Булгаков Федор Ильич
Иллюстрированная летопись русско-японской войны

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть двадцатая.


  

ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ ЛѢТОПИСЬ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ
(По оффиціальнымъ даннымъ, свѣдѣніямъ печати и показаніямъ очевидцевъ)

Съ картами и планами, портретами, изображеніями боевыхъ эпизодовъ, рисунками изъ военно-походнаго быта

ИЗДАНІЕ РЕДАКЦІИ
"Новаго Журнала Литературы, Искусства и Науки"
(Ѳ. И. Булгакова)

С.-ПЕТЕРБУРГЪ
Типографія А. C. Суворина. Эртелевъ пер., д. 13
1905

  

І.
ОФИЦІАЛЬНЫЯ ДАННЫЯ О ВОЙНѢ
(ВЫСОЧАЙШІЕ УКАЗЫ, ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЯ РАСПОРЯЖЕНІЯ И СООБЩЕНІЯ, ТЕЛЕГРАММЫ И СВѢДѢНІЯ СЪ ДАЛЬНЯГО ВОСТОКА)
Съ 1-ГО СЕНТЯБРЯ ПО 5-Е ОКТЯБРЯ 1905 Г. ВКЛЮЧИТЕЛЬНО

 []

ВЫСОЧАЙШІЙ МАНИФЕСТЪ.

БОЖІЕЮ МИЛОСТІЮ,
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
ИМПЕРАТОРЪ II САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОССІЙСКІЙ,
ЦАРЬ ПОЛЬСКІЙ, ВЕЛИКІЙ КНЯЗЬ ФИНЛЯНДСКІЙ, и прочая, и прочая, и прочая.

   Объявляемъ всѣмъ вѣрнымъ нашимъ подданнымъ:
   Въ 23 день августа сего года, съ соизволенія Нашего, заключенъ Нашими уполномоченными въ Портсмутѣ и въ 1 день текущаго октября утвержденъ Нами окончательный мирный договоръ между Россіею и Японіею.
   Въ неисповѣдимыхъ путяхъ Господнихъ Отечеству Нашему ниспосланы были тяжелыя испытанія и бѣдствія кровопролитной войны, обильной многими подвигами самоотверженной храбрости и беззавѣтной преданности Нашихъ славныхъ войскъ въ ихъ упорной борьбѣ съ отважнымъ и сильнымъ противникомъ. Нынѣ эта столь тяжкая для всѣхъ борьба прекращена, и Востокъ Державы Нашей снова обращается къ мирному преуспѣянію въ добромъ сосѣдствѣ съ отнынѣ вновь дружественной Намъ Имперіею Японскою.
   Возвѣщая любезнымъ подданнымъ Нашимъ о возстановленіи мира, Мы увѣрены, что они соединятъ молитвы свои съ Нашими и съ непоколебимою вѣрою въ помощь Всевышняго призовутъ благословеніе Божіе на предстоящіе Намъ, совмѣстно съ избранными отъ населенія людьми, обширные труды, направленные къ утвержденію и совершенствованію внутренняго благоустройства Россіи.
   Данъ въ Петергофѣ октября 5 дня въ лѣто отъ Рождества Христова тысяча девятьсотъ пятое, Царствованія же Нашего въ одиннадцатое.
   На подлинномъ Собственною Его Императорскаго Величества рукою подписано:

"НИКОЛАЙ".

ВЫСОЧАЙШІЯ ПОВЕЛѢНІЯ.

   О ратификаціи подписаннаго въ Портсмутѣ 23-го августа 1905 года мирнаго договора между Россіею и Японіей). Министръ Иностранныхъ Дѣлъ, письмомъ отъ 2-го октября 1905 г., за No 5450, увѣдомилъ Министра Юстиціи, что 1-го того же октября Государю Императору благоугодно было Высочайше ратификовать подписанный въ Портсмутѣ 23-го августа 1905 года мирный договоръ между Россіею и Японіею и что, на основаніи особаго соглашенія съ японскимъ правительствомъ, взаимное извѣщеніе о состоявшихся ратификаціяхъ договора Императорскому Правительству, чрезъ посредство пребывающаго въ С.-Петербургѣ, представителя Американскихъ Соединенныхъ Штатовъ, и японскому, чрезъ посредство французскаго представителя въ Токіо, послѣдовало 2-го октября 1905 года.
   Сообщенный Министромъ Иностранныхъ Дѣлъ текстъ означеннаго договора и двухъ дополнительныхъ къ оному статей, вмѣстѣ съ русскимъ переводомъ онаго, Министръ Юстиціи, 3-го октября 1905 года, предложилъ Правительствующему Сенату, для распубликованія.
  

БОЖІЕЮ ПОСПѢШЕСТВУЮЩЕЮ МИЛОСТІЮ,

МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,

ИМПЕРАТОРЪ И САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОССІЙСКІЙ,
Московскій, Кіевскій, Владимірскій, Новогородскій; Царь Казанскій, Царь Астраханскій, Царь Польскій, Царь Сибирскій, Царь Херсониса Таврическаго, Царь Грузинскій, Государь Псковскій и Великій Князь Смоленскій, Литовскій, Волынскій, Подольскій и Финляндскій; Князь Эстляндскій, Лифляндскій, Курляндскій и Семигальскій, Самогитскій, Бѣлостокскій, Корельскій, Тверскій, Югорскій, Пермскій, Вятскій, Болгарскій и иныхъ; Государь и Великій Князь Новагорода низовскія земли, Черниговскій, Рязанскій, Полоцкій, Ростовскій, Ярославскій, Бѣлозерскій, Удорскій, Обдорскій, Кондійскій, Витебскій, Мстиславскій, и всея Сѣверныя страны Повелитель; и Государь Иверскія, Карталинскія и Кабардинскія земли и области Арменскія; Черкасскихъ и Горскихъ Князей и иныхъ Наслѣдный Государь и Обладатель; Государь Туркестанскій; Наслѣдникъ Норвежскій, Герцогъ Шлезвигъ-Голстинскій, Стормарнскій, Дитмароенскій, и Ольденбургскій, и прочая, и прочая, и прочая.

   Объявляемъ чрезъ сіе, что, вслѣдствіе взаимнаго соглашенія между Нами и его величествомъ Императоромъ Японіи, полномочные Наши заключили и подписали въ Портсмутѣ 23-го августа 1906 года мирный договоръ, который отъ слова до слова гласитъ тако:
   Его Величество Императоръ Всероссійскій, съ одной стороны, и его величество Императоръ Японіи, съ другой, будучи одушевлены желаніемъ возстановить пользованіе благами мира для Ихъ странъ и народовъ, рѣшили заключить мирный договоръ и назначили для сего Своими уполномоченными, а именно:
   Его Величество Императоръ Всероссійскій: Его высокопревосходительство г. Сергѣя Витте, Своего Статсъ-Секретаря и Предсѣдателя Комитета Министровъ Россійской Имперіи и
   Его превосходительство барона Романа Розена, гофмейстера Императорскаго Россійскаго Двора и Своего чрезвычайнаго и полномочнаго посла при Американскихъ Соединенныхъ Штатахъ; и
   Его величество Императоръ Японіи:
   Его превосходительство барона Комура Ютаро, Юсамми, кавалера императорскаго ордена Всходящаго Солнца первой степени, своего министра иностранныхъ дѣлъ, и
   Его превосходительство г. Такахира Которо, Юсамми, кавалера императорскаго ордена Священнаго Сокровища первой степени, своего чрезвычайнаго посланника и полномочнаго министра при Американскихъ Соединенныхъ Штатахъ;
   Каковые, по размѣнѣ своихъ полномочій, найденныхъ въ надлежащей формѣ, постановили слѣдующія статьи:
   Статья I. Миръ и дружба пребудутъ отнынѣ между Ихъ Величествами Императоромъ Всероссійскимъ и Императоромъ Японіи, равно какъ между ихъ Государствами и обоюдными подданными.
   Статья II. Россійское Императорское Правительство, признавая за Японіею въ Кореѣ преобладающіе интересы политическіе, военные и экономическіе, обязуется не вступаться и не препятствовать тѣмъ мѣрамъ руководства. покровительства и надзора, кои императорское японское правительство могло бы почесть необходимымъ принять въ Кореѣ.
   Условлено, что русско-подданные въ Кореѣ будутъ пользоваться совершенно такимъ же положеніемъ, какъ подданные другихъ иностранныхъ государствъ, а именно, что они будутъ поставлены въ тѣ же условія, какъ и поданные наиболѣе благопріятствуемой страны.
   Равнымъ образомъ установлено, что, во избѣжаніе всякаго повода къ недоразумѣніямъ, обѣ Высокія Договаривающіяся Стороны воздержатся отъ принятія на русско-корейской границѣ какихъ-либо военныхъ мѣръ, могущихъ угрожать безопасности русской или корейской территоріи.
   Статья III. Россія и Японія взаимно обязуются:
   1) Эвакуировать совершенно и одновременно Маньчжурію, за исключеніемъ территоріи, за которую распространяется аренда Ляодунскаго полуострова, согласно постановленіямъ дополнительной I статьи, приложенной къ сему договору; и
   2) Возвратить въ исключительное управленіе Китая вполнѣ и во всемъ объемѣ всѣ части Маньчжуріи, которыя нынѣ заняты русскими или японскими войсками, или которыя находятся подъ ихъ надзоромъ, за исключеніемъ вышеупомянутой территоріи.
   Россійское Императорское Правительство объявляетъ, что оно не обладаетъ въ Маньчжуріи земельными преимуществами либо преференціальными или исключительными концессіями, могущими затронуть верховныя права Китая или несовмѣстимыми съ принципомъ равноправности.
   Статья IV. Россія и Японія взаимно обязуются не ставить никакихъ препятствій общимъ мѣрамъ, которыя примѣняются равно ко всѣмъ народамъ и которыя Китай могъ бы пронять въ видахъ развитія торговли и промышленности въ Маньчжуріи.
   Статья V. Россійское Императорское Правительство уступаетъ императорскому японскому правительству, съ согласія китайскаго правительства, аренду Портъ-Артура, Таліена и прилегающихъ территорій и территоріальныхъ водъ, а также всѣ права, преимущества и концессіи, связанныя съ этою арендою или составляющія ея часть, и уступаетъ равнымъ образомъ императорскому японскому правительству всѣ общественныя сооруженія и имущества на территоріи, на которую распространяется выше упомянутая аренда.
   Обѣ Высокія Договаривающіяся Стороны взаимно обязуются достигнуть упоминаемаго въ вышеуказанномъ постановленія согласія китайскаго правительства.
   Императорское японское правительство завѣряетъ со своей стороны, что права собственности русско-подданныхъ на вышеупомянутой территоріи будутъ вполнѣ уважены.
   Статья VI. Россійское Императорское Правительство обязуется уступить императорскому японскому правительству, безъ вознагражденія, съ согласія китайскаго правительства, желѣзную дорогу между Чан-чунь (Куан-ченъ-цзы) и Портъ-Артуромъ и всѣ ея развѣтвленія со всѣми принадлежащими ей правами, привилегіями и имуществомъ въ этой мѣстности, а также всѣ каменноугольныя копи въ названной мѣстности, принадлежащія означенной желѣзной дорогѣ или разрабатываемыя въ ея пользу.
   Обѣ Высокія Договаривающіяся Стороны взаимно обязуются достигнуть упоминаемаго въ приведенномъ постановленіи согласія китайскаго правительства.
   Статья VII. Россія и Японія обязуются эксплуатировать принадлежащія имъ въ Маньчжуріи желѣзныя дороги исключительно въ цѣляхъ коммерческихъ и промышленныхъ, но никоимъ образомъ не въ цѣляхъ стратегическихъ.
   Установлено, что это ограниченіе не касается желѣзныхъ дорогъ на территоріи, на которую распространяется аренда Ляодунскаго полуострова.
   Статья VIII. Императорскія Правительства Россійское и японское, въ видахъ поощренія и облегченія сношеній и торговли, заключать, въ скорѣйшемъ по возможности времени, отдѣльную конвенцію, для опредѣленія условій обслуживанія соединенныхъ желѣзнодорожныхъ линій въ Маньчжуріи.
   Статья IX. Россійское Императорское Правительство уступаетъ императорскому японскому правительству въ вѣчное и полное владѣніе южную часть острова Сахалина и всѣ прилегающія къ послѣдней острова, равно какъ и всѣ общественныя сооруженія и имущества, тамъ находящіяся. Пятидесятая параллель сѣверной широты принимается за предѣлъ уступаемой территоріи. Точная граничная линія этой территоріи будетъ опредѣлена согласно постановленіямъ дополнительной II статьи, приложенной къ сему договору.
   Россія и Японія взаимно соглашаются не возводить въ своихъ владѣніяхъ на островѣ Сахалинѣ и на прилегающихъ къ нему островахъ никакихъ укрѣпленій, ни подобныхъ военныхъ сооруженій. Равнымъ образомъ онѣ взаимно обязуются не принимать никакихъ военныхъ мѣръ, которыя могли бы препятствовать свободному плаванію въ проливахъ Лаперузовомъ и Татарскомъ.
   Статья X. Русскимъ подданнымъ, жителямъ уступленной Японіи территоріи, предоставляется продавать свое недвижимое имущество и удаляться въ свою страну, но, если они предпочтутъ остаться въ предѣлахъ уступленной территоріи, за ними будутъ сохранены и обезпечены покровительствомъ, въ полной мѣрѣ, ихъ промышленная дѣятельность и орава собственности, при условіи подчиненія японскимъ законамъ и юрисдикціи. Японія будетъ вполнѣ свободна лишить права пребыванія въ этой территоріи всѣхъ жителей, не обладающихъ политической или административной правоспособностью, или же выселитъ ихъ изъ этой территоріи. Она обязуется однако вполнѣ обезпечить за этими жителями ихъ имущественныя права.
   Статья XI. Россія обязуется войти съ Японіею въ соглашеніе въ видахъ предоставленія японскимъ подданнымъ правъ по рыбной ловлѣ вдоль береговъ русскихъ владѣній въ моряхъ Японскомъ, Охотскомъ и Беринговомъ.
   Условлено, что таковое обязательство не затронетъ правъ, уже принадлежащихъ русскимъ или иностраннымъ подданнымъ въ этихъ краяхъ.
   Статья XII. Такъ какъ дѣйствіе договора о торговлѣ и мореплаваніи между Россіею и Японіею упразднено было войною, Императорскія Правительства Россійское и японское обязуются принять въ основаніе своихъ коммерческихъ сношеній, впредь до заключенія новаго договора о торговлѣ и мореплаваніи на началахъ договора, дѣйствовавшаго передъ настоящей войной, систему взаимности на началахъ наибольшаго благопріятствованія, включая сюда тарифы по ввозу и вывозу, таможенныя обрядности, транзитные и тоннажные сборы, а также условія допущенія и пребыванія агентовъ, подданныхъ и судовъ одного*государства въ предѣлахъ другого.
   Статья XIII. Въ возможно скорѣйшій срокъ по введеніи въ дѣйствіе настоящаго договора, всѣ военно-плѣнные будутъ взаимно возвращены. Императорскія Правительства Россійское и японское назначатъ каждое со своей стороны особаго коммиссара, который приметъ на свое попеченіе плѣнныхъ. Всѣ плѣнные, находящіеся во власти одного изъ Правительствъ, будутъ переданы коммиссару другого Правительства или его представителю, надлежащимъ образомъ на то уполномоченному, который приметъ ихъ въ томъ числѣ и въ тѣхъ удобныхъ портахъ передающаго государства, кои будутъ заблаговременно указаны послѣднимъ коммиссару принимающаго государства.
   Россійское и Японское Правительства представятъ другъ другу, въ скорѣйшемъ по возможности времени, послѣ окончанія передачи плѣнныхъ, документами оправданный счетъ прямыхъ расходовъ, произведенныхъ каждымъ изъ нихъ по уходу за плѣнными и ихъ содержаніи) со дня плѣненія или сдачи до дня смерти или возвращенія. Россія обязуется возмѣститъ Японіи, въ возможно скорѣйшій срокъ по обмѣнѣ этихъ счетовъ, какъ выше установлено, разницу мощу дѣйствительнымъ размѣромъ произведенныхъ такимъ образомъ Японіей) расходовъ и дѣйствительнымъ размѣромъ равнымъ образомъ произведенныхъ Россіей) издержекъ.
   Статья XIV. Настоящій договоръ будетъ ратификованъ Ихъ Величествами Императоромъ Всероссійскомъ и Императоромъ Японія. О таковой ратификаціи, въ возможно короткій срокъ и во всякомъ случаѣ не позднѣе какъ черезъ пятьдесятъ дней со дня подписанія договора, будутъ взаимно сообщено Императорскимъ Правительствамъ Россійскому и Японскому черезъ посредство посла Американскихъ Соединенныхъ Штатовъ въ С.-Петербургѣ и французскаго посланника въ Токіо и со дня послѣдняго изъ таковыхъ оповѣщеній этотъ договоръ вступитъ, во всѣхъ своихъ частяхъ, въ полную силу.
   Формальный размѣнъ ратификацій послѣдуетъ въ Вашингтонѣ въ возможно скорѣйшемъ времени.
   Статья XV. Настоящій договоръ будетъ подписанъ въ двухъ экземплярахъ на французскомъ и англійскомъ языкахъ. Оба текста совершенно сходны; но, въ случаѣ разногласія въ толкованіи, французскій текстъ будетъ обязательнымъ.
   Въ удостовѣреніе чего, обоюдные уполномоченные подписали настоящій мирный договоръ и проложили къ нему свои печати.
   Учинено въ Портсмутѣ (Нью-Гэмпширъ) двадцать третьяго августа (пятаго сентября) тысяча девятьсотъ пятаго года, что соотвѣтствуетъ пятому дню девятаго мѣсяца тридцать восьмого года Пейджи, (подп.) Югаро Комура. (подп.)

Сергѣй Витте.

   (подп.) К. Такахира. (подп.) Розенъ.
   (М. П.) (М. П.) (М. П.) (М. П.)
   Согласно постановленіямъ статей III и IX мирнаго договора между Россіею и Японіею отъ сего числа, нижеподписавшіеся уполномоченные постановили слѣдующія дополнительныя статьи:
   I. Къ статьѣ III.
   Императорскія Правительства Россійское и японское взаимно обязуются начать выводъ своихъ военныхъ силъ изъ территоріи Маньчжуріи одновременно и немедленно по введеніи въ дѣйствіе мирнаго договора; и въ теченіе восемнадцати мѣсяцевъ съ того дня войска обѣихъ державъ будутъ совершенно выведены изъ Маньчжуріи, за исключеніемъ арендной территоріи Ляодунскаго полуострова.
   Войска обѣихъ державъ, занимающія фронтальныя позиціи, будутъ отведены первыми.
   Высокія Договаривающіяся Стороны предоставляютъ себѣ право сохранить стражу для охраны своихъ желѣзнодорожныхъ линій въ Маньчжуріи. Количество этой стражи не будетъ превышать пятнадцати человѣкъ на километръ; и, въ предѣлахъ этого максимальнаго количества, командующіе русскими и японскими войсками установятъ, по обоюдному соглашенію, число стражниковъ, которые будутъ назначены, въ возможно меньшемъ количествѣ, согласно дѣйствительнымъ потребностямъ.
   Командующіе русскими и японскими войсками въ Маньчжуріи условятся обо всѣхъ подробностяхъ относительно выполненія эвакуаціи согласно вышеуказаннымъ началамъ и примутъ, но обоюдному соглашенію, мѣры, необходимыя для осуществленія эвакуаціи въ возможно скорѣйшій срокъ и во всякомъ случаѣ не позднѣе, какъ въ теченіе восемнадцати мѣсяцевъ.
   II. Къ статьѣ IX.
   Въ возможно скорѣйшій срокъ по введеніи въ дѣйствіе настоящаго договора, разграничительная коммиссія, составленная изъ равнаго числа членовъ, назначенныхъ каждою изъ Высокихъ Договаривающихся Сторонъ, обозначитъ на мѣстѣ, постоянными знаками, точную линію между владѣніями русскими и японскими на островѣ Сахалинѣ. Коммиссія будетъ обязана, поскольку топографическія условія позволять, придерживаться 50-й параллели сѣверной широты для проведенія разграничительной линіи и, въ случаѣ, если отклоненія отъ таковой линіи на нѣкоторыхъ пунктахъ будутъ найдены необходимыми, должныя компенсаціи будутъ установлены соотвѣтственными отклоненіями въ другихъ мѣстахъ. Упомянутая коммиссія обязана будетъ также изготовить перечень и описаніе прилегающихъ острововъ, входящихъ въ составъ уступленнаго, а въ заключеніе коммиссія изготовитъ и подпишетъ карты, устанавливающія предѣлы уступленной территоріи. Работы коммиссіи будутъ представлены на утвержденіе Высокихъ Договаривающихся Сторонъ.
   Вышеупомянутыя дополнительныя статьи будутъ считаться ратификованными путемъ ратификаціи мирнаго договора, къ коему онѣ приложены.
   Портсмутъ, двадцать третьяго августа (пятаго сентября) тысяча девятьсотъ пятаго года, что соотвѣтствуетъ пятому дню девятаго мѣсяца тридцать восьмого года Мейджи. (поди.) Ютаро Комура.

(подп.) Сергѣй Витте,

   (подп.) К. Такахира. (подп.) Розенъ.
   Того ради, по довольномъ, разсмотрѣніи сего договора и двухъ дополнительныхъ статей, Мы проняли таковые за благо, подтвердили и ратификовали, яко же симъ за благо пріемлемъ, подтверждаемъ и ратификуемъ во всемъ ихъ содержаніи, обѣщая Императорскимъ Нашимъ Словомъ за Насъ, Наслѣдниковъ и Преемниковъ Нашихъ, что все въ вышеозначенныхъ актахъ изложенное соблюдаемо будетъ ненарушимо. Въ удостовѣреніе чего Мы, сію Нашу Императорскую ратификацію Собственноручно подписавъ, повелѣли утвердить Государственною Нашею печатью.
   Дано въ Петергофѣ октября перваго дня въ лѣто отъ Рождества Христова тысяча девятьсотъ пятое, Царствованія же Нашего въ одиннадцатый годъ.
   На подлинное Собственною Его Императорскаго Величества рукою написано тако:

"НИКОЛАЙ".

   (М. П.)
   Контрасигнировалъ Министръ Иностранныхъ дѣлъ, статсъ-секретарь графъ Ламздорфъ.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ РЕСКРИПТЪ,
данный на имя Министра Иностранныхъ Дѣлъ, статсъ-секретаря, дѣйствительнаго тайнаго совѣтника графа Ламздорфа.

   Графъ Владиміръ Николаевичъ. Плодотворные труды ваши по многочисленнымъ и сложнымъ вопросамъ, возникавшимъ въ теченіе минувшее войны съ Японіею, способствовали правильному и успѣшному ихъ разрѣшенію. Когда же Я призвалъ возможнымъ принять дружеское предложеніе Президента Сѣверо-Американскихъ Соединенныхъ Штатовъ о начатіи мирныхъ переговоровъ, вы приложили всю свойственную вамъ опытность и дипломатическое искусство для достиженія, согласно Моимъ предначертаніямъ, условій мира, отвѣчающихъ достоинству Россіи.
   Цѣня вашу выдающуюся ревностную службу, Я, въ изъявленіе Моей искренней признательности, жалую васъ кавалеромъ Императорскаго ордена святаго равноапостольнаго князя Владиміра первой степени, знаки коего при семъ препровождаются.
   Пребываю неизмѣнно къ вамъ благосклонный На подлинномъ Собственною Его Императорскаго Величества рукою написано:

"искренно благодарный"
"НИКОЛАЙ".

   Въ Петергофѣ, 5-го октября 1905 года.
  

Порядокъ эвакуаціи русскихъ и японскихъ плѣнныхъ.

   Центральный распорядительный комитетъ, по эвакуаціи русскихъ и японскихъ плѣнныхъ объявляетъ о положеніи сего дѣла въ настоящее время, съ просьбою перепечатать нижеслѣдующее и въ другихъ газетахъ, для свѣдѣнія общества и заинтересованныхъ частныхъ лицъ.
   Портами посадки на суда для отправленія въ Россію японскимъ правительствомъ назначены: Нагасаки, Кобе и Іокагама.
   Въ виду чрезмѣрной дороговизны перевозки кругомъ Азіи въ Одессу и въ виду неизбѣжности обращенія для сего къ услугамъ иностранцевъ, а также по причинамъ политическаго свойства, рѣшено эвакуацію направить на Владивостокъ и далѣе оттуда по желѣзной дорогѣ.
   Для перевозки изъ Японіи во Владивостокъ слѣдовало разсчитывать только на то судовыя средства, которыя находятся нынѣ въ Тихоокеанскихъ портахъ, ибо приводъ пароходовъ изъ Европы вызвалъ бы огромный накладной расходъ и потерю времени.
   Рѣшено было въ принципѣ не прибѣгать къ услугамъ иностраннаго флага, если бы только оказалось возможнымъ обойтись безъ него, а потому вовсе и не обращаться къ иностраннымъ пароходнымъ обществамъ, а лишь воспользоваться свѣдѣніями объ условіяхъ, на которыхъ иностранныя общества предлагаютъ свои услуги, дабы имѣть регуляторъ при обсужденіи цѣнъ, которыя предъявятъ русскія общества.
   Наличный составъ въ Тихомъ океанѣ транспортныхъ судовъ подъ русскимъ флагомъ, которымъ можно было воспользоваться, слѣдующій: 5 казенныхъ транспортовъ морского вѣдомства во Владивостокѣ; 5 пароходовъ Добровольнаго флота въ Сайгонѣ и въ Шанхаѣ и 3 парохода Восточно-Азіатскаго общества въ Шанхаѣ. Изъ этого числа судовъ пришлось, однако, исключить казенные пароходы, такъ какъ они или оказались негодными для перевозки людей, или же имѣли спеціальныя назначенія, не позволяющія взять ихъ.
   При опредѣленіи числа нужныхъ для выполненія перевозки пароходовъ надо было руководствоваться пріемною способностью Владивостока и Уссурійскаго края, т.-е. размѣромъ имѣющихся казарменныхъ помѣщеній, въ которыхъ можно размѣстить привозимыхъ людей. Выяснилось, что можно одновременно помѣстить до 12,000 человѣкъ, такъ что составъ каждаго эшелона не можетъ быть больше этого числа.
   Рѣшено было принципіально отдать преимущество обществу Добровольнаго флота, какъ учрежденію народному, субсидируемому государствомъ, которое призвано въ первой линіи служить нуждамъ государства въ чрезвычайныхъ обстоятельствахъ, при условіи, разумѣется, что цѣны общества будутъ выгодны для казны. Лишь во второй линіи рѣшено привлечь Восточное общество, составляющее частное коммерческое предпріятіе, въ которомъ участвуютъ иностранные капиталы.
   По сдѣланномъ черезъ особую комисію {Высочайше учрежденная 2-го февраля 1904 года временная комиссія по эвакуаціи съ Дальняго Востока войскъ и грузовъ.},-- состоящую при Главномъ Управленіи торговаго мореплаванія и портовъ и составленную изъ представителей всѣхъ вѣдомствъ,-- сношеніи съ обществомъ Добровольнаго флота, окончательныя цѣны этого общества оказались выгодными, т.-е. не выше цѣнъ, предложенныхъ другими обществами: Восточнымъ, Германскимъ Ллойдомъ, Американско-Гамбургскою компаніею и другихъ, а именно: тарифъ для перевозки во Владивостокъ одного офицера и одного нижняго чина, включая продовольствіе, установленъ:

офицеръ.

нижній чинъ.

отъ Нагасаки

34 р.

8 р.

отъ Кобе

38 "

10 "

отъ Іокагамы

41 "

13 "

   Кромѣ сего, за приспособленіе пароходовъ къ воинской перевозкѣ, т.-е. за устройство наръ, траповъ и проч., обществу причитается возмѣщеніе расходовъ по дѣйствительной ихъ стоимости, но не выше установившейся въ портахъ Дальняго Востока цѣны въ 10 руб. (20 шилл.) за одно приспособленное мѣсто на всѣ рейсы вмѣстѣ.
   Названная особая комиссія, по порученію центральнаго комитета, договорила на сихъ основаніяхъ всѣ 5 пароходовъ Добровольнаго флота, а именно: "Кіевъ" и "Тамбовъ" въ Сайгонѣ и "Воронежъ", "Владиміръ" и "Ярославль" въ Шанхаѣ. Вмѣстимость этихъ пяти пароходовъ нѣсколько меньше требуемой, но излишекъ людей будетъ перевезенъ на казенномъ суднѣ "Терекъ", находящемся въ Батавіи, которое предоставлено морскимъ министерствомъ въ распоряженіе центральнаго комитета и произведетъ перевозку, какъ служебный нарядъ. Кромѣ того, морскимъ министерствомъ вызывается изъ Санъ-Франциско во Владивостокъ казенный транспортъ "Лена", который, въ случаѣ необходимости, также займется перевозкою.
   Для перевозки больныхъ нанятъ пароходъ-госпиталь "Монголія", принадлежащій обществу Китайской-Восточной желѣзной дороги, находящійся нынѣ въ Шанхаѣ, въ вѣдѣніи общества "Краснаго Креста". Условія найма "Монголія" далеко менѣе выгодны, но пришлось согласиться на нихъ.
   Всѣ названныя суда уже спѣшно приспособляются для помѣщенія и продовольствія людей, и можно ожидать, что соберутся (кромѣ "Лены") въ половинѣ октября въ Нагасаки. "Монголія" предварительно должна зайти во Владивостокъ, для снабженія.
   По числу вашихъ плѣнныхъ въ Японіи, всѣхъ рейсовъ потребуется шесть. Продолжительность одного кругового рейса, т.-е. время, потребное для нагрузки въ Японіи, слѣдованія во Владивостокъ, выгрузки и обратнаго слѣдованія за новымъ эшелономъ, составляетъ около 10-ти дней. Такимъ образомъ, при благопріятныхъ обстоятельствахъ, послѣдній эшелонъ покинетъ Японію черезъ 60 дней послѣ начала операціи.
   Для снабженія людей мундирною и теплою одеждою, бѣльемъ, сапогами и прочимъ, интендантствомъ и морскимъ вѣдомствомъ сосредоточиваются во Владивостокѣ соотвѣтствующіе запасы. Такъ какъ всѣ пароходы (кромѣ "Монголіи") отправляются въ Японію безъ захода во Владивостокъ, то одежда для перваго эвакуируемаго эшелона будетъ отправлена въ Нагасаки особо, на казенномъ транспортѣ морского вѣдомства "Алеутъ" (или "Якутъ" -- въ зависимости отъ окончательнаго выбора на мѣстѣ) и на "Монголіи", а для послѣдующихъ эшелоновъ она будетъ перевезена на обратныхъ пароходахъ.
   Такъ какъ въ Японіи осталось весьма мало нашихъ врачей, то для санитарнаго осмотра людей и для дезинфекціи, во избѣжаніе заноса заразительныхъ болѣзней, на "Алеутѣ" и "Монголія" отправятся въ Японію 15 военныхъ врачей, а также отрядъ "Краснаго Креста", въ составѣ 7 врачей и санитарнаго персонала, направляемый туда по повелѣнію Государыни Императрицы Маріи Ѳеодоровны. На этихъ же двухъ пароходахъ будутъ доставлены медикаменты и госпитальные запасы.
   Согласно пункту 18-му Портсмутскаго договора, для пріема людей въ Японіи и отправки ихъ въ Россію долженъ быть назначенъ спеціальный комиссаръ, который такимъ образомъ является главнымъ исполнительнымъ органомъ центральнаго комитета по этой трудной операціи.
   Комиссаромъ избранъ и Высочайше утвержденъ начальникъ 6-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, генералъ-лейтенантъ Даниловъ, находящійся на Дальнемъ Востокѣ. Въ помощь ему, по его выбору, назначено три штабъ-офицера изъ состава войскъ дѣйствующей арміи, по одному для каждаго порта отправки, и одинъ дѣлопроизводитель, а также одинъ флотскій штабъ-офицеръ изъ Владивостока. Всѣ эти лица отправятся въ самомъ скоромъ времени въ Нагасаки на "Алеутѣ", причемъ судно это останется въ распоряженіи комиссара на все время эвакуаціи.
   Центральнымъ комитетомъ дана комиссару инструкція въ общихъ чертахъ; всѣ же подробности предоставлены комиссару, давая ему полную свободу дѣйствій, въ зависимости отъ мѣстныхъ обстоятельствъ.
   Комиссаръ снабженъ, распоряженіемъ главнокомандующаго, необходимымъ денежнымъ авансомъ на телеграммы, на наемъ переводчиковъ, на могущіе быть разъѣзды и на удовлетвореніе неотложныхъ мелочныхъ нуждъ нашихъ людей.
   Всѣ распоряженія по пріему эшелоновъ во Владивостокѣ и въ Посьетѣ, размѣщенію ихъ, дальнѣйшей перевозкѣ ихъ по желѣзной дорогѣ лежатъ на мѣстномъ военномъ начальствѣ; а моряки поступятъ во Владивостокѣ въ распоряженіе своего начальства.
   Въ первую очередь предположено вывезти изъ Японіи, если это окажется выполнимымъ, людей бывшаго Порть-Артурскаго гарнизона, а затѣмъ прочихъ; моряки будутъ перевезены партіями съ каждымъ эшелономъ. Офицерскіе чины должны слѣдовать по возможности съ тѣми же эшелонами, какъ и нижніе чины ихъ частей.
   Что касается эвакуаціи плѣнныхъ японцевъ, то непосредственныя распоряженія по перевозкѣ ихъ поручены штабу Петербургскаго округа, въ раіонѣ коего сосредоточены почти всѣ плѣнные.
   Японцы будутъ доставлены, согласно желанію японскаго правительства, на нашу западную границу и переданы тамъ нашимъ спеціально для сего назначеннымъ комиссаромъ японскому комиссару.
   Предсѣдатель центральнаго распорядительнаго комитета, членъ военнаго совѣта, генералъ-лейтенантъ Суботичъ.
  

ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

   Сентября 1-го дня, No 583. Военный Совѣтъ, разсмотрѣвъ представленіе Главнаго Штаба о вознагражденіи нѣкоторыхъ частныхъ лицъ, находившихся въ Портъ-Артурѣ и оказавшихъ услуги оборонѣ крѣпости, журналомъ 28-го іюля сего года положилъ:
   1) Установить размѣръ вознагражденія частнымъ лицамъ, занимавшимся въ крѣпости Портъ-Артурѣ перевозкою больныхъ и раненыхъ, за убитыхъ лошадей по 125 рублей за каждую лошадь и по 800 рублей за разбитый непріятельскимъ снарядомъ экипажъ.
   и 2) Выдать каждой женщинѣ, привлекавшейся во время осады Портъ-Артура къ стиркѣ бѣлья, вознагражденіе по 40 рублей.
   Означенный расходъ отнести на военный фондъ.
   Положеніе это Высочайше утверждено 19-го августа 1905 года.
  
   Сентября 2-го дня, No 584. Военный Совѣть, журналомъ 4-го августа 1905 года, положилъ:
   1) Прапорщиковъ запася, при призывѣ ихъ на дѣйствительную службу для мобилизаціонныхъ нуждъ, уравнять въ правахъ на полученіе пособіи на обмундированіе съ оберъ-офицерами запаса, произведенными въ подпоручики изъ подпрапорщиковъ съ зачисленіемъ въ запасъ (прик. по воен. вѣд. 1889 г. No 24 и 1899 г. 141 п. 4-й, но съ зачетомъ въ счетъ этого пособія единовременныхъ пособій на обмундированіе, выданныхъ прапорщикамъ запаса при отбытіи перваго и второго учебныхъ сборовъ.
   2) Мѣру эту ввести въ дѣйствіе со дня Высочайшаго ея утвержденія.
   3) Вызываемые этою мѣрою расходы отнести на военный фондъ.
   Первые два пункта сего положенія Высочайше утверждены 19 августа 1905 года.
   Подписалъ: Военный Министръ

ген.-лейт. Редигеръ.

   Особый Отдѣлъ Главнаго Штаба по сбору свѣдѣній объ убитыхъ и раненыхъ въ войну съ Японіей объявляетъ списокъ потерь въ дѣлахъ съ японцами.

7-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка.

   Ранены: подпоручики Карлъ Осиповичъ Базаревичъ, Захаръ Ивановичъ Гомелаури, Федоръ Дементьевичъ Макушекъ, и заурядъ-прапорщикъ Кошинъ.
   По дополнительно полученнымъ свѣдѣніямъ, подпоручикъ 10-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго полка Василій Павловичъ Бабенко 24-го сего августа скончался отъ ранъ, полученныхъ въ бояхъ подъ Мукденомъ.
  

ПРИКАЗЪ ПО МОРСКОМУ ВѢДОМСТВУ.

2-го сентября 1905 года, No 176.

   Государь Императоръ, 29-го минувшаго августа, Высочайше повелѣть соизволилъ исключить изъ списковъ судовъ флота: погибшіе въ Цусимскомъ бою -- эскадренные броненосцы: "императоръ Александръ III", "Князь Суворовъ", "Бородино", "Ослябя", "Сисой Великій". "Наваривъ"; броненосецъ береговой обороны "Адмиралъ Ушаковъ", крейсеры I ранга: "Адмиралъ Нахимовъ", "Владиміръ Мономахъ", "Дмитрій Донской", "Свѣтлана"; крейсеръ 11 ранга "Уралъ"; транспорты: "Иртышъ", "Камчатка"; миноносцы: "Буйный", "Блестящій", "Безупречный", "Быстрый", "Громкій", и погибшій на рифѣ мыса Орѣхова -- крейсеръ II ранга "Изумрудъ".
   Подписалъ: Морской министръ,

Вице-адмиралъ Бирилевъ.

 []

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

2-го сентября 1905 г.

   Производятся: за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ, со старшинствомъ: изъ подполковниковъ въ полковники: исправляющій должность начальника штаба 71-й пѣхотной дивизіи, Хростицкій, съ 11-го февраля 1906 года и съ утвержденіемъ въ настоящей должности; пѣхотныхъ полковъ: 87-го Нейшлотскаго, Цибаровскій, съ 14-го февраля 1906 года, 14б-то Новочеркасскаго Императора Александра III, Фричинскій, съ 24-го февраля 1905 года; 148-го Каспійскаго, Звенховъ, съ 18-го февраля 1905 года; 200-го пѣхотнаго резервнаго Ижорскаго полка, Младенцевъ, съ 21-го февраля 1905 года; 8-го пѣхотнаго сибирскаго Томскаго полка, Скворцовъ (Николай), съ 17-го февраля 1905 года; командиры батарей 7-й артиллерійской бригады: 1-й -- Ивановъ, съ 14-го февраля 1905 г., 3-й Давыдовъ, съ 4-го октября 1904 года, 4-й Путиловъ и 5-й -- Нестеренко, оба -- съ 14-го февраля 1905 года; командиръ 3-й батареи 26-й артиллерійской бригады: Заецъ, съ 8-го февраля 1905 года; числящійся по полевой пѣшей артиллеріи, состоящій въ распоряженіи Главнаго Артиллерійскаго Управленія, Щегловъ, съ 8-го февраля 1905 года; командиръ 6-й батареи 48-й артиллерійской бригады, Федченко, съ 18-го февраля 1905 года; 2-го восточно-сибирскаго сапернаго батальона Кржижановскій съ 19-го августа 1904 года; изъ войсковыхъ старшинъ въ полковники: 5-го сибирскаго казачьяго полка Черниковъ (Николай); изъ капитановъ въ подполковники: пѣхотныхъ полковъ: 86-го Вильманстрандскаго: Гаджелло, съ 1-го октября 1904 года и Скоповскій; 145-го Новочеркасскаго Императора Александра III: Архиповъ и Цицеронъ, оба -- съ 26-го февраля 1905 года и Крагельскій; 147-го Самарскаго Демидовъ, съ 21-го февраля 1905 года; 148-го Каспійскаго Скворцовъ (Александръ), съ 5-го октября 1904 года и Наставинъ, съ 13-го февраля 1906 года; 6-го сибирскаго Енисейскаго, Николаевъ, съ 17-го февраля 1906 года; 8-го сибирскаго Томскаго: Карболовъ, съ 24-го февраля 1905 года и Корепинъ; 19-го восточносибирскаго стрѣлковаго полка, 3-го октября 1904 года; командиръ 3-го парка 1-й сибирской парковой артиллерійской бригады, Лилянскій, съ 8-го февраля 1905 г.; числящійся по полевой пѣшей артиллеріи, старшій адъютантъ управленія начальника артиллеріи 1-го армейскаго корпуса, Чулковъ, съ 12-го февраля 1905 г.; изъ есауловъ въ войсковые старшины: 7-го сибирскаго казачьяго полка Усовъ (Власій), съ 22-го февраля 1906 г.; 2- то Аргунскаго полка забайкальскаго казачьяго войска графъ Комаровскій (Георгій), съ 28-го февраля 1906 г.;
  
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать:

За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

   Ордена: Св. Анны 1-й степени съ мечами, бывшему интенданту 2-й Манчжурской арміи, нынѣ окружному интенданту сибирскаго военнаго округа, генералъ-маіору Виктору Лангу.
   Св. Станислава 1-й степени съ мечами: состоящему по сибирскому казачьему войску, въ распоряженіи войскового наказнаго атамана сего войска, бывшему начальнику сибирской казачьей дивизіи, генералъ-лейтенанту Николаю Симонову; состоящему по терскому казачьему войску, командиру 2-й бригады сводной кавказской казачьей дивизіи, генералу-маіору Григорію Милошевичу.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами: генералъ-маіорамъ: состоящему по донскому казачьему войску, командовавшему 4-ю донского казачьею дивизіею Михаилу Телешеву; состоящимъ по сибирскому казачьему войску, бывшему командиру 2-й бригады сибирской казачьей дивизіи, Михаилу Чирикову и командиру той же бригады, князю Георгію Тума; полковникамъ: командиру 86-го пѣхотнаго Вильманстрандскаго полка Николаю Тихомірову; командирамъ дивизіоновъ артиллерійскихъ бригадъ: 2-го, 7-й -- Александру, 2-го, 26-й -- Михаилу Желтову и 8-го, той же бригады -- Сергѣю Разумову.
   За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій:
   Ордена: Св. Анны 1-й степени съ мечами, интенданту 3-й Манчжурской арміи, генералъ-маіору Петру Федорову.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени: полковникамъ, корпуснымъ интендантамъ: 6-го сибирскаго армейскаго корпуса -- Евгенію Лебедеву и 17-го архейскаго корпуса -- Ивану Агаркову.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 3-го дня, въ Петергофѣ.

   Государь Императоръ Всемилостивѣйше жалуетъ знамена Восточно-Сибирскимъ стрѣлковымъ полкамъ: 37-му, 38-му, 39-му, 40-му и 41-му.
   Производятся: за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ: изъ полковниковъ въ генералъ-маіоры: командиръ 36-го пѣхотнаго Брянскаго генералъ-адъютанта князя Горчакова полка, Квятковскій, со старшинствомъ съ 26-го февраля 1905 года; числящійся по армейской пѣхотѣ командующій 2-ю бригадою 31-11 пѣхотной дивизіи, Мюллеръ, съ утвержденіемъ въ настоящей должности; изъ подполковниковъ въ полковники: 61-го драгунскаго Черниговскаго Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Елисаветы Ѳеодоровны волка, Образцовъ; пѣхотныхъ полковъ: 63-го Волынскаго, князь Вачнадзе, со старшинствомъ съ 18-го января 1906 года; 247-го Златоустовскаго, Граммиковъ, со старшинствомъ съ 26-го февраля 1905 года; 288-го Куликовскаго, Ѳедоровъ, со старшинствомъ съ 17-го февраля 1906 года; 4-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Власьевъ, со старшинствомъ съ 20-го февраля 1905 года; числящійся по армейской пѣхотѣ, комендантъ этапа "Модяпу" Гекторъ; командиры батарей 35-й артиллерійской бригады: 5-й -- Тихонравовъ, 6-й -- Бѣлиховъ, оба -- со старшинствомъ съ 1-го октября 1904 года и 4-й -- Кублицкій; командующій Восточно-Сибирскимъ мортирнымъ артиллерійскимъ дивизіономъ, фонъ-Прюссинигъ, со старшинствомъ съ 20-го февраля 1905 года и съ утвержденіемъ въ настоящей должности; командиръ 4-й батареи 4-го мортирнаго артиллерійскаго полка, Костюринъ, со старшинствомъ съ 20-го февраля 1905 года; командиръ 74-й парковой артиллерійской бригады, Бѣлавенцевъ; числящійся по полевой пѣшей артиллеріи, состоящій въ распоряженіи Главнаго артиллерійскаго управленія, Звѣревъ; саперныхъ баталіоновъ: 1-го -- Зигенъ-Корнъ и 6-го -- Абрамовичъ; бывшій начальникъ штаба 2-й Сибирской пѣхотной дивизіи, нынѣ состоящій въ прикомандированія въ Главному Штабу, генеральнаго штаба, Тальгренъ, со старшинствомъ съ 26-го сентября 1904 года; изъ капитановъ въ подполковники: пѣхотныхъ полковъ: 214-го Мокшансинго: Варналли и Власовъ; 242-го Белебеевскаго Вержболович: и Безинъ, оба -- со старшинствомъ: первый -- съ 19-го, а второй -- съ 24-го февраля 1905 года; 244-го Борисовскаго, Смоличъ, со старшинствомъ съ 21-го января 1906 года; Восточносибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го, Триковскій, со старшинствомъ съ 14-го января 1905 года; 10-го: Кованько и князь Баратовъ, оба -- со старшинствомъ съ 13-го февраля 190: года; 11-го, Ивановъ, со старшинствомъ съ 17-го феврали 1905 года; 12-го Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича: Станкевичъ и Головнинъ, оба -- со старшинствомъ съ 14-го февраля 1906 года; 36-го. Павловъ (Гавріилъ), со старшинствомъ съ 15-го августа 1904 года; числящійся по армейской пѣхотѣ, исправляющій должность коменданта 8-го армейскаго корпуса, Блиновъ-Пнакратовъ, со старшинствомъ съ 13-го января 1905 года и съ утвержденіемъ въ настоящей должности: 31-й артиллерійской бригады, Бураго; 4-го мортирнаго артиллерійскаго полка, Шейдеманъ, со старшинствомъ съ 12-го февраля 1905 года; саперныхъ баталіоновъ: 1-го: Климашевскій и Никушкинъ; 12-го, Пердзинскій; 4-й, восточно-сибирскаго, Павловъ, со старшинствомъ съ 24-го февраля 1905 года; времена исправляющій должность корпуснаго инженера 3-го сибирскаго армейскаго корпуса, военный инженеръ Субботинъ, со старшинствомъ съ 18-го февраля 1905 года; изъ подпрапорщиковъ въ подпоручики: 215-го пѣхотнаго Бузулукскаго полка, Чаплыгинъ (Владиміръ), со старшинствомъ съ 20-го августа 1904 года.
   За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій, изъ капитановъ въ подполковники: 3.5-го пѣхотнаго Брянскаго генералъ-адъютанта князя Горчакова полка, Палѣй; 4-го восточно-сибирскаго сапернаго баталіона: Апелъ и Ивашкевичъ.
  
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать:

За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:
Ордена:

   Со.Равноапостольнаго Кн. Владиміра 2-й степени съ мечами -- командиру 1-й бригады 22-й пѣхотной дивизіи, генералъ-маіору Владиміру Новикову.
   Св. Анны 1-й степени съ мечами -- состоявшему въ распоряженіи бывшаго Намѣстника Его Императорскаго Величества на Дальнемъ Востокѣ, временно командовавшему 22-ю пѣхотною дивизіею, нынѣ командиру 1-го своднаго стрѣлковаго корпуса, генералъ-лейтенанту Николаю Флейшеру; генералъ-маіорамъ: командирамъ бригадъ пѣхотныхъ дивизій: 2-й, 9-й -- Владиміру Шатилову и 2-й, 37-й -- Петру Полякову.
   Св. Станислава 1-й степени съ мечами -- генералъ-маіорамъ: командиру 2-й бригады 3-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Сергѣю Поспелову; состоящему въ распоряженіи командующаго 1-ю Манчжурскою арміею, допущенному Главнокомандующимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, къ исправленію должности начальника штаба 3-го сибирскаго армейскаго корпуса, Евгенію Мартынову.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами: полковникамъ: командиру 34-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Ефрему Мусхелову; командирамъ дивизіоновъ артиллерійскихъ бригадъ: 1-го, 3-й -- Ивану Подвальнюку, 2-го, 28-й -- Владиміру Гедройцу, 1-го, 40-й -- Александру Борукаеву и 2-го, 40-й -- Николаю Меликъ-Шахъ-Назарову; командующему 1-ю сибирскою артиллерійскою бригадою, Виктору Веверну; командиру 2-го дивизіона 16 и артиллерійской бригады, Антону Иванову; командиру 1-го сапернаго баталіона, Николаю Добровольскому.
   Золотое оружіе съ надписью "за храбрость": командиру 2-го дивизіона 16-й артиллерійской бригады, полковнику Антону Иванову.
   Мечи къ имѣющемуся ордену Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени -- командиру 16-го сапернаго баталіона полковнику Николаю Боннъ-Осмоловскому; за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій.
   Орденъ Св. Анны 1-й степени -- начальнику Восточно-Китайской желѣзной дороги, состоящему въ распоряженіи Министра Финансовъ, генералъ-маіору Дмитрію Хорвату.
  

ВЫСОЧАЙШІЯ НАГРАДЫ.

   Государь Императоръ, по всеподданнѣйшему докладу кавалерской думы ордена св. Георгія, Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать 3-го сентября 1905 года, въ воздаяніе отличій, оказанныхъ при оборонѣ Портъ-Артура, орденъ Св. Великомученика и Побѣдоносца Георгія 4-й степени: подполковникамъ Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 15-го, Аѳанасію Сайчуку -- за отличное мужество, храбрость и распорядительность, при оборонѣ VI участка восточнаго фронта крѣпости, съ 16-го по 30-е сентября 1904 года, въ особенности въ дѣлѣ 29-го сентября, когда, не взирая на полученную рану, бросился со ввѣренными ему частями въ штыки на японскія колонны, пытавшіяся овладѣть укрѣпленіемъ No 3 и отразилъ ихъ; 16-го -- Владиміру Музеусу -- за выдающіяся отличія, съ 17-го октября 1904 года до конца осады, причемъ, будучи душою обороны ввѣреннаго ему 7-го боевого участка 2-го отдѣла оборонительной линіи, руководилъ отбитіемъ цѣлаго ряда штурмовъ, въ особенности 13-го ноября 1994 года, когда, вытѣснивъ японцевъ съ захваченной ими курганной батареи, блестяще отразилъ четыре отчаянныхъ атаки превосходнаго въ силахъ непріятеля, съ громадными для него потерями, и 27-го -- Николаю Будянскому -- за выдающееся самоотверженіе при укрѣпленіи, съ октября 1904 года, подъ непрерывныхъ огнемъ японцевъ, горы Плосской -- важнаго стратегическаго пункта обороны западнаго фронта крѣпости -- и за геройскую аащиту этой горы, противъ превосходныхъ силъ непріятеля, съ отбитіемъ четырехъ штурмовъ въ ноябрѣ того же года; капитану 2-го ранга Владиміру Шельтинга -- за выдающееся отличіе, оказанное при атакѣ японцевъ на Кинчжоускую позицію, когда, получивъ приказаніе поддержать правый флангъ обороняющагося, умѣло и рѣшительно прошелъ съ ввѣренной ему мореходной канонерской лодкой "Бобръ" чрезъ Таліеннанскія загражденія, вошелъ въ бухту Напа и мѣткимъ артиллерійскимъ огнемъ нанесъ непріятелю тяжкія потери, чѣмъ воспрепятствовалъ обходу нашего праваго фланга; капитанамъ: 16-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Сергѣю Верховскому -- за выдающіяся храбрость и мужество при отбитіи 25-го іюля 1904 года непріятельскихъ атакъ на Дагушань и послѣдующей затѣмъ оборонѣ сей позиціи, противъ превосходныхъ силъ непріятеля, при чемъ командуемая имъ рота потеряла болѣе трехъ четвертей своего состава и самъ онъ получилъ, пять тяжкихъ ранъ, и 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады Али-Ага-Шихлинскому -- за искусную и успѣшную, съ 13-го по 17-е октября 1904 года, артиллерійскую оборону форта No 3 и укрѣпленія того же No, при чемъ, дѣйствуя ввѣренной ему полубатареей противъ превосходныхъ силъ противника и нерѣдко лично наводя орудія за убылью наводчиковъ, неоднократно приводилъ непріятельскую артиллерію къ молчанію и отбивалъ попытки японской пѣхоты завладѣть подступами къ упомянутымъ укрѣпленіямъ; военному инженеръ-капитану Алексѣю фонъ-Шварцу -- за построеніе, подъ огнемъ непріятеля, моста чрезъ горжевой ровъ форта No 3 и за успѣшное веденіе минныхъ и контръ-апрошныхъ работъ противъ головы японской сапы, чѣмъ значительно задержалъ движеніе непріятеля, направлявшагося на сказанный фортъ; лейтенанту Адріану Непенину -- за отличіе, оказанное при отраженіи, въ ночь съ 1-го на 2-е декабря 1904 года, минной атаки на эскадренный броненосецъ "Севастополь" и лодку "Отважный", когда, командуя миноносцемъ "Сторожевой", обнаружилъ, дѣйствіемъ прожектора, нападавшіе миноносцы и, несмотря на открытую по немъ стрѣльбу и выпущенныя мины, продолжалъ свѣтить, чѣмъ способствовалъ успѣшному отраженію атаки, а равно за самоотверженіе, проявленное въ слѣдующую ночь, когда, жертвуя собой, принялъ минную атаку, направленную на "Севастополь", и, не взирая на ударъ миной въ носовую часть, не прекратилъ огня по непріятелю; штабсъ-капитанамъ: 15-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго полка Григорію Борзинскому -- за храбрость, самоотверженіе и распорядительность при оборонѣ командуемой имъ ротою окоповъ на сѣверо-западномъ склонѣ Высокой горы, съ 12-го октября по 16-е ноября 1904 года, и въ особенности при отраженіи жестокихъ штурмовъ японцевъ 18-го, 14-го и 16-го ноября, когда, обороняя ввѣренный ему участокъ, рота была почти вся уничтожена, а штабсъ-капитанъ Борзинскій раненъ и едва не погибъ подъ развалинами окопа, разрушеннаго 11" снарядами; и 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Всеволоду Дешину -- за беззавѣтную храбрость и особую распорядительность при отраженіи штурма японцевъ 6-го августа 1904 года на Угловую гору, когда, не взирая на губительный огонь непріятельской осадной и полевой артиллеріи и твердо помня принципъ взаимной поддержки, энергичнымъ дѣйствіемъ ввѣреннаго ему взвода 4 батареи разгромилъ полевую батарею противника и, открывъ затѣмъ мѣткій огонь по непріятельскимъ пѣхотнымъ колоннамъ, нанесъ имъ полное пораженіе, заставивъ японцевъ разсыпаться и обратиться въ бѣгство, и Рудольфу-Рафаилу Ясенскому -- за выдающійся подвигъ, при отбитіи штурма японцевъ на Высокую гору, 4-го сентября 1904 года, когда, подучивъ приказаніе взять, со ввѣреннымъ ему взводомъ, противника во флангъ, скрытно подошелъ къ нему, лихо выѣхалъ на позицію и, несмотря на жестокій огонь непріятельскихъ осадныхъ орудій, заставилъ японскія колонны обратиться въ паническое бѣгство; поручикамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го, Михаилу Васильеву -- за обратное отбитіе у японцевъ, 17-го ноября 1904 года, занятой ими лѣвой вершины горы Высокой, когда, командуя пѣшей охотничьей командой и подавая примѣръ выдающагося мужества, первымъ ворвался на вершину и, увлекая за собой нижнихъ чиновъ, послѣ штыковой схватки сбросилъ японцевъ съ горы, при чемъ былъ раненъ и контуженъ, и 28-го, Евгенію Ерофѣеву -- за выдающуюся храбрость, при удержаніи у Голубиной бухты, 19-го декабря 1904 года, во главѣ отряда изъ двухъ охотничьихъ командъ и полуроты, цѣлой бригады японцевъ, при чемъ, не взирая на полученную тяжелую рану и убыль свыше половины ввѣреннаго ему отряда, оставался на позиціи подъ жестокимъ огнемъ осадной артиллерія до тѣхъ поръ, пока не былъ обойденъ во флангъ, послѣ чего отошелъ въ полномъ порядкѣ, увозя имѣвшіеся при отрядѣ пулеметы и орудіе; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады Григорію Якубовичу -- за беззавѣтное мужество, выказанное при атакѣ японцами, 2-го августа 1904 года, Трехголовой горы, когда, бывъ посланъ генералъ-маіоромъ Кондратенко остановятъ отступавшія, за убылью всѣхъ офицеровъ, остатки равныхъ ротъ, привелъ ихъ въ порядокъ и занялъ съ ними окопы, указанные генералъ маіоромъ Кондратенко, и корпуса инженеръ-механиковъ флота: Михаилу Лосеву -- за геройскій подвигъ во время штурма Высокой горы, 17-го ноября 1904 года, когда, принявъ отъ тяжело раненаго командира севастопольскую десантную роту, бросился съ нею на японцевъ въ штыки, выбилъ ихъ изъ занятаго ими редута и защищалъ оный до смѣны десантной роты стрѣлками, а затѣмъ тотчасъ же отправился на вылазку, во время которой былъ тяжело раненъ осколкомъ 11" снаряда, и Василію Бѣлову -- за подвигъ въ бою 10-го іюня 1904 года, при спасаніи броненосца "Севастополь" отъ гибели, вслѣдствіе полученной имъ минной пробоины, когда, видя, что въ мѣстѣ взрыва -- 6" патронномъ погребѣ -- произошелъ пожаръ, спустился въ наполненное удушливыми газами носовое подбашенное отдѣленіе, подкрѣпилъ всѣ люки и переборки, локализировалъ течь и тѣмъ самымъ спасъ броненосецъ отъ потопленія; бывшему прикомандированному къ 26-му Восточно-Сибирскому стрѣлковому полку поручику Аму-Дарьинской флотиліи, нынѣ мичману флотиліи отдѣльнаго корпуса пограничной стражи, помощнику командира крейсера "Стражъ" Александру Иващенко -- за рѣдкое мужество и рѣшительность, выказанныя въ бою 20-го іюня 1904 года, на Зеленыхъ горахъ, когда, вызвавшись со взводомъ стрѣлковъ выбить японцевъ, засѣвшихъ съ пулеметомъ въ сосѣдней скалистой горкѣ и поражавшихъ оттуда цѣпь и резервы сказаннаго полка, обошелъ горку съ тыла и, взобравшись на крутизну, ударилъ въ штыки на противника, обратилъ его въ бѣгство, и, дѣйствіемъ захваченнаго у японцевъ пулемета, окончательно уничтожилъ ихъ, чѣмъ въ свою очередь воспользовался бывшій въ боевой линіи баталіонъ и, кинувшись на врага, взялъ его главную позицію; мичману Всеволоду Унковскому 2-му -- за отличное мужество и храбрость, выказанныя при отбитіи, 13-го ноября 1904 года, штурма японцевъ на батарею лит. Б. и Куропаткинскій люнетъ, когда, бывъ посланъ съ полтавской полуротой для отраженія японцевъ, прорвавшихся въ окопы упомянутой батареи, выбилъ ихъ изъ сооруженныхъ ими траверзовъ ручными бомбочками, а затѣмъ, ударомъ въ штыки, обратилъ ихъ въ бѣгство, при чемъ были захвачены два непріятельскихъ пулемета, и подпоручикамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 16-го -- Петру Ефимовичу -- за выдающуюся храбрость, мужество и распорядительность, при отраженіи въ бою 13-го и 14-го іюля 1904 года непріятельскихъ штурмовъ, направленныхъ на гору Юпилазу, на высоту 139 и на занимаемую имъ, во главѣ охотничьей команды, передовую позицію, при чемъ своевременной поддержкой далъ возможность окруженной японцами сосѣдней охотничьей командѣ вывести пулеметъ и, не взирая на полученную рану, оставался на ввѣренной ему позиціи до тѣхъ поръ, пока не былъ вторично раненъ и вынесенъ изъ строя, 28-го -- Ѳедору Ерумину -- за выдающійся подвигъ, совершенный въ ночь съ 17-го на 18-е ноября 1904 года, когда, сознавая всю важность занятаго японцами окопа у Голубиной бухты, обстрѣливавшаго нашу передовую позицію, бросился, по собственной иниціативѣ, съ 25 стрѣлками въ контръ-атаку и подъ фланговымъ и фронтальнымъ огнемъ, первымъ вскочилъ въ окопъ, прогналъ японцевъ и, не взирая на полученную въ упоръ рану, распоряжался исправленіемъ окопа, и квантунской крѣпостной артиллеріи Эдуарду Кальнину -- за выдающуюся храбрость, проявленную во время командованія заредутной батареей при отраженіи атакъ непріятеля съ 6-го по 10-е августа 1904 года, когда, не взирая на сильный огонь осадной артиллеріи, успѣшно состязался съ нею четырьмя ввѣренными ему орудіями и мужественно продолжалъ борьбу даже тогда, когда осталось лишь одно не подбитое орудіе, а затѣмъ, сдѣлавъ два послѣднихъ выстрѣла въ упоръ, бросился съ прислугой и стрѣлками въ штыки и сбросилъ японцевъ съ батареи, при чемъ былъ раненъ въ обѣ ноги.
  
   Государь Императоръ, согласно удостоенію кавалерской думы въ С.-Петербургѣ, 3-го сего сентября, Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать орденъ Святаго Великомученика и Побѣдоносца Георгія 4-й степени: капитану 2-го ранга Шельтинга, лейтенанту Непенину, мичману Унковскому 2-му; корпуса инженеръ-механиковъ флота поручикамъ: Лосеву и Бѣлову.

 []

Списокъ офицерскихъ чиновъ, умершихъ въ Японіи.
(По свѣдѣніямъ центральнаго справочнаго бюро о военно-плѣнныхъ).

   1) Адамовичъ, Лаврентій, колл. совѣти., умеръ крѣп. госп. Портъ-Артура 5 апр. 1906 г., уроженецъ Сувалк. губ., Кальвар. уѣзда.
   2) Облецовъ, Ксенофонтъ, заур.-прап. 28-го Вост.-Сиб. стр. п., эт. госп. Портъ-Артура 16-го янв. 1906 г., уроженецъ Томск. обл., Барнаульск. уѣзда.
   3) Черный, Иванъ, подпоруч. 55-го п. Подольск. п., этап. госп. въ Мукд. 21-го апр. 1906 г. отъ раны, уроженецъ Херсонск. губ., Елисаветгр. уѣзда.
   4) Менишиковъ, Александръ, зап. поруч. Юхновскаго п., 1 полев. госп. 4-го карта 1906 г.
   5) Успенскій, Николай, поруч. начальн. артилл., эт. госп. Портъ-Артура 27-го янв. 1906 г.
   6) Яковлевъ, Федоръ, капит. брон. берег. обор. "Адм. Ушаковъ", на крейс. "Ивате" отъ раны 29-го мая 1906 г.
   7) Поповичъ, Борисъ, подпор. 3-го Вост.-Сиб. стр. п., пост. госп. въ Као-куан-саѣ 22-го карта 1906 г. отъ раны.
   8) Снапковъ, Максимъ, подпор. 55-го п. Подольск. п., эт. госп. Ляояна 19-го апрѣля 1906 г. отъ раны.
   9) Лебедевъ, Иванъ, капит. 1-го ранга крейс. "Дмитрій Донской", морск. госп. въ Сасебо 2-го іюня 1906 г.
   10) Дьяконовъ, Владиміръ, лейт. со "Свѣтланы", морск. госп. въ Сасебо 1-го іюня 1906 г. отъ раны.
   11) Бирсъ, Александръ, лейт. съ брон. "Орелъ" морск. госп. Майзуръ 8-го іюня 1906 г. отъ раны.
   12) Рекмовъ, штабсъ-капит., въ сраж. подъ Мукденомъ 7-го марта 1906 г.
   13) Пекарвинъ, штабсъ-капит., въ сраж. подъ Мукденомъ 7-го карта 1906 г.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 4-го дня, въ Петергофѣ.

   Производятся: за боевыя отличія: по пѣхотѣ: числящійся по гвардейской пѣхотѣ, состоящій въ распоряженіи командующаго 1-ю Манчжурскою арміею, временно командующій 4-мъ пѣхотнымъ сибирскимъ Верхнеудинскимъ полкомъ, полковникъ Поповичъ-Липовацъ -- въ генералъ-маіоры.
  

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

О чинахъ гражданскихъ.

Сентября 4-го дня, въ Петергофѣ.

   Утверждается пожалованіе главнокомандующимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

Орденовъ:

   Св. Равноапостольнаго князя Владиміра 4-й степени съ мечами -- дивизіонному врачу Урало-Забайкальской казачьей дивизіи, дѣйствительному статскому совѣтнику Валеріану Бекаревичу; статскимъ совѣтникамъ: врачу для порученій, V класса, управленія главнаго.начальника санитарной части при главнокомандующемъ, Ивану Дейкуну-Мочаненко; корпусному хирургу 2-го сибирскаго армейскаго корпуса, Іерониму Азаревичу; дивизіонному врачу 35-й пѣхотной дивизіи, Василію Кравкову; исправляющему должность дивизіоннаго врача 1-й Восточно-Сибирской стрѣлковой дивизіи, коллежскому совѣтнику Петру Подольскому.
   Св. Анны 2-й степени -- ветеринарному врачу для порученій управленія ветеринарнаго инспектора тыла Манчжурскихъ армій, статскому совѣтнику Петру
   Св. Анны 2-й степени съ мечами -- бывшему дивизіонному врачу 3-й пѣхотной дивизіи, нынѣ старшему врачу Оренбургскаго мѣстнаго лазарета, статскому совѣтнику Владиславу Пенчковскому, старшему врачу 51-го драгунскаго Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Елисаветы Ѳеодоровны полка, коллежскому совѣтнику Захарію исправляющему должность старшаго врача 18-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, надворному совѣтнику Алексѣю Тарасову.
   Св. Анны 3-й степени съ мечами -- коллежскимъ совѣтникамъ: старшему врачу 19-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Михаилу Павловскому, ветеринарному врачу для порученій управленія главнаго полевого ветеринарнаго инспектора, Адаму Лукашевичу, надворнымъ совѣтникамъ, старшему врачу 139-го пѣхотнаго Моршанскаго полка, Леониду Гелинку; исправляющему должность старшаго врача 4-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Константину Бурову; коллежскимъ асессорамъ: исправляющему должность старшаго врача 17-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича полка, Якову Берзину; врачу резерва полевого военно-медицинскаго управленія 1-й Манчжурской арміи, Василію Грепачевскому; младшему врачу 4-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Карлу-Евгенію Клопферу; старшему фельдшеру 20-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, коллежскому регистратору Алексѣю Петрову; неимѣющимъ чиновъ, лѣкарямъ: старшему врачу 6-го военно-санитарнаго транспорта, Джемсу Петерсену; младшимъ врачамъ: 1-го Восточно-Сибирскаго сапернаго баталіона, Борису Дойникову; дивизіоннаго лазарета 31-й пѣхотной дивизіи, Алексѣю Бочарникову; врачу резерва при управленіи главнаго полевого военно-медицинскаго инспектора Манчжурскихъ армій, Чеславу-Казиміру Пэрдзынскому; ветеринарному врачу l-то Восточно-Сибирскаго сапернаго баталіона, неимѣющему чина Николаю Бессарабову.
   Св. Анны 4-й степени -- неимѣющимъ чиновъ, лѣкарямъ, младшимъ врачамъ: 137-го пѣхотнаго Нѣжинскаго Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Маріи Павловны полка, Леонтію Николаеву; 4-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Николаю Турчанинову.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами -- статскимъ совѣтникамъ: главному врачу 25-го полевого подвижного госпиталя, Казиміру Кноллю; помощнику дивизіоннаго врача 9-й пѣхотной дивизіи, Петру Дохневскому; корпусному ветеринару 2-го Сибирскаго армейскаго корпуса, Андрею Ушакову; коллежскимъ совѣтникамъ, старшимъ врачамъ: 137-го пѣхотнаго Нѣжинскаго Ея Императорскаго Высочества великой Княгини Маріи Павловны полка, Сергѣю Безпальцу; 17-го сапернаго баталіона, Сергѣю Некрасову; надворнымъ совѣтникамъ: старшему врачу 5-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Игнатію Кліоссу: исправляющему должность старшаго врача 1-го Верхнеудинскаго полка, Забайкальскаго казачьяго войска, Алексѣю Елеонскому; коллежскимъ асессорамъ: исправляющему должность старшаго врача 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Николаю Полубогатову; ветеринарному врачу 3-й летучей парковой артиллерійской бригады, Сергѣю Бортфельду; младшему врачу 18-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, неимѣющему чина, лѣкарю Ромуальду-Игнатію Гутковскому.
   Св. Станислава 3-й степени -- врачу для порученій, VI класса, военно-медицинскаго управленія тыла Манчжурскихъ армій, надворному совѣтнику Владиміру Аблову; врачу резерва, VI разряда, военно-медицинскаго управленія тыла Манчжурскихъ армій, неимѣющему чина, лѣкарю Павлу Массону; старшему ветеринарному врачу 1-й Сибирской парковой артиллерійской бригады, Дмитрію Киселеву.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами -- помощнику дивизіоннаго врача 5-й восточносибирской стрѣлковой дивизіи, коллежскому совѣтнику Владиміру Фиданца; надворнымъ совѣтникамъ: бывшему помощнику дивизіоннаго врача 35-й пѣхотной дивизіи, нынѣ старшему врачу 247-го пѣхотнаго Романовскаго полка, Алексѣю Тимошенко; старшимъ врачамъ: 35-й летучей артиллерійской парковой бригады, Александру Разумовскому; 1-го летучаго санитарнаго отряда, Василію Никольскому; 11-го Оренбургскаго казачьяго полка, Стефану Морозову, исправляющему должность старшаго врача 85-го пѣхотнаго Выборгскаго Его Императорскаго Королевскаго Величества Императора Германскаго Короля Прусскаго Вильгельма II полка, Петру Маркову; младшему врачу 9-го пѣхотнаго Ингерманландскаго Императора Петра I полка, Исааку Фридбергу; дѣлопроизводителю изъ ветеринарныхъ врачей управленія полевого ветеринарнаго инспектора 1-й Манчжурской арміи, Поліевкту Нсполатовскому; ветеринарному врачу 35-й летучей парковой артиллерійской бригады, Константину Иванову; коллежскимъ асессорамъ: старшему врачу 3-й летучей артиллерійской парковой бригады Федору Гаусману; исправляющему должность старшаго врача 9-го Ингерманландскаго Императора Петра I полка, Леониду Алексѣевскому; младшимъ врачамъ: пѣхотныхъ полковъ: 11-го Псковскаго Генералъ-Фельдмаршала Князя Кутузова-Смоленскаго, Владиміру Дурнову; 139-го Моршанскаго, Александру Быкову; 51-го драгунскаго Черниговскаго Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Елисаветы Ѳеодоровны полка, Александру Тихонову; Восточно-Сибирскаго понтоннаго баталіона, Владиміру Газе; дивизіоннаго лазарета 5-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Евгенію Семицкому; ветеринарнымъ врачамъ: 5-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Никандру Фролову; восточно-сибирскаго понтоннаго баталіона, Георгію Филатову; 5-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Евгенію Захарченко; титулярнымъ совѣтникамъ: младшимъ врачамъ: пѣхотныхъ полковъ: 11-го Псковскаго Генералъ-Фельдмаршала Князя Кутузова-Смоленскаго, Алексѣю Рождественскому и 139-го Моршанскаго, Ивану Сивохину; старшему ветеринарному врачу этапнаго ветеринарнаго лазарета 3-го Сибирскаго армейскаго корпуса, Александру Алалыкину; губернскимъ секретарямъ: класснымъ фельдшерамъ пѣхотныхъ полковъ: 10-го Новоингерманландскаго, Николаю Рудневу и 11-го Псковскаго Генералъ-Фельмаршала Князя Кутузова-Смоленскаго, Виктору Васильеву; управляющему аптекою 28-го полевого подвижного госпиталя, коллежскому регистратору Арсенію Майбородѣ; неимѣющимъ чиновъ: лѣкарямъ: исправляющему должность старшаго врача 283-го Бугульминскаго полка, Анатолію Побѣдимскому; младшимъ врачамъ: пѣхотныхъ полковъ: 10-го Новоингерманландскаго: Михаилу Яблоновскому; и Гершону-Евелю Файнбергу; 12-го Великолуцкаго, Александру Грейнеру; 85-го Выборгскаго Его Императорскаго Королевскаго Величества Императора Германскаго Короля Прусскаго Вильгельма II, Іоганну Мюленбаху; 137-го Нѣжинскаго Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Маріи Павловны, Михаилу Прокудаеву; 138-го Волховскаго: Валентину Александрову, Сергѣю Каневскому и Евелю Штурману; 139-го Моршанскаго: Николаю Ганьшину и Моше Шлемензону; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 18-го: Юстину Березѣ, Ромуальду-Игнатію Гутковскому и Михелю Левитану, 19-го: Соломону Койсину и Дмитрію Пичугину; 20-го: Рувину Портнову и Израилю Синельникову; артиллерійскихъ бригадъ: 3-й, Михаилу Пучковскому и 5-й восточно-сибирской стрѣлковой, Владиміру Станкову; летучихъ парковыхъ артиллерійскихъ бригадъ: З-й, Константину Дьякову и 35-й, Владиміру Скворцову; саперныхъ баталіоновъ: 17-го, Николаю Спасскому и 1-го восточно-сибирскаго, Василію Нечаеву; дивизіонныхъ лазаретовъ пѣхотныхъ дивизій: 3-й, Ивану Трухачеву; 9-й -- Владиславу Пищатовскому и Модесту Тригубенко, 31-й -- Сергѣю Томашевичу, 35-й -- Вильгельму Громбаху, Протолеону Земляницкому и Аврааму Шееру; дивизіоннаго лазарета б-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Соломону Пищику; младшимъ ординаторамъ: полевыхъ подвижныхъ госпиталей: 16-го -- Константину Макову, 22-го -- Ивану Мещерскому, Израилю Полонскому и Льву Сапожникову и 23-го -- Сергѣю Владиміру Лебедеву и Владиміру Шохлендеру; ветеринарному врачу 3-го сибирскаго артиллерійскаго дивизіона, Ивану Краснову.
   Мечей къ имѣющемуся ордену св. Анны 2-й степени -- дивизіонному врачу 35-й пѣхотной дивизіи, статскому совѣтнику Василію Краснову.
  
   Утверждается пожалованіе бывшимъ командиромъ 8-го Сибирскаго армейскаго корпуса, генералъ-адъютантомъ Стесселемъ, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

Орденовъ:

   Св. Анны 3-й степени съ мечами -- исправляющему должность казначея Квантунской крѣпостной артиллеріи, надворному совѣтнику Адаму Мухарскому; завѣдывающему артиллерійскимъ имуществомъ Квантунской крѣпостной артиллеріи, коллежскому асессору Сергѣю Васильеву; титулярнымъ совѣтникамъ: Квантунской крѣпостной артиллеріи: завѣдывающему артиллерійскимъ имуществомъ, Петру Грибанову и артиллерійскому чиновнику, Александру Бережному; коллежскимъ секретарямъ: классному оружейному мастеру 14-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго полка, Михаилу Трухину; исправляющему должность начальника Бицзывоскаго участка, Квантунской области, Льву Тауцу; губернскимъ секретарямъ: смотрителю полевого запаснаго No 6 госпиталя, Николаю Пейхелю; помощнику смотрителя своднаго Портъ-Артурскаго полевого госпиталя, Александру Желѣзному, коллежскимъ регистраторамъ:исправляющему должность дѣлопроизводителя по хозяйственной части ПортъАртурской крѣпостной минной роты, Александру Воробьеву, помощнику завѣдывающаго Портъ-Артурскимъ артиллерійскимъ магазиномъ, Юрію Гофману.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами: -- коллежскимъ асессорамъ: классному военному топографу корпуса военныхъ топографовъ, Ѳеодору Чудинову: инженерному чиновнику С.-Петербургскаго крѣпостного инженернаго управленія, Ѳедору Павлову; помощнику завѣдывающаго Портъ-Артурскимъ артиллерійскимъ магазиномъ, коллежскому регистратору Юрію Гофману.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами: -- артиллерійскому чиновнику Квантунской крѣпостной артиллеріи, титулярному совѣтнику Максимову; коллежскимъ секретарямъ: класному оружейному мастеру 14-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Михаилу Трухину; секретарю управляющаго гражданскою частью Квантунской области, Борису Серебренникову; смотрителю полевого подвижного No 6 госпиталя, Николаю Сапожникову: коллежскимъ регистраторамъ: Квантунской крѣпостной артиллеріи: исправляющему должность завѣдывающаго артиллерійскимъ имуществомъ, Александру Моисееву и дѣлопроизводителю по хозяйственной части, Владиміру Александрову; исправляющему должность дѣлопроизводителя по хозяйственной части Портъ-Артурской крѣпостной минной роты, Александру Воробьеву: помощнику смотрителя 5-го полевого запаснаго госпиталя, Петру Заіончковскому.
   Мечей къ имѣющемуся ордену св. Анны 3-й степени:-- классному военному топографу корпуса военныхъ топографовъ, коллежскому асессору Ѳедору Чудинову.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 5-го, въ Транзундѣ на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Производятся: за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ: по пѣхотѣ: изъ подполковниковъ въ полковники: пѣхотныхъ полковъ: 218-го Борисоглѣбскаго, Эккерсдорфъ; 288-го Куликовскаго, Филипьевъ; изъ капитановъ въ подполковники: 220-го Епифанскаго: Невскій и Афанасьевъ, послѣдній -- со старшинствомъ съ 25-го февраля 1905 года; 241-го Орскаго, командиръ дивизіоннаго обоза 61-й пѣхотной дивизіи, Мартыновъ.
  
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать ордена:
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами -- состоявшему въ распоряженіи командующаго 1-ю Манчжурскою арміею, нынѣ командиру 51-го драгунскаго Черниговскаго Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Елисаветы Ѳеодоровны полка, полковнику Алексѣю фонъ-Кауфману, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ.
  

ПРИКАЗЪ ПО МОРСКОМУ ВѢДОМСТВУ.

(5-го сентября 1905 года, No 591).

   Высочайше утвержденнымъ 19-го августа сего года положеніемъ Военнаго Совѣта постановлено разъяснить, что на пособія военнаго времени имѣютъ право чины лишь тѣхъ полевыхъ запасныхъ госпиталей, которые открываются и дѣйствуютъ на театрѣ войны; во всѣ же разсчеты по выдачѣ означенныхъ пособій за прежнее время входить не слѣдуетъ.
   Подписалъ: Военный Министръ

ген.-лейт. Редигеръ.

   Для ослѣпшихъ на войнѣ нижнихъ чиновъ учреждены вакансіи при убѣжищѣ для слѣпыхъ, основанномъ въ нанять д-ра медицины Р. Ф. Блессига. (С.-Петербургъ, Выборгская часть, Лѣсная ул., 2).
   Благодаря щедрости нѣкоторыхъ благотворителей, убѣжище въ настоящее время располагаетъ 6-ю даровыми вакансіями для ослѣпшихъ воиновъ, о чемъ комитетъ убѣжища доводитъ до свѣдѣнія всѣхъ, кону пришлось бы встрѣтить такихъ несчастныхъ жертвъ войны.
   Цѣль сего убѣжища для взрослыхъ неизлѣчимо-слѣпыхъ состоитъ въ обученіи ихъ въ равныхъ ремеслахъ (корзиночномъ и щеточномъ) и въ доставленіи имъ возможности по окончаніи курса обученія существовать собственнымъ ручнымъ трудомъ подъ дальнѣйшимъ попеченіемъ со стороны убѣжища.
   Въ виду такихъ профессіонально-учебныхъ задачъ сего учрежденія, въ послѣднее принимаются только слѣпцы въ остальномъ здоровые и способные къ труду. Предѣльный возрастъ для пріема: 30 лѣтъ.
   Комитетъ убѣжища имѣетъ честь обратиться въ особенности къ лицамъ, состоящимъ при лазаретахъ, эвакуаціонныхъ комиссіяхъ, комитетахъ для призрѣнія раненыхъ и больныхъ воиновъ и пр. съ покорнѣйшей просьбою указать такимъ слѣпцамъ-войнамъ на ту помощь, которую они могутъ найти въ обозначенномъ убѣжищѣ.
  

ВЫСОЧАЙШІЯ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 7-го, въ Транзундѣ на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Производятся: за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ, изъ полковниковъ въ генералъ-маіоры: командиръ 11-го пѣхотнаго сибирскаго Семипалатинскаго полка Стельницкій -- съ назначеніемъ командиромъ 2-й бригады 3-й сибирской пѣхотной дивизіи, командиръ 7-го пѣхотнаго сибирскаго Красноярскаго полка Редько -- съ назначеніемъ командиромъ 2-й бригады 2-й сибирской пѣхотной дивизіи, командиръ 1-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Величества полка Лешъ -- съ назначеніемъ командиромъ 2-й бригады 1-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи -- всѣ трое -- съ зачисленіемъ по армейской пѣхотѣ.
  
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать:

За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:
Ордена:

   Се. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами -- дежурному штабъ-офицеру при управленіи дежурнаго генерала 1-й Манчжурской арміи, полковнику Сергѣю Лопатину.
   Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ -- капитану 283-го пѣхотнаго Бугульминскаго полка Ѳедору Терне.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій:

   Орденъ св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени -- генеральнаго штаба, исправляющему должность начальника 2-го отдѣла управленія военныхъ сообщеній Главнаго управленія генеральнаго штаба, полковнику Сергѣю Хотяинцеву.
   Подарокъ по чину -- исправляющему должность правителя канцеляріи управленія начальника санитарной части 3-й Манчжурской арміи, подполковнику Николаю фонъ-Рубенау.
  

ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 7-го, No 592.

   Военный Совѣтъ въ засѣданіи 28-го іюля сего года положилъ:
   Эвакуированныхъ офицерскихъ и классныхъ чиновъ, признанныхъ эвакуаціонными комиссіями способными продолжать службу только на нестроевыхъ должностяхъ, раздѣлять на три категоріи: первая -- эвакуированные за ранами, полученными въ бояхъ, вторая -- эвакуированные по болѣзнямъ и травматическимъ поврежденіямъ, полученнымъ на войнѣ, но не въ бояхъ, и третья -- эвакуированные, вслѣдствіе хроническихъ болѣзней съ дороги на театръ военныхъ дѣйствій или послѣ пребыванія тамъ менѣе 6-ти мѣсяцевъ.
   Лицамъ первой категоріи предоставлять, по возможности, административныя должности, если окажутся для этого пригодными.
   Лицамъ второй категоріи, если ихъ заболѣваніе вызвано условіями боевой и походной жизни и если они пробыли въ составѣ дѣйствующихъ войскъ и учрежденій не менѣе 1/2 года, предоставить самимъ озаботиться пріисканіемъ себѣ должностей съ тѣмъ, чтобы они числились на учетѣ эвакуаціонной комиссіи и пользовались бы установленнымъ для эвакуированныхъ довольствіемъ въ теченіе одного года со дня поступленія въ вѣдѣніе комиссіи: послѣ же этого срока увольнять ихъ отъ службы.
   Лицамъ третьей категоріи предоставить пріискать себѣ должности въ 4-хъ-мѣсячный срокъ со дня поступленія ихъ въ вѣдѣніе эвакуаціонной комиссіи, послѣ чего увольнять ихъ отъ службы.
   Положеніе Военнаго Совѣта Высочайше утверждено 19-го августа 1905 года.
   Подписалъ: Военный Министръ,

ген.-лейт. Редигеръ.

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 8-го, въ Транзундѣ на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Производится: За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ: по казачьимъ войскахъ: заурядъ-прапорщикъ 1-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Булатецкій (Степанъ) -- въ хорунжіе.
   Утверждается пожалованіе главнокомандующихъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, по удостоенію мѣстной Георгіевской Кавалерской Думы, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

Ордена Св. Великомученика и Побѣдоносца Георгія 4-й степени:

   Начальнику 9-й пѣхотной дивизіи, генералъ-лейтенанту Сергѣю Гершельману, за то, что, начальствуя войсками на позиціи у Мадяпу съ 20-го по 22-е февраля 1906 года, съ полнымъ успѣхомъ отбилъ нѣсколько упорныхъ атакъ противника, старавшагося прорваться здѣсь къ Мукдену. 25-го февраля отрядъ генералъ-лейтенанта Гершельмана сдержалъ весьма настойчивый натискъ противника и не допустилъ его овладѣть линіей желѣзной дороги на участкѣ Цуэртунь -- Унгеннунь; этимъ обезпечился отходъ войскъ, оборонявшихъ западный фронтъ Мукдена, и благополучное слѣдованіе многихъ обозовъ. Пропустивъ всѣ отступавшіе войска и обозы, отрядъ генералъ-лейтенанта Гершельмана оставался до поздней ночи съ 25-го по 26-е февраля въ аріергардѣ у Цуэртуня и затѣмъ въ теченіе 26-го и 27-го февраля прикрывалъ отступленіе къ Тѣляну лѣвыхъ колоннъ нашихъ армій. Въ этихъ бояхъ генералъ-лейтенантъ Гершельманъ дѣйствовалъ съ самоотверженнымъ мужествомъ, въ войскахъ его сохранился полный порядокъ и бодрость духа.
   Полковникамъ: 146-го пѣхотнаго Царицинскаго полка, временно-командующему 148-мъ пѣхотнымъ Каспійскимъ полкомъ, Павлу Кордюкову, за то, что на позиціяхъ у Литзятуня, къ востоку отъ Путиловской сопки, съ 16-го по 22-е февраля 1905 года отбилъ 13 атакъ 10-го и 40-го японскихъ пѣхотныхъ полковъ; въ ночь на 18-е февраля, по отбитіи японскихъ атакъ, лично повелъ въ контръ-атаку 6 ротъ Каспійскаго полка и 3 охотничьихъ команды, при чемъ противникъ, понеся большія потери, въ безпорядкѣ разсѣялся къ своей позиціи у деревня Цуцаоно. Каспійцы и охотники взяли плѣнными 3-хъ офицеровъ и 180 нижнихъ чиновъ, до 1000 винтовокъ, пулеметный станокъ, много патроновъ и снаряженія, сигнальные рожки, значки, флаги и прочее; 11-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Фотію Дорохину, за то, что подъ городомъ Ляояномъ, начальствуя лѣвымъ участкомъ позиціи у Мындяфана, въ бою, длившемся съ 6 часовъ утра до 8 часовъ вечера, 17-го августа 1901 года, отразилъ рядъ яростныхъ атакъ противника, пытавшагося прорвать здѣсь наше расположеніе. Бой отличался крайнимъ упорствомъ, лидитные снаряды японскихъ орудій сравняли нѣкоторые наши окопы съ землей; одна изъ нашихъ ротъ дрогнула, но личнымъ примѣромъ презиравшаго опасность полковника Дорохина была возвращена назадъ на свой участокъ; полковникъ Дорохинъ дважды былъ раненъ, но остался въ строю; бой окончился полнымъ отраженіемъ противника, понесшаго громадныя потери, и важный участокъ позиція не былъ отданъ врагу.
   Подполковникамъ: генеральнаго штаба, штабъ-офицеру при управленіи 1-й стрѣлковой бригады, Лавру Корнилову, за то, что 25-го февраля 1905 года, подучивъ приказаніе отвести отъ Мукдена собравшіеся къ Мукденской станціи изъ равныхъ отрядовъ 1-й, 2-й и 3-й стрѣлковые полки, понесшіе въ предшествовавшіе дни большія потери въ офицерскихъ и нижнихъ чинахъ, подполковникъ Корниловъ, достигнувъ окрестностей дер. Вазые, около 3-хъ часовъ пополудни, занялъ здѣсь позицію и въ теченіе 4-хъ часовъ удерживалъ натискъ противника, обстрѣливавшаго наше расположеніе сильнѣйшимъ артиллерійскимъ, пулеметнымъ и ружейнымъ огнемъ; за это время выбыли изъ строя два командующихъ полками и во 2-мъ стрѣлковомъ полку осталось лишь 3 офицера. Выдерживая натискъ противника, подполковникъ Корниловъ собиралъ нижнихъ чиновъ разныхъ частей, отступавшихъ кучками и по одиночкѣ, устраивалъ ихъ и, приведя въ порядокъ, отправлялъ на сѣверъ, вдоль желѣзной дороги. Имъ было принято подъ охрану знамя 10-го стрѣлковаго полка, слѣдовавшее съ малымъ конвоемъ отдѣльно отъ полка, и забраны оставленные пулеметы. Около 7-ми часовъ вечера, пропустивъ значительную массу отходившихъ нижнихъ чиновъ разныхъ частей и обезпечивъ, такимъ образомъ, ихъ отходъ, подполковникъ Корниловъ приступилъ къ очищенію своей позиціи. Деревня Вазые была въ это время почти окружена противникомъ; усиленный огонь нашихъ стрѣлковъ и атака въ штыки 5-й роты 3-го стрѣлковаго полка заставили японцевъ раздвинуться, и открыть дорогу отряду подполковника Корнилова, вынесшему знамена, пулеметы и всѣхъ своихъ раненыхъ и въ порядкѣ отступившему далѣе на сѣверъ, вдоль желѣзной дороги: 220-го пѣхотнаго Бинфанскаго полка Ивану Эфирову, за то, что, будучи начальникомъ боевой линіи у дер. Сѣверной Безымянной (въ сѣверо-западу отъ Сахену), съ 16-го по 20-е февраля 1905 года отстоялъ этотъ важный пунктъ отъ настойчивыхъ атакъ противника. Особеннымъ упорствомъ отличались атаки противника 20-го февраля, когда Сѣверная Безымянная была почти окружена имъ. Подполковникъ Эфировъ въ это время былъ раненъ осколкомъ осадной бомбы, но остался въ строю, продолжая руководить боенъ, окончившимся успѣшнымъ отбитіемъ всѣхъ атакъ противника. Восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 1-го Его Величества, Сергѣю Федоровскому, за то, что въ бою подъ гор. Ляояномъ 18-го августа 1904 года, будучи начальникомъ боевой линіи у сел. Маятунь (у Сигнальной горы), отбилъ 18 ожесточенныхъ атакъ противника. Къ ночи на 19-е августа, получивъ приказаніе очистить позиціи, отвелъ свой отрядъ силой до 2-хъ баталіоновъ, подъ натискомъ противника, въ полномъ порядкѣ, вынеси всѣхъ раненыхъ, все оружіе и успѣвъ даже предать погребенію тѣла всѣхъ убитыхъ своихъ нижнихъ чиновъ; 22-го, Карлу за то, что въ бою 17-го августа 1904 года, будучи съ ротою въ прикрытіи къ 3-й батареѣ 6-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, несмотря на убійственный огонь противника, Прикрывалъ оставшееся одно орудіе и совмѣстно съ нимъ отбивалъ стремительныя атаки японцевъ въ громадныхъ силахъ. Въ бою 28-го сентября рѣшительнымъ штыковымъ ударомъ выбилъ японцевъ изъ окоповъ.
   Штабсъ-капитану 33-го пѣхотнаго Елецкаго полка Ивану Королькову, за то, что 24-го февраля 1906 года въ бою подъ дер. Тхеянтунь съ 7-ю ротою Елецкаго полка атаковалъ и захватилъ японскую батарею, переколовъ прислугу. Послѣдовавшая затѣмъ контръ-атака значительной японской колонны не позволила взять всѣхъ орудій, но, тѣмъ не менѣе, штабсъ-капитанъ Корольковъ, будучи уже раненымъ, съ людьми своей роты при помощи нижнихъ чиновъ Белебеевскаго полка успѣлъ вывести два орудія и одинъ пулеметъ.

 []

 []

   Поручикамъ: 1-й Сибирской артиллерійской бригады, Владиміру Лѣнивцеву, за то, что въ бою 19-го сентября 1904 года 3-я батарея, стоявшая съ Барнаульскимъ полкомъ на позиціи у Сяліухецзы, открыла огонь по наступавшему противнику съ 5 1/2 часовъ утра, наша позиція подверглась сильнѣйшему обстрѣливанію японской артиллеріи и пѣхоты; къ 7 1/2 часамъ утра въ ней выбыло изъ строя 3 офицера и осталось при орудіяхъ 87 человѣкъ прислуги. Поручикъ Лѣнивцевъ вступилъ въ командованіе и управлялъ огнемъ до 10 1/2 часовъ утра, ослабивъ за это время огонь 3-хъ японскихъ батарей и остановивъ нѣсколько разъ повторявшійся натискъ непріятельской пѣхоты. Къ 10 часамъ утра на батареѣ осталось лишь 9 человѣкъ прислуги, одно орудіе было подбито, а на всѣхъ остальныхъ оказались сбиты угломѣры; батарея получила приказаніе отходить, что и было исполнено подъ сильнѣйшимъ огнемъ противника. Несмотря на убыль отъ огня, 40 лошадей, всѣ орудія и ящики были вывезены; поручивъ Лѣнивцевъ искусно управлялъ огнемъ и, отражая натискъ противника, послѣднимъ отошелъ съ позиціи, убѣдившись въ благополучномъ отвозѣ всѣхъ орудій и ящиковъ. 2-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Александру Кедрину, за то, что 12-го февраля сего года при взятіи деревни Хуандотоцзы съ 1-ю ротою 2-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка и охотниками выбивалъ японцевъ, засѣвшихъ въ фанзахъ и упорно оборонявшихся. Въ двухъ крѣпкихъ каменныхъ фанзахъ, составлявшихъ послѣдній оплотъ и сильный редюитъ деревни, засѣло 60 японскихъ пѣхотинцевъ, упорно отстрѣливавшихся мѣткимъ огнемъ. Поручикъ Кедринъ, отыскавъ входъ въ фанзу, пренебрегая опасностью, первымъ вскочилъ въ ея комнату, переполненную японцами, и бросился съ револьверомъ на офицера, но револьверъ дважды далъ осѣчку; поручикъ Кедринъ успѣлъ выхватить шашку, закололъ бросившагося на помощь офицеру японскаго солдата, но въ то же время былъ тяжело раненъ штыкомъ въ спину другимъ и упалъ. Ворвавшіеся черезъ него охотники перекололи всѣхъ японцевъ; ихъ товарищи, защищавшіе другую фанзу, видя взятіе первой, вмѣстѣ съ офицеромъ сдались въ плѣнъ.
   Подпоручику 86-го пѣхотнаго Вильманстрандскаго полка Адольфу Спринцу, за то, что въ ночь на 19-е февраля 1906 года, получивъ приказаніе съ 3-мя ротами и охотниками выбить сильную японскую оборонительную заставу съ пулеметами, занявшую позицію у дер. Худянтунь (къ востоку отъ Путиловской сопки), на линіи бывшаго нашего сторожевого охраненія, подошелъ безъ выстрѣла къ японскимъ окопамъ и первый бросился на нихъ; японцы были захвачены врасплохъ; около двухсотъ человѣкъ было переколото, остальные бѣжали, бросивъ взятые нами три пулемета, четыре зарядныхъ къ нимъ ящика и пулеметныя ленты. Подпоручикъ Спринцъ былъ тяжело раненъ двумя штыковыми ранами, но остался въ строю до конца дѣла. Роты Нейшлотскаго полка утвердились на занятой ими въ бою непріятельской позиціи.

Сентября 9-го, въ Транзундѣ на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Производятся: За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ: изъ подполковниковъ въ полковники: пѣхотныхъ полковъ: 53-го Волынскаго, Сафоновъ, со старшинствомъ съ 24-го февраля 1906 года; 54-го Минскаго Его Королевскаго Высочества Князя Болгарскаго Фердинанда: Любавскій со старшинствомъ съ 16-го февраля 1905 года и Войниловичъ; 56-го Житомирскаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Николая Николаевича, Лухава, со старшинствомъ съ 16-го февраля 1905 года; 57-го Модлинскаго, Рябининъ, со старшинствомъ съ 3-го февраля 1905 года; 58-го Прагскаго, Пассоверъ, со старшинствомъ съ 17-го февраля 1905 года; 99-го Ивангородскаго, Войтъ, со старшинствомъ съ 19-го февраля 1905 года; 100-го Островскаго, Молотковъ, со старшинствомъ съ 22-го февраля 1905 года; командиръ 2-й восточно-сибирской стрѣлковой парковой артиллерійской бригады, Діатроптовъ, со старшинствомъ съ 12-го января 1905 года; изъ капитановъ въ подполковники: генеральнаго штаба, исправляющій должность штабъ-офицера для особыхъ порученій при штабѣ 10-го армейскаго корпуса, Бредовъ; пѣхотныхъ полковъ: 36-го Орловскаго генералъ-фельдмаршала князя Варшавскаго графа Паскевича-Эриванскаго, Бобыревъ, со старшинствомъ съ 1-го октября 1904 года; 41-го Селенгинскаго, Савиновъ, со старшинствомъ съ 1-го октября 1904 года; 53-го Волынскаго: Бутукъ и Скржинскій, оба co старшинствомъ: первый -- съ 28-го, а второй -- съ 24-го -- февраля 1905 года; 54-го Минскаго Его Королевскаго Высочества князя Болгарскаго Фердинанда: Дышненко и Барыбинъ; 56-го Житомирскаго Его Императорскаго Высочества Великаго князя Николая Николаевича: Тулубьевъ, Любанскій и Мигуренко, всѣ трое -- со старшинствомъ: первый -- съ 16-го, а послѣдніе двое -- съ 27-го февраля 1905 г.; 57-го Модлинскаго, Ивановъ (Василій), со старшинствомъ съ 15-го января 1905 г.; 58-го Прагскаго, Августовъ, со старшинствомъ съ 17-го февраля 1905 года; 59-го Люблинскаго, Милутиновъ, со старшинствомъ съ 17-го февраля 1905 года; 99-го Ивангородскаго: Миглевскій и Петровскій, оба -- со старшинствомъ: первый -- съ 17-го, а второй -- съ 22-го -- февраля 1905 года; 100-го Островскаго, Есиповъ, со старшинствомъ съ 22-го февраля 1905 г.; 274-го Ставучанскаго, Григоренко, со старшинствомъ съ 15-го января 1905 года; 1-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Кривцовъ, со старшинствомъ съ 12-го января 1906 г.; командующій 8-ю восточносибирскою горною батареею, Ломиковскій, со старшинствомъ съ 12-го января 1905 года и съ утвержденіемъ въ настоящей должности: изъ ротмистровъ въ подполковники: 81-го драгунскаго Рижскаго полка Копачевъ, со старшинствомъ съ 25-го февраля 1905 года; изъ есауловъ въ войсковые Старшины: 2-го Дагестанскаго коннаго полка,, Терско-Кубанскаго коннаго полка: Бѣлогорцевъ и Камянскій -- всѣ трое -- со старшинствомъ съ 12-го января 1905 года.
   За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій: 99-го пѣхотнаго Ивангородскаго полка подполковникъ Перепенинъ -- въ полковники.
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:
   Орденъ св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами -- командиру Приморскаго драгунскаго полка генералъ-маіору Павлу Воронову; полковникамъ: генеральнаго штаба, начальнику штаба Забайкальской казачьей дивизіи, Георгію Вейлю; командирамъ пѣхотныхъ полковъ: 121-го Пензенскаго генералъ-фельдмаршала графа Милютина Алексѣю Гутору и 99-го Ивангородскаго Петру Шрейдеру; прикомандированному къ 52-му драгунскому Нѣжинскому полку, правителю дѣлъ по учебной части офицерской кавалерійской школы, генеральнаго штаба Сергѣю Банковскому, Терско-Кубанскаго коннаго полка Якову фонъ-Гилленшмидту.
   Мечи къ имѣющемуся ордену св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени -- полковникамъ: командиру 1-го стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона Николаю Савельеву; командиру 52-го драгунскаго Нѣжинскаго полка Павлу Стаховичу.

Списокъ офицеровъ, взятыхъ въ плѣнъ въ бою въ Корейскомъ проливѣ и на островѣ Сахалинѣ.
(По предварительнымъ свѣдѣніямъ центральнаго справочнаго бюро о военноплѣнныхъ).

Здоровые.

   1) Деливренъ, Мартынъ, мичманъ крейсера "Адмиралъ Нахимовъ".
   2) Сравинскій, Константинъ, лейтенантъ броненосца "Орелъ".
   3) Бубновъ, Александръ, мичманъ броненосца "Орелъ".
   4) Паскинъ, Александръ, лейтенантъ миноносца "Громкій".
   5) Жисковскій, Францъ, штабсъ-капитанъ 175-го Ватуринскаго полка.
   6) Внуковъ, Петръ, капитанъ 139-го Моршанскаго полка.
   7) Болеславъ, штабсъ-капитанъ 291-го Бобровскаго полка.
   8) Шастатковскій, К., 291-го Бобровскаго полка.
   9) Борзшовъ, Николай, штабсъ-капитанъ 56-го Житомирскаго полка.
   10) Гудковъ, Григорій, поручикъ 172-го Лидскаго полка.
   11) Созоновичъ, Алексѣй, штабсъ-капитанъ 144-го Каширскаго полка.
   12) Солоневичъ, Кашмиръ, поручикъ 144-го Каширскаго полка.
   13) Листовскій, Петръ, капитанъ 77-го Тенгинскаго полка.
   14) Скржимлевскій, Александръ, капитанъ 77-го Тенгинскаго полка.
   15) Архиповъ, Романъ, капитанъ Николаевскаго крѣпостнаго полка.
   16) Бердниковъ, Владиміръ, капитанъ Николаевскаго крѣпостного полка.
   17) Полторацкій, Александръ, капитанъ Николаевскаго крѣпостного полка.
   18) Зарянскій, Николай, капитанъ Николаевскаго крѣпостного полка.
   19) Решитковъ, Михаилъ, штабсъ-капитанъ Николаевскаго крѣпостного полка.
   20) Корольковъ, Петръ, поручикъ Николаевскаго крѣпостного полка.
   21) Зелинскій Дмитрій, подпоручикъ Николаевскаго крѣпостного полка.
   22) Явгевичъ, заурядъ-прапорщикъ Дуйскаго резервнаго баталіона.
   23) Сомовъ, Владиміръ, штабсъ-капитанъ Тымовскаго резервнаго баталіона.
   24) Минеевъ, Николай, заурядъ-прапорщикъ Тымовскаго резервнаго баталіона.
   25) Ткачъ, Александръ, поручикъ Дуйскаго резервнаго баталіона.
   26) Турбановъ, Павелъ, поручикъ Дуйскаго резервнаго баталіона.
   27) Васюлникъ, Прокофій, заурядь-прапорщикъ Дуйскаго резервнаго баталіона.
   28) Болдыревъ, Семенъ, полковникъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   29) Игнатовскій, Павелъ, штабсъ-капитанъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   30) Осиповъ, Дмитрій, поручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   31) Шипица, Петръ, поручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   32) Мацеракъ, Евгеній, подпоручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   33) Мирошниченко, Викторъ, подпоручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона,
   34) Леонтьевъ, Георгій, заурядъ-прапорщикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   35) Энгельгардъ, Александръ, поручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   36) Павскій, Василій, поручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   37) Буквецкій, Борисъ, подпоручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   38) Акциновъ, Всеволодъ, подпоручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   39) Французовъ, Авксентій,[подпоручикъ Сахалинскаго резервнаго баталіона.
   40) Лисицинъ, Григорій, чиновникъ.
   41) Гончаренко, Константинъ, штабсъ-капитанъ Александровскаго резервнаго баталіона.
   42) Потаасевичъ, Афанасій, штабсъ-капитанъ Александровскаго резервнаго баталіона.
   43) Хоменко, Семенъ, заурядъ-прапорщикъ Александровскаго резервнаго баталіона.
   44) Иличевъ, Алексѣй, заурядъ-прапорщикъ Александровскаго резервнаго баталіона.
   45) Марщинечко, Андріанъ, заурядъ-прапорщикъ Александровскаго резервнаго баталіона.
   46) Гарковцевъ, Филиппъ, заурядъ-прапорщикъ Александровскаго резервнаго баталіона.
   47) Кругляковъ, Иванъ, поручикъ 2-й артиллерійской бригады.
   48) Либеръ, Казимиръ, поручикъ, смотритель 4-го госпиталя.
   49) Фатеевъ, Василій, прапорщикъ нештатнаго баталіона.
  

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 11-го, въ Транзундѣ на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Утверждается пожалованіе бывшимъ командиромъ 3-го Сибирскаго армейскаго корпуса, генералъ-адъютантомъ, Стесселемъ за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

Орденовъ:

   Св. Анны 2-й степени съ мечами -- полковникамъ, командиру 3-й батареи 4-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Николаю Романовскому; военному инженеру, Ильѣ Крестинскому; подполковникамъ: 190-го пѣхотнаго резервнаго Венгровскаго полка, Александру Шмидту; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 9-го -- Арсенію Покровскому, 13-го -- Николаю Гусаковскому, Станиславу Карловичу и Рафаилу Эдусову, 14-го -- Александру Голяцынскому и Василію Андрееву, 16-го -- Афанасію Сайчуку 25-го -- Константину Пушкарскому и Николаю Оберучеву, 27-го -- Николаю Будянскому, Григорію Шпаковскому, Дмитрію Неклюдову и Владиміру Вольскому и 28-го -- Николаю Далю; Квантунскому воинскому начальнику, Леониду Дю-Вернуа; 4-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Леониду Гобято; командиру 2-й батареи 7-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона, Николаю Скрыддову; завѣдывающему Порть-Артурскимъ артиллерійскимъ магазиномъ, Максиму Блохину; капитанамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Казиміру Стемпневскому, 11-го -- барону Павлу Гейкингу, 13-го -- Николаю Рассину. 14-го -- Александру Ушакову 16-го -- Григорію Скуридину и Ивану Дмитріеву и 16-го -- Петру Бардесу; 13-й артиллерійской бригады, Виктору Цвѣткову: 7-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Николаю Бончъ-Осмоловскому и Михаилу Бергеру; Квантунской крѣпостной артиллеріи, Владиміру Журзковскому; І-го Уссурійскаго желѣзнодорожнаго баталіона. Николаю Алексѣеву; военному инженеру, Михаилу Лилье; штабсъ-капитанамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 13-го -- Ивану Краевскому и Николаю Балину и 14-го -- Андрею Константиновичу, Николаю Кузьмину и Александру Соймонову; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ артиллерійскихъ бригадъ: 3-й -- старшему адъютанту управленія начальника артиллеріи 3-го Сибирскаго армейскаго корпуса, Николаю Правикову и 4-й -- Владиміру Гюнтеру, Александру Аноеву и Рудольфу Ясенскому; 7-го Восточно-Сибирскауо стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Ивану Кобылину и Алексѣю Цытовичу: поручикамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 14-го -- Василію Шуйскому и 16-го -- Николаю Станкевичу; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Ивану Глѣбовичу-Подонскому, Леониду Соколову и Николаю Успенскому. Подпоручикамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 14-го -- Корнилію Нѣмченко и 16-го -- Матвѣю Бурневичу; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой ариллерійской бригады -- Иннокентію Михайлову.
   Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ: 13-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка полковнику Владиміру Зубову; подполковникамъ: 206-го пѣхотнаго Ларго-Кагульскаго полка Николаю Богданову; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Петру Катышеву и Станиславу Стеминевскому, 13-го -- Афанасію Назаревскому, 14-го -- Александру Голицынскому, 16-го -- Антону Воеводскому и 25-го -- Александру Приходько, Николаю Рѣзанову и Николаю Оберучеву; 4-й восточносибирской стрѣлковой артиллерійской бригады Леониду Гобято; командиру Квантунской саперной роты Петру Жеребцову; капитанамъ: генеральнаго штаба: оберъ-офицерахъ для особыхъ порученій при штабѣ 3-го Сибирскаго армейскаго корпуса Сергѣю Голованю и Сергѣю Одинцову; старшимъ адъютантамъ: штаба того же корпуса Ѳедору Степанову и штаба 4-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи Георгію Романовскому; военнымъ инженерамъ: Федору Авелану, Александру Версе, Василію Бармину, Алексѣю фонъ-Шварцу и Логину Затурскому; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Казиміру Стемпневскому и Семену Фофанову, 11-го -- барону Павлу Гейкингу и Георгію Колесникову, 12-го Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича -- Василію Постникову, 13-го -- Матвѣю Гаврилову, Константину Кошкину и Петру Мирошникову, 14-го -- Николаю Богданову, Аркадію Соколову и Александру Кегелю, 15-го -- Фаустину Котовичу, 16-го Федору Бабушкину, Сергѣю Верховскому, Ивану Кантинику и Константину Шабурову, 25-го -- Ивану Успенскому, 26-го -- Александру Веселовскому и Александру Кириленко, 27-го -- Георгію Жолткевичу, Ивану Биденко и Станиславу Соболевскому и 28-го -- Константину Іотейко, Владиміру Ласкону и Зенону Рымкевичу; 13-й артиллерійской бригады: Виктору Цвѣткову; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Александру Бауму, Николаю Нѣженцову и Сергѣю Корниловичу: Квантунской крѣпостной артиллеріи: Александру Гудима, Никдлаю Волкову, Борису Кичееву и Ивану Васильеву; Квантунской саперной роты Вольдемару Линдеру; Портъ-А ртурской крѣпостной минной роты Николаю Широгорскому; числящемуся по армейской пѣхотѣ участковому начальнику Квантунской области Николаю Геммельману; штабсъ-капитанамъ: пѣх. полк. 51-го Литовскаго Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича -- Павлу Кашпунову и 167-го Острожскаго -- Александру Федорцову-Малышу; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Петру Астафьеву, Александру Бѣлозерову, Василію Кудрявцеву, Анатолію Оландеру, Ивану Сычеву и Петру Фелицину, 9-го -- Льву Невельскому, 10-го -- Василію Ронгинскому, 11-го -- Владиміру Соловьеву, 13-го -- Аркадію Любимову, Андрею Ротайскому, Ивану Краевскому и Платону Студитову, 14-го -- Николаю Кузьмину, Александру Соймонову, Владиміру Горленко и Александру Ваниковскому, 15-го -- Владиміру Кржеминскому, Станиславу Рожанскому, Семену Ельцову и Андрею Мисюра, 16-го -- Дмитрію Вавилову, Апполинарію Корзуну, Константину Сидоровичу и Михаилу Ревуцкому, 25-го -- Ивану Макаренко, Владиміру Кватцу, Петру Прояевичу, Демьяну Курдюкову, Вацлаву Мацкунасу и Петру Булгакову, 26-го -- Михаилу Либису, Евгенію Шванскому и Василію Тевельгильдену, 27-го -- Петру Крамаренко, Павлу Чурбанову, Евгенію Мустяцъ и Николаю Бересторудю, и 28-го -- Константину Любинскому и Фаддѣю Беркутову; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ артиллерійскихъ бригадъ: 4-й -- Дмитрію Карамышеву, Всеволоду Дешину, Александру Аноеву, Святославу Бибикову и Людвигу Швиндту и 6-й -- Николаю Гощицкому; 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Петру Кострову, Ивану Кобылину, Владиміру Анохову, Александру Сырцову, Алексѣю Цытовичу и Сергѣю Черкасскому; крѣпостной артиллеріи: Михайловской -- Александру Довгалю, Севастопольской -- Ивану Шевцову и Квантунской -- Василію Богушевскону, Алексѣю Божко-Степаненко, Алексѣю Люпову, Владиміру Ручьеву, Николаю Андрееву и Леониду Баранову; числящимся по волевой пѣшей артиллеріи: С.-Петербургскаго склада огнестрѣльныхъ припасовъ -- Ивану Кряжеву и Московскаго артиллерійскаго склада -- Михаилу Булыгину; военнымъ инженерамъ: Михаилу Зедгинидзе и Петру Доброву; Квантунской саперной роты, Александру Смирнову; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты: Федору Саблину, Алексѣю Адо и Николаю Протасову: Портъ-Артурскаго крѣпостного военнаго телеграфа, Александру Ширнигмюлю; призванному изъ запаса: Александру Марченко; призванному изъ отставки, Николаю Шпанову; поручикамъ: 93-го пѣхотнаго Иркутскаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Михаила Александровича полка, Владиміру Некрасову; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Михаилу Васильеву, Ивану Сѣчко и Антону Костюжко-Валюжиничу, 9-го -- Владиміру Кульчицкому, 13-го -- Александру Аѳанасьеву, Сергѣю Ермаковскому, Станиславу Левицкому, Аркадію Пригожему, Василію Полякову и Игнатію Ясевичу, 14-го -- Антонію Бордюгу, Петру Рачко, Владиміру Руссау, Тихону Петрову, Георгію Трофимову, Фабіану Маньковскому и Владиміру Локощенко, 15-го -- Михаилу Малышкину, Павлу Орловскому, Мирославу Ходачинскому и Петру Погирскому, 16-го -- Николаю Целдаріусу, Семену Боброву, Павлу Вріони, Михаилу Энковичу, Николаю Попову, Михаилу Некрасову, Евгенію Мартиновичу и Владиміру Пушкову, 18-го -- Степану Чулкову, 25-го -- Александру Лызлову, Александру Флорову, Николаю Стрѣлецкому, Генриху Ольшевскому, Павлу Кишко, Николаю Вяткину, Леонтію Суліеву, Константину Завитаеву, Василію фонъ-Раабену, Константину Суворову и Сергѣю Князеву, 26-го -- Іосифу Дунину-Слѣпцу, Станиславу Длусскому, Евменію Синькевичу, Ѳедору Ломану и Евгенію Калинину, 27-го -- Осману Османову, Василію Михалеву, Дмитрію Карпинскому и старшему адъютанту 7-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Евгенію Гриневичу, 28-го -- Сергѣю Подейскому и Евгенію Ерофѣеву, 33-го -- Филиціану Глѣбъ-Кошанскому; артиллерійскихъ бригадъ: 23-й -- Ипполиту Бойе и 4-й восточно-сибирской стрѣлковой -- Владиміру Гюнтеру, Владиміру Карамышеву, Леониду Соколову и Николаю Успенскому, 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Василію Бабицыну, Александру Соколовскому, Леониду Бѣлому, Владиміру Федорову и Роману Грибовскому; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Николаю Плотницкому, Ивану Вознесенскому, Анатолію Бѣляеву, Николаю Шуба, Александру Данилову, Иннокентію Голдину, Борису Васильеву и Евгенію Иванову; Дубненской крѣпостной артиллерійской роты, Алексѣю Юзефовичу; 1-й вылазочной батареи варшавской крѣпостной артиллеріи, Льву Приклонскому; Квантунской саперной роты, Леониду Дебогорію-Мокріевичу; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты: Николаю Медикъ-Парсаданову и Евгенію Феттеру; Портъ-Артурскаго крѣпостного военнаго телеграфа, Николаю Зиборову; призваннымъ изъ запаса: Дмитрію Яжгуновичу, Михаилу Акимову и Константину Рингсу; подпоручикамъ: числящемуся по армейской пѣхотѣ, оберъ-офицеру штаба крѣпости Портъ-Артуръ, Николаю Гаммеру; 100-го пѣхотнаго Островскаго полка. Адольфу Занковичу; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Ѳедору Андрееву, Петру Григорьеву, Ѳеодору Иванову и Ѳеодориту Лобыреву, 9-го -- князю Николаю Гантимурову, 13-го -- Ивану Лентіонову, Константину Недорѣзову, Владиміру Менькову, Владиміру Филиппову, Альфреду Тетсову, Михаилу Попову и Василію Трубину, 14-го -- Якову Аксакову, Николаю Бордюгу, Евгенію Савицкому, Николаю Яроновецкому, Владиміру Седмкову, Николаю Стефановичу, Леониду Вдадыкову, Ивану Гринцевичу, Николаю Евстифѣеву, Петру Тимковскому, Павлу Орлову, Іосифу Мигурскому, Брониславу Вендзягольскому, Александру Малиновскому, Корнилію Нѣмченко и Борису Китайскому, 15-го -- Георгію Кондрашеву, Евгенію Никольскому и Петру Даниловскому, 16-го -- Георгію Лыкошину, Василію Круденникову, Александру Терскому, Николаю Савельеву, Владиміру Мухину, Петру Яфимовичу, Наѣду Имнадзе и Матвѣю Бурневичу, 25-го -- Александру Лофицкому, Борису Миславскому, Константину Шарому, Алексѣю Спѣсивцеву, Николаю Жегалову, Ивану Паинцову, Эдуарду Вильмаву и Михаилу Соловьеву, 26-го -- Михаилу Миропольскому, Петру Тихонену, Григорію Попову, Владиміру Алексѣеву, Николаю Короткихъ и Владиміру Витвинскону, 27-го -- Сергѣю Вовченко, Аркадію Доброговскому, Роману Нечаю, Владиміру Юрманову, Фелиціяну Сѣдльницкому, Владиміру Малиновскому, Андрею Лушна и Владиміру Каменскому и 28-го -- Михаилу Алексѣеву; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Сергѣю Корсакову, Владиміру Катцу, Александру Киселеву, Константину Шипинскому, Эдуарду Кальнину, Ивану Бесолову и Константину Пушкарскому; Ковенской крѣпостной артиллеріи, Николаю Діаконову; 18-го сапернаго баталіона, Александру Линденвальду; призваннымъ изъ запаса; Ивану Золотухину и Ивану Бицюку; прапорщикамъ запаса: Виктору Эмануелю, Карлу Тимму, Оскару Бергу, Аркадію Малченко и Алексѣю Діатроптову.
   Св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" -- подполковникамъ: состоявшему въ распоряженіи коменданта крѣпости Портъ-Артуръ, нынѣ помощнику начальника московскаго губернскаго жандармскаго управленія, Михаилу Познанскому; исправлявшему должность начальника штаба 4-й восточносибирской стрѣлковой дивизіи генеральнаго штаба, Петру Дмитревскому, комендантскому адъютанту штаба крѣпости Портъ-Артуръ, Михаилу Бодяга; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 13-го -- Николаю Гусаковскому и Николаю Протопопову, 14-го -- Василію Андрееву, Николаю Михайлову, Иннокентію Кирикову и Александру Голицынскому, 16-го -- Владиміру Мувеусу, Лавру Мягкому и Антону Воеводскому, 25-го -- Николаю Рѣзанову и Александру Приходько, 26-го -- Антону Афанасьеву и Николаю Побилевскому и 27-го -- Георгію Шпаковскому; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ артиллерійскихъ бригадъ: 3-й -- Александру Петренко и 4-й -- Леониду Гобято, Александру Бенуа и Михаилу Пузанову; командиру 2-й батареи 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона, Николаю Скрыдлову; капитанамъ: генеральнаго штаба: оберъ-офицерамъ для особыхъ порученій при штабѣ 3-го Сибирскаго армейскаго корпуса: Сергѣю Голованю и Сергѣю Одинцову и старшему адъютанту штаба 4-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Георгію Романовскому; военнымъ инженерамъ: Федору Авелану, Ивану Заборовскому, Александру Версе, Петру Доброву, Логину Затурскому, Михаилу Лилье, Алексѣю фонъ-Шварцу и Александру Родіонову; числящимся по армейской пѣхотѣ: участковому начальнику Квантунской области, Николаю Геммельману и состоящему въ распоряженіи командующаго 1-ю Манчжурскою арміею для замѣщенія должности помощника этапнаго коменданта, Николаю Павловскому; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Семену Фофанову, 10-го -- Василію Глассону, 11-го -- Георгію Колесникову, 12-го Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича -- Василію Постникову, 13-го -- Петру Мирошникову, Александру Агаркову, Матвѣю Гаврилову, Константину Кошкину и Николаю Рассину, 14-го -- Александру Кегелю, Казиміру Тышкевичу, Николаю Богданову, Александру Ушакову и Борису Россину; 15-го -- Ивану Фризелю, Ивану Дмитріеву, Григорію Скурыдину и Степану Нельгину, 16-го -- Петру Бардесу, Сергѣю Верховскому, Ѳеодору Бабушкину и Ивану Кантинику, 25-го -- Петру Оношко, Ѳеодору Гаффербергу, Владиміру Жолтенко, Игнатію Шемитилло и Александру Успенскому, 26-го -- Василію Лаврову, Владиміру Дронину, Герасиму Романову и Николаю Пріорову, 27-го -- Анастасію Войцеховскому, Ивану Биденко, Александру Рѣщикову, Станиславу Соболевскому и Николаю Петрожицкому и 28-го -- Николаю Лизеллю, Эрнсту Францу, Константину Іотейко, Зенону Рымкевичу, Ивану Высоцкому, Василію Аверьянову и Владиміру Ласскому; 18-й артиллерійской бригады, Виктору Цвѣткову; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Александру Бауму, Сергѣю Корниловичу и Рудольфу Ясеневому, 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Николаю Бончъ-Осмоловскому и Михаилу Бергеру; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Карлу Зейцу, Александру Высоцкому, Александру Вамензону, Владиміру Жураковскому, Борису Кичееву, Ади-Ага-Шихлинскому, Виктору Солодовникову, Ивану Васильеву и Александру Гудима; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты Николаю Широгорскому; призванному изъ запаса, Александру Разумовскому; штабсъ-капитанамъ: 104-го пѣхотнаго Устюжскаго генерала князя Багратіона полка, Ѳедору Сазонову, Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Петру Фелициву, Василію Ронгинскому, Михаилу Городищскому, Ивану Сычеву, Петру Астафьеву и Ивану Салтовскому, 9-го -- Льву Невельскому, 11-го -- Владиміру Соловьеву, 18-го -- Платону Студитову, Ивану Краевскому, Аркадію Любимову и Николаю Балину, 14-го -- Андрею Константиновичу, Ивану Яковлеву, Павлу Маньковскому, Александру Ваниковскому, Митрофану Кудфякову и Александру Соймонову, 15-го -- Станиславу Рожанскому, Николаю фонъ-Бурзи, Ипполиту Меніе, Виктору Прохоровичу и Семену Ельцову, 16-го -- Сергѣю Веселовскому, Константину Сидоровичу, Дмитрію Базилеву, Михаилу Ревуцкому и Ильѣ Орлову, 25-го -- Вацлаву Мацкунасу, Петру Проневичу, Александру Круглику, Владиміру Кватцу, Петру Булгакову, Владиміру Гусаковскому, Демьяну Курдяхокову, Ивану Макаренко, Николаю Дюкину и Анатолію Спредову, 26-го -- Артуру Здановскому, Николаю Лаксу, Василію Тевельгильдену и Михаилу Либису, 27-го -- Александру Рѣщикову, Анатолію Топольскому, Петру Крамаренко, Николаю Бересторуду, Павлу Чурбанову, Павлу Сафронову и Павлу Носову, 28-го -- Александру Барышеву, Константину Любинскому и Павлу Успенскому; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ артиллерійскихъ бригадъ: 4-й -- Всеволоду Дешину и 6-й -- старшему адъютанту управленія начальника артиллеріи 2-го Сибирскаго армейскаго корпуса Николаю Гощнцкому; 7-го восточносибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Владиміру Анохову, Сергѣю Черкасскому, Владиміру Федорову и Ивану Кобылину; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Ѳедору Кумакову, Александру Швидлеру, Ѳедору Дидрихсону, Николаю Попову, Михаилу Янушевскому, Евгенію Лебедеву и Алексѣю Божко-Степаненко; числящимся по полевой пѣшей артиллеріи: Московскаго артиллерійскаго склада -- Михаилу Булыгину и С.-Петербургскаго склада огнестрѣльныхъ припасовъ -- Ивану Кряжеву; военнымъ инженерамъ: Василію Бармину и Михаилу Зедгинидзе; Квантунской саперной роты: Аркадію Селунскому и Александру Смирнову; ПортъАртурской крѣпостной минной роты: Николаю Протасову, Федору Саблину, Алексѣю Адо и Алексѣю Багговуту; Порть-Артурскаго крѣпостного военнаго телеграфа Александру Ширингмюлю; призваннымъ изъ запаса: Владиміру Сахарову и Александру Марченко; поручикамъ: 98-го пѣхотнаго Иркутскаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Михаила Александровича полка Владиміру Некрасову; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Антону Костюшко-Валюжинычу и Борису Фросту, 9-го -- Владиміру Кульчицкому, 10-го -- Василію Пуляеву, 12-го Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича -- Михаилу Славинскому, 13-го -- Виктору Лукашевичу, Николаю Сидьванскому, Василію Полякову, Всеволоду Олофинскому, Владиміру Левицкому, Аркадію Пригожему и Игнатію Ясевичу, 14-го Фабіану Маньковскому, Іосифу Мигурскому, Тихону Петрову, Петру Рачко и Антону Бордюгу, 15-го -- Ивану Антонову, Петру Мумжіеву (онъ же Ивановъ), Павлу Орловскому, Петру Погирскому, Модесту Демьянову и Павлу Сильвину, 16-го -- Семену Боброву, Николаю Целларіусу, Павлу Вріони, Евгенію Мартиновичу, Николаю Попову и Сергѣю Маслову, 18-го -- Степану Чулкову, 26-го -- Константину Суворову, Александру Флорову, Марку Тапсашару, Николаю Вяткину, Леонтію Суліеву, Павлу Кишко, Николаю Стрѣлецкому, Генриху Ольшевскому, Константину Завитаеву, Василію фонъ-Раабену, Николаю Селякову, Сергѣю Князеву и Вадиму Рооту, 26-го -- Іосифу Дунину-Слѣпцу, Алексѣю Паюру, Боно Миняту, Владиміру Окуневу, Федору Ломану, Николаю Андрееву, Казиміру Ендржеевскому, Михаилу Попову, Эдмунду Фицковскому, Михаилу Агафонову, Владиміру Вильстрему, Павлу Заленскому и Станиславу Длусскому, 27-го -- Александру Старикову, Дмитрію Карпинскому, Александру Пашкову, Александру Ручьеву, Василію Михалеву, Ивану Янишовскому, Андрею Венгржановскому, Осману Османову и старшему адъютанту 7-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи Евгенію Гриневичу и 28-го -- Гавріилу Цивчинскому, Павлу Роцько, Владиміру Кунцевичу, Сергѣю Подейскому, Виктору Соколову, Фаддѣю Беркутову, Евгенію Ерофееву и Эдуарду Василевскому; 17-й конно-артиллерійской батареи Павлу Македонскому, 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Леониду Соколову, Ипполиту Сыромятникову, Свитославу Бибикову, Ивану Глѣбовичъ-Полонскому и Владиміру Карамышеву; 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Александру Соколовскому, Василію Бабыцыну, Роману Грибовскому, Ипполиту Бойе, Владиміру Федорову и Леониду Бѣлому; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Григорію Якубовичу, Иннокентію Голдину, Николаю Шуба, Евгенію Иванову, Ивану Портарескулу и Борису Васильеву; Дубненской крѣпостной артиллерійской роты Алексѣю Юзефовичу; 1-й вылазочной батареи Варшавской крѣпостной артиллеріи Льву Приклонскону; Квантунской саперной роты Андрею Левбергу, Константину Ксидо и Леониду Дебогорій-Мокріевичу; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты: Евгенію Феттеру, Николаю Меликъ-Парсаданову и Петру Рейнботу: Портъ-Артурскаго крѣпостного военнаго телеграфа Николаю Зиборову; призваннымъ изъ запаса: Дмитрію Яжгуновичу, Михаилу Акимову, Константину Рингсу, Константину Соломонову и Кириллу Ефремову; подпоручикамъ: 100-го пѣхотнаго Островскаго полка Адольфу Занкевичу; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Алексѣю Галилееву, Вячеславу Григорьеву, Ѳедору Андрееву, Митрофану Попову, Ѳеодориту Лобыреву, Ѳедору Иванову и Алексѣю Меркульеву, 10-го -- Константину Довгалю, 11-го Александру Насѣткину, 13-го -- Владиміру Назаревскому, Константину Недорѣзову, Василію Трубину, Павлу Орлову, Владиміру Менькову, Іосифу Модзолевскому, Михаилу Попову, Ивану Лентіонову и Александру Музалевскому, 14-го -- Владиміру Селихову, Константину Тимковскому, Ѳеодосію Иванову, Леониду Владикову, Евгенію Савицкому, Александру Малиновскому, Николаю Яроновецкому, Ивану Гринцевичу, Николаю Евстифѣеву, Николаю Бордюгу, Якову Аксакову, Николаю Стефановичу и Корнилію Нѣмченко, 15-го -- Александру Левандовскому, Станиславу Модзолевскому, Георгію Кондрашеву, Евгенію Никольскому, Петру Даниловскому, Ѳедору Амбросову, Ивану Барабашу, Александру Юдину и Григорію Карбаннову. 16-го -- Николаю Савельеву, Владиміру Мухину, Александру Терскому, Павлу Имнадае, Василію Крупенникову, Петру Яфимовичу, Матвѣю Бурвевячу, Стефану Рафоновичу и Георгію Лыкошину, 25-го -- Александру Лафицкону, Михаилу Соловьеву, Эдуарду Вильману, Константину Шарону, Владиміру Ховрину, Борису Мисловскому, Василію Никольскому, Алексѣю Спѣсивцеву, Николаю Жегалову и Ивану Паинцову, 26-го -- Петру Тихонову, Семену Максимову, Михаилу Аргузину, Владиміру Витвинскому, Николаю Короткихъ, Михаилу Миропольскону, Георгію Оболенскому, Григорію Попову, Владиміру Алексѣеву, Михаилу Тутолмину и Виктору Прусову, 27-го -- Сергѣю Вовченко, Владиміру Каневскому, Михаилу Вальковскому, Андрею Лушпа, Фелиціану Сѣдльницкому, Михаилу Августовскому, Владиміру Юрманову, Владиміру Малиновскому, Анатолію Прохватилову, Михаилу Афанасьеву, Леониду Гофману, Борису Рафаловичу и Роману Нечаю, и 28-го -- Владиміру Алексѣеву, Владиміру Муратову, Александру Бородичу, Ивану Михееву, Георгію Прессхеру, Михаилу Похомову, Карлу Лѣпа, Виталію Коробка, Александру Ковалевскому и Ѳеодору Крумину; 7-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона, Юрію Кашталинскому: Квантунской крѣпостной артиллеріи: Эдигу Дударову, Эдуарду Кадьнину, Александру Киселеву, Михаилу Эсаулову, Владиміру Катцу и Иннокентію Михайлову; Ковенской крѣпостной артиллеріи, Николаю Діаконову; Квантунской саперной роты, Александру Линденвальду; призваннымъ изъ запаса: Ивану Бицюку, Ивану Золотухину и Августу Тмину; прапорщикамъ запаса: Аркадію Малченко, Оскару Бергу, Карлу Цисковскому, Виктору Эммануэлю, Михаилу Матвѣеву, Иларіону Эпфелю, Николаю Мухину, Александру Дмитріеву-Мамонову и Ивану Азарову.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами -- подполковникамъ: комендантскому адъютанту штаба крѣпости Поргь-Артуръ Михаилу Бодяга; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 13-го -- Рафаилу Эдусову, 14-го -- Александру Голицынскому, 16-го -- Антону Воеводскому и Владиміру Музеусу, 2б-то -- Алексѣю Терехову, 26-го -- Платону Афанасьеву, 27-го -- Владиміру Вольскому и 28-го -- Николаю Далю и Якову Шишко; 3-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Александру Петренко; командиру 1-й батареи 7-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона, Александру Доброву; командиру Квантунской саперной роты, Петру Жеребцову; капитанамъ: оберъ-офицеру для особыхъ порученій при штабѣ 3-го Сибирскаго армейскаго корпуса, генеральнаго штаба, Сергѣю Голованю; военнымъ инженерамъ: Логину Затурскому. Михаилу Лилье, Петру Доброву, Ивану Заборовскому и Александру Родіонову; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 13-го -- Николаю Россину и Константину Кошкину, 14-го -- Александру Ушакову, 15-го -- Павлу Гуриновичу, Ивану Фризелю и Ивану Шхидту, 16-го -- Сергѣю Верховскому, 25-го -- Владиміру Жолтенко, 26-го -- Александру Кириленко и 28-го -- Ивану Высбцкому; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Николаю Нѣжинцеву и Борису Кичееву; 8-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона, Михаилу Бергеру; Квантунской крѣпостной артиллеріи, Николаю Моллеру; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты, Николаю Широгорскому; призванному изъ запаса, Александру Разумовскому; штабсъ-капитанамъ: военному инженеру, Василію Бармину; 104-го пѣхотнаго Устюжскаго генерала князя Багратіона полка, Ѳедору Созонову; числящемуся по армейской пѣхотѣ, участковому начальнику Квантунской области, Ивану Пригоровскому; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Михаилу Андреевскому и Анатолію Оландеру, 13-го -- Ивану Краевскому, Николаю Балину и Андрею Ротайскому, 14-го -- Митрофану Кудрякову, 15-го -- Григорію Борзинскому, Владиміру Кржеминскому и Станиславу-Рожанскому, 16-го -- Дмитрію Базилеву, Ильѣ Орлову, Михаилу Ревудкому, и Константину Сидоровичу, 25-го -- Петру Булгакову и 26-го -- Михаилу Либису; 4-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Людвигу Швиндту, Дмитрію Карамышеву и Рудольфу Ясенскому; 7-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Сергѣю Черкасскому и Владиміру Анохову; Квантунской крѣпостной артиллерія, Михаилу Григорьеву; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты, Ѳедору Саблину; призванному изъ запаса, Александру Марченко; поручикамъ: 93-го пѣхотнаго Иркутскаго Его Императорскаго Высочества Великаго князя Михаила Александровича полка, Владиміру Некрасову; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Михаилу Васильеву и Борису Фросту, 13-го -- Сергѣю Ермаковскому, Александру Федорцеву-Малышу и Всеволоду Олофинскому, 14-го -- Василію Шумскому, 15-го -- Игнатію Ходачинскому, 16-го -- Николаю Станкевичу, Семену Боброву и Николаю Целларіусу, 18-го -- Степану Чуднову, 25-го -- Павлу Кишко, 26-го -- Федору Ломану и 27-го -- Ивану Янышовскому, старшему адъютанту штаба 7-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Евгенію Гриневичу и Ивану Вознесенскому; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Леониду Соколову, Григорію Якубовичу и Ипполиту Сыромятникову; 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона; Леониду Бѣлому и Василію Бабицину; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Ивану Вознесенскому и Николаю Шуба; Квантунской саперной роты: Леониду Дебогорій-Мокріевичу и Константину Ксидо; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты: Петру Рейнботу и Евгенію Феттеру; Портъ-Артурскаго крѣпостного военнаго телеграфа, Николаю Заборову; призванному изъ запаса, Михаилу Мухину; подпоручикамъ: восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Ѳедору Иванову и Ѳедору Андрееву, 13-го -- Константину Недорѣзову, Альфреду Тетсову и Михаилу Попову, 14-го -- Александру Малиновскому, Ивану Гринцевичу, Николаю Стефановичу, Петру Тимковскому и Корнилію Нѣмченко, 16-го -- Григорію Корбаинову, 16-го -- Матвѣю Бурненичу и Владиміру Мухину, 25-го -- Михаилу Соловьеву, 26-го -- Григорію Попову и 27-го -- Сергѣю Вовченко; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады. Иннокентію Михайлову: 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона, Юрію Кашталинскому.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ -- подполковникамъ: восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 26-го -- Михаилу Веснину и 27-го -- Дмитрію Неклюдову; 4-йвосточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Леониду Гобято; капитанамъ: генеральнаго штаба: старшему адъютанту штаба 3-го сибирскаго армейскаго корпуса, Федору Степанову, оберъ-офицеру для особыхъ порученій того же штаба Сергѣю Одинцову и старшему адъютанту штаба 4-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Георгію Романовскому; военнымъ инженерамъ: Александру Версе и Алексѣю фонъ-Шварцу; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Казиміру Стеминевскому, 11-го -- Георгію Колесникову, 12-го Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича -- Василію Постникову, 13-го -- Матвѣю Гаврилову, 14-го -- Николаю Разуновскому и Борису Россину, 16-го -- Александру Кучинскому, 26-го -- Ивану Успенскому и Петру Оношко, 26-го -- Владиміру Дронину, Николаю Пріорову и Герасиму Романову, 27-го -- Станиславу Соболевскому и 28-го -- Павлу Сикорскому и Вячеславу Сахацкому; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Николаю Нѣжевневу, Сергѣю Корниловичу и Александру Бауму; Портъ-Артурской крѣпостной винной роты, Николаю Широгорскому; штабсъ-капитанамъ: 167-го пѣхотнаго Острожскаго полка, Александру Федорцову-Малышу; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Ивану Салтовскому, Михаилу Городищскому и Петру Афанасьеву, 9-го -- Льву Невельскому, 10-го -- Василію Ронгинскому и Александру Щербинину, 13-го -- Павлу Сафьяникову и Платону Студитову, 14-го -- Андрею Константиновичу, Павлу Маньковскому, Николаю Кузьмину, Владиміру Горленко, Александру Ваниковскому, Ивану Яковлеву, Митрофану Кудрякову и Константину Голдину, 16-го -- Андрею Мисюра, Николаю фонъ-Бурзи, Виктору Прохоровичу и Ипполиту Меніе, 16-го -- Андрею Криворученко, Ильѣ Орлову, Михаилу Резуцкому, Сергѣю Веселовскому и Апполинарію Корзуну, 26-го -- Владиміру Кватцу, Петру Проневичу, Николаю Дюкину, Анатолію Спредову и Ивану Макаренко, 26-го -- Александру Груннеру, Михаилу Либису, Евгенію Шванскому, Василію Тевельгиндену, Артуру Здановскому и Николаю Лаксу, 27-го -- Павлу Чурбанову, Ивану Рѣщикову, Петру Крамаренко, Евгенію Мустяцу, Павлу Носову и Анатолію Топольскому и 28-го -- Ѳаддею Беркутову и Константину Любинскому, 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Владиміру Гюнтеру и Дмитрію Корамышеву; 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Александру Сырцову, Владиміру Анохову и Алексѣю Цытовичу; Квантунской крѣпостной артиллеріи: николаю Попову, Василію Багушевскому, Александру Довгели и Михаилу Кириллову; числящимся по полевой пѣшей артиллеріи: С.-Петербургскаго склада огнестрѣльнымъ припасовъ -- Ивану Кряжеву и Московскаго артиллерійскаго склада -- Михаилу Булыгину; Квантунской саперной роты, Александру Смирнову; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты: Алексѣю Адо, Николаю Протасову и Ѳедору Саблину; Портъ-Артурскаго крѣпостного военнаго телеграфа, Александру Шпрингмюлю; призваннымъ: изъ запаса -- Александру Марченко и изъ отставки -- Николаю Шпанову; поручикамъ: 93-го пѣхотнаго Иркутскаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Михаила Александровича полка, Владиміру Некрасову; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Ивану Сѣчко, Леониду Богдановичу и Борису Фросту, 9-го -- Владиміру Кульчицкому и Михаилу Новоселову, 11-го -- Александру Насѣткину и Николаю Ивановскому, 12-го Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича -- Михаилу Славинскому, 13-го -- Игнатію Ясевичу, Николаю Сильванскому, Сергѣю Ермаковскому, Аркадію Пригожему, Виктору Лукашевичу, Всеволоду Олофинскому и Владиславу Левицкому, 14-го -- Василію Шумскому, Іосифу Мигурскому, Владиміру Локощенко, Тихону Петрову, Георгію Трофимову и Фабіану Маньковскому, 15-го -- Петру Погирскому, Мирославу Ходачинскому, Ивану Антонову, Павлу Орловскому, 16-го -- Михаилу Некрасову, Владиміру Пушкову, Николаю Попову, Николаю Целларіусу, Владиміру Федькнеру и Семену Боброву, 18-го -- Степану Чулкову, 25-го -- Леонтію Судіеву, Александру Флорову, Николаю Стрѣлецкому, Генриху Ольшевскому, Павлу Кшико, Николаю Вяткину, Николаю Селикову, Константину Суворову и Сергѣю Князеву, 26-го -- Станиславу Длусскому, Виктору Спиридонову, Іосифу Дунину-Слѣпцу, Михаилу Попову, Владиміру Окуневу, Михаилу Агафонову, Владиміру Вильстрему, Казиміру Кидржесискому и Эдмунду Фицконекому, 27-го -- Дмитрію Карпинскому, Александру Старикову, Осману Османову, Ивану Янышовскому, Александру Ручьеву, Андрею Венгржановскому, Александру Пашкову, Василію Михалеву и старшему адъютанту штаба 7-й восточной-сибирской стрѣлковой дивизіи, Евгенію Гриневичу, 28-го -- Евгенію Ерофееву, Сергѣю Падейскому, Эдуарду Василевскому и Гавріилу Цивчинскому и 33-го -- Фелиціану Глѣбъ-Кошанскому; 4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Ивану Глѣбовачъ-Полонскому, Леониду Соколову, Владиміру Карамышеву, Ипполиту Сыромятникову, Николаю Успенскому и Григорію Якубовичу; 7-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Владиміру Федорову, Роману Грибовскому, Василію Бабицину и Ипполиту Бойе; 1-й вылазочной батареи варшавской крѣпостной артиллеріи, Льву Приклонскому; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Борису Васильеву, Михаилу Наумову, Владиміру Малиновскому, Евгенію Иванову, Василію Конокотину и Ивану Портарескулу; Квантунской саперной роты, Леониду Дебогорій-Мокріевичу; Портъ-Артурской крѣпостной минной роты: Николаю Меликъ-Парсаданову, Петру Рейнботу и Евгенію Феттеру; призваннымъ изъ запаса: Константину Соломонову, Эдуарду Рингсу и Дмитрію Яжгуновичу; Подпоручикамъ: 100-го пѣхотнаго Островскаго полка, Адольфу Занковичу; числящемуся по армейской пѣхотѣ, оберъ-офицеру штаба крѣпости Портъ-Артуръ, Николаю Ганмеру; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Алексѣю Галилееву, Митрофану Попову, Алексѣю Меркульеву, Ѳеодориту Лобыреву, Федору Андрееву и Вячеславу Григорьеву, 10-го -- Константину Довгалю, 13-го -- Владиміру Филиппову, Петру Шахову, Альфреду Тетсову, Константину Недорѣвову, Владиміру Наваревскому, Іосифу Модзолевскому, Василію Трубину, Павлу Орлову, Ивану Лентіонову и Альфреду фонъ-Левисъ-Офъ-Менару, 14-го -- Борису Кишинскону, Георгію Орлу, Евгенію Савицкому, Николаю Бордюгу, Якову Аксакову, Николаю Яроновецкому, Ивану Гринцевичу, Леониду Владыкову, Ѳеодосію Иванову и Николаю Евстифееву, 15-го -- Георгію Кондрашеву, Петру Даниловскому, Федору Амбросову, Александру Левандовскому, Евгенію Никольскому, Станиславу Модзолевскому, Ивану Барабашу и Александру Юдину, 16-го -- Георгію Лыкошину, Павлу Имнадзе, Александру Терскому, Василію Крупенникову, Матвѣю Бурневичу, Петру Яфимовичу, Владиміру Мухину и Николаю Савельеву, 25-го Михаилу Соловьеву, Эдуарду Вильману, Александру Лофицкому, Борису Мисловскому, Владиміру Ховрину, Николаю Жегалову, Ивану Паинцову, Василію Никольскому, Алексѣю Спѣсивцеву и Константину Шарону, 26-го -- Виктору Прусову, Николаю Короткихъ, Владиміру Алексѣеву, Григорію Попову, Михаилу Тутолмину, Георгію Оболенскому, Борису Рафаловичу и Владиміру Витиннскому, 27-го -- Фелиціану Сѣдльницкому, Роману Нечаю, Андрею Лушпа, Сергѣю Вовченко, Владиміру Юрманову, Леониду Гофману, Владиміру Малишевскому и Михаилу Августовскому и 28-го -- Александру Бородачу, Михаилу Алексѣеву, Георгію Пресслеру и Ивану Лѣпа; 4-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Иннокентію Михайлову; 7-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго дивизіона: Юрію Кашталинскому и Александру Соколовскому; Ковенской крѣпостной артиллеріи, Николаю Діаконову; Дубненской крѣпостной артиллерійской роты, Алексѣю Юзефовичу; Квантунской крѣпостной артиллеріи: Анатолію Садыкову, Василію Абызову, Сергѣю Корсакову, Константину Шипинскому, Ивану Бесолову, Александру Киселеву, Эдуарду Кальннну, Владиміру Катцу и Арсенію Корзуну; Квантунской саперной роты, Александру Линденвальду; призваннымъ изъ запаса: Михаилу Вальковскому и Ивану Бицюку; прапорщикамъ запаса: Николаю Мухину, Карлу Тилину, Борису Гейнтце, Николаю Синцову, Иларіону Эйфелю, Карлу Цисковскому, Анатолію Ледашневу, Ивану Азарову, Виктору Эммануэлю, Евгенію Буренину, Оскару Бергу, Аркадію Малченко и Борису Тагѣеву.
   Мечей къ имѣющему ордену Св. Анны 3-й степени -- 4-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: командиру 2-й батареи, полковнику Ивану Лапереву и капитану Али-Ага-Шихлинскому.
   Мечей и банта къ имѣющемуся ордену Св. Анны 3-й степени -- подполковникамъ: 28-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Константину Гульковіусу; комендантскому адъютанту штаба крѣпости Портъ-Артуръ Михаилу Бодяга; Капитанамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 15-го -- Ивану Дмитріеву; 25-го -- Владиміру Жолтенко и 28-го -- Николаю Магеровскому; штабсъ-капитанамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 9-то -- Александру Соловьеву и 27-го -- Ивану Рѣщикову, 4-й Восточно-Сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Рудольфу Ясеневому; призванному изъ запаса, прапорщику Ивану Азарову.
   Мечей къ имѣющемуся ордену Св. Станислава 2-й степени -- подполковникамъ Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 13-го -- Станиславу Карловичу, 15-5о -- Владиміру Кочержевскому и 16-го -- Владиміру Карпову; 27-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка капитану Владиміру Жураковсвому.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

О чинахъ гражданскихъ:

12-го сентября 1905 года, No 39.

   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать, за отличія въ войну съ японцами, ордена:
   Св. Анны 1-й степени -- полевому военно-медицинскому инспектору 2-й Манчжурской арміи, дѣйствительному статскому совѣтнику Владиміру Ціолковскому.
   Св. Станислава 1-й степени: дѣйствительнымъ статскимъ совѣтникамъ: военно-медицинскому инспектору тыла Манчжурскихъ армій, Владиміру Быстрову; корпусному врачу 1-го сибирскаго армейскаго корпуса, Василію Никольскому; исправляющему должность полевого военно-медицинскаго инспектора 1-й Манчжурской арміи, Александру Богушевскому.
   Св. Станислава 1-й степени съ мечами: дѣйствительнымъ статскимъ совѣтникамъ: полевому военно-медицинскому инспектору 3-й Манчжурской арміи, Александру Евдокимову; корпуснымъ врачамъ армейскихъ корпусовъ: 1-го -- Альбину Несслеру, 3-го -- Александру Рябинину и 6-го сибирскаго -- Сергѣю Кривошеину.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени; статскимъ совѣтникамъ: врачамъ для порученій, V класса, при полевыхъ военно-медицинскихъ управленіяхъ Манчжурскихъ армій: 1-й -- Александру Зароастрову и 3-й -- Федору Яницкому; главнымъ врачамъ харбинскихъ сводныхъ госпиталей: No 11 -- Абраму Канаверу и No 14 -- Льву Дикштейну; старшему врачу главной квартиры командующаго 1-ю Манчжурскою арміею, коллежскому совѣтнику Николаю Соболеву.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами: дѣйствительнымъ статскимъ совѣтникамъ: военно-санитарному инспектору крѣпости Портъ-Артуръ, Николаю Субботину; корпусному врачу 5-го сибирскаго армейскаго корпуса, Александру дивизіоннымъ врачамъ: 4-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Михаилу Бѣлявскому; урало-забайкальской сводной казачьей дивизіи, Валеріану Бакаревичу; статскимъ совѣтникамъ, дивизіоннымъ врачамъ пѣхотныхъ дивизій: 35-й -- Василію Кравкову и 37-й -- Петру Косачу; коллежскому совѣтнику, дивизіонному врачу 24-й пѣхотной дивизіи Іосифу Крживцу.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 4-й степени -- врачу для порученій, VI класса, при управленіи начальника санитарной части 1-й Манчжурской арміи коллежскому совѣтнику Григорію Глаголеву.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 4-й степени съ мечами: дивизіонному врачу 7-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, статскому совѣтнику Павлу Вершинину; коллежскимъ совѣтникамъ: дивизіоннымъ врачамъ пѣхотныхъ дивизій: 24-й -- Іосифу Крживцу и 44-й -- Константину Писемскому; завѣдывающему врачебнымъ отдѣленіемъ управленія гражданскою частью Квантунской области, Александру Индолеву: младшимъ врачамъ Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 14-го -- коллежскому ассесору Александру Великопольскому и лѣкарямъ: Александру Ингенолю и Абраму Случевскому и 25-го -- лѣкарю Александру Заменгофу.
   Св. Анны 2-й степени съ мечами -- состоящему въ запасѣ чиновниковъ военно-медицинскаго вѣдомства, лѣкарю Петру Розанову.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами: врачу для порученій гор. Портъ-Артура (онъ же участковый), коллежскому совѣтнику Мартыну Кѣлишу; младшему ординатору портъ-артурскаго своднаго госпиталя, коллежской у ассесору Владиміру Крыжановскому.
   Утверждается пожалованіе Главнокомандовавшимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, орденовъ:

За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

   Св. Анны 2-й степени съ мечами -- классному военному топографу, надворному совѣтнику Ивану Даданъ-Юртову.
   Св. Станислава 3-й степени мечами: секретарю управленія коменданта главной квартиры l-й Манчжурокой арміи, коллежскому ассесору Якову Шкловцову; классному техническому мастеру 5-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, коллежскому регистратору Николаю

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій:

   Св. Анны 3-й степени: дѣлопроизводителю по хозяйственной части 18-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго полка, коллежскому регистратору Евстафію Малярчуку.
   Св. Станислава 3-й степени: дѣлопроизводителю No 1 парка 1-й восточно-сибирской летучей парковой артиллерійской бригады, губернскому секретарю Анатолію дѣлопроизводителю по хозяйственной части 17-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексѣя Александровича полка, коллежскому регистратору запаса Ивану Сизову.
  

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 14-го въ Транзундѣ на яхтѣ "Полярная Звѣзда"

   Утверждается пожалованіе Главнокомандующимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, орденовъ, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:
   Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ -- исправляющему должность штабъ-офицера для порученій, VII класса, управленія главнаго смотрителя продовольственныхъ и вещевыхъ магазиновъ въ Харбинѣ, капитану Ивану Салмину.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ -- исправляющему должность секретаря управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, капитану Константину Петровскому.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій:

   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 4-й степени: бывшему помощнику интенданта тыла Манчжурскихъ армій, нынѣ помощнику окружного интенданта кіевскаго военнаго круга, полковнику Викентію Топоръ-Рабчинскому; 106-го пѣхотнаго Уфимскаго полка подполковнику Леониду Спасскому.
   Св. Анны 2-й степени -- исправляющему должность начальника отдѣленія окружного интендантскаго управленія виленскаго военнаго округа, подполковнику Владиміру Смирнитскому.
   Св. Анны 3-й степени -- бывшему главному смотрителю продовольственныхъ и вещевыхъ магазиновъ въ Харбинѣ, нынѣ главному смотрителю кременчугскаго вещевого склада, полковнику Николаю Соколу; исправляющему должность штабъ-офицера для порученій управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, капитану Петру Алексѣеву.
   Св. Станислава 3-й степени -- капитанамъ: исправляющему должность штабъ-офицера для порученій управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, Константину Трошину; дѣлопроизводителю управленія интенданта 16-го армейскаго корпуса, Вячеславу Овсянникову; столоначальнику окружного интендантскаго управленія кіевскаго военнаго округа, Александру Мочало; штабсъ-капитанамъ: исправляющему должность штабъ-офицера для порученій управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, Александру Кареву; исправляющему должность экзекутора окружного интендантскаго управленія кавказскаго военнаго округа, Валеріану Рѣзунову; помощнику завѣдывающаго минскою военною мукомольнею, Георгію Погребняку; гродненскаго крѣпостного пѣхотнаго баталіона, Алексѣю Муратову; исправляющему должность бухгалтера управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, поручику Михаилу Перекрестову; 139-го пѣхотнаго Моршанскаго полка подпоручику Іосифу Стасиновскому.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 15-го дня, въ Біерке на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Производятся: За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ: по пѣхотѣ: числящійся по армейской пѣхотѣ, завѣдывающій полевою подвижною военною хлѣбопекарнею, капитанъ Немирычъ -- въ подполковники, со старшинствомъ съ 18-го февраля 1905 года.
   За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій: числящійся по армейской пѣхотѣ, завѣдывающій 1-ю Уссурійскою летучею сѣнопрессовальнею, капитанъ Якимовичъ -- въ подполковники.
  

ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

(15-го сентября 1905, No 599).

   11-го сентября сего года послѣдовало Высочайшее повелѣніе, чтобы бывшимъ дружинникамъ Портъ-Артура, подлежащимъ отбыванію воинской повинности но правиламъ устава о сей повинности, но еще не призваннымъ къ исполненію оной, время, проведенное ими въ составѣ дружинъ названной крѣпости, было зачтено въ срокъ дѣйствительной службы и службы въ запасѣ по сокращенному счету, согласно Высочайше утвержденныхъ, 8-го мая сего года, правилъ, объявленныхъ въ приказѣ по военному вѣдомству сего года, 351.
   Подписалъ Военный Министръ

ген.-лейт. Редигеръ.

  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 16-го дня, въ Біорке на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Утверждается пожалованіе Главнокомандовавшимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

Орденовъ:

   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 4-й степени съ мечами и бантомъ -- завѣдывающему обучающимися въ Николаевской академіи генеральнаго штаба офицерами, генеральнаго штаба полковнику Михаилу Матковскому; 124-го пѣхотнаго Воронежскаго полка штабсъкапитану Станиславу Погосскону; 16-го стрѣлковаго Императора Александра III полка поручику Владиміру Баленъ-де-Баллю.
   Св. Анны 2-й степени съ мечами -- подполковникамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го -- Георгію Гейсдеру, 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Кназя Алексія Александровича -- Ивану Степанову, 18-го -- Александру Вольскому и 19-го -- Михаилу Ведюкову; 1-го восточно-сибирскаго сапернаго баталіона, Михаилу Агееву; старшему адъютанту управленія дежурнаго генерала при Главнокомандующемъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Александру Свѣтлишному; капитанамъ Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Петру Лавичу, 18-го -- Георгію Зарембскому и 19-го -- Николаю Бирюкову; 5-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады, Александру Россету; числящемуся по армейской пѣхотѣ, исправляющему должность дѣлопроизводителя полевого военно-госпитальнаго управленія 1-й Манчжурской арміи, Константину Кушакову; штабсъ-капитанамъ: 17-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича полка: Александру Попову и Ивану Шатилову.
   Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ -- подполковникамъ: восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 20-го -- Геннадію Менде и 40-го -- Давиду Симонсону: комендантскому штабъ-офицеру управленія коменданта главной квартиры 1-й Манчжурской арміи, Вацлаву Тусскому; капитанамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Гавріилу Петрову. 18-го -- Владиміру Докучаеву, Николаю Плевакину, Ахмеду Сулейманову и Николаю Ананьеву, 19-го -- Владиміру Гусаревичу и Давиду Ардазіани и 20-го -- Степану Клименко, Петру Мадеину и Эдуарду Катдубаю; штабсъ-капитанамъ: 124-го пѣхотнаго Воронежскаго полка, Виктору Цѣликову;Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го -- Якову Карху, 18-го -- Тимофею Петрову и Сергѣю Колпакову и 20-го -- Александру Грессевичу и Владиміру Жеймо; артиллерійскихъ бригадъ: 43-й -- Николаю фонъ-Вейтбрехту и 1-й восточно-сибирской летучей парковой -- Константину Окуневу; восточно-сибирскихъ саперныхъ баталіоновъ: 1-го -- Петру Скобельцину и 3-го -- Андрею Сивергину; числящемуся по армейской пѣхотѣ, командиру нестроевой роты при главной квартирѣ Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Владиміру Левису; числящемуся по армейской кавалеріи, комендантскому адъютанту управленія коменданта главной квартиры Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, штабсъ-ротмистру Георгію Соколовскому; поручикамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 12-го Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича -- Михаилу Сассъ-Тисовскому, 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Николаю Ростовцеву и Василію Рычкову, 18-го -- Михаилу Мѣренову, 19-го -- Александру Гаваза, 20-го -- Петру Магеровскому и Михаилу Андрееву и 22-го -- Дмитрію Виноградову; восточно-сибирскихъ артиллерійскихъ бригадъ: 9-й стрѣлковой -- Александру Душкевичу и 1-й летучей парковой -- Ивану Успенскому; подпоручикамъ 4-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка: Владиміру Таранову, Георгію Анфилову и Алексѣю фонъ-Геммельману.
   Св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" -- капитанамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 18-го -- Владиславу Макаревичу, Ивану Гришковскому. Анатолію Миллеру и призванному изъ запаса, Ефиму Шестакову, 19-го -- Павлу Левинсону и Петру Полякову и 20-го -- Ивану Перлику и Дмитрію Орѣхову; штабсъ-капитанамъ: 137-го пѣхотнаго Нѣжинскаго Ея Императорскаго Высочества Великой Княгини Маріи Павловны полка, Антону Русанову; 11-го Семипалатинскаго резервнаго баталіона, Александру Ковзану; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Дмитрію Шатилову, Виктору Минину и Петру Ганчину, 18-го -- Рудольфу Домбровскому, Николаю Зырянову, Эмилію Копгельму, Владиславу Климашевскому, Виктору Ленда кому к Сергѣю Боровкову, 19-го -- Якову фонъ-Оффенбергу, Георгію Авшарову, Григорію Фирсову, Николаю Гусаревячу, Андрею Янчису и Михаилу Зозулину, 22-го -- Ивану Пурену, Силѣ Лукьянову, Александру Казимірскому, Николаю Невдачяну, Владиміру Кудрявцеву и Евгенію Семухину, 36-го -- Виктору Фрейнану и 37-го -- Александру Адо; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ артиллерійскихъ бригадъ: 5-й -- Евгенію Квашнину и 6-й -- старшему адъютанту управленія начальника артиллеріи 2-го сибирскаго армейскаго корпуса, Владиміру Кондратьеву; 3-го восточно-сибирскаго сапернаго баталіона, Дмитрію Сверчкову; поручикамъ: восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го призванному изъ запаса, Цезарю Заленскому, 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Княва Алексія Александровича -- Владиміру Солонина, Алексѣю Буголову, 18-го -- Дмитрію Лисученко, Борису Петрашевскому, Эдуарду Зальцману, Дмитрію Кошелеву, Борису Оводову и Николаю Сологубу, 19-го -- Николаю Жукову, Герману Адольфа и Ивану Автандилову и 20-го -- Владиміру Густу, Степану Довгарду, Петру Умырука-Занодьскому и Александру Смирнову; пулеметной роты 5-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи: Августѣ Лукасѣвичу и Николаю Стѣпура; 3-го восточно-сибирскаго сапернаго баталіона, Евгенію Тривоза; подпоручикамъ: 217-го пѣхотнаго Кромскаго полка, Дмитрію Григорьеву; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го -- Николаю Колейникову и Амвросію Горбачевскому, 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Константину Кишкину, 18-го -- Александру Баранову, Ивану Янцену и Іосифу Александровичу, 19-го -- Алексѣю Калязину, Владиміру Одлешке и Василію Моисееву и 20-го -- Ивану Куликовскому; 43-й артиллерійской бригады, Владиміру Хлодовскому; восточно-сибирскихъ саперныхъ баталіоновъ: 1-го -- Павлу Грязеву и 3-го -- Николаю Броверману и Николаю Аѳанасьеву; 1-го Уссурійскаго желѣзнодорожнаго баталіона, Александру Трусову; прапорщикамъ запаса артиллерійскихъ бригадъ: 43-й -- Григорію Егорову и 1-й восточно-сибирской летучей парковой -- Эдуарду Вильмару, Павлу Ребане и Гавріилу Никитину.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами -- исправляющему должность помощника начальника канцеляріи полевого штаба 1-й Манчжурской арміи, полковнику Владиміру Селезневу; подполковникамъ: 17-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича полка, Ѳомѣ Рѣзникову; б-й восточносибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Антону Мартусевичу и Михаилу Радкевичу; капитанамъ: 124-го пѣхотнаго Воронежскаго полка, Сергѣю Сперанскому; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го -- Сильвестру Маковецкому и Петру Ильину, 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Ивану Скорубскому, 18-го -- Александру Масальскому, 19-го -- Василію Мухину, Григорію Фіалковскому и Владиміру Любимову и 20-го -- Михаилу Попову, Алексѣю Янковичу и Владиміру Блохину; 5-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады: Сергѣю Георгіевскому, Николаю Лебедеву и Алексѣю Бурскому; 1-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго артиллерійскаго парка, Михаилу Брянчанинову; 3-го восточно-сибирскаго сапернаго баталіона, Андрею Венецкому; военному инженеру, Константину Исакову; штабсъ-капитанамъ: Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Николаю Савельеву и Алексѣю Демченко, 19-го -- Мито Икономову и 37-го -- Александру Дружинину; пулеметной роты 5-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, Владиславу Дембовецкому; 1-го восточно-сибирскаго сапернаго баталіона, Леониду Флавицкому; 11-й конно-артиллерійской батареи, Анатолію Сварика; поручику 17-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича полка, Владиміру Сурею.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ -- капитанамъ: 17-го восточно-сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича полка, Петру Гоффману; восточно-сибирскихъ саперныхъ баталіоновъ: 1-го -- Сергѣю Александрову и 3-го -- Виктору Айпу; военному инженеру, Евгенію Проценко; числящемуся по армейской пѣхотѣ, комендантскому адъютанту управленія коменданта главной квартиры 1-й Манчжурской арміи, Петру Новицкому; штабсъ-капитанамъ: 121-го пѣхотнаго Пензенскаго генералъ-фельдмаршала графа Милютина полка, Николаю Здаевскому; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 13-го -- Петру Бектѣеву, 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Александру Галузинскому и Петру Ивановскому, 18-го -- Николаю Бѣлицкому, 19-го -- Леониду Шпынову и Александру Шукевичу, 20-го -- Анатолію Бѣлявцеву, Эдмунду Жигалковскому и Николаю Левитскому, 21-го -- Якову Сергѣеву и 33-го -- Василію Давыдову; 43-й артиллерійской бригады, Сергѣю Давыдову; восточно-сибирскихъ стрѣлковыхъ артиллерійскихъ бригадъ: 1-й -- Николаю Дмитріеву и 5-й -- Леониду Смирнову; штабсъ-ротмистру Приморскаго драгунскаго полка, Евгенію Васильеву; поручикамъ; 124-го пѣхотнаго Воронежскаго полка, Петру Садовскому; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го -- Анатолію Есипову, Климентію Ванину, Георгію Синельникову и Константину Шелехову, 6-го -- Ивану Бендерскому и Генриху фонъ-Нефу, 7-го -- Виктору Греку, 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Квявя Алексія Александровича -- Петру Титову, Владиміру Ларіонову, Льву Владимірскому, Николаю Шульцу и Николаю Полевому, 19-го -- Николаю Романову и 20-го -- Ивану Большакову; артиллерійскихъ бригадъ: 43-й -- Виктору Прейсу и 5-й восточно-сибирской стрѣлковой -- Михаилу Бурову, Борису Коху, Николаю Березницкому и Леониду Андреянову; восточно-сибирскихъ саперныхъ баталіоновъ: 1-го -- Леониду Миллеру, Константину Сахновскому и Дмитрію Карбышеву и 3-го -- Николаю Выходцевскому; корпуса военныхъ топографовъ, Александру Зиновьеву; подпоручикамъ: 124-го пѣхотнаго Воронежскаго полка, полковнику Овчаренко; восточносибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 4-го -- Борису Алексѣеву 2-му, Павлу Брывжеву и Владиміру Гофферу и 17-го Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича -- Александру Кувшинникову; Восточно-Сибирскихъ саперныхъ баталіоновъ: 1-го -- Ивану Сосновскому, Константину Добржинскому и Валентину Стельмаховичу и 3-го -- Николаю Бефани; корнету Принорскаго драгунскаго полка, Владиміру Звегинцову; прапорщикамъ запаса: прикомандированному къ штабу 1-го Сибирскаго армейскаго корпуса, Павлу Бартошевичу, 1-го восточно-сибирскаго сапернаго баталіона, Александру Родикову.
   Мечей и банта къ имѣющемуся ордену Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 4-й степени -- состоящему въ распоряженіи Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, генералъ-маіору графу Георгію Бобринскому.
   Мечей къ имѣющемуся ордену Се. Станислава 2-й степени -- 17-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексія Александровича полка подполковнику Николаю Освѣцинскому; командиру пулеметной роты 5-й восточно-сибирской стрѣлковой дивизіи, капитану Федору Осипову.
  

ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 17-го, No 602.

   Государь Императоръ, утвердивъ прилагаемые при семъ хронологическіе перечни: No 1-- походовъ и военныхъ дѣйствій на Печилійскомъ побережьѣ въ 1900--1901 гг., No 2-- походовъ и военныхъ дѣйствій въ Южной Манчжуріи въ 1900--1901 гг. и No 3--походовъ и военныхъ дѣйствій въ Сѣверной Манчжуріи въ 1900--1901 гг., Высочайше повелѣть соизволилъ:
   I. Для внесенія въ послужные списки воинскихъ чиновъ походовъ и военныхъ дѣйствій въ Китаѣ въ 1900--1901 гг., подраздѣлить эти походы и военныя дѣйствія слѣдующимъ образомъ:
   1) На Печилійскомъ побережьѣ -- на три періода:
   1-й періодъ -- отъ начала дѣйствій до взятія г. Тянь-Цзиня, съ 16-го мая по 1-е іюля 1900 г.
   2-й періодъ -- отъ взятія города Тянь-Цзиня до взятія г. Пекина, съ 2-го іюля по 3-е августа 1900 г.
   3-й періодъ -- отъ взятія города Пекина до окончательнаго вывода русскихъ войскъ изъ Печилійской провинціи, съ 4-го августа по 1-е ноября 1900 г.
   2) Въ Южной Манчжуріи -- на два періода.
   1-й періодъ -- отъ объявленія мобилизаціи до занятія гор. Мукдена, съ 17-го іюня по 18-е сентября 1900 года.
   2-й періодъ -- дѣйствія въ Южной Манчжуріи, послѣ занятія г. Мукіена, по очищенію ея отъ остатковъ китайскихъ войскъ и хунхузовъ, съ 19-го сентября 1900 года по 31-е декабря 1901 года.
   3) Въ Сѣверной Манчжуріи -- на два періода:
   1-й періодъ -- отъ объявленія мобилизаціи до прекращенія дѣйствій противъ правительственныхъ китайскихъ войскъ, съ 12-го іюня по 10-е октября 1900 г.
   2-й періодъ -- дѣйствія по очищенію Сѣверной Манчжуріи отъ китайскихъ войскъ и хунхузовъ, съ 11-го октября 1900 г. по 31-е декабря 1901 года.
   II. Кромѣ походовъ и военныхъ дѣйствій, поименованныхъ въ перечняхъ NoNo 1, 2 и 3. внести въ послужные списки чиновъ изъ походныхъ журналовъ и приказовъ частей войскъ, военныхъ управленій и заведеній, еще слѣдующія событія:
   1) Переходъ черезъ границу и вступленіе въ предѣлы Печилійской провинціи, Южной и Сѣверной Манчжуріи.
   2) Время нахожденія въ составѣ отрядовъ:
   а) На Печилійскомъ побережьѣ: Тяньцзинскихъ -- генералъ-маіора С'тесселя и полковника Анисимова; Пекинскаго -- генералъ-лейтенанта Леневича; Бейтанскаго -- генералъ-лейтенанта барона ІІІтакельберга; Лутайскаго -- генералъ-маіора Церпицкаго; Бейтано-Шанхайгуанскаго -- генералъ-маіора Волкова и экспедиціонныхъ -- соотвѣтственно указаніямъ въ перечнѣ No 1.
   б) Въ Южной Манчжуріи: Южно-Манчжурскихъ -- генералъ-лейтенантовъ: Суботича и Церницкаго, генералъ-маіора Фдейшера и полковника Домбровскаго; въ отрядахъ -- полковника Хорунженкова и Мищенко; въ экспедиціонныхъ -- генералъ-лейтенантовъ: барона Каудьбарса, Церницкаго и барона ІІІтакельберга, генералъ-маіоровъ: Фдейшера, Мищенко, полковника Кондратовича и въ другихъ, производившихъ поиски и экспедиціи, соотвѣтственно указаніямъ въ перечнѣ No 2.
   в) Въ Сѣверной Манчжуріи: въ отрядахъ -- генералъ-маіоровъ: Сахарова, Суботича, Гернгросса, Орлова, Айгустова, Ренненкампфа и Алексѣева, въ экспедиціонныхъ -- генералъ-лейтенанта барона Каульбарса, генералъ-маіоровъ; Фока и Ренненкампфа и въ другихъ,-- производившихъ поиски и экспедиціи, соотвѣтственно указаніямъ въ перечнѣ No 3.
   3) Время нахожденія въ періодъ съ 16-го мая 1900 года по 31-е декабря 1901 года -- въ составѣ войскъ на постройкѣ, охранѣ и эксплоатаціи желѣзныхъ дорогъ и телеграфовъ,-- на охранѣ этапныхъ -- сухопутныхъ и рѣчныхъ линій въ тылу дѣйствующихъ отрядовъ.-- для содержанія летучей почты.
   Участіе въ тотъ же періодъ времени -- въ постройкѣ мостовъ и другихъ сооруженій,-- въ приспособленіи судовъ для перевозка войскъ,-- въ перевозкѣ и конвоированіи войскъ военными судами.
   4) Время пребыванія -- въ Печилійской провинціи со дня высадки по день обратной отправки; въ предѣлахъ Южной и Сѣверной Манчжуріи -- со дня перехода Государственной границы по день обратнаго выѣзда изъ этихъ предѣловъ.
   5) Время пребыванія въ Квантунской области, со дня объявленія этой области на военномъ положеніи,-- 8-го іюля 1900 г., по день снятія военнаго положенія, 23-го октября 1901 года.
   6) Время пребыванія въ мѣстностяхъ Приамурскаго военнаго округа, объявленныхъ ни военномъ положеніи со дня объявленія на таковомъ:-- Амурской области, 1-го участка Хабаровской округи, Уссурійской казачьей и Южно-Уссурійской округъ и городовъ: Благовѣщенска, Хабаровска, Никольскъ-Уссурійскаго и Владивостока -- съ 4-го іюля 1900 года, округовъ Забайкальской области -- Акшянскаго, Нерчинско-заводскаго, Нерчинскаго, Читинскаго и Троицкосавскаго -- съ 11-го іюля 1900г., во день снятіи военнаго положенія: въ округахъ Забайкальской области: Троицкосавскомъ и Нерчинскомъ -- 25-го января 1901 года, а въ остальныхъ 24-го апрѣля 1901 года (для пограничныхъ съ Китаекъ станицъ: 2-й Чиндантской, Цаганъ-Одуевской, Дуроевской, Зоргольской, Чалбучинской, Олочинской, Больше-Зерентуйской, Аргуновой, Усть-Уровской и Аркійской и Нерчинско-заводской волости -- 2-го октября 1901 года);-- въ Приморской области -- 31-го января 1901 г. (для Уссурійской казачьей округа и участковъ Новокіевскаго, Каневь-рыбаловскаго и Раздольнскаго -- 30-го октября 1901 года), и для Амурской области и г. Благовѣщенска -- 5-го января 1902 года.
   7) Для войскъ, командированныхъ изъ Европейской Россія и Приамурскаго военнаго округа на Квантунъ и Печили,-- переходы ихъ на Квантунъ и Печили и обратно на постоянныя квартиры въ Европейскую Россію и Приамурскій военный округъ.
   8) Для войскъ, командированныхъ въ Южную и Сѣверную Манчжурію изъ Европейской Россіи, Сибирскаго и Приамурскаго военныхъ округовъ,-- переходы ихъ въ Сѣверную и Южную Манчжурію и обратно на постоянныя квартиры въ Европейскую Россію, Сибирскій и Приамурскій военные округа.
   9) Для мобилизованныхъ войскъ, управленій и заведеній Сибирскаго и Семирѣченской области Туркестанскаго военныхъ округовъ время состоянія на военномъ положеніи, считая первый день мобилизаціи въ таковыхъ 10-го іюля 1900 г. по день демобилизаціи частей, управленій и заведеній.
   10) Для всѣхъ войскъ, совершившихъ морскіе или рѣчные переходы,-- день посадки на суда и день высадки.
   11) Отдѣльнымъ лицамъ, командированнымъ въ распоряженіе командующихъ войсками Приамурскаго военнаго округа и Квантунской области, послѣ начала военныхъ дѣйствій 16-го мая 1900 года и прибывшихъ къ мѣстамъ штатнаго служенія до снятія военнаго положенія въ Приамурскомъ военномъ округѣ и въ Квантунской области,-- время пребыванія ихъ въ составѣ войскъ, указанныхъ округа и области, по день исключенія изъ такового состава.
   12) Пребываніе войскъ и чиновъ Заамурскаго округа Отдѣльнаго Корпуса пограничной стражи въ экспедиціяхъ и походахъ противъ хунхузовъ, въ предѣлахъ Южной и Сѣверной Манчжуріи, въ періодъ времени съ 1-го января 1902 года по 24-е января 1904 г.
   Подписалъ: Военный Министръ,

ген.-лейт. Редигеръ

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 17-го, въ Біорке на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Производится за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ: изъ войсковыхъ старшинъ въ полковники: по казачьимъ войскамъ: командующій 26-мъ Донскимъ казачьимъ полкомъ, Галдинъ (Адріанъ), съ утвержденіемъ въ настоящей должности; 1-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Персидскій принцъ Абдулъ-Самедъ-Мирза: изъ есауловъ въ войсковые старшины: 11-го Оренбургскаго казачьяго полка Михайловъ (Никифоръ); 1-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Раддацъ (Эрнстъ), со старшинствомъ съ 5-го іюля 1905 года; Амурскаго казачьяго полка, Рагускій (Станиславъ).
  
   Государь Императоръ, 18-го сего сентября, Всемилостивѣйше соизволилъ утвердитъ назначенныя главнокомандующимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, согласно удостоенію мѣстной Кавалерской Думы, награды орденомъ св. великомученика и побѣдоносца Георгія 4-й степени, за мужество и храбрость, проявленныя въ морскомъ бою у острова Цусима 14-го мая сего года: командовавшему крейсеромъ II ранга "Алмазъ", флигель-адъютанту, капитану 2-го ранга Чагину; командовавшему миноносцемъ "Бравый", адъютанту Его Императорскаго Высочества генералъ-адмирала Алексѣя Александровича, капитану 2-го ранга Дурново 1-му и корпуса инженеръ-механиковъ флота поручику Беренову.
  
   Государь Императоръ, 18-го сего сентября, Всемилостивѣйше соизволилъ утвердить назначенныя генералъ-адъютантомъ Стесселемъ нижепоименованнымъ лицамъ, за проявленное ими мужество и самоотверженіе во время осады крѣпости Портъ-Артуръ, ордена: лейтенантамъ: Забудскому -- св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ, гвардейскаго экипажа Типиреву -- св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ и св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ, Нордману 1-му и Сипайло -- св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" и 3-й степени съ мечами и бантомъ, Рудневу 3-му и Гладкому -- св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость", Ковалевскому 2-му и Максимову 7-му -- св. Станислава 2-й степени съ мечами, Свиньину 2-му и Капгеру -- св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ; мичманамъ: Феньшоу -- св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" и 3-й степени съ мечами и бантомъ, Саблину 3-му -- св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ и св. Станислава степени съ мечами, Шефнеру -- св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" и 3-й степени съ мечами и бантомъ, Романову 2-му, Дудкину и Шнакенбургу -- св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ, Соймонову 2-му -- св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" и Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ, Арбеневу и Ронгартену -- св. Станислава 2-й степени съ мечами, Вевкроввому 2-му, Меньшикову, Кулибину, Денисову 2-му и Столица -- св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ, корпуса инженеръ-механиковъ флота: штабсъ-капитану Куличенко -- Анны 4-й степени съ надписью "храбрость"; поручикамъ: Гебенштрейту -- св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ и св. Анны 4-й степени съ надписью и 3-й степени съ мечами и бантомъ; Лосеву -- св. Станислава 2-й степени съ мечами; прапорщикамъ по морской части: Вячеславу Морозову и Ивану Семенову -- св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ; старшему врачу 13-го флотскаго экипажа, коллежскому совѣтнику Бенезе и губернскому секретарю Булатову -- св. Станислава 3-й степени съ мечами; коллежскимъ асессорамъ, младшимъ врачамъ: гвардейскаго акипажа Григоровичу -- св. Станислава 3-й степени съ мечами и св. Анны 3-й степени с" мечами и 12-го флотскаго ея величества Королевы Эллиновъ экипажа Рийнвальду -- св. Станислава 3-й степени съ мечами.
  

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 18-го, въ Біорке на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Утверждается пожалованіе бывшимъ командиромъ 3-го сибирскаго армейскаго корпуса, генералъ-адъютантомъ Стесселемъ за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:
   Ордена Св. Станислава 2-й степени съ мечами: состоявшему въ распоряженіи коменданта крѣпости Портъ-Артуръ, нынѣ помощнику начальника Московскаго губернскаго жандармскаго управленія, подполковнику Михаилу Познанскому.

О чинахъ гражданскихъ.

Сентября 18-ю, въ Біорке на яхтѣ "Полярная Звѣзда".

   Производятся: за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій: по вѣдомству интендантскому: чиновникъ для порученій, V класса, управленія главнаго полевого интенданта при Главнокомандующемъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, статскій совѣтникъ Колтановскій -- въ дѣйствительные статскіе совѣтники; за выслугу лѣтъ, со ставъ коллежскіе регистраторы: по вѣдомству главнаго штаба: канцелярскій служитель Сыръ-Дарьинскаго областного правленія Гамбургеръ, съ 5-го іюня 1906 г.; по вѣдомству интендантскому: смотритель Сызранскаго продовольственнаго магазина Гавриловъ, съ 24-го мая 1905 г.; по вѣдомству инженерному: чиновникъ для усиленія главнаго инженернаго управленія Свекольниковъ, съ 23-го іюля 1906 г.; по вѣдомству главнаго штаба: изъ коллежскихъ асессоровъ въ надворные совѣтники; столоначальникъ главнаго штаба, Ивановъ, съ 28-го августа 1905 г.; изъ губернскихъ въ коллежскіе секретари: исправляющій должность журналиста управленія военныхъ сообщеній главнаго управленія генеральнаго штаба, Куршинъ, съ 16-го августа 1906 г.: чиновникъ для усиленія штаба Варшавскаго военнаго округа, Павловъ, съ 4-го августа 1905 г.; дѣлопроизводители по хозяйственной части пѣхотныхъ полковъ: 43-го Охотскаго -- Гахъ, съ 18-го апрѣля и 141-го Можайскаго -- Соколовъ, съ 1-го августа 1906 г.; изъ коллежскихъ регистраторовъ въ губернскіе секретари; исправляющій должность дѣлопроизводителя управленія Перновскаго уѣзднаго воинскаго начальника, Тарасовъ, съ 28-го іюля 1905 г.; по вѣдомству интендантскому: изъ коллежскихъ асессоровъ въ надворные совѣтники: чиновникъ для порученій, VIII класса, Петербургскаго вещевого склада, Щепотьевъ, съ 14-го іюня 1905 г.; изъ титулярныхъ совѣтниковъ въ коллежскіе асессоры: бухгалтеръ управленія корпуснаго интенданта 6-го сибирскаго армейскаго корпуса, Королевъ, съ 28-го мая 1905 г.; столоначальникъ окружного интендантскаго управленія Казанскаго военнаго округа,- Алексѣевъ, съ 13-го іюля 1905 г.; изъ коллежскихъ секретарей въ титулярные совѣтники: состоящій въ резервѣ чиновъ интендантскаго вѣдомства 1-й Манчжурской арміи, Дульскій, съ 24-го апрѣля 1899 г.; помощникъ бухгалтера окружного интендантскаго управленія Одесскаго военнаго округа, Шейковскій, съ 16-го іюля 1905 г.; чиновникъ для порученій, IX класса, Кременчугскаго вещевого склада, Калитинъ, съ 11-го іюля 1905 г.; изъ губернскихъ въ коллежскіе секретари: смотритель Дешлагарскаго продовольственнаго магазина, Кончинъ, съ 31-го января 1905 г.; изъ коллежскихъ регистраторовъ въ губернскіе секретари: помощникъ бухгалтера управленія интенданта 8 сибирскаго армейскаго корпуса, Михайловъ, съ 16-го іюля 1905 г.: по вѣдомству артиллерійскому: изъ надворныхъ въ коллежскіе совѣтники: правитель канцеляріи Брянскаго мѣстнаго арсенала, Ивановъ, съ 8-го мая 1905 г.; механикъ трубочнаго завода Фракманъ, съ 14-го іюля 1905 г.; изъ коллежскихъ асессоровъ въ надворные совѣтники: артиллерійскіе чиновники: Императорскаго Тульскаго оружейнаго завода -- Викторовъ, съ 8-го іюля и Петербургскаго склада огнестрѣльныхъ припасовъ -- Егоровъ, съ 27-го мая -- 1905 г.; классный оберъ-фейерверкеръ Охтенскаго порохового завода, Стуковенко, съ 25-го февраля 1906 г.; классный оружейный мастеръ 60-го драгунскаго Иркутскаго полка, Овсянниковъ, съ 8-го іюня 1905 г.; изъ титулярныхъ совѣтниковъ въ коллежскіе асессоры: химики, старшаго оклада, пороховыхъ заводовъ: Охтенскаго -- Голубицкій, съ 18-го апрѣля и Казанскаго -- Бузниковъ, съ 14-го іюля -- 1906 г.; изъ коллежскихъ секретарей въ титулярные совѣтники: химикъ, младшаго оклада, Охтенскаго порохового завода, Карасевъ, съ 7-го апрѣля 1906 г.; классный оружейный мастеръ 50-го пѣхотнаго Бѣлостокскаго Его Высочества Герцога Саксенъ-Альтенбургскаго полка, Краевскій, съ 9-го іюня 1905 г.; изъ губернскихъ въ коллежскіе секретари: артиллерійскіе чиновники: 1-й запасной пѣшей батареи, Моржановъ, со 2-го мая 1905 г.; Туркестанскаго резервнаго артиллерійскаго парка, Чайка, съ 20-го іюня 1905 г.; Новогеоргіевской крѣпостной артиллеріи Осинкинъ, съ 13-го іюня 1906 г.; изъ коллежскихъ регистраторовъ въ губернскіе секретари: артиллерійскій чиновникъ Нерчинской крѣпостной артиллеріи, Гофманъ, съ 4-го марта 1904 г.; классные оружейные мастера: окружного артиллерійскаго управленія Кіевскаго военнаго округа, Бородинскій, съ 7-го іюля 1905 г.: Севастопольской крѣпостной артиллеріи, Пироговъ, съ 7-го іюля 1906 г.; стрѣлковыхъ полковъ: 1-го -- Скворцовъ, съ 30-го іюня и 3-го Восточно-Сибирскаго -- Надеждинъ, съ 6-го мая -- 1906 г.; 226-го пѣхотнаго резервнаго Бобруйскаго полка, Шалагмнъ, съ 14-го апрѣля 1905 г.; по вѣдомству инженерному: изъ коллежскихъ секретарей въ титулярные совѣтники: инженерный чиновникъ Кутаисской инженерной дистанціи, Акуловъ, съ 2в-то іюля 1905 г.; столоначальникъ окружного инженернаго управленія Петербургскаго военнаго округа, Переслегинъ, съ 28-го іюля 1906 г.; изъ коллежскихъ регистраторовъ въ губернскіе секретари: помощникъ столоначальника окружного инженернаго управленія Петербургскаго военнаго округа, Алфимовъ, съ 21-го іюля 1905 г.; по вѣдомству военно-медицинскому:изъ коллежскихъ въ статскіе совѣтники: врачъ этапнаго отдѣла управленія начальника военныхъ сообщеній ори Главнокомандующемъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Ковалевскій, съ 6-го іюля 1905 г.; старшій врачъ главной квартиры управленія дежурнаго генерала при Главнокомандующемъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Выржиковскій съ 17-го января 1905 г.; врачи для порученій, ТІ класса: при управленіи главнаго полевого военно-медицинскаго инспектора, Квасневскій, съ 8-го іюля 1905 г.; при управленіи начальника санитарной части 1-й Манчжурской арміи: Глаголевъ, Сѣдыгинъ и Ленчевскій, всѣ трое -- съ 28-го декабря 1904 г.; при полевомъ военно-медицинскомъ управленіи 1-й Манчжурской арміи, Жонголовичъ, съ 31-го декабря 1904 г.; старшій врачъ главной квартиры командующаго 1-ю Манчжурской арміею Соболевъ, съ 1-го декабря 1904 г.; фармацевтъ для порученій, VII класса, при полевомъ военно-медицинскомъ управленіи 1-й Манчжурской арміи, Болтуцъ, съ 16-го января 1905 г.; изъ надворныхъ въ коллежскіе совѣтники: старшій врачъ Петербургскаго артиллерійскаго склада, Францъ, съ 28-го іюня 1905 г.; изъ титулярныхъ совѣтниковъ въ колложскіе асессоры: младшій врачъ 17-го стрѣлковаго полка, Ивановъ, съ 28-го ноября 1902 г.
  
   Утверждается пожалованіе Главнокомандовавшимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, орденовъ:

За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

   Св. Станислава 3-й степени -- колежскому регистратору, дѣлопроизводителю по хозяйственной части управленія дивизіоннаго обоза Оренбургской казачьей дивизіи, Николаю Нагаеву.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій:

   Св. Анны 3-й степени -- бухгалтеру управленія корпуснаго интенданта 2-го сибирскаго армейскаго корпуса, коллежскому секретарю Николаю Михайлову.
   Св. Станислава 3-й степени -- дѣлопроизводителю управленія корпуснаго интенданта 2-го сибирскаго армейскаго корпуса, губернскому секретарю Даніилу Лавриненко.
  
   Утверждается пожалованіе командовавшимъ 1-ю Манчжурскою арміею, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій, орденовъ:
   Св. Анны 3-й степени -- дѣлопроизводителю управленія интенданта 1-го Сибирскаго армейскаго корпуса, коллежскому асессору Ивану Плѣшко.
   Св. Станислава 3-й степени -- завѣдывающему корпуснымъ продовольственнымъ складомъ 1-го Сибирскаго армейскаго корпуса, титулярному совѣтнику Всеволоду Антоновичу.
  

ИМЕННОЙ ВЫСОЧАЙШІЙ УКАЗЪ,

данный Правительствующему Сенату.
1905
года, сентября 18-го.

   "Нашего статсъ-секретаря, предсѣдателя комитета министровъ, дѣйствительнаго тайнаго совѣтника Сергѣя, въ воздаяніе его заслугъ предъ Престоломъ и Отечествомъ и отличнаго выполненія возложеннаго Нами на него порученія первостепенной государственной важности, а также въ ознаменованіе особаго Нашего благоволенія, Всемилостивѣйше возводимъ въ графское Россійской Имперіи достоинство.
   Правительствующій Сенатъ не оставитъ сдѣлать надлежащее по сему распоряженіе".
  
   Въ 18-й день сентября сего года Государь Императоръ Высочайше повелѣть соизволилъ:
   1) Сформировать на Дальнемъ Востокѣ изъ Портъ-Артурцевъ, по возвращеніи изъ плѣна, тѣ части, въ коихъ они служили, подъ руководствомъ начальниковъ, бывшихъ въ плѣну, снарядивъ ихъ въ полномъ комплектѣ и выдавъ имъ оружіе.
   2) Возвратить 5, 18, 14, 16, 16 и 26 Восточно-сибирскимъ стрѣлковымъ полкамъ хранящіяся въ главномъ интендантскомъ управленіи спасенныя знамена, для чего теперь же отправить ихъ на Дальній Востокъ.
   3) Выслать 26, 27 и 28 Восточно-Сибирскимъ стрѣлковымъ полкамъ знамена, Высочайше пожалованныя имъ; знамена не были доставлены вслѣдствіе прекращенія сообщенія съ Портъ-Артуромъ.
   4) Возвращеніе спасенныхъ и передачу пожалованныхъ знаменъ произвести съ полнѣйшей торжественностью, въ присутствіи ближайшихъ войсковыхъ частей арміи, съ отданіемъ возможныхъ почестей Портъ-Артурцамъ.
   5) Объявить всѣмъ чинамъ Портъ-Аргунскаго гарнизона при этомъ торжествѣ Высочайшую Его Императорскаго Величества благодарность за доблестное исполненіе воинскаго долга и службы.
   6) Имѣя въ виду увольненіе всѣхъ Портъ-Артурцевъ въ запасъ, назначить въ Портъ-Артурскія части изъ состава другихъ частей на Востокѣ сотвѣтственное число нижнихъ чиновъ по срокамъ службы, коимъ прибыть въ Портъ-Артурскія части до увольненія Портъ-Артурцевъ на родину, съ тѣмъ, чтобы они имѣли возможность воспринять духъ этихъ частей и освоиться съ пріобрѣтенными традиціями.
   7) Лишь послѣ изложеннаго уволить Портъ-Артурцевъ домой, дабы они унесли на родину сознаніе честно исполненнаго долга.
  
   Особый отдѣлъ Главнаго Штаба по сбору свѣдѣній объ убитыхъ и раненыхъ въ войну съ Японіей объявляетъ, что въ стычкѣ съ хунхузами убитъ поручивъ 5-го стрѣлковаго полка Иванъ Евдокимовичъ Сычъ, раненъ войсковой старшина 10-го Оренбургскаго казачьяго полка Василій Дмитріевичъ Тыреннъ.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 19-ю, въ Петергофѣ.

   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ, ордена:
   Св. Станислава 1-й степени съ мечами -- состоящему по Кубанскому казачьему войску, командующему сводною кавказскою казачьею дивизіею, генералъ-маіору Петру Карцову.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами -- полковникамъ: командирамъ казачьихъ полковъ: б-ro Уральскаго -- Павлу Соловьеву и 1-го Верхнеудинскаго, Забайкальскаго казачьяго войска -- Александру Лененгофу; 1-го Верхнеудинскаго полка, Забайкальскаго казачьяго войска, Михаилу Ловцову.
  

ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

   Сентября 19-го дня, No 607. Военный Совѣтъ, разсмотрѣвъ представленіе Главнаго Штаба о размѣщеніи и довольствіи раненыхъ и больныхъ нижнихъ чиновъ на санитарно-лѣчебныхъ станціяхъ, журналомъ 2-го сентября сего года положилъ:
   1) Подлежащіе лѣченію на санитарно-лѣчебныхъ станціяхъ раненые и больные нижніе чины должны быть отправляемы согласно ст. ст. 20 и 22 кн. XVI Свода Воен. Пост. 1869 года и снабжаемы путевымъ довольствіемъ, опредѣленнымъ ст. 29 положенія, объявленнаго при приказѣ по воен. вѣд. 1889 года No 152.
   2) Перевозочные документы и кормовое довольствіе при отправленіи нижнихъ чиновъ на санитарно-лѣчебныя станціи и оттуда выдавать каждый разъ особо на одинъ путь.
   3) Прибывшіе на санитарно-лѣчебныя станціи нижніе чины должны поступать въ вѣдѣніе подлежащихъ уѣздныхъ воинскихъ начальниковъ или комендантовъ.
   4) На обязанности этихъ лицъ лежитъ забота о размѣщеніи больныхъ по казеннымъ помѣщеніямъ, а въ случаѣ неимѣнія таковыхъ, больные размѣщаются или въ палаткахъ, или въ наемныхъ зданіяхъ.
   5) Довольствіе раненыхъ и больныхъ нижнихъ чиновъ за санитарно-лѣчебныхъ станціяхъ производить изъ общаго котла по мѣстнымъ кормовымъ окладамъ, а при невозможности устроить общее продовольствіе -- довольствовать ихъ при земскихъ или общественныхъ больницахъ за установленную плату для больныхъ. Въ случаѣ же невозможности продовольствоваться изъ общаго котла и при больницахъ означеннымъ нижнимъ чинамъ отпускать суточныя деньги каждому по 26 коп. въ сутки.
   Вызываемый этой мѣрой расходъ отнести на военный фондъ.
   Подписалъ: Военный Министръ,

ген.-лейт. Редигеръ.

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ

Сентября 21-го въ Петергофѣ.

   Утверждается пожалованіе Главнокомандовавшимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, и командовавшимъ 1-ю Манчжурскою арміею, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ, орденовъ:
   Св. Равноатстольнаго Князя Владиміра 4-й степени съ мечами и бантомъ -- командиру 1-й Забайкальской казачьей батареи, флигель-адъютанту полковнику Василію Гаврилову; подъесаулу 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Николаю Сарычеву; сотнику 1-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Ивану Тонкихъ.
   Св. Анны 2-й степени съ мечами -- полковникамъ: командиру 4-го Уральскаго казачьяго полка Константину Соколову; командиру 1-го Верхнеудинскаго полка- Забайкальскаго казачьяго войска Александру Левенгофу; войсковому старшинѣ 1-го Аргунскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Василію Куклину; подъесауламъ забайкальскихъ казачьихъ батарей: 3-й -- Александру Карабанову и 4-й -- Дмитрію Сѣченову; сотнику 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска князю Михаилу Кекуатову.
   Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ -- подъесауламъ: 4-го Уральскаго казачьяго полка, Ивану Волохову; полковъ Забайкальскаго казачьяго войска: 2-го Читинскаго -- Павлу Лепехину и 2-го Нерчинскаго -- Андрею Колосовскочу; сотникамъ 1-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска: Константину Дмитрову, Валеріану Трусову и барону Герберту Штакельбергу; хорунжимъ: 5-го Сибирскаго казачьяго полка, нынѣ уволенному отъ службы, Василію Неклюдову; 1-го Вернеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска: Владиміру Григорьеву, Павлу Войлошникову и Павлу Жеребцову; 1-й Забайкальской казачьей батареи: Евгенію Арцишевскому, Николаю Волкову, Григорію Хрипунову и Михаилу Юдину; 5-го Забайкальскаго казачьяго баталіона, Петру Вовину.
   Св. Анны 4-й степени надписью "за храбрость" -- есауламъ: 1-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Виктору Гребенко; 5-го Забайкальскаго казачьяго баталіона, Ѳеодосію Веселаго; подъесауламъ: 4-го Уральскаго казачьяго полка Виктору Сахарнову, Павлу Толстову и Георгію Маркову; сибирскихъ казачьихъ полковъ: 4-го -- Виктору Конради, 5-го -- Александру Сургутанову, я 7-го -- Владиміру Первушину и Василію Степанову; 1-го Вернеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Николаю Лоншакову; сотникамъ 4-го Уральскаго казачьяго полка: Евстигнѣю Смоленову, Лукѣ Суркову, Дмитрію Семенову и Владиміру Толстухину; хорунжимъ: 12-го Оренбургскаго казачьяго полка, Евгенію Казанцеву; 4-го Уральскаго казачьяго полка Федору Юдину; 7-го Сибирскаго казачьяго полка: Алексѣю Фролову, Николаю Черевко и Сергѣю Никифорову; полковъ Забайкальскаго казачьяго войска: 1-го Верхнеудинскаго -- Александру Бурдакову и 1-го Читинскаго -- Василію Мыльникову; 1-й Забайкальской казачьей батареи Виктору Хрипунову.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами -- войсковымъ старшинамъ: 4-го Уральскаго казачьяго полка: Николаю Макушину и Георгію Бородину; 7-го Сибирскаго казачьяго полка Александру Панкову и Власію Усову; 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Ивану фонъ-Глену; есаулу 4-го Сибирскаго казачьяго полка Борису Нератову; подъесауламъ: 4-го Уральскаго казачьяго полка: Аркадію Кокареву и Карпу Загребину; полковъ Забайкальскаго казачьяго войска: 1-го Верхнеудинскаго -- Владиміру Ржевскому и 1-го Читинскаго -- Ивану Шильникову; 4-й Забайкальской казачьей батареи, Киру Коптеву; сотникамъ: полковъ Забайкальскаго казачьяго войска: 1-го Верхнеудинскаго -- Василію Крикопуло и Андрею Некрасову и 2-го Верхнеудинскаго -- Владиміру Кравцову; Амурскаго казачьяго полка, Евфимію Сычову.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ -- подъесауламъ: 4-го Уральскаго казачьяго полка: Іосифу Линкину, Александру Хохлачеву, Николаю Хорошхину и Павлу Желѣзнову; 7-го Сибирскаго казачьяго полка, Николаю Трошкову; 1-го Читинскаго полка, Забайкальскаго казачьяго войска, Петру Ковалевскому; 2-й Забайкальской казачьей батареи, Петру Потоцкому; сотникамъ: 4-го Уральскаго казачьяго полка, Павлу Корину; 7-го Сибирскаго казачьяго полка, Борису Пальшау; хорунжимъ: 7-го Сибирскаго казачьяго полка, Николаю Робуку; 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Георгію Автомонову.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 22-ю, въ Петергофѣ.

   Утверждается пожалованіе Главнокомандовавшимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи:

За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:
Орденовъ:

   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 4-й степени съ мечами и бантомъ -- командиру 5-го Сибирскаго казачьяго полка, полковнику Григорію Путинцеву; войсковому старшинѣ 8-го Сибирскаго казачьяго полка Ивану Евтину; Подъесаулу 3-й Забайкальской казачьей батарея Владиміру Шимеру; хорунжему 2-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска графу Петру Бенкендорфу.
   Св. Анны 2-й степени съ мечами -- состоящему по Забайкальскому казачьему войску, командиру 2-й бригады Урало-Забайкальской сводной казачьей дивизіи, генералъ-наіору Василію Ромейко-Гурко; войсковому старшинѣ 1-го Аргунскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Ивану Яковлеву; сотнику 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Якову Лапшакову.
   Св. Анны 3-й степени въ мечами и бантомъ -- подъесауламъ: полковъ Забайкальскаго казачьяго войска: 1-го Читинскаго -- Константину Мамантову и 2-го Верхнеудинскаго -- Александру Черноярову; 3-й Забайкальской казачьей батареи барону Владиміру Веліо; сотнику 2-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Василію Попову; хорунжимъ 8-го Сибирскаго казачьяго полка: Ивану Кривошеину, Александру Леонтьеву и Станиславу Леліовскому.
   Св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" -- есаулу 5-го Забайкальскаго казачьяго баталіона Георгію Варунъ-Секрету; подъесауламъ: 5-го Сибирскаго казачьяго полка: Константину Усову и Николаю Ползикову; 3-й Забайкальской казачьей батареи, Владиміру Шимеру; сотникамъ: 1-го Оренбургскаго казачьяго полка, Петру Шнырову; 5-го Сибирскаго казачьяго полка, Федору Чарыкову; 2-го Аргунскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Федору Ладыженскому; 3-й Забайкальской казачьей батареи, Михаилу Свѣчникову; хорунжимъ: 10-го Оренбургскаго казачьяго полка, Леониду Шпицбергу; 5*то Сибирскаго казачьяго полка, нынѣ уволенному отъ службы, Василію Неклюдову и того же полка Николаю Корнилову; 8-Й Забайкальской казачьей батареи, Вячеславу Бабушкину.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами -- войсковымъ старшинамъ: 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, князю Арсенію Карагеоргіевичу; командиру 3-й Забайкальской казачьей батареи, Сергѣю Дружинину, сотникамъ: 5-го Сибирскаго казачьяго полка, Михаилу Бакулину; 1-го Читинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска. Александру Сарычеву.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ -- есаулу 8-го Сибирскаго казачьяго полка, Николаю Кузнецову; подъесауламъ: 1-го Оренбургскаго казачьяго полка, Валентину Калачеву; сибирскихъ казачьихъ полковъ: 5-го -- Константину Усову и 8-го -- Василію Долженко; сотникамъ: 5-го Сибирскаго казачьяго полка, Федору Чарыкову; 2-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска: Александру фонъ-Шуберту и Александру Секретеву; хорунжимъ: Сибирскихъ казачьихъ полковъ: 5-го -- нынѣ уволенному отъ службы, Василію Неклюдову и 8-го -- Михаилу Шевчевко; 2-го Верхнеудинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска, Карлу фонъ-Кремеру.
   Золотою оружія съ надписью "за храбрость": есаулу 1-й Забайкальской казачьей батареи Николаю Никонову.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій:

   Ордена Св. Анны 3-й степени -- подъесаулу 1-го Аргунскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Федору Рюмкину.
  

По отдѣльному корпусу пограничной стражи.

Сентября 22-го, въ Петергофѣ.

   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать Заамурскаго округа Отдѣльнаго Корпуса Пограничной Стражи корнету Александру Рыбасову орденъ Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ, взамѣнъ ордена Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ, вторично назначеннаго ему командующимъ Манчжурской арміею, за отличіе въ дѣлахъ противъ японцевъ.
  
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ утвердить назначенныя Главнокомандующимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, и командиромъ 3-го Сибирскаго армейскаго корпуса генералъ-адъютантомъ Стесселемъ чинамъ Заамурскаго округа и Аму-Дарьинской флотиліи поручику (нынѣ мичману Рижской бригады), бывшему въ прикомандированіи къ 20-ы у Восточно-Сибирскому стрѣлковому полку, награды за отличія, оказанныя ими въ дѣлахъ съ японцами и хунхузами, объявленныя въ приказахъ Главнокомандующаго 1904 года за 8, 14, 116, 118, 181 и 277.

Чинъ ротмистра:

   Штабсъ-ротмистру Михаилу Полумордвинову.

Ордена:

   Св. Владиміра 4-й степени съ мечами и бантомъ -- полковникамъ: Владиміру Падьчевскому, Михаилу Гетрашевичу и Петру Колзакову.
   Св. Анны 2-й степени -- подполковнику Артуру Дунтину.
   Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ -- штабсъ-ротмистру Варфоломею Сиротко.
   Св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" -- поручикамъ: Ивану Рахмину и Владиміру Маркову и Аму-Дарьинской флотиліи поручику (нынѣ мичману Рижской бригады), бывшему въ прикомандированіи въ 26-му Восточно-Сибирскому стрѣлковому полку, Александру Иващенко.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами -- ротмистру, Леониду Линицкому и штабсъ-ротмистру Ивану Кузьменко.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ -- поручику Александру Левшиновскому.
   Св. Станислава 3-й степени -- поручику Владиміру Красту.
  

ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОЮ ВѢДОМСТВУ.

(22-го сентября 1905 г., No 613).

   По всеподданнѣйшимъ моимъ докладамъ Государь Императоръ, 26-го іюля и 3-го сентября сего года, Высочайше соизволилъ:
   1) Класснымъ чинамъ гражданскаго управленія Квантунской области, числящимся не военному министерству, дать соотвѣтствующія назначенія или же оставятъ за штатомъ, если въ 1-му января 1906 года они не будутъ устроены на новыхъ должностяхъ.
   2) Офицерскихъ чиновъ того же управленія перевести въ строевыя части или оставить съ 1-го января 1906 года за штатомъ на общемъ основаніи, предоставивъ выборъ того или другого рѣшенія желанію самихъ офицеровъ. Для офицеровъ, находящихся въ плѣну, срокъ для пріисканія новыхъ должностей опредѣлить по прибытіи ихъ въ Россію.
   Подписалъ: Военный Министръ,

ген.-лейт. Редигеръ.

ПРИКАЗЪ ПО МОРСКОМУ ВѢДОМСТВУ.

(22-го сентября 1905 года, No 190.)

   За прекращеніемъ военныхъ дѣйствій, Государь Императоръ, 18-го сентября сего года, Высочайше разрѣшить соизволилъ: приступить постепенно, по мѣрѣ возможности, не ослабляя строевой составъ флота, къ увольненію съ дѣйствительной службы окончившихъ обязательные ея сроки нижнихъ чиновъ, заурядъ-прапорщиковъ по морской и механической частямъ, оставивъ временно, по желанію, продолжать ее тѣхъ изъ нихъ, которые состоитъ на службѣ на подводныхъ лодкахъ, и прочихъ офицерскихъ чиновъ, опредѣленныхъ въ службу во время войны и призванныхъ изъ запаса, не занимающихъ штатныхъ должностей по мирному времени.
   Объявляя о семъ во морскому вѣдомству къ исполненію, предписываю главному морскому штабу сдѣлать по сему распоряженія, имѣя въ виду трудность единовременной перевозки нижнихъ чиновъ въ мѣста жительства.
   Подписалъ: Морской Министръ,

вице-адмиралъ Бирилевъ.

ВЫСОЧАЙШІЯ НАГРАДЫ.

   Государь Императоръ, по всеподданнѣйшему докладу синодальнаго оберъ-прокурора ходатайства военныхъ начальствъ, согласно опредѣленіямъ Святѣйшаго Синода, Всемилостивѣйше соизволилъ, 22-го сентября текущаго года, на награжденіе: состоящаго въ прикомандированія къ 87-му пѣхотному Нейшлотскому полку іеромонаха Богородскаго отряда Краснаго Креста Антонія, исполняющаго пастырскія обязанности въ 244-мъ пѣхотномъ Борисовскомъ полку, іеромонаха Тихона и священника 27-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка Антонія Мшанецкаго, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ, золотыми наперсными крестами на георгіевской лептѣ изъ Кабинета Его Императорскаго Величества.
   Государь Императоръ, по всеподданнѣйшему докладу оберъ-прокурора Святѣйшаго Синода, Высочайше соизволилъ, 22-го сентября текущаго года, утвердить пожалованныя бывшимъ командиромъ 3-го сибирскаго армейскаго корпуса, генералъ-адъютантомъ Стесселемъ, по Высочайше предоставленной ему власти, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ, награды -- орденъ св. Анны 3-й степени съ мечами: священникамъ Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 5-го -- Василію Слюнину, 16-го -- Александру Холмогорову, 16-го -- Іоанну Добросердову, 25-го -- Дмитрію Тресвятскому, 26-го -- Соломону Имерлишвили и 27-го -- Антонію Мшанскому, священникамъ госпиталей полевыхъ: запаснаго No 6 -- Николаю Рождественскому, запасного No 7 -- Павлу Лебедеву и подвижного No 5 -- Георгію Георгіевскому; священникамъ: штаба Квантунской области -- Николаю Глаголеву и крейсера "Баянъ" -- Анатолію Куньеву и іеромонахамъ: броненосца "Побѣда" Никодиму -- и госпиталей полевыхъ: запаснаго No 5 -- Симону, запаснаго No 9 -- Нилу и подвижного No 6--Игнатію.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 23-го, въ Петергофѣ.

   Утверждается пожалованіе командовавшимъ 1-ю Манчжурскою арміею, за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:

Орденовъ:

   Св. Анны 2~й степени съ мечами -- войсковому старшинѣ 2-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска князю Николаю Меликову; сотнику 1-го Аргунскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Афанасію Бочкареву.
   Св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ -- есаулу, состоящему по Забайкальскому казачьему войску, старшему адъютанту штаба Забайкальской казачьей дивизіи, Ивану Поповицкому; подъесаулу 2-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Василію Абухову; сотникамъ полковъ Забайкальскаго казачьяго войска: 2-го Нерчинскаго -- Михаилу Бобровскому и 2-го Аргунскаго -- Ѳедору Лодыженскому.
   Св. Анны 4-й степени съ надписью "за храбрость" -- есаулу 11-го Оренбургскаго казачьяго полка Евгенію Афанасьеву; подъесауламъ: 4-го Сибирскаго казачьяго полка князю Григорію Зейнъ-Витгенштейну-Берлебургу; 2-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Евгенію Слатвинскому; хорунжимъ: 11-го Оренбургскаго казачьяго полка Алексѣю Половникову; 2-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска: Владиміру Давыдову и Александру Крыловскому.
   Св. Станислава 2-й степени съ мечами -- подъесауламъ: 2-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска: Георгію Филиппову и графу Артуру Келлеру: 4-й Забайкальской казачьей батареи, Александру Левицкому; сотнику 2-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Николаю Андрееву; хорунжему 5-го Забайкальскаго казачьяго баталіона Алексѣю Бакшееву.
   Св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ -- подъесаулу Амурскаго казачьяго полка Сергѣю Дмитріеву.
   Мечей и банта къ имѣющемуся ордену Св. Анны 3-й степени -- подъесаулу 2-го Нерчинскаго полка Забайкальскаго казачьяго войска Николаю Волынскому.
  

ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

(23-го сентября 1903 года. No 614).

   Перевозка войскъ на Дальній Востокъ показала, что многіе офицеры не слѣдовали при своихъ частяхъ, а ѣхали въ крайне переполненныхъ пассажирскихъ поѣздахъ, пользуясь свидѣтельствами, выданными на право нагона своихъ частей; въ этихъ же поѣздахъ ѣхали нижніе чины и почти всегда безъ всякихъ документовъ. Цѣлый рядъ предупредительныхъ и карательныхъ мѣръ нѣсколько уменьшилъ размѣры подобныхъ недопустимыхъ проѣздовъ воинскихъ чиновъ.
   Для поддержанія строгаго порядка при обратномъ движеніи войскъ и избѣжанія переполненія пассажирскихъ поѣздовъ устанавливается: всѣ безъ исключенія начальствующія лица и нижніе чины слѣдуютъ при своихъ частяхъ и командахъ, за исключеніемъ особыхъ случаевъ, письменно удостовѣренныхъ начальниками дивизій (отдѣльныхъ бригадъ) подъ личною ихъ отвѣтственностью.
   Желѣзнодорожные коменданты въ Иркутскѣ, Омскѣ, Челябинскѣ и Сызрани обязательно провѣряютъ выдаваемые документы на право отдѣльнаго слѣдованія воинскихъ чиновъ въ пассажирскихъ поѣздахъ, составляя акты въ случаяхъ неразрѣшеннаго проѣзда воинскихъ чиновъ.

Сентября 24-го, No 617.

   Военный Совѣтъ, журналомъ отъ 18-го августа сего года, положилъ:
   Установить, въ видѣ временной мѣры, что офицеры, эвакуированные изъ арміи и признанные способными лишь къ службѣ внѣ строя, могутъ быть назначаемы, съ ихъ согласія, на административныя должности ниже чиновъ ихъ, на тѣхъ же основаніяхъ, какъ это установлено въ законѣ для гражданскихъ чиновъ.
   Положеніе это Высочайше утверждено 17-го сентября 1906 года.
   Подписалъ: Военный Министръ,

ген.-лейт. Редигеръ.

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 24-го, въ Петергофѣ.

   Производится: за боевыя отличія: по пѣхотѣ: числящійся по армейской пѣхотѣ, состоящій въ распоряженіи Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, подполковникъ Хурамовичъ -- въ полковники.
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій:
   Орденъ Св. Анны 2-й степени -- ротмистрамъ, числящимся по армейской кавалеріи: состоящему въ распоряженіи Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Александру Крутскому; адъютанту бывшаго Намѣстника Его Императорскаго Величества на Дальнемъ Востокѣ, Николаю Каховскому.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ РЕСКРИПТЪ,

данный на имя Предсѣдателя Комитета Министровъ, члена Государственнаго Совѣта, статсъ-секретаря, дѣйствительнаго тайнаго совѣтника графа Витте.

   Графъ Сергѣй Юльевичъ. Въ неустанномъ попеченіи о мирномъ преуспѣяніи Россіи, Я изъявилъ согласіе принять дружеское предложеніе Президента Сѣверо-Американскихъ Соединенныхъ Штатовъ о свиданіи русскихъ и японскихъ уполномоченныхъ для выясненія возможности положить предѣлъ всѣмъ бѣдствіямъ и ужасамъ долговременной войны, повлекшей за собою столь многочисленныя жертвы съ обѣихъ сторонъ. Довѣріемъ Моимъ на васъ возложено было порученіе отправиться въ Соединенные Штаты въ качествѣ Моего перваго уполномоченнаго и, въ случаѣ пріемлемости японскихъ предложеній, вступить въ переговоры о заключеніи мира на основаніяхъ, точно Мною предначертанныхъ.
   Какъ во время подробнаго обсужденія предварительныхъ условій, такъ и при окончательной разработкѣ мирнаго договора вы блистательно исполнили предстоявшую вамъ задачу. Дѣйствуя твердо и съ подобающимъ представителю Россіи достоинствомъ, вы достигли справедливыхъ уступовъ, доказавъ непріемлемость тѣхъ условій, которыя могли бы оскорбить патріотическое сознаніе русскаго народа или нанести ущербъ жизненнымъ интересамъ Родины. Признавъ въ должной мѣрѣ послѣдствія успѣховъ, достигнутыхъ противникомъ, вы отклонили, однако, слѣдуя Моимъ указаніямъ, уплату въ какой бы то ни было формѣ расходовъ на веденіе войны, не Россіею начатой, и согласились лишь на возвращеніе Японіи принадлежавшей ей до 1876 года южной части Сахалина. Такимъ образомъ на общее благо успѣшно завершилось дѣло возстановленія мира на Дальнемъ Востокѣ.
   Высоко цѣня проявленное вами умѣнье я государственный опытъ, въ воздаяніе первостепенной, великой заслуги вашей передъ Отечествомъ, жалую вамъ графское Россійской Имперіи достоинство.
   Пребываю къ вамъ неизмѣнно благосклонный
  
   На подлинномъ Собственною Его Императорскаго Величества рукою написано:

"и искренно благодарный
"НИКОЛАЙ".
.

   Петергофъ,
   26-го сентября 1906 года.
  

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 25-го, въ Петергофѣ.

   Производятся: за отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ: изъ генералъ-маіоровъ въ генералъ-лейтенанты: состоящій въ распоряженіи Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Орловъ; изъ полковниковъ въ генералъ-маіоры: командиръ 3-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка, Земляницынъ, со старшинствомъ съ 20-го февраля 1905 года; изъ подполковниковъ въ полковники: 4-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка: Ранцевъ, со старшинствомъ съ 30-го сентября 1904 года и Рудневъ; изъ капитановъ въ подполковники, со старшинствомъ: 2-го гренадерскаго Ростовскаго Его Императорскаго Высочества Великаго князя Михаила Александровича полка, Малаховъ, съ 12-го января 1905 года; 124-го пѣхотнаго Воронежскаго полка, Поповъ (Александръ), съ 18-го іюля 1901 года; 1-то пѣхотнаго сибирскаго полка: Лыткинъ и Поцхверовъ, оба -- съ 13-го февраля 1906 года; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 2-го, Марцинишинъ, съ 9-го апрѣля 1905 года; 4-го: Ильинъ, съ 1-го іюня 1904 года и Маковецкій, съ 21-го февраля 1906 года; изъ заурядъ-прапорщиковъ въ подпоручики: 100-го пѣхотнаго Островскаго полка, Нейманъ (Анатолій), со старшинствомъ съ 18-го февраля 1906 года; 10-го восточно-сибирскаго строковаго полка, Петровскій (Николай).
   За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій: изъ подполковниковъ въ полковники: числящіеся по армейской пѣхотѣ: командующій 6-мъ обознымъ баталіономъ военнаго времени, Нѣжинскій, съ утвержденіемъ въ настоящей должности; состоящіе въ распоряженіи командующаго 1-ю Манчжурскою арміею, для замѣщенія должностей этапныхъ комендантовъ: Шантырь и Покатило; изъ капитановъ въ подполковники: 8-го стрѣлковаго полка, командиръ бригаднаго обоза, Галинскій; изъ ротмистровъ въ подполковники: 23-го драгунскаго Вознесенскаго полка, исправляющій должность коменданта этапа 3-го разряда, Ольшовскій.
  
   Государь Императоръ Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать:

За отличія въ дѣлахъ противъ японцевъ:
Ордена:

   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 2-й степени съ мечами -- генералъ-лейтенантамъ: дежурному генералу при Главнокомандующемъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Александру Благовѣщенскому; исправлявшему должность начальника военныхъ сообщеній при Главнокомандующемъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, нынѣ начальнику канцеляріи Военнаго Министерства, Александру Забѣлину; начальнику 71-й пѣхотной дивизіи, Эдуарду Экку.
   Св. Анны 1-й степени съ мечами -- генералъ-маіорамъ: начальнику штаба 1-го Сибирскаго армейскаго корпуса, барону Александру фонъденъ-БринкРну; состоявшему въ распоряженіи командующаго 2-ю Манчжурскою арміею, нынѣ начальнику штаба 1-го своднаго стрѣлковаго корпуса, Гвидо Рихтеру; генералъ-квартирмейстеру штаба Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Владиміру Орановскому; бывшему генералъ-квартирмейстеру 2-й Манчжурской арміи, нынѣ военному губернатору Приморской области и наказному атаману Уссурійскаго казачьяго войска, Василію Флугу.
   Св. Станислава 1-й степени съ мечами -- генералъ-маіорамъ: бывшему командиру 26-й артиллерійской бригады, нынѣ состоящему въ распоряженіи Главнокомандующаго всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, Эрисъ-Ханъ-Аліеву; состоящему въ распоряженіи командующаго 1-ю Манчжурскою арміею, исправляющему доляшость начальника этапнаго участка, Сергѣю Добронравову.
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 3-й степени съ мечами -- командиру 2-й бригады б-й стрѣлковой дивизіи, генералъ-маіору Николаю Юденичу; полковникамъ: командиру 38-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка; Михаилу Линдестрему; 12-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича полка, Павлу Дзахсарову.
   Мечи къ имѣющемуся ордену св. Анны 1-й степени -- начальнику 35-й пѣхотной дивизіи, генералъ-лейтенанту Ксаверію Добржинскому. За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій: Орденъ св. Станислава 1-й степени -- состоящему въ распоряженіи командующаго флотомъ въ Тихомъ океанѣ, генералъ-маіору Людоміру Бирону.
  

О чинахъ гражданскихъ.

25-го сентября 1905 года, No 41.

   Утверждается пожалованіе Главнокомандовавшимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военныхъ дѣйствій, орденовъ:
   Св. Равноапостольнаго Князя Владиміра 4-й степени -- журналисту правленія интенданта тыла Манчжурской арміи, коллежскому совѣтнику Ивану Цыбушенко.
   Св. Анны 2-й степени -- исправляющему должность начальника отдѣленія управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, надворному совѣтнику Вуколу Сухову.
   Св. Станислава 2-й степени: прикомандированнымъ къ управленію интенданта тыла Манчжурскихъ арній: коллежскому совѣтнику, старшему столоначальнику окружного интендантскаго управленія Виленскаго военнаго округа, Алексѣю Смирнитскому; надворнымъ совѣтникамъ: бухгалтеру управленія интенданта 2-го кавалерійскаго корпуса, Виктору фонъ-Эгерту и завѣдующему продовольственнымъ No 14 магазиномъ 4-го сибирскаго армейскаго корпуса, Дмитрію Остроумову; коллежскому асессору, смотрителю харбинскаго 1 продовольственнаго магазина управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, Ѳедоту Осипову.
   Св. Анны 3-й степени: коллежскому совѣтнику, исправляющему должность начальника отдѣленія управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій, Николаю Загорскому; надворному совѣтнику, прикомандированному къ управленію интенданта тыла Манчжурскихъ армій, бухгалтеру управленія интенданта гвардейскаго корпуса Виктору Алексѣеву; коллежскимъ асессорамъ: управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій: исправляющему должность начальника отдѣленія, Ивану Скониченко, старшимъ столоначальникамъ: Андрею Семенову и Ерофею Квасвицкому и прикомандированной у къ тому же управленію, бухгалтеру управленія интенданта 6-го армейскаго корпуса, Виктору Гаськевичу; коллежскимъ секретарямъ, столоначальникамъ управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій: Іосифу Ростковскому и Тимоѳею Щербухину.
   Св. Станислава 3-й степени: надворному совѣтнику, прикомандированному къ управленію интенданта тыла Манчжурскихъ армій, дѣлопроизводителю управленія интенданта 12-го армейскаго корпуса. Александру Хилинскому; управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій: коллежскимъ асессорамъ, столоначальникамъ: Эдуарду Вроблевскому и заурядъ-военному чиновнику Михаилу Макарову; титулярнымъ совѣтникамъ: бухгалтеру, Григорію Голенкеви чу и столоначальнику, Константину Погорѣлову; титулярнымъ совѣтникамъ: смотрителю харбинскаго вещевого магазина, Константину Драверту; завѣдывающему читинскимъ вещевымъ магазиномъ, чиновнику для порученій, VIII класса) окружного интендантскаго управленія, приамурскаго военнаго округа, Ивану Васютину; прикомандированному въ управленію интенданта тыла манчжурскихъ армій, помощнику бухгалтера московскаго вещевого склада, Михаилу Новомлинскому; губернскимъ секретарямъ: управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій; столоначальнику, Николаю Лего-Долгополову, помощникамъ столоначальниковъ: Константину Пашковскому и заурядъ-военному чиновнику Ильѣ Болѣеву; прикомандированному къ тому же управленію, помощнику столоначальника окружнаго интендантскаго управленія варшавскаго военнаго округа, Архипу Чипакъ-Гнѣдому; помощнику дѣлопроизводителя управленія завѣдывающаго интендантскою частью войскъ Забайкальской области, губернскому секретарю Арсенію Федоруку; управленія интенданта тыла Манчжурскихъ армій: коллежскимъ регистраторамъ: столоначальнику, Ѳеодору Шепотиннику и помощнику столоначальника, заурядъ-военному чиновнику Ѳеодору Шевцову и неимѣющему чина помощнику столоначальника, Евфимію Лужнову.
  

ВЫСОЧАЙШІЙ ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 26-го дня, въ Петергофѣ.

   Исключаются изъ списковъ: убитые въ сраженіяхъ съ японцами: 210-го пѣхотнаго Инсарскаго полка: Капитанъ Пацовскій и штабсъ-капитанъ Мининъ; 28-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка штабсъ-капитанъ Калицкій; состоявшій въ распоряженіи завѣдывавшаго инженерною частью Квантунской области, военный инженеръ, штабсъ-капитанъ Зедгинидзе; умершіе отъ ранъ, полученныхъ въ сраженіяхъ съ японцами: пѣхотныхъ полковъ: 67-го Модлинскаго, штабсъ-капитанъ Шерстяковъ: 122-го Тамбовскаго, капитанъ Ромашкевичъ; Восточно-Сибирскихъ стрѣлковыхъ полковъ: 10-го -- поручивъ Бабенко и 24-го -- штабсъ-капитанъ Богдановскій.
   Государь Императоръ, 26-го сентября, Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать нижепоименованнымъ лицамъ награды:
   За бой 1-го августа 1904 года: крейсера 1-го ранга "Рюрикъ": лейтенантамъ: командовавшему крейсеромъ Иванову 13-му св. Георгія 4-й степени; старшему артиллерійскому офицеру Верху св. Владиміра 4-й степени съ мечами и бантомъ; вахтеннымъ начальникамъГ Постельникову 2-му св. слава 2-й степени съ мечами и Терентьеву 1-му св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ; вахтеннымъ офицерамъ: мичманамъ: Ширяеву св. Георгія 4-й степени и барону Шиллингу 2-му св. Анны степени съ мечами и бантомъ; старшему штурманскому офицеру, капитану Салову св. Анны 2-й степени съ мечами; корпуса инженеръ-механиковъ флота поручикамъ: младшему судовому механику Гейно св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ; минному механику Марковичу 2-му св. Владиміра 4-й степени съ мечами и бантомъ; трюмному механику Тонъ св. Анны 3-й степени съ мечами и бантомъ; старшему судовому врачу, надворному совѣтнику Солуха св. Станислава 2-й степени съ мечами; титулярнымъ совѣтникамъ: шкиперу Анисимову и комиссару Крузману св. Анны 3-й степени съ мечами.
   За бой 14-го мая 1905 года въ Корейскомъ проливѣ: крейсера ІІ-го ранга "Уралъ": командиру крейсера, нынѣ уволенному отъ службы капитану 1-го ранга Истомину св. Станислава 2-й степени съ мечами; старшему офицеру, капитану 2-го ранга князю Ширинскому-Шихматову св. Станислава 2-й степени съ мечами; лейтенантамъ: Кедрову 3-му св. Анны 3-й степени съ мечами и томъ; Анцову и Евдокимову, мичману барону Шиллингу 3-му, прапорщикамъ по морской части: Хачикову и Тидеману св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ; прапорщику по морской части Алтухову св. Станислава 3-й степени cs мечами и бантомъ и знакъ отличія Военнаго транспорта "Анадырь": капитанамъ 2-го ранга командиру транспорта Пономареву золотая сабля съ надписью "за храбрость"; и старшему офицеру Иванову 9-ну св. Анны 2-й степени съ мечами; штурманскому офицеру, лейтенанту Дмитріеву 4-му св. Станислава 2-й степени съ мечами; мичманамъ: Буковскому, Бодиско 2-му, Корякину и Манасеину св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ; корпуса инженеръ-механиковъ флота: капитану Лаврову 2-му св. Станислава 2-й степени съ мечами, штабсъ-капитанамъ: Кирилову и Тихомірову, подпоручику но Адмиралтейству Николаеву, прапорщикамъ по морской части: Левисъ-офъ-Менару и Войткевичу, прапорщикамъ по механической части: Ющуку и Костину св. Станислава 3-й степени съ мечами и бантомъ; судовому врачу, надворному совѣтнику Іону св. Анны 3-й степени съ мечами и содержателю по шкиперской части, титулярному совѣтнику Сушинину св. Станислава 3-й степени съ мечами.
  

ПРИКАЗЪ ПО МОРСКОМУ ВѢДОМСТВУ.

   Сентября 27-іо дня, 379. Во исполненіе Высочайшаго предуказанія образуется комиссія подъ предсѣдательствомъ члена адмиралтействъ-совѣта, вице-адмирала Дикона, для пересмотра положенія о морскомъ цензѣ и выработки проекта новаго закона о прохожденіи службы офицерскихъ чиновъ.
   Въ комиссію назначаются: членами: вице-адмиралы: Никоновъ и Гильтебрандтъ; контръ-адмиралы: Римскій-Корсаковъ, Виреніусъ, фонъ-Нидермиллеръ, Свиты Его Величества Ниловъ и Щенсновичъ; генералъ-маіоры: Порѣчкинъ, Пороменскій и Дюшенъ; тайный совѣтникъ Стеблинъ-Каменскій; капитаны 1-го ранга: Скаловскій 1-й, флигель-адъютантъ Дабичъ, Яковлевъ 1-й, фонъ-Эссенъ и Князь Вяземскій; капитаны 2-го ранга: Бэръ, флигель-адъютантъ Чагинъ, Сергѣевъ 1-й, Римскій-Корсаковъ 1-й, Русинъ и подполковникъ Штенгеръ; лейтенанты: Римскій-Корсаковъ 3-й, фонъ-Шульцъ 3-й, Пилкинъ 1-й и Погуляевъ; дѣлопроизводителями: лейтенантъ Щегловъ и надворный совѣтникъ Галлеръ.
   Предсѣдателю предоставляется приглашать къ участію въ комиссіи и другихъ лицъ по его усмотрѣнію.
   О чемъ объявляю по морскому вѣдомству.
   Подписалъ: Морской Министръ,

вице-адмиралъ Бирилевъ.

ВЫСОЧАЙШІЕ ПРИКАЗЫ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

Сентября 28-го, въ Петергофѣ

   Государь Императоръ, по удостоенію Кавалерской Думы Военнаго Ордена Святаго Георгія, Всемилостивѣйше соизволилъ пожаловать за отличія, оказанныя разновременно при защитѣ крѣпости Портъ-Артуръ:

Орденъ Св. Великомученика и Побѣдоносца Георгія 4-й степени:

   79-го пѣхотнаго Куринскаго генералъ-фельдмаршала князя Воронцова полка подполковнику Сайчуку, за отличное мужество, храбрость и распорядительность, при оборонѣ VI участка Восточнаго фронта крѣпости, съ 16-го но 30-е сентября 1904 года, въ особенности въ дѣлѣ 29-го сентября, когда, не взирая на полученную рану, бросился со ввѣренными ему частями въ штыки на японскія колонны, пытавшіяся овладѣть укрѣпленіемъ No 8, и отразилъ ихъ.
   16-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка подполковнику Владиміру Музеусу, за выдающіяся отличія съ 17-го октября 1904 года до конца осады, при чемъ, будучи душою обороны ввѣреннаго ему 7-го боевого участка 2-го отдѣла оборонительной линіи, руководилъ отбитіемъ цѣлаго ряда штурмовъ, въ особенности 13-го ноября 1904 года, когда, вытѣснивъ японцевъ съ захваченной ими Курганной батареи, блестяще отразилъ четыре отчаянныхъ атаки превосходнаго въ силахъ непріятеля, съ громадными для него потерями.
   27-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка подполковнику Николаю Будянскому, за выдающееся самоотверженіе при укрѣпленіи, съ октября 1904 года, подъ непрерывнымъ огнемъ японцевъ, горы Плоской, важнаго стратегическаго пункта обороны Западнаго фронта крѣпости, и за геройскую защиту этой горы, противъ превосходныхъ силъ непріятеля, съ отбитіемъ четырехъ штурмовъ въ ноябрѣ того же года.
   Военному инженеру капитану Алексѣю фонъ-Шварцу, за построеніе, подъ огнемъ непріятеля, моста чрезъ горжевой ровъ форта No 3 и за успѣшное веденіе минныхъ и контръ-апрошныхъ работъ противъ головы японской сапы, чѣмъ значительно задержалъ движеніе непріятеля, направлявшагося на сказанный фортъ.
   16-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка капитану Сергѣю Верховскому, за выдающіяся храбрость и мужество при отбитіи, 25-го іюля 1904 года, непріятельскихъ атакъ на Дагушань и послѣдующей затѣмъ оборонѣ сей позиціи, противъ превосходныхъ силъ непріятеля, при чемъ командуемая имъ рота потеряла болѣе трехъ четвертей своего состава и самъ онъ получилъ пять тяжкихъ ранъ.
   15-й артиллерійской бригады капитану Али-Ага-Шихлинскому, за искусную и успѣшную, съ 13-го по 17-е октября 1904 года артиллерійскую оборону форта No 3 и укрѣпленія того же No, причемъ, дѣйствуя ввѣренною ему полубатареею противъ превосходныхъ силъ противника, нерѣдко лично наводя орудія за убылью наводчиковъ, неоднократно приводилъ непріятельскую артиллерію къ молчанію и отбивалъ попытки японской пѣхоты завладѣть подступами къ упомянутымъ укрѣпленіямъ.
   15-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка штабсъ-капитану Григорію Борзинскому, за храбрость, самоотверженіе и распорядительность при оборонѣ командуемою имъ ротою окоповъ на сѣверо-западномъ склонѣ Высокой горы, съ 12-го октября по 16-е ноября 1904 года, и въ особенности при отраженіи жестокихъ штурмовъ японцевъ 13-го, 14-го и 15-го ноября, когда, обороняя ввѣренный ему участокъ, рота была почти вся уничтожена, а штабсъ-капитанъ Борзинскій раненъ и едва не погибъ подъ развалинами окопа, разрушеннаго 11-ю снарядами.
   4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады штабсъ-капитану Всеволоду Дешину, за беззавѣтную храбрость и особую распорядительность, при отраженіи штурма японцевъ, 6-го августа 1904 года, на Угловую гору, когда, не взирая на губительный огонь непріятельскихъ осадной и полевой артиллеріи, и, твердо помня принципъ взаимной поддержки, энергичнымъ дѣйствіемъ ввѣреннаго ему взвода 4-й батарея, разгромилъ полевую батарею противника и, открывъ затѣмъ мѣткій огонь по непріятельскимъ пѣхотнымъ колоннамъ, нанесъ имъ полное пораженіе, заставивъ японцевъ разсыпаться и обратиться въ бѣгство.
   4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады штабсъ-капитану Рудольфу-Рафаилу Ясенскому, за выдающійся подвигъ, при отбитіи штурма японцевъ на Высокую гору 4-го сентября 1904 года, когда, получивъ приказаніе взять, со ввѣреннымъ ему взводомъ, противника во флангъ, скрытно подошелъ къ нему, лихо выѣхалъ на позицію и, несмотря на жестокій огонь непріятельскихъ осадныхъ орудій, заставилъ японскія колонны обратиться въ паническое бѣгство.
   5-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка поручику Михаилу Васильеву, за обратное отбитіе у японцевъ, 17-го ноября 1904 года, занятой ими лѣвой вершины горы Высокой, когда, командуя пѣшею охотничьей) командою и подавая примѣръ выдающагося мужества, первымъ ворвался на вершину, и увлекая за собой нижнихъ чиновъ, послѣ штыковой схватки, сбросилъ японцевъ съ горы, при чемъ былъ раненъ и контуженъ.
   28-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка штабсъ-капитану Евгенію Ерофѣеву, за выдающуюся храбрость, при удержаніи у Голубиной бухты, 19-го декабря 1904 года, во главѣ отряда изъ двухъ охотничьихъ командъ и полуроты, цѣлой бригады японцевъ, при чемъ, не взирая на полученную тяжелую рану и убыль свыше половины ввѣреннаго ему отряда, оставался на позиціи подъ жестокимъ огнемъ осадной артиллеріи до тѣхъ поръ, пока не былъ обойденъ во флангъ, послѣ чего отошелъ въ полномъ порядкѣ, увозя имѣвшіеся при отрядѣ пулеметы и орудіе.
   4-й восточно-сибирской стрѣлковой артиллерійской бригады поручику Григорію Якубовичу, за беззавѣтное мужество, выказанное при атакѣ японцами, 2-го августа 1904 года, Трехголовой горы, когда, бывъ посланъ генералъ-маіоромъ Кондратенко остановить отступавшіе, за убылью всѣхъ офицеровъ, остатки разныхъ ротъ, привелъ ихъ въ порядокъ и занялъ съ ними окопы, указанные генералъ-маіоромъ Кондратенко.
   Бывшему въ прикомандированіи къ 26-му Восточно-Сибирскому стрѣлковому полку, поручику Аму-Дарьинской флотиліи, нынѣ мичману флотиліи отдѣльнаго корпуса пограничной стражи, помощнику командира крейсера "Стражъ" Александру Иващенко, за рѣдкое мужество и рѣшительность, выказанныя въ бою 20-го іюня 1904 года на Зеленыхъ горахъ, когда, вызвавшись со взводомъ стрѣлковъ выбить японцевъ, засѣвшихъ съ пулеметомъ въ сосѣдней скалистой горкѣ и поражавшихъ оттуда цѣпь и резервы сказаннаго полка, обошелъ горку съ тыла и, взобравшись на крутизну, ударилъ въ штыки на противника, обратилъ его въ бѣгство и дѣйствіемъ захваченнаго у японцевъ пулемета окончательно уничтожилъ ихъ, чѣмъ, въ свою очередь, воспользовался бывшій въ боевой линіи баталіонъ и, кинувшись на врага, взялъ его главную позицію.
   16-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка (бывшій начальникъ пѣшей охотничьей команды 3-го баталіона онаго) подпоручику Петру Яфимовичу, за выдающуюся храбрость, мужество и распорядительность, при отраженіи въ бою 13-го и 14-го іюля 1904 года непріятельскихъ штурмовъ, направленныхъ на гору Юпилазу, на высоту 139 и на занимаемую имъ, во главѣ охотничьей команды, передовую позицію, при чемъ своевременной поддержкой далъ возможность окруженной японцами сосѣдней охотничьей командѣ вывезти пулеметъ и, не взирая на полученную рану, оставался на ввѣренной ему позиціи до тѣхъ поръ, пока не былъ вторично раненъ и вынесенъ изъ строя.
   28-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго волка подпоручику Ѳедору Крумину, за выдающійся подвигъ, совершенный въ ночь съ 17-го на 18-е ноября 1904 года, когда, сознавая всю важность занятаго японцами окопа у Голубиной бухты, обстрѣливавшаго нашу передовую позицію, бросился, по собственной иниціативѣ, съ 25-ю стрѣлками въ контръ-атаку и подъ фланговымъ и фронтальнымъ огнемъ первымъ вскочилъ въ окопъ, прогналъ японцевъ и, не взирая за полученную въ упоръ рану, распоряжался исправленіемъ окопа.
   Квантунской крѣпостной артиллеріи подпоручику Эдуарду Жальнину, за выдающуюся храбрость, проявленную во время командованія Заредутною батареею при отраженія атакъ непріятеля съ 6-го по 10-е августа 1904 г., когда, не взирая на сильный огонь осадной артиллеріи, успѣшно состязался съ нею четырьмя ввѣренными ему орудіями и мужественно продолжалъ борьбу даже тогда, когда осталось лишь одно неподбитое орудіе, а затѣмъ, сдѣлавъ два послѣднихъ выстрѣла въ упоръ, бросился съ прислугой и стрѣлками въ штыки и сбросилъ японцевъ съ батареи, при чемъ былъ раненъ въ обѣ ноги.
  

ВЫСОЧАЙШІЯ НАГРАДЫ.

   Государь Императоръ, 29-го августа сего года, Всемилостивѣйше соизволилъ утвердить назначенныя Главнокомандующимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженными силами, дѣйствующими противъ Японіи, за отлично-усердную службу во время военныхъ дѣйствій, ордена: капитанамъ 2-го ранга: флигель-адъютанту Бойсману 3-му -- св. Анны степени, Симонову 1-му -- св. Станислава 2-й степени и лейтенанту Яковлеву 8-му -- св. Станислава 2-й степени съ мечами.
  

ПРИКАЗЫ ПО МОРСКОМУ ВѢДОМСТВУ.

I.

(29-го сентября 1905 года, No 202).

   Государь Императоръ, 26-го сентября сего года, Высочайше повелѣть соизволилъ: оставшимся въ живыхъ нижнимъ чинамъ, находившимся на погибшихъ судахъ 2-й эскадры флота Тихаго океана, кромѣ судовъ, сдавшихся непріятелю, выдать пособія, за потерю собственнаго имущества, въ размѣрѣ годового оклада жалованья, но не менѣе двадцати пяти рублей каждому.
   О таковомъ Высочайшемъ повелѣніи объявляю по морскому вѣдомству.

II.

(29-ю сентября 1905 года, No 203).

   Государь Императоръ, во вниманіе къ исключительной трудности похода 2-й эскадры флота Тихаго океана на Дальній Востокъ, 23-го сентября сего года, Высочайше повелѣть соизволилъ: нижнимъ чинамъ этой эскадры, кромѣ судовъ, сдавшихся непріятелю, срокъ дѣйствительной службы, для увольненія въ запасъ флота, сократить на одинъ годъ.
   О таковомъ Высочайшемъ поколѣніи объявляю по морскому вѣдомству.
   Подписалъ: Морской Министръ,

вице-адмиралъ Бирилевъ.

   Особый отдѣлъ Главнаго Штаба по сбору свѣдѣній объ убитыхъ и раненыхъ въ войну съ Японіей объявляетъ, что показанный раненымъ въ No 53 "Русскаго Инвалида", отъ 13-го марта сего года, капитанъ 214-го пѣхотнаго Мокшанскаго полка Захарій Никитичъ Артемьевъ, по дополнительно полученнымъ свѣдѣніямъ, 23-го февраля сего года скончался отъ ранъ.

30-го сентября.

Списокъ офицеровъ, взятыхъ въ плѣнъ въ Корейскомъ проливѣ и на о. Сахалинѣ.
(По свѣдѣніямъ Центральнаго справочнаго бюро о военноплѣнныхъ).

Здоровые:

   1) Домницкій, Николай, подполковникъ Дуйскаго резервнаго баталіона.
   2) Снигиревскій, Алексѣй, штабсъ-капитанъ Дуйскаго резервнаго баталіона.
   3) Масляниковъ, Евгеній, капитанъ 16-го Тифлисскаго гренадерскаго полка.
   4) Качирскій, Анатолій, штабсъ-капитанъ 5-го Кіевскаго гренадерскаго полка.
   5) Подгорскій, Иванъ, штабсъ-капитанъ 5-го Кіевскаго гренадерскаго полка.
   6) Костенко, Петръ, штабсъ-капитанъ 6-го Таврическаго гренадерскаго полка.
   7) Фонъ-Ридигеръ, Василій, капитанъ 14-го Грузинскаго гренадерскаго полка.
   8) Чебалинъ, Викторъ, штабсъ-капитанъ Александровскаго резервнаго баталіона.
   9) Наговицинъ, Владиміръ, штабсъ-капитанъ Корсаковскаго крѣпостного полка.
   10) Ремзинъ, Генрихъ, ветеринарный врачъ пешт. Сахалинскаго баталіона.
   11) Мордвиновъ, Иванъ, поручихъ Корсаковскаго резервнаго баталіона.
   12) Шамшевъ, Федоръ, капитанъ броненосца "Орелъ".
   13) Ларіоновъ, Леонидъ, лейтенантъ броненосца "Орелъ".
   14) Костенко, Владиміръ, помощникъ судостр. броненосца "Орелъ".
   15) Щербачевъ, Олегъ, мичманъ броненосца "Орелъ".
   16) Князь Тумановъ, Леонъ, мичманъ броненосца "Орелъ".
  

ПРИКАЗЪ ПО ВОЕННОМУ ВѢДОМСТВУ.

   Сентября 30-го дня, No 627. Военный Совѣтъ журналомъ 16-го сентября 1905 г. положилъ:
   1) Увеличить, на время обратной усиленной перевозки съ Дальняго Востока войскъ, число наблюдающихъ за перевозкою войскъ на 60 человѣкъ.
   2) Вызываемый этой мѣрой расходъ отнести на военный фондъ.
   Пунктъ 1-й сего положенія Высочайше утвержденъ 23-го сентября 1906 года.
   Подписалъ: Военный министръ,

ген.-лейт. Ридигеръ.

 []

II.
ЦУСИМСКІЙ БОЙ ПО ЯПОНСКИМЪ ИСТОЧНИКАМЪ.-- ЯПОНЦЫ ВЪ МУКДЕНСКИХЪ БОЯХЪ.-- О ПАРОХОДЪ-ГОСПИТАЛѢ "ОРЕЛЪ".-- РУССКІЯ ПОТЕРИ ВЪ ЯПОНСКОМЪ ОСВѢЩЕНІИ.

 []

 []

Цусимскій бой по японскимъ источникамъ.

I.

   Въ газетѣ "Times" появилось обширное и обстоятельное описаніе Цусимскаго боя, составленное токійскихъ корреспондентомъ этой газеты по японскихъ источникахъ, и это, конечно, придаетъ ему особый интересъ, такъ какъ до сихъ поръ мы ничего не имѣемъ съ японской стороны, кромѣ очень краткаго донесенія адмирала Того. До сихъ поръ лучшими описаніями боя, съ русской стороны, надо считать три частныхъ описанія -- съ крейсера "Жемчугъ" ("Нов. Вр." NoNo 10545, 46 и 47), съ крейсера "Изумрудъ" ("Русь", приложеніе No 75) и "Подробности Цусимскаго боя" по показаніямъ участниковъ боя, вернувшихся въ Петербургъ съ отряда адмирала Энквиста ("Новое Время" No 10592). Именно съ этими описаніями больше всего сходится изложеніе токійскаго корреспондента "Times", и вообще, за исключеніемъ нѣкоторыхъ явныхъ, но мелкихъ погрѣшностей, оно производитъ впечатлѣніе очень обстоятельной и добросовѣстной работы, а потому съ ней слѣдуетъ ознакомиться русскому обществу. Въ особенности интересны тѣ выводы, которые дѣлаютъ японцы изъ этого боя, и поэтому эти выводы я приведу полностью. Изъ остального же я возьму лишь то, что даетъ такія подробности, которыя до сихъ поръ оставались неизвѣстными, или то, что даетъ новое, болѣе вѣроятное освѣщеніе различнымъ эпизодамъ этого грандіознаго морского сраженія.
  

II.

   Авторъ увѣряетъ, что когда эскадра Рожественскаго еще собиралась, и даже когда она совершала свой путь до Мадагаскара, въ Японіи относились сь большимъ недовѣріемъ къ возможности ей достигнутъ театра военныхъ дѣйствій и считали сумасшествіемъ попытку преодолѣть тѣ огромныя препятствія, которыя представлялись дли нея, въ особенности вслѣдствіе отсутствія на всемъ пути русскихъ портовъ. Это вполнѣ похоже на правду, такъ какъ такого же мнѣнія было и большинства моряковъ всѣхъ странъ, да и понятно -- никогда ничего подобнаго до сихъ поръ не было. Но при этомъ японцы совершенно неправильно разсчитывали, что Франція объявитъ такія же строгія правила нейтралитета, какъ Англія, за которой послѣдовали многія державы. Авторъ, конечно, защищаетъ японскую точку зрѣнія и не считается съ тѣмъ, что именно Англія объявила гораздо болѣе строгія правила нейтралитета, нежели тѣ, которыхъ она держалась прежде, и при томъ увеличила ихъ строгость уже во время самой войны, когда надо было затруднить плаваніе нашимъ подкрѣпленіямъ, отправившихся на Дальній Востокъ. Конечно, Франція не имѣла никакихъ основаній слѣдовать образу дѣйствій союзницы Японіи.
   Когда наша эскадра покинула Мадагаскаръ, по словамъ автора, японцы все еще вѣрили въ такой нейтралитетъ Франціи, каковымъ они себѣ желали его представить, и потому для того, чтобы Рожественскій могъ успѣшно продолжать свое плаваніе и соединиться съ Небогатовымъ, надо было предполагать съ его стороны какое-нибудь вопіющее нарушеніе нейтралитета одной изъ слабыхъ державъ,-- а именно захватъ какого-нибудь голландскаго или китайскаго порта, не обращая вниманія на протесты изъ Гааги и Пекина. Такъ безцеремонно въ былыя времена всегда поступали именно англичане, а потому такой взглядъ со стороны англичанина, автора статьи, не представляетъ ничего страннаго. Если же дѣйствительно правда, что такъ думало и японцы, то, значитъ, и въ этомъ они оказались хорошими учениками и подражателями своихъ союзниковъ англичанъ и подаютъ очень большія надежды въ будущемъ. Какъ бы это не отразилось больше всего именно на самихъ англичанахъ -- не пришлось бы именно имъ самимъ испытать тяжелыя послѣдствія своихъ уроковъ!
  

III.

   Полный переворотъ во взглядѣ на эскадру Рожесгаенскаго произошелъ въ Японіи, по словамъ автора, именно съ того момента, когда выяснилось, что бухты французскаго побережья Индо-Китая предоставлены къ услугамъ русскаго флота. Тутъ уже дѣло столовалось болѣе чѣмъ серіознымъ: сообщенія съ Японіей полумилліонной японской арміи въ Манчжуріи грозили быть прерзанными. Однако вѣроятность такого несчастья японцы считали очень малой -- они были совершенно увѣрены въ побѣдѣ. Они считали, что если бы русскіе хотѣли бы достигнуть дѣйствительно серіознаго результата, адмиралу Витгефту ни въ въ коемъ случаѣ не слѣдовало бы выходить изъ Поргъ-Артура 28 іюля, и тогда, конечно, слѣдовало бы и адмиралу Іессену оставаться во Владивостокѣ. Имъ надо было дождаться прибытія на театръ военныхъ дѣйствій адмирала Рожественскаго и тогда напасть на флотъ адмирала Того одновременно съ трехъ сторонъ. Давши же возможность адмиралу Того разбить слабыя сами по себѣ части русскаго флота, находившіяся въ Портъ-Артурѣ и Владивостокѣ, русскіе отняли отъ себя надежду на успѣхъ и эскадры Рожественскаго, во-первыхъ, потому, что она сама по себѣ была слишкомъ слаба, а, во-вторыхъ, возвращеніе разбитыхъ частей русскаго флота въ Порть-Артуръ и во Владивостокъ развязало руки японскому флоту, освободивъ его отъ утомительной блокады и дало возможность посвятить гораздо большее время починкамъ: и другимъ приготовленіямъ къ встрѣчѣ Балтійскаго флота.
   Японцы, впрочемъ, приняли всѣ мѣры, чтобы русскіе не могли осуществить этотъ, считавшійся ими лучшимъ, планъ. Они сами говорятъ, что всѣ ихъ огромныя усилія для того, чтобы взять какъ можно скорѣе Портъ-Артуръ, ихъ готовность приноситъ какія угодно жертвы людьми, имѣли одну главную цѣль -- уничтожить портъ-артурскій флотъ раньше, чѣмъ на театрѣ военныхъ дѣйствій появится Балтійская эскадра. Разъ это было достигнуто, они могли ожидать ее съ полнымъ спокойствіемъ, когда даже оказалось, что она такъ или иначе преодолѣла трудности огромнаго пространства, которыя они сначала и считали неодолимыми. Выгоду этого плана поняли, конечно, и у насъ, но только поздно. Его оказалось невозможнымъ выполнить, во-первыхъ, потому, что эскадра Рожественскаго начала снаряжаться слишкомъ поздно, а, во-вторыхъ, изъ-за дурно разсчитанныхъ и незаконченныхъ укрѣпленій Порть-Артура съ сухопутной стороны. Когда японцамъ дали завладѣть высотой въ 203 метра, участь флота была рѣшена, и сколько бы послѣ того ни держался Портъ-Артуръ,-- все равно, эскадра адмирала Рожественскаго не могла получить изъ него никакихъ подкрѣпленій. Поэтому, при наличіи этихъ обстоятельствъ, попытка порть-артурскаго флота добраться до Владивостока являлась настоятельною необходимостью, но только на нее надо было смотрѣть болѣе серіозно. Надо было понимать, что отъ ея удачи зависѣла вся участь войны, а потому надо было принять всевозможныя мѣры для ея успѣха. А для этого надо было во главѣ эскадры поставитъ другого человѣка до ея выхода, а не дѣлать это потомъ, когда уже попытка не удалась; нельзя было снимать съ кораблей ни одной пушки, и не слѣдовало оставлять часть минной флотиліи и мелкихъ судовъ въ Портъ-Артурѣ. Надо было сосредоточить всѣ усилія, для того, чтобы имѣть успѣхъ въ этой самой важнѣйшей за все время войны операціи. Этого не сдѣлали, именно эту важную ставку проиграли -- и этимъ передали въ руки японцевъ всѣ шансы для побѣды при Цусимѣ.
  

IV.

   Планъ Того съ самаго начала состоялъ въ томъ, чтобы сосредоточить всѣ свои силы по сосѣдству съ Корейскимъ проливомъ и именно здѣсь преградить дорогу Балтійской эскадрѣ. Его расчетъ основывался, по словамъ автора статьи, за томъ, что путь черезъ Лаперузовъ проливъ слишкомъ усложнилъ бы для Рожественскаго вопросъ объ углѣ, а Сангарскій проливъ вслѣдствіе своей длины и извилистости слишкомъ опасенъ въ періодъ тумановъ. Во разъ этотъ планъ сталъ бы ясенъ для русскихъ, онъ неминуемо бы рушился, и они именно направилось бы однимъ изъ сѣверныхъ проливовъ. И не отъ того бы это они сдѣлали, говорятъ японцы, что они опасались бы боя съ японскимъ флотомъ -- по ихъ мнѣнію, русскіе не дали никому никакого права сомнѣваться въ ихъ мужествѣ. Они сдѣлали бы это просто потому, что слишкомъ велики были выгоды добраться безъ боя до Владивостока, чтобы тамъ приготовиться къ этому бою и имѣть за собою во время боя надежную базу.
   Поэтому весь успѣхъ плана Того, не считавшаго возможнымъ обезпечить охрану всѣхъ трехъ проливовъ одновременно, зависѣлъ отъ того, насколько ему удалось бы сохранить тайну пребыванія всего японскаго флота но сосѣдству съ Корейскимъ проливомъ. И это ему удалось какъ нельзя лучше. Авторъ статьи справедливо воздаетъ хвалу разумному и выдержанному патріотизму японцевъ, изъ которыхъ многія тысячи лицъ знали о томъ, что флотъ адмирала Того находился съ марта до мая въ Мозампо, и ни одинъ изъ нихъ не проронилъ ни слова. Тѣмъ болѣе, это удивительно, что Россія имѣла значительное число своихъ агентовъ въ китайскихъ портахъ и не малое число авантюристовъ различныхъ національностей было къ ея услугамъ, лишь бы имъ платили хорошія деньги. Имѣлись, по мнѣнію автора, у русскихъ и друзья среди иностранныхъ мессій въ Токіо. И все-таки разузнать о мѣстопребываніи флота адмирала Того русскимъ не удалось.
  

V.

   Съ своей стороны, по мнѣнію автора статьи, адмиралъ Рожественскій отдавалъ полную справедливость искусству противника, и хотя и не могъ узнать точно его плана, во былъ увѣренъ, что тотъ употребить всѣ усилія, чтобы принять бой вблизи японскихъ береговъ. Поэтому онъ не придавалъ никакого значенія слухамъ о появленіи японцевъ въ Южномъ Китайскомъ морѣ, и лучшимъ свидѣтельствомъ этого служитъ тотъ фактъ, что русскій адмиралъ не разставался со своими транспортами до самаго своего приближеніи къ японскимъ берегамъ. Только 12 (25) мая онъ ихъ отослалъ въ Шанхай, и этотъ фактъ произвелъ огромную сенсацію и вызвалъ массу толковъ. Только не удивлялись японскіе моряки, а, напротивъ, радовались такому ясному указанію русскаго адмирала своего плана. Съ этого момента для нихъ было очевидно, что Рожественскій намѣревается идти со всѣмъ своимъ флотомъ именно въ Корейскій проливъ, и съ нихъ спадала забота о возможности появленія русскихъ въ остальныхъ двухъ проливахъ. Такимъ образомъ японцы считаютъ отсылку большей части русскихъ транспортовъ въ Шанхай ошибкой со стороны русскаго адмирала, и съ этимъ нельзя не согласиться. По ихъ мнѣнію, адмиралъ Рожественскій очень искусно началъ свое послѣднее движеніе отъ береговъ Индо-Китая на сѣверъ. Онъ непошелъ между Формозой и материкомъ, что, помимо возможности минныхъ атакъ, указывало бы за его намѣреніе идти въ Корейскій проливъ, а прошелъ восточнѣе этого острова. Разъ онъ такъ сдѣлалъ, для японцевъ оставалось совершенно неизвѣстнымъ, куда онъ направился,-- въ Корейскій проливъ или въ обходъ Японіи. При этомъ авторъ приписываетъ русскимъ очень ловкій пріемъ для того, чтобы скрыть свою истинную цѣль. Въ проливѣ Баши ими былъ остановленъ норвежскій пароходъ съ грузомъ, адресованнымъ въ Японію и за имя японской фирмы, при чемъ, послѣ очень кратковременной задержки для осмотра, онъ былъ отпущенъ, и ему было сообщено, что русскій флотъ можно ожидать черезъ нѣсколько дней въ Корейскомъ проливѣ. Русскіе предвидѣли, что пароходъ во замедлить подѣлиться этими свѣдѣніями по приходѣ въ Японію, но японцы не смогутъ повѣрить, чтобы русскіе сообщили иностранному пароходу истинную свою цѣль, а потому будутъ подвинуты къ обратному предположенію,-- что русскіе въ Корейскій проливъ не пойдутъ. Такимъ образомъ, чѣмъ дольше русскіе удерживали бы при себѣ свои транспорты, безъ которыхъ длинные переходы для нихъ невозможны, тѣмъ болѣе это наталкивало бы японцевъ на мысль, что адмиралъ Рожественскій направился въ обходъ Японіи. И вдругъ 12 (25) мая русскіе транспорты появились въ Шанхаѣ! Это можно было сдѣлать только въ предвидѣньи немедленнаго боя и, значитъ, всякое сомнѣніе для японцевъ о пути русской эскадры отпадало...-- они могли быть увѣрены, что она идетъ въ Корейскій проливъ, и спокойно заняться послѣдними приготовленіями для ея встрѣчи.
  

VI.

   Дѣйствительно, въ 5 ч. утра 14 (27) мая одно изъ многочисленныхъ сторожевыхъ японскихъ судовъ, высланныхъ къ югу отъ Цусимы, дало звать по безпроволочному телеграфу, что "непріятельская эскадра показалась въ квадратѣ No 203 и, повидимому, идетъ въ восточную часть пролива". Объ этомъ обозначеніе мѣста посредствомъ квадратовъ стоить сказать нѣсколько словъ, такъ какъ это лишній разъ показываетъ, какими внимательными наблюдателями были японскіе офицеры, посылавшіеся плавать за иностранныхъ судахъ,-- между прочимъ, и нашихъ.
   Казалось бы, чего проще -- обозначать мѣсто посредствомъ широты и долготы? Но, во-первыхъ, это страшно длинно, а потому, при телеграфированіи, требуетъ и большого времени и подвержено большимъ ошибкамъ, а, во-вторыхъ, такое сообщеніе понятно для всѣхъ, и чтобы его скрытъ, надо его шифровать, что еще болѣе увеличиваетъ объемъ телеграммы и вѣроятность путаницы. Гораздо проще раздѣлить карту извѣстнаго района театра военныхъ дѣйствій на квадраты, затѣмъ ихъ перенумеровать и обозначать вмѣсто широты и долготы нумеръ квадрата. Очевидно, этотъ нумеръ заключаетъ въ себѣ и шифръ, такъ какъ онъ понятенъ только точу, кто имѣетъ карту, раздѣленную на квадраты по извѣстной системѣ. И просто, и надежно. Мнѣ, напримѣръ, лично этотъ способъ никогда не приходилъ въ голову, хотя мнѣ много приходилось участвовать въ маневрахъ, во время которыхъ это особенно удобно, когда мало сдѣлать такъ, чтобы противники не понимали сообщеній другъ друга. Впервые я познакомился съ этимъ способомъ во время плаванія моего на французскомъ крейсерѣ "Latouche-Treville", за которомъ я участвовалъ въ большихъ маневрахъ французскаго флота. Я былъ пораженъ простотой и удобствомъ этого способа и, конечно, въ своемъ отчетѣ о командировкѣ указалъ на этотъ пріемъ, въ ряду со многими другими ее менѣе интересными пріемами и съ полнымъ описаніемъ всѣхъ маневровъ. Но это было въ 1896 году, и, насколько я знаю, ни этотъ пріемъ, ни другіе не получили никакого примѣненія въ нашемъ флотѣ. Въ нѣкоторыхъ изъ предыдущихъ своихъ замѣтокъ я уже указывалъ на судьбу цѣлаго ряда тогдашнихъ моихъ донесеній, напр., о подводныхъ лодкахъ: никто не желалъ даже ихъ прочитать, и я вызволилъ ихъ обратно изъ военно-морского ученаго отдѣла главнаго морского штаба, чтобы хоть имѣть возможность использовать ихъ для моихъ лекцій въ академіи. И я знаю, что если бы адмиралу Рожественскому пришлось назначить пунктъ соединенія съ владивостокскими крейсерами, онъ долженъ былъ бы означить для нихъ этотъ пунктъ посредствомъ широты и долготы, или ему пришлось бы назвать какой-нибудь островъ или проливъ и, чтобы скрыть пунктъ соединенія, ему пришлось бы эту телеграму зашифровать.
   Что русскіе появились именно въ квадратѣ No 203, японцы сочли для себя счастливымъ предзнаменованіемъ -- взятіе именно высоты въ 203 метра рѣшило судьбу русскаго флота въ Портъ-Артурѣ. Столь же зловѣщей для русскихъ оказалась эта цифра и теперь.
   Когда адмиралъ Того протелеграфировалъ въ Токіо, что весь русскій флотъ направляется въ Корейскій проливъ, тамъ всѣ вздохнули съ облегченіемъ -- въ побѣдѣ не сомнѣвался никто.
  

VII.

   Ко мнѣнію японцевъ, планъ, за которомъ остановился русскій адмиралъ, былъ ошибоченъ. Нельзя было достигнуть двухъ цѣлей за разъ -- разбить японцевъ и добраться до Владивостока съ наибольшимъ количествомъ судовъ. Имѣя въ виду послѣднюю цѣль, ему нужно было съ пятью новыми и быстроходными броненосцами прорваться черезъ Корейскій проливъ, пославъ остальные броненосцы и тихоходные крейсеры Сангарскимъ проливомъ, а быстроходные крейсеры направивъ въ проливъ Лаперуза. Соединивъ же вмѣстѣ всѣ эти разнородныя суда, онъ долженъ былъ довольствоваться общей 12-узловой скоростью противъ, по крайней мѣрѣ, 15 узловъ, которые могли развить японцы. Изъ-за этого онъ не могъ выбрать наивыгоднѣйшую для себя дистанцію, которая была для него тѣмъ выгоднѣе, чѣмъ она была больше, вслѣдствіе его преимущества въ числѣ крупной артиллеріи. Конечно, въ самомъ бою онъ увеличилъ ошибочность своего образа дѣйствій тѣмъ, что не раздѣлилъ своей эскадры за отряды соотвѣтственно скорости, которую могла развить различные корабли, и не предоставилъ этимъ отрядамъ полной самостоятельности маневрированія, съ условіемъ согласовать свои дѣйствія лишь съ общимъ планомъ боя. Именно такой способъ дѣйствій рекомендуется въ морской литературѣ для флота, состоящаго изъ отрядовъ, имѣющихъ различную скорость. И опять надо признать, что именно японцы использовала эти указанія военно-морской науки.

 []

VIII.

   Любопытныя свѣдѣнія сообщаетъ авторъ статьи о планѣ, выработанномъ адмираломъ Того для операцій противъ русской эскадры. Планъ этотъ обнималъ районъ отъ острова Квельпарта до Владивостока и былъ разсчитанъ за 4 дня послѣдовательныхъ операцій. Такихъ послѣдовательныхъ операцій предполагалось семь. Въ чемъ должны были заключаться первыя двѣ, для автора статьи осталось невыясненнымъ, за исключеніемъ того, что состояніе погоды заставило японскаго адмирала отказаться отъ ихъ осуществленія. Третья часть плана заключалась въ принятіи боя при выходѣ изъ Корейскаго пролива въ Японское море; четвертая -- въ минной атакѣ въ ночь послѣ боя; пятая -- въ сборѣ всѣхъ уцѣлѣвшихъ судовъ на слѣдующее утро послѣ минной атаки на линіи, идущей отъ корейскаго берега черезъ островъ Матсу-Сима (Дажелета) и Ліанкурскую скалу къ берегу Японіи, чтобы перехватить здѣсь тѣ русскія суда, которымъ удалось бы прорваться къ сѣверу. Какъ извѣстно, эта часть плана удалась вполнѣ: у Матсу-Симы былъ захваченъ адмиралъ Рожественскій на миноносцѣ "Бѣдовый", съ другой стороны этого острова принужденъ былъ себя затопить послѣ жаркаго боя крейсеръ "Дмитрій Донской", у Ліанкурской скалы сдался адмиралъ Небогатовъ, и у корейскаго берега погибла "Свѣтлана" послѣ отчаяннаго боя съ двумя превосходными по силѣ противниками. Шестая и седьмая части плана остались невыполненными, такъ какъ полное уничтоженіе русскаго флота сдѣлало ихъ безполезными. Въ чемъ онѣ заключались -- авторъ статьи не сообщаетъ.
   Отъ мѣста стоянки японскаго флота (Мозампо), до острова Окино-Симы, у котораго адмиралъ Того намѣревался сосредоточить свои силы для встрѣчи русскихъ, если они пойдутъ восточнымъ проливомъ, считается 150 миль. Поэтому ему нужно было знать значительно заранѣе объ ихъ движеніяхъ, и въ этомъ случаѣ единственнымъ къ тому средствомъ являлась хорошо поставленная служба крейсеровъ. И надо отдать справедливость японскимъ крейсерамъ, -- они превосходно выполнили свое дѣло. Достаточно напомнить слѣдующія слова изъ офиціальнаго донесенія Того: "Утро и день были очень туманны, такъ что дальше чѣмъ за 5 миль ничего не было видно, но, благодаря прекрасной службѣ развѣдочныхъ отрядовъ и несмотря на то, что непріятель былъ отъ меня на разстояніи 20 миль, я былъ такъ хорошо освѣдомленъ объ его положеніи, какъ будто онъ находился въ полѣ моего зрѣнія. Такъ, еще прежде, чѣмъ я его увидѣлъ, я зналъ, что его боевая линія состоитъ изъ соединенныхъ 2-й и 3-й Балтійскихъ эскадръ, сопровождаемыхъ особыми семью вспомогательными судами; что суда идутъ двумя кильватерными колоннами; что главныя силы находятся во главѣ правой колонны, вспомогательныя суда въ замкѣ ея и что вся эскадра идетъ на сѣверо-востокъ со скоростью 12 узловъ. Я рѣшилъ поэтому напасть на непріятеля около 2 часовъ поиолудни главными своими силами вблизи Окино-Симы и начать нападеніе на передовыя суда лѣвой колонны." Но о чемъ адмиралъ Того не упоминаетъ въ своемъ донесеніи, такъ это о томъ, что русскіе не сдѣлали ни малѣйшей попытки помѣшать этому важному дѣлу японскихъ развѣдочныхъ отрядовъ, и почему это такъ было -- остается загадкой до сихъ поръ; по всему же, что до сихъ поръ извѣстно, помѣшать японцамъ было вполнѣ возможно. Не буду повторять подробныхъ моихъ по этому поводу соображеній,-- я изложилъ ихъ съ полною подробностью въ замѣткахъ моихъ, напечатанныхъ въ "Новомъ Времени" 8-го, 9-го и 11 іюня и то же самое повторилъ бы и теперь. Неужели же согласиться съ авторомъ разбираемой мною теперь статьи, что причина безпечности русскихъ заключалась въ томъ, что японцамъ удалось вселять въ нихъ мнѣніе, что главныхъ силъ японскаго флота нѣтъ въ Корейскомъ проливѣ, что эти силы находятся или у Сангарскаго или у Лаперузова проливовъ, а тутъ имѣется лишь небольшой наблюдательный отрядъ крейсеровъ? И будто бы имъ удалось обмануть русскихъ такими наивными пріемами, какъ первоначальное появленіе передъ ними только слабыхъ крейсеровъ, въ сопровожденіи устарѣлаго броненосца "Ченъ-Іенъ", служившаго имъ будто бы единственной поддержкой! Неужели это дѣйствительно такъ? Къ сожалѣнію, русскія донесенія ничего объ этомъ не говорятъ.
  

IX.

   Адмиралъ Того очень умѣло воспользовался точнымъ знаніемъ расположенія русской эскадры. Изъ того, что въ правой колоннѣ шли новѣйшіе и сильнѣйшіе наши броненосцы, онъ заключилъ, что адмиралъ Рожественскій ожидаетъ его появленія справа, а поэтому, пользуясь тѣмъ, что всѣ передвиженія японцевъ внѣ разстоянія 5 миль оставалась для русскихъ скрытымъ, адмиралъ Того, внѣ этого разстоянія, перешелъ на лѣвую сторону русское эскадры и на нее и обрушился. Задачей онъ поставилъ себѣ выбивать по очереди непріятельскіе головные корабли, сосредоточивая на нихъ по очереди огонь всей своей броненосной эскадры, ходя поперекъ пролива, вдоль котораго длинной растянутой линіей шли русскіе. Для этого онъ употребилъ свои 12 броненосныхъ судовъ, раздѣливъ и ихъ на два отряда: въ одномъ были 4 эскадренныхъ броненосца и 2 броненосныхъ крейсера "Ниссинъ" и "Кассуга", очень подходившіе къ броненосцамъ по системѣ расположенія своей брони, а въ другомъ -- остальные 6 броненосныхъ крейсеровъ совершенно одинаковаго типа и съ общимъ ходомъ еще большимъ, чѣмъ у перваго отряда Всѣ же неброненосные крейсера, опять раздѣленные на отряды, сообразно ихъ типамъ и скоростямъ, адмиралъ Того послалъ на югъ, съ приказаніемъ обойти русскій флотъ и напасть на его тылъ, т.-е. на его крейсеры и транспорты. Такимъ образомъ бой раздѣлался на два совершенно самостоятельныхъ боя: за бой броненосцевъ на сѣверѣ и бой крейсеровъ -- за югѣ.
   Всѣ японскіе отряды, въ противоположность русскимъ, имѣли полную самостоятельность, и свободу въ маневрированіи, руководствуясь лишь общею, поставленною имъ адмираломъ Того цѣлью: на сѣверѣ выбивать головные корабли, на югѣ дѣлать то же самое съ концевыми кораблями, напирать на нихъ сзади и вносить въ ряды ихъ безпорядокъ, который стѣснялъ бы маневрированіе главныхъ силъ русскаго флота.
   Подробности, какъ это было сдѣлано, я приводить не буду,-- все это было описано много рать. Упомяну только о нѣкоторыхъ частностяхъ, дополняющихъ другія описанія.
   По мнѣнію японцевъ, русскіе первые открыли огонь съ разстоянія отъ 9.000 до 10,000 метровъ, какъ бы желая использовать свое преимущество въ числѣ крупныхъ орудій, но японцы не отвѣчали, пока разстояніе ее уменьшилось до 6,000 метровъ (около 3 1/2 верстъ). Въ предыдущихъ встрѣчахъ съ русскимъ флотомъ Того удерживалъ большое разстояніе, такъ какъ ему надо было, насколько возможно, беречь свои корабли для будущаго. Теперь же передъ нимъ была послѣдняя часть русскихъ морскихъ силъ, теперь надо было имѣть въ виду одну цѣль-нанести этой части наибольшій вредъ, а для рѣшительнаго боя необходимо короткое разстояніе -- вотъ почему адмиралъ Того намѣнялъ своей прежней тактикѣ.
   Съ самаго начала боя сдѣлалось ясно, что русскіе стрѣляютъ очень плохо. По японскимъ наблюденіямъ, будто бы самымъ тщательнымъ, выходитъ, что въ началѣ боя на каждое русское попаданіе приходилось японскихъ, а потомъ это число возросло до четырехъ.
   Именно артиллерійскому огню японцы приписываютъ выводъ изъ строя съ самаго начала боя "Ослябя", "Суворова" и "Императора Александра III". Были потери и у нихъ. На броненосномъ крейсерѣ "Адзума" былъ подбитъ рулевой приводъ и въ немъ открылась такая сильная течь, что онъ долженъ былъ выйти изъ строя, чтобы произвести исправленіи, а за "Кассугѣ" было подбито три 8-дюймовыхъ орудія {Здѣсь авторъ, очевидно, ошибается. Это случилось, вѣроятно, на "Ниссинѣ", на которомъ 4 такихъ пушки, а за "Кассугѣ" ихъ всего двѣ.}. Но это уже не могло ничего измѣнить. Сраженіе, собственно говоря, уже было выиграно черезъ сорокъ минутъ послѣ начала боя.
   Былъ, правда, одинъ моментъ, когда казалось, что русскимъ удалось прорваться за сѣверъ. Японцы разсказываютъ объ этомъ такъ. Около 5 ч. пополудни русскіе вдругъ повернули за югъ, какъ бы намѣреваясь возвратиться назадъ въ Китайское море, и потомъ вдругъ опять направились на сѣверо-востокъ. Дымъ и туманъ совершенно скрыли ихъ въ этотъ критическій моментъ отъ глазъ адмирала Того, и только послѣ получаса быстраго движенія на югъ онъ открылъ свою ошибку.
   Увидавъ, что на сѣверъ идутъ только шесть русскихъ броненосцевъ ("Орелъ", "Императоръ Александръ III", "Бородино", "Сисой Великій", "Наваринъ" и "Нахимовъ"), а остальные смѣшались съ крейсерами, адмиралъ Того повернулъ на сѣверъ только съ отрядомъ броненосцевъ, гдѣ вновь повторилъ свой маневръ сосредоточенія огня на головномъ, а отрядъ броненосныхъ крейсеровъ отправилъ на помощь своимъ легкимъ крейсерамъ. Результатомъ дѣйствій перваго отряда была гибель "Бородино" и "Императора Александра II". Послѣдній японцы считаютъ погибшимъ непосредственно отъ дѣйствія артилеріи; что же касается до "Бородино", то на немъ наблюдался около сорока минутъ огромный пожаръ, который, повидимому, достигъ до погребовъ съ боевыми припасами. Такое же заключеніе можно вывести ивъ превосходнаго описанія боя, сдѣланнаго по разсказамъ офицеровъ съ "Изумруда" ("Русь", прилож. No 75, отъ 19 августа).
   Дѣйствія крейсеровъ на югѣ были далеко не столь, удачны. Имъ удалось потопить только два парохода ("Уралъ" и "Камчатка"), тогда какъ флагманскіе крейсеры адмираловъ Дева и Уріу были вынуждены выйти изъ строя для исправленій. Такой результатъ японцы приписываютъ появленію среди крейсеровъ отряда адмирала Небогатова. Но дѣло сейчасъ же приняло другой оборотъ, когда къ японцамъ подоспѣлъ посланный Того на помощь отрядъ броненосныхъ крейсеровъ. Русскіе въ полномъ безпорядкѣ направились къ сѣверу, а японцы преслѣдовали ихъ до наступленія темноты. Вовремя этого преслѣдованія бывшіе при крейсерскихъ отрядахъ истребители наткнулись на совершенно безпомощный и неподвижный "Суворовъ", на которомъ могла дѣйствовать только одна пушка, и потопили его минами. На "Суворовъ", вышедшій изъ строя и лишившійся мачтъ, трубъ и значительной части своей артиллеріи, произведена была минная атака и раньше -- около 4 ч. 45 м. дня, но тогда ему удалось отбиться, хотя въ него, но мнѣнію японцевъ, и попала одна мина. Теперь же онъ не могъ оказать никакого сопротивленія, хотя и стрѣлялъ до самаго момента гибели изъ единственной своей цѣлой пушки.
  

X.

   Того очень опасался за успѣхъ предположенной ночной минной атаки, изъ-за сильнаго вѣтра, дувшаго во время дневного боя. Но, на счастіе японцевъ, къ вечеру вѣтеръ началъ стихать, и хотя море еще продолжало оставаться неспокойнымъ, но если бы миноносцы могли дѣйствовать только въ штиль, то надо было бы признать мину совершенно негоднымъ оружіемъ. Минная атака была приготовлена въ грандіозныхъ размѣрахъ -- въ ней должны были принять участіе шесть отрядовъ истребителей и столько же отрядовъ миноносцевъ. Для нападенія на главныя русскія силы было назначено пять отрядовъ истребителей. Одинъ .велъ атаку съ сѣвера, два -- съ сѣверо-востока и аще два съ юго-востока. Для атаки судовъ, отдѣлившихся отъ главныхъ силъ, и крейсеровъ четыре отряда миноносцевъ были направлены съ юга. Наконецъ, для разысканія и нападенія ва отдѣльныя суда назначенъ былъ одинъ отрядъ истребителей и два отряда миноносцевъ. Къ сожалѣнію, авторъ не указываетъ, по скольку истребителей и миноносцевъ заключалъ въ себѣ каждый отрядъ, но, если судить по нѣкоторымъ свѣдѣніямъ, которыя имѣлись раньше, то минные японскіе отряды состоятъ обыкновенно изъ четырехъ истребителей или миноносцевъ. Такимъ образомъ въ атакѣ на русскую эскадру участвовало около 50 минныхъ судовъ. Атака началась въ 8 ч. 15 м. вечера и продолжалась до часа ночи. Въ нѣсколькихъ случаяхъ, по словамъ японцевъ, миноносцы подходили такъ близко къ атакуемымъ судамъ, что тѣ не могли на нихъ направить своихъ орудій, такъ какъ не могли придать имъ надлежащаго угла сниженія. Въ результатѣ было утоплено два броненосца: "Сисой Великій" и "Наваринъ" и два крейсера: "Нахимовъ" и "Владиміръ Мономахъ", при чемъ погибли три миноносца и потери личнаго состава всей флотиліи выразились въ 22 убитыхъ и 65 раненыхъ.
   Результатъ, конечно, могъ бы быть лучше, но все-таки миноносцы возстановили свою репутацію, сильно пошатнувшуюся за время предыдущихъ событій этой войны.
   Недостаточность результата японцы объясняютъ исключительно тѣмъ, что море все-таки и ночью продолжало быть неспокойнымъ. Впрочемъ, японцы считаютъ, что результатъ этотъ выразился не только потопленіемъ четырехъ судовъ: именно благодаря миннымъ атакамъ русскія суда разсѣялись по всѣмъ направленіямъ, и послѣдствіемъ нравственнаго впечатлѣнія этихъ атакъ явилась сдача Небогатова. Распредѣляя вліяніе различныхъ фазъ боя на окончательный разгромъ русской эскадры, японцы считаютъ, что на бой 14 (27) мая приходится 30%, на минную атаку 20%, на день 15 (28) мая -- 40% и 10% на ушедшія суда, изъ которыхъ три крейсера съ адмираломъ Энквистомъ, по мнѣнію японцевъ, не только покинули мѣсто боя, но отказались даже отъ главной своей цѣли -- достичь Владивостока.

 []

 []

XI.

   Сдачу адмирала Небогатова авторъ старается оправдать. Онъ приводитъ мнѣніе одного выдающагося японскаго моряка, который говорилъ, что осуждающіе эту сдачу не приняли достаточно во вниманіе то искусство,которое выказалъ адмиралъ Того въ томъ, чтобы сдѣлать эту сдачу неминуемой.
   Послѣ упорнаго дневного боя и ужасныхъ минныхъ атакъ, въ тотъ моментъ, когда русскіе уже питали надежду, что они спасены, адмиралъ Того вдругъ окружилъ ихъ со всѣхъ сторонъ, стоя во главѣ 27 судовъ, не считая миноносцевъ! Чего же здѣсь и можно было ожидать, кромѣ сдачи! Къ этому японскій морякъ любезно прибавляетъ, что онъ считаетъ русскихъ офицеровъ столь же храбрыми, какъ и японскихъ, и что новому бы и въ голову не могло придти, что они могутъ сдаться въ обыкновенныхъ условіяхъ. Наконецъ многіе изъ личнаго состава сдавшихся судовъ должны были быть невмѣняемы послѣ всего того, что они перетерпѣли за послѣдніе 18 часовъ, и доказательствомъ могутъ служить люди, спасенные съ броненосца "Адмиралъ Ушаковъ" послѣ его потопленія. Будучи вытащены изъ воды, обогрѣты и обсушены, многіе изъ нихъ выказывали явные признаки временнаго умопомѣшательства: они бѣгали взадъ и впередъ по палубѣ, бились объ стѣны и т. п.
   Все это очень хорошо, но почему же авторъ нашелъ нужнымъ замѣтить, что "очень трудно себѣ представить, чтобы японскій адмиралъ сдался при подобныхъ условіяхъ"? Чего же тогда стоять всѣ вышеуказанныя разсужденія японскаго моряка?
  

XII.

   Самая интересная честь разбираемой статьи, несомнѣнно, та, въ которой авторъ говорятъ, чему японцы приписываютъ свою побѣду, и какіе выводы можно сдѣлать изъ результатовъ этого боя.
   Многіе утверждали, что у японцевъ были подводныя лодки. Это неправда -- подводныхъ лодокъ не было. Другіе разсказывали, что японцы разбрасывали плавучія мины, которыя оказались столь дѣйствительными при Портъ-Артурѣ. Это тоже неправда -- никакихъ плавучихъ минъ тутъ не было. Причины успѣха были все тѣ же, которыя испоконъ вѣковъ считались необходимой его гарантіей: хорошая стрѣльба и хорошая тактика. Японцы настолько стрѣляли лучше русскихъ, что хотя на бумагѣ они имѣли всего шестнадцать 12-дюймовыхъ орудій противъ двадцати шести, но на самомъ дѣлѣ надо считать, что ихъ было у нихъ 48 и даже 64. Это преимущество въ артиллеріи было поддержано высокимъ тактическомъ искусствомъ, которое доставило возможность развить и использовать это преимущество. Но для того, чтобы использовать самое тактическое искуство, надо было имѣть преимущество въ скорости и не впасть въ ошибку, въ которую впали русскіе, не раздѣлившіе свои суда на отряды сообразно ихъ скоростямъ. И во всемъ этомъ нѣтъ ничего новаго. Только новая и очень наглядная иллюстрація того, что было уже извѣстнымъ давнимъ-давно.
   Даетъ ли этотъ морской бой какія-нибудь новыя указанія для постройки военныхъ кораблей? Никакихъ радикальныхъ перемѣнъ -- вотъ отвѣтъ на это японцевъ. Сейчасъ послѣ боя начали кричать о томъ, что артиллерія оказалась сильнѣе брони. Но для итого положительно нѣтъ никакихъ основаній. Изъ шести потопленныхъ броненосцевъ, только два ("Ослябя" и "Императоръ Александръ III") затонули отъ непосредственнаго дѣйствія артиллерійскаго огня, т.-е. пробоинъ, произведенныхъ снарядами, и то нѣтъ никакихъ основаній предполагать, что главная броня ихъ была пробита. На взятомъ въ плѣнъ "Орлѣ" вся главная броня осталась совершенно цѣлой, и поврежденія оказались только въ слабо бронированныхъ частяхъ корабля. Что же касается до причины потопленія броненосцевъ "Ослябя" и "Императора Александра III", то, очевидно, она заключалась въ ихъ большой перегрузкѣ, изъ-за чего, благодаря волненію, вода вливалась въ пробоины, полученныя выше главной брони, разливалась по поверхности броневой палубы и тѣмъ нарушила ихъ остойчивость. Такимъ образомъ значеніе брони нисколько не уменьшилось,-- надо только произвести нѣкоторыя измѣненія въ ея распредѣленіи. Несомнѣнный результатъ боя -- это малая дѣйствительность огня болѣе легкихъ орудій, въ особенности съ такихъ неустойчивыхъ платформъ при значительной волнѣ, какъ крейсеры 2-го класса. Результаты ихъ огня очень слабы, хотя у пушекъ стояли такіе же люди и маневрировали они такъ же искусно, какъ и броненосцы.
   Болѣе чѣмъ когда-либо надо считать доказаннымъ, что для боя пригодны лишь эскадренные броненосные крейсеры.
   Въ дополненіе къ этимъ японскимъ выводамъ авторъ присоединяетъ еще отдѣльное мнѣніе одного изъ выдающихся японскихъ морскихъ офицеровъ. Онъ тоже находить, что этотъ бой главнымъ образомъ подтвердилъ лишь старыя истины и новаго далъ очень мало. Онъ самымъ рѣшительнымъ образомъ подтверждаетъ всѣ вышеприведенныя заключенія и дополняетъ охъ лишь своими соображеніями о томъ немногомъ, по его мнѣнію, что необходимо ввести въ кораблестроеніе, какъ результатъ этого боя. Во-первыхъ, надо усилить артиллерію. Кролѣ 12-дюйм. орудій на кораблѣ должны быть 10-ти и 8-дюймовыя орудія, а 6-дюймовая артиллерія, которая до сихъ поръ причислялась къ главному артиллерійскому вооруженію корабля, должна остаться лишь въ видѣ вспомогательной. Скорость боевого корабля должна быть не меньше 18 узловъ, и запасъ угля долженъ быть значительно увеличенъ. Броня корабля должна быть такой толщины, чтобы быть способной сопротивляться тѣмъ пушкамъ, которыя имѣются на этомъ кораблѣ, а потому водоизмѣщеніе боевого корабля должно быть больше 16,000 тоннъ, а, принимая во вниманіе новыя изобрѣтенія въ области взрывчатыхъ веществъ, что должно повлечь за собой утолщеніе и большее распространеніе брони по поверхности корабля, водоизмѣщеніе вновь строящихся кораблей должно быть около 20,000 тоннъ. Все это въ значительной степени относится и до броненосныхъ крейсеровъ, водоизмѣщеніе которыхъ должно быть доведено до 15,000товнъ. Вооруженіе ихъ должно состоять изъ четырехъ 10-дюймовыхъ пушекъ, а остальная артиллерія должна быть 8-дюймовая. Скорость ихъ должна быть, по крайней мѣрѣ, 23 узла -- это стоитъ внѣ всякаго сомнѣнія. Бронепалубные крейсеры тоже необходимы -- для развѣдочной службы. Водоизмѣщеніе ихъ должно быть отъ 3,000 до 4,000 тоннъ, при скорости въ 25 узловъ. Подходящій для этого типъ -- русскіе крейсеры "Жемчугъ" и "Изумрудъ", съ нѣкоторыми ихъ усовершенствованіями. Прежде всего надо увеличить ихъ запасъ угля. Главный недостатокъ истребителей -- это отсутствіе у нихъ морскихъ качествъ и достаточнаго запаса угля: это дѣлаетъ ихъ мало пригодными для развѣдочной службы, въ которой они могли бы играть большую роль, благодаря ихъ скорости. Что касается до подводныхъ лодокъ, то онѣ пока остаются въ періодѣ опытовъ. Наконецъ существующая общая форма военныхъ кораблей не требуетъ никакихъ измѣненій.
  

XIII.

   Всѣ эти выводы, а также и пожеланія выдающагося японскаго морского офицера, непосредственно воспринявшаго опытъ этой войны, еще ярче оттѣняютъ всю нольэу и необходимость изученія военно-морскихъ наукъ и вообще военнаго образованія, и вотъ именно это и было въ нашемъ флотѣ не только въ пренебреженіи, но даже и въ презрѣніи. Война эта доказала неопровержимость старыхъ принциповъ, капля по каплѣ тщательно собранныхъ и формулированныхъ военно-морской наукой изъ драгоцѣннаго опыта прошлаго; наши же офицеры, гордые своимъ невѣжествомъ, упорно отрицали пользу изученія этого прошлаго. Военно-морская наука еще до войны, не имѣя еще ея драгоцѣннаго опыта, что дѣлаетъ ей еще большую честь, начала уже проводить въ жизнь большую часть тѣхъ пожеланій, которыя высказываетъ японскій морякъ для будущаго. И подтвердить это болѣе чѣмъ легко. Начну съ артиллеріи, скорости и водоизмѣщенія броненосцевъ. Въ Англіи въ 1902 году было уже спущено три броненосца и одинъ строился водоизмѣщеніемъ въ 16,350 тоннъ, со скоростью въ 18 1/2 узловъ (Морск. спр. кн. В. K. А. М. на 1904 г. стр. 372), при чемъ къ крупной артиллеріи эскадреннаго броненосца, состоявшей прежде изъ четырехъ 12-дюймовыхъ орудій, прибавлено на этомъ типѣ четыре 9,2-дюймовыя пушки. Къ 1 декабря 1903 года въ Англіи уже строились три броненосца въ 18,000 тоннъ водоизмѣщенія, съ проектированной скоростью въ 19 узловъ, и къ четыремъ 12-дюймовымъ пушкамъ на нихъ уже добавлено сосемъ 9,2-дюймовыхъ орудій. Скорость же для броненосцевъ въ 18 узловъ установлена и осуществлена въ Англіи, по крайней мѣрѣ, съ 1898 года, а въ другихъ странахъ, въ особенности въ Италіи, въ этомъ отношеніи пошли еще гораздо дальше. Въ это же время для японцевъ въ той же Англіи уже строился броненосецъ въ 17,000 тоннъ, со скоростью въ 18 1/2 узловъ и съ четырьмя 10-дюймовыми пушками, кромѣ четырехъ 12-дюймовыхъ. Точно также на 18 узловъ были разсчитаны всѣ японскіе броненосцы, начиная съ 1896 года. Принципъ, что броня должна быть способна защищаться отъ орудій, которыя несетъ корабль, покрытый этой бровей, провозглашенъ уже давно: еще въ 1896 году я слышалъ его съ каѳедры въ высшей военно-морской французской школѣ, и разработка системы бронированія французами давно уже могла бы обратить вниманіе тѣхъ, которые желали видѣть и слышать. Еще въ 1898 году на совѣтѣ французскихъ адмираловъ было рѣшено, что единственныя пригодныя боевыя суда -- это эскадренные броненосцы и броненосные крейсера, и что бронепалубные крейсера могутъ быть только небольшихъ размѣровъ, спеціально для развѣдочной службы. За Франціей послѣдовали и всѣ остальныя морскія державы, и мы наводняли нашъ флотъ плохо защищенными броненосцами и большими бронепалубными крейсерами, совершенно забросивши постройку броненосныхъ крейсеровъ. У насъ и сейчасъ строятся для Черноморскаго флота два броненосца ("Евстафій" и "Іоаннъ Златоустъ") въ 12,738 тоннъ, со скоростью въ 16 узловъ и только съ четырьмя 12-дюймовыми пушками въ видѣ крупной артиллеріи.
   Что же касается до замѣны 6-дюймовой артиллеріи болѣе крупной, то въ 1903 году въ Англіи были уже готовы чилійскіе броненосцы, купленные англичанами (они теперь называются "Triuph" и "Swiftsure"), которые вооружены уже, кромѣ четырехъ 10-дюймовыхъ пушекъ, четырнадцатью 7,5 дюймовыми орудіями въ 50 калибровъ длиной. И къ увеличенію калибра скорострѣльной артиллеріи приступили еще до войны всѣ государства. Мы тоже послѣдовали за ними, но съ большимъ опозданіемъ. Послѣ всѣхъ мы начали строить два броненосца ("Императоръ Павелъ I" и "Андрей Первозванный") съ расчетомъ на 8-дюймовую скорострѣльную артиллерію.
   То же самое можно сказать и о величинѣ истребителей. Въ 1903 г. въ Англіи было уже 18 готовыхъ истребителей въ 540 тоннъ (Спр. кн., стр. 425), а у насъ ихъ начали строить только на добровольныя пожертвованія во время войны, а морское министерство и до сихъ поръ продолжаетъ строить истребители по прежнему шаблону -- въ 350 тоннъ, хотя война уже ярко доказала ихъ слабость.
   И, что особенно горько, именно въ нашемъ флотѣ нашелся офицеръ, капитанъ 2-го ранга Хлодовскій, который еще въ 1898 г., какъ дважды два -- четыре, доказалъ, что прогрессъ флота -- въ увеличеніи водоизмѣщенія кораблей, но на его указаніе не обратили никакого вниманія. Свое превосходное изслѣдованіе онъ напечаталъ въ 1898 г., затѣмъ онъ его представилъ, какъ конкурсную работу, для поступленія на курсы военно-морскихъ наукъ. Я лично считалъ своею священною обязанностью указывать на эту исключительную работу въ каждой моей лекціи, въ каждой статьѣ, въ которыхъ затрагивались вопросы созданія флота, но все было напрасно. Сломить невѣжество и при томъ у такихъ людей, которые презираютъ званіе, болѣе чѣмъ трудно.
   И разъ я заговорилъ о Хлодовскомъ, я позволю себѣ сказать о немъ еще нѣсколько словъ. Это былъ офицеръ исключительныхъ способностей, и не только какъ морякъ, но и какъ военный образованный морякъ, умѣвшій работать и дѣйствительно много поработавшій въ области морской стратегіи и морской тактики. Плавая на эскадрѣ Тихаго океана, онъ еще за два года до войны превосходно разработалъ систему эскадреннаго боя и примѣтилъ эту систему къ случаю встрѣчи нашей Тихоокеанской эскадры съ японскимъ флотомъ. Онъ сдѣлалъ сообщеніе о результатахъ своего изслѣдованія въ Морскомъ собраніи въ Портъ-Артурѣ, работа его, за исключеніемъ послѣдней ея части, была напечатана въ вашемъ морскомъ журналѣ -- и опять все это пропало даромъ. Во время этой войны исключительныя его способности и званія именно въ области стратегіи и тактики опять не нашли примѣненія, несмотря на то, что именно эти знанія въ нашемъ флотѣ исключительно рѣдки и въ нихъ-то онъ нуждался еще больше, чѣмъ въ чемъ-либо остальномъ. И не нашли эти способности примѣненія потому, что но невѣжеству но понимали, сколь эти способности драгоцѣнны и нужны. И такого талантливаго человѣка морили на незначительной должности старшаго офицера крейсера "Рюрикъ", на которомъ онъ и погибъ славною смертью въ бою 1 августа 1904 года. Онъ, конечно, и тутъ пронесъ огромную пользу, не малой долѣ именно его вліянія надо приписать дѣйствительно геройское сопротивленіе "Рюрика", который, будучи окруженъ семью крейсерами я отрядомъ миноносцевъ, лишившись въ неравномъ бою всѣхъ орудій о почти всѣхъ флотскихъ офицеровъ, пошелъ ко дну съ развѣвающимся русскимъ флагомъ. Но здѣсь его могъ замѣнить и другой офицеръ, это доступно многимъ, а по своему исключительному таланту въ высшихъ областяхъ военно-морской науки и по своему образованію онъ быль единственный въ своемъ родѣ. И его не умѣли беречь, такъ какъ не понимали его цѣнности, и если ужъ не суждено ему было въ продолженіе войны приложатъ свой талантъ и энергію въ видѣ непосредственнаго помощника хотя бы одного изъ нашихъ начальниковъ эскадръ, то какую огромную пользу онъ могъ бы принести теперь, при созданіи нашего флота, надо надѣяться, на новыхъ началахъ!

H. Кладо.

Японцы въ Мукденскихъ бояхъ 1).

   1) Изъ "Русск. Пив.". Всѣ числа по новому стилю. Названія населенныхъ пунктовъ точно воспроизводятъ транскрипцію нѣмецкаго текста.
  
   Италіанская газета "Corriere della Sera" печатаетъ письма своего корреспондента на театрѣ войны, г. Луиджи Барцини, единственнаго изъ иностранныхъ корреспондентовъ, которому удалось наблюдать продолжительныя приготовленія японцевъ къ наступленію противъ русскихъ позицій на р. Шахэ и быть свидѣтелемъ рѣшительнаго боя.
   Корреспонденціи эти написаны въ Мукденѣ непосредственно послѣ сраженія и начинаются расписаніемъ о распредѣленіемъ японскихъ войскъ для боя, приближеніе котораго предчувствовалось, потому что передвиженія войскъ, продолжавшіяся такъ долго по ночамъ, наконецъ, прекратились и наступило затишье, которое непосвященному могло казаться предвѣстникомъ мира, но которое на самомъ дѣлѣ было затишьемъ передъ бурей.
   Посредствомъ безконечныхъ ночныхъ передвиженій войскъ, бывшихъ для иностранныхъ военныхъ агентовъ загадкой, японцы добились совершенно новаго состава и распредѣленія своихъ армій, несомнѣнно, съ той цѣлью, чтобы скрыть свои приготовленія и ввести противника въ заблужденіе.
   2-я армія -- Оку,-- состоявшая до декабря 1904 г. изъ 4-й, 3-й и 3-й дивизій,-- въ серединѣ февраля состояла изъ 8-й, 5-й и 4-й дивизій. 3-я дивизія безслѣдно пропала.
   4-я армія -- Нодзу,-- составленная первоначально изъ 5-й и 10-й дивизій и отдѣльной бригады пѣхоты, въ февралѣ состояла изъ 6-й дивизіи, двухъ отдѣльныхъ пѣхотныхъ бригадъ и 10-й дивизіи.
   1-я армія -- Куроки -- не имѣла перемѣнъ, но только ея дивизіи состояли не въ первоначальномъ порядкѣ: 2-я, гвардейская, 12-я, а въ слѣдующемъ: гвардія, 12-я и 2-я и отдѣльная пѣхотная бригада между гвардіей и 12-й дивизіей.
   20-го февраля генералъ Оку издалъ секретный приказъ по арміи, который, благодаря его особенностямъ, мы здѣсь и приводимъ. Послѣ вступленія, содержащаго указанія на важность дисциплины и повиновенія, равно какъ и соблюденія инструкцій и использованія боевого опыта, приказъ содержитъ слѣдующіе пункты:
   1) "Артиллерійскій огонь, конечно, лучшее средство для подготовки атаки. Но даже и при бомбардировкѣ большими орудіями, стрѣльба только по непріятельскимъ позиціямъ относительно безполезна, если съ ней не соединяется наступленіе пѣхоты. Пѣхота должна двигаться впередъ, хотя бы ея успѣхи были самые медленные. Когда пѣхота не будетъ болѣе въ состояніи продвинуться впередъ, то артиллерія должна дождаться момента, когда это наступленіе станетъ возможнымъ, и тогда снова открыть огонь. Наступленіе и артиллерійскій огонь должны гармонировать другъ съ другомъ."
   2) "Разъ взятая непріятельская позиція ни подъ какимъ видомъ не должна быть оставлена. Если за ней можно ожидать контръ-атаки противника, то слѣдуетъ имѣть въ готовности пулеметы и ручныя гранаты. Пулеметы въ подобныхъ случаяхъ особенно полезны, но для того, чтобы эти нѣжныя орудія могли работать, они требуютъ самой тщательной чистки и смазки механизма и постояннаго надзора, чтобы постоянно быть въ готовности исправить маленькія поврежденія, даже въ самые критическіе моменты боя. Пулеметы никогда не должны быть изолированы."
   3) "Когда войска пойдутъ въ атаку, то они должны нести съ собой земляные мѣшки, для устройства наступательныхъ позицій, такъ какъ въ настоящее время года окапываться въ мерзлой землѣ невозможно. Если наступленіе ведется противъ сильныхъ позицій или пулеметовъ, то необходимо вводить въ боевую линію небольшія артиллерійскія части, главнымъ образомъ, горную артиллерію, которую везти на рукахъ. Въ подобныхъ случаяхъ можно съ успѣхомъ пользоваться деревянными пушками для метанія взрывчатыхъ веществъ и разрушенія непріятельскихъ оборонительныхъ сооруженій."
   4) "Если необходимо удерживать за собою длинную наступательную линію, то, для сбереженія силъ, надлежитъ пользоваться населенными пунктами, укрѣплять ихъ, а внѣ ихъ, въ полѣ, имѣть лишь рѣдкія цѣпи. При этой системѣ резервы будутъ всегда сильны и принесутъ пользу.
   5) "При занятіи новыхъ позицій полезно тотчасъ же составлять описаніе позицій противника и характера мѣстности. Одно изъ существеннѣйшихъ условій для побѣды состоитъ въ неусыпномъ изученіи расположенія и мѣропріятій противника и особенностей мѣстности. Прежде всего надлежитъ самымъ внимательнымъ образомъ слѣдить за движеніями сосѣднихъ войскъ въ бою, постоянно самостоятельно взвѣшивать обстановку и дѣйствовать послѣдовательно. Солдаты, думающіе постоянно только о своихъ собственныхъ интересахъ, упуская изъ виду интересы сосѣдей, не знаютъ искусства давать сраженія."
   6) "Когда войска подолгу остаются въ одномъ мѣстѣ, то тамъ накопляется много всевозможныхъ предметовъ, которые для каждаго солдата составляютъ лишнюю ношу, а быстроту движенія затрудняютъ. Слѣдуетъ поэтому приказать все ненужное бросить, думая лишь о быстротѣ движеній. Никогда и ни подъ какимъ видомъ не слѣдуетъ бросать оружія и боевыхъ припасовъ противника. Если увезти ихъ невозможно, то надо ихъ сжечь, хотя бы при этомъ представлялась опасность для жизни. Эту инструкцію даю я, баронъ Ясутака Оку. Командующій второй императорской арміей."
   Г. Барцини справедливо замѣчаетъ, что эти инструкціи лучше всякаго описанія сраженія объясняютъ разумный способъ веденія боя японцами и секретъ ихъ постоянныхъ успѣховъ въ тяжелой школѣ боевого опыта.
   20-го февраля генералъ Ноги быль готовъ на самомъ лѣвомъ флангѣ перейти р. Хунь-хэ во главѣ 1-й, 7-й и 9-й дивизій, при одной кавалерійской, пѣхотной и артиллерійской бригадѣ, между тѣмъ какъ на крайнемъ правомъ флангѣ была, сформирована новая армія генерала Кавамуры, изъ прибывшей изъ подъ Портъ-Артура 11-й дивизіи и одной резервной дивизіи. Японскія силы такимъ образомъ вдругъ оказались состоящими не изъ трехъ, а изъ пяти армій, которыя стояли справа налѣво въ слѣдующемъ порядкѣ: пятая армія -- Кавамуры; первая -- Куроки; четвертая -- Нодзу; вторая -- Оку; третья -- Ноги. Всего 14 дивизій, 4 отдѣльныхъ бригады, по одной полевой и крѣпостной артиллерійской бригадѣ и 2 кавалерійскія бригады; численностью въ общемъ, считая широко, 350,000 человѣкъ.
   Для правильной оцѣнки общаго положенія передъ боемъ необходимо вспомнить, что въ бою на Шахэ въ октябрѣ прошлаго года японцы наступали, при своей контръ-атакѣ противъ русскихъ, клиномъ. Фланги ихъ, ввязавшіеся въ отчаянный бой съ противникомъ, не могли продвинуться впередъ, но и не отступали, и такимъ образомъ обѣ стороны укрѣпились въ тѣхъ позиціяхъ, на которыхъ имъ суждено было впослѣдствіи держаться цѣлые мѣсяцы.
   Только центръ японцевъ продвинулся нѣсколько къ сѣверу, къ сторонѣ Мукдена. Рѣка Шахэ здѣсь образуетъ острый уголъ, въ которомъ лежитъ отдѣльная значительная высота. Такъ какъ она попала въ руки японцевъ и господствовала надъ остальными русскими позиціями, то ею было необходимо овладѣть во что бы то ни стало -- задача, которую разрѣшилъ генералъ Путиловъ, вырвавъ у японцевъ сопку въ ожесточенномъ бою и удержавъ ее затѣмъ противъ всѣхъ атакъ генераловъ Оку и Нодзу. Въ теченіе зимы Пугиловская сопка была превращена ръ неприступную крѣпость, въ которой примкнули и всѣ прочія русскія укрѣпленія, образовавъ почти непреодолимую линію.
   Паденіе Порть-Арура неожиданно усилило японцевъ на 90,000 человѣкъ и 100 тяжелыхъ орудій. Пристраивая затѣмъ вновь прибывающія войска къ своему расположенію, имѣвшему форму буквы А, такимъ образомъ, что оно скоро стало похоже на букву W, они изъ охваченныхъ стали охватывающими, что имъ сильно помогло при атакѣ. Тяжелыя орудія выставили противъ Путиловской сопки, которая, господствуя надъ долиной р. Шахэ, дѣлала невозможнымъ всякое наступленіе не только центра (4-я армія), но и праваго фланга (1-я армія), вслѣдствіе чего вся надежда возложена была на артиллерію.
   Особенность этого громаднаго поля сраженія заключается въ большой разницѣ характера мѣстности на правомъ и лѣвомъ флангахъ. Западнѣе желѣзной дороги -- совершенная равнина; восточнѣе -- альпійскій пейзажъ, съ отвѣсными, скалистыми горами, прорѣзанными глубокими темными ущельями. Въ равнинѣ долженъ драться Оку и лѣвѣе его Ноги; въ горахъ -- Куроки и правѣе его -- Кавамура; въ серединѣ, наполовину въ горахъ и наполовину въ равнинѣ, Нодзу. Протяженіе фронта этихъ пяти армій было до 100 километровъ. Для передачи приказаній японцы покрыли всю мѣстность сѣтью электрическихъ проводовъ, устроивъ 56 Телеграфныхъ и телефонныхъ станцій, которыя были соединены съ главной квартирой маршала Оямы.
   Между тѣмъ были получены свѣдѣнія о расположеніи русскихъ; стало извѣстнымъ, что всѣ селенія русскими укрѣплены, что на правомъ берегу Хунь-хэ, южнѣе Мукдена, возведенъ рядъ предмостныхъ укрѣпленій, что, кромѣ того, русскіе построили линіи желѣзныхъ дорогъ къ востоку и западу, дабы имѣть возможность быстро передвигать войска въ обѣ стороны; наконецъ, что по желѣзной дорогѣ были стянуты сильныя части, съ цѣлью бросить ихъ на слабые пункты непріятельской позиціи.
   Стояли сильные морозы, однако время отъ времени наступалъ менѣе холодный день, предвѣщавшій оттепель. Послѣдняя превращаетъ пойму въ массу жидкой грязи, дѣлающей движеніе по дорогамъ совершенно невозможнымъ. Уже изъ-за этого одного бой нельзя было откладывать далѣе.
   Армія Кавамуры открыла этотъ рядъ ужасныхъ боевъ, которые въ совокупности носятъ названіе Мукденскаго сраженія. Задачей этой арміи было обезпеченіе праваго фланга наступавшихъ на Мукденъ остальныхъ силъ.
   Цѣлью Ялуджанской арміи былъ Фушунъ.
   Въ началѣ она состояла только изъ резервной дивизіи; 18-го февраля къ ней подошла пришедшая безконечно тяжелымъ походомъ изъ-подъ Портъ Артура 11-я дивизія, а 19*то февраля, безъ отдыха для этой дивизіи, началось наступленіе: резервной дивизіи -- справа, 11-й -- слѣва.Резервная дивизія произвела охватывающее движеніе вправо и заняла Чанкіазао, не встрѣтивъ сопротивленія. Это показалось страннымъ; опасаясь ловушки, дивизія остановилась, и, въ ожиданіи свѣдѣній отъ разосланныхъ лазутчиковъ, провела холодную ночь въ снѣгу, безъ огней. Отъ лазутчиковъ узнали, что русскіе въ значительныхъ силахъ укрѣпились на крутыхъ высотахъ Чинтсурина и что въ резервѣ у нихъ имѣлись сильные казачье отряды.
   Еще до разсвѣта началось наступленіе къ Чинтсурину. Для этого японцамъ пришлось двигаться по глубоко и круто врѣзанной дорогѣ, и на ней-то русскіе и подготовили свое первое сопротивленіе: каждая высота была увѣнчана окопами, прикрытыми проволочными загражденіями и засѣками. Такъ какъ колонна, по;ъ сильнымъ фронтальнымъ и фланговымъ огнемъ не могла продвинуться впередъ, то одной бригадѣ было приказано атаковать высоту вправо, другой -- влѣво отъ дороги. Атаки эти были произведены съ такой стремительностью, что русскіе, совершенно ошеломленные, отошли къ Чинтсурину. Возможно, что русскіе, значительно уступавшіе въ численности, и не имѣли намѣренія оказывать здѣсь дѣйствительнаго сопротивленія, а только хотѣли задержать противника, чтобы датъ гарнизону Чинтсурина время для отступленія, такъ какъ японцы и это селеніе нашли не запятымъ русскими, ограничившимися засыпаніемъ оставленныхъ окоповъ артиллерійскимъ огнемъ. Ночь съ 20-го на 21-е февраля дивизія привела, укрывшись въ занятыхъ укрѣпленіяхъ, въ ожиданіи успѣховъ лѣвой, 11-й дивизіи.
   Послѣдней пришлось столкнуться съ гораздо болѣе трудными обстоятельствами. Первой ея задачей было занятіе сильно укрѣпленнаго и занятаго селенія Цинхечена на правомъ берегу Тайцзы-хэ. 19 то февраля одна бригада переправилась черезъ эту рѣку и 20-го заняла Кіолайнгъ, восточнѣе Цинхечена. Развѣдка выясняла, что у противника имѣлось 17--18,000 чел. пѣхоты и 500--600 чел. конницы и что онъ, повидимому, готовился къ наступленію. Дѣйствительно, утромъ 22-го февраля русская артиллерія сильно обстрѣливала 11-ю дивизію, а днемъ одинъ русскій полкъ атаковалъ тотъ пунктъ, гдѣ обѣ дивизіи должны были соединиться. Это наступленіе было остановлено, но атака Цинхечена была отложена до слѣдующаго дня. Русская позиція, вѣнчавшая рядъ сопокъ, казалось, благодаря своему расположенію и силѣ укрѣпленій, такой сильной, что солдаты называли ее "Малый Портъ-Артуръ". Противъ этой позиціи и была направлена главная атака, для которой дивизія выступила до разсвѣта 23-го февраля. При леденящемъ вѣтрѣ и сильной снѣжной мятели наступленіе оказалось крайне затруднительнымъ и замедлилось еще и потому, что части дивизіи пришлось наводить мостъ въ Тайцзы-хэ, такъ какъ ледъ ее выдерживалъ тяжести людей. Русскіе подпустили японцевъ до 400 метровъ, но потомъ открыли такой страшный огонь, что наступающему пришлось броситься на землю и залечь. До вечера положеніе оставалось неизмѣннымъ; въ полночь была попытка произвести еще атаку, но и она разбилась о русскій огонь. 24-го февраля бой начался снова; хотя русская позиція и была обойдена съ трехъ сторонъ, тѣмъ не менѣе они отбивали всякую попытку штурма своимъ огнемъ. Тогда японцы обратились за помощью къ отчаянному средству. На скатѣ занятой русскими позиціи имѣлись слѣдующія укрѣпленія: ровъ, затѣмъ первый стрѣлковый окопъ; выше -- проволочное загражденіе и засѣка, затѣмъ еще ровъ, второй рядъ препятствій, затѣмъ второй стрѣлковый окопъ и на гребнѣ -- артиллерія. Скатъ былъ очень скалистъ и крутъ. Къ этой позиціи тогда направили, какъ это часто съ успѣхомъ практиковалось подъ Портъ-Артуромъ, небольшой отрядъ саперъ, вооруженныхъ ручными гранатами; имъ удалось забраться въ первый ровъ и отсюда бросить свои гранаты въ первый стрѣлковый окопъ, который русскіе, пораженные и испуганные страшной силой взрывчатыхъ веществъ, очистили. Другому отряду саперъ удалось взорвать проходъ въ первой линія проволочныхъ загражденій и засѣкъ, и тогда огонь японской артиллеріи съ такой силой сосредоточился за второмъ окопѣ, что защитники не имѣли уже больше возможности высунуть головы изъ-за бруствера. Подъ прикрытіемъ этого огня, саперы начали взрывать вторую линію препятствій, какъ вдругъ взорвалась мина и разорвала 10 человѣкъ на куски. Остальные продолжали работать, пробили широкій проходъ, и пѣхота бросилась на штурмъ. Она перешла черезъ первый ровъ и принялась подбираться ко второму, но, подъ угрозой вновь начавшагося огня и скатываемыхъ камней, принуждена была вновь остановиться. И снова саперы стали бросать ручныя гранаты въ окопы и снова съ тѣмъ же успѣхомъ: защитники очистили окопъ и подъ огнемъ противника отошли къ Цинхечену. Можетъ быть именно благодаря энергіи этихъ атакъ генералъ Куропаткинъ и былъ введенъ въ заблужденіе относительно силъ, наступавшихъ на его лѣвый флангъ, такъ какъ онъ всѣ свои резервы бросилъ въ эту сторону и облегчилъ генералу Ноги атаку русскаго праваго крыла.
   Съ паденіемъ сильно укрѣпленнаго центра своей позиціи русскіе уже не могли больше на этомъ флангѣ оборонять прилегающія укрѣпленія и отошли на Далинъ. Здѣсь дралась ихъ резервная дивизія съ 20-го орудіями.
   24-го февраля 11-я дивизія оставалась въ Цинхеченѣ, чтобы привести себя въ порядокъ для дальнѣйшаго наступленія; затѣмъ въ слѣдующую ночь она выступила при 22-хъ градусахъ мороза и мятели, по скользкимъ, мерзлымъ горнымъ дорогамъ и на разсвѣтѣ увидала непріятельскую позицію у Далина. Здѣсь русскіе занимали группу невысокихъ холмовъ, овладѣніе которыми показалось японцамъ съ перваго взгляда очень легкимъ. Въ полдень началась атака, которая, однако, наткнулась на неожиданное препятствіе. Мерзлая земля была такъ скользка, что войска могло продвигаться вверхъ только ползкомъ на колѣняхъ и подтягиваясь на рукахъ за выступы скалъ. Леденящій сѣверный вѣтеръ дѣлалъ положеніе невыносимымъ и атака была прервана. Ночью войска неимовѣрно страдали отъ холода, часть замерзла, большинство раненыхъ умерло отъ холода. Попытались атаковать ночью, но и эта попытка не удалась по тѣмъ же причинамъ; однако, въ ночь японцамъ удалось одержать большой успѣхъ: два ихъ отряда успѣли обойти непріятельскую позицію съ восточной и сѣверо-восточной сторонъ, и противникъ, видя на разсвѣтѣ, что его пути отступленія грозитъ опасность, отошелъ къ сѣверу до Махуантуня, гдѣ японское наступленіе было остановлено сильными резервами, подошедшими до Фушуна. Правая дивизія, которая послѣ боя у Цинхечена оттѣснила русскихъ черезъ Кинтую, Вулуковъ и Кукію, внезапно была остановлена у Титы. Здѣсь и у Махуантуня бой продолжался непрерывно въ теченіе восьми дней, и отчаянная борьба эта окончилась только тогда, когда русскіе резервы были оттянуты на правый флангъ западнѣе Мукдена.
   Такъ какъ бой развивался отъ праваго фланга къ лѣвому, то теперь необходимо обратиться къ ходу дѣлъ въ арміи Куроки, дравшейся лѣвѣе Ялуджанской арміи.
   Наступленіе началось 24-го февраля, въ 9 часовъ вечера, холодной, но безвѣтревой ночью; солдаты несли съ собой мѣшки, наполненные землей, дабы имѣть укрытіе въ бою. Путь шелъ по трудно доступной, гористой мѣстности. На лѣвомъ флангѣ шла гвардейская дивизія, въ центрѣ 12-я, справа 2-я дивизія; между гвардіей и 12-й дивизіей -- отдѣльная пѣхотная бригада. Границу между русскими и японцами отчасти, составляло теченіе Шахэ; высоты праваго берега были въ рукахъ русскихъ, лѣваго -- въ рукахъ японцевъ; нѣсколько селеній въ долинѣ рѣки послѣ долгихъ боевъ въ теченіе зимы остались въ рукахъ русскихъ и были заняты ихъ передовыми частями. Эти селенія, послѣ незначительнаго сопротивленія, были заняты, и въ 10 часовъ 40 минутъ вечера лѣвый берегъ рѣки былъ въ рукахъ японцевъ.
   12-я и 2-я дивизіи также въ эту ночь дошли до русскихъ передовыхъ постовъ. 25-го февраля 2-я дивизія, вошедшая вправо въ связь съ Ялуджанской арміей, продолжала свое движеніе, заняла Утайскій и Эльмскій перевалы и лежащее между ними селеніе Эльмалинпаотцу. До сихъ поръ это было лтшь простое движеніе впередъ, но теперь дивизія очутилась передъ сильно укрѣпленной позиціей противника, которую она и начала обстрѣливать утромъ 26-го февраля. Начальникъ дивизіи пустилъ въ атаку и пѣхоту, и она вскорѣ овладѣла нѣкоторыми высотами, во затѣмъ, сильнымъ огнемъ обороняющагося, была остановлена.
   Немногимъ болѣе посчастливилось и гвардейской и 2-й дивизіямъ; сильная снѣжная мятель дула войскамъ въ лицо, и пока не оставалось ничего больше дѣлать, какъ продолжать обстрѣливаніе всей находившейся на лицо артиллеріей; это обстрѣливаніе продолжалось все 27-е число. Нѣсколько ночныхъ атакъ японцевъ были отбиты, и русскимъ удалось даже вновь овладѣть однимъ изъ селеній на лѣвомъ берегу, а 27-го они даже перешли въ наступленіе противъ лѣваго фланга 2-й дивизіи, такъ что ей пришлось остановиться и перейти къ оборонѣ. 28-го 2-я дивизія вновь повела атаку, но встрѣтила столь отчаянное сопротивленіе, что опять была принуждена отказаться отъ дальнѣйшаго наступленія. Въ тогь же день новые русскіе баталіоны произвели нѣсколько попытокъ къ наступленію противъ праваго фланга 2 й дивизіи отъ Махуантуня.
   Выше было сказано, что передъ Махуантунемъ наступленіе лѣваго крыла Ялуджанской арміи пришло къ концу. Это мѣстечко представляло собою родъ укрѣпленнаго лагеря и соединилось съ Фугауномъ желѣзной дорогой, но которой можно было подвозить сильныя подкрѣпленія.
   Положеніе Куроки было не изъ пріятныхъ; если бы правѣе его Ялуджанская армія, а лѣвѣе армія Нодзу, когорая должна была атаковать Путидовскую сопку, не продвинулись впередъ, то ему ничего больше не оставалось дѣлать, какъ ждать или продолжать безполезныя атаки на укрѣпленныя позиціи противника на скалахъ.
   Изъ главной квартиры пришло приказаніе продолжать атаки, дабы не дать непріятелю повода оголить этотъ пунктъ въ пользу другого. Такимъ образомъ рѣшающій успѣхъ, одержанный Ноги на лѣвомъ флангѣ обходомъ русскаго праваго крыла главнымъ образомъ явился послѣдствіемъ геройскаго упорства японскаго праваго крыла.
   1-го марта, когда сраженіе загорѣлось но всей линіи, на этомъ участкѣ бой сталъ прямо отчаяннымъ. 2-я дивизія, которая, для обезпеченія своего праваго фланга, угрожаемаго со стороны Махуантуня. отдѣлила часть войскъ съ горной артиллеріей, направила свою главную атаку на Ванхулинскія высоты. Уже съ 4 часовъ утра пѣхота оказалась въ отчаянномъ положеніи; въ 10 часовъ она взяла нѣкоторыя небольшія высоты, но дальше не могла продвинуться ни на шагъ. Особенно тяжелымъ было то обстоятельство, что русскіе, господствуя на Каутулинскихъ высотахъ надъ сообщеніями дивизіи, дѣлали подвозъ боевыхъ припасовъ невозможнымъ. Единственный путь сообщенія велъ черезъ узкую долину, которую русскіе засыпали такимъ убійственнымъ огнемъ, что никакое жовое существо не было въ состояніи тамъ двигаться. Солдаты назвали это ущелье "адской долиной". Теперь дивизія была принуждена отказаться отъ прежняго направленія своего наступленія и всѣми силами обратиться противъ Каутулинскихъ высотъ. Новыя атаки были отбиты страшнымъ огнемъ русскихъ; японскія потери приняли ужасающіе размѣры.
   Между тѣмъ 12-я дивизія повела наступленіе въ направленіи на Тункіушань,-- весьма важную позицію къ юго-востоку. Но пѣхота еще не успѣла даже перестроиться въ боевой порядокъ, какъ была справа, съ высотъ Четуйдина, обстрѣляна продольнымъ артиллерійскимъ огнемъ и остановилась. Этимъ моментомъ воспользовалась русская пѣхота и большими силами произвела контръ-атаку противъ праваго фланга дивизіи; атака эта была успѣшна, и наступленіе дивизіи было отбито.
   Нѣсколько болѣе повезло въ этотъ день гвардіи: она взяла, послѣ нѣсколькихъ атакъ, лежащее на лѣвомъ берегу Шахэ селеніе Яхіентунь, тщетно атакованное 28-го, а отдѣльная пѣхотная бригада, правѣе гвардіи, заняла съ боя селеніе Ченыпунмупуту.
   2-го марта положеніе Куроки нѣсколько улучшилось. 2-й дивизіи удалось послѣ новыхъ атакъ и съ страшными потерями овладѣть важнѣйшими высотами у Кауту-лина. Ея лѣвофланговая бригада повела наступленіе на Тункіушань, тщетно атакованный наканунѣ 12-й дивизіей. Короткимъ, кровопролитнымъ ударомъ она передъ разсвѣтомъ взяла первую оборонительную линію русскихъ и около деревни Чавикинъ подошла на 700 метровъ ко второй ихъ линіи. Но здѣсь, какъ и наканунѣ, наступленіе было остановлено ужаснымъ огнемъ русскихъ съ Четуйдина. Войска были принуждены пролежать передъ непріятельскими позиціями въ теченіе двухъ дней и двухъ ночей. Такимъ образомъ эта армія имѣла лишь самый незначительный успѣхъ, она находилась въ тупикѣ, но и сосѣднія арміи еще не овладѣли ни пядью земли. Наконецъ Куроки рѣшился 3-го марта возобновить наступленіе по всей линіи, въ то время какъ перестрѣлка не прекращалась ни на минуту.
   Въ полночь со 2-го на 3-е марта гвардейская дивизія получила приказаніе занять селеніе Хаошунмупуцу на правокъ берегу р. Шахэ; это ей удалось исполнить, послѣ непродолжительнаго сопротивленія со стороны гарнизона этого пункта, расположеннаго въ долинѣ. Столь же незначительнымъ оказалось сопротивленіе и на первой за этимъ селеніемъ оборонительной линіи, такъ что къ 4-мъ часамъ утра послѣдняя перешла въ руки японцевъ. Тотчасъ же саперы разрушили оборонительныя сооруженія русскихъ и возведя на ихъ мѣстахъ новыя, изъ земляныхъ мѣшковъ.
   Здѣсь Барцини обращаетъ вниманіе на многостороннюю дѣятельность саперъ въ бояхъ, вызванную тѣмъ, что, вслѣдствіе необходимости подъ Портъ-Артуромъ производства многихъ техническихъ работъ, число саперъ возрасло почти до одной трети всей осадной арміи; поэтому въ арміи Ноги произошло несоотвѣтствіе между пѣхотой и спеціальными войсками. Но тогда послѣднихъ распредѣлили по всей японской полевой арміи и. они оказали въ Мукденскихъ бояхъ выдающіяся услуги.
   По овладѣніи первой русской оборонительной линіей за Хаошанлупуцу бригада тотчасъ же приступила къ атакѣ второй. Но какъ только первыя части, еще ночью, подошли въ окопамъ, русскіе бросились изъ нихъ навстрѣчу въ контръ атаку и поставили наступающаго въ весьма критическое положеніе. Съ разсвѣтомъ огонь русскихъ сталь болѣе мѣткимъ и потери японцевъ очень тяжелыми. Поэтому наступленіе пришлось превратить и атакующіе принуждены были отойти на первоначально взятую линію укрѣпленій, оставивъ своихъ раненыхъ неподобранными.
   Затѣмъ для гвардіи начался рядъ отчаянныхъ боевъ. Въ 10 часовъ вечера русскіе густыми массами перешли въ контръ-атаку; у японцевъ резервовъ больше не было, ружейный огонь не могъ остановить противника. Когда послѣдній подошелъ на разстояніе нѣсколькихъ шаговъ, японцы прекратили стрѣльбу и стали бросать въ русскія колонны ручныя гранаты, опустошительнаго дѣйствія которыхъ они не могли выдержать и отступили. Атака была отражена, но была въ ту же ночь повторена еще четыре раза. Затѣмъ положеніе для обѣихъ сторонъ стало таковымъ, что онѣ днемъ вслѣдствіе силы огня не могли выйти изъ своихъ закрытій, и только ночью шли бои-атаки и контръ-атаки, веденныя по безчисленнымъ тѣламъ раненыхъ, оставленныхъ между обѣими линіями. Также и продовольствованіе японцевъ съ тылу стало весьма затруднительнымъ и занятые этимъ люди несли тяжелыя потери.
   Въ то время какъ гвардія вела этотъ отчаянный бой, остальныя войска арміи Куроки продолжали свои атаки днемъ и ночью. Утромъ 3-го марта 2-я дивизія вновь приступила къ атакѣ Каутулинскихъ высотъ, отбитыхъ у нихъ русскими въ ночь. Лѣвофланговая бригада рѣшительно подвигалась впередъ, но атаки ея, несмотря на геройскую храбрость, были отбиты съ тяжелыми потерями и японцы въ безпорядкѣ отступили но крутому скату.
   Атаки 12-й дивизіи на Четуйлинскія полиціи также были безуспѣшными, и такимъ образомъ вся армія Куроки была удержана на мѣстѣ. Путиловская сопка, несмотря на сильнѣйшее обстрѣливаніе, все еще держалась противъ арміи Нодзу и лѣваго фланга Куроки, и успѣха можно было ожидать лишь отъ Ялуджанской арміи, противъ которой д. Махуантунь все еще держалась. Тогда, въ ночь на 4-е марта, маршалъ Ояма приказалъ Куроки направить свою правофланговую бригаду подъ начальствомъ генерала Охары для совмѣстныхъ дѣйствій съ Ялуджанской арміей противъ Махуантуня. Это подѣйствовало. 5-го марта бригада эта уже завяла нѣсколько высотъ, западнѣе Хуанти, въ 6 километрахъ отъ Махуантуня, а 6-го я 7-го марта ей удалось овладѣть важными позиціями въ 3-хъ километрахъ западнѣе этого селенія, чѣмъ задача Ялуджанской армія облегчалась.
   Съ 5-го марта сопротивленіе русскихъ стало ослабѣвать, такъ какъ генералу Куропаткину нужны были значительныя силы западнѣе Мукдена для противодѣйствія охвату его праваго фланга.
   Въ японскомъ центрѣ, въ арміи Нодзу, между тѣмъ, происходило слѣдующее: 28-го февраля началось обстрѣливаніе Путиловской сопки орудіями крупнѣйшихъ калибровъ; русскіе отвѣчали изъ такихъ же, и такъ началась артиллерійская дуэль почти 200 большихъ орудій. Еще 26-го и 27-го февраля японцы поддерживали не очень упорный огонь, между тѣмъ какъ русскіе посредствомъ энергичнаго обстрѣливанія всего непріятельскаго фронта старались выяснить положеніе противника. Японская пѣхота въ эти дни оставалась совершенно пассивной и ограничивалась лишь отраженіемъ развѣдочныхъ частей русскихъ, наступавшихъ во многихъ мѣстахъ и въ разныхъ силахъ. Эта бездѣятельность японскаго центра очевидно привела русскихъ къ заключенію, что передъ ними здѣсь лишь слабыя силы и что главный ударъ будетъ направленъ прибывшей изъ-подъ Портъ-Артура арміей Ноги на ихъ лѣвый флангъ. Маршалъ Ояма, по крайней мѣрѣ, получилъ свѣдѣнія 25-го февраля о томъ, что значительныя русскія силы двигались съ запада на востокъ.
   Это важное извѣстіе въ связи съ тѣмъ обстоятельствомъ, что Ялуджанская армія 27-го февраля натолкнулась на весьма сильное сопротивленіе, показывало, что русскіе усилили свой лѣвый флангъ въ ущербъ правому. Теперь надлежало использовать слабость русскихъ. И вотъ противъ ихъ праваго фланга, гдѣ генералъ Куропаткинъ ожидалъ встрѣтиться лишь съ арміей Оку, повелъ рѣшительное наступленіе генералъ Ноги съ тремя дивизіями и тремя отдѣльными бригадами, всего до 90,000 человѣкъ(?).
   Для поддержки этой атаки генераламъ Кавамура и Куроки было приказано продолжать свое наступленіе съ отчаянной энергіей, дабы приковать возможно большія силы противника на его лѣвомъ флангѣ. Нодзу въ центрѣ долженъ былъ начать обстрѣливаніе и одновременно приступить къ наступленію. Такимъ образомъ Оку и Ноги смогли вырвать у русскихъ ихъ первую оборонительную линію довольно легко.
   Какъ выше оказано, тяжелыя орудія Нодзу начали свою работу 28-го февраля. Батареи 12-ти и 15-сантиметровыхъ орудій стояли у станціи Шахэ, въ 1 километрѣ къ западу отъ желѣзной дороги; у Юлинцзу -- батареи 11-дюймовыхъ гаубицъ, сослужившія уже столь хорошую службу подъ Портъ-Артуромъ; недалеко отъ нихъ высокая наблюдательная деревянная башня, съ которой видны были еще другія группы 11-дюймовыхъ гаубицъ, у Шишанцзы, южнѣе Путиловской сопки и къ западу, по обѣ стороны рѣки Шахэ, группы 15-сантиметровыхъ мортиръ у Хуалинпу и Хисіантуни. Ужасающее дѣйствіе японскаго огня по Путиловской сопкѣ и остальнымъ русскимъ укрѣплѣніямъ было ясно видно, и до вечера всѣ селенія между Ханъяпу на ж. д. и Путиловской сопкой были объяты пламенемъ. Понемногу огонь русской пѣхоты сталъ ослабѣвать; японцы подумали, что непріятельскія позиціи сдѣлались непригодными къ оборонѣ, и рѣшено было атаковать. Но это было ошибкой. Русскіе оказали сильнѣйшее сопротивленіе и отбили всѣ атаки. Путиловской сопкѣ суждено было потребовать еще не малыхъ жертвъ.
   Когда русскіе въ октябрѣ предыдущаго года вырвали эту сопку у японцевъ, то они превратили ее въ неприступную крѣпость. Они устроили 6 рядовъ укрѣпленій, проволочныя загражденія, засѣки, волчьи ямы, фугасы, шахматныя колья, вырыли стрѣлковые ровики и надежные блиндажи, выставили значительное число пулеметовъ и полевыхъ орудій. Кольцо редутовъ опоясывало подножіе сопки до Хулаотуни въ 1 километрѣ, примѣрно, къ юго-западу отъ нея; впередъ этихъ редутовъ были опять-таки выдвинуты стрѣлковые окопы съ проволочными загражденіями, волчьими ямами и проч.
   Эта укрѣпленія и надлежало атаковать Нодзу въ первыхъ дняхъ марта. Силы его заключались въ 6-й дивизіи слѣва, бригадъ Окубо и Томоязу въ центрѣ и 10-й дивизіи справа. (Согласно диспозиціи, 6-я дивизія должна была атаковать Шахепу на Мандаринской дорогѣ, бригада Окубо -- Шаньланц8и, между Шахепу и Путиловской сопкой, бригада Томоязу -- Хаосантаолантцзы, югозападнѣе Путиловской сопки, наконецъ 10-я дивизія -- самую сопку. Эта дивизія состоитъ изъ бригады Отами и изъ прославившейся въ бояхъ на Шахэ и во всей арміи весьма популярной бригады Сабаши. Послѣдняя и была предназначена для атаки и приняла это порученіе восторженно. 1-го марта, въ 8 часовъ утра она покинула свои закрытія и повела наступленіе подъ жестокимъ артиллерійскимъ огнемъ. Въ этотъ день она продвинулась приблизительно на 1 километрѣ впередъ до селеній Вань-Шапудза и Шишаньдзы, гдѣ и стала бивакомъ. Утромъ, 2-го марта, она прошла при снѣжной мятели 2 1/2 километра бѣглымъ шагомъ до Шахедзыхо и тѣмъ приблизилась на разстояніе 2,000 метровъ къ русскимъ редутамъ у Хулаотуни. Въ 2 часа дня мятель прекратилась и русскіе замѣтили успѣть противника. Только-что японцы покинули, селеніе Шахедзыхо, для атаки Хуляотунскихъ редутовъ, какъ были встрѣчены страшнымъ орудійнымъ и ружейнымъ огнемъ, причинившимъ имъ тяжелыя потери. Въ особенности пострадалъ лѣвофланговый полкъ, но, тѣмъ не менѣе, наступающій подошелъ на 1,400 метровъ. Русскіе также понесли тяжелыя потери отъ японской артиллеріи, и въ особенности ихъ искусственныя препятствія во многихъ мѣстахъ были разрушены крупными снарядами; однако, имъ постоянно удавалось задѣлывать поврежденія въ укрѣпленіяхъ и приводить въ негодность нѣкоторые пулеметы, ввезенные японцами въ передовыя линіи. Въ 5 часовъ дня палъ бригадный командиръ, но бригада продолжала движеніе и сильнымъ ударомъ взяла передовыя укрѣпленія, защитники которыхъ отошли въ Хулаотунскіе редуты; тотчасъ же эта линія была засыпана съ этихъ редутовъ и съ Путиловской сопки страшнѣйшимъ огнемъ.
   Атакующіе еще не имѣли времени устроить настоящія закрытія и были принуждены выкопать небольшіе ровики, достаточные лишь для укрытія одного человѣка, въ которыхъ они остались неподвижно лежать, глубоко въ снѣгу. Удерживаться въ этомъ положеніи было почти невозможно, а продолжать наступленіе было бы безуміесъ. Ночью была произведена еще попытка штурмовать, но русскіе не дремали, и она была отбита.
   Въ этомъ отчаянномъ положеніи японская бригада провела три дня и три ночи, и трудно себѣ представить, сколько выстрадали войска въ теченіе этихъ 80 часовъ отъ страшнаго холода манчжурской зимы и подъ непрестаннымъ дождемъ пулъ и снарядовъ.
   Особенныя трудности представляла доставка бригадѣ продовольствія и боевыхъ припасовъ, такъ какъ сообщенія съ тыломъ подвергались непріятельскому огню, и подаваемые изъ передовой линіи флажками сигналы: "войска страдаютъ отъ голода" долго оставались безрезультатными. Наконецъ, нужда додумалась до средства: наступавшая бригада лежала въ лощинѣ, скаты которой поднимались въ сторонѣ противника и въ тылъ. Продовольствіе и боевые припасы связывали въ шарообразные тюки и скатывали по скату въ бригадѣ, которая такимъ образомъ получала хоть самое необходимое. Когда люди нѣсколько утолили голодъ, то началось еще большее страданіе -- жажда. Солдаты уже выбрали весь снѣгъ, который они могли достать изъ-за своихъ закрытій, и съѣли его вперемѣшку съ землей; рты были воспалены, языки распухли, губы въ крови. Такъ прошелъ и второй день. Ночью, когда огонь прекращался или становился не мѣткимъ, люди работали по улучшенію своихъ закрытій, днемъ они спали подъ сильнѣйшимъ огнемъ непріятеля.
   Въ ночь на 4-е японскія войска внезапно услышали шорохъ приближающихся войскъ; на окликъ часовыхъ послѣдовалъ отвѣтъ по-японски, и они не посмѣли стрѣлять. Черезъ мгновеніе они были атакованіе съ громкими криками "ура". То были сильныя русскія части, которыя подъ покровомъ ночи вышли изъ своихъ закрытій и теперь обрушились на утомленныхъ японцевъ. Никто не стрѣлялъ, это была только ужасная свалка, гдѣ дѣйствовали холоднымъ оружіемъ. Сначала японцы были опрокинуты, затѣмъ, однако, въ отчаянной борьбѣ они вновь стали одерживать успѣхъ, но потери ихъ были ужасны. Одна рота, растаявшая передъ тѣмъ до 75 человѣкъ, послѣ этихъ боевъ насчитывала лишь 17 челов.; большинство офицеровъ пало или было ранено. Въ 2 часа ночи японцамъ казалось, что они уже болѣе не въ состояніи держаться; положеніе ихъ, при невѣроятныхъ потеряхъ, становилось окончательно отчаяннымъ, но они упорно держались и, наконецъ, въ 4 часа утра появились свѣжія войска съ ручными гранатами, убійственное дѣйствіе которыхъ не замедлило сказаться въ непріятельскихъ рядахъ. Русскіе отошли обратно въ свои редуты, а японцы вновь варились въ свои закрытія.
   Еще день и еще ночь протекли въ томъ же положеніи. 6-го марта японцы, увидѣли густой дымъ, подымавшійся въ тылу противника, и предположили, что онъ сжигаетъ свои магазины, что могло служить, указаніемъ на приготовленія къ отступленію. Поэтому было рѣшено произвести энергичную атаку на редуты, чтобы не дать противнику возможности бросить занимавшія Путиловскую сопку войска на другой участокъ ноля сраженія.
   Въ полночь, когда прибыли подкрѣпленія, началось наступленіе. Саперы съ тяжкими потерями устроили проходъ въ искусственныхъ препятствіяхъ и тогда пѣхота перешла къ штурму. Бой былъ жестокъ, но скоротеченъ. Въ 3 часа утра редуты были взяты, и сомнѣнія больше не было: противникъ началъ стягивать свои войска. По Путиховская сопка все еще держалась, и японцы не могли и думать атаковать ее днемъ. Въ слѣдующую ночь начался штурмъ; здѣсь также были пробиты бреши взрывами въ препятствіяхъ, затѣмъ вся бригада бросилась на гору. Встрѣтившій ихъ въ началѣ огонь сталъ уменьшаться и вдругъ прекратился вовсе. Въ 4 часа утра Путиловская сопка была въ рукахъ японцевъ.
   Въ то время, какъ бригада Имбаши атаковала Путиловскую сопку, правофланговая бригада 10 й дивизіи -- Отами -- выдерживала не менѣе тяжелые бои противъ укрѣпленій, которыя фланкировали Путиловскую сопку съ востока. Центральный пунктъ русской укрѣпленной линіи) противъ котораго японцы направили всѣ свои силы, состоялъ изъ цѣлой системы редутовъ у Лохіантуни, восточнѣе Хулаотуии. Одинъ полкъ бригады остался въ резервѣ, другой повелъ наступленіе подъ перекиднымъ огнемъ тяжелыхъ гаубицъ, прикрывавшихъ его. Но у русскихъ имѣлись тяжелыя орудія, которыя стоили японскихъ,
   Оь 26-го февраля 400 японскихъ саперъ были заняты вырытіемъ наступательныхъ траншей, которыя предназначались для прикрытія наступавшихъ войскъ; ночью они работали, днемъ отдыхали. Къ 28-му они выстроили закрытія на протяженіи 800 метровъ и заготовили несмѣтное количество земляныхъ мѣшковъ, предназначенныхъ для укрытія солдатъ во время атаки. Ночью на 28-е русскіе услыхали шумъ отъ работъ и открыла жестокій огонь, который, однако, не могъ помѣшать японцамъ продолжать ихъ работу. Но больше терять времени уже не представлялось возможнымъ) и атака была назначена на слѣдующее утро.
   1-го марта, въ 9 часовъ утра двѣ роты съ нѣсколькими пулеметами заняли эти наступательныя траншеи; 2-го марта постепенно туда вошли три баталіона и среди снѣжной мятели началась атака, которой существенно не могъ помѣшать русскій огонь, благодаря погодѣ не мѣткій. Когда снѣгъ прекратился, японцы очутились въ разстояніи 600 метровъ отъ главной русской позиціи, но тутъ на нихъ обрушился страшный огонь отъ Ташаня, Лохіантуни, Хулаотуни и съ Путиловской сопки. Люди бросились на землю, прикрываясь земляными мѣшками и отвѣчая на огонь, но вскорѣ стали нести, несмотря на укрытія, значительныя потери. Надѣялись, что артиллерійскій огонь разрушить непріятельскія сооруженія и пробьетъ дорогу пѣхотѣ для штурма, но обстрѣливаніе оказалось мало дѣйствительнымъ; такъ наступила ночь, которую части провели на своей боевой позиціи. Въ полночь къ непріятельскимъ укрѣпленіямъ стали прокрадываться части саперъ, одѣтыхъ во все бѣлое, чтобы меньше отдѣляться отъ снѣга, и ножницами и взрывами открыли широкій проходъ въ искусственныхъ препятствіяхъ. Съ разсвѣтомъ двѣ роты изъ резерва подкрѣпили лѣвый флангъ, и тотчасъ же вновь начался штурмъ. Но довести его до конца оказалось невозможнымъ; уже первое стремленіе стоило огромныхъ жертвъ. Такъ прошелъ день, единственный успѣхъ котораго заключался въ томъ, что удалось помѣшать русскимъ возстановить ихъ разрушенныя препятствія. Утромъ 4-го марта положеніе было еще хуже, такъ какъ русскимъ за ночь удалось исправить бреши въ препятствіяхъ, и предпринятая въ слѣдующую ночь попытка японскихъ саперъ вновь пробить брешь закончилась гибелью всѣхъ смѣльчаковъ. Утромъ 5-го марта штурмъ возобновился, такъ какъ Нодзу требовалъ взятія Лохіантуни, чтобы дать возможность бригадѣ Имбаши взять Хулаотунь и атаковать Путиловскую сопку. Трудности были ужасныя, каждый шагъ требовалъ тяжелыхъ жертвъ. Командиръ бригады телеграфировалъ въ главную квартиру, что противъ него, по крайней мѣрѣ, вдвое сильнѣйшія силы противника и получилъ приказаніе прекратить бой и до разсвѣта вернуться на исходную позицію, но было поздно. Когда приказаніе дошло, былъ уже день. При дневномъ свѣтѣ японцы увидали, что они дошли довольно близко до русскихъ линій; въ нѣсколькихъ мѣстахъ они овладѣли брустверомъ, потомъ вновь потеряли его, но вскорѣ русскіе увидѣли слабость противника и перешли въ контръ-атаку. Японцы были опрокинуты и стали отчаянно отбиваться за своими земляными мѣшками. Къ 10-ти часамъ утра они потеряли половину своего состава; несмотря на это, ихъ упорная оборона продолжалась весь день, и только ночью оставшіеся въ живыхъ отступили.
   Ведшій наступленіе полкъ потерялъ 2,000 человѣкъ.
   6-го марта пѣхота обѣихъ сторонъ была изнурена и спала; не было слышно ни одного ружейнаго выстрѣла, но тѣмъ свирѣпѣе бушевалъ орудійный огонь, нанесшій спящей японской пѣхотѣ новыя потери.
   Въ ночь 6-го марта русскіе произвели контръ-атаку, и казалось, что они пытаются обойти японцевъ съ все тока; бой былъ крайне ожесточеннымъ и кровопролитнымъ, и, только введя въ дѣло всѣ резервы, удалось въ утру отбросить русскихъ назадъ.
   Но и эти русскія контръ-атаки, какъ и контръ-атаки у Хулаонтуни, были, можетъ быть, произведены только съ цѣлью замаскировать отступленіе, которое часто начиналось съ сильной, но менѣе мѣткой перестрѣлки. Утромъ 7-го марта огонь изъ редутовъ у Лохіантуни сталъ неувѣреннымъ, къ полудню ослабѣлъ и даже почти совсѣмъ прекратился, но японцы, однако, изъ опасенія ловушки, не рѣшались на новый штурмъ и дожидались темноты. Ночью затѣмъ Лохіантунь палъ, послѣ послѣдняго сопротивленія русскаго аріергарда, а затѣмъ пришло и приказаніе генерала Нодзу наступать на Фаншань, большое селеніе въ 5-ти километрахъ къ сѣверу отъ Лохіантуни. Непріятель былъ въ полномъ отступленіи; скоро минули, Фаншань и сраженіе повернуло въ сторонѣ Мукдена.
   Согласно плану наступленія генерала Нодзу, лѣвый флангъ 4-й арміи, 6-я дивизія должна была атаковать Шахепу на Мандаринской дорогѣ, которое, потерянное японцами въ бояхъ на Шахэ, было превращено русскими посредствомъ цѣлой системы редутовъ въ предмостное укрѣпленіе, запиравшее дорогу на Мукденъ. Около километра на югъ лежать японскія позиціи у Канъявацзу, гдѣ предназначенныя для наступленія войска и собрались 1-го марта, чтобы тронуться въ путь въ слѣдующую ночь. Боевую линію образовали три полка; солдата несли съ собой земляные мѣшки и въ полной тишинѣ подошли на 4,000 метровъ къ противнику. Съ 4 час. утра началось движеніе, но теперь русскіе замѣтили это наступленіе и открыли страшный орудійный а ружейный огонь, противъ котораго земляные мѣшки представляли плохое укрытіе; между тѣмъ промерзлая земля уничтожала всѣ попытки окопаться. Въ 11 часовъ утра къ лѣвому флангу подошли бѣглымъ шагомъ, прикрытые мятелью, резервы, прибытіе которыхъ побудило лѣвофланговый полкъ начать штурмъ. До русскіе стрѣляли изъ тяжелыхъ орудій, могучія гранаты которыхъ такъ и косили людей; полкъ отхлынулъ и искалъ убѣжища за земляными мѣшками. Днемъ правофланговый полкъ произвелъ атаку и ему удалось овладѣть сопкой, съ которой только-что съѣхала русская артиллерія, ранѣе чѣмъ непріятельская пѣхота успѣла ее занять. Въ 7 часовъ вечера командиръ полка рѣшилъ произвести ночью новую атаку. Въ часъ ночи полкъ бросился на проволочныя загражденія, изъ-за которыхъ его встрѣтилъ убійственный огонь; полковой командиръ и многіе офицеры были убиты, и хотя удалось прорвать первую линію препятствій, но за ней ихъ было еще двѣ, и атака прекратилась. Въ эту минуту контръ-атака со стороны русскихъ была бы для японцевъ роковой. Полку пришлось, подъ покровомъ темноты, отойти, и всѣ дальнѣйшія атаки, какъ здѣсь, такъ и въ центрѣ и на лѣвомъ флангѣ, остались равно безуспѣшными и кровопролитными.
   3-го марта положеніе оставалось такимъ же. Начальникъ дивизіи, считая Шахепу неприступнымъ, оставилъ противъ этого селенія лишь число войскъ, необходимое для занятія позиціи, всѣ же остальныя силы стянулъ къ лѣвому флангу, у Ліушупу, дабы наступать болѣе съ фланга; одна изъ отдѣльныхъ бригадъ, дравшихся въ центрѣ арміи, должна была на самокъ крайнемъ лѣвомъ флангѣ поддержать это охватывающее наступленіе. 4-го марта началось сосредоточеніе силъ къ Ліушупу. Но когда командиръ лѣвофланговой бригады 6-й дивизіи попросилъ разрѣшенія произвести атаку одному, то дальнѣйшихъ измѣненій въ распредѣленіи войскъ дивизіи произведено не было и только два баталіона отдѣльной бригады были поставлены въ резервъ силъ, собранныхъ у Ліушупу.
   Ночью бригада повела наступленіе съ большой стремительностью. Моментъ благопріятствовалъ этому, такъ какъ генералъ Оку прорвалъ непріятельскій фронтъ и началъ рѣшающее захожденіе противъ западнаго фронта противника, и доносившійся отъ этого боя орудійный гулъ не могъ не смущать русскихъ, стоявшихъ противъ Ліушупу.
   Послѣ трехъ атакъ первая линія русскихъ была прорвана, и они отошли къ Янцзу; съ разсвѣтомъ и это селеніе попало въ руки японцевъ, и русскіе отошли въ Ханьяпу на желѣзной дорогѣ.
   Ханьяпу это -- большое укрѣпленное селеніе, къ которому отходили не только отступившіе отъ Ліушупу и Янцзу русскіе, во также и части, отступавшія передъ правымъ крыломъ Оку. Такимъ образомъ, гарнизонъ былъ достаточно силенъ для того, чтобы атаковать правый флангъ Оку, что, въ случаѣ успѣха, отразилось бы и на арміи Нодзу, и японскій фронтъ оказался бы прорваннымъ. Поэтому Нодзу рѣшился энергично атаковать Ханьяну. Развѣдки выяснили, что русскія укрѣпленія у Ханьяпу состояли изъ 4-хъ редутовъ, соединенныхъ между собою системой галлерей и укрытыхъ ходовъ и прикрытыхъ нѣсколькими рядами проволочныхъ загражденій. Фронтальной атакой Ханьяпу взять было нельзя, приходилось забрать западнѣе желѣзной дороги и оттуда атаковать во флангъ и тылъ.
   Передъ Шахепу между тѣмъ положеніе оставалось безъ перемѣнъ; войска, лежа цѣлыми днями на землѣ, страшно страдали отъ холода, голода и жажды. Часть ихъ еще притянули для атаки Ханьяпу.
   Въ полночь 6-го марта началось обходное движеніе, которое однако подвигалось лишь медленно, такъ что атака, назначенная до разсвѣта, могла состояться только уже при полномъ дневномъ свѣтѣ. Одинъ баталіонъ предпринялъ штурмъ и подошелъ на 300 метровъ къ насыпи желѣзной дороги, составлявшей первую оборонительную линію русскихъ, но былъ встрѣченъ убійственнымъ орудійнымъ и ружейнымъ огнемъ. Остановиться или обойти было бы еще болѣе опаснымъ, чѣмъ идти впередъ, и штурмъ продолжался. Первая линія атакующихъ была положительно скошена, но вторая достигла желѣзнодорожной насыпи, послѣ чего русскіе отошли въ свои редуты. Для преодолѣнія расположенныхъ впереди нихъ проволочныхъ загражденій японцы использовали особенное средство: они со всѣхъ окрестностей собрали столы, притащили ихъ къ препятствіямъ и набрасывая крышки столовъ на проволоку, составили черезъ нея родъ моста. Все это совершилось такъ быстро, что русскіе не смогли остановить ихъ разбѣга огнемъ и были сразу вовлечены въ тяжелый бой грудь съ грудью въ своихъ окопахъ. Долго сопротивлялись они, но около 10 часовъ стали покидать одно укрѣпленіе за другимъ, и къ 11 часамъ Ханьяну оказалось въ рукахъ японцевъ. Русскіе отошли въ сѣверу и тотчасъ начали обстрѣливать занятое непріятелемъ селеніе. Къ полудню ихъ артиллерія усилилась, изъ чего японцы заключили, что готовится контръ-атака. Дѣйствительно, около 3 1/2 часовъ дня показались сильныя массы пѣхоты, наступавшія на Ханьяпу съ сѣвера. Это селеніе имѣло большое значеніе, такъ какъ господствовало надъ флангомъ и сообщеніями съ тыломъ всей новаціи у Путиловской сопки. Оставайся оно въ рукахъ японцевъ, всѣ позиціи русскихъ у Шахепу и Сахантуни становилось невозможнымъ удерживать, а отступленіе съ нихъ было бы крайне небезопасно. Когда начало сказываться обходное движеніе японцевъ отъ Лупушу на Яицзу, русскіе уже начали переносить оборону съ Шахэ на Хуньхэ. Паденіе Ханьяпу вынудило ихъ къ общему отступленію и противника они удерживали лишь слабыми арьергардами. Но вмѣстѣ съ тѣмъ необходимо было парализовать японскія силы въ Ханьяну и помѣшать имъ оказывать какое бы то ни было воздѣйствій на правый флангъ, равно какъ противъ отходившихъ отъ Путиловской сопки войскъ. Вотъ причины для обозначившейся въ 3 1/2 часа дня русской контръ-атаки.
   Несмотря на то, что русскіе сильно обстрѣливали Ханьяпу, японцы все же успѣли привести это селеніе въ оборонительное состояніе и поставить орудія и пулеметы. Они подпустили русскихъ, наступавшихъ бѣгомъ, на 400 метровъ и затѣмъ встрѣтили ихъ убійственнымъ огнемъ, о который атака разбилась, равно какъ и слѣдующая, произведенная часомъ позже. Въ 6 часовъ вечера послѣдовала еще послѣдняя, также неудачная, атака русскихъ, которые, однако, добилась своей цѣли и прикрыли сборъ своихъ силъ ea Хуньхэ.
   Затѣмъ, въ ночь легко удалось взять Шахепу и, какъ описано выше, Хулаотунь, Путиловскую сопку, Лохіатувь, да и противъ фронта Куроки и Кавамуры сопротивленіе стало ослабѣвать. На разсвѣтѣ 8-го числа весь лѣвый флангъ и центръ японцевъ перешелъ въ наступленіе противъ новой русской линіи. Участь сраженія начинала опредѣляться.
   Г. Барцини предпосылаетъ описанію событій въ арміи Оку весьма умѣстное замѣчаніе, что описаніе сраженія, собственно говоря, дѣло невозможное, такъ какъ нѣтъ возможности передавать впечатлѣнія одновременности. Попытка описать сраженіе похожа на то, какъ если показывать большую стѣнную картину Сикстинской капеллы при свѣтѣ одной спички и потомъ требовать отъ зрителя, чтобы онъ изъ видѣнныхъ отдѣльныхъ частей составилъ себѣ представленіе обо всей картинѣ. Сразу можно описать лишь одинъ эпизодъ, между тѣмъ какъ одновременно разыгрываются тысячи другихъ дѣлъ. Даже на самомъ полѣ битвы подчасъ трудно воспринять правильно впечатлѣніе такого огромнаго боя. Цѣлыми днями разъѣзжаешь верхомъ, а къ вечеру карта показываетъ, что объѣхалъ лишь четвертую часть протяженія фронта. И только ночью, когда, граница вещей расплывается во тьмѣ, умъ какъ будто начинаетъ все понимать. Взобравшись на вершину сопки, на дерево или крышу, видишь всюду, куда хватаетъ глазъ, блескъ выстрѣловъ, взрывы гранатъ, жуткое зарево пожаровъ, и тогда только составляешь себѣ понятіе объ огромности протяженія.
   Пусть же читатель также постарается сохранить понятіе одновременности и представить себѣ; что бой Кавамуры у Махуншани и Шиты, избіеніе арміи Пуреки въ пресловутой "адской долинѣ" и отчаянныя атаки арміи Нодзу на Путиловскую совку разыгрывались единовременно. До 28-го февраля въ бою дѣйствовало лишь правое крыло, во съ этого дня.всѣ пять японскихъ армій были вовлечены въ дѣло. Такимъ образомъ, описываемыя здѣсь событія происходили единовременно съ вышеописанными.
   Огромный-интересъ представляетъ слѣдующее затѣмъ описаніе японскаго руководительства боемъ и передачи приказаній.
   Утромъ 26-го февраля генералъ Оку получилъ по телеграфу изъ главной квартиры окончательное приказаніе для наступленія. Изъ штаба ген. Оку приказанія передавались по телефону въ дивизіи и отъ нихъ тѣмъ же путемъ въ бригады.
   Г. Барцини говоритъ, что если бы художникъ желалъ написать картину: "Маршалъ Ояма, руководящій Мукденскими боями", то она должна была бы представляться слѣдующимъ образомъ:
   Сцена. Внутренность простой китайской комнаты. Передъ большими окнами, затянутыми бѣлой бумагой, тяжелый столъ съ разложенной большой топографической картой; на послѣдней множество четыреугольныхъ разноцвѣтныхъ костяжекъ, которыя всѣ занумерованы и стальными булавками накалываются на карту {Барцини сфотографировалъ эту сцену.}.
   Дѣйствующія лица. Передъ картой сидитъ, погруженный въ глубокія соображенія, генералъ въ туфляхъ -- генералъ Кодама; съ нимъ рядомъ другой генералъ, который наблюдаетъ за костяжками и по мѣрѣ надобности ихъ передвигаетъ -- генералъ Фукушима. На углу стола -- полковникъ генеральнаго штаба между двумя обыкновенными телефонами. На стѣнѣ, за полковникомъ -- большая доска съ электрическими соединителями, при которой два капитана генеральнаго штаба заняты различными соединеніями и разъединеніями. Надъ соединителями два хронометра, показывающихъ время въ Токіо и астрономическое.
   Посрединѣ -- маршалъ Ояма, сидящій въ креслѣ; лицо его спокойно и увѣрено; по временамъ оно заволакивается дымомъ, такъ какъ онъ куритъ сигару, да и отъ чая, стоящаго передъ нимъ въ маленькой чашкѣ, идетъ паръ. Съ нимъ рядомъ сидятъ и разговариваютъ два генерала.
   Около генерала Кодами сидятъ за полевымъ столикомъ два офицера, которые стенографируютъ приказанія, копируютъ ихъ я, снабдивъ точными указаніями времени, представляютъ на подпись маршалу.
   Въ сосѣднемъ помѣщеніи находятся семь телеграфныхъ аппаратовъ, обслуживаемыхъ спеціальными солдатами; открученныя ленты аппаратовъ дешифрируютъ и переводятъ офицеры.
   Гакъ велось руководство Мукденскими боями, въ 12-ти верстахъ южнѣе Самутоу, въ домѣ селенія Сулихо, куда едва доносился гулъ артиллерійскаго огня.
   Вторая армія, генерала Оку, состояла изъ 3-хъ дивизій; слѣва 8-я (генерала Тацумы), въ серединѣ 5-я (генерала Какази), справа 4-я (генерала Цукамото). Лежащія передъ этой арміей русскія позиціи составляли укрѣпленную линію, тянущуюся отъ Янцзу около желѣзной дороги до Чаетавя, на правомъ берегу Хунь-хэ. Такъ какъ фронтальная атака потребовала бы слишкомъ большихъ жертвъ и времени, то генералъ Оку рѣшилъ сосредоточить свои главныя силы противъ Чантаня -- въ соотвѣтствіи съ арміей Ноги, которая должна была одновременно атаковать лежащее западнѣе селенія Сифонтай, чтобы затѣмъ, овладѣвъ въ Чантанѣ русскимъ флангомъ линіи, дѣйствовать оттуда уже во флангъ врага. Атаки Чантаня были поручены 8-й и 5-й дивизіямъ, между тѣмъ какъ 4-я должна была занимать длинную линію японскихъ укрѣпленій и выжидать для дѣйствія подходящаго момента.
   8-я дивизія собиралась у Нейкоутая {Вѣроятно, это Хейкоутай. ("Рус. Инв.").}, очень извѣстнаго еще со времени январскихъ боевъ; ей надлежало перейти рѣку для атаки Юоанцзы, гдѣ находилась передовая оборонительная линія, прикрывавшая Чантань. 5-я дивизія собралась въ Ляовбенкоа, для атаки лежащаго на лѣвомъ берегу Хуньхэ, противъ Чавтавя селенія Холекахо, гдѣ также находились передовыя оборонительныя линіи.
   26-го февраля, во время леденящей снѣжной мятели, окутывавшей все непроницаемой мглой, баталіонъ саперъ возобновилъ большой деревянный мостъ у Нейкоутая, и вечеромъ того же дня первыя японскія части перешли рѣку въ направленіи на Чантавь. 24 то февраля русскіе очистили свои позиціи западнѣе Чантаня, какъ слишкомъ выдвинутыя впередъ, и совсѣмъ отошли къ Наньюпао и Югханцзы. Въ этотъ день 8-я дивизія закончила свое сосредоточеніе въ Нейкоутаѣ, но ожидала входа въ линію арміи Ноги, такъ какъ наступленіе должно было быть ведено по всей линіи одновременно.
   Въ полночь 28-го февраля дивизія въ полной тишинѣ перешла рѣку; солдаты несли земляные мѣшки. Осторожное движеніе продолжалось всю ночь. Въ 6 часовъ утра первая линія подошла на 700 метровъ къ непріятельскимъ позиціямъ у Наньюпао и Юанаоцзы; остановились; люди залегли за земляными мѣшками и ожидали разсвѣта, съ наступленіемъ котораго тотчасъ разразился страшнѣйшій артиллерійскій бой. У русскихъ было 2 батареи юго-западнѣе Чантаня, по крайней мѣрѣ 4 батареи между Чантаненъ и Наньюпао и еще другія -- восточнѣе Чантаня, у Чукоанпао; всѣ орудія стояли на ровной мѣстности открыто. Японская артиллерія, усиленная 3-мя мортирными батареями, была раздѣлена за 2 группы: одна обстрѣливала Юанаоцзы съ юго-запада, расположившись на правомъ берегу рѣки, гдѣ песочные камни представляли нѣкоторыя укрытія, другая расположилась еще западнѣе за Чинчавопао. Пѣхота распредѣлялась слѣдующимъ образомъ: на правомъ берегу рѣки одинъ баталіонъ, дѣйствовавшій совмѣстно съ 5-й дивизіей; противъ Напаоузы развернулись 1 полкъ и 2 баталіона; противъ Наньюпао -- одинъ полкъ; другой полкъ оставался въ резервѣ.
   День былъ сырой и холодный; селенія и русскіе валы съ проволочными загражденіями были ясно видны. Безпрерывно надъ этими сооруженіями рвались японскіе снаряды, но безъ видимаго успѣха, почему въ полдень стали примѣнять гранаты съ взрывчатыми веществами, которыя дѣйствовали какъ мины и взрывали цѣлые столбы земли и камней. Пѣхота стада потихоньку продвигаться, катя передъ собой земляные мѣшки, дабы подойти за штурмовую дистанцію къ противнику.
   Одновременно съ 8-й дивизіей и 5-я окружала Чантань съ юго-востока. Здѣсь рѣка оборонялась редутами, выкопанными въ пескѣ, которые, благодаря мягкости матеріала, почти совсѣмъ не страдала отъ дѣйствія разрывныхъ снарядовъ. Поэтому пѣхота рѣшительно атаковала въ штыки и въ 10 часовъ заняла 1 редутъ у Хонакаро, но съ очень тяжелыми потерями, которыя дѣлали дальнѣйшее наступленіе невозможнымъ, тѣнь болѣе потому, что съ противоположнаго берега многочисленные пулеметы внезапно осыпали японцевъ такимъ градомъ пуль, что атакующіе съ трудомъ могли удерживаться на занятымъ позиціяхъ.
   Между тѣмъ 4-я дивизія готовилась покинуть свои укрѣпленія, какъ только получилось бы извѣстіе о взятіи Чантаня. Но это оказалось не такъ легко и быстро исполнимымъ предпріятіемъ, такъ какъ русская артиллерія и пулеметы образовали передъ японской пѣхотой непроходимую полосу, такъ что весь день прошелъ безъ возможности попытаться штурмовать.
   Такъ наступила ночь, огонь съ обѣихъ сторонъ затихъ, и къ 9 час. вечера на всемъ фронтѣ арміи Оку господствовала полнѣйшая тишина. Но эта тишина продолжалась не долго: сигнальными фонарями передано приказаніе возобновить атаку, и вскорѣ бой опять кипѣлъ по всей линіи: какъ ранѣе; атака разбивается о рвы и проволочныя загражденія Юфаоцзы и Наньюпао, первая линія скошена огнемъ, но образуется вторая волна и стремится впередъ.
   Въ 10 ч. вечера 5-я дивизія взяла другой песочный редутъ на правомъ берегу Хунь-хэ, а 4-я дивизія также энергично наступала на Чантанпу, Хатайцзы и Апатай, такъ какъ замѣтила, что русскіе оттягивали оттуда части войскъ на подкрѣпленіе Чантаня, и стрѣмилась воспользоваться этимъ мгновеніемъ для того, чтобы прорвать укрѣпленную линію противника.
   Къ часу дня атака ослабѣла, но была черезъ часъ возобновлена съ большей рѣшимостью. Между тѣмъ армія Нога овладѣла Суфантаемъ и сильно насѣдала на сѣверъ. Отъ артиллерійскаго огня загораются селенія одно за другимъ: сначала Чантунпу, затѣмъ Юспаоцзы и Чантань; зарево освѣщаетъ весь небосклонъ.
   Къ утру проволочныя загражденія впереди Юспаоцзы были разрушены и бой дошелъ до окоповъ. Въ 6 1/2 ч. утра у Наньюопао также предстоялъ бой грудь съ грудью, принялись за ручныя гранаты. Русскіе окати значительные успѣхи въ пользованіи этомъ оружіемъ и примѣняли новыя ударныя гранаты, которыя, благодаря прикрѣпленію къ палкѣ, можно было съ большой точностью бросать на значительное разстояніе.
   Непосредственно по занятія Судганная, генералъ Ноги выслалъ 9-ю бригаду вправо, для содѣйствія атакѣ Чантаня съ сѣверо-запада. Въ это же время пало Юмеодзы и русская линія была прервана; вскорѣ послѣ этого пало и Наньюпао. Тогда, дабы избѣжать окруженія, русскіе покинули Чантань, гдѣ они имѣли, вмѣстѣ съ передовыми позиціями, 1 1/2 дивизіи. Въ 7 ч. 8-я дивизія бросила занятое селеніе и тотчасъ направилась вдоль праваго берега къ сѣверу, чтобы продолжать начатое генераломъ Ноги большое обходное движеніе.
   5-я дивизія содѣйствовала этому охвату, отойдя на лѣвый берегъ, въ то время, какъ батареи продольнымъ огнемъ обстрѣливали старую линію русскихъ укрѣпленій, атакованную съ фронта 4-й дивизіей.
   Русскій оборонительный фронтъ все болѣе и болѣе расшатывался; правый флангъ, взятый совершенно врасплохъ, сталъ безпорядочно отходить, преслѣдуемый день и ночь постоянно насѣдавшими японцами.
   Утромъ 2-го марта настала страшная снѣжная мятель, заметавшая слѣды отчаяннаго ночного боя, въ которомъ японцы ваяли редутъ, въ 1000 метрахъ сѣвернѣе Чентанпу, и сосѣднее селеніе Кейтатцзы. Этотъ бой разыгрался въ то время, когда Чентанпу было объято пламенемъ, а далѣе къ западу борьба за Чантань становилась все ожесточеннѣе.
   Съ 20-го февраля артиллерія уже подготовляла атаку и на 3-километровомъ фронтѣ отъ Чентанпу до Апатая стояло другъ противъ друга не меньше, какъ 150 русскихъ и японскихъ орудій, отъ полевого до самаго тяжелаго калибра, которые еще въ первые 12 часовъ артиллерійскаго поединка выпустили болѣе 30,000 выстрѣловъ.
   Въ полдень, 8-го марта, командиру лѣвой бригады 4-й дивизіи, генералу Халяши показалось, будто артиллерія достаточно подготовила атаку; поэтому онъ двинулъ въ атаку три баталіона, но черезъ 6 часовъ они вернулись, бросивъ своихъ убитыхъ и раненыхъ. Противникъ оборонялся еще твердо. Поэтому рѣшили прибѣгнуть къ попыткѣ штурмовать ночью такимъ образомъ, чтобы одинъ полкъ наступалъ съ фронта, въ то время, какъ 3 роты, забирая къ западу на Шаошенцзы, должны были рѣшительнымъ ударомъ привлечь на себя вниманіе русскихъ. Ночь была очень темная. Около 2-хъ часовъ полкъ вышелъ ивъ своихъ окоповъ у Чентанпу и сталъ осторожно продвигаться впередъ; послѣдніе 300 метровъ люди ползли на четверенькахъ, затѣмъ легли на землю и стали ждать подъ слабымъ огнемъ непріятеля. Три обходящія роты должны были обозначить свой выходъ съ фланга русскихъ, открывъ огонь тремя залпами. Но время текло, и солдаты напрасно напрягали слухъ, чтобы услышать условный сигналъ. Сраженіе вновь разгоралось по всей линія, стоялъ оглушительный пушечный ревъ, селенія пылали, съ востока, изъ окрестностей Ллтайнитуня, непрерывно гремѣли перекаты пулеметнаго огня. Такъ настало 3 часа, 3 1/2, 4, цѣлая вѣчность. Уже стали предполагать, что среди шума прослышали залпы, какъ вдругъ раздался съ запада троекратный чистый, рѣзкій трескъ -- то быль установленный сигналъ!
   Солдаты встали, примкнули штыки н осторожно стали продвигаться впередъ; было запрещено стрѣлять или даже произвести слово до достиженія непріятельскихъ окоповъ. Намѣреніе удалось. Пораженные неожиданнымъ сильнымъ ружейнымъ огнемъ съ праваго фланга, русскіе предположили попытку обойти ихъ значительными силами; стоящія въ этомъ направленіи части и не замѣтили, стрѣляя наугадъ въ темнотѣ, какъ три вражескихъ баталіона все приближались, перешли проволочныя загражденія и подошли къ окопамъ. Вдругъ дикій ревъ, разрывы ручныхъ гранатъ, тысячи враговъ на брустверахъ: настала атака!
   Первое столкновеніе произошло восточнѣе Пейгайцзы, въ пунктѣ, который полагали слабѣе наблюдаемымъ. Четыре роты одна за другой вскочили во рвы, смѣшевіе съ быстротой молніи распространялось справа налѣво, и во рву, немного шире метра, разыгрался ужасающій бой грудь съ грудью. До тѣхъ поръ во всѣхъ ночныхъ бояхъ съ японской стороны приказывалось: "убивать большихъ", такъ какъ въ темнотѣ было невозможно отличать ни лица, ни мундира. Но на этотъ разъ, благодаря глубокой тьмѣ и злосчастной путаницѣ, было совершенно невозможно отличить своихъ отъ враговъ, почему японцы постоянно вскрикивали: "другъ или недругъ?", въ то время, какъ русскіе перекликались подобными же возгласами. Штыки, приклады и сабли били и кололи въ неописуемую сумятицу; израненыя тѣла сваливались одно на другое на дно окоповъ, и тяжелые шаги дерущихся буквально выдавливали жизнь изъ раненыхъ. Кровь лилась ручьями, такъ что оставшіеся въ живыхъ солдаты поутру замѣтили, что ихъ гамаши были покрыты толстой коркой ея.
   Русскіе, которые смогли вырваться изъ этого боя, бѣжали въ направленіи на Куяцзу, и рѣзня, казалось, окончилась, когда 5 или 6 русскихъ ротъ произвели отъ Куяцзы контръ-атаку.
   Японцы потеряли болѣе 400 человѣкъ, были утомлены и истощены; поэтому русскіе успѣли вновь овладѣть окопомъ сѣвернѣе Пейтайцзы и ударъ ихъ понемногу развивался. Но въ это мгновеніе 3 роты поддержекъ, идущія изъ Читампу, оживили силу японскаго сопротивленія, между тѣмъ какъ тѣ 3 роты, которыя своимъ обходомъ отвлекли на себя русскія силы, взяли, пользуясь суматохой, близлежащій редутъ и двинулись оттуда на поддержку Пейтайцзы. Благодаря этимъ силамъ, русскіе еще до разсвѣта были окончательно отброшены къ сѣверу.

-----

   Послѣдніе шесть часовъ сраженія оказались для русскихъ роковыми: Чантань, Шаопянцзы и Пейтайцзы взяты, укрѣпленная линія прорвана. Въ теченіе четырехъ долгихъ мѣсяцевъ стояли японцы передъ этими внушительными, казалось, неприступными позиціями, запиравшими путь къ сѣверу, а теперь укрѣпленныя селенія и редуты падаютъ одинъ за другимъ. Въ 7 ч. утра Хоанхи окруженъ съ запада и съ юга. Въ селеніи господствовала суета, какъ въ ульѣ; длинные ряды повозокъ скачутъ въ направленіи на Алтайцзы, а надъ кучей людей и лошадей рвутся шрапнели двухъ японскихъ батарей. Живой, но безпорядочный огонь еще на короткое время пріостановилъ наступавшаго; когда японцы подошли къ укрѣпленіямъ, то Хоанхи оказалось оставленнымъ, русскій арьергардъ также отступалъ на Алтайцзу.
   Въ полдень началась атака на Шіушантай; развѣдочныя части возвратились бѣгомъ съ донесеніемъ, что русскіе зажигаютъ селеніе и отступаютъ. Дѣйствительно, скоро изъ домовъ повалилъ густой дымъ. Тогда японцы бросились впередъ вразсыпную, чтобы занять окопы, изъ которыхъ они были еще встрѣчены слабымъ безпорядочнымъ огнемъ, потомъ всякое сопротивленіе прекратилось. Было 2 часа. Снѣгъ пересталъ идти, и показались непріятельскіе баталіоны, идущіе на Хохотонь; безъ передышки Ведено наступленіе и на это селеніе.
   Между тѣмъ войска, занявшія Хоанхи, взяли также и Алтайцзу и атаковали теперь Куяцзу. Туда собрались русскія войска, которыя ночью отошли отъ Пейтайцзы и сосѣдняго редута, затѣмъ отступившіе гарнизоны Хоанхи и Алтайцзы, и все это вмѣстѣ съ первоначальнымъ гарнизонамъ Куяцзы составило около одной бригады. Атаку приходилось подготовлять артиллеріей, для чего нѣсколько батарей выѣхали сѣвернѣе Чентанпу и открыли огонь. Вдругъ одинъ наблюдатель, сидѣвшій на деревѣ, замѣтилъ сѣвернѣе Куяцзу длинную русскую колонну, двигавшуюся отъ Хунь-хэ къ востоку. Одиночныхъ людей разглядѣть было нельзя, но можно было опредѣлить 10 группъ, быть можетъ, 10 баталіоновъ, а въ головѣ ихъ многочисленныя повозки и орудія. Это войска, которыя ночью были вытѣснены изъ Чантаня, утромъ были оттѣснены 5-й дивизіей у Чукоашноо (на лѣвомъ берегу Хунь-хэ) и теперь въ безпорядкѣ отходили къ желѣзной дорогѣ. Тотчасъ же японскія батарея прекратили гранатный огонь по Куяцзы и стали шрапнелью обстрѣливать непріятельскую колонну; прозрачный воздухъ позволять видѣть, что она страшно страдала отъ этого огня; однако же она, не скрываясь за близлежащимъ выступомъ, продолжала свое движеніе.
   Къ этому времени русскіе зажгли Куяцзы и отступили на Сункопетай; тогда три японскихъ баталіона быстро заняли позицію восточнѣе Куяцзы и стали обстрѣливать это отступленіе. Хохотонь уже очищена и гарнизонъ ея отступалъ въ безпорядкѣ къ Наньтапу. У Фуяшаня, Пейлинтуня и позже у Шіокіятая русскія батареи и длинные ряды зарядныхъ ящиковъ галопомъ скрывались подъ огнемъ японской артиллеріи, расположенной у Литайнитуня и Мансяенцзы. Затѣмъ и русская пѣхота вразбродъ стала тѣсниться по тѣмъ же дорогамъ, которыя обстрѣливались со всѣхъ сторонъ въ порядкѣ наступавшими японскими войсками.
   5-я дивизія, двигаясь вверхъ но Хунь-хэ, дошла до Таотайцзы на лѣвомъ берегу, 8-я дивизія -- до Піотоцзы (на правомъ берегу), объятаго пламенемъ. Сила сопротивленія противника совершенно сломлена; онъ больше не дерется, не стрѣляетъ, не обороняется: разбитый на безчисленныя группы, онъ только идетъ, идетъ и идетъ.
   Солнце зашло. Большая русская колонна, которую обстрѣливали съ Чентанпу, скрылась въ темнотѣ; ночь покрыла своимъ покровомъ бѣгство русскихъ.
  

О пароходѣ-госпиталѣ "Орелъ".

   Главнымъ управленіемъ Краснаго Креста послѣ разсмотрѣнія обстоятельствъ, при которыхъ Японіей задержанъ пароходъ-госпиталь "Орелъ", 14 августа разослано всѣмъ иностраннымъ обществамъ Краснаго Креста, въ томъ числѣ и японскому, протестъ слѣдующаго содержанія:
   "14 (27) мая 1905 года въ самомъ началѣ морского боя въ Корейскомъ проливѣ прикомандированные къ эскадрѣ вице-адмирала Рожественскаго въ качествѣ госпитальныхъ судовъ и снаряженные согласно ст. 2 и 3 Гаагской конвенціи 17 (29) іюля 1899 года о примѣненіи къ морской войнѣ началъ женевской конвенціи 10 (22) августа 1866 года, пароходы русскаго Добровольнаго флота "Орелъ" и "Кострома" были, въ противность постановленій означенной конвенціи, обезпечивающихъ такимъ судамъ неприкосновенность и свободу отъ захвата непріятеля, остановлены японскими крейсерами и подъ конвоемъ отведены въ Сасебо.
   Послѣ четырнадцатидневнаго задержанія въ Сасебо, въ теченіе котораго японскія власти производили разслѣдованіе о нарушеніи будто бы означенными госпитальными судами своихъ обязанностей согласно Гаагской конвенціи 1899 года, при чемъ за все это время медицинскій персоналъ съ "Орла" и "Костромы" не былъ даже допущенъ ухаживать за русскими ранеными, пароходъ "Кострома" былъ 30-го мая освобожденъ. Напротивъ, "Орелъ", представляющій собою одинъ изъ лучшихъ по своимъ морскимъ качествамъ пароходовъ Добровольнаго флота, былъ задержанъ окончательно. Причины такого задержанія, офиціально русскому правительству не сообщенныя, несмотря на энергическій протестъ его, переданный японскому правительству чрезъ посредство французскаго представителя въ Токіо, -- заключались, судя по свѣдѣніямъ японскихъ газетъ, въ различныхъ, ничѣмъ, однако, неподтвержденныхъ, обвиненіяхъ въ нарушеніи "Орломъ" Гаагской конвенціи 1899 года черезъ оказанную имъ будто бы помощь военнымъ дѣйствіямъ эскадры. Вслѣдъ затѣмъ дѣло о задержаніи "Орла" было передано японскими властями на разсмотрѣніе японскаго призового суда, противъ чего русское правительство равнымъ образомъ энергически протестовало, подробно выяснивъ, черезъ посредство императорскаго посла въ Парижѣ, всѣ правовыя основанія, по которымъ такое направленіе дѣла является юридически неправильнымъ. Ни того, ни другого изъ этихъ протестовъ, равно какъ и протеста русскихъ врачей съ "Орла" и "Костромы" противъ недопущенія ихъ ухаживать за ранеными японское правительство не приняло, отвѣтивъ врачамъ Краснаго Креста, что это учрежденіе не имѣетъ права предъявлять никакихъ протестовъ, а русскому правительству, что Японія не считаетъ возможнымъ принять протестъ государства, съ которымъ она находится въ войнѣ.
   Между тѣмъ совершенно очевидно, что указанный поступокъ японцевъ во время боя при Цусимѣ, являясь грубымъ нарушеніемъ постановленій Гаагской конвенціи 1899 года, лишилъ наши госпитальныя суда всякой возможности исполнить свое прямое назначеніе во время боя, и телеграфное сообщеніе командира "Костромы" категорически утверждаете, что "если бы японцы не задержали госпитальныхъ судовъ, мы имѣли бы полную возможность спасать людей съ погибающихъ судовъ; все было приготовлено и паровые катера были подъ парами".
   Вслѣдствіе всѣхъ вышеизложенныхъ фактовъ, Россійское общество Краснаго Креста, въ полномъ сознаніи не только своихъ правъ, обезпеченныхъ ему и международнымъ обычаемъ, п формальными международными договорами 1864 и 1899 г., но и своихъ обязанностей въ качествѣ фактическаго исполнителя этихъ благодѣтельныхъ и гуманитарныхъ правилъ, симъ торжественно протестуете, во имя идеи права и смягченія ужасовъ войны, передъ лицомъ всего цивилизованнаго міра и въ частности передъ обществами Краснаго Креста всѣхъ безъ исключенія государствъ, въ томъ числѣ и самой Японіи, противъ столь же безчеловѣчнаго, сколько и неправомѣрнаго поступка японскихъ морскихъ властей съ русскими госпитальными судами во время Цусимскаго боя, каковой поступокъ Японіи безъ всякой нужды увеличилъ и количество его жертвъ, и число осиротѣвшихъ русскихъ семей, грубо нарушивъ одинъ изъ самыхъ несомнѣнныхъ и священнѣйшихъ законовъ современнаго международнаго права."
   Помимо этого протеста Россійскаго общества Краснаго Креста по поводу захвата японцами госпитальнаго судна "Орелъ" въ Цусимскомъ бою, интересно ознакомиться съ рапортомъ объ этомъ захватѣ капитана "Орла", подавшаго этотъ рапортъ лѣтомъ 1905 г. на имя младшаго флагмана первой Тихоокеанской эскадры, командующаго крейсерами. Главный морской штабъ, по словамъ "Прав. Вѣстн.", сообщилъ исполнительной комиссіи главнаго управленія Россійскаго общества Краснаго Креста копію этого рапорта нижеслѣдующаго содержанія:
   "8 мая, около 7 час. утра, съ крейсера "Олегъ" были доставлены на ввѣренный мнѣ пароходъ 4 англичанина съ арестованнаго наканунѣ англійскаго парохода "Ольдгамнія": капитанъ, механикъ и два матроса. Въ это время эскадра была уже на ходу. Англичане содержались не какъ военноплѣнные, а какъ пассажиры, пользуясь полною свободою и, соотвѣтственно своему положенію, помѣщеніемъ и довольствіемъ. 14-го мая, въ 11 час. 30 мин. дня, находясь въ восточной части Корейскаго пролива, на высотѣ средины острова Тсусимы и идя въ хвостѣ правой колоны, я увидѣлъ, что лѣвая колона броненосцевъ открыла огонь по невидимому мнѣ непріятелю; огонь этотъ вскорѣ прекратился. Въ 1 ч. 50 мин. пополудни начался бой вашей эскадры съ непріятельской, которую за пасмурностью трудно было видѣть, хотя я и находился въ разстояніи не болѣе одной мили отъ концевого корабля правой колонны. Около 2 час. 30 мин. дня, слѣдовавшій съ утра параллельно нашему курсу съ правой стороны небольшой двухъ трубный, двухъ-мачтовый японскій крейсеръ быстро повернулъ на обратный курсъ и, приблизясь къ "Орлу", открылъ но немъ огонь безъ всякаго предупрежденія сигналомъ. Сдѣлавъ по "Орлу" пять выстрѣловъ, при чемъ снаряды ложились въ 15--50 саженяхъ отъ парохода, крейсеръ повернулъ на прежній свой курсъ и быстро скрылся во мглѣ по направленію къ эскадрѣ, концевой корабль которой все еще довольно хорошо былъ виденъ вмѣстѣ съ транспортами. Въ это же время съ лѣвой стороны показались два японскихъ парохода, одинъ изъ которыхъ, приблизившись къ "Орлу", сдѣлалъ по немъ, опять-таки безъ предупрежденія, два боевыхъ выстрѣла. На нашъ сигналъ: "Что вамъ отъ насъ угодно", отвѣтилъ сигналомъ: "Можете понять" и "слѣдовать за мною". Подъ конвоемъ этихъ пароходовъ, изъ которыхъ одинъ, стрѣлявшій въ "Орла", называется "Садо-Мару", а другой -- "Манжу-Мару", оба госпитали были приведены въ одну изъ бухтъ по восточную сторону острова Цусима, гдѣ и переночевали. Тутъ пароходъ подвергся осмотру японскими офицерами; меня и главнаго уполномоченнаго Краснаго Креста допросили, послѣ чего на "Орлѣ" былъ поставленъ вооруженный караулъ изъ 6 матросовъ при офицерѣ. 16-го мая, въ 8 час. утра, по сигналу съ "Манжу-Мару", снялся съ якоря и вмѣстѣ съ нимъ направился къ сѣверу, слѣдуя параллельно берегу. Около 9 час. сигналомъ съ "Манжу-Мару" было приказано изготовить шлюпки для пріема раненыхъ, что и было немедленно исполнено. Черезъ полчаса сквозь разсѣявшуюся мглу замѣтилъ крейсеръ "Адмиралъ Нахимовъ" и около него какой-то японскій пароходъ и много шлюпокъ, двигавшихся между ними. "Манжу-Хару" поворотилъ обратно, сдѣлавъ мнѣ и "Костромѣ" сигналъ "слѣдовать за мною", въ портъ назначенія Сасебо. Въ это время крейсеръ "Адмиралъ Нахимовъ" сталъ замѣтно погружаться и черезъ нѣсколько минуть скрылся подъ водою. Въ 6 час. пополудни пришли въ Сасебо и стали на два якоря въ одной изъ небольшихъ бухтъ. Съ 15 по 29 мая слѣдователь и судья сасебскаго призоваго суда снимали показанія съ меня, старшаго помощника, лейтенанта А. Д. Байерммна, доктора Я. Я. Мултановскаго и барона В. Г. Остенъ-Сакена, при чемъ были отобраны всѣ пароходныя бумаги: мѣрительное свидѣтельство, патентъ на поднятіе флага Краснаго Креста, выданный россійскимъ посломъ въ Парижѣ, удостовѣреніе въ томъ, что пароходъ "Орелъ" приспособленъ исключительно подъ госпиталь и подъ наблюденіемъ французскаго правительства (выдано отъ главнаго командира Тулонскаго порта) и шканечные пароходные журналы съ мая 1904 года по май 1905 годъ. На оставшееся на пароходѣ имущество никакихъ документовъ маѣ не выдано. 30 мая утромъ была объявлена революція о задержанія парохода и свобода всему его экипажу (какъ особая милость правительства). Весь медицинскій персоналъ былъ тотчасъ же перевезенъ на "Кострому", а судовой составъ на небольшой пароходъ, отвезшій его въ Нагасаки, гдѣ на другой день посаженъ на германскій пароходъ "Цитенъ", на которомъ 2-го іюня и прибылъ въ Шанхай. Такъ какъ за все время службы парохода "Орелъ" при эскадрѣ не было случая нарушенія имъ какой-либо изъ статей Гаагской конвенціи, то и захватъ японцами парохода считаю неправильнымъ, о чемъ и поданъ мною протестъ генеральному консулу въ Шанхаѣ. Присутствіе же на пароходѣ 4 англичанъ никоимъ образомъ не можетъ служить предлогомъ къ усмотрѣли) повода въ нарушеніи § 4 Гаагской конвенціи, такъ какъ они находились на пароходѣ не въ качествѣ военноплѣнныхъ, а какъ пассажиры и были посажены, полагаю, не иначе, какъ по человѣколюбивому побужденію адмирала, дабы обезопасить ихъ жизнь отъ случайностей ожидавшагося боя, каковымъ они подверглись бы на всякомъ другомъ кораблѣ, кромѣ госпитальнаго, который, по § 2 той же Гаагской конвенціи, неприкосновененъ".
  

Русскія потери въ японскомъ освѣщеніи.

 []

   Въ газетѣ "The Japan weekly Mail" ( 16) приведены подробныя офиціальныя вѣдомости всего, что японцы получили послѣ вашихъ отступленій и неудачныхъ сраженій.
   Въ виду того, что еще въ февралѣ мѣсяцѣ въ газетѣ "Русскій Инвалидъ" были помѣщены списки и численность всего, что было нами перевезено за годъ на театръ войны по Сибирской желѣзной дорогѣ,-- мы считаемъ не безынтереснымъ дать читателю справку, сколько изъ перевезеннаго оружія, снарядовъ, лошадей, повозокъ или пищевыхъ продуктовъ перешло въ руки японцевъ.
   Для желающихъ подробно вычислить наши потери въ продовольственныхъ припасахъ и фуражѣ прибавляемъ, что коку равняется 0,857 четверти пли 180 литрамъ. Сравнивая эти числовыя данныя между собою, приходишь къ заключенію, что чѣмъ упорнѣе велось бои, тѣмъ большія потери въ орудіяхъ и въ боевыхъ припасахъ несли наши войска, отходящія по приказу Куропаткина все глубже и глубже къ центру Манчжуріи. Потеря 29 орудій при Тюренченѣ, поразившая, какъ громомъ, русское общество, просто цвѣточки сравнительно съ потерями подъ Шахэ и Мукденомъ, а численность потерь подъ послѣдними -- одно ничтожество передъ числомъ орудій, сданныхъ въ Портъ-Артурѣ. Интересную графу въ этихъ данныхъ представляетъ сраженіе при Нань-шанѣ, передовой позиціи Квантунскаго плацдарма. Здѣсь мы, по словамъ японцевъ, потеряли только 78 орудій стараго китайскаго типа и оставили ихъ, вѣроятно,только потому, что израсходовали всѣ, принадлежащіе къ нимъ и бывшіе въ нашемъ распоряженіи, снаряды.
   Приводя общую вѣдомость военныхъ трофеевъ, японская офиціальная газета посвящаетъ военнымъ трофеямъ, взятымъ въ Портъ-Артурѣ, особую, весьма обстоятельную вѣдомость. Въ виду того, что преждевременная сдача Портъ-Артура весьма печально отразилась на результатахъ дѣйствія арміи генерала Куропаткина подъ Шахэ, а еще болѣе печально на ходѣ нашихъ дальнѣйшихъ морскихъ операцій, а также въ виду того, что вопросъ о сдачѣ крѣпости еще до сихъ поръ волнуетъ наше общество, возбуждая разнаго рода разговоры, часто доходящія, какъ говорится, до личностей, въ "Словѣ" приведена цѣликомъ вѣдомость принятыхъ японскимъ правительствомъ отъ генерала Стесселя русскихъ плѣнныхъ и боевыхъ припасовъ въ томъ видѣ, какъ эта вѣдомость офиціально опубликована въ японскихъ газетахъ.

ЛИЧНЫЙ СОСТАВЪ.

   Общее количество гарнизона -- 41.641 челов.
   Изъ нихъ: раненыхъ, больныхъ -- 16.307 "
   давшихъ слово не воевать -- 1.298 "
   Генераловъ и адмираловъ -- 17 "
   Изъ нихъ: давшихъ слово -- 10 "
   Штабъ и оберъ-офицеровъ -- 1.439 "
   Изъ нихъ больныхъ -- 183 "
   давшихъ слово не воевать -- 526 "

ПРОВІАНТЪ И ФУРАЖЪ.

   Муки -- 177.000 кванъ {Кванъ -- 9 1/2 фунтовъ.}.
   Ячмень -- 16.000 "
   Маисовой муки -- 2.840 "
   Рису -- 270 "
   Бисквитовъ -- 120.000 "
   (Сухарей?)
   Говядины -- 7.000 @
   Соли -- 7.000 "
   Сахару -- 7.000 @

КРѢПОСТНОЙ АРТИЛЛЕРІИ НА НЕПОДВИЖНОЙ УСТАНОВКѢ.

   25 сант. орудій 45 калибр. длин. -- 5
   24 " крупповск. 36 " " -- 1
   23 " орудій 20 " " --12
   15 " " 20 " " -- 80
   15 " " 22 " " -- 16
   12 " " 22 " " -- 5
   10,7 сант. орудій 20 калибр. длин. -- 4
   7,5 " скоростр. 20 " " -- 51
   57 миллиметровыхъ скорострѣлокъ -- 5
   47 " " -- 94
   87 миллиметровыхъ скорострѣлокъ -- 37
   37 сант. орудій старыхъ --15
   28 сантиметр. гаубицъ -- 8
   28 сантиметровыхъ мортиръ -- 22

ОРУДІЯ СЪ ПОДВИЖНЫМИ ЛАФЕТАМИ.

   15 сант. пушки 21 калибръ длиною -- 14
   15 " гаубицъ 15 калибровъ -- 15
   10.7 " пушки 35 калибровъ -- 12
   10.7 " крупповск. пушки 20 калибровъ -- 13
   8.7 " пушки тяжел. пол. артилл. -- 48
   8.7 " " легкой пол. артилл. -- 6
   8.7 " полевыхъ круппов. пушекъ -- 9
   7.8 " " " " -- 2
   7.5 " " " -- 20
   7.5 " скорострѣлокъ -- 33
   5,7 милимм. круппов. полев. скоростр. -- 7
   6.5 сант. морскихъ пушекъ -- 10
   Машинныхъ мозеровскихъ пушекъ -- 4
  
   Боевыхъ снарядовъ для всей этой артиллеріи сдано 206.734 шт., при чемъ наименьшее количество снарядовъ оставалось для крупнокалиберныхъ орудій и очень много для скорострѣлокъ.
   Кромѣ того японцы выкопали изъ земли 36.598 различныхъ ружей, изъ которыхъ 25.700 было существующаго пѣхотнаго образца, а 7.765 кавалерійскихъ. Патроновъ для магазинныхъ ружей было взято 5.436.240 штукъ.
   Въ цитируемой вами вѣдомости не показаны орудія и снаряды, захваченные на полупотопленныхъ броненосцахъ и другихъ судахъ, осѣвшихъ на дно порть-артурскаго рейда, но, вѣроятно, не далеко то время, когда мы услышимъ, какъ постепенно поднимутъ одно за другимъ нашихъ "самотоповъ", кромѣ, конечно, "Севастополя", командиръ котораго сумѣлъ схоронитъ ввѣренное ему судно такъ, что его достать невозможно. Изъ телеграммъ мы уже знаемъ, что "Баянъ" поднятъ,-- поднимутъ и другихъ.
   Кстати говоря, о правѣ подъема судовъ въ Японіи изданъ особый законъ, по которому всѣ затонувшія въ открытомъ морѣ суда могутъ быть пріобрѣтены желающими; послѣдніе за право подъема платятъ въ японскую казну налогъ въ размѣрѣ 50 іенъ ежегодно. Налогъ этотъ вносится авансомъ за два года.
   Суда, затонувшія въ гаваняхъ, не продаются и будутъ извлекаться средствами японскаго правительства.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru