Домашнев Сергей Герасимович
Домашнев С. Г.: биографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:

  Оригинал здесь - http://www.rulex.ru/01050602.htm
  
  Домашнев, Сергей Герасимович - писатель (родился в 1742 или 1746 г., умер в 1795 г.). Учился в Московском университете; служил в Измайловском полку и в генеральном штабе. С 1775 до 1783 г. был директором Академии Наук. Судя по запискам княгини Дашковой и по академическим деловым бумагам времени директорства Домашнева, управление Домашнева было преисполнено злоупотреблений и беспорядков по экономической и счетной частям. В связи с научным невежеством Домашнева, стремление его к самовластию вызывало постоянные пререкания с академиками. Домашнев еще студентом печатал много стихов и прозы в журналах Хераскова "Полезное увеселение" и "Свободные часы"; особенной известностью пользовалась его "Ода на восшествие на престол императрицы Екатерины II" (Санкт-Петербург, 1762). Из прозаических статей Домашнева выдаются: "Краткое описание русских стихотворцев" (Москва, 1763), "О стихотворстве" ("Полезное увеселение", 1762; перепечатано в "Материалах" Ефремова), "Рассуждение о пользе наук", "Сатирический сон", академическая "Речь об обязанности, которую имеют ученые общества присоединять к физическим наблюдениям и нравственные". Домашнев известен гонением на букву "ъ", которую он хотел совершенно изгнать из употребления; в виде опыта без этой буквы он печатал в "Академических известиях" отдел: "Показание новейших трудов разных академий". Гонение на "ъ" дало повод острословам того времени составить забавную "челобитную от ера". Деятельность Домашнева осмеяна в сочинении "На бывшего в Академии Наук директором господина Домашнева", написанном в форме и стиле церковного акафиста. - См. Лонгинов "Домашнев" ("Русская Старина", 1896, No 9); В.И. Срезневский "Домашнев" ("Русская поэзия", редакция С.А. Венгерова , выпуск 6); "Русский Архив" (1872, No 10) и "Чтения общества истории и древностей" (1866, No 4). В. И. С.
  
  Jhbubyfk pltcm - http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/22310/%D0%94%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B2,
  
  Домашнев, Сергей Герасимович - директор академии наук, камергер, род. 24 сент. 1743 г., умер 29 авг. 1795 г. Д. учился в Московском университете, числясь в то же время солдатом в Измайловском полку, куда поступил на действительную службу в 1760 г. Вслед за тем Д. служил офицером в полевых полках, в 1767 г. был депутатом от сумского дворянства в комиссии по составлению нового уложения, а затем долгое время путешествовал за границей. В 1772 г. Д. участвовал в Морейской экспедиции графа А. Г. Орлова и командовал навербованным албанским легионом. По возвращении в Россию Д. пожалован был сначала камер-юнкером, затем действительным статским советником и наконец в 1775 г. назначен директором академии наук. На литературное поприще Д. выступил очень рано, печатая в 1760-1763 гг. мелкие прозаические статьи и стихотворения в журналах Хераскова "Полезное увеселение" и "Свободные часы". В 1767 г. Д. напечатал две статьи по географии в "Переводах из энциклопедии", в издании которых он принимал участие. На 50-летнем юбилее академии, бывшем в 1776 г., Д. произнес речь. В следующем году Д. предложил академии составить "Всеобщее географическое, историческое, политическое, физическое и экономическое описание России", но предприятие это ограничилось только составлением расписания предметов для этого сочинения. За труды по академии Д. пожалован был в 1778 г. камергером. Д. желал изгнать из употребления букву ъ и в "Академических Известиях" 1781 г. печатал без этой буквы один отдел под заглавием: "Показание новейших трудов разных академий". Императрица Екатерина не была довольна управлением Д. академией, в особенности экономической и хозяйственной ее частями, и в 1783 г. Д. уволен был от службы. Место его в академии заняла княгиня Е. P. Дашкова, в "Записках" своих оставившая немало дурных отзывов о деятельности своего предшественника.
  
  М. Н. Лонгинов: "Сергей Герасимович Домашнев" (Русск. Стар., 1871, 2). - "Директор Академии Наук Сергей Герасимович Домашнев". (чтение Московского Общества истории и древностей российских, 1866, No 4). - "Материалы" Ефремова. - Сухомлинов: "История Р. Академии".
  
  {Половцов}
  
  
  Домашнев, Сергей Герасимович (1742 или 1746-1796) - директор Академии наук. Учился в Московском университете, затем служил в Измайловском полку и в генеральном штабе. В 1772 г. он принимал участие в Турецкой войне и начальствовал над легионом албанцев. Екатерина II назначила Д. директором Академии наук, на место его ближайшего покровителя, Владимира Григорьевича Орлова. Судя по запискам кн. Дашковой, управление Д. было преисполнено злоупотреблений и беспорядков по экономической и счетной частям. Сообщения кн. Дашковой подтверждаются отчасти и академическими деловыми бумагами времени директорства Д., напечатанными в "Чтениях общ. истории и древностей" (1866, No 4). Неудачное управление Академией подвергло Д. немилости императрицы: с 1783 г. его забыли при дворе. Д. еще студентом печатал много стихов и прозы в журналах Хераскова "Полезное увеселение" и "Свободные часы"; особенной известностью пользовалась его "Ода на восшествие на престол имп. Екатерины II" (СПб., 1762). Из прозаических статей Д. выдаются: "Краткое описание русских стихотворцев" (М., 1763), "О стихотворстве" ("Полезное увеселение", 1762; перепеч. в "Материалах" Ефремова), "Рассуждение о пользе наук", "Сатирический сон", академическая "Речь об обязанности, которую имеют научные общества присоединять к физическим наблюдениям и нравственные". Д. известен также гонением на букву ъ, которую он хотел совершенно изгнать из употребления; в виде опыта без этой буквы он печатал в "Академических Известиях" отдел: "Показание новейших трудов разных академий". Гонение Д. на ъ дало повод острословам того времени составить забавную "челобитную от ера". Деятельность Д. осмеяна в известном сочинении: "На бывшего в Академии наук директором господина Д.", написанном в форме и стиле церковного акафиста.
  
  См. Лонгинов, "С. Г. Д." ("Русская Старина", 1871, т. I, No 2), "Русский Архив", 1872, No 10, и "Чтения общ. ист. и др." (1866, No 4).
  
  В. С-кий.
  
  {Брокгауз}
  
  Оригинал здесь - http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=799
  
  ДОМАШНЕВ Сергей Герасимович [24 IX (5 X) 1743, Москва - 29 VIII (9 IX) 1795, там же]. Сын выслужившего дворянство секретаря Гл. соляной конторы. В янв. 1759 Д. поступил в Унив. гимназию. 27 мая он затребовал аттестат для определения в службу; получив его 17 дек., был с 16 февр. 1760 зачислен солдатом в Измайловский полк, но остался в гимназии для продолжения образования. В эти годы он начинает литературную деятельность, активно печатаясь в издававшихся М. М. Херасковым при университете журналах "Полезное увеселение" (1761-1762) и "Свободные часы" (1763) за подписью "С. Д.". Первая публикация Д., статья "Сон", относится к июню 1761. Две первые ее части (сатирическое описание кокетки и петиметра) помечены как перевод; заключительная часть оригинальна и представляет собой уснащенное историческими параллелями рассуждение об истинной и ложной славе. Цезарю, Александру Македонскому Д. противопоставляет Октавиана. Августа, Марка Аврелия и "истинного отца отечества" Петра I. Ряд переводов Д. принадлежит к моралистической традиции. "Разные рассуждения" (21 отрывок) посвящены таким темам, как "ласкательство", "гордость", "скромность" и т. п.; тот же характер имеют два "Сократовых разговора" (с Евагором и Микрофилом).
  Некоторые из статей Д. затрагивают поднятый Ж.-Ж. Руссо вопрос о роли и значении наук, причем позиция Д. оказывается отчетливо антируссоистской. В "Рассуждении о пользе наук" он провозглашает гимн просвещению, которое одно является двигателем цивилизации, и заявляет, что науки не только не ведут к регрессу общества, но, позволяя отличить истинное от ложного, дают возможность основать общество на "исправных законах". Содержащийся в переводном "Рассуждении о пользе физики и математики" крайне скептический отзыв об исторических науках, которые бесполезны для общества, т. к. они "есть одно зрелище перемен в делах человеческих" и не содержат "ни примеров, ни правил поведения", Д. парирует в предисловии к "Опыту об историках", помещенному в "Свободных часах". Определяя историческое знание как хранилище успехов человеческого разума, он отводит истории место основы всех наук, особенно подчеркивая поучительный смысл, который можно извлечь из описанных историками причин и следствий событий. Очерки об отдельных историках, с характеристикой манеры и слога каждого, Д. предполагал печатать ежемесячно. Однако компилятивные статьи появились лишь о Геродоте, Фукидиде, Ксенофонте и Полибии; на майском номере публикации прекратились.
  Для характеристики литературных представлений Д. важна статья "О стихотворстве" (Полезное увеселение, 1762, ч. 5, май - июнь; анонимно). В общей части Д. излагает распространенную религиозную теорию происхождения поэзии из естественного желания человека "воспеть Творца". При этом Д. вновь полемизирует с Руссо, утверждая, что вечной и главной темой поэзии было изображение добродетели, а задачей - исправление нравов. Иллюстрирующее этот тезис "Краткое описание стихотворства у всех народов", охватывающее литературы от древнегреч. до кит., составлено по фр. источникам. Из рус. поэтов Д. упоминает только самых известных: Симеона Полоцкого, А. Д. Кантемира, М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова, а также связанных с Моск. ун-том М. М. Хераскова и Н. Н. Поповского; имя В. К. Тредиаковского отсутствует, хотя статья свидетельствует о знакомстве Д. с его теоретическими работами. Несмотря на ученический характер раздела о рус. литературе и его неполноту, принятая в нем словарная форма послужила главным аргументом для атрибуции Д. анонимного лейпцигского "Известия о некоторых русских писателях..." (1768; приписывается также А. А. Волкову, И. А. Дмитревскому, В. И. Лукину и, с меньшим основанием, ряду др. писателей). Не в пользу авторства Д. свидетельствует отрицательный отзыв в "Известии" о сочинениях Хераскова; отсутствуют также достоверные данные о посещении Д. Лейпцига в июле 1768 и о знакомстве его с опубликовавшим "Известие" Х. -Ф. Вейссе. Более правдоподобным является предположение об участии Д. в издании фр. версии "Известия", выпущенной в Ливорно Д. Блэкфордом, когда там находился Д. (изд. 1771 и 1774). В этой брошюре были значительно дополнены и исправлены биографии самого Д., погибшего в Чесменском бою Ф. А. Козловского и посланника в Сардинии А. В. Нарышкина.
  Д. принадлежит также несколько стихотворений. В июле 1762 он выступил с "Одой" в честь восшествия Екатерины II на престол, которая варьировала уже прозвучавшие в панегирической поэзии общие мотивы, связанные с этим событием. В "Полезном увеселении" появилась "Ода на любовь" (1762, т. 5, март), где, вопреки заглавию и жанру, речь идет о гибельности любовного чувства и об опасностях, подстерегающих влюбленного. Две др. "Оды" Д., обращенные к Екатерине II, посвящены взятию Хотина (сент. 1769) и победе при Чесме (июнь 1770; с указанием: "сочинена при Чесменских берегах"). О тесных связях Д. с херасковским литературным кружком убедительно свидетельствуют послание к нему Ип. Ф. Богдановича, "Письмо к С. Д. о средстве, как человеку можно приближиться к покою" (1761) и участие Д. в подготовленном по инициативе Хераскова сборнике "Переводы из Энциклопедии" (1767, ч. 1-2), где он перевел статьи "География" и "Рим".
  По-видимому, ок. 1763 Д. начал службу в армии. В 1767 он был поручиком Новгородского полка, а также депутатом Комиссии нового Уложения от сумского дворянства (входил в частную комиссию, рассматривавшую вопросы "размножения народа, земледелия и домостроительства"); в февр. - сент. 1768 неоднократно выступал на ее заседаниях. В армию Д. возвратился, когда началась война с Турцией; как можно судить по переписке Орловых, он отбыл в Морею вместе с Ф. Г. Орловым в сер. 1770. Официально Д. числился унтер-шталмейстером артиллерийского фурштата в чине майора, но при штабе А. Г. Орлова руководил составлением и печатанием агитационной литературы для восставших греков и албанцев, а также ведал освещением рус. вост. политики в европ. странах. Кроме того, он занимался формированием легиона из алб. добровольцев; при канцелярии Д. в это время находился известный борец за освобождение Греции гр. А. Джика (Гика). В качестве посланца А. Г. Орлова Д. приезжал в Петербург в февр. 1772, в кон. 1773, когда он был отправлен ко двору Фридриха II с официальным известием с свадьбе вел. кн. Павла Петровича (тогда же получил придворное звание камер-юнкера), и после заключения мира с Турцией в июле 1774. Из письма Вольтера к Д. (6 июля 1776) известно, что в те годы он был принят в Фернее.
  11 июля 1775, по возвращении флота в Россию, Д. распоряжением Екатерины II был назначен директором Академии наук вместо получившего отставку В. Г. Орлова и заменявшего его А. А. Ржевского; 28 июня 1778 Д. был пожалован в камергеры.
  Д. попытался оживить популяризаторскую и литературную деятельность Академии наук. Уже в кон. 1775 он привлек к редактированию издававшейся Академией газеты "СПб. вед." Ип. Ф. Богдановича, который расширил тематику газетных объявлений (сведения о выходящих книгах и пр.) и непериодических "прибавлений" к газете. 7 июля 1777 Д. также предложил объединить материалы печатавшихся Академией "географического", "исторического" и "экономического" календарей и "Месяцеслова с наставлениями..."; в результате стал издаваться более упорядоченный ежегодный "Исторический и географический месяцеслов" (с 1777). Др. постоянное издание "Календарь, или Месяцеслов..." с 1778 начало пополняться популярными статьями членов Академии и переводными материалами. 14 дек. 1778 Д. в заседании Акад. конференции объявил об издании "от лица некоторого общества при Санкт-Петербургской Академии" журнала "Акад. изв." (1779-1781); редакция его была поручена П. И. Богдановичу. В программу журнала входили популяризация науки, описание открытий и изобретений, имеющих практическое применение. К сотрудничеству в литературном разделе Д. привлек Г. Р. Державина, Я. Б. Княжнина, В. П. Петрова, и др. писателей. Державин дал ему на отзыв (а возможно, и для публ.) две первые песни своего перевода "Мессиады" Ф.-Г. Клопштока; Княжнин, благодарный за помощь в издании перевода "Генриады" Вольтера, обратился к Д. со стихами "Любимец чистых Муз, питомец Аполлона" (1778). При участии самого Д. в журнале составлялось "Показание трудов <...> разных ученых обществ и академий"; в 1781 (ч. 7-8) эта рубрика печаталась без употребления литеры "Ъ", которую Д. считал излишней.
  Д. предпринял некоторые меры для распространения академических изданий в провинции; в частности, при посредничестве Ф. О. Туманского была открыта книжная лавка на Украине, в г. Глухове (1780).
  В первые годы директорства Д. произнес три публичные академические речи, наполненные славословиями Екатерине II; кроме того, он изложил в них официозно-просветительский взгляд на роль Академии наук. Речь "Об обязанностях, которые имеют ученые общества присоединять к физическим наблюдениям нравственные..." (29 дек. 1776; изд. в 1777) была приурочена к пятидесятилетию Академии. Под "нравственными" науками Д. подразумевал в первую очередь историю, понимаемую как обозрение послуживших к общественной пользе дел "владетелей земных". В этом ряду Д. перечисляет "Наказ", законодательство о губерниях и др. мероприятия Екатерины II. Похвалами "просвещенным государям" наполнена речь перед швед. королем Густавом III при осмотре Готторпского глобуса (23 июня 1777). По мнению Д., благодаря их покровительству расцвела эпоха философии, сменившая времена фанатизма, соединяющая законодательство с нравственностью, сближающая интересы разных сословий. 18 окт. 1777 Д. выступил с широковещательным планом "Начертания общего топографического и физического описания Российской империи..." (1778). В многотомном труде, на основе материалов географических экспедиций, предполагалось зафиксировать успехи России в царствование Екатерины II и указать способы дальнейшего процветания государства. Панегирический характер намечалось придать и ученой и экономической истории Академии (янв. 1780).
  Несмотря на крайне почтительную по отношению к членам Академии вступительную речь (11 дек. 1775), административная деятельность Д. скоро свелась к бюрократизации академической жизни. Он перестал считаться с мнениями Акад. конференции и Акад. комиссии, ранее решавших внутренние дела Академии. Заинтересованный в краткосрочных и эффектных работах, Д. начал вмешиваться в планы ученых занятий академиков и потребовал от них ежегодных отчетов. Пренебрежение академическими свободами наиболее ярко проявилось в стремлении Д. лично, без баллотировки, назначать почетных и иностранных членов Академии и смещать с должностей ее д. членов (С. К. Котельников, Э. Лаксман). К 1780 конфликт академиков с Д. вылился в открытую борьбу. Прошение Н. П. Соколова и жалоба С. Я. Румовского "с товарищи", поданные на высочайшее имя во время поездки Д. в Крым (июнь - ноябрь 1781), рассматривались генерал-прокурором А. А. Вяземским, принявшим сторону академиков. Решающую роль сыграл "Рапорт Комиссии о непорядках г. директора..." (25 авг. 1782). Ему предшествовала скандальная публикация в "СПб. вед." (1781, 20 июля, No 58) истории "лося домашнева", памфлета на Д., поданного Ип. Ф. Богдановичу под видом переводной статьи. В нем описывался ученый лось, который, будучи приведен в залу заседаний швед. Академии, сам поместился на "академическую ваканцию" и "маханием головы стал оценить и одобрять бывающие там чтения". Получили распространение рукописные сатиры на Д. - "Челобитная от ера" и "Служба"; в последней, пародировавшей устав церковной службы, осмеивалось славолюбие Д. (к 1778 Д. добился звания члена Берлинской и Стокгольмской академий, был кавалером ордена Вазы) и его служебные промахи. Екатерина II предпочла потушить компрометировавший Академию скандал. В кон. дек. 1782 Д. получил отпуск; в кон. янв. 1783 директором Академии была назначена Е. Р. Дашкова. При передаче дел выяснилось, что Д. произвольно расходовал средства Собрания, старающегося о переводе иностр. книг, поступившие в его распоряжение после отставки Г. В. Козицкого (1775). Были обнаружены расписки за несуществующие переводы, выплата высоких гонораров приближенным Д. (И. И. Богаевский и др.). Д. обвинили даже в том, что он будто бы специально выписывал для академической библиотеки романы и книги "непристойного и развратного" содержания. Вследствие обвинения Д. в присвоении денег и имущества Академии в его московском доме Н. П. Архаровым был произведен обыск (кон. июля 1783) и затем было наряжено следствие. 15 апр. 1785 Д. жаловался А. А. Безбородко по поводу несправедливого рассмотрения его дела в Сенате, намекая на происки Дашковой и А. Р. Воронцова. Результатом была высылка Д. из Петербурга (без права въезда в столицу) по личному распоряжению императрицы.
  Остаток жизни Д., по-видимому, провел в Москве. На смерть его откликнулся лишь Н. Е. Струйский стихами "В память С. Г. Домашневу, усерднейше посвящается супруге его В. И. Домашневой, урожденной княжне Оболенской" (1795).
  Д. приписывается составление цельногравированной прописи "Российский апофегмат" (1778), текст которой составляют выдержки из "Наказа". Из остающихся неизвестными сочинений Д. назывались перевод сказки Вольтера "Что может нравиться женщинам" и стихи на торжество открытия памятника Петру I ("Медного всадника"). Ошибочно атрибутировался Д. принадлежащий П. И. Фонвизину перевод повестей Ж.-Ф. Мармонтеля.
  
  Лит.: Мат-лы для истории Академии наук, извлеченные из Актов за 1777 г. - Учен. зап. по I и III Отд-нию Академии наук, 1855, т. 3; Ламанский В. И. Директор Академии наук С. Г. Домашнев. - Чтения в О-ве истории и древностей рос., 1866, кн. 4, отд. 5; Лонгинов М. Н. С. Г. Домашнев. - Рус. старина, 1871, No 2; "Сатира на бывшего в Академии наук директором г. Домашнева". - Рус. арх., 1872, No 10; Орлов-Давыдов В. Биографич. очерк В. Г. Орлова. СПб., 1878, т. 1; Брайловский С. Кто был автором "Службы на бывшего в Академии наук директором г. Домашнева" и "Челобитной от ера"? - Библиограф, 1894, No 1; Веселовский К. С. Борьба академиков с С. Г. Домашневым. - Рус. старина, 1896, No 9; Семенников. Собрание, старающееся о переводе книг (1913); Семенников. Мат-лы для словаря (1914); Лященко А. И. С. Г. Домашнев как автор "Известия о некоторых рус. писателях" (1768); Шамрай Д. Д. Домашнев и "Nachricht von einigen russischen Schriftstellern". - Изв. Академии наук, 1931, No 8; Lozinsky Gr. La premiere litterature russe: histoire d"un plagiat. - Revue des etudes slaves, 1936, v. 16; Берков П. Н. Доминик Блэкфорд и рус. лит. - Науч. бюл. ЛГУ, 1946, No 8; Пенчко. Документы, т. 1 (I960); Venturi Fr. Qui est le traducteur de "l"Essai sur la litterature russe"? - Revue des etudes slaves, 1961, v. 38; Schlieter H. Zu den Quellen der Ab-handlung von S. G. Domašnev "О стихотворстве". - In: Ost und West. Wiesbaden, 1966; Мартынов И. Ф. "Опыт исторического словаря о российских писателях" Н. И. Новикова и лит. полемика 60-70 гг. XVIII в. - Рус. лит., 1968, No 3; Achinger G. Der franzosische Anteil an der russischen Litteraturkritik des 18. Jahrhunderts. Bad Homburg, 1970; Академия наук: Персональный состав. М., 1974; Cross A.-G. "Nachricht von einigen russischen Schriftstellern" (1768): a new document and a bibliography. - Study Group on Eighteenth-Century Russia (Newsletter), 1976, N 4.
  
  В. П. Степанов

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru