жену и с Lambert'ом хочет погубить Княгиню.
   ? NB. Не падчерица ли ее Лиза? Странная дружба с нею Лизы. Лиза не давала ей выходить за НЕГО замуж. Прямо стала с самого начала врагом ЕГО. Заступается за своего маленького брата (сведенного), в доме делает кутерьму. Мачеху разжигает против НЕГО (13 лет). И вдруг любовь {Далее было: ее} к НЕМУ. {Далее было: Мачеха поражена. Смерть Лизы.} ОН ее обольстил. Лиза (в невинности своей) думала, что она всё гнусное сделала (вышла за него замуж). Повесилась. Это поражает жену (мачеху).
   NB. Ст<арый> Князь смеется над рогами ЕГО. Тот доказывает Ст<арому> Князю, в бешенстве, что и он с рогами, от Князя же. И для того пускает в ход записочку, поднятую Подростком.
   Lambert'a же план, чтоб она дала и дала 20 000 за записку. Подросток спасает ее.
   Мачехина любовь к Князьку вроде сумасшествия.
   ВСЁ ПОПРАВИТЬ МОЖНО ТЕМ, ЧТО ОН и Ст<арый> Князь НЕ на родных сестрах женаты. Напротив, мачеха (ЕГО жена) близкая {Было: дальняя} даже родственница (племянница) Ст<арому> Князю. Ст<арый> Князь беспрерывно критикует вольнодумца покойника брата своего, отца княжны, его племянницы, т. е ЕГО жены. Умер колл<ежский> регистратор в бедности и под судом {Ст<арый> Князь ~ под судом вписано на полях.} и всегда враг Княгине, а с Князьком она в детстве играла. И потому как она (т. е. мачеха) услыхала о Князьке, то вспомнила и рассказала мужу и Князю грациозный рассказ о том, как они в детстве с Князем помолвились (любовь детей, причем Князек был годом моложе ее). При этом она беспрерывно припоминает и рассказывает анекдоты об ужасном характере Князька (еще ребенка), прельстившем ее тем, что он ничего не боялся. Так как она несколько дней сряду всё припоминает и говорит и щеки ее пылают, то ЕМУ и показалось, что это неспроста.
   NB. Потом, после детской помолвки не встречались вплоть до кануна ее свадьбы с покойником-генералом. Князек только что был произведен и предлагал ей увезти ее из-под венца. Это она рассказывает ЕМУ с видом глубокой таинственности, даже поразившей ЕГО. {Это она ~ ЕГО. вписано на полях.} "И только я его и видела, один час. Но мы с ним на ты",-- говорит она. Теперь Князек воротился из ссылки за дуэль и закутил в Петербурге. Жена (мачеха) и пошла к нему вдруг, особенно услыхав, что он любовник Княгини.
   Она (жена, мачеха) так и запылала, услыхав, что Князек будто бы любовник Княгини.
   
   А Князек, может быть, и в самом деле любовник их обеих (и Княгини, и мачехи).
   
   Разъяренные две женщины.
   
   Молод<ой> Князек {Было: Князь} простодушнейший и прелестно-обаятельный характер (победить эту трудность).
   
   Мачеха вроде как с ума сошла. Она говорит ЕМУ прямо, что ИМ она увлеклась болезненно, но что это не любовь была. Что она так же увлекалась и покойным генералом мужем. Она влюбчива, как Дон-Жуан, но Дон-Жуан женщина. В ней всё сострадание: генерала, промотавшего ее приданое, она любила из сострадания, за его беззащитность, ЕГО тоже из сострадания, Князька тоже любит как мать. "Но теперь я только познала блаженство! -- восклицает она.-- Я теперь для себя живу, я сама жестокая!" Это слово, что она жестокая, и показывает, что она по-прежнему вся -- сострадание. Смерть Лизы, к которой она ревновала, поразила ее. Она умерла и т. д., и т. д.
   ТИП, который отделать вместе с КНЯЗЬКОМ. {Было: Князем}
   

ГЛАВНЕЙШЕЕ

   Перед смертью (от нравственного беспорядка и истощения) она говорит: "Как это всё вдруг ужасно! Какой вдруг беспорядок. Нет, я не хищная, я вечная жертвочка. Как эту всю грозу трудно перенести". Лизу не переносит. ЕГО тоже.
   Если б ОН был тип высшего и правильного человека, она бы подчинилась ему и была бы примерной женой.
   "Я как будто всю жизнь искала, кому подчиниться",-- говорит она. Но ТОТ смутил ее душу и раздавил ее покой СВОИМ безначалием. Смутил ее. Сообщил ей смуту. Оттого и страдала она с НИМ. Она ходила за НИМ как нянька, всё прощала ЕМУ, всякое признание ЕГО, всякую пакость. Но убеждений и безначалия ЕМУ не прощала. {Но убеждений ~ не прощала. вписано на полях.} Видя свое влияние на нее, ОН горделиво усилил влияние и смущение. Она как бы помешалась под конец. ОН дошел до того, что перед ней постоянно в пьяной (?) исповеди. Она и бросилась к Князю.
   
   Это она умирая говорит, грустно смеясь, что искала всю жизнь подчиниться.
   
   NB. Нравоучение. NB. Не развращать жену.
   
   Создать (créer {сотворить (франц.).}) чрезвычайно новый и грациозный тип женщины и жены.
   
   !? NB. Всего более обратить в романе внимания на черту исповедничества, сладострастного влияния на нее смущением, пуганием души ее. Игра кошки с жертвой. Зато и рассердился же ОН, когда ее у него отняли (Князек). Тогда ОН прямо наплевал на интригу свою с Княгиней и на всё дело, забыл и перестал чувствовать это дело, ибо ему понадобилась жена, которую отнимали. Признак, что с Княгиней у него ничего не было.
   
   ПОДРОСТКУ ПОБОЛЬШЕ РОЛИ.
   
   Всю эту ТЕОРИЮ (т. е. влияние на жену) ОН сам разъясняет во время дела и растолковывает читателю всю мысль романа, {Далее было начато: касающу<юся>} в чем собственно мысль касается ЕГО. И такое правило принять для всего романа, чтоб сами лица разъясняли и ЧТОБ ПОНЯТНЕЕ БЫЛО.
   ЖУЧОК -- не Лиза, а она, жена. ОН припоминает ее жалкое облаченье в хищный тип. Сострадание задавило ее. {Было: его} К преследуемому ребенку нежность. Убежал. Мальчик с птичкой.
   
   "Как это ты с НИМ тогда сошлась?" -- спрашивает ее (мачеху) Ст<арый> Князь. NB Тут дается знать ее история.
   "Я думал, что я такой великий человек, а я такой маленький",-- говорит про НЕГО (мачеха).
   
   24/12 июля.
   ПОПРОБОВАТЬ ЗАВТРА ДЕТЕЙ, ОДНИХ ДЕТЕЙ.
   Сделать так, что Подросток, под конец, проговаривается ЕМУ про свою главную идею о Ротшильде. Это уже тогда, когда он сам начинает несколько в свою идею не веровать. Но излагает ее ЕМУ с усиленным азартом и с раздраженною самонадеянностью. ТОТ выслушал очень внимательно, видимо был поражен, спросил: "Сколько уже он накопил денег?" -- и иронически одобрил мысль. (NB. Подросток излагает, н<а>при<мер>, как можно было нажить при подписке на акции. Подробности у Анны Г<ригорьев>ны. Идея подписки, видимо, поразила его и вновь было укрепила в идее о Ротшильде.)
   Но Подросток видит ясно, что ТОТ смеется и не хочет сказать ЕМУ свою мысль. А потому он (с юношескою неловкостью, поспешностью и угловатостью) пристал к НЕМУ, чтоб ОН указал ему лучший идеал: как стать свободным человеком. ТОТ не ответил и сказал наконец: "Какое мне дело до всех вас (у НЕГО уже тогда сбежала жена). Я для себя живу, хотя бы всё у вас провалилось. Переживай всё свое сам" -- и, между прочим, упоминает Подростку его недавний эпизод с теткой, брезгливой старой девой, которая заставила-таки Подростка (по великодушию сердца его) просить у ней, у злобной, сухой, брезгливой и требовательной, прощения, ухаживать за ней и при этом истратить для нее несколько денег. "С такими порывами,-- иронически замечает ОН Подростку,-- Ротшильдом не сделаешься, а станешь добряком чиновником, мокрой курицей". Но Подросток ответил ЕМУ, что это в последний раз и что он в дневнике даже записал, что в последний раз и что уж далее он будет сух и жесток. "Вот вы увидите, вот вы скоро услышите",-- говорит Подросток ЕМУ, намекая на Ламберта, и это-то обещание, данное из задора и из гордости, и было отчасти причиною, что он согласился на мысль Ламберта ее изнасиловать и взять у ней вексель в 30 000 и 10 000 сейчас.
   ? NB. Подросток, между прочим, сводит знакомство с детьми, которые хотят убить и ограбить отца, или видит этих детей, в том доме, где квартирует , сейчас после убийства отца, и сцена эта сильно на него действует, но он все-таки идет с Ламбертом. Подростку главное и то, что Княгиня, по его понятиям, "оскорбила его". Приготовляясь насиловать, он всё еще смущен и конфузится и сообщает это Ламберту, но тот даже и не понимает его. Подросток не знает до самого последнего часа, что тут участвовал с Ламбертом и ОН. Сам Ламберт ему об этом сказывает в последнее мгновение, чем и способствует в нем взрыву негодования.
   Подросток хочет быть, главное, свободен и Ротшильда достигнуть даже злодействами. "А достигнув, делать добрые дела",-- говорит ему ОН. Тот краснеет и тут-то и пристает к нему сказать: что такое свобода.
   И тут ГЛАВНОЕ замечательно, что цикл идей Подростка, столь глупенький, но страстный в Ротшильде, вдруг расширяется для НЕГО, и ТОТ с удивлением видит огромные глубины идеи, многое пережитое, чего и предположить нельзя было, чувства и мысли уже свои, {свои подчеркнуто дважды.} уже выжитые, что неожиданно для его лет. Всё это ОН ему высказывает.
   ТУТ огромное NOTA BENE: то, что ОН, из злостной иронии и сатанинского губления взял за систему, под видом всегдашней бранчивости, тонко льстить и удивляться {тонко ~ удивляться подчеркнуто трижды.} Подростку с тем, чтоб вскружить его, сбить с толку и насмешливо погубить гордостью. Всё это ОН высказывает или Подростку, или жене, которая и предупреждает Подростка быть осторожнее с НИМ. Подросток при этом удивляется ей, как может любить она такого подлого человека, как ОН. Она ему и говорит: "Да вот покорил же он вас!" Во всяком случае, чтоб было ясно высказано читателю о плане действия ЕГО, т. е. развращения юноши из злорадства.
   Подросток однажды в досаде говорит ЕМУ: "Вы просто ничем не ознаменовали себя и потому всем завидуете". Это же говорит и жене. Этим словом он глубоко злит ЕГО, тем более что слово это относительно ЕГО несправедливо.
   
   Лиза с самого начала вступает во вражду с Подростком, смеется над ним и почти ненавидит его под конец. И однако же перед тем, как повесилась, оставила ему письмо и его одного выбрала {Далее было начато: кому изъявить} в исполнители своей последней воли. Она просит его в письме (ни малейше не объясняя причины, почему его одного, а никого другого выбрала) защитить ее перед матерью, вымолить у ней прощение и объявить ей грех ее (в письме она говорит, что отдалась ЕМУ, "вышла за него замуж", но тот ясно доказал, что Лиза, как ребенок, еще не понимала, что значит отдалась, и думала, что всё отдала, т. е. девство). Оставляет ему одно свое платье на память, то самое, в котором он видел ее в последний раз, похоронить же ее в том, в котором повесилась. Затем завещает забыть ее совсем. На Подростка производит сильное впечатление это письмо, хотя особенно замечательно то, что он тоже вовсе не удивился, что Лиза обратилась к нему. Но обращение Лизы к нему всё же было одною из сильных причин нравственного в нем переворота. "Значит, я способен на хорошее, если она одного меня выбрала в исполнители своей воли",-- думает он.
   
   Ламберт, между прочим, рассказывает ему историю, как его держали в провинции и как он имел Викторию, запугав, что расскажет о ней матери. Кучер Киргиз. Рассказывает он это безо всякого стыда, а, напротив, хвастаясь подлостью.-- Сделать ясным читателю, что этот удачный пример с Викторией и послужил, может быть, основанием вере его, что и с Княгиней так же можно. Замечательно, что Ламберт не открыл Подростку, что он будет просить у Княгини и клубнички. Но оказывается, что открыл ЕМУ. ТОТ не поверил в успех клубнички и даже отсоветовал, но, впрочем, согласился, рассудив, что ведь, черт знает, пожалуй и даст. Но на {В рукописи: в} успех векселя ОН надеялся. Впрочем, ЕМУ не вексель и не клубничка дороги тут были, а скандал, который, несомненно, тут бы вышел по неосторожности юношей, тогда как ОН, во всяком случае, в стороне.
   
   После всего, {всего подчеркнуто трижды.} когда Княгиня уже помирилась с Подростком и тот в раскаянии говорит ей: "Где честный человек, укажите мне честного человека" (это, когда Ламберт лежит без чувств),-- то Княгиня и говорит ему, указав на него самого: "Вот честный человек".
   
   С Лизой у Подростка и прежде того сцены, целый роман. Создать.
   Лиза, как сказочная царевна, задает ему задачи. Он их исполняет. Лиза только смеется над ним. Подросток поклялся ей вечно мстить. Раз подрались (непременно), и их разбирали. Подросток был глубоко оплеван, но просить прощения у Лизы не хотел. Лиза сделала из этой драки, вместо шутки, усиленно-серьезную и скандальную для Подростка историю.
   В посмертном письме к нему Лизы нет ни одного слова лично к нему, в объяснение: почему она одного его выбрала и к нему обратилась и всегда почитала его и любила.
   
   Не было ли англичанина-атеиста в Москве, который сделал Подростка атеистом? Не писать ли всю биографию в детстве? {Текст: Не было ли ~ в детстве? -- обведен фигурной скобкой, против которой на полях: Нет. Внесен сюда на основании даты (25/13 июля 1874 г.) предшествующей записи.}
   
   ОН, в начале романа, пропеведник христианства непременно. Мощи. Чем и возбуждает прежде всего негодование Подростка. Подросток слышит мнение Ст<арого> Князя про мощи и расхохотался, чем и обратил на себя милостивое внимание Ст<арого> Князя, которому лестно, что острота его произвела такой эффект (даже хотя бы и на Подростка). Этот же случай как бы сближает с Ст<арым> Князем Подростка, который без того хотел уже нагрубить и выйти с шумом и скандалом из конторы. Но гордость его мигом побеждена Ст<арым> Князем, и они через этот случай как бы сходятся, так что Ст<арый> Князь учится у него даже нигилизму. И вообще тут пойдет ряд комических сцен, характеризующих отношения Подростка с Ст<арым> Князем.
   Но ОН непременно должен под конец изрубить образа (это уже во время финальной катастрофы), и именно когда ОН заметил, что раба-жена ЕГО ужасно стала увлекаться Молод<ым> Князьком, но еще все-таки до решительного ее разрыва с мужем и перебега к Молод<ому> Князю.
   
   NBene. Тут важно то, что ОН, проповедуя изо всех сил христианство, свободу (Христову в противоположность социальной теории преступления) и будущую жизнь, прямо выставляет, что без Христа (православного) и христианства жизнь человека и человечества немыслима, потому что иначе жить не стоит (т. е. на мгновение, лавочники и шашки, ледяные камни -- планеты и проч.). Так что {Так что подчеркнуто дважды.
   } когда ОН разрубает образа, оказывается, что ОН сам ничему не веровал и был глубоким атеистом в душе всегда с изначала жизни своей, тем и мучился.
   "Мне понятны теперь его страдания",-- говорит Подросток. Ведь не притворялся же ОН, когда усиленно Христа проповедовал, напротив, наивысшим образом искренно. Сам себя уверял, что верит. Самому себе доказывал, что есть вера, с чудовищем сомнений своих боролся, давил его, но тот наконец и сожрал {Было: излови<л>} его (чудовище).
   Разговоры с мальчиком, н<а>прим<ер> о преступлении и {Далее было: теоретический} теории его или о борьбе работника с бульдогом. "Вот, дескать, я!" И в Европе хотят (bourgeoisie) остановить это четвертое сословие силою. Предсказывает в пламенных словах разрушение мира и цивилизации. "Уже прелюдию видели. Вам (т. е. молодежи) надо готовиться, ибо вы будете участниками, время близко, при дверях, и именно, когда кажется так крепко (мильонные {мильонные вписано.} армии, разрывные бомбы). Вся эта сила, набранная для защиты цивилизации, против нее же обрушится и ее поглотит". Подросток, с замираньем духа слушает эти разговоры. (То же о классическом образовании.)
   
   Подросток влюбчив, сцена с разными девицами, потерял невинность с б<----- и плачет о своей невинности.
   Сцена в этом же роде с mme Andrieux. Lambert сказал ему, у<-----> ее, и {Далее было: тот} оставил их одних, но произошло странное.
   Mme Andrieux начала было с легкой любви, но расплакалась о своем жребии и своих обидах, а за нею расплакался и Подросток и ушел, ничего не сделав.
   Разговор о бароне-горбуне и острове на Балтийском море.
   

ВАЖНОЕ NOTA BENE

   Роман застает ЕГО уже вышедшего в отставку и бросающего деловую карьеру. "А если б захотел, так был бы деловой",-- осуждает ЕГО даже Ст<арый> Князь. "И вообще,-- говорит Ст<арый> Князь,-- я вижу в НЕМ какого-то поэта, ОН доселе крепился, а теперь природа сказалась и ОН себя обнаружил". {Рядом с текстом: Роман застает ~ обнаружил",-- помета на полях: Бросил дела, как получил наследство.}
   Так это и было, как говорит Ст<арый> Князь. Именно с той точки, с которой начинается роман, созрел весь ЕГО внутренний хаос и разлад (безверие и проч.) с собой. Требования совести стали настойчивее и проч. И этот внутренний хаос и выражается разладом внешним, т. е. вышел в отставку, болтлив, беспокоен, чудасит с женой; одним словом, беспорядок, и точно как бы себя разуверить -- усиленная проповедь христианства (мощи).
   Об этом в самом начале романа сказать читателю и объяснить, что человек порядка, меры и деловитый, к удивлению, начал свихиваться, чем и представляет задачу для своих знакомых и домашних, хотя теток даже этим обворожил, и те в восторге от его нового направления. Другие же говорят: "Ведь был даже прежде прогрессивен".
   
   18/30 июля.

ИДЕЯ

   Не сделать ли, что ОН совершенно и всецело переходит в пиетизм, с фанатизмом, себя увлек и уверил, проповедует (дрожит над своей верой, т. е. бережет), делает подвиги, расстраивает чужие планы и вдруг рубит образа (только не сейчас бы, как жена ушла)?
   Ст<арый> Князь ЕГО зовет архиереем, но слушается и боится ЕГО. ТОТ заправляет всеми делами, впутывает жену и проч.
   
   NB. Встреча отца с приехавшим к нему из Москвы сыном, не выдержавшим классического экзамена. Отец хохочет, зовет сына чушкой, смеется над классицизмом, учит его бесчинствовать и проч. Сын презирает отца.
   
   Идея (совсем другое). В то время, когда все презирают ЕГО за смирение (и жена), ОН делает подвиг (воинственный даже) и сносит пощечину. Но подвиг обнаруживается. Придумать.
   
   Пронесли слух, что ОН сделает чудо, все собираются и съезжаются смотреть.
   
   О трех дьяволовых искушениях. {На полях; ? 3-я часть.}
   
   Понятнее. Главное желанье ЕГО -- это толковать, что порок вовсе не отвратителен. ОН ненавидит женевские идеи (т. е. человеколюбие, т. е. добродетель без Христа) и не признает в добродетели ничего натурального. Подросток дивится, но тетки ему говорят, что это доказательство от противного и что понимать надо в обратном смысле, что он хочет лишь довести до абсурда. Но Подросток догадывается, что ОН говорит натурально и что тут нет абсурда. (В дела Княгини ОН вмешивается из фанатизма.)
   
   Разговаривает про Унгерн-Штернберга и рубит вдруг образа. После образов хочет застрелиться, но наступает эпизод жены с Князем. Смерть жены. ЕГО самоубийство. Подросток заступает ЕГО место на земле.
   
   Подросток говорит: "Я хочу быть добрым просто потому, что мне нравится".
   
   О НЕМ Подросток говорит надгробное слово: "ОН был слишком совестлив".
   
   "Если б я был чиновник или буржуа,-- говорит ОН,-- я бы желал порядка, спокойствия, чтоб покомфортнее прожить, в 1-х) мне, а в 2-х) (из гуманности) и другим (с атеизмом-то!). Мало того: сам бы поддерживал порядок. {На полях: 3-я часть:} Но так как я честен и совестлив, то я (с атеизмом) хочу откровенно разрушения и злодейства, а не хочу женевских идей". Но не справился с злодейством, в загрызла совесть.
   
   Воспитатель про детей: "Знаете, вот мы их растим, а ведь как жаль, что они вырастут, станут хитры и грубы, а теперь так простодушны и так прелестны. Они хитрят и лгут и теперь; они дерутся, но всё это так простодушно".
   "Мы бесконечно хуже их", побежал к дворнику. {"Мы ~ дворнику, вписано.}
   "Я их очеловечиваю, и они меня очеловечивают. Есть кое-что, чего без них я бы никогда не понял".
   
   ОН говорит про Ламберта, всё выслушав от младшего брата: "Это хорошо".
   -- Что же хорошего в Ламберте?
   -- Цельная идея. ОН, видимо, не хотел доканчивать и рассеянно задумался. Молод<ой> человек тоже допрашивать не захотел и тоже задумался.-- Молодой человек говорит: "Я тоже хочу быть цельной идеей, но не Ламбертом".
   
   ?!ИДЕЯ. Не сделать ли у них сестру, которая из чистейшей девушки вдруг идет в б<----->?
   
   Сочинить для mme Andrieux французские фразы (как Гизо).
   
   -- Э, да хоть бы они провалились!
   -- Прекрасное желанье.
   -- Впрочем, я готов вместе с ними.
   
   "Я не понимаю {Долее было начато: челов<еческого>} типа Сатаны, между тем он у всех людей. Я понимал бы иронию, высокомерие и уныние сознающего духа, если б было сущее и не было бога. Но Сатана знает бога; как же может он отрицать его".
   
   Идеалы обеих сторон:
   Сатана -- успокоение {Было: спокойствие} в ничто, в вечной смерти;
   бог {Далее было начато: спокой<ствие>} -- успокоение в вечной жизни.
   
   "Ищите человека с самым глубоким взглядом и смело подходите,-- это он".
   
   Мою "библиографию" написать.
   
   Мы перенесли татарское нашествие, потом двухвековое рабство. Теперь надо свободу перенести. Сумеем ли, не споткнемся ли?
   Железные дороги, может быть, более повредили России, чем пользы принесли. А впрочем, у нас всё было так, всё с Петра Великого начиная, всё залпом и неестественно.
   Нынешнее время -- это время {Было: царство.} золотой середины, полупросвещения, невежества, лени, неспособности к делу, потребности всего готового и проч.
   Три мерзавца-купца избивают на бульваре порядочную {порядочную вписано.} женщину (может быть, рассказывает Lambert). Полиция поощряет. (Дурак Lambert замечает на вопрос дурака Перчаткина {Далее было начато: глу} -- почему полиция поощряет? -- потому что боятся, что если это запретить, то начнется политическое, так что в этом духе даже поощряют.) Перчаткин говорит: ага!
   
   Тирада о духовенстве, ничего не делающем.
   
   Эльпидифорова (Александрова). Космополитка. История, как она сломала челюсть.
   Баня. Аполлонова нога. "Зачем вам жениться? Можете на содержание пойти".
   
   Ламберт говорит, что когда он будет богат, то самое большое его наслаждение будет кормить хлебом и мясом собак, когда дети бедных будут умирать с голоду. А когда им будет нечем топить, то он купит дровяной двор, сложит в кучу и весь истопит даром, на морозе, и ни полена не даст бедным. "Пусть бранят, у меня от этого стоять будет лучше". (NB. У него всё подобные фантазии.) {Рядом с текстом: Ламберт говорят ~ фантазии.) -- на полях скобка.}
   
   Фантазия острова в Ботническом заливе, и там тюрьма и проч.
   
   Бытие должно быть непременно и, во всяком случае, выше ума человеческого, так, чтоб всю жизнь (II, с. 61) человек искал. Мало того, надо непременно, чтоб он никогда {никогда вписано.} не сыскал: это приличнее. Ну вот тебе и философ. Да что ж, философ не виноват). Это нечто обыкновенное {Да что ж ~ обыкновенное (?) вписано.}
   О порядке явления тварей (книга Бытия). Кто научил, когда не было науки? (Египетский папирус.)
   
   ОН думает про себя: "А я все-таки ничему не ученый болван, хоть и умный человек".
   
   Объяснение ЕГО: искушение Христово 40 дней в пустыне. (Глава).
   
   Ну да ведь не от всякого (человека) можно обидеться.
   
   НАСТОЯЩИЙ ХИЩНЫЙ ТИП (смотри стр. 3 планов). Картина, как ОН ищет денег. (Подлость и широкость.) Сам себе сознается и себе удивляется. Сам называет себя хищным типом. (Чтоб было всё объяснено читателю.) Ищет груза, ищет веры; но ЕГО придавил жучок.
   
   О 40 днях в пустыне говорит, но, главное, не верит. ОН задает себе вопрос: "Ну что, если б я верил? Да после всего, что я сказал,-- тотчас бы в пустыню ушел".
   Наконец, прорывается и раскалывает образа.
   Удавившийся.
   
   Теперь безлесят Россию, {На полях помета: С Крафтом} истощают в ней почву, обращают в степь и приготовляют ее для калмыков. {и приготовляют ~ калмыков, вписано.} Кто это делает? Купечество, скупающее землю, и старинное дворянство -- помещики, прежние бойцы за землю, пока их не лишили крепостного права. Явись новый молодой {молодой вписано.} хозяин {Вариант: человек} с надеждами, посади дерево,-- и над ним расхохочутся: разве, дескать, ты до него доживешь? С другой стороны, желающие добра толкуют о том, что будет 1000 лет вперед. {С другой ~ вперед, вписано.}
   -- Ну, а ваша идея об России и отчаяние за ее второстепенность. Разве это не на 1000 лет вперед?
   -- Это... это самый насущий вопрос, который есть. Основное это. {Ну, а ваша ~ Основное это. вписано на полях.} Идея о детях, идея об отечестве, идея о целом, о будущем идеале -- все эти идеи не существуют, разбиты, подкопаны, осмеяны, оправданы беззаконностью, наступившею после крепостного права. Дворян уничтожили и требуют от них воскресения и обновления -- в духовном попечительстве о России, в ношении высшей идеи; обращаются к нему с манифестом о воспитании. Но человек, истощающий почву с тем, чтоб "с меня только стало", потерял духовность и высшую идею свою. Может быть, даже просто не существует. Правда, {Далее было: есть} если только хоть на 100000 существует один носитель высшей идеи -- тогда всё спасено. Но существует ли даже на 100 000 один? -- вот вопрос.
   Ответ. Существует, он теперь сидит и говорит передо мной. ОН нагибается к уху и шепчет: "Он лжет".
   
   Витя. {Витя. вписано на полях.}
   Словечки мальчика:
   -- Я не хочу быть Шиллером.
   -- Почему?
   -- Потому что это подло. {Рядом с текстом: Словечки мальчика ~ подло,-- на полях фигурная скобка и помета: с Ламбертом}
   
   О том, как он учится нигилизму и прочему, узнает, что добро, что зло и проч.
   
   -- Даром-то, как Христос, я не хочу действовать {Вариант: любить} -- говорит ОН.
   -- Награды ищете? -- спрашивает Подросток. {Вариант: мальчик}
   -- Да, награды. А ты думал, нет?
   -- Какой же награды?
   -- То-то и есть, что не знаю какой. То-то и есть, что какой-нибудь позабористее. Чтоб все любили меня. Я иду -- "это он идет" (шепчут). Я что сделал -- "это он, наш благодетель". Мне аплодируют, коммуна, памятник при жизни. Дева, мечтая о влюбленном, подумает обо мне. Кстати, все они должны быть в меня влюблены тоже и т. д. Государь узнает, сделает и меня государем. (Нахальная, ироническая, комическая картина мечтаний каждого человека о счастье.)
   Подросток улыбается и говорит: "Нет, вам, может, не надо награды, и вы надо мной смеетесь". А тот ему, смеясь:
   -- Почему ты знаешь, может быть, именно надо и именно в этом самом виде.
   -- Трех дней не вытерпите, если б и в этом виде, наскучит. Вам непременно наскучит: вы -- не Мак-Магон.
   -- Трех дней, трех часов не выдержать!
   
   "Студент университета", бросающийся ночью на всех женщин с похабщиной (корреспонденция) "Русского мира", около 10 июля/74).
   
   Ст<арая> Русса. 4 августа.
   
   Юноша верит, что при деньгах -- он победитель и в состоянии смотреть вперед без страха и гордо, как вечный победитель... Но ОН грозит ему картиной будущего петролея.
   В НЕМ, хищном типе, страстная и неутомимая потребность наслаждения жизнию, живою жизнию, но в широкости ее ОН не желал бы захватить слишком видный жребий (Наполеона, н<а>прим<ер>). "Слишком много на тебя смотрят, слишком много надо кривляться, сочинять себя и позировать. Вкусы разные, и я люблю больше свободу. Особенно люблю тайну. Жребий {Было: Роль} Унгерн-Штернберга лучше Наполеонова".
   Как Руссо находил наслаждение загаливаясь, так и ОН находит сладострастное наслаждение загаливаться перед юношей, даже развращать его полною своею откровенностью. Наслаждается его недоумением и удивлением. Но страстно религиозен, хотя носит язву, атеизм, и впоследствии воспламеняется и рубит образа.
   Сгорает, сгорает.
   
   ПОДРОСТОК удивляется и спрашивает сам себя: религиозен ОН или атеист? {ПОДРОСТОК ~ атеист? вписано вверху листа.}
   На возражение юноши, как ОН может быть религиозен и соединять Христа с тайным развратом, ОН говорит: "Что ж из того, что я подл и гадок, истина и без меня истина".
   -- Нет, не может без тебя, если только ты веришь. Именно без тебя не может -- так ты должен рассуждать. Ты должен бросить всё и идти в схимники.
   -- И пойду непременно, и это будет. Это жажда, это потребность моя, ибо теперь я только играю с дьяволом, но не возьмет он меня.
   И тут лекция о силе и укреплении воли и о свободе отшельника (но не ради гордости, а для Христа).
   О загаливании ОН сам говорит юноше. Жена ЕГО тоже все знает, до юноши ОН загаливался при ней. {Рядом с текстом: На возражение юноши ~ при ней.-- на полях: 3-я часть.}
   Но, наконец, сгорает и разбивает образа, делает злодейство, не выдерживает красного жучка.
   200 000, и ОН отдал назад (Щелков), и ЕГО мучает то, что ОН сделал доброе дело.
   Когда разбил образа: "Нет добра и зла, хочу жить в свою ж<----->" -- и замучился жучком.    Сам объясняет, что такое хищный тип и бабий тип.
   
   Русский тип, художественность сообщительности, ничего-незнание, интересование великою идеей, рассказ о том, как русский простой молодой человек победил инженера-немца, свалив в яму камень у Павловских казарм, как говорил с ген<ерал>-губернатором светлейшим Суворовым и как ему, не понимавшему слишком неодолимой простоты известных идеи, предложил анекдот о вороне, прожившей на свете 3 года. "О, без сомнения, так",-- захохотал Суворов, рассказал потом анекдот царю, вникнули, зачем он не служит: имею, дескать, маленький капитал; приняла на службу -- и пошел и пошел... Вот как сделал карьеру! А ведь прибыл в Петербург о скитался, пока не наткнулся на камень.
   
   В Англии судили Христа.
   
   Против этих людей есть другой несносный тип, для художественных чистая казнь, тип не менее необразованный и малосведущий, как {Было: чем} и "художественные", но зато необычайно точный. Ему до поэтической сущности рассказа нет дела, и не заметит даже ее медведь Собакевич, не умилится, подлец, а не пропустит и не даст соврать, привяжется: где, когда, в котором году, да тогда и не было Суворова, да это и не Александр Иванович, а Павел Игнатьевич, да тот и не служил в таком-то году, а, напротив, был директором соляных дел, и проч. {Рядом с текстом: Русский тип ~ и проч.-- на полях: Может быть, для повести Козлову}
   
   ОН не главноуправляющий делами Князя, а был прежде вроде того, но, как Щелков, выиграл наследство (несправедливо) и зажил с деньгами, женился -- и вдруг отдает всё и тайный документ по делу. Может быть, Федор Федорович на том настаивал и принудил к тому.
   
   7 августа.

ИДЕЯ

   Не отец ли ОН современный, а Подросток сын ЕГО? (Обдумать.)
   
   Сначала можно подумать, что ОН только подлая тварь и мешок с г<-----> (чем и любит себя выставлять). Про отцовские обязанности говорит: "Оставьте меня в покое". Христианство проповедует с насмешкой (но оказывается, что это насмешка горькая). Но потом оказывается, что ОН очень серьезен и страдает безверием и ощущением своей при этом живучести, {живучести подчеркнуто дважды.} которую считает подлостью (от того разврат и цинизм).
   
   ОН обижен и в жестоком разрыве и ссоре с Князем и Княгинею, в самом начале романа.
   ИМЕНИЕ ВОЗВРАТИЛ УЖЕ В СЕРЕДИНЕ РОМАНА, ТАК ЧТО ВЫШЛО ОНО ВДРУГ, СОВСЕМ ОТ НЕГО НЕОЖИДАННО.
   Если ОН -- отец, то (до решения возвратить именье) {Вместо: (до решения ~ именье) -- было: уже по решении возвратить именье} выписан Подросток, и без того самовольно вышедший из Московск<ого> университета. Жена (Княгиня-мачеха) очень рада, что он возвращает ее же именье.
   А именье возвращено в середине, странно, нечаянно и для всех неожиданно. {А именье ~ неожиданно, вписано на полях.} Подростку это не объявляют. Он останавливается у теток, озлобленных женитьбой ЕГО. Тетки же воспитывали и кормили Подростка и прежде, ибо он не помнит матери. Подросток узнает об отданном имении сам собою и, главное, из разговоров Ст<арого> Князя с мачехой. Тетки же не находят нужным разговаривать с ним о серьезных предметах.
   Он же приехал, чтоб взбунтоваться.
   Когда же спрашивает потом мачеху и отца: чем будут жить? -- то не получает почти никакого ответа: дескать, как-нибудь.
   Семейство, которому возвратили деньги. И проч.
   
   Ст<арый> Князь удивляется, зачем ОН оставил у него место. ОН же объясняет a parte, {между прочим (итал.).} что оставаться у Ст<арого> Князя -- значило потворствовать связи и планам Молод<ой> Княгини и Мол<одого> Князя (Гол<ицына>). Но это ложь, а ОН просто влюблен и ревнует Княгиню и в безнадежъе даже решался на дерзкое предложение, грозил рассказать Ст<арому> Князю. Та его выгнала. Мстит Княгине и рад Ламберту.
   Жена ЕГО ревнует. Когда же она связалась с Голицыным, то бросил и оставил Княгиню и стал отбивать яростно жену (одним словом, много подлостей в ЕГО биографии). Ни одной страстью не пожертвовал.
   Подросток хоть и видится с Витей и обходит всех своих по приезде, но на проекты их (Америка, подметные грамоты) смотрит свысока, как имеющий свою идею, и ему говорят, что он изменился, изменил прежним убеждениям. Но Подросток секрета своего (стать Ротшильдом) никому из них не открывает. Чем и ставится перед читателем сразу в таинственное и загадочное положение (пересчитывает деньги, ходит по менялам, по Толкучему, ищет, как прирастить, спрашивает, обнюхивает, скупится).
   
   Пасынок и отчим.
   Художественная натура.
   Обаятельный характер (отказался от наследства).
   Загаливаться.
   Пленяет (буквально).
   Оказываются страшные подлости с Княгиней и почти заговор (придумать).
   Молодой человек отвращается и покидает ЕГО (тайный разврат).
   Рубит образа (оказывается, что в НЕМ всё серьезно).
   За жену.
   Жучок (жена). Женевские идеи сгубили.
   Подросток становится честным. {Рядом с текстом: Пасынок и отчим со становится честным.-- на полях: Nota bene.}
   Товарищи Подростка меж тем попадаются. Эпизод с теткой. (NB. Это поэма первой юности.) Разговаривает с отчимом о том, сколько ему надо образования, как вести себя. Сердится, что высказался отцу. А дело делается само собой, фабула романа развивается. Подросток сам с найденным письмом придумывает в мечте стеснить Княгиню и излагает идею приехавшему Ламберту. {Далее было: Тот} Пугается того, как Ламберт принимает идею. О том, как попал к Andrieux. О Лизе. И беспрерывно об обаянии на него ЕГО. Одним словом, не покидать ни на минуту Подростка, аромат первой юности, поэма.
   
   Лучше, если ОТЕЦ родной.
   
   Лиза непременно (падчерица), генеральские дети. Бедный мальчик больной. Ушел по смерти матери. (Или убил себя. Птичка.) Отчим его преследовал болезненно.
   Потом, в конце, когда жена умерла, Лиза повесилась, а мальчик сбежал: ОН исповедуется сыну и говорит, что вынесть не может образов; всё рассказывает, как загаливался (страшное простодушие, Валиханов, обаяние), как мучил жену, ребенка, Лизу,-- застреливается.
   Мальчик на время попадается с Ламбертом. Выручается Княгиней и застает отца уже в отчаянии (атеист со свистом всё время. Глубина страдания ЕГО открывается).
   
   7/8 августа.
   
   Nota bene: ХОРОШО!
   
   (NB. О безыдейности общества, бессвязии семейства, ЕГО теории и проч.)
   
   Так же точно ОН простодушен обаятельно и с женой, когда ссоры, и Подросток мирит их.
   
   Но ГЛАВНОЕ выдержать во всем рассказе тон несомненного превосходства ЕГО перед Подростком и всеми, несмотря ни на какие комические в НЕМ черты и ЕГО слабости, везде дать предчувствовать читателю, что ЕГО мучит в конце романа великая идея и оправдать действительность ЕГО страдания.
   ОН, например, атеист, а вдруг толкует Подростку Нагорную проповедь, но не решает ничем.
   Или грядущий коммунизм. (Что же спасет мир? -- Красота.-- Но всегда с насмешкой.) Может быть, рубит образа и говорит: "Я хочу жить в свою задницу", а об отданном имении говорит: "C'était (une)bêtise". {Это была глупость (франц.).}
   Устоит ли Россия? (от коммунизма), спрашивает Подросток. ОН бегло излагает признаки, что у России своя идея, но заключает {Было: говорит} с насмешкой: "Я необразован и не специалист, этого не решу".
   
   NB. Чтоб оправдать это -- пример, как застрелился -- от идеи, что Россия -- второстепенный народ и служит лишь материалом.
   
   Нет у нас в России пи одной руководящей идеи. Пример: роль дворянства, принцип потерян, отвлеченная идея на воздусях, на кончике иголки, не удержится.
   
   НАПРИМЕР. Сцена с горничной в доме, почти в первый день приезда Подростка. Про горничную рассказал больной ребенок. Ненависть, ребенка заставляют сознаться, что он солгал и проч.
   
   Подросток потому, имея отца, начал копить и возмечтал о Ротшильде, что ОН (отец) давным-давно относится к нему более чем небрежно, и молодой человек это давным-давно сознал (факты).
   
   "Я не могу понять идеи быть полезным обществу,-- излагает ОН.-- Для чего? Зачем? В желание быть полезным надо верить и его любить, я не люблю и не верю. И что мне общество? Терпеть не могу эту казенную идею. Я еще мог бы заняться, но не затем, чтоб пользу приносить, а только из жалованья, если б очень нужда приспичила. Но пока есть еще 2 рубля, я хочу жить в уединении и ничего не делать. По крайней мере отрада, что ничего не делаешь, спокоен совестью, что ни в чем не участвуешь".
   
   Идеей Подростка копить ОН (сквозь смех) глубоко поражается. "Это глубочайшая идея и глубочайшее влечение,-- говорит ОН.-- Это ужасно в тебе замечательно".
   
   NB. Фабулу (Ламберт, Andrieux, Княгиню и проч.) продумать ЛУЧШЕ, глубже, ШИРЕ И СЕРЬЕЗНЕЕ. О Княгине и проч.
   
   NB. Непременно, чтоб у НЕГО разрыв с Княгиней и чтоб ОН сгорал к ней местью. Что впоследствии, когда Подросток узнает, и поражает Подростка, что ОН не такой скептик и уединенный человек, а интригант, и страстный... И что ОН, при всей обаятельности, так сух и зол. {И что ~ зол. вписано.}
   ОН, например, выпытывает с первых шагов у Подростка о его сношениях с Княгиней и доводит Подростка до признания, что он пленен. Подросток бесится, а ОН вдруг становится зол, сух и высокомерно небрежен.
   
   ОН говорит Подростку: "Я буду знать все открытия точных наук и через них приобрету бездну комфортных вещей; теперь сижу на драпе, а тогда все будем сидеть на бархате, ну и что же из этого? Все-таки остается вопрос: что же тогда делать? При всем этом комфорте и бархате {Далее было: что делать} для чего, собственно, жить, какая цель? Человечество возжаждет великой идеи.
   Я согласен, что накормить и распределить права на корм человечеству в данный момент есть тоже великая идея, ибо задача. Но идея второстепенная и подчиненная, потому что после корма человек непременно спросит, для чего же мне жить.
   Так что все эти второстепенные задачи, которые задает себе человечество, кажутся лишь отводом глаз от великой главной идеи: вот, дескать, дитя малое, займись чем-нибудь на досуге, не думай о великой задаче. {Рядом с текстом: Так что ее великой задаче.-- на полях помета: 3-я часть} И поверьте, если добудут корм для всех людей, тотчас же себе другую второстепенную идею выдумают для временного занятия и отвода, только бы не думать о великой идее. Человечество всю свою жизнь так делало".
   (Подростку) "Вот ты копишь и хочешь стать Ротшильдом. Что это для бархату, для сладких обедов, что ли? Напротив, из гордости. Тебе слаще сухой хлеб, чем пироги есть, чтоб достигнуть цели.
   А цель не богатство материальное, а могущество".
   

ИДЕЯ

   "ОТЦЫ И ДЕТИ" -- ДЕТИ И ОТЦЫ.
   Ибо сын, намеревающийся быть Ротшильдом,-- в сущности идеалисту т. е. новое явление как неожиданное следствие нигилизма.
   В НЕМ, в отношении к Подростку, свысока насмешка во всем; даже в самых патетических объяснениях, всегда кончит (будто спохватится) насмешкой и отрицанием (но свысока, небрежным, как бы мимоходом, лениво, без жару и без старания).
   Тиран и деспот во всякую минуту. Любит выказать себя эгоистом.
   Даже в самые подленькие и слабохарактерные минуты, когда раздирал рот мальчику,-- и тогда Подросток не мог поймать ЕГО, потому что в самом крайнем случае ОН сам тут же и ловил себя и выставлял на вид свой же стыд.
   Особенно характерны (и это ГЛАВНОЕ) выходят в этом случае страстные проповеди христианства, так что Подросток во весь роман никак не может понять, в самом ли деле ОН говорит пли нет. До самого момента, когда он изрубил образа; засмеялся было сейчас после того, но криво. Подросток понял, что тут очень серьезно.
   
   ФАБУЛУ! ФАБУЛУ!
   
   НЕПРЕМЕННО: В романе должны быть помещены, с самого начала, все самостоятельные попытки Подростка нажить копейку: Толкучий, аукционы, продажа, покупка, удачи и неудачи, т. е. наживание и потеря. {Было: прожив<ание>} В результате непременно барыш, которым Подросток отменно доволен. Мечты о чистке сапогов и проч. Мечты об изобретениях. Но Подросток останавливается на той идее, что изобретения презирает. Его, главное, утешает в его системе наживы -- бесталантность ее. Именно то, что не нужно гения, ума, образования, а в результате все-таки -- первый человек, царь всем и каждому и может отмстить всем обидчикам (пересчитать обидчиков от московского профессора до теток, Княгини, Князя и того офицера, который толкнул его на улице). Отмстить или сделать бесконечно много добра: уж там, дескать, как я хочу, только бы добиться свободы и самостоятельного могущества. Система же его: копление, сила воли, характер, уединение и тайна. Идея вступления в компанию ему не так нравится. Его очень пленяет, что вот, дескать, я один, беден, оборван, бесталанен. Все-то меня не хотят и приметить, высокомерно проходят мимо, а чуть обратятся ко мне, то непременно свысока и даже презирая. А если б знали, что я уже сила, что еще несколько времени, и я вдруг явлюсь, даже теперь могу явиться. Рассчитывает свои годы, когда, то есть именно, будет столько-то капиталу, когда столько-то и к каким годам от станет Ротшильдом. Знает анекдоты вроде о Ротшильде, нажившем миллионы именно потому, что за несколько часов раньше других узнал о смерти герцога Беррийского и проч. (NB. Подобрать анекдоты). NB. Поражает его нищий, имевший в подкладке 200 000. С меня довольно сего сознания. {NB. Поражает ее сознания, вписано на полях.} Ему даже нравится мысль быть необразованным; но, однако же, переменяет идею и решает узнавать и учиться именно, чтоб удивить всех, когда придется явиться расспрашивает о социализме: уничтожение собственности особенно поражает его, первый даже разговор с Витей в этом смысле. Витя ничего не может объяснить {Было начато: ск<азать>
   } ему и сводит с кем-то вроде Долгушина, толкующих о нормальном человеке (их потом арестуют). Он не соглашается с социализмом: противоестественно.
   ОН же, на вопросы его, много ему объясняет. Когда ОН доказал Подростку ненатуральность социализма, то Подросток смеется от удовольствия. Заметив это, ОН тотчас же сбивает Подростка великостью идеи социализма. Подросток некоторое время даже увлечен.
   ГЛАВНОЕ: Вся идея копить у Подростка тоже великая и поэтическая идея в мечтах.
   
   Чтобы не делать роман слишком отвлеченным, надо ввести несколько приезжих земцев. Анекдот ЕГО, как он старался в земстве и как дали по 10 руб. и как, когда все согласились -- встало только трое. (Справиться у отца Ивана.)
   
   12 августа.
   
   ВАЖНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ ЗАДАЧИ.
   Писать от себя. Начать словом: Я.
   "Исповедь великого грешника, для себя".
   Мне двадцатый год, {Вариант: девятнадцать лет} а я уже великий грешник. После погрома, поразившего меня, хочу записать. Для себя, после, много лет спустя (а я проживу долго), я осмыслю лучше все эти факты, но эта рукопись и тогда послужит мне для узнания самого себя и т. д.
   Начать прямо и сжато: как и почему захотел быть богатым; когда явилась идея. На экзамене у профессора. (Анекдот.) И уже после о том, что у него отец в Петербурге, и кто его отец, и как он туда поехал. Поехал, не простившись с Ламбертом. (В вагоне дурак -- 30 000.) {Рядом на полях: ? NB}
   (NB. Или эту историю о том, как Ламберт ехал потом, и хотя он не видал сам лично, но ведет рассказ как бы сам был там, предуведомив, что пишет по слухам и по собранным фактам.) Эти предуведомления очень наивны: "Теперь излагаю по собранным фактам, хотя там не был".
   "Пишу без слога" или: "Пишу, разумеется, без слога, а только для себя" или в этом роде. Это в середине. Исповедь необычайно сжата (учиться у Пушкина). Множество недосказанностей. Своя манера: нХа)нрим(ер), едет к отцу, и сведения об отце лишь тогда, когда уже он приехал, а биография отца и того позже.
   
   СЖАТЕЕ, КАК МОЖНО СЖАТЕЕ. О том, как подрался с Лизой,-- наивнее. "Эту мелочь я мог бы пропустить, но я записываю для себя".
   
   О горничных, о задах женщин. Фру-фру, зады и шлейфы его возмущали. Особенно сердили его подымающие пыль шлейфы, и как он отмщал, или выругавшись, или поскорее перебегая на другую сторону.
   О том, как он в вечер отправки с студентом университета ходил по бульварам и говорил похабщину порядочным женщинам (сжатее). Тут самое легкое и ничтожное воспоминание о Ламберте.
   
   ОПЯТЬ РАЗРЕШЕНИЕ: Дурак в вагоне с НИМ, как он поехал, но Ламберт приезжает после и рассказывает ему о дураке как о встрече, которую уже Ламберт обделал по-своему в Петербурге.
   
   О том: есть ли дьявол? Застреливается и призывает беса.
   О дуэли, бывшей с ним.
   О застрелившемся Крафте из-за того, что ничтожна Россия (теория ничтожности России).
   
   Крафта он знал лишь мельком, и Крафт объявляется (читателю и ему) уже после катастрофы, т. е. своего самоубийства.
   
   Множество связных и характерных происшествий, хотя и эпизодных и не относящихся до романа, но как всё в свое время его поразившее -- для действительности, живости и правдоподобия.
   Но затем -- ФАБУЛУ, ФАБУЛУ!, которую развивать страшно сжато, последовательно и неожиданно.
   
   В конце романа (исповеди) смысл тот, что он поражен, раздавлен, собирается с духом и мыслями и готовится переменить ни новую жизнь. Гимн всякой травке и солнцу (финальные строки). Копление же богатства бросил.
   
   Таким образом сам собою вырисовывается тип юноши (и в неловкости рассказа, и в том: "как жизнь хороша", и в необыкновенной серьезности характера. Художественность должна помочь. Но как в повестях Белкина важнее всего сам Белкин, так и тут прежде всего обрисовывается Подросток). {Рядом с текстом: Таким образом ~ Подросток).-- на полях: 3-я часть}
   Характер отца, которым он всё время придавлен, выдается тоже лучше, ибо суеверно подчиненное отношение к НЕМУ Подростка выдает и ЕГО в более фантастическом и, так сказать, бенгальском огне. Мысль же романа (и фабула) оправдают то, что Подросток наиболее остановился на отце.
   
   О женщинах и об Andrieux. Иные чрезвычайно легкомысленные, но светлые, радостные (за начавшуюся жизнь) и детские увлечения Подростка (в сторону) сравнительно с серьезностью главных событий.
   
   ??? Один только ВОПРОС -- о муках ЕГО по смерти жены, бегства ребенка и проч. И, главное, о жучке. Рассказ от третьего лица будет ли тут натурален. Отец может, впрочем, и сам это рассказать Подростку, перед самым самоубийством.
   
   Веселый день вместе накануне ЕГО самоубийства.
   
   ГЛАВНОЕ. В рассказе Подростка во многих случаях имеет<ся> чрезвычайно веселый и даже радостный тон, который быстро переходит в строгий или в страдающий с следующей главой, соображаясь с описываемым событием.
   
   Задача ХУДОЖЕСТВЕННОСТИ.
   
   Полное заглавие романа:

ПОДРОСТОК. ИСПОВЕДЬ ВЕЛИКОГО ГРЕШНИКА,
ПИСАННАЯ ДЛЯ СЕБЯ

   ЗАМЕЧАНИЕ: Подростку, в его качестве молокососа, и не открыты (не открываются и ему их не открывают) происшествия, факты, фабулу романа. Так что он догадывается об них и осиливает их сам. Что и обозначается во всей манере его рассказа (для неожиданности, для читателя).
   

! ЛИЦО: (ТИП)

   Мечтатель, о том, как он едет в вагоне, говорит, и все дамы благодарят его. Или о том, как он поступает с женой, обманувшей его. Всегда, после страшных жестокостей, оказывается, что он прощает всех и все счастливы. Фельдмаршал, Унгерн-Штернберг (подробнейше описать).
   Может быть, это сам ОН и есть. {Может ~ и есть, вписано на полях.}
   
   NB. ГЛАВНОЕ: Лицо это может быть введено не иначе как органически связанное с романом. {Рядом с текстом: ЛИЦО: (ТИП) ~ с романом.-- на полях: В рассказ Козлову}
   

Замечанье

   О том, как Подросток сам (первый) придумывает идею, как погубить Княгиню,-- самую подлую, низкую, но дерзкую, отважную, и увлекается ею. Тут -- фабула. Так что Подросток чуть-чуть не был причиною ужасного несчастья.
   Тут психология: именно, как громадность, страшная дерзость и громадность замысла увлекают Подростка неотразимо, вроде как детей -- поджог. Он трепещет нервно и не может отказаться от проекта {Рядом с текстом: ЗАМЕЧАНИЕ ~ проекта -- на полях: 4-я часть} уже неотразимо. Воли в нем уже нет, ему только бы поскорей поджечь, исполнить. Нравственное оскорбление достоинства, предстоящая подлость не устрашают его.
   Ему мерещится Унгерн-Штернберг.
   И при этом особенно психологически странно, что когда ОТЕЦ соглашается на идею, то Подросток слишком ясно видит подлость отца и отвращается от него сердцем за подлость его.
   "Странно, что я сам, делая эту подлость, с отвращением осуждал за нее отца". ОН же выслушивает действительно с подлостью Подростка; сам молчит, боясь скомпрометироваться, отделывается лишь казенным смехом и кривлянием и потом, минуя Подростка и втайне от пего, связывается по этому делу с Ламбертом.
   Ламберт же сразу отвращает до ужаса Подростка нестерпимою грубостью и легкомыслием своей концепции идеи.
   (NB. При этом новое поколение, Lambert и Подросток, и контраст им ОН, безмерно образованнейший, более понимающий и развитый, чем они.)
   Тут тоже психология материального обаяния, преступления над молодой душой -- отвагой.
   А во всем: отсутствие и потеря общей идеи (в это царствование от реформ). Все врознь.
   
   Я космополитка. Примирения и счастья, всеобщий человек, молодость сердца, Дон-Жуан. {Я космополитка ~ Дон-Жуан, вписано.}
   
   Отец сам рассказывает ему о Лизе, вначале, сейчас после ее смерти (пришел к Подростку) и потом после жучка. При этом удивляет Подростка своею удивительною откровенностью и почти невозможным простодушием. NB. Подросток думал, что ОН гораздо строже и крепче. {NB. Подросток думал ~ крепче, вписано на полях.}
   Кроме того: является для Подростка ясным, что он гораздо больше значит для отца, чем думал значить, что в НЕМ вовсе нет и никогда не было высокомерия, а, напротив, какое-то странное панибратское дружество и потребность сообщаться, но не основанная, впрочем, ни на сильном чувстве, ни даже просто, может быть, на чувстве. (Хищный тип.)
   
   Обратить внимание непременно на вопрос, что прежде делал ОН (т. е. всю жизнь, на ЕГО биографию), т. е. служил ли, был ли помещиком, деятелем или ничегонедеятелем. Разработать точно и окончательно.
   
   Опыт биографии: Помещик и сын помещика, но не внук. Учился в русских и в германских университетах. Женился в ранней молодости (сведения о первой жене теряются). В Крымскую кампанию был в военной службе, но не долго и где-то, где не дрались. Вышел в отставку. Мировой посредник первого призыва, в отставку. Скитался за границей. Женился на вдове, Княгине. Получили вдруг наследство (Княгинино). Общество Князя. Пайщик и деятель в обществе. Возвратить наследство. Берет деньги 200 000 и возвращает. Княгиня Князева. Конец. (NB. Всегда действовал дельно и толково, одним словом, обнаруживал способности.)
   
   КОПИТЬ -- ЛИШЬ ПОЭТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ.
   
   ПЬЕТ ШАМПАНСКОЕ A LA HERZEN. Поминает Герцена, знал Белинского.
   
   Подросток поражается, что ОН, при всей обаятельности, так сух и зол (Лиза, Княгиня жена, больной мальчик и проч.). (Солгал -- горничная, в чем сам потом простодушно и признался сыну.) Основания хищного типа. Признается пасынку, что способен на всякую подлость. Рассказывал Подростку о "тайнах своей брачной постели", что не признал эстетического начала. И при всем этом падении и слабостях, НЕСОМНЕННО, сохраняет над сыном авторитет. Иногда страшно замкнут и недоступен. (Ибо тайна. ОН сам себе тайна.)
   Характеристика Студента, говорившего на бульваре похабщину. Как этот Студент связался с лакеем, пил водку. (Нет у него цели.)
   
   Воксал, приехали, идея -- сколько дела найдет, а ведь, наверно, ни у кого-то нет дела.
   
   ВОПРОС. Разрешить непременно:
   Был ли ОН фанатически религиозен и проповедовал ли Евангелие, когда приехал Подросток (как уверяли Ст<арый>Князь и тетки)? Если проповедовал, то Подросток является перед ним враждебно и готовый в драку.
   
   Подросток приезжает в тот день, когда тетки (2 месяца тому похоронив главу семейства) хотели выбираться, сели, заплакали и решили остаться на квартире (Андреевы).
   
   15 августа.
   
   Лучше бы всего так, что ОН проповедовал до фанатизма (хотя жена в разговоре с Ст<арым> Князем и говорит: "это не то" или "тут не то"), на том и застал ЕГО Подросток, и вот ОН же с необычайным простодушием среди проповеди (или после известного срока проповеди) делается и легкомысленным, и развратным, и злым, и широким, но всегда умным и остроумным. Подросток дивится и упрекает ЕГО в разврате (развить).
   Может быть, Подросток махнет рукою и думает, что это легкий человек и художник (до образов).-- РАЗВИТЬ. с. 65>
   
   Когда Подросток приехал, то процесс как раз уже 2 недели как окончательно выигран. Умерший Андреев передает записку ЕМУ, по которой выигранные 200 000 не ЕГО.
   
   В минуту приезда Подростка и решается судьба денег. Ст<арый> Князь негодует, Княгиня поражена. А Подросток узнает уже позже от чужих, после того как уже сошелся с отцом, о выдаче денег.
   Не семейство ли Молодого Князя вело процесс о 200 000-х?
   

ГЛАВНАЯ ИДЕЯ

   Подросток хотя и приезжает с готовой идеей, но вся мысль романа та, что он ищет руководящую нить поведения, добра и зла, чего нет в нашем обществе, этого жаждет он, ищет чутьем, и в этом цель романа.
   ОН, видимо, жалеет его иногда и хочет отвести от зла и даже указывает, что вот это зло, а не добро. (В замысле на Княгиню, после того как ОН уже сам одобрил; на другой день.) Вот для чего, минуя Подросту сходится с Ламбертом.
   ? Подростком найдена записка Княгини, но какая записка? (определить) (тут и фабула). {Далее было; Идея. Лиза взрослая, 18 лет, и втайне влюблена в НЕГО. La haine dans l'amour (Ненависть в любви (франц.)). Она-то и подучает Подростка поймать Княгиню. Она и участвует в заговоре с Ламбертом. Она ревнует Княгиню к НЕМУ. Мачехи нет, всё в доме теток.}
   
   Тема. NN считают величайшим подлецом; все улики против НЕГО. Из презрения к НЕМУ от НЕГО отказываются все, кого ОН любит, жена бросает ЕГО и уходит к другому; ОН не может оправдаться, да и не хочет компрометировать кого-то. Сын, новое поколение, дети. Оказывается, что ОН невинен. Подросток. Один ребенок только верил ЕМУ слепо. Тут могут быть интриги Лизы.
   Или тема: {Или тема: вписано на полях.} Лиза и Ламберт. Лиза поджигает Ламберта прижать Княгиню, входит в заговор. Она же мучает мать, восстановляя ее против НЕГО ревностью. {Далее было начато: Нечаянн<ое>} ОН слишком хорошо видит, в чем дело и что Лиза его любит. ЕГО характер, при этом Подросток.
   Нечаянное и неотразимое объяснение ЕГО с Лизой, имел ее. Лиза хочет извести мачеху. Мачеха и Князь. Смерть мачехи. Лиза повесилась. Подросток своей дорогой. Ламберт и документ от Андреева. Подросток влюблен в Княгиню. Увлечен Лизой. ОН не влюблен в Княгиню, но страшно, всем существом своим интересуется ее мнением. Тщеславие, влюбчивость и оскорбленная гордость до выхода us себя. Сверх того, обижен. Игра в обиженную любовь. Всё оказывается ничем при измене жены. Оказывается, что жена-то и была дорога ЕМУ. Она-то и есть жучок.
   Вот фабула. В ней и тенета Подростку, в которых тот сразу запутывается. Характеры же прежние.
   ? Тон всего: ОН всё время занят своей высшей идеей (разложением) и своею потерею цели и химическим своим разложением. И потому, пока дело велось, третировал всё свысока. {Далее было начато: Но когда} Разврат не давал ему взять в руки дело правильно. Под конец, когда погубил жену и всё кончилось, жучок входит в свои права и всё побеждает.
   ОН чувствует. Надо отвергнуть Лизу вначале, перестать мучить жену, стать честным, трудиться, исполнять долг.
   Но основной вопрос: кому? Соединенный с натурой, хищным типом, позывом к беспорядку и приключениям.
   NB. Весь вопрос: верен ли характер и твердо ли стал перед автором. Все прежние качества: тайна, серьезность, легкомыслие, никакой над собой обработки во имя отрицания принципов и обаятельное простодушие, чем восхищает и Лизу, и жену, и Подростка, и Княгиню.
   Есть попытки: отдал 200 000 и проч. Но всё это ничто и даже сердит его тем, что, значит, ОН во что-то еще верит.
   Проповедь религии есть и даже фанатически, когда войдет в дело, но небрежно, отрывисто: не мешай, дело есть. Когда же невольно увлекается проповедью, то сам на себя рассердится, что и замечает Подросток (для сведения читателя).
   
   ОДИН ИЗ ПРЕЖНЕГО ПОКОЛЕНИЯ. Я ОДИН ИЗ СТАРЫХ ЛЮДЕЙ, а новых не вижу, а что вижу, то не серьезно, говорит ОН, и всё третирует свысока.
   Видит и новое в новых людях, т. е. бесправильность, отрицание долга или просто незнание долга без отрицания, а потому бесстрашие перед преступлением, эгоизм, одноидейность, материальная жажда наслаждений, с другой -- отвлеченный {Далее было начато: матер<иализм>} идеализм (Долгушины).
   "Это плоды банкрутства старого поколения,-- говорит ОН,-- мы ничего не передали новому в назидание и руководство, ни одной твердой и великой идеи. А сами всю жизнь болели жаждою великих идей". "Ну что бы Я передал? -- говорит ОН.-- Я сам нищий. Всю жизнь верил, что я богат и "не увижу горести", и вот под старость с сумой, ничего во мне нет, ничего и не было". {Рядом с текстом: "Это плоды ~ и не было".-- на полях помета: 3-я часть}
   
   Когда ОН имел Лизу: "Я имел ту, которую наиболее ненавижу",-- говорил ОН.
   После того как имел Лизу,-- они расстались врагами, не говоря этого друг другу (следы преступления).
   Они обнялись и разошлись, и вдруг она подбежала в бешенстве: "Смотри, я убью тебя".
   
   ОН говорит: нигилисты -- это, в сущности, были мы, вечные искатели высшей идеи.
   Теперь же пошли или равнодушные тупицы, или монахи. {Было: тупицы необразованные, равнодушные или монахи} Первые -- деловые, часто застреливающиеся, а вторые коммунисты, Долгушин и верующие им.
   Есть третий разряд -- чистокровные подлецы, по этот разряд всегда и везде одинаков. {Рядом с текстом: Когда ОН имел Лизу ее одинаков.-- на полях помета: 3-я часть}
   ОН всегда {всегда подчеркнуто дважды.} слишком, слишком откровенен с сыном, с Подростком, и только безмерная прелесть простодушия ЕГО не дает презирать ЕГО очень за легкомыслие. Но только что, в течение романа, Подросток начнет не уважать ЕГО за это простодушие, как тотчас же и проявится в НЕМ что-то неожиданное, покрытое тайной, новое, чего еще и не подозревал в НЕМ Подросток. Под конец Подросток совершенно ясно убеждается, что знает ЕГО только с одной, почти наружной и малой стороны, и что есть бездна неисследованного, тайного, и что (подозревает Подросток) ОН ни за что и никогда не выдаст ему. Так что Подросток мучается под конец, чтоб проникнуть и узнать этот характер,-- мучается потому, что поражен ИМ и любит ЕГО. {Рядом с текстом: ОН всегда ~ любит ЕГО.-- на полях помета: 3-я часть}
   Поражает тоже Подростка, в течение романа, что все откровенности и всё простодушие ЕГО никогда как бы не идут от сердца, не основаны на сильном чувстве дружества или теплой потребности открыться. Напротив, именно бессердечны (хищный тип). {Рядом с текстом: Поражает тоже ~ (хищный тип).-- на полях помета: 3-я часть} Кроме религии! (и это ужасно поражает Подростка). Об религии ОН говорит иногда с вдохновением, хотя и не прощая себе потом. {Кроме религии! ~ потом, вписано на полях.} (Подросток всё это замечает в своей исповеди для читателя, равно и предыдущий пункт -- о непроникнутой тайне ЕГО характера.)
   Тысячу раз Подросток спрашивает себя: что же ЕГО занимает, интересует. Неужели петушье отношение к женщинам, герценская болтовня за шампанским и проч. Он это спрашивает себя, и вдруг отдает ОН 200 000 и проч., и Подросток опять сбит с толку.
   В самом конце Подросток сбит с толку, что ОН если и мучается и готов застрелиться, то, в сущности, ни о чем в частности не жалеет, ни жены, ни Княгини, ни Лизы, одного только разве мальчика. Между тем страдает жестоко и умирает в жестоком страдании. Но почти помешался от боли о жучке (т. е. мальчике). Но и этой боли не признает за суть СВОЮ и СВОЕГО страдания. (Беспорядочность, неизвестность -- во что верить, для чего всё это.)
   Тут застреливается Крафт, достают его последнюю бумажку. ОН очень заинтересовался мотивом смерти Крафта. "Крафта съела идея, которой он поверил, МЕНЯ же -- то, что потерял всякую идею, которой бы мог поверить",-- говорит ОН.
   Подросток и молодое поколение, таким образом, одолевают. Заключительная мысль формулируется в конце романа Подростком так:
   Спасет себя только тот, кто смолоду выработал себе то сильное нравственное ощущение (чувство), которое называется убеждением. Формула убеждения может измениться с жизнию, но нравственное ощущение этого чувства неизменимо всю жизнь. В ком есть это, тот уцелеет. (Это мог сказать ОН Подростку перед самоубийством.)
   Про страдание о мальчике ОН говорит: "Уж не нашел ли Я суть чувства, непосредственного ощущения боли, чего всю жизнь искал?" {Рядом с текстом: Подросток и молодое ~ искал?" -- на полях помета: 3-я часть}
   Просто: безнравственный человек, нравственного начала не выработал. Чисто русский универсальный тип.
   Если чисто русский и универсальный тип, то почему же не все страдают и убивают себя?
   Ответ: потому что не во всех развит дух анализа и совестливости, как в НЕМ.
   
   "Потому что скотов {Вариант: дураков} много, а людей {Вариант: умных} мало,-- говорит ОН.-- Люди {Вариант: умные} уходят, а скоты {Вариант: дураки} остаются".
   "Я б и оставил жизнь, до конца уж нашел бы какой-нибудь долг, сумел бы обмануть себя, если б не этот мальчик (жучок)".
   "Почему Я ничего не жалею, а только этого одного мальчика? Почему весь мой самосуд формулировался лишь на этом мальчике?"
   "Зачем {Было начато: Ведь} Я женился на моей жене? Потому что она мне ужасно жалка. А меж тем я же ее и мучаю. Да еще в няньки себе обратил. Ведь это теперь нянька моя". {Рядом с текстом: "Зачем ~ нянька моя".-- на полях помета: 3-я часть}
   

? ВАЖНЫЙ ВОПРОС

   Делать ли, что мачеха влюбилась в Князя? Не отбросить ли вовсе Князя?
   Не ограничиться ли тем, что мачеха узнала о связи Лизы с НИМ и изнемогла?
   А не Лизу ли сделать влюбившуюся в Князя и гласно ему отдавшуюся? {К тексту: Делать ли ~ отдавшуюся.-- на полях помета: ???!} "Я хищный тип,-- говорит Лиза,-- пошла по всем по трем". И тут в семье страшно мстит за себя, страшно и гласно смеется над НИМ. А ОН взбесился и за Лизу, вызывает Князя.
   Лиза умирает в объятиях мачехи, но странно.
   
   ??? Подросток {Было начато: Лиза} не застает ли уже Лизу в связи с НИМ. А ОН Подростку объявляет это {Далее было: только} в средине романа. Но когда объявляет, то еще не знает, любит ли ЕГО Лиза или продолжает ненавидеть (ибо клевещет на НЕГО матери по-прежнему, интригует и смеется над НИМ).
   ОН же порабощен Лизой и говорит Подростку, что начинает влюбляться именно за то, что она, хоть и дала, но продолжает ЕГО ненавидеть.
   ОН вымолил у Лизы еще и еще свидания. Свидания характерные, каждый раз с ненавистью.
   Наконец, видя попытку отравить мать, ОН страшно поражен. Непременно так: Лиза не дает ЕМУ ни в одно свиданье, а дразнит ЕГО и доводит до исступления.
   ОН дивится ее головному разврату при невинности.
   -- Какой ты хищный тип,-- говорит ОН. {В рукописи ошибочно: она}
   -- Отравим и убежим.
   -- Куда? Она всюду за нами.
   -- Пусть.
   -- Я разлюблю тебя.
   -- И разлюби, брось на перекрестке. {Непременно так ~ на перекрестке, вписано на полях.}
   И вдруг Лиза в это-то мгновение, когда мать всё узнала, и отдается Князю. По-видимому, с фанатизмом, а между тем она не любит Князя (правда, увлеклась и приврала, что "мой Князы. Князь, правда, имел ее, но мимолетом). Она отдалась Князю, чтобы вывести из себя ЕГО от ревности. (Не так: со стороны Лизы просто игра. "Хоть и копейки не стоит, а достигну". Мучить хочется.) {(Не так: ~ хочется.) вписано.}
   

ГЛАВНОЕ

   Лиза прозрела ЕГО характер: т. е. разложение и ничего целого, а влюблена (простодушие ЕГО увлекло ее). Она инстинктивно и безотчетно захотела поднять ЕГО ревностью. Княгиню же она хотела погубить чисто из ревности к НЕМУ. Когда же сорвалось -- повесилась в нужнике.
   (Момент, когда ОНИ одни, матери не было. Жучок.)
   Мать не вынесла, изнемогла, сошла с ума и умерла.
   Затем мальчик (так, так!)
   
   Лиза с Ламбертом, в засаде и с Княгиней. Подросток увлечен Лизой. Но спасает Княгиню.
   
   ГЛАВНОЕ NB. ПОДРОСТОК ВЕДЕТ РАССКАЗ ОТ СЕБЯ: Я, Я.
   Подросток, стало быть, так и застает ЕГО в буре отношений с Лизой, но без страсти с ЕГО стороны. Всё, напротив, фикция и вымысел.
   
   ОН зовет Князя на дуэль за Лизу.
   
   Разрешена задача! 20 августа, 1-й час пополуночи.
   
   26 августа. {26 августа, вписано на полях. Далее: 3-я часть}
   
   NB. Горничную обнаружила Лиза.
   
   ОН глядит на Лизу тоже как на беспорядок, т. е. потерявшую цель и, при сильнейших страстях, мечущуюся как бы во всеобщем хаосе.
   "Она Меня не любит,-- говорит ОН,-- она только так, хоть копейки не стоит, но чтоб достигнуть..." Игра от отчаяния (если б перевести на сознание, то это игра от отчаяния, хотя в ней нет сознания). {26 августа ~ нет сознания), вписано позднее.}
   
   Другой роман.
   Похождение Подростка, кража браслета. Мальчик верный. В руках Подростка важная тайна. Искушение.
   
   ОН разрубил образа, когда, после первого (именья) разу с Лизой, она довела его до бешенства отказом и насмешкой. Влюбился до бешенства. Пошел с Подростком: "Всё это вздор, вся нравственность, лавочники и шахматы". Дрался с Князем. И когда всё кончилось, увидел, что совсем и НЕ ЛЮБИЛ ЛИЗЫ и не было ничего! Тут САМОСУД И СТРАДАНИЕ.
   
   Идея. Подросток от НЕГО же заимствуется всем этим исступлением и выдумал Ламберта. (ОН, стало быть, в Княгиню не влюблен, но Лиза ревнует.) НЕ влюблен, а все-таки с Ламбертом.
   NB. Роль Подростка? NB.
   

Идея

   Роль Подростка:
   Лиза очаровала Подростка, влюбила его в себя до бешенства. ОН это знает, ревнует (но не верит вполне Лизе). Лиза же жалуется Подростку, что ОН соблазняет ее (это когда уже дала ЕМУ). Подросток с ненавистью к НЕМУ. Но недолго, ибо не может ненавидеть и обожает ЕГО. Оба, наконец, поверяют друг другу свои тайны.
   
   Подросток сгорает жаждою добра и не знает, как решить про отца, а Лиза -- демон. (Клевещет (?) на Подростка арестованным, что он предал их).
   
   Лиза ЕГО только дразнит Подростком. Уверяет Подростка, что ОН влюблен в Княгиню, тот ей клянется, что нет, и выдумывает идею, как прижать Княгиню. {Было: ее} Лиза поджигает его на это с энтузиазмом.
   

Идея романа

   Хищный тип -- женский, Лиза, а не ОН. Лиза глядит просто, очень прямо, как будто ограниченна, точно сумасшедшая. И вдруг, в насмешках, выказывает страшную глубину мысли и развития. Она убедила ЕГО, что ОН ее развратил своим беспорядком. Она обожает мать в самом деле. Она доказывает ЕМУ, что ЕГО любить не за что. Ужасно любит Подростка.
   
   Лиза едет с Подростком по железной дороге из Москвы в Петербург. Она ему говорит о НЕМ, которого знает (уже знала прежде и влюбилась в НЕГО до свадьбы матери). Подросток ей сообщает свой план обогащения.
   Лиза ездила в Москву на время и случайно лишь сошлась с Подростком.
   
   ОН заговора ламбертовского против Княгини пугается; но ЕМУ тоже, по малодушию ЕГО, и льстит прижать Княгиню. Но ОН, однако, не знает, что главная руководительница заговора Лиза. Так как Подросток выдумал эту идею против Княгини, то ОН и думает, что Подросток и Ламберт одни действуют. Впоследствии, как известно, ОН так увлекается идеей, что идет к Ламберту помимо Подростка. Если б ОН знал, что тут мудрит Лиза, то ОН бы не участвовал и противодействовал и уж, конечно, испугался бы. Но Лиза знает про себя (от Подростка и Ламберта), что и ОН косвенно вошел в заговор, и она про себя смеется и злится: ибо понимает, что ОН вошел в заговор из ревнивого и горделивого мщения против Княгини, стало быть, до сих пор интересуется {интересуется подчеркнуто дважды.} Княгиней, желает ей отмстить, стало быть, любит Княгиню. (NB. Лиза и прежде, да еще при Подростке и матери, дразня ЕГО, говорила ЕМУ вслух и в глаза, что ЕГО выгнали от Княгини, причем мачеха с жаром взяла ЕГО сторону, и от этого ссора матери с Лизой некоторое время.) Ни Подросток, ни ОН не знают всего злодейского размера замыслов Ламберта (а по-настоящему Лизы) на Княгиню. Иначе {Далее было начато: и ОН} Подросток бы остановился, а ОН испугался бы. Но психология в том, что и Подросток, и ОН тем более, предчувствуют ужасную роль Ламберта и, несмотря на то, обоим это нравится, тогда как, если б не предчувствовали, а прямо знали, то, наверно, воспретили бы. {Рядом с текстом; в том, что ~ воспретили бы.-- на полях помета: 3-я часть} (NB. Это драгоценное психологическое замечание и новое сведение о природе человеческой.) Таким образом и объясняется, почему ОН и Лиза, враги между собою в известном смысле, сходятся и участвуют в одном деле, тогда как если б ОН знал, что Лиза участвует, ни за что бы не был с нею вместе. Лиза смеется про себя и раздражена мыслию, что, в сущности, она опять таки дурачит ЕГО, который попался как кур во щи, не в силах противустать мелкой идее горделивого мщения. Но, повторяю, и ОН страшно мучит Лизу тем, что хоть если она и торжествует, что ОН одурачен, то все-таки ведь тут новое доказательство, что ОН Княгинею интересуется, интересовался и будет интересоваться. (NB. Все эти соображения высказать в романе словами, для более яркого сведения читателю.)
   
   Хищный тип, страстность и широкость, самая подлая грубость, с самым утонченным великодушием. Приходит к Подростку то в восторге от Лизы, то грустен, скептичен и зол, то в отчаянии. Заметна черта мелкого хвастовства успехами у Лизы (и вообще у женщин) перед Подростком. Возбуждает в нем энтузиазм к великой идее и жажду образования. Помогает на глазах Подростка одному бедному семейству. Среди страстной веры насмешливый скептицизм (это до того, как разбил образа). Говорит прямо Подростку: "Если б я был без веры, как же бы я мог прожить" -- и излагает всё предыдущее о двух лавочниках.
   

NB. Главные вопросы

   Трудность начала романа. Действие Подростка на Толкучем, в семействе, у Долгушина, Вити и проч. От себя ли писать или от автора? Роль теток.
   
   Тетки (Андр<ее>вы) такого свойства, что они Подростка {Было: его} и воспитывали с самого детства, и он с удивлением узнает, приехав в Петербург, что ОН на него никогда ничего не давал, а платил Андр<ее>в. Подросток вследствие этого последнего обстоятельства не хочет идти к НЕМУ; но тетки кричат: "Что ты, что ты, ОН тебе место даст". Из этого Подросток выводит, что он выписан, чтоб кормить теток, и очень этим фраппирован, считает деньги.
   То, что его так запросто выписали, выслав ему деньги, из Москвы тетки,-- объясняется его 19-ю годами: и церемониться нечего, и разговаривать не стоит. Бранят его, зачем он ехал в вагоне второго, а не третьего класса. (Не Лизой ли объяснить?)
   
   Подросток (в обоих случаях, пишет ли он от себя, или рассказывает Лизе) выражает идею: что вот как это петербуржец едет из столицы в деревню Москву, а между тем его там мигом огорошат, или из Москвы в Петербург и тотчас наткнется на тех, кто его умнее.
   
   В вагоне Лиза и дурак. Он Лизе о Ламберте. Та сдержаннее, но ему об отце и проч.
   
   Если писать не от лица Подростка (Я), то -- сделать такую манеру, что (б) уцепиться за Подростка как за героя и не покидать его во всё начало романа, так что, наприм<ер>, и Княгиня, я ОН, и обстановка теток, и Долгушины, и все описываются лишь ровно настолько (разумеется, первоначально), насколько постепенно касаются Подростка. Прекрасно может выйти.
   
   Важный вопрос: сообщает он или не сообщает Лизе в вагоне свой план о наживе? (Непременно сообщает, но под глубокой тайной.)
   
   ? NB. Подросток у Лизы, себе неведомо, шпионом у Княгини.
   
   В вагоне Подросток лишь постепенно знакомится с Лизой, говорит ей свою фамилию, та ему свою. Но узнав его фамилию, она хоть и удивляется (потому что слыхала мельком о ЕГО сыне), но сначала проэкзаменовала и выпытала всё у Подростка и лишь в Малой Вишере сообщает ему, что они из одной семьи, чему Подросток ужасно удивляется, хотя восхищен; но и при восхищении соображает, однако, что эта девица себе на уме и сильный характер. Тут он очень негодует на себя, что сообщил ей о своей идее. Она же с Любани начинает издеваться над его идеей и хохотать над ним до бесстыдства. Тот в бешенстве. Подъезжая же к самому Петербургу, она вдруг с ним мирится и дает ему торжественную клятву, что никогда никому не скажет об его идее. Подросток опять тает. Таким образом, Лиза его в высшей степени проэкзаменовала и высмотрела. Но Подросток хоть и растаял, а все-таки с горьким недоумением насчет ехидства Лизы и, пуще всего, о своей неловкости. Но Лиза и тут вполне его утешает, говоря ему: "Я нарочно вас шпионила, да, я унизилась до этого. Но это потому, что я несчастна и беззащитна. Мне нужен защитник, помощник, я давно его ищу. Вы чисты, правдивы и умны. О, я очень скоро приду к вам умолять вас о покровительстве. В чем мое горе, в чем моя нужда, скажу после, да и время нет; но если б и было время, я бы не сказала теперь, напротив, хочу, чтоб вы сами всё своими глазами осмотрели, беспристрастно, а если я вам скажу, то вы, как великодушный, будете поневоле смотреть моими глазами, а в этом беда, ибо, кто знает, я, может, и сама ошибаюсь. Вы же, новый человек, будете судьей моего положения, вы решите судьбу мою, скажете мне всё".
   Приехав в Петербург, она всё продолжает молчать и не идет к нему. Проходит неделя, другая; напротив, даже начинает смеяться над ним. Это сбивает с толку Подростка, и он оскорблен в своей гордости; но из гордости не поминает ей ни о чем.
   Первые дни он еще был влюблен в Лизу, но потом думает о ней с презрением, третирует ее водевильной "субреткой". И уже потом, вдруг, Лиза опять очаровывает его и сбивает с толку, говорит о Молодом Князе, говорит, что влюблена в него, что ревнует Княгиню, восстановляет Подростка против Княгини и т. д.
   Вообще третировать в рассказе Лизу слегка (сообразно взгляду Подростка), {Далее было начато: и только пот<ом>} хотя и ставить ее перед читателем постоянно загадочною. И только потом, в течение романа (опять-таки сообразно взгляду Подростка) вывесть Лизу великаншей, Сатаной, подавляющею Подростка. Трагическая же смерть ее и штука с Молодым) Князем подавит и читателя. К Князю она сбежала действительно увлекшись -- и вот в чем {Было: что} и трагедия. Конец Лизы должен быть торжествен и ужасен, как колокольный звон.
   Жажда правды, простоты в НЕМ, нашла фальшь, сразу потребовала идеала и обвинила ЕГО, т. е. первого встречного. Не хотела ждать.
   
   В вагоне они уселись так: на одной скамье Лиза и семинарист, напротив дурак и Подросток. Лиза часто перебивала Подростка в самом патетическом месте (н<а>прим<ер>, тотчас как он сообщил ей идею) и тотчас, не отвечая ему, говорит: не слушаемте их (т. е. дурака). Подросток всегда поражается этим бессердечием: у него сложилась мысль, что так всегда в высшем свете. Кончив слушать, Лиза тотчас обратилась к Подростку и с таким заинтересованным видом стала говорить об его идее, что тотчас же рассеяла все его сомнения.
   Но все-таки он говорит себе: "Змея высшего света", и тут-то объяснить его отношения к женщине, презрение, фру-фру, хвосты и целомудрие. В из обид Лизы он рассуждает: никогда не женюсь, прочь женщин, один с моей идеей и т. д. (NB. Эту идею, впрочем, из шутовской и ребяческой, развить в конце в сильную и поэтическую для читателя. Всё постепенно.)
   
   ?NB. Семинарист в дороге только что отошел от дурака, обвиненный в краже 10 рублей, как наткнулся на историю с дамой.
   NB. NB. Не ввести ли впоследствии этих лиц в роман?
   
   NB. Кража бриллиантов. Был если не обвинен, то сильно заподозрен у Князя. {Рядом с текстом: NB. Кража ~ у Князя.-- на полях: [3] 2-ая часть.} Князь поспешил замять, Княгиня покраснела. Нашли потом под Ст<арым> Князем. У Подростка мало просили прощения, обидели его (он же уже влюблен в Княгиню), так что Подросток, так обвиненный напрасно, уходит в себя и строит страшные планы будущего угрюмого копителя. Но нельзя копить, хочет идти в воры. Молится. Спасает на другой день отысканные серьги. Удивляется, как всё его настроение скоро прошло.
   
   Всё поджечь. Ночь на улицах, темный лик богородицы у Знаменья. {Всё поджечь, ~ Знаменья, вписано на полях.}
   
   ? Лиза хоть и говорит ему (потом, когда открывается), что влюблена в Князя, но влюбляет, однако, его (т. е. Подростка) в себя, показывая вид, что и к нему неравнодушна. Это еще до признания ЕГО Подростку о Лизе. Подросток даже признается ЕМУ (на ЕГО вопросы), что любит Лизу, и ТОТ хмурится. Лизу Подросток уговаривает любить ЕГО, быть к НЕМУ справедливее и ласковее.
   Тем сильнее он поражен когда узнает от НЕГО, что Лиза любит ЕГО.
   
   Подростка очень поражает и притягивает к себе симпатией мачеха (особенно, когда он вступился за ребенка). Вообще прелесть мачехи и выдается по впечатлениям Подростка.
   
   В Петербурге начинается с того, что Подросток с первых же дней {Вариант: с первого же дня} ссорится с тетками, объявляет им, что его выписали их кормить, те режут его, и ОН их мирит. ОН приглашает было Подростка, во время ссоры с тетками, переехать к НЕМУ. Подросток переезжает, и у НЕГО поражается и мачехой, и отношениями с Лизой, и горничной, и больным мальчиком, и спором о христианстве.
   Кончает тем, после мальчика, что ссорится с НИМ и от НЕГО уходит. Тут же в эти дни поступает и к Ст<арому> Князю и по Толкучему ходит, и Витю видит, и Крафт встретился.
   Ощущение надобности собственной квартиры, своего угла. Рассуждения о том. Это он говорит коммунистам. {Ощущение ~ коммунистам, вписано на полях.}
   У Ст<арого> Князя действительно 3 дочери взрослые и воспитанница.
   Объяснить дурака и вдову Перчаткину (развить).
   
   Возвратясь в один из первых дней вечером домой, Подросток {Далее было: идет} пришел с грустной думой: Петербург, его влияние, бедность, искал квартиры, Толкучий, Долгушины, жажда Христа (в тот же вечер спор о христианстве). Вообще больше поэзии в впечатлениях. В этот же вечер и разорванный рот у мальчика. {Рядом с текстом: Возвратясь ~ у мальчика, -- на полях было: все поджечь.}
   
   NB. Вообще будет чем занять Подростка до Ламберта. Поэтичнее.
   Дурные страсти, разврат, цинизм, ЕГО пример (когда узнал про Лизу) подействовали на Подростка, и из гордости и злости (а также из тяготения к пожару), а также из расстройства нервов, от всего беспорядка он и изобретает замысел на Княгиню.
   Вообще в лице Подростка выразить всю теплоту и гуманность романа, все теплые места (Ив<ан> П<етрович> Белкин), заставить читателя полюбить его. Затем мачеха, ОН.
   Кончается вопросом Подростка: где правда в жизни? (которой он и ищет во всё продолжение романа). И когда на последней странице он похоронил ЕГО, посетил Долгушина и проч., то грустная торжественная мысль: "Вступаю в жизнь". Гимн -- быть правым человеком. "Знаю, нашел, что добро и зло",-- говорит он.
   Эту последнюю страницу выработать. Знаменательнее и поэтичнее.
   
   NB. НЕ ЗАБЫТЬ: О том, как Подростка "обидел" Молодой Князь, как он решается отмстить ему, идет к нему, как Молодой Князь изящно его принимает, примиряет и восторгает его. Любовь страстная к Молод<ому> Князю. Но скоро и разочарование: всё великосветские хищные типы, сушь. И выходит, что один ОН еще остается ему как теплый и лелеющий сердце (но все-таки задача до тех пор, как начинает (ОН) страдать; тут Подросток весь тает из сострадания к НЕМУ).
   Вообще жажда сердца, сочувствия, великой идеи (дает ОН, но всегда сомнение). Так что раз, {Далее было: мучая} мучаясь сушью жизни, прельстился одною из брезгливых теток, но вынес одно к ней сострадание и еще одно убеждение: что как вникнешь в жизнь или в душу человека, то даже в том, что презирал, найдешь глубину (в тетке).
   Поссорившись с НИМ {Далее было: нанял} (вначале, когда квартировал и не знал ЕГО, сманил с собой больного ребенка. Но тот стал проситься домой; тут ОН разыскал его и подействовал примирительно).
   
   Вообще весь роман через лицо Подростка, ищущего правды жизненной (Жиль Б лаз и Дон-Кихот), может быть очень симпатичен.
   Не забыть последние строки романа: "Теперь знаю: нашелt чего искал, что добро и зло, не уклонюсь никогда".
   

Final

   Вообще это поэма о том, как вступил Подросток в свет. Это история его исканий, надежд, разочарований, порчи, возрождения, науки -- история самого милого, самого симпатичного существа. И жизнь сама учит, но именно его, Подростка, потому что другого не научила бы.
   Кстати NB: Не забыть о ТОМ, как ОН начинает постепенно уважать Подростка, удивляется его сердцу, милой симпатии и глубине идей при таком легком образовании. Всё это однажды даже высказывает Подростку. И вообще выставить так, чтоб читатель это понял, что ОН во весь роман ужасно следит за Подростком, что равно рисует и ЕГО в чрезвычайно симпатическом виде и с глубиною души.
   

Не забыть:

   У Долгушина его тоже сочли было шпионом, но оказался другой. А Подросток все-таки был обижен подозрением и с оскорбленной душой со всех сторон не знал, к кому пойти. (Муки.)
   NB. Однажды пошел к Надежде Прокофьевне, запомнил ее по симпатическому ее взгляду. Сидел у ней вечер. Та занималась, вышла: "Никогда, никогда не откажусь от этой светлой идеи". Столько сил и так односторонне направленных! Но Подросток вышел с умилением.
   
   Отнюдь не забыть ГЛАВНЕЙШЕЕ.
   Не забыть дружбу Подростка с бедным мальчиком, не забыл его и после того, как сманил его от НЕГО. Весь роман он им интересуется. С мальчиком тайные свидания, но без больших слов (7 или 8 лет, создать характер мальчика). Лиза, напротив, не имеет к брату никакой симпатии, даже враждебна. Когда же Подросток по делу Долгушина был арестован, то тут и бежал мальчик. Подросток {Было: ОН} поражен ужасно.
   И опять, в течение романа (и под конец всё чаще и чаще) оставляя Подростка, обращаться отдельными главами и к другим лицам в рассказе от имени автора. Таким образом и будет раскрыт эпизод самоубийства мальчика с птичкой. В этих отдельных главах от автора (т. е. оставляя Подростка) автор всегда предуведомляет, например, так: "Но чтоб разъяснить, что это значило и что происходило {Далее было начато: (с <Подростком>)} (т. е. в прежней главе с Подростком), посмотрим, что случилось с таким-то или там-то или войдем в деревенский низенький домик на Петербургской и т. д., и т. д.".
   
   !NB! НЕ ОЗАГЛАВИТЬ ЛИ: (ВСТУПЛЕНИЕ НА ПОПРИЩЕ) роман и т. д.
   Еще название: БЕСПОРЯДОК (26 августа).
   Еще название: ПОДРОБНАЯ ИСТОРИЯ.
   Или: ОДНА ПОДРОБНАЯ ИСТОРИЯ.
   
   Когда, в вагоне, после теории обогащения, Лиза оборвала, чтобы слушать дурака, Подросток нахмурился и много обдумал насчет фру-фру и злокачественности женщин вообще. Когда же Лиза, вдруг обратясь к нему, начала с чрезвычайной симпатией насчет обогащения с того самого места, где остановились, и дурное впечатление Подростка мигом рассеялось, он вдруг принялся сознаваться ей в своей грубости, в неразумии, в нетерпении: какую, дескать, я высказал мелочность, конечно, от грубости, но и от незнания жизни, мало ли у кого какой характер и какие привычки? ведь оборвать разговор и обратиться к другому -- ведь это только привычка? и т. д. И тут же признается и в ненависти к женщинам и к фру-фру и проч.
   
   Непременно: Первая потеря невинности в скверном доме и с сквернейшею женщиной. Впечатления. Тварь. Жалость его и проч. Тут тоже предлог выказать его страдальчески симпатичный характер.
   
   Когда ОН начал рубить образа, то больной мальчик был сначала поражен ужасом, но потом вдруг упал вдоль дивана и зарыдал неслышно.
   
   ОН говорит накануне самоубийства: если обидите единого от малых сих, не простится ни в сем веке, ни в будущем.
   
   Король Людовик XVII, сапожник, решают у Долгушина, что правы, читают Виктора Гюго. Но встает молчавший N (молодой человек 24-х лет и самый ярый социалист) (впоследствии по суду коновод и наиболее попавшийся) и решает, что нравственный вопрос в том, что хотя бы вся Франция провалилась, что число миллионов населения ничего не значит и т. д. Долгушин и проч. не согласились. Этот молодой человек произвел на Подростка наиболее впечатления прекрасного, п он, когда в грусти ищет человека и симпатии,-- заходит к нему. (Описание визита.) Потом заходит в другой раз, но N тяготится и прямо, кротко, но твердо говорит Подростку: вы меня полюбили, вы ищете симпатии, но мне некогда, и так как вы к нам не принадлежите, то простимтесь и т. д.
   NB. (Всё лица, картины, портреты.)
   Крафт в их числе, но не согласился тоже идти с ними в народ; сухо и отрывисто выразил часть своей теории и потом застрелился.
   
   Лиза никому не должна, все ей должны. (Иначе как в беспрерывном счастье не соглашаюсь жить.) Хищный тип.
   
   Васин (идеальный нигилист) -- образец разума и логики (и сердца) в крепкой дури. Подросток устраивает свидание его с отцом. Васин говорит: хоть революция и ни к чему теперь у нас не послужит, но все-таки, так как иначе заниматься нечем, надо заниматься революцией. Выгоды прямой -- никакой, разве та, что идея поддерживается, примеры указываются и получается беспрерывный {беспрерывный вписано.} опыт для будущих революционеров. Это уж одно стоит того, чтоб не покидать идею. Разом ничего не делается; к несчастью, я, кажется, один из наших признаю эту идею, а то все у нас коль завяжут общество, так уж с непременною целью достигнуть разом всего вдруг, и в это верят. До того верят, что если б не верили, то не начинали бы дела, несмотря на то, что есть хорошие из них люди. Я не верю, но начинаю. Я в будущее верю. {Я не верю ~ верю, вписано на полях.} А впрочем, что же и делать, кроме революции, когда, кроме нее, совсем нечего делать.
   Подросток. Мне кажется, можно просто быть гражданином, желая добра. Например, учить, способствовать санитарной части, заняться наукой и проч.-- всё в общую пользу, по соринке, как в муравейнике, и выйдет целая куча.
   Васин. Это нельзя совсем, к сожалению. Видите, представьте себе машину, чрезвычайно большую, из стали, чугуна, дерева и проч. Вместо того чтоб по тяжести и сложности машины всякая в ней часть была крепко связана одна с другой сильными спаями или винтами и проч., вообразите, что всё это держится смазанное каким-нибудь клейстером или сахарными веревочками {или сахарными веревочками вписано.} всего, стало быть, на одну секунду: ветер дунет -- и всё рассыплется. Я бы очень рад, например, взять на себя какую-нибудь работу при машине, при отдельной какой-нибудь части ее, но коль я знаю несомненно, что всё через секунду рассыплется,-- скажите, охота ли будет вступать на службу и где рвенья найти? Разве для того, чтоб деньги брать. Так ведь это похоже на того мирового посредника, о котором я в газетах читал и который говорил откровенно и {Далее было начато: сам} для шику очень громко у себя в уезде: "Я служу, чтоб брать жалованье, дела же делать никакого не стану". Со всякой точки зрения я этого посредника одобряю. Подло, но справедливо. Нет, уж лучше работать, чтоб машина поскорей рассыпалась, а там уж свою завести покрепче. (NB. Васин, однако, много не говорит.) ОН Васину не возражает.
   "Я {Далее было начато: возр<азил>} Васину не возразил,-- пишет Подросток,-- по мне то понравилось, что он так со мной говорил, совсем не высокомерно, он, такой ученый, с таким молодым и маленьким человеком, как я, тем более что он не знал ни меня, ни идеи моей совершенно и был уверен в одном только -- что я не донесу".
   
   NB. Между молодым поколеньем не забыть лицо молодого человека, богатого помещика, учившегося в работниках у немца на фабрике, на техническом заводе. (Настойчивость.) "Гражданин", 19 августа, письма А-ра (Порецкого). Был на сходке у Долгушина. Отчасти Спешнев.
   -- Я вам советую, господа, {Был на сходке ~ господа вписано.} обратить внимание на техническую часть и заняться техникой.
   -- Служить машине?
   -- Нет, господа, примись у нас по всей России хотя бы только одна техническая часть хорошо, то уже произойдет переворот (революция), несравненно сильнейшая и успешнейшая, чем все ваши обращения к народу. {обратить внимание ~ к народу, вписано на полях.}
   
   В вагоне Подросток сначала говорит, что отец его -- домашним секретарем у министра, "у какого -- позвольте мне умолчать" (жена министра -- Княгиня).
   Тон фатишки (Паша). Детство и отрочество. Поэт мелкого самолюбия. Лиза отстраняет литературу. Но мигом Подросток, от обаяния Лизы, не выдерживает тона и обращается в простодушнейшего, благороднейшего и смешного ребенка, каков он и есть.
   Потом, когда они узнали фамильи друг друга (и когда Лиза всё, что надо ей, от него выпытывает), Подросток ужасно конфузится, что приврал и увеличил Старого Князя до министра.
   Лиза же, чтоб усилить его мучения, пренаивно (т. е. с умыслом) особенно и длинно напирает на то, что Ст<арый> Князь далеко не министр, мало того -- запутался, чуть не под опекой (у семьи, с которою борется Княгиня). Вообще восстанавляет настоящее значение Князя, что полезно впредь и для читателя.
   Подросток же виляет, стыдится и насилу заставил Лизу оставить министра; рад по крайней мере, что Лиза не заметила, что он соврал из хвастовства, в настоящем случае особенно мелкого и смешного.
   
   Но когда они в Любани поссорились, Лиза ясно высказывает ему, что он соврал, чтоб перед ней похвастаться. "Секретарь министр"! Нет, это вы поэт мелкого самолюбия, а не граф Толстой" (а черемуха).
   
   NB важное. По 1-й части никак нельзя признать Лизу за то, во что она под конец разрастается. Но идею хищного, зверского и предчувствие чего-то очень глубокого непременно надо дать.
   
   Когда Подросток (в вагоне) поведал ей свою идею о Ротшильде, ему вдруг становится грустно. "Как это я глупо сделал, что сказал вам,-- говорит он Лизе.-- Что вы молчите? Хоть бы посмеялись. {Что вы ~ посмеялись, вписано.} Я не умел передать и вижу, как это вам должно казаться глупо, просто и от мальчика. Но это я совсем иначе чувствую, гораздо умнее". {Далее было: Лиза молчит. Ему это еще досаднее. "Что же вы молчите?" Та с чувств<ом?>: "Вы говорите".}
   -- Неужели и теперь чувствуете, что умнее?
   -- Послушайте, вы ужасно умны,-- говорит Подросток. Действительно, я заметил, стоит высказаться, и вдруг увидишь нелепость. Мысль изреченная есть ложь. {Действительно ~ есть ложь, вписано}
   NB. Лиза дала ему договориться до чертиков, до барона Унгерн-Штернберга.
   
   26 ав<густа>.
   
   ИДЕЯ.
   ОН, жена молодая, любовь, ревность, беспорядок, сам изменяет, мучает жену, продает, Лиза, мальчик, Подросток, Молодой) Князь и проч.
   Или: муж продал жену и ходит к ним.
   
   К свиданию Васина, ЕГО и Подростка. Говорят о самоубийствах. Задается (Подростком) {К слову: Подростком -- вопросительный знак над строкой.} вопрос: какие причины заставляют перед последними мгновениями чуть не всех (или очень многих) писать исповеди (NB так, что если б у всех были средства, то все, может быть, {Далее было начато: напи<сали>} писали бы исповеди)? Самолюбие, мелкое тщеславие. Иные и самоубийства происходят от одного тщеславия. <Неверие?> (Недостаток общей, руководящей идеи, затронувшей все образования и все развития, н<а>прим<ер> кухарка, повесившаяся из-за того, что потеряла барские 5 руб.) И это общая черта {Далее было: всяко<го>} только {только вписано.} нашего времени, ибо никак нельзя сказать, что самоубийства были в точно таком же числе и с таким характером и прежде, до гласности. Напротив, именно теперь усилились, и именно эта черта только нашего времени. Потеряна эта связь, эта руководящая нить, это что-то, что всех удерживало.
   -- Что ж, по-вашему, потеряно, неужели утрата крепостной зависимости?
   -- Нет, не одно это.
   -- А что?
   -- Потерян вообще порядок.
   -- Стало быть, теперь вообще беспорядок?
   -- Именно. Я не хвалю то, что потеряно. То был дурной порядок, по хороший или дурной -- он все-таки был порядок. А теперь и хорошо, да беспорядок.
   -- Т. е. не хорошо, да беспорядок.
   -- Хоть и так, не спорю.
   Истребляют себя от многочисленных причин, пишут исповеди тоже от сложных причин, а не одного тщеславия. {не одного тщеславия, вписано.} Но можно отыскать и общие черты, напр<имер> то, что в такую минуту у всех потребность писать. "Голос": зарезавшийся ножом в трактире: "Образ милой К. всё предо мною". Уж тут-то, кажется, никакого тщеславия, да и, наконец, зарезаться тупым ножом из одного самолюбия! Но вот что опять-таки общая черта: тут же, в этой же оставленной им записке (несмотря на милую К., которой образ, уж конечно, не мог давать ему покоя, если из-за нее зарезался),-- тут же у него и примечание): "Удивительно пусто в голове, думал, что в этакую минуту будут особые мысли". Умно или глупо подобное замечание -- важно то, что все они чего-то ищут, о чем-то спрашивают, на что ответа не находят, о чем-то интересуются совершенно вне личных интересов. О каком-то {Было: о чем-то} общем (деле) и вековечном, несмотря даже на образ милой К., который, без сомнения, мог бы прогнать всякую общую идею и потребность самоуглубления и обратить действие совершенно в личное.
   
   Записки Гарибальди. "Вы,-- говорит он правительствам и государям,-- творцы интернационалки и революции, потому что вы противитесь истине и человеческому братству". Экономическая система Гарибальди сводится вся к следующему: "Каким образом избегнуть опасности? Ничего нет легче: стоит только, чтоб потребляющие теперь за пятьдесят человек потребляли бы только как двадцать пять".
   -- Таких убеждений человеку легко жить на свете. Таких экономических правил можно наделать сколько угодно, но как их исполнить? Этот последний вопрос никогда не влезает в такие головы, как у Гарибальди. Они так простодушно веруют в совершенные пустяки, что удивление берет, как они могут иметь влияние.
   -- Чистым великим характером. Тем, что служили провозвестниками великой идеи.
   -- Так, уступая, Гарибальди, в противоположность всем революционерам, не нажился и отверг миллионы, {Вариант: сот<ни> ты<сяч> 600 000} предлагавшиеся ему правительством Италии! Но все-таки согласитесь, что сей храбрый генерал и честный человек мыслию не орел.
   -- Он был {Вместо: Он был -- начато: Этим он бр<ал>} защитнико<м> {Вариант: Случай} великой идеи всю свою жизнь.
   -- Видите ли-с, эти люди легко веруют, а потому им и жизнь легка.
   -- А дела великие?
   -- И дела великие легки при таком простодушии.
   

Замечание

   NB. Разговоры Подростка с НИМ вначале имеют иногда следующую форму:
   -- А что вы думаете о Гарибальди?
   -- А что вы думаете вообще о женщинах?
   -- А что вы думаете о будущей жизни? и т. д.
   Т. е. все такие бессвязно-поспешные внезапные вопросы (также и с Витей при первом свидании). Как будто Подросток спешит, чтоб не забыть задать вопросы, о которых он про себя уже много прежде думал и которые его очень интересуют.    
   Ледяные камни.
   Под<росток>. Может, есть на планетах ум?
   ОН. Наука это отрицает.
   Под<росток>. Может быть, есть что-нибудь выше ума?
   ОН. Наука это вдвойне отрицает.
   -- Да для чего тогда делать добро?
   -- Только, чтоб ужиться на такой короткий срок.
   -- Да если это закон природы, если вы делаете оттого, что не можете не делать.
   ОН. Неужели ж я не мог 200-то тысяч {В рукописи: 200 000-то тысяч} оставить у себя?
   Под<росток>. Вы не могли.
   ОН. А другой бы мог?
   Под<росток>. Да, другой бы мог.
   ОН. Стало быть, нет общего добра. Что каждый делает, то и свято.
   Под<росток>. Нет, именно общее добро. Под конец жизни своей человечество сознает наконец, что 200 000 надо всякому отдавать и что так выгоднее и достигается общее благо.
   ОН. На две-то недели! Нет, уж лучше я в эти две недели пофантазирую, и чем я буду неправ в таком случае?
   
   Вагон и Лиза.
   Сначала смотрит и краснеет, одутловатый, был невинен в буквальном смысле.
   О бульваре. (Вы находите, что женщина несправедлива. Фру-фру несправедливо.)
   Своя идея, мечтал и в страданиях: минуты, много страдал. {Далее было: Так} "Газета, всё вздор, надо быть серединой".
   "Послушаемте дурака".
   А Подросток думал. (Это высшего общества.)
   "Кто ваш отец?" (Начал врать -- министр.)
   "Вы с таким сердцем" (просиял, откровенности).
   Начала язвить. (Проспал, проснулся красный.) {Рядом с текстом: (Проспал ~ красный.) -- на полях было начато: Открывает, что Лиза} Язвит ужасно.
   "Меня выписали кормить теток. Я тоже не поступил из идеи. Не хочу быть обязанным отцу". {"Меня ~ отцу", вписано на полях.}
   С последней станции примирение. Говорит, что будет в нем нуждаться. Узнала фамилью. Сначала: не надо фамилью. {Узнала ~ не надо фамилью. вписано.}
   А ведь я не сказал ей идею.
   Лиза тоже не сказала, кто она. Так что встреча у отца его поражает.
   Ступил на мостовую -- оторвался от идеи.
   NB. Беспрерывно повторять, что у него идея.
   
   В вагоне: Что он незаконнорожденный. "Я горжусь этим". Она молчит. "Вы девушка, и объяснять вам это неприлично". (Девушка смеется.)
   NB. Когда он вдруг покраснеет и вздуется: "Я никому в разговор не напрашиваюсь".
   Дурак сначала привел Подростка в негодование, и он вступился, а потом он вдруг стал хохотать.
   Все-таки сказал ей: "Я имею свою идею". И накануне (она промолчала), и утром. Утром Лиза подхватила и начала об идее. Злые насмешки. Ссора. Лиза: "Вы пухлый". {Лиза: "Вы пухлый", вписано на полях.} Хотел прибить. Вдруг признался в своем стыде, т. е. что хотел бить. Заключил: "Вы насмешница, великодушие и справедливость подвигнули меня признаться. Пусть. Смеетесь. Я презираю ваш смех". Тут Лиза о его сердце и уме. Привстали и, уже выходя, он про себя: "А все-таки она не может презирать меня, потому что не сказал идею".
   Выходя из вагона -- грусть, унизил себя, мнительный, мрачный. Уединиться. Спор с извозчиком (бросил было двугривенный, поднял). Нет, уединиться, пухлый. Мечта об уме, один. Этот {Далее было: одутловатый} был человеконенавистник.
   Лиза. Гусар. Разрубить саблей. Возможность разрубить уже утешает.
   

Замечание от автора

   Такие бывают только 15 лет, но этот 19, сидел в углу, думал один.
   NB. Непременно, среди карикатурного разговора, несколько очень умных замечаний Подростка. Лиза, мирясь с ним в Колпине, ловко припоминает эти фразы для доказательства, что она признает в нем ум. Подросток восхищен.
   У теток. Ты бы мог быть повежливее, если уж не ласковым. Я тебя, дурака, крестила, у тебя сердца нет.
   NB. Тетка: "Ты бы мог нам помогать теперь". {NB. Тетка: ~ теперь", вписано на полях.}
   -- Крестили {Далее было начато: я об} -- в самом деле? {Крестили ~ деле? вписано.}
   -- Христианская вера ничего не значит.
   -- Господи, как это -- не значит.
   -- Так, не значит.
   -- Да полноте, Марфа Петровна,-- видите, это нигилист.
   -- Я уважаю Христа как деятеля и вообще как личность, {Далее было: я} по в остальное {но в остальное вписано.} не верю, как в глупость.
   
   -- Отец ханжа и живет на содержанье.
   -- Ах ты пащенок! (NB. Мне всего досаднее было, что я хотел было гордо молчать, а чуть прикоснулся и тотчас не выдержал и всё рассказал.) {(NB. Мне ~ рассказал.) вписано.}
   Как воротился ввечеру: "Тетя, я нарочно сказал, я верю в Христа. Вы, конечно, можете признать за низость мое признание; но я не из лести к вам и не для того, чтоб вам угодить, а потому, что я сделал несправедливость, солгал, и совесть мне говорит, что надо с позором сознаться".
   -- Ну, ниче<го>,-- говорит тетка.-- Ведь он (Христос) такой. Он теперь на тебя радуется, и будь он здесь -- тебя подозвал и поцеловал. Вот на духа хула, так то уж не прощает.
   -- Это я знаю, это я понимаю, что так. Дух -- это дух силы и свободы, которые человек (по крайней мере европейского типа) уж никогда не оставит, и гармонии, которая уже относится ко всему обществу и устроит общество разумное, на разумных началах.
   -- Мудро-то ты говоришь, да ничего. И так можно.
   
   Подушка мешала одна, подложил пакет с бумагами. Письмо Ее Сиятельству Княгине, под образа.
   
   О Христе: "Когда я это выпалил".
   
   Если от Я, то {Далее было: сцену} о Брусилове в такой форме:
   Я плакал, плакал, плакал, плакал. Я один был 5 лет. Я было ни за что не хотел, но неудержимо. Рассказал о Сушаре (всё по ЕГО вопросам). ОН искренно сожалеет. Обнимает ЕГО как отца. Об острове, гимназии, фискале, всё уединялся. Теория -- не хотел говорить. Изложил. ТОТ уходит, поражен скептично. Я остался один. Странно мне было. {Далее было начато: Зач<ем?>} Я обнимал отца. Наконец нашел. Так это. Любил. О, я ни за что не хотел говорить. Но идея -- потускла. Я перекрестился.
   И во 2-й части как бы отвращение. Любит и не любит отца. "Это началось как-то странно",-- бегло рассказывает в общей картине о семейной жизни (всё вроде фру-фру).
   
   После разговора о Духе, ночью встал поцеловать руку. Но тетка спала. Чепец, отвислая губа (Лев Толстой).
   
   Фру-фру во всё продолжение романа и во 2-й части.
   
   Ну, это уж слишком было бы ловко с ее стороны. {Далее было: Всё это делается} Слишком ловкое обыкновенно проваливается. В слишком умных и ловких делах нужно всегда действовать капельку глупо, иначе не удастся.
   Люди безусловно {Было: слишком уж} умных вещей не любят и холодны к ним. Умники поглупее всегда ближе к сердцу. Что поглупее, то сроднее. {Что ~ сроднее. вписано} Так что умники поглупее, пожалуй что, и умнее безусловных умников.
   
   В вагоне, в третьем классе. Солдатская голова в окне. Апрель.
   Почему не сел в третьем классе, а во втором.
   Мне показалось низким спрятаться, я и взял (в кассе встреча с Лизой).
   
   ОН с женой. Сойдемся и друг друга срамим (корим).
   
   ОН мельком и внезапно, часто огорошивает Подростка такими сентенциями;
   -- Да зачем мне делать добро? Да зачем мне любить кого-нибудь?
   -- Да ведь это просто любится, а не зачем-нибудь.
   -- Да ведь глупо. Что за устройство? 100 000 лет любви, и потом всё обратится в ледяной камень. Вот относительно общества всех. А относительно меня и того ближе.
   -- А все-таки вы любите.
   -- А все-таки это глупо.
   -- Ну, так верьте.
   -- Я и верю, изо всех сил верю, верю именно потому, что нельзя не верить.
   
   Так не владеть собою, как ОН, так подчиняться всем страстям, как ОН, и так не работать над собой -- это почти неестественно. Все говорят, что он прежде был дельный, имел цели и преследовал их. И вдруг ОН проповедует христианство! Но если христианство -- то где же подвиги? Вот его цель, вот его любовь. Что же он ничего для нее не делает?
   
   Какая жгучая, какая сильная природа, думает Подросток (видя иные ЕГО стремления), и какая он вялая баба в другое время!
   
   У Сушара, приехав, ОН мне показался необыкновенно прекрасным и блестящим. Встретил же я его в Петербурге совсем иным (без волос и опустившимся).
   
   ОН приходит к Подростку и начинает обвинять себя: "Я сброд всех мелких самолюбий" и проч.
   ОН раз долго не ходил к Подростку, после бесчестного поступка. Подросток ЕГО встретил: "Что же вы не приходите?"
   -- Да я тебя боялся, право. Это всё так бесчестно, что я думал, ты меня очень будешь бранить, {ты меня ~ бранить вписано.} что мне и на глаза к тебе нельзя показываться.
   Всё это пленяет Подростка, но, признавая<сь> бесчестным, ОН никогда не раскаивается: напротив, скептичен. Но видимо мучается. Чем же? Эти вопросы занимают Подростка.
   
   ОН, когда уже Подросток узнал о ЕГО связи с Лизой, пришел к Подростку и ужасно заботится: что бы подарить ей (мачехе) в именины.
   
   ОН Подростку в пламени страсти о Лизе: я ее повешу собственной рукой.
   
   В вагоне. Нет, я весталку видел (статую), вся в покрывале, это приличнее. (Бурбонский музей. Неаполь) -- просто статуя.
   
   Своя идея у Подростка, У меня сила, и я спокоен. Я знаю, что я хочу есть хорошо и могу, когда мне угодно. Ну вот этого довольно. Я съел кусок хлеба и ветчины, а сыт буду знанием. Чины, баронство, женщины. Я мучить никого не хочу и не буду. Но я знаю, что если б захотел мучить, то мог бы мучить. Этого довольно. Я в дурном платье хожу. Ученый, Галилей, а я неуч. Но знаю, что я сильнее. И довольно. Мне даже приятнее мысль, что я такой неученый, и вот почему {Рядом с текстом: Своя идея у Подростка, ~ и вот почему -- на полях еапись: Своя идея} я не пошел в университет и в последний год худо учился.
   -- И не скучно будет наживать?
   -- Нет.
   -- Да. Терпенье, вечный расчет, вечное ожидание, жизнь наполнена, очень хорошо (говорит ОН). Как это ты выдумал (странно-странно посмотрел на Подростка).
   
   Le ris tenta le rat.
   Le rat tata le ris.1
   1 Мясо соблазнило крысу, крыса пощупала мясо (франц.)
   
   ОН Лизе на первом свидании: "Я не понимаю тебя".
   -- А зачем же вы пришли сюда, коль не понимаете. Я вам пришла (позвала) сказать, что я вас ненавижу. Вы мать мучаете. Вы любите Княгиню.
   NB. Всё это ОН рассказывает пасынку, а не описывается сцена ЕГО с ней.
   
   -- Ее отравить? Да Я таких, как ты, 1000 за нее не возьму.
   -- Тогда я отравлюсь.
   -- Отравись. Сидит. Молчит.
   Лиза: "Я хочу, чтоб ты меня сейчас обнял и поцеловал".
   
   Подросток ЕМУ: "Да ведь не может быть, чтоб в ней (в Лизе) страсть. Вы старик".
   И ЕГО как бы кольнуло.
   
   ЗАМЕЧАНИЕ (от автора если). Final романа. Все умерли. Подросток остался один. Смутно. Три дня сидел. Вышел вечером. Идея наживы тускла. Солнце закатывается над Невой. Жить хочется. {Далее было начато: Молит<ва?>} Каждая травка молится. Молитва Подростка: "Сохрани меня, господи, и благодарю тебя, что мне жить хочется. А что будет, то будет".
   Молодое поколение, вступающее в жизнь.
   
   NB. Подросток после Сушара и у Сушара начал было сначала ужасно учиться (читал Карамзина), но именно с целью уединиться и накопить своих сил. Так продолжалось с первых лет в гимназии, хотя и считали его за тупицу, приобретающую все прилежанием. "Пусть,-- думал он,-- это моя наружность вредит. {Над текстом: это моя ~ вредит,-- на полях помета: 100X. Своя идея.} Я никому не нравлюсь, но я потом в Париже". Мечты гимназиста четвертого класса, как потом диссертацию, учителю в ней докажет, что он ничего не знал. Он в Париж, издает в Париже, все его принимают за ученого. Зовут в Россию. Я не еду. Дураков профессоров и академик<ов> раздавлю, скажу, что дураки. И, сказав им, останусь, но отвергну все предложения. Уединюсь. Они озлобятся втрое и начнут доказывать, что я пигмей ничтожный. Докажут. Я нарочно выжду как можно дольше, чтоб и публика им поверила, чтоб меня все забыли и за бесчестие считали считать за что-нибудь. А я вдруг после трех-четырех лет молчания книгу в Париже, на французском, с предисловием, что на русском нельзя издавать. Опять закричит Европа. Опять они ниц. И так всю жизнь. С учеными русскими буду нарочно всегда говорить о пустяках и никогда об ученом. (NB. Всегда в мечтах признавал себя за первого человека.)
   (За Христа, покайтеся, чудеса, идет из Харькова, Ейлекоп, академия.)
   Унгерн-Штернберг. (Две головы сняли.)
   Необитаемого острова властелин. Затем стали его ужасно волновать и смущать социальные идеи. Но с пятого класса гимназии стала посещать идея о Ротшильде. Не стать ли подлым? Пусть презирают, а я могуч. {Не стать ~ я могуч, вписано.} Если и продолжал превосходно учиться, то по привычке. Но в последнем классе перестал хорошо учиться, тут идея торжества средины.
   ОН ему в середине исповеди: "Я вижу, что ты всегда себя ставил на главный {Вариант: первый} план. И эта середина (необразованная) есть такая гордость".
   Это прекрасная практическая идея. Лелеять свою гордость и самолюбие всю жизнь. Это огромное занятие, и можно богато наполнить жизнь и очень забавно прожить. Даже быть недурным человеком.
   
   ОН, ругая Сушара: "Об чем же ты мечтал, мальчик, в своем уголку? (а я и не знал)".
   -- А я вот об чем мечтал,-- начал Подросток, сверкая глазами...-- т. е. он не хотел рассказывать ни за что, но по мере настроения всё выложил.
   И когда ОН ушел, то смутно стало ему не потому, что он рассказал об острове, а о том, что он выдал идею. Только идея одна поколебалась. За признание же в мечтах он не стыдился. И не потому, что ОН не одобрил, поколебалась идея. ОН, напротив, очень серьезно выслушал и загадочно сказал. Но поколебалась потому, что он рассказал. "Я не хорошо изложил",-- подумал он, засыпая.
   
   "Ну что бы я передал молод<ому> поколению,-- говорит ОН.-- Я сам нищий. Всю жизнь верил, что я богат и не увижу горести, и вот под старость с сумой. Ничего во мне нет. {Далее было: ничего и не было} Это бы ничего, что нет: я бы перенес. Но обидно {Было: грустно} то, что ничего и не было. {Это бы ~ не было, вписано.}
   
   ОН говорит: "Нигилисты -- это в сущности были мы, вечные искатели высшей идеи. Теперь же пошли или равнодушные тупицы, или монахи. Первые -- это "деловые", которые очень, впрочем, нередко застреливаются, несмотря на всю свою деловитость. А монахи -- это социалисты, верующие до сумасшествия, эти никогда не застреливаю<тся>". {Вместо: эти ~ застреливаю<тся> -- было: и поэтому не застреливающееся.}
   -- Полноте, нигилисты ли не застреливаются?
   -- Это попавшие в нигилизм ошибкой. Нигилизм без социализма -- есть только отвратительная нигилятина, а вовсе не нигилизм. Так и называй: "нигилятина". Тут или глупость, или мошенничество, или радость праву на бесчестье, но вовсе не нигилизм. {Так и называй ~ не нигилизм, вписано на полях.} Всего же чаще радость праву на бесчестие. Настоящий нигилизм, истинный и чистокровный, это тот, который стоит на социализме. Тут все -- монахи. Чистый монастырь, вера беспредельная, сумасшедшая. Потому-то и отрицается всё, {Далее было: весь свет} что противно социализму, что веруют. Всё, что не по вере их, то и отрицается.
   А что не по вере их? Весь наш мир. Вот наш весь мир и отрицается. {что веруют, ~ отрицается, вписано.}
   Подросток. Что ж, тут все разряды или есть еще?
   -- Есть еще третий разряд -- чистокровные подлецы всех сортов, {всех сортов вписано на полях.} но эти всегда и везде одинаковы, так что {Далее было: об них} не стоит и говорить.
   
   Лиза. Я обвинила первого встречного за то, что он не идеал, ибо кто вы в моей жизни, как не первый встречный.
   
   Я бы назвал его подростком, если б не минуло ему 19-ти лет. В самом деле, растут ли после 19 лет? Если не физически, так нравственно.
   
   Ни полкапли правды.
   
   О пьянице студенте. Это ОН всё рассказывал Лизе. {Было: ей рассказывал}
   
   Эта гешихта.
   
   В нашем обществе совсем неясно.
   
   Настоящий нигилист не может, не должен, не смеет ни с чем из существующего примириться. На сделки он не смеет идти пи под каким видом. Да и знает, что никакая сделка решительно невозможна.
   Нравственных идей совсем теперь нет (говорит ОН), вдруг ни одной не оказалось,-- и, главное, с таким видом, что как будто их никогда и не было.
   -- Ну а прежде?
   -- Про прежнее ничего не знаю. Знаю только, что я вдруг оглянулся и ничего не нашел. Идеализм. {Идеализм, вписано.}
   -- Уже сорока лет оглянулись?
   -- Le temps n'y fait rien. {Время здесь ни при чем (франц.).} A впрочем, 40 лет.
   
   У НЕГО "неутолимый аппетит к жизни".
   
   -- И говорит молчаливо (Васин).
   -- Как это молчаливо говорит) Что за выражение?
   -- Да есть такие, что и говорят, точно молчат. Это выражение хорошее.
   Подросток. Теперь, как уж я знаю, что из меня серьезного человека не выйдет, то я и решил и т. д.
   
   Подросток. Этак подробно писать -- значит вся жизнь столько же томов, как свод законов.
   
   ОН Подростку объясняет поэзию -- сладкий лимонад. "Песий западн<ых> славян" -- значит сладкий лимонад.
   
   Нервности.
   
   Державин повесил двоих в Пугач<евский> бунт без надобности, единственно из поэтического любопытства, по замечанию Ив. Ив. Дмитриева. ОН смеется.
   
   Когда Васин встал и ушел от НЕГО и Подростка, ОН сказал Подростку: "он-то всё молчал, а мы все-то говорили, оба перед ним дураками и вышли". (Мелкое самолюбие. Но тут Подросток приписывает в романе замечание, что "молчать хорошо, красиво и безопасно" и как это славно будет, коли этим воспользоваться.)
   
   Но пока есть еще два рубля, я хочу жить в уединении и ничего не делать. По крайней мере отрада, что ничего не делаешь, спокоен совестью, что ни в чем не участвуешь, ничего не портишь, ничего не гадишь, с ними не пачкаешься.
   
   Телеги, подвозящие хлеб человечеству. Это -- великая идея, но второстепенная и только в данный момент великая. Ведь я знаю, что, если я обращу камни в хлебы и накормлю человечество, человек тотчас же спросит: "Ну вот, я наелся; теперь что же делать?"
   Человечество всегда так делало: жаждет великой идеи, но терпеть не может думать о ней и, чуть она зародится, непременно ее осмеивает и оплевывает, старается представить ниже себя. Только чтоб не думать о великой идее (ты, наверно, если не понимаешь, то предчувствуешь, что я разумею под великой идеей), оно непременно выдумывает, и всегда выдумывало, второстепенную, для отвода, только чтоб не думать о великой идее.
   -- Отец, это туманно. Что вы называете великой идеей?
   ОН. Не знаю что. Знаю, что это всегда то, из чего истекает живая жизнь, непосредственная, а не умственная, не сделанная, не сочиненная.
   Подр<осток>. Что такое живая жизнь?
   ОН. Живая жизнь -- это, должно быть, что-нибудь ужасно простое, самое обыденное, в глаза бросающееся, до того простое, что мы никак не хотим верить, чтоб всё это было так просто, и проходим мимо, даже и не замечая, не то что узнавая.
   
   -- Следствие нигилизма будет идеализм,-- говорит Подросток.
   -- Неправда,-- возражает ОН,-- напротив, самый спасительный и отрезвляющий позитивизм, потому что нигилизм {Далее было: то} сам есть, может быть, чуть не последняя степень идеализма.
   
   ОН. Я никого не сужу, потому и не делаю никогда окончательных выводов (на упрек Подростка), что судить никого не хочу.
   Подросток. Почему так?
   ОН. Потому, что не смею.
   Подр<осток>. Это же почему?
   ОН. Не знаю почему, так совесть говорит. Одна умная особа (Княгиня) {Вариант: жена} говорит: "Потому, что страдать не умею". Чтоб стать судьей, надо, дескать, выстрадать право на суд. Это немного высокопарно, но, {немного ~ но вписано.} может быть, и правда.
   Подр<осток>. Вы строго себя судите.
   ОН. В этом замечании я не нуждаюсь. Знай, что я никому не позволю судить себя. {Подр<осток>. Вы строго ~ судить себя, вписано на полях}
   
   "Наш атеист, если только с умом и с сердцем, всегда наклонен приласкать бога, потому что добр и безмерно доволен тем, что он атеист. Атеизм ему источник наслаждения, а не страдания". {"Наш атеист ~ a не страдания". вписано.}
   Подр<осток>. Ужасно, ужасно вы всегда отвлеченно говорите.
   ОН. А ты не приставай.
   
   Вокзал, приехали. А ведь, может быть, ровно ни у кого тут нет дела, а это всё так.
   
   ОН. Я прежде, давно еще, думал: "А ну освободят крестьян, ведь тотчас же они (либералы) станут ужасно несчастны. Ну об чем тогда им будет говорить". Но я ошибся. Они тотчас нашлись: они тотчас же опять принялись писать {они тотчас же ~ писать вписано.} -- и до сих пор всё кричат и пишут, что надобно освободить крестьян.
   
   Подр<осток>. Ну полноте, где же это?
   ОН. {Далее было: Уверяю} По крайней мере ничего нового не выдумали.
   
   Подросток его называет "батюшка", иногда "отец", и однажды даже весь вечер повторяли с засосом: отец, сынок. Но на завтра ОН уже морщился и не отвечал словом "сынок", а на третий день попросил Подростка никогда не упоминать этих глупостей.
   
   Одноидейность.
   
   Нажрался нигилятины, натрескался нигилятины.
   
   -- Какие они {Вариант: у них} -- отрицатели. У них даже отрицание религии возведено в религию. {Далее было: Идеалисты} Это -- вечно молящиеся. Конечно, кроме подлецов и дураков. В этом полку страшно много подлецов и промышленников, впрочем дураков еще больше. {Конечно ее больше, вписано на полях.} Нигилятина. Это -- Ламберт.
   -- Так ведь это тоже идея нравственная.
   -- Бог знает. Оставим это. {Так ведь ~ это. вписано.}
   -- Чистокровные подлецы.
   
   Разговор нигилистов (в восторге): "Quae medicamenta non sanant" {Чего не излечивают лекарства... (лат.)} и т. д., а потому пустить красного петуха повсеместно по городам {Было: по селам} и деревням, с того и начать. Вот как я понимаю. (Говорит это шпион; ему возражают).
   
   Оба умершие Ротшильды, и о том, сколько они оставили состояния и т. д. (Подросток, нажива, его идея).
   

НОВОЕ

   По новому плану с 26 августа.
   Название романа: "Беспорядок".
   Вся идея романа -- это провести, что теперь беспорядок всеобщий, беспорядок везде и всюду, в обществе, в делах его, в руководящих идеях (которых по тому самому нет), в убеждениях (которых потому же нет), в разложении семейного начала. Если есть убеждения страстные -- то только разрушительные (социализм). Нравственных идей не имеется, вдруг ни одной не осталось, и, главное, с таким видом говорит ОН, {Далее было начато: Подросток} что как будто их никогда и не было.
   -- Ну да ведь вот вы религиозны.
   -- Еще бы этого-то у меня не оставалось.
   -- Ты вот,-- говорит ОН Подростку,-- выбрал идею о Ротшильде. {Рядом с текстом: Так вот ~ о Ротшильде.-- на полях помета: 3-я часть} Этой идеей ты мо<же>шь тоже свидетельствовать о нравственном беспорядке. Ты хочешь удалиться в свою нору от всех и берешь к тому меры. {Ты вот ~ меры, вписано.}
   
   Лиза -- полный нравственный беспорядок, не согласна жить без счастья. {не согласна ~ без счастья, вписано.}
   Долгушины -- нравственный беспорядок.
   
   -- Пусть они ошибаются,-- говорит Подросток,-- но у них убеждение чести и долга, след<овательно>, уже нет беспорядка.
   -- Убеждение чести и долга ко всеобщему разрушению -- хорош порядок; впрочем, я и спорить не хочу,-- говорит ОН.
   
   Подросток до половины романа убежден, что ОН женился на деньгах. И вдруг отдают 200 000.
   
   Мачеха чрезвычайно молода, 24 года. Под конец -- непременно мой Князь. ОН мстит. "За всё".
   Лиза убеждает Подростка, что ОН продает жену Молодому Князю (или что мачеха на содержании у Старого Князя).
   Мачеха подозревает, что ОН в связи с Лизой, и, узнав, отдается Князю, по не из мщения, а из упадка духа: "Я сама хищный тип".
   Мачеха умирает в помешательстве. {Далее было начато: и обним<ает>} Она еще прежде, когда отдалась Молод<ому> Князю, обнимает ЕГО и говорит: "Что с тобой будет?"
   
   ОН говорит Подростку: "Живи мгновение. Я не верю в будущую жизнь, следовательно), не стоит нравственничать".
   -- Вы поэтому и безправственничаете? -- говор<ит> Подросток.
   -- Нет, не по одному этому, я вообще подлец, да это и хорошо (это уже после образов).
   Под конец: (вера в долг и убеждения -- вот счастье).
   
   Княгиня ненавидит ЕГО и потому еще, что подозревает, что ОН готов продать жену Ст<арому> Князю. (Мачеха -- родственница Ст<арому> Князю.) (Может быть, клевета Лизы, а может быть, и вправду.)
   
   ? Женился на содержанке Князя (т. е. мачеха была будто бы содержанкой, пока сама 200 000 получила).
   Завещание в пользу мачехи.
   
   ОН интригует, между прочим, что у Княгини поддельное завещание. (Фабулу!)
   Подросток сразу видит, что мачеха не может быть продана (по своему великому характеру), но правда в том, что она дружна с Ст<арым> Князем как с дальним родственником. Она чтит Ст<арого> Князя как благодетеля их семьи (Ал. Алексеевич). Но правда относительно ЕГО все-таки -- та, что ОН много перебрал у Князя денег на собственные издержки (карманные и тайные). И вдруг Подросток узнает, что этот, женившийся на деньгах, возвратил 200 000, и даже без всякого шуму.
   
   "Неутолимый аппетит к жизни" у НЕГО.
   
   Мучитель жены.
   
   -- Это тоже к аппетиту вашему принадлежит? (т. е. мученье жены),-- спрашивает Подросток.
   -- Именно так,-- отвечает ОН. {Рядом с текстом: Это тоже ~ отвечает ОН.-- на полях помета; 3-я часть}
   
   Княгиня уверена, что Подросток из ЕГО же шайки насчет завещания. (Всё обдумать.)
   
   (NB. Дорогу в вагоне сократить.)
   
   Лиза говорит: "Если б я жила в XVI столетии, я бы отравительницей была".
   "Я беспорядок люблю" (вдруг говорит Лиза). ОН влюблен (известным манером в Княгиню).
   -- Вы мышиный жеребчик.
   -- Да для <ч>его я не буду им, для чего я не буду жить в свою ж<----->, что же иначе делать? Заботиться об общем благе, внести лепту в счастье будущих поколений? Да наплевать на них, на кой ляд! Пусть скажут мне что-нибудь серьезное, чтоб это оправдать! {Рядом с текстом: Да для <ч>его ~ оправдать! -- на полях помета: 2-я часть}
   -- Это уже чувство нравственное), жажда долга, гармонии. ОН в ответ -- лавочников. Нет, брат, видно не на чувстве долга и гармонии, а тут что-нибудь естественное. Гнет естественный, как у дерева сделать фрукт, как у птицы сделать гнездо и вывести детей. Гнет природы.
   -- Хошь бы и так.
   -- Ну нет, в этом устройстве со мной никто не советовался, зачем же Я подчинюсь, когда , может быть, могу не подчиниться.
   -- А если воли нет, если не можете не подчиниться?
   -- Я и сказал лишь может быть, но пока я не знаю, я хочу попробовать.
   -- Да ведь это атеизм. ОН. Я говорил в шутку.
   Васин не возражал, молча встал и ушел.
   NB. Этот разговор происходил в помещении Васина. Васин пришел, когда узнал, что ОН отдал 200 000. Говорили же ОН и Подросток, а Васин лишь слушал. Так что ЕМУ потом совестно и досадно, что ОН так разговорился.
   
   ОН с Лизой жил на самом деле. Мать узнала в конце.
   Лиза то очарует ЕГО при свидании, то терзает в остальное время. Лиза пустилась было очаровать Молод<ого> Князя, но тот отверг ее. Обида. Лиза после смерти сошедшей с ума мачехи повесилась.
   
   Суть романа. Беспорядочная любовь ЕГО к Лизе и страдание от нее. Любовь и обожание ЕГО к жене и мучение взаимное. Но скрывают тайну. Любовь-ненависть ЕГО к Княгине.
   
   Лиза раз очаровала Подростка, отдалась ему, {Далее было начато: тот} собственно предчувствуя ужас Подростка после этого. Над ужасом его смеется.
   Васин вдруг говорит ЕМУ: Вы были скомпрометированы по такому-то делу, говорит он.
   -- Нет, не был.
   -- Вы участвовали там-то.
   -- Доказательство, что я здесь и говорю с вами.
   -- Вы, однако же, были,-- заметил молчаливо {молчаливо вписано.} Васин.
   
   -- Наживать деньги бесчестно,-- говорит ОН ему.-- Ну, ты купил дешевле, перепродал дороже -- два раза обманул.
   Подросток задумался. {Рядом с текстом: Наживать ее задумался.-- на полях помета: 2-я часть}
   -- Тут должна быть черта,-- сказал он.-- Этому солдату пикто бы больше не дал, тут рынок.
   -- Подумай, и увидишь, что нет черты.
   Разговор с НИМ, но уже долго спустя по открытии секрета Ротшильда и как бы нечаянно. Подросток вследствие этого разговора колеблется, однако же есть момент, что хочет стать лучше мошенником, но с деньгами.
   "Если отказаться от этой идеи,-- думал Подросток,-- тогда что же мне останется делать. Мне тогда нечего делать. Жить так очень глупо. Разве, как отец, в клубнику пуститься. В социализм не верю. В религию -- так уж прямо монахом. Во что верить?"
   
   И в скорости после этого разговора ОН, вдруг расхохотавшись:
   -- Неужели это на тебя такой холодной водой подействовало? Черт возьми, неужели эти соображенья тебе самому не приходили в голову? Ведь ты же знал, на что решился, и, кажется, вовсе не так прост: задаешь вопросы, ищешь ответов. {Рядом с текстом: Неужели ~ ответов.-- на полях помета: 3-я часть}
   -- Мне и прежде это думалось,-- сказал мрачно Подросток.
   -- А до тех пор, пока другой того же не высказал, ты не верил тому, что мерещилось? Это верно, это всегда так с человеком. Только я вовсе не для того говорил, чтоб отбить тебя от твоей идеи. Идея твоя, право, хорошая и стоит всякой другой. Занятие в жизни, уничтожение идей.
   
   Подросток часто плачет, что из него серьезного человека не выйдет.
   
   ? NB. Отец Васина, продавший жену, ходит к НЕМУ, считая ЕГО тоже за продавшего жену.
   
   Васин хоть и старший в тайном обществе, но все прочие члены с ним во многом не согласны, а иные враги и даже подозревают его.
   
   Подросток должен быть свидетелем, в продолжение романа чрезвычайных по малодушию выходок от НЕГО. ОН должен приходить к Подростку и в волнении говорить, что ЕГО дома не уважают, не считают главой и проч.
   
   Когда мачеха отдалась Молод<ому> Князю, Молодой Князь предлагает ЕМУ продать жену.
   
   НОВАЯ ЧЕРТА: ОН должен непременно ревновать жену еще прежде Молодого Князя. ОН мнителен (отец). Смотрит под постелями, прислушивается ночью. Лиза всё это замечает и впоследствии выдает наружу. Подросток сначала не подозревает ничего, видит только, что постоянно неладно в доме. То -- голубки, то истерическая сцена, и вдруг ОН огорошивает Подростка сообщением, что жена ЕГО в связи с таким-то. Подросток не поверил, но ТОТ стал уверять, и почти поверил.
   Дело кончилось к стыду ЕГО. Презрение, насмешки Лизы по этому поводу, а отчасти Лиза же ЕГО и науськивала. И это всё прежде, чем Подросток узнал о связи ЕГО с Лизой, равно любовь к Княгине, которую узнал от Лизы же.
   
   NB. Мачеха же ревнует ЕГО то к горничной, то в связишках, но главное, к Княгине. Эту ревность к Княгине раздувает в ней и Лиза. Зная всё, ОН бесится. Мучение жены {Далее было начато: Вообще Под<ростка>} организованное. ЕГО надо нянчить и проч.
   Вообще Подростка поражает контраст между окончательными строгими и высокозахватывающими ЕГО убеждениями (или разубеждениями) и удивительною необработкою характера в действительной жизни. Поддается, раб впечатлений. {Рядом с текстом: Вообще Подростка ~ впечатлений.-- на полях: что вы нашли}
   -- Что вы в НЕМ нашли? -- спрашивает Подросток в негодовании Лизу.
   -- Он развратил меня и должен мне принадлежать,-- ответила Лиза,-- потому что я его не терплю и презираю (что "развратил" -- соврала).
   NB. Лиза непременно предлагает ЕМУ отравить жену, под угрозой, что она всё матери {Было: ей} скажет. Но та узнала сама. Мачеха догадалась наконец, именно вследствие удивительных сцен Лизы с НИМ дома. Эти сцены так разделяются: сначала мать {Далее было начато: за них бр<анила>} негодовала на Лизу за дерзость к НЕМУ. Потом стала удивляться и вникать с любопытством. Наконец, из трусости ЕГО перед Лизой и из разных неосторожностей Лизы и ЕГО промахов, стала подозревать. Когда стала подозревать, то сначала животное любопытство ревности, потом безмерная грусть и возвеличение характера. Хотела было выпытать у Подростка, пришла к нему и плакала (сцена, грациознее). {Хотела было ~ грациознее) -- вписано на полях.} Наконец Лиза вдруг в ожесточенной сцене сама всё сказала. Сцена.
   Затем мачеха вдруг отдалась Князю. Лиза ужасно ее обвинила. "Вы были святая. Зачем вы себя от меня отняли". Бешенство Лизы. {Далее было: удавилась} Помешательство мачехи. Лиза удавилась.
   
   "Вы не можете любить меня, коли заметили во мне столько смешных черт",-- говорит ОН Лизе.
   

ДВЕ ИДЕИ

Окончательно

   Лиза не отдавалась ЕМУ ни разу, но тянет любовь и имеет с НИМ свидания. Мучает ЕГО неизвестностью, любит ли ЕГО или ненавидит. Предлагает отравить мать. "Помешанная",-- говорит ОН. Лиза, может быть, сама не знает, любит ли она ЕГО или ненавидит. Так и оставить, не разъяснив.
   В бешенстве страсти Лиза отдается Молод<ому> Князю (а сначала науськивала ЕГО ревновать мать к Молодому Князю). Замучила ЕГО признанием: "Да, я давно уже его любовница", т. е. Молодого Князя (и соврала). {Далее было: ТОТ приходит от этого признания в бешенство; рубит образа, дуэль.}
   Мачеха, узнав о Лизе, умирает в помешательстве. Лиза вдруг вся отдалась умирающей мачехе. Она бросила Молод (ого) Князя, с которым рассталась врагами (осмеяла его, довела тоже до бешенства, оплевала его у ног своих). И когда мачеха умерла,-- повесилась.
   NB. НЕ НАДО, ЧТОБ МАЧЕХА ОТДАВАЛАСЬ МОЛОД<ОМУ> КНЯЗЮ.
   Не надо, чтоб Лиза отдавалась ЕМУ хоть раз. Любовь без этого. Или так: {Далее было: Лиза, чтоб довести ЕГО до исступления, отдается Князю. ОН рубит образа и идет вызывать. Тогда мачеха, боясь вызова, бежит к Молодому) Князю и умоляет его не драться. "Ты мне обещал быть другом,-- говорит она.-- Спаси ЕГО, спаси Лизу. Спаси меня от беспорядка, от ужаса. Я всегда тебя немножко любила, с детства. Дай, возврати мне спокойствие (тут мечты о прежнем, идеале). Умирает в лихорадке -- в исступлении.
   NB. Так что [она хоть] мачеха, хоть и бежала к Князю, но не было между ними ничего.}
   Смерть жены вразумляет и ЕГО, поражает, дуэли нет. После смерти жены ненависть к Лизе, в день похорон она повесилась.
   
   Но что же означает этот домашний беспорядок и какую роль играет в целом поэмы?
   Идея та, что теоретически ОН выработал правило, что нечего на земле уважать. А на деле ОН всецело земле предан. Жить стыдно,-- а на деле живуч. {Жить стыдно ~ живуч, вписано. Рядом с текстом: Но что же означает со живуч.-- на полях помета: Вопросы.}
   
   ОН -- отрицатель всего и в отчаянии, что не за что ухватиться, а между тем ко всему прикреплен.
   
   Обдумывать рассказ от Я. Много выгоды; много свежести, типичнее выдается лицо Подростка. Милее. Лучше справлюсь с лицом, с личностью, с сущностью личности. Всё писано под вторичным арестом уже по делу Ламберта о убиении Перчаткина.
   Легче и типичнее можно описать страсть поджечь, т. е. страсть сделать поджог (сравнение с поджогом заговора против Княгини). Типичнее и постепеннее выкажутся лица ЕГО и Лизы.
   Наконец, скорее и сжатее можно описать. Наивности. Заставить читателя полюбить Подростка. Полюбят, и роман тогда прочтут. Не удастся Подросток как лицо -- не удастся и роман. {Наконец ~ ЗАДАЧА вписано на полях.}
   Задача: Обдумать всё pro и contra. ЗАДАЧА
   
   27 ав<густа>.
   
   Сильно обдумать. Колорит. Выведу ли характер? Если от Я, то будет, несомненно, больше единства и менее того, в чем упрекал меня Страхов, т. е. во множестве лиц и сюжетов. Но слог и тон Подростка? Этот слог и тон может подсказать читателю развязку. {Если от Я ~ развязку, вписано.}
   

Заговор против Княгини (подробности)

   За полтора года до начала романа ОН женился на бывшей воспитаннице и чрезвычайно дальней родственнице Ст<арого> Князя, вдове генерала. Ей было тогда 24 года. Но перед тем ОН некоторое время производил сильное впечатление на Княгиню (Княгиня, молодая дама, 26 лет, есть вторая или третья жена Ст<арого> Князя). Княгиня -- довольно мрачный, сильно впечатлительный характер, хотя и с чрезвычайно светлыми проблесками. Светская заносчивость, нестерпимая гордость, английское упрямство и щепетильность (жена Байрона), мелкое самолюбие -- вот ее великосветская сторона. С другой стороны -- проблески истинного великодушия, проблески истинного человеколюбия, наклонность мистическая (чем и подействовал ОН, т. е. религией, проповедью) и в последнее время наклонность к социализму (сделать так, что, может быть, Васин имеет на нее некоторое влияние). Что же касается до влияния ЕГО полтора года назад, то оно было несомненное и даже с начавшейся уже любовью. Объяснение было со стороны Княгини -- и этого она стыдится вековечно, до болезни. Было и свидание, в какой-то жалкой трущобе, вроде трактира, где они вдруг рассорились. Главною причиною ссоры в трактире могла быть грубая семинарская неумелость ЕГО в выборе места свидания и видимые до грубой и комической ясности приготовления к несомненному торжеству. {Главною ~ торжеству, вписано на полях.}
   Свидание и обстановку этого свидания, с подробностями, à la Л<ев> Т<олстой>, непременно передать в рассказе Подростка. (NB. В его рассказе может выйти еще сжатее, обнаженнее и недосказаннее.) Серебро и золото. {Серебро и золото, вписано.}
   Они расстались врагами, но внезапная женитьба ЕГО на мачехе привела в страшное негодование Княгиню. Она не клеветала, но искренно была убеждена, что ОН женился на содержанке Ст<арого> Князя и подставной муж за деньги. ОН уязвлен, таким образом, и обижен Княгиней, но пуще всего воспоминанием свидания. Княгиня искательница серьезного; пуританка, с проблесками необычайной вдруг женственности, грациозности, игры жизнию.
   В последнее время, т. е. сейчас после НЕГО, на нее произвел влияние и Молодой Князь. Тут действительно любовь, по какое-то материнское обожание, так что она прощает ему даже измены, наприм<ер> en haut lieu {в высшем кругу (франц.).} (но одну только измену не прощает -- это привязанность, как оказывается чистую, к мачехе). Ссоры с НИМ полтора года назад и произошли оттого, что ОН стал проповедовать ей о том, что она прелюбодейница, изменяя даже мысленно мужу; она же ЕМУ даже и призналась тогда в своем материнском влечении к Молод<ому> Князю.
   Тогда разыгралась странная игра. Будучи искренно до того поражена проповедью ЕГО, она вдруг стала подмечать, что в этой проповеди ЕГО: "не прелюбодействуй" -- кроется ЕГО ревность к Молод<ому> Князю и желание переманить ее себе, т. е. не прелюбодействуй с ним, а со мною. Тут она ЕГО (уже начиная любить, но внутренно {Далее было начато: что} и конвульсивно желая отвязаться от этой любви, казавшейся ей противною) и обличила, и это послужило темой сцены свидания в неудачно им выбранном, дрянном трактире.
   ОН в эти полтора года разлуки много вынес от нее презрения и презрительного мнения, но это и раздражало ЕГО какую-то необъяснимую страсть и желание к Княгине, любовь гордости, la haine dans l'amour {Ненависть в любви (франц.).} и проч. Любви настоящей, может, и не было. Но ОН всегда предполагал, что и в Княгине, может быть, есть капля такой же haine dans l'amour, и мечтал воротить ее сердце. В последнее же время почти разуверился ужасно презрительным отношением ее к НЕМУ.
   Это уже во время самого романа, и надобно изобресть эту сцену (может быть, кража бриллиантов). Причем ОН ходил объясняться за сына. {Было: мальчика.} Это Княгиня вбила в голову Князя, что ОН проповедует L'Evangile {Евангелие (франц.).} и насчет мощей. Васин же обращает Ст<арого> Князя в атеизм.
   Года же два назад у Ст<арого> Князя был припадок разжижения мозга (Ламанский). Тут он потерял свои места. В это время Княгиня, хлопоча за Молод (ого) Князя, наследника мужа, и писала Андрееву о том, что Ст<арый> Князь сделал завещание всех капиталов в пользу мачехи (фикция, по откуда взялась).
   NB. Это она говорила и ЕМУ, еще не зная о ЕГО ближайшей женитьбе на той же мачехе; и вдруг была поражена (уже поело свидания в трактире), что ОН на этой же содержанке и женится.
   NB. В течение романа Княгиню поражает, что ОН отдал 200 000, равномерно ОН доказывает Княгине, что нет ничего в завещании в пользу мачехи, так что происходит (уже в романе) попытка примирения Княгини с НИМ, но кончившаяся опять ссорой и презрением.
   Итак, когда Ст<арый> Князь был болен разжижением мозга, Княгиня и писала Андрееву о том, чтоб объявить Ст<арого> Князя сумасшедшим и завещание, тогда же составленное, недействительным. (В Андреева Княгиня веровала как в самою себя.) Тут нашлось и письмо к Андрееву о Молод<ом> Князе (в ответ на подозрение старика Андреева, что она любит Молод<ого> Князя), и это письмо за нужду могло ее компрометировать.
   Еще при жизни Андреева Княгиня раз вдруг попросила Андреева возвратить ей эти письма, тот ответил, что их уничтожил тогда же (сжег). Это была неправда. {Это была неправда, вписано.}
   По смерти Андреева Княгиня, боясь интриги ЕГО, т. е. доноса на нее Ст<арому> Князю, доноса от НЕГО с целью исключить ее из завещания, {Далее было начато: (ибо Молод<ой Князь?>)} приехала к одной из теток, с которой была когда-то дружна, и стала просить о тех письмах, но тетка сказала, что ничего не нашла подобного.
   Тут сцена: Подросток спал за ширмами, тетка того не знала. Подросток пробудился и невольно и вольно слышал и признания о письмах и, хотя и не ясно, заключил, что Княгиня боится писем. {Далее было начато: Это у<слышав?>} Тут он встал и вышел из-за ширм, смутил Княгиню. Затем вообразил, что вот теперь-то Княгиня станет его бояться. NB. Княгиню он ненавидит, т. е. страстно любит, о чем заранее признается читателю.) Но она еще презрительнее и грубее стала с ним, тут обида Молод<ого> Князя и сцена кражи бриллиантов.
   В ночь отчаяния, когда Подросток ходит по городу, ему приходит мысль о письмах. {Или просто: он случайно находит пакет переписки Андреева -- сноска Достоевского.} Он вспомнил, что в квартире есть пакет писем. (NB. От НЕГО он уже распознал, что письма имеют важное значение.) И тут, совсем даже без намерения и без плана отмстить, он стал искать эти письма и нашел их.
   Найдя, он стал мучить себя идеей. (NB. Он уже, может быть, тогда у Князя не служит.) Из разговоров с НИМ, ловко веденных Подростком, он видит, что Княгиню можно очень прижать. Ему сначала не надо ни денег, ни иметь Княгиню, а просто победить, показать себя, иметь успех (сперва он мечтал застрелить кого-нибудь).
   (Фантазия об Унг<ерн>-Штернберге.) Эту фантазию рассказывает мечтатель, самый кроткий человек (не брат ли Васина?). Теперь, как страсть к поджогу у подростков вообще, охватывает его сознание его могущества. ЕМУ он не говорит, что нашел письма.
   Наконец ЕМУ открывает отдаленный и еще неясный план насилия. Советуется с НИМ. ТОТ и удивляется, и задумывается, и поражен. Ничего не говорит. Видимо, не желает высказываться и давать совет. Но идея, очевидно, ЕМУ приятна.
   Характернее всего в этом то, что Подросток, объявляя ЕМУ о письмах, не сказал ничего точно, т. е. что он в самом деле отыскал переписку, а только высказал предположение, что если б ее отыскал, то что бы тогда делать.
   Когда Подросток говорил насчет фантастического {фантастического вписано.} письма к Княгине, чтоб заманить ее, чтобы та пошла, то ОН подал совет: выписать в пригласительном письме одно или два характернейших выражения из ее переписки с Андреевым -- "небось испугается". "Если б я имел в руках письма, я бы нашел, какие выражения",-- говорит ОН, но Подросток молчит (NB. Подросток глубоко презирает ЕГО за то самое, что сам хотел сделать). {(NB. Подросток ~ сделать) вписано.}
   ОН приходит к нему несколько дней спустя почти в тревоге с целью отговорить и косвенно отговаривает, т. е. прямо признает всякую подобную идею, если б таковая была у кого-нибудь,-- подлостью. В это посещение ОН проговаривает<ся> Подростку одним неосторожным вопросом, которого сам не заметил, вроде, н<а>прим<ер>: "Ну что дело с письмами?" и проч. Из чего Подросток замечает, что ОН принял серьезно, ждет эффекта, желает его, но чужими руками и нравственно желает себя устранить даже и в глазах Подростка.
   Но на Подростка в это время нападает разочарование. Он с ненавистью смотрит на идею о письмах, а с НИМ рассорился и поругался.
   Но ЕМУ не спится. ОН открывает Лизе о письмах, но отдаленно. Лиза язвит ЕГО за подлость мысли и за то, что ОН, стало быть, все-таки еще интересуется Княгиней, так что ОН совсем оставляет идею и становится еще злее, чем прежде. Но Лиза, одержав этот верх, начала очаровывать Подростка и выведала о письмах. Подросток поражен, что Лиза знает, и так как некому, кроме НЕГО, ей передать, то и начинает в первый раз подозревать их связь. {Подросток поражен ~ их связь, вписано на полях.} Дружба и почти любовь Подростка и Лизы (нарочно от Лизы, но потом и она почти увлекается любовью, ибо это такая натура, что выдуманная игра в любовь, овладев ею раз, быстро обращается в ней в настоящую, хотя и продолжается ровно на столько же, на сколько продолжается игра). Лиза сочиняет весь план интриги. Поджигает Подростка, устраивает новую обиду от Княгини и проч.
   Они работают, но ОН и по поводу отдачи 200 000 имел свидание с Княгиней (через Васина, может быть). Княгиня выпытывала было о {Далее было: письмах} возможности писем в ЕГО руках, по ОН, видя и убедившись (ложно), что Княгиня затем и звала ЕГО мириться, чтоб выпытать о письмах, грубо ей намекает об этом. Она бледнеет и выгоняет ЕГО. ОН унижен, хотя и вел себя с достоинством. ОН тотчас же идет к Подростку и уже прямо осведомляется: нашел ли он письма? (но и только, не говоря о возможности плана). Подросток говорит, что нет, а сам Лизе сообщает, что ОН спрашивал. Лизе предлог еще раз посмеяться над НИМ за то, что ЕГО так мучит Княгиня, опять выгнала и проч. Но ОН поражен, главное, тем, что Подросток сообщил Лизе (ибо кто же другой?), и выводит из этого, что письмо, стало быть, есть, но узнав, что тут действует Лиза, опять отговаривает Подростка и в этой (шумной) сцене клянется, что предупредит Княгиню.
   Тут вдруг Ламберт. Лиза переходит к Ламберту и уговаривает Подростка перестать. Но Ламберт неосторожен и признается Подростку (выдавая таким образом Лизу), ибо ему нужна материальная помощь Подростка.
   Но узнав от Подростка, что ОН, может, уже уведомил Княгиню (NB. Когда ОН грозил, что даст знать Княгине, то Подросток не пересказал этой фразы Лизе, {Далее было начато: Желая у} сам борясь между благородными чувствами, которых в Лизе не предполагал. Но Ламберт снова увлек его.), Ламберт идет к НЕМУ и прямо спрашивает и даже рассказывает, что сделать. (ТОТ в это время лежал болен -- от Княгини, от передачи Лизы Князьку, от бегства жены и проч.) Проникнув Ламберта и увидав, что тут действительно скандал (насилие), ОН соглашается и говорит, что не предуведомил. Борьба ЕГО с самим собою: предуведомлять или нет? Всё это ОН потом на исповеди говорит {Было начато: призы<ается>} Подростку. Но Подросток еще до исповеди это рассказывает читателю.
   Тут сцена с Княгиней, Подросток удивил Ламберта. Ламберт встает и уходит.
   Зазвали в квартиру тетки. Знали наверно, что Княгиня руки тетки не знала. Тетки уехали на богомолье. Тут спрятана была Лиза и проч.
   

Замечанье 31 августа

   Подросток пишет, что в объяснениях фактов от себя он непременно ошибется, а потому, по возможности, хочет ограничиться лишь фактами.
   
   NB. 31 августа. Фактическое изложение от Я Подростка неоспоримо сократит растянутость романа, если сумею.
   
   31 августа.

Непременно

   Обратить больше внимания на чрезвычайные несогласия и нервности в семействе ЕГО с мачехой и Лизой. На вечное брюзжанье, страдания и муки, которые для НЕГО всегда {Было: иногда} почти оканчиваются, из самых трагических, вдруг обрываясь, прощая и мирясь, с весельем и забвением, но никогда не оканчиваются так для мачехи, которая хоть и всё прощает всегда, но боль остается и нарастает. (Тут и Лиза.) Когда у НЕГО боль нарастает -- будит иногда ночью мачеху. {Когда у него ~ мачеху, вписано.} Ее бунт в конце и уход к Князю объяснить помешательством: "Я сама хищный тип".
   Психология в том, что она поражена поступком Лизы. Подозревать она могла давно, что Лиза с НИМ живет; но, подозревая, никогда тому не верила. Напротив, с нею происходили страшные вещи: внутренние упреки, насмешки над самой собой. Однажды она даже делает попытку признаться ЕМУ и Лизе в "подлости" своих подозрений и рассказывает свой сон (действительно ей спившийся) о связи Лизы с НИМ. Но она не выдерживает в конце сна, заливается слезами и {Далее было: пр.} молит у Лизы и у НЕГО прощения на коленях (Подросток свидетелем).
   Узнав же, что Лиза ходила к Князю, и когда ОН и Лиза сами себя выдали в ее глазах (образа), она так поражена, что сходит с ума.
   Ушла она к М<олодому> Князю уже сумасшедшая, и то по примеру Лизы. {и то се: Лизы, вписано.} Князь выгоняет Лизу. Тут-то ОН вызывает было на дуэль Князя, но не за Лизу, а за мачеху. Мачеха умерла, но вынесши беспорядка.
   
   31 августа.

СЛИШКОМ ВАЖНОЕ

   Первая мечта о изнасиловании Княгини есть мечта Подростка, а не Ламберта. Ламберт же прибавляет лишь 30 000 (и даже убить).
   В этой "мечте" -- "страшное преступление Подростка".
   NB. <Я никогда бы не осмелился даже разинуть рот об этом Княгине,-- пишет Подросток.-- Начал бы, и голос бы сорвался. Я воображал об этом, ходя по городу, тысячу раз. Но все-таки непременно решился исполнить свидание. II потому старался не думать о том, что я струшу, и если воображал, то воображал уже минуту победы. Я укреплял себя идеей, как они подлы".
   
   31 августа.
   
   Обдумывать 1-ю часть, т. е. уже подробности в подробностях.
   
   ЗАДАЧА. Чтоб к концу 1-й части читатель предчувствовал важность окончания (идеи) и дальнейшего развития {Далее было начато: ро<мана>} мысли романа и интригу. Кончить 1-ю часть на интереснейшем месте.
   Еще замечание из главнейших.
   Подросток должен всё писать (весь роман) так же неожиданно и оригинально, как и фру-фру.
   
   1 сент<ября>.
   Разрешенное сомнение.
   В романе нет патетического и симпатического.
   -- Что ты сам любишь?
   Роман пропадет и будет искусственно-вынужденный, если не будет: характера Подростка, измученного, надломанного, страдающего и мрачного, с проблесками света и радости, удалившегося в свою мрачную идею и в столкновении с светом видящего вопросы, задачи, ужас.
   Так что тут только видно, каким образом Подросток мог сочинить себе такую мрачную идею. {Так что ~ идею, вписано на полях.}
   
   1-е -- детство Подростка (непременно) в течение всего романа разными отрывками, мельком, как его били в пансионе. Н<а>прим<ер>, при защите больного ребенка. {H<а>прим<ер> ее ребенка, вписано на полях.} Умершая измученная мать, первая дружба, Ламберт и проч.-- всё мельком.
   Страдания Подростка в пансионе непременно мельком и о том, как его прозвали сыч. Не только мельком, но даже как бы нехотя. Сильная недоговоренность, но тем читателю будет понятнее. Однажды он говорит Ламберту о страданиях в пансионе (и в гимназии) -- всего 6 строк. В другой раз вспоминает о Брусилове. Потом о том, что идея отчуждения родилась у него еще давно, именно в желании сделаться царем острова, которого бы никто не знал, на полюсе или на озере Сред<ней> Африки.
   Не ОН ли Брусилов? {Не ОН ли Брусилов? вписано на полях.}
   Брусилов -- ОН, и это он раз только вспоминает в своих записках (Ламберт -- это сын Сушара, там и подружились). Он никогда этого не рассказывал ЕМУ, не жаловался, горд. "Я хотел было отмстить Сушару, сжечь даже, обдумывал -- но не решился. Бежать -- но не решился. (Я трус.)" Характер его мрачен, ипохондричен, нервен, подозрителен. Но свет сквозь тучи. Молодость. И, наконец, великая идея побеждает. Но страшная гордость, так что он не жалуется никому.
   Тон записок мрачный и наивный. Иногда наивно-иронический, но искренно. Искатель и скиталец.
   Отец его был тогда гран-сеньором (из средней руки) (Брусилов). {(Брусилов) вписано.} "Il faut le rosser". {Нужно его выпороть (франц.).}
   Мечтатель об {Далее было начато: ост<рове?>} Унгерн-Штернберге -- это ОН.
   Я должен признаться, что я страшный мечтатель и трус,-- признаюсь в том перед собой. Если б пришлось признаться перед другими -- я бы умер сначала.
   Я никогда не мог вообразить себя в мечтах моих иначе как главным, как героем. Я не соглашался на второстепенную роль. А потому и наживание -- непременно миллион.
   
   ОН -- очень хорошей фамилии и не чиновник, не адвокат, а всю жизнь скитавшийся и проживший два средней величины состояния. Карьеры не успел составить. Правда, успел заняться адвокатурой.
   Смотри биографию. Соединить с наследствами и Брусиловым.
   
   От Сушара его взяла тетка и поместила в гимназию (мельком). В гимназии били его. Фискал. Сыч. Ламберт. Сушар умер, и у Ламберта только мать.
   
   Подросток и мелочен, и глубок, и много знает, и наивен, и мрачен. Надломан. Но воскресенье и свет в конце. И не объяснять, почему свет и воскресение.
   У Подростка особая квартира. Швейцар в казенном здании. Елейная душа. (Это швейцар отвел похищенного мальчика к НЕМУ.) Мальчик был у больной девочки швейцаровой. Мальчик потом просился к девочке, Подросток водил его. Смерть девочки, потребовавшей мальчика проститься. Подросток подробно и сурово-серьезно описывает, как он устроил это последнее свидание детей. Швейцар через это стал знакомым ЕМУ.
   
   Швейцар -- елейная личность, не очень разговорчивый. Подросток уважает и любит его и только с ним вполне откровенен. К швейцару ходит просящий по 20 коп. поручик. {Далее было начато: Он-то раз} Этот поручик рассказывает о лодке {Было: работнике} в Англии, об камне и проч. У швейцара жена, гуляла. После смерти дочки он ее сжег на плите.
   
   Мальчик, когда в последний раз бежал утопиться, забежал к швейцару, думая найти Подростка. В квартире швейцара ничего не нашел. Странствия. Мальчика собирал Подросток.
   Подросток НЕ {НЕ подчеркнуто трижды.} сидел в тюрьме, а только был прикосновен к долу Ламберта.
   
   Подросток. Записки. В вагоне. Мне кажется, я говорил с ней довольно глупо. Это странно, я и до сих пор не умею говорить с женщинами, тогда как с мужчинами могу говорить умно. Но при женщине я всегда на что-то рассержусь в самом начале и потому мелю вздор. Надо исправиться. Но от этого, конечно, и происходила моя ненависть к женщинам. И вообще я ужасно самолюбив.
   Когда я сошелся в первый раз с этим характером (с Лизой).
   В мелочи я тщеславен и выдаю себя, но большую идею умею хранить.
   Это было уже давно, почти тому шесть месяцев.
   Вклеить непременно фразу: "Правда, я очень много читал".
   
   Подросток кончил ПОЛНЫЙ КУРС ГИМНАЗИИ, но не захотел в университет потому, что помер Андреев, содержавший его, и он не захотел быть на ЕГО содержании, тетки же написали ему в Москву, что присылать деньги не могут.
   Во 2-х, потому не поступил в университет (даже с радостию), что хотел скорее приступить к своей идее.
   Подросток шел все классы гимназии из самых первых, но в последнем едва выдержал экзамен. (Умышленно. Средина.) Но выдержал все-таки.
   
   ОН не говорит с мачехой по три дня, решаясь не говорить по 10 (прибегает к Подростку и всё это рассказывает ему). Или будит ее ночью для объяснений (больную).
   (NB. Мачеха так развита, что всю эту психологию отлично понимает.)
   
   1 сентября.

ПЛАН ПЕРВЫХ ГЛАВ

   Вагон, Лиза, приезд в Петерб<ург> и проч.
   Прием у теток. К НЕМУ, не застал, мачеха и Лиза.
   К Вите, к Васину, зашел к НЕМУ вечером, неловкость, что поздно. Комизм оттого, что поздно, и как обошлось (надувшийся Подросток).
   Пришел домой к теткам. Письма. Ночлег. Тетки разбранили. Решил нанять квартиру.
   Наутро квартира. Толкучий. Наживать.
   ОН (вчера), "приходи обедать". Пришел -- ссора, нет обеда. Пойдем в трактир.
   В трактире знакомятся. ОН показывает себя.
   Приход домой. Горничную уже прогнали. Лиза. На ребенка. Подросток уходит. {Далее было: с странным чувством на [своих] свою квартиру}
   Князь и Княгиня (всюду загадки). Подслушивает разговор о мощах, сошелся с Князем.
   Обиды от Княгини. Говор<или> о Молодом Князе. {Обиды ~ Князе, вписано.}
   Опять у Долгушина.
   Заночевал у теток. Посещение Княгини. Вышел из-за ширм.
   У НЕГО. Сцена с ребенком. Нанял квартиру. {Нанял квартиру, вписано.} Увез к себе. Ребенка воротили.
   Убеждение, что ОН женился на деньгах и что жена на содержании у Ст<арого> Князя. "Какое мне дело?"
   Сходится с НИМ и упрекает, {Было: ужасно хочет упрекнуть} что мачеха на содержании у Ст<арого> Князя. Тетка выгнала его за это.
   Тут узнает, что ОН отдал 200 000. (Это рано.) {Сверху: NB}
   Обиженный и грустный, рассорившись с НИМ, обидев мачеху,-- у себя в углу. {Далее было: О Сутаре, о мечте. Изложение своей идеи} Приходит ОН. {Далее было: Приходит Лиза} Он -- обидевший ЕГО, всё ЕМУ излагает: и Сушара, и Брусилова, и свою идею. Очаровательный вечер. Тут спрашивает ЕГО о Васине. {Тут ~ о Васине, вписано на полях.}
   NB! В каждой главе знать главную точку и только об ней. Недосказанность. {NB! В каждой ~ Недосказанность, вписано на полях.}
   
   В очаровательный вечер спрашивает ЕГО о Васине, ибо их теории хоть не поколебали его идею, но все-таки произвели в нем тревогу и сомнение.
   
   Главное, в очаровательный вечер Подростка поразило то, что ОН не смотрит свысока, не отдаляет колким словом расспросов, но отвечает на всё, даже на вопрос о петролее и проч.
   
   NB. Задача. Но как согласить оскорбленного мальчика и очаровательный вечер? Ответ. Тем, что ОН просил прощения у мальчика, и тот ЕГО осторожно обнял, что ТОТ признался Подростку во всех слабостях. И что, наконец, Подросток, прощаясь с НИМ, берег с НЕГО обещание хранить мальчика.
   
   Встреча с дураком у Княгини (еще в 1-й части). Дурак заходил к Подростку. Подросток говорит о дураке ЕМУ. Оба смеются. Видят дурака.
   

2-я часть

   Развитие ЕГО мальчика. Долгушины. Васин. Почти отложил идею. Начинает не уважать ЕГО, но интересуется. С Лизой. Женщина б<----->. Княгиня. Бриллианты. Отверженный. 200 000.
   Тут Ламберт. Встреча. Первая мысль об идее отмстить. Свою идею на время отложил.
   NB. Свою идею он только вначале принял горячо, а потом за недосугом отлагает. При бриллиантах вспоминает. Надули на торгу. Народная сцена. Но зато хоть и оставил практически идею, но теоретически продолжает отстаивать ее, Васину и всем.
   
   Елейный швейцар учит Подростка именно презрению богатства и большого ума и указывает счастье и свободу в обладании волею. Молитесь. (Великий характер.) И он-то, обладая волею, сжигает жену на плите. {(Великий ~ на плите, вписано. Далее было: Во 2-й части.}
   (1-я часть. Признание Подростка в идее, и потом его грусть, что сказал, и кончить чертами из его биографии. Гимназия. Остров необитаемый и проч. Три года идеи.)
   
   В 1-й же части непременно какой-нибудь эффектнейший поступок. У Князя грубиянство. Обиды от Княгини. Молод<ой> Князь (поколотить). Васин. Украл ребенка. Высказал отцу, что он -- на содержанке. Примирение. Высказал план обогащения. Грусть, что высказал трехлетнюю идею. ОН ушел, не сказавши ничего. Кончить его биографией.
   Письмо Андреева. {Письмо Андреева, вписано на полях.}
   Во 2-й части -- Княгиня. Сходки с НИМ. ЕГО семейная жизнь. Лизины грубости. {ЕГО семейная ~ грубости, вписано.} ОН его разочаровывает насчет Ротшильда и Васин. Но Княгиня презирает его, настоящее столкновение с Молод<ым> Князем. Бриллианты. Говорит дерзость о ее разврате -- ужасная грубость. Выгоняют. Ночи. Мщение. "Пусть я буду враг человечества".
   Елейный солдат. Наутро бриллианты найдены. Но он так нагрубил, что вышел. NB. Он погрозил княгине, что знает о письме Андреева. Об этом письме он разузнал от НЕГО.) (NB. Вдруг узнал об связи ЕГО с Лизой. Лиза у него сообщает про письмо. Начало заговора. Разрыв. Удаление от всех. Скитания. Застрелиться. Ламберт.)
   Всё время на попечении его мальчик. Свидание с девочкой. Смерть девочки. {Всё время ~ Смерть девочки, вписано на полях.}
   
   2 сент<ября>.
   
   Два вопроса. Если от автора, будет ли интересно? От Подростка (от Я) интересно само собою. И оригинальнее. И более высказывается характер.
   От Я или от автора? (от Я -- оригинальнее и о Брусилове чуть ли не лучше {и о Брусилове ~ не лучше вписано.}). {Внизу страницы: Когда отходит поезд?}
   
   NB. Оригинальнее расположение рассказа у Подростка. Переброска из одной подробности в другую. В этом расположении его собственный характер, но по главам.
   От Я -- и оригинальнее, и больше любви, и художественности более требуется, и ужасно смело, и короче, и легче расположение, и яснее характер Подростка как главного лица, и смысл идеи как причины, с которою начат роман, очевиднее. Но не надоест ли эта оригинальность читателю? Выдержит ли это Я читатель на 35 листах? И главное, основные мысли романа -- могут ли быть натурально и в полноте выражены 20-летним писателем? {Далее было: NB ? Подросток пишет 4 года спустя после происшествия, чем и объясняется, что он мог осмыслить ЕГО, ЕГО идеи и проч.}
   Подросток приводит Васина к своему Швейцарову, и что же -- Швейцаров вполне подтверждает его учение, кроме того, чтобы всё рассыпалось: оно само собою рассыплется. "Или он ничего не понял, или он понимает больше, чем я,-- заметил Подростку Васин.-- Во всяком случае, у него какая-то своя идея. Эти люди самые опасные"(?) {Рядом с текстом: Подросток приводит ~ самые опасные" -- на полях помета: idée}
   
   Молодой Князь, вместо ответа на вызов, предлагает ЕМУ продать жену. {Рядом с текстом: Молодой ~ жену.-- на полях помета: идея}
   
   Если от Я, то придется меньше пускаться в развитие идей, которых Подросток, естественно, не может передать так, как они были высказаны, а передает только суть дела.
   От Я именно тем оригинальнее, что Подросток может пренаивно перескакивать в такие анекдоты и подробности, по мере своего развития и неспелости, какие {Далее было: уже} невозможны правильно ведущему свой рассказ автору.
   Чувства Подростка к НЕМУ могут быть прямее, яснее и проще выражены (и неожиданнее) в рассказе от Я; наприм<ер>, вдруг и неожиданно: "Я горько скорбел, что ОН так пуст", и потом: "Тут-то я увидал, что ЕГО глодала идея {Далее было начато: котор<ая>} и что ОН вовсе не так пуст, но что именно?" И в конце: "беспорядок души от неверия" (от атеизма). "Странные слова! Я бы их не понял или счел за пустые, если б не видел в НЕМ живого примера". {"Странные слова! ~ примера", вписано на полях.}
   Про себя в конце Подросток: "Я просто в жизнь верю, я жить хочу из всех сил! Но что делать, живя? -- вот задача. Этого уж я не знаю. Неужели только доставать пропитание? Этого мало. Просто всех любить, и так как я этого не умею, но хочу, то учиться любить всю жизнь, а там -- ну я не знаю, что там, я еще слишком молод. И, во-первых, думаю, что пойду в университет..."
   
   ЕСЛИ ОТ АВТОРА,
   то чертить свысока, как бы прикрывая симпатию, сдерживаясь, и как можно оригинальнее в тоне и в распределении порядка описываемых сцен и предметов.
   
   (NB. Определила его к Ст<арому> Князю мачеха. Тот просил себе давно секретарика.)
   Секретарёк. Ст<арый> Князь сказал даже мачехе: "Ты мне приискала бы секретарика".
   ОН объяснил Подростку, что Князь впал в детство. {Далее было: В 1-й части}
   
   Во всяком случае, в 1-й части обратить внимание на характер ЕГО. {В правом верхнем углу листа: 666 Смот. [666]} (Так как ни христианством, ни интригами ОН еще не выказывается.) Надо что-нибудь пропустить в 1-ю часть ослепительного и загадочного о НЕМ.
   
   Замечание драгоценное: Это в 1-й уже части ОН не приходит к Подростку из боязни, "что тот ЕГО забранит" (черта, действующая на Подростка трогательно своим простодушием).
   
   В 1-й же части Подросток говорит ЕМУ, что ОН старик и что прежде, когда он в последний раз ЕГО видел, ОН был ослепительнее. "Вы еще прихрамывали". {Далее было: Il faut le rosser.}
   -- Да, милый, я все-таки любил тебя.
   -- Вы сказали Сушару: "Il faut le rosser".
   
   Подросток украл письмо в пакете Андреева. Княгиня говорила тетке: "От этого письма вся участь моя: ОН предъявит его мужу, и тот лишит меня всего. ОН способен (Не отыщете ли вы где-нибудь? Нет ли в лоскутках бумаг?)". Тут о содержанстве. Тетка заступается. Княгиня прямо говорит тетке, что предлагала Князя в сумасшедший дом. Этого муж никогда не простит. Подросток вспомнил про пакет за образами. Говорит ЕМУ. ТОТ ему объясняет, чего боится Княгиня, и ужасно интересуется.
   -- Да вы разве в нее влюблены?
   Подросток не говорит ЕМУ, однако, что имеет письмо.
   

ИДЕЯ

   Не Васину ли он ночью (когда ребенок заснул) говорил про свое детство. "Никогда не скажу отцу?" Но не сказал Васину про идею. Отцу же сказал про идею. И когда ОН ушел -- идея потускла, по зато Я ничего не открыл про Брусилова.
   Вернее характер выйдет. И уже в конце романа ОН ему: мне Васин всё рассказал, всё (про Брусилова) на другой же день и завещал беречь тебя. Вот я тебя и сберег (т. е. сам натолкнул на преступление).
   Васину же рассказывает в такой форме: сначала о Брусилове сдержанно-насмешливо, но всё. И потом, как уходил в себя, как мечтал (тут можно, что Подросток в отдельной главе рассказывает, как он мечтал, но читателю, а не Васину). Васину рассказал лишь о Брусилове. Васин сондирует его: не годится ль он, ища уединения, в социалисты и в заговорщики:
   -- Жаль, что вы людей не встретили. Книг хороших не читали. Идеи не вынесли.
   -- У меня есть идея.
   -- Какая?
   -- После скажу. Только не ваша.
   -- Ну, теперь спать,-- сказал Васин (белые ночи).
   
   Когда же ОН пришел к Подростку (и все эти дни нежность), то ОН вдруг: "Я знаю, мне Васин сказал про тебя".
   Вспыхнул: "Я не хотел говорить. Я не хочу вымаливать жалость. А ведь вы были не такой старик". И вдруг бросился рыдать.
   Идея: "Васин мне говорил об идее и обо всех твоих идеях. Не беспокойся, ты искал уединения. Я понимаю, я не смеюсь". Он поверяет идею.
   Когда ушел, раскаяние, что сказал идею. "Зачем Васин про меня сказал. По крайней мере не Я. Но я расплакался -- это скверно. Но всего больше томила меня идея, что я высказал ее. Э, это я худо рассказал".
   
   И потом во 2-й части он много раз про идею (возводя ее в поэтическую мысль перед читателем).
   Затем Ламберт. Final. Идея потускла.
   ЕМУ же он сказал, до исповеди и до Васина, лишь об "Il faut le rosser".
   -- Это был добрый, добрейший француз.
   -- Да, добрый.
   -- Ты как будто не согласен.
   -- Ничего я.
   -- Я потому и отдал к нему, что добрый.
   
   От Я -- Подросток {Далее было начато: может} говорит: я, конечно, не в состоянии изложить все эти идеи так, как они сказали. И потом: он может в рассказе от Я писать как бы и от автора, рисуя бывшие сцены до него или без него. Н<а>прим<ер>, так: у них это вот как произошло: Васин пошел к Долгуш<ину> и сказал ему. Или: однажды Княгиня, войдя к мужу, сказала ему, и проч. {H<а>прим<ер> так ~ и сказала ему и проч. вписано на полях.}
   Если от //, то вся поэма в том: как было я пал и как я был спасен.
   Я назвал всё это: Беспорядок. Это слово ЕГО. ОН чаще всего употреблял это слово.
   Если от автора, то это приелось, да и приемы рассказа уже даны в литературе, и сделать оригинальным Подростка, т. е. объяснить, почему его выбрал, труднее.
   
   О ПИСЬМЕ в 1-й части уже непременно должна быть заброска.
   Можно так сделать, что он уже украл письма и не чувствует никакого угрызения, но долго спустя почувствовал угрызение.
   Но непременно о письме в 1-й части. {В левом верхнем углу страницы: 663}
   

ОСНОВНОЕ И ГЛАВНЕЙШЕЕ

   Когда он узнал, что Васин рассказал про Сушара,-- он был уязвлен. "Не было сильнее боли, которая бы могла так пронзить меня. У меня только одно оставалось, только это: гордость сознания, что я страдал, но молчу и не корю ЕГО, и вдруг всё отнято. Заплакал {Было начато: Пла<кал>} от умиления, но и от злобы. Отец. Потом рассердился и в сердцах рассказал идею. Когда ушел, было смутно. Вот и отец, по... и злобно -- и заснул тяжело. Злой дух уже носился надо мною".
   
   NB. Я был в настроении мрачном и возбужденном, и как мог я делать глупости -- визит Старого Князя к Andrieux.
   
   Рисуется этим характер Подростка. Тоже как был у девки.
   Но ТОН {ТОН подчеркнуто дважды.} рассказа в том, что всё это год назад было, т. е. он и теперь, и год спустя, в своем роде тоже подросток, но на того Подростка, который год назад, смотрит свысока.
   
   NB. Это замечание он и сам может сделать (написать) в записках. ОН -- после того, как поведал, что Васин сказал ЕМУ:
   -- Друг мой, я готов 1000 раз просить у тебя прощения, но что же из этого выйдет. Ты так умен... ("А между тем ОН искал меня".)
   ОН. Во всяком случае, ты можешь быть уверен, что теперь...
   Глаза мои засверкали: "Я ничего не хочу... я кляну Васина, у меня одно оставалось". И я начал плакать, плакал-плакал.
   -- Не было человека, которому бы я еще не делал зла!
   
   -- Я хочу быть Ротшильдом.
   ОН. Ну что ж, {Далее было начато: или, может, пл<ан>} это еще не ново, или, может быть, план состоит в способе.
   Подр<осток>. Нет, и в способах ничего нет.
   ОН. Ну, и достигнув богатства, будешь жить пышно и -- будешь счастлив?
   -- Совсем нет. Я буду ходить в дерюге. (Женщина.) Я никогда не прикоснусь к женщине.
   NB. Психологически вернейшее, после "плакал-плакал" -- он стал со зла излагать план и был {Далее было: мрачен и} отрывист, нахмурен, заносчив. Но когда ОН уже уходил, они обнялись и заплакали.
   Главное, ОН заплакал на черной лестнице. {Главное ~ лестнице, вписано.}
   
   Я заснул смутно. Но на другой уже день к вечеру моя смутность разрешилась досадой на то, что плакал; на то, что сказал про идею, на Васина. И если б можно было тогда же уйти куда-нибудь от всех их, поскорее убежать из Петербурга, я бы ушел куда-нибудь далеко и остался один без них, навсегда. Но уже нечто {Далее было: влекло} (т. е. Княгиня) влекло меня.
   
   И потом следующую главу сейчас после этого так: Любопытно, что я стыдился, что плакал, а не стыдился, что сделал уже подлость (письмо).
   
   В 1-й же части -- ЕГО очень эффектно и загадочно.
   

ГЛАВНЕЙШЕЕ

   ОН между сценами с ребенком и приходит к Подростку с тем, что узнал про всё от Васина, между этим временем, несколько дней, встречался с {Было: НИМ} Подростком, злобный и нахмуренный, и говорил мельком: "Ищешь уединения?"
   Подростка поразило, что это слова Васина. И вдруг оказывается, что Васин ЕМУ всё передал. Пришел же ОН к нему говорить о Лизе, о семье; Подросток попросил уволить, а ТОТ тут-то -- про то, что Васин сказал.
   
   (Идеи.) (Планы.) Непременно. NB? После того сейчас Подросток написал ЕМУ письмо, прося не знаться с ним. {Далее было: Это непременно, но не после встреч, где ОН спрашивает: "Ищешь уединения, а?"} На другой именно день, как открыл ему свою идею. И весь день мучился на другой день: зачем открыл идею?
   
   ОН -- развратнейший человек и имел Лизу фактически.
   
   ОН страшно религиозен, что и выказал особенно в одной главе. (NB. Подросток слышит дьяволово искушение. Его поразило. Он пошел к НЕМУ поговорить о христианстве. Страстная глава.)
   
   Final. Главное в том, что я всю жизнь не имел ни одного убеждения. Не то что не имел, это еще не несчастье, а то, что я убедился, что и не мог иметь их, мало того: что и нельзя иметь их. Вот идея. Она тяжела.
   
   4 сентяб<ря>.

РУКОПИСЬ НАЙДЕНА В ГОШПИТАЛЕ, ПОСЛЕ УМЕРШЕГО.

   Если от Я, то сохранится сжатость самая оригинальная (чем оригинальнее и бесконтрольнее, тем лучше) и вся СВОЕНРАВНОСТЬ ЗАПИСОК.
   
   Если от Я: Я теперь уже из всего этого вырос, а потому могу не стыдиться (но есть воспоминания, что очень стыдно).
   
   Записки год спустя, в гошпитале.
   Выздоровею и начну новую жизпь.
   
   Васина и Долгуш<ина> арестовали. ОН упал в его глазах, и когда Ламберт -- прямо на идею, но в огромн<ом> размере, то Подросток: "Э, куда ни шло! Беспорядок охватил меня". А главное -- торжествовать над Княгиней.
   

В конце 1-й части

   Я плакал-плакал, по ОН ушел. Зачем я рассказал ЕМУ, я всю жизнь не хотел говорить ЕМУ и быть гордым. Я мечтал, что буду горд.
   Теперь, {Рядом со словом: Теперь -- на полях помета: Смотр. 668} когда уже год спустя, я, может быть, совершенно изменился и теперь еще мысль, что я открыл отцу гордую тоску мою (о Брусилове), наполняет меня терзаньем и решительно {Было: решительным} стыдом. Стыдом, что я не мог удержаться. Не от того ли этот стыд до сих пор, что и теперь я чувствую, может быть, не удержусь не в этом, так в другом, как настоящий слабый подросток. Нет, надо еще сильно над собою работать, чтобы сделать из себя человека воли и крепости.
   Теперь, когда, может быть, я и оставлю мою идею, все-таки мне жаль, что я ее тогда высказал. Я унизился чуть не до того, что искал похвальбы, хотя, конечно, искал лишь совета, искал лишь проверить себя. Но Васину, однако, я не сказал, а сказал ЕМУ, хотя Васину тогда больше верил. {Далее было начато: несмотря на что ОН} Правда, что и ОН начинал уже производить на меня тогда сильнейшее впечатление. Но всего любопытнее для меня теперь {для меня теперь вписано на полях.} то, что я так тосковал тогда о моей слабости, как о подлости, тогда как уже действительно сделал один подлый поступок (письмо), а между тем даже и мысль о раскаянии не приходила мне в голову .
   Когда ОН слушал мою идею, в НЕМ не было ни насмешки, ни свысока. А все-таки ОН не мой брат. Чувствовалось, что у {Было: не} НЕГО есть тоже своя идея, и которую уже ОН не выскажет, но до того предан ей, что всё мимоидущее -- исповедь ли мою, мелочи ли жизни, трагическое ли жизни -- считает как постороннее, а то -- главным. Между тем ОН ли не окунался в эту жизнь даже до того, что мелочным и сплетником нельзя было не назвать ЕГО.
   
   ОН в разговоре с Васиным: "Есть, однако же, вещи необъяснимые..." И тут искушение дьяволово из Евангелья. Это уже в разговоре с Васиным, при Подростке, причем Подросток не утерпел, чтоб не подумать про себя: "Со мной-то он этак не говорит, а говорит с Васиным, потому что он умнее меня".
   Васин на это только молчит, {На полях помета: Во 2-ю часть} Подросток же замечает еще и то, что ОН хоть и привел доказательство в пользу сверхъестественного происхождения христианства, но как бы мельком, не очень спеша и ревнуя пропагандировать, так только к разговору: "Примешь к сведению или нет, мне, пожалуй, и всё равно". Т. е. ОН всегда так, а тут несколько увлекся, а потом обиделся: "Вот мы оба болтали-болтали, а он всё-то молчал".
   Я. Отчего они молчат? от тупости или большого ума?
   ОН, Оттого, что им больше нечего говорить. У них всё известно и всё решено на множество тысяч лет. Что ж еще говорить?
   Подросток смеется от удовольствия, что ОН оплевал социализм. Но ТОТ пришел к нему и снова говорит: великая идея близко, при дверях. {Т. е. ОН всегда ее при дверях, вписано на полях.}
   "И всё-то ОН так",-- замечает Подросток, Но так как и сам интересуется и сверх того желает окончательно исследовать, каких ОН убеждений, Подросток пристает к НЕМУ с христианством. ТОТ ему -- лавочников. Но всё так же не спеша, мельком и отрывисто, как бы говоря: "Да отвяжитесь от меня". "Страсти к пропаганде, конечно, нет,-- замечает Подросток в записках своих,-- но сам ОН, конечно, перегорает и мучается этими идеями".
   Впрочем, и Подросток пишет у себя в записках эти замечания как бы мельком, наприм<ер>, пишет не сейчас после главы о лавочниках (которую заканчивает без всякого вывода), а где-нибудь 2--3 главы спустя.    
   ОН о Белинском... "А главное, самообожание. Пуще всего то, что у нас еще и не начиналась наука".
   
   ОН приходит однажды к Подростку и говорит про французов и грядущий социализм. Близко, при дверях. Вам надо быть всем готовым.
   
   Образа. Подросток, входя в первый раз, замечает великолепный киот. Приписывает мачехе. Узнает, что ОН. Этот-то киот и был изрублен впоследствии.
   
   Непременно бедное семейство или что-нибудь в этом роде, которому ОН втайне помог и досадует, что помог.
   
   После всей тоски в финале ОН вдруг исчезает. Подросток узнает, что ОН пошел в монастырь. Через месяц удавился в монастыре.
   
   25 000 принес Подростку. Тот не взял. Или впоследствии отдал их? ОБ ЭТОМ ПОДУМАТЬ. Или отдал тетке (ОН) под тем предлогом, что Подросток, пожалуй, "возымеет" глупость отказаться.
   
   6 сентября.
   
   Окончательно: ОТ Я.
   

ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ

   Подросток во весь роман не покидает своей идеи о Ротшильде окончательно. "Эта idea fixa {Навязчивая идея (лат.).} есть его выход изо всего, из всех вопросов и затруднений. Она основана на чувстве гордости, формулировавшейся в идее уединения".-- ОН говорит это Подростку. {ОН говорит это Подростку, вписано на полях.}
   Во всем романе вести так, чтобы придать этой идее значение в романе главнейшее . Именно тем главнейшее, что она не покидает Подростка, вцепилась в него: пропасть или не пропасть ему? Вот почему он и страдает от сомнений в продолжение романа, то от аргументов Васина, то от ЕГО. {На полях помета: 3-я и 4-я части}
   И потому иногда вдруг, оставляя любопытнейшие события, о которых повествует и которыми сам интересуется, Подросток вдруг подчеркивает, бросает рассказ и начинает (как бы ни к селу, ни к городу) излагать сомнения свои: "Если я обманул солдата, купив у него и продав другому, как ОН говорит, то ведь это парадокс; весь свет так живет и обманывает.
   Но разве весь свет указ? Довольно, что я сознал, что я обманул. Значит, надо бросить всё, ходить в рубище, работать и даже не требовать высшей заработной платы? Конечно так, надо быть верным идее, которую сознал.
   А если так, зачем ОН нейдет в монастырь или на подвиги, коли верит в христианство? Зачем все социалисты такие скупцы?" (тут примеры). {Далее было: нет}
   ОН подростку. Вероятно, по тому принципу, что теперь в этом обществе нельзя жить иначе, потому что общество виновато. А когда перестроится общество, тогда и будем все жить иначе. {А когда ~ иначе, вписано.}
   -- Итак, я не виноват в бесчестии, а общество виновато.
   -- Вот почему Васин и идет разрушать.
   -- Васин, впрочем, жертвует всем своей идее; ведь и он мог бы сложить руки и сказать, что "общество виновато".
   -- Нет, видно, это не отговорка.
   -- А впрочем, бесчестно ли это и есть ли впрямь бесчестие в моей идее?
   И потом: спрашивал ЕГО (уже в Final'e во время ЕГО тоски), получил в ответ, что на время быть и честным не стоит, ибо ледяные камни. Как ужасно мучают его ледяные камни! {Далее было: -- Да какое вам дело до камней}
   

ОЧЕНЬ НАДО

   Подросток передает Ст<арому> Князю идею ЕГО о ледяных камнях. Тот ему: "Mon cher, я всегда так думал, c'est une idée. Но чего ОН {Далее было: забудет} заботится? Ну пусть их летают, пусть летают. Тогда меня не будет и всех нас не будет. Неужели заботиться о том, что будет через столько десятков тысяч лет, когда тут обедать зовут. Этак кушанье простынет". {в тут обедать ~ простынет", вписано на полях.} Подросток передает это ЕМУ. ТОТ очень смеется и говорит: "Эта старая ж<----->, конечно, всё разрешила, но штука в том, что не у всякого аппетит сесть за такой обед". {Вместо: но штука в том ~ такой обед.-- было: Но смешно, что я не могу разрешать, т. е. не согласен жить на таких условиях}
   
   ОН говорит Подростку в Final'e, в тоске, что идея его об уединении ниже по гордости, полному прощению, не мщению. К тому же в Ротшильде подленькая мысль о самообеспечении.
   Подросток ЕМУ: "Да ведь стоит ли быть честным и даже гордым; а ледяные камни-то? Не лучше ли жить в свою ж<----->?"
   -- А с сердцем что сделать? -- говорит ОН.
   -- Вот разве это-то! Вот ведь крепостное-то состояние.
   И уже оставшись один, Подросток: "Жить хочу, но как? Стоит ли быть честным? Неужели моя идея запретит мне делать добро? Неужели она вредна для других?
   Конечно, виновато общество, но... Я еще не знаю, возьму ли я эти 25 000".
   Идет, и набережная, заходящее солнце, восторг.
   
   -- Если вы говорите, что не стоит любить человечество на минутку (ледяные камни), то в вас нет настоящей любви к человечеству.
   -- Это уж мне говорили. Я это слышал. {Я это слышал, вписано.} Только -- видишь, естественное влечение любви к человечеству и ко всякой великой идее, конечно, неотразимо, вроде естественных отправлений, чихать, ср<----->, есть, {вроде ~ есть вписано на полях.} но, при неизбежности и фатуме ледяных камней, эта любовь к человечеству похожа на крепостное состояние и удовлетворения мне не дает. Так что, может быть, я вместо любви решил бы взбунтоваться.
   "Я отрицатель всего,-- говорит ОН,-- и в отчаяньи, что не за что ухватиться, а между тем ко всему прикреплен." "Жить стыдно, а на деле живуч".
   
   Врешь ты: от свежей девки яблоком пахнет (говорит кто-то Подростку).
   
   Фру-фру, плевал или обходил. Унижался до такой мелочности. Злоба на несправедливость.
   
   В вагоне. Лиза. Перестал говорить с Лизой. Я сел и задумался над своей идеей.
   Или: я потому бегал с студентом по бульвару, что считал всё это несравненно ниже моей идеи, а стало быть, чем-то таким посторонним, которое до меня как будто и не касается. Здесь я замечу, что эта мечта о моей идее давно уже сделала меня каким-то отвлеченным и касающимся света чуть-чуть, как бы мельком. Я даже относился ко многому как-то странно свысока, ко многому такому, которое бы должно было, напротив, взять всё мое внимание, ибо уж слишком близко до меня касалось.
   Моя идея или мой замысел сделали то, что я, нимало не волнуясь, сел в вагон, переменяя участь. Подъезжая к Петербургу, я скорее думал, как я начну применять идею, чем о том, как со всеми ими встречусь и что скажу им. {Далее было: Странно только} Только что я ступил на мостовую Петербурга, и то, как я встречусь с ними, вступило на первый план. Я к тому об этом упоминаю, что это было очень странно, ибо встреча с ними и, главное, с НИМ -- были началом новой жизни моей, мечтаниями всей моей жизни с самого первого детства.
   О, как я мечтал, что я скажу отцу при первой встрече. Я еще мечтал об этом с начала гимназии. Но я ничего не сказал и остался {Далее было: этим} очень доволен, что гордо сдержал себя (NB. Это непременно еще в 1-ю часть). В конце 1-й части можно об идее, о Сушаре и Брусилове.
   
   В вагоне. Я уступчив и мелочен в мелочах, но в главном не уступлю никогда. Очень хорошо помню, как я подумал тогда про себя, глядя на Лизу (подъезжая к Петербургу): "Однако ж я тебе не высказал мою идею". Этой мыслью я остался ужасно доволен, так что вдруг соскочила вся моя довольно мелочная тогдашняя досада на {Вариант: Лизу} эту девушку. Впоследствии я убедился, что досада эта была и не совсем мелочная, и я был прав. Досада за что? За то, что она сидит тут? И за то, что она дама, и за то, что у нее такой неприступный вид; одним словом, я восставал против тирании и несправедливости. {Досада ее несправедливости. вписано.} Ибо если широко смотреть, то сводится к этому. {Ибо если ее этому, вписано на полях.}
   
   Это Павел Федорович Федоров, он кончил курс в гимназии и не захотел поступить в университет (рекомендация ЕГО мачехе).
   
   -- Друг мой, я готов содержать тебя. Но ты отверг.
   -- Но ведь меня тетки содержали.
   -- А ведь это и правда, с самого Сушара. Добрый это Сушар -- а?
   
   По мере того как я излагал ЕМУ мою идею, мне казалось, что я изменял чему-то, изменил идее, и по мере того как развивал ее, сам терял в нее веру. Когда ОН ушел, я воротился грустный, почти как разбитый.
   
   ОН говорит Подростку в невоздержных признаниях своих: "Ах, в эти минуты как желаешь себе какую-нибудь горячку или даже хоть лихорадку: я бы лежал, а они бы ходили около, страдая угрызениями совести, трепеща и стеная от страха и раскаяния, раздавленные и наказанные. Но не посылает бог ни горячки, ни даже какой-нибудь ничтожной febris catarhalis, {катаральная лихорадка (лат.).} здоров как бык!
   В вагоне:
   Я -- и вдруг выпалил, не знаю почему: "Вы меня, конечно, узнали".
   Лиза, Так как я с вами не говорю и смотреть на вас не хочу, вы, конечно, должны были догадаться, что я вас узнала.
   
   Украден сак. (Дурак.) Все осмотрелись. Лиза села. Маленький сак, украден.
   Лизе. "Позвольте, я, кажется, положил его. Вот! Каким образом он здесь очутился?"
   Лиза. Если вы говорите, что положили.
   -- Да, но каким образом он очутился за вами?
   -- Да если вы говорите, что положили.
   -- Это могло быть, но... он за вами.
   -- Я села не видав... Он такой маленький.
   -- Не видав? Это странно.
   Я. Вы дурак.
   Не произвело впечатления, но он посмотрел на меня.
   Дурак. Гм... Как же это... Гм. Тут были серебряные вещи, да цело. Видите: серебряная вещь.
   -- Да ведь говорят же вам.
   Лиза. Оставьте.
   -- Я ведь ничего. Я только к тому, что терять вещи... согласитесь сами... тут серебро... и я мог подумать.-- Он замолчал.
   Он говорил не только как разуверенный, но как бы уверенны, что она действительно украла.
   
   6 сент<ября>.
   
   NB. Завтра обдумывать в вагоне и собирать записанное. Да и фразы были казенные, заслышанные.
   
   ОН. Значит, chacun chez soi, chacun pour soi, {каждый у себя, каждый для себя (франц.).} a там что из этого выйдет, то и будет.
   
   Социализм состоит в том, чтоб, {Далее было начато: разрушив хр<истианство>} выйдя из-под христианской цивилизации и для того разрушив ее, создать свою на основании отрицания небесного царства и ограничиваясь одним земным. Прямо антихрист. {Рядом с текстом: Социализм ее антихрист.-- на полях помета: 3-я часть}
   
   Подросток знает поэтов, писателей, читал книги, хотя и без связи. {хотя и без связи, вписано.} Товарищи, никто-то этим не занимался. Отлично знает физику. Очень хорош в математике. {Над текстом: Подросток ~ в математике.-- на полях помета: 10/Х.}
   
   На бульваре с Лизой похабщину. Это была свинская шалость (от автора).
   
   В 1-й части нет еще проповеди христианства, но хорошо бы провести краткие, но веские проблески натужного христианства, {но хорошо ~ проблески натужного христианства вписано.} только Подросток обвиняет ЕГО в глаза, что ОН иезуит. Он же спросил Подростка: "Это кто тебе сказал, что я проповедую?"
   -- Я еще в Москве слышал.
   
   Петербург. "Что мне Петербург?" Презренье к Петербургу. (Это когда вышел из вокзала.)
   
   Я еще в Москве слышал, но ОН расспрашивает, и сомнения нет, что это Княгиня сказала. На НЕГО это производит видимое впечатление, до того, что мачеха раскраснелась и началась было сцена. Лиза тотчас же подлила яду, сухо и сжато {Далее было начато: заметив, что Кня<гиня>} рассказав (весьма точные) сведения, что Княгиня говорит про него, что говорила, намерена говорить и ее вероятные шаги. Страшная ссора. Мальчик. Напоминание о горничной (вчера или третьего дня выгнанной). Скандал. Лиза нарочно обращается к Подростку, рассказывая ему, увлекая тут же и мачеху рассказывать. Подросток мрачно и отрывисто просит его не вмешивать. Вдруг сцена с ребенком. Подросток в исступлении (раздирание рта). Страшная ссора, где Подросток высказывает ЕМУ всё. Когда уходит -- в темном угле рыдающий мальчик. Мгновенно его сманивает. Когда вывел на улицу -- тут только вопрос: куда я его дену? К теткам нельзя, к Вите невозможно. К Васину? Идет отыскивать Васина, плохо зная адрес и ведя мальчика. Васин принял. К Васину повел единственно по симпатии, потому что свою квартиру по истерической просьбе мальчика, но мать настаивает, чтоб к теткам. Мальчик у теток. ОН просит прощения у мальчика. ОН тоже через этот случай услыхал о Васине. (NB. У Васина ночью говорят о коренных идеях, но Васин молчалив -- и проч.).
   
   ОН Подростку: "Тут всё из-за Княгини. Зачем ты разговор навел?" И говорит, чего боится Княгиня, расспрашивает Подростка: что там Княгиня о НЕМ говорит. Подросток свысока насмешлив. Глубокое презрение. ТОТ прощается сухо. Про содержанку. Наутро смятение у теток: ОН отдал 200 000. Подросток поражен как обухом по лбу: а он только что обидел ЕГО содержанством. Подросток бросается к Васину; тот выслушивает с большим любопытством, но кончает просьбой не ходить к нему.
   Сцена примирения с Подростком. Шампанское. {Рядом с текстом: ОН Подростку ~ Шампанское.-- на полях заметка: Подросток уже любит Княгиню} О Княгине. Жалуется на жену, двусмысленно об Лизе, конвульсивно об своем характере (но без покаяния).
   Затем {Далее было: сцена исповеди Подростка.} бешеная Лиза, поджидавшая ЕГО. Иступленный разговор. Подросток поражен: что это за связь?
   ОН не приходит. Подросток идет за НИМ. ТОТ ему: "Я боялся идти, я думал ты бранить будешь". У Подростка на квартире свидание. Исповедь Подростка, Сушар. Идея. Но что такое мой отец?
   И во 2-й части развитие, что такое отец, связь Лизы. Подросток конфидент всего, Лиза его насилует (по-своему), la haine l'amour {Ненависть-любовь (франц.).} к Княгине, бриллианты, ссора, найденное письмо и т. д.
   
   NB {Далее было начато: Подро<сток>} Важнейшее (психологич<еское?>). Подросток, кроме того, что раздавлен 200 000,-- раздавлен тоже мыслию, что ОН украл письмо. Вот почему и истерика и признание. Прощаясь с НИМ, {Было: уходя} он хотел было показать письмо ЕМУ, но удержался. Оставшись один -- смутно. Плохо высказал идею. Любил ли я ЕГО? Но зато не выдал письмо. Удивительно: вдруг ощутил довольство, что не выдал письмо (т. е. видите ли, как я умею быть твердым и хранить тайну,-- значит, совладаю и с идеей). Но ОН?
   -- Ничего нет неблагородного, что я храню письмо. {Ничего ~ письмо, вписано.} Вот и отец у меня. Но люблю ли я ЕГО. Давеча как он трогательно сказал, что "бранить будешь".
   Последняя идея: мальчик. Одна великая идея -- спасает и выносит всё настроение, всё примиряет, задумался о мальчике. Заснул сладко.
   
   ПОСЛЕ БРИЛЛИАНТОВ ОТЫСКАЛ ПИСЬМО {Текст: NB ! Важнейшее ~ ПИСЬМО -- перечеркнут двумя чертами. Рядом пометы на полях: Нельзя? Рано письмо? Смотри на 666.} (II, с. 29)
   
   В 1-й же части Княгиня обидела. "О, как я ненавидел. Я бы бросился и бил. Но так как в эти записки никто не заглянет, то и напишу, что тогда же по моему сердцу прошло ощущение странное: я бы бросился и стал бы целовать то место, где она сидела. Я бы на исповеди не сказал этого... Ну, напишу уж всё: я так и сделал". (II, с 30)
   
   7 сентября.
   
   Страстная любовь к Лизе, и Подросток уже застает это.
   Дело так:
   Женившись, после долгих странствий (легенда же гласит, что ОН хотел совсем уже в монахи идти и вдруг женился),-- женившись, ОН действительно проповедовал христианство, но был мрачен, переменчив, капризен, и весел, и ипохондрик, и мелочен, и великодушен, и великая идея, и цинизм. Всё это от внутреннего неудовлетворения в убеждениях, тайного, сокрытого и для себя атеизма, сомнений в христианстве и проч., т. е. от внутреннего беспорядка. NB. ОН из тех благородных натур, которые, если верят идее, то идут за нею всецело, если же нет чему веровать, то погибают. (NB. ОН это сам говорит Подростку.) {(NB. Он из тех ~ говорит Подростку.) вписано на полях.}
   В домашней жизни то капризен, все за ним ходят, то (чрезвычайно редко) терпелив, как ангел. Сведенных детей то ненавидит, то страстно любит. Лиза ЕГО возненавидела.
   "Я из ненависти к НЕМУ полюбила ЕГО,-- говорит она,-- полюбила, чтоб погубить" (это ее внутреннее страстное желание). Между тем она сама хищный тип и предается страсти своей до зверства. В ней действительно страсть к НЕМУ, но не для того, чтоб сделать счастье ЕГО, а чтобы погубить ЕГО, как крокодил живьем проглотить, глядит она на НЕГО.
   Замечательно, что всё это она ЕМУ и высказывает прямо в глаза, нисколько не таясь. Это-то и действует на НЕГО опьянительно, это выводит ЕГО из себя, и ОН влюбляется как потерянный и желает ужасно. В этом состоянии и застает ЕГО Подросток. Любовь уже завязалась и имелись свидания. Но Лиза не отдается ЕМУ. "Я хожу, как укушенный бешеной собакой",-- говорит ОН Подростку.
   Замечательно, что в последние пять лет жизни ОН из сильно легкомысленного (но всегда глубоко мыслившего человека) стал было тихо и спокойно религиозен. Женился ОН по тихой любви к "прекрасному божьему ангелу" -- мачехе.
   "Я стал беспокоен,-- говорит ОН,-- потому что почувствовал при этом ангеле (жене моей) всю мою нравственную несостоятельность и в убеждениях, а главное, в внутренней выработке. Всего же тяжелее подействовало на меня то, что я, вместо того что<б> действительно начать совершенствоваться, вдруг почему-то предался неудержимой наклонности смотреть на всё свысока. От внутреннего недовольства и беспорядка и стал капризен: "На меня бы палку надо, а не такое совершенство, как эта женщина"". Стал даже ревнив (именно к М<олодому> Князю, по рассказам ее) и по временам ненавидеть приведенных детей. Тут-то и обратила на НЕГО внимание Лиза. "Я почувствовала в вас беса",-- говорила она потом.
   NB. Это всё ОН страстно беспокойно и трагически объясняет Лизе в свиданиях своих с нею. {NB. Это всё ~ с нею. вписано на полях.}
   Это-то беспокойство о своем несовершенствовании и об том, что ОН в сущности хищный тип, и преследовало ЕГО. И тайная идея: на что совершенствоваться (хищный тип). Это-то и почуяла Лиза, т. е. хищный тип. {Это-то ~ тип. вписано на полях.}
   
   Лиза начала ЕГО ужасно и неудержимо ревновать, к Княгине например. (Замечательно, что к матери не ревнует.) "Вы любите только самого себя,-- говорит она ЕМУ,-- вас, стало быть, не к кому и ревновать". И все-таки ужасно ревнует к Княгине, чем дальше, тем больше.
   Отношения же ЕГО к Княгине действительно состоят в следующем. ОН тепло и горячо ответил этой Княгине, когда она, ужасно уважая ЕГО, открыла ЕМУ всю душу свою и весь ужас своего положения с Ст<арым> Князем. Эта женщина -- страстно идеальное создание, с жаждою и исканием истины и добра (впоследствии слушает даже нигилистов).
   Но при этих отношениях руководителя и конфидента Княгини, целый год, и проповедника христианства, до того что Княгиня чуть в монастырь не пошла (NB. Ст<арый> Князь говорит: "ОН ее в монастырь настроил, она развода просила, так что, представьте, и мне бы надо было для пандана в монахи. Вообразить только, каков бы я был там монах. А впрочем, может быть, и хороший, и, знаешь, мне костюм этот нравится".) (Вообще тут надо этот год с Княгиней ввести в виде отдельного эпизода), при этих негодованием невинности.
   NB. {Далее было начато: Но} Это-то негодование невинности, без примеси христианского терпения (как в мачехе, н<а>пр<имер>), эта беспредельная гордость добродетели еще тогда же уязвила ЕГО.
   ОН отрекся от обвинения, но та презрительно не ответила. Тогда ОН сознался, написал страстное письмо; но она презрительно воротила ЕМУ письмо.
   В НЕМ с тех пор и остались навеки два чувства:
   1) Ужасное угрызение совести в том, что ОН хотел развратить невинность. "Это был самый скверный и нечистый поступок мой". С тех пор мысль о необузданности и неподчиняемости своей природы каким-либо убеждением истерзала ЕГО. ОН женился, единственно чтоб под крылом этого ангела смирить свою природу чистотой и подчинить ее добру, и
   2) чрезвычайное уважение к Княгине, к ее мнению, и с тайною ненавистью к такому высочайшему благородству.
   Эта ненависть была тайная, но явно ОН всё хотел свидания и 200 000 отдал для Княгини, чтоб ОНА иначе о НЕМ думала. Но под влиянием укушения бешеной собаки в НЕМ вдруг проснулась (обнаружилась и въявь для НЕГО) ненависть к совершенству чистоты Княгини. Внутренний беспорядок от Лизы, желание, чтоб и все были так же нечисты, как ОН, скептицизм и проч. (тут психология) и вводят ЕГО невольным, безличным участником в заговор Ламберта и Лизы, ибо ОН знает, что тут и Лиза (пришел было, однако, отвлекать Подростка).
   Между тем Лиза беспокоит ЕГО всё более и более и довела до идеи о бегстве и до яда. Ясно, что Княгиню ОН более не любит, но, под влиянием Лизы, в НЕМ только обнаружился скрывавшийся зародыш ненависти к Княгине, к ее чистоте и добродетели.
   Э, всё оплевать, всё разбить так же, как разбивает и образа. {Ясно ~ образа, вписано на полях.}
   ОН отверг. Но разрубил образа, и жена догадалась. Жена сбежала к Молод<ому> Князю. Смерть ее, и Лиза во всем ЕГО же обвинила. Повесилась. (Не выдержала смерти матери и ЕГО презрения и мерзости своего поведения.) Но всего любопытнее, что во всем обвинила ЕГО. "Ты меня развратил".
   В Final'ном исступлении ОН говорит Подростку: "Знаешь, эта тупость и привлекательна в страсти. "И дура хорошо",-- говорпт Яичница. Это, положим, не то, но и порочнейшее существо нравится иногда сильнее ангела. А если ОНА тупа и несправедлива, тем более. Я развращен до конца ногтей".
   -- А христианство?
   ОН. Да я никогда и не верил.
   -- Вы притворялись?
   ОН. Да разве я мог притворяться. Я верил, потому что боялся, что не верю. А теперь увидел, что и впрямь ничего не верил. Теперь только я нашел, что всё беспорядок, всё проклято.
   Ergo. {Следовательно (лат.).} Характер ЕГО не может быть легкомысленный, игривый, женственный, весельчак и мышиный жеребчик.
   ОН страстен, угрюм, скептик, сдержан, и изредка стремительно прорывается сердце. ОН не может гордиться самцовыми победами над женщинами, Лизой, в том легкомысленно и игриво открывается Подростку.
   ГЛАВНОЕ. Всё время укушен бешеной собакой.
   
   7 сентября.
   
   Теперь, стало быть, вопрос формы!
   
   NB. В проповеди же христианства Подросток застает ЕГО. Как уже решено: отрывист, скептичен и отмахивается руками, но тем страннее одна глава (только) страстной проповеди.
   
   Письмо о том, чтоб в сумасшедший дом Князя, писанное Княгиней из провинции, внушено было ИМ (чтоб развратить ее). "Я начал разврат ее сознательно и постепенно". {(чтоб развратить ~ постепенно", вписано на полях.} И после того ОН же, когда был разрыв с Княгиней, имел гнусность ей же пригрозить этим письмом. Впоследствии написал ей письмо, где во всем покаялся. В том, что хотел развратить ее. {В том ~ развратить ее. вписано. Было начато: Это письмо отчасти} Презрение с ее стороны. Но у Андреева справлялся о письме. Хитрый Андреев не дал. Но когда умер, ОН опять справлялся (ибо его уже разбирало отмстить. А нашел Подр<осток>.
   NB. Представляется вопрос формы:
   Как Подросток опишет от Я эти психологические объяснения с Лизой и антецеданы связи с Княгиней, хотя бы и с ЕГО слов?
   Но если от автора, то не будет ли Подросток второстепенным лицом, а ОН главным?
   
   Лиза стала бывать у Подростка сызначала (почувствовала в нем надобность и всё ему объяснила вкратце).
   
   Презрение Подростка к НЕМУ. ОН после разных перипетий объясняет Подростку настоящую суть, описывает ему и свидания: "Я сидел, она сидела потупясь.-- "Вы меня развратили"". И потом забегает к Подростку объяснить ему и об яде. {Рядом с текстом: И потом ~ об яде.-- на полях была помета: NB. Тетка}
   Равномерно: Тетка признается Подростку, что Княгиня была ЕГО любовницей. И что письмо у нее, у тетки (Подросток украл). Лиза тоже утверждает, что ОН жил с Княгиней. Но прогнала. На это ОН разуверяет его. Вот в какой это форме.
   Про Княгиню признается ОН Подростку, что чувствует к ней только величайшее уважение и благоговение, но давно уж не любит. (И вдруг Подросток узнает, что ОН с Ламбертом.)
   То же, что ОН так откровенен и так забегает к Подростку, показывает ЕГО простодушие, нужду в конфиденте и свидетельствует о любви ЕГО к Подростку, что и трогает Подростка. Но Подросток замечает, что, и забегая, ОН всегда сохраняет свою самостоятельность (таинственность) и что, стало быть, он, Подросток, не удовлетворяет ЕГО.
   
   Если от автора, то роль Подростка совсем исчезает.
   Впрочем, ОН начал забегать к Подростку, единственно когда началась ЕГО выгода забегать. До тех же пор держал себя отдаленнее.
   (NB. Отмстить Княгине, в прямом смысле слова, непременно хотел. Хищный тип.)
   Неудержимо хотел узнать о Княгине. Лиза даже уверила было вначале Подростка, что ОН и выписал-то его, чтоб узнавать о Княгине (sic и главное).
   И потом: забегал, когда узнал, что Лиза ходит к Подростку. {Было начато: к не<му>} Так что Подросток сразу попадает в развитие интриги.
   Сначала ОН не во всем признавался ему, но потом почувствовал неудержимую надобность излияния.
   "Как же вы поступите?" -- говорит ЕМУ Подросток (о Лизе). "Не знаю",-- говорит ОН, и Подросток ужасается.
   "Вы ко мне заходите только из надобности",-- говорит Подросток.
   

NB. Главное

   Подросток никогда не признается ЕМУ, что он влюблен в Княгиню, и на ЕГО желчные и насмешливые намеки сердится. Даже прерывает сношения с НИМ.
   
   Окончательные же ЕГО признания Подростку в финале.
   Итак, все-таки от Я.
   
   ВСЕГДА СООБРАЗОВАТЬСЯ С ЭТИМ ПОСЛЕДНИМ ПЛАНОМ ОТ 7 СЕНТЯБРЯ.
   
   "У меня нет убеждений и правил и я чуть не погубил тебя,-- говорит ОН Подростку в финале.-- Идея твоя -- оставайся вереи своей идее, или покачнулся?"
   25 000 положил тетке, тебе для разживы.
   
   Подросток мог иметь ЕГО посмертные воспоминания и прямо выписывать из них.
   Но что же тут задушевного?
   ЕГО воспоминания. Теперь, когда (год спустя) всё кончено, я имею ЕГО тетрадь. Это, кажется, уже после всего написано (т. е. в Final'e). Это не что-нибудь целое, а сцены, н<а>прим<ер> с Лизой, ЕГО беглые заметки, и всё бессвязно. Но это свидание (с Лизой), про которое ОН в исповеди пишет, записано целиком, и вот как это было. {ЕГО восподшнаыия. со это было, вписано на полях.}
   

<ЗАМЕТКИ, ПЛАНЫ, НАБРОСКИ>
<8(20) сентября -- декабрь 1874>

   8 сент<ября>.

Особый план

   Подросток из Москвы. Видит всё семейство: мать, старш<его> брата перед <нрзб.>, Олю и маленького мальчика. Все незаконные, а отец 50 лет женился на молодой родст<веннице> Ст<арого> Князя. {Рядом с текстом: Подросток из Москвы ~ Ст<арого> Князя,-- пометя: На память} Сцены с ребенком у Ст<арого> Князя, тетки и проч. Объяснение с отцом, бриллианты. Осведомляется о Княгине ОН. ОН женился в провинции, но, когда увидел опять Княгиню,-- возгорелся страстью и мщением. Оля отдается М<олодому> Князю. Княгиня боится ЕГО: документ. Жена ЕГО, узнав страсть ЕГО к Княгине, бросает ЕГО. Подросток и Ламберт и заговор против Княгини. Подросток идет к отцу и стыдит его. Мирит с женой. Молодой Князь женится на Лизе. Подросток бросает свою идею. Подросток, будучи у отца на посылках и шпионом у Княгини,-- влюбляется в нее.
   

НОВАЯ ИСТОРИЯ

   Макар Иванов умер. Жил почтительно. Сбирал после 19 февраля на храмы божий. Старинный дворовый. {Старинный дворовый. вписано на полях.} Зашел в Петербург умирать и умер в семье. Семья из жены -- 37 лет (NB. Всё была красавица, но 8 лет назад, с последних родов маленького болезненного мальчика, ее вдруг {Было начато: быст<ро>} скрючило), из Подростка, из Оли 17 лет и из восьмилетнего болезненного мальчика. Все они дети ЕГО, и Макар Иванов был муж на подставу.
   Подросток воспитывался у теток, потом в гимназии, вышел; своя идея.
   Ст<арый> Князь -- весь подчинен ЕГО влиянию и боится ЕГО.
   ОН -- промотавшийся барин хорошего рода (Брусилов).
   Подросток знает свою историю и едет с затаенным гневом -- мстить своей идеей.
   У НЕГО {Было: у ТОГО} бедные родственницы (так называемые тетки Подростка). Они лишились Андреева. Чрезвычайно уважают ЕГО (шьют и не на ЕГО руках). Нежные, но осторожные и как бы все с чего-то пугливые сношения с семейством Макара Иванова.
   Генеральша {Было начато: Княг<иня>} -- вдова генерала, дочь Князя, 26 лет.
   Молодой Князь (не родственник), 28 лет (Голицын).
   ОН с полгода назад имел было странное влияние на холодную идеалистку Генеральшу. {Было: Княгиню} (NB. Ст<арый> Князь мог бы жениться.)
   Проникнув ЕГО намерение жениться на ней, выгнала ЕГО с позором.
   
   ОН вдруг вызвал к себе семейство из Луги (немного позже как снег на голову явился Макар Иванов и умер). Подросток застает деспотизм в семействе, раздирание рта и проч. Но семейство всё трепещет. Один Подросток взбунтовался и увел маленького брата.
   
   ОН терпел, но не мог долее и вдруг воспламенился яростию, когда услыхал, что Генеральша выходит за Князя.
   Отдал между тем 200 000.
   Узнал, что Княгиня посещала семейство. {Узнал ~ семейство, вписано.}
   Подросток возненавидел Княгиню, обижен Молод<ым> Князем. Бриллианты.
   Княгиня боится документа. Подросток отыскал документ. {Далее было: ОН переслал ей документ}
   Рубит образа. {Рубит образа вписано. Далее было: Последнее свидание. ОН с документом в руках сначала угрожает, потом разорвал документ, потом хочет насиловать. Подросток спасает и ЕГО, и Княгиню. Между тем Лиза отдалась Молодому) Князю. Утопилась. ОН в отчаянии, а Генеральша разорвала с Князем. Мальчик не перенес смерти Лизы и утопился. ОН хочет жениться на Макаровой, та отказывается. (NB. Замечательно, что Макарова была ЕГО другом и советником.) Макарова вдруг померла. (Подросток арестован.) Мальчик остался с НИМ и утопился. (К Лизе.) ОН в монастыре повесился.}
   
   Замечание. Тут выработать эпизод насилия.
   Вот как это сделать: после отдачи 200 000 и проч. Княгиня холодна. Тогда угроза письмом, ибо письмо найдено. Княгиня отвечает тем, что ЕГО выгоняет Ст<арый> Князь. Свадьба с Молод<ым> Князем. ОН в бешенстве от такого презрения и (психология) предлагает руку Макаровой. Та отказала (была советчицей). В тот день рубка образов. Между тем неслышно происходит роман Лизы. М<олодой> Князь не знает, кто она такая? В отчаянии от комического своего положения ОН соединяется с Ламбертом. Подросток спасает.
   ОН подавлен своею низостью. Тут обнаруживается роман Оли. (Подростка арестуют.) Мать умирает с горя. Княгиня разрывает свадьбу. ОН подавлен горем, остается один с мальчиком. Мальчик топится.    ОН рассуждает так. Она боится, что Ст<арый> Князь лишит наследства, у ней ничего. Тогда Молод<ой> Князь ее бросит. К тому же она уверена, что документ истреблен. Уверена, главное, потому, что ОН сказал о документе и о сумасшедшем доме Ст<арому> Князю. Но Ст<арый> Князь спросил документ и, когда ТОТ сказал, что затерян с Андреевым,-- выгнал ЕГО. После этой-то низости ОН и предлагает руку жене. (NB. Он вдруг убеждается, что Княгиня страстно, безумно любит Молод<ого> Князя. Наконец, открываются ЕГО глаза. До тех же пор у НЕГО была теория, что это только la haine dans l'amour. Подросток, несмотря на то что он сын своей матери, ужасно ЕГО слушает, т. е. до того с ним сдружился. То отвращение, то тянет к НЕМУ.) После того рубка образов. (Неслышно роман Лизы.)
   
   Ламберт от Подростка узнает о существовании документа и говорит ЕМУ. Входят в союз. ОН рассуждает так... (и хочет ей отмстить насилием и скандалом перед свадьбой ее). Тогда Подросток видит, до чего это зашло, и спасает Княгиню. Но спасает внезапно, ибо сам был в заговоре, хотя и трепеща. {Рядом с текстом: Тогда Подросток ~ и трепеща.-- на полях: Сам влюблен, отплевывается, ненавистник женщин} Дело в том, что он ненавидел Княгиню, терпел обиды от Молод<ого> Князя и, презирая ЕГО, смотря свысока, все-таки любил, потому что простил (после сцены с Сушаром).
   Кроме того, вместе ненавидели Княгиню. Подросток еще более ее возненавидел, прозрев, что ОН под видом ненависти влюблен больше прежнего. И вдруг сам почувствовал, что влюблен, отплевывается. Целомудрие,-- и безобразная мысль, что соперник отца. {и безобразная ~ отца, вписано.}
   Когда Подросток нашел письмо, то в нем впечатление Унгерн-Штернберга; то хотел ее придавить, то ей послать, то, найдя это подлым (ибо почувствовал, что тут любовь его),-- хотел было ЕМУ отдать. Но не успел и испугался, узнав, что ОН уже донес Ст<арому> Князю и выгнан.
   ОН после того уверял Подростка, что если б она только увидала документ, то ноги бы стала лизать. {Рядом с текстом: ОН после того ~ лизать.-- на полях; Ст<арый> Кн<язь>} Сказал между прочим Подростку, что ОН, во всяком случае, на ней не женился бы, да и не может теперь.
   (NB. Узнав о романе Лизы, донес ей. Получил насмешки, и брак был назначен.) Тогда ОН посоветовал Ламберту, узнав от того, что есть письмо, переписать его содержание и послать от тетки и вступил в заговор. (Изнасиловать накануне свадьбы.)
   NB. Роман Оли непременно должен произойти после заговора Ламберта. {NB. Роман ~ Ламберта, вписано на полях.}
   Ламберт стал было соблазнять Подростка 30 000 и е<--->. Подростка волнует и мщение, и любовь. Но узнав всю махинацию и (от Ламберта) что ОН просил Ламберта скрыть от Подростка, что ОН в заговоре участвует,-- испугался, постиг подлость, но тянуло его как бы зажечь деревню. Он хотел увидеть собственными глазами подлость Княгини, подлость знати.
   Но спас Княгиню, ибо она держала себя бесподобно.
   Ламберт страшно откровенен, какое-то необыкновенное простодушие злодея, и не подозревающего, что могут быть честные люди. {Ламберт страшно ~ честные люди, вписано на полях.}
   (NB. Тут преступление и цинизм Подростка, а кстати -- жажда силы. Документ же есть искушение приложить силу. 30 же тысяч он, не колеблясь, хотел уступить Ламберту, е<---> же ни одного мгновения не было в его голове и Ламберту не дал.) {Далее было начато: Но} Княгиня заболела после того, но, узнав от Подростка смерть Лизы, увидав отчаяние М<олодого> Князя и убедившись, что тот женится на ней насильно,-- гордо разорвала.
   

Характеры

   Ст<арый> Князь. Был полтора года назад в разжижении мозга. Выздоровел, но не вполне оправился. Ему страшная обида, если кто заподозрит его в идиотстве. Вот почему он и проклял бы дочь, если б узнал, что она его в сумасшедший дом. Лишился мест. Бросился с своими капиталами в обороты (что дало повод Княгине говорить, что ОН крадет).
   Затем ОН -- старый барский тип. Драгоценные черты скептицизма, благородства, неверия, ленивого {ленивого вписано.} атеизма, лени, {лени вписано на полях.} либерализма, деспотизма. Над всем страсть, хищный тип. Но страсть, прибежище к христианству ("третий год проповедует Евангелие",-- говорит Ст<арый> Князь.) {Далее было: NB} Ст<арый> Князь стал ужасно остроумен именно со времени разжижения. Тайный атеизм и деспотизм в семье. Почти то же, что и в прежнем романе. Так застает и Подросток.
   Оля -- ангельский тип. Запуганные. Испугалась, что М<олодой> Князь посватался. Но страшно польстило ей, была счастлива. Отказалась, утопилась. {Рядом с текстом: Оля ~ утопилась.-- на полях: выйти можно, любить не будет. А тут никогда-то не попрекнет и вовек пожалеет.}
   Мать. Русский тип (огромный характер): и забитые, и покорные, и твердые, как святые.
   Макар Иванов. (Русский тип.) ОН дивится.
   Подросток как был.
   Долгушин и проч. Васина -- очень мельком.
   Свою квартиру надо, пожалуй.
   Но своя идея слишком упорна.
   
   Задача лишь: кто герой? Подросток или ОН?
   
   Молод<ой> князь Гол<ицын> очаровател<ен>, тоже 24 года.
   
   NB. Сильнее о своей идее -- и сильнее о проповедуемом христианстве ИМ.
   
   Оля испуганная, потому что ОН испугал ее в детстве, потому и окружил попечениями. Нанимал гувернантку швейцарку. Ездили за границу. Венеция, храмы, в храмах страшно.
   Легенда. В Луге старая родственница Старого Князя, небогатая, но независимая. Под ее покровительством жили в уединении Макаровы. В Луге Молодой Князь узнал Олю. (Но не узнал, чья она дочь.) В Петербурге, встретив ее, прямо спросил: "А вы здесь?" (NB. Молодой Князь сам беден, но имеет в Петербурге успех.) Познакомился. Долго щадил, и, наконец, беременна. {Далее было: ОН узнал беременность (тем, что послал М<олодому> Князю вызов, так, из ярости за Княгиню. Вызов смешон, разница в летах. В это время Князь уже знал (через теток) все тайны Макаровых. Князь от дуэли отказался и признался ЕМУ, что виноват перед ЕГО дочерью).}
   Тогда ОН воспылал намерением заставить М<олодого> Князя жениться на Оле. {Далее было: По этому-то поводу первый разрыв с Ст<арым> Князем. Но достигнута цель: ОН уязвил насмерть Генеральшу. Но ОН не для Генеральши, ОН для дочери. В это-то время является Макар и умирает.} Оля видится с М<олодым> Князем. Расспрашивает о Княгине: "Любите ли вы их?" Молод<ому> Князю жениться на ней невозможно, а жалко ужасно. Оля утопилась (ходила к Княгине и успокоила). Княгиня разрывает с М<олодым> Князем. Молодой Князь отказывает сам Княгине. {Молодой ~ Княгине, вписано.} Мать умирает с горя. Подросток арестован. Скоро освобожден. Мальчик утопился.
   
   Возится с отцом и проч.
   
   Макар еще вначале. После Макара предложил жене руку. В тот же день -- образа. В это время состоялся заговор Ламберта. Княгиня больна. Но ОН вызывает в ярости Молод<ого> Князя. Молод<ой> Князь, потерянный, говорит ЕМУ об Оле. И тут-то узнается про Олю, но НЕ РАНЬШЕ.
   Молодой Князь украл образа, был судим и помилован, потом поднялся стараниями молодого генерала.
   Прокутил свои 70 душ.
   Bonjour, papa le grand. {Здравствуй, дедушка (франц.).}
   Был у Сушара, только взрослым.
   Подросток спрашивает M<олодого> Князя при первом свидании о Сушаре. Тот его не понял и забыл. Искренно. В вагоне ехал. Говорит его историю тетке. "Ненавижу!" {Макар еще вначале, ~ "Ненавижу!" вписано на полях.}
   Так было: Оля водилась с Молод<ым> Князем до тех пор, пока узнала, что он жених Генеральши. Тогда разорвала, без негодования. "Вам иначе, может, и нельзя было". {"Вам ~ было", вписано на полях.} Ходила в Казанский. Засела дома, боясь шевельнуться, увидеть Князя. М<олодой> Князь между тем заискивал, тосковал, был у теток, писал. Узнав, чья она дочь, не принял вызова ЕГО, посланного в безумии (гораздо до сцены с Ламбертом). Подросток приезжает именно, когда Лиза зачала. Сцена его с М<олодым> Князем. М<олодой> Князь даже заискивал. Странное впечатление. С своей стороны, генеральша тоскует и ревнует, видя M<олодого> Князя изменившегося, то с порывами любви, то почти пугливой холодности. Княгиня узнает о Лизе от Молодого же Князя. В промежутке Макар. ЕГО предложение жене. Рубка образов. Мать знает давно уже о беременности Лизы. {В промежутке ~ Лизы, вписано на полях.} После сцены с Ламбертам) разрыв с Молод<ым> Князем, а ОН узнает, что Лиза беременна. Хочет убить Молод<ого> Князя. Но Лиза утопилась, и т. д.
   Форма, форма! (простой рассказ à la Пушкин {в духе Пушкина (франц.).}.
   
   NB. Макар.
   Макар потрясает всех своим появлением: Подростка, семью, но особенно ЕГО. Расстроенный нервно, ОН вдруг делает предложение жене. После того рубка образов.
   
   NB. Дурак остановился там, где нанял квартиру Подросток.
   NB. NB. Сперва определить о своей идее и о характерах, а потом план всего романа -- событие за событием.
   
   9 сентября.

Опыт плана одной 1-й части

   В вагоне. Тетка и Подросток. NB. Подросток видел тетку мельком, и они сошлись брать билеты. Если Ламберт, то и дурак тут же. В вагоне у Подростка с теткой разговоры и споры о Христе, о фру-фру" о том, что "горжусь"; о том, что бегал с студентом университета. Тетка говорит с дураком, что она знает Княгиню. Удивил тетку познаньями о Ст<аром> Князе, о Генеральше, но всё извращенно. Мрачен, но 20 лет сказываются. {Тетка говорит ~ сказываются, вписано на полях.} Очень жаль было, что высказался тетке. {Очень ~ тетке, вписано.}
   Своя идея. Кто таков Брусилов, солдат в вагоне, 25 апреля. Сомнение, о матери. "Ан, мать-то тебя видела".
   Приехали в квартиру теток. "Не хочу к матери", а она тут же. Сцены.
   Представить иль не представить его ЕМУ?
   А он ушел к Вите, на рынок, к Долгушину. Васин. У Вити непременно о Ламберте. Ламберт волнует его. {У Вити ~ его. вписано на полях.}
   Пришел домой в 8 часов. ОН не обращает на Подростка должного внимания. {ОН не обращает со внимания, вписано.} Сцена. Нагрубил. Разрывание рта. Погнал из дому. Ушел сам. Мальчик, испуганный, выбежавший уже на улицу. Свел к Васину. Даже с радостию, желая отмстить. "Нет, у меня было только одно сострадание! Мы оба хотели бежать". {Даже ~ бежать", вписано на полях.}
   У Васина. У Васина всё, вся исповедь, но не идея. (Мальчик, спрашивая Олю, заснул.) Заснул и Подросток. Васин дал знать дома. Пришла мать.
   Подросток пошел нанял квартиру. Васин просил не ходить. После просьбы не приходить он пришел и у теток стал писать отцу письмо, прося разорвать сношения. Вошла Княгиня. Подслушиватель поневоле. Письма. {После просьбы ~ Письма, вписано на полях незачеркнутого текста: Пришел к теткам. В темной комнате. Подслушивает против воли. (У тетки Генеральша.) Письма.} Смятение у тетки, что он слышал. Просил тетку сказать ЕМУ, чтоб избавил от себя, что не надо и места. Был у матери, чтоб ребенка навестить. Лиза. ОНИ теперь всё простят.
   Он проклял и разорвал. Подлость. Проклятие. Пошел домой. Один. Своя идея. Случай в дороге с девкой. Потрясен. {Он проклял ~ Потрясен, вписано на полях вместо незачеркнутой фразы: Возвращается домой. (История с девкой, что-нибудь на улице.)} Дома застает ждущего ЕГО в разговоре с хозяином квартиры. Объяснения. ОН обвораживает его. К тому же Подросток сильно потрясен и измучен. Об Васине (об социализме). Узнает, что Васин рассказал детство. С жаром свою идею. Ce n'est pas si bête. {Это не так глупо (франц.).}
   Обещал пойти к Генеральше. Пленен ею. {Далее было начато: Не знает еще, что отец п<одлец?>} Он уходит задумчивый и раздавленный.
   Подросток {Далее было начато: утром пишет письмо, идет к} засыпает, проклиная, что сказал идею.
   Смутно ему. Но проснулся и отправился в дом Князя. {Смутно ~ Князя, на следующей странице с пометой вверху: 1-я часть}
   

2-я часть

   На другой день я отправился к Князю, Князь и Генеральша. A jeune homme {молодой человек (франц.).} под конец разговора (о том, чтобы Ст<арому> Князю жениться). Молод<ой> Князь его оскорбляет (не утерпел, подошел: "Вы знали Ламберта?") Княгиня пошепталась об нем с Ст<арым> Кн<язем>, ушла с фырканием. Подросток возвращается, чтоб бросить всё и удалиться. Встречает на улице Лизу. Краткая встреча. Луч солнца. Первый раз узнает Лизу. NB. Сочинить сцену. {Луч солнца, ~ сцену, вписано на полях.} Генеральша, вышедшая из кареты. Странное ощущение. Поклялся мщением.
   Воротился домой, зная, что ОН будет расспрашивать о Генеральше. Но ОН не расспрашивал. Тут на квартире лгуна. Подросток удивляется, что ОН, такой мрачный, развлекается такими глупостями. Финтифлюшками занимается. Набрасывается на НЕГО за это. {Тут на квартире ~ за это. вписано на полях.} Подросток в раздражении о христианстве. Тут именно проповедь христианства и о своей идее. Об Васине, о социализме. Будущность. {Тут именно ~ Будущность, вписано на полях.} Всё это страшно подействовало на Подростка (ОН болтлив). Но до этого разговора, возвратясь домой, он нашел его с чиновником -- об камне и подивился финтифлюшкам. {Всё это ~ финтифлюшкам, записано на предыдущей странице, вставлено согласно помете Достоевского. Вместо: Тут именно ~ финтифлюшкам -- было: о Васине и о своей идее.} У матери не был, объявил, что не пойдет к Ст<арому> Князю. {объявил ~ к Ст<арому> Князю, вписано на полях.} Жалобно. Пошел по всем по трем. В падении мерещится Лиза. {Пошел ~ Лиза, вписано.} Сцена на квартире с хозяином и хозяйкой.
   На третий день хочет вызвать на дуэль. Дерзкий отказ. Бриллианты. Она обвиняет. Ушел. Погибал. На квартиру пришел поздно. У него ждет М<олодой> Князь, сказал ему, что бриллианты улажены и что уже получил вызов от НЕГО. Просил сходить к НЕМУ. ("Вы не знаете!", т. е. о Лизе). ОН дома. ОН покраснел. Отвечать не хочет, мрачен и раздражен. Говорит, что был у Ст<арого> Князя и уладил о бриллиантах. Пришествие Макара.
   Вся история о Макаре. Смерть его. (Подросток поражен ужасно.) После смерти Макара ОН приходит с новой исповедью, нежностью, проклятиями, о Княгине, о страсти, о письмах (у Андреева). Идея письма Андреева, письмо. Между тем Ст<арый> Князь расстраивается. С хозяином история -- смерть ребеночка. Мучение Подростка, что письмо так на него действует. Познает, что влюблен, поцеловал след Княгини.
   Встреча с Васиным. Васин об НЕМ. Сошлись и поговорили. Мать пришла: "Что нейдешь к брату, зовет тебя". Мать очень грустная.
   Лиза вдруг приходит к Подростку и спрашивает, правда ли, что он любит Княгиню?
   Молод<ой> Князь говорит, что Лиза нейдет за него. Разорвать хочет.
   
   Подросток дивится подлости, проклинает весь мир. Самого мучает идея о письмах. Васин и хозяин. Подросток думает о самоубийстве. Крафт застрелился. (Васин же пришел внезапно, чтоб отдать бумаги.) Все арестованы.
   Ламберт увлекает его. Письмо. Отец доносит Ст<арому> Князю о письме. Прогнан. Делает предложение жене, рубит образа. На другой день говорит Подростку, что если б документ, то ноги бы лизала. Хочет отмстить ей. "Я не женился бы на ней никогда". Сам не говорит Подростку, что отмстить хочет, но тот видит. {Рядом с текстом: Подросток дивится ~ тот видит.-- на полях: История Ламберта пропущена. Смерть Ст<арого> Князя пропущена.} Подросток про отца: "Он решительно ко мне привязался". {Подросток про отца ~ привязался", вписано на полях. К этой фразе помета: От Я, от Я -- 12 сентября.} Подросток в страшном волнении. Хозяин сжег жену. Ламберт и Andrieux. Оба расплакались. Отвратительная сцена, потрясающая нервы. "К чему весь этот свет!" -- восклицает Подросток. {Оба расплакались ~ Подросток, вписано.} Ст<арый> Князь к Andrieux. Не выходит. Ламберт говорит, что из этого идиота ничего не выйдет. Подросток открывает Ламберту о письме. Лиза. Какая-нибудь отчаянная сцена между ним, матерью и Лизой. Мать: "Носи!" Подросток: "Э, пропадай всё!" Сила, зажечь, вдруг узнает, что ОН в заговоре с Ламбертом. Сцена насилия, убивает Ламберта, Княгиня. Княгиня уже узнала роман Лизы. Подросток узнает об этом.
   Дома Лиза утопилась. Оставила письмо. (NB. Весь роман Лизы или Князь рассказывает Подростку подстрочно, или Лиза: "Прощай, мой сокол!") Лиза, вынутая из воды. ОН, мать. Подростка арестуют. {Далее было: Тетка рассказывает. ОН идиот. Маленький м<альчик>} Из-под ареста. {25 000, учиться, вписано на полях.} Маленький мальчик пропал. Побежал искать Подросток. Нашли (к Лизе). Привел мальчика. ОН, тетки и мальчик. Для них бы жить. Своя идея прочь. 25 000, учиться. {Княгиня уехала ~ в деревне, вписано на полях.} Три месяца спустя мальчик смеется, обнимает ЕГО. Тот идиот. Плачет.
   Княгиня уехала за границу и увезла Ст<арого> Князя. Молод<ой> Князь где-то в деревне. {Далее было начато: И хотел бы. Против текста: И бессмысленна и шатка ~ правда.-- на полях фигурная скобка и помета: Без Ламберта можно.}
   

NB. К роману

   Подросток во всем герой. Он и с Ст<арым> Князем, и с Молод<ым> (дуэль), и с отцом, и у себя с чиновником, и с Васиным про свою идею. Тот ему бумаги. И роман Лизы знает. И ребеночка любит, с матерью сошелся, Макар Иванов поражает его.
   NB. Ламберт может особенно поразить его. "Пропадай всё! Бросить всё и убежать".
   Ему бессмыслен ОН, хотя и мил, и он всё спорит. И бессмысленно смирение дома. И бессмысленна начинающаяся любовь его к Княгине. И бессмысленна и шатка своя идея, что страшно закружило его. И бессмысленен Васин. И ужасен роман Лизы. И к чему правда. {Подросток стал ~ молчать, вписано на полях.} Подросток стал мрачен и стал молчать. {Далее было: а. Мечтатель. Самоубийство, б. Мечтатель. Мысль о самоубийстве.}
   Макар Иванов поражает ужасно. И хотелось бы видеть унижение аристократа, Ламберт соблазняет взять деньги. Но до болезни любовь к маленькому брату.
   ПОДРОСТОК ДИЧАЕТ И МРАЧНЕЕТ БОЛЕЕ И БОЛЕЕ. 1 После Макара и образов особенно.
   Ламберт (без дурака). Ты спроси 30 000 и е<--->. Тот насчет е<---> думает. Думает вообще о всей сцене унижения, потребность поджечь -- отмстить за всё, об 30 же тысячах думает свысока, мечтая предоставить Ламберту. Желание поджечь. Но Ламберт обманул его и предался ЕМУ. ТОТ проникает в заговор в самое последнее время. Дурак, впрочем, нужен. Ламберт убил его. {Дурак ~ его. вписано на полях.}
   Может быть, Ламберт только с ним, а без НЕГО, но ТОТ всё знает.
   Думать, а 1-я часть хороша. {Думать ~ хороша, вписано на полях.}
   
   Тон таков. {Над словами: Тон таков.-- на полях была помета; Не от Я ли?} Рассказ, н<а>прим<ер>, ЕГО отношений к Княгине... Они расстались врагами, и вот в каком положении застал дело Подросток и т. д., т. е. à la Pouchkine -- рассказ обо всех лицах второстепенно. Первостепенно лишь о Подростке, т. е. поэма посвящена ему. Он герой.
   
   Всё это действовало страшно и мрачно на него. Довело его до любви к Княгине (втайне от отца) и до преступления.
   Идея. Т. е. Подросток презирал всех за виновность и сделался сам виновен. Спасен от суда.
   
   Мальчик, может быть, не утонул. Подросток находит его. Вытаскивает из воды. Остается вдвоем с мальчиком и с помешанным отцом.
   
   А буду пока трудиться для этих обоих; вот занятие. Буржуа буду.
   
   Молодой Князь отказывает сам Княгине. У него 200 000, которые ему уступил ОН. У Княгини страсть к М<олодому> Князю. Он говорит: вдова, старуха, безумие.
   
   NB. Роман Лизы Подросток знает гораздо раньше ЕГО. ЕМУ не говорит. Хотел было разорвать Молодого Князя, но ему подчиняется. Мрачнеет, находит, что всё низость.
   
   Сведения об отце, Генеральше, Ст<аром> Князе Подросток узнал от Ламберта, кутившего {Далее было начато: с Ст<арым Князем?>} в одно время с Молодым Князем.
   
   10 сентября.
   
   От Я непременно; наивнее и прелестнее, хотя бы безо всякой морали.
   История.
   
   Про смерть матери рассказала тетка по выходе Подростка из-под ареста. Непременно так сделать, что Подросток при смерти матери не присутствует.
   Или так сделать, что мать умирает при нем.
   Его арестуют, а через четыре дня, в день погребения, воротясь, застает, что мальчик исчез. Сыскали мальчика. Тетка советует на 25 000 купить деревню и везти туда обоих. Подростку хочется учиться. Мальчик сдружился {Далее было: Год спустя} с идиотом. Ходят вместе. Уехать в деревню!
   NB. О продолжении учения мпого раз помипал и ОН в продолжение романа, и Васин. Решают учиться.
   
   "На душе смутно. Я никого не хочу видеть". Тетка, ОН и мальчик. "Я экзамен-то, однако, выдержал". Луч солнца. "А, батюшка, еще жизнь так длинна!" (слова тетки).
   
   Или не взять 25 000. Тогда служить.
   
   Подросток попадает в действительную жизнь из моря идеализма (своя идея). Все элементы нашего общества обступили его разом. Своя идея не выдержала и разом поколебалась. Оттого тоска. Но по мрачности и мизантропии побежденным себя не считает, смотрит свысока. Всех обвиняет и решается пойти против всех законов. {Рядом с текстом: Подросток попадает ~ законов.-- на полях: Идея} (NB. Когда Макар умирает, он прослезился и целовал у него руку; а в сцене матери и Лизы упрекает их в рабстве.) {Рядом с текстом: Но по мрачности ~ в рабстве.) -- на полях запись: Это настроение яснее высказать читателю.}
   Окончательно закружился. Сцена с Княгиней. Мрачная сцена с ногой Ламберта. Арест.
   Сцены из-под ареста уже с новым настроением.
   
   В романе все элементы. Цивилизованный и отчаянный, бездеятельный и скептический, высшей интеллигенции -- ОН.
   Древняя святая Русь -- Макаровы.
   Святое, хорошее в новой Руси -- тетки.
   Захудалый род -- М<олодой> Князь (скептик и проч.).
   Высшее общество -- смешной и отвлеченно идеальный типы.
   Молод<ое> поколение -- Подросток, лишь с инстинктом, ничего не знающий.
   Васин -- безвыходно идеальный.
   Ламберт -- мясо, материя, ужас -- и проч.
   
   Если от Я, то, если близко (3 месяца), то рукопись должна носить следы некоторой неосмысленности. Если Подросток уже выжил этот период, то при осмысленности -- потеряется наивность.
   
   От Я наивнее, несравненно оригинальнее и в уклонениях от ровности и системы рассказа даже прелестнее.
   
   М<олодой> Князь по суждениям Подростка и все сцены с Лизой выйдут оригинальнее под пером Подростка. От Я, от Я, от Я!
   Если же от автора, то необычайно трудно будет выставить перед читателем причину: почему Подросток герой? и оправдать это.
   Начать без всякого предисловия -- оригинальнее, и только где-нибудь спустя, в последующих главах: всё это случилось год назад; конечно, я теперь не таков и т. д.
   Еще в 1-й главе: "Можно подумать, {Вместо: Можно подумать -- было: Читатель может подумать.} что я пишу глупости, но это очень серьезно, и, главное, я не пишу ничего лишнего, а это очень необходимо -- даже этот дурак, ибо он будет играть со временем роль". {Еще ~ роль", вписано на полях.}
   В Final'e же: подробное описание, как он спасал ребенка со всеми ужасами, и потом -- как помирил без малейшего намека на цель жизни и проч.
   
   Мы поселились уединенно -- две тетки. К матери на могилу. Я думаю, что тетка права, советуя в университет. 25 000.
   Луч. Всё мельком и значительно. А теперь кончу, теперь другие занятия. Моя идея.
   
   От Я -- решено и подписано. И что бы ни было. Но пишущий теперь, год спустя.
   Это в каждой строчке иметь в виду. {От Я ~ в виду, вписано на полях вдоль всей страницы. Здесь же помета: 12 сентября ездили к Спасителю.}
   
   Моя идея, вижу, не осуществилась, но идея осталась. Написав это, заключаю тем, что уже более писать не буду по крайней мере лет пять. Посвящу обучению. А там через пять лет перечитаю написанное и проверю себя. В 5 лет определится и о моей идее. {Рядом с текстом: Моя идея ~ о моей идее.-- на полях фигурная скобка и помета: Может быть, ненужно.}
   
   ОКОНЧАТЕЛЬНО. Лучше без малейших объяснений и оговорок, а сказать только про год назад.
   
   NB. В Final'e. Я хотел сказать, чтоб не брать от Князя денег, но промолчал. Тетка только поглядела на меня.
   
   О фру-фру. Тогда я был так настроен.
   

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

   Тут были все элементы общества, и мне казалось, что мы, как ряженые, все не понимаем друг друга, а между тем говорим на одном языке, в одном государстве и все даже одной семьи (NB. Тут и точка. И переход к другой главе. Отрывисто заключить. Всё писать отрывистее.)
   

БЕСПОРЯДОК

   13 сент<ября>.
   Поправка в плане (усложнение сюжета).
   Семейство ИМ вызвано как нравствен<ное> (убежище), т. е. черт знает зачем. Т. е. именно из волнения и страдающего психологического состояния. Отвергнутый прошлого года гордой идеалисткой Княгиней только из подозрения, что ОН любит ее не для нее, отвлеченно, и, намереваясь женитьбой на ней поправить обстоятельства, ОН помолвил<ся> с падчерицей Князя, сироткой. (NB. По предложению самого Ст<арого> Князя.) {(NB ее Князя.) вписано.}
   Генеральша боится завещания, но достигает, что Князь отделяет ей в другой раз огромное приданое (первое приданое покойный муж ее генерал прокутил).
   Она помолвила<сь> с Молод<ым> Князе<м>. ОН осуждает, 26 лет старуха с 27-летним, а он, т. е. Молодой Князь, нигде не на службе и проч. Страсть, был обвинен за образа.
   Боится письма потому, что нашелся же документ на 200 000 у Андреева, могло найтиться и письмо. {был обвинен ~ письмо, вписано на полях.}
   ОН отдает, однако же, 200 000 (в начале романа. Известие о том поражает приехавшего из Москвы Подростка чрезмерно). Но отдача 200 000 не производит никакого впечатления на Княгиню, кроме насмешек. Княгиня смеется над отдачей 200 000 я сообщает это тетке и {Далее было: падчерице} Князю-отцу. Тот забавляется этим. Подросток сообщает разговор ЕМУ. {Княгиня смеется ~ ЕМУ. вписано на полях.} ОН ожесточается.
   В то же время Княгиня сообщает Ст<арому> Князю и падчерице известие о том, что есть Макаровы. ОН знает, что нафискалила Княгиня. {Вместо: знает ~ Княгиня.-- было: приписывает фискальству Княгини.} Раздражен еще больше. Вызов Молод<ому> Князю (после отдачи 200 000 за то, что предложил 50 000), {(после отдачи ее 50 000) вписано.} который не принял вызова. Вызов сближает ЕГО и Подростка. {Вызов ее Подростка, вписано.}
   Макар умирает. Молод<ой> Князь любит Лизу, но не бог знает как увлечен Лизой. Княгиня узнает это. Прощает {Далее было начато: подозрев<ает>} Князю. Но ЕГО подозревает и (воспаленная страстью) обвиняет, что ОН хочет женить Князя на Лизе и что <за> 200 000 он купил Князя, {и что ~ Князя, вписано на полях.} тогда как ОН и не знает еще про Лизу. Вот почему усилена ее ненависть к НЕМУ. {Вот почему ее к НЕМУ, вписано.} Требует, чтоб М<олодой> Князь отдал 200 000. Тот не хочет. {Требует ~ не хочет, вписано на полях.}
   Вдруг является Ламберт. У него документы фальшивой подделки Князя. Он хочет предложить {Вместо: хочет предложить -- было: предлагает} купить их Князю или Княгине. ОН сходится с Ламбертом и документ покупает. Пересылает Княгине. {Далее было: (свидание) Та} Через Княгиню разрыв ЕГО с Ст<арым> Князем и с падчерицей. ОН предлагает руку жене и рубит образа.
   Идет к Ст<арому> Князю и жалуется на то, что она хотела его сделать сумасшедшим (пускается во все тяжкие). Его выгоняют. Письмо найденное. У Подростка. Показал Ламберту. ОН хотел выманить. Сцена насилия и проч. ОН косвенно в заговоре.
   Княгиня оскорбляет Лизу.
   Макар Иванов. Бриллианты. Подросток узнает про Лизу. {Макар ~ Лизу, вписано. Далее на полях было: от Ламберта или от Княгини. Та ему на НЕГО говорит, что ОН хотел [продать] купить Князя Для Лизы.} NB. Объяснение Подростка с Княгиней, где она с ним небрежно, оскорбляет его. Сначала очарован, потом находит мотивы оскорбления и вступает в заговор. Княгиня выпытала всё от Подростка и потом ему: "Что же вы хотели сказать?" {NB. Объяснение ~ сказать?" вписано на полях.}
   Между тем приехал Ламберт. За компрометирующий документ он взял с Княгини 5000. ОН говорит Ламберту, что он дурак, что и Князь имеет теперь до 200 000 имения и что он с М<олодого> Князя и с Княгини мог иметь за такой документ 10 000. Ламберт же не знал, что у М<олодого> Князя 200 000 (причем удивляется, что ОН отдал 200 000), и говорит, что обращался к Княгине, которая, купив документ, просила не говорить о документе М<олодому> Князю. Сама же отнеслась, что это пустяки. Она хочет корить М<олодого> Князя, пилить этим документом, а может, держать в руках, говорит ОН. (NB. Когда Подросток спросил Князя: "Знакомы вы с Ламбертом?" -- то тот рассердился, а потом стал заискивать, но свысока, едва принял у себя. Затем кража бриллиантов и проч.)
   ОН объявляет Ламберту, что он дурак, зачем он не дал ЕМУ этот документ, и тут объявляет, что если б только письмо!
   Ст<арый> Князь, Andrieux. Жалкая сцена. {Ст<арый> Князь ~ сцена, вписано.}
   Подросток говорит Ламберту, что письмо у него. Ламберт передает ЕМУ это известие. Но Подросток не выпускает билет, хотя Ламберт предлагает ему деньги, по идет с тем, чтоб Ламберт ее изнасиловал, взял 50 000, "а потом и ты е<--->".
   ОН в стороне. ЕМУ хочется, чтобы мщение состоялось. (Вот тут-то перед этим Княгиня и оскорбила Лизу, а М<олодой> Князь от нее отрекся, хотя и плакал перед Княгиней.) ОН узнает, что обесчещена Лиза. Назавтра венчание. Ламберт насилует, но Подросток не дает. Тогда Ламберт, видя, что порвалось, решает {Далее было: было} убить дурака и поскорее бежать.
   Молод<ой> Князь {Далее было начато: хотел бы лу<чше>} предчувствует, что с Генеральшей ему будет мука. Меж тем Лиза утопилась. Свадьба Княгини и Молодого Князя. ОН осрамлен и поражен. Жена умирает. ОН мучается тем, что мальчик боится ЕГО. Подросток мучается с обоими. Ламберт с ногой. Подростка арестуют. Через 5 дней является. Мальчик бежал.
   
   Не послал ли ОН документ компрометирующий М<олодому> Князю, но не получил благодарности и проч. Ламберт прямо говорит Подростку, что ОН участвует, только не велел ему сказывать. Когда Ламберт узнал, что ОН передал документ, то накинулся на НЕГО, но, {Далее было: ОН успокоил} узнав от Ламберта, что есть письмо, объяснил ему всё значение письма, настаивал на изнасиловании. Ламберт объявляет обо всем Подростку откровенно, изумляет его, что ОН просит изнасиловать, смущает его, но и воспламеняет. Гордая Княгиня.
   После смерти Лизы Подросток так подавлен, что не хочет мстить Князю. Упрекает себя, что забыл о Лизе. {Упрекает ~ Лизе, вписано.}
   
   С НИМ еще хуже, ОН разбит еще больше. ОН со смерти Лизы всех обвиняет, всё присутствует в семействе, потрясающая сцена смерти матери. В день похорон мальчик всё просит Лизу. ОН к мальчику, но тот боится ЕГО и не отпускает от себя Подростка, но Подростка арестуют, и мальчик бежал утопиться (к Лизе). Найден.
   
   Весь вопрос свадьбы состоял в том: даст ли Ст<арый> Князь еще приданое (Княгине). Ст<арый> Князь крепился (чтоб власть показать, и всех боялся, как и объяснил Подростку ОН), но в день ЕГО доноса дал ей 300 000, а ЕГО прогнал.
   
   "Я не люблю ее,-- говорил ОН Подростку,-- но пусть юна меня признает честным человеком -- вот и всё".
   -- И великим.
   -- Что такое?
   -- Честным и великим человеком,-- повторяет Подросток.
   -- Mon cher, vos sarcasmes {Дорогой мой, ваши насмешки (франц.).} (поссорились, и потом ОН опять пришел к Подростку {Было: к не<му>}).
   Он вначале говорит о Княгине: "То, что она так врезалась в этого князька, я очень рад, обоих {Было: его и ее} бог наказал, его пуще, потому что она все-таки свое возьмет" {его пуще, потому ~ возьмет" вписано на полях.} (но, однако же, не только не рад, но и против изо всех сил). Под конец.
   
   Непременно сцена свидания с НИМ и Княгиней, которую ТОТ вымучил из нее после возврата фальш<ивого> векселя. Сцена фальшивых чувств и фальшивого положения, выведен ОН беспощадно Княгиней наружу. ОН, однако же, документ отдал. {после возврата ~ отдал, вписано.} Кончилось сарказмами и насмешками. (Сцена, может быть, нарочно в присутствии Подростка). "Чего вы хотите от меня? -- говорит Княгиня,-- я согласна, что вы человек великий".
   После этой сцены ОН делает предложение жене, а затем и рубит образа и доносит Князю о Княгине, что та его в сумасшедший дом.
   Ст<арый> Князь хоть и не очень повел носом, что у него семейство Макаровых ("Я всегда подозревал, что у него нечто подобное"), и хочет даже видеть семейство, но когда ТОТ донес на Княгиню -- выгнал ЕГО и отказал ЕМУ в падчерице. Та же отказала еще прежде.
   
   Узнав от Ламберта, что письмо есть, ОН просит его себе, чтоб показать Ст<арому> Князю, но Ламберт говорит, что денег не будет, и тогда решено, что спросить денег и изнасиловать. Ламберт хочет просить 100 000. ОН советует 25 и решает, что, может быть, даст 50 000,-- и изнасиловать. Одним словом, ОН сам ослеплен и теряется, но рассчитывает на Ламберта, что во всяком случае будет скандал.
   
   ОН {Далее было начато: совер<шенно?>} подозревает (до Ламберта), что документ у Подростка, и выманивает было у него. Но тот прямо сказал ЕМУ, что ничего не нашел.
   Потом же Ламберт объявляет ЕМУ, что письмо есть.
   
   Падчерица Князя -- Подушка.
   
   При всех этих сценах, билетах и изнасиловании, ОН не знает ничего о романе Лизы. Узнав же, падает раздавленный.
   
   Княгиня при свидании говорит ЕМУ странными насмешками о Лизе. {Далее было: Но видя, что ОН не знает еще,-- молчит.} Тут он узнает о Лизе в первый раз. Вызов был раньше. {Вместо вписанного на полях: Вызов был раньше.-- было: Вызов Князю, тот отказывается.} Позор. Прибегает домой, делает сцену Лизе, делает предложение жене, чтоб порвать совсем, стать выше. (Предложение при всех, {Слова: чтоб порвать ~ при всех -- вставлены согласно помете Достоевского. К тексту: делает предложение ~ при всех -- заметка на полях: NB. Предложение жене безо всякого повода.} на другой день образа.) Идет к Ст<арому> Князю. Тот ЕГО выгоняет. ОН как бы в сумасшествии. Письмо и изнасилование. Когда после сцены изнасилования возвращается домой -- Лиза утопилась.
   
   Вопрос: когда Подросток узнает о 200 000-х. {Далее было начато: В вагоне от тетки и когда тетка} От матери, когда та пришла за маленьким, и от Васина. Подростка удивляет, что Васин знает.
   
   С частыми пояснениями в главах от Подростка. Н<а>прим<ер>, в то время ОН еще не знал о Лизе. Княгиня узнала о Лизе от...
   "Почему я знал, что первое известие, что есть письмо, подействует на НЕГО так мучительно; но я нарочно подразнил ЕГО намеком... и только намеком, больше ничего". (Потом Подросток нарочно скрывает всё про письмо, и ОН мерзеет в его глазах.) Сам я то же самое хотел делать, а ЕМУ не позволял и судил ЕГО с отвращением".
   Заметка важная. Так как дело четыре года назад, то все эти отступления и объяснения от Подростка даже необходимы, НО ЧТОБ НЕ ТЕРЯТЬ НАИВНОСТИ.
   
   14 сентября.

План

   Всё {Было: Всего} это случилось с лишком 4 года назад. С лишком 4 года -- какой ужасный срок времени. Тогда все меня звали подростком. {Тогда ее подростком, вписано на полях.} Но, чтобы не писать лишнего, я нахожу нужным сделать маленькое вступление. Описывая мои первые шаги в Петербурге на поприще, я не желаю Свода законов.
   
   Я побочный сын одного барина. От Макара, и кто Макар. Отца я видел однажды. У теток. Семья. О нем скажу потом. {О нем скажу потом, вписано.} Мать мельком. В Луге. Я у Сушара, потом в гимназии, немец. Я был погружен в свою идею. Но обо мне потом будет множество листов.
   Кто такой отец? Несколько состояний, хорошей фамилии, был посредником (биография в нескольких строках). Образован. Религиозность. За год до начала моих записок с Княгиней. Дочь Старого Князя. О Ст<аром> Кн<язе>. Бонмо. Идеально-холодная, как сошлись и разошлись. Княгиня высказала, что для имения, жестоко обидела. Не мог забыть обиду. Враги. Письмо и Андреев. {Письмо и Андреев, вписано на полях.}
   Его тянуло, чтоб она признала его за великого человека. Жестокие сарказмы. Довела до того бешенства, в котором застал его.
   Ст<арый> Князь боялся обоих. Бесить того и другого.
   Наследство. {Наследство, вписано.} Претендент (Молод<ой> Князь на наследство). {Претендент ~ наследство), вписано на полях.}
   О том, как семейство переехало из Луги. Отец. Хотел ли ОН удалиться от всего грома и в недра? Мать ОН всегда почитал, хотя трудно представить что-нибудь разнее. {Далее было начато: Я стал} Делами Князя ОН продолжал заниматься. Я никак не знаю, кому пришла первая мысль о падчерице. Подушка из института. Князь занялся этим. Отец, чтоб показать, и что уже всякую мысль о ней потерял. Увы! ОН до конца думал, что это лишь la haine dans l'amour. Я так думаю.
   Между тем претендент Молод<ой> Князь в Петербурге. Отец узнал, что она его протежирует. О протежируемых ею несчастных, чуть не вышла за жалкого француза, {чуть ~ француза вписано.} сначала своего генерала, который проиграл ее приданое (150 000), потом стала протежировать отца, страдавшего угрызениями, потом Молодого Князя и семейство.
   Кто такой М<олодой> Князь. Его процесс. Оправдали. Никуда нельзя деть. Но, я думаю, тут была и страсть, очарователен. С одним мошенником {одним мошенником вписано.} Ламбертом мельком. Княгиня распустила, что, женясь на Подушке, идет на содержание. {Княгиня ~ содержание, вписано.} Тогда отец пришел в бешенство. Что ж он сделал.
   После смерти документ Андреева. Возвратил 200 000. Об этом возвращении денег я еще не знал, когда в первый раз свиделся с отцом и проч. Это возвращение не подействовало, но Княгиня испугалась за документ. {Это возвращение ~ за документ, вписано на полях.}
   Что же касается до моего вызова, то я в гимназии учился последний год плохо (своя идея) после. Засела идея. Не выдержал экзамена. Отец меня потребовал. Не знаю, хотел ли он возвратить, всё порвать, начать новую жизнь. Он был болезнен, много ощущений, чад и беспорядок.
   Но так вышло: Княгиня, узнав, что дело о Подушке решено (Князь был под пятой у обоих и одного травил другой, но в экстренных случаях и опирался от одного на другого. Он любил показать, что он самостоятелен, и потому Подушку выдумал без совета, т. е. без спросу Княгини). Та ему сказала про Макаровых, Князю это показалось забавным: "Chèr, y тебя сын, где же он?"
   -- Не выдержал ни разу {Ни разу вписано под строкой.} экзамена. Пишет, что хочет трудом.
   -- Видишь, я нуждаюсь в Молод<ом> человеке, облагородить.
   -- Нигилист (я, однако же, вовсе не был нигилистом, а так).
   -- Тем лучше.
   И он носился 3 дня, приставал. Потом забыл бы. Княгиня показала презрение в молчании. Отцу показалось приятным бравировать.
   -- У вас секретарем, но это только шпион. {У вас ~ шпион, вписано на полях.}
   Ждали Князя из Москвы. Отец был в бешенстве. Но бравировать. Я думаю, он ждал меня с некоторым беспокойством, чтоб обсудить, какое я произведу впечатление. Но Князь настаивал. Вот я и поехал. Накануне с студентом университета.
   Итак, ровно 5 лет назад я явился в кассу Моск<овского> вокзала и т. д.
   И потом пояснения, как всё происходило, как он сам втянулся, как Лиза, как христианство, Васин, идея, и 200 000. Макар Иванов. {и 200 000. Макар Иванов, вписано на полях.}
   Конец романа: ОН и младенец. Луч. Мы нашли углы, и тогда я поступил в университет. Деньги нашлись, у отца что-то было. {Деньги ~ было, вписано на полях. Далее было: Тетка говорит: я взяла 25 000}
   
   Таким образом, от Я само собою решилось 14 сентября.
   
   10 000 {Было: 20 000} оставил Подростку Ст<арый> Князь. А то, что Молодой Князь хотел было возвратить ЕМУ 50 000, то, в начале романа, послужило предлогом к вызову на дуэль.
   
   Вызов Подростка за Лизу. Тут свидание и объяснение с Молод<ым> Князем.
   
   В 1-й части, таким образом, вставить: приезд Подушки и мимолетом встречу Лизы, когда он входит вечером к тетке, чтоб написать ЕМУ письмо, и невольно подслушал Генеральшу. Боролся-боролся, выйти иль нет, и вышел как дурак (шпион!). Ушел к себе домой. (Девки не надо. Девка во 2-й части в скитании после бриллиантов.)
   
   Макар Иванов.
   
   ЛИЗАВЕТА СМЕРДЯЩАЯ. {ЛИЗАВЕТА СМЕРДЯЩАЯ, обведено рамкой.}
   
   Тетки -- не тетки, а дальние ЕМУ родственницы.
   Адвокат -- нанятая совесть.
   А его уже бог простил -- помер.
   Изъясняют же иносказательно и возводно (метафорически) в смысле духовном. И оглушают этим людей несведущих. Об очном только заботясь, чтоб вытолковать что-нибудь, хоть глупое, только свое.
   Эпох есть закон естественный, Илья закон писаный, а Иоанн закон благодатный (учение беспоповцев).
   Утешение в скорбех, обретших мя зело.
   Святые целокупные мощи, великое благоухание.
   Ими же Сам весть судьбами спасет меня.
   Пронзила сия стрела мое сердце.
   Будучи сам весьма неискусен, как могу научить другого, когда сам ничего не знаю.
   О горького заблуждения! О великого безумия!
   Якоже присоединил еси иногда Павла, тако и меня приими, господи, окаянного, якоже (некоего) изверга.
   И тысящи на четыре имел своих книг.
   Стр. 30
   Душа во мне едина; ежели ее погублю, то сыскать другой не могу. Да и время мое, ежели без успеха душе проведу, назад уже не возвращу. {Рядом с текстом: Душа ~ не возвращу.-- на полях: Сладостно, книжно.}
   Церкви святой ревнуй и, аще {Вариант: если} позовет время, то и умри за нее, как за Христа.
   "Куплю дейте, дондеже прииду" (Лука, 19, 13).
   И многие богоносные старцы. {Рядом с текстом: Церкви со старцы.-- на полях: Но, однако, все же слуги, не боги же они, и подобостраст<ны> и любопыт<ны>.}
   Читают и толкуют, а сами все в недоумении пребывают и разрешить не могут.
   Ибо, хотя и познал по Писанию, но Писание есть глубина неиспытанна.
   Царица небесная! ибо какое великое имеет дерзновение у своего сына Христа, бога нашего!
   И паче камене ожесточен.
   А другому только бы свое. {А другому ~ свое, вписано.}
   Не искушай меня, ты еще не враг (дьявол).
   Была у них любовь нелицемерная и как единая душа в двух телесах.
   Лизавета Смердящая: "Пошли меня, смердящую, не в рай к тебе светлый, а в кромешную тьму, дабы и там в огне и муке кричала тебе: "Свят, свят еси и любы иной не имею"",
   -- Матушка Лизаветушка, Лизанька, успокойся.
   -- Протяни ручку, в год по разу, хотя бы раз в одну тысячу лет, ибо люблю тебя {хотя ~ тебя вписано.} и поцелую.
   -- Молчи, дура, Лизавета, знаю, что любишь, молчи.
   А я ему: "Не буду молчать, но до тех пор кричать хочу, что и черти уверуют".
   -- Помолчи, легкомысленная! (Перед причастием: не прошу, чтобы в вечной муке быть. "Молчи, легкомысленная", и испугалась, и приняла, и стала кончатися.)
   
   И пошли мы поработать господу своему.
   А говорит такую небылицу, что и слушать нечего.
   А из книг выбрал одни лишь цветочки, да и то по своему мнению.
   А и сами не знают, куда бредут.
   Ибо открыта (ей, ему, нам) тайна, превосходящая ум человеческий.
   И обязаться браком не захотел (Жены пояти.)
   В попрание всем людям предал нас.
   Чуждому (скверному) не сообщаемся.
   А без бога жить -- одна лишь мука.
   Избави нас от работы диавольския.
   Зависти ради.
   И столько возлюбил господа Иисуса Христа, что и на малое время не хотел с ним разлучиться мыслию.
   И получил дар прозорливства.
   И тоже людям они не помогут, ибо {И тоже ~ ибо вписано.} все погибли, и только каждый хвалит свою погибель, а обратиться к Истине и не помыслит.
   И опасно соблюдая юность свою.
   Чем освящаемся, то же и проклинаем и сами того не ведаем. А делай постепенно, не бросаясь и не кидаясь.
   Не боги же они, а такие же, как мы, подобострастные нам человеки.
   Да скорби мои и странствие мое (ваше) господь не оставит без воздаяния (молим его т. е.).
   Он (т. е. современный человек высших классов) как блудный сын, расточивший отеческое богатство. (Двугривенный действительно получили, по сто рублей за него своих заплатили.) Воротится (к народу), и заколют и для него тельца упитанного.
   Люди мирские обязаны семействами и мирскими суетами.
   И без сытости собирают (тленное) богатство.
   И живут в послушании и в совершенном отсечении своей воли (и наипаче тверды бывают).
   И чувства свои от мирских сует успокоил.
   См. 253 стран.
   Познай Христа. Что не сделал ничего, {Познай Христа ~ ничего вписано.} дабы мир был самое прекрасное и веселое и всякой радости преисполненное жилище.
   А оставить всё сие есть не малый крест и не легкая скорбь.
   За жену свою отдает жизнь свою, а за детей своих почти каждый согласится пострадать и умереть.
   А жене оставаться одной как бесприютной ластовице, потерявшей своего супруга (т. е. тяжело).
   Ибо остался им должен по естеству (т. е. должен любить).
   В тихие и безмолвные пристанища.
   Как рыба, выброшенная на сушу, метался и тосковал.
   А мысль сия есть нечестивая.
   А ты своего дела не сдавай (не прекращай) через всякое малодушие.
   Все-то невоздержанные, всякий-то хочет всю вселенную удивить.
   Как бы ему вселенну удивить.
   А ты перед ним с ноги на ногу ступаешь, {Вариант: переминаешься} на месте не стоишь, мечешься (точно и стоит он того).
   Карга -- загуменная, ворона.
   А еще говорил, чтоб табаку не курить, и об том много с печалью и воздыханием внушал.
   А тебе {Вариант: ему} бы только свою насмешку отсмеять.
   Сила войская.
   А как у нас говорится: возьми желтого песочку, рассыпь по камушкам (посыпь им камушек), когда желт песочек на камушке у тебя взойдет, тогда и твое мечтание сбудется.
   Сам же напьется да сам же и плачет: "Матушка моя родимая, зачем ты меня, горького пьяницу, на свет родила? Лучше бы ты меня на роду придавила, чем ты меня (такого) на свет пустила". (Выходит из кабака голешенек, да еще причитает.) (Из кабака выходит в чем мать родила.) Песню такую сложили, песня такая есть.
   И решился собственного капиталу.
   А ты его стомчивее (истомчивее). Душа стомчивая. Народ истомчивый.
   Запивает-заедает солдатско жалование.
   Солдат бедный куда пойдет, солдату слушаться надо, на то он солдат.
   А теперь скажу тебе, что есть ребеночек.
   Смердящая Лизавета. Не прощай, Христос, меня единую но прощай, а во ад спусти. Жечь будут, а я тебя славословить буду, а я любить буду. Без страдания жить не могу. Дай пострадать; подари страдание.
   Лизавета. Не улещайте ни словами, ни пирогами, не то город ваш сожгу, чтобы вновь страдание принять.
   А зависть -- зависть умерщвляет всего человека, зависть с собой смерть несет.
   И ангелы божий несовершенны, совершен и безгрешен один бог наш Иисус Христос; ему и ангелы служат.
   И придешь ко гробу в старости, как колос к снопу в свое время.
   Сказано: "Слова отчаянного летят на ветер".
   Все мы вчера только пришли и ничего еще не успели узнать.
   Сказано: "Надежда лицемера погибнет, и безопасность его -- дом паука".
   
   От человека {Было: От меня} и право роптания отнято, потому что даже не может и уличить того, на которого ропщет, ибо тайна кругом человека. Что в том, что я буду роптать? Ибо ропща, буду знать, что говорю как бессмысленный и язык мой вертится лишь зря, а что ведь я ничего не знаю, стало быть, и уличить не имею сил.
   
   Итак, можно ли оставаться спокойным и не убить себя атеисту? Только тот может жить, который верит, что бог прав всегда (и не может иначе), хотя бы ему и казалось беспрерывно, что в мире неправда. Принимай за искушение и верь.
   
   И погрузят тебя в такую грязь, "так что самые одежды твои возгнушаются тобою" -- вот что сказано.
   
   Лиза. Хоть бы вы помогли ей (маме), чего вы сидите?
   -- Сейчас, милая, прости,-- встал Макар, покачнулся и упал (ноги распухли).
   -- Ноги-то вон распухли,-- улыбнулся он как виноватый.-- Э-эх!
   Лиза была пристыжена. И потом подошла к Макару.
   
   "О, если бы вы совсем молчали; это вменилось бы вам в мудрость" (Иов, 13,5).
   "Пышные слова ваши -- как бугры глиняные" (там же, 12).
   
   Возревнование в вас первым делом: что ты знаешь, чего бы мы не знали? -- вот ваш первейший вопрос.
   
   Невоздержанный и растленный человек, "пиющий беззаконие как воду".
   
   А в сердце вашем бродят мечты.
   
   Как ветер, развеется твоя слава, и, как облако, пройдет твое счастье. (Вот он счастлив и грозен, чинов достиг, крестов, а умрет -- и где он? кто его помянет?)
   Пятидесяти лет нет памяти человеку неотмеченному.
   И умирают (блаженно и тихо), насытившись днями.
   Невылазный туман. Невылазное горе.
   Насытившийся сладости книжной.
   
   Макар. Христа познай и его проповедуй, а делами пример подавай, и будет незыблемо. Тем всему миру даже послужишь.
   -- Правда,-- говорит Версилов,-- Европа ждет от нас Христа. Она нам науку, а мы им Христа (в этом всё назначение России).
   Макар. Был я тверд и жесток. Тягости налагал и требовал. История схимника с ребенком. Да ведь это херувимы. Не поверил я: что же схимник делал мою волю. (Пал я перед ним. Ушел во гневе. "Знал, что придешь".)
   
   -- Смердящая Лизавета, что ты бьешься, греховная?
   -- Потому что не хочу спастись, голубчик, в ад хочу, милый, к самим чертям...
   -- Почему ты не хочешь, безумная, спастися?
   -- А потому, что принять хочу муки адские...
   
   А я всё буду кричать "свят-свят", всем чертям надоем. Жечь меня будут, кожу сдирать, а я всё буду: "свят-свят".
   Во сне Христос: "Молчи, глупая... что ты, Лизонька?" Так и сказал мне: "Лизонька".
   
   Стала кончаться: "Больше всех виновата, в беспорядке моем виновата".
   
   Было сие в городе Афимьевском. Прожил я тогда по болезни долго...
   
   -- Мальчик с канарейкой утопился. Да что же вы рассказываете, чего вы любуетесь? всё беспорядок, а еще про порядок говорите. Сами против себя говорите.
   -- Не любуюсь я тому, голубчик, но всё принимать должно с трепетом сердечным. Увидишь хорошее -- возрадуешься, злое -- всплачешь в душе своей -- и то, и другое {Далее было начато: полез<но>} хорошо и полезно душе. И в том, и в другом Создатель велик. И почему ты узнал так пути его?..
   -- Тверд будь, человек, не смущайся ничем.
   ... Что к дурному идет. Хоть и идет и предсказано так для последних дней, но ты ни колиждо не верь, а делай так, како бы к славе шли. Проповедуй Христа словами, пуще делом. Тверд будь, человече, и спокоен, не смущайся ничем. И будет жизнь твоя к славе божией.
   Пуще всего собственным делом служи. Нет сильнее, когда собственным делом укажешь, и не смущайся, что не всё али мало совершил, ан оно всё ко благообразию общему послужит.
   -- Послужит ли?
   -- Как не послужить. Чем и живет человек, как не добрым примером.
   
   Макар. Освяти себя, всем послужишь: миру светя.
   Урок житию моему приспел.
   Чужой беде не радуйся. (Церковь божию не обижай.) {Рядом с текстом: Макар ~ не обижай.) -- на полях было: Да ведь всё про безбожников говорю}
   
   Невозможно и быть всякому {всякому вписано.} человеку, чтобы не преклониться. Не снесет без этого {без этого вписано.} себя никакой {Было: такой} человек, и не то что это, {и не то что это вписано.} и так уж с тем создан. А и бога отвергнет -- и всё равно {и всё равно вписано.} поклонишься идолу каменному, {каменному вписано под строкой.} серебряному, иль золотому, или мысленному. Вот они это все {это все вписано под строкой.} какие безбожники! Идолопоклонники всё, а не безбожники! {Рядом с текстом: Невозможно и быть ~ а не безбожники! -- на полях начато: Какие уж это безбожники. Где им! Окромя того, что}
   -- Стало быть, нет совсем на свете {совсем на свете вписано под строкой.} безбожников?
   -- Есть, голубь, должно быть есть, только я не стречал.
   -- В ём гущина, а дух ЕГО не спокоен. Всю жизнь. Так дано ему, кому это дано.
   -- Это дается?
   -- Да; благолепие (т. е. чувство благолепия).
   
   -- И вот, сколько я заметил, все и повсеместно живут люди скучно. Как бы все, как Христос,-- было ли б голода? {Как бы все ~ голода? вписано.}
   -- И все таковые люди -- одна лишь нечистота.
   
   Лизав<ета> Смердящая. Прости весь ад и всех грешников прими к себе, а меня одное вместо всех оставь мучиться, и оставит одное (из любви). Мало тебе блаженства! Сатана отступится.
   -- Не боюсь Сатаны.
   -- Ну, Лизонька, поди, помучайся.
   
   Стал человек, не прошу (долга) потому, что любит, и не знает человек, по какому побуждению он стоит на своем.
   А слышал так, как сказал один древний {Было: греш<ный>} святой: "Чем ближе подходим мы к богу любовью, тем грешней себя чувствуем". {Рядом с текстом: Чем ближе ~ себя чувствуем".-- на полях: Кирилл Белозерский} И поверь, друг, что и обратное сему {Вариант: тому} несомненно, стало быть, быть надлежит: {Вариант: должно} чем дальше мы от бога сердцем и умом нашим, тем праведнее себя самих почитаем.
   
   "А кто не хочет трудиться, пусть тот и не ест",-- сказано прежде (Нил Сорский).
   Лизавета: "И не ем, а и не ем". {Лизавета: "И не ем, а и не ем". вписано.}
   
   Помилуй нас, сын божий, царь всех веков.
   О характере Ламберта. {О характере Ламберта вписано.}
   
   У Макара Ивановича умилительные воспоминания про детство Версилова, про то, как маму на ножках учил ходить, в лес носил.
   
   Лизав<ета> Смерд<ящая>. Молчи, чудная.
   
   Сажали и в сумасшедший дом, прибыл родствен<ник> купец -- поцеловала ногу ему.
   На вострой соломке лежит.
   Лизонька моя, Лизонька, поганее нет тебя.
   А и много ж ее били, матушку.
   Сидит, в рубаху соломинкой тыкает, а то вдруг в сердце войдет, закричит.
   
   Тут у меня градусы-то маленько из головы повышли (отрезвился).
   
   18 сент<ября>.
   
   5 лет нельзя. Останется грубая, довольно комическая идея у читателя, что вот тот юный отрок уже вырос, пожалуй магистр, юрист и с высоким снисхождением удостоивает описывать (черт знает для чего) о том, как он был прежде глуп и проч. Уничтожится вся наивность. И потому лучше год. В тоне отзывается и всё недавнее сотрясение, и многое еще не разъясненное, и в то же время 1-я строка: "Год, какое огромное расстояние времени". Под конец записок -- наши средства и проч. И вдруг последние строки: если когда-нибудь попадутся эти строки Княгине, то пусть увидит она, как я безжалостно очертил ее, и проч. Но, конечно, никто не прочтет: я запечатаю и прогляжу лет через пять. (NB. С университетом колеблется, своя идея еще гнетет его.)
   
   И одно самое важное замечание и последнее: "Увы, моя идея отвлекла меня от чувств к Лизе, к матери, не давала осмыслить и не дает", и проч.
   
   NB. Для себя. Вступление надо написать искусно. Оно удастся -- всё удастся.
   
   М<олодой> Князь был в Луге, потому что был туда изгнан. В Москву же приехал на две недели повидаться с семьей. И вдруг вызван по телеграфу Княгиней с извещением, что нашелся документ.
   
   ОН Подростку по поводу Княгини: "В женщине все жестокости, весь иезуитизм". Подросток в высшей степени согласен.
   
   ВНЕЗАПНОЕ ПИСЬМО ПОДУШКИ К НЕМУ, ВО 2-й ЧАСТИ, БЕЗО ВСЯКОГО ПОВОДА.
   
   19 сент<ября>.
   
   Молод<ой> Князь узнаёт о существовании ее письма к Андрееву, по которому Ст<арый> Князь лишит ее наследства. Не долго думая, он захватывает Подушку (которой дадут денег). Тут-то Княгиня и бросилась на документ.
   
   ОН хотел бы отдать ей и письмо с благородством.
   М<олодой> Кн<язь> ЕМУ после вызова: "Вы бы мне уступили Подушку. Я, разумеется, и без вас могу, но вы имеете влияние на Ст<арого> Князя". ОН прогнал Молод<ого> Князя, но когда Ст<арый> Князь ЕГО выгнал, тотчас обнаружилось, что М<олодой> Князь женится на Подушке. (Ламберт уверил М<олодого> Князя, что документ существует.)
   ОН выпрашивал документ, чтоб отдать ей, но колебался. Подросток же и Ламберт не отдали документ. Ну так, так е<--->, думает ОН.
   
   Княгиня, получив документ, прямо приносит его Ст<арому> Князю, и тот оставляет ей всё наследство. Подушке же запрещает выходить за М<олодого> Князя. Вследствие чего тот закутил с Ламбертом. Проиграл 200 000 Некрасову, убивает с Ламбертом дурака. М<олодой> Князь Лизе: "Лиза, дай мне обратно 25 000" -- тотчас дала.
   
   М<олодому> Князю 26 лет. {М<олодому> Князю 26 лет. вписано.} М<олодой> Князь прежде украл бриллианты (года 4 назад). ОН был присяжным. Теперь огордел, восстановить род. С НИМ за 50 000 свысока. Лизу имел и в Петербурге когда хотел. {Рядом с текстом: Лизу ~ когда хотел.-- на полях знак вопроса.} Как-то узнала Княгиня. Потребовала разрыва. Дал 10 000. Подросток потребовал объяснения. (Дело о бриллиантах решено М<олодым> Князем нарочно в пользу Подростка.) Тот объяснил свысока. Подросток матери и Лизе выражает свою идею разбогатеть. В бешенстве, закружился. Лиза всегда Князя боялась и странно любила. Наконец, он лично конжедьирует Лизу. Когда Лиза ушла, почти довольная, началась вдруг с нею грусть. (Даже Княгиня не в силах была ее оскорбить.) Подросток дивится этой подлости смирения. {Подросток ~ смирения, вписано.} Пошла было смотреть венчание. Утопилась. Тут-то ОН всё узнает, а Подросток знал раньше.
   
   Молод<ой> Князь сватает Лизу с молодым человеком. ОН, не зная дела, поддакивает. Лиза пришла к нему и всё объяснила. Либ<еральный> молод<ой> человек несколько обиделся. Либерального молодого человека впускает ОН, не зная, что от Молод<ого> Князя, еще в самом начале. Тот рано знакомится. Обделать это лицо.
   
   Лиза -- "пойду в монастырь".
   Лиза сначала и слушала предложение, а потом вдруг отказывается. Это и вызвало свидание (последнее) с Князем.
   
   Молод<ой> человек сильно преследовал Подростка желанием познакомиться. Наконец он признан за жениха, но когда у Лизы стало сердце болеть, она отказала.
   В странствиях (с женихом) зашла к М<олодому> Князю. "Поедем в Лугу, далеко, будем жить..." (трогательный разговор). Опомнилась: "Господи, что это я!" -- и вышла. Жених обиделся: "Вы бы могли пощадить меня, Лизавета Макаровна".
   -- Ах, я не знаю... Ну, прощайте.
   Дома: "Ой, тяжело". Мать: "Обидно, Лиза". Лиза; "Обидно, мама".-- "Носи!"
   
   20 сентября.

Последняя редакция

   ОН знал про Князя и про Лизу, и когда Подросток приехал, то уже молод<ой> человек с всеобщего ведома ожидался с визитом. Подросток на первый день этого не знал, но перед разрываньем рта застал М<олодого> человека. Тот ушел, и потом уже разрыв рта. 10 000 обозначено было М<олодому> человеку векселем, под которым подписался и Ст<арый> Князь. ЕМУ ужасно досадно, зачем Ст<арый> Князь как бы берется ЕГО семейству благодетельствовать. {ЕМУ ~ благодетельствовать, вписано на полях.}
   ОН был взбешен, что Княгиня принимает тут участие, но пожимал плечами, видя нравы домашних. Выдать же "Лизу, кроме того, нашел удобным. Заезжала и Подушка. ОН потом всё это объясняет Подростку, но ЕМУ не нравится, что она и м<олодой> человек, очевидно, ее креатуры.
   Но Подросток узнает это от самого Молодого Князя уже гораздо позже, уже во время бриллиантов и после вызова Молодому) Князю, сделанного ИМ с бух да барах. Вот почему и его вызов вызвал в Князе одно смешное и хлопотливое чувство. За бриллиантами М<олодой> Кн<язь> рассказал Подростку суть дела и, главное, взгляд ЕГО и Лизы. "Э, черт!",-- подумал Подросток, и тогда в первый раз {Далее было начато: суть дела в} цинизм проникает в его сердце. Но ОН всё еще тщится спасти его, откро-венен с ним и пленяет его. Тут Макар Иванов. Тут нечаянно Подросток сходится с Лизой и матерью {и матерью вписано на полях.} и говорит им об идее, укоряет и осуждает их за их смирение, хотя Макар Иванов и поразил его. Про отца он отзывается им с презрением и предлагает бросить ЕГО. {Далее было: После того свидание ЕГО с Княгиней в присутствии Подростка. Сарказмы над Лизой}
   Подросток до того смущен, что хочет от всех удалиться. Но письмо. ОН повторяет ему после свидания про письмо (повторяет потому, что и прежде говорил). Тот брезгливо оскорбляет ЕГО. Но письмо засело в уме Подростка и мучает его. Он бродит ночи.
   Руку жене. {Руку жене, вписано.} Раскалывает образа. Встреча с ним ночью. Опять про письмо. Подросток прогоняет ЕГО и осыпает насмешками. {Вместо: осыпает насмешками -- было: называет подлецом} ОН молчит (ночью). {осыпает ~ (ночью) вписано.} Встреча с Ламбертом. Влияние быстрое. Тот удивляет Подростка, говоря, что передал ЕМУ фальшивый вексель Князя.
   Признание о письмах, но неизвестно кому. {Признание ~ кому, вписано на полях.}
   В то же время Подросток присутствует при свидании ЕГО с Княгиней по поводу передачи ей документа. Княгиня осыпает ЕГО сарказмами. Оскорбляет и Лизу, и Подростка. Оба уходят. ОН в ярости. В ярости и Ламберт. Но Ламберт говорит про письмо. Его советы и проч. Завтра ОН доносит обо всем Ст<арому> Князю в бессильной ярости. Тот выгоняет ЕГО.
   Подросток уверен, что ЕГО не будет при свидании с письмом, и вдруг ОН выходит, убив Ламберта; Подросток бежит домой. Княгиня же была на свидании, потому что ОН уверил М<олодого> Князя, что Княгиня немного получит. {Княгиня же была ~ получит, вписано.}
   Тем временем шел роман Лизы. Лиза отказала жениху. {Вместо: Лиза отказала жениху.-- было: и она утопилась} На другой день Княгиня с Подростком виделась.
   Ламберт ожил. {Ламберт ожил, вписано.}
   С НИМ нравственный удар.
   
   Лиза утопилась. Накануне была оскорблена Княгиней.
   С НИМ нравств<енный> удар и проч.
   
   Т. е. цинизм и всё до последнего времени. И любил, и развращал Подростка. Подросток дичал, возгорелся было разорвать со светом, насмеявшись над Княгиней, не выдержал.
   М<олодой> человек несколько раз поминал Подростку и Лизе, что он, по всему видно, входит не совсем в чистое {Вариант: честное} семейство.
   
   Княгиня не вышла за Молод<ого> Князя. Подушка.
   
   Не надо добра, никакого добра, развращает ОН Подростка после образов.
   
   ЕМУ было очень больно от фальшивых промахов: т. е. передачи 200 000 векселя, ложного положения в семье, отказа жены, образов, передачи документа, свидания с Княгиней, {свидания с Княгиней вписано на полях.} вызова на дуэль и последней бешеной выходки к Ст<арому> Князю с доносом, что есть письмо.
   -- Где ж письмо?
   -- Это письмо похитил вот он (т. е. Подр<осток>.
   Но Подросток отрекается. (Хотя Ламберт уже сказал.)
   
   NB. Лицо надо Молод<ому> Князю. Лизе есть лицо.
   
   М<олодой> Князь тоже болезненный, но очаровательный, хочет возвыситься. Подросток видит, что у него тоже своя идея, и, ненавидя, любит его. "Я трус",-- говорит Князь ему. Вызов Князя на дуэль. Кое-как на барьере. Княгиня поражена.
   
   О Долгушине.
   Дураке.
   Andrieux.
   Ст<аром> Князе.
   Дурак живет на одной квартире с Подростком. Квартиру же содержит лгун-болтун. {Квартиру же ~ болтун, вписано. Текст: О Долгушине ~ болтун.-- отчеркнут слева и на полях помета: ? всё вопросы}
   
   Подросток, несмотря на мрачность и трагедию, всё еще юноша: любит и смеется с Ст<арым> Князем и потом сочувствует Лизе.
   Старый Князь вдруг вздумал посетить Подростка.
   Васин. NB. СТОЛ. NB!
   
   ДУХ ПОДРОСТКА. Колебание. У Васина ищет разрешения. Васин колеблет его, но мысль не совпадает с его идеей. (Не понимает человека без собственности.) {(Непонимает ~ без собственности.) вписано на полях.} Предается отцу (нравственно) и терзается, что не хорош ОН. Непонятные эпизоды с Макаром и семейством. Настроение мешает видеть Лизу. Гордость и обиды от Княгини и М<олодого> Князя. К Молод<ому> Князю соревнование. Тех арестуют. Очень поражен и замыкается в себя. Хочет убить себя. Нет, лучше жить подлостью. Не стоят люди Васина. А Христа? Когда я буду могуч, я буду делать добро. {Не стоят ~ добро, вписано на полях.} Сила письма. Унгерн-Штернб<ерг>. Образа и слабость вся. Горе Лизы и семьи. Ламберт. Увлекает его. Страсть поджечь. Очнулся. Разрушение, взят с Ламбертом оговорившим. Княгиня, не вышедшая за Молод<ого> Князя, вступилась. Выпустили. Маленький брат и ОН. Спасен сильным чувством и теткой.
   Записки пишет Княгине для отсылки за границу и которая вдруг начала поощрять его. (Сообразить. О Княгине.)
   Своя идея. Учиться, но своя идея.-- Своя идея остается.
   Ст<арый> Князь. У меня, разумеется, если женюсь, детей больше не будет.
   Дочь. Напротив, именно у вас будут дети, если женитесь.
   Ст<арый> Князь. Tiens, c'est un bon mot. {Скажите, какая острота (франц.).} И так как теперь ужасно мало остроумия и даже остроумие в загоне, то я прощаю тебе твое злое bon mot сердечно, несмотря на всю колкость, в нем заключавшуюся на мой счет. Я два месяца {Вместо: два месяца -- было: семь месяцев} недоносок, близнец, можно было положить на тарелку. Брат мой умер двух недель, а я живу вот уже пятьдесят пять лет и, кажется, {Было: даже} довольно, прочен.
   
   Жил почтительно (Макар Иванов).
   Все забитые и покорные, а тверды, как святые. {Далее было начато: Нет}
   Повсеместно {Было: Наш повсеместно} ленивый атеизм.
   Оля, испуганная. "И я вас люблю", и положила на его локоть свою руку.
   ИМ испуганная. Потом гувернантка-швейцарка. Два года. NB. Потому что испугал, потому и нанимал гувернантку.)
   Макар. Жил почтительно. Узами освящен (потому и остался на квартире). Грех замаливал. Всех поименно знает. Везде за здравие подавал.
   
   Мать Оле: "Носи!"
   
   В вагоне. {Далее было начато: тетка. Прикр<ас>} Я этим горжусь, выб<--->ством.
   Тетка. Прикрас тут не надобно. Ни гордиться, ни унижаться.
   В вагоне. "Ты покушай". Действует родственность, но был мрачен и даже смущен, чем ближе к Петербургу.
   Приехали: к НЕМУ идти или нет. Лучше, как придет. Сказал, чтоб к нему вести.
   В вагоне. Тетка заснула. Подросток припоминает детство, мать и новая больница, у Андреева, строгую тетку, но добрую, и вот теперь стал ей подкладывать подушку...
   -- Что ты, батюшка? Спит, хорошее лицо, хорошие морщины.
   -- Да я вам, тетушка, подушку.
   -- Спасибо, Васенька, спасибо.
   -- Я, тетушка, не то чтоб не уважал вашего Христа (не утерпел не сказать). Я его очень уважаю как деятеля.
   -- Ну и хорошо. Вот только об духе нельзя.
   -- Ну дай же заснуть. {Рядом с текстом: В вагоне ~ заснуть. -- на полях помета: От Я}
   Об Ламберте, тверд (задумали). Мать приходит.
   У тетки спросил на рассвете: так ли? В Любани стало смутно. {Рядом с текстом: В Любани ~ смутно, солдат<а> -- на полях: Апрель, голова}
   Конечно, если всё писать эти анекдоты -- то Свод законов.
   Больше уже таких замечаний делать не буду. В вагоне после молчания: "Так вы не сердитесь". Это я было хотел сказать тетке, но не сказал. (Когда она вдруг мирно и любезно заговорила.) "Чего ж, имя хорошее,-- сказала тетка.-- Макар Ива<нов> Долгорукий. {Было: Зотов} С чего он носит это громкое имя?" -- "Не знаю, и знать не хочу".-- "Ты, кажется, русскую историю любишь".
   Тетке говорит: видел отца в последний раз, как "il faut le rosser". {нужно его выпороть (франц.). Тетке говорит ~ le rosser", вписано на полях.}
   Подействовала родственность.
   
   Отец. Il faut le rosser.
   
   У Васина. После рассказа о мечтаниях.
   -- Я уже три года не о том думаю.
   -- Понимаю, у вас какой-нибудь свой план в голове. {Далее было вписано на полях: Готовился быть будущим гражданином.
   -- Знаете, вы вот и это говорите теперь в насмешку.
   -- Ты думаешь, ты очень мнителен с людьми. Впрочем, если и есть насмешка, то поверь, что нет.}
   Макар Иванов рассказывает о вечернях и стояниях, взять из Парфения.
   
   Подросток, живший в последние годы гимназии у учителя, немца, мрачно и оторванно от почвы. У них своя жизнь, в которой я намеренно не участвовал, да и рад был, своя идея. И чем больше оторвется, тем лучше. Это камердинеру Молод<ого> Князя. {И чем ~ Молод<ого> Князя, вписано на полях.}
   
   Final романа. "Это ничего,-- сказала тетка (т. е. всё происшедшее).-- Это и в науку твою тебе пригодится. Да и жизни еще много впереди".
   Но дело так именно вышло. Макар Долгорукий, письма, высок и прям. {Но дело ~ и прям, вписано на полях.}
   
   В вагоне. В мечтах о том, как я буду с людьми обращаться, выходило у меня всегда очень умно, а на деле очень глупо, ибо я всегда выдавал себя словами и торопился. Я, может быть, и теперь такой, и вообще эта выдержка очень дурна; а иногда так стоит всякого презрения. {Рядом с текстом: а иногда ~ презрения.-- на полях: Я родился}
   
   Подрост<ок> лакею. {Подрост<ок> лакею, вписано.}
   ОН. Дворянства у нас нет и, может быть, никогда не бывало.
   
   "Вам иначе, может, и нельзя было",-- говорит Оля M<олодому? Князю, когда узнала, что он жених Княгини.
   
   Драгоценное замечание Подростка в средине романа, после того как хозяин изжарил жену: "Я бы мог о многом {Вариант: обо всем этом} не писать. Всё это до того постороннее! Но всё это меня так волновало!"
   
   (ОТ Я или НЕТ?)
   
   ОН ужасно плакал, по рассказам, над гробом жены. А Подростку говорит, что мавзолей.
   
   Подросток всем простил. Моя идея.
   
   Он в университете. "Знаешь что,-- говорит тетка,-- им медицинская помощь нужна и ты нужен. И учиться хорошо. Оставайся-ка в Петербурге. А, батюшка, еще жизнь так длинна!"
   
   Хотя я и не подросток, потому что мне тогда было уже 19 лет, но я назвал Подростком потому, что меня многие тогда (прошлого года) этим именем звали. Рукопись же пишу, чтоб записать для себя. Здесь в глуши пока без занятий. Само собою пишу год спустя и уже очень выжил из детей. {Само ~ детей, вписано.} (Выслан административным порядком.) Буду писать всё сплошь, т. е. лишь подходящее к делу. Если и обмолвлюсь, то я не литератор. {Буду ~ литератор, вписано на полях.}
   

Начало романа

   Брали у кассы билеты. Тетка обидела невниманием. Я же смутно был собой недоволен. Со студентами на бульваре. Потом, после разговоров тетки в вагоне, задумался о фру-фру, чтоб оправдать себя по совести.
   Жизнь велика, своя идея.
   Садясь же, о пропавшем саке и тетке и т. д.
   Тетка. ОН не очень богат.
   -- 20 ты<сяч>.
   -- Да, 20 000.
   Подр<осток>. Если я еду, {Было: уеду} то имею цель, я повиноваться не буду, мы дети Макар<а> Иванова.-- Мы ничего больше как дети Мак<ара> Иванова. {Тетка. ОН ~ Иванова, вписано на полях.}
   
   Без Я множество тонких и наивных замечаний исчезнет.
   1-я тетка. Кончишь учиться и увидишь, что тебе делать.
   2-я тетка безмолв<на>. (Характер.) Вот и увидите, что вам делать.
   В вагоне тетка. Учиться-то бы лучше (т. е. в университете). Подр<осток>. Я нарочно не учился.
   
   NB. Если от автора, то могут быть объяснения положения и состояния Подростка вроде: "В самом деле, из мечтательного идеалиста он попал разом в круговорот всех элементов русского общества и запутался" (все элементы).
   Если от автора, то обо всех лицах второстепенно, лишь о Подростке первостепенно.
   
   NB. Тетка во весь роман пристает, что "лучше бы учиться".
   А то, что случилось: "Ничего, это заправа хорошая" (в Final). {Было: в финале}
   
   Всему есть предел, даже и всероссийской глупости, которая, впрочем, {Вариант: тем не мене?} все-таки беспредельна.
   
   ВАЖНОЕ NB
   
   Подросток у Васина, излагая об Унгерн-Штернберге, вдруг прерывает: "Я не помню, как, собственно, я излагал Васину и как случилось, что я стал излагать, ко действительно, со мной это было в продолжение всех трех лет; мало того, теперь даже есть. Мечтательность до того одолела меня, что я без мечтательности не мог и прожить, да и не понимаю, как можно прожить без нее каждому человеку. Наверно, все люди мечтают. И кто думает, что она делу вредит, тот дела не знает. Еще 11 лет я вскакивал и поражал татар. Я не мстил Сушару в мечтах, но был Унгерн-Штернберг. Потом ученый академик, отверженный профессор. Когда я кончил (я рассказал Васину даже все мечты мои, не стыдясь), он сказал мне: "Я замечаю две вещи -- уединение и первый человек, ни за что второго места"". {Рядом с текстом: Подросток у Васина ~ места"".-- на полях фигурная скобка и помета: т. е. от себя.}
   
   Подросток. Что же вы не действовали хотя бы на предрассудки матери? Я, конечно, ни слова не говорю, потому что не имею претензии воскрешать мертвых. Но ведь была же она когда-то живая.
   
   ОН. Друг мой, никогда не была. Ты не поверишь... Тут -- я даже не знаю, что тут. С самого начала -- смирение, безответность, кротость и в то же время твердость, сила, настоящая сила, мой друг. {мой друг, вписано.} Ибо я видел ведь, как питала ее эта сила. Правда, она ничего не стоит. {Правда ~ стоит, вписано.} Там, где касается -- я не скажу убеждений, правильных убеждений тут и быть не могло,-- но того, что считается у них {у них вписано.} святым, там -- просто на муки готова. След<овательно>, что ж я бы мог сделать, {След<овательно> ~ не сделает, вписано.} когда и мучитель не сделает. Можешь судить, похож ли я был на мучителя. Я предпочел молчать и поступил наилучше. {Я ~ наилучше, вписано.} Я всегда был гуманен и либерален, а она всю жизнь трепетала передо мной и в то же время не поддалась ни на какую культуру. Как это она умела сделать -- не знаю. Молчит: всё время молчит, это главное, {Вместо: Молчит ~ главное -- было: Молчит, главное, молчит.} а потом скажет, пожалуй, если уж очень потребуешь,-- и ты прямо увидишь, {Вместо: а потом ~ увидишь -- было: а потом скажет, и, признаюсь, прямо увидишь} что незачем говорить! К тому же возражения самые неожиданные. Ты усмехаешься, что я гуманен и либерален, ты думаешь про Макара. Видит бог, что всё это произошло в высшей степени гуманно и либерально. Я, еще до греха, призвал Макара и объяснил ему прямо, причем предложил вознаграждение 3000. Он молчал. Тут я предложил ему, чтоб он не боялся высказать желание, что если он не хочет такого условия, то я дам ему вольную вместе с нею и отпущу их на все четыре стороны. Да еще наградив. Все мы тогда были энтузиасты и так настроены, все кипели ревностью сделать добро, служить отечеству, великим идеям, "всему прекрасному и высокому", как тогда говорили. Говорю тебе, я, приехавший тогда в имение, только что прочел "Ант<она> Гор<емыку>" и "Полиньку Сакс". Читал ты их?
   -- Не помню.
   -- Нет, напрасно. {Все мы ~ напрасно, вписано на полях. Вставлено по знаку Достоевского.} Я, признаюсь, даже плакал, говоря это, боясь ее лишиться, так любил ее тогда -- elle était très belle. {она была очень красива (франц.).} Макар махнул рукою и ушел. {Далее было начато: Я ему} Вообще они, когда ничего не говорят,-- всего хуже. Это мрачный характер. А я на него понадеялся. Теперь наружность садовника. {Вообще ~ садовника, вписано.}
   -- А греха не было?
   -- Т. е., видишь, mon ami, греха не было, но любовь была, т. е., друг мой, это всё относительно, одним словом, был. {т. е., друг мой ~ был. вписано.}
   -- А она-то любила вас?
   -- Mon cher, я этого всю жизнь не мог узнать. {Далее было начато: Он} Если любила, то уж очень безмолвно. Знаю только, что она теперь меня любит -- и, может быть, она одна во всем свете. За что -- не знаю, т. е. именно, может быть, за то, что я не стою любви, но это по примеру всех женщин.
   Этим светским каламбуром он отделал<ся>. {Этим ~ отделал<ся>. вписано.}
   К Макару же Ивановичу у ней есть какое-то тайное почтение. Пишут года в два по письму и так почтительно. Поклоны посылают. Он раз или два приходил -- но меня тогда не было. {А она-то ~ не было, вписано на полях.}
   -- Он {Было: И он} взял деньги?
   -- Жену оставил у меня через неделю {Было: на третий же день} без дальних слов, т. е. почти безо всяких слов, потребовав только, чтоб ей была дана вольная, {потребовав ~ вольная вписано на полях.} только рукой махнул. А сам пошел странствовать. {Вариант: вояжировать} Тут и я так поступил с мамой... побрел странствовать. {Тут ~ странствовать, вписано на полях.} Что же до денег, то это даже, м<ожжет> б<ыть>, странно, 1000 р. взял деньгами и всё на монастыри отдал, а по векселю в 2000 9 лет назад с меня деньги справил чуть не судом, потому что у меня тогда не было... Эти деньги, не знаю, может, тоже на монастыри отдал, а может, при себе носит; сам же ходит в рубище и в лаптях, странствует и на храмы божий собирает. Какой-то странный характер. {Текст: Подросток. Что же вы ~ странный характер.-- перечеркнут одной чертой и к нему на полях помета: Это же самое, но насмешливо и скептично, в мрачном роде, более приличное ЕГО характеру.}
   
   При {Далее было: 1-м} свидании вечером на квартире, когда пришел отец, уже прощаясь: "Милый мой, я гнусно-чувствителен, но это от болезни".
   
   NB. Главное. Налечь на проповедь христианства и выставить, что она действительно серьезно владела ИМ.
   
   Ст<арый Князь> Подростку. Мой друг, ведь ты позволяешь мне говорить тебе ты?
   -- О, сколько хотите.
   Припадки ли молодости, но я, хоть и не до того было, шалил с Князем, рассказал ему про камни, возил к Andrieux.
   
   ОН. Если есть сознание, то есть и воля.
   Под<росток>. Это не одно и то же.
   ОН. Напротив -- буквально одно и то же... "Он не знаком с движением науки",-- сказал потом Васин. Подросток с жаром заступается: "Нет, он знаком".
   
   Я удивляюсь не тому, что вы проповедуете (о том, что собст<венной> воли нет), но той как бы радости, с которою все вы это проповедуете. Куда же, в таком случае, денутся свобода, равенство, братство? Какая свобода, если нет собственной воли, какое равенство без свободы воли, какое братство без того и другого?
   
   NB. Видимо, это ОН насильно. ОН оторвался от своего горя, чтобы хоть со злобой поговорить об этом, но тем ясно показал, что все эти вопросы его и волновали и мучают, что ОН не в одном себе и что nihil humanum a me alienum puto. {ничто человеческое мне не чуждо (лат.).}
   
   В вагоне. Признаюсь, я ехал (в Петерб<ург> Подрост<ок>) с затаенным гневом.
   
   Лиза говорит: "Коли б я не взяла тогда этих денег (вексель), всё равно было б, что я их очень {Далее было: тем} попрекаю".
   А когда утопилась, 10 000 велела отослать Князю. Или совсем не подумала.
   Топясь, скиталась: была у Подростка.
   Мол<одой> Князь хочет ее женить на приличном молод<ом> человеке. Ей горько.
   
   Враль рассказывает про француз<ов> в 12 году, у бабы одна коза, "а, казак!"
   
   Я не любил ее (Княгиню) совсем, я понять не могу, зачем я затеял эту... игру.
   
   Васин Подростку. Вот вы, я заметил, любите общие разговоры (т. е. обобщения). Представьте же машину, которая и т. д. (см. прежде).
   
   "Не тебе, дурачку, деньгу нажить",-- говорит Макар Иванов. Подросток.
   "Ты человек не суетливый",-- говорит Мак<ар> Иванов. {Рядом с текстом: Не тебе ее Мак<ар> Иванов.-- помета на полях: Макар}
   
   В вагоне. Подросток заговорил с лакеем. Молод<ой> человек ему потом: "Вы заговорили с лакеем".
   В вагоне. После Христа и св. духа: "Я знала, что ты добрый". На утро: "Опять разозлился".
   ОН ему в 1-й части в исповеди: "Идея твоя очень хороша, в ней много странного. Но..."
   ОН мирится и потом: "Если хочешь, можешь бросить занятия У Ст<арого> Князя, как хочешь",-- вследствие чего м<олодой> человек решил идти к Князю. И потом, прощаясь: "Ну, прости меня", и слезы, "тогда я плакал, плакал".
   -- За что ты меня так любишь,-- говорит ОН.-- Милый друг, мое положение было до того тяжело, а теперь у меня новый ДРУГ".
   

Последняя страничка

   В биографии изложение о богатстве. О мнении Васина и всё развитие своей идеи непременно с самого начала.
   Я в объяснении с НИМ: "Я хочу быть богат. Я знаю, как еще недавно подписывались акции. Я знаю, как Ротшильд нажил 50 миллионов от убийства герцога Беррийского. Я не учился потому, что хочу середины".
   В вагоне: "Вы с лакеем".
   Подр<осток>. Я демократичен. (Я лгал. Я страстно ненавидел демократию.)
   Васин говорит Подростку о безнравственности конечной цели его своей идеи, животное удовлетворение и проч. "СПб. ведомости", No 263.
   "Нет, нет, у меня именно не животное удовлетворение",-- пишет Подросток.
   Писать по порядку, короче, à la Пушкин. {Писать ~ Пушкин, вписано на полях.}
   
   -- Не жениться же ему (т. е. Князю) на Долгорукой,-- говорят про Князя (в кутеже) при Подростке.
   -- Как? почему на Долгорукой не жениться? -- возражают...
   
   -- Этот документ (про 300 000) не имеет никакого юридического значения.
   -- Нет, он имеет, но слишком малое, и, конечно, князьям С. ничего нельзя было сделать, даже имея его в руках; но Я через этот же документ нравственно убедился {Вместо: через этот же ~ убедился -- было: нравственно убежден} в их правде...
   
   ОН про Княгиню. Эта женщина беспокоит меня. Если она стала поперек моей дороги, то должна идти за мной. Мою дорогу не прерывают безнаказанно.
   ОН про Христа. Любить людей таких, как они есть, невозможно. И, однако же, должно, потому что так повелевается (христианством). И потому -- делай им добро, скрепя свои чувства, преимущественно {преимущественно вписано.} зажав нос и почти всегда закрывая глаза {и почти ~ глаза вписано на полях. Вставлено согласно помете Достоевского.} и перенося от них зло, не сердясь на них. Разумеется, ты поставлен быть с ними строгим. Если сознал, что ты {сознал ~ ты вписано.} пастырь, то будь и строг. Люди низки, они любят любить и обожать из страху. Будут обожать и тебя. Не поддайся на обожание, не покажись мелочным, продолжай презирать людей даже и тогда, когда они хороши, ибо всего чаще тут-то они и скверны. Без сомнения, Христос не мог их любить, он их терпел, он их прощал, но, конечно, и презирал. Я, по крайней мере, не могу понять его лица иначе. {Я, по крайней мере ~ иначе, вписано на полях.} Любовь к человечеству надо подразумевать к усовершествованному, к тому, которое еще в идеале, и осуществится ли когда еще -- господь знает.
   
   Эта женщина заставила меня ненавидеть. Я только никого не любил, но она (т. е. Княгиня) заставила меня ненавидеть. {Рядом с текстом: Эта женщина ~ ненавидеть.-- на полях помета: 3 и 4 части.}
   
   Однажды тирада о Христе, восторженная, но о Христе ОН так серьезно, что и говорить боится.
   
   Только два раза всего в романе ОН говорит о религии: один раз про камни, а другой про дьяволово искушение. В первый раз неохотно и скептически, а про дьяволово искушение сам пришел к Подростку и объяснил ему в отдельной главе.
   
   Подросток. Как же вы, будучи христианином, хвалите мою свою идею за ненависть и поддерживаете меня в ненависти?
   ОН. Друг мой, ты потом узнаешь мои цели. Я хвалю только то, что ты возмог в наш кисельный век ощутить глубокое чувство, кроме того, воспитать это чувство, развить его и не оставлять его.
   Я. Это вы называете чувством. {Я ~ чувством, вписано на полях.}
   -- Я рад, что встретил человека поглубже всей этой пыли, крыс и мышей. Поддерживать в ненависти, говоришь ты; но, милый, ты сам не знаешь еще, что в твоей ненависти кроется много любви (так как, наоборот, иная любовь есть только скрытая ненависть). Ты еще в одном фазисе развития; подожди, вступишь в другой и тогда увидишь яснее. Я не хочу тебя только останавливать по принципу: "Живи и работай сам". Но ты не погибнешь и путь отыщешь, ну и довольно. А пока твоя идея занятная, с нею не скучно будет прожить. А, во всяком случае, я тебе не нянька: живи как хочешь и делай что хочешь.
   

ПОСЛЕДНЕЕ ДРАГОЦЕННОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

   Перед заговором ОН вдруг заходит к Подростку и говорит: "Если у тебя есть письмо, отдай просто, без злодейства, будь выше мышей".
   
   Своя идея сбила меня с толку; я перестал читать с порядком и толком.
   
   В первом разговоре они (ОН и Княгиня) расстались с ненавистью, не знаю, кто кого ненавидел, но у отца осталась страстная мысль в голове: что она продолжала любить ЕГО, даже обожать, и что всё это была только игра, кокетство, la haine dans l'amour. {ненависть в любви (франц.).} Впрочем, об этом много будет потом.
   
   ОН враг женщин и презирает женщин. "Женщины? С ними нужно быть как можно вежливее и по возможности ласкать их, ну вот и всё".
   
   Про страстное желание с НИМ свидеться он не сознается в записках детства, а ЕМУ, при объяснении, в слезах.
   Подр<осток>. Вы бы объявили свою непогрешимость?
   ОН. Твоя грубая шутка имеет некоторый такой смысл, которого ты и не видишь сам. Объявляю тебе, что непогрешимости я не боюсь и применения к себе не стыжусь. Я погрешим только в глазах своей совести, и это при мне и во мне. Что же до {Далее было: того, что} суждения всех вас или общественного, то я во многом принимаю непогрешимость, даже во всем, хотя, собственно, по тому одному, что никто из вас даже обвинить не умеет. Что понимаете вы в добре и зле? Я завтра же уверю любого из вас, что стать Ротшильдом есть добродетель и наоборот, что подставить {Вместо: и наоборот, что подставить -- было: а подставить} щеку свою величайший порок, и вы все поверите.
   Когда с отцом объясняется в финальной сцене 1-й части, то с рыданиями почти объясняется в любви. Проговорился судорожно, что каждый день мечтал о встрече, и в досаде, что проговорился, стал стукать его по руке.
   -- Ну, прибей, прибей! -- говорит ОН.
   
   ВАЖНЕЙШЕЕ. Подростка особенно удивляет то, что иногда ОН на Княгиню в бешенстве за какую-нибудь выходку, а в другой раз почти за ту же выходку -- чуть не в восхищении, как от "дерзости влюбленной". Иногда начинает восхищаться, а кончает бешенством и обратно. Теория ЕГО о подчинении женщинам.
   
   2 октября.

САМОЕ ВАЖНОЕ

   1) Подросток замечает, однако (и постепенно, через весь ход романа), что отец, несмотря на то, что произошло между ними примирение, и на то, что ОН сам сказал Подростку, что он и умнее и лучше всех других,-- не ровняет его с своими детьми, напротив, приносит его и всех Макаровых (Лизу) им в жертву. Обиженная гордость (которую с улыбкой замечает отец) и цинизм.
   2) Оставляя свои обязанности человека, Подросток от озлобления и от смуты становится не только циником, но и проповедует внутри себя, при каждом приключении своем, что разврат, даже подлость, даже пошлость, даже трусость -- лучше, для своей же идеи лучше. Мало того: "вор -- нерасчетливый человек". Это верно лишь для карманных воров, но за воров крупных стоит всё общество,- и он никогда не попадется. "Золотая средина" всего лучше.
   Т. е. в своей идее, хоть и нравится еще уединенное мщение, но мирится и со всяким падением. А поэтому он забывает и Макаровых, и Лизу, и ребенка. Цинизмом он дошел до того, что h истории Лизы видит лишь одну точку зрения -- т. е. презренно тс понятиям, верованиям и взглядам их среды. (NB. Хотя Макар Иванов и остолбенил его и, видимо, оставил в нем впечатление странное, но развращающая среда заела). Когда плотоядное намерение на Княгиню осуществлялось, он как бы насильно отмахивался от впечатлений истинных, несмотря на то что были впечатления от редких (но замечательных) встреч с Лизой, как лучи солнца, и с ребенком (которому вдруг, перед самым заговором, принес конфет). Правда, среди самой полной вони (когда застрелиться хотел) мечтались обязанности к Лизе, н<а>прим<ер>. Но: "Что же я тут сделаю?",-- думал он и успокаивал себя этим совершенно рациональным вопросом. Но после утра с Княгиней он вдруг рвется домой: Лиза, мальчик! Оттого таким громом и подействовала на него смерть Лизы...
   NB. Васин арестовывается в половине романа, в эпоху бриллиантов, и он, хотя и был поражен, но сказал: туда и дорога! Зато потом..
   Он бродит по городу после бриллиантов: "Я унизил себя сам" -- встречается с погибшей женщиной ночью.
   
   Последнее. Княгиня непременно должна выйти за М<олодого> Князя и должна быть влюблена в него страстно, ужасно.
   NB. (Как согласить комбинацию о сватовстве М<олодого> Князя с законною дочерью?) Ответ: разными фазисами любви. Она любила Князя, но по гордости его отставила. Тот {Далее было начато: легкомысленно был раб и боялся} хоть и любил, но и {хоть и любил, но и вписано на полях.} боялся ее. Но теперь, возвратясь, она опять привлекла его. Сверх того М<олодой> Князь положительно думает, что Княгиня с НИМ в связи. {Сверх ~ в связи, вписано на полях.} Дочь рассмотрела это тотчас. Комбинацию брака он не мог сначала отвергнуть. Княгине несколько стыдно признаться даже самой себе, что она любит Князя.
   

Об университетском образовании

   ОН. Уж не наши ли специалисты-профессора, которые только глупеют от своих специальностей?
   -- Должен ли быть профессор образованный человек? У нас этого вопроса даже и не ставят; был бы специалист.
   ОН. О среде. "Московские ведомости", 74, No 244, 1 октября.
   Передовая статья. Мнение дурака А. К-рова, о том, что нет добрых и злых, а есть только среда.
   
   Учительница подготовляет детей в учебные заведения и дает уроки арифметики. {Далее было: <3 нрзб.>}
   ОН пошел к ней и хотел дать сто рублей. Дал, она повесилась или что-нибудь вроде того. Эпизод. Можно пришить к нему и Перчаткина. "О, я ее нисколько не виню",-- говорит ОН. {"О, я ее ~ ОН. вписано.}
   ОН -- самолюбивая русская средина, ото всего оторвавшаяся и помешавшаяся на том, что ОН скрытый гений, а вовсе не средина. Христос спасал ЕГО тем, что ОН всегда воображал себе в нем опору. {Вместо: себе в нем опору -- было начато: себя католик<ом>} Но ОН оказался атеистом.
   После рубки образов ОН приходит к Подростку: "Целых последних 8 лет я воображал себя верующим",-- говорит ОН.
   -- Как же вдруг разуверились?
   -- Друг мой, я всегда подозревал, что ничему не верю.
   -- Итак, вы теперь начнете жить в свою ж<--->.
   -- Нет, мой друг, сообразно с идеалом благородства, который составил себе.
   -- Кто же заставляет вас?
   -- Я сам себя заставляю. {Вместо: Итак ~ заставляю.-- было: Но теперь по крайней мере живу в свою ж<---> и ничто не остановит меня.}
   
   ДРАГОЦЕННОЕ ЗАМЕЧАНИЕ: Выходя от Макаровых, ОН иногда крестил мальчика; если тот спит, то сонного; но после креста никогда не требует поцелуя ни прямо, ни в руку -- брезгливо (и раздражительно), не желая насиловать чувство мальчика, который (ОН видит это) продолжает трепетать перед НИМ чем далее, тем сильнее.
   
   NB. Неразрешенный вопрос: как Подросток, подозревая, наконец, после предложения, что ОН влюблен в Княгиню, решается обесчестить ее?
   
   NB. Княгиня, когда узнала, что документ о 300 000 привез Подросток (прихвастнул Ст<арому> Князю), пустилась было заискивать у Подростка: нет ли у него и письма ее к Андрееву? Хотела очаровать его. Он ей отказывает.
   
   5 октяб<ря>.

? Разрешение вопроса. Изменение плана

   Подросток всё время, постепенно, и чем дальше, тем больше, убеждается, что ОН есть жертва гонений Мессалины. Еще до приезда {Было: с приездом} Подростка Ст<арый> Князь порвал с НИМ интимные отношения за клевету на б<--->ство дочери с первым встречным.
   Подростка ОН с жаром уверяет, что ОН гонимый и терпит. Так как с Подушкой затеяно {Далее было начато: то} еще до разрыва и до выгона ЕГО от Ст<арого> Князя, то Старый Князь, видя, что Подушка хочет все-таки за НЕГО выйти, не мешает тому, несмотря на разрыв. Притом же разрыв довольно деликатный. {Притом же ~ деликатный, вписано.} К тому же и идею свою о браке М<олодого> Князя с законною дочерью (Князевой воспитанницей) Князь не хочет оставить.
   Когда же ОН доставил Ст<арому> Князю 100 000 как приданое дочери, то Ст<арый> Князь выразил глубокое одобрение, но все-таки не сошелся. Хотел было помирить ЕГО с Княгиней, но та брезгливо отвергла. Одним словом, к приезду Подростка Княгиня у Ст<арого> Князя одерживает верх, а отец в опале.
   М<олодой> Князь, сойдясь с Подростком, высказывает ему (по-дружески), что Княгиня любит его и опять ударила за ним и что он этого боится, тем более что она в связи с НИМ. И что она бог знает с кем в связи. На расспросы Подростка: с кем же? -- М<олодой> Князь не мог ответить. Подросток по многим данным выводит, что эта мысль была ему навязана ИМ и что М<олодой> Князь находился и находится у НЕГО под влиянием. М<олодой> же Князь говорит о НЕМ и с восторгом об уме и правде ЕГО и со страхом. По его мнению, ОН солгать не может. Подросток этой откровенностью удивлен и с своей стороны передает Князю, что связи нет никакой, но что та -- Мессалина и хотела соблазнить отца.
   Между тем возвращение 300 000. Примирение Ст<арого> Князя с НИМ. Княгиня вдруг оскорбляет Лизу. {Княгиня ~ Лизу, вписано.} Обнаруживается роман Лизы (в первый раз для всех. Никто не знал). {<в первый ~ не знал>, вписано.} Тем временем Подросток уже передал отцу, что Княгиня опять ударила за Молод<ым> Князем. Вызов Князю ЕГО, и мгновенно берет назад. М<олодой> Князь узнает через Подростка, что у Княгини приданого нет. И что есть письмо.
   Княгиня приударяет за Подростком во время кутежа, надеясы не у него ли письмо? Подросток грубит, отказывает, но влюбляется. Бриллианты и бешеное чувство унгерн-штернб<ерг>ского упоения, что могу, дескать, тебя (Княгиню) погубить. ОН начинает подозревать, что Подросток влюблен в Княгиню, смеется, мучает его, е<--->, Мессалина, намекает о письме. Узнает, что у Подростка с Княгиней были свидания. Подросток не догадывается, что ОН ревнует, и всё поверяет ЕМУ, кроме письма.
   -- Неужели ты не имел ее? Слушай, есть одно письмо! если б кто имел его, тот мог у<---> ее. Волнуется Подросток -- нарочно или ненарочно ОН, знает ОН или не знает, что есть письмо? {Неужели ~ письмо? вписано на полях.}
   Вторичное оскорбление Княгинею Лизы. {Вместо: Вторичное ~ Лизы.-- было: Княгиня вдруг оскорбляет Лизу.} Вследствие этого законная дочь делает вид, что в первый раз будто бы узнала о том, что М<олодой> Князь был в связи с Лизой. Невозможно, хоть и Долгорукие, но, главное, потому, что из оскорбления, сделанного Княгиней Лизе, подтверждается, что Княгиня любит Князя, а тот ее. "Не хочу".
   Но удивляет отца {Далее было: тем} вопросом: намерен ли ОН сделать предложение Княгине? Тогда сватает себя за Ст<арого> Князя... Не отдает 100 000. {Рядом с текстом: Но удивляет ~ 100 000.-- на полях скобка и помета: ? 14 октября ?} Вдруг письмо {Было: отказ} Подушки под предлогом, что ОН любит Княгиню.
   Первое явление Ламберта. {Первое явление Ламберта, вписано.} ОН, взбешенный приписываемою ЕМУ страстью, вытребовал свидание с Княгиней (та под угрозами согласилась). Подарил документы М<олодого> Князя с сарказмами за любовь ее к нему, но потребовал, чтоб она не смела завлекать Подростка и развращать его, как Мессалина (так и назвал ее Мессалиной). Та дала ему пощечину. {Над текстом: не смела ~ пощечину.-- на полях помета: в 4-ю часть.} Ст<арый> Князь призвал его: ТОТ подтвердил, что она развращала Подростка, желая выканючить от того письмо. Князь поражен письмом, призывает Подростка, и тот отпирается, что есть письмо. Князь называет ЕГО подлецом. Подушка отказывается. Формальное предложение Княгине руки. Все кричат: "С ума сошел!" {Все ~ сошел!" вписано.} Рубка образов, предложение. {Рубка ~ предложение, вписано.}
   Он говорит Подростку: "Я вынес из-за тебя подлеца, но ты хорошо сделал, что не выдал письма". {ОН ~ письма, вписано.} Подросток в бешенстве за то, что ОН жаловался Князю за то, что она его (Подростка) развращает. ОН смиренно сознается, что ОН увлекся гневом и презрением к ней и что "если есть у тебя, мой мальчик, документ, то отдай ей великодушно". Это величавое сознание совершенно убеждает Подростка, что ОН не любит ее и терпит обиды и только великан над людьми. {Это ~ над людьми, вписано.} Но Подросток осмеян ею и всеми, и М<олодым> Князем, и Ст<арым> Князем. (Попробовать без Ламберта.) {(Попробовать без Ламберта.) вписано.}
   Тут Ламберт. Обесчестить ее. Оба соглашаются. Подросток убежден в совершенной ненависти отца к ней.
   Ламберт вдруг на самом кануне, когда тот колеблется, огорошивает его признанием, что Он тоже знает о заговоре и одобряет его. Только что сделал Княгине предложение. {Только что ~ предложение, вписано.} Ламберт, на учащенные вопросы, однако, отрицает, берет свои слова об НЕМ назад. Соглашается, что не так понял, но оставляет сомнение в Подростке. Подросток убежден, что ее ненавидит. (NB. Он никогда не признавался отцу в любви, напротив, в бешенстве, что все дразнят его тем, что он влюблен. Он сам знает, что влюблен, но сам уверяет себя, что ненавидит ее за то, что в нее влюблен.) Но Ламберт, не веря Подростку, приглашает отца. Тот выскакивает в тот момент, когда Подросток убивает Ламберта. {Но Ламберт ~ Ламберта, вписано на полях.}
   
   Без Ламберта. Всё, что произошло с Ламбертом, произошло с отцом. Но чем заменить Ламберта? (NB. При Ламберте, но без него. И в самую последнюю минуту идет к отцу.)
   NB. Не сделать ли так, что Подросток не выдает Ламберту письма и прогоняет его? Ламберт же связывается опять с М<олодым> Княз<ем>, дает ему денег и науськивает, чтоб тот брал с нее. Передает М<олодому> Князю, что у тех есть письмо и что Старый) Князь не даст денег. Княгиня ссорится с М<олодым> Князем и прогоняет его.
   Тут заговор одного Подростка, и накануне сказал отцу. А М<олодой> Князь тем временем ограбил Перчаткина. Заговор. Лиза. М<олодой> Князь застреливается -- письмо предсмертное, {предсмертное вписано.} симпатия.
   М<олодой> Князь перед смертью опять у Лизы. Лиза, узнав о его смерти, застрелилась. {M<олодой> Князь ~ застрелилась, вписано.}
   NB. Главное. Подросток никогда не признается даже самому себе, что любит Княгиню, даже когда целовал ее след (о развратные! материальность!). Возненавидел ее за то, что целовал ее след. К отцу приходит, говоря, что он ненавидит ее. Насиловать не хочу. "Я боюсь ее изнасиловать!" {Вместо: Подросток ~ изнасиловать!" -- было: Подросток в 1-й раз признается в своей страсти к Княгине тогда, как уже послал ей письмо. Приходит к НЕМУ и сознается. ТОТ говорит с сарказмом: "Что ж, изнасилуй". Но тот требует его помощи. ТОТ приходит и делается бешеным}
   
   6 октябр<я>.
   Рядом с католическою ограниченностью, деспотизмом и нетерпимостью, рядом с презрением к своей земле есть упорство, почти энтузиазм в преследовании идеи, во взгляде на мир и проч. Рядом с высочайшею и дьявольскою гордостью ("нет мне судьи") есть и чрезвычайные суровые требования к самому себе, с тем только, что "никому не даю отчету". Наружная выработка весьма изящна: видимое простодушие, ласковость, видимая терпимость, отсутствие чисто личной амбиции. А между тем всё это из надменного взгляда на мир, из непостижимой вершины, на которую ОН сам самовластно поставил себя над миром. Сущность, например, та: "Меня не могут оскорбить, потому что они мыши. Я виноват, и они это нашли, ну и пусть их, и дай бог им ума, хоть на время, потому что они так ничтожны, так ничтожны". {время ~ ничтожны", вписано на полях.}
   
   В рассказе от Я Подросток в одной главе так говорит:
   О христианстве ОН говорил неохотно и вообще, как я заметил, странно уклонялся. ОН хотел, может быть, чтоб я сам выжил и это. Но по настояниям моим, особенно я помню в эти дни (последовавшие за тем-то и тем-то), мне удавалось наводить иногда ЕГО на этот разговор. {Далее было: Вот} Помню, мы с НИМ разговаривали об этом раза два (однажды по поводу Васина, другой раз -- вследствие настоятельных вопросов моих), и вот, приблизительно, что уцелело в уме моем из этих разговоров:
   Тут о камнях. О вечности и условности добродетели. О человеке на две недели, о добродетели на две недели (камни). Об отношении социализма к христианству, о том, что социализм старается скрыть, выставляя ряд женевских идей, что идеал его есть все-таки материальное довольство, о среде и проч. ("Моск<овские> вед<омости>", No 245, из Висбадена) и проч.
   Крафту ОН сочувствует: "Странная только идея, неужели он предполагал в Европе что-нибудь лучше. А впрочем, он по-своему, может, и прав: действительно, от России застрелиться можно".
   NB. НЕПРЕМЕННО. В ходе романа Подросток дивится: как этакий терпимый человек, твердый и высокого идеала великодушия человек (NB. Перенесение обид, учительница и проч.),-- как мог ОН раздирать рот ребенку. И узнает от него самого, что ребенок не просто раздражал ЕГО, а ребенок этот есть один из всех, которые не преклонились перед НИМ и не преклонятся (замечает ОН). Потому и последовало временное исступление. За непреклонение перед собой ОН ненавидит и Княгиню. Страсть зажглась из противоречия.
   
   -- Я ее ненавижу, но боюсь ее изнасиловать,-- говорит Подросток, {Над текстом: Я ее ~ Подросток -- на полях помета: в 4-ю часть} придя к отцу в последний раз и приглашая его {В рукописи ошибочно: её} в заговор.
   -- Сделай это, сделай,-- говорит отец.
   -- Как?
   -- М<олодому> человеку твоих лет нельзя не опакоститься с женщиной или почти нельзя. А тут кто бы ни было: она или уличная. Но ты увидишь, что она хуже уличной. Ты увидишь и слезы, и низость, и обольщение. Имей ее и брось ей плату, отмсти им всем, выб<---> Долгорукий.
   Подросток молчит.
   -- Я знал, что вы ее ненавидите,-- говорит он.
   -- А ты?
   -- О, я больше вашего! {А ты? ~ вашего! вписано.}
   -- Слушай; отдай просто, отдай великодушно -- отдай без слов, если можешь. Это будет всего лучше и всего справедливее. И отвернись от нее, не прося награды.
   -- Будьте вы сами при этом.
   -- Неужели ты согласен отдать просто?
   -- Согласен, и я именно ждал от вас этого совета. Вы до того ненавидите ее, {В рукописи ошибочно: его} что, наверно, отдали бы просто, раздавив ее своим величием. {Неужели ~ величием, вписано между строками и на полях.}
   -- Ты хочешь, чтобы я говорил с ней?
   -- Нет, будьте в соседней комнате, будьте.
   -- Для чего же: чтоб слышать, как прекрасно будешь ты ей говорить?
   -- Говорю вам, я боюсь пасть, я боюсь ее изнасиловать. Пойду. Ненависть в его лице. {Для чего ~ лице, вписано на полях.}
   (И решают так.) -- (NB. Я уж послал письмо.)
   
   М<олодой> Князь повел себя дурно, его выгнали из общества, Княгиня прогнала его, он присватался было к Подушке, Ст<арый> Князь, узнав его бесчестный поступок (кражу), {Вариант: дуэль} тоже прогнал его. Тогда Князь и Ламберт ограбили и убили Перчаткина.
   NB. Ламберт всё надеялся, что M<олодой> Князь достанет много денег, и сам давал ему. Ламберт надеялся, что он достанет у Княгини, у Ст<арого> Князя, у Подушки. Ламберт думает, что у Княгини потому М<олодой> Князь не достал, что у той нет и не будет денег, вследствие письма. И потому он пристает к Подростку: нет ли письма? -- ибо за письмо она даст много (потому что Ст<арый> Князь в бешенстве на НЕГО, и из деликатности, что сам женится, обещался ее еще раз дотировать). Тогда, по его мнению, М<олодой> Князь и Княгиня помирятся и ему заплатят. С М<олодого> Князя он взял вексель, по которому тот обещался ему заплатить, когда получит, 20000, если он добудет у Подростка письмо. {Было начато: век<сель>} Но у Ламберта является другая мысль: "По векселю-то я с Князька сдеру, когда они помирятся,-- думает он,-- а за письмо все-таки и с нее сдеру 20 000". И потому он бешено уговаривает Подростка идти в половину, "и деньги разделим, и у <--->". И странно: хотя Подросток и не сдался Ламберту, но страстные слова его: "сдерем, отмсти, у<--->м", "всё на минуту", "надо пользоваться" -- производят на него, несмотря на всю свою грубость, опьяняющее впечатление. Спрашивает он себя. Наконец решается сам, один. (А Ламберт убивает с Князем Перчаткина.) Но в последнюю минуту, за два часа, идет к НЕМУ и зовет ЕГО.
   
   Когда ОН бестиально носится с полумертвой Княгиней на руках, ОН вдруг со всего размаха, и уже положив ее на постель, ударяет ее (после поцелуев) кулаком по лицу (заголил ногу). Тут Подросток убивает ЕГО.
   

В расписании 1-й части

   Когда Подросток входит к Брусиловым, то врывается учительша с письмом (и 100 руб.). "Скажите этому подлецу" и т. д. Подросток берется отдать. Отдает с язвительными грубостями. Подушка, раздирание рта. Учительша повесилась. {Далее было: Мать} На другой день Подросток заходит к учительше. Тут и ОН. Но Подросток с НИМ ни слова у мертвой учительши. {Тут и ОН. ~ мертвой учительши, вписано между строками и на полях.} Мать оправдала ЕГО. Подросток уходит смущенный. А к нему приходит на новую квартиру отец. Между прочим говорит и об учительше, но тихо, нежно. (NB. Когда Подросток приходит написать письмо (и за пожитками), то говорит про письмо Андреева, которое мог бы передать ЕМУ, и во время примирения передает.)
   
   NB. Важное:
   
   Тетка, крестная мать М<олодого> Князя и чрезвычайно дальняя ему родственница, но более близкая {Вместо: более близкая -- было: ближайшая} родственница Ст<арому> Князю, живет в Луге, бедна, и вот у ней-то прогостил некоторое время опальный Князь, у ней под покровительством было и семейство Макаровых.
   У этой тетки и был процесс с НИМ о 300 000. Выиграв триста тысяч, ОН обещал отдать 100 т<ысяч>. Но {Было начато: семейств<о>} Ст<арый> Князь, чтоб было деликатнее, вдруг возымел идею сватовства, сам обещал дотировать. Тогда ОН даст за дочерью 100 000, и внес.
   
   -- Вы, однако же, не очень-то часто ко мне заходите,-- говорит ЕМУ Подросток.
   -- Мне некогда, друг мой, мне некогда, извини меня, пожалуйста, не обидься.
   ОН о Бисмарке. Беда, коли скоро понимается человек или дело: первый признак, что оно пустое. Соединил механически мечом и железом и разъединяет нравственно, поселяя семена религиозной будущей ненависти. Не рассчитывает ли на атеизм?
   Мечом и железом никогда и ничего еще не делалось прочного. {Рядом с текстом: Мечом ~ прочного.-- на полях: Лакею в вагоне}
   Князь Бисмарк принадлежит к быстро понимаемым средой (таковы поэты, деятели, публицисты). Эта слава эфемерна и глупа.
   Ст<арый> Князь: "Представь себе, ОН завидует славе Бисмарка и не признает в нем великого человека".
   
   ОН про Княгиню. Она стыдлива.
   -- Если стыдлива, то как же Мессалина?
   -- Ты не понимаешь этого.
   
   (С октября 9.)
   
   -- Человек с {Далее было начато: бессозн<ательным?>} умом бесспорным, но человек не умный.
   -- Послушайте, Князь, откуда вы такие вещи берете?
   -- Mon cher, je sais tout, mais je ne sais rien de bon. {Мой милый, я знаю всё, но я не знаю ничего хорошего (франц.). Послушайте, Князь ~ rien de bon. вписано.}
   Князь обрадовался, что я удивился его уму. Но, клянусь, я сделал это искренно, а не из лести. Напротив даже, я скорее подсмеялся, ибо уверен, что он сказал это не думая, а так нечаянно. Затем Князь сейчас вторую bon mot, {остроту (франц.).} но вторая не вышла. "У вас дети будут". О женитьбе. {Князь обрадовался ~ О женитьбе, вписано на полях.}
   Это устареет раньше, чем созреет. Разве это общество, созданное по плану Петра Великого, создавшееся европейским под непременным условием неуважения к самому себе...
   Слово "честь" значит долг (признание долга). Когда в государстве господствует главенствующее сословие -- тогда крепка земля. Ибо главенствующее сословие всегда имеет свою честь и свое исповедание чести. Но терпят рабы, т. е. все не принадлежащие к сословию. Чтоб не терпели -- сравниваются в правах. Это прекрасно. Но по всем опытам доселе, при уравнении прав, происходило понижение чувства чести долга, {Далее было: а} веры в себя и силы организма нации, ибо один эгоизм заменял тогда все высшие мысли, всякую честь, всякий долг. До сих пор, по крайней мере, связь порывалась и распадалась на свободу лиц, а те настолько становились равнодушными, что даже теряли под конец всякую охоту даже новоприобретенную свою свободу отстаивать, так что пусть сословие есть и предрассудок, но эти предрассудки надо считать. (III, с. 15) Свободу свою и не мог принять народ иначе как за свободу {Далее было: себе} делать всякую пакость (а тут вино). Одно из двух: или 200-летним рабством он и в самом деле он {Так в рукописи.} был унижен и обезличен, или ему было так хорошо, что его тотчас же сочли нужным признать за совершеннолетнего.
   "Je sais tout, mais je ne sais rien de bon" (Фауст).-- Я знаю всё, но я не знаю ничего хорошего (Я узнал всё, но не узнал ничего хорошего).
   То же беспокойство, которое увлекает и манит жаждущую веры душу к небесам, заставляет {Было начато: тоже заст<авляет>} и реалиста отвергать веру. Реализм и атеизм есть только обманчивое спокойствие (ибо никогда атеизм не овладевает душой индифферентной). Душа, успокаивающая себя полным отрицанием, может быть, всего более жаждет полного {полного вписано.} подтверждения (положительного), полной {полной вписано.} веры.
   Но есть средина, которая рада праву на бесчестье. Молодежь и не подозревает, что она есть и что она вращается в этой грязной массе.
   У нас совсем не знают социализма, но социальные идеи везде {везде вписано.} носятся.
   Мы сделались европейцами под непременным условием неуважения к самому себе.
   Э, многое {Было: Всё} устареет раньше, чем созреет, но в обществе зло бесспорное. Это правда.
   ОН. Твоя мать совершенная противуположность иным петербургским газетам, у которых, что ново, то и хорошо. {Над текстом: ОН. ~ хорошо.-- помета: Истрёпа}
   
   Раскаяться -- значило у меня тогда тотчас же на кого-нибудь накинуться с обвинением. (NB. ОН. Ну, известно: раскаяться -- значит у нас тотчас же на кого-нибудь накинуться с обвинением.)
   И который бежит вслед за настеганною толпою (т. е. либерал).
   Везде жид появился. Да, жида теперь много расплодилось.
   Сравнение нигилизма с появлением поэта Бенедиктова (ОН).
   Ст<арый> Князь о поступке Версилова. Как весело, когда радуешься за благородный поступок.
   Толстой говорит:
   Если, преподавая детям историю, удовлетворять патриотическому чувству, то выйдет 1612 и 1812 годы, а более ничего. Глубоко неверно и ужасно грубо: всякий факт нашей жизни, если осмыслить его в русском духе, будет драгоценен детям, не потому вовсе, что мы там-то и тогда-то отбились, приколотили, прибили, убили, а потому, что мы всегда и везде, в 1000 лет, в доблестях наших и впадении нашем, в славе нашей и в унижении нашем, были и остались русскими, своеобразными, сами по себе. Русский дух драгоценным будет.
   Не мысль славянофильская о том, что Россия предназначена к великой роли в будущем относительно западной цивилизации, противна западникам, а {Далее было: то} идея, одна мечта о том, что Россия тоже может подняться, быть чем-нибудь хорошим, благообразным; Россию они ненавидят -- вот что прежде всего.
   Верс<илов>. Идея о дворянстве и лучших людях.
   Версилов. Освободили народ дворяне, а чиновники только у них мысль украли.
   Верс<илов>. Был бы только русский дух, т. е. дух Христов, и все хронологические необходимости зла Европы немыслимы в России (заводчики, тариф), никто не захочет пользоваться во вред меньшим братьям, ибо счастье жизни, забаву жизни найдут в другом, т. е. не в золоте, а в самоотвержении.
   -- Так ли, возможен ли такой рай?
   -- А если невозможен, то идеал и стремление к нему всегда будут возможны. Не умирал лишь бы Христос в русском сердце, и {Далее было: все} хоть бы ночь кругом, все-таки можно будет стремиться изо всех сил к светлой точке. Стало быть, жить будет весело, только бы идея не умирала. Вот когда умрет самая идея и примется европейская, не равенства внутреннего, а равенства механического, вот тогда всё пропало. (III, с. 16)
   Ренан славянофил. Крестьяне смотрят на пышную свадьбу своего господина и радуются, Михайловский и Толстой негодуют на мужиков {Далее было: т. е.} на том основании, что пышность свадьбы их господина нисколько не увеличивает их благосостояния. И Толстой и Михайловский даже считают священным долгом своим образумить скорее мужика и разъяснить ему, что он глуп, если счастлив счастьем своего господина, что счастье господина не увеличивает его благосостояния. Таким образом, и Толстой и Михайловский забывают, что крестьянин этот ведь все-таки счастлив же. И вразумляя его отнимают у него счастье. Почему? Враги они что ли его? Нет, а потому, что задались ложною мыслию, что счастье заключается в материальном благосостоянии, а не в обилии добрых чувств, присущих человеку.
   Версилов. У нас, у русских, нет честных воспоминаний, а какие были, те мы с любовью обесчестили и отвергли.
   Версилов. Свободно думающих или действующих в России я не принимаю и не допускаю: все лакеи, слышишь, лакеи, а не рабы. Русская смелость если и проявится где, то это лишь наглость лакея, при беспрерывной трусости за самого себя: как ступить, что сделать.
   -- Нигиляшки, состарились, обеззубели. Версилов. Россия только что собирается жить.
   -- Это тысячу-то лет?
   -- Большому кораблю большие и сборы. Невский пароходик в 4 силы скорее построишь, чем фрегат "Минин".
   Макар радуется этим словам.
   
   Политические разговоры (о Китае).
   
   У нас не только знающих людей, у нас честных людей совсем нет. Честного человека у нас на Руси совсем почти нет.
   Духовное сословие дало нам по преимуществу атеистов и нигилистов (фантазеров, вследствие незнания света, и исключительных, вследствие обособленности в сословие). В своих академиях они продолжают быть осословленными; то-то бы разомкнуть и в университет.
   Они в общем движении не участвовали, а вот уже 20 лет презрительно ухмыляются и угрюмо фыркают на все реформы.
   
   Друг мой, всё это вопросы с болячками, и я их всеми силами избегаю.
   
   Социалистам. Вы надеетесь прельстить человека выгодой, умственным расчетом его выгоды и думаете, что ввиду "несомненной" выгоды он бросит всё и пойдет за вами (так думали Чернышевский и Добролюбов: четверть часа поговорить в окошко с народом, и он пойдет за вами). Господи, какой плохой расчет с вашей стороны: да когда же человек делал то, что ему выгодно? Да не всегда ли, напротив, он делал то, что ему нравилось, а не то, что ему выгодно, нередко сам видя во все глаза, что это ему невыгодно. Человек же вообще имеет прирожденную наклонность при всяком почти расчете своем считать за выгодное ему именно то, что ему нравится, а не что другое. Вы это забыли.
   
   Вы не взяли привилегии на человеколюбие. Часто даже, напротив, вы -- только жаждущие славы маленькие эгоисты. Социалисты -- ненависть.
   Верс<илов>. Планета с богом соприкасаются целого и бессмертия (семейство уничтожается и предки, и личность (без бога), остается род человеческий, ограничивается, стало быть, землею, а при воскресении свидание, познание).
   Подросток. Вот этими-то страстными словами (отрывочными, бессвязными, но поэтическими) он воспламенял меня и неотразимо привлекал (я помещаю, чтоб показать, какие мечты бродили в сердце этого человека).
   Христианство и социализм. Гнев и бой. Пожар Тюильри (вперед!). Выгода вместо нравственного начала. Примешали {Было: Смеш<али>.} к своей ненависти человеколюбие. Ответственность личная, и нет преступления (т. е. личности). Победят несомненно. В конце победа Христа.
   Господи, помилуй, подай денег.
   Господи, помилуй всех, за кого некому помолиться.
   Господи, шевельнись.
   
   Это ОН рассказывает Васину про свою идею Подростка, и Васин приходит (перед арестом как раз), неожиданно, говорить с ним. Колеблет Подростка. Подростку вопрос: "Значит, ОН старается обо мне",-- и опять-таки из гордости, не любит он того, что известно Васину. Но Васина арестовали. Подросток поражен.
   NB. Непременно. Кутежи с М<олодым> Князем в хорошем кругу (гусары) с Подростком, куда тот допущен (и понимает, что не как свой). Потом дуэль М<олодого> Князя. Князь струсил на дуэли. Княгиня призывает Подростка и расспрашивает. {Князь струсил ~ расспрашивает, вписано на полях с пометой: 14 октября} Подросток отворачивается -- но после женщин, Andrieux, Ст<арого> Князя, мистифировал дурака и проч. Он вдруг удаляется в себя, цинизм, ярость на Княгиню, всем отмстить, письмо, раздражающее его, ссоры с отцом, от которого ужасно много требует, и Ламберт. ("Увы! Мое настроение мешало мне видеть Лизу". Их роман отдельно.)
   
   Княгиня говорит на другой день после покушения: "ОН честен, благороден, но {Далее было: всё напускное, книжное, выделанное и честь (как во всем нашем обществе) я знала, что} ОН всегда способен был веровать, что я испугаюсь письма. Я это всегда, всегда предчувствовала. {Я это ~ предчувствовала, вписано.} В нем нет великой идеи".
   
   В предисловии Княгине: "Если б я стал вам объяснять мою идею, я бы никогда не сумел и не кончил, но вот вам история, писана не для вас, но скажу всё: я думал, что когда-нибудь вы прочтете".
   При каждой строке.
   Почему я думал, совершенно не ожидая от вас этого письма?
   Здесь я вас строго.
   И не перечитываю, а пошлю.
   
   Натравив их всех на заговор, ОН в то же время еще колеблется и хотел бы {Было: было} отослать письмо с благородством. В этом смысле делает последний шаг подтибрить у них письмо. Но не дали. Приходит к Подростку и иносказательно отсоветует ему (благородное чувство отца блеснуло в последний раз). Но Подросток принял за выманивание. Тогда ОН махнул рукой и с хохотом решился.
   
   Я и не любил ее (Княгиню) совсем. Я не знаю, во что я играл.
   NB. Кутежи с Молод<ым> Князем Женщины. Подросток чувствует, что {Далее начато: его приним<ают>} он здесь не ровня, но он уже замотался, уже полюбил сладость роскоши (Петербург подействовал матерьяльно). Женщины. {Далее было начато: На улице он испробовал} В игорном тайном доме, арестуют, деньги со стола, Князек выдает Подростка, на него падает, что он украл. Вышел, ночь, девка, бешеный бросается на Князя. "Я уладил дело,-- говорит М<олодой> Кн<язь> Подростку.-- Деньги нашлись". Но тут уже ушел в себя, у того ненависть.
   К Лизе, к матери, им о своей идее, ничего не понимают. Долгушина арестуют. Прощание Лизы с М<олодым> Князем происходит при Подростке. Жених укоряет. Лиза благодарит его. Тот извиняется. {Жених ~ извиняется, вписано.} В тот же вечер сцена дома Лизы с матерью: "Носи!" {Далее было: На другой день отказала молодому человеку} Тут присутствовали ОН и Подросток. Как вышли -- Подросток ЕМУ: "Подлец!" {К слову: "Подлец!" -- помета на полях: Да, тут подлеца} И затем встречаются в загозоре. И затем, вечером, Подросток у матери. Лизы нет. Вдруг мать вскинулась: "Ох! Тошно мне!" Побежала искать Лизу, наткнулась, что ее несут. Принес жених. Последовавшим {Было: последующее} сейчас за сим описанием: дома мать, умирает. ОН, с начинающимися рыданиями, мальчик плачет об Лизе и не дает от себя уйти Подростку. Ламберт с ногой. Арест.
   
   Короче писать. (Подражать Пушкину.)
   
   Брак М<олодого> Князя и Княгини вовсе не так официален. Ничего вслух не сказано, и Княгиня свободна. Но слухи в продолжение романа об официально объявленном браке ходили много раз, и каждый раз ОН начинал страшно волноваться. Приезд Князя вместе с Подростком есть уже одно из ЕГО волнений. Тут и вызов после 200 000. ЕМУ никак неизвестно, зачем Ст<арый> Князь замешался в векселе Молод<ого> Князя Лизе, и проч. на эту тему.
   NB. Князь, приехав, ищет свидания с Лизой, вот почему Лиза просияла (хотя и ходит жених). Имел даже свидание. М<олодой> Князь приглашает Подростка быть на свидании, чтобы видеть, как это чисто. И Подросток был. Это во 2-й части. {Рядом с текстом: NB. Князь ~ 2-й части.-- на полях фигурная скобка и помета: Очень важное.}
   В 1-й части Подросток ЕМУ говорит о том, что он, не видав ЕГО с детства, не знает, {В рукописи ошибочно: не знаю} почему ЕГО любил, что ему всегда мечталось, что он ЕМУ всё скажет и докажет при главном свидании, отвергнет или простит и что ему теперь очень даже тяжело было видеть, что ОН не такой молодец, щеголь, не так идеально прекрасен, как тогда, когда приезжал к Сушару.
   Непременно нужен разговор Ст<арого> Князя с Подростком о Лизе,-- разговор, что-нибудь сильно разъясняющий Подростку (т. е. читателю) и то -- почему Ст<арый> Князь принял участие в дотировании Лизы (cher enfant, enfin c'est juste {милов дитя, в конце концов, это справедливо (франц.).}.
   
   Это Макар Иванов сказал: "Носи!", когда мать Лизы сказала ему.
   
   Когда в сцене заговора Подросток убил Ламберта, то сказал Княгине: "Неужели вы думаете, что я побоялся бы вас иметь. Нет, единственно чтоб показать вам, что я вас не боюсь и до какой степени презираю всё, начиная с вас до казни, которая меня ожидает,-- говорю вам: ступайте, идите, марш!" Затем Княгиня подошла, отворила дверь, увидела спрятавшегося отца и, улыбнувшись, сказала: "Я так и знала".
   Идите, мы все виноваты.
   
   Когда я дал знать моему немцу (главное качество этого немца -- спокойствие; жена неряха), {(главное качество ~ неряха) вписано.} что в университет не намерен, то немец (русский) попробовал слегка меня уговорить и представить выгоды, но я быстро оборвал (своя идея). Тогда он объявил мне, что уведомил моих родных в Петербург, что, по его {Было: по мое<му>} мнению, конечно, так и состоится, как я того желаю, ибо хоть я и несовершеннолетний, но уже имею права (гимназические) и принуждать меня, конечно, не будут, разве что я вынесу неприятности. Замечу, что {Замечу, что вписано на полях.} немец за меня сносился с "родственниками". Я никогда не писал. "Родственники" эти были Андреевы, но я знал, что два месяца тому Андреев в Петербурге умер и жена его, две мои тетки и две девы дочери теперь {теперь вписано на полях.} в Петербурге. Немец мой как-то за всё время совестился говорить со мною о родственниках. Но я, никогда не писав и не говорив о них, знал очень о них много. Именно вот что я тогда знал: это необходимо, чтоб представить меня въезжающего в Петербург. Знал от немок, от дворовых.
   Во 1-х, об отце. Отец... все сведения -- с Ст<арым> Кн<язем>. (NB. Как романически действовало на меня всякое сведение об отце.) И тут отец, Ст<арый> Князь, Княгиня... и т. д.
   Главное, тревожило известие о браке отца и о семействе Макарова, находящемся при нем в Петербурге. {Главное ~ в Петербурге, вписано на полях.} Брак отца -- от немца.-- Я: Мне это совершенно всё равно. {Брак отца ~ всё равно, вписано на полях.}
   Затем является тетка. В Петербурге) нашли место. Я могу еще не поехать. Я поговорил с немцем -- развлекать Ст<арого> Князя. Затем фру-фру. Студент университета и путь.
   NB. За последнее время в седьмом классе. История Князька, потом быстрая встреча с Ламбертом.
   
   Замечательное. Или так: в предпоследний {Было: последний} вечер, за день до отъезда в Москву, мы все {Было: Я} сели -- я, немец и жена его, и вот что я узнал. Затем пакет писем Андреева. Немец: "Я решил отдать вам". Или немец умер, а немка отдала ему. Письмо Подростка из Москвы в Петербург к неизвестному Милостивому Государю о том, чтоб оставили его в покое, но является тетка и всё перевернула. {Фраза: Письмо Подростка ~ всё перевернула.-- согласно помете Достоевского перенесена со с. 5.}
   
   Ламберт подбивает Князька требовать истраченные и недоданные ИМ 30 000, а также и 100 000, которые дочь не хочет отдать ни за что.
   
   Подросток решается на заговор один, но накануне узнает, что ОН, после всего, сделал Княгине предложение. Это поражает Подростка: значит, ОН влюблен! Он идет к НЕМУ и никогда более не выслушивал ругательств Мессалине, как в этот раз, когда ОН сделал предложение. "Я из презрения сделал предложение".
   
   ЕГО к мировому за помощь в 100 руб. гувернантке.
   
   Процесс за недоданные деньги.
   
   Только что приехал Подросток, ОН накидывается расспрашивать: как ехал Молод<ой> Князь.
   
   14 октября.
   
   Княгиня -- дочь Старого Князя. Подросток влюблен, хотя и не верит, что влюблен, и думает, что ненавидит. Но чувства свои к Княгине инстинктивно от НЕГО и от всех скрывает, боясь сраму. Каково же его замешательство и бешенство, когда ОН позволяет себе сказать Княгине, что она развращает Подростка, влюбляя в себя, отчего тот потерял голову.
   Главное еще и в том, что Подросток, во весь роман, старался скрыть от НЕГО свои чувства: невольно подозревая, что ОН влюблен, хотя и верил ЕМУ, что теперь ОН давно уже ее ненавидел. Из деликатности не хотел быть конкурентом отцу. Наступает цинизм, злость на НЕГО, а пуще на Княгиню. Верит, наконец, что ОН ее ненавидит. ТОТ сам советует ему изнасиловать. Но заговор ведет один и в глубокой тайне. И вдруг почти накануне узнает (от Ламберта), что ОН сделал ей предложение руки. Подросток идет к НЕМУ.
   -- Как же вы сказали, что ее не любите?
   ОН отвечает: "Моя жизнь никуда не годна. Я могу спасти ее".
   -- Но если она вас ненавидит?
   -- Нет, обожает, а я ее не люблю.
   -- Но она не сознается.
   -- Она, может быть, настолько будет умна, что сознается. Результат тот, что Подросток борется сам с собой и, наконец, за час приглашает ЕГО. {Подросток идет к НЕМУ, ~ ЕГО. вписано на полях.}
   
   14 октября.
   
   В ходе романа держать непременно два правила:
   1-е правило. Избегнуть ту ошибку в "Идиоте" и в "Бесах", что второстепенные происшествия (многие) изображались в виде недосказанном, намёчном, романическом, тянулись через долгое пространство, в действии и сценах, но без малейших объяснений, в угадках и намеках, вместо того чтобы прямо объяснить истину. Как второстепенные эпизоды, они не стоили такого капитального внимания читателя, и даже, напротив, тем самым затемнялась главная цель, а не разъяснялась, именно потому, что читатель, сбитый на проселок, терял большую дорогу, путался вниманием.
   Стараться избегать, и второстепенностям отводить место незначительнее, совсем короче, а действие совокупить лишь около героя.
   2-е правило в том, что герой -- Подросток. А остальное всё второстепенность, даже ОН -- второстепенность. Поэма в Подростке и в идее его или, лучше сказать,-- в Подростке единственно как в носителе и изобретателе своей идеи.
   Подросток берется из Москвы весь проникнутый идеею и верный ей. Он вооружен ею и едет на борьбу и знает это. Он уже пожертвовал ей кой-чем: именно отчуждением трехлетним, укреплением характера и коплением, и отказом от высшего образования, нарочно для идеи. В Петербурге его идея подвергается ущербу и потрясениям от многих причин, именно:
   1) От столкновения с людьми и от того, что не утерпел и обнаружил идею: стыд за нее.
   2) Социализм пошатнул верование: хочет и идею, и остаться благородным.
   3) Свысока отношение ЕГО к идее: ОН одобряет, но Подросток предчувствует, что ЕГО идея -- выше, гордее и благороднее, чем его. В чем же состоит ЕГО идея? Весь роман угадывает.
   4) Столкновение с жизнью, сластолюбие, честолюбие, не свое общество, М<олодой> Князь. Является цинизм и другие пути блеску. Всё рушится через обиды, которые вновь возвращают его к своей идее, но уже не теоретически, а взаправду, озлобленного и желающего отомстить. Цинизм и отвага, Ламберт, М<олодой> Князь. Заговор, деньги. К этому времени относится свысока смотрение на НЕГО, потеря к НЕМУ уважения, любви, желание ЕМУ отмстить за то, что ОН в его жизни составлял так долго и так много. Тут же неуважение к семейству. Тем сильнее потрясает его встреча с Лизой, ребенком и проч.
   5) Отношение к Княгине, честолюбие, страсть и заговор. В конце концов разъяснение, что такое ОН. NB. Но на заговор он решился отнюдь не из идеи, а из страсти. {NB. Но на заговор ~ страсти, вписано.}
   6) Макар Иванов и те. Потрясающее впечатление, но не уничтожающее идею.
   3-е правило: {Далее было: Молодой Князь}
   
   15 октября.
   
   После Сушара быстро прекратить. Мать, встреча. {Мать, встреча, вписано.} Ушел в себя, потом в гимназии, мечтательность, об отце, об встрече, своя идея, социальное положение, даже на то, что в университет не пошел, имело влияние.
   Но не говорить, что, потом, у Васина. Затем жизнь у немца и сведения об отце. Письма Андреева, я разобрал их, из этих писем я кое-что узнал, ехал вооруженный. Явилась тетка -- в Петербург к Князю Езда и проч. Аукцион -- 10 рублей.
   
   -- Немец заметил, что "вы экономны".
   -- Скажите -- скряга.
   -- Для чего вы это делаете?
   Я хохочу: "Ротшильдом хочу быть" и проч. {Немец заметил ~ быть" и проч. вписано на полях.}
   
   Макар Иванович о Петре Великом.
   NB. Макар Иванов проповедует воздержание, пост, возведенные в науку (монашество), т. е. прямо противуположно идее Подростка. Поражает его христианством. Но ему тогда некогда. Версилов толкует тоже о христианстве. {Макар Иванович ~ христианстве, вписано на полях.}
   В ём {Вариант: нем} гущина (ума, познаний, науки).
   Ни он такой то, ни он ефтакой...
   Он у нас что младенец, на что взглянет, то и тянет.
   У меня за хребтом стоит.
   Невзапно.
   Не попал ее (его) за горло.
   Рука еще не налегла, сердца не хватило (на убийство ножом).
   Чтоб такую вековеченскую муку принять.
   Я жил почтительно.
   Детки маленькие, так и ведки маленькие, а как детки в сноп, так собьют батьку с ног.
   Яичко спрудила (мышь, украла).
   Наше победье (наша беда).
   Ох уж как худо (больному), за что только еще душа в ём зацепилась-держится; давно помереть бы надо.
   Около тебя покормиться.
   Не от всякого можно обидеться.
   Он у нас как месяц молодой, чуть покажется, тут и закатится.
   
   Это один из тех многих наших писателей, которые не знают, сачем они пишут.
   
   Солдат -- мужик порченый.
   Окажи ему пристрастие, попугай его. Произведи ему {Вариант: над ним} пристрастие.
   Он такие же побои даже над чужими произносил.
   Ты вьюнош.
   Макар Иванов. (Петр Великий.) А ты ступай учись, а не брандахлыстничай. Всё познай, чтобы когда увидишь безбожника али озорника, чтоб ты мог отвечать ему, {вместо: отвечать ему -- было: сказать ему} а он чтоб тебя словами не забросал. Мысли твои незрелые чтоб не смутил.
   Спина болит, ажио собаки ее едят.
   Ты суетлив, в тебе предрешения нет.
   Не тебе, дураку, копейку нажить.
   Лозой бы тебя, хоть ты там офицерский чин и схватил, а штанишки бы снять, да и постращать. {Далее было: тебя} (Макар Иванович! На ваши слова я смотрю широко, а потому вам прощаю.)
   А сидит в кабаке наг, ни ниточки.
   Он тебя опобедит (наделает бед).
   Но всё сие ничто же успевает, а лишь паче молва бывает.
   Пригодится оно (т. е. доброе слово) и тебе, коли в твоей душе есть за что взяться.
   Вырос, а ума не вынес.
   Вот как стали градусы (т. е. мороз).
   Человек особачился, озверел.
   Адвокат -- нанятая совесть.
   Тут до сориночки всё узнают (разузнают).
   А ждал его, как ворон крови.
   А нельзя ли, брат, {Далее было: тебе} это самое оставить? (в смысле бросить начатое, дурное, дело).
   Он как раз извлек меня за шиворот и воротник порвал (извлек в смысле схватил и отбросил).
   Тотчас же оторвали нам руки, мне и ему (т. е. прекратили их желаемое действие).
   Ты себе меру потерял. Не теряй себе меры. {Не теряй себе меры, вписано.} Беда, коли меру себе потеряет человек. Пропадет тот человек.
   А ты возомнил.
   Ты его дерзнул.
   Тебя твой ум заполонил, а не ты свой ум остепенил.
   Думал! Что ж, что ты думал, коли до конца не додумал?
   Что ж ты значишь, когда ты свою присягу сломал (т. е. нарушил)?
   Мало вы полосовали других (т. е. били). Исполосовал его (избил его).
   Слезьми плачет. Свое добришко (именьице) вывез.
   Плачет {Далее было: везде} маленький человек, день и ночь плачет, повсеместно плачет, хлебца нет, обуть-одеть нечего, а большой человек опивается-объедается. И повсеместно так по всему лицу земному вплоть до самого Христова пришествия будет, возрастая и умножаясь.
   А избили ее в ту пору до полусмерти.
   Что она говорит? Я ее люблю. Это я-то не люблю? Я ее день и ночь люблю,-- вот как люблю.
   Выправить замозоленную копейку.
   Да ты образи себя прежде, да и каждое дело свое. Над тем потрудись; а то ты раскидался, собственного дела перед собой не видишь, {Вариант: имеешь} чего хочешь, не знаешь, самого себя не замечаешь (или перестал замечать).
   Напрежь всего на себя {Вариант: о себе} поработай, уж тем самым и людям поработаешь, великий подвиг с себя начнешь, коли не оставит тебя бог,-- то великим делом и кончишь. Всякий о себе работник, никто же другой -- никакое государство, и никакое правило, и никакой закон. И в Содоме праведником можешь остаться, коли сам на себя {Вариант: себя} умственным взором {Вариант: оком} непрестанно глядеть {Вариант: обмерять} будешь. Себя не покидай -- это первое дело.
   Да что же ты: от рук отбился да и в речь не даешься (т. е. даже слушать не хочет, когда про него говорят).
   Я тебя так звездану.
   Подул ей в ухо (нашептал, наговорил, научил). День-деньской.
   Деньги хоть не бог, а всё же полбога. Солдат -- мужик порченый. Как вами изволено было.
   Не тебе, дурачку, деньгу нажить. Ты человек суетливый, а всякое дело спокой любит. Престол-отечество помни. Тоже помнить престол-отечество надо (ex abrupto {Сразу, без подготовки (лат.).}).
   

Смердящая Лизавета

   Как воздвиглась нищая раба Лизавета -- и было ей сновидение: на Страшном суде позовет Христос: "Хуже тебя, смраднее не было,-- коли простишь, я прощу". И возглаголет Лизавета: "Жгли меня, секли меня -- не жаловалась я, ниже чувствовала, обиды не замечала, а как теперь про всю вину суд пришел, так вот: нет же, не прощаю я их, многогрешная",-- и погубили всех. И прослышали купцы, ситцу давали, квасом поили, пирогами пленяли, пять рублев одних денег давали -- не взяла Лизавета. Прибили они ее тогда и выгнали. Скатилась с лестницы и кричала, долго кричала и проклинала. {Смердящая Лизавета ~ проклинала, вписано на полях.}
   
   Пьяные на улицах. Никто не хочет работать. Убил себя гимназист, что тяжело учиться. Дряблое, подлое поколение. Никаких долгов и обязанностей.
   
   В вагоне тетка: "Обиженного из себя представляешь, батюшка".
   ...Тут я догадался, что въехал в казенщину.
   
   В провинции коротко-любезно-обыденно-фамильярныв разговоры в тоне, считаемом за лучший и приличный:
   -- Наврали вы, однако же, нам, доктор, по этому делу порядочно.
   Доктор. Совсем нет и, во-первых, прошу вас говорить приличнее. Я... и т. д. (NB. Но приличнее не говорят, а всё продолжают в том же роде.)
   
   В вагоне. Дал себе слово никогда не говорить отцу и никому об истязаниях детства у Сушара -- не стоят того.
   
   15 октября.
   
   Или по-прежнему, но сократить о мечтательности и уж у Васина Унгерн-Штернберг и мельком о своей идее -- в загадочном виде.
   
   23 октября.
   
   Видя себя в таком могуществе (Ротшильдом), я решительно влюблялся в самого себя.
   
   26 окт<ября>.
   
   Я не то что был трус, а я вообразил, что я лакей, ну а коль лакей, то и трус, то и вор (украл), и с наслаждением погрязал в вони. Меж тем другой мир книжный, Вальтер Скотт, мечтательный. Зажечь (мечта). NB. Кроме того, придумать тут еще мечту.) Придумать благородное дело. И вот благородное дело, сделанное им, терзает его.
   Посещение матери. Тетка, переезд к немцу. Две жизни продолжаются и развиваются. Описапие мечтаний, и какие именно. NB. Непременно отец в каждой мечте.) Потом действительность, описание немца, жизни у него, гимназии, но сухая, дрянная жизнь. Наконец, совершенно закрылся в аккуратную жизнь, как в скорлупу (всякая вещь на своем месте. Ужасно маленькая жизнь и чем меньше, тем лучше). Из этой жизни раз вырывает его Lambert.
   После Ламберта совершенно уже закрылся. Известия об отце. Собирал ужасно. Сердце начинало биться при каждом известии. Началось половое. Кузнецкий мост. Луч. Вдруг своя идея. Три года организации идеи. Конец гимназии, быстрый перелом, письмо в Петербург (даже не было сказано, кому немец пишет). Немец умер. Пакет. Сведения об родных. Тетка. Фру-фру и встреча. С теткой. Проезд.
   
   Между тем в гимназии были скверные учителя (примеры). Удивительно, как мне было это всё равно. Примеры, анекдоты. Входил, по-видимому, весь в ту жизнь (гимназическую), а между тем совсем не входил, а только так.
   
   Немец говорил о лодке в Англию и о процессе Христа и проч.
   
   Мечты. Пророк. Невидимка. Стрела в глаз Наполеону. Веселый рассказ об отрезанной голове. Как он это хорошо рассказал. Я рассказываю у графини. Разбитие под Москвой и Унгерн-Штернберг. {Рядом с текстом: Между тем ~ и Унгерн-Штернберг.-- на полях фигурная скобка и помета: Справиться с материалом}
   Я описываю шаг за шагом, как это всё началось и с чего поехало.
   
   NB. ОН Подростку, при первом объяснении: "Если ты находишь, что я, женясь на этой, дурно делаю, то скажи -- и я порву, еще время есть. Правда, она почти официально невеста моя,-- но -- время есть. То же, что говорю тебе, я говорил твоей матери".
   -- А вашим детям?
   -- Нет, я им этого не говорил: я их спрашиваться не намерен.
   
   От Я. {От Я. вписано на полях.}
   Жизнь его детства разместить по частям романа в следующем виде: в вагоне -- Чацкий; в вагоне же и о том, что Князь судился. У Васина -- посещение матери, мечты и проч. Во время кутежа с Князем о Ламберте. (Можно словечко закинуть и раньше.) Но Князь сам говорит ему о Ламберте.
   В вагоне. Я бы спросил его о Ламберте. Вы г<осподина> Ламберта знаете?
   Кутеж сделать так -- целуется, а его за волосы.
   И меня к Княгине кати. Она скверная.
   Его выбрасывают на всем лету из саней, он сносит. Игра. "Я хочу, чтоб этого вон, или меня, или его вон". Украденные деньги. Когда вывели, он воротился и сказал, что Князь украл. {Рядом с текстом: Кутеж со украл, на полях помета: 27 октябр<я>.}
   
   NB. Рассказы у Васина прерываются или эпизодами с ребенком, или ночью -- эпизодом с повесившейся, которую поместить в одном доме.
   
   На малое терпенье у меня недоставало характера, а на большое достало бы; я знал, что достало бы.
   
   Перед отъездом, говоря с Н. А., тот говорит Подростку: "Вы знаете, что там свадьба Князя и вашей сестры".
   -- Я знаю больше, там свадьба моего отца.
   

ОН ЕЩЁ РАЗ

   Помещик, деспот, сильный ум, настолько критический, чтоб не стать пи славянофилом, ни западником. Делается глубоким эгоистом. Эгоистом от деспотизма. Деспот же до конца ногтей, настоящий деспот так высоко должен поставить себя, что относится уже елейно без злобы, ибо -- мыши, кроты. Им нужно помогать и их поощрять. Влюбленность в НЕГО всех ОН должен принимать как нечто необходимое. И потому невлюбленности в НЕГО Княгини не может понять. Не верит тому, что влюблен, и смущается, когда это ЕМУ доказывается ИМ же самим, задумывается. Думает, что хочет только спасти Княгиню. Всё разрешается страстью. Эта страсть, {Далее было начато: сокруш<ает>} признание, что ОН способен упасть до страсти, сокрушает ЕГО совершенно. Деспот до конца ногтей. Сам признается, что атеист,-- губит Подростка, рискует погубить его, одумывается, приходит уговорить от заговора.
   NB. Ужасно свысока смотрит на Васина (т. е. благодушно до елейности). NB. Неблагодушен только с одним болезненным мальчиком.
   -- Им любоваться можно -- до того чистый тип деспота,-- говорит Васин.
   ОН, эгоистично терзаясь, выдержал смерть жены и самоубийство Лизы. Мальчика же сам увел и бросил на улице и убежал от него, {убежал от него вписано на полях.} и потом, когда пришел Подросток, завопил, что бросил ребенка.
   Или: Ребенок сам бежал. ОН же ходил за ним, развлекал, играл (тетки не было), но ребенок убежал от него, и это сокрушило ЕГО гордость окончательно.
   
   28 окт<ября>.
   
   Когда Стар<ый> Князь ЕГО выгнал за донос на дочь (о письме, в котор<ом> она хлопотала о сумасшествии), то ОН, придя домой, написал Ст<арому> Князю письмо, что ОН наклеветал на Княгиню под влиянием страсти к ней и проч. ("А что, если это верно?" -- говорит ОН Подростку, но насмешливо.)
   Лекции ЕГО Подростку о развратных созданиях, о разврате света (по поводу Княгини). ОН пользуется фанатической ненавистью Подростка против аристократов и возбуждает его (для игры). Подросток верит в НЕГО слепо до последнего мгновения. Игра же ЕГО состоит в том, чтоб влюбить Подростка в себя, покорить его, захватить в свою власть, с тем чтобы бросить.
   Вопрос же о матери ОН представляет Подростку в таком виде, что тот верит, что ЕМУ и нельзя было иначе поступить.
   Подростка возмущает, что ОН не обращает внимания на судьбу Лизы. И тоже чуть-чуть заходит ему мысль, что ОН слишком эгоистичен с ним. Но в последнее мгновение, когда ОН приходит к Подростку просить его оставить заговор, ОН высок и учит его гордо бросить. Тут же высоко осуждает в первый раз Ротшильда. Зовет его на вериги. Тот упрашивает ЕГО пойти вместе вручить письмо.
   Подросток тетке в вагоне. Сведения об истории отца, о Ст<аром> Князе и проч.
   "Так, да не так",-- говорит тетка.
   
   Подростку нравится, что тетка не сконфузилась после вчерашнего, а так во всем ловко нашлась.
   
   ОН студенту. Вы бездарность, вы кончите курс, вы будете самый почтительный человек; у вас и теперь, когда вы бросались с похабщиной, не было никакой своей идеи. Вы даже не понимаете, что я говорю.
   -- Черт вас дери, вы свинья, сами вы пристали ко мне.
   -- А ты какой...
   -- А ты вы<--->док, я ведь знаю.
   
   29 октяб<ря>.
   
   Непременно. Подросток Васину же объявляет свою идею.
   Когда же Версилов приходит к нему на квартиру просить прощения, то говорит Подростку, что он должен быть теперь во враждебном ко всему миру настроении, потому что первый раз в жизни объявил свою идею чужим, и даже должен ненавидеть Васина. Подросток поражен ЕГО знанием человека.
   -- Я прошу вас никогда со мной об этом не говорить.
   -- Само собой, письмо же твое с просьбою оставить тебя отношу именно к тому настроению.
   
   Версилов прибавляет: "Я не прельщаю тебя какою-нибудь буржуазной добродетелью взамен идеалов, не говорю, что счастье выше богатырства, ибо, милый мой, богатырство выше всякого счастья, и уважаю тебя, что ты мог иметь идею". {Версилов ~ идею", вписано на полях.}
   Версилов говорит ему еще. И Тушар добрее, и мы не злодеи. Люди гораздо добрее и серединнее, чем ты думаешь. Ты мнил видеть во мне злодея, а вот мы теперь объяснились, и ты видишь, что я вовсе не злодей, а так, и тебе досадно и даже стыдно, что мир оказался не тот, как ты уже представил себе.
   
   Тебе теперь именно хочется что-нибудь зажечь, что-нибудь раздробить, стать выше всей России, пронестись громовою тучей и оставить всех, заявив себя, и скрыться в пустыню или в Американские Штаты, где снова начать метеором.
   
   Непременно. После того как Подростка прибили (с Молодым Князем), была идея бежать в Америку.
   -- Или я, или ОН?
   -- Дурак ты, променяет она тебя на НЕГО! {Или я ~ на НЕГО! вписано на полях.}
   
   Солдат -- мужик порченый.
   Республиканская курица Мишле; младоумие в старческих: годах.
   Говорит муж уходившей жене: "Не знаешь ли ты, где была?.."
   (Нашим либералам): "Вы романтики, вы фантазеры, вы мелкие поэты".
   Слишком сильная бесспорность признанья иных писателей значительными и даже великими свидетельствует отчасти о неглубокости этих писателей, о том, что они "по плечу" золотой средние. Тургенев.
   О Шерстобитове (Путилин). Вид суровый, в доме у него канарейки поют, сам на гитаре играет. Каменный дом имеет.
   Приласкали бога.
   NB. (Прекрасного художника. О Тургеневе.)
   Так что я решилась прекратить мой жизненный дебют (из письма застрелившейся нигилистки).
   Коклеты.
   Дон Базилио, заглатывается папиросками. Бесстыдство без меры.
   Заметьте, что этот господин ведет себя чрезвычайно осанисто.
   Странненько.
   Слово "заграница" (писать сплошь одним существительным).
   Он, как месяц молодой (и т. д.).
   Около тебя покормиться.
   Не от всякого (человека) можно обидеться.
   Человек из высших экземпляров и в высших проявлениях своих ничего не делает просто: так и застреливается он не просто, а религиозно (всё равно, хоть и атеист). А средина и ординарность и застреливаются-то пошло и без полного сознания, что делают, просто и {Вместо: и -- было: но и} глупо. Просто и проще, но ведь зато и глупее.
   
   Этой плясовицы.
   Маркус -- рассказывающий, как на лодке дали знать купцы в Англию в три дня.
   О том, как в Англии нарочно процесс Христа делали и решили, что достоин казни.
   О виденье шведского короля.
   (NB. Про лодку рассказывали Ст<арому> Князю, и он смеется, а сам рассказывает про процесс Христа в Англии).
   NB. Поболтать хочется; у нас всегда занимают высокие предметы. Но хочется сообщить и для того, чтоб наградить счастьем слушателя, и для того, чтоб быть достойным всего прекрасного и высокого.
   
   Яма под камнем (смотри план).
   
   И отдаляет решенье, махая рукой.
   Того, чего не понимает и не ценит, над тем нахально смеется, особенно если заметит {Было начато: види<т>} его значение у высших людей.
   Во всем этом прогрессивном движении нашем за последние 17--18 лет мы прежде всего доказали, что страшно необразованны.
   
   Они смеялись над моими лучшими чувствами, в те редкие ми-путы, когда я был действительно {Далее было: вполне} прямодушен. Что ж, я рад, что не могу забыть этого; по крайней мере они избавили меня от несчастья любить их.
   
   Ты, будущий Ротшильд (говорит ОН Подростку). Конечно, идеалист -- и вот вам новое {новое вписано.} неожиданное следствие позитивизма и нигилятины.
   
   Изрубив образа:
   -- А ведь я всему этому всю жизнь {всю жизнь вписано.} верил,-- вдруг сказал ОН, указав на осколки и выходя с Подростком.
   -- Т. е. вы всему этому всю жизнь {всю жизнь вписано.} не верили,-- сказал Подросток.
   -- Ну да, я всю жизнь этому не верил,-- повторил он, обрывая {Было: заминая} разговор (с той интонацией, столь знакомой Подростку, с которой ОН имел обыкновение обрывать разговор).
   
   Несчастья бог посылает. Они тоже полезны, да еще как. Без несчастья и счастья бы не было. {Несчастья ~ не было, вписано.} Кабы не было несчастий, и жить бы не стоило.
   
   NB. Рассказ об обращении св. Павла, дорогою, после убийства Стефапа. О искушении в пустыне. О том, что такое, в сущности, аскетизм монастырей. Свобода Христова и в коммунизме, равенство Христово и 93 года. Все эти рассказы приводят Подростка в восхищение и недоумение.
   
   Отряс у Долгушина ноги и поцеловал порог.
   
   Если к тебе жена слишком лезет с лаской, {с лаской вписано.} знай, что у ней затевается любовник. {Рядом с текстом: Если ~ любовник.-- на полях: Лакей в вагоне}
   Нас, дураков (т. е. мужей), всегда можно обманывать, да еще в каком чистом виде.
   
   "В это царствование от реформ пропала общая идея и всякая общая связь. Прежде хоть какая-нибудь, да была, теперь никакой. Все врознь. {Все врознь, вписано.} Был хоть гаденький порядок, но был порядок. Теперь полный беспорядок во всем". Это одна из цинических ЕГО фраз.
   -- Отчего это? -- спрашивает ЕГО Подросток.
   -- Черт знает, от реформ, должно быть. По мне, хоть бы всё провалилось.
   Подр<осток>. А знаете, вы страшный ретроград, отец.
   ОН. А наплевать. {Было начато: Ну да на<плевать>}
   
   О том, что идея добра и зла потерялась. {О том ~ потерялась, вписано.}
   ОН. Помилуй, ну вот читаю сейчас, что посредник прямо сказал: деньги беру, а служить не буду,-- а другой так прямо драл мужиков, обращавшихся к нему за делом. ("Голос", начало августа). Ну как же решить у нас в Петербурге, хорошо или дурно?
   Подр<осток>. Разумеется, подло.
   ОН. Вряд ли. Они и закричат, и напишут, что подло, а втайне будут и должны быть рады, ибо, значит, реформы не успевают, не прививаются, стало быть, ближе к тому, чтоб всё провалилось и наступил новый социальный порядок вещей. На месте этих посредников они непременно бы так сами делали. Значит, мы и не знаем, что хорошо, что дурно.
   -- Это парадоксы, отец.
   -- Вряд ли парадоксы. {Значат ~ парадоксы, вписано на полях.} Потому что всё это меня всю мою жизнь тревожило.
   
   Я думаю, что это всё произойдет чрезвычайно просто. Пожелают не платить с тем, чтобы обновиться во всеобщем и солидарном банкрутстве. Я только представил уголок дела, но ведь и этот уголок дела связан со всем остальным, так сказать, неразрывными узами.
   -- Что же делать?
   -- Ч<то> дел<ать>? Будь честен, не лги. Одним словом, прочти десять заповедей.
   -- Но ведь это старо, и притом же,-- что я один сделаю?
   -- А вот, несмотря на все эти вопросы, исполни все-таки десять заповедей и, сверх того, люби кого-нибудь или что-нибудь и будешь {десять заповедей ~ и будешь вписано.} великий человек.
   -- Никому неизвест<ный>
   -- Ничего нет тайного, что бы ни сделалось явным.
   -- Вы смеетесь?
   Имен<но> мне казалось иногд<а>, что он наверно смеется, и мне грустно было, а грустно, ибо всю жизнь. С другой стороны, я все-таки задумывал<ся>
   А всего лучше специализируйся. Если примешься так серьезно и тогда, занявшись серьезным делом, естественно, перестанешь спрашивать.
   Я отложил говорить ему про мою идею. Не время было. Я видел это... Да и мне-то было не время. Бог знает2 какое это было время -- и восторга и позора. {Разрозненные записи с. 66 располагаются по смыслу.}
   
   29 октября 74.
   
   После того как у матери "или ОН, или я", бросил письмо девицы и 100 руб., топнул ногой и вышел, потому что: чувствовал себя справедливым и чувство<вал> серьезным и высоким, а выходило глупо и унижалось.
   У Васина или у Долгушина. {У Васина ~ Долгушина, вписано на полях.}
   -- В социализме я теряю собственность, в коммуне я должен быть вместе со всеми, я не хочу быть вместе со всеми.
   -- Оставим, Васин, оставим.
   -- Оставим...
   

1

   Программа (от Я). Чацкий, у Друшара, лакей, {Далее было: мать} Ламберт и Молод<ой> Князь, книги, мечты. {Далее было: Смерть Друшара} Плакал-плакал. Мать. У Н. С., гимназия, Тушар. Вначале как и все, {Далее было: мечты} ввязался в прозу Тушара. Ламберт. Всё было так подло, меня считали предателем, {Всё ~ предателем вписано.} и удалился, и был в товарищах. Мечты, книги, сад, луч, жизнь, мечтательность всё съела.
   Мечты: разбойники, полководец, пророк, ученый, издающий в Париже, лук и стрелы, Унгерн-Штернберг. Я не говорю о религии. Не говорю о женщинах, фру-фру. 2 дамы. Прямо высказал. {2 дамы, ~ высказал, вписано на полях. Далее было: На бульваре с студентом.} Раз встретился потом с девочкой, ушел в себя еще пуще. Дразнила несколько времени дама, вышедшая из кареты. Все будут мои: атаман {Было: атаман ли} разбойников, и проч. Но как я отмщу? Мечты о НЕМ, сведения о НЕМ. Знает о проповеди католичества. {Знает ~ католичества. Вписано на полях.} Сношения с матерью, письмо. Вдруг своя идея, всего захватила,-- даже быть подлецом. Не учился.
   Именинные деньги. {Именинные деньги, вписано на полях.} Свидание с братом, 25 р. Прошло без слуху. Последние два года без слуху о матери, возили за границу, в Луге. Слухи о 300 000 р. Потом о женитьбе {Далее было: на} M<олодого> Князя. История М<олодого> Князя. В <нрзб.> смерть Андреева. Послали письмо. 23. Поехал узнать о месте. Воротился, была тетка, приказ в Петербург. Решился поехать. Пакет Андреева. {Пакет Андреева, вписано дважды.} В вагоне -- с Молод<ым> Князем. Приехали в сквернейшем расположении духа от 1-го столкновения с действительностью. Решился порвать со всеми и уйти от всех, даже в Америку. Встреча с матерью, кратко и сильно. "Или ОН или я". Ушел и т. д. Тут студент университета. {Тут студент университета, вписано на полях. Рядом с текстом: Программа (от Я) со студент университета.-- на полях помета: ОСОБЫМ СЛОГОМ И КОРОЧЕ.}
   

2

   Был у Вити, был у Версилова. На аукционе, у Долгушина. Опять у Версилова, девушка и 100 руб. Пошел домой. Подушка. При Подушке отдает письмо и 100 рублей и знает, что это подло {При Подушке ~ это подло, вписано.}. Раздирание рта. Ссора. Увел ребенка. У Васина. Ночью повесилась. Утро. Мать, ОН у повесившейся. {В рукописи: у повесившихся} Подросток нанимает квартиру. Идет за вещами. Письмо. Княгиня, вышел. Ушел домой. Дома Версилов. Грустно и за сестру и за всех, в Америку, и вдруг Версилов. {Грустно ~ вдруг Версилов. вписано.} Примирение. Уговор. Смутно на душе. Версилов поражает и подавляет его. Подросток весь отмыкается. Хочет вызвать Князя, с которым поссорился в вагоне. Идет к Князю, встречает сестру. Передает письмо. {Хочет ~ письмо, вписано на полях.}
   

3

   История о том, как не выдерживает и впадает в разврат. Lambert; рядом об отце. (Задача: составить живее, узнает, что ОН властелин Княгини.) {С. 96 об., следует после 97 согласно пометам Достоевского.}
   
   Версилов. Я принес 100 р. Для чего я это сделал? Я никогда ничего не даю.
   
   Пруткова. Что ж ты, мать, не подойдешь? -- Ох, боюсь, не угожу как-нибудь. (NB. Прости, батюшка, мою вину перед тобою.)
   
   Он ЕМУ (в семействе): "Потому что вы безобразник и негодяй!"
   
   Брак с Подушкой. "Какая причина?" Подросток сначала восклицает у Н. С, потом с Прутковой в вагоне, наконец у матери. Когда ОН объясняется с Подростком, то говорит: если хочешь, я порву. А причина всё же не выясняется.
   
   ОН отправляется в Москву к Н. С. узнавать, нет ли там того письма. Но Н. С. не сказал. А Подростка уведомил.
   
   ВАЖНОЕ: Перед отъездом из Москвы. О том, что Версилов человек необыкновенный. И еще в 16 {Было: 17} лет, когда письма от матери и 15 р.
   
   При изложении своей идеи (вообще) -- тирада о неутомимости.
   
   Письмо к ней, предисловие, в высшей степени незаконный сын. {в высшей степени незаконный сын. вписано.} Служу, получил жалованье.
   Меня в этот день как раз удивил мой генерал. Три рассказа Ламбер<та> -- картинка и студент. Своя идея. {Три рассказа ~ идея, вписано на полях.}
   Мощи, католичество, насчет жалованья и службы, насчет того, что не имел женщин. Отношение к женщинам, фру-фру, "ненавижу, метут пыль". {Далее было: Ты молишься на отца, ты чем-то недоволен}
   Я рад, что ты со мной серьезно, рассказываешь как своему. {Далее было: Надо быть серьезнее.} (Опасаюсь Княгини.) Entrefilet. {заметка (франц.).} Он был сумасшедший.
   Надо быть серьезнее. Я замечаю, что ты развлекаешься и как будто раскаиваешься. Ты молишься на отца, ты чем-то недоволен. {Далее было: Надо б<ы>} "За что вы отца прогнали? Я у вас не буду", своя идея. {Я ~ идея, вписано.}
   Или "твой отец" (деликатно). {Или ~ (деликатно), вписано.} ОН порвал со всеми, удалился в католичество. {Далее было: Княгиня. Я оно } Вдруг заехали Версилова и Подушка. "Я встал". Приезд Князя. {Приезд Князя, вписано на полях.} Жалование, Татьяна, о службе -- получил. В этот момент Княгиня, Долгорукий, лорнет. "Я слышал".
   Наготовить остроты генер<алу>. {Наготовить остроты генер<алу>. вписано на полях.}
   "Прощайте, голубчик-генерал, я у вас, может быть, больше служить не буду". У меня это вырвалось потому, что увидал эту Княгиню (с этого дня и начинаю мои записки). Но это было так. Конец, я должен порвать. Моя слабость к этому человеку была непозволительна. Я думал написать письмо, иначе бы не вышло, в насмешку, в иронию. Я гораздо серьезнее, чем я есть.
   Аукцион. К Вите -- о Крафте. Долгушин, Васин, сестра, quae medicamenta, {что лекарства (лат.).} разговоры, споры, Ламберт. Кто-то спрашивает: князь Долгорукий,-- обвел глазами. Не моя идея, Васин -- машина, Крафт -- Россия, к Крафту. (Тот очень просил зайти сейчас.) Объяснение об отце, о России. 3 жизни. Крафт о маленькой падчерице Княгини. Сам Подросток спрашивает. Крафт вежливо и предупредительно отвечает, но с натугой. {Крафт о маленькой ~ с натугой, вписано.} Рассказал, как был на аукционе. {Рассказал, как был на аукционе, вписано на полях.}
   Домой, "дома, до отца, я сказала, что ты дал 117 р. Прости". (Нежная и лучшая сцена с матерью, с сестрой об Васине.) Грубит во всю ивановскую. ОН приходит, выиграно, деньги, Татьяна Павловна, грубит про вчерашнее объявление, сегодня Княгине, католик (мечтал). "Вас отовсюду выгнали, не хочу служить". "Я на аукционе купил и продал".
   Платье портному. О Тушаре. 2 жизни. "Я ненавижу", разжалобил. "Я бы их сек". {Платье ~ сек", вписано на полях.}
   
   Мотивы 1-й части.
   Витя говорит, что Васин знает сестру. Все Подростку, что он сумрачен и закрывается. Ст<арый> Князь говорил, Витя, у Долгушина, и ОН. ОН говорит: "Похоже на то, что у него на уме что-то важное". И ОН находит, что все его слова и шаги очень мелки сравнительно, даже стыдится. 2 жизни и еще что-то: "угадал -- быть Ротшильдом".-- "Ну да, быть Ротшильдом".-- Я топнул ногою и ушел наверх. {2 жизни ее ушел наверх, вписано на полях.} Подросток думает: "Мне досадно, что у нас всё несерьезно, это blague {шутка (франц.).} и юморы. Лучше напишу ЕМУ письмо. А то, если на словах, то ОН обернет так, что выйдет {Далее было: что} как-нибудь несерьезно".
   
   "У тебя своя идея. Это так, она связана с "купил и продал". Я знаю, он хочет стать Ротшильдом". Я встал и вышел.
   Я решился уйти, я сел писать письмо ЕМУ, вдруг ОН вошел. Разговор. Бунт, не хочу, хочу уйти. "Я хочу, чтоб вы серьезнее, мне перед вами нечего скрывать".-- "Mon enfant, {Дитя мое (франц.).} твоя мать", разговор про Макара Иванова. "Вы всё смеетесь".-- "Ты умнее, чем я думал" (тут что-нибудь доскажет) (о лести) -- о Ротшильде вскользь, ушел.
   Я остался с мыслью, что последнюю ночь ночую. Я рассуждал так: {Я рассуждал так вписано на полях.} я имею серьезную идею и ничем никому жертвовать не хочу. И тут к читателю: это письмо вот что (я перечитал его). {и тут ~ (я перечитал его), вписано на полях.} Но я должен сказать, что меня уже три часа мучило письмо. Мне пришло на ум: ведь они будут владеть не зная. "Э, наплевать!"
   Проснувшись: не то, не наплевать, явился к Князю, чтоб ОН не подумал, что я впрямь его бросил. Но оставил рано и пошел к адвокату. У Князя -- вежливость, к Васину, не застал {не застал вписано.} -- квартиру рядом {Далее было: Я отнесла} за перегородкой: "Я отнесла". Пошел к Татьяне Павловне. У ней сцена подслушивания. Мерзавец, я не мог выйти, le petit espion, {маленький шпион (франц.).} я вышел. "Это, верно, она про то письмо, про которое говорил Крафт". Наплевать на их интриги. Я завтра же отошлю ей, а сам в мою скорлупу, где мои три года уединения.
   Кончить эффектнее. {Кончить эффектнее, вписано на полях.}
   
   Входя домой, я столкнулся с той постоялицей, она принесла письмо и 50 р. Швырнула. Ей стыдно при семействе. Из-за этого ссора: "Вы виноваты". {Далее было: Письмо} Про девочек говорил недавно Ст<арый> Князь. {Про девочек ~ Ст<арый> Князь, вписано на полях.} Подкинутый младенец. Спор. "Ты богач".-- "Половину возьмите, а половину 40 р. на ребенка".-- "В Воспитательный".-- "Вы совершенно правы: вот вам письмо".-- "Конечно, вы богач, а я с своей совестию домой. Мне какое дело. Мне жаль, что я ухожу от матери. Я приду, мама, но или вы, или я, мы дети Макара Иванова, зачем вы здесь?" Татьяна Павловна вскинулась. "Да, я свинья".
   Ушел к Васину. Крафт вчера застрелился. Рассказ Васину о девице с 50 р. {Рассказ Васину о девице с 50 р.-- вписано на полях.} Рассказал ему всё. Просит ночлега. Рассказы, мечты, расскочился еще, еще, вижу, что гордость, своя идея. "Не спрашивайте какая". {Вместо: "Не спрашивайте какая".-- было: Знаете, Васин, но Крик -- повесилась, своя и<дея>.} Тирада о том, как всё серьезное вышло несерьезно, о характере. "Я серьезен в большом и несерьезен в малом". {"Я серьезен ~ в малом", вписано на полях.} (Долго были мечты, оттого и такой характер.) Несколько слов Васина о сестре. Пакет. Предсказание Васина, что я не захочу бежать от графов и князей. "Мстить захотите".
   На утро крик, повесилась, отец -- изумлен, с Подростком ни слова. {Далее было начато: Встретил Татьяну <Павловну>} Встреча сестры. "Приди просить прощение".-- "Я и шел с тем. {Вместо: "Я и шел с тем.-- было: Пришел} Я помирюсь, но я возьму вещи". У генерала {Было: Князя} сидел, вошел Князь; представь себе, c'est si noble. {это так благородно (франц.).} Отдал деньги. {Отдал деньги, вписано на полях.} Молодой Князь.
   Я пришел домой. Татьяна Павловна: "Зачем, зачем? Вы праведник". Сцена, исповедь, "я решился порвать, потому и говорю". Изложение своей идеи. {Далее было: О Княгине} Плакал-плакал. О Княгине как о горе жизни ЕГО. {О Княгине как о горе жизни ЕГО. вписано на полях. Вместо: ЕГО -- было: моей.} Это идея! И вот я с ними связан опять. Когда-то я смогу доказать -- им не надо, волнение, Крафт, и эта смерть. Впереди, впереди, еще много времени впереди. Мне выравнения недостает.
   ? Рассказал сцену у Татьяны Павловны за дверью. {? Рассказал ~ за дверью, вписано на полях.}
   
   Мотивы 1-й части.
   Крафт: "Посидите немного, вы, может быть, последний человек, которого я вижу".
   Об наготе с Князем, и потом, после бульваров, о сквернословии у мальчишек и у офицеров. "Это правда!" (я) "Ты мне один мой друг, милый мальчик, сынок".
   Во время исповеди наверху: ничего так не боится Князь, как то, что его почтут сумасшедшим. Крафт тоже говорил, оттого и бонмо любит.
   
   Князь ему: "Я, ты знаешь, начал в гвардии, а теперь награжден действительным) тайным советником".
   -- A propos: {Кстати (франц.).} у вас, наверно, дети будут (mais c'est charmant). {но это прелестно (франц.).}
   
   "Ты литературу знаешь".-- "Я ничего не знаю".
   -- Я много странного заключаю о твоем детстве, ты такой был уединенный. Да, есть эти несчастные дети! Ты не сердишься, что я тебе ты говорю.
   
   Я сначала думал было с ними грубить, но потом... Стыдно было попросить денег. Теперь беда! Теперь не будет у нас этих разговоров.
   
   Порядок: сначала у Князя об отце, мощи и, долго проговоря, entrefilet {заметка (франц.).} о том, что он сумасшедший. И потом, опять долго проговоря, брать деньги. Entrefilet, поместила меня Татьяна Павловна.
   
   Надобно, как только вышел с Васиным, что ли: отчего не университет? 19 лет, у меня своя идея. И вечером у отца опять: "Ты вышел из университета, хотя за тебя платили, Андреев".
   
   "Вы всех объедали, и все вас обожают". Японское божество.
   
   Ст<арый> Князь: "Я задал в клубе вопрос: почему солдат -- мужик порченый?"
   С Ст<арым> Князем. О процессе -- выиграют. "Правда ли, что ОН влюблен в вашу дочь?" -- "Да, ОН имел влияние на женщин". И потом: "Это падчерица моего брата, и заметь, тут феномен -- она Версилова любит. Она какие-то завязала связи с Версиловым". {Рядом с текстом: и заметь ~ Версиловым".-- помета на полях: NB}
   
   У Ст<арого> Князя. Про Княгиню: "Почему они поссорились, тут, mon cher, тут что-то было -- тут была любовь..."
   Я (с сверкающими глазами): "А я твердо знаю, что тут ничего подобного не было и что она была причиною всех его страданий!"
   -- Почему ты знаешь?
   
   "Так, милый мой, я прошу тебя это оставить. Есть черты, не прими за науку, но не рассердись на старика. {Есть черты ~ на старика, вписано.} Ты за НЕГО. Я заметил, ОН имеет на тебя обаяние. Да, да, ОН и на меня имеет, я признаю это" и проч.
   Я заметил черту, что Князь любит про девочек. {Я заметил ~ про девочек, вписано на полях.}
   

Общее

   Подросток в 1-й части поражен и заинтересован Княгиней (и это показать в 1-й части) и не нечаянно, а уже приготовительно, еще в Москве был настроен. К тому же ЖЕНЩИНА. Это чувство к женщине выразить в неестественной и преувеличенной по горячности враждебности с 1-го шагу. Далее, в ходе романа, сделать оскорбление с его стороны ей, которое он принял за оскорбление себе, во время кутежа, еще в счастливую пору, и именно когда он разрывает с отцом, сделать столкновение с Княгиней (а Княгиня и по поводу письма). Она потеряла платок, взял, целование следов, выиграл 800 руб., привез золото, лег -- страсть. Проснулся среди ночи в бешенстве на себя и на другой же день находит случай ёрнически оскорбить Княгиню. (Письмом, что ли?) За это даже столкновение с отцом.
   А затем, в несчастные дни кутежа оскорбляет его уже Княгиня -- ужасно, безмерно, придавленно. Мечты об отмщении (Lambert), поджог, мечты в разных видах, мечты бесконечные и в продолжение многих дней (NB верен своему главному характеру мечтательности) и, наконец, даже убить затем револьвером. (NB. Револьвер в заговоре на месте отбирает у него ОН и в ее же стреляет.) (NB.NB. О том, что застрелить женщину, если она не соглашается, фельетон Суворина, ноября 3, No 303.)
   

Мотивы 1-й части

   Подросток у отца. {Было: Кр<афта>} Я знаю, что он, Ст<арый> Князь, не прочь сдуру жениться, этого все боятся, а потому интригуют.
   
   Подросток. Я, признаюсь, боялся и сидел закрывшись. Мне не показалось страшно. У меня своя идея -- я хочу, чтоб меня оставили в покое. Общество -- я хочу выйти из общества, пользоваться всем и выйти. Я достаточно буду платить, и довольно. {я хочу ~ и довольно, вписано.} Серьезную идею долго рассказывать, господа. Я не вижу ни малейшей причины делать что-нибудь для других.
   

Драгоценнейшее

   Мать самоубийцы, рассказывая о посещении Версилова, говорит: она говорила, что оттого взяла, что Версилов ни разу не усмехнулся и был ужасно серьезен, даже сух. А Версилов потом Подростку: "Мне кажется, я смеялся и имел легкомысленный вид, и это потом на нее повлияло и раздражило".
   

Еще драгоценное

   У Ст<арого> Князя. Когда показалась Княгиня, я побледнел и хотел выйти и не объяснять. Потом, с аукциона выходя, увидал даму и вспомнил о впечатлении Княгини. И потом, вечером у Крафта, опять о Княгине и уходя домой: "А черт бы вас! -- в скорлупу!"
   
   У Ст<арого> Князя огромный кот. "Друг мой, j'aime le bon dieu" {я люблю боженьку (франц.).} (и заплакал). Это уже или на другой день, или после известия о приезде Княгини.
   Ст<арый> Князь любил выдавать девиц замуж; всю жизнь выдавал.
   
   NB. Сделать так, что Крафт, говоря с Подростком, похож был на готового к самоубийству.
   ОН говорил: "Это -- полуидея, полуобразование, полужизнь, полуздоровье, полузнанье".
   Васин говорит, что читал Крафтову рукопись.
   Подросток Ст<арому> Князю: А для чего ОН живет в семье; мы Долгорукие.
   Князь спрашивает о сестре его.
   

Мотивы 1-й части

   Подросток у Долгушина. А затем: "Я достаточно плачу обществу денег и податей за то, чтоб меня не обокрали, не прибили и не убили, хотя заметьте: общество за это с меня деньги-то берет, да еще огромные, а вовсе меня в этом наверно {Наверно вписано.} не обеспечивает, а только лишь по возможности. Но так как другого порядка, чтоб прожить, нет и не может быть, то я и стою за государство, {Было: общество} т. е. за общество, но вот и всё, что государство с меня требовать смеет, а не то, чтоб я бегал да вешался всем на шею от любви к ближнему да сгорал слезами умиления. Нет, уж оставьте меня в покое.-- Довольно того, что деньги плачу. Вы упомянули о будущем человечестве,-- а зачем мне оно?" {Вы упомянули ~ оно?" вписано на полях.}
   Это я произнес нервно и злобно, но я {Вместо: но я -- было: я} уже три года молчал, {Молчал вписано на полях.} как составил себе эту мысль, и до сих пор еще ее никому не высказывал, {Рядом с текстом: Это я ~ не высказывал--вписано на поляг: и, вероятно, глупости.} а потому теперь так злобно и высказал, притом ожидая возражений и боясь, что они победят меня
   

Мотивы 1-й части

   Ст<арый> Князь говорит Подростку про НЕГО: "ОН всё по девочкам, по неоперившимся девочкам. Я знаю за НИМ и еще один случай..."
   
   NB! Для поднятия уровня тона, забот и убиваний Подростка, следящего за НИМ с волнением, мучающегося ЕГО лицом, необходимо поднять трагичнее и тон происшествий и обвинений, тяготеющих на НЕМ от общества. На НЕМ тяготеют многие легенды и католичество; но надо: поднять и лицо Княгини. Сделать ее тоже гордою и фантастичною.
   Легенда, уже известная Подростку по слухам, та, что ОН сделал подлость, вследствие которой общество от НЕГО отшатнулось, и ОН должен был замкнуться в уединении. Другая часть общества (Татьяна Павловна) за НЕГО.
   Легенда была следующая: За границей жили Княгиня, ее покойный муж, расслабленный генерал, проигравший ее состояние и считавший себя за это перед женой виноватым. За границей был и ОН, друг дома, и имевший чрезвычайное влия-ние на генерала. ОН генералу внушал, что Княгиня связалась с Молодым) Князем, который тоже был тут, но что это не серьезно и что тут секрет. Но главное, ОН имел чрезвычайное влияние на 16-летнюю дочку генерала, падчерицу Княгини. Легенда гласит, что эта падчерица будто бы влюбилась в НЕГО. Тогда Княгиня этому воспротивилась и подняла историю, удерживая и отговаривая генерала и падчерицу от этого брака. Тогда ОН уверил падчерицу (дошло и до генерала), что Княгиня -- Мессалина, влюблена в НЕГО, что Князь лишь отвод и как дурачок принимает ее кокетство за надежду. Падчерица вошла в волнение, хотела утопиться, приревновала, что, напротив, ОН влюбился в Княгиню и что это только спор двух гордых характеров, la haine dans l'amour, {Ненависть в любви (франц.).} затем заболела и от воспаления в мозгу умерла.
   Подросток от Марьи Ивановны слышал уже противное, т. е. что Княгиня действительно в него влюблена и мстит ему за презрение. {Подросток ~ презрение, вписано на полях.}
   Несчастный и больной генерал, обожавший падчерицу, не вынес ее потери и измены жены (которой не верил), бежал и тоже помер. Затем ОН стал ссорить Княгиню с отцом и с Князем. Вся эта история разнеслась, и вдруг к тому же Князь дал ЕМУ пощечину (за границей), ОН не дрался. Все ЕГО оставили. Дела ЕГО упали и проч., и проч.
   Эту легенду знал Подросток, приехав; ему разъясняют тоже ее Крафт, Ст<арый> Князь, Татьяна Павловна, Молодой Князь {Молодой Князь вписано.} (всё в 1-й части).
   И вдруг умирает. 50 р. Затем, потом Подушка и проч. Всё это постоянно действует на Подростка, но и Княгиня имеет на него потрясающее действие любопытства. Он, еще ехав из Москвы, об ней думал, давно думал. Она же становится его врагом в романе. На ней же осуществляет Подросток и последний заговор, последнее свое мщение обществу.
   Вот отчего и требуемое письмо Княгини к Андрееву, т. е. обладание этим письмом, производит потрясающее впечатление на Подростка.
   Удалясь, в конце 1-й части, наверх, перед приходом отца и перед исповедью, Подросток читает письмо: "А ну, посмотрим!" Смысл письма потрясает его, ибо он видит, что Княгиня в его руках и что он ее {В рукописи: его} властелин. Между тем он уже порешил, что бросит всё и уйдет в скорлупу. Он даже думал дать письмо ЕМУ, да и дело с концом; но входит ОН, начинается исповедь, и, когда уходит (сказав про Княгиню), Подростку становится смутно: отдал идею, выдал секрет любви к нему, отдалил уход в скорлупу и "все-таки не дал же я ЕМУ письма! Неужели уже и я связан с ними?" Заснул смутно.
   Читал на другой день, у Васина, в ожидании и слышал за стеной {Читал ~ за стеной вписано на полях.}
   

Мотивы 1-й части

   Формулярный список отца.
   Версилов {Было начато: Подр<осток>} в исповеди, и если можно раньше, удивляется, что Подросток так волнуется от Княгини и с таким преувеличенным жаром говорит о ней.
   
   Опять задача -- как согласить обладание письмом Княгини в 1-й части.
   Не так ли согласить письмо: о письме этом во всю 1-ю часть и не говорить, а Крафт доставляет только документ по тяжбе и кое-какую дрянь, но говорит, что существует такое письмо ее, которое она ищет и ездила за тем в Москву.
   -- Ездила? -- впивается Подросток и т. д.
   Затем отцу в исповеди говорит о письме. После исповеди Подросток говорит последние слова: "Это письмо было у меня зашито в сертук. Я привез его от Н. С.".
   
   Сестре Лизе в 1-й вечер: "Об тебе три раза поминали сегодня Ст<арый> Князь, Княгиня, Васин. {Было: Васин и Князь.}
   Подросток Крафту перед уходом: о гуманности, тонко.
   "Я бы желал одного кого-нибудь любить, и довольно".-- "Вы и любите". {Далее было: ЕГО} Я не поднял. Крафт не досказал, вежливость. С Крафтом о дворянстве. Ст<арую> книжку. {С Крафтом ~ Ст<арую> книжку, вписано на полях.}
   
   Как узнал у Ст<арого> Князя, что ОН отдал деньги Князю и c'est si noble. {это так благородно (франц.).} Он начинает главу, не говоря, что был подавлен: "Я всё равно решил порвать". "Я вошел в квартиру" и т. д.
   
   Когда после исповеди Подросток рассказал ЕМУ сцену за дверью у Татьяны Павловны (о письме), ОН, выслушав с ужасным вниманием, сказал: "Друг мой, ты винишь меня за несерьезность, цинизм и откровенность, хочешь, я тебе докажу всю мою открытость с тобою: скажи, почему ты так заинтересован Княгиней?" (слишком т. е.)
   

Мотивы 1-й части

   Подросток на исповеди спрашивает, впрочем, ЕГО: верит ли ОН в бога.
   
   Васин говорит Подростку: "Я слыхал о НЕМ. Это человек, который может задать себе огромные требования, но отчету не даст" и т. д. "А католичество?" {Далее было: Я имею} "Я (т. е. Васин) имею сведения, что ОН действительно католик, и ревностный. Но вряд ли ОН в бога верит".
   Васин. Это очень гордый человек. Знаете, очень гордый. Люди любят верить в бога, особенно очень презирающие человечество. Это потребность перед кем-нибудь упасть, но... Они сами себя обманывают {Было: часто обманывают} и, в сущности, {в сущности вписано.} вовсе не верят.
   -- Какой вы умный человек, Васин!
   
   Важное. Как только показалась Княгиня: "Так вот она! {Далее было: Я} о которой я уже год думал еще в Москве".
   Ст<арый> Князь про Подушку: "Она, эта девочка, {эта девочка вписано.} не очень... великолепных свойств ума, хотя чрезвычайно добрая {Было: милая} девочка".
   У Ст<арого> Князя привычка -- про всех: "Ну, умом не блестит". Про Версилова: "Человек с большим остроумием, но правильный ли это ум?" Тут сейчас Подросток о сумасшествии Князя.
   
   Иногда Подросток про себя, про свою уединенную жизнь в гимназии, т. е. про подробности обстановки, так как не мог же он от всего отрешиться сразу.
   
   С аукциона вышел и решил: этим пока закончить.
   
   Подросток делает замечание об уме С<тарого> Князя. А вечером дома, по поводу девочек, Версилов замечает: "Он после болезни полюбил бонмо и говорить, что другие дураки". Подр<осток>: "Да, он говорил сегодня, что ваш ум -- неправильный ум".
   

Мотивы 1-й части

   Главное (разрешение).
   
   Милый мой, твое признание в твоей невинности меня всегда удивляло.
   
   Подросток. В это утро я старался быть с ним особенно мягким, потому что я пришел с целью положительно отказаться, Я знал, что это его огорчит. Он любил про фру-фру.
   
   Главное: Увидел Княгиню. Никогда в жизни не забуду эту минуту, я вглядывался в ее черты.
   
   Я чуть было письмо не приняла за насмешку, так как я знаю, что в этих случаях смеются.
   
   Князь. Cher, {Милый (франц.).} я тебя жалею.
   Ненависть, фру-фру!
   Рассказ про бульвар.
   Mais, mon cher, {Но, мой милый (франц.).} у тебя сестра.
   Представь, падчерица моего брата находит его интересным и красивым,-- где он ее мог виде<ть>?
   
   Он мне показался беспокойным в ожидании Княгини-дочери, которой он боялся. {Представь ~ боялся, вписано.}
   Деньги получил у Ст<арого> Князя с самого начала, поэтому разговор о семействе, о нем и о Княгине. {Далее было: почувствовал, что надо переменить тему.}
   Мощи. Неправильный ум. О сумасшествии старика.
   
   В этот день я хотел отказаться и думал быть недолго, он привязался. Cher, говорил он мне, когда приедет Княгиня; j'aime le bon dieu. Переменить тему -- об том, что Версилов с девочками. "Виноват! Я с тобой об этом не могу говорить, ибо ты не любишь о девочках". Ф<ру>.
   Сестра и Подушка, приехала Княгиня, вошла. Прощайте, Князь, голубчик. Я больше к вам никогда не приду.
   У Ст<арого> Князя непременно говорится о процессе. NB Подростка: "И представьте, я не знал, что процесс слушался в суде в этот день". До того он болтлив на пустяки и скрытен в том, в чем, знал, все приняли бы участие. Нет сердца. И потом вечером: "Вы скрыли процесс". {Текст: И потом ~ процесс".-- вписан на полях.}
   

Мотивы 1-й части

   САМОЕ ВАЖНОЕ. В исповеди отец страшно серьезно говорит: "Милый друг, я увидел с самого начала {Над строкой запись: целый месяц} существо, до какой-то страсти меня полюбившее, за что не знаю... А ты думал, что я смеюсь. {А ты думал, что я смеюсь, вписано на полях.} Ты мой бедный мальчик, у Тушара или потом мечтающий об Унгерне".
   -- Почем вы знаете?
   -- Я нарочно приходил говорить с Васиным, когда ты ушел, и он всё мне передал. {Далее было: подлец} Нет, он сделал это, чрезвычайно тебя полюбив. Не беспокойся, он мне тоже не доверяет и тебя ценит выше".
   
   Ст<арый> Князь. Я для развлечений, ревматизмы... Кроме того, я знаю, что его многие оставили. С переменой влияний по службе и с болезнью многие знакомые не то что удалились, но стали не те, и он видел это, любезны с двусмысленною улыбкою. Никогда б я не перенес этого: сломал бы что-нибудь, наплевал и ушел. Но замечу самое важное: боязнь за ум, мнительность, этот старик заболел бы серьезно и умер, впрочем, {Было: Он, впрочем.} и доказал это, но это потом.
   
   Про Версилова Ст<арый> Князь. Cette histoire infâme, {Эта гнусная история (франц.).} я не верю. Я никогда не верил, но меня заставляют верить, надо мной стоят: "верь, верь!"
   
   Ст<арый> Князь. Он боялся Княгини.
   
   Этот Lambert, который имеет роль в своих записках (своими словами).
   Документ, имеет ли {Было: не имеет} значение? Значения нет, так как не ведет с собою прямого приложения закона, но значение косвенное -- может иметь большое, повлияв на убеждение суда.
   

Мотивы 1-й части

   Вечером в 1-й день дома, наверху, после 1-го разговора с отцом о Макаре Иванове и о проч. Оставшись один:
   "Для чего мне этот человек так дорог? Что я лезу к нему с моею любовью? Ну что ж, если я видел сны о нем все последние 9 лет мои. Брошу их всех и развяжусь. Однако же на счет письма, сообщенного Крафтом, о наследстве, как поступить? Разрешить этот последний вопрос, и прощайте! ОН мне противен! Прочь всё! Одна моя идея!
   
   У Васина. Подросток жалуется на Петербург, на то, что лучше уединение, своя идея, дико и гадко. Васин говорит: "Из того, что такие небольшие происшествия вас так взволновали, видно, что они для вас слишком велики и что тут много тайны. Второе, что вы не довольствуетесь уединением, вы хотите круговорота очень, но под условием 1-го места, мщения и господства. Та идея, которая, по-вашему, может все это заменить вам, должна быть очень сильна, чтоб заменить все эти страстные побуждения". {чтоб ~ побуждения", вписано.}
   То же говорит в Исповеди и ОН, уже выслушав "свою идею". Разница в том, что Васин прямо начал с ним говорить патетически, а ОН до сих пор говорил юмористически. "Я слишком понимал это, друг мой,-- говорит ОН,-- я видел, что тебе надо патетического. Как -- твой идеал смеет быть таким водевилистом и так дерзок, что не принимает твоей любви, ни дружеской помощи? Я всё это видел, но мне хотелось подождать и... подольше посмотреть на тебя".
   
   Подросток, выйдя после подслушивания у Татьяны Павловны и решившись порвать, идет и нанимает себе комнату; разговор за перегородкой, трагический и страшный, имя Версилова. Мать закричала и выбежала за ней, на лестнице Подросток. Мать говорит: она утопится. Но внимательно оглядев его, ушла и заперлась. Девушка же сходила к приятельнице, у которой написала письмо Версилову и записку матери. На лестнице у Версилова девушка с письмом и Подросток встретились. "Войдемте вместе". {Рядом с текстом: Подросток, выйдя ~ "Войдемте вместе".-- на полях помета: у Васина.}
   
   ВАЖНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ ЗАДАЧИ. От адвоката (придумать) Подросток охотно соглашается идти к Князю. Главное, чтоб узнать от того лично мнение его о Версилове и давал ли он ЕМУ пощечину. Тот сознался, и Подросток вызвал было его на дуэль. (Ограблены Версиловы.) Не состоялось. Затем уже сцена за дверями у Татьяны Павловны и всё следующее. Подросток еще с вечера, еще получив от Крафта письмо, знает, что увидится завтра с Князем (встретившись давеча утром у Ст<арого> Князя на лестнице с входившим Молодым Князем, сказал себе: он не знал, что мы завтра встретимся). Но, {В начале с. 110 на полях запись: Мотивы 1-й части} увидавшись и вызвав, еще пуще путается в задаче: предъявить {Было начато: отда<ть>} или нет письмо? Предъявить. И если отдаст Версилов! это будет похоже на мщение Князю, и т. д.
   
   Версилов отрицал сумасшествие Князя, и я тоже -- разве одна только идея была странная -- жениться после долгого вдовства, впрочем больше в шутку.
   
   Ибо Иван Ан-ч выразил уже мне на этот счет свои мысли, в предупреждение, предполагая общий случай, {Вместо: в предупреждение ~ случай -- вариант: в предупреждение и предвидя известный случай.} а если б узнал про это письмо, то мне бы очень досталось, а может, было бы и хуже.
   Терять моего счастья я не могу. Особенно прошу вас, с этим вдовством про <...> {Текст не закончен. Далее следует: Котов, Лебрехт, Селезнев, Ив. Маркович}
   
   Версилов в первый вечер спрашивает его о падчерице (Подушке): не видал ли Подушку?
   Вначале у Князя. Я теперь пишу трезвый и во многом {Было: отчасти во многом} уже как посторонний. Но как изобразить мне тогдашнюю грусть мою, засевшую {Вариант: которую припоминаю} в сердце, а главное, мое волнение, доходившее иногда до такого смутного и горячего состояния, что я даже не спал по ночам от досады и от загадок, {Вместо: от досады и от загадок -- вариант: от нетерпения моего, от загадок, которые я сам себе наставил} меня тогда окружавших и которых я не мог разрешить. Замечу, что 19 сентября я почти решил порвать с ними. Этот первый месяц уходил меня. Не мог я перенести ЕГО гордости. {Этот ~ гордости, вписано на полях.} Будьте как хотите, только без меня! Разбирайтесь сами, а я не мешаю. {Рядом с текстом: Разбирайтесь ~ не мешаю.-- запись: (ждал лица)}
   Непременно после первых вводных {вводных вписано.} слов о Князе -- о том, как я тешил его, еще накануне -- фру-фру и тирада против женщин, а затем уж: в это утро деньги, про Версилова и проч.
   NB. Словечки Князю.
   
   Было (свадьба Князя) опасностью для старшей дочери его, Княгини.
   Наконец написал это роковое имя!
   
   Тут глава.
   
   Приходилось тащить в заклад образ, потому жалованье.
   О той грусти, которая была со мною, когда я пришел к С<тарому> Князю.
   Я решился тешить старика и многое спускать ему. Не думаю, чтоб я этим решением в чем-нибудь изменил благородству.
   
   Католичество. Слышал еще в Москве. Идея, над которой я смеялся и считал ни во что.
   
   У Долгушина. {у Долгушина. вписано на полях.} То есть милосердие. Удовлетворение собственного чувства. Это же спрашивается как долг и обязанность. Я ничего не должен и никому не обязан.
   Только он уж слишком пугает, когда о царстве небесном говорит, и любит это.
   
   И уж поверь, что не взял бы mlle Сапожкову в Италию. Я был в самом святом настроении сердца.
   
   Подросток Ст<арому> Князю: "Знаете, мне иногда кажется, что я сброд всех самолюбий". Развить отеческие отношения. "Но я не хочу просить прощения. Не у кого". {"Но я ~ у кого", вписано.}
   
   Ст<арый> Кн<язь>. C'est moi, qui connaît les femmes. {Уж я-то знаю женщин (франц.).} Жизнь женщины -- это вечное отыскивание, кому бы подчиниться.
   
   АТЕИСТ.
   
   В вечер выигрыша послал за шампанским.
   
   Самая мучительная моя идея это: не я ли виноват? когда я других обвиняю? (Это сказать от себя, в конце какой-нибудь главы.)
   
   Самый первый разговор, разумеется, был о женщинах (с Старым) Князем).
   Он религиозен и молился, но вдруг начнет: "А ну, как этого ничего нет". Дух разлит.
   
   Подросток entrefilet про себя: "Всего удивительнее было мне, глядя иногда на него (Ст<арого> Князя), что он где-то заседал и советовал, в одном поручении, говорят, оказал много ума, важпые услуги".
   Ст<арый> Князь. Женщин нельзя в идеал (кохму бы подчиниться). Подросток об Отелло: "Знаете ли, за что убил Дездемону,-- за то, что идеал потерял". И вдруг Подросток поглядел на Князя: "Знаете, я отчасти в положении Отелло и боюсь потерять идеал".
   -- Друг мой, разве ты любил?
   Он ничего не понял, я говорил про НЕГО. Я, однако же, рассказал ему про любовь. Мне самому стало приятно увлечься смешными воспоминаниями. Тут {Далее было: он} описание моей любви, я его тешил. Он очень заинтересовался.
   Сначала разговор: образ заложить желал. Что они, Княгиня, источник всех несчастий, послушай старика. ОН католик, бог, мощи. Атеист. Я глядел на него, государственный) совет, около {Далее было начато: на женщин в} девочек. 1-е сведение о Подушке, c'est moi, qui connaît, {уж я-то знаю (франц.).} ищет подчинить<ся>, в идеал нельзя. Отелло. Любви, я его тешил. Нежности, "ты у меня один". Она приедет, "о, приедет сегодня". "А я и не знал!", {"о, приедет ~ не знал!" вписано на полях.} беда, визит. Она -- встал и вышел.
   
   ЭТУ ПРОГРАММУ СВЕРИТЬ С МОТИВАМИ И ДОКОНЧИТЬ.
   
   Когда об женщинах и наготу: Князь останавливает. О Ламберте, "mon enfant, y тебя была ужасная участь!", "Эти милые деточки, когда вырастут" и т. д.
   
   NB. К М<олодому> Князю, потому пошел объясняться с адвокатом, чтоб узнать кой-что о пощечине.
   
   NB2 -- ЛАМБЕРТА НЕПРЕМЕННО. Снился Ламберт (пугал ребенка во сне).
   
   NB. ВАСИН И СЕСТРА. В ночь у Васина Подросток замечает, что он знает сестру и как будто говорил уже с ней о чем-то. Васин как бы намекает (укоряет) и как бы советует ему заняться сестрой.
   Драгоценное. Когда Подросток страстно просит Васина не спрашивать о своей идее, Васин слишком легко соглашается. Это обижает Подростка (втайне).
   
   У Князя наклонность к расслабленности.
   Заплакать. Je sais tout, mais je ne sais rien de bon. {Я знаю всё, но не знаю ничего хорошего (франц.).}
   -- Да это Фауст говорит.
   -- Неужели? -- представь себе, это я сказал. Но ты знаешь литературу.
   
   На улице -- идея -- новые люди.
   
   У Долгушина Подросток застает Крафта.
   Возьмите железные дороги, каждый станционный начальник материалист, Колумбов (columbarum timidarum {робких голубок (лат.).}). Очистить вагон, потому что, это правда, нас Европа и железные дороги застали без людей, мы не способны быть людьми. Самолюбивая ничтожность, сидящая у приема багажа в Петербург, подлец останавливает поезд на полчаса -- совершенно безнаказанно. А мировой судья законов не знает, встает, облачается при публике и начинает служить обедню, штрафует бедную бабу 25 р.-- вот господин, деспот, решитель вашей участи. Почему за границу бегут? Нельзя физически оставаться. Совершенно никакого права. Я не стою за крепостное право, но прежде был хоть скверный, по порядок, теперь никакого. Волостные судьи делают что угодно, {Далее было: в} пьяное сумасшествие, а теперь совсем никакого. Хуже того, что есть, никогда не было. Но это бы решительно ничего, если б было поправимо хоть через 100 лет. Но это непоправимо. Русские -- второстепенный материал. Я не могу жить без грусти.
   Крафт. Я бы желал быть срединой.
   Наживать.
   Он и Васин, мельком разговор о Крафте у трупа повесившейся. Про Крафта: он проехал недавно по России. {Он и Васин ~ по России, вписано на полях.}
   О дворянстве призванном.
   
   На бульваре c'était ignoble, {Это было отвратительно (франц.).} я и рассказал, чтоб начать наказанье.
   -- Верю, ты очень страдал потом.
   -- Нет, ничего почти не страдал. Я потом страдаю. Впрочем, тогда у меня была другая идея. Знаете,-- сказал я вдруг, взглянув на него,-- когда принадлежишь всецело другой идее, то вся жизнь кажется только так -- и много поступков и происшествий не производят впечатления. Даже собств (енные ) мерзости, что я потом...
   
   Как это плохо логически сходится! Я уже месяц ждал, что отворится дверь и войдет одна особа. А потому я и заговорил о моей ненависти к женщинам, чрезвычайно обнаженно и с силой. {Вместо: чрезвычайно обнаженно и с силон.-- было: а. может <нрзб.> б. чрезвычайно открыто}
   
   Версилов про Макара. Т. е. это был дворовый, но дворовый, пожелавший некоторой славы.
   
   Портфель: merci, mr (я был одет хорошо).
   Когда открыл идею Версилову! теперь я уже без своей идеи, теперь я как бы уже сравнялся с ними со всеми. Крепости нет, в которую бы мог затвориться.
   "Васин, для чего мне быть честным?" И потом после аргументов! "А все-таки я не знаю, для чего мне быть честным".
   
   Васин. Тут есть что-нибудь, что вы не умеете выразить, а я не умею вас понять.
   Дочь Версилова шептала Князю, а тот улыбался. Я знал положительно, что он брал огромное участие ее прилично и с блеском выдать. {Далее было начато: Я знаю, что вы бы хотели выдать о }
   У Князя, после поступка Версилова, отдавшего деньги, и после примирения Версилова с М<олодым> Князем (после вызова) вдруг является мечта -- выдать старшую дочь Версилова за князя Сокольского (до такой степени {Вместо: до такой степени -- было: до того} он игнорирует о связи Князя с Княгиней). {В начале с. 112 зачеркнутый текст: Завтра: перечитать переписанное и поправить написанное 2-й главы, чтоб приготовиться писать к вечеру.}
   
   Васин, про Версилова. Гордый человек.
   -- Какой вы умный человек, Васин. Скажите, скверно я сделал, что сказал, что я незаконный? Я не выдержал, растаял, броситься на шею, не выдержал, свой угол.
   -- Как знаете.
   -- Не считайте меня за дурака, я врал вздор, я три года, я думал, что они меня победят, и трусил, у меня своя идея.
   Васин улыбнулся:
   -- Приходите, пожалуй, но предуведомлю вас, у меня мало времени, до свидания. Зачем вы...
   -- На шею вешаетесь? -- досказал я.
   
   Я шел с Крафтом.
   Действительно, я вешаюсь. Мне надо быть мрачнее. Нет, люди, кто бы ни были, мне были тяжелы. {Нет ~ тяжелы, вписано.}
   
   ... и вот он выбирает бога, т. е. природа его выбирает, потому что ум его в том иногда не участвует. Это уж не так обидно. Эти люди иногда {иногда вписано.} страшно верят, т. е. не верят, а хотят верить, но желание принимают за самую веру.
   
   -- Мне кажется, я не могу быть с людьми, и, кажется, вы один только надо мной не смеялись,-- сказал я вдруг Васину, выходя.
   Стараться жить по закону природы и правды. Крафт, помощник и секретарь по частным дел<ам>, искам Андроникова.
   Безлесят Россию, т. е. и строг, и жаль-то мне их, и хотел бы покончить взаимными объятиями.
   
   Я и верил, увлекал<ся>, но тайный стыд; мне бы надо быть мрачнее, а я визжу, а я хотел всех перепобедить. Но они молчали, улыбались.
   
   ... вы идите из народа, не беспокойтесь, вы, и в России живя, можете быть полезны общему делу. Для этого не надо непременно ехать в Германию. {Стараться жить ~ ехать в Германию, вписано на полях.}
   Князь. Теперь ходят новые люди, все с бородами и тоже с тою мыслию, чтоб заключить по физиономии: читает ли он "Пиквикский клуб"?
   
   У Долгушина. Садитесь и не беспокойтесь: сюда не пройдет никто, кому быть здесь не следует.
   -- У вас {Было: У меня} своя идея?
   -- Именно своя идея.
   -- Разъясните вашу идею. Всякое разъяснение дела полезно. {У вас ~ полезно, вписано на полях.} Идти в народ.
   -- Зачем мне быть честным? Да я на том стою.
   -- В таком случае нам всем надо опасаться за наши платки в кармане.
   -- О, не беспокойтесь, я не ворую!
   -- Того-то и надо, значит, вы теоретики и свою идею {Было: дело} в дело не прилагаете, а только мечтаете. Ну-с, а мы люди дела.
   Покой сытой коровы. Васин. Идея Крафта -- великодушие, а одно лишь недоумение. Непременно поссорился с Васиным. {Васин, ~ с Васиным, вписано на полях.}
   
   Крафт Подростку про Долгушина: "Нет, мне хотелось тут в последний раз".
   -- Более не пойдете?
   -- Не пойду.
   
   ОН Подростку: "Но если так, то Князь может наградить тебя в своем завещании".
   
   Если я описываю в такой подробности, то это необходимо. Казалось бы сначала, что и не надо, но в своем месте оно отзовется.
   Это после первой продажи: "Я сделал шаг для пробы {для пробы вписано.} и отлагаю {Далее было начато: осталь<ное>} до времени". {Рядом с текстом: Если я ~ до времени".-- на полях помета: Очень важно.}
   
   Какой я подросток! Разве растут в девятнадцать лет?
   
   Выходит от Князя и вопросы: Что, она меня обидела? Нет, не обидела. Я почти любил ее... Я даже рад. Торжествующее впечатление.
   
   Крафт. {Крафт. вписано на полях.} Ну, теперь прощайте, теперь уж я один. Нет уж, теперь людей видеть не буду.
   В секунданты Витя. Черт тебя дери! Я, пожалуй, тебе заряжу. Но ходить говорить не пойду. Ты такой высокий.
   
   Где начало и конец Версилова? Это не допускается. Версилов перед вами, и довольно. Критика немыслима.
   
   -- Я не понимаю,-- говорит Крафт,-- как можно, бывши под влиянием какой-нибудь господствующей мысли, которой подчиняются ваш ум и сердце вполне, жить еще чем-нибудь, что вне этой мысли. Если веруешь в бога и в церковь -- ступай непременно в монахи, если ты Х-го века человек и убежден, что надо освободить гроб господний -- бросай всё и непременно бери крест.
   -- Вы думаете, кто верует всецело, непременно надо идти в монахи. Я эту {В рукописи: это} мысль слышал сегодня.
   -- Что странного находите вы в том, если я, убежденный в моих выводах, решаюсь застрелиться?
   -- Взять крест или идти в монахи -- идеи положительные, и это -- это даже и не идеи.
   -- Правда, но полное {полное вписано.} убеждение есть чувство. А если я имею это чувство, хотя бы чувство отчаяния. {А если ~ отчаяния, вписано.}
   -- Да, так: именно так! Убеждение есть чувство. {Убеждение есть чувство, вписано.} Знаете, сегодня как я был у Долгушина, я ужасно боялся, чтоб они не поколебали меня софизмами, потому что у меня есть тоже свое {свое вписано.} убеждение, одна своя идея. А я не 8нал и не сообразил, что чувство умом не поколеблешь, а надо вырвать сначала идею, которая засела в сердце в виде чувства, и вложить вместо него новое, другое,-- и тогда только можно поколебаться. А что они мне там (могли) дать положительного с их глупеньким "идти в народ". С чем идти?
   
   Ну что же, купил вещь и больше ничего. Но что значил для (меня) этот шаг, эта мысль, эта проба! Это потом.
   
   NB. Я отдам Версилову. Я отдам ей.
   -- Т. е. вы оставите при себе и будете долго решать и... отдадите, если <...>
   Я покраснел и смолчал. {Далее было: Если отдам, то, поверьте, даром}
   -- Ну, это мне всё равно. {Рядом с текстом: NB. Я отдам ~ всё равно, на полях помета: NB, NB. NB.}
   
   Крафт. Юридически этот документ (письмо) много не стоит. А шанс есть. Я этим делом не занимался -- адвокат противной стороны, конечно, должен знать, что бы он мог сделать с таким документом, много или мало, или совсем ничего.
   -- Как же мне поступить?
   -- Это как угодно.
   Однако ужасно трудно было решиться. {Однако ~ решиться, вписано на полях.} Если дать Версилову, у него угрызенье. Дать адвокату -- значит выдать на милость Версилова и мать. Не отдать, взять на себя,-- я и не знал, что это так тяжело.
   
   В ПОСЛЕДНЕЙ ГЛАВЕ 1-й части в случайности разговора {случайности разговора вписано.} на вопрос Подростка Версилов говорит, уже уходя: "Это письмо у меня!" После патетического потрясения на Подростка это действует как ведро воды. Но после отчаяния Подросток решается простить (эту выходку) Версилову (не в зачет) и положил только наблюдать и изучать ЕГО.
   
   ВЕРСИЛОВ ПОДРОСТКУ. Да и напрасно ты поставил себя везде незаконным; ты совершенно законный и совсем напрасно марал честь своей матери. Или, может, тебе неприятно было сознаться, что ты сын мещанина и, казалось, что незаконный сын дворянина все-таки выше и красивее {и красивее вписано.} мещанина?
   -- (NB. Я всё это давно сознавал и давно мучился.) Зачем вы навязываете мне такую бесчестную мысль.
   -- Нет, ничего; действительно, происходить {Было: быть} от дворянина, хотя бы и незаконно, красивее, чем быть мещанином. Тут как на вкус и какие у человека наклонности.
   "Да я не страдаю нисколько",-- говорит ему Версилов на замечания о гонениях Княгини.
   Подросток говорит: "Я {Далее было: ему} не умею рассказать (идею), у меня выходит смешно".
   "Я за тебя расскажу",-- сказал Версилов и начал излагать ему его же идею (блеск, ночные слезы).
   -- Да-да! -- кричит Подросток.-- Я ваш.
   ВАЖНОЕ. За то, что назвали шпионом -- она, за то, что возился весь день с письмом (казус совести), за свидание с Князем и, наконец, за гувернантку с письмом (и вышел разрыв, когда он ушел к Васину). После поступка отца (отдал деньги) он очищается и возвышается (NB. и после Васина) и не хочет воспользоваться письмом Княгини. "Это была самая чистая минута моей жизни!" -- восклицает он в последней строке 1-й части.
   
   Только что вошел к матери. "Сказал ОН вам об деле?"
   Версилов: "У него своя идея, и он нас удивит".
   
   Простился с Крафтом грустно. "То, что от вас узнал. Я еще не верую, но чувствую, что порву. Надо начинать новую жизнь. К Васину я не пойду". {Далее было начато: Блажен, у кого}
   -- А вы надеетесь жить. Блажен тот, у кого есть идея.
   -- Если б вы знали, что вы сказали, Крафт (у меня своя идея).
   Пришел домой грустный и скоро раздражался.
   
   Подросток в конце 1-го объяснения с Версиловым: "Нет, этот человек не должен знать, что я так страдал по НЕМ. ОН не стоит слез моих".
   
   Расчет Версилова был поразить его холодностью и ирониею ОН не оправдывается (о Княгине, о пощечине), считая ниже себя оправдываться перед Подростком. Негодование Подростка, порешил уйти.
   
   Подросток с Васиным ссорится. {Было: спорит}
   
   Подросток Версилову: "Что же я удивляюсь, разве вы можете говорить неумно?"
   
   После 1-го объяснения: жажда высшего, недовольство, "порву", квартиру. "Не пойду к Васину", об документе -- грустно улыбнулся.
   
   Драгоценность. Вдруг, ложась спать: почему я меньше люблю Васина, чем давеча? Потому, что слишком перед ним давеча принизился. "Я мальчишка, я больше ничего".
   
   1-й разговор Версилова.
   -- Друг мой, тебя, кажется, огорчает твое рождение. Я очень сожалею (что ты меня так любишь ввиду того), что не мог для тебя ничего сделать.
   -- Вы так уверены, что я вас люблю.
   -- Ты сам сказал, что я поразил тебя, с тех пор твои мечты должны были витать около меня.
   Я смолчал, стиснув зубы. (Какой угадчик!) Скажите, каков мой отец? (О Макаре.) {Вы так уверены ~ (О Макаре.) вписано на полях.} Скажите: каков отец мой! Какой М. Иванов. Рассказ Версилова. (Прогоняет его.)
   
   -- Вы очень страдали от Княгини. Я ее сегодня видел.
   ОН. Я заметил, что ты многим интересуешься и излишне тревожишь себя.
   Я смотрел на ЕГО лицо. "Скажите, каков был отец мой".-- "Подите от меня прочь". {Вы очень страдали ~ прочь", вписано на полях.}
   
   Выйдя от Крафта. Я к Васину не хотел идти. Страшный документ был у меня зашит в моем платье. Меня никто не может любить.
   
   И вдруг, войдя в дом,-- тихие глаза матери.
   У матери, после прихода Версилова: "Если я мечтаю, мечтатель, то кто меня таким сделал. Это ОН меня таким сделал".
   Я у Тушара, но Тушар честный.
   NB. И вообще сцену у матери короче, прямо к Тушару, что соответствовало тому настроению отчаяния и порвать, с которым он пришел от Крафта. {NB. И вообще ~ от Крафта. вписано на полях.}
   
   ПОРЯДОК. Очень важное. Когда второй раз встретил Княгиню у Татьяны. Я ее увидал второй раз, обстоятельства и вчерашние случаи истерли ее образ. (Сильное впечатление в этот 2-й раз.)
   И потом слишком экзаменует Версилова, чтоб узнать: любит ОН или нет Княгиню, чтоб узнать -- можно ли ему любить? Отмстить за отца. {С. 117 помещена переде. 116 об., так как в рукописи помечена сверху цифрой 1, а с. 116 об.-- цифрой 2.}
   
   На другой день после 1-го разговора с Версиловым: кончить с письмом. Рассуждение: идти к адвокату нельзя было. К Князю, чтоб вызвать его на дуэль,-- секунданта нет. Не пойдет. Но однако... Зашел к Васину посоветоваться. Васин в номерах. Рядом гувернантка с письмом. К Татьяне. С Княгиней. Оскорбила ужасно (слезы). Документ в кармане. Я разорву его! Сталкивается с гувернанткой в доме: вон. {Рядом с текстом: На другой день ~ вон.-- на полях помета: NB. Живее и сокращеннее.}
   
   ПРЕЛЕСТЬ ОПИСАНИЯ.
   Что касается до полководцев и прочего, то я разбивал.
   ВОТ МОЯ ИДЕЯ, ТАК, КАК ОНА МНЕ ТОГДА ПРЕДСТАВЛЯЛАСЬ.
   В детстве поразил. С тех пор закрываясь одеялом. {В детстве ~ одеялом, вписано.} Не незаконнорожденность меня мучила. То, что меня оставили одного, меня мучило. Да, этот человек меня мучил. {Да ~ мучил, вписано.} Я мечтал завести новое гнездо. Но, верно, я сам был такой человек. Я сам был Версилов. {Но, верно ~ Я сам был Версилов. вписано.} Мечты мои: Фермер. Я чищу сапоги. Потом приятель богатый. Но мне хотелось безмерно большего, гордость.
   1-е место -- но таинственно. Профессор. Унгерн-Штернберг. Наконец, Ротшильд. Копить -- неестественно не нажить! Наконец, торжество бесталантливости и средины. Вот с чем я приехал. Этого не рассказать. Этого никак не рассказать.
   Вошел к матери. Закат. Описание вечера. Вошел с тем, что порву сегодня или завтра. Всё равно виноват или нет Версилов.
   Что этот день мне дал? Васин -- не пойду к нему. Я ехал: этот документ Княгини был на мне. Вошел; тихие глаза матери. Версилов вошел.
   Там банки, конторы, биржевая игра, я этого ничего не знал. Конечно, с людьми сталкиваются, потом бы выработал...
   Мне представлялось гордое создание, высшего света (Ахмакова), и вот я становлюсь подле Версилова. Я властитель документа. Не одна помощь к Версилову: ее слезы, высший свет. Теперь всё казалось таким младенчеством.
   Я помнил давешнее содрогание при встрече с нею.
   О том, как у Дергачева сталкивался. Для меня это было важно. Я был робок, я за идею боялся: они думают, что я человеконенавистник. Я знаю их идеи насчет собственности.
   Идея звала меня. {Идея звала меня, вписано на полях.}
   
   СВОЯ ИДЕЯ так, как я ее понимал тогда.
   Пусть зависть, пусть я хуже всех, но я зато над всеми. Чуть в Москве кто становился выше меня -- я с тем переставал говорить. Да я вот давеча с Васиным -- и вот уже я меньше стал любить его. Дурен или хорош я -- это меня не тревожило. Тут было только чувство. Доводами, что право и не право, я даже и не смущался, напротив, ощущал в этом невыразимую красоту, и чувствую даже теперь, что никто бы не смог меня переспорить. Я не груб, я знал, что такое идеалы добра и света. Но мой идеал мне казался лучше всех. Разве это был просто копитель и наживатель денег? Тут сияло только одно могущество и гарантировалась мне моя воля и то, что я лучше всех. Как там я направлю мою волю и личность, отмщу ли или облагодетельствую людей,-- это было всё в моей власти. Я хоть и боялся книг, но я знал социальные возражения -- и про собственность, и про капитал, и что собственность -- организованный обман, но парадокс прыгал в глаза; да и вообще, я ненавидел эти новые учения, глубоко презирал за ошибку в постановке основных и первоначальных идей, в ложном толковании их, в теоретизме и в нечистом идеале. А впрочем, черт со всем этим, думал я. Тут не теория, а красота, тут могущество, всё дело в могуществе. Главное Я. {Доводами ~ Главное Я. вписано на полях.} Мне надо было могущества.
   Давеча у Дергачева я только не успел высказать. Но их взгляды, смех {смех вписано.} могли ли заставить меня примкнуть к ним? -- никогда. Так как я талантами всё же уступлю кому, то уж я и не {Вместо: я и не -- было: пусть} буду этого добиваться, у меня деньги. Мало того, в отмщение им, пусть я буду ничтожество. Я не раскаиваюсь и теперь.
   Я записываю -- не прощения прошу, я, может быть, и теперь таков. Только идея выросла.
   Если мне не удастся, я не {не вписано.} пойду к ним в ассоциацию опираться на весь род человеческий. Я просто застрелюсь, и конец. Даже нищим не буду. Но напрасно стал бы я всё это объяснять наглядно, словами. В этом слабая сторона моей идеи. Что я выражу словами -- тут чувство.
   Я убежден, что я никому не мог бы рассказать ее: никто бы не понял. Я убежден, что и теперь, как я написал, никто не поймет меня. Слова только вздор. Дело остается лишь в словах невысказанных, потому что их нельзя было высказать. Слова только вздор, а дело лишь в невысказанном, и так всегда, всегда!
   
   -- Вот именно поэтому-то, что с меня требуется часть моего своеволия, я и не захочу его отдать.
   -- Таким образом, в сущности, социализм возбуждает протест личности и никогда не осуществится...
   -- Ваша разумность совсем неразумна; ибо она не укажет, что делать с протестом личностей, кроме деспотического к ним отношения.
   -- Но она перевоспитывается в разумность, и личностей не будет.
   -- Но чем же вы мне докажете, что личность неразумна? Все ваши доводы сводятся на ту малую часть серединной выгоды, которую мне даст ваша разумность. Но ни вы, ни наука ваша не докажет, что это исчерпывает всю личность человека. Куда вы денете протест?
   -- Какой протест?
   -- Всякий. Дурной или хороший протест личности против стадности и вообще протест во что бы ни стало {и вообще ~ ни стало вписано.}. Прямо признать sa нормальное, что этот протест порочен и карать за него. Это уже Китай.
   (NB. Что она опозорена? Экая глупость, устройте только ваше глупое общество, иначе и два О-о не будут смущать.)
   -- Протест личности. Он всегда будет, а вы это пропустили.
   -- Если хотите, я вас разрешу, всю вашу задачу сейчас вам формулирую. Я всё слушал вас и допустил это прение так, от нечего делать, но чтобы кончить и развязать вас, я вам всё скажу в двух словах: значит, есть и остается все-таки что-то, что возмущает вас (сундучок) и, несмотря на все доводы о несуществовании нравственности -- существует. Ну вот в этом вся и сила.
   
   Тут верность, но со всеми шансами картежного стола, а в то же время верность.
   
   Пожить. Трата их -- это ничтожно. Не деньги, а наслаждение. {Не деньги, а наслаждение, вписано.} Земные блага, отель, жена, пышный {Было начато: аристок<ратический>} круг знакомства -- это {Далее было: не то что} даже подло, т. е. не то что подло, а что-то такое мелкое, маленькое. Какая-то чрезмерная узость жизни. {Какая-то ~ узость жизни, вписано.} Не в том дело, лучше в платье зашить.
   Но как бы я ни был образован, все-таки в свете найдутся образованнее.
   Самолюбие? -- скажете вы. О боже, я ни в чем не оправдываюсь, {Было начато: упре<каю>} я ровно ни у кого не прошу прощения.
   Что, если впоследствии я вдруг всё отдам на сирот, на воспитание, на образование, на богадельни, на воспитательные дома?
   Случай с подкинутым ребенком.
   Я не мог выносить кротких глаз. {Далее было начато: Версилов}
   К чему я привязался к этому человеку, который меня не хочет.
   
   Великолепная дама. Давешнее впечатление укусило меня, тот документ. Зашит. Я только улыбнулся. К чему мне идти туда? Да она протянет мне руку, если ей отдам прежде. А если Версилову, то Версилов обоймет меня и свяжется, но надолго ли? Все считают меня подростком. Оставлю всех и документ оставлю -- у себя в зашитом платье.
   
   Я к Васину не пойду. Я перестаю любить его. Что ж упрекать себя за это? За свое самолюбие? Нет, лучше ни у кого не просить прощения. Если тут есть худое, то пусть так со мною и останется. Пойду в мою свободу, в мою волю, в скорлупу, в мою идею.
   
   Тут еще мерещились мне глаза матери. С детства. Я имел с нею встречу. Да, непроходимая среда. Но мне жалко было. Иногда я приходил и капризился, грубил. Да и теперь, как вошел -- затихли (Татьяна Павловна). Я сел веселее. Я дал слово, что не буду грубить. Гладить по головке, да не смеет. Она мне говорила "вы", как барчонку. Ласковые слова от меня. Татьяна Павловна отвернулась, она быстро поцеловала меня в голову, как виноватая. Пришел Версилов. {В начале с. 118 запись: Своя идея так, как я ее понимал тогда}
   
   Главное: УПОРСТВО и умеренность, но ведь этого не разъяснишь, {Далее было начато: тут надобно} это -- чувство.
   Захватив свою власть, все эти Кокоревы и т. д. Я перепродам, что перепродам, я не знаю, но я их надул.
   В выгоде лезут за окончательной выгодой, за maximum'ом, a ты {а ты вписано на полях.} бей на minimum. Я приобрел акций, вошел в общество. Акции могут лопнуть или дать 50, 60 на сто. Но вот стоит богач, который жалеет, что он не акционер, а дело только что началось. Он бы дал 10%. Я заплатил 100 тысяч, а продаю ему за 110. Меня обвиняют, мне кричат, что я бы мог взять то и то. Хорошо, господа, и 10% у меня уж в кармане, а ваши 60% еще неизвестны. Я представлял себе это так. А если не так, то ведь непременно что-нибудь в этом роде.
   
   Порядок. Фермер. Полководец. Ученый. Унгерн.
   
   Скажут: ну вот накопил. Зачем не жить, как все? Отель, семья, связи и проч. Но тут люди, сильнее меня, умнее меня, я на втором плане; нет, лучше непочатое могущество, даже нищий с зашитыми деньгами, тут более девственного.
   Социализм. {Социализм, вписано на полях.} Не беспокойтесь, я хоть не читал книг, но я кое-что знал и притом говорил {Далее было начато: С H<иколаем>} иногда с Николаем Семеновичем, а трудно быть более образованным, чем он.
   
   Почему Марья Ивановна отдала мне: это ее воля, ее взгляд.
   
   Так Юпитеру, наверно, наскучили его громы, и он не гремит ими, так разве около Ильина дня, а посади туда писаришку какого-нибудь, аль газетного корреспондента, аль аблакатишку, али дуру бабу деревенскую -- грому-то, грому-то что будет. {Вариант: окажется} {В начале с. 118 об. и 119 единая запись: Своя идея так, как я понимал ее тогда}
   Я вижу, что всё это -- фермер и проч.-- на письме выходит так стыдно, что... {Далее было на полях: Мало ли что можно сочинить [чтобы вышло], и выходит красиво и любопытно.} Сочинить легко, чтоб вышло красиво и любопытно: стоит сесть и лгать; нет, напишите-ка правду. Да и писать не могу. Я с отвращением пишу записки, ибо знаю, что вступил в круг литераторов, а там все лучше пишут, ибо пишут для красоты слога, а не для истины. {Сочинить ~ для истины, вписано на полях.}
   
   Начать с "горя от ума" и истории поражения. Если описать про Тушара, то после Тушара, сейчас же, проклятие писателям, описывающим детство. (Копперфильд). И потом о том, что {Далее было: сечь} я бы их сек, этих сирот.
   
   Этой {Было: у этой} девочке, Ариночке, во гробике, я купил розу и дал в ручки.
   
   Она и 25 р. мне не обошлась. Эти деньги я возвратил из версиловских; ОН тогда {тогда вписано.} мне выслал на выезд из Москвы 30 р.
   
   Моя идея была стать Ротшильдом. Я прошу у читателя серьезности.
   
   Подросток поражен смертью Крафта, подслушивая у Татьяны Ивановны {Так в рукописи.}. Шпиона пропустил, а при Крафте вышел: "Неужели Крафт застрелился?" Та в недоумении. "Я вам возвращу документ". Убегает. Потом, узнав, что письмо о наследстве вышло от Подростка, Княгиня задумалась: не у него ль и документ? (Марья Ивановна.)
   
   Своя идея. {Своя идея, вписано на полях.} Мне, собственно, не деньги были нужны; мне нужно было могущество.
   Я везде на первом плане, везде первым.
   
   В 1-й главе первой половины 2-й части.
   Не забыть, входя в дом, что он встретил мать, из Москвы приехав, довольно холодно. И "плакал-плакал" детских лет изгладилось.
   
   В мечтаниях всё идет прелестно и с силой, пока {Было: когда} я один. Но чуть я разбогател, женился или возвратился к отцу, т. е. чуть я опять с людьми -- всё как-то слабело и смешивалось, ибо я, естественно, терял первенство, входил в общую колею, встречал, стало быть, тотчас же высших себе по красоте, уму, таланту, богатству и физической силе, а я иначе как первым себя представить не мог.
   
   Своя идея. {Своя идея, вписано.}
   Я стал пробовать есть по куску хлеба, носить платье по {Было: после} три года, сапоги (трудно с скверной мостовой), щетка! Как я был счастлив в эти дни лишений, иночества! Хоть и не начиналась "идея" и долго еще не могла начаться, но я хотел попробовать, я рвался пробовать.
   Это была моя поэма о независимости. И к чему Ахмакова, к чему документ, зачем я хотел спасать Версилова от врагов его,-- я только этим изменял {Вместо: этим изменял -- было начато: из<менял>} идее.
   ... Да и {и вписано.} учиться (банкирству) было негде до окончанья классов . {окончанья классов вписано.} Притом же не надо, начну с улицы, а {Было: и} научиться уличному делу -- только опытом. Имея угол, где спать, несколько копеек на еду и 100 р. фонда для операций -- нет, я тут не пропаду. А высокому банкирству научиться будет время в антрактах.
   Безнравственного нет ничего, я не плут и не вор. Притом же всё в моих руках и т. д.
   Я ведь понимаю, что, став Ротшильдом, я вышел из общества, что бы я там ни давал на больницы и учреждения.
   Люди совсем не так прекрасны, чтобы для них что-нибудь делать. Зачем они сами не подходят прямо и открыто. Я существо благодарное -- я бы тотчас же сам стал откровенен и стал любить их; но если и бывало, то я сейчас ошибался. Но они тотчас же меня обманывали и тотчас же закрывали. Один Ламберт, который меня наиболее бил, был всегда открыт {Далее было: но за }
   
   Введение. 19-е число. Я и разные люди. У Крафта. "Своя идея". {Введение, ее "Своя идея", вписано на полях.}
   

КАПИТАЛЬНОЕ

   Когда он ночью у Васина, то излагает ему часть сущности идеи (Санхо-Панса). Васин возражает с точки зрения социализма. Он с горечью отвечает. Вдруг встает:
   -- Васин, я не могу быть здесь, я ошибкой пришел, мы два разных тела (тут не один разлад в идеях).
   Васин укладывает его поспать.
   -- Неужели вы с этими бестолковыми? (Дергачев.)
   Васин отвечает Машиной. Тут о Лизе и Князе. Намек. И вдруг отравление.
   
   Когда Подросток, на второй день (вместе с девушкой с письмом) разрывает с Версиловым, то подает ему письмо и говорит, что Крафт, вчера застрелившийся, передал ему это письмо за 3 часа до застрела. У Версилова тут же рождается мысль: не передал ли и того, главного, документа о Княгине. Пришествие к нему на другой день Версилова Подросток относит потом к тому обстоятельству, что Крафт мог передать ему этот документ.
   
   В трактире. Тушар просто...
   Отделить меня от графов и князей Тушар считал даже священною обязанностию.
   
   Не понимаю, как можно не тронуться мальчиком, который бросался целовать руки, а я бросался целовать руки.
   У меня было чувство удивления и веселого прощения. Я еще не знал стыда. Мне хотелось сказать: "Кончено это, и будем опять весело играть по-прежнему".
   
   Ламберт объяснил мне, что такое вы<--->к.
   Еще в эпоху невинности -- бежать.
   По уходе матери ущипнул меня за щеку.
   Мне всё мечталось, что меня вдруг возьмут.
   Я не хочу Копперфильда.
   Сек бы.
   Но я хочу лишь рассказать мою идею.
   Теперь, когда я уже вхожу в свой роман, я хочу рассказать свою идею.
   
   Final. Оставить. Глаза матери, взялась за дверь.
   
   Свою идею -- так, как ее сознавал тогда.
   
   Этот, может быть, {может быть вписано.} сам московский сплетник, всего только капельку в другой форме.
   
   ОН недостойный человек, прямо разорвать, к чему, к Ахмаковой, черт с ним, в свою идею. {Рядом с текстом: ОН ~ идею.-- на полях помета: Своя идея}
   
   Мотивы 2-й части. Программы от 1 ноября. (От Я.) Autant de gagné. {Чистая выгода (франц.).}
   
   2 ноября.
   
   Входит к Ст<арому> Князю. Оскорблен с 1-го шагу и Княгиней и Князем. Но вдруг является Князь 2-й (Le captif de Luga. {Лужский узник (франц.).}) Это ужас фамильи, и в особенности брата старшего, бедного, но старающегося о восстановлении чести фамилии и безмерно гордого. Усиленное ухаживание Князя 2-го за Подростком. Разврат ужалил его вначале гордостью. В обществе гуляк высшего света он отличился и имел успех благодаря стараниям Князя 2-го. (Князь же 2-й старается с Подростком, {с Подростком вписано на полях.} потому что Лиза. Получив же наследство, под которое успел достать денег, так и врезался в материализм и легкое петербургское житье по ресторанам.) Брат его в отчаянии. Срам фамильи. Княгиня в отчаянии тоже (от отчаяния Старшего), и оба ненавидят Подростка. Он же нарочно усиливает кутеж, чтоб досадить обоим.
   Тут можно entrefilet, {заметка (франц.).} что не выдержал и обнаружил, что властелин Княгини. Но не совсем. ОН тоже подхватил на лету. NB. ОН почти не останавливает Подростка, у пего свои дела: вызов {Было: Ст<арому> Князю} Старшему и Княгиня. Княгиня оскорбляет Лизу. Подросток не знает еще ничего об Лизе и вдруг выследил сам. Говорит Молод<ому> Князю. Тот обещает жениться. Lambert, дурной вексель. ОН дарит его Княгине. {Далее было начато: Между тем Князь профершпилился и крадет, дрожит} Равнодушие Княгини, но свиданье ее с Подростком через глупое письмо Подростка о том, что у него документ. {о том ~ документ, вписано на полях.} Сдержал себя, она его осмеяла, показала, что ничего не боится, и страшно раздавила его высокомерием. Захотелось поскорей денег, выиграть своих денег. (О том, что далеко отошел от своей идеи.) Тут появление Макара Иванова и смерть. Молод<ой> Князь профершпилился и с досады начинает оскорблять {С. 94 об.-- 95 об. следуют после с. 120 об. на основании их содержания и датировки.} Подростка, как дорого ему стоящего. Подросток хочет своих денег, чтоб выиграть. Кража бриллиантов М<олодым> Князем. Думают на Подростка. Подростка бьют. (Ругательство его с Княгиней.) Подросток хочет убить себя. (Васина арестуют.) Но {Было: ОН} как-то открывается, что вор бриллиантов M<олодой> Князь. (NB. Между тем сношения Подростка с Лизой.) Тут же эпизод, что дочь Версилова хочет за Старого Киязя. Одним словом, в горе все отвернулись от Подростка, и ОН. Встреча с Lambert'ом. Идеи Ламберта. Подросток их и отвергает и дергает его на поджог {Далее зачеркнуто: О}. Между тем Лиза опять оскорблена. Подросток после охлаждения опять сходится с отцом. Предложение отцом руки, донос ЕГО Ст<арому> Князю. Подросток удивлен. Искоренить Княгиню и всё покончить! Свидание. ОН. Смерть Лизы. М<олодой> Князь и Lambert убивают. Молод<ой> Князь застреливается. Старый Князь, жених, умирает. Княгиня выходит за жениха. Мать умирает. Подросток за свою идею. (NB. Сцена с Княгиней ЕГО, что она развращает Подростка.)
   Но в фабуле должна быть неуклонно главная идея: стремление к поджогу Подростка как совращение от своей идеи и неудачный первый шаг. Обаяние отцом, и ОН в неизмеримой гордости перед людьми, действительно убежденный, что все мыши (и Подросток, и все -- только пешки его желаний), и убежденный, что Княгиня влюблена в него 3 года, а ОН только христианский брат ее, до самого последнего исступления в заговоре. Равнодушие его к Лизе, к Подростку. .
   В autant de gagné. Подросток приезжает, напротив, со всеми документами и подавлен ответственностью. Хочет в Америку.
   И Лиза любит Старшего Князя, а не Младшего.
   
   1-я часть. В первой части точнее обозначить характер исключения ЕГО из общества. Где, {Было: Что} собственно, были причины. Что, собственно, ОН потерял. ЕГО формулярный список. (Собрание акционеров.)
   
   Дочь же за Ст<арого> Князя. Дочь слышала, что есть у Подростка документ. Она заискивает у Подростка. Тот не отомкнулся. Макар Иванов. {Далее было: Между тем Князь не очень-то хочет Княгиню. Молодой Князек закутил. Ламбер<т> Документ Ламбер<т>а на Молодого Князя. ОН вымогает у Ламбер<т>а и дарит Княгине.}
   
   2--3 ноября, ночь. {2--3 ноября, ночь, вписано на полях.}

ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ. FABULA

   Молод<ого> Князя нет совсем. {Молод<ого> ~ совсем, вписано на полях.}
   Адвокат, действительно, правду сказал, что Князь в Луге знал его семейство. Князь воротился в Петерб<ург> незадолго до Княгини. Он задал вопрос ЕМУ в момент получения денег: был ли ОН полтора года назад любовником Княгини, и тот почти ответил: да. Князь сказал ЕМУ, что ОН лжет. ТОТ его вызвал. Вызов был быстро взят назад. Князь поверил. Тут психология: Князь почти искал предлога порвать с Княгиней, ибо встретился опять с Лизой, от которой воздержался в Луге, и вновь. Вызвал ОН, Князь рад был отказаться от вызова, потому что ОН отец Лизы. {Вызвал ОН ~ отец Лизы, вписано на полях.} Он находит случай сойтись с Подростком, вводит его в общество. Тот поддается, кутежи и почет. Меж тем как ОН переселился к детям (когда стал женихом), Подросток поселился у своих. Тут приход Макара Ивановича и смерть. Но Князь находит случай ее видеть: в семействе и у Подростка. Наконец вымогает свидания. Несколько раз заговаривал с Подростком о Лизе и из слов его понял, что он готов продать и способствовать. Но Подросток хоть и понимал, но не очень. Он был в это время отуманен кутежом, гордостью, беспрерывно возбуждаемою и беспрерывно оскорбляемою, и обидами Княгини, которая принимала его за брата-сводника. Меж тем Княгиня обижает Лизу.
   Подросток в это время играет. Он страдает тем, что изменил идее, что наживает не тем способом. Он проигрывает, берет у Князя, который с насмешкой даже поощряет: "Берите, берите, это единственное средство отыграться. Тогда заплатите и найдете еще капитал, чтоб уединиться". (Любимая мечта Подростка -- это мальчишка-ваксельник и потом лорд и т. д.) Князь даже даст ему понять, что деньги его, Подростковы, ибо он предъявил документ. Подросток явно видит, в чем ошибка и фальшь, но продолжает, заигрался. С Князем меж тем он груб, с господами тоже. Он проигрывает всего до 80 000, и Князь наконец в игре ему отказал. Он выходит на воздух с горячей головой: в Америку или убить себя. Возвращается и тут вдруг пропадают на столе деньги. Его заподозревают, он бьет, его бьют. Вышвырнули. Ночь. Васина взяли. {Васина взяли, вписано.} Ламберт. У Ст<арого> Князя отказали. Княгиня торжествует. У НЕГО же (III, 89 об.) полное равнодушие. Он прежде приходил к НЕМУ и во время кутежа, и во время Макара, и во время Княгини. И Князь, и отец собирали {Было: собирают} сведения от него о Княгине. Князь его вышвырнул. Дуэль, а где деньги? и проч. Ты мне сводничал сестру. Подросток в негодовании. Меж тем Князь сам оставил Лизу и тем временем через Подростка же (как-то) получил твердое удостоверение, что ОН лжет и что ОНА не была с отцом.
   Тем временем Подушка отказала, чем и показала, что она pas si bête. {не так глупа (франц.).} Действительно, все наконец уверяются, что ОН слепо влюблен в Княгиню. Убеждает их Подросток. ОН же гордо и презрительно молчалив. {Текст: чем ~ молчалив.-- в правом верхнем углу листа.} А ОН имел с Княгиней свидание и сделал ей предложение. Затем объявил Ст<арому> Князю, что она {Было начато: до<чь>} его хотела в сумасшедший. Потребовал доказательств. Написал письмо, что ОН всё лгал, и Князю написал, что и про связь лгал. Подушка отказала. ОН переселился в семейство, поссорился с детьми, особенно с дочерью. {поссорился ~ с дочерью, вписано.} Сделал предложение жене, изрубил образа. Подростку говорил, что Княгиня вовеки влюблена была в него. Гордость непомерная. Но Подросток в ту ночь встретился с Ламбертом. Ламберт толкает вымочь денег и бежать. Подросток -- пустить в ход документ. Пожар. Поджечь. Владеть (ибо Княгине в это время ужасно страшно лишиться милости Ст<арого> Князя). Тот, однако, подозревая, что у Подростка документ, 1000 раз говорил ему, что она сейчас даст и даже накануне. Подросток в пожаре приходит и исповедуется ЕМУ. {Вместо: исповедуется ЕМУ -- было: и зовет ЕГО} ТОТ умоляет возвратить документ великодушно, остаться гордым без слов. Она не хотела спасения, пусть гибнет и будет счастлива по-прежнему. И вдруг -- исступление. Лиза же погибла.
   Разбить фабулу на части и примерить к тому плану. NB. ЕМУ присочинить какой-нибудь загадочный, но поразительный поступок во время кутежа Подростка, а ЕГО -- времени жениханья с Подушкой. Поступок должен касаться Княгини. Поступок этот должен поразить Подростка и заставить его задуматься и 2) во всё время кутежа и исступления Подростка и затменья он должен страстно и в волнении следить за отцом, примиряться, отчаиваться, жить в его характере и в его пертурбациях. Ибо поразил отец раз навеки. ОН же эксплуатирует Подростка, по {ЕМУ присочинить ~ но вписано на полях.} когда тот проигрался, вдруг проповедует ему, отчасти с кривою улыбкою, всегда поражавшею Подростка, {отчасти ~ Подростка вписано.} теорию гордого уединения, напоминает, что люди -- мыши и проч., и опять страстно {Вместо: опять страстно -- было: страстно} действует на Подростка. Он вспоминает про повесившуюся и говорит: "Это другой случай моего вмешательства. Я и Княгиню хотел спасти. Теперь я хочу ее сделать счастливою".
   Лиза не дает, отпрашиваясь у Князя, потому что матери в укор будет. Простая русская девушка невыразимой высоты. Особенно эффектен момент, когда она подымает руки и падает перед ним, с улыбкою на лице отдаваясь, и когда Князь (вовсе не идеал) поступает героем и уходит от нее. Князь в исступлении от мысли: "Я не в силах жениться на этом совершенстве потому только, что она ничто по рождению". Предлагает руку. Лиза говорит: "Как это можно!" После смерти Лизы он порвал с Княгиней. Князь любит говорить о некоторых независимостях и нигилизмах с Подростком и с Васиным. Лиза, может быть, прибегает к Васину.
   

Важное NB и решительное

   Если от Я, то Подросток все сцены Лизы с Князем может описывать как бы от третьего лица: Лиза пришла, Лиза ушла и проч. Она простерла руки,-- и прибавлять: "Я тогда ничего не знал этого". NB. Потом он мог узнать от отчаянного Князя, уже после всего.
   Разбитие образов, как и дуэль, в нем не объяснять.
   ? Вопрос: нельзя ли третьего мальчика? Создать надо.
   
   В 1-й части, в начале, Подросток, когда еще не сошелся с НИМ, а сходился лишь, то расшутившись с НИМ, вдруг обрывал и говорил: "Я не хочу шуток!" Он колебался, не бросить ли и уйти, и находил ЕГО недостойным. Капризы ЕГО {ЕГО вписано.} поражали его. Но иногда, уходя на бульвар, говорил: "Я чувствовал, что я без НЕГО жить не могу, я был злобен, я был как любовница".
   И весь роман Подросток мучается от ЕГО замкнутости, гордости, загадочности и бесчеловечности, нелюбовности и к людям, и к нему, главное к нему. Подросток однажды определил ЕГО чувство к себе так, что ОН, может, даже, в раскаянии, и желает любить ЕГО {Вместо: любить его -- было: Любить} и для того из всех сил старается, но не может, ибо эгоист и гордец, который никого не любит. А между тем, пожалуй, воображает, что ОН уже много сделал и исполнил свой долг, сделав некоторое усилие над своей природой, чтоб заставить ее быть к Подростку внимательнее и нежнее.
   С Княгиней же не страсть, а поединок гордости. Да Княгиня и сама такова.
   Тон! Тон! {Той! Той! вписано на полях.}
   
   Завтра:
   Подумать и победить трудность о том, что Подросток, имея документ, должен чувствовать себя властелином судьбы Княгини. Он изучал и выжидал, когда отдать документ отцу и отдать ли? Имея его в руках, был доволен уже тем, что имеет в руках ее судьбу. В НОЧЬ знал, что может ее погубить, и утешением ему служило, что не губит, и это не зримо никем, его подвиг. Несколько ночей так скитался, потом сознался отцу, но потом искушение, да и страсть к женщине. Поджечь. (Отчаяние на Лизуг мщение Князю.)
   

Лист для справок

   Подр<осток>. У Крафта документы.
   -- Благодарю, Крафт. Мне то нравится, что вы вежливый человек.
   -- Да?
   -- Я бы на вашем месте, когда у самого такая Россия в голове, всех бы к черту отсылал: убирайтесь, интригуйте, грызитесь иль лижитесь про себя, мне какое дело!
   -- Вы так мало встречали вежливых людей.
   -- Да вот я иногда умею быть вежливым, {Вместо: Да вот я иногда умею быть вежливым -- было: Нет, я потому, что сам не вежлив} оттого и вежливых люблю. До свидания, Крафт, дай вам бог прожить до 90 лет, а не стреляться из глупостей.
   -- Если б у меня были три жизни, я бы с удовольствием три раза застрелился, если б только вы могли мне доказать математически, что моя печаль -- глупость.
   -- Я ничего вам не могу доказать, а знаю только то, что дайте мне три жизни, мне и тех будет мало, до того мне хочется жить.
   -- И так много материалу.
   -- Материалу ужасно.
   -- Своя идея.
   -- Именно своя идея.
   -- Знаете, я не жалею, {Вместо: Знаете, я не жалею -- было: Жаль, что} что ее не знаю, потому что в нее не верю. До свидания -- до радостного.
   Отец дома, вдруг: "Он две жизни проживет". {Отец дома ~ проживет", вписано на полях.}
   
   Крафт застрелился.
   -- Быть не может! Знаете, я наверно так и думал, что он застрелится, всю ночь мерещилось!
   
   Точки. Разбирать документы, к Васину спрятать. У Князя продолжается. Сестра поражает. Вдруг странное известие, что ОН женится на падчерице <2 нрзб.> Макар Иван<ович>, объяснить о Лизе, Младший Князь.
   
   Ст<арый> Князь. Она падчерица покойной жены моего покойного брата и на моих руках. Она с состоянием
   Как только ОН -- жених, так переезжает к детям, с которыми мирится, а Подушка приезжает знакомиться с его семейством набожным. Адвокат: "Князь знал ваше семейство в Луге. Это к делу не относится". {Адвокат ~ не относится", вписано на полях.}
   

Лист для справок

   Точки. Подростка эксплуатируют. {Далее было: Точки.} Получил жалование. Аукцион. К Вите, у Долгушиных и у Васина, воротился поздно домой. Дома ссора и кончается наверху разговором о Макаре.
   На другой день у Крафта. Получил документы. Получено между тем известие о процессе. 500 р. А у Подростка документ. Опять дома сцены. {Далее было начато: Под<росток>} Сестра. Приехала Княгиня. Подросток к адвокату. Князь. Свидание. Ссора за Княгиню. Князь свысока. Княгиня у тетки, и что-нибудь про Лизу. {Княгиня ~ про Лизу, вписано на полях.} Подросток приходит. Ссора дома. "Не хочу более служить". Высказывает ЕМУ всё, гонит ЕГО вон, "или ОН, или Я". Увел мальчика, предъявляет документ ЕМУ. У Васина. Смерть девицы через НЕГО. Подросток вдруг узнает, что ОН отдал документ. {Вместо: Подросток ~ документ.-- было: Подросток предъявляет документ ЕМУ} Объяснение смерти девицы. Примирение и исповедь {Вместо: Примирение и исповедь -- было начато: Испо<ведь>} с НИМ Подростка. Своя идея. ОН ему о Княгине. Все развратны. ОН выступает перед ним в идеале. "Зачем вы не богаты? зачем вы слабы?" Старый Князь. ОН Подростку в исповеди: "Ты равен всякому" {ОН ~ всякому", вписано.}.
   
   Застрелился Крафт. {Застрелился Крафт. вписано на полях.}
   
   NB. Он уже служит у Ст<арого> Князя с самого приезда. {Рядом с текстом: NB. Он ~ приезда.-- на полях запись: Документы спрятал у Васина.} Место доставила протекция Татьяны Павловны, высокоуважаемой родни. Ст<арый> Князь не скрывает от него, что боится приезда Княгини за то, что взял его. Княгиня приехала и назвала его le petit espion. {маленький шпион (франц.).} Ссора с Княгиней. У Татьяны Павловны узнает потом, что Княгиня боится письма. Подросток, получив деньги, приходит домой (в 1-й раз) и говорит, что больше служить не будет и будет искать места. Когда же "le petit espion", то порвал и дома -- сцену -- и гонит отца вон. При примирении же рассказывает ЕМУ о том, что Княгиня боится документа.
   
   С Подростком об женщинах и о том, что все развратны. "Да, да! все". И Подросток с азартом на Княгиню. (III, с 92)
   В ночь, в аду, вспоминая, что ее не идет губить, он верен себе с самого детства, когда от Тушара терпел побои и ушел в себя.
   
   С 1-й же части страстное отношение Подростка к этому существу. Тот же, как гордец и страшный сердцевед, молча и без славы до<во>льствующийся своею гордостью и что все мыши, проник с 1-го шага, что Подросток влюблен в НЕГО, принял как должное и лишь свысока играл с НИМ. ОН же ему и объявил на исповеди, что ОН проник давно в его чувства, но молчал, изучая.
   
   В этом гордеце (и действительно гордеце) одна только была черта, страшно поражавшая Подростка: что ОН ужасно как умел льстить и любил льстить. Когда он это ЕМУ высказал, ТОТ ответил: с ними надо обходиться, не уважая их (как с мышами). Христову любовь он понять не может.
   
   Время кутежа Подростка совпадает со временем разочарования Подростка в НЕМ (потому что женится на Подушке, потому что тот заподозрил ложь к Княгине). Тут же Макар и проч. Крайне эгоистичное его отношение к адскому положению Подростка. Вообще весь роман -- поэма любви Подростка к НЕМУ.    
   NB. Надо равносильный характер Княгине. (Лиза есть.)
   
   Княгиня, может быть, не любит Князя, а тоже из гордости хочет, чтоб тот не смел не любить ее. В финале она может раскрыться перед Подростком.
   
   Старый Князь видел сон и быстро помирает.
   Не ввести ли Lambert'a около Старого Князя, у Andrieux ОН испугал Стар<ого> Князя.    
   О том, что министр Чернышев был вечно молод; как это он делал?
   О том, что на свадьбе нотариус не знал Виктора Гюго и Дюмн, а один из писателей назвал себя проприетером, и тот обращался к нему с почтением.
   В Сенате на коленях стоял.
   

ОБЩЕЕ ГЛАВНЕЙШЕЕ

   Провести по всему роману идею, что Подросток если и участвует во всех этих происшествиях, то не серьезно, на время, а так. Это он при всяком происшествии, в котором срежется или запутается, повторяет. Он и б предисловии говорит: "Замечу, что я приехал год назад в Петербург (время, с которого начинаю записки), уже имея твердо свою идею, и если участвовал в этой жизни, в которую внезапно попал из своей скорлупы, {Вместо: в которую ~ скорлупы -- было: в которую попал и вовсе из своей скорлупы} в которой жил дотоле чуть не с детства, и был деятелем во всех происшествиях, которые здесь в записках описываю, то не серьезно и только так. Я глядел на себя как на пришельца на время, который по обстоятельствам не мог сейчас совсем порвать и от них {от них вписано.} убежать. Идея была при мне, и я ждал срока, когда бы я мог сдать всё и удалиться. Это впечатление, беспрерывно сопровождавшее каждый шаг мой весь прошлый год, и было, вероятно, причиною многих моих неосторожностей, {Вместо: моих неосторожностей -- было: неосторожностей} непременно мерзостей и, вероятно, глупостей, наделанных в году. В чем, впрочем, хоть и сознаюсь, но отчетом и раскаянием ни перед кем, кроме себя самого, не считаю себя обязанным. Вся эта история есть рассказ о том, почему я отдалил идею? Потому, что увлекся идеей, страстным долгом реабилитировать ЕГО, имея документ. (Это в конце 1-й части. А чувство смотри в разорванном листке.) И потому в 1-й части ОН в отчаянии и в слезах хочет всё порвать. Правда, он защищает ЕГО с сверкающими глазами, но Крафт давит его фактами, и он возвращается домой как опьянелый.
   Ссоры, но в ссорах обвиняет себя. Васину: "1-я мука моя -- не виноват ли я, когда других обвиняю?"
   Цинизм и насмешка отвращают и вооружают Подростка, особенно рассказ ЕГО о Макаре Иванове.
   Он разрывает, но известие о том, как ОН поступил с наследством, и остальное побеждают и привлекают опять; затем исповедь.
   Финальные слова 1-й части: отчего, когда ОН ушел, после плакал-плакал у у меня рефлексия: помирились ли мы полно? не представлялся ли ОН? и, 2-е: вероятно, это было сожаление об открытии моей идеи. И затем слова: реабилитировать ЕГО через документ. Слова: вся история есть рассказ о том и т. д.
   
   Затем, после 1-й части, он ЕГО страстный раб (чувство в разорванном листке).
   
   Он вызывает М<олодого> Князя, но, узнав о вызове ЕГО и об отказе Князя, прощает за это М<олодому> Князю (сходится же с М<олодым> Князем, втянувшись случайно).
   
   Затем Подушка: Подросток вспыхнул, но ТОТ говорит ему: "Хочешь, я не женюсь",-- и тот даже сам поощряет.
   Затем во весь роман страстные волнения любви. Он следит за каждым ЕГО шагом, свидание ЕГО с ней и проч., требует отчета, грустит безмерно, что ТОТ хоть и беспредельно откровенен, но лжет видимо, и насмешка.
   Глубокая, чистая грусть и отчаяние. Это чувство даже способствует, что он втянулся в игру. Каждый прекрасный, по-видимому, поступок отца восхищает его, и он трубит о нем (Макар Иванов, вводный эпизод. Смущает Подростка то, что отец как будто ничего в нем не понимает).
   Затем после адской ночи ужасная мысль, что отец не помогал ему и даже отвернулся. В скитании ночью встреча с б<--->. {В скитании ночью встреча с б<--->. вписано на полях.} Лиза. Затем желание отмстить и порвать. Сатанинское отчаяние, что отец развращает его, очевидно, пронюхал про документ, и наталкивает на преступление.
   Преступление. Поджог, но он не выносит и в последнем отчаянии идет к отцу. И вдруг тот: прости, отдай гордо. "Ты спасаешь меня",-- кричит Подросток.
   Высокие и электризирующие слова о социализме, о Христе и потом сейчас о том, что это лишь идеал, а что надо не уважать людей. Я с первого себя и начинаю. {Высокие ~ и начинаю, вписано на полях.} Развязка. Смерть Лизы. Он с матерью около НЕГО, сумасшедшего. Думаю о своей идее. Последняя глава есть теория всей идеи. (III с. 102 об.>
   
   После смерти Макара Иванова Подросток говорит: "Я еще не установил моих мыслей и о многом не знаю, как произнести суждение. Я оставил многие факты до дальнейшего, теперь запишу и запомню их, и впредь только разве научусь судить. Но смерть итого человека, моего номинального отца, произвела на меня сильное впечатление, в котором признаюсь со всею искренностию".
   
   КАПИТАЛЬНОЕ. {КАПИТАЛЬНОЕ, вписано на полях.} Версилов отдал деньги -- это страшно повлияло на Подростка, и он решил: никогда и ни за что не пользоваться документом против Княгини. ЭТО НИЗКО! Влияние Макара Иванова тоже остановило.
   Это было в разгар игры. Грусть, что играет, и жажда отыграться. Не был даже на похоронах. Минутный выигрыш. {Влияние ~ выигрыш, вписано на полях.} Изучать этим документом Версилова. Но один соблазн -- отдать просто Княгине, втайне от Версилова, и тем успокоить ее.
   Меж тем Княгиня его оскорбляет, Лизу. Ночь -- соблазн отмстить! Отмстить честно и удалиться в скорлупу. Но Версилов развращает его, рисуя, как не стоят эти люди благодеяний. ("Для чего же ВЫ-то их делаете?") И подвертывается Lambert.
   
   ВЕРСИЛОВ ПОДРОСТКУ: "Я то же самое, что и ты, я твой образ". (Кроме великодушия, ибо одна только гордость и бессмысленная жажда первенства.)
   
   КНЯЗЬ, ЖЕНЯСЬ НА ВЕРСИЛОВОЙ, намерен выделить дочь. И тут-то роковая минута, чтоб предъявить документ.
   
   22 ноября.
   
   Подросток спрятал Старого Князя у себя на квартире, обезумевшего от страха и бежавшего к нему: "Mon cher, она хочет меня объявить сумасшедшим, меня хотят свидетельствовать". Из этого скандал, новые отношения с Княгиней Подростка и ПЕРЕМЕНА В СЮЖЕТЕ РОМАНА.
   
   Провести, что Подросток враг социализма. Он знал их идеи; "я хоть и говорил в виде блеснуть словом у Дергачева, но знал понаслышке и из разговоров с Николаем Семеновичем".
   
   Характер Княгини должен быть изложен проще, лучше в русском прямом духе женщина (оттого и не сошлась с Версиловым). Подросток должен узнать ее с этой, лучшей и справедливой, точки зренья и задуматься. Должен тоже иметь с нею несколько столкновений в романе, из коих одно значительное. Князь С. тоже воображает, что она в него влюблена, и об этом болтает и с Подростком (но и это неправда). ОН посылает к ней Подростка раз с поручением, но все столкновения Подростка с Княгиней -- не в пользу его и только дразнят его, и раздражают мыслию, что она смотрит на него презрительно. La haine dans l'amour. {Ненависть в любви (франц.).} Особенно придумать эти сцены столкновения Подростка с Княгиней.
   
   Княгиня, узнав, что письмо о наследстве вышло от Подростка, задумалась: не у него ль и документ? (Марья Ивановна.)
   ОН. {ОН. вписано.} Я начинаю думать, что всё, на чем отпечаток здравого смысла, называется у нас общим именем славянофильства.
   
   ПОТОМУ ЧТО ЖЕНЩИНА ЕСТЬ ВЕЛИКАЯ ВЛАСТЬ.
   
   ПОДРОСТОК ПОРАЖАЕТСЯ ЛЕГЕНДОЙ АЛЕКСЕЯ ЧЕЛОВЕКА БОЖИЯ, КОТОРОЙ ОН НИКОГДА НЕ СЛЫХАЛ ЕЩЕ.
   
   "Я еще не слишком мастит",-- говорит Ст<арый> Князь.
   ОН. Любить людей надо учиться. У нас никто не ломал себя насильно. Без науки и любовь не явится, коли нет. Готовым человеком никто не родится. Людей, естественно, не уважаешь. Любить их очень трудно.
   
   Про социализм говорит ОН.
   
   С людьми надо обращаться, их не уважая.
   
   25 ноября.
   
   Грубый и нахальный тон Подростка в начале записок должен измениться {Вместо: должен измениться -- было начато; должен быть} в последних частях. "Не напрасно я сел писать, я просветлел духом и теперь ярче и вернее чувствую..." Теплота я признание отцу. Признание в любви к Княгине: "Если я достигну когда-нибудь, что она услышит обо мне". Чем и как это сделать?
   Это заключительные слова романа.
   
   26 ноября.
   
   Во вторую часть первой части сестру ввести и встречу с Молод<ым> Князем.
   
   (За нужду даже Ламберта.)
   
   В 1-ю главу первой части: Подросток рассердился, что мать рассказала о деньгах. На этом вся основа главы.
   Наверху он не примирился с НИМ, расстались врагами.
   
   2-я глава. Я, однако же, не передал письма Крафта.
   
   У Васина новый и последний варьянт.
   Подросток сначала выпытывает у него, как у социалиста, слабые пункты идеи; но потом, разойдясь до того, что -- уходить, и, оставшись, начал рассказывать ему то, что он любит, и рассказал свои мечты (можно жить романами, как робкий фермер, Унгерн).
   
   После же тревоги из-за удавленной просит прощения.
   
   Васин про своих. Да, но они движутся живой силой. Они нужны для беспрерывного доказательства, что живая жизнь (сила) вне центра. Пусть они и слабы, и ничтожны, но они для непрестанности примера нужны (необходимы). Не перестают и не иссякают. {Далее было: А потому} Не смущайтесь их ничтожеством: потом, когда до настоящего дела дойдет, явятся и ум, и знание. Это всего только передовые крестоносцы, которые тоже все погибли, еще не дойдя до Азии, да и погибли-то, говорят, позорно, гадко.
   Вот успевают же штундисты; кажется, чего бы противуположнее народному русскому духу? Закон потребности в живой силе, кажется, везде одинаков.
   
   Накануне же вечером, у Версилова, рассказывает Тушара матери и всем. (Осрамила я тебя.) И объявляет, что уходит. Тот приходит наверх. Разговор, об отце.
   "Я не люблю вас. Ступайте. Я всё мечтал, когда вы придете". О том, как бежал. ОН: "Это ужасно серьезно".-- "Нет, это вздор,-- а вот как я лакеем сделался, это серьезней". Лакей. Затем о матери, затем наверх, Версилову, напрасно, незаконнорожденность. "Ступайте, я вас не люблю" и т. д.
   
   Простите им (такое простодушие). Оплел. Извините, что я всё о моем. Не посажу дерева. Ах да, я позабыл.
   
   Деловых людей совсем нет у нас. К делу никто не способен.
   
   -- Лучше {Было начато: Я по} всего бросить всё и так, и {и так, и вписано.} уйти к себе,
   -- Куда? в Америку?
   -- Это прямо в гости. К себе, просто к себе!
   -- У вас есть это место?
   -- Есть.
   
   ПРО ДОКУМЕНТ.
   На слова Крафта я смолчал. Это была совершенная тайна.-- Подросток не верил рассказу Крафта.
   -- Но если существует этот документ.
   -- Он существует здесь, в комнате. {Далее было начато: Но как же}
   -- Неужели так? Что же мне делать?
   -- Как хотите, я очень рад.
   -- Видали ли документ?
   
   Пока я покорился.
   Опять я стал бы как и все.
   Как я уже написал одиннадцать лет, и это был тот толчок.
   
   Хочется мне передать несколько черт из мо<ей> биограф<ии>, только несколько черт.
   Я терпеть не могу биогра<фии> Копперфиль<да>, но мне хочется записать наконец мою идею, а идею без обстоятельств, в которых явилась она,-- не поймут. Я сам бы не понял, несмотря на то, что тут так всё просто. Я думаю, когда Колумб -- я вовсе не сравниваю себя с Колумбом, даже стыдно, если подумают. Сравнения потому что никакого нет. <нрзб.> Я только говорил о простых идеях. Ничего труднее нет, как понять простую идею. Самую простую, чем проще, тем труднее. <8/1, с. I> {Разрозненные записи с. 1 располагаются по смыслу.}
   
   26 число ноября.
   
   До тех пор пока не перевел его, сколько имею понятия, один из новоназначенных министров.
   И у меня надрывалось сердце, проститься с Версиловым. Но слеза моей матери.
   
   Я сильно думал.
   
   Я всё ждал, что ко мне приедут. Тут случилось обстоятельство, которое я потом разъяснил себе.
   Э, да неужели думают, что я, чтоб разжалобить
   Нет, я лучше, входя в мой роман, расскажу мою идею.
   
   Уже ночью, был час восьмой. Подходя, я вспомнил, {Вариант: я решил} что {Далее было: еще давеча} из Москвы Княгиня. Не пойду к Васину. Расстаться теперь. И зачем еще ходить справляться к Ахмаковой? Да и чего я ждал от Крафта, каких это новых сообщений? Еще думал в Москве. Письмо зашито, но... я всё брошу. Я не пойду и к Васину. Когда я взялся за скобку двери, я ужасно пожелал, чтоб Версилова не было дома. Теперь, когда стою при входе в мой петербургский роман, лучше расскажу мою идею. Да и рассказывать будет легче. <8/1, с. 1 об.>
   
   Формулярный список.
   
   Тушар. Пугать ребенка, у меня много извращенных фантазий.
   Кто ему присылает деньги за меня -- я этого ничего не смел спросить.
   Стал лакеем.
   Был шкап с книгами.
   Но я ведь не описываю мое детство. Я увлекся тогда {тогда вписано.} воспоминаниями, идя от Крафта.
   Зашел в трактир. Сел и стал думать. "Э, расскажу свою идею!" {Стал лакеем, ~ идею!" вписано на полях.}
   
   Нас и без того здесь хорошо кормят. 5 лет не видал. Один. Не сердит ли -- робко заигрывая. Сконфузилась и посмотрела. "А тебе разве стыдно меня?" Я молчал. Господи! голову поцеловала. На храм креститься стала. "Полноте, увидят",-- сказал я. "А разве тебе меня стыдно?" Я смолчал.
   
   Я как сейчас ЕГО вижу тогдашнего, цветущего и красивого. "Il faut le rosser". {Надо его выпороть (франц.).}
   И вот и всё, всё в появлении этого человека в моем детстве, только я ЕГО и видел. Но тут случилось одно обстоятельство.
   Если б ОН появился теперь, я бы стал в угол и старался бы ЕГО не заметить до тех пор, пока бы ОН сам не подошел, тогда -- тогда бы я не стал плакать и жаловаться, а засмеялся бы самым простодушным образом, точно мы вчера расстались. Правда, я бы стал холоден, по-видимому весел, но холоден, говорил бы хоть и остроумно, но всё о пустяках, сам бы ничего не заговаривал, а только бы отвечал. Впоследствии, только бы ОН догадался: ах, дескать, что я сделал! Всё это я сочинял, сочинял, сочинял.
   
   Это был маленького росту нестерпимый хвастун и фанфарон. {Это был ~ фанфарон. вписано на полях.}
   
   Когда Тушар помер от удара, и вдруг, точно из подполья, явилась Татьяна Павловна и водворила меня у Николая Семеновича, от которого я поступил в гимназию,-- то я сам в гимназии бил сначала маленьких. Там пошло по-другому.
   Ну так я и лакей, т. е. я вовсе не соглашался, а это всё было из злорадства: вот, дескать, я и лакей. Впрочем, вряд ли я понимал, что хотел сказать. Это было чувство, но оно всё росло, росло и накоплялось. {Когда Тушар ~ накоплялось, написано в два столбца.}
   
   Минута была роковая. Надо было наконец решаться. Что же, можешь ты решиться иль нет, чего тебе, чего тебе так жаль? Или боишься выйти в темную ночь
   
   ОН был оклеветан и опозорен, все эти жалкие люди не стоили ЕГО подошвы.
   Мысль о том, что я стану с НИМ рядом, что мы пойдем рука в руку, а в последнее время -- мысль об том, что я приеду защищав ЕГО. {Минута была роковая, ~ защищать ЕГО. вписано поперек страницы.} <8/1, с. 2>
   Итак, вот человек, по котором так долго билось мое сердце. {Итак ~ сердце, вписано.}
   
   С Петербургской стороны в Семеновский полк длинный путь. Ел в трактире. {Ел в трактире, вписано.} Я всё шел и думал и пути не заметил. Не заметил, что и не ел. Зашел в трактир, сидел у окна.
   
   ОН блеснул мне еще 10 лет... А, кстати, вот его формулярный список. Кончив Тушара (сек бы сирот). Я пробрался в кабинет и увидал перед зеркалом.
   Я терпеть не могу о детстве -- но расскажу лучше мою идею вступая в мой петербургский роман. {Было: вступая в роман. Я пробрался ~ петербургский роман. Вписано на полях.}
   Э, расскажу здесь лучше мою идею.
   Меня не то тревожило, что я не закончил. (Смотри.)
   Никого не любил, тех кто выше в классе, даже Васина, даже капельку и {капельку и вписано.} Крафта, за то, что давеча {Далее было начато: про} вывел меня в двери {Далее было начато: Странно, я хоть и знал, что он}
   Идея. Ребеночек. Краткими словами, что мне в нем, {Вместо: мне в нем -- было: в нем} документ (на мне) зашит в кармане.
   Правда, я хотел узнать от нее об отце, так-таки прямо прийти и узнать, но в этом документе было что-то такое, напоминавшее остров в Балтийск<ом> море,-- Унгерн -- что-то подмывало. Я грустно улыбнулся на эту глупость. Не вечно же быть мечтающим ослом.
   
   Нет, ни 20, ни 5, а хочет, от чего не захот<еть>, быть имущим, если уж так наверно {если ~ наверно вписано.} и не в состоянии упорно копить.
   Не настолько хочет, чтобы стать нищим, если б это уж так непременно понадобилось и ни за что не устоит съесть кусок или дать другому кусок.
   Это простое сообр<ажение> осенило меня еще 17 лет, в этом-то, может быть, вся повесть моя.
   Мне вздумалось убежать. О, как билось на закате сердце.
   Убежать не к НЕМУ.
   
   Как можно короче. На Тушаре показать краткость.
   
   Прямо и просто: ОН блеснул и пленил театр, "il faut le rosser". Но вслух другое воспоминание. {Далее было: долгий путь в трактир, закат} Развивает свиток. Тушар весь и лакеизм. Я бы их сек. Меня не били. Копперфильд.
   
   Я зашел в трактир, закат {Далее было: мать и обеды} в окно, и сел думать. Я был встревожен, {Далее было начато: Нет} разбит и разлетел<ся>, как та канарейка, на 100 перушек.
   Нет, я хочу развить мою мысль (мою идею).
   Не незаконнорожденный.
   Сторонил<ся>.
   Не люблю Васина и Крафта.
   ОН взял все мои мысли, но мечты мои были какие-то отмщающие. Мечты о фермере и т. д. Своя идея пришла.
   
   При входе в мой роман, в котором я действительно познал этого человека, а может быть, и самого себя, я хочу рассказать мою идею. {Нет, ни 20 ~ мою идею, вписано на полях.} <8/1, с. 2 об.>
   "В сущности, это самая дешевая дрянь, какая только может быть",-- говорит ОН про Дергачевых, но только под конец,
   О, тут есть множество людей, говорит Васин, совершенно грубых и не имеющих никаких убеждений и которые эксплуатируют горячую и чистую молодежь для денежных выгод, например в литературе, но всё это приносит пользу, и потому хорошо.
   
   Молодой Князь восклицает иногда: "О, как я необразован!"
   
   ОН прямо считает, что самостоятельность русских как народа и русских как личностей -- невозможна и что это дело доказанное.
   
   Слабость Васина -- думать о себе, что он государственный человек и правитель; поддался к славе, которую, по-видимому, презирает.
   
   ОН есть выражение надломанного чувства величайшего смирения, основанного на беспрерывном упоении собственным превосходством.
   
   Лиза с Подростком однажды вдохновенно при вечерней заре: "Поклянемся всегда быть добрыми и хорошими". Обнявшись: "Ну, прощай, прощай! Ты что-то еще хотел сказать. Ну, оставь при себе, и Христос с тобой".
   
   ЧЕРТА: Никогда не выставлять ЕГО иначе как со словами глубокой иронии.
   
   "Нельзя жить и не составить себе никакого долга",-- говорит Князь.
   
   ОН. Про современную литературу отзывается, что данные ею типы довольно грубы -- Чацкий, Печорин, Обломов и проч. Много тонкого ушло незамеченным. Понимания мало было.
   
   После того как обвинили Подростка в краже, ОН улаживает дело, т. е., в сущности, приносит известие, что настоящий вор нашелся, но Подросток бросается ЕМУ на шею и страстно благодарит его, точно ОН его избавитель.
   Украл один, плюгавенький, с товарищем своим поссорился, и тот на другой день его выдал.
   Когда же М<олодой> Князь просит (сдержанно) прощения у Подростка за то, что и он его заподозрил, то Подросток отвечает: "Нет, не прощу". И говорит, что он даже не рад, что вор нашелся и что пусть бы подозревали его.
   
   Не пустить ли, что у хозяина Подростковой квартиры маленький мальчик? Мальчик и Версилов. {Текст: Не пустить ~ Версилов,-- обведен рамкой.}
   
   В последнем объяснении с Подростком, в конце 1-й части, Версилов говорит о пощечине на тему мышей. ("Я устыдился моего сегодняшнего вызова как слабости",-- сказал он. {Вместо: как слабости",-- сказал он.-- было начато: сказал он,-- как (слабости).})
   В последнем объяснении Подросток Версилову: "Поверите ли, я тысячу раз принужден был сожалеть, что я не злопамятен,-- до того иногда досадно быть добрым. (Равно как и вешаться на шею.)"
   Подросток у Т<атьяны> П<авлов>ны подслушивал.
   -- Ты что -- подслушивал?
   -- А вот я вам задам, подслушивал.
   
   Васин Подростку про Версилова, когда тот отказался от денег: "Такие вещи не делаются для показу, а соответствуют чему-то основному, внутреннему".
   -- Нет, Васин, ошибаетесь. {Нет, Васин, ошибаетесь, вписано на полях.}
   Татьяна Павловна к нему: "Какой документ? какое письмо?" ОН Княгине: "Бесстыдница вы!"
   -- Все вы бесстыдники и бесстыдницы!
   Подросток у Васина о Колосове, характеристика, если плуты, и проч. Спрашивал о Дергачеве.
   
   Татьяна Павловна Подростку! "Я уверена, что ты думаешь, что ОН всё это для тебя делает, и от наследства отказался и на дуэль вызвал, единственно чтоб стать достойным Аркадия Макаровича",
   -- Она меня страшно била, но я ее целовал.
   -- Отслужил по Оле панихиду.
   

ОН

   7-го декабря.
   
   У НЕГО высокий идеал красоты; вериги для его достижения; легко достается, ибо идеал -- смирение, а всё смирение основано на гордости. Сходно с "идеей" Подростка. Например, самые позорные и ужасные воспоминания для НЕГО -- ничто и не тяготят раскаянием, потому что есть "своя идея", т. е. идеал. Идеал нечистый. Самообожание. Люди для него -- мыши. (Необходим характер Княгини.) Берет на себя страшные подвиги, имеющие характер тот, что часто вне здравого смысла практической жизни. Однажды делает полную исповедь Подростку. Вообще завораживает Подростка, который, однако, беспрестанно разрывает с ним и вновь сдружается (т. е. по мере как в НЕМ разочаровывается или ИМ обольщается). Позорные падения ЕГО не останавливают, у НЕГО беспрестанно является вновь утешение и надежда в идее, что все-таки все мыши и с завтрашнего для ОН опять выше всех. Последнее падение потрясает ЕГО. Эта женщина ЕГО добивает. Если б он не сошел с ума, то застрелился бы. {Рядом с текстом: У НЕГО ее застрелился бы.-- на полях: Прирожденный сплетник}
   
   Хозяин с своей теорией, что женщина есть существо мясистое. Мечтатель.
   Жена, которую изжарить, и застреливающийся три раза гимназист.
   И Молодой Князь -- всё в 1-й еще части. Найти место.
   Посещение Ст<арого> Князя.
   У Вити насчет вызова М<олодого> Князя.
   Что-нибудь насчет сестры.
   Характеры Молодого Князя и Васина наметить.
   
   М<олодой> Князь фат, разбросан, последний выродок из поколения; мот и игрок; трус втайне. Искренность по временам и подлое вздергивание носа в другие минуты. "Я не умею держать себя, когда проиграл". Застрелиться. Возвышенные (искренние) мечты. О том, что такое дворянин и его назначение, и о том, как он хочет жениться на Лизе. Сцены с Лизой, на которой одной присутствует Подросток (позволяющий это). Сначала дает Подростку деньги, но когда тот проиграл и попросил еще,-- ссорится с ним. Во время пропажи денег с игорного стола выдает позорно Подростка. Дома прямо говорит ему, что тот продавал ему сестру. (Мечты завести рулетку свою.) Одним словом, все противоположности разом. Обрывки мыслей и чувств, острота ума и пониманья и бесхарактерность. Щадит, однако же, Лизу. Ст<арый> Князь помолвил было его (в идее) с Анной Версиловой, но дело приняло новый оборот (NB. Анна приезжает к Версилову спросить, любит ли он Ахмакову). М<олодой> Князь то хвалится, что Ахмакова влюблена в него, то, напротив, боится ее. Был выключен из полка и жил в Луге в ужасном положении. Васин знает его. Ахмакова покровительствует его и желала бы спасти, как несчастного, но не любит. Интересуется Лизой. ("Носи!") Князь погибает с Ламбертом. (Всё сжатее.)
   Нужны Васин и Княгиня. Княгиня любит Версилова. Васин тверд, разумен, а глупо попадается как написавший прокламацию.
   

Подробный план

   Но в первой части особенных задержек быть не может. {Рядом с текстом: Подробный план ~ не может.-- на полях помета; письмо}
   
   12/13 декабря
   
   Новая программа характеров 13/14 декабря.
   
   Молодой Князь -- существо мрачное, почти ограниченное всегда искреннее, гордое, резкое, высший свет пробудил в котором негодование и властолюбие (сродни Подростку, а потому сошлись), невыносимо горд, чист намерениями и идеалами.
   Из гордости проиграл, бросил с злобой, прогнал Подростка (хотя потом и удостоверился в невинности). Страшно грозен, лезет на дуэль (безобразие), но ограниченно чистый и твердый. Сознается, н<а>прим<ер>, в необразованности, но безмерно смотрит на свое рождение. Одна только Лиза смягчает его. {Одна ~ смягчает его. вписано на полях.}
   Лизу полюбил случайно в Луге, где жил несправедливо обиженный изгнанием из полка. Она -- солнце жизни его, и только при ней он чувствует свет и мир. В Петербурге, встретясь случайно,-- овладел. Сначала не имел намерения жениться, но, проигравшись и увидев, что оговнялся,-- решился быть честным. Лиза еще больше пробудила в нем чувства. Генеральша в него влюблена, и он почти жених ее. Он отказывается от Генеральши. В конце концов не может отказаться от Лизы, женится, переходит в армию и уезжает в Ташкент.
   ОН пророчествует {Было: говорит} Лизе, что муж ее заест.
   Сцена у родителей, у матери и у Макара Иванова, когда Князь приехал сватать дочь. Лиза сначала отказывает, и Князь {Вместо: Князь -- было: он} прощается с ней. ("Носи!") Но вдруг приезжает Князь и берет ее. {Лиза сначала ~ берет ее. вписано на полях.}
   
   NB. ОН возбуждает сначала в Князе (имея на него сильнейшее обаяние) ревность к Подростку, к которому Княгиня лезет (Подросток знает зачем), но Князь прогоняет их всех. {Далее было: Княгиня же до последней степени влюблена n M<олодого> Князя. Она обижена, что он ее бросил. Она сострадательна (комическая чорта характера). Из сострадания вышла за генерала, из сострадания -- ЕГО и, наконец, из сострадания -- Князя.}
   
   NB. Князь приезжает в Петербург, уже "тронувшись" потребностями обновления, в нем это бродит. Новая проба восстановить свое имя -- становится ему противна. ФАЛЬШИВЫЙ ПУТЬ! И он берет Лизу не для восстановления воли, а оттого, что: "Она свет мой". { Рядом с текстом: NB. Князь ~ "Она свет мой".-- на полях проба пера: Сокольский, Севастополь, Христос}
   Мрачный и ипохондрический человек, хотел быть монахом. ? (C'est le mal qui anoblit {Страдание облагораживает (франц.).}) ?
   Постоянно затаенный гнев на бесчинства и порядки мира и на свои. Начинает изменять с себя. "Тогда я настоящим князем буду".
   В НАШЕМ обществе -- жажда обновления, новых правых путей и воскресенья, которую не заметил К-в. "Это восторг,-- говорит ОН,-- они и бога отвергают религиозно".
   Это ОН говорит М<олодому> Князю и Подростку, а сам великолепно ставит себя (внутри) выше этого. Но в прямом смысле жажда обновления. Это -- идея романа.
   "Cher,-- говорит ОН наконец Подростку,-- вся твоя идея -- это: "Я в пустыню удаляюсь"".
   
   "Я бы очень многое желал переменить из начала моей рукописи",-- пишет Подросток.
   
   Дух обновления, искание правого пути...
   
   Княгиня грациозно-весела и с виду легкомысленна. Шутница. Может страстно приворожить. Князь ее находил несерьезной; но она необыкновенно умна и видит ЕГО насквозь. {Рядом с текстом: Княгиня ~ насквозь.-- на полях помета; 1 Идея.}
   Грациозный образ страстно пленяет Подростка. Он влюблен, но заставляет себя думать, что ненавидит. {Далее было начато: а. Подросток б. ОН}
   Кончается роман, и видно читателю, что он влюблен и ранен и со зла идет в идею. {Вместо: в идею -- было начато; в мечт<у>}
   
   Final Подростка.
   Мечта чем-нибудь отличиться, чтоб она узнала, и, сердитый на себя за эту мечту, он идет в "идею", в которой страшно сомневается. А пока, чтоб кормить отца, берет службу.
   
   Надо, чтоб Княгиня всё время в романе над ним смеялась, очень грациозно, но он сердится. Потом же она стала презирать его. Это его еще пуще обозлило.
   
   "Это была такая темная минута моей жизни,-- говорит Княгиня Татьяне Павловне,-- я боюсь не денег лишиться, а его уважения" (т. е. отца, Ст<арого> Князя {Ст<арого> Киязя вписано.}.
   
   14 декабр<я>
   

НОВЕЙШЕЕ

   Идеи.
   Княгиня имеет важного жениха, так что М<олодой> Князь, настроенный ИМ, в дураках.
   М<олодой> Князь (безобразил) положительно женится на Лизе.
   С Подростком Княгиня имела свидание.
   ОН подозревает, что документ у Подростка. Ревнует его и дает ревновать (или чувствовать лишь отвращение) М<олодому> Князю.
   Подросток проваливается в краже. {Далее было начато: эта идея} Подозрение должно больше укрепляться (с месяц).
   И Княгиня, и все с ним прерывают сношения, Подросток удаляется в свой угол (его квартира -- подробности).
   Между тем М<олодой> Князь был очень поражен Макаром Ивановым. (Лизу застал у Васина.)
   
   ОН предлагает {Далее было начато: сво<ю руку?>} замужество Княгине (скандал).
   Важный жених призывает ЕГО и пугает, чтоб он не клеветал на Княгиню.
   Васина арестуют и ЕГО арестуют. Подросток взбеленился за НЕГО. С Ламбертом ловить Княгиню.
   
   Меж тем Старый Князь совсем почти взбунтовал. На квартире у Подростка, боится опеки.
   ОН возвращается из ареста. Сцена поджога. Ст<арый> Князь умирает и всё оставляет ей. ОН идиотом.
   Князь увозит Лизу.
   Княгиня выходит за важное лицо. Видится с Подростком, и т. д.
   
   И вообще ОН развращает Подростка, когда тот в милости у Княгини. У НЕГО в мыслях, что Княгиня, лаская Подростка, заискивает сделать с ним сношения; но ОН и ревнует.
   Потом, когда Подросток упал, ОН, проведав документ, в сношениях даже с Ламбертом.
   М<олодой> Князь заворожен Версилов<ым>, но в чистоте души своей провидит нездоровость, нечистоту Версилова. {Рядом с текстом: M<олодой> Князь ~ Версилова.-- на полях была помета: См. в старой книге.} Он не верит, что Княгиня развратничает с Подростком, но презирает Подростка за фатство (в отчетах о Княгине), {(в отчетах о Княгине) вписано на полях.} не любит его. Князь мало что прощает. Он ипохондрически тяготится {В рукописи: тягости} миром. (Хотел в монахи.) Лизу он полюбил как свет. Идея жениться на ней кажется ему ужасною. Он советуется с Княгиней (с которой у него было вроде как у меня с Е. П. еще при жизни мужа). Но он комически серьезно принял, что это правда; и вдруг Княгиня говорит ему, что выходит за Ланского. Он рад; немного уколот. Он грустит, что Княгиня с виду легкомысленна, но он знает, что она умна, и от нее в восторге. Он откровенно с нею говорит про НЕГО и получает странные отзывы. Макар Иванов совершенно придавляет его. Потребность возрождения и обновления. Берет Лизу и уезжает.
   
   У Подростка с Княгиней вначале вроде связи, когда он ходил к Ст<арому> Князю. Их разговоры. Подросток пугал ее документом, давая знать. Та для смеху позволяла себе развлечение. Грациозность княжны Кати. Потом она презрительно бросает Подростка.
   Сцены ее с НИМ. Она одна вполне понимает ЕГО. {Рядом с текстом: Сцены ~ ЕГО.-- на полях: Это надобно.}
   ОН -- сплетник. Развращает и вооружает Подростка против нее.
   Васин -- желание фельдмаршала.
   Во время его ареста Подросток с Lambert'ом. Узнает от Lambert'a, что у НЕГО была идея изнасиловать Княгиню с Lambert'ом и что ОН хвалил.
   Подросток, сам намеревающийся то же сделать, в негодовании на НЕГО: как ОН осмелился того же захотеть.
   
   Князь не лишил невинности отдававшуюся Лизу. Сцена борьбы.
   
   Не оставлять ни на минуту Подростка. Подросток герой. Симпатичнее вывести личность.
   
   Надо непременно, чтобы в месяц свиданий, почти ежедневных, Подростка с Княгиней тот глубоко бы влюбился в Княгиню, признавался бы ей во всем, в прошлом... Княгиня глубоко осмеяла его потом.
   

ВЫРАЖЕНИЯ

   Роман: Беспорядочные силы. {Роман: Беспорядочные силы, вписано на полях.}
   Состоя при своем капитале.
   Состоя, так сказать, при своем капитале.
   Исключения, беспрерывно повторяющиеся, обращаются наконец в общее правило.
   Я хочу научиться всему этому высшему обществу (взял танцмейстера).
   М<олодой> человек в вагоне (животное), вынул деньги и считает, дурак смотрит: "Деньги?" Тот отвечает: "Деньги".
   Эта смердящая душа.
   Состарившаяся молодежь, беззубая молодежь.
   Это что, у меня враги-то? Да я с тем и говорю (с тем и стал говорить), чтоб иметь врагов.
   Закрываться, фыркать и мстить другому за свое ничтожество (так так, умно, очень умно).
   У Васина. Подросток у Васина говорит про сцену у Дергачевых: "Тем более что я был совершенно прав". {Подросток ~ прав", вписано на полях.}
   -- В этом наскоке откровенности вашей очень много какого-то гордого {Вместо: какого-то гордого -- было: гордого} вызова (про Унгерна).
   -- А вы генерал-фельдмаршал. Я потому откровенен, что с завтрашнего дня я со всеми рву.
   
   NB. Пришел к нему Версилов единственно потому, что прочуял у Подростка документ. Ложь его была хитростью -- не изменится ли лицо Подростка, обращение его? {Рядом с текстом: NB. ~ его? -- на полях: Belle idée! <Прекрасная мысль (франц.)>}
   
   М<олодой> Князь говорит: "Народ предан страшному разврату, самому себе и разврату, зверскому, ужасному; предан без жалости, предан сознательно. Отдан. Нынче страшное время". (Это он Лизе говорит.)
   
   Но выйти из спальни женщины мне показалось до того монстрюозным (в спальне у Татьяны Павловны, когда Княгиня).
   
   Лиза. Мама сказала: "Подумай об том, об чем я просить не смею".
   
   Версилов про Васина: "Да... он добрый малый".
   -- Неужели только? (я бы умер, если б обо мне так сказали).
   -- Не больше. {Неужели ~ Не больше, вписано.}
   
   Васин: "А русской армией командовали?"
   
   В Сенате на коленях стоял.
   
   Или, как аблакат, {Далее было начато: на что} начнет надо мной хамствовать.
   
   Пошел к Вите, на дуэль.
   -- Да ты еще маленький.
   -- Конечно, маленький.
   -- Ты растешь. Нет, ты еще вырастешь. Ты высокого роста и такой -- одутловатый.
   -- Н-нет, я не пойду, еще выгонят.
   -- Боишься?
   -- Боюсь. Он прикажет лакею гнать, что же я сделаю.
   -- Как он смеет гнать секунданта?
   -- Да я еще мальчик, какой я равный. {Ты высокого ~ равный, вписано на полях.}
   Тут произошла отвратительная по реальной правде сцена.-- Мне уж девятнадцать лет, я имею гражданские права.-- Все-таки-таки маленький.
   -- Я уже год как могу по закону жениться.
   -- Женись, а все-таки шибздик.
   
   Угрюм и серьезен, как нахохлившаяся в клетке птица, и сверх того -- насмешливый вид. Люди, не имеющие права иметь насмешливый вид и не замечающие того,-- омерзительны.
   
   Белинский -- скороспелый человек и больше ничего.
   
   В последнем объяснении. Друг мой, я пришел помириться с тобой. Я знал, что ты хотел ко мне прийти сам мириться, весь день, знал тоже, что гордость твоя пересилила великодушие, и потому пришел сам.
   
   Когда Версилов отдал капитал, Подростка поражает, что Версилов так бессердечно выставляет перед ним весь месяц свои дурные фатские черты и не подумал удостоиться выставить себя с глубоких точек. "Небрежность и равнодушие к моему мнению. Неужели я был до такой степени перед ним чужой и ничтожен?" NB. Это Подросток излагает в разговоре Версилову.
   
   Final 1-й части. Это он потому, что подозревал пронырливым и дальновидным умом своим: не у меня ли и другой документ? Я же ничего не подозревал тогда об этом (уже после открылось).
   
   Васин на утро, после Версилова и удавленницы, объяснив об отдаче денег Князю и об Князе (гусар и проч.), спрашивает: "Вы близки с сестрой вашей?" -- В то же утро Подросток, встретив Лизу, говорит (луч солнца) о Луге, и вдруг про Васина: "Почему Васин сейчас же после Князя о тебе заговорил?" (Князь тоже в Луге.) И вот тут-то Лиза: "Будем всегда прекрасны, будем всегда честны, запомним это утро". И т. д.
   
   Final. Люди -- это мыши...
   -- Может быть, вы теперь перемените убеждения, но мы теперь вместе, вместе, вы не имели друга.
   Поступок Васина тяготил меня.
   
   После узнания невинности Версилова Подросток в восторге, нанимает квартиру и готовит комнату. (Не говоря читателю, что придет Версилов.) {После ~ Версилов.) вписано на полях.}
   
   Final. Версилов. Я мириться пришел и т. д.
   Подросток. Я вас ждал.
   Версилов. Спасибо тебе, коли ждал.
   

ХАРАКТЕР ЕГО (в последней редакции)

   Безжалостно, чтоб иметь документ и воспользоваться Подростком, увлекает его в разврат и падение. Пользуется его любовью к Княгине, пользуется его жаждою пожара, его самолюбием, которое разжигает в нем ужасно, пороками, гордостью. Почуяв в нем высшую натуру, изредка, но небрежно, бросает ему крохи высшей мысли (социализм, христианство). Но обольщение, выманивание документа не происходит иезуитски-систематически, потому что сами цели ЕГО неопределенны.
   Во 1-х, что ОН хочет сделать с Княгиней, ОН сам не знает и потому, к удивлению Подростка, иногда вдруг становится с ним небрежен, отталкивает цинизм, как бы забыв о цели, и вообще принимается за свою цель в романе и кидает ее множество раз судорожно. Иль льстит "идее" Подростка о Ротшильде и гордом уединении, или вдруг скептически-небрежно относится к ней и цинически к душе Подростка. Несмотря на самообожание, ОН не спокоен, потому что часто собой недоволен. ОН хочет подвига высшего человека, хочет вериг и жертв, но мышиный взгляд и гордость его беспрерывно ЕГО оправдывают в ЕГО совести. Нельзя любить людей. Идеей, что ОН влюблен в Княгиню, ОН унижен, а впоследствии уничтожен. {а впоследствии уничтожен, вписано.} Беспокойство делает ЕГО сплетником. Васина душу он не осилил, встретив ограниченного генерал-фельдмаршала. А без сферы поклонений, начиная с бедной Софьи, ОН быть не может. До мелочности любит поклонение и, отвернись от НЕГО хоть Татьяна Павловна, будет мелочно-несчастен, но никогда не упадет духом. К Княгине страсть. Об отчиме Васина относится: негодяй, либерал 50-х годов (Колосов). Ламберт еще несложнее, наконец, Подросток -- и вот все типы поколения. Но любовь к горбатому ребенку хозяина Подростка и сношения с женой Колосова, {Далее было: девушкой, когда деву<шка> Рядом с текстом: женой Колосова -- на полях: или с девочкой, на которой хочет жениться Колосов} которую тот продал на содержание отцу Флигель-адъютанта, суть странные феномены в ЕГО характере. За Князем и Лизой следит скептически.
   Макар Иванов -- христианин православный, высшая противоположность ЕМУ.
   Васин -- маленький фельдмаршал. Ламберт вместе с Колосовым делали акции, и Ламберт потребовал выдела своей части, затем Колосов донес на Дергачева. {Васин ~ Дергачева. вписано на полях предыдущей страницы.}
   NB. Жена Колосова, которая Колосова любит, но продана отцу Флигель-адъютанта и ищет у Васина защиты. (Не Andrieux ли?)
   
   15 декабря.

Пробы

   Княгиня развратно-светская особа. ОН не имел ее ни разу, {Вместо: ОН не имел ее ни разу -- было: ОН имел ее раз} по та ЕГО прогнала. (Хотел спасти.) Молодую особу хотел спасти тоже. Та прогнала М<олодого> Князя, удостоверясь, что он ей изменил. Это сильно поддержал в ней Версилов. Князь же увлекся Княгиней. Уехал в Париж, не зная о ее беременности. Версилов предложил себя Молодой особе в женихи. Княгиня воспротивилась. О беременности же никто не знал. Вдруг Молод<ая> особа умирает в родах (фосфорные спички). Версилова обвиняют, что ОН сделал брюхо. Версилов смолчал, но у него документ и ребенок (т. е. письмо девицы). Князь не может сомневаться, Князь {Князь вписано.} остался любовником Княгини в кабале. Порвал, хочет честности. Версилов напускается на него. Узнав от Версилова тайну ребенка и то, как Княгиня обманула его, будто Версилов был любовником М<олодой> особы,-- Князь выходит из себя и, несмотря на то что любит Лизу, оскорбляет Княгиню. Флигель-адъютант. (Флигель-адъютант заворожен, но рассчитывает на приданое.) Флигель-адъютант знает о компрометирующем письме и хочет испугать Версилова, чтоб ОН выдал.

ИЛИ:

   Княгиня ни в чем неповинна. А это Версилов внушил (но убеждению, но Княгиня думает, что нарочно) Молодой особе, что Князь изменил ей с Княгиней. Княгиня поэтому и противилась браку Версилова с девицей, надеясь, что Князь женится. Но Князь был прогнан Молодой особой и не знал о беременности. Этого {Вместо: Этого -- было: это} он никогда не может простить Версилову. Версилов же, убежденный вполне, что Князь доселе был любовником Княгини, разоблачает перед ним историю ребенка и старается нацыкать его на Флигель-адъютанта. Князь видит злобную ревность Версилова и презирает ЕГО. Но зато Подростку вполне внушил веру во всё, в то, что Князь был всегда ее любовником, и в то, что Версилову она была всегда мерзка, ибо-де {Вместо: ибо-де -- было: ибо} ОН бросил дружбу с нею, когда заметил, что она стала к нему навязываться. Затем письмо, и Флигель-адъютант по-прежнему. Молодую особу он мотивирует тем, что хотел спасти ее.
   Версилов сделал уже предложение матери Подростка и вдруг, накануне свадьбы, предложил Княгине руку.
   NB. Князь хотел бы разорвать с Версиловым, но всё не смеет, ибо любит Лизу, зато выгоняет Подростка.
   Выгнанный Подросток затевает с Ламбертом пожар. Версилов убитый.
   Подросток, после пожара, вступает в сношения с Княгиней. Та объясняет ему правду, Князь тоже. Выходит, что Версилов хочет спасать. Но для Подростка ясно, что ОН влюблен. Затем ОН накануне свадьбы с женой делает ей предложение, уверенный, что она влюблена в НЕГО. NB.NB. (Тут к развязке надо катастрофу посильнее пожара.) (Сумасшествие Ст<арого> Князя.)
   
   Или так:
   Пожар в конце. И один {Вместо: И один -- было: Но один.} только Подросток, во всё продолжение романа, верит ему вполне и настроен насчет разврата всего этого общества Княгини, Князя и проч. Версилов не отталкивает его от себя после позора, но именно берет к себе под крыло. ОН {ОН вписано.} учит его самоотвержению, презренью к людям, спасенью других. У Подростка идея -- осрамить Княгиню. (Ст<арого> Князя они берут к себе.) Подросток входит во все его заговоры. Эго Подросток, а не ОН, открывает Князю, что его хотят посадить в сумасшедший. {Рядом с текстом: Подросток входит ~ в сумасшедший.-- на полях: ?} Версилов доверяет Подростку и ребенка, который у слепой Татьяны Павловны, которая только и твердит: "Какой это святой, Андрей Петрович". Подросток решает наконец, что он святой. Версилова срамит, Флигель-адъютант, его арестует на три дня. Всё это воспламеняет Подростка к окончательному действию. ГЛАВНОЕ его воспламеняет то, что он считал себя преступником против отца, ибо был одно время влюблен в Княгиню, отчего та стала ему вдвое противнее. Наконец, Версилов, возвратясь, женится на матери, но в решительную минуту рубит образа и скрывается. И затем делает последнее предложение Княгине. {И затем ~ Княгине, вписано на полях.} ЭТО дает мысль Подростку, что ОН, может, любит Княгиню. Подросток решается тогда сообщить ЕМУ документ, и тогда-то катастрофа пожара.
   "Прости ее!" {"Прости ее!" вписано на полях.}
   После пожара Княгиня всё объясняет Подростку.
   ОН Флигель-адъютанта смущает о связях Княгини с Молодым) Князем и то, что ОН, Версилов, отверг ее, а она за ним гонится
   Предложение Княгине сделано со скандалом, тут Флигель-адъютант вступился, отец, ОН говорит отцу, что она хочет его в сумасшедший. Ст<арый> Князь бежит. Флигель-адъютант, смущенный скандалом и мнением света, требует от НЕГО объяснения. В объяснении Версилов говорит, что она вечно была в НЕГО влюблена и что ОН предложением своим только хотел спасти ее от самое себя. (Излагает и развратные связи ее с М<олодым> Князем.) Всё оказывается вздором, Флигель-адъютант был бы примирен {Вместо: был бы примирен -- было: примирен} с Княгиней, если б не документ. В решительную минуту, когда Ст<арый> Князь в руках и документ мог бы всё сделать (NB. Старого Князя Флигель-адъютант и Княгиня возвращают от Подростка и от Ламберта, посредством Татьяны Павловны, домой.) Флигель-адъютанту нужны не деньги, но он особенно понимает, что в таком положении показать Князю документ опасно. Тут-то Подросток и показывает ЕМУ документ. "Прости ей".
   
   Идея: Подросток постоянно под ЕГО влиянием и предан ЕМУ фанатически. Версилов, в полном смысле слова, владеет его идеалом и направляет его; показывает уголок нового горизонта. {Версилов ~ горизонта, вписано на полях.}
   
   Memento: {Помни (лат.).} Идеал. Генерал-фельдмаршал. Сплетни в квартире у хозяина Подростка.
   
   Роман -- сочинить роман Подростку с Княгиней и как ОН ее спасает, всё невидимо и неслышно.
   
   Враль, генерал на железной дороге, подождут, а поезди уехал. (Отец Васина, продавший жену.)
   Memento. (Тургенев в суждении об убийце назвал Маркизом -- тогда как тут в убийце только тупость воображения и соображения.)
   
   24 декабря.
   
   Отчим {Вариант: Отец} Васина, вроде Колосова, пустили акции фальшивые (Ламберт), либерал 50-х годов, самомнение и самоуверенность. Медный лоб, уважаем Васиным, хотя тот сидел у него приказчиком ссудной кассы. Человек дела, без складки; чтоб огородить себя, доносит на Ламберта, на сочленов своих в подделке и о Дергачеве. Хочет жениться за деньги на любовнице Флигель-адъютанта. С капиталом 50 000 р. Был когда-то замешан в какой-то истории, пострадал (месяц в крепости) и извлек из того все выгоды. Пользуется через то хорошим обществом. Подлаживается к Подростку, чтоб употребить того в свою пользу и проч.
   
   25 декабря.
   
   Колосов, редакция. Отчим Васина, барин, вроде Жемчужникова, капиталистом слывет, в предприятии знаком с Ст<арым> Князем. Вздумал было ухаживать за Анной Андреевной (меж тем эфемерный плут и фальшивые акции). Но Анна Андреевна раскусила его и бросила (тот ждал приданого от Ст<арого> Князя и учил Анну Андреевну) и сама заставила Князя жениться.
   Но Ст<арый> Князь, услыхав о документе и об угрозе в сумасшедший дом, бежит к Подростку. Тут Колосов и Ламберт требуют от Анны Андреевны 50 000 <р.> с обещанием устроить свадьбу ее. Между тем Колосова вдруг берут (он же и донес) и проч. (Васин предуведомляет Княгиню.) (Молодой Князь разрушает все ковы.)
   

<ЗАМЕТКИ, ПЛАНЫ, НАБРОСКИ>
<Январь -- ноябрь 1875>

Фабула, 13 генваря

   Лидия -- сумасшедшая. Князь сделал брюхо, раскаялся, сподличал, обрадовался, что Лидия же его и прогнала. Сам же приударил за Ахмаковой, {Вместо: Ахмаковой -- начато и зачеркнуто: Кн<ягиней>} и так как та в Париж, то и он в Париж.
   NB. Он страстен, беспорядочен в то время и, порывами, искал уже честности. В Париже Княгиня с ним кокетничала, но в связи не была. Между тем угрызения стали тревожить М<олодого> Князя. Он открылся Княгине. Та потребовала было, чтоб он женился, но как же на сумасшедшей? Княгиня быстро возвращается в Эмс, куда все переехали из Швейцарии. {Было: Италии} Застает Молодую особу влюбленною в Версилова. Княгиня противится свадьбе с Версиловым, пишет Князю, тот же вдруг увлекся женой Колосова. Не отвечает. Наконец положили было венчание, но Лидия вдруг родила недоноска двух месяцев и вдруг умерла. Потому не состоялась с Версиловым свадьба, что всё вышло нечаянно. Князь воротился; Версилов сказал ему подлеца. Князь вызвал. Версилов не захотел. Князь дал публично пощечину (беспорядок). Затем Князь был в Луге, во 1-х, у родственницы, искал дочку, нашел Лизу. Версилов, возвратив ему наследство, вызвал на дуэль, но взял назад. Версилов твердо убедился, что М<олодой> Князь был любовником Княгини. (Молод<ой> Князь не знал о беременности.) Узнал лишь из письма Молод<ой> особы, представленного Версиловым уже в конце романа. {Вместо: Узнал ~ романа.-- было: Узнал лишь из письма Молод<ой> особы, представленного Версиловым. Между тем Княгиня убеждена, что это Версилов сделал сумасшедшей Лидии брюхо.}
   Именно роман в том, что Молод<ая> особа прогнала Князя, потому что Версилов внушил ей, что Князь в связи с Княгиней.
   Когда же Княгиня, воротясь из Парижа, настаивала на браке с Князем (и писала ему в Париж), Версилов, при Лидии, Ст<аром> Князе и муже, сказал ей, что она сама была в связи с Князем, оттого и интригует (несмотря на письма в Париж), чтоб Князь не женился на Лидии. Затем Лидия умерла нечаянно, тогда как никто никаких решений взять не успел.
   Но после этой истории с Лидией Князь постоянно мучился угрызениями и хоть ударил за женою {Вместо: женою -- было: дочерью} Колосова (быв {Было: бывшей} в Луге) и проч., но стал наконец искать ребенка. Неприятности по службе. Наконец, получив наследство, стал было заглушать угрызения безобразием. Тут-то Версилов (показав ему письмо и ребенка) потряс его и делает его врагом Княгини. Князь догадывается под конец, что Версилов ревнует, полагая, что он был с Княгиней в связи. Но Лиза порывает всё и едет в Ташкент. {Рядом с текстом: Князь догадывается ~ едет в Ташкент.-- на полях: ?} Подчинился Версилову вполне.
   Колосов знает про ребенка, и что он от Князя, {Вместо: Колосов ~ от Князя.-- было: Колосов знает про ребенка, но уверен, что он Версиловский.} и что Версилов слишком большой куш мог бы взять. Но что другой расчет был, на Княгиню. Что по крайней мере ОН, если сам не достиг у Княгини, то по крайней мере развел ее с Князем, обнаружив ребенка. {Но что ~ ребенка, вписано на полях.}
   Но время в первой сцене неопределенно. {Рядом с текстом: Колосов ~ неопределенно.-- помета: здесь обдумать.}
   ? Колосов один из мгновенных советников Княгини в Германии насчет опекунства над стариком. Он же и письмо Андроникову доставил.
   
   13, 14 генваря.

Самый последний вариант

   М<олодой> Князь (беспорядок) сделал брюхо Лидии. Но сумасшедшая. Скрыл, что возможно было, так как Лидия фантастическая сумасшедшая. Имел же нечаянно, без любви. Про брюхо же не знает сам. А что имел -- скрыл. Так он и рассказывает Подростку, со всей откровенностью, на малых страницах. {Так он ~ страницах, вписано на полях.} И вдруг встречает Княгиню в 1-й раз в жизни; всё тогда в Швейцарии, Княгиня же мелькнула проездом в Париж. Сразу влюбился страстно. Княгиня сопровождала отца. Уехал за Княгиней и за Ст<арым> Князем в Париж. NB. С тех-то пор Ст<арый> Князь и полюбил его, и стал он ему необходим). Там Княгиня, предчувствуя близкую смерть мужа, с ним кокетничала. Наконец полюбила. Поняла, что Ст<арый> Князь ее дотирует. (NB. Еще из Швейцарии имела неосторожность написать с Колосовым Андроникову.) Но, кокетничая, довела до исступления, но не дала. Тем временем Колосов воротился из России. Он доктор, {Далее было; Версилов} акушер.
   Версилов с ним советовался (от него же узнал про письмо к Андроникову, которое, впрочем, частию по его наущению и было послано). Версилов, через Колосова, {Вместо: через Колосова -- было начато: с К<олосовым>} дал знать в Париж Княгине о том, какой человек М<олодой> Князь и что он сделал (всё это ревнуя). Тем временем в Париже М<олодой> Князь хоть и влюблен был ужасно, но подумывал и о М<олодой> особе. Мрачно задумывался, раскаивался. Вдруг приезд Колосова. Княгиня всё узнает, к допросу М<олодого> Князя, требует, чтоб он женился, едет в Эмс. Из Эмса пишет в Париж, ибо не хочет, чтоб Версилов женился. М<олодой> Князь замедлил, нездоров (проигрался, история полковая), не отвечал. Та умерла. Князь явился. Узнал от Княгини, что против него интриговал Версилов у Лидии; но через Колосова узнает, что Версилов же присылал Колосова разорвать его связь с Княгиней, обнаружив ему, кто он. Главное: ибо хоть М<олодой> Князь и задумывался в Париже мрачно (порывы честности), но всё же, во что бы ни стало, хотел скрыть от Княгини о связи с Лидией. Когда он явился в Эмс, Княгиня приняла его как нельзя хуже. Тут-то он и напал на Версилова. Версилов увидал, что Князь до того слепо и страстно влюблен, что даже и человеческих чувств к умершей Лидии и к своей дочери не имеет. Письма не сообщил, ребенка оставил у себя. За то пощечина. Затем чем дальше, тем больше стал тосковать о Лидии. Луга и Лиза подействовали. Затем процесс и заграница, опять служба. Миссия видная в Берлин. Явясь в Петербург к процессу, вдруг получил наследство и вызов Версилова. Но уже изменил мнение о Версилове, сам же знает, что Княгиня с Флигель-адъютантом. Сходится с Подростком, встречается с Лизой. Версилов сообщает ему письмо и дочку. Всё бы хорошо, но вдруг опять встречает Княгиню. Закутил из самолюбия и ревности, чтоб сойтись с Флигель-адъютантом, которому когда-то проигрался. {Рядом с фразой: Закутил ~ проигрался.-- на полях запись: и встретить} Княгиня совсем сотрясла его. Тут вдруг Версилов вполне овладевает им, уверяет, что он никогда не был влюблен в Княгиню, что та, напротив, в него; Княгиня, как раз в Париже, ужасно часто говорила про Версилова и мучила Князя ревностью к Версилову. Версилов воспламеняет его против Княгини и Флигель-адъютанта. Та поступает с М<олодым> Князем с презрением, оскорбляет Лизу. NB? Может быть, еще при жизни Лидии Княгиня говорила иль писала Князю, что, может быть, Лидия беременна от Версилова. И он не знал наверно: чей ребенок? и т. д. (к Андроник<ову>) Колосов же про письмо знает оттого, что и Княгиня у него потом искала его, и Версилов расспрашивал.
   NB. Главное. Колосов мог знать (как акушер) только о беременности Лизы; но от кого? -- Этого он не знал. Версилов же, написав в Париж, написал {Было: сказал} лишь: справьтесь о Колосове, лишь о факте.
   
   20 генв<аря>.
   
   Князь сватался к Лидии, но был отвлечен Генеральшей, Лидия его прогнала. Он уехал в Париж. Тем временем Лидия от него родила.
   (NB. Генеральша, завлекая его, не знала, что он в связи с Лидией, а что только сватается.) Князь, возвратясь, застает смерть Лидии и узнает, что был ребенок (это долго потом). Он этим всем поражен и в начале романа уже разорвал с Княгиней и с Лизой. Версилов же или сводит их опять, чтоб потом разорвать, или прямо возбуждает Князя против нее. Или сводит опять. Сам по смерти Макара Иванова предлагает жене руку, рубит образа. Предлагает той руку. Та отказала. Тут подвертывается Подросток с документом. ("Лиза, носи".)    
   20 генв<аря>.

2-й вариант

   Князь следит за Генеральшей. Он влюблен в нее до idea fixa. {навязчивая идея (лат.).} Теперь приехал по поводу наследства и поклялся, что не даст ей (Генеральше) выйти замуж за Флигель-адъютанта. Получив деньги, бросился во все общества, где Флигель-адъютант. Версилов сходится с ним и побуждает его. Тогда она отдается под защиту и покровительство Версилова, чтоб он спас ее от Князя. Версилов берется, всё устраивает, но в решительную минуту всё разбивает. Или без ее просьбы сам спасает ее. {Или без ее просьбы сам спасает ее. вписано на полях.}
   Лиза? {Лиза? заключено в круг.}
   Жена Васина. Не знает, что с ним делать, вечные разногласия. Самодовольствие Васина. Стебельков, снующий около Васина, ибо пронюхал о его браке. (Но Васин ему не открывает.) Стебельков компрометирован с акциями, но не опасается, а ждет даже торжества; но Васин совсем почти не компрометирован. Она жалуется Подростку на Васина, смеется над ним. И под конец только оказывается, что она жена Васина. Васин сходит с ума, а там сцена пожара.
   NB. Не исполняет обязанностей мужа. О разводе.
   
   24 генв<аря>.
   
   Князь запутался с Колосовым. Характером своим способен был сделать брюхо Лидии. Офицерами был выгнан из полка. Теперь хочет всё поправить. Ненависть к Генеральше, любовь к Лизе. Колосов губит. Версилов восстановляет. Генеральша отдается под покровительство Версилова. Но Генеральша {Было: Княгиня} любит Васина; тот невозможен. Подросток весь роман убежден, что любви между ИМ и ей нет. Узнает наконец про любовь ее к Васину. И под самый конец про любовь ЕГО к ней (после внезапного с ЕГО стороны предложения). Предложение же сделал почти накануне помолвки ее с Генерал-адъютантом. Тогда Подросток сообщает Версилову письмо. NB. Письмо же, по мере того как близится свадьба с Генерал-адъютантом, приобретает всё больше и больше значения. (Если Васина сделать сумасшедшим, то сделать ли, что Версилов давным-давно угадал это?) {Рядом с текстом: (Если ~ угадал это?) -- на полях: ?}
   Идея Васина: Счастливо прожить можно лишь тогда, когда люди до вас хороши. Но люди хороши только тогда, когда им хорошо. И потому все должны стараться изо всех сил, чтоб всем было хорошо. А стало быть, надо составить компанию на акциях. Акционер поневоле будет человеколюбцем, ибо иначе люди до него будут дурны и он будет несчастлив.
   
   Васин. Мне ничего не надо, ни рубля сверх. Васин в золотом платье и Васин как есть -- всё одно.
   Куски не соблазняют меня, почести тоже. Что значит наслаждение куском в сравнении с моими? Могут ли почести сравняться с тем местом, которого я стою?
   Мне никогда не скучно. При известных мыслях не может быть скучно.
   Я не знаю, чего бы я не знал на свете. Есть ли идеи мне не знакомые? {Есть ли идеи мне не знакомые? вписано.} Мне всё известно. Разумеется, не в специальностях: я могу не знать такого-то открытия в железнодорожном деле, но это и не есть высшее познание.
   Гувернантка повесилась. Васин говорит: "Это так продолжаться вечно будет".
   Версилова он хвалит с краешку, чуть-чуть. Да, но всё должно быть в целом. Это же слишком частно, очень может быть тоже, что его заставляют делать соображения частных выгод.
   Подросток удивляется, что Васин к нему так благодушен и говорит с ним как с ровней.
   -- Это не так и не оттого,-- говорит Васин.-- Это оттого, что я не вижу в вас ни малейшей разницы с другими. Я вовсе не считаю вас глупее умных, злее добрых и даже моложе старых.
   -- Как? Неужели вы не видите различия?
   -- О, конечно, все чем-нибудь друг от друга отличаются, но для меня нет различия. В моих глазах всё сглаживается.
   -- А вы сами?
   -- Я пока еще не совсем определил мое {Было: свое} место в мировороте. Не знаю. Я всегда доволен собой.
   -- И вам не скучно?
   -- Нет, потому что всё еще остается чего желать. Надо еще многого достигнуть
   -- Люди, как Христос, Магомет, Моисей...
   

Выражения

   Фамильи: девица Утешающая, вдова Перчаткипа, семинарист Ассафетидов.
   Болтун: о том, что англичане Завьялову за фирму пять миллионов давали.
   О Чернышеве-министре и о Викторе Гюго и Дюма иа свадебном контракте.
   Она не то что вымыта, она выстирана.
   -- В нем столько же достоинств, сколько и недостатков.
   -- Ах, вы ему ужасно льстите! Тонкий почерк.
   "И сидят в самом важном ученом месте" (т. е. в Академии, про Стр<ахова?>)
   Ничто не умирает, напротив, всё продолжает жить органически, лишь перевоплощаясь в другие формы.
   
   -- У нас всё расклеилось. Надобно, чтоб образованный человек опять стал в главе общества.
   Россен. А разве образованные люди теперь не в главе общества?
   Верси<лов>. Да, если хотите, пожалуй...
   У нас много таких русских людей, до того настеганных, что даже плюхи готовы принимать за комплименты.
   По крайней мере человек никогда еще себе не представлял бога иначе как в человеческом виде.
   Вы питающиеся от либерализма (мошенники) (а Ор<ест> Миллер это из настеганных; это -- честный настеганный).
   -- Надобно, чтобы человечеству была обеспечена правда, и тогда опо успокоится.
   -- А свобода, равенство, братство...
   -- Всё это еще только прекрасные желания, но не воплощения, авторитета нет.
   -- А наука?
   -- Современные науки нравственных выводов даже и не начинали еще полагать, а если хочешь всю тайну узнать, так и не ее это дело. Она и сама это знает, а потому по сих пор лишь отрицательно {Было: относительно} к прежнему, не созидала, а разрушала. Наука не созидает, а разрушает. Создать же и построить в силах только железные дороги.
   -- Да ведь это не мало.
   -- Да главное-то не в том, что не мало, а в том, что не много. В том, что ужасно немного, и доказать это можно сейчас: ты при одних железных дорогах согласишься остаться или захочешь еще чего-нибудь?
   -- Захочу еще чего-нибудь, непременно окончательно.
   -- Ну вот этого-то она и никогда не даст.
   -- Неужели, неужели?
   -- Да тут вовсе не хаяние науки: не даст потому, что не ее это дело -- вот и всё. {а если хочешь ~ дело -- вот и всё. вписано на полях.}
   Человек добродушный, но не добрый, как и вообще большая часть пустых людей.
   -- Всё это самая сущая суть дела и есть.
   
   22 февраля, по приезде из Петербурга.
   
   Подросток говорит: "Понять не могу, как я мог тогда, при матери, рассказывать про Тушара! Даже и не подумал постыдиться перед нею!"
   -- Одним словом, в нем столько же достоинств, сколько и недостатков.
   -- Боже мой, как вы ему льстите! Как можно, чтобы столько достоинств.
   Подросток Версилову: "Я всегда знал, что мы никогда не расстанемся. Когда я тогда {Далее было: пор<вал?>} рассказал про Тушара, то мне только было весело, хотя я и чувствовал, что порвал: порвал, да не с вами, я знал, что мы сойдемся. Вот когда оскорбил вас, тогда выгнав, то защемило мое сердце. Правда, злился я на вас тогда ужасно". {Рядом с текстом: Подросток Версилову ~ ужасно",-- на полях: Непременно.}
   
   25 февраля.
   После Петербурга.
   
   1) Версилов убежден в утрате и глупости всякого идеала и в проклятии косности на всем нравственном мире.
   2) Некоторое время ОН насильно веровал в Христа.
   3) Но вся вера разбилась. Осталось одно нравственное ощущение {Далее было: самосо<вершенствования>} долга самосовершенствования и добра во что бы ни стало (т. е. несмотря ни на какую потерю веры и ни на какое нравственное отчаяние) вследствие собственной сознательной воли, хотения во что бы ни стало. Хоть идеал и потерян и хоть я и не знаю добра и зла, но по совести, ощупью, буду совершенствоваться -- и приду к чему-нибудь. При безверии, вместо отчаяния, решил прямо начать с себя и верует, что к чему-нибудь придет и что-нибудь ему наверно на дороге откроется (вериги).
   4) Два года назад ОН влюбился в Ахмакову -- и ужасно наивно сообщил ей о своих стремлениях. NB. Гордость: так как она узнала мои мысли и я обнаружил ей мою душу, то она должна была ценить. Но она... {NB. Гордость ~ Но она... вписано на полях.} Та была поражена, но осмеяла его греховность. Ибо в НЕМ два типа -- идеалист и беспрерывно -- прежний человек, совершенно греховный и мелочный. Между тем Версилов был правее: понимая сам свою греховность и свои падения, ОН тем не смущался, но сознавался и подымался.
   5) ОН тогда ушел в Лидию, а Ахмакову, в ревности, обвинил в чувственности и ограниченности. К тому же ему страшно было стыдно, что ОН временно так раскрылся перед Ахмаковой (о самосовершенствовании, "сняли вы вериги?"). Лидия же не так приняла ЕГО, а как Христа ради юродивая восторженно устремилась за НИМ и поклонилась ЕМУ как пророку. {Лидия ~ как пророку, вписано.}
   6) Но Лидия умерла. Она умерла потому, что увидала, что я все-таки любил ту. {Она умерла ~ любил ту. вписано.} Стыдясь и продолжая свое самосовершенствование -- ОН прожил полтора года (не вызвал, н<а>пример, на дуэль за пощечину, из-за силы воли, из-за подвига).
   7) Тут вдруг явилась Ахмакова, и начался опять роман. (ОН грезит и спасти-то ее, и наказать, и помиловать, и проч.) ОН уверил себя, что не любит ее, но что питает к ней огромное сострадание и проч. В преследовании ее и в любви к ней ОН видит немощь и падение свое; в самообладании же, в терпении обид от нее -- спасение. В этих двух пунктах поставил задачу, и всё слишком наивно, до детства -- в том прелесть и правда.
   Таким образом, Nota bene:
   Во 2-й части ОН только раскрывается совершенно неожиданно и беспорядочно, главное совсем НЕОЖИДАННО, {главное совсем НЕОЖИДАННО вписано на полях.} и удивляет Подростка неожиданностью и идеальностью своих сторон.
   ОН только отвечает чрезвычайно радушно на все вопросы Подростка, а сам прималчивает (Спешнев). Но ходит к нему усиленно, ласков и слушается, что трогает и приводит в восторг Подростка. {ОН только ~ Подростка, расположено согласно помете Достоевского.}
   Поступок с Ахмаковой совсем неожиданный. Письмо к ней или дерзость Флигель-адъютанту. {Поступок ~ Флигель-адъютанту, вписано.} В третьей, когда Подросток пал (в ту ночь), совершенно раскрывается ему; их дружба, и тут вдруг ЕГО ужасное падение: подлейший поступок (донос) с Ахмаковой. {Далее было: Письмо к ней и что-то с Флигель-адъютантом} Подросток от НЕГО отступает, и ОН бросает его (уж не брак ли с матерью?). Рубит образа и уходит. Предложение Ахмаковой, и, наконец, в 4-й Подросток с Ламбертом и все развязки, аресты, Стебельков, Князь, Лиза и проч. Тут и брак Князя. Брак Князя и брак Ст<арого> Князя и смерть. {Тут и брак ~ смерть, вписано на полях.} Свадьба Старого Князя и смерть его, и дело с Ахмаковой, и документом.
   А Подросток с Княгиней, Князем, Макаром и игра. Не в третьей ли Макар? {А Подросток ~ Макар? вписано на полях.}
   В 3-й части, когда ОН берет Подростка спасти его и весь ему раскрывается, и тут еще Макар Иванов, Подросток хоть и спасен, но тайный гнев отмщения и злобы при нем, и хоть и покорился он искренно идеалам Макара и Версилова, но падение Версилова (предложение руки Ахмаковой и образа) сокрушает его и возбуждает в нем бесконечную злобу, и тут -- Ламберт. Но не одно падение возбуждает его, а именно в самом полном умилении, после предложения идти вместе в пустыню странствовать, он вдруг идет к Ламберту. (А встречает Альфонсину и радуется.)
   
   NB. СОВЕРШЕННЫМ БЫСТРЫМ РАССКАЗОМ ПО-ПУШКИНСКИ
   Notaben'ы. Версилов твердо убежден, что Молодой Князь был любовником Княгини.
   
   25 февраля.
   
   Создать Княгиню!
   
   26 февраля.
   
   Роль Молодого Князя. (Кроме всего другого, кроме страданий по долгу и по ничтожеству.) Страшно увлекается дурными инстинктами. (Выигрышные по процессу деньги). И -- вновь ревность к Княгине, к Флигель-адъютанту. Распространенная им (с тайным влиянием Версилова) клевета на Княгиню. Подросток в свиданьях с Княгинею хочет это всё ей поправить и услужить, и у него начинается хоть не явная вражда, но антагонизм к Молод<ому> Князю. Но Князя образумливают. ОН сознается, что солгал (это уже в третьей части), {Даме было: Тут с Лизой, и вд<руг?>} когда он попадается с Стебельковым. Именно тут с Лизой. Ташкент. И проч.
   В конце 2-й части только ссора деспотизма любви между Подростком и Версиловым. (Кроме того, Версилов пишет вдруг Княгине письмо, в котором просит не развращать младенца.) Ссора окончательная, т. е. принимаемая Подростком за окончательную. Но когда, в 3-й части, ОН пришел к Подростку на помощь, утешил и возродил его,-- тогда вновь связь, уже полная и откровенная. Версилов раскрывается до вериг; а кончается все-таки предложением брака Княгине, и именно после того, как Версилов был оскорблен Флигель-адъютантом.

Итак:

   Во 2-й части Версилов лишь необъяснимо привязался к Подростку, но раскрывается не весь. Еще много тайны. Подросток очень желал бы выпытать о Княгине, но всех сведений не получает от НЕГО, а получает их скорее от Молод<ого> Князя, от Княгини и от Анны Версиловой.
   В конце 2-й части вдруг Версилов делает выходку, нехорошую и поражающую Подростка. Версилов, кроме того, уходит от жены и не обращает внимания на жизнь и игру Подростка, что очень поражает того, и Подросток ссорится с ним из деспотизма любви. (Версилов исчезает даже на время.)
   История за картами, ночь (встреча с Ламбертом непременно).
   

2-я часть

   Письмо Версилова к Ахмаковой о том, чтоб не развращала Подростка. Угроза рассказать Флигель-адъютанту. Та жалуется сама Флигель-адъютанту. Схватка того с Версиловым. Версилов опозорен и исчезает из дому. Подросток возмущен. Цинизм, укрепившийся в душе его, разврат, карты. {2-я часть ~ карты, вписано на полях.}
   
   В 3-й же ЧАСТИ
   
   Его спасает Версилов, и тут вполне раскрывается, и они заодно с ним против Княгини и проч. Тут и Макар Иваныч, и все истории с Старым Князем (Ламберт и Колосов) и с Молодым. В 3-й же части покаяние и отчаяние Князя и в конце попадает в историю с Колосовым и Ламбертом. {В 3-й же ЧАСТИ ~ и Ламбертом, вписано на полях.} Но рубка образов и
   

4-я часть

   Озлобление Подростка, и все развязки, идет к Версилову лишь в самом конце. Пожар.
   NB. Ламберт гнусно соблазняет Старого Кпязя к Andrieux (хочет женить на ней). Ст<арый> Князь бежит, спасенный Подростком и Анной Версиловой, и -- уже в четвертой части Князь бежал к Подростку. (Тут опять и Ламберт, и Колосов, и Подросток, и Анна. Но Флигель-адъютант и Ахмакова берут Князя. Но тот всё хочет жениться и вдруг умирает.)
   В 4-й части. {В 4-й части, вписано на полях.} Раз Ламберт говорит ему: у(--)би Andrieux. Тот соглашается и остается с Andrieux, но расплакались, ничего не вышло, это уже в 4-й части.
   О том, как поджечь город, в воры (адская ночь).
   Компоновка всего романа, уже окончательная, общий summarium, {краткое изложение (лат.).} с показанием места для всех лиц и историй романа по частям романа. (В общем, но не в деталях.)
   

ЭМБРИОН

   1-я глава 2-й части. Квартира (месяц спустя). {(месяц спустя) вписано.} Посещение Версилова.
   История о том, как он в первый раз пришел. Характерные разговоры, споры и поучения. Я нарочно не заговорил о Княгине и Князе, и ОН -- ни слова; чем жить будем? Обо мне и об моих делах ничего: это и успокоивало меня и раздражало (тревожило). Я из гордости молчал. История с Подушкой. Разыскал ребенка. Версилов и семейство ЕГО. Маленькая ссора по поводу Подушки и семейства. Подросток вдруг увидал, что он очень еще далек от Версилова.
   2-я глава (или 3-я). Между тем сношения с М<олодым> Князем и сестрой. Я выследил, что у Версилова с М<олодым> Князем -- новое. Сношения. Князь в восторге. Близость с Князем. Вечер, где вдруг Подросток выиграл. По всем по трем!
   3-я (или 4-я). Между тем про Княгиню {Далее было начато: снош<ения>} анекдот, каким образом завел сношения с Княгиней. Это была тайна -- и от Версилова, и от Князя. Княгиня вдруг ему доверилась, обольщение. Вы меня обольщаете. Ссоры, молодая любовь. (Вдвинуть Васина, Стебелькова, ребенка и прочих). О Лизе. {О Лизе, вписано на полях.}
   5-я. Картеж с Князем,-- жизнь кипит кипятком. Большая ссора с Княгиней. Флигель-адъютант. Какая-то выходка Версилова насчет документа или чего-нибудь. Подросток с ним свысока. Анна Андреевна, Князь -- "женюсь!" (Стебельков). {Далее было: может быть, встреча с Ламбертом}
   6-я. Примирение с Княгиней и измена ее. {Далее было начато: Версил<ов>} В ненависти сильно намекает Версилову на документ. Тут вдруг встреча с Ламбертом. Деньги. Подросток между тем проигрался, а Князь начал фыркать. Ссора с Князем, последнее слово перед страшной ночью о Лизе. {Ссора с Князем ~ о Лизе, вписано на полях.} У Ламберта деньги. Сцена за проигрышем. Страшная ночь. {Далее было начато: Встр<еча>} Ламберт. Встреча с Версиловым.
   3-я часть. {Рядом с текстом: 3-я часть.-- на полях повторено: 3-я часть.} Уединение, т. е. интрига все-таки. {т. е. интрига все-таки, вписано.} "Моя идея". Версилов, вновь дружба, но уже высшая. Макар Иванов, смерть его. Всеобщие аресты (и Князя). Лиза. Брак. Версилов. Предложение Княгине. Версилов и Флигель-адъютант. {Версилов и Флигель-адъютант, вписано.} Версилов вдруг пал после идеального величия.
   4-я часть. Прямо идет к Ламберту. А у тех уже всё, встреча, обделано с Князем. (Ст<арый> Князь именно испуган открытием Версилова насчет документа.) О Старом Князе еще в третьей части, спасать его. {О Старом ~ его. вписано на полях.} "Нет, зло лучше!" Цинизм. {"Нет, зло лучше!" Цинизм, вписано на полях.} Ламберт и проч. наводят панический страх на Князя. Он бежит к Подростку. Флигель-адъютант и Княгиня спасают его. (Тем временем кончается история Молодого Князя и Лизы. Ташкент.) (NB. Молодой Князь (по глупости) срамит Княгиню.) Вдруг Подросток, после всего, решается на пожар. Разрывает с Ламбертом, один всё устраивает. В последнюю минуту идет к Версилову. Оба вместе. Пожар. Разъяснение и всеобщая развязка. (III, с. 27 об.)
   
   27 февраля.
   
   КОМПОНОВКА 2-й части подробная.
   (Большая задача.)
   (Сначала общая, но подробная идея 2-й части,а потом по главам. Затем компоновка уже отдельных глав и всего более первой. Особое и подробное чтение матерьяла, с резкими отметками {Далее было: перед} выбранных мест.)
   NB. NB. Сношения Подростка с Княгиней во 2-й части ото всех тайна. Выдумать историю о том, как Подросток достиг этих сношений и первого свидания. Равно как и с Анной Версиловой.
   NB. Итак, вся задача распадается на три главные и крупнейшие отдела (кроме мелких, которые все припомнить).
   1-е на сношения Подростка с НИМ.
   2) -- Подростка с Князем (Лиза). Тут краткий, но подлый разговор о Лизе. {Тут краткий, но подлый разговор о Лизе, вписана на полях.}
   3) -- Подростка с Ахмаковой. {Рядом с текстом: NB. Итак ~ с Ахмаковой.-- помета: Узнать о Рудине}
   Лизу, например, он уже подозревает с Князем, но в разврате своем молчит, спускает, закрывает глаза -- однажды лишь вдруг делает озлобленную, несправедливую {несправедливую вписано.} сцену Лизе (уже пред самым позором) и в самый последний день позора застает и почти присутствует при сцене Князя с Лизой. Или даже делает вид, что позорно цивилизовался и допускает, намеками {Далее было начато: в<озможность ?>} шутовскими и цинично-подленькими, возможность самых легких отношений ее с Князем. {Или даже ~ с Князем, вписано на полях.}
   (NB. Он, между прочим, злится на Князя за то, что тот говорит ему про Ахмакову, добивается Ахмаковой и хочет нагадить ей с Флигель-адъютантом.) Ахмакова его вдруг выгнала и опозорила (после выходки Версилова, написавшего ей письмо, чтоб не развращать Подростка). Воспламененный Подросток и идет после того играть (позор). (NB. Позор и Князя с Флигель-адъютантом. Князь зол (в последний день позора) и разрывает и с Подростком, и с Версиловым.)
   (NB. В последней сцене, ночью, Ламберт дает ему знать, что он уже давно с Молодым Князем.)
   Роль матери Оли. (Васина, Дергачевых и проч.) (NB. Это начать во 2-й, но главная развязка в 3-й части, т. е. Васина и Дергачевых.)
   Стебельков у Анны Андреевны и касается Князя как ростовщик.
   
   В 3-й части: полное детское признание и христианство Версилова, до рубки,-- а во 2-й уже намеки. Ибо хотя ОН игрив, или циничен, или очень глубоко грустен в глазах Подростка, но желание тех детски-нежных раскрытий, которые в 3-й части, пробиваются мельком и во 2-й.
   NB. Насущно необходимое:
   Необходимо скомпоновать лишь один ученый разговор Версилова с Князем и с Подростком, да еще тысячи вопросов и ответов Версилова; Подростка с НИМ: весьма трудное.
   
   NB. Очень важное. Во всю 2-ю часть.
   Целый ряд сношений с матерью, с Лизой и с Татьяной Павловной, совершенно отвлеченных. То же, как и с Версиловым, ни слова о действительности, а лишь о воспоминаниях, о шутках -- одним словом, {Далее было начато: об<яснить?>} отношения совершенно счастливые, и это тоже разъяснить читателю (т. е. странный отрыв от действительности и бегство в отвлеченное). И так продолжать вплоть до последней сцены с Лизой (действительной, едкой, ужасной).
   Но Лиза, мать и Татьяна Павловна забеспокоились наконец о кутеже и игре его, несмотря на то что дошло до Спинозы, и когда, раз, уже под конец 2-й части, {Далее было начато: ког<да>} в тяжелую минуту (когда у него нагорела в сердце жалость), Лиза на упрек его {Далее было начато: за<чем>} наедине: зачем она тревожит мать рассказами о его кутеже? -- начала ему вдруг и серьезно говорить о его поведении, то он с циническим и горьким смехом ответил ей, что он ведь не мешает свободе ее с Князем, и оставляет ее сконфуженную, а в еще более последующей сцене, в последний день, вдруг нападает на нее, говоря о бесстыдстве и разврате ее, обижается и уходит, потом мирится, и Лиза всё говорит ему, но бегло.
   
   NB. Важная задача: Необходимо создать состав кутежа и офицеров.
   Еще задача: о квартире, состав квартиры, рассказами ОН смешит сестру и мать.
   NB? (Мать Оли присунуть куда-нибудь.)
   NB. Важное: Молод<ой> Князь бросает его и едет к Васину совещаться или при нем воздает ужасную честь Васину, чем ужасно обижает Подростка.
   NB. И Ахмакова тоже с Васиным -- ревность.
   
   28 февраля.
   
   NB. Когда Подросток, во 2-й части, приступает к описанию своих сношений с Ахмаковой, то говорит: "Теперь приступаю к самому тайному и секретному, до сих пор секретному: у меня в это утро было назначено свидание"... и т. д.
   

NB. Самое главное и главнейшее, непременно

   Во 2-й части Версилов говорит Подростку:
   -- Друг мой,-- сказал ОН мне однажды, совсем не помню, по какому поводу, {сказал ОН ~ по какому поводу вписано на полях.} -- а помнишь, как ты расспрашивал меня, в этом гробе, о своей матери и о Макаре Иваныче, вспомни, как ты был развязен; можно ли было сыну в таких терминах говорить, любопытствовать про мать. И ты не краснел: я глядел на тебя, нарочно вглядывался и не видел краски... Вот ты теперь покраснел...
   -- А вы, вы -- разве не были тогда развязны в рассказе о Макаре Ивановиче.
   -- Я тебя же хотел {Вместо: Я тебя же хотел -- было: Я нарочно хотел тебя же} смутить, я высматривал тебя, я ждал краски...
   -- И только обманули меня и еще пуще замутили чистый источник в душе моей. Да, я жалкий подросток, и сам не знаю поминутно, что зло, что добро. Покажи вы мне тогда хоть капельку дороги, и я бы догадался и тотчас вскочил на правый путь. {Рядом с текстом: А вы, вы ~ на правый путь.-- помета: В 3-ю часть, в обновление.} Но вы меня только сбили и разозлили -- вам бы следовало меня прямо сейчас же и прогнать. {сам бы следовало ~ прогнать, вписано.} Клянусь вам, я всё это время рассказа мучился и краснел в душе; тем более что намек уже был: вы говорили выделанно, острили ненатурально. Я это видел и кончил тем, что, вместо краски, разозлился на вас слегка, а на себя ужасно. Но это и было заместо {Было: вместо} краски. Это-то и была моя краска. Конечно, теперь новое, всё новое! (в 3-ю часть).
   -- Я совершенно это проник, заметил и понял и потому только тогда же, внутри совершенно {совершенно вписано.} простил тебе твою ужасную со мной выходку: ты ведь тогда выгнал меня буквально. Но я в высшей степени понимал, что ты зол не на меня, а на себя, и именно вместо краски. {Далее было начато: Вот почему} Даже порадовался за тебя, и {Далее было начато: на дру<гой день?>} успокоился... Я знал, что мы так или этак сойдемся...
   Мы во многом объяснились (замечает Подр<осток>, мы в это время беспрерывно и наперерыв объяснялись.
   
   28 февраля.
   
   Последняя задача: разместить всё содержание 2-й части в 10 главах.
   
   О Спинозе, он Версилову, в отчаянии и деспотично. {и деспотично вписано.}
   -- Зачем же вы тут сидели и не сказали мне дурака?
   -- Тогда бы ты и меня проклял. А тут ты высказался, выпроклялся и тотчас вернулся. И вышло прелестно и грациозно. А что ты вернешься, я видел несомненно... Ты деспот со мной.
   
   NB. Выпихнули из саней, снес... Если это всё развивать, то кутеж Подростка надо начать с самого начала 2-й части.
   
   2-я часть в 4-х рассказах:
   1) Рассказ о Подростке с Версиловым (квартира, Лиза, мать).
   2) О Подростке с Князем (отношения Князя с Ахмаковой и начало кутежа, Флигель-адъютант) и проч.
   3) О Подростке с Ахмаковой.
   4) О кутеже и ссоре с отцом.
   ?? Тут вопрос: насколько же рассказом и насколько действием? С действия ли начать прямо (в течение действия вводя предыдущее в рассказах) или предпочесть рассказы?
   
   Во 2-й части {Далее было начато: ОН.} Подросток вдруг говорит: "Я пишу теперь книгу позора моего".
   
   NB. Может быть, не очень выставлять суждения и теории Версилова в этой второй части.
   
   1/2 марта.
   
   Или: Подросток {Вместо: Или: Подросток -- было: ОН} устраивает соединение Князя с Версиловым, или сами они, Князь и Версилов, сходятся до Подростка, через ребенка (грудного {К слову: грудного -- помета; так.}). Встреча с Анной Андреевной и начало интриг ее у грудного ребенка. При этой встрече Анна Андреевна вдруг зовет Подростка к себе. У ней Олимпиада. Разговор насчет возможности Олимпиады. Подросток тонирует. Живые сцены. Камер-юнкер Версилов. (NB. Камер-юнкер Версилов -- молчаливый и презрительный свидетель позора Подростка.)
   А до сего Подросток жалуется Версилову на брата.
   
   NB. Может быть введена такая сцена: Подросток раз, после того как М<олодой> Князь поразился Версиловым и вскричал с раскаянием, что он, Князь, неуч и недостойный потомок рода,-- Подросток начал Князю проповедовать, и они очень ужасно сдружились. Затем очень скоро пришла сцена счетов и омерзения. "Да, за Княгиню..."
   "А за Княгиню потому, что я..." -- и тут начинается рассказ о романе его с Княгиней.
   
   NB. Разговоры с Княгиней часто ходят около документа, но Подросток отклоняет, да и читателю во 2-й части не объясняет. Равно и про Версилова, старающегося тоже ходить около документа, не объясняет (кроме вдруг слова читателю: "Так как я видел с омерзением, что ОН искал документа"). Смущает его и то, что Версилов как бы подбивает Князя на Ахмакову.
   
   NB. Раз, в кутеже, Подростку говорят: "Послушайте, князь", но наивно и дружественно, и он не поднял.
   
   ? Фантазия: учил Лизу и мать философии (и Татьяну Павловну), поссорился из-за философии (абсолют, Спиноза). Лизе закричал: "Ты мне не сестра!", {Далее было начато: и пото<м>} а матери: "Проклинаю день своего рождения", и потом признался, что ничего не знает, но хотел их просветить (NB. Может выйти очень грациозно.)
   И после к читателю: Эту низкую, унижающую меня сцену я вставляю и т. д. Это для меня драгоценно, но если читатель не хочет, то пусть не читает, пусть бросит, и кончено.
   
   NB. Важное. Характеризует Подростка:
   Во всю 2-ю часть Подросток почему-то избегает заговаривать и расспрашивать Версилова о сущности (тайнах), т. е. об Ахмаковой, груд<ном> ребенке, даже о намерениях насчет матери, а старается сам угадывать или разыскивать окольными путями (н<а>прим<ер>, ребенка).
   От стыда ли это? Или от какой юношеской глупости?.. Я полагаю последнее, потому что стыд был лишь глупостью. Можно было перескочить. {Я полагаю ~ перескочить, вписано на полях.} Говорит же с Версиловым лишь об отвлеченном... Во всем этом и признается читателю с подробным объяснением этой глупости и последствий ее. (Н<а>прим<ер>, что Версилову оттого было тяжело и досадно. При этом о смирении Версилова.) {Рядом с текстом: NB. Важное ~ о смирении Версилова.) -- на полях помета: Так 1/2 марта.}
   
   ?NB. Стебелькова видит у Анны Андреевны, узнает, что Стебельков в сношениях и с Молод<ым> Князем. Верит, что как ростовщик. Однажды сам идет занимать деньги у Стебелькова. Арсеньев. {Арсеньев. вписано на полях.} Стебельков ему сообщает намеками проект продать Дергачева, но, видя, что Подросток рассвирепел,-- ловко перебивает речь (разуверяет Подростка невинным видом и тем, что будто не понимает гнева Подростка) и сообщает ему, что можно бы воспользоваться Ст<арым> Князем (вроде Andrieux).
   
   Lambert же, встречаясь в последней сцене, после позора, дает сильные намеки на Andrieux, Ст<арого> Князя, Молод<ого> Князя и проч. Но ничего не разъясняет, а вселяет лишь ужас в Подростке. 2000, взял их и проиграл.
   NB. Князь только что грубо отказал Подростку в деньгах и грубо плюнул в него 100 рублями (тот принял), к<ак> является Ламберт, 2000. Он {Далее было: проиграл} едет в игру, отдает князю 100 рублей, проигрывает 2000 и -- ночь, бежать в Америку. "СВОЯ ИДЕЯ" (Или, наоборот, Ламберт после позора, в ту ночь, 2000, но Подросток отказывается от них и убегает.) Панихида, Версилов. (NB. Но прежняя программа лучше. Проиграл 2000, а Версилов как-то спасает его.)
   
   План Анны Андреевны с Ст<арым> Князем, т. е. сватовство, в 3-й части, а во 2-й лишь таинственные приготовления и одна сцена с Версиловым.
   
   NB. ВАЖНОЕ. В 3-й части Анна Андреевна делает весь свой шаг. Подросток хоть и уединен у Версилова (и смерть Макара), но в рабстве отдаленном у Ламберта и невольно участвует сначала в проекте Andrieux (отрицательно, освобождает Князя), а потом Ламберт, узнав от Стебелькова о проекте с Анной Андреевной (который Стебельков хранил про себя), затевает всю катавасию с бегством Ст<арого> Князя к Подростку же, испугав Ст<арого> Князя (чему способствовал и Версилов доносом {доносом вписано.} с Ахмаковой), чем сконфузил и Анну Андреевну,-- и требует у Подростка помощи. Но Флигель-адъютант и Княгиня выручают Князя, причем сцена Флигель-адъютанта с Версиловым и Подростком, который, напротив, невинен, а после этого -- предложение Версилова Ахмаковой и рубка образов. Подросток передается Ламберту, и тут Ламберт ему всё объясняет и 4-я часть, все развязки, заговор пожара, последняя сцена, М<олодой> Князь с Лизой и судом, Ст<арый> Князь умирает, и проч.
   Главная характеристика 3-й части та, что Версилов окончательно убеждает Подростка, что никогда не любил Ахмакову, а лишь желал спасти ее. Но рубка образов колеблет Подростка. {Главная характеристика ~ колеблет Подростка, вписано на полях.}
   
   1/2 марта.
   
   Разрешение задачи.
   2-ю часть начать с одного события, а не дробить по 4-м действиям. Высказать всё главное в художественном действии, разговорами и поступками лиц. Историческую же часть дела (т. е. как весь ход дела очутился в таком виде) вставить тоже, где надо, по частям и отрывкам. Должна быть общая интрига (отыскание ребенка, н<а>прим<ер>, для Ахмаковой). {Далее было: или} (Ахмакова выведывает у него о том, что хочет у ребенка Анна Версилова, тот и хитрит, и поддается ей.) При начале действия 2-й части, чтоб было видно, что он, сверх успехов и радостей, уже сомневается и начинает сильно тосковать (задолжал, грубость и двусмысленность Князя, Версилов). Всё и сценами, и рассказом потом, как привелось к такой сцене. Крупная ссора с примесью Флигель-адъютанта из-за письма Версилова, чтоб не развращал Подростка. Флигель-адъютант еще прежде грозил Князю. Князь сообщил было это Подростку, но с Подростком же и рассорился. Беглая сцена Князя с Лизой, которой был свидетелем Подросток и -- смолчал из-за денег (крики раскаяния к читателю). После письма Версилова Молодой Князь, узнав о сношениях Подростка {Было: того.} с Ахмаковой, накинулся было на него, насмешки, и злоба, и презрение к нему после того, как он был свидетелем дела с Лизой. (NB. Молодой Князь страшно хохотал еще накануне, когда его выпихнули из саней.) Ламберт и проч. "Своя идея" выступает в конце 2-й части.
   
   Он вдруг раз ночью, на улице Версилову: "Папа, отец. Ведь вы отец, а я еще не называл вас отцом!" (это сейчас после Спинозы).
   
   Для того с одного события, что<бы> успеть подготовить развязку с игрой и весь эпизод.
   NB (ВАЖНОЕ). У этого Версилова всё порывами: то нет надежды Князьям, то вдруг сам отдает наследство; то вызывает, то отказывается от вызова. То молчит, то вдруг нахальное, оскорбительное, вне приличий, вне всякой меры письмо к Ахмаковой (Геккерн). "Понять не могу, как такие скачки возможны были у такого самообладающего, ровного, спокойного и твердого джентльмена, как Версилов" (замечание Подростка).
   "Своя идея" выступает в адскую ночь вся {вся подчеркнуто дважды.} на первый план, а в течение 2-й части об ней почти помину не было. (Только разве кое-что во время игры, а ~ совсем некогда было.)
   О Лидии Ахмаковой, чтоб мелькнуло что-нибудь во 2-й части, через Молодого Князя и, может быть, через Версилова, причем подразумевать, что рассказом-то об Лидии Версилов {Было: Князь} и потряс и покорил сразу Князя. О том, что это так случилось,-- узнает Подросток от потрясенного Князя, но самой фабулы с Лидией {Лидией вписано.} Ахмаковой он, во 2-й части, еще не знает (а лишь замечает читателю, что было, вероятно, что-то потрясающее, но что он узнал об этом потом (в 3-й части) и в свое время сообщит читателю). Узнает же лишь в 3-й части, уже от Версилова, всю грациозную и фантастическую повесть о Лидии (от восторженного Версилова), и восторг Версилова потрясает сердце Подростка. Тут же, в 3-й части, и исповедь Версилова Подростку об Ахмаковой, но не истинная, а как сам хотел понимать Версилов, с раскаянием и проч. Причем Подросток заключает окончательно, что ОН не любит Ахмакову (и вдруг в конце 3-й части предложение Ахмаковой) и проч.
   
   После адской ночи, на рассвете, Подросток панихиду по Оле (последний рубль). Без объяснений читателю, для чего и почему. После панихиды встретил Версилова: "ОН привел меня к себе" -- последняя строка 2-й части.
   
   Столбеева уехала в именье. Квартира за Князем.
   
   Подросток вначале выиграл в банк" У них было начались общие счеты с Князем.
   
   Одна сцена сближения Подростка с Князем -- это о духе дворянства. Говорил Подросток. Князь вдруг к нему с чрезмерным уважением (а потом счеты).
   
   Анна Андреевна спрашивает Версилова: любит ли он Ахмакову, еще во 2-й части. Особенно в конце, после катавасии с Флигель-адъютантом при Подростке. {Особенно ~ при Подростке, вписано.}
   
   Старый Князь, во 2-й части, заболел. Анна Версилова при нем, а Подросток неглижирует. Думал было занять у него денег, но устыдился. Советовался предварительно с Анной Андреевной, та было одобрила. Вроде какой-то дружбы у Подростка с Анной Андреевной (Варя).    
   Во 2-й части Версилов иногда даже как бы не замечает обид от Подростка и тирании его и приходит к нему смиренно, детски, что удивляет и восхищает Подростка.
   
   ?? Насущная задача:
   ? квартира Подростка.
   
   ! ДРАГОЦЕННАЯ СЦЕНА: почти в последний день (2-й части) мать вдруг посещает Подростка на квартире, чего прежде никогда не делала.
   ! В течение 2-й части Подросток рассказывает матери о том, как встретил ее у Тушара.
   
   Лиза в последней сцене исповедует ему, но бегло.
   
   Лиза, во 2-й части, ревнует Князя к Ахмаковой. Оскорбления от него, но и нежность.
   
   1-е/2-е марта.
   
   Скомпоновать подробно 1-ю главу, остальные, уже при имеющемся материале, сами придут.
   Точку, стержень, с чего начать, точку отправления, сущность интриги!
   
   ! ЧТЕНИЕ МАТЕРИАЛА!
   2-е марта -- чтение материала,
   3-е марта -- компоновка стержня,
   а 4-е марта -- начин!
   
   2/3 марта.
   
   Я в платье. Полтора месяца спустя. Пусть только представит читатель. Я был в радости, но никогда более не было позора. Правда так правда.
   Добросовестного и с талантом француза забраковал, Шармер, тысячи, какие тысячи? Даже Версилов не говорил мне ничего.
   Зачем безмолвен, зачем не говорил -- не руководствовал, отвлеченные предметы.
   Я жил на квартире -- мелкой -- почти не жил.
   Тут сиживал Версилов.
   Это было раз вечером. ОН вошел.
   -- Я вас ждал.
   ОН остановился посреди комнаты.
   -- Ждал? вправду? Ну, спасибо за это, спасибо. Разговор обо всем (как у Шатова), о боге... Перешел на хозяина.
   Хозяин.
   Я вышел ЕГО провожать. Вышел договорить. Стыдился спрашивать о том и о другом. {Рядом с текстом: Я вас ждал ~ о другом, на полях запись: Из материала взять}
   (В той же главе.) {(В той же главе.) вписано на полях.} Но я остановился на том, что было полтора месяца спустя. Я ехал к Князю... и т. д. (продолжение впредь).
   У Князя застал Версилова, о том, как они через ребенка сошлись. (Патетическая сцена. Версилов победил), про дворянство. Подросток говорит с Князем, оба в восторге. Тотчас же расчет игры. Ушат воды.
   Отчет о том, как произошло всё это (игра) и что в душе -- широкость иль нет и т. д. Намек на Лизу. Ездил к Татьяне Павловне. Два свидания, у ребенка с Анной Версиловой.
   И одно таинственное с Ахмаковой.
   Сначала сцена с Ахмаковой, и потом описание, как они сошлись. (Старый Князь и т. д., болен.) {Сначала сцена ~ болен.) вписано на полях.}
   Вечером у матери. Спиноза. Руку целовал. Версилов, папа. Нечаянный выигрыш и т. д.
   NB. Важное. Во 2-й части инквизиторский взгляд Подростка: есть ли что у Версилова с Ахмаковой? Сам увлекается. Передает Версилову. Высказывает читателю, что убедился наконец тогда, что ничего не было... и вдруг -- выходка Версилова! {NB. Важное, ~ выходка Версилова? вписано на полях.}
   
   NB. С Ахмаковой сношения таинственные, но Подросток находит необходимым сообщать о них Версилову. И это с самого начала 2-й части. Версилов это предчувствовал и предугадал. Взаимные их отношения и взгляды друг на друга после этого сообщения.
   NB. Во 2-й части, вообще, Подросток всех деспотирует. (Всё ему удается, и удержу нет.) Даже неугомонно острит в обществе за картами, рассказывает анекдоты, говорит остроты и срезывается (дурного тона) -- о Чернышеве и о другом. Даже лжет, и его поймали. {О Чернышеве ~ его поймали, вписано.} Деспотирует и Ахмакову, точно она должна ему давать свой отчет. Она его расспрашивает про Молодого Князя, а он ей про Версилова. Дуется на нее за Флигель-адъютанта. Не приходит на свидание. Подслушивает. За ней в маскарад.
   Версилов раз не вытерпел и {раз не вытерпел и вписано.} читает ему лекцию насчет Чернышева, камня и проч. Очень остро и едко.
   -- Для чего вы мне раньше этого не говорили? -- спрашивает Подросток.-- Вы всё молчали (не руководили меня). То {То вписано.} был период, когда я заигрался и заврался,-- говорит Подросток,-- и вообще -- период позора.
   (NB. Но эти мелочи о Чернышеве и проч. он решительно ставит рядом с самыми серьезными и трагическими происшествиями.)
   Я еще застал в живых рассказы о казаках двенадцатого года, Коза, и проч.
   Это всё из мелкого чиновничьего быта, но такие рассказы -- верх непорядочности.
   
   Молодой Князь взвел какую-то клевету на Ахмакову. Клевета имела ход. (Флигель-адъютант.) Подросток рассорился за это с Князем и назвал его клеветником. Подростку грустно, что Версилов как будто поджигает Князя клеветать... Это с самого начала 2-й части. Это и есть интрига.
   
   Подростку {Было: Версилов} хочется похвастаться прелестной дамой (Ахмаковой). Хоть Татьяне Павловне. Лизе.
   
   У Версилова с Князем точка соединения: отказ от имения, Лидия, ребенок, у обоих ненависть к Ахмаковой и дворянство.
   
   Подросток заговорил было с Версиловым о Лизе и увидал, что тот не хочет слушать.
   Это 2-е разочарование и сомнение Версилова в Подростке. {Очевидно, описка; должно быть: "Подростка в Версилове".}
   1-е. Его молчаливость.
   2-е. Подозревается ненависть к Ахмаковой (но не любовь). Подросток уверен, что он любил Лидию, и слышал про это от Князя. "Так горячо говорить о Лидии и не любить ее нельзя",-- думает Подросток.
   3-е. То, что Версилов подбивает Князя на неистовую выходку против Ахмаковой (втайне Версилов ревнует Князя).
   4-е. То, что когда Подросток признался Версилову в сношениях с Ахмаковой, началось что-то такое необъяснимое, против шерсти.
   5-е. То, что Версилов не хочет слышать о Лизе.
   6-е. То, что он несомненно заговаривает о документе. {6-е. То ~ документе. вписано.}
   Тем не менее Подросток стоит за него и ломает копья, как преданнейший раб. И так вплоть до выходки Версилова, до письма к Ахмаковой -- не развращать. {Рядом с текстом: Тем не менее Подросток стоит за него ~ не развращать.-- на полях запись: Это последняя страница первой половины 2-й части.}
   Ахмакова всё выпытывает от Подростка (об Анне Версиловой, например). Тот хоть и поддается и сообщает, по слабости, но всё приметил и только сердится на свою слабость: зачем поддается.
   
   Версилов наговорил Князю о дворянстве, но Подросток ясно видит в тот же день при свидании с Версиловым наедине, что тот не верит тому, и с полунасмешкой, чтоб подразнить Князя, сообщает ему о том.
   Стебельков ухаживает за Анной Андреевной, надеется, ждет приданого от Ст<арого> Князя и учит Анну Андреевну, как его выманить. Но Анна Андреевна держала его при себе для того лишь, чтоб выпытать всё об Ахмаковой и об Версилове, казалась хорошей ученицей (со складкой) и вдруг наклеила нос всем ожиданиям Стебелькова, выбрав себе в женихи Ст<арого> Князя. Версилов во всё время интимности Стебелькова с Анной Андреевной беспокоится. Это во 2-й части.
   NB. Ст<арый> Князь, задолго еще, испускает иногда похвалы Анне Андреевне.
   У Князя мечты завести свою рулетку.
   
   Старому Князю известно искание Стебелькова у Анны Андреевны. Он очень интересуется, но {но вписано.} не допускает, а проектирует в женихи князя Сережу. Разговор Ст<арого> Князя с Подростком о Стебелькове.
   
   О Подушке непременно.
   
   ?! Важное NB. Замечание о том, что М<олодой> Князь в самом высшем обществе не принят. В клубе охотников -- то ли игра! Его забраковали. У Князя посетители. Отставной офицер из высшего круга, держит рулетку. Князь ужасно льстит и припадает к лицам из высшего круга. Это терзает Подростка.
   Ст<арый> Князь. Теперь ходят новые люди, все с бородами; а пойди по улице с тою мыслию, чтоб заключить по физиономии: читал ли он "Пиквикский клуб"?
   
   "Я еще не слишком... мастит",-- говорит Ст<арый> Князь.
   
   Молод<ой> Князь восклицает иногда: "О, как я необразован!"
   
   Татьяна Павловна говорит: Я уверена, что ты думаешь, что ОН всё нарочно для тебя делал -- и на дуэль вызывал, и от наследства отказался,-- единственно чтоб стать достойным Аркадия Макаровича.
   "Преславная идея! -- восклицает Подросток,-- но... ей-богу же, верил! Как ни нелепо это, а, ей-богу, может быть, верная!"
   
   Подросток Версилову про Князя: "Одним словом, в нем столько же достоинств, сколько и недостатков".
   Версилов: "Но, милый мой, ты ему безмерно льстишь; если столько достоинств, {Далее было: как и недостатков.} то это праведник или Аполлон Бельведерский".
   
   Или генерал на железной дороге: подождут, а поезд уехал.
   
   М<олодой> Князь сначала думал Княгиню, но увидал Флигель-адъютанта и через Стебелькова Анну Андреевну (надеясь на жалование) (это рассказом от Подростка; тем изменяет Лизе).
   
   Смотри февр<аль>. 13/14 декабря, характеристику Князя.
   
   Подросток всегда удивлялся, что Стебельков в хорошем обществе, принят у порядочных людей. А он когда-то пострадал, сидел месяц под арестом, оттого и принят у порядоч<ных> людей и сумел извлечь всю пользу.
   
   Молодой Князь -- честен, но беспорядочно судит и впечатляется. У него с Княгиней вроде, как у меня с Е<ленной> П<авловной>.
   
   Про Молод<ого> Князя см. февр<аль> в конце книги!
   
   Разные словечки в начале книги. См. февр<аль>.
   -- Я мириться пришел.
   -- Я вас ждал.
   -- Ну и спасибо тебе за это.
   
   Сначала M<олодой> Князь рассчитывал на Ахмакову (Ел<ену> Пав<ловну>). Потом на Анну Андреевну, чем и вселяет подозрение в Подростка, что он извинился за пощечину из выгод, но это не так. Флигель-адъютант возбуждает в Князе зависть. Известие же, что тут и Подросток, бесит М<олодого> Князя, мечтающего об Анне Андреевне. А Лиза?
   
   ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ. В 1-й половине 2-й части об игре не так твердо и радикально, к сценам и к сценам с игроками (и в игре) в подробности еще не выходило. Всё, что про игру, {про игру вписано на полях.} входит в свою форму лишь во 2-й половине 2-й части.
   
   M<олодой> Князь. Начал вдруг читать Белинского.
   
   Ламберт рассказывает, как он жил в провинции и имел Викторию (киргиз).
   
   3/4 марта.
   
   Версилов во 2-й части. (Слова и словечки.)
   Версилов беспокоится об Анне Андреевне. Узнав о ней от Подростка, его расспрашивает. Беспокоится об интимности Стебелькова с Анной Андреевной. Ст<арый> Князь тоже хвалит ему Анну Андреевну.
   Князю говорит о дворянстве. Лишено всего дворянство, даже менее имеет, чем другие сословия, И казалось бы, непонятно: почему еще оно сословие? Но вдруг обращаются к нему и вручают ему в опеку дух русского народа, ставят его во главе просвещения. Итак, знамя за ним остается духовное. Теперь, после крепостного права, это еще яснее обозначилось. Я за отмену крепостничества, которым народ мог корить дворян. Теперь остается одно чистое знамя духа. Дворянству вверено содержать русскую честь, долг. Знамя теперь виднее. Пусть идеал, пусть один из миллионов, но достаточно, чтоб он не умирал. Чтоб дворянству возрождаться, в него широко растворены ворота. Дворянство -- интеллигенция. Смеются над идеей лишь радующиеся праву на бесчестье. Купец и подьячий.
   Князь замечает, что это идеально и не удержится без материальных корней. Версилов отвечает, что в том-то, может, и особенность русского племени, что идеал может удержаться без материальных корней.
   Вы от Рюрика. Покажите на себе. Самосовершенствование. Хотя бы малая среда действия. Ничто малое не скроется. Важ<но> знамя и проч.
   После Версилова Подросток, дружба, счеты.
   Вечером Версилов говорит это Подростку уже с цинизмом. Тот удивляется и огорчается:
   -- Это, может быть, только широкость нашей русской натуры,-- насмешничает Версилов.-- Теперь, впрочем, эта широкость (т. е. пламенная вера и в то же время цинизм) несколько съеживается: Крафты застреливаются от идеи второстепенности России. А мы от таких только хорошели,-- прибавляет Версилов.
   
   Надо не уважать людей. Я с первого себя и начинаю.
   
   Разговоры о том, что при рассказе Макара ждал краски.
   
   NB. Цинизм Версилова был отчасти причиною страсти к игре (возьми ОН меня в руки, тогда, и т. д.). Но нежное отношение Версилова к нему, с другой стороны, ЕГО посещение и проч.
   
   Разговор при 1-м объяснении.
   
   Разговор о Чернышеве.
   
   Версилов непременно заговаривает о документе. Неприятное впечатление на Подростка.
   
   Человек с умом бесспорным, но... все-таки не умный.
   Человек остроумный, но не умный.
   
   Версилов: "Любить людей надо учиться".
   У нас еще никто не ломал себя насильно.
   Готовым человеком никто не родится.
   У нас именно любят на готовом.
   
   У нас очень многое из самого важного держится именно на этом только свойстве русских людей.
   Людей, естественно, не уважаешь. Любить их очень трудно.
   
   Про современную литературу Версилов говорит, что данные ею типы довольно грубы (Чацкий, Печорин, Обломов) и что много тонкого и, несомненно, действительного ускользнуло; бесчисленно больше ускользнуло, чем дано литературой. Ибо мы себя всё время не понимали и только что капельку выяснили -- вдруг оказалось, что еще больше мраку (в последнее двадцатилетие).
   
   МЫШИ.
   
   Столько же достоинств, сколько и недостатков (смотри).
   
   Версилов говорит: "В нашем обществе, с одной стороны, отчаяние и гной разложения, а с другой -- жажда обновления и восторг. Они и бога отвергают религиозно".
   
   Другие выражения Версилова смотри февраль в конце книги.
   
   Дерись словами. {Вариант: мыслями} Дети дерутся именно тогда, когда {Вариант: потому что} еще не научились выражать свои мысли.
   
   Или непременно расскажут шепотом, как одно до крайности важное лицо, когда будто бы в Сенате перед сенаторами на коленях стоял.
   
   Процесс Христа в Англии.
   
   -- Я мириться пришел.
   -- Я вас ждал.
   -- Ну и спасибо тебе.
   
   М<олодой> Князь. Во мне все низости падения. Но зато и все ощущения "высокой мысли".
   Подросток <у> Старого Князя, ученый разговор о том, что камни будут летать.
   Ст<арый> Князь. Ах, друг мой, тебе-то что же, ну пусть их летают. {Далее было: М<олодой> Князь начал читать.}
   
   ОН Подростку. Друг мой, я вообще боюсь формулировать. Видишь: вдруг я не верую ни во что и в то же время твердо и всегда знаю, что "верую в великую мысль". Положение это, конечно, несносное, потому что вся беда именно в вопросе: в чем же моя великая мысль? То и смешно и нелепо, что никогда не формулирована: чуть сформулирую, то сейчас же и сам осмею. И так всегда.
   Подросток. Мне кажется, тут нечего заботиться: великое чувство является в впечатлении -- ну и довольно. Идешь, встречаешь факт и говоришь: "Это хорошо!"...
   ОН. Ну вот это-то и не хорошо.
   Подросток. То есть мало, не довольно одного впечатления... Послушайте (тут о другом, о Князе, например).
   
   ОН. В тебе кипит избыток счастья, и мне жаль охлаждать тебя. Так что я и не дотрагиваюсь.
   
   ОН Подростку. Друг мой, я часто говорил жене, твоей матери, {Далее было начато: Я вот тебя зам<учаю>} в начале соединения нашего, впрочем и в начале, и в середине, и в конце: "Милая, я тебя мучаю и замучаю, и мне не жалко, пока ты предо мною. Но умри ты, и я ведь знаю, что уморю себя сам {сам вписано.} казнию за то, что замучил тебя".
   ОН. Хоть бы я был слабохарактерною ничтожностью и страдал этим сознанием! Но нет, я ведь знаю, что я бесконечно силен, и чем, как ты думаешь? А вот именно этою непосредственною силою живучести и уживчивости, столь свойственною всем умным русским людям нашего (прежнего) поколения. Меня ничем не разрушишь, ничем не истребишь и ничем не удивишь. Я живуч, как дворовая собака. Я могу чувствовать преудобнейшим образом два противоположные чувства в одно и то же время -- и уж, конечно, не по моей воле. Это бесчестно -- и именно тем, что намекает на чрезвычайное в иных случаях благоразумие. Но, представь себе, я дожил до 50 лет и до сих пор даже сам не знаю, хорошо оно или дурно. Конечно, я люблю жизнь, и это прямо выходит из дела. Но любить жизнь такому, как я, подло. В последнее время началось что-то новое, и Крафты не уживаются, а застреливаются. Но ведь ясно, что Крафты глупы, а мы умны, а стало быть, опять-таки тут нельзя решить ничего. И неужели земля только для таких, как мы, и стоит? Всего вернее, что так; но идея эта уже слишком безотрадная. {Вместо: Но ведь ~ безотрадная.-- было: Но ведь Крафты глупы, а стало быть и опять-таки, тут нельзя решить: хорошо оно или дурно. [Но если] И неужели земля только для таких, как мы, умников и стоит? Всего вернее, что так, но идея эта уж слишком безотрадная, ибо если Крафты глупы, то зато мы, умники, бесчестны до конца ногтей и, что всего гаже, сами рады тому... Мы срамники и ничего больше.}
   
   Про образование Версилов: "Я было порадовался тому, что у нас лет уже 15 как всё интеллигентное вследствие потребностей России бросилось специализироваться по всем отраслям, и, божусь тебе, я даже порадовался и в этом смысле даже враг всякой другой учебной реформы и всякому высшему "поднятию"... потому что подымать уровень образования в нашем любезном отечестве -- значит {Было: всегда значит.} подымать и уровень страдания...-- по крайней мере доселе всегда так было..."
   -- Слушайте,-- прервал я его,-- я всегда подозревал, что вы говорите всё это только так, со злобы или от страдания, но втайне про себя вы-то и есть, может быть, фанатик какой-нибудь высшей идеи, да только так, скрыватесь или стыдитесь признаться...
   -- Ты думаешь?
   
   Я тогда ЕГО засыпал разными {разными вписано} вопросами и помню, ОН всегда отвечал мне с готовностью и прямодушно, но как-то слишком уж {слишком уж вписано} коротко и отвлеченно, в конце речи впадая в самые общие афоризмы. Не знаю, просто ли ОН болтал со мной, потому что не с кем ему поболтать. Но, казалось, что как будто не то. А между тем все эти вопросы меня тревожили всю мою жизнь, и, признаюсь откровенно, я еще в Москве отдалял их решение именно до свидания нашего в Петербурге. Я прямо это заявил ЕМУ, и ОН не рассмеялся надо мною, а напротив, помню, пожал мне даже руку. Из всеобщей политики и из социальных идей я почти ничего из него не мог вытянуть, {Было: вымучить} а между тем эти-то вопросы, ввиду моей "идеи", почти всего более и тревожили меня. О таких, как Дергачев, я вырвал у него раз заметку, что они "ниже всякой критики", но в то же время странно прибавил, что ОН "оставляет за собою право не придавать своему мнению никакого значения". О том же, как кончатся современные государство и мир {и мир вписано.} и чем обновится мир, {Было: Европа} он долго отвиливал, но наконец я таки вымучил из НЕГО однажды несколько слов. "Я думаю, что всё это произойдет как-нибудь чрезвычайно просто и ординарно,-- проговорил ОН раз,-- просто-запросто все {Далее было начато: зап<адные?>} госуда<рства>, несмотря на все балансы в бюджетах, на {Далее было начато: всё} отсутствие дефицитов и на совершенство контроля, запутаются un beau matin {в одно прекрасное утро (франц.).} в своих финансах, т. е. все до единого, и все до единого пожелают не платить, с тем чтоб всем вместе обновиться во всеобщем и солидарном {и солидарном вписано} банкрутстве и... зажить новою, обновленною жизнию -- т. е. {т. е. вписано.} новыми займами, бюджетами и новым банкрутством. А меж тем весь консервативный элемент всего мира сему воспротивится, ибо он-то и будет акционером и кредитором и банкрутства допустить не захочет -- хотя бы оно и обещало обновить весь мир. Тогда, разумеется, начнется, так сказать, всеобщее окисление, будет насильственное окисление с совершенно полнейшим сознанием собственного прокисания, {будет насильственное ~ прокисания вписано на полях.} а за сим все те, которые никогда не имели акций, да и вообще ничего не имели, т. е. нищие, естественно, не захотят участвовать в окислении, потому что им терять нечего. Начнется борьба, и после тридцати или 70 поражений нищие уничтожат акционеров, сядут на их место и... может быть, скажут что-нибудь новое, а может, и нет... Вернее же всего, тоже обанкрутятся. {Вернее же всего, тоже обанкрутятся. вписано.} Далее, друг мой, ничего не умею предугадать в судьбах, которые ожидают лик мира сего. {Вместо: которые ожидают лик мира сего.-- было: Европы и мира} Посмотри, впрочем, {впрочем вписано.} в Апокалипсисе".
   -- Да неужели всё это так матерьяльно, неужели от одних лишь финансов кончится теперешний мир.
   -- О, разумеется, нет, я только лишь взял какую-нибудь сотую долю картины, один уголок дела. Но ведь и этот уголок дела связан со всем остальным, так сказать, неразрывными узами.
   -- Что же делать?
   -- Что тебе делать, мой милый? Будь честен, никогда не лги, не пожелай дом ближнего своего; одним словом, прочти десять заповедей, там это всё навеки написано. {Далее было: А если уж очень одолеет скука, то, сверх того, постарался полюбить кого-нибудь или что-нибудь.}
   -- Э, полноте, всё это так старо, и притом всё это одни слова.
   -- Ну если уж очень одолеет скука, то, сверх того, постарайся полюбить кого-нибудь или что-нибудь...
   -- Эх, конечно так, но ведь и это не дело! Тут именно дело, дело нужно, {Было: не нужно.} что делать?
   Верс<илов>. Ах, друг мой, ничего не делать -- лучше; по крайней мере спокоен совестью, что ни в чем не участвуешь. {Верс<илов>. ~ не участвуешь, вписано на с. 40.}
   -- И притом, что я один-то сделаю с вашими десятью заповедьми? Это всё насмешки.
   -- А ты их исполни, несмотря на все твои вопросы и сомнения, и будешь человеком великим.
   -- И никому не известным.
   -- Ничего нет тайного, что бы не сделалось явным.
   -- Да вы смеетесь!
   -- Ну если уж ты так принимаешь к сердцу, то, всего лучше, постарайся поскорее специализироваться, займись постройками, али адвокатством, али наживанием денег {али наживанием денег вписано.}... и тогда, занявшись уже настоящим и {настоящим и вписано.} серьезным делом, успокоишься и забудешь спрашивать об отвлеченных вопросах. {Вместо: успокоишься и забудешь спрашивать об отвлеченных вопросах.-- было: забудешь о пустяках на время и перестанешь спрашивать.}
   Я промолчал. Именно мне казалось тогда, что ОН иногда смеется, и мне это {это вписано.} грустно было. А между тем как будто и нет, потому что я {А между тем ~ что я вписано.} <...> И все-таки я после каждых подобных разговоров задумывался и волновался. Я видел, что все-таки оставалась в НЕМ какая-то тайна: она-то и привлекала меня к НЕМУ. {И даже вписано.} Я всё более и более к НЕМУ привязывался. И даже {Было: не заслуживал} несмотря на то, что меня начинали мучить серьезные сомнения на ЕГО счет; об них после и особо. Я отложил говорить ЕМУ про "мою идею", не время было, я видел это, и к тому же вряд ли я в состоянии был решиться: высказать значило оставить себя ни с чем, даже во всяком случае. Но главное, было не время. Бог знает какое это было время, восторга и позора -- всё вместе.
   
   После его пощечины, клянусь тебе, что не почувствовал злобы. Помню, я еще сказал тогда про себя: потому, вероятно, не чувствую злобы, что действительно стою пощечины. Но это был только каламбур: пощечина была несправедлива, и я не заслужил {Далее было: про Версилова} ее.
   
   М<олодой> Князь говорит в досаде {Вместо: Вы -- было: ОН} Подростку: "Вы {Далее было: да и стоит ли} просто ничем не ознаменовали себя, а потому всем завидуете, вот и всё".
   
   Подросток спрашивает: "Вы разве говорили про женевские идеи, я не понял".
   -- Женевские идеи -- это добродетель без Христа, теперешние французские идеи или, лучше сказать, идеи всей теперешней цивилизации... Одним словом, это одна из тех длинных историй, которые очень скучно начинать, мой друг, {Далее было начато: сли<шком>} и лучше мы поговорим о другом.
   
   Верс<илов>. Друг мой, ты как юноша мечтаешь {Вместо: не очень прельстителен -- было: хлопотлив} об звонкой жизни, желаешь захватить слишком видный жребий, Наполеона Первого например. Но, знаешь, эти мечты слишком уж первобытно; да и жребий-то сам не очень прельстителен и -- слишком много на тебя смотрят, слишком много надо кривляться и сочинять себя. Вкусы разные; то ли дело просто свобода.
   -- И тайна.
   -- Что?
   -- Тайна. Кроме свободы, я люблю еще тайну.
   -- Гм. Ты, может быть, сказал очень глубокую вещь... Впрочем, может быть, я и ошибаюсь. Да, у тебя действительно есть какая-то "идея", а?
   -- Есть, но об ней потом.
   -- Потом, именно потом,-- подхватил ОН с видимою радостию, {Вместо: подхватил ее с радостию было: с радостию} -- и, знаешь, прощай, мне теперь решительно некогда.
   
   Подрост<ок> спрашивает: "Чем же вы жить будете, когда отдали наследство?"
   Даже и это не спросил.
   
   Верс<илов>. Я один из старых людей, а новых не вижу; а что вижу, то не серьезно.
   
   О Дергачеве. Всё это плоды банкрутства старого поколения. Мы ничего не передали новому в назидание, ни одной твердой мысли. А сами всю жизнь болели жаждою великих идей. Ну что бы я, наприм<ер>, передал? Мне и тебе передать нечего. Я сам нищий. Всю жизнь верил, что богат и не увижу горести, и вот под старость -- с сумой.
   Дураков много, а умных мало. Умные всегда {всегда вписано.} уходят, а дураки всегда {всегда вписано.} остаются.
   
   Версилов. Он не то что безнравствен, а он вообще подлец, да это, впрочем, и хорошо.
   -- Почему же хорошо?
   -- Идет к нему больше... {Далее было: Не нарушает} Для гармонии.
   
   Ах, друг мой, дворянства у нас нет, а может быть, и никогда не бывало.
   
   Да, он ведет себя чрезвычайно осанисто.
   В нашем обществе совсем не ясно.
   
   -- Я знаю только, что я вдруг оглянулся, и ничего не нашел.
   -- Уже сорока лет оглянулись?
   -- Le temps n'y fait rien. {Время здесь ни при чем (франц.).} A, впрочем, 40 лет.
   
   И к тому же неутолимый аппетит к жизни, ко всему в жизни.
   
   -- И говорит молчаливо.
   -- Как это -- молчаливо говорит?
   -- Да ведь есть такие, что и говорят, всё равно что молчат.
   -- Это выражение удачное. Да, так говорить, как мы говорили, всё равно что молчать. {Да, так ~ что молчать, вписано.}
   -- С той минуты, как я постиг, что из меня серьезного человека не выйдет, я решил... и т. д.
   -- Все эти нервности... Мы лучше помолчим с тобой об чем-нибудь. {Мы лучше ~ об чем-нибудь, вписано.}
   -- Друг мой, помни, {Было: вспомни} что молчать несравненно выгоднее, чем говорить. И это во всех случаях, без исключений. Молчать хорошо, безопасно и красиво -- чего же более?
   -- Красиво?
   -- Конечно. Молчание всегда красиво, и молчаливый всегда красив; а пуще всего -- выгодно.
   
   -- Ну, {Ну вписано.} обратить камни в хлебы -- вот {Было: это} великая идея.
   -- Нет, друг мой, это идея с "крючком". Великая она -- бесспорно), {Нет ~ бесспор<но> вписано на полях.} но второстепенная и только в данный момент великая. {Над текстом: второстепенная со великая.-- запись: Ну еще бы, это всё отвлеченно} Наестся человек и не вспомнит, {Далее было начато: то, что тогда} напротив, тотчас скажет: "Ну вот я наелся, а теперь что же делать? Ну и опять разрешай задачу: что ему делать?
   Человечество всегда так делает. Оно беспрерывно жаждет великой идеи. Но чуть она зародилась, долгом своим почитает немедленно ее оплевать и поставить ниже себя. {Вместо: и поставить ниже себя -- было: смеется над ней и из всех сил старается представить ниже себя}
   Под<росток>. Что вы называете вообще {вообще вписано.} великой идеей?
   Верс<илов>. Не знаю что, друг мой. Знаю только, что это всегда было то, {Вместо: всегда было то -- было: всегда то} из чего истекает живая жизнь, т. е. {Далее было начато: непосредств<енная>} жизнь не умственная {Далее было: а непосредственная, не сделанная} и не сочиненная, {Далее было: другими словами} но пре<красная>, веселая, а не скучная; так что высшая идея, {Вместо: так что высшая -- было: так что идея, великая то есть} из которой это всё истекает,-- высшая мысль во всяком обществе {высшая ~ обществе вписано.} решительно необходима, ко всеобщей досаде разумеется.
   -- Почему к досаде?
   -- Потому что жить с идеями скучно, а без идей {Далее было: ну всегда} веселее. {Далее было: и несравненно комфортнее.} Князь съел пилюлю. {Князь съел пилюлю, вписано.}
   -- А что такое живая жизнь, по-вашему (он озлился видимо)? {(он озлился видимо) вписано.}
   Вере<илов>. Тоже не знаю, мой милый Князь, {Вместо: мой милый Князь -- было: мой друг} знаю только, что {Вместо: Верс<илов>. Тоже не знаю сознаю только, что -- было: Верс<илов>. Живая жизнь.} это должно быть нечто ужасно простое, {Далее было: и даже} самое обыденное и в глаза бросающееся ежедневно и ежеминутно и {и вписано.} до того простое, что мы никак не хотим поверить, чтоб всё это было так {Далее было: немудрено и} просто, естественно, проходим мимо, вот уж многие тысячи лет, {Далее было: даже} не замечая и не узнавая. {Вместо: и не узнавая -- было: не то что узнавая.}
   
   ОН имел удивительные идеи про нигилизм, наприм<ер>. Раз, помню, я сказал ему:
   -- Следствие нигилизма будет идеализм. {Вместо: ОН имел ~ будет идеализм.-- было: Следствие нигилизма будет идеализм,-- говорит Подросток.}
   Верс<илов>. Напротив, мой друг, напротив, следствием нашего нигилизма будет самый спасительный и отрезвляющий позитивизм, потому что сам-то нигилизм есть не что иное, как идеализм, но только в самой высшей и до сих пор еще не слыханной степени. Нигилизм есть последняя степень идеализма.
   
   -- Я, друг мой, потому не делаю окончательных выводов, что судить никого не хочу.
   -- Почему не хотите?
   -- Не знаю почему, но мне претит. Одна умная женщина мне сказала, что я не имею права судить, потому что страдать не умею, и чтоб стать судьей, "надо выстрадать себе право на суд". Немного высокопарно, но {Далее было начато: отно<сительно>} в применении ко мне, может, и правда.
   -- Ужасно как вы всегда отвлеченно говорите.
   -- А ты не приставай.
   Верс<илов>. А честного человека и из ста тысяч одного не найдется.
   -- Я знаю одного.
   -- Кого же это?
   -- Он теперь сидит и говорит со мной.
   Версилов (на ухо). Он лжет. (Встал и ушел.)
   
   Одноидейность. Люди об одной идее.
   
   -- Наши нигилисты? Да разве это чистый тип, что-нибудь выравнявшееся и установившееся? Ничуть! Я их предчувствовал еще раньше их появления, и, признаюсь, они обманули мои ожидания. Настоящий нигилист не может, не должен, не смеет ни с чем из существующего примириться. На сделки он не смеет идти ни под каким видом да и знать должен, что никакая сделка решительно невозможна. Ну а наши: какие они отрицатели? У них даже отрицание религии возведено в религию. Весь их нигилизм есть только страстная вера. {Далее было: нечто средневековое} Это вечно молящиеся, это монахи и схимники. Это нечто средневековое и с таким же слепым и страстным авторитетом. Разумеется, я только про нигилистов говорю, а не про подлецов, промышляющих этой идеей. В сем полку страшно много промышленников; впрочем, дураков еще больше, хотя сии последние не считаются, ибо ничего не значат. {Рядом с текстом: В сем полку со не значат.-- запись: Надобно верить <в> бога. Э, черт! А если я не верю в бога. Превосходн<ый> знак той мысли в превосход<стве> атеиста нашего}
   Наш атеист, если только он настоящий атеист и чуть-чуть с умом, всегда наклонен приласкать бога, ибо непременно тоже добр, а добр он потому, что безмерно доволен тем, что он атеист. Для нашего атеиста атеизм есть источник чести и наслаждения, а отнюдь не страдания. Люди они прекрасные, почтенные и в высшей степени благонадежные, так сказать, опора отечества
   -- Опора отечества? Ну, полноте, вы {Далее было: уже} зарапортовались.
   -- Что ты, помилуй? Да наш либерал в высочайшей степени консервативен -- и всегда так было, и это давно уже знают там, где этим... особенно {особенно вписано.} интересуются.
   -- Мы пережили татарское нашествие, потом двухвековое рабство {Было: нашествие} единственно потому, что {Далее было: это} и то, и другое нам но вкусу пришлось. Теперь надо свободу перенести, но сумеем ли, по вкусу ли нам свобода-то?
   -- Да что же философия, по-вашему?
   -- Философия, друг мой, это нечто о законах бытия вещей, {Далее было начато: -- Эх, это известно.
   -- Бытие должно} причем бытие должно быть непременно и во всяком случае выше ума человеческого единственно для того, чтобы всю жизнь человек искал определить его и не мог. {Далее было: Это, так сказать, высшая игра в жмурки.} Мало того, надо непременно, чтоб человек никогда ничего не сыскал в бытии: это приличнее, и в том задача. {и в том задача, вписано на полях.} Это, так сказать, высшая игра в жмурки -- ну вот и всё.
   
   -- Что вы думаете о прогрессе?
   -- Во всем этом прогрессивном движении нашем за последние 15--20 лет мы прежде всего доказали, что страшно необразованны.
   
   -- Кабы не было несчастий, и жить бы не стоило.
   
   -- А знаете, вы страшный иногда ретроград,-- говорит Подросток.
   -- Друг мой, наплевать.
   
   -- Почему же вы не приходили вчера?
   -- Да я боялся, что ты меня забранишь.
   
   NB. Подросток говорит ему о своей девственности. (ТОТ ему об опасности б<--->. "Воздержись". Это раздосадовало Подростка.) {(ТОТ ~ Подростка.) вписано на полях.}
   
   NB. Подросток помнит, что ОН при первом свидании с ним почти заплакал.
   
   Верс<илов>. Но, друг мой, эта тупость и привлекательна иногда в женщине. "И дура хорошо",-- говорит Яичница. Это, положим, не то, но и порочнеишее существо нравится иногда сильнее ангела. А если она тупа и несправедлива, то тем более, если уже поразила чувство.
   -- Вы развращены до конца ногтей, вот что.
   -- Может быть; как и все русские, впрочем.
   
   Версилов Подростку: "Друг мой, я и не прельщаю тебя какою-нибудь буржуазною добродетелью взамен твоих идеалов, не твержу тебе, что счастье выше богатырства. Напротив, мой милый, богатырство выше всякого счастья, и одна уже способность к нему составляет счастье. Я именно и уважаю тебя за это и за то, что у тебя есть какая-то там "своя идея". (Не беспокойся, я очень запомнил.) Но все-таки нельзя же не подумать и о мере, потому что тебе теперь именно хочется что-нибудь зажечь, что-нибудь раздробить, стать выше всей России, пронестись громовою тучей и оставить всех в страхе и в восхищении, а самому скрыться в пустыню или в Американские Штаты. Ведь, наверно, что-нибудь подобное есть в душе твоей, а потому я и считаю нужным предостеречь, потому что искренно полюбил тебя, мой милый.
   
   -- А вашим детям говорили?
   -- Нет, я их спрашиваться не намерен.
   
   -- А пуще всего не влюбляйся слишком в самого себя.
   
   NB.-- Но если она вас ненавидит?
   -- Нет, обожает, а это я ее не люблю.
   -- Но она не сознается.
   -- Дай срок, может быть, настолько станет умна, чтоб сознаться.
   
   NB.-- Она стыдлива.
   -- Если стыдлива, то какая же она Мессалина?
   -- Ты не поймешь этого.
   
   Подр<осток>. Как же вы, будучи христианином, хвалите меня за ненависть и поддерживаете меня в ненависти?
   Верс<илов>. Друг мой, я хвалю только то, что ты возмог в наше кисельное время ощутить глубокое чувство, воспитать его в себе и не оставлять его. Поддерживать тебя в ненависти, говоришь ты? Но ты сам не знаешь еще, может быть, что в твоей ненависти кроется еще больше любви (так как, наоборот, иная любовь есть только скрытая ненависть); ты еще в одном фазисе развития; подожди, вступишь в другой и увидишь яснее. Я не хочу тебя останавливать ни в чем, по принципу: {Вариант: держись принципа.} "живи и работай сам". Во всяком случае, я тебе не нянька: живи как умеешь лучше и делай как сам знаешь лучше.
   Подросток про Княгиню. Эта женщина меня беспокоила. Если она стала поперек моей дороги, то должна идти за мной; мою дорогу не прерывают безнаказанно.
   Версилов. Любить людей так, как они есть,-- невозможно. И однако же, должно. И потому делай им добро, скрепя свои чувства, зажимая нос и закрывая глаза (последнее почти необходимо). Переноси от них зло, не сердясь на них, по возможности помня, {Вариант: памятуя.} что ведь и ты человек. Разумеется, ты поставлен быть с ними строгим. Люди низки, они любят любить {Далее было: и обожать} из страху; будут обожать и тебя: не поддайся на обожание, не покажись мелочным и продолжай презирать. Презирай их даже и тогда, когда они хороши, ибо всего чаще тут-то они и скверны. Без сомнения, Христос не мог их любить: ОН их терпел, ОН их прощал, но, конечно, {Далее было: и} презирал. Я, по крайней мере, не могу понять ЕГО лица иначе. Любовь к человечеству надо подозревать {Далее было: в идеале} к усовершенствованному, к тому, которое {Далее было: еще} в идеале, то есть в твоей душе, и, может быть, {К словам: может быть -- варианты: вероятно, наверно.} никогда не будет в действительности,-- хотя, впрочем, это ничему не должно мешать.
   -- Никогда {Далее было: ?} не будет.
   -- Друг мой, я согласен, что это будто бы глуповато, но это не моя вина; со мной не справлялись при мироздании, и потому я оставляю за собой право иметь особое мнение. {иметь особое многие. списано на полях.}
   -- Как же вас называют после того христианином, монахом с веригами, проповедником? Не понимаю.
   -- Л кто меня так называл?
   Я рассказал ему, ОН выслушал очень внимательно. Но разговор наш прекратился.
   -- Знаете что, вы таки фанатик.
   О презрении к людям он говорил странно, и даже глаза его сверкали, но в то же время я и не верил ему, не мог же он со мной говорить об таких вещах так серьезно. {Знаете что ~ так серьезно, вписано.}
   
   "За что ты меня так любишь",-- говорит ОН вдруг Подростку.
   
   Если хочешь, то брось свои занятия у Ст<арого> Князя.
   
   Версилов в конце 4-й части после рассказов Подростка об Ахмаковой: "Дай мне тебя поцеловать-то хоть раз,-- ведь я ни разу еще не поцеловал тебя". .
   
   Адвокат -- нанятая совесть.
   
   Всему есть предел, даже и всероссийской глупости, которая тем не менее все-таки беспредельна.
   
   ОН. У нас повсеместно ленивый атеизм.
   
   ОН. Значит: Chacun chez soi и chacun pour soi; {Каждый у себя и каждый для себя (франц.).} a {Далее было: то} что из этого выйдет, то и будет.
   
   Подросток. Я бросился и стал целовать то место, где она сидела. Я бы на исповеди не признался в этом.
   
   Подросток. Беспорядок охватывал меня всё больше и больше.
   
   Подр<осток>. Я почувствовал, что у НЕГО тоже "своя идея".
   ОН. Я отрицатель всего и в отчаянии, что не за что ухватиться, а между тем ко всему прикреплен. Всякий неглупый нигилист должен так думать и ощущать, что он ко всему прикреплен. {и ощущать ~ прикреплен, вписано.} А если легко убивают себя, то действительно {Было: решительно} потому, что это всего легче и, главное, {главное вписано.} не требует много ума.
   
   ОН. Друг мой, я не люблю излагать что-нибудь очень длинно. Я люблю верить про себя и молчать, я в тебя. И вот еще странность: случись, что я начну излагать мою идею, в которую верую, и, клянусь, почти всегда выходило, что в конце изложения я переставал сам верить в излагаемое, хотя бы верил до того три года. И если продолжал потом поддерживать, то, так сказать, из обязанности. Ну вот потому-то я больше люблю ощущать, чем формулировать. {Ну вот ~ формулировать, вписано.}
   Подр<осток>. Господи, сколько вы мне вещей говорите, о которых нельзя не задуматься и которые я уже все прежде подозревал.
   
   Ни полкапли правды.
   
   -- Это какое же дворянство? Это уж не дворянство, а какая-то масонская ложа, которую вы давеча этому олуху проповедовали.
   -- То есть всё масонство, вся идея, а не одна только ложа, т. е. вся мысль, и не олуху, а способному чувствовать честь человеку. {Вместо: То есть всё ~ человеку.-- было: То есть целое масонство, а не ложа, и не олуху, а способному чувствовать честь человеку}
   -- Виноват, не олуху, потому что я не лучше его; но ведь, в таком случае {Далее было начато: это только} дворянства у нас совсем нет и вряд ли когда и было, если приходится его так вновь формулировать? Да и может ли оно существовать в таком виде. Разве с постоянными бесчисленными исключениями? {Далее было: До Петра оно было, и именно в том смысле, в каком я сегодня его проповедовал.
   -- Разве с бесчисленными исключениями. Фу, какие невозможности вы говорите!}
   -- Что такое исключения? Исключения проходят и перестают и ничего не значат, был бы стержень, был бы хоть крошечный огонек в самой глубочайшей тьме. Самый крошечный огонек может породить всемирный {Было: Хо<роший ?>} пожар. Точно так и {Далее было: тут} мысль -- одна огненная точка в глубочайшей тьме, только бы она не была потушена. {только ~ потушена, вписано.} Впрочем, ты меня утомляешь... Оставим всё это, пожалуйста, и, знаешь, раз навсегда. {Далее было: На Западе короли и цари их были всегда только предводителями торжествующих партий, сначала рыцарей против народа, а потом городов против рыцарей и т. д. У нас царь был нечто совсем другое.}
   "И свет во тьме светит и тьма не объяла его". Так и всегда бывало со всеми великими мыслями. Но, друг мой, ты меня утомляешь... и т. д. (NB. И тут же: о том, что излагаю и перестаю верить). Т. е.: а ты из сострадания должен бы меня, старика, пощадить...
   И вот так-то он всегда отделывался, так что трудно было представить, серьезно он говорил давеча Князю или из политики. Я наклонен был решить, что из какой-то политики.
   -- Тот весь восторг, весьма воображение и увлечение и только что не говорит: "Да ты дай соврать и посмотри, как хорошо выйдет, какое я тебе доставлю наслаждение". А тот весь проза, весь хандра и неприличие: "Нет, не дам соврать!" Помилуй, мой друг, он заговорил об камне, да этот камень и теперь стоит, в Малой Миллионной кажется, и вовсе не зарыт в яму.
   -- Ах боже мой, именно, ведь он и теперь стоит.
   -- Ну да, стоит, потому что действительно анекдот прелестный: "дошло до государя". Да ведь у него душа пела в ту минуту, когда он представлял {Далее было: в идеале} своего героя государю. {Ах боже мой ~ государю.-- вписано на полях.}
   Но я не поднял, я смолчал, из приличия, из джентльменства, из стыда, из эстетики, так сказать, не то, какой уж бы я был джентльмен после этого? {Вместо: из эстетики ~ после этого? -- начато: и из-за того; что ж бы я был}
   Дай всегда немного соврать человеку, это невинно. Даже много дай соврать. Во-1-х, это покажет лишь твою деликатность, а во-2-х, за это тебе тоже дадут соврать -- две огромные выгоды разом. Que diable, {Черт возьми (франц.).} надобно любить своего ближнего.
   Точно так же повторяешь остроумные слова {Вместо: остроумные слова -- было: остроты} князя Меньшикова и про voilà Mr qui se leva {И вот господин встал (франц.).} (Киселев, т. е.). Но это уже несколько тоном повыше. Я еще застал всё это, но это и до сих пор существует.
   Или что англичане давали миллион Завьялову, чтоб он не клал своего клейма.
   
   Друг мой, личность всегда будет, а социалисты это пропустили.
   
   Только ты бойся сам рассказывать эти анекдоты, это верх непорядочности, и ты утопишь себя с 1-го шагу в луже.
   
   В этой же 2-й части у Князя с Стебельковым сношения, непременно нечто намекающее на дальнейшее, нечто такое, что Князя мучит и делает злым; вот в эту минуту и подвертывается Подросток. Одним словом, чтоб читатель предчувствовал дальнейшее (т. е. тамбовские акции). Подросток во 2-й половине 2-й части тоже идет к нему занимать деньги и -- NB: тоже не объявляя заране читателю о сношениях своих с Стебельковым.
   Версилов говорит про коммунизм: с Москвы же и начнется, дров не будет топить, общие квартиры и отучатся от семейной жизни. Стало быть, и другие нравы пойдут -- и проч. в насмешливо-карикатурном виде.
   
   Подросток идет в адскую ночь и думает о Lacenaire.
   
   Пропустить в разговорах с Версиловым несколько слов {Было: вещей} Подростка, намекающих в душе его на идеалы Lacenair'a и проч.
   
   Унгерн-Штернберг, может быть, в 3-й части.
   
   У Подростка во второй половине 2-й части вдруг открываются глаза на Лизу: он вступается, и Князь его огорашивает.
   
   Ряд сальных острот на выигрыше у рулетки.
   
   У Анны Андреевны. О Ел<ене> П<авлов>не. {у Анны Андреевны. О Ел<ене> П<авлов>не. вписано на полях.}
   
   Князь идеалист. Версиловым еще увлекается, но из-под влияния ЕГО вышел. Это человек односложный: или полная правда, или ты подлец. Угрюм, саркастичен и пламенный искатель правды и прекрасного. "Я сам свой судья". Подросток ему не нравится тем, что берет с него деньги (продает Лизу). Версилов -- "зачем ОН сам не такой, как то, что ОН проповедует". Идея Версилова о дворянстве не поражает его как невозможность: он верит ей как всему обыденному; но "зачем ОН сам не таков?" -- говорит он Подростку. Подросток именно эту идею прописывает еще в первой половине 2-й части. Подросток задается мыслию: чем же Версилов не таков? -- и передает это Версилову (в исповеди). Князь не говорит: чем не таков? Но во второй половине 2-й части говорит Подростку: "ОН меня подбивал на Ахмакову, и я видел, что это ему нужно было". Про Ахмакову он говорит: "Мне ее теперь и даром не надо {Далее было: но} после того, что я узнал, как<ая> она фальшивая, но зачем она обманула меня?" Обман в том, как Ел<ена> Пав<лов>на. То, что он затянулся в акции, мучает и раздражает его, но он даже и не подозревает, что Стебельков, которого он ненавидит, осмелился притянуть его как сообщника. Но Стебельков объявляет ему это во второй половине 2-й части. Князь выгоняет его, но сам входит в исступление и желал бы даже застрелиться. С Лизой он в связи, но жениться ему даже немыслимо (князь, дескать). Но Лиза во 2-й половине 2-й части объявляет ему, что беременна. {Далее было: Потом} А он объявляет об этом Подростку, и сцена с Лизой происходит во 2-й половине 2-й части при нем и при Подростке. Потом объявляет Подростку: "Ты продавал мне сестру, ты брал с меня деньги",-- и гонит его. "Я сам себе судья и более никто". Подросток горько и обидно укоряет Лизу. Главное, его поражает то, что для Лизы даже немыслимо стать женой Князя. Тут-то он бежит к Стебелькову, чтоб достать денег. Тот не дает взаймы, но дарит ему 300, намекая эксплуатировать Ст<арого> Князя. Подросток доведен до того, что как будто и соглашается (это идея об Анне Андреевне {Далее было начато: Тут же ск<азать>} -- выдать за Молодого Князя). Стебельков именно предлагает Князю Анну Андреевну с барышом за комиссию и с приданым от Князя. Стебельков ласков во 2-й части с Подростком, но когда тот приходит за деньгами, дает сначала 100, потом 300, а потом даже 1000, но Подросток кричит: безо всяких условий! Чтоб угомонить свою совесть, хотя, в сущности, соглашается. (Но Князь отвергает Анну Андреевну?) Когда же Анна Андреевна делает свой tour de force, {ловкий поворот (франц.).} Стебельков начинает грозить. Тогда Князь сам доносит обо всем: "Казни, казни себе требую!" Но его оправдывают. Он бы застрелился, но Лизу жалко. Та его спасает. Женится. "Стану пахать". И т. д.
   Князь говорит с Подростком о пороках благородных и неблагородных.
   Князь Лизе: "Если ты утопишься, я застрелюсь". И потом, когда его осудили: "Как же ты {Далее было: вы<йдешь>} за подлого каторжного выйдешь?"
   -- Но ведь ты оправдан?
   -- Всё равно, я каторжный. Выйти тебе за меня нельзя.
   Но его спасает Лиза. Флигель-адъютант, Ст<арый> Князь и все берут в нем участие. Он говорит, не надо денег, несколько десятин, буду пахать и, после принятого решения, вдруг застрелился.
   
   "В свете беспорядок",-- говорит Князь поминутно.
   Когда он застрелился, мать говорит Лизе: "Носи!"
   
   "Идеал так же реален, как и всё реальное",-- говорит Версилов.
   Самая настеганная толпа, и та... и т. д. {Рядом с текстом: "Идеал ~ ... и т. д.-- на полях запись: Версилов, словечки.}
   
   5 марта.
   
   1-я половина 2-й части. {1-я половина 2-й части, вписано на полях.}

Ряд точек

   Общие сведения о платье, о Князе, о Версилове, о квартире и о примирении. Дворянство. {Далее было: Ахмакова.} Разговоры. Счеты. {Счеты, вписано.} Недоумение и Лиза. {Далее было: Карт<еж>} Ахмакова. Вечером у матери. Спиноза. С Версиловым, рассказал про Ахмакову. Выпихнули из саней. Картеж. Общие сведения рассказом. Остальное сценами.
   
   Первая половина 2-й части. {Первая половина 2-й части, вписано на полях.}
   
   15 ноября. Сначала расскажу вкратце, как это всё произошло.
   
   Потом сцены 15 ноября. О дворянстве и проч. (и при сценах пояснения). Перед началом свидания, когда ОН ждал {Далее было: и} эту историю (т. е. как началось с Ахмаковой) рассказом, об Ахмаковой ни слова до самого свидания, {об Ахмаковой ~ свидания вписано на полях.} потом до конца, до выигрыша. Разговор о Флигель-адъютанте (в эту сцену). 1-я сходка с Ахмаковой {с Ахмаковой вписано.} у Ст<арого> Князя. Предварительно перед сценой целую главу.
   1-я глава о том, как всё это произошло.
   2-я глава -- дворянство. Князь. Посетители. Лиза. Расчет, недоумение. Клевета об {Клевета об вписано.}. Ахмаковой. {Рядом с текстом: 1-я глава ~ об Ахмаковой.-- на полях помета: Клевета на Ахмакову, с Анной Андреевной.}
   3-я глава о том, как всё произошло с Ахмаковой (я буду завтра у Татьяны Павловны), {(я буду ~ Павловны) вписано на полях.} и сцена с ней (о Флигель-адъютанте), целовать.
   4-я. Вечером у матери. Спиноза. С Версиловым, признание об Ахмаковой. {Далее было начато; Выпихнули из}
   5-я. Картеж. Как произошло и что вышло. Дали золото, ссора с Князем. Об идее, мечты, засыпая.
   NB. После 1-х двух разговоров Ахмакова его забыла. Он сам вертелся, доставляя сведения и проч.
   Версилов при нем не говорит с Князем об Ахмаковой. О том, почему я вспылил за Ахмакову, и тут история, как он сошелся с Ахмаковой, но с тем что ни слова читателю о свидании, и о свидании читатель вдруг узнает в конце этой 3-й главы <без> предварительных сведений. 4-я глава, свидание и мать (Спиноза), с Версиловым признание об Ахмаковой и проч. И 5-я глава. Я опоздал: и прямо к картежу, сценами, не предуведомляя читателя, и только после выигрыша несколько слов о том, как он затянулся. Тут: дома, ссора с Князем, отдал деньги, восторг, мечты и тяжелая идея, что затянулся. Анны Андреев<ны> квартиры не забыть.
   Итак: о платье и о 1000-х, но без объяснений, потом после ссоры с Князем за клевету на Ахмакову -- история, как сошлись с Ахмаковой, но без известия о свидании, потом обед у матери, а до того ни слова о сношениях с семьей, и, наконец, опоздал на картеж, и картеж без объяснений. {Версилов при нем ~ без объяснений, вписано на полях.}
   
   В 1-й части во 2-й главе о Князе подробно, и после Версилова у них сцена трогательная, они объясняются и мирятся. Потом намек на Ахмакову. Князь задумывается (об Ахмаковой).
   И уже после выигрыша между ним и Князем настоящая ссора за Ахмакову. Уходит ночевать домой, вспоминает о двусмысленностях на игре (словечки обидные и лиц), об Ахмаковой и Князе, о "своей идее",-- о документе. Пьян, голова кружится.
   О том, что с Версиловым почти не говорил об Ахмаковой.
   К 15 ноября все подозрения мои усилились.
   
   В рассказе, как сошелся с Ахмаковой, он сообщает подробности, что он ей говорил про Версилова, и в 4-й главе сведения тоже про Версилова, сообщение и именно о текущем положении дела (об документе, ссора из-за документа и Флигель-адъютанта и Князя). (NB. Так, чтоб не очень явно Ахмакова выспрашивала.)
   
   У матери. С Версиловым и потом игра. В игре про предательство Князя на примере. Поссорился за Ахмакову.
   
   Интрига 2-й части, стало быть: кроме описания, как Подросток втянулся в картеж, и то, как он влюбился в Ахмакову.
   
   NB. Выдвинуть как-нибудь сцену, что мать Оли пришла к нему: "не к кому мне" -- и вдруг заплакала и припала к нему.
   
   Лизу встретил где-нибудь на улице (Столбеева уехала).
   Зачем ты у него берешь деньги? {Зачем ~ деньги? вписано.}
   Дома забрела {Было: забежала} к нему мать Оли, заплакала.
   
   Пошел на рулетку.
   
   Всё сценами {Было: рассказом} 15 ноября.
   Только вначале пол главы Версилов.
   Сцена с Ахмаковой без предварительных объяснений. В квартире Татьяны Павловны.
   Она. Я жду ее. Я весь месяц. "Я ношу вам сведения. За что вы меня принимаете, за petit espion? (Вы знаете, что письма нет.) Что я для вас?" -- "Милый мальчик". Очаровала. О Флигель-адъютанте. Целовал пол.
   NB. Одной сценой, без предварительного объяснения. Вышел пьяный.
   
   ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЧКА. Последняя верная компоновка. 7/8-е марта, сценами.
   15 ноября. Квартира. Версилов. Рассказом. Свел с Князем. Точка соединения {Далее было: с} -- ребенок и Лидия,-- и проч. {Вместо: и проч.-- было: Этот рассказ потом. Я знал его в эту пору лишь по рассказу Князя. Я уверен был только, что это-то и тяготило сердце Вереи лова и служило пунктом соединения ЕГО с Ахмаковой.} Как же это всё случилось? История моего позора. Сценами у Князя. Версилов, дворянство. Ушел Версилов. Я невежда, я ничего не знаю. Наша тирада и объяснение. Теплов. 500 руб. "Лучше не брать".-- "Полноте". Стебельков и после него барон Дитрин. Князь боится Стебелькова. {Князь боится Стебелькова. вписано на полях.} Разговоры о банке, "завести бы рулетку". Известие о Флигель-адъютанте. Князь об Ахмаковой резкое слово. {Князь ~ слово, вписано на полях.} Уехал. Стебельков ушел тоже. Разговор об Ахмаковой. Подросток вцепился, язвительное слово его Подростку. Деньги хочет отдавать. "Берите". (Ушли, поцеловавшись.)
   У Анны Андреевны Лиза. {Было: Лиза встретилась} "Зачем ты берешь у него деньги?" -- На, отдай их ему, Лизочка! Я тебя обидел. (И тут несколько слов от себя: да! Я пренебрегал.) Может быть, многое мне простится: я был не в себе: Ахмакова!
   Для чего я завтра буду у Татьяны Павловны, почему не у себя? {Для чего ~ себя? вписано на полях.} Сцена свидания с Ахмаковой. Полное объяснение. (Всё искусство.) Подросток и хочет признаться, и не смеет. О Князе. О Лидии. Уверенность, что сердце Версилова тяготит одна Лидия. Флигель-адъютант. {Далее было: Татьяна Павловна входит.} Она уходит. Целует следы. Татьяна Павловна
   Заехал к Анне Андреевне, чтоб узнать о Князе, так как сегодня не был. Целая сцена. NB. Попридумать.
   К Анне Андреевне поручение. Зачем вы играете?
   И потом домой. Мать Оли. {Заехал к Анне Андреевне ~ Мать Оли. вписано на полях.}
   Домой в восторге. (Обедать у матери.) Там Татьяна Павловна. Спиноза. С Версиловым, рассказал ему о Флигель-адъютанте. Признался об Ахмаковой. Версилов несколько слов об Ахмаковой (но вовсе не таких, которые бы предвещали выходку).
   "Почему ты любишь меня?" Прижал к сердцу.
   "Нет, не зайду к тебе!" И это в такую минуту.
   Никогда не забуду этого. {"Почему, ты ~ этого, вписано.} Дома. Пришла мать Оли. Она у Ахмаковой. Поплакала. {Было начато: За<плакала>} Кутеж, рулетка, выиграл. У Князя рассчитался. Разбранились. Дома -- сердце бьется. Пьян.
   
   NB.-- Я завтра буду у Татьяны Павловны.
   -- В котором часу?
   -- В три.
   
   Он всё время разговора ждал, что она заговорит про письмо. (Не заговорила!) Почему не у себя, а тут?
   -- Для обаяния (говорит ему Версилов).
   Вечером, когда он признался Версилову, тот начал расспрашивать: как вышло? Рассказом. "Нет, я не скажу про нее дурного". И тут в рассказе подробно, как сошелся с Ахмаковой. Вполне веря, что Версилов не любит ее. {Вполне ~ ее. вписано.} Потом про себя: что я наделал! Что я наделал! (то есть рассказав ЕМУ).
   
   А к Анне Андреевне отправился до Ахмаковой, в половине второго и у ней встретил Лизу. (NB. У Анны Андреевны про возможность сватовства Князя. Его характеристика.) {Далее было: Еще слово.} У Анны Андреевны он развязен, но грустен. "С тех пор, как я узнал вас" и т. д. NB. Об Анне Андреевне подробнее. {NB. Об Анне Андреевне подробнее, вписано на полях.} Почему тут Лиза? Но еще свидание. {Вместо: Но еще свидание.-- было начато: Сц<ена>} И тут сцена с Ахмаковой. Вечером, когда признается Версилову, то говорит наскоро, а выходит подробно.
   Главное. NB. Лиза у Анны Андреевны для того, чтобы знать (шпионить) всё о Версилове, т. е., главное, способен ли ОН сделать предложение Ахмаковой? Анна Андреевна подтверждает Подростку про Флигель-адъютанта. Подросток прямо ей говорит, что Версилов не думает любить Ахмакову
   -- А она? -- спрашивает Подросток.
   -- Она? -- отвечает Ан<на> Андреевна,-- я не знаю.
   -- Неужели тут может быть сомнение? -- кричит Подросток. Зачем Лиза у ней. Клянусь, я с самого начала знал, что она
   Сержит нас, чтоб выпытывать.
   А мать Оли об ребеночке пришла говорить. {Зачем Лиза ~ пришла говорить, вписано на полях.}
   И потом сцена свидания. {Вверху с. 47 запись: последняя страничка.}
   После исповеди Версилову: "За что ты меня так любишь?" Потом: не сам ли заехал к ребеночку, и там мать Оли, сцена. А там на рулетку.
   Итак, надежда: если кратким рассказом, и всё об самом главном, то выгорит.
   
   Подросток Анне Андреевне {Было: Ахмаковой.} об Лидии: "Если б вы знали, если б вы знали, что такое Лидия. ЕГО сердце пронзено".
   Ахмак<ова>. {Очевидно, ошибка, следует: "Анна Андреевна".} От кого вы знаете?
   Подр<осток>. От Татьяны Павловны.
   Анна Андреевна смущает Подростка, что Версилов влюблен в Ахмакову. Тот объясняется с Ахмаковой и убеждается о Флигель-адъютанте.
   
   Версилов ему о краске в лице. (Это вначале.)
   Подросток говорит: "У нас было только несколько объяснений: о краске в лице да еще об..."
   
   Подросток, когда исповедь Версилову об Ахмаковой. Я сидел и не знал, как я язвлю ему сердце.-- "За что ты меня любишь?" -- Никогда не забуду. Тирада. {Рядом с текстом: Подросток ~ Тирада.-- на полях помета: главное.}
   Или: Он был ужасно спокоен. Я помню всё в подробности. {Или: со подробности, вписано. Далее было: Во 2-й половине 2-й части у Подростка вдруг открываются глаза о Лизе.}
   
   Подросток признается: "И что ж, у меня билась отдаленная идея, что ОН ее любит. Я хотел было крикнуть ЕМУ (грациознее): {(грациознее) вписано.} "Так люби же, я уйду и..." {Рядом с текстом: Подросток ~ уйду и..." -- на полях запись: Не надо? Напротив.}
   Версилов спрашивает: почему свидание у Татьяны Павловны?
   Версилов говорит: "Знаешь ли что, мой друг, она была там! Я зашел с заднего хода, и она была в кухне". {Версилов спрашивает ~ в кухне", вписано на полях.}
   Подросток Ахмаковой про Князя: "Это одноидейный человек". Ахмакова, собственно, боится скандала от него, трепеща потерять Флигель-адъютанта, который действительно блестящая партия. {Вверху с. 47 об. запись: последняя страничка.}
   
   Свидание Подростка с Ахмаковой происходит, может быть, у Ст<арого> Князя.
   Или лучше -- у Татьяны Павловны, главное потому, что Флигель-адъютант приезжает, а Подросток с ним поссорился и объявил, что приходить не будет.
   Ахмакова и сама боится, чтоб не помешали. Но главное, чтоб прельстить Подростка идеей rendez-vous. {свидание (франц.).} Подросток подразумевал ее уговор с Татьяной Павловной. (Та сидела в кухне!) И потом Подросток узнает, что присутствовала Татьяна Павловна.
   Обе убеждаются после этого свидания, что документа у Подростка нет. Об этом предуведомляет Подросток вперед читателя.
   
   Князь {Было: Под<росток>} говорит Подростку: "Я, чтоб поддержать мое княжество, играл и затянулся".
   Подр<осток>. Поддерживать княжество не есть такая низость, а тысячелетний долг.
   -- Это вам так кажется,-- говорит Князь,-- потому что вы... (т. е. не княжеского происхождения). Признайтесь, что вам хотелось бы быть князем.
   NB. Это или в конце 1-й половины 2-й части, или в конце 2-й части.
   
   В обществе беспорядок, беспрерывно повторяет Князь. Вы сами произведение одного лишь беспорядка, говорит он Подростку.
   Вы этого и изложить не сумели.
   
   -- У вас не логика, у вас какое-то чувство,-- говорит Подросток Князю.-- Вы не можете опровергнуть идею Версилова и говорите лишь: зачем ОН сам не таков? Вот ваша логика, но это дичь, а не логика. ОН, может быть, даже сам и дурен, но говорить ОН может высшую правду.
   -- Нет, это не так,-- отвечает Князь,-- коли говоришь сам высшую правду, то сам будь справедлив.
   -- Оставим это. Вы несчастный какой-то. Скажите, в чем вы обвиняете Версилова?
   Князь не отвечает, но говорит: "Я дал ЕМУ пощечину, и это меня только связывает. Но не знаю, в праве ли я еще дальше переносить эту связь (веревку)".
   -- Вот как, вы бы лучше сказали: я б ему и передал.
   -- Переношу же я вас,-- говорит Князь.
   Князь говорит: "Я получил письмо -- младший мой брат умер в Москве, отец мой дряхл и уже не может иметь детей, остались две только сестры. Со мной, стало быть, род князей Сокольских, Рюриковский род, прекращается".
   Старый князь Сокольский, хоть и младшая ветвь, не имеет детей.
   
   Главное. {Главное, вписано на полях.} Стебельков говорит: младший брат его умер. У Старого) Князя нет детей. Единственный представитель -- князь Сергей. Если б он женился на Анне Андреевне, {Вместо: Анне Андреевне -- было: Ахмаковой} то Ст<арый> Князь всё имение ему на поддержку рода -- вот идея!
   
   Подросток про себя непременно и даже несколько раз: я дурно вел себя, дурно острил, распущенность. Входил к Князю как к себе. Говорил с товарищами его как с знакомыми.
   
   С Стебельковым несколько слов Подростка и в этой 1-й половине части, но высокомерных.
   Когда Дитрип уезжает, то Стебельков рассказывает, как им не выдали подложного векселя.
   Стебельков берет Князя a parte {Здесь: отводит в сторону (итал.).} и что-то говорит ему (пугает).
   
   Анна Андреевна Подростка призвала решительно, чтоб проэкзаменовать его о Князе.
   
   Свидание Подростка у Стебелькова. "Я всегда могу дать". Деньги. "Вам половина". "Обеспечить сестру вашу". Подросток выслушал, но высокомерно.
   А вы у меня займите. {А вы у меня займите. вписано.}
   
   Стебельков про Князя: ОН может и многих других (т. е. Лизу) обеспечить. Когда он про Лизу сказал, то Подросток вскочил и с негодованием сказал: "Вы негодяй".-- "Ну простите, простите, я ничего не знаю".
   
   Свидание с Анной Андреевной, сама пригласила, но когда сидел Подросток, то совершенно делала вид, что он заехал случайно, и так выдержала до конца. И наконец, тут была Лиза.
   
   С Лизой легкая сцена перед обедом.
   Мнительный человек!
   
   Или так: Я Лизу уже спрашивал прежде. Это вот как было. Тут маленькая история. Лиза сказала ему: "Я скажу тебе всё про меня, когда время будет. Когда время будет, тогда и скажу".
   
   Стебельков, сидя у Князя, делает вид, что совершенно не приглашал Подростка.
   
   Подросток у Анны Андреевны, и вдруг в середине сцены говорит от себя читателю: "Я прямо и вперед скажу -- ей хотелось от меня выведать... Но в ней было что-то необъяснимо-прелестное.
   
   В этой сцене с Анной Андреевной художнически выразить о распущенном ухарстве Подростка в это время успеха и удачи.
   
   NB. Сошлись мы с Анной Андреевной у Князя. NB. Версилоо очень интересовался, что делает Анна Андреевна у Князя.
   
   Мать Оли ходила три часа по улицам, скиталась: "Думаю" зайду к нему, он добрый, вы уж меня простите". NB. Она и прежде заходила, но ужасно редко.
   
   В конце 1-й половины 2-й части Князь говорит Подростку: "Ну, не сердитесь, не сер-ди-тесь!" {Далее было: В конце 2-й половины}
   
   Главный характер 2-й части тот, что Подросток везде ставит себя на первый план. Он не то что описывает приключения других {Было начато: чуж<их>} лиц, а именно свои приключения, одни свои, а чужих, лишь поскольку они соприкоснулись с его приключениями.
   
   Во 2-й главе 1-й части Подросток, приступая к свиданию с Князем, говорит, что он уже не доверял Версилову, и вдруг отрывочно восклицает: "Я понять не могу, как я мог тогда ездить к нему, когда уже так много знал и, увы! тогда уже столь много подозревал. Нет, никогда не стану себя оправдывать!" И тут: "моя распущенность", "я входил к нему как к себе" и проч.
   
   Очень важное: Князя связывали с Версиловым и счеты. Он мучился этим. Он настоятельно предложил было Версилову половину: "Мой отец расстроен умственными способностями и неправоспособен уже 10 лет, младший мой брат умер, теперь я один, но, вообразите, даже вводу во владение еще не в состоянии сделать. Но половину не мог, ибо -- всё же мать не согласится". Версилов принял это молчаливо и ни слова не упоминал, так что Князь не мог не признать его бескорыстия. (А Подросток уже воспользовался и перебрал уже тысяч до трех.) Князь говорит Подростку: "Хоть бы 20 000 выдать ЕМУ. Я хотел было хоть 10 000 достать и призывал этого плута (Стебелькова), но он отвиливает".
   
   Когда Подросток входит обедать у матери, тут он в первый раз говорит, что Версилову открылись дома общества. Он хоть и появился кое-где (я это знаю), но продолжал жить дома.
   
   8 марта.
   
   Стебельков. Вот самый главный человек.
   На свете везде 2-й человек. Есть 1-й человек, и есть 2-й человек, 2-й человек есть главный человек. 1-й человек сделает, а 2-й берет. Значит 2-й есть 1-й, а 1-й есть 2-й -- вы следите? Так или не так?
   Князь рылся в книге. {Так ~ книге, вписано.}
   -- Была революция, и всех казнили. Пришел Наполеон и всё взял. Революция -- 1-й человек, а Наполеон -- 2-й человек. Но Наполеон стал 1-й человек, а революция 2-й человек, так или не так?
   -- Пойдем,-- сказал Князь. {Далее было: взяв книжку. Пойдем ~ взяв книжку, вписано.}
   
   Мое положение.
   Стебельков уже в конце 2-й части и в {Далее было: сви<дани>.} другом свидании с Подростком говорит уже о невозможности посватать Анну Андреевну, ибо Лиза с брюхом -- две сестры. В этот, 2-й раз он уже тверже и откровеннее. Он проник, однако же, что можно женить Старого Князя на Анне Андреевне. (А та только что спросила Версилова, любит ли ОН Ахмакову.) И проч. {Рядом с текстом: Стебельков ~ И проч.-- на полях запись: Тут отдать 300. Далее было начато: Мать Оли: ходить}
   Когда Стебельков начинает (в 1-м свидании) говорить Подростку о браке Князя с Анной Андреевной, то Подросток прерывает его: "Я знаю эту идею. Вы видели, я не подавал вам вида". {Вы видели ~ вида", вписано.}
   NB. Таким образом и выйдет всё сценами, а не словами. И потом, идя к Анне Андреевне, Подросток говорит об этой идее {Было: об этом} Ст<арому> Князю, о Ст<аром> Князе и об Анне Андреевне, как она познакомилась с ним у Князя. Болтая у ней о Князе и хуля его, Подросток терзал сердце Лизы, не зная о том.
   
   NB. У Стебелькова мысль, что можно всё состояние Ст<арого> Князя, мимо Ахмаковой, перевесть на Молодого Князя через брак с Анной Андреевной.
   Стебельков предлагает Подростку выдать Анну Андреевну. Гонорар: если бможно влиять на Ст<арого>Князя. Погубить Ахмакову.
   Идея широкости.
   Подросток Стебелькову: "И вы смеете думать, что я за деньги буду работать для Князя?"
   -- Ведь вы берете же деньги?
   -- Откуда вы знаете, но это не те деньги, должен Версилову.
   -- Но... ведь вы не Версилов, вы Долгорукий.
   Рассердился: "Это всё одно!"
   Стеб<ельков>. Ну хорошо, хорошо. Он мог бы многих других обеспечить.
   -- Не хочу.
   -- Ну не берите, ну хорошо, хорошо, вы-то не берите (хоть и берете), {вы-то не берите (хоть вы и берете) вписано.} но вы не один: он может дррругих обеспечить. {Далее было: Версилов?}
   -- Да вы с ума сошли. Станет Версилов.
   Стебельков прямо и долго глядит в глаза: "Вы не понимаете! А давеча говорил про эту даму. Онисимовну? {А давеча ~ Онисимовну? вписано на полях.} Ну хорошо, хорошо. И хорошо, коль не понимаете. Если действительно не понимаете, то и хорошо, я очень рад, что узнал".
   -- Да про что вы говорите? {то и хорошо, я очень рад, что узнал". Да про что вы говорите? вписано.} Ну, убирайтесь вы, и за такими-то пустяками вы меня звали!
   -- Это не пустяки. Идете? А знаете, вы опять придете.
   -- Нет.
   -- Придете... и тогда... Тогда другой разговор. Слышите, может быть другой разговор. Один разговор был, но будет другой, главный разговор.
   Стебельков. А Стебельков непременно подтверждает, с своей стороны, намеком о неразрывности своей связи с Князем и даже, что Князь у него в руках. Тоже намек о Дергачеве.
   
   10 марта.

Главное о Лизе

   Подросток совершенно ничего не знает и не подозревает о сношениях Князя с Лизой. Стебельков сказал что-то, но он не понял. "Я был как дурак",-- восклицал я. У Анны Андреевны, увидев Лизу, оскорбил ее. Дома {Далее было начато: говор<ил>} перед обедом говорил с ней наверху в восторге, и делать так, что Лиза понимала уже, что он ее оскорбил, а он не понимал. И уже после выигрыша намек Князя -- неясный. Сомнение; но восторг о выигрыше и прочие идеи -- всё затуманил.
   NB. От себя, впрочем, рассказать и намекнуть вперед (без обстоятельств), что тут была Лиза и что с Князем уже было у ней в то время.
   

Главное о Версилове

   В 1-й главе пришествие ЕГО к Подростку вышло как-то совсем без объяснений. Бросился было провожать, но ничего не сказали. Вот почему и вышло так почему-то, с 1-го шага, что стал стыдиться расспрашивать; но зато деспотировал. И уже в самом конце, после исповеди об женщине: "За что ты меня так любишь?" -- "Я ведь тогда ждал вас три дня и знал, что вы придете". Он отвечает: "Ну спасибо, спасибо", и проч. трогательнее. Выиграв же, он обвиняет Версилова, что "тот отстранился от него и от Лизы, что ОН не отец", и всё это потому, прибавляет Подросток, "что я видел что-то неладное и нескладное (ревность) в впечатлении Версилова при рассказе о сношениях с Ахмаковой. Я это только чувствовал, но признать всё это сознательно в ту минуту я бы ни за что не согласился".
   
   NB. Когда Подростка выгнали с рулетки, он крикнул: "А вот {Далее было начато: вас} я донесу, что {Далее было начато: вы} здесь рулетка, полицию приведу!"
   
   Версилов не видался с Ст<арым> Князем.
   
   Подросток Князю, после выигрыша, когда тот в раздражении и злобе чуть-чуть намекнул о Лизе, говорит, не понимая: "Вы на что это намекаете? Что тут может значить моя сестра?" Тот злобно расхохотался: "Разумеется, ничего, я так, on ne parle pas d'une corde". {не говорят о веревке (франц.).}
   
   Последнее и главнейшее: Подросток в исповеди почти проговаривается про документ и после выигрыша (во 2-й половине 2-й части) ужасно боится, что проговорился. Во 2-й же половине в оскорбительном письме Версилова к Ахмаковой есть фраза, темная для постороннего, но доказывающая, что Версилов уже догадался, что у Подростка есть документ (узнал от Татьяны Павловны). {Последнее ~ Татьяны Павловны), вписано на полях.}
   
   12 марта.
   
   Стебельков же собственно для того призывает Подростка, чтоб уговорить его действовать за брак Князя с Анной Андреевной (на Ст<арого> Князя, на Анну Андреевну). Главное, думая, что Подросток за Лизу и будет противиться, имея своего рода {своего рода вписано.} влияние на всех князей, Князь говорит вечером: "Стебельков обещался уговорить вас, дав вам денег. Взяли вы у него?"
   NB. Стебельков в эту 1-ю половину 2-й части с Анной Андреевной еще не очень знаком.
   
   13 мар<та>.
   
   Стебельков с нахальной наивностью внушает Подростку, что ведь ему стыдно жить на деньги Князя, что ведь эти деньги Версилова.
   -- Да ведь я тоже Версилов.
   -- Нет, вы Долгорукий, и кроме того, когда бывало, чтоб дети распоряжались суммами отца.
   -- Довольно! довольно! (Свысока.)
   Такой урок, и от кого же, от Стебелькова! Я знал и то, что это подло, но выиграть, только бы выиграть!
   
   Князь. Вечером Стебельков обещал уговорить вас, дав вам денег, взяли вы у него? {Вечером ~ вы у него? вписано.}
   
   Князь говорит в конце романа: несколько десятин земли, не больше, и сам работать И решившись на это, застреливается. В записке, оставленной им, он говорит: "Суд оправдал меня, но я не хочу этой милости. Кончаю с жизнию потому, что она мне отвратительна. После 1-й боли рана Лизы залечится, и она будет помнить обо мне {Вместо: будет помнить обо мне -- было: помянет меня чу<вством?>} с добрым чувством. Но если б я остался жив, я бы и измучил, и истощил {Вместо: и измучил, и истощил -- было: истощил} ее сердце, и она, наверно, разлюбила (бы) меня и стала презирать. Я знаю, что она не вынесет моего характера. Даже всё время не мог понять, {Далее было начато: как м<огла>} за что могла она полюбить меня. Последняя минута. Образ Лизы со мной. Лиза, прощай и прости! Помнишь стих Лермонтова: "Но в мире лучшем друг друга они не узнали"".
   
   В конце 2-й половины 2-й части Князь узнает про компрометирующее письмо Версилова к {к исправлено из: и; далее было начато: в а<декой>} Ахмаковой и в адской досаде на Подростка говорит тому, что тот продавал ему сестру.
   
   Подр<осток>. Это вы ЕГО назвали бабьим пророком?
   Кн<язь>. Нет, не я. Я помню это название, но это не я.
   Под<росток>. Стебельков говорит, что вы.
   Князь. Он лжет. Это он сам назвал ЕГО, я припоминаю. Он вам побоялся сказать, что это он. Я не мастер раздавать наименования. {Я не мастер раздавать наименования, вписано на полях.}
   Князь был беспокоен. О, тогда я еще не понимал всей причины его беспокойства, не зная фактов, а потому, естественно, был ему несносен -- или равнодушным легким тоном моим, или нахальством, с которым предлагал ему иные вопросы.
   Надо выразить крепкий намек, что Князь чем-то неразрывно связан с Стебельков<ым>. Подросток может прямо сказать:
   Мне казалось и тогда, что Князь связан с ним чем-то неразрывно и с мучением и что невероятно, что Князь, иногда бывавший болен после Стебелькова, всё еще сносит и неуклонно принимает его. Впрочем, я приписывал всё счетам и деньгам, так как мне слишком было известно, что Стебельков дает ему деньги. Остальные же недоумения и нервности приписывал дурному характеру Князя.
   

Некоторая перемена 12 марта, о Князе:

   Князь по настоянию Стебелькова должен жениться на Анне Андреевне, иначе тот грозит. Но в Князе, во 1-х, возмущается гордость, во 2-х, все-таки честное понимание его о Лизе, уже беременной, и, в 3-х, отчасти и отдаленной, но безумной надеждой на Ахмякову Узнав от важного гостя о возможности брака Флигель-адъютанта и Ахмаковой, Князь разъярился. Подросток это провидел и рассердился за несколько слов Князя об Ахмаковой.
   NB. Подросток почему-то за брак Князя {Было: его} с Анной Андреевной. Утром сцена между ними прошла еще хоть и двусмысленно, но благополучно. "Почему вы защитник этой дамы?" -- спрашивает его Князь. Вечером же Князь сердится и говорит Подростку (после выигрыша) о беременности Лизы и что он брал за это деньги. Подросток раздавлен. Сарказмы Князя. {Далее было: Главное} Может быть, Князь ездил к Анне Андреевне с предложением и получил отказ. Вот почему он и взбесился. Вот почему вечером и говорит Подростку, что обязан был сделать это, иначе он погиб, и вот за подлость свою получил отказ. "Почему же подлость?" -- вскрикивает Подросток. "Потому что Лиза беременна",-- отвечает Князь. Затем Князь, во втором продолжении 2-й части, хочет тягаться с Флигель-адъютантом. Кроме того, Князь в высшей степени был уверен, что Анна Андреевна тотчас же согласится!
   Или не лучше ли так, что Князь не делал предложения Анне Андреевне и Лиза в восторге? На Ахмакову лишь сердится. Подростка же упрекает в том, что тот у Стебелькова на приплате. Подросток бесится, а Князь упрекает его беременностью Лизы.
   Во 2-й же половине 2-й части Князь положительно хочет жениться на Лизе, но взбешен тайно угрозами Стебелькова, и сам угрожает ему донести об акциях. И доносит первый (в 3-й части). Стебельков же, в 3-й части доносит на заговор.
   Во 2-й половине 2-й части Князь к требованиям Подростка относится свысока. Но в сцене с Лизой хочет жениться, "только эти дела, дела!" Подросток думает, что он про проигрыш, но того скребет мысль, что Стебельков угрожает ему. Между тем говорят {Далее было: про об<наруженный>} в обществе про обнаруженный подлог, и в 3-й части Князь сам доносит на себя. Во 2-й половине 2-й части Князь советуется с Васиным. {Во 2-й половине 2-й части Князь советуется с Васиным, вписано на полях.}
   
   Анна Андреевна позвала, главное, чтоб {Далее было начато: сказа<ть>} узнать: любит ли ОН Ахмакову?
   Подросток> ей про Князя: "Я люблю его, я люблю его. Он меня пленил потом". {Подр<осток> ~ потом", вписано.} И там Подросток про себя: "Я теперь знаю: она, конечно, позвала меня к себе, чтоб разузнать, что ей нужно. Не проговорясь ни словом, она выведала от меня многое. О, из меня многие выведывали тогда многое. Кроме лишь Версилова. {Кроме лишь Версилова. вписано на полях.} Я служил espion'ом {шпионом (франц.).} и всегда проговаривался (по доброте сердца). Но прибавлю одно: подозрение ее, что Версилов мог любить Ахмакову, я в высшей степени презирал; оно показалось мне смешным и нелепым, и -- клянусь -- говорю это искренно.
   Анна Андреевна. Когда я с жаром опровергнул любовь {В рукописи: любви} Версилова к Ахмаковой (и об Лидии), Анна Андреевна слушала с видимым удовольствием. (Она удивительно слушала.) При истории Лидии потупила глаза.
   -- Вы прежде говорили об Ахмаковой с таким негодованием, а теперь {Вы прежде ~ а теперь вписано на полях.} вы, кажется, сошлись с Ахмаковой.
   -- О, я бывал.
   -- Я знаю, вы бываете. Не влюбитесь. Я покраснел.
   -- Молодая и прекрасная женщина на молодого человека в вашем возрасте всегда возбуждает негодование.
   -- Почему? и т. д.
   -- Какая вы умная и какая вы... опытная. (Покраснела.) Простите меня (с жаром). Но вы ошиблись. Я негодовал на эту женщину лишь потому, что почитал ее врагом Версилова. Версилов. Распускал слух, что она будто бы в него влюблена.-- Вы наверно это знаете? Т. е. что Версилов не влюблен в Ахмакову.
   -- Помилуйте, какая нелепая идея.
   -- Это... Этот человек. Но если б вы знали историю с Лидией. (Покраснела.) {Молодая и прекрасная женщина ~ с Лидией. (Покраснела.) вписано на полях.}
   Подросток разъясняет Анне Андреевне историю Е<лены> П<авлов>ны.
   -- Это была шалость, я знаю из первых рук.
   А<нна> А<ндреев>на тонко улыбнулась. (Слегка покраснела. Тонкий румянец.)
   NB. Версилова она несколько стыдилась. Странные сношения. Несколько слов об этих сношениях.
   
   Под<росток> Анне Андреевне: Версилов о дворянстве. Начал ОН ретроградно, но потом поправился. Может быть, {может быть вписано.} ОН проповедовал утопию, ОН к этому склонен, но не Князю всё же судить ЕГО.
   Подр<осток>. Мне нравился ее строгий, почти монашеский характер... Под обаянием ее, выходя от нее, я чувствовал иногда милое утешение, что, может быть, я не совсем так худ, как об себе иногда думаю, потому что могу же и я иметь мысли благородства, красоты и проч.
   
   Анна Андреевна умела ладить и с Фанариотовой, которая уже принадлежала к самому придворному обществу, и не как воспитанница у Пушкина в "Пиковой даме".
   Она была очень образована, гораздо больше, чем я, она математику знала.
   
   Вы ничем не отличились, а потому беситесь.
   Вы хотели бы быть князем. {Вы ничем ~ князем, вписано.}
   
   Князь. Еще утром разгорячился: "Я вам не обязан, я сам себе суд. Я не связан ни малейшими обязательствами".
   
   Подр<осток>. Если вы говорите про деньги, которые должны отцу, то ведь он вас и не беспокоит.
   -- Я и этими деньгами не обязан, это моя воля была, мое желание, но я не про эти деньги говорил, потому что не про отца вашего говорил, а про вас, про одного вас...
   -- Но ведь я же у вас из этих же денег беру -- стало быть, всё равно, что про меня, что про отца.
   -- Не про отца, а про вас, про вас одного, и если вы всё про те деньги, то не мог же я вам давать чужие, отцовские, без его позволения. {Рядом с текстом: Я и этими ~ без его позволения.-- запись: во 2-ю половину, в финал.} Я вам свои давал и давал, разумеется, без отдачи. {и давал, разумеется, без отдачи, вписано на полях.}
   -- Как свои? Но, в таком случае, за что же?
   -- Верно, из дружбы! -- оскалился князь.-- Pour vos beaux yeux. {Ради ваших прекрасных глаз (франц.).}
   -- К черту ваша дружба -- возьмите всё. Стану я у вас брать как нищий.
   -- И точно вы не знали за... за сестру и т. д.
   Князь. О, сначала я вас считал благородным.
   
   Непременно Подростка взбесили несколько слов об Ахмаковой. {Далее было: Он сказал так, Дитрин} "Дитрин легкомыслен<но> сказал: "А ведь, кажется, легкая была дамочка". {Далее было начато: Мож<но>} Я слышал, что и вы, Князь, могли бы тут что-нибудь сказать". {Далее было начато: Тут} Резкое словцо Подростка. Тут о Лизе и проч.
   Когда же Князь и Подросток остались одни, то Подросток заговорил об Ахмаковой, а Князь вскочил: "Никто не имеет права" (намеки о Лизе).
   Не берите ножик.
   
   Подросток говорит: "У вас всегда было нечто против Ахмаковой потому, что вы рассчитывали на нее". (NB. Это, впрочем, может быть, у Стебелькова или у Анны Андреевны.)
   
   Как мог я тогда воротиться и взять опять эти 300 руб.? Но, повторяю, у меня пело в душе.
   
   Письмо князя Сережи из-под ареста Подростку: "Простите меня, я поступил с вами недостойно... Милый друг..."
   
   -- Будто вы не знали, что ваша сестра ко мне ходит?
   Заплакал.
   -- Я не про себя, я про нее.
   
   Князь.
   В начале 2-й главы упомянуть, что Столбеева {Было: Фанариотова} уехала и что вся квартира оставалась за Князем.
   
   По мнению Подростка, Лиза ходила к старой нянюшке.
   -- Ну могли ли вы предположить такой вздор, чтоб она ходила только для Варвары Ивановны?
   
   (Подр<осток> про себя. Клянусь, что я верил этому и мысль не заходила.)
   Дитрин спрашивает. Какую это милую девочку я там встретил? Стебельков. Лизавету Макаровну.
   -- Ах, если это нескромность.
   Князь. Она к няне ходит. К матери Оли. {К матери Оли. вписано.}
   Всё это было неловко.
   
   В конце 1-й половины.
   "Ваша сестра беременна. Вот ваши деньги!" Я хотел броситься -- и вдруг заплакал! с. 53>
   
   Лиза говорит, во 2-й половине 2-й части, утром же брату: "Не говори им" (т. е. Версилову и маме). {Далее было: Во 2-й половине 2-й части Подросток устраивает счастье Лизы. Князь хочет жениться. Надо достать денег. Сговариваются играть. И адская ночь. NB. Князь надеялся было откупиться от Стебелькова деньгами. Надо только, чтоб Стебельков согласился возвратить роковые документы, письма Князя. Само собою, что он уверен, что Стебельков не донесет на себя. Но про акции уже говорят, что фальшивые, и обнаружились. Стебельков же документов не дает. Князю понятно, что [по] дело это непременно откроется, и он доносит на себя. (Но уже в 3-й части.) Одна Лиза всё это знала. [Всё это обнаруживается в конце 2-й части, когда Подростка сыскал Версилов.] Но в конце 2-й части всё это еще не обнаруживается.}
   
   ?NB. Но в 3-й части положение Лизы? (Надо определить): XI ПОТОМУ, ПО-СТАРОМУ, НЕ НАДО, ЧТОБ В 1-Й ПОЛОВИНЕ 2-П ЧАСТИ КНЯЗЬ УПРЕКАЛ ПОДРОСТКА В ТОМ, ЧТО ЛИЗА БЕРЕМЕННА. А ЭТО ТОЛЬКО В КОНЦЕ 2-Й ЧАСТИ. (А ВПРОЧЕМ, НЕИЗВЕСТНО.) КАЖЕТСЯ, ЧТО НАДО.
   
   13 марта.
   
   Главное. {13 марта. Главное, вписано на полях.}
   Князь {Было: ОН} может упрекнуть, может и волноваться. Но донос на себя по начальству происходит уже в конце 3-й части, когда Стебельков его измучил и когда уже произошла вся штука с Ст<арым> Князем в квартире Подростка, предложение Версилова, рубка образов, и вот тогда же и арест Князя. А в 3-й части Лиза просто дома и одна лишь знает тайну Князя. А Князь в волнении и хлопочет. Но, может быть, в 3-й части знает тайну Князя и Подросток.    
   13 марта. {13 марта, вписано.}
   
   Лиза.
   Не сделать ли, что Васин делает предложение Лизе и вдруг обижен отказом?
   NB. Не сделать ли, что Васин дает документы дела на сохранение Стебелькову, а тот и доносит по этим документам?
   
   Главное. NB. Стебельков без Ламберта. Они незнакомы. {Главное ~ незнакомы. внесено на с. 58 об. согласно помете Достоевского.} Так что в 3-й части Лиза ждет решения судьбы Князя, тут и Макар Иванов.
   NB. Одна только роль Стебелькова невелика; но он ясно необходим для судьбы Князя и далее -- Васина.
   
   NB. Справиться: содержащийся Князь может ли видеться под арестом со всеми ними.
   
   Во 2-й половине 2-й части.
   "Пробуждение было ужасное"... Пришла Лиза. {Далее было начато: Лиза, что} Зверс<кие> упреки.
   -- Что ты могла в нем найти? (О, я жесток, жесток!)
   Подр<осток>. Если мать жила так, почему мы все должны жить в бесчестии. {Что ты ~ в бесчестии, вписано на полях.}
   Лиза пошла. Догнал, просил прощения,
   -- Лиза! Знает мама?
   -- Я сказала.
   -- Что же она говорит?
   -- Она сказала: "Носи".
   -- О, носи, носи, Лиза (т. е. не утонись!).
   -- Я пришла просить, чтоб ты не говорил отцу. Лиза говорит брату о сцене с ножичком.
   -- Да откуда ты знаешь?
   -- Мама просила тебя подумать об этом, об чем она просить тебя не смеет.
   -- Не играть то есть!
   
   13 марта.

ПОСЛЕДНЕЕ РЕШЕНИЕ

   И арест Князя {Князя вписано.} и всё, может быть, в конце 2-й части. Затем в 3-й части Васин мог сделать предложение оставленной Лизе. Признается, что бумаги у Стебелькова, и Стебельков доносит с тем, чтоб смягчить приговор. Ст<арый> Князь же бежит к Подростку сам по себе, без Стебелькова. Тут могут быть Версилов и Ламберт. {Тут ~ Ламберт, вписано.} Но Ламберт имеет влияние в продолжение всей 3-й части. И когда тоска наросла в Подростке ужасно, особенно под влиянием Ламберта и насмешек над ним, то у него идея бросить всё, порвать со всеми и в Америку. Тут пожар. Затем оправдание Князя.
   
   13 марта.
   
   Васин.
   Не сделать ли, что Васин, всегдашний советник Подростка, и сам попался как дурак, с документами и Стебельковым, Лизе же предложил руку?
   Не предупреждает ли во 2-й половине 2-й части Васин Подростка о делах с Князем и об отношениях его с Стебельковым? А потом и о том, что хранились у Стебелькова {Вместо: хранились у Стебелькова -- было: у него хранились} важные документы Васина. {Рядом с текстом: Не предупреждает ли ~ Васина.-- помета: 13 марта}
   После смерти Князя оправданный Васин сделал Лизе предложение и проч.
   
   Ламберт. {Далее было: Появление Ламберта отнести в самый конец 3-й части, после рубки образов.} Может быть, совсем не надо Ламберта, а сделать так, что злоба нарастает в сердце Подростка в конце 2-й части, злоба и зависть, и он сам решается пустить в ход документ. Документ его мучает. Могущество.
   Или, пожалуй, Ламберта можно.
   
   Ламберт со мною был совершенно простодушен и прям, и, главное, меня поражало, что он даже и не сомневается в том, что я ему товарищ. Но не русский вполне. Не наш человек, злодей, но не наш. Не угрюмая тупица. (Совершающееся злодейством священнодействие, беспрерывный вид мщения обществу, злой оттого, что глуп и неразвит, и боготворящий свою злобу, бесчувственность и отрицание.)
   
   Мать Оли.
   Скитаюсь, скитаюсь, толкаюсь об народ, тошно. Печаль моя.
   
   14 марта.
   
   Главное. {14 марта. Главное, вписано на полях.}
   Признание Подростка во 2-й главе, что он входил <к> Князю как к себе, сделать при визите {Вместо: при визите -- было начато: после в<изита>} важного гостя или в этом роде.
   Князь. Не борите ножик. Не смейте брать ножик. Топнул. Я бросил 300 руб. Извинился. Объяснения. 300 руб., "берите, Серите".
   Но у меня совсем другое было в душе, пело в душе моей.
   Знаете, я хочу играть, я хочу выиграть, игра -- скверность, но (и я всё забыл" расхаживая в упоении по комнате. Повторяю, у меня другое пело в душе).
   Завести рулетку. Нельзя на службе. Я оглянулся и увидел оскаленное выражение. Я никак не ожидал этого.
   
   -- Конечно, я не доведу до чрезмерной {Было: изв<естной>} цифры. Версилов вам заплатит (как мог я говорить тогда такие вещи).
   -- Я никогда вас не торопил отдачей,-- сказал Князь. Прежде он так не говорил. Прежде он вставал, жал мне руку и не давал договорить. Правда, и тогда как-то иной раз улыбался странно... Но я относил это просто к механизму его улыбки, т. е. что она и всегда такая и что в ней от природы мало добродушия.
   
   Стебельков.
   Стебельков Подростку, у Князя еще, кивая на платье с Большой Миллионной (т. е. платье).
   Подросток входит к Стебелькову (не к Васину).
   -- Зачем вы там (у Князя) не сказали мне, что вам надо?
   -- А вы-то зачем тоже там молчали, а пришли ко мне. {ко мне вписано на полях.}
   
   Ст<ебельков>. Вы мне писали, что хотите денег, у меня есть деньги.
   -- Не беспокойтесь, я взял у Князя.
   -- Стойте, не свои.
   
   -- И всегда так улыбается, как дает вам деньги.
   -- Как улыбается? Ничего не улыбается.
   -- Сегодня, например.
   -- Я просто отношу к механизму его улыбки. Ему так бог дал.
   -- Тут не один механизм,-- подмигнул Стебельков.
   -- Что же, что же вам надо? -- крикнул я. Стеб<ельков> про Дитрина: "Они под поручителя-то сами и подписались, а ростовщик векселек-то взял, денег-то им не выдал, а векселек удержал -- потеха и вышла".
   -- Уж не вы ли ростовщик-то? -- спросил я.
   -- У меня банк, у меня mont de piété. {ломбард, ссудная касса (франц.).} Слыхали, что таков в Париже mont de piété?
   Деньги Версилова, это всё равно: как я мог тогда рассуждать таким образом? Но мне казалось, что так и должно быть -- на две трети по крайней мере казалось, остальная треть идет {идет вписано.} на угрызение совести.
   
   Я сегодня снес ему кругленькую сумму (про Князя). Он спачала к Ахмаковоп, теперь надо Анну Андреевну. Можно упустить.
   Подр<осток>. Я ни слова не говорил с ним никогда об Анне Андреевне.
   -- Я понимаю, понимаю, что вам и нельзя было говорить об Анне Андреевне (Лиза).
   
   Стебельков про Князя: "Он задает турусы... но..."
   
   Стеб<ельков> про Князя: "Он бесится" (про Ахмакову).
   -- Вздор, какие у него надежды.
   -- Надежд нет, но бесится.
   -- Я литератору дам. Он генералу жену продал. Я ему дам.
   -- Какая грязь!
   -- Нет, он чистенький, очень чистенький, в духах. Очень гордится, коль не чисто. Плюнуть захочет, и то самое чистое место ищет, в которое плюнуть.
   
   Ахмакова (свидание).
   Она. Так неужели вы думаете, что я пришла сюда для вас?
   Подр<осток>. (Я обмер, я это и думал.) "Да, я думал, что вы именно для меня пришли",-- хватил я вдруг, бросаясь в пропасть, с похолодевшей спиной, но глаза мои засверкали. {хватил ~ засверкали, вписано.}
   Она. Нет, я вам слишком много позволила.
   Я. (Останьтесь, останьтесь) -- чтоб... украсть у Версилова документ.
   
   Подростку любопытно и волнует его то, что Ахмакова решилась на такой шаг и дала ему свидание: он хочет проникнуть, что именно ее {Было: его} побудило. Сам он почти знает, что: т. е. выведать окончательно, есть ли у Версилова документ? Ему думается, не хочет ли она заставить его украсть документ? Он от этой мысли страдает ужасно: стало быть, она видит в нем шпиона, а не... друга. Он решается даже отдать документ, если она поведет себя благонадежно. Но известие о {Вместо: Но известие о -- было: Но} Флигель-адъютанте сбивает его с толку. Он ревнует? NB. Но она ведет себя благородно и очаровательно. Он намекает, что мог бы достать документ. Она вдруг обнадеживает его, и он остается в восторге.
   Подросток ей: "Не бойтесь ничего, хранитель ваш я, я вас считаю верхом всех совершенств, хотя прежде считал вас верхом гордости и... страстей".
   
   Ахм<акова>. Откуда вы всё это знаете (про документ)?
   -- От покойного Крафта. В нем первые строки вот (говорит их).
   -- Ну что ж. Я так уверена в моем отце. И вы думали, что я вас хочу шпионом. О как вы развращены (простите меня).
   У меня в мысли вынуть и отдать. А что если она лжет? По глазам (лжет иль не лжет). Если отдам, мне стыдно будет. (Я не отдал.)
   -- Я вам даю честное слово, что этого документа нет и что Крафт при мне разорвал его.
   -- Вы видели?
   -- Видел.
   -- Сами?
   -- Сам.
   
   -- Крафт разорв<ал>. Слава богу, это был мой дурной поступок, но я...
   
   Она про Версилова ("я, может быть, его не стоила").
   
   -- Нет, вы мне доставили большое удовольствие.
   -- Я могу быть всегда вашим другом.
   
   Ахмакова. Вы маленький, а уже так развратны.
   Под<росток> (в неистовстве). Если вы докажете мне сейчас, что сами не развратны и теперь не {развратны и теперь во вписано.} лжете и говорите правду, то вы не знаете, что я для вас сделаю!
   Ах<макова>. Это выходит уже из всех границ.
   Под<росток>. Нет, посидите, пожалуйста, докажите, что вы высшая женщина.
   Ах<макова>. Если я вам докажу?
   Под<росток>. 1) Первое: дали вы мне здесь свидание или нет?
   Ах<макова>. Да, я дала вам свидание (покраснела и с просящей улыбкой).
   Под<росток>. Это для того, чтоб про то письмо?
   Ах<макова>. Да, этого письма я боялась, но, клянусь вам, не столько, сколько вы думаете. Тогда, у Татьяны П<авловн>ы... {Тогда, у Татьяны П<авловн>ы... вписано на полях.}
   Под<росток>. Итак, я только был шпионом?
   Ах<макова>. Нет, ей-богу, я, кроме того, любила.
   Под<росток>. Я вам скажу об этом письме. Но знайте, что я ценю вас выше себя безмерно, потому что я вам теперь лгу, а вы мне, видимо, нет. Но... но я вам друг вовеки. Я вам скоро скажу, очень, очень скажу.
   Ах<макова>. Успокойте меня в одном: оно у Версилова?
   Под<росток>. Н-нет! не у него.
   Ах<макова>. У кого же?
   Под<росток>. У Крафта... Истребил... своими глазами...
   Ах<макова>. Слава богу...
   Под<росток> один. Я ей солгал! О, как я безмерно был ниже ее и как презираю себя в эту минуту! Но я, может быть, так думал в ту минуту: в моей еще власти отдать тебе всё, и я тебя вознагражу! Недоверчивость была? Была. Было и желание приберечь документ. О гнусный, о лицеме<рный?> характер. Я бросился целовать ее следы. Но я был счастлив и весел. Я пел и думал: если в свете гадко, то ведь гадок только я, а есть в свете прелесть.
   
   Легкомыслие ли это было? Или кокетство до крайности?
   
   И потом, в сцене с Версиловым, он тоже говорит с ТЕМ про документ и тоже лжет.
   
   После открытия о Лизе он думает об Ахмаковой.
   
   Ахм<акова>. Вы ко мне ходили, я несколько раз хотела непременно выпытать... Только я не умею этого.
   Под<росток>. Татьяна Па<вловна> говорила тогда: обольстить.
   Ахм<акова>. Не знаю "обольстить"... Только что ж, когда из этого ничего не выходит?
   Надувать губки от смеху, ее жест. Про Флигель-адъютанта под конец, она надула губки: "Только это уж было бы так смешно,-- сказала она, точно прося прощения,-- и вдруг прыснула".
   Подр<осток>. Я не ревную, я не ревную. Пусть так.
   
   Под<росток>. Я обманул и ее, и Версилова (о письме), а был весел. Но я был силен... Если же эта женщина обманывает {Было: обманывала} меня, то я сумею оградить себя. (Смотри где-то прежнее NB.)
   
   Подросток говорит ей о том, как он любит порядочность в женщине, и при сем описание Анны Андреевны.
   Потом Подросток говорит, после свидания, о том, что он мог при самом ярком увлечении и чувстве оставаться трезвым, т. е. верить, что она, может быть, его обманывает, а потому он и сам обманул ее. "Так же точно поступил я вечером и с Версиловым,-- говорит он.-- Что ж это было мужество? Крепость нервов или то двойное чудовище, которое сидит во мне и которое Версилов так ценит выше одноидейности?" и проч.
   
   NB. Ахмакова всё еще не принадлежала к самому {самому вписано.} великосветскому обществу, но предложение барона Бьоринга возводило ее уже в самый высший круг.
   
   -- Да, я виновата была.
   -- Как могли вы так унизиться... Нет, нет, так благородно унизиться. Как могли вы признаться такому, как я,-- и только для того, чтобы выведать.
   -- Нет, вы меня очень интересовали.
   
   -- Я вас просила никогда не говорить со мною о Версилоле.
   Под<росток>. Вы всё это повторяете. А меж тем я вам всё высказал.
   Письмо уничтожено. Мне Крафт сказал. И я не надувал. {Вместо: И я не надувал,-- было: Я не лг<ал>.} (Я не лгал ей. Я был чист. Эти женщины меня очищали. {(Я не лгал ~ меня очищали, вписано на полях.} Мне только стыдно было признаться в моей комедии. Все эти высшие женщины меня очищали. В тот миг я решился вечером же разорвать письмо и нею эту "подлую и смешную интригу" уничтожить.) Когда она услышала про Крафта, она сказала мне "слава богу".
   
   И уже выходя:
   -- Послушайте, выходите вы за флигель-адъютанта Бьоринга?
   -- Я ничего, я ничего (задрожали губки от смеха).
   NB. Тирада: что вы для меня были!
   У ней чувство.
   Милый мальчик, не сердитесь на меня.
   
   Я только этого и хочу, я {Далее было начато: толь<ко>} ни одной женщины знать не буду.
   
   Она отвернулась, надув губки: "Дайте мне посмеяться". Повернулась: слезинка. "Я скверная, я гадкая. Если когда вспомните обо мне, помяните меня хорошо".
   
   В исповеди с Версиловым Подросток говорит Версилову: "Она беспокоилась про документ".
   Верс<илов>. А у тебя нет этого документа? Я ждал, что ОН спросит. {Я ждал, что ОН спросит, вписано на полях.} И мне надо было, чтоб ОН спросил. Всё это время, все эти 2 месяца я спрашивал себя: зачем ОН не спрашивает, зачем ОН молчит? Ведь знаю же я, что ОН подозревает. Но ОН и в этот раз промолчал. Я застыдился в душе.
   NB. В 3-й части тоже ни слова про документ (да не к тому и было, не к настроению нашему взаимному, не те слова тогда говорились. И вдруг я узнаю фактом, что ОН искал {Было: ищет} в одном месте {в одном месте вписано.} документ.)
   ?NB. Может быть:
   Версилов, между прочим, объявляет Подростку, что Князь сделал Анне Андреевне формальное предложение, но что та отказала ему. "И один престранный мне сделала вопрос: люблю ли я Ахмакову".
   -- Дамское любопытство.
   -- О нет, категорический вопрос. Не знаешь ли ты чего?
   
   Исповедь. Вдруг после всех рассказов об Ахмаковой Подросток спрашивает: "Послушайте, что такое философия?" И потом уже: "поцелуй же меня!" {Рядом с текстом: Исповедь, ~ меня!" -- на полях запись: Драгоценное.}
   
   Версилов в исповеди: "Крафт разорвал, да? Ты не лжешь мне?"
   
   Подр<осток>. Вечером, после Князя, засыпая, я вдруг вспомнил мой давешний разговор с Стебельковым. Стебельков подкупал меня, чтоб я не мешал сватовству его к Анне Андреевне и не вступился за Лизу, да еще говорил: "Мои деньги лучше!"
   Засыпая. И ведь сколько было намеков (про сестру). Ведь после этого я просто глуп, что не догадался. Нет, это не то: тут {Было: это} эгоизм, а не глупость, эгоизм сердца и -- и, пожалуй, уверенность в святость других, что все другие лучше меня нравственно. О, в этом я всегда был уверен. А пуще всего то, что все намеки сошлись {Далее было: как нарочно} только сегодня и я не успел сообразить и, как нарочно,-- не тем совсем был занят, был развлечен Ахмаковой. {Ахмаковой вписано.}
   В самом деле, Стебельков в тот же день...
   
   Заставляют ли в этаких случаях жениться... с пистолетом в руке... Я не знаю. Поступлю как надо честному человеку. Версилов -- но что же тут Версилов, знал он иль не знал?
   Вошла Лиза
   -- Об Е<лене> П<авлов>не.
   -- Именно вы знаете, именно таких подростков, как я.
   -- Это всё оттого,-- сказала Лиза,-- что ты маленький. Увидишь красавицу и влюбишься, дух захватит... а потом ее ненавидишь.
   -- Ну а если она предпочтет меня большому?
   -- Тут ты и пропадешь у ее ног.
   -- Нет, я не пропаду... Нет, я бы не пропал, и если женщина станет поперек моей дороги, {Было: мне поперек} она должна идти за мной. Мою дорогу не прерывают безнаказанно.
   Захохотала.
   -- Как я люблю, что вы смеетесь надо мной. Как мне у вас приятно. Я выхожу очищенный.
   
   Выходит. Лиза догнала, "не играй", 300 руб.
   -- Откуда ты знаешь?
   -- От Онисимовны.
   Лизе: "Ты давеча была у Дарьи Онисимовны?"
   О Флигель-адъютант<е>.
   Князь несчастный какой-то. Это великодушный, добрый.
   
   Признаюсь, я был приглашен, я, но она совершенно сделала вид, что я заехал случайно.
   Широкость ли это? {Рядом с текстом: Выходит, ~ Широкость ли это? -- на полях запись: Олимпиада.}
   
   У меня распущенное ухарство. Я играю (выходя).
   
   -- Приезжайте чаще.
   
   Версилов, кажется, {Было: очень} интересовался, что делает Анна Андреевна у Князя.
   "Он меня расспрашивает про вас",-- говорит ОН Анне Андреевне.
   
   Как приятно сказать человеку приятное.
   
   С тех пор, как я узнал вас.
   
   ОН не любит.
   А она ЕГО?
   
   И когда мы с ним (с Князем) ссоримся -- мне больно.
   
   Выйдя от Анны Андреевны, полетел. Опоздал.
   -- Неужели, неужели она дала мне свидание?
   
   Я гляжу на Россию.
   Послушайте: мы перенесли татарское нашествие, потом двухвековое рабство, {Далее было начато: единственно} т. е. крестьяне и их помещики, единствен<но> потому, что то и другое нам пришлось по вкусу. Теперь надо свободу перенести: сумеем ли, по вкусу ли нам свобода-то?
   
   Анна Андреевна встала и ушла.
   Лиза. Совершенный папаша, да ты у него взял.
   Выходя: "Ты отрицаешь во мне всякий ум?"
   -- Полно, не говори так. Поцеловал руку у Лизы.
   А<нна Андреевна>. Вы добрый и премилый.
   
   Во всем этом прогрессивном движении нашем за последние 15--20 лет мы прежде всего доказали, что страшно необразованны.
   Лиза. Ужасно, как ты отвлеченно говоришь.
   Под<росток>. Лиза, не приставай ко мне.
   Подр<осток>. Во мне все низости падения!
   -- Ну вот опять.
   Под<росток>. Надо не уважать людей, я с первого себя и начинаю. {Я гляжу ~ и начинаю, вписано на полях. На полях же в обратном направлении основному тексту было: Вы нашли бесчестным Версилова, такого благороднейшего человека, вы даже не сумели этого выразить. Внизу с. 2 об. было: что именно} <8/2, с. 2 об.>
   О подлоге акций.
   Князь.
   Знаете, я хочу играть, я хочу выиграть, игра -- скверность, по это всё временно, только бы выиграть известную цифру... и... тогда...
   Я глянул и увидел оскаленное выражение. Конечно, я не доведу до чрезмерной цифры.
   Вы хотите и невинность соблюсти, и капитал приобрести. Я хочу, чтоб вы взяли! Вы не знаете, что у меня! (Стебельков. Это Стебельков то, что вы серьезное лицо.) {(Стебельков, ~ лицо.) вписано.}
   -- Если мы поцелуемся с вами...
   -- Если вы поцелуете! Что за нежности. С отвращением поцеловал.
   -- Мы были друзьями.
   -- Ну-ну-ну... хорошо, хорошо...
   -- Право, я не знаю, эти 300.
   -- Берите, берите.-- И я взял.
   Если б вы знали, что в душе моей, о, если б он знал, что в душе моей.
   И я взял.-- Я мог достать. Я мог достать у Стебелькова, и я шел к нему только не за деньгами. Вчера я получил записку.
   При Стебелькове: "У вас 2-й том Белинского, вы просвещаетесь, Князь".-- "Я вас прошу оставить эту книгу".
   Про Стебель<кова>: "Деньги-то принес".
   -- Э, всё равно!
   -- Да я для вас же.
   -- Принес, принес.
   Приехал гость. Такой индивидуум, как Стебельков, конечно, обратил его внимание. Разумеется, я иногда умел себя держать, и Князь, {Далее было: тоже} кажется, и меня стыдился. Эта идея приводила меня в бешенство.
   При Дитрине, выходя за Ахмакову:
   -- Я имею лично удовольствие знать Катерину Николаевну. После свидан<ия>
   Что-нибудь очень интимное от Подростка из воспоминаний. {Что-нибудь ~ из воспоминаний, вписано на полях.} <8/2, с. 1>
   Что-то было не так, как бы унизительное для Лизы.
   Ну и Князь -- я не отослал.
   Ст<ебельков> про Дитрина: "Это не принято" (вексель).
   -- Чего вам? Зачем вы сидели?
   -- А... про то-то... Как же Князь?
   -- Нет, нет и нет.
   В двери: "Я вас не боюсь",-- и вдруг догнал его и начал быстро говорить. Стебельков прищуренно слушал, махнул головой: знаем, дескать, и вышел. Князь воротился дрожа. Он хотел было сесть, но взглянул на меня и не сел.
   Глаза его точно выго<во>рили: ты зачем здесь сидел?
   -- Я, Князь,-- начал я. {Далее было: Эх, еще с вами}
   -- Мне, право, некогда, я сейчас еду.
   -- Ну и возьмите прежде ваши 300 руб.
   
   Когда я сказал про Катерину {В рукописи ошибочно: Лизу} Николаевну {Далее было: объявила}
   
   Признаюсь, я унижался, но непобедимо. Чтоб не препятствовать с Лизой <8/2, с. 1 об.>
   О Дворянстве. Верс<илов> -- у Князя.
   -- Это уж что-то идеальное, масонская ложа какая-то (Князь был ужасно необразован). Версилов понял, что он хочет возражать из досады.
   -- Это равняется уничтожению дворянства.
   -- Если хотите, оно никогда, может быть, и не существовало, и т. д.
   Из придворных и рабовладельческих. {Из придворных и рабовладельческих, вписано.}
   -- Боже, как ты ему льстишь.
   -- В нем столько же достоинств, сколько и недостатков.
   -- Боже, как ты ему льстишь.
   -- Чем льщу? -- не понял я с первого разу. О, как я был тогда не искусен, правда, но у меня совершенно другое было, пело в душе моей. {Вместо: пело в душе моей -- было: тогда в душе}
   -- Да ведь его мощи явятся, если <с>только достоинств.
   В этом смысле Князь был умнее меня: он сейчас заметил, что тот отделывается насмешкой. Что-то оскаливающееся.
   -- Слова его показались мне только вначале ретроградными, {Было: несколько ретроградными} но потом он поправился (3 раза повторить).
   -- В обществе беспорядок. Вы сами произведение одного лишь беспорядка.
   -- Вы что-то хотели сказать, но изложить не сумели, вон у вас Белинский...
   -- Оставьте, пожалуйста, ваши замечания.
   -- Но у вас не логика, у вас какое-то чувство.
   -- Вы говорите про Версилова, зачем он сам не таков,-- вот ваша логика. Но это дичь, а не логика, потому что если б он был и не таков, то все-таки мог бы проповедовать правду. А во-вторых: чем он не таков?
   -- Нет уж, коль начал сам проповедовать высшую правду, то и сам будь справедлив.
   -- Это вы ЕГО назвали бабьим пророком?
   В Коране сказано, в одном месте, что на иных людей смотреть как на мышей и делать свое дело. {В Коране ~ свое дело, вписано на полях.} <8/2, с. 2>
   "Такая же монстрюозная мысль, как и другая клевета на нее, что она обещала князю Сергею Петровичу выйти за него замуж еще при жизни мужа. Тут была одна глупость, я знаю ведь из первых рук,-- высказывался я.-- Это был один весел<ый>, легкий, смешливый разговор в одну ясную веселую минуту, в которую Князь как-то намекнул ей ввиду ее скорого вдовства, и она, улыбнувшись, ответила ему: "может быть". Это было ужасно легкомысленно, согласен, но что же могло означать это "может быть". Я слишком знаю, что Князь никакой цены не может придавать подобному обещанию. Да и совсем не намерен,-- прибавил я, спохватившись, что немного слишком проговорился о Князе и, желая поправить:-- Я его {его вписано.} ужасно люблю,-- начал я вдруг,-- несмотря на все свои недостатки, это симпатичное существо. В нем какая-то одноидейность, короткость мысли, правда, но всему благородное основание: именно если {Далее было: сам} говоришь о благородстве, то будь же сам благороден, иначе не ценю твоих слов. Это нелогично, потому что и неблагородный может сказать истину, но это показывает в Князе благородные требования и желания. {Далее было начато: несмотря на то, что давеча... Но покажите... я} Ах боже мой, неужто три часа", {Далее было начато: заго<ворил>} -- вскричал я вдруг, взглянув на циферблат.
   -- Без десяти минут,-- сказала Анна Андреевна. Я стал прощаться, дифирамб.
   -- Действительно, подозревать можно, что вы под влиянием женщины. {Действительно ~ женщины, вписано на полях.} <8/3, с. 2 об.>
   -- Лиза, почему ты с ней была не так нежна? Что ты меня дернула? Это прелестная девушка, да-да!..
   -- Я иногда очень дурная. {К тексту: Я иногда очень дурная.-- вариант: Я, я иногда очень дурная [девушка].}
   -- Ну, оставляю вас с вашими маленькими тайнами. Тем более, что некогда.
   
   -- Она скверная.
   -- Полно, Лиза.
   -- Ну, так я скверная.
   
   После Анны Андреевны Лиза вышла за ним в другую комнату: "Не играй. Ты у Князя брал деньги". И вдруг двинула<его всею силой: "Пойдем сюда. За портьеру". Прошел Князь. Шпоры.
   -- Это Князь. Чего ты испугалась?
   -- Так. Я ни за что не хочу, чтоб он меня видел.
   -- Ты точно испугалась. Уж не волочится ли он за тобой? Я б ему задал тогда...
   -- Ты против него, его очень не любишь?
   -- Нет, Лиза, я его люблю. Зачем он меня обидел? О 300 р.
   -- Почему ты знаешь? Князь.
   -- То-то бы успел много. Уж в этакого, мой Лизочек, не влюбится. А знаешь, право, я готов простить его. Он меня обидел, но я готов простить его. Когда мы счастливы, мы так добры.
   -- А ты счастлив?
   -- Ужасно, ужасно {Далее было: и весел} -- всё, всё потом расскажу тебе, Лиза. {Вместо: Я б ему ~ расскажу тебе, Лиза.-- было: Полно. Ну разумеется! вздор. Извини. Я отыграюсь и отдам ему. Я тебе сообщу.}
   -- Знаешь, что я тебе сообщу...
   -- Нет, выйдем.
   -- Разве ты не туда?
   -- Нет, я с тобой пойду. Я не хочу, чтоб он знал, что я сюда хожу. {Я не хочу ~ сюда хожу, вписано на полях.}
   -- Ты простилась?
   -- Прости<лась>, прощалась.
   Вышли.
   -- Я тебе сообщу, это он приехал сделать предложение. {Далее было: Этого быть не может. Почему не может?}
   
   -- Знаешь что, ты на своем извозчике, {Далее было: я сейчас} а я пойду, обедать будешь?
   -- Буду.
   -- Мама просила тебе сказать, чего она не смеет. {Вариант: Мама просит, об чем боится <сказать>}
   -- Лиза! Я знаю, что всё это жалкое малодушие, но... это только пустяки. Но видишь, я задолжал и хочу выиграть, чтоб отдать. Выиграть можно. {Рядом с текстом: но ... это ~ можно.-- на полях начато: Я в вашей комнате не только не} Это легко. Только б не увлекаться. Я каждый рубль считать буду, но отдам и забастую, и тогда я ваш, ваш нераздельно, и маме скажи, что и не выйду от вас. А сегодня... {Далее было начато: Да}
   -- Сегодня-то уж будешь обедать?
   -- Буду, буду к обеду, как обещал. {как обещал вписано.} В половине пятого.
   -- А ты очень счастлив? Ты сейчас сказал, что ты счастлив?
   -- Дай свою руку на счастье.
   -- На счастье, мою руку -- ни за что! -- сказала она. {Дай свою ~ сказала она. вписано на полях.} Я поехал. Лизочка, милая. {Далее было: Что я сделал с тобой, как растерзал тебя.}
   Помню ее взгляд, когда она сказала мне: "А ты счастлив?" Что-то было в твоем сердце. Жалкий, жалкий крот: я ничего не видел, я ничего не понимал.
   
   И вот это-то счастье, может быть, и было главною причиной, что я ничего не понимал.
   
   -- Ведь он предложение сделать приехал.
   -- Н-нет,-- сказала она, улыбаясь какою-то бледною улыбкой. <8/3, с. 1>
   "Три часа, три часа,-- думал я. У меня ужасно стучало сердце. В 3 часа она должна быть у Татьяны Павловны. Да будет ли? Неужели она могла мне дать свиданье? Я ехал, так же солнечно. Что нужно, смелость или робость? Э, не пропаду!" {Я ехал ~ не пропаду!" вписано.}
   Я вошел. Нет дома. Я подожду. Я вошел: она сидела и ждала Татьяну Павловну.
   
   -- Да, не застала. Вы, верно, забыли сказать ей.
   -- Я... я и не видел ее.
   -- Да ведь я же просила вас передать ей вчера, что я буду у пей в три часа.
   -- Я не дослушал или вы забыли сказать.
   -- Трудно представить, чтоб я забыла. {Я не дослушал ~ я забыла, вписано.}
   "Так вот как это было! А я, я-то подумал, что мне свидание".
   -- Ах, боже мой, вы-то зачем здесь? Ах, боже мой! Так вы-то зачем приехали? {Ах, боже мой. Так ~ приехали? вписано.}
   Я нахохлился. Она рассмеялась.
   -- Да, вы не можете не рассмеяться! {Далее было начато: Вы} (с гневом) Вы не такая, как Анна Андреев<на>.
   -- А вы были у Анны Андреев<ны>?
   -- Был и слышал про вас, что вы выходите замуж.
   -- За кого?
   -- За барона Бьоринга.
   -- У ней слышал<и>?
   -- Нет, не у ней. Это у Князя (добродушно).
   -- Я люблю ваше добродуш<ие>.
   -- Меня все хвалят за добродуш<не>, а я злой; я на вас зол.
   -- Кстати, Николай Алексеевич сострил по поводу нашею знакомства, что молодые люди... из угла...
   -- Мне передали, а я сказал, что если перейдет дорогу. Они смеялись. Я ужасно унижаюсь с вами. {Далее текст с. 1 об. представляет собой разрозненные записи. Расположены в порядке нумерации, поставленной Достоевским, и по смыслу.}
   -- Я не хочу этого!.. потому что я ваш чист<ый> сон.
   NB. Или так: это всё Подросток говорит: "Хотите я вам скажу, кто вы такая?" И развивает это.
   -- Я вам всё скажу. Документ. Правда это?
   -- Скажете, правда это, и я вас прощу.
   -- Я рада, что вы заговорили.
   -- А почему вы сами не говорили?
   -- Да я не умею. Знаете, я вас всё боялась, я и теперь боюсь.
   -- Чего?
   -- Да что вы броситесь и начнете что-нибудь делать, стену ломать.
   -- Я стену ломать не буду.
   -- Неужели? -- безо всякой насмешки и безо всякой второй мысли.
   -- Просто потому, что вам не верится, что я не буду ломать. Я. Откуда вы эти словечки берете? Ну, возможность только верить, что я сломаю стену.
   -- Что мне с вами делать? Почему я всегда смеюсь, смотря на вас? Вы радость (дифирамб).
   -- Простите, не гордитесь всего минутку.
   И под конец, он вдруг, уходя,-- тоже дифирамб.
   -- Мне вспоминался бедный мальчик, один, заброшенный несчастный. Я полюбила вас как несчастного. Милый мой мальчик, как называет вас мой милый отец.
   -- Мне нравится иметь такого конфидента. Вы душа чистая.
   -- Как кошка с мышкой...
   -- Какая я кошка?
   -- Один другому мысль забросил хорошую.
   -- А вы не ревнуете, что я выхожу?
   -- Нет. Дай бог вам счастья. Любите. Это высший смысл, не правда ли?
   -- Послушайте, я, может быть, ведь не выйду. Для чего я вам это говорю?
   -- Это игра, игра с ребенком, это непростительно.
   -- Пусть как сон. Мне больше ничего не нужно.
   И я ее обманул. Я мог ее обмануть (об документе). Что это -- широкость? Нет, я не обманывал. Я хотел вечером же разорвать документ.
   Но вот еще черта, тогдашняя, и сделаешь подлость, а говоришь: потом.
   Слуша<й>те, когда меня в первый раз вывезли.
   Ни одного дурного приключения.
   Потому что этого никто не видит.
   
   Про Версилова двусмысленно. Что ОН, как ОН?
   -- Я, может, очень виновата перед ним.
   -- Чем?
   -- Не знаю. Тем, что ему прямо, как и вам, вся открыто показалась, всю душу с моими скверными пороками.
   -- Какими это?
   -- Открытостью. Желанием тотчас победить, привлечь, осчастливить.
   NB.-- Как можно? Так женщина не бывает откровенна, как я. Oua не должна привлекать без любви. А я -- я ведь никого не люблю... Я всех люблю. Я назначена всех любить. Стало быть, никого.
   Почему я позволила себе это? Потому только, что об этом никто не узнает. Да хоть бы и узнали!
   -- Но вы рыцарь. Вы скажете: она была сумасшедшая. Но улыбнетесь и -- простите мне.
   
   Какие-нибудь мелочи, от поступка Лизы.
   
   Первая глава. После свидания, идучи домой: то, что Лиза была так давеча неблагодарна даже перед Анной Андреевной, меня особенно мучило. И зачем они так злы, так раздражительны? Они жизни не знают. Жизнь совсем иначе устроена, чем они принимаю, всё так хорошо и ясною <8/3, с. 1 об. и 2)
   
   В монолог.
   Ваших страстей... Она вздрогнула. Вы в страхе, но и в страхе вы улыбнулись.-- (Она улыбнулась.)
   
   Я к вам привязался именно потому, что вы простоваты.
   
   Я бы не заговорил, если б я не принял решения.
   Хотите, счастливы.
   Я боюсь вас оставить?
   
   -- Стало быть, вы не всякую минуту имели {Далее было начато: наме<рение>} целью выпытать документ?
   -- О нет, я часто совсем забывала.
   
   -- Иезуитство, хитрость, выведывающую змею... а между тем увидел честь, славу, студента. Чему вы рассмеялись сейчас, скажите? {Далее было начато: -- Что так<ое>}
   -- У вас есть такие слова... Что такое "выведывающая змея"?
   
   -- Нет, я вам благодарен, что вы разбили лед. Вы сделали это ужасно оригинально. {Было: благодарно}
   О, благослови вас бог. {Далее начато: знает<е?>}
   
   -- Мне Версилов говорил, что Отелло не для того убил, и потом убил себя, что ревновал, а потому что у него отняли его идеал. Я это понял.
   -- Это он прекрасно сказал. Она собиралась.
   Я встал, не зная, что говорить. Была минута вначале, и я вдруг принял огромное решение и знал, что выполню. Приняв, я сейчас сошел с ума и стал говорить -- как никогда не говорил.
   
   -- Мне пришла в санях {в санях вписано.} великолепная идея. "Это та самая живая жизнь,-- думал я,-- про которую говорил Версилов". Он не понял, что она так проста, и обвинил ее во всех пороках. Но он не любил ее, а только хотел "спасти" -- вот разгадка,-- и об Лизиной {Было; об Лизе} неблагодарности. Она такая и была, вся такая.
   Вот именно то, чего не понимают (в живой жизни) и чего не понял Версилов.
   -- Тут было одно драгоценное слово: как могла она сказать что рассчитывала на вашу пылкость... Ну пусть она святая и призналась даже в этом, но не в таких словах: она как светская женщина могла бы избежать для своего достоинства, {но не в таких ~ достоинства вписано.} но это было какое-то уже уродливое чистосердечие для светской женщины, по святое, потому что этим она казнила себя в целомудренности {целомудренности вписано.} из уважения ко мне, к моему сану юности незащищенного подростка. Хотя это ничего, потому что она вся свята.
   Вспоминал я словечки по примеру прежних свиданий.
   Так обнажаясь перед мной в своей вине, она тем самым, ясно для меня, прерывала уже навсегда эту игру -- завлечения мальчика -- и его вразумляла и себя ставила на высшую точку. NB. Перескакивая через все мои падения скажу: она в самом деле была такая -- святая и правдивая. {Тут было ~ святая и правдивая, вписано на полях.} <8/4, с. 1>
   -- Теперь уже нельзя, теперь и грешно! Ах, сколько тут было моего легкомыслия.
   Я любила слушать моего мужа. Я любила стремление к чести князя Сокольского.
   Версилов. <8/4, с. 1 об.>
   -- Я тогда сидел за портьерой. Вы говорили про письмо. Я вскочил и проговорился. Вы должны были понять, что я что-нибудь знаю. Подождите, не отвечайте пока. Ваши подозрения были основательны. Крафт. У Крафта, он застрелил<ся>.
   Она: В самом деле, вы сами видели? Слава богу!
   NB. (Я не солгал ей, я был чист.)
   -- Скажите же, для того ли вы привлекали меня, ласкали меня, принимали меня? Подождите говорить, я не рассержусь, тут ничего нет, если документ вас беспокоил. Скажите -- для того?
   -- Для того. Я виновата.
   -- Стойте, вы меня поражаете, и я ничего не понимаю. Ведь если для того, то встать и уйти. А вы еще говорите: виновата. {Стойте ~ виновата, вписано.} Как могли вы унизиться? Слушайте, девять десятых дам вышли бы...
   -- Зачем же это?
   -- Вы ведь не боитесь меня, вы ведь верите, что я сам отворю дверь.
   -- Я вижу, что я была очень виновата.
   -- Скажите, для чего вы не говорили прежде?
   -- Я не умела. Мне стыдно было. Потом я вами завлеклась, мне думалось, что вы догадаетесь, и мне стыдно было. Я забывала.
   -- А здесь для чего назначили?
   -- Теперь время пришло. {Теперь время пришло, вписано.} Я думала, что здесь лучше пойдет, вы здесь разговоритесь. (Улыбнулась, как бы прося снисхождения.) {вы здесь ~ снисхождения.) вписано.} Ах, тут много было легкомыслия! Так же, как и во всей истор<ии> этого письма. Этот документ был одно из самых грустных и легкомысленных дел (поступков). {Далее было начато: Потом} Я думала действительно, что у вас есть. Потом вы стали ходить ко мне, и я завлеклась.
   -- Чем, чем мог я, бедный подросток?
   -- Я мало люблю общество, мой муж, как студенты -- у вас такие слова... Версилов -- все пороки. {Далее было: Довольно, вы насадили рай}
   -- Какие, у вас их нет.
   -- Есть.
   -- Какой? Скажите! Пожалуй, не говорите, если нельзя, но скажите лучше.
   -- Я желала всем нравиться.
   -- Неужели и мне тоже желали? Взглянула и улыбнулась.
   -- Довольно, вы насадили рай. Благодарю выведывающую змею...
   -- Какие слова! -- Усмехнулась.
   -- Но теперь, теперь не ходите ко мне. Нельзя, я виновата" Грешно. Бедного мальчика мечтающего.
   -- Не так часто.
   Он Отелло, ревность.
   -- Правда о Бьоринге?
   -- Я не знаю. Он очень умный человек. Умный и твердый человек. Добрый и великодушный.
   -- Дай вам бог. Вы мне как мать теперь. {Вы мне ~ теперь, вписано на полях.} Нет, я унесу только идеал в душе, и того довольно.
   Она. Мы больше никогда не будем так говорить?
   -- Никогда, никогда!
   -- Нет, уйдите вы прежде.
   
   -- Но ОН не поверил и стал мне врагом, довольно об НЕМ. Я вас попрошу никогда не говорить мне о НЕМ.
   
   -- Да я не умела. Я и умею, да не люблю, а потому как студенты.
   -- Ведь это ничего, ведь вам надо было.
   -- Нет, так не надо было, вы меня привели в стыд.
   
   -- Я сделала дурно: {Далее было начато: Мне очень} потому что я действительно на вашу пылкость рассчитывала.
   
   -- А для чего Крафт разорвал? И вы знаете твердо, что разорвал?
   -- Да! Да! (Сегодня же сожгу, думал я.) {Но ОН ~ думал я.) вписано на полях.} <8/4, с. 2>
   
   22 марта.

Для предисловия

   Факты. Проходят мимо. Не замечают. Нет граждан, и никто не хочет понатужиться и заставить себя думать и замечать. Я не мог оторваться, и все крики критиков, {Далее было: не разубедили} что я изображаю ненастоящую жизнь, не разубедили меня. Нет оснований нашему обществу, не выжито правил, потому что и жизни не было. Колоссальное потрясение,-- и всё прерывается, падает, отрицается, как бы и не существовало. И не внешне лишь, как на Западе, а внутренно, нравственно. Талантливые писатели наши, высокохудожественно изображавшие жизнь средне-высшего круга (семейного),-- Толстой, Гончаров думали, что изображали жизнь большинства,-- по-моему они-то и изображали жизнь исключений. Напротив, их жизнь есть жизнь исключений, а моя есть жизнь общего правила. В этом убедятся будущие поколения, которые будут беспристрастнее; правда будет за мною. Я верю в это. {Напротив ~ в это. вписано на полях.}
   Говорили, что я изображал гром настоящий, дождь настоящий, как на сцене. Где же? Неужели Раскольников, Ст<епан> Трофимович (главные герои моих романов) подают к этому толки? Или в "Записках из Мертвого дома" Акулькин муж, например. {Или ~ например, вписано на полях.} Из этого-то (гражданского) чувства я передался было к славянофилам, думая воскресить мечты детства (читал Карамзина, образы Сергия, Тихона). {Из этого-то ~ Тихона), вписано на полях.} А подполье и "Записки из подполья". Я горжусь, что впервые вывел настоящего человека русского большинства и впервые разоблачил его уродливую и трагическую сторону. Трагизм состоит в сознании уродливости. Как герои, начиная с Сильвио и Героя нашего времени до князя Болконского и Левина, суть только представители мелкого самолюбия, которое "нехорошо", "дурно воспитаны", могут исправиться потому, что есть прекрасные примеры (Сакс в "Полиньке Сакс", тот немец в "Обломове", Пьер Безухов, откупщик в "Мертвых душах". {Далее было: начато: и что они тольк<о>}) Но это потому, что они выражали не более как поэмы {Вариант: герои} мелкого самолюбия. Только я один вывел трагизм подполья, состоящий в страдании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, главное, в ярком убеждении этих несчастных, что и все таковы, а стало быть, не стоит и исправляться! Что может поддержать исправляющихся? Награда, вера? Награды -- не от кого, веры -- не в кого! Еще шаг отсюда, и вот крайний разврат, преступление (убийство). Тайна.
   Говорят, что Оля недостаточно объяснила, для чего она повесилась. Но я для глупцов не пишу.
   
   Болконский исправился при виде того, как отрезали ногу у Анатоля, и мы все плакали над этим исправлением, но настоящий подпольный не исправился бы.
   Подполье, подполье, поэт подполья -- фельетонисты повторяли это как нечто унизительное для меня. Дурачки. Это моя слава, ибо тут правда. Это то самое подполье, которое заставило Гоголя в торжественном завещании говорить о последней {о последней вписано.} повести, которая выпелась из души его и которой совсем и не {Далее было: бы<ло>} оказалось в действительности. Ведь, может быть, начиная свое завещание, он и не знал, что напишет про последнюю повесть. Что ж это за сила, которая заставляет даже честного и серьезного человека так врать и паясничать, да еще в своем завещании. (Сила эта русская, в Европе люди более цельные, у нас мечтатели и подлецы.)
   Причина подполья -- уничтожение веры в общие правила. "Нет ничего святого".
   Недоконченные люди (вследствие Петровск<ой> реформы вообще) вроде инженера в "Бесах".
   
   4/5 апр<еля>.

Продолжение и окончание 2-й части

   1) Обед у матери. Версилов брюзжит. Подошла Татьяна Павловна, с ним очень дурна. Подросток и радостен, и неловок. Наверху застал обнявшуюся мать и Лизу. Лизе сказал какую-то глупость, но по случайности явный намек. Вышел с Версиловым. Разговор. Короче. Дома. Мать Оли. {Рядом с текстом: 1) Обед у матери. ~ Мать Оли.-- помета: кратче.}
   2) Игра. Сцена с Князем. Узнал всё.
   3) Назавтра Лиза. Князь к Подростку при Лизе. Сцена между ними, непременно. Пошел к Стебелькову. Тот (Арсеньев). Он к Васину. Васин предупреждает. У хозяина. {У хозяина, вписано на полях.} Отношения к Князю. Сцена между Князем и Лизой. {Сцена ~ Лизой. вписано.} Мучение и цинизм Подростка. От Версилова холодность. Вдруг Татьяна Павловна спрашивает Подростка: что он это сделал? Версилов-де письмо написал. История и сцены с письмом. Татьяна Павловна говорит, что была тогда за дверью. {Татьяна Павловна ~ за дверью, вписано на полях.} Старый Князь. Анна Андреевна. Подросток в бешенстве на Версилова. Ст<арый> Князь выгоняет Подростка через Анну Андреевну. {через Анну Андреевну вписано.} Тот в отчаянии. К Ахмаковой, встреча с Бьорингом. {К Ахмаковой, встреча с Бьорингом. вписано.} Фейерверк мыслей: в Америку. (У хозяина похороны.) Ссора с Молод<ым> Князем за Лизу и с Лизой. Достал денег. Обижен Бьорингом. {Обижен Бьорингом. вписано.} Отыграться и бросить всё! Проигрыш и сцена с рулеткой. Донесу. Ужасная ночь, встреча с Ламбертом. Andrieux. Фантастически.
   NB. Больше обратить внимание на Лизу, теплее. Версилов после письма пропадает из дому. (Посещение ребенка и молебен за Олю.)
   
   БЫСТРЕЙ.
   Озябла. Девочка. Девочка (озябла). Необходима ему во всем романе как убежище от Версилова, Ламберта, недоверия Лизы, безучастия матери. Он к ней удаляется. Девочка умирает перед самым замыслом -- решением на Ахмакову, забитая. Эта смерть приводит Подростка в отчаяние.
   
   Замысел же на Ахмакову начался еще при Макаре. Тут можно, еще при Макаре, вдруг выходку его к флигель-адъютанту Бьорингу. Подросток оскорблен.
   
   При<е>зд Марьи Ивановны.
   У хозяина не умирает жена, а он только мирит хозяйку с хозяином. Хозяин же пригодится, когда Ст<арый> Князь бежит к Подростку.
   Хотел зажечь, и "озябла". В квартире прибили. Топиться. Ламберт.
   
   БЫСТРЕЕ 2-ю часть
   
   4/5 апреля.

Текущее.

   Подросток сознается Версилову (после обеда) (вход в трактир) о свиданий с Ахмаковой, но свысока к Ахмаковой, не признаваясь в любви своей, а лишь в том, что та про документ спрашивал а. Сделал всё, чтоб только сказать, сначала третировал Ахмакову свысока, а потом вдруг выдал, что любит. Версилов всё расспросил. Всё из восторга. Тут и о счастье человечеству, и о философии. Поцелуй. {Далее было начато: Дом<а>} Версилов в трактире. Живее. {Далее было начато: Дома. Мать Оли. Игра.} Дома. Мать Оли. (Всё восторг.) Игра и Князь. Пробуждение. Лиза у него. Вошел и Князь.
   
   В конце 2-й части, уже после измены к Ахмаковой; о том, что бросить игру теперь уже почти невозможно. "Идея". Когда-то еще она узнает об идее, а неужели теперь обратиться в мышь? Я в свете должен встретиться с Бьорингом... Я обязан {Было начато: долж<ен>} теперь встретиться с Бьорингом.
   
   До измены Генеральши: В мое {Было: его} сердце минутами вдруг нисходит реальная правда; а что ж, ну и любовница сестра, и на содержании, разве не у всех так? Версилов же не смущается. {Было начато: ужас<ается?>} Э, Версилов! Версилов -- фраза...
   
   "Готов был целовать.-- Я целовал. Я раза два бросился на пол и целовал ковер, где она стояла".
   
   Версилов за обедом скучен. Яснее показать, что из-за того (Бьоринга).
   
   Версилов пламенно сообщает ему об légion d'honneur. {почетном легионе (франц.).} Это могло бы в двух видах совершиться: {Было начато: сохранить<ся>} или от правительства, или от себя.
   
   Версилов урвал его опять от семейства и от Лизы. С Лизой у Подростка назначенные свидания для примирения и проч.
   
   Из письма Версилова к Ахмаковой: "...документ этот существует: я видел это по глазам дурачка, который хотел меня уверить, что он сожжен. Но он не сожжен, а потому бойтесь".
   
   КНЯЗЬ
   Князь. Я, может быть, женюсь на вашей сестре.
   -- Э, всё это были мысли, а теперь дело.
   -- Ваша сестра говорила мне тоже, что вы ничего не знаете, но я всё не мог поверить.
   
   Слова Версилова. Что же касается до Петербурга, то это всё бумажные люди и уже почти что люди из бумажки.
   Версилов о связи Князя с Лизой: "Да и что я могу тут, в свободе сердец?"
   
   После того как объяснилась беременность Лизы, Подросток спрашивает Версилова: "Как могли вы, подозревая, что я знаю о связи Лизы с Князем, и видя, что я в то же время беру у Князя деньги,-- как могли вы говорить со мной, протягивать мне руку, не презирать меня хуже собаки?"
   Версил<ов>: "Друг мой, дело совести. Я достаточно вскакивал в совесть других и вынес одни щелчки и смех; щелчки наплевать, но главное в том, что этим маневром ничего не успеешь: никто не послушается". И тут о краске лица.
   
   Как могли вы, подозревая, что я знаю о связи Лизы,-- протягивать мне руку?
   Верс<илов>. Как мог?.. Я тоже, может, боялся мой идеал потерять и вместо моего пылкого и честного мальчика негодяя встретить. Почему не предположить во мне вместо коварства чего-либо более наивного?
   -- Так вы были не уверены, не уверены?
   -- Я человек старый, я молодых не знаю. {Так ~ не знаю, вписано на полях.}
   
   В 3-й части. {В 3-й части, вписано на полях.}
   Верю, верю, мой друг, и в Лизавету Смердящую верю, из всех сил верю. (Лизавета Смердящая, по легенде, кричит Христу: "Ну, теперь, Христос, ты не посмеешь мне отказать в царствии... А если откажешь, то и тут свят. Вознесешь других, и тут свят, а меня во ад, и тут свят! В пламени, с чертями буду, и всё буду кричать: свят! свят! свят!") (NB. Исступление, факирство.)
   
   ... и с беспрерывной соплей на носу.
   
   Мать Под<ростка>
   
   4/5 апреля.

САМОЕ ПОСЛЕДНЕЕ РЕШЕНИЕ

   Во 2-ю часть ввести лишь предложение Стебелькова продать ему тех. Подросток в негодовании и идет к Васину, а Васин предупреждает его о Князе (об акциях). Затем, в 3-й части, Васин хоть и компрометирован Стебельковым, но поверяет рукопись Подростку. Тот хоть и под влиянием Версилова и Макара Иванова, по под впечатлением, что хранит рукопись, хочет сам в заговорщики. Когда Ламберт донес о рукописи, то Васина арестуют, Подросток в это время ночевал у него. У Васина подозрение, что он донес, а так как на Подростке подозрение, что он донес о рулетке, то этим подозрением он уже раздавлен и хочет жечь.
   
   7 апреля.
   
   ДЕВОЧКА. Лиза отвергла Подростка, как ему кажется. Все перед ним виноваты, кажется ему, и у него одна эта девочка.
   
   15 апреля.
   
   Девочка озябла. Умирает, говорит: "Ничего!" (Кольцо Бисмарка.) Подростку говорит вместо ласки: "На" -- и отдает какую-то свою драгоценность, игрушку или что-нибудь.
   
   (Уходящей Лизе): "Я, Лиза, думаю, что ты крепкий характер; я всё говорил, а ты мне ничего не сказала, а уходишь победительницей. Да, я верю, что ты его подчинишь и меня подчинишь".
   
   Я смотрю на каждое дело мрачно.
   -- Я заслужу перед нею, не говорите ей. Послушайте, я вам сказал (предлож<ение> Ан<не> Андр<еевне>), потому что я слишком мучаюсь.
   -- Не я отказался, а она мне отказала. Я болен от этого.
   -- Вы сделали предложение?
   -- Да, я ездил сделать предложение.
   -- И потом?
   -- Я не сделал, я ничего не сказал, но потому, что не успел, она предупредила меня и сказала, что это мысль.
   -- Значит, всё равно что не делали, и гордость ваша должна быть...
   -- А перед Лизой все-таки подлец,-- не говорите ей.
   
   Мы прежде о рулетке.
   
   Вечером нашел записку Стебель<кова>. Видел Версилова в трактире. Анна Андреевна. {Вечером нашел записку ~ Анна Андреевна, вписано.}
   После Князя, утром, Татьяна Павловна. У Стебелькова (про Анну Андреевну).
   У Васина (секундант).
   К Ст<арому> Князю -- об Анне Андреевне и письмо. У крыльца поджопник от Бьоринга.
   Прибежал к Татьяне, рыдая: письмо Версилова. К Версилову: барон Роден (мать и сестра наверху).
   -- Вы маньяк. Вас позовут в высшее отделение. В таком случае он себя оградит, и вас позовут совсем в другое место. Бьоринг еще ни при чем. {В таком случае ~ Бьоринг еще ни при чем, вписано на полях.} Молодой человек пусть будет здесь.
   -- Прекрасно, что имеешь дело с человеком, который умеет говорить так ясно и так коротко.
   -- О, вы остроумны, я это слышал, но остроумие не всегда ум.
   -- Глубокомысленное замечание, господин барон Россен.
   -- Такое отречение от своих слов есть почти подтверждение их.
   -- Неужели? -- усмехнулся Версилов.
   -- О, я слышал, что вы остроумии, но остроумие не всегда ведь ум.
   -- Черт возьми, вы меня в самом деле соблазняете. {Прекрасно, что имеешь дело ~ в самом деле соблазняете, вписано на полях.}
   Ушел Роден; смех Версилова: я ведь их туда засадил. "Э, оставь меня в покое. Пойдем". Тут письмо Князя.
   На другой день Князь сдался. Письмо его ко мне. Мама. Лиза. (Она в уме.) В Америку, выиграть. Сцена на рулетке.
   
   Васин. Там нет ничего, послушайте, там, в сущности, нет ничего. Одни разговоры. Я вам это глаз на глаз говорю и как человеку, которому верю. Но я все-таки вам благодарен...
   Он слишком знает, что меня там нет.
   
   Версилов. Этот брак (Ан<ны> Андр<еевны>) совершенно светская вещь.
   Что она захотела, денег и положения в свете? Так ведь это стоит же того.
   
   Эта закуска Бьорингу не понравится. {Эта ~ не понравится. вписано.}
   -- И это гласно?
   -- Нет, тут ничего нет гласного... Мне передал сын, Андрей Андреич. Не знаю, как это сделано; секрет ли еще это пока большой или нет; но всё, что я сказал тебе, верно.
   -- Что же Ст<арый> Князь?
   -- То-то и есть, что он в восторге. И там, конечно, страшный переполох. Ты понимаешь это. <8/5, с. 1>
   
   Так тебя там осмеяли! Ах, бедный мальчик! (и захохотал в глаза).
   Всё смутно, рулетка.
   Князь в письме. Я ей сказал о том, что делал предложение Анне Андреевне. Она всё простила. И еще: Я вам должен сказать, что я более виноват в этом деле (акций), чем вам вчера выразил.
   Я нахожу ужасно подлым любить благородство в идеале и позволять себе беспрерывно падать.
   
   Князь перед рулеткой: Не находите ли вы этого грязным. (Мы тысячу раз это делали).
   Подр<осток>. Деньги всегда грязь.
   -- Трудовая копейка -- не грязь
   -- Сделаем последний раз и закаемся.
   -- Вот я это тысячу раз себе говорил и тем погубил себя.
   -- Это верно; но если нет выхода.
   -- Нет, есть один, княжеский.
   -- Какой?
   -- Потом. Едем.
   Сделаем одну пробу.
   
   У меня весь вечер нервно дрожала челюсть.
   -- Ведь он разве благороден (Бьоринг), он сам себя продает, и Анна Андреевна себя продает, все.
   -- А Версилов маньяк.-- Злобно засмеялся.-- Да, маньяк, маньяк (ревность за Катерину Николаевну). А эта женщина, эта женщина. О, это ниже всего низкого.
   
   Ревность к Версилову за Кат<ерину> Николаевну. Была ли это монстрюозная идея? Всё могло быть, я был сброд ощущений, потрясавших меня, и в которых я не мог дать себе отчета. Одна оставалась {Было: была} точка опоры: моя идея, и за нее-то я и цеплялся.
   Вы в похоть, а я, а я в свою идею. {Сделаем одну ~ в свою идею, вписано на полях.}
   
   P. S. и в письме. Я вам сказал, что есть выход княжеский. Я его сделал. Но я и тут опоздал, не следовало ездить играть.
   
   Верс<илов>. Всего хуже, что ты тут якшался, играл, впрочем, я тебя не сужу.
   После объяснений Версилова с Бьорингом:
   -- Сделаем одну пробу (рулетку).
   Князь улыбнулся:
   -- Я подумаю. Я болен теперь.
   За рулеткой Князю:
   -- Вы отказались от меня!
   -- Что же я мог сделать больше? {больше вписано.} Я уже без того подавлен тем, что {Далее было начато: сюд<а>} последовал вашему совету и сюда приехал.
   -- Вы гнусный аристократишка.
   -- Я вам докажу, что нет.
   
   За рулеткой. Да я могу свидетельствовать, что господин Долгорукий не может украсть, насколько я, по крайней мере, знаю его.
   (Перед обыском.)
   -- Стало быть, вы не совсем его знаете?
   -- Я желал бы быть избавлен от некоторых вопросов.
   
   В письме: "Я от вас не отказался, но я, конечно, мог действовать в вашу пользу решительнее".
   Вечером у Князя. История прапорщика. "Я хотел из Луги написать обществу офицеров и прапорщику и колебался и мучился. Вот тогда я всё открыл Лизавете Макаровне".
   
   -- Что сказала Лиза?
   -- Не писать.-- Поправьте.
   Не в прямых, конечно, но в слишком прозрачных словах дала мне ясно и деликатно понять, что идея эта невозможна. {Не в прямых ~ идея эта невозможна, вписано на полях.} <8/5, с. 1 об.>
   
   -- Она решила как женщина.
   -- Она сказала, что я бы себя равносильно полюбил. Так ли? Так ли?
   
   -- Да, я думаю, они не имеют доказательств полных. Но каково же лгать-то?
   -- Лиза знает?
   -- Нет, всего не знает. Потому что я сам узнал всю эту историю только теперь от Стебелькова и от Жирондского. Я уже забыл о ней.
   -- Но, послушайте, ведь если они донесут, то ведь они себя же предадут.
   -- Но быть солидарным с этими мошенниками! Быть их товарищем вечно, вечно! Они что теперь говорят, чем угрожают, за что хотят денег? Они говорят: {Далее было начато: ведь ее} мы, конечно, не выдадим, но в случае чего, тогда... Это Жирондский так грозит, а Стебельков мне так передает. Этот Жирондский, кажется, намерен что-то украсть, какие-то доверенные деньги и укатить в Америку. Мне что-то в этом роде Стебельков пояснил. Ну так вот, ему деньги на Америку-то и нужны.
   
   Когда после сцены с секундантом Бьоринга прибежал к Князю, тот говорит: "Я хотел было на рулетку! Вы презирать меня..."
   -- Нет и я, и я...
   -- А не находите ли вы это грязным?
   -- Деньги грязны, но... у меня все кончились, и мне во что бы ни стало надо выйти.
   
   -- Какая ненависть! -- вскричал я.
   -- "Ненависть!",-- прошипела Татьяна, злобно смеясь мне в глаза.
   
   -- Я пришел к заключению: нет, нельзя драться.
   -- Может быть, тем лучше для барона Бьоринга.
   -- О, я знаю, что вы остроумный человек, но остроумие не ум, и вдобавок...
   -- Признаюсь, я вам очень благодарен, что вы меня избавляете. Так я не люблю всех этих нелепостей.
   -- Да, но себе позволяете... мы живем не в лесу, а в благоустроенном государстве.
   -- Вы так полагаете, добрый барон Россен?
   -- Вы меня, признаюсь, очень испытываете доказать вам, что я не очень-то добрый барон Россен.
   
   -- Суздальские бояре.
   -- Прежде всего, вопрос о Катерине Николаевне Ахмаковой должен быть совершенно устранен.
   -- Вас бы и так образумили, но для вас сделали снисхождение. Вы недостойны этого снисхождения. {Суздальские бояре ~ недостойны этого снисхождения, вписано на полях.}
   
   Одно странное ощущение оставалось у меня в уме, что будто бы я говорил Ламберту, что у меня есть документ, которым я могу всех и всё уничтожить.
   Когда я очнулся -- радость, что Ламберт не знает моего адреса; но каково же было мое удивление, что, подумав несколько, я вдруг сообразил, что и я не знаю его адреса. Я совершенно забыл, где я был; комнату, Адольфину помню, но где, в какой улице -- забыл. <8/5, с. 2>
   Выходило, что она тесно связана с maison Andrieux и даже произошла из maison de mr Andrieux, {из магазина господина Андриё (франц.).} но была отторгнута от maison Andrieux. Трудно представить, чтоб она была его любовницей, но могло быть и это.
   -- Ce monstre furieux.
   -- Est-il bonheur préférable à celui dont tout jouit?
   -- Quelle vive allégresse enflamme mon coeur.
   -- Je lui dis: quand d'un époux qui t'aime tu reèois le tendre reg {Рядом с текстом: Je lui dis coreg,-- помета: Sauvée (Спасена (франц.))}
   -- Ce qu'en secret mon coeur dit, l'amitié rassemble à table soeur, frères, époux, enfants, amis.
   -- De la Cadoudja.
   -- De Mme Judic.
   -- De lui plonger le pic au coeur en détournant les yeux de peur que son regard ne fît trembler mon bras et ne glaèât mon courage.
   C'était un pope, un pope russe.
   -- Tout le monde <3 нрзб.>
   -- C'est un Bismark. A la <2 нрзб.> Bismark.
   -- Tue-lâ, voilà le dernier mot de la civilisation et de l'Académie Franèaise.
   -- Ou allez-vous, mr? -- разодранным, раздавленным криком прокричала она. Mais vous <2 нрзб.> {-- Это разъяренное чудовище.
   -- Есть ли счастье предпочтительнее того, каким всё наслаждается?
   -- Какая живая радость воспламеняет мое сердце.
   -- Я ей сказал: когда от супруга, который тебя любит, ты получаешь нежный взгляд
   -- То, что втайне мое сердце говорит, дружба собирает за столом сестер, братьев, супругов, детей, друзей.
   -- От Кадуджи.
   -- От мадам Жюдпк.
   -- Вонзить ему шпагу в сердце, отводя глаза от страха, что его взгляд заставит дрогнуть мою руку и оледенит мое мужество.
   -- Это был поп, русский поп.
   -- Все спешат, чтобы его <нрзб.>
   -- Это Бисмарк, наподобие г-на Бисмарка.
   -- Убей ее -- рот последнее слово цивилизации и Французской Академии.
   -- Куда вы идете, сударь?
   -- Но вы ... (франц.).}
   
   Это строгое лицо, строгое {лицо, строгое вписано.} и прекрасное лицо,-- это лицо из лучшей, великолепнейшей английской гравюры.
   
   David--Salomon, y меня всё это кружится.
   
   Анна Андреевна сама сказала мне. Это было совершенно целомудренно, чисто и великолепно, вроде стихотворения... Я поцеловал у нее ручку и заплакал от восторга...
   (И он заплакал.) Пусть это мечта... Но пусть не отымают от меня эту мечту. Пусть дадут мне умереть с этой мечтой. И Катерина Николаевна обещала мне это. Мы начали наш роман, и пусть нам дадут его докончить. {Пусть это мечта со пусть нам дадут его докончить, вписано.}
   Жизнь с друзьями, с родными, с милыми. Это рай. Я бы всех простил. Мне хочется всех простить, и я давно уже ни на кого не сержусь. Катерина Николаевна улыбается в глаза; но ведь я же не говорю, ma chérie, {моя милая (франц.).} что я совсем уже царь Давид. Это так, это только сравнение, la poésie dans la vie. {поэзия в жизни (франц.).} К чему же ты, говорю, улыбаешься? Chère, chère, я никому не хочу повредить. Но я силен, я опираюсь. Quelle charmante personne, {Какая очаровательная особа (франц.).} a?
   Но как ты давно не был, мой друг, и как много-много-много прошло с тех пор.
   Я не знаю, для чего жизнь так коротка, чтоб не соскучиться, конечно, ибо жизнь есть художественное произведение Творца вроде пушкинского стихотворения. Но по крайней мере тем, которым не скучно, тем бы и дать жить дольше. {которым не скучно ~ жить дольше вписано на полях.} Мне, например, не скучно.
   Les chants de Salomon, mais non, c'est David, qui mettait les jeunnes belles dans son lit pour se chauffer dans sa vieillesse. {Песни Соломона, но нет, это Давид, который брал молодых красоток в свою постель, чтобы согреть свою старость (франц.).}
   О, милый друг, всякая вещь может быть и величественна, и смешна. У Поль де Кока вышла бы из всего этого une scène de bassinoire. {сцена с грелкой (франц.).} В Поль де Коке нет изящества, а то бы он был великолепен, вкуса нет у них, клянусь, le goût est chez nous, {вкус есть у нас (франц.).} у русских, в наших старых домах... уцелевших еще. В этом я патриот. {всякая вещь ~ я патриот, вписано на полях.}
   
   Ст<арый> Князь. Об этом история умалчивает, не то, ничего! Мы так и решили. Это семейно, семейно и семейно. Я только открыл Катерине Николаевне, потому что считаю себя виноватым. <8/5, с. 2 об.>
   
   9 мая. {В правом углу помета: Лист I.}
   
   Макар производит на Лизу потрясающее впечатление, возбуждает страстное религиозное чувство. Она говорит: "Я этого ничего не знала". Затем вдруг сердится на Макара, будирует. {Затем ~ будирует, вписано между строками и на полях.} Потом она и Версилова слушает (его идеалы) и сильно приобретает. Но деловая. Свадьба с Князем. Князь, оправданный, в восторге и -- застреливается. (NB. Он должен возбудить чрезвычайную симпатию.)
   
   В Подростке, после болезни, несмотря на Макара и Версилова, возбуждается мрачное чувство. Происходит чувство мести и ревности. Тоска по идеалу. {Тоска по идеалу, вписано.}
   1) Идея самосовершенствования и 2) поскорей прославиться, чтоб отомстить {чтоб отомстить вписано.} -- борьба между этими идеями.
   А "идея" -- он понял это только теперь -- была лишь развитие мести за всё, за всё, хоть на 50 лет.
   NB. Страшное простодушие Версилова потрясает его.
   См. в желтой книге, 25 февр<аля>
   
   Молчи и никому не говори ничего! Вот мое новое правило.
   
   Версилов восторжен, оттого и говорил про социализм. (Простодушие.)
   
   По выздоровлении Версилов и Подросток -- оба сродни, страстное сострадание к Версилову, безмолвное.
   Ст<арого> Князя увезли.
   У Подростка по выздоровлении идея о ней, тоска по идеалу. И во все остальные две {две вписано.} части у него или опять страстная возрожденная вера в ее чистоту, вера насильно (говорит Версилов), {вера насильно (говорит Версилов) вписано.} или горше прежнего падение. Наконец он убеждается в ее виновности (через Версилова). Тогда разочарование, цинизм и Ламберт. Мрачная идея поймать ее на документ (пожар). Но перед самым исполнением более благородная мысль: вручить ей документ, т. е. исполнить долг чести и пройти мимо, в "идею". (NB. Может быть:) Альфонсина прячет его. Ламберт и Версилов нападают на нее, Подросток освобождает.
   Украли документ, зашили карман, Альфонсина и зашивала. {Украли документ ~ и зашивала, вписано на полях.} После выздоровления: тоска но идеалу, идея мести и ревности и борьба с идеями Макара и Версилова. Версилов наконец объясняет ему свои отношения к Ахмаковой. Тут вдруг быстрая встреча Подростка с Ахмаковой и новое оскорбление от Бьоринга (по поводу бегства Ст<арого> Князя к нему). Он опять разочаровывается в Ахмаковой. <8/6, с. 1>
   
   Лиза. В ней вдруг открывается религиозность. И пока Подросток и Версилов (после Макара) еще собираются, она, по смерти Князя, решает в монастырь. Но ребенок.
   Кроме религиозности в ней высокомерие. Она именно могла полюбить Князя отчасти за то, что он ниже ее характера (слабее) и нуждался в ее помощи. (Похожа характером на Версилова. Надо сцену с ней Версилова. Тоже сцены с ней и Макара.) {Рядом с текстом: Кроме религиозности ~ сцены с ней и Макара.) -- на полях фигурная скобка и помета: 2-я глава}
   О монастыре она противоречит и спорит. {О монастыре ~ и спорит, вписано.}
   
   Бешеное и болезненное письмо Версилова к Ахмаковой было пущено не в бреду и с одним только желанием оскорбить во что бы ни стало, а и с большим расчетом: так как она выходила за Бьоринга, то, зная {Далее было начато: как их} таких людей, как Бьоринг, ОН думал остановить его страхом скандала и таким образом разрушить (разорвать) начинавшийся брачный союз. И действительно, ОН был очень доволен, что Бьоринг, посылая Розена, {Далее было начато: был} настаивал особенно на том, чтоб всё, что касалось этой дамы, было устранено из объяснений. {Рядом с текстом: Бешеное и болезненное письмо ~ устранено из объяснении.-- на полях фигурная скобка и пометы: NB.?! Это в начале 2-й главы.}
   
   30 июля.
   
   NB. Ложась спать: "Почему она одна бьется в моей голове. Даже Ламберт не так сильно. Дело в том, что я ее люблю". {30 июля, ~ я ее люблю", вписано позднее.}
   
   Версилов. Спасет Россию Христос, ибо это всё, что осталось ей народного; в сущности всё, что было в ней народного, есть Христос. Кончится вера во Христа, кончится и русский народ.
   Практически -- проповедовать, подвиги.
   
   -- Давай делать подвиги (наивное соглашение).
   -- Да, мой друг, изволь. (И тут ОН свою исповедь об ней.) {Да, мой друг ~ исповедь об ней.) вписано.}
   -- Женитесь на маме.
   -- Да, мой друг, изволь, мой друг.
   (Это же завещал и Макар.) (Разбил образа.)
   
   Давай делать подвиги. (И тут исповедь об Ахмаковой.)
   
   Что значит предок и память о предке (Макар).
   За душу свою благодарить.
   Каждая травка поет.
   Новый народ идет (патриот).
   Глупенький отрицатель бога, нигилист и нигилистка. <8/6, с. 1 об.>
   
   Подросток: "Я об вас думал, да ваш пустынник закона {Было: законов} тяготения не знает".
   -- Почему ты думаешь? всякое есть знание.
   -- Какие люди идут туда. {Подросток, ~ идут туда, вписано на полях.}
   
   Леса -- луга, природа.
   Сначала среди природы, жалко было, что один, а потом я увидал, что я со всеми. Так и пустынник, сорок лет в пустыне, а со всеми.
   А где же польза? Бог не попустит без пользы, обличит, Мария Египетская.
   
   Макар и дети. Что такое ребенок.
   
   О том, как Христос придет.
   О том, как треть травы иссохнет (сила).
   
   Но Христос... Ах, вы милые, забыли, посмотрите травку сию... птичку.
   
   Праотцев помнить, а и не попомните -- пусть, а я с вами.
   Сельское кладбище.
   
   "Я слишком добр,-- говорит Подросток,-- надобно быть злее, я так не проживу".
   Вся "моя идея" есть одна лишь доброта, это смешно и комично, стало быть, низко. (Садясь слушать Макара.) {(Садясь слушать Макара.) вписано. Рядом с текстом: Вся "моя идея" со слушать Макара.) -- на полях помета: Во 2-ю [часть] главу.}
   
   Ламберт не сбивает его с толку, но он свое замыслил (т. е. пожар в своем роде, мщение {Было: великое мщение.} великодушия).
   
   Мысль идти паломником, страдать от всех, и любить всех, или мрак идеи.
   
   Страдай, страдай (говорит Макар), а потом и страдать перестанешь (ибо сердце напоишь любовью). Страдание не почувствуешь.
   
   Смотри Ст. после Петербурга. 25 февраля.
   
   (NB. Век и современный человек.)
   Не то, что Версилов опять упал, смутило его, а просто, даже в самой силе умиления, и после предложения Версилову идти странствовать он вдруг встречает Альфонсину и обрадовался и идет к Ламберту и говорит с ним. (Этот человек мне роднее, с грязнотцой.)
   Напротив, падение Версилова (образа) в нем возбуждает жалость. А то, что он обрадовался Ламберту, был тайный гнев на обидчиков и на нее.
   А тут она вдруг ему свидание.
   Тем кончить 3-ю часть, т. е. бегством Князя, рубкой образов. <8/6, с. 2>
   
   Макар. Выплачем правду у бога. Иной раз весной целой толпой, плачет бедный человек.
   Подымешь голову, спят, свежо, ребенок, воздохнешь и заснешь опять. Каждый листок, птички -- мир, и древо стоит, и древо растет, и листья.
   Птичка божия тайна, и прекрасно это (что тайна).
   Что узнавать-то?! А кабы и узнал, так еще хуже не поймешь, не твоего ума это дело. {Что узнавать-то ~ не твоего ума это дело, вписано между строками и на полях.} Что это? травка божия, расти (с миром), травка божия. Смотришь кругом -- красота (везде) божия.
   
   -- Вы странник?
   -- Странник, голубчик. В мире был грешен и суетлив.
   -- Чему же радуешься-то?
   -- На бога радуешься.
   -- То и есть за милости его?
   -- И за милости его неисчетные и так просто радуешься на пего,-- отвечал он, совсем не заметив коварства моего вопроса о милостях.
   -- И покой твой тайна, и вздох твой тайна.
   -- И прекрасно, что тайна? Я это запомню. Но, однако, в свете ума... не так, я сам понимаю и сам роптал. Мне кажется, очень мало знают и слишком много гордятся.
   -- Этакой ум у тебя...
   -- Микроскоп -- еще пуще тайна.
   -- Сам ты не ведаешь, может, что сказал, а правильно сказал.
   -- Знай, старче: что чем больше человек узнал, тем он к богу ближе.
   -- Ну это не всегда так. Но всегда, друг. Видал я много ученых людей.
   
   Тем глубже тайна становится и тем ближе она к богу подходит. А кто в гордости своей говорит: нет уж больше тайны, я всё познал, тот всем своим сердцем от бога и от истинного света уходит и впадает в тьму, и во тьме всё такому плохо. Так, мои друг, а тайна продолжается нерушимая.
   И запомнил я слона эти. {Вы странник? ~ И запомнил я слова эти. вписано между строками и на полях: Против текста помета: (Во 2-ю главу.)}
   
   Лиза. Узнав о решении и аресте Князя, говорит: "Я этого только и боялась. Я знала, что он слишком прекрасен и способен на всё великое".
   И тут в доме от нее ад: всех подозревает, что нападут на Князя и охулят его, если же хвалят Князя -- то не верит искренности и думает, что это только ей в утешение говорят. Даже маму. Если же искренно хвалят Князя, то сердится, что мало воздают ему, он страдал, {он страдал вписано.} что он выше всех и великодушнее, чего даже и хвалящие будто бы не способны попять. Вся причина оттого, что она сама ярко видит ничтожность Князя. Но любовь. Проповедь Макара встречает враждебно. Наконец, прямо, вызывая, признается Макару, что беременна. Тот вроде прощенной женщины во храме, кротко и боязливо. Лиза вдруг побеждена. Тут уж признается даже (отрывочно, невзначай), что Князь ничтожен. (Но он мне мил.) Ревность Князя ее приводит в бешенство. Она беспрерывно бегает к нему, к его адвокату, мечется по начальству, по судам; брак...
   
   Таким образом, роль Лизы устроена.
   
   И среди всего этого безысходного горя, иногда смех и шутка" (Луч солнца продолжается!)
   И только после смерти Князя Лиза страшно потрясенная, вечная мать. {Рядом с текстом: И только ~ вечная мать.-- помета: 2-я глава.}
   
   Memento. {Запомнить (лат.).} (Пособия.) В желтой книге: начиная с 25 февраля). В ней же: стран<ица> Х°. (Слова и словечки Версилова и в конце книги, см. февраль, и вначале.)
   Затем по именам: Васин, Князь, Ахмакова и т. д. Затем стр. YZ -- слова Версилова. ZZZ в самом конце (26 ноября). Вначале про Васина, 570. <8/6, с. 2 об.>
   
   Эмс. {В правом углу помета: Лист 2}
   NB. Я делал вид, что не вступаю в дела; но меня потрясли отдаленные известия о Катерине Николаевне.
   Н<астасью> Егор<овну> просит побывать Анна Андреевна. {NB. ~ просит побывать Анна Андреевна, вписано на полях.}
   Nota bene важное. {Рядом с текстом: Nota bene важное.-- на полях помета: 2-ю главу} Слухи, что Катерина Николаевна, чуждавшаяся большого света, появилась опять в нем и имеет чрезвычайный успех. Рядом с тем известие, что с Бьорингом дело расторгнулось, хотя это не совсем верно, а последовало лишь охлаждение между ними вследствие того, что Бьоринг, вследствие письма Версилова, испугался и дрогнул, обнаружил желание отдалиться. Но не совсем. Осторожность, с которой Бьоринг разделил в письме Версилова свое от ее, обидела Катерину Николаевну. Успех в свете опять вскружил Бьоринга.
   Известие о светских успехах Катерины Николаевны потрясает Подростка ненавистью от ревности. (Картина юноши, стоящего на бале в углу, когда около его красавицы увиваются франты.) Ревность и ненависть, а когда она бросила ему милостыню летучего свидания (и ou восхищен), тут-то он и возненавидел ее, сейчас после того и пошел к Ламберту...
   ?(NB. Версилов доказал Бьорингу, что Князь лишит ее наследства; или он запутал в свои сообщники Бьоринга и проч.) Это подозрение Подростка. {Это подозрение Подростка, вписано.}
   
   Лиза связалась с Васиным и пользуется его советами (мимо Подростка), а дома на всех раздражена. "Это потому,-- думает Подросток,-- что ей кажется, что я мало ценю и люблю Князя". На это мать говорит ему: "Оставь ее, это она из-за гордости; ей тяжелы паши сострадания и к ней, и к нему" (т. е. к Князю).
   "Я счастливейшая,-- говорит Лиза,-- он велик, он сделал то, чего вы не сделаете".
   Васин же вдруг ей сделал предложение и рассердился, когда она ему отказала. Лиза страшно была обижена и раздражена предложением. {Рядом с текстом: Лиза связалась со и раздражена предложением.-- на полях фигурная скобка и помета: 2-я глава.}
   
   Подросток узнает, что Лиза втайне имела {Было начато: была} сношения с Версиловым. Как ученица к учителю, и он имел сильное на нее влияние. {Рядом с текстом: Подросток узнает со влияние.-- на полях помета: 2-я глава.}
   
   Подросток Макару об обваренной ручке: "Не говори ты мне, не смущай меня!"
   
   Смирение -- сила. Смирением всё победишь.
   
   Верс<илов>. {Далее было начато: Новых} А я воротился в прежнюю грязь. {А я воротился ~ грязь, вписано.}
   -- Разве не томит грех душу твоей матери?
   -- А я думал вы таких новых идей?
   -- Новых идей нет: идеи все те же одни, начиная с Иова. Прудон и Иов -- искушение Христа.
   Про Макара: два воззрения. Самообладание, или независимость от всего на свете. Это тоже с начала веков одно и то же. (Свобода воли.) {Рядом с текстом: Верс<илов> ~ (Свобода воли.) -- на полях помета: Здесь 3-я/4-я главы.} <8/8, с. 1>
   
   Я не стану передавать, что мы тогда переговорили. О, те дни, да будут святы доселе!
   ЕГО наивность и простодушие, детскость. Вот такие-то недоступные с виду и насмешники, всего чаще и дети, если прекрасны.
   
   Ламберт. Помнишь нашу шайку разбойников? -- А ты бери, когда-то еще царствие божие.
   Ламберт даже добр, Ламберт в бога верит. Это оттого, что он здоров, потому злодей. Постареет или заболеет -- начнет свечки ставить. И вся средина такова.
   
   Макар Иванов.
   О помещике, выстроившем погорелую деревню.
   О том, как дети просили купца, не простил.
   О том, как мальчик утопился, чижик.
   О том, как у лошади овес выгребал.
   Лизавета смердящая.
   О том, как святые иноки убили еще инока.
   И проч.
   
   Именины матери. Версилов принес букет, а кончил тем, что разрубил образа.
   
   Макар. Чижик.
   -- Что эта маленькая душка (мальчика) богу сказала?
   -- Да ведь вы против себя же рассказываете!-- кричит Подросток.
   -- А ты не смущайся. (Мир и всегда такой, только надо, чтоб в нем правда не помирала.) {Рядом с текстом: Да ведь вы ~ не помирала.) -- на полях помета; 3/4 глава.}
   
   Верс<илов>. О путях божиих, Philidor и Lagrange.
   
   Подросток (про себя). Я ни слова не сказал ЕМУ о его выражении в письме к ней, что документ цел (как будто ничего и не было). Позднее же ОН говорит Ламберту: "Документ цел и у него". {Рядом с текстом: Подросток (про себя), ~ цел и у него".-- на полях помета: 2-я глава.}
   Ламб<ерт>. Почему вы это знаете так наверно?
   Верс<илов>. Потому, что он мне ни слова не сказал про эти слова в моей записке: хотя и знал про них, читал записку. {читал записку вписано.}
   
   Finis. Версилов говорит: "Я ненавижу эту женщину, ибо она унесла мое спокойствие. Если б я полюбил ее -- я бы {Далее было: себя} убил себя или ее. {или ее вписано.} Напротив, ненавижу и радуюсь.
   И он действительно ненавидит. {Рядом с текстом: Finis ~ действительно ненавидит.-- на полях пометы: Здесь. Самое важное.} <8/8, с. 1 об.>
   В письме к ней: Возьмите меня, я буду ничто перед вами.
   
   (NB.) Пусть Ламберт, или кто-нибудь, дает Подростку случай подсмотреть объяснение с ней Версилова.
   
   Она говорит Версилову: "Коли б вы меня меньше любили, я бы вышла за вас".
   -- Ступайте в пустыню, служите {Далее было начато: в вер<игах>} богу в веригах, которые вы мне показывали, и утолите тем всю гордость свою.
   -- Я вас ненавижу, а не люблю,-- говорит ОН.
   Она ЕМУ. Я боюсь такой страсти, я обыкновенная женщина.
   Она ЕМУ. За что же вы обижаете прекрасную женщину, мать детей ваших, я про нее всё знаю; я следила за ней.
   Она. Вы герой, а не обыкновенный человек, и этим всё сказано.
   -- Разве вы не смеялись надо мною, вы, легкая, за что и бросил вас, как тряпку, перед кем. {Разве ~ перед кем. вписано между строками и на полях.}
   ОН ее вдруг начинает упрекать в ее низостях, в ее скотском сладострастии в глаза (тогда как она чистая, и когда и сам ОН знает, что она чистая). {Далее было начато: Она ЕМУ. Я об<ыкновенная>}
   ОН ей на ее насмешки о веригах: "Если б я знал, что это вас может прельстить, то я бы простоял столпником 30 лет на одной ноге".
   Она ЕМУ. На одной-то ноге уж слишком. Не говорите так, нет. {Не говорите так, нет. вписано.} Нет, я обыкновенный характеру и это меня не прельщает. {Вариант: прельстит}
   -- Я думаю об вас ночью. Что-нибудь неистовое, бредное. {Я думаю об вас ~ бредное. вписано на полях.}
   Она ЕМУ. Слушайте, мне вас жаль, и, клянусь, я бы вас полюбила, если б могла, но я не могу. Я люблю вас и теперь; любила и прежде именно за то, что вы так страдаете и себя мучаете. Какое там страдание ваше и в чем оно -- это не мне судить, но вы страдали, и я вас любила. Но помните, это только сострадание, а не любовь. Я не знаю, почему я вас не могу любить. Может быть, потому, что вы мне не внушаете уважения. Вы хоть и искренно страдаете, но в вас есть что-то очень ложное. {Я люблю ~ очень ложное, вписано на полях.}
   Простите меня, мне иногда смеяться на вас хотелось. {Далее было начато: Видите -- какая я} Может быть, я во всем виновата сама, что не понимаю. Видите, какая я гадкая, за что же вам любить меня. {Текст: Простите меня ~ любить меня.-- внесен со с. 2 об. согласно помете Достоевского.} Чего же вы добиваетесь больше? любви из сострадания -- только? Неужели этого? О, простите мне за это, за то, что жаль. {О, простите ~ что жаль, вписано.}
   ОН. У меня нет гордости, даже этого. Нищий не может не презирать себя. Я нищий перед вами. {Далее было: Полюбите меня хоть из сострадания} Я уже просил о милостыне. Я приму.
   Она ЕМУ. Может, и полюбила бы. Чувствую по сердцу моему теперь, что полюбила бы, но только вы {Далее было начато: говор<или>} горько отмстите мне потом за то, что вы были нищий. Страшно. Не могу.
   Тут о маме.
   -- Не смейте о ней. Я не прощу и того, что я смешон. {Тут о маме ~ я смешон, вписано.}
   -- Ведь вы католический монах, ведь вы странник, {Было: иезуит и странник} отшельник. Ведь я знаю, что вы там были год и вышли лишь для пропаганды, и меня встретили. {Ведь вы ~ меня встретили, вписано на полях.}
   NB. Самое главное: До сего ОН внушал о ней Подростку, что она самая развратная женщина в мире. Подглядев это свидание, Подросток, уже совсем было согласившийся с Ламбертом на пожар (или мимо Ламберта), уничтожает свое намерение и идет к Татьяне. А тут у него и воруют документ. Тут и последняя сцена пожара1 где Подросток спасает ее. <8/8, с. 2>
   
   Татьяна судилась у мирового с кухаркой.
   

Все пороки!

   Верс<илов>. Она обязана иметь все совершенства, а она меж тем суетна, завистлива, труслива, насмешлива, глупа -- как и все обыкновенные женщины!
   Подр<осток>. Почему она обязана иметь все совершенства?
   Верс<илов>. Потому что она прекрасна, потому что сна добра, умна, великодушна...
   Подр<осток>. Но вы противоречите себе? Вы сейчас говорили, что она глупа, завистлива. {Вы сейчас ~ завистлива, вписано}
   Верс<илов>. Нет, не противоречу; {не противоречу вписано.} она развратна, как никто, развратна, как все женщины. Она -- низость, олицетворение низости. Она обязана иметь все совершенства. А она не может быть как все женщины, она одна в целом мире. {А она ~ в целом мире, вписано на полях.} Одно сострадание влекло меня к ней. Я хотел спасти ее от самой себя. Я хотел восстановить идеал... {Я хотел восстановить идеал... вписано на полях.} Я не любил ее или любил как будущее мое создание: {или любил ~ мое создание вписано на полях.} доказательство -- мне всё равно, за кого бы она ни вышла. Знаешь ты, что Бьоринг бросил ее.
   -- Да ведь это вы же сделали.
   Подр<осток>. Послушайте, я уверен, что вы написали тогда это письмо не для одного только, чтоб оскорбить ее, но чтоб и немца Бьоринга испугать, чтоб отвязался и бежал от нее.
   
   И потом ОН приходит к Подростку: "Я не могу оставаться здесь. Я женюсь на твоей матери и уеду".
   -- Куда?
   -- Не знаю куда. (Впрочем, выдумывает дело.)
   Версилов вдруг ex abrupto {внезапно (лат.).} Подростку. Ты думаешь, что я ему (Макару) завидовал?
   -- Никогда я этого не думал. {Рядом с текстом: Никогда ~ не думал.-- на полях запись: 2-я глава. Смотри Final 1-й главы, мнение Версилова о Макаре.}
   
   Подр<осток> (про себя). Мне хотелось сделать кому-нибудь зло, чтобы тотчас сказать себе: вот как я добр, вот как я великодушен.
   
   У Подростка вдруг желание сойтись с Лизой: "Мы оба опозоренные". {Рядом с текстом: У подростка со опозоренные".-- на полях помета: 2-я глава.}
   
   Версилов. О, я никогда не любил ее; о, если б я полюбил ее, я бы всё перенес.
   
   Они ЕМУ. Влюбляясь в меня, вы влюблялись только в себя и уж, конечно, ни за что не могли мне простить своей исповеди передо мной, ибо видели в том унижение. Тщеславный человек, вы и этого не могли вынести. Могла ли я тогда не смеяться!
   ОН ей. Зачем смеяться? Зачем смеяться? вот что главное.
   -- Неужто было плакать?
   -- Нет, только не смеяться, и тем уже подали бы мне руку. Тем одним. Я бы оценил.
   -- Да какое мне было дело?
   -- Как какое? Вы были мне должны, вы были обязаны! <3/8, с. 2 об.>
   
   -- Это-то, может, и правда. Это-то, может, действительно глубокая мысль: "Расти, травка божья, и хорошо, что тайна".
   -- "И хорошо, что тайна" -- это я тоже замечу.
   -- Почему "хорошо, что тайна"? Опять вы сказали слово, ну, я подумаю... О книжности.
   -- Не совсем, однако же, верю.
   И тут о книжности ученой.
   Престол-Отечество.
   Они за всё.
   Народ, наука во Христе.
   <нрзб.> страдает человек.
   Кажется, возьми мое, а я на тебя порадуюсь.
   Ну, нужды нет, так <? нрзб.> живите, милые
   
   -- О человеке совсем память прейдет. Пожалуй, и хорошо оно.
   -- Чем же хорошо-то?
   -- Великих дел отведать, воздух ясный , {воздух ясный вписано.} рожь растет.
   
   Сороков<ины>, ходят по могилкам, одна могилка уныл<ая> нико<го> нет; живите, голубчик, ходите, милый; во благообразии.
   Расслаблен<ный> голос задрожал. Решительно в нем была лихорадка.
   
   Милгасов большую псовую охоту держал.
   И сказал мне этот подполковник великую вещь.
   Спросил я, "почему не пострижетесь", и ответил: "Табак курю и бросить не могу".
   
   Да то, что оно тайна, тем еще и прекраснее. Страшно оно сердцу и дивно, и страх сей к веселию сердца: "Всё в тебе, господи, и я в тебе".
   Как в сердце почувствовал, что вся тайна заключена, то так и почувствовал, что бог надо мною, и как в сердце заключено это всё, и как всё это в сердце заключилось так легко, воздохнешь и дышишь как младенец. Хорошо, голубчик, на свете жить.
   
   Коли б полегчало теперь, опять бы к лету пошел.
   
   А что тайна, то тем даже и лучше.
   
   И стали бы счастливы не пищею токмо, не платьями цветными, а умножившеюся безмерно любовью.
   
   То ли у Христа. <с. 1>
   
   Только ты мать не буди. Вот ты на меня дивишься, что я смирно сижу, а она всю ночь суетилась, да неслышно, как муха.
   
   -- Человек чистый, ума высокого и сам казнит себя. Любит страдать человек. Таких людей обходи и им не досаждай, а перед всяким сном своим их поминай и за них молись. Ты молишься ли перед сном?
   -- Нет, я считаю это пустою обрядностью.
   -- Напрасно, друг. {Далее было: мыслью и сердцем возносяся, ежедневно кору с души снимаешь, не то наростает кора непременно каждый день понемногу, и станешь бесчувствен.
   Текст: Это-то, может, и правда, ~ Напрасно, друг.-- записан на отдельном листке -- счете из магазина колониальных товаров в Бад-Эмсе. Записи с обеих сторон в различных направлениях.} <с. 1 об.>
   
   16/28 июня.

Последний план

   Несколько первых слов. Луч. Первая встреча с Макаром. Ушел к себе; о домашних и докторе. Верс<илов> и семейство. Роль мамы. Когда на другой день я сошел к Макару, то все сошлись налицо. Известие, что Татьяну Павловну судят; рассказ Версилова. Появление Татьяны. {Появление Татьяны, вписано.} Появление Лизы. Отношение ее к Макару. Вроде ссоры. Рассказ Макара; странствия и анекдоты. "Умник! Умник!" С Версиловым о домашних делах (ни слова о том). Я поправился и вышел. Настасья Егоровна -- Анна Андреевна. Известие о НЕЙ, очень взволнован. Сходил к Князю, к Васину, очень взволнован, узнал от Версилова. Чувство беспорядка.
   Первое чувство безобразия. Я решил всех оставить и посетил всех, чтоб развязаться. Чувство обиды. Признается, что хотел действовать документом. Идея пришла в постели. И в первый раз, может быть, решается критиковать Версилова. Смотрит цинически. Смотрит и видит, в чем и как они с Версиловым налгали сами себе. {Текст: Первое чувство ~ сами себе, -- внесен со с. 2 согласно помете Достоевского.}
   Пришел -- опять к Макару. Об Илье и Энохе. Горячий разговор с Версиловым о коммунизме и Христе, и о Макаре.
   Но Подросток сдерживается, он обижен. Про себя же говорит, что он никогда более не был предан Версилову, как теперь. К ней ненависть.
   История Лизы с Васиным. Лиза обижена. Князь ревнует. Васин вдруг арестован. Тут первая встреча с Ламбертом. Опять документ. {Тут ~ документ, вписано.} Милостыня. {Далее было: Встреча с Ламбертом. Подросток идет к НЕМУ на квартиру и рассказывает ЕМУ о встрече с нею.}
   Идет к Версилову. {Идет в Версилову. вписано.}
   Внезапная встреча с Ламбертом. {Рядом с текстом: Внезапная встреча с Ламбертом.-- на полях помета: Здесь 1/2 3-й части.} Тот говорит Подростку, что уже с Версиловым знаком. Подросток намекает даже о документе. Опять безобразие. {Было: Идея о безобразии. Удручающее чувство.}
   Внезапная смерть Макара. В день смерти Макара ОН приходит к нему. ОН нежно вспоминает про Макара, про мать, говорит, что Макар прав в своей идее. {Текст: ОН нежно вспоминает ~ Макар прав в своей [идее.-- внесен со с. 2 об. согласно помете Достоевского.} Тут-то подвиги, исповедь, дружатся. Об "идее" и даже об Ламберте. Подросток слишком убежденно передает, как подействовал на него Макар. {Далее было начато: Анна Андреевна} (ОН. Я ее ненавидел, но этому надо кончиться. Подросток рад: воскрес Версилов? Благообра<зие>. Тут опять известие о Бьоринге и свадьбе. Письмо с предложением.) {(ОН. Я ее ненавидел ~ с предложением.) вписано.}
   О Князе, о свадьбе Лизы и проч., о подсудимых. Вдруг Анна Андреевна передает предложение ЕГО руки ей.
   Рождение мамы, букет, рубка образов, Версилов скрылся.
   Ищет Версилова. Свидание Версилова с нею.
   ОН к Ламберту. Почти план.
   Но когда уходит -- решается действовать один. Ненавидит ее, т. е. ревнует. {Ненавидит ее, т. е. ревнует, вписано.}
   Бегство Ст<арого> Князя. Оскорбление, участок. {Рядом с текстом: Бегство ~ участок.-- на полях помета: Конец 3-й части}
   Подросток предлагает Версилову действовать документом. {Далее было: Высокие слова}
   NB. Как выставляется Версилов? {Далее было начато: Связь ЕГО с Л<амбертом>}
   
   Подросток идет к Ламберту (но решается действовать один). Взрезывают карман, положили пустую бумагу. Ночь сомнений.
   Подросток к Татьяне -- и тут вся интрига.
   Важная remarque. {заметка (франц.)} Когда взрезали и Подросток проснулся, он с одной Альфонсиной. Объясняет ей в сильном чувстве. Хочет отдать документ. Хочет просить Альфонсину сходить к ней. Нет, к Татьяне. "Chez qui, chez qui". {К кому, к кому (франц.).}
   Затем развязка: Молодой Князь застрелился, Старый умер. Версилов идиот, и она, ее образ.
   "Идея".
   Но главнее всего: воспоминание о Макаре, колоссальная роль. <8/9, с. 1>
   Версилов говорит. Потеряв всю веру, я остановился на идее самосовершенствования.
   -- Какая прекрасная мысль! -- восклицает она.
   "Погоди умирать от отчаяния,-- думал я про себя,-- совершенствуй себя и тогда, потом, может быть, совсем другое скажешь себе и найдешь, во что верить".
   -- Что было смешного? Где фальшь моей идеи. Я встретил вас, и всё в вас говорило мне, что во мне фальшь.
   -- Я сама радовалась вашей идее, напротив... Да вам нужны вериги еще надолго, чтоб выдержать себя, в вас никакой выдержки,-- говорит она.
   Она. (Безобразие.) Я видела гордость вашу, состоявшую в том, что, так как я узнала мысли ваши и вы открыли мне душу вашу (удостоили открыть), то, стало быть, я должна ценить это. Я видела это во всяком вашем движении и нарочно перестала ценить, а напротив, часто смеялась. Вот уже одно безобразие.
   -- Зачем смеялись? Надо было помочь.
   -- Я не сестра милосердия.
   -- Обязаны были.
   -- Одним словом, тогда я не знала всей вашей искренности, не понимала ее, а стало быть, и не обязана была сострадать и помогать вам и быть сестрой милосердия.
   -- А теперь видите искренность?
   -- Вижу и удивляюсь... но все-таки не ценю.
   -- Не стоит?
   -- Не стоит. Рядом с подвигом вы готовы на злодейство, выдержки нет. Повторяю, в вас беспорядок. Нет, вам слишком долго надо носить вериги.
   А помните Лидию? Из досады, что я отвергла вашу любовь, вы уверили себя, что любите ту... и погубили ее. О, я не виню вас ни в чем, вы были искренни, но сердце этой бедной юродивой я ценила, и вы взяли его от меня.
   Я говорю: юродивая. {Я говорю: юродивая, вписано на полях.} Такой высокой девушкой мог воспользоваться этот безнравственный Князь, вот еще тип нравственного безобразия! Оно во всем современном обществе. Где искать лучшего? {Далее было: Или в таких, как Макар Иванов.}
   -- Лучшее или в таких дураках, как Макар Иванов, или в револьвере.
   Она. Я выхожу за Бьоринга потому, что мне всего более будет за ним покойнее: душа моя останется при мне.
   И признаюсь, я люблю этот плен и даже наше светское общество. В нем во всем ложь, фальшь, обман и высший беспорядок. Ни один из этих людей не выдержит пробы: полная безнравственность, полный цинизм у всякого. Это разбойники и мелкие плуты каждый; вы думаете, я не вижу?
   -- Как же вы туда идете? {Рядом с текстом: Как ~ идете? -- на полях запись: В вас смешное"} <8/9, с. 1 об.>
   -- Но там наружность, наружный вид чего-то строгого, нравственного, незыблемого, что сковывает этих негодяев. Они подчиняются, а иные так даже и веруют (через это) в правду, оставаясь разбойниками. Что же делать: лучшего нет, куда уйти; вы бы меня должны пожалеть. Я бы сама пошла в заговор и стала всё разрушать, если б это могло к чему-нибудь повести. {Я бы сама ~ повести, вписано на полях.}
   -- Идите на подвиги.
   -- Подвиги везде возможны, они не уйдут, если я захочу, но укажите мне праведника, и я пойду за ним. А вы не праведник, в вас я не верю; вы можете быть только страдалец.
   -- Довольно бы с вас.
   -- Какая странная мысль: пожертвовать всем для такого страдальца, из сострадания только. (И тут об сострадании.)
   

ВАЖНАЯ ПЕРЕМЕНА В ПЛАНЕ

   После того как свидание Версилова с нею и ОН скрылся, Подросток идет к Ламберту (это раньше), почти план. Затем к Версилову и предлагает ему действовать документом Затем бегство Князя. Суматоха, участок. Выйдя из участка -- мрачная ночь в душе. У Ламберта, пьян, взрезали. И тут раскаяние и весь пожар. То есть бегство Князя и участок повлияли не к отмщению, а к отрезвлению. {ВАЖНАЯ ~ к отрезвлению, обведено рамкой.}
   Версилов узнает про Ламбертову штуку и говорит: "Молодец". Смеется и про участок.
   В день смерти Макара ОН нежно вспоминает про Макара, про мать, говорит, что Макар прав в своей идее.
   Версилов пропадает Старый Князь бежит без Версилова. {без Версилова. обведено рамкой.} Тут Ламберт.
   Ламберт ЕМУ понес фотографию и гравюры. (От Подростка. Тот не дал рекомендательного письма.)
   После этого свидания Подросток выносит мысль, что она не святая и Версилов напрасно страдает по ней: она не стоит того.
   Версилов говорит или думает: "Друг мой, тогда я еще в 10 раз больше полюблю ее".
   Она говорит: "Разумеется, об таких идеях (как самосовершенствование) не говорят; но вы, открыв мне эту идею, точас потребовали уважения" и проч.
   -- Не выходите за Бьоринга, не выходите за него! Если не хотите меня, то не выходите за него... или я сделаю что-нибудь.
   Она. Будьте мне другом, перестаньте, я оценю. {Далее было начато: Про<тяните>}
   -- Помогите мне, протяните мне руку...
   -- Не могу.
   Подросток решает не оставлять ЕГО и спасти. <8/9, с. 2>
   

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ХАРАКТЕРА ВЕРСИЛОВА

   ОН Подростку, в исповеди и всегда (до самого свидания с нею, которое подслушал Подросток {В рукописи ошибочно: Версилов}), говорит, что она верх грязи, пороков, нравственный урод, при видимой красоте и гармонии. "Я ненавижу ее",-- говорит ОН, и Подросток верно замечает от себя, что ОН не лгал, истину говорил.
   Но в свидании ЕГО с нею видна страстная любовь: "За что гармония далась вам даром? -- говорит ОН ей,-- потому что вы -- совершенство".
   "Я страдал, я дошел до идеи самосовершенствования и не снял бы вериг с себя, будьте уверены, но вы их с меня сняли Тем, что ввергли меня опять в малодушие. То, что достается страданием и подвигом, досталось вам даром",-- говорит ОН.
   
   Версилов ей. Я один из тех, которые не могут оставаться равнодушными, когда не во что веровать. {Версилов ей. ~ не во что веровать, вписано на полях и между строками.}
   -- Вы преувеличиваете, как всегда,-- говорит она.
   -- Нет, вы одним взглядом, одной усмешкой, разбивали весь путь моего спасения.
   -- Потому что видела фальшь.
   -- Не было фальши.
   -- Я не про плутовство какое-нибудь говорю. Я просто видела фальшь идеалиста, ходули, натянутость.
   -- Не было ходулей. Если вы прекрасны, вы обязаны миру. Для чего вы не хотели идти за мной?
   NB. Лидия. {NB. Лидия. вписано на полях.}
   -- Куда? т. е. обещать выйти за вас замуж, как вы приставали ко мне. {как вы ~ ко мне. вписано.}
   -- Не то, но {Далее было начато: мож<но>} положим, что так.
   -- Я вас не могла любить.
   -- Но вы обязаны для идеи, для целого.
   -- Неужто вы такой идеалист?
   -- Идеалист -- значит ложный, фальшивый. По мне, выходите за Бьоринга. Но что у вас в Бьоринге? Хотите скажу? Вы ищете положения в свете, как грубейшая из женщин.
   -- Я никогда не давала обетов подвигов.
   -- Но вы обязаны были.
   -- Я видела в вас безобразие... {Я видела в вас безобразие... вписано.}
   И под конец она говорит ЕМУ: "Будьте другом и оставьте меня. Исполните тем ваш подвиг".
   -- Я снял вериги и плюнул на свои подвиги из-за вас, но я еще не был злодеем. Вы же сделаете меня злодеем. Да, я буду хорошим мужем...
   
   Затем Подросток идет к Ламберту, излагает почти план. Но тотчас же решается действовать один (т. е. изобличить ее). У Подростка явилась ненависть к ней {Над словами: ненависть к ней -- помета: просто ревность.} за то, что она вовсе не совершенство и падет при первой возможности. Затем бегство Князя. {Далее было: через Версилова} Оскорбление Подростка. Но там улаживает дело все-таки благородно. Но уладив дело благородно, идет к Версилову и сообщает ему адский план насилия (свой план). "Она не выдержит, она падет, и вы увидите, что она вовсе не такое совершенство, вы вылечитесь". Версилов согласен с ним вполне. Версилов в исступлении хохочет.
   Когда Подросток вышел от него, темная ночь охватила его душу. Напился пьян, взрезали.
   Затем весь день как чадный: никогда не может простить Версилову, что тот согласился. Странствовать решает один.
   Макар.
   Бросить всех, а сам идет к Татьяне; со слезами рассказывает всё и хочет только отдать. "Она обыкновенная женщина, но я такой же. Я отдам, и мы простим друг другу". Меж тем адская интрига -- и Версилов догадался -- кухарка. {и Версилов ~ кухарка.-- внесено со с. 1 согласно помете Достоевского.} <8/9, с. 2 об.>
   
   18/30 июня.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПЛАН

   Несколько первых слов. Обиженный, злоба. Заплакал от злости. Молчать. Я за ними наблюдал. Не расспрашивали, и хорошо и обидно. Лиза и Версилов -- обидно. Ламберт. {Ламберт, вписано.} Новая идея, но -- молчать. (Луч?) Господи помилуй. Кто это? Давно хотел спросить, но не спрашивал из злости. Встал и пошел. И признаюсь, мне ужасно досадно, что я всё от себя. Конечно, я теперь совсем другой. (См. большой лист.)
   Первая встреча с Макаром, о жизни и старце. Воротился. Тут-то в первый раз луч. (Прилив энергии. Эдгар.) Макару сказал: "Мне нравится, что вы благообразны". Крепился, чтоб не плакать (луч) (радость). Великое любопытство.
   О домашних и докторе. Верс<илов> и семейство. Ни слова с Версиловым о главном. Роль мамы.
   Когда на другой день я сошел к Макару, то все сошлись налицо. После меня. Я думал, их нет. {После меня ее их нет. вписано на полях.} Я досадовал, но не подавал виду. Рассказ Версилова, как судили Татьяну Павловну. Появление Татьяны. Макара ввязывают в разговор. Эпизод с Лизой вроде ссоры. Рассказ Макара: странствия и анекдоты: "Вы себе противоречите".-- "Умник, умник!"
   С Версиловым о всех {В рукописи ошибочно: о всем.} домашних делах, ни слова о том. Кое-что об Макаре, что продолжал рассказывать.
   Я поправился и вышел. Настасья Егоровна, Анна Андреевна (известие о ней взволновало). {(известие ~ взволновало), вписано.}
   Я решил всех оставить и посетил всех, чтоб развязаться, Васина, Князя. (Васин и Лиза.) У меня идея. Я свободен. {У меня ~ свободен, вписано между строками.} Грустное признание, что желал действовать документом. Отдать документ. {Отдать документ, вписано на полях.} Решается критиковать Версилова (чтоб другого сделать виноватым), смотрит цинически. Смотрит и видит, в чем и как они с Версиловым налгали сами себе.
   Внезапная встреча с Татьяной. Татьяна, узнав, что он выходит, шепнула таинственно: "Будь у меня". Сердце дрогнуло. Милостыня. Разговор с Татьяной о Версилове и о всем (короче, лишь несколько слов).
   Воротился домой с духом радости. Илья и Энох. Версилов о коммунизме и социализме. В ём гущина. Подросток сдерживается, но сердце двинулось. Предан Версилову, к ней ощущение ненависти (потом разъяснить, что ревности).
   NB. История Лизы с Васиным. Лиза обижена. Лиза и Макар. {Над словами: Лиза и Макар.-- помета: (Главное.)} Князь ревнует. Васин вдруг арестован. (Донос NB.) Известие о Бьоринге. Волнение. Внезапная встреча с Ламбертом. Он доволен. Тот говорит Подростку, что уже знаком с Версиловым. О документе первый намек, (Ощущение безобразия опять. К Макару.)
   Внезапная смерть Макара.
   В день смерти Макара ОН приходит к нему. Тут-то подвиги, исповедь, дружатся. "Об идее" и даже об Ламберте. Подросток слишком убежденно передает, как подействовал на него Макар. Об пей, ОН: "Я ее ненавидел, но этому надо кончиться". "Воскрес Версилов!" Благообразие, Рассказывает о милостыне. Макар прав в своей идее. Нежные воспоминания. Много о маме. Наивно и простодушно: "Какой вы прекрасный". {Много ~ прекрасный", вписано.}
   О Князе, о свадьбе Лизы и о прочих подсудимых. Что-нибудь с Бьорингом. (Выходку надо: Версилов и Бьоринг.) Подросток не верит слухам Злоба на нее. Мама плачет. Татьяна смущена и в хлопотах
   Анна Андреевна зовет его. Письмо с предложением о браке (через Анну Андреевну). Вот почему Татьяна и мама накануне были смущены. <8/10, с. 1>
   
   
   Вечера. Домашние разговоры. Версилов бывал очень мил. О китайцах ("Макар Ив<анов>ич любит политику",-- заметил ОН мне) (Вдруг возражение мамы о китайцах.) {Рядом с текстом: Вечера, ~ о китайцах, = на полях помета; 3-я глава}
   
   Вечерние разговоры. Об докторе. Не хочу принадлежать к поколению, я нового, грядущего, а коль не будет такого поколения, как я, так я один такой буду...
   
   NB. Он, пробудившись от горячки, всё мечтал о ней и чем далее, тем более. Осведомлялся о Бьоринге, Анна Андреевна -- и вдруг милостыня. Милостыня потрясла его; он влюбился окончательно, но и возненавидел ужасно за милостыню (как маленькому). И тут-то в первый раз Ламберт "Нет, Ламберта надо припрятать",-- говорит он, выходя от него. Но сейчас потом грусть, что упал. Что-то гадкое на душе, и вдруг смерть Макара. Очищение духовное, сговоры с Версиловым Неудержимо высказанное ЕМУ Подростком мнение о ней. (И тут Подросток сознательно проявляется, что ненавидит ее, позорит ее Версилову.) Свидание ее с Версиловым только укореняет его мысли. Документ в дело. Хотел бы целовать ее, по ночам видит во сне. Дерзость наяву страшная. Вне себя, с красными глазами предлагает обесчестить ее. Но идет окончательно к Ламберту, а не к Версилову.
   
   Тут бегство Ст<арого> Князя и обида от Бьоринга, участок. И только теперь, сейчас после участка, или в самую ночь участка, является мысль о падении Версилова.-- "Нет, я ей докажу мое благородство. Я ее рыцарь, я люблю ее, но свидание, свидание с ней, в последний раз, и потом в пустыню, в идею!" {Далее было начато: Тать<яна>} Макар. Татьяна соглашается, и тут интрига и пожар. Помнить: неудержимая любовь Подростка.
   "Ну простите!" -- последние ее слова в эпилоге.
   
   23 июля.
   
   Здесь в первый раз проговорился Ламберту ясно о документе и в эту ночь (напивается пьян) взрезывают. Возвращается утром домой. Старый Князь у него на квартире. Комический день. Сообщает Версилову план, {Сообщает ~ план вписано.} а вечером оскорбление Бьоринга и участок.
   
   В участке.
   
   Вышел из участка обновленный. Встреча с Ламбертом и ссора. {Встреча ~ и ссора, вписано.} К Татьяне. Интрига и пожар. {Текст: Здесь в первый раз ~ а пожар.-- вариант к тексту: Тут бегство ~ интрига и пожар.}
   
   СЫН ВЕРСИЛОВА <8/10, С. 1 об.>
   
   Рождение мамы, букет, рубка образов (хоть простись, Андрей Петрович!) {(хоть простись, Андрей Петрович!) вписано.} (Я предвидел: опять безобразие.) Ищет Версилова. У Ламберта. О Старом Князе, Почти план. Проговаривается, как подросток. Удручающее чувство. Но порвать {Над словами: Но порвать -- помета: Макар} нельзя. Версилов дорог. Свидание ЕГО с нею. Подросток свидетелем. Подросток в негодовании.
   Ночь сомнений, прорвалась вся ревность. Мечты о пожаре.
   Встреча с Версиловым, сообщает план пожара. Уходит. {Далее было начато: к Ламберту и там}
   Дома вдруг бегство Князя. Устроил один Ламберт. {Устроил один Ламберт, вписано} (Le carême. {Пост (франц.).}) Оскорбление. Ночь в участке. Выходит из участка с ужасом, что Версилов согласился. И тогда к Ламберту. (См. 3.) (Макар.)
   Идет к Ламберту. Пьян (взрезали бумагу). Ламберт: "Вы не умеете делать".
   "Я тебе, Ламберту, за всё, за всё, за детство... отомщу".
   Пьяный. {Ламберт: "Вы не умеете делаты. со Пьяный, вписано на полях.} Наутро Альфонсина, Подросток объясняет ей в сильном чувстве, что отдает документ. Сначала хочет послать к ней Альфонсину, но раздумал: к Татьяне. Chez qui, chez qui? {К кому, к кому? (франц.).}
   Вся интрига. Пожар.
   Развязка: М<олодой> К<нязь) застрелился, Старый умер. Версилов "идиот". Она и ее образ. "Идея". А надо всем Макар. Заключительная его тирада. {Рядом с текстом: Развязка ~ его тирада.-- на полях пометы: Макар. и 3-я глава.}
   
   Внезапное объяснение читателю себя самого (для ЯСНОСТИ á la Лев Толстой). После ненависти.
   Я полагаю, что я просто был в нее влюблен без памяти, но ненавидел, не знаю почему, то есть и знаю даже... (как на бале в углу). {(как на бале в углу), вписано.} РЕВНОВАЛ. {Рядом с текстом: Внезапное ~ РЕВНОВАЛ.-- на полях фигурная скобка и помета: 2-я глава.} Но тогда эта идея привела бы меня в бешенство. Документ. Сообщу, но умолчу, всё поднялось. {Но тогда со всё поднялось, вписано на полях, рядом помета: 2-я глава.}
   В конце: пойти к Дергачеву, воспламенит<ься> их ролью. Или учиться (Татьяна). Не знаю. Но идея все-таки при мне, никогда не оставлю.
   
   Дергачев... разве это неблагородно? Они заблуждались, они мелко понимали, но они жертвовали собой на общее великое дело, хотя, конечно, в нем ничего не смысли (ли). Но я могу внести новую идею. Надо бы только изучить всё это. В социализме я немножко хромаю, хоть и знаю довольно.
   Жаль, что Версилов.
   (А Макар все-таки выступает.)
   
   Я заметил, что в русских юношах потребность жертвовать собой. Я же так мало сделал.
   А то, что в тех юношах, что аблакатишки или инженеры с дистанции (Александр Александрович). <8/10, с. 2>
   
   Версилов о неминуемости коммунизма. Жизнь людей разделяется на две стороны: историческую и ту, какая бы должна быть (оправданную Христом, явившимся во плоти человеческой). Та и другая сторона имеют неизменные законы. По этим законам коммунизм восторжествует (правы ли, виноваты ли коммунисты). Но их торжество будет самою крайнею точкою удаления от царства небесного. Но торжества надо ждать. Его, однако же, никто не ждет из правящих судьбами мира сего. И однако же, высшим благом было бы, если б Россия поняла коммунизм Европы, {Европы вписано.} тогда бы поняла в то же время, как далека от него. <8/10, с. 2 об.>
   
   Версилов оттого пустил вперед Ламберта, а сам спрятался, что решил про себя: она при мне не осмелится; она горда и лучше имение потеряет, чем передо мной унизится. Lambert же incognito, был да сплыл. Я же выйду, когда всё будет кончено с Ламбертом, и уличу. {Было: уличу ее.}
   
   Когда на сообщение Подростком своего плана пожара Версилов согласился, тогда Подросток говорит себе: "О, этого я никогда не забуду и не прощу ему; он наполнил скорбью мое сердце. Пусть я бы, а не он". И в ночь борется -- результат: за беспорядок пропадай всё с треском, шумом, а потом моя идея. {Рядом с текстом: Версилов оттого ~ моя идея.-- на полях фигурная скобка и помета: Финал. Над текстом помета: Лист. 4.}
   
   Результат: Версилову придать черты симпатичнее, детские" простодушные.
   
   Проект ЕГО с Ламбертом: "Это была сложная и хитрая штука, рискованная",-- говорит Подросток.
   
   Свидание ЕГО с Кат<ериной> Николаевной: когда она обнаружила столько доброты, Версилов восклицает: "Как вы добры, как вы добры! Вы подавляете меня".
   И потом ОН Подростку: "ОНА? Да она для своего порядка и спокойствия вот что готова сделать", т. е. всякую подлость.
   Подросток верит и сообщает план свой. Версилов опробует с азартом. Подросток, как ушел, сейчас впал в горесть о нем. Ночь борьбы и проч., почти ненависгь из-за этого к ней и проч., а наутро Альфонсина.
   
   Лиза всё противоречила Макару, пока он жив был, а когда он умер, стала страшно грустна.
   
   Версилов Подростку в исповеди: "Я боюсь одного,-- сказал он вдруг,-- что мы оба гадки и потому желаем, чтоб она была гадка, а не потому, что она в самом деле гадка" <наивность>. {Рядом с текстом: Лиза ~ (наивность).-- на полях фигурная скобка и помета: Фииал} <8/7, с. 1>
   

Важная страница

   Илья и Энох. {Илья и Энох. вписано на полях.}
   В милостыне она сообщает Подростку о НЕМ, делает ЕГО характеристику (прелесть всепрощения, забвения обиды).
   "ОН обижался всякими мелочами",-- говорит она и вспоминает примеры (но тут не скрывает, что ОН прелестен был своим простодушием; и вообще Подросток видит, что она поневоле уважает ЕГО, что ей хотелось бы даже стать ЕГО другом). {Рядом с текстом: "ОН обижался ~ ЕГО другом).-- на полях фигурная скобка и помета: Короче}
   Эта милостыня и всё свидание, хотя пленяют и потрясают Подростка, но тотчас же он чувствует гнев: ЕМУ гармония и после стольких страданий не досталась, а ей досталась {Было: ей досталось} даром: она так родилась! И за это усиленно-выделанное в тайниках души ЕГО недоверие и ненависть к ней. Он ненавидит ее так же, как и ОН, за то, что она совершенна. Он бы рад был ее падению, пороку. Он становится за НЕГО.
   И еще во время милостыни он противоречит ей, говорит, что ОН не любил ее, уверяет ее, представляет доказательства, пересказывает разговоры с НИМ.
   NB. Она ЕМУ объясняет ЕГО благородные поступки, отказ от наследства, {NB. ~ от наследства вписано.} но называет ЕГО ребенком века. Подросток глубоко оскорблен сравнением ЕГО с ребенком.
   -- Если вам непонятно и даром досталось, то надо уважать страдания других. {но называет ~ страдания других, вписано на полях; внесено согласно помете Достоевского. После текста запись: Яснее}
   Потом, когда она уехала, беседа о НЕМ с Татьяной. Старая дева; плачет; сообщает часть прежнего; говорит о маме его.
   Подросток сообщает о свидании ЕМУ в подробности (т. е. и то, что она любит ЕГО и хочет быть другом ЕГО); воспламеняет тем ЕГО. Но оба решают, что она лишь светская женщина и не устоит. Но Подросток не решается сообщить о документе, ОН же несколько проговаривается о документе намеками.
   Подросток уходит с началом идеи отмщения и уличения {уличения подчеркнуто дважды.} ее. Встреча с Ламбертом. (Узнает между прочим, что ОН уже знаком с Ламбертом.)
   Тут смерть Макара. Слух о предложении брака с ЕГО стороны. Рождение матери, букет, образа. Подросток уходит с идеей о беспорядке.
   

Свидание ЕГО с нею

   После свидания опять к Ламберту. Почти открывает. Но потом решает без Ламберта. Тут (через Версилова) бегство Ст<арого> Князя (и Ламберт, и все). Подросток поправляет всё. Он же выносит за всё свое доброе и оскорбление, участок. (NB. Провидев ЕГО гадость, Подрост<ок> все-таки не отходит от НЕГО.) {(NB. Провидев ~ от НЕГО.) вписано между строками и на полях.} Идет к НЕМУ и сообщает идею уличения. Уходя от НЕГО, ЕГО же и проклинает. NB (Не так ли сделать: ОН отсоветует Подростку насилие, но советует подавить великодушием: "пощади ее"). Подросток идет, и ночь. Колебания: (окончательно и цинически критикует Версилова) {(окончательно ~ критикует Версилова) вписано.} решает за <8/7, с. 1 об.> беспорядок. Наутро Ламберт и Версилов. Эта идея, что ОН в таком злодействе с Ламбертом участвует,-- давит Подростка. И т. д.
   
   Во время Макаровых прений об Илье и Энохе. О том, что будущий антихрист будет пленять красотой. Помутятся источники нравственности в сердцах людей, зеленая трава иссохнет.
   "ОН говорил (в ём гущина), а я на НЕГО дивился",-- пишет {Было: а. думал б. говорил} Подросток. И потом ЕМУ:
   -- Да неужто вы верите?
   ОН ему. Может быть, нет. Но мы еще могли увлекаться и обманывать себя, что (верим прекрасному) верим во что-нибудь, а вы и того не можете.
   -- Что ж, это, может, и хорошо,-- говорит Подросток.
   -- Совсем нехорошо,-- отвечает ОН,-- а хуже всего то, что вы на место этих грез ничего своего не поставили. И тут-то говорит о коммунизме и христианстве.
   А потом после Макара и смерти его -- они решают ПОДВИГИ, и ОН сообщает ему свою исповедь.
   

ГЛАВНЕЙШАЯ ИЗ ГЛАВНЕЙШИХ ПОПРАВКА {Было: поправок} В ПЛАНЕ

   До милостыни Подросток ни слова не говорил с НИМ о ней, и не было никакой исповеди ЕГО, а говорили же они только об Илье и Эпохе, коммунизме, христианстве и о Макаре, а это черта. (О подвигах тоже.)
   Но после милостыни Подросток первым делом идет к НЕМУ и всё ЕМУ пересказывает. Тут-то ЕГО впечатление, смерть Макара и уже после (сейчас после смерти Макара) ОН приходит к (8/7, с. 2) Подростку и говорит:
   "Мы хотели подвига; вот тебе подвиг: исповедь",-- и говорит ему всё, передает с энергией, с жаром, с увлечением, с горем, с горечью и обвиненьем. Подросток, пока слушает, противуречит ЕМУ, ТОТ обороняется, опровергает, сердится, но наконец говорит:
   "Когда она на меня восставала, ты верно ей противуречил, как мне теперь, и за меня стоял, а теперь мне не веришь и за нее {В рукописи ошибочно: за меня} стоишь".
   Тут происходит между НИМ и Подростком самое горячее и неудержимое объяснение в любви: "Я понимаю всё, вы меня любите, и я вас люблю; вы мне дороги; теперь я ваш навеки. Я понимаю всё, все ваши поступки. Ваше простодушие прельстило меня. Я думал, в вас больше загадки". Об маме, об Лизе, "давайте жить в порядке, в самосовершенствовании". Об идее и даже об Ламберте. {Рядом с текстом: Об маме ~ об Ламберте.-- на полях запись: Об маме: несколько об ней анекдотов} Встреча с Ламбертом. Впечатление приятное.
   Вдруг предложение о браке (от Анны Андреевны). Рождение мамы: букет и рубка образов. {Далее было начато: Пошел к Ламберту. Почти} Ищет Версилова. Свидание с нею ЕГО. Затем к Ламберту (я был оскорблен). Почти план. Бегство Ст<арого> Князя,-- оскорбление, участок. Подросток идет к Версилову с предложением документа. (Великодушие.) И" вдруг ОН с Ламбертом (traître; {предатель (франц.).} в ночь не выдержал). Пожар. Затем Князь. Застрелился. Смерть Ст<арого> Княз<я>. Версилов. И она, ее образ. А затем ИДЕЯ.
   
   Надо подумать об новом окончательном и подробнейшем плане <8/7, с. 2 об.>
   
   Minute. {Черновой набросок эскиз (франц.) Далее на полях заметка: Я слишком понимал, что может быть.}
   Я думаю, мы взаимно чувствовали, что обязаны друг другу многими объяснениями... а может быть, и никакими. Я хоть и заглядывал ему в глаза, но из глаз его ничего не мог узнать на этот счет. Да, у нас были счеты... Но я люблю таких людей: "Счеты {В рукописи ошибочно: счет} так счеты, а теперь новое дело" Он объяснил мне то и то... Очень хорошо. Я молчал. Ламберт. {Очень хорошо, ~ Ламберт, вписано. Рядом с текстом на полях заметка: Меня тревожила мысль} Не расспрашивали меня обо всем. Увы, они уже знали, а я-то боялся заговорить про Ламберта. Квартиру его забыл.
   
   ОН Макару. Мне нравится, что вы благообразны. Наклоняясь, шепотом: "Они безобразны, я их не люблю".
   -- Что ты, что ты.
   -- Молчите, я приду к вам.
   Воротился, и возрождение в новую жизнь. А сначала просто луч. Я воротился с великим любопытством. {Я воротился ~ любопытством, вписано на полях.}
   После рассказа странствий Макара Татьяна Павловна, боявшаяся, что Подросток будет хамить и фыркать, вдруг говорит ему: "Умник, умник!"
   1-е чувство безобразия.
   
   ... возрожденный, но неисправленный. Чувства мои были не так хороши, я сознаюсь в этом.
   Чувство мести. Кому? за что? О, я уже и тогда знал кому, т. е. выбрал, на кого излить, но не скажу теперь. Много было ошибочного, но кое-что было и верно. Кое-что.
   А она-то, бедненькая, подумала.
   А впрочем, вот что: маму я всегда любил.
   Ты мне враг, но ты деловой.
   Я положил еще обдумать Ламберта.
   
   Старец угасать должен. Благолепнее. "Спасибо тебе, наставил". Оба учат: старец прежнему, вьюнош новому. "Вы странник, чему пустынник научит? Он жизни не знает". {"Вы странник ~ не знает, вписано.} Мак<ар> про пустынника, что он не один... Травка растет.
   
   После первого раза у Макара бегло мама: дорогой гость. "Милочка, милочка мама",-- и я гладил ее щеки.
   Что живи в каком хочешь безобразии, но что, если существует еще {еще вписано} материнская любовь, т. е. еще и благообразие. "Не говори им, мама".-- "Хорошо, голубчик, а на Лизу за что сердишься?" -- и ушла. Я на нее не сердился. <8/12, с. 1>
   Лиза сгрубила.
   Ноги-то.
   Засмеялся, я удивился.
   Лиза вспыхнула.
   Версилов с лучистою улыбкой. (Лучами свет с лица.) Я бы обнял их всех тогда. Экий я шельма, а "молчать" хочу.
   НЕТ, ОН БЫЛ НЕ ТАКОЙ, ГОВОРИТ ВЕРСИЛОВ ПРО МАКАРА: ОН КОНЧАЕТСЯ. {Рядом с текстом: НЕТ ~ ОН КОНЧАЕТСЯ.-- на полях помета: 3-я глава.}
   Из могилы, а я вас, милые, люблю.
   Я отшатнулся, совсем в бреду, вдруг вошла мама.
   Мать. Он совсем в бреду.
   Гость дорогой.
   Я. Свети, луч прекрасный, пой, травка божия.
   
   23 июля.
   
   Объявил Версилову, что подлее жизни их, мамы с ним, Лизы с Князем,-- ничего не знает, а себя пуще всех... Безобразие.
   Версилов прямо говорит, что готов идти странствовать. <8/12, с. 2>
   Лиза. Мало почестей Князю. К Васину. (Злоба моя.) Я решил пойти к Князю немедленно по восстании. (Стебельков арестован.) {Рядом с текстом: Лиза, ~ арестован.) -- на полях помета: 2-я глава.}
   
   Версилов, мама благоговела перед Версиловьтм за поведение. Доктор. (Рассказом.) {Рядом с текстом: Версилов, мама ~ (Рассказом.) -- на полях помета: 3-я глава}
   
   Рассказы Макара. Он себе нротивуречит. Суждение Версилова (о Макаре).
   
   Minute. 1) Тон рассказа (после Макара вдруг ex abrupto {внезапно (лат.).}).
   Я поправился и вышел, вот что я решил: я свободен. Документ отдать, Князь и проч. Устроить их. Версилова же или спасти, или оставить, но действовать энергически.
   Настасья Егоровна и Анна Андреевна.
   
   Minute. 2)
   Я поправился и вышел. Вот мой план действий: вручить документ, исполнить долг и оставить Версилова, молча, не расспрашивая, этим он будет удивлен и наказан. {Рядом с текстом: Minute. 2) ~ и наказан.-- на полях помета. 4-я глава} (NB. Перед тем влюблен был в Версилова за обхождение с Макаром. NB. Мнение Версилова о Макаре, и Подросток высказывает ему тираду о "безобразии", {Далее было: идеи} Версилов молчит и еще не вызывается странствовать. Подросток же, отрубив, ушел.)
   А затем у меня: 300 руб.-- довольно. Вышел. Князь, Лиза, Васин, Настасья Егоровна, Анна Андреевна. Нет, оставить всё, всех, всех. Осталось лишь последнее. {Осталось ~ последнее, вписано.} Спешил. Я не сказал еще: Татьяна накануне шепнула, чтоб я был у нее. Милостыня: я не ожидал. Сперва говорил с Татьяной, и потом та вдруг отворила дверь. Но документ не отдал. Как многосторонен человек: я документ не отдал! Возвращение. Настроение. "В ем гущина". Предан Версилову. Сцена, ночь и ненависть к ней. <8/12, с. 1 об.>
   А назавтра происшествие: история Лизы с Васиным. Князь ревнует (еще до этого был назначен день свадьбы, рассказом). Донос. Известие о Бьоринге, волнение, Позыв к делу, а не к уединению.
   Ламберт (внезапная встреча), лихорадочный разговор, первое слово о документе. Вышел от Ламберта, психология: почему я упомянул о документе (разъяснение читателю своей души). Грусть страшного безобразия. {Грусть ~ безобразия, вписано.} К Макару Внезапная смерть Макара.
   Идея Версилова. Управлять человечеством. Лучший человек не может не быть в уединении. Прорывается спиритизм. Картина России. Исправлять себя. "Вы в заговоре?" -- "Это не заговор. {"Вы в заговоре?" ~ не заговор, вписано.} Масонство. Потом объясню, пойдем вместе". Она меня смутила (с насмешкою беспредельною о себе и о ней). О Христе. Пойдем вместе. Подросток ЕМУ о ней и о свидании с ней объясняет. Наивно признается в ненависти к ней.
   Так что идея Версилова так и осталась невысказанного. Брак с матерью. И на другой же день известие о выходке ЕГО у Бьоринга и о предложении ей. Мать плачет. Анна Андреевна. Я бегал искал ЕГО У матери на празднике. Рубка образов. {И на другой ~ образов, вписано на полях.}
   
   У нас лучшие люди потерялись, сколько голов -- столько умов. Самарин, Фадеев, коммунизм.
   Лучшие люди России должны соединиться. Но всё лихорадочно, пламенно и искренно. {Лучшие люди ~ и искренно, вписано на полях; над текстом фигурная скобка и помета: 6-я глава. Текст с. 1 об. и 2 расположен согласно пометам Достоевского.} <8/12, с. 2>
   О Христе. О том, как ОН, будучи посредником, нашел Христа. Лучше других быть не желай, а будь сперва-наперво самим собою. {Рядом с текстом: Лучше ~ самим собою.-- на полях фигурная скобка и помета: 3-я глава}
   -- "Так и не высказал идею".
   -- Да не всё ли равно, какая бы ни была идея.
   Не мечутся ли все русские с идеями? Ум, способность жертвовать собою и в юношах, и старцах, жажда общего блага, гражданская тоска -- всё есть в русском человеке, одного нет: общего, согласия, нет трех человек, способных в чем-нибудь согласиться.
   Не лучше ли непосредственное и ужасное по силе чувство к ней? С ней счастье. Это раз дается.
   -- Когда благообразен человек? -- спросил я вдруг безо всяких предисловий дня три-четыре спустя {дня ~ спустя вписано.} в середине какого-то мелкого и постороннего разговора, Версилова.
   -- Когда твердо знает, что ему {ему вписано.} делать, {Далее было: и что всегда будет делать} -- ответил он также вдруг и безо всякой задумчивости {Далее было: и} как будто ответ был давно готов, а {ответ ~ готов, а вписано.} он только и делал до сих пор, {до сих пор вписано.} что беспрерывно думал об этом вопросе. Но об {об вписано.} этом потом.
   (Пятно света. Мама.) {Рядом с текстом: Когда благообразен ~ Мама.) -- на полях фигурная скобка и пометы: Вставить в 1-ю главу и Здесь 2-я глава.}
   Программа духовная:
   Тоска по благообразию. Благообразие в апогее после исповеди Версилова. Безобразие (ревность) в апогее после подслушанного разговора ЕГО с нею.
   Напивается у Ламберта. Мщение. (Мальчик, мальчик. Колыбельная) песенка Альфонсины.)
   Бегство Ст<арого> Князя Работа, оскорбление. Ночь в участке.
   Жажда порвать и уйти в благообразие. Тоска по НЕМ, потому что ОН совсем упал, приняв его проект мщения документом.
   Пожар.
   Эпилог: Объяснение, {Далее было: тихая} жажда благообразия, но житейство и все инстинкты, она! {Эпилог ~ она! вписано на полях.} <8/12, с. 2 об.>
   
   Всё это было хорошо, но наступило время, что надо было доказать.
   
   Глава 9-я. {Далее позднейшая помета: Глава IX.}
   Я проснулся свежее. Идеи тверже. Я ЕГО понимал. Поразило, что просто, несколько жаль, что просто. Правда, в любви было сложнее, но я это понимал лучше вчерашнего, ОН не хотел fatum'a. Она. Я за НЕГО. Мама не восполнит. Так и следует. Их назначение. Мститель, но пуще всего -- золотой век. Но, однако же, Ламберт? Документ. Разлюбил. О, я верил, именно по бессмыслице последнего взрыва. Впрочем, беспокойство.
   Настасья Егоровна. Шпионка. {Шпионка, вписано.} Звать. {Далее было: не приду.} "Скажите очень важное". {"Скажите очень важное", вписано.} -- "Хорошо, хорошо. Не пойду я туда. Расскажу ЕМУ!" Теперь вкратце. {Теперь вкратце, вписано.}
   Пошел к нему, нет дома. Зашел к маме, грусть, слезы, Лиза, допросы Татьяны Павловны (нежность). "Дай мне знать, коль увидишь". {"Дай мне ~ увидишь", вписано.} Опять в беспокойстве к НЕМУ: нет дома. "Сходи к Анне Андреевне". {"Сходи к Анне Андреенне". вписано.} К себе. Ламберт: "Врешь слишком просто. Говорил ты ЕМУ про документ?" -- "Нет. Анна Андреевна говорила".-- "Там {Далее было: опять.} штуки, приди ко мне" (это Ламберт). Ламберт спрашивал: как ты об Анне Андреевне? Хозяин дома меблирует комнату (для Ст<арого> Князя). Странные расспросы. Лежал, вскочил, по лбу, "неужто в Царское?" {Лежал ~ в Царское?" вписано.} Альфонсина -- просит к Ламберту, сейчас. она обещает о ней сообщение. Я (убирайтесь к черту, à la porte). {за дверь (франц.).} Тришатов: "Я к вам не приду никогда!" {"Я к вам не приду никогда!" вписано.} До Альфонсины: не ходить к Ламберту никогда (перед Ламбертом). Заснул. Завтра к НЕМУ: нет и не был. На похороны. К Анне Андреевне -- нет дома, в Царское. {К Анне Андреевне ~ в Царское, вписано.} Мама, дома. Именины. Мечты. ОН пришел с цветами -- вечером к чаю. Икону завещал Макар передать ЕМУ. Раздражение. Схватил икону и разбил,-- вышел. Простись!
   X. Побежал к Анне Андреевне. "Я вам говорила", К НЕМУ. На пороге Татьяна Павловна. Настасья не пускает. Но Подростка воротили Тот кричит. Татьяна Павловна: "Даете слово не входить?" -- "Даю, даю". Вошли. Она и ОН. Объяснение. Я к Ламберту. Ламберта дома нет. Il vous cherche. {Он вас ищет (франц.).} Альфонсина с гитарой. Спросил вина. Заложить: шамианское. Про Vieux Prince. {Старого Князя (франц.).} Пьян. Ламберт. Напился -- наутро: вырезали.
   
   -- Они и ее опутают.
   -- Как опутают, чем?
   -- Да уж опутают.
   
   Une rose. {Роза (франц.).}
   Гордости больше значит.
   Двойник захохотал на похоронах.
   Страсти и слава.
   Заснул: всё это высшее общество легкомысленно.
   В трактире на канаве был. Я ел.
   Ламберт несколько раз заходил.
   
   1-я глава: был у Анны Андреевны -- уехал. Был вечером камер-юнкер. Не связываться с Ламбертом. Тришатов. Заснул. Интрига страшная. {Текст: Они и ее ~ Интрига страшная.-- вписан на полях.} <8/18, с. 1>
   XI. Пришел домой. Старый Князь. Carême, {Пост (франц.).} хозяин. Анна Андреевна. Камер-юнкер. Я ушел к Татьяне, уговорился с ней, воротился. Юнкер отступил, хозяин тоже. Бьоринг: оскорбление. Князь бросается, рыдая, в объятия. В участок. Головка, и я с ума сойду. {Головка ~ сойду, вписано на полях.}
   XII. В участке ночь. (Я люблю ее.) Наутро вышел к Татьяне. Теперь всё двумя словами. Адская махинация. И как все цело произошло. Пожар.
   XIII. Заключение.
   9-я глава. Ламберт: "Ну пойдем, пойдем обедать, пить, я тебе ее приведу, дуррак -- дуррак". Но я всё еще так верил в искре<нность>. Баба опле<ла>. {Но я всё ~ опле<ла>. вписано на полях.} <8/18, с. 1 об.>
   

Тут программа. {Тут программа, вписано.}

Листок словечек

   После рубки образов: мама кричит ЕМУ вслед: "Андрей Петрович, хоть простись со мной, перед разлукой навеки-то!"
   Боюсь я ЕГО; знала, что ОН рассмеется.
   
   В ИСПОВЕДИ перед тем говорит Подростку о маме неудержимо.
   Подросток после "не простил": "Да ведь вы против себя говорите"
   
   Рассказал, как мать всех детей истеряла, и последний, чахоточный, на фабрике, и как возлюбил купец: всего капиталу решусь, вылечу! Помер. Маленький остался (женился на ней).
   
   Макар. Как слово западает в человека и какими путями {Далее было начато: не} идет,-- сказать нельзя. И никто не знает того, как взыщет бог. Зерно ржи в земле. {Зерно ржа в земле, вписано.}
   
   Макар. Если бы все-то помогали друг дружке, ну был ли бы глад и мор? -- был бы рай. Теперь нагребешь злата один -- скука. А тогда такое веселье. (Описание веселья.) Не надо нам своих имений. Бери мое.
   
   И вдруг (у Лизаветы). Что ж бы вы думали, помер купец, в завещании Лизавете блаженной семьдесят тысяч. Все раздала. Угодно получить, подписывать, всё подписала (в опеку возьмут, а то кричала -- не хочу) -- приняла деньги, всё подписала, принесла. Стала раздавать, приставили полицию, испугалась. Всё на детей, на сирот.
   
   Я так думаю, что когда смеется человек, то {то вписано.} часто бывает {Далее было: на него} гадко. Вообще в смехе есть что-то пошлое, низкое. Чрезвыча<йное> {Было: Правда} множество людей не умеют {Далее было: совсем} смеяться. Так что тысячи, {Было: а. Тысячи же б. Даже тысячи} которые не только не умеют, а и вовсе не смеются,-- больше выигрыв<ают>. Смехом иной человек себя совсем выдает, и вы вдруг узнаете его подноготную. {Текст: Так что ~ его подноготную.-- на полях; внесен согласно помете Достоевского.} Смех требует прежде всего искренности, а где в людях искренность? Смех бы, казалось, {бы, казалось вписано.} требует беззлобия,-- а люди смеются почти все злобно. Искренний и беззлобный смех -- веселость, а {Далее было: разве} где в людях веселость? Да еще умеют ли люди {Вместо: веселость? Да еще ~ люди -- было: веселость и умеют ли они} веселиться?
   Иной {Было: Чей} характер долго не раскусите -- не понимаете человека, а вдруг он развеселится или вздумает начать веселиться, и он весь у вас окажется на ладони. Только с самым высшим и с самым счастливым развитием человек умеет веселиться сообщительно, т. е. вполне добродушно. Вот тоже выдающая человека черта с ногами и руками. Я одно говорю: если нужно рассмотреть человека и узнать его душу -- то вникайте {Было: вникни} не в то, как он молчит, или как говорит, или как он плачет, или даже как он негодует самы<м> благородны<м> негодова<нием> от самых высших идей, а смотрите лучше {вникайте ~ лучше вписано между строками и на полях; внесено по помете Достоевского} в то, как он смеется: хорошо смеется, простодушно и весело,-- зна<чит?> хороший человек. Замечай, однако, притом, чтобы смех человека не казался и {и вписано.} глупым; пусть тебе станет смешно от этого смеха и весело и сообщи<тельно>, {и сообщи<тельно> вписано.} но надо, чтоб и {и вписано.} сам человек не показался вам {Было: тебе} смешным. Одним словом, смех есть самая верная проба души.-- Это я, собственно, рекомендую женщи<нам>, и особенно невестам, в то время, когда они приглядываются. {Это я, собственно ~ они приглядываются, вписано между строками и на полях. Далее было: к жениху или к будущему мужу.}
   Старик смеялся.
   Ноги-то, небось, еще подламываются.
   Макар любуется им: "Смышлен, смышлен". <8/13, с. 1>
   
   25 июля.

ОСНОВНЫЕ МЫСЛИ

   В Finale. Я хоть и предупреждал много раз, в течение "Записок", что я теперь, когда пишу, совсем не тот, каким был в то время, но, кажется, если всё обсудить,-- я совершенно тот же самый и был, и есть, и {Далее было: а. когда был б. когда жил} тогда, когда всё это происходило, и тогда, когда потом писал, и теперь, когда перестал писать. Я только себя утешал. {тогда, когда всё это ~ себя утешал, вписано на полях.}
   
   Разбивая образа, ОН, может быть, тем отрекался от всех идей своих.
   
   26/27 июля.
   Князь предал Дергачева, но и Стебельков почти одновременно предал их. Князь мог бы скрыть, но открыл.
   
   Свидание ЕГО с нею должно быть в высшей степени искреннее С ЕГО стороны и РАЗЪЯСНИТЕЛЬНОЕ.
   "Вы имели вашу идею, вы преследовали какую-то идею?" -- говорит она ЕМУ. (NB. Она тоже должна говорить в высшей степени искренно и {Далее было: как бы} робея, чем и объясняется вполне возможность этого последнего свидания и объяснения между ними глаз на глаз. Ибо она надеется уговорить ЕГО ее оставить: что основано тоже и в продолжавшемся всегда и беспрерывно в ней уважении к ЕГО высокому значению.)
   Да, у меня есть "идея", отвечает ОН, о том, что надо нам всем теперь делать и которая может нас всех спасти, но какая она, эта идея,-- не всё ли вам равно и не всё ли это равно для кого бы то ни было. Не тысяча ли нас человек, имеющих каждый свою какую-то идею и при этом веру, что именно эта-то своя идейка всех и спасет? Я принадлежу к этой тысяче неравнодушных, которые не могут видеть смуты и белиберды и скорее готовы умереть, чем безучастно пройти мимо, чем не найти основ и примириться с как-нибудь. {чем ~ как-нибудь, вписано на полях.} Мы, т. е. тысяча, каждый страдаем искренно, и вот это всё, что есть в нас к чему-нибудь годного, но, разумеется, что из всей тысячи не найдется двух человек, согласных между собою (ирония). {Далее было начато: Когда} Видишь ли, у нас много думали, но ничего не жили. {Видишь ли ~ не жили. вписано.} И потому, в том ли моя идея или в другом -- это всё равно. Когда я выскочил из колеи (может быть, потому, что и колеи-то никакой не оказалось и колея прекратилась), тогда я обезумел и хотел лишить себя жизни. Тогда я убежал за границу. Но я не истребил себя: у меня явилась тогда моя первоначальная мысль: совершенствуй себя, сломи себя по совести и по вере твоей, но возможности, и, одолев себя, может быть, найдешь и окончательную идею, свой выход, что делать и что проповедовать. Я ухватился страстно за эту мысль. Вы все смеялись над веригами. Зачем? Я действительно носил их, но ведь вы не знали моей души. Да я, может быть, и уверил себя, наконец, в своей дороге, но явились вы, и я вдруг увидал, что без вас я ничто и что идея моя неосуществима. Что за "идея", которая обратилась вдруг в ничто, потому только, что явились вы. Я не знаю, люблю <ли> я вас, я только знаю, что вы мне необходимы. В гордости моей я вас возненавидел. Я уверил себя, что в вас все пороки... Клянусь, я способен был преследовать вас клеветою...
   Знаете ли, что я мог отравить вас. Знаете ли, что уже был такой день и час, когда жизнь ваша висела на волоске. {Знаете ли, что я мог ~ волоске.-- вписано на полях вместо; Может быть, отравить вас.}
   Она. То есть способны и теперь. {Она. ~ и теперь, вписано.}
   Вы оттолкнули меня, я спасся в Лидию, наконец, {Было: но здесь} думал, что вас забыл. О, как я смеялся над своим самосовершенствованием. Здесь я думал погрузиться в еду и в семейство, потом примкнуть к какому-нибудь заговорчику, какой-нибудь пропаганде социализма, выбрав самую глупенькую, с тем, чтоб меня судили и сослали. О, поверьте, что я умею гнушаться собой и себя ненавидеть. Что всего гнуснее, я думал, что я вас наконец совсем забыл и над глупенькой страстью своей совсем смеюсь. И вот верх унижения: пока я слышал и знал про вас, что вы одна,-- я был равнодушен, но первое известие о том, что вы выходите замуж <за> кого-то, {кого-то вписано.} привело меня в исступление. О, что мне за дело до того человека. {О, что ~ человека, вписано.} Простите за то, что я сделал вам предложение, это нелепость, но как могли вы прийти на свидание. Ну, подайте милостыню. {Простите ~ милостыню, вписано на полях.} Я сделал теперь вам предложение. Вы мне нужны. Пойдемте вместе. Знаете ли, что я всё еще верую, что если и не спасу человечество, то все ещё могу сделать много хорошего. Пойдемте же вместе. Я уступлю. Я приму милостыню... И потом: скажите прямо (ведь я вижу по вашему лицу, что вы меня не обманываете и готовы сказать мне всё): любили вы меня когда-нибудь, хоть немного?
   Вспыхнула.
   -- Любила (я так и ждал, говорит Подр<осток>.
   -- А теперь?
   -- Нет, может быть, не люблю. Я вас не люблю. Я не хочу вас...
   В Final'e сцены ОН: "Я вас истреблю".
   Может быть, во МНЕ и до сих пор много веры, пойдемте вместе. Я как скупой собирал, а вы, не собирая, расточаете. Я страдал, а вы даром получили. Верите ли, что я вас ненавидел. Я, конечно, вас обожаю. Это, должно быть, то, что называют страстью. Я никогда не знал до этого страсти, хотя имел много интриг. Я бы не мог определить и теперь, что такое этот огонь и чего, собственно, я от вас желаю. Но я знаю, что без вас я кончен. Знаю тоже, что в этом чувстве страсти можно ненавидеть {Далее было: любить и ненавидеть} вместе. Столько же ненавидеть, сколько и любить. Пощадите меня, я не могу больше. {Рядом с текстом: Может быть ~ больше.-- на полях запись; Подле мамы}
   На свидании ОНА (стоит, колеблется): "Не знаю, не могу. Вы мне отмстите, если я вам подам милостыню".
   ОН. Помните в Библии Ависагу, помните, я вам читал. Вы, может быть, нравы. После милостыни я, может быть, возненавижу вас и вспомню: за что я обидел эту (на портрет мамы). {После ~ портрет мамы), вписано на полях.}
   Она. Что же мне делать, коли так?
   ОН. Да, конечно, бросьте меня -- (в задумчивости) и выходя: {На свидании ~ и выходя вписано.} -- Не любите меня, не живите со мной, будем никогда не видаться. Я буду вам раб, если позовете, вредить вам не буду, {вредить вам не буду вписано. Далее было: буду тем} исчезну, если не захотите ни видеть, ни слышать обо мне. Я не буду беспокоить, не буду вредить. Я исчезну, только, {Я не буду ~ только вписано.} только... только не выходите ни за кого замуж! (Это самое последнее слово ЕГО, уже выходя из двери и после слов: "я вас истреблю".) Я ИСТРЕБЛЮ.
   
   Она ЕМУ (между прочим о маме) и потом: "Вы веруете в бога, вы так страстно, так искренно его проповедовали. Вы любили бога".
   -- Вы думаете? Да, я верую, но я перестал о нем думать, когда вы явились, все мои думы пресеклись. {Вы думаете? ~ пресеклись, вписано на полях.} Я не могу о нем {Далее было: теперь} думать, я ни о чем давно не думаю. Я кончен... я... мне всё равно. Я... я... я вас истреблю, вот что (он встал с места бледный).
   Belle-vue. {Красивый вид (франц.).}
   
   Я вам даю срок, подумай<те>. Видите, я постараюсь убить себя прежде, чтоб не убивать вас. Но если не совладаю с собой, то сначала убью вас, а потом уже себя. {Видите ~ уже себя, вписано.}
   
   В самом Final'e романа: итак, "идея" ЕГО осталась не высказанной. Да ведь не всё ли равно, как сказал ОН сам.
   
   NB. В исповеди Версилова: самые симпатические, самые искренние и наивные слова об молодежи.
   
   Она. И это Версилов? И это человек чести, духа, силы... Я всегда веровала в вас!
   Она. Что же мне делать?
   И потом сейчас: "Нет, ни за что. Вы грозите смертию -- ни за что"
   ОН. Я не грожу, поймите...
   -- Нет, я вас не люблю. Не могу. Лучше убейте (и вдруг какое-нибудь милое слово, милый вопрос: скажите, ведь вы тогда... куда вы дели мой портрет.) (А помните вы... И т. д. про Ависагу, про Библию. Скажите, в чем ваша "идея"? Где вы были потом? В Париже?) (Частный разговор. Это перед самым финалом.) {(и вдруг ~ финалом.) вписано. Рядом запись: ? (--Убью)}
   -- Я не хочу такого Версилова.
   ОН. А другого бы взяли?
   Она ЕМУ. Я не могу вам зла желать. Я всегда вам желала добра.
   ОН ей. Вы смеялись надо мной.
   Она. Никогда я не смеялась. В вас-то я всегда ценила, что вы были искренни. Бедный отец мой, вы тогда его свели с ума. Я видела в вас человека... и т. д. (Милые, симпатичные, теплые слова.) Вы принадлежали к немногим искренним, которые не могут успокоиться. Вы благородный носитель идеи. {Вы благородный ~ идей. вписано на полях.} Поверьте, я вас буду любить, оставьте меня.
   
   ОН мимолетом. Свет надо переделать, начнем с себя.
   Она. Послушайте, вы не были спиритом?
   -- Нет.
   -- Вы масон?
   -- Нет.
   
   ОН мимолетом. Моя мысль, что мир надо переделать, но что первый шаг в том, чтоб начать непременно с себя.
   -- Чем же, как начать?
   -- Стать честным.
   -- Разве нет честных людей?
   -- Ни одного (молчание). Впрочем, что вам до моей идеи! (Ирония.)
   Она. Нет, нет, слушайте, вы сказали -- честным, а эта, мама?
   (ОН: ирония.)
   ? (А с Лидией было честно?)
   (ОН. Было честно.)
   
   Minute {черновой набросок, эскиз (франц.).} (2-я глава). Князь ничтожен... А впрочем, она частию была и права (частию), потому что, в сущности, и если уже всё говорить, то Князь никогда не был совсем-то {совсем-то вписано.} ничтожным и надолго еще мне задал собою {собою вписано.} задачу в будущем. ...Но я хотел отстраниться от дела Князя, как будто это всё не мое дело, и даже представлял, что не забочусь ни о чем о текущем, и если б только я стал говорить, то нарочно {нарочно вписано.} стал бы говорить о зоологии или о римской истории, чтоб показать, что не желаю иметь никакого участия в текущих делах и особенно в их делах. {Рядом с текстом: Князь ничтожен ~ в их делах.-- на полях фигурная скобка и помета: 2-я глава.}
   
   Я говорю лишь о том, как я представлялся, но посещение Настасьи Егоровны подняло боль... О документе. Мщение ей. {О документе. Мщение ей. вписано.} У меня всё было готово, и я хотел встать поскорее. {Рядом с текстом: Я говорю ~ встать поскорее.-- на полях запись: О том, что арестован Стебельков. Ниже помета: 2-я глава.} Сердце стало стучать, я пошел к Макару.
   Лиза. Мы оба опозоренные.
   Я слишком добра.
   Тут вдруг Версилов. Отношение ЕГО к Макару. {Отношение ЕГО к Макару, вписано.} Рассказывает, как судили Татьяну. Ссора Лизы с Макаром. Значит, у него собирались и прежде. Суждение о нем Версилова.
   -- Доскажите о купце,-- сказала Татьяна.
   
   3-я глава. Récidive болезни. Вечера. Документ. {Récidive (повторение (франц.)) ~ Документ, вписано на полях.} О том, какие были рассказы у Макара Ивановича. Лизавета и проч. Как Версилов ввязывался в разговор. {Лизавета и проч. ~ ввязывался в разговор, вписано между строками и на полях.} Тут мнение о нем Версилова. Мое высказанное Версилову мнение об их безобразии.
   4-я глава. (А Версилов достиг цели. Письмом остановил свадьбу Бьоринга.) {(А Версилов ~ Бьоринга) вписано.} Выход мой, обошел всех, спешил: Князя (там Лиза), Васина -- Князь ревнует к Васину, к Анне Андреевне. Об ней.
   У Татьяны -- милостыня.
   5-я глава. Воротился, у Макара -- Версилов и все. О коммунизме, "в ём гущина". Васин Лизе предложение. Пошел к Ламберту -- пришел домой. Волнение и ненависть к ней. {Рядом с текстом: 5-я глава, ~ ненависть к ней.-- на полях фигурная скобка и помета: психология}
   6-я <глава>. Быстрый рассказ о том, как арестовали Дергачева Васина. Князь женился. Известие об успехах Бьоринга и о встрече его с Версиловым, или вроде того. Ощущение безобразия, беспокойство. {беспокойство вписано.} Опять к Макару. Быстрая смерть Макара.
   7-я <глава>. В день похорон {Было: смерти} Макара я {Было: он} приходил к НЕМУ. Исповедь. Всё высказано и ничего не досказано. Возрождение. О Ламберте с Версиловым.
   8-я <глава>. {Далее было: На другой день Анна Андреевна} Через три дня в доме, хлопоты, волнение, Версилов исчез. Анна Андреевна, письмо ЕГО к ней. Ламберт с Анной Андреевной. Именины мамы, рубка образов.
   9<-я глава>. Удручающее чувство. Свидание ЕГО с нею. (По случаю помолвки с Бьорингом.) {Ламберт с Анной Андреевной, ~ Бьорингом.) вписано на полях.} <8/13, с. 2 об.>
   10<-я глава>. У Ламберта, пьян, вырезают. Старый Князь, участок, борьба. Пожар и т. д.
   
   27 июля.

Последняя minute.

   2-я глава. О Лизе. Кратко и полно, но с деловым видом и отрывисто. Положил заняться, когда встану. Положил не думать. Представлял. С Версиловым не говорить о ней. (Мелькало: как Версилов относится к Макару Ивановичу?) Кстати: о письме ЕГО к Бьорингу. Посещение Настасьи. Известия. В волнении большом. {Рядом с текстом: Положил не думать, ~ В волнении большом.-- на полях запись: О зоологии. Однако ж про арест Стебелькова, про нее, про существование документа в ЕГО письме к ней.}
   Пошел к Макару. История Татьяны, о Лизе, с ней соединиться. "Мы оба обиженные". Один рассказ Макара Иванови<ча> (Макар Иванович, видели вы что-нибудь подобное? (вопрос Татьяны), и тут рассказ Макара.)
   Я встал и пошел. Мне этот старик на этот раз понравился. Мнение Версилова о Макаре. О благообразии спросил Версилова вдруг.
   Волнение ночью. О документе (ревновал ли я?) {Далее было: в виде бреда} Бред. Завлек насиловать, и Ламберт.
   3<-я глава>. От мучений рецидив болезни. (Отдам документ!) Вечера. Рассказы. Версилов о коммунизме. Мама. "В ём гущина". {"В ём гущина", вписано.} Татьяна приходит на вечера. Тут вдруг история Лизы с Васиным, ревность Князя. {Тут вдруг ~ ревность Князя, вписано на полях.} Я завтра выйду. {Я завтра выйду, вписано.} Я вдруг высказал Версилову мое мнение о благообразии.
   И 4-я <глава>. Я завтра хотел удивить -- выходом. Вышел, посетил всех. Князя. Князь хочет жениться. К Татьяне.
   5-я <глава>. Пришел -- Макар. Не история ли Лизы. {Далее было: с Васиным, прежде и теперь} Князь ревнует, и потом Макар о клетушке и Лизе. {Не история ли ~ о клетушке и Лизе, вписано между строками и на полях.} Гущина. "Пойдемте странствовать". Я в восторге. {Я в восторге, вписано.} Версилов. Ночью мучения. {Далее было: Но я был развлечен. На другой день история Лизы и Васина, Арест Васина. Женитьба Князя.} На другой день арест Васина. Сбит с толку. {Далее начато: Пошел} Встреча с Ламбертом. Разговор. Знаком с Версиловым. Шантаж. О документе.
   
   Затем: чувство безобразия -- к Макару. Внезапная смерть Макара. Пока лежит Макар -- пришел Версилов -- исповедь.
   На другой день у Анны Андреевны. Письмо с предложением брака. Похороны Макара. Именины мамы. Рубка образов. <8/13, с. 2>
   
   27 июля.

Расписание

   3-я часть, 2-я половина. Смерть Макара. "Пойдем ко мне. Я тебе покажу моего ребенка. Приходи непременно. Иди! иди!"
   2-я половина. У Версилова исповедь и до свидания с нею.
   4-я часть, 1-я половина. {1-я половина, вписано.} Со свидания (у Ламбер<та> сейчас после свидания) и до пожара включительно.
   2-я половина. Эпилог.
   В исповеди об ней ни слова: "Оставь об ней".
   И в исповеди сначала жизнь с матерью. Память. Макар -- о благообразии.
   Всё на тему о благообразии. Женитьба на маме и проч.
   
   Во время похорон самое полное известие о Бьоринге. Так что Версилов послал письмо в день букета, после рубки. Письмо сообщает Анна Андреевна. {В исповеди об ней ~ сообщает Анна Андреевна, вписано.}
   
   27/28. {Далее было начато: О Лизе. Ни слова о документе.}
   Minute. Filigrane. {Набросок. Филигрань, тонкая работа (франц.).}
   2) Всё о Лизе. Нельзя от них отказаться, но они свои, их я не отделял. Откуда узнал о Лизе и Васине. Но убежать я не мог. Настасья. Известия Настасьи о Ст<аром> Князе, Анне Андреевне (рассказом и сценами), о грудн<ом> ребенке ("сказала бы еще вам": это о Ламберте, после нее). О ней, о Бьоринге, отстал. Эффект версиловского письма, о словах в письме, что документ не сожжен. Мое волнение (о Молод<ом> Князе, Лизе). Неблагообразие, но слегка. {но слегка вписано.} Встал к Макару. Как нарочно, у Макара -- Лиза, Версилов. (Как относился Версилов к Макару.) Рассказ, как судила<сь> Татьяна. Повесть Макара. Встал: что такое благообразие? Ночь волнения, влюблен. Объяснение моей любви. Не тут ли пожар? {Не тут ли пожар? вписано.}
   3-я глава. {Далее было: Макар} Récidive {повторение, обострение, вспышка (франц.).} болезни. Несколько дней. Не буду описывать мои мучения. Рассказы Макара, его влияние. Мнение Версилова о Макаре, Версилов забыл прибавить. Я вдруг высказал тираду о благообразии. Версилов вдруг согласился. Вдруг история Лизы с Васиным. {Вдруг ~ с Васиным, вписано на полях.}
   4) Мой внезапный выход. Все... Анна Андреевна что-нибудь новое (не о Ламберте ли?). М<олодой> Князь. (В волнении он только что донес, ревнует, брак.) В волнении от известия о Ламберте. К Татьяне. Милостыня.
   5. Пришел домой. Лиза оскорбленная. Макар о клетушке. Странствовать. Версилов. Не вытерпел: к Ламберту. Шантаж, о документе. Сбит с толку. {Далее было: Странное чувство} От Ламберта узнает о свадьбе с Бьорингом. (Дела Бьоринга {Бьоринга вписано.} поправились). Домой. Страшная ночь борьбы. Картина пожара.
   На другое утро известие об аресте всех. (Странная записка Князя.) Хотел вдруг бежать. У меня 300 руб. Нанять квартиру. Бежать, но есть Макар или к Ламберту, и всё {Бежать ~ и всё описано на полях.}. К Макару. Внезапная смерть Макара. Версилов обнимает маму. "Пойдем ко мне, я тебе покажу ребенка". Дома, исповедь. Подросток умилен и примирен: "Я отдам ей документ". Ужасные угрызения за пожар. Ужас к Ламберту. Не забуду мгновений благодарности к Версилову за очищение. {Текст: Версилов обнимает маму, ~ за очищение.-- внесен со с. 2 согласно помете Достоевского.}
   Исповедь Версилова. В день похорон рубка образов. И уже после рубки письмо.
   Тут: Анна Андреевна и подсылала для Ламберта. И сама выпытывала о Ламберте (о знакомстве Ламберта с Версиловым не надо). Затем, когда Подросток у Ламберта, то тот, главное, о документе и говорит таинственно. Везде тайна... Подросток дает знать, что хоть и он сам проболтался Ламберту о документе, но ясно увидел, что Ламберту того только и надо было. Ламберт условился, чтоб Подросток приходил, потом сам ищет его. Подросток хочет квартиру. Мечты о пожаре. Опять встречает Ламберта. Разругался на улице. Идет домой. Смерть Макара. Версилов обнимает мать, а ему: "Ко мне, ко мне!" {Тут: ~ ко мне!" вписано на полях.} <8/13, с. 1 об.>
   

1-й эмбрион плана

   1-я половина 3-й части. (Перечень событий.) {Рядом с текстом: 1-й эмбрион ~ (Перечень событий.) -- на полях помета: 10 дней болезни.} Макар и Версилов. Лиза и ее выходки. Васин и известие о Колосове и всех арестованных. Татьяна и ее служанка. Анна Андреевна (Бьоринг, известие о ней). Разрыв сердца. Ламберт. (Сцена с ней у Татьяны. Мимолетная милостыня.) {Рядом с текстом: Макар и Версилов. ~ Мимолетная милостыня.) -- на полях помета: 3 недели}
   (Рубка образов. Версилов исчез). Письмо ей с предложением. Ненависть. К Ламберту. Сообщение плана. {Рядом с текстом: Рубка образов, ~ Сообщение плана.-- на полях помета: неделя}
   Ламберт об Анне Андреевне. Почти уговор. Выходки Версилова у Ст<арого> Князя (засадить хотят). {Далее было: у Бьоринга} Ст<арый> Князь бежит к Подростку сам, так что Анне Андреевне нечего делать. Бьоринг и она вырывают Князя от Подростка с обещанием, что Ст<арый> Князь женится. Версилов к Бьорингу и его расстраивает. {Рядом с текстом: Ламберт об Анне Андреевне, ~ и его расстраивает.-- на полях помета: неделя. Далее было: Версилов, письмо с предложением. Свидание. Суд над Молод<ым> Князем.}
   Условие Подростка с письмом. С Ламбертом, но решается наконец один. (Лиза и проч. Мать.) {Рядом с текстом: Условие Подростка ~ Мать.) -- на полях помета: неделя}
   Версилов, свидание с нею. Подросток свидетелем. Удаляется в себя, оставляет свое намерение. Идет к Татьяне. {Далее было: Суд над Молодым Князем} (Измена Альфонсины. Все сцены пожара.) Суд над Молод<ым> Князем, и застрелился. {Рядом с текстом: Версилов, свидание ~ и застрелился.-- на полях помета: 2 недели} Ст<арый> Князь помер, не женившись. Версилов идиот. Финал.
   Когда Бьоринг отымает у Подростка (в квартире) Ст<арого> Князя, то ужасно оскорбляет Подростка.
   
   "C'est le carême", {Это пост (франц.).} -- говорит Ст<арый> Князь.
   
   Их сострадание меня очень раздражало, и, когда мама подала пить, я раз заплакал. Вечер. Свет. Идея о воскресении в новую жизнь.
   Молча; теперь надо молчать, никогда не говорить, никогда.
   
   Мак<ар>. Старец должен быть доволен тем, что жил, довольно.-- Всё хорошо. Старец должен умирать в полном цвете ума, как пышный готовый плод, восполнивший тайну свою.
   -- Что такое тайна?
   -- Что тайна? -- всё тайна. {Мак<ар>. ~ всё тайна, внесено согласно помете Достоевского.}
   
   И Макар. Ты юноша, прекрасно тебе. Вот и прекрасно, что встал, вот я, старец. Я хотел бы опять пожить. Перед тобою жизнь. Благословляет закат старец, но хорошо и опять. Грешная, может быть, мысль эта.
   Подр<осток>. Почему грешная?
   -- Не знаю, друг, по-моему, не грешна. Вот если возроптать, зачем, дескать, мало, то оно и греховно вышло; а если без ропоту, благословляя луч, щедроты божий. {Вот если ~ щедроты божии, вписано на полях; внесено согласно помете Достоевского.}
   
   Теперь совсем о другом. Впрочем, скажу два слова обо мне (т. е. о душевном состоянии). {Рядом с текстом: Теперь ~ о душевном состоянии).-- на полях помета: 3-я глава}
   Теперь совсем о другом: шепот, сошел -- и потом уже после сцены с Макаром -- о моем состоянии. <8/14, с. 1>
   
   27/28
   
   Последняя minute.
   Но Ламберт! Ламберт! что такое Ламберт? {Но Ламберт! ~ что такое Ламберт? вписано.} Смотри Основные мысли. {Смотри Основные мысли.-- запись на листе ниже; внесена согласно помете Достоевского} Пожар, мечта, в конце 2-й главы рецидив.
   Рассказы Макара. Отложил мечту.
   Лиза вдруг ему: Князь {Было: он} зовет (завтра). О благообразии Версилову (тирада). {Рядом текстом: Лиза вдруг ~ (тирада).-- на полях помета: 3-я глава.} Назавтра Князь донес. Анна Андреев (на). Ламберт. Пошел к Ламберту. Докум<ент>, пожар.
   Вышел -- ужас. Искать квартиру. К Макару. Пришел. Макар. Клетушка. Внезапная смерть Макара. Закат. Версилов обнимает маму. Лиза -- брата.
   Вдруг Татьяна. Сурово: "Да иди, иди (ко мне)". ОН: "Да ведь вас тут нету".
   Пошел, и милостыня. Плачет о благообразии. Не дал документ. Вышел, натолкнулся на Версилова -- "ко мне, ко мне!" Это всё в день выхода. В 3-й главе роль Версилова, смотри Основные мысли. <8/14, с. 2>
   
   1 Августа.
   
   3-я часть.
   2-я глава. Уходя, всё высказывает Версилову в тираде о благообразии наияснейшим образом, тогда как дал слово молчать. Слово В<ерсило>ва ты прав поразило его.
   Сон.
   В 3-й главе. Теперь внутреннюю мою психологию оставлю. Скажу одно: меня укусил уже змей, и я, как драгоценность, хранил от всех рану мою. Влияние сна осталось, что она была для меня: я был влюблен, дух захватывало от каждого известия о ней, а я -- я жаждал Ламберта. Тут был сон.
   Но пока, до времени, это оставлю. Приступлю к описанию двух людей, наиболее поразивших меня в жизни: Макара и Версилова. {Рядом с текстом: Но пока ~ Версилова.-- на полях помета: 3-я глава} Что до {Было: Что-то} Версилова, изучения, наблюдения до того неожиданные, {Рядом с текстом: Что до Версилова ~ неожиданные -- на полях запись: вечера и отношения} что до Макара, то вот что было: вначале и во всё время, пока он торчал передо мной, я как бы не умел отличить его, относился к нему если не свысока, то равнодушно, хотя сердце мое неприметно для меня раскрывалось в ту эпоху многому и необъятному: на всю жизнь через Макара. Но почувствовал и сознал я это уже далеко после; тогда же, говорю, был свысока и неприметлив, и если б не пример Версилова, который удивлял меня почтительностью своих отношений к Макару, то многое я бы и вовсе, навеки, пропустил без внимания. Вот тут, в этом месте мнение Версилова о Макаре Ивановиче. {Вот ~ о Макаре Ивановиче, вписано на полях.} Между тем что же было? Ничего, казалось бы, особенного. Установились вечера. Кстати: если спросят, как же я после таких, объявленные уже ему, отношений моих к Версилову и после выходок в семье мог быть членом их вечеров? Отвечу: с Версиловым всё могло быть, ОН не спрашивал и не сердился, ОН третировал меня совершенно по-прежнему. Это была ЕГО манера высокости и высокомерия {и высокомерия вписано.} и всегдашняя мысль. Но я прозревал и другие отношения {Далее было начато: величавость к миру не серд<ился>} ко мне. (NB. Величавости к миру, не сердился на людей -- одна из ЕГО обаятельнейших черт.) Что до мамы и всех, то у них, {Было: с ними} конечно, было сострадание как больному и что-то условное относительно меня, но мне было до {Было: ко} времени всё равно. У меня было свое новое влечение, которое было твердо, но которое я отдалял, чтоб даже не думать о нем до времени выздоровления, и пока я, всецело и не подавая вида, напротив, совершенно любезно и дружественно, начал участвовать на их вечерах. Мы собирались. Даже доктор. Началось историями... Версилов. Лиза и Васин. О том, как учил ходить маму. "Батюшка Андрей Петр<ович>, сударь". Лиза. "Приходи к нему завтра". (От Татьяны: "Завтра в 7 часов вечера будь у меня". {Далее было: буду ль я} -- "Лиза, я приду, только ты не говори, что я выйду".) Вышел Князь. Анна Андреевна (поражающие известия и загадки, о Ламберте ни слова). К Ламберту: у Ламберта страшно прорвались чувства, с сверкающими глазами, месть. Как вышел, раскаяние в падении, перекрестил, на бульваре. (О, в жизни моей немного было таких минут раскаяния. Жучок.) О, это не легкомыслие, что так скоро преступление и раскаяние: казнь была уже в груди моей, еще наполненной преступлением, когда я еще только входил к Ламберту. Но меня тогда только жгуче изловило чувство; когда же я развил это чувство Ламберту, казнь вышла сама собою как противовес. {Рядом с текстом: Но меня ~ противовес,-- запись: Как на именинах.}
   К Макару. Только в эту минуту старик этот (дорог нам). Смерть его. Татьяны нет. Пошел к Татьяне. "Слушай ты, останься": и она вышла. Я плакал.
   У Версилова же ночью (в исповеди) узнал, что такое Мапар, в первый раз как бы вполне, от Версилова же.
   

ВАЖНОЕ

   2-ю половину 3-й части начать:
   Теперь только факты, и с чего лучше начать мне, как не с разъяснения капитального события, которое сделаю без участия сердца моего, как бы и не я объявляю, a entrefilet {заметка (франц.).} в газетах. И тут известие о Бьоринге и о положительном объявлении брака. Больше не прибавлю. Я не знал этого ничего еще несколько дней, но мама грустна. Версилова нет. Встретил странно. Ламберт. Ссора с Ламбертом. Похороны и букет: описание фактами á la Шекспир. На другой день от Анны Андрее<вны> тайну о Бьоринге.
   В ИСПОВЕДИ важное признание Версилова: "Макар всю жизнь на меня действовал. Пойдем вместе".-- "Отрекаюсь от демона!" (она).
   -- Демон, демон! Минуты счастья, да будет благословенна жизнь, выпьем, Макар, за маму. {Рядом с текстом: Демон ~ за маму.-- помета: 3-я глав<а>.}
   
   В конце 2-й главы 3-й части и во всю 3-ю главу: "Но Ламберт, Ламберт, что такое Ламберт" (NB. Чего я боюсь Ламберта,-- я сильнее его!) Предположения, мечты и судороги вместе с умилением от Макара.
   В 3-й главе. Каждый раз я возвращался в умилении от рассказов Макара, но ночью сны, сны -- сладостные, наконец (отдать документ!) решение, злые духи и добрые. О коммунизме с Версиловым. Но о Макаре не говорить с НИМ до исповеди. {В 3-й главе, ~ исповеди, вписано на полях.} В день выхода. Не ходить к Ламберту. Но пошел и опачкался. К Макару! Закат.
   
   Подросток, когда ссорится с Ламбертом: "Я, брат, теперь сильнее тебя".
   
   У Ламберта в 1-й визит. Его знакомые, завтрак за шампанским и потом обольщение: "Тебе месть, а мне деньги. Тебе высшее, а мне низшее".
   Нет, ты подросток, ты мал. Одна у нас была такая добродетель и тоже в этом роде, а затрепетала, когда мы пригрозили, что всё огласим. Послушна была. {Послушна была, вписано.} Мы взяли и то, и другое, и деньги. Теперь она в свете, недоступна, добродетель, фу ты черт, а если б ты видел, в каком это было чулане... Каких чуланов они не чуждаются.
   Они развращены до конца ногтей. Я об этом думал!" -- беспрерывно восклицает Подросток.
   
   Ламберт. Хороша она?
   Подр<осток>. Хороша.
   Ламберт. Я ее видел.
   Подр<осток>. Я знаю, что ты видел. {Рядом с текстом: Ламберт. Хороша она? ~ ты видел.-- на полях помета: NB.}
   И беспрерывно: "Я об этом думал, я об этом думал!" И потом, идя в отчаянии, что опачкался, восклицает беспрерывно: "Да, я уже развратил себя, я об этом думал, и когда же, когда Макар рассказывал умиление. Я всякую ночь думал" (добрые и злые духи). Раскаяние: к Макару! к Макару!
   Закат.
   (У нас есть атаман -- история.) "Я уеду в Америк<у>.
   Альфонсина ездит в Царское, возит игрушки. {Альфоисина ~ игрушки, вписано на полях.}
   С Ламбертом. Ламберт его прямо берет под руку, и оказывается, что он всё уже знает. "Я тебя ждал". Ощущение: я {Далее было: хоть} шел с ним под руку с наслаждением. Наслаждение увеличивалось именно от мысли, что я еще независим и вся моя воля. {С Ламбертом, ~ воля, вписано на полях.}
   У Ламберта подробности о ней, блестит, {К тексту: У Ламберта ~ блестит -- вариант: у Ламберта:} Ламберт всё устроил, везде раскинул сеть -- и даже Бьоринга знает.
   -- Ты мог бы жениться, но только тогда в руки взять, чтоб сок потек. Деспотизмом этих барынь надо.
   Идея женитьбы так и пронзила наслаждением мое сердце. О, я был глуп. Замечу здесь страшную глупость. Я еще 16 лет мечтал о женитьбе. Это известие надо бы вычеркнуть, но уж так и быть, оставляю.
   Подросток Ламберту о НЕМ и о ней: "У них там вражда, вражда, такая вражда, что я и след потерял. Следил за ними да и бросил. {Далее было: Из} Только вражда страшная, в старом роде, из-за возвышенного вздору какого-то, в романтическом вкусе сороковых годов".
   Ламберт не противуречил.
   Ламберт. Я ее видел, но она меня не видала. Нет, она меня еще не видала. Так надо, чтоб она меня не видала.
   -- Только ты глуп, Ламберт, вот что, ты ведь ничего не понимаешь, что я говорю. {Ты мог бы ~ что я говорю.-- вписано на полях вместо: Ла<мберт>. (Ты даже и жениться мог бы.) Ведь она же тебя любит? Любит? Ведь ты же говорил.
   -- Это тогда в [пьяном-то виде] бреду-то? Я посмотрел, но Ламберт был серьезен.
   -- Версилов ненавидит... ее, ненавидит.
   -- Мы ее спасем от его мщения.
   -- А если у меня есть такой документ? -- вскричал я, сверкая глазами. Ламб<ерт>. Да я разве не знаю, что есть. Ведь ты сказал.
   -- Когда, в бреду? Да...
   Ламб<ерт>. Ты очень добр [ты великодушен]. Под<росток>. Да, я добр. Ламб<ерт>. Ты великодушен. Под<росток>. Да, я великодушен.
   Рядом с текстом: Версилов ненавидит её, ненавидит.-- помета: Важное очень.}
   В 3-й главе роль Версилова, коммунизм, неминуемость, экономическая теснота на земле. Задыханье (фантастическая картина с блеском).
   Спасет господь, пошлет что-нибудь.
   Политические идеи. Разговорились о будущем России, о богатстве. Версилов о китайцах.
   NB. Всё это 2 главы. Ламберт тоже отдельная глава.
   
   ПОСЛЕ СЦЕНЫ СВИДАНИЯ и до самого конца Подростка мучит мысль, что он любит ту, которую любит его отец. Возненавидел за это в пьяный вечер у Ламберта. Но одумался в омерзении на другой день.
   В начале 3-й главы. Версилов пришел ко мне и робко проговорил: "Макар Иванович тебя спрашивает. Мы решились скрывать от мамы. Будь терпелив, друг мой, если можешь. И если можешь, сойди туда".
   Я был тронут...
   И потом во всю главу. Умолчу о себе и потом: возвращается, и мечта, мечта, другая, зверская, как мог ад уживаться с раем?
   Первый раз я в недоумении наблюдал за собой.
   
   ПОСЛЕ ИСПОВЕДИ. О, благословляю эту минуту. Версилов. Память о тех великих мгновениях. Что бы ни случилось потом... Раскаиваюсь, что начал записки таким тоном подростка. Есть и у меня, что помянуть! Я должен бы был оценить Вереи лова за его чувства к маме, но и тогда не знал всего и другое было во мне. {Я должен ~ было во мне. вписано на полях.}
   В ИСПОВЕДИ Версилов с восторгом об искренности юношей (об Дьякове и проч.), об маме, об чистоте ее. Да здравствует всё великое! Что есть великое? Искренность.
   
   3-я ГЛАВА. Обо мне ни слова. Через три дня выздоровел, чувство выздоровления. Пришел Версилов: "Макар Иванович спрашивает, остерегись".
   Не описываю по порядку. Старик привлек меня. Мнение Версилова. Я бы спросил его: не завидуете ли вы? Но нельзя было: видимая искренность. Удивлялся почтительности. Рассказы. Татьяна. Лизавета Смердящая, "в тебе понимание есть". NB. Эти несколько дней... о будь благословенно... другой Версилов, вечера, мама. Этот старик. Суждения Версилова. Мы очень говорили. Но я уже не боялся говорить. Всё это было лишь о римских императорах вроде. Об ней ни слова, и я был покоен. {NB. Эти ~ покоен, вписано на полях.} Споры. Политика. Мама. Версилов о социализме. Именины мамы в скором времени; Макар про детство мамы. История с Васиным. Вслед за тем арест тех. Оскорбления Лизе, женитьба. Версилов: "Он ничего не может сказать ей, он жизни не знает". {Версилов ~ не знает". вписано на полях.} Лиза у Макара, слезы, Лиза. Всякая горесть проходит, у Иова дети, {Всякая ~ дети вписано на полях.} Версилов (женюсь). Я Лизе: "Завтра я выйду, только не говори никому". Духи добрые и злые. Ламберт, притяжение и это всё сейчас после сцены у Макара.
   ДЕТИ ИОВА. 4-(я глава). Выход.
   После свидания с Ламбертом в 4-й главе. Опоганился. Но что-то тянуло меня в эту яму с чудовищами неистово, со сладостию и замиранием сердца. Хотел бежать от безобразия и всех перещеголял. Страшно стало. Испугался. К Макару,
   В исповеди ГЛАВНЕЙШЕЕ.
   Верс<илов>: Юна дала мне только муки, но выпьем и за муки! -- Теперь прочь, я отказываюсь, я люблю теперь одного тебя! Что, неужели ты думал, что от меня уйдешь? Ты победил меня, мальчик! Сидел в углу..." (нежное и восторженное признание в любви. Княжна Катя).
   
   ОСНОВНЫЕ МЫСЛИ.
   В 3-й главе: "Что она могла обо мне подумать?" (Еще с того 1-го письма Бьоринга.)
   В 4-й главе, после Ламберта, возвращаясь к Макару: "У них интрига, интрига!" Бежать.
   
   В ФИНАЛЕ. Когда бежал Старый Князь: бегство утром. Ламберт с Анной Андреевной, но тут же надул ее: он обещал ей, что когда бежит Ст<арый> Князь, то укрепить его в его идеях, показав ему документ. Но только что, накануне, в ночь, овладев документом, он рассудил подождать и не показывать его Князю, {Далее было: ибо} рассчитывая, что Анна Андреевна, может быть, и не выйдет еще как-нибудь замуж; стало быть, ее вексель не оплатится. Имея же документ в руках, он решил повременить денек и попробовать продать документ ей: с нее, дескать, вексель вернее. Меж тем Анна Андреевна уже напугала Ст<арого> Князя и передала {Далее было начато: что} ему на словах, что документ существует и что она ему его покажет, только что он убежит. Но документ так и не явился. А тут пришел Бьоринг, и Князь ушел раздраженный, что его обманула Анна Андреевна. Испуг же Князя был сильнее, чем можно было угадать заранее. Когда явился Бьоринг, он с плачем раскаяния бросился ему на шею, говоря о документе и что его обманули. Весь же этот день Анна Андреевна приставала к Ламберту, чтоб он представил документ, как обещал. Но Ламберт не явился, {не явился вписано.} оговорился, что документ у Подростка, а Подросток гордо объявляет Анне Андреевне, что документ у него в кармане и что он его не выдаст. А Бьоринг его же и оскорбляет после такого поступка. {Но Ламберт ~ поступка, вписано на полях.}
   

3-я глава. Еще программа

   Выздоровление. Силы. Пришел Версилов: Макар Иванович спрашивает. Макар Ив<анович>. Здоровье его. Меня тронуло их всеобщее участие. То время, вечера.
   Встал и не слягу. Записываю потому, что всё тогдашнее -- воспит<ание> нового, воспит<ание> жизни. {Встал ~ жизни, вписано на полях.}
   
   Рассказы о святых. Мало образов<ан>. Повесился мечтатель. {Рассказы ~ мечтатель, вписано на полях.}
   Этот старик вспоминается мне странно. Боюсь сказать, чуть ли не самое светлое третировал свысока. {Боюсь сказать ~ третировал свысока. вписано.}
   Споры -- о пустыннике, о царстве Христовом. Это коммунизм, не совсем. Вы большой мечтатель. Восторг. Рассказы о святых. Мария Египетская.
   Несколько дней выздоровления. Даже доктор. {Несколько ~ доктор, вписано на полях.}
   Простил доктору многое. Конечно, это был один из самых {Было: довольно} ординарных людей. Но мне нравилась его привязанность к семейству. Медицинское высокомерие. {Простил ~ высокомерие, вписано на полях.}
   Почтение Версилова к Макару. Мама благодарна. Но я заметил, что и сам Версилов приходил к Макару. Я очень хотел послушать, что они говорят. Разбирают Иова. "Гущина". {Почтение ~ "Гущина", вписано на полях.} Я удивлялся почтению к Макару Версилова.
   Только долго спустя постиг, что такое Макар. Вечера. Рассказывал повести, сбивчивость. Например, как избили инока. "Вы себе противуречите". О купце. О Смердящей Лизавете. Об Иове, Сатане и проч. О будущем мира. (Всё возвышенные идеи.) "В ём гущина". Раз о политике. Мама за Россию. Кстати, о маме, ее детство. (Тут Татьяна.) NB. Обделать
   Возвращался спать. Змей укусил. Рана. Что-то она думает обо мне (Бьоринг). Блестит. Сон (кратко, сильно и намеком, документ). Злые духи. Лиза. Васин. Обижена, вкратце история. Лиза. "Они арестованы. Он зовет тебя".
   
   Дрожало сердце (идти, идти. Заходить ли к Ламберту?) Непременно, непременно! Я сильнее Ламберта.
   
   NB. Вот что значит со грехом жить: рассказ про солдата, солдат -- мужик порченый. Адвокат -- нанятая совесть. {NB. Вот что ~ совесть. вписано.}
   
   2 августа.
   
   Последнее разделение.
   1-я половина 3-й части. Смерть Макара, и она выходит из двери.
   2-я половина 3-й части: до ночи у Ламберта и о том, как взрезали документ. Т. е. она, ЕГО исповедь -- похороны, рубка образов, у Татьяны, Ламберт, Анна Андреевна дает подслушать свидание. {Было: исповедь} У Ламберта ночь. {Т. е. она ~ у Ламберта ночь, вписано.}
   4-я часть. 1-я половина. Князь у него. Сцена с Бьорингом. Участок, и утром у Татьяны. Пожар.
   2-я половина: всё, что в эпилоге. <8/14, с. 2>
   Макар и аксессуары. {Далее было: (Свидание)} Макар, после первой сцены прямо анекдоты, потом об Лизе и ее отношениях. Татьяна и кухарка -- с Версиловым об маминых делах. Потом в этот день я вышел. Макар об Илье, Энохе -- с Версиловым о коммунизме, с Ламбертом. {Далее было: Смерть Макара} О беспорядке и порядке. Объяснение ЕМУ в любви к НЕМУ. Смерть Макара, о подвигах, исповедь. {Макар, после первой сцены, ~ о подвигах, исповедь, вписано на полях и между строками. Над текстом помета: Побыстрее и только об деле.} Мировой. Версилов, исповедь. Приплесть складнее Татьяну и кухарку.
   Я ничего не говорю о Лизе. Рассказ -- Лиза, выходки, Васин, я ходил к Князю, к Васину.
   Встреча с Анной Андреевной (сама позвала к себе). В этой встрече Анна Андреевна говорит неясно. Подросток же уверяет ее, что ОН ненавидит Катерину Николаевну и излагает Анне Андреевне свою о НЕМ теорию. {Текст: В этой встрече ~ теорию.-- ниже на странице; сюда внесен согласно помете Достоевского.} Повезла письмо с предложением брака.
   Я взволнован. Внезапная смерть Макара. Первая встреча с Ламбертом. Рождение матери, букет, рубка образов. {Рядом с текстом: Макар и аксессуары, ~ рубка образов.-- на полях пометы: Молчание и недоверчивость.}
   
   Выйдя оттуда, вдруг внезапная сцена с Татьяной. Rendez-vous и милостыня, исповедь Татьяны. Старая дева. Плачет. Разговор о том: влюблен ОН или не влюблен. (Вследствие разговора с Анной Андреевной, под влиянием. Высказывается характер Татьяны.) Внезапная смерть Макара. Разговор с НИМ решительный -- 1-я полов<ина> 3-й час<ти>.
   Анна Андреевна быстро зовет, сообщение письма с предложением о браке. Идет к Ламберту. Рождение мамы, букет, рубка образов. Версилов исчез. Анна Андреевна. Свидание у Настасьи Егоровны (квартира на имя Настасьи Егоровны, но от Версилова). Опять встреча с Ламбертом. Почти уговор.
   Вдруг бегство Ст<арого> Князя. (Напугал Версилов.) Анна Андреевна говорит: "Так не хочу". Ламберт. Подросток поклялся ее спасти. Бьоринг оскорбляет Подростка. Участок. (Живая сцена.) Свадьба Лизы. Конец 3-й части.
   Подросток в глубокой и окончательной борьбе! отмстить ли, или устоять в достоинстве? Сознание беспорядка. Решение на уединение. (Макар и Версилов!) Порядок и беспорядок. Подросток догадывается, что беспорядок и каша в поколении. Обобщает, возводит к целому, к нашему обществу и его законам, это главная страница романа. {Сознание беспорядка ~ главная страница романа.-- на странице выше; сюда внесено согласно помете Достоевского.}
   Он борется, конечно, с мыслию, что Версилов -- исключение, идеал. Однако догадывается и своим умом доходит, что эти идеалы у нас целиком есть в действительности, что они-то и влияют, что в них-то и главное дело, ибо они термометр и барометр, а не железнодорожники и аблакаты и не старое общество Левиных (гр. Толстой), и что теми идеалами ничего не возьмешь. {Он борется ~ ничего не возьмешь, вписано.}
   Доброе одерживает верх. Идет к Татьяне. Открывает Татьяне о документе. {Открывает Татьяне о документе, вписано.} Свидание с нею. Ламберт напоил. Спор об идее. Предался Ламберту в пьяном виде. Очнулся без письма и не заметил. Быстрый рассказ о том, как им удалось заманить ее и выманить Татьяну. Кухарка играет роль.
   Сцена пожара. 1-я половина 4-й части.
   Развязка: Освобождение М<олодого> Князя. Смерть Старого Князя. Ее болезнь и свидание с НИМ. Картина Версилова-идиота. Идея -- будущее. Роль Татьяны. Роль Лизы. 2-я половина 4-й части. {Открывает Татьяне о документе, вписано.} <8/14, с. 2 об.>
   В Final'e. Но Ламберт узнал драгоценную для него вещь. Он узнал, чего стоит документ, увидав и сообразив по испугу Князя,-- испугу, которого он и не предполагал в такой силе. Стало быть, догадался, что за документ, в самом деле, много дадут заинтересованные люди.
   
   Лиза. Ты знаешь? Знаешь? Мы обнялись на лестнице.
   
   Ламберт в 1-м свидании заговорил о том, что можно содрать денег. Я решился быть широким, я слушал. Ламберт: "Это они называют шантажом! Свиньи сами".
   
   У АННЫ АНДРЕЕВНЫ. Я чувствовал, что она лжет и что она дурная, но удивительно как бывает с женщинами: этот вид порядочности, эти формы, эта недоступность светской высоты и гордого целомудрия, этот вид добродетели -- всё это сбило меня с толку, и я стал соглашаться с ней, т. е. пока у нее сидел. По крайней мере, ни за что бы не решился противоречить. Мужчина в решительном нравственном рабстве у женщины. Такая женщина может убедить в чем угодно неопытного и великодушного. Мне было ее даже жалко, впрочем, я еще так недавно любил ее, насчет же проделки ее с Ст<арым> Князем всё еще для меня оставалось не совсем объясненным.
   NB. Анна Андреевна хотела бы иметь дело не с Ламбертом, а со мной. (NB. Непременно объяснение от Подростка.) Я сидел и думал: как же она с Ламбертом? {Я сидел ~ с Ламбертом? вписано на полях.}
   Анна Андреевна. Я слишком горда, чтобы входить с неизвестными лицами. И во 2-е свидание: "Но у вас есть документ". Настасья Егоровна: "А вы не выбежите-с?"
   Анна Андреевна надеется, что Ст<арый> Князь пошлет за князем Платоном и еще за кем-нибудь и покажет им документ, {Было: пись<мо>} чтоб доказать, что он не сумасшедший. {Анна Андреевна ~ не сумасшедший, вписано на с. 83 об.}
   
   Не обратил внимания на широкость. Широкость ли это или просто подлость? (После признания Князя) -- Я всегда задавал себе вопрос -- широкость это в русском человеке или просто подлость?
   
   Подрост<ок> Ламберту: "У меня есть идея".
   В участке. Пристав. На другой день:
   -- Вы, говорят, что-то произвели?
   -- Я ничего не произвел, я был у себя дома.
   
   ОН ее (маму) целовал, ОН ее называл женой. Никогда бы я не {Далее было начато: Был} мог предположить в нем такой силы чувства. Передо мной был другой человек.
   
   Подросток Ламберту по поводу любви ЕГО к ней: "Я верил в это одно мгновение, но теперь нет, я знаю, в чем дело". (Это гордость.)
   Я должен объяснить прямо, чего еще я не знал тогда, но, конечно, что-то подозревал или, лучше сказать, подозревал всё дурное, но не убоялся себя: {чего еще ~ себя вписано на полях.} Ламберт был предводитель так называемого шантажа. {Рядом с текстом: Я должен ~ шантажа.-- на полях помета: Глава, начало} Он слышал от меня про документ. Но он был очень ловок по-своему. Дальнейшие планы его изложатся потом. О, он мне изменил бы. Он хотел с Анной Андреевной, но документ-то еще был у меня.
   
   Я и Ламберт, в первый раз.
   Всё это, о чем мы говорили, {о чем мы говорили вписано.} мне казалось совершенно невозможным, неосуществимым и фантастичным, но я откинул (как бы читая невозможный, но завлекательный роман) все невозможности и говорил единственно для наслаждения фантазией и чего-то еще другого, что плотоядно, как скверный гад, копошилось в моем сердце. Перед выходом из дому: теперь мне надо самому разобрать всю интригу. Неужели я любил ее?
   
   В УЧАСТКЕ: КНЯЗЬ ДОЛГОРУКИЙ?
   
   Подросток дает знать Анне Андреевне, что она с ним так дурно поступила (поддается). Анна Андреевна восторженно сочувствует.
   С Анной Андреевной: что Катер<ина> Николаевна опять появилась в свете, о Бьоринге (я, может, и получила Бьоринга). Анна Андреевна почувствовала, что с Бьорингом вновь ладно, беспокоится, не было бы вновь выходки от Версилова, и прибегает к Подростку. Это Подросток объясняет, выходя от Ан<ны> Андреевны, уже от себя (т. е. о Бьоринге).
   
   У Ламберта 2 плана: коли есть документ (о котором он и сообщил Анне Андреевне), то или продать его Анне Андреевне за деньги, после того как она выйдет, или ей? или Бьорингу. Что выгоднее? Потому у Подростка осведомляется: где шансов больше? Или Бьорингу, или Версилову? Но с Версиловым он не говорит. {Или Бьорингу ~ говорит, вписано на полях.} А главное, ему хотелось бы завладеть документом одному, надув Подростка, и потому он поджигал Подростка расспросами: больно ли его бил Бьоринг?
   Подросток от себя читателю о том, что Ламберт профильтровался к Анне Андреевне. Как это они сделали? и что говорили? Я бы не сумел.
   Проект похитить Князя в мою квартиру и тут показать документ.
   Простота Ламберта. {Простота Ламберта, вписано на полях.}
   
   Анна Андреевна и задает Подростку окончательный вопрос: {В рукописи ошибочно: ответ} т. е. могу ли я рассчитывать на вас, если Князь скроется на вашей квартире? т. е. что вы покажете ему документ.
   
   ГЛАВНОЕ, это всё от себя, но в первое свидание с Анной Андреевной та еще ничего почти не говорит прямо, а темнее, ни о Бьоринге, ни о квартире, ни о документе, а шлет его к Ламберту. Она говорит, что Ламберт пришел к ней узнать о больном Подростке, расспрашивает про ту ночь и про то, как оскорбил его Бьоринг; одним словом, высказывает преувеличенное участие.
   Слухи о Бьоринге его мучают. {Слухи ~ мучают, вписано на полях.}
   В теории не смущало меня.
   Демон, демон, и да будет благословенна жизнь; этот срам -- клянусь, всё это было так безгрешно. Лишь влечение жить, жить. Нет, я думаю, что я еще многое наделаю в жизни, я еще никогда не потеряю надежду. {Нет ~ надежду, вписано.}
   
   Альфонсина в Царское. Но об этом после. Картинки в стетоскоп. "Alphonsine, la voilà". {Вот она, Альфонсина (франц.).} "Но-но-но, тубо".
   
   Зачем же ангелы посылаются на свет, коли так? Вы ангел, следственно, не властны в себе, следственно, уже тем самым обязаны. Вы были обязаны! Она ЕМУ: "Я обыкновенная женщина. Это {Это вписано.} вы меня вознесли до ангела. Да ангелов и нет совсем".
   -- Сколько гордости в этих словах.
   Она. Оставьте меня, оставьте! мне тяжело с вами.
   ОН. Берегитесь!
   Она. Я знаю, что вы способны на всё; но я не боюсь. Я не могу бояться. Я права.
   Самое главное. Подросток замечает от себя: Все эти ЕГО признания, всё это нетерпение в ЕГО признаниях -- всё это было до того наивно и простодушно, что действовало на меня обаятельно состраданием к НЕМУ.
   И потом: Странный развертывался передо мной человек: наивный как дитя, простодушно-нетерпеливый, с содержанием внутри и с самою детскою внешнею формой, так что даже я мог понимать ЕГО.
   

Чрезвычайно важное

   Я ЕГО хотел испытать: "Пойдемте на подвиги!"
   -- Идем.
   -- Неужели вы серьезно? {Я ЕГО хотел ~ вы серьезно? вписано.}
   Подросток убеждается под самый конец (вопреки пошлому взгляду Ламберта), что документ вовсе не так пугает ее. Но он умоляет Татьяну, чтоб в ее квартире свидание назначить с нею, единственно лишь чтоб объясниться, сказать ей всю правду и возвратить ей документ, обвинив себя. А вовсе не для того, чтоб устрашить ее.
   6-я глава. А вы детки добрые... {6-я глава, ~ добрые... вписано.}
   Макар Иванов (про жену). А виноват я, потому что попустил сие. (Жену с Версиловым.) Надо было жезлом. Жалко стало. Простите, дети, простите, батюшки. Простите и вы меня, сударь, ибо и на вас жезл нужен был, ибо хотя телесным не мог, то духовным жезлом возмог бы. Да почему и не телесным? И то возможно было, ибо хотя и милостив, по новым понятиям, а всё бы в Сибирь сослал. {Да почему ~ а всё бы в Сибирь сослал, вписано между строками и на полях; сюда внесено согласно помете Достоевского.}
   Как упала передо мною {Далее было начато: покл<онилась?>} во клети, ноги целовала... Бог простит (нежно глядя на нее): "Слушай, Софья, себя не упрекай. Грех был мой. Муж глава: вразуми". {Как упала ~ вразуми", вписано на полях.}
   
   И был ей (Лизавете Смердящей) глас:
   -- Молчи, дикая.
   
   При исповеди в Версилове вдруг обнаружилось что-то ужасно маленькое, чего он не примечал, тогда как я всё думал, что будет что-то великое.
   
   Анна Андреевна: "Меня влекут самые святые чувства".
   -- Он нас слишком компрометирует.
   -- Вы на него имеете чрезвычайное влияние. {Далее было: Он нас слишком компрометирует.}
   -- Вы любимое его дитя.
   Настасья Егоровна поступила к Анн<е> Андре<евне>, т. е. к грудному ребенку.
   
   Maximum! Я поклялся охранять ее! (а не погубить документом).
   NB. Версилов объяснил Ламберту что значит {Вместо: что значит -- вариант: значение} документ, а Ламберт знал, где докум<ент> <8/11, с. 1>
   В исповеди. Подросток историю Версилова и ее рассказывает от себя, вперемежку с ЕГО словами.
   
   Порядок: Сперва письмо с предложением о браке. Потом Анна Андреевна призывает Подростка и показывает ему письмо. (Под конец разговора ex abrupto.)
   Потом А<нна> А<ндреев>на дала ему подслушать свидание. Потом, когда бежал Ст<арый> Князь, Анна Андреевна испугалась: "Я не хочу так".
   Благообразие в Макаре, беспорядок в Версилове. Подросток хочет уйти от беспорядка.
   Порядок психологии. Сначала Подросток под влиянием дурного чувства (мщение) сходится с Ламбертом и даже дает ему понять свой проект. Но после свидания с нею (милостыня) после сцелы ее с Версилов<ым>, после смерти Макара и, наконец, разбития образов и бегства Ст<арого> Князя -- ПОДРОСТКА ВДРУГ ПОРАЖАЕТ БЕЗОБРАЗИЕ ЭТОЙ СРЕДЫ, и он передается ей и клянется охранять ее честь, несмотря на то, что оскорблен Бьорингом и в участке. Но он видит в этом порядок, т. е. в том, чтоб платить добром за зло. {Но он видит ~ добром за зло. вписано на полях.} Но после участка, взволнованный, ночует у Ламберта, и там тот взрезывает карман.
   NB. (От Ламберта же и узнает в тот вечер, что с Версиловым познакомился. ЛАМБЕРТ ПОЗНАКОМИЛСЯ С ВЕРСИЛОВЫМ гораздо раньше, когда лежал больной: Ламберт приходил навещать.)
   Подросток рассказывает от себя, как они устроили это всё с Ламбертом.
   В конце концов Подросток обижен, но удаляется в себя. Идея более чем когда-либо. УЕДИНЕНИЕ. Ребенок. Привязался к ребенку.
   
   Версилов идиотом целует руки у мамы и молится.
   Связь с Татьяной и объяснение от Татьяны. Старая дева (плачет). Татьяна была влюблена в Версилова. {Рядом с текстом: Связь с Татьяной ~ влюблена в Версилова.-- на полях помета: Maximum.}
   NB. У Версилова есть главный пункт, это: ЕЕ свадьба с Бьорингом. Этого ОН не может вынести. ОН оставил бы ее в покое, если б она осталась незамужнею. {Рядом с текстом: NB. У Версилова ~ осталась незамужнею.-- на полях фигурная скобка и помета: 2-я глава}
   -- Что вы за бессменный {бессменный вписано.} страж моей совести и нравственности,-- говорит она ЕМУ,-- кто вас приставил ко мне? И для чего непременно спасать меня? <8/11, с. 1 об.>
   
   Подросток Макару. Да вы не так, вы в текстах ошибаетесь.
   Макар. А ну и вправду, пожалуй. Я ведь не ученый. Ишь ведь поправил. То-то головка.
   
   К чему служат Васин и Дергачев в романе?
   Ответ: как аксессуар, выдающий фигуру Подростка, и как повод к окончательному разговору Подростка с НИМ.
   
   Теперь время признаться: для чего я писал записки?
   БЕСПОРЯДОК поразил меня. О, я в школе был раздражен, но до Петербурга не знал ничего. Я воображал и хуже, воображал злодеев, но думал, что у всех людей, у злодеев и добрых, есть общее, что они уважают, считают святым и в чем не спорят. Беспорядок нравственный Версилова, отсутствие начал. Один Макар в порядке, но разве он возможен? Одна мать моя святая, но как живет? Я уверовал в нее, но как живет она, к чему стремится? Документом я могу ее под пяту. {Рядом с текстом: Теперь время признаться ~ под пяту.-- на полях помета: 4-я глава.}
   Главное. NB. Вот почему он рад идее, что она не боится документа. Бьоринг для нее строгий порядок, а "свет беспорядочен и развратен" (говорит она сама), "и всё в нем бродит и ничего в нем нет". "Я жажду порядка",-- говорит она (Версилову). {(Версилову). вписано.} "И я жажду порядка". Выходит, что Подросток ухватил слово беспорядок у ней. Она же говорила об этом Версилову на свидании, которое подслушал Подросток. Про Бьоринга она говорит Версилову: он честен, строгих старых правил, образован даже, очень не глуп, а главное, немец, а не русский. "А у русских беспорядок, и русские без порядка". Юна хоть говорит в полунасмешку,-- думает потом про себя Подросток,-- но очень похоже, что она тех же мыслей и в самом деле".
   
   Версилов сам, неприметно приведя Подростка к заключению о Макаре, что он "невозможен", вдруг заключает сам про Макара: "ДА ОН И ЖИЗНИ СОВСЕМ НЕ ЗНАЕТ".
   Но он умолчал о том, что хоть Макар и не знает жизни, но уже одною возможностью своего появления между людьми приносит необычайно более пользы, чем ОН, Версилов, с своим "знанием жизни" и с своим отчаянием, прямо выходящим из этого знания. {Рядом с текстом: Версилов сам ~ из этого знания.-- на полях помета: 2-я глава.} <8/11, с. 2>
   
   Подросток {Вместо: Подросток -- было начато: Верс<илов>} Анне Андреевне (когда сбежал Ст<арый> Князь): -- Я не знаю, Анна Андреевна, но меня беспрерывно поражает беспорядок нашего общества. Пока всё в казенной, указанной рамке, то в русском человеке и в русском семействе еще есть какой-нибудь вид. Но стрясись что-нибудь, и тотчас всё обнаружится, весь недостаток нравственного основания, и начнется беспорядок...
   Это он говорит Версилову, и БЕСПРЕРЫВНО, после Макара.
   
   Версилов в исповеди: Она смотрела с насмешкой, и чем больше я приглядывался к ней, тем больше видел смеху в лице ее.
   
   В свидании с ней Версилов говорит ей, что в ней все совершенства (а Подростку говорил, что в ней все пороки). Она ЕМУ говорит, что она очень грешна, но что ЕМУ очень бы хотелось подглядеть в ней какой-нибудь порок, чтобы сокрушить тем ее славу.
   
   "Будемте лучше друзьями,-- говорит она ЕМУ (Иркутск),-- я буду уважать вас. Так-то лучше, чем беспорядок. Я же выхожу, чтобы пристроиться, ищу порядка, а вовсе не люблю Бьоринга".
   Выйдя от ней, Версилов обвиняет ее, что она, для положения в свете, готова сделать мерзость и пожертвовать совестью (т. е. дать себя изнасиловать Ламберту за документ, все пороки), и для того-то подстрекает Ламберта сделать опыт.
   
   Подросток до самого конца с мрачной идеей в себе отмстить кому-то (выбрал ее, ей). {Далее было: но} Сообщает Версилову {Далее было: но Версилов предпочел Ламберта.} весь свой план, в горячем виде (для этого идет к НЕМУ и находит ЕГО в трущобе, особенно после оскорбления Бьоринга). Тот видимо соглашается, но предпочел Ламберта. Это сотрясает Подростка. Он еще до Альфонсины, всю ночь накануне боролся с собою (т. е. сделать пожар или нет?), и вдруг Альфонсина. Бежит к Татьяне и проч. Вся интрига.
   Сообщив план Версилову в первый раз, Подросток уходит грустный: "Зачем ОН согласился? Пусть я мерзок, но не ОН",-- и тут ночь колебания, решается один без НЕГО. Насмешкой над светом. А тут вдруг Альфонсина. {На странице в направлении, обратном основному тексту, более ранняя запись: 13 июля и хозяйственные заметки.} <8/11, с. 2 об.>
   
   Васин Лизе: "Любить Князя неразумно. Вы в своих чувствах заблуждаетесь".
   
   Князь Подростку: "Я вас в свидетели". Он Князю про Макара.
   
   Как entrefilet {заметка (франц.).} в газетах.
   Что же я знал? А я знал сон.
   
   -- Так вы донесли, единственно чтоб избавиться от вашего врага Васина?
   -- Стебельков донес, чтоб облегчить свое положение. Тир хотят устроить -- это ясно как день.
   
   Вся ценность документа -- грязь {Было: месть} мошенников, и, может быть, целую шайку мошенников лучше со мной. Вот почему так и звала меня. Но в день моего выхода с ней он не заводил сношений. На этот счет у него {Далее было: не было} был свой план. Повтор<яю>, это entrefilet. Я ничего не знал. Но через сон предчувствовал.
   Теперь начну с того самого, как началось. Началось издалека. Я еще не выходил. {Далее было: Лиза, Васин.} Мама именинница.
   
   -- О, я говорил тогда в бреду, но чувствовал обиду от Бьоринга и к тому же у Ламберта я был в восторге.
   
   Когда уже видел, что со мной можно говорить ясно, так и Анна Андреевна. Что я выслушаю -- раз это мерзавец. Это прямо несносно обижать человека.
   
   Тогда я бы никак не мог вообразить, но теперь знаю наверно, что он во время болезни моей уже знал следы. Но и в хорошей манере французов, фамилия.
   
   Важность, что не сказали.
   Палец. Успокоил, начал говорить о Зерщикове, забыл, припомнил. "А да, ну как вы теперь, милый Арк<адий> Макарович, перейдем к главному". Уксус. О главном, бог знает что -- жить в север<ном> краю, с Лизой. "И Лиза, Лиза -- вы увезете ее на такую гибель". Встал молча, перевернулся, схватился за голову, сел. {Далее было начато: Вы не так} "Мне всё пауки снятся. Вы не поверите, что она для меня значит".
   "Вы в волнении".-- "Нет, позвольте, надо же решить". Опять о Зерщикове. Стебельков свинья, но о Макаре.
   "Ах да, ну пусть, это какой, знаете, я..."
   Я встал. "Пощадите Лизу и прощайте, мне больно смотреть на вас". Васин.
   
   "Уяснил ли ты главное, мой сын". Бьоринг и Ахмакова. Наст<асья> Егор<овна>. Помните Наст<асью> Е<горовну>? "Ах да, я уверен. Я тоже знал одного старичка. Ах да, здесь, один сторож". {Тир хотят устроить ~ один сторож".-- разрозненные записи в разных направлениях.} <8/17, с. 1>
   
   Васин. Оскорбление. Я готовился выходить. Лиза лежала. {Далее было начато: На другой день Лаза} Макар Иванович о маме. Мама именинница. (Версилов и мама.) Урок житию моему близко. {Далее было начато: На другой день} Лиза. На Лизу впечатление. Заплакала, ушла наверх. На другой день оскорбление от Князя. Лежит у Макара на коленях. Жизни не знает. Слышал, что Васин арестован.
   Лиза. Будь у него завтра.
   
   Ночь. Она у влюблен ли я? {ли я? вписано.} Злые духи. Интрига, борьба. День выхода. {Далее было: интрига} Молод<ой> Князь. Предал. {Далее было: Анна Андреевна (влияние женщины). Сцены.} Подростку говорят об их интригах, т. е. Версилов. Об деле, с презрением об Анне Андреевне. О Бьоринге сообщил Стебельков. {Подростку говорят ~ сообщил Стебельков, вписано. Далее было начато: Перед} У Анны Андреев<ны> женщина. Объяснение их интриги (ОТ СЕБЯ). (О Бьоринге)? О Ламберте.
   
   Глава 5-я.
   Ламберт. Шантаж. История.
   
   Что она обо мне думает? Студент.
   
   Теперь приступлю к катастрофе. Началось издалека. Васин и т. д. ... (узнал от мамы). Затем у Макара. Мама. Лиза. Лиза на коленях у Макара, {на коленях у Макара вписано.} потрясенная ушла.
   NB. И тут-то! Ночь. Злой дух. Она, выход и проч.
   На другой день (быстрее). Известие об аресте. На коленях у Макара. Их арестовали. (Он людей не знает.) Макар велел выходить замуж. "Благословите меня на многие муки". Речь, наставления мне, ей, о Лизе. Сударь и проч. "Урок житию моему приспел". "Ты знаешь, их арестовали".
   
   Через сон я понял роль Ламберта. Через сон о документе, я и знал и не знал.
   
   Мысль: не начать ли с объяснения интриги Ламберта, когда я был у Ламберта? (Я предчувствовал. Через сон.) И кончено. Теперь приступлю. Началось издалека, Васин и т. д. А сон перед выходом и злые духи. Что она особо обо мне думает. Катастрофа, но я должен разъяснить вперед, иначе не сумею рассказать, тогда же ничего не знал, разъясняю же, что знаю теперь. (Короче.) Ламберт. Шантаж. Замерзший-то проговорился. {Мысль ~ проговорился, вписано на полях. Рядом с текстом помета: Короче.} <8/17, с. 1 об.>
   
   Об ней.
   -- Теперь, теперь,-- вскричал ОН,-- да что же это я! -- На, прочти это,-- бросил ОН мне письмо.-- Настасья Егоровна!-- крикнул ОН и вышел из комнаты.
   
   Я говорю: простил маму.
   Она лишила меня моего скитания, моей тоски. Татьяна. Это -- милая женщина. Она любит во мне поэта.
   -- Я вас за сумасбродство люблю.
   Писать, грамматику, расплакалась. В этих существах, как в Макаре,-- царство божие.
   -- Я ниже всего, ниже всех. Я люблю детей.
   
   ВСЯ ИДЕЯ.
   
   Страсть к маме.
   -- Я должен сделать счастливым хоть одного человека. И вдруг -- страсть.
   -- То головная и великодушная любовь, а то в самом деле любовь. Вы, как великодушный и головной,-- не вынесли дела.
   -- Не думаю, мальчик. Впалые щеки.
   Я сознал, что возвращение мамы было моим лучшим делом из всего моего скитальчества. Разрушу страх мамы, покажусь с недостатками, растолкую ей, чем она выше меня. Не доехал до Кенигсберга. Всегда в отсутствие любил. Мне вдруг она понадобилась.
   Под<росток>. Она мешает. {Далее было: ОН. Это была любовь}
   ОН. Счастливым хоть одн<ого> человека.
   Под<росток>. Но это не любовь.
   -- Нет, это вдруг началось с любви. Воспомина<ния> о поцелуе. Вздрагивает.
   Смех, веселая. "Я войду и другая". {Об ней. ~ и другая".-- разрозненные записи.} <8/15, с. 1>
   
   Глава 8-я. {Глава 8-я. вписано позднее.} Теперь постараюсь кончить самым кратким рассказом.
   Случилось всё так. Она знала через Ламберта. Весь факт совершенства колоссальный.
   Он омрачился. Но как же? Одна<ко> он открыл мне, встретился с ней. Рассказал о Лидии и проч., вериги, пощечи<наЮ. Теперь Бьоринг. Ты думаешь (bis {дважды (лат.).}). Вскочил со стула: "На, читай, читай!" (ее письмо). И что же, рассказ, ничего не почувствовал. Пошел к маме. Смерть.
   -- О, я послал ей благословение. (О жизни.)
   -- Вы послали?
   -- Нет еще: всё равно.
   Я смотрел на НЕГО в восхищении.
   ОН мне рассказывал анекдоты, ОН не хотел меня выпустить. Провожать. "Посиди, посиди!" О Ламберте.
   
   О, да будет благословенно, и хоть потом было другое, но тот вечер останется.
   
   Может быть, всё это лишь портрет книжного человека, но почему одни эти книжные, бумажные люди столь настоящим образом мучаются и с ними происходят столь настоящие трагедии? Целомудрие и гордость. {Целомудрие и гордость, вписано поверх предыдущего.}
   Finis. Всего больше ЕГО смирение передо мной, искренность перед таким мальчиком.
   
   Историческое.
   Левин.
   Посмотрите на Версилова и его семейство. А потому, если романист юноша, то случайное семейство. Вы тип случайного семейства. {Глава 8-я. ~ семейства.-- разрозненные записи.} <8/15, с. 1 об.>
   
   В исповеди -- Версилов о благообразии.
   -- Когда ты произнес "благообразие", но ведь это моя идея,-- думаю,-- ты мой, это сын мой.
   Сначала задыхание.
   Потом коммунизм, идея в атеизме.
   
   Макар. Да ведь это я, детушки, не мертвую природу, и увидят знамение Сына человеческого и припадут.
   -- Вероятнее всего, что так, Макар Иванович.
   NB. NB. NB.
   
   О политике после рассказов.
   Раз как-то он -- мама патриотка. Потом об Иове, об маме. Никогда не забуду {Далее было: рассказ} вечером об атеизме и задыхание.
   Наутро Лиза обиженная. Арест. У Макара Лиза. Лиза. "Что он скажет ей; он не знает людей. {Вариант: ничего в людях} Он не таков, как прежде, он умирает, он скоро умрет, он гораздо скорее умрет, чем мы думаем, надо быть готовым". {Текст: Он не таков ~ надо быть готовым".-- ниже на странице; сюда внесен согласно помете Достоевского.} Об аресте.
   Итак завтра {завтра вписано.} я выхожу: что-то она думает обо мне! Вот, вот самая главная строчка... Выход. {Рядом с текстом: О политике ~ Выход.-- на полях помета: Смотри ОСНОВНЫЕ МЫСЛИ.}
   Не буду формулировать душевного состояния. Если читатель узнает, то не поверит. Лучше расскажу потом фактами, тогда лучше сумею выразиться. Пусть только помнят душу паука, и это у того, который хотел от них уйти и от света во имя благообразия! Жажда благообразия с другими, бог знает какими, жаждами, и это со всем сознанием. {Текст: и это у того ~ со всем сознанием.-- ниже на странице; сюда внесен согласно помете Достоевского.} Они же простили всё. Это я-то благообразен. Макара уверили. {Не буду ~ Макара уверили, вписано в направлении, обратном основному тексту.}
   
   Широкость в русском человеке или просто подлость. {Широкость ~ просто подлость, вписано.}
   Сказал А<ндрей> П<етрович>, вот моя речь: "Я сам не знал в эту минуту, гордиться ли мне или презирать себя. Но пока еще я был искренен. О! Я был искренен".
   Наступило несколько дней. Как одно с другим могло ужиться? Затишье с бурными намерениями. Богач.
   Но до бурных намерений я положил вылечиться окончательно, а до тех пор воспользовался и затишьем. {Наступило ~ и затишьем, вписано в направлении, обратном основному тексту.}
   
   -- А баловать их чего, на меня же вопить {Было начато: говор<ить>} еще пуще будут. Чего жалеть? Всё сие ничто же успевает, а лишь паче молва бывает.
   -- И можно ли, чтоб от такого счастья отказываться. Наконец, говорит ей: вот что, честная вдова...
   
   Но за тем последов<ало> воскресен<ие>, а теперь, теперь без рассвета.
   -- Опять кражи много.
   -- Это народ, что младенец, на что взглянет, то и тянет.
   -- Чтобы такую вековечную муку принять.
   -- Я такие же побои и над прежним произносил. {Было: производил}
   -- Учись, не брандахлыстничай.
   -- Всё сие ничто же успевает, а лишь паче молва бывает.
   -- Озверел человек.
   -- Архимандрит. Подул ей в ухо. Согласилась.
   -- День-деньской. Как вами изволено было.
   -- Всякое дело спокой любит. Стой, не суетись. {А баловать их чего ~ не суетись.-- написано в разных направлениях на странице. Сверху страницы в направлении, обратном основному тексту, заметка: Что до них, то они всё простили свысока. Версилов?} <8/16, с. 1>
   -- Тетки не тетки, а дальние родственницы.
   -- Утешение в скорбех, обретших мя зело.
   -- Пронзила сия стрела мое сердце.
   -- Яко же присоединил иногда Павла, так и меня приими, господи, окаянного, яко же некоего изверга.
   -- Ежели время мое без успеха душе проведу, то назад уж не возвращу.
   -- Была у них любовь нелицемерная и как единая душа в двух телесах.
   -- В попрание всем людям предал меня.
   -- Чуждому не сообщается (не сообщаясь).
   -- Да и скорби мои и странствия господь не оставит без воздаяния.
   -- А оставить всё сие есть немалый крест и нелегкая скорбь.
   -- А жене оставаться одной, как бесприютной ластовице.
   -- Как рыба, выброшенная на сушу, метался и тосковал.
   -- И решился собственного капиталу.
   -- Народ истомчивый. А ты его стомчивее.
   -- И ангелы божий несовершенны, совершен и безгрешен один бог наш Иисус Христос, ему и ангелы служат.
   -- Слова отчаянного летят на ветер.
   -- И погрузил меня в грязь, так что самые одежды возгнушались мною. {Рядом с текстом: Слова отчаянного ~ мною.-- на полях дважды: Слеза.}
   -- Как ветер, развеялась моя слава, и, как облако, прошло мое счастье.
   -- Невылазное горе.
   -- Был я тверд и жесток, тягости налагал и требовал.
   -- Чем и живет человек, как не добрым примером.
   -- Урок житию моему приспел.
   -- Кто не хочет трудиться, пусть тот и не ест.
   -- Стал человек на том: не прощу (долга), потому что может и не знает человек, по какому побуждению стоит на своем.
   -- Народ здешний стомчивый, народ здешний не выдерживает.
   -- Детки маленькие, так и ведки маленькие.
   -- Около тебя покормиться.
   -- Окажи ему пристрастие, произведи над ним пристрастие.
   -- А ты возомнил.
   -- Я такие побои и над прочими произносил, чего же он с ума-то сошел. {Народ здешний ~ с ума-то сошел, вписано на полях.}
   
   Жениться.
   Я глубоко согласился с ним.
   Много делал грехов, и не помыслил бы, а одна только эта безгрешная душка уловила его. Не вынес. Вот как это чудно случается.
   "Ты, честная вдова, еще молода, красива, знаю, чего тебе надо, тебе мужа надо. Тебе мужа надо", -- неистово говорил. {Тебе мужа ~ говорил, вписано.}
   
   Кашель есть такой, коклюш.
   Вот напал на них кашель.
   Девочки.
   Деточки, на солнышке, босенькие... зла не видят, погибели не предчувствуют, солнышко -- так и радуются, ночью снят, как ангельчики.
   На вдов и на бесприютных сирот -- она же всё в монастырь свой пожертвовала. А в Афимьевском, как фабрику сдал, пошло не в пример хуже прежнего.
   -- А сидит в кабаке наг -- ни ниточки. Из кабака выйдет -- народ стомчивый, сам напьется, да сам же и причитает.
   -- С этим народом иначе нельзя,-- говорит купец, {Далее было: что они жалуются, что} рассчитывался произвольно; я, говорит, знаю, когда ему дать.
   Про мальчика: ни он такой, ни он этакой, дивится на него. Запугал он его, вот что. Только это ему не в догадок. "Что он меня не любит?"
   "Не простит нас мальчик",-- она так и вздрогнула, поклонилась ему, и с тем разошлись. Оплакав и детей и супруга, потому что за три-то года с ним милость в сердце своем нажила. {На вдов ~ нажила, вписано на полях.} <8/10, с. 2 об.>
   Но имеет нечто основное, чего уже никто в нем не передвинет.
   Живописца призвал.
   2 кулачка, бог, река. Истерзал себя.
   Не простил нас младенец.
   Я за него церковь выстрою.
   Пошли.
   Докторов призывал из столицы. Доктор прописал капель, уехал, 800 руб. увез. {Доктор ~ увез, на с. 2 об. Сюда внесено согласно помете Достоевского.}
   В рассказах много бессвязности, т. е. совершенно неизвестна иногда цель, с которой рассказывал. Повторяю -- из умиления.
   Не очень мистичен.
   Не очень интересуется текущими и светскими событиями.
   Удовольствие от политических известий доходило в нем почти до блаженства.
   "Так веруют коммунисты",-- прибавлял он поминутно. Но веруют ли так коммунисты, я не знаю, ибо не настолько знаком с делом. Ужасное подозрение осталось в сердце моем: "Не сам ли ты полно так веруешь"; я с жадностью слушал.
   Верс<илов>. Нет, так веруют коммунисты. Так должны, по крайней мере, веровать, потому что ничего у них иначе не выйдет.
   Я: всё же мертвая природа. (О, я не понимал тогда!)
   -- Мертвая, друг,-- воскликнул Макар,-- а Христос вдруг: а я здесь.
   
   Мама -- патриотка, мамино детство, по поводу именин мамы.
   После Смердящей: приближались именины мамы, только б дожить.
   Кстати, мама-патриотка.
   Воспоминание о маме.
   Позвольте мне вам пожать руку и заявить, что вы все еще иногда честный человек. <8/16, с. 1 об.>
   Я и Верс<илов>. Мне неловко.
   Ибо есть случаи, в которых и победитель стыдится иногда своего побежденного за то, что одержал над ним верх.
   Мы как будто конфузились. Неудержимость часто, впрочем, выскакивала, но мы все-таки сдерживались, как бы стыдясь друг друга и, {Было: ибо} право, было от того как бы больше наслаждения. {Далее было: Ибо есть случаи}
   Коммунизм. Так, так, это так,-- но он был очень заинтересован, ужасно стал расспрашивать, но Версилов прервал.
   Развлечений много, забудешь о человечестве-то. Деньги не бог, а полбога. Из рассказов его я узнал. Они не имели никакого нравоучительного оттенка, главное, была бы умилительность. Как-то установились вечера.
   Дворовый человек, страсть к идеям, новостям, уважение к образованию, потому что не чуждается господ. {Далее было начато: Пол<итика>} Знаешь ли, что любит даже политику. Мужику это всё почти всё равно, не исключая, может, и начетчика-раскольника.
   
   Но всё это повторяя<л> лишь вскользь: а пуще всего любил умиление и для того часто рассказывал рассказы.
   Иов -- новые дети.
   Старое зло исчезает, переходит в умиление. Тут переход Макара от буйной жизни своей к воспоминаниям о маме, о том, как она освящала его душу еще в детстве.
   Не стоят дети. Вот как бог иногда душу человека находит. Я из него человека сделаю, не любит он меня. Почто он меня не любит. Не привержен ко мне.
   Взял с фабрики.-- "Я его, может, всего состояния наследником утвержу". Прижал два кулачка к сердцу.
   Коммунизм: Экономическая сила никогда не свяжет, свяжет лишь нравственная. Где же взять эту нравственную связующую силу. Версилов уверял, что коммунисты высшие ищут ее в атеизме. Любовь к богу и бог отвлекают от любви к человечеству. Тогда же все как сироты (начнут) сближаться, полюбят свое уединенное величие. Сначала пожертвует человек человеку всем. Потом всё человечество -- природе.
   Когда бог исчезнет, то уважение к уму, от уважения ума -- уважение к человеческому образу, породившему ум, а стало быть,-- к достоинству, а стало быть,-- друг к другу.
   Final. 1-й с новой главы.
   Я подтверд<ил> слова от себя: помню, в то же утро меня поразило участие. NB. Помирился с доктором, приписываю тоже выздоровлению. Без Версилова я много бы пропустил в этом старике, который оставил капитальное воспоминание в моем сердце. Малообразован, не знал идей широк<их>.
   Верс<илов>. Он был не так (плох). Кончается.
   -- Полноте, он проживет, да неужто он так плох? {Я и Верс<илов>. ~ так плох? -- разрозненные записи.} <8/16, с. 2>
   

Дальнейшая мысль 3-й и 4-й части

   Версилов вполне раскрывается. Он говорит о смирении как о высшей силе, победившей мир, и о самоправии посредством воздержания; вериги (к Макару он несколько холоден), и иногда только, странными порывами, намекает на письмо. (Подросток вдруг узнает, что он ищет {Было: искал} это письмо.) Наконец решается жениться на Софье Андреевне. Подросток умоляет его сделать это. (Патетическая сцена.) Вдруг рубка образов и, накануне, предложение Ахмаковой, уже помолвленной. Затем ОН исчезает до тех пор, пока не отыскивает его Подросток. (Это гордость и страсть в высшей степени, до сумасшествия.)
   А затем пожар.
   Когда Подросток объявил о своем документе в 4-й части, то он сказал: "Я всегда подозревал это и был в том уверен".
   
   В 3-й части, Подростку чудно, что Версилов как бы забыл о документе. Но изрубив образа, Версилов, скрывшись, вступил было в переговоры с Ламбертом и Стебельковым. Потом бежал от них. Когда Подросток ЕГО отыскал, то отдает ЕМУ документ. ОН не берет. Пошли вместе. {Пошли вместе, вписано на полях.}
   
   Идеал, присутствие его в душе, жажда, потребность во что верить... что обожать {во что ~ обожать вписано.} и отсутствие всякой веры. Из это (го> рождаются два чувства в высшем современном человеке: безмерная гордость и безмерное самопрезиранье. Смотрите его адские муки, наблюдайте их в желаниях его уверить себя, что и он верующий... А столкновение с действительностью, где он оказывается таким смешным, таким смешным и мелочным... и ничтожным. ОН догадывается, что надо работать над собой, смирять себя и что это стоит безмерного труда. И вот он возлагает на себя долг -- самосовершенствование и рад ему, и в восторге... выбирает сплошные вериги. {выбирает сплошные вериги. вписано.} Чувства мучительного неверия и скептицизма посещают ЕГО иногда, но ОН стоит твердо и наконец как будто достигает цели... И вот при столкновении с действительностью падает ужасно, страшно, немощно. Почему? Оторван от почвы, дитя века... {К тексту: Идеал, присутствие ~ дитя века...-- помета на полях: NB. Эту мысль мне дал Макар-странник, вот что теперь умер.}
   
   Вы сердитесь, что есть такие люди. Чтоб вглядеться в них, открыть их -- надо иметь любовь к людям. Тогда будете иметь и глаза и увидите, что их множество.
   Подпольный человек есть главный человек в русском мире. Всех больше писателей говорил о нем я, хотя говорили и другие, ибо не могли не заметить.
   
   11 августа.
   
   Это Версилов объявляет ей, и та говорит вдруг ЕМУ: "Вы мне страшно отмстите за унижение этой исповеди".
   
   Мы из тех, что не можем оставаться спокойными в пустоте. И вот наконец я уверовал в самосовершенствование, в вериги. Пусть ничему не верю, но это потому, что я исковеркан, дитя века, {Рядом со словами: дитя века -- на полях запись: русск<ий>} и ношу на себе проклятие века, развратен и развратным родился, ибо русские вот уже два столетия рождаются развратными. Но я переломаю себя, и тогда взор мой очистится. Тогда уверую, а тут Вы. {Это Версилов ~ а тут Вы. вписано на полях. Над текстом помета: Это в свидание -- и запись: Он горд и незыблем.} .
   
   Можно не понимать писателя по двум причинам -- или потому, что он пишет неясно, или через собственную умственную несложность. Я полагаю, что вы не понимаете по сей последней причине. .
   
   Мой рассказ о купце. Вы таких сложностей, в таком непосредственном виде, ни у кого теперь не сыщете.
   
   Идеи 89 года. Повальная ошибка. Например -- человек равноправен. Если я говорю это и требую для моего брата как христианин, то идея верна. Если же каждый скажет: я равноправен всем, станет, упрется и будет требовать, то идея вздорная, может, и антихристова (бунтом).
   Жид -- юнкер, произведен в офицеры -- не вижу ничего прекрасного и умилительного в таком высшем либерализме. Взять хоть бы нелепость Status in statu, {государство в государстве (лат.); в переносном смысле: обособленная группа, корпорация.} какой же он товарищ при Status in statu? A при вере жидовской он всегда будет и должен быть в Status in statu.
   
   Он горд и незыблем.
   
   Обшмыга.
   Версилов (накануне выхода) о Князе (их арестовали) и еще: "Я бы желал, мой друг, тебя предостеречь от мерзавцев и... (тут мы вдруг взглянули друг на друга и оба покраснели). А, впрочем, что ж я... Ну какая глупость!" Оскалил зубы и вышел.
   
   Ohé, Lambert, ou est Lambert, as-tu vu Lambert? {Ау, Ламберт, где Ламберт, видел ли ты Ламберта? (франц.)}
   Lamb.
   
   -- У меня идея.
   -- Да ты всегда был с идеями, ты был умнее нас всех в школе. (Грубая {В рукописи ошибочно: глубая} лесть подействовала.)
   -- Версилов хитер, он тебя обманывает.
   -- Ты ничего не знаешь, ты... собака (для чего я его звал собакой). Я теперь сильнее тебя, я тебя могу избить.
   -- Заслужу.
   -- А помнишь, Ланц Короткий? (он добрый, подумал я). Я вышел пьяный. Выйдя пьяный, на бульваре вспомнил:
   Она, студент; о, что бы она обо мне подумала!
   
   Князь донес. Он, конечно, и сам не знал ничего порядочного и донес наобум, но оказалось, что он кое-что знал. С Лизой. О, как мы обнялись. А все-таки я поехал к Анне Андреевне.
   
   Обед: толстож<---> князек плакал. Пристал к офицеру. Рябой сердился и молчал. А молчаливый длинный вдруг начал кричать "Ohé, Lambert!"
   
   В НОЧЬ ВЫРЕЗАНИЯ ДОКУМЕНТА. Подросток у Ламберта в исступлении: "Это чистейший человек, и ОН не должен знать, но я ЕМУ докажу, кто она такая. Она стала поперек пути ЕГО. Она испортила ЕГО жизнь. Ей даром досталось, а ОН брал мучением, и она торжествует, а ОН погиб. Я спасти ЕГО хочу. Я разбить ЕГО идол хочу. Отдайте мне ЕГО. Я хочу его воротить такого, какой ОН был три дня назад. {Отдайте мне ~ три дня назад, вписано на полях.} Я покажу ЕМУ, на что она способна.-- Ты деньги, а я... и когда она будет давать выкуп, то я брошу ей в лицо документ! Пусть ОН увидит всю эту грязь и опомнится. Ты, Ламберт, мерзавец" и т. д.
   На другой день у Ст<арого> Князя {Было: у Ахмаковой} (т. е. у себя). Не выпускает документа. Чего же я ждал? Но разве можно было разбить ЕГО идеал? Что лучше: не разбивать или разбивать? Не зная, что лучше, отказался обнаружить документ. Затем арест и ночь в участке. Полное решение очиститься и затем идея, идея! Накануне Ламберт во время бегства Ст<арого> Князя узнал от Подростка, что тот сговорился отдать документ ей, завтра через Татьяну, в квартире Татьяны. Приехали. Макар Иванович: брось, оставь. Сын Версилова, роль. {Приехали, ~ роль, вписано на полях.}
   
   Final. И разве мог я вынесть, что Версилов тут, с ним, с Ламбертом, в шантаже, разбойники, мой идеал растоптан.
   
   В последней главе: письмо к ней про документ. Надо от Татьяны.
   
   Подросток уговорился с Татьяной накануне, еще в день Анны Андреевны, чтоб Татьяна написала ей, что Подрост<ок> хочет ей передать документ. Та написала. 1-е же свидание тоже у Татьяны. {1-е же ~ Татьяны, вписано на полях.} Ночь на съезжей, но давно нет документа. Вышел к Татьяне. Хвать в карман -- нет документа. У Ламберта. Прибежала Альфонсина (или Подр<осток>: "C'est chez nous!" {Это у нас! (франц.)} Татьяна к той, чтоб не ходить. Подросток к Ламберту, дорогой узнает, что не у Ламберта, а у Татьяны. Возвращается и застает. {Возвращается и застает, вписано на полях.} Il n'est plus temps. {Нет больше времени (франц.).} Ко мне на квартиру. Альфонсина, напротив, говорит Подростку "c'est chez nous", Татьяну обманули. "Дайте знать Татьяне, чтоб она уведомила, чтоб не приходила". Татьяна послала, а та пришла к Татьяне, а те оба у Татьяны, что подсмотрел Подросток и остался у Татьяны.
   
   У Ламберта, le grand dadais и le petit vilain {большой простофиля и маленький негодник (франц.).} по три рубля. Le grand dadais прогнали от Дюссо за то, что он привязался к офицеру. Стоял и ждал долго у окон.
   
   Dies irae dies illa solvet saeclum in favilla. {День гнева, день оный, который обратит мир во прах (лат.).} "Я Маргариту люблю",-- плачет.
   
   Что-нибудь прелестнее.
   
   О ЕФИМЕ.
   Ламберт: ПОП есть.
   
   В ФИНАЛЕ. Подросток. Я давал читать мои записки одному человеку, и вот что он сказал мне (и тут привести мнение автора, т. е. мое собственное).
   И вместо семейства родового (Ростовы) -- семейство возникающее, род эфемерный, новый, ищущий благообразия и своего уровня и даже (новых) форм.
   
   Исповедь Версилова. Вид всеобщего самомнения, вид всеобщего искания {Далее было: всеоб<щих>} причины бедствий и лекарства от них в внешних причинах побудили меня обратиться к внутреннему человеку и спросить себя: не я ли сам виноват? А потому -- самоисправление.
   -- Да ведь ты сам плут, зачем тебе честные? -- сказал я Ламберту.
   -- А в плутовстве разве не нужны честные? Еще пуще чем везде, ха-ха-ха!
   
   Подросток, идя сейчас после смерти Макара известить Татьяну Павловну, думает про себя: "Как же это так, только что предсказал вчера о своей смерти Макар Иванович, как она и случилась".
   
   Подросток с Ламберт<ом> в 2-м свидании перед рубкой.
   -- Потому что это так просто и пошло.
   -- Это не может быть так просто. {Это ~ просто, вписано.}
   -- Потому что ты ограничен. Ты короток. Я тебя поймал.
   
   В Final'e (юноша ищет уровень, потерянный уровень Ростовых). Пошли в народ. {Пошли в народ, вписано на полях.} Всё семейство русское ищет уровня.
   Но в юношестве русском много инстинкта к добру, к свету... Версилов в исповеди... Это трогательно, это наивно. Вся неудержимая любовь его к вам выразилась.
   Его идея была великая -- без всяких средств ее выполнить. Злых людей в России нет, совсем нет.
   
   Lambert при встрече: "Знаешь, они (Михайлов, Тришатов) {(Михайлов, Тришатов) вписано.} перешли к нему" (т. е. к рябому).
   Ламберт. Я не злодей, а он (рябой) злодей. Он будет заколачивать ящик с мертвецом под фортепьяно, и их развратит.
   
   Я Ламберту. Тебя очень волнует рябой. И, кажется, я только один тебе и остался.
   
   NB. СМЕРТЬ МАКАРА и решение о маме (т. е. решение оставить ее окончательно) -- вот результат смерти Макара на Версилова.
   NB. ЖИЗНЬ этого старика МЕНЯ связывала, я не мог решиться в судьбе моей. {NB. ЖИЗНЬ ~ моей, вписано на полях.}
   
   СУТЬ ИСПОВЕДИ. Чем была она для НЕГО. "Теперь с благоговением оставляю ее. Я свободен. Я почувствовал, что могу оставить ее. Пойдем, я люблю тебя, мой мальчик. Твоя мать мне позволила жениться на ней. Знаешь ли ты это?" Восторженная картина молодежи, всего, новой жизни, наступившей для Версилова. Благословение, "пью за нее. Она вот что была для меня" (рассказ). И рассказ о маме, несколько строк. "Замечал мысль на ее удивленном лице, когда она (мама) шла со мной в жизнь и входила всё более и более". (Разница в путях, в образовании,-- всё это ей казалось, ей, невежде!) "О, если б ты знал, что это за существо". (Жучок. Подвиг для нее. О Лидии.)
   О маме и Макаре. Жучок. Самосовершенствование. ОНА. Даром далось. Мама позволила жениться. ОН об ней -- дурно. "Теперь вновь, простым смертным, мужем твоей мамы и твоим отцом, мальчик". О Татьяне Павловне. О благообразии. "Ты искал его". Семейство Ростовых, хождение в народ. "Выпьем!" {О маме ~ "Выпьем!" вписано на полях.}
   
   "Я вдруг теперь почувствовал, что всё это был мираж". Благообразие. "Ты искал его". Нажитые Ростовы. "И ты ушел в идею. Ты мне мил. Ты победил меня, мальчик".
   Всё хорошо, вся жизнь хороша, слиться со вселенной. Атеисты. Христос на Белом море.
   -- (Вы масон? Вы в заговоре?)
   -- Нет, мой милый. Был, мой милый. Есть ли русский, который бы не был в свое время {в свое время вписано.} в заговоре?
   Final... Не Татьяна ли пишет письмо о документе, и свидание у Татьяны {Было: нее} на квартире?
   
   Критика Версилова.
   Макар: "В сердце милость нажила" -- этакие колоссальные слова он говорит как бы нипочем, и в то же время про жезл.
   Макар: Поражало его гуманное отношение. Он думал жезлом, но она в сердце милость нажила.
   Из исповеди Версилова выступает, что значит для него мама (что ОН в 1000 раз ее любил более и принимал эту связь серьезнее, чем думал Подросток. Жучок, и вдруг встреча с нею. Кенигсберг и мама).
   Вспомнил об Макаре.
   После жучка -- об маме. Выписал маму и вдруг встреча с нею, ее удивление.
   Жажда благообразия. "Ты пленил меня, милый, со мной было то же, что и с тобой". После взрыва с Бьорингом произошел реактив: "Я почувствовал, что это последний акт безумия и что я, как и ты, жажду благообразия.
   И кто же укрепил во мне это чувство? Он же, Макар, невинный младенец, "расти травка божия".
   Сегодняшний же день есть день величайшего торжества. Я почувствовал, что безумие кончено. Выпьем за нее. Это был плен красоты. Могучее чувство, на земле сущее. Ей даром досталось. Она даже и дурна. Она самая обыкновенная женщина. Она добродетельна настолько, чтоб пожалеть маму. Если б я ее бросил легко, она б пожалела в высшем роде. {Она даже ~ роде, вписано.} О, если б она слышала, она бы поняла {Далее было: прост<ила>} меня. Но пусть никто не знает". "Она узнает",-- кричит Подросток. "И ты любишь ее": страстные слова.
   
   В начале же исповеди -- критика общества, измельчавшей русской мысли.
   NB. Из жучка взять: об самоответственности, если сознал, и об золотом веке.
   
   ОН ей в свидании. {Было: при вс<трече>} Мне бы хотелось, чтоб вы поняли, невинная, в каком положении меня оставляете.
   ОН. Я бы желал знать, чтоб вы поняли, в каком положении меня оставляете.
   -- Я вас истреблю.
   Она. И не пожалеете моей молодости, не пожалеете бывшее? (Она боится.)
   -- Согласитесь, покоритесь.
   Она (гордо). Нет... Пусть так и останется. Я сама немножко в вашем роде.
   ОН. Это лучше. Еще немножко бы, и я бы вам простил и ушел -- так вы хороши теперь. {ОН. Это лучше, ~ теперь, вписано.}
   Она. Простим всё друг другу и -- разойдемся.
   ОН. Не могу, {Было: Коль не могу?} ведь всё кончено. Да и всё равно.
   ОН. Нет, про месть, кровь -- это тоже своего рода обладание.
   Кровь запеклась печенками.
   Она. Ведь это по книге.
   Она. Зачем же вы не убиваете меня сейчас?
   ОН. Сейчас не могу.
   Она. А да, честное слово.
   -- Нет, не это, а я еще буду думать сегодня ночью об вас. Она. Мучить себя, как тогда?
   
   Разойдемся: {Разойдемся вписано на полях.} и я буду думать об вас как о драгоценнейшем человеке, как об величайшем сердце, как об чем-то величайшем, что есть мне уважать и любить. Вы будете великою и серьезнейшею мыслию моей в жизни.
   (Смеялась над развратом детей. NB. Какое-нибудь грациозное ему признание, à la княжна Катя.)
   Она ЕМУ. Да, я вас любила; но недостаточно. Я вас очень скоро разлюбила, {Было начато: остав<ила>} увидав, что тут... не то, что мне надо.
   -- Что вам надо? Снизойдите до моего ничтожества. Скажите, что вам надо?
   (Она выставляет идеал простого и ясного человека.) (Я люблю веселых людей.)
   Она ЕМУ. Я вас не стою. Я деревяшка. Ну, я вам скажу всю правду: в вас есть что-то смешное.
   Она ЕМУ. Будьте добродетельны, женитесь на маме.
   -- О маме -- не смейте о ней.
   -- Вы бесчелове<чны>, Бьоринг. {О маме ~ Бьоринг. вписано на полях.}
   -- Я верю теперь, что вы говорите правду. Тут Final.
   -- Вот за то, что вы много осмелились, за то, может, вам и прощу.
   Оставьте меня, избавьте меня от этого.
   После рубки образов: "Нет, это не так просто. Вечно помнить". {Вечно помнить", вписано.}
   С Ламбертом ОН договорился, чтоб Ламберт ее изнасиловал.
   Она ЕМУ. Извольте, я за вас выйду, не убивайте меня.
   ПОСЛЕ ГЛАВЫ ИСПОВЕДЬ: Теперь я по возможности простым рассказом. У мамы. Тело. Слезы и т. д.
   Разъяснение Подростком ОТ СЕБЯ ЕГО характера перед окончательной сценой пожара, т. е. фатума любви. Т. е. как ОН надеялся, убедившись в ее великосветской мерзости (с Ламбертом), разлюбить ее и вылечиться. NB. "Не разлюбив же, разумеется, с ума сошел",-- замечает ОТ СЕБЯ Подросток.
   Она. Я, пожалуй, выйду, я очень боюсь.
   ОН. Я воображаю вас и только и делаю, что с вами разговариваю. Вы всё смеетесь (в этих ночных разговорах). Двойник. Сумасшествие.
   Один захохотал над гробом.
   Я разбил образ.
   Накануне Альфонсина -- "qui, chez qui?" {кто, у кого? (франц.)} Потом Альфонсина подглядела, как Подросток прошел к Татьяне. Потом Подросток Ламберту, и накануне и по выходе из части, что он к Татьяне. Затем, когда он является к Татьяне: Альфонсина: "c'est chez nous" {это у нас (франц.).} -- разрезает карман и находит... бумажку. В Альфонсине раскаяние.
   Татьяна бежит, по словам Альфонсины, к ней, а Альфонсина побежала с Татьяной, {а Альфонсина ~ Татьяной вписано на полях.} а Подросток только что вышел, заметил Версилова и Ламберта. Толкнул Альфонсину и прошел через Марью.
   
   БОЛЬШОЙ ВОПРОС: зачем Ламберту Версилов?
   Версилов мог уговориться с Марьей и всё выдумал.
   NB. Идеалист прежде всех наклонен предположить всякую мерзость.
   От Подростка рассказ: ОН был уверен, что она падет с Ламбертом.
   Ламберт начинает с ней: я друг Подростка, мне он поручил, вот письмо.
   
   Можно было предположить, что Катерина Николаев<на> заедет сначала к нам, чтоб разъяснить дело, но ведь этого могло и не случиться, она могла прямо отправиться) туда, и тогда она пропала.
   -- Версилов ее зарежет, двойник,-- закри<чал>.
   -- То-то двойник, то-то,-- протянула Татьяна Павловна. {Далее было начато: ну. Текст: Можно было предположить ~ протянула Татьяна Павловна.-- поперек листа.} Ламберт преувеличил важность, не догадал<ся>, с кем име<л>
   -- Еще раз -- в тот <нрзб.> {Еще раз -- в тот <нрзб.> начато в обратном тексту направлен