Чернышевский Николай Гаврилович
Дополнения и комментарии к комедии "Великодушный муж"

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


Николай Гаврилович Чернышевский

Дополнения и комментарии к комедии "Великодушный муж"

Ред. и ком. А. П. Скафтымова.

   Источник: Полное собрание сочинений, т. 13 ( XIII), М. ГИХЛ. 1949 г.
  

Комментарии:

   Печатается по авторской рукописи, хранящийся в Центральном государственном литературном архиве ( N 1006). Рукопись состоит из 9 листов большого почтового формата ( 18 стр.). Нумерация листов дана рукой Чернышевского ( 1-7 и 1-2). Рукопись черновая, с поправками и замечаниями на полях.
   Впервые напечатано в Полном собрании сочинений Н. Г. Чернышевского, т 10, СПб, 1906 г.
   Первоначальное начало комедии имело иную ( потом отвергнутую) редакцию, см. дополнение.
   Со слов Кайданова: " ... Или будете уговаривать"... до слов Полянского " До свидания, ( встаёт, громко) Прохор Маркелович"... было зачёркнуто, потом восстановлено. Против этого места рукой Чернышевского написано: " Видел я, что у вас Николай Васильевич, слишком много страха, что бы не вышло опять шесть листов вместо одного. Думал, думал и решил: " Ну, Бог вам судья, пусть пьеса останется без вступительной сцены между вами и Максимом Николаевичем. А, главное, устал и ленюсь. Пусть же останется, как там написано, начало. Восстановите вычеркнутые нами в разговоре Полянского с Кайдановым слова о Пафнутьевых".
   Начиная с 13 явления Праведнов в рукописи начинает именоваться Пафнутьевым.
  

Дополнение:

Явление 1-ое.

Полянский

( стоит, опершись на раму окна локтем, перебирает пальцами по стеклу, потом начинает напевать тихо, после - громче)

   Я здесь, Инезилья,
   Стою под окном.
   Покрыта Севилья
   И мраком и сном.
  
   Исполнен отвагой,
   Закутан плащом,
   С гитарой и шпагой
   Стою под окном.
  
   Ты спишь ли? Гитарой
   Тебя разбужу,
   Проснётся ли старый?

( Выпрямляется).

   Мечом уложу!

Между тем входит Востронюхов на цыпочках, останавливается подле двери и слушает. Полянский идёт по комнате, сделав несколько шагов, снова поёт последние два стиха с полным пафосом самозабвения.

   Проснётся ли старый?
   Мечом уложу.

( Продолжает ходить).

   Востронюхов. Кхе, кхе...
   Полянский ( встрепенувшись). А! Вы пришли, Прохор Маркелович!
   Востронюхов. Прекрасно изволите петь, Аркадий Тимофеевич. По малой моей образованности, не могу вполне понимать всего, но слушало с таким удовольствием, что совсем заслушался.
   Полянский. И понимать-то бесполезно, Прохор Маркелович, потому что к нам это вовсе не идёт. То Испания, а у нас, слава Богу, Россия, то Севилья, а мы в Петербурге. Там женщины умеют любить, мужчины расправляться с врагами, а у нас этого не принято.
   Востронюхов. Точно-с, самоуправство у нас не одобряется-с. Всё должно по закону-с... Зачем изволили требовать, Аркадий Тимофеевич?
   Полянский. Рассчитаться с вами, Прохор Маркелович. Завтра в вагон, и я уезжаю из вашего прекрасного Петербурга.
  
   1869 г.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru